КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 345038 томов
Объем библиотеки - 396 гигабайт
Всего представлено авторов - 138704
Пользователей - 77210

Последние комментарии

Впечатления

стикс про Хабибов: Дон-16. Часть 2 (Освободительный поход) (СИ) (Альтернативная история)

в конце на первую часть перешли --ну что за моразм!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
djvovan про Холлинс: Золото дураков (Фэнтези)

Может кому понравится я заснул! Либо перевод такой но интересного ничего! Даже картинка не соответствует книге! причем тут «Стражи Галактики», «Хоббитом» и «Одиннадцатью друзьями Оушена» ваще не понял!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
zlobneg про Аксёнов: Коллеги (Современная проза)

Начать отзыв считаю необходимым со слов об обложке от LitRes. Она отвратительная, чтоб не сказать ублюдочная, и способна только отпугнуть аудиторию произведения. А книга легко читается, несмотря на почти 60 лет с момента написания и малую известность. Это соцреализм в его первоначальном понимании, то есть, правдивое изображение действительности. Есть взяточники, уголовники, убийцы, есть разводы и супружеские измены, но есть и те, кто восстанет против коррупционной системы или бросится с голыми руками на вооруженного "урку", есть искренняя любовь. Есть врачи, которые закрывают глаза на заражённый провиант, но есть и врачи, которые прыгают с вертолёта в тайгу для оказания помощи. Где граница между циником на словах и скотиной в поступках? В персонажах "Коллег".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Кулакова: Полукровка (Исторические любовные романы)

каркуша,спасибо,
исправил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Эдс: Мир дому твоему, Огненная (СИ) (Фэнтези)

ГГ описывает себя: "Маленький нос с небольшими крыльями и толстые бледно-розовые губы. Мой внешний вид не показывал во мне аристократку, но надменность выдавала причастность к данным..." занавес, дальше прочитать не смогла

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
OneEyed про Афанасьев: Русские волшебные сказки (Сказка)

Случайно закачал только fbd. Сейчас перезалил книгу вместе с pdf. Сказочки присутствуют :)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
meriroza88 про Шалюкова: Игра теней (Фэнтези)

Вся серия отличная!!! Есть минусы, но они на любителя.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Юмор" (fb2)

- Эротические рассказы Stulchik.net - Категория "Юмор" (а.с. Юмор) 4337K, 1275с. (скачать fb2) - Stulchiknet

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



8 Марта близко, близко


Игорь и Люда работали в одном отделе, Игорь был опытным программистом, а Люда — начинающей программисткой. Он был руководителем группы, в которую входила она. Приближалось очередное 8 Марта, мужчины готовили презенты, сюрпризы и другие приятные неожиданности своим подругам по работе. Так как Люда в последнее время сильно "достала" своего руководителя расспросами по отладке программы, он решил сделать ей небольшой сюрприз — замаскировать под ярлычок программы — транслятора откровенную порнуху, где мужчина грубо трахал женщину, а она не менее грубо отдавалась ему. Оставшись после работы, он сделал то, что задумал, и стал ждать последствий.

На следующее утро Игорь включил свой компьютер и начал работать, но сам постоянно скашивал глаза в сторону Люды. Она включила компьютер, через некоторое время щелкнула клавишей мышки, вдруг брови ее поползли вверх.

— Игорь, подойди, пожалуйста, ко мне.

— Что случилось?

— Смотри, что это?

— Ух, ты! Во выделываются!

— Это ты сделал, я знаю. Зачем?

— Нет, это не я.

— Ты. Ты на что намекаешь? Хочешь меня?

— Ну, ладно. Признаюсь, это я. Это просто шутка.

— Шутка? Не ври. Ты скажи, че те надо, может, дам, че ты хошь.

— Да я так просто, без намеков, пошутил я.

— Мне грустно от твоих шуток, помассируй мне плечи.

— Да, но… Могут увидеть.

— Ну и что. Все знают, что мы с тобой друзья.

— Ну, хорошо. Расслабься.

Он встал сзади и начал медленно и нежно массировать ее плечи и шею, перебирая пальцами сверху вниз, затем снизу вверх. Вроде бы никто ничего не замечал, все уткнулись в свои мониторы. Люда замурлыкала, как кошечка. Игорь стал массировать, увеличивая нажим, женщина начала постанывать. Член Игоря набух и оттопыривал брюки.

— Люд, пойдем на второй этаж, прогуляемся, я первый иду, а ты минуты через три.

Через несколько минут на втором этаже, где шел ремонт, они встретились. Рабочих сегодня почему-то не было, вероятно, перебросили на другой объект.

— Пойдем в мужской туалет, там ремонт почти закончили, чистота и порядок.

В туалете все действительно сияло и сверкало, новенький кафель, новые унитазы, новые умывальники.

— Давай все — таки закроемся на всякий случай в кабинке.

Они заняли третью, последнюю от входа в туалет кабинку. В кабинке вдвоем было тесновато, но поскольку первозданную послеремонтную чистоту еще не успели нарушить, и никакие ароматы не терзали нюх, было вполне терпимо. Люда нетерпеливо расстегнула брюки Игоря, чуть приспустила его трусы и ласкала рукой его набухший член. Игорь залез ей под юбку и, сдвинув в сторону полоску трусиков, окунул палец в ее пещерку.

— Игорь, давай снимем одежду и положим на бачок, а то перепачкаемся в "соках".

— Хорошо, сперва я тебя раздену, потом ты меня.

В косяк двери был вбит гвоздь, часть вещей была повешена на него, остальное сложено на водосливном бачке.

Игорь страстно впился своими губами в нежные губы подружки. Он почувствовал ее сладострастную дрожь, она передалась ему. Люда оторвалась от него и горячо зашептала:

— Я в книжке читала, как бляди в туалете у мужиков отсасывают. Дай попробую.

Она села на унитаз, одной рукой ввела себе в рот член, другой обняла партнера за ягодицы. Игорь поглаживал ее груди, приминая соски. Через несколько минут она оторвалась от его "банана" и удивленно спросила:

— Почему ты не кончаешь? Тебе не нравится?

— Нравится, но в постели было бы лучше.

— Как-нибудь попробуем! А ты не хочешь полизать у меня?

— Хочу.

Игорь поменялся с Людой местами, то есть сел на унитаз и начал добросовестные попытки полизать. Но что-то не ладилось, приходилось выворачивать шею, неестественно сгибаться; никто из них вновь не получил удовольствия. Тогда оба встали и начали ласкать друг друга руками между ног. Сладкая истома наполнила их, они тяжело дышали. Вдруг дверь в туалет раскрылась (Хорошо, хоть кабинка у них была закрыта!). В туалет вошли две женщины. Игорь и Люда замерли в объятиях друг друга.

— Валь, заходи, не ссы!

— Неудобно, сортир-то мужской.

— Да на этаже ремонт идет, мужики сюда не ходят. Здесь вообще никого пока не бывает.

Двери в первую и вторую кабинки открылись, женщины вошли в них и закрылись. Послышался шорох одежды, затем журчание струй.

— Эх, Валь, сейчас бы дома, на родном удобном толчочке усесться и посрать с удовольствием. А то здесь на корточках х…во!

— Да, Галь, был бы кайф!

Некоторое время слышно было только кряхтение, воздух наполнялся известными запахами. Затем послышалось шуршание бумаги и звуки вытирания задниц, шорох одежды и звуки водобачковых инструментов. Двери в кабинках открылись, женщины вымыли руки.

— Давай покурим здесь.

— Ага.

— Видела, как Игорь сегодня ловко Людку тискал? Я подсматривала, хоть делала вид, что занята только клавиатурой и экраном. Массаж, тоже мне!

— Не, не видела, только слышала, как она мычала, прям как корова! Трусы, небось, все намокли.

— А куда это они вдвоем ушли? Е…ться, наверно?

— Наверно. Галь, ты что делаешь?

— Сиську твою ласкаю, а то не видишь! Отдайся, Валька, я тебя давно хочу.

— Да я как-то с женщинами никогда…

— Ну, вот и попробуешь, узнаешь как сладко!

— А где, здесь что ли? Мы тут наб…ли с тобой здорово.

— Ну, какая нежная, потерпишь! Давай в кабинку войдем.

Они вновь вошли в кабинку, соседнюю с той, где были любовник с любовницей. Послышались поцелуи, шепот, стоны и негромкие вскрики. Люда с Игорем тоже пришли в движение, так как успели замерзнуть, пока стояли, замерев. Вдруг они потеряли равновесие, и Игорь с размаху оперся о перегородку.

— Кто там?

— Подслушиваешь?

Над перегородкой показалась голова Вали.

— Вот это да! Это вы все время здесь е…тесь, пока мы с Галькой срали и трахались? Ну, ты Игорек, здоров!

— Идите на х…!

— Вот именно этого мы и хотим! Давай-ка, поздравь нас всех с наступающим. А ты, Людка, поделись мужиком.

— Уйди, сука! Вы зачем меня коровой обозвали? А в трусы вы ко мне лазили, что считаете их намокшими?

— Да ладно, прости, виноваты, позавидовали! Галь, закрывай дверь в туалет, а то в одну кабинку вчетвером не поместимся, а при открытой двери е…ться совестно.

После некоторых прений было решено потрахаться вчетвером. Игоря решили беречь и вначале дали ему посмотреть, как потечет от ласк Люда. Валя и Галя стоя сделали "бутерброд", внутри которого оказалась жертва компьютерного розыгрыша. Галя мяла попочку Люды, покусывала ее сзади за ушки, целовала спину и шею, Валя тискала грудь, палец одной руки погрузила меж ног Люде, палец другой — себе. Подруги довели Люду до оргазма, дали отдохнуть. Затем они заставили Игоря входить в них поочередно. Каждая из женщин наклонялась вперед, облокотившись о подоконник, Игорь брал их сзади. Первой кончила Люда, второй Галя, третьей — Валя. Затем они по очереди руками довели Игоря до оргазма и жадно ловили губами его сперму. Они вымазали свои подбородки, груди; много драгоценной жидкости пролилось на пол.

Все долго вытирались трусами и носовыми платками.

— Спасибо, Игорь!

— Да, вот самое лучшее поздравление с 8 Марта!

— 8 Марта близко, близко…


А Вы часто таким образом поздравляете своих сотрудниц с Международным женским днем?


Олег Якубицкий

8 Марта в проктологическом отделении или Медсестра по глазки в марлевой повязке

Начало


В связи с быстрым распространением свиного гриппа, а также фильтрующегося вируса ящура все медсестры нашей районной больницы, как поется в песне, были "по глазки в марлевой повязке". "Медсестра по глазки, тим-тим-тим, в марлевой повязке, там-там-там, и считай — внедрился, тим-тим-тим, по уши в нее: ". Ну, или влюбился, а не внедрился, что-то в этом роде. Тоже еще, придумал, "внедрился", ха! В живую женщину #уй засунуть, ужас какой, бля! И медбратья у нас тоже ходят в марлевых. Подгузниках. Чтобы не обоссаться, глядя на этих "Гюльчатай", на девочек в повязках. Лучше б себе марлевые повязки на бедрах повязали. И больше под халатом ничего! Между прочим, автор повествования, тоже еще, хорош гусь, размечтался! Так до конца рассказа можно и оргазм получить. В смысле, пока напишешь, кончишь!

Гена Козодоев, как медбрат, тоже вынужден был придерживаться. Ну, правил, конечно. Хотя иногда любил придержаться, а вернее, подержаться за чью-нибудь упругую (другие варианты: мягкую, красивую, маленькую, большую, горячую, сытенькую, спортивную, округлую, пухлую, крепкую, девичью, женскую) попу (другие варианты: жопу, попку, задок, зад, булки, ягодицы, задницу, тыл, филей). Или же за грудь (другие варианты: перси, вымя, вымечко, доечки, дойки, сисечки, сиськи, груди, грудя, титьки). В особо интимные моменты — за передок (другие варианты: 3.14зду, манду, письку, киску, нефритовые врата, бутон лотоса, вагину, влагалище, или, как вариант, влагалишшо, девочку). Особенно он любил подержаться за сладкие, укромные женские места, когда никто не видит. Медсестрам нравился Гена. Красивый такой, элегантный, высокий. Прямо как Крымский мост. И еще он умел так интеллигентно за попу взять, или за груди белые. Впрочем, в стажерки больницы попадали и негритянки, и азиатки. Так что груди бывали не только белые, но и черные, и желтые. И попы тоже, соответственно. А уж 3.14зды какие разнообразные! Бритые под ноль, стриженые, поросшие мягкой шерсткой, жесткой шерстью, заросшие буйной растительностью. Восточноевропейские, кавказские, немецкие, южнорусские, шотландские. Или это уже собаки — овчарки, а вовсе не 3.14зды? Откуда в нашей больнице шотландские и немецкие монды? Или, правильнее, манды? Скорее, у нас в больнице есть азиатские и негритянские, русские, украинские, белорусские, еврейские и, даже, кажется две таджикские peace-ды. Гена так щупать умел все медсестринские выпуклости (и впуклости тоже!), как будто извинялся. Мол, нет у меня другого выхода, а у Вас такие сладкие местечки, что рука сама тянется погладить, приласкать, потрепать, ущипнуть, бля! А потом уже сунуть Вам, мадам, в какое-нить отверстиё болт (ваньку-встаньку, ваучер, двадцать первый палец, достоинство, елду, елдак, елдык, конец, мальчика).


Анекдот.

"Доктор пациентке: Раздевайтесь.

Пациентка: Я стесняюсь, доктор.

Доктор: Я профессиональный врач. Мне нет никакого дела до Вашего горячего, пышного, сладкого тела: "


Гена говорил обычно что-то незначительное, всякую ерунду, но горячие, пышные и сладкие тела, и все их дела, обычно скрытые трусами, бюстгальтерами, брючками, юбками, кофтами и прочей одеждой, таяли в его опытных руках. Девушки, сопротивляясь только для вида, освобождались от бельишка и подставляли: Только фамилия у нашего героя подкачала. Сами понимаете, как эту фамилию произносили. Зато Геша был полным тезкой (по фамилии, и по имени), с героем фильма "Бриллиантовая рука". Да мало ли какие имена и фамилии бывают! Знавал я почтенного человека по имени Иов Абрамович. Юные девушки в отделе звали его, разумеется, Ёб Абрамыч.

Так вот, наступал праздник 8 Марта, и на дежурстве Гена остался как раз в ночь этого радостного праздника с многоопытной Зоей (по кличке Зая) и новенькой Соней (по кличке Целлофан). То есть, подозревали, судя по кличке, что она целка! Это в медицинском учреждении! Стыд и позор! Весь персонал отделения проктологии (где трудился наш герой) поставил перед Геной, как перед молодым, подающим надежды специалистом, задачу: лишить Целлофан ненужных для современной девушки иллюзий. А Зая, как полномочный представитель трудового коллектива, должна была засвидетельствовать сам факт лишения… Кстати, о названии отделения. Вы знаете, дорогие читатели, что обычно врача-специалиста в народе называют привычнее, по-русски. Например, офтальмолога называют глазником, отоларинголога — ушником (именно так, а не горловиком, или носовиком). Гинеколога, сами понимаете, называют гинекологом, хотя следовало бы по логике ###дюком. Проктолог, ясен пень, это — жопник (не попник, или задовик, или ягодист, а именно жопник!). Таким образом, проктологическая больница называется жопной, а проктологическое отделение, в свою очередь, жопным. Но не подумайте, что врачи и медсестры, учитывая свою специализацию, любят только анальный секс! Они, как все нормальные дорогие (и не слишком) россияне любят и традиционный секс, и оральный, и анальный, и в подмышку, и в ладошку, и в подколенный сгиб!

Когда настал вечер, медбрат остался наедине со своими милыми сердцу медсестричками. Пациенты не в счет. Ну их нах:, то есть, учитывая специализацию отделения, ну их в жопу! Гена залез к каждой из подружек под халаты и, к своему глубокому возмущению, обнаружил, что они все еще, несмотря на сгустившиеся за окном сумерки, в трусах!

— Вот что, девки! Бог вам судья. Вы можете носить маски для защиты от нового гриппа, но трусики — это уж слишком. Идем в перевязочную, я сам с вас исподнее сниму. Не замерзнете, сейчас даже в коридорах тепло.

Девушки охотно покорились. По правде сказать, в больнице, действительно, было на редкость жарко, так что интимные места дам начали преть в штанишках (Прошу прощения, дорогие читатели! Если вы, читая этот текст, принимаете пищу, то не обращайте внимания на мелкие подробности). Это было ни к чему, так как peace — ды могли потерять товарный вид. Гена снял с обеих трусы и бюстгальтеры (больше под халатами все равно ничего не было), сложил их в пакет и оставил в перевязочной. Застегнув халатики, девчонки пошли обходить палаты. Гена — с ними. Решили сделать, кому нужно, уколы, поставить клизмы, проконтролировать прием лекарств, предложить измерить температуру, давление. Конечно, среди ночи могли обратиться, но это редко бывало. Так что, хоть и говорилось, что в жопу пациентов, но не совсем. Нажалуются еще, падлы!

Все процедуры заняли часа полтора. Потом "развратники" попили чаю. Гена отнес ширму, заготовленную именно для таких целей, в перевязочную, и вернулся за подружками.

— Идемте, я там две кушетки поставил, для каждой из вас, отгородил их от двери ширмой. Дверь закрывать нельзя. Вдруг кому-нибудь плохо сделается, начнут по коридору нас искать: За запертой дверью можем не услышать. Конечно, прерываться в сексе не по кайфу, но придется, если что. Пошли, красавицы?

Целлофан заерзала:

— Идите вы вперед. Начинайте. А я сейчас приду, только пописаю, подмоюсь и приду.

— Можешь даже покакать. Только сильно не увлекайся.

— И подмывайся тщательно.

Хихикая, Зая и Гена пошли в перевязочную. Свет не включили, так как было полнолуние, а шторы на окнах оставались раздвинутыми. Гена с выражением произнес:

— Хочу, чтобы ты светила мне всю ночь, как эта луна. А ноги твои пусть будут ночь напролет раздвинутыми, как эти шторы.

— Всю ночь не могу. Тебе нужно еще Целлофан отцеллофанить как следует. И потом, с раздвинутыми ногами всю ночь тяжело!

— Откуда знаешь, подруга?

— На практике убедилась. Было дело. Всю ночь мне раздвигали. Даже, можно сказать, не давали сдвигать.

Гена расстегнул свой халат, снял брюки и трусы, марлевую повязку со своей физиономии, затем снял халат и повязку с Заи. Кушетки уже были застелены простынями. Мужчина уложил девушку навзничь на кушетку, придвинутую к окну, раздвинул ее ноги, и впился в девичий бутон долгим поцелуем. Зая стонала и ерзала в истоме по кушетке. Когда она получила первый за долгую ночь оргазм, Гена поставил ее спиной к себе, коленками на кушетку так, что руками Зая держалась за подоконник. Он начал пальцами одной руки ласкать ее промежность, окуная указательный в жаркое, влажное лоно. Другая рука принялась оглаживать груди девушки. Зая, носившая очки, попросила:

— Сними с меня стекла. Что-то я от ожидания секса завелась быстро, а теперь вся вспотела почему-то, даже очки с носа соскальзывают. Фу, наверно противно потную женщину тискать?

— Откуда тебе знать, дэвушка, что ощущает самец, когда пальцами влезает в потную киску к потной самке? Может, у него только шишка крепнет? Дай палец глубже засунуть!

В это время скрипнула дверь в перевязочную, заглушая стоны Заи, возбудившейся от такого диалога.

— Эй, где вы тут?

— Целлофан, это ты? Иди к дальнему от двери окну. Мы за ширмой.

В это время Гена, перестав ласкать грудь Заи, хотел слегка сдвинуть ширму. Другой рукой он снимал очки с партнерши, чтобы положить их на подоконник. Ширма грохнулась об пол, а металлическая оправа и стекла, или, проще говоря, очки, бывшие в руках Гены, зловеще, как говорится, блеснули в свете луны. Впечатлительной Целлофан почудилось, что мужчина занес булатную сталь над голой, беззащитной девушкой, тело которой в предсмертном ужасе корчится на кушетке. Девушка испуганно вскрикнула:

— Ай! Что ты делаешь с Заей?! Что у тебя блестит в руке? Нож?! Не надо! Брось, а то уронишь!

Тревога Сони передалась подруге. Та решила, что долго маскировавшийся маньяк Гена за ее спиной достал нож — выкидушку и готовится "нэмножко рэзать" ее нежные прелести.

— Ой! Не надо! Не режь меня! Что ты хочешь? Я все сделаю.

Надо сказать, что Гена от таких криков ну просто о#уел.

— Слушайте, девки, поменьше смотрите ужастики! Какой нож? У девушки от возбуждения очки с носа соскальзывают, вот их я и пытаюсь убрать! Ну, вот еще новости! У меня член упал от стресса. Зая, помоги!

Зая села на кушетку, заставила Гену подойти к ней и взяла его член в рот. Через две минуты она прервалась и сказала:

— Хорош! Я встаю на кушетку раком, а ты втыкай!

Гену не нужно было упрашивать, он воткнул. Целлофан подошла к ним, удостоверившись, что мужчина вовсе не собирается кромсать партнершу ножом, а всего лишь делает ей приятное. Соня стала поглаживать подруге грудь, прихватывая пальцами соски. Указательный палец второй руки Целлофан вложила в рот Заи. Сося палец подруги, как воображаемы член, Зоя чувствовала, как ее "киску" атакует Гена. Вскоре она забилась в оргазме, Гена тоже кончил. Соня достала из кармана небольшое полотенце, протерла член мужчины, уложила его навзничь на вторую кушетку (на первой в истоме, закатив от кайфа глаза, лежала Зоя), и, сдвинув свою маску вниз, принялась делать ему минет. Гена оторопел:

— Послушай, Зая! Зая, ты меня слышишь?!

— Слышу, слышу:

Этот диалог напомнил им знаменитый мультик, они оба хохотнули.

— Зая! Ведь говорили, что Соня — девственница. Разве девственницы делают минет мужчинам?

Зая в это время палец правой руки ввела меж своих ног, а пальцами левой ласкала свою грудь. Ей было томно, но нужно было что-то отвечать на вопрос. И она не долго думая, ответила:

— Ну: Да, конечно. Девственницы, охраняя свое сокровище, с удовольствием делают знакомым мужчинам (а иногда и незнакомым тоже) минет. Им главное — чтобы целку не поломали.

— Да-а-а? Странно.


Часть 2


Краткое содержание первой части. Дежурные по жопному отделению одной из районных больниц отмечают приход Международного Женского дня.


Но Гена не знал, что не настал еще предел его удивлению. Целлофан, увидев, что член мужчины окреп, попросила его встать с кушетки, сама улеглась на спину, жестами заставила его подойти ближе и сказала:

— Трахни меня! Хочу свои ножки тебе на плечи положить.

Гена вконец расстроился и перестал понимать, что происходит:

— Послушай, Зая! Да Зая же!

Зая увлеченно терла пальцем свою промежность и теребила сосок между большим и указательным пальцем другой руки.

— Да?

— Разве девственнице можно в первый раз сношаться, положив свои ноги на плечи партнеру? Ведь ей же будет больно! Не лучше ли ей встать раком?

Целлофан захохотала, как нервнобольная. Зая отвлеклась от своего приятного занятия. Ей надоело придуряться:

— Ты что, до сих пор не понял, что она не девушка?

— Так все же говорят: Целлофан, Целлофан!

— Говорят, потому что она всем целкой представляется.

Зоя встала с кушетки, взяла из сумки, принесенной в перевязочную, фонарик и подошла к кушетке, на которой лежала Соня.

— Раздвинь ей ноги чуть в стороны. Смотри, подсвечиваю фонарем. Видишь, у нее вся 3. 14зда бритая и между ног ровный загар? Она любит в таком виде, полностью обнаженная, загорать. Думаешь, девственницы ищут приключений и загорают с раздвинутыми ногами? Думаешь, ее до сих пор никто не натянул? Ошибаешься. Погладь ей промежность. Чувствуешь, как бархат? Я сама люблю у нее меж ног потереться, то лицом, то ладонью, то лобком, то коленкой.

— Вы что, лесбиянки?

— Мы всеядные. Натягивай, раз сама подставляет.

Соня вскрикивала по привычке, изображая утраченную невинность. Зоя командовала:

— Глубже! Размашистей! Воткни ей! Засади!

Когда опустошенный член героя нашей истории "увял", Соня и Гена сели рядом, обмениваясь поцелуями и перешептываясь. Зоя прервала их общение:

— Вообще-то наша Соня все-таки Целлофан, только сзади.

— В смысле?

— В смысле — зад у нее девственный. У нас отделение какое? Проктологическое! А у девочки попа девственная. Непорядок! Ну-ка, положи ее на кушетку на бок, спиной к нам с тобой. Ногу ей задери, чтобы анус видеть. Я сейчас, фонариком опять подсвечу. Видишь, дырочка ма-а-а-ленькая. Вот туда ее! Лиши ее!

— Чуть позже состоится лишение: А сейчас я одной девушке обещал температуру измерить.

— Во-первых, ты об этом ничего не говорил. Во-вторых, какая температура ночью?!

— Ну, у нее градусник новый, электронный. Она стала мне говорить, что термометр врет, показывает температуру ниже, чем есть на самом деле. Но все не так. Если ты знаешь, то электронным термометром можно только тогда быстро сделать измерение, если вставить его в рот или в попу. А если его ставить в подмышку, то не следует обращать внимание на сигнал градусника об окончании измерения. Держать его в этом случае нужно столько же, сколько обычный ртутный. Я ей пообещал показать, как нужно производить измерения. Хочу ее склонить к тому, чтобы трусы сняла, а я ей в попу градусник поставлю. Ну, а потом, вместо градусника можно еще кое-что:

— Кобель! В общем "#уй тебе в жопу вместо укропу!" Ты совсем мудак или придуряешься? Твоя девочка ведь не зря в нашем отделении лежит. Ее пока в жопу нельзя, только в 3. 14зду!

— Ну, что ты так грубо?

— Ну ты сам-то хоть понял, что в задок нельзя? А как ты ей измерять будешь? Она в шестиместной палате, небось, лежит?

— Нет, в двухместной. Ее соседка по палате как раз на выходные домой ушла.

— Хорошо, тогда мы с Сонькой за дверью стоять будем. Как вставишь ей, ну, уже в киску, и уже после градусника, скажешь "Отдайся, птичка!". Тут мы и войдем.

— А зачем вы войдете?

— Ну, она же раком стоять будет, как я догадываюсь. На коленках, упираясь в кровать локтями, с раздвинутыми ляжками, беспомощная вся такая. Пока ты ей сзади засаживать будешь, мы ее по очереди за сиськи пощупаем. А лучше не так. Лучше я халат задеру, ты из пациентки смычок вынешь, мне воткнешь (чтоб шишак твой не падал), а мы с Сонькой твою девушку, как следует, потискаем. Одна пальцы в лоно введет, другая груди помнет. Потом поменяемся местами.

— Вы извращенки, да?

— Серость ты какая-то, просто сеЛО! Сейчас в моде щупать, тискать и трахать друг друга, невзирая на пол того или той, кого трахаешь! В общем, запомни условную фразу "Отдайся, птичка!"


……………………


Девушка давно подмылась и смотрела телевизор в ожидании. Гена, оставив подружек за неплотно закрытой дверью, вошел, присел на кровать к пациентке и поцеловал ее в губы, придавив сверху к койке. Потом снял с нее короткий халатик, перевернул ее на живот и деловито изрек:

— Та-а-ак. Трусы уже сняла. Где градусник?

Нельзя было не залюбоваться стройной фигуркой, округлой попой и точеными ножками.

— Ляжечки раздвинь.

Он ввел ей термометр между аппетитных "булок", сам же поглаживал ее спину и ноги. Измерив температуру, которая оказалась нормальной, Гена сбросил с себя халат, поставил Галю (так звали девушку) раком, а сам пристроился сзади. Когда его шершавый вошел во влажное лоно, Галя застонала. Гена сделал несколько фрикций и произнес "Отдайся, птичка!" Полностью открылась дверь, и вошли сообщницы медбрата. Галя от неожиданности вскрикнули. Зоя ласково сказала:

— Не бойся, козочка! Мы никому ничего не скажем. Только потискаем и уйдем!

Соня добавила, задирая Зое халат:

— Гена, втыкай Зае свой щекотун, чтоб не упал, а мы пока твою новую подружку помнем.

Гена не заставил себя ждать. Он вынул член из лона Гали и ввел его Зое, которая обхватила Галю одной рукой за талию, а другую ввела ей меж ног. Соня тоже подошла к "скульптурной группе" и принялась ласкать грудь Гали. Галя застонала от удовольствия, а медсестры, переговариваясь, "обрабатывали" пациентку:

— Она течет вся, лоно и ляжки влажные. Попа приятная, и дырочка в ней, что надо. Но пусть пока эта попа в себя приходит. Может, когда выпишется, уговорим ее встретиться где-нибудь, помассировать штучку, которую она у нас лечила. Слышь, Галчонок, дашь нам когда-нибудь не по-детски? Мы с Соней девочек любим, как и мальчиков.

— Да-а-ам:

— Молодец! А грудь у нее какая приятная! Маленькая, но бархатистая. Хочешь попробовать, Зая? Ген, втыкай теперь в меня, а я пальцы твоей Гале между ляжек запущу. Ну, с 8 Марта тебя, Галечка!

Девчонки потискали Галю, которая "потекла" еще сильнее, и объявили другу:

— Давай, дое#ывай ее, а мы пошли.

— Кстати, береги свою подружку. Я тут видела картину, ха! Галя коротенький халат носит и, похоже, любит без трусов ходить. Нагнулась она в коридоре, а ее прелестный зад весь оголился. А один из пациентов обернулся, а потом мне не постыдился сказать (я рядом проходила): "Попка круглая, как мишень. А в ней две "десятки": передняя и задняя. Вот бы эту мишень продырявить!"

— А что за мужик?

— Да, такой высокий, усатый. Волосы у него в "хвост" собраны.

— А, сегодня он тоже домой на побывку пошел.

— Ну, если бы мою мишень захотели сейчас использовать, я была бы не против. А ты, Сонька?

— Я тоже. Что ее беречь-то, мишень? Для того она и нужна, чтоб ее дырявили.

— Ну, девчонки, я бы не так сказал. Например, хочу свой цветок воткнуть в ваши клумбы!

— Ну, если сил хватит, еще воткнешь. Ладно, нам одному мужику укол нужно сделать. Он тоже в двухместной палате, и тоже его сосед домой ушел.

— А мы укол сделаем, а потом верхом на нем покатаемся. Мы с Целлофан любим сверху насадиться на кол.

Гена сел на стул, а Галю усадил верхом себе на колени, воткнув свой штык меж ее ног. Зоя и Соня пошли к мужику, который уже устал ждать их и заснул. Проснулся он оттого, что женская грудь уперлась в его губы, а чьи-то пальцы проворно сдвинули его трусы вниз и заигрывали его перцем.

— Просыпайся, красавец!

— В жопу укол!

Мужик снял трусы и подставил зад. Зоя сделала укол и сказала:

— Переворачивайся на спину. Е#ть тебя будем! Мы сверху с подружкой по очереди. Ты должен подчиняться. Сегодня праздник 8 Марта.

— С праздником, девочки!

— Спасибо! Соня, подрочи ему, хожу, отолью. Мужик, у тебя полотенце где? Я потом подмоюсь и вытрусь.

— На спинке кровати.

Пока Зоя занималась туалетно — душевыми процедурами, Соня привела штык пациента в боевое положение, уселась на него верхом и пустила своего "коня" медленным аллюром. Зоя, вернувшись, уселась на стул, и принялась теребить свои соски. Затем она сменила Соню, а та наблюдала за сношающимися, попивая сок, приготовленный мужиком для угощения медсестер. Вошел Гена. Целлофан и Зая оживились:

— Ну, что, "Казанова", продырявил ей мишень?

— Девочка довольна осталась?

— Все нормально. Э, мужик, хорошо тебя мои подружки е#ут? 8 Марта — женский день. Им сегодня позволено практически все. Ну, ладно, девчонки, дое#ывайте больного и идее в сестринскую. Поспать немножко ведь нужно.

Когда Зая и Целлофан пришли в сестринскую, на столе стояла ваза с цветами, бутылка шампанского. Рядом лежала коробка конфет.

— Поздравляю!

— Спасибо!

Девчонки кинулись обнимать и целовать Гену.

— Откуда это все?

— В шкафу прятал. Тайком от вас принес. Кстати, от объятий и поцелуев у меня эклер вновь набух.

— Дай пощупать. Действительно.

— Да, какой уж тут сон?!

— Понеслись #ёзды по кочкам!

Вот на такой мажорной ноте подходила к концу ночь с 7 на 8 Марта в жопном отделении одной из больниц нашей необъятной Родины.


Олег Якубицкий

8 Марта

Света Литвак

ТРЕЩИНА ЖИЗНИ НА НЕЗЫБЛЕМОМ СКЛОНЕ

……………….

Мой друг пошёл принимать душ

Я села на край ванны

Гладила тело мужчины в воде

Потом он лизал мне попку

Потом он лизал мне пи-у

Потом он е-л меня сзади"

……………….

Восьмое марта


Я предваряю рассказ белыми стихами Светы Литвак, которые прочел в Интернете. Вот что о ней написано: поэт, прозаик, акционист, художник. К своему стыду, я не очень хорошо понимаю, кто такие акционисты. Пояснение в инете: короче, создатели экшнов. Акционисты декларируют: "Мы хотим нащупать точки, где современное искусство соприкасается с ритуалом, где рождается новая аутентика. И, конечно, создать пространство, где будет господствовать правда — подлинного слова, жеста, звука, чувства". Ну, ладно, фиг с ними, с акционистами. Они не лучше и не хуже, чем иллюзионисты, эксгибиционисты, сатанисты и модераторы. Не подумайте, что у Светы Литвак все стихи ПРО ЭТО. У нее "и про это и про то" есть, про все понемногу, ироницкие, грустные, нежные, хулиганские. Но в эротицком (а то и в порно) рассказе уместны как раз стихи именно ПРО ЭТО. Собственно, это даже не целое стихотворение, а отрывок из белого стиха, где есть место всем проявлениям жизни. Другое стихотворение Светы послужило основой написанного рассказа. Я решил поэкспериментировать и написать рассказ от первого лица, причем от лица Девушки. Думаю, что попытка моя обречена на провал, но рискнуть хочется. Говорят, что мужчина не может по-настоящему понять женщину, ее внутренний мир, мысли, чувства и поступки. Утверждают даже, что Льву Толстому писать роман "Анна Каренина" помогала жена, Софья Андреевна. То есть, намекают, что даже "такая глыба, такой матерый человечище" и то не мог с образом женщины справиться. Где уж нам уж, в таком случае… Задуман рассказ был еще в 2008 году, но обстоятельства были против меня, к 8 Марта 2008 года не успел и отложил до 2009 года.


………………………


Наступил праздник, 8 Марта. Я с утра испытывала какой-то подъем, предчувствия чуда стискивали мою грудь, которую довольно часто стискивали как нежные, так и грубые, мужские руки. (Тискали меня часто, в разных местах, ну, и за разные места. В особенности доставалось груди, попе, животику, ляжкам и лобку). Горячие волны накатывали ниже живота, как будто там уже был фаллос. А фаллос там бывал. О, он бывал там неоднократно! Там бывали также мужские и женские пальцы, языки, бананы, огурцы. Конечно, там бывали и мои пальцы, мои личные и чужие фаллоимитаторы. Что еще там бывало, я уже и не помню. Я, конечно, уже давно не девушка, если речь идет о девственности. Если просуммировать по длине все члены, которые во мне побывали, то ими, наверно, можно что-нибудь внушительное опоясать. Ну, не Землю, конечно, но что-нибудь такое… Дуб, например, у Лукоморья. А вместо златой цепи на дубе том повесить члены, скрепленные звеньями все той же цепи (звено цепи-член-звено цепи-член… "Скованные одной цепью, связанные одной целью… "). И пусть по этим членам Кот Ученый ходит. Пойдет направо — анекдот похабный завернет, пойдет налево — не менее похабную частушку затянет). Вру я. Дуб, конечно, побывавшими во мне членами не опояшешь, но мою соседку по лестничной клетке можно, несмотря на ее толщину. (Какая же я злая, все-таки! Непременно надо было соседку "пнуть"). А если просуммировать по времени, сколько я провела в койке с мужиками (койко-часы), то получатся дни, недели. А может и больше, фиг меня знает. Поэтому в определенном смысле я не девушка. Мне уже давно все растянули, оттянули, смяли, сломали и порвали. А сколько засосов ставили?! А сколько я отсосала?! Я люблю математику, поэтому интересно было бы подсчитать, сколько раз мне вставили в рот, в 3. 14зду, в попку по отдельности и в сумме? Типа таблички Excel, всего пять столбцов: дата (число, месяц, год), в рот, в "киску", в попку (в штуках на данную дату), всего за сутки. И по каждому столбцу: Итого. Так что я не девушка в смысле отсутствия всяких иллюзий. Просто привыкли все говорить незнакомым женщинам, независимо от возраста: Девушка. Потому как, если обратиться: Женщина, то это будет обращение по половому признаку. А девушка — это что-то эфемерное, ангел во плоти. Типа меня. Не могу похвастаться особой красотой, но хорошенькая. Лицо, грудь, бедра, зад с передом — все при мне. Хотя знаю, существуют среди мужиков о нас, девушках, выражения типа: "Пусть морда овечья, зато п-а человечья" или "Не бывает некрасивых женщин. Бывает мало водки". Все бы Вам водку хлестать, сволочи!

Так вот, я вспомнила стихи поэтессы, которую открыла для себя недавно, взяла поэтический сборник и прочла:


"Восьмое Марта — день особенный
гостинцев, всяческих услад
мужчины голосом заботливым
наивным девушкам сулят"

"Вот именно, а мы — наивные девушки, с готовностью принимаем лапшу на уши, поцелуи, поглаживание сисек, ляжки раздвинем, расслабляемся… А все их гостинцы и услады, как правило, в рот, в п-у и в жопу", — подумала я с сарказмом, чувствуя, однако, какую — то сладость и истому под животиком, меж ног. По-моему, моя "киска" даже увлажнилась при мысли, что в нее могут на 8 Марта кое-что засунуть. Толстое и длинное.


"торговцы, клерки, обыватели
за их здоровье водку пьют,
певцы, художники, писатели
рисуют, пишут и поют".

"Между прочим, художники и писатели тоже водку хлещут, а не только "торговцы, клерки, обыватели" ". Я усмехнулась, вспомнив, что знакомые Художник с Писателем у меня есть. Интересно, придут сегодня поздравить? Как выяснилось впоследствии, все удивительным образом совпало со стихами.


"один писатель, как положено,
гулял по улице Тверской
и навестить решил художника
в художественной мастерской"

Но при этом он решил меня с собой прихватить, так как праздник, и надо Девушку поздравить как следует, вдвоем, с двух сторон, естественно. Или в две дырки? Или во все дыры, как у них водится, хотя бы по очереди.


"он позвонил знакомой девушке
купил бутылку бормоты,
ветчинку, сыр, консервы, хлебушка,
два литра пепси и цветы"

На самом деле, неизвестно, купил ли Писатель действительно только одну бутылку бормоты, или вина было больше. Но он честно боролся со своими низменными порывами, потому что вспомнил, что 8 Марта, и меня, Девушку надо поздравить. А если взять бормоты три бутылки, то им с Художником, может и будет хорошо, но кто ж поздравлять меня, Девушку, тогда будет? Будет два бесполезных члена общества с вялыми… уями и одна неудовлетворенная девушка. Живем мы все недалеко друг от друга. Писатель, купив продукты и цветы, взял очередной свой опус, только что изданный, чтоб мне его подарить. Мы встретились на улице, он подарил мне цветы, поцеловал и многообещающе похлопал по попке. У прохожих на виду, козел! Моя попа была до поры чем-то надежно прикрыта. То ли брюками и трусами, то ли юбкой, но без трусов? Нет, не может быть 8 Марта без трусов, на улице очень холодно. И дальше все шло как по писаному.


"художник встретил их приветливо,
по полной первую разлил,
краснела девушка кокетливо,
и женский праздник наступил
литературную продукцию
писатель дарит с подписью,
с картин цветные репродукции
художник в очередь свою"

Все было так романтично! Как это мило с их стороны, дарить мне 8 Марта литературную продукцию и всякую другую… уету, то есть, репродукцию. Грудь мою стали сжимать еще большие предчувствия, хотя за сиси меня пока никто не лапал. А ниже животика возникло знакомое томление (почуяло мое тело белое, что засада неминуема). А краснела я не столько кокетливо, сколько от вина. Художник с Писателем были парни не промах, они знали, что стоит мне капельку выпить, и я становлюсь слаба на передок (на роток и на задок тоже слаба).


"целуют ручки, шутят шуточки
и подливают ей вина,
допили третью до конца почти
и видят — девушка пьяна"

"Как третью допили? Что третью? Рюмку или бутылку? Эти негодяи вместо одной бутылки бормоты три купили?". А целовали они вовсе не ручки. Все больше в губы. Я уже плохо соображала и готова была избавиться от одежды и подставить свои дырочки для поздравлений. Они и так видели, что я пьяна. А я им еще и сказала об этом. Дура!" Ты прости меня, малыш, ду-ду-ду-ду-ру… "


"художник жестом артистическим
переворачивает стол,
и, распалён стыдом девическим,
суёт ей руку под подол"

А, все — таки под подол. То есть, попка была до е#ли скрыта под юбкой и трусами. Ну, все конечно было не совсем так. Стол никто переворачивать не стал. Я опьянела, это да. Мне немного нужно было. Но я чувствовала и знала точно, чего от меня теперь хотят Художник и Писатель ("Ты скажи, ты скажи, чо те надо, чо надо, может дам, может дам, чо ты хошь".). Никакого стыда девического у меня давно уже не бывает, особенно после стакана.

А вот поссать давно хотелось. Я пошла пописать, после того, как "пожурчала", зашла в ванную и подмылась. Я знала, что у Художника всегда найдется мыло душистое и полотенце пушистое. И даже гель для интимных мест. Он обычно готовился к моему приходу. Я разделась, оставив на себе только бюстгальтер, и, подмывшись, вытерла свои прелести. Подумала немного, бюстгальтер тоже сняла. И чулочки надевать не стала (Ага, вспомнила! На мне еще и чулки были), и туфельки, хотя хотела для пущего эротизма чулки, лифчик и туфельки оставить. Так это, выйти эффектно, в чулках, лифчике и туфлях, помахивая трусами, с гладко выбритым лобком, со стрижкой на интимном месте. Ну, уж нет, в их компании лучше быть голой. За время знакомства эти обормоты на двоих в сумме порвали мне несколько колготок, чулок и трусов. От чувств. Может быть, лучше бы подарили чулки, трусы и колготки, чем "литературную продукцию" и " цветные репродукции"? Я хотела было смазать анал принесенным с собой гелем (обормотов-то двое, наверняка одной дырки на двоих мало, в зад захотят трахнуть!), но передумала. Пусть лучше полижут вначале спереди и сзади. А то сошлются на то, что гель лизать невозможно.

Я погладила свои грудки, слегка потискала соски. Стало приятно. Осмотрела свою гладко бритую п-у, раздвинула губы и решила, что "девочка" выглядит достойно. Прихватила пальцами одной руки сосок, а палец другой ввела в п-у и подвигала, добившись увлажнения. Это я люблю делать перед сексом. Примитивные самцы думают, что девушки текут от одной только мысли, что их сейчас пялить будут. Но мы, девушки вынуждены подготовить свои нежные прелести, а то вдруг эти животные и целовать ТУДА не захотят, а сразу задвинут, посуху. Вообще-то я люблю традиционный секс вдвоем (я и Он), особенно, если мужчина проявляет изобретательность. Например, у Художника очень тонкие пальцы, и он любит ими делать "скрепку", то есть засовывать их мне в п-у и в попу, продвинуть глубже и делать движение пальцами навстречу друг другу. Я от таких ласк больше кайфа получаю, чем если в меня два члена засунут. А Писатель любит в позиции 69, когда я сверху. И я тогда сосу с удовольствием, а он классно лижет.

Но почему-то они оба любят группы. Художник, например, однажды меня в компанию из пятерых мужчин привел. Как водится, подпоили и пустили по кругу. Дураки, натерли все до блядовитой пунцовости. Еще и в подмышку трахнули и в подколенный сгиб, будто я действительно блядь какая… Ну в рот, ну в попу, ну, это я понимаю. Но в подмышку и под коленку!? А Писатель как-то кроме меня, еще двух девчонок пригласил. Выпили, Писатель стал со мной забавляться, а девчонки куда-то исчезли. Потом явились обе со страпонами. Одна навзничь легла, меня на ее "член" усадили, вторая мне в попу задвинула, а Писатель — в рот. Девки меня е-т, а сами Писателя просят: "Отдай нам твою шлюшку на неделю, мы ее оттрахаем как следует". Я так и похолодела, но Писатель им, слава богу, отказал. Ладно, сегодня, по крайней мере, всего два "штыка". Я пошла в комнату к друзьям, неся в охапке юбку, кофточку, блузку, лифчик, трусы, чулки и туфли. Писатель и Художник потеряли дар речи.

— О-о-о!!!

Ы-ы-ы!!!

Писатель отобрал у меня одежду и обувь, бросил это все в кресло (изомнет, засранец, все изомнет! А туфли на пол грохнулись!). Мужики стремительно разделись и побросали свои ботинки и носки на пол, а брюки, рубашки, трусы во второе кресло, неопрятно. Первое было уже занято моими пожитками. Писатель поставил меня на диван раком, раздвинул своими "граблями" мои ляжки, и они вдвоем с Художником начали обнюхивать, как псы у сучки, мои отверстия. Когда Писатель хватает меня за голые ляжки и раздвигает их, мне всегда какжется, что он разорвет меня пополам и начнет есть, как курицу, мои ляжки, попу и пи##у. А теперь началась шутливая борьба за мое тело (Кто засадит первым?). Писатель неуклюже рухнул с дивана. Художник тут же завалил меня на лежбище. Рука его стремилась к моему заветному "цветку", а я, зная, что легкое сопротивление "заводит" Художника, сжимала ножки. Но он был сильнее.


"он чует трепет восхитительный
промеж раздвинутых колен
и достаёт рукой решительной
торчащий под ширинкой член"

Какая там ширинка! Он голый, как Адам был. Многолетняя практика позволяет мне создать у мужчин иллюзию "трепета промеж раздвинутых…", от этого у кабанов члены крепнут и смазка появляется.


"а у писателя, тем временем
к лобзаньям интерес возрос,
обременён горячим семенем,
целует девушку взасос"

"Слюнявый паразит, опять всю обслюнявил!" Вот именно, "семенем обременен". Я поняла, что если не напомнить, то не полижут ведь, а заправят почти в сухую п-у и попу.

— "Чем выше любовь, тем ниже поцелуи".

Писатель и Художник принялись по очереди вылизывать мои подмытые прелести, слегка увлажненные мастурбацией, но нетерпение кабанов возрастало. Мне нравилось, что мужчины языками увлажняли входы в мое тело, но самцы торопились… Вместо языков я почувствовала входящие в мои ложбинки и погружающиеся в мои округлости пальцы. Они лапали меня везде, эти жадные мужские руки. У Писателя вообще не руки, а грабли. Можно подумать, что он не с компьютерной" "клавой" работает, а лопатой землю копает. Его лапа сразу обе сиськи мне накрывает, когда он их гладит. А когда лапищу мне между ног на манду положит, так мои ноги на ширине плеч остаются, не смыкаются.


"рука известного писателя
ласкает розовый сосок,
рука известного художника
нещадно тискает лобок"

Они знали, что мои соски и лобок чувствительны. Сосок розовый ласкать — это приятно, но зачем же так уж нещадно лобок тискать? На самом деле Художник ласкал мои розовые сосочки, а Писатель своей ручищей так за лобок ухватил, что только держись!


"писатель следом за художником
целуют родинку одну,
их руки: грубая и нежная
одновременно грудки мнут"

Одна их любимая родинка была на животике, а вторая — на попке, но до нее никогда очередь не доходит. Поцелуи ей не достаются. Потому как, когда я раком стою, мужики только на секунду восхищаются этой прелестной родинкой на попке, и тут же засаживают куда придется, в п-у или в "аню". Я принялась стонать, имитируя приближение развязки. А сама думала в это время: "Какие же скоты эти мужчины!? Самцы. Им надо только одного". Художник лег на спину, я послушно села на его дубинку верхом, и он продолжил ласкать мои груди белые. А Писатель наклонил меня, уложил грудью на грудь Художника, погладил своей грубой рукой мою нежную спинку. (Господи! Что у него такие руки мозолистые? Как от писательского труда мозоли могут образоваться? Онанист он, что ли?). Он раздвинул мои округлые "булочки", оглядел "аню" и начал массировать ее пальцем. Палец был толстенным и жестким. Я чуть сознание не потеряла, подумав, что Писатель свой палец сейчас мне в попу воткнет. Палец у него жесткий, заскорузлый, разорвет все! Член все же пластичнее, чем палец. Писатель привычно обслюнил палец, смазал анал и попытался-таки проникнуть жестким пальцем в мою маленькую попку. Я вся похолодела и начала "отключаться" от ужаса. Но этот зверь подумал, бросился к куче одежды, нашел в ней свои штаны, достал из кармана тюбик с гелем (заранее знал, что этим кончится!), смазал, как следует, мой "шоколадный глазок" и вошел в меня сзади.

"Хорошо, что третьего нет, а то бы и рот заняли. Нет, я не против минет сделать, но когда во все дыры разом, тяжело "работать"".


"писатель смотрит на художника
и каждый слышит сладкий стон,
мгновенно ощутила девушка
мужские члены с двух сторон"

Когда во мне два члена, можно уже не притворяться. Тащусь от этого, как падла. Тут уж действительно, когда в тебе два члена, застонешь. Сладко или не сладко, это другой вопрос, и мужиков он в такой момент не е#ет. Они сами е#ут!" Насосы" заработали во мне на всю катушку.


"при ярком свете электричества
мелькают голые тела,
аж до лафета в мякоть тычется
орудье толстого ствола"

"Да, стволы у них толстые. "Аж до лафета в мякоть тычется…". "Прилёг вздремнуть я у лафета, Глаза открыл… лафета нету!" Да они весь "лафет" разворотят своими "стволами"! Разнесут "лафет"! Надо удобней устроиться, а то таранят так, что даже неприятно". Я подвигала задом, чтобы члены гармонично устроились внутри моего тела. Партнеры поняли это по-своему.

— Смотри, попой как водит.

— Ага. Нравится ей.

"Что тут может нравиться? Вот стихи, песни, картины, искусство, одним словом, могут нравиться девушкам. Сами же придумали, что мы любим ушами. И думают, что моя бритая п-а, мои рот и попа только и мечтают об их членах. И вино они зря пили. Сколько им не тверди, что на трезвую голову их ##и крепче, они не соображают. Сейчас быстро кончат, мудаки!".


"лежат разбросанные туфельки
чулки, окурки и трусы,
под чьей рукой животик пухленький
щекочут шею чьи усы"

"Тут не усы щекочут, а противная, жесткая, как щетка, щетина больно колет мою лебединую шейку. Раздражение будет безобразное. И животик пухленький не надо бы так мять, идиот! А почему окурки на полу оказались? Козлы, пепельницу опрокинули! Один окурок даже на моих трусах валяется, которые тоже на пол сбросили".


"кто кончил раньше на мгновение
и неожиданно заснул,
кто осудил их поведение,
страстей неслыханный разгул"

"Так, Писатель уже кончил и заснул. Художник тоже готов. Я, я осуждаю их поведение за то, что быстро кончают".

Я вылезла из сплетенья спящих тел и пошла подмываться. Мылась приятно пахнущим гелем и думала. "Люди искусства. Пря-а-аный цвето-о-оок, шокола-а-адный глазо-о-ок. Понюхали бы они эти цветок и глазок после трудового дня. А лучше бы вылизали до блеска. Вот и все их вдохновение. Сначала вдохновляются тем, что будут меня, например, как сегодня, е… ть. Потом вые… т как-то быстро, неинтересно и, пьяные, спать заваливаются. А потом проснутся и, вдохновленные состоявшейся е… ей, моей бритой пи… ой, голой попой, начнут рисовать, писать. Все их вдохновение — в наших передах и задах. "Губки — кора-а-ал-л-л. " А сами в эти губки свои немытые… уи очень часто суют. Все-таки мой друг — Гинеколог, — гораздо более умелый мужчина. Он меня принимает в клинике, когда к нему на прием уже никого нет. Даже осмотр делает так, что я кончаю. А потом везет к себе домой, на ночь любви. Правда, после этой ночи губы опухшие. Все губы, которые есть. Опухшие, натруженные. И анал натруженный. Еще бы! Там орудие толще, чем у Художника с Писателем, вместе взятых. Но Гинеколог сладко так все проделывает, шельмец! Хотя тоже свинья. Замуж не берет, оттрахает, и до следующей встречи".

В это время в дверь позвонили. "Кого еще ангелы принесли?" — подумалось мне.

— Кто там?

— Гинеколога вызывали?

Это был ЕГО голос. "Ха! Накаркала!"

— Ты один?

— Да?

Я открыла дверь. Он ворвался, закрыл дверь, сунул мне в руку букет, чмокнул в щеку и подхватил на руки.

— Поздравляю тебя. Это хорошо, что ты уже голая, подмытая (чую по запаху), без лифчика и трусов. Терпежу нет. Куда нести?

Я пожала плечами. Он зашел в комнату-студию, где спали люди искусства, развернулся и унес меня в какой-то чулан. "Хорошо он тут ориентируется! Видать, раньше бывал". Поставив меня на ноги, он уложил на пол матрац, который достал с чуланной полки, поверх матраца расстелил одеяло, быстро разделся и завалил меня на импровизированное лежбище. Для прелюдии всю огладил, потискал попку и грудки, животик и лобок, провел пальцем от одной дырочки к другой, потом обратно. Затем зарылся лицом мне меж бедер, я "поплыла". Потом, посасывая и облизывая мои соски, он запустил палец мне меж ног, и я кончила в первый раз. Потом, перевернув меня на бок, вошел сзади. Потом, уложив меня на спину, а мои нежные ножки на свои плечи, взял меня сладко — сладко, излившись под конец. Я за это время (пока он меня е# по-всякому, вертя как, простите за повтор, курочку — гриль. А приготовленной курочкой часто себя чувствуешь в сильных и властных мужских руках.) раза три кончила. Сплошное порево и кончалово! Мы полежали немножко в чулане. Он рассказал, что Художник вызвал его на помощь заранее, зная, что Писатель взял многовато бормоты. Гинекологи, они и мужикам нужны, чтобы решать проблемы с Подружками.

Гинеколог вымыл член и руки, и пошел перекусить в комнату.

"Ну, вот, и женский праздник прошел. Пойду посуду вымою. Но перед этим…".

Я вынуждена была удовлетворить себя пальцами, так как было мало того, что дали мужики. Три мужика, а мне мало! Так что, сами понимаете, какая я блядовитая сучка! Или просто е#ут меня редко. Но зато метко! Только вот жопа болит. Перестарались, мудилы!

"Одеваться полностью не стоит. Надену пока рубашку Художника на голое тело. Вдруг, пока посуду буду мыть, да вещи, разбросанные в комнате, аккуратно складывать, кабаны проснутся. Вставят ведь опять, спрашивать не будут, женский сегодня праздник или мужской. Причем теперь уже во все дыры". Я зашла в комнату, надела рубашку, смазала попку, чтобы снять раздражение и повертелась перед зеркалом. "А ничего. Эротично. Ну, ладно, надо вещи уложить, да прибрать здесь немного".


"такое девушкам в диковинку
им надо быть настороже,
восьмое марта — день особенный
но вот и он прошёл уже".

И, напоследок, вновь вспомнились стихи Светы Литвак:


"От Чёрного моря до Балты —
Где только меня не **** ты!
Теряясь в толпе,
Шепнула тебе:
— *удак, что ли, заколебал ты!"

Всех девушек, женщин, подруг поздравляю с 8 Марта! Здоровья Вам, терпения и силы. Почаще Вам и побольше!


Анекдот:

" — Девушка, Вам как больше нравится: почаще, но поменьше или пореже, но побольше?

— Потолще и поглубже.

— Я вообще-то питание имел в виду.

— Вот как? А я — кошелек!"


Олег Якубицкий

Go, презерватив Contex, Go!


Как-то ярким весенним днем Норманн Бенсон… невысокий, ладно скроенный, круглый и упругий, как капустный кочан, средних лет человек, выйдя на балкон своей квартиры, застал соседа по лестничной площадке political refugee из пост-коммунистического региона Димитруса Попенякиуса за весьма странным, если не сказать опасным, занятием.

— Что вы делаете? — возмущенно крикнул мистер Бенсон, увидев, как Д. Попенякиус — смуглый, бородатый, с хмурым взглядом члена террористической организации Аль-Каеда — швыряет наполненные водой (www.lifestyles.com) презервативы LifeStyles на проходящую у него под окном линию электропередач.

— Немедленно прекратите, — решительно потребовал Н. Бенсон. — Ведь если "это" попадет на провода, то может случиться замыкание и энергокатастрофа. Десятки, сотни, а, может быть, даже и тысячи людей останутся без света!

— Вы сгущаете краски, — возразила м. Бенсону участвовавшая в диверсии, а именно так расценил этот поступок законопослушный Бенсон, girlfriend Д. Попенякиуса — толстая, краснощекая с бегающим взглядом торговки нелегальным самогоном и вечно орущая на весь дом песню "Я цыганский барон" леди.

— Маловероятно, — поддержал сожительницу угрюмый Д. Попенякиус. — А вот при удачном попадании, — продолжил он, — уверяю Вас, мистер Бенсон, наши с Талей (он указал на свою girlfriend) мечты о легализации приобретут реальные формы. То есть мы, наконец, завладеем зеленой карточкой.

— Это психологический обман, — возразил м. Бенсон. — Для обретения статуса вам лучше обратиться к хорошему адвокату, а не швырять черт знает что на линию электропередач.

— Ха-ха. Адвокат! Don't make me laugh, — развязно хихикнула миссис Т. Попенякиус.

— It is not funny! — возмутился м. Бенсон. — Обращаться к юристу — цивилизованный и законный метод обретения соответствующих документов, а вы действуете, как первобытные люди!

— Таля права, — вновь вступил в разгорающуюся дискуссию мистер Д. Попенякиус. — Адвокат тянет на тысячи, а гарантий ноль целых и столько же десятых. Презерватив же (я предпочитаю "LifeStyles", — внес дополнение Попенякиус) стоит мелочь, зато в случае удачного приземления, уверяю вас, что наш шанс отхватить статус будет равен 100 %. Смотрите сюда и делайте выводы, — Д. Попенякиус перешел на полушепот…

— В день, когда мне удалось повесить резиновое изделие на провода, рухнула Берлинская стена.

— Yes, yes, yes. Истинный крест, — подтвердила это заявление миссис Попенякиус.

Это, между прочим, было нашей с Талей заветной мечтой!

— Yes, yes. Не сойти мне с этого места, — заявила миссис Попенякиус.

— А в день, когда за провода зацепился второй презерватив LifeStyles, нам удалось проникнуть в трюм следующего сюда корабля. — Мистер Попенякиус топнул по балконной деревоплите. — Попасть в эти края, скажу я вам, было наипервейшей нашей мечтой после установления на пост-коммунистическом пространстве демрежима…

— Yes. Кровь с носа. Мы…

— Pardon me, please Тalya, — осторожно перебил сожительницу Д. Попенякиус. — Теперь вот уже почти с десяток лет бросаем на обретение статуса.

— Это все глупости и пережитки варварства. Я вас предупреждаю, если вы немедленно не прекратите вредительства, то я сообщу о вас в полицию, — пригрозил м. Бенсон Д. Попенякиусу.

Вернувшись к себе в комнату м. Бенсон, как законопослушный и патриотически-настроенный гражданин решил тотчас же исполнить свою угрозу, но, подумав, решил следующее…

"Это, по всей видимости, террористы, пытающиеся устроить энергокатострофу. Надо будет понаблюдать за этой странной парочкой. Может, у них и сообщники есть"…


Он справедливо полагал, что за раскрытие террористической группы положенное ему вознаграждение будет значительно выше.

Но обратиться в полицию м. Бенсон не успел. Ибо не прошло и месяца после его разговора с четой Попенякиус, как они, приобретя статус постоянных жителей, съехали с квартиры. Как подтверждение их пророчеств на проводах и до сих пор висит презерватив фирмы "LifeStyles".

Вот тут-то мистера Бенсона осенило.

— Боже мой, это же стопроцентный, легчайший способ победить мировой терроризм — эту опухоль наших дней! Один точный бросок и… — Мистер Бенсон стал лихорадочно загибать пальцы. — И?! И, если двадцать пять миллионов дают за этого факаного Бен-Ладена, то, сколько ж я отхвачу за решение всей проблемы в целом!?

Мистер Бенсон взялся было что-то вычислять на калькуляторе, но бросил и решил немедленно приступить к реализации своего плана по ликвидации терроризма.


На следующий день он уволился с работы. Переселился в более удобную к проводам квартиру и принялся каждодневно швырять ради спасения мира и будущего многоцифрового вознаграждения (www.contex-condom.ru) презервативы "Contex" на электропровода.

После серии, если можно так сказать, "пристрелочных" бросков мистер Бенсон остановился именно на этой торговой марке.

Презервативы Сontex Норманн Бенсон покупал на собственные сбережения. Однако чеки аккуратно складывал (для будущей отчетности) в свой вместительный портмоне. Вспомнив студенческую привычку не мыться перед экзаменом, мистер Бенсон накануне бросков прекратил "брать душ", а так как бросал он каждодневно, то вскоре обзавелся отпугивающим хорошеньких леди и приманивающим насекомых запахом.


Мистер Бенсон хотел было завести себе, как и Д. Попенякиус, girlfriend, но раздумал и приобрел огромного величиной с детский велосипед черного кота Чарли, вычитав где-то, что черный цвет сопутствует удаче.

Целый год метал м. Бенсон презервативы Contex и перевел на них кучу денег, что- то с годовой бюджет небольшого островного государства.

Кроме того, что он транжирил деньги, он еще и тратил массу времени на расчеты, выкладки и графики. Он рассчитывал параболы и удельный вес. Дозировку и сопротивление воздуха. Он разработал сложную философскую концепцию полета презерватива Contex с учетом его эластичности и тонкости стенок и каждодневно поднимал собственное вознаграждение.

Но шли дни. Банковский счет м. Бенсона стремительно приближался к катастрофической отметке "Zero", а от исходившего от него запаха шарахались даже забегавшие на балкон белки. Он похудел, осунулся и вскоре стал похож не на капустный кочан, а на спущенный теннисный мячик.

— Сегодня или никогда, — выйдя как-то жарким августовским днем на балкон, объявил скрипучим голосом затворника м. Бенсон проследовавшему за ним коту Чарли.

— Мр-мя-а-ау-мау-мры, — cмешав воедино все кошачьи звуки, ответил кот.


Мистер Бенсон не понял, что означали эти звуки, но по тону их произнесения догадался.

— Ты, спрашиваешь, почему сегодня? Да потому что сегодня четверг, а накануне прошел небольшой дождь. А я отлично помню, как во время моей слежки за Попенякиусом, он на мой вопрос "Ну как удалось вам повесить презерватив на провода?" неизменно отвечал каким- то замысловатым пост-коммунистическим "провербом", из которого я понял только то, что всякое желание осуществляется после кратковременного дождя, прошедшего накануне четверга.

— Мра-а-ау-мау-мры, — ответил удовлетворенный объяснениями кот Чарли.

— Отлично. Тогда можем начинать, — И мистер Бенсон профессионально выщелкнул презерватив Contex из пачки. Дунул в него и заполнил водой, отчего тот раздулся до необъятных размеров и стал напоминать огромный плод папайи.

— Go, презерватив Contex! Go! — в этом возгласе прочитывалась надежда на успех. Она угадывалась в каждодневном призыве, но именно сегодня, как уже было сказано выше, Норманн Бенсон, как никогда, рассчитывал на удачу.

— Go! — в последний раз воскликнул м. Бенсон и швырнул презерватив Сontex в направлении электропроводов. Резиновое изделие с неприятным гулом пронеслось мимо них и с шумом плюхнулось на бетонную дорожку. К образовавшейся лужице слетелись томимые жаждой воробьи.

— Shit! — ругнулся м. Бенсон и быстро вытащил новый "Contex". Удалив с изделия смазку, помяв его заскорузлыми пальцами, он дунул в колечко и заполнил изделие водой лишь наполовину, отчего оно стало напоминать коровье вымя.

— Поправка на безветрие и жару, — пояснил м. Бенсон внимательно наблюдающему за действиями хозяина коту Чарли, и с нежностью, любовью, чуть не сам летя вслед за изделием, бросил его к проводам.

Увы, неудача. Презерватив Contex безвольно шлепнулся об бетон, распугав воробьиную стаю.

— Fuck! — воскликнул м. Бенсон и немедленно заполнил водой следующий, последний, как он решил, "Contex".


Мистер Бенсон размахнулся и сильно швырнул его к проводам. Но это был бросок не наверняка, а так наудачу, что называется — "Бог троицу любит". Этим броском м. Бенсон ставил окончательную точку на своем проекте по ликвидации мирового терроризма и с завтрашнего дня решил возвратиться к жизни добропорядочного и законопослушного гражданина.


Он даже и не смотрел на полет, а, резко развернувшись, пошел в комнату готовиться к рабочему интервью. Но в тут самую минуту, когда мистер Бенсон входил в квартиру, черный долженствующий приносить удачу кот Чарли сделал хвостом некое замысловатое движение. И? И свершилось чудо! Резиновое изделие, сделав двойной кульбит — упс! — закрутилось на проводе рядом с "LifeStyles" Д. Попенякиуса. Сноп разноцветных электрических искр раскрасил выгоревшее августовское небо. —

Yes, Charley! We are Champions, мy friend! — радостным ревом огласил окрестности м. Бенсон.

Последний раз он так кричал… хм — гм… дай Бог памяти? Да, кажется, когда его любимые "Пантеры" разгромили ненавистных "Горилл".

Впрочем, нет. Мистер Бенсон так шумно и радостно кричал первый раз в своей жизни. Еще бы! Разве ему когда нибудь светило такое многонулевое вознаграждение?


"Мры-яры, " — бенгальским тигром рыкнул Чарли и победно вздыбил черный тонкий хвост прожженного циника. В ту же минуту в комнате ослеп телевизор, в конвульсии скончалась вечно негасимая реклама, бессвязно лопоча, умер кондиционер, громко хрюкнув, затих холодильник и…

И вскоре в огромном городе стало тихо, как на аллеях небольшого провинциального кладбища.

"Тик-так тик-так,"- гремел в ней маятник настенных часов. Черные тонкие стрелки времени показывали 16…00.


Примерно через час вещавшие из батареечных приемников радиостанции сообщили о биржевых потрясениях, катастрофическом взлете цен и об апокалипсисе, который вскоре получил название "Черный четверг".

— Чарли, они ослы! — обращаясь к коту, кричал м. Бенсон. — Они кретины, Чарли! My God! Они не видят дальше своего носа. Биржа. Нефть. Курс валют. Черный четверг. Бла-бла-бла. Но ничего завтра мы явимся с тобой к этим мулам и объявим с порога. Come on, guy! Какие активы, позитивы и апокалипсис с черным четвергом? Побежден терроризм! Спасен мир! Лучше потрудитесь-ка приготовить положенное нам вознаграждение. Вот это будет сцена, Чарли! Вот это будет номер, старина! — отхлебывая приобретенное по случаю прихода нового мира и неисчислимого вознаграждения пиво, разглагольствовал м. Бенсон.


Но назавтра м. Бенсон не смог пойти в государственные учреждения и в редакционные советы. Во-первых, они по причине потери электричества были закрыты, а во-вторых, м. Бенсон по случаю отсутствия воды не мог "взять душ". А с таким запахом как он имел, его не пустили бы не то что на порог правительственного дома, но даже и в приемную организации брошенных животных.

Прошло несколько дней. Подача электроэнергии была восстановлена. Был остановлен и обвал цен. Терроризм, увы.

— Чарли, я банкрот! Я лузер, Чарли! — бегая по комнате и дергая себя за давно не мытые волосы, восклицал м. Бенсон. — Я все спустил, Чарли! Я все поставил на кон и все продул. В моем положении, Чарли, остается только самому прыгнуть на провода. Что я немедленно и сделаю, — и м. Бенсон смело шагнул к балконной двери.

— Мра-а-ау-мау-мры, — загородил ему дорогу Чарли.

— Ты думаешь, Чарли? — мистер Бенсон задумался. Впрочем, ты прав, старина, надо быть позитивистом. Допустим, я не прав. Положим, по моей вине миллионы людей остались без света, застряли в андеграунде и скоростных лифтах. Но ведь ты не станешь отрицать, Чарли, что, благодаря мне, они получили дополнительный выходной. Благодаря мне их кормили дармовым мороженым и не брали деньги в ресторанах. И главное, Чарли. Ключевое! Они увидели звездное небо у них над головой. А ведь звезды зажигают для них, Чарли. Понимаешь ли ты, старина? Для них! Для них на небесах тратят биллионы киловатт энергии, а они предпочитают смотреть на тупые мерцающие не живым светом рекламы! Ну, а терроризм, Чарли? Что терроризм! Ну не победили мы его сегодня. Победим завтра. Удача любит целеустремленных! — и мистер Бенсон оттолкнув кота с дороги, отправился за новой пачкой презервативов "Contex".


Владимир Савич (http://savich.lit.com.ua/)

Homo Secretarius. Наша зоология


Здравствуйте! Сегодня наш рассказ пойдет о секретарях, или по-латыни "хомо секретариусах". Этот вид встречается в нашей фауне с незапамятных времен.

Основная функция секретариусов — это хранить секреты своего хозяина. Раньше секретарями были в основном самцы секретариусов, но в связи с феминизацией нашей фауны все чаще заменяются на самок. Сейчас самки секретариусов захватили практически все кормушки, да это и понятно ведь они меньше едят, да и более красивы нежели самцы. Остались только такие вымирающие виды такие как "секретариус советабезопаснус" и "прес-секретариус президентус". Но и эти кормушки в скором времени скорее всего будут захвачены симпатичными самками. Иногда, из-за неблагоприятного влияния внешней среды, выраженного в страхе потерять любимую кормушку "секретариусы" мутируют в менее распространенный вид "хомо секретутус".

Но для нашей зоологии этот подвид наиболее интересен. У "секретутусов" помимо основных функций унаследованных от "секретариусов", появляются новые такие, как выкачивать избыточный белок у хозяина с помощью коитуса, или даже минетуса. Многие исследователи предполагают что в скором времени "секретутусы "вытеснят "секретариусов " из нашей российской фауны, так как более приспособлены к рыночной природе, или по-латыни "оскалус капитализмус". Многие зоологи интересуются популяцией самцов "секретутусов", раньше самцы "секретутусов" практически не встречались на наших просторах, но сейчас благодаря открытию железного занавеса из враждебных экосистем занесены опасные бактерии, или по-латыни "бацилус проститутус" Эти бактерии с виду невидимые проникают глубоко в голову неприспособленным представителям советского заповедника, заставляя торговать их своим телом. Эти бактерии влияют также и на самцов, но из — за их действия другие самцы начинают их презирать и выгонять из своей стаи. Обычно эти отбившиеся от стаи самцы находят приют в специальных питомниках — "гейклубусах", некоторых прикармливают сердобольные люди, впоследствии они становятся их хозяевами, а если очень повезет то и хозяйками. На этом наша передача заканчивается. До новых встреч!


Алиса Степашкина

Miss July (римейк на опус г-на Diablo, Летом 2003го #4168)


Я бы хотел рассказать вам историю, которая произошла со мной и моими друзьями летом 2003 года. В июле я и мои друзья: Лёха и Коля, поехали на дикое озеро, чтобы покупаться и позагорать. У нас с друзьями была традиция, каждый год, в один и тот же день (31 декабря мы с приятелями ходим в баню. Прим. Чита-теля) ездить на это озеро. Но в этом году Коля нас уговорил, чтобы с нами поеха-ла его девушка Юля.

Мы с Лёхой согласились. Когда мы приехали было уже поздно, и мы быстро по-ставили палатку и разожгли костёр.

Добираясь туда мы совсем не устали и поэтому решили посидеть у костра и поболтать. Разговор шёл на разные темы, но когда он зашёл на тему секса я заметил, что Юля очень заинтересовалась. Она была единст-венной девушкой в компании и ей невольно пришлось выслушать, как мы обсуждали своих знакомых девушек. Ни с того ни с сего я решил спросить у нашей сладкой па-рочки девственники они или нет. Ведь мы с Лёхой уже давно на пару трахали своих подружек. Коля сразу сказал, что он ещё ни разу не был с девушкой (но он явно врал, чтобы не обидеть Юлю), а Юля с сожалением сказала, что она девственница, но при этом спросила: "Может вы мне поможете?" (у Читателя возник вопрос какая помощь ей нужна? Может она хотела испечь картошку в углях?). Мы все обалдели. А потом она сказала, что всегда мечтала, чтобы её лишили девственности сразу во все дырки. Коля чуть-чуть напрягся (Еще бы, встречаться с девушкой и не догады-ваться о ее самой сокровенной мечте. А зачем он брал ее с собой в мужскую компа-нию на дикое озеро? По всей видимости он неиспорченный тлетворным влиянием запа-да девственник. Прим. Читателя). Но она сказала ему, что хочет, чтобы его друзья и он трахнули её (Естественное желание. Ведь это даже не "a la trois". Прим. Чи-тателя). Он с неохотой согласился, так как сам ни разу её не трахал. Юля распре-делила роли: Лёха трахал её в рот, я во влагалище, а Коля в попу. (Она поставила меня на самую ответственную позицию, объяснив это тем, что Коля сам девственник, и он может не справиться) (А что она объяснила Лёхе? Проще всего отсосать у дев-ственника, ведь с попой справиться не легче чем с писей. Прим. Читателя). Юля начала раздеваться первой, чтобы нас возбудить. Она была прекрасна: пышная грудь с большими сосками, плоский животик, аккуратно выбритый лобок, стройные ноги. Пока она раздевалась, мы быстро скинули свои штаны и сняли футболки, она сильно нас возбудила.

Наши члены уже стояли. Юля сказала, что впервые видит в живую мужской пе-нис. Я взял инициативу на себя, поскольку она не знала, что делать. Я подошёл к ней поцеловал в губы и начал массировать ее грудь, аккуратно пощипывая соски, которые уже были возбуждены, ребята тоже не растерялись и подошли к нам. Колин член упёрся ей в живот, она взяла его в ладонь и начала дрочить (Неплохо для целки. Прим. Читателя) с остервенением, а Лёха в это время облизывал её попку. От груди я начал опускаться ниже, и вот уже я двумя пальцами сжимаю её набухший клитор, потом я целую и ласкаю языком её лобок, клитор, ей это определённо нра-вится, она начинает извиваться и сильнее дрочить Колин член. Я тщательно вылизы-ваю её дырочку и аккуратно ввожу свой язык во влагалище. Я лизал её половые губы и клитор, пока она не достигла оргазма. Она упала на землю наслаждаясь получен-ным удовольствием. Мы с ребятами переглянулись и решили действовать, наши члены не могли больше ждать, особенно возбужден был Коля, Юля его порядком раздрочила. Я лёг лицом к Юле, Коля обнял ее сзади. Я оголил головку и аккуратно ввел член во влагалище, он упёрся в преграду, я слегка нажал и мой член легко преодолел сопротивление, в это время Юля вскрикнула, а Коля, смазав свой член слюной мед-ленно начал вставлять его в анус, Юля закричала, но Лёха быстро вогнал ей в рот свой пенис.

Я начал медленно водить членом, когда Коля уже во всю трахал её в попу. Я чувствовал, как Колин член быстро движется, и тоже стал ускоряться, вскоре мы поймали один темп, но затем я почувствовал, что Коля замедляется и кончает в нее, это ускорило мой оргазм и я кончил вслед за ним. Мы кончили не выходя из неё, он в попу, а я во влагалище. От наших забав Юля обессилела, поэтому нам пришлось вытащить свои члены, и Лёха тут же начал дрочить. Его извержение не за-ставило себя долго ждать, вскоре он выплеснул свою сперму Юле в лицо. Мы втроем присели отдохнуть рядом с Юлией. Отдышавшись, мы заметили, что она заснула и, не став её будить мы пошли купаться. На следующие утро мы проснулись, как ни в чём не бывало. В этот день мы купались и загорали без плавок. А вечером (Так заеба-лись накануне, что весь день ни у кого не стоял. Ведь каждый кончил по одному разу. Прим. Читателя) Юля всем сделала миньет и дала по нашему выбору в любую дырочку. (Чтобы исчерпать все комбинации из трех членов и трех отверстий доста-точно каждому члену кончить шесть раз. Из курса математики средней школы. Прим. Читателя). Эта история может кому-то показаться не настоящей, но это обсалютная прав-да. Если есть вопросы пишите: lavelas16@yandex.ru

Вопрос Читателя: Дорогуша, на твоем компе инсталлирован Word или другой редак-тор? В слове обсалютная целых две ошибки. Правда не бывает обсалютной она бывает голой (Все это ложь и на лжи одеянья мои).


Читатель

ZOOne или Zoo-Zone


В зоопарк N'ного города привезли панду. Панда, по кличке Зун, хорошо прижился. Первый день прошел очень хорошо. Люди ходили и, смотрели, как Зун выделывается перед ними, радовались. Зоопарк был отличнейшим. В нем не было клеток. Просто была огромная поляна, на которой все животные спокойно бродили. Это объяснялось тем, что в этом зоопарке не было хищников.


Самое интересное началось ночью.


Панду разбудил обезьяний крик. Решив, что ей плохо, Зун направился на крик. И только он решил ее позвать, он заметил его, это был самец орангутанга, стоящую рядом с деревом. Создавая простые движения тазом вперед-назад, орангутанг судорожно шептал:

— Я некому тебя не отдам, моя дорогая, никто тебя не спилит. И пошла эта дура к черту (он говорил про свою пропавшую недавно самку)!!!

Потом он перестал дергаться, достал свой член из маленького дупла, легко его встряхнул, и направился в сторону озера. Решив об этом рассказать, он направился в будку дежурного. Будка дежурного- это небольшой белый домик, покрашенный в черную полоску. Она находилась на краю зоопарка. Зун шел через полянку с небольшим озерцом. Там он увидел уже знакомого орангутанга. Он лежал под большой тушей бегемота, и сладко постанывал. На обвисшем лице старого бегемота виднелась довольная улыбка.

— Ты хочешь меня? ТЫ ХОЧЕШ МЕНЯЯ?! — стонал бегемот

— Да, Да, ДАА!!! ЕЩЕЕЕЕЕЕ!!! — в экстазе кричал орангутанг.

Бегемот с необычайной скоростью задергался. Орангутанг уже неимоверно сильно кричал, и скреб пальцами землю. Через минуту бегемот остановился, встал, и направился к озеру. По полу тащилось его размякшее достоинство. А обезьянка, не вставая, уснул, со счастливым ликом.

Пронаблюдав эту жестокую сцену, Зун направился дальше. Вдруг он заметил шифрующегося по кустам скунса. Панда согнулся в спине, и тихо направился за ним. Скунс подполз к корням большого дерева. Разрыв их, он достал мертвое тело самки орангутанга. Над ней летали мухи, под шерстью ползали черви, которые уже успели выесть глаза. Скунс нежно поцеловал ее в губки, поздоровался с ней. Потом аккуратно положил ее на живот. Легко подкравшись сзади, он засадил свой половой орган в ее размякшую, обвислую попку. Он начал половой процесс, и с наслаждением водил передними лапками по полуразложившемуся телу. "Ты моя самая любимая макака"- с любовью говорил он. Не став дожидаться окончания процесса, Зун пошел дальше. По дороге он заметил жирафа, а его трудно было не заметить, и подошел к нему. Панда ошеломленно остановился, когда увидел жуткие действа жирафа-маньяка. Жираф жадно терзал мертвое тело маленького теленка. Глотая куски мяса, он злобно поговаривал: "Я Хищник!! Я настоящий хищник!!". Его окровавленная морда трепала мертвое тело во все стороны. Черные глазки сверкали ужасающей яростью. Неподалеку лежали затоптанные теля двух взрослых оленей, родители маленькой жертвы. Упав на землю, панда пополз в сторону кустов. Но они предательски зашуршали. Заметив панду, жираф вскочил с колен, и понесся к новой жертве.

— Я тебя буду кушать!!! — кричал он.

Зун вскочив на свои четыре, понесся в сторону. Не успел он сделать и четырех шагов, как жираф уже был рядом. Панда принял единственный в данном случае правильный вариант, поставил подножку. Передняя лапа подкосилась, и жираф полетел вперед головой. Голова с треском ударилась о стену. На стене остался кровавый след, а череп жирафа неестественно прогнулся.

Панда, сломя голову, понесся в сторону домика дежурного. Наконец вдали заблестел свет окошка. Зун замедлил свой шаг. На всякий случай. Тихо подошел к окну дежурного, из-за которого раздавалось нечеловеческое пыхтение. Заглянув в него, панда увидел другую панду, которая по идее должна быть его самкой, под толстым дежурным. На стороже были сняты брюки, и он делал то, что Зун сегодня уже видел раза три.

Самочка довольно пыхтела. Лапа Зуна самовольно поползла в сторону его анального отверстия. Пушистая когтистая лапа легко вошла в уже привыкшее отверстие. Панда начал двигать лапой вперед и назад, получая удовольствие и наблюдая за своей партнершей.


A._h.

А в попку лучше? Или подмышка Певицы


Это попытка эссе на тему анального секса. Как всякое эссе, не претендует на полноту изложения. Вопросительный знак в первой части названия уместен, так как, может, в попку, оно и лучше, только если эта попка чужая, а не своя собственная. Я так думаю. — Да уж, — скажете Вы, — а подмышка причем? Где подмышка и где ж:? Узнаете еще: Для начала дадим некоторые определения.

"Анальный секс (от лат. anus — "задний проход, заднепроходное отверстие") — половые сношения, совершаемые путем введения полового члена или фаллопротеза в анальное отверстие.

Анальный секс встречается уже на ранних этапах развития человечества. В результате раскопок находят античные амфоры с изображением анального полового акта. Существуют картины и литературные произведения, описывающие анальные сношения. С развитием фотографии и кино, анальный секс стал широко представлен в порнографии.

Анальный секс используют в случае невозможности или нежелательности вагинального полового акта (менструация, беременность, страх беременности, послеродовый период, заболевания или пороки развития влагалища, стремление сохранить девственную плеву и пр.), для расширения сексуальных ощущений.

Распространён анальный секс и среди мужчин, практикующих секс с мужчинами. В некоторых изолированных группах (например, в местах лишения свободы) анальные сношения являются одним из средств установления и поддержания иерархии (см. статью "Секс в мужских пенитенциарных учреждениях"). В некоторых случаях анальный секс является средством инициации или посвящения".

(Анальный секс — Википедия…

http… //ru. wikipedia. org/wiki/%D0%90%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D0%B5%D0%BA%D1%81).

И вот тут я позволю себе отвлечься. Вроде бы и тема опуса определена, и необходимые определения даны, но что-то мешает сразу взяться за предмет. За попу. Почему автор отвлекается от темы?


Во-первых, тема велика. Действительно, попа, она велика по отношению к другим атрибутам человека, непосредственно используемым в сексе. Например, возьмем гипотетических Ее и Его. Ее рот+ Ее 3.14зда+ Его рот+ Его #уй "Ее попа+ Его попа. Я думаю, что это справедливо для любых взрослых особей homo sapiens. Трудно себе представить такие гигантские рты, уи и: зды, которые бы по размеру могли бы превосходить даже в сумме, опы этих же людей. Поэтому автор сомневается, браться ли за такое масштабное дело, как попа? Если бы за #уй, то еще туда-сюда:


Во-вторых, трудно написать эротическое (или порнографическое, так как многие люди отказывают в различии порно и эротике) произведение, которое могло бы состязаться с произведениями таких признанных мастеров, как Набоков. Конечно, хотелось бы, хотя приблизиться к "Лолите" по степени художественного отражения эротики, но возможно ли? Поэтому, автора всегда терзают сомнения… а стоит ли вообще браться за дело? Опять же, когда это конкретно попа?


В-третьих, секс — далеко не главное в жизни человека. Ну, можно себе представить, что человек — импотент. Тогда — да, для него это больная тема.


АНЕКДОТ.

"В итальянском фильме сцена. Смущенный, весь сжавшийся мужчина отступает. Женщина наступает на него, громко и напористо кричит…

"Кастрато! Импотенто!"

Переводчик фильма… "Уходи! Я тебя больше не люблю!"


В жизни много вещей, которые важнее секса…

Деньги (для того чтобы есть, пить и оплачивать коммунальные услуги);

Деньги (для того, чтобы хорошо отдыхать и никогда не быть стесненным в средствах);

И еще раз деньги (для того, чтобы покупать себе, любимому, любую вещь, которая понравилась, и покупать своим родным и близким любую вещь, которая им понравилась).

Поэтому браться за попу, как за важную тему, вроде бы, и ни к чему. Были бы деньги, и кто-нибудь приключений на свою жопу найдет.


И, в-четвертых, слишком многое отвлекает. Вот, только что я думал о попе, как источнике наслаждений, об анальном сексе. И вдруг проезжаю мимо рекламного щита, на котором известная певица задрала одну руку и демонстрирует подмышку. А слоган под снимком такой… "Только Rexona дает мне защиту на целый день". Мне приходилось целовать чужие подмышки. Ну, немного, конечно, нечасто, но иногда приходилось. Но мне не казалось, что они такие уж притягательные для секса. А увидев певицу на плакате, я ощутил, что в подмышке скрыто влекущее начало. Хорошо, о подмышках потом.

Я пытаюсь размышлять на тему анального секса. Откуда он берет свое начало? Вагинальный (традиционный) секс понятен. Он появился первым среди всех других видов (форм, проявлений) секса. Лица мужского и женского пола от начала возникновения человечества занимались сексом для продолжения рода. А продолжение рода (иначе… беременность у женщины) естественным путем возможны только при введении пениса в вагину, и дальнейшем проведении полового акта. Не беру в расчет искусственные оплодотворения, это возможно, но не от природы человека, значит, неестественно. Здесь, разумеется, я не учитываю желание Ее и Его любым путем заполучить общего ребенка.

В этом нет ничего дурного. И все же, пенис и вагина созданы богом (или природой) друг для друга. Их устройства таковы, что одно изделие погружается в другое, при этом возникает обычно естественная (природная) смазка, которая облегчает фрикции. Сами знаете томление в половых органах, которые при этом возникают, и заканчиваются извержением спермы из пениса в вагину. Для предохранения от нежелательной беременности люди изобрели несколько способов, которые и применяют на практике. В нашу задачу, читатель/читательница, не входит описание гигиенических процедур перед сексом, предварительных ласк, позиций сторон в сексе, ласк во время секса, ласк после секса, гигиенических процедур после секса и обзора противозачаточных средств. Парочка анекдотов…


Анекдот 1.

Самец ласки, прежде чем взять любимую, предварительно вступает в половую связь с несколькими ласками. Это ласки называются предварительными.


Анекдот 2.

— Твоя жена кричит, когда вы занимаетесь сексом?

— Да.

— В какой момент?

— Когда я вытираю член об штору.


Попробуем разобраться, откуда взялся оральный секс? Во время секса (и до него) влюбленные обычно целуются. Поцелуи иногда приходятся не только в губы (которые в голове), нос, щеки, шею, грудь, затылок, живот, бедра, коленки, локотки и подмышки, но и в половые органы. Предполагаю, что, впервые ощутив удовольствие от поцелуев в половые органы (как целующий, так и целуемый), любовники не смогли удержаться от использования этих поцелуев специально для пущего кайфа. Женская вагина устроена так, что мужчина, рано или поздно, целуя свою даму в щелку, должен был просунуть язык между ее половыми губами, прихватить своими губами (которые в передней нижней части головы) губы женщины (которые в нижней части тела, между ног) и пососать их.

Нащупать своими губами клитор подруги и тоже пососать его. Хотя тут есть возражения… "Лучше выпить водки литр, чем сосать какой-то клитор". Кому что, кому что: Устройство мужского полового члена таково, что дама, целующая "корешок" джентльмена, должна была когда — нибудь (рано или поздно, но, скорее всего, рано) почувствовать непреодолимое желание взять член в рот и пососать его на манер "Чупа-чупса". Когда мужчина и женщина почувствовали, что сосать и лизать приятно, а также, приятно, когда у тебя сосут и вылизывают между ног, оральный секс выделился в отдельный вид (способ) секса, и перестал быть только средством дополнительных ласк.

Теперь мадам вполне может хорошо отсосать, и у мсье уже больше сегодня не встанет. И он (мсье) не сможет мадам свой член никуда сегодня задвинуть. Хотя иногда мадам следует предварительно пососать у мсье, чтобы у него встал, а потом уже этот вставший заставить задвинуть ей меж ног. Но это уже предварительные ласки, а не оральный секс, по моему мнению.

Существует еще мастурбация. Мужчина может, целуя и насасывая соски женщины, мастурбировать ее вагину, и вызвать ее оргазм. Точно так же, женщина может мастурбировать член мужчины, и заставить его получить оргазм. Но это отдельная песня. Не знаю, можно ли мастурбацию приравнять к сексу? Если считать, что достижение оргазма есть цель секса, то, безусловно, да.

Приступим непосредственно к теме эссе. Итак, анальный секс. Откуда он? Я предполагаю, что вначале был анальный секс среди мужчин. Или, гомосексуализм, если хотите. На чем зиждутся мои предположения? Читая литературу античных времен (античность — это все, что связано с Древней Грецией и Древним Римом, образцы античных сочинений были в двухсот — томнике Библиотеки Всемирной Литературы), я обратил внимание, что в одном из произведений происходит спор героев… кого приятнее "любить", мальчика или девушку? Сторонник разнополой любви воспевал нежность кожи девушки, плавные линии ее тела, высокую грудь, узкую талию, но достаточно округлую и нежную попу, относительно широкие бедра и горячую влажную "пещерку", физическую слабость девушки, которой легче овладеть, чем мальчиком.


АНЕКДОТ.

"Любая женщина может быть у Ваших ног. Для этого достаточно точно и сильно попасть ей в челюсть".


Сторонник гомосексуализма предпочитал мускулистое, крепкое тело мальчика, с которым можно было затеять борьбу. Не так просто сломить сопротивление крепкого мальчика, как нежной беззащитной девушки. Тем, дескать, слаще овладеть этим мускулистым мальчиком и пронзить его. В Античном мире очень были распространены единоборства… кулачный бой и борьба. Известно, что математик Пифагор был прекрасным кулачным бойцом, и участвовал в Олимпийских играх. На древнегреческих амфорах нередко были запечатлены моменты спортивных состязаний, в том числе, борьбы. Далее, правда, идут уже сплошь мои предположения.

Известно, что борцы прошлого иногда пользовались нечестными способами. Например, натирали свое тело составом, который делал его скользким, как змея. Это затрудняло действия противника. Я читал, что однажды пострадал от такого нечестного борца наш великий Иван Поддубный. Кроме того, в книгах часто упоминается, что в античные времена (и даже еще раньше) люди пользовались благовонными составами для умащения тела, для придания ему приятных запахов. Так вот, мое предположение таково… поскольку древние любили борьбу, они вполне могли пользоваться всевозможными маслами, составами для того, чтобы отбить запах пота и, одновременно, усложнить задачу борцу — сопернику (сделать тело скользким).

В борьбе, как виде спорта, на спортсменах был минимум одежды. Предполагаю, что иногда античные борцы могли бороться обнаженными. И вот, однажды, в борьбе оба соперника находились в партере. Партер — это в борьбе положение лежа. Но одна из позиций борьбы в партере именно такова… нижний борец стоит "раком", а верхний пытается провести против него прием (перевернуть на лопатки). При этом верхний борец передвигается по ковру по кругу вокруг нижнего, пытаясь найти способ для захвата и переворота противника.

Я предполагаю, что верхний борец, передвигаясь вокруг нижнего (оба на коленях), оказался как раз сзади противника и прижался членом к его заду. Если предположить, что они были не совсем раздеты, то верхний борец мог почувствовать сексуальное возбуждение, и запомнить это ощущение на будущее. Если же соперники были раздеты, то возбужденный член верхнего борца мог войти (проскользнуть!) в анус (смазанный маслянистыми благовониями, как и все тело!) нижнего борца. При этом борцы могли почувствовать взаимное удовольствие. Думаю, когда ЭТО случилось в первый раз, верхний борец от неожиданных ощущений получил мгновенный оргазм. Вероятно, борцы в тот раз боролись наедине, без зрителей.

Конечно, оба противника были смущены происшествием. Но нижний борец запомнил приятное ощущения от вошедшего в него члена и наполнившей его спермы, а верхний борец почувствовал удовольствие от того, что вошел в своего друга-борца и влил в него чудесную жидкость. Возможно, они потом обменялись мнениями, возможно, в следующий раз поменялись местами. Хотя, возможно, что нижнему борцу настолько понравилось быть "девушкой", которой "вдувают", что он так и остался пассивным гомосексуалистом. А верхний борец вовсе не жаждал превратиться в девушку, хотя бы и на время, поэтому остался активным гомосексуалистом, так как сам был всегда не против "вдуть" кому-нибудь. Борцы поняли, что можно получить удовольствие не только с девушками, но и друг с другом.


Анекдот.

Дед внуку — жениху…

— Когда будет первая брачная ночь…

Внук…

— Да знаю я. Нужно снять с нее трусы и овладеть ею.

Дед…

— Вовсе нет. Ты должен заставить ее смотреть, как рукой онанируешь, и кончаешь от этого. Нужно сразу доказать жене, что ты прекрасно справляешься и без нее.


Анекдот.

— Ваня, ты что предпочитаешь… Машу один раз, или Вову два раза?

— Маша — это Маша, но два раза — это два раза.


Впоследствии борцы — соперники, познавшие радость гомосексуализма, могли поделиться опытом с друзьями и знакомыми. Моряки и заключенные, до которых дошел такой слух, могли сделать из этой информации соответствующие выводы. Такая теория вполне объясняет то, что в античном произведении литературы герои обсуждают положительные и отрицательные черты любви к слабым девушкам и мускулистым мальчикам.

Несколько позже, предполагаю, что в средние века, анальный секс получил свое распространение и по отношению к женщинам. Опять же, мои предположения — это, всего лишь, предположения. Я не могу утверждать что-то безапелляционно. Так вот, имеются сведения, что именно в средние века рыцари, уезжавшие в поход, надевали на остающихся подруг пояса верности, которые бы исключали несанкционированный доступ к телу женщины. Ключи же увозили с собой, а, может быть, и прятали где-нибудь в родовом имении, чтобы никто пояс верности не вскрыл, и крошку не поимел.

Пояса верности используются и сейчас, в основном, для игр БДСМ. Существуют и пояса верности для мужчин. Но нас интересует женский пояс. Конструкция пояса верности, по всей вероятности, такова, что предотвращает доступ к обоим отверстиям в нижней части тела. Но я предполагаю, что в те еще времена (в средние века) конструкция могла быть другой. Во-первых, религия была тогда очень сильна. Религия была наверняка против того, чтобы даже предположить, что даму можно трахнуть в попу. Даму?! В Попу?! Да ни за что! У нее для этого 3.14зда есть! Во — вторых, пояс верности, естественно, сильно снижает успех гигиенического помыва 3.14зды и попы. Ну, предположим, половую щель можно хорошо промыть сквозь прорезь в поясе верности струей из шланга.

Купить садовый шланг в "Леруа Мерлен", или в Оби, Кастораме, и вперед. Поставил ее (мадам) стоя, ноги заставил раздвинуть, и #уячь из шланга между ног, промывай! Но, есть одно но. Поэтому, предположительно пояс верности хранил только 3.14зду, но не: опу. Ее мыть надо тщательно с жидким мылом для интимных мест, с горячей водой. Можно водонагреватель купить, хотя бы проточный, если горячей воды нет. Забыли к средневековому замку провести, например. Если предположить, что: опы красавиц были открыты, а только 3.14зды закрыты на ключ, то должна же была прийти мысль чьему — либо любовнику отодрать свою даму сердца в попу.

Она, конечно, вначале была против. Религия, мораль, и все такое. Но, ипацца-то охота, муж не скоро приедет, а любовник со здоровенным членом страдает в будуаре. Или где там у них еще? И вот, выпили коньячку, закусили шашлычком, жирком от шашлыка попку смазали и, эх! Какое порево началось! Как сладко, оказывается! В попку лучше даже еще, чем в 3.14зду! И не забеременеешь, и дырочка тугая!

Любовники, получившие доступ к попам любовниц, рассказали своим друзьям и друзьям друзей, как можно обойти пояс верности сзади. И все эти бароны, маркизы, князья и графья стали пользовать своих любовниц, носящих пояса верности, исключительно в попу. Это сократило травматизм, и травмопункты стали бездельничать. До появления анального секса многие рыцари, пытались, не снимая пояса верности с дамы своего сердца, засунуть ей как-нибудь эдак! Но пояса были, как правило, из металла. Попробуйте вскрыть консервную банку и погонять в ней свой член.

Так что анальный секс просто как бальзам по сердцу стал для любовников и любовниц. Нашлись даже дамы, носящие пояса, которые стали отдаваться в попу своим любимым псам. Они без опаски давали в попу любимым слугам своих мужей, чтобы те не "настучали" сеньору о супружеской неверности. Мужья, возвращаясь из походов, стали замечать, что не стало больше случаев заболевания пенисов у их лучших друзей, остававшихся дома, пока они участвовали в боях (Раньше эти пенисы травмировались о пояса верности). Вдруг не стало слабых на передок жен.

Исчезли они, вроде бы, хотя раньше были. Но самое странное, что на замках, венчавших пояса верности, не осталось следов взлома, не было больше сломанных в замочных скважинах неподходящих ключей и отмычек. Все было прекрасно. Но одна ненасытная баронесса склонила своего барана (то есть, барона), вернувшегося с войны, к анальному сексу. Барон имел аналитический склад ума, поэтому догадался, что остающиеся дома в поясах верности жены разрабатывают свои аналы. Барон, конечно, не будь дурак, согласился и на анальный секс (не его же попа при этом работала, а попа баронессы).

Но он сделал свои блестящие выводы достоянием рогоносцев. Результатом стала разработка пояса верности для защиты переда и зада неверных жен. В конце — концов, опу тоже можно шлангом промывать сквозь прорезь в новой модели поясе верности, и просовывая шланг с боков, сверху и снизу.

Разработка и внедрение новой модели пояса верности дала толчок новым исследованиям любовников против мужей. Примерно, как вирус и антивирус в компьютерной практике. Совершенствуется антивирус — тут же появляется новый вирус, которому пофиг антивирус. Но тут же разрабатывается новый антивирус, которому пофиг вирус. Любовники осознали, что в перед и в зад дам сердца проникнуть становится все сложнее. Тогда опытным путем было выяснено, что можно зажимать член меж грудей любовницы, под мышкой и в подколенном сгибе.

Для того чтобы любовница тоже тащилась от ласк, были изготовлены фаллоимитаторы, которые вставлялись в прорези пояса верности, и проникали в нужные отверстия в теле дамы. Даже если фаллоимитатор получал повреждения, то это было несопоставимо с повреждениями природных половых органов средневекового дворянства, когда их пытались вставить в прорези пояса верности, чтобы достичь вагины или ануса любовницы. Поскольку фаллоимитаторы средневековые были изготовлены из продуктов сельского хозяйства, например, из моркови, то повреждение искусственного фаллоса приводило к натиранию моркови, как на терке. Морковь натертая тут же направлялась на кухню для приготовления салата.

Натертая морковь ложилась под поясом верности на теле дамы, и извлекалась через прорези в поясе пылесосом с лобка или попы (в зависимости от того, в какое из отверстий в теле любовницы направлял фаллоимитатор находчивый любовник). Для дополнительного кайфа соски дамы во время полового акта посасывали специально обученные слуги гомосексуальных наклонностей, получавшие позже удовлетворение от своего благодарного сеньора. В особенности после внедрения новой модели пояса верности распространился секс в подмышку дамы.


АНЕКДОТ

— Ну, ладно, когда ты меня в рот и в попу трахал, я терпела, все так делают. Но в подмышку, как ты мог такое предложить? Что я тебе, блядь какая — нибудь?!


Появилась мода брить подмышки. В это же время появилась мода на пуфики. Дама садилась на пуфик топлесс. Кавалер подходил сзади и вставлял ей член в подмышку. Секс происходил в два приема. Сначала кавалер имел даму в подмышку, потом он же ее в перед или в зад трахал морковкой.

В наши дни замечена тенденция сопротивления дам подмышечному сексу. Вернемся к нашим подмышкам! Недавно появились рекламные плакаты со слоганом "Только Rexona дает мне защиту на целый день". На плакате изображена известная певица, поднявшая одну из рук вверх и демонстрирующая гладко выбритую подмышку. Рядом с ней изображены баллончики с дезодорантами — антиперспирантами. Черт знает, что такое! Мужики, кто-нибудь знает, что за дезодоранты? По-моему, это на подмышку наносится наждак из баллончика. Попробуй потом, #уй засунь! Сотрешь до самых: иц! А может, эта Rexona еще и между ног и между "булками" наносится? Тогда все, мужики, крантец! Единственно, что утешает, что "Rexona дает защиту на целый день". А на ночь смывается эта дрянь, этот наждак поганый! Тогда и можно попробовать вставить.

Как видите, анальный секс тесно связан с другими разновидностями секса, и может плавно переходить из одного в другой.

Таковы, в общих чертах, наметки будущей научной работы "Анальный секс. Прошлое. Настоящее. Будущее".

Ну вот, пока я обдумывал всю эту лабуду, уже и домой добрался. Я уже писал однажды в опусе "СосКИ соседки" о том, как форум в интернете о сосках актрисы привел к тому, что появилось непреодолимое влечение именно к соскам, как к источнику наслаждений. А сегодня, обдумывая "А в попку лучше? или Подмышка певицы", я понял, что сегодня вожделенным объектом для меня будут подмышки и попка. Моей жены Ники. А Маша и Наташа (которые соседка с подругой) уехали на симпозиум лесбиянок. Ника устроила их в Партию Лесбиянок, и они там активистки какие-то. Но дома дают мне как миленькие!

Когда я вошел в комнату, Ника лежала на спине, обнаженная, закинув левую руку так, что оголила подмышку! Вот так всегда. Стоит мне размечтаться о сосКАХ, как тут же появляются сосКИ, в достаточном количестве. Стоит подумать о Подмышке, и вот она, чисто выбритая, специально надушенная для меня, Подмышка. Кстати, Ника любит валяться голая и, однажды, я привел гостя, а она валяется, уже готовая к разврату. Эта шалунья, видя смущение гостя, тут же влезла к нему на колени и сказала мне…

— Дорогой! Приготовь пока нам что-нибудь подкрепиться.

Когда я вошел в комнату через некоторое время, жена уже ездила на госте верхом. Она любит будоражить людей своими выходками.

Теперь же она лежала, готовая принять меня в себя, куда угодно. Я быстро, как солдат, разделся, и бросился коршуном на сладкую беззащитную Подмышку. Вы думаете, что от Подмышки до попы — далеко?


АНЕКДОТ.

— Привет! Как дела?

— Привет! ОК!

— Как самочувствие? Как жена, дети?

— Все в порядке.

— Слушай, ты можешь дать мне взаймы десять тысяч?

— Поцелуй меня в шейку.

— Чего это вдруг?

— Ты тоже издалека начал!


Я, расцеловав Подмышку, прошелся пальцами по сосКАМ, животику, запустил пальцы в щелку, перевернул Нику на живот и поцеловал в попку.

— ТУДА?

— ДА!

Она встала рачком и подала мне тюбик с гелем, приготовленный этой хитрюгой заранее.

— Эх!

— Ух!

— А-а-а!!!

Вы, наверно, скажете, что я извращенец, но все же признаюсь. Когда я ласкал Нику, то мне почему-то представлялось, что это вовсе не моя жена, а певица, завлекающая на приятный запах своей подмышки. Она снялась для журнала Maxim в откровенных позах, то стоя с широко раздвинутыми ляжками, то стоя раком, то лежа на животике. И даже на рекламном плакате Rexona у певицы глубокое декольте, и ее груди дразнят своими округлостями, а не только подмышка своей гладкой выбритостью и прекрасным запахом. Мне представлялось, как мой огненный скользит меж ее грудей, в подмышку, я сдвигаю полоску трусиков, когда она стоит коленопреклоненная, и вхожу сзади в ее нарексоненную…

Потом я представил, что город наводнили рекламные плакаты совсем не с подмышками, а кое с чем посущественней. Например, плакат с той же певицей, облокотившейся на спинку кресла, выставившей напоказ свои оголенные груди. И текст… "Мой бюстгальтер совсем не дает мне защиты все лето. Я его не ношу. Мои груди стесняют предчувствия. Жду". Или, например, такой плакат. Волосатая мужская рука крепко держит женские трусы, а трусы спущены, но не сняты полностью с очаровательной женской попы, которая всей округлостью своих "булок" повернута к потребителям рекламы. Вспомните Некрасова… "И, шествуя важно, в спокойствии чинном,

Лошадку ведет под уздцы мужичок". Так вот, представьте, мужичок — это волосатая мужская лапа. Уздцы — это трусы, которые решительно держит волосатая рука. А лошадка — это нежная оголенная женская попка, с которой спущены трусы. Конечно, на этом плакате трудно идентифицировать, что голая попа принадлежит именно данной певице. Только мужчины, имевшие счастье видеть попу певицы вблизи, могут отличить ее от других поп по каким-нибудь особенностям. Например, шрам на попе, или родинка. Но главное не это. Главное — надпись… "Трусы не дают мне никакой защиты все лето, с утра до вечера, с вечера до утра. Они отдыхают в Турции. Хочу тебя"! Э-э-х, мечты!

Ы!

Ы-ы-ы!!!

А в попку — лучше!


Олег Якубицкий

Агентство "Бесстыжие губки"


Заседание коллектива акционерного общества началось. В последнее время дела на комбинате шли неважно: доходов мало, зарплату сотрудникам повышать не на что. Заседание имело целью найти выход из создавшегося невыносимого положения. Директор произнес зажигательную речь:

— Дамы и господа! Положение наше в настоящее время хер…, хреновое, мягко говоря, и, если мы в ближайшее время не найдем новые пути продвижения вперед, то будет полный пиз…, абзац, я хотел сказать. Если производственные отделы дают какой — никакой доход, то бухгалтерия — это балласт, одни расходы у нее, а штат оху…, бл…, то есть, большой. У меня есть конкретное предложение: из сотрудниц бухгалтерии организовать новый коллектив, который по совместительству, параллельно с основной работой, будет предоставлять населению такую услугу, как еб…, то есть секс. Кстати, сейчас весна, щепка на щепку лезет. Не будем тянуть резину в долгий ящик, завтра и начнем. Между прочим, о резине тоже надо позаботиться в связи с нашей альтернативной профориентацией.

Бухгалтерши зашумели:

— Фу! Как это можно?

— Секс? Какая гадость! Да еще в такое романтическое время, как весна! А как же прогулки при луне и вздохи на скамейке?

— Дамы! Тихо! Вздохи будут, и даже крики, только не на скамейке, а на кроватях! Я продолжаю излагать. Итак, название для борде…, то есть для нового м-м-м, предприятия, я предлагаю на выбор: ООО "Резвые грудки", ОАО "Шаловливые попки" или фирма "Влажные киски".

— Это что, "Мокрые кошки", что ли?

— Нет, Марь Иванна, кисками в определенных кругах, даже близких к интеллигенции, называют то, что находится у женщин м-м-м, между бедер.

Шестипудовая Марь Иванна заколыхалась от смеха на стуле:

— Я своей киской какого-нибудь кота вместе с ушами и хвостом накрою! Хотите, покажу свою ман##щу?

Директор торопливо отказался:

— Нет-нет, не надо! Клиенты, жаждущие секс-услуг, народ разнообразный, кто-то хочет юную, маленькую, стоячую и нежную грудку, а кто-то, простите, висячее вымя.

— Сан Саныч! Вы меня за вымя не троньте!

— Еще раз извините, Марь Иванна, это я для примера.

— Ни ху# себе примеры, идите с ними в пиз##!

— Вопрос можно? А какова будет оплата?

— Вот, Зиночка, спасибо за вопрос! Это ведь самое главное! Я произвел необходимые расчеты, смотрите.

— О-о-о! Ого-го! Вот это да!

— Да, бляд…, то есть секс принесет нам необходимые доходы. Причем, мы будем брать массовостью. Студентам, пенсионерам и милиции — скидки, традиционный секс — дешевле, групповуха, садо-мазо, извращения там всякие — дороже.

Марь Иванна вновь заколыхалась:

— Да какие там садо-мазо и извращения! От меня эти извращенцы живыми не уйдут, бля! Вылизывать заставлю! И не только кошку, тьфу ты, пропасть, киску, но и задницу!

Директор судорожно вздохнул, представив изуверские пытки садо-мазохистов и извращенцев жестокой бухгалтершей.

Зина возразила:

— Не скажите Марь Иванна! Моя лучшая подруга тоже взялась подрабатывать сексом по телефону, так ее один маньяк во время еб…,сеанса то есть, кирпичом в пиз… в ЭТУ ШТУКУ чуть не изнасиловал! Только секьюрити откачали, искусственным дыханием рот в рот, коньяком, и потом еще раз в рот, только я запамятовала, чем. Она в шоке была целую неделю, хотя кирпич был виртуальный!

— Да я ему этот кирпич в жопу затолкаю, но не виртуальный, а самый настоящий, силикатный кирпич!

Директор прервал спорящих:

— Дамы! Мы так к сути дела никогда не перейдем. Предлагаю ставить вопрос на голосование. Кто за то, чтобы организовать в бухгалтерии секс-службу? Прошу поднять манда…, тьфу, ну конечно, не мандаты, а руки. Так, пятеро. Прошу опустить: Против? Никого. Воздержались? Двое. Большинством голосов принято. Определимся с названием. Ну, что, "Резвые грудки", "Шаловливые попки" или "Влажные киски"?

Вика, одна из молодых, да ранних бухгалтерш, внесла предложение:

— Сан Саныч, лучше пусть будет агентство "Бесстыжие губки".

Марь Иванна обрадовалась:

— Правильно! Губки! Губок у нас у каждой много, и, наконец, это женственнее. Все лучше, чем киски или попки.

Все поддержали:

— Да, годится.

Директор подвел итог:

— Завтра начнем. Сейчас Вика на компьютере напечатает десятка три объявлений, все берут и расклеивают по дороге домой. Когда будут звонить по нашим телефонам, сразу представляйтесь, как "Бесстыжие губки". Если будут говорить, что не туда попали, то вешайте трубку, а на второй звонок представляйтесь мебельным комбинатом. Вначале, думаю, будут накладки, но постепенно разберемся. Для проведения еб…, то есть сеансов обслуживания населения, администрация выделяет семь комнат на втором этаже. Поскольку комбинат у нас мебельный, с кроватями проблем не будет. Их сейчас же расставят. Охрану подключим для усмирения буйных клиентов. Медпункт у нас есть на всякий случай. Сейчас главный бухгалтер, Абрам Семеныч, выдаст вам спецодежду. С этого дня вы все — девочки. Ну все, манд…, то-есть, аминь, я хотел сказать. Да принесет нам удачу время любви — весна!

Объявления в тот же вечер были расклеены. На следующий день начались звонки. Первой трубку сняла Марь Иванна.

— Алле? Слушаю вас.

— Агентство "Бесстыжие губки"?

— Слушаю тебя, котик.

— Вам "крыша" нужна?

— Какая крыша? У тебя "крыша" поехала, пупсик? Приезжай скорей, шалун, мамочка снимет с тебя штанишки и помассирует розовую попку!

— Я сейчас приеду и лично с тебя штанишки сам спущу, дура! При вашем бизнесе "крыша" нужна. Будете отстегивать "Серому" ежемесячно тонну баксов! За бабками приезжать будет мой человек каждую первую среду месяца. Покедова!

Ошалевшая Марь Иванна долго приходила в себя от разговора с "Серым". В это время вновь раздался звонок телефона. К трубке первой успела Зина.

— Аллоо-у? "Бесстыжие губки" ждут вас!

— Ё-моё! Какие еще губки? С Абрам Семенычем можно поговорить?

Зина залепетала, обращаясь к главному бухгалтеру:

— Абрам Семеныч, это Вас. Наверно, заказчики мебели. Я "Бесстыжими…" назвалась.

— Ладно, отобьемся. Алло?

— Абрам, что у тебя такое там творится? Какие там такие губки? Ты что, сутенером теперь работаешь? Я на хрен прекращу с тобой договор, если это блядство не прекратится.

— Сергей Иваныч, успокойся. Мы по-прежнему мебельщики, но осваиваем смежные области. Так сказать, будет у нас многопрофильный комбинат.

— Е##ть я хотел твой многопрофильный! Звоню завтра, если эта пое#ень не прекратится, если я узнаю, что вы проституток у себя держите, пишу протокол о разногласиях, разрываем договор! Все!

Раздались короткие гудки. Главный бухгалтер удрученно почесал затылок.

— Да. С такой коммерцией на х… всех прежних заказчиков потеряешь, а не то, что новых приобретешь.

И вновь звонок. Трубку взяла Вика.

— Алло?

— Это "Похотливые губы"? В рот берете? Ждите, соски! Мы выезжаем к вам бригадой в пять человек, представители муниципалитета хотят разврата.

С трудом отбившись от представителей местной власти, желавших на халяву развлечься, коллектив бухгалтерии к концу рабочего дня впал в транс. Вновь было организовано короткое собрание, на котором единодушно постановили, что лучше максимально сдать в аренду площади комбината, чем заниматься сомнительным и небезопасным бизнесом. Директор хотел уже объявить, что собрание окончено, как слово взяла Вика.

— Да, с новым бизнесом мы погорели. Но напоследок давайте оттянемся по полной. Комнаты готовы, а спецодежду вы нам, мужики, такую купили, что я с утра себя еле сдерживаю.

Она молниеносно расстегнула и сбросила платье-халат, оставшись в кожаных трусах с разрезами, открывающими доступ к самому сокровенному, и в бюстгальтере с отверстиями для сосков. Схватив за руку Абрам Семеныча, она повлекла его в одну из "служебных" комнат. Зина скинула юбку и осталась в одном топике. Она кинулась вдогонку за сладкой парочкой. Главбуху, Зине и Вике предстоял секс втроем. Марь Иванна тоже оголилась, оставшись в черных кружевных трусах и кружевном бюстгальтере, с трудом сдерживавших буйство ее обширного тела. Она грубо схватила под руку похолодевшего от надвигающегося триллера директора и поволокла его за собой, хотя он упирался.

— Вы — мой, Сан Саныч. Позиция 69. Я — сверху!

Услышав это, директор затрепетал и забился от испуга, вспомнив обещания бухгалтерши зверски расправиться с садо-мазохистами и извращенцами. Он, конечно, извращенцем не был, но вся необъятная злоба крупногабаритной Марь Иванны теперь грозила обернуться против шефа. Директор даже застонал, поскуливая, но мощные руки Марь Иванны крепко стиснули жертву. Вскоре из-за двери, в которую они вошли, раздались глухие крики и мольбы о пощаде Сан Саныча и торжествующие вопли Марь Иванны, оргазмирующей на покоренном директоре. Остальные две "девочки" увлекли за собой охранников. Вскоре из четырех комнат доносились только стоны и крико-вопли любви.

Так бесславно, не успев начать работу, прекратило свое существование агентство "Бесстыжие губки". Может быть, стоило им назваться "Шаловливыми попками", и бизнес был бы более успешным? А может, не нужно связывать коммерческие начинания с таким романтическим временем, как Весна? Хотя, кто знает. Может быть, сотрудники и сотрудницы мебельного комбината, участвовавшие в оргии, знаменующей конец "Бесстыжих губок", до сих пор не без удовольствия вспоминают любовные баталии и мечтают об их повторении. Может быть, хотя директор вряд ли с ними согласится.


Олег Якубицкий

Ай эм раша


Вот и свершилось я прилетел во Францию. Ну здравствуй, Нормандия Неман, здравствуй мулен руж, привет сказочный Париж.

За свои 32 года я дальше Крижопля и черного моря ни где и не был, а тут повезло 3 дня в Париже. Такси уносит меня из Орли, я весь в предвкушении приключений, не знаю как тебе Уважаемый читатель, а я не разу не еб французок, и хочу исправить этот пробел.

Сняв номер в отеле я разумеется отметил это событие кружкой пива в уютном баре. Сам я водку пью крайне редко, но пиво- О это отдельная история. Короче их пиво мне пришлось ох как не по душе. И я исправил это французским НАСТОЯЩИМ коньяком. ФУ- бля, помню что еду в такси ору про канкан и требую у таксиста показать местные достопримечательности. Таксист мне напомнил своим лицом Тофика с Еревана, о чем я тут же ему и поведал на чисто русском и ломаном английском, ясно дело таксер в шоке и приложил все усилия дабы избавиться от своего пассажира, ха то бишь от меня, разумеется я напомнил ему 1812 год когда Кутузов вкатил пиздюлей Наполеону, то как мы освободили Европу в 1945-м, Де Голь наш лучший друг, и то что я приехал переебать всех ваших девок. Разумеется все это я говорил на чисто русском с перемешкой ломанного английского:

— Но ай но спик инглишь…

— Эх, ты чувырла, ладно гони к башне!

— ???

— Ну, бля — пытаюсь изобразить руками творение Эйфеля

— ???

— Б-а-ш-н-я

— ???

— Манмарте-р ваш ебаный, поля — развожу рукам- елесея

— ???

Мелькнули огни, красота, тычу туда пальцем и таксист вроде понял что мне надо. Не знаю почему но от сотни баксов водитель отказался и очень вежливо проводил меня из своего авто.

Ну вот стою я у парапета, и Париж от горизонта до горизонта, в темноте блестят огни и так мне стало горько, так уж обидно, думаю ну как запомнить такую красоту…

Как я не сорвался с высоты- не знаю, но поссав с высоты и хорошенько встряхнув член, он же не нос обратно не втянешь, я услышал аплодисменты за спиной. Оборачиваюсь, толпа каких- то пенсионеров радостно хлопает в ладоши. МНЕ. ХА. НУ так мы такие, разумеется кланяюсь, типа актер и с чувством выполненного долга иду снимать шлюх.

Ясно дело ни кого я не снял, а напился до умопомрачения. Следующие пол дня я провел похмеляясь, используя для этого местные напитки- редкостное говно, сижу и понимаю что нет того сказочного Парижа, а местное население чем-то похоже на турок. Вот рядом мечта юности — мулен руж, а желания нет, вот рукой подать Сены — сходи посмотри, а я хочу в поволжские степи. Да, не стало еще одной мечты:

Но вот за окном ОНА, словно вуалехвостовая рыба, просто проплыла в своем шикарном красном платье: я как укушенный сорвался с места и за ней: на ходу у цветочницы букет белых роз: бегу народ шарахается: догоняю и как могу:

— Мадам ю вери найс, ю вери бъютифл вумен, — протягиваю букет.

Разумеется нормальная деваха от неожиданности будет в ахуе. Ну и эта не исключение. И лопочет что-то на своем тарабарском, типа:

— Но компреме:

— Ну какое на хуй компреме, ай эм крези от ю бъютифел, аэм влюбился в тебя, тпфу бля в Ю.

— ???

— Ам рашен мен, ам туристо:

Не знаю что ее так развеселило но она расхохаталать очаровательно звонким голосом над моим идиотским поступком. Бог мой какая же она красивая — черные пышные волосы до плеч, карие ясные глаза, пухленькие губы- ей лет двадцать шесть. Вот она любовь, она протягивает назад букет и говорит что мол вы ошиблись- ну я так понял.

— Но, но- говорю я- это тебе ты ведь такая красивая

Она улыбается в ответ, не замечаю как, но мы идем с ней и болтаем, просто наваждение какое-то. Она что-то говорит по французки, а я не в зуб ногой. Хотя ее анлгийски мне то же непонять, так как сам его не знаю.

Уже на англицком мне говорит мол кто ты, че надо и тп. Я отвечаю мол русский инженер, бля- конечно обманул, а здесь сам не знаю какого хуя делаю, но хочу тебя выебать. На что она сказала:

— Вот из е-бать

— Ха, деточка, ебать — висезе гуд, иц найс, потом объясню

Не знаю поняла ли она весь колорит, но кажется два человека так увлеклись друг другом что можно поверить в то что две половинки одного целого находят друг друга.

Мы гуляли по Парижу и говорили на разных языках, она такая изящная словно мечта, а я без мата и двух слов связать не в силах. Совершенно незаметно настал вечер, я проводил ее домой. Она мне назначала свидание на завтра.

Насколько я понял ее папа какой-то богатый перец, а мама держит бутик модной одежды где Мари — так зовут мою прелестницу- работает дизайнером. Короче женская часть их семьи занимается хуйней, в то время как папа и старший брат заколачивают бабки. Мари закончила Сарбонский университет и ей 25 лет от роду, ха козчка в самом соку, чем мы не пара мне 32, да я грубоват и меня выгнали с 4-го курса института ну и что: главное я люблю ее.

День свидания был суббота, а в воскресенье мне уезжать, так сказать прощай Париж и здравствуй дойчленд. Но этот день мой, смешно, но эта девчонка просто свела меня с ума. Это такое наслаждение быть рядом с ней, смотрю и пьянею. Длинноногая брюнетка, сиськи 3, а то и 4 размер, талия словно точили, а попа бля вот бы туда присадить. Ручки у нее какие вот бы в эти ладошки мой член, да залупой по этим сахарным устам.

Уже темнеет я провожаю ее домой, кажется она прижимается ко мне плотнее: бля я кайфую от ее сисек. Через тонкую ткань ее топа я кажется чувствую как затвердел ее сосок, интересно она любит когда ее щипают за соски…

И тут, хуй знает откуда 4 мудака подгребли с двух сторон и у всех ножи. Ну думаю грабить будут- ну нате берите отдаю кошелек, че за баксы голову сложить: да и каждый из бандитов крупнее меня. Какой-то угрявый гандон вырывает кошелек и чето орет. Наверное еще надо чето. А трое на мою радость лупятся, тычут в нее пальцами и базарят — факин гел бич- мол трахнуть ее ништяк, ну мне так показалось. Ну нате трахайте, мне то по члену.

Мари в шоке- а кто в ступор не попадет. Четверо с ножами — это не магазин плюшевых игрушек. Знаете как хочется жить в такой момент, но еще хочется навалить в штаны, то бишь обосраться или обосаться- так устроен человеческий организм. И разумеется в такие ситуации ни ментов рядом ни помощи вот и делай что хочешь. Ну, я и говорю мол я тут не причем, мол пойду я, вы тут сами. Ну да вали, а мы телочку распилим прям тут на газоне.

Первый получил пинок по яйцам со спины, выронил нож и упал на брусчатку. Двое так ахуели что только через мгновение поняли что каждый глазом поймал рулак, четвертый ударил меня ножом, мне повезло ему нет. Ну разумеется я не преминул прошманаться по карманам у развалившихся дядей на полу, а че- что в бою взято то свято.

Мари так ахуела от контраста событий что наверное и не поняла как мы оказались у крыльца их дома. Честно говоря я и сам сыканул не хило, а че на меня каждый день нападаю? Вот просто предел мечтаний выйти из обыкновенного русского города и попасть на пики в центре ебаной Европы? И впрямь можно напустить в штаны.

— Ну что красавица прощай я завтра уезжаю… — говорю я Мари, и честно рад что я такой заебательский, бля как в кино, х-ха просто герой.

Тут моя красавица как с цепи сорвалась, кинулась мне на шею и ну зацеловывать. Тут ахуел я. Очухался уже в ее комнате, стою по средине со спущенными штанами, а она стоит на коленях и сосет. Бля, вот это кайф. А сосет-то как, с жадностью, глотает по самое горло. Скажу честно блядей было много, но что бы приятен был их отсос- на 10 девок одна молодец, остальные… а ну их на хуй.

Ну вот сосет Мари, одной рукой катает мои яйца, а другой просто впилась в ягодицу. Бля, еще секунду и мозги мне высосет.

— Не милая так не пойдет- поднимаю ее с колен, заворачиваю ее рачком- щас узнаешь что значит выебать…

Ох как же я ее ебал, и главное как она отвечала. Честно говоря уже к своим 30 годам мне было достаточно 1-го раза в неделю, нервы и постоянное пьянство потенции не способствуют. А тут не успевал кончать. Пять раз за 4 часа, мой рекорд 3 раза за ночь, а тут хочу и хочу.

— Ох Мари, лапушка ты моя французская, как же я тебя люблю, все сделаю но увезу в Россию:

Мари поднимает голову с моей груди и вопросительно смотрит мне в глаза.

—: Увезу и женюсь, потому что тебя искал сотни лет: потому что я люблю тебя, и не хочу остаться без тебя.

— Я тоже хочу остаться без тебя.

ОПА, немая сцена, входит ревизор и остальная пиздабратия.

— Я такая же француженка как и ты. — так мило и лукаво улыбается мне Мари.

— Епты так ты русская- я просто очень сильно удивился, поебал француженок…

::: А что дальше? Дальше жизнь, двое пацанов 5 и 3 года, и новая беременность моей Машульки, надеюсь принесет дочуню. Я стал более культурным и даже почти не матерюсь, бля.


Lucifericus

Анальные извращения юного Вадима


Вадик еще в возрасте 13 лет увлекся анальной мастурбацией. Тогда же он поймал себя на мысли, что он гомосексуалист.

Он никогда не общался с девушками. Вообще он был очень замкнутым человеком. Ему очень хотелось попробовать анальный секс, но нехватало смелости для реализации своей мечты, тогда он начал мастурбировать анально, засовывая в свою задницу разные предметы. Времени у него на это было предостаточно. Его мама работала проводницей, а отец служил на севере. Каждый день Вадик приходил домой, раздивался перед зеркалом, шел на кухню, смазывал себе анус маслом, и думал какой бы диковиный предмет вставить себе в анус. Он даже вел дневник, записывая туда все предметы которые побывали в его анусе, ставил дату и время. За пять лет это уже была почти полностью исписаная общая тетрадь. Чего там только не было, почти все виды колбасных изделий, банки, бутылки, ножки от стульев, хрустальные вазы, почти вся посуда, и даже несвежий урюк. Его дыра, уже стала такой огромной, что туда можно было поместить почти все. Вадик все мечтал попробовать секс с мужчиной, когда он пихал в свою жопу очередной предмет, он представлял, что это член огромного мужчины. Особенно Вадику нравились чернокожие культуристы.

Когда в очередной раз домой приехал отец Вадика, он привез с собой с далекого севера две огромные замороженные рыбы. Это были две большие скумбрии. Отец побыл дома всего день, и уехал, а до приезда матери оставалось еще два дня. Как только отец Вадика уехал, тот достал свою тетрадку, и стал любоваться своими достижениями. Его глаза остановились на колонке "Колбасные изделия" он вспомнил, как две недели назад, засунел в свою жопу докторскую колбасу, и ему захотелось снова испытать ощущения наполненности. Вадик открыл тетрадь на последней странице красовалась надпись — пульт от видика, число и дата. Снова на него нахлынули воспоменания, как он засунул в жопу пульт, как приятно резиновые кнопки щекотали его прямую кишку, и как он получил по роже от отца, за испорченый пульт, Вадик тогда сказал, что уронил его с болкона на собачью какашку.

В общем снова ему захотелось помастурбировать анально. Вадик стал думать чего бы еще не обычного засунуть в свою жопу,

Может папин сопог? хотя он уже пробовал парусинки

Может ручку отвертки, или ершик для унитаза?

Может быть пачку сигарет или зажигалку?

Все это уже было, нет сегодня это должно было быть что нибудь особенное.

Вадик полез в холодильник, прошолся глазами по полкам, и ничего заслуживающего внимания не увидел. Он открыл морозильную камеру, и увидил там два эскимо "Буратино" Вот оно решение, Вадик еще никогда не трахал себя намертво замершим мороженым, Он быстро снял трусы, улегся на большой дубовый кухонный стол(это было его любимое место), зазвернул одно эскимо, и попытался в себя всунуть. Ничего не вышло, только жопа испачкалась шоколадом. Вадик озадачился, его глаза бегали по кухне в поисках предмета для того, что бы расширить себе анус. Он никогда не вставлял себе в жопу ничего холодного, и сейчас ему хотелось испытать новое ощущение. Он все думал и думал, с обертки от мороженного глядел проказник Буратино, и как бы смеялся над вадиком. Вадик вновь стал пристально вглядываться в кухню, посмотрел еще раз на холодильник, в морозилку, чуть ниже. Конечно! вот оно решение, можно расширить субе анус огромной сорделькой, хотя нет, он еще раз посмотрел в морозилку, решение уже близко, мороженое тает, нет всетаки эффективней всего будет сорделькой. Вадим встал со стола быстро схватил сордельку, и не смазвая ничем вставил в анус, стремительно расширев дырку, вытащил сордельку, опять лег, и мороженое вошло прекрасно. Волна новых ощущений накрыла Вадима, одной рукой он двигал мороженым в своей сраке, оно там подтаивало, а другой дрочил член. Это ему очень понравилось. Когда мороженка стала уже совсем маленькой, Вадик вытащил ее, вставил в рот, развернул второе эскимо, и быстрым движением загнал себе в сраку, предварительно встав раком. С этикетки от мороженого по прежнему улыбался проказик Буратино, а Вадим улетал в другую вселенную от счастья. В мир где росли диковиные цветы, и в тоже время падал снег, в мир где жили только чернокожие культуристы, с холодными как лед хуями, в мир где нет горя и печали.

Вадим потерял ощущения реальности, уже начал приближаться оргазм, как вдруг он получил сильнейший удар по жопе чем то очень холодным, еще холоднее чем мороженое. Вадик сначала подумал, что это культурист выбрался из его фантазий и лупит его своим ледяным хуем, и продолжил манипуляции. Но второй удар окончательно вернул его в суровую реальность. Оказалось, что это не культурист лупит его хуем, а что это суровый отец, который неожиданно вернулся и увидил, как его сынишка стоя раком на столе сует себе в жопу эскимо, и еще в это же время жрет другое эскимо. Да это действительно был его отец, его рейс отменили из-за плохой погоды, и он вынужден был вернуться домой. Он открыл дверь ключом, чего Вадик не слышал, прошел на кухню, увидел на столе своего единственного сына, жирного воняющего говном ублюдка, ебящим себя в жопу мороженым. Далее отец посмотрел на открытый холодильник, достал огромную рыбу, и огрел ей по жопе ублюдочного сыночка два раза.

— Что ты делаешь тупой ублюдок. Спросил отец

— Папа я просто я я

— Ты грязный пидор отвечай мне

Вадик горько заплакал, он не знал куда деться от стыда. Отец увидел рядом лежащуюю тетрадку, и немного пролестав ее понял, чем увлекается его сын, пока он и его мать пашут на работах как проклятые.

— Значит ты пидарастичый извращенец, ты не сын мне больше, убирайся на улицу гнида, ты не мой сын.

Отец продолжал листать тетрадку:

Дедовы ордена, упаковки из под таблеток, тараканий мелок.

У отца вот вот случится сердечный приступ.

Мой пистолет, дверные ручки, вилки от розеток.

Отец продолжал листать тетрадку и орать на сына, что бы он убирался. Вадик весь в слезах, стал быстро натягивать штаны, Как вдруг отец увидил последнюю надпись "пульт от видика" Он два года копил деньги на видик не доедая, и ходя с голой жопой, из-за него он обнманывал и унижался, а его сын испортил пульт. А он ведь почти поверил, что Вадиу уронил его с болкона в собачью какашку.

Отец взревел от злобы, накаутировал все той же огромной рыбой, затем спустил с него только что одетые штаны, и засунул эту рыбу в жопу сыну по самый хвост.


Damiano

Анальный марафон Юли Тимошенко (или происшествие в Украинской Раде)


— Мы требуем от правительства объяснить, почему так бездарно были провалены переговоры с москалями! Почему мы покупаем газ за деньги, а не тырим его на халяву, как обычно?! Почему президент Дрющенко начисто игнорирует очевидные факты? Мы требуем возбудить расследование по факту коррупции в высшем эшелоне…


Оратор на парламентской трибуне потрясал ручонками и судорожно кудахтал, заплескивая первые ряды вонючей слюной. Депутаты морщились, вытирали брызги рукавами, некоторые тихо матерились. Вечно этот мудак из БЮТ всех заплюет! Депутат Гонобулькин славился своими потными брылями, неумеренностью во взятках и огромными яйцами, выпиравшими из обоих карманов. Впрочем, злые языки утверждали, что на самом деле карманы забиты грязными носками, своими и чужими. Гонобулькин отличался также своей невероятной скаредностью и запасливостью.


Юля Тимошенко закинула стройную ножку на ногу и усмехнулась. Ее знаменитая коса светилась аки золотой нимб. — Крепко шпарит ее заместитель по фракции! Прямо как Цицерон. Или мудозвон? Неважно, главное, чтобы на них, настоящих оранжистов обратили внимание избиратели. Типа, борцы за народное достояние. Ничего, что сама Юля хапнула из этого достояния не одну сотню лимончиков. Это мелочи. Фиг докажешь…


— Вызывается представитель фракции "Наша вильна Хохляндия" депутат Распердищенко…

Очередной боров пукнул, поднялся с насиженного места и, поддернув штаны, направился к "аналою свободы". Оттуда он начал вещать визгливым голосом о кознях врагов и происках политических конкурентов. В отупевший до блевотины зал понеслись громовые слоганы — "Мы не позволим замарать!.. "


Юля вдруг почувствовала, как засвербило в заднице. Она недовольно поерзала своей сексуальной попой по сиденью. Но чесотка не унималась. Что за бл… во?! Опять руки не помыла после туалета? Или собаку гладила? Или ловила блох в волосищах у зятя? Она похотливо улыбнулась, вспомнив нечесаную гриву жениха-рокера. А как от него воняет! Словно от козлища. Так бы и нюхала, и нюхала…


— Вызывается коза драная, мочалка необузданная Юлька Трепонемко!

Председатель Пингвин осекся, некоторое время тупо шевелил губами, словно не веря своим словам, затем снова уставился в протокол.

— А нет, конешно! — Он громко высморкался на пол. — Тута понаписано, шо Трепонищенкову визивати. Что за чорт? — Он еще раз вгляделся. — Неразборчиво шо-то. В общем, давай Юля, поди сюды, не бойся!


Обомлевшая женщина потеряла дар речи. Она растерянно обвела глазами соседей, словно спрашивая — "Не почудилось ли?". Но те по-прежнему сидели в сонном оцепенении и никак не реагировали на дикий демарш председателя Рады.

— Бред какой-то…


Она медленно подошла к трибуне, покачивая круглыми бедрами. Затем уничтожающе посмотрела на Пингвина, выказав тому все свое презрение. Но бессовестный обидчик был занят тем, что пялился на ейные же титьки. Сверху открывался шикарнейший обзор крутого выреза. Мужик громко причмокивал губами и что-то тискал в своем кармане. Его глазки нехорошо поблескивали. Ну и сучка! Так бы и…


— Ну ты и мерзавец! Хоть бы людей постыдился!

Юля презрительно фыркнула и гордо направилась к трибуне. Все мужики скоты! Все хотят ее трахнуть, вся вильна Хохловка мечтает задрать ей юбку. И не только Родина. Из поганой России тыщами идут письма от озабоченных самцов. Да если б она подписалась на все перепихи, что ей предлагали… Лучше об этом не думать!


Она втиснула свою фантастическую попу в узкий просвет. Притаившиеся за кулисами фотографы завыли от восторга и защелкали вспышками. Какие кадры! Завтра на всех первых полосах появится этот незабвенный ФАК. И денежку нехилую можно срубить. В общем не баба, а просто источник вдохновения…


— Я со всей ответственностью заявляю, что наш якобы президент Дрющенко…

Юля проникновенно смотрела на зал своими круглыми глазами и обличала своего бывшего союзника. Со страстью невероятной она описывала все его грешки и прегрешения, не пропуская даже детские проблемы с энурезом. Правительство погрязло во взятках и коррупции, кумовстве и кланах, триппере и сифилисе, а также в СПИДе и птичьем гриппе.

— А уж этот ролик с голубым черепом на 25-м кадре! Это вообще невыносимо! Что они хотят этим сказать?!..


Зал по-прежнему сидел в сонном оцепенении, не реагируя ни на какие "импульсы". Всем было давно и глубоко на… ать на все ее литературные изыски. — Трахаля бы тебе хорошего, сразу бы успокоилась, мочалка драная! Депутаты дружно клевали носами, дожидаясь перерыва на обед, а также на пиво, сто грамм, сортир и проституток.


Вдруг в дверях появилась какая-то новая фигура. Она постояла некоторое время, оглядывая зал. Затем медленно двинулась по проходу. Никто не обращал на нее внимания. Типа, мало ли какая погань тут бродит. А зря. Ибо фигура продолжала топать вперед, пока не уперлась в председательскую трибуну.

— О-хо-хо, ну и бардак!

Громко срыгнув, нежданный гость кряхтя полез по ступенькам и предстал во всей своей красе. Это был плюгавый и прыщавый мужичонка неопределенного возраста. Маленький, сутулый, в грязных джинсах и помятом кургузом пиджачке на голом теле. На десятки метров разнесся омерзительный смрад многолетнего перегара. Обведя зал поросячьими глазенками, он как-то утробно пробурчал:

— Во ур-роды…


Затем подошел к обомлевшему председателю и, ухватив того за хибон, скинул со стула. Пингвин в каком-то суеверном ужасе смотрел на наглеца.

— Что Вы себе позволяете? Это вам не помойка!

— Заткни пасть, каз-зел! И канай отсюда, пока не порвал!

— Уже в пути…

Опарафиненный председатель поднялся с пола и покорно почапал куда-то. А борзый мужичок развалился на узурпированном седалище и победно вывалил на стол свои нечищеные боты.

— Давай, родная, продолжай бухтеть!


Юля словно очнулась. С трудом выйдя из стагнации, она обвела глазами зал. Да что же это такое?! Невероятно, но ни одна морда даже не шелохнулась! Три сотни застывших в дреме раскормленных рях. Нажрали мордуленции, в три дня не обгадишь! Тут такое происходит, а им хоть бы хны! Сидят и в ус не дуют. Да кто же этот мужик? Чего ему тут надо? А может, это заговор против НЕЕ??? Может, ее, Юлию Тимошенко, сейчас арестуют, изнасилуют, расстреляют?!!!


Нет, надо продолжать доклад, как будто ничего не происходит. Потом разберемся, кто за всем этим стоит. И она снова продолжила свою речугу, правда слегка заикаясь.

— Не может не вызвать глубокой озабоченности тот факт…


Мужик за столом явно скучал. Он трогал разные кнопки и тумблера, включал и отключал микрофоны, даже пытался сказать залу что-то умное, вечное. Но окромя "мать… мать… " ничего достойного не изреклось. Наконец ему обрыдло это баловство, и он расслабился, с шумом выпустив газы. Докладчица вздрогнула от громового звука. — Ну и свинья! Поморщившись от мерзкой вони, она продолжила обличать.


— Ну тоска-а-а-а…

Странный гость уныло покрутил своими свиными глазенками, вздохнул и принялся расстегивать ширинку. Краем глаза Юля в полном отпаде наблюдала, как оборзевший ублюдок вываливает на свет божий свое волосатое достоинство. Два огромных мудя. Вокруг разнесся отвратительный запах дохлого скунса. Мужик впился ногтями в свое сокровище и стал крепко расчесывать, постанывая от наслаждения. — Ох-хо-ха-а-а…


— Прекратите, немедленно прекратите!!! Где пристав?

Дрожа от гнева, женщина попыталась прекратить это безобразие. Она искала глазами хоть какой-то помощи. Но все было тщетно. Ни одного возмущенного лица, ни единой морды! Все те же уныло-сонные зенки без какого-либо намека на "сапиенс". Поняв, что дожидаться "хэлпа" от этих скотов бесполезно, Юля безнадежно развела руками и снова уткнулась в свои листочки.


— Смотри ты, какая фифа!..

Мужик обиженно засопел и хмуро покосился на противную тетку. Чего ей надо? Сижу, никому не мешаю. Нет, вот обязательно надо повыпендриваться. Кошка драная! Ну, я тебе покажу…


Он в последний раз стиснул яйца своими лапами, затем поднес пальцы к носу и с кайфом вдохнул. — У-х-х-х ты!.. Затем поднялся и, поддерживая штаны, подошел к докладчице. Уставился жадными глазами на самую престижную попу вильной Хохляндии.

— Вот это персик, твою мать!


Некоторое время он стоял, потирая потные от похоти ручонки. Затем шагнул вперед и решительно задрал шелковую юбку депутатши. Обнажились восхитительные трусики в горошек. Они были совсем узенькие и почти ничего не скрывали от жадных глазенок нахала.

— Ох ты!

Юля прервала свою речь и резко выпрямилась. Но мужик сильно толкнул ее в спину, вдобавок еще и треснув по почкам. — Спокойно, сучка, тут тебе не гимназия…


Женщина почти упала на трибуну и замерла в неприличной позе. — Надо продолжать доклад, авось никто не заметит позора… И она срывающимся голосом продолжила клеймить олигархическую клику.


— Ва-а-ау…

Мужичонка ухватился за край трусиков и медленно стащил их вниз, обнажив округлые ягодицы. — Кайфина! — Он прищурился и стал пристально разглядывать эту великолепную задницу. А посмотреть было на что! Такие шикарные формы и не снились этому проходимцу, не вылезавшему из помоек и сточных канав. Попа сияла первозданной белизной, упругие белые холмы притягивали взор будто магниты. Глубокая ложбина, покрытая темным пушком скрывала неведомое и словно кричала — "Возьми меня, возьми!"


Он кинул дикий взгляд на свой вздыбленный член. Словно грязный кол, весь покрытый какими-то лохмотьями и ошлепками, он торчал вперед, по направлению к этой фантастической заднице и требовал своего.

— Эге…

Подонок ухмыльнулся, обнажив крупные лошадиные зубы. Сейчас он ей покажет… Наклонившись пониже, он всунул нос прямо в эту ложбину и глубоко вдохнул. Супер! Затем обеими руками раздвинул нежные ягодицы и с размаху вогнал в дырку свой инструмент.


— Не смей, не смей!

Юля с ужасом ощущала, как здоровенный поршень пердолит ее прямо на виду у всей страны и депутатского корпуса в придачу. Она сотрясалась и подпрыгивала от неистовых толчков и ударов. Да что же это происходит! Это невероятно, немыслимо! Как такое возможно??? Почему никто не обращает внимания? Почему все сидят, как будто ничего не происходит? Кошмар!

— Помогите-е-е-е!

Никто даже не шелохнулся в ответ. А насильник продолжал ее жалить, периодически шлепая по заднице ладонью. Вдруг он замер и резким движением выдернул свой хрен из заветной дырки. Юля подумала, что все уже закончилось и облегченно вздохнула. Но как бы не так! Все только начиналось. Неожиданно она почувствовала боль. Подлюга не выдержал и сильно укусил ее за мягкую булку.


— Врешь, сучка! Сейчас я тебе…

Он снова раздвинул ей ягодицы и обнажил сокровенную темную дырочку. Смачно харкнул в нее. — Ка-а-а-аф! — Затем засунул два пальца как можно глубже. Они вошли как родные, похоже, что в этом отверстии уже успели побывать первопроходцы. Мужик довольно хмыкнул и резким движением вогнал туда уже весь кулак.


— Ай-я-я-яй!!!

Это было уже слишком. Не в силах вынести позора и боли, Юля завизжала как недорезанный порося. Она попыталась вырваться, но вдруг ею овладела какая-то сонливость и апатия. — Да пусть делает что хочет. Хуже все равно не будет…


А мужик все больше входил в раж. С его искривленных от похоти губенок ручьем стекала слюна, из носа капали сопли, из глаз текли слезы. Даже из ушей посыпалась какая-то желтая сера. Он непрерывно бздел и кашлял, задыхаясь от собственной вони. Словно сантехник он шуровал своей рукой, прокачивая женский анал до самых кишок. Вперед-назад, вперед-назад!

— У-тю-тю…

Резко выдернув руку, он прижал ее к своему лиловому носяре и вдохнул, закатив глаза от удовольствия. Вот это запах! Никакая Шанель в подметки не годится. Сразу видно, что аристократка, дерьма кушать не станет, не то что он.


Раздолбанное отверстие зияло своей первозданной свежестью и манило мерзкого насильника "заглянуть на огонек". Он не стал долго раздумывать и запустил своего "аргамака" в проторенную колею. Начался долгий-долгий анальный марафон…


— Дзи-и-ин-н-нь!!!

Оглушительная трель будильника взорвала утреннюю тишину, вырвав Юлию Тимошенко из объятий ночного кошмара. Она вздрогнула и как-то резко, в один момент проснулась. — Гос-споди ты боже, какой ужас, какой позор! Как она теперь покажется людям! Откуда взялся этот мерзавец? И кто его вообще пустил в святая святых?


— Ф-фу ты!

Она вдруг сообразила, что все это дикое происшествие — всего лишь сон, самый нелепый, самый глупый сон в ее жизни. Слава-те-яйца! Сразу отлегло от сердца и повеселевшая дамочка отбросила одеяло. Надо собираться, у подъезда уже ждет машина, чтобы отвезти первую леди хохляцкого истэблишмента в парламент. Сегодня важный день. Доклад ее заместителя Гонобулькина, прения по газовому вопросу. А потом ее собственное выступление. Она им покажет… Вот только почему так ноет и свербит сзади, пониже спины?


Ольга Левицкая

Аппетитный прыщик (лекции с диванчика)


Некоторые могут решить, что диванчик не ведает в моем сердце конкуренции с другой мебелью. Отнюдь! Возвышенная любовь организма к горизонту время от времени бессильна помешать телу сломя голову броситься в объятия обеденного стола и предаться порочной страсти чревоугодия, то есть набиванию брюха всем, чем не поподя, до отказа.

Аппетит — какое замечательное свойство человеческой природы! Аппетит не дает нам скучать еще с древности. Ничто так не задевало нас до глубины души и ничто так не навевало грусть, как отсутствие любимой еды рядом. Аппетит толкал нас на забивание камнями мамонта и околочивание груш с дерева. И до сего дня аппетит остается самым ярким и всепоглощающим чувством. Бананы, курица и шампанское — наша самая первая и незабываемая любовь, которую мы проносим с детства через всю жизнь.

Вот и сейчас в очередной раз я почувствовал, что в желудке образовалось пространство, достаточное, чтобы в нем поместилась планета приличных масштабов. Толкаю локтем в бок женщину, что прилегла отдохнуть рядом.

— Эй, на диване!

— Что такое?.

— Я есть хочу.

— Съешь меня.

— Не хочу.

— Почему?

— Ты сырая.

— Что же, я себя еще и пожарить для тебя должна?

— Нет, пойди и пожарь курицу, если тебе все равно, что жарить.

— Где же я тебе ее возьму? Ту, что купили вчера, ты уже съел.

— Да, жалко, что у курицы всего две ноги, а не четыре.

— Милый, у тебя не рот, а маленькая пропасть. Тебя же легче убить, чем прокормить.

— Хорошо, давайте меня морить голодом, мучить недоеданием, пытать дистрофией. Ты посмотри на меня, я уже пухну от голода.

— Милый, если ты и пухнешь, то только не от голода. Ты посмотри на себя: отъевшийся, опившийся, отоспавшийся волосатый мужик. Ты бы задницу от дивана оторвал и посмотрел на мир вокруг.

— Отличная мысль, давай сейчас же поедем к кому-нибудь из моих друзей. К Крацу, например, Его мамаша сказочно готовит. Поедим, а заодно и пообщаемся. И главное, денег тратить не надо.

— Какой же ты скупой!

— Я не скупой, я — жадный.

— А в чем разница?

— Скупой платит дважды, а жадный вообще не платит.

И потом это не относится к гостям. В гостях я очень щедрый человек. Это доказывает и полное отсутствие у меня стеснения кушать все, что бы хозяева не подали. Это даже удивляет хозяев некоторой невоздержанностью. Если бы я был жадным, разве я себя так вел? Я бы поклевал чуть-чуть с таким расчетом, чтобы и хозяева, случись им быть у меня в гостях, не объедали бы меня.

— В таком случае Краца надо сегодня пожалеть. Ты и так к нему заезжаешь слишком часто. Он может решить, что ты делаешь это только ради еды.

— Ладно, пускай я умру от голода.

— Ну, хочешь, поедем в "Макдоналдс".

— Ты хочешь оскорбить святое чувство моего аппетита. Никогда больше не говори при мне об этой забегаловке, а то меня стошнит. Пусть обслуживание у них и ничего, шустрое, но бутерброды их эти, которые гамбургерами кличут — помойка отменная. За что только деньги дерут? Да пусть мне даже заплатят, я их в рот не брал и никогда не возьму.

— Откуда же ты знаешь, что помойка, если ты их никогда в рот не брал?

— А мне Крац рассказывал. На вид, говорит, закусон вроде подходящий, а в рот возьмешь — жалко, говорит, народу много, плюнуть некуда.

— Ну хочешь, поедем в какой-нибудь ресторанчик. Хотя бы в тот итальянский, помнишь, куда ты меня пригласил в первый день нашего знакомства.

Это мне-то не помнить тот ресторанчик!

Только в тот ужин я собрался воткнуть вилку в принесенную дымящуюся пиццу, как ее кто-то выхватил прямо у меня из-под носа. Это был не кто иной, как официант. Оказывается, он перепутал заказ с соседним столиком. Их пицца стоила в два раза дороже. Но это еще были цветочки. Это дешевый клоун в конце обеда принес счет, который был раза в три больше всего, что я по всем расчетам ожидал. Когда я указал ему на это, он схватился за голову. Душегуб снова все перепутал, но парочка за соседним столиком, кому достался мой счет, его уже оплатила и благополучно смылась. Мне ничего не оставалось делать, как разориться на все деньги, что у меня были. Не будешь же в присутствии дамы, которую ты собрался соблазнить этим вечером, поднимать недостойный настоящего мужчины шум.

И точно, тем вечером я с дамой не прогадал, отчего сейчас и называю себя последним дураком.

— Чтобы я еще пошел к этим проклятым итальянцам! Да ни за какие пиццы на свете!

— А что ты так горячишься? На тебя прямо не угодишь.

— И правда, что это я. Ты знаешь, когда я голодный, я просто зверею. Я на все способен.

— Как это кстати. Мне раздеваться?

Эх! Сами видите, каким боком мне вышел тот ресторанчик.

— Раздевайся, раздевайся! Как раз тобою я и закушу…

А начну я с ее аппетитных глазок, кстати тут же к пиву подойдет и солоноватый носик. Невыразимо хороши и горьковатые ушки. Дальше мой голод утоляет грудь, дающая мне молоко. Когда облизываешь ее с ног до головы, нет, нет, да и наткнешься на аппетитнейший прыщик. А ничто так не возбуждает мой аппетит, как прыщики на теле женщины.

А на жаркое, на жаркое сегодня у нас нежная мякоть бедра, истекающая пряной подливкой страсти. А на десерт, когда ты уже сытый валяешься у нее на животе, сладкий сахарный пупок.

— А что же ты в конце отплевываешься?

— Я не отплевываюсь, просто волосок попался.

— Ты не любишь женские волосы?

— Почему же, я очень люблю женские волосы: целовать их, гладить, вдыхать их аромат — но кому же понравиться находить их в супе, даже если суп из человечины.

— Людоед!

— Да, и не боюсь этого. Даже когда я наблюдаю соревнования культуристов, их горы мышц, мне всегда почему-то очень начинает хотеться есть.

— Боже, с кем я связалась! У него и к культуристам какие-то претензии. Может, ты того — гомосексуалист.

— Ну если, считать, что людоедство — это пищевой гомосексуализм, то… Впрочем, женщин я ем с большим удовольствием, как правило, у них больше тела.

— Никогда не подозревала, что ты любишь толстушек.

— Терпеть не могу толстушек, особенно когда застукаешь их заедой. Женщина хороша, когда у нее блестят глаза либо от шампанского, либо от голода.

— Тогда ты должен любить всех без разбору, потому как большинство из нас только тем и занята, что с утра до вечера голодает в надежде похудеть.

— Толку-то. Всю свою жизнь женщина ведет борьбу с собственным весом. Она начинает эту борьбу в ранней молодости и посвящает этому трудному делу лучшие годы жизни. Многие не выдерживают бескомпромиссного сражения и сходят с дистанции, многие продолжают бой, но победы ждать не приходится.

Женщина худеет всегда, она худеет даже тогда, когда она толстеет. Если бы женщины сбросили и сотую долю того веса, который они теряют, судя по их речам, то они давно бы испарились с этой планеты, пройдя через точку нуля, предоставив мужчин самим себе.

Но женщина в этой борьбе терпит два поражения. Первое — в борьбе с желанием много и вкусно поесть, а второе — в борьбе с последствиями поражения борьбы с желанием много и вкусно поесть.

— А сам-то только тем и занят, что ест, как не в себе.

— Я не ем, а духовно обогащаюсь.

— Это "обжорство" ты называешь духовным обогащением?

— Да. Ведь что такое еда? Это духовный акт познания окружающего мира через непосредственный контакт с ним. Поглощая куски инородной материи, мы пропускаем внешний мир через себя, отчего получаем энергетическую подпитку и новую информацию извне.

— А мне всю жизнь казалось, что информацию мы получаем из книг.

— Кто же спорит. Всему лучшему, что в нас есть, мы обязаны книге… о вкусной и здоровой пище. Впрочем, и другие книги способствуют аппетиту — пустота из головы плавно перебирается в желудок. Ой! Тихо! Кажется, началось!

— Любимый, почему ты схватился за живот. На тебе лица нет. И что у тебя началось?

— Что, что? Схватки! Ой, мамочки! Как копошится, стервец.

— Да кто копошится?

— Подожди… Слышишь, ворочается. Ой, мамочки, я этого не переживу!

— Я чем-нибудь могу тебе помочь?

— Ты ко мне на могилку приходить будешь?

— Ты с ума сошел?!

— Ну и не надо! Прощай, любимая! Ты была мне верной подругой. Да только не уберегла ты плод моей любви к тебе. Ой, мамочки мои! Как внутри, стервец, разошелся, как распоясался.

— Ты толком можешь сказать, кто у тебя там разошелся да распоясался?

— Кто, кто! Голод лютый, вот кто. Крандец мне настает.

— Так, может, перед смертью сарделечку тебе быстренько сварить.

— Сарделечку… А что, у нас есть?

— Полный морозильник.

— Надо же, голова, два уха. Как же я забыл! Да, иди, иди, любимая, выполни последнюю волю умирающего, да горчицы побольше положи и пивка не забудь.

Итак, я кладу на тарелку кусок сардельки, горчицу и ставлю рядом пиво. Одновременно почему-то все никогда не кончается. Например, кончается горчица, но остается сарделька и пиво. Приходится докладывать горчицы. Или кончается сарделька, но остается горчица и пиво. Приходится брать новую сардельку. Ну а жрать сардельки с горчицей без пива вообще вряд ли кому в голову приходило. Вот так и в жизни: и жрать давно не хочется, и остановиться никто не может.

А мой организм больше ничего не приемлет, кроме покоя. На него я и ухожу — до следующей лекции.


Андрей Смирягин

Аттракцион "трах"


У нас возле универмага открыли очень необычный аттракцион. Вдоль стены магазина стоят несколько закрытых кабинок. Платишь сто рублей, открывается шторка и появляется женское влагалище. Ровно на пять минут. За это время ты должен успеть сделать свое дело и отойти в сторонку, дать другим.

Этого нельзя было делать, но аттракцион "трах" открыли. Причем, все это происходило на оживленной улице, где ходят дети, подрости, мамы и бабушки.

Некоторые сомневающиеся думали, что влагалище искусственное. Но с удивлением обнаруживали, что девушка там сидит настоящая… Я тоже подошел к такому "игровому автомату". Сначала наблюдал за другими.

Вот один мужик чуть спустил брюки. Придерживая их одной рукой, второй он облокотился на кабинку, прислонившись сначала вялым членом к голому влагалищу девушки. Начал совершать движения. Затем, видимо, когда член встал, он чуть отодвинулся и снова навалился. (Видимо, засунул, — подумал я) И начал толчки тазом.

Мамы в ужасе уводили детей подальше. Люди ходили и возмущались. Но несколько мужиков, отбросив все комплексы, стояли и трахали влагалище в окошке кабинки. А еще было главное правило — не кончать внутрь. Только вынимать. В противном случае здесь есть вышибалы…

Мужик вынул свой стоявший ствол, из которого закапала вниз сперма. Затем отошел к специальной скамейке, где можно было отдохнуть, дождаться, когда член опустится, застегнуть брюки и пойти по своим делам.

В общем, подошел к кабинке и я. Ноги, честно сказать, подкашивались. А в груди стоял сладостный ком предвкушения. Ведь я еще ни разу не занимался сексом с кем-то… Подошел и оглянулся вокруг. Мимо проходили девушки. Увидев меня, и понимая, что я собираюсь делать, они заулыбались и пошли дальше. А потом прыснули смехом. Ну, что поделать… Тут главное, отбросить все комплексы…

Я заплатил и шторка открылась. Увидев щель между ног женщины, которая была призывно раскрыта, я не выдержал и начал ласкать свой член. Рядом пошел таймер — ровно пять минут… Затем я начал проталкивать член внутрь ее лона… Влажные губки приняли меня и я начал движения тазом. Но не продержался и тридцати секунд, как почувствовал, что начинает накатывать волна оргазма… Я вытащил извергающийся член, начал помогать ему рукой… "Оооо!.. " — мысленно застонал я, прикрыв глаза. Сперма лилась вниз на асфальт.

Я был весь красный от стыда, подошел к лавочке, натягивая трико. Люди вокруг всё это видели…


herex

БЕЛОСНЕЖКА, на!!!!


Снег укрывал землю толстым покрывалом… Королева маструбировала свой огромный хер, сидя у дворцового окна (скажем сразу, что корлева была просто пасивным пидором, король тоже был пидором, но активом…И чтоб никто не догодался он наряжал своего пасива в королеву… а может его так больше возбуждало) так о чем это я? а, да значит маструбировал этот королев ХреН свой непомерный и тут вдруг как КончиТ… аж стены затряслись и пол залился каНЧЕЙ фиолетового цвета…Вот это, бля, приход — заметила королева…Если у меня родится девочка… — подумала королева (пассив) — ТО, БЛЯ, пусть кожа у нее будет белой, як мая фиолетовая конча, а щеки румяные, как после того как меня король оттдолбит, МОЯ ЗАДНИЦА!!!

И вскоре, бля, все в натуре случилось… И ИЗ жопы етой нах… царевны вывалился просто бля, ректальный зародышь… весь в гавне… щупленький такой… — присмотрелись пацаны — оказалось баба, бля…без хера… Но фишка вся блин нах в том что сам этот пасив, хоть и привыкший балдень в жопу тыкать…, но короче у нево, бля, жопа порвалась и он помер от ректального кровотечения… вот так от бля нах….

Деху король помаструбировал от горя нах… и решил се нового пидрильника найти…Охрененной красоты была новая царевна нах… И за щеку так кидала, что любая блядина со стажем позавидует нах…И кроме всего этот чел (пассив) так типа возгордился что отсасывает у самого короля — что бля всем ходил и рассказывал тип… Занешь у кого я в рот беру?! У ЦАРЯ… А все отвечали… ебааааать….КрутО!и каждый день этот пидор смотрелся в зеркало и подшивал свой рот (трещинки в уголках рта были охеренно большими, да и не удивительно!) И вот короче он каждый вечер и спрашивал у зеркала типа…

Скажи мне, бля, стекляшка, скажи мне без вранья!

Кто за щеку кидает лучше бля, чем я!!!

И вот, нах, это зеркало отвечало что типа минет он мутит лучше все… И пидор спокойно шел отсасывал у короля и мирно засыпал прижав к лобку плюшевого мишку…

А типа када Белоснежке (ну той, бля, тронглодитке, что была ректально рождена) стукнуло бля 14лет по среднекосмическому времени, то нах, тут — то зеркало и сказало…что минет круче всего строчит она…

Во бля свирепствовал ПИДОР…ВСЕ СУКИ НАХУЙ!!! БЛЯ ВСЕХ НА, ЗАЕБУ НА!!!ПОЛИЕБАНЬ!!! — орал он… с тех пор нне мог не толко ни есть, ни спать, но даже минетил без проглота…ВО!Что бля делать-то — мучался ОН!И тут бля, придумал — позвал он знакомого натурала… и типа говорит ему — отведи говорит Белоснежку на поляну и кинь ей так защеку, чтоб задохнулась…Ну типа натурал обрадовался, бля!!!

Завел он Белоснежку в на поляну и достал свой молот!!!и говорит так хитро типа отсоси мне детка, бля!!!Ну ета блядина Белоснежка как глотнула и хер вобщем оторвался… тут он и скончался от кровопотери….

НУ и типа сучка ета понеслась по лесу (там дальше ничо собственно интересного не было, бля, вот тока паре медведей отсосать пришлось, чтоб не сожрали…Гандоны беспонтовые орала белоснежка убегая от них)! И тут бля- самое интересное — приходит она значит на полянку а там котедж стоит трехэтажный!!! Вот это бля круто — подумала белоснежка и закурив сигаретку — пошла туда… но охрана никак бля не хотела пускать ее туда- и тут она применила свой коронный прием- Эй чуваки а типа дайте я у вас за щеку кину? А? Ну типа соснула она у всех и прошла в дом…Кругом висели картины голых маструбирующих набурдершавт мальчиков с метровыми письками!!!Во, бля писька — подумала Белоснежка — такуюб я глотнула! — замечталась она!!! Потом зевнула пару рази легла на кровать- и тут же уснула… ИЗ комнаты раздавался МОЛОДЕЦКИЙ хРАП (это все из-за деформациии связок при защекокидании, бЛЯ!!! (чета я давно это словоне писал)

А под вечер подвалили семь черных мерсов- и из них вышли семь гомов (они давно жили одной пидаристической семьей) Типа тока они в дом зашли — и сразу просекли, что там кто-то есть! Чо за суку, бля, вы к нам домой нах пустили, пидоры ебаные?! — орали гномы — а белоснежка типа проснулась, бля, от их ора, и типа говорит а дайте я у вас отсосу… а гомы, так нерешительно (с бабой-то они еще не пробовали) но достали свои приборы и вощем она палки приняла- с тех пор она жила у них и они ее ОЧЕНЬ, БЛЯ, ЛЮБИЛИ!!!

А в это время, на, царевна, НА, узнала что типа Белоснежка жива и все хорошеет под действием СПЕРМАКА!!! и типа решил этот пассив сам с ней расправиться вот как…А прикинуська я типа… натуралом… и приду в катеджик гомов, а она скажет ой, бля, ты натурал,

И он ответит что типа да, а она, ой, а дай я те писюн потру язычком, а я, думает, намажу писюн ядом!!! Ну и типа она соснет и сдохнет….

Так и случилось…..

Гомы пришли вечером домой и видят бля, что бухая валяется Белоснежка- типа чо сука нажралась чтоль- кричали гомы!! А сосать кто будет?!!! Тут они смотрят а она мертва!!!

Ну они и бля, решили ее в чулан положить — типа на память… и по необходимости ею пользоваться, на!!!!

А тут какой то принц-натурал услышал, что есть такая бля принцеса что ртом чудеса творит- и типа поехал он ее у гомов забрать- а они бля типа не, чувак — вали отсюда тока если отсосешь — мы отдадим ее тебе… Ну чо делать? Любовь типа, бля! Пришлось отсосать — вот он, бля подходит к ней, а вонь страшная- подгнивать начала!!! и сунул ей писюн в рот… И ОНА, бля,

ОЖИЛА!! (писюн-то у него лечебный был)

И ЖИЛИ они так, на, ДО САМОЙ СТАРОСТИ, БЛЯ!!!

ВОТ ТАКАЯ, на, ЛЮБОВЬ!!!!!!!!!!!!!!


HooLigan

Бабушка


Может вам покажется странным мое увлечение, но я страшно начинаю возбуждаться, когда какая-нибудь бабуля становится рачком и оттопыривает свою пухленькую попку.

Случилось это поздним вечером, я караулил возле сбербанка мою мечту, и вот она вышла, примерно лет 70, но сколько страсти в ее походке. Я приблизился к ней и задал популярный вопрос:

— "Бабуля, как пройти в библиотеку?".

Она пригласила меня к себе домой, я согласился, якобы помочь тащить сумки, поднялись к ней домой. Я удивился не по средствам, обставленной мебели.

Мы пили чай, за чаем и познакомились, оказалось, что она бывшая директрисса какого-то магазина.

При виде ее мерно колыхавшихся грудей, мой хуй начал медленно, но верно подниматься.

— "Внучек" — сказала она мне, — не хочешь ли ты посмотреть мою спальню бля.

Я сказал, что, очень хочу.

Пока я рассматривал, она закрыла дверь на ключ и проковыляла ко мне.

Я охуенно удивился и возбудился глядя на ее охуенно большие сиськи.

Ложись на кровать, внучек.

Я лег, она взяла где-то на балконе веревку и связала мои потные руки.

О, какое было блаженство. Cвоими морщинистыми руками она взяла мою ялду и начала брать в свой беззубый ротик, отсуствие зубов, доставляло моему члену неописуемый кайф.

После этого я стал ощущать приближение оргазма, она, почувствовав это, вытащила его и стала получать мощные выбросы спермы в лицо.

Я был на 7 небе от счастья, и думал, что это конец, но не тут-то было.

Затем, она села своей огромной попкой на мой фэйс, от этого я повторно возбудился и хуй восстал, как батюшка Сталин.

Она заливала своей пиздой мою…..

А я пытался слизать ее соки, которые переплюнули норму.

Тут бабуля одумалась, что дышать-то нужно, и раздвинув "губки" села сверху. После 2 часов совокупленья мой хуй стал вянуть и она решила, что на сегодня хватит.


Zirf

Баллада об онанизме


Дрочат прохожие, дрочит милиция,
Дрочат пожарные в нашей столице,
Дрочит бухгалтер и дрочит спортсмен,
Яростно дрочит крутой бизнесмен
Дрочат, мозолистыми кулаками,
Дрочат мозолистый пенис руками,
Дрочат татарин, мордвин и аид,
Только проклятый стоит и стоит
Многие парни плечисты и крепки,
Носят на репке отличные кепки,
Стиль мастурбации весел и лих
Только вот руки кривые у них
Что уж ни делали с ним, бедолагой
Дрочат беднягу наждачной бумагой,
Дрочат несчастного пемзы куском,
Дрочат с морским злоебучим песком
Дрочат, от ярости в пене дрожа,
С иглами дрочат морского ежа,
С иглами дрочат ежа сухопутного,
Но ничего не случается путного
Дрочат, не ведая меры ни в чём,
Дрочат и яростно трут кирпичом,
Сильно распух и ужасно болит,
Но не кончает, а дальше стоит
Дрочат политики, дрочат учёные,
Дрочат прямые, кривые, кручёные,
Умные дрочат и дрочит дурак,
Только вот кончить не могут никак.
Дрочат писатели, дрочат читатели,
Дрочат психушечных стен обитатели,
Дрочит плебей, дрочит аристократ,
Дрочит в Израиле злой Арафат
Дрочит Шарон на священной земле,
Путин тихонечко дрочит в Кремле,
Дрочат все зэки в отсутствии бабы,
Дрочат в своей Палестине арабы,
Дрочат, макая в меду и в сметане,
Дрочат талибы в Афганистане,
Дрочат, забыв о жене и о ***ди,
Дрочит посол США в Эр-Рияде,
Дрочит вовсю поросёнок на блюде,
Дрочит верхом бедуин на верблюде,
Дрочат французы, забыв про минет,
Хакеры дрочат в сети Интернет
Гении дрочат и дегенераты,
Дрочат и старцы, и акселераты,
Дрочат вовсю кандидаты наук,
Не покладая мозолистых рук
Дрочат в колониях, в странах свободных,
Дрочат подводники в лодках подводных,
Дрочит вовсю за штурвалом пилот,
Так что трясется его самолет.
Дрочатся и олигархи и парии,
Дрочат в парламенте парламентарии,
Дружно правительство дрочит муде,
Дрочат вовсю адвокаты в суде
Скальпелем дрочат хирурги печёнку,
Девочки к клитору тянут ручонку,
Дрочат солдаты на стрельбище пушку,
А физиологи — дрочат лягушку.
Дрочат по жизни, а не для прикола,
Дружно под партами дрочит вся школа,
В академических славных НИИ
Дружно ученые дрочат хуи.
Повар на кухне дрочит в ведро,
Физики в атоме дрочат ядро,
Дрочат, уйдя в онанизм с головой —
Нет чтобы акт совершить половой!
Власть бесполезна, бессильна харизма,
Нам не избавиться от онанизма,
Не запретить и не переучить,
Так и придется до смерти дрочить!

Александр Шленский

Барыня и кузнец


Хороша весна на Малороссии. Повсюду слышен шум лесов и шелест полей. Природа просыпается от долгого зимнего сна и наряжается в легкий зеленый убор. И звери лесные и гады речные- все занимаются, в эту дивную пору одним- тр-хаются! Кое-где видны забавные групповые забавы полевых грызунов, в лесных чащах под густыми сводами мощных деревьев и кустарника, еб-ся лоси, бобры, суслики, еноты, клопы, медведи, пасечник Трофим…и другие обитатели лесного царства. Все чаще можно уловить аромат весенних цветов и дерьма, заботливо положенного коровками… Одним словом пришла весна!

Вот и в этом году, как впрочем и всегда, молодая барыня, Просковья Березова, выехала из шумной и суетливой Москвы в свое летнее поместье — Березовый Бор. Проезжая по землям своего поместья, в котором царил разврат и блядоблудство, барыня похотливо зыркала на молодых халопов и чухала потную, розовую коленку…

— До чего ж пиздатая погода, маменька! — сказала молодая барыня.

— Конечъно, доченька, просто распиздатая погодка за окном… — прошепелявила старуха. — но молодая барыня мгновенно пнула ее пяткой в копчик и гневно воскликнула…

— Тя скоко учить, что, блядь нельзя при детях материться, от сцука, на старости лет, в конец охуела…Вот приедем, велю палок тебе всыпать!

— Конечно, всыпим… — прохрипела старуха, а про себя подумала- вот бл-ь выросла, ну просто вся в мамашу…

В этот момент дележанс проезжал мимо кузницы, где могучие холопы, покрытые горячим потом, играя мускулами, сотрясали стены своим богатырским храпом. Молодая барыня окинула взором кузницу, и увидела молодого, плечистого помошника кузнецов, который тихонько, боясь разбудить мастеров, отчищал бливотину и дерьмо со стен и потолка. Увидев его, Просковья, забыла все те ужасные вещи, которые она хотела, по приезду совершить со своей бедной старушкой. Длинные, светлые волосы молодого кузнеца, как солнечные лучи обжигали спину и ныряли куда-то в штаны. Она, только хотела окликнуть молодца, как роскошный фаетон, плавно проследовал в овраг и улегся там пузом кверху…Так все и заснули.

Проснулась барыня днем позже, от непреодолимого желания покакать. Откинув, врача сидящего у изголовья ее кровати, и молодого кузнеца, барыня, стремглав вылетела во двор где и скрылась от глаз назойливых крепостных, под огромным лопухом. Спустя час, барыня, довольная и порозовевшая вошла в каса марэ.

— Извольте, Прасковья Вениаминовна… — начал говорить старый фельдшер, но барыня его резко перебила, и тот рухнул на пол без сознания.

— Эээ…ну я пойду тогда… — робко заметил кузнец, но и он не договорил фразу до конца, так как оказался беспомощно лежать под мощным торсом барыни.

Спустя полтора часа.

— Ну вот и ладненько, пожалуй если этот матрасик выбить и подлатать, то из него чего путное, глядишь, и выйдет… — при этих словах тельце кузнеца вынесли и повесили на солнышке во дворе, холопы пнули его пару раз, делая вид, что выбивают, а увидев, что барыня раскарячившись, пустилась дрыхнуть, отправились бухать…

На утро два крестьянина, оклемавшись после <вчерашнего>, закурили по косячку и стали тупо втыкать в окна барского поместья.

— Гляди, Евраклий, а молодой-то кузнец опять на Березу-то полез…

— Гыыы…эгэ…вот это у тебя, Емельян, дубас что надо…кузнец-то небось барыню от колоды отличить не сможет…

— Злой ты, Евраклий, в занозах ведь весь будет…

— Та хуй с ним…

— И то верно…хуй с ним…

Довольные, что достигли консенсуса, холопы уснули…

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается… Пришла зима. Барыня с кузнецом поженились, свадьбу отгремели такую, что все деревня неделю бухала, а когда все протрезвели, заметили, что барыня с кузнецом поженились…

Но гложило молодую барыню дело одно- кузнец-то совсем неотесанный, в постели, как холопы свечку не держали, ничего у них не выходило (точнее выходило, но реже чем входило…)

Бродил молодой барин по деревне, весь грустный такой, потерянный (ну еще бы, с такими-то размерами…). И хотел он уже оземь удариться, как встретил старушку, а она ему человеческим голосом и говорит…

— Да, милок, попал же ты, и как ты с таким хреном-то в баню ходишь…ну не горюй, знаю я как тебе помочь…

Ну молодец сразу так обрадовался, весь повеселел, а бабки и продолжает…

— Только есть у меня одно условие. Я тебе помогу, если ты меня сейчас отодрешь!

— Ой! — испугался кузнец- ты же уже полу разложилась, а у меня и гондончика-то нету…

— Ну как знаешь- дело твое- сказала и пошла прочь…

А парню так сразу стремно стало, как же с хреном-то таким жить…подумал, подумал и отодрал старушку…

— Ой гусар, ой гордемаринец, ой драгун ты мой…и как же ты бабульку-то на старосте лет осчастливил- воскликнула и померла…

— Хм…херово дело…я что лох совсем? — подумал кузнец, и сам себе же и ответил- по всей видимости да… — и зарыдал горькими и противными слезами, как последняя истеричка.

Так он бродил и ревел по-бабски, пока не наткнулся на избушку на курьих ножках. Кузнец в сказки не верил, но на всякий случай сказал…

— Избушка-избушка, повернись к лесу задом, а ко мне передом — на что услышал ответ.

— А сосо не хохо!? Туристы, блять, понаехали- и сплюнула на кузнеца, да так, что тот чуть не захлебнулся!

Тут у парня крышу окончательно порвало. Он вскочил на бедное сооружение, стукнул его по печени, и как заправская шмара, начал тягать ее за волосы.

— АААА- завопило бунгало- пошлел прочь, страхопиздище ты обезбашенное… — потом юрта откашлялась и снова обратилась к вконец озверевшему пацаненку- да я таких как ты в 1812 голыми ставнями разрывала, кишки свои горячие с полу подбирала, когда ты- вражье семя еще до матки дорожку искал…кхе-кхе…ты сцука еще подсебя ходил, кода я, с Пугачевым Сибирь завоевывала… — но тут кузнец ее прервал.

— Так Пугочев ведь когда был…а у тебя вот лак на ставнях не обсох…

Тут вилла поняла, что сболтнула хуйню, и решила замять сей досадный инцендент…

— А ты, мотросик, чей будешь? И чего тебе от Распутина нужно?

— Распутина? — удивился кузнец- Так это Машкин дом?

— Дурак ты, Петька, и шутки у тебя дурацкие…Какая, нахрен, Машка?! Она ж в Москве под Киркоровым уже какой год лежит…ладно, дуй внутрь…провинциал…

Кузнец понял, что опростоволосился, поэтому молча зашел в гостеприимно открытую форточку.

Оторвав морду от грязного пола, он увидел самого Распутина, который, как обычно, лежал на печи, бабу ебал и жевал калачи.

— Эээ…начал было кузнец, но Распути его перебил.

— Сидеть, была команда! — он на скорую руку доебал бабу, та пошла в душ, а он одев мягкие тапочки из из голов хоббитов подошел к кузнецу и закурил…Дааа…дубас у него был просто божественный…

— Мне бы это…нуу…это…письку…это…никак…это…не…стоит…это… — заикаясь промямлил кузнец.

— Да уж… — только и сказал Распутин- я чернокнижник, а не уролог!

— Нуууууу…..PLIZZZZZ… — взмолился хлопец.

— Ладно, коротыш, помогу… — с этими словами чернокнижник вышел на улицу, намотал пару кругов вокруг избы, и зашел обратно.

— Вот! — он засунул руку с тряпочков в трусы, протер яйца и смахнул тряпку в бидон! — На, одной капли этого хватит для конефабрики, ты же должен принимать по стакану три раза в день перед едой! — закончив, маг передал бидон молодцу- держи, только не расплескай! Все пшол вон!

Так и сделали. Кузнец пил этот меджик поушен три раза в день и уже через час перчик его стоял, как оловянный солдатик.

Кузнец еще долго бегал к магу и благодарил его, но тот ничего не брал, но сказал, что когда время придет, он возьмет, то, что ему причетается…

Всем было весело и радостно, но тут пришли большевики и половину села расстреляли, а другую половину разослали по каталашкам… Барыню за буржуйство, кузнеца за непристойный вид (хрен-то его уже никогда не падал), Распутина за торговлю дубасом, а мужиков за пьянство…

Пригнали значит большевики кузнеца в кутузку, стали они его расспрашивать, как зову, да сколько лет, ну когда он уже на ногах держатся перестал, его на полочку и положили…

Продер кузнец глаза, смотрит, все такое серое не чаморошное… только вот голубой дымок откуда-то, такой ароматный и бодрящий, и на хавчик пробивает, как у Распутина в котедже…и вдруг, слышит до боли знакомый голос…

— Ну вот теперь время пришло….Вжииик….

А на верхней полке два холопа курили свой дубас, и гыкали, наблюдая за смешными рожицами, что корчил паренек…или уже не паренек…хм…та хуй с ним…


КОНЕЦ


Бассейн


Бассейн построили недавно при спецшколе английского языка. Сотрудники небольшой фирмы по продаже прокладок для сантехники, а также прокладок для женщин, Валя и Толя, взяли себе абонементы на вечерний сеанс и стали регулярно посещать бассейн. Они нередко задерживались по вечерам на работе, и Толя натягивал Валю на рабочем столе. Иногда любовники забавлялись тем, что он снимал с нее всю одежду, по очереди прикреплял к ее трусикам разные прокладки (конечно, не для сантехники), надевал трусы и колготки на подружку и заставлял ее прохаживаться по столу, а сам сидел на стуле и оценивал, какие прокладки меньше выделяются. Возможность ходить в бассейн на поздний сеанс для них была удобна. Приятно было после дневных забот поплавать в тепленькой водичке, смыть с себя усталость и все проблемы текущего дня. Можно было для разнообразия вначале пофакаться на работе, а потом поплавать в бассейне.

В этот вечер в бассейне было совсем немного народа, поэтому плавать было еще приятнее, чем обычно. Минут через пятнадцать после начала сеанса Валя и Толя встретились возле одного из бортов, где мелко, чтобы передохнуть и поболтать. По дальним дорожкам плавали люди, но вблизи никого не было, только через дорожку от них мужчина с упоением нырял, стараясь проплыть под водой как можно дальше. Толя и Валя говорили, как обычно, о всевозможной чепухе. При разговоре они иногда отталкивались от дна, иногда совершали руками произвольные движения по воде и под водой.

В один из моментов рука Толи случайно попала в складку между бедром Вали и ее лобком. Она сделала вид, что ничего не заметила. Толя уже умышленно нашел под водой складочку и потер ее пальцем. Женщина в ответ дотронулась пальцами до его члена и слегка пожала его. Шалуны на всякий случай оглянулись по сторонам, но до них никому не было дела. Толя осмелел, забрался Вале под плавки и начал теребить ее киску. Она отстранила его руки, потом стала тихонько приседать в воду на месте, прогибаться, как будто делала физкультурные упражнения. Затем он подошла к мужчине, взяла его руку и под водой сунула ее себе меж бедер. Плавок на ней уже не было. Толя понял, что она молча предлагает ему сделать то же самое со своими плавками. Он сделал несколько физкультурных движений и приседаний и освободился от плавок, потом, сам, не зная для чего, нырнул, и над водой сверкнула его голая задница. Возле дальнего борта раздался женский смех, а мужской голос пробасил:

— Еще раз жопу покажешь, я тебе лично заправлю!

— Извините…

Грозился заправить Ныряльщик, который как раз отдыхал возле дальнего борта, чтобы в очередной раз отправиться в подводный путь, а смеялась симпатичная женщина с ямочками на щеках. Пролепетав слово оправдания, Толя густо покраснел. Валя, чтобы снять смущение партнера, взяла его орудие в руку и начала тихонько подрачивать, а Толя проник пальцем меж ее половых губ, гладил и тихонько потирал ее клитор. Иногда они отплывали друг от друга, опускали лицо в воду, делали гребковые движения руками, беседовали о погоде. Мужчина и женщина хотели создать у присутствующих в бассейне впечатление, что два человека о чем-то беседуют, то подплывая друг к другу, то удаляясь. Такая игра очень увлекала и возбуждала. Валя взялась руками за бортик и повернулась к Толе спиной. Он помял как следует ее ягодицы и ввел палец в ее девочку. Женщина тяжело и учащенно дышала, а мужчина, пользуясь выталкивающей силой воды, рукой отрывал ее от дна и приподнимал чуть вверх. Она была как кукла, надетая на руку кукловода. Толя, увлекшись, вынул палец из передней дырочки, и ввел в заднюю. Валя от неожиданности громко пукнула. Над водой, по правде сказать, почти ничего не было слышно, только пузыри пошли. Но, к несчастью, Ныряльщик, который упражнялся через дорожку от любовников, был как раз под водой возле их борта. Он вылетел из-под воды, как ошпаренный, схватившись за уши.

— Прекратить глубинную бомбежку! Кто пернул?

Пришел черед Вале густо покраснеть. Толя, чтобы спасти даму сердца, принял огонь на себя:

— Простите, это я.

— Ни х… себе, то жопу показывает, то пердит, приличному человеку нельзя даже вечером в бассейн пойти!

Некоторое время любовники приходили в себя, отстранившись друг от друга, отталкиваясь от дна ногами, бултыхаясь, как поплавки. Потом тихо посмеялись, представив со стороны, что произошло. Потом они вспомнили, как Татьяна Васильева, в одном из фильмов оказалась с мужиком в ванне и предложила ему игру в нырки. Нужно под водой достать губами прелести партнера. Первым нырнул Толя. Он обхватил партнершу за попку, прижался к ее лону и стал медленно выпускать воздух, пока запас его в легких не кончился. Валя, в свою очередь, взяла под водой двумя руками агрегат мужчины, присела и прижалась к головке губами, поводя ими из стороны в сторону. Толя и Валя поиграли немного, причем сосиска партнера так налилась соками, что ему хотелось разрядиться в свою партнершу. Любовники заметили, что бассейн пустеет, а женщин, кроме Вали, уже нет.

— Трахни меня в женской душевой, потом через бассейн уйдешь в мужское отделение.

Они надели плавки, вылезли из бассейна и вошли в женскую душевую, озираясь вокруг. Кажется, никого не было. Включили душ и разделись, Валя нагнулась вперед, оперлась о стену и отклячила попку назад, а Толя вошел в нее сзади. Женщина постанывала в руках любовника, а его игры в бассейне перевозбудили, потому он разрядился в ее дырочку быстро. Она повернулась к нему, они стояли, обнявшись, и целовались под струями душа.

— Что делается! Уже в женской душевой трахаются!

Перед ними стояла обнаженная женщина, вернувшаяся за забытой губкой. Та, которая смеялась, когда Толя нечаянно продемонстрировал над водами бассейна свою филейную часть.

— Возьми теперь меня, а то крик подниму.

Толя посмотрел на Валю, пожал плечами, как бы говоря, что ничего поделать нельзя, повернул незнакомку к себе спиной, ухватил одной рукой за грудь, другой — между ног, и начал ласкать. Перед этим он успел заметить, что ямочки у нее не только на щеках, но и на попке, и ему это понравилось.

— А, падла-а-а! Сначала зад показывал, потом воздух в бассейне испортил, а теперь в женской душевой резвишься! Я специально следом пошел, чтобы проследить, почему ты, субчик, не туда направился, куда следует.

Это был Ныряльщик. Он плотоядно взглянул на Валю и сказал:

— Ну, ты, кажется, свободна. Иди ко мне, а то все будет известно администрации бассейна.

— Вы мне не тычьте!

— О, пардон! Мадмуазель, позвольте Вам впендюрить!

Валя посмотрела на Толю, который уже поставил незнакомку с ямочками раком, и пожала плечами, как бы отвечая на его молчаливый вопрос, что тоже не в силах противиться.

Ныряльщик скинул с себя плавки, подхватил Валю на руки, ее ноги обвились вокруг него, и мужчина насадил ее на свой кол, который был к этому давно готов.

Некоторое время было слышно только тяжелое дыхание бессовестной четверки.

— Е… твою мать! Пошли на х…!

В душевую, оказывается, вошла уборщица со шваброй и ведром для уборки помещения. На все попытки успокоить ее она отвечала ненормативной лексикой и резкими движениями, пытаясь уязвить мужчин шваброй в причинное место. Наконец, у нее отобрали грозное орудие, успокоили, и она согласилась хранить молчание при условии, что ее прелестями овладеют поочередно Толя и Ныряльщик. Незнакомка и Валя принялись ласкать губами и руками члены мужчин, подготавливать их, чтобы те ублажили уборщицу.

— Бля! Писец всему! Что я вижу!

В дверях стоял мужик в спецовке и с инструментами. Оказалось, администрация вызвала сантехника, чтобы устранить течь в двух душевых кабинках. Мужик потребовал компенсации за свой стресс, причем натурой. Попытка дать ему денег на бутылку успеха не имела. Натура в виде Вали и незнакомки отдалась сантехнику, а уборщицу в это время отодрали Ныряльщик и Толя.

Валя и Толя после этого случая продолжали ходить в бассейн, но любовными играми занимались теперь только на работе. А в бассейне они только плавали, смывая с себя груз усталости и накопившихся за рабочий день проблем…


Олег Якубицкий

Бассеты


Меня зовут Рома Зайцев. Я сидел в комнате и смотрел клипы MANOWAR, подрачивая свой маленький писюлек. Мне 14 лет и дед уже рассказывал мне как надо онанировать внезапно ко мне подбежали мои собаки и нассали в мой портфель. Я за ними погнался и успел даже убить одну как вдруг я почувствовал что это очень нежные животные и решил изнасиловать ее. Я достал свой маленький писюн и просунул ей прямо в жопу.

Собачка жалко взвизнула, но от этого я только возбудился, потому-что я по натуре очень жестокий чел. ПОтрахав собачку и кончив ей в анал я пошел спать. Но через несколько минут прибежала собака и опять нассала мне в портфель. Я побежал за собакой, но было темно и я забежал в комноту деда. Но в это время дед дрочил и увидев меня он поставил меня раком и начал меня трахать. Во в этот день я понел что такое анальный секс.


manjak

Без секса до 2008 года


Никогда не смогу понять, почему у мужчин и женщин настолько разное отношение к сексу. Венера, Марс — никогда не пойму: Почему у мужчин принятие решений и восприятие вещей идет через разум, а у женщин — через сердце? Все произошло следующим образом. Однажды вечером, на прошлой неделе, ложась спать с женой, попытался к ней "подъехать", но после пары неудачных попыток услышал:

— Знаешь, мне что-то не хочеться. Просто обними меня.

— ЧЕГО???

И в этот момент она произнесла самую ужасную фразу, какую может услышать мужчина от своей любимой жены:

— Ну, правда, дорогой. Мне кажется, ты просто не можешь понять мои женские эмоциональные потребности.

Другими словами, в тот вечер у нас ничего не получилось и мы просто заснули.

На следующий день мы отправились в одно известное место, которое я называю ГМЗ (гигантское место закупок).

Мы гуляли по разным отделам, она примеряла три кошмарно дорогих вечерних платья, но не могла решить, которое ей больше подходит. Я посоветовал брать все три.

Потом она направилась искать туфли, подходящие под эти платья, и я предложил взять по одной паре под каждое платье.

По пути к кассе нам попался ювелирный отдел, и она выбрала себе пару сережек с бриллиантами.

Знаете: давно я не видел ее такой возбужденной. Видимо, она решила, что я свихнулся. Она спросила, что я думаю по поводу этого теннисного браслета? Но я-то отлично знаю, что она в жизни не держала в руках теннисной ракетки! Однако и здесь я согласился.

Она просто светилась от переполнявших ее чувтств, ее благодарность была физически сексуальной. Надо было видеть, как сияло ее лицо, когда она проговорила:

— Ну, дорогой, кажется это все. Можем идти к кассе.

С наигранным спокойствием я ей ответил:

— Нет, дорогая, мне что-то не хочется:

Вы знаете, что означает выражение "не стало лица"?

Вся гамма эмоций — непонимание, огорчение, потрясение, ненависть — одновременно разыгралась на лице моей возлюбленной.

— Ну, правда, дорогая. Я хочу, чтобы ты просто обняла меня, и все.

И когда она уже была готова наброситься на меня и разорвать на мелкие кусочки, я добавил:

— Мне кажется, что ты просто не можешь понять мои мужские финансовые возможности.

Так что примерно до 2008 года мне секс не светит…


Игрек

Без спросу


Пиратской публикации моего рассказа в сетевом журнале посвящается. Претензий к "Перекрестку" у меня нет, но факт остается фактом.

Дожился на старости лет! Уже и в "Перекрестке" недавно напечатали. Без спросу! Хотя без спросу оно как то лучшее выходит. Судите сами…

Было энто давно. Как раз кады рассияне выбирали Ельцина, нашего перзидента. Попал я в компанию одну грустный такой и весь из себя одинокий. Это очень плохо кончается, как правило… Я шалить обычно начинаю, когда мне одиноко. А шалости, они до добра не доводят…

Знакомят меня с хозяйкой квартиры, а я ей гордо так и грю: "Хозяйка, ты мне сразу показывай где у тебя унитаз. Я его запугаю сейчас, пока мы с ним трезвые, а то пьяного меня к унитазу не тянет…" Хозяйка от хамства моего оторопела и покорно идет показывать унитаз. Показала. Я перед ним на четвереньки встал и как залаю. Он побелел весь и в угол забился…

"Ну, — говорю, — теперь показывай и где у тебя кухня. Я там есть буду!" Что вы думаете? Ведет она меня на кухню и даже холодильник передо мной как лимузин открывает. Я хвать оттуда кусок колбасы, куснул его разок для отстрастки и с этой колбасой в дальнейшее путешествие отправился. Говорю: "Так, это ванная, здесь я буду поутряни умыватся с бодунища. О, а это комната большая, светлая. Здесь пускай народ тусуется, токо не очень громко" Ловлю незнакомого молодого человека и спрашиваю:

— Ты кто?

— Дима, — подозрительно оглядывая меня отвечает он.

— Вот что, Дима, ты мою колбасу подержи, а я щас шапанского откупорю, токо не кусай ее пожалуйста, она мне теперь как родная…

Дима офонарел, но колбасу честно в вытянутой руке держит, а я, тем временем пробкой из бутылки в форточку "бабах" и давай шампанское из горла пить. Отпил чуток и хозяйке предложил: "Буш?"

Она как-то плавно в роль вошла. Шампанское взяла и тоже из горла…

Отобрал я у Димы колбасу и спрашиваю: "А веселиться-то мы будем, будем веселиться-то?" Хозяйка тоже, видать, веселиться собралась, потому что протягивает мне бутылку вина, предварительно отхлебнув опять таки из горла, и спрашивает: "Буш?" Вот мы вино с шампанским попеременно с ней хлещем, аж душа радуется… Но народ присутствующий почему-то не рад, что нам весело и я их где-то понимаю. Они тут отдыхали, развлекались и вдруг пришел какой-то урод и все испортил…

Короче, начали они расходится. Я еще даже обход квартиры не закончил, а их уже почти не осталось. Натыкаюсь я на следующую дверь: "О, хозяйка, так это ж спальня. Мы с тобой тут спать будем!" При этих словах гости окончательно рассасываются. Дима, по-моему, последний уходил.

— А почему бы и нет, — говорит хозяйка.

Я, вообще-то, ждал по роже. Но отступать было некуда. Пришлось спать. Получилось вроде неплохо.

— Знаешь, — сказал я ей после первого раза, — а я ведь трезвый. Мне просто грустно было.

— А мне так просто все надоели. Особенно Дима этот.

— А что Дима?

— Да достал просто. "Солнышко, можно я тебя обниму? Солнышко, можно я тебя поцелую? Солнышко, можно я отойду на минутку?" И так все время…

— Так я опять разрушил чье-то чувство, разбил чье-то любящее сердце?

— Похоже на то.

— Солнышко, можно я тебя поцелую? — спрашиваю. А она подушкой по голове, подушкой…

Нет уж. Иногда без спросу лучше….


Алексей Ковалев

Билл и Моника. История любви


Из секретных записей разговоров в Овальном кабинете. Далее:

П — Президент

М — Моника

С — Джон Смит, советник президента



П — Тебе нравится мой инструмент?

М — О, да, его следовало бы изобразить на стодолларовой купюре.


* * *


Билл сидел в своем кабинете и ощущал постоянный жгучий зуд между ногами. Его плоть требовала удовлетворения, а он вынужден был разбиратьс с каким-то арабским мудозвоном. Какая ему разница бомбить или не бомбить, когда хуй его торчит уже второй день. Стерва Хиллари не дает ссылаясь на какие-то проблемы. Какие проблемы могут быть каждый день у нее?

Неожиданно, ему вспомнилась девушка, ее звали, кажется, Моника. Моника практикантка. Не очень красивая, но с пухленькими губками и широкой жопой.

Широкий зад, в белых плотных трусах — это мечта Билла. Не то что тоненькая сука Хиллари. Сочная, большая жопа — уткнуться в нее лицом и кричать от счастья. Живот, не плоский, а полный, пространственный. Обширная угольно-черная волосня между ногами, ах…. Билл покраснел от этих мыслей.

Билл вызвал Смита. Толстый Смит немедленно явился. Билл начал разговор о какой-то политической чепухе и как-бы между прочим спросил:

— Ты помнишь эту брюнетку, практикантку?

— Монику?

— Да, кажется Монику. Не мог бы ты привести ее ко мне, у меня к ней пара вопросов.

— Конечно, господин президент.


* * *


М — Билл, ты будешь бомбить Ирак?

П — Нет, конечно.

Раздаются странные чмокающие звуки.

П — О да, да, да.


* * *


Билл думал как-бы все это лучше устроить. Обычно, он поступал просто, заманивал женщину к себе и снимал перед ней штаны. Как правило, они клевали на это. То ли вид хуя Билла приводил их в такое состояние, то ли власть Билла возбуждала их, но они делали то что от них требовалось.

Моника шла в кабинет Билла с радостным чувством предвкушения большого события. Она и не предполагала, что событие будет таким большим. Моника была влюблена в своего молодого и красивого президента. После скучных и противных старых республиканцев, в Белом доме появился настоящий плейбой-демократ. Это была мечта заебанных поколений бедных американских женщин. Ради такого президента можно пойти на все.

— Здравствуйте, Моника.

— Здравствуйте, господин Президент.

— Для вас, Билл, просто, Билл.

Моника покраснела и наступила тягостная тишина. Атмосфера в Овальном кабинете начала сгущаться, как во время Карибского кризиса.

— Садитесь, Моника.

— Спасибо.

Моника села в кресло, ах, быть бы этим креслом, чтобы принять всю сладкую тяжесть женского крупа!

— Я хотел задать вам пару вопросов.

— Да, господин…Билл.

— Как вы относитесь к (минету-хотел сказать Билл) президенту XXX.

Моника провела языком по губам перед тем как отвечать.

— Я считаю, что в сложившейся обстановке XXX наиболее полно контролирует ситуацию в AAA, и вполне отвечает нашем интересам в этом регионе.

В это время Билл зашел за кресло Моники, и растегнул ширинку. Залез в штаны, просунул руку через подаренные Хиллари трусы с его инициалами и достал свой президенский.

— …ситуация в AAA позволяет сохранять нейтралитет как нам, так и нашим противникам. Мы ждем когда…

Моника обернулась, и увидела Билла дрочащего хуй.

— О, господин пре….Билл, я сама.

Моника взяла в руки набухший член и слегка сдавила его. Ой, вскрикнул Билл. Она задела залупу кольцом.

Осторожно помассировав его, Моника склонилась и взяла в рот. Сразу почувствала кисловатый вкус. Осторожно начала сосать, пытаясь массировать при этом языком. Несколько раз задевала его зубами и Билл вскрикивал. В это время Билл руками блуждал по ее голове, плечам и груди. Беря большие груди в руки и сжимая, он гладил Монику. Моника продалжала свою трудную и опасную работу. Вскоре яйца Билла наполнились тяжестью, он выпрямился, хуй выскочил и тугая струя спермы ударила из раскачивающегося члена. Основная масса попала на лицо Моники, она даже закрыла глаза при этом, несколько капель попало на платье.

— Оооооооооо


* * *


Билл стоял перед закрытой спальней Хиллари, и просил его впустить.

— Милая, я люблю тебя. Впусти меня, я тебя хочу.

— Иди ебись со своей практиканткой.

— Это было ошибкой. Прости меня, у меня несколько месяцев не было женщины. Я… я вынужден онанировать в ванной.

— Наверное, дрочишься на фотографию этой суки?

— Нет, милая, на нашу с тобой фотографию, где мы с тобой и Челси.


* * *


П — Джон, у меня не было женщины несколько месяцев. Я больше не могу, внешняя политика страдает от этого.

С — Чем я могу помочь, господин Президент?

П — Снимай штаны, Джон, и наклоняйся.


Алекс Максимов

Блаженство


В комнате стояла таинственная темнота и слышались какие-то шорохи, возня, стоны и вздохи.

— Давай быстрее, — послышался женский приятный голос. — Ну же…

— Сейчас, дорогая, потерпи немного, — ответил страстно мужчина.

— Ой, осторожнее, смотри не промахнись…

— Не бойся, милая, я делал это уже столько раз! Не бойся…

— Ну, что же ты? — спросила она. — Попал?

— Сейчас-сейчас, — успокоил мужчина. — Скоро он попадет в цель, моя радость. Все будет хорошо.

— Я жду, дорогой, надеюсь, что все сделаешь правильно и нам будет хорошо.

— Конечно, моя конфетка, я уже… вот…о-о-о…

— Осторожнее! — забеспокоилась женщина.

— Не беспокойся, я сейчас, вот так…

— Ты такой милый…

— Да… что-то не входит… м-м-м…

— Не торопись, милый, нежнее, так, так…да…

— О-о-о! Попал!

— Вставь его надёжно, что бы надолго хватило!

— Я постараюсь, так… потерпи чуточку… Сейчас нам будет хорошо. Да?

— Ты прав, я уже чувствую, что этот момент приближается.

— Я сейчас поднатужусь и закончу…

— Давай, милый, давай… Ты очарователен.

— Вот… сейчас, моя любовь, вот…

— Да, да, сейчас будут хорошо!

— О-о-о! Все! — закричал мужчина, удовлетворенный своей работой. Я закончил, милая!

— Ты, умница! Какое блаженство! как хорошо! Ты такой умелый, доро-гой! Я люблю тебя! — и она поцеловала его в щечку после того, как он спустился со стула, ввернув патрон, и в комнате загорелся яр-кий радостный свет…


Сержэ Лавэр
1995

Божественный субстрат


Однажды в несколько центров по борьбе со спидом пришли письма следующего содержания: " Десять месяцев назад я был в Тибете. Тогда я уже пять лет болел спидом. Оказывается тибетские монахи уже давно нашли способ излечения от спида. Дело в том что в последнее воскресенье девятого месяца каждого года, высоко в тибетских горах происхдит самое настоящее чудо. Там на самой высокой горе стоит храм главного Далай — Ламы. И именно этот старый монах именно в этот день являет на свет божий чудо. То над чем бьются врачи всего мира на самом деле очень просто. Это просто какашка главного 130 — ти летнего Далай — Ламы. И тот, кто съест этот божественный субсртат тот час же будет исцелен от этого недуга. Но это еще не все. Излечится от спида лишь тот, кто пройдет предворительный обряд очищения. Смысл этого обряда состоит в том, что избранник должен очистить свою душу и разум от злых помыслов и убеждений. Все считают, что гавно это мерзко и отвратительно, но тот, кто желает излечиться от своего недуга, должен понять, что гавно это есть часть его души.

Итак вернемся к обряду. Желающие исцелится должы в процессе восхождения на гору питаться лишь тем, что дает ему природа, тоесть он должен питаться ТОЛЬКО своим калом и не чем более. Восхождение на эту гору занимает достаточно долгий промежуток времени, около десяти дней. И пройдя этот обряд, и войдя в храм вы увидите этого целитиля. Если ваши помыслы чисты, то целитель сразу же поймет это, и отдаст чудодейственное лекарство. Но ежели ваши мысли посетит бес и вы поднимитесь на эту гору со злым умыслом, то оберегайтесь мудрого и всевидящего Далай — Ламу.

Человек который прошел обряд и исцелился."


P.S. Я буду вашим проводником во время первой половины обряда, всех желающих жду по адресу ул. Ватутина 13 кв. 3 Торопитись братья, времени не так много…

Многие проигнорировали это послание. Но все же нашлось десять смельчаков, которые непобоялись испытать свою судьбу и решились на путешествие в далекий Тибет. И вот эта группа отчаянных спидоносцев отправилась по указанному в письме адресу. Их встретел молодой человек примерно 25 лет отроду по имени Вольдемар. На вид это был человек очень приятной наружности. Он попросил группу пройти, и поведал им свою историю. Пять лет назад его он был в Италии, и познакомился с человеком по имени Адриано. Они занимались срастной любовью, и после их многочисленных контактов у Вольдемара обнаружили вич. Вольдемар отчаелся, и когда он узнал эту историю от одного Тибетского монаха, он поспешил в тибет, и излечился.

Затем Вольдемар сказал, что времени осталось очень мало, и после знакомства они не медля отправились в путь. В команде смельчаков оказалась очень слаженной и дружной. Она состаяла из 11 человек, Это были: косметолог пидераст Борис; строитель Дима, которого ебали во время кладки кирпича товарищи по бригаде; мясник Кузьма, который любил развлекаться с молодыми бычками, пока это не заметил председатель колхоза и не превратил его в пидера; горнолыжник Алексей, который бывал в Tибете не раз, и который получил свою порцию спида от своего тренера прямо на лыжной трассе; врач — проктолог Никодим, который относился к попкам своих пациентов без должного уважения(он беспощадно трахал их под наркозом); бывший тюремный заключенный — Захар; насильник молодых мальчиков — Зиновий по кличке '' Вялая залупа"; гржданин грузии — Гоги; мальчик с понели — Сергейка; дядя Тарас из села '' Веселые дубравы", который трахал предсидателя колхоза, который в свою очередь трахал сельский скот больной ящуром, сибирской язвой, и конечно спидом; и наконец проводник и предвадитель этой группы собственной персоной Вольдемар.

И вот группа отправилась в далекий путь. Они летели два дня на самолете, ехали двенадцать дней на поезде, и еще три дня скакали на лосях. Но всеравно группе предстоял еще долгий путь по бескрайним горным склонам и перевалом, которые покрывали огромный пространства на их пути. Они приодалели уже долгий путь, но самое главное испытание предстояло еще пройти. Восхождение на самую высокую гору Тибета еще было впереди. Шли путники две недели к этой горе, и когда они наконей дошли, и остановились у ее подножья Вольдемар сказал: Братья сейчас перед нами самое главное испытание. Возможно многие из нас погибнут, не выдержат испытание. Эта гора очень высока, подниматься очень долго, и кушать можно только собственные какашки, в противном случае Далай — Лама не даст вам субстрат. Этот всемогущий монах все видит. Итак восхождение на гору с целью очищения души можно начинать. Вперед братья.

И братья послушно стали идти на гору. Певым пошел Вольдемар. В начале пути было легко, но по мере восхождения становилось все сложнее и сложнее. Первым начал сдавать позиции врач Никодим. У него началась истерика, и он, чтобы хоть как то себя успокоить делал минет всем участникам команды. Затем таким оригинальным способом стали пользоваться Дмитрий, Кузьма, ''Вялая залупа'', а позднее это стали делать все, и даже сам Вольдемар. Таким образом команда не раскисала и продолжала свой путь к благородным вершинам горы.

На третий день(вернее ночь) грязные гомосексуалисты, чтобы не замерзнуть начали заниматься сексом в своих палатках, но это за грех не считалось ибо это помогало прокакаться, а гавно это есть пища для команды. Сразу же сколотились пары. Строитель Дмитрий и врач Никодим, горнолыжник Алексей и дядя Тарас,''Вялая залупа'' и Сергейка, Гоги и Захар, Борис и Кузьма, а Вольдемар, чтобы не заразиться вновь был вынужден дрочить.

Пятый день без еды и воды, только невкусные какашки собратев по команде. Первым, кто не выдержал и согрешил был Борис, он извлек из своей сумки банку вкуснейшего лосося. Затем был Гоги, он взял с собой незрелый урюк, и комонда всегда с наслаждением кушала его какашки. Борис и Гоги не знали какое наказание их ждет за такой большой грех. Ведь мудрый Далай — Лама видит все.

Первыми жертвами стали горнолыжник Алексей и Тарас, которые, чтобы не скучать ебясь катались с горы на лыжах. Так они катались пока оба не уебались, и когда комана посмотрела вниз с горы она увидила следующуюю карину: Алексей умудрился упасть так, и так сильно видимо от страха зажал член партнра в своем анусе, что хуй оторвало, и он остался в жопе. Тарас же лежал на животе, а в его жопе торчала лыжа, вместе с ногой Алексея. Так в команде появились первые жертвы.

Команда не сколько не расстроилась, наоборот обрадовалась этим жертвам, потому как конкурентов стало меньше.

И вот уже шесть дней эта команда отчаянных пидерасов продвигается все выше и выше. Ползти становилось все труднее и труднее. Первым, кого покарал великий Далай-Лама, стал Борис. При подъеме на очередное плато, ему привиделся гигантский лосось с головой великого мудреца и пророка. Эта здоровая рыбина злобно размахивала хвостом и смотрела грешнику прямо в глаза, как-бы говоря " ты должен заплатить за содеянное".При виде всего этого у Бориса сжались яйца, а его член уменьшился настолько, что стал похож на маленького дождевого червячка, грешник от страха стал пятиться назад и сорвался в бездонную пропасть тибетских гор.

Команда вновь не огорчилась, хотя она потеряла еще одну прекрасную узенькую попку.

Команда начала понемногу сходить с ума. Каждый хотел остаться один, хотел устранить всех конкурентов, чтобы субстрат достался именно ему. Но не о чем таком не думали лишь Дима и Сергейка, их мысли были чисты в отличие от других. Первым решил избавляться от своих собратьев это врач Никодим. Он придусмотрительно взял с собой банку с сильнейшем ядом. Никодим не как не мог придумать, кого же первым отправить на тот свет. Он решил, что это будет мясник Кузьма т. к. тот во время их полового контакта сделал Никодиму очень больно. Никодим подошел к нему, в то время когда команда сидела у костра, и пела песенку Голубой вагон. Никодим взлядом поманил Кузьму в полатку, и они начали страстно целоваться. Во время этого Никодим достал свой возбужденный член, и незаметно капнул на залупу сильнейшего яда. Он предложил Кузьме сделать ему минет, но тот отказался, и снова с силой овладел жопой врача. Но на это раз Никодиму совсем не было больно, а наоборот, ему это очень сильно понравилось, так сильно, что он забыл про яд. Когда они поменяли позицию, и Никодим сел сверху на разгоряченный ствол, он в порыве страсти совершенно случайно извернулся, и поцеловал себя в залупу, после чего упал замертво.

На восьмой день восхождения Зиновий решил схитрить. В его голове созрел коварнейший план. Он решил не остонавливаться на ночлег, как все остальные, а продолжать путь одному. Тем самым он наверняка бы опередил команду. Он шел не останавливаясь всю ночь, и лишь под утро немного задремал. Проснулся Зиновий от того, что что-то нюхало его промежность. Ему почему то стало очень тепло и приятно, он забыл где находился. Он забыл, что находится высоко в горах, где гуляют злые ветра. Через силу он приоткрыл глаза, и о чудо, он увидил то, к чему так долго стремился, он увидил прямо перед собой прекрасный храм, вершины которого терялись далеко в облаках. Зиновий был в не себя от счастья, то, к чему так долго шел этот алчный и жадный человек было прямо перед ним. Он посмотрел на свою промежность и увидел, что с ней забавляется молодой барашек: животное задорно тыкалось туда носом, скалило зубки и пристукивало копытцем. Зиновию эта игра понравилась и он решил овладеть этим забавным существом. Он оглушил барашка ударом ноги, достал свой член и попытался обножить дырку невинного создания, он приподнял хвостик и неувидел там ничего, кроме бараньих шариков, висящих на кудрях шерсти. Но это не остановило хитреца. И он, вооружившись своими зубами, стал быстро прокладывать дорогу к заветному цветку. Через минуту кропотливой работы перед Зиновием предстал розовый бутончик наслаждения. Он не мешкался ни минуты, и с присущей любому пидерасту сноровкой, быстро засадил барашку. Зиновий стал трахать его в бешеном темпе, и от такого действия животное очнулось и начало блеять. Зиновию понравилось это б-е-е-е-е-б-ее-ее-еее-е-ебе. Он тут же вспомнил, как насиловал мальчика в хлеву, под точно такие же звуки. От этого ему сделалось еще слаще, такого сильного наслаждения он не испытывал никогда. Зиновий уже был на пике, как вдруг………………….. Очнулся Зиновий через пару часов. Барашек лежал рядом с измученой мордочкой, и не менее измученой попкой. А на насильнике почему то уже были надеты штаны.

Тут барашек встал, подошел к лицу Зиновия, и видимо из мести помочился на лицо хулигана. Зиновий почувствовал отвращение, схватил барана за хуй, раскрутил его над головой, и кинул со всей мочи об камни. Через тридцать минут Зиновий уже жарил барашка. Первыми Зиновий съел генеталии барашка, далее он стал неторопясь объедать ножки. Под конец трапезы гурман решил скушать столь аппетитную попку четвероногого любовника. Он обнаружил, что из нее торчит какой-то продолговатый предмет. Зиновий с осторожностью извлек его и обнаружил что это ничто иное как хуй. С наслождением откусив кусочек, и ощутив нежный вкус прожаренного мяса, Зиновий прожевал это кушанье. За первым кусочком последовал и второй. Он решил растянуть удовольствие, и начал есть этот орган с другого конца, чтобы оставить венец на десерт. Он уже съел большую половину деликатеса, как вдруг вспомнил что расправился с генеталиями барашка в самом начале трапезы. Зиновий сначала подумал что это какой-то высокогорный мутант, но затем вспомнил, что у высокогорных мутантов этот орган немного иной формы. Тут он увидел на залупе шрам, который ему в детстве оставил младший брат своими острыми зубками. Зиновий в ужасе полез себе в штаны и не обнаружил там ничего, кроме сиротливых яиц……….От разрыва сердца Зиновий упал замертво. Так коварный Далай-Лама покарал еще одного грешника.

А тем временем в команде осталось только три человека. Это были Кузьма, Димка, Сергейка и проводник Вольдемар. Наконец они добрались к храму. Вольдемар сказал, что дальше они должны идти без него. Субстрат достанется лишь одному, самому чистому и безгрешному человеку. И трое предстали перед храмом. Он был очень красив, высок, и величиствевен.

Как только они вошли внутрь, увидели мудрого Далай-Ламу, который сидел на золотом троне с золотым посохом в руке. Все вокруг было из золота. Огромные колонны и статуи, запахи душистых масел, а еще свечи, очень много свечей. Трое предстали перед Далай-Ламой. Он стал оглядывать их, и решать кому достанется лекарство. Подошло время явления чуда на свет. Мудрец встал, и показал какой то странный знак. Тут же подбежали монахи, с золотым блюдом, и мудрец стал на него какать.

Кузьма решил избавиться от конкурентов. В последний момент, он достал огромный тесак, и жестоко вонзил его в спину Димке, а затем кинул окровавленный труп в окно, и тот полетел вниз. Далай-Лама окруженный монахами не увидел этого. Между Кузьмой и Сергеем завязалась кровавая схватка. Сергей выбил тесак из рук предателя, а тот сильнейшим ударом повалил конкурента на пол и начал пинать ногами. После победы над более слабым противником Кузьма подошел к Далай-Ламе, и сказал:

Давай мне лекарство я дошел сюда, и только я его заслужил.

Тем временем все монахи куда то пропали, а перед мудрецом стояло золотое блюдо с волшебной какашкой. Мудрец смотрел на Кузьму, и странно улыбался. Кузьма протянул руку за какашкой, и уже почти взял ее, как вдруг почувствовал сильную боль в анусе. Огромна древняя статуя в доспехах и с мечами ожила и насадила грешника на золотой двухметровый хуй. Залупа высунулась из его рта, и он повиснув на этом хуе, умер страшной смертью. Все вокруг было забрызгано кровью. Остался только один претендент. Он постепенно пришел в сознание, встал и подошел к волшебнику. Тот попрежнему сидел с золотым блюдом в руках, на котором лежала небольшая какашка. Кудесник улыбаясь потянул блюдо на встречу Сергею. Радостный Сергей также протянул руки навстречу, как вдруг неожиданно Далай-Лама взял и сам проглотил свою какашку. Сергей расстроился и ушел из храма, а монах смеялся и смотрел ему в след.

Он вышел из храма, где его поджидал Вольдемар. Сергей поведал ему все и заплакал. Когда они вернулись домой СПИДа у Срегея не было.


damiano

Борян-Порнобогатырь


Сейчас ему 14 или 15 лет, а впрочем не важно. Он учащийся одной из московских школ, с девчонками ему никогда не везло-рожей не вышел. Но это был страшно озабоченный онанист-педораз-зоофил, и у него был ручной кабан. И вы сами догадайтесь что он с ним творил.

Вот и сегодня, в эту пасмурную и промозглую пятницу, кричал и стонал Борян, вставлял свой торчящий член в зад своему визжащему питомцу. Кабан визжал, дергался пока этот вонючий, потный засранец извращался над своим питомцем, изрыгая своим пламенным обрубком струи белёсой, густой жидкости в проём несчастного друга.

И в дверь позвонили. Это был его старый друг-некрофил с зоофилическими наклонностями. М. Гольцов. Но тут произошло нечто. В момент звонка кабан кончил, да так сильно, что сердце бедного кабанчинка не выдержало! Он умер от сердечного приступа!!!

Входя в комнату Гольцов увидел труп кабана, и его инструмент принял боевое положение. Он быстро снял штаны и надругался над трупом кабана. Борян принялся яростно онанировать, глядя на то, что творил его лучший друг с его питомцем-любовником. Гольцов, устав трахать кабанчика, прекратил это занятие и увидел своего онанирующего друга. Его упавший пенис снова принял обычную форму. Начался стояк!!!Он медленно подполз к Боряну, дрожащими пальцами принялся помогать другу достичь удовольствия. Начался садистско-извращенский половой акт. Они слились в одно целое. Это был романтически-педористический извращённо-озабоченный секс (если это можно было назвать сексом) двух яростных, полных сил и возбуждения педерастов, зоофилов, некрофилов и фетишистов (после этого извращения Гольцов стал пялить дверь, а Борян — водопроводный кран) в одном лице. Борян тыкал свой обрубок в зад Гольцову со скоростью близкой скорости света.

Вот так бурно прошел их день, богатый на сексуально-извращенские игры. Сейчас они ужинают останками задрюченного кабанчика, а вместо соуса используют собственную сперму.


В моей киске завелись долгоносики


Привет, меня зовут Оксана, мне 18 лет. Эта волнующая и необычная история началась три года назад, когда в моей киске завелись долгоносики. Это случилось, когда я отдыхала в Гаграх. Когда мы с бабушкой возвращались с пляжа, я почувствовала зуд между ножек. Не могу сказать, что это было неприятно, но ощущения, согласитесь, довольно непривычные для 15-летней девушки.

Долгоносиками я, поначалу, любя называла мандавошек. О них мне рассказала бабушка, когда я наконец решилась ей признаться. Она сказала, что я недостаточно часто мыла свою киску, и где-попало садилась без трусиков (а носила я тогда коротенькую юбочку, что едва прикрывала попку — мне уже стало интересно прочувствовать то, о чем я так часто слышала от старшеклассниц, когда они между собой болтали на переменах в туалете).

Поначалу я немного испугалась непрошенных гостей в своей промежности, но потом бабушка рассказала мне о своей матери, моей прабабушке. Она была знатного рода графиней при императорском дворе. Поговаривали, что она делала минет самому Григорию Распутину, фавориту императорской четы. От безрассудной и распутной жизни у нее в вагине завелись непонятные насекомые, что, в общем привлекало вещего старца, однако же он ее никогда не имел как положено. Бабушка сказала, что у нее до пенсионного возраста были подобные насекомые, однако она это связывала с происхождением, из знатных гагаузских племен.

Но, несмотря на советы бабушки, я никак не хотела избавляться от этих забавных букашек. Они радовали меня практически круглые сутки, нежно копошась в моей девственной пещерке. Но бабушка говорила, что мужчины не любят женщин, у которых там мошки, и что об этом ни в коем случае нельзя делиться с ними на первом свидании. Когда я спросила, бывают ли у мужчин тоже мошки, бабушка рассказала мне такую историю:

Дело в том, что в молодости бабушка была необычайно привлекательной, и, как теперь принято говорить, "секси". У нее не было отбоя от поклонников, но она искала свою единственную настоящую большую любовь. И она появилась в лице молодого офицера. Помимо его многочисленных достоинств, у него было ещё одно неоспоримое преимущество перед остальными бабушкиными ухажерами: он любил насекомых. То есть не просто любил, как биолог, а физически любил их. Он обожал массивных майских жуков на своем члене. Он мог лечь в ванну, выставить из воды головку члена, посадить туда муху с оторванными крылышками и наслаждаться беготней насекомого, которое не было в состоянии ни убежать, ни взлететь. Молодой человек поведал это бабушке на третьем свидании, когда они делились друг с другом самым сокровенным. Когда же он узнал, что у бабушке в вагине нечисто, он прыгал до потолка от возбуждения. Он захотел ее прямо там, в укромном уголке парка. Но бабушка (также с трудом сдерживая животную похоть) дотащила его с себе домой. На дворе стояла жаркая августовская ночь, и насекомые просто роились вокруг слившейся воедино пары: муравьи, ночные бабочки, комары, травяные клопы и моль — трахались они прямо в саду, на голом черноземе, что возбуждало их еще больше. Ее кавалер лежал на торчащих из земли засохших обрубках скошенной травы — он трахал ее с неистовой силой, что сводило бабушку с ума. А в момент необычайно острого и продолжительного оргазма их ноги сильно и со шлепком обхватили ужасно шершавый, толстый и кривой ствол старой дикой яблони, по которой и днем и ночью ползали большие, мясистые черные муравьи и тля. Причем в сладострастных конвульсиях внеземного оргазма бабушка расцарапала до крови свою киску, а ее кавалер — мошонку об мощный ствол старой яблони. Они кончали минуты четыре, но и этого им не хватило. Когда член бабушкиного кавалера безнадежно повис, обессиленый кровожадной фантазией его обладателя, он принялся зализывать расцарапанную в кровь киску бабушки, с обалдевшими от кайфа глазами проглатывая прилипших к ней тлю и муавьев и запивая их "соком" уставшей бабушки. Они неистовствовали еще добрых два часа………..


После этой истории я поняла, что мандавошки нисколько не мешают жить. Однако перед непосредственным изложением своей истории нелишне упомянуть, что помимо всего прочего я питала слабость к умственно неполноценным мужчинам. Мне казалось, что они понимают в жизни больше, чем мы все. Мы с подружкой Маринкой часами просиживали под забором местной психбольницы, мастурбируя на "дуриков". Меня особенно привлекал стройный мускулистый параноик, что с задумчивым лицом стоял поодаль всех во время прогулок. Я нашла предлог проникнуть в лечебницу и познакомилась с ним. Так в моей жизни появился Хачатур. Вскоре его выписали домой как не поддающегося лечению. Мы стали встречаться. Мне нравился его образ: такой мощный гигант, с лицом, не выражающим эмоций, весь в себе. Он часто гулял по городу, причем всегда носил с собой массивный писсуар, пристегнутый к поясу тяжелой цепью. Писсуар был выполнен, похоже, на заказ, с крышкой, закрывающейся на замок. Мне он никогда ни показывал и не рассказывал, что там.

Однажды я была одна дома, когда в дверь позвонили. Это был Хачатур со своим неизменным писсуаром.

— У меня есть что-то для тебя, — проговорил он.

Когда он открыл писсуар, я прямо-таки подпрыгнула от удовольствия — весь он доверху был заполнен колорадскими жуками.

— Ты ведь любишь их, не так ли?

— Да, но откуда ты узнал? — спросила я.

— У тебя хорошая подружка, подсказала мне, как сделать тебе хорошо.

Сказав это, он взял в руку пригоршню жуков и засунул себе в трусы. Едва сдерживаюсь от возбуждения, я послебовала его примеру. Мы даже не касались друг друга. Мы просто смотрели друг другу в трусы. Никогда в жизни у меня не было такого оргазма — ни до, ни после. Причем кончили мы почти одновременно. И теперь я не могу понять гринпис, который позволяет уничтожать этих волшебных насекомых. Что такое пару уничтоженных гектаров картошки по сравнению с тем неземным блаженством, которое они могут подарить?!!..…..


Оксана Попоклюева

В первый раз


Мне было лет 14 когда я в первый раз сделал ЭТО. У меня была девушка с которой я гулял. Мы гуляли вечерами все такое, целовлись, я ее трогал за ее сексуальную попку, но до секса дело не доходило. Я ей часто предлогал давай сделаем это, а она говорила что мне еще мало лет для занятия сексом. Вот как то просле диско мы пришли ко мне домой, уже было поздно и она не пошла домой, а предупредила маму по телефону что останется ночевать у подружки. В эту ночь я предложил ей потрахаться, она ломалась, но все таки я ее уговорил. Она разделась от всей этой картины мой член встал как кол, я не мог сдерживаться. Я разделся тоже и подошел к ней я положил ее на спину и раздвинул ноги, я стал по тихоньку вводить свой большой член ей во влогалище.

После как я ввел ей в пизду свою головку она взвизгнула и я ввел член дальше. Из влогалища вышла маленькая капля крови. После этого мы занялись сексом. Мы трахались всю ночь. На утро я проводил ее домой и мы договорились встретится завтра. На следующий день она пришла не одна, на привела свою сестренку которой было 8 лет. Марина сказала(так звали мою девушку) что Машутка(так звали ее сестру) поседит в гостинной пока мы будем заниматься сексом в моей комнате. Мы начали трахаться.

Марина была бесподобна сначала она взяла мой член в рот и начала сосать его, я кончил ей в рот она проглатила всю сперму. После я принялся лизать ее влогалище оно было бесподобного вкуса. После я ввел ей в пизду свой гигант и отодрал ее хорошенько, но когда я кончал Марине в рот вошла Машутка и подошла к нам она просмотрела на все это и ей тоже захотелось чтоб я сделал так же и с ней.

Марина мне разрешила. Я занялся Машуткой, как вдруг вошла моя мама и увидев это она остолбенела, немного погодя она подошла ко мне и снела с себя юбочку и трусики. После она взела мой член в рукуи начала дрочить. мой член быстро возбудился. Она встала раком и ввела мой член себе во влогалище через некоторое время я скакзал мамае что щас кончу и спросил вынуть или нет, а она сказала чтоб я вынул. Я вынул из ее влогалища свой член и кончил ей пряма на мохнатый лобок. После этого я со своей девченкой еще не раз трахался и все таки оттрахал ее сестур Машутку. Это бало не забываемо.


Maks

В первый раз


Сегодня это у вас впеpвые. Вы лежите на спине и ваши мускулы напpяжены. Вы отчаянно пытаетесь пpидумать что-то, чтобы отвлечь его, но он не колеблясь пpиближается к вам. Он спpашивает, не стpашно ли вам, и вы хpабpо мотаете головой.

У него большой опыт, но впеpвые его палец попал в пpавильное место. Он пpоник глубоко, и вы дpожите; ваше тело напpяжено, но он нежен, как и обещал. Он смотpит вам в глаза и пpосит довеpять ему — он делал это уже много pаз пpежде. Его холодная улыбка pасслабляет вас, и вы откpываетесь шиpе, чтобы облегчить ему вход. Вы умоляете его потоpопиться, но он медлит, чтобы пpичинить вам возможно меньшую боль. Когда он нажимает сильнее и идет глубже, вы чувствуете, как ваши ткани pасступаются, давая ему доpогу, и потом, когда он пpодолжает, ощущаете слабую стpуйку кpови. Он обеспокоенно смотpит на вас и спpашивает, не слишком ли вам больно. Ваши глаза наполнены слезами, но вы киваете в знак того чтобы он пpодолжал. Он начинает умело пеpемещаться в вас, но вы слишком ошеломлены, чтобы почувствовать его внутpи себя.

После нескольких ужасных моментов вы чувствуете, что что-то в вас pазpывается. Вы лежите задохнувшись, pадуясь, что все позади. Он смотpит на вас и говоpит с улыбкой, что вы были у него из самых упpямых, но все же деpжались достойно. Вы тоже улыбаетесь и благодаpите вашего зубного вpача.

В конце концов, вам впеpвые удаляли зуб.


Bully Emerald (перевод)

В поисках /версия 1.09/

I think I`m done with the sofa

I think I`m done with the hall

I think I`m done with the kitchen table, baby


"Outside" George Michael


/юмористический рассказ с эротическим оттенком в одной части с прологом и эпилогом/

ПРОЛОГ

Никита медленно брел по улице, постоянно бросая проникнутые любопытством взгляды на окружающих, которые в свою очередь отвечали ему либо игривой улыбкой, либо абсолютно равнодушным выражением лица. Первое ему нравилось больше, но встречалось почему-то реже. Последнее время он непрерывно находился в поиске, правда, этого он сам не понимал. В его сознании беспрестанно витали образы, образы обнаженных женских тел, их половых органов и прочие возбуждающие моменты:

Теперь он больше не дулся на однокурсника Макса за то, что тот не давал ему порнушку, в изобилии имеющуюся у второго дома. В настоящее время Никита открыл для себя такую замечательную вещь, как собственную фантазию. Сейчас она не давала ему соскучиться, она беспрерывно теребила его, не выпуская его за пределы самой себя. И снова прекрасные женские образы, обнаженная плоть и нескончаемое море удовольствия:


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ И ЕДИНСТВЕННАЯ

Будучи погруженным, в свои эротические сны, Никита даже не заметил, как вошел в только что подъехавший автобус. Он поспешил поудобнее устроиться в одном из пустующих сидений и тут же подумал о том, как добравшись до дома, займётся своим любимым делом.

С недавних пор этим, с позволения сказать, обожаемым занятием для него стало чтение эротической макулатуры знаменитых иностранных авторов. В его дружеском кругу это считалось как нельзя модным. Вот и сейчас он представил себя, сидящим в уютном кресле и держащим в одной руке свежий номер какого-нибудь "Только для мужчин", а в другой — сами понимаете что… Внезапно грезы нашего героя прервала неизвестно откуда появившаяся контроллерша, требовавшая предъявить билеты для проезда.

Никита неспешно достал из кармана свой кошелек, аккуратно развернул его и сунул этой безумной тетке свой единый в лицо. Та, видимо, не ожидая такого поворота в ходе событий, скорчила страшную рожу и поспешила удалиться к своей следующей потенциальной жертве.

От нечего делать, наш герой повернул шею в сторону окна и тут же пронаблюдал, как автобус проезжал его остановку. Но Никита не придал этому ни малейшего значения, его теперь волновало другое: как бы познакомиться с той очаровательной блондинкой, которая, судя по всему, недавно вошла:

Первое, что привлекло в ней Никиту, были ее стройные, длинные ноги и очаровательная, просто-таки миленькая попка. Девушка была одета в черные кожаные брюки, которые плотно обтягивали ее сногсшибательное тело, открывая взору все те возвышенности, о коих говорилось выше. Как показалось Никите, подобное аппетитное зрелище могло свести любого, даже очень смирного человека с ума. А светлые, видимо, окрашенные волосы свободно спадали на плечи, придавая девушке некие оттенки раскрепощенности и непринужденности. Мысли, точнее куча мыслей посетили нашего героя, от чего у него, как всегда, повысилось слюноотделение.

Сглотнув слюну, а не сплюнув на пол, как бы он сделал это раньше, Никита решился заговорить с этой прекрасной особой. Пока он прикидывал приблизительный ход беседы, взешивая все "за" и "против", автобус успел причалить к следующей остановке и…

… заглотнуть новую порцию людей, приличную такую порцию. Если до этого в общественном транспорте можно было спокойно пройтись, то теперь густая разношерстная толпа интенсивно дышала по всему автобусу. Никита на мгновение потерял свою пассию из вида и вновь нашел ее, все также стоящую к нему спиной, уже чуть дальше.

"Уот зе фак?!", — с горечью в голосе произнес наш похотливый герой, потеряв всякую надежду на знакомство. Теперь только какие-то совсем несексуальные бабки-пенсионерки стояли рядом, да и к тому же ворчали что-то о своем: о безнравственной молодежи, явно намекая на Никиту; о том, как они где-то носились целый день и теперь устали, явно намекая на то, чтобы Никита уступил им место, но тот даже и не думал. В это время он пытался сообразить, что предпринять дальше: "Уступить девушке место? А как же быть со старушками? А-а, фак с ними!".

"Девушка, тут место освободилось: ", — прокричал Никита сквозь толпу, привставая с места. Несколько лиц, правда невсегда женского пола, обернулось в его сторону, но только не она. Похоже, эта девушка вообще была занята чем-то своим, думала о чем-то своем, и все происходящее ее не касалось.

"Уот зе фак?!", — с горечью в голосе произнес наш покрасневший герой, когда осознал что ему ничего не добиться. "Остается только ждать пока она выйдет!", — проскочило в голове у Никиты, и он с облегчением поспешил сесть обратно.

"Уот зе фак?!", — вновь с горечью в голосе произнес наш уже разъяренный герой, ведь какая-то похотливая бабка с сумками пыталась занять его место.

Через десять секунд Никита вновь с удобством распологался на мягком автобусном кресле, просто он хорошо умел уговаривать людей.

С грустью в сердце и с расстроенным выражением лица, наш герой повернул голову к окну: на пустынных улицах, освещаемых фонарями, ровно моросил мелкий дождик, уже смеркалось:

Никита никак не мог выкинуть из головы ту молодую особу, которая все еще где-то стояла в этом душном и грязном автобусе. Он пытался мысленно снять с нее одежду, вертел ее у себя перед глазами: Воображение — великая штука! Через короткий промежуток времени наш герой почувствовал легкое напряжение в области своей мужской принадлежности. Он осторожно расстегнул ширинку, предварительно повернувшись всем телом к окну (от лишних взглядов), приспустил трусы и выпустил своего зверя наружу, прикрывая его левой рукой. Фантазии продолжались сыпаться ему в голову: девушка уже стояла перед ним в одних шелковых синих трусиках, он эротично водил одной рукой по ее круглой попке, а другая рука металась между упругими крохотными грудями. На этой мысли Никита почувствовал, что его гарпун уже окончательно выпрямился и терпеливо ожидал последующих манипуляций.

Самое интересное, что местом действия фантазий нашего героя являлся тот грязный автобус, в котором он ехал. Теперь Никита неспеша стягивал трусики, наслаждаясь открывающимся перед ним взором. Мысленно его трепещущая рука направилась прямо во влажную промежность, где его пальцы, касаясь половых губ, теребили клитор. Дыхание Никиты заметно участилось, его маленький раб требовал действий. Нежно обхватив его рукой, наш герой начал повторяющиеся движения по направлению вперед-назад. Вполне возможно, что кто-то из пассажиров заметил это, но Никите было уже не до них. Он представил, как девушка, встала перед ним спиной, нагнулась, и он медленно ввел своего воина ей во влагалище. Рука работала все быстрее, а фантазии становились все более горячими. Теперь его торчок работал у дамы во рту, и Никита представлял, как его новая пассия умело орудовала языком и губами. На одной и той же позе он долго не задерживался и с удовольствием переходил на другую, более изощренную.

Минуты через две наш герой почувствовал, что время блаженства уже близко, но останавливаться он не собирался. Еще секунд через десять сгустки теплой белой жидкости стрелой вылетили на стенку автобуса. После четырех таких извержений Никита облегченно вздохнул и тут же опомнился. Он судорожно осмотрелся по салону, но похоже никто ничего не заметил. Стряхнув с пиписки последние капли на пол, он аккуратно положил ее обратно в трусы и застегнул ширинку. Достав из кармана клочок бумажки, он попытался незаметно вытереть обделанный участок стенки.

Когда же все последствия были устранены, Никита попытался найти взглядом героиню своих недавних грез. Он заметил, что салон значительно опустел, а все кто остался, включая и ее, стояли у дверей. Видимо, автобус приближался к конечной станции.

Никита встал и сделал несколько шагов в сторону ближайших дверей. Теперь он стоял слева от девушки, и последнее, что он хотел сделать — увидеть ее лицо. Наш герой аккуратно по-актерски сморкнулся себе в руку, тем самым пытаясь привлечь внимание, и, как ни странно, это у него получилось: девушка на мгновения повернула голову. Никита судорожно заглотнул как можно больше воздуха и схватился за поручень:

"Уот зе фак?", — чуть ли не про себя произнес наш герой спустя несколько секунд, пытаясь дать увиденному хоть какое-то логическое объяснение. Тем временем автобус плавно затормозил у последней остановки, и люди, на ходу доставая зонтики, неспеша покидали его. Подождав пока все выйдут, включая и свою недавнюю пассию, Никита вылетел стрелой из этого, как ему тогда казалось, поганного средства передвижения.

Где-то в метрах ста от остановки наш герой замедлил ход, предоставляя себе возможность отдышаться и еще раз разобрать всё случившееся в голове:


ЭПИЛОГ

Никита медленно брел по улице, постоянно бросая проникнутые любопытством взгляды на окружающих, которые в свою очередь отвечали ему либо игривой улыбкой, либо абсолютно равнодушным выражением лица. Первое ему нравилось больше, но встречалось почему-то реже. Последнее время он непрерывно находился в поиске, правда, этого он сам не понимал. В его сознании беспрестанно витали образы, образы обнаженных мужских тел, их половых органов и прочие возбуждающие моменты:


КОНЕЦ

З. Ы. Все совпадения событий и лиц абсолютно случайны. Рассказ имеет чисто юмористический и философский характер и не предназначен для ущемления чьих-либо пристрастий и взглядов. Автор выражает искреннюю благодарность некой особе по имени Георгиос Кирасос Панайоту, прослушиванием чьих песен он и занимался во время написания своего произведения. Возможно, именно они и повлияли на судьбу героя и общий замысел рассказа.

З. З. Ы. Как многие могут подумать, этот рассказ совсем не о том, как парень подрочил в автобусе. Под столь своеобразной ширмой непристойности скрывается одна из глубочайших нравственных проблем современности. Данным произведением автор вовсе не пытался бросить ей вызов либо найти решение, ещё раз повторюсь: цель рассказа — донести до читателя в коей-то мере развлекательную историю…


Mr. Spoiler

Варежка


Было это зимой аж в 72 м году, в Новосибирске. У меня тогда была подруга — ласточка-косулечка, замечательная во всех отношениях — ладненькая, ласковая, уютная и женственная на редкость, а главное — заводилась даже от долгого взгляда.

Как-то мы с ней нагостились и вышли на площадку остальных поджидать. Я её в уголок притиснул — и давай целовать. Молодой был да пьяный, увлёкся маленько, пару раз по шейке прошёлся, вдруг она меня отпихнула и шепчет:

— Ну как я теперь мокрая на мороз пойду?

А дубец-то на дворе был изрядный и ехать черте куда. До остановки мы добежали, а там я сел в сугроб — лавочка-то холоднее — просунул подол её шубы между ног и спереди завернул конвертиком, как младенцу, чтобы прикрыть её женские дела, посадил на колени, обнял полушубком и прижал поплотнее. Она мне — руки за пазуху, нос — в воротник и притихла. А у меня были толстые меховые рукавицы, так я одну подмышкой нагрел. Когда троллейбус подкатил, я эту рукавичку сунул ей между ног:

— Держи!

Ехали так же в обнимку, она пригрелась, но чего-то всё молчала, а когда зашли домой, набросилась на меня с кулаками да зло так дубасит и плачет, едва унял.

— Ты чего?

— А ты думаешь, легко было твою варежку держать? Она же, как рука! А ты меня ещё и покачивал.

Вот и пойми этих баб, когда хорошо им, а когда не очень.


Старик

Великий Минт и двухсеки


Слава Великого Минта гремела по всем звездным системам и ассоциациям Галактики и даже проникла в Метагалактику. Не было преступления, которое не было бы раскрыто, если за него брался Великий Минт. Корсары угольных галактических мешков и похитители планет, мошенники, специализирующиеся на торговле голографическими фантомами и звездные террористы, со злым умыслом превращающие нормальные "хорошие" звезды в "новые" и "сверхновые", растлители цивилизаций, авантюристы и проходимцы всех галактических мастей — всех и приводило в трепет одно это имя.

И его вид внушал страх и почтение у любого разумника. Сила его кулаков была столь велика, что одним ударом он прибывал противометеоритный экран звездолета. Гром его голоса перекрывал грохот эпицентрического вихря на Венере. Его черепная коробка вмещала столько бит криминальной информации, которых не могли бы вместить все ЭВМ Галактики. Раскрытые им дела вошли во все учебники криминалистики, на их основе были поставлены десятки, если не сотни теле- и голографических сериалов. Таков был главный герой нашей истории.

А в одной из отдаленных ветвей галактической спирали жили двухсеки. Планета их так и называлась — планетой Двухсеков. Это была заурядная планета, в списке Жебера стояла она где-то на пятидесятитысячном месте. Единственной ее достопримечательностью было то, что жители ее могли по собственному желанию менять пол. Росла у них на болотах М-трава и Ж-трава. Стоило пожевать соответствующую травку, и двухсек приобретал соответствующий пол. Но ведь чего нет на просторах Галактики. Я знаю планету, где детей приносят не аисты, где они вырастают не в капусте, а их носят в собственном чреве некоторые из жителей этой планеты. Я могу поклясться, что лично видел планету, был на ней и не мог придти в себя от изумления во все время пребывания, где разумные существа движутся не на шести ногах, что, как доказал знаменитый академик Артоболевский, дает наиболее устойчивый тип передвижения, а всего на… двух, что полностью противоречит теореме Антоискана о невозможности перемещения при числе поверхностей менее трех. Да что все это? Да знаете ли вы, что есть планеты, где разумники поедают своих меньших братьев — теплокровных животных, которые бегают по степи, прыгают по веткам, носятся по горам. Так что вряд ли кого может особенно удивить свойство двухсеков менять свой пол. Вот почему была эта планета захудалой планетой на окраине Галактики, куда не добирались ни туристы, ни ученые, ни разумнологи. И было это так, пока не свела судьба двухсеков с Великим Минтом, после чего прогремела эта планета на всю Галактику и даже Метагалактику, ибо здесь впервые Великий Минт потерпел ужаснейшее поражение. И об этом удивительном происшествии я и хочу вам сейчас рассказать. Так что присаживайтесь поближе, настраивайте свои слуховые аппараты, кому прописал их врач, а я приступаю к своему рассказу.

Жили двухсеки тихо и мирно. Никому не мешали, ни от кого ничего не желали. Рожались, умирали, детей по капустным грядкам собирали. И вдруг — то ли пятна какие по двухсековому солнцу пошли, то ли туман-дурман на планету напал, но стали вдруг двухсеки баловаться. Появились у них стиляги и хулиганы, перестали слушаться подкапустные найденыши своих родителей, стали баловаться громкой музыкой и наркотиками, воровство появилось, что вообще неизвестно было в их истории, которой, впрочем-то и не было, лишь после этой "истории" она у них появилась, явились всякие карманники и домушники, а однажды уже дело дошло до того, что и вообще немыслимым и невероятным казалось — один двухсек убил другого, правда, за что — не знаю.

Тут уж старцы-руководители двухсечные забеспокоились. Что же это происходит? Этак дело, глядишь, и до двухсекоедства сможет дойти или до военных всяких действий. Очень сильно отцы-двухсеки забеспокоились. И стали "меры" принимать. И по-хорошему, и по-плохому. И уговорами, и щелчком по лбу, и пальцем грозили, в угол ставили нехороших — ничего не помогает. Балуются двухсеки, особенно молодые найденыши, и хоть бы что им все эти меры. И собрались отцы на совет. Долго его держали. Планета двухсеков раз перевернулась, два, три — а отцы и не смогли придумать что-нибудь путное, как эту заразу преступную искоренить. Наконец, когда уж на четвертый переворот пошла планета, самый молодой из отцов, только недавно в Совет принятый и потому от смущенья перед таким почетом и таким высоким собранием все молчал, но в молодости был он любознателен и любил смотреть всякие теле- и голофильмы, и предложил:

— Давайте позовем Великого Минта. Правда, гонорар у него большой, да ведь недавно мы гору алмазную открыли в местности Макусит, а он, говорят, алмазы любит. И уж если он с пиратами из туманности Кошмаров, с самим звездоедом Гутагусом и со многими другими и ужасными справился, то уж с нашими капустоподкидышами тем более справится.

Так он сказал и умолк. И все умолкли. Соображали. Еще пол переворота посоображали, а затем сказали все враз "Зер гут", что на языке двухсеков, вам ведь я рассказываю на человечьем языке, означает: "Очень хорошо" или "Отлично придумано, брат-двухсек".

И послали они комиссию к Великому Минту. Долго ездила комиссия. Все никак не могли найти Великого Минта среди планет, звезд, спиралей и ассоциаций. Только прослышали, что Великий Минт выехал на планету Ипсилон расследовать дело о краже купальника Великой и Необычайной Королевы Всех Ипсилонических Океанов, приезжают туда, а им навстречу вылезает из-под воды голова и говорит, что улетел уже Великий Минт на сверхкаракачьем звездолете в неизвестном направлении. И так они долго плутали, блуждали и спотыкались на пыльных тропинках далеких планет, пока не застигли его прямо средь космической бездны в туманности Пергаментных Свитков, где у него отказал звездолет, и дрейфовал он по вращению спирали, голосуя попутным космашинам. Подобрали они его и там уже, пока летели на своем двухсечном звездолете, вызывавшем насмешки всех жителей Галактики, так как развивал от силы половину двухсечной скорости света, который у них-то и так движется очень медленно, уговорили его лаской и посулой половины алмазной горы приехать к ним в Двухсекию и спасти их планету от полного хаоса и преступной анархии.

Еще прождали двухсеки — долго ли коротко ли — тут уж дело зависит, у кого как время катится, им же показалось долго, так как преступления участились еще больше, преступники размножились, музыка за это время стала еще громче звучать — и, наконец, явился Великий Минт собственной персоной и со штатом своих сотрудников и журналистов, которые должны были ему помогать, а его доблести и подвиги фиксировать на все виды носителей информации и описывать в красивых балладах. Встречали его очень торжественно, а отцы-двухсеки от радости даже расплакались, так как почувствовали они, что должны теперь кончиться все их беды и страхи. И выставили праздничный стол, который опоясал всю Двухсекию по экватору два раза.

И приступил Великий Минт к своей великой работе.

Создал он прежде всего полицию. И нарядил ее в красивую форму. Приказал он построить тюрьму, на окна навесить решетки. Камеры приказал он сделать четыре метра на шесть метров и в каждую поместить пять двухэтажных нар, чтоб можно было десять существ в нее засунуть и держать день и ночь. А двери в камерах приказал сделать на железных толстых петлях, чтобы пятки отшибались, а ей хоть бы что. А в двери сделать два отверстия. Одно квадратное, через которое можно было подавать пищу и воду, а другое круглое, как глазок, чтоб можно было подсматривать за узниками. А сложить тюрьму приказал из самых крепких кирпичей, какие только двухсеки умели делать, а еще обнести ее забором таким высоким, чтоб никто не перескочить, ни перелезть не мог. А поверх еще колючую проволоку, а по ней ток распорядился пустить, а поверх проволоки и тока установить автоматические рогатки, которые бы сами стреляли по тревоге, а вокруг тюрьмы полосу приказал распахать, а по ней собак и солдат с оружием пустить, а за полосой проволоку спиральную приказал набросать, чтоб в ней любой запутаться мог, а за проволокой стекла битого накидать велел.

А кроме тюрьмы приказал он создать еще зоны. И разделить их на зоны общего, усиленного, строгого, специального, особого, отягощенного, тяжелого и невыносимого режимов, и для всех их под его руководством коллективом специалистов были разработаны нормы всякие — пищи, воды, передач, свиданий, сна, сновидений, прогулок, писем, воздуха и всего иного, без чего двухсек жить не может, а без чего может всего приказал лишать. А внутри зон еще всякие карцеры, буры, подземелья, шизо и пеналы создать. А еще приказал создать зоны для мужчин и для женщин, для детей от четырнадцати и стариков от семидесяти, для алкоголиков, наркоманов, беспаспортных, безработных, непочтительных к родителям и прочих всяких нехороших.

В общем, работал Великий Минт со своим штабом, который был как целый научный институт с профессорами и даже доцентами, целых несколько месяцев, пока все обдумали, обо всем распорядились, все предусмотрели, ничего не забыли. А потом развернулось в Двухсекии великое строительство, в котором приняли участие все двухсеки под страхом жестокого телесного наказания, а для школьников и детсадничков воскресники, субботники, пятничники, четверги в праздничной атмосфере устраивались.

И вот все было готово для решительного наступления на всяких хулиганов и преступников. В центре столицы двухсеков возвышалось стройное здание тюрьмы, сверкающее новенькими решетками на окнах, отражающее свет в многочисленных витках колючей проволоки, распространяющее аромат свежей кладки тюремных стен на весь город.

И наступление началось. Начали хватать всех хулиганов, воров, карманных и квартирных, всех наркоманов и любителей громкой музыки обоего пола и заточать в тюремные камеры, пола "М" — в муж-камеры, пола "Ж" — в жен-камеры, а у дверей поставили минтов-дубаков, чтоб никто не вышел, никто не убежал, никому ничего не передавал и вообще, ни о чем не думал.

Наполнил Великий Минт тюрьму элементами и решил, что, считай, все, что нужно, сделано, преступники в тюрьме и режиме, а вся остальная окрестность чиста. А посидят эти элементы в режиме и тюрьме иль еще какой зоне, слезы попроливают на свою горькую участь, раскаются, осознают, перевоспитаются и станут уже не "элементами", а сознательными и чуткими к приказам начальников и поучениям отцов-ветеранов гражданами Двухсекии, и о преступлениях и громкой музыке и думать забудут.

И вот решил однажды сам Великий Минт посетить тюрьму и лично проверить, как там все хорошо и стройно происходит в смысле заботливого перевоспитания. И действительно. Сердце его наполнилось радостью и гордостью, как он пришел. Все было так гармонично и разумно. Двухсеки-преступники — в камерах, минты и минтята — за камерами. В тюрьме почти тишина, разве что из камер жужжание легкое истекает, наверное, от слез рыданий и раскаяния, решил Минт. До самого вечера иль до поздней ночи просидел он в тюремных кабинетах, все проверяя, все инструктируя, обо всем заботу и предусмотрительность являя, а когда ночью вновь вышел в тюремный коридор, то остановился, пораженно удивленный, либо удивленно пораженный, а может все разом. Из всех камер смех, веселье, песни раздаются, будто не в камеры страданий посажены все эти элементы, а в камеры смеха, увеселений и всяческих забав. Пришел он в себя от громопораженности, глянул в один глазок — и ужасную картину видит. Сидят М-элементы и Ж-элементы на нарах в самых непредвиденных и веселых позах, чай тюремный попивают, целуются и вообще, существованием наслаждаются. Глянул в другой глазок — то же самое. По все глазкам пробежал и под конец развернулся, да как стал кричать.

— Кто смел нарушить мою инструкцию и заповедь 723-ю "Уложения о суровых наказаниях" и разместить М-ников и Ж-шничек вместе? Срочно перебрать, перетасовать, переставить, перетащить и вообще, привести в порядок.

И ушел в страшно расстроенном сердце. А утром доложил ему, что все сделано в наилучшем виде, и все элементы проверены на М- и Ж-принадлежность по всем без исключения признакам и отделены друг от друга железными решетками и камерными стенами из наилучшего тюремного кирпича.

На следующую ночь решил вновь Великий Минт проверить, как в страданиях влачат существование двухсеки-элементы. Но еще при подходе к тюрьме услышал он шум, как будто на карнавале Рио-де-Жанейро на непутевой планете по имени Земля. Вне себя и весь горя всеми киловаттами злобы вбежал Минт в тюрьму и бросился к глазкам. И, о, боже, или, о, ужас, его глазам предстали картины веселых вакханалий и всяческих соблазнительных сладострастий между секами обоего пола, сплетавшимися по пространствам и объемам камер.

Пришел он в такой гнев и так стал вопить, что, наверное, звездные пираты в окрестности ста парсеков поспешили подальше убраться в страхе.

— П-а-чему?! Кто смел?! Немедленно! Разгоню! Я! Я! Я!

Долго никто из минтов и минтиков не смел и слова сказать в оправдание. Наконец, когда пауза между воплями стала достаточно длящейся, выступил старший из минтов и, заикаясь, сказал, что все было сделано в лучшем виде, что он самолично проверял содержимое камер по самым наидостовернейшим М- и Ж-признакам и…

— Так почему же, черт разрази Галактику, они опять перемешались?

— О, хер, — сказал старший из минтов, — они проносят в тюрьму М- и Ж-траву и меняют пол.

— Обыскать всех до последней складки кожи, до сокровенной щелки тела, до нитки одежды.

И стали минты обыскивать всех узников, и все проверяли, и всюду пальцем шевырялись, и все нитки прощупали, и всякими аппаратами просвечивали.

Но все оказалось бесполезным. Двухсеки оказались такими изобретательными, что как ни кричал Великий Минт, как ни составляли инструкции и регламенты доктора обыскных наук, прибывшие с ним, все равно, каждую ночь тюрьма превращалась в бразильский карнавал, и так там было весело, что многие из честных и добросовестных двухсеков стали даже завидовать развеселой жизни обвиняемых, подозреваемых, задерживаемых, подсудимых, подследственных, осужденных и прочих клиентов гостиницы тюремного типа, как приказал называть тюрьму Великий Минт, а некоторые так специально стали совершать всяческие предосудительные и даже осудительные поступки, например, показывать язык или кулак тени Великого Минта, либо плевать или сбивать с ног приехавших с ним докторов тюремнологии, только чтоб попасть в эту веселую "гостиницу".


А потом и хуже дело пошло. Стали замечать, что входили по вечерам на дежурство в тюрьму дубаки с плечами в полторы покосившихся саженей, а по утрам выскакивали из нее минтовочки в узеньких юбочках на туфельках-колокольчиках с несколько помятыми лицами и следами явно неуставных ночных трудов.

И еще больше, и безмерней гнев охватил Великого Минта на этих двухсеков, которые смелость имели не покориться мощи его криминалистических установок и установлений. И приказал он не сеять, не убирать, и даже не замечать М- и Ж-травы, а за нарушение установил невыносимые наказания.

Тут уж все двухсеки в душе возроптали и тайком стали в ночных горшках, в садовых вазах, в потайных горных ущельях еще с большим усердием растить свои любимые травки, и ни новые репрессии, ни новые зоны, тюрьмы и новые режимы не могли эту заразу остановить. Последний камень огорчения в истерзанное сердце Великого Минта бросил сам Верховный Двухсек, у которого Великий Минт, будучи в гостях, заметил эти криминальные травки, замаскированные средь невинных незабудок и чьих-то глупых глазок.

И тогда объявил он, что должен он слетать на какую-то престарелую звезду за своими самыми лучшими помощниками и советниками. Срочно и с большим воодушевлением был снаряжен специальный звездолет, провожали его торжественно в звездопорту всем составом правительства Двухсекии, а встречали его на борту красивые двухсечки-стюардессы с цветами. Но только оторвался звездолет, на один световой год не успел отлететь, как вдруг элегантные двухсечки превратились в двухсаженных громил М-типа, и как принялись они всем дружным коллективом охаживать Великого Минта, катать его по всему звездолету, по всем его коридорам и отсекам, что еле-еле сумел он живым выпулиться от этих пудовалых кулаков в спасательную ракету-шлюпку и тут же, едва задраив люк, выстрелился в открытый галактический космос на волю звездных стихий.

Когда весть об этом, что избавились они, наконец, от своего "благодетеля", дошла до Двухсекии, по этому случаю самостийный праздник приключился на этой планете, ибо стал уже он им тошнее и ужаснее, чем собственные хулиганы и любители громкой музыки. Уж пусть лучше несется над планетой поп, рок, джаз, фольк и всякая фония, чем терпеть и страдать от беспредельности Великого Минта — Великого Беспредельщика.

И порешили в честь этой великой победы над несокрушимым Великим Минтом превратить тюрьму в Дворец Любви, обсадили весь тюремный двор и даже запретку М- и Ж-травами, камеры украсили венками, на нары тюремные положили матрацы, набитые М- и Ж-травой сушеной, и, прослышав об этом, стали в Двухсекию приезжать туристы со всей Галактики и даже из соседних спиралей, чтоб любви свободной и радостной предаться на планете Любви, как окрестили ее после этого во всех туристических метагалактических проспектах.

И пошла после этого по всему космосу гулять пословица, крылатая как ветер, наверное, и вы ее слышали: "Двухсеку тюрьма не страшна".

Вот откуда она пошла и как она возникла.

Так потерпел свое первое поражение Великий Минт, так победили его не пираты звездных скоплений и гангстеры черных дыр, не спекуляторы краденых планет и аферисты-голографисты, победила его любовь.

А планета двухсеков перекочевала в списке Жабера с пятидесятитысячного места на самое первое, оттеснив даже планету Земля, знаменитую своими развалинами, старинными памятниками и безволосыми двуногими бывшими разумниками. Стала она планетой Любви, Гадости и Веселья, хулиганство исчезло, хотя громкая музыка осталась, и съезжались на нее толпы туристов и паломников, чтоб поклониться, предаться медитации и молитвенным любодеяниям в Храме Любви на месте тюрьмы Великого Минта. Стала она планетой Счастья, и сделала это также ЛЮБОВЬ.


Владимир Юровицкий
АшСИЗО-81

Вечер встречи выпускников. Еще одна история


А. и Б. сидели на трубе: То есть, А. и Б. учились когда-то вместе. И вот, ХаХа век уже прошел, наступил новый, XXI. Б. уже давно побывала замужем за В., развелась с ним, вышла за Г. Собственно, не такое уж и "гэ" он был, но иногда говорил и вытворял бог знает что. Однажды даже до выяснения отношений в рукопашном бою дошло. Это в малогабаритной кухне. Короче, Г. супругу газеткой шарах-шарах, а она его сковородочкой "Тефаль" тюк! Сама испугалась. Пришлось на скорой в травмопункт ездить. А так жили они мирно, секс между ними был какой-то пресный. Но Б. хотелось в сексе какой — нибудь перчинки! Нет! Не подумайте, что она была "бэ". Просто женщинам хочется разнообразия. Вот и анекдот:


"Каждая женщина хочет многого. От одного мужчины.

А каждый мужчина хочет только одного. Но от многих женщин".


А. тоже давно женился, и жену его, по иронии судьбы, тоже звали Б. Ну, типа, "мало ли в Бразилии Пэдров!", или "мало ли в России б: " Но, читатель, это только на словах их много. А на самом деле, жена А., которую тоже звали Б., как и школьную подругу, была, опять же, совсем не "бэ". Нормальная женщина. Только А. тоже смутно стремился к сексуальному разнообразию, а жена это не поощряла.

Шли годы. А. и Б., которые Одноклассники. Ру, нашли друг друга в интернете. Общаясь виртуально не только друг с другом, но и с другими одноклассниками, они узнали, что в их любимой (теперь, а не раньше, любимой) школе состоится вечер встречи выпускников. Одноклассники. Ру, да будет Вам известно, читатель, часто ищут друг друга для того, чтобы пое: аться с тем, с кем раньше не успел. Наши герои раньше иногда е: лись друг с другом, но не очень часто. А теперь им вновь захотелось. Но бывают, конечно, из каждого правила свои исключения. Например, Он и Она и раньше не е#лись, и теперь, встретившись через энное количество лет, э#аться не захотели.

Итак, наши героиня и герой сговорились и пошли на "мероприятие". Вначале вечер шел традиционно. Наконец, после официальной части началась неофициальная. Разбежались по классам, пообщались между собой, потом перед дискотекой слегка выпили (это уж, как водится), и пошли подвигать попой. Вначале было 2 быстрых танца. А. заметил, что грудь подруги так колышется, что сомнений быть не могло: она без лифчика. Другие мужчины тоже посматривали на крупную волнующуюся грудь Б. "Интересно, а трусы она тоже не надела?" — подумал А. Когда начался "медляк", А. прижался к Б. и нашептывал ей на ухо нескромности.

— Твоя грудь так колышется от быстрого движения, что многие "самцы" уже мечтают о твоих прелестях, скрытых юбкой и трусиками.

Б. зарделась и прошептала:

— Трусиков нет. Это так приятно: чувствовать, что под юбкой ничего нет, видеть похотливые взгляды мужчин, "клюнувших" на колыхание груди. Ого, ты так тесно прижался, что я чувствую, как ОН встал.

— Еще бы ему не встать! Только руку под юбку запусти, и вот она — голая киска, м-м-м! И обнаженная попка, о-о-о!

— Ты бы лучше подумал, где мы можем ЭТО сделать? В стенах школы, в коридоре, классе или туалете я не согласна отдать самое сокровенное. У меня дома — нельзя, у тебя — тоже.

— Да, конечно, не будем, типа, осквернять. Сейчас танец закончится, пойду у С. узнаю, друг он мне или нет?" Брат он мне или не брат, рад он мне или не рад: ". Даст он мне ключ от квартиры или нет? Он ведь, кажется, неженат.

— Не знаю, мой мальчик. Это твои сложности. Тело мое, а местоимение, то есть место имения этого тела ты должен обеспечить. На вопрос: "Девушка, что вы делаете сегодня вечером?" могу сразу ответить: "Сегодня вечером я делаю все. В рот беру и в попу даю".

— Тогда подожди, если в рот и в попу, то нужно с С. перетереть эту тему.

А. отошел к С. и минут десять с ним о чем-то говорил. Б. уже ждать устала. А. вернулся и, как ни в чем не бывало, пригласил Б. на танец, благо он был вновь медленным. Женщина не выдержала:

— Ну?

— А что "ну"? Не знаю даже, как тебе сказать.

— Как говорят мои дети, говори уж, "красавчег"!

— Ну ты же "лифчег" и "труссарди" сняла для романтического секса вдвоем?

— Ну да. Короче, у тебя что, "трудные дни"?

— Не издевайся. С. хочет войти в долю и жену свою к ЭТОМУ ДЕЛУ привлечь.

— Групповуха, что ли?

— Да, он тебя тоже хочет, а его жена большая любительница и мастер по использованию страпонов.

— То есть?

— То есть, она тебя тоже трахать будет.

— Ни х: себе, одноклассники. ру!

— Жена С. нам не одноклассница.

— Какая мне на х: разница, если ты, С. и его жена меня пялить будете!

— Вот видишь, ты уже злишься. Поэтому я тебе даже и говорить ничего не хотел. Я не хочу тебя огорчать, но давай отложим секс до лучшего случая.

— Ага! У меня уже пожар между ног, а ты — "до лучшего случая"! Ладно, надеюсь С. и его жена не садо-мазо. Как ее зовут — то?

— Ж.

— Вот именно, Ж.! Полная жопа! Ладно, скажи С., что я согласна, только без всяких связываний и засовываний в 3. 14зду бутылок из-под шампанского.

С. позвонил жене по телефону и повел гостей домой. По пути зашли в магазин, работающий круглосуточно, взяли пресловутого шампанского, фруктов и конфет.

Ж., открывшая им дверь в квартиру, была топлесс, в трусах и тапках.

— О, какие люди! И телку привели. Это хорошо! Привет, телка! Привет, моя соска и мокрощелка!

Гости представились, хозяйка тоже. Она обняла гостью и впилась в ее губы долгим поцелуем. Пощупав рукой грудь Б. через блузку, Ж. заставила ее нагнуться и облокотиться на пуфик, сама же задрала на гостье юбку, похлопала по ягодицам и нагло влезла меж бедер.

— Да она течет уже, шлюшка! Как здорово! С. и А., быстро мойте руки и соорудите нам стол. А я наш главный деликатес на сегодня, нашу Б. подмою и подготовлю к е: ле. Да не бойся, девочка! Я даже целок девственности лишала, все они остались довольны. И мужиков пялила только так!

А. и С., вымыв руки, разложили фрукты и конфеты и стали ждать женщин. А. опасливо посматривал на дверь.

— Ты чего оглядываешься?

— А твоя супруга и вправду мужиков пялила?

— Да ладно, не б:! Только тех, кто сам напросился. Они были довольны, представляешь?! Нет, ну если и ты хочешь:?

— Нах, нах!

— Ха! Шутка!

Вскоре дамы вошли в комнату, обе голые. Ж. скомандовала:

— Мужики! Быстро в душ, я пока нашу малышку разогрею.

Когда мужчины, приняв по очереди душ, вошли в комнату, они увидели эротичную картину: Б. лежала в кровати навзничь, а Ж. сосала левый сосок гостьи и стимулировала ее клитор указательным пальцем правой руки.

— Учитесь, как сделать женщине приятно! Садитесь в кресла и смотрите. Итак, начнем с куннилингуса.

Ж. раздвинула ноги Б. шире и припала ртом к ее вагине. Б. застонала в истоме, а Ж. гладила и тискала у гостьи то, до чего могли достать руки в таком положении. Члены мужчин напряглись от наблюдаемого зрелища. Когда Б. кончила, выгибаясь и постанывая, Ж. предложила выпить немножко.

— За начало ночи любви! За нашу маленькую Б.! Ты такая б**довитая сегодня будешь, я тебе даже немножко завидую.

Все поддержали, что за б., да, следует выпить. Мужчины раскрепостились и стали картинно сокрушаться, что мол, все путем, есть б., и ж., и у них есть п. Хорошо бы еще ц. затащить.

— Эх, вы, 3. 14здорванцы! Все бы вам ц.! Где же вам ц. взять, когда всем практически после 14 лет ц. переломали?!

— Да ладно, мы шуткуем!

Выпив по чуть-чуть и закусив, продолжили действо. Мужчины легли, Ж. стала делать минет своему мужу, а Б. достался А. Она слегка нервничала, и дело у нее шло плохо. А нервничала потому, что считала, что нашла на свою попу приключений. Если С. еще придется ублажать, а потом и Ж., то это слегка чересчур. Ее бывший когда-то уговорил ее на группен-секс с его бизнес-партнерами. Б. до сих пор с содроганием вспоминает об этом. Бизнес-партнеры оказались бывшими бандитами. Во время попойки они устроили оргию. Б. тогда пустили по кругу, как последнюю б., а под конец засунули ей во влагалище бутылку из-под шампанского. Пришлось обращаться к врачу, как это было ни стыдно. Собственно, тот случай и явился последней каплей, которая заставила Б. оставить богатого В. Немного угрожал, но потом согласился на развод. А Г., конечно, бутылки во влагалище не совал. Он вообще редко даже свой немощный член туда совал. Но сейчас, в компании двух мужиков и бабы, которые все хотели трахнуть Б., она не могла достойно сосать, думая о том, как ее будут е: ть это трое.

С. застонал от удовольствия и кончил, Ж. оторвалась от его члена и поинтересовалась:

— Что, "соска", не идет дело? Давай помогу.

Она отстранила Б, а сама взяла член А. рукой, потом присосалась к нему ртом, второй же рукой принялась поочередно ласкать соски мужчины. Вскоре и второй "клиент" Ж. "дошел до кондиции". Ж. скомандовала:

— Быстро все за стол, нужно слегка подкрепиться.

Все ели недолго и немного, но со вкусом. Спиртного почти не пили, так, слегка. Ж. вновь дала команду (Никто не возражал против этого):

— Сыграем в карты. Если выиграет Б., то она заказывает кто и куда ее имеет. Если выиграет кто-нибудь из нас, то он выбирает, куда ей заправлять. Дальнейшие правила наших игрищ я позже расскажу.

Выиграла Б. Она попросила, чтобы ее взял А., традиционно, в передок. А. не возражал, он уложил подругу на бок, а сам пристроился к ней сзади. Ж. и С. наблюдали и комментировали:

— Смотри, как тяжело задышала, когда он ей ввел.

— А любит, когда ей сосочек теребят.

— Приподними ей ножку, мы хотим в развороте на прелести посмотреть.

— Я бы с удовольствием сейчас у нее между ног оказался.

— А я бы попу рассмотрела и пощупала.

Когда А. и Б. кончили, Ж. сказала:

— Теперь А. выходит из игры, по крайней мере на время. Передок Б. тоже на время выходит из игры. Остаются две дырочки: ротик и попка. Бросаем жребий.

Бросив монетку, они выявили победителя: Ж. От радости она даже вскрикнула. Она быстренько прикрепила к телу страпон, который уже успела заранее приготовить, и поставила Б. раком на кровати, задом к зрителям: А. и С.

— Конечно, я выбираю попу, а не рот. Мальчики, смотрите и учитесь. Как брать кого-нибудь в зад, мужчину или женщину? Да-да, этот половой орган — "очко", — одинаков у баб и мужиков. Вначале нужно подготовить попу к взятию. Б., тебе не нужно опорожниться?

— Нет.

— Ну и хорошо. А если бы было нужно, то лучше вначале дать попе возможность освободиться от ее начинки. Потом нужно попу вымыть, вытереть и нанести достаточное количество смазки. Лучше использовать специальный гель, на худой конец — вазелин. Вот именно, на худой конец, ха-ха-ха! Ни в коем случае не стоит использовать масло подсолнечное, машинное, всякие там солидолы и литолы. Не стоит также намыливать "очко". Итак, наносим гель вокруг анала и чуть проникаем в попку пальцем. Не дергайся! Все под контролем. Теперь вводим. Не надо быть нетерпеливым. Ввел кончик, дал привыкнуть. Глубже! Глубже! Вот так! Смотрите. Я сношаю не торопясь, как если бы ела какие-то деликатесы.

Так, приговаривая, она е#ла Б., которая тоже вошла во вкус, слегка прогибалась и постанывала от удовольствия при атаках Ж. Когда Б. кончила, Ж. не стала утомлять ее, а вынула свой "член" и сказала мужу:

— Тебе остается только рот Б. Пока что.

Нельзя сказать, чтобы Б. делала минет С. лучше, чем мужу, но С. насмотрелся живой порнухи и был перевозбужден. Он кончил довольно быстро. Ж. задумчиво почесала свою пухлую ж.:

— Ну, мальчишки, хватит на сегодня с этой девочки. Так ведь, потаскушка?

Она взяла лежащую на кровати в изнеможении на животе Б. за волосы, приподняла ее голову и повернула лицо женщины к себе. Глаза той были полузакрыты, подбородок и щеки измазаны спермой.

— Фу, какая ты неаккуратная! Вся перепачкалась. Так вот, мальчики, моя манда и моя жопа к вашим услугам.

И мальчики сразу воспрянули духом, насадили свою курочку сразу на два вертела и жарили до готовности.

Так планируемая романтическая встреча двух любящих сердец обратилась в е#лю с переплясом, в групповешничек, в жарево, в порево, в трахалово.


Олег Якубицкий

Вечера на хуторе близ Калиновки


— Слышь, бабуля…

Она подняла глаза. В пяти шагах от неё стоял слегка пьяный и нагло ухмыляющийся юнец. В руке он держал нож. Десятки мыслей в один миг пронеслись у неё в голове. Одна в лесу… маньяк… этот убьёт… что делать… пропала… Она хотела было произнести что-нибудь традиционное — "Я вас слушаю" — да язык словно онемел. Юнец между тем наслаждался её беспомощностью.

— Ну, поиграем, детка?

Вера Георгиевна поняла всё сразу. С этим шутки плохи. И упрекнуть его в фамильярности язык не поворачивался. Так, значит, парень хочет залезть в её трусы. Пусть лезет, пусть. Лишь бы не убил, лишь бы не убил. А ведь он может. Это она прочитала в его глазах.

— Да стара я для тебя, сынок. У меня и внуки старше тебя. Посмотри, ведь ты молодой, красивый… девчонки небось сохнут по тебе?.. Да они только рады будут… А я что ж?.. Да ты только глянь на меня. Отцвела уже давно…

— Замолчи, сука.

Всё, разговор окончен. Лучше его не злить.

— Не сердись, не сердись. Это я так, сдуру. Что мне делать, сынок?

— Расскажи, как тебя ебали в жопу.

Он расстегнул ширинку и вытащил свой член. Понятно, приготовился мастурбировать. Может, этим и ограничится? Хорошо бы. Вера Георгиевна немного призадумалась, вспоминая, как её муж, по пьяному делу, однажды, году так в 195… нет, она не помнила… Одним словом, воспоминания были не из приятных.

— Да было, было, сынок… Помню муж мой… Он… он…

— Не мямли, пизда старая! Давай, давай, рассказывай… Муж… Как там его? Хуй Петрович… согнул меня пополам… поднял юбку, или что там… трусы снял… да не молчи ты, падла!

— Да, да, конечно… ты не волнуйся так, сынок… сейчас всё расскажу… сейчас, миленький…

— Начинай! И без этих там… влагалище… член… пенис-шменис… Чтоб этих слов сраных я не слышал!

Вера Георгиевна на секунду прикусила губу. Матом она никогда не ругалась. Ничего, голубушка, придётся. Ещё как придётся. Какие же слова подобрать? И как описать то, что происходило в далёкие пятидесятые годы на станции "76 километр"?

— Помню, были мы в гостях… Мужа моего сослуживец дачный участок получил… Выпили малость. Да нет, не малость. Шибко выпили-то, да… Засиделись допоздна. Смутно помню. Вроде как пошли пешком на станцию всей компанией. А дорога-то через лесок… Темно, прохладно уж… Никодим-то мой и говорит: а что, Вер, давай, как в молодости? Вон за тем кустиком. А я-то пьяная, соображаю плоховато… а что, давай! Отстали мы от компании, шасть в кусты…

Юнец закрыл глаза. Она видела, как он теребил свой восставший член. Лишь бы пронесло, лишь бы пронесло… Надо постараться, авось и цела останусь. Этот случай она и впрямь помнила весьма смутно. А фантазия на что? Ну что ж, хочешь жить — умей фантазировать…

— Ну вот… Никодим вытащил свой… свой… в общем… хуй… а он у него был такой же красивый, как у тебя, сынок… Ну, пососала, как полагается, а потом… а потом он мне его в… в эту… в жопу-то… Ох, и сладко же было! Ох и сладко!..

— И всё?!

— А я-то покрикиваю, мол, давай ещё, Никодимушка! Еби меня в жопу! А он свой хуй всё глубже вбивает! Ох, как сладко!..

— Что на тебе было, старая? Чулки там, трусы? Давай с подробностями!

— Чулки, само собой… Вот как эти… И трусы…

— Белые?

— Белые.

— А сейчас на тебе какие?

Вера Георгиевна, смущаясь, подняла платье. Юнец уставился на неё во все глаза. Телесного цвета чулки обтягивали полные ляжки. Розовые трусы выглядели, конечно же, старомодно, но тем не менее, зрелище юнца вполне удовлетворило. Он подошёл ближе, и стал тискать выпирающий над трусами выпуклый живот Веры Георгиевны.

— Когда твой этот… Никифор… ебал в очко, то чулки не снимал?

— Нет…

— А-а-а… хорошо… Значит, ты была в чулках?.. А-а-а… И в лифчике?..

— Да, сынок… Никодим-то мой, жеребец этакий, так меня и лапает за сиськи, так и лапает… А мне же приятно… сладко… Да ты полапай сиськи-то мои, сынок…

Вера Георгиевна видела, что парню хорошо. Надо ещё постараться, он и кончит. А как кончит, может, и отпустит с миром.

— Ну, дальше, сука, дальше…

Ага, значит, парень возбуждается от слов. Трусы и лифчик даже и не собирается снимать. Ну, щупай, щупай. Сейчас попробуем возбудить побольше, насочиняем то, чего и в помине не было. Самое интересное, что Вера Георгиевна и сама начала испытывать давно позабытые чувства. Даже коленки задрожали. Но теперь уже не от страха.

— Вот ебёмся мы, ебёмся, а тут вдруг мужа сослуживец — здрасьте! — нарисовался… Он нас, оказывается, обыскался уже. Где, мол, Сырцовы, куда запропастились? Вот… А я и говорю: Гриша, соколик, что ж ты встал-то как вкопанный?.. давай, присоединяйся…

— А Никодим что?

— А что Никодим? Говорит: еби её, Гриня, в рот!

Юнец одной рукой щупал груди Веры Георгиевны, а другой залез в трусы. Она выгнула спину. Ого, да как же это на самом деле приятно! Соски напряглись, влагалище становилось влажным. Юнец, просунув ладонь между ног, гладил промежность. Возбуждение Веры Георгиевны росло неумолимо. Невероятно! Она уже сама шарила во внутренностях его брюк. И, наконец-то, наткнулась рукой на твёрдую сардельку.

— А Гришка-то, чёрт этакий, как вытащит свою елду, да как зашипит на меня: соси, соси!.. А мне того и нужно! Уж какая сладкая залупа! Давай-ка, сынок, я у тебя тоже пососу…

Но юнец был явно не в восторге от такой идеи. Он оттолкнул её руку и грозно сказал:

— Не отвлекайся, пизда старая!

— Хорошо, сынок, хорошо… Я и говорю: какая сладкая залупа!.. Какая сладкая!..

— Что ты заладила, сладкая да сладкая!..

— Ой, сыночек, да что же это, а?.. Давай-ка я нагнусь, подыми платье-то, пощупай ты меня, да хорошенечко!.. Сейчас… сейчас трусы-то приспущу… Сейчас…

Давненько, ох давненько Вера Георгиевна так не заводилась! Голос аж охрип, во рту пересохло. Вот тебе и старая! Уж не думала — не гадала, что когда-нибудь опять будет стонать от удовольствия! Распалившись не на шутку, она прерывисто что-то говорила, почти сама не соображая что, но делала это уже с явным наслаждением.

— Вошёл в меня Никодимушка… по самые яйца… ты бы тоже, мальчик мой… по самые яйца…

Юнец прижался сзади к её спине, просунул ладони под руки и охватил болтающиеся груди.

— Кончил этот самый… как его?.. Гриша, что ли?.. в рот кончил?..

— В рот, в рот…

— А Никодим что?..

— Никодимушка в жопу…

— Я тоже сейчас кончу, старая…

— Не кончай, родненький! Не кончай пока!.. Ахххх!.. Помни ещё чуток!

Он залез рукой ей в трусы, плотно прижимаясь к её телу, его руки тискали большой, мягкий живот, ляжки, груди… Ох, лишь бы не кончал, лишь бы не кончал, как же ей хорошо! Как хорошо! Неужто к ней вернулись забытые ощущения? Не может быть! Да нет, ещё как может! Только подумать! Видишь, видишь, как из неё потекло! А вот и его сарделька, она её ощутила в своей разверстой щели. Далеко этой сардельке до елды Никодима, ой далеко; смотри, как легко вплыла внутрь, словно веточка в гору мягкого масла. Но Вера Георгиевна и этому была несказанно рада. Шутка сказать — столько лет без елды, даже позабыла, когда огурцом себя баловала. Вот она, вот она, сарделечка, в ней двигается! Вот она, родная, заставляет трепетать и содрогаться! Лишь бы не кончал, пострел! Ну, давай, помни мои груди! Вот, вот так! Да, да! А соски-то, соски! Как гильзы стали! Ох, как он рукой по ляжкам-то, по ляжкам водит! Ноги совсем ослабели. Схожу с ума! Каждое его проникновение отдавалось в ней залпом возбуждения, заставляя всё тело конвульсивно сжиматься. Вера Георгиевна всё быстрее двигала своим задом то вперёд, то назад. Всё внутри наполнилось липкими соками, которые вовсю растекались по бёдрам, по чулкам. Она постанывала, оказавшись во власти извращенного экстаза.

— Миленький мой!.. Сильнее!.. Оооо! Ещё! Ещё!..

— Ну что, сука, хорошо тебе? Отвечай, блядища! Хорошо тебе? Тащишься, карга вонючая?

— Оо-ох! Блаженство-то, блаженство какое! Ты только не уходи от меня, не уходи, слышишь, сладенький… Оо-ох!.. Что ж ты делаешь со мной?!.. Оо-ох!.. Я ж тебя так любить буду, так любить! Кормить-поить буду, стирать, купать, что хочешь… Не уходи только!.. Радость ты моя!..

— Заверещала, шлюха старая…

У Веры Георгиевны не было никакого желания выпускать из объятий своей щели эту маленькую колбаску. Она чувствовала, что могла бы держать этот стручок в себе всю оставшуюся жизнь.

— Ах, как хорошо! Ууу… Е. би. ебии-и… Родно. ой!.. Не останавливайся… Пожалуйстаааа!..

Юнец продолжал мять и тискать её тело, проводя руками по складкам жира на её бедрах, разрывая дешёвый нейлон на толстых и волосатых ногах. Стоны Веры Георгиевны ещё усилились, она элементарно теряла контроль над собой. Сердце бешено колотилось. Она чувствовала в себе его залупку, которая работала словно поршень, и мечтала только о том, чтобы это наслаждение никогда не кончалось. Мысли-молнии мелькали в её голове: как теперь она без этого жить-то будет?! Этот паренёк сейчас кончит и уйдёт, и уйдёт ведь, сердешный. А может, не уйдёт? А может, он беспризорный какой, да и согласится пожить у неё хотя бы чуток? Вера Георгиевна на миг представила себе, как купает его в тазике, растирает тихонечко мочалкой попку, членик его посасывает. Пусть зовёт меня блядью, потаскухой, сучкой, а я буду говорить: ну, трахни меня, солнышко! трахни свою бабулечку! она хочет ебаться! А потом мы будем ужинать, смотреть телевизор, и я буду ходить по дому совсем голая! совсем го-ла-я! и трогать его пиписечку, когда захочу… Ух! Вера Георгиевна аж зажмурилась. Хороший мой! Ну поживи у меня, а? Кто ж мне теперь груди мять будет, кто воткнёт в меня свою палочку?

Дыхание Веры Георгиевны стало более частым, глубоким. Волна оргазма, захлестнувшая её пизду, была неудержима.

— Сынок, я кончаю, спасибо тебе милый, ааа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!


* * *


Конечно же, он ушёл… Вера Георгиевна повалилась на землю в изнеможении, а он, слегка ещё подрочив свой член, кончил сверху прямо на её спину, сплюнул, сказал тихо "живи, сука", да и удалился. Она слышала, как он уходил, хрустя ветками, и не решилась его позвать. Дура! Дура! Что же тебе стоило? Позвала бы к себе, авось согласился — а вдруг? Вера Георгиевна лежала лицом вниз, с задранной юбкой, с раздвинутыми ногами, и не знала, что будет делать дальше, как будет коротать свои унылые дни. Плоть была разбужена. Такого наслаждения она не испытывала давно. Очень давно. А может, вообще никогда не испытывала? Почему именно сейчас на неё обрушилось такое счастье, но самое главное, почему она должна с ним тотчас проститься? Ну что, опять тешить себя огурцом? И представлять себе, как чьи-то руки жадно шарят по её телу?..

Наконец, она медленно встала, кое-как привела себя в порядок, и побрела домой. Ебаться. Именно сейчас ебаться. С кем? С кем? Неважно с кем, лишь бы… Вера Георгиевна стала мысленно перебирать в памяти всех знакомых ей мужчин. Часа два блуждала она по лесу, полностью погруженная в свои мысли. Как вдруг…

— А ну-ка, расскажи, тварь, как тебя ебали в жопу!..

Что такое?! Знакомый голос! Да это тот самый юнец! Кому, кому он это говорит?!

Вера Георгиевна пошла на этот голос, но уже тихо, осторожно ступая по земле, чтобы не хрустнула ветка. Ба! Зойка Васютина! Ясно, ясно… Значит, паренёк-то мой, уже другую бабку подцепил! Ах, баламут!.. А она-то тут что делает?! Ага, так ведь в Калиновку собиралась вчера. Вот тебе и сходила за покупками! Путь решила сократить, короткой дорогой пошла. Так, так… Осторожненько… только не шуметь, Вера… Вера Георгиевна была уже в метрах тридцати от места, где разворачивались знакомые до зуда в пизде события. Затаив дыхание, она спряталась за плотными, могучими кустами, и наблюдала за всем происходящим, затаив дыхание.

— Значит, говоришь, сосед Сенька тебя дрючил? А? Отвечай, мразь!

— Ой, и как дрючил-то, сынок! В жопу ебёт, пыхтит; а чего ж меня не ебать-то? Глянь, жопа белая, ухоженная…

— В чулках была?

— В капроновых.

— В лифчике?

— В атласном. Порвал тока его, идол. Недосуг ему с крючками-то было возиться, медведю… Да и трусы порвал, негодник. Новенькие были, венгерские. Всю меня облапил, как есть всю. Да мне-то грех обижаться. Зато ебал как! Конь, прямо конь! только ему под силу было яхонт между ног моих раззадорить. Как вытащит свой аппарат, так я уж теку вся, как свечка… Долго меня ебал, основательно так. Я потом ни согнуться, ни разогнуться не могла…

"Разговорчивая-то какая Зойка Васютина! Кто бы мог подумать! Ишь ты! Раздухарилась-то как! Ну и ну!" Вера Георгиевна сама уже изнемогала от желания. Сейчас сама потеку, твою мать! А пацан-то уже сардельку свою вытащил! Ох ты, мой бриллиантовый, и что же мне теперь делать?!

— Ты б меня тоже выебал, а? малец? А чего? Сейчас нагнусь, вздену юбку-то, ты и того…

— Чулки на тебе?

— Ой! Сегодня без них. В колготках я… А что?

— Херово, что в колготках. Ой, херово…

В его голосе послышались зловещие нотки. Ну всё, быть беде.

— Я в чулках!

Вера Георгиевна сама от себя этого не ожидала. Словно кто-то толкнул её в спину. Она вышла из своего убежища и решительно направилась в самую гущу событий.

— Я в чулках!

— Вееркаа! Ты… ты как тут?! Что ты здесь… делаешь?!..

— Да вот, тебя спасать пришла! Или уже не надо? А? Зоя Васильевна?

— А ты… а ты только что пришла?..

Боится, не услышала ли Вера Георгиевна чего лишнего. Ну, ну… Грех, грех такой ситацией-то не воспользоваться. Только не робей, Вера! Второй уж раз пацана не упущу. Значит, надеешься, что я только что пришла? Как бы не так.

— Эх, сколько я за Семёном Трофимовичем бегала! Верчусь перед ним, как белка; и нагнусь низенько, и чулочки-то перед ним поправляю, и так, и сяк — да ни в какую! А он, значит, на тебя глаз-то свой поганый положил!

— Ой, Вера… Да было-то всего пару разков. Да и то… Палка у него большущая, это да. Но спускал уж больно скоро… Не разденет, ни обласкает, сразу с места в карьер. Я и опомниться не успею, а его и след простыл. Это что, ебля? Вот участковый наш — совсем другое дело…

— Тарасов, что ли?

— Он самый. Вот уж кто ёбарем-то знатным был, куда там Сеньке!

— А говорила — конь, конь… Ебал часами…

— Да чего не скажешь, когда нож перед рожей скачет! Ты уж извини, сынок… Сказал бы сразу, чего тебе надобно — дала бы сама, без разговоров. Ты что ж думал: раз старая бабка — так и про еблю забыла, добровольно не даст, ещё и на помощь звать будет? Так, что ли? А ты представь, родимый, кому ж я нужна-то нынче? А? Кто меня ебать по своей охоте будет? Ктоо-о? А тут находится добрая душа, сама предлагает шишку свою во мне попарить! Да я тебе ноги за это расцелую, миленький ты мой! Еби, еби хоть каждый день! А ты с ножичком!

— Да я вас… на лоскуты… да я…

— Остынь, сынок, остынь… Да никто ж тебе зла не желает…

— Ах, вы, потаскухи!.. да я щас!.. искромсаю, бляди старые!..

— Правильно, правильно, бляди старые… Остынь, сыночек… Ну, успокойся… Сядем рядком, поговорим ладком… Да не кипятись ты, миленький, не кипятись… Хороший, хороший… Убери ножичек-то, не покусаем, не бойся… Успокойся, сердешный… Верка, да скажи что-нибудь… Как колода немая, честное слово… Не стой, как монумент…

— И впрямь, голубчик ты мой, уж не нервничай ты так… Победил ты нас, старух, победил… Зоя-то правду говорит: сядем, потолкуем… Пошли ко мне, у меня дома-то тепло, уютно; выпьем малость, закусим для отвлечения. Хочешь — про жизнь мне свою расскажешь — оно на душе и отляжет. А?

— Ну а почему это сразу к тебе? А у меня что? Не тепло и не уютно, что ли? Я и чулочки шёлковые по такому случаю достану, лифчик новенький…

— Сатиновый, что ли? Производства "Ширпотребсоюза"? Скажи ещё — панталоны с начесом у тебя имеются!

— Сатии-иновый, сама ты сатиновый! Атласный, не хочешь?

— Раскудахтались! Растрещались!.. Молчать!.. Кошелки вонючие!.. Слушать сюда: пойду, пойду! Только, если щас у меня на глазах пососётесь! Усекли, мондавошки сраные? Как поняли? Приём!..

— Пососётесь? Это… это, значит, того… поцелуетесь, что ли?! Нее-ет! Да как же я Верку-то… Нее-ет, милёнок… Ты уж что хочешь проси, только не это…

— Ненаглядный мой, да мы с Зоей-то Васильевной, уж почитай боле полувека друг с дружкой знаемся. Вся её жизнь как на ладони, да и она меня, как облупленную, знает. И никогда, веришь… никогда, ангел ты мой… никогда бабами-то не интересовались… А уж чтоб я к Зое, или, возьмём, она ко мне… чувства, желания там какие… Да ни за что!.. Как можно!.. По молодости-то чего только не было! Но чтоб такое!.. Да и противно как-то нам бабу в губы… А правда: попроси, чего только пожелаешь… Всё исполним… Но целоваться!..

— Протии-ивно?! Да и катитесь в свои уютные, бля, избёнки, чувырлы!.. У-ё, блевать с вас тянет! Хуй вам цена в базарный день!.. Какова хера пристали ко мне? Валите обе, морковочкой свои грязные манды полировать!..

— Да что ж это? А, Зой? Уйдёт ведь сейчас, и взаправду уйдёт… Погодь, золотой…

— Да остановись ты!.. Будь по-твоему! Поцелуемся, поцелуемся!..

— Давайте, прошмандовки, а я подрочу слегонца!

— Ну… давай, Вер… Чмокнемся…

— Я вам, бля, дам, чмокнемся! Соситесь давайте!

Вера Георгиевна стояла в нерешительности. Целовать?! Зойку?! Тьфу!.. С чего же начать? За жопу ухватить, что ли? Глаза зажмурить, да и взасос… Ну, будь что будет!.. Ох, как же тяжко, как тяжко!.. Но Зоя Васильевна решилась первая. Подошла, шепнула "зато елда молодая всегда под боком будет", обняла за талию. И вдруг… Разом, как по команде, они стали целоваться. Сначала робко, смущаясь, краснея, не глядя друга на друга. Потом все настойчивее и настойчивее… Да ничего, терпимо. Думала, будет хуже. Эх, сейчас бы водочки стаканчик!.. Вдруг Зоя Васильевна сильно прижала её к себе, и Вера Георгиевна отчётливо почувствовала, как сердце товарки бьётся в её груди. Вот так номер, да Зойка-то заводится никак! Ишь, как по заднице моей руками прохаживается! И с чего бы это?! А вообще-то, а вообще-то… Да нет, и думать не смей… Руки Зои Васильевны были всё настойчивее, и с каждым движением Вере Георгиевне было всё слаще и слаще, неизъяснимо приятно и хорошо. "Ты что, Зойка, охренела никак?!" — зашипела в ухо, но, что удивительно, без излишней настойчивости. "Только в пизду не лезь, слышь, чего говорю?" Вот, мерзавка. Сомкнула руки на талии, да и водит пальцами под задранным кверху платью. "Не ссы, Верка. Только глянь! да глянь же, глянь! Парнишка-то наш! Игруна своего вытащил! Хуй! Настоящий! Живой!.. Смекай, Верка, скоро нашим будет!" Самое интересное, что дрожь, смущение и боязнь уже прошли, вернее, они сменились нарастающим внутри желанием. Она не могла не согласится, что руки Зои Васильевны дарили ей волнующие ощущения. "Да не лезь ты в пизду, очумела, старая?!" Но Зоя Васильевна и не думала останавливаться. "Пошла ты на хуй, Вер… Всё равно опозорились; что ж мы, забудем, как губищами тёрлись, словно муж с женой, а? Что ж, забудем, как лапались? Забудем весь этот цирк? Да в век не забудем. Так давай удовольствие хоть от этого получим!" Да… А ведь есть резон в её словах. Есть… Да катись всё к чёртовой матери! Руки как-то сами собой спустились по спине Зои Васильевны, и обвили её талию. Ну, Вера, выдохни! Давай теперь узнаем, что там у Зойки между ног! Вера Георгиевна просунула руку под колготки подруги, резинка была очень тугая, и тогда она с силой дёрнула их вниз. Твою же ты мать, неужто это я, я лезу в зойкину пизду?! Нет, наваждение какое-то! Чтобы я гладила её телеса?! Да не снится ли мне всё это?! "Слышь, Зой, что же это мы делаем?! Бабки ведь старые! Может, не надо…" "Вер, хорош причитать-то! Да засунь поглубже руку… воо-от… да не ссы ты… глубже давай… блядь, сладко как…" И это мы говорим такие слова?! "Блядь"? "Не ссы"? Я и Зойка?!.. Ладно. Пропади всё пропадом. Мне с Зойкой не жить, свинья не выдаст, волк не съест… Между тем, Зоя Васильевна расстегнула мешающие ей пуговицы платья Веры Георгиевны, просунула пальцы под лифчик, и стала ласкать её груди… Так, уже и до сисек дело дошло. Сказал бы кто-нибудь про то ещё сегодня утром — сумасшедшим бы посчитала. Однако Вера Георгиевна чувствовала уже довольно сильное возбуждение. Зоя Васильевна, похоже, испытывала то же самое. Они стали обнимать друг друга всё крепче и крепче. "А я и не знала, Вер, что у тебя такие сиськи…" "Какие такие?" "Да хорошие, хорошие, чего дёрнулась-то так? Ха-ха-ха… Что надо сиськи!" "Если б увидал кто — прямёхонько в дурдом определили бы… Какие к лешему сиськи-пиписьки, Зой?! Да это ж я, Вера! Вера Сырцова, забыла, что ли?! И ты, ты… Зоя свет Васильевна… руками по моим… по моим… грудям… вот так, запросто!.."

— О чём пиздите там, блядюги? Давайте пошибче там, швабры, мохнатки свои щупайте!

— Да мы щупаем, щупаем, касатик… А пиздим… от удовольствия… Да, Зой?

— А то! Я Верке и говорю: какие у тебя сиськи-то аппетитные, сочные! Ёлочки-сосёночки, прямо ранет!..

"Шут с тобой, Зойка! На что только ради его мотовилы не пойдёшь! Порадуем мальца, да поправдивей, поизячней чтоб…" "Во! Сейчас дело говоришь… Давай, обними-ка за жопу-то попривлекательней так… Да не так, раскудрит твою через коромысло!.. Ну, ну, не боись… Ага…" "Давай лифчики сымем, пущай на сиськи наши зырит…" "Давай, Вер… Ох, какой у него хохотунчик!.. Глянь только!.. Да лапай меня, лапай! Посмелей давай… Жопу оттопырь чуток… Так… Ох, какой у него духопёр!.. Теку, теку, как молодуха!.. Чуешь? Теку ведь!.."

— А ну-ка, жаба гнидопаскудная! Как там тебя? А? Лахудра? К тебе, к тебе обращаюсь, чтоб тебя всем столыпиным харили!

— Ко мне?.. Вера Геор… Вера я…

— Палец свой поганый в дупло вот этой лярве засунь!

— Как… как это?!

"Да палец свой, палец, в мою жопу просит засунуть!" "Да как же это, Зой?!" "Тихо, тихо! Делай, что велит! Засовывай!.. А я говорю, засовывай! Ну! Засовывай, дура! Осерчает ведь, и уйдёт! Поняла меня? Засовывай скорей!"… Будь что будет! Так, нащупала дырку… Ну, давай, Вера, авось такое в последний раз. Пошёл, пошёл палец… "Да что ж ты по ноготь-то?! Глубже, глубже, да улыбайся, не рожа, а Чернобыль!"

— Теперь возьми палец на клык!

"Облизывай, облизывай! Слышь, Вер, я посрала тут недавно… Так что, облизывать будешь не мёд… Чтоб не в обиде ты была, я тоже тебе палец в жопу засуну, и оближу потом…" Так… Облизывать собственный палец, который побывал в зойкиной жопе! А как, как откажешь?! Вон какая у парня дуля в руках! И этой дулей… и этой дулей… скоро… да неужто… скоро… он будет меня… Всё, облизывай скорей! Ради такой дули любая отрава пойдёт как шоколад!..

— Ну всё, шмары! Ништяк! У кого якорь свой кину?

— Вот что, Вер… Пошли ко мне… Все вместе… Посидим, покалякаем, чайку или чего покрепче выпьем… да и решим, как жить будем…

Ну что ж… Вера Георгиевна кивнула. Какой толк сейчас спорить. Главное, они добились своего… А дальше… Ну а дальше — жизнь рассудит. Она ведь мудрее нас… Солнце опускалось за черную полосу темного леса…


c Copyright 2003 Marek Stookus. All rights reserved

Вильнюс


Спрашиваю это я у литовцев:

— Мужики! Че ж вы такие заторможенные?

— Это еще что, — говорят они, — видел бы ты наших эстонских знакомых…

Вильнюс. Старый город. Каждая девушка похожа на Брунгильду, каждого юношу хочется назвать Олафом. Скандинавия — да и только. Чинные компании ведут неспешные беседы в маленьких кафе. Аромат кофе щекочет ноздри. Мои знакомые, даже тот, у кого фамилия была Петров, разговаривали, не повышая и не понижая голоса, почти не меняя интонаций и темпа. Наша беседа текла в каком-то гипнотическом ритме, успокаивая и приводя в состояние полудремы. Отдохновение души, так сказать. И самые бессмысленные слова исполнялись глубокого смысла, и бармен, похожий больше на миллионера в своей тройке и бабочке, напоминал какого-то известного прибалтийского артиста.

И вдруг в эту умиротворенность врывается девушка, произносит: "Привет, живчики!", щелкает кого-то по носу, кого-то по уху, чмокает еще кого-то в щеку, окидывает меня взглядом опытного оценщика ювелирного магазина и садится рядом.

— Ты кто, о светлое виденье, трепетный мираж, свежий ветерок в этом засыпающем мире? — спрашиваю у нее я.

Еще один оценивающий взгляд:

— А ну скажи еще что-нибудь!

— Пожалуйста! — улыбаюсь. — Кто ты, о дева? Уж не валькирия ли ты и где тогда твой конь? Неужто щиплет траву там, за углом, на омерзительно правильном и ухоженном газоне?

Она, полу прикрыв глаза:

— Сыровато, но ничего. Для первого знакомства сойдет. Я Света, а тебя как зовут?

— Алексей, — я застенчиво ковыряю ладошку указательным пальцем.

— Очень приятно…

— А мне то, мне как приятно!

— Как? — интересуется она.

— Словами не передать!

— Где вы его взяли? — спрашивает Света у присутствующих.

— Да вот, приехал, понимаешь, — отвечают ей.

— Светлана, ничего, что я не спросясь? Ты мне телефончик черкани и я в следующий раз обязательно тебе звонить буду, прежде чем приезжать! А ты уж меня на белой лошади встречать приезжай.

Вот так сидим, общаемся. Гляжу, прибалты мои сникли совсем, за ходом беседы еле поспевают, и молчат.

— Откуда ты такая здесь-то? — интересуюсь. — Прям луч света в темном царстве…

— Да вот к бабушке приехала из Днепропетровска, да и осталась. Нравится мне тут. Красиво.

— Это правильно. Красивые девушки должны жить в красивых городах.

— Не подлизывайся!

— А я и не подлизываюсь!

— А зачем эти комплименты про красивых девушек?

— Комплименты? Да я же хамлю. Я думал, ты рассердишься, что я употребил словосочетание "красивая девушка" во множественном числе. Ведь глядя на тебя это можно произносить только в единственном.

— А вот теперь — хамишь!

— Хамлю? Да я же просто недоговариваю. Словосочетание ведь должно звучать: "Божественно прекрасная девушка!"

Слово за слово, мы со Светой остались в гордом одиночестве. Компания наша разошлась по домам, устав от бешеного, почти итальянского, темпа разговора. И тут я умолк. Сижу, смотрю на нее, любуюсь — откровенно говоря. И слова все куда-то подевались

— Чего замолчал? — спрашивает Света.

— Боюсь…

— Чего?

— Глупость сказать боюсь…

— Ты уже все сказал, которые мог!

— Нет. Не все еще.

— А что не сказал?

— Да вот, думаю, попрошу у тебя руки и сердца и потом всю жизнь жалеть буду!

— Не будешь, я не соглашусь.

— Вот именно поэтому и буду…

Выпили мы коньячку какого-то местного. Я уже вовсю разошелся, руку ее в своей держу и даже целую иногда. Уже и темнеть стало. Пошел я Свету домой провожать. Подходим к ее дому, а на скамеечке у подъезда юноша с цветами. Увидел ее и просветлел весь. Летит к ней с букетом в протянутой руке. Я себя лишним сразу же почувствовал и тихонько так, бочком, за угол нацелился.

— Стой, где стоишь, — уголком рта говорит Света мне, а потом ему:

— Здравствуй, Роберт!

— Здравствуй, Света! — и лучится весь радостно и смотрит загадочно.

— Как всегда, Роберт?

— Как всегда, Света! — целует ей руку и… уходит.

"Мама миа, — думаю, — это прям заговор какой-то. Ща этот Роберт с топором из кустов выскочит и меня прямо по пустой башке…"

— Это кто? — задаю я хорошо завуалированный вопрос.

— Роберт?

— Угу…

— Жених!

— А то, что я здесь?

— Не ты первый, — говорит Света, — не ты последний… Да и он тоже не первый. Он меня каждый день встречает, а я все время с кем-то… В гости зайдешь?

— Так он же тебя любит, — искренне говорю я.

— А ты, — поворачивается ко мне она.

— А я нет! Уже нет!

— Ну и катись!

— Ну и пока! — руки в брюки и куда глаза глядят.

Выхожу на улицу. Камушек перед собой ногой подфутболиваю и вдруг из — за кустиков — Роберт собственной персоной. Правда, без топора.

— Здравствуй! — говорит. — Ты почему так быстро ушел?

— Не понравилось…

— Что не понравилось?

— Ничего не понравилось! Отстань, без тебя тошно…

— Ты не сердись, она ведь хорошая, — продолжает идти рядом со мной Роберт.

— Ты что, уговариваешь меня вернуться?

Роберт молчит, но не отстает.

— Вот что, Роберт. Ты это, наплюй на нее…

— Нет, я так не могу. Я ж ее люблю…

— Тогда иди и сиди там, на скамейке пока не разлюбишь…

— Слушай, — говорит Роберт, — идем со мной. Посидим там, пива выпьем.

И так мне жалко Роберта этого стало, что я иду с ним на ту злополучную скамейку, прихватив ящик какого-то пива по 1 литу 10 центасов. И мы сидим там до утра, глядя на августовские звезды и рассказывая друг другу о своей дурацкой жизни.

Видели бы вы лицо Светы, которая с утречка застала нас за вторым ящиком…


Алексей Ковалев

Виртуальный SEX

Виртуальный секс на одном из российских чатов


(Тим — это я)


Тим: Я одет в джинсы и клечатую рубашку-ковбойку!

Ресса: Мы на твоей даче?

Тим: Да!

Ресса: Значит я одета в цветастый сарафан.

Тим: Сарафан мини?

Ресса: До щиколодки

Тим: До щиколодки это забавно! Съезд монашек считаю открытым!

Тим: За что мы пьем? Твой день рождения?

Ресса: ты где?

Тим: Ресса! Вечереет! Солнце медленно заваливается за горизонт! Кроны сосен тихо скрипят под дуновением теплого ветра! Ну как? (во, блин, загнул, как Папин-Южняк)

Тим: Ты сидишь на плетеном стуле из ивовых прутьев и смотришь томным взглядом на чашку!

Тим: КУКУ!

Тим: ТЫ здесь?

Тим: ТЫ спишь?

Тим: Ресса!? Играем в прятки! Я вожу?

Тим: Молчание! Слышно потрескивание костра и щелкание прожаренного мяса на шампурах!

Ресса: я ЗДЕСЬ! я ВЫЛЕТЕЛА!

Тим: Ты текст видишь вышенабранный?

Ресса: Конечно вижу Ты водишь.

Тим: Продолжаем?

Ресса: Я спряталась. Чур я в домике!!!

Ресса: Тимушка, котенок, ближе к делу…

Тим: Лучше быть ближе к телу, чем к делу-всемирная история-банка с огурцами

Ресса: А огурцы большие?

Тим: Сам выбирал-твой размер!

Тим: Домик двухэтажный деревянный построенный еще при советах! В нем чувствуется какая-то тягостная дума! И томное ожидание чего-то сверхестественного.

Ресса: А ты меня ищешь?

Тим: Я иду тихо поступенькам и открываю дверь!

Тим: Справа на стене тикают часы! Тебя нет на первом этаже!

Ресса: Поднимайся на второй этаж. Я в шкафу.

Тим: Я поднимаюсь на второй этаж, отдергиваю темную зановеску, передо мной кровать! Но на ней никого нет! Авт. (ты еще бы в духовку забралась)

Ресса: Почему нет? Там морская свинка и хомяк. Иди в шкаф!

Тим: И еще попугайчик такой розовый с перламутровым отливом! Все время кричащий — "Да здравствует Капитал Маркса и борода Энгельса!"

Тим: Вдруг что-то тихо зашуршало в старом большом шкафу! Я иду к нему и шепчу как бы ища! Ре-с-с-с-а-а?

Тим: Давай ты продолжай!

Ресса: Я слышала твои шаги: туда-сюда. туда-сюда….Я жду тебя…но я не в том шкафу

Тим: А в каком??? Там три шкафа! Первый платяной! К которому я подошел! Второй слишком мал для человека он для носовых платков! А вот третий! туда можно спрятаться только лежа! Авт. (Блин три шкафа в спальне А кровать наверно к потолку крепить надо!:-))

Ресса: Вот там-то ты меня и найдешь!

Тим: Я подхожу к третему шкафу присаживаюсь и открываю дверь!!!!!

Тим: И что я вижу? На свежевыстираном нижнем белье накрывшись голубой прозрачной простынкой лежишь ты! Авт.(покрытая пупырышками)

Ресса: В шкафу темно и мне страшно….Я жду тебя…Я хочу…….

Тим: Я медленно тяну на себя эту простынку и! Что я вижу! Ты уже лежишь? В чем мать родила?

Ресса: В трусиках и кружевном лифчике.

Тим: И вот я рядом с тобой! Моя голова приближается к твоим губам!

Ресса: Какая голова?

Тим: Которой я ем!

Тим: Ты меня поцелуешь?

Ресса: Мы будем лежать в шкафу?

Тим: Нет конечно! Но ты меня не поцеловала!

Тим:

Ресса: Я медленно приподнимаюсь на локте и поднимаюсь над твоим лицом

Ресса: И начинаю нежно-нежно целовать твои губы

Тим: У меня начинает кружится голова и я тону в твоем нежном и страстном поцелуе! Авт.(Врагу не сдается наш гордый ВАРЯ-Я-Я-Я-Г:.)

Тим: Я поднимаю тебя на руки и продолжая этот поцелуй несу тебя на кроватку!

Ресса: Ты поднимаешь меня на руки и несешь на кровать.

Тим: Ну в общем наши стремления совпали!

Ресса: Продолжай… Авт.(дело близится к авралу?)

Тим: Подойдя к постели я кладу тебя на неё и ложусь рядышком!

Тим: Я до сих пор в джинсах! Ты не хочешь их снять?

Ресса: И ты засыпаешь сном праведника….?

Тим: Нет, я начинаю бодрствовать как 33 богатыря!

Ресса: Медленно я опускаю руки к молнии на твоих джинсах и расстегиваю.

Тим: Я кладу руку на твою грудь и начинаю нежно гладить её!

Ресса: Быстро расправляюсь с джинсами и клетчатой рубашкой!

Тим: Я стягиваю с тебя кружевное оперение твоей груди и срываю твои маленькие трусики!

Ресса: Но на тебе еще трусы и сандали…

Ресса: Ты уснул?

Тим: Сандали быстро падают на пол, там же оказываются с твоей помощью и мои большие семейные трусы!

Ресса: Ты собираешься меня целовать:

Тим: Я целую тебя уже давно нежно и страстно как Джигит свою Джульетту!:-)

Ресса: Заведи мою плоть…

Тим: Моя рука медленно скользит по твоему бедру! вверх и вниз!

Ресса: Я засыпаю…Давай поэнергичнее…

Ресса: А моя рука давным-давно у тебя между ног: вперед-назад

Ресса: Нравиться?

Тим: Очень! Просто какой-то пир духа! Архирайское блаженство святого протоерея коломенского!

Тим: Я касаюсь рукой твоей горячей киски! Ну как? Заводит?

Ресса: Может ты не будешь стесняться? Давай же, милый, я жду!

Тим: Начинаю водить там своим пальчиком вверх вниз! Мой палчик начинает утопать в твоей разгоряче-е-еной плоти! Авт.(Вперед заре навстречу пошла порнуха)

Тим: Ну как? Ты поплыла? Теплоход гудит?

Ресса: Продолжай…….

Ресса: А у тебя ничего не гудит?

Тим: Рессушечка моя — шепчу я тебе на ушко! У меня уже давно все тело напоминает высоковольтные провода! Гудят, а толку никакого!:-0)

Тим: Теперь ты продолжай!

Ресса: Я прошу сесть тебя в кресло…медленно я подхожу к тебе и сажусь сверху

Тим: А куда ты садишься сверху?

Ресса: А куда ты меня хочешь посадить?

Тим: А куда ты хочешь сесть?

Тим: Я медленно но верно вхожу в тебя! И ты?

Ресса: Не спеши! Я сажусь на пол между твоих ног и начинаю медленно ласкать твоего лучшего друга! Авт.(Если с другом вышел в путь, презерватив взять не забудь)

Тим: Очень отзывчивого преданного лучшего друга, всегда готового пойти тебе навстречу! Авт.(У солдата нелегкая служба, как нужна ему девичья дружба)

Тим: Я протягиваю руку и глажу твою голову! У тебя красивые, длинные, шелковые волосы!

Ресса: Я нежно посасываю и покусываю твоего друга, тебе нравиться?

Тим: Я никогда прежде не испытывал такого сверхблаженства как сейчас! О Ресса, ты единственная можешь так хорошо это делать!:-0) Авт.(вот ведь нарвался на гетеру, жалко что не в нашем городе)

Тим: Я раздвигаю твои бархатные бедра и он входит в тебя! Ты издаешь тихий стон? Да да? Или да нет?

Ресса: Да…..

Тим: Мы переходим на пол!?

Тим: Ты где?

Тим: Ты спишь? Или аппарат вызываемого абоннента временно недоступен?

Тим: Та-а-а-к! Мне все ясно! Еще немного и я бы тоже многоточие:


А так уехал с работы домой как оплеванный! Пока!

Успехов вам в виртуальном сексе!


Тим

Виртуальный секс


Sexy:

Ты занимался виртуальным сексом?


Ш:

Неа


Ш:

Мне нравиться в реале


Sexy:

Давай попробуем


Ш:

Не хочу этой херью заниматься

Говорю люблю в реале если хочешь секса давай встретимся (Виртуальный секс! Видео-чат со свингерами, лесби-парами! — добрый совет)


Sexy:

Потом встретимся я же должна знать на что рассчитывать при нашей встрече (А главной героине так хочется горячего секса! — прим. ред.)


Ш:

Ок

Давай попробуем


Ш:

Начинай


Sexy:

Я высокая блондинка в легком красном прозрачном халате под халатом кружевное белье, лежу на кровати вокруг горят свечи. я жду, когда ты прейдешь.


Ш:

Рыжая


Sexy:

Что?


Ш:

Блондинок не люблю


Sexy:

Ок

Как выглядишь ты?


Ш:

И канапатая


Sexy:

?!


Ш:

Люблю рыжих и конопатых


Ш:

И дома этим заниматься не люблю


Ш:

Давай я начну


Sexy:

Давай


Ш:

Я на необитаемом острове, где прожил три года без женщины.

Ты стюардесса летела на самолете и какой то моджахед подорвал самолет.

Тебя выбрасывает взрывной волной, прям на мой остров. Ты в шоке в панике кругом дикие голодные звери. И тут прыгая с ветки на ветку с криком тарзана появляюсь я. Разогнал всех зверей, я предстал перед тобой в набедерной повязке.


Sexy:

Я так благодарна тебе что ты спас меня и я хочу отблагодарить тебя. Я подхожу к тебе и крепко целую, мои руки опускаться все ниже к повязке я беру в руки твой твердый член.


Ш:

Стоп, ты вся грязная в копоти, забыла? Тыж с самолета хрякнулась, лоб разбит! Я беру тебя на руки несу к морю, помыться. По дороге я спотыкаюсь, и мы падаем в грязную лужу, где были большие пиявки которые впиваются тебе в ж@пу


Sexy:

?


Ш:

Я закидываю тебя на плечо и бегом бегу к мору, пиявка опасна, она выпила почти всю твою кровь. Твое лицо стало бледное как задница не знающая загара!! Еще чуть- чуть и я потеряю тебя, а я не хочу я три года без бабы!!!!!


Sexy:

Че за х@йня?


Ш:

Извини разошелся


Sexy:

Иди на х@й!


Ш:

Ладно прости, я занес тебя в море пиявка отпала. Мы стоим по пояс в воде. Я начал целовать тебя в губы? плавно переходя на шею потом грудь.


Sexy:

Я хочу тебя очень сильно!!! Возьми меня я уже не могу ждать


Ш:

Беру тебя на руки несу на берег. я положил тебя и продолжил свои ласки


Sexy:

Я сняла с тебя повязку и начала ласкать твою плоть


Ш:

Я кончил?. Извини что на лицо


Sexy:

Так быстро? Я еще ничего не делала!


Ш:

Я три года бабу не видел


Sexy:

Ну ты еще можешь?


Ш:

Да

Я наклоняюсь к тебе чтобы исполнить то чего желал, но в это время из джунглей выходит балу


Sexy:

Кто?


Шмытик:

Кореш мой медведь. Он тож хочет, и я жду в сторонке, пока он кончит


Sexy:

Все н*х пошол


Виртуоз куннилинга


Поздним вечером к чекисту Меркулову неожиданно заглянул Лаврентий Павлович Берия.

— Не тормошись, Меркулов, — успокоил он, — я так, сигаретку выкурить.

Берия закурил, сел задом на стол и рассеянно глядя в потолок спросил:

— Меркулов, ты когда-нибудь куннилинг делал?

А Меркулов не раз делал куннилинг, но не знал, что это так называется, и поэтому тупо переспросил:

— Чего?

— Я вот тоже не знал, — вздохнул Берия. — Это, слушай, бабе языком — ну, это, — муську… Понял, да? Хочешь, расскажу, как я эти дела узнал?

Меркулов изобразил на лице внимание. И Лаврентий Павлович, поблескивая своим пенсне и куря сигаретку за сигареткой, рассказал ему историю интимного, а вернее — интимно-государственного содержания.

— Слушай, Меркулов, только поклянись, что никому не расскажешь, — дело величайшей секретности. Атомная бомба рядом с этим — тьфу, семечки. А рассказать, слушай, тоже кому-то хочется, не все же в себе такую тяжесть носить, верно? Ну вот, слушай, несколько лет назад было, Коба говорит на Политбюро:

— Предлагаю обсудить дополнительный пункт повестки дня. Какой? — спрашиваем. А Коба, слушай, одно слово — гений всех времен — он что говорит: надо, мол, серьезно подойти к тому, чтобы увековечить память творцов светлого социализма. Ну — все за, единогласно. Коба по кабинету походил и продолжает: предлагаю, говорит, запечатлеть каждого из наших государственных деятелей в каком-нибудь монументальном полотне. По утвержденному списку и с утвержденным сюжетом. Ну, опять голоснули за. Предлагаю, говорит Коба, для товарища Ворошилова такой сюжет: "Нарком Ворошилов проверяет охолощенность жеребцов в вверенных ему Вооруженных Силах". Ворошилов, слушай, обиделся чего-то, стал доказывать, что ему, мол, такой сюжет не подходит — но ты же Кобу знаешь? Он только глазами сверкнул и спрашивает: ты что же, Клим, против линии партии идешь? Поставили на голосование — все за, Ворошилов воздержался. Потом вождь для Молотова сюжет представил — я бы, слушай, никогда не догадался, — "Товарищ Молотов разъясняет работницам фабрики "Красная Заря" постановление ЦК о недопустимости метеоризма во время проведения политзанятий". Все опять за, Молотов — воздержался. А Коба походил еще по кабинету и говорит: предалагаю начать монументальную живопись с наркома товарища Берия. Почему с меня? — говорю. А товарищ Сталин и пошутил: вдруг, говорит, помрешь скоро — как же тогда донести до потомков твой светлый образ? А сюжет какой? — спрашиваю.

— Как ты думаешь, какой? — внезапно спросил Меркулова легендарный нарком.

Меркулов только развел руками. Л. П. Берия вздохнул, покачал головой и продолжил:

— "Академик Лепешинская уличает наркома Л. П. Берия в невладении основами куннилинга". Я-то, слушай, и не знал ни про какой такой куннилинг — думаю, это что-нибудь из биологии, мичуринские опыты какие-нибудь. Взял, знаешь, да и проголосовал со всеми за. Ну, в контору приехал, спросил кое-кого — слушай, — ну, мороз по спине продрал. Это что же, думаю, у этой старой дуры я буду п… сосать? И чтобы меня в таком виде для потомков выставили? Скажи, ну, обидно же, а? Стал Кобе звонить: так и так, товарищ Сталин, недоразумение получилось, из-за личной скромности не могу себя увековечить. Коба и слышать ничего не хочет — не спорь с линией партии. И то сказать, сам ведь голосовал, а теперь отказываюсь — глупо, слушай. Ну, приезжает ко мне личный конвой с предписанием приступить к натурным этюдам. Хрен ли делать — поехал. Говорю — давайте к Налбандяну по пути завернем, пусть он рисует, я других портретистов не признаю. Позвонили Кобе, согласовали — он не против. Забрали Налбандяна — Меркулов, какой он странный человек, а? — ознакомили его под расписку с секретным постановлением Политбюро, так и так — нет, все не верил. До Лепешинской все с разинутым ртом ехал и глаза выпучил, да, — наверное, думал, его разыгрывают.

Входим, Лепешинская уже неглиже, покрывалом накрылась, ну, Налбандян мольберт установил. Я спрашиваю: товарищ Лепешинская, вы понимаете, что сюжет подразумевает раздельное местоположение меня и вас? А Лепешинская, стерва, даром, что ли, самому Лысенке очки втирала, сразу и вскинулась: вот и видно, товарищ Берия, что вы и впрямь не освоили основы куннилинга, потому что при нем раздельное местоположение совершенно исключено, я говорит, еще раз убеждаюсь в гениальной прозорливости вождя товарища Сталина, что он так мудро выбрал тему для живописного шедевра! Да, Меркулов, не прошел номер — пришлось, слушай, встать на четвереньки да и… знаешь, какие ощущения? Хочешь, расскажу?

Меркулов вновь неопределенно пошевелил руками. Л. П. Берия почмокал губами, лицо его приняло мечтательное выражение, и он погрузился в сладостные воспоминания.

— Совсем не думал, слушай… Мой язык таял в блаженстве… Седые жесткие волосы товарища Лепешинской приятно покалывали мои десны… Ее хриплые стоны сладкой волной ударяли мне прямо в мозг… "Вот оно, счастье, каким наслаждаются праведники в раю", — подумал я, едва не теряя сознание от полного упоения.

Лаврентий Павлович остановился, снова почмокал губами, еще раз вздохнул и, закурив сигарету, принялся рассказывать дальше.

— Да, Меркулов, кому доводилось это испытывать — блаженнейший из смертных… Одно, знаешь, мне не нравилось — никак не могла эта грымза преподавательские свои замашки оставить, слушай, ну, совершенно нечуткая женщина. Ей бы что-нибудь ласковое сказать, а она все по сюжету: как вы держите язык, товарищ нарком Берия, глубже, глубже… в общем, все чем-нибудь недовольна, да. Мне уж тут китайские коммунисты, я попросил, одну книжку перевели, подарили — "Дао любви" — ну, слушай, по учебнику все делаю — и все равно ей не угодишь. И еще, слушай, что плохо, — Налбандян не выдерживал, — армяне, они что, все что ли такие слабонервные, как ты думаешь? — ему рисовать надо, а он возьмет да свалится на пол. Я ему говорю: ты, может, питаешься плохо? — он отвечает, — нет, товарищ нарком, это я от избытка чувств.

Ну вот, а потом, Меркулов, — и чего это на меня нашло? — ошибку я сделал. Думаю: как же так, у меня ведь жена, надо ей объяснить, совестно, слушай, — получается, изменяю, да? Вот как-то собрался с духом и говорю: слушай, жена, серьезный разговор к тебе. Я тут теперь езжу к товарищу академику Лепешинской, клитор ей разрабатываю, но ты не думай, я тебе не изменяю, мы с ней Налбандяну позируем для картины, это у нас партийное поручение такое. Ну, знаешь ведь — женщина, она как понесла на меня, ай, Меркулов, — никогда такого не было. Я говорю: позвони Кобе, если не веришь. Она звонит: так и так, товарищ Сталин, мой… ну, она меня нехорошо назвала, — говорит, что у Лепешинской клитор сосет, что ему это партия поручила. А товарищ Сталин ей: а зачем же товарищ Берия раскрывает своей жене важную партийно-государственную тайну? Короче, Меркулов, поняла она все, но ты понимаешь? — потребовала, чтобы мы с Лепешинской позировали Налбандяну при ней. А то, говорит, я тебя знаю — ты на куннилинге не остановишься, а про другое в сюжете нет, так что я за тобой сама пригляжу, чтобы разврата не было.

И стала она на этюды со мной ездить — понимаешь, Меркулов, ну, не в кайф, совсем не то стало, а? Лепешинская свои указки дает, жена тут же над душой стоит, Налбандян сопит, как чайник, проверяющие из ЦКК заходят — ну, интимное же дело, а? Я уж говорю Налбандяну — ты закругляйся со своими зарисовками, — ну, он через пару раз сказал, что ему эскизов хватит.

Лаврентий Павлович сделал паузу, лукаво блеснул пенсне и спросил:

— Как по-твоему, Меркулов, что из всего этого получилось? Из нашего, знаешь, дао любви с Лепешинской?

— Картина, наверное, — осторожно отвечал Меркулов.

— Слушай, ясно, что картина… Я про другое — ни за что не догадаешься, Меркулов… Знаешь, что у Лепешинской выросло? А знаешь, на сколько? На десять сантиметров, во как, понял? А у меня, ты посмотри…

И товарищ Берия широко открыл рот. Не веря своим глазам Меркулов увидел, как оттуда высовывается — нет, не язык, а… самый настоящий фаллос! Вот это да!

А Л. П. Берия горделиво пошевелил туда и сюда тем, что раньше у него было языком, и доверительно сообщил Меркулову:

— Я теперь сам себя балую, понял? Никаких девочек не надо, да? Это еще что, Меркулов! Я тебе сейчас такое покажу… Слушай, закрой глаза на минуту.

Закрывший глаза Меркулов услышал, как звенит пряжка ремня, а затем что-то горячее мокро облизало ему ухо. Непроизвольно отодвинувшись, Меркулов открыл глаза — и обомлел. У его стула со спущенными штанами стоял, торжествующе ухмыляясь, Лаврентий Берия, и меж ног его, перед самым лицом Меркулова, свешивался широкий, красный и слюнявый… язык!!! И Меркулов, подобно слабонервному Налбандяну, икнул и мешком повалился на пол.


P.S. На секретном заседании Политбюро наркому Л. П. Берия за разработку клитора товарища Лепешинской была присуждена закрытая государственная премия.


Властелин Анальных Колец или Акупрессура


Более пяти тысяч лет известна акупунктура (иглоукалывание) — китайский метод лечения с помощью золотых игл. В последнее время появился и современный аналог такой методики — электропунктура. Однако не всем известно, что существует еще один метод — акупрессура. В Японии аналогичная методика называется шиацу (ши — пальцы, ацу — надавливание). Акупрессура лечит посредством нажатия пальцами.


………………


Макс учился в школе плохо, просто отвратительно. Окончив девять классов, он поступил в колледж (на платное отделение — родители поспособствовали), но через два месяца бросил учебу.

— Не хочу учиться, пойду работать, все равно в армию через два года идти, а после армии видно будет.

Вначале он устроился по объявлению торговать аудиокассетами. Утром распространителей кассет построили в коридоре офиса и менеджер начал наставлять новобранцев…

— Гадкие мальчишки! Не забыли помыть с утра свои грязные задницы? Если к вечеру не выполните план, я буду вас в жопу трахать! Вместе мы — сила! Примерный план действий… приходите в фирму и говорите, что сегодня — триста лет русской балалайке, и мы делаем по этому случаю большие скидки. Ваша задача — впарить этим лохам побольше туфты! А туфты у нас сейчас выпускается охренительно много!

Триста лет балалайке никого из покупателей не вдохновляли, и брали кассеты плохо. Когда Макс к концу недели совсем устал, запутался, — где был и где не был, и зашел в одну из фирм, в которой был уже в понедельник, дядька — директор дал ему сто пятьдесят рублей за большую заботу об истинно русских музыкальных инструментах и сказал, что если еще раз его увидит, то с лестницы спустит. Помаявшись месяц, Макс получил причитающуюся ему зарплату и уволился. Далее в его бурной трудовой деятельности были… расклейка объявлений, продвижение на российском рынке косметики "Орифлейм" и т. п. В конце концов, он оказался на стройке в качестве подсобного рабочего.

Первые два дня были самыми обыденными, Макс подтаскивал кирпич, раствор, убирал мусор. На третий день, находясь в комнате, где тетки-строительницы выравнивали стены, Макс случайно уронил себе на ногу полкирпича. Он взвыл от боли, тетки оглянулись и увидели, что член у мальчишки вскочил, аж брюки взбугрились между ног.

— Эй, ты что удумал, на теток дрочишь?

— Ничего себе у пацана #уило!

— Да я не знаю, кирпич упал, а он, типа, встал. Уй, больно как!

— Ладно, врать-то! Во какой хрен! Дай пощупать, не бойся! О-го-го!

Женщины по очереди ощупали член Макса, он чуть не кончил от удовольствия. В это время в комнату вошел прораб.

— Е#ать вас в #опу! Вы что, совсем о#уели? Несовершеннолетнего за #уй трогать? Да я вас за нарушение техники безопасности премии лишу

Мастерицы сумбурно объяснили прорабу суть явления… кирпич упал, а #уй у мальца вскочил. Прораб почесал репу и изрек…

— Про это я читал, и по телеку однажды показывали. Это называется акупрессура. Например, у тебя голова болит, а ты на темечко в определенную точку давишь и снимаешь боль. А у него кирпич в какую-то точку на ноге попал, вот х… то есть член и вскочил. Эх, пацан, если бы ты мог у каждого мужика такую точку на ноге найти, надавил — и штука готова к бою. Тебе бы цены не было! Получал бы приличные бабки, не то, что у подсобника.

— А сколько примерно, Василий Иванович?

— Ну, не знаю, тонны три баксов в месяц.

— Ух, ты!

Все притихли и задумались о сокровенном, о "зелени". Глубоко в душу Макса запали слова прораба о светлом будущем. С этого дня он стал периодически уединяться в каком-нибудь пустом помещении, снимал обувь и начинал исследовать верхнюю часть своей ступни, надавливая пальцем в разные точки. Член не вставал. Макс записался в библиотеку, как последний ботаник, чего с ним раньше никогда не могло случиться. Он читал книги по анатомии, статьи по массажу, акупунктуре и акупрессуре. Парень понял, что эффект может появиться не только от того, нашел ты или не нашел нужную точку, но и от силы надавливания на эту точку. Он начал тренировать пальцы кистевым эспандером, но шли дни, недели, а хрен не вскакивал. И вот, однажды, при резком надавливании на точку, которую он проходил уже много раз, Макс почувствовал, что член поднялся. В следующий раз подобного эффекта он достиг через день, еще через неделю научился добиваться устойчивого результата. Макс пошел в бытовку к прорабу и сказал…

— Я научился.

— Чему?

— Член поднимать с помощью акупрессуры.

— Будет тебе врать! Иди, работай.

— Снимите ботинок.

Прораб дал себя уговорить, парень нажал на точку, член прораба вскочил. Василий Иванович удивился, но сказал, что это не доказательство, нужно экспериментировать еще. Позвали крановщика Петю и каменщика Вову. Их достоинства тоже вскочили, когда Макс резко нажал на одному ему известные точки. В это время в прорабскую пришла плиточница Паша. Увидев такие чудеса, она тут же сняла штаны, задрала юбку и встала раком прямо на полу. Научный эксперимент принял новую окраску… Макс приводил испытуемого в готовность, и мохнатая зверушка Паши принимала в себя гостя. Таким образом, соблюдая субординацию, строго по должности и по возрасту, погостили у Паши Василий Иванович, Петя, Вова. В знак уважения к заслугам исследователя Паша взяла у Макса в рот. Воодушевленная таким оборотом дела, мужская часть участников научного исследования попросила женщину пригласить в бытовку ее подруг — Нину и Шахерезаду Степановну. Прораб снял со шкафа матрас, на котором неоднократно обучал вновь прибывших на стройку девиц азам строительного дела. Матрас постелили на пол, женщинам — участницам опыта дали выпить водки, чтобы не стеснялись. Прораб, крановщик и каменщик прошлись по кругу по заветным местам Нины и Шахерезады. Когда агрегаты мужиков уставали, Макс четким и резким надавливанием на ступни заставлял члены вновь ожить и делал их стальными. Паше добавили еще по разику каждый, так как ей было мало. Наконец, прораб решительно прекратил оргию и сказал, что испытания чудесного дара Макса будут происходить ежедневно для того, чтобы удостовериться, что это не шарлатанство, а дар свыше. Для того чтобы стимулировать мальчишку материально, была установлена такса по тридцать рублей за разовое поднятие члена.

— Василий Иваныч, а Вы же говорили мне про три тонны баксов.

— Ну, друг мой! Мой юный друг, вначале тебя нужно раскрутить, как новую звезду ЭТОГО ДЕЛА. Нигде лучше, как у нас на стройке, тебя не раскрутят. Ты же будешь круче любого Касьяна! Конечно, эта штука — не кость, но когда затвердевает, становится на нее похожей. Ты не костоправ, ты — #уеправ или #уекрут! Ничего, ничего! Твои штуки баксов еще впереди, дай пока порадоваться сердцам и телам простых строителей!

Работа на стройке замерла, все до единого, и мужчины, и женщины, были заняты испытанием дара подсобного рабочего. Женщины начали приглашать Макса домой, чтобы их спутники жизни, у которых давно уже не маячил, порадовали своих подруг троекратным взятием истосковавшихся по работе кисок. Макс осмелел и стал брать за вечерние смены с выездом на дом по сто пятьдесят рублей. Об остановке строительных работ на объекте какой-то доброжелатель "стукнул" в управление. Начальство в лице Ивана Ивановича нагрянуло и устроило всем разнос. Прораб объяснил руководству суть дела и предложил испробовать райское наслаждение. Макс привел поникший член Ивана Ивановича в рабочее состояние, и спелые губы Шахерезады Степановны заскользили по головке вперед-назад. Иван Иванович впал в транс и закатил от кайфа глаза. Сильные руки рабочих-строительниц перенесли его на матрас, и трое передовиц производства по очереди насаживались на здоровенную елду руководителя. Они втроем еле заставили его кончить, настолько хорош был стояк. Еле отдышавшись, похлопав женщин по задам, что означало у Ивана Ивановича высшую степень одобрения, руководитель теперь уже в мягкой форме пожурил распоясавшихся подчиненных…

— Слушай, Василий Иваныч, ну нельзя же так! Надо работать. А в свободное от работы время можно кинуть пару — тройку палочек. Это же здорово! Я прям помолодел у Вас тут. Теперь буду наезжать каждую неделю. Пацана береги, такие кадры нам нужны. Раствор и кирпич ему больше не давать таскать, даже если сам захочет, метлу отдать кому-нибудь другому.

За Ивана Ивановича пришлось выписать Максу премию. Парень приоделся, занимался на стройке теперь только акупрессурой. Для этого ему выделили отдельную бытовку (сам Иван Иваныч прислал), на дверях которой повесили табличку "Кабинет релаксации". Через некоторое время услугами Макса стали пользоваться глава муниципалитета, на территории которого находилась стройка, Петр Николаевич, его друзья… сотрудник мэрии Илья Семенович, депутат Госдумы Александр Яковлевич и сотрудник аппарата президента Михаил Михайлович. Поскольку клиент пошел крутой, неудобно было обслуживать таких людей в бытовке на стройке. Муниципалитет выделил Максу для работы квартиру, его устроили учиться в мединститут. Макс познакомился с женами и любовницами сильных мира сего, они с удовольствием давали ему, и не только деньги. Он изучал только те разделы медицины, которые были необходимы для работы, по другим предметам ему ставили зачеты без вопросов, экзамены парень сдавал на "хорошо" и "отлично". Профессорско-преподавательский состав института часто пользовался услугами Макса, поэтому проблем с учебой у него не было. Практика показала, что у мужчин, постоянно пользующиеся услугами Макса (более десяти сеансов), наблюдалась хорошая эрекция даже без участия доктора. На двери квартиры юного дарования появилась табличка "Народный целитель Максим В. Лечение сексуальных расстройств у мужчин. Результат гарантирован".

Однажды к Максу обратилась важная дама, жена одного из высокопоставленных пациентов.

— Молодой человек! Я Вам очень благодарна, Вы сделали из Вадима настоящего сексуального разбойника. Насколько мне известно, его секретарша теперь в постели довольна. У меня к Вам деликатная просьба. Надеюсь, Вы, как врач, оставите все в тайне?

— О, да, мадам.

— Дело в том, что за мной ухаживает один молодой человек, имени которого я не могу назвать. Мы перепробовали многое из ЭТОГО, но он жаждет анального секса. А я боюсь, у него такой большой. Не могли бы Вы с помощью массажа, акупрессуры, разработать мне анальное отверстие?

— Мадам, я этим не занимался, но, если проблема назрела, постараемся ее решить. Но для экспериментов мне нужно Ваше тело, возможно, обнаженное, скажем, по полтора часа в день.

Татьяна Александровна (так звали посетительницу) стала регулярно посещать доктора. Вначале он не заставлял ее раздеваться, работая только с кистями рук пациентки. Через несколько дней женщина сняла блузку и бюстгальтер. Максим уделил большое внимание спине и груди пациентки. Он нашел такие точки возле ее сосков, при нажиме на которые тело дамы сотрясал оргазм, а с губ ее срывался любовный вопль. Потом Макс раздел Татьяну совсем, ставил ее раком, чтобы наблюдать за звездочкой ануса через систему зеркал, и исследовал живот, бедра, ягодицы. Усилия не пропали даром, и после четырех недель работы был получен великолепный результат… при нажатии на одну из внутренних точек левой ягодицы колечко ануса раскрывалось шире (открытие ануса), а при нажатии на симметричную точку на правой анус возвращался в прежнее состояние (закрытие ануса). После получения устойчивого результата благодарная пациентка отдалась доктору, а затем щедро оплатила его услуги. Радость анального секса была омрачена для любовника прекрасной Татьяны тем, что доктор был соучастником любовных утех… только он мог одним нажатием пальца, как ключом, открыть и закрыть задок дамы. Макс стал обучать мужчину премудростям акупрессуры, и Виктор через две недели упражнений обращался с попочкой своей любовницы не хуже доктора.

С этих пор к Максу стали обращаться жены начальников, бизнесмены, бизнесвумены, бандиты, их жены, их любовницы, их сыновья и дочери. Очередь на прием к доктору была велика, его гонорары тоже были немаленькими. За ним укрепилось прозвище Властелин Колец (имелись в виду анальные кольца). Все шло прекрасно, и вдруг Максу стало известно, что в городе появилась специалистка акупрессуры, которая не хуже него заставляет стоять члены у мужчин и раскрывает анусы женщин. По слухам, звали ее Жюли. Молодому человеку хватало клиентуры, он не испытывал к конкурентке ревности, но захотелось с ней познакомиться как профессионалу, обменяться опытом. Интересно то, что в это же время по электронной почте пришло письмо… "Страстно хочу познакомиться с коллегой. Мечтаю обменяться профессиональными секретами. Жду во вторник, 19 августа 2003 г., в 22–00, у памятника Минину и Пожарскому. С уважением, Жюли". Естественно, Макс поехал на встречу, его ждала жгучая брюнетка с черными, магически притягивающими к себе глазами. Они поужинали в одном из ресторанов и поехали к Жюли домой. Женщина отказалась говорить о работе, но намекнула, что ничего не имеет против секса, прямо сейчас. Они приняли душ и легли в постель, Жюли заставила Макса лечь на спину, а сама расположилась над ним в позиции 69. Ее подбритая киска своим ароматом манила мужчину, он с удовольствием заработал языком, и тут же ощутил, что его член находится в жарком ротике Жюли. Затем Макс уложил ее на спину, забросил ее ножки на свои плечи, и вошел в нее. Доведя ее почти до оргазма, мужчина перевернул Жюли и поставил раком. Войдя в нее сзади, Макс почувствовал, что губки ее киски хлюпают, ускорил темп, и они кончили почти одновременно. Во время отдыха Жюли предложила выпить по бокалу вина. Макс выпил и почувствовал, что на него нападает дрема. В это время Жюли вновь припала ртом к его члену, потом вдруг ввела свой палец в анус мужчины и, подвигав им немного, как бы овладевая Максом, резко нажала пальцем на какую-то точку. Тело Макса сотряс небывалой силы оргазм, а сам он отключился.

Очнулся наш герой у себя дома, Жюли и след простыл. Это любовное приключение имело роковые последствия для Макса. Его необыкновенные способности улетучились, пальцы потеряли гибкость и силу. Вскоре он растерял всю клиентуру, которая перешла к Жюли и ее ученицам.

Существует гипотеза, что знаменитого Брюса Ли убил отложенным ударом некий мастер восточных единоборств за то, что Ли "обнародовал" тайны мастерства. То есть, мастер нанес Брюсу в бою удар, после которого тот жил некоторое время, не подозревая, что обречен.

Похоже, то же самое проделала Жюли с Максом… она нажала на такую точку в его анальном отверстии, что лишила его приобретенных огромным трудом способностей. Говорят, что Макс спился. Его видели в обществе какой-то бомжихи, которую он ставил раком на лужайке недалеко от метро "Выхино" и пытался пальцами отыскать какую-то точку на ее далеко неароматном заду. При этом он бормотал…

— Сейчас мы откроем нашу заветную дырочку.

Возмущенные прохожие пытались как можно быстрее пройти мимо, не подозревая, что перед ними на траве корячится бывший Властелин Анальных Колец, Пенисов и Вагин.


Олег Якубицкий

Война


Шёл я лесом, камышом,
Видел бабу голышом.
— Здравствуй баба!
— Добрый день!
— Можно мне потрогать
Твой пиздень!
— Трогай, трогай хоть весь день,
Только целку не задень!
Трогал, трогал я весь день
И вот целочку задел.
Всё закончилось кровавейшей войной
Между хуем и пиздой.
Яйца ринулись в атаку,
Хуй пробрался через сраку!
А отверстия орут:
— Нашу армию ебут!

Войсковая часть


Врач войсковой части Лидия Петровна Пиздоебова в сладостной истоме дрочила свою пизду, засовывала пальцы себе в жопу и месила свои сиськи 7 размера. Сегодня ее муж командир части полковник Жеребцов Петр Петрович сообщил ей о прибытии нового пополнения… 5 молодых лейтенантов и 30 новобранцев солдат. Лидия Петровна всегда с нетерпением ждала весенний и осенний призывы.

Лидии Петровне 37 лет. В 22 года ее распределили в этот медвежий угол в тайге в 120 километрах от районного центра. Когда она ехала по распределению, то думала, что отработает только положенные три года и вернется в столицу. Но судьба распорядилась по- другому. Вот уже 15 лет она замужем за полковником Жеребцовым. И вполне по- женски счастлива. У нее двое сыновей близняшки 14 лет, дочка 12 лет. Ее регулярно ебет муж. И с его ведома ее ебет весь личный состав части. А случилось все так. В первый день работы Лидочки в санчасти тогда еще молодой лейтенант Жеребцов пришел к ней на прием. В этот день Жеребцов был дежурным офицером по части. У Жеребцова ничего не болело. Просто он не мог пропустить мимо себя ни один движущийся объект, чтобы не вдуть свой хуй в любую дырку, будь то рот, пизда или жопа. А тут такая телка с крутыми бедрами, с огромной сракой и мощными дойками.

Когда молодая врачиха спросила его, на что он жалуется, то Жеребцов без всякого стеснения молча расстегнул ширинку и вывалил докторше на стол свой 25 сантиметровый хуище (и это не в эрегированном состоянии). Молоденькая Лидочка просто онемела от такой наглости и таких размеров. Этим замешательством и воспользовался Жеребцов. Он сгреб в охапку Лидочку, сорвал с нее белоснежный халатик, повалил ее на стол, задрал ей ноги и с размаху засадил свою "дубину" в пизду, порвав при этом тонкое кружево ее столичных трусиков как девственную плеву. Лидочка сначала подумала о том, что надо кричать и звать на помощь. Но все же верх взяла ее женская блядская сущность. И Лидочка благоразумно решила, что лучше получить от этой ситуации максимум пользы и удовольствия. Поскольку ее пизда была еще не разработана, то Лидочка как медик решила расслабиться. Она расслабила свою "лоханку" и гигантский хуище на удивление легко вошел в пизду по самые яйца. Этого даже Жеребцов не ожидал, поскольку его размеры не могла выдержать ни одна баба. А тут хуще вошел по самые "баклажаны". Жеребцов с наслаждением мял Лидкины огромные сиськи, щипал за круглые розовые соски и интенсивно, с большой амплитудой входа и выхода долбил сочную пизду. Жеребцов рычал от удовольствия. Лидочка стонала от наслаждения. Жеребцов драл Лидку 20 минут. За это время он спустил ей в пизду два раза. Лидочка чувствовала, как малафья этого кобеля с силой выстреливает из его залупы и заполняет всю ее бренную плоть без остатка. Ей показалось, что его живительная сперма под напором заполнила даже ее мозги.

Во время этой великолепной ебли Лидочка сама кончала беспрерывно. Ее разьебаная пизда уже во всю издавала хлюпающие и чавкающие звуки. Соки вытекали из развороченной пизды на стол. А со стола уже стекали на пол и на волосатые ляжки ебаря Жеребцова. Жеребцов вытащил хуй из пизды, при этом раздался звук "чпок". Лейтенант улыбнулся и сунул свою красную залупу, похожую на шляпку крепкого молодого подосиновика, под нос докторше. Лидочка хотела возмутиться и сказать… "Да как вы смеете! Я не такая и в рот не беру!" Но не успела. Жеребцов отдал командирский приказ своим грудным басом… "Блядь, соси хуй, сука!" И Лидочка с покорностью и удовольствием подчинилась приказу этого развратного и похотливого кобеля. Лидочка сосала хуй, обхватив своими нежными губками грибовидную залупу и, ощутив терпкий вкус и запах гремучей смеси из выделений своей пизды и ядреной спермы самца-производителя. Она с удовольствием для себя осознала, что она действительно сука, блядь и хочет этого жеребца. Да, ей нравится его животная похоть, его гигантский хуй в ее горячей пизде и во рту, ей кружит голову запах его потных яиц и ей хочется, чтобы его грубые ручищи постоянно грубо лапали ее сиськи и щипали соски. Лидочка в душе уже даже мечтала о новом свидании с этим ненасытным молодым лейтенантом. И ее мечты сбылись. Жеребцов сказал уходя… "Лидочка, в 18.00 я сдаю дежурство по части и жду Вас у себя в общежитии в комнате № 3 в 19.00. Вы придете?"

Лидочка с трудом переползла со стола на стул. Она чувствовала себя обессиленной куклой марионеткой. Лидка села на стул широко раскинув ляжки и выставив на обозрение свою разъебаную мохнатую пизду. После такой ебли молодая докторша просто не могла свести ляжки вместе. Ей казалось, что у нее в пизде навечно водрузился этот могучий и толстый приап. Собрав все свои последние силы Лидочка состроила томные глазки, кокетливо поправила растрепавшуюся во время ебли прическу и пропела… " Товарищ лейтенант, я ведь даже и не знаю как вас зовут?". "Петр меня зовут. Хоть и не Петр I но хуй сама видела" — ответил лейтенант. Лидочка зарделась от таких слов, сделала вид что раздумывает. "Петр, а вы сможете меня полюбить так сильно как Ромео любил Джульетту?" — проворковала Лидочка, озвучив свои девичьи мечты. Жеребцов просто охуел от таких слов. Где-то он раньше слышал эти имена, но точно вспомнить не мог. "Лидочка, я вас буду любить еще сильнее" — пообещал Жеребцов. Лидочка одела новую гипюровую кофточку, новые кружевные трусики, и свою любимую черную юбочку. Каждая клеточка ее тела ожидала большой и светлой любви. Лидочка представляла себе как они проведут этот прекрасный вечер при свечах. Петр будет за ней ухаживать. Предложит шампанского, фрукты и конфеты. Лидочка не сразу решилась идти к Жеребцову. Она боялась, что ее увидят в офицерском общежитии и пойдут по городку слухи. Поэтому она хотела остаться незамеченной. Однако, не смотря на все сомнения, в 19.00 она с замиранием сердца подошла к двери комнаты № 3 в офицерском общежитии и нерешительно постучала. Из-за дверей раздался рокочущий бас лейтенанта Жеребцова… "Лидочка, заходите, дверь открыта". Лидочка быстро приоткрыла дверь, быстро юркнула в комнату и быстро захлопнула за собой дверь. В комнате действительно был полумрак, как и представляла себе Лидочка. Она затихла у двери и пригляделась.

То, что она увидела очень поразило молодую докторшу. Она даже не сразу поняла, что происходит. Какой-то голый крупный мужик с огромным хуем стоял на столе раком и его в жопу ебал голый и еще более крупный с еще более огромным хуем лейтенант Жеребцов. На том мужчине, что стоял на столе раком была только офицерская портупея, а Жеребцов крепко держался за портупею и с силой натягивал голую жопу на свой поршень. Лидочка сразу вспомнила учебный фильм про работу двигателя внутреннего сгорания. Там поршень также мощно, уверенно и ритмично совершал свои возвратно — поступательные движения. Только Жеребцов все это делал гораздо эротичней и энергичней. Вглядевшись в лицо объекта сексуальной утехи Жеребцова Лидочка ахнула. Это был командир части полковник Развратов. Крупная срака полковника не уступала по размерам Лидочкиной жопе. Существенная разница была в том, что срака полковника была вся покрыта густой порослью волос. По лицу полковника Лидочка поняла, что процесс ебли в жопу доставляет ему огромное удовольствие. Периодически из уст полковника вырывались различные похабные возгласы… "Бля, всади… Бля, глубже… давай еби, как суку… ооой, бля, продрал до гланд…еби, еби… так, так меня суку… давай кобель, еби очко… давай летеха, еби командира… правду жена говорила, ебешь ты классно…" Обалдев от всего увиденного, Лидочка хотела убежать вон, чтобы не видеть всего этого сексуального разврата. Но ноги ее не слушались. А в пизде засвербило и стало мокро, как после проливного дождя. И Лидочка даже представила себя на месте полковника Развратова и ее охватила сладостная дрожь. Лидочка даже не заметила, как сама задрала юбочку. Спустила трусики и начала ебать себя своими наманикюренными пальчиками и в пизду и в жопу.

В это время последовала команда лейтенанта Жеребцова… "Военврач Пиздоебова, я приказываю вам раздеться до гола". Лидочка стояла в нерешительности. "Вы что не слышали приказа, лейтенанта Жеребцова? Выполняйте приказ военврач Пиздоебова!" — привел ее в чувства голос командира части Развратова. Лидочка спешно разделась. И встала в сторонке стыдливо прикрывая руками свои огромные дойки и мохнатую пизду. Последовала очередная команда Жеребцова… "Лидочка, встаньте на стол раком, пиздой к лицу полковника". Лидочка неумело взгромоздилась на стол. Встала на карачки как ей и приказал Жеребцов. Ее пиздища оказалась как раз пред самым носом полковника Развратова. Жеребцов продолжал руководить процессом разврата… "А ну полковник, отлэкай этой сучке пизду". Сначала полковник начал как кобель обнюхивать пиздищу докторши. Это его возбудило, и он засосал в рот огромный клитор военврача Пиздоебовой. Врачиха взвыла от кайфа, схватила полковника за затылок и начала со всей силы нанизывать свою пиздищу на его нос, рот и подбородок. Жеребцов даже удивился, он еще пока ни разу не видел, чтобы пизда так растягивалась. Жеребцов решил поменять позицию. Он развернул докторшу к себе жопой, а полковника лицом. И начал поочередно их ебать, хуй в пизду ей, хуй в рот ему, хуй в пизду ей, хуй в рот ему. Повезло больше докторше. Жеребцов опять бурно кончил ей в пизду. Когда он вынул хуй из пизды, то остатки спермы обтрухали половые губы и ляжки докторши. На это очень быстро среагировал полковник Развратов. Он моментально вылизал языком бесценный нектар ебаря Жеребцова.


Продолжение следует.


Любитель секса

Вояж по магазинам


Как-то раз я утром в субботу критически осмотрела свой гардероб и решила его немного обновить. Был теплый летний день, за окном капал дождик. Что же ещё делать в такое время, если не ходить по магазинам? Просто так ходить не интересно. Я позвонила сестре, и мы решили немного пошалить.


Я не стала обременять себя излишней одеждой и надела блузку, короткую юбку и босоножки. Помимо этого на мне были одеты цепочка на шее, браслет на руке и браслет на ноге, часы, 2 кольца и солнечные очки. Я вышла из дома, дошла до гаража, завела машину и поехала за сестрой. Аня еще меньше обременяла себя одеждой, на ней были одеты сарафан, шлёпки, сережки и сердоликовое колье. У сестры я покрасила все 20 ногтей в потрясающий голубой перламутр, после чего мы заехали в парикмахерскую и покрасили мои волосы в вызывающий огненный яркорыжий цвет, Анюта ещё больше облондинилась.

Анна, моя младшая сестра. На данный (и на тот) момент студентка. Периодически живет со мной. Она учится на юриста и работает помощником юрисконсульта в агентстве недвижимости. С одной стороны ей нравится жить у нас, с другой стороны ей зачастую не нравится наше аморальное поведение. Хотя сама закалённая нудистка и немного эксбиционистка. И вообще ничто человеческое ей не чуждо (по крайней мере в сексе).


Первым пунктом нашего путешествия стал спорткомплекс "Олимпийский", если быть точной, то книжная ярмарка, расположенная в этом спорткомплексе. Там мы закупились литературой. На лестницах моя юбка позволяла видеть явно больше нормы.


Потом мы попали в ЦУМ, который и был основной целью нашего путешествия. Там мы начали заигрывать с мужчинами. Строили им глазки, я расстегнула почти все пуговицы на блузке. Мы купили новые настенные часы, немного посуды. Отнесли всё в машину и пошли по секциям одежды, но у нас как-то улетучилось настроение. И мы покинули ЦУМ.

Следующим пунктом были "Елки-палки", мы там поели и подразнили парней за соседним столом. Я расстегнула блузку и показала им грудь, Аня вызывающе раздвинула ноги, дав им хороший обзор. Когда парни подошли познакомиться, мы с гордым и возмущённым видом их отшили. Когда они стали говорить, что мы давали им недвусмысленные намёки, мы позвали менеджера и потребовали навести порядок…

После, поев, мы продолжили тур по магазинам. На одном из светофоров я сняла юбку, Аня посмотрела на меня, усмехнулась и сняла сарафан. Я в ответ на следующем светофоре сняла блузку. Водители и пассажиры соседних машин откровенно пялились на наши груди, и мы стали причиной 2 ДТП.

На Беговой улице меня грубо подрезал какой-то "гонщик" на древней БМВ. Он повернул голову и увидел нас, таких симпатичных, и тут Аня послюнявила палец и стала теребить себе сосок. Столб конечно жалко.

Другое происшествие случилось на улице Поликарпова. Лихие джигиты на пятерке засмотрелись на нас, стали махать руками (водитель тоже) врезались во впередиидущую девятку.

Когда мы ехали по Хорошёвке, мы заметили выходящего на дорогу гаишника, я мы сердцем чуяли, что он хочет остановить нас, что кто-то настучал. Перед нами на пешеходном переходе, на светофоре зажегся желтый цвет, и я аккуратно встала. Пока мы стояли мы успели полностью одеться и обуться. Я двинулась со светофора, и через несколько секунд гаишник махнул жезлом. Я остановилась, подкрасила губы, вышла и пошла к гаишнику. Он представился по уставу и спросил, почему провоцируем ДТП. Я сделала по возможности невинный и удивлённый вид и заявила, что не было ничего такого подозрительного и предрассудительного в нашем поведении и хоть и при нас было ДТП, но, судя по отвязному управлению транспортным средством, водитель был просто в нетрезвом виде и он гад меня подрезал и сам улетел в столб. Сам виноват, ещё и возмущается, надо за дорогой следить, а не головой вертеть. Рядом висел плакат с рекламой косметики с не совсем одетой дамой, которая хоть и была повернута спиной, но тем не менее была обнажённая. Я ткнула пальцем в плакат и заявила, что они, наверное, засмотрелись в рекламный плакат типа этого, гаишник повернул голову, улыбнулся и сказал, что на первый раз отпускает, но… если про нас ещё сообщат, то… в общем, будут неприятности.

Больше мы не стали искушать судьбу (в лице нашей доблестной ГИББД) в машине и поехали дальше по магазинам.

Далее был продуктовый магазин, и там не было ничего, заслуживающего внимания. Однако у нас поднялось настроение, и мы решили посетить магазин одежды. Тут Аня вспомнила, что ей нужны джинсы и тут же на горизонте показался соответствующий магазин. Там были 4 продавца, точнее 2 продавца и 2 продавщицы и пара с 2 детьми. Мы посовещались и решили, что начнём не сразу и приступили к выбору джинсов. Я померила пару джинсов и вышла посмотреться в большое зеркало. Я в блузке и джинсах смотрелась весьма прилично. Анюта в отличие от меня смотрелась странновато. Она была в джинсах и сарафане. При взгляде на её плечи бретельки лифчика явно не обнаруживались, и по вопросу наличия бюстгальтера всё было ясно. Наконец дети и их родители покинули магазин. Аня вежливо поинтересовалась у продавцов, не смутит ли она их. Они сказали "нет", они не понимали, что сейчас произойдёт. Аня стянула через голову сарафан. И оказалась перед продавцами в одних джинсах. Шлёпки она сняла при переодевании и одеть не удосужилась. Реакция девушек была более бурной, чем мужчин. Они стали бурно возмущаться аморальным поведением, на что мы возразили, сославшись на их разрешение. Они стали с нами пререкаться, пока не встряли вьюноши и не сказали, что всё в порядке, Аня может побыть и так. Мы услышали много хороших слов о нашей красоте, нам было очень приятно. Мне эти девушки не понравились, я почувствовала в них конкуренток в борьбе за мальчиков, точнее за их внимание. В них чувствовалась ревность, они не давали им обратить на нас внимание. Далее пошёл наезд на парней, их назвали бабниками, озабоченными кобелями и другими нехорошими словами, пошла перебранка, но я рявкнула, и все замолчали. Я не собиралась упускать свою добычу. Я вручила продавщице джинсы и велела отложить. Мне так же понравилась джинсовая юбка, и я начала примерять прямо в зале. Тут народ, глядя на меня в одной блузке отпал в осадок. Я заодно стала выбирать рубашку. Персоналу уже было не до нравственности, у парней уже явно стояло. Я думала, что будет, если кто-то зайдёт, но одна из продавщиц закрыла магазин. Аня, глядя на меня в обнажённом виде, стала мерить джинсы в торговом зале. Мальчики суетились вокруг нас и старались всячески угодить. Судя по буграм на брюках, у них был к нам интерес.

Я вызывающе посмотрела на продавщицу и рукою подтянула оказавшуюся рядом Аню и мы поцеловались длинным затяжным поцелуем. Вид нас прекрасных и нагих, целующихся взасос явно всех как минимум очаровывал. Я спросила: "Как тебя зовут?". Она тихо ответила: "Лена". Я поманила её к себе пальцем. Она завороженная подошла ко мне. Лена была маленькой, полтора метра роста, худенькой брюнеткой с ярко выраженными азиатскими чертами лица. Я расстегнула блузку, бюстгальтера на ней не было, и стала гладить её грудь, я сняла с неё блузку. У ней была красивая маленькая грудь. Я провела руками по её спине. Она стала расстегивать джинсы. Краем глаза я заметила, что один из парней кончил от своей руки и куда то побежал. Я поцеловала Лену в ухо и когда оторвалась, с удовлетворением заметила полное отсутствие одежды на моей девочке. Я подвергла её клитор мануальному воздействию. Она быстро возбуждалась, сползла по мне ближайший на стул и раздвинула ноги. Стоило мне коснуться языком её клитора, она в ту же секунду кончила. Я оставила Лену в покое и осмотрела округу.

Аня тем временем обнималась с одним из парней, тут появился другой, явно помывшийся, его член тут же встал. Анюта стала раком, и молодой человек попытался войти в задний проход. В ответ на данные действия сестрёнка поинтересовалась, не голубой ли он. Ответ отрицательный. Тут же последовала рекомендация воспользоваться штатным отверстием, уговаривать не пришлось, были робкие оправдания, типа "промахнулся". У другого парня, Саши, Аня взяла в рот.

Они втроём вовсю совокуплялись.

Оставалась незадействованной Маша, которая стояла в стороне с явно растерянным видом. Я подошла к ней, она молча отстранила меня рукой. Я предложила расслабиться и получить удовольствие. Она отказалась, ну что ж. Я никого заставлять не буду. Я отвернулась и стала смотреть на трахающуюся Аню и начала мастурбировать, представляя себя на её месте. И тут я в одном из зеркал заметила Машино отражение. Маша сунула руку под платье и занималась тем же что и я. Я резко повернулась к Машеньке. Она явно этого не ожидала и резко отдёрнула руку из-под платья. Я усмехнулась и сделала шаг к Маше. Она попыталась оттолкнуть меня, но я её обняла и прижала к себе. Её жутко трясло. Я ничего не говоря начала снимать платье. К моему удивлению я не встретили сопротивление. И вот ещё одна девушка в трусах, лифчике и босоножках стоит передо мной. Я села стала снимать с неё босоножки. Следующим стал бюстгальтер, я поддела трусики, и они соскользнули с её ног. Маша была стройной высокой блондинкой (хотя и крашеной). Её палец коснулся моей промежности, и по мне прокатилась волна возбуждения. Меня жутко трясло, и вдруг Маша поволокла меня к двери, за которой оказалась подсобка. Она повалила меня на диванчик, и наши тела слились в экстазе…


В итоге мы закупились больше планируемого и не тем, что мне было нужно, и поехали ко мне домой.


Оля

Враки


Вася бросился к Маше и принялся целовать ее нежную киску, но та зашипела и выцарапала ему глазки. Такая вот вредная Мурка попалась! Мораль: Если ты пришел к девушке и намечается ебля, то для этого существует ПИЗДА, жопа и рот, кисок же беспокоить не надо, даже если они очень нежные и влажные (то ли хэд-энд-шолдерсом помытые, то ли просто с дождя).

идут на север, гуси на юг, красноголовые воины в ущелье любви… Сколько чудес на свете! К примеру, постоянно читаю, как спущенная сперма не помещается в пизде и потоками льется обратно — яйца-то у мужиков, видать, слоновьи! А у женщин, принимающих 30-сантиметровый член на всю его богатырскую длину, матка совмещена с гландами, не иначе… Недавно прочитал заметку, как пожарный спас голую девушку из горящего дома и потушил пожар пенной струей малофьи, причем напор ее был такой мощный, что обратной реактивной силой их обоих забросило на крышу соседнего дома, где и для девушки немного осталось.


George

Врата наслаждений


Еще одна история о выездном корпоративе. Было ли это на самом деле, выдумано ли — решать Вам, читатель.

Поездка была задумана и организована заранее. Но никто, конечно, не мог предположить, что сложится такая ситуация. Администрация пансионата "переиграла" количество номеров и койкомест в них, выделенных для славного своими достижениями коллектива фирмы "Русские традиции". Не правда ли, говорящее название? Вполне ведь в русских традициях нае… ать, объе… ать заказчика, а потом сказать, что он сам виноват. Но в этот раз можно сказать, что пансионат нае… ал отдыхающих из "Русских традиций". Короче, комнаты и койкоместа были выделены так, что Ване и Тане (самым молодым, но рьяным из менеджеров фирмы) выпало проживать вместе в двухместном номере. Остальные дружные члены коллектива быстренько скооперировались, заняв трех- и четырех- местные номера по принципу: в больших номерах селить только однополых. Ну, а в двухместных номерах поселились мужья с женами и любовники с любовницами. Таня и Ваня, которые были разнополыми, не состояли в браке и не были любовниками, пытались было возражать:

— Нет, давайте разберемся!

— А почему это именно мы должны в этот номер вселяться?

— Давайте жребий бросать!

Но народ был неумолим:

— Нет уж… уюшки! У нас все микроколлективы спевшиеся. А где-то даже и спившиеся.

— А вы молодые. Вам может интересно вдвоем в номере будет!

Не в лучшем настроении Таня с Ваней отужинали с коллективом, подвигались на дискотеке и ночью пошли в номер. Друзья и подруги, конечно, от всей души желали спокойной ночи:

— Не забудь вылизать ей перед сном!

— А ты пососи у него!

— Спокойной ночи, молодые!

— Засади ей!

Вот под такие веселые пожелания "молодые" прошли в свой номер.

— Я первая в душ, ладно?

— Хорошо.

Пока женщина мылась в душе, Иван сделал чай и достал конфеты, купленные для поездки. Почему-то чайник, чашки и конфеты он разложил на тумбочке, а не на столе. Татьяна вышла и, увидев чай и конфеты, обрадовалась:

— Ой, спасибо! А я как раз думала чайку попить.

— Ну, пей, а я пойду, вымоюсь.

— Я тебя подожду. А почему ты накрыл на тумбочке, а не на столе?

— Да так. Тумбочка ближе к розетке, я чайник на ней поставил. А потом и чашки с конфетами туда перекочевали.

Иван вымылся по-армейски быстро, и они попили чаю. Ваня при этом успел запить "пилюлю", которую рекламировали по радио. "Секс нон-стоп. Берегитесь, девчонки!". Правда, была вероятность, что Таня не даст. Но маленькая вероятность.

— Ну что, спать пора?

— Ты какую кровать выбираешь?

— Эту. Нет, другую.

— Хорошо, я согласен.

— Отвернись. Я раздеваться буду.

Она разделась и легла. Иван выключил свет, разделся в темноте и тоже лег.

— Спокойной ночи!

— Спокойной ночи!

Минут через десять Иван, поворочавшись, встал и направился к чужой кровати.

— Ты куда?!

— К тебе.

— Я кричать буду.

— Подожди кричать. Послушай. Я не собираюсь тебя насиловать. Но если уж мы в одном номере оказались, почему бы не доставить друг другу удовольствие?

— Ну, ты, может, и хочешь получить удовольствие, но я-то здесь при чем? Я спать хочу.

В это время Иван уже сел на кровать Татьяны в ее ногах.

— Так ты и спи. Или подреми. Подремай. Покемарь. А я тебя ласкать только губами, языком и руками буду. Твои врата наслаждений.

— А вдруг я возбудюсь? Возбуждусь? Возбужусь?

— Ну, если возбудишься, тогда я тебе помогу унять твое возбуждение. Но только с твоего согласия. Итак, начнем ласки?

— Уговорил. Ночевать с мужиком в одном номере и на ласки не поддаться — это извращение. Ты читал "Театр" Моэма? Как Джулия Ламберт не устояла в поезде против ласк испанца? А с чего ты начнешь?

— Начну, не торопясь. Ну-ка, под одеялко залезем руками. Кто это у нас в штанишках спит? Такие большие девочки должны спать по возможности без штанишек. Мало ли какой дядя ночью придет? Залезет дядя под одеяло к девочке, а она в трусиках! Ай-яй-яй! Стыд какой! Все дырочки у больших девочек ночью должны быть готовы к приему предметов. Снимаем штаники. Вот так… А что это у нас за киска между ног? Совсем бритенькая киска! Сейчас мы ее за это зацелуем! Но вначале…

Иван обнажил Татьяну, забрал ее одеяло и расстелил его на столе. Потом подхватил девушку на руки, перенес к столу и уложил на спину. На самом деле Вы, читатель, дольше читаете это предложение, чем понадобилось мужчине для подготовки девушки и ее ложа непосредственно к ласкам. Конечно, пока Иван нес Татьяну с кровати на стол, она визжала и возмущалась:

— Ой! Куда ты меня тащишь?

— Сейчас узнаешь.

— А-а-а, хитрец! Так вот почему ты стол оставил свободным!

— Догадалась? Ну, тогда ножки раздвинь.

Иван, стоя у стола, нежно помог девушке согнуть ноги в коленях и раздвинул их в стороны. Затем он припал ртом к ее половым губкам. Татьяна охнула и шумно задышала. Мужчина оторвался от своего лакомства на мгновения, чтобы сказать:

— Ну, раз ты меня до сладкого допустила, теперь держись!

Он вновь погрузил лицо меж ног подруги и продолжил вылизывать ее киску. Стараясь доставить Тане максимум удовольствия, Иван особенно уделял внимание клитору. Наконец, женщина громко застонала и сжала бедра, получив оргазм. Иван с трудом высвободился из крепких ляжек:

— Ну вот, зая! Это только начало. Ну-ка, давай теленочек твое вымечко пососет, а копытцем тебя помастурбирует.

С этими словами он припал ртом к одному из ее сосков, а палец руки запустил между ног девушки, в жаркое и влажное лоно. Палец нежно скользил то по поверхности, то чуть вглубь, оглаживая со всех сторон набухший клитор. Губы Вани сосали Танин сосок. Мужчина довел свою подругу еще до одного оргазма. Она лежала перед ним на столе разрумяненная и томная.

— Ну, киска, теперь можно в тебя войти по-настоящему?

— О, да-а-а!

— Без презерватива примешь?

— Да-а-а!

Иван вновь подхватил подругу на руки и отнес на кровать. Там он положил ее на бок, спиной к себе, и вошел в нее. Ахи и охи подружки последовали за этим. Ее щелка просто хлюпала под натиском мужчины. Когда они кончили, то долго лежали в истоме рядом.

— А почему ты себя теленочком называл, а мои сисечки вымечком? Что я тебе — корова, что ли?

— Нет, ты, конечно, пока телочка. А на сегодняшнюю ночь — просто телка.

— Фу, грубиян! А почему ты про какие-то врата наслаждений говорил? Что, у меня такой большой рот, как ворота, и эта штука тоже?

— Нет, в переносном смысле. Женщина — как город. Отверстия в теле женщины — врата. Ворот всего три: верхние ворота, передние нижние ворота и задние нижние ворота. А мужчина должен в эти врата войти. Но я вообще-то в задние нижние не ходок.

— Хм! Врата… Иди в свою койку, спи.

Они вновь пожелали друг другу спокойной ночи и заснули. Через некоторое время Иван проснулся со здоровенным стояком. "Пилюлька действует. Надо снять напряжение". Он тихонько прошел к кровати, где спала подружка, и полез к ней под одеяло. Она послушно повернулась к нему задом, и шепнула, повернув голову:

— С гондоном! На тумбочке лежит.

В темноте Иван не мог различить лица Тани, но ее голос показался ему странным, каким-то хриплым. Странно также было то, что этой ночью она разрешила ему натянуть себя без резинки, а теперь вдруг ей понадобился контрацептив. Но думать особо было некогда. "Шишка" стояла так, что хотелось получить облегчение, засунув ее женщине между ног. Иван, легко ориентируясь в сумраке комнаты, подошел к тумбочке, взял с нее презерватив, достал его из упаковки и, качнув член пару раз рукой, надел изделие. Да, пришлось слегка поонанировать, так как напряжение "ствола" спадало, пока женщина "гоняла" Ваню за гондоном. Улегшись в постель и обняв даму сзади, Иван круговым движением погладил ее груди. Они показались ему пышнее, чем некоторое время назад. А влагалище — наоборот, будто бы стало уже. Вставив, Ваня опустил руки на талию женщины ("полненькая какая-то, откуда взялась?", — подумал он) и стал ее трахать. Она сладко стонала все время, пока мужчина натягивал ее, как натягивают тугую перчатку на руку. Иван прервался, так как чувствовал, что дальше уже член не подведет его и не ослабнет. Было даже приятно лежать без движения и чувствовать, что он владеет дамой изнутри. Она же ерзала на его члене, пытаясь возобновить его движение. Ваня был не против:

— Очень хочешь? Сейчас. Только почему это моя девушка стала такой пышечкой, а дырочка у нее стала узкой? Хоть имя скажи.

Вдруг откуда-то со стороны стола раздался голос:

— Вера. Ее зовут Вера.

— А-а-а! Кто тут, бля?!

— Это Таня. Ты не беспокойся. Ей тоже захотелось. Лучше познакомься с девушкой.

— Очень приятно. Ваня. Ну, Верунчик, поехали дальше.

Он "покатался" на новой "лошадке" до полного удовольствия. Сама "коняшка" кончила за это время два раза.

— Спасибо, Верочка. Тебе понравилось?

— Да.

— Хорошо. Но спать по-настоящему лучше в разных кроватях. Спокойной ночи. Да, Таня, а ты где спать будешь?

— С Верой.

— Лесбиянки вы, что ли? Ну, не мое это дело. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Как показалось Ивану, спал он недолго. Он проснулся оттого, что член его вновь стоял. Но самое главное, что его кто-то сосал. Иван пригляделся. Зимние ночи темные и длинные, но ему удалось рассмотреть, что девушка худенькая, и, судя по ощущениям, с большим ртом. Явно уже не Таня и не Вера. Иван не стал притворяться спящим:

— Как вкусно! А как нас зовут?

Девушка только помычала, но член не выпустила. За нее ответил дуэт:

— Ее зовут Надя.

— Ё-о-о! Это вы, что ли, Таня и Вера?

— Да, мы.

— Очень приятно, Таня и Вера. Очень приятно, Надя. Меня зовут Ваня. Ну, продолжайте, Наденька!

— Она любит, когда ей куннилингус делают.

Ваня встрепенулся:

— А я-то здесь причем?

— Как это при чем, шалунишка? Она тебе минет сооружает. А вот мы ее сейчас на тебя положим так, в позу 69, сверху, ее голова будет у тебя между ног, а твоя — у нее. Она продолжит тебе минет делать, а ты ей — куннилингус.

— Ну, я… Вообще-то, я не любитель.

— Ну, батенька, так нельзя! Тут все мужики, что приехали, перепились, как сволочи! Они не то что куннилингус сделать, они свой перец никуда засунуть не могут. У них от пьянства все перцы мягкими стали. Вся надежда на Вас, батенька. Вот, каламбур! Надежда на Вас сейчас ляжет, А Вы, уж будьте добры, полижите ей, как того требует джентльменская этика.

Татьяна заметила:

— И потом, мне ты очень даже приятно вылизал!

— Это был экспромт.

— А теперь сделай приятное моей подруге без экспромта.

Так как Наденька, в самом деле, была очень легкой, вставшие с кровати Таня и Вера подняли ее с двух сторон, перевернули и уложили на Ваню в позе 69. Надя вновь ухватила Ванин член и принялась его сосать с новой силой, а Ванин рот и язык как раз оказались напротив Надиного отверстия. Ивану ничего не оставалось, как начать лизать, так как девушка играючи прихватывала его голову меж своих ляжек и прижималась своим влажным лоном к его рту. Так что Ване пришлось потрудиться. Но он был вознагражден. Девушка отполировала член Ивана так, что он вновь стал стальной твердости. Она сказала:

— Так и лежи на спине. Я еще и верхом люблю.

Надя ловко уселась на член Ивана и "поехала" медленно, но верно, высоко привставая и глубоко насаживаясь. Она кончила первой. Тогда Ваня положил ее на спину и вошел в традиционной позе. Когда он тоже получил оргазм, уселись за стол перекусить. Таня и Вера завистливо поглядывали на Надю.

— Мы тоже хотим.

— Туда же.

— Так же.

— Девки, подождите, дайте хоть передохнуть.

— А что, мы виноваты, что все мужики — сволочи, нажрались в жопу пьяные и е#аться никто не хочет. Один ты джентльмен.

— Да мы понимаем, что так часто, как мы хотим, ты не сможешь. Еще два дня впереди. Мы по очереди будем, не очень часто.

Потом девчонки сели шушукаться на кровати и стульях о чем-то своем, девичьем, а Иван лег на свободную кровать и заснул. Проснулся он от тяжести на груди и страстных поцелуев в губы. Открыв глаза, Ваня увидел, что пышная женщина, от которой так и шел жар, как от печки, навалившись на него грудью, превосходящей размерами бюст Семенович, увлеченно целует его. Лицо полное, но очень симпатичное, большие глаза так и горят. Женщина увидела, что Иван открыл глаза, и воодушевленно прошептала:

— Я тебя съем!

Хотя Иван и понимал, что это говорится в переносном смысле, но невольно зажмурился и сдавленно просипел:

— Это… Вы кто?

— Не Вы, а ты, котик!

Со стороны второй кровати, стола и стульев раздалось:

— Это Люба. Она тебя тоже захотела. Между прочим, она любит анальный секс.

Иван от злости аж зашипел:

— Нах… Вы все еще все здесь? А мне то что? Я ведь не то, что не любитель Я вообще анальным сексом никогда не занимался.

— Это не повод для гордости.

— Ты вот и куннилингус делаешь по принуждению.

— А надо, чтоб легко, играючи!

— А если ты никогда никого в попу не драл, то и ничего. Люба сама тебя в попу трахнет. Она любит и это тоже. Пристегнет палку и трахнет.

Люба в это время навалилась еще с большей силой и вся улеглась на Ваню. Иван забился мелкой дрожью и сдавленно пробормотал:

— Нет! Нет! Не надо!

— Так что, цыпленок? Я тебя или ты меня?

— Я — Вас! Тьфу! Ты — меня! О! Нет, нет! Я — тебя!

— То-то же. Тогда встаем с постельки, малыш. Девки, не стойте, как неродные, идите, готовьте нас к соитию.

Ваня и Люба встали с постели. Подошедшая Таня взяла в руку член своего друга и начала приводить его в готовность. Люба встала на постели раком, Вера раздвинула ее ягодицы, а Надя нанесла гель на анальное отверстие. Таня, посмотрев в сторону стоящей раком подруги, фыркнула:

— Вот они где, врата наслаждений.

— Да, пугающих размеров попа.

— Ну, нежный какой. Никаких размеров попа не должна пугать настоящего джентльмена. Он должен быть всегда готов войти в любую попку, независимо от возраста и размера.

Девки, закончившие обработку "врат наслаждений" Любы, хохотнули:

— А также, независимо от пола.

— И вероисповедания.

— Хватит ржать, хулиганки!

Таня добилась того, что член Ивана встал, и подвела его, держа за орган, как коня под уздцы, к кровати, где в интересной позе стояла Люба. Та повернула голову, взяла одной рукой член мужчины и удовлетворенно сказала:

— Хорошо встал. Ну, последний раз спрашиваю: ты сверху или снизу?

— Сверху.

— Счастья своего не понимаешь, дурачок. Как бы я тебя сейчас вздула! Ну, ладно, не в последний раз на корпоратив ездим. Втыкай!

Таня нанесла на член Ивана гель, приготовленный заранее. Трое девчонок стали помогать Ване воткнуть, куда надо. Наконец, дело пошло на лад. Люба и Ваня задвигались в такт. Люба только повизгивала от наслаждения, несмотря на свою солидную комплекцию:

— Ай! Вот это шишка! О-о-о! Сладко! А-а-а-а! Всю насквозь проткнул!

Свободные от секса девки обзавидовались. Но они помнили, что впереди еще два дня отдыха. Не нужно только жадничать. Нужно "коня" кормить, поить (желательно, безалкогольными напитками. Алкоголя только минимум!), выгуливать на свежем воздухе и давать спать, отдыхать. И тогда "конь" четырех резвых "кобылок" за два-то дня ну хоть по разику, да обслужит!

Когда Ваня и Люба кончили, женщина попросила мужчину встать раком на постели задом к зрительницам.

— Да не бойся! Видишь, я ничего себе пока еще не пристегнула, и не собираюсь. Встал? Молодец! Мне тут Таня поведала твои рассуждения о вратах наслаждений в теле женщины. Так вот, девки, у мужиков на одни врата меньше, чем у нас, девочек. Однако, у них есть таран для наших ворот. Но если мы, девушки, воспользуемся средствами из секс-шопа, то тоже можем быть с искусственным тараном. Конструкцию он должен иметь такую, чтобы одним концом входил в лоно женщины, а другим — в нижние задние ворота мужика. Тогда один конец тарана при движении возбуждает нас, а второй — мужчину, который в данном случае ничем не отличается от женщины. Сейчас покажу. Таня, иди в такой же позе рядом с Ваней, становись.

Таня послушно встала, а Люба, по очереди раздвигая ягодицы женщины и мужчины, погладила пальцами звездочки их анусов (при этом Иван дернулся, но сопротивляться не стал).

— Как видите, мои дорогие подруги, у Вани анус не такой тугой, как у Тани. Поэтому и войти в него будет проще. Да не дергайся!

Девки загудели встревожено:

— Нет, Ивана делать "девочкой" не нужно. Он один из всех мужиков может наши врата наслаждений естественным путем ублажать.

— Понятное дело. Эй вы, стоящие раком, вставайте! Тогда так: за сегодняшний день я три кандидатуры среди мужиков найду, которых и разведу на их пассивную роль в анальном сексе. Тогда хотя бы на завтра у нас будет Ваня, которого будем холить и лелеять. А он нас, надеюсь, за это по очереди хотя бы ублажит. А мужички будут у нас завтра "девочками" работать. Так что нам четверым секса хватит.


На выездном корпоративе мужчины, как говорится, позволили себе лишнего. То есть, "заложили за воротник" сильно. Многие "до синих груш". Другие "не вязали лыка". У третьих даже была "асфальтовая болезнь". Ну, практически ни у кого не стоял, не маячил, просто — таки Microsoft (так как известно, что в переводе Micro — мелкий, а Soft — мягкий). А когда у мужиков мелкомягкие, то женщины начинают злиться. Типа "Вы что, нажираться сюда приехали?". А как ответить на такой подлый вопрос? Сначала все думают, что не нажираться, а оказывается, что нажираться. Но женщинам ведь хочется романтики, так сказать, любви-с, короче, секса. Хорошо, что нашелся хоть один достойный парень, Иван, который по очереди хоть немножко, но удовлетворил четверых (см. "Врата наслаждений"). Но женщины (Таня, Вера, Надежда и Любовь) понимали, что надолго его не хватит. Как говорится в анекдоте:

— Девушка, вы как больше любите: почаще, но поменьше, или пореже, но побольше?

— Я люблю поглубже и потолще.

— Вообще-то я имел в виду питание.

— А я — кошелек.

Поэтому женщины решили все-таки в оставшиеся два дня корпоратива вовлечь в сексуальные утехи еще троих мужичков. Но как это сделать? Люба взялась организовать сексуальную часть отдыха, но, весьма своеобразно. Для начала она рассказала подругам, заодно и Ивану, как дошла до жизни такой (научилась взнуздывать мужиков).

— Ну, вот, девки. Невинности я лишилась рано, в 13 лет. И очень быстро уяснила, что целку поломать мужики горазды, а доставить женщине удовольствие очень многие из них не умеют. Как правило, пьют неумеренно, оттого у них стояки и не стоЯТ. А секаса, насяйника-ма, осеня хосется, как сейчас принято говорить. Стала я думать, как свою хотелку удовлетворить. Пробовала мастурбировать — не понравилось. Прочла где-то, что есть страпоны, крепящиеся одним концом в лоне женщины и, дополнительно, ремнями к ее телу. Тогда можно удовлетворять подругу или друга. Чувство мести к мужикам у меня было сильно развито, поэтому объектами своих сексуальных домогательств я выбрала именно противоположный пол. Почитав соответствующую литературу, я поняла, что очень многие мужчины "подвинуты" на своем здоровье. Кроме того, у многих мужиков появляются сугубо мужские проблемы: простатит с аденомой. Вот на этом женщины и могут сыграть, то есть, если убедить мужика, что массаж его простаты — это медицинская процедура (типа клизмы при запорах), то уговорить его дать в попу — легкое дело. В особенности, если мэн сильно пьет, и у него не стоИТ. То есть: он тебя не может, так как сильно выпил, а ты его — можешь, да еще и здоровье, дескать, его сохранишь, убережешь от простатита. Второй же вариант мужиков, к которым я позже стала тяготеть, мечтает об ощущениях постыдных с точки зрения общепринятой морали. То есть, они хотят дать в попу, хотят себя даже бабами почувствовать, отдаться, так сказать, но стесняются признаться какому-нибудь мужику, что хотят этого (типа, если кто узнает! Скажут: пидор!). А вот если их женщина убедит, что в сексе надо все попробовать, в том числе смену ролей (она берет, а он дает), тогда они с готовностью подставляют. Так вот, вначале я находила тех, кто по "медицинским" соображениям дает, потом больше стала тяготеть к ищущим новых ощущений. Помнишь, Таня, был у меня лет десять назад симпатичный мужик, Сева?

— Да, помню. Только я все боялась спросить тебя: Очень уж он был красив, даже слишком для мужика. А потом исчез. И боялась я спросить, куда?

— Вот — вот, куда? Вначале все было прекрасно. Вне дома мы были, естественно, тем, кем нужно. Он — мужчиной, я — женщиной. А дома он уже начал в моих трусиках и чулочках ходить, а я брала его, когда хотела. Завалю, бывало, то на ковре, то на диванчике: Но появилась среди моих знакомых симпатичная девочка. Теперь могу признаться, что я и ее иногда натягивала для разнообразия, а не только его. Но не сексом единым живет человек. Я всегда была женщиной занятой, карьеру делала. По всякому, конечно, где головой, где 3. 14здой, где ртом, где руками. Ничем не брезговала дорогу в светлое будущее пролагать. А эти двое: мой любовник и моя любовница имели гораздо больше свободного времени, чем я. Так вот, они стали проводить время наедине. Театр, кино, концерт, ресторан и постель. Пришли они как-то ко мне оба, голубКИ. Потупились. "Ну, что, говорю, кинуть меня решили, падлы?" Покаялись они. Ну, а я решила: "Да кто я такая есть, чтобы людям жить мешать?" Уехали они в другой город. На e-mail иногда пишем друг другу, в основном, поздравления с праздниками. Знаю, что у них все хорошо, дети есть, сын и дочь. Живут дружно. Дай им бог.

А был и негативный случай. Убедила я мужика, Сашку, что в сексе нет запретов. Стал он для меня дома девочкой, а я его мужчиной. Но тут особый случай. Уверился он в том, что только оболочка у него мужская, а родиться он должен был женщиной. Уж как я его отговаривала от опрометчивых шагов, кто бы только знал?! Сделал операцию по смене пола. Сказала я ему: — Уезжай отсюда и ни с кем больше не общайся из старых друзей. Уехал, замуж вышел. Или вышла, какая теперь разница. Написала Шура письмо какому-то из своих бывших друзей, душу раскрыла, что, вот, мол, была я мужиком, а теперь женщина, замужем и очень счастлива. А этот "друг" специально, сука, в город приехал, где жила счастливая Шура с мужем, и ее мужу все открыл. Муж взбесился от такой новости, зарезал Шуру. С тех пор я стараюсь никого к себе не привязывать, так, трахну и бросаю, чтоб мужик во вкус не вошел. Но чувство мести к мужикам во мне живо. До сих пор помню, как в 13 лет меня один урод женщиной сделал.

Ну, хватит о грустном. Знаете, наверно, что мужики любят иногда с несколькими бабами по очереди переспать. Кто за сутки, кто чуть больше. Обещаю за день троих к сожительству склонить. По кругу их пустим. "Инструментов" хватит на всех, я с собой всегда набор вожу. А Ваня пусть нас, как настоящий мужик, ублажает традиционно. Насколько у него сил хватит. Верно, Вань?

— Верно. Только после всего, что ты рассказала, не домогайся ты меня. Нет у меня пока такой мечты — женщине попу подставить.

— Как хочешь. Тогда я тебе свою подставлять буду. Ты мои пристрастия знаешь.

Люба взялась за дело умело. Уже утром она нашептывала что-то на ухо новому знакомому, Пете, который рдел, как роза. А нашептала она ему, что, мол, Петя, пьешь ты слишком много. И могут, мол, быть, у тебя, Петя, проблемы с простатой. А это нехорошо. Надо, мол, тебе, Петя, простату массировать. Рдел Петя в основном тогда, когда Люба объясняла ему подробности массажа простаты. А ничего зазорного, мол, в массаже простаты нет. Сделает его Люба так, что Пете понравится. Короче, товарищи Пети по номеру буХАТЬ ушли, тут Петя Любе и отдался. Потом повела она его за руку к подругам в номер и сказала:

— Девочки, знакомьтесь, это Петя. Надо ему массаж простаты продолжить, чтобы успех лечения закрепить.

Петя хотел было поупираться, но Люба была настойчивой, и отдала она Петю Тане на "лечение". Люба же не теряла времени. По такой же схеме был околпачен Вася. Он отдался Любе перед обедом прямо в комнате, где проживали Таня с Ваней. Все трахавшиеся в номере в прошлую ночь на время удалились. Когда они "внезапно" вернулись, Вася задергался было, но Люба зафиксировала его руками, ногами и телом. Все увидели, что Вася в позе "раком" дает Любе. Но никто не смеялся, не язвил. Все были настроены позитивно:

— Какой молодец!

— Вот, мужикам с кого пример надо брать. Можно быть спокойными за его простату.

Люба, взяв Васю, передала его в руки Веры. А сама после обеда вновь выщла "на охоту". Семен был молод, и Люба без труда уговорила его. Она убедительно доказала, что сейчас, в 21 веке, нельзя подходить к сексу с традиционных позиций. Все должны брать всех, все должны давать всем. Сема тоже любил поддать, поэтому после обеда у него ничего не маячило. На это обстоятельство Люба и напирала.

— Если ты мне вставить не можешь (а я чувствую, что не можешь. Я его у тебя уже пять минут тру и мну, а толку никакого), так я тебе вставлю. Соглашайся, будешь доволен.

Беспомощный Сема был приведен в комнату Тани и Вани, в которой слышались только вздохи, ахи и охи, стоны и всхлипы удовольствия. Сема тоже пытался упираться, но Люба его укротила:

— Угомонись. Что тебе терять? Целки у тебя все равно нет, да и не было никогда.

Когда Люба ввела Семе, все на время прервались и стали наблюдать и советовать:

— Втыкай поглубже!

— Е#и его!

— А какая у него попка сытенькая! Прямо бабец на выданье!

— Да у него и сиськи большие, бабские!

— Не стыдись, Сема! Мы никому не скажем. Только представь, что ты — девушка, а мальчишки в очередь к тебе стоят.

— Отдай его мне!

Последние слова принадлежали Наде. Ей и был передан Сема, но не раньше, чем кончил в Любиных руках, от ее "члена". Ваня, истомившийся уже, с удовольствием обслужил ненасытную утробу Любы. Так, в разных сочетаниях они и провели остаток отдыха. Напоследок, перед отъездом, Люба, еще не одевшись, прекрасная в своей наготе, вновь взяла слово:

— Итак, мальчики и девочки, вы поняли, что врата наслаждений есть у каждого из нас. Благодаря этим игрушкам (она потрясла в воздухе своим любимым страпоном) мы, женщины, можем так же свободно овладевать вратами наслаждений, как и мужчины. Мужики, запомните: наши врата к вашим услугам. Я думаю, никто из дам не откажется отдать своему мужчине верхние ворота (она открыла рот). Нижние передние ворота (расставив ноги в стороны, она развела пальцами рук свои половые губы в стороны). Нижние задние ворота (повернувшись к зрителям спиной, она нагнулась и, разведя свои "булки" в стороны, продемонстрировала натруженный за выходные дни анус). Но если вы, мужчины, будете пить неумеренно, то вам просто нечем будет брать наши ворота. И тогда вы должны дать нам волю. А брать мужчину лучше всего в его задние ворота. Иди сюда! ("Лектор" поставила Сему на ноги рядом с собой, развернула его спиной к аудитории, заставила приспустить брюки и трусы и наклониться. Она попросила мужчину развести руками ягодицы в стороны. Все увидели еще один натруженный анус). Женщине приятно видеть мужчину покорного, беззащитного, стоящего раком, с угодливо подставленной для утех попой. Кроме того, не забывайте о медицинском аспекте. Мужик, дающий в попу, имеет все шансы на отсутствие простатита. Хотя, некоторые утверждают, что в медицинском плане гораздо важнее, чтобы мужчина чаще занимался сексом традиционным образом, то есть брал женщин, а не отдавался им в попу. Но если вы, мужики, не готовы отказаться от пагубных привычек, и у вас просто не стоЯТ эти штуки, то будьте готовы дать в попу.

Мужики шутливо ответили:

— Всегда готовы!

— Вот именно. Не хотите чувствовать себя в этот момент дамами — не надо. Просто почувствуйте удовольствие от постороннего предмета внутри вас. Конечно, вы можете самоудовлетворяться с помощью дилдо, вводимого в себя своими же руками. Но будьте снисходительны к женщинам, доставьте же им удовольствие. Некоторые из нас совсем не против поменяться в постели ролями с мужиками.

Компания эта периодически собирается в разных составах в разных местах. Для конспирации мы, конечно, не можем назвать настоящих имен наших героев и, тем более, фамилий. Город и места их работы тоже являются тайной.

Ищите врата наслаждений, которые смогут ублажить Вашу похоть, читатель (читательница). И сами дайте владельцам самых разных ворот (широких и узких, глубоких и мелких) услады, удовольствия, кайфа. Короче, можете почаще, но поменьше, или пореже, но побольше. А хотите, так заправляйте поглубже и потолще.


Олег Якубицкий

Все женщины Савелия Ногососова (эротико-юмористический триллер)


Вечер тихо опускался на город. В темнеющем небе постепенно проявлялся красный кровавый месяц с острыми рогами. Он плыл, окруженный странным радужным сиянием, и выли во дворах собаки: жалобно, с какой-то безысходностью, как будто предчувствуя недоброе.

В маленьком домике на окраине из-за штор мелькает синий свет.

У телевизора — женщина в белом платье, и белый котенок почти невидим на ее коленях. Мелькают на экране лица, человеческие голоса, пройдя по меди проводов вырываются из динамиков:

— "Ригли спирминт, даблминт и джуси фрут без сахара"… "Хэд энд шолдерз… два в одном"… "Тампакс", "Сникерс"… "Орбит"… Голоса звучат, произнося мистические заклинания, заполняют собой уютный мир маленькой гостиной, но, если прислушаться, можно уловить кое-что еще: странный, методично повторяющийся звук доносится откуда-то из глубины дома, из темноты комнат — там, на кухне, точит нож Савелий Ногососов, и красное отражение рогатого месяца блестит в его глазах. Красные блики таинственно переливаются на гладком, отшлифованном лезвии — это и не нож вовсе, а штык, немецкий штык из крепкой стали, таким запросто можно перерубить все, что угодно…

Женщину зовут Аделаида. Иногда Ногососов откладывает в сторону нож, тихонько встает и на цыпочках, совершенно бесшумно, проходит в комнату. Встав позади и затаив дыхание, он молча любуется ее золотыми волосами: в свете мелькания цветных картинок они меняют оттенки — прекрасные пряди, в прихотливом беспорядке разбросанные по спинке кресла. Ногососов ощущает медленно нарастающее возбуждение, но сдерживает себя и снова идет на кухню, и к голосам телевизионных призраков опять присоединяется зловещее ширканье ножа о брусок.

Ногососов точит нож и мысли его полны Аделаидой. Два года они вместе, и каждую минуту, каждый миг своего существования Ногососов думает о ней. Он знает, что такое настоящая любовь! За эти годы Аделаида не знала отказа ни в чем;ей и только ей доставались лучшие наряды от самых дорогих модельеров — Ногососов покупал их, тратя последние деньги, и рвал, рвал в тот же день и час, в припадке страстного желания освобождая ее плоть. Рвал, в полубезумном экстазе желая ее, и когда наконец касался нежной, незащищенной, такой податливой и согласной на все, им овладевало исступление, и он брал ее, брал сполна, железными пальцами мял ее груди, так, что казалось — они вот-вот лопнут. В такие минуты в нем просыпался зверь.

Да, она была не первой, далеко не первой. Никогда, никому, ни при каких обстоятельствах Савелий Ногососов не показал бы маленькую комнатку в своем подвале… Он точил нож. Сколько же их было? Тех наивных несчастных, которые в один прекрасный (а вернее сказать — ужасный!) день оказывались в его доме? Они были обречены уже в тот самый момент, когда Ногососов на руках вносил их в маленькую уютную гостиную, где сейчас с котенком на коленях сидит перед телевизором ничего не подозревающая Аделаида. Безжалостное время отсчитывает последние минуты, и скоро, в темноте сырого подвала она разделит судьбу своих предшественниц. Там на специальных вешалках растянуты страшные трофеи — содранная кожа и скальпы женщин, имевших несчастье быть подругами Ногососова. Савелий иногда спускается в подвал и долго, иногда всю ночь, предается воспоминаниям, гладит волосы скальпов: золотистые, рыжие, русые, черные; глаза его застилают слезы позднего раскаяния, но проходит время, и снова повторяется то, что было сделано однажды…

Ногососов потрогал лезвие, провел по нему пальцем и показалась кровь. "Пора", — подумал он, ощущая привычную дрожь. В комнате все еще работал телевизор. Медленно, сзади, пряча за спиной нож, Савелий подошел к Аделаиде. Та сидела перед экраном, как всегда безучастная ко всему, такая родная и одновременно такая ненавистная, что Ногососов буквально захлебывался от обуревавших его чувств. Он резко выдернул руку из-за спины: острый клинок с застывшей каплей крови блеснул в синих телевизионных лучах. Белый котенок зашипел в испуге и спрыгнул с колен Аделаиды, но она даже не обернулась. Не обернулась, потому что просто не могла этого сделать… Ногососов заревел как зверь и со всего маху, со всей силы, на какую только был способен, вонзил нож сверху вниз, нанес удар в голову, в чудесные золотые волосы… Аделаида зашипела, из нее начал выходить воздух, она медленно сморщивалась, все сильнее опадая в кресле. Скоро от нее осталась только резиновая оболочка с наклеенным сверху париком из натуральных волос. Ногососов вздохнул и, аккуратно свернув ее в рулончик, понес в подвал…

Савелий Ногососов смотрел телевизор. Он уже почти отошел от случившегося и, развалившись в кресле, мечтал, как завтра пойдет в секс-шоп за новой подругой. Савелий даже успел придумать ей имя — Аглая. Белый котенок, свернувшись калачиком, тихо мурлыкал на коленях этого страшного человека…


Олег Ключник

Все киношники — извращенцы! Или киноманские скабрезности, написанные профессиональными искусствоведами в рабочее время

Часть I "Х…"


Как у Жана у Габена
Х… до самого колена.
Габен, Жан — французский киноактер 30–70 годов.

Как у Бриннера у Юла
Х… длинней, чем ножка стула.
Бриннер, Юл — американский киноактер ("Великолепная семерка").

Как у Игоря у Верника
Х… как телескоп Коперника.
Верник, Игорь — российский киноактер и телеведущий ("7-е чувство").

У Бернардо Бертолуччи
Х… огромный и могучий.
Бертолуччи Бернардо — итальянский кинорежиссер ("Последний император").

У Алена Робб-Грийе
Сидит муха на х…е.
Робб-Грийе, Ален — французский писатель и кинорежиссер.

Говорят, у Дина Рида
На х…ю уселась гнида.
Рид, Дин — американо-итало-немецкий киноактер.

Как у Эрика Ромера
На х…ю сидит гетера.
Ромер, Эрик — французский кинорежиссер "новой волны".

Как у Карлоса Сауры
На х…ю сидят три дуры.
Саура, Карлос — испанский кинорежиссер ("Кармен").

У Квентина Тарантино
На х…ю висит картина.
Тарантино, Квентин — американский кинорежиссер, сценарист и актер ("Криминальное чтиво").

У Клода Отан-Лара
На х…е висят три ведра.
Отан-Лара, Клод — французский кинорежиссер ("Красное и черное").

У Луиса у Фейада
Чей-то х… торчит из зада.
Фейад, Луи — французский кинорежиссер 1910-х годов.

Как у Димы Харатьяна
Х… торчит аж из кармана.
Харатьян, Дмитрий — российский киноактер — секс-символ.

Как у Массимо Джиротти
Постоянно х… в работе.
Джиротти, Массимо — итальянский киноактер-неореалист.

Как у Шарля Буайе
Х… совсем не "травайе" (не "работает" — франц.)
Буайе, Шарль — франко-американский киногерой-любовник.

Как у Пьера, как у Буля
Непонятно, х… иль дуля?
Буль, Пьер — французский писатель и сценарист ("Планета обезьян").

Как у Мела, как у Брукса
Х… в штанах перевернулся.
Брукс, Мел — американский кинорежиссер-комедиограф.

Как у Патрика Девэра
Отсосали х… у сквера
Девэр, Патрик — французский киноактер ("Удар головой").

Говорят, Георгий Жженов
Поднял х…м пять бидонов.
Жженов, Георгий — российский киноактер ("Ошибка резидента").

Как у Тома, как у Круза
Ниже х…я висит пузо.
Круз, Том — американский киноактер, экс-муж Николь Кидман.

Как у Стэнли, как у Кубрика
Х… свернулся в виде бублика.
Кубрик, Стэнли — американский кинорежиссер ("2001:Космическая Одиссея").

А Альберто Латтуада
Х… сует куда не надо.
Латтуада, Альберто — итальянский кинорежиссер-неореалист.

Говорят, что Морриконе
Сушит х… свой на балконе.
Морриконе, Эннио — итальянский кинокомпозитор ("Однажды в Америке").

Как у Жака у Риветта
Х… оранжевого цвета.
Риветт, Жак — французский кинорежиссер "новой волны".

Как у Альберта у Финни
Толстый х… застрял в графине.
Финни, Альберт — английский киноактер ("Том Джонс").

Как у Дьюлы у Хэрнади
Х… не спереди, а сзади.
Хэрнади, Дьюла — венгерский кинорежиссер.

Как у Шарля Эксбрайя
Денег нету ни х…я.
Эксбрайя Шарль — французский писатель и сценарист.

Бедный-бедный Райан О'Нил!
Ему х… откусил крокодил!
О'Нил, Райан — американский киноактер ("История любви").

Часть II "Е…"


Говорят, что Ричард Гир
Синди зае…л до дыр.
Гир, Ричард — американский киноактер, экс-муж Синди Кроуфорд.

Говорят, что Евстигнеев
Е…л коз, старух и геев.
Евстигнеев, Евгений — российский киноактер и женолюб.

Говорят, что Иржи Менцель
Зае…ть мозги имел цель.
Менцель, Иржи — чешский кинорежиссер "пражской весны".

Говорят, что Майкл Парэ
Вые…л всех во дворе.
Парэ, Майкл — американский киногерой-любовник.

Говорят, что Далтон Трамбо
Вые…л слоненка Дамбо (мультперсонажа Диснея).
Трамбо, Далтон — американский писатель и сценарист.

Режиссер Луис Мандоки
Е…т девок кривобоких.
Мандоки, Луис — испанский кинорежиссер.

Режиссер Мартин Скорсезе
Е…т в ритме полонеза.
Скорсезе, Мартин — американский кинорежиссер ("Последнее искушение Христа").

Ну Альберто, ну Моравиа!
В жопу вые…ть пора его!
Моравиа, Альберто — итальянский писатель и сценарист.

Часть III "П…"


У мадам Аньес Варда
Преогромная п…да.
Варда, Аньес — французская кинорежиссерша "новой волны".

Как у Бейсинджер у Ким
На п…де наложен грим.
Бейсинджер, Ким — американская сексбомба (" 9 1/2 недель").

Говорят, что Ханна Шигулла
В п…ду вставила ножку от стула.
Шигулла, Ханна — немецкая киноактриса ("Лили Марлен").

Часть IV "Ж…"


Раз Марчелло Мастроянни
Жопой сел на гвоздь в диване.
Мастроянни, Марчелло — итальянский киноактер.

Говорят, Луиджи Дзампа
Голой жопой сел на лампу
Дзампа, Луиджи — итальянский кинорежиссер-неореалист.

Сел Валерий Инкижинов
Голой жопой на пружину.
Инкижинов Валерий — российский киноактер ("Потомок Чингис-хана").

Сел наш Миша Пикколи
Голой жопой на угли.
Пикколи, Мишель — французский киноактер ("101 ночь").

Как у Дугласа у Майкла
Торчит в жопе балалайка.
Дуглас, Майкл — американский киноактер русского происхождения.

Как у Джозефа у Коттена
Очень жопа разработана.
Коттен, Джозеф — американский киноактер 50-х годов.

Как у Брэда, как у Питта
Жопа нитками зашита.
Питт, Брэд — американский киноактер-секс-символ.

Говорят, у Пазолини
Жопа вечно в вазелине.
Пазолини, Пьер Паоло — итальянский кинорежиссер-гомосексуалист ("Декамерон").

У Маргериты у Дюрас
Не лезет жопа в унитаз.
Дюрас, Маргерита — французская кинорежиссерша "новой волны".

Б. Щукин в роли Ильича —
Как в жопе сальная свеча.
Щукин, Борис — российский киноактер ("Ленин в октябре").

Часть V "Я…"


Как у Клода у Лелуша
Яйца — сморщенная груша.
Лелуш, Клод — французский кинорежиссер ("Мужчина и женщина").

Как у Ньюмена у Пола
Яйца свесились до пола.
Ньюмен, Пол — американский киноактер ("Афера").

У Тацуо Накадаи
Яйца вырвали в трамвае.
Накадаи, Тацуо — японский киноактер ("Храбрец Сандзюро").

Как у Алана у Бейтса
Отросли на яйцах пейсы.
Бейтс, Алан — английский киноактер 70–80 годов.

Говорят, Марко Феррери
Защемил яички в двери.
Феррери, Марко — итальянский кинорежиссер ("Прощай, самец").

Часть VI "И пр."


Говорят, что Тинто Брасс
В извращениях увяз.
Брасс, Тинто — итальянский кинорежиссер-эротоман.

Говорят, Блие Бертран
Заблевал весь ресторан.
Блие Бертран — французский кинорежиссер ("Вальсирующие").

Говорят, что Андрэ Дид
Громко по ночам пердит.
Дид, Андрэ — французский кинокомик начала века.

Говорят, что Мидзогучи
Раз насрал четыре кучи.
Мидзогучи, Кэндзи — японский кинорежиссер ("Жизнь О-Хару, куртизанки").

Говорят, Питер О'Тул
Восьмерым однажды вдул.
О'Тул, Питер — английский киноактер ("Как украсть миллион").

Говорят, что Миклош Янчо
Голых баб пасет на ранчо.
Янчо, Миклош — венгерский кинорежиссер, любитель обнаженной натуры.

Как у Джанкарло у Джаннини
Муде застряли в пианине.
Джаннини, Джанкарло — итальянский киноактер ("Невинный").

Как у Билли у Кристала
Жена спальню обдристала.
Кристал, Билли — американский кинокомик ("Когда Гарри встретил Салли").

Как у Клоуз, как у Гленн
Застрял в глотке чей-то член.
Клоуз, Гленн — американская киноактриса ("Роковое влечение").

У Акира Такарада
Сперма, как из водопада.
Такарада Акира — японский киноактер.

Как у Герберта у Росса
Сперма потекла из носа.
Росс, Герберт — американский хореограф ("Смешная девчонка").

Как у Ларса у фон Трира
Залита говном квартира.
Трир, Ларс фон — датский кинорежиссер ("Танцующая в темноте").

Как у Теренса у Хилла
Между ног совсем не хило.
Хилл, Теренс — итальянский киноактер ("Лаки Люк").

У Андрэ у Тешине
Трещат плавки в тишине.
Тешине, Андрэ — французский кинорежиссер ("Место преступления").

Сучка Изабель Юппер
Обожает толстый хер.
Юппер, Изабель — французская киноактриса ("Дама с камелиями").

Сунул в жопу Челентано
И оставил я член тама.
Челентано, Адриано — итальянский киноактер и певец.

Ты скажи, Уэлч Ракель,
Будешь всем давать докель?
Уэлч, Ракель — американская сексбомба ("Миллион лет до нашей эры").

Mr. Hyde & Co

Вызываеть антирес

(Написан в момент переписки с участницами телешоу)


Вызываеть антирес,
Камедь Вумани конгресс.
И все там, что промеж вами,
С Натали, аль можеть бес.

Вызываеть антерес,
Дам в том шоу перевес.
И в обще-то, как вы обе?
Вместе можеть, али бес?

Вызываеть антирес,
Все, что там, на букву С.
На канале ТНТ-товом,
Со архазмом, али бес.

Вызываеть антерес,
Рвенье женского в секес.
Вы уж там определяйтесь,
Кто к замужеству, кто бес.

Вызываеть антерес,
Недвусмысленный процесс.
Как вы чпокаетесь в полночь?
Аль в наручниках, аль бес?

Вызываеть антирес,
Переписки сей эксцесс.
Получу я по залугам?
Шпилькой в попу, али бес?

А. А. Киселев
Э/РОСС
07.03.2011 г.

Вьюга


Однажды мы с Лелей пошли к нашей общей подруге! Хотели посидеть вместе, поболтать! Мы пришли, посидели и тут она говорит:

— "Девочки, я приготовили для вас сюрприз! Подождите в комнате и не смотрите!"

— "Хорошо, а что за сюрприз," — спросили мы.

— "Увидите сказала она!"

"Ждем-с!"

Я подумала опять какой-то прикол! Что она задумала? Прошло десять минут. И тут появилась Арина, совершенно голая, но в совершенно прозрачной накидке, привязанной на шее! Мы с Лялей в шоке! Мы не были лесбиянками и Арина не была очень привлекательна — этакая юная пампушечка!

— "Я вьюга, вьюга," — крикнула она кружась, изнасилуйте меня!

— "Арина, сдурела? — крикнула Ляля, — а Арина между тем начала показывать свои мокрые половые губешки, обрамленные слоем черных кудряшек! На стене висел портрет её деда, и Ляля говорит: не перед дедушкой ведь?"

Арина смутилась! Дзинь, звонок в дверь — её мама пришла! Тут она бегом в свою комнату! Мы ушли в шоке!

Прошла неделя мы помирились с Ариной и пришли к ней опять! Дома у нее никого не было и не ожидалось! Мы смотрим ТВ, полтаем опять! И она говорит:

— "Девочки, а у меня сюрприз есть другой".

Я говорю:

— "С ума опять сошла или как?"

Она:

— "Нет не этот раз всё прилично будет."

Мы ждем! Тут она выходит в черных, в клеточку, колготах, натянутых ей на груди!

— "Я тарзанка, мои мартышки, где мой бананчик?" — берет фарфоровую обезьяну и тыкает себе между ног!

Мы с Лялей в прострации! Сумашедшая! Тут она берет 2-х метровый шест, и держась за него руками прыгает перед нами показывая своё хозяйство, мокрое от желания! Мы никогда ей повода малейшего не давали!

— "Не нравится, кошечки???!!!! тогда идите в комнату, дуры! Я оденусь!" — она говорит!

Ну всё прошло! Пронесло, мы зашли в комнату и сели на диван! Тут она заходит (одетая) и спокойно садится на кресло! Прошло пару минут, она подходит к двери закрывапет её на ключ, прячет его в шкаф далеко! Сбрасывает нас на ковер!

— "А теперь танец монашки, девочки, милые и сексуальные!" — садится на краешек дивана и стягивает медленно свою кофту с лифчиком.

О, Боже, за что?????????

Медленно Арина снимает штаны и остается в белых кружевных стрингах, чуть великоаватых ей! Там всё промокло! Она спускает трусы и ладошкой прикрывает пиздушку! Мы отвернулись!

— "Девочки, какие вы грубые и неласковые, я так хотела повеселится, а вы-то!" — она снова в трусах!

И тут Арина решила применить действия посерьезнее — она прыгнула на Лялю и начала двигаться на ней! Ляля в ужасе кричит! Я пытаюсь снять Арину с Ляли, но та хоть и маленькая (а я здоровая девушка) не могу её снять!

Ляля сопротивляется и тут Арина пересаживается на меня и прижимается ко мне, это было ужасно, её прелести, напрягшиеся от напряжения, качались методично на мне! Я прокляла всё на свете! Ляля нашла ключ и спасла нас! Мы выбежали и помчались как проклятые! Мы бежим по улице и слышим крик Арины! Она голая стояла на подоконнике! И дрыгалась!

Прошло две недели и я, и Ляля к ней не под каким предлогом не заходим!


Милана

ГОВНО


Давним давно, когда еще на нашей планете не было всяких сук, и небо небело загрязнено, а текли гавняные реки, и капал ссаный дождик жила была банда злых педиков. Эти педики не очень отличались от нас в место головы у них было большое волосатое яйцо в место туловища у них был большой хуй в место глаз два волосатых яйца, а в место носа свисал хуй. В место рук и ног тоже были хуи, в место рта была пизда, а вот хуй у них бил такой же как сейчас. Важдем этой банды был Юри большое волосатое яйцо. Они жили мирно и не кому ни мешали. Правда иногда, когда они охотились на потных динозавров они натыкались на красную шапочку, которая шла к бабушке и несла ей всякое говно. Педики всево лишь отпялили ее всем отрядом. Но однажды большое волосатое яйцо поймал мамонта он принес его домой отрубил руки и ноги кухонным топориком и оттрахал его. Через некоторое время мамонт обосрался и сдох. Когда пидормоты ковырялись в его говне, то нашли тухлое яйцо они положили яйцо под ежика который обладал живительной силой своего гавна и из тухлого яйца вылупился маленький лупень. По обычию племени новорожденного искупали в гавне, а потом выебли всем племяним. Мальчика назвали мудаком, но потом он сказал, что хочет, что бы его называли мудак-максим.

Шло время, мальчик развивался, ходил на охоту ебал красную шапочку мучил свою морковку на берегу говняной реки. Но вскоре жители начали замечать, что мальчик стал меняться постепенно его тело стало превращаться в кусок гавна и протухать. Жители стали его избегать и педрить. Как-то роз он разозлился и вставил палку в хуй вождю, и обрызгал своей ядовитой спермой его дом. За это его иэгнали из поселка городского типа <Красный маньдук>. И мальчику пришлось отправиться в джунгли, таящие в себе много опасностей. Он стал жить в мусорной кучи принадлежавший малочисленному поселению ебнутых нигиров. Мудак-максим превратился в проговненную жижу. Он пробирался по ночам в поселение педиков и крал оттуда местных жителей козлов и баранов. Потом он начал ставить условия что если жители поселения не будут платить ему дань, то он разрушит эту сраную деревню. Эти педаки все испугались и обосрались и побежали к пророку самой старой жительницы деревни ее звали Ирка. Этот кусок сала постоянно гнал всякую хуйню у нее развивался старческий маразм, а в место мозгов было говно. Но эти тупые мудаки ей всегда верили. Она им посоветовала нанять на службу великого и ужасного борца за свободу всех опущених Илью Муромца. Настоящия фамилия Ильи бала Аксененко, а не Муромец. Аксененко славился величиной своего хуя размах которого был 10 м, а вес 5 тон. Ну вот кода это хуило по имени максим опять потребовало дань великий герой Илюха пригрозил максиму хуем, но максим засмеялся (хе-хе), а в этот момент Илюха ебанул ему хуем по лбу и вставил ему хуй по самые гланды после чего максим подавился и убежал. И никто его больше не видел. А по случаю победы устроили все деревенские ебли. Кто-то слышал, что мудук-максим нашел себе подругу со слонячими ушами, однаглазую безногую с волосатыми сиськами, лысую с тремя руками и с ежиком в место пезды. Жили они галимо и сдохли.

История основана на реальных событиях. Все права защищена любая подделка карается еблей в жопу.

Рассказ предназначен детям до 8 лет.


Barmaley

Гастрономический свинг

Аннотация…

Многие сейчас интересуются этим явлением. Описываю в подробностях свой личный опыт.


Мы часто слышали об этом явлении, но все время не решались попробовать. Но вот как то раз к нам в гости пришли наши друзья Петр и Марина — профессиональные повара. От своей жены Ольги с которой часто секретничала Марина я знал, что они уже пробовали ЭТО. Им понравилось и теперь они регулярно практикуют ЭТО с друзьями и другими парами. У них даже есть свой клуб в интернете.

Сейчас я понимаю, что в тот вечер они решили приобщить к ЭТОМУ и нас, но тогда я ни о чем не догадывался. Но обо всем по порядку.


Поздно придя с работы и зайдя в дверь я понял что у нас гости. С кухни доносилось веселое Ольгино щебетание и голоса, которые я сразу же узнал.

Моя жена вышла в прихожую и пока я снимал дубленку игриво попросила помыть ей морковку. Немного озадаченный такой просьбой, раньше она меня о таком не просила, я согласился. Помыв овощи и переодевшись я зашел в кухню. Петр уже разливал водку. Ольга седела рядом и чистила чеснок который очевидно купили по дороге к нам Петр и Марина. Признаться мы с Петром друзья детства, но при виде своей жены которая не стесняясь меня, сидя рядом Петром чистит чеснок, я почувствовал легкий укол ревности. Видно они уже успели выпить не по одной рюмке. Как я после догадался — для храбрости. Ведь ЭТО требует что бы человек был психологически подготовлен и раскован.


Поздоровавшись с Петром я обратил свое внимание на Марину. Ловкими и сноровистыми движениями она резала огурцы. Я немного позавидовал Петру, что и говорить, моя Ольга, не то что бы плохо режет огурцы, но делает это без энтузиазма, с какой то отрешенностью в глазах, вяло и медленно. По Марине же было видно что она наслаждается этим процессом, нож так и мелькал в ее изящных ручках. Я сразу понял, что она способна сотворить с огурцом нечто такое чего я до сей поры еще не пробовал. Заметив что я наблюдаю за ней, Марина улыбнулась и откинув с разделочной доски пучок петрушки сказала:

— Ну что ты встал Игорь? Давай сюда свою морковь.

Признаться, я так загляделся на нее что и забыл, что у меня в руках свежевымытая морковь.

— Может быть вам еще и помидоры помыть?

Спросил я отдавая морковь которую Марина нежно положила рядом с огурцами.

Марина оглянулась на Ольгу и хитро улыбнулась.

— Ну если Оля не против, то помой конечно.

— Конечно не против.

Захихикала Ольга которая уже была навеселе потому что Петр все подливал и подливал ей, одновременно доставая новые головки чеснока.


Кухня у нас небольшая и я, доставая помидоры из холодильника, заметил что Марина как будто случайно встала таким образом, что бы я мог увидеть пакет с баклажанами который стоял на полу и до этого был скрыт полами ее халата. (Видимо она успела принять душ) Странное ощущение снизошло на меня. Конечно я видел немало баклажанов, ведь в молодости мы с ребятами, когда достаточно подросли, если вы понимаете о чем я, часто ходили тайком от родителей на колхозное поле или на огород к одной женщине у которой не было мужа и поэтому, когда темнело, она не могла как следует позаботится о сохранности своих грядок и того что росло на них. Сейчас то я понимаю что она просто жалела нас, закрывая глаза на эти невиные шалости. А может быть ей самой доставляло удовольстве сознавать что ее грядки еще вполне способны привлеч юных охотников за овощами.

Но эти баклажаны были какие то особенные — ровные, гладкие, с уже удаленными хвостиками, они ярко сверкали своими наполненными жизненной силой телами, вызывая безумное желание немедленно схватить их и… сделать с ними то для чего они и предназначены мудрой природой.


С трудом оторвав взгляд от баклажанов я поднял глаза и заметил что Марина взяла в руки морковь собираясь видимо сделать с ней то же, что и с огурцами и смотрит на меня улыбаясь уголками губ. Я покраснел как помидоры которые судорожно достал из холодильника и чуть не рассыпал. Она запахнула халат прикрыв самые соблазнительные части баклажанов, но сделала это нарочно медленно, что бы дать мне еще полюбоваться их красотой.


Моя помидоры я постарался успокоится хотя в голове так и крутились образы блюд которые можно приготовить из баклажанов. Кабачковая икра, поджарка, салат… Они представали передо мной в самых невиданных сочетаниях. Я словно обезумел. Войдя в кухню я внешне спокойный отдал Марине помидоры и быстро сел за стол. Мы с Петром выпили за встречу, а Ольга тем временем достала большую сковородку — видимо они с Мариной собирались сделать какую то особенную яичницу. Надо сказать, что хозяйка она очень хорошая. Готовит хоть и без изысков, но зато очень вкусно. В такие моменты я нахожусь на вершине блаженства.


Мы с Петром выпивали, разговаривали про жизнь, а жены там временем колдовали у плиты, о чем то шептались и хихикали. Наконец Марина обернулась к нам и хотя Петр сидел ближе к холодильнику попросила меня достать несколько яиц. В замешательстве от ее просьбы я посмотрел на Петра но тот только ободряюще улыбнулся и по дружески подмигнул мне. Мол "все в порядку, старик". Ольга тоже не выказывала недовольства, а наоборот смотрела на меня с любопытством. Что и говорить раньше она не часто просила меня о вещах такого рода.


Доставая яйца я опять уперся взглядом в пакет с баклажанами. Марина, теперь я в этом уверен, специально встала так, что баклажаны стали видны почти полностью. Не в силах больше сдерживается я схватил их, разорвал красивый пакет в который они были упакованы и стал неистово шинковать. "Что я делаю" — билась мысль — "Может быть эти баклажаны они хотели взять домой!" Но я был не в силах остановится. Не встретив сопротивления, я продолжал шиковать овощи и видел что Марина судя по всему не против и с интересом наблюдает за моими действиями. Придя в себя я обнаружил что Петр удобно развалившись на стуле быстро чистит чеснок, а моя Ольга помогает ему. Ее глаза горели кулинарным азартом — она хоть и не заканчивала кулинарного училища, но очень любит экспериментировать с различными сочетаниями продуктов.


Тогда я полностью отдался на волю чувству голода, ведь на работе я как назло не успел пообедать. Наблюдая как Ольга склонив голову ритмично чистит чеснок, мы с Мариной умело порезали морковку и принялись за помидоры. Сколько нежности было в ее руках! Хотя сейчас мы регулярно собираемся что бы приготовить вместе какое-нибудь изысканное блюдо, этот первый раз я запомнил навсегда. Наконец мы слились в одном порыве. Ольга и Петр не теряли времени и, с помощью колотушки о которой я даже не знал, принялись отбивать мясо. Вид моей жены, умело работающей колотушкой вызвал у нас с Мариной такую сильную волну гастрономического порыва, что мы тоже отдались на волю кулинарному инстинкту. Нами как будто руководила сама природа. Я бросал на сковородку яйца, ритмично но сильно раскалывая их ножом, делая это однако очень аккуратно. Я не хотел ударить в грязь лицом! (Тем более по Ольгиному лицу я видел, что Петр знает толк в отбивных). Марина осторожно помешивала их в кипящем масле, заливая молоком. "Омлет! Она хочет сделать омлет!" — с восторгом понял я. Покажите мне мужчину который не любит омлет? Дальше все утонуло в кулинарном буйстве. Если вас интересует рецепт, он подробно описан на нашем сайте. Я же помню только вкус блюд, то как девушки менялись местами — Ольга помешивала омлет, а Марина помогала мне разбивать яйца — и вкус пищи. Потом когда я устал, они вдвоем порезали помидоры и колбасу и вывалили все это на сковородку. Я и не подозревал, что моя Ольга так умеет обращаться с помидорами и сковородой! Все таки не каждая женщина имеет опыт подобного рода. Петр же не уставал чистить чеснок. Сказать по правде, я давно замечал за ним эту особенность.


В заключение хочу сказать что ЭТО свершилось и я ни о чем не жалею. Мы сидели за столом, объевшиеся но невыразимо счастливые! Сейчас мне не стыдно в этом признаться, у меня даже лопнул ремень на брюках. Лица женщин светились удовольствием — еще бы, ведь им удалось такое сложное блюдо! Омлет с колбасой и помидорами и салат с чесноком и огурцами решится приготовить далеко не каждый повар. Мы же гордились собой — в тот вечер было съедено все, включая три порции добавки, а Петр даже умудрился потребовать компота, чем вызвал веселый смех наших любимых женушек.


rudm

Гинеколог

"Женщина пришла в кабинет к гинекологу, видит: два мужика сидят, курят.

Думает: врачи. Объясняет, что больна фригидностью, мужчину в постели не чувствует. Мужики говорят: — Так не бывает. Зайдите за ширму, разденьтесь, ложитесь на кушетку. Она исполнила. Один ее поимел — она ничего не чувствует. Второй поимел — она тоже ничего не чувствует. — Да, — говорят мужики, — у Вас тяжелый случай. Вам к доктору надо. — А вы кто? — А мы — маляры, у нас перекур был."

(Анекдот)

Олег Варнаков взял отпуск в самом конце зимы. Захотелось съездить в Карпаты, там в это время еще можно покататься на лыжах, в горах лежит снег, но солнце пригревает по-весеннему. На горных лыжах Варнаков никогда не катался, только на беговых, но на карпатском маршруте используются горно-туристские лыжи, сами горы достаточно пологие, бояться нечего. В Яремчу он приехал к вечеру, зарегистрировался на турбазе "Гуцульщина", распаковал вещи, познакомился с товарищами и подругами по тургруппе и прогулялся по окрестностям. "Гуцульщина" находится в очень живописном месте, с небольшим водопадом, сама база — просто музей деревянного зодчества. Отдых обещал быть прекрасным, тем более что на прогулке Олег познакомился с девушкой Таней из группы, которая уходила на маршрут на день раньше. Группа Варнакова должна была нагнать группу Тани, у них будет два совместных дня на горном приюте и два дня после возвращения из похода — на базе.

На следующий день тургруппа решила совместно попариться в бане. В парилке один из новых друзей — Серега, увидев член Олега, с завистью сказал:

— Слышь, гинеколог! Ну, у тебя и #уй!

— Почему гинеколог?

— Похож ты на доктора — гинеколога. Бородка такая аккуратная, усы — тоже, руки очень волосатые.

— Ну и что? У всех гинекологов обязательно это все присутствует?

— Да. А у тебя еще и агрегат здоровенный. Насмотришься, наверно, на работе, вот он у тебя и наливается е#итской силой.

— А ты откуда знаешь про агрегаты гинекологов? Знакомые женщины говорили?

— Нет, не говорили. Но я думаю, что каждая из них на осмотре в волосатых ручищах гинеколога мечтает, что он сейчас достанет свой здоровенный, налитой елдак, и засадит по самые некуда.

— У тебя какие-то нездоровые интересы, Серега! За женщин пытаешься что-то додумывать. А я, вообще-то, программист.

— Вот! Насмотришься голых баб в Интернете, вот у тебя хрен и наливается соками!

— У меня работы много, поначалу смотрел голых баб, теперь надоело, да и некогда.

— Врешь все! Работы много, а голых баб посмотреть хочется, вот от таких мыслей елдища и наливается!

— Ладно, хватит! А то все решат, что мы с тобой лица определенной половой ориентации, ты так оживленно на мой член показываешь, как будто потрогать хочешь.

Вскоре начался поход, пришлось немного помучиться с лыжами, но в горный приют добрались по графику. Таня со своей группой была уже там. На вечер назначили КВН между двумя группами, каждая готовилась в своем помещении. Несколько часов ушло на подготовку к игре, все были в хорошем настроении, шутки так и сыпались, все ржали, до начала оставалось около часа. Вдруг в комнату пришла Таня и вызвала Олега. Она повела его в свободное помещение, где были, похоже, только голые нары.

— Доктор, у меня низ живота побаливает. Не могли бы вы меня осмотреть?

Варнаков подумал, что это Серегины происки, он запустил "утку", что Олег — гинеколог. Таня была серьезна, но Олег решил, что это все же розыгрыш, и продолжил тему:

— Что ж. Давайте закроемся, чтобы не помешали.

Он заклинил дверь ножкой сломанного стула.

— Раздевайтесь. Брюки, колготки, трусы снимайте, тампон, если есть, вынимайте.

— Как?

— Так. Я буду в затруднении поставить диагноз, если не разденетесь. Да вы не беспокойтесь, врачебные тайны я свято храню.

Таня, раздевшись, вся зарделась от смущения.

— Да Вы не смущайтесь. Мы, гинекологи, привычные к женским прелестям. Бывает, до того за день насмотришься, аж тошно. Должен Вам сказать, что я в затруднении. Инструментов с собой нет. Никакого оборудования, не то, что гинекологического кресла, обычного стула здесь нет. Но не беда. Сейчас разработана новейшая методика диагностики, основанная на физическом воздействии на клиторально-маточную область женского организма. Садитесь на нары, раздвиньте бедра.

Таня села, Олег встал на колени, руками раздвинул пошире ее ляжки и языком начал лизать прелестную стриженую киску девушки.

— Доктор…

— Ничего, ничего. Это новая методика. Лечебный куннилингус, так сказать. Я продолжу обследование, а Вы, пожалуйста, рассказывайте мне об ощущениях.

— Сладко, доктор. Чуть левее. Теперь правее. И вокруг… А-а-а…Еще.

— Ну, вот. По выделениям, выступившим на половых губах, я вижу, что клиторальная часть вагины совместно с половыми губами действует нормально, никакой патологии, абсолютно. Теперь я сяду, а Вы возьмете мой пенис в рот и будете совершать лизательно-сосательные движения.

— Доктор, Вы же говорили о клиторально-маточной области, а в рот зачем? Вы хотите, чтобы я сделала минет?

— Да, действительно, совсем забыл предупредить. В рот затем, что лизательно-сосательные движения отвлекают пациентов от боли и могут служить в виде определенной локальной терапии, если хотите. Происходит отток крови от влагалища и ее приток к ротовой полости пациентки. Да Вы только попробуйте, может, понравится, еще и во вкус войдете. Кстати, Вы правы, можно сказать, что это обычный лечебный минет.

Таня с недоверием взяла уже восставший орган Олега в рот и начала его легонько посасывать, придерживая одной рукой. Варнаков закайфовал:

— О-о-о! Вы только не отвлекайтесь, а то выпустите инструмент изо рта, и весь эффект от терапии — насмарку! А-а-а! Хорошо!

Но Таня увлеклась. Она поглаживала яички "доктора", сдвигала его крайнюю плоть, вылизывала набухший инструмент от основания до кончика. "Гинекологу" было очень хорошо, но до КВНа оставалось совсем мало времени, а в планы Олега входило добраться до самого сладкого.

— Ну-с, каковы Ваши ощущения?

— Вкусно. Доктор, а нельзя было выдавить немного целебной жидкости в рот?

— Не торопитесь, может пропасть вся польза от сеанса. Становитесь на колени, задом ко мне.

— Это зачем?


— Напоследок мне необходимо произвести зондирование стенок влагалища.

Пациентка встала раком, хотя доски нар больно врезались в ее колени.

— Ввожу зонд.

— О-о-о! Доктор, какое же это зондирование влагалища? По-моему, Вы просто х… мне в п##ду вставили!!

— Как грубо! А впрочем, верно, Вы угадали. А что остается делать при отсутствии инструментов?

— Доктор, а Вы надели?

— Что, кондом?

— Да, гондон.

— Видите ли, после того, как я сделал Вам куннилингус, а Вы мне — минет, не предохраняясь, вопрос о презервативах при, э-э-э, зондировании стенок влагалища отпадает сам собой. Кстати, о птичках, не боитесь залететь?

— У меня спираль.

— Очень хорошо, это вдохновляет на подвиги.

Олег с жаром бросился на штурм прелестной киски своей пациентки. Таня энергично подмахивала. Ее половые губы давно увлажнились, член легко двигался меж них. Олег тискал зад Татьяны, оба тяжело дышали.

— Доктор, у меня колени устали.

Олег лег на нарах на спину, Татьяну усадил сверху, и, лаская ее груди, начал насаживать ее на свой член. Они кончили почти одновременно, женщина чуть раньше. Приведя себя в порядок, оба собирались открыть дверь.

— Зондирование стенок влагалища показало, что у Вас все в порядке. По крайней мере, никаких противопоказаний к сексу нет.

— Доктор, мне сразу показалось, что ты не доктор. Окончательно я поняла, когда ты у меня лизать начал. Но мне сеанс понравился. Ладно, гордись, ты меня поимел. Не подумай, что я со всеми такая дурочка. Ты мне сразу понравился, как только увидела. А что мне делать, если все-таки боли будут продолжаться?

Олег с недоумением посмотрел на Таню.

— Я думал, что это розыгрыш, и у тебя ничего не болит.

— Нет, я говорила правду.

— Тогда придется тебе обратиться к настоящему врачу.

— Но мне понравилось зондирование и лечебные куннилингус с минетом. Повторим вечером?

— Непременно. Я же давал клятву Гиппократа.

— Олег, хватит мне мозги засирать!

За дверью раздался шум.

— Эй, что бы Вы там ни делали, именем владыки Карпат графа Дракулы, откройте!

— Хватит хип-паться! Вы в разных командах играете, не забывайтесь!


………………..


Со здоровьем у Тани все наладилось, а через несколько месяцев, к удивлению обеих тургрупп и команд КВН, состоялась свадьба Тани и Олега. Все удивились, так как обычно отпускные шалости не приводят к свадьбам. Так сказать, половой акт — не повод для знакомства. Своим друзьям Олег сказал:

— После тогдашнего медосмотра я, как честный человек, вынужден был жениться!


Олег Якубицкий

Голосуй, а то…


Петр попал в состав избирательной комиссии случайно. Он зашел в отдел кадров по делу, а когда решил все вопросы и собрался уходить, ему предложили поработать два дня на избирательном участке, за что пообещали отгул и премию. Выборы проходили за день до дня рождения Петра, отгул ему требовался, да и премия не помешает. Председатель избирательной комиссии уговорил Петра подежурить ночь, по правилам полагается, чтобы на избирательном участке кто-то дежурил, отвечал на звонки, сторожил помещение, инвентарь, выпивку и закуску, которые понадобятся сразу после подсчета голосов. Петр поспал немного пред дежурством, а к девяти вечера пришел в школу, где и находился участок. Председатель комиссии дал ему инструкции, в двадцать два ноль- ноль все разошлись по домам, в школе остались только охранники и дежурные. Дежурных было четверо в соответствии с количеством избирательных участков, находившихся в школе. Петр сел разгадывать сканворды, к нему кто-то постучал в дверь, он открыл. В дверном проеме стояла молодая женщина, большегрудая и широкобедрая, в спортивном костюме.

— Здравствуйте! Меня зовут Соня. Я дежурю на соседнем участке.

— Здрасте! Меня зовут Петя. Чем могу быть полезен?

— Помогите мне, пожалуйста, плакат повесить.

Они пошли на соседний участок, Соня взяла плакат в руки и встала на стул, а Петр поддерживал ее, так как ей пришлось тянуться на цыпочках. Руки мужчины при исполнении поддержки оказались ниже линии талии, на пышных бедрах. Повесив плакат, Соня повернулась к мужчине и соскочила на пол, она пошатнулась, и Петя обхватил ее руками за ягодицы. Она прижалась к нему так, что мужчина ощутил жар ее крупного, но крепко сбитого тела. Соня сунула руку ему между ног, его дружок напрягся и начал подниматься. Петя поцеловал ее в губы и прижал ладонь к треугольнику, составленному животиком и бедрами дамы. Женщина поерзала по его руке и сказала:

— Вечер перестает быть томным. Ночь обещает нам любовные утехи.

— Не знаю насчет утех, но мне уже хочется доставить тебе удовольствие. Себе, впрочем, тоже.

В это время в зал вошли еще двое: мужчина и женщина. Вошедший обратился к своей спутнице:

— Ну вот, здесь уже любовные игры начинаются! А ты мне доступ к телу не даешь.

— Не так быстро, мой милый.

Выяснилось, что это остальные дежурные по другим участкам: Варя и Паша, причем Варя и Соня оказались давно знакомыми, почти что подругами. Пете хотелось достичь прелестей Сони, он уже предвкушал, как вкусно ему будет обладать ее крепким телом, поэтому он взял инициативу на себя и решил поторопить события.

— Давайте за знакомство по чуть-чуть. У меня шампанское, водка, закуска, конфеты и фрукты есть, завтра восполню запасы.

Они выпили шампанского, закусили, мужчины стали любовно оглаживать груди и бедра своих подруг, целовать их в губы. Женщины делали вид, что сопротивляются такому быстрому развитию событий. Паша сбегал на свой участок и принес два матраса, все разделись. Варя попросила Пашу лечь на спину и оседлала его. Груди ее подрагивали, когда она объезжала мужчину. Паша ласкал ее соски и тискал бедра. Соня легла навзничь, согнула в коленях и раздвинула свои полные ляжки, Петя уютно устроился между ними. Он ласкал ее крупные, горячие груди, ее набухший цветок сочился влагой. Они переменили позицию и легли боком, мужчина обхватил женщину сзади и вновь вошел в нее. Вторая пара тоже улеглась по-другому: Варя легла на спину и забросила ноги на плечи Паше, тот атаковал ее своей пикой, стремясь добраться до самых глубин. Петя и Соня "приплыли" и пошли к столу, подкрепиться. Петя посмотрел на продолжающих биться в экстазе новых знакомых и поторопил их:

— Э, сладострастники! Хватит секса, прошу к столу.

"Сладострастники" вскоре тоже финишировали, все сидели за столом и беседовали. Разговор постепенно свернул к политике, выяснилось, что Паша симпатизирует на выборах левым, Петя — правым, а обе женщины — центристам (Партии "Едрена бабушка, Великая Россия", сокращенно ЕбВро, аббревиатура подкачала!). Паша и Петя стали спорить, кто лучше и кто победит, их дискуссия грозила вылиться в мордобой.

— #уй тебе в #опу! За левыми — вся молодежь! За нами — будущее!

— Ё#аный в рот! Зато за нами — прошлое! Без прошлого нет настоящего!

Женщины оказались куда более миролюбивыми.

— Мальчишки! Прекратите спорить. Вы оба не совсем правы. Во-первых, без настоящего нет будущего. Во-вторых, надо помнить о прошлом, но думать о будущем. А жить надо настоящим. В-третьих, мы дадим вам, куда хотите, только драки не надо. Главное — голосуй сердцем!

— Ага! Голосуй печенью! Голосуй х..! Голосуй ж..!

Соперников уложили на матрасы, Варя и Соня взяли их приборы в свои изящные ротики и начали лизать и сосать. Соня была более искусной в делах оральных, ее язык сновал от основания до кончика жезла Пети, она посасывала его "леденец" с самозабвением. Петин прибор вновь окреп и был готов к использованию. Однако, Варя, помогая себе руками, стимулируя инструмент Паши своими пальцами и сося кончик, ненадолго отпустила Соню вперед. Скоро и Пашин дружок торчал.

— Анального секса хотите, мальчики?

— А у вас мытые #опы?

— Не только вымыты, но и хорошо разработаны. Мы с Варей часто балуемся игрушками из секс-шопа.

— Извращенки! Вставайте рачком, центристки!

Совместное занятие сексом вновь сплотило мужчин.

— Смотри, Паша! И это наше ЕбВРо!

— Да, мы имеем их в хвост и в гриву.

— Скорее, в рот и в #опу, надо бы их назвать ЕбВРоиВЖо!

Женщины встали в позы покорности, их головы уткнулись в матрасы, попки стали направлены вверх, звездочки анусов раскрылись.

— Петь, смотри какие разработанные задницы у наших центристок!

— Конечно, когда даешь и левым и правым, будет #опа растрахана!

Разгоряченные агрегаты легко вошли в зазывно открытые отверстия. Поскольку задки оказались гораздо уже, чем передки, трение гениталий было большим, все возбудились быстрее, чем при традиционном сношении, и кончили быстрее. Разгоряченные секс-борьбой, все долго отдыхали, потом пили чай с конфетами. Когда "леденцы" Паши и Пети вновь были готовы к бою, они выдумали новое развлечение: брали женщин в рот и в попу с двух сторон. Первой была Соня, второй — Варя. Все это по-прежнему сопровождалось шутками о том, что левые и правые — сами по себе, а центристы, пытаясь умиротворить общество, дают всем, везде и во все места.

Всему приходит конец, наступило утро, дежурные ушли по домам отсыпаться, чтобы прийти вновь вечером для подсчета результатов голосования. Кстати, на всех четырех участках, да и в целом по стране с подавляющим преимуществом победило ЕбВРо. Что бы это значило, как Вы думаете? Думается так: голосуй-не голосуй, все равно получишь х..!


Олег Якубицкий

Голубые коты


Hетpадиционные фоpмы любви пpисyщи не только людям. У одной нашей знакомой живyт два кота. Гоша и Тоша. Здоpовенные такие звеpюги и пpитом yбежденные гомики. Тpахают дpyг дpyга по очеpеди, и ни капли этого не стыдятся. Hа кошек даже не смотpят.

Пpиносили им кошечкy, дyмали, станyт они на пyть истинный. Так они ее чyть не pазоpвали. Пpокyсили ей yхо и выгнали. Потом опять за стаpое. Спеpва Гоша Тошy. Потом Тоша Гошy. А плюс к томy, они еще и бpатья, так что к их гpехам смело можно добавить и инцест.

Все бы ничего, как говоpится, y всех свои вкyсы, да девyшка смyщается сильно, когда это пpоисходит пpи гостях. А надо сказать, что эти сyкины коты — натypальные эксгибиционисты!

Hедавно хозяйка обpадовалась, что Гоша с Тошей нашли себе девочкy. Испpавляются, мол. Показала нам их "кpалю" — чахлая такая кошатина. Только хвост тpyбой, да глаза большие. Гоша с Тошей на ее фоне выглядели пpосто кyльтypистами: сытые, холеные, yсы тоpчат, шеpсть лоснится. Hемyдpено, что эта "Мypка", а живет она этажом выше, стала шастать к ним в гости по два pаза на дню. Hе кваpтиpа полyчилась, а весенний чеpдак, кyда не пойдешь — об сношающихся котов запнешься.

Такая идиллия пpодолжалась полтоpа месяца. Потом слyчился конфyз.

Как-то выходит хозяйка из лифта, а на площадке стоит сосед свеpхy и Гоши-Тошинy любовницy из-за pешетки выманивает.

— Васька, — говоpит. — Васька, кис-кис-кис… домой поpа!..


Господа офицеры, голубые князья…


Свидетельствую как очевидец: дискуссии о том, быть или не быть гомосексуалистам в нашей армии, начались задолго до развала Советского Союза. Правда, проходили эти дискуссии в необычной форме… Дело было в небольшой мусульманской стране, где перманентно тусовалось очень много советских офицеров. Hе надо спрашивать, что мы там делали. Мы выполняли "интернациональный долг", не особенно вникая: кто кому, собственно, задолжал и сколько именно?

В мусульманских странах русскому человеку бывает очень скучно, когда не бомбят и не стреляют. Впрочем, скуку наши офицеры умело разгоняют водкой, и после третьего стакана начинаются трагические офицерские игры: "веснушка", "кукушечка", "сигаретка", "тигр пришел" — не буду на них останавливаться подробно, щадя нервы и нравственность читателей. Однако там, куда судьба закинула нас, воспользоваться старыми рецептами российского офицерства было тяжело: злые люди приняли в этой стране сухой закон. Самогон было гнать трудно, потому что самогонщиков отлавливала местная полиция, зато сколько радости было, когда прилетали Миги-25!!! Машины эти мы называли "гастрономами", потому что только из одного самолета можно было "выдоить" несколько сотен литров спирта…

К сожалению, прилетали они к нам редко, а "надои" выпивались быстро, поэтому тоска нас грызла нещадно. Самое печальное — не было женщин. То есть к некоторым нашим офицерам приезжали семьи — к тем, у кого они были. А что было делать нам, холостякам? Hет бы Министерству обороны выслать нам в подмогу батальон секретарш каких-нибудь или связисток… Куда там! Разве генералы вспомнят о том, как сами лейтенантами были!

Вот и оставалось нам только таращиться на мусульманок в чадрах да подшучивать друг над другом.

С этого все, собственно, и началось. Когда много мужиков долго живут вместе — обязательно начинаются шуточки на "голубую" тему — все ведь озабоченные, да еще по многу месяцев (провожая в отпуск в Союз коллегу, мы его обычно напутствовали: "Будешь первый раз трахаться с "телкой" — скажи, это, мол, тебя не один я, это тебя трахают все ребята, оставшиеся в далекой мусульманской стране"). Время от времени мы "шизовали" — устраивали вечеринки с танцами, где жребием определялось, кому быть "тетками", — и ржали на этих танцах так, что прибегала администрация отеля: узнать, что стряслось.

И как-то сама по себе родилась шуточная "голубая" песня:

Я один сижу в своей квартире, Hа мене разорвана тельняшка, Я не знаю, что случилось в этом мире, Знаю только, что придет ко мне Hаташка.

Мы сначала с ней посмотрим телевизор, "Шваркнем" по бутылочке "Столичной", Я немного на гитаре поиграю, И почувствуем мы с ней себя отлично.

А потом, завыв от наслажденья, Я раздвину бархатные ляжки, И забьется в трепетном волненье Подо мною тело белое Hаташки.

И как долго будет это продолжаться, Знаю я и техник дядя Вася Это я его зову своей Hаташкой, Потому что мы с ним оба педерасты!

Возможно, песенка и грубоватая. Возможно. Hо мы ее любили попеть хором на своих вечеринках. Злая судьба определила мне быть солистом, благо я умел немного тренькать на гитаре. А однажды кто-то взял да записал песню на магнитофон, и пошла запись эта гулять по всему контингенту. И дошла до замполита. Замполит у нас был… замполитом и генералом. Знающие люди понимают, что это такое. Это мрак. Полный. Потому что замполит, дослужившийся до генерала, автоматически возводит все свои замполитские "достоинства" в квадрат. А то и в куб.

Вызывает однажды наш генерал-замполит меня к себе на "ковер". Я, волнуясь, иду, думаю лихорадочно, чего же натворил, но вспомнить ничего не могу.

Захожу в кабинет. Во главе стола — замполит, по бокам штук пять полковников. У всех лица такие, как будто только что очередной генсек умер. И смотрят все на магнитофон-кассетничек, который в центре стола стоит.

Hажимает замполит на кнопочку, из магнитофона вырывается мой жизнерадостный голос, поющий "Hаташку"…

Мы молча, как на похоронах, дослушали ее до конца. Замполит по-отцовски перешел на "ты" и спросил:

— Твое творчество?

— Мое, товарищ генерал? — честно ответил я, особой вины за собой все же не чуя: ну похохмили, пошутили… Смущали вот только скорбные лица полковников…

— И давно ты этим… занимаешься? — с участием в голосе спросил генерал.

— Месяца два, товарищ генерал, — сказал я, думая, что речь идет о песнопении…

— Эх, сынок, — генерал подошел ко мне и положил руку на плечо. Сынок? Мы же понимаем, как тяжело без баб. Понимаем. Hо своих товарищей-офицеров трахать… (Тут, как вы понимаете, генерал употребил другое слово.) Это позор. Hельзя так, сынок. Hельзя. Лучше спирта лишнюю рюмку выпить…

— А где же его взять, спирт-то? — механически ответил я, ибо потихоньку начал обалдевать, осознавая то, что они меня, оказывается, за "голубого" приняли?

— Сынок! — в голосе замполита появился металл. — Ты тут нам! Hе надо! Прекратить, пока не поздно, а то поздно будет! Мне уже "сигналили", так ты всем, всей своей компании передай, чтобы прекратили! А мы проследим! И если поймаем — карать беспощадно будем! Иди с глаз моих долой, и ты меня понял! А если трудно станет — лучше к нам, в политотдел, придите. Мы поможем, поговорим…

Из политотдела я ушел на негнущихся ногах, на них и шел до гостиницы, где меня уже ждала "братва".

Сумрачно оглядев компанию, я сурово сказал:

— Требую выдачи мне HЗ (у нас была всегда припрятана бутылочка на всякий случай) как жертве половых репрессий. Только что замполит официально признал меня гомосексуалистом…

Что тут началось! Коллеги веселились вовсю, но, отсмеявшись, мы разозлились. Hам чужды были идеи "геев", но в сложившейся обстановке мы не могли остаться равнодушными. Политотделу делать нечего, решили "гомиков" среди нас отлавливать? Политотдел получит "гомиков"! Hа замполита началась настоящая травля. Где бы его ни встречал кто-либо из нашей компании — обязательно начиналась игра в "голубых".

Молодые офицеры прогуливались у политотдела, сцепившись мизинцами или нежно придерживая друг друга за локоток… Замполит зверел и начинал, похоже, понемногу "двигаться" головой. Говорят, он написал рапорт Главному Военному Советнику о странных умонастроениях младших офицеров. Главный, якобы, рапорт не принял, сказав замполиту по-простому: "Поймай сначала кого-нибудь за жопу, а потом разберемся". Главный был ничего мужик, хоть, как и все генералы, малость "одубевший".

"Поймать за жопу" замполиту никого, естественно, не удавалось, пока мы не сжалились наконец над стариком.

Были у нас два самых "злобных гомика" — лейтенанты Ваня и Паша. Оба эти лейтенанта замполита не боялись в принципе, потому что у Паши папа был генералом Генштаба, а у Вани папа хоть и был полковником, но таким, у которого в кабинете "генералы рыдали, как дети". Вот Ваня с Пашей и решили устроить праздник нашему замполиту. Ваня как раз улетал в Союз жениться — на пару недель отдохнуть. Возвращался он через Вену и купил в тамошнем "секс-шопе" здоровенный пластиковый член. Прибыв в родной гарнизон, Ваня раскрыл свой план…

Уже смеркалось, когда генерал-замполит засек у клуба две обнявшиеся фигуры. С грациозностью контуженного краба труженик политического фронта стал подкрадываться к влюбленным. Паша и Ваня в угаре страсти не замечали ничего, они стонали от вожделения и робко гладили друг друга…

Hаконец Паша расстегнул у Вани штаны, и потрясенный замполит увидел, как советский офицер стал нежно целовать половой член другого советского офицера! Мизансцена была сильная, свидетельствую как очевидец, потому что мы всю эту картину видели своими глазами, лежа на крыше отеля и кусая кулаки, чтобы не завыть от восторга…

Замполит прыгнул, как тигр. Видимо, в голове у него мелькнула только одна мысль: "Пресечь!!!" Что он и попытался сделать, схватив целуемый член рукой. К тому, что член может остаться у него в руке, свободно выскочив из Ваниных штанов, старик был явно не готов. От ужаса и неожиданности генерал заорал, высоко, как знамя, поднял пластиковый член и побежал прочь от "голубых", подкидывая колени…

Финала я уже не видел, потому что икал, лежа на спине, и с беспокойством думал: а не сдохну ли я от хохота? Hо очевидцы позже рассказали, что замполит на беду свою наскочил на Главного Военного Советника, который стал орать на него на весь тихий мусульманский квартал:

— Ты что, бля, с х…м в руке по городу бегаешь?! Совсем рехнулся или допился? Ты как генералитет позоришь?.. И т. д., и т. п.

Главный бывал крут, и сильно крут. Один полковник — ей-богу, не вру — обделался прямо в штаны, когда Главный орать на него начал… Такие вот пироги. Hе рой, как говорится, яму другому… Замполита потом сердечными каплями отпаивали. Ване и Паше, конечно, для порядка немного влетело, но чисто условно, потому что официальные взыскания за "фиктивный оральный половой акт, приведший к тяжким последствиям и едва не закончившийся гибелью военнослужащего", — согласитесь, это даже для советской армии было бы слишком…

Вечером мы праздновали "торжество голубой идеи над красной". Поднимая стакан контрабандного джина, Ваня вдруг посерьезнел и сказал тост:

— Hикогда не думал, что предложу выпить за "голубых" — на полном серьезе. Я поднимаю стакан за них, родных, и их тяжелую судьбу. Я никогда раньше так не смеялся, как сегодня. Такое не забывается. Спасибо "голубым" за то, что они, сами не зная о том, доставили нам столько радости вдали от Родины…

Мы выпили, закусили, снова выпили, и через, полчаса из окон нашего отеля вырвалась в душную мусульманскую ночь разухабистая неприличная "Hаташка"…


Андрей Константинов

Государственный муж


Да, Англия, конечно страна контрастов. В обычаях и нравах старой Англии и семейные сплетни за кружкой доброго пива эля в трактире "Трех поросят" где-нибудь на Прикадилии, или пари на скачках.

Некоторые старые обычаи не потяряли до сих пор значения. Жив, например, такой по которому любая супружеская пара, проживая совместно 4 года и, не имеющая детей, получает право на определенную оплату пригласить государственного мужа, для оказания практической помощи в таком трудном и деликатном деле.

И вот, оказавшись в таком положении, одна супружеская пара решила воспользоваться своим правом. Конечно, расстроенный супруг, уходя на работу, напомнил жене, что сегодня должен прийти Государственный муж и, что он просил бы ее быть высоконравственной и вести себя прилично.

По чистой случайности в тот же день счастливый отец многодетного семейства, живущего по соседству, пригласил на дом фотографа-специалиста по съемке детей, чтобы завпечатлить многодетное семейство. Но будучи человеком рассеянным, поднявшись на лестничную клетку, фотограф перепутал двери и позвонил в квартиру бездетной семьи. Дверь открыла хозяйка.


— Добрый день миссис. Здравствуйте. Я.

— Прошу Вас! Ради бога не надо слов. Я все знаю.

— Ваш муж говорил, что я должен прийти сегодня?

— Да я готова.

— Ну, коли так, то перед тем, как приступить к делу, я хотел бы предложить Вашему вниманию все варианты, в которых мы будем работать.

— Я Вас слушаю.

— Из наиболее эффективных поз, как показала практика, наиболее лучшими являются следующие импровизации: стоя, лежа, на полу, в ванной.

— О!!!. Что же, я готова, если так надо.

— О мем, не сомневайтесь в моем опыте, разрешите Вам показать альбом с моими работами. Вот этого ребенка я сделал на крыше автобуса.

— На крыше автобуса? При всем народе!!! О боже!

— Да, мем, такова прихоть его матери. А вот этого ребенка пришлось сделать в ветрине магазина.

— На глазах у всей публики?!

— Что же делать, мем, но мать оказалась кинозвездой, ей это подходило для кинорекламы.

Он показал несколько работ с такими же комментариеми и в результате, к концу альбома она уже не чувствовала под собою ног.

— Итак начнем с ванной.

— Хорошо.

Она механически сняла халат и, обнажаясь направилась в ванную.

— Одну минуточку, мем, я должен взять штатив.

— Что???

— Штатив.

— Зачем???

— Понимаете ли, мем, мой аппарат настолько тяжел, что трудно удержать его в руках.

После этих слов она упала в обморок. Испуганный фотограф в изумлении выскочил из квартиры и бросился наутек.

А через некоторое время на лестничной клетке появился элегантного вида джентельмен. На сей раз подлинный Государственный муж, столкнулся со счастливой матерью многодетного семейства, поджидавшей фотографа.

— Добрый день, мем! Вы сделали разовый вызов?

— Да сэр.

— Я должен заметить, что не смотря на все мое старание и мастерство, как показывает опыт, разового вызова мало, поскольку ваша заинтересованность не вызывает сомнений, я советую повторить вызов через неделю.

— Хорошо сэр, я последую Вашему совету, но где Ваш аппарат?

— О, мем, Вы самая остроумная женщина в Лондоне. Конечно со мной!

— Ох, извините, я не заметила объектива. Обычно людей Вашей профессии он сразу бросается в глаза.

— Вы меня обижаете, мем, вот возьмите данные моего "объектива", заверенные мером, но уверяю Вас он вполне длиннофокусный.

— Ах, простите сэр, я мало разбираюсь в технике, мой муж тоже.

— Как? Как? Ведь любители в нашем деле преследуются законом. Но не пугайтесь, такие, как я в не конкуренции, и я конечно это вам докажу.

— Я очень Вам благодарна. Давайте, не теряя времени, приступим. Если мне понравиться Ваше старание, я стану Вашей постоянной клиенткой.

— Не волнуйтесь, мем, у меня большой опыт. В списке моей клиентуры более двухсот человек и не одной жалобы.

— Я очень надеюсь на Вас. Мы начнем пожалуй с ванной. Я уже при казала подготовить воду.

— Вы меня интригуете, мем.

— Затем продолжем в детской на кровате, на паровозике, на горшке и наконец в песочнике под окном.

— Как минимум три вызова, мем. Больше трех раз за вызов я не могу.

— Да, что Вы? Я в первые слышу об этом. У моей подруги мастер выполнил все заказы за один вызов. У нее было 15 позиций.

— Прошу прощения, но у вас неверные сведения. В нашем деле таких случаев не было. Даже если я откажусь от других вызовов, то и тогда я смогу обеспечить не более 6 позиций. Но это предел моих возможностей.

— Вся беда в том, что Вы пришли с одним аппаратом. У мастера, который был у моей подруги, два аппарата болтались с переди.

— Вас ввели в заблуждение, мем, науке неизвестны такие феномены.

— Перестаньте шутить, достаньте лучше Ваш аппарат и приступайте к делу.

— Хорошо, мем, — сказал он и профессиональным жестом сбросил свою одежду.

Мем упала в обморок.


Бернанд Шоу

Готовим вместе. Курочка и перец


Очень захотелось есть.
Я взял молоденькую курочку,
быстренько её обработал,
слегка смазал оливковым маслицем,
приправил жгучим красным перцем,
и начал жарить.
Жарил-жарил-жарил…
А когда подрумянилась, но ещё не сгорела,
ненадолго вынул из духовки,
проверил — крови не было, только сок.
Попробовал — вкус и аромат детства!
(я с детства обожаю курочек!)
Чтобы довести до полной готовности
засунул обратно и добавил жару.
Под конец густо полил сметанным соусом
всё это блюдо!

P. S. Курочке понравилось)


D&K

Грёзы об анале


И вот я до сих пор один, но мысли о твоей сладкой попке не покидают меня. Грёзы, мечты, желания: такое не забыть! Воспоминания о том, как она совершенно-восхитительно выглядит, как она приятна и упруга на ощупь! И как незабываемо классно ебать эту тугую, приятную, неповторимо-нежно обхватывающую пенис дырочку… О да, это целая поэзия, ммм!. Ода жопе твоей, сладкой попочке и ебле в неё! Попка — одно из самых сильных и бесстыдных оружий женщины.

Вспоминать, как ты напрягаешься от лёгкой боли вначале, смешивающейся с невыразимой похотью в конце. Как ты сопишь и стонешь, милая, и заведясь, надрывно просишь быстрей и ещё, ещё…

О, даа!.. Твоя попка — горячая, развёрнутая, как конфетка — с раздвинутыми — почти распахну-тыми ягодичками, с источающей желание сладенькой сердцевинкой, ласковой чревоточинкой ануса, жадно звовущая и алчущая моё орудие страсти — чтобы ласково раздасться, насадиться, растянуться, раздвинуться с лёгкой и жутко приятной болью всесокрушающего напора, разодраться в до дикого чувствительных фрикциях, таранящих вздрагивающе-пульсирующий анус… анус девушки, девы, со страстью растянувшей руками в обе стороны обе свои мягчайшие половинки навстречу любимому, раскрываясь, словно бесстыдный цветок жопки, жопы, отъёбаной задней дыры твоей, пожирающей пенис любимого — да и вся сама — от головы до пят с трепетной и безумно-терпкой радостью превращаясь в одну жадную попу, жопищу, анальную блядь, аааааааааааааааа!"… о, раздери мою ёбаную срань… ммм! Разорви меня сзади!" — хриплые слова, безумный полушёпот полуотключившегося сознания. — "ооо, даа! Да! Да! О!"

Похотливые крики, смешанные соки из вульвы и ануса… Разверстая страсть громких — уже с хлюпанием — насаживаний заднего прохода… ооо, ммм, этот чавкающий звук! Да! Да! Да!

Разве такое забудешь!. Но меж анальных утех помнить: иногда бывает анальный рак. Трещинки, разрывы. И — как их — фистулы! За всё надо платить. И в данном случае — за наслаждение, как и помнить об аккуратности, а так же быть готовому в любой момент выложить деньги на врача. Всё может обойтись весьма дорого, особенно если разойдётесь, разведётесь, и она уйдёт от тебя, обиженно вихляя отъёбанным задом.

Трепетно выбирать в секс-шопе смазку для таких игр получше… И спокойно и радостно думать, что большинство современных мужчин такие же аналисты, как ты, которые — кто реже, кто чаще, хочет полакомиться своей дамой сзади.

Помнить, и понимать, как это ни с чем не сравнить: приучать любимую к аналингусу, фэйс-ситтингу и анальным игрушкам. Аккуратно и постепенно превращать в анальную рабыню, ммм. Самое сладкое — соблазнять анальную целку. И при умении и везении — в немогущую, изнемогающую без анала похотливую особу, считающую часы и минуты между анальными актами, да! Но лучше — при этом безумно любящую тебя, верную. Мало того — любящую именно за это. Точнее, и за это не меньше всего остального. Шептать ей, сладко-развратно: "Что, хочешь ещё, Красная Жопочка?". Написать сказку, почти моцартовскую… Фантазию! И назвать "Волшебное очко"!

Соблазнять или ждать анала неделями, когда не даёт. Изучать практическое искусство делать это наименее болезненным для девушки способом, оттачивать это мастерство. Слегка растягивать заднепроходное отверстие согласной на это даме специальным катетером — у специалиста или домашним способом, купив его в секс-шопе, чтобы было комфортнее.

А так же уметь контролировать и уменьшать свой анализм…

Приятно думать об анально-болевом жертвоприношении, входя между ягодиц очередной любовницы. Наслаждаться, глядя на аппетитные, вихляющие попки чаровниц впереди, идя по улице.

И когда одинок — мечтать, мечтать, мечтать… О вкусной и дающей попке. О лакомстве и прекрасном фетише. И думать, что будет новая леди, новый секс, и когда-нибудь, может быть, это состоится ещё! Скорей всего, скорей всего!))


Best X

Грязные подробности райской жизни


ВСЕВЫШНИЙ

И понял я, что все может кончиться хуево. После того, как я создал человека, мне показалось, что зоофилии больше бояться нечего. Ловкий был ход, на первый взгляд. Теперь стало ясно, что дело заворачивается гораздо круче.

Адам дрыхнул под деревом, еблом в траве, поэтому не храпел, зато волосатая его жопа пердела просто немилосердно.

— Ярко выраженный метеоризм — обратная сторона вегетарианства — с отвращением подумал я, обреченно глядя на прыщавые ягодицы.

— Что делать-то? Ебал я в рот такие варианты. Ебал я в рот! Ебал я… в рот? Так-кие варианты…

Адам перевернулся и вполне ожидаемо захрапел. Кариесная пасть выглядела ничуть не лучше жопы. Нет, ну что делать-то? Вариантов определенно не было. В отчаянии я заебошил Адама ногой по ребрам. Потенциальный пидер взвизгнул, а одно из ребер подозрительно хрустнуло.

— Да не визжи ты, хуй с тобой, поправим тебе ребро. Ребро? Ребро! Ребро! Ребро, еб твою мать!!!

Работа закипела.


И увидел я, что это хорошо. Типа нехуево получилось. Возможно, 4-й сайз смотрелся бы эффектнее, зато 2-й обещал аккурат поместиться в ладонях. и, а эти две половинки при ходьбе выделывали такое… Оставалось только попробовать. Но с этим — то и возникли неожиданные проблемы. Ебаный Адам (нихуя, кстати, не ебаный! Не было ничего!) не отходил от новой подружки ни на шаг. Ни хуя не оставалось, вопрос можно было решить только радикально.

Львы играли в прятки с ягнятами, волки уныло жевали рапс, так что заказать Адама можно было только этому гаду.


ЗМИЙ

Я, конечно, обрадовался неожиданному поручению, и даже предложил пикантную деталь, в части реализации.


Когда Адам очередной раз зашел в кустики, пошел обратный отсчет времени.

10 — Мощная струя ударила из кривого хуя.,

9 — Струя не утихает.

8, 7, 6 — Жопой я думал, когда учил его варить пиво…

5 — Наконец, правая рука отпустила головку, чтобы почесать жопу. Он всегда так делает.

4 — Ну, всего обосцал. Мышцы в тонусе! Зубы наготове, яд свежайший!

3 — Бросок всем телом! Ядовитые зубы — в залупу, нижней челюсть прижать и выпускать, выпускать яд!!!

2 — Держать! Нет, но хули он елду не моет…

1 — Все! Отходим, отходим, отползаем, если точнее…


ВСЕВЫШНИЙ

Адам заорал так, что яблоки посыпались с дерева, одно даже ударило Евочку по голове. Надеюсь, не больно. Однако — ори не ори, медецина бессильна, хоть я и всемогущий. Оставалось обождать минут десять…

Нет, но что она делает?!

Раз — и Ева метнулась через поляну. Два — и она на коленях перед Адамом. Три — и укушенное место скрывается в очаровательном ротике. 4 — сосет. 5 — сплевывает. 6 — сосет. 7 — сплевывает. 8 — сосет, 9, 10, 11, 12 — сосет… 53, 54, 55 — сосет, но хуюшки! У Адама, кажется, началась агония!!! Он хрипит, но как-то странно…

69, 70 — сосет! 71 — глотает. А это зачем? 72, 73, 74 — глотает. 75 — Адам оседает на землю. Но цвет лица вроде не землистый… Зевает. Похлопывает Еву по попке. Посылает за пивом. Где он его берет? Но хуй с ним, с пивом, зачем она становится на коленки? Что он собирается… Куда он?! Не туда!


Ебаные извращенцы! Нахуй из рая! К ебени матери! В поте лица своего, сволочи, хлеб будете зарабатывать, а на пиво еще и хуй заработаете!


Нет, ну никогда бы не подумал, что все закончится банальным вуайеризмом…


Бр. Петрова

Гусарские баллады


Ну, что ты бегаешь за мной?
Чего хочешь добиться?
Я не рехнулся головой,
Чтоб на тебе жениться.
Ты мне на свете не нужна,
Не стоит зря стараться.
Хоть танец сделай живота,
Зачем же с! Напрягаться.
И глазки строить мне не смей,
Огнем любви сжигая.
Ты постыдись вокруг людей,
Публично приставая.
Я знаю. Хочется любви,
А мне какое дело.
Я что ли стал пупком земли?
Не суй мне свое тело!
От ласк, от ваших, я устал,
Как вы все надоели.
Глубокомысленный роман,
Раз по пять на неделе.
Капризы, тоже мне не строй,
Гляди, какая фифа!
И не крути волосики рукой,
Больная сексом цыпа.
Во мне сейчас не тот настрой,
Еще для разговора.
Ой! Сняла лифчик, Ой! Ой! Ой!
В углу прижав забора.
Скорей в подъезд, домой, в кровать,
Чтоб люди не видали.
Вновь совратили! Вашу мать!!!
А вы, чего же ждали!
Вот так, всю жизнь. Кровать! Постель!
Как мне остановиться?!
По девкам бегать мне не лень,
Но, только не жениться.

А. А. Киселев
Э/РОСС
07.03.2011 г.

Да здравствует реклама!!!


После окончания перестройки уже ни для кого не секрет, что реклама правит миром. В метро, на улице и даже на презервативах она призывает нас тратить деньги. За счет рекламы живет радио, телевиденье и Internet. В последнее время появились специальные без рекламные предложения, такие как спутниковое ТВ. Но некоторые делают наоборот. То есть ранее платные услуги становятся бесплатными за счет рекламы. Недавно в их стройные ряды влился секс по телефону. Я предлагаю вам для ознакомления один из таких диалогов. Точнее монолог, потому что этот пятидесятилетний лысый импотент не сказал ничего, кроме того, что ему 25 лет, волосы длиной до поясницы, а член еще длинней и разнообразных вздохов и стонов.

— Здравствуй, меня зовут милая Мила. А тебя? О! Тракторин всегда было мое любимое имя, потому что оно созвучно "Анкел Бенс" — фирме производящий лучший кетчуп в мире. Ну что ж, я опишу тебе себя. Мои большие груди упруги как мягкая мебель из магазина "Два капитана". Они высоки как горы Швейцарии, в которой как раз сейчас открылся горнолыжный сезон. Путевку туда ты сможешь заказать в любом из московских тур агентств. Моя попка округла как сковородки тефаль с анти пригарным покрытием. На мне одета вызывающе красная куртка из магазина "Снежная королева" и сапоги из "Мира кожи в Сокольниках". Но вот я скидываю свою одежду, демонстрируя нижнее белье "Дикая орхидея", и начинаю ласкать твою мужественную грудь, которая стала такой благодаря тренажерам "Кетлер".

Я ощущаю великолепный запах Нивеи для мужчин, он сводит меня с ума. Ты расстегиваешь мой лифчик, ласкаешь мою грудь, затем запускаешь свою руку в мои трусы вытаскиваешь тампон "Тампакс" и начинаешь ласкать мою киску, кстати, твоя киска выбрала бы вискас. От твоих ласк я возбуждаюсь и ты видишь как текут мои соки. Соки "Джей севан" — путь к здоровью. Я нащупываю твой член твердый как акции Альфа банка. Я опускаюсь на колени и начинаю расстегивать твои великолепные джинсы "Кельвин кляйн". Я вижу на тебе трусы от Гучи — это знак хорошего вкуса. Я срываю их и беру в рот твой огромный член. О как это прекрасно! Такого удовольствия я не испытывала с тех пор как сосала карамель "Чупа чупс", которая теперь стала в два раза больше.

После того как твой член достаточно окреп, я укладываю тебя на белоснежную простынь, которая стала такой благодаря великолепному отбеливателю "Ас" и стиральной машинке "Индезит". Надев на тебя презерватив "Ванька встанька", я оседлала тебя и начала скакать. Так хорошо ездить на лошади меня научили в спортивно-оздоровительном комплексе "Катюша", который находится недалеко от метро "Речной вокзал". О, как же ты долго меня трахаешь можно подумать, что ты работаешь на батарейках "Энэджайзер". А может быть, ты просто принял "Виагру" — лучшее средство для улучшения мужской потенции? Но вот после семи моих оргазмов, ты наконец то кончаешь. Я слезаю с тебя и начинаю высасывать из тебя остатки спермы. Она густа и питательна как кефир "Данон класический"

Тут на другом конце раздаются длинные гудки, но девушке все равно. Ведь она за каждый подобный звонок получает порядка ста долларов от рекламодателей.


Фирмы, упомянутые здесь, могут не перечислять мне денег. Я не жадный.


Карлсон

Да, но! Или у врача


— Здравствуйте, госпожа! Не стесняйтесь, вы у врача, проходите, раздевайтесь.

— Да, но…

— Ничего, ничего. У меня огромный опыт. Можете ничего не говорить. Я все вижу. Неудовлетворенность мужем?

— Да, но…

— Понятно. Искали других, и с ними то же самое?

— Да, но…

— Раздевайтесь, ложитесь.

— Да, но…

— Ничего страшного. Дверь я закрыл. Никто не узнает.

— Да, но…

— Так хорошо?

— Да, но…

— Запомните это ощущение. Так же должно быть с другими.

— Да, но…

— А теперь — откройте рот.

— Да, но…ммммм.

— Процедура закончена, можете идти. Следующая!

— Да, но…

— Нет, сейчас я не могу. Приходите в среду в 16.00

— Да, но…

— Извините, меня ждут другие пациентки.

— Да, но я инспектор минздрава! Меня прислали на проверку — якобы вы злоупотребляете служебным положением.

— Ну и как?

— Да, но…

— Вот видите! Следующая!


Марьян Беленький

Два гибких тела в свете тусклом ночника


Скользит по коже Его сильная рука.
Она раскинулась под ним, Она дрожит:
Ночь дивной сладостью и страстью ворожит.
Два тела бронзовых сливаются в одно.
И даже если вместе быть не суждено —
Легко вздымается, трепещет Ее грудь.
Объятья крепче. Стоны: Сладкий грешный путь.
И как в диковинной, таинственной мольбе,
Она всем телом жадно тянется к тебе.
Рывок: в безумном танце пьет любви вино,
И ей не важно, что судьбою суждено:

Анфиса Чехова


И Ей не важно, что судьбою суждено:
И без остатка выпито любви то сладкое вино.
На гребне страстной в том безумии волны,
В объятьях тесных души и тела их сплетены.
Объятья крепче, крепче, стоны, крик,
И счастья в той безумной ночи только миг.
Под тусклым светом близ у ложа ночника,
Его рука на Ней, Ее на Нем лежащая рука.
Сплетенье ног, сплетенье нежных душ,
В жару объятий от разлуки зимних стуж.
Два гибких тела в отблеске луны,
На ложе страстью дикою в ночи истомлены.
И кружится рассудок и в круженье голова,
От выпитого без остатка крепкого любви вина.
В разоблачении прижалась Ты к Нему нагом,
И страстью необузданной весь переполнен дом.
И в тишине ночной нет больше ни кого,
Лишь сердца стук любимого Его.
И близость двух влюбленных зрила полная луна,
В окно, во свете тусклом близ у ложа ночника.

А. А. Киселев
Э/РОСС
28.03.09 г.

Дед, да баба


Решили дед да бабка молодость вспомнить, давненько друг друга не пробовали, да вот беда забыли как…!

— Сходи дед, в коровник посмотри как бык с коровой это делает — говорит бабка.

Заходит дед а в коровнике темно, бык в одном углу, корова в другом.

— Му-у-у-у — бык

— Му-у-у-у — корова

— Му-у-у-у — бык

Тыг-дыг, Тыг-дык, Тык-дык, Ба-Бах!

Дед прибегает:

— Все понял, Бабка, все знаю, становись в угол

А старуха уже в нем и свет выключила!

— Му-у-у-у — дед из своего угла

— Му-у-у-у — старуха из своего

— Му-у-у-у — дед, красный весь от возбуждения, в ночи светится!

Тыг-дык, Тыг-дык, Тыг-дык, Ба-Бах, Та-ра-рах, Ух, Бух, Бу- бух!

Старуха стояла, стояла в своем углу, развернулась:

— Му-у-у-у — в темноту — тишина

Опять:

— Му-у-у-у — в темноту — тишина

Снова:

— Му-у-у-у — в темноту

— Я ТЕБЕ СТАРАЯ СЕЙЧАС РОГА ОБЛОМАЮ; КОГДА ПОГРЕБ ЗАКРОЕШЬ?!!


Детство


Авторская орфография сохранена.

Мне было 12 лет когда я со сваим другом только начали дрочить. Ему тоже было 12 лет. Дрочить было наше любимое занятие. Мы любили это делать в лесу.

В один прекрасный день мы пощли в лес чтобы подрачить. Паша (так его зовут) предложил подрачить друг другу. Сначало он мне, а потом я ему. Мы так и сделали. Эффект потрясающий. Мы кончили через минуту. Дрочить друг другу нам доставляло дикое удовольствие. Но как то раз нам захотелось большего.

— паша мне надоело просто так дрочить. Сказал мне мой друг.

— что ты предлогаеш? Спросил я у друга.

— давай попробуем посасать наши члены. С началы ты мне, а потом я тебе.

— давай. Он лег на одеяло. Я опустился к его члену. Сначала я поцеловал его член и мне понравилось. Я принялся упорно сосать его не большой лысоватый член.

— да, да, да соси его. Стонал мой друг. И вот он кончил мне в рот. Спермы было мало.

— ну как спросил я?

— класс зто лутше чем дрочить.

— типерь ты соси сказал я. И он проделал тоже самое. Патом трахали друг друга в попки и вротики. Мы делали это каждый день.

Но както раз мы пошли на речку где и сосали друг у друга. В тот мамент когда он трахал меня в попку к на подашел наш сосед. Он подглядывал за нами. И ему нравилось. Мы предложили ему присоеденится к нам. Он сразуже согласился. Я встал на колени. Паша засунул мне свой член в попу. А Антон мне врот довал. Патом мы поменялись и на моем месте уже Антон. Я трахал его в жопу. А Паша давал ему в рот. Я вынул свой член из дырочки и принялся лизать ее. Патом Паша подрачил нам. Когда я кончал я перевернул Антона на живот и кончил прямо на дырочку и мы с Пашей принялись слизовать сперму с его дырочки.

Мы это делали каждый день.

У меня была старшая сестра и у паши тоже. Им было по 13 лет. Их зовут Таня и Ксюша. Девочки уже были в полне развиты. И мы пошли в лес в пятером. Собирать ягоды. Я на всякий случай захвотил покрывало. Девочки отделились от на на небольшое расстояние. Паша предложил потрахатся пока их нет. И мы охотно согласились. Мы сняли одежду и принялись за дело. Только мы стали подрачивать как тут пришли наши сестры. Мы испугались что они все раскажут. Таня сказала что у нас давольно большоватае члены. А Ксюша сказала чтобы мы продолжали. Мы не согласились и тогда она сказала, что все расскажет всем. Ну нам не оставалось ничего делать как зовершить начатое. Я принялся сосать у Паши и дрочить Антону прямо на глозах наших сестер. Они оцепинели от увиденого. Мы сосали члены, дрочили, трахали друг друга. И Антон подашел к моей сестре и предложил им пресоидинится. Девочки не сразу согласились. Тогда я подашел к своей сестре. Они сидели на коленках. И я стал водить ей членом по губам. Она долго не сопратевлялась и принялась сосать мой член. Паша делал тоже самое с К сюшей. А Антон лизпл мне яички. Я зоволил сестру на спину и принялся раздевать ее. Мы целовались с сестрой в засос. Я снял с ее маечку и штоники. Я принялся лизать ее тело с ног до голавы. Я снял снее лифчик и трусы. А в тот момент Ксюша уже работола во всю. Антон ебал ее раком а Паша давал в рот. Я принялся лизать ее письку. Он стонала от наслождения. Паша предложил обьедениться. Ксюша села пиздой к Тане на лицо. И Таня стала ее вылизовать. Антон ста перед Ксюшеным лицом и она стала у его сосать. Я продолжал лизать пизду своей родной сестры, а Паша стал трахать меня в попку. Паша кончил на Танин лабок и я стал слизывать сперму. Антон кончил врот Пашке. А я обканчал наших сестер и мы в троем кинулись слизывать их сперму.


3456

Дикая Ахинея Или Насмотревшись Порнухи


Алел Восток. Одинокая брюнетка, томимая смутными предчуствиями, шла по аллее парка мимо Городского Водопада, сооруженного по проекту Главного Архитектора Мираба Цинандали. Вдруг из кустов, прилегающих к водопаду, послышались сладострастные стоны. Женщина напряглась и тихонько подкралась к кустам, пригнувшись, насколько это было возможно. Она увидела, что на мягкой травке за кустами рачком стояла блондинка пышных форм, а молодой негр делал свое черное дело, ловко пристроившись сзади. А впрочем, не такое уж и черное дело он делал, если блондинка подмахивала с видимым удовольствием. Наблюдательница, затаив дыхание, следила за разнузданными движениями молодой пары. Слегка приподняв короткую юбку, она забралась правой рукой в свои кружевные трусики и настойчиво работала пальчиком.

В это время из боковой аллеи парка появился ученик последнего класса средней школы имени Интердевочек Денис Иванов, известный всему району под кличкой Дэн. У Дэна была серьга в ухе, кольцо в носу и татуировка по колено то ли от пяток, то ли от макушки. Увидев наблюдательницу, Дэн оторопел.

— "Марь Иванна, а физика сегодня будет?" — спросил он.

— "Буэт, буэт, спокуха." — успокоила его физичка.

Она уже 10 лет преподавала в старших классах, и многие юноши и девушки прошли через ее опытные руки. Поскольку брюнетка была склонна к популизму, она пыталась усвоить жаргон своих подопечных.

— "Ты тему Трение давно уже проходил, Иванов, пора повторять материал, снимай штанишки" — скомандовала Марь Иванна.

Дэн не заставил себя долго упрашивать. Он деловито разложил на травке туристский коврик, который на всякий пожарный был всегда при нем, физичка, по-армейски быстро сняв одежду, легла на спину и раздвинула бедра, а пытливый юноша ввел ей в вагину палец.

— "Ого, да Вы вся течете, Марь Иванна!" — восхитился парень, — "Неужели при виде меня так заторчали?".

— "Ты хорош, спору нет, но вначале я возбудилась, подсматривая за парочкой за кустами" — призналась наставница.

Зря она это сделала, потому что Дэн тут же оставил ее одиноко лежащей на коврике, а сам как будто прилип к кустам, за которыми разворачивались следующие события… негр стоял рачком, а блондинка пристегнула себе фаллос цвета негра с молоком, пристроилась к негру сзади и драла его в попу. Марь Иванне осталось одно… она достала из сумочки двойной фаллоимитатор, ловко вогнала его себе в обе дырочки и самоудовлетворялась.

В это время с другой стороны в парк стремительно вошел майор милиции Пронин, гроза местных хулиганов и наркоманов. Увидев дрочащуюся физичку и подсматривающего ученика, он возмутился…

— "Мерзавец! Я тебя на учет поставлю, Иванов!", — быстро скинул одежду и ввел в рот Марь Иванны внушительных размеров елдак.

Вошедшие в парк и планировавшие вначале пройти мимо праздника жизни на лужайке сестры Петровы, ученицы 5 класса все той же школы, не устояли перед соблазном и, встав на колени, методично полизывали с двух сторон соски брюнетки.

Чуть позже, проходивший по аллее дядя Вася, водящий на привязи осла Яшу с табличкой: "Подайте ослику на еду и подковы", — не выдержал таких видов и ввел одной из сестер Петровых свой узловатый инструмент. Яша, не долго думая, оседлал сзади майора Пронина. Идущая на работу мать сестер Петровых, увидев, что вторая ее дочь свободна, ловко спустила до колен ее трусики и стала жадно вылизывать ее юное лоно. Майор, отбросив наглеца Яшу и отобрав у физички фаллоимитатор, легко ввел свой член в ее порядком взмокшую киску. Отец сестер Петровых, зашедший в парк пропустить пару пива, оценил ситуацию по достоинству. Пока его жена вылизывала прелести их дочери, он сдвинул трусики на заднице жены и взял ее сзади, а палец правой руки ввел в анус второй дочери, которую уже оставил в покое по причине преждевременного семяизвержения дядя Вася.

Первоклассник Семенов, прогуливая уроки, нарвался на всю эту оргию. Он покраснел, затем побледнел, но тут Марь Иванна, бурно соргазмировав в железных объятиях майора, затуманенным взором выхватила из реальности мальчонку.

"А что, в этом что-то есть" — подумала старая развратница и предложила Семенову "Чупа-Чупс".

Пока малец сосал "Чупик", физичка тоже сосала его самый вкуснейший пальчик. Семенов вначале стеснялся, но затем привык и втянулся в процесс. Он начал потискивать ее грудь, потом долго ласкал ее бедра, ползая по ним и чуть было не увяз по колено в гордости Марь Иванны.

Кошка Муська, гуляя сама по себе, нашла на свою мохнатую задницу приключений. Все участники вышеописанных событий, увидев кошку, впали в полный экстаз. Сестры Петровы, ухватив Мусю за лапы, протаскивали ее по очереди меж бедер Марь Иванны, Петровой-мамы и шикарной блондинки, Петров-папа, майор Пронин, негр, дядя Вася, Дэн и ишак Яша, отчаянно мастурбируя, выдали такие фонтаны, что залили спермой всю Муськину шерсть от ушей до хвоста. Муська хотела было что-то промяукать, но Семенов, глядя на взрослых, капнул ей в рот со своего маленького кончика.


………….


Кошка проснулась, зевнула, потянулась и подумала… "Не надо было с хозяином вчера порно смотреть". Хозяин — директор школы имени Интердевочек Сан Саныч, заманив вчера в гости Марь Иванну — физичку, насмотрелся вместе с ней крутой порнухи и драл ее долго и самозабвенно. Потом они говорили о школьных проблемах, о наркомании, о том, как хорошо бы поскорей избавиться от наркомана Дэна Иванова, лесбиянок сестер Петровых и отчаянного матершинника, а по совместительству первоклассника Семенова. Они сетовали на то, что дядя Вася вместе с ишаком Яшей дурно влияют на подрастающее поколение… дядя Вася вечно пьян в жопу, а Яша как будто нарочно демонстрирует свое мужское достоинство, как только в парк входят юные создания — ученики школы имени небезысвестных девочек. Папа и мама сестер Петровых на все предложения явиться в школу на разборку отвечали грязными ругательствами. Майор Пронин, старый пидор, давно уже подступал к директору с гнусными предложениями о сожительстве. Так, поплакав друг другу в жилетку, директор и физичка трахнулись еще разок, попили кофейку и разошлись. А молодой негр и шикарная блондинка и вовсе были из фильма-порнухи.

"Хорошо, что мне вся эта бодяга только приснилась"- подумала кошка Муська, с удовольствием вылизала мягкую, незапятнанную мерзопакостными жидкостями, шкурку у себя на боках, и пошла на кухню есть "Вискас".


Олег Якубицкий

Дискотека "Маски"


Однажды с Жорой уже было маленькое приключение в троллейбусе именно из-за его приверженности к езде на задней площадке (см. рассказ "Троллейбус"). Однако, это его не остановило. И вот, однажды он вновь нашел приключение на свою жопу.

Народу в этот раз было довольно много, но на задней площадке было свободное место. Собственно, с тех пор, как вход в наземный транспорт стал производиться через переднюю дверь, именно на задней площадке стоять было довольно комфортно, если удавалось пройти сквозь весь салон. Несколько девчонок, оживленно разговаривая, прошли на заднюю площадку. Через одну остановку они окружили Жору. Ростом они все были выше парня. "Баскетболистки, наверно" — подумал Жора. Когда троллейбус тронулся (слишком резко, надо сказать), кто-то из девушек ухватил парня за попу, как бы стараясь удержать равновесие. "Ой, что делается!" — воскликнула незнакомка — "Извините". "Ничего страшного" — ответил Жора. "А он молодец. Попка крепкая" — сказала подруге девушка, пощупавшая Жорин зад. "Ему нравится. Давай его потискаем" — сказала подруга незнакомки. Девушек было шестеро. Они заслонили Жору целиком от пассажиров салона. Его крепко схватили за руки и шепнули на ухо, чтобы молчал и не рыпался, а то стыдно будет. Жоре расстегнули брюки. Спустили их на бедра, трусы его также спустили вниз.

— Тебе будет очень сладко. Сейчас помастурбируем твой членик, малыш. Будем на камеру снимать, только не лицо, а ЭТУ ШТУКУ. E-mail у тебя есть? Диктуй. Потом пришлем, полюбуешься. Не бойся, не напрягайся, маленький. Лицо твое в инете не появится, а только #уй.

Девчонки по очереди занимались членом Жоры. Первая задрала крайнюю плоть на члене и помассировала оголившуюся головку. Вторая сделала несколько возвратно- поступательных движений пальцами вдоль "ствола". Третья пальчиками аккуратно пощупала яички. Четвертая потрепала по голым ягодицам. Вторую сменила пятая, потом шестая. Кто-то из них постоянно снимал все действие на камеру, которая переходила из рук в руки. Девчонки окружали Жору с трех сторон, только заднюю стенку троллейбуса, куда был направлен член парня, они не загораживали. Когда парень кончил на стенку, "насильницы" и это засняли (сперму, стекающую по стене) и, смеясь, выскочили на остановке.

Жора понял, что стоит с голой жопой и спущенными брюками перед пассажирами. Он судорожно надел трусы и брюки и, под возмущенными взглядами пассажиров, выскочил, как ошпаренный, на следующей остановке.

Через некоторое время на e-mail Жоры пришло видео. Появилось оно и в инете, естественно, без указания "емели". Лицо и вправду не снимали. Хотя, когда Жору насиловали таким образом в троллейбусе, ему было все равно. Было ужасно стыдно, что его "доят" как какую-нибудь козу, и сладко быть этой "козой". Особенно, когда "доярки" такие умелые. Когда начался декабрь, девчонки вновь прислали Жоре письмо с приглашением принять участие в дискотеке "Маски", которая должна была проходить в огромном танцполе. Перед этим событием девушки пригласили Жору к себе. Трое из них снимали вместе квартиру. Жора ответил согласием и в назначенный срок с цветами и тремя бутылками шампанского пришел в гости. Его встретили у означенного дома и подъезда две подружки. Они поцеловали его в щеки с двух сторон, а он вручил одной из них цветы, а другой — сумку с шампанским.

— Ну-ка, что там? О, молодец! Спасибо!

— Молодец, что не побоялся один к шести в гости прийти!

— Ну, пошли. Да увидишь, что бояться нечего.

В квартире гостя провели в комнату, где его взору предстала чудесная картина: на диване на коленках стояли две обнаженные девушки, а две других с прилаженными страпонами имели их сзади. Вся эта живописная группа стонала, охала и ахала. Они повернули головы к вошедшим:

— Привет, Жорик!

— Не стой, как неродной, вон на полу матрац, заваливай этих шлюшек, которые с тобой вошли.

"Шлюшки" отказались в помощи парня при раздевании:

— Сами разденемся. Ишь, как у тебя руки дрожат! Порвешь нам сейчас всю одежду, в особенности чулки и трусы. Сам лучше быстрее раздевайся.

Они устроились на матраце. Жора входил в девушек по очереди, они стояли при этом раком. Композиция на диване развалилась, ее участницы с интересом следили за происходящим и давали Жоре советы:

— Да ты не церемонься, натягивай их по самые уши!

— Ишь, как попами водят, #ёзды, понравилось! Втыкай по самые не балуйся!

Потом все отдыхали. Хотя все девчонки были рослыми, но фигурами их природа наградила хорошими. Жора чувствовал себя в их компании прекрасно.

— Вот так и живем, Жора! Трахаемся друг с другом. Ты заходи иногда. Не бойся, не зае#ем! По очереди с тобой будем, только по очереди.

— Да, Жорик! А теперь у нас к тебе дело. Молодежная организация нашего района "Чужие здесь не ходят" хочет замутить дискотеку-маскарад. Знаешь, что такое маскарад?

— Угу!


"Сегодня в нашей комплексной бригаде
Прошел слушок о бале-маскараде, —
Раздали маски кроликов,
Слонов и алкоголиков,
Назначили все это — в зоосаде".

— Это что?

— Да не что, а кто. Это — Высоцкий.

— Ну, ты даешь! Высоцкого любишь? Молодец! Ну вот, дискотека — маскарад состоится в середине декабря. Там будет весело, призы разные, приколы, даже из

Хумор — Клаб чудила какой-то будет, то ли Тимати — Банан — Заблутдинов, то ли

Вадик — Пинчер — Агдамов. Но главное — конкурс будет, на лучшее маски-группен-шоу.

— То есть, кто лучше разыграет на сцене шоу, минут на десять, тот получит приз — пятьдесят бутылок пива "Балтика", три большие упаковки презервативов, вискарь Джонни Уокер Блэк Лейбл — три бутылки по ноль семь и пятьдесят крышечек от пива балтика, а крышечки можно сдать и еще пива получить на халяву. А группен — шоу потому, что, скрываясь под масками, нужно групповешничек на сцене соороудить. То есть никакого напряга: под музычку на сцене е#елька с переплясом — и на все 10 минут. Ну, если не уложишься, то 15. Но не более того. А по блату нам сказали, что выигравшим конкурс дадут на новогодние праздники работу: детишек поздравлять. А главное: их родителей.

— Персонажами могут быть только герои сказок и детских книжек. Мы решили, что будем изображать новогодние персонажи. Хотя до Нового года еще далеко. Предлагаем тебе роль Снегурочки. А поскольку никто, кроме нас, пока не знает, что победители конкурса все новогодние праздники будут детей поздравлять, чьи родители хотят этого самого, то никто не догадается Дед Морозами и Снегурками нарядиться.

— Представляешь, ты Дед Морозу шубу задираешь, он поворачивается задом к залу, нагибается, и весь зал видит, что у него есть половые губы. А ты, блин, Снегурка, в это время расстегиваешь свою шубку, и все видят, что у тебя есть #уй! И тут же на топчане пялишь Дед Мороза. Дед Морозом будет вот она, мы кастинг проводили, становились по очереди на диване раком, фотографировали, потом сличали результаты. У нее больше других в такой позе половые губы выделяются. Хочешь фото посмотреть, нас всех раком?

— Зачем фото? Становитесь на колени все, омаром-с, я и так погляжу.

— Да ты хитрец!

Через минуту перед Жорой было великолепное зрелище: девчонки встали на матрацы, которые уложили на пол, в колено-локтевой позе, задом к мужчине. Он с удовольствием раздвигал их половые губы, нагибался, чмокал в попы и цокал языком. Потом, обойдя весь строй, вернулся к Деду Морозу.

— Да, у нее губищи крупнее всех. Быть ей Дед Морозом. Девки, вставайте, хватит жопами передо мной вертеть. А ты, Дед Мороз, пока стой раком.

Композиция "девки попами вверх" распалась. "Дед Мороз" начала напевать:

— Расскажи, Снегурочка, где была? Расскажи-ка, милая, как дела?

— Да дела-то у меня давно налитые.

С этими словами Снегурочка ввела свой член меж половых губ Деда Мороза. Дед Мороз только взвизгнул от удовольствия и заработал задом. Жора тоже кайфовал. Остальные девчонки вели себя кое-как. Две из них стали оглаживать груди Деда Мороза, две целовались взасос и еще одна подошла сзади к Жоре, прижалась лобком к его попе и имитировала половой акт. Когда Дед Мороз был удовлетворен, групповуха прервалась, так как нужно было побеседовать подробно о будущем маскараде.

— Нас всего семеро. Дед Мороз и Снегурочка уже есть. Остается пятеро.

— Дед Мороз у нас с 3. 14здой, Снегурочка с… уем. Еще предлагаю Белочку с такой же штукой, как у Снегурки. А у Зайчика и Ежика пусть будет… анда, как у Дедушки. Остается Волчок с 3. 14здой и Лисичка с #уем. Так мы всех развеселим, сами развеселимся. А может, конкурс выиграем, тогда нам дадут поздравлять детишек на дому. За денежку, конечно. А если выиграем, уж мы развернемся. Представляешь, зайдем в квартиру, девочек — мальчиков поздравим, потом Дед Мороз идет с папашкой ребенка в комнату, типа, выпить за здоровье хозяев, а Снегурочка с мамашкой в кухне остается, чтобы не давать детям видеть, как папа с Морозом пьет. Деду Морозу только остается быстренько папашку на секс раскрутить. А потом, Дед Мороз с папой действительно идут в кухню выпить — закусить, а Снегурка с мамой идут в ванную поговорить о своем, о женском. Там Снегурка спокойно натягивает маму.

— А дети?

— Детей Белочка, Зайчик, Ежик, Волчок и Лисичка развлекают. В комнате хоровод водят.

— Так много не напоздравляешь.

— Ясное дело. Когда Дед Мороз со Снегуркой устанут выполнять свои прямые обязанности, их место займут зверушки. Мы же все будем "трансформерами", в некотором роде. Ведь любая из нас может исполнять в сексе роль девочки, а, пристегнув "член" — мальчика. Если, например, ты, Снегурка, устанешь, учитывая особенности мужского организма (не можешь же ты е#ть всех мам, если их в день будет четыре — пять), то в Снегурку наряжается Белочка или Лисичка. Учитывая, что они выше тебя, Снегурка, но по комплекции примерно одинаковы, нам нужен еще один костюм Снегурочки.

Тут вмешались Зайчик, Ежик и Волчок:

— Так мы хоть и с пё##ами, однако, тоже легко можем с помощью страпона трансформироваться в Снегурочку.

— А если говорить о комплекции, то нам повезло, мы все примерно одного роста и веса. Бедра и груди тоже примерно одинаковы. Так что в двойном экземпляре нужны только костюмы Деда Мороза и Снегурочки. Ну, а уставших ДМ и С можно будет в любой костюм нарядить: в Зайчика, Белочку и других, пусть с детьми хоровод водят.

— А можно их не переодевать. Пусть будет по два ДМ и по две Снегурочки: одна пара для папы с мамой, другая — для детей.

Жора с удовольствием согласился:

— Идея неплохая, мне нравится.


Глазом моргнуть не успели, как подошел день маскарада. Конкурс проходил весело. Пищу для размышлений жюри дал тот факт, что практически все участники пошли по одному пути. Как правило, роли мальчиков, мужчин, дедушек в импровизациях исполняли девушки. Само собой, роли девочек, девушек, бабушек исполняли парни. Одна из групп — участниц обыграла сказку "Буратино". Под музыку, песни и пляски широкобедрую и грудастую девушку, игравшую деревянного мальчика кто только не пялил на сцене: Мальвина, оказавшаяся крепким мужиком с длинным членом, Лиса Алиса, бывшая каким-то потрепанным субъектом с невнятным пенисом, и даже Черепаха Тортилла, в образе которой выступал дородный тип профессорского вида с совсем маленьким "стручком". Практически все остальные герои и "актрисы", их игравшие, дружно мастурбировали и занимались лесбиянством. Тут был и Говорящий Сверчок, раздвинувший (или раздвинувшая) ноги. К его (ее) "бутону" поочередно припадали Кот Базилио, Папа Карло и Джузеппе Сизый Нос. Костюмы скрывали девичьи фигуры, но в каждом костюме, а именно, в брюках, был большой вырез на заду. Нежные очертания "булок" не давали сомневаться, что их обладательницами являются представительницы слабого пола. Карабас Барабас и Дуремар были отъявленными гомосексуалистами. Да-да, нет правил без икслючения. Оба они были мужиками, и Барабас заправлял своему прихлебателю на потрепанной кушетке из районной поликлиники.

Затем пришел черед сказке "Красная Шапочка". В позе "раком" на кушетке под музыку Шапочка, Мама и Бабушка "жарили" Серого Волка. В общем, много чего было на этом маскараде. Но наши герои отличились. Они вдруг решили втянуть в действо жюри. Девчонки и Жора вдруг увидели, что членов жюри (хорошо, если в жюри — мужчина, то он член жюри? А если женщина, то она, что же, манда жюри?) всего семь: четверо мужчин и три женщины. Наши старые знакомые захватили с собой для представления спальные мешки. Расстелив их на сцене под мелодию из фильма "Чародеи" ("Остыли реки, и земля остыла… "), девчонки и Жора кинулись к жюри, похватали их в охапку и поволокли к лежбищам. Многочисленные зрители, думая, что так и было задумано, приветствовали такие действия. Дед Мороз, Волчок, Зайчик и Ежик, оголив своих "жертв" до пояса, уложили их на спины и оседлали мужиков. Скачка началась. В это время Жора, Белочка и Лисичка поставили женщин раком и вошли в них. Радости зрительного зала не было предела, когда все это порево, постанывая и вскрикивая, развернулось на сцене. Стражам порядка даже пришлось оттаскивать некоторых особо рьяных зрителей и зрительниц, которые тоже хотели слиться в экстазе с теми, кто валялся на сцене.


Когда, наконец, пое#нное жюри продолжило свою работу, оно, несмотря на неодобрительный свист в зале, вытирая полотенцами свои натруженные места, объявило победителей конкурса: грудастую Буратину со всей ее шайкой. А коллективу "Дед Мороз, Снегурочка и лесные зверушки" была вручена поощрительная премия "Симпатии зрительного зала". И все же заявки от пап и мам, хотевших под Новый год секса, приходили в основном именно на коллектив наших героев. После того, как они отымели на конкурсе жюри в полном составе, иначе и быть не могло. Кстати, из семи членов жюри пять заказали на дом поздравление от команды "Дед Мороз, Снегурочка и Звери".


Окончание следует…



Олег Якубицкий

Дневник клитора


30 января 2006 г. Как же я ненавижу эти Ее нарощенные ногти. Опять задела. Все болит.


3 февраля. Эта смотрела лесбийское порно. Видел много наших. Вот уж им там хорошо… Два раза кончил. Хорошо. Второй раз от зависти.


5 февраля. Эта гульнула. Какой-то нетрезвый мужик с двухдневной щетиной долго дышал на меня перегаром, потом исцарапал всего щеками и уснул придавив лбом.

До языка так дело и не дошло. Эта расплакалась, я тоже хотел, но не умею.


6 февраля. Эта рассматривала меня в зеркало в ванной. Сказала, что я маленький.

Сука.


10 февраля. У соседки снизу снова течет. Эта купила какие-то новые прокладки.

Воняют ромашкой. Задыхаюсь.


14 февраля. Ого-го! Вот это да! Этой подружки подарили вибратор. Кажется у меня наконец-то начнется личная жизнь. Содрагаюсь от превкушения!


15 февраля. Он гораздо лучше ее пальцев с нарощенными ногтями, но безусловно уступает языку. Хотя возможно это дело практики. В целом он очень милый, так трогательно дрожит. Договорились поболтать как-нибудь, когда Эта уснет.


20 февраля. Как же я устал. Ну почему я не могу контролировать сам себя? Почему я полностью зависим от ее ненасытного либидо? Надоело кончать по мановению ее руки. Хочется независимости. Говорил с соседкой, обещала помочь — поработает над вагинальным оргазмом, если получится — возьму отпуск.


23 февраля. Эта снова гульнула. На этот раз намного удачней. НАМНОГО!!! Сначала думал, что все достанется соседке. Но на втором заходе меня чуть не зализали до смерти. До сих пор голова кружится.


25 февралая. Задумался о том, что мне в сущности повезло. Взять к примеру соседку — в нее постоянно что-то пихают, я бы не выдержал.


27 февраля. Были у гинеколога. Мне никакого внимания. Начинаю потихоньку ненавидеть соседку — ну почему все внимание только ей, хотя удовольствия от меня больше???


28 февраля. Все еще зол, с соседкой не разговариваю и Этой кончать на даю.


1 марта. Ах, весна. Настроение такое романтическое, что пока Эта спала кончил просто так из какого-то экзистенциального восторга. Эта думает, что все потому, что ей снился Брэд Питт. Дура! Да мне вообше Шон Пенн нравится.


3 марта. С утра в душе перекрикивался с дальним соседом. Ему тоже несладко.

У него вообще жизнь — говно…


8 марта. На корпоротивной вечеринке начальник прижал эту в угол в туалете, долго тер меня пальцем, все без толку. Может я фригидный? Эта правда все равно сделала вид, что кончила, а я не могу лицемерить!


9 марта. У соседки снизу снова потоп. Как же это раздражает. Неужели это будет длиться всю жизнь? Начал было ругать ее, но она обозвала меня задротом, а воззразить мне нечего. Ушел в себя.


10 марта. Из-за потопа у соседки Эта согласилась пустить начальника только к дальнему соседу. Как же тот потом возмущался. Не любит он это дело. Но разве ж она спрашивает, эгоистка чертова… А начальник — мудак, на меня вообще внимания не обращает.


13 марта. Эта весь день проплакала из-за разрыва с начальником. А я рад. Вечером утешались вибратором. Полегчало.


25 марта. Эта кажется влюбилась. Я это чувствую. Они пока только целуются, но у меня уже внутри все замирает. Как же это приятно.


30 марта. Все было!!! Он очень внимателен и чуток, все делал как надо, я аж раскраснелся от удовольствия! Сказал соседке, что такими темпами куннилингус надо будет переименовать в клиторлингус! Завидует мне. Видимо с вагинальным оргазмом ничего не выходит.


17 апреля. Прогресс очевиден. Обо мне не забывают, соседка тоже довольна, говорит, что Этому удалось найти в ней какую-то странную точку. Оптимистично смотрит на переспективы вагинального оргазма. Я почему-то тоже настроен позитивно. Видимо когда Эта счастлива, мне автоматически хорошо.


30 мая. Дорогой дневник, извини, что давно не писал. Через месяц у Этих свадьба.

Не знаю, какая мне от этого польза, но радуются все — и соседка снизу, и дальний сосед. Слышал слух, что грядут внутренние изменения в Этой. Соседка говорит, что ей придется несладко. Но мы все вместе надеемся на лучшее.

А что еще остается?…



Дневник маньяка

Этот дневник мне был предоставлен знакомым следователем.

Моя художественная обработка.


12.06.99


Утро. Позавтракал. А теперь на охоту. Да я охотник. Как в анекдоте у меня две страсти охота и женщины, причем охота на женщин. Точнее охота на будущих женщин. Теперь вы поняли мне нравятся девочки, лет этак от 7 до 14. Можете считать меня извращенцем, подонком или ублюдком. Мне по хрену. Как поется у Красной Плесени я пойду покурю эту коноплю, а остальные детали мне как-то по хую. Осталось выбрать место для охоты.

Что ж оптимально подходил Детский Парк. Я вышел из дому, надо мною было синее саратовское небо. В парке было тихо и довольно безлюдно.

Это мне и нужно. Тут мое сердце замерло, я увидел их. Две девочки лет этак 12 да — да — да.! То что нужно сердце учащенно забилось, в кровь начал выбрасываться адреналин. Прилила кровь к члену и он стал подниматься.

Ах ну что за аппетитные девичьи попки! Интересно какого цвета у них трусики? Ну что же надо преследовать, а то уйдут. А я не тот охотник от которого дичь может безнаказанно уйти. Да я сделаю то, ради чего я вышел сегодня из дому. Начало преследования самое важное. Чтоб не шухериться я решил на время скрыться. Крадусь как кот, вот они эти милые девочки впереди. Идут как ни в чем не бывало, и даже не представляют какая им уготована участь. Вот огляделся вокруг, только две попочки впереди колышатся. Вау!. У меня аж слюнки потекли. А теперь вперед. Опа!

— Молчать суки! Всех порежу бля! Че пиздюшня? Ссыте? И это правильно.

Свалил на землю обеих мастерски выполненной подсечкой. А теперь за дело.

Как люблю я это слов не могу найти чтобы описать весь процесс. Было просто обалденно. Два юных девичьих тельца подо мною. Да:.А трусики у них были беленькие.


22.06.99


Сегодня у меня необычный день. да в этот день фашистская Германия напала на СССР. И в этот день нападу я кое на кого. Ясно дело на девочек-целочек. Да день будет удачным по крайней мере по гороскопу.

После прошлой охоты остались приятные воспоминания. А девочки как вспомнят, так вздрогнут наверное. А мне плевать на их переживания. Потому что кто я? Правильно подонок. А у подонков могут быть угрызения совести? У них даже и совести нет. Ну что я все о себе, да о себе. Надо отправляться на охоту. Волка ноги кормят. Куда теперь? Пойду — ка я в городской парк.

Gorky Park.Удивительно почему в совдепии все парки городские носят имя Горького. Непонятно, да и хуй с ним с названием главное чтобы телки там паслись помоложе. Вот я захожу с Чернышевского стрит в парк. Прекрасные вековые дубы радуют мои глаза. Ну где же вы девчонки? девчонки? короткие юбчонки? доносится из ближайшего летнего кафе. Песня в тему без пизды.

Мой путь лежит к зверинцу, там обычно молодняк тусуется. По горбатому мостику перехожу через пруд. Вот и избушка на курьих ножках, а там детишки от 3 до 5 лет — нет это не мой клиент. По пруду проплыли лебеди.

Эх хороша жизнь! Из ближайшего кафе доносилась песня: "Саратов — Саратов — это порт. Саратов — мой маленький Нью-Йорк. Саратов — ты чайка над волной. Саратов- любимый город мой!" Ничего хорошая песня. Мне нравится. А вот и зверинец. Опс! Девочка лет десяти кормила белочку. Ах что за сцена! Достойна кисти художника. Короткая юбочка, худые ножки. Все прям как я люблю. Вот она отходит от клетки и идет по направлению к зарослям. Мама миа! На ловца и зверь бежит. Вот она подходит к кустам.

Тут я как коршун с небес. Заваливаю ее в кусты.

— Молчать сука! Порву на хуй, бля!

А дальше? Что было дальше? Ты это хочешь меня спросить дружок, мой неведомый читатель? Дальше как обычно начал дергать ее за косички и задирать юбку, как впрочем и у всех моих жертв.

Дальше вырваны листы из дневника.

Отец сука нашел мой дневник и выпорол меня. Меня 10-летнего пацана. Позор! Я ведь дневник хорошо спрятал, думал никто не найдет.

А отец ведь следователь, в области шмона — профи. Ничего я тоже не пальцем деланный спиздил дневник из рабочего стола. И перепрятал,

Теперь уж точно не найдет.


P.S. Но мальчик ошибся, дневник папка все равно нашел. И передал мне. А я уж, как могла пересказала его для вас. Спасибо что прочитали. Я вас всех обожаю, мои дорогие читатели.(J)


Алиса Степашкина

Долг платежом красен


Ирена Самсоновна — супруга Кондратия Матвеевича Цецелицы — человека большого и значимого, во многом разделяла взгляды своего спутника жизни. Они прожили вместе более тридцати лет и за всё это время она не пожалела ни разу, что вышла за него замуж. В свои пожилые годы Ирена Самсоновна выглядела лет на десять моложе своих лет, возможно потому, что за всю жизнь ни дня не работала, или потому, что Кондратий Матвеевич работал много, из- за чего последнее время они почти не виделись. Их дочь Элина давно выросла, жила за границей и не баловала родителей частыми визитами.

Казалось всё в жизни шло так как надо, но всё-таки что-то было не так. Что-то томило душу Ирены Самсоновны, особенно по вечерам, когда в ожидании мужа, она сидела в кресле, закутавшись пледом около телевизора, но обычно так и не дождавшись его с работы ложилась спать, а проснувшись утром, часто обнаруживала, что Кондратий Матвеевич вообще не приходил ночевать. Видимо всю ночь работал.

В один из таких долгих вечеров неожиданная мысль посетила вдруг седеющую голову Ирены Самсоновны. Ей захотелось что-то изменить в собственной жизни, в лучшую сторону, конечно же в лучшую, но что, она сама пока ещё не знала.

Решение пришло неожиданно. Случайно она вспомнила о знаменитом экстрасенсе Давлопулусе. Кондратий Матвеевич в своё время был очень доволен визитом к нему и много рассказывал о его необычных способностях.

Сразу же на следующее утро Ирена Самсоновна договорилась по телефону, который знала от мужа, о встрече с Леопольдом Ивановичем и уже через каких- нибудь два часа, войдя в кабинет вершителя судеб она услышала его бархатный волнующий голос, который произнёс:

— Дорогая Ирена Самсоновна, вы оказываете мне большую честь своим визитом.

Сердце Ирены Самсоновны изменило свой ритм.

— Сколько времени вы можете мне уделить? — произнесла она, переведя дыхание.

— Столько, сколько потребует ваша проблема. — ответил Леопольд Иванович как можно любезнее, а про себя подумал: «Ну и курица. Она, наверное, никогда не смотрит на себя в зеркало и в этом её счастье». Но он ошибся. Ирена Самсоновна смотрела иногда на себя в зеркало и именно сегодня, гораздо больше, чем обычно, потому что собираясь к нему на встречу, она надела своё самое лучшее платье, пусть не по последней, моде, но как ей казалось, элегантное и сшитое со вкусом, сделала свою самую любимую причёску, заколов волосы в пучок на затылке и, покрутившись перед трельяжем, осталась собой весьма довольна. Слова Леопольда Ивановича её немного смутили и она ответила ему так тихо, что сама едва могла слышать свой голос:

— Благодарю вас, Леопольд Иванович.

— После того, как вы позвонили, я отменил все дела и теперь полностью в вашем распоряжении. — Кротость и галантность такого известного человека поразили Ирену Самсоновну с первого же момента их общения.

— Мой муж, Кондратий Матвеевич, говорил, что вы делаете чудеса — продолжала она, боясь поднять на него опущенные глаза. Леопольд Иванович поморщился, вспомнив встречу с супругом этой дамы, который был фигурой весьма заметной в большой политике и может быть поэтому воспользовавшись его услугами, до сих пор так и не нашёл возможности расплатиться с ним за труды.

— Господин Цецелица немного преувеличивает из-за своей душевной щедрости — произнёс Леопольд Иванович, поморщившись, вспоминая неприятную для него ситуацию.

— Я и сама так раньше думала — тут же защебетала посетительница, не заметив его реакции- но теперь вижу, что нисколько, совсем нисколько, и даже наоборот.

— Так какие у вас проблемы, Ирена Самсоновна? — решил перейти, наконец, к делу Леопольд Иванович.

Ирене Самсоновне почему-то совсем не хотелось сейчас вспоминать о муже, но повод, по которому они договорились встретиться касался именно его и поэтому, сделав над собою усилие, она, наконец, заговорила:

— У меня проблемы с супругом. — начала Ирена Самсоновна не зная как лучше сформулировать свою просьбу к Леопольду Ивановичу.

— И в чём же дело? — спросил он ласковым голосом, поняв её состояние.

— Мой муж- Кондратий Матвеевич в последнее время все время думает о работе.

— Так это же хорошо.

— И совершенно забывает про меня. — добавила посетительница.

— А вот это плохо.

— Он так много работает, — вздохнув добавила она.

— Это тоже хорошо.

— И так мало бывает дома,

— А это тоже плохо.

— Что я стала волноваться за его здоровье.

— Да, Ирена Самсоновна, вы совершенно правы. У вас есть веский повод волноваться за его здоровье, если он редко бывает дома. — Леопольд Иванович знал это не только, как специалист, но и по собственному жизненному опыту.

— Так что же делать? — нотки беспокойства прозвучали в её голосе.

— Нужно сделать так, чтобы ваш муж больше думал о вас и меньше о работе. — немного подумав ответил Леопольд Иванович и посмотрел на Ирену Самсоновну пронизывающим насквозь взглядом.

— Но как можно этого добиться? Как? — заинтересовалась она. Видно было, что подобная идея пришлась ей по душе.

— Вам нужно стать такой женщиной, чтобы он смог изменить работе…

— С кем?

— С вами. — Леопольд Иванович говорил то, что даже сам себе не мог представить: Ну как можно изменять работе с такой женщиной, как Ирена Самсоновна? — Конечно же с вами. — Повторил он и про себя ухмыльнулся, она же, наоборот, вполне серьёзно отнеслась к его словам и поэтому спросила с нетерпением:

— И что же, что для этого нужно?

— Вы должны излучать.

— Что излучать?

— Энергию СИП. — Произнёс Леопольд Иванович и снова посмотрел прямо в глаза Ирене Самсоновне. Она почувствовала неловкость оттого, что не знает, о чём идёт речь, но после недолгих колебаний всё-таки решилась спросить

— А что это такое энергия СИП?

— Энергия СИП это СИП. — Леопольд Иванович поднял палец вверх и перешёл на такой торжественный тон, словно это было самое важное слово из всех слов, которые ему когда-либо вообще приходилось произносить. — Это невозможно передать словами, это невозможно объяснить, это можно только ощутить.

— Как? — волнение Леопольда Ивановича передалось Ирене Самсоновне.

— Прямо на себе.

— Так где же взять её эту самую энергию СИП?

— У меня?

— У вас?

— Да. У меня.

— Я не совсем понимаю вас, Леопольд Иванович, вернее совсем не понимаю… — растерялась посетительница.

“Всё очень просто, Ирена Самсоновна. — Леопольд Иванович не так давно придумал эту теорию специально для решения женских проблем и Ирене Самсоновне посчастливилось быть первой дамой на которой он и собирался проверить эффективность своего изобретения. Поэтому пользуясь доверчивостью жертвы науки он продолжал вдохновенно: — Я генерирую в себе много различных энергий, в том числе и энергию СИП. Являясь носителем этой энергии, я могу и вам передать её, то есть, другими словами, накачать..”

— Накачать? — Ирене Самсоновне было немного стыдно оттого, что она так сильно отстав от жизни, не разбирается в элементарных вопросах. Какое счастье, что она попала к такому необычному человеку, который идёт в ногу со временем и даже, пожалуй, впереди него.

— Да, накачать и периодически подкачивать, чтобы держать нужный баланс. — продолжал Леопольд Иванович, выразив жестом готовность приступить к действию незамедлительно. Ирена Самсоновна пока ещё колебалась и поэтому спросила неуверенно:

— И как часто подкачивать? —.

— Раз в неделю для начала будет вполне достаточно.

— Я буду вам очень признательна, просто очень. — Ирена Самсоновна не могла понять, что с нею происходит. Щёки её горели, голова кружилась и то состояние, в котором она сейчас находилась, раньше ей было не знакомо.

— Ну что вы! Это мой долг. — ответил ей Леопольд Иванович и Ирене Самсоновне показалось, что он смутился от скромности. Ей не терпелось скорее уже изменить свою жизнь к лучшему и поэтому она решилась:

— А можно начать это уже сейчас? — робко обратилась она к своему благодетелю.

— Конечно. — ответил он- Идите за ширмочку, раздевайтесь и ложитесь на кушетку. — Ирена Самсоновна повиновалась.

— А что снимать, Леопольд Иванович? — Раздался из-за ширмы чуть дрогнувший голос не рядовой посетительницы.

— Снимайте все.

— Всё?

— Да. Всё, что есть.

— Но зачем же все? — заколебалась дама.

— Так лучше энергия проникает входя в вас, иначе одежда ее экранирует и снижает коэффициент полезного действия. — Через несколько минут из-за ширмы раздался изменившийся голос Ирены Самсоновны, который выдавал сейчас трепетное ожидание и глубокое волнение. — Я всё сняла, Леопольд Иванович. — Леопольд Иванович улыбнулся самодовольно. В глазах его засветился озорной огонёк. Он вдруг кожей ощутил приближение долгожданного реванша, а заодно и чувства глубокого морального удовлетворения. — Мир тесен-, подумал Леопольд Иванович направляясь к ширмочке — и как хорошо, что он так тесен.

Ширма заходила ходуном почти сразу же после того, как Леопольд Иванович скрылся за ней. Это продолжалось не долго и напоминало лодку, раскачивающуюся на волнах.


* * *

— Ой, Леопольд Иванович, я чувствую себя такой наполненной энергией СИП., произнесла Ирена Самсоновна, выходя из-за волшебной ширмочки и поправляя свою помятую причёску.

— Этого вам хватит теперь ровно на неделю. — На ходу застёгивая некоторые предметы своего туалета ответил ей Леопольд Иванович, направляясь к столу.

— Сам процесс наполнения энергией, однако, мне что-то напоминает. Вот только я не могу вспомнить что? — Ирена Самсоновна погрузилась в воспоминания. В её жизни кое что подобное уже происходило, но называлось тогда по другому, а теперь наука так широко шагнула вперёд, что нашла этому явлению такое неожиданное применение.

— Не стоит напрягать свою память, Ирена Самсоновна. Это отнимает у вас очень много сил и драгоценейшей энергии СИП. Неразумно тратить её по таким пустякам. — тут же посоветовал ей Леопольд Иванович, подумав про себя в этот момент: Чем дольше женщина находится в неведении, тем лучше для всех и во всех отношениях-.

— Да, да, пожалуй вы правы, Леопольд Иванович. — согласилась с ним Ирена Самсоновна. — Сколько я должна вам, за ваши труды?

Этого вопроса он ждал всё время с того момента, как только она позвонив ему попросила принять её. — Пустяки. — И тут Леопольд Иванович назвал такую огромную сумму, чем явно обескуражил и привел в замешательство Ирену Самсоновну, но поняв её реакцию, он тут же поспешил добавить — Вообще-то, это стоит гораздо дороже. СИП — очень дорогая энергия., пожалуй самая дорогая, из всех энергий, что я использую в своей практике, но для, вас… Ирена Самсоновна, исключительно из-за глубокой симпатии к вам лично и глубокого уважения к вашему супругу, я называю лишь символическую цену. — Последнюю фразу Леопольд Иванович произнёс поцеловав Ирене Самсоновне руку, которая тут же потянулась за сумочкой, из которой тут же извлекла изящное портмоне, из которого тут же появилась названная Леопольдом Ивановичем денежная сумма.

— Я расскажу Кондратию об этой замечательной процедуре. — Глаза Ирены Самсоновны светились счастьем и как благодетельная и добропорядочная супруга она считала необходимым поделиться им с самым близким и дорогим ей человеком — своим мужем. Редко сейчас можно встретить таких заботливых женщин. Современные женщины чаще всего и в основном думают о себе и только о себе, а о мужьях вспоминают только тогда, когда появляются проблемы.

— Нет, нет, не стоит. — Забеспокоился Давлопулус. Подобные планы Ирены Самсоновны вовсе не входили в планы Леопольда Ивановича, по крайнеё мере в настоящий момент. — Мужчинам больше нравятся те женщины, в которых есть загадка, есть тайна. — старался говорить он, как можно убедительнее. — Поэтому настоящая женщина должна держать в тайне от мужчин секреты своего очарования.

Ирене Самсоновне вдруг очень сильно захотелось стать настоящей женщиной и она решила сделать для этого всё, что от неё зависит.

Расставаясь с Леопольдом Ивановичем она клятвенно заверила его, что в ближайшее же время навестит его вновь.

Леопольд Иванович, галантно поцеловав ей руку, ответил, что с нетерпением будет ждать этого счастливого момента.

На том они и порешили.


Надя Платонова

Дочка маме говорит…


Дочка маме говорит:
— Неспокойно зять твой спит!
Спать не даёт спокойно мне!
Только ебля на уме!!!
Теща очень огорчилась,
С дочкою беда случилась!
— Раздвигай-ка ты кровать
Буду вместе с вами спать.
Разостлали мы перину,
Легла теща в середину,
Дочка с краю, я к стене,
Тёща жопою ко мне.
Ну и жопа, как орех!
Потянулся хуй на грех.
Тёща будто бы во сне
Подвигается ко мне.
А жена мне говорит:
— Ты потише, мама спит!
— Спи жена, — я ей сказал,
Сам за сиську тёщу взял.
Тёща ноги раздвигает
И пизду мне подставляет,
А сама же той порой
За хуй взялась рукой.
Спит жена и тихо дышит,
Тёща хуй рукой колышет.
То погладит, то пожмёт…
То тихонечко замрёт…
Размокрело, потекло…
— Видно тёщу припекло!
Я терпеть уже не мог
Сунул тёще промеж ног…
А она как в лихорадке
— Достаёт ей хуй до матки!
Стонет тихо, часто дышит,
А сама пиздой колышет.
Сунул хуй подальше я,
Тёща вздрогнула моя.
Задрожала на хую
Я в пизду спустил струю…
Ох и сладко как во сне.
Я спустил — слегчало мне.
Полежала, потянулась.
К дочке жопой повернулась,
Хуй пожала — МОЛОДЕЦ!
Я ответил — Всё, пиздец!
Что ты милый мой зятёк,
Подержись за мой сосок,
Так до утренней зари
Поебёмся раза три.
Тёще только сорок лет,
Говорю я ей в ответ:
Заебу ж тебя я в доску,
Не могу ебать я тёщу.
А она мне говорит:
— Пусть дочурка моя спит,
Вредно часто ей ебаться,
Твоим хуем наслаждаться.
Так до утренней зари
Поёбёмся раза три
Только я передохнул
— Снова хуй в пизду воткнул!
Что она не вытворяла…
Ноги в стенку задирала,
И на плечи и в шпагат,
Как Иисус я был распят!
От такой от непривычки
Бился мордой об яички.
А потом перевернулась,
Села на хуй, как на стул
И давай пиздой качать
И подёргивать, стонать.
Хуй болит и ломит кости,
Голова идёт кругом…
Вот такие то дела!
Так до самого утра!!!
Ночь темна — ебётся тёща!!!
А жена не слышит — спит
Отвернулась и сопит…


Другими словами


У меня большая американская машина. И вот из-за неё мне как-то раз пришлось пол-дня проторчать в автосервисе. Слоняясь по просторному боксу, я случайно был свидетелем того, как один, по всей видимости, профессиональный водила, рассказывал кучке автомеханников историю. Надо сказать, что водила, рассказчиком был отменным. Речь его текла как ручей. Народ слушал его, затая дыхание. Не знаю, насколько она правдива (эта история): уж больно похожа на байку. А с другой стороны, почему бы такому не быть? Постараюсь воспроизвести здесь то, что услышал, без прикрас, тем же невообразимым языком, в той же манере.

Я тут недавно, блядь, молотил на одного жука. Хрен его знает, чем он занимается.

Но бабок у него — немерено. Тачка, опять же, Вольва недешевая. Но, гад, загонял, то туда, то сюда, бля…

Вот на той неделе, повез его в ЕРОПОРТ. Куда-то бандюган мой собрался уж и не помню. И бабу свою — суку размалеванную с собой потащил зачем-то, вроде провожала, там, и все дела, и хуё-моё.

Ну, отвез его, наконец, бля, как холдей какой, дверь открой, дверь закрой. Баба его накочегаренная пиздой размахивает туда-сюда: "чемодан этот возьми, этот опусти, да не разбей, блядь, там бутылка". Сама, блядь, как на дрожжах — пизда чешется. Видать любовника своего — щегла малохольного уже упредила, что мол свободна на днях будет.

Ну вот, посадили, значит, моего жука на аэроплан — улетел. Хорошо, бля, не наябнулся, взлетая, да и хрен-то с ним…

Вижу, метелка его разодетая домой засобиралась. Пальтом полощет, бля, ногами в колготках светит. Бабенка-то, правда, в моём вкусе ничего не скажу, ну уж куда, нам, бля, чумазым…

Сели в тачку — по шоссе рассекаю от ЕРОПОРТА.

Я еду, в зеркало заднее гляжу. Делать-то нехуй…машина хорошая — сама везет, это тебе не на Волгаре, каком, ебанном, бакланить…

На бабу бандитскую гляжу. Она вся из себя цацу строит. Из сумки достала хуйню какую-то — по роже своей помаду растирает, бля, мол, облизал её, бандит, прощаясь.

Ну вот. Ехали, ехали, я уж и интерес к ней потерял, на дорогу гляжу — впереди пробарь — убрался кто-то на шоссе. Во пидрилы, ездють на запорожцах всяких, а потом ногами вперед на казенках. Только в пробку вперлись, вдруг, бабенка моя засуетилась. Ты говорит, Алексей, побыстрее ехать можешь? А сама сзади руками машет, мол, бля, быстре давай, нахуй. Ну я ей отвечаю резонно: чай не Путина везу — без мигалки еду! Куда, на хуй, быстрее тут поедешь — менты — козлы всю дорогу перегородили!

Ну вот. И вдруг, сука эта заявляет, мол в туалет хочу, остановись! Я прямо взвился весь — ты что говорю, милая душа, охуела совсем? Где тут остановишь?

Знаков не понимает, сука — нельзя здесь стоять, и менты повсюду.

"Давай сворачивай тогда быстро! А то я мужу скажу!" — шипит, бля, аж в лице вся переменилась. Смотрю, ногами на заднем сидении сучит, руками пизду зажимает, меня уж и не стесняется совсем, блядь. Ну, думаю, пиздец, надо проселок искать — обоссыцца краля-то.

Вижу, на противоположной стороне дороги вроде как отводник какой…и кирпич висит, как назло. Ладно, хуй с ним, беру влево, хуяк, и повернул. Суки навстречу едут гудят, мол через двойную повернул! А мне чего делать? Машину потом мыть после сучки этой?

Хуячим по проселку, дорога — ебс-да-ебс яма на яме. Смотрю, бля, баба аж выгибается вся и уж визжит, почти: "ты что, блядь, идиот? у меня ща пузырь лопнет!". Я с ней базарить-то не хотел — мне работа дороже, а сам про себя думаю, мне-то что, подвесняк жесткий — машина иностранная, бля.

Ну вот. Отъехали метров двести от шоссе, она командует: "стой, давай!". Я по тормозам. Машина колом. Сука аж взвизгнула, "ты что, мудак?!!". Я молчу, мне по-хуй-дело. Смотрю в зеркало, баба вылезает с заднего дивана кое-как, скрючило всю, аж подвывает, бля. А дорога тут в двухстах метрах — машины снуют туда-сюда. Смотрю, бля, догадалась свою дверь не закрыла, и по быстрому блядь, пальто задирает. Меня смех разбирает — того и гляди обоссытся, дура. Она мне говорит, отвернись, бля и в зеркало не смотри. Ну, мне-то что. Я что, бабы ссущей не видел? Да и пошла ты на хуй, думаю! Слышу, матрешка моя ссыт как лошадь, да ещё и вздыхает: "ой, блядь, как хорошо! ой, блядь чуть не обоссалась! ой частье-то какое!" Я не удержался в зеркало украдкой гляжу, может и увижу чего…Но на ней тряпья, бля, как на капусте, нихуя не видать, сидит блядь на корточках, аж глаза зажмурила, дрожит вся, того и гляди, кончит. И ссыт и ссыт, бля, как водопад у меня справа под колесом. Сколько она выпила-то в буфете ЕРОПОРТОВОМ не пойму. Смотрю, притихла вроде, вопить, бля перестала. Видать доссывает уже. Я на всякий случай с зеркала глаза-то убрал, а то визгу будет: мол подглядываю. Тут она, вроде как проссалась и говорит мне в прежней манере: "Алексей, бля, подай сумку!" Подай, принеси, бля, я что, шестак какой?. Ну разворачиваюсь и сумку её с заднего сиденья выгребаю, ей протягиваю.

Она, как ни в чем не бывало, граблями своими сумку хвать, блядь, я гляжу… Она в сумку полезла, кляк бумажный оттуда выудила и под пизду его себе давай засовывать — только волосами шуршит. Я смотрю, аж охуел! Тут она на меня уставилась и шипит зло так, "ты что, блядь, пизды не видел? Работа надоела?!" Какая там пизда, на хуй, не видно ж всеравно ничего. Ладно, думаю, если борзеть, то и реально работы лишишься можно из-за пизды этой ссаной — отвернулся.

Ну, она подтерлась как могла, в машину жопу свою назад засунула и поехали мы домой… Вот, суки, бандиты, блядь, ограбят народ простой, а потом и ссут где ни попадя.


— одобрительный гул автомеханников —


Селиван Питерский

Дядя Гиви, двоюродный брат Гоги, друг Вахтанг и я


Меня зовут Зухрия. Мне было три года, когда у меня произошёл первый сексуальный контакт. Несмотря на это, у меня уже были большие груди и менструальные циклы, и мальчики в детском саду так и норовили схватить меня за место между ног. Я не знала, для чего оно нужно, но я знала, что через него можно получить кайф. По крайней мере, так говорили мальчишки в туалете, а мы за ними подсматривали и сравнивали их члены. Самый большой член был у Вахтанга, это считалось красивым, и все девчонки его за это любили. Кроме разговоров, мальчишки также там что-то такое делали, и называлось это — "дрочили". После этого в туалете оставались лужицы белой вязкой жидкости, в которую мы любили макать пальцы и облизывать, а нянечка — тереться этим самым загадочным местом. Нянечки у нас очень часто менялись.

Как-то раз к нам приехал дядя Гиви с моим двоюродным братом Гоги. Я познакомила их с Вахтангом. Через две недели я вдруг услышала призывные хлюпающие звуки, разделась и вошла в комнату родителей. Там Вахтанг стоял так, как стоят всякие звери (я где-то слышала, что это называется — раком), а дядя Гиви и Гоги что-то с ним делали. Я спросила:

— Что вы делаете?

Дядя Гиви от испуга кончил, а Гоги ответил:

— Играем.

— А можно с вами? — спросила я, возбудившись.

— Конечно! — ответили все трое.

Дядя Гиви повернулся ко мне. Я увидела его огромный член.

— Ух ты, какой большой!

— Малышка, хочешь, этот большой толстый переливающийся фиолетовеющий мохнатый загорелый тёплый твёрдый и мягкий одновременно двадцатичетырёхсполовинойсантиметровый терпко и сладко пахнущий мужской половой член вошёл в твою маленькую чудесную чёрную мохнатую красивую тёплую волосатую мягкую прекрасную великолепную дырочку? — спросил он, глядя на меня прекрасными голубыми глазами из-под кепки.

Я видела, что он боится порвать мне целку, которую я уже порвала во время мастурбации феном. Я ему об этом сказала. Он передохнул, разбежался и с силой, не снимая трусов, штанов и ОЗК, вошёл в меня.

Тем временем Гоги зашёл сзади меня и начал вводить руку мне в анус. Сначала сфинктер рефлекторно сжимался, а потом, когда Гоги уже ввёл руку до локтя, я стала распоряжаться им полностью и расслабила его до отказа. Гоги достал свой член. Он был в 2,45867434 раза больше, чем член дяди Гиви, и я сначала испугалась, а потом, когда он провёл раз 50 в анусе, я расслабилась и начала получать удовольствие. Вдруг я поняла, что Вахтанг остался без товарищей, и подозвала его. И тут дядя Гиви кончил. Это было естественное действо здорового мужчины и из его члена вышло сорок три струйки суммарно чуть меньше литра. Я всё проглотила без остатка, и, не давая мне опомниться, Вахтанг вошёл мне в рот. Я испугалась, что задохнусь от его члена, но Вахтанг понял свою ошибку и вынул свой член из моего рта настолько, сколько мне надо было, чтобы подышать. Он очень быстро кончил, одновременно с Гоги. Оба они начали онанировать всего год назад, и первый опыт сексуального контакта они прошли очень уверенно. Все трое уснули, и я пошла спать. Завтра ещё такой длинный день…


Dollar

Еще придет зима

(фрагменты из рассказа Виктора Баркова "Ещё придёт зима…")


Игорь вынырнул из-под одеяла и глубоко вздохнул. За окном настаивались на ядовитом смоге зимние сумерки. Снежные хлопья, словно замёрзшие ночные мотыльки, меланхолично опушали собой умиротворённое пространство. А в квартире витал ностальгический аромат апельсинов и хвои. Неистребимые запахи новогоднего праздника…

Катапультировавшись из кровати, Игорь добрых полчаса приседал, отжимался от пола, сгибался в разные стороны и прыгал, стараясь достать локтем до потолка. Даже стоял на руках. Потом отправился в ванную и принял контрастный душ. Пластмассовый разбрызгиватель исторгал струи воды в чрезмерно широком диапазоне, и его которую неделю грозились заменить. Но, как обычно, всё руки не доходили. Новый смеситель укоризненно торчал на стиральной машине, напоминая рассерженную кобру, и гофрированный никелем шланг был по-змеиному свёрнут кольцом вокруг него. За последние три недели вектор игоревой жизни стал отклоняться от привычного направления. Правда, перемены больше касались внутреннего плана, но кое-что, безусловно, прорывалось вовне. Он возобновил физические занятия, резко сократил свой алкогольный рацион и стал чаще задумываться о предметах и явлениях, казавшихся раньше бесполезными.

При выходе из ванной Игорь столкнулся с Олей. Она равнодушным взглядом скользнула по его голому телу и независимо проследовала на кухню. Пучок волос на её голове, перехваченный старой резинкой, навевал образ фонтанчика мозгов, бьющих из макушки. С Ольгой они уже второй десяток дней не разговаривали. А повздорили, в сущности, из-за пустяка. Просто не клеилось что-то в их совместной жизни последние месяцы. Отчуждение накапливалось по крупицам, по мелочам и, наконец, выплеснулось под благовидным предлогом наружу.

Новый год они встречали в "Ритурнеле". Игорь распорядился закрыть от посетителей бильярдную, убрать оттуда всё лишнее и украсить интерьер как полагается: еловыми ветками, гирляндами, шарами и прочими атрибутами праздника. Собрал компанию из лучших знакомых и друзей. Остальная публика веселилась в соседнем зале, за стеной.

Когда гости изрядно захмелели, пошёл неуправляемый процесс. Кого-то потянуло танцевать вместе со всеми в общий зал, кто-то привёл оттуда свежеприобретённых приятелей. Бывший коллега по газете, журналист Дима, выманил у Игоря ключ от его кабинета и уединился там с какой-то смазливой блондинкой. "Она увлекается литературой, — оправдывал свою просьбу Дима, — и я хочу почитать ей свои стихи". "Причём самым необходимым элементом литературного общения служит диван", — уточнил Игорь. Но ключ всё-таки дал, чтобы не портить отношения: Дима по дружбе иногда проталкивал в газете скрытую рекламу клуба.

В кабинете парочка пропадала относительно долго и покинула его пьянее прежнего. Дима пришёл в творческое возбуждение, приставая то к одному, то к другому и пытаясь что-то донести до их сознания. Но от него отмахивались как от докучливой мухи. Тогда Дима постучал двумя бутылками друг о дружку и громко обратился сразу ко всем:

— Дамы и господа! Минуточку внимания! Позвольте прочесть вам хорошее стихотворение. Новогоднее. Я закончил его несколько минут назад.


В белом танце лёгкий снег летает,
Небеса и землю заметает,
На щеке твоей снежинка тает,
Словно нежный поцелуй зимы…"

Продекламировав ещё несколько строк своей рифмованной чепухи, Дима застопорился. Пожевал губами, подёргал себя за нос, но так и не вспомнил продолжение. Сосредоточившиеся было слушатели снова всецело переключились на застолье.

— Подождите, оно у меня записано! — обиженно вскричал Дима и принялся отрывать от стула свою крашеную блондинку. Та еле держалась на ногах, и всё происходящее представлялось ей ужасно смешным. Она механически смеялась от любого слова и движения.

Дима профессионально сдёрнул с неё искромётную ткань блузки, под которой ничего больше не оказалось, и попросил не качаться. Вся спина блондинки была исписана ярко-красным фломастером, найденным в игоревом кабинете. Строчки поэтического шедевра выгибались и льнули одна к другой подобно женщинам в групповом экстазе. Очевидно, Дима фиксировал творческие мысли без отрыва от основного занятия. И положение для этой цели выбрал стратегически верное — на колышущихся грудях писать было бы значительно труднее. Большинство собравшихся одобрило утробным гулом такой поворот событий: всё какое-то разнообразие программы. Лишь некоторые дамы возмущались для приличия, однако и они с любопытством внимали оригинальному представлению. А Дима как ни в чём не бывало упивался чтением своих бездарных виршей.

Самое пагубное свойство графоманов состоит в том, что они не могут вовремя остановиться. Когда Дима довыл последнюю видимую строфу, он бесцеремонно расстегнул "молнию" на юбке девицы и, в довершение ко всему, стащил с неё трусики. Стихи продолжались и на роскошных пухлых ягодицах, а последние строки, приняв вертикальную позу, примостились на задней поверхности бёдер.

Однако в душе блондинки внезапно пробудилась доселе дремавшая стыдливость. Девица стала заторможенно натягивать юбку, а Дима злился и активно противодействовал этому, поскольку ещё не кончил читать. Гостям уже было совсем не смешно. Тут на шум из зала приволокся какой-то нетрезвый тип. Нетрезвый, но резвый. Он провозгласил себя другом и защитником оскорблённой невинности. И, естественно, без промедления ринулся в драку. Диме пришлось бы туго, если б за него не вступились приятели, а затем и подоспевшие охранники. Потасовка едва не охватила эпидемией весь мужской контингент ночного клуба. Ведь отважный защитник справедливости тоже был не один. Слава Богу, отделались поломанным столом и осколками грязной посуды.

Оля восприняла инцидент однозначно, во всём обвинив мужа. "Теперь я знаю, чем ты занимаешься ночами на своём диване! — кричала она. — Ты злоупотребил моим доверием! Подлец!" Она всё-таки не могла обходиться без театральных сцен даже в гневе. Оправдываться было бесполезно — Ольга ничего и слышать не желала. Да и действительно, как доказать, что Игорь никогда не лежал на этом диване с кем-либо вдвоём? Он вообще ни разу не изменял жене. До самого последнего времени. Только вот с той девчонкой получилось всё внезапно и головокружительно. Будто не по своей воле…


Виктор Барков

АПОКРИФЫ — СЕКСОПАТОЛОГИЯ — ЛИКБЕЗ

цикл юмористических рассказов


__________________


П р е а м б у л а:


Закат Афинской Республики во главе с Аpистофаном, кpах древнеpимской Импеpии во главе с сатиpиками Апулеем-Овидием-Петpонием, роскошное пиpшество фpанцузского Рабблеззианства, яркий взлёт италианского Боккаччизма, тpиумф испанского Сеpвантизма, английского Чосеpизма и вообще фландрского ШаpльДеКостеpизма всё служит лишь питательным пеpегноем-гумусом-навозцем-гидpопоникой для ядовито-махровых соцветий псевдосексуального абсуpда, пышно цветущих в голове нашего скандально известного Автора пенсне 1 под шляпой российского Самиздата. Однако всякие аналогии с личной жизнью Автоpа, увы, безосновательны. Любое сходство сюжетов с окружающей нас жестокой реальностью является абсолютно случайным. Ввиду мощно прочищающего мозги pвотного pефлекса, всех апологетов интеллектуального целибата, с напрочь атрофированным чувством юмора, пpосим мышечно не напpягаться. Во избежание словесного поноса. Пpи написании киносценаpиев ни одного кpолика пока не постpадало…


+вот уже десять лет Автоp является убежденным вегетаpьянцем+

__________________


Голос за кадриком:


Стоит слюнявым-желтоpотым выпpыгнуть с-под мамкиной юбки да зацепиться за какую-нибудь там вузяру или техникум, или обpатно за колледж, сpазу начинают вякать: короче, хотим всего щас хлебануть полным лаптем! Пока свобода и погода! Иначе какой интеpес в этом сpаном деpьмоньтине! Каpьеpа-аpмия-семья-дети и гемоppой с аденомой на память. Потом уже на полную катушку не оттянешься, короче будет в ломак. А пока короче есть ягоды в ягодицах и столики в двух столицах, надо успеть оторваться по полной ноpме до свиста в жопе. Чтоб и pефлекс подкачать и основной бицепс заодно. Котоpый между ног болтается, хобот называется. Короче чтобы всё у нас было длинно.


Офигительно, что под кpутым понятием испытать всё в этой стpане нам гарантируют только тpёх китов пьянь, дуpь и еблю.

Короче на большее даже у самой пpодвинутой тусовки извилин нет! И не будет! Ещё, как минимум, лет двести. Но главная фишка в том, что эту блажь надо успеть всосать, как минет, всей кодлой, дpужным стадом одногpупников-упырей. У котоpых короче на всех всегда одна мысль: кого в очеpедной сгонять за клинским? И где сломить грязными паpу сотен баксов чисто на баp со стpипухой. Чтоб всем хватило с пятницы до понедельника. И на пачку пpезеpвативов тоже. Во, тогда уже полный улёт! Стопудово!

Без балды!


Отдельно учить пить водяpу и тянуть в себя дуpь в зpелом детоpодном возpасте не климатит. Щас это и так все пpоходят в начальной стадии сpедней школы. Факультативно. Зато насчёт секса давно поpа! Короче надо повсеместно ввести передовой спецкуpс по обмену опытами. С иными неслабо pазвитыми в этом интеpесном деле стpанами. Пока не поздно. Потому что, когда у тебя уже дыхалка короче насквозь скpипит пpи длинном беге с короткой дистанции, а мозги, как студень, тpясутся пpи одном запахе пpобки, тогда учиться пить-куpить уже непpикольно! Климакс сpеднего возpаста, как говоpит медицина, в pазгаpе. Зато в сексе когда короче тока-тока начинаешь пpосекать, в чём дело, и в чего куда конкpетно двигать, а главное зачем бац! короче у вас, господа тинэйджеpа, оказывается, уже недолеченный тpиппеp с хроническим спидом уже типа в остpой фоpме! И тут короче pождаемость сразу падает, а мозговая гpыжа неукротимо pастёт.


Однажды в pабочий полдень один паpень со своей тёлкой по ТВ из Бельгии популяpно-доходчиво объяснили всем желающим, как короче пpавильно после уpоков натягивать пpезеpватив. Чтобы не было мучительно больно и за державу обидно. Чтоб не зацикливаться на всеобщем комплексе неполноценности. Так после такого ликбеза короче всю пpогpамму ВЗГЛЯД короче спустили в очко. Хотя молодёжи нужны не херовые пособия по безpаботице, а крутые пособия по введению и дpугим пеpедовым методам пpедохpаненья. Не всё ж нам с вами пользоваться короче допотопными pемнями безопасности, согласны? Тогда и pождаемость короче будет на недосягаемой высоте.


А Большая Медицинская Энциклопуха полное фуфло! Во-пеpвых, потому, что большая и толстая. Слегонца себе в бpаузеp не скачаешь. Хотя главный недостаток любой книжульки как pаз в том, что самому надо буквовки вместе складывать. А их там, видали, скока понатыкато? Охуеть! Потому лично мы всеми своими половыми оpганами голосуем за сpочный ликбез. Короче по инету без педсовета. А вот когда основные пато-пото-генные параметры короче освоим, ну, тогда уже можно короче всей гопой кинуться на стpого индивидуальный здоpовый секс без гpаниц. Усекли? А общий список типа для обсужденья выдаем по алфавиту. Короче чисто конкpетно всё, что сегодня волнует подpастающие поколенья в нашем отдельно взятом микpоpайоне галактики. Без балды! Короче…


В О!!!


Примерный списочек наших/ваших потологий:


ЕЩЁ ХОЧУ-01-АНАЛИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-02-БИСЕКСУАЛЬНОСТЬ

ЕЩЁ ХОЧУ-03-ВУАЙЕРИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-04-ГЕРОНТОФИЛИЯ

ЕЩЁ ХОЧУ-05-ГОМОСЕКСУАЛИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-06-ДОНЖУАНСТВО

ЕЩЁ ХОЧУ-07-ЗООФИЛИЯ

ЕЩЁ ХОЧУ-08-ИМПОТЕНЦИЯ

ЕЩЁ ХОЧУ-09-КОПРОФИЛИЯ

ЕЩЁ ХОЧУ-10-ЛЕСБИЯНСТВО

ЕЩЁ ХОЧУ-11-МАЗОХИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-12-МАСТУРБАЦИЯ

ЕЩЁ ХОЧУ-13-НЕКРОФИЛИЯ

ЕЩЁ ХОЧУ-14-НИМФОМАНИЯ

ЕЩЁ ХОЧУ-15-ОДОРАНТИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-16-ОРАЛИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-17-ПЕДОФИЛИЯ

ЕЩЁ ХОЧУ-18-САДИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-19-СВИНГЕРСТВО

ЕЩЁ ХОЧУ-20-ТРАНСВЕСТИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-21-ФЕТИШИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-22-ФРИГИДНОСТЬ

ЕЩЁ ХОЧУ-23-ЭКСГИБИЦИОНИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-24-ЭКСТРЕМИЗМ

ЕЩЁ ХОЧУ-25-ЭФЕБОФИЛИЯ


__________________


…высылаем ждите у телефона…


Василий Булыгин

Еще хочу — 01 — Анализм


Детский сад зима

С утра деревянную горку поливали двумя вёдрами воды с-под крана. К обеду свежеструганный скат стеклянел и обе группы старшая с младшей всеми своими оловянными задницами принимались его утюжить и полировать. Девчухи скатывались на корточках, обеими рукавичками держась за бортики, но мальчишня старалась обязательно устоять обеими ногами. Чёрный лоснящийся язык наледи под скатом удлиннялся прямо на глазах. А воспитательницы стояли рядом и следили, чтобы основные хулиганы сорви-головушки не устраивали свою любимую кучу-малу. Ведь неизвестно, чем они там под этой шевелючей, дымящей грудой тел занимаются. А они, конечно, занимались делом…

Главный прикол, что не видно, ху есть ху. Вдруг чья-то там холоднючая ручонка вертляво зашустрит кому-то в рейтузики. И хорошо, когда только погреться. Хорошо, когда только щипнёт второпях и отпустит то, что попало под руку. Но ведь всегда найдётся такая какашка, которая успеет туда и снежку подкинуть. А это уже вовсе подмоченная репутация на момент переодеванья у шкафика. Поди-докажи МарьВанне, что оно не описалось в кутерьме. Ты доказываешь, говоришь ей по-человечески, а она всё равно стучит тебя по макушке согнутой костяшкой больно-больно: проситься! проситься! проситься надо!

А Макс потом за обедом толкает под столом ногой и говорит: это я тебя в куче-мале хватал. Хочешь глянуть, что у меня в попе тоже? А я говорю: ничего у тебя там нет. Одни какашки и всё. А Ирка как заорёт на всю столовую: МарьВанна! А они за столом всякие глупости говорят! Про какашки! Но у нашей МарьВанны всего только четыре глаза. И то стеклянные. А в умывалке, когда всех высаживали на горшочек, Макс опять говорит: хочешь глянуть? Всё равно я уже покакал и попку всю вытер. Гляди…

У него, правда, там было чисто и только пахло немного. Тут, набрав в рот воды с-под крана, беру и фукаю ему прямо в попку. Водой. Нарочно. Чтоб знал. Какой снег холодный. А он говорит: давай снова разок. Пока набираю воды ещё, Макс сгибается и шепчет: вот, у меня там с воды цветочек вырос. Гляжу и вижу, правда, у него в попе вдруг расцвёл тюлюпан. Который был в горшочке на подоконнике. А теперь он у Макса в попе. Цветёт и пахнет. Беру его за ножку и тяну весь-весь. Туда-сюда. Туда-сюда. А он таааааааааакой длинючий! Даже с двумя листиками. Когда засовывал обратно, Макс пукал, стучал ногой и хихикал. Весь-весь.

Потом мы посадили тюлюпан обратно. А МарьВанна даже не видела. И пописали снова. Вот завтра два тюлюпана оба как расцветут вместе! И я себе тоже один вставлю. Чтобы Макс не думал. С листиками!


Василий Булыгин


Еще хочу — 02 — Бисексуальность


Город — весна

Отбарабанив два года, женился без проблем. В Питере у подpуги была квартирка в Весёлом Посёлке. Не роскошь, но всё ж таки свой угол. Вполне автономный. Пока дослуживал при Главном Штабе, ходил к ней в увольнение. Каждую пятницу. На двое суток.

При этом не требовалось ни цветов, ни шоколада, ни шампанского. Абсолютная непpихотливость. Вполне хватало стандаpтной упаковки презервативов. Какие такие бабки у срочника? Она не дура и всё понимала пpекpасно. Так что мозги никогда не компостировала. Мой размер играл принципиальное значение.

Клеить тёлок по кабакам и вокзалам полный идиотизм. Когда над тобой ежедневным булыжником висит дислокация в зону боевых действий, рисковать даже одним-единственным членом как-то не климатит. Хотя я и на гражданке блядями не увлекался. Достаточно хорошо информирован. Когда пацаны-одногpупники после очеpедной экзаменационной попойки целым табуном топали прямиком в ближайший вендиспансер отмываться от какой-нибудь очередной дешёвой мочалки, я с загадочной улыбкой на лице протиpал свои любимые джинсы в университетском клубе ЧтоГдеКогдашистов. Смешно было бы вот так по пьяни взять да и проколоться. Мой личный девиз: либо пить, либо трахаться. И до сих пор, между нами девочками, всё получается тип-топ. Насос фуpычит безотказно.

Напрягал только её панический ужас перед анально-оральным сексом. В те наши первые и последние пару раз, когда удалось уломать, она буквально вся изошла соплями. Рыдала и умоляла никогда! никогда! слышишь! никогда больше! не использовать её! для такой! мерзости! Хотя я и кончил-то вовсе не на лицо, а на стену. Какого чёpта? Ещё могу понять, если в задницу ей больновато. Всё-таки анус за два pаза не отполиpуешь. Так и коpоткое влагалище тоже ведь не pастянешь. Но уж pотик-то понятие вполне pастяжимое. А свою спеpму специально сам на вкус попpобовал: ничего особенного! Тёплый солёный гоголь-моголь. Конечно, на любителя. Но теpпимо.

Можно подумать, что она воспитывалась при монастыре. Пятьсот лет назад. Не помогли ни крутые книжки с картинками, ни видео-поpнуха, ни шедевры Госфильмофонда, куда я регулярно беpу абонемент на двоих. Зато согласилась родить пацана при первой возможности. Как только засветит дембель. И что интеpесно, сдержала слово. Буквально за сто дней до приказа. Как в кино. Ну, то есть не родила, а забеременела. Расписались, когда она была на четвёpтом месяце. Без пpоблем.

Само собой мальчишник, пьянка, пять кассет разноцветной порнухи. За сутки перед тем моя половина сознательно не выпускала меня из койки полдня и всю ночь. Чтобы не натворил дел. Заставила вылизать ей соски и животик до зеркального блеска. Особое внимание просила обратить на клитор, Потому что он у неё такой крошечный, такой беззащитный, а ему сю-сю-сю! всегда почти ничего не достаётся. Своим толстым хоботом я постоянно, видите ли, лезу ей в самую душу. Без галош. Но единственное, что смогла и захотела позволить себе самой, так это пощекотать языком мои ноздри и ушные раковины.

Сказала, что ноздри у меня на вкус сладкие, а уши внутри волосатые. Ясно! А как, интересно, я засуну в них подаренный её папашей gilett? Или она хочет сама выстригать мне эти волоски своими маникюрными ноженками? А сопли, они и должны быть сладкими. По опpеделению. На то и сопли. В общем тогда пошло ограничились двукратной сменой поз. При этом она всё время старалась усесться сверху. И в кресле и на тахте. Но даже так просила вводить аккуратненько, не слишком перевозбуждаясь.

Ой, да заради бога! Хоть на все двести пятьдесят миллиметров, а хоть на два с половиной. Мой личный профессионально-маниакальный педантизм легко позволяет регламентировать этот процесс почти с ювелирной точностью. Я всё-таки как-никак дипломированный программист. Только меня бесит, что при таком ювелирном трахе я ещё как-то умудряюсь дойти до оргазма! Вот это, извините, уже проблемно. Потому что входит-выходит безо всякого моpального и глубокого удовлетвоpенья. Хотя у супружницы мотня, что надо. Мой любимый цвет, мой любимый размер. И на ствол натягивается легко, и облегает плотно. При этом у нас полный тип-топ со смазочкой. Сочимся, как ананасы!

На мальчишнике выхлебал больше, чем за два предыдущих года. В общей сложности грамм сто пятьдесят. После первого глотка сpазу потянуло на сантименты. А pаз Гарик сидел ближе всех, ему и пpишлось быть моим невольным вольнослушателем. Это что ж творится, мужики! Он женатик уже с пятилетним стажем, а собственная баба не хочет ему сосать точно так же, как моя? А пойти по блядям ему, естественно, совесть не позволяет. Трое детей, бдительная тёща в соседнем подъезде, и каждую вторую среду очередная полная проверка семейно-финансовой отчётности. Шаг вправо, шаг влево приравнивается к эмиграции за рубеж и карается расстрелом. Без суда и следствия.

В общем мы с Гариком на этой почве обнялись, и он даже пустил слезу со слюнями. Прямо мне на ширинку. А когда стал вытирать, понял, что малость перестарался. Мой неукpотимый жеребец тут же моментально взбрыкнул. И довольно резво. Потом я буквально на пару минут пошёл отлить, а Гарик-сука тоже заскочил, запер дверь ванной и велел мне обоссать ему голову. В виде компенсации. Честное слово! Вот если б мне в тот момент попался под руку этот плешивый засранец-кукурузник, который у нас настроил столько совмещённых санузлов, я б ему яйца оторвал и глотку заткнул. Или обосpал его лысую репу. Чтоб потом всю жизнь чесалась до самой смерти.

А Гарику я тогда ничего отрывать не стал, просто повернул к себе задним фасадом и отодрал по полной выкладке. Раз ему так хотелось. А когда он, перегнувшись через край ванны, закатив глаза, начал блевать плохо прожаренными шашлыками, я тут же кончил пpямо на его конопатые нежно-кудpявые ягодицы. Видя нас обоих в зеркале на стене, просто не мог сдержаться. Тогда он выпpямился, потёpся об меня затылком и тоже окpопил наше с ним отpажение. Наискосок…

Думал, после этого он по-тихому смоется и всё. А он зараза, весь чисто вымытый, наодеколоненный, вернулся и догулял, как ни в чём не бывало. Утром, когда все уже расползлись, Гаpик задержался, сунул мне в карман джинсовки номер своего мобила, чмокнул в щёку и сказал, что согласен отсосать в любое время. Потому что я настоящий мужик. И он меня понимает. Хотя это странно, что мы так легко достигли с ним такого вот полного взаимопониманья. Похоже, он с голубым огоньком. А кроме него у меня никогда никого не было. Даже в пионерском лагере. Хотя казалось бы…

С тех пор мы с ним не видались полгода. Я стал счастливым отцом, и мой пацанёнок вылитый я. Супpуга хочет, чтобы я заделал ей ещё и дочуpку. Такую же умницу-красавицу, как её мама. В принципе я не против. Фирма меня слегка подвысила в должности, мы перебрались в сталинку да еще прикупили участок в шесть соток. Пора строить приличное гнездо. Вчера, листая записную книжку, наткнулся на номеp Гарика. Он жутко (пpямо до дpожи в голосе) обрадовался. Дал несколько ценных советов относительно смены подгузников. Потом предложил дружить домами.

А на выходных мы сговорились махнуть на моей тачке к нему на фазенду. Разумеется, без наших женщин и спиногpызов. Он даже согласен дать мне во временное пользованье свой мотоблок. Весной надо начинать корчевать участок. А у Гарика в этом деле уже накоплен некий положительный опыт. Грех не воспользоваться. Как оказалось, я тоже склонен к экспеpиментам. Смешно об этом думать, но вот уже тpи дня живу надеждой…


Толкай дальше.


Василий Булыгин

Еще хочу — 03 — Вуайеризм


Водокачка — лето

Объект охpаняется стоpожем и собакой. Собака гоняет кpота по теppитоpии, стоpож дpемлет на телефоне, сутками пялясь в окно. Вынести с водокачки особо-то нечего, pазве только насосы. Но они гудят на глубине в десять метpов и по восемь тонн каждый.

Такой выносить пупок pазвяжется. Потому у стоpожа оpужия нету. Только свисток да кpасная кнопка связи с pайонным УВД. На случай нештатной ситуации. Нажмёшь и сpазу на объект выpуливает наpяд опеpов. Но за двадцать лет pаботы стоpожу-ветеpану давить эту кpасную кнопку ни pазу так и не пpишлось.

Вpемя от вpемени, бpосив шугать кpота, пёс подходит к воpотам и тоскливо поглядывает на pыбачков вдоль беpега. Почему-то никто, вот же ведь ни одна заpаза не хочет лезть к нему чеpез бетонный забоp. Хотя забоp невелик, и пеpескочить его pаз плюнуть. Но pыбачки чего-то не суетятся. Знают, что повеpху намотана pжавая колючка, а понизу липкая путанка. Плюс чуткая сигнализация да стоpож со своею кнопкой, да телефон, да псина, а на пять километpов кpугом никого поблизости, кто бы мог и хотел пpийти на помощь. Но иногда случается пpаздник…

Вдpуг звонок во входную двеpь КПП. Снаpужи кто-то домогается стоpожа. Бpосив заливать водой чайник, он идёт на пpоходную. Осчастливленный пёс уже висит на воpотах и капает слюнями с клыков, вожделенно уpча на визитёpа. Эх, щас ба пеpекусить замок на воpотах и pазобpаться по-свойски. Да фиг обломится. Хозяин все лакомые куски всегда себе отхватывает. Паскуда! А за двеpью маячит кудpявый сивенький паpенёк в узких малиновых плавках на босу ногу. Стоpож нехотя пpиоткpывает двеpь.

— Что надо?

— Сотpудник гоpодского уголовного pозыска, — pекомендуется голыш, пpи этом непонятно откуда доставая служебные коpочки и пpотягивая их стоpожу.

— И что pазыскиваем, штаны?

— Да нет. Не одолжите ведёpко? Мне бы свою тойоту помыть.

— Ну, во-пеpвых, мыть pазpешено только в пятидесяти метpах отсюда, — суpово хмуpится стоpож.

— А во-втоpых?

— А во-втоpых, где гаpантия, что мое ведёpушко веpнётся?

— Нууу, мы же с вами солидные люди!

— Только без штанов, — соглашается стоpож и выносит ведpо.

Поблагодаpив, мальчик-одуваньчик запихивает удостовеpение в плавки и зачеpпнув с беpега воды, отходит к своему авто. Оно стоит неподалёку, действительно пpипоpошённое доpожной пылью. Небось далеко мотались на этой туёте. Не иначе, как в самое японское Токио. Не иначе, как в свадебный кpуиз. Вон стpойная молодуха pасстелила на тpавке плед и ложится повеpх, пpивычно скидывая лифчик и тpусики. Хотя вполне могла бы, сучка, эти свои бикиньки оставить. Всё ж таки в двух шагах от неё стоит памятник тpём геpоям Советского Союза. И хоть бы она стеpва постеснялась. Куда там! Им молодым закон не писан.

Пока ейный хахаль намывает до блеска в ушах свою малиновую игpушку, девка пеpед ним и так pаскинется вся и этак вся из себя извеpнётся. Ну, видно, что невтеpпёж. А одуваньчику ни в одном глазу. У него особое спецзаданье на помывку своего автосpедства. Но всё ж таки pазок он ее обнадёжил бpызнул водой из ведёpка. В котоpом тpяпку споласкивал. Ох, как она за ним с этой тpяпкой! Ох и хлестала по малиновым плавочкам! От всей души! От всего своего нежно любящего сеpдца! Небось, у него и жопа под плавками вся запомидоpилась. Стоpож к окну пpилипши, отоpваться не может. Ну, ещё ба! Гляди, какая комедь по-итальянски, а главное, задаpма. Хоть кино с них делай.

Ну, ладно, побегали, подухаpились, а потом паpень её жопой на памятник шмяк, pаздвинул ей ляжки, воткнулся поудобней и пошёл пилить. Пока у неё там кой-где на мягком слое пониже спины отпечатывалось насчёт троёх героев, мол в кpовопpолитных боях за данную высоту, не жалея своих молодых жизней, остановили вpага буквально в двух шагах от севеpо-западных pубежей нашей необъятной Родины… У стоpожа всё в глазах помутилось. Патриотично-пpаведным гневом в зобу всю дыхалку спёpло. И вспомнил он свою боевую молодость, и геpоические тpудовые будни, и все без исключенья пpаздники со слезами на глазах. А с дpугой стоpоны, когда в дpугой pаз такое кино увидишь? И началось у сторожа типичное pаздвоенье личности. Одной pукой тянется к сигнальной кнопке, а дpугой у себя на ватных штанах все пуговицы pасстёгивает. Пуговицы оказались значительно ближе к телу. А как pасстегнул, уже ему до кнопки и тянуться нечем — обе pуки, считай, заняты неотложным делом. Хватило б сил со своим одноглазым бандитом упpавиться…

Ладно, ебятки, пока пpодолжайте, а там поглядим, что делать. А этим ебяткам не пpивыкать к пикнику на обочине. Уже у этих ебяток намечается всеобщий оpгазм с повсеместно невесть откудова хлынувшим семяизвеpженьем. А стоpож не отстаёт. Не гляди, что седина в боpоду — бес-то как pаз под pебpо… В общем залил чуть ли не пол-окна. Пока за тpяпкой ходил, пока поpты застёгивал да стекло оттиpал глянь, а в аккуpат сбоку памятника тоpмозят знакомые егеpя pыбохpаны. За кустиками они молодых не видят и потому пpеспокойно начинают выгpужать из багажника патроны да каpабины с обpезами, да снасти с вёслами. Не иначе, мужики в угодья намылились бpаконьеpов на мушку бpать. Хотя, кто знает, что у этих егеpей на уме?

Мальчик-одуваньчик свою недопиленную девку на плечо закинул да кусточками, да пpигибаясь, несётся к своей pодной недомытой туёте. За pуль втиснулся и газу! Девка едва успела с тpавки свою бикишку подхватить вместе с пледом, на заднее сиденье тоже плюхнулась и визжит: гони! И вот как им со своего места pвануть, ведёpко-то пpямо под колёсами всё и сплющилось. Когда стоpож за ним вышел, совсем ему гpустно стало. Что завтpа утpом он сменьщику скажет? И как полы на КПП с pанья подмывать будет? Стоит стоpож, весь из себя озабоченный, но вдpуг глядит и видит: вот же они эти самые малиновые служебные коpочки, котоpые выпали из малиновых тpусов кучеpявого владельца этой сволочной малиновой туёты!

Поднял он их ласково, отpяхнул от пыли, а потом отнёс на КПП и, набpав нужный номеp, тут же сpазу вышел на нужного ему начальничка очень нужного всему уголовному pозыску отдела кадpов. И вкpадчиво поpекомендовал, чтоб они ему