КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 348828 томов
Объем библиотеки - 403 гигабайт
Всего представлено авторов - 139892
Пользователей - 78169

Последние комментарии

Впечатления

Ольга Петровна про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Да, безграмотность автора выдает многое, взять хотя бы упражнения, которые он рекомендует делать дома. У меня многолетняя практика, мне всё это знакомо, но приводимые в книги упражнения все с ошибками, если их выполнять ничего не выйдет.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Чукк про Марченко: Выживший. Чистилище (Альтернативная история)

попаданец из 2017 оказывается в 1937. "Прогрессорство, война, победа!" - подумаете вы? А вот и нет! Сначала ГГ оказывается в тюрьме НКВД, где нагибает блатных. Потом ему удается сбежать из-под расстрела, после чего он убивает блатного. Приехав в Одессу, убивает уже местных урок, а заодно и приехавших москвских урок, которые приехали мстить за первого.
Справив себе новые документы, ГГ оказался опять в тырьме, и был отослан в лагерь на севере. О-о-о, сколько там блатных! ГГ мочит их поодиночке, мочит их группами, мочит их стенка на стенку с помощью политических.

Если есть настроение почитать про тюремный быт 37 г. - эта книга для вас.
Дочитал, но с трудом.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
yavora про Пастырь: Гер (Боевая фантастика)

Вполне необычно. Если не придираться к мелким деталям то довольно интересно, не без роялей конечно но довольно занятно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
yavora про Трубников: Черный Гетман (Альтернативная история)

Хоть я и не люблю книги где ГГ все произведение куда-то идет, а главный злодей появляется чуть ли не 10-й странице и уже сразу понимаешь что по ходу они не раз пересекутся в последний момент (жизнь будет висеть на волоске) но все таки спасутся. И так до последней главы, НО у автора явно есть литературный талант и читать интересно (уже не первое прочитанное мной произведение автора). И еще заметил в каждой книге автору как-то удается передать тоску по "утраченной альтернативе". Не путать с розовыми соплями Золотникова и Поселягина. В Общем понравилось

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олександр Шарло про Поселягин: Гаврош (Альтернативная история)

Вот зачем писать про политику человеку, который мало что понимает в этом деле! Политика грязное дело и не стоит писать про это в книгах, где читатель хочет просто себя развлечь интересным произведением! Книга неплохая, но диалогов крайне мало, больше похоже на дневник какого то техника - что, где и когда отвертеть или завертеть:(

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Олександр Шарло про Кузнецов: Права мутанта (Боевая фантастика)

Оглавление написано в форме стихотворения! Весьма оригинально!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Берегиня про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Автор пишет, что медитация — это "основной метод самосовершенствования в таких глубоких, благородных и гуманных традициях как классическая йога, буддизм и даосизм, каждая из которых к тому же значительно старше христианства." Но ведь эта фраза сразу выдает явную неграмотность Каргополова в данных учениях. Ну не было такого, понимаете? Нужно серьезнее изучать матчасть, прежде чем делать такие громкие заявления. Правильное медитативное состояние естественно возникает вследствие прохождения предшествующих ступеней развития. Ум невозможно остановить искусственно. И обязательно нужно понимать, если методы искусственные, то у людей и возникают различные навязчивые состояния, депрессии и другие побочные эффекты, в результате их выполнения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Новое время ведьмы (СИ) (fb2)

- Новое время ведьмы (СИ) 2084K (скачать fb2) - Анастасия Мельникова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Анастасия Мельникова НОВОЕ ВРЕМЯ ВЕДЬМЫ

Пролог. Новогодняя ночь

Зима. Замечательное время года, наполненное своими чарующими моментами, звуками, ощущениями. Самым волшебным временем является момент смены года: минутная разница между одним днём и другим ровно в полночь — момент, который приносит свой праздник. Снежные хлопья падают на оживающий к ночи город, придавая атмосфере праздника новые нотки. Прохожие реагировали на снег по разному: кто-то ворчливо прикрывал лицо рукой и спешил домой, кто-то останавливался, поднимал глаза к небу и просто улыбался, забыв на миг обо всей суете. Застрявшие на дорогах автомобилисты начинали нервно стучать пальцами по рулю, боясь опоздать.

Солнце словно не торопится уступать своё место на небе сестре. Словно хочет оставить свой след в старом году, ведь новый встретит луна. Постепенно улицы освещались фонарями, а где-то ярко горели новогодние украшения. Людей на улице оставалось всё меньше и меньше, ведь каждый спешил закончить приготовления к празднику. Некоторые магазины закрывались, а каким-то предстояло работать всю ночь. Те, кому приходилось встречать этот праздник на работе, не сильно печалились из-за этого, а наоборот старались принести свой вклад в праздничное настроение.

Кто-то, вероятно, не дождавшись полуночи, решил проводить старый год с шумом. Салют уже сейчас гремел в разных частях города. Слышались радостные крики, поздравления и пожелания. Да, возможно, было ещё рано, но некоторые могли встречать его по другому часовому поясу. На улице собирались толпы народа, надеясь провести этот вечер весело и в хорошей компании.

Кому-то же казалось, что время словно специально тянулось всё медленнее. Для детей это ожидание становилось невыносимым, поэтому они начинали всё больше пытаться помочь взрослым. Правда, вся эта детская суета и помощь не особо нужна, даже немного мешается, но никто не показывал этого. Зачем портить им настроение, верно? Ведь они же успокоятся, когда получат подарки, которые так просили в письмах для Деда Мороза. Веселый смех разносится по всей улице, вырываясь за пределы дома, где ждут праздника. Незадолго до полуночи многие люди уже вышли из домов, присоединяясь к празднику где-нибудь в городе, где стоит елка: на площади, набережной или в крупном парке. Везде веселье, поздравление в честь наступающего Нового года. Город снова оживал, хотя час назад казалось, что все попрятались по домам и шум начнется только после двенадцати.

Но не для всех ожидание праздника было таким чудесным и радостным. Казалось, что весь дом, каждая его комната были пропитаны напряжением, ожиданием чего-то плохого. Каждые звуки с улицы настораживали, заставляли нервно дёрнуться, словно именно сейчас произойдёт самое страшное, что только можно представить. Создавалось ощущение того, что ты стал лишь жертвой и смиренно ждешь того охотника или зверя, который загнал тебя в этот угол. Это ожидание выводит из себя, сводит с ума.

Мужчина быстрым шагом вошёл в гостиную, не особо обращая внимание на то, что нужно включить свет. Сейчас было достаточно света и от горящего камина. Из-за огня некоторые предметы отбрасывали причудливые тени на бледно-синие обои, и иногда привлекали внимание. Мужчина обошёл диван и остановился позади кресла, где сейчас сидела его супруга. Светловолосая женщина даже не заметила его, закрыв лицо ладонями. Её не волновал свой внешний вид, что-то происходящее рядом или вообще другие посторонние вещи. Сейчас был только страх — он давил со всех сторон, медленно накрывая волнами. Мужчина молчал, прекрасно понимая, чем вызвано такое состояние его жены. С тёмных волос на плечи мужчины упал снег, который подсказывал, что он только пришел с улицы. Про себя он ругал друзей, что они сообщили столь плохие новости только сейчас и при ней. Лучше бы он сначала сам обо всём узнал, чтобы подготовить жену ко всему этому. Она всегда старалась быть сильнее, чем на самом деле. Но такие ужасные новости просто разбили её, выбили её из колеи, и теперь она в таком состоянии: истерика на грани с нервным срывом. Мужчина осторожно коснулся плеча жены, надеясь, что она заметила его присутствие. Но женщина всё же испуганно вздрогнула. Поняв, что позади неё стоит её муж, она немного нервно выдохнула.

— А она где? — сдерживая всхлипы, спросила она, положив руки на колени. Голубые глаза покраснели, то небольшое количество туши, что раньше было на ресницах, растеклось по щекам вместе со слезами. Плечи все еще вздрагивали от беззвучных всхлипов. Ей никак не удавалось полностью успокоиться. Понимание того, что происходит, очень больно отзывалось в душе. А больнее всего воспринималось бессилие в этой ситуации.

— Во дворе, возле беседки, — на выдохе ответил мужчина, стараясь говорить спокойно и без лишнего страха. Да, он боялся, но держался только ради собственной семьи. — Рядом с ней остались Лия и Лас. Они заставят вернуться её в дом при малейшей опасности, — он хотел верить в это, но понимал, что есть вещи, которых не избежать.

— Ник, тогда он легко уничтожил защиту, думаешь, в этот раз она ему помешает? — в её голосе появлялись нотки вновь зарождающейся истерики. Ещё чуть-чуть и слезы снова появятся на её глазах. Лишь один единственный звонок оборвал все праздничное настроение, превратив его в сплошное беспокойство и страх. На кухонном полу так и осталась лежать разбитая тарелка, про которую все забыли. Веселой оставалась только сама девочка, которая сейчас гуляла во дворе и действительно ждала праздника. Родители не хотели пугать её рассказами о той опасности, что грозит ей сейчас.

— Я не знаю, милая, не знаю, — честно признался мужчина, прикрыв рукой глаза. Он глубоко вздохнул, пытаясь совладать с собой. Самому себе он не мог врать, что спокоен и держит ситуацию под контролем. — Но не всё так ужасно. Он долго будет искать нас в этом мире, мы сможем уйти отсюда…

— Куда? Куда, Ник, мы можем уйти? В Валению? Там еще больше опасностей! — она снова зарыдала, опустив голову. Закрыв лицо руками, женщина уже и не знала, что делать. — Я не хочу этого больше. Бежать куда-то, жить в вечном страхе за её жизнь! Ей всего семь! — она повысила голос. — В этом возрасте не скачут по мирам, не прячутся! Мы даже в школу отпускаем её с опаской!

— Лия, все будет хорошо, — мужчина уже не мог слушать то, что и так знает. Он понимал, что она напугана и не знает, как справится с этой проблемой. Ник и сам не знал, как сейчас лучше поступить. Бежать явно было не выходом из ситуации, так же, как и терять самообладание. Нужно было собраться с силами и дать всем понять, что они так просто не сдадутся. Но его жена явно сейчас не могла ничего сделать, так как страх полностью сковал её тело. Она даже боялась выйти на улицу, потому что ей казалось, что стоит это сделать, и она сдаст всех. Он это понимал, но говорить вслух не хотел. Не время было для того, чтобы говорить и так понятные вещи.

— Хорошо? Всё будет хорошо, да?! — фраза мужа безумно разозлила её. Как он может так легко произносить такое? Сейчас и так тяжело верилось, что они смогут пережить эту напряжённую ситуацию, а он говорит, что всё будет хорошо. Почему-то из-за этой фразы наоборот создавалось впечатление, что всё будет хуже обычного. Мужчина сжал кулаки и тяжело выдохнул, поняв, что сейчас будет. Лия снова всхлипнула. — Николас, как всё может быть хорошо, когда происходит такое? Мы покинули наш мир, вернулись сюда, в Явь, хотя я бы вечно оставалась там. За нашей малышкой охотиться какой-то помешанный фанатик, которого мы считали другом! Наташа в истерике! А ты говоришь «Всё будет хорошо»! — женщина перешла на бессильный шепот. — Она ребёнок, это не для неё…

Николас снова выдохнул, быстро обогнул кресло и сел на колени прямо перед женой. Он взял её лицо в свои руки и посмотрел прямо в глаза. Всё, что в них можно было увидеть — страх, ужас и ни капли злости, которую она сейчас показала. Видимо, нервы у неё сдают настолько, что она уже истерически реагирует на любые слова. Николас измученно улыбнулся и большим пальцем стёр со щеки супруги слезинку.

Мужчина бросил короткий взгляд на окно. В просвете между шторами можно было заметить, что снова пошёл снег. Женщина молчала, явно пытаясь хоть что-то придумать. Сейчас в голову приходили лишь мысли о самом плохом и ужасном, что только может случиться. Она просто не видела ничего хорошего, ничего, что могло бы подарить хоть маленькую надежду, что всё будет хорошо. Они так долго притворялись спокойными, показывали всем, что ничто не может навредить им. На деле же всё оказывалось хуже и хуже, они скрывали от друзей все те беспокойные вечера.

— Помнишь, что мы пообещали малышке? Всегда улыбаться, — он отпустил её лицо лишь для того, чтобы взять за руки. Она выдавила из себя улыбку, снова начиная плакать. — Если он нас найдёт, я сделаю всё, чтобы защитить вас, Амелия, — на этот раз он не стал использовать сокращение имени, чтобы показать, насколько серьёзно он говорит. — Если я скажу, ты просто берёшь малышку и уходишь. Без разговоров, ты меня поняла? — на этот раз Амелия промолчала, лишь кивнув. Хотя она и была не согласна. — Ему нужна она, так что я не пострадаю сильно. Но я должен быть уверен, что вы будете в безопасности.

— Но что будет, если мы потом не сможем найти тебя? Ведь связаться с тобой, не выдавая себя, будет трудно, — женщина опустила голову, всхлипнув. Ей было не по себе осознавать, что ей придётся бросить мужа одного. Может, сейчас она могла показаться слишком слабой и плаксивой, но ей было все равно. Сейчас эмоции взяли вверх над здравым смыслом и с трудом получалось держать на лице даже обещанную улыбку. Это было тяжело, когда происходит такой ужас. Всё, на что они способны из обещания: измученная, буквально выдавленная из себя улыбка человека, просто убитого страхом.

— Рано или поздно я сам вас найду, но может оказаться так, что я буду против вас, — Николас поцеловал жену в лоб, перекрестив свои пальцы с её. — Поэтому я и прошу, чтобы вы ушли и сюда не возвращались. Я не хочу потом навредить вам.

— Должен быть другой выход, Ник, — по крайне мере, женщина на это надеялась. Сама мысль того, что когда-нибудь может произойти такое, звучала безумно. Чтобы кто-то пошёл против человека, которого любит. Но если имеешь дело с тем ужасным человеком, как тот, кто ищет их дочь — возможно и не такое. Но хотелось бы избежать худшего исхода. Ведь это означает, что они навсегда потеряются друг для друга и смогут видеться только на поле боя, только как противники. И это будет слишком больно для них обоих.

— Если он попытается подчинить меня, то я использую сброс силы и попытаюсь взять вверх при ближнем бое, — Николас увидел ужас в глазах жены, и, к сожалению, не мог сейчас опровергнуть те мысли, которые её посетили. — Я готов пойти на такую жертву, если вы будете в порядке. Амелия, я люблю вас обеих, и дороже, чем вы, у меня нет никого, ты это знаешь, — он сглотнул, стараясь не поддаваться эмоциям. Он потом выговорится, сейчас нельзя давать слабину. — Если с вами что-то случится, то это будет концом и для меня. Так что прошу тебя сейчас взять себя в руки и пообещать мне, что, даже если я стану тёмным или вообще погибну, ты и малышка будете в безопасности.

— Но… Я не мо… Обещаю, милый, — увидев, каким убитым взглядом на неё сморит супруг, Амелия не могла отказаться. Сейчас он говорит всерьёз и не пустит слов на ветер. Николас слабо улыбнулся, снова поцеловав жену в лоб. Было так трудно заставить её дать обещание, ещё труднее было вообще сказать об этом. Но сейчас так нужно было, так было правильно. Ник столько раз молча слушал, как она плачет во сне, боясь, что их найдут. Столько раз забирал её переживания себе, а потом срывался на каких-то вещах. Амелия могла лишь молча наблюдать за этими вспышками эмоций, потому что любые замечания игнорировались. Искренне улыбаться и радоваться получалось лишь при дочке. При этой маленькой непоседе, которая поднимала настроение всем.

— Ник, может, не стоило оставлять её одну во дворе? — тихо спросила Амелия спустя какое-то время. Тишина сейчас была лучшим их спутником, потому что в такие моменты можно было спокойно подумать. Казалось, что в тишине нет переживаний, того беспокойства и страха. Николас чуть отстранился, разглядывая лицо супруги. Даже закрыв глаза, он помнил каждую его черточку. Всё, что он ранее сказал жене, было чистой правдой, и он не откажется от своих слов. Но нужно было как-то отвлечь её от всего этого. Как-то вселить в неё веру в то, что всё закончится хорошо, и они не потеряют друг друга. Вера — это все, что сейчас у них осталось.

— Ребята сказали, что он сейчас чуть ли не на другом конце планеты, так что нечего боятся, — конечно, слабо верилось в полную безопасность, но какая-то надежда на это все же была. Ведь при всей своей силе никто не может обогнуть земной шар за пару часов. Это не возможно даже с магической точки зрения, разве что, не пройдя планету насквозь. Но это невозможно уже физически. Хотя, конечно, Николас умолчал о том, что им удалось выяснить ранее. Ему не хотелось ещё больше пугать любимую, поэтому лучше смолчать о чём-то плохом, хотя бы сейчас.

Амелия выдохнула уже более спокойно, потому что это была самая приятная новость за весь вечер. Да, она сильно испугалась, но так хотя бы стало легче. Она не хотела снова куда-то бежать, прятаться, но, видимо, выбора не было.

— Нам осталось продержаться ещё восемь лет, — пробормотала женщина, прикрыв глаза. Держащие ее руки действовали успокаивающе. Хоть какое-то ощущение реальности, а не полного безумия. — А там она войдет в полную силу и светлые официально объявят о её защите.

— Да, это верно, — оттого, что Амелии стало легче, полегчало и Николасу. Он мог не беспокоиться, что его любимая жена может сорваться в любой момент. — Знаешь, а давай завтра отправимся к твоей семье? Твой отец меня недолюбливает, да и я сам не подарок, но там мы можем обдумать всё в более спокойной обстановке.

— Думаю, мама обрадуется, — согласилась Амелия. Теперь с её уст не уходила еле заметная улыбка, которая хоть немного поднимала настроение Николасу. Мужчина был искренне рад её перемене в настроении. Она перестала плакать и всхлипывать, с глаз начала уходить краснота. Амелии стало намного легче от того, что все не настолько ужасно, как она решила. Ведь ей просто сказали, что тот человек появился в Яви, но не обнаружил их. Так что была надежда, что они смогут продержаться нужное время, смогут защитить дочку. Николас чуть приподнялся, опираясь на кресло, и поцеловал жену. Её губы были солеными после всех пролитых слез. Амелия же почувствовала лишь привкус темного шоколада, который так любил её супруг. Даже их малышка переняла любовь к этому горькому лакомству. Сама же женщина никогда не понимала, чем им так нравится эта горечь в шоколаде, да и вообще женщина не особо любила сладкое.

Но не все было так хорошо. Они оба вдруг почувствовали неясную опасность, неизвестно откуда появившуюся. Николас встал на ноги и помог подняться жене. Она испуганно осматривалась, словно ожидала нападения кого-то из тех тёмных мест в углах комнаты. Амелия взяла мужа за руку, и они вместе медленно начали осматривать дом. Даже если где-то были включены настольные или напольные лампы, то всё равно включался верхний свет. Нужно было убедиться, что в темноте нет скрытой опасности. Свет был их оружием, ведь в нём трудно спрятаться, или находиться тем, кто от него отказался.

Кроме них в доме было пусто, но ноющее чувство опасности не оставляло Николаса и Амелию. Словно, угроза поступила не из дома, а… с улицы. Подтверждая эту страшную догадку, с улицы раздался детский крик. В открытое окно кухни буквально ввалились чёрная кошка и белый кот. Они были сильно потрепаны и перемазаны в крови. Не тратя времени на то, чтобы одеться в верхнюю одежду, Амелия и Николас выбежали из дома. На улице их встретил ледяной порыв ветра и ворох снежинок. Казалось, сама природа вдруг разозлилась на них за это маленькое промедление.

Во дворе было всего два человека: маленькая девочка, сидящая на ступеньках белой беседки с качелями, и фигура в чёрной мантии. Правда, между ними словно была какая-то тень, не подпускающая к малышке незнакомца. Амелия испуганно прикрыла рот рукой, понимая, кто стоит в чёрной мантии. Заметив родителей, девочка испуганно посмотрела на них тёмно-синими глазами. На левом плече рукав был разодран и измазан в крови. Но чувство боли затуплялось страхом, поэтому девочка не обращала внимания на рану. Выбившиеся из-под шапки вороные волосы прилипли к красным от мороза щекам девчушки. Она плакала, беспомощно сидя на ступеньках.

— А, вот и вы, — довольно протянул мужской голос. Мужчина явно дожидался Амелию и Николаса. Опасность исходила именно от этого неожиданного и не очень приятного гостя. Пожалуй, это был самый последний человек, которого они хотели бы увидеть. Именно от него они скрывались всё это время, прятались в непривычном для них мире. Девочка же кое-как поднялась на ноги, придерживаясь за столб беседки. Она дрожала от страха и боли в руке. Амелия не выдержала и уже собирала подбежать к дочери, но Николас остановил супругу. Да, он и сам готов был наплевать на безопасность, но было подозрительно то, с каким спокойствием стоит человек в мантии. Тут явно была ловушка.

— Валерия, беги сюда, — Амелия поняла намерения мужа, что лучше не подходить к беседке. Но это же не значит, что нужно оставить малышку там. Девочка неуверенно посмотрела на стоящего перед собой человека, потом на родителей и сделала пару шагов. Мужчина не двигался, и, казалось, совершенно не обращает внимания на неё. Медленно обойдя незнакомца, Валерия уже было обрадовалась, что она может уйти, но её вдруг схватили за капюшон белого пуховика и подняли над землей. Девочка захрипела, пытаясь вырваться. Шею больно сдавило, что сильно мешало дышать. Амелия тут же попыталась помочь дочке, но буквально в двух шагах от мужчины её отбросило в сторону. Упав рядом с кустами, женщина едва смогла приподняться, опираясь на локти. Проведя рукой по лбу, Амелия заметила кровь.

— Лия! — Николас бросился к жене, в панике оглянувшись на дочь. Вот и раскрылась причина такого спокойствия этого неприятного гостя: он специально игрался с ними, словно зверь со своей жертвой. Валерия уже просто висела и не дергалась, медленно задыхаясь. Её губы стали совсем синими. Но мужчина неожиданно отпустил её, словно почувствовав удар по руке. Девочка мешком упала в снег, кашляя и закрывая рот руками. Все тело ныло от боли после такого падения. Валерия попыталась отползти назад, но её остановили, снова схватив за капюшон.

— Не спеши, малышка, — очередной порыв ветра сдернул капюшон с его головы. Длинные белые волосы упали на плечи и спину мужчины. Теперь было видно даже его глаза тёмно-зеленого цвета. Но мужчина не обратил на это внимание, откинув девочку обратно в беседку. Стукнувшись головой о качели, она вскрикнула от боли. В глазах потемнело.

— Димитрий, вот чего тебе спокойно не жилось? Зачем тебе это все вдруг понадобилось? — Николас не понимал старого друга, и очень хотел бы получить ответы на все вопросы. Но сейчас внимание Николаса было полностью занято дочерью, которая была беспомощна. А ещё мужчине показалось, что между Валерией и Димитрием стоит какая-то тень, словно защищающая девочку. Держась за руку мужа, Амелия кое-как встала на ноги. После такого удара ей было очень трудно стоять. Конечно, её успокоил тот факт, что она просто поцарапалась о ветку куста. Но это же не значит, что женщина забудет про ту опасность, что нависла над её дочерью. Николас придерживал жену, беспокоясь, как бы она не упала сейчас.

— Зачем понадобилось? Интересный вопрос, — с ухмылкой произнёс Димитрий. Казалось, что он даже и забыл о Валерии. Но на самом деле он следил за каждым её движением, поэтому девочке было очень трудно сбежать отсюда. Она даже не понимала, кто стоит возле неё и зачем всё это делает. И только та тень, что стояла рядом, успокаивала Валерию. Девочка чувствовала, что это что-то хорошее и оно не опасно. Димитрию же было не до этой тени, он даже не видел её.

— И всё же, потрудись ответить, — фыркнула Амелия, стараясь отвлечь его от дочери. Нужно было что-то придумать, как-то спасти её от этой нависшей угрозы. Но нужно было время, которого сейчас вдруг стало безумно мало. Радостные крики людей и увеличившееся весёлое настроение на улице подсказывало, что полночь миновала. Но никто не видел, что сейчас происходит здесь, во дворе. Никто не сможет помочь.

Где-то вдалеке загромыхал салют. Сколько они все уже находятся на улице? Или они просто не обратили внимание на время, считая, что его много? Никто не знал ответа на этот вопрос, да и он сейчас не был самым главным. Было слышно, как по всему городу раздаются радостные голоса. За праздником никто не заметит происходящего во дворе обычного дома.

— Если ты надеешься, что я забуду об этой девчонке, то напрасно, — Димитрий явно понял задумку, и быстро разбил надежду на реализацию подобного. — Она прямая угроза для меня и моих планов. Так что придётся пойти на мелкие жертвы, чтобы я смог сделать всё без проблем, — он пожал плечами, говоря это таким будничным тоном, словно занимается чем-то подобным каждый день.

— Убить маленькую девочку — это маленькая жертва?! — вскричал Николас, потому что просто не мог молчать после такого. Дело было даже не в том, что этой жертвой была его дочь, а сама готовность сделать такое. Насколько нужно быть жестоким человеком, чтобы убить ребёнка? Но Димитрия явно не волновал этот вопрос, так как он просто отвернулся от Амелии и Николаса. Валерия же просто сжалась от страха, понимая, что сейчас будет что-то плохое. Тень, словно защита, обняла девочку. А та закрыла глаза, когда увидела в руках мужчины кинжал. Димитрий замахнулся для удара.

Валерия долго сидела, ожидая, что сейчас будет. Но было тихо, словно из мира пропали все звуки. А потом был чей-то болезненный и крик и шум борьбы. Словно кто-то дерётся, катаясь по снегу. Звуки быстрых шагов и Валерия почувствовала, что её кто-то обнял. Открыв глаза, девочка увидела улыбающееся лицо Амелии. Женщина шептала что-то успокаивающе, но малышка этого не слышала. Она просто прижалась к матери и разревелась. Амелия сильнее обняла дочку и начала гладить её по волосам. Было слышно, что Димитрий уходит, но обещает, что ещё доберётся до Валерии. Николас же отвечает ему очень лестными комментариями по этому поводу, хотя и не совсем вежливыми, но мужчину это волновало в последнюю очередь. Он быстро подошел к беседке и сел рядом с женой и дочерью. Обе плачут, но улыбаются.

— Папа, у тебя кровь! — заметила девочка, когда мужчина обнял их обеих. Николас лишь отмахнулся, поправив порванный рукав, закрывая порез. Рука болела, но сейчас это совершенно не волновало его. Николас не понимал лишь одного: что помогло им защитить Валерию. Каким образом защита Димитрия спала, и он оказался бессилен? Ответа на этот вопрос не было, но он не был сейчас самым главным. Главное то, что его дочь и жена в безопасности хотя бы сейчас. Валерия попыталась помочь папе, но сама вскрикнула от боли в плече. Амелия сразу вспомнила о ране дочери и осторожно коснулась её.

— Потерпи немного, малышка, — женщина убрала с раны попавшие туда ниточки с рукава пуховика. А потом просто накрыла рану рукой и начала шептать. Валерия зажмурилась от боли, даже прикусила губу, но не закричала. Николас слабо улыбнулся, наблюдая за этим. Понимание того, что пытаться спрятаться бесполезно, пришло быстро. Зная, что они в Яви, Димитрий не успокоится, пока не доберётся до малышки. А бежать куда-то ещё действительно не было вариантом. По крайне мере, пока они все вместе находятся в одном месте. Николас молчал, не зная, что теперь делать. На самом деле он действительно боялся, что этот день придёт раньше, чем они готовились. Да, они оба знали, что спокойно им бы не удалось прожить столько времени в Яви, поэтому был план на этот случай. Но они думали, что их дочери уже будет лет десять, и опасность будет меньше.

— Ник, может, мы всё-таки воспользуемся тем планом? — тихо спросила Амелия, закончив с лечением. Женщина не знала, что её муж тоже думал об этом. Другого выхода больше просто не было. На плече Валерии остался лишь шрам, и девочка этому даже не огорчилась. Ей сейчас было хорошо рядом с родителями, которые могли её защитить. А Амелия просто не спешила вставать, наслаждаясь тишиной и спокойствием. Николас вздохнул и посмотрел на жену. Они оба понимали, что у них нет особого выбора: всего два варианта. И оба одинаковы опасны, нельзя точно сказать, сколько они продержаться.

— Видимо, придётся, — после долгого молчания, так же тихо ответил он и посмотрел на дочку. Валерия заподозрила что-то, даже не представляя, что задумали её родители. Но плохое предчувствие не просто присутствовало, а вопило о том, что ничего хорошего Амелия и Николас не задумали. Особенно девочку удивили молчаливые переглядывания родителей, их кивки друг другу и возникшие на лицах болезненные улыбки. Они очень сильно не хотели прибегать к тому, что собирались сделать, но выбора не было. Валерия не сможет жить спокойно, зная обо всём, что окружает её. Для её же безопасности надо так поступить.

— Мы будем по тебе скучать, милая, — произнесла Амелия, не сдерживая слёзы. Она крепко сжала дочку в объятиях, — не волнуйся, мы сдержим обещание, и будем улыбаться. Надеюсь, ты нас потом простишь… — женщина не стала произносить последнюю часть фразы, потому что для неё это было слишком тяжело и больно. Она знала, на какой риск они сейчас идут, но это всё было лишь для того, чтобы защитить её.

— Не думал, что до такого дойдёт когда-нибудь, — Николас не выдержал и сам поддался эмоциям. Он был готов ко всему, пережил все неприятности, но это просто разбило его маску спокойствия. — Поверь, мы с мамой тебя очень любим, но делаем это сейчас для твоей же безопасности, — никто не говорил, что у него нет прав на слёзы. Просто до этого он старался держаться ради жены, чтобы не волновать её ещё больше. Но сейчас ему было без разницы, чувства взяли вверх. Николас просто не представлял, что отпустить дочку будет настолько больно.

— Мама… папа… — Валерия всхлипнула, не понимая, почему они говорят так, словно навсегда прощаются с ней. Николас молча обнял дочь, а Амелия улыбнулась и поцеловала девочку в лоб. Слёзы текли по щекам женщины, но она нашла в себе силы прошептать те слова, которые не хотела. Они сделали это вместе с Николасом, даже не надеясь, что когда-нибудь смогут снова её вот так обнять. Им было безумно больно от этого, но после всего, что они перепробовали — это была их последняя надежда, хоть и безумно опасная. При возможности они бы придумали что-нибудь другое. Николас подхватил дочку, которая потеряла сознание. Амелия закрыла лицо руками, с трудом сдерживая крик, рвущийся наружу. Ей было безумно страшно, что сейчас они могли сделать непоправимое. Кольцо женщины и перстень мужчины обволокло серой дымкой, а потом камни в них потускнели. Теперь ничего нельзя изменить. Если они были готовы к изменению их сил, то точно не к этому. Теперь самым сложным оставалось оставить Валерию, а самим — уйти.

Валерия упала, погружаясь в темноту. Это были странные ощущения, словно она терялась в этой тьме, теряла саму себя. Девочке казалось, что кто-то роется в её голове. Вот она вспоминала о всех веселых днях проведённых с родителями, но почти сразу же эти дни пропадали, как карандашный рисунок под натиском ластика. Это сначала пугало, но потом дарило странное спокойствие. Словно эта неизвестная тьма забирала всю боль, оставляя за собой лишь едва уловимый след чего-то исчезнувшего.

Девочка просто сидела в маленьком пятнышке света, обняв колени. Она уже не помнила, как тут очутилась, кто она и что ей было нужно. Страх и одиночество постепенно окружали её, сужая светлый круг возле неё, словно пытаясь уничтожить. Но в какой-то момент тьма дрогнула. Девочка заметила, что к ней кто-то идёт. Девушка ласково улыбнулась и села рядом, протянув руку. От незнакомки словно исходил свет, который тьма обходила стороной. Девушка улыбалась, не беспокоясь о бесконечной тьме вокруг.

— Кто ты? — спросила девочка, испуганно отодвинувшись. Тьма сразу этим воспользовалась, схватив малышку за руку. Девочка вскрикнула как от ожога, поэтому она снова отползла в центр света, боясь, как бы никто снова не схватил её. Девочке было очень страшно, и она не знала, что делать. Никого, кроме этой таинственной девушки, тут не было. Но откуда же она появилась, если тут пустота? Девочка не знала ответа на этот вопрос, отчего ей становилось страшнее.

— Друг, — тихо ответила девушка, всё так же держа руку перед собой. — Дай руку, и я помогу тебе.

Улыбка этой незнакомки была настолько доброй и светлой, что девочка без доли сомнений поверила ей. Взяв девушку за руку, малышка улыбнулась в ответ. Больше они ничего не сказали, всё так же сидя друг перед другом и улыбаясь. Тьма больше не пыталась до них дотянуться и просто обходила круг света стороной. Вскоре, девочка устала и уснула на коленях у незнакомки. Та всё так же по-доброму улыбалась, гладя малышку по волосам и успокаивая её, стирая все тайные страхи. Кто она такая, девочка так и не узнала. Она вообще не помнила этого момента, так что не пыталась узнать ответа.

Утро наступило как-то неожиданно: казалось бы, только лёг спать, моргнул, а уже за окном светает. Девочка вскочила с кровати, радостно посмотрев на календарь, который стоял на столе. Радостно захлопав в ладоши, девчушка распахнула дверь своей комнаты и выбежала на небольшую лестничную площадку. Облокотившись на перила и набрав в лёгкие побольше воздуха, девочка радостно закричала.

— Я проснулась! — она постаралась, чтобы её услышали все обитатели дома. На первом этаже, где-то на кухне, что-то упало. Кто-то засмеялся, явно обрадовавшись такому хорошему настроению девочки. Светловолосый немолодой мужчина вышел с кухни, отряхивая руки от муки. Он остановился перед лестницей, весело смотря на девочку карими глазами.

— С днём рождения, малышка, — усмехнулся он, разведя руки для объятий. Девочка быстро спустилась с лестницы и чуть не сбила его с ног. На самом деле, она просто споткнулась, и если бы никто не стоял внизу, она бы упала. Но сегодня ей явно повезло.

— Я уже не малышка, мне целых восемь лет, дедушка! — довольно заявила девочка. Она явно радовалась этому дню и хорошей погоде за окном. К тому же не было ничего плохого, что могло испортить этот день. Мужчина засмеялся, растрепав внучке волосы, а потом отправил в гостиную, где, по его словам, лежал подарок. В глазах девочки сразу загорелось любопытство, и она поспешила в другую комнату.

Когда подарок был раскрыт, а в последствии ещё и надет, радости у девочки стало ещё больше. Она прыгала и кружилась по комнате, пока не упала на диван. Засмеявшись, она села. Светловолосая женщина улыбнулась, взяв со стола расчёску. Лера сразу поняла, чем всё это пахнет, поэтому попыталась сбежать, но бабушка взяла её за плечи. Дедушка же только улыбнулся, зная, что внучка не любит сидеть вот так просто.

— Оставляю эту непоседу на тебя, — мужчина быстро поцеловал жену в щёку и поспешил на кухню, спасать пирог. А то все ушли оттуда, совершенно забыв про готовку. Девочка сначала хотела побежать за ним, но женщина ей этого не дала, придерживая за волосы. Лера надулась, потому что заниматься с дедушкой пирогом было куда интереснее (мужчина добрый и любит баловать внучку, так что была надежда сразу же получить кусок пирога), чем сидеть на месте и расчёсываться.

— Лерочка, посиди немного спокойно, дай я тебя расчешу, — укоризненно сказала женщина, начиная расчёсывать девочку. Правда, пока эта затея удавалась плохо, потому что Лера крутила головой. Сидеть на месте было невыносимо скучно. Бабушка сделала ещё одно замечание, на этот раз, чтобы она перестала крутится.

— Хорошо, бабушка, — улыбнулась девочка, болтая ногами. Сидеть на месте ей было очень трудно, но немного потерпеть она всё-таки могла. А пока что она рассматривала красивый бледно-синий сарафан, который и был подарком на день рождения. Он был чуть ниже колена, на двух широких лямках, с красивым белым цветочным узором по краю юбки. Было видно, что девчушке он очень понравился.

— Твои ладошки белоснежны, в свои я захвачу, — начала напевать Лера, прикрыв глаза. — И быстрее ветра тебя я раскручу…

— Эту колыбельную тебе мама напевала, — улыбнулась бабушка, водя расческой вниз по волосам. Девчушка кивнула, правда, немного рассеяно. — Лучше тебе забыть её, — голубые глаза женщины сверкнули бледно-лиловым. Девочка снова кивнула, засыпая. — Если ты вспомнишь всё, тебя снова найдёт этот…

— Кто, бабушка? — сонно перебила Лера, уже забывая свой вопрос. Она перестала теребить края юбки, сложив руки на коленках. Глаза беспощадно слипались. А бабушка все так же продолжала расчесывать волосы внучки, словно ничего не замечая. Камешки на расческе светились ровным синим светом, хотя несколько секунд назад они были белоснежными. Лера зевнула, закрыв глаза. Девочка почти спала, и не особо понимала, что происходит.

— Никто, внученька, никто, — улыбнулась женщина, взглянув в окно. — Просто забудь колыбельную, хорошо? — она беспокойно посмотрела на внучку, надеясь, что та её ещё слышит.

— Да, бабушка, — Лера уже не замечала того, что говорила. Женщина заставила внучку прилечь, чтобы всё выглядело вполне естественно. Лера прижала коленки к животу и легла так, как ей было удобнее. Женщина печально улыбнулась, наблюдая за внучкой. Бабушка не хотела так поступать, но другого выхода не было. Или то, что произошло зимой, повторится. А внучка была очень дорога для них.

Дверной звонок разбудил Леру, которая с криком «Ирка с Игорем пришли!» вскочила на ноги и скрылась в коридоре. Женщина сняла с расчески синий камень и убрала в деревянную шкатулку в ящике стола. В коридоре раздался грохот, который возвестил о том, что Лера снова упала. Бабушка улыбнулась, подумав, какая же у нее порой неуклюжая внучка. Просто «Всё сломаю, всё разрушу!». Не ребенок, а девочка-тайфун какой-то. Хотя ушибы девочку явно не пугали. Лера уже вовсю болтала с друзьями.

— Эх, Амелия, Николас, куда же вы ушли? — посмотрев на фотографию, пробормотала бабушка. — Вас никто не может найти. Все беспокоятся. Вы же обещали, что это ненадолго, — она вздохнула, переживая. Вестей от дочери она не получала уже давно, с того самого момента, как Леру привели сюда. Было маленькое подозрение, что с ними что-то случилось, но бабушка старалась об этом не думать.

— Не волнуйся за нас, прошу. Позаботься о Валерии… — голос был тихим, едва различимым. Сразу было понятно, что кроме женщины тут никого не было. Шторы на окне чуть приподнялись из-за открытого окна. Даже летом на улице бывало ветрено. Хотя, август всегда был не предсказуемым месяцем, и никогда нельзя было точно сказать, какая будет погода.

— Ты же знаешь, что я не оставлю её, — с укором пробормотала женщина, хотя и понимала, как это странно. Она знала, что её дочь может оставлять вот такие сообщения на каких-то незаметных вещах. Вот только знать бы, где именно это сейчас лежит.

— Мы скоро вернемся, обещаю…

— Я тебе верю, но…

— Бабушка! — Лера забежала в комнату, широко улыбаясь. Бабушка подошла к ней, провела пальцем и стерла со щеки внучки шоколад. Та захохотала, покружившись на месте. Настроение у девочки всегда было приподнятым и, казалось, что ничто не может её расстроить. Заставать её без улыбки удавалось редко, да и то, только когда она смотрела на фотографию родителей. Девочка почему-то сразу начинала вспоминать тот новогодний вечер, и этим беспокоила бабушку с дедушкой. Если такое продолжиться и дальше, то долго они не смогут скрывать всего. А сейчас это было самым опасным для самой Леры, но если они уберут фотографии, то возникнут вопросы.

— Катерина Петровна, мама просила передать вам, — кудрявая темноволосая девочка зашла в гостиную. В руках она держала что-то небольшое. — Она сказала, что это подарок Лере, — девчушка протянула коробку женщине. Та забрала её, поставив на стол. Сейчас ещё рано открывать их, а если его отдать Лере, то она просто не выдержит. Вон с каким огромным любопытством девочка смотрела на эту коробку.

— Ну, тогда сейчас мы сядем за стол, а потом уж и подарки, — улыбнулась бабушка, подгоняя девочек. Те взялись за руки и побежали на кухню. Катерина Петровна улыбнулась и прикрыла дверь в гостиную. Она не заметила, как сверкнули глаза Амелии на фотографии, но, словно почувствовав что-то, обернулась.

— Бабушка! — снова позвала Лера, весело что-то рассказывая. С кухни послышался мужской смех, который растворялся в смехе детей. Лера снова донимала дедушку вопросами.

— Иду, милая…

Глава 1. Необычный школьный день

Каждый сталкивался с такой проблемой, как сон в школе. Может, и не сам засыпал, а просто видел — значения особого не имеет. Главное, что такая вещь случалась, и многие могут понять, как удобна школьная парта. Особенно, если ты уставший и по каким-либо причинам плохо спал ночью. Одной из таких причин очень часто становятся плохие сны. Одно дело, если ты их не запоминаешь и просто чувствуешь некоторую усталость, а вот другое — когда ты запоминаешь небольшую часть и мучаешься с разгадкой, что это было.

Говорят, падение во сне обозначает то, что ты растёшь. Но вот простое падение в темноту, когда ты это прекрасно осознаешь, как-то не ладилось с этим значением. А если ко всему этому прибавляется ощущение, словно кто-то роется у тебя в голове — то значение не понятно совсем. Вроде и понимаешь, что тут есть скрытый смысл, но вот какой? Самостоятельно разобраться в таких снах очень трудно, да и помощи не у кого попросить. Могут не так понять даже при такой причине.

Лёжа на парте и пытаясь немного отдохнуть, смуглая девушка чуть слышно вздохнула. В последнее время такие сны появлялись довольно часто. Хорошо, что сейчас была перемена — за сон на уроке по головке не погладят. А если этот урок ещё и история, то могут выгнать в коридор (и это в самом лучшем случае!). Убрав с лица прядь вороных волос, девушка зевнула.

— Слушай, Лерка, дай списать, а? — словно заметив, что она не спит, другая девушка решила этим воспользоваться. Она была одной из тех, кто считала себя самой крутой и красивой — такое бывает в каждой школе и чуть ли не в каждой старшей параллели. Считая себя центром вселенной и звездой школы, такие девочки одеваются ярко и открыто. И эта исключением тоже не стала. По количеству косметики на лице она как-то не отличалась от себе подобных.

— Лиз, самой делать нужно было, — вздохнула Лера, недовольно посмотрев на свою «любимую» одноклассницу. — И я тебе не Лерка. Я Лера, на худой конец Валерия, — в такие моменты, когда она уставшая и сонная, Лера просто до безумия недолюбливала людей. Так хотелось отдохнуть, но все ей мешали.

— Ох, да ладно тебе, какая разница, — недовольно сморщила нос Лиза, которую явно не устроило, что её так поправили. По её мнению никто не имеет права мало того, что поправлять, так ещё и не давать ей списать домашнюю работу. Лера на это вообще никак не отреагировала, всем своим видом показав, что это не её проблемы.

Вместо этого Лерка просто начала осматривать кабинет, к которому успела привыкнуть. Стены были приятного персикового цвета, ну, по идее, должны были быть такими. Несколько человек крутятся возле учительского стола и пытаются посмотреть оценки за прошедшую контрольную. Другие же либо сидели за партами, либо бродили вокруг них. Лера даже не отреагировала, когда мимо неё пролетела чья-то тетрадь. В их классе это уже самое обычное явление, которому могут удивиться разве что новички.

— И долго ты над душой стоять-то будешь? — спросила Лера, снова посмотрев на одноклассницу. Было не понятно, почему Лиза ещё не ушла. Либо ей было лень расспрашивать остальных, либо эти остальные — ничего не делали. Оба эти варианта имели право на существование, особенно учитывая, какой ленивый у неё в классе народ.

— Дай списать, — повторила Лиза, сжав губы. Ей уже поднадоело всё — мало того, что её не слушали, так ещё и внимания не обращали. Для человека, который считает себя идеальным, чуть ли не пупом земли, такое отношение — оскорбительно. Лера вздохнула и встала с парты, потянувшись.

— Как думаешь, я сама-то что-то делала? — протянула она, наблюдая за реакцией Лизы. На её лицо появилось такое кислое выражение, словно её заставили съесть лимон. Это забавляло.

— Ну да, как я сама не подумала, — фыркнула Лиза, скрестив руки на груди. — Нашла я, у кого спросить. Ты ж дура набитая, так что было глупо спрашивать, — она развернулась. — Что ж, удачи с получением двойки, дура.

— Да чтоб у тебя каблук сломался, умница ты наша, — не подумав буркнула Лера, а потом сразу же закрыла рот рукой. Она и сама не знала, почему сказала это, потому что обычно если и думает о ком-то плохо, то не говорит. Лиза, которая не слышала этого «доброго» пожелания, вдруг упала. Мальчишки, что были рядом, сразу же бросились ей помогать. Лиза заревела от боли, когда её пытались поставить на ноги. Весь её макияж размазался по лицу не самым красивым образом. Подхватив одноклассницу под руки, парни повели её в медицинский кабинет. На соседний стул за Леркину парту села русоволосая девчонка, которой явно было плевать на школьную форму.

— Мальчишки сказали, что наша Орлова ногу вывихнула из-за сломавшегося каблука, — сообщила она, посмотрев на Лерку. — Не ты ли у нас постаралась, а?

— Ленка, мне сейчас как-то не до шуток, — буркнула Лера, нахмурившись. Ленка хмыкнула и отвернулась, показывая, что разговор окончен. Лера понимала, что послужило причиной такого безразличного отношения. Но, увы, без самого виновника, изменить тут ничего нельзя.

Звонок на урок прозвенел как всегда вовремя. Все, кто был в коридоре, буквально забежали в кабинет и быстро расселись по местам. Мальчишки отскочили от учительского стола, разложив всё по местам, чтобы их не поймали. Лиза так и не вернулась, видимо, с ногой действительно были какие-то проблемы. Из-за этого Лерка помрачнела ещё больше. Вот поэтому она предпочитала держать язык за зубами, потому что в пятидесяти процентах случаев её слова просто сбывались. Может, это просто совпадения, но все равно было как-то не по себе.

Многие ученики едва ли не под парты сползли, когда зашла учительница истории. Это была высокая и очень худая женщина с короткими волосами. Зелёные глаза, скрытые под очками, внимательно осмотрели притихший класс. Женщина сразу поняла, что многие не подготовились к уроку, в плане чтения параграфов.

— Надеюсь, все сегодня сделали таблицу, — она положила классный журнал на свой стол, — тетради сдадите после уроков.

Лера застонала, прячась за спинами одноклассников. Она-то как раз и не сделала эту таблицу. Вчера она надолго задержалась в школе, помогая с подготовкой ко дню учителя, а дома выключили свет. Даже бабушка согласилась с тем, что в темноте что-то писать нельзя — только зрение портить. Нет, возможно, её поймут и дадут сделать до завтрашнего дня. Но, учитывая, что задание было дано неделю назад, шанс был очень мал. Ведь даже при болезни строго относятся к невыполнению заданий.

— Первый вопрос мы пропустим, — спокойно произнесла учительница, посмотрев в учебник. — А на второй вопрос у нас отвечать будет… — она подняла взгляд на учеников. В основном руки поднимали те, у кого оценок было достаточно. Остальные же предпочитали прятаться за одноклассниками.

— Тамара Николаевна, можно я! — парень с третьей парты у окна едва ли не прыгал на месте. Преподавательница смерила его взглядом, размышляя, нужно ли ему отвечать. Лера надеялась, что отвечать-то он и будет, но удача явно отвернулась от неё.

— Нет, Никита, ты на прошлом уроке ответил отлично, — наконец произнесла Тамара Николаевна. — И ты, Даша. Сегодня я не буду тебя спрашивать, — девчонка со второй парты среднего ряда обиженно нахмурилась. — Мохрякова. У тебя мало устных ответов. Хм, а где Орлова?

— А, она в медпункте, — отозвался кто-то из парней, пока Лера пыталась хоть что-то прочитать. Да, этим она вчера тоже не занималась. Как назло, друзей, которые могли бы подсказать хоть что-нибудь, сегодня не было в школе. Один болеет, а вторая на репетициях. Лера вздохнула и встала с места, просто не представляя, что ей сейчас говорить.

То, что произошло дальше, просто не поддавалось объяснению. Без стука открылись двери и вошли двое мужчин в чёрных костюмах и с автоматами. Многие потеряли дар речи, а Тамара Николаевна нахмурилась, недовольная тем, что её урок прервали. Следом за неожиданными гостями вбежала директриса. Теперь ещё больше учеников спрятались под парты, только от одного взгляда этой женщины. Именно по этой причине многие старались не попадаться ей на глаза.

Мужчины же совершенно не отреагировали ни на директрису, ни на Тамару Николаевну. На самых обычных школьных гостей они не были похожи, скорее, на борцов. И даже не смотря на то, что в кабинете было душно, да и на улице была только осень — эти двое были в шапках. Лера почему-то была уверенна, что они смотрят на неё, хотя на обоих были тёмные очки.

Директриса поправила свой бежевый пиджак и немного пригладила растрепавшиеся рыжие волосы. Она была очень недовольна: кто-то просто так заявился в школу, непонятным образом миновав охранника, и теперь прерывают уроки! Тамара Николаевна нетерпеливо барабанила пальцами по столу и ждала объяснений. Но мужчины переговаривались между собой, иногда кивая в сторону учеников. Это было очень странным и необычным происшествием в самой обычной школе.

— Может, вы объясните, по какому праву вы прерываете уроки? — напомнила мужчинам о своём присутствии директриса. Один из мужчин что-то достал из кармана, и начал ходит между рядами. Ученики с подозрением смотрели на него, но ничего не делали. Лера почувствовала, как ей становится плохо. А ещё она внимательно присмотрелась к оружию, что были у этих неожиданных гостей. И чем больше девушка приглядывалась — тем больше начинала сомневаться, что это обычные автоматы. Это оружие было очень странным, да и заряды в них словно светились. Лера вздрогнула и закрылась учебником истории. Почему-то ей не хотелось, чтобы её заметили.

— Простите за беспокойство, — мужчина, стоявший ближе всего к директрисе, наконец-то соизволил хоть как-то отреагировать на недовольных женщин. — Нам очень нужно найти одну девчонку. Темноволосую, насколько мы знаем, зовут Валерией. Фамилию называть не стану, так как есть вероятность, что её заменили.

— Ну, у нас есть Лерка! — подскочил парень с первой парты, который прекрасно слышал разговор. Выкрикнул он раньше, чем подумал, а будет ли от этого польза. Директриса взглядом попросила его сесть и замолчать. Парень понял, что сказал много лишнего. Мужчина обратился к директрисе, попросив показать, где сидит Лера. Та нехотя указала на Леру, просто чувствуя, как позади неё встал второй мужчина. Это немного действовало на нервы.

— Ты знаешь этих людей? — спросила директриса, смотря на Лерку так, словно она сейчас объявила о том, что собирается взорвать школу — и это только минимум. По крайне мере, девушке так показалось. Покачав головой на вопрос директрисы, Лера получила разрешение и села. Правда, всё не закончилось так хорошо.

— Я не давал разрешения сесть, — невозмутимо прошипели позади. Лера вздрогнула. — Встань.

Против воли девушка подчинилась, показывая идеальное выполнение команды «по стойке смирно». Одноклассники смотрели на неё с подозрением, а Ленка даже отшатнулась. В её глазах промелькнул страх. Казалось, словно она понимала весь скрытый смысл этой ситуации. Лера не знала, сколько она так стояла. Девушка просто на автомате отвечала на простые вопросы, которые даже были странными в этой ситуации. Казалось, что если она хоть ещё немного простоит, то Тамара Николаевна вмешается. Это было очень хорошо видно по лицу учительницы.

— Это не она, — наконец объявил мужчина, стоящий возле директрисы. — Простите, что сорвали ваш урок, — это уже было сказано Тамаре Николаевне. Женщина уничтожающим взглядом посмотрела на него, показывая, что такое она точно не простит. Когда директриса услышала, что эти двое собираются проверить и остальные параллели, то предложила другой вариант — просто посмотреть личные дела учеников. Мужчины были недовольны этим, но им пришлось согласиться.

— Кристалл светится, а не она, — буркнул мужчина, который расспрашивал Леру обо всём. Кроме сидящих на первой парте парней эту фразу никто не услышал. Директриса выпустила странных гостей в коридор и, посмотрев на Тамару Николаевну и получив в ответ только кивок, вышла. Какое-то время висела тишина. Лера села за парту и спряталась под учебник. Ей было не по себе после всего, что случилось.

— Ну, сиротка, рассказывай, чего натворила! — подскочили со стульев мальчишки, которые сидели на парте перед Лерой. Девушка посмотрела на них убийственным взглядом, заставив замолчать. Тамара Николаевна попросила всех успокоится и просто забыть об этом происшествии. Лена так и вовсе отодвинулась от одноклассницы, смотря на Леру так, словно та сейчас кого-то убила. Даже когда Лерка попыталась с ней заговорить — Ленка игнорировала её. Через десять минут урок снова прервали, и на некоторое время класс остался без учителя. Лера просто пыталась вытерпеть вопросы одноклассников.

— Да ничего я не делала, отстаньте от меня! — завопила Лерка и, вскочив с места, выбежала в коридор. Там она столкнулась с Тамарой Николаевной, которая разговаривала с незнакомой женщиной. Длинные рыжие волосы спадали на плечи и спину. В зелёных глазах была искорка любопытства. Её одежды не было видно из-за белой мантии, которая выглядела довольно странно в повседневной жизни.

— А, так это она? — спросила незнакомка, краем глаза посмотрев на Леру. — Слишком рано всё…

— Давай поговорим об этом позже, хорошо? — попросила Тамара Николаевна, одним лишь жестом заставив замолчать незнакомку. Та только улыбнулась. — Валерия, иди домой. Сейчас тебе не дадут заниматься.

— Но… — Лера попыталась возразить, потому что действительно была против этого. Ей не хотелось, чтобы кто-то посчитал, что она действительно что-то натворила. Но вот взгляд показывал — преподавательница истории явно не шутила.

— Я отпускаю тебя, как твой классный руководитель, — невозмутимо оборвала её Тамара Николаевна. Лера поняла, что лучше бы ей не спорить, поэтому вернулась в кабинет, забрала свои вещи и выбежала из школы. Было непривычно то, что она пропускает два последних урока. Лерка была уверенна, что уже позвонили её бабушке и сообщили, что она идёт домой. Хотя нельзя было понять, почему её отпустили. Только ли из-за того, что будут вопросы от одноклассников? Или же тут была другая причина? Лера этого не знала, да и думать над этим не особо хотела. Отпустили и отпустили, что тут поделать.

Лера вздохнула, примерно представляя, что её ожидает завтра. С некоторыми одноклассниками она так и не нашла общего языка за всё время учёбы. Несколько человек любят поиздеваться над ней: из-за внешности, всегда находя какую-либо причину, либо постоянно называя её сироткой. Не то, чтобы Лера прямо сильно обижалась из-за этого, терпела все эти годы, но обидно было. Хотя жаловаться на всё это она не собиралась, просто надеясь, что когда-нибудь они успокоятся.

Дом Леры находился не слишком далеко от школы, на дорогу уходило от силы двадцать минут. Все дома на этой улице были частными, но через дорогу находились многоэтажки. Может, когда-нибудь и эту улицу изменят, но пока всё тихо. И Лере это очень нравилось, ведь именно тут живут все её друзья. Приятнее быть с ними соседями и видеться каждый день, а не раз в неделю-две. Да и машин тут мало, можно спокойно ходить по улице. Лерка на мгновение остановилась, словно что-то вспомнив.

— О, Валерка, пришла, — девушка вздрогнула, услышав, что кто-то что-то произнёс. Повернувшись, Лера увидела висящего на заборе вниз головой блондина. Парень улыбался во все зубы, явно радуясь, что увидел хоть кого-то за сегодняшний день. Он был перемазан в чём-то чёрном и маслянистом.

— Не называй меня Валерка, — нахмурилась Лера, хотя и была рада его появлению. — Я думала, что ты ещё болеешь, а ты…

— Да, решил вот великом заняться, — отмахнулся парень, явно не расстроившийся тому, что подруга возмутилась прозвищу. — Ты какая-то хмурая, и злая немного, — сообщил он, скрестив руки на груди. Лерка же надеялась, что он не упадёт и не свернёт шею.

— Наверное, была очередная контрольная, которую она плохо написала, — раздалось за спиной Лерки. Когда та обернулась, то увидела довольно бледную высокую девушку. Её чёрные волосы были собраны в две косы. Тёмно-зелёные глаза были скрыты под тенью бежевой шляпки, но хитрых искорок скрыть не удалось. Улыбаясь от уха до уха и размахивая руками, она набросилась на Леру.

— Лерка! — завопила черноволосая девушка, со всей силы обнимая подругу. Было столько счастья и радости в её голосе, что заставляло улыбаться.

— Ирка! — вторила ей Лера, надеясь, что её не раздавят. Нет, разумеется, она соскучилась по подруге, но такие сильные объятия задушат любого. Парень же просто слез с забора, наблюдая за девчонками. Вмешиваться ему совершенно не хотелось, а то ещё и его обнимут, за компанию так сказать.

— Приехала! Наконец-то! — Лера высвободилась из объятий подруги и осмотрела её. Сейчас Ирка была в бежевом костюме, делая её похожей на деловую леди. — А где Игорь? — девушке было интересно всё, что касалось этой поездки. Сама Лера не имела возможности куда-либо поехать. Не только потому, что у неё была только бабушка, и с деньгами порой было туго, но и просто по времени. Ирка это прекрасно понимала, поэтому радостно рассказывала о том, как провела время.

— Было очень даже весело, интересно, — улыбаясь, говорила Ира, поправляя шляпку. — Игорь как всегда по большей части ходил хмурый и нелюдимый, — она вдруг заметила, что подруга словно выпала из мира, просто смотря в даль. — Лер, эй, ты чего? — Ирка осторожно коснулась плеча Леры. Та заморгала, словно только что пришла в себя и улыбнулась.

— Всё хорошо? — обеспокоено спросила Ирка, надеясь, что с подругой ничего не случилось. Раньше как-то не наблюдалась за ней такая отвлечённость. Парень, всё так же молчаливо наблюдавший за ними, перестал улыбаться. Лерка пару раз моргнула, словно приходя в себя.

— А что-то должно было случиться? — рассеянно спросила она, словно только что не смотрела в одну точку, как загипнотизированная. Её друзья переглянулись, но ничего не сказали по этому поводу. И после своих переглядываний, Ирка повисла на парне.

— Что ты смотришь на меня так, словно я — не я, а? — с возмущением поинтересовалась девушка, ущипнув парня за щёки. — Егор, ты вредный…

— Ага, — с ухмылкой согласился парень, явно что-то придумав. Сделав вид, что он отвлёкся, раздразнив таким отношением Ирку, Егор просто схватил её за плечи и поцеловал в нос. Ирка мгновенно вспыхнула ярко-алым и начала отмахиваться от парня. Он громко засмеялся, схватившись за живот. Лерка просто улыбнулась на всё это, ведь не каждый день можно наблюдать Ирку смущённой. Задумавшись над этим, Лера снова отвлеклась от друзей и даже не слушала, что ей говорила Ирка. Очнулась только когда получила щелчок по носу. Ира хмуро смотрела на подругу, молчаливо спрашивая, для кого она тут распинается.

— Ты что-то сказала? — рассеяно спросила Лера, посмотрев на возмущённую подругу. Ирка была уже готова выразить всё своё недовольство всей руганью, что пришла в голову за эти пару секунд, но Егор решил вовремя вмешаться и предотвратить возможную ссору. А то, что с этой ситуации девочки могут поссориться — парень не сомневался. Не один год они знакомы!

— Она говорила о том, что раз завтра выходной, то звоним Таньке и прёмся к ней, — Егор обнял Ирку за плечи, заставляя её покраснеть ещё больше. — Сообщаем Игорю о посиделках и ищем фильм на просмотр. А потом занимаемся тем, что наедаемся до отвала всякой неполезной едой и заваливаемся спать.

— Про вас с Игорем я не говорила, — попыталась возмутиться Ирка, хотя и понимала, что в какой-то степени это бесполезно. Она же с Егором говорит, а не с кем-либо ещё. А этот парень умеет заболтать любого, да так, что потом остаётся просто сидеть и удивляться, как ты на это согласился. Вот и сейчас всё сводилось именно к этому.

— Не, ну Ир, куда вы без меня, а? — это было больше похоже на случайный набор слов, но девчонки его прекрасно поняли. Вместе с этим они заметили, как Егор совершенно спокойно довёл их до Леркиного двора. — К тому же, Игорь вряд ли куда-то свалит на эти выходные. Так что, придётся тебе нас потерпеть, Ирочка, — он специально растянул имя девушки, дразня её. Ведь Ирка очень не любила, когда её так называли.

— В общем, две причины я вам сказал, — парень втолкнул их во двор Лериного дома, весело глядя на подруг. Лерка только хотела что-то спросить, но её перебили: — Над третьей вы сами думайте, если надо, а я пойду. Надо ещё таблетки выпить, — он недовольно нахмурился, словно в него насильно впихивают лекарство. Девчонки только плечами пожали. Спорить с Егором не хотелось, да и не особо-то это и нужно было. Всё равно собираться всей компанией было куда веселее.

Лера предложила Ирке зайти, но подруга отказалась. Поскольку Ира только приехала, то нужно ещё разобрать вещи и растолкать на эти же действия брата. Конечно, Лера немного расстроилась, но всё поняла. В конце концов, они всё равно увидятся уже ближе к вечеру. Вот и Ирка так же решила и пошла домой, выскользнув в калитку, что соединяла их дворы. Хорошо, что они сделали её в прошлом году. Немного полюбовавшись на совместное творение пяти человек, Лера решила всё-таки зайти в дом. Разумеется, бабушка должна была быть в курсе, что она придёт раньше. Тамара Николаевна уж точно должна была позвонить и сообщить об этом.

— Бабуль, я дома! — крикнула Лера, но потом поняла, что дома никого. На кухне была записка от бабушки, что та ушла к соседке до вечера. Лера улыбнулась, прекрасно зная, что бабушка любит общаться с соседями. Хотя саму эту таинственную соседку Лера ни разу не видела, лишь знала, что та иностранка. Егор, любящий лазать по крышам, рассказывал невероятные истории об этой соседке. Говорил, что это самая обычная старушка, но у неё во дворе вечно происходят странности. В основном с внучкой этой соседки. Про неё даже Лера могла мало сказать, так как видела её всего пару раз. Эту таинственную внучку, Риту, каждую неделю забирали из дома какие-то люди, но как она возвращается — никто не видел. Лера тряхнула головой, пытаясь понять, когда она успела переключиться на это.

Поднимаясь в комнату, Лера чуть не свалилась с лестницы. Для неё было чем-то необычным, если она не упадёт где-нибудь. Так что, это уже было привычным делом. Распахнув дверь в комнату и, не позаботившись о том, чтобы переодеться, Лерка просто завалилась на кровать. Рассматривая обои бледно-синего цвета, девушка и сама не заметила, как заснула. Даже гудение включенного ноутбука на столе, которым Лера пользовалась с утра, не разбудило её. Конечно, домашняя одежда висела на стуле, но Лерке было безумно лень её надевать, да и она слишком устала.

Во сне она девушке казалось, что нет никаких проблем или неприятностей. Мысли были чёткими, ясными и совершенно не напрягали. Словно она плыла по спокойной речушке, которая успокаивала и убаюкивала. Было что-то неуловимое и тягучее. А ещё казалось, что это всё медленно проникает в голову и стирает все неприятные воспоминания.

Трель телефона разбудила Леру как раз к вечеру. Пока девушка просыпалась и собиралась с мыслями, телефон успел раза два отключиться и снова заработать. Сев на кровати и сонно зевнув, Лера дотянулась до телефона и провела пальцем по экрану, принимая звонок. Как оказалось — зря она это сделала, не подготовившись.

— Ты, ленивое создание живой природы, какого хрена не отвечаешь?! — завопил телефон голосом Ирки. Лерка от неожиданности даже уронила телефон на подушку. Выслушивая от Ирки ругань, в которой виноватым почему-то считался хрен, Лерка встала и переоделась. Девушка понимала, что Ирка и остальные стоят во дворе. Это было слышно по хохоту и ругани с улицы. Закинув в сумку сменную одежду, Лерка взяла телефон в руки и сообщила, что спускается. Ирка замолчала, лишь пообещав, что продолжит ругаться позже. На такой счастливой ноте разговор и закончился. Немного постояв, Лера открыла дверь и вышла. Споткнувшись о собственную ногу, девушка полетела вниз. Её поймала вовремя появившаяся Ира. Та настолько растерялась, что даже забыла, что собиралась продолжить возмущаться.

— Что на этот раз? — спокойно спросила Ирка, поднимаясь на ноги и помогая Лере подняться. Тут девушки вообще не удивились, лишь рассмеявшись над ситуацией. Очень даже часто такое бывало.

— Споткнулась о ногу, — просмеявшись, ответила Лерка. Ирка, в очередной раз назвав подругу «Горем луковым», схватила Леру за руку и потащила на улицу. Там действительно были все, кто собирался на сегодняшние посиделки. Егор, явно наслаждающийся ясным днём, стоял у забора и улыбался во все зубы. На скамеечке, которую в прошлом году парни смастерили из двух пней и доски, сидела светловолосая девчонка. По не до конца смытому гриму и причёске Лера догадалась, что Танька, именно она всегда была самой спокойной из девочек, только прибежала с репетиции. Из-за солнца казалось, что глаза меняли оттенок с тёмно-коричневого на молочно-шоколадный. Рядом худой парень стоял под деревом вишни, высматривая оставшиеся ягоды. Темные волосы были взъерошены, словно он только-только встал с кровати. На нем была черная куртка — хотя на улице было и так жарко — поверх зеленой футболки и черные штаны. В руках он держал зеленую бандану. Лицо было бледным, словно он на солнце ни разу не был. Глаза были почти черными, радужка словно сливалась со зрачком. Он посмотрел на Ирку, но ничего не сказал. Лерка быстро закрыла дверь на ключ и спрятала запасной, на всякий случай.

— Привет, Тань, — улыбнулась Лера подруге. Танька улыбнулась, явно радуясь встрече. — А тебя, Игорь, я за байкера приняла и не сразу узнала! — Лерка посмотрела на брюнета, который только фыркнул на это заявление. Егор ухмыльнулся чему-то своему, явно не понимая, чего хмурится друг.

— Богатым буду, — хмыкнул Игорь, всё ещё всматриваясь в ветки дерева. — Меня, вон, родная сестра не узнала, — кивок в сторону Ирки. — Так что вечер удался! — он развёл руками, но на друзей так и не посмотрел. Ирка нахмурилась, борясь с желанием стукнуть брата. Портит всё настроение!

— Я понять не могу, тебе реально на все наплевать или просто обиделся? — поинтересовалась Танька, встав со скамейки. Она радостно обняла подруг, едва не завалив их на землю. Пока девочки что-то друг другу наперебой говорили, парни всячески показывали, как им это интересно. Игорь дотянулся до ветки и снял пару ягод. А Егор кривлялся, закрывая уши и говоря, что подруги слишком шумные. За что получил подзатыльник от Ирки. Но он явно не расстроился этому, наоборот, рассмеялся громче всех.

Пока Егор и Ирка были заняты выяснением отношений, Танька и Лерка дразнили Игоря. Поскольку он постоянно ходил самым серьёзным и неулыбчивым, девочки постоянно пытались как-то растормошить его. Парень пытался на это не реагировать, но когда на тебе виснут две девчонки — довольно трудно это не замечать. А когда на них ещё и Ирка прыгнула, Игорь так и вовсе не удержался на ногах и упал. Девчонки вместе с ним, при этом перепугано визжа. А потом они втроём набросились на Игоря и начали его щекотать, чего парень уже не мог выдержать. Пытаясь оттолкнуть сестру и подруг, Игорь искренне хохотал над всем этим.

Егор наблюдал за ними, как-то не горя желанием вмешиваться. Если он попытается помочь Игорю, то эти три хитрых девушки и его защекочут. Честно говоря, Егор смотрел на них и удивлялся, что вроде нормальные люди, а ведут себя… как дети. Насмеявшись вдоволь и добившись от Игоря постоянной улыбки, хотя бы на этот вечер, с чувством выполненного долга направились к Иркиному дому. Игорь переглянулся с улыбающимся Егором, и парни пошли за девчонками. В конце концов, они планировали сегодня ещё сделать домашнюю работу и фильм посмотреть.

Сидя в темноте на диване, девчонки перепугано прижимались друг к другу. На экране телевизора творился настоящий ужас, периодически так заставляющий девчонок перепугано визжать. Игорь и Егор довольно сидели на полу и ели попкорн с чипсами. Запивая всё это газировкой, парни просто любовались реакцией подруг. В очередной пугающий момент Ирка, Танька и Лерка синхронно завизжали.

— Да ладно, девчонки, это же просто оторванная рука, — довольно пробормотал Егор, искренне веселясь над подругами. Конечно, те сейчас жалели, что согласились на ужастик, да ещё и на ночь глядя. Танька закрывала руками глаза и очень испугалась, когда Игорь пощекотал её за пятку. Едва не пнув парня, Таня поджала ноги. С обеих сторон она была зажата Иркой и Леркой.

— Зря согласились только, — перепугано прошептала Танька, снова закрыв глаза. Игорь довольно хмыкнул, переглянувшись с Егором. Тот лишь сделал звук погромче и начал комментировать происходящее на экране. Ирка кинула в него подушкой, потому что терпеть не могла, когда он так делал.

— Давайте выключим, ну, правда, — попросила Ирка. Игорь с Егором довольно покачали головами, явно наслаждаясь. Сама ситуация была весёлой.

— Ты чего, Ир? — довольно спросил Егор, специально подсев к девчонкам. — Это же лучший ужастик года! Его стоит посмотреть! — он довольно улыбнулся хмурой Ирке. Его веселья она не разделяла просто потому, что ничего весёлого или хотя бы хорошего не видела в фильме ужасов.

На следующей сцене в фильме девчонки синхронно завопили, подскочили с мест и спрятались кто куда. Комната сразу озарилась светом и наполнилась весёлым смехом парней. Егор вытащил диск, посмотрев на Игоря. Тот же смотрел время на часах.

— Ну, сколько сегодня? — довольно спросил блондин, собирая всё с пола. Он никогда не понимал, на что девчонки так реагируют. Это же всего лишь фильм и вряд ли такое случиться взаправду. Заниматься подобными делами, показанными в фильмах, станет разве что сумасшедший. А таких людей, к счастью, стараются обезвредить сразу.

— Почти полчаса, — ухмыльнулся Игорь, выглядывая в коридор. — Молодцы, девчонки, новый рекорд! — он очень надеялся, что они его услышат. Главное теперь найти девчонок и убедить, что фильм парни выключили и можно вздохнуть спокойно.

Снова довольно засмеявшись, парни пошли вытаскивать девчонок из шкафа. Обычно именно туда они прятались за эти два года в такие посиделки. Но на этот раз подруги разделились, что усложнило поиск. Лерка вылезла сама из-под стола на кухне, когда поняла, что всё спокойно. Игоря же Танька облила ледяной водой из душа, когда он нашёл её в ванной. Под ругань парня девушка кое-как вылезла из ванны. Егору досталось больше всех, потому что Ирка кидалась в него обувью, которую только нашла в шкафу в коридоре. Ругаясь, что больше она с ними фильмов не смотрит, девушка гордо ушла в гостиную вместе с подругами. Но даже от такого поведения девушек настроение парней было на высоте.

Девочки довольно быстро отошли, и потом ребята сошлись на том, чтобы посмотреть какую-нибудь комедию. Всё-таки, они отдохнуть собрались, а не переругаться и весь вечер бояться. Во время фильма Ирка с Игорем рассказывали, как они съездили. Парень постоянно успокаивал сестру, которая говорила почти на одних эмоциях. Никто и не заметил, как быстро пролетело время. Как и всегда, во время таких посиделок, они легки очень поздно, радуясь, что завтра выходной. Иначе, они либо проспали первые уроки, либо засыпали, сидя за партами.

Освещаемая лишь одной луной тёмная поляна выглядела какой-то таинственной, даже завораживающей. Ночной ветер тихонько шелестел листочками деревьев, иногда срывая их. Весь лес наполнился шумом, создавая прелестную природную песню. Деревья скрывали эту поляну от посторонних глаз, словно находящихся здесь никто не должен беспокоить. Ночью мало кто проходил через это место, прекрасно зная о слухах об этой поляне. Никто просто не решался проверить, правдивы ли все разговоры или лишь выдумки. Всё же, безопасность была выше любопытства.

Из-за дерева вышла чья-то фигура. Невысокая и, с виду, хрупкая девушка в чёрном платье, которое сливалось с темнотой леса за её спиной. Пока она шла, её платье мерцало в лунном свете, как звёзды на небосводе. Чёрные прямые волосы волочились за ней по серебристо-зелёной траве. Во взгляде тёмно-синих глаз была какая-то печаль и отстранённость. Она держалась ровно, подняв подбородок, словно королева. Ветер притих, признавая её власть над ним. Девушка остановилась, осматриваясь. Вокруг никого не было видно, но она знала, что это не так. Не просто так ведь она появилась сегодня здесь, да ещё и ночью. Никто не должен стать свидетелем этого разговора.

— Довольно необычное место для встречи, — её голос был спокоен, словно ничего странного в этой встрече нет. Морана — именно под этим именем все знали её, как хозяйку смерти и покровительницу тёмной магии. Казалось, что богиня была чем-то недовольна. На самом деле, она не особо хотела сюда приходить, если бы не та, кто попросил об этой встрече.

Темнота с другой стороны поляны неуверенно дёрнулась. Другая девушка, которая излучала свет, вышла к сестре. Платье Живаны — хозяйки жизни и покровительницы светлой магии — прямо открывало всю яркую натуру богини. Живана легонько улыбалась, смотря на Морану молочно-жёлтыми глазами. Поправив платье, которое словно было соткано из золота, Живана заговорила.

— Прости, что пришлось оторвать тебя от дел, — казалось, что богиня жизни переступила через себя, сказав это. Ветер совсем исчез, не желая перебивать их. Лес таинственно зашептался между собой, словно природа удивилась появлению двух богинь в такую ночь. Особенно, именно этих богинь. Все знали, насколько холодно сейчас ведут себя сёстры друг с другом.

— Тебя что-то беспокоит? — заметив в улыбке сестры скрытое волнение, спросила Морана. Да, она действительно давно не видела Живану, поэтому волновалась, как бы не случилось чего серьёзного. Она мысленно усмехнулась, удивляясь, что ещё не потеряла себя за столько лет. Что продолжает чувствовать хоть что-то, в отличии от остальных. И, как бы сильно не злилась на сестру, очень переживала за её состояние. Даже не просто потому, что Живана была богиней. Они были сёстрами и всегда были готовы помочь друг другу, по мере своих сил, разумеется.

— Помнишь малышку, на которую наша кровь попала? — сразу перешла к делу Живана, не желая скрывать своих страхов. Да, глупо было богине чего-то боятся. Но она знала, что всё серьёзней, чем кажется. Морана не сразу ответила на этот вопрос, словно пытаясь понять, что беспокоит сестру.

— Разумеется, — она не врала. Не прошло и дня, чтобы богиня смерти не вспоминала ту девочку. Тогда они допустили непоправимую ошибку, позволив такому случиться. Особенно, когда уже в то время было опасно показывать себя. Из-за кого-то одного всё начинало выходить из-под контроля и нарушать все законы. Это пугало даже Морану, которая старалась скрыть всё за маской безразличия.

— Я всё это время была уверенна, что он уже нашёл её и убил, но… — Живана начала из далека, немного путая сестру. Морана не понимала, нужна ли ей эта информация. Не понимала, хочет ли она знать это. — Девочка всё это время пробыла в Яви. Без магии и без воспоминаний.

— Юная и не обученная ведьма в мире смертных — что может быть замечательней, верно? — тут же отреагировала Морана, довольно холодно произнося эти слова. — Ах, да, наличие ненормального мага, который опаснее всех в мире живущих даже когда улыбается, — она презрительно фыркнула, показывая, как она ненавидит этого человека. Живана перестала улыбаться, не довольная отношением сестры ко всему этому. Было какое-то безразличие в словах богини смерти.

— Мы должны ей помочь, Мори, — тихо произнесла богиня жизни, опустив взгляд. Не хотела она показывать сестре, как сильно волнуется из-за всего. Не хотела показывать свою слабость. И реакция сестры была вполне ожидаемой для Живаны. Она знала, как относится к людям богиня смерти, и не понимала её. Да, возможно в прошлом и были неприятные моменты с ними, но, прошло столько времени. Сейчас они ответственны за их судьбы, и знают, что тогда всё дело было в страхе. В страхе перед ними.

— Должны? Мы никому ничего не должны, Эжен, — довольно резко отозвалась Морана, дёрнув рукой так, словно сбрасывая что-то мерзкое и неприятное. — Люди — ужасные существа, — она подняла взгляд на сестру. — За помощь они могут жестоко отплатить. И я не хочу снова это испытать.

— Мы сами обрекли её на это, ты же знаешь! — неожиданно, даже для самой себя, закричала Живана. Она разозлёно посмотрела на сестру. — Если бы мы не пытались отгородить её тогда, то ничего не произошло бы! — ярость в её взгляде сменилась беспомощностью. — Теперь же мы испортили жизнь ещё и ей, — она едва держалась, чтобы не закричать снова. Вот причина того, что она позвала сестру сегодня сюда. Страх и незнание, как уберечь хотя бы в этот раз кого-то. Лишь бы не повторить прошлых ошибок.

— Должна признать, что ты права, — выдохнула Морана, впервые за долгое время увидев такой взгляд у сестры. Не должно было такого случаться больше. — Если бы мы не получили те раны, то никогда бы не случилось такого, — принять то, что это, по большей части, их вина, было трудно. Тогда всё произошло неожиданно для них, слишком… спонтанно. Даже вспомнить точно, что случилось в тот день, удавалось с трудом. Словно это было иллюзией.

— А что на это сказал…

— Он сказал, что так должно было случиться, даже если бы не вмешался этот маг! — сжала кулаки Морана, но быстро остыла. Не время сейчас выговаривать то, что и так понятно. Живана прикусила губу, не зная, что сказать. Вроде бы обсуждение зашло в тупик и теперь есть только два выхода: решить, что делать или просто забыть. Правда, это оказалось не так легко на деле, как казалось бы.

Богини не знали, как решить все эти проблемы. Отчасти они не имели права вмешиваться, но с другой стороны знали, что это их вина. Им надо было во всё это вмешаться, нарушить правило. Ни Морана, ни Живана не знали, могут ли они так поступить. Вот поэтому они сейчас и молчали, просто не понимая, что делать. На самом деле им было бы хорошо, делай они это вместе и сразу. Но, увы, слишком многое произошло, и пока они не могли договорится о чём-либо.

— Успокойся, всё будет хорошо, — неожиданно произнесла Морана, глубоко вздохнув. — Я и сама понимаю, что если девочка проиграет, то пострадают все три мира, — Живана вздрогнула от этих слов. — Я присмотрю за ней, пока что. Надеюсь, что мы ошиблись тогда…

Обе богини молчали, думая, каждая о своём. Эта встреча, наедине друг с другом, была первой, спустя несколько лет. Они обе были слишком упрямы и дулись друг на друга, совершенно не желая разговаривать. Сейчас они понимали, как глупо поступили, но не могли этого признать. Слишком многое произошло за их жизнь, когда они стали богинями. Слишком много они пережили, чтобы стать такими. Слишком… много этого «слишком». Каждый может совершить ошибки, но не каждый может это признать. Так же было и с Мораной и Живаной. Для богинь пока что было трудно согласится, что они обе виноваты в произошедшем задолго до того, как всё это началось.

— Я бы хотела вернуть то время и загладить наши ошибки, — на выдохе произнесла Живана. Она печально улыбнулась сестре и исчезла. Богиня жизни не хотела показать, как ей больно от тех воспоминаний. И то, что она сейчас расплачется, было самым худшим. Морана развернулась и, проведя пальцами по глазам, смахивая слёзы, тоже исчезла. Лишь серебристая и золотая пыльца подсказывала, что богини были здесь. Лёгкое напоминание о том разговоре, который произошел. Но вернувшийся ветер разнёс пыльцу по поляне, скрывая эти следы.

Глава 2. Обычная поездка

Ночь — самое спокойное и тихое время суток. Конечно, если городской шум можно назвать тишиной. Блеклые фонари едва освещали улицу, казалось, они вот-вот потухнут. В домах кое-где всё ещё горел свет, но, по большей части, люди давно легли спать, лишь коты бродили по заборам и крышам, патрулируя городские улицы. Луна то и дело выглядывала из облаков. Промелькнув тенью под деревом, чёрная кошка ловко запрыгнула на забор. Для обычной кошки она довольно внимательно и с подозрением осматривала улицу.

Сегодняшняя ночь отличалась от остальных, которые были более спокойными. Если кто-то случайно окажется на улице в это время, то непременно пожелает скрыться в доме. Но это касалось больше людей, ведь кошка чувствовала себя прекрасно на улице. Она кралась, постоянно оглядываясь. Медальон на её ошейнике блестел в свете луны. Кошка вдруг остановилась.

Заметивший её соседский щенок залаял, но от одного взгляда кошки он поджал уши и хвост, спрятавшись под крыльцо. Кошка долго смотрела в то место, куда щенок спрятался, а потом решила продолжить путь. Но через пару шагов она зашипела, выгнувшись дугой. Поняв, что его заметили, мужчина вышел из тени. Поправив чёрную мантию, благодаря которой он сливался с тьмой позади себя, человек посмотрел на кошку. Было понятно, что ему нет особого дела до неё, хотя кошка реагировала на него довольно агрессивно и явно хотела, чтобы он ушёл.

— Что ж, вот и нашёл нужное место, — спокойно произнёс мужчина, даже не обращая внимания на свирепое животное. Или, по крайне мере, делая вид этого. — Ещё немного и вышел бы срок. Но я нашёл её.

Он повернулся к кошке, которая настороженно наблюдала за ним. Да, она прекрасно знала, кто этот человек. И совершенно не хотела, чтобы мужчина находился здесь. Он снял капюшон мантии. Димитрий был спокоен и не волновался из-за кошки, не видел в ней особого противника. Мужчина махнул рукой, и кошку откинуло в сторону. Она слабо мяукнула, когда врезалась в дерево.

— Думали, я не найду её, верно? — очередной взмах рукой и кошку подбросило в воздух. — Давненько не виделись, да? Почти семь лет, — кошка зависла в воздухе так, словно её пытались задушить. — Вряд ли вы ожидали предательства от…

Слова Димитрия оборвались. Белый кот набросился на мужчину, отвлекая его от кошки. Она упала на землю и какое-то время не двигалась. Кошка очень тяжело дышала. Когда Димитрий избавился от кота, который сразу отскочил к кошке, то лишь улыбнулся. Он уже знал, что можно не волноваться по поводу этих двоих. В конце концов, что кот и кошка могут сделать ему?

— Ну, и как, нравится жить в шкуре? — ехидно поинтересовался Димитрий и просто забыл о том, что кот и кошка существуют. Мужчина прошёл до середины улицы и остановился. После того, как он как-то взмахнул руками, воздух сгустился в одном месте. Темноволосая девчонка едва не упала, когда её просто выдернули с другого места. Сначала она присела, но довольно быстро встала на ноги.

— Ненавижу, когда ты так делаешь, — прошипела она, отряхиваясь и наскоро поправляя ленты в косах. — Зачем звал? — девушка посмотрела на Димитрия, немного злобно. Ирка сонно зевнула, потянувшись.

— Свой хамский тон оставь при себе, — предупредил Димитрий, одним взглядом заставив Ирку вздрогнуть. — Научилась у своей смертной мамаши, — он брезгливо отвернулся, словно увидел что-то неприятное. Эти слова разозлили девушку, и молчать она не собиралась.

— Не смей говорить про мою маму так, словно она — животное! — воскликнула Ирка, сжав кулаки. — Если… — она замолчала, когда мужчина влепил ей пощёчину. Девушка отшатнулась от него, держась за щёку. На глазах появились слёзы. Димитрий отвернулся от неё, больше ничего не сказав. Было видно, что ему всё равно, есть тут Ирка или нет. Кот и кошка наблюдали за ними. Молчание длилось долго, и прерывалось лишь шумом самого города. Ирка не знала, как долго она тут стоит, но в тонкой пижаме было довольно прохладно.

— Ваша помощь мне больше не нужна, Ира, — девушка вздрогнула, когда мужчина это сказал. Она настолько задумалась, что даже забыла, где находится. — Как оказалось, она всегда была на виду, — он задумчиво смотрел перед собой. Ирка не сразу поняла, что значат его слова.

— То есть, мы свободны? — немного растерялась девушка, не ожидавшая всего этого. Да, она была недовольна, что её выдернули среди ночи на улицу. Поёжившись от холода, Ирка переступила с ноги на ногу. В одних носочках было неудобно стоять на земле. Из-за сонного состояния девушка с трудом понимала, что от неё хотят. Одно дело, если бы тут был Игорь, который в любом состоянии способен подстроится под ситуацию. Нет, разумеется, Ирка сама заставила его остаться дома, но его помощь сейчас была бы незаменима. Игорь умел держаться при разговоре с такими людьми, как Димитрий. Девушка же реагировала на всё вспыльчиво и не умела молчать на то, что ей не нравится.

— Да, свободны, — махнул рукой мужчина. Ирка уже было собралась уйти, — если вы мне понадобитесь, то я вас сам найду, — он даже не заметил, как при этих словах сморщилась Ирка. Конечно, сейчас она действительно была свободна и могла уйти, но вот недовольство от этого никуда не делось.

— Лучше бы тебя вообще не было, — развернувшись, буркнула девушка. Мужчина её просто-напросто раздражал своими действиями, но и поделать она ничего не могла. Не в её силах. — Зачем она тебе? — конечно, обычно он не отвечал на этот вопрос, но не задать его Ирка не могла. Хотя она и ожидала, что сегодня ответ не измениться.

— Это уже не твоё дело, верно? — спокойно поинтересовался мужчина и, развернувшись, пошёл вверх по улице. Ирка фыркнула, но на этот раз смолчала. В очередной раз поёжившись от холода, девушка решила всё-таки вернуться в дом и рассказать обо всём брату. Возле калитки Ирка обернулась. Димитрия нигде не было, и это не особо огорчило Ирку. Мужчина всегда появлялся неожиданно там, где его не ждали, и исчезал, когда на него никто не смотрел. Подозрительный человек.

В эту ночь на улице остались только кот и кошка, которые с какой-то грустью смотрели то на Леркин дом, то на Иркин. Словно, они понимали, что происходит. Из-за облаков луна скрылась, и на улице стало намного темнее. Когда же она появилась вновь, то ни кота, ни кошки не было на том месте. За пару секунд они успели добраться до Иркиного дома, и теперь сидели на крыльце. Но и там они пробыли недолго. К утру вообще не было никаких следов их присутствия. Ирка не стала будить брата лишь для того, чтобы всё это рассказать. Точнее, она просто не подходила к нему в этот момент. Ирка не знала, что её брат не спал. Всё это время Игорь сидел на кресле, наблюдая за спящими друзьями. Парень не знал, почему ему не спится.

После ночной прогулки, Ирка спала довольно беспокойно. Поскольку вечером они расстелили матрасы и постелили себе, то Ира спокойно закинула руки на Егора. Тот довольно улыбнулся, повернувшись на бок, случайно толкнув Таньку. Та, словно в отместку, пнула его ногой. Лере повезло больше всего, потому что она лежала далеко от них. Игорь заметил, что подруга всхлипывает во сне, поэтому разбудил её. Мохрякова ничего не сказала про то, что ей снилось, а Игорь не стал настаивать. Лера отвернулась, делая вид, что так быстро уснула. А парень же лёг рядом с сестрой и действительно заснул.

Если утро начинается тихо, то невольно начинаешь что-то подозревать. Особенно это касается того маленького обстоятельства, когда кроме тебя в доме есть и твои друзья. Тихое и спокойное утро как-то не совмещалось с компанией друзей, как бы забавно это не звучало. Не малым весом служило условие, что утро это субботнее, то есть выходное. Что может быть удачнее, чем совмещение этих трёх простых вещей? Верно — жди беды, которая обязательно с тобой случиться из-за друзей. Мало ли, на какие хитрости они пойдут ради розыгрыша.

— А что если её в ванну с водой закинуть? — коварным шёпотом предложил Егор. Танька закрыла рот рукой, чтобы своим хихиканьем случайно не разбудить Ирку. Игорь молча наблюдал за этим. Хотя он и притворялся, что против этого — лёгкая улыбка сдавала его полностью. Конечно, Игорь прекрасно знал, почему сестра не выспалась, но сообщать остальным как-то не собирался. Да и за реакцией сестры ему интересно понаблюдать.

— Не, она почувствует, если мы её поднимем, — шикнула на него Лерка, понимая, что это не особо-то и остановит Егора. Поэтому нужно было придумать что-то другое, что сможет перебить идею с ванной. Танька тоже это понимала, но даже не представляла, что можно сделать. Она просто попыталась оттащить парня от Ирки, которая лишь перевернулась на другой бок, подмяв подушку под себя. Лерка хихикнула, ведь никто не поверит, что вот это спящее создание — самый активный и грозный человек в их компании.

— Давайте просто её напугаем, — предложил Игорь, наблюдая, как противостояние между Танькой и Егором доходит едва ли не до драки. Игорь пододвинулся ближе к сестре, и убрал её косы так, чтобы она сама себя за волосы не дёрнула. Лерка уже из последних сил сдерживала хохот, а Егор и Танька наблюдали за тем, что сейчас будет. Они даже забыли о драке.

— Ирка… — тихо прошептал Игорь на ухо сестре. Девушка только рукой махнула, отгоняя его от себя. — Ирка! Подъём! Катастрофа! — вдруг заорал он, перепугав Ирку до чёртиков. Она подскочила, испуганно визжа и размахивая руками. Танька и Егор упали на спину, хохоча от души. Лерка всячески пыталась успокоиться и не хихикать сильно. Поняв, что это была всего лишь шутка, Ирка надулась и, по виду оскорблённая до глубины души, ушла умываться. Танька и Лерка умчались за ней.

Поняв, что девочки застрянут надолго, парни отправились на кухню. Должен же кто-нибудь позаботиться о завтраке. Хоть они и справились со свей задачей, и завтрак — который на самом деле обед — получился великолепным, но… весь оставленный парнями бардак убирали девочки. Ругань на Игоря и Егора очень быстро сменилась на весёлый хохот, когда Лерка упала с кастрюлей и облилась водой. Поэтому ей пришлось спешно переодеваться, оставив остатки уборки подругам.

Разобравшись с кухней и перетащив стол на улицу, ребята начали выносить стулья, посуду и сам завтрак-обед. Егор занимался тем, что изводил Таньку, что-то ей говоря про Игоря. Тот в принципе не реагировал, пока всё не дошло до полнейшего цирка. Отобрав у ошалевшей Ирки ножницы, смущённая Танька начала гоняться за хохочущим Егором. Лерка бегала за подругой и вопила, что это не безопасно. Со стороны это выглядело полнейшим безумием, и явно не походило на дружеские отношения.

— Да за что, я же правду говорю! — возмутился Егор, огибая стол и прячась за безучастного Игоря. Он стоял с таким лицом, словно его уже всё достало и он хочет спать. Ирка же спокойно раскладывала столовые приборы. Девушка лишь надеялась, что Танька Егора не прибьёт.

— Ерунда всё это! — Танька остановилась, пытаясь отдышаться. Она напрасно пыталась спрятать красные щёки. — Ничего я не влюблена в Игоря, — она отвела взгляд, покраснев ещё больше. — Навыдумывал ты…

— Я? Навыдумывал? — выглянул из-за плеча друга блондин. — Я ничего не выдумываю! — он уверенно скрестил руки на груди, краем глаза посматривая за Танькой. — А чем он тебе не нравится, а? Вон, спортивный парень, танцами занимается. Худой как скелет, но готовит отменно! Да и порядок поддерживает в комнате!

— Да нравится он мне, то есть… — блондинка вдруг замямлила, не зная, что и сказать. Ирка усмехнулась, заметив, что Игорь с интересом наблюдает за Танькой. Уж кто-кто, а Ирка брата знает хорошо, и то, что этот взгляд не просто так — брюнетка была уверенна на все сто. Лерка что-то шёпотом сказала Ирке, после чего обе девчонки засмеялись.

— Ага, всё-таки я был прав! — торжествующе объявил Егор, схватив брюнета за плечи. — Устроили тут, нравиться не нравится! Ты Игорю, между прочим, тоже не безразлична! — и тут все наблюдали удивительную картину, которую можно очень редко застать — Игорь покраснел. Егор даже замолчал от неожиданности. Игорь этим воспользовался и настучал другу по голове. Блондин завопил про избиение и теперь боком начал уходить от друга. Не то, чтобы Егор сильно пострадал, просто надо было поломать драму.

— Никогда не видела, чтобы Игорь так краснел, — задумчиво пробормотала Ирка, продолжив накрывать на стол. Лерка ей помогала, потому что остальная троица была занята совершенно не этим.

— Не, ну чего вы так кипятитесь, как чайники, ей богу! — возмутился Егор, в конце концов найдя спасение в Ирке. Её трогать было опасно, и в этом была вся прелесть. — Вот я сразу сказал, что Ирка мне нравится, а вы…

Его слова прервала Ирка. Её настолько всё достало, что она просто от души заехала Егору ложкой в лоб. Все настолько растерялись, что просто замолчали. А Ирка, не мигая, смотрела на Егора, который улыбался от уха до уха и потирал пострадавший лоб. Красное пятно быстро сойдёт, но зато теперь все успокоились и переключились на другое.

— Успокойтесь уже все, а то устроили тут, — возмутилась Ирка, стараясь не смотреть на Егора. На щеках девушки появился румянец. Егор явно был доволен, поэтому перестал говорить на эту тему. Танька и Игорь спокойно вздохнули, потому что порой друг обладал просто длиннющим языком. И, к сожалению, не всегда удавалось вовремя остановить словесный поток, и всегда доходило до подобного. Пока друзья разбирались с этим, Лерка решила немного побродить, пока они действительно сядут обедать.

Иркин сад почти не изменился. Точнее, это был сад-огород, потому что кроме цветов тут была и морковка, и капуста… да вообще всё, что влезло. Единственным изменением была почти достроенная беседка. Судя по тому, что там всё ещё валялись молоток и гвозди — её строительство не забросили. Видимо, просто появились дела, и это всё оставили с расчётом закончить. Но даже не сама беседка привлекла внимание Леры. У неё было какое-то странное ощущение. Она, вроде бы, находилась здесь раньше, но не была уверена в этом полностью. Сразу появлялся образ какой-то другой беседки, засыпанной снегом.

Ирка очень удивилась, когда нашла подругу просто стоящей возле недостроенной беседки. Лера даже не заметила, как к ней подошли. Просто стояла и плакала, и даже сама не знала, почему. Просто на душе вдруг стало так тяжело, словно она в один миг потеряла что-то очень дорогое и близкое. Но вот что именно — осталось загадкой.

— Это дядя Андрей всё собирался достроить до зимы, — произнесла Ирка без особого энтузиазма. — Хотел, чтобы у нас было место, где можно летом устраивать обеды. Но работа работой, — она пожала плечами. — Вот, стоит с сентября…

Лерка вообще никак не отреагировала на эти слова, всё ещё прибывая в какой-то прострации. Сейчас она думала совершенно о другом: падающий на землю снег, первые капли крови… детский крик и давящее чувство страха. Остальные трое тоже подошли к ним, потеряв Ирку и Лерку. И состояние последней совершенно не обрадовало друзей.

— Эй, Лер, всё хорошо? — спросила Танька, коснувшись плеча подруги. Лера пару раз моргнула и словно пришла в себя. Она слабо улыбнулась и заверила, что с ней всё нормально и не стоит волноваться. Конечно, друзья видели необъяснимую тоску и боль в её глазах, но не стали спрашивать. Если Лера захочет, то она и сама всё расскажет. А может, она просто не хочет об этом говорить. Поэтому, создав беззаботную атмосферу, все наконец-то сели обедать. А потом, после тщательной уборки за собой, ребята решили прогуляться по городу. В конце концов, свежий воздух — лучшее средство, чтобы избавиться от переживаний.

Когда вечером Лера вернулась домой, то бабушка уже вовсю занималась ужином. Быстро закинув сумку с вещами в свою комнату, Лерка спустилась на кухню. Бабушка довольно ловко орудовала ножами и нарезала овощи для салата. На плите уже стояла кастрюля с готовым супом. И судя по всему, скоро будут готовы котлеты с картошкой.

Лерка очень любила свою бабушку, поэтому старалась помогать ей во всём. Конечно, порой она обладала способностью превращать всё в сумбур. Бабушка поправила небольшой хвостик светлых волос и повернулась к внучке. Лерка тут же этим воспользовалась, чтобы обнять любимую бабушку.

— Тебе помочь? — спросила Лера, подняв голову, чтобы видеть бабушку. Та улыбнулась, потрепав внучку по голове. Сколько бы времени не прошло, а женщина всё равно воспринимает её как маленькую и неуклюжую непоседу.

— Нет, милая, я сама справлюсь, — улыбнулась бабушка, снова растрепав внучке волосы. Это был обычный жест, который довольно часто проскальзывает между ними. Только за эти пару минут, женщина уже второй раз так сделала. Лере это даже нравилось, и только бабушке она позволяла так делать.

— Порой мне кажется, что ты меня на кухню пускать не хочешь, — надулась Лера, хотя быстро улыбнулась. Перестав отвлекать бабушку, девушка залезла в холодильник за яблоком. Лерка никогда не понимала, почему они лежат именно там — ведь потом яблоки ледяные, аж зубы сводит. Но Леру это не остановило, потому что её это даже устраивало.

— Может быть, — неоднозначно ответила бабушка, повернувшись к плите. — И не таскай яблоки, налей лучше супа, — женщина с укором посмотрела на внучку, которая лишь улыбнулась. Бабушка покачала головой, мягко улыбнувшись.

Лерка хихикнула и убежала наверх, в комнату. Её никогда не огорчало, что под её небольшую комнату оборудовали бывший чердак. Девушке даже нравилось находиться наверху, особенно, когда оставалась одна. К тому же, это было своеобразное напоминание о дедушке. Ни его, ни родителей Лера не помнила. Всё, что она точно знала — они её очень любили. Бабушка не очень любила затрагивать тему того, куда эти трое делись. И она не могла объяснить, куда делись все фотографии с дедушкой и родителями Леры. Даже их имена девушка с трудом могла вспомнить.

Споткнувшись о собственный ковёр, Лерка плюхнулась на кровать. Немного полежав так, девушка решила, что ей скучно, поэтому она взяла тетрадку и пару ручек. Конечно, рисовать лёжа не удобно, но вставать и садиться за стол было лень. А вот дотянуться до телефона и наушников — вполне смогла. Лера и сама не знала, какая музыка порой может быть на её телефоне, поэтому очень долго искала нужную песню.

Подпевая и болтая ногами, Лера нарисовала очередной набросок. Она довольно редко обводила и раскрашивала свои наброски. Хотя, в этой тетрадке такие и были. На этот же раз Лера даже не знала, кого рисует. На бумаге был набросок девушки в довольно необычном платье. Хоть оно и было нарисовано, но выглядело… каким-то лёгким. Лерка долго смотрела на набросок, а потом взяла синюю ручку и закрасила платье. К сожалению, она так и оставила его не дорисованным, потому что настало время ужина. Оставив всё на кровати, Лерка побежала на кухню.

Сидя за столом и глотая сразу, не жуя, Лера умудрялась рассказывать о том, что случилось вчера в школе. Бабушка слушала всё это молча, как-то нахмурившись. Её не устраивало, что два подозрительных мужика заявлялись в школу к её внучке. Лера же не обратила на это внимания, продолжая говорить о реакции одноклассников и Тамары Николаевны. Учительница истории действительно довольно странно отреагировала на всё это. Но даже не это было самым загадочным в том случае. Лера почему-то вспомнила ту рыжую незнакомку, которая отнеслась к Лере так, словно давно знает. Размышления о этой женщине прервал бабушкин телефон.

— Да, это Екатерина Петровна, — когда бабушка это сказала, то Лерка вздрогнула. Обычно, такие звонки оказываются не самыми приятными. — О, Алла Дмитриевна, добрый вечер, — после этих слов девушка и вовсе сползла под стол. Звонков из школы никто не любил. Особенно, если это была директриса. Конечно, Лера успокоилась, узнав о небольшом карантине на пару дней, но вот сам звонок остался загадкой. Почему Алла Дмитриевна лично позвонила Екатерине, чтобы сказать это? Разве не Тамара Николаевна должна была это сделать?

Но сейчас не это волновало Леру. Она быстро доела картошку, убрала посуду в раковину (пообещав потом её помыть за собой, разумеется), убежала наверх, чтобы побыстрее поговорить с Иркой. Только-только переступив порог комнаты, Лера услышала счастливые крики. Поэтому она открыла окно и увидела, что Ирка уже давно выглядывает из своей комнаты и ждёт подругу.

— Не успела приехать, а снова отдых, — подколола Лерка, наблюдая за довольной подругой. — Ты так к экзаменам не подготовишься. Ни ты, ни Игорь.

— Да всё нормально будет! — отмахнулась Ирка, улыбаясь во всю возможную ширину. Она села на подоконник, наблюдая за улицей. — Правда, я даже не знаю, чем заняться. Может, снова у нас соберёмся? Хотя… — она прикусила губу, примерно представляя, чем подобные идеи закончатся.

— Ты сама знаешь, что это не самая удачная идея, — заметила Лерка, улыбнувшись. Она тоже села на свой подоконник, придерживаясь. — Егор и Игорь снова включат ужастики, что не самое приятное, — она недовольно надулась, всё ещё припоминая друзьям их шуточки. Особенно то, что они каждый раз проверяют, на сколько времени подруг хватит.

— Ну, а может мы втроём у тебя? — предложила Ирка, действительно понимая, что мальчишки так и поступят. Они всегда любили подшучивать над подругами, и тут уж ничего не изменишь. За это девочки и ценили Егора и Игоря. Может, парни и имели разные характеры, а вот сдружились отлично. Ирка постаралась не думать, что раньше в их компании было ещё два человека, но маленькая ошибка всё испортила. Лера же даже не стала затрагивать эту тему.

— Бабушка не даст долго сидеть, ты же знаешь, — усмехнулась Лерка. Ирка посмотрела на неё. — У Таньки сейчас не получиться. Так что, толком не посидим, — она засмеялась. — А на ужастики я не согласна.

— Думаешь, я согласна? — буркнула Ирка, расстроившись, что ничего не получиться. А она так надеялась, что они смогут ещё немного повеселиться вместе. Нет, есть шанс, что Егор и Игорь хотя бы в этот раз не станут их пугать, но проверять это не хотелось. Лучше уж тогда просто эти дни гулять с утра до вечера. Лерка тоже с этим согласилась, и девчонки начали обсуждать, чем можно заняться завтра и куда пойти.

— А вы не хотите поехать с нами, девчонки? — раздался голос откуда-то снизу. Девчонки сразу повернулись. Егор стоял возле Леркиного забора, облокотившись на него. Видно, что парень давно наблюдал за ними и прекрасно слышал их разговор. Просто, блондин поджидал удобного момента, чтобы сразу задать нужный уровень интереса.

— Куда? — хором спросили Ирка и Лерка, и переглянулись. Они посчитали это довольно забавным совпадением. Егор подождал, пока они успокоятся и вспомнят, что он тут стоит. А ещё парень специально выжидал, подогревая интерес подруг. Ирка уже была готова кинуть в него чем-нибудь, даже вон, прицеливалась собственной тапочкой.

— У нас завтра ролевая[1], вот, хотел и вас позвать, — быстро сказал он, заметив, что ещё чуть-чуть, и он снова получит в лоб от Ирки. То, что она целиться именно туда — было и так понятно. Девчонки понимающе переглянулись. Игорь и Егор состояли в клубе ролевиков и довольно часто собирались вместе с другими ролевиками. Иногда даже бывало, что и родители Егора принимали участие в этих играх. Да и сами девчонки пару раз ездили. Это было довольно интересно, хоть какое-то разнообразие в серых буднях.

— В этот раз недалеко от Байкала будем, — продолжил уговаривать Егор, заметив, что девчонки сомневаются. Да, им нравилось проводить так время, но было и то, что совершенно не устраивало их. Это были платья. Хоть их надевали только на игры, и всё было постановкой, а вот корсеты и длинные подолы — настоящими. Ходить в них было неудобно, Лерка падала намного чаще, чем обычно. Да и с середины осени такое проводилось в помещениях. Провести выходные в душном здании явно не привлекало сейчас, вот Егор и сообщил о новом месте.

— Тема — мифические существа, так что никаких платьев с корсетом! — вдруг добавил Егор, сам не зная, зачем. — Всякие маги, оборотни, вампиры, — он посмотрел на девчонок, которые вроде как уже и согласны были — если мистика, то никаких корсетов уж точно. Но некоторые сомнения всё же были, ведь было какое-то ноющее чувство, подсказывающее о грядущих неприятностях. Ирка и Лера переглянулись, словно молча совещаясь. В идеале, им бы сюда Таньку, ведь неизвестно, захочет ли она. Разделяться подруги не хотели, уж лучше тогда провести выходные в городе.

— Это, во всяком случае, лучше, чем сидеть в городе, — пожала плечами Ирка. — К тому же, одна сидеть я не хочу. Игорь-то уж точно поедет, — она вздохнула, посмотрев за спину. Мимо её комнаты как раз проходил Игорь, уже собирающий вещи. Его явно уже давно предупредили, вот он и решил позаботится заранее о одежде и прочем. В отличии от сестры, парень был куда пунктуален, и заботился обо всём заранее. Сидеть до последнего и потом действовать наобум Игорь не умел, либо, попросту не хотел. И, чаще всего, это и помогало ему выручать сестру в каких-то ситуациях.

— Ага. Значит, едете и мы берём семь билетов, — кивнул Егор и развернулся, чтобы пойти домой. — Просто Таньку уже Игорь уговорил. Хотя, с Игорем она куда угодно согласна ехать, как мне кажется, — он ехидно улыбнулся, явно что-то придумав. Ира и Лера не стали спрашивать, посчитав, что лучше они будут не при делах.

Егор быстро убежал, оставив девчонок одних. Ещё немного поболтав, они решили подготовится к завтрашнему дню. Ирка просто предупредила маму и отчима, а Лерка — уговорила бабушку. Конечно, Екатерина Петровна знала родителей Егора и спокойно могла доверить им внучку, но поговорить-то с ней нужно было. Бабушка наоборот была рада, когда Лера с ними ездила — хотя бы на одном месте не оставалась. А так, пока мужская половина будет занята «битвами и квестами», женская половина будет в лагере и займется чем-нибудь весёлым.

Вещи Лерка собрала часам к двенадцати и уснула почти сразу. Когда Екатерина заглянула в комнату внучки, то лишь улыбнулась и выключила свет. А ещё бабушка забрала сумку, чтобы проверить, что Лерка набрала с собой. Да и сложить вещи нормально не помешало бы. Екатерина всегда знала, что Лера просто скидывает вещи в сумку, забывая, что всё может помяться. Но даже бабушка немного беспокоилась, не зная, почему что-то мешает ей с чистой душой отпустить Леру отдохнуть. Екатерина беспокойно выдохнула и принялась перебирать внучкины вещи.

Утром Лера хоть и встала рано, но не проснулась. Отключив будильник на телефоне, девушка зевнула и села на кровати. Идти куда-либо не хотелось, но раз вчера договорились с Егором, то надо. Встав и потянувшись, Лерка спустилась вниз. Быстро умывшись, Лерка зашла на кухню. Там её ждал подогретый на плите суп и записка от бабушки. Екатерина Петровна с утра пораньше отправилась по делам. Наскоро поев, раза два подавившись из-за спешки, Лера переоделась и нашла свою сумку в бабушкиной комнате. Удивившись этому, девушка вспомнила о бабушкиной привычке. Да, возможно, Лера и не складывала вещи аккуратно, но влезали же они (бабушка уже устала делать внучке замечания по этому поводу, поэтому просто молча всё исправляла)!

Возле дома Лерку уже ждала довольно бодрая Танька. Так рано подруги встали, потому что будить Ирку — то ещё удовольствие. Она была из тех людей, кто любил поспать подольше. Так что, тут ещё нужно постараться, чтобы оторвать Ирку от любимой подушки и поднять с любимой кровати. Уже подходя к дому подруги, Лерка заметила, что за ней по пятам идут чёрная кошка и белый кот. Танька тоже обратила на это внимание.

— Твои? — заинтересовалась она. Животных она очень любила, но из-за аллергии у папы никак не могла их завести. Шерсть ведь есть практически у всех животных, а это значит, что спокойно жить не получится.

— Нет. Вроде… — вздохнула Лерка, краем глаза посмотрев на кота и кошку. — Но они где-то неделю или две бродят возле моего дома. И никто их не терял.

— Хм, а как их зовут? — поинтересовалась Танька, идя задом наперёд так, чтобы видеть кота и кошку. Но девушка быстро повернулась лицом вперёд, чтобы не упасть.

— Блин, Виноградова, откуда я-то знать могу? — Лерка сама не поняла, почему вдруг назвала подругу по фамилии. — Посмотри, может, на ошейниках есть, — она пожала плечами, чисто на интуитивном уровне сказав про ошейники. На самом деле, Лера их не видела.

Танька остановилась, чтобы так и сделать. Кот и кошка тоже встали на месте, даже не зная, что можно ожидать. Словно спрашивая, можно ли, Танька присела и протянула руку к кошке. Та немного постояла, словно думая, а потом подошла и даже позволила взять за ошейник. Было такое ощущение, что кошка уже давно знает Таньку и доверяет ей.

— Лия, — прищурившись, прочла Танька. — О, а адрес-то твой, Лер.

Блондинка протянула руку к коту. Тот сначала зашипел, но после взгляда кошки, подошёл. С некоторой настороженностью позволили посмотреть и на свой ошейник. Лере показалось, что чёрная кошка как-то странно смотрит на неё. Словно изучала Лерку. Та передёрнула плечами, убеждая себя, что такого не может быть. Ведь это самые обычные животные, верно?

— Лас, — голос Таньки вывел Лерку из мыслей. Блондинка посмотрела на подругу. — Точно не твои? Адрес ведь снова твой.

— Хм, может, бабушка завела и забыла мне сказать? — с сомнением предположила Лерка. Это действительно было довольно странно. Танька встала, и подруги снова направились к Иркиному дому. Кот и кошка так и следовали за ними, постоянно переглядываясь. Казалось, что они что-то обсуждали. Возле калитки Иркиного двора они остановились, а потом и вовсе убежали.

Во дворе уже был Егор. Он был сонным и немного взъерошенным. Уже втроём ребята постучали в двери и стали ждать. Дверь открыл Игорь, довольно бодрый и давно вставший. В руках у парня была кружка с кофе. Игорь зевнул, молча приветствуя друзей. С утра он ещё меньше горел желанием разговаривать, нежели днём. Вообще, только друзьям и удавалось разговорить его, а не как остальным, выдавить пару слов.

— Что, Ирка ещё не встала? — потянувшись, спросил Егор. Он уже решил, что ему тоже не помешает кофе, хоть и не любил его. Вчера Егор лёг слишком поздно, потому что немного забыл о том, что ему нужно было собрать вещи. Конечно, утром он ещё раз проверил всё (из-за настоявших на этом родителей), и убедился, что лучше сразу собирать вещи, и не в полусне.

— Вообще никак не просыпается, — ответил Игорь, взъерошив волосы. Он заметил, что Танька вообще на него не смотрит, да ещё и стоит, краснеет. Видимо, до сих пор отходит от вчерашнего. Усмехнувшись чему-то своему, Игорь пропустил друзей в дом. Егор вместе с другом ушёл на кухню за кофе, а девчонки побежали наверх, будить подругу.

— Я думала, близнецы должны быть похожи, — пробормотала Лерка, поднимаясь по лестнице. Конечно, даже по характерам уже было видно различие Ирки и Игоря, но хотя бы вставать они могли бы рано. А так, только парню это и удавалось. Девушку же надо раз десять растормошить, чтобы она, для начала, села. Игорь предупредил, что уже пытался разбудить сестру вместе с младшей, но ничего не вышло.

— Ну, они же не совсем близнецы, а двойняшки, — пожала плечами Таня, посчитав, что этого объяснения должно быть достаточно. Лерка согласилась с этим, потому что Ирка и Игорь давно доказали, что не слишком похожи друг на друга. Ирку скорее можно сравнить с их младшей сестрой, Кристиной, но уж точно не с Игорем. Он вообще выделялся, по крайне мере, в их семейке.

Иркина комната была в небольшом хаосе. Видимо, она долго вчера собиралась и потом даже не убрала вещи. Сама же Ира лежала на кровати, в огромной куче подушек. Одеяло упало на пол. Наверное, ей снова стало жарко, вот она и решила сию проблему, таким способом.

— Лебедева Ирина Андреевна, поднимите свою многоуважаемую персону с кровати и проследуйте в ванную комнату! — на ухо подруге завопила Танька, пытаясь хоть как-то поднять её. Ирка что-то пробубнила и бросила в подруг подушкой. Девочек это вообще не устроило.

— Иринка, вставай давай, уже утро! — схватив подругу за ноги, заговорили девочки. Стащить Ирку с кровати удавалось плохо. — Вон, Игорь уже встал. Вот какие вы двойняшки, если совершенно не похожи! — это уже возмущалась Лерка.

— Ну и хорошо, что не похожи, — буркнула Ирка. Поняв, что дальше поспать ей не дадут, девушка села на кровати. Она сонно потёрла глаза, пытаясь сообразить, чего её вообще разбудили. Лерка с Танькой вдруг захохотали в голос, едва не падая. Блондинка протянула сонной подруге зеркало. Реакция последовала незамедлительно, потому что Ирка завопила и убежала умываться. Видимо, кому-то было скучно, потому что всё лицо было в краске.

— Игорь, я тебя убью! — заорала из ванной Ирка, потому что точно знала, что брат тут явно поучаствовал. С кухни послышался смех парней. Судя по всему Лебедев уже успел проинформировать друга о совершённом коварстве.

— Это была Кристинина идея! — отозвался Игорь, явно развеселённый реакцией сестры. Вот, значит, как он пытался поднять Ирку с постели, пока не пришли друзья. Ира долго ещё ворчала на брата, но после завтрака уже забыла об этом. Нужно было не об этом думать. Игорь же не замечал этого, ну, или делал вид.

Недалеко от места проведения ролевой игры подъехал синий мини-автобус. Первыми выбрались Танька и Лерка. За ними Егор, делая вид, что у него болит голова из-за Игоря и Иры. Из-за чего точно эти двое поругались и спорили всю дорогу — было не понятно. Пока что на поляне возле реки было мало народу, но к середине дня явно станет больше. Многие уже поставили палатки и наблюдали за тем, как в стартовом «городе» ставят шатры и прочее. Девочки успели даже заметить лошадей.

Анна, мама Егора и большая любительница выездов на природу, сразу же занялась вещами. Подвязав светлые волосы лентой, женщина попросила девочек помочь. Кирилл, надеясь, что жена не станет вытаскивать самое тяжёлое, забрал парней с собой. Нужно было удостовериться, что они выбрали хорошее место.

Разбирая какие-то пакеты, Ирка вдруг завизжала, отскочив от багажника. Но потом она засмеялась, когда увидела любопытную мордочку чёрной кошки. Следом за ней появился и белый кот. Лебедева просто решила, что это какие-нибудь крысы или что-то ещё, вот и испугалась.

— Лия! Лас! — Лерка сразу узнала кота и кошку, просто не понимая, что они тут делают. Девушка вдруг подумала, что они за ней следят.

— А, значит, это твои? — уточнила Анна, улыбнувшись. На самом деле она даже обрадовалась, что тут будут такие маленькие помощники. Кошки на природе бывают очень полезны.

— Ну, если судить по адресам, то да, мои, — пожала плечами Лерка. Они все снова принялись раскладывать вещи, а Танька заодно рассказала Ирке про утреннюю встречу с этими пушистыми созданиями. Лебедева с интересом всё слушала, пытаясь понять, каким таким чудом Лия и Лас вообще появились. Кот и кошка же всем своим видом показывали, что их этот вопрос не волнует, поэтому они были рядом с Лерой.

— Тогда присматривай за ними хорошенько, а то потеряешь, — улыбнулась женщина и ушла звать мужа с парнями. Пока Лерка была занята, Лия крутилась возле неё, иногда что-то поднося из мелкого в зубах. Она даже пыталась тащить пакеты, и получалось, что она их больше по земле везла. Лера от этого только смеялась, помогая новой питомице. Кот же, словно проверяя местность, бродил возле машины и осматривался. Пару раз он даже нападал на Ирку с Танькой из укрытия, явно не узнав их. Кот и кошка были маленькими защитниками Леры.

Через полтора часа лагерь был готов. Мужчина с парнями ушли порыбачить немного, а девчонки достали покрывало. Пока Танька и Ирка играли в карты, Лера просто лежала и наблюдала за облаками. Лия расположилась на животе у девушки, а Лас — под боком. Лерка умудрялась даже почёсывать его за ухом. Ей нравилось вот так просто лежать и отдыхать, чувствовать, что кот и кошка рядом. Было в этом что-то необычное, и, казалось, что она их уже знала.

— А это тебе на погоны! — обыграв подругу, радостно завопила Ирка и кинула перед Танькой две карты. Девчонки весело засмеялись. Позже к их игре присоединились Игорь и Егор. Родители последнего ушли на небольшое собрание перед игрой, чтобы узнать, как всё будет начинаться. Когда ребята начали играть в мяч, Лия и Лас просто наблюдали за ними, лёжа на покрывале. Чаще всего они смотрели на Лерку. Девушка этого не замечала, полностью погрузившись в игру.

Глава 3. Не последние встречи

Поскольку лес был рядом, то можно было прекрасно услышать, если там кто-то кричит. Поняв, что там что-то случилось, ребята отложили мяч и решили проверить, что же произошло. Вдруг кому-то понадобиться помощь? Казалось, что остальные палаточники даже не заметили шума из леса. Лия и Лас, которые не одобряли эту идею, пытались преградить Лере дорогу. Девушка же решила, что они просто не хотят отпускать её одну, и улыбнулась. С друзьями ей было не страшно, так что она всё равно пошла с ними. Кот упрямо путался под ногами, а кошка, видимо смирившись, запрыгнула Лере на плечо. Как Лия там удерживалась, учитывая, что Лера постоянно спотыкалась — осталось загадкой. Было ощущение, что у этой странной чёрной кошки был большой опыт в подобных путешествиях. Лас долго противился прогулке в лес, даже поцарапал Егора, когда тот предложил вернуться и запереть кота в машине. Кивелов больше не стал трогать Ласа, лишь бормоча, что кошачьи царапины довольно болезненные. Ирка сделала замечание, что блондин сам виноват в этом, на что Егор недовольно на неё посмотрел. остальные только улыбались на это, прекрасно зная, что у Кивелова никогда не получалось находить общий язык с представителями кошачьих — они его просто недолюбливали.

Далеко идти не пришлось, и это радовало ребят. В конце концов, было бы удивительно, если бы идти пришлось намного дальше — ведь крики было слышно хорошо. Причиной шума были двое подростков, которые даже не заметили, что кто-то появился. На дереве, вниз головой, висел парень. Он с недовольным лицом вытаскивал листья из светлых, почти белых волос. По одежде было сразу понятно, что он явно не просто так тут гулял — мало кто в повседневной жизни носит нагрудник. Да и меч, который сейчас лежал на земле. Игорь и Егор приняли парня за одного из ролевиков. В конце концов, это предположение было самым логичным, учитывая, что недалеко уже разбили лагерь для игр.

Девушка, которая вытащила из кустов лук и колчан, очень удивилась, заметив ребят. Она отряхнулась и поправила хвост русых волос. Потом только обратила внимание, что там тоже застряли пару листочков и даже трава. Туника девушки немного порвалась, что не очень-то её расстроило. Она краем глаза наблюдала за ребятами, прикрывая рукой перстень, который словно светился голубым. Но ребята решили, что это просто был отблеск от солнца.

— Эшли, ты дура, — не заметив ребят, сообщил парень на дереве. Когда же он посмотрел на девушку, то заметил подошедших. В светло-зелёных глазах сразу появилось удивление, которое почти тут же исчезло, сменившись подозрением. Парень спрыгнул с дерева, молча осмотрев ребят. Девушка хмуро глянула на него, но потом быстро улыбнулась.

— Знаешь, братец, следующий раз я прицелюсь получше, и впечатаю тебя в камень, — сообщила она блондину, и, словно забыв про него, подошла к ребятам. — Привет, — поздоровалась она с ребятами, на самом деле явно желая много сказать парню. — Я Эшли.

— Я Таня, — улыбнулась блондинка, посчитав этих двоих довольно интересными. Ирка с Игорем переглянулись, будто молчаливо что-то обсуждая. Егор что-то насвистывал себе под нос, и словно был не тут. Лерка же держала на руках Ласа, который шипел на Эшли и её брата. Лия лишь с каким-то интересом наблюдала за всем этим. Кошка хвостом ударила кота по голове, словно прося успокоится. Лас фыркнул на неё, но хотя бы перестал вырываться и шипеть.

— Это мой брат, Драко, — представила блондина Эшли, на что сам парень вообще никак не отреагировал. Он смотрел на ребят, даже не пытаясь изобразить то, что ему приятно познакомится. Ирка вообще задумалась совершенно о другом — где она могла слышать имена этих двоих? Сначала был вариант про фильмы и сериалы, а только потом реальная жизнь. Игорь лишь кивнул в честь знакомства. Он с некоторым подозрением смотрел на Драко и Эшли.

— Это Игорь, Ирка, Егор и Лерка, — Танька поочерёдно показала на друзей. Лас, вроде успокоившийся немного, очень недовольно наблюдал за Драко. Вот чем-то коту парень не понравился. Лия выглядела довольной, словно знала, кто такие эти ребята. Повисло молчание. Никто не знал, что сказать. Лерка вдруг заметила, что Драко смотрит на неё, и спряталась за спиной Ирки. Почему-то Леру немного пугал новый знакомый своим взглядом. Каким-то слишком угрюмым был Драко для вечно весёлой и активной Лерки. Ирка лишь пожала плечами, просто не понимая её.

— А вы из ролевиков, да? — решил прервать молчание Егор. Он указал на меч и лук. Конечно, Егор знал, что вопрос глупый и очевидный (по его мнению, по крайне мере, так и получалось), но нужно же было как-то прервать эту завесу молчания. А то они очень странно смотрятся со стороны. Семь человек просто смотрят друг на друга и ничего не говорят. Эшли с Драко молча переглянулись. Парень пожал плечами и всем своим видом показал, что пусть сестра сама разбирается со всем. Эшли это не устроило, но и спорить времени не было. Вместо этого она просто толкнула брата, сделав вид, что обиделась.

— Ну, типа того, — наконец произнесла она и осмотрелась, словно что-то искала. И, видимо, решила поискать потом. Снова повисло молчание, потому что никто не знал, как можно продолжить разговор. В конце концов, они тут встретились случайно, да и, по сути, не знакомы. Так что понятно, почему у них нет тем для разговора. Драко что-то шепнул сестре, на что Эшли кивнула.

— Ну, мы пойдём, — обняв сестру за плечи, произнёс Драко. Это был единственный раз сейчас, когда он обратился непосредственно к ребятам. Больше он вообще ничего не сказал и просто увёл сестру. Ребята какое-то время стояли молча, просто переглядываясь. Лас почему-то недовольно смотрел в сторону ушедших и отвлёкся только тогда, когда Лия стукнула его по голове лапой. Лера из-за этого даже чуть не уронила этих двоих. Кот и кошка сразу успокоились, вспомнив, что они явно не лёгкие. Лия даже, в качестве извинения, лизнула Леру в щеку. Девушка на это улыбнулась, совершенно забыв про недовольство.

— А у него странный меч, для ролевой, — вдруг сказал Егор, обернувшись к друзьям. — Слишком острый, что ли[2]… — он лениво потянулся, только сейчас вспомнив, что свой меч он оставил в машине под сиденьем. Игорь достал из кармана телефон и посмотрел на время. Да, возможно у него были наручные часы, и он спокойно понимал по ним время, но не любил. Не нравились ему такие часы и всё тут — носил только потому, что это Иркин подарок. Не хотел её обижать тем, что часы просто лежали бы в тумбочке. Ире он специально не говорил про нелюбовь к наручным часам, иначе потом она будет чувствовать себя неловко.

— Если мы не поторопимся, то пропустим начало квестовой части, — сообщил Игорь, и друзья поспешили обратно, к стартовому городу. Ведь им ещё нужно зарегистрироваться и взять костюмы. Ирка что-то подняла с земли и поспешила за остальными. Девушка поймала брата за рукав, и они немного замедлили шаг. Егор, Танька и Лера даже не заметили этого, продолжив что-то весело обсуждать. Не то, чтобы они действительно не обратили внимания на отставших Лебедевых, просто не стали спрашивать. Ира и Игорь часто разговаривали о своём, чаще всего, связанного с семьёй. Друзья понимали, что двойняшки просто не хотят делится этим, но всегда были готовы их поддержать.

Стартовый город представлял собой не только нагромождение разноцветных шатров с разными функциями, но и большое скопище народу. Были и дети, и взрослые. Все они пребывали в радостном ожидании начала. Всё мероприятие делилось на две части: квесты и сама ролевая. Всё это существовало независимо друг от друга, и участие в одном не мешало участию в другом. В самой ролевой была поставлена одна цель, и можно было спокойно совместить это с заданием квеста. На случай, если кто-то пострадает, то в зелёном шатре всегда был медперсонал, но это не означало, что можно рисковать головой на каждом шагу.

Из-за большого количества народу, то и дело нарушающих очередь, ребята долго не могли зарегистрироваться. Без специальных карточек в этом лагере нельзя ничего сделать: ни получить костюм, ни участвовать в квестах или ролевой. Так что, хочешь ты или нет, а в очереди постоять придётся. Когда Ирка уже была прямо перед регистрационной стойкой, перед ней попытался влезть какой-то парень. Лебедева наградила его таким взглядом, что он поспешил ретироваться и вообще не попадаться на глаза девушке. Игорь вообще мог поклясться, что сестричка явно подействовала на этого парня таким образом, что он решил немедленно уехать куда подальше, лишь бы не нарваться на неприятности.

Ирка долго выбирала, что же ей выбрать. Она смотрела на два пункта, и в ней были весьма противоречивые чувства, кого выбрать: полукровку или ведьму? В конце концов, Игорь решил за сестру и поставил галочку на второй вариант, что-то шепнув Ирке. Та кивнула и отдала бланк, чтобы получить карточку. Игорь же быстро закончил с этим, почти даже не смотря на бланк. Нет, конечно, было видно, что он тоже колебался с выбором, но всё же поставил галочку напротив «колдун». Друзья даже не поняли, почему они так отреагировали на «полукровку».

Егор же сразу поставил перед собой цель, кого выберет. Став на время игры оборотнем, довольный парень отошёл к Ирке и Игорю. И Егор совершенно не обратил внимания на замечание друзей о том, что он, как бы, волков боится. Парень не стал на этом слишком заострять внимание и просто начал подшучивать, каким страшным зверем он будет. Танька решила выбрать что-то более мирное и нежное. То есть, она стала одной из стихийников — наядой. Вообще, Таня боялась воды. Все, что она могла с ней делать, так это не облить себя ненароком из стакана. Места для купания девушка тоже старалась обходить стороной, но с такими друзьями этого редко получалось избежать, так как они то на природе побывают, то на этих же ролевых играх, просто в другом месте.

Лера же долго думала, потому что раньше как-то не задавалась вопросом, кем хочет быть. Лия и Лас не вызывали особого восторга у сидящей за стойкой женщины. Она брезгливо морщилась и закрывала нос платочком. Кот и кошка вообще либо не замечали её, либо делали вид, что не замечают. Было непонятно, специально ли Лия села на стол прямо перед этой женщиной или нет, но это было жестоко. Женщина начала махать на кошку, пытаясь согнать. Лера попросила Лию пока что спрыгнуть на землю, и кошка, кивнув, ушла со стола.

— Псс, давай быстрее, — Лерка даже подскочила, просто не ожидая, что Егор возникнет рядом с ней. Ирка, Игорь и Танька только оглядывались в поисках друга. На месте, где он только что стоял, не хватало только штриховых линий его силуэта. Порой Егор и правда мог перемещаться так, что его никто не видит и пугать остальных. И Егор этим беззастенчиво пользовался, издеваясь так над друзьями.

— Да я не знаю, что выбрать, — буркнула Лерка, смотря на белый лист бланка. Егор хмыкнул, наугад поставил галочку и отдал бланк регистраторше. Та вручила Лере карточку и подозвала следующего. А Егор, довольный собой, потащил Леру к остальным. Ирка сразу спросила, кого выбрала подруга.

— Ведьма она, как и ты, — довольно сообщил Егор, быстро оказавшись у Лебедевой за спиной. Та совершенно спокойно на это отреагировала, всего лишь попытавшись стукнуть парня. Что-то крича про убийство, Егор побежал в сторону мужского шатра-гримёрки. Игорь вздохнул и поспешил нагнать друга. А девочкам ничего не оставалось, кроме того, чтобы пойти в женский шатёр и наконец-то взять костюмы. Перед самым шатром Игорь остановился и обернулся. Парень не знал, что именно его насторожило, но осмотрелся. Лебедеву показалось, что он заметил знакомую фигуру среди снующих туда-сюда игроков. Егор выглянул из шатра, интересуясь, куда подевался друг. Игорь вздрогнул, вспомнил, зачем он здесь, поэтому пошёл за блондином, переодеваться. В шатре было шумно, что парню не очень понравилось. Если Егор всегда чувствовал себя замечательно даже в толпе, то Игорь хотел бы избежать этого. Решив долго не задерживаться, чтобы не заставлять девчонок ждать, Игорь быстро разобрался с костюмом. Ещё минут пять ушло на то, чтобы найти Егора (он давно переоделся, просто не упустил случая поболтать с другими игроками). Кивелов сделал другу замечание, что нужно быть более общительным. Лебедев на это замечание промолчал, потому что обычно такие разговоры заканчивались ссорой.

Лера чувствовала себя безумно неловко, потому что женщина, главная в костюмерном шатре, сразу обратила внимание на девушку. Вот чем-то Лерка её привлекла, поэтому её костюмом мадам Кларэн займётся сама (женщина не выговаривала «р», поэтому иногда было трудно понять, что она говорит). Таня и Ирка были в двух других кабинках — их Лера не видела, так что оставалось загадкой, какие им подберут костюмы. Мадам Кларэн выходила всего пару раз, чтобы взять какие-то мелкие детали для костюма или косметичку. Лера искренне радовалась, что весь макияж ограничился тенями и блеском для губ.

— Не хватает лишь ладостной улыбки, — проворковала женщина, убирая волосы с лица Леры. Та слабо улыбнулась, потому что всё ещё не привыкла к такому обращению. Мадам Кларен улыбнулась, но ничего не сказала. Было во взгляде женщины что-то таинственное, казалось, что она много знает из того, что неизвестно другим. Лерка вздрогнула, когда женщина похлопала её по щекам.

— Ты чегойт, случилось чего? — спросила мадам Кларэн, беспокойно смотря на девушку. Лера покачала головой, не понимая причины вопроса. — Ну, холошо, не хочешь лассказывать, не надо, — отмахнулась она, — конечно, я же плосто незнакомая женщина.

— Я не понимаю, о чём вы… — она замолчала. Протянутый женщиной платок говорил сам за себя. Лерка провела рукой по щекам. Оказалось, что снова появились слёзы. Просто так, без причины. Девушка быстро вытерла щёки, даже не воспользовавшись платком. Мадам Кларэн недовольно цыкнула языком, но ничего не стала говорить. Лера не понимала, почему постоянно льёт слёзы. Это выходило как-то само, если бывали моменты, когда она задумается. Правда, не всегда могла сказать, о чём думала.

— Ну-с, всё готово, — довольно заявила женщина, поправив Лере юбку. — Настоящая нейтлальная ведьмочка! И кот при тебе, и кошечка… Знала я двоих, при ком такие были. Все мы знакомы, отучились лазве что…

— Простите, но о чём вы? — прервала её Лерка, но ответа так и не получила. Вручив девушке плащ, подходящий под весь образ ведьмы, Мадам Кларэн вытолкала Лерку из примерочной и, махнув двум помощницам, выбежала из шатра. Прижимая руки к груди, Лера только глазами хлопала. Она так и не поняла, что произошло. Девушка даже не знала, что ей сейчас делать. Вокруг бегали куча других помощниц, и несколько участниц: кто в поисках костюма, кто уже наряженная. Лия и Лас крутились возле ног Леры. Кот и кошка вели себя довольно странно, но девушка старалась не замечать этого. Лера просто считала, что ей это кажется и всё нормально. Танька и Ирка всё ещё были в примерочной, так что их ещё нужно было подождать. Лера наблюдала за некоторыми девушками. По некоторым было сразу видно, что они приехали сюда не столько поиграть, сколько показать всем, какие они красавицы. Лерка усмехнулась, представляя, как они разочаруются, когда парни на них даже не посмотрят. На ролевых чаще всего обращают внимание на сюжет и то, кем являются участники. Внешность в этом деле уж точно не самое важное.

Лера заметила, что одна участница просто стоит на месте и ничего не делает (при этом она была босая, и явно не задумывалась о туфлях). Просто смотрит на Леру и всё. Казалось, что никто её и не замечает вовсе. Лера вздрогнула, потому что взгляд этой девушки был другой. Какой-то пустой, словно её тут даже нет. Лия и Лас беспокойно поглядывали то на Леру, то в ту сторону, где стояла девушка. Та улыбнулась такой знакомой улыбкой, что Лера уже не сомневалась — раньше она уже её видела. Мохрякова сделала два шага вперёд и неуверенно остановилась. Девушка сомневалась, а безопасно ли. Незнакомка всё ещё улыбалась, склонив голову на бок. Она явно ждала, когда Лера к ней подойдёт. Лия и Лас настороженно следили за действиями Лерки.

Лера хотела бы спросить, когда они встречались раньше. Не знала где, когда и при каких обстоятельствах. Просто помнила, и всё. Сама же незнакомка явно знала Мохрякову. Это немного настораживало, ведь обычно знакомые люди подходят поздороваться. А тут, наблюдает и чему-то улыбается.

— Лерка, не стой столбом! — девушка даже обернуться не успела, как её сшибли с ног. Хохоча, Танька ругала подругу за невнимательность. Лера только рассеяно кивала, пока Таня и Ира поднимали её на ноги. Подруги хохотали над тем, что Лерка стояла на месте с таким выражением лица, словно призрака увидела. Лия и Лас, казалось, тоже кивали, соглашаясь.

— Да я просто на неё… смотрела, — Лера замолчала, смотря в тот угол, где уже никого не было. Ирка и Танька вопросительно переглянулись. Решив больше не толкаться в шатре, девочки потащили Леру к выходу. Та и не сопротивлялась особо, лишь иногда поглядывая в пустующий угол. Лия и Лас немного отстали, чтобы посмотреть, что же Лерка там видела. Другие же вообще никак не реагировали на кота и кошку, продолжая бегать туда-сюда. До начала осталось совсем немного.

Танька, Ирка и Лерка весело бежали в сторону оружейного шатра, где они договорились встретиться с мальчишками. Парни давно стояли там и ждали подруг. Егор даже успел сбегать до машины, забрать свой меч и меч Игоря. Конечно, они были не так сильно заточены, как у их недавнего знакомого, но это и не нужно было. В конце концов, смысл ролевой не в том, чтобы ранить другого, а в веселье. Девчонки быстренько заглянули в оружейный шатёр, и взяли то, что больше подходило девушкам. Они взяли мелкое оружие, которое было удобно спрятать в потаённых кармашках нарядов. Таня накинула на плечи лёгкий плащ, потому что немного подмёрзла. Егор пытался не получить от Ирки, продолжая комментировать происходящее. Лебедеву это начинало немного раздражать, но вот поймать Кивелова всё никак не удавалось. Парень успевал уклоняться раньше, чем девушка до него добиралась.

— В общем, родители играют отдельно от нас, группы поделили по возрасту, — обняв Ирку со спины, сообщил Егор. Девушка вмиг покраснела и замолчала. Танька с Игорем переглянулись. Девушка захихикала, а парень лишь улыбнулся. Было непонятно, как Егору удавалось вечно успокаивать Ирку, при её-то характере, поэтому просто веселились от души. Лера была рада, что не смотря на произошедшее два года назад в их компании почти ничего не изменилось. Конечно, Лере было не по себе знать, что среди них не хватает двоих. Мохрякова не заметила, как толпа увлекла её за собой. Лерка растерялась, потеряв друзей. Лия и Лас не рисковали лезть в толпу, но очень беспокоились за Леру. Именно из-за их суеты друзья и обратили внимание, что Лера потерялась, а не просто отошла от них.

— Вот младше меня на год, а вырос, как не знаю кто, — пробурчала Ирка, недовольно покосившись на парня. Егор только согласно кивнул, довольный тем, как Ирка меняется при нём. Немного постояв, друзья наконец-то вспомнили, что уже подошло время к началу. Ведущий что-то вопил в микрофон: рассказывая про тему ролевой, призы за выигрыши в квесте, да и в целом про правила. Егор всё высматривал родителей, но вот в такой толпе ему как-то не удавалось понять, где они. Ирка, одновременно предпринимая попытки выбраться из объятий Егора, запоминала план действий в самой ролевой. Таня и Игорь общими усилиями вытаскивали Лерку из толпы, где она, похоже, заблудилась. Отыскать Леру было не трудно, а вот успеть её выловить — та ещё задача.

— Ну, раз все уже разделились по возрасту… — ведущий, довольно активный мужчина, с задором осмотрел толпу, — начнём с квестов! Первая часть состоит из проверки на логику, которая многим покажется лёгкой. За них отвечают вот те вон люди. Ну же, натяните улыбки на свои хмурые рожи и помашите нам.

Несколько человек, на которых махнул ведущий, показали ему кулаки и действительно помахали толпе. Ведущий довольно кивнул и начал вопить про задания, которые достанутся разным группам. Некоторые уже разбежались, явно поняв ответы на свои задания. Кое-как собравшись в кучку и наконец-то не потеряв Леру, ребята тоже решили поразмыслить над своим заданием. Пара команд из их группы уже решили всё и убежали вперёд. Таня и Егор спорили, что может означать текст загадки, а Лерка просто пыталась понять, как это всё решить. Игорь и Ирка по большей части обсуждали что-то своё, немного забыв о задании.

Разгадку нашла Лерка, вообще случайно задумавшись об этом. Вместе с Танькой она побежала вперёд, к следующему месту, а Егор занялся тем, чтобы хоть как-то привлечь внимание Лебедевых к выполнению квестов. Кивелов не знал, о чём же таком говорили двойняшки, но ни Игорь, ни даже Ирка так и не рассказали об этом. Они оба утверждали, что всё хорошо. Если для Игоря говорить подобную фразу с каменным лицом — нормально, то для Ирки это было слишком необычно. Но Танька с Леркой лишь одёрнули Егора от дальнейших расспросах, просто зная, что если что-то случится, то Лебедевы обязательно поделятся этим с друзьями.

Во втором раунде Ирка приняла активное участие в решении поставленной задачи и совершенно не расстроилась, что промокла. Главное, что ведро оказалось пустым и загадка решена. На самом деле, это получилось довольно просто. Лия и Лас держались от воды подальше, явно показывая нормальную кошачью натуру, а не как до этого.

— А это чьё? — заглянув в ведро, спросила женщина, которая следила за всем процессом. Она вытащила маленький ключик, который можно было сравнить с монеткой. Лия в два прыжка заскочила на стол, взяла ключик и перепрыгнула к Лере на плечо. Видимо, у кошки на этот ключ были свои планы, потому что она вручила находку девушке. Лера правда не понимала, зачем он ей и почему у Лии при этом был жутко недовольный взгляд, но девушка убрала ключ в нагрудный карман рубашки, чтобы не потерять. Конечно, это был не самый безопасный вариант, но так она хотя бы держит его при себе и не теряет.

— Почему-то мне кажется, что она за нами наблюдает, — шепнула Танька Ирке, заметив неподалёку мадам Кларэн. Женщина словно не обращала на них внимания, наблюдая за Лией и Ласом. А заметив, что девочки на неё смотрят, мадам Кларэн улыбнулась и ушла в свой шатёр. Ирка отмахнулась от слов Таньки, просто сказав, что нужно быть менее подозрительной. Поэтому толкнув подругу к Игорю, Ирка с довольной улыбкой умчалась вперёд. Егор долго хохотал, наблюдая, как Танька извиняется за то, что сбила Игоря с ног. Лера же была занята Лией и Ласом. Кот и кошка не хотели отпускать Леру за предел лагеря, где проходило следующее задание. Ирка попыталась взять Лию на руки, но кошка лишь укусила девушку. Трогать Ласа никто не рискнул. В итоге Лера осталась на границе лагеря с Лией и Ласом, а ребята поспешили выполнить задание и вернуться.

Закончив с заданиями на сегодняшний день, ребята побежали в лагерь. На удивление, родители Егора уже были там и давно приготовили ужин. Закончив с ним и поставив палатки, ребята дурачились, пока совсем не стемнело. Рассевшись вокруг костра, ребята просто болтали. Танька немного жалела, что они тут всего на пару дней. Ирка с ней согласилась, оглядываясь в поисках своей кофты. Но, увы, данной вещицы рядом не оказалось. Егор хитро улыбнулся и подсел к ней.

— Эй, ты чего твор… ай, это же ты, чего я спрашиваю, — Ирка, видимо, смирилась с тем, что Егор прижал её к себе. Парень явно был доволен реакцией девушки.

— Я замёрз, а ты ближе всех сидела к костру, — довольно заявил блондин. Он вдруг заметил, что Таньки нет. Видимо, она уже успела убежать в палатку и лечь спать. Лерка уснула на плече Игоря, который совершенно спокойно подбросил полено в костёр. Посидев ещё немного, они затушили костёр и разбрелись по палаткам. Лерка не сразу поняла, что от неё хочет Ирка, поэтому в палатку подругу Лебедева просто затолкала. Немного пошумев и разбудив этим Таньку, девчонки наконец-то легли спать. После такого насыщенного дня они заснули сразу же, как только коснулись подушек. Немного позже вставали родители Егора, проверить, уснули ли ребята или сидят до утра. Анна долго наблюдала за Лией и Ласом, которые бродили рядом с лагерем. Для простых животных они вели себя слишком уж странно, и… знакомо. Женщина сразу узнала этих двоих, но очень боялась, что это окажется правдой. Для того, чтобы они тогда исчезли была причина, а для возвращения — ещё серьёзнее. Надеясь, что отдых пройдёт спокойно, Анна обошла лагерь и нашла мужа. Тот сидел у машины, держа в руках фотографию. Прошло много лет, но Кивеловы никогда не забывали старых друзей и то, что произошло тогда.

Лера не знала, почему она проснулась так рано, но спать ей не хотелось совершенно. То, что она вчера легла поздно, как-то не особо её волновало. Стараясь не разбудить девочек, Лерка вылезла из палатки на свежий воздух. На улице было прохладно, и над поляной висел утренний туман. Судя по всему, было где-то часов шесть утра, и это действительно ранний подъем (по крайне мере для Лерки, которая, как и Ирка, любит поспать часок-другой подольше). Кое-как переодевшись в тёплые вещи, Лерка зевнула и потянулась. Мальчишки ещё спали, и поднимать их — себе дороже. Танька и Ирка тоже сейчас не встанут.

Лера вздрогнула, когда услышала выстрелы из леса. Нормальный человек, разумеется, этим бы не заинтересовался и просто сделал вид, что не услышал. Но не Лера. Она была любопытной от природы, поэтому решила узнать, что же там такое происходит. Вооружившись тупым кинжалом, который был лишь частью костюма, девушка храбро пошла в лес. Идти было неудобно, но всё-таки возможно. Зачем именно Лера решила проверить, она не знала. Если там что-то опасное, она просто найдёт себе приключений. Это будет не самым лучшим отдыхом, но любопытство всегда было сильнее логики.

— Мда, сестричка, такой встречи я как-то не ожидал, — Лерка вздрогнула, услышав чьи-то голоса. Она не думала, что тут будет кто-то ещё. — Эти тёмные совсем озверели.

— Ну, знаешь ли, ты первый к ним полез, — заметил девчоночий голос, явно чем-то недовольный. — Это же догадаться надо было — огрызаться с ними! А если бы ты его убил? Или он тебя?

— В первом случае ничего страшного нет, не возмущайся, — довольно спокойно отозвался парень, не особо стараясь показать интерес к этому разговору. — А во втором — думаю, было бы интересно, как бы он это сделал.

— Порой я терпеть не могу твои шуточки, дурак, — возмутилась девушка. Лера выглянула из-за дерева, чтобы посмотреть, между кем идёт разговор. Среди деревьев стояли Эшли и Драко. Последний вытирал меч, не смотря на сестру. Эшли же возмущённо пыталась что-то доказать брату. Драко её совершенно не слушал, и этим очень сильно обижал девушку. Лерка не знала, что будет, если они её заметят. Ведь, можно сказать, она сейчас просто стоит и подслушивает их разговор (хотя и не понимает многого). Хорошо было бы сейчас просто уйти, а не стоять и наблюдать.

Поразмышлять над этим спокойно не удалось. Лерке вдруг закрыли рот и куда-то потащили. Идти задом наперёд, при условии, что тебя едва не душат, было не самым приятным. Укусив неизвестного, Лерка с криками отскочила в сторону. Если повезёт — то её кто-нибудь услышит. Сняв с пояса кинжал, Лера очень надеялась, что хоть как-то она им защитится. Стоящий перед ней человек лишь усмехнулся на это, пока не собираясь нападать на неё. Мужчина вообще, казалось, не воспринимает Лерку как серьёзного противники. Девушке он казался смутно знакомым, словно она его уже видела.

— Вот и снова я тебя нашёл, Валерия, — растягивая слова, произнёс Димитрий. Он даже не смотрел на девушку, явно считая, что она для него не опасна. — Должен признать, я уже начал беспокоится, что наша встреча так долго откладывалась.

— Кто вы такой? — Лера не понимала, что этому странному человеку от неё надо. И почему он называет её полным именем? Да даже не в этом вопрос — откуда он её вообще знает, и чего он хочет? Димитрий же наблюдал за ней, изучая то, как она сейчас ведёт себя. Лера чувствовала, что лучше бы она сюда не приходила. Почему-то сейчас Лера невольно вспомнила Лию и Ласа и представила, как те наверное сейчас носятся и ищут её.

— Ох, убери это глупое подобие оружия, девчонка, — немного помолчав, сказал он. Лера всё равно держала перед собой кинжал, смотря на мужчину не то, чтобы со страхом, но с настороженностью точно. От его холодного взгляда девушка невольно вздрогнула. Вообще, Лера сейчас чувствовала слабость, словно в одно мгновение потеряла все силы. Ноги стали ватными и девушка из последних сил стояла и не падала. Голова немного кружилась, но было терпимо.

— Я не знаю, кто вы такой и что вам от меня нужно, — отходя назад, произнесла Лера. Она очень сильно старалась это сказать так, чтобы голос не дрожал. Почему-то ей упорно казалось, что подобная ситуация уже происходила. Словно уже случалось, что она стояла перед кем-то вот так. Димитрий посмотрел на неё, словно Лера его оскорбила.

— Ох, хватит уже притворяться, — произнёс мужчина, подняв руку. Девушка вдруг выпрямилась, выпустив из рук кинжал. Лера почувствовала, как ей становится тяжело дышать, словно что-то давит на неё со всех сторон. Она была не уверена, что её могут так легко отпустить. Лера даже не представляла, каким образом мужчина это сделал, ведь он к ней не подходил.

— Я не притворяюсь… — кое-как выговорила она. Давящее чувство пропало, и Лерка просто осела на землю, закашлявшись. Она не могла объяснить, что это сейчас было, но это явно сделал Димитрий. Было ясно, что он гораздо опаснее, чем показалось сначала. Мужчина долго смотрел на неё, словно пытаясь понять, лжёт ли девушка или нет. Его глаза странно сверкали красным. Димитрий молчал, наблюдая за Лерой. Словно ждал, когда она вскочит на ноги и убежит от него. Но девушка сидела на месте, потому что просто не могла встать. Ноги болели, и о том, чтобы убежать, даже подумать было трудно. Лера очень хотела вернуться домой, уехать отсюда только лишь из-за Димитрия.

— Так вот почему я не мог тебя найти, — вдруг засмеялся он. Лера даже начала подозревать, что он просто спятил. — Стёрли память, значит, вот как вы поступили. Амелия, Николас, да вы превзошли все мои ожидания, — он захлопал в ладоши, словно те, про кого он говорил, стоят перед ним. — Умно, но глупо. Вы ведь чуть не сделали того, чего пытаюсь добиться я.

Лера сглотнула, вставая на ноги. Мало того, что Димитрий её едва не придушил, так сейчас смеется и общается с пустотой. Девушка начала медленно отходить в сторону, надеясь сбежать от этого человека, у которого были проблемы с головой. Лера знала, что голос был ей знаком — слышала его раньше. Но где и когда? Вспомнить этого не удавалось, и Лерка не была уверена, что хочет вспоминать. Девушка очень надеялась, что этот сумасшедший (по другому она не могла его охарактеризовать сейчас) её не убьёт.

— Что ж, пора с этим заканчивать, — казалось, что Димитрия даже не волновало, что Лера почти сбежала. Он уже был уверен, что победил. — Тогда им удалось помешать, защитить тебя. Но сейчас нет ни её, ни их.

— Про кого вы вообще говорите? — Лерка знала, что это не самая лучшая идея, но отвлечь вопросами можно. Почему-то она не могла уйти отсюда — ноги словно не двигались.

— Про твоих родителей, разумеется, — после этого ответа Лера невольно остановилась. Впервые за долгое время кто-то упомянул её родителей. Это было так странно, что кто-то вообще знает про них. — Они были бы хорошими союзниками, если бы не ты. А так, они показали себя довольно глупыми созданиями.

— Мои родители пропали, и никто не знает, где они, — Лера невольно обиделась оттого, как этот человек называл её родителей. Возможно, она их совсем не помнит и даже не может сказать, какими они были, но уж точно не позволит кому-то называть их «глупыми созданиями». Димитрия словно ещё больше рассмешили слова Леры. Она не боялась его, относилась скорее с осторожностью. Если бы она могла, то уже давно бы сбежала отсюда.

— Пора заканчивать уже с этими глупыми разговорами, — мужчина достал из-под мантии нож. Свободную руку он просто поднял, начал словно рисовать в воздухе. Лера не могла пошевелиться, и вот сейчас ей было страшно. Девушка не могла объяснить, почему всё это происходит и как ей сейчас сбежать отсюда. Димитрий уже замахнулся на девушку ножом, заставив её закрыть глаза от испуга. Лера просто ждала, когда всё закончится. Этот момент снова показался Лере знакомым, такое уже случалось.

— Чёрт! — вдруг выругался мужчина. Лерка вздрогнула и открыла глаза. Нож валялся между корней дерева, а сам мужчина пытался остановить кровь на ладони. На земле валялась стрела. Между Лерой и Димитрием выскочил Драко, размахивающий мечом так, словно разрывает невидимые нити. Лера села на землю, уже вообще ничего не понимая. Происходящее в голове никак не укладывалось и упрямо советовало грохнуться в обморок, аки барыня в беде. Но Лера не стала следовать такому совету, и просто наблюдала. Было что-то интересное в этом, особенно то, как ведут себя остальные.

— Не вмешивайся, змей, — закрыв руку мантией, произнёс Димитрий. — Тебя это не касается, так что уходи, пока не пострадал.

— Делай то, делай это. Вы такой скучный старикашка, — воткнув меч в землю, заметил Драко. Он с усмешкой смотрел на мужчину, наблюдая за его реакцией. — Знаете, как вы мне надоели? Взрослые такие скучные, — парень изобразил просто смертельную скуку, а потом едва успел отскочить в сторону, схватив свой меч. Лера шокировано смотрела на выжженную траву, куда секунду назад прилетел настоящий огненный шар. На то, что этот шар мог попасть в Драко, девушка даже не обратила внимания. Димитрий отвлёкся на парня, пытаясь избавиться от помехи. Драко же довольно ловко уклонялся от атак, в конце концов запрыгнув на дерево. Димитрий решил, что парень сбежал и уже собирался вернуться к первоначальному плану. Когда мужчина повернулся к Лере, Драко спрыгнул с дерева и замахнулся мечом. Димитрий закрылся рукой, хотя меч и не дотронулся до него. Драко снова пришлось уклоняться, на этот раз, от молний. Лера была просто зачарованна этой битвой, так что даже не заметила, как с дерева спрыгнула Эшли.

— Нашёлся тоже, младенец, — тихо хмыкнула она на слова брата, убрав лук в колчан. Девушка осторожно прошла за спину Лере и закрыла той рот. — Тихо, это я, — успокоила Эшли испугавшуюся Лерку. — Пока братец отвлекает его, мы с тобой уйдём. Кивни, если поняла и кричать не будешь.

Лера кивнула. Эшли выдохнула и осторожно повела Леру за деревья. Вскоре голоса Димитрия и Драко затихли, и Леру немного пугал шум. Казалось, что деревья падают и горят. Это пугало. В отличии от вечно спотыкающейся Леры, Эшли довольно спокойно шла по лесной тропинке. Когда девушки вышли из леса, то было довольно светло, но утренний туман всё ещё укутывал поляну. Многие участники уже проснулись, в лагерях началось движение. Эшли и Лера молча шли к нужной стоянке. Да, было много вопросов, которые требовали ответов, но… девушки просто чувствовали, что сейчас не время. Лера уже не чувствовала страха, но комментировать произошедший сейчас сумбур не хотела.

Девочки остановились недалеко от лагеря Кивеловых, и наблюдали, что проснувшиеся Ирка, Танька, Егор и Игорь ищут и зовут Леру. Она уже собиралась убежать к друзьям, но обернулась к Эшли. Девушка улыбнулась. Она не знала, что можно сейчас сказать, да и нужно ли. Вообще, желательно было бы собраться в безопасном месте и спокойно поговорить. Эшли вообще хотела посоветовать Лере уехать прямо сейчас, потому что оставаться довольно рискованно. Но с ней ещё и друзья тут, так что их проблематично уговорить. Нужно что-то более весомое для этого.

— Иди к друзьям, они за тебя беспокоятся, — произнесла Эшли, развернувшись. Ей нужно было посмотреть, что же там натворил её брат. Девушка очень сильно надеялась, что Драко не пострадал и никого не покалечил. Лера всё ещё стояла на месте и колебалась. Да, друзья за неё беспокоятся, но нельзя же просто так оставить Эшли и Драко, которые ей помогли. К тому же последнего тут вообще нет, и неизвестно, как он там. Эшли явно беспокоилась за брата, разрывалась между двумя желаниями. Надо бы поговорить с остальными, объяснить всё.

— Я знаю, вопросов у тебя много, — Эшли вздохнула, не решаясь уйти, пока Лера не вернётся в лагерь. — Но я не та, кто ответит на них. Я просто хочу помочь тебе. Драко, хотя по нему не скажешь, тоже хочет помочь, — она улыбнулась и всё-таки сделала пару шагов вперёд. — А пока… никто не должен знать о том, что случилось сейчас, хорошо? — она слабо улыбнулась, хотя и было видно её беспокойство.

— Да… — кивнула Лера. Она побежала к друзьям, лишь один раз обернувшись. Эшли просто ушла, и нельзя было сказать точно — куда. Заметив Лерку, Ирка сразу набросилась на подругу с упрёками. Танька просто радовалась, что подруга нашлась, а Егор хохотал в голос от Иркиной ругани. Игорь же решил помочь Анне и Кириллу с завтраком. Ирка ещё долго возмущалась, что Лера ушла на утреннюю прогулку и даже не предупредила кого-либо. Танька пыталась хоть как-то успокоить подругу, что не очень-то удавалось.

Позже ребята решили продолжить игру, поэтому пошли в стартовый город. Егор снова начал подшучивать над Иркой, всячески вгоняя её в краску. Закончилось всё тем, что парня едва не закопали. Игорь просто наблюдал за другом. Танька и Лерка старались отвлечься от этого, но выручать Егора им всё-таки пришлось. В конце концов, злая Ира — это очень опасно, и не только для того, кто её разозлил.

Глава 4. Семейные проблемы

Играть с самого утра — дело занятное. Народу, конечно, не так много, как днём или вечером, но достаточно для создания хаоса в лагере. Ролевики, которые не принимали участия в квесте, наблюдали за квестовиками с интересом. Многие были сонными, двигались медленно и неохотно что-либо делали, а другие… там только с дороги уйти и успевай. Вот и у ребят такое разделение было. Игорь относился к категории «сов» в данный момент, вместе с Танькой и Леркой. Эти трое хотели уже уйти в лагерь и поспать нормально. Егор и Ирка же безраздельно принадлежали ко второй половине, и только эти двое останавливали друзей от бегства. Со стороны это смотрелось довольно забавно, и другие «совы» откровенно сочувствовали Тане, Игорю и Лере.

Ближе к обеду Ира и Егор успокоились и перестали спешить с заданиями — решили, что они никуда не денутся. Но даже так они не отпустили друзей в лагерь отдохнуть. Вместо этого они просто бродили по лагерю и изучали его. Ирка незаметно от друзей остановила брата, который немного сонно на неё смотрел. Вообще, парень не понимал рвения сестры к игре, раньше такого не замечалось. Ирка не принадлежала к числу тех, кто увлекается ролевыми и квестами. Чаще всего она ездила за компанию, и сидела в лагере. А сейчас активно участвовала, словно хотела отвлечься. По крайне мере, Игорь объяснял это именно так.

— Что на этот раз? — зевнув, спросил парень. Он потянулся, хотя это не особо придало ему бодрости. Ирка, видимо по привычке, прикусила губу и посмотрела на друзей. Ей не особо хотелось зазря заставлять брата беспокоится. Ведь, возможно, она действительно накручивает себя. Девушка поправила резинку на хвостике, и проверила второй хвост.

— Лера что-то скрывает от нас, — наконец-то выдала она, переведя взгляд на брата. Игорь даже не сразу понял, почему Ирку это так взволновало. — Она не всё нам сказала утром!

— Так выясни всё у неё, я-то что сделаю? — поинтересовался Лебедев. Он посмотрел на сестру и удивился. Ирка была чем-то очень сильно обеспокоена, что пыталась скрыть. Губу она прикусывала только когда нервничала, да и спокойно стоять тоже сейчас не могла. Ирка постоянно переступала с ноги на ногу и оглядывалась, словно что-то чувствуя.

— Вчера я видела его! — выпалила девушка, и сразу посмотрела на друзей — не слышали ли они её. Но нет, Таня и Лера пытались делать вид, что слушают рассказ Егора, а не спят. Кивелова это не расстраивало, он даже не особо и замечал этого, увлёкшись рассказом. Игорь нахмурился на слова сестры и попросил её не беспокоится по этому поводу. Сейчас не хотелось бы прерывать веселье.

— А ещё, меня волнуют те двое, — пробормотала Ирка, скрестив пальцы рук. Она немного успокоилась. — Они какие-то… другие, что ли. Они явно не из ролевиков, как ты и Егор, — девушка опустила взгляд. — Ты же видел их оружие. Оно было не тупое…

— Ир, успокойся, — Игорь обнял сестру, поцеловав в лоб. В такие моменты он начинал волноваться за неё. Иногда она была слишком эмоциональной. — Если я сказал, что всё хорошо, то, пожалуйста, не беспокойся на пустом месте. Мы же не хотим, чтобы ребята обо всём этом узнали.

— Да, точно, — кивнула Ирка и натянуто улыбнулась. Она обняла брата в ответ, молча благодаря за такую поддержку. Игорь усмехнулся. В такие моменты он видел в сестре ребёнка, о чём не забывал сообщать самой девушке. Ирка возмущённо оттолкнула его от себя, сделав вид, что обиделась. Правда, она сама не удержалась и рассмеялась, видя, что Игорь улыбается на это. С таким настроем продолжать разгадывать загадки оказалось намного лучше и как-то приятнее.

Идя позади брата, Эшли постоянно оглядывалась. Ей было немного непривычно здесь, слишком простым казался ей мир. Девушка всё пыталась понять, куда точно они попали и скоро ли дома поднимут крики. Мысленно, Эшли постоянно вспоминала тех пятерых, которых они встретили в лесу. Да, Морана говорила, что они окажутся там, где нужно. Осталось только определить, где это «там». Определённо, среди тех пятерых была та, за кем и попросили приглядеть. Но остальные… Эшли была не уверенна на их счёт. Слишком необычные ребята оказались рядом с Лерой. А ещё оставалась загадка… почему Морана и Живана попросили именно их присмотреть за этой девушкой? Причём улыбка богини жизни вызывала лишь больше подозрений. Да, многие знали, что Живана достаточно хитрая богиня, не уступает сестре, но это-то и пугало. Что она задумала? Просто так она вряд ли бы стала просить именно их.

Драко заметил, что сестра задумалась, и решил хоть немного последить за ней. Разумеется, Эшли нормально шла и не падала, но вот в дерево она почти врезалась. Правда, в памяти это как-то не отложилось, и она лишь растерялась, когда услышала это от брата. Драко лишь вздохнул, продолжив путь.

— Эшли, сквозь деревья ты проходить не умеешь, — в последний момент парень успел дёрнуть сестру на себя. Эшли пару раз моргнула, приходя в себя — да, видимо, она сильно задумалась. Девушка даже и не поняла сначала, что они уже вышли к речке. Драко удивляло это, ведь уже дважды она едва не врезалась. Это было не похоже на неё.

— Да я и не пыталась, вроде, — пробормотала Эшли, наблюдая за братом. Драко сел на траву, лишь хмыкнув на её слова. Немного постояв, Эшли села рядом с братом, положив голову ему на плечо. Даже не смотря на то, что было жарко — рядом с водой было прохладно. Драко обнял её, заметив, что сестра вздрогнула. Эшли же внимательно наблюдала за ним, замечая, что он выглядит слишком задумчивым. Вот ведь, противный человек — сам делает ей замечания, а сейчас сидит и ничего не замечает. Эшли вдруг вспомнила, как он странно отреагировал, когда они столкнулись с ребятами. Было что-то другое в его взгляде, не свойственное этому парню. Девушка даже не знала, радоваться этому или нет, мало ли, к чему приведёт.

— О чём задумался, братец? — поинтересовалась Эшли, немного отсев от брата, чтобы лучше его видеть. Драко посмотрел на неё, не сразу ответив на вопрос. Девушка даже чуть не забыла, заслушавшись журчанием реки. Очень спокойное место.

— Да так, просто думаю, какие же эти ведьмы забавные, — наконец ответил парень, не заметив подвоха. Эшли сразу воспользовалась случаем, что Драко потерял бдительность. Даже не обратил внимания на широкую и очень хитрую улыбку сестры. Эшли для себя уже поставила галочку на счёт этого, так что теперь будет следить за ним.

— Ты так говоришь, словно со многими ведьмами сталкивался, — протянула она, привлекая внимание парня. Драко с подозрением покосился на неё. — Что, влюбился, да? — ехидно спросила она, заранее отсев подальше. Так, для безопасности.

— С дуба рухнула? — слишком резко отреагировал на это Драко и отвернулся. Эшли пыталась посмотреть, покраснел ли он, но парень просто отсел от неё подальше. Девушка засмеялась, поняв, что она его всё-таки достала своими шутками. Драко хмуро посмотрел на неё, поняв, что делала она всё специально. Повисло молчание, прерываемое хихиканьем Эшли. Она всё ещё смеялась над реакцией Драко, хотя ему это не казалось смешным.

— Как думаешь, надолго мы тут? — повернувшись к сестре, спросил парень. Эшли попыталась перестать хихикать, но получалось плохо. Поэтому Драко пришлось подождать, пока сестра соизволит, наконец, ответить на его вопрос. Ждать пришлось долго, потому что стоило Эшли немного успокоиться, так она прокручивала в голове реакцию брата, и она начинала хихикать снова. Драко даже улыбнулся на это, хотя быстро скрыл улыбку.

— Ну, думаю, пока всё не успокоится, — на выдохе произнесла Эшли, надеясь, что приступы смеха прекратились. Она очень хотела, чтобы всё закончилось как можно скорее, и в неприятности они не попадут. Драко же отнёсся к этому более холодно и не особо делился с сестрой своими мыслями по этому поводу. Эшли хитро улыбнулась, явно что-то задумав. Очень сильно хотела выяснить, о чём же на самом деле думал её брат, хотя и понимала, что это будет трудно. На самом деле, её порадовало, что он наконец-то улыбнулся. Не усмехнулся, а именно улыбнулся. Эшли даже забыла, когда последний раз видела подобное.

Драко наблюдал за сестрой, примерно представляя, что она задумала. Парень посчитал это довольно забавным, потому что как бы Эшли не старалась, а вот обыграть брата ей удавалось редко. На самом деле, Драко действительно думал о Лере. О том, какая она странная, и почему именно за ней Морана и Живана попросили присмотреть. Если богини не захотели сами рассказать об этом, то выяснять это самостоятельно равносильно тому, чтобы натянуть на свинью седло. То есть, никакого эффекта, полезного, по крайней мере, вряд ли можно добиться. Богини либо сведут всё к шутке, либо вообще проигнорируют попытку выяснить. Хорошо, что Морана и Живана хотя бы соизволили сообщить, что она их подопечная, и Леру нужно защитить от Димитрия.

— Ладно, нечего тут сидеть, — поднимаясь на ноги, произнёс Драко. Он помог сестре встать. — Пошли хоть в лагерь этот заглянем, — он потянулся, лениво посмотрел на сестру. — Вот и надо было тебе говорить, что мы из… этих, как там… ролевиков же, да?

— А что мне ещё оставалось сказать? — возмутилась Эшли, топнув ногой. — Простите, ребята, мы просто с тренировки в другом мире, — она картинно поклонилась, разведя руки в стороны. Драко засмеялся, представив такую картину. Эшли обиженно нахмурилась, не понимая, что здесь смешного.

— Ладно-ладно, не кипятись — не чайник, — ехидно заметил парень, и прежде, чем Эшли набросилась на него, поспешил сбежать. Девушка же решила поступить гораздо проще и попыталась пристрелить брата из лука. Но, к сожалению девушки, Драко оказался проворнее и ловчее, отбивая некоторые стрелы мечом. Парня действительно веселило, как разозлилась на него сестра.

Танька, Лерка и Егор разделились с Иркой и Игорем. Лебедева умудрилась разодрать колени, поэтому пришлось идти до «лекаря», чтобы какая-нибудь зараза не попала в небольшие ранки. Игорь пошёл с ней чисто за компанию и без особого энтузиазма. Егора ничуть не огорчило, что двое игроков их группы на некоторое время выбыли. Вместо этого он с особой активностью потащил Таньку и Лерку вперёд, в белый шатёр. Они дошли до предпоследнего задания и надо бы его заканчивать. Девчонки едва поспевали за активным товарищем: казалось, что бежит лишь Егор, а Танька с Леркой летят за ним. Поэтому, когда они заскочили в шатёр, девочки с облегчением вздохнули (точнее, смогли нормально отдышатся), даже не сразу обратив внимание на обстановку.

Было темно. Не так, как обычно если днём закрыться в палатке, совсем нет. Скорее, это было похоже на момент в игре, когда не видно ничего, даже вытянутой руки. И даже когда ребята привыкли к темноте, они с трудом что-либо видели. Это немного пугало и настораживало, особенно Кивелова. Егор встал перед девчонками, взяв их за руки, чтобы не потерять.

— О, а вот и вы… — только после этих слов троица обратила внимание на то, что света в шатре нет. Теперь в темноте можно было различить сидящего на кресле человека. Особенно чётко выделялись изумрудные глаза. Таню и Егора передёрнуло от такого взгляда. А Лера начала подозревать, кто это сидит. Она уже успела столкнуться с этим человеком, и не сказать, что встреча была приятной.

— Что-то не нравится мне это, — хмуро пробормотал Егор, напрягшись, — держитесь позади меня, девочки, — теперь он крепче сжал меч. Может, это и тупое оружие, но подруг парень защитит. Конечно, отпустив их, он побоялся потерять девочек, но надеялся, что они никуда не отойдут.

С самой младшей школы повелось такое, что обычно Егор ведёт себя… как Егор. Дурачится, вечно донимает всех, и веселится, как может. Но вот стоит произойти чему-то действительно серьёзному, как он меняется. Непонятно почему, но он сразу же становился серьёзным и довольно опасным противником. Егор всегда воспринимал Таньку и Лерку не просто, как подруг — они стали для него сёстрами. Конечно, с Иркой было по-другому, но окажись она тут — Егор ни за что не позволил бы навредить ей. Лера с Танькой лишь испугано пятились к выходу, но… он оказался закрыт. Ткань была целой, и даже намёка, что тут раньше был вход, не было.

Свет появился неожиданно, заставив ребят зажмуриться. После яркой солнечной улицы они очень быстро привыкли к темноте. И теперь им снова приходится привыкать к свету. На кресле сидел Димитрий, и с каким-то превосходством смотрел на троицу ребят. Лерке очень не понравилась улыбка мужчины. Лия и Лас зашипели на него, хотя до этого даже не реагировали на происходящее.

— Рад снова тебя видеть, Валерия, — довольно произнёс мужчина, подперев левой рукой голову. Он сидел так, словно ничто в мире не могло нарушить его планы. Димитрий был слишком спокойным и расслабленным. Мужчина понимал, насколько он сильнее этих, по его мнению, детей. И давал им осознать это, намекнуть, что попытки противится бесполезны.

— Ты его знаешь? — спросил Егор, загораживая подруг. Лера неопределённо пожала плечами. Формально, она его не знает и незнакома с ним, но сегодня утром она с ним столкнулась в лесу. Если этот момент можно считать знакомством, то да, в какой-то степени, она его знает. Но вот этими мыслями можно только свести с ума, поэтому Лера просто решила сказать, что не знает Димитрия. Так гораздо проще и понятнее.

— Знаете, я отпущу вас, — обратился к Тане и Егору мужчина. Только вот его улыбка не вызывала уверенности в том, что это правда. — Если ваша подруга останется здесь, разумеется, — он кивнул на Леру. Та испуганно прижала руки к груди. Лия и Лас зашипели, словно решая за девушку, что она тут не останется. Хотя, Лера уже начала обдумывать это.

— Не смей соглашаться, ты меня слышишь, Лер? — возразил всему этому Егор. — Я не думаю, что он так просто отпустит нас, — он снова повернулся к мужчине, который недовольно оскалился. Этот парень начал раздражать Димитрия, и это не предвещало ничего хорошего для Егора. Танька сжала руки в замок и просто надеялась, что Ирка и Игорь смогут им помочь. Хотя, существовала возможность, что раз они не могут выйти, то и Лебедевы не смогут войти. Да и, к тому же, чем двойняшки сейчас помогут? Они вряд ли смогут сделать что-то против этого странного взрослого мужчины.

Повисла тишина, смешанная с напряжением. Казалось, что повисшую тут атмосферу можно резать ножом, разбирая на отдельные кирпичики. Егор уверенно держал перед собой меч, не собираясь сдаваться. Танька пыталась отговорить Леру от безумной идеи согласиться остаться тут. Мало ли, что потом может произойти. Они даже не знали, что этому мужчине нужно. Он пугал их.

— Ну, так что ты решила? — напомнил о своём условии Димитрий, наблюдая за Лерой. Та всё ещё молчала, обдумывая. Танька повисла на шее подруги, прося, чтобы та не соглашалась. Лия и Лас стояли рядом с Егором, как верные защитники.

— Вы… вы отпустите их, если я останусь? — тихо спросила Лера, посмотрев на мужчину. Димитрий кивнул. — И вы обещаете, что не причините им вреда? — мужчина снова кивнул. Танька трясла подругу за плечи, отговаривая от этой идеи. Лера не знала, можно было ли верить всему этому. Вдруг, когда Лера отойдёт от друзей, то Димитрий что-то сделает с ними?

— Замолчи, не думай вестись на это! — неожиданно рявкнул на неё Егор, даже не повернувшись. Парень упрямо стоял спиной к подругам, с поднятым мечом. Но он не хотел, чтобы Мохрякова сейчас вела себя так. Кивелов-то точно знал, что это слишком глупо. Димитрий не станет выполнять обещания, он точно не оставит свидетелей. Но Лера боялась за них, как всегда, поэтому даже не задумывалась об опасности. Видно было, что сомневается, но почти согласна.

— Сам замолчи, — огрызнулась Лерка, сжав кулаки. Ей и так было страшно находиться в одном месте с Димитрием, так он ещё и угроза для её друзей. Лия и Лас сели у ног Леры, обмотав их хвостами. Так они показывали, что, если она и останется, то и они тоже. Димитрий терпеливо ждал ответа, но было заметно, что совсем скоро ему это надоест. Лера выбралась из объятий Таньки и оттолкнула Егора, который сопротивлялся. Димитрий поднял руку, словно что-то прочертил в воздухе и парень просто замер. Как и Танька.

— Что вы с ними сделали? — испугалась Лерка, подскочив к друзьям. Егор попытался ободряюще улыбнулся. Танька же не скрывала ужаса от этой ситуации.

— Ничего с ними не случится, — отмахнулся мужчина немного раздражённо. — Останешься — они сейчас же спокойно уйдут. В ином случае — пострадают.

— Нет, пусть ух… — она не успела договорить. С рваным звуком тент продырявил меч, который потом резко опустили вниз, создавая проход. Сначала появился Игорь, настороженно следящий за Димитрием. Следом за братом появилась и Ирка, которая сразу подбежала к друзьям, бормоча что-то под нос. Егор был очень рад возможности двигаться. Ирка же словила Таньку, которая чуть не упала. Лия словно расслабилась, когда появились эти двое. Лас же продолжал бродить рядом с Лерой.

— Что тебе тут понадобилось? — указав остриём меча на Димитрия, спросил Игорь. Парень не мигая следил за мужчиной, не представляя, что от него можно ожидать. Димитрий встал на ноги, уже разозлившись. Он хотел закончить с этим быстро, но эти… дети мешают ему.

— Хочу, наконец, убить девчонку, чего не смог сделать семь лет назад, — это прозвучало настолько будничным тоном, словно Димитрий сказал не про убийство, а про прогулку на набережной в жаркий день! Танька вздрогнула от такого отношения к жизни, и спряталась за спиной Игоря. Ирка попросила Егора оттащить Лерку назад, а сама вышла вперёд к брату.

— Я не дам тебе тронуть моих друзей, кем бы ты ни был, — заявила Ирка, сжав кулаки. Она не была уверенна, что сможет как-то остановить Димитрия при его-то силе. Но ради друзей она решила пойти на это. Да и не одна, ведь Игорь всегда поможет ей.

— Значит, решила противиться мне? — холодно спросил мужчина. Ирка вздрогнула, но кивнула. Она взяла брата за свободную руку. — И ты тоже, да? Всегда вместе с сестрой, ты и сейчас её поддержишь? — на эти слова Игорь молчаливо кивнул. Он не считал, что тут нужны слова. Димитрий безумно расхохотался леденящим душу смехом. Внутри шатра вдруг поднялся ветер. Ранее незамеченные ведущий и несколько участников (видимо, Димитрий их оглушил, когда они тут появились) подлетели, словно безвольные марионетки, которых дёргал кукловод. Димитрий махнул на ребят и исчез, словно его никогда и не было тут. Безвольные участники и ведущий начали надвигаться на ребят, которых ветер пытался повалить на землю.

— Стой, они же живые люди! — завопила Ирка, когда Егор замахнулся мечом на «марионетку». Кивелов даже опешил, обрушив удар на поддерживающий шатёр деревянный столб. Игорь схватил Таньку и Лерку за руки, и потащил их в сторону дыры в шатре. Конечно, это была порча имущества, но сейчас это никого не волновало. Ирка и Егор выбежали следом за друзьями. В последний момент одна из «марионеток» схватила Ирку за ногу. Лебедева пнула в лицо этому человеку, что-то быстро зашептала. Постепенно ткань словно зашивалась сама собой, и нельзя было сказать, что здесь была дыра.

Ребята разом толпой сели на землю, тяжело дыша. Ирка вдруг завыла в голос, закрыв лицо руками. Игорь попытался успокоить сестру, но девушка лишь запустила пальцы в волосы и зарыдала. Она не могла справиться, не могла принять того, что произошло. Танька и Лерка кое-как подсели к подруге, утешая её. Да, вопросов действительно было много, но задавать их сейчас — это издевательство над состоянием Иры.

Через пару минут Лебедева перестала всхлипывать. Слёз больше не было. Встав и едва не упав, Ирка предложила отойти куда-нибудь подальше. Никто не сдвинулся с места. Танька, может, и поднялась на ноги, но идти никуда не собиралась. Егор молча скрестил руки на груди, ожидая объяснений. Лерка же продолжала сидеть на земле, почёсывая Лию за ушком. Лас сидел рядом и вылизывался. После ветра кот и кошка стали пушистыми, хотя шерсть у них была достаточно короткой и гладкой (по крайне мере, в нормальных условиях). На удивление, рядом с шатром не было людей. Вообще.

С Таниной помощью Лерка встала, решив, что сидеть одной скучно. Егор облокотился на дерево и просто стоял, сверля Игоря и Иру взглядом. По лицу Игоря нельзя было сказать, что он сейчас чувствует, а вот Ирка выдавала себя. Она очень нервничала, её нервы уже не выдерживали. Конечно, больше она не собирается реветь, но и нормальным, приемлемым состоянием это не назвать.

— Давайте уйдём в более безопасное место, — судорожно выдохнула Ирка, надеясь, что друзья её послушают. — Мы вам всё расскажем. По крайне мере, попытаемся.

— Ну, хорошо, — первой сдалась Танька. Виноградова выдохнула, — но, можете сказать, что нужно было этому человеку от Лерки? Он действительно хотел её… убить? — на этот вопрос Лебедевы отреагировали одинаково. Помрачнели, нахмурились и опустили взгляд. Лерка с любопытством смотрела на них, гладя Ласа, который успел занять место у неё на руках. Лия же, видимо, используя кошачьи хитрости, села Лерке на голову, и даже удерживалась там!

— Ну, явно не в шахматы поиграть, — ехидно заметил кто-то. Егор отскочил в сторону, поняв, что говоривший находится у него за спиной. Драко сидел на дереве, чему-то ухмыляясь. Как долго парень там находился — было загадкой. Но он явно слышал всё.

— Какой же ты показушник, братец, — вздохнув, сделала ему замечание Эшли. Она вышла из-за того же дерева. Девушка пыталась собрать волосы в хвост, но удавалось с переменным успехом. И, наплевав на это дело, Эшли просто стянула их сбоку резинкой. Игорь сильнее сжал в руках меч, а Ирка напряглась. Не нравились эти двое двойняшкам, слишком часто они появляются там же, где и Димитрий.

— Что, думаешь, нападём? — поинтересовался Драко, обращаясь к Игорю. Лебедев ничего не ответил. — Не беспокойся, мы не помогаем Димитрию. Нас попросили присмотреть за ней, — он махнул рукой в сторону Лерки. Та вообще никак не отреагировала на этот жест, а вот Лас зашипел.

— Кто же такой… добрый? — с подозрением спросила Ирка, всё ещё не особо веря в такое. Но Лебедева чувствовала, что Драко и Эшли действительно не опасны для них. Скорее, они будут сильными союзниками. Эшли с интересом осматривала ребят, думая, какая же весёлая компания собралась вокруг Лерки.

— Морана и Живана, — спокойно отозвался Драко, усмехнувшись. Он посмотрел на Леру, которая в этот раз даже взгляд не отвела. — Хотя, чую, что неприятностей будет много.

— Не волнуйся, и без твоей помощи справлюсь, — парировала Лерка, уже чувствуя, что с ним она общий язык найдёт не скоро. Драко на такой ответ лишь ухмыльнулся, но больше ничего не сказал. Эшли закатила глаза, извинившись за поведение брата. Объяснила это трудным характером. Повисло молчание. Допустим, они выяснили, что сейчас у них есть хотя бы общая цель — присматривать за Лерой. А можно ли верить друг другу? Вот тут и возникала проблема, потому что общение пока что не складывалось.

Лера вдруг покачнулась и мешком упала на землю, придавив собой Ласа. Кот жалобно мяукнул, явно уже прощаясь со всеми, кого знал. Лия, успевшая спрыгнуть на землю, настороженно осматривалась. Танька перепугано вскрикнула, прижав руки к груди, а Эшли и Ирка одновременно бросились к упавшей. Конечно, они друг другу не доверяли, но сейчас не было времени выяснять отношения. На ноге Леры были следы от зубов, где-то даже выступила кровь. Сама же пострадавшая безмятежно спала. Драко сел рядом с сестрой, которая осматривала укус.

— Да она везучая, однако, — вздохнул он, хотя и была слышна усмешка. Ирка согласилась с этим, Игорь вообще никак не отреагировал внешне, а Егор с Танькой переглянулись. Лас довольно агрессивно реагировал на Драко, но вот Лия не позволяла коту напасть — эта хитрая кошка уселась Ласу на хвост.

— Ты вообще нормальный? — спросила Танька, даже не задумавшись, что может так обидеть Драко. Виноградова судила по тому, что видела. То есть, по чьему-то большому укусу на ноге подруги!

— Нет, просто был шанс, что нога вообще перестала бы работать, — довольно спокойно пояснила Эшли, видимо, не впервые слыша подобные слова в сторону брата. Тот пожал плечами и встал. Эшли сняла с пояса какую-то баночку и нанесла болотно-зеленый желеобразный крем на места укусов. А Ирка уже занялась перевязкой, чтобы не смазать мазь в процессе. Видимо, девушки без слов нашли между собой общий язык. Драко что-то обсуждал с Игорем, и было видно, что парни друг другу не особо верят. А вот Егор с новым союзником нашёл общий язык довольно быстро, когда начал разговор про меч. Даже Лебедев принял участие в обсуждении. Эшли, Танька и Ирка переглянулись и одновременно улыбнулись.

— Мальчишки, — выдохнула Эшли, прекрасно зная, что её брат особенно любит обсуждать холодное оружие.

— Ну, видимо, они нашли общий язык, — улыбнулась Танька, надеясь, что они тоже смогут подружится. Ведь, раз Драко и Эшли отправили помогать Лере, значит — не враги. А такой компании только радоваться можно. Было решено перетащить Лерку на скамейку, чем занялись Егор и Игорь. Ирка шла за парнями, постоянно что-то бубня и веселя этим мальчишек. Танька разговаривала с Эшли и Драко, решив узнать их получше. Хотя, парень не особо охотно рассказывал о себе.

— Всё, хватит с меня ролевых! — заявил Егор, сев на траву рядом со скамейкой. Лера спокойно спала, обняв Ласа. Как кот ещё не побоялся быть раздавленным — неизвестно. Лия бродила рядом, иногда поглядывая на Драко и Эшли. Игорь сел рядом с другом.

— Нам лучше завтра вернутся в город, — Лебедев посмотрел на друзей и сестру. Они все были согласны с этим, учитывая, что Димитрий где-то рядом. Осталось только придумать, как всё обыграть, чтобы их отпустили.

— Ну, можно свалить всё на собаку, — предложил Егор, кивнув на Лерку. Укусы действительно можно было принять за собачьи.

— Ага, только не думаю, что Лера обрадуется скорой и сорока уколам в живот, — подметила Ирка, посмотрев на Егора. Кивелов рассмеялся, поняв, что сказал глупость. Он растрепал волосы пятернёй, встал и решил сходить за водой и перекусом. Игорь решил составить компанию другу. Драко молча отошёл к дереву, избегая разговоров о себе. Зато Эшли охотно рассказывала кто она и сколько у неё братьев всего.

— Да ладно, четверо? — удивилась Танька, заставив Эшли рассмеяться. Хотя, было видно, что она немного расстроилась из-за чего-то. Ирка с Танькой тоже коротко рассказали о себе, можно сказать, для справедливости. Успели даже обсудить ушедших Егора и Игоря. Вскоре девчонки просто расселись возле скамейки, ожидая, когда Лерка проснётся.

— Ир, а всё-таки, кто вы? — спросила Виноградова. Этот вопрос не давал ей покоя с того момента, как только они покинули шатёр. Лебедева немного опечалилась с этого, но постаралась улыбнуться. Она опустила взгляд, срывая травинки.

— Я — ведьма, а Игорь — колдун, — произнесла она и немного помолчала. — Не знаю, можно ли меня и Игоря считать полукровками, ведь у нас только отец маг, — она поёжилась, явно не особо желая затрагивать эту тему. Но подругам рассказать можно, они то уж не разболтают кому попало.

— А этот человек, который хотел убить Леру, ну… откуда вы его знаете? — продолжила расспрашивать Танька. Эшли удивилась, ведь она не знала, что Лебедевы знакомы с Димитрием. Даже Драко прислушался к разговору, хотя это не сразу было заметно. Ирка какое-то время молчала.

— Ну, вот как раз таки этот человек и есть, ну… — было удивительно, что она начала мямлить. Обычно она довольно спокойно могла говорить на разные темы, даже не заикаясь, — в общем, это и есть главная проблема нашей семейки. Конечно, папочкой я его никогда не называла, но, увы, мы родственники…

— М-да, сомнительное везение, — пробормотала Эшли, посмотрев на брата. Если Драко и удивился такому повороту, то постарался этого не показать. Он вообще делал вид, что его тут нет. Дальше развивать эту тему не стали, потому что она была не самой приятной. Девчонки заметили подходивших Егора и Игоря.

Лерка вдруг подскочила, заставив Ласа спрыгнуть на землю. Мохрякова осмотрела по сторонам и, узнав подруг, успокоилась. Она двигалась немного сонно, и застонала от боли в голове и ноге. В глазах немного плыло, но Лерка даже смогла улыбнуться.

— Выглядишь, как припадочная, — сообщил Драко, наблюдая за всем. Эшли стукнула себя по лбу, не понимая, почему братец не может держать язык за зубами и своё мнение при себе.

— А тебя никто не спрашивал, как мне выглядеть, — огрызнулась Лерка, показав ему язык. Парень на это только рассмеялся. Ирка вздохнула и отвлекла Лерку на себя. Принесённая Игорем и Егором вода оказалась очень кстати, потому что на улице было очень жарко. Да и яблоки можно было считать неплохим перекусом перед обедом. А Лерка вдруг заметила на своей ноге укус, из-за чего подавилась водой. Добрая Эшли похлопала её по спине.

— Скажи, ты всегда ищешь себе как можно больше неприятностей, да? — вкрадчиво поинтересовался Драко, подойдя ко всем. — То этот придурковатый мужик, то вот, навка. Тебе спокойно жить скучно, верно?

— А что, завидуешь? — в ответ поинтересовалась Лерка, нахмурившись. Он уже начинал её раздражать, причём сильно. Эшли шёпотом рассказывала Таньке про навок[3], поскольку Ирка про это знала. А Лере было просто не до этого, так как сейчас она была занята другим. Егор и Игорь лишь спорили, кто первый сдаться — Лера или Драко. Хотя со стороны ругались они очень забавно.

— Хм, думаю, нет, — довольно спокойно отозвался Драко, ухмыльнувшись. — Просто интересно, у тебя есть график твоих неприятностей, или ты это так, спонтанно устраиваешь? — он с удовольствием наблюдал, как Лерка всё больше начинает злиться. — И много от тебя уже народу пострадало?

— Ты. Меня. Достал, — раздельно проговорила Лерка и замахнулась на парня бутылкой с водой. Крышка отлетела, и в итоге Драко стоял весь мокрый. Эшли сразу вскочила на ноги, представляя, что сейчас может произойти. Лерка тут же поумерила свой пыл и начала извинятся. Она не хотела его обливать, это получилось совершенно случайно.

— Ах ты, мелкая, — отряхиваясь, проговорил Драко. Казалось, от него исходит пар. — Дура ты, конечно, полнейшая. Ты всех так при знакомстве обливаешь?

— Ты сам виноват! Нечего было меня доставать! — Лера явно забыла, что извинялась перед ним пару секунд назад. Наоборот, начала размахивать бутылкой ещё больше, пытаясь облить Драко снова. В итоге Лера вскочила и спряталась за спиной Игоря, где её Драко достать не смог. Примерно в такой расстановке сил они и переругивались, пока Эшли не влепила подзатыльник брату. Лерку же лишь спасло то, что она стояла за Игорем, а он не дал Ирке стукнуть подругу. Танька с Егором наблюдали за этим, не понимая, как всё пришло к подобному.

Немного успокоившись и рассевшись, кто куда, ребята начали обсуждать, как же им слинять обратно в город. Драко и Леру специально посадили подальше друг от друга, надеясь, что они не поругаются ещё больше. Таньке пришлось держать Ласа, ибо кот нападал на Драко, что не устраивало парня вообще. Лия же довольно наблюдала за этим из рук Леры.

— То есть, ты вообще не знала, что являешься ведьмой, верно? — спросила Эшли, краем глаза наблюдая, как её брат играет с котом в гляделки. Казалось, что Драко и Лас пытаются выяснить, кто кого больше всего ненавидит. Игорь наблюдал за этим, пытаясь понять, что вообще происходит, и как всё свелось к такому абсурду.

— Как-то не доводилось узнать об этом, — ответила Лерка, погладив Лию. Кошка довольно зажмурилась и мурлыкнула. Видимо, Лия была большой любительницей полежать где-нибудь и мурлыкать оттого, что её гладят. Ласа это просто успокоило, но сверлить Драко взглядом кот не перестал. Ребята довольно долго сидели и разговаривали и только к вечеру придумали правдоподобную версию, почему они хотят вернуться в город. За это время все поняли, что Лера и Драко просто противоположны друг другу по характерам, и слушать их ругань не самое интересное занятие в мире.

Всё то время, что ребята сидели на поляне и болтали, Морана наблюдала за ними. Богине смерти это занятие казалось и скучным, и интересным одновременно. Морана не могла понять, что так зацепило её в этой компании. Особенно внимание богини привлекала сама Лера. Хоть Морана всего пару раз видела родителей своей подопечной, но могла с точностью сказать, на кого она похожа. Но было и что-то другое, что цепляло в Лере. И Морана не могла разобраться, что именно.

За спиной треснул сучок. Богиня даже не сочла нужным обернуться, потому что и так знала, кто там. Самый ненавистный для неё человек, и самый загадочный. Ни Морана, ни Живана точно не могут сказать, откуда он появился. Вот просто… возник тогда перед ними и напал. Ему нужна была их кровь, а ещё он смог сделать то, что считалось невозможным. Димитрий смог пленить их, привязать к одному место на целый век.

«Да как он смеет подходить ко мне после того, что случилось?» — возмущённо подумала богиня, всё ещё не оборачиваясь. Она не хотела его видеть, но, судя по всему, придётся говорить с ним. Этого будет вполне достаточно. Конечно, Морана понимала, как опасно стоять спиной к врагу. Но сейчас она знала, что нападать он не станет. Нет, он здесь по другой причине.

— Может, ты всё же обернёшься? — поинтересовался Димитрий, стоя довольно близко. Богиня смерти проигнорировала его слова. — Что, всё ещё дуешься из-за того случая? Какая же ты злопамятная.

— Я не желаю с тобой говорить, так что будь добр — исчезни, — попросила его Морана, неотрывно следя за Лерой и её друзьями. Димитрий улыбался, едва сдерживая ехидство. Да, он знал, как сильно его ненавидят эти две сестры. Поэтому просто не мог упустить случая немного их позлить. Ведь они не могут ничего ему сделать, иначе нарушат правила. Морана чувствовала на себе его взгляд, который изучал её, но богиня имела силу воли и терпела всё это.

— А бог времени знает, что вы нарушили правила тогда? — вдруг спросил Димитрий. Морана вздрогнула, прекрасно поняв, о каком моменте он говорит. Когда кровь Мораны и Живаны попала на семимесячную малышку Валерию и изменила её природный дар. Она и без того была сильной ведьмой, а потом… Морана старалась об этом не думать и надеялась, что ничего ужасного не случится в этот раз, когда магия была усилена. Богиня покачала головой, прогоняя воспоминания.

— Не знает? — Димитрий принял это за ответ и засмеялся. Морана вздрогнула, потому что этот смех был ей знаком. Она слышала его раньше, до знакомства с Димитрием. Но где и кто был его обладателем? Богиня смерти начала замечать, что происходящее не имеет определённой последовательности. Всё как-то спонтанно, да и ощущения богини подсказывали: близится очень большая беда. А Морана привыкла доверять своим ощущениям, прекрасно помня свои прошлые ошибки.

— Де… Он знал, — Морана осеклась, чуть не совершив чудовищную ошибку, которая могла уничтожить не только два подвластных Моране мира, но и Явь тоже. Сейчас, по собственной неосмотрительности и глупости, чуть не назвала настоящее имя бога времени в их двух мирах. И тут богиня смерти всё поняла. Она резко развернулась и ткнула пальцем прямо мужчине в грудь.

— Даже не пытайся узнать его имени, — глаза богини смерти почернели, показывая, что она разозлилась не на шутку. — Это запрещено с начала существования Анойи и Валении. Так что забудь об этом.

— Мария, ты ведёшь себя достаточно грубо, — рассмеялся Димитрий и исчез. Морана замерла в ужасе. Она так давно не слышала этого имени от кого-то другого, кроме Живаны и ещё одного бога. Того, чьё имя сейчас пытался выяснить Димитрий. Морана сжала кулаки, успокаиваясь. Измеряя поляну шагами, богиня что-то бормотала себе под нос. Со стороны могло показаться, что она сошла с ума, что было бы ужасом для двух миров. Но нет, Морана в основном проклинала Димитрия, не понимая, откуда он узнал это имя. Последний раз её так называли очень давно, когда она даже не носила имени богини.

Морана посмотрела туда, где всё ещё сидели ребята. Лера улыбалась, и было в этом что-то знакомое для Мораны. Она постаралась выкинуть это из головы и поспешила вернуться в Валению. Ей срочно нужно было поговорить с Живаной про один случай столетней давности. И убедится, что её опасения ложны. То, что Морана была в Яви и ходила по этой поляне, можно было понять лишь по серебряной пыльце, оставшейся с её волос. Но, благодаря ветру, пыльца очень быстро исчезла.

Глава 5. Ради безопасности

Чтобы сильно не задерживаться, ребята решили сесть на самую раннюю электричку. Конечно, родители Егора не совсем поняли их рвение вернуться в город, поэтому с некоторым сомнением отпустили детей. Особенно Анна и Кирилл не понимали сына, ведь он активнее всех убеждал их, что стоит уехать пораньше. На самом деле, это выглядело очень странно: Егор долго уговаривал родителей, понимая, почему они сначала сомневались, ведь он месяц донимал их этой поездкой. Разумеется, сначала заподозрили какие-то неприятности, но Егору удалось успешно убедить в обратном. Когда же Анна и Кирилл сначала хотели поехать на машине днём (всё-таки сдавшись), парень уговорил их отпустить рано утром. Немного сомневаясь, Кивеловы проводили сына и ребят на станцию, дождавшись, пока ребята сядут. Хорошо, что они вовремя успели на электричку и не пришлось ждать следующей.

Ехать пришлось долго, но это явно было лучше, чем встрять в новые неприятности. Ирка была уверенна, что Димитрий всё ещё там, но явно не подойдёт близко (слишком много рядом народу). Игорь же, напротив, посчитал, что он не стал бы просто так задерживаться там. Но маг согласился, что рисковать не стоит. Двойняшки тихо совещались о том, что вообще творится на самом деле, и старались не вмешивать друзей. Ирка так прямо и сказала друзьям, что хотела бы, чтобы они вообще никогда не узнали о мире магии. Игорь никак не комментировал это, лишь отводя взгляд. Да, он был согласен, но предпочитал молчать.

Кроме пятерых ребят в вагоне было лишь несколько человек: пожилые мужчина с женщиной, мамочка с ребёнком и читающий книгу мужчина. Особого доверия никто их этих людей не вызывал, наверное, из-за всего случившегося. Егор и Игорь постоянно настороженно наблюдали за пассажирами. Ирка и Танька старались сильно не глазеть по сторонам, не поддаваться всеобщему состоянию. Лишь одна Лерка спокойно сопела на пустых сиденьях. Девочки наблюдали за подругой, не понимая, как ей удаётся так спокойно отдыхать. Напряжение от происходящего сильно давило на нервы. Танька пересела к Лере, пытаясь разбудить подругу. Егор с любопытством наблюдал за попытками Виноградовой, после чего решил помочь. Хотя, он не столько помогал, сколько подшучивал над обеими подругами. Вскоре они оставили Леру в покое и достали карты.

— Билеты, пожалуйста, — Ирка вздрогнула, когда это сказали, и начала искать нужные бумажки. Быстро нашарив их и показав контролёру, девушка посмотрела на задремавшего брата (по крайне мере, так казалось). Игорь прислонился лбом к окну, и позволил себе расслабится. Было видно, что он устал от этого. Егор играл с Танькой в карты: парень делал вид, что понятия не имеет, как играть, а девушка притворялась, что верит ему. В итоге, они раза три сыграли вничью, после чего им это надоело.

— Хотела бы и я так легко всё принимать, — посмотрев на Лерку, пробормотала Ира. Вид отдыхающей подруги придавал Лебедевой уверенности, что всё можно пережить с улыбкой. Не понятно как, но можно. Лера всегда была немного странноватой, весёлой и по-детски наивной. Ирка была другой, и, видимо, поэтому иногда не понимала подругу.

— О чём ты? — спросил Игорь, нарушая иллюзию сна. Егор с Танькой их не слышали, расположившись напротив Леры. Иногда, друзья ловили девушку, чтобы она не свалилась. Ирка перевела взгляд на брата. Игорь наблюдал за проносившемся за окном видом с полнейшим безразличием. Казалось, парню было вообще наплевать на окружение. На самом деле он через отражение наблюдал за друзьями, за сестрой. Она никогда не обращала на это внимания, быстро привыкнув к такому характеру. Главное, что они хорошо друг друга понимают и не ругаются, как многие ожидают при первом знакомстве.

Ирка довольно долго молчала, затрудняясь с ответом. Ведьма и сама точно не знала, что именно она имела в виду. Да, определённо, Лерка отнеслась ко всему довольно-таки спокойно, даже продолжает улыбаться. С трудом, но продолжает. После этой поездки появилось больше вопросов, чем ответов, да и они толком не отдохнули. Лебедева даже жалела, что они поехали. Ночью ей никак не удавалось уснуть, поэтому они с Игорем сидели у костра и разговаривали. Парень пытался убедить сестру, что это, наоборот, удача, что они решили поехать. Кто знает, что было бы, если бы их тут не было. Да, Лера уже была готова согласится остаться в том шатре, желая защитить друзей. Возможно, Драко и Эшли тогда бы вмешались и вытащили их, но Ирка в этом сомневалась. По большей части из-за характера их нового знакомого.

Да и роль Драко и Эшли в этой истории пока что оставалось непонятной. Разумеется Ирка с Игорем сразу поняли, кто они такие. Но вот что им нужно осталось загадкой. Эшли пообещала рассказать всё в более безопасной обстановке, и явно хотела бы подружиться с ними. А вот Драко… На его счёт Ирка не могла ничего точно сказать. Парень вёл себя довольно замкнуто, явно вмешиваясь в это не по своему желанию, и про его скверный характер Ирка сразу поняла. А вот то, что Лера буквально с первых минут знакомства начала с ним ругаться даже удивило Лебедеву. Обычно она видела, как подруга пытается со всеми подружиться, а тут: боится его и ругается. Ирка вздохнула, решив, что надо всё-таки хоть что-то сказать. Сама начала этот странный разговор ни о чём.

— Ну, я не знаю, как объяснить это, но… — Лебедева прикусила губу, не зная, что сказать, чтобы её понял брат, — у неё всё так легко, просто. Уже вчера вечером она беззаботно смеялась, но я помню, какой она была бледной, когда мы вышли из шатра. Помню, как она с опаской смотрела вокруг, — девушка вздохнула, подняв взгляд на парня. Тот даже нахмурился, явно размышляя об этом ранее. И, видимо, даже был чем-то недовольным.

— Так значит, ты тоже заметила, да? — Игорь посмотрел на сестру, а затем перевёл взгляд на Леру. Танька и Егор пытались хоть как-то взбодрить то и дело засыпающую подругу. Мохрякова никак не могла сообразить, что от неё требуют, и поэтому просто снова ложилась на сиденья и засыпала. На любые вопросы Лера что-то сонно отвечала, явно не особо задумываясь. Егор откровенно веселился с этого, спрашивая всякую ерунду.

— Честно говоря, я думала, мне показалось, — вздохнула Ирка, невольно вздрогнув. — Этот её взгляд… Последний раз я такой видела, когда Денис уезжал. После того, как Лена перестала с нами общаться.

— Холодный и пустой взгляд, да? — усмехнулся Игорь. — Знаешь, я думаю, что это и есть наша настоящая Лера, — он заметил непонимание во взгляде сестры. — Обычно Лера дурачится, но серьёзная ситуация заставляет её измениться. В этом они с Егором похожи, — Игорь знал, что он прав. Не в схожести друзей, а в том, какая Лера на самом деле. Никто из друзей не знал, почему она всегда старается быть весёлой, как больно бы ей не было. При них она не скрывала этого, но старалась избегать этой темы. Лера не любила, когда за неё беспокоятся и переживают, Ирка это точно знала. Сама Лера всегда защищала дорогих ей людей, но мало кому позволяла защищать себя. Её это злило. Лера постоянно ругалась на Егора и Игоря, если они в школе начинали ругаться с задирающими её одноклассниками.

— Это да, но…

— А, люди, дайте поспать! — взвыла Лерка, прерывая разговор Иры и Игоря. Те обернулись, услышав, что у друзей снова какая-то мини-катастрофа. Выяснилось, что, чтобы поднять Лерку, друзья обрызгали её водой. Продолжая переругиваться, Лерка с Егором чуть не довели дело до драки, а Таньке едва удавалось их успокаивать. В итоге Лебедевы решили вмешаться, что дошло до огромного шума и замечаниями других. В итоге всё закончилось мирно. Лия и Лас лишь лениво наблюдали за ними, расположившись на багажной полке. Кот и кошка даже не собирались спускаться вниз, и уж тем более как-то вмешаться.

Остаток пути прошёл спокойно. Никто не поднимал разговора о Димитрии и о случившемся, стараясь отвлечься. Из-за этого они молчали намного больше, чем обычно. Карты очень быстро надоели, а других игр для поездки они не брали. Танька использовала Игоря вместо подушки и задремала. Парень даже и не возражал, наблюдая за тем, что творится за окном. Ирка пыталась придушить Егора, который только весело хохотал. Лерка разнимала этих двоих, но на станцию они уже выходили спокойно, стараясь не привлекать к себе особого внимания.

Для такого раннего времени вокзал был довольно оживлённым — слишком много народу бродило туда-сюда (разумеется, если час дня можно назвать ранним временем). Возмущаясь, что ей не дают пройти, Эшли проталкивалась сквозь толпу. Хоть она и переоделась в более удобную одежду и сейчас все её вещи были в рюкзаке за плечами, но было трудно продвигаться. Драко шагал следом за сестрой, не особо обращая внимание на людей. Парень просто шёл, не заботясь, если толкнёт кого-нибудь. Мало кто обращал внимание на торчащий из его рюкзака меч — многие знали, что скоро тут будет толпа ролевиков, стоит им закончить ролевую и квест. Это не было новостью для кого-либо, так что никто не обращал особой бдительности на этих двоих.

Эшли выбежала к лестнице и поднялась на пару ступенек. Ей было очень трудно сосредоточить взгляд на чём-то одном — было слишком много народу. Ища взглядом нужных ей людей, девушка чуть не потеряла брата. Драко успел подняться к ней и встать позади. Заметив знакомые лица, Эшли едва не перевалилась через перила, чтобы убедится, что это действительно они. Пользуясь, что брат её держит, девушка не боялась упасть.

— Нашла! Вот они, братик, там! — завопила Эшли, указывая куда-то в центр толпы. Драко пытался одновременно уследить за безопасностью сестры и выяснить, куда она показывает. Сначала он увидел Игоря и Егора, а потом уже и девчонок. Правда, Лера тут же скрылась где-то внизу, вероятно, упав. Танька и Ирка принялись её поднимать, а Эшли схватила брата за руку и потащила к ребятам. Драко не сопротивлялся, но сестричка тащила его с необычайным упорством. Люди только и успевали отскакивать в разные стороны, не понимая, куда эти двое так торопятся.

— Вас же было пятеро, нет? — вздохнул Драко, когда сестра наконец-то позволила ему остановиться. Ирка и Танька сразу же обернулись на голос, а Лерка снова села на пол. Лия и Лас крутились возле неё, словно спрашивая, как можно быть такой неаккуратной. Девушка только рассмеялась на это, вставая на ноги.

— А, мальчишки за водой ушли, — отмахнулась Танька. Она следила за тем, чтобы подруга не грохнулась снова. Лас зашипел и выгнулся дугой, только заметив Драко. Парень не обратил на него никакого внимания, про себя отметив, что лучше держаться от этого странного кота подальше. Эшли же с Иркой переглянулись, не понимая, почему Лас так реагирует. Лия спокойно подошла к коту и неожиданно укусила его за ухо. Это успокоило Ласа, но, казалось, он немного обиделся на кошку.

— Лучше отсюда сваливать, и быстро, — Эшли перевела взгляд с Ласа на Ирку. Та кивнула, понимая, к чему ведёт девушка. — Чую, тут везде ищеек — вот так, — она провела рукой по шее, а потом почесала кончик носа.

— Прощай спокойная жизнь, — заметил подошедший Егор, беззаботно улыбнувшись. Даже не верилось, что этот человек может быть серьёзным. Он обнял одной рукой Ирку, спрашивая, в какие же ещё приключения они влипнут. Лебедева стукнула его по лбу, вызвав искреннее непонимание парня. Эшли засмеялась, наблюдая за ними. Танька с Леркой просто улыбались, ведь Егор был способен поднять настроение всем.

— Ладно, пошли уже, такси подъехало, — вздохнул Игорь, забрав у сестры пару сумок. — Вы с нами? Думаю, нам всем стоит поговорить, — он посмотрел на Эшли и Драко. Те переглянулись и кивнули. — Отлично. Егор, хватай сумки и вперёд. Девчонки, постарайтесь не потеряться в этой толпе. Лера, не упади, ладно?

— Вперёд! На встречу приключениям! — весьма оптимистично заявил Егор, одной рукой схватив две сумки, а другой — Ирку. Та попыталась возмутиться, но поняла, что толку от этого не будет. Засмеявшись, Танька и Лерка побежали за ними. Игорь не особо торопился, надеясь, что это всё не закончится очередными неприятностями. Эшли и Драко шли позади них, не зная, чего ещё можно ожидать от этой компании.

Каким-то неведомым образом им всем удалось влезть в одну машину. Игорь, сидевший впереди, объяснял водителю, куда ехать. Мужчина всё понял, однако с интересом посматривал в зеркало заднего вида. Как все туда поместились было непонятно всем. В ногах ребят сидели Лия и Лас. Причём Лере приходилось держать кота ногой, чтобы он не царапался (исключительно Драко, остальных же кот не трогал). Попав в небольшую пробку и собрав всевозможные светофоры, машина наконец-то добралась до нужной улицы.

Выбравшись из машины и разобрав вещи, ребята разделились. Ирка, Драко и Эшли пошли с Лерой, так как было решено, что для безопасности они посидят у неё во дворе и поговорят. Игорь, Таня и Егор разошлись по домам — не тащить же вещи с собой. Заходя в свой двор, Лера умудрилась споткнуться. Ногу свело, да и укус дал о себе знать, поэтому Лерка просто села на землю. Ирка и Эшли пытались поставить её на ноги, но Мохрякова только вскрикивала и садилась снова. На глазах появились слёзы, поэтому девушка просто всхлипывала, ничего не говоря.

— Горе ты луковое, — вздохнула Лебедева, не представляя, что им сейчас делать. Пока всё не пройдёт — Лера не встанет. Тащить её не вариант, потому что в доме Екатерина Петровна, а она сразу начнёт выяснять, что случилось. Незаметно пройти точно не получиться, разве что, быстро пробежать наверх. И опять же всё портит нога. Вздохнув, Драко молча подошёл к Лерке и поднял её на руки, спросив у Ирки, куда тащить. Лебедева немного растерялась, а потом, сдерживая хохот, пошла вперёд. Эшли пошла за ними, чему-то коварно улыбаясь. Лерка же, сообразив что произошло, начала брыкаться и просила поставить на ноги, но её наглым образом игнорировали. Быстро прошмыгнув в дом и открыв дверь комнаты, Ирка чуть не упала. Она не споткнулась, просто увиденное её несколько удивило.

— Лер… я, конечно, знаю, что у тебя в комнате бывает хаос, но… — Лебедева осмотрела всю комнату, — ты тут в футбол играла? — она быстро скидала вещи подруги в шкаф, чтобы это не привлекало внимания. Драко подошёл к кровати и просто сбросил туда Леру. Парень явно не заботился, ударится ли ведьма.

— Меньше кушать тебе надо, — ехидно заметил Драко, поспешив отойти. Именно это спасло его от пинка возмущённой Леры. Эшли недовольно выдохнула, скрестив руки на груди. Сделав брату замечание, которое он пропустил мимо ушей, девушка снова достала ту мазь и вручила Лерке. Та улыбнулась и принялась обрабатывать ногу, краем глаза заметив, что Лия и Лас сидят на окне. И кошка снова держала кота, сидя у него на хвосте. Ласа это не сильно устраивало, но и поспорить с Лией он не мог. Поэтому, коту приходилось лишь терпеть.

На самом деле, это поведение не было похоже на поведение обычных домашних животных. Лера понимала, что даже кот с кошкой как-то связанны с происходящим. Хотя, то, что Лас так рвался поцарапать Драко, вполне устраивало Леру. Удерживала кота она просто потому, что всё-таки не могла допустить, чтобы кто-то из-за неё пострадал (даже если это Драко, и она тут будет не особо виновата).

— Лера, что-то случилось? Вы раньше вернулись, — Лера вздрогнула, услышав бабушкин голос. Главное, чтобы Екатерина не поднялась сюда — такой хаос девушка объяснить не сможет. Но, к счастью, бабушка стояла внизу. И хорошо, что они прошмыгнули мимо неё раньше, чем раскрылась проблема с ногой.

— Нет, всё хорошо! — крикнула Лера, вскакивая на ноги. Она начала быстро собирать вещи и прятать их в шкаф или в стол. Девушку сейчас не волновало, кто копался у неё в комнате и устроил весь этот бардак. Надо было просто быстрее это всё убрать. А Ирка сделала себе заметку, что Лерка сразу забывает о боли, если приплести сюда её бабушку. Эшли хитро поглядывала на брата, который не обращал на сестру внимания.

— Ну, раз ты так говоришь, то поверю, — вздохнула Екатерина. — Тут пришли Игорь, Таня и Егор, ждут вас. Вы проголодались? Обедать будете?

— Да, бабушка, с удовольствием! — прежде, чем кто-то что-то сказал, крикнула Лерка. Толкая друзей вперёд, девушка поспешила выйти из комнаты и закрыть её. Лия и Лас на этот раз не стали следовать за ребятами и остались в комнате. Лера быстро представила Эшли и Драко бабушке, а потом выгнала друзей во двор, не принимая во внимания слова, что они и дома поедят. Но Екатерина даже не стала слушать возражений, предупредив, что никого не отпустит, пока не накормит.

Сидя на пледе, устроив импровизированный пикник во дворе Леры, ребята радовались спокойствию. Екатерина наблюдала за ними через окно на кухне и улыбалась. Давно женщина не видела кого-то нового в компании внучки и радовалась, что у неё появились новые друзья. Конечно, это было немного неожиданно, да и ранний приезд казался подозрительным, но бабушка просто надеялась, что её опасения напрасны. Неясное беспокойство за внучку посетило её пару дней назад. Екатерина очень боялась повторения всего того, что произошло семь лет назад. Бабушка никогда не видела свою дочь такой напуганной, как в тот день, когда забирала ничего не помнящую внучку к себе. А потом родители Леры, ничего не объясняя, собрали ночью свои вещи и исчезли, оставив записку, что ещё вернуться. Понаблюдав ещё немного за ребятами, Екатерина ушла в свою комнату.

— Ну-с, давайте, рассказывайте всё, — поставив пустую тарелку в сторону, произнёс Егор. Парень довольно потянулся и посмотрел на Ирку с Игорем. Двойняшки переглянулись, тоже отставив тарелки. Во дворе сейчас было хорошо. Осень выдалась достаточно тёплой днём, и сейчас солнце дарило приятное тепло.

— Да что тут рассказывать, особо ничего и нет, — вздохнула Ира, посмотрев на друзей. — Жили мы спокойненько так, лет до семи где-то, — она развела руками, — и тут заявляется этот, и назывался нашим папочкой, мы сначала не поверили…

— А потом, покопавшись в комнате родителей, мы нашли пару документов и, увы, нашли подтверждение, — закончил за сестру Игорь, заметив, что Ирке не особо хочется об этом говорить. — Ну, потом он попросил ему помочь, а мы мелкие были. Для нас тогда магия была чем-то невозможным и завораживающим, вот и согласились, — он посмотрел в сторону своего дома, размышляя о своём.

— А отказаться мы от этого не могли, — добавила Ирка, — у магии свои правила. Он взял с нас клятву, что мы будем ему помогать, пока он сам не отпустит нас. То есть, мы не могли ему противиться.

— Но вы же пошли против него, тогда, в шатре, — недоуменно заметила Танька. Для Виноградовой всё это ещё оставалось чем-то странным и непривычным. Да, тут был несомненный плюс, они познакомились с новыми друзьями, но все эти приключения казались блондинке слишком опасными. Танька никогда не любила встревать в подобное, боясь, что кто-то может пострадать, и она не сможет помочь. Вот сейчас так и получалось: друзьям грозит серьёзная опасность, даже смертельная, а она лишь бесполезный груз.

— Потому что буквально перед поездкой он сказал, что мы свободны, — раньше сестры ответил Игорь, и заметил, что Ирка хмуро посмотрела на него. — На самом деле, он просто просил найти девчонку, которая чем-то ему помешала…

— Но мы не знали, что он собирается её убить, — перебила брата Ира, видимо, таким образом немного отомстив ему. Парень на это вообще не отреагировал, лишь улыбнувшись уголком губ. Похоже, ожидал нечто подобное. Егор краем глаза наблюдал за Драко и Эшли, пока не до конца им доверяя. Хотя, уже было ясно, что они действительно против Димитрия, а не помогают ему.

— И мы не знали, что это ты, Лер, — Ирка взяла подругу за руки, виновато посмотрев ей в глаза. — Я не представляю, что было бы, если мы были против тебя.

— Ага, то есть, если бы это был кто-то другой, то ты бы позволила этому старикашке убить её? — поинтересовался Драко, за что тут же схлопотал подзатыльник от сестры. Эшли уже не знала, как ей повлиять на брата, чтобы тот перестал вечно ехидничать. Игорь удивлённо посмотрел на Драко, не понимая, как вообще такой вопрос возник. Пожалуй, Лебедев не задумывался об этом даже тогда, когда они с Иркой узнали о плане Димитрия.

— Нет, почему же, мы бы не допустили, — тут же замямлила Ирка, только представив, что такое могло произойти на самом деле. — Мы просто не знали, зачем он её искал, — она прикусила губу, понимая, что Драко прав. Если бы они не знали, что Димитрий хочет именно убить ту девочку, ради которой прибегнул к их помощи, то они вполне могли допустить подобное. Из-за этого Лебедева помрачнела. Егор, недовольно глянув на Драко, обнял Ирку за плечи и начал успокаивать. Кивелов знал, что Ирке и так с трудом удавалось смирится со странностями её семьи, так ещё и этот добавляет масла в огонь. Ведьме было трудно привыкнуть, что друзья всё знают, вот и нервничала сейчас.

— Прекрати, Драко, всё же хорошо закончилось, — не дала брату сделать следующее замечание Эшли. Она очень не хотела сейчас ругаться с кем-либо. — Они ничего не знали о планах этого человека, их вины тут нет, — девушка серьёзно посмотрела на Драко, прося его замолчать. — Сейчас да, они знают, зачем он её искал. Но не тогда.

— А вы зачем? — поинтересовалась Лерка, привлекая внимание друзей на себя. До этого ребята как-то общались между собой, не замечая, что она молчит. Лера вела себя необычайно тихо и словно о чём-то думала. Казалось, что сейчас с ними говорит совершенно другой человек — настолько это было непривычно. Девушка просто сидела, положив руки на колени, и наблюдала за друзьями.

— Нас попросили присмотреть за тобой, — буркнул Драко, повернувшись к ней. Ему эта ведьма казалась безумно странной, и не только потому, что старалась быть весёлой, но и из-за таких вот скачков настроения. Лерка только легонько улыбнулась.

— Морана и Живана, да? — произнесла она, склонив голову на бок. — Занятно… — протянула она, засмеявшись. Это было очень странным, и заставило ребят непонимающе переглянуться. Лера сама признавалась, что она не особо-то и помнит, что ей говорили или она отвечала в промежутке между выходом из шатра и пробуждением на лавочке. Это действительно заставляло насторожиться.

— Что именно тебя заинтересовало? — полюбопытствовала Эшли, не понимая. Лера вела себя немного странно, даже подозрительно. Сама же ведьма вдруг чихнула, и улыбнулась.

— Откуда я знаю? — засмеялась она. — Это вообще неосознанно вырвалось! — честно призналась она и улеглась на траву. Ей было очень легко сейчас, зная, что друзья рядом. И ей нравилось чистое небо с редкими облаками. Правда, почему-то в голове сразу возникал образ совершенно другого места, где небо уже совершенно тёмное.

— Эй, уснула, что ли? — Лерка вздрогнула, получив щелбан. Она открыла глаза и недовольно посмотрела на Драко, который делал вид, что ничего не делал. Эшли вздохнула, покачав головой. Ирка с Танькой начали хихикать, хотя, никто не знал, из-за чего.

— Устала? — Игорь краем глаза наблюдал за сестрой, одновременно разговаривая и с Леркой. Ирка что-то шепнула Эшли, после чего и она весело закивала, начав хихикать. Драко отодвинулся подальше от сестры, с подозрением глядя на неё. Что-то слишком часто Эшли начала хихикать, поглядывая на брата. Явно что-то задумала, либо навыдумывала себе что-то. Но оба варианта заставляли парня насторожиться, ведь ожидать от сестры можно чего угодно. А девушка пока что явно не собиралась что-то делать, так, просто смеялась.

— Да, просто что-то задумалась, — улыбнулась Лерка, — хотя, я не помню, о чём, — остальная часть фразы потонула в дружном хохоте. Ребята сидели до самого вечера, весело болтая. Так они узнали друг о друге намного больше, да и сдружились. Егор долго подшучивал, что теперь в их компании самый старший Драко, а не Игорь (Лебедеву было на это нейтрально, учитывая, что Кивелов его младше). Эшли была младше брата, что позволяло подшучивать над старшеньким. Вообще, возраст не особо был им важен, просто так, для галочки сказали.

Ближе к восьми часам Екатерина разогнала всех по домам, потому что было уже слишком поздно. Всем было интересно, куда сейчас пойдут Драко и Эшли, на что те лишь таинственно промолчали. Лерка долго смотрела друзьям в след, а потом заметила бабушку. Екатерина держала за шкирку Лию и Ласа, которые, кажется, даже не особо возмущались этому. Просто состроили виноватые морды и смотрели в разные стороны. Это было довольно странным. Лера знала, что бабушка любит животных, но нужно было хотя бы объяснить, откуда взялись кот и кошка.

На следующий день Лера решила отвлечь себя уборкой. Не то, чтобы дома было грязно, но всё равно не помешает. Ира и Игорь были заняты танцами, потому что вдруг поставили внеплановые занятия. Егор помогал приехавшим родителям разобрать вещи, а Танька делала с младшим братом домашнее задание. А что сейчас делают Драко и Эшли, Лера не знала. Новоявленная ведьма как-то не подумала взять у них номера телефонов. Екатерина как-то странно смотрела на Лию и Ласа, что-то постоянно бормоча на их счёт. Сейчас бабушки не было, и Лера просто скучала. Убрав швабру и совок в маленькую кладовку, девушка решила посмотреть телевизор. Лия сразу же запрыгнула на колени Леры, требуя внимания. Девушка улыбалась, иногда размахивая руками, когда кошка выпускала коготки. И вдруг в кладовке появился какой-то шум. Лера, в силу своего любопытства, решила проверить, что же там такое. Нормальный человек бы хоть как-то вооружился, подготовился к любой неожиданности, но девушка давно перестала включать себя и друзей в этот список.

Резко распахнув двери, Лера была готова ко всему: мышам, жучкам или что просто упала какая-то щётка. Но когда зашевелилась метла, Лера отскочила на добрый метр и завопила. Лия и Лас с интересом наблюдали за этим. Ведьма прыгала в разные стороны, пытаясь увернуться от этого аномального явления. Метла летала за девушкой, словно привязанная. Быстро открыв двери (даже не посмотрев, кто пришёл), Лера снова отпрыгнула в сторону. Правда, в этот раз она девушка оказалась в воздухе, сидя на метле.

— Мамочки, спасите меня кто-нибудь! — завопила Лерка, закрыв глаза. Она прижалась к древку метлы, боясь упасть. Не имея понятия, кто пришёл, ведьма надеялась, что ей помогут. В конце концов, как объяснили Эшли с Иркой, в дом ведьмы не мог войти тот, кто желает зла хозяевам. Но это отнюдь не отменяло того факта, что Лера сейчас летает на метле по собственному коридору. Почувствовав под ногами твёрдую поверхность, девушка открыла глаза. И снова завопила, потому что стояла на потолке. Внизу, сгибаясь от хохота, стоял Драко и держался за стену. Эшли с укором смотрела на брата, пытаясь придумать, что делать. В итоге она решила позвонить Ирке, надеясь, что та дома.

— Не ведьма, а чёрт-те что, — сквозь смех выдавил Драко, по полной веселясь от подобной картины. Лера обиженно фыркнула и прижалась к метле (хотя, куда уж сильнее?). Ей действительно было страшно.

— Снимите меня, — чуть ли не плача, попросила ведьма. — Я высоты боюсь…

— Ой не могу, ведьма, а высоты… боится! — давясь смехом, произнёс Драко. Он сел на пол, едва не упав при этом. Парень не мог уже стоять от смеха, даже в боку закололо. Ирка примчалась быстро, как оказалось, они уже вернулись. Правда, Лебедева в этот момент мыла голову, поэтому волосы у неё были всё ещё мокрые. Заметив Леру на потолке, Лебедева выпустила смешок, но помогла подруге спуститься. Лера просто тряслась от страха и немного икала.

— Эта метла, ик… меня, ик… убить пыталась! — Лерка пнула по названной вещи, которая совершенно спокойно лежала на полу. Ведьма отскочила за спину Эшли, боясь подходить к опасной штуковине. Ирка же решила изучить метлу.

— А тут выгравировано твоё имя, — заметила Лебедева, но вот Мохрякова всё равно не захотела подходить к этой метле. Вместо этого, она взяла веник (очень сильно надеясь, что он летать не начнёт) и с размаху ударила им Драко.

— Эй, за что, чёрт возьми?! — вскрикнул он, закрывая лицо руками. Парень встал, уворачиваясь от ударов ведьмы. Лерка же явно вошла во вкус, пока Эшли и Ирка хохотали.

— Мог бы помочь, а не ржать, как конь! — охотно объяснила Лера, сопровождая каждое слово ударом. В итоге парню это надоело, поэтому он просто отобрал веник и закинул его на крышу (никто даже не заметил, как они вышли на улицу). При помощи Эшли и Ирки, Лера закрыла метлу в небольшой пристройке, которую гордо именовали сараем. И как раз в этот момент вернулась Екатерина, которая обрадовалась, что Лера решила прогуляться.

— Лерочка, ты не видела в чулане метлу? Такую новую, лаком покрытую, — выглянув из окна, спросила Екатерина. Девушка застыла на месте, немного испуганно обернувшись. Лия и Лас выскользнули из дома и куда-то убежали.

— Нет, бабушка, не видела, — натянуто улыбнулась Лерка, посмотрев на бабушку. Екатерина ушла в другую комнату, бормоча, что не помнит, куда её переложила. Лерка схватила подруг под руки и поторопилась уйти подальше.

— Интересное совпадение, — пробормотала Эшли. Лерка пожала плечами, не видя тут ничего странного. Может, это вообще случайность. Драко хмыкнул, но комментировать не стал. Зато Лера любезно предложила снова стукнуть его чем-нибудь, за что заслужила ехидный взгляд. Пока они дождались Егора, Таньку и Игоря — Лера с Драко успели вдоволь наораться друг на друга и теперь не разговаривали. Ребята на это только посмеялись, считая это детским садом. Общим решением они направились в парк, надеясь, что сегодня будет спокойный день.

Димитрий сидел на кожаном кресле, лицом к большому окну. Он видел весь город, как на ладони. Особенно хорошо был виден парк с уже пожелтевшими листьями. Мужчина усмехнулся. Этот мир отличался от его, где он пробыл достаточно много времени, ища Валерию там. Мужчина усмехнулся тому, как быстро эта девчонка собрала вокруг себя друзей.

Димитрий встал и подошёл к книжному шкафу. Он не особо уделял этим книгам внимания, за исключением одной. Старая, явно много раз перечитываемая книга очень ярко выделялась среди прочих. Множество заметок, перечёркнутых предложений — вот что можно было встретить на страницах книги. Хотя, выделялась в ней одна страница, которую мужчина старательно избегал, словно неприятные воспоминания. Но и саму книгу Димитрий в руках не держал уже долгое время. Словно что-то ощутив, мужчина убрал книгу и вновь сел за стол. Как оказалось, весьма вовремя.

— Дмитрий Сергеевич, к Вам посетители, — сообщила секретарша. Она и несколько охранников были на первом этаже, переговариваясь с Димитрием только по передатчику. Мужчина нажал на желтую кнопочку.

— Кто? — спросил Димитрий и отпустил кнопку, давая секретарю возможность ответить.

— Они представились как Мария и Евгения, говорят, что вы их знаете, — ответила секретарша. Мужчина улыбнулся. Все-таки, богини нашли его даже здесь. Хотя, пытался ли он скрыться от них? Безусловно, нет! Ему это было совершенно не за чем, так как он всегда был рад пообщаться с ними. Возможно, смена имени и могла насторожить девушек, но это было сделано не для этого. Просто для этого мира имя «Дмитрий» было гораздо привычнее и удобнее.

— Впустите их, — ответил Димитрий. Прошло пару минут, и послышался шум заработавшего лифта. Ещё три-четыре минуты и все. Лифт остановился, открывая двери и выпуская пассажиров. Из него вышли две девушки, при первом взгляде и не скажешь, что это Морана и Живана. Скорее, как самые обычные смертные: богиня смерти была не в привычном чёрном, а фиолетовом платье с рукавами до кисти. Волосы Морана перевязала обычной зелёной лентой. Живана же предпочла белое платье с синим поясом и лёгкий кардиган. Обе богини были злы и явно не хотели находится тут. Для Димитрия не было загадкой, почему богини именно пришли, а не сделали, как обычно. Просто не могли.

— Добрый день, — довольно вежливо произнёс Димитрий. — Морана, Живана, чем обязан вам, если вы сами пришли ко мне?

— Нам же очень «нравится» общаться с такими психами, как ты, — скривилась богиня жизни, легко сбрасывая с себя маску милой девушки. Она передёрнула плечами, потому что в кабинете была какая-то гнетущая атмосфера. Любезничать с тем, кого она считает врагом, Живана не собиралась.

— Перестань портить жизнь девочке, — сразу перешла к делу богиня смерти. Она еле сдерживалась, что бы ни высказать всё то, что думает о мужчине. Девушка была зла, хотя редко чувствовала такое у себя. Может, она и тёмная покровительница, но редко злиться на кого-либо или что-либо, как многие думали. Димитрий лишь усмехнулся на слова богини. Он явно не боялся их, даже относился, как к старым знакомым.

— Может, присядете? — он махнул рукой на два кресла, но обе девушки проигнорировали этот жест вежливости. Они все знали, о чём пойдёт речь, так что не было смысла делать вид, что они рады встрече. По крайне мере, Морана и Живана не хотели тут находиться.

— Ты уже добился, чего хотел, так оставь её в покое, — богиня смерти стукнула руками по столу, сжав кулаки. — Чем она тебе…

— Помешала? — перебив, спросил Димитрий. — Хм, интересный вопрос, и, главное, вы знаете на него ответ. Своим существованием, пожалуй, — он встал, внимательно наблюдая за богинями. Те не реагировали, всё так же с ненавистью смотря на него. — Она ошибка. Лишь отражение настоящей себя. А ошибки должны исчезнуть.

— Да ты бредишь, — выдохнула Живана, скрестив руки на груди, — ты сказал сейчас полнейшую чушь, в которой смысла совершенно нет.

— Прямо-таки нет? — поинтересовался Димитрий и отвернулся к окну. Он знал, что для богинь это слишком подло — ударить в спину. Как бы злы они не были, а такого не сделают. Морана и Живана никогда не могли понять, откуда он настолько хорошо их знает. Они ещё тогда убедились, что мужчина — довольно опасный противник и, вроде как, заключили договор: они его не трогают, он не нарушает дозволенных правил. Но, видимо, Димитрий уже забыл об этом.

— Оставь её в покое, прекрати рушить жизнь Валерии, — ледяным тоном произнесла Морана, но мужчина на это лишь хмыкнул. — Иначе, пожалеешь об этом…

— И что вы сделаете, Мария? — мужчина резко обернулся и опёрся руками на стол, заставив богиню смерти замолчать. — Я не нарушаю правил этого мира, Анойи или Валении, — он усмехнулся, прекрасно зная, что прав. — У вас же нет полной власти над судьбами, так как срок ещё не вышел. Анойя и Валения зависят от настоящих, а они не станут вмешиваться из-за такой глупости, вы это знаете…

— Если ты нарушишь время, даже они вмешаются, — парировала Морана. Живана лишь прикусила губу, очень не любя подобные ситуации. Да, она была согласна с сестрой, но была слишком мягка, чтобы спорить. Она очень хотела, чтобы всё встало на свои места, ведь немного узнав о подопечной — привязалась к Лере. Она была совершенно обычной девчонкой, ничем не выделялась, но… была другой. Живана никак не могла объяснить, что именно зацепило её в ней. Морана тоже это чувствовала, хоть никогда и не говорила об этом сестре напрямую.

— Вы боитесь повторения своей истории, верно? Боитесь, что раз она связана с вами, то её ждёт та же судьба, — обе богини вздрогнули от этих слов и даже отошли на шаг. Димитрий довольно хмыкнул и сел, наблюдая за сёстрами. Он добился нужного эффекта и теперь дал ясно понять, что любые их угрозы он принимает за шутку. Морана и Живана долго молчали, внимательно следя за мужчиной. Они не понимали, откуда он знал о том, что они пережили и чего боятся.

— Я надеюсь, что этот бог времени соизволит явиться, когда я убью девчонку, — как бы невзначай бросил Димитрий, доставая из стола какие-то бумаги. Он снова встал и, на этот раз не смотря на богинь, направился к дверям. — А сейчас прошу меня простить, совещание. Пожалуй, это единственный минус, когда я выгнал этого дурака. Думаю, вы и сами выход найдёте.

Он зашёл в лифт и скрылся. Морана яростно стукнула по столу, разломав его пополам, и исчезла. Живана же долго стояла на месте, обдумывая что-то. Она заметила книгу на полке и долго боролась с собой (это было не самое удачное время, чтобы читать книги). Но, в конце концов, подошла и взяла её. Быстро пролистав её, даже не замечая исправлений и заметок, открыла в середине. Это был рисунок, очень старый, но довольно знакомый богине. Ведь там изображена она с Мораной и ещё семнадцать человек, которых богиня жизни знала лично. Проведя рукой по изображению, она вдруг заметила, что плачет.

— Ох, да что со мной? — попыталась она улыбнуться, но получилось плохо. — Как же я скучаю по тебе, Марина. И Мори тоже, хоть и не признаётся, — на страницу упала пару капелек, которые Живана сразу же стёрла рукой. И, не заботясь, чтобы убрать книгу на место (просто положив её на сломанный стол), богиня жизни исчезла. Она не понимала, что здесь творится и теперь Морана точно не начнёт говорить, что это всего лишь совпадения. Что-то происходило, и в этом виноват был не только Димитрий. И что точно можно было сказать — это не самый странный разговор во всей этой чертовщине, и не самое загадочное происшествие. Всё намного серьёзнее, чем кажется. И Живана искренне надеялась, что они смогут предотвратить угрозу, что нависла над ними.

Глава 6. Прогулка

После короткого обсуждения и долгих споров, сопровождавшихся смехом и ворчанием, для прогулки выбрали парк. Народу там сейчас должно быть мало, да и место это было самым красивым из предложенных. К тому моменту, как ребята дошли до парка, Ирка горела большим желанием пристукнуть спорщиков. Лера и Драко никак не могли успокоиться, то и дело находя причину для ругани. Эшли делала вид, что у неё вообще нет никакого брата, а Танька иногда хихикала над ситуацией. Егору явно было весело, отчего парень иногда подливал масла в огонь, раздразнивая спорщиков. Лишь один Игорь никак не реагировал на это, надеясь, что впоследствии всё останется целым. Редкие посетители парка не обращали никакого внимания на крики и ругань Леры и Драко. Вообще, казалось, что эти двое не столько ругаются, сколько орут друг на друга чисто по привычке. Ведьма скрестила руки на груди и гордо отвернулась, явно считая, что она права. Парня это бесило, он едва сдерживался, чтобы не сломать какое-нибудь дерево. Когда тот потянулся душить Лерку, Егор дружески хлопнул Драко по спине, предотвращая ещё одну возможную — даже не возможную, а очередную — причину спора. Девушка этого не заметила, возмущаясь, что она не виновата в происходящих неприятностях. Эшли замахала на неё руками, прося успокоится. Танька пыталась остудить Ирку, чтобы та не натворила дел. Пинаясь и едва не кусаясь, Лебедева пыталась вырваться из хрупкой хватки и настучать кому-нибудь по голове.

Парк был идеальным местом для того, чтобы уйти ото всех и не бояться, что кто-то подслушает разговор. Эшли предусмотрительно шла между братом и подругой, чтобы те не начали по новой. Ирка уже немного остыла, поэтому весело смеялась и подшучивала над Игорем и Танькой. Последняя постоянно краснела и отговаривалась, как могла. Егор просто наблюдал за друзьями. На всю эту ситуацию каждый реагировал по своему, и хорошо, что никто всё-таки не подрался (хотя и было близко к этому).

Игорь остановился неожиданно, заставив Лерку врезаться в него и тем самым прекратив вновь нарастающий между Эшли, Драко и Лерой спор. На этот раз причиной послужило то, что Лера споткнулась и случайно наступила на ногу Эшли. Девушка на это не обратила внимания, но вот её брат сразу же назвал ведьму неуклюжей. Лера и Эшли чуть ли не хором возмутились, что это не справедливое замечание. Парня это не волновало от слова «совсем» и он успешно игнорировал девочек, изредка бросая какие-то фразы. Заметив, что что-то не так, Ирка осмотрелась. Егор помог Лере встать на ноги, а Таня вопросительно посмотрела на Эшли. Та заметно напряглась, дёрнув брата за руку, хотя Драко внешне не подавал никаких признаков беспокойства. Но то, что он завёл руку за спину, показывало, как он отнёсся к внезапной тишине. Лере показалось, что она заметила возле себя какое-то движение, но, обернувшись, ничего подозрительного не увидела. Возможно, это была просто тень одного из них. Зная, что в последнее время творится какая-то чертовщина, девушка вздрогнула.

— Ищейка? — тихо, едва шевеля губами, спросила Эшли. Она дотронулась до брошки на футболке, и из воздуха сначала появился ремешок, за который девушка сразу же ухватилась, а потом колчан. Таня даже не поверила в это, хоть и видела, что для Эшли это в порядке вещей. Девушка достала из колчана сначала лук, и, перехватив его поудобнее, вытащила стрелу, повесив колчан на плечо. Егор в этот момент отвлёкся на что-то, поэтому не понял, откуда это взялось.

— Да, она, — Драко всё ещё держал руку поднятой, не решаясь достать оружие. Он пытался точно определить, откуда стоит ждать нападения. Правда, было спокойно и тихо. Слишком тихо. Даже птиц не было слышно. Зато бабочек вдруг стало невообразимое количество, и они медленно, даже немного осторожно подлетали к ребятам. Ирка вдруг развернулась, что-то прочертила рукой в воздухе, и в ближайшее дерево выстрелил поток воздуха такой силы, что кора отлетела. Бабочки разлетелись в разные стороны от внезапной опасности, но тут же слетелись обратно, окружая компанию. Драко отмахнулся от трёх бабочек, которые метко отлетели в сторону Егора и приземлились тому на голову. Парень замахал руками и попытался снять их с волос, но бабочки словно приклеились к волосам парня. Ещё бабочки сели на руки Леры, которая даже не обратила на это внимания, растеряно глядя по сторонам.

— Драко, слева! — если бы Игорь не предупредил, Драко не успел бы увернуться. А так, какой-то острый предмет пролетел мимо его лица в каких-то сантиметрах. Эшли отскочила в сторону от ярко-фиолетовой ленточки, которая улетела в куст и подожгла его. Девушка тут же засомневалась, что хотела бы попасть под удар такой ленты. Ира схватила Леру за руку и притянула к себе, чтобы в подругу не попала какая-нибудь залётная острая железка. Мохрякова испуганно осмотрелась, пытаясь понять, что происходит. Никто не знал, чего можно ждать от нападавших, сколько их и где они. Лера, Егор и Таня впервые увидели, как именно друзья используют магию. Ирка постоянно что-то шептала, стараясь не сбиваться. Кончики её волос светились неестественным зелёным цветом, а цвет глаз стал ярче и насыщеннее. Танька едва не упала, когда подруга шагнула к ней и чуть толкнула её. Зелёная лента обвила запястья Тани, Егора и Леры, а потом исчезла, тут же появившись на запястьях Эшли и Драко. Игорь на это не отреагировал, вытащив из кармана ключи с брелоком. Егор присвистнул, когда на глазах брелок-меч превратился в самый настоящий. Пожалуй, за сегодня это было самое впечатляющее, что увидел парень. Конечно, Кивелов понимал, что сейчас не время и не место для удивления и изучения всех хитростей магии, но интерес и любопытство от этого становились только сильнее. Танька краем глаза посмотрела на Егора, но ничего не сказала. Она привыкла, что в любой серьезной ситуации блондин старается держать настрой. Но иногда это пугало, она не знала, что можно ожидать от него.

— Эшли, Драко, увидите остальных в безопасное место, — попросил Игорь, чертя в воздухе рисунки. Со стороны это выглядело довольно странно и необычно, если не знать, что именно делал парень. От его пальцев на какое-то время в воздухе оставались чёрные линии. Лебедев вообще не обращал внимания на то, что происходило с друзьями, поскольку в данный момент его интересовала лишь полная сосредоточенность на защите. Ирка выясняла, кто именно напал и где его искать.

— О, кто-то проявил к нам больше доверия? — съязвил Драко, просто не удержавшись от комментария. Парень уклонился от подзатыльника сестры.

— Не лучшее время для подобного, братец, — процедила Эшли, смерив того недовольным взглядом. Ей очень сильно не хотелось, чтобы в столь опасной ситуации вся команда разругалась. Драко лишь хмыкнул на слова сестры, но ничего говорить не стал. Игорь даже не отреагировал на ответ Драко, полностью сосредоточившись на защите. Лера же просто не понимала, что делать. Всё-таки она такая же ведьма, как и Ирка, но помочь ничем не может. Это было неприятное чувство, словно Лера является всего лишь балластом для остальных.

— Мы отвлечём ищейку на себя, а вы в это время постарайтесь уйти из парка, — немного вздрогнув, пробормотала Ира. Она не поворачивалась к друзьям. — И лучше вообще не возвращайтесь сюда, даже если что-то услышите, — девушка старалась подавить дрожь в голосе, скрыть, что ей на самом деле не хочется отпускать друзей одних, страшно оставаться с кем-то столь опасным один на один. Игорь почти никак не показывал, что его одолевает беспокойство. Волнение выдавали лишь побелевшие костяшки пальцев, сжимавших рукоять меча. Раньше он с сестрой даже и подумать не мог, что ввяжется в такое.

— Но, Ир… — Танька попыталась возразить подруге, хоть и понимала, что помочь ничем не сможет. Но и оставлять их одних с непонятным противником девушке тоже не хотелось. Заметив на взгляд Тани, Игорь просто покачал головой, тем самым давая понять, что сестру переубеждать не станет. На самом деле, парень был с ней согласен, ведь беспокоился за безопасность друзей, и даже хотел отправить со всеми и Иру, но понимал, что эта идея не прокатит. Лера посмотрела на молчавшего Егора. Он стоял мрачнее тучи и смотрел на Ирку. Лебедева старательно делала вид, что не замечает этого и полностью сосредоточена на защите. Игорь понимал её, поэтому не стал как-либо это комментировать. Да и не время сейчас для разговоров, в такой-то ситуации.

— Не волнуйтесь, всё хорошо, — Ирка обернулась к друзьям, натянуто улыбнувшись. Она не хотела показывать друзьям, что на самом деле боится оставаться тут. — Для нас с Игорем это будет просто, как два пальца об асфальт. Правда, — она попыталась рассмеяться, но это плохо удавалось. По крайне мере, мало кто поверил, что для неё это так легко. Но они уже не стали ничего говорить, зная, что её не переубедить.

Игорь просто кивнул на слова сестры. По его лицу нельзя было сказать, согласен ли он с Иркой или просто для друзей кивнул. Никому явно не нравилось, что они больше похожи на помеху, чем на реальную помощь. Эшли ободряюще улыбнулась и подтолкнула Лерку вперёд, так как в основном охотились за ней. Таню слова Иры не убедили, но девушка понимала, что спорить тут бесполезно, поэтому поплелась за Лерой. Драко не стал что-либо говорить об этом, но честно ждал, пока Егор и Танька пойдут следом за Эшли и Лерой. Кивелов довольно долго смотрел на Ирку, а потом молча развернулся и пошёл с друзьями. Лебедевы наблюдали за ними, надеясь, что им удастся уйти, а не попасть в ловушку.

Драко шёл впереди, держа наготове меч. Никто и не заметил, когда в руках парня появилось оружие. Драко постоянно что-то бормотал, будто переговариваясь с кем-то или даже ругая кого-то. Эшли в конце процессии, готовая в любой момент выстрелить. Девушка очень нервничала, и пару раз чуть не выпустила стрелу просто так. Таня с Лерой постоянно поглядывали на Егора. Парень неохотно плёлся рядом с девчонками и хмурился. Кивелова безумно бесило, что он не смог хоть чем-то помочь друзьям, а оказался всего лишь бесполезным ролевиком. Таня попыталась его подбодрить, что Ирка и не из таких ситуаций выкручивалась, но это не помогло. Лера решила не вмешиваться, лишь постоянно оглядывалась назад. Было немного подозрительно, что в этой части парка никого нет, хотя, когда ребята гуляли, встретили достаточно много народу. Сейчас они понимали, как глупо было пойти гулять в такое небезопасное для них время.

На крик обернулись все. Танька с Лерой, не думая, рванули в ту сторону, откуда пришли, но Егор схватил их за руки, из-за чего девчонки едва не упали. Они совершенно не обращали внимания на парня, который, как на буксире, медленно ехал за ними. Как Кивелов смог хоть немного удерживать двоих подруг осталось загадкой. Парню удалось упереться ногой в небольшой выступ плитки тротуара, чтобы он оставался на месте. Эшли и Драко не вмешивались, надеясь, что Таня и Лера одумаются. У обеих девушек были слёзы на глазах, и Егор с большим трудом удерживал их на месте (по большей части, он уже едва стоял на ногах так, чтобы не упасть). Драко краем глаза заметил, что Эшли начала падать, и только его реакция спасла девушку от знакомства с землей. Егор какое-то время действительно терпел выходки подруг, но надолго Кивелова, всё же, не хватило.

— Да успокойтесь вы! — неожиданно рявкнул он, от чего и Таня, и Лера замерли. — Ирка же сказала, что все нормально, значит так и есть! — его голос дрогнул. — Вы же обе понимаете, что сейчас не время для истерик!

— Егор… мы, просто… — начала было Таня, но осеклась. Заметила, что Егор и сам пытается себя успокоить. После того, как парень накричал на подруг, девчонки просто не могли заставить себя убежать. Ничего больше не говоря, Егор сел на землю рядом с лавочкой, куда ничего не понимающий Драко переложил сестру, и опустил голову. Егор делал вид, что ему безразлично то, что сейчас происходит, пытаясь скрыть, насколько сильно боится за Иру. Танька прикусила губу, зная, что отчасти в этом виновата и она. Знала же, что он беспокоится, но продолжала рваться к Лебедевым на помощь. Если бы она всё-таки побежала к ним, вряд ли это чем-либо помогло. Наоборот, для Игора и Иры они сейчас ничего не сделают. Они лучше подготовлены к таким ситуациям, вот и отправили всех вперёд. А потом они соберутся в более спокойной обстановке, чем сейчас, и всё обсудят; посмеются, выпьют чаю с печеньем. По крайне мере, Таня на это очень сильно надеялась.

— Это всё из-за меня… — вдруг услышал Драко. Он обернулся как раз тогда, когда Лерка развернулась и убежала. Танька растерялась, смотря вслед у егающей подруге. Оставить Егора одного сейчас не вариант, да и Эшли без сознания. Драко вскочил на ноги, надеясь, что больше никто ничего необдуманного не сделает. Парня очень сильно взбесила эта ситуация, а ещё больше то, что он немного растерялся. Сначала его сестра пострадала, теперь ещё и Лера убежала. Для полного счастья не хватало, чтобы что-то случилось с Таней и Егором. Хотя последний уже и так был на гране срыва, вон как за голову схватился. Шум в другой части парка явно не придавал уверенности, что всё хорошо.

— Чёрт, какая же она идиотка! — выругался Драко, — оставайтесь тут, присмотрите за Эшли, пока она не очнётся. Я за этой дурой, и, надеюсь, догоню её быстрее кого-нибудь другого.

Не дожидаясь ответа друзей, парень побежал в ту же сторону, что и Лера. Танька села на землю, слегка приоткрыв рот. Она уже ничего не понимала в этой ситуации и совсем не знала, что делать. Егор лишь буркнул что-то под нос, и спрятал лицо в коленях. Он очень хотел, чтобы с друзьями всё было хорошо, особенно с Иркой. Ведь именно она кричала. Танька видела его состояние, но не стала что-либо говорить. Егору и так было плохо, и девушка боялась, что скажет что-нибудь не то. Она очень надеялась, что Ира и Игорь сильно не пострадали, а с Леркой не случилось неприятностей. Для Виноградовой вся эта история всё больше превращалась в ночной кошмар, после которого не хочется засыпать. Да, сначала она восприняла это даже с долей детской наивности в надежде на волшебство, интересные приключения, да и вообще за сказку. Но сейчас всё больше это превращалось в ужасную реальность, когда не то, что пострадать — погибнуть можно. И именно от этого Таню и Егора сейчас защищали Ира и Игорь. Драко хоть и не признавал, но тоже помогал вытаскивать Леру из неприятностей. Танька выдохнула, посмотрев на небо. Так страшно, как сейчас, ей ещё не было. Егор вроде успокоился, сидел спокойно и сверлил взглядом дерево напротив. Это хоть немного заставило девушку улыбнуться. Хоть кому-то стало немного легче.

Лерка бежала среди кустов. Она не обращала внимания на хлеставшие по лицу ветки. Просто хотела убежать. Мысль о том, что ребята страдают из-за нее, не давала Лере покоя. Как всякому нормальному человеку, ей хотелось, что бы все это было сном. Но тогда, девушка не чувствовала бы боли, так ведь? В какой-то момент ведьма даже допускала возможность того, чтобы взять и сдаться. Просто выйти на улицу и позволить себя схватить. Да, это было неимоверно глупо, но так она защитила бы многих. Лера боялась не только за друзей, которые хоть как-то могут постоять за себя, но ещё и за бабушку. Екатерина Петровна хоть и проводила свои дни по большей части в доме, но порой и выходила из-под защиты. Что если Димитрий решит напасть и на бабушку Леры, лишь бы заставить девушку попасться в ловушку? Этого ведьма боялась больше всего. А Драко и Эшли? Они ведь тоже могут пострадать из-за того, что Морана и Живана (хотя до конца Лера так и не разобралась, кто они такие и что им нужно) попросили этих двоих присмотреть за ней. Что именно нужно Моране и Живане, какая им выгода в защите Леры? На это девушка тоже не знала ответов, и даже не надеялась когда-нибудь их узнать. Но ещё оставалась загвоздка в том, как теперь обезопасить себя и окружающих в школе. Один раз туда уже заявились, когда искали Леру. Тогда просто невероятным везением те мужчины не спохватились, что это она. Либо это действительно была удача, либо кто-то тогда помог Лере. Тогда появлялся вопрос, кто настолько осведомлён обо всём, что вмешивается во всё это. Лера почему-то сомневалась, что тогда её прикрыли эти таинственные Морана и Живана. Но даже это не радовало, ведь всё равно есть кто-то, знающий про Леру. Это немного пугало.

Лера остановилась, чтобы отдышаться. В боку противно закололо. Девушка осмотрелась. Тут была небольшая полянка, окруженная деревьями. Где-то послышались вопли и ругань. Лера все же не выдержала и, сев на землю, зарыдала в голос. По щекам текли слезы, а девушка просто сидела. Ей было плохо, до ужаса хотелось закричать от всего этого. Мохрякова очень испугалась за Ирку, когда та закричала. С кем их оставили? Смогут ли они сами справиться? Если да, то все хорошо, а если — нет? Вдруг они погибнут? Осознание того, что виновата в этом будет Лерка, прямо ударило в голову. От этого становилось просто невыносимо! Ну неужели это всё действительно происходит? Лера даже было решила самостоятельно найти Димитрия и спросить напрямую, что же он от неё хочет. Ведьма действительно была готова пойти на это, лишь бы друзья не страдали больше. Даже за Драко, с которым Лера вечно ругается, она беспокоилась. Закрыв лицо руками, Лера всё же позволила себе закричать. Да, возможно, это было странно и слишком не вписывалось в реальный мир, но сорваться может каждый. Лера вообще не представляла, что ей теперь делать. Необдуманно сбежала от остальных, да ещё и, похоже, заблудилась. Ведьма понятия не имела, куда теперь идти. В этом парке она бывала часто, но конкретно эту часть парка знала плохо. Теоретически есть два варианта действий: сидеть на месте и ждать, пока её кто-нибудь найдёт или попробовать выбраться самостоятельно. И оба этих варианта могли закончиться и хорошо, и плохо. Сейчас Лера даже согласилась бы с Драко, который постоянно называл её дурой. В данный момент она так и поступила, глупо и не обдуманно.

— А почему ты плачешь? — спросил робкий, детский голосок. Лера убрала руки от лица и увидела перед собой девочку, лет семи. Золотые волосы собраны в две косы, а голубые глаза с интересом посматривают на девушку. Но было что-то неестественное в этом образе, что девушка даже вздрогнула.

— Не важно, — пробормотала Лера, вытирая слезы. — А ты кто?

— Виола, — ответила девочка. На её лице не было каких-либо эмоций. Словно она кукла какая-то. Хотя возможно, что она знает, где находится, значит могла просто гулять, а не потеряться. Лера посмотрела на малышку изучающим взглядом. Синий сарафанчик с белой блузкой. Черные туфельки и белые носочки. Кожа белая, как фарфор. Всё-таки, что-то пугало в этой малышке. Но Лера была свято уверена, что дети не будут принимать участия в этом сумасшествии.

— Ты здесь одна? — спросила Лера. Её немного настораживала эта девочка, как бы девушка себя не переубеждала. Вроде ребенок, но… какой-то другой. Девочка словно отделена от этого мира. Виола наклонила голову на бок. Вроде бы это был обычный детский жест любопытства, но вот как-то не подходил Виоле. Лера рвано выдохнула, чувствуя себя довольно необычно. Что-то не просто подсказывало, а прямо вопило, что лучше бы отсюда убегать, и как можно быстрее. Но другая часть заставляла оставаться на месте, будто шептало, что сейчас будет какой-то важный момент во всё этом.

— А что, нельзя? — поинтересовалась Виола, смотря на девушку. Лера встала на ноги и отряхнулась. — И ты еще не представилась.

— Я Лера… Мохрякова Лера, — чуть помедлив, сказала девушка. Фамилию она сказала чисто на автомате, хотя и не понимала, зачем. Не было у неё раньше такой привычки. Виола нахмурилась. Что выглядело забавно и мило. Но всё равно как-то отталкивало, заставляло поёжится. Лера начала невольно отходить в сторону, понимая, что ничего хорошего можно не ждать сейчас.

— Ты меня обманываешь, — девочка оскалилась, заметив, что ведьма уходит. Лера понимала, что сейчас многие будут так отвечать. Те, кто подчиняются Димитрию. Конечно, было не понятно, как связана фамилия Леры и всё это безумие. Разбираться в этом времени не было, потому что лучше бы бежать отсюда и как можно скорее. Виола хищно оскалилась, голодным взглядом следя за ведьмой. На руках девочки проявлялись чёрные витиеватые рисунки.

И тут, прямо с неба, в девочку выстрелила струя огня. Лера закричала и упала на траву, когда на землю приземлился… дракон! Настоящий, с красной чешуей и длинными гибкими крыльями. Из открытой пасти видны клыки. На лапах острые, сравнимые цветом со сталью, когти. Вдоль хребта, да самого кончик хвоста, тянуться острые шипы. Хотя между ними достаточно расстояния, что бы поместился человек. На голове огромные рога, которыми можно проткнуть кого-то в два счета! Лера задержала дыхание на какое-то время, испугавшись, что этот громадный зверь её заметит.

— Уходи, ищейка, — прошипел зверь, скалясь. И ведьме показалось, что этот голос она уже слышала. Если конечно, убрать шипящую интонацию. Но сейчас Лера не то чтобы узнать его не могла, она даже шевельнутся лишний раз боялась. А Виола, словно и не было струи огня, стояла на том же месте. Разве что, черный круг выжженной травы намекал на то, что было тут. Девочка безумно улыбнулась, явно забросив идею притворяться невинным ребёнком.

— Мне нужна эта девушка, змей, — медленно протянула Виола. Она менялась на глазах. Стала выше, старше. Волосы удлинились. И главное, появились клыки, которые выглядывали из-под верхней губы. Теперь она не была похожа на безобидного ребёнка, но оставалось загадкой, что за иллюзия скрывала её настоящую внешность. Лере вообще стало худо, ведь теперь всё складывалось гораздо хуже, чем было.

— Попробуй, — отозвался змей, посмотрев на Леру. Та в ужасе замерла у деревьев, куда с трудом отползла. Ей было страшно, что сейчас он бросится на неё. Но на удивление, дракон просто отвернулся от Леры. Ищейка напала, но змей отразил атаку крылом. При этом на морде было такое ехидное выражение, словно дракону это нравилось. Даже сквозь страх Лера не могла отделаться от ощущения, что это всё ей знакомо. Не сама ситуация, а вот отношение к ним.

— Я все равно её достану! — взвизгнула Виола, держась за укушенную руку. Дракон фыркнул. Ищейка сбежала, говоря очень много лестных комментариев в сторону змея. Тот отошел чуть дальше и остановился. Его очертания поплыли и вот, на поляне стоит бледный подросток. Драко. Парень отряхнулся, осмотревшись. Заметив Леру, парень подошёл к ней.

— Лера, ты в порядке? — спросил он, посмотрев на девушку. Та испуганно отползла к дереву. Драко двинулся было к ней, подумав, что она пострадала, но всё оказалось куда сложнее, чем показалось сначала. Лера отползла ещё немного, и, опираясь на дерево, с трудом встала. Она не смотрела на него.

— Не подходи… — дрожащим голосом, попросила ведьма. Драко понял, что она его попросту боится. И вздрогнул от этого, ведь он даже не подумал, что она может испугаться. И сейчас будут некоторые проблемы.

— Лер, я… — начал было он, но отвлекся на вышедших Таньку и Егора. За ними шла Эшли, иногда спотыкаясь. Увидев, что Лерка испуганно смотрит на её брата, Эшли грустно улыбнулась. Она уже примерно понимала, что случилось. Девушка давно подумывала о том, что ей следовало сразу предупредить остальных, кем они являются. Если Ира и Игорь сразу об этом догадались, сразу узнали, то вот Таня, Егор и Лера как-то не привыкли сразу выяснять, с кем общаться.

— Видела, да? — спросила Эшли, посмотрев на Леру. Та испуганно кивнула. Егор и Танька подошли к Лерке, пытаясь узнать, что случилось. Драко выругался, стукнул по дереву, из-за чего Лера вздрогнула, развернулся и ушел. Таня и Егор удивленно смотрели в его сторону, а потом едва ли успели подхватить падающую Леру. Её нервы не выдерживали такого. Эшли молчала, смотря куда-то в лес. Танька подскочила на месте, когда у нее зазвонил телефон.

— Игорь, вы где? — закричала она в трубку. — Что значит в больнице? Что вы там делаете? Что? — Егор и Эшли держали Леру, и пытались понять, что случилось. Танька выключила телефон.

— Ирка руку сломала! — объявила она, почему-то улыбаясь. При этом она прижимала телефон к груди, словно что-то очень дорогое сердцу.

— А чего радуешься? — удивился Егор, хмуро смотря на подругу. Его совершенно не устраивало, что Ирка сейчас в больнице лишь потому, что он оказался бесполезен в такой ситуации и не смог помочь. А больше всего он ненавидел именно беспомощность.

— Так с ними же все в порядке! Живые! — объяснила Таня, едва не плача. Она подскочила к Лере, и начала приводить её в чувства. Удалось это сделать только через пять минут. И сразу после этого, все отправились в больницу. Эшли молчала, лишь иногда посматривая на такую же молчаливую Леру. Было непонятно, о чём так задумалась ведьма, по крайне мере, Таня и Егор не понимали. Единственное, что они знали, точно что-то произошло, пока их не было рядом с Лерой. И сама она точно не расскажет об этом. Эшли пыталась дозвониться до брата, но он похоже поставил себе задачу игнорировать сестру. Это удавалось ему успешно, что очень злило Эшли. Девушка тихо ругалась, обещая, что она пристукнет когда-нибудь Драко за такое.

Ирка сидела на кушетке, пытаясь объяснить маме, что руку она сломала упав с лестницы. Но ей не верили так просто, без особых доказательств. Ира вообще была недовольна тем, что сюда вызвали её маму. Не то, чтобы это было не правильно, но вот теперь разбираться с этим. Гипс наложили довольно быстро, что было удивительным для ведьмы. Почему именно, девушка объяснить не могла. Женщина поправила низкий короткий хвост чёрных волос, поправила очки на янтарно-коричневых глазах, и серьезно посмотрела на дочь. Ну, не верила женщина тому, что её дорогая Ирочка просто упала с лестницы. Не свойственно ей это было, ведь девушка всегда осторожна! Рядом с девушкой сидела девятилетняя девочка с такими же чёрными волосами. Это было прямо отличительной чертой их семьи — иссиня-чёрные волосы. Она старательно вырисовывала что-то на Иркином гипсе фломастерами. Игорь хмуро смотрел в окно, так как его мать тоже не слушала.

— Вы что, подрались с Игорем? — спросила женщина, уткнув руки в бока. Это было простое предположение, но двойняшки вздрогнули, словно их обдало холодом. Вот чего точно не могло случится, так это то, что Ирка с братом подерётся! Да Игорь о ней заботился так, словно от лишнего шага она разобьётся. А тут вдруг, драка. Для того, чтобы такое действительно произошло, мир должен сойти с ума, а сама Ирка пойти против друзей. То есть маловероятно, что такое произойдёт.

— Мам, с чего ты это взяла? — удивилась Ира, — я же говорю: шла по парку и возле лестницы споткнулась! — она не знала, в который раз уже повторила это. Но всё равно, убедить маму не удавалось. Не верила и всё тут. Видимо, женщина чувствовала, что это действительно не так.

— Ирина, не ври мне, — строго сказала женщина. — Я чувствую, что ты что-то скрываешь от меня!

Ирка промолчала, посмотрев на брата. Игорь только вздохнул и пожал плечами. Не говорить же матери, что на них напали? Их не поймут, так, как следует! В то, что с ними постоянно случается лучше не вмешивать других. Особенно, Игорь и Ира не хотели вмешивать в это родителей, которые помочь не смогут. Лучше пусть заботятся о младшей сестрёнке.

— Кристина, милая, можешь сходить до папы? — ласково обратилась женщина к девчушке. Та кивнула и, забрав с собой фломастеры и тетрадь, выбежала за дверь. Двойняшки переглянулись, словно что-то мысленно обсуждая. Если Кристинку попросили выйти, значит, разговор пойдёт о том, чего ей знать не надо.

— Дети, скажите честно, это из-за вашего отца, да? — вздохнула женщина, садясь рядом с Иркой. Игорь подошел ближе и кивнул сестре. Ира подавила стон. И она, и Игорь поняли, что женщина говорит про Димитрия, а не про их отчима. Вообще, эта тема редко поднималась в их семье, словно женщина пыталась забыть обо всём и убедить детей, что их семья такая, какая должна быть. Порой Ирке казалось, что в их семейке больше тайн, чем доверия.

— В какой-то степени, да, — тихо сказала девушка, опустив голову. Она надеялась, что мать не станет вмешиваться во все это. Ведь, это не простые проблемы. Мало кто поймет, что на самом деле все произошедшее касается магического мира. И обычные люди тут никак не помогут, нет доступных средств от магии.

— Но, всего вы мне не расскажите, верно? — печально усмехнулась женщина. Ирка и Игорь кивнули. — Что ж… я знала, что вы что-то скрывали по поводу него, — двойняшки удивленно посмотрели на маму. — Он всегда был другим, — улыбнулась она. Да, улыбка была грустной и слегка подавленной, но всё же была. Казалось, что женщина хотела бы сказать намного больше, но что-то её удерживало.

— Мама, мы бы тебе непременно сказали, но… — начала было Ира, но замолчала, посмотрев на брата с надеждой. Просто Лебедева не знала, что сказать. Она как-то не представляла раньше, что говорить при таком разговоре. Ведьма вообще не думала, что он может состоятся.

— Это для вашей же безопасности, — закончил за сестру Игорь. Внешне, парень был спокоен. Голос твердый, словно камень. — То, что сейчас происходит, касается только нас. Вы не должны вмешиваться. Ни я, ни Ира, не простим себе, если с вами что-то случится, — Игорь не соврал, ему это не нужно было. Последние два года они помогали Димитрию лишь потому, что знали, насколько он опасен. Когда он первый раз появился перед ними, Лебедевы не посчитали его таковым. Но спустя время, наблюдая за ним, двойняшки старались остерегаться его, как можно реже пересекаться. Единственным плюсом было лишь обучение по книгам, чтобы они могли себя контролировать. И, разумеется, Ирка решила эти самые книги (самые нужные и полезные) не возвращать пока что. Особенно, если Димитрий даже и не заметил отсутствия этих самых книг.

Двери распахнулись, впуская Таню, Леру, Егора и Эшли. Драко среди них не было, что уже вызывало подозрения у Ирки. Женщина улыбнулась, радуясь, что у её детей такие верные друзья. Она вышла, слыша, как ребята наперебой расспрашивали Ирку о подробностях, получения ей, травмы. Но подслушивать не стала. Просто надеялась, что друзьям двойняшки скажут правду.

— Ирочка, Игорь, будьте осторожны, — прошептала женщина, закрывая двери. К ней уже мчалась малышка Кристина. Девочка была веселой и жизнерадостной. Она всегда улыбалась, какие бы неприятности не случились. И совсем не была похожа на брата с сестрой. Но она еще растет, кто знает, что будет потом. Ведь Ирка и Игорь были такими же общительными в детстве, но сейчас привыкли скрывать свои проблемы. У них свои тайны и секреты, которые, женщина чувствовала это, не похожи на обычные. Кристина сначала хотела вернуться к брату и сестре, но заметив в конце коридора свою одноклассницу, убежала к ней. Женщина улыбнулась и направилась за дочкой, надеясь не потерять её тут.

Только появившись в палате, Егор занял своё дежурное место рядом с Иркой и, видимо, в отместку начал её злить. Лебедева держалась до последнего, а потом влепила ему подзатыльник. Завопив, что она собирается его убивать, Кивелов быстро сбежал к окну. Игорь покачал головой на это.

— Слушай, Эшли, — протянула Ирка, привлекая на себя внимание подруги. В том, что они уже стали подругами, никто не сомневался. — Я тут заметила, что ты немного щуришься, когда смотришь на что-то вдалеке.

— А, у меня просто зрение такое, — отозвалась она, рассмеявшись. — Но, вблизи я прекрасно вижу.

— А очки чего не носишь? — удивилась Танька, рассматривая рисунки на гипсе Ирки. Да, Кристинка постаралась, чтобы развеселить сестру. И это ей удалось, потому что разрисованный гипс действительно поднимал Ирке настроение. Девушка почти не обращала внимания, ведь это довольно-таки привычное дело. Игорь же просто улыбнулся (ведь только проказы младшей сестры действительно могли заставить его просто так улыбаться).

— Да вот в том-то и дело, — отозвалась Эшли, проведя рукой по затылку. — Мы когда в лесу с Драко были, я их потерять умудрилась.

— Случайно не с голубой оправой? — поинтересовалась Лебедева, что-то ища в кармане. Эшли кивнула. — Вот эти? — Ирка показала всем обсуждаемый предмет. Девушка бы и забыла, что взяла их сегодня, если бы не заметила, как подруга щурится сейчас. Хотя Лебедева и взяла их с собой специально, чтобы отдать, но вот за спором Леры и Драко совершенно забыла об этом.

— Они! Спасибо, Ира! — Эшли обняла Лебедеву, причем очень сильно. Русоволосая виновато отскочила, пока Ирка откашливалась. Хорошо, что по больной руке не попало.

— Прости, порой забываю, что я змеица, — виновато улыбнулась Эшли, и вдруг что-то вспомнив — помрачнела. Прикусив губу, Эшли отошла в сторону, глянув на молчавшую Лерку. Она стояла в стороне, и смотрела в окно. На Мохрякову это было совершенно не похоже.

— Да ничего, — отмахнулась Ирка. — Я не злюсь же! — ведьма довольно потянулась, насколько позволял гипс. Вообще, это был всего лишь второй раз, когда ей приходиться его терпеть. Прошлый раз она даже не знала, что является ведьмой. А сейчас она хоть немного ускорит время до момента, когда гипс снимут. Это Ирку хоть немного, а радовало.

— Эшли, а что значит змеица? — спросила Танька, пытавшаяся разрисовать Игоря. Когда и из-за чего это произошло, никто не понял. Просто в руках девушки оказался карандаш-зелёнка, и она решила заставить парня улыбнуться. Игорю это не особо нравилось, ведь даже такую зелёнку было трудно отмыть. Егор лишь усмехнулся, наблюдая за ними. Он даже ненадолго отвлёкся от того, что не понимает причину испуга Леры. Да и вообще, давно нужно было разобраться во всём, а то парень чувствовал себя полнейшим дураком.

— Ах, да, вы же не знаете, — пробормотала Эшли. Очки уже были на ней, и довольно успешно сползли на нос. Поправив их, Эшли посмотрела на Леру. Она единственная, кто молчал сейчас. Ирка и Игорь переглянулись. Лебедевы словно о чем-то мысленно переговаривались. Танька и Егор попытались разговорить Лерку, но та упорно утверждала, что всё нормально. Хотя сейчас её состояние нельзя было назвать нормальным.

— Лера, что произошло, после того как я сказала вам уходить? — напрямую спросила Ирка, подойдя к подруге. Игорь сомневался, что Мохрякова что-нибудь да скажет. В конце концов, они довольно давно дружат. Так и было, Лера молчала. Она прикусила губу и старалась не смотреть на Иру. Нет, Лера могла бы сейчас об этом поговорить, но не когда на неё вот так давят. Да и к тому же сначала надо как-то свыкнуться со всем произошедшим за этот день.

— Я жду ответа, — упрямо сказала она. Лера хотела что-то сказать, но ее перебила Эшли. Она не хотела, чтобы девочки сейчас поругались. Если Таня пока что не вмешивалась во всё это, то вот Ирка явно уже горела желанием поколотить Леру. Да, Лебедева всегда была очень упрямой, так что сделает всё, чтобы узнать то, что ей нужно. Может, эти способы не всегда честные, или хотя бы не опасные под конец, но действенные.

— Думаю, здесь не лучшее место, — мягко сказала Эшли, посмотрев на Леру. — Лучше давайте соберемся у меня, и все там обсудим. Хорошо? — она посмотрела на Ирку. — И я подробно расскажу все обо мне и брате, — пожалуй, сейчас это предложение было самым логичным и правильным. Лера всё-таки согласилась с этим, поэтому молча кивнула. Ирка же была недовольна этим, ей надо было узнать всё сразу. А тут, пока дождёшься объяснений просто изведёшься от любопытства. На самом деле Лебедева успела много чего додумать в этой ситуации, и не факт, что это понравиться Лере или же Драко (если эти двое об этом узнают).

— Да, думаю, так будет лучше, — согласился Игорь, положив руку на плечо Иры. Лебедева с неохотой согласилась. Её удивляло, что Лера стала так быстро меняться. Раньше она была другой. Все было другим. Ирка вздохнула. Игорь стал помогать сестре, надевать её мастерку. Может, на улице и было тепло, но все же ветер присутствовал. Егор и Танька вышли в коридор, обсуждая предстоящие дни в школе. Они не сомневались, что им могут поставить больше уроков из-за того, что они не учились всё это время. Лера тоже вышла, но только сразу на улицу. Ей было необходимо подышать свежим воздухом после душной больницы. Эшли пошла с ней, так как одну Мохрякову не оставишь. Она найдет себе приключений на голову.

— Когда все закончится, напомните мне, пожалуйста, стукнуть Игоря! — заявил Егор, выйдя их дверей больницы. Эшли и Лера переглянулись. Они как-то не думали, что Кивелов попросит об этом.

— Зачем? — поинтересовалась Танька, идя следом за ним. Виноградова не стала добавлять, что она думает по этому поводу. Егор хитро сощурился, решив пока что не дразнить подругу. А то была у него одна идея.

— За все хорошее, — улыбнулся Кивелов. — И за то, что скрывал от меня все это! Подумать только! — да, он был немного расстроен этим фактом, но уже ничего не поделаешь. Ира и Игорь скрывали это не просто так, защищали таким образом друзей. Но Кивелова немного удивляло то, как легко они приняли этот факт. Это было странно, учитывая, как следовало бы на это отреагировать. Нормальный человек бы не стал молчать и вот так спокойно продолжать проводить дни.

— Тогда я тебя стукну, понял? — пригрозила Танька, заставив всех улыбнуться. Им необходимо было немного веселья. Или они все впадут в уныние от такого. Правда, обычно Лера поднимала всем настроение, но не сейчас. Мохрякова просто улыбнулась, наблюдая за друзьями. Это было так легко и непринуждённо, что отвлекало оттого, что произошло сегодня. Так что, немного смеха им не помешает.

Глава 7. Необходимые разговоры

Когда было решено, что поговорить стоит в другом месте, осталась одна проблема — уговорить маму Ирки, чтобы ту отпустили. Женщина сначала сомневалась, потом решила обсудить это с мужем, а уже после дала разрешение. Разумеется, Игоря попросили за сестрой приглядывать, чтобы она опять не упала так же. Двойняшки на это промолчали, и умчались к друзьям. Кристинка очень сильно хотела пойти с братом и сестрой, но её женщина уже не отпустила, расстроив девочку. Игорь пообещал сестре купить шоколадку, и Кристина осталась довольна. Потом девочка подошла к Таньке, что-то ей шепнула и весело убежала. Что именно Кристина ей сказала, Виноградова не рассказала, но Ирка заметила ярко выступающий румянец на щеках подруги. Лебедева похвалила сестрёнку, а Игорь только головой покачал. Вот какая старшая сестра будет учить вводить в красноту подруг? До этого могла догадаться только Ира, по крайне мере, в их семье.

Пока ребята шли от больницы до нужного перекрёстка, разговор особо не клеился. Таня пыталась поднять Лере настроение, но ведьма как-то вяло отвечала на все действия подруги. Ирка разговаривала с Эшли, которая и сама плохо знала, что именно произошло. Игорь с Егором вообще, кажется, отошли от темы и обсуждали какой-то новый повод сбора ролевиков, и стоит ли туда ехать. Кивелов честно признался, что пока что в его жизни хватает элементов фэнтези, и ему хочется отдохнуть. Игорь пожал плечами на это, потому что ему было всё равно, остаться в городе или куда-то ехать. Приключений хватает и там и там, но здесь нужно защищать Леру, у которой талант находить неприятности не только на свою голову, но и на головы друзей. Услышав это от брата, Ирка усмехнулась. Неприятности — это ещё мягко сказано, потому что сейчас уже начались целые проблемы. Это немного пугало, ведь раньше они с подобным не сталкивались. Да, были стычки с тёмными, которые порой и прибить были бы рады двойняшек, но их сдерживал Димитрий. Сейчас на его защиту можно не рассчитывать, слишком уж разные у них планы на будущее. Ирка покачала головой, попыталась взбодриться. Сейчас не время об этом думать, им нужно разобраться с другой проблемой.

По мнению Эшли, хорошим место, чтобы обсудить всё, была их квартира. Змеица спокойно сворачивала на нужную улицу, она явно уже запомнила тут всё. Танька удивилась, что для человека из другого мира, змеица довольно хорошо ориентируется в городе, да и не особо удивляется многим различиям. Ответ Эшли удивил всех.

— Последние несколько лет дядя живёт здесь, — пожала плечами она, — конечно, сначала мы все жили в Лондоне, а потом папа почему-то решил, что лучше переехать в Анойю, — она помрачнела немного, и явно передумала говорить обо всём. — Дядя с семьёй перебрался сюда. Тётя с сёстрами сейчас у бабушки, поэтому тут только дядя.

— А чем он занимается, твой дядя? — поинтересовалась Ирка, и заметила, что на этот вопрос Эшли радостно выдохнула. Видимо, каких-то тем она старалась избегать. Если бы Игорь не стукнул Егора, то вопрос явно был другим. Даже Танька с укором посмотрела на друга, прося не перебивать Ирку и не узнавать, чего Эшли так реагирует. Змеица явно не заметила этого, потому что спокойно ответила Ирке.

— Ну, он вроде торговца, — протянула девушка, улыбнувшись. — Я просто не знаю, как объяснить понятнее. В общем, он ходит по каким-то опасным местам, в заброшках, или вообще в другом мире, ищет какие-то редкие вещи, иногда по заказу, и продаёт. И довольно дорого платят. У нас их называют Ретвеярами.

— Но это же огромный риск, если так подумать, — заметила Танька. Егор схватил Леру за локоть, когда она чуть не врезалась в столб. Мохрякова даже не обратила на это внимания, рассеяно кивнув на замечание, что нужно быть внимательней. Ирка стукнула себя по лбу, просто не понимая подругу. Лера итак часто падала, ударялась или резалась из-за своей невнимательности и неуклюжести, так теперь создавалось впечатление, что она убиться может. И главное бывало и такое, что стукалась она об одно и тоже место, иногда, почти сразу же могла удариться и второй раз. Конечно, они все уже к этому привыкли, но с такими успехами Лера саму себя угробит. Нет, разумеется, она это понимала, но, увы, ничего поделать не могла. Поэтому друзья как-то старались приглядывать за ней, ловить в такие моменты.

— Тётя тоже так считает, но у неё самой работа не безопаснее, — пожала плечами Эшли, видимо тоже согласная с таким мнением. — Дядя много работает, даже подрабатывает, видимо, чтобы забыться. Мы его довольно часто не видим, да и он не внимателен порой, — она нахмурилась. — Порой нас удивляет, как тётя всё это терпит.

Больше она не хотела говорить на эту тему, а ребята не стали спрашивать. Оставшийся путь они все молчали, просто не зная, о чём говорить. Таня и Ира постоянно поглядывали на Лерку, которая вообще и слова не проронила. Егор с Игорем иногда перешёптывались о чём-то, но в основном тоже молча шли за Эшли. Змеица же старалась улыбаться, хотя чувствовала себя неуверенно. Она иногда виновато поглядывала на Леру, но сразу же отводила взгляд. Ирке это очень сильно не нравилось, но пришлось с этим смирится. В конце концов, они как раз об этом говорить и идут, так что торопить события не нужно. К тому же Лера не хотела затрагивать эту тему.

Квартира дяди Эшли находилась в самом обычном высотном доме, даже и не скажешь, что тут живёт кто-то из другого мира. Наскоро поздоровавшись с вахтёршей, Эшли втолкнула друзей в лифт и нажала кнопку девятого этажа. Когда лифт дёрнулся, остановившись, Танька схватила Игоря за руку. Сообразив, что она сделала, Виноградова пролепетала какую-то отговорку и выскочила из лифта вперёд всех. Игорь спокойно пожал плечами, показывая, что всё нормально. Егор от души влепил другу подзатыльник, но никак не прокомментировал это, немного удивив Лебедева. Ирка просто покачала головой, порой молча, ругая брата. Эшли коротко усмехнулась, открывая дверь нужной квартиры.

— Дядя любит тёмные оттенки, так что не удивляйтесь, как квартира выглядит, — с улыбкой предупредила Эшли, пропуская друзей, — скромненько, но со вкусом и не захламлено.

Пока ребята разувались и осматривались, Эшли выглянула в коридор. Было пусто, но звякнувшая с кухни посуда намекала, что кто-то здесь всё-таки есть. Эшли повернулась к друзьям, сбив при этом лампу с комода. На кухне всё затихло.

— Эшли, если ты что-то сломаешь, дядя не обрадуется, — раздался голос Драко. Через минуту он появился в прихожей. — А вы тут что делаете? — недовольно спросил парень, осмотрев друзей. Его взгляд остановился на Лере, которая спряталась за Таньку. Виноградова непонимающе посмотрела на перепуганную подругу, но ничего спрашивать не стала. Почти так же Лерка повела себя и в парке, когда они пришли.

— Надо нормально поговорить, вот я и пригласила их к нам, — в тон брату ответила Эшли, посмотрев парню прямо в глаза. Драко фыркнул и ушёл в другую комнату. Сразу было понятно, что ему не понравилась идея сестры. Ребята прошли следом за ним. Эшли не шутила, когда сказала про тёмные оттенки в квартире. А некоторые украшения придавали просто особый вид гостиной. Из-за тишины и обстановки создавалось впечатление, что они попали в фильм ужасов, и сейчас из-за угла выскочит какой-то монстр или кто-то с ружьём. И всё это даже не смотря на то, что в квартире было светло.

— Ничего так, мрачновато, — пробормотала Ирка и подошла к модели скелета человека. — Живенько так, — она подняла руку модели, ради шутки помахав друзьям искусственной костяной кистью. Егора это развеселило, потому что он это оценил. Ему понравилась обстновочка, Танька просто улыбнулась, стараясь держаться от скелета подальше — даже искусственного она боится.

— Очень, живенько, — согласился Игорь, разглядывая коллекцию зубов в подставке. Там даже была приписка, чей заказ и когда за ним придут. На некоторых зубах была видна засохшая кровь, и даже остатки десны. Игорь предпочёл не думать, какой сумасшедший коллекционирует зубы. И кому это самые зубы принадлежат.

— Такое ощущение создаётся, что ваш дядя гробовщик, — задумчиво пробормотал Лебедев, в этот раз заметив на полочке руку. Он очень надеялся, что это лишь искусственная, и её заказал какой-нибудь мастер украшений и подобного. В это слабо верилось, как и в её поддельность, но лучше на этом сейчас не задумываться.

— Года три назад был, — явно не особо задумываясь над ответом, произнесла Эшли. Ребята замерли на местах, шокировано посмотрев на змеицу. Та даже особо не поняла, что такого сказала, пока не услышала смех брата. Драко хохотал, закрыв глаза рукой. Ирка же, немного отойдя от оцепенения, отпустила руку скелета и отошла. Егор поспешно ушёл подальше от шкафа, где несколько минут назад с интересом разглядывал книги о Древнем Египте. Лера с опаской покосилась на светильник в форме черепа, и осторожно отошла к Таньке за спину.

— Да не бойся ты эту лампу так, — заметив это, рассмеялся Драко. Лера даже вздрогнула, когда змей это сказал. — Уже не укусит. Вася вообще добрым был, — на самом деле, это действительно был искусственный череп, но змей не мог не пошутить. Сосед не обрадуется тому, что он вдруг стал черепом, но вряд ли он об этом узнает.

— Вот это ты пошутил, — мрачно заметил Игорь, увидев ужас на лицах девчонок. Даже Эшли с непривычки перепугалась, настороженно глянув на светильник. Егор сообразил что это шутка сразу же, но был доволен реакцией подруг. В любом случае, девочки больше не подходили к светильнику, даже когда Эшли показала, что это пластик. Собравшись на кухне, все немного успокоились от столь мрачных тем. Драко старательно делал вид, что не замечает Иркиного взгляда. Лебедевой не терпелось узнать, что же случилось.

Лерка продолжала молчать, изводя этим подругу. Было не понятно, почему Мохрякова именно так отреагировала на всё, но говорить об этом не хотела. Эшли лишь виновато на неё поглядывала, ведь как-то не подумала предупредить раньше. Понятное дело, любой испугался бы такого. Но вот Ирку такой игнор просто раздражал, и она уже хотела придушить всех. Драко тоже молчал, с каким-то интересом наблюдая за ситуацией. Видимо, он получал удовольствие, пока всех изводил. На лице Таньки просто было написано любопытство, и она, наверное, больше всех хотела узнать обо всём. Егор с Игорем уже давно говорили на посторонние темы, потому что понимали, как надолго это может растянуться. Хотя Лебедев поглядывал за сестрой, чтобы, если что, её успокоить. Никто даже не представлял, чем это закончится и чего стоит ожидать. На очередной взгляд Ирки Лера не отреагировала, продолжая буравить взглядом кружку с чаем.

— Я жду, — Ирка начала нетерпеливо стучать пальцами по столу. Танька улыбнулась, зная, что это значит. Иру это всё уже раздражает. Ещё чуть-чуть и она разозлиться, и тогда плохо будет всем. Лерка снова промолчала, отведя взгляд в сторону. Злить Ирку получалось не специально, но говорить о произошедшем в парке желания не было. Даже если Драко это было только в радость, и змей теперь наблюдал за всем этим. Хотя наконец-то решил поучаствовать в разговоре.

— Ну, давай тогда я расскажу, — Драко начал качаться на стуле, явно не боясь упасть вдруг. Эшли отреагировала на слова брата скептически, зная его характер, — в общем, когда мы ушли, Таня и вот эта дура, — он указал на Леру, которая обиженно фыркнула, — устроили истерику. Егор на них рявкнул, а потом кто-то или что-то оглушил Эшли, — он завёл руку за голову. — А дальше эта дурында, — снова кивок в сторону Леры, — взяла и сбежала…

— Чего? — Ирка открыла рот, возмущённо смотря на подругу. — То есть как это, сбежала? — она этого просто не понимала. Для чего тогда Лебедева рисковала собой и братом? Игорь повернулся в сторону сестры, заметив её реакцию на рассказ. Егор же слушал так, наполовину. Большую часть он пережил сам. Кивелов узнавал у друга, что же на самом деле случилось с Иркой. Игорь не особо хотел об этом говорить, но половину рассказал. Парень сомневался, что сестрица будет долго терпеть такую помеху, как гипс, но надеялся, что хотя бы пару дней продержится.

— Ну, вот так, — пожал плечами змей, довольно улыбнувшись. — И нарвалась на ищейку. Насколько я понял, с вами остался кто-то из этих, земляных, и фариит? — Ирка кивнула. Егору с Танькой стало интересно, кто это вообще такие. Лера отвернулась, вроде как вообще не слушая друзей. Мохрякова хотела уже сбежать домой, немного отдохнуть и забыть о произошедшем сегодня, но вряд ли это выйдет.

— Это что-то типа фамильяра, только у вампиров, — объяснил Игорь, видимо, решивший поучаствовать в разговоре хоть немного. Егор кивнул, явно приняв такой ответ. Для Таньки это тоже было понятное разъяснение. Но Ирка попросила рассказывать дальше, потому что про главную причину она так и не узнала.

— Мне вот тоже интересно, что же такого произошло на этой поляне, что Лера тебя так испугалась, — пробормотала Танька. Вот на её слова Игорь и Егор отреагировали странно, с каким-то подозрением глянув на Драко. Но потом спокойно продолжили разговор о своём.

— Да ничего особенного, — снова пожал плечами Драко. — Из-за того, что на этой ищейке был оберег от прямых ударов, мне пришлось перекинуться, — Лерка вздрогнула, явно вспомнив, что последовало потом. — Кто ж знал, что эта дура так перепугается…

Вот на этом моменте Лера не выдержала, пнув по стулу в тот момент, когда змей качнулся назад. С грохотом, Драко упал вместе со стулом на спину. В кухне повисла тишина, потому что никто этого не ожидал. Лера торжествующе скрестила руки на груди, считая, что Драко это заслужил. Ирка схватилась за голову, тихо завывая. Танька начала хихикать, как и Егор. Игорь как всегда держал хладнокровие на лице, хотя и улыбнулся немного. Эшли же не знала, что делать: с одной стороны Драко и правда заслужил, а с другой — это больно. Пока она об этом думала, змей сам встал на ноги, злобно смотря на Леру.

— Ты чего делаешь, дура? — чуть ли не криком спросил Драко, нависнув над сидящей Леркой. Та вообще на это не отреагировала, буркнув «заслужил». — А если бы я не так удачно упал, а? — он схватил её за подбородок, взбесившись, что она даже не повернулась к нему. — Ты знаешь, как меня бесишь? Мне уже самому хочется тебя прибить, если бы не эта дуратская клятва Моране и Живане, что мы проследим за тобой!

— Хватит орать на меня, придурок! — ведьма ударила его по руке. — Ты просто достал называть меня дурой! На себя посмотри, а потом ко мне цепляйся! — она толкнула его, надеясь, что он снова упадёт. Но парню удалось устоять на ногах. Эшли стукнула себе по лбу, всё-таки не представляя, как успокоить этих двоих. Егор просто закатывался со смеху, держась за живот. Игорь наблюдал за спорщиками, надеясь, что до драки не дойдёт. Ирка с Танькой просто умилялись со спора Леры и Драко. Эшли подошла к подругам.

— Вы их разнимать не собираетесь? — поинтересовалась змеица, краем глаза смотря за братом. Казалось, что они вот-вот подерутся. Танька с Иркой вообще наслаждались зрелищем. Конечно, как хорошие подруги они должны бы защищать Леру, но наблюдать за её руганью с Драко было куда лучше, по их мнению.

— А надо? — протянула Танька, довольно улыбаясь. — Они же так мило выглядят, пока ругаются, — она приложила руки к щекам, и начала что-то бормотать про то, как это чудно. Ирка была с ней полностью согласна, поэтому встревать вообще не спешила теперь. Эшли вздохнула и села рядом с ними. Закончилось это минут через пять, видимо, когда Драко это уже надоело. Ударив кулаком по столу, змей вышел из кухни. Лера обиженно надулась и села на место, взяв кружку с остывшим чаем. Егор же в этот момент выяснял у Ирки, что именно увидела Лера.

— Ну, змеи — это те же драконы, — пробормотала Лебедева, вздохнув. — Только, всё же немного отличающиеся по габаритам.

— То есть, ты хочешь сказать, что вот такая туша, — он развел руки, пытаясь показать нужный размер, — приземлилась перед Леркой? — Ирка кивнула на это красноречивое определение. Эшли улыбнулась на это, что-то прошептав Лере. Та кивнула, улыбнувшись в ответ. Видимо, после ругани с Драко ей стало намного легче, и она снова стала самой собой. Больше никто ничего сделать не успел, так как все отвлеклись на звук открывающейся двери. Драко скрылся в прихожей. Эшли что-то тихо сказала Лере, и попросила о чём-то. Ведьма ненадолго задумалась, и всё-таки кивнула. Змеица улыбнулась.

— О, у нас гости, — спросил довольно твёрдый мужской голос, довольно похожий на голос Драко. Змей что-то ответил дяде, завязался разговор. А Лерка заметила, что голос дяди Эшли очень ей знаком. Это заставляло задуматься: она ни разу его не видела, по крайне мере не помнит, но знает его голос.

— Ну, возможно тебе стёрли память, — неуверенно сказала Ирка. — Мы с Игорем думали об этом. К тому же, если брать слова нашего папаши, — она скривилась, — то он пытался убить тебя семь лет назад. И ты действительно его знала, не много…

— Но подождите, разве семь лет назад Лера уже жила не у бабушки? — заметил не состыковку Егор. Вот это уже было странно. Именно семь лет назад ребята впервые познакомились, когда немного рассеянная Лерка появилась во дворе дома Мохряковых. Правда, тогда кроме Екатерины Петровны был и Лерин дедушка, который и позвал ребят знакомиться. И не важно, что в тот день Лера подралась с Егором, и эти двое не особо рвались разговаривать друг с другом. Они вообще тогда не тянули на друзей, лишь к концу учебного года начали нормально общаться. Лера улыбнулась, вспомнив всё это очень чётко. Остальное же было размыто, как в тумане. Эшли отодвинула от себя кружку с чаем, потому что уже едва не уронила её один раз.

В кухне появился светловолосый мужчина с зелёными глазами. Он улыбнулся ребятам, явно стараясь показать, что его боятся не нужно. Когда следом появился и Драко, то все отметили, насколько мужчина и парень похожи. Разве что, оттенки глаз различались сильно — у Драко они были светлее. Взгляд мужчины остановился на Лере.

— Валерия? Ты тут? — этого точно никто не ожидал. Ребята насторожились, ведь всякий раз, когда кто-то обращался к Лере по полному имени — всё заканчивалось дракой. Даже Драко с подозрением посмотрел на дядю. Мужчина заметил, как резко изменилось настроение у всех. Конечно, перед этим они действительно разговаривали о том, что дядя Эшли и Драко мог знать её, но… как-то быстро эта тема начала развиваться.

— Твои родители, они тоже здесь? — мужчина сел рядом с Эшли. Девушка посмотрела на дядю, который сейчас улыбался как-то натянуто. Видимо понял, что спросил что-то не то. Ирка переглядывалась с Игорем, не зная, как поступить. Егор просто с подозрением следил за мужчиной, не обращая внимания, что ему говорит Танька. Лишь Драко стоял в проходе, показывая, что ему совершенно плевать на это. Он знал, что дядя уж точно не станет нападать.

— Вы… знали моих родителей? — шёпотом спросила Лера, посмотрев на мужчину. От её вопроса на его лице возникло искреннее удивление.

— Почему знал? Я и сейчас знаю! — уверенно заявил мужчина, посмотрев на девушку. Та расстроено выдохнула. — Я видел их три года назад, когда они просили кое-что передать.

— Три года назад? — удивлённо спросили Ирка, Игорь и Таня с Егором. Они не хотели спрашивать хором, просто так получилось. Эшли же просто молча следила за развитием всего этого. Лерка же очень сильно погрустнела.

— Мои родители пропали семь лет назад, — она вытерла рукой выступившие слёзы, — я не знаю, что с ними случилось, — ведьма обняла себя за плечи. — Простите, — развернувшись, Лера быстро вышла в коридор. Ребята не стали идти за ней, зная, что Лера не любит, когда её пытаются успокоить после этой темы. Она никогда не любила говорить, куда могли пропасть её родители. Да даже Эшли с Драко никогда не поднимали эту тему, видимо понимая, что Лере будет тяжело говорить об этом. Если и были моменты, когда неизбежно задевалась эта тема, то ведьма пыталась спрятать слёзы. Удавалось плохо, но все делали вид, что не замечают.

Мужчина понял, что он сделал что-то не так. Возможно, даже обидел Леру. Встав, мужчина вышел в коридор, где была ведьма. Девушка пыталась избавиться от слёз, правда, очень плохо. Мужчина вздохнул, явно о чём-то вспомнив и, кажется, расстроившись из-за этого. Он подошёл к ведьме, которая делала вид, что всё хорошо. Даже попыталась улыбнутся, но это вышло натянуто и неправдоподобно.

— Я тебя обидел, да? — мужчина улыбнулся, положив руку на плечо Леры. Та быстро покачала головой. — Вижу, что обидел. Ты не понимаешь, почему они не вернулись, да? — девушка кивнула, опустив голову. — Я не сразу сообразил, что тогда я видел их крайний раз.

— Дядя Лукас, а откуда ты вообще знаешь Леру и её родителей? — спросил Драко. Эшли стукнула брата, потому что сейчас не время для этого. Лукас предложил всем сесть, всё же удобней для разговора. Переглянувшись, все согласились. Мужчина же подошёл к шкафу и вытащил оттуда какой-то старый фотоальбом и открыл его на восьмой странице, и подал Лере. Девушка даже не знала, как ей реагировать. Всё было довольно странным, как-то не вязалось с реальностью.

С фотографии восьмой страницы на неё смотрело несколько человек, вероятнее всего, студенты. На седьмой странице каждый из них был в отдельной рамочке. Лера заметила там и фото Лукаса. Рядом с ним была точно такая же, только подписано иначе. Но внимание ведьмы привлекли два других человека: темноволосый парень с серыми глазами «Исаченко Николас» и светловолосая девушка с голубыми глазами «Мохрякова Амелия». На общем фото этих двоих толкнули друг к другу, заставив целоваться. И, вроде бы, их это не особо-то и расстраивало, а наоборот, было в удовольствие. Остальные же смеялись. Лукас заметил, что все разглядываю эти фотографии, но Лера, не отрываясь, смотрит на Амелию и Николаса.

— Ник и Лия, — улыбнулся Лукас, заставив Леру поднять голову. — Ты их всё-таки узнала, даже не помня, — ведьма поняла, что это значит. Это они. — Твои родители очень не хотели стирать тебе память из-за некоторой опасности, но рискнули.

— Эта фотография… тут они студенты, да? — поинтересовалась Ирка, примерно зная, что права. И Лукас действительно кивнул, рассказывая, когда именно фотография была сделана. По словам мужчины он, Николас и ещё пара человек выпускалось, когда же остальным, как и Амелии, предстоял последний год обучения. Лере было очень интересно слушать про это, а остальные (кроме Драко), просто улыбались. Для Мохряковой это просто счастьем, узнать о своих родителях хоть что-нибудь. Почему-то бабушка могла рассказать ей не так много, как хотелось бы.

— Ах да, я же не представился, что весьма не вежливо, — вдруг вспомнил мужчина. Ребята переглянулись, даже не обратив на это внимания, — я ваши имена знаю, а вы моё — нет. Меня зовут Воронов Лукас, я дядя Эшли и Драко, как вы уже знаете.

— Но мы же не представлялись, — заметила Танька, и только потом подумала, что Драко с Эшли уж могли и рассказать о них. Но всё равно, знать имена это одно, а вот чьи они — это другое. Лукаса, кажется, такая проблема не волновала.

— Это и не нужно, потому что я итак знаю вас, Таня, — спокойно ответил он, удивив всех. Но он не стал говорить, откуда ему известны, кто они. Даже Драко и Эшли не понимали, ведь ничего об этом не говорили. Лукас решил, что сейчас не время обсуждать это, мужчина повернулся к Лере. Та всё ещё смотрела фотографии, но заметила, что на неё смотрят.

— Ник и Лия ушли, оставив тебя у бабушки, потому что иначе тебя можно было найти по их магии, как сделал ранее Димитрий. Ради твоей безопасности, они бросили всё, — произнёс Лукас, — и я очень надеюсь, что они вернутся. Раз он тебя уже нашёл, и остался всего лишь год, то они вполне могут это сделать, — Лера прямо засветилась от таких слов, просто не представляя, что такое действительно может случиться. Ей было уже не важно, до чего там год остался, и какие неприятности сваляться на неё. Самое главное, что её родители могу вернуться! Она сможет их обнять, расспросить обо всём.

Лукас смог многое рассказать Лере, особенно, про будни родителей Леры. Ведьма очень удивилась, узнав, что Амелия очень плохо готовит, но при этом идеально создаёт зелья. Поэтому она в основном занималась ими, и уборкой по дому. Готовкой же занимался Николас, и, как оказалось, он даже проходил какие-то кулинарные курсы (При этом зельеварение у него как раз таки хромало). Ирка никак не могла понять, почему мама Леры не ладила с готовкой (когда у Леры с ней всё замечательно) и при этом справлялась с зельеварением. По сути, там был похожий процесс. Лукас засмеялся, пожав на это плечами. Но больше всего Лере понравилось слушать о том, какими были Амелия и Николас до её рождения, пока им не пришлось скрываться.

— Ник очень дорожил твоей мамой, а потом ещё и тобой, — Лукас обратил внимание на время. Уже было довольно поздно. — Лера, возьми альбом с собой. Думаю, тебе интересно будет посмотреть на фотографии твоих родителей, когда они учились в академии.

— Я не могу, он же ваш, — сразу отказалась ведьма, протягивая мужчине фотоальбом. Да, ей хотелось бы так сделать, но это всё-таки не её. Лукас просто не принял отказа, сказав, что позже она вполне может отдать фотоальбом ему или его племянникам. Ребята кое-как поместились в прихожей, чтобы нормально обуться. Все заметили, как Лера была счастлива такому и просто не могла подобрать слов. Эшли что-то шепнула брату, за что получила от него подзатыльник и недовольное ворчание, что она глупая. Змеицу же это ничуть не обидело, потому что она добилась своего — Драко чему-то смутился, поэтому ушёл в другую комнату, буркнув друзьям «Увидимся завтра». Ирка с Танькой вопросительно переглянулись и посмотрели на хитро улыбающуюся подругу. Змеица покачала головой, что сейчас уже не время об этом говорить.

Выскочив всем скопом на лестничную площадку, ребята попрощались с Эшли, которая закрывала дверь. Провожать ребят не нужно было, они итак прекрасно знали, как добраться до дома (оказалось, что не так уж и далеко идти до них). Танька вызвала лифт и теперь оставалось только ждать. Ирка вдруг что-то почувствовала и спустилась ниже, выглянуть в окно. Внизу стоял человек, которого ни с кем нельзя перепутать. Димитрий явно смотрел на их этаж, но очень быстро сел в машину и уехал. Ирка перепугалась, заметив, что брат стоит позади неё и хмуриться. Игорю очень не нравилось, что Димитрий был тут. Как-то ему удавалось следить за Лерой, если, конечно, не сразу за всеми ребятами. Они услышали, что приехал лифт, поэтому стали подниматься.

Егор, шедший за Лерой, едва успел отскочить, чтобы не остаться без ноги. Лифт сам собой закрылся, оставляя в ловушке Леру и Таню. Девочки перепугано завизжали, особенно, когда выключился свет. Ирка в панике начала стучать по дверям лифта, просто не зная, что ей делать. Она даже не подумала о магии в этот момент, слишком перепугавшись за подруг. Егор кое-как оттащил ведьму в сторону, после чего Игорь с размаху ударил мечом по дверям. Откуда этот меч взялся в руках у Лебедева, Кивелов узнавать не стал (а потом просто забыл), пытаясь успокоить Ирку. Все попытки Игоря были бесполезны, потому что сил у него не хватало.

Оставив Ирку наедине самой с собой, Егор принялся помогать Игорю. Оба парня заметили, что стало пахнуть чем-то сладким и, на самом деле, не приятным. Каким-то слишком ярко выраженным был запах. Ирка же вскочила на ноги, застучав по двери квартиры, откуда они только вышли (про существование дверного звонка она совершенно забыла из-за паники). Егор закашлялся, на мгновение отпустив меч. Двери не поддавались, но голоса девочек всё ещё были слышны.

Когда Драко открыл дверь, не заметившая этого, Ирка пару раз стукнула змею по груди. Воронов удивлённо посмотрел на неё, как-то не оценив такой встречи. Он закашлялся, закрыв нос и рот рукой. Это уже заставило насторожится, даже не сразу обращалось внимание на отсутствие Тани и Леры. Но змей уже достаточно пообщался с ребятами, чтобы понять, что случилось серьёзное. Эшли стояла позади, выглядывая из-за плеча брата. Змеице было очень интересно, чего ребята вернулись. Но вот запах её очень не радовал, да ещё и кашлять хотелось.

— Какого чёрта тут пахнет ядовитой латаньей? — недовольно спросил он, и заметил, что не хватает двоих девчонок. За спиной брата маячила Эшли, уже успевшая перемазаться в муке. Почуяв запах, Эшли закрыла нос рукой и скрылась в прихожей, что-то ища в комоде.

— Танька с Лерой в лифте застряли! — едва ли не выкрикнула Ирка, всхлипывая. Про то, что тут чем-то пахнет она не волновалась, потому что запах этого растения опасен только для перекидышей, а не для неё. Услышав о произошедшем, Драко выругался так, что даже Ирка покраснела. Нет, разумеется она знала, что он бывает достаточно грубым, но чтобы ругаться так — это слишком (будь ситуация другая, она может быть и записала парочку фраз на вооружение). Крикнув Эшли, чтобы она звала дядю, Драко рванул к парням. Втроём им удалось провести меч вниз, словно они разрезали эти двери. И только раскрыв их, они заметили, что лифт спустился на два этажа.

Ирка ходила из стороны в сторону, ругаясь, что она бесполезная дура и ничем помочь не можем. В основном она проклинала Димитрия, который поставил тут блок на магию, а чего-то зачарованного, кроме меча Игоря, под рукой просто не было. Лукас выскочил из квартиры, закрывая нос какой-то тряпкой. Лера с Таней завизжали, когда лифт тряхнуло. Оказывается, кто-то подпилил тросы. Было непонятно, почему на такой шум ещё не выскочили соседи, но так было даже лучше. Эшли, выскочившая за дядей, крикнула подругам, чтобы они не спали. Девочки отозвались довольно вяло. Драко заметил в руках дяди две верёвки и фонарики, которые очень удобно крепились за уши. Парень быстро взял одну верёвку с фонариком.

— Придётся спускаться, иначе их не вытащить, — мужчина хмуро глянул на шахту лифта. Лукас просто представить не мог, каким образом Димитрий всё это устроил и для чего. Показать, что ему ничего не стоит поставить ловушку? Или это новый изощрённый способ избавится от Леры? А если бы что-то из простых людей туда попал?

— Дядя Лукас, тебе нельзя! — тут же выскочила перед мужчиной змеица, преграждая ему путь. — Твоя нога всё ещё не зажила до конца, и тётя не простит нас, если что-то случится! — Эшли посмотрела на Драко, который спокойно привязывал верёвку к лестничным перилам. — Если Драко и спуститься, то ты — нет, — девушка упрямо топнула ногой, пытаясь состроить грозный вид. Но очередной визг подруг стёр с лица Эшли всю уверенность. Она испуганно оглянулась на шахту лифта, сжав кулаки. Тут было слишком мало места для того, чтобы перекинуться. Её силы бесполезны, и это очень давило на змеицу.

— Одного я его тоже не пущу! — возмутился Лукас, проклиная, что именно сейчас племянница вспомнила о его травме. Но, увидев её взгляд, просто сдался. — Хорошо, я не полезу. Но один Драко не справится.

— Я спущусь, — Игорь не отводил взгляд от лифта. Лезть туда не хотелось, но надо было спасать Таню и Леру. Егор бы тоже полез, но если вызовется, то Ирка уже не пустит. Она итак побледнела, наблюдая, как её брат привязывает верёвку. Лучше бы здесь была лебёдка, или вообще нужное снаряжения для спуска. Казалось, что ведьма сейчас просто упадёт в обморок. Эшли обняла Иру за плечи, успокаивая (её бы кто успокоил, тряслась вся). Лукас придерживал верёвки, пока парни спускались. Драко поправил на лице медицинскую маску, которую ему вручила Эшли (на себя и дядю девушка тоже нашла такие). Было всё-таки немного страшно спускаться в темноту, но они очень быстро добрались до кабины лифта. Из-за отсутствия люка, в ход пошёл меч.

Танька с Леркой едва держались, уже закрывая глаза. Им было очень страшно в темноте, в иногда качающемся лифте, и совершенно без сил. Драко спрыгнул внутрь, пока Игорь стоял наверху. Первой подняли Таньку, потому что она хоть как-то стояла на ногах. Обругав Леру, Драко закинул её на спину и начал подниматься. Мохрякова перепугано обняла его за шею, едва не засыпая. Задержать дыхание она тоже не могла, поэтому Драко, в очередной раз назвав её дурой, снял с себя маску и кое-как нацепил на неё. Он сможет какое-то время не дышать, а если Лера сейчас заснёт, то её уже не удастся разбудить.

Когда Игорь уже выталкивал Таньку, раздался треск. Тросы не выдерживали и грозили вот-вот порваться. Это было не самой приятной новостью за сегодня, потому что получить всеми креплениями, что отлетят без тросов, по голове было не лучшим вариантом. Лукас вместе с Эшли тянул верёвку наверх, стараясь быстрее вытащить Драко с Лерой на спине. Ирка помогала Тане прийти в себя, пока Егор и Игорь помогали с верёвкой. Все понимали, что не успеют затянуть Драко и Леру наверх, но продолжали пытаться. Димитрий явно рассчитал всё, подготовил ловушку просто замечательно.

Когда трос всё-таки не выдержал, Эшли испуганно выпустила верёвку из рук, закрыв лицо. Лукас рванул к шахте лифта, не зная, что делать. Игорь с Егором просто упали, ведь верёвка неожиданно легко поддалась. Сначала повисла напрядённая тишина, а затем, раздался звук, словно что-то тяжёлое ударило по натянутой резине или чему-то подобному. Ирка и Эшли бросились смотреть, что там с Драко и Лерой. Змей одной рукой держался за верёвку, а другой рукой — держал испуганную ведьму. Ей на лицо капнуло что-то чёрное. Лукас снова принялся их поднимать, уже представляя, что случилось. Слишком хорошо он увидел спину племянника. Вся футболка постепенно становилась чёрной. Это очень сильно не радовало мужчину, он даже забыл о том, как испугался за него. Сейчас был только гнев и желание хорошенько стукнуть племянника за глупость.

Лерка рассеяно слушала Ирку, которая ругалась на подругу, и вытирала ей лицо от крови. Мохрякова вообще не поняла, в чьей крови она была и как она очутилась тут, на лестничной площадке. Хотя медленно она всё же приходила в себя, и её глаза расширялись от ужаса. Драко же было плохо. Он опирался на стену, отказываясь поворачиваться к дяде спиной. Лукасу это не нравилось.

— Всё нормально, это лишь порез, — пытался отговориться Драко, хотя его слова звучали не убедительно. Эшли едва уговорила брата опереться на неё. На шум упавшего лифта действительно выбежали все соседи, перепугано обсуждая, не упал ли кто. Лукас заставил Драко и Эшли вернуться в квартиру, потому что иначе слишком много внимания привлекут.

— Частичное перекидывание в таком тесном месте! О чём ты думал! — ругался мужчина, подталкивая племянника вперёд. Эшли придерживала брата. — Чёрт, если ты сломал крыло…

Что если, услышать не удалось — Лукас закрыл дверь. Приведя себя в порядок, ребята быстро начали спускаться вниз. Они переживали за то, что с Драко случилось, но сейчас было не время лезть с расспросами. Хорошо, что волосы Леры были тёмными и кровь Драко на них никто не заметил. Идти по улице в том виде, в каком были ребята, было плохой идеей, поэтому Ирка позвонила отчиму. На удивление, мужчина приехал быстро и, к счастью, не обратил внимания на внешний вид ребят. Просто удивился, что Ирка ему позвонила. Никто ничего не говорил, потому что обсуждать всё это не хотелось. Танька набрала номер Эшли, но змеица не отвечала. Видимо, сейчас она слишком занята. После приезда на их улицу, ребята какое-то время молча постояли всей компанией и разбрелись по домам. Сейчас было слишком тяжело что-либо обсуждать.

Даже разойдясь по домам, никто не стал звонить друг другу. Раз Эшли не могла ответить ранее, сейчас ей тоже будет не до телефона. Лера осторожно проскочила в комнату, схватила полотенце и принялась вытирать волосы. В идеале, нужно было бы их помыть, но если бабушка увидит, то вопросов будет много. Лия и Лас беспокойно метались под ногами девушки, словно хотели узнать, что случилось. Альбом остался лежать на столе.

Ирка просто ушла в комнату, закрывшись там. Игорь убедил родителей, что всё нормально, и тоже ушёл в комнату. Кристинка уже спала, так что девочка не видела состояние брата и сестры. Игорь знал, что так рано от сейчас вряд ли уснёт, так что просто переоделся и лёг на кровать, разглядывая потолок. Парень решил зайти к сестре уже после того, как остальные лягут спать. Лучше, если сейчас их не услышат.

Наткнувшись на папу в коридоре, Танька улыбнулась и постаралась создать иллюзию, что ей очень даже весело. Мужчина сделал вид, что поверил и немного поругал дочку, что она так поздно пришла. Время действительно прошло незаметно, Таня даже не подумала о таком. Извинившись и пообещав, что следующий раз о задержках она предупредит, убежала в свою комнату.

Егору повезло больше всех, потому что сегодня родители задержались на работе. Перекусив, парень поднялся наверх и лёг на кровать. Сон никак не шёл, но вот усталость давала о себе знать. Хорошо было бы всё-таки созвонится с остальными, но вот настроения не было. То, что произошло давило и просто не давало о себе забыть.

Глава 8. Ночные переживания

Ирка сидела на подоконнике, иногда посматривая на небо. Произошедшее сегодня никак не выходило у неё из головы. Из-за отсутствия каких-либо тренировок, она ничем не могла помочь. Её подруги едва не погибли, а ей только и оставалось, что стоять и смотреть! Ирка не знала, что было бы, если Игорь по привычке не взял свой меч. Он и сестре предлагал сделать брелок из того же меча, или, на крайний случай, какой-нибудь кинжал. Но Лебедева всегда отказывалась. Не любила девушка оружия, сколько бы не пыталась себя приучить. Даже ножи она не могла долго держать в руке, что тут говорить о настоящем оружии. Чем именно вызвана такая реакция, Ирка не знала. Просто каждый раз замечает за собой это. Помниться, Лебедева даже посещала врача (как ей только родителей удалось уговорить, даже Игорь не понимал). Тогда ей просто сказали, что это нечто подсознательное, не дающее использовать всё, чем можно причинить вред другим. Ирка искренне не понимала, откуда это у неё, ведь ничего такого в жизни у ведьмы не было. Она сама могла замечательно кого-нибудь покалечить, если постараться и разозлить её.

Сколько бы Ира не пыталась, а она была намного слабее брата. Может, в магии они и равны, а в плане физической силы девушка всегда уступала ему. Игорь старался поддерживать сестру, но он был не в силах доказать ей, что Ирка не бесполезная. Она просто была неспособна привыкнуть сражаться без магии. Да, у неё был кинжал для ближнего боя, и Игорь пытался научить её. Но это не нравилось самой девушке, поэтому ничего особо не получалось. Парень был намного способнее, хоть и не признавал этого. В основном это и было причиной, если двойняшки ругались. К тому же, у Игоря не было этого глупого подсознательного страха. Парень, казалось бы, вообще ничего не боится: первый выйдет вперёд, если начинается какой-то конфликт, даже в драку полезет, если нужно защищать того, кто не справляется с этим самостоятельно. Игорь, в отличие от сестры, умеет контролировать свои эмоции и чувства. Ирка всегда этому завидовала.

Может, и она бы могла что-то сделать, но блок на любое колдовство и самый обычный страх помешали. Ведь магия зависит не только в желании, но и в уверенности. А так, она оказалась совершенно никчемной помощницей. Ирка ни на что не способна без магии, даже на самозащиту. И это очень сильно злило ведьму. Она была зла на саму себя за беспомощность. Какой ей смысл пытаться что-то сделать, когда она ничего не может в таких ситуациях, как сегодня? Просто стоять и смотреть? Вряд ли это чем-то поможет. С таким же успехом Ирка может смело прыгать с высоток, такой же эффект получиться.

В двери постучали. Не как обычно, а сначала два быстрых удара и три медленных. Условный вопрос спит ли Ирка, и можно ли зайти в комнату. Лебедева постучала по оконной раме пальцами в ответ. Тихо, но её услышали. Игорь открыл дверь и вошел в комнату сестры. Её состояние он заметил сразу, как только они приехали, но решил подождать. Даже Кристинка бы удивилась, когда сестра не стала с ней играть, как обычно. Возможно, Лебедева и поиграла бы с младшей сестрой, но не было настроения. Ира просто не заметила, что Кристина спала в этот момент.

— Ты тоже не спишь? — спросил парень, сев на стул. Ирка коротко кивнула. — Не волнует, что завтра в школу? — он с любопытством наблюдал за сестрой, ведь сейчас она вела себя не так, как всегда. Слишком задумалась. Такое редко случается с ней, но когда всё-таки происходит, ведьма на саму себя не похожа. Игорь склонил голову на бок, понимая, что разговор может затянутся надолго. Сестра редко признавалась ему, что боится чего-то или как себя чувствует. Парень просто знал о её состоянии.

— Я уснуть не могу, — пробубнила девушка, даже не поворачиваясь к брату лицом. Поэтому он видел только её спину и затылок. В темноте ему показалось, что плечи сестры вздрогнули. Это было необычно для Ирки, когда она начинала лить слёзы. Хоть сейчас и начнёт это отрицать, что она плачет. В этом вся Ирка. Никогда и ни за что не покажет своих слабостей.

— Замерзла? — заботливо спросил Игорь. Как-никак, а на пятнадцать минут он был старше сестры. Она покачала головой. — А что тогда трясешься, как лист осиновый? — в его голосе прозвучала усмешка. Маг просто не видел причин для слёз сейчас. Ирка сделала многое, раз уж сейчас все живы. Не сказать, что здоровы, но живы. Единственное, что точно знала Ирка, что если они смогут смирится с сегодняшним — Эшли не даст Драко спокойно жить. Почему-то змеица считала своим долгом подшучивать над братом. Да и Лебедева сама теперь нашла много поводов поиздеваться над этим угрюмым змеем. И ещё, надо было бы выяснить, про какую клятву он тогда говорил. Эшли про это ничего не упоминала, она вообще мало говорила о появление в этом мире. Да, возможно, Морана и Живана просили их присмотреть за Лерой, но вот остальное…

— Тебе показалось, — буркнула ведьма, хотя голос её дрогнул. Словно, она сейчас расплачется в голос. Игорь подошел к сестре и обнял за плечи, уперся подбородком о её макушку. Она лишь всхлипнула и облокотилась на брата. Давно они так не сидели. Будто вечность прошла. Было так приятно чувствовать, что она все же не одна. Игорь попытался убедить сестру, что всё ещё хорошо закончилось, а не так, как это порой бывало. Это явно был намёк на Иркин гипс, но девушка всё равно среагировала на это слишком эмоционально. Вырвавшись из объятий брата, Ира вскочила на ноги.

— Просто… я сегодня даже помочь не смогла! — размахивая здоровой рукой произнесла Ирка, начав мерить комнату шагами. Она не стала вытирать слезы. Зачем? Игорь всёравно знает её лучше других. И не станет насмехаться. На самом деле Ирка боялась, что теперь в их компании поселится недоверие и подозрение. Они столько лет дружили, доверяли друг другу, так что сейчас не хотелось бы все это уничтожить. Самое страшное, что их небольшая, но дружная компания разойдется.

— Ты смогла, — он вздохнул, возвращая сестру в реальность. — Если бы ты не позвала Эшли с Драко, то мы бы не спустились за ними, — напомнил он, пока что, стоя в стороне. Вот чего он добивался, так это дать возможность сестре выговориться.

— Да, но больше я ничего не сделала, — оборвала на полуслове девушка. — Так что, я оплошала! — она надула губы, совсем как ребенок. Как говорится: губки бантиком, бровки домиком. Игорь даже улыбнулся этому сравнению.

— Ты специально? — спросил он, устало вздохнув. Ирка возмущённо надулась, скрестив руки на груди. — На каждое мое слово, ты говоришь поперек, — он подошёл к сестре, наблюдая, как недовольство сменяется слезами. Заревев, Ирка обняла брата.

— Ну, тише-тише, — парень погладил сестру по волосам, зная, что это подействует. Ирка действительно стала меньше всхлипывать, но вряд ли перестала думать о произошедшем. Игорь знал, что она уже устала, поэтому предложил ей уже лечь спать. Девушка снова возмущённо оттолкнула его.

— Вот какого чёрта ты весь такой идеальный, — буркнула Ирка, посмотрев на брата. — И мечник, и хороший маг, да ещё и заботливый брат. А я, как не знаю кто, — ведьма провела двумя пальцами по гипсу, словно разрезая его. Когда линия дошла до конца, шов сверкнул зелёным и гипс упал на пол. Ведьма размяла затёкшую руку, радуясь, что благодаря магии не придётся ходить с ним две недели.

— Не говори глупостей, Ир, — он, совсем как в детстве, прикоснулся к её лбу рукой. — Вроде, температуры нет. А бредишь, — парень улыбнулся. — Хватит уже так себя нагружать. Ты всегда можешь помочь, даже сели не замечаешь этого, — он потрепал её по голове. — А будешь много хмуриться, морщинки появятся!

— Балбес, — Ирка подалась назад и улеглась на кровать. Игорь подождал, пока она удобно устроится, а потом подсел к ней. Смотрел сверху вниз, совсем как лет семь или восемь назад. До того, как они встретили настоящего отца. До того, как дали согласие на то, что помогут. Лучше бы они просто дружили с Лерой, Таней и Егором без этих приключений и тайн. Будучи детьми они даже не понимали, насколько тяжело всё окажется в будущем.

Ира до сих пор помнила тот Танин взгляд, когда они вышли из шатра. Непонимание и легкая обида. Егор, конечно, пытался скрыть всё, но всё равно было заметно, что он обиделся. Только Лера тогда не отреагировала на всё это, по крайне мере, этого не было заметно. Да, двойняшки скрывали какие-то тайны от друзей. И от мамы с отчимом. Но они делали ради блага всех. Чтобы как-то обезопасить! Ведь если бы они все рассказали, то тогда могли вовлечь их в такое, что страшно представить! Кого близнецы только не встретили, пока помогали Димитрию! И оборотней, которые все пытались оторвать голову, и вампиров, жаждущих крови. Поэтому было лучше всё скрывать.

— Игорь? — девушка была не уверена, что хочет начинать этот разговор, но когда-нибудь они затронут эту тему. Ирка сомневалась, что по этому поводу вообще нужно переживать, и ей не привиделось чего лишнего. В конце концов, тут замешена магия и нельзя с точностью сказать, что правда, а что чистая ложь. Вот ведьма и задумалась, нужно ли поднимать эту тему.

— Что? — сонно отозвался Игорь. Да, маг уже устал и хотел отдохнуть, но вот сестру оставить не мог. Если он не проследит, то Ирка может успешно лечь часа в четыре утра, если не позже. Так что, парню было спокойнее уснуть сидя в комнате сестры, чем уйти к себе. Ведьма долго молчала, размышляя над своим вопросом.

— Да нет, ничего, — пробормотала наконец-то девушка. — Игорь, посидишь со мной, пока я не усну? — совсем как ребенок, промямлила Ирка. Её глаза слипались. Она жутко устала от всего этого. Да и Игорь тоже немного подустал. Он взял сестру за руку, словно убеждаясь, что все реальность. Не сон. Она кивнула, словно понимая, о чем думает ее брат. Так всегда было. Они могли переговариваться без слов. Ирке с Игорем стоило только переглянуться. Можно даже подумать, что они обладают телепатией, которую приписывают близнецам. Но нет, они не слышали мыслей друг друга, просто понимали. Игорь чему-то своему улыбнулся.

— Конечно, — он улыбнулся, накрыв сестру пледом. Лебедева свернулась калачиком, словно гусеница в коконе. Ей не нужны подушки, главное, что мягко и тепло. Облокотившись на спинку кровати, Игорь тоже умудрился заснуть. Но за всю ночь они так и не расцепили рук. Так они точно знали, что в безопасности. Ведь вдвоем можно сделать многое. Чуть позже в комнату заглянули и родители. То, что Ирка спала в объятиях брата — лишь заставило взрослых улыбнуться.

Лерка повернулась на спину. Ей никак не удавалось заснуть. Она никак не могла поверить, что все происходящее — правда. Родители не просто пропали — они ушли специально. То есть, знали, что могут и не вернуться. А, может, и не хотели? Лера побила себя по щекам за такие мысли. Нет, точно нет. Ведь бабушка рассказывала, как сильно они её любили! Но… почему не было фотографий? Только те, где она с бабушкой.

Были пара фото, где присутствовал и дедушка, и родители. Но Лера видела их в далеком детстве. А потом… фотографии пропали. Екатерина тогда очень сильно переживала, перепроверила все тумбочки, шкафчики и тёмные места в доме. Так и не нашла. Словно раз и исчезли! Да, это было странно, но, тем не менее, было правдой!

— Лерочка, ты, почему не спишь? — бабушка постучала в дверь. Лера промолчала, продолжая смотреть в белый потолок. Екатерина Петровна зашла в комнату и заметила, что внучка просто лежит в кровати. Даже не переодевшись! Сев на край кровати, бабушка посмотрела на Леру. Давно они уже не сидели вот так, перед сном. Как-то со временем это забывалось, что немного расстраивало.

— Что такое, милая? — ласково спросила она, погладив внучку по плечу. Лерка вздрогнула и посмотрела на бабушку. Мохрякова даже не заметила, как та вошла в комнату. Повернувшись на бок, Лера посмотрела на свою горячо любимую бабушку. И только сейчас она заметила сильную грусть в таких родных голубых глазах.

— Ну, так что, что-то случилось? — повторила свой вопрос Екатерина, только теперь с более серьёзным упором. То, что Леру что-то беспокоит, бабушка заметила сразу. Но не стала вмешиваться. Ведьма бы очень не хотела вмешивать во всё это бабушку, особенно, если окажется, что она даже не знает о магии. Есть же шанс, что Амелия была единственной ведьмой в семье и Екатерина может не знать об этом. Либо знает, но не может помочь. Сколько есть историй, где в простой семье рождались дети с даром, при этом родители являлись простыми людьми. Так стоит ли сейчас рисковать и рассказывать обо всём бабушке? Не напугает ли это её.

— Нет, ничего. Всё хорошо, — после некоторого молчания, ведьма всё-таки смогла решить, что ответить. В конце концов, зачем ещё больше заставлять бабушку нервничать тем, что какой-то тёмный маг собирается прикончить ведьму при удобной возможности. К тому же, Лера до конца не могла понять причин этого. С одной стороны, Димитрий хотел её убить, но… он ни разу не использовал магию напрямую. Встреча в лесу, лифт. Даже на играх это было больше эффектное исчезновение, чем нападение. Либо этот человек считает, что она сама попадёт в его ловушку, друзья ей не помогут, либо, чего-то ждёт. Лера заметила обеспокоенный взгляд бабушки, поэтому решила перевести тему.

— Бабушка, а какими мама с папой? — девушка помнила, что в детстве не раз задавала этот вопрос. А вот ответы… помнила плохо. Екатерина Петровна улыбнулась, проведя ладонью по щеке Леры. Бабушку не заметила, как её внучка уже выросла. Она всё ещё воспринимала как ту маленькую девочку, любящую играть с друзьями. Да, с каждым годом Лера становиться старше, меняется. Но вот характер всё тот же, что и в детстве.

— Ты очень похожа на них, — тихо произнесла женщина, продолжая гладить девушку по щеке. — Волосы тёмные — это у тебя в папу. У нас в роду у всех женщин были светлые, а ты вот такой вороненок, — Лерка улыбнулась. — А вот глаза… смесь голубых и серых дала вот такой прекрасный сапфир. А ещё не неуклюжестью пошла в маму.

— Почему я о них ничего не помню? — девушка задала давно волнующий её вопрос. Екатерина печально вздохнула. Словно, она не хотела бы обсуждать именно эту тему. Только вот… раз вопрос задан, нужно ответить.

— Я не знаю, милая моя, — бабушка легонько коснулась груди девушки. — Но даже если твоих воспоминаний нет, твои родители всегда находятся вот здесь… в самом…

— … сердце, — закончила за неё Лера, словно уже слышала этот ответ. Екатерина Петровна кивнула. Заставив Леру встать и переодеться, бабушка легонько улыбнулась. Даже обычная смена блузки на ночнушку превращается в сумбур. Ведь Лерка снова забыла расстегнуть верхние пуговицы и поэтому немного застряла. Посмеявшись над этой ситуацией, девушка все же легла.

— Расскажи, как они познакомились, — попросила Лера. Сейчас она была похожа на ту семилетнюю девочку, которую привели к бабушке давным-давно. Но даже с возрастом эта рассеянность и неуклюжесть никуда не пропала. Просто, стала менее заметна. Лера этого не замечала, просто не придавая значения подобному. Ну, падает она постоянно, что же тут такого? Это для бабушки она остаётся мини-катастрофой, за которой нужно следить и оберегать. Хотя женщина и понимала, что сейчас этим занимаются другие, но всё-таки внучка была ей очень дорога.

— Они учились вместе, — бабушка начала поглаживать внучку по волосам. — Конечно, первые два года с трудом можно было назвать дружбой, но… было заметно, как они привязаны друг к другу, — она улыбнулась, припоминая что-то. — Твой дедушка сначала даже невзлюбил твоего отца. Но, через пару месяцев, когда он увидел, как твоя мама на самом деле его любит…

— А каким был дедушка? Ты мне про него почти ничего не рассказывала, — заметила Лерка, едва не засыпая. Она специально боролась с сонливостью, чтобы послушать. Екатерина Петровна улыбнулась любознательности внучки. Ведь это правильно, желать узнать побольше о своей семье, когда ты её почти не видела. Хотя, тут больше подошло бы не помнила. Бабушка вдруг достала красную нитку из кармана и привязала Лере на указательный палец. Ведьма не понимала, что это значит, а бабушка лишь хитро улыбнулась. Только Екатерина знала значение этого маленького непонятного действия, но говорить явно отказывалась. А так же, утаила от внучки, что есть и вторая часть ниточки. Лера просто поверила словам бабушки, что позже она поймёт, что это значит.

— Твой дедушка был очень добрым человеком, — произнесла чуть погодя женщина, щелкнув девушку по носу. — И знаешь, мне очень жаль, что он пропал вот так. Я надеялась, что получу хоть какое-то объяснение, но, увы… — она выдохнула, решив не думать об этом. — Но, между твоим дедушкой и папой есть одно огромное сходство…

— Какое? — спросила Лера, уже засыпая. Слова бабушки казались чем-то далеким. Словно маленькая тайна, нашептанная на ухо. Лера даже не задумывалась, что такое очень часто случается, если они говорят о её родителях. Екатерина грустно улыбнулась.

— Они оба не дают своих дочерей в обиду, — заметив, что внучка уже заснула, тихо добавила, — даже будущему зятю без проверки не отдадут!

Лерка улыбнулась во сне. И было не понятно, чему она улыбается: словам бабушки или каким-то своим мыслям. Заметив спящих в кресле Лию и Ласа, Екатерина Петровна задумалась. Могут ли эти кот и кошка быть как-то связаны с родителями девушки? Или это просто уже небольшое замешательство самой Екатерины? Словно почувствовав взгляд бабушки, черная кошка подняла голову. И бабушке даже показалось, что глаза на миг стали нежно-голубыми, а не желтыми. Вот после этого она всё и поняла, просто не представляя, чем вызвано это решение.

— Амелия, Николас, где же вы пропадали? — в пустоту спросила Екатерина Петровна. — Ей вас очень сильно не хватает рядом…

Она вышла из комнаты, выключив свет. Лия какое-то время смотрела на дверь, потом на заснувшую Леру и снова положила голову на тельце Ласа. Кот что-то мурлыкнул в ответ. Больше никаких звуков в комнате не было. В окне словно промелькнул силуэт птицы и на столе Леры появился маленький конвертик.

Сама же Екатерина эту ночь не спала. Бабушка всё искала старый блокнот с записями, надеясь, что он не пропал просто так. А ещё, женщину очень беспокоило происходившее. Когда-то она проводила много времени за книгами, изучала и пыталась найти хоть что-то связывающее происходящее с происходившим когда-то. Да, Екатерина знала намного больше, чем считала её внучка. Но пока, лучше Лере и не ведать об этом. Блокнот обнаружился только под утро в чулане под лестницей, но один единственный лист оттуда был вырван. Только на остатках листочка можно было заметить обведённую дату «2 августа», но с чем именно оно было связанно — неизвестно. Екатерина точно помнила, что там было написано что-то другое, никак не связанное с Лериным днём рождения, и бабушку это беспокоило. Что именно решил скрыть её муж, оторвав лист перед своим исчезновением? Этот вопрос не имел ответа.

Таня вздохнула. Она видела, что Ирка недавно слезла с окна, а Лера только легла спать. Видимо, подругам тоже не спалось. Виноградова вздохнула и перевела взгляд. Егор так и сидел неподвижно на крыше. Он вылез сюда давно, где-то с час назад. Как парень ещё не замёрз, да и вообще о чём думал — Таня не знала. Девушка иногда не понимала, как две такие разные личности уживаются в одном человеке. Посмотрев на часы, где стрелки указывали на то, что сейчас полвторого ночи, Таня взяла плед и вылезла на крышу. Хорошо, что их дома стояли впритык друг к другу и, можно было, спокойно ходить, а не перепрыгивать с крыши на крышу. Кивелов даже не заметил, как подошла к нему подруга. Вздрогнул только, когда на его плечи что-то легло.

— Замерзнешь ведь, — улыбнулась Танька, потянувшись. Она уже хотела спать, даже повернулась в сторону своего окна. Егор кивнул, но так и не сдвинулся с места. Он даже не повернулся к подруге, продолжая наблюдать за домом Лебедевым. Вроде, всё было спокойно, но вот на кухне до сих пор горел свет. Забыли выключит или там всё ещё кто-то сидит — было непонятно. Просто надеялся, что это не Игорь или Ирка. Таня всё ещё стояла рядом с блондином, кутаясь в кофту. Она уже успела замёрзнуть, а вот парню хоть бы немного подмёрзнуть.

— Ты ведь тоже не могла заснуть, верно? — спросил Егор, не поворачиваясь. Он перевёл взгляд на звездное небо. Иногда легкий ветер заставлял его светлые волосы чуть разлохматиться. Танька стояла и просто молчала. Если он итак знает, зачем спрашивал? Возможно, это просто первое, что пришло ему в голову. Либо, он просто не хотел затрагивать другой темы.

— Ты злишься на них? За то, что не сказали? — спросила Танька. Ей было незачем уточнять, про кого она говорит. Ведь в их компании скрывали что-то только Ирка и Игорь. Да, осознавать это было довольно трудно, ведь они друг другу обо всём рассказывали. А тут, получилось вот так. Да, все понимали, что так было даже лучше, но только без вмешательства других.

— Нет, — честно ответил Егор, повернувшись к подруге. Она упрямо пыталась пригладить волосы, только ветер все равно раздувал их. — А ты?

— Я не злюсь, — она посмотрела на парня, забыв о волосах. — Мне обидно, да. Но злости я не чувствую, — она переступила с ноги на ногу, вздрогнув от холода. Она заметила, что даже у Лебедевых уже потух свет. Видимо, уже спали все, кроме Тане и Егора. И если девушка уже собиралась вернуться в тёплую комнату, то парень вряд ли.

— Вот и я тоже, — согласился он со словами подруги. — Мы давно их знаем, поэтому можем понять, почему, они так поступили, — он снова посмотрел на небо. — Даже все происходящее не такое странное для нас.

— Потому что, даже не говоря о том, кто они, — Танька уже направилась к окну. — Они все же давали нам какие-то подсказки и зацепки, — такое действительно было. Взять хотя бы их выезд на ролевую: кого выбрали двойняшки? Ведьму и ведьмака. Это уже само за себя говорит. А сколько всего странного случалось в школе? Было много необъяснимых случаев, когда Ирка и Игорь защищали Леру от издёвок каким-то неведомым способом.

— Вот именно, — Егор проследил за тем, чтобы подруга детства успешно добралась до комнаты. Он знал, что наблюдать необязательно, но почему-то принимал Таню за свою младшую сестру. Хоть они и были одного возраста, он всегда был для нее старшим братом.

Давно так повелось у них. Защищал её вместе с Игорем от хулиганов. Помогал с домашней работой, которую задавали в школу. Лера была такой же младшей сестрой. Они с Танькой всегда шутили одинаково про то, что Егор о них слишком заботится. А потом… девочки вновь умудрялись найти себе неприятностей. Да, возможно, с Лерой они не сразу поладили. Да что там, они ругались почти всегда, пока Лера вдруг не стала одной из них. Разумеется, так же случайно, как они всегда встревают в неприятности. Егор никому не давал Таню и Леру в обиду, первым лез в драку в таких случаях. А сколько раз Кивелов бывал у директора из-за этого — даже он сам не скажет точно.

А вот с Иркой все было по-другому. Да, её он тоже защищал. Но уже не как брат. Парень хотел стать для нее личным… рыцарем что ли. Да, немного глупо. Да, это мечта того девятилетнего мальчишки, который подрался с мальчишками, которые дергали Иру за косички. Но он хотел этого. Игорь постоянно смеялся над этим, но не для того, чтобы поиздеваться. Нет, Лебедев просто понимал его. На то они и были лучшими друзьями. И, видимо, Ирка сама позволяла ему это, ведь судя по тому, как она защищала всегда Леру, могла позаботиться о себе сама.

— Все равно, мы в душе дети, — пробормотал он, рассматривая соседние дома. Как же он привык к этому месту. И совсем не потому, что он тут живет. А просто… это место, где их компания появилась. Они всегда были впятером, куда бы ни пошли. И ругаться друг с другом из-за такого секрета, казалось чем-то глупым. Обида — всё что было. Все они пятеро стали друг для друга не друзьями, а родными людьми. Сложно было представить, какой была бы жизнь, не встреться они тогда.

— Нужно будет занести ей завтра, — Егор поправил плед на плечах и пошел к окну в свою комнату. Завтра в школу и поры бы лечь спать. Или он снова будет ходить как сонный зомби. Странное сравнение, но, тем не менее, самое правдоподобное. Вспомнив, какие завтра уроки, парень скинул нужные учебники на стол и улегся на кровать. Он так устал, что сил для того, чтобы переодеться просто не оставалось.

Эшли села в кровати и посмотрела на спящего брата. Она не понимала, как ему удалось заснуть. Дядя настоял на том, что полученную рану, которую Драко назвал небольшим порезом, следовало бы обработать. И в чем-то Лукас был прав. Какими бы они сильными от природы не были, но самые простые инфекции могли получить, если даже в царапинку попадет грязь. Змеица села в кровати и нашла на тумбочке очки. Она не могла смотреть на битны Драко, потому что чувствовала себя виноватой. Стояла и смотрела по большей части, и отпустила от испуга. Девушка встала на ноги, подошла к кровати брата и укрыла того одеялом. Парень лишь перевернулся на бок, что-то пробормотав во сне. Воронова улыбнулась, понимая, что именно он сказал. Конечно, она потом поиздевается над братом из-за этого, но пока, пусть отдыхает.

Горло пересохло, очень сильно хотелось воды. Стараясь не разбудить брата, Эшли вышла в коридор. Свет в гостиной так и горел, значит, дядя не спал. Хотя странно, что сегодня он вел себя по-другому. Обычно, для него даже наводнение или тайфун не стали поводом отрываться от работы. Лукас сидел на кресле и читал книгу. Источником света был лишь торшер, что змею и этого хватало. Названия книги змеица не видела, и даже сомневалась, что ей это было бы интересно. Оторвавшись от текста, мужчина посмотрел на племянницу.

— Ты, почему не спишь? — спросил он, посмотрев на часы. Да, так поздно Эшли еще не бодрствовала. Даже ночью она никогда не вставала.

— Заснуть не могу, — ответила змеица, пройдя на кухню. Вернулась она уже со стаканом воды. Лукас посмотрел на нее и вернулся к чтению. Хотя украдкой он поглядывал на племянницу. Она задумалась и даже не заметила, как пролила на себя воду.

— Что-то ты больно рассеянная, — заметил мужчина, перелистывая страницу. Эшли вздрогнула. Почувствовав, что майка намокла, Эшли провела рукой. Воды как не было! Лукас усмехнулся. Как же она похожа поведением на его брата. Они оба, Эшли и Драко, унаследовали этот характер.

— Просто… я не знаю, — Эшли вздохнула, посмотрев в стакан. Грани отражали свет, создавая на её руках и майке причудливые блики. — Это все так странно!

— Что, например? — не отрывая взгляда от текста в книге, поинтересовался мужчина. Эшли недовольно нахмурилась. Её раздражало, что дядя постоянно был занят. Вечно работал или читал! Да она его помнила таким почти с самого детства. А если он играл с ней, то это было огромной радостью, особенно, после случившегося. Ведь так хотя бы было ясно, что он все же не забывает про племянницу..

— Может, ты хоть раз оторвешься от книги и нормально со мной поговоришь? — возмутилась Эшли. Она с силой поставила стакан на кофейный столик. По стеклу прошлись мелкие трещины. Лукас посмотрел на девушку. Он и сам замечал, что порой, не слишком-то и заботится о ребятах. Мужчина правда был рад, когда они прилетели к нему. Так неожиданно! Но приятно. Отложив книгу, змей посмотрел на девушку. Возмущенная Эшли была похожа на нахохлившегося попугая.

— Почему ты постоянно работаешь? — спросила змеица, скрестив руки на груди. — Я бы поняла, если бы ты был просто посторонним для нас человеком, — она села на диван. — Но ты — наш дядя, но даже не уделяешь нам времени!

— Почему же, уделяю…

— Да! Когда мы заболеем или поранимся! — перебила его Эшли. — Ты же понимаешь, что… ты сейчас нам очень нужен, — она прикусила губу. Змей и сам понял, почему она так погрустнела. — Но… ты пропадаешь на работе…

— Прости Эшли, — Лукас вздохнул. — Я даже не подозревал, что ты так сильно переживаешь по этому поводу, — он посмотрел прямо в серые глаза племянницы. — Ты могла бы сказать раньше, что бы я исправился, — сейчас он и сам понимал, что действительно поступал очень неправильно в последнее время. Так зациклился на своём, что как-то не обратил внимания на что-либо ещё.

— Я думала, ты и сам заметишь, — пробормотала змеица, но тут же снова приняла возмущенный вид. — Но я, видимо, ошибалась! — она встала. — И для тебя работа была важнее нас! — она ушла в комнату, оттолкнув с дороги немного сонного Драко. Он посмотрел ей в след, а потом и на дядю. Парень понимал, о чем говорила его сестра. Половину он, конечно же, слышал. И был согласен с Эшли.

— А она права, — заметил парень, чуть нахмурившись. Даже в полусонном состоянии, весь взъерошенный, Драко мог говорить серьезно. Змей поморщился от боли, но садится не стал. Лукас посмотрел на племянника и чем-то усмехнулся. Драко был упрям, никогда не признавал слабость и старался держаться на ногах даже себе во вред. Было ли это проявлением стойкости или просто дух бунтарства, мужчина не задумывался. Просто понимал, с чем это связано и на кого похоже.

— Знаешь, я не удивился, когда ты полез спасать их, — помолчав, произнес Лукас. Драко вздрогнул. — Перестань уже так себя вести, ты же знаешь, что не виноват в том, что произошло.

— Ещё как виноват, — буркнул парень, отвернувшись. — Ты не знаешь, о чём говоришь, — он скрестил руки на груди. Лукас не видел лица племянника, но знал, что тот хмуриться. Драко так и не смирился со всем, вот и ведет себя так. Пытается оттолкнуть от себя людей.

— О нет, я знаю, — улыбнулся мужчина. — Поэтому хочу попросить тебя хоть иногда думать, — он постучал себя по голове. Драко фыркнул на это. — Да, полагаться на свои чувства и ощущения хорошо, они могут спасти не только твою жизнь, но и других, — кивнул Лукас, — но иногда нужно и думать.

— Не смешно, — парень развернулся и ушёл в комнату. Лукас снова усмехнулся, понимая, что его замечания снова проигнорируются и в будущем его племянник снова попадёт в передрягу похуже. Мужчина проследил, чтобы племянник лёг спать — было хорошо видно комнату ребят с этого кресла. Потом снова взял книжку и открыл на последней странице. Там лежала старая фотография, где он с братом, играл со всеми детьми. И тогда, Эшли хотя бы улыбалась, не обращая внимания на остальные шутки братьев. И тогда казалось, что ничто не может стереть улыбок с их лиц. Закрыв книгу и убрав её на полку, змей открыл окно.

Шум ночного города ворвался вместе со свежим воздухом. На небе мелькали фонари пролетавших самолетов. Ночные пешеходы упорно ждали, пока машины пропустят их. Да, такой же шумный город, как и остальные. Только, тут магии меньше. Люди верят в свойства амулетов: что они принесут удачу, любовь, богатство. Но, они перестали верить в магию. Ходят к гадалкам не для того, чтобы услышать правду, а выслушать какое у них яркое и светлое будущее. Если же наоборот, могу и покричать, что гадалки и маги шарлатаны. Зачем, спрашивается, тогда приходить?

Когда они сюда переехали, Лукас думал, что это правильно. Да, потом убедился, что ошибся и лучше бы он послушал брата, но теперь поздно. Оставшись здесь, мужчина просто винил себя в том, что отдалился от семьи. Эшли была права, когда сказала, что Лукас погрузился в работу. Именно об этом говорила его жена перед тем, как уехать. Может, они тогда и не разругались при детях, но было близко. И самое главное это то, что началось это давно, а вот заметил Лукас это только сейчас. Ещё чуть-чуть и можно было смело сказать, что ничего не исправить. А сейчас хотя бы шанс на это есть.

— Я и не обратил внимания, когда привык ко всему этому, — пробормотал мужчина, закрыв окно. Шум тут же стих. — Наверное, дети правы. Мне следовало бы поменьше работать.

Мужчина зашел в свою спальню и, не включая свет, дошел до кровати. Пролежав какое-то время без сна, мужчина повернулся на другой бок. Он до сих пор чувствовал тот испуг, когда Драко поранился. Он понимал, что это не тот мальчишка, каким был его племянник, но… все равно беспокоился. Знает, что Драко точно такой же, каким Лукас с братом были детьми. Прямо, семейная черта.

Лукас вдруг вспомнил вид той раны, которую Драко умудрился получить. О перекидывании сейчас и речи быть не может, но хотя бы серьезных последствий удалось избежать. А пока перевязал ту рану нормально, успел изрядно насмешить Эшли. Ну, не умеет Лукас нормально перевязывать раны с первого раза. Его брат умел, а вот он нет! Слишком мало времени в годы учёбы Лукас потратил на боевую подготовку, чем на оказание первой помощи. А его брат даже тогда вёл себя немного странно, что-то постоянно высчитывал, носился с исследованиями, изучал. Лукас никогда не знал, чем занимается брат, но старался помогать всем, чем мог. Да, не всегда удавалось, и они могли поругаться на ровном месте, но оставались рядом друг с другом. Потом появился Николас и остальные. Эти воспоминания хоть и были довольно тяжелыми и вызывали боль, но заставляли улыбнуться. Когда-то всё было хорошо.

Мужчина снова лег на спину и наконец-то почувствовал сонливость. Он знал, что его племянники еще не раз куда-то ввяжутся, не раз получать травмы, но… теперь он хотя бы будет рядом. Как и обещал брату, что будет заботиться о них. Лукас не позволит, чтобы с Эшли или Драко случилось что-то ужасное, не даст этому магу разрушить их жизнь ещё больше. Амелия и Николас что-то знали, пытались что-то объяснить друзьям тогда, три года назад, но не знали, как встретится. Только он оказался рядом чисто случайно.

— Наверное, мне все же стоит связаться с Рейкой, — пробормотал он. Ему казалось странным, что племянники появились без предупреждения. Обычно еще за месяц их мать или братья связывались с ним. Так что, удивить его было очень сложно. Но сейчас всё было по другому, никто не предупредил о гостях. Лукас всё думал, что было бы, если он уехал вместе со всей семьёй, и его не было тут? Хорошо, что ответа на этот вопрос он никогда не узнает.

В темноте он так и не заметил, что в комнате был ещё один человек. Мужчина просто стоял возле шкафа и улыбался, с какой-то тоской смотря в окно. Да, он всё слышал, но молчал. Вообще, мужчина не собирался сюда приходить, это получилось как-то спонтанно. Было странно слышать возмущения Эшли, ворчания Драко и видеть лишь улыбку Лукаса на всё это. Видимо, тот наконец-то стал всё понимать. Ночной гость ещё раз посмотрел на Лукаса и вышел в гостиную. Тишина успокаивала. Мужчина бросил короткий взгляд на ту самую книгу, где была фотография, и прошёл дальше. Остановился он только в комнате, где спали Эшли и Драко. Змеица скинула на пол одеяло, поэтому вся сжалась, пытаясь согреться. Змею же наоборот было жарко, поэтому одеяло он запихал куда-то в ноги. Мужчина какое-то время понаблюдал за ними, а потом просто исчез, когда Драко вдруг проснулся. Змей так и не понял, что его разбудило, но отвлёкся от этого, заметив, как спит его сестра. Вздохнув, Драко поднял одеяло с пола и укрыл девушку. Эшли улыбнулась. Парень спокойно лёг в кровать, размышляя, показалось ли ему или нет.

Морана сама не знала, чем именно было вызвано желание появиться здесь. Осторожно открыв калитку, стараясь не нарушить ночную тишину. Богиня могла сразу попасть в нужную комнату, но почему-то сделала именно так. Да, на дом была поставлена защита против тех, кто желал зла Лере. О её безопасности позаботились многие. Но Морану оно пропустило без всяких проблем. Богиня смерти заметила сидящих на окне Лию и Ласа, улыбнулась этому.

— Вы молодцы, что так долго прятали её, — было непонятно, с кем разговаривает Морана. Кот с кошкой перебрались на крышу, а потом и вовсе сбежали куда-то. Богиня смерти улыбнулась, а потом что-то тихо прошептала. Её волосы стали немного короче, обрели цвет пшеницы. Платье богини исчезло, сменившись на очень простое, бледно-зелёное с длинными руками. Последними появились белые полоски на руках, груди и поясе. Ветер возмущённо налетел на богиню, словно не понимая, что это такое. Морана убрала вьющуюся прядь за ухо. Было приятно вспомнить, как она выглядела когда-то.

Богиня всё так же тихо зашла в дом и поднялась наверх. Никто и не скажет, что раньше эта комната была чердаком. Лера спала лицом к стене, прижав руки к груди. Одеяло упало на пол. Морана села на пол рядом с кроватью, как раз, когда Лера повернулась на другой бок. О чём именно думала богиня — было трудно сказать. Подняв одеяло, Морана укрыла ведьму. Та улыбнулась.

— Просто удивительно, — пробормотала богиня, склонив голову. Она взяла пару тёмных прядей в руку. — Темны, как вороново крыло, — она улыбнулась. — Так много неприятностей уже выпало для такой юной девочки, как ты.

— Мама? — после этого слова, волосы Мораны снова почернели и упали на пол. Чёрное платье, такое привычное и лёгкое, вернулось. Всё равно, долго бы богиня не смогла находиться в том облике. Позади Мораны стояла маленькая девочка в чёрном платье. Она не произнесла больше и ни слова, молча, наблюдая за действиями Мораны. Та просто заметила повязанную вокруг указательного пальца Леры красную нить.

— Нитью повязанные, судьбой связанные, — прошептала Морана, — кто же навязал это тебе? Не рановато ли?

— Она похожа на тётю, — выглянув из-за её спины, заметила девочка, — хотя тётя была красивее.

Морана ничего на это не ответила, просто обняв девочку за плечи. Та бросила ещё один взгляд на спящую Леру, и отвернулась. Богиня смерти не могла понять, почему её так зацепили слова дочери. Когда они исчезли, в комнате воцарилась тишина. Лера сама не знала, что её разбудило. Девушка села в кровати, разглядывая нить на пальце. Теперь она ещё и странно серебрилась. Лера даже представить не могла, откуда в её комнате столько пыльцы. След тянулся не то, что с первого этажа, а с улицы. Лера не стала выходить за калитку. Было что-то странное вдалеке, манящее вперёд. Ведьма не понимала всего происходящего, но чувствовала, что это только начало. И кто-то наблюдает за ней, за всем этим. С такими тревожными мыслями она даже не сразу уснула в этот раз.

Глава 9. Не обычные новички

Лера проснулась под противную трель будильника. Сейчас девушка жалела, что легла вчера так поздно. Решив немного полежать и собрать мысли в кучу, Лера просто лежала на кровати. Почему-то ведьма никак не могла вспомнить, что именно ей снилось. Вроде, это было что-то простое, а с другой стороны касалось чего-то важного. Лера запомнила голос. Явно женский. И он что-то напевал. Песня была незатейлива, не совсем складная, но очень нежная. А ещё, был совершенно другой отрывок, уже с другим человеком. Словно… они прощались. Лера не могла вспомнить, что именно происходило во сне, что она говорила и кто был её собеседником, но… стоит ей вообще подумать об этом, слёзы на глаза наворачиваются. Во всех её снах было два похожих случая: её кто-то обнимал и явно прощался, а Лера, будучи ребенком, проливала слёзы.

Ведьма вообще не понимала, что творится в последнее время с её головой. Возможно, это просто воспоминания начали проявляться, раз она знает о себе правду. Ей вообще не нравилось, что все постоянно её защищают и страдают сами. Но тут, увы, кое с кем не поспоришь, потому что друзья у Леры упрямые. Глубоко вздохнув и кое-как поднявшись с кровати, Лера спустилась вниз. Наскоро умывшись, девушка заглянула на кухню, а потом в гостиную и в комнату бабушки. Её не было.

— Странно, обычно она меня заранее предупреждает, — пробормотала Лерка, дойдя до холодильника. Внутри лежали приготовленные заранее бутерброды и записка от бабушки. Пожав плечами, Мохрякова взяла тарелку и поднялась в свою комнату. Если бабушка отправилась куда-то с утра пораньше, то это точно нужно её и обязательно очень важно. Екатерина редко рассказывала внучке о том, куда она иногда вот так уходит. Иногда Лера знала, что бабушка у соседки и помогает с чем-то. Один раз даже Лера с ней ходила, вот тогда она и познакомилась с Ритой. Девочки нашли общий язык, но больше не встречались. Ни Ирка с Игорем, ни Танька с Егором — никто из ребят ничего не знал о Рите. да, то что она живёт вот конкретно в том доме напротив с бабушкой и матерью было известно всем, но не больше. Рита и на улице появлялась крайне редко.

Пора было переодеваться и идти в школу (что не особо хотелось). Скинув нужные тетради и учебники в сумку, Лерка накинула ветровку. Во дворе дома уже стояли Егор и Танька. Оба зевали, показывая, что они тоже плохо спали. Кивелов вообще клевал носом, вызывая вопрос, а проснулся ли он вообще? Или так, на ходу спит. Танька хоть и выглядела сонной, но явно уже взбодрилась.

— С добрым утром, — щурясь от света, произнесла Лерка и зевнула. Идти куда-либо не хотелось, но надо было. Школа прогульщиков не терпит. И друзья это прекрасно знали, так что уже смирились с ранним подъёмом. К тому же первым уроком была история, а на не опаздывать себе дороже. Лера всё хотела спросить у Тамары Николаевны, зачем та отпустила её тогда с уроков и как это объяснила.

— Добрым, — отозвали Егор и Танька, снова зевнув. Егор сказал, что Ирка с Игорем ушли без них, так как им срочно нужно было с кем-то поговорить. Лера лишь пожала плечами, зная, что такое уже бывало. И обычно под этим предлогом скрывалось то, что Лебедевы просто-напросто проспали! Это случалось не часто, но пару раз бывало. А в таких случаях двойняшки не хотели задерживать друзей зазря, поэтому всегда отправляли вперёд. Разговаривать особо ни о чём не хотелось, особенно после вчерашнего.

Сонно вздохнув, ребята направились вверх по улице. Даже в семь утра город уже был полон жизни, людей и машин. Лерка цеплялась за руку Егора, надеясь, что не отстанет. Танька наоборот ушла вперёд и подгоняла друзей. До школы они добрались быстро, успев к самому звонку. Повезло, что они учились в одном классе, и разбегаться по кабинетам не нужно было. Танька зашла первая, чтобы никто не подошёл к Лере сейчас. Мохрякова не очень хотела отвечать на чьи-либо вопросы, а они есть. Егор замыкал их маленькую процессию, ободряюще улыбаясь подругам. Пара одноклассников недовольно посмотрели на Виноградову и Кивелова, но ничего не стали говорить. Если рядом находятся эти двое, то Леру вообще старались не трогать лишь из-за того, что рядом всегда были Игорь и Ира. Помня все прошлые стычки, восьмиклассники не желали с ними связываться. По большей части из-за самого Лебедева.

Первой была история и Тамара Николаевна, как классная руководительница, начала с того, что после неожиданных каникул им нужно наверстывать ещё много. На Леру учительница не смотрела, словно ничего до этого не было.

В двери постучали, потому что войти явно не могли. После прошлого раза с гостями, Тамара Николаевна запирала кабинет на время урока. Конечно, это было эффективно, но Лера сомневалась, что двери сдержат нежданных гостей, если будет кто-то типа Димитрия. Да и одноклассники на Леру поглядывали с подозрением после того случая. Особенно парни, которые не особо хорошо относились к Мохряковой. Но девушку успокаивало, что тут был Егор, который обиду её не даст. Да и на перемене рядом с подругой будет Игорь, а с этим старшеклассником мало кто рисковал связываться, в плане драк.

— Ну, если это опоздавшие, то я… — что классная руководительница сделает с опоздавшими, никто так и не узнал. Потому что вошла директриса с новой ученицей. Танька, Лерка и Егор подскочили на местах. Алла Дмитриевна начала представлять девушку, хотя было непонятно, почему именно она и вот так. Раньше с новичками просто знакомились на перемене, ну, и на уроке немного. Но не у доски и не посреди занятий.

— Эшли приехала к дяде, но ей нужно посещать школу, — пока остальные понемногу отходили от удивления, змеица переступала с ноги на ногу. Она улыбнулась Лере, Тане и Егору. Тамара Николаевна как-то странно сначала посмотрела на Эшли, а потом на Лерку. Словно… учительница истории ждала чего-то. Алла Дмитриевна осмотрела класс.

— Надеюсь, что вы отнесетесь к ней не так, как в прошлый раз к новичкам, — директриса укоризненно посмотрела на некоторых учеников. Да, за некоторыми парнями класса было пару шуток, из-за которых некоторые перевелись в другие школы. Егор сделал вид, что он тут вообще ни при чём. Эшли же непонимающе посмотрела на подруг, не зная, как реагировать на подобные слова директрисы.

— Воронова, можешь сесть за Мохряковой, — произнесла Тамара Николаевна, — думаю, пока Игеева воздержится от прошлых присказок о нашем классе, — красноволосая, которая сидела рядом с Лерой, фыркнула. Эшли улыбнулась и присела за последнюю парту. Попросив посидеть тихо, Алла Дмитриевна вышла в коридор вместе с Тамарой Николаевной. Видимо, это и была та причина, почему директриса пришла в кабинет вместе с Эшли. Змеица же рассмеялась, когда Танька с Лерой потребовали объяснений, что Эшли тут делает. Вообще, она была не против объяснить, но вот некоторые одноклассники проявили желание познакомиться и перебили весь разговор. Змеица пообещала, что они поговорят на перемене, когда никто мешать не будет. Больше всего Лера, да и Егор с Танькой, очень хотели узнать, что там с Драко. Было странно, что Эшли так весела после вчерашнего, словно ничего не произошло. Тамара Николаевна вернулась довольно быстро, пребывая в не самом лучшем расположении духа. Что именно её разозлило, никто не знал и узнавать не рисковал. Им итак хватило проверочной в начале урока, о которой никто даже не знал.

Ирка с Игорем забежали в кабинет за минуту до звонка. Они не знали, пришли ли ребята уже или нет, хотя в конце концов, они вышли раньше. Лебедевы переглянулись, предчувствуя, что их ожидает нечто необычное сегодня. Из-за того, что проспали, им пришлось отправить ребят вперед, и двойняшки надеялись, что те дошли без приключений. Хотя, зная способность Леры находить себе приключения и неприятности, можно ожидать многое.

Ирка потянулась как раз, когда прозвенел звонок. Девушка лениво разлеглась на парте, потому что спать хотелось очень сильно. Игорь же просто упёрся в спинку стула и, скрестив руки на груди, прикрыл глаза. Правда они оба взбодрились, когда к ним в кабинет зашёл Драко и сел на свободное место позади. Он вообще ни на что не реагировал, и выглядел вполне здоровым.

— В нашем классе новый ученик, на перемене познакомитесь, — учительница химии указала на четвертую парту. Драко кивнул всем, кто на него посмотрел в этот момент. Казалось, что змею вообще не интересно тут находится. Из-за учительницы Ирка с Игорем держались весь урок, чтобы не повернутся и не завалить змея вопросами. Замечания от учительницы получить не хотелось. Ира достала телефон и быстро настрочила смс-ку: «Танька, не поверишь, кто у нас в школе!». Ответ не заставил себя ждать.

«— Ты бы знала, кто у нас!» — Ирка показала ответ Игорю. Тот искоса поглядел на Драко, который записывал диктовку учительницы через слово. И тут до Лебедева дошло, что по идее, змей уже мог закончить девятый класс. Ведь Эшли говорила, что он старше ее на год. А если змеице пятнадцать, то ему шестнадцать! Но, тогда что Эшли делает в восьмом классе?

«— За Лерой сейчас сидит Эшли!» — через пару секунд пришло новое сообщение от Тани. — «У нас история, не могу нормально отвечать. Заметят, телефон отберут».

Лебедевы понимающе переглянулись. Да, Тамара Николаевна успела заработать отличную репутацию в школе. Ирка подскочила на месте, когда её вызвали к доске. Хорошо еще, что домашка была выполнена, а то двойку получить не хотелось. Игорь повернулся к Драко, пока учительница была отвлечена на Иру. Змей же никак не отреагировал на вопрос Лебедева.

— Эшли сказала, что так можно лучше присматривать за Лерой, — хмыкнул Драко, откинувшись на спинку стула. Больше от него не удалось что-либо добиться, молчал упрямо и делал вид, что занят уроком. Ирка села на место, бросив тетрадку на стол. Ну, не любила Ирка химию, что поделать? Да и химичка не особо считала Лебедеву отличной ученицей. Такая вот взаимная неприязнь, не смотря на то, что это их классная руководительница! Игорь усмехнулся, за что получил подзатыльник от сестры.

Со звонком все вышли в коридор. Ирка и Игорь тут же подошли к Драко, с которым знакомились одноклассники. Только змей не горел желанием слушать визги его новых одноклассниц, которые посчитали его загадочным. Хотя Драко просто не реагировал на них и как-то отстранёно отвечал на вопросы. Так что он с удовольствием пошел с Лебедевыми, которые решили найти остальных. Игнорируя то, что его новые одноклассницы вдруг решили последить за ним, Драко разговаривал с Игорем. Колдун пожал плечами на то, как долго такое будет продолжаться. Обычно никто из девчонок так себя не вёл. Ирка быстро сбегала к расписанию уроков, и погнала парней к остальным. Драко шёл совершенно спокойно, что немного удивило Лебедевых. Вчера Воронов едва стоял на ногах, не то, что сегодня. Обсуждать вчерашнее или то, как он пострадал, змей не хотел и не собирался. Сама затея того, что ему придётся какое-то время ходить в школу раздражала.

— Следующая физкультура, так что, можно спокойно поговорить, — Ирка оглянулась и спрятала форму в сумку. Как ей удалось вместить там пакет, осталось загадкой. Игорь удивился, что его сестра решилась прогулять урок, ведь такое редко случается. Ну, не совсем прогулять. Учитель у них добрый, двойки за отсутствие формы не ставит. Драко, как новичок, мог и не ходит (Хотя судя по его виду, он и не собирался). А Игорь согласился с сестрой и убрал форму. Пока была перемена, троица нашла остальных. Таня и Егор зубрили алгебру, так как у них намечалась контрольная. Эшли была окружена одноклассниками, которые, видимо, решили побольше о ней узнать. В этой толпе хватало и парней, и девчонок.

— А ну, разошлись стадо, — растолковав всех, ухмыльнулся Драко. — Сестренка, — он схватил Эшли за руку. — Позволь ненадолго отвлечь твое внимание, — и не обращая внимание на возмущения остальных, змей спокойно повел сестру к остальным. Эшли немного успокоилась, потому что такое внимание к ней очень сильно надоело.

— Да кто ты такой вообще, чтобы командовать? — возмутился кто-то из парней. Драко повернулся и посмотрел на них словно с высока. Ученики даже отошли от него. Драко явно не страдал неожиданными скачками вежливости, особенно к тем, кого только что назвал стадом.

— А что, проблемы? — фыркнул он. Эшли чуть царапнула его по руке за такое. Не услышав возражений, Вороновы просто отошли к остальным. Игорь усмехнулся, а Егор держался за живот от хохота, так как Драко успешно поставил на место «короля» школы. Богатенького парня, который не пойми как оказался в этой школе. Ирка и Танька лишь вздохнули, уже привыкнув к такому среди парней.

— А где Лера? — спросила Эшли, потирая запястье. Слишком уж сильно сжал ей руку братец. Тот лишь ухмыльнулся, увернувшись от подзатыльника сестры. Рост позволял. Змей ловко уклонился от следующего удара, встав за сестрой. Змеица нахмурилась, скрестив руки на груди. Сейчас ей всё-таки хотелось, чтобы брат был более осмотрительным. Она всегда бросала на него обеспокоенные взгляды, боясь, что боль вернётся. Но если такое и было, то Драко вообще никак это не показывал. Змеица вообще сомневалась, что он ей хоть что-то скажет.

— Она стоит у окна, — Танька махнула рукой в конец коридора. — Сказала, что сейчас ей нужно алгебру повторять, а не болтать, — она пожала плечами, добавив, что предупредила её о разговоре с остальными. К тому же, Эшли так и не успела объяснить, каким образом они попали в эту школу. А сейчас лучше всё это обсудить всем вместе, раз уж собрались и никто не мешает. Лера на это буркнула, что не собирается жертвовать своими оценками (которые итак не всегда идеальными были) ради ерунды. Ирку очень возмутил тот факт, что ерундой подруга считала собственную безопасность.

— Нам вообще-то поговорить надо! — возмутилась Лебедева, став в форме буквы «Ф». Егор хихикнул, за что был награжден разъяренным взглядом девушки. Что вызвало уже общий смех Кивелова и Лебедева. Даже Игоря насмешила такая сестра, и он не удержался. Конечно, лучше бы парень её поддержал, ведь Ирка была права. Лера слишком легкомысленно относится к этому, если, конечно, она не притворяется.

— А её это сейчас не волнует, — хмыкнула Таня, поставив щелбан колдуну. Тот сразу возмутился. — Я ей говорила, что нам всем поговорить надо… какая-то белиберда вышла… в общем, она ответила, что всё это подождёт, — Ира нахохлилась, как попугай. — И то, что алгебра сейчас для неё важнее.

— Да я её убью, — пригрозила Лебедева. Игорь подхватил её под руки и приподнял. Пока ведьма возмущалась, Егор едва не падал со смеху. Танька лишь бормотала что-то про психушку, поглядывая на друзей. Остальные не обращали внимания на их компанию, как-то привыкнув, что эти люди всегда ведут себя странно. Танька попыталась занять себя чтением учебника, но с воплями друзей у неё плохо выходило. Ирка ругалась, рвалась обругать Леру и притащить её сюда.

Эшли и Драко решили поговорить с самой Леркой, потому что сейчас остальные немного заняты. Но Мохрякова не слушала, уткнувшись носом в учебник. Возмущений она тоже не слушала. Змеица вздохнула, не зная, как попросить Леру подойти к остальным и поговорить. Пока они не передрались, к чему и шло дело. Егор уже просто не стоял на ногах, держась за стену. Остальные лишь поглядывали на них. Таня делала вид, что стоит отдельно от них и читает учебник.

На каждое слово о том, что следует быть внимательнее к безопасности, Лера находила кучу отговорок. Конечно, она не хотела специально злить Ирку, но Лебедева должна понять. Хотя судя по её реакции, сейчас ведьму это не волновало.

— Эшли, можно я попробую? — спросил Драко, положив руку на плечо сестры. Потому что та сама чуть не закричала на Лерку. Это какое же упрямство надо иметь? До конца перемены оставалось еще семь минут. Ирка и Игорь заключили перемирие, за которым наблюдали Егор и Танька. Эшли кивнула и отвернулась, решив подойти к друзьям. Правда, она даже пары шагов сделать не успела, как ей пришлось обернуться.

— Ты чего творишь? Отпусти я сказала! — ребята повернули голову в сторону возмущенного вопля. Эшли смеялась, держась за стену и шагая к друзьям. Лера колотила Драко по спине, говоря всё, что она о нем думает. Ведьма даже забыла, что лучше бы ей этого не делать. Змей же лишь подкинул её на плече, продолжая спокойно идти к остальным. За всем этим наблюдали и остальные ученики. Половина держалась за животы, смеясь на весь коридор. А вторая — завидовала. Драко нёс ведьму с таким лицом, словно это что-то будничное и он эти занимается каждый день. От этого становилось веселее.

Конечно, Эшли сначала хотела накричать на брата, что ему сейчас лучше не рисковать вот так, в конце концов, дядя предупредил, что даже у змея такая рана быстро не заживёт. Хотя судя по тому, что он сейчас сотворил, Драко на это было глубоко плевать. Он спокойно шёл к друзьям, подкидывая ведьму на плече.

— Гад ты, — буркнула Лера, когда её всё-таки поставили на пол. Драко всё это слушал, улыбался и кивал. Показывая, что он полностью с этим согласен. Эшли лишь провела рукой по лицу. Порой, её брат специально над кем-то шутит. И видимо на этот раз он издевается над Лерой. Что очень хорошо видно по ехидной улыбке.

— Лер, он же змей, — вздохнула змеица. — Характер у него такой… вредный… — она посмотрела на брата, давая понять, что их ждёт долгий разговор.

— На себя бы посмотрела, — язвительно заметил Драко, уклонившись от очередного удара сестры. Та начала пытаться его стукнуть. Пока Вороновы были этим заняты, Ирка обсуждала с Лерой и Игорем совсем другое. Рано или поздно ведь они должны были обсудить это, так что, лучше сейчас. Эшли начала ругаться по поводу его травмы и прочего, но судя по лицу Драко — ему было плевать.

— Ты должна уметь хотя бы себя защитить! — заявила Ирка. — Поэтому, мне придется тебя научить парочке боевых заклинаний! — она встала в позу человека, который только что спас город от наводнения щелчком пальцев. Егор подавил смешок, решив, что сейчас не лучший момент дразнить Лебедеву. Танька же вручила Лере влажные салфетки, заметив, что у подруги руки грязные. Ведьма не понимала, каким образом и когда так замаралась. Эшли же и вовсе побледнела, увидев это. Драко старательно не подпускал сестру к себе. Остальные же даже не заметили этого.

— Она права, — вздохнул Игорь. — Всё время мы не сможем быть рядом. Если Егор и сможет защититься, ролевые не зря прошли, то Танька нет, — при этом парень искоса глянул на Виноградову. — Конечно, она занимается в драмкружке и сможет уклонится. Но ты-то вообще ничем не занималась.

— Вдруг заявятся к вам в кабинет! — продолжила за брата Лебедева. Прозвенел звонок. Пришлось разбегаться по кабинетам. Чтобы заставить Иру идти на физкультуру, Лере пришлось согласиться на обучение. Только после этого Игорю удалось увести сестру. Драко пожелал удачи Эшли и ушел с Лебедевыми.

— Повезло тебе, что ты в чёрной рубашке, — буркнула змеица, на что её брат только отмахнулся. Воронова просто не представляла, как ей достучаться до брата. Танька сначала попыталась узнать, что случилось, но Эшли не захотела говорить об этом. Труднее всего оказалось Лере, потому что любопытство у людей в крови. Под вопросы одноклассниц, ведьма пыталась забрать учебник и сумку с подоконника. Лишь одна девушка не спрашивала ничего, расталкивая остальных. Просто взяла Леру за руку и увела от одноклассниц. Девчонки что-то ворчали, явно не собираясь это просто так оставлять. Мохрякова стала жалеть, что вообще ввязалась в это и что ей нельзя просто так прогуливать школу.

— Спасибо, Лен, — улыбнулась Мохрякова, чуть погодя. Одноклассница кивнула и отошла, стараясь не смотреть на Леру. Лена вообще вела себя странно. Танька и Егор усилено повторяли алгебру, иногда поглядывая на Лерку. Причем так хитро, что ведьма стала подозревать, что ребята что-то задумали. Пришла учительница алгебры и загнала всех в кабинет. Лера кусала карандаш, пытаясь хоть что-то вспомнить. Но почему-то постоянно вспоминала то, что случилось в коридоре. Из-за этого девушка прямо чувствовала, как начинает краснеть. По большей части она злилась на змея из-за этого и хотела ударить, но останавливало, что он итак пострадал из-за неё вчера. Лера уже начала догадываться, чем именно замарала руки, но хотела бы уточнить у Эшли. Но не сейчас, чтобы не отвлекаться хотя бы сейчас.

«Ну и зачем он это сделал… так-с, здесь решаем через функцию», — Лера начертила на листке. — «Правильно Эшли сказала! Но теперь же все напоминать будут… хм… что-то не сходится тут…»

Посмотрев на условие, Лерка поняла, что ошиблась. Ей вообще плохо удавалось сосредоточится на этих заданиях. Лена уже решила большую часть того, что было в заданиях, поэтому смотрела на одноклассников. Мохрякова только сейчас заметила, что Игеева успела покрасить волос в красный цвет. Хотя и поймала себя на мысли, что Лена уже с утра так ходит. Ведьма чувствовала себя немного виноватой в том, что одноклассница так относится к ней. Пошлепав себя по щекам, Лера начала решать дальше. Танька с Егором смотрели на нее и посмеивались.

— Виноградова! Кивелов! Вы все решили? — грозно спросила учительница алгебры, услышав их смех. Те сразу замолчали, извинившись. Танька вздохнула, решив хоть немного заняться алгеброй. В конце концов целый день впереди, ещё будет время. Егор же не сразу взялся за решение задач, быстро отправив кому-то сообщение. Заметившая это Танька примерно понимала, что собеседником является Игорь. Но что именно Кивелов хотел обсудить с другом, Виноградова не знала. Работать оказалось слишком трудно, потому что любимые одноклассники продолжались шептаться и мешали этим. Пока учительница вышла, Лера повернулась к Эшли.

— Ты что делаешь? — у Мохряковой даже глаз задергался, когда она видела, что змеца спокойно рисует на черновиках. При этом она что-то напевала под нос и улыбалась. Лера заметила разные надписи, сделанные на разных языках. Конечно, перевести всё это ведьмы не могла.

— Ничего, — ответила Эшли, — а что? — она подняла взгляд на подругу, показывая всё непонимание. Со стороны это было даже забавно. Змеица заметила, что несколько человек обернулись.

— Я знаю, что тебе разрешили не решать, но… черновики…

— Да я все решила, — змеица показала тетрадь, где были все номера. Те, кто сидели на её варианте сразу же начали просить списать. Но в кабинет вернулась учительница, пресекая все попытки. Она грозно оглядела притихший класс, который даже шевельнуться лишний раз побоялся. Лера очень надеялась, что осталось достаточно времени до конца урока, и они ещё успеют доделать.

— Нина Валентиновна, я все! — подняла руку Эшли. Она подошла к учительскому столу и сдала работу. При этом змеица вообще не улыбалась (как обычно бывало с отличниками, которые гордились собой), а просто вернулась на своё место. Воронова достала телефон, отвлекаясь от урока вообще. На других внимания девушка просто не обращала, зная, что лучше ей не вмешиваться.

— Вот, учились бы у новенькой, — Нина Валентиновна поправила очки. Она стала проверять сданную контрольную. Многие просили Эшли помочь, но взгляд учительницы достигал многих. Воронова иногда улыбалась, читая чьи-то сообщения, а в других случаях наоборот, начинала злится. Всё что понимали друзья, так это то, что она общается с двумя разными людьми.

Ленка тоже дописала и сдав работу, отпросилась в столовую. С ней пошли ещё несколько учеников. Егор вышел следом, сказав, что подождет девочек в коридоре. Таня и Лера, кое-как дописав последние строчки, вздохнули и вышли вместе с Эшли. Змеица была только рада сбежать отсюда.

— Мохрякова, подойди, — попросила Нина Валентиновна, когда Лерка уже почти собралась. Отправив девочек вперед, девушка подошла к учительнице. Выяснив, что Леру ищет Тамара Николаевна, ведьма вышла из класса.

— Но мы ведь только с истории! — удивилась Танька. Она посмотрела на часы. До звонка было шесть минут. Тамару Николаевну они так и не отыскали. А следующей была технология. Пришлось спускаться на цокольный этаж. Перед этим заглянули в спортзал и позвали Лебедевых с Драко. Те появились быстро, словно только их и ждали.

— Что, самыми умными не оказались, — подшутил Игорь, увидев и других восьмиклассников. Некоторые явно знали, что хорошей оценки им не видать. А остальные наоборот, даже подпрыгивали от ожидания результатов.

— Молчал бы, — хмыкнула Ирка. — Сам- то вспомни, что на физике было, — она хитро глянула на брата, который сразу же отвёл взгляд. Ну и что, что у него проблемы с этим предметом? Не всё же у парня должно получаться!

— Молчи, — прошипел Лебедев. Все засмеялись. Отвлекла их маленькая пятиклассница, которая робко переступала с ноги на ногу. Её явно просто попросили что-то передать, а это безумно смущало девчонку. Почему-то младшие классы порой стеснялись подойти к старшим, считая их другими.

— Вам просили передать, — она сунула Драко что-то бумажное и убежала. Змей проводил её взглядом и посмотрел на конверт. Открывать его он попросту не хотел, поэтому оставил на подоконнике. Парню даже почудилось, что он услышал досадливый шепот со стороны лестницы, но когда обернулся, то не заметил ничего подозрительного. Старшеклассницы разговаривали о своём, вообще не обращая на него внимания.

— Надоели, — буркнул он. — Вроде мы только появились, а уже пятое… — он вздохнул, проведя рукой по лбу. Змей вообще не хотел привлекать к себе внимания. Да что говорить, он вообще не хотел идти в эту школу.

— Терпи, братец, — Егор сочувственно похлопал по плечу Драко. — Ты просто не реагируешь на них, вот они и липнут.

— Я вообще помню, как ещё и девчонкам писали, — Игорь покосился на подруг. — Но после того, как они втроем демонстративно сожгли их на заднем дворе, к ним не вязались… — конечно, это было в младшей школе и тогда это было обычным делом, но уже тогда определились отношения в классах. Лере тоже писали, но тайно, потому что многие её дразнили сироткой (по крайне мере большая часть мальчишек и некоторые зазнавшиеся девчонки). Танька с Иркой тогда вообще не понимали, для чего это всё. Сейчас же, когда они стали старше, узнали. Просто многим нужен кто-то, на ком они могли отыграться. Лерка это всё стойко терпела, прося девчонок не вмешиваться.

— Было бы, чем гордиться, — фыркнула Танька. — Нам тогда выговор влепили, — она скрестила руки на груди, хотя и улыбнулась. Почему-то Виноградова посмотрела на Леру, задумавшись. Таня никогда не понимала, почему подруга даже учителям не стала жаловаться по поводу одноклассников.

— Зато от назойливых поклонников отвязались, — заметил Егор, пожав плечами. А потом, оглянувшись, боком отошёл к Ирке. Та этого даже не заметила, поэтому перепугалась, когда Кивелов её обнял. За что получил по голове. Егор этим воспользовался, состроив из себя обиженного. А когда Ирка начала извиняться, то быстро поцеловал её в нос, смутив девушку. И если бы не подруга, то Лебедева точно стукнула его ещё раз.

— Да кому мы нужны, да, девочки? — засмеялась Лерка. — Мы им всем говорили: ни кожи, ни рожи — и на том спасибо, — вся троица девчонок переглянулись. — А вот к Эшли они могут и полезть, — заметила она, посмотрев на змеицу. Та безразлично пожала плечами, не понимая, чего к ней так вяжутся. Вероятнее всего это было из-за их имён, из-за того, что они не отсюда.

— И останутся от них, одни угли, — пообещал Драко. И почему-то все поняли, что он не шутит. Змеица пожала плечами, уже привыкнув к таким угрозам со стороны брата. Все оставшиеся уроки и Драко, и Эшли устало вздыхали, выбрасывая очередные записки. И в сумки подкладывали, и на карандашах писали. Когда Эшли это надоело, в коридоре взорвало фонтанчик. Причем так, случайно. Змеица просто мимо прошла. Драко лишь смеялся, поражаясь, какая его сестра «терпеливая». У него вообще настроение внезапно повысилось. Зато Лерка была зла до чертиков, и едва не кидала в змея чем попало.

— Ты не мог бы донимать кого-нибудь другого? — хмуро спросила Лерка, когда все уже шли по домам. Драко демонстративно повернулся, посмотрел на ребят, и снова повернулся к Лерке. Было видно, что парню это доставляет огромное удовлетворение, злить кого-то. Эшли даже прикрыла лицо рукой, чтобы не видеть всего этого.

— А другие не реагируют, — он махнул на остальных, которые согласно кивнули. Их вообще это всё смешило. И они это не скрывали. Через пятнадцать минут все сидели во дворе дома Лебедевых и делали домашнюю работу. Ну, почти. Потому что с друзьями работать было трудно. Всем нужно было посмеяться и пошутить друг над другом. Да и издёвки Драко над Леркой никуда не делись. Из-за того, что Драко прекрасно знал её задания, он помогал ей. Правда, без её согласия, чем очень сильно злил ведьму. Кинув в него пеналом, Лерка попыталась продолжить решение задачи. Но вот оказалось, что эта зараза (как она про себя обозвала Драко), всё решил ей, к тому же, правильно.

Екатерина Петровна наблюдала за ребятами из окна кухни. Хороший обзор на двор соседей. Бабушка вздохнула. Она видела, что что-то происходит, чувствовала. Но знала, что сама Лера ей ничего не расскажет. Бабушка посмотрела на Ласа, который лежал на подоконнике. Кот с таким же любопытством наблюдал за Леркой. А если к ней подходил Драко, так и вовсе начинал шипеть. Странный он, этот кот.

— Вы же всегда были с ними, нет? — старушка заметила Лию, которая сидела в проходе. Вроде, кошка кошкой, но не такая и все! На вопрос Екатерины Петровны Лия лишь мурлыкнула. Бабушке даже показалось, что кошка так ответила.

— И все же, твои глаза голубые, — заметила женщина, присев возле Лии. Кошка встряхнула головой, после чего глаза стали желтыми. — Ты не просто кошка, да, Лия? — бабушка улыбнулась. Она наконец-то вспомнила, когда видела кота и кошку. Екатерина села за стол, вновь принимаясь за разбор бумаг. Стараясь не повредить итак потрёпанные страницы книг, женщина вчитывалась в витиеватый почерк. Где-то было записано наспех, словно человек торопился. Иногда, поверх основных строк были сделаны рисунки: бабочка, ящерка и какая-то птица (именно этот рисунок оказался незаконченным). Об остальных набросках можно было только догадываться, если не вчитываться в подписи.

— Зря я тебя не слушала, — да, конечно, она понимала, что разговоры с самим собой не улучшат ситуацию, но это хотя бы помогало не сойти с ума. Лас запрыгнул на окно и раздражённо наблюдал за ребятами. Лия же внимательно изучала книги, иногда показывая что-то Екатерине. Женщина вполне спокойно реагировала на это.

— Бабушка, я пришла! — из коридора закричала Лерка. Лия и Лас тут же убежали к ней. Это полностью подтверждало догадку Екатерины, которая покачала головой. Её это не устраивало, но она ничего не могла поделать. Это было решением Николаса и Амелии, а обругать их сейчас женщина не сможет. Потому что не знает, где они.

— Тогда садись обедать! — Екатерина Петровна отвлеклась от Лии и Ласа. Но решила, что она еще успеет всё выяснить. Времени еще достаточно. Лера вбежала в кухню, споткнувшись о порог, и села за стол. На нём уже не было ни книг, ни записей. Просто обычный обеденный стол. Екатерина поставила перед внучкой тарелку, и села напротив неё. Женщина просто не представляла, что она делал бы, если семь лет назад Димитрию не помешали. Николас с Амелией не говорили, как именно спаслась Лера, но знала, что тут есть что-то ещё.

— Не торопись, подавишься, — посоветовала бабушка, только немного опоздала. Лерка откашлялась и стерла выступившие на глаза слезы. Засмеялась, слушая, пока бабушка её отчитывала.

— Горе луковое, а не внучка у меня растет! — вздохнула Екатерина Петровна. На что девушка согласно закивала. Ее насмешила эта ситуация. В двери позвонили. Заставив Леру сидеть доедать, а женщина пошла открывать.

— Добрый день, Екатерина Петровна, — девушка услышала знакомый голос. Выглянув в коридор, Лера увидела Тамару Николаевну. Та ей кивнула, и они с бабушкой ушли в другую комнату. Быстро доев, Лера подошла к двери бабушкиной комнаты. Конечно, это было не правильно, подслушивать, но интересно же, что за секреты. Сначала совесть как-то попыталась остановить, но Лера этого уже не заметила.

Это был не первый раз, когда классная руководительница приходила к ним. Пару раз были ещё и другие люди, но чаще всего Тамара Николаевна была одна. Что именно она обсуждала с бабушкой, Лера не знала. Да, это было странно и даже немного подозрительно. Обычно ведьма не придавала этому значения, но теперь эти разговоры бросались в глаза. Лера уж точно знала, что она не настолько плохая ученица, чтобы потребовались такие частые разговоры.

— Но, Катерина Петровна, послушайте! — девушка первый раз слышала голос учительницы в таком тоне. — Их нет там! Мы все уже осмотрели!

— Тогда я уже не знаю, где их можно искать, — голос Екатерины Петровны звучал устало и, словно безнадежно, — это было последнее место…

— Мы продолжим поиски, — пообещала Тамара Николаевна. Лера отбежала от двери, чтобы её не поймали. Подслушивать ей и правда не хотелось, но почем-то она знала, что обсуждали нечто важное. Попрощавшись, учительница истории ушла. Бабушка оставшийся вечер ходила немного задумавшаяся. На вопросы Леры говорила, что просто устала.

Ведьма долго пыталась понять, о ком же говорила её бабушка с классной руководительницей. Екатерина уходила от ответа, да так, что Лера только потом это подмечала. Вроде разговор начинается об одном, а вот заканчивается иначе. Ирка и Игорь просто не отвечали на звонки, видимо слишком заняты сейчас. Таня и Егор просто не знали, чем помочь в такой ситуации. Эшли хоть и ответила на звонок, но очень быстро отключилась. На заднем фоне ясно слышались крики Драко и ругань Лукаса. По объяснению самой змеицы — это просто перевязка. Лере от этого стало не по себе. Во-первых такая спокойная реакция Вороновой на это, а во-вторых — виновата-то в этой перевязке Лера.

Когда Екатерина была на кухне, Лера незаметно заглянула в комнату бабушки. Вот простое любопытство не давало покоя. В комнате было как всегда всё чисто и аккуратно убрано. Только один листок лежал прямо на пороге, словно только и ждал любопытную Леру. Ведьма быстро подняла её и убежала в свою комнату. Совесть при этом молчала, даже когда Мохрякова решила прочитать, как выяснилось, обрывок письма.

«Я знаю, что тебе будет трудно одной воспитывать её, но ничего не могу поделать. Он увидел меня рядом с ней, слышал, как она меня называла и видел мою магию. Вам просто не безопасно рядом со мной. Я постараюсь найти их и как можно дольше скрываться от него. Это не тот человек, которого мы когда-то обучали и что был другом для них…»

Лера не поняла, о чём вообще было письмо и как оно оказалось у бабушки. Было ясно, что текст состоит не из одного листа, но вот другой части у Леры не было. На обратной стороне было написано столько же и так же непонятно.

«Всё это не случайно и я боюсь, что самая страшная из моих догадок — сбудется. Тогда надежды будет мало, если не появиться вся десятка. Я многое выяснил, но разбираться в моих записях придётся тебе одной. Постарайся сохранить её в безопасности до посвящения. Я боюсь за вас обеих.

Подписывать слишком опасно, ты сама это должна понять. Просто знай, что я вас очень люблю и не дам в обиду. Будьте осторожны».

Теперь всё стало гораздо запутаннее, чем при прочтении первой части. Лера теперь сомневалась, а точно ли оно принадлежит бабушке. И если да, то от кого это? Неужели от дедушки? Ведьма просто не могла представить, чтобы вообще вся её семейка втянута в эти неприятности, а она была не в курсе об этом. Тогда это вообще будет нечто. Лера знала, что имеет право просто обидится на весь мир и не безвылазно сидеть дома, но это не выход. Не могла девушка так поступить, не могла на них злится.

Когда Лера ложилась спать, то Лия и Лас легли рядом. Кот удобно устроился под боком, словно успокаивая и показывая, что он рядом. А кошка очень долго вылизывала лоб ведьмы, а потом перелегла к Ласу. Лера улыбнулась этому, радуясь, что они рядом.

— Спокойной ночи, Лия, — прошептала девушка, закрыв глаза. Кошка в ответ только мурлыкнула. — Спокойной ночи, Лас, — кот так же мурлыкнул. Ведьма быстро уснула, улыбаясь.

Глава 10. Обучение магии

Лера очень надеялась, что хотя бы этот единственный день проведёт нормально. Да, может быть они и разговаривали вчера про обучение и прочее. Но сначала нужно составить какой-то график, примерно набросать план обучения и прочее. Но нет, полагаясь на чистую импровизацию, Ирка решила не оттягивать сей момент. Игорь сначала попытался спорить с ней, но вот переубедить сестру ему не удалось. Вот и получилось, что получилось.

— Ирка, может не надо? — простонала Лера, плетясь за подругой. Мохряковой очень сильно хотелось домой, отдохнуть. Но нет, черноволосая ведьма была уверенна в правильности своих действий. По её мнению Лере было просто необходимо начать учиться колдовать, причём немедленно. Сама же Лера не особо горела желанием этим заниматься, потому что они только что из школы. Уроки только час назад закончились и сейчас ребята шли в парк. Лебедева держала подругу за руку и тащила вперед, сколько бы Лера не упиралась. Таньки, которая могла повлиять на Иру, не было. Она ушла выступать на празднике осени для первоклассников. Егор, горевший желанием посмотреть на цирк, который пообещал Игорь, шёл позади них. Лебедев и Кивелов обсуждали что-то, в основном связанное с играми. Парни старались не вмешиваться в затею Ирки, потому что если ей что-то понравится, получат все. Может быть, Лебедева и не знала всего о магии, но защите подругу обучит хорошо.

Вообще, Лера не понимала этой спешки и прочего. Да, возможно Димитрий охотиться на неё и не всегда можно предугадать его действия, но торопится-то так зачем? Ну, в самом деле, не выскочит же он из-под земли у них за спинами? После этой мысли Лера даже испуганно обернулась. Увидев, что кроме парней там никого нет, она успокоилась. Сейчас слишком людно, чтобы Димитрий решил напасть. Вряд ли он сможет нейтрализовать полгорода только лишь для того, чтобы добраться до Мохряковой. По крайне мере, она очень на это надеялась. Этот маг конечно уже показал себя довольно странным и непредсказуемым, но не настолько же он сумасшедший. Что Лера ему сделала такого, что он её прибить всё хочет — девушка не понимала. Может, есть что-то такое, что произошло до семи лет? После этого возраста точно нет — тогда бы Лера это запомнила. Она видела этого человека раньше, это точно. Ведьма вообще чувствовала в этом что-то другое, да и смысла тут не было. Её родители не просто так скрывались. Из размышлений Леру вывел голос подруги, которая наконец-то оторвалась от телефона.

— Эшли и Драко уже там, — ворчала Ирка, ускоряя шаг. — Обеспечат нужную защиту для нас, и от нас, — она посмотрела на подругу. Лера застонала, потому что это в принципе не устраивало её. И всё равно, что вместо алгебры и физики, будет колдовство. Учится-то, всё же, придётся, и не факт, что успешно. Самой большой загадкой было, почему Ирка выбрала именно парк. Сама девушка на этот вопрос не отвечала, просто отмахнувшись. Конечно, было понятно, что дома они не смогут заниматься. Но можно было выбрать место и более безопасное.

Игорь думал, что значит «защиту от нас». Они же не монстры, чтобы там всё разгромить. Точно нет. Потом только колдун подумал насчёт того, что если кто-то увидит их занятия, будет не очень хорошо. Парк был известен всему городу, но вот посещали его не так часто. Многие просто сокращали путь, проходя самыми известными тропами. Ирка повела всех по самой незаметной, ведущей вглубь парка. Игорь с Егором чуть отставали, потому что маг что-то заметил. Лебедев не мог объяснить, что именно, но друг ему верил. За долгие годы дружбы, Кивелов привык, что порой Игорь замечает то, чего не видят другие. Может и стоило бы насторожится, но Ирка на это не обратила внимания.

Егор ткнул друга под ребра, едва не заставив того споткнуться о корень, и показал на старый фонтан, который давно не работал и уже был разобран. Рядом с кромкой фонтана лежала большая серебристо-голубая змеица. Гребень словно из воды, переливался при каждом движении. Посмотрев на ребят, змеица выдохнула на них клубы пара. Лерка испуганно спряталась за спину Ирки, которая лишь хмыкнула. Ведьма явно не боялась змеицу.

— Привет Эшли! — весело улыбнулась Лебедева. Змеица кивнула и привстала. Её словно окутал туман и вот, с земли поднимается русоволосая девчонка. И стала что-то искать в траве.

— Ну вот, снова я очки потеряла! — разочарованно вздохнула Эшли. Посмотрела на Ирку и улыбнулась. Лера обрадовалась и, подойдя к змеице, обняла подругу. Эшли объяснила, что она просто тренировалась немного, пока ребята не пришли. Её брат был где-то за деревьями, по крайне мере он туда шёл, обратив внимание на что-то. Но стоило о нём заговорить, как тот вышел к друзьям. Змей показал сестре очки, которые она, как выяснилось, обронила в куст. Эшли за это едва не задушила брата то ли благодарности, то ли просто её что-то не устроило. Вырвавшись из хватки девушки, змей сбежал в сторону деревьев. Драко никогда особо не любил, когда его обнимали, поэтому был счастлив избегать этого. Лера буркнула, что он противный и назвала его грубым. За это ведьма заслужила лишь взгляд.

Игорь и Егор устроились в тени деревьев, где было проще наблюдать за подругами. Сами парни пока не горели желанием тренироваться, так что решили отдохнуть. Драко присоединился к ним, вообще не глядя бросив меч на землю. Взял он его чисто по привычке, но кто знает, вдруг понадобиться. Воронов считал, что не такая уж это и плохая привычка, носить с собой оружие, раз он знаком с Лерой. На такой комментарий сама ведьма разозлилась, не подумав, кинув в него камнем. Драко отскочил в сторону, довольно сообщив, что она даже прицелиться нормально не может. Отвечая друг другу колкостями, эти двое успешно поругались вновь. Эшли начала отчитывать брата, правда надолго этого не хватило. Ирка подошла к Лере и влепила ей подзатыльник, тем самым заставив замолчать. Драко рассмеялся, но получил подзатыльник от Игоря. Он объяснил это тем, что просто пора бы вести себя более спокойно. Змей ехидно улыбнулся, сообщив, что ему просто нравится выводить из себя одну дурочку. И после этих слов ему прямо в голову, прицельно так, прилетело камнем.

— Придурошная, ты чего творишь? — заорал Драко, потирая затылок. На этот раз он не стал стоять в стороне, а решил подойти. Лера стояла на месте, скрестив руки на груди. И выглядела очень довольной тем, что сделала. Эшли ударила себя рукой по лицу, горя желанием утопится. Или утопить брата. На счёт этого змеица ещё не решила, что делать.

— Ты сам виноват, хватит называть меня дурой! — возмутилась Лера, посмотрев на змея снизу вверх. Тот довольно улыбнулся, наклонившись. Змея явно устраивала эта ситуация. Остальные же просто старались делать вид, что ничего не происходит.

— А кто ты, если не дура, а? — с вызовом спросил Воронов, ехидно усмехнувшись. Он поднял руку, чуть выше головы Леры. — Коротышка с манией искать неприятности.

— А ты невоспитанный нахал! — обиженно надулась ведьма, стукнув ему кулаком в грудь. Да, девушка понимала, что для парня этот удар вообще никак не опасен, но нужно же было что-то сделать. Егор с Игорем уже даже не смеялись над этим, просто молча наблюдая. Почему это вообще происходит, парни не понимали. Эшли закрывала глаза рукой, лишь бы этого не видеть.

— Про нахала полностью согласен, — хмыкнул Драко, всё так же довольно улыбаясь. — А вот про воспитание поспорю. Я не колочу других людей, если мне что-то не нравится.

— Да ты вообще нелюдь, — буркнула Лера, снова ударив его, только теперь по руке. Большего она сделать не успела, так как подошла Ирка. Она схватила подругу за хвост и потащила к фонтану. Лера просила её отпустить, так как не хочет лишиться волос. Эшли просто молча пошла за ними. Если бы кто-то увидел это со стороны, то явно бы посчитал это ненормальным.

Отпустив подругу, Ирка что-то шепнула Эшли, и та отошла. Лера только сейчас заметила, что вокруг фонтана вычерчен меловой круг. Конечно, Мохряковой было не до разглядывания окружения, когда она ругалась с Драко или когда Ирка едва не сняла с неё скальп. Это было довольно своеобразное проведение свободного времени. Меловым кругом была выделена довольно большая территория вокруг фонтана, но не доходило до деревьев. А ещё лежали бумажки с чёрными закорючками, в которых Лера умудрилась узнать буквы (сразу видно было, что спешили, пока всё выписывали). По меловой линии прошла изумрудная полоса. Эшли закрыла глаза, разводя руки в стороны.

— Meldisa Aume Tite, — произнесла Ирка на выдохе. Лерка отшатнулась от меловой полоски, когда в небо устремилась стена зеленого пламени. Потом все это превратилось в водный купол, замёрзло и просто исчезло. Лера сначала не поняла, что произошло. Вот она отчётливо видела лёд, а уже нет. Эшли устало села на землю, осмотревшись по сторонам. Драко с Игорем и Егором были все также под деревьями, болтали о своём. Парни иногда посматривали на девочек, но ничего не говорили им. Кивелов что-то сказал и засмеялся, за что получил толчок под рёбра от Драко. Игорь просто покачал головой.

— Так, Лера, теперь давай разбираться с тобой, — Ирка уперла руки в бока, повернувшись туда, где оставила подругу. Она осмотрелась, ища Мохрякову взглядом. Потом снова повернулась. Лера стояла у самого фонтана, прижимая руки к груди. Девушка посмотрела на Лебедеву и, более менее нормально, улыбнулась. Началась самая нудная часть всех обучающих занятий — теория. Лера присела рядом с Эшли и слушала всё, что рассказывает подруга. На самом деле, это было даже интересно.

Ирка увлечённо рассказывала о правилах магии: нельзя показывать её посторонним людям (которые не имеют к ней отношения), нельзя использовать её в будних делах (но по чуть-чуть никто не запрещал!), и последним было — нельзя использовать её против обычных людей, просто так. Только ради защиты. Почему-то Лера на это отреагировала кивком, словно ожидала этих слов. Но она ничего при этом не сказала, и, кажется, даже сама не заметила, что сделала. Эшли под конец почти не слушала, наблюдая за братом. Драко с Игорем о чём-то спорили, пока Егор довольно хлопал змея по плечу и просил смириться с чем-то.

— А на каком языке ты говорила? — чихнув, спросила Лерка. Почему-то про это Лебедева не упомянула. Та на мгновение даже замолчала, потому что как-то и не заметила. Вроде, говорила всё по порядку.

— А, это язык магии, — улыбнулась Ирка, аля тридцать два не придел, — или Таядэй… Taya — это магия. А Dei — это значит язык. Вот и выходит такое забавное название, — она пожала плечами, словно это что-то обыденное. Лера же так не считала, поэтому ей всё это было интересно.

— Его так же называют языком мёртвых, как вашу латынь, потому что некроманты использую язык для тёмной магии, — добавила Эшли, как-то отстранёно. Змеица легла на траву.

— Значит, некроманты и прочее, тоже есть? — спросила Лера. Ирка кивнула, хотя по её виду было понятно, что эта тема для неё всё-таки неприятна.

— На самом деле, у нас понятие «некромант» отличается оттого, что используется сейчас в Яви, — заметила Воронова, посмотрев на подруг. Ира кивнула, согласившись, а вот Лере стало интересно послушать. Пока Лебедева просто рассказывала общие сведения о магии. Мохрякова никак не могла понять, каким образом силы магов могут быть связаны с состоянием и возрастом. Это вообще звучало странно, но кому это сейчас скажешь. Ирка словно специально больше не затрагивала тему про некромантов, больше рассказывая о светлых аспектах магии. Эшли не вмешивалась в это, поддерживая такой подход.

История о мирах с магией Лере показалась намного интереснее, хотя бы потому, что была похожа на сказку. Да, их возникновение не относилось к простому интересу. Это было необходимостью. Ирка увлеклась, рассказывая всё это. Про то, что сначала существовала только Явь. Ведьмы, оборотни и прочая нечисть, все жили бок о бок с обычными людьми. Но многие простые люди стали завидовать тем, в ком был магический дар. Ну, и ещё церковь не признавала магию, считая, что это даром злых сил. Именно с этого началась война, которую потом стерли из истории. Силы были не равны, потому что обычные люди не могли справиться тогда с кем-то из магического народа. И тогда вмешались боги, рассудившие, что лучше разделить миры. Так и появилась копия Яви — Анойя. Сначала между ними существовал внутренний мир, для новых богов, но со временем и там поселились многие. Это уже было из истории основания Валении. Ирка даже погрузилась в размышления по этому поводу, но девчонки её прервали, вернули к теме. Тогда Лебедева начала рассказывать про то, как обучали юнцов.

— Сначала всех пытались обучать лет с десяти-одиннадцати, — у Ирки было серьезное лицо учительницы. Она грозно посмотрела на хихикающих подруг, вызвав более громкий смех. — Но магические способности у некоторых просто не пробуждались, — она пожала плечами.

— Разве что, у жриц и жрецов, — заметила змеица. Лебедева кивнула. Лера даже спрашивать не стала, про кого они. У неё уже итак голова пухла от новых знаний, и она была неуверенна, что вообще обо всём этом потом вспомнит. Она историю Яви-то с трудом изучает, а тут — других миров.

— Так что, Лера, тебе тоже когда-нибудь придется попасть в Анойю, в Академию, — заключила Ирка, сделав лицо профессора. И они вместе рассмеялись. Лебедева подумала, что Танька тоже хотела все это узнать, но у неё сегодня не получилось. Значит, ей придется всё отдельно рассказать. Девчонки посмотрели на парней. Те смеялись, совсем не обращая внимания на подруг. Эшли даже улыбнулась, наблюдая за братом. Змеица просто не верила, что действительно видит это.

— А теперь, займемся практикой! — оптимистично заявила Ира. Она подняла Леру на ноги. — Начнем, пожалуй, с самой легкой стихии. Воздуха. Или по Таядэю — Arrona, — она уткнула руки в бока. — Есть шесть основных стихий, которые выделили среди прочего. И мы будем изучать по порядку, — объяснила она Лере, которая смогла лишь кивнуть на это. Для неё было немного трудно свыкнуться и всё запомнить сразу. Ирка на это только отмахнулась, сказав, что это они ещё не раз повторят.

— Тебе не кажется, что с воздухом лучше повременить? — поинтересовалась Эшли. — Да, воздух прост в обучении, но не забывай, что он очень нестабилен, — заметила змеица, посмотрев на брата. — Как и огонь, — она расстроено вздохнула, отведя взгляд. Драко в этот момент посмотрел на сестру, словно поняв, что она говорит о нём. На хитрую улыбку сестры змей только отмахнулся, словно зная, чем вызвана улыбка.

— Хм… да, действительно, — согласилась Лебедева, немного задумавшись. Она прикусила губу. — Не подумала… для начала, нужно бы определить твой цвет! — уже более весело заявила девушка, указав пальцем на Лерку. Та даже растерялась, не поняв, что он неё сейчас потребуют.

— М… мой что? — решила уточнить Мохрякова, непроизвольно отойдя на шаг. Что-то подсказывало, что идея ей уже не нравится. Очень сильно. Шестое чувство прямо вопило, что сейчас будет что-то не очень хорошее, и лучше отложить всё это на потом. Зато Лебедева выглядела очень довольной и прямо горела желанием сделать то, что задумала.

— Эх! — воскликнула Ирка. — Всему-то тебя учить! — она горестно возвела взгляд наверх. — Ни дите, а горюшко, — она скрестила руки на груди, словно была этим недовольна. Егор, поглядев на это, только усмехнулся. Он-то знал, что Ире только дай повод кого-нибудь поучить, она только рада за это взяться.

— Кто бы говорил, — крикнул издалека Игорь, явно услышав слова сестры. Парни засмеялись, сразу же переключившись на обсуждение других вещей.

— А ты молчи! — Лебедева показала брату язык и повернулась к Лере. — Нужно понять, какой твой цвет. Цвет магии!

— Понимаешь, в магическом мире у всех есть особый цвет магии, — объяснила Эшли, чуть улыбаясь. — Даже у близнецов редко бывает одинаковый цвет.

— Ага, точно, — закивала Ира. — У меня вот, например, цвет изумруда, — она улыбнулась. — А у Игоря, чёрная, — девушка покосилась на брата. — Он даже сменяет цвет глаз магией.

— Так вот почему у него чёрные, а у тебя зеленые, — поняла змеица, покосившись на парней. — А я-то все понять не могла!

Девчонки засмеялись, удивив парней таким громким смехом. Игорь напомнил, что он держит только отвод глаз, а не ушей. То есть если кто-то и забредет в эту часть парка, может услышать их смех. Вдруг еще на призраков подумают. А этого им явно не нужно. Ирка достала пакетик с растолченным мелом. Очертила два круга, довольно ровных.

— Драко, не поможешь? — спросила Ирка. Змей даже не повернулся. По линии мела лишь прошелся огонь. — Спасибо!

— Обращайся, — хмыкнул он, продолжив разговор с парнями. Лерка мысленно проводила параллели со своей нормальной и обычной жизнью и всеми ненормальными происшествиями за все эти дни. Лебедева заставила Мохрякову встать в один из кругов. Ирка встала на против.

— Aterre Falet Oune, — круги вспыхнули изумрудным пламенем. Круг Леры загорелся чистым сапфировым цветом. Ведьма села на земле, держась за голову, и просто вопила. Лерка кричала, чтобы всё прикратилось, хотя Эшли говорила, что все хорошо. Ирка пыталась быстрее договорить нужные слова, так как завершить сейчас нельзя было. Лебедеву трясло от страха, а на лице читался ужас. Она не знала, что теперь и делать. Игорь, Егор и Драко подбежали к ним, пытаясь выяснить причину криков. Ирка замолчала, круги вспыхнули последний раз и потухли. Белые меловые круги изменили цвет. В котором сидела Ирка стал тёмно-зеленым, а Леркин — тёмно-синим. Игорь стал успокаивать испуганную сестру, которая едва не ревела. Ирка просто не поняла, что случилось, вот и перепугалась за подругу.

— Лерка, ты меня слышишь? — Егор начал трясти подругу за плечи. Но та все так же сидела, закрывая голову и дрожа от страха. Но когда Эшли со всего размаху, не рассчитав силу, зарядила ей по щеке, Мохрякова аж подпрыгнула. Она посмотрела на друзей и снова села на землю. Змеица присела возле неё, погладив по плечу.

— Ты чего не сказала, что огня боишься? — спросила она. Все, включая саму Леру, посмотрели на Эшли. Воронова легонько улыбнулась, словно этот вопрос многое объяснял. А ещё девушка заметила, как эти слова подействовали на её брата. Конечно, об этом она вслух не сказала, но Драко заметил её взгляд. Змей старательно сделал вид, что ему плевать.

— Да, я как-то и сама не знала, — прошептала Лерка, смотря на успокоившуюся Иру. Сейчас она спокойно сидела на земле, облокотившись на Игоря. Лебедева виновато смотрела на подругу, потому что даже не думала, что может случиться что-то такое. Егор молчал, успокаивая Лерку. Мохрякова держала его за руку, сидя, словно в растерянности. Просто, она не понимала, что произошло. Её немного трясло, но успокаивало, что рядом друзья.

— Теперь понятно, — змеица вздохнула. — Лера, на самом деле испугалась не моего брата. А огня, — она посмотрела на Драко, который лишь фыркнул на улыбку сестры. — Потому что если наш дядя Лукас знал тебя, то на змеев ты не должна реагировать.

— Ведь верно подмечено, — подала голос Ирка, слегка хрипя. — Но хорошо, что удалось хоть цвет выяснить, — она поднялась на ноги. — Будем продолжать. А с твоим страхом, мы разберемся, — она постаралась улыбнутся и сделать вид, что всё нормально, но это слабо верилось. Лебедева просто не хотела заострять внимания на этом, чтобы нормально продолжить занятия. Игорь приободрил её, успокоив, что она тут не виновата.

— А надо будет, сожжем, — пообещал Драко, подняв руку. Она была покрыта чешуей и… горела. Лерка вскрикнула и отскочила назад, отмахиваясь. Змей на это рассмеялся, явно обрадовавшись такой реакции, словно именно на это и рассчитывая.

— Ты специально, да? — скептически поинтересовалась Эшли, поглядывая на довольного брата. Змеица едва сдерживалась, чтобы не стукнуть его хорошенько. Почему именно он так поступал, девушка не знала. Были определённые подозрения, но пока что, Воронова не спешит в выводах. Лучше немного понаблюдает.

— Очень даже специально! — кивнул он, вернув руке прежний вид. С криком: «Да я сама тебя убью за такие шуточки!» Лера схватила сломанную ветку и помчалась за змеем. Тот, смеясь в голос и спокойно уклоняясь от ударов, начал оббегать кромку фонтана. Остальные только посмеивались и качали головой, уже как-то спокойно относясь к такому. Вроде бы, знакомы не так давно, но было уже привычным.

— Ладно, давайте уже приступать к практике, — вздохнула Ирка. — Только вот, этих двоих нужно остановить. Лера же пока своего не добьется — не успокоиться… — она задумалась, потому что это казалось ей очень уж невыполнимым действием. Лера так увлеклась погоней, что не обратила внимания, когда её позвали. Драко перепрыгнул через кромку фонтана и оказался на бетоне, дожидаясь, пока ведьма спуститься. Это её немного остановило, потому что на спуск она потратила некоторое время. Змей ловко уклонился от удара (хотя веткой его уже пару раз задело). Выскочив из фонтана, Драко помахал Лере рукой. Ведьма снова запустила в него камнем и уже быстрее выбралась. Погоня началась сначала. Егор едва успел уйти с дороги, чтобы его не сбили.

— Драко! Хватит её дразнить! — закричала Эшли, поняв Лебедеву. Змей резко остановился, заставив Лерку врезаться в него. И оба полетели в траву. Мохрякова тут же начала приводить свой план в исполнение. То есть душить Драко. Потом вдруг отскочила и начала тушить загоревшуюся юбку. До этого она как-то забыла про школьную форму.

— Дурында, — ухмыльнулся змей, поднимаясь с земли. Кажется, он действительно получал удовольствие оттого, что кто-то на него злился. Эшли уже не знала, куда ей спрятаться, лишь бы не видеть дурачества брата.

— Сам дурак! — обиженно воскликнула Лерка, показав ему язык. Ирка с Эшли тут же нашли ей занятие. Игорь и Егор смеясь, отошли к дереву, куда успел уйти Драко. Парни начали наблюдать за тем, как Лерку учат магии. Со стороны это было очень смешно. После некоторых раздумий, начали всё-таки с воды. Воздух и огонь были своенравными стихиями. С землей решили повременить — зная Леркину неуклюжесть, боялись провалиться куда-нибудь в яму. А вода если и выйдет из-под контроля, Эшли всё уладит. Змеица не знала, хорошей ли это было идеей, но не начинать же с огня. Лера с ним сейчас не справится из-за страха, а Драко явно не упустит случая немного подшутить над ней.

Лера училась довольно быстро, и Ирка даже подумала, что раньше подруга это умела и сейчас просто вспоминала. Игорь заменил сестру, когда перешли к рунам. Он разбирался в этом намного лучше сестры, и Лера даже разобралась с этим. Маг пообещал, что найдёт пару книги об этом и поможет запомнить. Егору стало немного скучно, поэтому решил сбегать в магазин. Эшли и Драко обсуждали возвращение домой, хотя они явно не особо туда рвались. Скорее было ощущение, что именно этого они не хотят.

— А если дядя Лукас позвонит маме? — тихо спросила змеица, поглядывая на друзей. Девушке не хотелось пока что возвращаться домой, но прямо она об этом не скажет.

— Вряд ли, — хмыкнул Драко, как-то не сомневаясь в своих словах. — Если не позвонил после случая в лифте, то пока что ничего не заподозрил, — парень нахмурился, понимая, что это явно не самое хорошее. Может быть, мужчина и любил племянников, но за работой порой выпадал из мира. Драко вздохнул и обнял сестру, пытаясь приободрить. Эшли улыбнулась, положив голову ему на плечо. Давно они просто так не сидели.

Танька ходила туда-сюда, никак не могла успокоиться. Сегодня у детей праздник «День Осени». Девушке не хотелось вдруг споткнуться или еще что-нибудь не то сказать. В драмкружок она надеялась избавиться от страха сцены. Но, сколько она не пыталась, пока не выходило. И как-то упустила, что уже у них выступление. Может там, и были только дети, но всё равно, было страшно. Первоклассники шумели, явно не слушая учителей. Танька не знала каким образом, но в этом году получилось аж четыре первых класса. И где-то среди всех детей должна быть младшая сестра Ирки и Игоря.

— Эй, Тань, ты чего? — спросил второй ведущий. Парень посмотрел на напарницу внимательным взглядом серо-голубых глаз. Танька вздрогнула, не ожидая, что кто-то её окликнет. Блондинка хотела сбежать домой, но её явно не поймут.

— Страшно просто, — ответила Виноградова, чуть вздрогнув. Она обняла себя за плечи, просто не зная, как ей справится с дрожью.

— Не боись, все пройдет, не успеешь и оглянутся! — подбодрил парень. Трое парней в костюмах чертей выскочили из «гримерки» (На самом деле это было просто складное помещение, но использовали его для переодеваний). Они выбежали на сцену, начиная пугать детей. За ними выбежала девчонка в наряде Бабы-Яги. Напарник толкнул Таньку вперед, и сам выскочил на сцену.

— А ну, нечисть, уйди! — произнес парень, стукнув по полу посохом. Чертенята сделали вид, что испугались и побежали за кулисы.

— Ромка, переигрываешь, — успел шепнуть один, едва не получив по голове посохом. Дети засмеялись, а учительница театрального искусства, показала кулак. Танька неловко улыбнулась, чуть икнув от волнения. Вдруг она заметила среди ребят знакомую черноволосую макушку. Девочка, узнав Таньку, помахала рукой.

«— Это же Кристина! — дошло до блондинки, одновременно слушала слова напарника. — Я же столько раз репетировала при ней! Я должна постараться!»

— А теперь, чтобы черти не вернулись, — Танька сама не поняла, когда заговорила. Ромка ухмыльнулся и поправил шляпу колдуна. — Нам нужны помощники! Кто же нам поможет? — она замолчала и улыбнулась. — Знаю! Раз мы видели Бабу-Ягу, значит… нужно призвать героев сказок! — задорно выдала она, повернувшись ко второму ведущему. Тот согласно закивал.

Дети захлопали, когда Танькин напарник стал шептать «заклинания», призывая сказочных персонажей. Танька ушла за сцену, потому что сейчас шла сценка с волшебным появлением. А её участие не требуется, так что вполне можно отдохнуть. Виноградова встала у окна и начала наблюдать за продленкой. Дети бегали по заднему двору школы.

— Таня, прием, — перед лицом блондинки появилась ладонь. Обладатель этой ладони стоял совсем рядом. Он явно достаточно давно стоит рядом с ней и пытается что-то сказать.

— Чего тебе, Ромка? — спросила Таня, чуть нахмурившись. Напарник непонимающе на неё посмотрел.

— Ты сильно за незапланированные каникулы изменилась, — заметил парень, — стала серьезнее и задумчивее…

— Мы все изменились, — не задумываясь, пробормотала Виноградова. Потом посмотрела на Рому. Тот лишь удивленно приподнял бровь. Танька покачала головой, чтобы он не брал это в голову.

— Слушай, Тань, я у тебя спросить хотел… — начал было говорить парень, но его перебил сработавший телефон девушки. Танька улыбнулась, увидев сообщение от Игоря. Ромку же это наоборот не обрадовало и он лишь убрал руки в карманы и раздражённо отошёл в сторону. Танька так и не смогла узнать у него, что был за вопрос, Рома отмахивался и отходил.

— Да забей ты, я уже забыл, — отмахнулся парень, когда Таня в очередной раз спросила его об этом. Он натянуто улыбнулся и ушёл на сцену. Виноградова себя немного неловко чувствовала после этого разговора, но ничего поделать не могла. Немного подождав, девушка так же вышла к детям, действуя по сценарию. Выступление шло достаточно долго, прежде, чем Танька смогла уйти за сцену.

Взяв телефон, девушка набрала номер Игоря. Были только сплошные гудки. Егор тоже не отвечал. У них так шумно, что ли? Или они оставили телефоны дома? По крайне мере, она хотела в это верить. Сейчас ей не хотелось, чтобы с ребятами что-то случилось.

«После выступления сразу поеду домой, — подумала Таня. — И если они у себя будут, я их увижу».

— Виноградова, на сцену! — скомандовала их учительница. В этот раз перерыв между выходами оказался очень коротким. Танька кивнула и пошла выступать. Ромка держался теперь достаточно холодно, словно ему плевать на всё это. Но Танька старалась не допускать, чтобы кто-то это заметил. Дети радовались, хлопали (Правда, зашедшую проверить, как идет спектакль, директрису пришлось отпаивать успокоительным). Никто не предполагал, что парни в костюмах чертей так её напугают. Но еще хорошо, что им не сильно попало за это! Танька так и не смогла поговорить с Ромкой, чтобы узнать, почему он себя так вёл. Напарник убежал раньше, даже не сказав это учительнице.

— Лера! Хватит уже в меня целится! — в очередной раз, отскочив в сторону, закричал Драко. Его уже начинало бесить то, как часто «случайно», Лера направляет магию на него.

— А я и не целюсь, — довольно усмехнулась Лера, показав змею язык. Ирка вздохнула и дала подруге подзатыльник. Эшли только посмеивалась в сторонке. А вот Лебедеву это стало раздражать, потому что это происходило не в первый раз. Драко дразнил Леру, та в свою очередь постоянно «мазала» мимо цели и попадала в него. Он злился, начинал дразнить и всё опять по кругу.

— А ну, оба, заткнулись! — проорала Ирка, сжав кулаки. Она подошла к Драко. — Раз тебе заняться нечем, иди, живым противником, — она толкнула змея вперед. — А ты, — она указала на Леру. — Хватит уже строить из себя ребенка!

— Ирка, спокойствие! — Эшли плеснула в подругу водой. Змеица посмотрела на брата, который не очень хотел играть роль мишени, но он явно что-то задумал. А потом на улыбку Лерки. По спине Эшли прошли мурашки. Что-то ей не нравилась такая затея. Они же поубивают друг друга. Или поругаются. Даже неизвестно, что хуже. Выкапывать их из-под земли или слушать ругань? Змеица просто не знала. Ирке было на это, мягко говоря, плевать. Её разозлили, пусть теперь сами выкручиваются, как хотят. Она начала разговаривать с Егором и Игорем. Кивелов молча наблюдал за тем, чтобы не пришлось потом вызывать скорую. Ну, или надо было хотя бы придумать, что потом сказать.

— Мне вот кажется, сестренка, это не лучшая идея, — заметил Лебедев, глядя на злющую Ирку. Та фыркнула, хотя уже немного успокоилась. Ведьма и сама понимала, насколько глупо поступила. Егор предлагал сделать ставки, кто сдастся раньше. И был награжден подзатыльником. Эшли теперь была единственной, кто наблюдал за Драко и Лерой. И пока что, всё шло хорошо.

Драко явно не стал поддаваться, даже зная, что Лера новичок в магии. Ведьма же не стала сдерживаться, используя всё, что успела выучить. И чем больше змей уклонялся от всех атак, тем больше бесилась Мохрякова. Воронов успел трижды поцарапать её мечом, явно как-то не задумываясь над этим. Сидя на земле и тяжело дыша, Лера всё больше бесилась от его ехидной улыбки. Поэтому, собравшись с силами, она уже напала напролом, правда, зря воспользовалась огнём. Парочке огненных заклинаний Ирка научила подругу в последнюю очередь, на случай, если вдруг придётся атаковать. Но Лебедева даже не подумала, что Мохрякова ими когда-нибудь воспользуется, со своим-то страхом. Так что, это было для всех сюрпризом.

— Шах и мат, — довольно улыбнулся Драко, когда ведьма уже лежала на земле. Змей держал меч возле шеи Лерки, не давая подняться. На какой-то момент, ведьме даже стало страшно. Да, он столь ехидно улыбался, но его глаза оставались холодными. Словно, он никогда и не радовался. Лера сглотнула, просто не представляя, что должно было случится с человеком, чтобы довести до такого.

— Мы не в шахматах, — фыркнула девушка, отодвинув меч рукой. Почему-то Лере казалось, что он специально так сделал, заставил упасть. Драко попросили побыть живым противником, но никто не говорил, что Лера должна падать. Драко хмыкнул и протянул руку, предлагая помочь подняться. Сначала ведьма засомневалась, но всё-таки приняла помощь. В конце концов, как бы сильно они не ругались, а она считала его другом. И надеялась, что змей считает так же.

Игорь предложил закончить на сегодня, потому что они все устали. Лера сразу этим воспользовалась, пригласив их на чай прежде, чем Лебедева что-то его скажет на этот счёт. Ирка нахмурилась, но Егор смог убедить её, что на сегодня действительно пора заканчивать. Лера не разговаривала с Драко, явно обидевшись за то, что он повалил её на землю. В конце концов, это же была лишь тренировка. Эшли пыталась успокоить подругу тем, что он сделала это чисто на автомате, и не собирался так поступать. Лера хмыкнула на это, сказав, что без нормального объяснения не простит его за такое. Воронова грустно улыбнулась.

— Поверь, причина есть, — пробормотала она, отведя взгляд в сторону. — У нас обоих она есть.

— Ты меня на землю не роняла, — буркнула Лерка, скрестив руки на груди. Эшли кивнула, согласившись с этим.

— Нас тренировали так, — немного грустно улыбнулась она, посмотрев на подругу. — Это было моей ошибкой, что я позволила ему использовать свой меч, потому что иногда мой братец… слишком увлекается, что ли, — она выдохнула, посмотрев на Драко. Парень шёл впереди и не слышал разговора. Мохрякова заметила, что эта тема для подруг не приятна, поэтому пообещала, что забудет о произошедшем, если змеица улыбнётся. Это немного рассмешило Воронову, и обрадовало Леру. Ведьма не хотела, чтобы кто-то из-за неё расстраивался.

Ребята сидели у Леры дома, обсуждая всё произошедшее. На столике перед диваном стояли кружки из-под чая и пустая тарелка от конфет. Ирка и Эшли, перебивая друг друга, рассказывали всё Таньке. Виноградова смеялась, иногда посматривая на Леру или Драко. Эти двое сидели по разным углам дивана и снова ругались. Хотя было заметно, что оба засыпают. Что именно нашло на этих двоих никто не понимал, но активные крики друг на друга бесили уже всех. Хотя активность немного утихала, особенно после того, как Ирка врезала обоим газетой. Это оказалось больно. Лера нахмурилась, и положила голову на сложенные руки. Драко просто отвернулся.

Под предлогом, что хочет пить, Ирка убежала на кухню. С ней и Танька за компанию убежала, скорее для того, чтобы просто уйти. Эшли решила позвонить дяде, а то полдня прошло. Нужно было сказать, что они не заблудились и не попали в неприятности. Игорь и Егор просто ушли. Вероятнее всего домой к Егору. По крайне мере именно так звучали отговорки для уставших. Все заметили, что Лера уже уснула, а Драко задремал.

— Ирка, ты понимаешь, что потом Лера на тебя обидится? — шепотом спросила Танька, наблюдая за манипуляциями подруги. Игорь лишь показал знак, что ей сейчас это не важно. Эшли стояла в стороне, иногда начиная смеяться. Сбежать из комнаты удалось довольно легко. Эшли хихикнула, что братец даже не заметил слова «позвонить». Обычно Вороновы просто писали ему сообщение, если задерживались. Видимо, измотались за сегодня ведьма и змей очень сильно из-за дневной пробежки и тренировки.

— Вот же они удивятся-то! — произнесла змеица, захихикав. Она знала, что Драко на неё потом ворчать будет, но ради этого весёлого момента можно и потерпеть. Егор кивнул и достал фотоаппарат. Вся дружная компания на цыпочках прокралась в гостиную. После небольшого колдовства Ирки, получилась замечательная шутка. Пока Лера и Драко спали, Ирка при помощи магии, пересадила их ближе друг к другу. Лебедева тяжело вздохнула, потому что это потребовало намного больше сил, чем она рассчитывала. Хорошо, что Лебедев заметил это и помог раньше, чем его сестрица вырубилась бы без сил.

— Нельзя было показывать Ире, что устали, — для спящих заметил Игорь. То, что сейчас происходит, смешило колдуна, хотя он этого и не показывал. Он краем глаза наблюдал, как Егор настраивает объектив фотоаппарата. Лера что-то буркнула во сне и чуть наклонила голову. В итоге получилось так, что она положила её на плечо Драко. Танька еле сдерживалась, чтобы не засмеяться в голос. Эшли прикрывала рот по той же причине.

— А теперь ребята, снимаем! — скомандовала Ирка. Егор кивнул, нажав на кнопку. Вспышки, которая должна была, по задумке, разбудить этих двоих, не было.

— И? — спросила Таня. Правда, вышло громче, чем надо. Лера и Драко проснулись. Переглянулись, сначала не поняв, что произошло. А дальше пошла погоня за Иркой. Когда обе ведьмы скрылись в коридоре, Эшли села возле сонного брата, который так и не понял, что произошло. Егор возвестил, что он случайно включил видео, а не фото. Так что Игорь и Таня хохотали над произошедшем пару минут назад, пересматривая всё на фотоаппарате.

— А эта фотография здесь давно лежит? — спросил Егор, стоя возле журнального столика. Таня и Игорь подошли ближе. Они как-то не заметили, когда фотография тут появилась. Но, вроде бы, её не было, когда они уходили из комнаты. Лия и Лас наблюдали за ребятами с окна.

— Это же Лера! — Виноградова показала на маленькую девочку на фотографии. — Значит это…

— Её родители, — закончил за нее Игорь. Эшли и Драко тоже подошли посмотреть. Фотография была старой, с какого-то праздника. Это явно было уже в Яви, незадолго до того, как Лера попала к бабушке. Вон, даже переднего зуба не хватает. Когда вернулись Ирка с Лерой, то фотографию отдали Мохряковой. Улыбка сразу пропала с лица ведьмы, по крайне мере, счастливая. Прижав фотографию к груди, Лера печально усмехнулась. Подруги обняли её, успокаивая. Они понимали, что вот такие напоминания о родителях её радуют, но одновременно и ранят. Ведь она скучает по ним.

Лера отнесла фотографию в комнату, а потом снова беззаботно засмеялась. Все видели, что она притворяется, но не стали затрагивать эту тему. Это Лерино дело, как на всё это реагировать. Если она так хочет, то пусть делает.

Глава 11. День рождения

Эшли вздохнула, спрятав телефон в карман. Почему никто из подруг теперь не отвечал, змеица не знала. Просто, она надеялась, что девочки хотя бы не попали в неприятности. Утром звонила Таня и попросила прийти, правда не объяснила, зачем. Уже в восемь часов на заднем фоне слышались вопли и ругань Ирки. А теперь вот, не отвечает вообще никто, словно пропали. Змеица даже стала подозревать, что что-то действительно случилось. Шедший рядом Драко, закрывая лицо от солнца кепкой, иногда посматривал на сестру. Зря волнуется только. Если они у Леры или Иры, то все в порядке. А в последнее время, они чаще проводили время в безопасных местах. Вообще, Драко не хотел сегодня куда-либо идти, но любимая сестричка скинула его с кровати. После двадцатиминутного спора змей сдался и согласился (хотя как это произошло, он не понял). Эшли на это лишь усмехалась, удивляясь, как он себя ведёт иногда.

Драко не обращал внимания на шутки сестры, стараясь отмахнуться. Её выдумки, по его мнению, просто раздражали парня. Просто он знал сестрицу, так что примерно представлял, что можно ожидать. Эшли просто не могла упустить случая хоть немного растормошить брата. Слишком уж он старался держаться подальше от остальных. Змеица была бы рада увидеть настоящую улыбку брата ещё раз, но она просто не знала, как.

Утром улицы были мало оживлены, так что добраться удалось без особых проблем. На самом деле, Драко вообще сомневался, что кому-то есть дело до них. В основном неприятности случаются с Леркой, и из-за Лерки. Эшли на это возмущённо фыркала, но ничего не говорила. Змеица просто не понимала брата, поэтому молчала. Не хотела вдруг поругаться с ним. Парню на это было вообще фиолетово, он просто отвечал на вопрос сестры об опасности утренних прогулок. Перед выходом они уже успели поругаться по этому поводу с дядей, и в основном говорил именно Драко. Приведя как главный аргумент «Ты всё равно работаешь и на нас не обращаешь внимание», змей молча вышел из квартиры. Эшли тогда стало немного не по себе, потому что видела, как больно от этого стало Лукасу. Мужчина знал, что это правда, поэтому промолчал. Он лишь кивнул племяннице, чтобы та догнала брата. Эшли не знала, будет ли их семья когда-нибудь такой же дружной, как в детстве. Драко даже слушать об этом не хотел, считая, что этого уже не вернуть. Как и утренний разговор.

Да, Эшли не раз говорила друзьям, что их миры похожи, но всё-таки иногда останавливалась, разглядывала какие-то отличия. Драко терпеливо ждал её, порой заставляя людей шарахаться в сторону. Только одна девушка, что просто проходила мимо, усмехнулась на это и покачала головой. Змей мог поклясться, что уже видел её где-то (особенно эти длинные чёрные волосы). Эшли тоже заметила девушку, но не придала этому значения, почувствовав жжение на левом плече. Драко заметил это только после слов сестры, невольно начав потирать правое плечо. Стараясь отвлечься от этого, змей взял сестру под руку и потащил вперёд. Девушка с трудом заставила его хотя бы сбавить шаг.

Когда Вороновы подошли к дому Леры, случилось нечто явно не обычное, не похожее на повседневность. Хотя к магии это тоже относилось скорее так, относительно. На самом деле, Драко не ожидал, что в него прилетит миска с мукой и погрузит змея в белое облако. Эшли едва удержалась, чтобы не засмеяться. Выругавшись, змей принялся отряхиваться. Воронова же посмеивалась, говоря, что ничего страшного не случилось и это просто мука.

— Только вот почему она из окна вылетела? И именно в меня? — поинтересовался змей, вытирая лицо. Его сестра даже не успела ответить, так как виновницы сами выскочили на улицу. Таня и Лера с ног до головы были перепачканы в муке, а на щеках ещё и тесто. Девушки с хохотом побежали за миской. Но немного не добежали. Споткнувшись Танька схватила Леру за рукав и обе упали в кусты. Наблюдавшая за этим Екатерина Петровна просто вздохнула, привыкнув. Бабушка просто знала, что тут бесполезно просить быть осторожнее, потому что всё повторится снова. Змеица подошла к подругам, которые лишь хохотали.

— И вам привет, — помогая девочкам подняться, произнесла Эшли. Змей же предпочел постоять в стороне, надеясь, что больше в него ничего не прилетит. Драко вообще надеялся свалить под шумок, но, увы, пока возможности не представилось. Пытаясь стряхнуть муку с волос, Воронов очень недовольно смотрел на зачинщиц всего этого. Эшли всё успокаивала брата, что на его светлых волосах муку не так сильно заметно, но это явно не помогало.

— Ага, и тебе! — кивнув, отозвалась Лерка, потирая ушибленные локти. — Мы думали, вы раньше придете, — она посмотрела на обоих Вороновых, явно радуясь, что они пришли. Хотя на змея ведьма отреагировала куда менее позитивно, чем на змеицу. Эшли тяжко вздохнула, поняв, что притащить брата сюда было очень плохой идеей, пока нет остальных. Если эти двое снова разругаются, девушка не сможет их хотя бы успокоить. Танька явно пришла к тому же выводу, поэтому прикусила губу, уже подумывая позвонить Ирке. Да, та сейчас занята и очень сильно, но тут крайний случай.

— А что, тайфун прошел? — съязвил Драко, осматривая подруг. Лерка нахмурилась, назвав змея язвой. В целом, это его не задело, как надеялась ведьма, но Воронов ехидно на неё посмотрел. Явно было понятно, что так просто не отделается. День обещал быть долгим и полным споров. Это уже не понравилось Эшли, которая поняла это сразу.

— Да нет, мы просто пирог готовим! — засмеялась Танька, перебивая ведьму. — Сегодня у Егора день рождения, вот мы и готовим сюрприз. Игорь в магазин ушел, а Ирка отвлекает именинника! — довольно заявила девушка, уткнув руки в бока. Виноградова явно прибывала в хорошем настроении. Она строго глянула на Леру, которая явно собиралась что-то сказать. Ведьма смолчала, заметив, с какой усмешкой на неё смотрит Драко. Лера показала ему язык и гордо отвернулась, показывая, что они ещё не закончили.

— А меня, зачем позвали? — спросила Эшли, проведя рукой по лицу. Не то, чтобы она не хотела помогать, просто не понимала, что они делать будут. Судя по всему готовят девочки у Леры на кухне, а там много народу не поместиться. Да и этот цирк, в который вечно превращается ругань её брата и подруги, не добавляли оптимизма. Лера сейчас, конечно, старательно делала вид, что не замечает парня. Его это вполне устраивало, пока никто не трогал.

— Поможешь? — две пары глаз уставились на змеицу. Эшли невольно даже отступила назад. Слишком неожиданно вышло. Она кивнула, соглашаясь помочь. А поскольку согласилась она, то и Драко тоже. Танька специально это выяснила, потому что лишние руки тут не помешают. Судя по лицу змея, ему вообще было наплевать на всё это. Эшли просто попросила брата не уходить и если понадобится, помочь. С этим парень согласился.

Лера просто не могла смириться с тем, что все, кроме него, улыбаются. Почему-то это казалось ведьме не правильным, поэтому, она решила исправить ситуацию. Драко это не нравилось, поэтому реагировал он на это довольно ожидаемым недовольством. Эшли пыталась переубедить подругу, что не стоит даже пробовать изменить отношение брата ко всему, но Лера не слушала. Танька лишь вздыхала, зная, что упрямая Мохрякова всё равно станет делать по-своему. Виноградова примерно представляла, чем всё это закончится, и ей это не понравилось. Она вообще не понимала этих двоих. Эшли попыталась объяснить подруге, что змей просто пытается отгородится таким образом от всех. Тане стало интересно, почему Драко вообще так себя ведёт. От этого вопроса змеица невольно вздрогнула, едва не уронив тарелку.

— Мне… знаешь, мне больно об этом говорить, — тихо пробормотала девушка, тяжело выдохнув. — Скажи, ты когда-нибудь теряла кого-нибудь, кого любила? — она внимательно посмотрела на подругу. Танька неожиданно помрачнела, отвернувшись. А потом, всё-таки кивнула. — Пока не рассказывай остальным об этом, ладно? Я тебе кое-что расскажу…

Драко неодобрительно фыркнул. Он явно не хотел, чтобы сестра это кому-то рассказывала. Лера вопросительно посмотрела на шепчущихся подруг, пытаясь понять, что они обсуждают. Но вместо этого, порезала палец. Танька только вздохнула и покачала головой, даже немного улыбнулась. Лера не будет самой собой, если не найдёт неприятности на свою голову. Ну, или палец. Сама же Мохрякова на это просто рассмеялась и, промыв порез, заклеила пластырем. Драко хмыкнул, сказав, что такими темпами Лера только облегчит Димитрию задачу, и угробит саму себя. Ведьма огрызнулась, сообщив парню, что его никто не спрашивал. Слово за слово это превратилось в ругань, на этот раз, растянувшуюся надолго.

Через час Эшли и Танька со всей силы стучали ножами по доскам. Словно не овощи резали, а мясо. В основном, так получалось, потому что обе девушки были раздражены. Казалось, что ещё чуть-чуть, и они закричат. Екатерина Петровна, заглянув на кухню, удивилась такому состоянию девочек. А всё из-за того, что Лера и Драко всё никак не успокоятся, каждый раз находя причину продолжить ссору. Последней темой стало то, что Драко очень злой и противный, нужно быть позитивней. Воронов ехидно подмечал, что это лучше, чем строить из себя позитивного клоуна. Ведьма восприняла это остро, приняв на свой счёт. Не то, чтобы у неё это не получилось его переубедить (настроение Драко явно поднялось, когда он начал всячески её изводить язвительными комментариями), просто её злила его реакция.

Бабушка только вздохнула, чуть улыбнувшись. Она-то понимала истинную причину таких отношений, по крайне мере, точно догадывалась. Большую роль тут играл разный характер, так что, бабушка не особо удивлялась их спорам. Лия же с интересом поглядывала за Лерой в такие моменты, когда же Лас сразу рвался укусить змея. Вот и сейчас кошка всячески удерживала кота, который пытался пробраться на кухню. Екатерина наблюдала за этим, понимая, что ей это знакомо. Женщина вышла в коридор и, убедившись что все заняты, достала со шкафа коробку. На пол упала расчёска, и парочка камней вылетели. Они уже были полностью белыми, поэтому Екатерина почти не обратила на них внимания.

— Прости, дорогая, мне нужно было быть осторожнее, — пробормотала она, проведя рукой по оставшимся, синим, камешкам. — О, ты тоже тут, — улыбнулась Екатерина, заметив Ласа. Кот недовольно смотрел на расчёску, словно знал, что это за вещь. Раздраженно дёрнув хвостом, Лас поднялся по лестнице. Через пару секунд из кухни выбежала Лия и, посмотрев на женщину, побежала за котом. Екатерина просто улыбнулась, наблюдая за ними.

— Да замолчите вы! — Танька с таким грохотом стукнула ножом, что Эшли подпрыгнула на месте. Ведьма и змеи посмотрели на Виноградову. Та сжала кулаки, грозно подходя к этим двоим. Эшли покачала головой и продолжила нарезку овощей. Ситуация просто вышла из под контроля, и без помощи тут не справится. Игорь просто стоял в дверях, не понимая, что произошло, пока он ходил в магазин. Лебедев медленно поставил пакеты на стол, наблюдая за всеми. Лерка прикусила губу, явно чувствуя себя виноватой за то, что так разозлила подругу. Драко всячески показывал, что ему в целом-то плевать на это.

— Вы можете хотя бы часик помолчать? — грозно спросила Таня, уткнув руки в бока. Лера кивнула и демонстративно отвернулась от змея. Тот пожал плечами. После этого ругани вообще не было. По крайне мере, словесной. Лера была занята готовкой, так что просто забыла про это. Эшли говорила Игорю и Драко, что ей нужно в данный момент и что оставить на столе. А Таньке нож больше не давали. В конце концов, парни просто ушли на улицу, расставить столы и стулья. А за ними ещё нужно было сходить к Лебедевым.

— Вот, Лер, ты сказала, что всегда устраиваете праздники друг другу на дни рождения, — змеица подала ведьме полотенце. — Тогда почему вы говорите, что это сюрприз будет? Ведь если он знает, то это уже и не удивит его, — Воронова действительно не понимала этого. Проведя большую часть жизни с братьями, она просто не видела смысла в друзьях. Закрывшись ото всех, Эшли никогда не задумывалась, как можно кого-то поздравлять каждый год, делая это сюрпризом. Конечно, девушка отгоняла от себя не совсем всех (как Драко), но предпочитала находится дома. И вот это приключение заставляло змеицу посмотреть на всё с другой стороны. Лера улыбнулась, посмотрев на подругу. Эшли замерла, как-то не ожидая этого. Почему-то змеица решила, раз такие неприятности свалились на подругу, та должна была как-то огорчится, хоть чуть-чуть. Но Лера улыбалась легко, словно ничего не произошло. Это удивляло Эшли.

— Ты так думаешь? — спросила Мохрякова, начиная размешивать салат. Танька тоже невольно усмехнулась. — Да, возможно мы привыкли, что каждый год выходят такие сюрпризы, но… это само по себе приятно, — Лера не оборачиваясь кинула за спину две ложки. Таня их спокойно поймала. — Иногда, по нашему общению не скажешь, что мы лучшие друзья, — заметила она, хихикнув. Девушка посмотрела в окно, словно надеясь кого-то там увидеть. Эшли заметила, что всё-таки некая печаль была заметна на лице подруги.

— Просто, нам главное то, что никто из нас друг о друге не забывает, — продолжила за нее Виноградова. Она поставила помытые тарелки на полочку и закрыла шкафчик. Эшли тоже улыбнулась, словно заразившись этим от подруг. Девочки больше ничего не обсуждали, пока Игорь и Драко не пришли. Парни отчитались о принесённых столах, стульях и скатертях. Змеица невольно вспомнила все свои дни рождения, и как сильно они отличались с течением времени. Драко заметил, что его сестра немного расстроилась, но не понял из-за чего. Парень просто не стал спрашивать, прекрасно понимая, с чем это связанно. Уже во дворе змей ненадолго отвёл сестру в сторону, поговорить. После этого Эшли помрачнела, сказав, что лучше не затрагивать эту тему больше (хотя она сама начала). Драко хмыкнул и молча отошёл от неё. Лера заметила настроение подруги, поэтому всячески отвлекала от невесёлых мыслей. Это помогло, особенно, когда Лера едва не упала вместе с Игорем и Танькой в кусты. Хорошо, что всех троих успели поймать.

Егор терпеливо ждал Ирку. По словам самой девушки, она зашла «купить вон ту красивую шляпку». А по пути случайно взяла пару блузок и платье. В примерочной уже целый час. Выбрать не может, что ей больше подходит. Как бы сильно она не хотела отомстить Димитрию(хотя бы чуть-чуть), а вот тратить деньги лишний раз Ирка не хотела. По крайне мере, на себя. Вот если бы тут были девочки, то совесть и хоть какая-то скромность просто не имели бы значения для Лебедевой. Егор не стал шутить по этому поводу, чтобы лишний раз не поругаться с Иркой. Сейчас парень мечтал вернутся домой и немного отдохнуть. Школьная сумка оттягивала плечо уже пол дня. Как ещё ремешок не порвался на ней от такой тяжести учебников. Егор тяжко выдохнул, не представляя, специально ли девушка тянет время или нет. Парень вообще с утра не мог вспомнить, какое число и день недели, что даже сейчас плохо помнил об этом. Все эти неожиданные выходные и каникулы просто сбили восьмиклассника с толку.

— Ирка, ты скоро, а? — Кивелов переступил с ноги на ногу. Почему здесь не предусмотрены лавочки? Вообще, Егор до безумия ненавидел ходить по магазинам, но ради Ирки стоически терпел это. Как Игорь держался в таких прогулках, блондин даже представить не мог. Особенно если принимать во внимание, что обычно Лебедев ходит не только с Иркой, а с мамой и младшей сестрой. Тут Егор просто не хотел задумываться, как это может быть тяжело.

— Уже выхожу! — радостно объявила Ира, отодвинув шторку. В её руках было шесть вешалок. Пять в правой, и одна в левой. Девушка явно не слишком переживала по поводу времени или ещё чего-нибудь. Напевая что-то под нос, Ирка спокойно вышла из примерочной, показывая, что больше ей ничего не нужно примерять.

— Ты же вроде шляпку выбирала, а не платье, — заметил Егор, пока Лебедева вешала не подошедшие ей наряды. Ирка лишь улыбнулась, направляясь к кассе. Оплатив покупку, парень предложил зайти в кафе. В конце концов, они успешно гуляли до обеда, а Лебедева, судя по всему, не собиралась домой. Ирка посмотрела на время и кивнула, словно радуясь, что парень это сам предложил. У девушки не было идей, как его задержать ещё немного. Пока кто-нибудь из друзей не напишет, что всё готово, нужно отвлекать. Лебедева немного смутилась, когда парень взял её за руку и с улыбкой повёл на этаж с фудкортом[4]. Егор только делал вид, что не понимает, зачем она его сюда потащила. Парень прекрасно знал о том, что друзья там вовсю готовятся. Но после начала всех приключений, не было возможности вот так просто погулять. Ирка всё переживала за Леру, да и за Таньку, что девочки пострадают, поэтому тратила всё время на их защиту. Вот Кивелов и пользовался случаем. Но спокойно дойти не получилось, теперь уж это стало привычным. Лебедева отвлеклась на что-то, сбив при этом другую девушку. Егор помог Ирке встать с пола. Другие посетители даже не обратили особого внимания.

— Простите, я не специально, — пробормотала Ирка, поднимая с пола свой пакет с платьем. Она посмотрела на вставшую девушку. — Ничего себе, какие волосы! — едва не закричала она, увидев, как незнакомка подвязывает чёрные волосы лентой. Девушка фыркнула.

— Это можно считать комплиментом? — недовольно спросила та, посмотрев на Иру. Во взгляде незнакомки было что-то такое, что Лебедева даже вздрогнула. Словно ведром холодной воды облили. Егор нахмурился, уже собираясь сделать замечание, что это было очень невежливо, но его опередили.

— Да ладно тебе, Мори, — весело хихикнула вторая девушка. — Таким настроением ты всех перепугаешь, — заправив за ухо прядь золотых волос, она посмотрела на ведьму. — А тебе, Ирина, нужно быть осторожней. И не витать в облаках, — блондинка весело захохотала, слушая недовольное ворчание брюнетки. Егор вопросительно смотрел на обеих девушек, вообще не понимая, что это сейчас было.

Ирка удивленно посмотрела именно на блондинку. Откуда она знает, как зовут Лебедеву? Вроде бы, Ирка даже не представлялась! Но пока ведьма думала, обе незнакомки ушли. Или точнее, словно испарились. Потому что большой толпы сейчас не было в торговом центре. Но Ирка решила, что это просто совпадение. Только вот блестящий пол чем-то насторожил Лебедеву. Ирка с интересом разглядывала что-то на полу, даже присела. Но когда девушка едва не упала вперёд носом, Егор заставил её выпрямится.

— Странно она её назвала, — невольно пробормотал Егор. — Я думал, что уже можно прекращать удивляться именам, — он вздохнул. Ведьма хмыкнула, явно намекая, что пока что это ещё нормально. Ирка много натерпелась, пока помогала Димитрию. Да, это были не самые приятные воспоминания, но она и Игорь хотя бы обучены защищаться.

— Это только начало, — вздохнула Ирка. Да, они точно еще не раз могут увидеть много чего странного. Ира была рада, что являлась ведьмой. Ведь, она смогла успокоить ребят. Поэтому они так спокойно отнеслись ко всем событиям, что произошли в том лагере. Возможно, это было нечестно по отношению к ним. Но, вряд ли можно настолько спокойно отнестись к тому, что твои друзья владеют магией. Ирка краем глаза посмотрела на Егора. Парень о чем-то задумался, совершенно ничего не говоря. Держа его за руку и идя чуть позади, ведьма чувствовала себя последней гадиной.

Если бы они с Игорем были внимательнее, может быть сразу бы заметили, что Лера ведьма. Возможно, они смогли бы оградить Таньку и Егора от всего этого, подготовив лишь Мохрякову. Да, это было бы более нечестно, по отношению к остальным, но безопаснее. Ирка не могла себе простить, что втянула их. Да, Егор утверждал, что он может с этим справится и не даст себя в обиду, но Ирка не принимала такой отговорки. С Магией шутки плохи. Егор обернулся и, заметив настроение ведьмы, ободряюще улыбнулся.

— Егор… — хоть Ирка и сказала это тихо, а вот парень её услышал. Пока они были на эскалаторе, он не оборачивался. Дал лишь понять, что внимательно слушает. Девушка вздохнула, не зная, как начать разговор. Да и народу вокруг было достаточно, ещё не так поймут. Егор явно понял, что лучше им отойти в сторону, где не будет людей.

— Ну, и что случилось? — спросил парень, скрестив руки на груди. Улыбка хоть и не пропадала с его лица, но вот взгляд изменился.

— С чего ты взял, что что-то случилось? — тут же возмутилась Ирка. Егор просто посмотрел на неё, ничего не говоря. — Ну… я просто хотела бы, чтобы ты не вмешивался во всё это.

— Шутишь что ли? — немного обиженно произнёс Кивелов, скрестив руки на груди. — Во-первых, я уже вмешался по самое не хочу, а во-вторых, ты серьезно думаешь, что я тебя оставлю? — тут уже прозвучала претензия и возмущение. — Какой бы ведьмой ты не была, а вот бросить тебя в неприятностях мне совесть и мужская гордость не позволит.

— Пошли уже, гордый мужчина, — хихикнула Ирка, беря его под руку. Она действительно развеселилась и приободрилась после этих слов. Егор согласно кивнул, и потащил девушку вперёд. Может, разговор прошёл не так, как хотела Лебедева, но теперь стало как-то легче. Игорь сразу предупреждал, что бесполезно просить Таньку или Егора делать вид, что всё хорошо и не вмешиваться в проблемы. Они уже давно в них влезли, и это просто не изменить.

Лера, Таня и Эшли убирались на кухне. Занимаясь уборкой втроем, девушки весело смеялись. Драко с Игорем предпочли остаться на улице, пока их помощь не понадобится. Девчонки не сразу заметили, сколько уже времени. Они все гадали, куда Ирка затащила Егора, чтобы отвлечь его. Танька знала, что Кивелов обычно хотя бы предупреждает, что задержится или предупредит, куда его утащила Ирка. Игорь все пытался дозвонится до сестры, но та не отвечала. Лебедев очень хорошо её знал, так что не особо волновался. Бывало, Ира и целый день не отвечает, а потом оказывается, что она в порядке. Такое вполне в её духе, зная, как она умудряется ломать телефоны. То утопит, то украдут. Игорь просто не понимал, как сестра может быть такой рассеянной иногда.

Таня убежала домой, переодеться. Подумав, Лерка поднялась в свою комнату, ведь ей тоже не мешало бы сменить одежду. Не ходить же весь день в перепачканных мукой джинсах? Конечно же нет! Эшли, к счастью, не пришлось переодеваться, так как она провела на кухне меньше времени и не успела измазаться мукой (ну, или хотя бы вспомнила про фартук). К тому же в дом как раз зашли Драко с Игорем, поэтому змеица нашла чем себя занять. Словно чувствуя подвох, змей держал сестру на расстоянии вытянутой руки. Игорь отвлёкся старый фотоальбом, который он не раз видел у Лерки. Раньше, там было очень мало фотографий, в основном самой Леры и её бабушки.

Внимание привлек грохот в коридоре, появившийся одновременно. Хохот появился почти сразу. Игорь, Эшли и Драко выглянули в коридор. Лера сидела возле лестницы, потирая ушибленное колено. Таня держалась за стену, стараясь сдержать смех. Ей было жалко подругу, но говорят же: что хороший друг сначала посмеется, а потом сразу поможет. Эшли помогла Лере встать, но та едва не упала снова. Воронова помогла ей допрыгать до дивана. Разогнуть ногу Мохрякова не могла, больно было.

— Сможешь потерпеть? — спросила Танька, взяв больную ногу в свои руки. Лера кивнула, не понимая, что хочет Виноградова. А Таня резко выпрямила ногу подруги. Лера вскрикнула от боли, а на глаза навернулись слезы. Виноградова лишь улыбнулась, потому что сразу знала, что так будет. Хорошо, что ничего серьезного и нужно было просто выпрямить ногу, иначе Танька бы не смогла помочь.

— Вот и комнатный фонтанчик появился, — пошутил Драко. Лера надулась, вытирая с глаз слезы. Вот чего-чего, а терпеть издёвки этого змея она не станет. Эшли в который раз закрывала глаза на характер братца, просто не зная, как это объяснять. Танька просто вздохнула, не желая в очередной раз слушать ругань.

— Чего ты ко мне прикопался? — буркнула Лера, скрестив руки на груди. Ведьма старательно притворялась, что ей больше не больно. Игорь с Танькой о чем-то перешептывались. Эшли сделала вид, что вообще не замечает этих двоих и вообще тут случайно оказалась.

— Я не мертвяк, что бы прикапываться, — хмыкнул змей, взъерошив волосы. — Но лучше уж ходи и злись на меня, чем сиди и слезы лей, — больше он ничего не сказал и просто ушёл на улицу. Эшли вздохнула и быстро убежала за братом, надеясь, что он никуда не уйдёт. Лера непонимающе посмотрела на ребят, а потом и встала. Таня предложила продолжить с приготовлениями, в конце концов осталось только накрыть на стол. Остальные согласились и направились за приготовленными блюдами.

— Ира сказала, что они скоро придут, — оповестил всех Игорь, убрав телефон в карман. Лера и Таня переглянулись. Вроде все было отлично. Стол накрыт, подарки упакованы. Но чего-то не хватало. Екатерина Петровна, которая стояла возле забора, подала внучке праздничные колпаки. Их купили ради шутки и чтобы вспомнить, как они любили их надевать. Лера дала два колпака Игорю и Таньке, а потом подошла к Эшли. Змеица не понимала, как эти штуки одеваются, поэтому на помощь пришла Виноградова. А потом, общими усилиями, колпак надели и на Драко.

— Ой, как мило! Прямо по цвету подошел! — засмеялась Лера, смотря на то, как змей хмурится. Но после слов Лерки он отвернулся. Эшли почему-то захихикала. Мохрякова пыталась выяснить, чего Драко вдруг так отреагировал. А Таня лишь вздохнула, чуть улыбнувшись.

— Ты обиделся что ли? — удивилась Лера, уткнув руки в бока. Она была недовольна, как Драко себя ведёт сейчас.

— Нет, — буркнул змей. Ведьма фыркнула и отошла к столу. Игорь как раз разговаривал с Ирой. По словам Лебедевой они уже спускались вниз по улице. А еще, Игорь успел выяснить, что его сестра снова купила себе платье. И потом ей нужно будет переодеться. На заднем фоне слышались комментарии Егора по поводу этого.

Портить Егору праздник руганью Лера не хотела, поэтому старалась не реагировать на придирки Драко. Эшли пару раз ударила брата, потому что в основном он хотел именно позлить ведьму. Кивелов же наоборот с интересом наблюдал, как долго продержится Лера. Танька с Иркой всё пытались что-то сказать Эшли, которая всё одёргивала Драко. У змея было просто замечательное настроение. Лишь Игорь сидел спокойно, наблюдая за друзьями.

— Егор, ты уже третий кусок берёшь, — возмутилась Ирка, которая только второй взяла, — мне, конечно, не жалко, но другим-то оставь!

— Я голодный, как волк! — заявил Кивелов, выбрав кусочек по-больше. — И вообще, ты сама-то сколько ешь! И салатики, и сразу торт, и… — он не закончил, так как ведьма его треснула, что-то проворчав.

— Да ладно тебе, Ирка, — рассмеялась Лера, отрезав ещё пару кусочков, чтобы остальные могли взять, если захотят. — Что, зря я готовила что ли? — после этой фразы Драко поперхнулся, теперь уже с подозрением посмотрев на Лерку. Та просто улыбнулась, спрятав какую-то баночку в карман. Аппетит у змея просто исчез.

— Она меня точно не отравит? — тихо поинтересовался Драко у сестры, надеясь, что это не окажется правдой.

— По-твоему ей делать нечего? — вопросом на вопрос отозвалась змеица, вздохнув. Она-то знала, что Лера вряд ли станет портить то, что приготовила. Игорь ухмыльнулся, прекрасно слыша весь разговор, но промолчал. Ирка отобрала у подруги соль, немного успокоив Драко (хотя бы теперь понятно, что это за баночка была — всего лишь соль).

Екатерина с улыбкой наблюдала за ними, разговаривая по телефону. В основном сейчас там слышался спор, поэтому женщина практически не случала собеседниц. В соседнем доме что-то громыхнуло, но, к счастью, ребята не обратили на это внимания. Екатерина сделала замечание, что нужно быть потише, но собеседницы были слишком увлечены своим спором и не заметили этого.

Лера обернулась, словно что-то почувствовав. Остальные этого не заметили, но Екатерина проследила за взглядом внучки. В начале улицы стоял мужчина, который явно наблюдал за ними. Это был не Димитрий, поэтому Лера спокойно вздохнула и отвернулась. Екатерина же спешно накинула куртку и вышла. Мужчина так и стоял на том же месте и разговаривал с кем-то. Он не замечал, что кто-то к нему идёт. В паре шагов от него, Екатерина остановилась. Она заметила на руках мужчины чёрные рисунки, и испуганно отошла назад. Мужчина же наконец-то заметил её, обернулся.

— Катерина… — он явно был удивлён. Быстро убрав телефон, мужчина развернулся и спешно ушёл. Женщина была просто в растерянности, даже не зная, как на это реагировать. Она вздрогнула, услышав крики в телефоне. Собеседницы наконец-то вспомнили, что они разговаривали в втроём. Екатерина не стала говорить им про странную встречу, пока что решив разобраться с этим самостоятельно.

Морана недовольно смотрела по сторонам. Если её сестра такая беззаботная, то пусть развлекается. Для Живаны, выбраться куда-то кроме своего собственного храма было чем-то интересным. Счастья немерено. Богиня жизни осматривала всё, что только попадалось на пути. И торговые центры, и кафе. Даже в парк успела заглянуть. Морана не разделяла любопытства сестры. Богине смерти хотелось быстрее закончить со всем этим и, желательно, не вспоминать.

— Как же тут все изменилось! Красота какая! — улыбалась Живана, рассматривая витрины магазинов. — Ты посмотри, какая вышивка! Просто чудо! — Морана фыркнула на эти слова. Конечно, она понимала, почему сестрица так восторгается, но просила лишь быть серьёзнее.

— Девушка желает заглянуть и померить? — словно появившись из ниоткуда, спросил продавец этого магазина. Живана от удивления едва не упала. Вроде бы, продавца она пару секунд назад видела в другом конце торгового зала. Морана успела поймать сестру за плечи.

— Извините, мы торопимся, — произнесла богиня смерти, уводя сестру по-дальше от этого человека. Он не внушал Моране никакого доверия. Она вообще сомневалась, что людям можно верить. Живана лишь вздохнула, идя за сестрой. Её угрюмый настрой портил все веселое настроение богини жизни. Если они знают, что сейчас не планируется никаких нападений и неприятностей, почему бы не исследовать город? Надо же знать расположения мест, где могут напасть.

— Ты, сестра, очень угрюмая, — высказала вслух свои мысли Живана. Она едва не врезалась в Морану, которая резко остановилась. Блондинка уже понимала, что лучше бы она промолчала.

— Я не угрюмая, Живана, — не оборачиваясь, поправила богиня смерти. — Просто я серьезно отношусь к тому, чем мы сейчас занимаемся, — она понимала, что звучит это не очень убедительно, но это же не значит, что нужно носится по городу просто так.

— И чем же? Ходим по городу, изучая его, — заметила богиня жизни, скрестив руки на груди. — Так почему же не исследовать его хоть с каплей интереса и веселья?

— Потому что нельзя быть такой беззаботной! — едва ли не рыкнула на сестру Морана. — Ты ведь не обычная девушка, а богиня. Понимаешь? — она развернулась. — Ты не должна вести себя так, словно ты — пятилетний ребенок!

— Как хочу, так и веду себя, — обиженно ответила богиня жизни. — Тебе разве не надоело сидеть в одном лишь храме в Валении? — она провела рукой по пряди волос. — Где все так однообразно? Ты не хочешь увидеть что-то другое?

— Да, мне надоело видеть одно и тоже, — согласилась богиня смерти. — Но мне хотя бы удается сосредоточится на какой-то цели, а не носится по незнакомому городу! — по её мнению это было очень веской причиной, чтобы вести себя так, чтобы и другие принимали их, как богинь. А пока что, Монара не считала.

— Делай так, как считаешь нужным, Мария, — зло сказала Живана, развернувшись. — Если по-твоему я такая беззаботная, то делай все сама, — она пошла вперед. — А я буду делать все по-своему! — в этой фразе слышалась обида. Богиня сказала ещё что-то себе под нос, но громче ничего не добавила.

— Эжен! — Морана хотела остановить сестру, но та просто исчезла. — Ведет себя, как… как человек! Да она, просто эгоистка! — богиня смерти топнула ногой. И сама же удивилась своему поведению. Да она сама ведет себя не лучше сестры! В который раз Морана пожалела, что вообще согласилась участвовать в этой авантюре. Да, какую-то она вину за происходящее чувствовала, но как-то ей не хотелось идти на поводу сестры. А ведь все равно придется! В конце концов, она понимала сестру, да и сравнивая её с человеком не далеко ушла, но… не хотела соглашаться.

— Наглая, бесчувственная эгоистка, а не богиня! — Морана шла в ту сторону, где скрылась Живана. — Самая настоящая эгоистка!

Обычные посетители торгового центра держались подальше от разгневанной богини. Возможно, никто не знал, кто она такая, но явно ощущали что-то. И это было весьма верным решением с их стороны. Потому что Морана хоть и злилась на сестру, но не хотела кого-нибудь проклясть. Она не такая уж и бездушная, как кто-то мог подумать. Немного успокоившись, Морана не придумала ничего лучше, чем просто сесть на скамейку.

— И все-таки, в этой истории есть еще что-то, — пробормотала богиня, закрыв лицо руками. — Я просто не понимаю, наверное, — она осмотрелась, ища след Живаны. — Что-то мы упустили.

— Причем гораздо раньше, чем вы думаете, — насмешливо заметил кто-то. Морана обернулась. Димитрий стоял чуть ли не в паре шагов от неё. Но, почему-то он казался другим. Скорее, иллюзией, чем человеком. — Он многое скрыл и правда в источнике.

Морана потерла глаза, совершенно ничего не понимая. Вроде, она сейчас увидела самое странное, что могло быть. Да, это бы не сам Димитрий, тут ощущается только его магия. Богиня смерти вздохнула. Она заметила прошедших мимо людей. Чем именно они привлекли её внимание, Морана не знала. Наверное, всё было в темноволосой девочке с зелёными глазами, которая напомнила богине Иру, они уже сталкивались сегодня. И только потом Морана поняла, что это семья ведьмы.

— Мне бы хотелось знать, что вообще творится, — она снова посмотрела вниз. Под ногами была золотая пыльца. — Потому что в происходящем сейчас, что-то не сходится, — очень хотелось верить, что эта история закончится быстро и без серьёзных последствий.

— Например, что нам так легко поймали, да? — Живана появилась рядом с сестрой. Она тряхнула волосами, покрыв пол вокруг себя пыльцой. Морана улыбнулась. Главное, что сестра на неё уже не в обиде. Ведь они не могут друг без друга. Живана села рядом с сестрой, улыбнувшись.

— Прости, — богиня смерти посмотрела на сестру, за что получила удивленный взгляд. — Что назвала тебя ребенком. И эгоисткой.

— Первый раз слышу, что бы ты извинялась, — улыбка возникла на лице богини жизни. Она взяла сестру за руку. — Я сама виновата, — она вздохнула. — Просто, я надеялась, что моё мнение для тебя всё-таки важно.

— Ты и тогда так говорила, — горько усмехнулась Морана, положив голову на плечо сестры. Живана улыбнулась, погладив сестру по волосам. — Мне больно осознавать, что я виновата в такой судьбе. Не надо было держать её при себе.

— Ты хотела сделать как лучше, Мария, — богиня смерти никогда не понимала, как её сестре удается так легко и непринуждённо обсуждать произошедшее. Каждый раз этот разговор заканчивался так. Без исключения.

— Как думаешь, сбудутся её слова или нет? — вдруг спросила Морана, прикрыв глаза. Она почувствовала, как вздрогнула сестра. — Я не хочу этого, — призналась богиня смерти. — Да, я хочу попросить прощения, но тогда это обернётся не самыми лучшими событиями.

— Я не знаю, — пробормотала Живана, вызвав непонимание у сестры. — С одной стороны, я очень хочу увидеть её, — она выдохнула. — Ты же знаешь, что рано или поздно они вернуться, из-за её слов. Поэтому, Марине нужно отдохнуть.

— Да, возможно ты права, — вздохнула богиня смерти, и встала. Нет смысла снова обсуждать всё это, потому что пошло по кругу. Как и в прошлый раз, закончится это очередным спором. А спорить не хотелось. Они, всё же, обе виноваты — каждая по-своему. И богини так же понимали это. В качестве примирения, богиня смерти предложила всё-таки прогуляться в этом торговом центре еще. Живана согласилась, пообещав, что не станет осматривать всё, что здесь находится в такой подробности, как раньше. Ну, или по крайне мере, с такой увлеченностью. В конце концов, сейчас нет времени развлекаться. Нужно искать ответы на вопросы, которые возникли.

Морана пересказала короткую встречу с Димитрием, вызвав непонимание у сестры. Живана никого не видела, когда шла к сестре. Вообще, это вышло случайно, богиня жизни просто узнала Лебедевых, вот и решила понаблюдать за ними. Морана согласилась, что их она тоже видела, но перед ними появлялся Димитрий. Эта ситуация вызвала ещё больше вопросов хотя бы потому, что в одном месте они видели совершенно разное. Морану это бесило, она не понимала, как на это реагировать и что делать. А вот Живане было интересно, как это всё связано и чем закончится.

Глава 12. Дождливый день

Урок физкультуры превратился в самую настоящую потасовку. Сначала всё шло хорошо, пока для игры не выбрали самый обычный волейбол. Девчонки сразу же отказались играть вместе с парнями, поэтому взяли другой мяч. Ещё с начала урока было понятно, что ничего хорошего не выйдет. Сергей Владимирович, учитель физкультуры, обнаружил совмещенные уроки у восьмых и девятых классов, и это очень не понравилось мужчине. Рады этому были в основном только девочки. Они могли играть легко и непринужденно, превращая игру в мяч в нечто веселое. А для парней все становилось настоящим соревнованием. И если совмещали урок у двух классов, происходила настоящая катастрофа. Мяч летал, словно со скоростью пушечного ядра. Учителя это вообще никак не радовало, потому что это постоянно заканчивалось какими-нибудь травмами.

Кто-то из парней отбил мяч в сторону девчонок. Они успели разбежаться в стороны, но ругани никто не отменял. Парни только отмахнулись, назвав это случайность. Эшли удивилась лишь тому, что в игру затянули даже Драко. Он и Егор с Игорем были в одной команде. Ирке пришлось собрать волосы в тугую косу, чтобы меньше мешались. Почему-то Эшли было удобнее с хвостом, а вот ведьме с косой. Девушки просто улыбнулись с этого, согласившись, что тут действительно каждому своё. Танька с трудом уговорила Ленку присоединится к игре. Одноклассница впервые пришла на урок в футболке с длинным рукавом, и другие девчонки постоянно задавали вопросы по этому поводу. Чтобы её оставили в покое, Лена всё-таки согласилась поиграть, старательно игнорируя Леру. Та принимала это спокойно, причину никогда не забудет. Ирка уже потеряла всякую надежду примирить девчонок и вернуть Ленку в их компанию. Эшли аккуратно отошла к Таньке и Ирке, решив всё-таки расспросить об этом. Лера этого не заметила, отойдя за улетевшим мячом.

— Да, старая история, — отмахнулась Лебедева, не особо желая это обсуждать. — Это из-за Дениса, нашего друга. Он в прошлом году уехал, а из-за одной его ошибки получилось вот так.

— В общем, не забивай себе голову, — согласилась Танька, улыбнувшись. — Мы не любим это вспоминать, и если Денис соизволит вернуться, то тогда и разберемся, — она посмотрела на ведьму, которая поправляла косу. — Хотя Ирка обещала его поколотить.

— А чего он родную речь забывает, когда нервничает? — возмутилась брюнетка, скрестив руки на груди. Больше Танька и Ирка эту тему не поднимали, а Эшли уже не спрашивала. Змеица понимала, что не всегда приятно вспоминать что-то. Заметив странное настроение подруг, Лера сразу начала выяснять, в чём дело. Никакие отговорки её не убедили, поэтому Танька всё-таки призналась, о чём они вспомнили. Эшли заметила, что для ведьмы эти воспоминания ещё тяжелее. Но тему так и не стали продолжать. Игра проходила спокойно, разве что змеица постоянно замечала, как Лера и Лена стараются друг на друга не смотреть. Мяч отлетел на другую сторону поля, за ним побежала Лера. Правда она в очередной раз умудрилась упасть.

— Не, ну я конечно неотразим, но падать в ноги-то зачем? — ехидно заметил Драко, как раз подошедший в этот момент. Лера села, подтянула к себе мяч и кинула его в змея. Тот ловко увернулся, захохотав. А потом он вернулся к игре в волейбол. Ведьма буркнула, что этот человек от скромности не страдает, а потом встала и всё-таки забрала мяч. Эшли хихикнула, когда Мохрякова начала жаловаться, что Драко в очередной раз показал свой замечательный характер.

— Тебе его не перевоспитать, смирись уж, — вздохнула змеица, наблюдая, как Лера хмурится. Ведьма хмыкнула, но ничего не сказала, словно что-то задумала. Но сразу же погрузилась в игру. Ленка этот разговор слушала с каким-то интересом, но сразу же сделала вид, что ничего не слышала.

— Это не метание ядра, а волейбол! — вдруг крикнул Сергей Владимирович, отдавая парням мяч. Восьмиклассники и девятиклассники сделали вид, что услышали и поняли. Но игра продолжилась точно в таком же стиле, как и было. Учитель лишь устало покачал головой и вышел за журналами, надеясь, что за время его отсутствия парни не разнесут спортзал. Конечно, девочки проследят за ними, но всё равно оставлять их не хотелось. Лерка упустила мяч и поэтому села в круг, рядом с Танькой. Ленка едва успела присесть, чтобы мяч не попал ей в голову.

— Воронов, вот это удар! — удивился кто-то из девятиклассников. — Надо было сразу в Игееву кидать! — раздался довольно дружный смех, словно парни только соглашались. Драко не понимал, что тут такого смешного. Игорь с Егором попытались объяснить, что в их школе это нормально.

— Не смешно! — тут же отреагировала Ленка. Вскоре она едва не сломала однокласснику нос. Она им не мишень. Девочки только засмеялись. Все знали, что у Лены очень сложный характер. И что она просто не могла оставить человека без наказания.

— Эшли, кинь мяч, — попросил Драко, стоя на другом конце зала. Змеица хмыкнула, подобрала мяч и, размахнувшись, кинула брату. Змей даже не сдвинулся с места, с легкостью поймав подачу. Девочки продолжили игру. Они старались не обращать внимания на шутки сидящих ребят.

— Слушай, Эшли, а где вы раньше учились? — спросила одна из восьмиклассниц, отбив мяч в сторону одноклассницы. Игра продолжалась даже за разговором. Ирка переглянулась с подругами, не представляя, что ответит Эшли. Конечно, девушка вряд ли начнёт рассказывать про другой мир и прочее, но всё же интересен её ответ.

— А это так важно? — спросила змеица, едва успев отбить мяч. Эшли как-то не хотелось об этом говорить, но так прямо отказывать не хотелось. Либо одноклассницы и девятиклассницы это поняли, либо просто решили сильно не навязываться.

— Просто интересно, — отозвалась другая девчонка, пропустив подачу и садясь в круг. Стала ждать, пока в неё попадет мяч при выбивании. — Какие языки ты учила? Ты и твой брат, не отсюда, да? — конечно, последний вопрос был лишним, потому что это итак было понятно. Змеица же улыбнулась, просто решив, что не так страшно отвечать на вопросы.

— Ну, я бегло знаю многие языки, — уклончиво отозвалась Эшли. Она посмотрела на увлеченного игрой брата, а потом перевела взгляд на подруг. Змеица была очень рада, что сейчас Драко улыбается, поэтому позволила себе немного отвлечься. В конце концов, не всегда же за ним приглядывать.

— Французский знаешь? — спросил кто-то из девчонок, которые сидели на лавочке.

— Ну, немного, — улыбнулась змеица, засмеявшись. Танька отвлеклась на сбившего её с ног Игоря. Лебедев шёл за отлетевшим мячом, а Виноградова очень не вовремя шагнула назад. Вот они и сбили друг друга. Танька всё извинялась перед ним, из-за чего Игорь всё пытался её успокоить. Вернувшийся учитель сначала не понял, что произошло.

— А у тебя только один брат? — снова начали расспрашивать Эшли. Она заметила, как один из восьмиклассников, вдруг кинул мяч в сторону и направился к выходу из спортзала. Танька вопросительно посмотрела на Ромку. После выступления он очень странно себя вёл и остро реагировал на Игоря. Лебедев ничего не понимал и старался не обращать внимания. Девчонкам они пока не говорили, что недавно едва не дошло до драки. Егор просто понимал, как на это отреагируют подруги, а Ирка точно начнёт копаться в этом. Кто знает, чем это может закончится.

— Родной что ли? — на такой вопрос Эшли, одноклассницы кивнули. — Если считать с Драко, то у меня четыре старших брата, — она вздохнула. — Но с остальными я не очень-то часто общаюсь последние четыре года. С Драко я хотя бы нормально ладить могу. Ну, почти.

В этот момент Лерка упала. Кто-то попал мячом прямо в голову. Таня и Эшли помогли подруге подняться на ноги. Виноградова искоса поглядывала за тем, как Ирка ловит своего одноклассника, явно зная, чей это был мяч. Злая Лебедева — зрелище не для слабонервных. Игорю едва удалось поймать сестру и остановить. Сергей Владимирович только вздохнул, устав ругаться на учеников. Начинает уставать от такого «шоу» на всех совмещенных уроках старших классов. А ведь он говорил, что добром такие занятия не закончатся! Сергей Владимирович отправил девочек в медпункт, так как у Леры кровь из носа пошла. А Ирку за компанию отправил, уж слишком часто она упоминает про то, что однокласснику не жить больше. А драк в школе стараются не допускать.

Драко отказался играть, не объясняя, почему. Егор в пустую потратил время на уговоры, пытаясь выяснить, что произошло. Игорь отнесся к этому спокойно, по крайне мере, по виду. Но Лебедев тоже не хотел играть, и сел на лавочку. Кивелов обиженно надулся на друзей, и тоже сел рядом с ними. Эшли подошла к парням, удивившись, что произошло. Разговор не завязался, поэтому змеица обиделась (в основном на брата и его характер) и ушла искать подруг. Хорошо, что змеица хорошо запомнила, где находится медкабинет.

До перемены Лера просидела в медпункте, дожидаясь медсестру. Крови больше не было, но подруги настаивали на том, чтобы она посидела ещё. Ирка искренне недоумевала, почему школьной медсестры не было на месте. Танька и Эшли только смеялись над меняющейся в настроении ведьмой. То она начинает проклинать одноклассника, то вздыхает или начинает ворчать на Леру. Мохрякова лишь улыбаться, смотря на подругу. Такие моменты хотя бы верилось, что в их жизни не только неприятности.

— Слушай, Ирка, а как ты так быстро от гипса избавилась? — поинтересовалась Таня, облокотившись на стену. — Обычно же неделю-две ходят, а ты освободила руку через дня три, — стоять просто так в пустом кабинете было безумно скучно.

— А? Это магия, — как-то отстранено отозвалась Лебедева. — Мы с Игорем немного подправили рентген-снимки и все врачи уверены, что это был просто ушиб, — объясняла она это неохотно. Признаваться, что на самом деле она использовала магию, ей очень не хотелось.

— И они поверили? — удивилась Танька, пока Эшли решила сходить до брата. Как раз прозвенел звонок, так что парни должны были освободится от урока. Змеица пообещала проследить за парнями, чтобы они никуда не встряли.

— Ну, с подозрением на сбой в работе рентгена, — уклончиво ответила Ирка, встав с кушетки. Она потянулась и посмотрела Лерку. Девушка даже не слышала разговора подруг. Лебедева пощелкала пальцами перед лицом Мохряковой. Та подпрыгнула от неожиданности. Немного удивленно посмотрев на подругу, Лера снова начала смотреть в окно. Дождливая погода не прибавляла настроения. Наоборот, приводила в какую-то угрюмость. Ирка вздохнула и села рядом. Танька подсела с другой стороны. Почему-то тишина была непривычной для них сейчас.

— Лер, что случилось? — тихо спросила Лебедева, положив руку на плечо Мохряковой. Та покачала головой. — Говори давай, знаешь же, что не отстанем.

— Ирка права, Лер, — присоединилась к разговору Танька. Ей было непривычно видеть подругу такой угрюмой. Раньше, Лера была самой активной и веселой в их компании. Её, казалось, мало что расстраивает и повод посмеятся был всегда. Но сейчас, Лера изменилась. Молчит постоянно, редко смеётся. Словно подменили. Что именно так на неё повлияло из произошедшего, точно сказать не получалось. Просто изменилась и всё. Лера молчала, следя за стекающим по стеклу каплям. Сейчас она будто была в другом месте. Мохрякова невольно коснулась затылка, словно там должно быть что-то.

— Тогда тоже шел дождь, — тихо прошептала Лера. — Когда меня привели к бабушке, шел дождь, — она спрятала лицо в ладонях. — А шрам на плече оставил Димитрий. На снегу кровь очень ярко выделялась.

— Тебе удалось это вспомнить? — Таня погладила подругу по спине. — Ну, нужно сказать Димке спасибо! Это ж он в тебя мячом попал, — она постаралась рассмеяться. Лера ведь постоянно пыталась свести всё к шутке. Вот и сейчас можно попробовать развеселить её этим же способом.

— После того, как я ему шею сверну, ладно? — уточнила Ирка, заставив Леру хихикнуть. — Вот ты и улыбнулась! — девушка посмотрела на улыбающуюся Таньку. — Лучше улыбайся, ладно?

Мохрякова кивнула. Притянула подруг к себе, радуясь, что они рядом. Лера постаралась улыбнутся искренне, чтобы девочки не волновались за неё. Так и не дождавшись медсестры, девочки побежали в раздевалку за вещами, а потом уж и на уроки. Учителей сейчас не впечатлить тем, что ты просидел всю перемену в медкабинете, и опоздал на уроки. Ирка заметила, что дождь усилился. Может, для осени это нормальный ливень, но чувствовалось что-то плохое. Словно кто-то воздействует на погоду. Злость и какая-то зависть ощущалась в этих каплях. С такой силой они стучали по окну. У Таньки появилось плохое предчувствие по этому поводу, но не стала говорить об этом подругам.

Сидя на уроке, Таня наблюдала за одноклассниками, которым просто сидеть было тяжело. Учителя не было в школе, так что их просто запустили в пустой кабинет и дали задание. Только все равно никто его не выполнял, кроме нескольких человек. Егор разговаривал с другими парнями о какой-то игре, Эшли пыталась ответить на разные вопросы одноклассниц, а Лера… сидела в наушниках и пыталась хоть что-нибудь написать. Она никогда не принимала участия в таком, стараясь не привлекать к себе внимания. К ней никто не лез, потому что рядом был Егор. Кивелов хоть и делал вид, что пишет, но внимательно следил за всеми. И если судить по количеству сломанных пополам карандашей, ребята перекрикивали музыку. Виноградова вздохнула, решив понаблюдать, на долго ли хватит терпения Леры. В прошлый раз она просто встала и сходила до Тамары Николаевны, которая всех угомонила. Но Таня забыла об этом, обратив внимание на Лерину соседку по парте. Ленка что-то старательно вырисовывала на руке, что-то бормоча под нос. Блондинке даже на секунду показалось, что её глаза меняли цвет на красный.

— Эй, Лен, — Виноградова аккуратно ткнула карандашом в плечо одноклассницы. Только та подскочила на месте, словно это было что-то острое. Хорошо, что никто не заметил, как она отреагировала. Игеева посмотрела на Таню и снова приступила к своему занятию. Сначала, Тане показалось что Ленка рисовала черной ручкой, но сейчас очень сильно в этом сомневалась. Кисточка упала на пол, оставив след чёрной краски.

— Лен, ты что делаешь? — поинтересовалась Таня, подвинувшись поближе. Лера краем глаза посмотрела на подругу и продолжила писать в тетрадке, иногда пиная одноклассников, которые трясли парту. Те не обращали внимания на ведьму, продолжая что-то кричать и ругаться. Эшли с беспокойством стала поглядывать за ними, чувствуя, что ничем хорошим это не закончится. Иногда она невольно тянулась к телефону, но змеица понимала, что братец не обрадуется её звонку по этому поводу. Драко вообще не особо хотел вмешиваться в то, что его не касается.

— Не твое дело, Виноградова, — довольно грубо отозвалась Ленка, неотрывно ведя линию кистью. Танька немного обиделась, не понимая, почему одноклассница так грубит. Раньше, после того что случилось, Лена довольно терпимо относилась к остальным. А сейчас прямо старалась оттолкнуть вообще всех. Из сумки выглядывали три маленьких баночки: с чёрной и красной красками, и с водой. Блондинка понимала, что рисунок начинается где-то на локте, потому что часть рисунка закрывал рукав черной водолазки. В последнее время Ленка носила только такие вещи, закрывающие руки. Это было немного странно. Не так уж в школе и холодно.

— А краски не марают одежду? — спросила Таня, всё ещё лелея надежду разговорить одноклассницу. А ещё лучше — попробовать вернуть её в компанию. Игеева посмотрела на Виноградову чуть хмуро и не скрывая раздражения. Было видно, что этот разговор очень напряженный. Никто не обращал на них внимания. Парни всё-таки начали донимать Леру, всячески пытаясь вывести её из себя. На самом деле им просто нужна была причина, чтобы потом навредить ведьме.

— Они специальные, сохнут почти сразу, — неохотно ответила Лена, подув на руку. Достала из сумки тряпку, чтобы вытереть кисточку. — Тебе заняться нечем, кроме как задавать глупые вопросы?

— Есть, — обиженно буркнула Таня, отвернувшись от одноклассницы. — Уже и спросить нельзя…

— Да, нельзя, — услышав возмущенное ворчание, хмыкнула Игеева. — Если не твое дело, значит не лезь.

Взяв баночку с водой, Ленка вышла в коридор. Тане все это показалось странным, но девушка забыла об этом. С размаху на её парту упал кто-то из одноклассников. Потом послышался раздраженный голос Егора, который вскочил на ноги. Его очень сильно не устраивало творившееся и парень просто не мог не вмешаться. Эшли не могла помочь, так как несколько одноклассниц загородили ей путь, поддерживая парней. Лерка пыталась отвязаться от одноклассников, которые тащили её в коридор. Было понятно, что они снова задумали какую-то гадость. Егор расталкивал ребят, пытаясь пробраться к Лере.

— Да ладно тебе, чего защищаешь её? — кто-то из хулиганов остановил Кивелова, держа его за плечо. — С сироткой-то нашей ничего не будет, да и весело всем.

— Не вижу ничего весёлого, — буркнул Егор, оттолкнув одноклассника. — И она не сиротка, есть у неё родители, — на эту фразу ему просто фыркнули, как-то не считая это правдой. Леру тем временем уже вытащили в коридор, и Егор не знал, чего ждать. Слышались вопли Таньки. Эшли уже нагло оттолкнула одноклассниц, выскакивая в коридор. Егор схватил Лерку за руку, вытаскивая её из потасовки. Когда именно тут появились остальные он не знал, но заметил, что змеица сжимает в руках телефон. Значит, это была её задумка.

Ирка пыталась разнять Игоря и кого-то из восьмиклассников. Кто-то кричал, чтобы они прекращали уже драку, а кто-то наоборот, был только рад. Танька держала Эшли на месте, чтобы хотя бы змеица не вмешивалась в драку. Но это было трудно, так как она рвалась помочь брату. Драко явно даже не напрягался, раскидывая в разные стороны восьмиклассников. Вставал вопрос, кого именно надо тут успокаивать.

— Прекратите, — тихо сказала Лера, испуганно прижав руки к груди. Егор пытался успокоить подругу, но ведьма уже не обращала на это внимания. — Хватит! Что вы делаете? — она шагнула вперёд, но Кивелов не пустил. Ирка обратила внимание на подругу, не зная, за что ей взяться. Танька на секунду расслабилась, выпустив Эшли. Змеица сразу влезла в самую толпу, расталкивая парней в стороны. Драко получил подзатыльник от сестры. Вдруг они почувствовали непонятную волну, после чего все восьмиклассники просто успокоились, застав на месте. В конце коридора показалась Тамара Николаевна. Ирка потащила брата и Драко обратно на физику, зная, что Леру можно оставить и на остальных. Егор придерживал едва не падающую Леру, пока Танька и Эшли объясняли всю ситуацию классной руководительнице. Ребят оставили в коридоре, пока Лера не успокоится. А в кабинете начались разборки.

— Может, ты лучше домой? — спросила Танька, держа подругу за руку. Эшли что-то обсуждала с Драко по телефону. Змей отвечал на сообщения очень быстро, явно не особо интересуясь уроком.

— Нет, — тихо ответила Лера, и обняла себя за плечи. Больше ведьма не хотела ничего обсуждать. Ей было не по себе оттого, что из-за неё друзья опять подрались с её одноклассниками. Егор заглянул в кабинет. Зачинщики всего стояли на ногах и выслушивали от Тамары Николаевны, что такими темпами она их к директору отправит. Танька молча сидела рядом с подругой. Из кабинета вышла Ленка, видимо, отправили отнести журнал. Игеева посмотрела на девочек, но потом быстро ушла. Виноградова вздохнула. Вот и плохое предчувствие перед уроком.

Ирка плелась за братом по пустому коридору, не понимая, зачем их вызвали к директору. Вроде, они ничего такого серьезного не творили. Если, конечно, не считать сегодняшнюю драку. Но тогда бы вызвали только Игоря, да и Драко явно не остался бы в кабинете. На третьем этаже слышался шум и крики. Зная, что там сейчас сидят три класса без учителей, двойняшки не обращали на это внимания. Было удивительно, что по коридорам никто не ходит. Обычно во время уроков завуч и учителя ходят и проверяют, не прогуливают ли ученики уроки. Но не сейчас. Мимо пробежал Драко, напугав Ирку до кончиков волос. Змей спускался по лестнице, перепрыгивая через три-четыре ступеньки. При этом еще и по телефону разговаривал. Куда торопился Воронов узнать не удалось, парень убежал быстрее. Игорь лишь пожал плечами на вопросительный взгляд сестры. Через секунду так же быстро промчалась Эшли, скатываясь по перилам. Если бы их заметила директриса или завуч, было бы очень плохо. Но Вороновым повезло. Теперь точно было непонятно, зачем их вызвали. А Драко явно даже не спрашивая разрешения свалил с урока.

— Куда они так торопятся? — спросила Ирка, скорее у самой себя, чем у брата. Тот лишь пожал плечами, не особо заморачиваясь по этому поводу. Драко никогда не посвящал кого-либо в свои планы, разве что, иногда рассказывал Эшли. По мнению Лерки у змея просто была проблема с доверием. По мнению Драко — что одной любопытной ведьме не стоит лезть не в свои дела.

— Тебе не кажется, что сегодня дождь какой-то странный? — Игорь посмотрел на сестру. Они стояли возле кабинета директрисы. Двойняшкам как-то не хотелось заходить туда. Было очень нехорошее предчувствие. В кабинете всегда пахло смесью трав, от которой Лебедевых всегда тянуло чихать. Не то, что они часто бывали у директора, просто заходили несколько раз. Ирка даже отговариваться стала, что у нее аллергия на запах лаванды. А Игорь всегда стойко терпел, когда слушал что-то. Обычно, Алла Дмитриевна просто передавала какие-то бумаги его матери, так как она состояла в совете школы. Но сейчас, вроде праздников никаких запланировано не было, так что Игорь не понимал, зачем их вызвали. Он заметил, что Ирка поежилась. Такое было, когда она чувствовала что-то нехорошее.

— Успокойся, я рядом, — Игорь взял сестру за руку. Та кивнула и улыбнулась. Для брата это было лучшей благодарностью. Игорь постучал в двери. Они ожидали, что их запустит секретарь, но на этот раз им просто сказали зайти в кабинет. Голос был мужским и очень знакомым. Двойняшки переглянулись, подозревая, что они не хотят видеться с этим человеком, и открыли двери. Алла Дмитриевна сидела на плетенном диванчике и разговаривала с Димитрием. Лебедевы едва сдержались, чтобы не начать выяснения отношений прямо сейчас. Нельзя делать этого при директрисе. Нужно просто вежливо намекнуть, что они не очень горят желанием с ним общаться.

— Они такие хорошие дети, — нахваливала ребят Алла Дмитриевна с улыбкой. — Что ни попроси, все сделают! — она налила себе ещё чаю, словно не обращая внимания, как ведут себя двойняшки. Секретарь молча наблюдала за ними, что-то набирая на компьютере. Ирка сжала кулаки, но Игорь взял сестру за руку, прося молчать.

— Да, действительно, — охотно согласился Димитрий, словно даже не обращая внимания на напрягшихся Лебедевых. Они просто не понимали, зачем их отец заявился в школу. Сидел бы себе в кресле в своем офисе, да не показывался. Но нет, нужно было заехать в школу. Алла Дмитриевна предложила ребятам присесть, но те вежливо отказались, под предлогом, что уже насиделись на уроках. Такой ответ рассмешил директрису. Что именно хотел Димитрий, она не говорила.

— Вы не против, если я их заберу сегодня? — поинтересовался Димитрий, посмотрев на двойняшек. Что мешало ему просто так их забрать и что вообще ему нужно? Игорь снова не дал сестре и слова произнести, дёрнув её за руку. Ведьма прикусила губу, но ничего не сказала. Секретарь встала, взяв несколько папок, и принялась расставлять их по полкам. Димитрий всё так же смотрел на Иру и Игоря, явно что-то задумав.

— Вы простите, Дмитрий Сергеевич, — Лебедевы почти забыли про Аллу Дмитриевну. — Но вас мы видим в школе первый раз, и не можем сразу поверить вам, — директриса внимательно посмотрела на ребят. — Так что, я не могу отпустить их с вами, — она неожиданно подмигнула детям и снова повернулась к Димитрию. — Вы же сами понимаете, что безопасность детей для меня самое важное.

— Да, конечно, я понимаю, — не без тени разочарования, ответил мужчина. Он встал. — Раз так, то я наверное уже пойду. Дела, знаете ли.

Мужчина ушёл, даже не посмотрев на двойняшек. Ребята всё гадали, зачем он приходил. И что ему было нужно. Неужто просто пообщаться? Нет, такого варианта Лебедевы не рассматривали. В свете последних событий Игорь и Ира сомневались в том, что их отец обладает хоть чуточкой доброты или внимательностью к детям. Двойняшки вспомнили про Аллу Дмитриевну, когда она начала выталкивать их из своего кабинета. На миг магам даже показалось, что директриса изменилась в настроении.

— Будьте осторожны, — вдруг тихо прошептала Алла Дмитриевна, когда почти закрыла двери. — Не доверяю я этому человеку, и не знаю, что ему от вас нужно, — она улыбнулась. — Надя, звони Серафиме!

Ребята не успели ничего ответить. Дверь закрылась, а коридор начал заполнятся учениками. Двойняшки были немного растеряны подобным. Звонок с урока прозвенел минуты три назад. Игорю с Ирой пришлось бежать в кабинет физики за вещами. Это как раз был последний урок, так что нужно встретиться с остальными. Лебедев постарался придать себе беззаботный вид, но Лебедева то знала, что он задумался обо всём этом. Не только над тем, что нужно было Димитрию, а о случившемся. Ира и сама часто задумывалась, а так ли случайно появилась их компания? И то, что именно Драко и Эшли попали в их город со знанием нескольких языков из Яви? Так ли случайно вышло, что их дядя живёт тут, в городе? Сплошные вопросы, но почти никаких ответов. Ирка просто знала, что у неё из-за этого начинает болеть голова.

— Лера сказала, что когда она к бабушке пришла, был дождь! — вдруг выкрикнула ведьма, обратив на себя внимание остальных. — Но при нападении нашего родственника, он ранил её и кровь попала на снег!

— И что? — Игорь никак не мог понять мыслей сёстры. Ей сейчас дождя не хватает? Но тогда при чем тут снег? В определённые моменты, Ира умеет очень сильно запутать. Парень схватился за голову, пытаясь хоть как-то связать произнесённое сестрой.

— Снег выпадет зимой, а дождь только с начала весны появляется! Думай, Игорь! — Ирка повернулась лицом к брату. — Если на Лерку напали зимой, а к бабушке её привели весной, то где они были в этот промежуток?

— Ир, я этого точно не знаю, — покачал головой Игорь, посмотрев сестре в глаза. — И что на этот раз ты удумала, сестренка? — заметив искорки любопытства в изумрудных глазах, спросил он. Девушка неопределенно пожала плечами. Мол: «Сама не знаю точно, но задумала!». Парень только вздохнул. Вот вечно так. Она придумала, а решать проблему приходиться ему. Близнецы пошли на первый этаж ждать остальных, так как у них ещё урок. Игорь пытался выведать, что задумала Ира. Это было настолько привычным.

Екатерина Петровна стояла возле шкафа и смотрела на фотографию. На неё явно был вылит кофе, судя по коричневым обвешавшим краям. Да и сама фотография сделана лет шесть назад. Уже после того, как Амелия и Николас пропали. Если бы женщина только знала, что они так надолго исчезнут — никуда не пустила.

— Сначала пропала моя дочь с зятем, а потом через год и ты, — вздохнула Екатерина Петровна. Она прикоснулась к рамочке. — Либо я чего-то в этой жизни не понимаю, либо это такая особенность.

Фотография словно оживала в той части, где не было пятен. Восьмилетняя Лера куда-то упорно тащила светловолосого мужчину. Так и казалось, что сейчас будет слышен его смех. Екатерина Петровна достала маленькую шкатулку и убрала туда фотографию. Расческа, давно пролежавшая внутри, стала почти белой. Из синих камешков почти вышел весь цвет.

— Твоя память станет возвращаться, когда цвета начнут пропадать, — когда-то давно сказала Амелия, вручив это расческу Валерии. Тогда девочка не осознавала, что ей стёрли память. Она словно была в полусне. И тогда, он был рядом. Екатерина была рада, что Лера тогда спросила про своего дедушку. То, что он так себя повёл тогда — удивляло. Екатерина просто не знала, что теперь делать.

— Порой, я чувствую на себе твой взгляд, — вздохнул бабушка, закрыв крышку. — Знаю, что ты наблюдатель за нами, но где ты? — она убрала шкатулку в шкаф и прикрыта вещами. — Надеюсь, все вопросы получат ответы.

Бабушка вышла из комнаты. Пора было готовить обед. Скоро Лера прибежит из школы. Нужно будет чем-то ее накормить. Или снова начнёт таскать что-нибудь из холодильника и за весь день нормально не поест. Екатерина Петровна посмотрела на телефон, словно ожидая звонка, и ушла на кухню, вооружатся сковородкой и кастрюлями — как любила шутить Амелия. Эти простые воспоминания вызывали у бабушки грустную улыбку.

Лера с Таней лениво потянулись, идя за Егором. Кивелов прибывал в хорошем настроении и едва не вприпрыжку шёл. Девчонки едва за ним поспевали, лениво переставляя ноги. Жутко хотелось спать. Очень сильно, что казалось, сейчас ляжешь прямо здесь полу. Простояв очередь в гардероб, Таня села рядом с Иркой и зевнула. Лебедева сама терла слипающееся глаза. Игорь вдруг подскочил с места и выбежал на улицу. Охранник очень вяло попытался остановить парня без куртки, но даже не удосужился встать. Все на первом этаже почти заснули. Тишина постепенно поглощала почти всю школу.

— Ирка, подъем! Не спать! Пожалуйста, не спи! — Лебедев с силой встряхнул сестру, которая рассеяно смотрела на двери. Он же только что вышел, разве нет? Ирка слабо попыталась об этом сказать, но ничего не вышло. Игорю на это было наплевать, он упорно будил заснувшего Егора. Кивелов умудрился лечь на скамейку и уснуть в обнимку с сумкой. Ирка встала, держась за стену. Она медленно понимала всё.

— Где пожар? — сонно спросила Таня, кое-как проснувшись. Она все старалась снова не заснуть. Игорь успел вытолкать на улицу Ирку, и отправил туда сонного Егора. Леру и Таню он схватил за руки и просто повёл к выходу. Охранник, уже почти спавший, сделал замечая про отсутствие курток. Лебедева уже бодро ходила из стороны в сторону, пытаясь найти источник.

— Сонная трава, не плохо, — бормотала она, отчётливо чеканя шаг. — Егор не спи, — легонько стукнула парня по щекам и продолжила путь по кругу. Ирка злилась, не понимая, как они сразу не насторожились. Ведьма так и не решилась сказать остальным про то, что они видели Димитрия в школе.

— Вы идите домой, а уберу запах сонной травы, — Игорь подвёл подруг к сестре и пошёл в школу. Меньше всего ему хотелось спорить с Ирой. Лебедева вздохнул и пошла вместе с друзьями, иногда поглядывая на школу. И пока они не повернули, Лебедева не отрывала взгляда от учебного заведения и от друзей. Они шли вроде и бодрые, но какие-то вялые. Послышался шум моторов и по дороге приехали два мотоцикла. То, что вторым водителем была девушка, было видно по выбившимся из-род шлема русым волосам. Таня отметила, что она уже видела у кого-то эти сапоги. Правда, вспомнить это оказалось довольно тяжело.

— Хорошо, что ещё дождя нет, — хмыкнула Лера, поглядывая на небо. — А то этим двоим не поздоровилось бы.

— Приехали бы две мокрые лягушки, знали бы, что такое наш традиционный осенний ливень! — поддержал её Егор. Лера и Ирка засмеялись. Хоть как-то разрядить всю угрюмость.

— А вообще, погода сегодня странная, — заметила Танька, идя задом наперед. Лера была готова в любой момент её поймать, но падать Виноградова не собиралась.

— Тоже заметила? — пробормотала Ирка, посмотрев на подругу. Лера вдруг споткнулась и едва не упала в лужу, если бы её не поймали. Только Таня, Егор и Ирка так и стояли на месте. Разве что развеселились чему-то девочки.

— Ты — неуклюжая дурында, знала об этом? — ехидно поинтересовался поймавший Леру. Та с сожалением вздохнула, неудачно махнув рукой. Вместо этого она попала по лицу Драко. Змей поставил ей щелбан и ловко вернулся от дальнейшего рукоприкладства. Ирка начала выяснять, куда эти двое так быстро убегали с урока. Эшли улыбнулась и показала на два мотоцикла у бордюр. Егор удивился, что они не услышали шума.

— Дяде Лукасу удалось очень удачно их доставить сюда, — хмыкнул Драко, наблюдая, как Егор осматривает один из мотоциклов. Внешне-то он ничем не отличался. Эшли только засмеялась, слушая Таньки рассказ. А Лера хмуро стрела на змея, думая, как ему отомстить.

Игорь подошёл только через пять минут и на пару с Егором начал слушать чем отличаются мотоциклы из Анойи от Явских. Таня только закатила глаза.

— Как же мальчишки похожи, — вздохнула она. — Что змеи, что колдуны — не важно. Покажи им даже велосипед, до вечера их с нами нет.

Девочки засмеялись на высказывание Виноградовой и стали расспрашивать, почему Эшли может водить мотоцикл.

— У нас в Анойе другие правила использования, — отмахнулась змеица. — А если меня вдруг остановят, я права покажу и все. Наши точно отпустят, а Явские могут и задержать.

— Верно, это же магия! — засмеялась Лера, для эффекта разведя руками. Ребята пришлось за бежать под козырек крыши, потому что дождь начался снова. Подождав, пока большая часть людей разбежится, Вороновы побежали к мотоцикла. Каким-то образом ни на транспортные средства, ни на змея со змеицей, вода не попадала. Ирка и Игорь просто соорудили своеобразные прикрытия из сумок и побежали домой. Остальные последовали их примеру.

Драко и Эшли, по настоянию Ирки, договорились подъехать через час к дому Лебедевых. Им всем нужно поговорить о том, что случилось в школе. Лера улыбнулась чему-то своему, и пошла вперёд. Танька была спокойна, видя, что подруга улыбается. Конечно, иногда блондинка не понимала, как у Мохряковой это выходит, но всегда радовалась этому.

Как и договаривались, через час все собрались дома у Лебедевых. Ирка и Игорь были заняты сестрой, которая очень хотела послушать их разговоры. Эшли колотила брата, хотя никто не понял, за что. Просто никто не стал вмешиваться. Танька всё гадала, где пропала Лера и не стоит ли сходить до неё. И только стоило вспомнить, как Мохрякова вбежала в дом, пытаясь отдышаться. В её руках было три пакетика с печеньем.

— О, Лерка опять задержалась из-за благодарностей, — усмехнулся Егор, на что ведьма улыбнулась. Она кинула один пакетик Кивелову, который с лёгкостью его поймал и довольно открыл.

— Мы же тебе говорили, что не надо каждый раз готовить печенье, — вздохнул Игорь, получая свою порцию. Лерка согласно кивнула, но маг понимал, что следующий раз она опять проигнорирует его слова. Ирка усмехнулась, понимая, кому достанется третий пакетик. Драко же отнёсся к этому с подозрением.

— Всё-таки травануть хочешь, да? — протянул змей, поглядывая на ведьму. Он легко перехватил руку сестры, которая хотела его треснуть.

— Буду я ещё ради этого продукты переводить, — буркнула Лера, протягивая печенье. — Это просто моя благодарность за то, что заступился в школе, — она отвела взгляд, опустив голову. — Я просто не люблю, когда кто-то из-за меня попадает в неприятности.

— Поэтому ты так старательно в них втягиваешь? — забрав пакетик, спросил Драко. Лера надулась, но ничего не сказала. Решила, что не хочет ругаться хотя бы сейчас. Эшли же с интересом наблюдала, как её брат опасливо открыл пакетик и взял печенюшку. Откусил.

— Ого, это даже съедобно, — удивился Драко, всё-таки добившись того, чего хотел. Лерка обиженно накинулась на него, пытаясь отобрать печенье.

— Не нравится — не ешь, — заявила ведьма, нависнув над змеем. Драко же держал девушку на расстоянии вытянутой руки, демонстративно съев ещё одну печеньку. Егор уже откровенно смеялся над ними, упав с кресла. Эшли покачала головой.

— Отвянь, злобный карлик, дай поесть, — спокойно произнёс Драко. Лера перестала пытаться придушить его, а просто взяла с дивана подушку и начала бить ей змея. Ирка пыталась оттащить подругу в сторону, но удавалось плохо. Игорь держал Кристинку, радостно вопящую про битву подушками. Эшли просила брата перестать дразнить Леру.

— Спокойно жить? Не, не прокатить, — пробормотала Танька, наблюдая за всем этим, — вообще никак не прокатит, — она вздохнула и начала помогать Егору встать с пола. Блондин держался за живот, всё больше смеясь с друзей. Кристинка смеялась, болея за сестру. Ирке едва удавалось оттаскивать Леру в сторону, но не надолго. Только минут через десять все спокойно расселись. Кристина села на колени Игоря и спокойно что-то рисовала в блокноте, пообещав не мешать и никому не рассказывать, что обсуждают ребята. Эшли сидела между Лерой и Драко, приглядывая, как бы они снова не начали ругаться.

Глава 13. Ссора

— Да как ты вообще могла так поступить! — завопила Танька, бросая в Ирку первую попавшуюся вещь. А именно Леркину подушку. Почезло, что это не оказалось чем-то серьёзным. Девушки сидели вчетвером у Леры. Парни разговаривали на улице намного тише. Лебедева виновато посмотрела на разгневанную блондинку. Как именно всё началось, никто не понял. Просто девочки утром встретились перед домом Леры, чтобы вытащить её погулять. Но потом Таньку вдруг будто кто-то укусил, и она напала с обвинениями на Ирку.

— Тань, прости… у меня выбора не было! — едва не плача произнесла ведьма, понимая, что действительно виновата. — Но если бы я не наложила на вас заговор, — она понизила голос, — то вы бы могли не выдержать, — это она сказала очень тихо, опустив голову. Ведьма очень боялась, что до этого когда-нибудь дойдёт.

— Таня, — Эшли вздохнула, положив руку на плечо Иры. Змеица просто растерялась в этой ситуации. — Ты сама подумай, что она не могла сделать по-другому. Люди относятся к таким новостям не очень понимающе, — Воронова попыталась хоть как-то решить эту проблему спокойно, но понимала, что так просто всё не закончится.

— А ты вообще не вмешивайся, — неожиданно огрызнулась Танька. Лера поежилась. Она редко замечала такое поведение за подругой. Вывести Таню очень трудно, но если удастся, то… происходило примерно такое же. Часто Виноградова могла злится по два-три дня, при серьезной причине. Повисло молчание. Таня понимала, что зря она нагрубила Эшли, но… просто сейчас Виноградова злилась на Иру. Причем очень сильно. Змеица не обижалась, но ей хотелось бы как-то успокоить подругу. Ирка начала нервно дёргать прядь волос, не поднимая голову.

— А ты чего молчишь? — Танька повернулась к Лере, которая наблюдала за всем этим. — Что ты думаешь? — блондинка очень ждала мнения подруги. Мохрякова не знала, что и сказать, чтобы не усугубить. Танька действительно очень возмущена и даже обижена ситуацией, так что может обидится на всё. А ещё лучше бы сюда Игоря, который может успокоить любого. Но сейчас Лебедев занят тем, что разговаривает с Егором. Он тоже вдруг понял, что не просто так воспринял новости о магии спокойно. Но Кивелов всё-таки не так ярко отреагировал на всё, как Танька. И она очень ждала ответа от подруги.

— Я не знаю, — Лера рассеяно посмотрела на девчонок. — С одной стороны, ты, Тань, права: было неправильно от нас скрывать такое, — пробормотала ведьма, немного прикусив губу. — Но с другой, можно и Ирку понять. Ведь мы могли бы и не выдержать таких новостей, верно? — неуверенно предположила она, посмотрев на Виноградову. Но увы, блондинка явно не была настроена принять всё это. И как решить эту проблему, тоже не понятно. Просто так убедить, что всё было сделано во благо не получится.

— То есть, ты на её стороне, да? — тут же взбунтовалась Танька. Она обиженно нахмурилась и ушла, совершенно не слушая остальных. Девочки только и могли, что посмотреть на закрывшуюся дверь. Ирка лишь закрыла лицо руками, стараясь не заплакать. Судя по смолкшим голосам на улице Егор тоже ушел. И, возможно, он не так сильно отреагировал на все, как Таня, но тоже немного обижен на друзей. Кивелов вообще всегда был довольно спокоен, какие новости ему не сообщи. Притворялся ли он или действительно старался находить что-то хорошее — просто оставалось гадать. Танька же теперь будет обижаться, если они не поговорят нормально.

Ирка встала, сказав что у нее репетиция, и ушла вниз за братом. Сначала девочки хотели пойти за ней и подбодрить, но понимали, что не смогут. Может чуть позже им удастся поговорить, но пока лучше не трогать Лебедеву. Эшли и Лера остались в комнате одни, не зная, о чём поговорить. Змеица молчала, чувствуя, что ведьмы слишком расстроена, чтобы разговаривать. Внимание Эшли привлек конверт на столе Леры. Сама же ведьма явно не замечала этого, думая, как помирить подруг. Им сейчас вообще желательно не ругаться и быть заодно, чтобы никто не пострадал. Димитрию явно будет плевать, кого использовать в своих планах. А девочки не хотели, чтобы Танька пострадала.

— Ты с кем-то письмами общалась? — поинтересовалась змеица, рассматривая конверт. Ни отправителя, ни получателя обозначено не было. Только голубая подпись, явно сделанная наспех. Лера покачала головой на слова подруги, вставая с кровати. Она даже и не знала, что у неё на столе было письмо. Хотя, она бы там даже горшок цветочный не заметила, так как в последнее время чаще делала уроки на кровати. Может, кому-то и не удобно, но ей так нравилось. Лера взяла конверт и распечатала. Девушка просто не представляла, что ей ожидать от бумажки, что там лежит. Эшли молча наблюдала за подругой, хотя и была готова к любой неожиданности.

— Эм… это колокольчик? — удивилась Лера, вытащив маленький синий цветок. Растение хоть и было сухое, явно не один день пролежавшее в книги, но чем-то напоминало самый обычный колокольчик. Змеица же отнеслась к цветку спокойно, узнав его.

— Нет, это Ламинора — целебный цветок, который у нас в Анойе растет, — объяснила Эшли, разглядывая растение. Оно было чуть меньше ладони, но довольно узнаваемо. — Он чем-то похож на ваши лилии. Ну, если смотреть на него не в виде гербария, — заметила она, вернув растение Лере.

— По мне, так это колокольчик, — пробормотала ведьма, положив цветочек на стол. В конверте ещё была записка, которую девушка и хотела прочитать как можно скорее и не хотела одновременно. И почерк казался смутно знакомым. Словно, она уже его видела. Перед тем, как полностью развернуть листочек, ведьма глубоко вздохнула. Да, было подписано, что это для неё, но всё равно было немного страшно читать. Кто знает, что там написано. Конечно, вряд ли это оставил кто-то из тёмных, ведь просто попасть сюда они бы не смогли. Но тогда кто? Лера очень надеялась, что после прочтения это станет ясно. Эшли пока не вмешивалась, решив подождать. Раз это письмо для ведьмы, то пусть она сама решит, говорить ли о содержании потом. Было лишь видно, что в некоторых местах ручка либо светлела, либо вообще была размыла. Отправитель очень торопился, когда писал.

Милая, это цветок памяти и он поможет тебе вспомнить то, что когда-то было скрыто. Держи его при себе, и тогда, всё будет хорошо. Прости, что мы так поступили, но это был единственный способ тебя защитить. Нас было легко найти, потому что все знали, какого цвета наша магия. К тому же, мы часто помогали другим с разными зельями и эликсирами. Последний раз, когда мы с кем-то связывались, было три года назад.

Что бы защитить тебя, было не достаточно просто спрятать. Тебе хоть и было всего семь лет, но ты многому научилась. Твоя магия могла так же выдать тебя, единственным вариантом было только стереть тебе память. А благодаря защите, ты смогла прожить спокойно эти семь лет. Осталось выдержать ещё один год и после посвящения тебя официально возьмут под защиту. Прости, что нас нет рядом с тобой, но знай — мы тебя любим.

Мы хотели бы рассказать тебе хоть немного больше того, что ты знаешь, но времени у нас не так много. Просто знай, что мы всегда будем рядом.

Твои мама и папа

Под конец кто-то явно спешил, так как некоторые слова были очень плохо прописаны. Эшли заметила, что Лера вытерла щеки. Ведьма вообще была рада увидеть хоть какую-то весточку от родителей. Главное, что они живы и не забыли про неё. Это даже немного отвлекло от ссоры между Танькой и Иркой, хотя забывать полностью об этом не получится. Лера теперь просто разрывалась между двумя желаниями: помирить подруг или попытаться найти хоть какие-то следы Амелии и Николаса. Они определённо совсем недавно появлялись в этом доме, в комнате Леры. Эшли положила руку на плечо подруги, зная, какого ей сейчас. Ведь теперь ее жизнь больше похожа на фантастический фильм, чем на простые серые будни. Лера вздрогнула, когда об её ногу потерлась Лия. Кошка мурлыкнула, явно желая привлечь на себя внимание. Мохрякова погладила её по голове, удивляясь, что рядом нет Ласа. Обычно они вместе были. Хотя порой кот вёл себя странно, мог часами сидеть на месте и наблюдать за улицей (либо просто за Драко, даже если змей ничего не делал). Лия наоборот, старалась быть ближе к ведьме и всячески ей помогать.

— И все же, интересно, откуда вы появились, — прошептала Лера, взявшись за медальончик кошки. — Но, вы явно не враги, — Лия кивнула. Но, возможно Лере показалось. Ведьма никогда не могла сказать с точностью что-то относительно этих двоих. Эшли молчала, задумавшись над тем, как примерить девочек. К сожалению, змеица провела с ними не так много времени, чтобы всё, до мелочей. Внизу хлопнули двери. Екатерина Петровна спросила, в комнате ли Лера. Ведьма даже и забыла, что бабушка куда-то уходила. Девушка быстро ответила, что она никуда не уходила, и что есть не хочет. Ссора подруг перебила всякий аппетит, так что ведьма была не уверена, что до вечера сможет хоть что-то съесть.

— Долго ли Таня обычно обижается? — спросила Эшли, поправив косу. Наверное, в распущенном виде по длине волос Эшли может посоревноваться с Иркой. Об этом змеица не задумывалась, а вот Лерке вдруг стало интереснее, у кого из девчонок волосы длиннее. Сама Лера никогда не отращивала волосы ниже лопаток, хотя и сама не знала, почему. Да, ей нравились длинные, в детстве даже хотела прямо до колен, но потом как-то передумала. Лерка иногда даже подумывала, что есть какая-то определённая причина на это (и если бы не Ирка, то Мохрякова обрезала бы волосы по плечи). Танька наоборот поддерживала ведьму в том, что и короткие волосы хорошо. Правда блондинка никогда не объясняла, почему два года назад взяла и обрезала свои волосы, но никто старался не обращать на это внимания. Вместо этого переключили внимание на Игоря, которого Ирка уже давно пытается уговорить отрастить хвостик. Зачем девушке это надо — никто не знал. Просто наблюдали, кто сдастся раньше. Пока что они упорно друг другу не уступают.

— Ну, бывало что по два-три дня, — ответила Лера, убирая цветок и записку обратно в конверт. А потом вообще в книгу спрятала, надеясь, что оно не пропадёт оттуда. Эта маленькая весточка теперь будет хоть как-то радовать Леру. Она твёрдо решила, что будет искать родителей по мере возможностей и сил, а сейчас нужно помирить Таньку и Ирку. Сейчас им будет не безопасно вот так просто ругаться и быть по отдельности, учитывая, кто их враг и что он их знает. Девушки решили прогуляться на улице, немного освежиться. Бабушка с некоторым сомнением отпустила внучку, хотя и не сказала, почему. Женщина просто попросила вернуться домой пораньше. Эшли пообещала, что лично проследит за этим. Лера написала Таньке, что им позже надо встретиться в парке и поговорить. Виноградова ответила не сразу, пообещав, что подумает над этим. Ирка и Игорь просто не выходили на связь, вероятнее уже на занятиях.

Игорь наблюдал за сестрой, иногда не слушая преподавателя. Лебедев переживал, что из-за ссоры она очень плохо сейчас занимается. Девушка постоянно путалась, спотыкалась. Это очень мешало на занятиях. Им нужно было готовится к выступлению, так что все шестнадцать человек должны работать вместе. Но Лебедева слишком погрузилась в свои мысли, за что получила уже не одно замечание. Ирка бормотала извинения, кивая и говоря, что будет внимательнее. Ведьма не могла собраться с мыслями, поэтому всё повторялось раз за разом. Игорь как мог объяснял поведение сестры, но понимал, что так долго продолжаться не может. Но и просто уйти нельзя.

— Так, перерыв! — объявил преподаватель, хлопнув в ладоши. — Только не расслабляемся, я вас не скоро отпущу, — ученики застонали. — Это вам не место отдыха, а танцевальная школа! Так что, без нытья! — мужчина вздохнул, — Лебедевы, подойдите сюда.

Игорь толкнул сестру локтем, приводя в сознание. Девушка от неожиданности вздрогнула. Если бы брат её не толкнул, девушка могла простояла бы тут. Игорь взял сестру за руку, давая понять, что он рядом. Ирка кивнула, постаравшись улыбнуться. Так ей было гораздо легче. Вместе Лебедевы подошли к мужчине, который смотрел в окно. Было заметно, что он чем-то недоволен. Игорь знал, что сейчас будет выговор за невнимательность, но то, что сказал мужчина, просто удивило парня. По крайне мере, раньше такого не было.

— Думаю, вы устали, идите домой, — произнес преподаватель, даже не повернувшись к близнецам. Игорь был удивлен тем, что их отпустили, но не стал спорить, подталкивая сестру. Ирка явно пропустила всё, снова погрузившись в свои мысли. Конечно, Лебедев понимал, что его сестра переживает из-за ссоры с Таней, но она слишком уж невнимательна. Игорю повезло, что хоть Егор и был немного обижен на такое, но отнесся ко всему нормально. Понимал, что двойняшкам пришлось использовать магию. Кому было плевать на ситуацию сегодня утром, так это Драко. Змей вообще никак не отреагировал, когда Егор сначала был возмущён действиями друга. Лебедев отвлёкся от раздумий, врезавшись в сестру. Ирка снова задумалась, поэтому остановилась.

— Ир, давай переодевайся и мы пойдем домой, — Игорь втолкнул сестру в женскую раздевалку и пошел в соседнюю. Уж переодеться самостоятельно Ира сможет, даже если опять задумается о ссоре. Через десять минут Лебедевы уже вышли на улицу, прикрывая лицо от ветра. Осень выдалась холодной. И дождливой. Ирка по привычке цеплялась за локоть Игоря, всё ещё погруженная в свои мысли. Ведьма вообще не обращала внимания на окружение. Ей хотелось быстрее вернуться домой и отдохнуть, собраться с силами. Если Ирка попадёт в неприятности из-за этого, будет не самым замечательным событием. Игорь молча наблюдал за сестрой, пытаясь придумать, как решить эту проблему. В основном он не вмешивался в ссоры девчонок, пока это не начинает беспокоить. Вероятнее всего вечером они уже помирятся. Либо, если план девчонок удастся, и Танька всё-таки придёт в парк на «тренировку», то всё будет хорошо. Лебедев придерживал сестру за плечи, чтобы не потерять её.

— Ир, ты же знаешь Таньку, — девушка даже вздрогнула. Она не ожидала, что брат может что-то сказать. Он не любил лезть в ссоры девочек. — Она поймет, что ты действительно хотела сделать, как лучше.

— Да, поймет, — согласилась Ирка. — Но, если она перестанет с нами общаться? — девушка посмотрела на брата. — Мы же друзья, и это было неправильно, не говорить им.

— Да, я знаю, — кивнул парень, остановившись на светофоре. — Но, если бы они узнали все раньше, то, — он замялся на мгновение. — Тогда бы точно могли пострадать. Ты же знаешь, как тёмные относятся к простым людям, знающим о магии больше, чем надо.

— Это я знаю, — вздохнула девушка. — Просто, я чувствую себя виноватой.

— А вот этого не надо, — перебил парень, продолжая путь. Пешеходы торопились перейти дорогу, пока горит зеленый. Двойняшки больше ничего не обсуждали, идя в тишине. Если городской шум можно назвать тишиной. Ирка немного успокоилась после того, как обсудила всё с братом. Действительно есть шанс, что Танька не перестанет общаться с ними. Им итак хватило потерять двоих друзей по глупой ошибке.

Пару раз Ирка хватала брата за руку, сначала горя желанием что-то обсудить, но не решалась. Игорь не стал давить на сестру, уже и раньше замечая, что её беспокоит. Что именно знает ведьма и что её пугает — было действительно загадкой. На самом деле это были лишь наблюдения и догадки Ирки, но пока она ими не делилась. Лебедев рассчитывал на то, что когда-нибудь они смогут спокойно поговорить.

Таня шла по улице, хмуро смотря по сторонам. Она давно хотела сходит в магазин за одной вещичкой, так что, чем не повод? Дома ей сиделось. После этой ссоры она чувствовала себя не очень хорошо. Серое небо не добавляло хорошего настроения. Танька уже не чувствовала той злости на Ирку, но почему-то бежать с извинениями к подруге, Виноградова не спешила. Что-то останавливало. Да, она понимала, что это было глупо, ведь знала, что причина была серьёзной. Но всё равно, так просто принять это не получалось. Танька погрузилась в это очень сильно, даже не замечая, куда идёт. Заблудиться она точно не сможет, а вот попасть в неприятности — запросто. Это будет не самым отличным исходом, потому что сейчас блондинка совершенно одна. Это было ещё одной причиной плохого настроения. Как бы Ирка не старалась, как бы не тренировала — Танька не сможет помочь в опасной ситуации, разве что убегать останется. Если Егор и станет спорить с друзьями, стоя с ними наравне, девушка так не сможет. Она не боец. Танька остановилась, вздохнув, не представляя, что ей сейчас делать.

— Чего это ты такая хмурая? — спросил кто-то. Таня подняла голову, посмотрев на девушку. Для такой погоды она чересчур легко одета, даже не кутается в лёгкий кардиган. Незнакомка улыбалась, словно Таня для неё давняя подруга.

— Да так, с подругой поругалась, — пробормотала Танька. Она удивилась, что кто-то просто подошел и спросил причину расстройства. Это так странно в это время. Мало кому интересно состояние других. Незнакомка предложила присесть на скамейку, улыбнувшись. Танька не знала, почему вдруг доверяет ей, и села рядом. Прохожие даже не обращали на девушек внимания.

— Это очень плохо, дорогая, — произнесла незнакомка, чуть погодя. — Ведь друзья тебе дороги, так что не нужно обижаться на них по пустякам, — она оглянулась. — Вам еще многое придется пережить, и только вы друг друга и выручите, — она слабо улыбнулась, посмотрев на блондинку. Танька слабо кивнула, задумавшись над этим. Это было довольно необычно, такая вот помощь.

— Откуда вы… — Танька повернулась, чтобы спросить гораздо больше, но замолчала. Перед ней никого не было, словно всё это время Виноградова разговаривала сама с собой. Немного посидев в растерянности, Таня спохватилась, что ей нужно бежать. А то её дома могут потерять. Ведь вышла-то она минуть на пятнадцать, а пропадает уже целый час. Пока блондинка дошла до дома, то думала про эту странную встречу. Написав Эшли ответ на сообщение, что она придёт в парк, блондинка поспешила домой, переодеться. У неё как раз осталось минут двадцать, чтобы добраться до парка. Остальные либо уже там, либо как раз должны подходить.

А Живана спокойно подошла к сестре, чему-то улыбаясь. Морана лишь покачала головой, зная, как сестра любит вмешиваться не в свои дела. Всегда так было, и порой заканчивалось не самым лучшим образом. Чаще всего заканчивалось неприятностями для тех, кому богиня жизни пыталась помочь. Моране приходилось приглядывать за проделками сестры, исправляя ситуацию каждый раз. Своеобразное разделение действий, которое помогало сохранять равновесие в обоих мирах и не касающееся Яви (по крайне мере, обычно это так). А богиня жизни радовалась, посматривая на сестру. Живана чувствовала себя прекрасно, хоть и находила для себя странные развлечения. Богиня смерти фыркнула, думая, за что ей такое наказание в виде такой сестрицы.

— И почему мы рвемся им помогать? — поинтересовалась Морана, не зная, услышит её сестра или нет. Иногда она все же не понимала, к чему всё это. Могли бы просто отсиживаться где-нибудь, как и некоторые боги, да просто наблюдать. Решать кому жизнь, кому смерть даровать. В конце концов, именно это было их обязанностями. Порой Морана хотела забыть даже о Димитрии, но то, что он творил — возмущало. Богиня смерти уже понимала, каким образом тогда этот маг их поймал.

— Потому что сами такими были, — ответила Живана, наблюдая за спешащими куда-то людьми. И ведь не помогут другим, если это не даст личной выгоды. Морана молча согласилась с сестрой. Да, они не всегда были богинями, но тогда время было таким. И заботились они совершенно о другом. Живана склонила голову, смотря на задумчивую сестру. Если бы не богиня жизни, Морана сейчас отправилась бы в парк, понаблюдать за подопечной. Может, перед сестрой брюнетка и не показывала этого, а её очень беспокоила судьба Леры.

Морана не признавалась Живане, а всё это было очень знакомо ей. Точнее, напоминало прошлые дни, когда она так же волновалась за судьбу сестры. Это беспокоило богиню смерти, хотя её пытался кое-кто переубедить. Бог времени, имя которого она чуть не выдала Димитрию тогда, убеждал, что всё идёт по плану. Морану это не устраивало, поэтому она не рассказала Живане о той встрече. И о том, что Димитрий знает настоящее имя Мораны. Это было очень огромной проблемой, если этот маг обладает знаниями о магии слов. Она была запрещена ещё при создании Анойи и Валении. И. возможно, именно так их поймали век назад. И ещё, Морана начала понимать, что в её воспоминания вмешались. Тогда было ещё два человека, которые пострадали совершенно случайно. На это у бога времени тоже были объяснения, но он не мог ими поделится — говорил, что ещё не время. Это звучало довольно забавно, если не забывать, кем он сам является.

Живана чувствовала, что что-то не так. Богиня жизни знала, что от неё скрывают многое, но не давила на них. Морана сама всё скажет в нужное время, а бог времени часто молчал о чём-то, это было привычно для него. Было бы странно, начни он внезапно рассказывать обо всём, что знает. Часто бог времени просто отговаривался, что боится, как бы богини случайно не назвали его имя Лере. Богиня жизни только вздыхала, понимая, что боится он совершенно не этого, но не развивала тему.

— Знаешь, нам лучше пока вернуться, — вдруг сказала богиня смерти, видя, что её сестра задумалась. Они много что обсуждали между собой раньше, но после поимки это как-то ушло. Сёстры многое утаивали друг от друга, не хотели обсуждать и просто отмахивали. Бог времени как мог пытался убедить их, что это лишнее и стоит доверят друг другу больше, но удавалось плохо. Он считал, что эта история с их подопечной вернёт прежние отношения между девушками.

— Мне как-то не по себе, Мори, — вздохнула Живана. — Тёмные слишком тихо стали себя выражать. Раньше и дня без стычек со светлыми не проходило. Но, не стоит забывать, что заканчивалось все довольно мирно, если не считать сломанных носов или костей, — подметила богиня. Нет, её радовало, что стало меньше драк среди них, в конце концов, раньше все охотники вообще сотрудничали и это было скорее формальное разделение. Изменилось всё после появления Димитрия, что явно не добавляло ему хорошей репутации. Всё стало гораздо ужаснее. Многие боги были обеспокоены этим, даже спрашивали совета у настоящих богов, которые их выбрали. Но даже те не могли объяснить происходящее достаточно убедительно. Это само по себе настораживало.

— Вот сестренка, мне все было интересно, почему именно Вороновых ты выбрала? — спросила богиня смерти, чуть поправив ленту на волосах. Ей хотелось перевести тему на что-то более спокойное и простое. К тому же, Морану давно интересовал этот вопрос. Сначала, конечно, возмущалась, узнав об этом, но потом поняла, что это не лишнее. Наоборот, уже не один раз помогло, когда богини были слишком заняты, чтобы приглядывать за подопечной. Хотя шесть человек, чтобы следить за одной девушкой… порой Моране казалось, что это чересчур много и привлекает внимание.

— А что, для этого нужна причина? — хитро спросила Живана, рассматривая свои ногти. Словно они стали самыми интересными в мире. Богиня глянула на сестру, всё так же улыбаясь. Это не вызывало радости на лице Мораны, потому что она рассчитывала на нормальный ответ, объясняющий выбор сестры.

— Вообще-то, да, нужна, — заметила брюнетка, нахмурившись. Она была возмущена тем, как на это отвечает сестра. — Ты же не хочешь сказать, что ты просто случайно их выбрала, взявшись за нити? — богиня посмотрела на сестру, очень надеясь, что это не так. Живана посмотрела в сторону, делая вид, что этого вопроса она не слышала. Вообще, частично так и было, но ей не хотелось признаваться сестре. Это потом богиня жизни нашла вторую причину. Всё равно блондинка не считала, что эта случайность прямо ей и является. Уже не раз убеждалась, что на всё есть свои причины.

— Просто, их семья довольно тесно общалась с Исаченко, — улыбнулась богиня, решив сказать только вторую часть. — И они довольно много могут рассказать Лере о её родителях, — Живана потянулась, снова стряхивая с волос пыльцу. На сером асфальте она ярко блестела. — Ну, и ещё кое-что, — очередная улыбка вызвала только вздох со стороны брюнетки. Она-то знала, что это значит. Порой Морана считала, что её сестру надо было делать не богиней жизни, а кое-кем другим. В этом плане она часто сговаривалась с другой богиней. Примечательно, что та тоже была блондинкой, по крайне мере, последние лет двадцать.

— И мне, ты, вторую причину, не скажешь, да? — скептически спросила Морана, отреагировав на планы сестры не очень радостно. Живана кивнула. — Кто-то ещё вмешался в эту историю, — заметила она. — Так что, твои замыслы могут и разрушится, — подметила она, не забывая не только про Димитрия, но и вообще про творившееся. Но, кажется, это ничуть не расстроило Живану, которая продолжала улыбаться в своей обычной манере. Морана очень надеялась, что это не закончится очередной проблемой для неё.

— С этим разберемся позже, по мере поступления проблемы! — оптимистично заявила богиня жизни, улыбнувшись. Хотела показать, что она всё та же беззаботная оптимистка. Но Морана-то знала, что на самом деле чувствует её сестра, замечала некоторые признаки. Успокаивало лишь то, что Живана не оставляет своих обязанностей и привычку лезть с помощью к тем, кому это вообще не требуется. Морана даже немного посочувствовала ребятам, потому что неизвестно, что получится с задумки Живаны. Богини решили, что следует проследить за Лерой в парке, мало ли, что там случится. Блондинка заметила, как её сестра легонько улыбнулась, стоило только предложить побыть в парке.

Лере и Эшли удалось собрать всех в парке, хотя было это довольно проблематично. Егор был не уверен, что успеет разобраться с помощью родителям, но всё-таки смог прийти. Драко просто не хотел приходить, считая, что это опять обернётся неприятностями из-за Леры. Ведьма на это обиделась, поэтому старательно не замечала змея. Его это вполне устраивало. Танька всё ещё делала вид, что обижена на Ирку. Лебедева лишь виновато смотрела вниз, иногда переступая с ноги на ногу. Егора судя по всему уже совсем не волновало это. Он весело что-то рассказывал Игорю и Драко. Змей кивал, показывая, что внимательно слушает. Было это так на самом деле или парень просто притворялся, было не понятно. Игорь же краем глаза следил за сестрой, надеясь, что сейчас действительно всё станет гораздо лучше.

— Всё девочки, вы единственные, кто сейчас в ссоре! — топнула ногой Лера. Ведьма была возмущена этим фактом и никак не скрывало это. Эшли лишь улыбнулась, потому что со стороны это выглядело забавно. Змеица вообще была рада, что всё не пустили на самотёк. Лера действительно переживала за подруг, пыталась помочь. Танька, казалось, вообще не слушала их. Егор сообщил, что хочет мороженого, поэтому утащил парней до магазина. Девчонки остались предоставлены самим себе.

Лера нахмурилась, ожидая, когда же хоть кто-то из девчонок заговорит. Сама она вмешиваться уже не хотела, надеясь, что девочки и уже понимают, что это надолго затянулось. Эшли легонько улыбнулась, почему-то ощущая дежавю. Словно уже случалась такая ситуация, и они уже стояли вот так. Ирка виновато посмотрела на Таньку.

— Тань, ты прости… — начала было ведьма, но не договорила. Танька подошла к ней, влепила легкую пощечину, а потом обняла подругу. Со стороны это выглядело странно, но Ира только улыбнулась этому. Она обняла подругу в ответ, радуясь, что всё так пошло. Значит, Таня не злится на неё. Эшли же сначала не поняла ничего, удивлённо смотря на подруг, но змеица успокоилась, увидев улыбку Леры. Ведьма довольно скрестила руки на груди, заметив идущих к ним друзей. Егор довольно хвастался пакетом с мороженым, пока Игорь обсуждал что-то с Драко. Змей неохотно говорил о чём-то, смотре в сторону.

— Больше не смей так делать, ясно? — заявила Танька, отстранившись от подруги. — Или я тебя очень сильно покараю! — это она сказала уже шутливо, даже улыбнулась. Стало понятно, что про ссору довольно успешно забывали. Это успокаивало, что хотя бы один день закончился тишиной и спокойствием.

— Есть командир, задание принято! — шутливо отсалютовала Ира, за что получила по лбу. Эшли и Лера засмеялись. Хорошо, что все помирились. Егор предложил всем мороженого, стараясь отвлечь всех на себя. Ирка вопросительно посмотрела на брата, увидев в его руках включенный телефон. Значит, кто-то звонил. Игорь отмахнулся, тихо сказав, что просто ошиблись номером. Ведьма насторожилась, потому что иногда они так отговаривались от друзей, если звонил кто-то вроде Димитрия. Сейчас он не связывался с двойняшками, хотя и пытался недавно забрать их из школы. Игорь пообещал, что они позже это обсудят дома, и Ирка немного успокоилась. В конце концов, пока всё тихо и можно расслабится.

— Знаете, такое ощущение, что я вас раньше знала, — улыбнулась змеица. — Настолько все знакомо, — она посмотрела на брата, надеясь, что не одной ей так кажется. Змей кивнул, подтверждая догадку сестры. Парню действительно иногда казалось, что такое уже случалось. Егор уже вовсю веселился, убегая от Ирки. Смущенная ведьма пыталась придушить парня, предварительно пытаясь ударить его мороженым. Игорь очень надеялся, что когда-нибудь подобное прекратится. Что именно успел натворить Егор — никто не знал, но это уже было привычным. В конце концов Эшли остановила подругу, засмеявшись. Ирка буркнула, что это всё Егор. Парень не отрицал, просто смеясь.

— А кто знает, может, встречались где-нибудь, — ухмыльнулся Драко, что сразу давало понять, что сейчас он опять начнёт задирать кое-кого. — Хотя я обязательно бы запомнил одну неуклюжую дурынду, — он, как бы случайно, посмотрел на Леру. Ведьма фыркнула, скрестив руки на груди. Остальные засмеялись. Ведь Драко специально её изводит, а Лера всегда реагирует. Ведьма уже была готова ответить, но Танька её отвлекла на себя. Эшли показала брату кулак, чтобы он прекратил. Змей серьезно кивнул, делая вид, что больше такого не будет. А потом ехидно улыбнулся, не собираясь слушать сестру.

— А давайте сходим куда-нибудь, закрепить мирный договор, скажем так, — предложил Игорь, надеясь хоть немного отвлечь Леру и Драко от ругани. Ирка была только рада, лишь бы всё не закончилось как обычно. Эшли понимала, что брат начнёт отнекиваться и постарается свалить домой, поэтому повисла на руке змея. Парень обречённо вздохнул, считая всё простой тратой времени.

— Например, на роликах покататься! — тут же предложил Егор, довольно потирая руки. Похоже, что он что-то задумал. Лера и Таня начали отказываться, отговариваясь, что они не умеют кататься. Но, им все-таки пришлось идти, потому что пятеро против двоих явно не очень хорошее сопротивление. Игорь пытался убедить, что это не так трудно.

Через десять минут все семь человек дошли до места, где можно покататься. Взяв роликовые коньки в прокатном пункте. Хотя Таня и Лера, даже при том, что их заставили переобуться, сидели на лавочке. Девчонки не хотели вставать, хотя подруги и пытались убедить, что это не так странно. Парни давно успели уехать, а Ира и Эшли стояли возле Мохряковой и Виноградовой. Оставлять подруг одних на лавочке, ведьма и змеица не хотели, хотя бы потому, что им лучше не разделятся так сильно.

— Тань, это тоже самое, что и коньки, — и это было почти правдой. Ирка схватила блондинку за руку и подняла на ноги, сколько бы Виноградова не сопротивлялась. Хотя через пару минут она более менее уверенно стояла, придерживаясь за плечо Эшли. Змеица улыбнулась, пообещав, что она не отпустит подругу, пока та не сможет держаться самостоятельно. Мимо проехали парни, подгоняя девчонок. Эшли была рада, что Драко всё-таки остался и сейчас общается с Игорем и Егором.

— Лер, не упрямься хоть ты, — Лебедева уткнула руки в бока, недовольно смотря на подругу. Но Лерка покачала головой. Если она не любила кататься на роликах и коньках, то только потому, что не умела держать равновесие. Вечно падала. Танька с Эшли катались рядом, иногда поглядывая на подруг. А потом заметили, что позади Леры появился Драко, показывающий девчонкам, чтобы не сдавали его.

— Раз, два, три, встали! — Лера даже сообразить не успела, кто это сказал, как подлетела в воздух и очутилась возле Ирки. Подруга сразу поймала её, чтобы Лерка не упала. Мохрякова обернулась, чтобы посмотреть, кто так подшутил над ней, и даже не удивилась, заметив змея. Эшли покачала головой, едва не упав. Танька хихикнула, заметив, что Игорь с Егором стоят неподалёку и смеются над этим.

— Вот же гад! — показав кулак смеющемуся Драко, выругалась Лера. Чем еще больше рассмешила змея. Ирка вздохнула, понимая, что Драко делает это специально, и ему нравится, что она реагирует на все эти его шутки.

— Знаю и полностью согласен! — в ответ крикнул Драко, подъехав к Игорю и Егору. Парни начали что-то обсуждать, продолжив кататься. На этот раз они далеко не отъезжали. Эшли помогла Лере более менее ровно встать. Таня и Ира отъехали чуть вперед, чтобы не мешаться. Мохрякова стояла ровно, пока её не попытались научить ехать вперёд.

— Я же говорила, что не хочу, — пробормотала Лера, держась за руку змеицы. Та лишь улыбалась, спокойно держась на роликах.

— А есть что-нибудь такое, чего ты не умеешь? — спросила Танька, придерживаясь за Ирку. Виноградова всё ещё не привыкла к роликам. Хотя, Ирка была права. Это почти так же, как и на коньках. Лебедева довольно заметила, что её просто надо слушать. Игорь подъехал к сестре, показав что-то в телефоне. Вероятнее, это было какое-то сообщение. Лебедевы сказали, что им нужно поговорить, поэтому отъехали в сторону. По их лицам было понятно, что это не самое приятное. Либо опять касалось Димитрия, либо отчима. Обе эти темы никогда не вызывали положительной реакции у двойняшек.

— Эм, вязать, — подумав, ответила Эшли. Она задумчиво посмотрела на друзей в стороне, зная, что потом они просто не захотят это обсуждать. Егор же принялся помогать Таньке, одновременно что-то говоря. Блондинка краснела, явно недовольная темой, а вот блондин вовсю веселился.

— А ещё готовить, — неожиданно появившись рядом с сестрой, ухмыльнулся Драко. Игорь и Ирка как раз вернулись к друзьям, делая вид, что всё нормально. Егор оставил Таньку одну, вызвав возмущение блондинки, и налетел на Лебедеву со спины. При этом блондин успел сказать другу, чтобы тот помог Таньке. Игорь кивнул и успел поймать Виноградову быстрее, чем она упала. Девушка сразу же покраснела, прося поставить её на ноги.

— Сгинь, братец, — фыркнула Эшли. — Или утоплю…

— Обязательно, — согласился змей. Он понаблюдал, как Лера пытается удержать равновесие. — Вот не правильно ты учишься! — он схватил её за плечи, — встаешь ровно, наклоняешься вперед, и как едешь! — парень подтолкнул девушку, едва сдерживая смех. Ведьма вроде нормально держалась, просто неуверенно.

— Дурак, — доехав до столба, буркнула ведьма. Нет, может это действительно хороший способ научится кататься, но только не для Леры. Она быстрее колени все расцарапает, чем научится кататься. Ирка с Таней держали подругу с двух сторон, наблюдая, как Эшли пытается догнать брата. При этом змеица пыталась не сбивать прохожих. Драко явно не испытывал трудностей в этом.

Вдоволь накатавшись за два часа, ребята пошли по домам. Девчонки жаловались, что завтра в школу. После такой прогулки вообще никуда не хотелось. Просто лежать и отдыхать. Эшли держалась за голову, слушая препирательства Леры и Драко. Вот два ребенка. Один дразнит, вторая ведется. Погода снова испортилась, хотя недавно даже солнце было. На перекрестке Эшли и Драко попрощались со всеми. Чуть отойдя от друзей, змеица врезала брату по плечу.

— Лер, ты дура, — честно призналась Ирка, взяв подругу под руку. Мохрякова возмущенно посмотрела на брюнетку. — Вот чего ты попадаешься на его подколы, а?

Лера промолчала, зная, что Ирка права. Но, не может Мохрякова не реагировать. Сама не знает почему. Таня лишь вздохнула. Очень хорошо знает ведь подруг. Егор и Игорь о чем-то шептались, постоянно посматривая на девочек.

— Знаете, завтра нам точно нужно будет потренироваться, — заметила Лебедева, заставив Леру застонать. Сейчас совершенно не хотелось об этом думать. Егор же воспринял это только с радостью, предложив Игорю заодно потренироваться в ближнем бою. Брюнет был не против, считая это хорошей идеей.

— Ир, может не надо, а? — протянула Лера, надеясь избежать тренировки. По этому поводу у неё были не очень хорошие предчувствия.

— Ну что Ира? Я пятнадцать лет Ира! — возмутилась Лебедева, не скрывая улыбки. Игорь лишь хмыкнул, улыбнувшись уголками губ. Да, хорошо что девочки снова стали нормально разговаривать. Таня не обижается, Егору это уже было не так важно. Лера только побаивалась фанатичности Ирки, которая рвётся обучать Мохрякову магии. Нет, Лерка была не против этого, но порой активность Лебедевой на таких занятиях пугала.

Глава 14. Кукловод

Драко лежал на кровати, кидая маленький мяч в стену. Откуда он тут, парень не знал. Возможно кто-то из его сестриц любил поиграть им вот так же. Драко был рад, что не пересёкся с ними этой осенью. Конечно, когда он вернётся домой и на учёбу, пообщаться с ними придётся. Драко иногда пытался представить, куда бы он сбежал, будь они тут. Троих девчонок он бы не выдержал. Тут змей просто мог сказать с уверенностью, ему и Эшли-то хватало. Сестре Воронов это не говорил, чтобы не обидеть.

Сегодня школу Драко просто проигнорировал, сославшись на плохое самочувствие. Это было не правдой, но вот идти куда-либо ему не хотелось. Всё равно, ему там было скучно: этот материал он знает лучше, чем нынешние девятиклассники. Если Эшли ходила туда только ради общения, ну и присмотра за Лерой, то ему там делать нечего. Может иногда он и присматривает за ней, но в основном этим занимается сестра. Один день обойдутся и без него. Драко не сомневался, что Лера куда-нибудь встрянет со своим талантом, даже готов был поспорить на этот счёт.

Стрелки часов показывали почти два часа дня. Значит, скоро должна будет и Эшли вернутся из школы. Если она не захочет с девочками пойти гулять. Дядя Лукас снова куда-то запропастился, даже не известно, надолго ли. Все зависело от заказа. Драко уже не особо обращал на это внимание, как-то привыкнув к тому, что он так себя ведёт. Змей даже не побоялся бы сказать, что в такие моменты просто терпеть не может дядю и не виделся бы с ним ещё долго. Эшли на этот счёт ничего не говорила, иногда прося брата относится не так категорично ко всему этому, ведь причины такого распада в семье они знали. Драко молчал на это.

Змей постарался выкинуть это из головы. Ради этого даже вытащил из-под кровати толстую книгу в тёмно-бурой обложке. Серебристыми буквами было выведено «Защита от тёмных заклинаний» и несколько символов. Драко открыл на нужной странице, по крайне мере где он остановился перед каникулами, и даже не начав читать зевнул.

— Нужно же изучать материал, который пропущу, — обречённо вздохнул он, пытаясь хоть как-то погрузится в материал. Дома никого не было, можно было позволить себе мысли вслух. Так было хотя бы не так скучно. Через полчаса змей уснул, закрыв лицо книгой. От начальной страницы он прочитал всего три, на остальное просто не хватило интереса. Вскоре книга соскользнула вниз, когда Драко повернулся на другой бок.

Змей не был уверен, что ему это не приснилось. Почему-то ему постоянно казалось, что по комнате кто-то ходит, иногда стуча по полу чем-то. По звуку напоминало палку. Как бы не хотел в тот момент проснуться, Драко не мог. После этого змей снова уснул.

Хлопнула входная дверь. В коридоре слышалось только шуршание, никаких разговоров. Тишина прерывалась шагами. На диван бросили школьную сумку. Эшли вздохнула, зайдя в комнату. Она никак не ожидала, что увидит брата спящим. Змеица ожидала, что он проснётся, пока она будет разбирать сумку. Но змей как спал, словно даже не слышал. Змеица даже не сразу заметила на полу какие-то следы, словно кто-то приходил. Это был песок, который обычно используют для часов. Девушка это сразу поняла, потому что когда-то в детстве разбила такие и очень долго плакала, пока её не успокоили родители. Они тогда долго убеждали, что всё хорошо. Из-за этого Эшли надолго запомнила тот песок, точно такой же, с нефритовым оттенком. Мягкий и даже немного тёплый, словно часы только-только держал в руках человек с горячими руками. Эшли вздрогнула, провела рукой по лбу, и ушла за пылесосом. Драко всё так же спал, лишь отвернувшись к стене. И заработавший пылесос его никак не побеспокоил. Эшли сначала застыла, а потом всё-таки убрала песок. Змеице на мгновение показалось, что кто-то смотрит на неё, но лишь покачала головой.

— Эй, братец, проснись, — сквозь сон Драко почувствовал легкие шлепки по щекам. Эшли обеспокоено смотрела на брата. Она всё же торопилась домой из школы, чтобы проверить состояние парня. Ведь утром он именно по этой причине остался дома. Хотя змеица и понимала, что он мог просто наплести что проще, а сестра поверила.

— Чего тебе? — сонно пробормотал змей, даже не поворачиваясь. Эшли подняла с пола книгу, убрав на стол. Девушка удивилась, что брат вообще что-то читал, учитывая, как он относился к учёбе. Может в будущем он станет серьёзнее отнесётся к этому. По крайне мере Эшли очень на это надеялась, иначе её брата легко могут исключить уже в следующем году.

— Понять не могу, тебе реально плохо или ты придуриваешься? — фыркнула змеица, скрестив руки на груди. Не услышав ответа, Воронова пошла на крайние меры. Она осторожно забралась на кровать, чтобы парень ничего не заподозрил. Драко лишь снова повернулся на другой бок, что было намного удобнее для русоволосой. Сев и упершись ногами в спину брата, змеица выпрямилась. Парень слетел с кровати на пол, попутно ругаясь. Драко сел на полу, недовольно поглядывая на сестру.

— Еще раз промолчишь, я тебя не только пинками поднимать буду, — известила его Эшли. Змеица слезла с кровати, взяла домашнюю одежду со стула. — Может, ты выйдешь?

— Угу, — кивнул Драко, поднимаясь с пола. Змеица заметила, что ее брат какой-то слишком тихий. Обычно он не промолчал бы в такой ситуации. Но он совершенно спокойно вышел из комнаты. Воронова быстро переоделась и вышла в гостиную. Змей стоял возле окна, даже не обращая внимания на сестру. Он даже не заметил, что она вышла.

— Братец, все нормально? — спросила Эшли. Для неё такое поведение было странным. Там, дома, они и дня не проводили в тишине, без колкостей. В основном это было из-за старших, но и с самой Эшли Драко мог очень часто огрызаться. Но всё-таки, змей очень сильно заботился о сестре, и только поэтому они доверяют другу другу и так ладят. Эшли подошла к брату со спины и обняла, из-за чего он вздрогнул.

— Да, все хорошо, — через пару минут отозвался Драко. — А что? — он не смотрел на неё, наблюдая за городом. Что дома, что тут — разницы он не видел. Разве что тут не используют магию на каждом шагу. Хотя, как показалось змею, тут гораздо спокойнее и тише. Если не пересекаться с Лерой, по мнению змея, от неё только неприятности.

— Ну, просто ты молчишь, — неуверенно пробормотала змеица, прижавшись щекой к спине брата. Она мельком глянула в окно, на улице снова пошел дождь, а потом на брата. Никак не отреагировал. Эшли расстроенно выдохнула, подумав, что больше и слова из него не выдавит. Иногда девушка даже расстраивалась, что он вот так себя ведёт. Да, чувствовала его заботу и никогда не оставалась сама по себе при неприятностях, но вот хотела увидеть его хоть немного поулыбчивее. Эшли просто не помнила, когда последний раз видела, чтобы он искренне улыбался чему-то, а не притворялся. Конечно, змеица понимала, что её брат не тот весёлый мальчишка, которым он был в детстве, но хотела бы вернуть это. Но время не повернуть, поэтому девушка всё пыталась привыкнуть к такому отношению брата ко всему. Хотя это всё-таки не мешает ей подшучивать и немного издеваться над ним.

— Просто, странно всё это, — когда девушка была готова уйти в другую комнату, парень решил продолжить разговор. — По словам дяди Лукаса — Димитрий и мухи не обидит. И бессмертным он стал не по своей воле. Но, есть и вторая версия, — Эшли повернулась к брату. Он так и смотрел в окно. — Возможно ли было поймать двух сильнейших богинь в ловушку? — змей задумался. Как-то раньше Драко и сам не замечал, разве что побыв в тишине, задумался. Возможно именно это и нужно было, чтобы понять. Хотя змей так и не смог связать всё это с Лерой. Как бы он не подмечал её неприятности, а вот собрать воедино не получалось.

— Я как-то не задумывалась об этом, — вздохнула Эшли. Она действительно только сейчас заметила эти странности. Просто это не так бросалось в глаза, когда вокруг происходят неприятности. И вот змеица тоже заметила эти не состыковки. Не может же быть так, чтобы все говорили правду об одном человеке, особенно если она различается. По версии Лукаса Димитрий не мог напасть на Леру, потому что он был другом ее родителей. Но недавние происшествия говорят об обратном.

— К тому же, родители Леры не стали просто так прятаться, — продолжил размышления вслух Драко. — Друзья, даже натворившие что-то, сначала все обсудят, — кажется, он действительно взялся за эту тему основательно. Эшли слушала размышления брата, сев на кресло. Змей же решил постоять, опираясь спиной на балконную дверь. Обсуждать всё наедине и в тишине оказалось гораздо легче, чем если бы тут были остальные. Эшли это точно знала, что Драко старается сильно к ним не привыкать, ведь когда-нибудь им надо будет вернуться домой. Змеица надеялась, что общение на этом не прекратится. В итоге Драко старательно обходил темы о возвращении и отношении к ребятам. Поэтому, после нескольких попыток сменить тему, Эшли перестала пробовать и обсуждала, есть ли хоть какая-то логика в нападениях. И в конечном итоге начали обсуждать две версии рассказов о Димитрии.

— Ты еще скажи, что существует два Димитрия, — фыркнула змеица. И получила полный серьезности взгляд. — Ты же несерьезно, да? Такого быть не может! — заметила Эшли, не понимая, как такое можно воспринимать серьёзно. Два человека с одной внешностью и историей? Это даже в мыслях звучало безумно, не то, что воспринимаемое, как серьёзная теория. Змеица рассчитывала, что сейчас брат рассмеётся, сказав, что тут он пошутил. Но Драко молчал, наблюдая за сестрой. Видимо, ожидал, что она скажет что-то ещё по этому поводу, но девушка просто отказалась, что такое возможно.

— Ну, нельзя такой вариант отбрасывать, — пожал плечами Драко. — Конечно, такого может и не быть, тогда все бы знали, но с чем магия не шутит, — он вздохнул, надеясь и эту тему особо не продолжать. Эшли знала, что он не особо жалует магию, даже сам хотел бы оказать от своей «особенности». Это немного расстраивало девушку, потому что она не понимала его.

— Ладно, давай оставим эту тему и отвлечёмся, — не привыкшая видеть брата таким, змеица потянулась. С одной стороны Эшли могла сказать причину, что так повлияла на змея, но с другой — надеялась исправить это. Сегодня змеице хотелось бы просто отдохнуть. Драко махнул рукой, вроде как согласившись. Покачав головой, Эшли пошла на кухню. Готовка все же была на ней. А про то, Что она готовить не умеет, Драко только шутил. Змей же не знал, чем ему заняться, поэтому включил телевизор.

Через час вернулся Лукас, устало бросивший на стол рюкзак. Было видно, что это путешествие прошло не очень гладко, и говорить об этом мужчина не хотел. Эшли предложила просто спокойно пообедать, чтобы отвлечься от дел. Драко молча ушёл в комнату, вызвав возмущение у сестры. Мужчина же просто вздохнул, сказав, что с радостью пообедает. Эшли расстроенно кивнула, расстроившись, что так получается. Как бы она не старалась, а примирить брата с семьёй не получалось совсем. Драко старательно делал вид, что кроме сестры у него никого нет, что очень часто заканчивалось ссорами.

— Всё хорошо, успокойся, — улыбнулся мужчина, растрепав племяннице волосы. Эшли вздрогнула, едва не выпустив из рук тарелку. Девушка удивлённо посмотрела на дядю, который явно понимал её реакцию. Именно поэтому он так сделал, отвлекая племянницу на себя.

— Он тоже так делал, — немного расстроенно пробормотала Эшли, — спасибо, дядя Лукас, — улыбнулась девушка. Ей было приятно, что он наконец-то начал обращать внимания на мелочи, на племянников. И Лукас явно это понимал, решив, что ему стоит быть внимательнее. Ещё раз позвав брата, и получив в ответ только тишину, Эшли ушла на кухню. Мужчина сначала хотел подойти к Драко и попросить хотя бы ради сестры посидеть с ними, но понимал, что это может и не помочь. Вздохнув и стараясь примириться с характером племянника (который так похож на него самого), Лукас зашёл на кухню. Эшли старалась не показывать, что всё-таки расстроена отсутствием брата.

— Ты поговорил с тётей… — начала было Эшли, но замолчала на полуфразе, когда Лукас подавился чаем. Либо мужчина об этом пока не думал, либо просто забыл. Эшли добавила дяде в чай горячей воды, ожидая ответа.

— Пока не говорил, — пробормотал мужчина, копаясь вилкой в тарелке. Аппетит был, только вот тема была довольно щекотливой. Эшли покачала головой. — Она не отвечает на мои звонки, видимо, всё ещё обиженна.

— Я бы тоже обиделась, пропади кто-нибудь из братцев на неделю, даже не предупредив об этом, — подметила Эшли, невольно вздрогнув от подобного сравнения. Нет, девушка не пыталась надавить на совесть дяди, просто называла причину обиды.

— Ты же знаешь, я не специально, — пробормотал мужчина, не поднимая взгляда. Тут уж он понимал, что виноват, хоть и невольно. — Этот старикашка нас просто заманил в ловушку, где мы едва не потонули. Кто же знал, что телефон я потеряю.

— Но ты же понимаешь, что это звучит не очень, что пятерых взрослых мужчин поймал в ловушку какой-то безумный старик с дорогим артефактом, — фыркнула змеица, потому что немного в это не верила. Хотя потом вспомнила про Димитрия и прикусила язык, вспомнив, что этот человек с первого взгляда тоже не вызывает опасений. Лукас промолчал на это замечание, понимая, что действительно глупая ситуация. Сам бы не попал — не поверил. Драко молча появился на кухне, вытащил из холодильника мороженное, проигнорировал очередное предложение об обеде, и ушёл в комнату. Эшли в который раз возмутилась поведению брата, и невольно прикусила себе язык. Во второй раз и на этот раз больно. Лукас даже невольно вскочил на ноги, испугавшись за это. Девушка даже невольно рассмеялась. Мужчина и сам усмехнулся, сев на стул.

К часам четырём, Драко вдруг сорвался с места и, накинув мастерку, выскочил на улицу. Лукас даже не успел узнать, куда племянник так торопится. Эшли предположила, что спешил змей просто сбежать из дома, с чем мужчине пришлось согласится. Минут через десять Драко сам написал, что его просто попросили помочь на тренировках. Эшли сама себе ухмыльнулась и решила заняться чем-нибудь полезным. Девочек змеица сразу предупредила, что сегодня хотела бы побыть дома. Возможно, даже сможет поговорить с дядей, как и хотела. Лукас же начал разбирать сумку, сразу подписывая то, что смог достать. Эшли с интересом наблюдала за новыми необычными заказами.

Ирка скрестила руки на груди, наблюдая за подругами. Самое простое задание, по мнению ведьмы, выполняется с таким трудом. Танька и то его лучше выполняет, хотя решила этим позаниматься ради интереса. Да, может когда-нибудь это ей даже пригодится, об этом блондинка могла лишь гадать. Когда она об этом сказала, Ирка и Игорь предпочли тему не затрагивать, говоря, что она может сбежать в случае опасности. Виноградова лишь обиженно надулась, едва не упав. Лера не стала встревать, жалея, что она в случае чего просто так не сбежит. Игорь стоял возле сестры, вообще никак не реагируя на её тренировку. Казалось, что парень хотел бы избежать этого. Иногда он поглядывал на Таньку, но сразу отводил взгляд в сторону. Ирка довольно улыбалась, делая вид, что не замечает этого. Лера устала уже, но слезть не могла из-за ворчания подруги. Брюнетка даже подумала, что в учителя Лебедевой лучше не идти. Егора сегодня не было, тренировался в клубе, поэтому никто не мог остановить безумных задумок Ирки (Кивелов хоть иногда мог повлиять на девушку). А вот Таня с удовольствием принимала участие в своеобразной тренировке, пока это не касалось магии. Ирка вообще боялась к этому приступать, помня, чем закончился прошлый раз. Пересилить она себя сможет, но не сейчас. Лучше начать с чего-то полегче, собраться с силами.

— Лера, ты вообще умеешь стоять ровно? — возмутилась Лебедева, заметив, как покачнулась подруга. Мохрякова опасно наклонилась вперёд, хотя и пыталась выпрямится. Девушка никогда не задумывалась, как на самом деле это тяжело, если раньше подобным не занимался.

— Не с тарелками на голове же! К тому из бабушкиного сервиза! — стараясь устоять на деревянной палке, проворчала Лера. Усложнялось всё тем, что длиной она была с метр, а вот толщиной максимум в в сантиметров двадцать. Танька хихикнула, привыкнув к тренировкам равновесия на репетициях, когда им порой было нечем заняться. Она мельком посмотрела на Игоря, который в этот момент слабо улыбнулся. Это было редкостью, но такие воспоминания блондинка хранила долго. Каждый из друзей был для неё особенным, Танька иногда даже боялась подумать, что будет, если она когда-нибудь их придаст, против своего желания. Мало ли, как повернётся к ним судьба. Девушка покачала головой, выбрасывая эти мысли из головы, но едва не упала. Игорь вопросительно посмотрел на подругу, но она лишь улыбнулась. А потом Танька заметила хитрый взгляд Ирки и отвернулась. Виноградова понимала, что теперь подруга точно от неё не отстанет. Лера этих переглядываний не заметила, просто моля, чтобы всё это уже закончилось. Но создавалось впечатление, что пока что Лебедева заканчивать не собирается.

— Потом вообще на одну ногу встанешь, — пригрозила Ира, для виду ещё нахмурившись. — Вот смотри на Таньку, она стоит и не шевелится! — она довольно показала на блондинку, которая едва сдержала смешок. Она считала, что подруга слегла переборщила с ролью учителя. Вжилась в этот образ, если говорить точнее.

— Ир, пожалей, а? — попросила Мохрякова, стараясь не вертеть головой. Уронить тарелку она очень боялась, что было, по мнению Лебедевой, прекрасным стимулом для стараний. Ирка, сразу пообещала, что, в крайнем случае, магией восстановит всё, что разобьют. Но всё равно было как-то жалко сервиз, да и Лера всё думала, как бы на это отреагировала бабушка. По её рассказам, сервиз был подарен ещё родителями дедушки, и доставали столь ценную вещь только по праздникам. Таня лишь хихикнула, наблюдая за такой мини-войной между девочками. Лебедев наблюдал за успехами девочек, лишь иногда комментируя действия сестры. Игорь пару раз обошёл вокруг и сел на бревно, немного скучая. Ему и в обычные дни хватало «тренировок», и стимулом там служил явно не бабушкин сервиз.

— Зачем это вообще нужно? — спросила Лерка, чуть не упав назад. Изловчилась, встала поудобнее. Так ей удастся простоять установленные пятнадцать минут. Ведьма даже побаивалась, что ещё может устроить подруга. Порой Ирка бывает очень уж… целеустремлённой и готовой ко всему, что даже немного пугало. Игорь был полной противоположностью, но тем не менее, всегда помогал сестре и не давал ей выйти за рамки.

— А я не говорила? — Ирка посмотрела на брата, который покачал головой. — Я бы просто могла тебя научить разным там заговорам-заклинаниям, но если будет место с блоком на магию, ты труп, — взмахнула руками ведьма, словно ничего необычного в подобном не было. Да и вообще, в случае с Димитрием именно так дела и обстояли. Если Лере и удавалось пока сбегать от мага, не факт, что это будет получаться всегда. Игорь промолчал, хотя и посчитал такое объяснение чересчур ярким, но подходящим.

— Объяснение просто на пять с плюсом! — заметила Танька, снимая с головы тарелку. У неё затекли мышцы от стояния на одном месте, поэтому она решила отдохнуть. В конце концов, она занималась этим ради интереса. Лере же Ирка запретила пока спускаться, объяснив, что время ещё не прошло. Мохрякова застонала, потому что в положении буквы «Т» уже руки болеть стали. Может по мнению Ирки это и полезно будет, когда-нибудь, но вот сама Лера не видела в этом толку. Просто ведьма сомневалась, что с её талантом падать — равновесие спасёт где-нибудь.

— Нас так же когда-то гоняли, — подметил Игорь, с каким-то смешком в голосе. Эти воспоминания его действительно забавляли. — Только не учительница, типа Ирки, — Лебедева стукнула брата локтем, заставив его улыбнутся. — Всякие вампиры там… другие существа… — он невольно запустил руку в волосы, не зная, как это объяснить понятнее. Просто Лебедев не думал, что когда-нибудь будет рассказывать про всё это друзьям. Как нужно такое преподносить, и стоило ли говорить? Сейчас, может, уже ничего и не исправишь, раньше думать над этим надо было. Игорь уж очень надеялся, что не напугает девчонок. Лерка просто испуганно икнула, промолчав.

— Вы же только Леру искали, где эту нечисть нашли? — удивилась Таня, невольно представляя монстров из фильмов ужасов. Блондинка вздрогнула, не представляя, как с этим можно смирится. Ирка посмотрела в сторону, потирая затылок. Сразу было видно, что ведьма не любит об этом вспоминать, да и говорить не хочет. Игорь решил ничего не рассказывать без согласия сестры. А то потом обидится, а это чревато последствиями. Очень серьёзными и опасными. Поскольку Игорь — колдун, Ира спокойно будет издеваться с помощью магии. А другим трудно будет объяснить, каким образом в сумке находится аквариум. С рыбками и водорослями. Прошлый раз это закончилось именно этим, а повторять не хотелось.

— Всё, Лера, можешь спускаться, — посмотрев на телефон, сказала Ирка. Лера со стоном, сначала отдав Таньке посуду, упала на траву. Мышцы ныли, и было так мягко на земле. Даже падать после этого было не так больно, как разминать затёкшие руки и ноги. Ирка с Танькой расхохотались, когда Лера сказала, что она ложится спать. Пожалев подругу, Таня начала разминать Лере плечи. Ирка посмотрела на брата, который в основном не вмешивался во всё это.

— Главное, если встретим охотников, чтобы они были светлыми, — неохотно заметил Игорь, раньше даже не подумав об этом. Ирка кивнула, сев прямо на траву. По хорошему, обо всё стоило поговорить заранее, но вот как-то забывалось.

— А кто такие охотники? — спросила Лера, вставая с земли с помощью Таньки. В конце концов, осенью долго не посидишь на земле.

— Позже ты об этом сама выведаешь, серьёзно, — пообещал Игорь. Ирка молчала, лишь иногда поглядывая на подруг. — Скажу только, что если кто-то из темных — бегите. Если им не удается перетянуть кого-то к себе, они убивают. По крайне мере, теперь, — парень вздохнул. Да, всё это действительно было лучше, раньше.

— Такое разделение появилось давно, — подала голос Ирка. — Когда была создана копия Яви — Анойя, разделились мнения. Кто-то считал, что можно использовать любую магию, а другие, что нужно использовать только светлую, для помощи другим, — ведьма вздохнула, пытаясь не запутаться. — Четыреста лет назад, когда мир только появился, за ним следили двое — верховные шаман и некромант. Они должны были следить за равновесием, но что-то произошло, после чего сначала началась война между некромантом и шаманом, а потом… они и вовсе исчезли, — Ирка замолчала, думая, не перепутала ли она ничего. Но, вроде, сказала всё и не ошиблась. Ведьма даже посмотрела на брата, может, он её поправит. Но нет, парень молчал, что значило, что девушка не ошиблась.

— То есть тёмные и светлые — это лишь обозначение магии, которую они используют? — спросила Танька с интересом слушая рассказ Ирки. Лера всё это время молчала, смотря в сторону. А вот слушала ли она — точно не сказать.

— Да, раньше по крайне мере, было так, — согласился Игорь, припоминая историю из книг, которые он успел уже прочитать. Было ли это необходимостью тогда или нет, но сейчас эти знания им очень хорошо помогали.

— Знать бы вообще, что случилось на самом деле, — кивнула Лебедева. Игорь хмыкнул, не думая, что это им так важно. — Мне вот только интересно, как наш папаня умудрился заставить тёмных на себя работать.

— Тебе обязательно это сейчас узнавать? — поинтересовалась парень, потянувшись. И едва не свалившись с бревна. Девочки засмеялись. В итоге Игорь встал на ноги, чтобы ненароком действительно не упасть на землю.

— Кстати, Ирка, а вы когда с Егором планировали пойти в кино? — выпалила Лерка, присев рядом с подругой. — А то все меня тут охраняете, словно я персона важная, а сами никуда не ходите! — вот тут она действительно видела огромную не справедливость. Лера и дома посидеть может, там хотя бы безопасно и уж точно никто не нападёт. Танька хихикнула, замечая, как быстро изменилась в лице подруга.

— Ну, мы пока… — промямлила Лебедева. С красными щеками Ира уже не была похожа на ту грозную ведьму, которая заставляла тренироваться. А вроде прошло-то пару минут.

— Почему я обо всем последним узнаю? — удивился Игорь. — А я-то понять не мог, чего это Егор такой хмурый ходит, — он улыбнулся, посмотрев на смущенную сестру. — Никак не выходило свободного дня найти? — тут уже это прозвучало так, словно он специально пытается смутить сестру. Игорь был не против того, если бы Ирка хоть один день всё-таки отдохнула и погуляла. Но если он сам начинал этот разговор, то всё заканчивалось лишь небольшой ссорой. А тут хотя бы девчонки, они смогут помочь убедить её.

Ирка только кивнула на слова брата, не желая продолжать тему. Она сама не знала, почему постоянно смущалась, стоило затронуть тему прогулок с Егором. Даже если это простые планы. Да, в кругу друзей долго тайны не держатся. Таня с Лерой уже начали планировать, как обезопасить Мохрякову хотя бы на время, и дать Ирке спокойно провести день с Егором. Лебедева отмахивалась, говоря, что всё нормально они потом сходят погулять. Но девчонок это явно не останавливало, а Игорь только сильней улыбался, слушая всё это. Да, подруги конечно активные. И в итоге Лера таки не удержалась на бревне и упала. Никто даже среагировать не успел, чтобы поймать её.

— Я вроде не царь, а в ноги падают, — ухмыльнулся Драко, смотря на Леру сверху вниз. Ведьма фыркнула, но промолчала. На этот раз она не отреагирует. Таня закрыла рот руками, пытаясь не рассмеяться, чтобы не обидеть подругу. Лера обиженно скрестила руки. Она не видела ничего смешного в своём падении.

— Быстро же ты добрался, — заметила Ирка. Краснота еще не ушла, но Лебедева была уже более спокойна. Змей посмотрел на неё и вдруг протянул Лерке руку.

— Так и будешь лежать на земле? — поинтересовался он. Ведьма немного растерянно взялась за руку. Драко спокойно помог ей встать и даже отряхнул спину. Лера только стояла и хлопала глазами. Для неё это было просто удивительным. И немного настораживало ведьму, она не забывала, как они обычно общаются. Драко же явно на это было плевать, так как никаких шуток не последовало.

— Что хотела-то? — спросил змей у Ирки, явно не обращая внимание на удивление Леры. Танька по-тихому давилась смехом, вызывая недоумение Игоря, который держал её. А то не ровен час, Виноградова упадет на землю. Что её так насмешило, было трудно понять.

— Помощь нужна, — как ни в чем не бывало, сказала Ирка. — Лера уже освоилась с огнем, — Мохрякова вздрогнула от воспоминаний. — Но сейчас нужно уже приступать к воде!

— А я тут при чем? — тут Драко уже не понимал, почему позвали его, а не Эшли. Это было бы гораздо логичнее, учитывая силы обоих Вороновых. Лера нахмурилась, явно не оценив того, что эта тренировка пройдёт в компании Драко. Тот снова проигнорировал злой взгляд в его сторону.

— Ты змей. Огненный. Вот и будешь выполнять роль естественного противника с противоположной силой, — довольно выдала Ирка, стараясь не вспоминать, чем закончилась первая такая идея. Игорь и Танька просто переглянулись, вздохнули, и понадеялись, что хотя бы в этот раз змея и ведьму разнимать не придётся. Поубивают же друг друга.

— Да она и сама прекрасно себя угробит, — протянул Драко и едва успел увернуться от удара. Лера явно была не согласна с ним. — А что, не так что ли? Ты же даже пару часов не продержишься, чтобы не влипнуть в неприятности.

— Не правда! — возмутилась Лера, скрестив руки на груди. Остальные лишь с интересом наблюдали за развернувшейся сценкой. По большей части Ирка с Танькой умилялись, говоря, что всё просто идеально. Игорь просто покачал головой.

— Спорим? Допустим, на желание — предложил Драко, думая, что Лера и не согласится на это. Но ведьма внезапно кивнула, вытянув руку вперёд. — А не боишься, что проиграешь?

— Если и проиграю, я не боюсь, — буркнула Лера, хотя и невольно вздрогнула. Если она действительно проиграет, то ей придётся выполнять любое желание змея. Это не очень её устраивало. Драко ухмыльнулся и пожал руку ведьме, попросив Таньку разбить. Блондинка только с радостью это сделала. Чем всё это закончится даже предположить нельзя. Ирка предложила всё же начать тренировку, на что все согласились.

Шум из-за деревьев привлек внимание всех. А Таня подошла ближе к тому месту, где падала Лера. В её руках была серебряная лилия. Не белая, а именно серебряная. Откуда она тут появилась, никто не видел, да и не особо обращали внимания. Было слышно, что кто-то бежит между деревьями. Драко ехидно улыбнулся, посмотрев на Леру. Она скрестила руки на груди, буркнув, что это ещё ничего не доказывает. Змей насмешливо кивнул, и снова посмотрел в сторону.

— Лисица, заходи сзади! — закричал кто-то, правда пока нельзя было точно понять, откуда. Ирка схватила Леру за руку и что-то быстро заговорила. Мохрякова торопливо кивала, обещая, что постарается не ошибиться. Игорь закрыл Таньку, чтобы та не попала под удар. И только Драко спокойно стоял и наблюдал.

— Ой, Баюн, тут подростки, — на поляну выскочила рыжеволосая девушка. На макушке два лисьих ушка выбивались из-под волос. Под юбкой довольно оригинального костюма рыжий хвост. Как девушка ещё не запуталась в белом плаще, было не понятно. Да и это являлось не самым главным вопросом.

— Нам ещё их не хватало! — проворчал кто-то. — Что тёмным только тут понадобилось? — из-за дерева вышла кошка. Тёмная, с полосатым хвостом. Она шла гордой походкой. Желтые глаза словно сверкали от недовольства. Рыжая девушка задумчиво кивнула на слова кошки, внимательно посмотрев на ребят. Где-то послышался взрыв, который заставил девушку вздрогнуть.

— Кицунэ и её фамильяр? — пробормотала Ирка, отпустив Леркин локоть. Игорь лишь вздохнул, по белому плащу поняв, что это охотница, да ещё и светлая. Но маг не стал расслабляться, потому что оставался вопрос, с чем именно она тут находится. Фразу про тёмных парень сразу взял на вооружение.

— А вы что, против что ли? — спросила кошк