КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 346911 томов
Объем библиотеки - 400 гигабайт
Всего представлено авторов - 139245
Пользователей - 77603

Впечатления

DXBCKT про Калугин: Пустые земли (Боевая фантастика)

Начало этой книги ярко жизнеописывает страдание с большой буквы, в отсутствие столь привычных и казалось бы обыденных вещей, как еда, вода, безопасность и пр. С самого начала книги начинается «некое хождение по мукам», которое открывает в ГГ доселе неизвестные стороны и позволяет ему прикоснуться к тайнам «Мамы-Зоны»... Вторая часть — продолжение вечного похода и выполнение ответственного задания, выполняя которое, ГГ и его спутники влипают в еще более «гиблые обстоятельства» и совершают казалось бы невозможное для того что бы выжить... И да — лучше всего ее слушать, а не читать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Измеров: Задание Империи (Альтернативная история)

На манеже все те же: все та же неторопливая поступь сонного и казалось бы такого знакомого города, на сей раз представленного в очередном «альтернативном варианте». Опять очередная неспешность в описании всего и всея, новые игры и приключения, акклиматизация и выявление, новые цели, прогрессорство и засылка... на этот раз не в очередную паралельную реальность, а к «проклятым капиталистам» у которых очередной раз «все пошло не так». В целом не рекомендовал бы данную книгу (как и всю СИ в целом) любителям экшена, крутого прогрессорства, встреч со Сталиным и К. Нет конечно все это в какой-то мере «имеет место быть», но... лучше читать ее «на бумаге», устроившись дома на диванчике, поскольку здесь собственна важна лишь атмосфера «очередного варианта», а не сами «приключения на ниве шпионства или любовных утех». Помню начав читать данную СИ в электронном виде, очень быстро забросил ее (примерно после первой книги), забраковав как неудачную... Сейчас же по прошествии времени купив всю СИ «на бумаге», неторопливо вычитываю ее и нисколько не жалею о потраченных деньгах.... В конце концов — это стоило пару несъеденных багетов или одного сэндвича... А так посмотрю и сердце радуется: почти вся СИ послушно выстроилась в ряд, и лежит себе дружненько на полочке...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Плетнёв: Последний довод павших, или Лепестки жёлтой хризантемы на воде (Научная Фантастика)

Не совсем люблю читать книги выходящие за пределы моего любимого жанра - но все же осилил себя и.... прочитав примерно 200 страниц еще раз убедился в своей правоте, поскольку наслаждаться 2000-ми страниц в стиле АИ честно говоря нет никакого желания. Кроме того я сначала действительно пытался разобраться «а кто это у нас такой дерзкий» что начал сходу бомбить штаты что.... так ничего и не понял. Какие-то яппы, причем ладно бы «паралельноудаленные» (из другого мира), но нет — воскрешенные (неведомо кем) для того что бы.... для того что бы... В общем как раз на моменте выяснения этих обстоятельств я книгу и закрыл.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
юлина про Конопницкая: О гномах и сиротке Марысе (Сказка)

Замечательная книга,просто жемчужина детской литературы,особенно с иллюстрациями Г.Спирина.В ней рассказывается о волшебном народце гномов-легкомысленном,но благодарном Хвоще,справедливом Короле гномов,также о других существах-коварной лисе Сладкоежке,важной лягушке Вродебарине,музыканте-кузнечике-маэстро Сарабанде,и о реальной нелегкой жизни самоотверженной сиротки Марыси,суровом Петре,который один растит своих сыновей,и многих других.Такие герои словно оживают,и остаются в душе на всю жизнь.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Blazzy про Найтов: Гнилое дерево (Альтернативная история)

А почему у вас что ни открой - "заблокировано..."
если так подряд всё блокировать, пропадает весь смысл в данном сайте! Какой прок от сайта, позиционировающего себя, как крупная библиотека, а когда хочешь взять книгу почитать - а вот хрена тебе! Там на полке только корешок с названием, а внутри все страницы выдраны...

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Игорь М. про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

Как и большинство других новоиспеченных учителей последних лет, этот также не имеет духовных основ, только еще этим и бравирует. Его "медитирующее" по собственной системе сознание вовсе потеряло чувствительность и отдалилось от естественности,а красивые слова о интуитивной мудрости остаются словами, и иллюзии никуда не уходят, а просто видоизменяются. Без учителя невозможно вырваться из их пут. Вот и автор нафантазировал всего, но на самом деле всё пустое и не имеет ничего общего с истиной.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vetlana про Молотов: Визиты в СССР (Альтернативная история)

Ну а зачем вы, горе-комментаторы, читали пиратскую копию, спёртую с самиздата, где лежал недоделанный черновик? На халяву позарились, вот и пожалели! Настоящая книга, готовая к изданию, в которой нет указанных недостатков, теперь называется "Отпуск в СССР" и выкладывается официально автором на ресурсе Лит-ера. Впредь не читайте халяву. Один вор выложил, а другие позарились, любители авторов обгадить!

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
загрузка...

Спасение (СИ) (fb2)

- Спасение (СИ) (а.с. Зург (Ворх Росс)-7) (и.с. Вселенная eve-online (миры Содружества)) 1522K, 336с. (скачать fb2) - Владимир Геннадьевич Поселягин

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



ПОСЕЛЯГИН Владимир Геннадьевич.
ЗУРГ.
Книга седьмая. СПАСЕНИЕ



© Поселягин В.Г., 2017.

© «СамИздат», 2017.


® Все права защищены.

Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.



* * *

.


Мы уже минут двадцать находимся на краю системы, а отклика от нашего корабля-разведчика всё нет и нет. В два прыжка мы добрались до соседней с Нордом системы, теперь часов восемь на разгонных, чтобы пересечь её всю и выйти к границе с системой Норда. Флотские немного перестраховались и вышли подальше от захваченной пиратами планеты. В принципе правильное решение, я их вполне одобрял. Всё же у них это первое сражение, до этого даже мелких стычек не было, не считая нападения пиратов на Зорию. Весь опыт они получали теоретический, через тренажёрные виртуальные капсулы, где искины-инструктора задавали им разные параметры космических боёв и сражений. То есть что делать, более-менее знают, но вот практического опыта не было. Со временем он придёт, но пока мои военные действовали со всей осторожностью. Я именно по тому и гвардию с собой всю взял, чтобы также боевой опыт получили, не только как усиление, хотя и это не маловажный фактор.

Сидя в кресле наблюдателя, в стороне от экипажа, я рассматривал на экране порядок выхода нашей эскадры. Первыми вышли из гипера все три линкора, расходясь широким веером, беря систему под контроль. За нами стали выходить крейсера. Скорость у них была выше, чем у тяжеловесов, так что по приказу штаба нашей группировки те рванули вперёд. А сейчас как раз стали выходить транспорты и танкер, наше тыловое обеспечение. Среди разных судов затерялись два грузопассажирских судна гвардии. На том, что больше, получившим название «Ланс», находились вольнонаёмные и семьи гвардейцев. На втором, оно называлось «Байс», находились тыловые подразделения гвардии, службы обеспечения, ремонтники ну и другие второстепенные службы. Как я уже говорил ранее, после окончания битвы за Норд, наш линкор и эти два судна направятся к Декону. Пора будет брать эту систему под контроль, жирная цель, я бы даже сказал очень заманчивая и нужная. Причём оба этих грузопассажирских судна были приписаны к составу флота корпорации, так что после доставки пилоты-гвардейцы отгонят их к Зории и вернут так сказать владельцам. Экипажи на борту обоих судов составляли из гвардейцев. Координаты системы, где будет моя резиденция, пока были засекречены. Это ненадолго, но сейчас секретность немаловажный фактор.

Пока суда, что выходили из гипера позади нас, выстраивались в караван, два крейсера охранения их должны сопровождать, я продолжал рассматривать на экране, как формируется ударный кулак нашей флотской группировки. Позиция нашего «Бастиона» была на крайнем левом фланге. Двинули мы в полной боевой вперёд, но почти сразу с флагмана пришёл приказ перейти в режим обороны по плану «Аверс». То есть ложимся в дрейф, оставляем операторов защитных и артиллерийских систем на своих постах, насколько я помню, и держим под контролем округу, реагируя на все нештатные ситуации. Почему поступил такой приказ, выяснить удалось почти сразу. Штатный офицер-связист, что находился тут же в рубке на своём месте, почти сразу после получения пакета приказов с флагмана, сообщил:

— Есть отклик от нашего разведчика. Идёт шифрованная передача на наш флотский флагман.

Керри сидела в кресле капитана, а управляла кораблём она оттуда, пульт капитана был универсальным, она могла выполнять все работы по тем знаниям, коими владела. Девушка к своим обязанностям относилась очень серьёзно, например, за время полёта она почти всё время провела в учебной капсуле, поднимая некоторые базы. Не зря, две базы подняла с третьего ранга в четвёртый, одну четвёртого в пятый. Они все второстепенные и при сертификации не влияли на сдачу экзаменов, но мне нравилось, что та повышает свой профессиональный уровень. Причём не она одна, с обучающими капсулами вообще был дефицит. Например, сейчас третий взвод десанта, который уже был сформирован и всем бойцам, сержантам и офицеру были поставлены нейросети, лежали в капсулах всё время полёта и поднимали свой уровень. Их даже не подняли из капсул после выхода, капитан не посчитала нужным это сделать. Первый и второй взвода были подготовлены в полной мере, всё же у них почти полгода было, так что оба взвода пока единственной гвардейской десантной роты, как мне кажется, были самыми подготовленными подразделениями не только в гвардии, а вообще на флоте. Из боевых подразделений, удалось сформировать роту десанта, куда входили отделение разведки, подразделения тяжёлого вооружения, это операторы мехов и «погонщики», ну и пилоты штурмовых и десантных ботов, они как раз к роте приписаны были. Офицер что командовал этим подразделением, успел сдать экзамены на звание капитана. Кстати, Керри помимо должности капитана боевого корабля, сдала на звание флаг-майора гвардии. Все нашивки и знаки различия, что полагалось носить на комбезе, у неё были, как и у других офицеров, всё же боевое подразделение, не хухры-мухры. Штаб и командующий гвардией находились тут же, на борту «Бастиона».

Самого командующего, в рубке не было. Он, кстати, тоже имел звание флаг-майора, не успел сдать зачёты на получение звания полковника, хотя нужные базы поднять успел до требуемой высоты, мы отправились в этот рейд. Сдача зачётов и сертификации проходили на борту старсейвера. Подобного сертификационного центра на борту «Бастиона» не было. Однако они были, даже два, в системе Декон. Один на территории флотской базы, этот центр для военных, другой на борту орбитального терминала, соответственно он как раз для гражданских. Когда обе пустотные станции возьмут под контроль и запустят, тогда и будет возможно проходить сертификацию и сдачу положенных экзаменов. К тому моменту, когда мы прибудем в систему Декон и закончим часть работ по взятию системы под контроль, в очереди на сдачу будет если не вся гвардия, то большая часть точно. Ведь они учатся, постоянно учатся.

Вон, когда передача сигнала с разведчика перестала идти, буквально через две минуты из штаба флотский групповой пришёл приказ дать отбой боевой тревоги. В рубке осталась только дежурная смена, все кто мог покинуть свои боевые посты, отправились кто куда, кто в столовую, кто по каютам, а некоторые в медсекцию, дальше учиться. Например, пока наш единственный на борту сертифицированный инженер, второй в капсуле поднимал базы знаний, отпросился учиться дальше. Он базы знаний станционщика поднимал, они нам очень пригодятся, когда мы будем у Декона. Именно на этом инженере и будет возрождение обороны системы, ну и введении в строй флотской базы. Благо это потребует и не таких больших усилий. «Био»-искины были уничтожены Н-пушками жуков, но как я знал, старые искины, которых и поменяли на «био», всё ещё находятся на борту базы, на одном из складов. Реакторы заглушены аварийно, практически все системы в норме, так что запуск базы и приведение её в порядок много времени не займёт, уже через неделю она будет в полной боевой. Военные диспетчера по мере того как будут вводится в строй диспетчерские и оружейные платформы по системе, да минные поля, постепенно возьмут её под полный контроль. Так что инженер нам был пока не нужен, пусть реально учится и поднимает необходимые базы до Декона. Насколько я понял, ему нужно месяц, может чуть больше, и он поднимет базы знаний на необходимый уровень, чтобы спокойно работать. Второй инженер тоже скоро станет подготовленным специалистом, но он чисто карабел, на нём будет приводить в порядок боевые корабли вводя их в состав флота гвардии. А то у нас уже шесть полностью сформированных и подготовленных экипажей для крейсеров, а боевых кораблей для них не было. К счастью, в системе Декон среди многочисленных обломков хватает остовов, которые можно реанимировать и ввести в строй, повышая боевую мощь гвардии. Быстро собрать эскадру в тридцать пять вымпелов было вполне реально.

Керри после запроса инженера, а все сообщения экипажа дублировались на мой пульт, сначала покосилась на меня, но я отвернулся. Пусть самостоятельно принимает решения, на то она и офицер, а то привыкла, что я постоянно контролирую всё, что она делает. Всё, хватит, теперь всё сама. Мы об этом с ней уже говорили. Так что она лишь покосившись на меня, связалась с оперативным отделом штабом, где и был её командир, командующий гвардией флаг-майор Фэд Гаон, а так же остальные офицеры штаба. Вот у них отбоя как раз не было, шла обработка данных полученных от разведчика. Мне эта информация шла параллельно, так что я был в курсе дел по операции. Кстати, где укрывался этот небольшой крейсер, я уже видел, он пристыковался к одному из обобранных остовов в системе. Их тут аж два было. Именно остов и выполнял роль маскировки, он был чуть больше самого крейсера.

Получив от командующего сообщение, что в ближайшие сутки боевых действий не планируется, та дала добро инженеру, что всё ещё был на связи, он вышел на капитана из своего кабинета главного инженера. Сутки у него есть, если понадобится, поднимут раньше, если нет, то позже. Тот собрался ложиться на полные десять дней, для него всегда была зарезервирована резервная капсула, так что если тот понадобится, мы его поднимем. Керри также покинула рубку, линкор уже был стабилизирован в пространстве, дрейфа не было, вот девушка и направилась в штаб. До неё не доводили текущую информацию, поэтому та и пошла полюбопытствовать. Как у старшего офицера у неё был доступ в помещение штаба, так что получить нужную информацию она могла. У нас по гвардии вообще было четыре старших офицера, все в звании флаг-майора, ниже это уже средний командный состав. Сам крейсер, что доставил разведчика к Норду, уже отстыковался от остова и направился к нам. Свою работу тот сделал, доставил специализированное разведывательное судно, оно уже на планете вместе с пилотом и самим разведчиком, связь с ними благодаря ретрансляторам была устойчивой, вот этот канал связи и был передан разведслужбе штаба флота корпорации. Сейчас шла обработка данных, что получали от разведчика. Я был в курсе полученной информации, даже того что на данный момент разведотдел штаба флота общается со своим офицером на планете в режиме онлайн. Тот докладывал, что успел сделать, немало надо сказать, но и не так много как мы планировали, так что к операции пока мы не приступали и как я понял, в ближайшие сутки не приступим. Штабу нужно немного изменить план по освобождению Норда в связи с новой поступавшей информацией. Скорректировать его со свежими сведеньями. Разведчик ведь не только сообщил некоторые сведенья по планете и Сопротивлению, с представителями Сопротивления ему уже удалось встретиться, но так же и по системе Норда, особенно по боевой группировке противника. Оказалось, кораблей и вооружённых судов-рейдеров было даже больше, чем предполагалось. Три десятка, из них шестнадцать были боевые корабли, остальные гражданские суда переделанные в пиратские рейдеры.

Однако не это главное. Мы прибыли за две недели до наступления той трагедии, которая как я помню, случилось в прошлой истории моей жизни. Тогда погибло больше количество молодёжи Норда. Так вот, разведчик выяснил, что молодёжь пираты уже начали отбирать, причём принудительно. Похоже, тут всё происходит, как и в моей ветке памяти. Не смотря на помощь официальной администрации Норда поставленной пиратами, немногочисленных предателей, что на них работали, сбор молодёжи шёл туго, прятали от них детей. Вот штурмовые боты и летали по планете, сканируя поверхность в поисках тайников. Тут и разведчику было работать сложно, он укрылся рядом с крупным поселением Норда, там же и его разведывательный челнок стоял, что имел очень совершенную маскировку. Офицер и сообщил, что около пяти тысяч молодых жителей Норда пиратам уже удалось отловить, и этот отлов шёл активными темпами. Опыт у них в этом деле большой, знают что делать. Набитые невольниками суда поднимались на орбиту и передавали товар на большегрузное судно, выполнявшее в системе роль орбитального терминала. Кстати, неплохое судно, лично я планировал захватить его и передать на баланс гражданского флота корпорации, ей такие монстры были нужны. А то разные суда есть, а тяжей ни одного. Много грузов можно увезти, если поисковики что интересное найдут. А то караваны из средних грузопассажирских судов это не совсем то. Много времени уходит на вывоз, как показала практика с перевозкой флотской тыловой ремонтной базой, что сейчас начали разворачивать на орбите Зории.

Вот оба штаба, проводя совместную разработку будущей операции, и занимались делом. Тут ведь не только нужно не дать ни одному пирату уйти, но требовалось захватить орбитальный пиратский терминал, чтобы жертв среди невольников было минимальное количество, у своих штурмовиков тоже, но и по планете работать. По докладу офицера-разведчика, одновременно на планете действует около двух сотен поисковых партий и летает около трёх десятков ботов и челноков. Информация точная, вместе с боевым подразделением Сопротивления, ему удалось захватить в плен несколько пиратов одной из уничтоженных ими поисковых партий. Сведенья получены при допросе. Вот их и нужно отловить и взять, ну или уничтожить. Однако это после операции на орбите и в системе. Причём штаб флота решил выделить одну небольшую группировку как раз для этой цели, то есть три истребителя класса космос-атмосфера поработают на планете, их задача не дать пиратским малым судам покинуть планету и принудить к посадке на поверхность, отстрелив движки. Дальше уже работа наших десантных и штурмовых подразделений. Их для этого хватало. Один штурмовой батальон, как раз заточенный под это дело, будет брать орбитальный терминал. Больше людей не нужно, иначе мешать друг другу будут, да штурмовики пойдут внутрь двумя волнами, пара взводов будут в резерве, на случай нештатной ситуации или где потребуется помощь. Остальные будут работать по кораблям пиратов, у нас в планах часть захватить. Они будут переданы нордовцам, чтобы те сами создали на орбите свою оборону и защищали себя, мы это делать не планировали. Сами, всё сами.

При этом оставалось не задействованными два батальона мобильной пехоты. Сейчас объясню что это за подразделения. Это боевые части, задача которых первыми высаживаться на чужие планеты. Так сказать нога бойца мобильной пехоты первой ступает на поверхность планеты противника. Тут задача пехоты помочь Сопротивлению ну и заниматься уничтожением пиратов, их поисковых партий. Согласно договорённости с одним из глав, своими предателями, Сопротивление займётся само.

В принципе в рубке мне тоже нечего было делать, информация так же поступала на мой планшет. Георг, искин «Бастиона», подавал все сведенья на него. Так что когда офицеры, немного возбуждённо переговариваясь, для них это не только первый будущий бой, но и первый полёт такой дальности, начали покидать рубку, так же спрыгнул с кресла, оно мне было великовато, и пристроился выходить рядом с Керри. Та сообразила, что я с ней о чём-то хочу поговорить и немного отстала от своих офицеров. В рубке осталось двое, оператор защитных систем, он же щитовик, и связист, остальные покинули рубку. Всего в ней находилось одиннадцать офицеров, я был двенадцатый и в штат корабля не входил, независимый наблюдатель можно сказать. Ага, попробуй не пусти меня в рубку.

— Снизь скорость общего обучения. Скоро понадобятся все люди, — велел я ей.

— Мне уже поступил такой приказ из штаба, — кивнула та. — Командующий так же решил. Медики начнут выводить из режима обучения часть солдат и офицеров что будут непосредственно задействованы в операции. Инженера это пока не касается. Поднимем, когда трофеи будем осматривать и начинать ремонт, до этого он нам без надобности.

— Согласен, — задумчиво пробормотал я. — Можно и потом его не поднимать, он нам нужен будет чуть позже, так что лёг на десять дней, вот пусть и лежит. У флотских два своих корабельных инженера, вот они пусть и работают.

— Я передала твой приказ командующему. Он его внёс в план операции, исключив нашего инженера из дела. Медикам отправлен приказ не трогать инженера, пусть учится. Второго, что учится на инженера, тоже пока не трогаем.

— Молодцы, оперативно, — одобрил я. — Ладно, если что я у себя.

Особо моих вмешательств не требуется. Так что я направился ко своим адмиральским апартаментам. Командующий ещё флаг-майор, будет адмиралом, уступлю, а пока рано, проживает в двухкомнатной каюте старшего командного состава корабля, вот и дальше пусть там живёт. Всего на борту полтора десятка кают такого класса, из них заняты только четыре, две каюты ВИП, и одна адмиральская. ВИП пока свободны, они для высокопоставленных пассажиров коих на борту корабля пока не было. Пройдя к себе, я прошёл в кабинет и устроился за компом, переведя на него всю поступающую информацию. Вызвав командора Бая, отправил его с помощью дежурного челнока на борт флагмана флота корпорации. Пусть поприсутствует при составлении операции. Можно было и из помещений оперативного штаба гвардии на «Бастионе» командовать, но я решил отправить его именно на флагман. Дело в том, что у меня были семиранговые базы знаний по тактике применению флотов, боевым операциям, ну и планированию, так что если нужно где помочь или дать совет, то мне не трудно. Тем более командор Бай, за то время что являлся моим личным порученцем и замом, успел снискать славу высокопоставленного боевого офицера с большим опытом, так что к его мнению и советам прислушивались. Больше всего офицерам штаба импонировало то, что он не лез командовать, просто давал советы, дальше уже они сами принимали решения. То, что командор Бай и я это фактически один человек мало кто знал, да фактически никто. Некоторые догадывались, что Бай голограмма, в основном из инженерного состава, но догадки к делу не пришьёшь.

Что посоветовать действительно было, флотские немного прямолинейно разрабатывали тактику удара, вот и пришлось указать на это и дать несколько советов. Те были приняты, причём с охоткой, было видно, что теперь операция была спланирована более гибко, позволяя молниеносно реагировать на случай внештатной ситуации. Вернув Бая на борт «Бастиона», я отправил его уже в штаб гвардии, там так же заканчивали планирование, так что, дав пару ценные советов, я отправил Бая в тупичок, где и развеял голограмму. Георгу, который изредка использовал его, тот тоже был не нужен. Кстати, за Баем была закреплена одна из ВИП кают, хотя конечно в ней никто не жил, но экипаж так не считал.

Планирование операции закончилось, дальше началась подготовка, сам удар будем наносить утром, сейчас по внутрикорабельному времени был глубокий вечер, так что, позёвывая, я отправился спать. Ну как отправился, в бассейне поплавал, в тренажёре побегал, при двух G всё это серьёзное испытание, и уж потом только спать.

Поднял меня Георг в шесть утра, причём экстренно. Как он сообщил? Вслух это сделал. Голограмма Георга стояла у моей кровати. В общем, наши флотские были вынуждены действовать раньше, чем было спланированно. Не всё успели подготовиться, но пока мы двигаемся к границе системы Норд, закончат.

— Из-за чего такая спешка? — морщась, спросил я.

Дотянувшись до прикроватной тумбочки, отделанной золотом, взял планшет и посмотрел на время. Пять часов всего поспал. То, что корабль движется я и так чувствовал по множеству мелких деталей, включая едва уловимую дрожь работы разгонных двигателей.

— В систему прибыло два пиратских транспорта. Разведотдел флота смог взломать несложный код, которым пользовались пираты при переговорах. По полученным при перехвате сведеньям удалось выяснить, что на этих транспортах, уже отловленных рабов из жителей Норда, планируют отправить по покупателям и по другим своим станциям и планетам. Первая партия. Загрузка начнётся сегодня ближе к обеду по внутрикорабельному времени. На данный момент оба транспорта маневрируют в системе, сближаясь с орбитальным терминалом пиратов.

— Жаль мы не знали об их подходе. В соседней системе глушилкой бы выбросили в космос и взяли на абордаж. Потом использовали их бы для доставки штурмовых подразделений к борту тяжа. Начало штурма было бы сигналом к началу общей операции.

— Эту информацию разведотдел получил сразу после нашего прибытия. Сведенья предоставила наша разведка на поверхности Норда. Отделы планирования флота и гвардии уже обсуждали подобную возможность незаметно доставить штурмовиков к орбитальному терминалу пиратов для непосредственного штурма, но посчитали её бесперспективной, — спокойно сообщил Георг, пока я собирался.

Слушая его, я успел посетить санблок, привёл себя в порядок, и прошёл в гостиную. Там устроившись за столом на планшете, сделал заказ, набирая на навороченном пищевом синтезаторе список блюд для завтрака. Не самый большой список, надо сказать. Дроид-стюард принёс поднос и сервировал стол. Быстро насыщаясь, я обдумывал полученные от Георга сведенья.

— Почему они посчитали её бесперспективной? — прикинув всё за и против, поинтересовался я.

— Штаб решил, что слишком много всё зависит от случая. Могут быть потери, причём большие, что идёт в разрез вашему приказу действовать максимально эффективно и с минимальными потерями.

— Да-а, такой приказ я отдавал, — пробормотал я, и замолчал, продолжая завтракать.

Когда закончил, то выпив травяной настой, пил не просто так, а вприкуску с ягодным пирогом, сходил почистить зубы в санблок и направился в рубку. Пока ел, я одновременно работал с планшетом, так что был в курсе, что мы сблизились с границей системы. Все подразделения уже заканчивали подготовку, хотя десантники и штурмовики пока не проходили на борта штурмовых ботов, ещё рано для них, а вот техники заканчивали подготовительные работы с малой авиацией на лётных палубах линкоров, истребителями и немногочисленными бомбардировщиками. Их пилоты в штабе планирования москитного флота получали вводные, что и как им следует делать в разных ситуациях, а так москитный флот будет под постоянным контролем. Для этого выделены мощности некоторых корабельных искинов, да и офицеры-координаторы должны были контролировать все действия москитного флота. Их было два, один на борту «Бастиона», он будет командовать «Лепестками», второй на борту флагмана военного флота корпорации. У того свои «птички», причём куда большего состава.

На подходе к границе системы, эскадра начала разделяться, я за этим наблюдал со своего места наблюдателя-координатора в рубке «Бастиона». Всё пока согласно разработанному плану, задержек выявлено не было. Чтобы обрушится на пиратов одновременно всей мощью, было решено использовать операцию по нападению под названием «Лангет», немного доработав её. Эту операцию разработали патрульные силы империи Антран ещё до Большой Беды, и использовали её в боях с пиратами. С регулярными силами такой ход не сработает, потери будут большие, а вот с пиратами, вполне. Основной нажим тут на слабую дисциплину пиратов, и одновременные действия разными подразделениями, что на первых порах серьёзно дезориентирует противника, дав нам возможность сблизится с ними, фактически лишив их шансов сопротивляться.

Практически всё время действия операции на орбите Норда, я так и просидел в рубке «Бастиона», контролируя и отслеживая все ходы как подразделений флота корпорации, так и гвардейцев. Ну что я могу сказать, не подвели. Молодцы. Правда я отметил в некоторых местах слабую проработанность и взаимосвязь между разными группами, но на ситуацию в целом это не сильно влияло, тем более в штабе флота, эти моменты тоже отметили и оперативно отреагировали, не пришлось указывать на ошибки. Сама операция со стороны выглядела так. Вся флотская группировка, в которую так же временно входил и «Бастион», двинула к границам системы. Чуть отстав за нами шёл караван судов обеспечения. Охраны у них не было, оба крейсера были задействованы в предстоящей операции. Причём четыре крейсера ушли в гипер. Их задача во время атаки войти в систему с другой стороны, отрезая пути возможного бегства, что возможно, если атаковать только с одной стороны.

Так вот, боевая группа двинула вперёд, а транспорты чуть отстав, шли следом. От боевой группы отделились все крейсера и двинули вперёд. Причём борта линкоров и судов сопровождения, где дислоцировались боевые десантные подразделения, покинули малые суда, специализированных ботов на всех не хватало, так что частично использовались так же челноки. Все эти суда, догоняя крейсера, стыковались к ним, те исполняли роль носителей. Линкоры, отставая, шли следом. Кстати, среди челноков, что закрепились на обшивках крейсеров, было два целуказательных судна, именно они будут давать картинки для открытия огня обоих артиллерийских мониторов, ну а дальше начнётся ювелирная работа. Немного отвлекусь, задача линкоров своими сверхточными туннельными пушками поражать все доступные корабли и суда противника таким образом, чтобы повреждать энерголинии или выводить из строя реакторы. Для этого и нужны суда целеуказания, чтобы довести точность стрельбы до полных ста процентов. Ну а дальше зачистка обездвиженных на время кораблей пиратов десантниками. Причина таких действий, освобождение возможных рабов, что могли находиться на бортах судов пиратов. Как показал опыт, а небольшое столкновение с пиратами в системе Зории у нас всё же было, рабы имелись на всех судах.

Так вот, боевой ордер состоял из всех наличных боевых кораблей, кроме конечно транспортов что находились в тылу. Истребители, да и вообще москитный флот осуществлял прикрытие крейсеров и двигался рядом с ними. Рядом с линкорами крутилось по паре истребителей, но это так, непосредственное прикрытие. Боевые отсеки почти всех кораблей были пусты, десантники, что квартировали в казармах, находились в ботах или на бортах крейсеров.

Когда передовая боевая группа подошла к границам действий пиратских корабельных сканеров, почти сразу дав форсаж, вперёд рванули истребители и штурмовики. Их задача выбить малые турели ПВО, а так же сканеры и радары, чтобы осуществить безопасную стыковку абордажных ботов. Все цели уже давно были распределены, так что истребители рванули именно к тем судам, которые они должны согласно поставленной боевой задаче лишить возможности оказать сопротивление. Гвардейские истребители, те самые «Лепестки», как самые совершенные и новейшие даже на момент Большой Беды машины, атаковали два пиратских линкора, и орбитальный терминал. Шестнадцати машин вполне хватало, чтобы закрыть вопрос с обороной на этих пиратских кораблях. Всего у нас было двенадцать машин на лётных палубах, и четыре в запасниках на случай потерь. Пилотов для этих истребителей у гвардейцев хватало, поэтому Керри приказала расконсервировать четырех других машины. Честно говоря, мест для них на лётных палубах линкора уже не было, но ничего страшного, мы пришвартовали один бот к наружной обшивке, и на освободившиеся место и поставили эти четыре машины в шахматном порядке. Это позволило использовать усилившуюся на несколько боевых машин малую группировку москитного флота приписанного к «Бастиону», для более широко спектра задач.

Вместе с истребителями вперёд впервой волне неслись и оба челнока целеуказателя. По два оператора на борту каждого уже начали давать указание целей, для идущих позади линкоров. Им как раз дальность не особо мешала, так что они и шли третьим эшелоном. Как только первая цель оказалась в прицелах операторов двух из трёх линкоров, то истребители что уже вились вокруг двух пиратских линкоров, прыснули в сторону и последовал залп. Так и шла стрельба. Перед самым залпом, все кто мог попасть под выстрелы линкоров уходили в сторону, чтобы не получить повреждения. Работали все чётко и вполне уверенно, хотя как я видел, некоторый мандраж всё же был. «Бастион» и флагман военных успели сделать по два точных залпа, чтобы обездвижить самые мощные пиратские корабли, как к ним уже стали швартоваться подоспевшие десантные боты и начался абордаж. Посмотрим, стоило ли прикладывать столько усилий в обучение этих подразделений, пусть покажут чего стоят.

Штурмовой батальон военного флота корпорации, так же на своих ботах шёл в передовых порядках, так что большегрузное судно, которое пираты превратили в орбитальный терминал, был взят на абордаж самым первым. Пираты были настолько в шоке и дезориентированы, что штурмовики, направленными взрывами снося переборки, успели захватить мостик, реакторный и двигательный отсеки. Первое настоящее сопротивление оказали у загонов с рабами, но его быстро смяли, потери были минимальны, хотя первый санитарный челнок уже направился с десятком раненых к флагману. Специализированного госпитального судна в штате флота корпорации пока не было, но будет, обещаю. Так что временно вся нагрузка по приёму раненых на медсекции флагмана и на его медиках.

За сорок минут орбитальный терминал был взят, сейчас шла зачистка по его отсекам. Оба линкора так же взяты на абордаж, один, его определили как флагман местной охранной группировки, был полностью взят, а вот на втором пока возникла заминка, пираты успели вскрыть арсенал и сейчас оказывают ожесточённое сопротивление. Недолго, около часа держались, пока две боевые группы не вышли им в тыл и не ударили в спину. Пленных мои люди не брали. В этом я их полностью поддерживал. Это по тяжу и по линкорам, а сейчас по остальной группировке пиратов. У них оказался средний носитель, очень нужная моему флоту игрушка, вот его брали на абордаж как раз мои гвардейцы. Часть истребительного прикрытия, что пираты успели выпустить, наши пилоты уже сшибли, и загнали остальных на планету, где те совершались авариные посадки. Тут или погибнуть на орбите или плюхнуться на планету, со враждебным населением, выбор не самый большой. Многие выбирали планету, надеясь выжить. Наивные.

Так вот, по остальных кораблям и судам. Откровенные развалюхи, крейсера расстреливали до полностью небоеспособного состояния, фактически уничтожали, остальные обездвиживали и высаживали десантные партии. Так как я запретил стыковаться с кораблями противника, те могли, чтобы захватить противника, взорвать своё судно, так что высадка происходила с помощью прыжков и десантных ранцев. Все боты и челноки были задействованы, так что крейсера подлетали ближе и десантники что выбирались на обшивку, просто перепрыгивали с корабля на корабль. Ну а дальше делали то, что совершали сотни раз на тренажёрах, шёл абордаж. Уже в реальности, а не в виртуале. Нет, практические захваты и тренировочные абордажи в реале происходили, чтобы навык наработать и чувство локтя, но бой это бой, тут всё же совсем другое дело.

Так что за первый же час, из тридцати шести кораблей и судов пиратов, три были уничтожены, они начали совершать разгон, чтобы уйти, остальные обездвижены и на них высажены десантники. Дальше их работа. По мере захвата кораблей противника, метки на тактической карте, где они отображались, постепенно с красного меняли цвета на жёлтые. Это значит, они захвачены и переведены в нейтральные цели. В общем, бой в системе и на орбите перешёл в затяжное дело, но сама группировка пиратов перестала существовать как боевая единица. Остались единичные очаги сопротивления и их постепенно подавляли. Не обходилось и без жертв. Санитарные боты и челноки стали курсировать между пиратскими судами и заметно сблизившимися с ними нашими линкорами, которые как раз выходили на орбиту. Если «Бастион» был ближе, раненых везли к нему. Наши медики тоже начали работать. На одном пиратском крейсере, кстати, тяжёлом и авианесущем, пираты умудрились завлечь наших бойцов в минную ловушку и подорвать её. Четырнадцать солдат, два сержанта и три штурмовых дроида погибли там. Без шансов. Информация об этом быстро распространилась среди абордажников, так что пиратов перестали брать в плен, даже когда те пытались сдаться.

Ремонтно-спасательные службы, среди них было и подразделение отца, вовсю работали по системе, которую штаб флота уже признал ограниченно под контролем. Они собирали спасательные капсулы, как наши, у нас были потери среди москитного флота, так и пиратов. Особо не разбирая волокли их к одному из транспортов. Там был взвод мобильной пехоты на борту, вот и шло распределение. Наших на челноках, если они в порядке, отправляли на места службы, на те корабли, где те числились. А тех, кто был ранен, в медкапсулы, на борту находилась усиленная медсекция. С пиратами занимались служба безопасности и контрразведка. Раненых так же в капсулы помещали, остальных в специально подготовленные тюрьмы для них. Оттуда по одному вызывая, и допрашивали пленных. Да и не так и много их было, если честно, едва за две сотни, но пополнение шло, подвозили с захваченных судов и кораблей. Вот рабов куда больше освобождено. Количество уже к отметке пяти сотен приближалось. Сразу как освобождали рабов, офицеры которые командовали при абордаже, вызывали спасательное судно, и передавали освобожденных рабов квалифицированным специалистам, снимая со своей шеи эту проблему. Разве что на борту тяжа, пиратского орбитального терминала рабов не вывозили. Они пока оставались на месте. На сам корабль был отправлен мой дешифратор, я им мог дистанционно работать, и временно сформированный экипаж с пятью техниками обученными работать с тяжёлыми кораблями. На них и будет задача проводить ремонт и контролировать судно. Вполне возможно в будущем это судно так и останется в том же качестве орбитального терминала. Передадим нордцам как и часть кораблей пиратов. Но не все, тот же носитель или тяжёлый авианесущий крейсер входят в наши трофеи, да и флотские уже присмотрели два очень приличных крейсера, их тоже забираем, вот остальной хлам отдадим нордцам. Поможем с ремонтом и вводом в строй, ну и передадим.

В общем, военные корпорации и моя гвардия взяли всю систему и орбиту под контроль. Через восемь часов после начала операции, систему мы стали контролировалось полностью. Теперь по наземной операции, что началась одновременно с атакой флотскими, но длилась куда дольше. Оба батальона мобильной пехоты были выброшены над разными континентами, в разных точках. Разведка определила, где большое скопление пиратов, вот рядом с ними высадка и шла. Из ботов выкатывали бронированные гравиплатформы или армейские флаеры, и подразделения разбившись на отделения и редко на взводы, разлетались в разные стороны, беря под контроль огромные территории. Бойцы Сопротивления вливались в эти отряды, усиливая их или работая проводниками. На многих ботах, что совершали посадки второй волной, было вооружение и защита для них. Пусть у Сопротивления не было нейросетей, так и оружие с защитой в простейшей комплектации, как говорится хоть что-то. Почти сразу начались стычки и бои с пиратами. Их сбивали с мест стоянок или оттуда где те успевали выстроить оборону. И гнали дальше, постепенно уничтожая. С орбиты были видны дымы от сбитых ботов и челноков пиратов. Несколько дымов, как я узнал из рапортов с поверхности, что постоянным потоком шли в штаб флота корпорации, были и от нашей техники, пираты вполне неплохо огрызались. Уже четыре челнока полные раненых поднялись на орбиту. Там было большинство из бойцов Сопротивления, союзники можно сказать, но и наши встречались. Один челнок к борту нашего «Бастиона» причалил, давая нашим медикам дополнительную работу. Но ничего, те не филонили, и получали тот драгоценный опыт, что им так был необходим.

Что плохо, пираты предпочитали держать оборону в населённых пунктах, так что нашей пехоте приходилось действовать очень аккуратно и осторожно, чтобы минимизировать потери среди гражданских. Если было очень сложно, вызывали специальное подразделение. У каждого батальона было по взводу спецназа, заточенные на бои в населённых пунктах с освобождением заложников. Работы у них было немерено, наверное, больше всех остальных вместе взятых. Что больше всего шокировало наших солдат, в населённых пунктах, где пираты держали оборону, местные жители, что женщины, что мужчины, дети или старики, да все, бросались безоружными на пиратов и если не могли убить, то старались удержать, пока не подоспеют наши бойцы. Те и выковыривали их из брони. Пеленали их голыми руками. Потери среди них были страшные, не всегда действия были согласованными, но те всё равно безрассудно бросались на пиратов, только с одной мыслью, обрести, наконец, свободу.

Абордажники с орбиты, оставляя минимальное количество бойцов на бортах захваченных судов и кораблей, на ботах и челноках спускались вниз, усиливая наземную группировку. Работы хватало всем. Думаю, последних пиратов ещё долго будут отлавливать. Понятно, что внизу гравитация была куда выше, чем большинство привыкло, но тем, кто в бронескафах это как-то всё равно, а всех кого мои офицеры отправляли вниз, как раз и имелись такие скафы. Но и у пиратов они были, не у всех, но были, так что ловить их можно долго, просеивая и сканируя с флаеров леса или горы. Думаю, местные в охотку нам помогут. Раньше они укрывались в лесах и горах, а теперь ситуация изменилась.

В общем, наземная операция ещё шла, штаб экспедиционного корпуса, что и командовал ею, уже спустился на поверхность на одном из ботов, он как раз был специализированный, командно-штабной, и оттуда руководил всеми подразделениями. Одним словом все при деле, все заняты, даже я. Флотские, когда бои в системе закончились, шесть крейсеров отправили патрулироваться границы системы, чтобы нас также не застали врасплох. Все тыловые службы, караван судов подошёл к орбите, приступили к делу. Ремонтное флотское судно, сразу же начало работу. Средний буксир, что имелся среди состава тыловых подразделений, подтащил к нему сперва авианесущий крейсер, техники и один из инженеров приступили к работе. Нужно было привести его в порядок как можно быстрее. Потом буксир подволок носитель, им занялся второй и последний инженер со своей группой помощников из техников. Следом отбуксировал и два примеченных крейсера. На этом всё. Задача ремонтников и инженеров как можно быстрее поставить в строй эти корабли. Понятное дело, что на сто процентов вернуть работоспособность всех систем нам не удастся, но главное, чтобы все четыре корабля выдержали путь до Зории. Там на борту флотской ремонтной базы, той самой что собирают, имелось несколько фабрик и заводов для производства корабельных комплектующих, для боевых кораблей. Так что с этим проблема не встанет, есть где получать новенькие блоки и поставить их вместо горелых. Часть запчастей под разные системы и для разных боевых кораблей с нами были, на одном из грузовых судов, как раз для этого и взяли, так что некоторые позиции закроем сразу.

Экипажи для трёх кораблей сформированы были давно, как раз и был расчёт на трофеи. Так что все три крейсера, включая тяжёлый, эти экипажи и начали принимать, хотя они и находились после пиратов и абордажа не в самом лучшем состоянии. Вот для носителя экипажа не было, как-то не предполагалось, что мы возьмём такой приз, однако из свободных офицеров была сформирована часть экипажа. Постепенно штатные места будут заполняться. Например, уже шесть техников на борт отправили, два корабельных, остальные на лётные палубы. Они будут помогать ремонтникам восстанавливать корабль, чтобы ввести его в строй.

Сам я тоже был занят, как уже говорил. Моя задача взлом корабельных искинов на трофеях. Работалось достаточно легко, со мной было восемь дешифраторов. На борту тяжа, то есть орбитального терминала, дешифратор работал на месте, прямо в рубке. Штурмовики что захватили рубку, кстати, половину оборудования раскурочили, сразу отключили шесть из семи искинов, последний не трогали, он систему жизнеобеспечения поддерживал и реакторы. Вот его дешифратор и взламывал, мало ли что тому в «голову» взбредёт, у нас на борту одних освобождённых нордцев было за девять тысяч. Сейчас клетки и тюремные боксы освобождались, три пассажирских бота было задействовано, людей спускали на планету. К тому самому крупному поселению, рядом с которым работал наш разведчик. Он сейчас плотно работал в составе наземной группировки. Вошёл в разведотдел, как имеющий самую полную информацию по местным. Он же выступал посредником в переговорах командования наземной группировки с лидерами Сопротивления. Вполне хорошо шли эти переговоры, бойцы Сопротивления с началом операции в качестве союзников действовали совместно с нашими подразделениями.

В отличие от тяжа, остальные суда и корабли, десантники отключали полностью, вытаскивая цилиндры искинов из их шахт. На место управляющего ставили свой искин, так сказать времянку. Впоследствии прибывающие ремонтники, первым делом отправляли искины к борту «Бастиона». На одной из лётных палуб было закрытое помещение, там и находились дешифраторы. Мне выдали в помощь один технических дроид, вот он под моим управлением через планшет и заносил искины, или выносил, если какой был взломан. Я их не только ломал, но и делал апгрейд, у меня была куча программ и прошивок с обновлениями. Убирал закладки, и ставил свои. Пароли тоже новые вбивал, двойного назначения, как я уж говорил. Один код чисто мой, владельца, и второй пользователей, то есть военных и армейцев. Естественно никому первые коды я не давал, ещё чего.

Первые искины прибыли через два часа после начала операции, когда тяж был взят. Как я уже говорил, на борту остался один искин, что поддерживал часть систем в рабочем состоянии. Я задействовал шесть из семи дешифраторов, напомню, восьмой был на борту тяжа. Его ещё штурмовики доставили, и я его на месте подключил, связь была отличная для дистанционного управления. Почти сразу я дал отбой взлому одного из искинов, битый он был, сумасшедший если проще. Для дальнейшего использования непригоден, так что я отправил его местным техникам лётной палубы, на территории которых и работал, они утилизируют.

Искины тяжа хоть и имели марку как у «Бастиона», А-80, но устарели на одно поколение, к тому же тоже относились к гражданскому флоту. Честно говоря, набирая искины, я меньше всего смотрел на спецификацию, мне было главное залить на них новое ПО и установить в шахты, чтобы те могли взять все системы корабля под контроль. Конечно искины единого образца было бы лучше, но больше для самоуспокоения, я лично особой разницы не видел, ну кроме того что военные искины были тупо мощнее. Вычислительных мощностей тех искинов, что я установил в шахты «Бастиона», едва-едва хватало, чтобы управлять всеми системами и вооружением. Однако хватало, в вычислительные мощности были заложены более высокие показатели, чем требовалось, что и помогло мне.

Однако вернёмся к искинам тяжа. В принципе разницы между ними было мало, просто поясню тот разрыв между поколениями что имелся. Например, чтобы взломать дешифраторами искины разных инженерных и технических комплексов на борту «Бастиона», я уж не говорю про боевых, им требовалось не менее чем полтора десятка часов, а то и больше. Причём эти искины, хотя и были самыми новейшими на момент Большой Беды, тем не менее по классификации моделей имели самый низший ранг. То есть были слабенькими. Так вот, взлом всей оставшейся шестёрки искинов тяжа, напомню, взлом седьмого я прекратил, посчитав его бесперспективным, мол «псих», заняло у меня порядка шестнадцати часов. С разницей в полчаса, кто быстрее, кто чуть позже, но я взломал все искины. Тут дело серьёзное, всё же на борту работает всего один, управляя частью систем, а на борту слишком много людей фактически без защиты, кроме национальных одежд с планеты, нормальных комбезов не имели. Рисковать не хотелось.

Скажу честно. Если бы у меня было ПО для искинов подобного класса кораблей, то я для экономии времени у половины искинов бы стёр личность и влил новое ПО, установив их на штатные места, тогда я бы вздохнул свободнее. Однако не всё так просто, как раз нужного ПО, не смотря на довольно обширную собранную коллекцию, у меня просто не было. Вот и приходилось ломать пароли и коды к старым личностям, как я успел определить, все искины были именно с этого корабля и пираты ими пользовались. Кстати, рубка оказалась не вскрыта, пираты имели необходимые коды для управления кораблём. Редкость, но такое бывает. Тот же пиратский флагман имел так же полное управление, искины подчинялись команде. Вот в кабинетах главных инженеров нами не было найдено ПО для искинов, всё вынесено оттуда было до нас. Ничего интересного не нашли.

То, что на корабле давно глубокая ночь я заметил не сразу, настолько увлёкся взломом, работая с помощью планшета. Моя помощь была не зря потрачена. Два искина удалось взломать на два часа раньше срока. При этом я не забывал контролировать происходящее как в системе, так и на планете. Ну на планете, на одной из её сторон стояла ночь, бойцы устали и большей частью были подняты наверх, или отдыхали в сборных казармах на планете. Это те, кто был на дежурстве, и кому не мешало увеличенное тяготение планеты. Да, честно говоря, большую часть войск мы подняли на орбиту, решив задействовать их после отдыха. Вот другие подразделения, примерно процентов двадцать от общего числа, продолжали работать на светлой стороне планеты. Им тоже требовалось отдых, но те спасались благодаря стимуляторам. Ничего, как отдохнут бойцы в казармах кораблей и судов, то снова примутся за работу. Загонять я их не планировал, поэтому такой щадящий режим работы. К тому же связисты развесили над планетой спутники-разведчики и контролировали практически всю поверхность. За ночь были обнаружена остатки скрывающихся пиратов, два взвода, что на кораблях были за дежурных, тут же спускались на места обнаружения. Если требовалось, просили нанести удар с орбиты, или использовали вооружение армейских флаеров, и зачищали территорию. Вот так потихоньку популяция пиратов и таяла. Даже с десяток пилотов москитного флота удалось подобрать. Те как раз особо сопротивления не оказывали. За несколько часов нахождения на планете, та все соки из них высосала. Что есть то есть, жить и передвигаться на планете с двойным тяготением, без привычки, очень не просто.

Что-то я отвлёкся. Когда я заметил что лампы в рубке, в которой находился, светят заметно тусклее, это означало что на борту ночь, то потянувшись, врубке был один дежурный офицер, быстро проанализировал что успел сделать. Все шесть искинов для тяжа были взломаны. Один находился на борту, пять у нас на «Бастионе». Их как раз погрузили на борт челнока и отправили к орбитальному терминалу. За эти восемнадцать часов в системе произошло много изменений. Про то, что флот взял всё под контроль я уже говорил. Просто за это время весь мусор, не тот, что дрейфовал вокруг несколько веков, а оставшийся от пиратов, это я про обломки и корабли, наш единственный средний буксир успел оттащить в одно место, где был сделан отстойник. Это те корабли и суда что мы собираемся отдать нордцам. Пока нам не до них, но чуть позже займёмся восстановлением и этих судов. Кстати, пилот буксира, отработав смену, отправился спать на борт танкера, там была свободная каюта, а его сменщик, один из свободных флотских пилотов, заправив судно под пробку, продолжил работу. Тут тыловики военного флота корпорации командовали, их техническая служба. Так вот, весь хлам, что бултыхался в системе несколько веков, он стаскивал в несколько мест. Точнее в три. Пока проверки остовов не было, просто было организовано несколько Свалок. Это позже, когда освободятся ремонтные мощности, несколько техников будут осматривать остовы, прикидывая какое оборудование нам пригодиться. К тому же нам вон, пиратские корабли и суда нужно восстанавливать, те самые, что нордцам отдадим, где нам запчасти брать как не с этих обломков? Это я их так называю, некоторое туши на вид совершенно целые, похожие на их бортах за это время так никого и не было, ну или вскрыть не смогли. Такие суда реально восстановить, если конечно они не были «живыми» первое время после Большой Беды. Тогда да, большая часть систем практически полностью утратила ресурс и кроме как на запчасти по некоторым не задействованным модулям, нам они не особо нужны.

Так вот, я немного отвлёкся. Искины были отправлены на борт тяжа и временный экипаж на его борту, вернул их в шахты и запустил по второму коду управления. Так что судно ожило. Дежурный офицер, по внутрикорабельному времени по всей нашей эскадре сейчас ночь, так что все спали кроме дежурных, дал приказ провести тестирование всех систем. Дежурный техник на борту, получая сообщения по самым критичным местам, гнал своё железное воинство и устранял неполадки, если нужные запчасти мелись на борту. В большинстве как раз и не имелось, и давался запрос на ту или иную деталь нашим тыловикам. В большинстве своём они удовлетворяли запрос. Среди запчастей у нас были и для тяжей, а те были в основном универсальны. Запасы с флотской базы, что мы хранили в системе Зории. Большая часть складов базы перед сворачиванием были опустошены, и все грузы доставлены к нам в системы. Так что тыловикам перед рейдом было что отобрать с собой. То что в трофеях у нас возможно будет тяж, они знали. Я даже примерно модель сообщил, чтобы они подобрали большую часть запчастей и разных блоков для всевозможного оборудования, под него. С моделью я не ошибся, как выяснилось, так что было чем приводить судно в порядок.

Потянувшись и зевнув, молча кивнул дежурному офицеру, что заметил движение и, отключив планшет, направился к себе. Нужно выспаться. Пока шёл я прокручивал в мыслях проблему с искинами, а с ними пока были проблемы. Требовался взлом, а разорваться я не смог. Да, так как мне сначала требовалось как можно быстрее взломать искины тяжа, я им и занялся, но так как было задействовано шесть из восьми дешифраторов, то я использовал два свободных для других взломов. Например, все захваченные корабли работали на минимуме. Ведь как, тут я немного дополню свой рассказ. Штурмовики и десантники, беря корабли и суда пиратов под контроль, действительно все искины вытаскивали из шахт, но так как делать это опасно, корабли без управления могут пострадать, реакторы аварийно заглушаться и всё отключиться, включая отопление системы жизнеобеспечения. Если проще, то они замёрзнут и нашим техникам и инженерам понадобится куда больше времени для восстановления. Об этом мы подумали ещё на Зории, так что с собой в рейд взяли с три десятка искинов разных моделей, даже для тяжа, три единицы было. Так что при захвате, отключая первым делом управляющих искинов, сопровождающие десантников техники, обычно это смежная или вторая профессия одного из десантников, в их шахты помещали наши искины. По одному на судно или корабль. Этого хватало, чтобы те поддерживали жизнь на борту, например реакторы и систему жизнеобеспечения. Даже если ПО искинов заточены под совсем другие корабли, всё равно те могут работать с тем оборудованием что нужно. Так что корабль и суда не умерли, системы, требуемые для поддержания жизни на борту, работали. Кое-как, как я бы сказал, но работали. Та же ситуация и с тяжем. Когда отключали искины, кроме отвечающего за системы жизнеобеспечения, и воткнули свой, то неожиданно выяснилось, что наш искин после активации взял пиратского искина под контроль, вот я и разрешил его не трогать, а взлом его проводить на месте. Всё же два искина на судно это куда лучше и надёжнее чем один.

Вывоз молодых нордцев с борта тяжа не останавливался даже ночью. Просто пилотов бота сменили и суда продолжали спускаться вниз гружённые людьми и подниматься наверх порожними. За восемнадцать часов, а к концу в перевозке оказалось задействовано не три, а семь ботов, все нордцы оказались спущены на поверхность. Причём глава одного из самых крупных поселений Норда, когда мы спустили ему четыре тысячи освобождённых, попросил остальных отправлять в другие селения, эти четыре тысячи для их городка в пять тысяч населения, как-то многовато. С этим да, поселений на Норе множество, но самые крупные не больше семи-десяти тысяч населения. Такой вот интересный факт.

Однако вернёмся к дешифраторам. Сейчас я у себя в каюте, душ перед сном принимаю, поужинать уже успел, так что продолжим. Так как два дешифратора у меня были свободными, то я сразу бросил их в бой. Искины со всех захваченных кораблей и судов везли к нам на «Бастион», так что одна из лётных палуб линкора оказалась практически полностью занята тушами этих цилиндров, отчего часть москитного флота корабля пришлось размещать на обшивке. Ничего, неудобство временное, потерпят. Оба дешифратора я использовал для взлома управляющих искинов носителя и тяжёлого авианесущего крейсера, которые уже начали восстанавливать наши ремонтники и инженеры. Причём взломаны они были раньше чем тяжа, так что я отправил их на борт и поднятые из постелей капитаны, а это их задача, запустили их, вторые коды для запуска я им выслал. Так что оба корабля начали оживать, но временные искины пока не спешили вынимать из шахт, они помогали управляющему, давали запасы вычислительных мощностей, а тот их параллельно контролировал. На тот момент ни один из искинов тяжей ещё не был взломан, так что два освободившихся дешифратора стали взламывать два управляющих искина для двух оставшихся крейсеров. Нужно эти четыре боевых корабля как можно быстрее вернуть в строй, вот я и делал это. Ремонтникам помощь искинов тоже нужна, скорость вставления благодаря им резко возрастёт. Понятно, что на взлом всех искинов этой четвёрки уйдёт пару дней, может чуть меньше, но останавливаться я не планировал. Да и когда остальные дешифраторы освободились, я их тоже занял. Правда, не на взлом оставшихся искинов четвёрки наших трофеев, а продолжал ломать управляющих искинов на остальные трофеи. Всё же времянки, как мы называли временных искинов, не совсем надёжно и лучше вернуть родные ИИ, хотя бы пока в виде главных управляющих. Вот верну я в строй все искины четвёрки трофеев, тогда и за остальные возьмусь.

Ладно, что-то я прикипел к этой теме, описывая всё. Во всей этой истории благополучного освобождения Норда я не рассказал об одной группе, что сопровождала нас в качестве принятого наёмного соединения. Это я про нордцев с Зории. В космических баталиях их суда не участвовали, так как боевых кораблей у них не было, а вот в наземных операциях поучаствовали более чем, находясь в первой волне высадки, да и сейчас участвовали, это как раз их подразделения остались для отдыха на планете. Нордцы имели два средних транспорта и три малых грузовых фрегата. Последние передвигались с караваном находясь на сцепках более крупных собратьев. Когда десант из нордцев спустился на планету в первых рядах и принял активное участие в освобождении планеты от пиратов, то есть от ловчих групп и от предателей что им помогали, то одно судно осталось на орбите. Экипаж осуществлял помощь своим подразделениям, спуская боеприпасы или поднимая раненых, а вот остальные суда разбежались по системе. Я немного ошибся, говоря, что судами и кораблями что провисели в системе несколько сотен лет, никто не занимался кроме пилотов буксира, что стаскивали их в разные места обозначенных как Свалки. То есть очищали пространство для безопасных полётов по системе. На захваченные у пиратов суда нордцы с Зории не претендовали, они уже были в курсе кому те отойдут, а вот на остальные вполне. Так что именно парни с Зории сняли все сливки, застолбив за собой несколько десятков судов и даже три боевых корабля. На Зории у них этого не получилось, из остатков отобрали себе суда, на которых сюда прилетели, но тут уж они развернулись вовсю. Наш пилот на буксире оттащил все отобранные ими суда к выбранному ими месту стоянки и сейчас техники нордцев пытались вскрыть суда, вроде два смогли, сейчас изучали, что за котов в мешках они взяли. По внешнему виду состояние начинок не определить.

Кстати, наши инженеры, отметив такую активность нордцев с Зории, тоже поспешили застолбить перспективные суда. Например, поставили метки на шесть грузопассажирских судов и на пять чисто грузовых, у нашего Гражданского флота их не хватало. Было обнаружено настоящее госпитальное судно, но, к сожалению обобранное до такого состояния, что никакого интереса не представляло. Зато в системе висело на корабельном кладбище аж пять буксиров, два средних и три малых. Все кроме одного малого успели застолбить наши ремонтники, один отдали нордцам, им тоже нужно, пусть восстанавливают. Среди интересных находок было среднее ремонтное судно Спасательной службы. По виду целое и не обобранное. Вот его наши ремонтники оттащили к себе ещё когда заканчивалась зачистка системы от пиратов. Самое ценное на их взгляд среди корабельного кладбища, вот они его и забрали. Вскроют, если искины целы, взломаю, но к вскрытию ещё не приступали, не до него, так что то висело рядом с ремонтным судном флотских.

Ладно дел полно, но для сна тоже время выделить нужно, так что после душа, я устроился на своей постели и почти сразу уснул. Тяжёлый день был, хотя и очень интересный, устал.

Утром, а проспал я семь часов, был поднят сигналом будильника на планшете, не вставая дотянулся до тумбочки и взял планшет. Выключив будильник, иначе сам трезвонить не прекратит, протерев глаза и зевая, я открыл свой доступ к общей информационной сети штаба флотской группировки. Однако прежде чем изучить свежие новости проверил как там мои дешифраторы. Тот, что был на борту тяжа, уже вернули обратно на борт «Бастиона». Кстати, всех освобождённых молодых нордцев уже спустили на планету, в семьи они сами вернуться, даже часть рабов отправили на Норд, что были местными. Остальные были с других планет. Так вот, все восемь дешифраторов уже взломали за ночь восемь управляющих корабельных исконно на разные суда и корабли пиратов и, не дожидаясь моего пробуждения, согласно поставленным мной же задачам, уже ломали следующих. Правда не передавали уже взломанные техническо-ремонтной службе военного фота корпорации, именно они занимались их установками, капитаны или временные пилоты лишь активировали их, чтобы те взяли трофеи под полный и надёжный контроль.

Именно этим я и занялся. Отдал приказ, и восемь искинов разных марок, на челноках отправили на разные корабли и суда. На оба захваченных пиратских линкора по одному управляющему искину, ну и на остальные. А то поставленные времянки едва удерживали все системы и не давали им уйти в коллапс. Сейчас после активации взломанных мной ИИ, стало легче контролировать часть трофеев, но не всех, взлом ещё шёл. На оба крейсера, которые в планах ремонтников восстановить и включить в состав военного флота корпорации, так же были установлены управляющие искины и если шесть других дешифраторов ломали ИИ, для пиратских судов что нам не нужны, то эти два работали чисто по той четвёрке что восстанавливали наши ремонтники. Кстати, когда я проснулся, ремонтные работы снова шли полным ходом. Даже вскрыть ремонтное судно успели, что нашли в этой системе. Сейчас внутри ползали диагностические дроиды, изучали перспективность восстановления судна. Только начали, так что пока не понятно, интересно оно нам или нет. Если все ресурсы убиты в хлам, отдадим нордцам с Зории, те и этому будут рады, если нет, оставим себе. Очень ценное имущество, у нас много восстановительных работ и всего одно специализированное судно в составе флот, а это очень мало, нужно никак не меньше пяти-шести. Ничего соберём и сформируем нормальную ремонто-восстановительную службу. Тем более на флотской тыловой ремонтной базе, которую сейчас наш инженер собирает в системе Зории, серьёзные мощности для этой службы, так что пока терпимо. Для местных нордцев был свой выход, в тушу тяжа, что пираты использовали в качестве орбитального терминала, был врезан модуль среднего дока. Наши уже изучили его, прикидывая реального использовать или нет, всё же решили, что обойдутся своими силами. Так что в будущем нордцам будет, где восстанавливать свои корабли.

Отправив взломанные искины на места службы, по тем кораблям, где они ранее находились, дальше ремонтники и сами знают что делать, я убедился, что другие искины дешифраторами взламываются, работа шла, и перешёл к информационной ленте, быстро её просмотрев. После чего стал уже изучать вдумчиво. В основано всё шло по плану. Флотские работали, у них свои задачи, особенно у тыловиков, боевые подразделения так же не остались без работы. За ночь большинство пиратов было отловлено или уничтожено. Так что сейчас шли последние операции по выявленным местам нахождения бандитов. Все операции шли только совместно с союзниками, местными жителями. Старейшины Норда, часть из них главы Сопротивления, остальные не менее уважаемые, уже активно общались с командованием армейской группировки, что и осуществили зачистки, ну и с командованием военного флота корпорации.

Быстро поняв, что военные выполняют свои задачи, и у них просто нет соответствующих полномочий для официальных встреч или ведения переговоров, ну кроме как принять местных жителей в союзники, то старейшины стали активно требовать, просили они ранее, встречи с полномочным представителем главы корпорации. Поначалу так было, но информация что сам глава также находиться на одном из кораблей, быстро дошла до них. Я так понял информация от нордцев с Зории, те с ними вась-вась были. Сами нордцы что с нами прибыли для освобождения их прародины Норда, быстро вошли в контакт с главами Сопротивления, и активно с ними контактировали. Это и разрушило большую часть стены недоверия к нам. Конечно, разведчик неплохо поработал, когда добрался до Норда, но наши нордцы сломали последние ростки недоверия местных жителей. Слишком долго они были под контролем пиратов, часто терпя поражения и предательства, чтобы доверять всем подряд, но мы доверие теперь у них вызывали полное, заслужили. Что не могло не радовать.

Так как запрос навстречу висел уже несколько часов, я решил не тянуть резину, не хотелось бы оскорблять старейшин, так что связался с ними под видом командора Бая, благо современные средства связи и коммуникаций уже были переданы главам старейшин. Голосовой модулятор также делал мой голос голосом взрослого мужчины, со стальными нотками привыкшего командовать офицера. Запрос на встречу шёл от самого уважаемого старейшины Норда. Можно сказать легенды. Вот я в прошлой истории этой жизни его не застал, погиб он, после бомбардировки пиратами нескольких поселений. Попал под случайный разрыв, когда схватив незнакомую малышку лет трёх, пытался с ней укрыться в убежище. Не успел, погибли оба. Много тогда пираты настреляли и разбомбили, мстили за очередную попытку восстания. Однако нордцы не могли не восстать, эта сама их сущность.

— Добрый день, старейшина Дунанн, — поздоровался я, когда тот ответил на мой вызов. — Разрешите представиться, командор Бай, личный советник и заместитель главы корпорации «Росси». Извините за задержку с ответом на ваш запрос, но день был тяжёлый, а на борту наших кораблей была глубокая ночь. Сейчас утро, поэтому я сразу ответил на ваш запрос. К встрече всё готово, и если вы пожелаете, за вами будут отправлен челнок, и он поднимет вас на орбиту.

— Доброго вечера, командор Бай, — тот слегка склонил голову. — Несмотря на то, что сейчас вечер, я готов немедленно встретиться с вами. Со мной будут три помощника, мои советники.

— Не возражаю. Челнок за вами уже вылетел. Пилот наводится на сигнал вашего оборудования связи. До встречи.

— До встречи, — снова слегка кивнул старейшина.

Отключившись, я задумался, правильно ли всё сделал. По всем прикидкам правильно. Сначала нужно пообщаться с главой Норда, как я узнал из сети, раведотдел висел на их связи, три часа назад общим голосованием глав разных поселений, именно Дунанн и был избран главой на планете. Это удобно для приговоров, но если потребуется, то я мог согласиться на присутствие и остальных старейшин, однако кроме советников Дунанн никого не брал. Видимо первая встреча будет предварительной. Серьёзные аспекты проблем местных с возможностью оказания нашей помощи будем обговаривать позже, когда соберутся другие не менее значимые в жизни Норда старейшины.

Управляющий искин «Бастиона» Георг, а также капитан линкора, уже были в курсе о скором прибытии представителей Норда. Так что небольшой банкетный зал в ресторане на жилой палубе корабля стали готовить к этой встрече. Там дроиды-стюарды носились, подготавливая общий стол. Сами переговоры мы будем вести в специально подготовленном для этого кабинете. Он находиться в одном из помещений того же ресторана, а потом пройдём в банкетный зал, отметим эту встречу. В общем, всё по стандарту. Времени у меня хватало. Гости прибудут не раньше чем через час, так что я неторопливо, почёсываясь в разных местах, принял завтрак, потом душ, да и вообще привёл себя в порядок. Когда челнок с гостями совершил посадку на единственное свободное место второй лётной палубы линкора, остальное всё было занято истребителями, их уже встречали. Командующий гвардией, капитан корабля и командор Бай, старший во встречающей группе.

Сам я сидел в кресле в своём кабинете и через монитор встроенного в стол компа следил за всем, что происходит на лётной палубе. Кстати, мимикой Бая управлял Георг, а то у меня не получалось всё сразу. Под моим управлением Бай напоминал каменного, но говорящего истукана, сейчас же гораздо лучше. Пока управление на себя я не брал, все приветствия, что говорил Бай, шли от Георга. Пока инициатива исходила от него, он был мной хорошо проинструктирован, как и что делать.

После всех приветствий, что происходили у трапа адмиральского челнока, старейшина Дунанн сказал:

— Прежде чем мы начнём переговоры, я хочу поблагодарить от имени всего Норда за наше освобождение из рабства. Поверьте, многие десятилетия, века, мы мечтали об этом, и наконец, свершилось, мы свободны.

— Благодарить нужно нашего главу, хозяина корпорации «Росси», — слегка улыбнувшись, сказал командор Бай. — Это была только его идея начать осложнение захваченных планет, начав с Норда. Не знаю, в курсе ли вы, но владелец корпорации сам имеет кровь выходца с Норда. Он потомок. Его отец нордовец.

— Нам это известно, — кивнул старейшина. — Так же и то, что сам владелец находится на борт вашего корабля.

— Ваша разведка неплохо работает, — усмехнулся командор. — Ваши сородичи с Зории имеют длинный язык.

— Мы их признали сразу, они действительно одни из нас, это видно. Тут дело не только во внешности, но и в характерах. Не судите их строго, община нордцев с Зории образовала свой клан у нас на Норде, и их глава вошёл в наш совет. Естественно он не мог, не поделится той информацией, коей владел.

— Быстрые какие, — задумчиво пробормотал командор Бай.

Всё это работа Георга, хорошо играет, мимика и речь на все сто процентов выдаёт в нём человека, и не поймёшь что это голограмма, причём осязаемая голограмма. Встряхнувшись, сбросив размышления, командор сказал:

— Думаю что дальше вести общение нам лучше в соответствующих условиях, поэтому пройдём в кабинет для переговоров. Прошу следовать за мной.

Все четыре нордца, старейшина и три его советника, синхронно кивнули своими блондинистыми головами, хотя нет, старейшина как раз был сед, и направились за нашими встречающими на соответствующую палубу. Уже были поданы две пассажирские платформы и, рассевшись в них, гости и хозяева корабля полетели в развлекательный центр где уже были подготовлены требуемые помещения. Кстати, а старейшина, похоже, ещё тот ходок, пока шли, он не сводил взгляда с действительно восхитительных ягодиц и линий бёдер Керри. Тут я с ним согласен, обтягивающие комбезы давали простор фантазии, а Керри даже не пыталась сделать комбез мешковатым, демонстрируя великолепную фигуру по которой можно писать картины или ваять скульптуры. Она гордилась своей фигурой и красивым лицом, я это точно знал, так что прятать эту красоту, не смотря на то, что в прошлом у неё из-за этого были одни проблемы, она даже не думала. Должность капитана корабля позволяла.

Как бы то ни было, но платформы прибыли на место. Гости активно крутили головами за время полёта, явно впечатлённые новизной на борту корабля, ярким светом вокруг, большим количеством людей в разных комбезах с многочисленными нашивками. Ну и вообще всем. Даже механизмами и дроидами, что шныряли вокруг. Особенно их внимание привлёк бытовой дроид, что недалеко от входа в ресторан согласно заложенному в него плану работ, наводил блеск на палубе развлекательного центра. Никто и не думал прекращать какие-либо работы с прибытием гостей, все регламентные работы на борту шли согласно заложенным и одобренным капитаном планам.

Когда гости следом за встречающими прошли в помещении, то Керри отклонялась. Она на переговорах просто была не нужна, её взяли для представительности, да и такое внимание гостей к её персоне ту явно раздражало. Мол, любоваться любуйтесь, но так явно слюни пускать не стоит. Командующий гвардией так же покинул помещение кабинета для встреч, остался командор Бай. Он-то и повёл основанные переговоры. Сразу сообщив, что передал мне просьбу нордцев встретиться лично, он подтвердил, что пока предварительные переговоры будет вести он. Те согласились, и дальше уже пошла серьёзная работа, в которые я дистанционно включился, мой аватар Бай передавал всё, что я хотел. Командор Бай сразу обозначил нашу позицию, мол, мы освободили, дальше сами, на начальном этапе мы поможем. Так же Бай озвучил просьбу от имени корпорации развернуть на орбите Норда и на поверхности планеты наши представительства. Главный офис филиала будет на орбите, на борту оставленного нами в системе грузопассажирского транспорта. Выделять помещения на борту тяжа, который мы оставляем в качестве орбитального терминала, не требуется. Тут же командор Бай договорился, что непосредственная охрана представительств будет на нашей охране, а вот остальное, включая оборону системы, уже на местных.

Оказалось, что у старейшины были широкие полномочия для ведения переговоров, а так же принятия решений и подписания договоров. Вот только когда за два часа все основные аспекты были решены, тот всё отказывался что-либо подписывать. Всё требовал и требовал моего личного присутствия. Вести какие-либо серьёзные переговоры с подписаниями соглашений и договоров он отказывался без моего присутствия. Тут ситуация та ещё. Сверкать своим личикам кроме как среди своих гвардейцев, коим я более-менее доверял, мне не хотелось. Информацию о себе я хотел бы попридержать, причём как можно на более долгое время. Раскрываться в ближайшее время было не в моих интересах, однако нордцы настаивали, и мне бы не хотелось проваливать переговоры, слишком хорошо мы начали. Нам нужны были внешние рынки сбыта и получения товаров и Норд в будущем должен занять одну из лидирующих позиций в этом направлении. Нордцы вообще известны своим упрямством, я это точно знаю, сам такой, так что понятно, что убедить их в обратном, вряд ли удастся. Похоже, действительно придётся согласиться на личную встречу.

Я взял время для размышления, Бай, немного видоизменив мои слова, передал их старейшине и его советникам. Мол, хозяин думает, так что, чтобы не терять время, давайте пройдём в банкетный зал и отметим нашу встречу, можно сказать, исторические переговоры. Для нас сейчас был день, а вот для нордцев по их часовому поясу, где те проживали, глубокий вечер, но ничего с охоткой решили попробовать яств из другого мира. Тем более самый настоящий повар, что и работал в ресторане, живой, не дроид, превзошёл себя. У нас гвардейцы, что посещали ресторан, чуть ли не преклонялись талантам повара, тот поднял кулинарию до шестого ранга, ещё пару сопутствующих до пятого и творил, как он творил. Я был один из поклонников его шедевров. В ресторан у нас всегда велась предварительная запись, и она была заполнена за неделю вперёд, помещения ресторана весь экипаж, членов сопутствующих служб и боевых подразделений просто не могло вместить. За одним столиком можно было встретить простого десантника и офицера из экипажа, девушек или парней. В общем если не собирались по группам интереса, то администратор ресторана сажал желающих за арендованные столики, это дозволялось согласно правилам ресторана. Недовольных такими правилами особо не было. Сейчас ресторан так же был полон, только гостей это не касалось, они пользовались отдельными кабинетами.

Кстати, отвлекусь немного. Судно для представительства нашей корпорации уже было подготовлено, ещё на Зории. На борту был проведён ремонт, сделаны офисы, магазины и неплохой медцентр что должен был оказывать услуги населению Норда по установкам нейросетей, имплантов, закачке баз знаний и обучению. Всё вышеперечисленное можно будет приобрести так же в нашем представительстве. Персонал для главного представительства и двух наземных уж был подобран. Кстати, возглавлять филиал моей корпорации на Норде будет женщина. Шестидесяти лет, интеллект за сто восемьдесят, всё что нужно она уже выучила до требуемых высот и являлась неплохо подготовленным специалистом. Без опыта правда, но я думаю, она его в этом секторе быстро наработает. Пока нет возможности открыть в нашем филиале центр по сертификации, но в будущем это будет реально, а пока если кто из нордцев захочет получить сертификат, то потребуется слетать на Зорию и сдать экзамены там, на борту старсейвера, единственно реально действующем сертификационном центре в местных освоенных пространствах. Ещё такой же будет открыт на базе флота, когда её развернут, на её борту так же имелся действующий сертификационный центр, на данный момент временно отключённый. Нужно было взломать искин что управлял там. Я не успел это сделать до отбытия, так что становиться понятным, что сделаю это только при возвещении. Ничего, это тоже не к спеху, тем более специалистов, что будут работать в этом центре, да и в других, ещё готовили, и они учились. Ну а то, что простому нордцу не составит труда добраться до Зории, думаю, станет понятно. Всё же я планировал устроить грузопассажирские и чисто пассажирские рейсы между планетами. Это логично и они будут. Правда, об этом со старейшиной пока не разговорили, не обсуждали, не касались этой темы.

Всё же я решил встретиться, но только с одним старейшиной Дунанном, один на один, причём взять с него договорённость, можно сказать подписанную клятву, что кто я, не выйдет за пределы линкора. То есть, пока он сохранит мою тайну, это было одним из условий возможности нашей встречи. Гости как раз всё попробовали и сыто вздыхая, поглаживая животы, оторвались от стола, немного осоловело рассматривая ещё оставшиеся блюда, но сил на них у гостей просто не оставалось. Надо отдать должное те тоже выразили восхищение повару, даже пригласили его и лично поблагодарили, вручив небольшие памятные подарки. Произвело на них впечатление качество его работы.

Когда командор сопроводил их обратно в кабинет для переговоров, и они расселись по креслам вокруг круглого стола, то Бай сообщил старейшине мои условия. Без объяснений причин такой просьбы, но без них встреча не возможна. Дунанн взял пару минут на размышления и советовался со своими людьми. В общем, он дал согласие, не сказать, что гостей всё устроило, но он решил, во что бы то ни стало встретиться со мной лицом к лицу. Нейросети у старейшины не было, но имелся коммуникатор, это его старый девайс которым тот пользовался давно, соответственно умел это делать, а так же новенький планшет. Это уже из выданных нами запасов. В основном за счёт трофеев с пиратов, но и свои запасы мы привезли с собой, как раз для подобных подарков. Это чтобы все главы поселений держали связь друг с другом и нами, чтобы быть в курсе всего. Удобно между прочим держать связь через эти электронные девайсы, чем через посыльных. Как вы понимаете, скорость решений повышается во много раз. Я это точно знал, главы поселений даже общую видеоконференцию устроили, когда я спал, много что обсуждали. Укороченный отчёт разведки флота корпорации, где были удалены всякие словоблудия, уже был предоставлен мне, и я его изучил.

Так вот, я уже составил текст договорённостей, где в категорической форме запрещалось старейшине выдавать информацию по моей личности. То, что я нордовец с Зории, это можно, это все знали, а вот кем конкретно является глава и владелец корпорации, это сообщать нельзя. Ещё я прописал штрафные санкции, не сказать что слабые. Причём описал, что выдавать информацию нельзя в любых смыслах, вслух, письменно, показывать на предоставленные буквы, что собирались в текст сообщения и так далее. При этом указал, что действие договорённости длиться пока я сам не сниму покров тайны, дальше договорённость теряет силу. То, что до шестнадцати лет я всё равно не планирую раскрываться, об этом уже говорил, у меня чуть меньше девяти лет впереди и слишком много планов, в которые вносить изменения как-то не хотелось.

Вот файл с текстом договорённости я и отправил на планшет Дунанна. Тот подписывать с ходу не стал, внимательно прочёл сам, хмыкая в бороду, потом дал прочитать советникам, это дозволялось, и они в течение получаса обсуждали все пункты договора. Придрались к паре, но я, через Бая, остался непреклонен, изменений не будет. Старейшина подписал, немного поломался, похоже, больше для виду, но подписал.

— Прошу вас оставаться на месте, — сказал Бай советникам старейшины. — Дроиды-стюарды по вашему заказу могут доставить напитки или понравившиеся блюда, а мы вас временно покинем. Не скучайте.

Бай лично сопроводил старейшину до моих апартаментов, где я и решил встретиться с ним. Шли пешком, тут и не так далеко было. Дунанн с интересом осмотрел гостиную, явно поражаясь красотой отделки помещения, но ещё больше его глаза расширились, когда они прошли кабинет и я развернулся в кресле вертушке к ним лицом. Поначалу тот меня за карлика принял, но потом присмотрелся, подслеповато моргая, и поразился ещё больше. Владелец корпорации оказался маленьким ребёнком.

— Бай, ты свободен, дальше я сам. Развлеки пока спутников старейшины, чтобы они не скучали, — спокойно отдал я приказ Георгу, который и управлял на данный момент голограммой командора, после чего спрыгнув с кресла, и подошёл к Дунанну. — Присаживайтесь, похоже, разговор у нас предстоит долгий.

— Будь уверен, — быстро придя в себя, усмехнулся тот в бороду.

В кабинете был кожаный мягкий диван, и два кресла, а между ними столик, с вазой на которой были свежие фрукты с Зории. Из стазис-камеры недавно были принесены дроидом-стюардом. Удобное место для переговоров. Бай уже ушёл, так что мы устроились, я на диване, а пожилой нордовец в кресле, интересом рассматривая друг друга.

— Вина? — поинтересовался я.

— Пожалуй.

Пока я отдавал приказы стюарду, мне соку, старейшине вина, у нас на Зории несколько неплохих виноделен, вот я и прихватил нужного напитка, при переговорах очень помогает. Я опытный, я знаю. Так вот, пока я отдавал приказ и ждал его выполнения, старейшина с интересом рассматривал меня. Наконец он разродился явно вертевшейся на языке речью:

— Теперь я понимаю, почему в договорённость было включено столько несколько странных пунктов. Да и почему молчать нужно больше десяти лет. Совершеннолетия ждёшь?

— Да, — спокойно ответил я, принимая от стюарда полный стакан со свежевыжатым соком.

Это что-то вроде вишни, один из моих любимых напитков. Старейшина же сделав глоток своего напитка, удивлённо поднял брови, терпкий вкус вина ему явно понравился и он почти сразу сделал следующий глоток. Несколько секунд мы дегустировали напитки, Дунанн явно собирался с мыслями, если он что и готовил, то всё это стало не актуально, когда тот понял, с кем придётся общаться. Пришлось помочь ему:

— Не смотрите на меня как на ребёнка, да и относиться ко мне соответственно не нужно. Примите как факт что мне около ста лет.

— Значит всё же не ребенок, а карлик? Лилипут? — заинтересовался собеседник.

— Нет, физиологически мне столько лет, насколько я выгляжу, меньше семи лет. Семь через два месяца исполнится. Дело немного в другом. Могу рассказать, если вы не очень торопитесь и несильно устали.

— Я, конечно, устал, много дел было на планете, да и переговоры с твоим заместителем отнял много сил, но я выдержу.

— Не нужно тратить своё здоровье на подобные пустяки. Можно сделать проще. Наша возможная беседа продлиться не один час, вы их просто не выдержите, как не крепитесь. Советую воспользоваться медкапсулой в медсекторе корабля. Пройдёте диагностику и часок полежите в лечебной капсуле. Выйдете полным сил, даже ваше общее состояние поднимем и здоровье укрепим, подарим так сказать дополнительно пару десятков лет жизни. Всё же советую прислушаться к моему совету. Как бонус вам выдадут карту ФПИ. Будете знать, какие у вас показатели.

— У тебя непогодам развито мышление, да и речь как у взрослого, — задумчиво проговорил Дунанн, ставя пустой бокал на столик. — Что ж, предложение не лишено логики, мне оно нравится. Надеюсь, после лечения продолжим?

— Конечно. Сразу и продолжим. Кстати, дежурный матрос уже прибыл для вашего сопровождения в медсекцию, ожидает на выходе из моих апартаментов. Идёмте, я вас сопровожу к выходу.

Отправив старейшину приходить в себя, я уже связался с дежурным врачом и попросил продиагностировать старика, подлечить и его и поднять тонус убрав усталость, так что, что делать там были в курсе. Пока старейшины не было, я занимался делами. Узнал как дела у его сопровождения, тех сопроводили в свободные каюты для гостей, сообщив, что мы будем общаться долго, не стоит ждать, накапливая усталость, так что на данный момент гости уже отбывали ко сну. Так же выяснил, что ещё четыре искина были взломаны, оставшиеся четыре у других дешифраторов были на подходе и эту готовую четвёрку отправил по судам на установки. Они у нас первые в очереди. Потом проверил, как начался взлом у поставленных на это свежих искинов, пока норма. Причём общее количество собранных для взлома искинов по виду не уменьшилось, сколько было сложено штабелями на лётной палубе, столько и сложено. Проверил и убедился в своём предположении, не большими партиями искины доставлялись на борт линкора для взлома. С тех же найденных буксиров, которые успели вскрыть. Все имели сопутствующую документацию, чтобы не перепутать с какого судна или боевого корабля те сняты. Последняя партия из пяти искинов были с ремонтного судна, он оказался в порядке. В том смысле, что ремонтные доки и мощности. Вот реакторы и системы жизнеобеспечения, что на ремонтном судне, как в принципе и на буксирах, были выработаны в ноль. Существовали сколько могли, пока хватало крох энергии. Но это не проблема, всё легко меняется, доноров вон по всей системе разбросано, так что восстановить вполне реально. Требуется лишь время. Сейчас же корабельное кладбище медленно очищалось. Подразделение моего отца, которое было свободно от основных работ, они всё сделали, получив высший балл от командования флота корпорации, и сейчас были перенаправлены на изучение кладбища. Искали перспективные находки. Им было разрешено подобрать и себе судно, отец даже два вытребовал и получил согласие. Как я понял, одно они себе уже отобрали, среднее грузопассажирское судно, но второе ещё искали, всё приценивались.

Связываться с отцом я не стал, хотя связь мы и держали, дважды общались с момента прибытия в систему Норда. Так, новостями обменивались, узнавали как дела друг у друга. Кстати, одна бот в подразделении отца, тот, что спасательный, имеющий медкапсулы, находился на поверхности планеты с момента начала боёв за него. Причина в тех жителях, что были ранены при освобождении, они на месте проходили лечение, те кто выжил, но большая часть была поднята на орбиту. Поверьте, все медсекции и медбоксы абсолютно на всех судах, где те имелись, были заняты ими. Всего раненых среди мирного населения было двенадцать тысяч по последним подсчётам, ещё около шестнадцати погибло. Дорого обошлось жителям Норда их освобождение.

Я не закончил изучать последнюю информацию, причём часто меняя некоторые решения своих подчинённых. Трижды вмешивался, чуя что могут возникнуть проблемы, а так мы их можно сказать изящно обойдём. Ничего, выслушали, что я принял, всё через командора Бая, которой пользовался немалым авторитетом, и взяли под козырёк. Я же дело предлагал, а не муть, подчинённые это также понимали, даже радовались, что я находил решения в их непростых делах, помогая. Так вот, закончить с осмотром всей информации я не успел, полтора часа как-то быстро пролетели и вернулся старейшина, его сопроводил тот же матрос из состава экипажа крейсера.

Мы снова устроились кто в кресле, это старик, а кто и на диване, мне на нём удобнее было.

— Как себя чувствуете? — проявил я вежливость.

— Просто отлично, благодарю. Никогда себя так хорошо не чувствовал, разве что в молодости и не болит ничего.

— На то и нужны медкапсулы, — согласился я, наблюдая, как мой собеседник берёт бокал поданный стюардом, и как тот его наполняет напитком рубинового цвета. — Кстати, это другой сорт вина.

— Хорошее вино, — сделав глоток, сказал Дунанн.

— Что есть, то есть, — согласился я с ним. — Если договоримся, то поставки этого вина будут постоянными на Норд. Нам нужны рынки сбыта, за одно и вашу будем продукцию покупать. Очень интересуют ваши морские промыслы. У нас и свои есть, но интересует то огромное разнообразие, что можете предоставить вы.

— Это уже начало деловых переговоров? — улыбнувшись, поинтересовался старейшина.

— Нет, скорее намеки, о чём они пойдут кроме всего прочего.

— Заинтересовал. Однако прежде чем продолжить, всё же хотелось бы поинтересоваться кто ты в действительности. Очень уж выбиваешься своей речью и манерами из детского поведения. Сам же говорил что тебе семь лет, а потом сказал что сто.

— Семь и есть, — легко подтвердил я, решив, что скрывать суть дела, не следует, больше доверия будет. — Объяснить легко. Представьте что вы прожили жизнь, да вот как сейчас, и вдруг не умираете, скорее всего, даже не своей смертью, а снова просыпаетесь в своём теле в прошлом, только не младенцем, а в возрасте пяти лет. У вас воспоминания о прошлой жизни и огромный багаж знаний. Вот со мной произошло примерно то что я описал, только я имел в своей прошлой жизни ещё нейросеть и довольно большой комплект выученных баз знаний по разным специальностям, туда входят пилот, медик, инженер, техник и офицер флота. Всё в очень высоких рангах.

— Вот оно как, — задумчиво пробормотал тот. — Теперь многое становиться понятным. А это «вдруг», можно повторить?

— Нет, я использовал артефакты Древних. Не тех Древних, что были до Большой Беды, чьими потомками мы являемся, а ещё более Древних. Уж извините за слог. Я случайно активировал такой артефакт, он был в единственном экземпляре, и вот я снова в своём теле. Кстати, в прошлой жизни я бывал на Норде и даже освободил его. Только появился у вас позже, как раз через десять лет и о рабах из вашей молодежи, что мы вчера освободили, слышал. Об этой трагедии нордцы хорошо помнили. Пираты в моей истории, набрали больше двадцати тысяч подростков, и те устроили прямо на борту тяжёлого корабля, что пираты использовали как орбитальный терминал, побег и попытку захвата судна. Бои на борту шли страшные, парни и девчата с Норда гибли сотнями, но и потери пираты понесли просто сумасшедшие. Причём ваши ребята, смогли взорвать терминал. Я тогда его не застал, только обломки. Все они погибли, но это ещё не всё. Разозлённые пираты нанесли удары с орбиты по вашим селениям, погибло ещё около ста тысяч жителей. Зная, что произойдёт, я приложил все усилия, чтобы создать корпорацию, для меня это надёжный тыл, и военный флот. Делал всё, что бы успеть, и как видите, успел. Я не хочу, чтобы молодые нордовцы, цвет жителей планеты, погибли, и погибли другие жители. В подробности вдаваться не буду, но что хотел, рассказал.

Дунанн сидел молчаливый, я бы даже сказал угрюмый. Не делая ни одного движения, казалось, он превратился в одно ухо. Сейчас же он был в сильной задумчивости, морщины так и бороздили его лоб. Когда я замолчал, он не спешил прерывать тишину, но чуть позже собравшись с мыслями, задал, как мне кажется нейтральный вопрос:

— Значит, ты тогда познакомился со мной?

— Нет, до этого не дошло. На момент освобождения Норда вы были больше десяти лет как мертвы. После того сопротивления и подрыва орбитального терминала, пираты действительно обстреливали ваши селения. Вы бы спались, если бы сразу побежали в убежище, они у вас были, глубокие, но вы увидели плачущую девочку на улице и сперва побежали к ней. Кроху трёх лет спасти вам не удалось. Вы вместе попали под разрыв и погибли, этому были свидетели. Когда я попал на Норд, главой Сопротивления был старейшина Луц, все дела я вёл с ним.

— Хороший приемник, — вздохнул Дунанн.

— Согласен, очень здравомыслящий человек.

— Ты действительно нордовец из общины с Зории?

— Всё верно. Женщин у нордовцев было с собой мало, когда случилась Большая Беда, в основном набирали из жительниц Зории, однако несколько женщин всё же было, они стали жёнами старших родов. То есть дети старейшин общины в основном своём были чистокровными, однако особо за этим строго не следили, но мой отец именно чистокровный, вот я нет, наполовину нордовец. А по поводу общины, то я к ней не отношусь. Когда мой отец влюбился в мою маму, то его отец, глава рода, изгнал батю из семьи и из поселения нордцев. Да тот и сам сбежал, прихватив маму и её бабушку, спрятавшись у охотников. Там я появился и две мои сестрёнки. В общем, так и жили в деревне лестных охотников, чуть позже, когда я начал создавать корпорацию, отец вышел на нордцев, были причины. Так вот, его семья сделала как им кажется широкий жест, решили принять его и детей отца обратно. Мол, видите, какую услугу мы вам оказываем, гордитесь. Моей матери и прабабушки это не касалось. Для меня это было оскорбление, фактически пощёчина, так что я достаточно жёстко сказал отцу, он и передавал предложение главы его семейства, мой отказ. Причём настолько категорический отказ, что сейчас я повторять его не буду, очень там мата много. В общем, ничего общего с общиной я не имею, и никогда иметь не буду. Не прощу, этим всё сказано. Те более есть и другая причина.

— Серьёзная?

— Более чем. В той истории моей жизни, община меня предала, очень сильно предала. Там вообще мутная история была, вроде как они мой приказ выполняли, но никаких подтверждений я не получил, так что осадочек, очень сильный осадок остался. Я помню всё и ничего не забываю. Это не значит, что я зажимаю общину, как видите, мы вполне нормально сотрудничаем, но не более, продолжать сотрудничество я не намерен. Помог им воссоединиться с вами, на этом всё. С вами мне куда проще и легче сотрудничать.

— А мы решили, что они как новый клан с уже имеющимися специалистами станут военными вместе с тремя другими кланами на Норде. На них и будет оборона. Сейчас я как-то начинаю сомневаться в правильности решения, — задумчивым голосом произнёс Дунанн.

— Беспокоиться не стоит, не думаю, что следует ждать от них удара в спину. Мой случай в ваши отношения не вписывается, там совсем другое.

— Что ж, я запомнил твои слова, Ворх… Удивлен, что я знаю имя главы корпорации?

— Не сильно, догадаться было не сложно. Однако я поражён вашими аналитическими способностями, видно, что вы занимаете свой пост не зря. По отцу нашли?

— Слишком много информации, сложить их мне не составило труда. Когда община нордцев с Зории влилась в наши ряды, кстати, они получили в собственность большой остров погибшего клана, то естественно передали нам списки всех своих людей с комментариями. В списках был и твой отец, да и ты тоже. Дальше проанализировать твой рассказ с комментариями, совместив информацию, не трудно. Я хоть и не имею нейросети, но к счастью интеллектом не обижен.

— Ну что ж, вы правы. Я Ворх Росс, или по старой фамилии отца Ворх Шрит. Надеюсь, эту тайну вы сохраните, пока она не престанет быть актуальной.

— Можешь на нас положиться. Теперь же давай серьёзно обсудим наши дела, теперь ведь они наши. То, что Норд вы захватывать не будете, ваши присутствие тут временно мы узнали ещё когда прибыл твой разведчик, грамотный специалист, одно удовольствие было с таким работать, а его оснащение вызывало только восхищение наших специалистов. Мы конечно не совсем доверяли его словам, попыток нас обмануть хватало, но когда всё начало подтверждаться и наших детей и внуков начали спускать обратно, пиратов что их захватили били и в космосе и на земле, мы решили вам поверить. Значит, Норд будет свободен, я всё правильно понимаю?

— Именно так, — согласно кивнул я. — Военного присутствия в системе нашей корпорации не будет, лишь филиалы.

— Скажи честно, какие у тебя планы? — прямо спросил Дунанн.

— Их хватает. Можно конкретнее, что вы имеете в виду?

— О будущем твоей корпорации, о Зории и о Норде.

— Корпорация по факту мне не сильно и нужна. Так, задел на будущее. Я бы даже сказал она промежуточное звено в восстановлении Содружества. Я собираюсь создать первое небольшое государство, которое буду расширять. Специалисты в корпорации это будущие военные и чиновники империи, я готовлю себе задел на будущее. Как мне исполниться шестнадцать лет, то я превращу корпорацию в империю Росси, объявив себя императором. Не думаю, что кто-то станет возрождать. На момент рождения империи в её составе точно будет две планеты, это Зория, и ещё одна, мой личный лен. Возможно, будет ещё, даже больше чем уверен. Норд в мои планы не входит, как союзное государство вполне, но не более. Я удовлетворил ваш интерес?

— Не совсем то чтобы я хотел слышать, но на некоторые вопросы я получил ответы, — кивнул задумчивый старейшина.

— Что есть.

— Хорошо. Можно обсудить твои планы насчёт Норда и его населения на ближайшее время? В общих чертах.

— В общих чертах? — задумчиво протянул я. — Можно, мы для этого как я понимаю и встретились, чтобы решить большую часть вопросов. Раз мы дошли до сути дела, что ж, похоже, моя очередь взять долгое слово.

— Надеюсь на это.

— Ну значит так. Чтобы сразу развеять надежду скажу. Норд находиться не в составе корпорации, поэтому помощь будет, всё же во мне течёт какая-то доля крови нордца, но небольшая. Я помогу вам встать на ноги, снабжу некоторыми боевыми кораблями, помогу с учёбой и сертификацией специалистов. На этом всё, дальше только торговые и военные союзнические отношения. За счёт торговли, продаж ваших ресурсов, вы будете закупать у нас всё, что вам необходимо из списка наличных товаров. Нейросети и импланты усиления в эти списки входят, можете заказывать любое количество, проблем с ними нет. Так же и с базами знаний. Корабли что мы захватили у пиратов, передадим не все, четыре боевых корабля, которые были оценены специалистами флота, признаны годными, они после ремонта войдут состав флота корпорации. Те корабли и суда что передадим вам, мы их приведём в некоторый порядок, согласно нашим ремонтным возможностям. Чуть позже на Зории заработают заводы по выделке корабельного оборудования, список вам предоставят. К тому моменту у вас будут свои специалисты они и закончат приводить корабли и суда до стандарта. Понятно, что они изрядно запущены с сильно заниженным ресурсом, но хоть такие, будет вашим техникам и возможным инженерам практика для восстановления. Решите заиметь боевые корабли не имеющих потраченных ресурсов, создавайте поисковые партии, отправляйте, пусть ищут. Как вы понимаете, я не буду вам вытирать губы как младенцу, всё сами делайте. С собой я привёз двести нейросетей поколения три плюс. Из них сто пилотских, пятьдесят технических, тридцать для медиков и двадцать для управленцев. Все они имеют положенные усиливающие импланты. Эти импланты предназначены не для боевого применения, а для Гражданского флота, который вы сможете развернуть на базе орбитального терминала, такая служба тоже необходима. Вы предоставите мне специалистов, которым мы поставим эти импланты, зальём в памяти базы знаний, дальше пусть участья сами. С этим разобрались, теперь для будущих военных Норда и его управления. Со мной имеется восемь тысяч нейросетей восьмого поколения, так же с усиливающими имплантами разных назначений, устанавливать и комплектовать их специалистам можно по их будущим профессиям. Это мой личный подарок для возрождения независимости Норда. Базы знаний для этих восьми тысяч так же будут предоставлены по специальностям, они подготовлены. Перечислю, какие сети взял. Первые и самые массовые сети модели «Управленец». Вам они нужны для создания управленческого звена, как гражданских служб, так и военных подразделений, для командиров и управленцев на местах. Их две с половиной тысячи единиц. Следом идут боевые, в основном офицерские и сержантские модели «Штурмовик», тут две тысячи единиц. Боевые подразделения моей корпорации думаю, вы видели, у них установлены именно такие нейроимпланты, так что в будущем вашим офицерам удастся сравняться с моими бойцами. Потом идут пилотские нейросети, полторы тысячи единиц. Базы знаний для малых кораблей, средних и больших, всё же у вас будет три тяжеловеса орбитальный терминал, и два линкора. Сразу предупреждаю комплектов пилотских баз действительно полторы тысячи по комплектам нейросетей, но для малых кораблей, плюс сто для будущих пилотов средних кораблей и плюс десять для пилотов тяжеловесов. Дальше, следом идёт тысяча триста нейросетей модели «Техник», базы знаний по ремонту всех типов кораблей и гражданских судов так же будут предоставлены в разных количествах. Тысяча баз знаний для ремонта малых кораблей, три сотни средних и сотня для ремонта и обслуживания большегрузов. Отдельно пятьдесят баз знаний для обслуживания и ремонта пустотных станций. Возможно, они и у вас появятся, если вы развернёте поисковые партии. Мы вот развернули и у нас теперь есть тыловая ремонтная база, практически с неистраченным ресурсом и огромными накоплениями на складах. Приз хорош, так что надеюсь, вам тоже будет сопутствовать удача. По оставшемся нейросетям. Пятьсот единиц модели «Медик», ещё пятьдесят для врачей, тридцать для будущих инженеров, ну и сто тридцать военный класс модели «Управленец», для операторов артиллерийских или защитных систем, для экипажей кораблей по разным специальностям. Если потребуется быстрая учёба, то эти специалисты смогут воспользоваться специализированными обучающими капсулами. Сразу скажу их количество ограничено, так что быстро учить советую особо важных специалистов. До того момента пока мы находимся у вас в системе, вы сможете воспользоваться некоторыми ресурсами при обучении. После этого такой возможности ваши люди будут лишены. Захотите свой медцентр, ответ тот же, собирайте поисковые партии, и всё что они натащат, используете, мы действием так же. Между прочим, на борту орбитального терминала есть небольшой медцентр на четыре десятка медкапсул. Это всё ваше. Кстати, нужно будет согласовать коды опознавания, если наши поисковые партии встретятся, так же я не возражаю от совместных поисков, делить будет пополам. Наш военный флот будет находиться в системе, пока ваши военные не сообщат, что они смогут и сами взять под контроль систему и прилегающие территории. Тогда мы уйдём. У пиратов под контролем не один Норд, а почти два десятка планет. Мы планируем освободить если не все, то большую часть, так что надеюсь на вашу помощь. Старайтесь постоянно пополнять количество боевых кораблей, и самосовершенствоваться. Не стесняйтесь попутными бортами отправлять к нам выучившихся людей, чтобы сдать экзамены и получить метку сертифицированного специалиста. Я всё понятно изъясняю, ничего подробно объяснять не нужно?

— Нет, всё отлично описываешь. Продолжай. Как я понял это не всё?

— Конечно не всё. Основы нашей помощи я в принципе описал. Теперь хотелось бы поговорить о сотрудничестве и размещении представительства моей корпорации у вас в системе.

— Я так понимаю что там тоже не всё так просто? — усмехнулся старик.

— Ну почему же. Особо никак влиять филиал моей корпорации на вашу жизнь не будет. Через него вы сможете заказывать всё, что возможно из того списка что вам будет предоставлен, ну или сами отправите транспорты за необходимым материалом или оборудованием. Оно дешевле выйдет, скрывать тут не буду.

— А сама суть филиала кроме организации торговли?

— Всякая работа, вербовка в сотрудники или военные корпорации, продажи и установки имплантов. Будет открыт офис по их продажам, там же будут продаваться и базы знаний для граждан Норда. При офисе будет небольшой медцентр, где это будет возможно всё установить. Как вы понимаете, этот офис в основном будет работать с простыми гражданами Норда. Если будут сотрудничать военные, то расценки будут чуть снижены, а так повторюсь, вам нужно собрать свой медцентр. Капсулы найдёте, а медкартриджами мы вас обеспечим, фабрика по их производству на Зории уже действует. Можно закупать в любых количествах. Так же будет открыт мой корпоративный банк, но вы сможете открывать свои банки, тут как хотите, просто по надёжности конкурентов у моего банка нет.

— Как и самих конкурентов. Как я понимаю на все пространства вокруг единственный действующий банк — это твой?

— Правильно понимаете.

Мы синхронно засмеялись. Горло у меня заметно пересохло, так что я выпил пол стакана сока. Собеседник не стал отставать от меня и вкусно причмокивая, выпил стакан с вином. Дроид тут же снова наполнил его до краёв к вящему удовольствию старика. Вот только смотрел тот на меня хоть и с весёлыми искрами в глазах, но абсолютно трезво.

— Продолжим? — поинтересовался я.

— Можно, но сначала ответь мне на мой вопрос. Когда ты сможешь организовать у нас свой филиал и банк?

— Так уже. Мы специально судно для этого переоснастили. Оно вместе с персоналом и главой филиала ожидают в стороне, где находятся наши транспортные суда. Кстати, на части судах есть образцы товара, который мы готовы поставлять вам в обмен на ваши товары. Главный офис филиала нашего банка так же находиться на этом судне. Оно называется «Вершина». Как только будут заключены военные союзнические отношения, а то у нас всё на словах, а так же в торговых отношениях всё продвинется вперёд, то судно переместится на орбиту, туда, где вам будет удобно и немедленно преступит к работе. Остальной персонал для работы на планете, будет набираться, и обучаться из жителей Норда.

— Хм, а ты я смотрю, очень хорошо всё продумал и организовал, — покачал головой старик, я не совсем понял в восхищении или огорчении.

— Готовился почти год, было время. Старался.

— Да нет, ты действительно молодец и твоими организаторскими способностями остаётся только восхищаться. И я восхищаюсь.

— Благодарю.

— Я уполномочен принимать решения и подписывать разные документы. Всё что ты сказал, нас устраивает, мы и на это не рассчитывали, так что благодарю. Надеюсь у тебя всё готово. Я конечно не юрист, но тут нужно подключать моих советников, чтобы они всё проверили. Для того и взял.

— Мои юристы корпорации так же этим заняты. Один что прибыл с нами будет постоянно находится в филиале корпорации для ведения дел и подстраховки со своей стороны. Ни одно подписание не будет проходить без его проверки, таковы правила. Советую поступить так же.

— У нас нет подобных специалистов. Да и вообще специалистов подобного уровня как у тебя у нас просто нет, всё держится на личном жизненном или боевом опыте.

— Ничего, изучив базы знаний, вы тоже выйдите на эту планку. Нужно только время.

— Вот именно что время не хотелось бы терять, и заключить все договора и соглашения как можно быстрее.

— Так что же тянуть? Сейчас вы отправитесь в тот же кабинет, там вас будут ждать ваши люди, их сейчас поднимут, а так же мой юрист и его начальство, глава филиала. Сопровождать подписание документов будет командор Бай, мой заместитель. Это всё что я могу сказать.

— Хорошо, благодарю. Тогда я немедленно проследую в тот зал.

Когда я сопроводил старика к выходу, посыльный уже стоял у дверей моих апартаментов чтобы довести его до зала для переговоров, без сопровождения гостям запрещалось перемещаться по кораблю, когда Дунанн, вдруг остановился в гостиной у входа и спросил:

— Скажите, а как долго вы тут пробудете у нас?

— Ну военные я уже говорил…

— Не военные и ваши люди, а лично вы.

— Неделю, — был мой короткий ответ. — У меня слишком много планов.

— Благодарю, — ещё раз кивнул старик, и покинул мои апартаменты.

Я же вернулся в свою гостиную, заказав обед в ресторане. Мне его из-за встречи пропустить пришлось, время два часа дня по внутрикорабельному времени, долго общались, так что заморим червяка. Георг что слушал всю нашу беседу, уже всё организовал, так что старейшину уже ждали в зале и всё готовилось к подписанию первого пакета документов, их всего три было, заранее подготовленных юротделом корпорации. Всё это я отслеживал через планшет, вмешиваться не приходилось, всё подговаривалось правильно. Дунанн ещё не подошёл, так что все спешно готовились к официальному мероприятию. Старик знал, что это будет освещено в нашей корпоративной прессе. Эта же пресса будет работать и на Норде, офис телекомпании будет на судне с филиалом корпорации. Там много какие службы готовятся к будущей работе.

Так вот не успел я приступить к обеду, дроид-стюард уже всё принёс из ресторана, а старейшина дойти до нужного зала, как пришёл вызов от Лая, главы СБ гвардии. Ранее он был специалистом приписанным к линкору, но его уже сменил другой оперативник и тот учился на главу СБ гвардии, поднимая свои знания. Должность эту он занимал и. о, то есть исполняющим обязанности, и будет им числится пока не подтвердит весь спектр выученных баз до нужного уровня, а это шестой и седьмой уровень, немного-немало, долго ему ещё учится, однако с обязанностями своими он вполне справлялся, так что я им был доволен. Отметив на планшете, как в зал входит Дунанн, его советники уже были там, я отключил картинку с камер зала и активировал открытие двери. Лай стоял у дверей моих апартаментов. Судя по его задумчивому и заинтересованному лицу, тот добыл какие-то интересные сведенья, а так как он участвовал в допросе пиратов у нас на борту, откуда он их получил, догадаться было не трудно.

— Присоединишься? — спросил я, когда тот прошёл в гостиную.

— А то, тоже обед пропустил.

— Про меня, откуда узнал?

Лай на миг замер у дроида-стюарда, отправляя заказ в ресторан, набирая перечень блюд. Он у меня не впервой раз так что знал что делать. К тому же неровно дышал к стилю приготовления шеф-повара нашего ресторана, тоже был его почитателем. Заказ доставили быстро, меньше минуты пошло, заказывал Лай как и я из того перечня блюд что уже были приготовлены, а не требовалось ожидать, так что утроившись с подносом напротив, задумчиво пожал плечами, отвечая на вопрос:

— У меня полный доступ к системам безопасности корабля, включая системы наблюдения. Когда старейшина зашёл к тебе и когда вышел, знаю. Не думаю, что вы обедали вместе. Он по своим внутреннем часам только что поужинал, причём плотно, а при нём ты бы обедать не стал. Логично?

— Хм, логично, — улыбнулся я. — Психолог, блин.

Мы не отвлекаясь, пообедали. Если будут серьёзные разговоры их лучше продолжить после принятия пищи, что понимали прекрасно оба. Обедая, я поглядывал на экран планшета лежавшего рядом, наблюдая за переговорами и подписанием переговоров. Вот пока шёл обед, достаточно быстро гости были ознакомлены со всеми электронными документами, обсудили их и сразу без промедления подписали. Причём попросили внести пару пунктов. Например, в системе Норд всегда должны находиться пара боевых кораблей корпорации, соответственно пара крейсеров нордцев будет направлена к Зории. Всё это по военному сотрудничеству. По этому вопросу командор Бай советовался со мной, посчитав подобный пункт вполне нормальным и деловым, я дал разрешение его внести. Второе предложение, исходившее от нордцев, было несколько другого направления. Они решили, что мой корпоративный банк вполне подойдёт им как основной. Если кто решит создать свой частный, то пусть занимается, но на ближайшие десять лет мой банк будет главным на Норде. Потом дальше будет видно, продлят соглашение, или создадут свой, государственный.

Когда мы закончили обедать, старейшина Дунанн забрав своих советников, копии подписанных договоров ему были предоставлены, собрался было покинуть помещение, но задержался, у него возникли новые вопросы. Кстати, старейшина очень подробно обговорил с командором Баем процедуру установок подаренных нейросетей, именно он отвечал за это направление сотрудничества, попросив начать как можно быстрее. Точнее сразу как были подписаны документы. Проблем с этим не было, врачи хоть и были загружены, но не на полную, раненых хватало, ими младший медицинский состав занимался, но часть уже покинули капсулы, возвращаясь, кто в свои части, это из моих подчинённых, кто на Норд, это уже местные. Так что нагрузить по полной их было реально. Правда был один не такой и большой момент. А кому ставить? Бай так прямо и спросил старейшину. Диагностику никому не проводили, тут наугад не ткнёшь в юношу или девушку, будешь пилотом или инженером, тестирование в соответствующей капсуле необходимо. Старшина об этом знал, так что они с командором обговорили эту проблему. Причём командор предложил сразу же начать делать перепись населения, выдавая идентификационные карты, где в графе гражданство будет значиться «житель Норда».

Для старейшины казалось, что проблема не разрешима, где взять столько капсул, но командор легко избавил того от проблемы. Он пообещал прислать пять ботов, три специализированных спасательных и два госпитальных из свободных на данный момент. У некоторых в реаниматорах и лечебных капсулах восстанавливались гражданские получившие ранения в боях с пиратами, но диагностические капсулы тут были не задействованы, что и решало все вопросы. Дело в том, что по штату на каждом было по две специализированных диагностических капсулы и вполне профессиональный персонал. Боты будут перелетать от одного селения к другому, и проводить диагностику, выдавая карты удостоверений жителям. По ним и по электронной базе, которую будут создавать уже местные, медики им лишь данные тестирования будут пересылать, те и сформируют первые группы на установки тех или иных нейросетей. По специальностям. Кто по гражданской стезе пойдёт, кто по военной. Перед уходом старейшина лишь попросил отправить боты сначала к тем поселениям, куда спускали спасённую молодёжь, он решил, что они первые пройдут тестирование, ну и учиться будут. Молодёжь, у них энергии и желания для этого хватит. В принципе решение правильное, так что я его через командора одобрил.

Наконец старейшина со своими людьми ушёл, и их на адмиральском челноке, кстати, пока нет адмирала, им пользовались или капитан линкора или командующий гвардией, повезли к столичному селению на Норде. Так что я оторвался от планшета, отметив, что Лай лениво пьёт чай, с интересом поглядывая на меня.

— Отбыли, значит.

— Ну да. Даже не ожидал, что мы придём к соглашению так быстро.

— А вот я наоборот удивлён, что они так тянули. Тут утопающему, причём несколько веков, протягивают руку помощи, а они ещё думают.

— Можно и так всё описать, тут с какой стороны посмотреть, — согласился я. — Ладно, ты же сюда не чаи пришёл распивать. Есть что-то интересное?

— Да кое-что есть. Меня эта информация заинтересовала. Пират, которого к нам доставили наши гвардейцы с носителя, был пилотом курьерского судна, кстати, мы его тоже взяли, только его почему-то приписали к штату носителя.

— Там и так техники мало, почти вся выбита, так что не удивительно. Так что он тебе рассказал? Да и вообще, откуда здесь взялся?

— Прибыл десять дней назад, за день до нашего разведчика, привёз важного типа. Я уже проверил, его ухайдакали штурмовики на орбитальном терминале. Специально просмотрел фото всех трупов, точно он, да и пират опознал. Так вот, нам интересен не сам тип, а именно пилот. Дело в том, что какому-то вольному бродяге встретился в пустой системе большой транспорт, чисто грузовое судно. Вскрыть он его не смог, и решил продать информацию о нём, мало ли что ценное внутри. Не повезло, покупателем на планете торговцев Скания оказался представитель пиратов, а они платить особо не любят. В общем, выпотрошили они его на информацию и в утилизатор отправили. Вместе со всей семьёй. Тот по космосу на своём утлом судне с семьёй передвигался, шесть детей было. Суть в том, что по координатам вылетело поисковое судно, на борту и был этот курьер, как посыльное судно, в трюме его держали. Если находка интересная, шустрый кораблик отправляли за специалистами. В общем тяж они нашли, но мало того что нашли, определили что он отнюдь не пуст, бродяга не сказал что были навесные контейнеры и он один вскрыл. Ну как вскрыл, прострелил, и то что не оплавилось внутри, то и осмотрел. В общем, ценный корабль. Вот пирата этого и отправили за инженером, вернее тем, кто выполняет обязанности инженера. По прибытию на базу его вместо того чтобы отправить обратно с нужными специалистами, привлекали для перевозки уничтоженного нами типа. А вот к тяжу отправили фрегат, что относиться к классу больших в своей линейке. Поисковое судно это лёгкий крейсер, фрегат, тоже бывший боевой корабль.

— Интересная информация, — согласился я, с большим интересом слушая рассказ Лая.

— Интересно, — согласился он. — Однако ты ещё не слышал, где находится этот транспорт. Это в шестнадцати системах от Норда.

— Так это час в гипере лететь. Доплюнуть можно.

— А я о чём. Я хоть базу «Навигация» всего до третьего ранга успел поднять, но высчитать, где находиться тяж смог. Кстати, вернёмся на Зорию, сдам на сертификат пилота малого корабля, я поднял до необходимой высоты нужные базы.

— Обойдёшься, — задумчиво сказал я. — Мы, вернее вы, в ближайшие год-полтора на Зорию не вернётесь. У вас теперь будет другой дом, я уже говорил об этом. Правда там будет свой сертификационный центр, но придётся подождать, пока его не запустят.

— Подождём, — слегка беспечно пожал плечами капитан СБ.

— Информацию ты действительно интересную принёс. Я бы даже сказал горящую. Узнал сколько фрегату лететь от той базы, что покинул курьер?

— Да, и даже подсчитал, сколько им лететь. Вернее пират сам высчитал. Говорит, что те уже дней пять, край четыре, находятся на месте и наверняка приступили к вскрытию.

— Зная их варварские способы вскрытия, ничего хорошего я, похоже, там не увижу.

— Полетишь? — скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Лай.

— Конечно. Кто же упустит такую добычу, да ещё есть возможность снова щёлкнуть по носу пиратов. Ещё как летим.

— Состав? — деловито поинтересовался капитан СБ.

— «Бастион» и возьмём пару крейсеров флотских для возможного загона пиратов. Вдруг попытаются уйти. Всё что нужно у нас и так есть, а инженера поднимем из капсулы на месте. Два дня уже в капсуле учится.

— Лады, я готовиться.

Лай покинул мои апартамента, но я не обратил на это внимания, у него своя служба, у меня свои дела. Связавшись с Керри, я отдал приказ готовиться к срочному отбытию. Пусть созывает все приписанные к борту малые суда и членов команды. Некоторые из них работали в других местах, вроде как в командировке находились. Лишь попросил не трогать тех, кто нужен тут, на месте. Потом связался с командующими флота и гвардии. Описал им ситуацию. Гвардейцу, ему нужно вернуться на борт линкора, он на флагмане военных находился, велел готовить абордажные партии. Возможно, им будет работа, ну а у флотских затребовал два крейсера пошустрее. В принципе на этом всё, тут в системе остался за старшего командующий флотом, мужик правильный, знает что делать, какие у других приказы, его не касалось, раз поставили им их, пусть выполняют. «Бастион» же уже через двадцать минут, с момента ухода Лая, снялся с места стоянки и начал уход с орбиты. На это потребовалось часа полтора, прошли по проделанному буксиром коридору и, выйдя в открытые пространства, после разгона тот ушёл в гипер. Крейсера, получив координаты, ушли чуть раньше.

Всё время полёта в гипере я продолжал заниматься искинами. Как раз очередная партия была готова, взломана и у них были обновлены мной программы, так что поставил взламывать следующих. Дешифраторы трудились не покладая манипуляторов.

Как таковая операция прошла без сучка и задоринки. Пиратов мы застали фактически со спущенными штанами. Те нас никак не ждали, даже не подозревали, что Норд освобождён и там теперь свободные от них территории. Крейсера легко догнали оба пытавшихся скрыться пиратских корабля, в гипер им не дали уйти истребители, выпущенные с борта «Бастиона». Десантники уже были на крейсерах, их высадили на эти корабли ещё перед уходом в гипер, так что пошёл абордаж. Ещё один взвод зачищал внутренние отсеки жилого модуля тяжа. Пираты успели его вскрыть, но это единственное что они успели сделать за эти дни. Причём, что мне понравилось, аккуратно так вскрыли. Поднятый нами инженер начал работу с тяжем, он сразу проверил с помощью инженерных дроидов рубку и сообщил что корабль флотский, в шахтах находились «био»-искины, соответственно корабль как новенький, вставляй искины и используй. С этим проблема, у нас всего один искин в запасе подобной модели А-80. Ещё были искины для пиратских линкоров, но задействовать их я не мог, они нужны на месте.

В общем, решили так, инженер начал вскрывать переборки до кабинета корабельного инженера тяжа, была надежда что там на месте мы найдём программы для корабельных искинов, если поставим личность хотя бы одному, тот поможет оживить судно. Дальше уже будет легче. Это на борту «Бастиона» остался всего один резервный искин, два других мы уже использовали, как времянки на пиратских судах.

В общем, инженер занят, так что я прекратил взлом искинов, что совершали дешифраторы. Мне доставили пять искинов с пиратских кораблей, три с лёгкого крейсера, и два с фрегата. На них пока времянки поставили, вот пять дешифраторов и начали взлом этих ИИ. Четыре часа длился взлом, потом их поставили на место и временные пилоты погнали судёнышки в сопровождении одного крейсера к Норду. С трофеями и пленными. Тут как раз и инженер доложился, доступ в кабинет инженера у нас теперь имелся.

Повезло, что корабль оказался флотским, приписанным к одному из флотов империи Антран, то есть в кабинете у инженера мы нашли все нужные установочные программы к искинам, по разным направлениям. Так что после взлома компа инженера, я скопировал всю информацию на один из инфокристаллов и чуть позже на резервный искин залил программу личности управляющего искина для тяжа. Шахты в рубке уже освободили, так что искин поместили в нужную шахту. Тут не спутаешь, управляющие искины всегда находятся в центральной шахте. Сразу перед пультом пилота. После того как искин оказался на месте, инженер запустил сразу два реактора, которые ранее были аварийно заглушены. Штатная программа, когда нет откликов от корабельных искинов.

Чуть позже, когда два первых реактора вышли на сорокапроцентный режим работы, запустили три оставшихся мощный реактора. Через три дня после нашего прибытия в эту систему, когда от Норда доставали ещё два искина серии А-80, флотский пилот, он имел сертификат на управление таких тяжёлых кораблей, в сопровождении крейсера начал разгон для прыжка в гипер. Его задача только перегон. А так их путь лежал к Зории. Причина, почему я не отогнал судно к Норду, проста, банально нечего ему там делать. Оказалось в трюмах транспорта перевозилось два завода. Пока инженер оживал судно, часть десантников тщательно обыскали каюты жилого модуля. Все девайсы, что они находили, приносили мне. Я очищал их память, копируя и обновляя, после чего возвращал девайсы. Раз нашли, то те принадлежали им, мне чужого не надо. На одном из планшетов, видимо принадлежавшему ранее старшему помощнику, была вся документация на груз. Он был настолько ценен, что упустить его я просто не мог. Причём груз был фактически не военный. Если проще, то согласно изученным мной документам, груз был выкуплен какой-то частной фирмой у военных с конверсии. Его как раз заказчикам и перевозили. Проще говоря, один завод мог с нуля производить флаеры разных классов седьмого поколения, включая те, что могут выходить в космос. Очень необходимая техника, у нас её мизер, да и ту, что имеется приходиться беречь. Второй завод не менее ценен, я бы даже сказал, он являлся самым ценным. Завод по производству с нуля медкапсул и разного медицинского оборудования седьмого поколения. Похоже, самые острые моменты в нехватке разных производств я начинаю закрывать. Я даже и не думал, что найду такие сокровища в трюме этого транспорта. А про контейнеры на обшивке скажу так. Это попутный груз. На него тоже имелись документы. Он был не менее ценен, хоть и разнообразен. Да нам всё пригодиться. Вместе с пилотом я отправил начальникам соответствующих отделов приказ, разворачивать заводы и запускать производства. Ну и специалистов готовить, если их нет на такое оборудование.

Когда мы вернулись в систему Норда, там царило заметное оживление. За три дня нашего отсутствия, на орбитальном терминале уже организовали дежурство двух диспетчеров, пока из наших специалистов, так что пролететь по системе без их внимания было не возможно. Уже шли расписания полётов или выдавались маршрутов, чтобы не дошло до столкновения. Нам тоже выдали, когда мы вышли из гипера и двинули на разгонных к планете. Пираты не использовали диспетчерские платформы, да и не было их у них, так, с помощью судового сканера отслеживали все перемещения по системе. Думаю в таком случае становиться понятно, что мёртвых зон, которых они не видели, было предостаточно, особенно все, что находилось другой стороны планеты. Нами эта проблема была решена за счёт разведывательных зондов и ретрансляторов, так что наши диспетчеры видели всю систему. Мера конечно временная, тут действительно нужно иметь хотя бы несколько диспетчерских платформ. Но что есть тем и пользуемся. Флотские тоже не остались в стороне, не смотря на то, что пиратские линкоры были практически недееспособны, всего по одному искину вернули на борт, чтобы те управляли частью внутренних систем, но сканеры работали, они так же могли всё отслеживать. Вернее связисты, что использовали эти сканеры. Линкоры нужно как можно быстрее вводить в строй, но пока просто не до них, да и честно говоря, специалистов чтобы ими управлять среди нордцев нет, даже среди тех, что с Зории, хотя последние как раз учились. У них вскоре должно появиться три пилота для тяжёлых кораблей.

На орбите были вывешены гражданские спутники, так что на Норде появился свой Галонет, благо на борту нашего филиала было несколько кластеров искинов, банковский кластер, для Галонета, прессы, ну и сбора статистики, последним глава филиала в основном пользовалась и её аналитики. А так Галонет уже работал, он был платный. Сразу сообщаю, можно было платить разово на месяц, на год или безлимитный на десять лет. Банк тоже активно работал и как поступил доклад, местные продали нам часть своих запасов морепродуктов, которые они приготовили для пиратов, кое-что купили у нас из представленных образцов товаров, но основные суммы положили на государственный счёт. Он был открыт одним из первых. Да и частных счетов открыть успели порядка восьми тысяч, но всё удалённо, через Галонет. Кто-то удивиться, как открыть счёт в банке, если сначала нужно оплатить пользование Галонетом? Можно, первый месяц Галонет всем бесплатный. Нашими специалистами уже было открыто несколько социальных сетей, более того на транспорте где расположился филиал корпорации, имелось оборудование гиперпередатчика, так что можно иметь связь с Зорией. Это не трудно, оплачивай время разговора, цены были вполне разумны, и общайся с любым абонентом на Зории или в её системе.

Наши ремонтники уже восстановили оба крейсера, и носитель, но пока возились с тяжёлым крейсером. Носитель и авианесущий крейсер до полноценного восстановления тут было не отремонтировать, их нужно перегонять к Зории, где уже должна быть развёрнута база, там ремонтные доки, есть все мощности. Так как все четыре корабля полёт выдержат, их отправили в сопровождении одного из крейсеров, у него одного действовал идентификатор нашего флота, к Зории.

А так всё шло своим чередом согласно составленным планам, моего вмешательства не требовалось. Вполне неплохо шли тестирования на планете прямо на борту ботов, найденных людей с высоким порогом интеллекта сразу же отправляли к нам на орбиту для установок нейросетей. Пока была полностью занята медсекция флагмана военного флота корпорации, но с нашим прибытием часть местных жителей стали направлять к нам на установки. Среди будущих управленцев на установку прибыл и старейшина Дунанн. Мы с ним перед его отлётом, уже после установки, плотно так пообщались. Сами мы по прибытию тоже просто так не сидели. Всех раненых, что закончили лечение, отправили или по местам службы или на планету. Я успел взломать изрядное количество искинов, и передал их ремонтникам. Так что они развезли их по разным боевым кораблям и переделанным гражданским лоханкам пиратов и фактически ввели их в строй, по крайней мере, летать и стрелять они могли. Но всё равно нужно провести изрядное обслуживание, что корабли не видели давным-давно.

Следующие пять дней я серьёзно поработал, пришлось задержаться на сутки, не все искины или электронные носители взломал, а когда это сделал, объявил о нашем отбытии. И так задержались. Однако уйти не успел, с планеты пришёл вызов из начавшейся формироваться администрации старейшины Дунанна. Тот попросил задержаться, он вылетает к нам на подаренном ему мной шаттле. Трофей с пиратов. Пилот был из нордцев с Зории.

Ждать пришлось достаточно долго, порядка полутора часов, что-то задержало старейшину на планете. Он связался, и искренне извинился за задержку, так что особо напрягаться я не стал. Все три наших корабля были готовы к отходу, а это наш линкор и оба грузопассажирских судна с тыловыми службами и вольнонаёмным персоналом. Те не имевшие привычку долго находится в замкнутых помещениях, немного напрягались, но психологи из медиков помогали, гасили недовольство. То, что мы вот-вот должны были отбыть, уже всем было объявлено по внутрикорабельным сетям всех трёх кораблей, а тут эта задержка. Я в системе уже пять дней, мы со старейшиной не раз встречались, если точнее два раза, после установки имплантов, ему после её аквизиции залили в память сети разные базы знаний по администрированию, ну и там по мелочи, всё что нужно для управленца. А второй раз встретились перед официальной передачей всех боевых кораблей и гражданских судов захваченных у пиратов, нордцам. Сам я естественно в этом не участвовал, только дистанционно под аватаркой командора Бая, но сама передача прошла вполне торжественно и даже празднично.

Из всех кораблей и судов всего пять боевых кораблей и три переделанных из гражданских судов рейдера были более-менее «живы» и их можно было использовать по назначению. Наши инженеры и техники, бросив все остальные дела, за три дня экстренно привели их в порядок. Среди боевых кораблей был лёгкий крейсер, и большой фрегат, что мы захватили у флотского тяжа в соседних системах. Там тоже не такой и большой ремонт требовался. Сделали и порядок. В общем, началось возрождение боевого флота Норда, так что церемония действительно была торжественной и её транслировали по всей планете, благо телекоммуникационные спутники покрывали всю поверхность планеты, кроме морей конечно. Работники телеканала, их прибыло всего двенадцать, костяк так сказать, остальной персонал из местных будут набирать, да что будут, уже набор идёт, установили на площадях крупных селений большие щиты-проекторы, так что у кого не было коммуникаторов или планшетов, смотрели церемонию передачу по ним. Огромное количество народу собиралось, чтобы посмотреть, как шла передача боевых кораблей военным Норда. Да, два дня назад были сформированы три службы. Первая военная, Флот, вторая Армия и третья Патруль. Как я понял последняя служба чисто поисковики, это нордцы так замаскировали эту службу.

Вот перед началом церемонии старейшина и посетил меня, подарил памятные подарки, очень понравилось древнее оружие, парные клинки, тем более я довольно неполой фехтовальщик. Общались мы на разные темы. Старейшина общался со мной ровно, с уважением, так что хорошо поговорили. Причём обговорили все темы, которые остро стояли перед нордовцами, поэтому причин такого срочного вызова я не видел, все вопросы решены. Пираты побиты, оборона создаётся крепкая, наши военные помогают в этом, все направления перекрыты, все сектора под перекрестьем пушек сразу нескольких кораблей, или «оживлённых» довооружённых остовов в корабельном кладбище. Мера временная и вынужденная. Появиться карательный флот, кровью умоются. По планете так же все вопросы закрыты. Предатели выловлены и казнены, этим местные занимались, среди них выявили агентов пиратов, на планете обнаружили два малых мобильных гиперпередатчика. То, что пираты теперь знаю об освобождении Норда, факт, успели передать, пока их не придавили. Сейчас там радиоигра нашей разведкой шла, дезу гнали. Именно поэтому и шли такие спешные приготовления с обороной, и я не отводил свои корабли от Норда. Для Зории хватит и старсейвера, тем более он был в полной боевой.

— Старейшина подходит к вашим апартаментам, — сообщил Георг.

Пару минут назад он так же сообщал, что шаттл Дунанна совершил посадку на лётной палубе линкора, и тот прошёл к ожидающей его гравиплатформе, на которой вылетел ко мне. Сам Дунанн был один, без сопровождения. Охрана, личные телохранители в количестве двух голов, остались на борту шаттла. Безопасность на борту «Бастиона» старейшине гарантировал я лично. Помимо Георга пришёл так же отчёт от службы безопасности корабля. Старейшину просканировали ещё на лётной палубе во всех диапазонах, пуст, ни взрывчатых веществ, ни оружия. Лишь ритуальный нож, который был с ним в пришлый раз, тот его открыто на поясе носил. Раздолбайства на моих кораблях не было, и служба безопасности делала свою работу от и до. Порядок на корабле.

— Присаживайтесь, — поздоровавшись, указал я на кресло.

Встречались мы в том же моём кабинете. Командор Бай, что и встретил старейшину на входе в моих апартаментах, и проводил в мой кабинет, остался стоять у дверей, не спеша покидать помещение. Сложив руки на груди, он замер, всем видом показывая, что сдвинуть его вряд ли получиться.

— Мы согласны, — прямо сказал Дунанн, на что я вопросительно поднял бровь, даже не делая попытки что-то сказать, пришлось тому самому объяснять. — Твой намёк не поймёт только глухой или слепой.

— Даже так? — усмехнулся я, и на миг задумался.

Задуматься было о чём, ещё как было. Дело в том, что был посыл к старейшине с некоторым предложением, но не на словах, больше невербально, психопатическое управление человеком, если так понятнее. Сейчас поясню, я очень опытный переговорщик, многие ранги в базах знаний, например, в психологии или психологии переговоров, в седьмом ранге. Конечно, мой такой малый возраст сильно мешал, практически на пятьдесят процентов снижал мои возможности, но я решил рискнуть. Именно поэтому я тогда и встретился лично с Дунанном, хотя мог создать ещё одну голограмму и вести беседу дистанционно, не раскрывая себя и свои планы, как это сделал сам. Кто-то бы подумал, что я бессмысленно выдаю свои секреты и планы на будущее. Но это не так, всё было выверено и обдумано. Я знал что делаю. Мне был нужен Норд, нужен со всем населением. Только так и никак иначе. В общем, зная и умея вести переговоры, я таким маневром пытался вложить в голову Дунанна, что без моей корпорации и главное меня, им будет не просто тяжело, фактически не возможно. Значит что? Значит нужно уйти под мою руку. Я приложил все силы и все свои умения, чтобы вложить это в голову Дунанна. Моя оговорка, что Норда нет в моих планах, намёк, скорее толчок для старейшины, что эти мои планы нужно изменить на совершенно противоположные. Психология переговоров не терпит спешности, именно поэтому и приходилось затягивать переговоры, раскрывая часть своих планах, старейшина тёртый калач, ложь почует сразу, так что правда и только правда. Честно говоря, я думал что старейшина слетел с крючка и моя попытка не удалась, но тот в данный момент прямо в лицо мне сказал что всё понял, более того не обижен и даже согласен.

Нужно немного прояснить этот момент, может я, что не понимаю, так что затянем беседу.

— Вы о чём? — почти сразу поинтересовался я, едва заметно улыбаясь.

Это специальная подсказка от меня старейшине, и тот, похоже, понял. Потому как сам ухмыльнулся в бороду и без каких-либо колебаний прояснил:

— Народ Норда решил, что будущему императору нужны свои верные люди. Норд готов войти в личный лен будущего императора Росси.

— Вот прямо так народ и решил? — без особо удивления спросил я, уже догадываясь, что мне ответят.

— Вчера после торжественной передачи кораблей пиратов нашим военным из клана Остр, нордцев Зории, они у нас пока одни подготовленные специалисты, был собран совет старейшин. Именно на нём после шестнадцати часов дебатов и было принято такое решение с преимуществом голосов. Норд уходит в личный лен будущего императора. Информация о вас лично я не выдавал, а вот о планах сообщил, насчёт них договорённости не сообщать у нас не было.

— Поэтому и не было, чтобы дать вам лазейку, и вы ею воспользовались, — спокойно пояснил я. — Значит, вот почему к той горе слетались старейшины всех поселений, как их у вас называют? «Глас народа»? Мне доложили об этом, но для чего был собран совет, выяснить разведка не смогла. У вас хорошая охрана, наши дроны-диверсанты не смогли проникнуть в общий зал под горой, где и проходил совет. Вернее проникнуть они смогли, но слишком поздно, старейшины уже начали расходиться.

— Я так и думал, что вас не сможет не заинтересовать сбор совета. Моя охрана докладывала, что замечала странные движения в темноте, но это всё что они могли вам противопоставить, — согласился старшина, и вдруг сделался совершенно серьёзным, пристально рассматривая меня.

Чего тот ждёт, я понял прекрасно, ответ ему нужен, но всё же тянул время размышляя. Сам добивался того о чём шла беседа, но я не колебался. Решение принял давно, просто обдумывал что сказать. Норд мне действительно был нужен. За три с половиной веков рабства, постоянным опасением что заберут, сделают рабов, те своего начала не потеряли. Как были надёжными людьми по своей сути, так и оставались. Ведь не зря раньше Норд был личным леном императора. Именно так. Нордцы основа гвардии бывшего императора, во всех спецподразделениях армии или флота мелькали их светловолосые макушки. Все налоги с планеты шли в личную кассу императора. В общем, плюшек было много, к этому я стремился, и упускать такую возможность не хотелось. Кстати, а те требования, что выдвигали нордцы, при подписании о торговых и военных соглашений, у них два пункта были, скорее всего, проверка. Те проверяли, как я себя поведу. Это Дунанна идея и его исполнение. Видимо экзамен, я выдержал, раз они снова решили стать вассалами. Причём решение было осознанным, явно обдуманным. Ха, шестнадцать часов споров и ругани, но они действительно решили уйти под мою руку. Нет, я об этом не знал, дроны действительно не смогли проникнуть в зал Совета Норда, так, скорее предположения, и похоже попал в точку. Не смотря на то, что прошло четыре века, даже четыре с половиной, нордцы сохранили в преданиях память о счастливых временах под рукой императора. Родители рассказывали детям, а те своим детям, так что слухи о тех временах походили на сказку. Я об этом был в курсе, знания ещё из другой жизни, было дело, узнал. Хоть и случайно, но получил нужные сведенья. Так что когда такое предложение поставили на рассмотрение, то скорее всего решение приято было достаточно быстро, все выросли на этих сказках и преданиях. Тем более как спаситель, я открыто выступал в глазах нордцев. Ведь действительно освободил и все обещания выполняю. Не буду скрывать, на этот момент я так же надеялся. Даже сделал копию внутренних законов лена императора Антран в прошлом. У него было четыре планеты в личной собственности, не один Норд. Послабления в налогах, много разных гарантий. В общем люди, что жили на планетах императора, были обеспечены и оснащены заметно лучше, чем другие граждане империи. Об этом не мог не знать Дунанн и остальные старейшины, а если даже кто не знал, как раз вчера при решении этого вопроса и просветили в суть дела.

То, что Дунанн меня раскрыл, конечно, неприятно, однако с его житейским опытом, скорее всего, было не трудно понять мои мотивы.

— Хм, скажу честно, ваше предложение мне интересно.

Когда я это произнёс, Дунанн расслабился. Внешне это было очень трудно заметить, он изменил чуть наклон головы и слега откинулся на спинку кресла, хотя продолжал смотреть на меня немного напряжённо, со всем вниманием. Старейшина даже не обратил внимания на дроида-стюарда, что подошёл к нему с бокалом и бутылкой, так понравившимся ему вина. Сейчас решалась судьба всего Норда и мы оба это прекрасно понимали. Однако нарушать тишину старейшина не спешил, сейчас у нас шло маленькое, но всё же противостояние. При этом понимая, что в нашей беседе первую скрипку играю я, Дунанн не мог этого не заметить, тот не пытался изменить ситуацию. Верее поначалу пытался, но понял, что не ему со мной тягаться. Седьмой уровень «Психологии переговоров» — это очень круто.

— Я так понимаю, пакет законов моего лена вами уже подготовлен? — поинтересовался я, делая глоток сока.

— Как и ваш? — усмехнулся тот.

— Согласен, играем почти на равных. Меняемся?

— Конечно.

Нейросеть у Дунанна уже действовала, и тот не задействуя планшет, что был закреплён у него на поясе или коммуникатор на руке, мысленно отправил мне файл их копии свода законов Норда. Я же с планшета отправил ему на сеть свою копию. С полчаса я изучал свод законов, сравнивая его со своим. Дунанну же на это понадобилось минут пять, всё же нейросеть более технологичное оборудование и позволяет работать на более высоких скоростях. Тем более он, насколько я знал, после крайнего его тестирования, успел изучить безуровневую базу об управлении и настройке нейросетей. Знал, как ею работать, да и все базы за те немногочисленные ночи успел поднять по первый ранг. В общем, кое-какой чужой опыт из баз знаний тот приобрёл.

Похоже, как и я нордцы использовали в виде шаблона старый свод законов ещё прошлого императора, что почил с большей частью своего населения во время нашествия Арахнидов. У Дунанна фактически изменений не было, кроме пары моментов соответствующих текущему времени, кстати, у меня были схожие. Да и вообще обе копии свода законов, но составленных разными специалистами, были на удивление схожи.

— Кто же это у вас такой специалист по юриспруденции? — поинтересовался я.

— Мы и не такие дремучие. Бандиты и работорговцы, конечно же, пытались нас свалить в дремучую пропасть, лишив зачатков цивилизации, но рабочие искины у нас есть. Вернее один, в одном из бункеров гражданской обороны. Бандиты его долго искали, агентов среди нас вербовали, но так и не нашли. Программы по юриспруденции у него были, вот он всё и составил. Как я вижу, сравнивая оба свода законов, поработал очень хорошо.

— А у меня это был экзамен среди юристов-стажёров. Самый лучший доработал лично. Ладно, вы уже поняли, что Норд мне интересен, и интересен именно виде личного лена, в другом качестве он мне не нужен. Как мы теперь оба понимаем, нас всех устаревает сложившаяся ситуация. Вы отходите под мою руку, я вас беру под свою защиту. Теперь обговорим, как пройдёт официальная процедура принятия вассальной клятвы, ну и будем выслушивать ваши просьбы и пожелания. Как я знаю, Норд нуждается практически во всём.

Мы обговорили со старейшиной процедуру вассальной клятвы. Честно говоря, я её уже в прошлой истории этой жизни уже проходил. Тогда мне было семнадцать лет, и я открыто выступал, сейчас же процедуру требовалось усложнить. Моё желание не выставлять себя на общее обозрение играло немаловажную роль. В общем, вассальную клятву мне будут давать дистанционно, моё присутствие не обязательно. Вынесут паланкин на главную площадь столичного поселения Норда, тот всего два дня как стал столицей, чёрные шторы не дадут заглянуть внутрь. Этого хватит для демонстрации. А через десять лет раскроюсь, уже все будут знать, когда пройду процедуру вступления на престол и произнесу речь. Ну а клятву будут давать владельцу корпорации «Росси».

Много времени это обсуждение у нас не заняло, оказалось, старейшина со своими людьми уже всё придумал, и даже начал организовывать. При этих словах я покосился на него, похоже Дунанн был уверен, что я приму его предложение. Намёк я понял, да и тот видел это, так что, не прерывая беседы, мы продолжили общаться. Когда закончили с принятием общей вассальной клятвы, перешли на другие темы. По поводу нужд Норда и его населения мы ничего не говорили, вот после принятия вассалитета тогда, пожалуйста, а сейчас рано. В принципе, какие тут нужды я более-менее знал, разве что, что-то новое сообщат. Поэтому и был столь неожиданен вопрос Дунанна, к тому же тот снова перешёл на вы:

— Скажите, господин, что вам нужно уже сейчас?

— Люди, — пожал я плечами, стараясь не показывать своего удивления.

Какие либо вопросы или предложения обсуждать до принятия вассальной клятвы, перед переходом под мою руку, не то чтобы странно, а просто не принято. Рано. Однако Дунанн его задал, поэтому и получил честный ответ.

— Люди?

— Мне нужны люди в мою корпорацию, пока тысяч пятьдесят, в основном на флот и армию, потом чуть позже ещё. Вы же очень злы на работорговцев, вижу, как кулаки сжимаются. Десять лет, десять лет я буду наблюдать за вами, отбирать лучших в гвардию. Когда флот и армия освободят все планеты бывшей империи Антран, и я реализую свой план и на базе корпорации разверну империю, тогда да, я вам снова начну доверять. Сейчас я не доверяю никому, уж вы должны меня понимать. Как видите, я честен. Я планирую сформировать флот, большой флот, по кому нанесу удар, вы знаете. Пираты и работорговцы должны быть уничтожены или, в крайнем случае, изгнаны. Пока мы сталкивались с не самыми лучшими их силами. Разведка что допрашивала пленных, ясно выяснила, что сил у них предостаточно, успели накопить за такое время. Нанести превентивный удар мы просто не сможем. Не успеем приготовиться. В моих планах освободить все планеты захваченные пиратами и осваивать их. У вас населения пять миллионов насколько я помню?

— В действительности почти восемь с половиной. Мы занижали численность населения для пиратов.

— Тем более.

То, что нордцев несколько больше чем мы выяснили ещё при допросе пиратов или снятии данных с захваченных носителей памяти, радовало. Это с одной стороны, с другой… Ведь в прошлой жизни, когда я освободил Норд, мне говорили что населения на планете не больше пяти миллионов. Где тогда эти три с половиной были? Пираты могли, конечно, часть вывезти на продажу или по своим нуждам, но не думаю что такое количество им потребно. Тем более нордцы среди пиратов как рабы не сильно ценились, им интересен Норд как кормушка, морепродукты и другое продовольствие они распространяли по своим анклавам. Очень ценилось оно, а рабы так, если кто заказывал, и видимо такой заказ поступил, причём большой, если такое количество подростков начали отбирать. Значит, тогда или от меня скрыли истинное число жителей, или пираты побили на планете не сто тысяч, а гораздо больше. Даже не знаю что тут верно.

Мы несколько часов просидели с Дунанном, решая организационные вопросы, уже по другой теме, по организации вассальной клятвы всё было решено. По всем трём моим судам прошёл отбой вылету. Задержка на пару дней, тут точный срок сказать я не мог. Корабли снова перешли в режим ожидания, медсекция линкора, раз «Бастион» не улетел, была снова включена в общую работу и к нам на борт стали доставлять нордцев на установки имплантов. А то наши медики думали отдохнуть за время полёта. Нет, ещё пару дней поработаете, глядишь, семьдесят-восемьдесят человек через себя пропустите, установив им нейросети с имплантами. Сейчас каждая хирургическая капсула на счету. Медтехники уже осмотрели всё захваченное медоборудование, то что можно привести в порядок уже приводили и включали в общую систему. Кстати, у пиратов особо не принято на кораблях иметь медкапсулы. На обоих линкорах что-то вроде больниц, на госпиталь они не тянули, было, однако ресурс их был низким, вот и доводили хотя бы до пятидесяти процентов и сейчас наши медики их активно эксплуатировали. Ну а инженеры и техники ремонтной службы моей корпорации на каждое переданное нордцам судно или боевой корабль старались ставить хотя бы по одной капсуле, лечебной. Ну необходимы они на борту корабля, ещё как необходимы. А медика можно обучить одного из членов экипажа, а не специально подготовленного специалиста, оно так по количеству экипажа экономится. Да и вообще нордцы решили много что перенять у нас, включая разноплановое обучение. У меня люди, закончив получение одной специальности, старались получить вторую и местным это очень понравилось. Однако это на будущее, тут только с установками некоторым закончили, и они только-только начали учить базы знаний. Кстати, специализированных обучающих капсул у пиратов было найдено всего четыре единицы, на весь охранный флот, всего четыре. С учётом того что медкапсул по общему количеству было, если считать медсекцию на орбитальном терминале, всего сто тридцать три, то количество конечно же не впечатляет. Причём три капсулы были ещё более-менее, а вот четвёртую наши медтехники забраковали, износ сумасшедший, место ей на свалке. А те три капсулы отправили на тяж. Там уже были выделены отдельные отсеки для флота Норда, вот в этих трёх, наши над ними немного поколдовали, поднимая ресурс, и учились будущие старшие офицеры Флота Норда. Пока небольшое количество, но легли они на все десять дней.

Это я пояснил проблему с капсулами и людьми, чтобы прояснить вопрос с освобождёнными рабами. Мы именно это и обсуждали со старейшиной. Местные ладно, они, стараясь отойти от тех ужасов рабства, которое успели хапнуть по полной, быстро стали приходить в порядок, родная планета всё же. Можно сказать родные стены помогают. А вот что делать с остальными? На мой взгляд, я принял изящное решение. Оставшихся рабов, что были освобождены нами, а их насчитывалось около трёхсот, прогнали через капсулы, у некоторых удаляли рабские сети, у других стояли более-менее нормальные сети и даже имели некоторые базы знаний, им просто проводили диагностику. Некоторые требовали лечения, запущенные болезни, пираты на это особо внимания не обращали, но мы решить этот вопрос не успели, с планеты валом пошли раненые гражданские, отчего у нас даже лечебные капсулы были заняты. Это сейчас полегче стало, а тогда медики зашивались, не до освобождённых было. Тем более экстренных у освобождённых было только трое, которым требовалось срочное лечение. Их вылечили, тут без вопросов, я немного о другом. Мне эти освобождённые были не нужны, со всеми работали следователи СБ, в общем не наш материал, сломленных хватало, себе на уме, в общем разных. Поэтому мы и оставляли их тут на Норде. Однако как люди, освободившие бывших рабов, мы за них в ответе. Я просто не мог их вышвырнуть. Так что на каждого, включая местных, были заведены личные счета в моём банке, и каждому выделилось единовременное пособие как пострадавшему от действий пиратов, то есть бывшему рабу, в количестве десяти тысяч корпоративных кредитов. С учётом того что одна тысяч кредитов это как зарплата неплохого техника, позволяющая прожить пару месяцев не напрягаясь, пособие очень велико на мой взгляд. Помимо денег после диагностики, а бывшие рабы все их прошли, те прилучали карты удостоверения личности. Местные с припиской «Житель Норда» остальные с пустой графой места жительства. Их данные были занесены в общую базу, копия уже отправлена в архив на Зории.

Так вот, некоторые освобождённые, процентов двадцать от общего числа, оказались вполне ушлыми ребятами. Сообразив, что с ними никто нянчится, не будет, да возможно они на это и не рассчитывали, знаете какие вокруг времена, те поступили, как им советовали мои люди. Те, у кого уже стояли нейросети, закупали дополнительные базы знаний, насколько денег хватало, и сейчас учились, специальность получить хотели и подтвердить. Тем, у кого удалили рабские нейросети и сейчас проходили реабилитацию после этого, полгода будут похожи на сонных личностей, эмоций будет мало использовать, этим забронировали со скидкой сети. Некоторые, видимо ещё имея возможность соображать, уже оплатили установки сетей третьего поколения плюс, пилотских у кого интеллекта хватало или техников. Было и несколько будущих медиков. Такие нейросети много не стоили, скидки большие были, четыре тысячи восемьсот кредитов со всем комплектов имплантов, ну и плюс базы знаний, если брать второго ранга, то по минимальному уровню по базам, можно получить специальность младшего техника или пилота. В общем, дело двигалось. Мы и о них со старейшиной пообщались, как реабилитацией на планете занимались, туго шло, но шло. Тут другое, около двадцати бывших рабов фактически были в состоянии овоща, поздно мы их освободили, рабские нейросети сделали своё чёрное дело, убили их мозг. Это обуза и это понимали все. Мир жесток, тут ничего не попишешь, если тех, кого ещё можно, мы попытаемся вытянуть, то возится с этими овощами, просто глупо, и так считали все. Это трата ресурсов и времени. В общем, по приказу старейшин, их тихо умертвили. Можно сказать, провели эвтаназию. Похороны прошли тихо и незаметно, подобное на рассмотрение общих масс не выносят.

По остальным рабам скажу так, те кто не успел попасть под сильное влияние рабских нейросетей и которым их удалили, ставили в нашем филиале корпорации нейросети, а в продаже было только третье поколение плюс, и учились, ну или ждали в очереди своей установки. В медсекции филиала был всего один врач с четырьмя подчинёнными медиками и четыре хирургические капсулы. Не скажу что большая медсекция, но главное что работа шла. Вот эти освобождённые, из тех, что после рабских нейросетей ещё что-то соображают, или из тех, у кого стояли нормальные сети, старались найти работу здесь на Норде. Не сказать что охотно, но их принимали на временные ставки. До момента пока не взрастят своих специалистов. Некоторые из освобождённых приобрели билеты до Зории, первый караван уже ушёл и те улетели с ними. В общем, полная свобода действий, мы им не няньки.

Много что мы обсуждали, некоторое взаимодействие или сотрудничество, после чего Дунанн отбыл, у него слишком много работы, одна организация вассально клятвы целой планеты чего стоит. Что ж, раз есть свободное время, займёмся им. Искины я у местных все взломал, но, оказалось, успела скопиться ещё одна пятёрка, это уже с судов корабельного кладбища которые вскрывают. Те, что можно восстановить в отстойник, те что нет, идут в качестве доноров, последнее их пристанище Свалка. Как раз с такого судна-донора и притащили пять искинов, вот взломаем их и отправив на склад флота корпорации. В резерв.




* * *


Когда «Бастион» вышел из гипера, я находился в рубке, тут же на своём месте наблюдателя-координатора. Пока шло сканирование системы, пусто, лишь были засечки разных кораблей. Но они тут давно дрейфуют, а вот минное поле засечки слабые давало, всё же напыление на корпуса мин частично гасили излучение радаров и сканеров. Вот пока мы, сбрасывая скорость, медленно двигались к минному полю Декона, и ожидали выхода из гипера обоих транспортов, шло обсуждение дальнейших действий. Первое, выпускаем спасательный бот, у того манипуляторы по бортам, и пилот очищает коридор через мины. Главное не коснуться контактных взрывателей. Мы с Лидией, ещё в той жизни пробовали, просто так, испытали, толкнув к мине ободранный и повреждённый корпус челнока. Рвануло только так. Поэтому рисковать не будем. Коридор пошире сделаем.

Второе, благополучно войти в безопасную зону системы сблизившись с флотской базой и орбитальным терминалом, после чего начать восстановление системы, обороноспособности, возможности жить, ну и очищать её от всего мусора и обломков. Мне это уже приходилось делать, так что по памяти, во время полёта в гипере к Декону, я составил предварительные планы для командующего гвардией, чтобы тот следовал инструкциям. Причём не жёстко прописанные пункты, работать будет по ситуации, чтобы оперативно отреагировать на нештатные случаи. Всякое может быть. В последнее время я работал и общался только с ним, именно он и будет командовать в системе Декона, гражданская администрация в его подчинении, включая наместника планеты.

Ну а третье, самое простое, обжиться тут. Надеюсь, все три пункта будут выполнены, в прошлое моей жизни нам это удалось в полной мере. Только Лидию не нужно допускать до аборигенов внизу, а то снова что-нибудь натворит, богиня мать её. К счастью с нами её не было, да и мала она пока ещё.

Когда спасательный бот только начал работу с минами, на борту в качестве оператора находился один из офицеров-сапёров, пилот в одиночку работать с минами опасался, из гипера один за другим вышли оба наших транспорта. Что вызвало радостное оживление, как в рубке линкора, так и в других его отсеках. У многих находились семьи на борту транспортов. Быстрый обмен сигналами позволил выяснить, что серьёзных проблем за время полёта не было. Кстати, от Норда до Декона лететь нам пришлось двенадцать дней, три прыжка делали, да и то из-за транспортов, «Бастион» и за два бы смог добраться до места назначения.

Транспорты подлетели ближе к нам и замерли неподалёку, между кораблями стали летать челноки. Я дал отбой боевой тревоге, так что некоторые члены команды пользовались возможностью навестить своих родных, это вполне дозволялось. «Бастион» контролировал округу на большие расстояния вокруг нас, незамеченным близко не подберёшься.

Наблюдая, как работает наш спасатель, вполне продуктивно, часа четыре и мины будут отбуксированы в сторону, освобождая нам проход, я размышлял о своих последних действиях. Принятие вассальной клятвы на Норде прошло вполне благополучно, даже празднично, жители Норда радовались этому событию, хотя немного удивляло, конечно. Однако ничего, я даже речь произнес, модулировав голос под взрослого, поблагодарив жителей за такое доверие, пообещал сделать всё, что в моих силах, чтобы Норд снова стал безопасным с высоким уровнем жизни. Например, на Зории где размещался головной офис моей корпорации, я не брал планету под контроль, соответственно распределять бесплатные базовые нейросети, не видел в этом смысла. Однако по Норду смысл как раз есть. Всем кто не пошёл работать по контракту, в начавшиеся образовываться частые фирмы или государственные компании и службы, где те получат нейросети и базы знаний, смогут получить по желанию базовую сеть с бесплатной установкой, но без баз знаний, там пусть сами закупают. Тут пожеланию, чуть доплатят, будет возможно приобрести специализированную нейросеть в филиале корпорации. Это всё на будущее, когда к Зории вернусь, к фабрикам, а пока столько нейросетей, восемь с половиной миллионов, у меня просто не было. Это ведь не один год работать нужно. Похоже, операторы для обеих фабрик всё же понадобятся. Нужно подумать, серьёзно подумать. Да что это, ещё фабрики нужно перевозить на Декон, я их не сворачивал, как находятся на старсейвере, так и находятся. Чуть позже перевезу, когда тут всё будет готово.

В принципе на этом всё, работы в системе Норда, да и на самой планете шли активно, восстанавливалось всё что возможно. Пираты до нашего отлёта так и не появились, хотя карательный флот мы и ждали, не зря дезу гнали через взятых резидентов, ловушку им приготовили, серьёзную такую ловушку. Была полная решимость нанести им серьёзные повреждения и выбить как можно больше боевых кораблей. В этот раз ювелирно действовать не требовалось, даже если рабы на кораблях погибнут, а как нам хорошо известно, они имеются на всех кораблях. Тут ситуация будет кто кого, не до подобных моментов. Если кто выживет, считай, повезло, освободят и выдадут разовую материальную помощь, дальше пусть сам крутятся, а если нет. На нет так и суда нет. В общем, оставляли мы систему разворошённой как муравейник, как я уже говорил работы шли большие. Наши инженера и техники зашивались. Надеюсь, нордцы быстро подготовят своих людей. Всё же отобрали пока шестьсот будущих техников и два десятка будущих инженеров. Более того трети уже поставили нейросети, остальным активно ставили, и учились базы знаний. Глядишь через несколько недель, некоторые, из тех, что подняли базы знаний до минимального уровня, вольются в работу хотя бы младшими техниками. Так сказать на подхвате. Всё помощь.

Вот такие дала. Кстати, проход в минном поле, наконец, был проделан и «Бастион», включив щиты, первым двинул вперёд. Часть мин щитами он подальше отодвинул, иначе не проходил, но ничего оказался внутри безопасной зоны, следом по очереди зашли транспорты и все три корабля двинули к флотской базе. Спасательный бот, догнав нас, пристыковался к одному из шлюзов линкора, он там всё время полёта и находился, на лётной палубе места не хватало. По внутрикорабельному времени уже была ночь, лампы на потолке начали тускло светить, поэтому, не ожидаясь, когда мы доберёмся до базы, много маневрировать требовалось, всё же обломков кораблей военного флота погибшей империи Антран и Арахнидов хватало, направился в свои апартаменты. Что делать гвардейцы знали, даже ночью будут идти работы, так что пусть действуют, утром узнаю, смогли вскрыть базу и добраться до складов, где хранятся снятые старые искины базы, или нет. Ещё нужно пройти до реакторного отсека и диспетчерского модуля. Что также не просто. Пока одни будут вскрывать базу, и запускать её, другие начнут работы по системе. Посещать орбитальный терминал пока не требовалось, но обломки нужно убирать уже сейчас. Где стоит вполне рабочий буксир я знал, работы по его выводу из режима консервации минимальны. Бот с двумя техниками и пилотом для буксира уже вылетел к нему. За сутки те его запустят, ещё сутки на выход на полный режим работы и можно использовать это судно. Правда, перед этим нужно взломать три искина, что находятся на борту, но это уже моя забота. Те не «био» были, вполне целы, а само судно на консервации находилось, когда в систему ворвались корабли арахнидов. Кстати, минное поле не было таким уж плотным, имелись в нём бреши о которых я знал, через которые пауки одержавшие победу в этом сражении ушли. Просто лететь до них далеко, вот мы и проделали свой коридор. Как раз удобно от него к Зории лететь, или Норду. В самом проходе разведывательный зонд оставили, а по пути к базе сбросили ретранслятор, так что за нами в систему никто незамеченным не проникнет. Подстраховались. Дальше понятно, приведём в порядок флотскую базу, жить временно будет на ней, благо жилых модулей хватало, всех заселим, заняв едва десять процентов площадей, даже меньше, а потом начнём дальше реанимировать всё то оборудование, что тут находилось. Сразу же начнём строить город на планете, а так же площадь под орбитальные лифты. Планов много, осталось их выполнить.

Когда я покинул рубку, то прошёл мимо своих телохранителей и направился к апартаментам. Да-да, у меня теперь не только дроны-телохранители были, один находился у меня в апартаментах, другой на борту спасбота, моего личного судна. Нет, это были живые люди. Старейшина Дунанн настоял после того как мне все жители Норда принесли вассальную клятву. Оказалось клан, где готовили одних только телохранителей, они прошлого императора и охраняли, был практически уничтожен нашествием. Из всего клана на Норде выжило только трое. Но молодцы неимоверным усилием всей тройки удалось возродить клан из пепла, и тот снова стал хоть и малым кланом, но полноценным. Готовил он также телохранителей и вся охрана у старейшин Норда, состояла из их представителей. Клан назывался Алое, если перевести, то Роза, красивая и шипастая. Всего телохранителей мне выделили девять, как их называют, «шут», то есть сработавшаяся группа. С детства их готовили на совместную работу, так что друг друга они понимали от и до и действительно являлись первоклассными телохранителями. Причём я усилил эти возможности. Семи установил нейросети с усиливающими боевыми имплантами модели «Штурмовик» восьмого поколения плюс, с серьёзными боевыми комплектами баз, плюс некоторые получили дополнительные базы знаний, вроде пилотов малых кораблей, «погонщиков», снайперов или сапёров. Разнообразие баз знаний было велико. Командиру и его заму поставил нейросети модели «Тактик». Именно командир и определял, кто из его людей кем станет, по три-четыре специальности в будущем выучат и сдадут. Пока все по первой учили. Со мной или при мне всегда находилось двое. Остальные в обучающих капсулах. Возможностей постоянно находиться в обучающих капсулах у телохранителей не было, в экипаже хватало желающих подучиться медикаментозно, так что вставали в общую очередь, и когда она доходила, ложились на сутки или двое. Вот так и учились. Причём желающих было настолько велико, что использовались для обучения даже лечебные капсулы, но не реаниматоры, они как раз для этого не годились. А так на девять человек было шесть мужчин и три девушки, вот они и являлись моей непосредственной охраной. Правда, для настоящего императора охрана через чур мала, как у обычного старейшины, так то должен меня охранять «полный шут-ар», а это без малого две сотни телохранителей. Причём прислуга тоже из них, повара и остальные. Вот так вот. Серьёзно всё на Норде поставлено, даже удивительно, что они смогли сохранить традиции и мастерство за такое время под плотным колпаком, и фактически рабством. А так конечно старшины молодцы, телохранители, это больше было подарком от них. Причём окончательно и бесповоротно, телохранители моими стали навсегда, уйти уже не могут, если только по старости, но до этого ещё очень далеко. Клятву верности от всей девятки я принял. Со всеми Лай уже поговорил, пообщался, побеседовал, негатива ко мне или к моей корпорации ни у кого среди них не было, не выявил, что меня заметно успокоило. Нормальные парни и девчата, да и к работе своей относятся со всей серьёзностью и профессионализмом. Последнее удивительно, если учесть что нейросетей у них ранее не было, с малых лет обучали и всё давали.

Сейчас меня сопровождал один из парней, кстати, мой тёзка, и девушка Лана. В бронекобезах, с игольнкиами на поясах, парными клинками за спинами, ну и бластерами в кобурах на груди. Все базы знаний в первый ранг они уже подняли, некоторые и во второй, но и без этого знали, как с подобным оружием обращаться, сейчас лишь усвоили теоретические знания и начали изучать практические. Боевые тренажёрные комплексы в десантной секции были в их распоряжении. Они начали даже совместные тренировки с моими гвардейцами за время полёта в гипере, те кто был свободен от дежурства по охране моего тела, и от обучения. Всегда находили время дополнительно подучиться. Жажду новых знаний я заметил во всех нордцах, что встречал. Даже старейшина Дунанн на ночь не спать ложился, а в обучающую капсулу до утра. Поднимал нужные базы, чтобы вести переговоры. Все же перед моим уходом именно его я, как хозяин Норда, назначил наместником. Дальше пусть сам крутится и формирует свою администрацию. Тот это дело уже начал, просто продолжил усиленными темпами, получив новые мощности.

Ночь прошла спокойно, как в принципе и следующие. Особо в дела гвардейцев я не вмешивался. За следующие две недели, шла активная работа по системе. Сам я в основном занимался дешифраторами. Не хочу упускать это направление и отдавать на откуп специалистам. Один раз обжёгся, теперь на воду дую. Взламывать искины флотской базы как раз не пришлось, я знал, где находится планшет главного инженера базы, на котором и была нужная информация, включая коды доступа не только к этим искинам, а вообще по всем, что входили в сферу его интересов. Планшет, конечно, был серьёзно зашифрован, неудачный взлом мог уничтожить всю информацию, но я его взломал. Так что все искины были установлены вместо «био», их мёртвые тушки пока отправили на местную Свалку, что начала организовываться в системе. Уже через три дня на флотской базе можно было ходить без скафа, система жизнеобеспечения активно обогревала все сектора станции, воздух возили с планеты или использовали баллоны с запасом НЗ на складах. Воду также. В общем уже на пятый день с момента прилёта, когда техники привели в порядок диспетчерский модуль и два жилых, началось переселение и жилые отсеки транспортов и части линкора заметно опустели.

У нас активно работало три инженера, наш гвардейский, что первым получил сертификат специальности корабельного инженера третьего ранга, станционщиком он ещё не стал, не всё успел поднять до нужной высоты, но что делать уже представлял, поэтому и занялся активным восстановлением флотской станции. Ему помогал его недоучившийся зам, второй будущий инженер. Тому немного сталось, вот-вот запустим сертификационный центр на станции, так что сможет сдать, как в принципе и другим гвардейцам или вольнонаёмным, что так же учились и поднимали базы. Почти три сотни человек подали заявку на сдачу того или иного экзамена для получения метки на нейросеть, что позволит им работать с нужным оборудованием строго по полученной специальности. Третий инженер, вот он как раз гражданский, из вольнонаёмных, плотно занимался орбитальным терминалом. На второй день после прибытия как занялся им, с двумя десятками помощников из техников, так и занимался. Десятый день пошёл. От него и шли заявки насчёт реакторов для орбитального терминала ну и разных комплектующих. Всё же терминала почти два века существовал и был активен, пока реакторы не выработали свой ресурс. Однако не только они ресурс тратили, но и другое оборудование, вот его и нужно заменить. Те, что были выработаны в ноль, включая все реакторы, постепенно извлекались наружу и один из двух наших буксиров утаскивали их к свалке. В общем, гражданские специалисты активно готовили терминал к возрождению.

Флотские занимались своими делами. Тот недоучившийся инженер, он хоть и не все базы поднял для возможности сдачи квалифицированного экзамена, но в ручном режиме работать мог, тут тоже можно получить богатую практику. Так вот когда на четвёртый день реакторы флотской базы вышли на полный режим работы, и стало возможно задействовать ремонтные мощности станции, то два средних ремонтных дока были приведены в порядок, в каждом работало по пять техников, ну и инженер, который их контролировал. Он вмешивался лишь тогда, когда требовался инженер и где не могли справиться техники. Вот они и занялись активным восстановлением боевой техники, что начал подтаскивать наш пока единственный на тот момент буксир. Среди туш кораблей, что он притащил, был ещё один буксир, его одним из первых поместили в док и приступили к восстановлению, а так же минный заградитель. Нам ведь минное поле реанимировать нужно. Тем более оба офицера-сапёра со своими людьми, что этим займутся, уже закончили восстановление небольшой фабрики и мастерских для ремонта, восстановления и обслуживания мин. Им нужно было специализированное судно и через несколько дней они его получили. Также им восстановили специализированных дроидов, что займутся впоследствии обслуживанием мин. У самого заградителя требовалось заменить реакторы и части модулей, искины были «живы» долгое время, вот это всё наш инженер и его техники в одном из доков и проделали. Класс, за три дня всё сделали, помниться в своей прошлой жизни, мне на это потребовалось несколько недель.

После буксира и минного заградителя, которые активно включились в работу, в средние доки поместили два крейсера, что имели среди всех находок минимальные повреждения. Пора было мою гвардию полнить кораблями, благо экипажи для них имелись, заранее позаботились сформировать и обучить. Наш сертифицированный инженер, когда закончил со станцией и привёл её в полный порядок, наши диспетчера-гвардейцы уже работали по дежурствам. Техники постепенно восстанавливали диспетчерские платформы по системе, и у наших диспетчеров увеличивалась зона контроля. Дело не быстро двигалось, поэтому направлению всего три челнока и два бота с техниками работало, но главное двигалось. По крайней мере, в три раза быстрее, чем мы сестрёнкой всё это проделывали. Так вот, когда инженер закончил со станцией он восстановил один из трёх тяжёлых грузовых судов, после чего забрав гражданского инженера, вылетел в сторону одной из соседних планет. У них задача извлечь целые реакторы требуемых моделей с другой станции вернуться с ними и разными комплектующими которых не нашлось на складах орбитального модуля и, установив, запустить его. Их тяжёлый корабль сопровождали те самые два крейсера, их к этому моменту полностью восстановили, как раз ходовые испытания пройдут.

У нас пока всего один пилот по большегрузным кораблям был, это Керри, она и была за пилота на большегрузе. Подучилось ещё два пилота, но придётся ждать, пока сертификационный центр не запустится. Фактически он уже готов, я как раз с ним только что закончил, требовался лишь персонал. Один специалист, что подготовлен проводить такие работы у нас был, но он не разоврётся для круглосуточной работы, ему нужны помощники, вот этим тоже нужно заняться. О том, что мы появились, на планете уже давно знали, наши тыловики вышли на представителей аборигенов, пообщались и договорились, что мы организуем два вербовочных пункта на планете. Даже успели это сделать и набрать около двухсот добровольцев в гвардию, что подписали контракты. Лай со своими людьми с ними хорошо поработал, не так и много отсеял. Вот среди них и было отобрано шестеро. Из них четыре девушки, на работу в сертификационный центр. Фактически весь запас нейросетей я отдал нордцам, но триста единиц восьмого поколения плюс у меня было, так что установки пошли. На флотской станции нами ещё шесть дней назад были запущены медсекции, их там три было, большая, это полноценный госпиталь, и две малых. Причём во всех медсекциях, все обучающие капсулы были заняты. Легли на все десять дней, пользуясь возможностью. Кстати, один из них и наш недоучившийся инженер, вчера лёг. Оставил все дела на старших техниках обоих доков. Те вполне справлялись, и лёг доучиваться, узнав, что вот-вот сертификационный центр заработает. Ему совсем немного осталось.

Как я уже говорил, оба буксира гвардии активно работали. На борту обоих было по технику, они и проводили лёгкий и быстрый осмотр, тестировали при возможности, тестеры у них были. В общем, определяли перспективность находок. Что-то тащилось на Свалку, что-то в отстойник с надеждой на восстановление, а часть, самая малая к базе, там стоянка у ремонтных секторов и доков. Туда оттаскивали то, что можно быстро вернуть в строй. В отстойнике среди разных гражданских судов, туда же даже боты и челноки утаскивали, если находили на орбите или разбросанными по системе, такие малые суда тоже нужны. Так вот, среди разных судов и кораблей в отстойнике было оба тяжа, они одни из первых на восстановление, три десятка разных средних грузовых и грузопассажирских судов, да с пять десятков малых грузовых судов с гиперприводом. Потом был патрульный малый линкор, он тоже в очереди на восстановление, у него искины отсутствуют, а так же семь крейсеров от малых до тяжёлого. Но у последнего серьёзные повреждения, возможно в качестве донора пойдёт. Нашлись два носителя, но серьёзно пострадавших, надеюсь, из двух удастся собрать один. Обломки истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков так же собирались. Все находки, что причислялись к москитному флоту, всё это скрупулёзно собиралось, включая спаскапсулы. Обломки кораблей Арахнидов, их вообще в сторону. Шахтёрских кораблей у нас пока не было, хотя несколько шахтёров среди вольнонаёмных подготовить успели. Сами суда нужного типа уже находили, восстановим, вот и будем использовать. Кстати, первым делом прикажу переработать в руду обломки от кораблей Арахнидов. Они их всё равно из астероидов делали, разницы особо никакой, а мы, таким образом, очистим систему от подобного мусора. Между прочим, мусорное судно тоже нужно восстановить. Их три нашли в системе. Один смят в лепёшку, даже в качестве донора не годится, с большим трудом идентифицировали, что это такое, вот два других вполне реально восстановить.

Вольнонаёмные тоже не сидели без дела, часть, у которых не было работы, их нанимали, для обслуживания орбитального терминала или службы на планете, пока находились на территории флотской базы. Некоторое нашли применение своим рукам, восстановили живой парк на борту, туда теперь много кто ходил прогуляться и свежим воздухом подышать, побродить по берегу пруда да по тропинкам среди деревьев. Хорошо облагородили, молодцы. Ничего, инженеры наши вернуться со всем что нужно и восстановят терминал. Не сразу, да и вернуться недели через две, но через пару месяцев тот думаю, заработает если не в полную мощь, то процентов на восемьдесят точно. Те медики, что должны работать на орбитальном терминале, до его восстановления начали помогать своим гвардейским сослуживцам, на временной основе по контракту. Раз работают, то им нужно платить зарплату. Кстати, одним из первых в системе заработал искин банка моей корпорации. Служба тыла быстро оснастила нужное помещение, установила банковский искин и там сейчас работали бухгалтера. Банк в электронном виде уже работал. Понятно, что это времянка, основной офис моего банка будет внизу на планете, да филиал на территории орбитального терминала, а пока хоть так, уже можно спокойно работать, получать зарплату и тратить. А тратить было на что, например челноки, бот или те же малые суда, вполне легко шли на продажу выставляясь на устроенном тыловиками гвардии аукционе в сети заработавшего в системе Галонета. Цены минимальные, продавались, как нашли, честно сообщая об этом. Разве что искины были взломаны, коды передавались новым владельцам, и покупки регистрировались на временном искине в архиве Гражданского флота на Деконе. Некоторые покупали, некоторые ждали, когда их восстановят техники, правда и цена тогда скакнёт вверх. Кто что выбирал, однако некоторые, беря кредиты в банке, покупали подобные суда. Один из техников вольнонаёмных, его нанимали на работу в ремонтные доки орбитального терминала, взял максимальный кредит и выкупил одиннадцать грузовых фрегатов, из них три были большими в своей линейке. Не знаю, что он задумал, но предположу, сам восстановит, тем более ремонт не сложный или продаст или организует транспортную компанию, что вполне реально. Сейчас он один фрегат восстанавливал, пристыковал его к одной из шлюзовых флотской базы, честно оплатив парковку, и прямо на месте запустив реакторы и активировав искины, занимался лёгким ремонтом. Он хотел было арендовать у гвардейцев технический дроид, но оказалось, на борту был свой ремонтник. Взламывать его управляющий комп не требовалось, все данные были в памяти корабельного искина фрегата, так что, зарядив, тот его и использовал. Кстати, тогда я случайно и узнал, почему техник брал максимальное количество судов. Его помимо прочего и трюмы интересовали. Гвардия продавала фактически котов в мешках, трюмы не проверялись, это вроде бонуса было, вот тот проверил и угадал. В трюме этого фрегата оказалась партия строительных материалов с оборудованием, которые он и продал всё наместнику Декона по вполне приличной цене. Причём и сам фрегат предложил после восстановления, для Гражданского флота системы. Тут он в пролёте, снабжение будет идти от корпорации, всё что нам не нужно шло на продажу, включая этот фрегат, поколение не высокое. Наместник, поставленный мной, и гражданская администрация, ещё на Зории были подобраны и назначены, за это время изрядно подучились. Управлял он всем пока с территории флотской базы, но в будущем тот переедет на планету.

Так вот, по вольнонаёмным я немного раскрыл информацию, но сейчас по тем, кто больше всего работал среди остальных. Это строители. Те самые, на которых строительство столицы на Деконе. С момента прибытия единственный инженер-строитель, что с нами был, кстати, он тоже не успел пройти сертификацию, но работать вполне мог, чем и занимался. Именно строители проводили практически всё время на планете. Крупный остров, практически континент по размеру вроде Австралии на Земле, аборигенов всё же имел, но не так и много. У одного из побережий, около сорока тысяч проживало в небольших поселениях, в основном рыбаки и торговцы, что на своих парусниках ходили к другому континенту. Так вот, мы придирчиво отобрали земли под постройку новой столицы и приступили к делу. Причём инженер не просто так работал. Столицу ставили рядом с живописным озером. Кстати, тут рядом находились развалины крупного и неизвестного города. Так вот, наше строительное оборудование, которое мы спустили на ботах, перерабатывали покрошившийся пенобетон, обломки, да и всё что было в развалинах, в новые строительные материалы. Такая функция возможна, она же и очищала землю у озера. На некоторой части, где стоял старый город, будет раскинута новая столица, на остальных будет разбит парк. Между прочим именно на строителях посетить все остальные заброшенные мегаполисы планеты и переработать их, чтобы те экосистему не портили. Вон буксиры, как только начали работу, оттащили с низкой орбиты все те суда и корабли что готовы вот-вот были рухнуть вниз, тоже об экосистеме заботились. Кстати, нужно так же все обломки на планете собрать. Но это чуть позже, когда основную массу работ разгребём. А так строители посетят другие города и так же переработают их развалины в стройматериалы. Часть нам пригодится, а часть на продажу пойдут, будем караваны с грузами гонять к Норду и Зории. На такой товар всегда спрос есть, тем более, если дома в виде сборных продавать.

Так вот, строители разделились по специальностям. Одни перерабатывали развалины на стройматериалы, а когда был создан изрядный запас, такое произошло только через неделю, и вступили в работу другие. До этого они разметки делали, где будет деловой центр с администрацией наместника и моей столичной резиденцией, где небольшой космопорт со складами, и парковками для малых судов, где площадь орбитального лифта, ну и где жилые кварталы. В основном те охватывали по берегу половину озера. Помимо этого осмотревшись, прикинули, где будет находиться ещё три небольших городка тысяч на пять жителей и фермерские хозяйства. Фермеров мы не так и много привезли, около сотни, двадцать семейств, так что и им нужно хозяйства с нуля возводить. Всё это на строителях, вот их инженер и пахал, работая. Так вот, когда стройматериалы были подготовлены, то и началась постройка одного жилого квартала, делового центра, наземного космопорта со всей инфраструктурой, ну и площади орбитального лифта. А столицу я велел построить инженеру-строителю на сто тысяч жителей, с возможностью расширения. Работы им месяца на четыре, и это только со столицей, не считая остальных строительств. Работают, уже хорошо и сверху стали проявляться квадраты будущих кварталов, пока только виде фундаментов и полуподвалов. В деловом центре подземные парковки заканчивали возводить, уже перекрытия первых этажей небоскрёбов начали проявляться. За четыре дня неплохо, молодцы.

Все работали, как я уже описал, всем дела нашлись, не сидел без дела и я. Сам я давно уже, неделю назад переселился ВИП апартаменты на борту бывшей флотской, а теперь уже гвардейской военной станции. Это были помещения для важных чинов, себя я именно к таким и причислял, вот и переселился. Так вот, все искины, даже с кораблей, что тащили в отстойник, и, вскрывая, извлекали цилиндры из шахт, привозили ко мне. Ведь как, я тут долго не пробуду, а ремонтникам нужно восстанавливать эти суда и корабли, не останавливаться же им, мол, искины взламывать некому и нечем. А так всё готово и можно будет без остановки возвращать суда и боевые корабли в строй, чем те и занимались, только куда медленнее, чем работал я.

На территории базы мне выделили помещение, средний ангар в ремонтном секторе, там все восемь моих дешифраторов и работали, плотно, не прерывая своих работ. Семь по корабельным искинам, а восьмой чисто по электронным девайсам, найденным на базе, планшетам, и коммуникаторам. Приходилось ему и выезжать на места, например, взламывать настольные компы в кабинетах разных руководителей или у кладовщиков. Даже пришлось седьмой дешифратор к этому привлекать, один не успевал, не справился с валом запросов на взлом. Вот так постепенно вся база перешла под наш полный контроль. Взломанные искины отправлялись на места, откуда их извлекли. Взламывал я не только искины боевых кораблей, не у всех стояли «био», но и гражданских. Без этого в свободную продажу, некоторую часть судов, не выпускали. Перед продажей шла регистрация в Гражданском флоте. Это делал специально подготовленный человек. Один из будущих диспетчеров орбитального терминала.

На Деконе я планировал задержаться недели на три. Реальность показала, что нужно увеличить срок в два раза. По искинам, их взлому, просто не успевал, хотя за это время уже выстроилась стройная и действующая система работы по ним. Мне доставляют искинов, я их ломаю, если с одного судна, обычно около суток уходит, после чего отправляю или на склад или их отвозят обратно на судно, возвращая в шахты. Коды доступа ко всем взломанным искинам отправляю или на главный станционный гвардейский искин, ну или ремонтникам. В данном случае инженеру. Те двое, улетели за разным оборудованием и реакторами для орбитального терминала, но у нас появился третий сертифицированный инженер. Тот самый что недоучившийся. Так вот, когда сертификационный центр заработал, это произошло как раз через две недели с момента нашего прибытия в систему, то работник центра, стал прогонять через виртуальное оборудование подавших заявку. Естественно прерогатива отдавалась важным специалистам, необходимым в первую очередь. Всего через центр можно одновременно пропускать двенадцатью человек. Какие специальности не важно, с каждым оборудование центра работало отдельно, работник лишь контролировал всё, и ставил метки. Первыми прошли пилоты тяжа. Двенадцать часов шла сдача, очень не простое дело, но получили те сертификаты. Потом разные пилоты, техники, три врача, один из которых гвардейский, другие вольнонаёмные, для городских больниц. Следом шестнадцать офицеров гвардии, с десяток операторов артиллерийских систем, трое операторов защитных систем, два станционных энергетика, пять связистов, шесть разведчиков и так далее. То есть списки постоянно пополнялись, и сдача шла практически полные сутки. Единственный работник центра так и спал у себя на работе. Правда он был в курсе, что скоро у него появится смена, месяца через два, когда подучатся. Тут дело такое, вербовочные офисы нам аборигены открыть позволили, так что молодёжь пошла. Уж больно некоторым хотелось в космос, бредили этим. В основном парни были, с пяток девушек имелось, из тех, что атаманы в юбках, но нам их, женщин в смысле, нужно побольше. Те более усидчивы, чем мужчины, это нас и интересовало. В общем, была заявка на женщин работников. Это местных, конечно, насторожило, мало ли для чего нам женщины, и хотя рабства на Деконе не было, как-то обошлись без этого, слухи всё же о подобном ходили. Туго набирались девушки. В общем, набор такой, на двести пятьдесят семь человек набора, заявку на которые я подал, оказалось двадцать девушек и женщин разных возрастов. Интеллект был неплох, ниже ста фактически не было, отбор такой шёл, так что поработаем и с таким материалом. Вот из них два десятка были направлены на установки пилотских нейросетей, чуть больше сотни станут станционными и корабельными техниками, около двадцати медиками, один по уровню интеллекта врачом, с два десятка другим разноплановым персоналом на станции. А четыре девушки и два парня, как раз будут в будущем работниками сертификационного центра. Нейросети им уже установили в госпитале базы, модель «Управленец», время адаптации импланта уже прошло, так что те начали учить базы. Начали с тех, что им позволит освоиться в реалиях, как вести себя в космосе. То есть это три бесплатные базы знаний. «Юрист» во втором ранге, «Корпорация Росси» — безуровневая, ну и «Настройка и программирование нейросетей» первого уровня. Дальше уже шли базы знаний по будущей работе. Если кто желает получить вторую специальность, то после сдачи квалификационного экзамена за первую профессию, сможет получить базы знаний по следующей выбранной специальности.

Жаль только, среди тех добровольцев не было по уровню интеллекта подходящего кандидата на инженера. Было всего трое с высоким уровнем от ста пятидесяти двух, до ста шестидесяти восьми. Вот эти трое и будут в будущем, один врачом, двое других пилотами тяжей. В остальном порядок. Система семимильными шагами приводилась в порядок. Минное поле на десять процентов уже было заменено на перснаряжённые и заряженные мины, и дело двигалось, причём набирая обороты. Сама система постепенно очищалась, уже не нужно маневрировать чтобы пролетать из пункта А в пункт Б. Тут и буксиры с крупными обломками или остовами работали, свозя их к Свалкам или Отстойникам, ну и мусорные суда. При этом скоро так возникнут проблемы с запасами топлива. Всё что у нас имелось, все это тратилось. К счастью в системе было аж шесть топливных заправочных терминалов, три автоматического вида, остальные управляться должны операторами. Кстати, среди местных будет шесть будущих операторов топливных терминалов. В наличии, что уже выучились, пока два. Так что у нас работало, действовало пока два терминала, автоматический, с гвардейской базы управлялся искином, ну и один управляемый. Там операторы, разбившись на смены работали. Всё хорошо, но и в цистернах терминалов топливо скоро подойдёт к концу. В общем, нам нужен топливный заводик, однако с этим тоже не проблема. Тыловики что изучали склады гвардейской базы, и составляли свой список имущества, обнаружили на одном из складов мобильный корабельный военный малый топливной завод. Его пока не трогали, НЗ. По системе пока ничего такого не обнаружили, кроме конечно среднего танкера, его тоже поставили в очередь на ремонт. Тем более ремонтных доков, что были на гвардейской базе, теперь было запущено не два, а пять, техников распределили по ним в равных пропорциях, вот те и работали. А инженер, он, кстати, сертификационный центр одним из последних прошёл, всем этим управлял. Так что восстановление и запуск в строй судов и кораблей был поставлен на поток, куда быстрее всё это делалось. Кстати, сам инженер запустив большой ремонтный док, куда обоими буксирами затащили патрульный линкор, вот и занимался им. Тем более на складах орбитального терминала, их тоже постепенно вскрывали и изучали составляя списки, было обнаружено шесть искинов класса А-80, ПО для них были найдены на борту линкора, так что я их установил, а инженер поместил цилиндры в шахты, хоть и не на полную, но корабль уже мог действовать, вот его и восстанавливали. Потом тот займётся двумя оставшимися тяжами. Нужные суда.

Почти месяц я в системе, а работе конца и краю не видно, но что важно, и даже можно сказать греет душу, большую часть основных работ, без чего было не обойтись, я проделал. Осталась многочисленная мелочь, без которой в первое время можно обойтись, но уже сейчас можно покинуть систему Декона, слетать на Норд, проконтролировать всё там лично, а не дистанционно как сейчас делаю через гиперсвязь. Ну и на Зорию, с той же задачей. А так командующему гвардией, который так споро развернулся в системе Декон, я оставил несколько задач и он их реализовывал. Одна из второстепенных, можно сказать не срочных, подготовить рейдовую группу. В неё войдёт малый патрульный линкор, который сейчас восстанавливали, экипаж уже был набран и скоро начнёт осваивать корабль, средний носитель, после того как из двух соберут один, семь-восемь крейсеров сопровождения. Разведывательный корабль. Обязательно госпитальное судно с полным штатом медперсонала, в системе было обнаружено такое судно средних размеров. Оно тоже в отстойнике стоит в очереди на ремонт, искины я ему уже взломал, не только корабельные, но и те что находились в медбоксах и других помещениях, ими управлялось разное оборудование, они были меньше классом. Потом нужно будет три-четыре комфортабельных пассажирских лайнера, и с два десятка средних грузопассажирских судов. Все три тяжа, что мы обнаружили в системе тоже пойдут в рейд. «Бастион» идёт по умолчанию, это тот корабль, на борту которого я всегда планирую передвигаться. И скорость и защита, да и команда уже имела боевой опыт.

Если кто не догадался, то я набирал флотскую гвардейскую группировку для отправки к месту нахождения одного крупного, но от этого не менее интересного астероида. Того, внутри которого находятся в стазисе и криокапсулах порядка восьмидесяти тысяч специалистов и разных людей что легли в спячку в момент начала Большой Беды. Там же разные корабли и суда на консервации. А так же полные закрома разных производств, заводов, фабрик и другого оборудования. Фактически это серьёзный промышленный толчок для возрождения цивилизации. Насколько я был в курсе, у них так же имелись фабрики по производству нейросетей и имплантов. В общем, подготовились ребята. Среди них и потомки Антона Кремнева, сын, внуки, и внучки. Это всё пока не к спеху, в ближайшие полгода точно, а вот потом слетаю. Вполне возможно, сотрудничества между нами не будет, те не уйдут под мою руку, а организуют своё государство. Так я только за. Задача у меня какая стоит, которую я сам же себе и поставил? Возрождение цивилизации, а не загребание под себя богатств и власти. Корпорацию и впоследствии империю свою я да, буду только расширять и поддерживать, чтобы они становились сильнее и мощнее. В общем, время пока есть, таймер, что отщёлкивал время у спящих, продолжает работать, он же начнёт поднимать первых из криосна, однако ждать тридцать лет мне не хотелось. Сейчас и поднимем, в ближайшее время. Уже можно, уже пора. Ну а то, что эти люди и производства, накопленные ими, могут уйти, я не особо переживал. Дело в том, что в империи Антран были свои секреты. Так вот, имелись резервы, укрытые, спрятанные. Чего только там не было, от промышленных до исследовательских центров. Так что людей я сам отберу и обучу, а промышленность и исследовательское направление разверну своими силами. Так что особо Кремнев и его люди мне не нужны. Нет, они конечно пригодятся, но не горит у меня брать их под свою руку, вполне рабочая альтернатива имелась.

Вот в принципе такие планы у меня и были. Реализация в будущем поставлена в очередь, подождем, когда всё будет готово, и слетаем. С учётом того что только в один конец полёт будет идти порядка полутора месяцев, сколько неизвестно на месте, а потом столько же обратно, то стоит тщательно ко всему подготовится.

На двадцать шестой день нашего пребывания в системе Декон, наконец, пришёл сигнал от диспетчера, прибыли инженеры на тяже. На пять дней опоздали, я уже беспокоится начал. Вся система и соседние были под контролем наших диспетчеров, им были восстановлены все диспетчерские платформы, так что у них появились «глаза» вокруг и те всё видели. Сейчас заканчивались приводиться специальными группами техников оружейные, артиллерийские и ракетные платформы для обороны. Минным полем занимались другие специалисты, вон уже на пятнадцать процентов боевую работоспособность восстановили, и продолжают работать. Но без спешки и тщательно, такая работа как раз спешки не любит.

Я как раз возился со взломом искинов небольшого танкера, можно сказать малого танкера, который как раз и занимался доставкой от топливного завода топлива заправочным терминалам. Искины в принципе взломаны, но интересовали меня сведенья на управляющем. Оказалось, в окрестностях работало два топливных завода. Один находился не так и далеко, у газового гиганта на дальней орбите висел. Пауки, пролетая мимо, лишь облучили его Н-пушками и дальше рванули. К сожалению завод был военным, и на борту в шахтах стояли «био»-искины, так что тот умер фактичекски сразу, как и весь персонал. Однако ничего. Орбитальный терминал радовал нас находками, так что запасы искинов мы пополняли. Например, на малом линкоре получившим имя «Забияка», уже стояли все искины по штату, а сам корабль был приведён в полный порядок, ходовые испытания проходил и боевые стрельбы в соседней системе. Первый сдавший экзамены пилот, был направлен на прохождение службы именно на линкор. Вот и для топливного завода я выделил одиннадцать искинов, установив нужные ПО. Туда уже вылетело ремонтное судно, восстановленное нашим инженером уже тут, в системе. На борту, как техники, так и будущий обслуживающий персонал. Сам завод находился на борту крупнотоннажного судна, фактически это четвёртое крупное судно, линкор я не считаю, что мы нашли. Экипаж для судна тоже был отправлен. Второй пилот из них недавно сдавший экзамены, теперь пилот тяжа. Гравитация на судно хоть и медленно, но действовало. В общем, нужно запустить его и убрать с низкой орбиты. Помнится в прошлой жизни, когда мы о заводе узнали с Лидией, то смогли его реанимировать, но отогнали в систему Декона, под охрану. А тут пусть работают, обученный сертифицированный персонал, чтобы запустить оборудование, у нас имелся.

К военному топливному заводу ещё неделю назад ушло ремонтное судно, и как я был в курсе, восстановление всё ещё шло. Туда дважды летал пока наш единственный инженер, строителя на планете я не считаю, помогал и проводил инспекцию. Ему командующим гвардией был выделено курьерское судно. Быстрое очень. Их три в ангарах базы было найдено, и уже пущены в дело. Хорошие судёнышки и действительно очень быстрые. В общем, дня через три первые партии топлива начнут поступать в заправочные терминалы, танкер для доставки уже готов. Но как я уже говорил, у нас был ещё и малый танкер. Я-то раньше думал, что все танкеры к одному заводу и ходят, забирая топливо, этот танкер в той истории жизни оттащил буксиром в отстойник и больше не трогал. Оказалось, нет, в шести системах от Декона находилась система с ещё одной газовой планетой. Там находилось небольшое, но главное гражданское судно, на борту которого так же имелся завод по выработке топлива. Именно оттуда и возил топливо этот малый танкер. В общем, я сбросил координаты нашим тыловикам. За эти недели ими было оснащено три поисковых судна, для двух команды уже были сформированы, оба судна все соседние системы изучают, а у третьего ещё формировалась. Вот его с неполным экипажем и отправили изучать находку, уж больно она важная. Тут как раз и пришло сообщение о появление наших.

Выйти в системе они не могли, да и похоже не пытались. Когда улетали, всё вокруг Декона было захламлено, трудные пространства для полётов, а уж тем более выхода из гипера, столкнуться с каким-нибудь остовом или обломком легче лёгкого, так что они вышли на окраине системы за минным полем. Хотя в системе им теперь было выйти не реально, моим специалистам удалось реанимировать глушилки гипера и те уже работали. Так что внезапно выскочить внутри системы не получится, выкинет на окраинах, под пушки артиллерийских и ракетных платформ управляемых диспетчерами с гвардейской базы. Именно они и провели первичное опознании. Чуть позже к тяжу и сопровождающему его крейсеру, второго почему-то не было, что медленно двигался к проходу в минном поле, подлетели два патрульных корвета. Их пять восстановили среди малых боевых кораблей и включили в оборону системы. На каждом помимо экипажа по отделению десанта для досмотра чужих судов или кораблей. Ну и своих проверять будем. Их без проблем пустили на борт тяжа и крейсера, а проверка показала, что всё в норме, троянского коня не имеется.

Пока тяж с грузом, проходил минное поле, привезли, похоже, много, до предела загрузив грузовик, раз всю его свободную обшивку увенчивали контейнеры разных размеров, я пообщался с гвардейским инженером, он был старшим в этом полёте. Он и доложил мне, что было найдено, демонтировано и вывезено всё, что нам может пригодиться. Всё что нужно для запуска орбитального терминала у них теперь есть, даже лифты на планету запустят. Остальное набирали по мелочи, но всё это нужное, возможно не сейчас, пока на склады определят, но всё пригодиться. Второй крейсер оставили на месте для охраны, ещё не всё вывезли, планируется второй рейс. Когда мне прислали списки, я только крякнул и согласился с инженером. Действительно всё нужно. Поставив ему задачу как можно быстрее запустить орбитальный терминал, я продолжил заниматься своими делами. Разве что сообщил командующему гвардией, что отбуду через пять дней. Это же сообщение продублировал и Керри, пилотировавшей тяж. Она пока его только выводила из минного поля, направляясь к гвардейской базе. Переберётся обратно на «Бастион», и пусть готовит корабль к вылету, а то экипаж заскучал уже.

Помимо линкора, к Зории готовился отправиться первый караван. Нам нужно отогнать два грузопассажирских судна, на которых к Декону были доставлены тыловые части гвардии и вольнонаёмные, всё же эти суда были приписаны к военному флоту корпорации. Оправлялось три суда и крейсер сопровождения. Идут они одни, у «Бастиона», а вернее у меня, другие планы. Так что отгонят оба судна, и передадут их обратно флотским корпорации. А вот информация о местонахождении постоянной базы гвардии из памяти корабельных искинов сотрётся по прибытию к Зории, я там программку уже нужную установил, самоуничтожающихся после проделанных работ. Третье грузовое судно, как раз приписанное к гвардии, повезёт обратно картриджи для медиков и пищевых синтезаторов. Завод по производству медкапсул уже запустили, а вот по производству флаеров ещё нет, возникли проблемы с размещением. Так что обратно на грузовике повезут по десятку опытных образцов медоборудования для испытаний. А вот флаеры были нужны уже сейчас. К сожалению, на складах бывшей военной флотской базы империи Антран, нашими тыловиками найдено всего три атмосферных аппарата. Две грузовые военные открытые платформы с манипуляторами. Строители от них в восторге, уже используют, а так же военный глайдер, но представительского класса. Его отдали инженеру-строителю, чтобы по объектам летал, всё равно другого применения не видно. На складах орбитального терминала с подобной техникой было чуть лучше, но именно что чуть. Восемь аппаратов на консервации, причём все восемь новенькие, в заводской упаковке. Было два полицейских флаера с соответствующими символиками. Видимо только прибыли, и не успели поступить на службу в полицию. Ничего страшного, полиция у меня в городе тоже будет, когда всё отстроят, и им потребуется соответствующая патрульная техника. Эта как раз подойдёт. Кроме полицейских машинок, был навороченный спортивный двухместный флаер, эту машинку забронировал за собой командующий гвардией, буквально влюбившись в неё. Меня она не интересовала, так что я был не против. Сам командующий уже подобрал себе место для загородного дома, оплатил землю, выкупив её в администрации наместника, в городе он получит служебную квартиру с большой площадью, вот ему такой аппарат и был нужен. Потом было два грузовых среднеразмерных флаера, на них даже нашли сопроводительные документы, заказчики транспортная компания на планете, свежие продукты развозили по городам и по заказчикам. Их пока не трогали, в будущем планировали применять для грузовых перевозок между городами или по заявкам фермеров. Кстати, уже пять домов им построили, с хозяйствами. Обживаться пять семейств начали, поля возделывать. Остальные три единицы, найденные на складах орбитального терминала, относились к другим типам техники. Одна крытая малая платформа, развозной фургончик, по нему тоже были сопроводительные документы, по ним значилось, что груз завис, заказчик не смог забрать товар. А позже просто не успел, пауки объявились. Последние две машины, обе глайдеры. Один пассажирский на десять человек с небольшим трюмом с хорошей дальностью. Другой грузопассажирский пятиместный, их ещё называют семейными. К родственникам слетать, на природу. Самое то. Обе последние машины были задействованы, один глайдер, тот что десятиместный отошёл строителям, для перевозок персонала между разными объектами, а второй ушёл в администрацию наместника. В комплекте с расходниками к глайдеру прилагалась база знаний второго ранга, которая значилась как «Управление и обслуживание глайдеров модели „Сапсан“». Кстати, второй глайдер, тот, что десятиместный, тоже «Сапсаном» был, только другая модификация.

Вот так потихоньку и обживались. Уже были организованы туры для семей гвардии и вольнонаёмных что всё также проживали на борту гвардейской базы. Их вывозят на природу, пикники, охота, свежее мясо на костре. Очень нравился людям такой отдых. Кстати, я сократил рабочий день до десяти часов, ну кроме сверхурочных, а в воскресенье объявил выходным. Главную массу работ мы сделали, так что можно снизить темп. Но скоро, буквально через неделю строители начнут сдавать построенные дома, и после приёма комиссией, будет заселение. Сами квартиры уже давно были распределены среди вольнонаёмных и служащих гвардии. Все квартиры служебные, с правом выкупа. По желанию. Деловой центр уже построен, идёт сдача объектов, так же с космопортом, лишь с площадью орбитального лифта ещё не закончили, но этот объект особой важности, что уж говорить, так же особой сложности, и быстро его не построить. Если требуется строить по всем положенным технологиям, вот пусть и строят.

Среди всей той кутерьмы, что стала потихоньку стихать за этот месяц, и всё перешло в обычное русло деловой работы, я не рассказал об одном деле, которое провернул. Выхода другого не было, необходимость возникла. Всё же среди работников подобранных уже тут на Деконе, мной было отобрано две девушки с уровнем интеллекта в сто тридцать семь и сто тридцать три единицы. Они мне были нужны как операторы фабрик по производству нейросетей. В общем, им уже установили две нейросети «Управленец» восьмого поколения плюс со всем комплектов имплантов на интеллект и память, с возможностью управлять оборудованием дистанционно. Закачены копии баз знаний, которые я хранил в своём личном сейфе, и они теперь учились. Первые десять дней учёбы через три дня закончатся. Получили двухместную комнату на территорию базы, заметно увеличенную зарплату, а главному врачу от меня пришёл приказ. Этих будущих ценных специалисток через учебные капсулы пропускать без очереди. К моему возвращению они должны выучиться и сдать нас сертификат, а вернусь я примерно через два месяца. Ну и лично Лая за ними присматривать попросил, контролировать их.

После возвращения тяжа, начались работы по орбитальному терминалу. Старые реакторы, выработавшие свой ресурс начали менять на более новые, правда, запуска я не дождался. Он произойдет без меня. Вот улететь до того как официально примут город внизу, я не успел, пришлось участвовать в этом мероприятии. Ничего, очень даже торжественно и празднично получилось, молодец наместник, постарался. Вольнонаёмные, а так же гвардейцы, получившие квартиры вселялись в них, кто сам кто с семьями. Уже начали работать несколько магазинов, продавали свежие продукты, купленные у аборигенов, что проживали на побережье. Как денежная единица на Деконе был принят корпоративный кредит. У наших тыловиков некоторыми дельцами из вольнонаёмных были выкуплены оба грузовых флаера, вот на них всё и возили, тем более у одного флаера в трюме стоял холодильник, совмещённый с морозильной камерой. Развозной фургончик так же был выкуплен, спущены оба полицейских флаера, только эмблемы с них сменили на фирменные моей корпорации. В общем, город оживал.

Убедившись, что всё в норме и мои люди знают что делать, я велел готовиться к вылету. А так систему освоили, вон уже первые партии топлива начали поступать, «Бастион» дозаправили, хотя на его борту как раз был свой малый мобильный завод по производству топлива. Вчера ушёл караван к Зории. Три транспортных судна и крейсер сопровождения. У всех идентификаторы флота моей корпорации, лишь у крейсера метка военного корабля. А мы сегодня отбываем. Перед отлётом я вызвал командующего гвардией, начальника СБ, а так же главного инженера гвардии. Встречал я их в своих апартаментах на «Бастионе», куда перебрался пару дней назад. Перед отлётом нужно поставить задачи для дальнейших действий. На ближайшее время они знали что делать, но я работал на перспективу. Например, средне судно оборудованное малым топливным заводом, что поисковики по моему запросу всё же нашли, нужно отогнать к Декону и законсервировать на будущее, восстановив. Возможно, его перегоним к Норду. У них ничего подобного нет, а нужно. Дальше, командующему продолжать восстанавливать оборону и увеличивать эскадру гвардии, доведя её хотя бы до пятидесяти вымпелов, сорок боевых кораблей и десять судов поддержки. Начальник СБ и так знал что делать, я лишь подтвердил приказы, только посоветовал усилить контроль над приёмом рекрутов. Где-то через месяц вернётся караван, что ушёл вчера к Зории. На борту крейсера будут контейнеры с нейросетями и имплантами. На тысячу человек. Вот начальник СБ и должен провести тщательный контроль набора будущих гвардейцев и вольнонаёмных из аборигенов. Насколько я знал, недавно принятые через системы связи, планшеты и коммуникаторы которые наши торговцы распространяли среди аборигенов, продавая их или меняя на свежие продукты, уже сообщили, как мы к ним относимся, так что количество желающих и соискателей получить работу у нас резко подскочило вверх. Можно сказать огромным скачком. Так что по прибытию каравана или перед ним, можно будет набрать около тысячи человек будущего персонала, в экипажи боевых кораблей или на транспортные суда. Запросы на служащих и работников будут как из кадрового отдела гвардии, так и от кадровиков администрации наместника, что занял здание в деловом центре столицы Перун и начал руководить оттуда. Переселение ещё шло. Кстати, самого наместника не было, он только что ушёл, получив нужные инструкции и приказы. Весь свой запас баз знаний, кроме секретных, я уже передал медикам, следующие комплекты прибудут с караваном. В общем, задача сформировать из молодых мужчин и парней полнокровный гвардейский батальон, костяком будут наши гвардейцы. Вооружения да бронескафов в закромах гвардейской базы на две бригады хватит, так что есть чем их вооружать их и оснащать. Кстати, в запасниках хранилищ тыловики нашли около сотни разных «био»-нейросетей. Только все они пошли в НЗ.

С найденными кристаллами баз знаний ситуация совсем другая. Все находки должны немедленно передаваться мне. На борту линкора у меня был копировальный аппарат, так что я делал копии, распространяя их среди разных ведомств, а исходники оставлял у себя, для последующих копирований. Помимо этого, хочу сказать ещё об одном своём решении. Честно говоря со взломом искинов или разного электронного оборудования я зашивался, не смотря на то что получил изрядное пополнение во взломщиках. А улечу, так что всё остановиться? А ведь так и будет. Вот я и принял решение обучить одного специалиста. Его нашёл Лай, надёжный, из шифровальщиков в штабе гвардии. Я выдал ему нужный комплект баз знаний и тот уже учился. Помимо этого из тех дешифраторов, что были найдены в системе Декона, их семнадцать единиц было обнаружено, я оставил шифровальщику пять взломщиков, скинув Лаю коды управления для них. Сам шифровальщик перешёл в СБ, был переведён, и уже девять дней как лежал в учебной капсуле госпиталя базы, поднимая те специализированные базы знаний что я ему выдал. Ничего, выучится, сдаст на сертификат и будет работать, выполнять заявки на взлом. Думаю, большая часть заявок будет от поисковиков. Основную часть работ по системе я уже сделал, а ему останется стабильная работа с редкими авралами. Учиться ему ещё месяц, может чуть больше, но время есть, чтобы подождать, всё срочное было сделано мной, а там дальше сам включится в работу.

Вот главному инженеру гвардии у меня была совсем другая задача. Закончит помогать запускать орбитальный лифт и устанавливать якоря на планете орбитальных лифтов, запустив их, он займётся другой работой. Не так и далеко от сюда находится средняя грузопассажирская станция, не сказать что в полином порядке, но приложить руки для восстановления потребуется, хотя не так и много времени и усилий. В общем, его задача, используя тяж, для охраны гвардейцы выделят несколько крейсеров и возможно линкор для практики охраны конвоев, вот тот и слетает к станции. Сначала отправит поисковое судно, чтобы те посмотрели всё ли на месте, а потом сам слетает. Освободит склады станции, всё добро сюда отправит, а потом разберёт, сложит модули и саму станцию перевезёт. Вот только разворачивать её нужно будет не в системе, а как раз за пределами охраняемой зоны, у входа в систему. В общем, сектор как являлся закрытым, так им и останется. Где находится моя резиденция долго тайной не продлиться. Так что торговцы и гости будут тут, но в систему их не пустят, значит, станцию нужно разверзнуть для них за пределами закрытой зоны. Персонал для неё наберём на Деконе. Службу безопасности на борту сформирует и организует Лай, оборону командующий гвардией, обслуживание на инженере. В общем, я всё повторял, что делал в прошлой истории своей жизни. А что, тогда время показало, что я всё делал правильно, почему не повторить, раз идея отличная?

После того как я поставил задачи, высокопоставленные чиновники покинули мои апартаменты, попрощавшись на достаточное долгое время. В остальном это всё. Приказы отданы, люди работают, значительные силы задействованы для этого, так что когда тройка покинула борт линкора через шлюзовую, а «Бастион» был пристыкован к одному из шлюзов станции, я отдал приказ отходить от неё. Мы покидали систему Декон. Пройдя в кабинет, даже как-то не привычно, свободное время появилось, я через комп вышел на гипердпердатчик и связался с абонентом в системе Норд. Это была глава филиала корпорации. Там уже жили по времени столицы Норда, обычная практика, так что женщину я разбудили, но никаких следов недовольства на её лице не заметил. Кстати да, за всё время нахождения у меня была постоянная связь, как с Нордом, так и Зорией, так что я держал руку на пульсе, не упуская из рук управление, контролировал всё и отдавал приказы, так же выслушивая доклады. Например то, что груз большого тяжа принят и осваивается уже получил. Более того, производство медкапсул уже было развёрнуто на территории флотской ремонтной базы. Вот с флаерами, как я уже говорил, проблема, завод займёт слишком много места, чуть не четверть станции, а на планете развернуть его не выйдет, чисто пустотного базирования. Тот же завод по производству медкапсул занял десять процентов территорий базы, фактически всё свободные помещения. В общем, нужна ещё одна пустотная станция. Так как инженер на тот момент был свободен, а всё происходило недели три назад, я дал ему координаты средней торговой станции, там подремонтировать после мародёров много что нужно, но главное некритичные узлы, так что тот забрал разгрузившийся тяж и все свободные грузовые суда, вот и улетел по выданным координатам. На днях караван вернулся с грузами и частью свёрнутых модулей станции. Шла разгрузка. Будет второй рейс, инженер остался у полуразобранной станции, продолжал сворачивание. Так что месяца через два, когда эта торговая станция будет развёрнута в системе Зории, то на её борту и будет установлен завод, а он действительно крупный, тем более там скорее даже целый комплекс производств. Да ещё не только по выделке тех же флаеров разнообразных модификаций, а так же питающих стрежней для их реакторов, комплектующих и всего остального, даже комплектов для модернизации, если какой владелец решит это сделать. Форсировать движки или ещё что. В общем, реально ценное оборудование. Так что когда станцию развернут и завод установят, то начнётся производство флаеров.

Вот медкапсулы уже начли выделывать, наши производственники всё организовали и дней пять назад начался выпуск первого оборудования. Почти всё сразу забрали нордцы. Пятьдесят новеньких обучающих капсул, десять лечебных, десять реаниматоров, десять диагностических и десять хирургически. Это директор завода, его управляющий, решил испробовать оборудование на производстве разных моделей капсул и сопутствующего оборудования. Так как нордцы просили побольше обучающих, их сделали чуть больше. Всё что тот выделал, нордцы и забрали. Закупили у нас же медкартриджи и отправили конвой из четырёх грузовых судов в сопровождении двух крейсеров к Норду. Это был первый самостоятельный караван нордцев к Зории, пришли вместе с судами корпорации, а вот обратно уходили одни. Причём серьёзно загруженные. Продовольствия они не брали, своего хватали, разве что деликатесов и вин закупили, а так грузили заранее заказанные комплектующие для ремонта своих кораблей и судов, на ремонтной базе уже было развёрнуто их производство, и всё что нашли у нас интересное на продажу, забрали. В общем, дело в торговле сдвинулось с мёртвой точки, что не могло не радовать.

На Зории всё шло своим чередом, я знал об этом, поэтому и связался пока мы шли к проходу в минном поле, с главой филиала корпорации на Норде. Там меня несколько расстроила. Поисковые партии что обыскали все прилегающие системы так и не нашли оборудования по производству топлива, а с этим скоро возникнут серьёзные проблемы. Пиратам топливо подвозил танкер, мы так далеко гонять танкеры не можем. Проще на месте организовать производство. В общем, попросив главу филиала подождать, я оставил её в режим ожидания и связался командующим гвардии. Ему велел вывести то среднее судно с малым заводом по производству топлива на борту, с баланса гвардии, восстановить и отогнать его к Норду. Для сопровождения можно выделить крейсер, он же и вернёт пилота, что будет перегонять судно. Его следует передать в состав флота Норда. Там дальше разберутся. Командующий подтвердил получение приказа и сообщил, что через четыре дня отправит судно по назначению, его ещё от газового гиганта перегнать нужно, ремонт в данный момент на месте шёл. Я это точно знал, мне курьером пару дней назад доставляли искины с него, потом вернули обратно. Отключившись, я вернулся к разговору с главой филиала. Сообщив, что скоро пригонят судно с так нужным оборудованием, отключился. Потом продублировал информацию Дунанну, посоветовав ему начать готовить операторов для завода, тот только порадовался подобному сообщению. Выслушал его доклад по системе, у нас каждый день видеоконференции проходили и, подтвердив, что при возможности всё, что им так необходимо вышлю, отключил связь. Запросы стандартны, почти всё им нужно. Кстати, общался я естественно под личной командора Бая, а не сам, даже с Дунанном.

Через два часа линкор, разогнавшись, ушёл в гипер. Направлялись мы к одному астероиду, что находился не так и далеко, шесть дней полёта в гипере, практически на дальности прыжка «Бастиона». Нет, это не тот где находятся восемьдесят тысяч человек в криосне. Это то место, где я в прошлой своей жизни спрятал артефакты Древних. Честно говоря, меня мучили сомнения, там ли они, или их нет. Ведь как, был ли в прошлом, точно доказать я не мог, может это параллельный мир, и в этом прошлом тот «Я» не делал закладку и астероид пуст. Или меня вообще в этом прошлом не было. Пока не прилетишь и не проверишь, не узнаешь. Так что я был в ожидании и нетерпении.

Как ни странно за эти шесть дней, что прошли вполне благополучно, о цели полёта я практически не вспоминал. Занят был. У меня в последние месяцы вообще столько дел было, ни продохнуть, вот и сейчас нашёл себе занятие и только им занимался. Прорабатывал на компе план увеличения военного флота корпорации, с возможностью освобождения остальных планет от влияния пиратов, включая так называемую торговую планету, которую работорговцы превратили в свою вотчину. В принципе интересная планета, бывшая курортная, но сейчас на её поверхности или тех же трёх станциях, что висели на орбите, происходят встречи разных космических бродяг, продажи найденных артефактов, ну и отдыхают, как хотят и как себе могут позволить. Самые элитные бордели работорговцев, были именно там. Все вольные космические бродяги этого сектора вселенной собираются именно там, слетаются как мухи на желанную добычу, не подозревая, что вместо красивой обёртки там липкая лента. Вспомнить хоть того же семейного поисковика которого за находку тяжёлого грузовика с двумя заводами на борту, отправили в утилизатор. Причём вместе с семьёй.

Кстати, своему командующему флотом корпорации, а так же его штабу я дал задачу проработать план освобождения планеты. Надеюсь, справятся. Тот же разведотдел уже давно отправил несколько резидентов на разные планеты находящиеся под управлением пиратов. Отбить поодиночке мы их можем, тут сомнений нет, хороший ударный кулак собрать смогли, только вот удержать вряд ли. Сил таких нет. На Норд-то не хватает. Хорошо хоть тут население само вполне воинственно и очень желает свободы, этим и воспользовался, давая им возможность самим отбиваться от противников. Нордцы они завсегда готовы впиться в горло пиратам, более ненавистного врага у них не было, даже в плен стараются не брать. В общем, разведка работает и, судя по докладам, с начальником разведки общаемся шифрованным каналом, чтобы устранить возможные утечки, эта самая информация уже пошла потоком. Мы не только своих агентов используем, а так же завербованных вольных бродяг, но больше всего информации шло от нашего крейсера-разведчика, что замаскировался на краю астероида и просто прослушивал переговоры у планеты. А они там очень интенсивные шли. На борту крейсера была солидная аппаратура для подслушивания и взламывания шифрованных каналов, а так же стоял гиперпередатчик, поэтому свежие новости командование военного флота корпорации узнавало тот час. Именно у торговой планеты, которую пираты использовали как узловую точку и собирались их боевые корабли, часть из охраны других захваченных планет, и этот ударный кулак в сто тридцать кораблей и судов поддержки стартовал за два дня до моего отлёта.

Деза сработала, правда пираты собрали несколько больше кораблей, чем рассчитывали мои офицеры, но они были уверены в победе, мы действительно хорошо подготовились, и совместно с нордцами, что фактически не вылезали из обучающих капсул, подготовили ловушку. Их ждали. Успели. Контрразведка флота корпорации, которая на первый взгляд не работала, тоже порадовала своими делами. Было выявлено шесть агентов пиратов, из уже проверенных нордцев, для дезинформации они не годились, скорее спящие агенты, так что отдали нордцам. Так же проверяли всех, кто входил в систему Норда. Из шести судов вольных бродяг или торговцев, пять оказались засланными казачками. Шестой просто заблудился, навигационное оборудование сбоило. Проверили действительно левые, совсем в другое место летели. Правда, их временно задержали, до окончания сражения. Не хотели раньше срока отпускать, слишком много те видели.

С учётом того что от торговой планеты до Норда в гипере летать дня четыре, то думаю сражение уже произошло, вот только его результаты мне пока неизвестны. Гиперпередатчик на борту линкора имелся, не без этого, но работать с ним, благо дальность позволяла, я мог только в открытых пространствах, когда выйдем из прыжка. Вот поэтому чтобы не думать и не тревожится и занял себя делом. Вполне неплохой план накидал. Наконец когда мы вышли из гипера, и с лётной палубы вылетело четыре истребителя, чтобы провести разведку, а заодно тренировку, я немедленно связался со штабом военного флота корпорации. Кстати, если экипаж на борту фактически не был урезан, кроме инженера и нескольких техников, то десантная и лётные секции практически отсутствовали. Из пилотов москитного флота осталось четверо, все остальные были переведены или на борт флотской станции, там был свой москитный флот что восстанавливали, или на борт носителя, готового вот-вот вступить в строй. Из десантной роты с усилением, осталось одно отделение да один «погонщик», остальные были переведены на разные места служб, они будут костяком подразделений. А «мясо» нарастёт, как из местных, так и из остального набора. Инженера тоже не было, он в секторе Декона требовался, вот тот и ушел, забрав с собой несколько подчинённых. Ничего, остальные вполне справлялись, старший технической службы, в должности старшего корабельного техника, имел вполне прилично поднятый уровень знаний и вёл обслуживание всех систем корабля. Норма. Обе лётных палубы тоже были в его подчинении.

Когда мы прибыли на место, пока линкор, окутавшись щитами и выпустив четыре «мошки» изучал пространства вокруг активными сканерами, я, наконец, смог свозятся со штабом флота и узнать последние новости. Хм, не скажу, что они порадовали. Всё же пиратов было слишком много. Наши успели восстановить одну глушилку гипера, скажу честно, этот модуль был привезён нами, в системе Норда так нечего подобного найдено и не было, и закрыть глушилкой часть системы, отчего пиратов выбрасывало на импровизированное минное поле. Они там с десяток боевых кораблей и судов поддержки потеряли. Всего таких минных полей, что были локально размещены вокруг системы, было пять. Все были задействованы в сражении, что длилось аж двое суток. Наши линкоры или корабли, имеющие тяжёлое вооружение, были поставлены на самых опасных местах, где были возможны прорывы. Кстати, оба трофейных линкора, что мы передали нордцам, были к моменту начала сражения восстановлены, их оружейные модули и системы наведения так точно, и они приняли активное участие в боях. Вот только маневрировать не могли, просто пилотов не было. Наши их выделить не могли, не было подготовленных специалистов. Все задействованы. Был один в резерве, так и его задействовали, он стал пилотом тяжёлого транспорта, где мной были обнаружены два завода. Все заняты. Так что оба линкора были отбуксированы на самые опасные участки между минных полей, и оставлены там, в качестве неподвижных огневых точек. А они были серьёзными препятствиями для пиратов, так как мои инженеры и техники восстанавливали до стопроцентной работоспособности только нужное оборудование, а это вооружение, системы наведения и щиты. К счастью успели. Но что важно, не смотря на то, что некоторую часть операторов артиллерийских систем выделили наши военные, нордцы за этот месяц неимоверными усилиями, обучили часть своих людей нужным специальностям. Поминимуму, но всё же. Так что оба линкора имели полные штаты операторов артиллерийских систем, защитных, а также пожарные команды техников, чтобы на месте, прямо во время боя, проводить ремонт на случай повреждений корпуса. Вооружение, запасные стволы или пушечные башни разных калибров доставил один из первых конвоев от Зории по заявкам моих ремонтников и службы снабжения флота. Чуть ли не все запасы выгребли со складов флотской ремонтной базы. Если запасы малого и среднего калибра восстановить было возможно, на борту был завод по их выделке, включая ракетные системы, то тяжелого нет. Производства по созданию такого вооружения на территории базы не существовало. По докладу военных их спасло именно такая пересыщенность в вооружении, особенно в ракетной линейке. У пиратов с ракетами, их запасом, явно были проблемы. По крайне мере выпуски противоракет были зафиксированы лишь в единичных случаях. Для сбития выпущенным по ним ракет использовались турели «ПКО» или выстрелы плазмой широким веером из тяжёлых пушек. Сами они тоже использовали ракеты и даже торпеды, но у нас была серьёзная противоракетная защита, удалось отбить основные атаки этим оружием, хотя несколько попаданий в щиты, что даже серьёзно просели, зафиксировано было.

Защитники Норда устояли лишь из-за двух факторов, из-за продуманной обороны, а так же пресыщенности ракетными системами. Чуть позже мне переслали видеоматериалы сражения, как всё проходило, больше трёхсот часов записей с разных ракурсов с разных кораблей, но перед этим доложились на словах. Докладывал начальник штаба, командующий этого сделать не мог, находился в реаниматоре. Вовремя очередного сотрясения линкора от попаданий снарядов с пиратских линкоров, ему по голове въехало каким-то оборудованием, закреплённым на потолке рубки. Я так понял проектором для галлопрограмм. Там больше ничего не было, разве что турели внутренней обороны, но если бы рухнула одна из них, кстати, жёстко закреплённые, от командующего бы мало что осталось. Вот после падения проектора, да, вполне возможно угодить в реаниматор.

Так вот, по докладу выходило так. Не смотря на то, что наши знали численный состав пиратов, и они смогли подготовиться, тактика работорговцев оказалась полной неожиданностью для наших военных. Именно они командовали сражением, нордцы больше на подхвате были, в обороне были, наши же активную оборону вели. Так вот из ста тридцати кораблей противника, примерно шестьдесят оказались брандерами, на бортах которых были экипажи из рабов, с ошейниками. Они не могли не выполнять прямых приказов, поставленных им. Когда впоследствии наши спасатели вскрывали обшивки изувеченных судов, таких не так и много было, в основном брандеры разносили на куски, то находили тела в ошейниках. Ни одного пирата на борту обречённых судов не было. Из рабов на брандерах спасти удалось всего семерых, из более чем тысячи человек. В общем, тактика у пиратов оказалась примитивная и очень даже действенная. За брандерами шло двадцать шесть линкоров, уж не знаю, где они нашли столько и смогли переподчинить искины. Судя по точности огня, это был ударный кулак работорговцев, который они берегли и редко использовали. Больно уж точный был огонь с этих линкоров, что показывало, искины полностью им подчиняются и экипажи на бортах очень профессиональны, возможно даже, обладающие большим практическим и боевым опытом. Потом при допросе пленных нашими контрразведчиками всё это подтвердилось. Сертификатов специальности те не имели, подобного оборудования у пиратов просто не было, управляли всем вручную, показывая свой высокий класс.

Так вот, пока наши выбивали ракетами брандеры, линкоры пиратов, прячась за такой ширмой, вели очень точный и фактически убийственный огонь. Один из линкоров нордцев продержался минут десять, после чего исчез во вспышке детонации, к счастью успев забрать с собой три брандера. Но главное им был поражён один из пиратских линкоров, что с пробитыми бортами, выпуская воздух в пространство, дрейфовал в стороне. До окончания боя выжившие члены экипажа этого линкора работорговцев, не подавали признаков жизни. А когда через два дня наши десантники вскрыли его, то обнаружили шестерых выживших, в скафандрах были, прятались по закоулкам.

Дальше по бою, передовой заслон у минных полей пираты быстро сбили, оба линкора нордцев, несмотря на то, что их оборону поддерживало по два десятка истребителей и штурмовиков продержались недолго. Если один корабль быстро погиб, всего семеро успело воспользоваться восстановленной системой сброса спаскапсул, из ста пятидесяти семеро, то на втором линкоре бои шли все двое суток. Он три раза переходил из руки в руки, пока наши абордажники окончательно не выбили с него работорговцев. Правда, сам корабль после сражения представлял собой печальное зрелище. Инженеры, изучив его, оправили отстойник, хотя планировали на Свалку. Восстанавливать нет смысла, слишком большие повреждения, но нордцы настояли. Восстанавливать для полной работоспособности не требовалось. Корабль превратят в музей, память о сражении, что случилось всего несколько дней назад. Очень большие потери получились, очень. Наши согласились, так что будет у нордцев первый музей, не только на планете, но и на орбите.

Всё же опишу что было. Пираты шли тремя колонами по разным направлениям. Первыми как я уже говорил брандеры, потом основной ударный кулак из линкоров, следом крейсера и транспорты с десантом и абордажнкиами. Хорошо действовали, показывая, что боевого опыта им не занимать. Только ведь и наши, несмотря на то, что имели всего четыре тяжёлых корабля, из них только два могли маневрировать и не стоять на месте, ракетным вооружением у нас действительно всё хорошо и пусковые перезаряжались молниеносно. Именно ракетами удалось остановить большую часть брандеров, посбивав им щиты. Тем у кого они были, и даже сбив щиты у некоторых линкоров, добивая их совместными выстрелами туннельных пушек. Спасло ещё то, что благодаря судам целеуказания наши линкоры открывали огонь задолго до того как линкоры пиратов вошли в свою зону возможного открытия огня, ничего подобного они не использовали. К тому моменту часть кораблей потеряли щиты, что облегчало их поражение. Наши крейсера и особенно москитный флот, имевший на подвесках противокорабельные ракеты, тоже активно воевали. Некоторые особо наглые пилоты, прорвавшись в тыл пиратам, несмотря на заградительный огонь охранных крейсеров, умудрялись поражать набитые десантом транспорты, отчего их разрывало пополам. Треть десанта работорговцы лишились благодаря этим лихим парням, герои, жаль половина успела погибнуть за эти два дня. Было видно на записях, как облаками выкидывало в космос людей через проломы, если приблизить изображение и слегка подчистить его, можно было рассмотреть, как они махали руками. Некоторые имели скафандры, но другие нет, кто сразу погибал, кто продержался, пока не закончились картриджи в скафах. Часть успели подобрать на обшивку крейсера охранения, так ведь и по ним выпускали противокорабельные ракеты. Одна щит сшибает, другая уничтожает сам корабль. Эти «птички» ведь не зря называли «убийцы линкоров», так что и по линкорам использовались противокорабельные ракеты, в основном именно по ним, благо запас у нас был, да и от Зории доставили дополнительные боекомплекты, вот их пополной и использовали. Говорю же победу мы одержали в основном за счёт большого количества ракетных пусковых.

Самые активные бои шли поначалу, восемь часов длились, когда погибали корабли с обеих сторон. Наши в меньшей части, оборону держать всё же легче, чем атаковать, хотя наши и до контратак доходили. Потом когда активная часть сражения перекинулась на локальные точки, работорговцы, пройдя минные поля через коридоры, сами встали в оборону. Шли сражения москитного флота, пестрели следы туннельными пушками линкоров, били крейсера, бортовыми залпами, сцепляясь друг к другу абордажами. В общем, сражение действительно прекратилось именно через два дня. Из наших кораблей уцелели разве что немногочисленные транспорты тылового обеспечения. Почему немногочисленные? Так большая часть караванами ходили от Зории к Норду и обратно или просто отсутствовали. Флагман, давно потеряв сбитые щиты, парил пробоинами на момент победы, второй наш линкор выглядел ещё хуже. Крейсера мы потеряли все, хотя инженер обещал два восстановить за неделю. Был повреждён орбитальный терминал, там тоже шли ремонты. Трофеи не радовали из-за тех потерь, что мы понесли. Из двадцати шести линкоров работорговцев более-менее целыми удалось взять восемь, да и то благодаря нашим десантным и штурмовым силам, потери которых составляли сорок процентов. Было бы больше, если бы не их отличная подготовка и амуниция, а так же служба поддержки. Боты Спасслужбы умудрялись прямо вовремя боя эвакуировать раненых на орбитальный терминал, где был развёрнут госпиталь, или на планету. Так что потери были бы больше, если бы не они. Тут и команда отца поработала, потери и у них были, потеряли безвозвратно один челнок, попал под выстрел тяжёлого плазменного орудия с одного из линкоров, и спасбот что рухнул сбитый на планету. Тогда к орбите был прорыв крейсеров пиратов, с трудом локализованный, на тот момент они ещё на что-то надеялись, но натворить бед они успели. Отец к счастью обошёлся без травм, выжил, так что я за него порадовался.

За двое суток сражения наша эскадра фактически престала существовать, все боевые корабли были выбиты и, не смотря на их максимально возможное быстрое восстановление, дело двигалось туго. Уже были заказаны запасные части на Зории, но всё рано восстанавливать её мы будет долго. А так сухой отчёт начальника штаба, звучал вот как:

«… так как удар брандерами был для нас полной неожиданностью, пираты смогли вклиниться в два коридора между минными полями. Огромную помощь и то время чтобы нам перегруппироваться, дали „живые“ суда из корабельного кладбища. Они у нас в засаде находились. Не смотря на то, что огонь вели искины, и на борту у них никого не было, они замедлили передвижение пиратов, хотя остановить и не смогли. Перегруппироваться мы успели, всё это время, ведя огонь и получая ответы. Нам было известно о большом количестве тяжёлых боевых кораблей у работорговцев, поэтому были сделаны запасы противокорабельных ракет. Ставка делалась именно на них. Именно поэтому мы восстановили всё, что смогли собрать в системе из москитного флота. Часть истребителей и штурмовиков пилотировали нордцы. Они это делали в ручном режиме, так как не успели сдать на сертификат специальности, да и негде было. Было зафиксировано несколько таранов кораблей работорговцев истребителями, что пилотировали нордцы. Они это делали, растратив весь боеприпас. Такое самопожертвование вызывает большое уважение. Уже готовиться список героев для мемориальной доски. Старейшина Дунанн распорядился, он сказал, что нордцы должны их знать и помнить… В основном бой после того как мы выбили часть тяжёлых боевых кораблей работорговцев, перешёл на локальные стычки разбившись на отдельные фрагменты. Мы успевали контролировать часть, где нужно высылая подкрепления из резерва. Когда резерв был истрачен, флагман сам выступал в этом качестве. После того как пираты перешли в оборону, их уничтожение было лишь вопросом времени. На данный момент эскадра военного флота корпорации „Росси“ не дееспособна, идёт ремонт и восстановление. Эскадра нордцев также понесла большие потери, они потеряли все боевые и транспортные суда, которые так же бросали в бой. Потери среди личного состава, сорок пять процентов от общего количества экипажей кораблей, десантные и штурмовые части потеряли сорок процентов. Москитный флот, восемьдесят, но именно благодаря им была одержана победа. Все противокорабельные ракеты были использованы. Именно наши штурмовики и не дали большей части пиратов отойти, наш москитный флот купировал все подобные попытки. Из ста тридцати семи судов и кораблей противника, лишь трём удалось прорваться и уйти в прыжок. Нас оправдывает лишь то, что остановить их в тех квадратах было просто нечем. Последние абордажи прошли несколько часов назад. Все суда осмотрены, и буксиры их на данный момент отправляют в отстойники. Восемь линкора захвачено с повреждениями, но наши инженеры обещают их восстановить достаточно быстро, в течение месяца. Ещё шесть, в течение двух-трёх месяцев. Остальные линкоры идут только на запчасти или на металлолом. Из трёх десятков крейсеров удастся восстановить и поставить в строй одиннадцать единиц. Транспортных судов или переделанных под боевые суда десять, сейчас инженеры ещё осматривают трофеи. Возможно, удастся вставить состав москитного флота за счёт трофеев. Спасательные и ремонтные службы на местах боёв ещё работают. Штабом флота корпорации была выражена благодарность всем спасательным службам, что действовали прямо во время сражений и эвакуировали раненых, так же подбирая спаскапсулы. Им были выплачены премии. После опроса пленных удалось выяснить, что против нас сражался элитный корпус работорговцев „Аль-Каян“, командовал им старший сын главы клана пиратов Сан Насери. Его тело не было обнаружено, флагман пиратов был уничтожен и исчез во вспышке взрыва, прихватив два крейсера сопровождения и с десяток единиц москитного флота. В состав этого корпуса входили помимо боевых кораблей, так же две бригады десанта очень хорошо оснащённых. Именно с ними и схлестнулись наши десантники на борту линкора нордцев. Корабль несколько раз переходил из рук в руки. Ситуацию переломило то, что некоторые наши лихие парни, смогли проредить транспорты, где находились подразделения бригад, а так же то, что к десантникам пришли на помощь бойцы штурмового батальона и окончательно выбили работорговцев с борта корабля… »

Начальник штаба сильно устал, это было заметно, тем более не спал уже несколько суток, снимая сонливость и усталость в лечебной капсуле. Несмотря на то, что все капсулы были заняты. Удалось находить резерв, ну и стимуляторами пользовался. Однако когда он уходил в воспоминания достаточно сухой доклад был пополнен впечатлениями и яркими рассказами уставшего офицера, слушать его действительно было интересно. При этом удалось выяснить главное, да, работорговцы лишились своего элитного подразделения, фактически единственного карательного корпуса, которым пугали всех кого возможно. Именно благодаря ему они считались самой крупной силой в этом секторе вселенной, но система Норда на данный момент фактически беззащитна. Если более понятно, то в сражении были перемолоты силы обеих сторон, это и беспокоило. Конечно, флагман ещё что-то стоил, не смотря на сорок процентов выбитой артиллерии и до сих пор невосстановленных щитов, но сейчас это мало что значило. Нужно как можно быстрее закончить с восстановлением носителя и тяжёлого крейсера. Они нами были захвачены во время освобождения Норда и оправлены к Зории. Корабли уже были практически готовы, сформированы команды, но в сражении они не участвовали. Кстати, два крейсера, что также были захвачены при освобождении Норда, в битве за неё поучаствовать успели, оба погибли вместе с экипажами. Один на таран пошёл, когда на борту вспыхнул пожар. Не только нордцы были склоны к самопожертвованию, но и военные корпорации брали с них пример.

Шло восстановление обороны и трофеи стаскивались в отстойники. Их уже начали осматривать и частично пытаться реанимироваться, однако есть одна, но крупная проблема. Все искины на трофеях были вытащены из шахт и часть судов и кораблей переведены в режим консервации. Вот только взламывать ИИ было некому. Что ж, придётся срочно лететь к Норду, я там нужен. Заодно среди военных подготовлю пару взломщиков, пусть работают. Оба будут из СБ корпорации, из надёжных людей которых будут постоянно контролировать. Только так и никак иначе. Всё же я не разорвусь и на примере гвардейцев, где такой спец уже учился, нужно дать военным и поисковому отделу корпорации своих специалистов.

После красноязычного начальника штаба пообщался со старейшиной Дунанном, тот был не менее усталым, и главой филиала своей корпорации. Выслушал их доклады, отдал несколько распоряжений, после чего отключился. Сообщать им о своём прибытии я не собирался, хватит и начальника штаба, тот знал, что такое секретность. Разве что размышлял над докладом главы корпорации, именно на неё повесили работу по бесплатной установке нейросетей нордцам, подаренным им мной вместе с базами знаний. Вот та и сообщила, что нейросети закончились, все за этот месяц установлены, для этого использовались все наличные хирургические капсулы и все врачи в системе Норда. Больше всего её расстраивало то, что примерно треть, которым поставили импланты и которые успели немного подучиться, погибли в сражении, ещё процентов двадцать проходили восстановление в капсулах, ну или просто лечились. Капсул на всех тупо не хватало. Сожалела о зря потраченном времени, такая гонка шла, а столько людей погибло. Я под видом командора Бая мягко успокоил её, сообщив, что если бы не её работа и не подготовленные нордцы, пираты вполне возможно смогли бы сбить и так не самые сильные наши точки оборон и заслоны и высадить десант на Норд, а это было куда страшнее. Для старейшины я записал обращение к жителям Норда под видом моего официального представителя командора Бая, благодаря их за мужество и веру в победу, которая была за нами. В общем, у многих был стресс как среди командования флотом корпорации, так и среди гражданской администрации планеты, в таких тяжёлых боях им участвовать не приходилось, так что мои звонки и беседы их заметно успокоили.

Тут, отрывая от размышлений после последнего разговора, на меня вышла Керри с уточнением курса полёта. Та дала мне доступ к картинке с радара, так что я нашёл нужный астероид, к счастью тот был на месте и указал на него приказав подготовить мой личный спасбот. До астероида лететь с полчаса на разгонных, так что успею пообщаться с другими своими подчинёнными. А если даже нет, ничего страшного, подождут. Сначала я пообщался с гвардейцами. Там всё было в норме. Лишь раз на границе системы мелькнуло неизвестное судно, но разогнавшись до момента прибытия патрульных, которых видимо даже не заметило, снова ушло в гипер. Активного сканирования не было, так что, видимо действительно какое-то транзитное судно. Так же командующий доложил, что два дня назад к Норду ушло судно с заводом по производству топлива в трюме, а то там уже беда с этим ресурсом, практически полностью выработано, сливают из баков остовом корабельного кладбища или из баков пиратских судов. Поблагодарив командующего за проделанную работу, это судно реально было нужно, я пообщался с другими гвардейцами, Лаем и старшим инженером, а потом уже с наместником Декона, после чего используя гиперпередатчик гвардейской базы как ретранслятор, связался с Зорией. Мощности моего гиперпередатчика хватало чтобы добить до того же Норда или самого близкого Декона, а вот до Зории уже нет, слишком далеко была та.

Когда связь была установлена, я пообщался с директором своей корпорации, ставя ему несколько задач, которые в ближайшее время нужно выполнить в первую очередь. Все силы и возможности корпорации и так были брошены на производство боезапасов, корабельных модулей, разных запчастей и медоборудования. Уже два конвоя ушло к Норду, готовились отправить третий и пока последний, больше грузовых кораблей просто не было, тем более тяж задействовать не получиться, инженер-станционщик отсутствовал вместе с ним, занимались средней грузопассажирской станцией, которую сворачивали и перевозили в систему Зории. Тут же директор вывалил насущные проблемы, часть я их решил, просто дав советы, тот и сам мог справиться, а вот с главной проблемой пришлось разбираться лично. Оказалось с последним конвоем на Зорию прибыло порядка шести сотен человек. Тут были как нордцы, так и наши военные из тех, что подняли базы знаний для сдачи на сертификат. Нордцы ладно, но по минимуму подняли, чтобы только сертификат поучить и работать с оборудованием через нейросеть, в основном пилоты малых кораблей, младшие техники и медики. Основная масса была из них, хотя и затесалось среди общего количества нордцев и другие специалисты. Вот среди военных корпорации были действительно будущие ценные специалисты. Например, шесть пилотов должны были сдать экзамены для получения сертификата пилотов тяжёлых кораблей, немного сняв проблему отсутствия этих спецов. Четыре будущих корабельных инженера, или те же семь врачей. Есть управленцы, офицеры штаба, операторы защитных или артиллерийских систем. Нужные и ценные специалисты, которые необходимы нашему флоту. Так что я связался с Профом и дал ему разрешение пускать к себе на борт посторонних, только в один сектор, где находился центр сертификации, и провести им сертификацию.

Эти будущие спецы, что нордцы, что военные корпорации, они не участвовали в сражении у Норда, в это время были в полёте к Зории и результаты боя узнали уже тут, на месте. Наши телеканалы активно работали и получали сведенья пакетами по гиперсвязи, так что информация хорошо распространялась среди населения Зории и служащих корпорации. Не вся конечно, цензура была, СБ тут работало, но всё же. У государственного телеканала был траур, три военных корреспондента пострадали во время сражения, двое погибли, один был тяжело ранен и находился на излечении. В общем нордцы желали как можно быстрее вернутся обратно, понимали, как они там нужны и совсем затерроризировали служащих и директора моей корпорации. Так что тот с облегчением скинул на меня эту проблему. Думаю, часть спецов, что успеют пройти сертификацию, отправят к Норду на судах третьего формирующегося каравана. Может сотня будущих спецов, а то и чуть больше успеют за эту неделю пройти сертификацию, чем больше, тем лучше. Работа будет идти круглосуточно, Проф справиться. Первым делом инженеров, пилотов тяжей, врачей и медиков прогоняем. Кого успеем, тех и отправим, остальные следующие на очереди. Прибудут суда первого караван, что давно ушёл, отправятся с ним. Кстати, носитель и тяжёлый авианесущий крейсер уже ушли к Норду, боевые корабли там нужны, а у этих имелись полные экипажи по штату, включая москитный флот. Большая часть его была найдена на Зории в бункерах. Координаты я знал, выдал и поисковики вскрывали их. Понятно, что вооружение на момент Большой Беды было устаревшим, но сейчас для нас и это ценность. На Норде тоже бункера и склады были, старшина Дунанн имел координаты, я им пока треть сообщил, и вскрывали их.

Решив все насущные вопросы, действительно это заняло больше времени, чем я думал, линкор уже час висел в паре километрах от нужного астероида, проверил, все ли были готовы к высадке. Отключив оборудование связи, оно работало теперь только на приём, мало ли кто решит со мной связаться, я покинул апартаменты и в сопровождении четвёрки телохранителей направился к лётной палубе. Остальные продолжали учиться, всё свободное время на это тратили, часть, да все успели пройти центр сертификации на борту гвардейской базы и сейчас поднимали базы знаний повыше. Ну или другие специальности учили. Среди телохранителей было аж три пилота маломерных судов, причём сдавших на сертификат, но мой бот вёл штатный пилот, приписанный к лётной палубе «Бастиона». Единственный пилот штурмового бота на борту корабля. Он, следуя моим указаниям, завис у нужного кратера, просвечивая его сканерами.

— Хм, похоже, что-то есть, — пробормотал я себе под нос, изучая явные следы работы лазера, что спаял несколько обломков, закрывая проход внутрь астероида. Моя работа, сомнений нет, внутри должны храниться артефакты Древних.

Однако я всё же решил проверить. Взял под управление с помощью планшета технического дроида и тот перепрыгнул с обшивки бота на астероид. Лёгкая гравитация у того была, большого размера всё же был, и добрался до прохода. Найдя нужную щель, это я специально оставил, пробрался внутрь и осмотрелся. Когда тот оказался внутри астероида, связь стала не устойчивой, металлы астероида блокировали связь, однако рассмотреть контейнеры и тушу небольшого корвета империи Зтов я смог.

— Отлично, — сказал я и, управляя дроидом, одновременно вышел на связь с Керри.

Внутри у входа стояли заряды, что были способны испепелить астероид, вот их я и снял, благо знал как, всё же сам ставил. При этом, мне это не особо мешало, одновременно отдал Керри несколько приказов. Освободить и подготовить к приёму нескольких контейнеров стандартных размеров два склада на борту тяжёлого корабля. А так же открыть створки трюма. Туда я и собирался переместить свой небольшой корвет Древних. Небольшой по меркам Древних, по классификации Содружества размеры как у лёгкого крейсера, а огневая мощь как у патрульного линкора. Когда я закончил снимать заряды, как раз подлетел бот, грузовой. Один из пилотов истребителей вернулся на лётную палубу и подогнал его, больше пилотов не было. Ну кроме моих телохранителей, а так же части экипажа которые сдали на эту специальность. Но они все задействованы были вот и пришлось возвращать на борт одного истребителя.

Дальше с помощью небольших зарядов, на грузовом боте прибыли два десантника имеющие сапёрные специальности, проделано отверстие, вполне позволяющее залететь внутрь моему спасботу. Один из моих телохранителей сел на место оператора управления манипуляторами, и таким Макаром был извлечён первый среднеразмерный контейнер. Его мы отбуксировали к борту линкора, второй подхватил грузовой бот, и передали завскладу корабля, он и принял груз, отправив его погрузчиками на склад. Потом остальные контейнеры и тушу корвета. Когда мы очистили схрон, то вернулись на борт корабля, и я отдал приказ начать разгон для прыжка в гипер. Мы направлялись обратно к Норду.

Чуть больше года спустя. Планета Декон. Столичные апартаменты главы корпорации «Росси». Десять часов утра.

Облокотившись о невысокие перила парапета, я наблюдал за суетой внизу. В столице на планете Декон царило оживление. Мы всего три дня как вернулись из долгого рейда вглубь пространств, которые раньше принадлежали арахнидам, и город ожил. Всё же мы нашли своих предков. Те самые восемьдесят тысяч. М-да, всё же сколько событий этому предшествовало. Мне даже уже исполнилось восемь лет, два дня назад именины справили семейном кругу. Была семья, Егор Кремнев, командующий гвардией, наместник и другие мои люди, которых я причислял к друзьям и соратникам. Да-да, с момента того знаменитого боя у Норда, ставшего известным во всех окрестных пространствах, что оживило торговлю, прошло чуть больше года. Много ли я успел сделать? О, ещё как.

Первое — по Декону. Гвардейцы, наконец, полностью закончили восстановление, и даже усиление обороны, осмотрели и перебрали все суда, что находились в системе или обломки которые имелись в минном поле. Всё это переработали, остовы со снятыми уцелевшими узлами оправили на одну из Свалок на будущую переработку. Остальное на склады, часть отправили к Норду. Было восстановлено семьдесят шесть боевых кораблей, и порядка полутора сотен гражданских, включая шести тяжёлых кораблей. Два ещё поисковики пригнали. Все окрестные сектора взяли под контроль, у минного поля, с внешней стороны развернули среднюю станцию, которая уже полгода как функционировала и туда каждую неделю выходили из гипера конвои и даже одиночки. Узнав, что у нас можно приобрести нейросети, импланты и даже базы знаний, много торговцев прибывало к Декону. Вот только на планету их не пускали, только на станцию. В общем, торговля шла, на станции был филиал нашей корпорации, что этим занимался. Правда, на сторону выше третьего поколения плюс мы ничего не продавали, всё восьмое шло на наши личные нужды. Три курьера, что мы нашли на гвардейской базе, а также ещё пара лёгких и очень скоростных крейсеров были использованы для перевозки малыми партиями, по мере готовности, имплантов и баз знаний, всё это производилось на Деконе. Обе фабрики для производства нейросетей я всё же перевёз сюда, на свою личную планету, резиденцию можно сказать и подготовленные специалисты круглосуточно работали. Пришлось ещё операторов готовить, чтобы не останавливать процесс производства. Вот так вот, на Деконе росли фермерские хозяйства, местные к этому интерес проявляли, не большие городки, расширялась столица, строились виллы и коттеджи всем желающим, кто оплачивал и делал заказ. Только нужно сначала место подобрать и земли выкупить под личную собственность. Даже начали отстраиваться элитные посёлки с дорогими домами и обслуживанием. Почему нет? Люди заслужили своим трудолюбием, я не против. Население Декона постепенно ассимилировалось и вливалось в наши ряды. Уже давно печатались базовые бесплатные нейросети третьего поколение плюс. Большая часть распространялась по Норду и Зории, но и на Декон хватало. Например, вся нанятая прислуга из аборигенов или простые служащие, получила сети, им ставились именно базовые нейросети. Чуть позже, когда острая необходимость в них спадёт, будем и остальным их ставить, тем кто даст согласие. Кому они не нужны, обязаны подписать письменный отказ, были и такие. Кстати, если чуть позже кому стрельнёт отказаться о отказа, мол, ставьте мне, то нет, им смогут поставить только платные, даже базовая станет для них платной. Отказ есть отказ. За бесплатные сети им на счета были переведены по две тысячи, именно столько те стоили. Среди аборигенов действительно хватало тех, что отказались от сетей, уже приводился опрос. В селениях жителей Декона, нашими строителями строились больницы, благо новенькое медоборудование с Зории прибывало регулярно. На данный момент во всех поселениях, хотя бы по пять-десять капсул, при одном медике, но было. И так что смертность среди населения мы резко снизили. Не скажу, что наше появление восприняло вот так радостно, но было-было, в основном нас воспринимали благоприятно среди большинства, особенно среди молодёжи. Медики в поселениях проводили диагностику всем желающим, выдавая им карты удостоверений с личными показателями, и опрашивали их, заодно оформляя отказ от бесплатных сетей. Когда с конвоями на Декон было доставлено достаточно атмосферных аппаратов, я про флаеры, их уже начали производить, то после насыщения ими госструктур на поверхности, их начали продавать в частные руки и даже была организованная служба такси. Именно ею в основном аборигены и пользовались, там дроины за пилотов были, не так и дорого подняться на орбиту навестить дочку, внучку, правнука или жену, если они где служат или работают. На гвардейскую базу их не пускали, закрытая зона, на орбитальный терминал вполне, там было свободное посещение. Надо сделать покупку, летели к столице или на орбитальный терминал, где на данный момент уже работало множество магазинов. В общем, аборигены фактически полностью влились в наши ряды. Местные царьки получили дворянские звания, это легко, у меня все офицеры дворяне, их дети служили в гвардии. Вот так постепенно наши ряды и пополнялись. За год на службы или на работу было принято порядка пятидесяти тысяч местных. Взяли бы больше, тормозит приём недостаточное количество выпускаемых нейросетей. На три планеты всё же производство идёт, приходится распределением заниматься, и основной поток не в пользу Декона.

Второе — по флоту корпорации и флоту нордцев. Часть кораблей те получили из системы Декон, состав боевого флота гвардии я определил пятьдесят вымпелов, остальное передали нашим военным и нордцам. Те в них реально нуждались. Так как шёл непрерывный набор в армию и флот, то их ряды постоянно пополнялись, как людьми, так и восстановленными боевыми кораблями. За год флот корпорации пополнился на сто сорок боевых кораблей и на тридцать судов обеспечения. Одних линкоров было за два десятка. У нордцев около семидесяти вымпелов при двадцати судах обеспечения. На Норде и на Зории были организованы флотские и армейские учёбки, военные училища, благо были возможности их развернуть, вот их выпускники и пополняли составы эскадр уже фактически полноценных флотов. Первый курсы как раз закончили обучение и получили назначение по распределение. Практика новая, но работает. В основном флоте моей корпорации было три отдельные эскадры действующих пока в составе одного подразделения. В систему Норд было доставлено найденными поисковиками две станции. Одна боевая, именно на ней охрана системы, и одна грузопассажирская. Сейчас разворачивался обнаруженный орбитальный терминал, скоро и орбитальные лифт будут работать, столица на Норде, где теперь имелась подаренная мне резиденция, уже была отстроена на сто пятьдесят тысяч жителей. Там в администрации Дунанн заседал со своими людьми. Вот на Зории было аж четыре станции, развёрнуты производства, как я уже говорил учёбки. В общем, система ожила. Только гражданских специалистов корпорации, было около пятидесяти тысяч, и набор ещё шёл, специалистов нужно было много, корпорация росла. Вот на флоте и в армии служило почти сто тысяч людей, так что реально люди были. Лишь нейросетей не хватало на всех, фабрики работали не переставая. В обеих системах, что находились под моим контролем, были очищены и ликвидированы корабельные кладбища. Их сейчас перерабатывали на заводах. Тот же Норд теперь не только продавал продовольствие, но и развернул на станции два производства найденных поисковиками. Один завод был военный, производил торпедные аппараты ну и сами торпеды, второй чисто гражданский, производил бытовых дроидов-дронов разных моделей и назначения. Всё это пользовались спросом, так что казна Норда, а соответственно и моя казна, постепенно пополнялась. Постепенно, потому что трат было не меньше, всё же Норд оживал. С Зорией было немного по-другому, всё же планета была не под моим контролем, там были свои анклавы и царьки. Они сотрудничали с корпорацией, но не более. Так что никакие блага вроде жителей Норда и Декона они не получали. Всё за плату, всё по очереди их место в очереди последнее. Ресурсы корпорации не бесконечные. А так, на Зории мы фактически были на роли арендаторов, а не владельцев. Это меня вполне устраивало. Так вот, когда флоты корпораций и нордцев набрались сил, а это произошло месяца через три после той славной битвы у Норда, то они двинули освобождать остальные планеты. К тому моменту директор корпорации и соответственные службы успели подготовиться. Около сотни грузовых и грузопассажирский судов Транспортного и Гражданского отделов корпорации был готов снабжать освобождённые планеты всем возможным. Тут и часть частников подтянулись. У них было с три десятка судов в собственности. Мы платили за аренду их судов. Были подготовлены передвижные филиалы корпораций и персоналы. В общем, за год удалось освободить восемь планет взяв их под полный контроль. Теперь там работали администрации моей корпорации. Работорговцы, позиции, которых заметно ослабли, сопротивлялись, нападали на наши конвои, пытались отлавливать поодиночке. В общем, вредили как могли. Месяц, назад выявив гнездо клана, по нему был нанесён удар, уничтожив управление пиратов, их главарей. Остальные, те кто выжили, разбежались. С учётом того что к основной базе были стянуты всевозможные корабли и суда для обороны, и были уничтожены вместе с главарями, оставшиеся планеты можно было брать голыми руками. Сил чтобы их охранять у пиратов не было. Да и незачем уже. Правда, пираты, оставляя две планеты, успели уничтожить всё население на них, вредили как могли, таких отморозков отлавливали и уничтожали. Вот так постепенно освобождались планеты и их населения и там разворачивались наши администрации. Думаю, за следующий год закончим, двадцать планет будет под управлением моей корпорации, всё как и я планировал. Командовать флотскими не нужно, свою задачу они знают, опыта за этот год набрались изрядного, пополнение им идёт постоянно, так что пусть и дальше занимаются делом.

Третье — я тоже не скучал, и эти полгода руководил, пока не вернулся на Декон. Причём не один, а со всей семьей, что перевёз сюда. На данный момент они уже знали, кем является глава корпорации. Шок, конечно, был, но пришлось объяснить, как так получилось, особо скрывать не стал, о второй линии жизни частично рассказал, но то, что я землянин не выдавал. Не та информация. В общем, объяснил все непонятки. Сейчас моя мама, она теперь врач третьей категории, работала в городской муниципальной больнице, бабушка занималась малыми, и нашей усадьбой. Я её родителям подарил, мне хватало пентхауса на одной из высоток столицы Декона. Вот отец он долго «губы дул», что я ему раньше не рассказал, а сейчас на нём контроль всего производства в системе. Главный инспектор, звучит. Вся моя семья получила дворянские звания, но не принцы или принцессы, это всё после того как империя официально появиться, а пока обычные дворянские. Это правило я уже ввёл в своей корпорации, чтобы люди привыкали к монархии.

Что ещё о себя могу рассказать? Два месяца подготовки и мы вылетели по нужным координатам. Кстати, отец со мной летал. На месте обнаружив нужный астероид, аккуратно вскрыли шлюзовые, отключив систему безопасности. Ну и подняли старших из лежавших в криосне людей. Те несколько дней приходили в себя, последствия долгого криосна, но когда я описал сыну Кремнева всё, что происходило с момента их ухода в сон, и кто мы, тот дал добро на поднятие остальных. Уже можно было. Два месяца мы провели у астероида. Поднять из криосна восемьдесят тысяч человек оказалось очень сложным и долгим делом. С нами было двадцать шесть врачей, из них восемь второй категории, и трое первой, вся нагрузка легла на них. Параллельно шла расконсервация судов и боевых кораблей. Всё необходимое, включая все линейки производств, находилось в их трюмах. Так что погрузка не требовалась, так, лишь частично. В общем, мы всех забрали, у предков и свои транспортные суда были, тяжёлые, и совместно двинули к Декону. Сын Кремнева решил сначала осмотреться и решить как и с кем им жить дальше. Если что, я предлагал две свободные планеты. Жители уничижены пиратами, моих администраций там нет, лишь сторожевые корабли флота. Охраняют планеты, включая от посещения мародёров.

За время полёта, пока возвращались, предки решили, что всё же они устроятся обособлено, но на правках автономии в моей будущей империи. Про империю сын Кремнева знал, я посчитал нужным довести до него эту информацию, получив одобрение. За обе планеты те поделились остронеобходимыми нам производствами. Особенно теми, что у них были дублированы, то есть не в единственном экземпляре. Даже обещали помочь развернуть их в системе Декона и помочь с подготовкой наших специалистов. А так они временно задержатся на Деконе, после чего двинут к своим планетам. В планах Кремнева устроить там центры крупных производств и исследований в разных областях. Возрождение цивилизации в этом случае будет идти куда быстрее. Отказываться я не стал, почему не взять если дают?

Пять дней как мы вернулись, предки выполняют свои обещания, в системе активно разворачиваются производства, многие из людей Кремнева устроились в столице в свободных квартирах, это из-за них такое столпотворение, есть и те, кто посещает немногочисленные курорты на планете. Были и такие, три пока отстроено, включая один горно-лыжный курорт. Сейчас я находился в своих апартаментах и наблюдал за людьми внизу. Летали флаеры, в общем, ожила столица, как есть ожила. Несмотря на ветер, я его не чувствовал, только слышал, работали защитные экраны, наблюдать за жизнью внизу было очень интересно.

В это время открылась дверь позади, я слышал шорох сервоприводов, и послышался топот детских ног. Похоже, Лидия проснулась, она сегодня у меня ночевала.

— Ой, а что это? — услышал я удивлённый голосок со спины.

Резко обернувшись, я тут же крикнул:

— Положи на место!

Лидия держала в обеих руках по хрустальной палочке, машинки времени Сеятелей, которые я изучал, перед тем как решил размяться и выйти на балкон. Однако было поздно, сестричка, что активно крутила интересными для неё предметами, вдруг исчезла. Я лишь рассмотрел, как осыпалась невесомой пылью одна из палочек.

— Вот я попал, — только и выдохнул я, как почти сразу же в дверь вломилась охрана с телохранителями, видимо сработали датчики на одежде на мой стресс.

Сказать, что я был расстроен, значит, ничего не сказать. На миг я замер в шоке, всё же подобного предположить я просто не мог, однако всё же вышел из ступора, вряд ли он длился больше секунды и рявкнул, рванув к своему рабочему столу:

— Всем стоять!

Телохранители и два гвардейца из охраны замерли в тех позах, что застал их приказ. У меня было три машинки времени. Блин ТРИ! Две оказались в руках Лидии. Было бы у неё три руки, уверен, она бы их все со стола взяла, так что две пропали, из них одна была использована, а вот третья лежала на столешнице среди остальных артефактов. Схватив машинку, я стал с нею работать. Если вы думаете, что я решил сразу рвануть за сестренкой, то не сильно ошибаетесь. Нет, конечно, такие планы были, как же без этого, но торопился не по этой причине. Куда отправилась сестра, я просто не знал. У всех трёх машинок был поставлен модуль на аурное управление. Не знаю, как в реальности оно называется, это было самоназвание от меня. Эти машинки времени можно настроить на управление вручную. Именно так я с челноком был оправлен в прошлое, причём в определённое время. Здесь же было именно аурное управление, то есть машинка времени сканирует голову клиента, определяет, что тот хочет и отправляет его по адресу. Кстати, в случае с поляком как раз сработало аурное управление. Нас тогда в сорок первый год зашвырнуло.

Дёргался я не только от того что был в тревоге за сестру, а больше из-за того что при срабатывании машинки времени Сеятелей, недолго но остаётся астральный след. То есть если использовать другую машинку как сканер, такая функция у них есть, как я разобрался, то можно отследить, куда сестрёнка отправилась. Только действовать нужно быстро, астральные следы очень скоро рассеиваются, поэтому-то я так и торопился. Открыв нужное меню, да-да, у машинок времени было голографическое меню, раньше я даже об этом не знал. Да и письменность Сеятелей мне была не знакома, но к счастью она видимо была истоком письменности империи Зтов, так что разобрать, что написано мог, в остальном больше угадывая.

Как только сканер заработал, я с облегчением вздохнул, успел. Началось высчитывание времени. Места назначение можно было не угадывать, и так понятно, что Декон. Машинки времени Сеятелей, они именно машинки времени, а не порталы. На другие планеты перемещаться не способны, я их, правда, до конца не изучил ещё, но вроде нет у них такой функции. Мне по крайне мере об этом ничего не известно.

Как только мелькавшие на табло цифры остановились, я задумчиво потёр подбородок, пробормотав:

— Что это она там забыла?

Помимо времени срабатывания другой машинки, в меню той, что я держал в руках, мигала ещё одна рамка, кстати, красного цвета. Правда что она означает, я не знал, даже не представлял. Вроде координаты какие-то. Зафиксировав время, я оставил машинку времени в режиме готовности, собираясь отправиться за сестрой сразу, как только соберусь. Причём особо можно не торопиться, похоже, я появлюсь рядом с сестрёнкой почти сразу с её перемещением, так что для неё, возможно, пройдёт несколько секунд, для меня же… Ну не знаю, сколько я буду собираться, вряд ли больше пары часов. Однако всё же стоит поторопиться, родители за сестру мне голову оторвут, да и я о ней тревожился. Прежде чем отойти от стола, я велел:

— Отомрите. Гвардейцы возвращайтесь на пост, отбой тревоги, телохранители останьтесь.

Когда бойцы в штурмовых скафах покинули кабинет, выбитую дверь они поставили на место, скоро техник прибудет, восстановит, снова повесив на петли, я спросил у старшего телохранителя:

— Гнат, вчера твои девчата сопровождали сестру по городу. Что она посещала?

Ответил тот без промедления, видимо знал, доложились подчинённые вечером после работы, поэтому отработал без запинки:

— Утром после завтрака посетили крупный магазин детских игрушек в центре города. Там же на третьем этаже детское кафе. Провели время до полудня, не покидая здание. Детям в магазине разрешено играть с выставочными образцами, так что в здании большое количество детей. После обеда ближе к трём часам ваша сестра посетила музей истории Декона. Там она с сопровождением пробыла около двух часов, экскурсовод из местных водил по залам. Там было много людей, особенно музей посещали те, что прибыли с нами из глубин территорий Арахнидов. Как мне доложили, экскурсовод был мастером своего дела, всех увлёк истерией планеты, особенно моментом Большой Беды. Потом была прогулка в одном из семи центральных парков. В том, что Коричневый, кормили водоплавающих птиц, белых с перьями. К ужину ваша сестра вернулась к вам в апартаменты.

— Музей значит, — задумчиво пробормотал я. — Понятно, чего её в то время понесло.

Причина пребывать в задумчивости была веской, время, указанное в машинке времени, было памятное для всех, кто о нём знал. Время начала Большой Беды, той самой, когда Арахниды вторглись в окраинные миры Содружества. Практически целый год они, захватывая одно государство за другим, уничтожали человечество. А началось всё именно тогда, в указанный в меню машинки времени год. В общем если сказать что сестра попала в самый ад, то я не погрешу против истины. Видимо сестренка, рассматривая экспонаты, цветные плакаты, и слушая экскурсовода, была так впечатлена историей, что когда взяла машинку времени в руки, то думала, возможно, краем сознания, о тех временах. Вот только системе управления машинки этого хватило, и та переместила сестрёнку в прошлое. Ай, как плохо-то. Думаю, стоит поторопиться, но подготовиться к перемещению следует тщательно. Так, на всякий случай. Взять всю девятку телохранителей, в кабинете присутствовало только пять, включая командира, остальные видимо учились, и можно отправляться за сестрёнкой.

— Значит так… — сказал я и на миг задумался, после чего продолжил. — Поднимаете из учебных капсул остальных. Идём в очень опасное место, защиту по максимуму, бронескафы сами подберёте, у вас есть доступ в арсенал роты спецназначения Гвардии. Специфика действий на планетах и в космосе, отталкивайтесь от этого при выборе снаряжения и оружия. Вооружение тоже подберёте, но сразу предупреждаю, что задачи, возможно, придётся решать разные, поэтому подбирайте универсальные. Запас продовольствия, лучше офицерских пайков, берите на месяц с учётом на полтора десятка человек. Аптечек запас обязательно. Всё грузите в багажный отсек моего флаера на площадке, на крыше здания. Пилоту подготовить машину к возможно долгому применению в отрыве от цивилизации, так что взять запас расходников и обязательно реакторных стрежней. Усилить вооружение. Всё. На это всё вам час. Действуйте.

Телохранители, не задавая вопросов, быстро покинули кабинет, а я, пройдя к креслу, комп был включен, вызывал спецов по взлому в гвардии. Их курировал Лай, так что предупредил того что я забираю из хранилища СБ некоторое спецоборудование. Это два дешифратора и кое-что из оборудования для полевого допроса. Всё это должны доставить в течение получаса. Потом связался с инженером, вот он обещал через полчаса прислать малый челнок с универсальным техническим дроном на борту. Он нужен для работы на поверхности, а так же с некоторой аппаратурой, вроде технических сканеров, тестеров и среднего инструментария. Конечно, на борту флаера малый инструментарий имеется, он в комплект не входит, сам положил, а тут средний, серьёзнее малого, может пригодится. Потом связался с Керри, она после долгого полёта где-то тут отдыхала, на одном из курортов. Когда она ответила, я коротко и быстро сказал:

— Ты мне нужна. Бери тревожный чемоданчик, свой комплект старшего офицера и немедленно выдвигайся к моему пентхаусу. Место встречи стоянка моего флаера на крыше высотки. У тебя сто десять минут.

— Хорошо, — ответила та и отключилась.

Сделав нужные заказы, я уже связался через планшет с пилотом, он все заказы примет и погрузит в багажный отсек, кстати, все коды доступа и управления к тому оборудованию, что должны прислать, мне на комп уже скинули. Запомнив их на всякий случай, сразу перекинул на планшет. Тот мог вместить много информации, я поставил два дополнительных слота с большими объёмами памяти. Так вот, сделав заказы, я стал вызывать своих людей. Наместников Норда и Декона, а так же командующего гвардией, но не командующего военным флотом корпорации или директора корпорации. Они как раз не знали, кем у них является глава корпорации, вот пусть и остаётся в неведенье. Командует ими командор Бай, мой зам, вот и дальше будет командовать, а вот тех, кто меня знает, и с которыми я каждый день провожу совещание по конференцсвязи, предупредить обязан. В общем, всех кто в той или иной мере должен знать, что я буду отсутствовать некоторое время. Ничего вон полгода меня не было, вполне нормально работали, выполняя свои задачи. Так что и сейчас я сообщил, что отбываю на некоторое время, мол, не паникуйте, занимайтесь всем по распорядку. Мол, вы и сами знаете что делать. Вернусь, сам с вами свяжусь. Правда с командующим флотом и корпорации я всё же связался, дал несколько дополнительных приказов, велел сделать небольшую отсрочку их применению, и лишь потом прервал связь. Везде я был под видом Бая, причём сам командор останется на месте, им целый кластер искинов управлял, хороший зам. Неплохим секретарём и помощником оказался.

Причина чтобы выдавать такую информацию была веской, всё же я не знаю, сколько времени меня не будет, вполне возможно смогу сразу вернуться, что в реальности и будет, я же сам настрою время и координаты. А так пусть спокойно работают и если что обращаются к командору Баю. Кластер имеет огромные вычислительные мощности, так что всегда способен подобрать ответ. Все важные дела сделал перед уходом, но остался последний, родители и бабушка. Нужно что-то им сказать, но ни в коем случае правду, что угодно, но только не правду. В общем, и с этим справился, сказал, что срочно нужно лететь на Зорию, Лидия со мной отправляется, вернёмся через пару месяцев. Мама с бабушкой ещё ничего, слегка засуетились, решив собрать вещи, тут я их остановил, вот с отцом сложнее вышло. Тот с нами лететь собрался. Еле уболтал его заняться своей работой, контролем разворачиваемых заводов и фабрик на орбите и по системе и особо не дёргаться. Мол, всё будет нормально.

— Всё готово? — спросил я, когда в кабинет прошёл Гнат в бронескафе, но с открытым забралом шлема.

— Флаер с перегрузом будет, но это заложено в конструкции, так что ничего страшного.

Гнат меня изрядно удивил. Вообще-то флаер у меня не простой, новенький, выпуск завода в системе Зории и имел большую грузоподъёмность, хотя грузовиком не являлся. Причём спецзаказ. Ведущий технолог завода его собрал и обкатал. Это был средний армейский бронированный фалер в комплектации разведчика, с возможностью маскировки. Броня имеет эффект хамелеона, в паре метров пройдёшь и не заметишь. Запас хода на одной заправке позволяет ему шесть раз облететь по кругу планету, а заправка у него не одна. Мощное вооружение. «Подавитель», сканеры, две малые плазменные пушки в носу, ещё две башни на корме, одна пусковая противоракет, плюс арсенал на борту. Там кроме моих охотничьих ружей было и армейское вооружение, представленное в разных образцах, но раз Гнату дали добро, я даже не знаю, что туда сейчас напихали. Рубка флаера на двух человек рассчитана, соответственно и кресла два, пилота и оператора разведывательного оборудования, возможно и капитана, если он совмещает несколько должностей и имеет не одну специальность. Жилой отсек имеет три стандартные каюты, и кубрик на десять человек, да небольшую кают-компанию. Под жилым отсеком грузовой трюм, не сказать что большой, ну и технические помещения. В корме, куда ведёт коридор, небольшая техническая мастерская, сам её создавал и пополнял инструментами, ну и пара дронов, диагност и ремонтник. Ремонтник не универсал, вот я и заказал доставку нужного оборудования. Кроме ремонтника было ещё два охранных дрона, и два разведывательных, они входили в штат оборудования флаера. Мне его в полной комплектации прислали. Правда, вот медицинской капсулы в штатной комплектации на борту не было, мне этим самому пришлось озаботиться, когда составлял заказ на флаер. Технолог подобрал подходящую лечебную капсулу, новенькую, завод по производству этого оборудования тут же располагался, в системе, и ещё немного уменьшив грузовой отсек, а больше некуда, поставил капсулу. Энергошины тоже пробросил. Тут же организовал небольшой склад медикаментов. Вот, правда, походных аптечек в запасе было мизер, поэтому и велел Гнату взять их побольше. Чтобы если что, не хотелось бы конечно, можно было успеть донести раненого до капсулы.

— Всё доставлено и всё погружено, — подтвердил тот и тут же уточнил. — Мне нужно знать, куда мы летим, чтобы спутники отслеживали нас, и быстро прибыла помощь.

— Там куда мы летим, спутников нет, а если есть, да даже, скорее всего, есть, они нам подчиняться не будут. И помощи не будет, совсем, сразу усвойте, полагаться можно только на себя и на своё оснащение. Все кого встретим, считайте враждебным, то есть постоянная боевая готовность. Наша задача, спасти мою сестру. Она случайно, по недосмотру попала в такую ситуацию, что спасать её нам придётся, возможно, применяя тяжёлое вооружение. Это, в крайнем случае, возможно до этого не дойдёт.

Гнат явно был озадачен, он сам видел мою сестрёнку всего час назад, проснувшись, та скакала как егоза с неисчерпаемым оптимизмом по апартаментам, а тут раз в беду попала, причём такую, что подготавливают серьёзную группу, чтобы её вытащить. Тут в голову приходят разные мысли, от мятежников, что взяли заложников, до террористов, ну или в качестве выкупа. Только вот как те это смогли сделать с той совершенной системой безопасности здания и особенно пентхауса? Одни вопросы. Да и ведь для освобождения заложников есть специальные подразделения, тот же полицейский спецназ. Правда он у нас пока в одном экземпляре, всего один взвод, но главное что он есть. Да больше и не нужно. Однако объяснять что-либо я не собирался. Хватит и того что сказал, лишь добавил:

— Операция секретная. Высылаю вам на нейросети копии приказов о неразглашении. Срока давности эти приказы не имеют.

Все телохранители и Керри вернули их достаточно быстро, со своими виртуальными подписями, так что копии этих приказов я отправил в архив СБ, там их точно сохранят. Прежде чем покинуть кабинет, я сбросил на свой планшет всю доступную информацию о Деконе, особенно по интересующему меня времени, моменту нападения на систему Арахнидов. Сестрица оправилась именно туда. На сайте музея вся эта информация была. Надеюсь она там оказалась после того как пауки прошлись по поверхности Н-пушками, иначе я найду её маленькое платьице пустым, лишь с пеплом внутри, а этого очень сильно не хотелось. Вообще даже думать о таком не хочется. Вот и была надежда что она появилась на планет уже после того как пауки ушли. Это ещё не всё, была ещё одна мелкая проблемка. Обычно появляешься в прошлом там же где и стоишь, поэтому и предпочтительнее использовать машинки времени в космосе. Если проще, то в прошлом здания, где находиться мой пентхаус на сто десятом этаже, просто не существует, ему год всего, соответственно сестричка появилась на высоте полукилометра и начала падать. Но и тут был один момент, о котором стоит рассказать, и отчего я не волнуюсь за полёт сестрёнки к поверхности. Пару дней назад я застал сестру на балконе, перегнувшись через парапет, та с восторгом размаривала очень маленьких, как микробы, людей внизу. Рядом стояли телохранители, двое, есть такое, но я всё равно за сестру испугался. В общем, среди разного оборудования Древних, что я нашёл в своём схроне, кстати, работающих артефактов, я нашёл небольшой антиграв, и суперклеем приклеил его к поясу сестрёнки, не оторвёшь. Это на случай если всё же кувыркнётся, то антиграв сработает автоматически и мягко совершит посадку. Тем более он практически вечен, после использования подзаряжается энергией от тела владельца. А насколько я успел увидеть до момента её исчезновения из кабинета, на ней был именно тот пояс что нужно. Бесит девчачьи привычки переодеваться по десять дней на дню, тем более, когда есть во что. Так что появись сестра хоть на высоте десяти километров, это мало что значило, всё равно посадка будет мягкой. Эти антигравы, кстати, в Содружестве на момент Большой Беды ничего подобного не было, использовались разными службами в империи Зтов. Но особенно десантными частями или пилотами. У них вообще такого оборудование в комбез было встроено, мало ли откуда сорвётся, ну или спаскапсула, сверхнадёжная спаскапсула, не сработает. Именно поэтому я рассчитывал найти сестру именно там где она и должна быть, где приземлилась. Причём найти с третьей машинкой времени, это наш единственный шанс вернуться обратно, больше их у меня просто не было.

Мы покинули кабинет, потом прошли к лифту, весь этаж это и есть мои апартаменты, и поднялись на крышу. Там было три площадки для посадки разных летающих аппаратов, по массе мой средний флаер принять они могли, но на более тяжёлой технике посадку лучше не совершать, да и домовой искин не даст этого сделать, тревогу поднимет. Пройдя от лифта к флаеру, со стороны тот был похож на летающую тарелку с нашлёпками орудийных систем, ну и обводы аэродинамичные, вполне позволяли ему лететь на максимальной скорости в две тысячи километров. Кстати, у флаера было оборудование щита, а так же он был способен выходить в космос. Подходя к машине, я рассмотрел дополнительное оборудование, которого раньше не было. Вчера летал, точно не было. С каждой стороны по бортам флаера стояли спаренные пусковые противоракет. Это видимо пилот модернизировал машинку, я ведь сам ему говорил, что задачи размыты, вот тот и усилил вооружение как мог. В штат оно не входило, но была предусмотрена возможность установки.

Телохранители выстроились у открытой аппарели, поэтому я махнул рукой, отдавая приказ занимать свои места. Тут же рядом совершил посадку флаер-такси и из него выскочила Керри в полной боевой. Даже бронекомбинезон на себя натянула, всё как я и велел. Успела-таки. Телохранители никак не отреагировали на её появление, как я понял, Гнат об этом знал, видимо девушка с ним связалась. Часть людей прошли в свой кубрик, двое, это пилот, и второй имевший специальность разведчика сел за пульт оборудования в рубке. Устроившись в кают-компании, достав хрустальную палочку, я отдал приказ пилоту:

— Подними машину на десять метров и зависни на месте. Свяжись с диспетчером наземного космопорта, он нас наверняка увидит и сообщи, что мы перейдём в режим маскировки, пусть не пугается, если мы исчезнем с экранов визоров радаров.

— Понято, — откликнулся пилот и почти сразу доложил. — Приказ выполнен.

— Хорошо. Выруби внешнюю связь и включи внутреннюю.

— Выполнено.

— Внимание по судну, — сказал я. — Прежде чем начать операцию по спасению, сообщаю. Моя сестра по незнанию и недомыслию, по моему недосмотру взяла с моего рабочего стола два предмета. Это очень древние приборы, им более двадцати тысяч лет. Так вот, это машинки времени и одна из них сработала, отправив мою сестрёнку в прошлое. В тот самый год, в который пауки напали на Декон. Причина, почему это время объяснять не буду. Главное усвойте, мы сразу попадём на войну, внутренне подготовьтесь к этому. И-и-и… поехали.

Телохранители ещё не успели освоить ту информацию, что я им дал, на это ведь тоже нужно время, но я уже запустил машинку и, мигнув разницей света снаружи через иллюминатор, мы оказались в прошлом. Причём вместе с флаером. Тот размером был как мой челнок, на котором я отправился в прошлое, по массе флаер подходил под ограничения, так что норма, переправились. Флаер почти сразу начал заваливаться на бок, тональность движков изменилась, но пилот, придя в себя, выпрямил машину.

— Осмотреться. Сестрёнка должна быть где-то тут. Используете сканер поиска биологических отходов, — сразу же отдал я приказ.

Было видно, что прибыли мы на место. Вокруг раскинулся тот самый город, который в будущем в виде руин разбирали и перерабатывали мои строители, благополучно это сделав. Почти сразу пилот дёрнул машину в сторону, мимо пронёсся стремительный силуэт истребителя Содружества, у нас такие машинки были, некоторые с сильным износом, вот только его преследовали два истребителя пауков. Значит мы оказались на планете до того как закончился бой в системе и пауки обработали планету излучением Н-пушки. В общем, у нас очень мало времени. Нужно найти сестрёнку, забрать у неё машинку времени и вернуться назад. Это самый оптимистичный план, только почему-то вещун сообщал, что на такое простое дело я бы не рассчитывал. Прибыли мы точно в то время, что и сестрёнка, по всем прикидкам она ещё должна падать где-то под нами. Дальше как я уже говорил, по ситуации.

Тут же застучали пушки и от бортов кораблей пауков стали отлетать отбитые камни. Видимо у пилота военного истребителя, которого гоняли пауки, закончились все боеприпасы, вот он и надеялся только на скорость и на своё мастерство, а с учётом того что за ним тянулся шлейф дыма, машина была подбита, в воздухе ему висеть недолго. В общем, повезло ему, что появились мы и пауки переключились на новую угрозу. Вот это они зря сделали. Почти сразу как пушки стихли, с направляющих сошли противокорабельные ракеты, и корабли пауков исчезли во вспышках разрывов и вниз посыпались обломки. Ракеты способные поражать крейсера и даже линкоры, легко разнесли истребители, отчего от них остались мелкие обломки, а нас изрядно тряхнуло и даже отшвырнуло. Оружие для таких целей оказалось излишне мощным. До такой степени, что высотка, что находилась недалеко от кораблей пауков, начала заваливаться и рушится вниз. Я даже забеспокоился, пытаясь посмотреть вниз, не зацепило ли Лидию. Конечно, до кораблей пауков, что делали разворот с заходом в нашу сторону, было с полкилометра, но всё равно мало ли. Пилота за использование подобного боезапаса я не ругал, ничего менее серьёзного просто не было, а пушками мы бы их долго ковыряли, а тут быстро и эффективно, что и было нужно.

— Сканер забит, внизу больше ста тысяч человек, судя по потокам, двигаются они в сторону входов в убежища, — сообщил боец за пультом оператора разведывательного оборудования. — По общему каналу сообщается о нападении и всем предписывается пройти в убежище. Информация постоянно повторяется и дублируется по другим каналам.

— Не поможет, он слабо углублён, излучение Н-пушек легко достанет их, — сразу и профессионально определил я, тем более при мне была информация, что в этом бункере никто не выжил. — Спускаемся, будем визуально искать сестрёнку.

— Это не требуется, — остановил меня Гнат, хотя флаер начал спускаться. — На вас и на вашей сестре моими специалистами установлены маяки, сейчас найдём её… Слышишь Тенор?

— Слышу, — ответил разведчик из рубки. — Уже ищу, сразу, как мы в прошлое переместились. Нет сигнала отклика, делаю более широкий поиск… Тоже нет отклика, госпожи Лидии здесь нет.

— Как нет?! — хором воскликнули мы с Гнатом, причём так синхронно рявкнули, что в дверной проём из общего кубрика к нам заглянули две удивлённые девичьи мордашки. Даже Керри выглянула из своей каюты, что заняла.

— Сигнал маяка не фиксирую, господина Ворха фиксируется, а госпожи Лидии нет, — был ответ.

Я сразу же отреагировал на его ответ, мне одна идея пришла в голову:

— Оборудование местной службы безопасное должно постоянно мониторить все каналы и средства связи. Появившийся новый источник сигнала они должны зафиксировать. Взламывай архив и просмотри, что тут было в течение пяти последних минут. На каких частотах работает маяк, знаешь.

— Понял, работаю.

Тут я, хлопнув себя по лбу, достал снимок с голограммой меню хрустальной палочки и стал тщательно её изучать. Нет, что показывала красная рамка, я не знал, и у меня были все причины быть уверенным, что пропажа сестрёнки связана именно с ней.

— Ворх, — окликнул я пилота-тёзку. — Рви немедленно по этим координатам. Максимальная скорость, выжми что можешь… Да Тенор, параллельно с основной работой сообщи гражданским внизу, что их убежище их не спасёт, пусть ищут другие места, чем глубже, тем лучше. Может хоть кто-то спасётся. Скинь местным военным ТТХ Н-пушек Арахнидов, с пояснениями, что от них ждать.

— Понял, — кивнул пилот, получив на свою нейросеть координаты с моего планшета. Почти сразу флаер рванул с места, маневрируя между зданиями и поднимаясь выше, где было свободнее. Тенор лишь кивнул из рубки, от него и пошла информация по Н-пушкам и тому, как можно укрыться, не думаю, что местные и даже военные располагают подобной информацией.

Гнат же тоже отреагировал молниеносно:

— Ваша сестра в другом месте?

— Представления не имею где она. Если Тенор не найдёт её на территории Декона, значит она на другой планете. В этом и проблема, я не знаю всех функций этих машинок времени, только начал изучать, знания поверхностные. Я был уверен, что машинки работают только по времени, без смещения координат, откуда перемещался там и окажешься, неважно в будущем или прошлом, но оказалось что всё же это не совсем так. Сплошные сюрпризы. Хрустальные палочки не только способны перемещаться во времени, но и в пространстве. Я это только сейчас понял. Проблема в другом, на снимке указаны координаты, вот только Сеятели использовали совсем другую схему координат, чем в империи Зтов и уж тем более в Содружестве. Поэтому я даже представления не имею где находиться сестрёнка. Вся надежда на ваш маяк. Есть шанс, что её тут вообще нет, значит, нужно позаботиться о том, чтобы укрыться в нормальном и подходящем убежище, заглублённом на достаточную глубину. К такому мы как раз и летим. Скоро пауки добьют сопротивление в системе, и то, что от них останется, обработав планету, уйдут. Вот после их ухода, вернёмся на поверхность и продолжим поиски сестрички. Другого плана пока нет.

В это время пилот дёрнул машину в сторону, обматерив какого-то сумасшедшего на спортивном глайдере, что шёл нам в лоб не отворачивая. А вообще летающей атмосферной техники в системе хватало, за нами по сообщению пилота пристроилось с три десятка разной летающей мелочи. Видимо получили информацию от нас о пауках и не придумали ничего лучше, чем последовать за нами. Благоразумное решение, одобряю.

Паника в небе стала разрастаться с каждой минутой. В воздухе на разных высотах находилось несколько сот тысяч разных атмосферных аппаратов. Искин флаера даже не мог подсчитать точное количество. Да ему и не ставили такую задачу, это может занять немалую часть вычислительных мощностей, которые были необходимы для просчёта оптимального и самого быстрого пути к нужному нам бункеру. Так что флаер постоянно менял высоту, чтобы не столкнуться с тем или иным аппаратом. В общем, у пилота была та ещё работёнка. Причём Тенор не мог ему помочь, он с помощью оборудованию для взлома, я сам апгрейд проводил, взламывал искин местной службы безопасности. Сам он взломщиком не был, знания поверхностные, но управляться с этим оборудованием мог, тем более с помощью планшета я параллельно помогал ему, подключив один из дешифраторов. Мог бы и сам, но тот со своей нейросетью просто был во сто крат быстрее меня, всю основную мелочь на себя брал, а я работал именно по взлому. Так что мы фактический дополняли друг друга.

— Гнат, зарегистрируйся в местной сети, мне нужно точное время по Содружеству, до секунды. Тут должен быть свой таймер. Многие живут не по местному часовому поясу, а по другим, разных планет или государств, но у Содружества, есть общее время. Все переведите время на него.

Командуя, я параллельно продолжал помогать Тенору, отвлекаться было очень сложно, весь ушёл во взлом, когда на меня вышел Ворх, пилот:

— Господин, один из глайдеров, что следует за нами, пытается выйти на связь. По идентификатору машины, принадлежит главе правления крупной местной корпорации.

— На хрен! — рявкнул я.

— Господин Шрит очень извиняется, но он занят, — продублировал пилот.

Вдруг в это время из динамиков стала литься динамичная музыка, она на удивление подходила к той ситуации, что творилась вокруг. Быстрая, динамичная очень бодрящая. Такой стиль присущ фильмам с погонями, скоростными рукопашными боями, когда буквально прикипаешь к экрану, сопереживая героям, вот и сейчас мелодия была на удивление к месту. Мы синхронно посмотрели на Керри, что застыла в открытом проёме двери в свою каюту. Это была её работа.

— Ну а что, мне показалось, что вы слишком напряжены, — пожала та плечами.

Мы сразу вернулись к работе, но уже без напряга, просто работали, быстро и качественно. Молодец девочка, сделала всё правильно, сняла напряжённость и даже слегка подняла настроение. Да и музыка действительно помогала, так что я велел её оставить.

— Есть! — воскликнул Тенор. — Вхожу в архив систем мониторинга. Идёт проверка сигналов за последние тридцать минут… Нет, сигнала маяка за последний час не поступало.

— Время точное. Мы оказались в этом времени именно в тот же миг что и Лидия. Значит, мои догадки верны, её закинуло куда-то ещё, — со злостью ударил я по подлокотнику кресла в кают-компании.

— Господин, — обратился ко мне Гнат. — Почему мы не переместились в этот мир раньше вашей сестры?

— В том то и дело что не могли. Объяснять сложно, но две машинки времени с разными группами не могут работать по одному месту и одному времени. Что-то там с дестабилизацией временного пространства. Я ещё не полностью разобрался. В общем, при одновременном выходе, эта дестабилизация не идёт. Если бы мы вышли раньше сестры, то её точно куда-нибудь забросило бы, на год раньше или на пару лет позже. Единственный шанс, это именно одновременно с ней. Сложная в совместной работе техника…Тенор, искин тебе подчиняется?

— Да.

— Отлично. Нам ещё минут двадцать лететь, бункер далеко, войди в местную сеть, она вроде ещё действует и отправь официальные запросы по всей империи по маяку Лидии. Мониторинг везде ведётся, надеюсь, успеют передать, если сигнал её маяка обнаружат. Отвечать будут не живые операторы, а искины, они быстро должны ответить собрату.

— Надеюсь что она действительно в империи Антран, — согласился со мной Гнат, и тут же встрепенулся. — Господин, а Норд?

Вопрос был болезненным, поэтому я покосился на него и лишь вздохнул, спросив:

— Ты понимаешь, что будет, если мы попытаемся изменить историю? Я много об этом думал. Пока только один вывод. Будем менять историю, все те, кто в будущем, все те, кого вы знаете, все они просто перестанут существовать, и что самое печальное, мы тоже.

— За жизнь нордцев, любой нордец готов пожертвовать свою, — негромко, очень даже тихо сказал Гнат.

— Это так, — так же негромко ответил я, когда нашу беседу прервал Тенор.

— Заявка на другие планеты ушла. Сеть перегружена, все пытаются докричаться хоть до кого-нибудь, но я использовал резерв СБ, и держу его, дожидаясь ответа.

— Отлично. Летим дальше и ждём.

Пока мы летели, один из телохранителей, что имел подтверждённую специальность техника малых и средних кораблей, взяв под управление ремонтника, умудрился перезарядить пусковые противокорабельных ракет. Закончил как раз когда мы подлетали к месту расположения секретного резервного бункера СБ. Весь остаток времени полёта я и потратил, объясняя Гнату что будет, если вмешаться в историю. Мол, думаете, я не мечтал о подобном, когда разобрался, что за артефакты мне попались? Конечно, думал, очень много думал и все мои размышления ни к чему хорошему не привели. К сожалению, убедить Гната мне не удалось, похоже он был при своём мнении, но мы прилетели и флаер пошёл круто вниз, к поверхности планеты.

— Есть первые отклики!.. — воскликнул Тенор и весь ушёл в изучение принимаемых файлов, бормоча. — Пусто… Там тоже нет… и здесь пусто…

Вот примерно такие сообщения он и получал от искинов СБ разных планет империи Антран, причём как я понял не только планетарных искинов, но и станционных, а это тысячи ответов. После посадки Тенор с пилотом остались на борту флаера, всё же сообщения шли друг за дружкой, ну а мы, покинув борт воздушного судна по ещё опускавшейся аппарели, бежали к валуну на окраине достаточно большого карьера. Строительной техники тут хватало, но рабочих уже не было, все сбежали. Когда телохранители, по-моему приказу отодвинули валун, то под ним обнаружилась резиновая заглушка. Снять её тоже труда не составило, там оказался пульт, для активации открытия резервного входа. Подключив планшет к разъёму, я стал вводить длинный перечень кодов, причём коды имеющие приоритет по старшинству. Сейчас внизу запускались реакторы, просыпался искин, а бойцы, которые развернулись цепью, сюда же подлетели охранные дроны, стали сдерживать достаточно большую толпу. Поначалу их было с сотню, но разная летающая техника всё садилась вокруг и садилась, демаскируя нас, так что количество аборигенов росло с каждой минутой. Я же на всё это не обращал внимания, заканчивал вводить последнее коды. «Проснувшийся» искин принял их, обозначив меня как старшего офицера бункера. Вернее я себя им прописал, благо уровень кодов доступа это позволяло. Ранее, вернее как раз сейчас, они принадлежали командующему СБ Декона и всех прилегающих пространств. Наивысший допуск. Кстати, почти сразу отключил внешнюю связь, чтобы искин не связался с главным искином и не предупредил о вторжении, не то нас мгновенно попросят отсюда. Пока будем ругаться, тут и пауки налетят, к чему мне такие проблемы? Жаль только сменить коды, чтобы больше никто не смог взять искин под контроль, с внешнего пульта активации не возможно, это нужно пройти в центр управления, где находиться командный пункт. Потом всё сделаю.

— Есть! — воскликнул Гнат, что так же стоял в цепи. — Тенор доложился, есть маяк вашей сестры. Обертоны сигнала полностью совпадают, а они уникальные, как ДНК.

— Где она? — мгновенно развернулся я, вставая с колен на ноги и сматывая шнур.

— На Зории, — был ответ.

- Чёрт, пауки там через пару дней будут, — простонал я.

Расконсервация бункера уже шла, и сейчас должен был появиться лифт. Он тут был один, причём универсальный, то есть и для людей и для техники. Правда, флаер наш в него не поместится, а вот какой-нибудь глайдер средних размеров, вполне. По людям, если до предела вбить, чтоб только стоять могли, около двух с половиной сотен войдёт, а уже сейчас толпа, которую сдерживали только стрелковые комплексы моих телохранителей, была в два раза больше. Что совсем плохо, видимо наша целеустремлённая колонна, которая куда-то уверенно двигалась, привлекала внимание многих, вот те на хвост и садились. Колонна разрасталась, и разная техника вокруг продолжала приземляться, причём в воздухе аппаратов ещё хватало. И не все они были гражданские, с пяток полицейских флаеров и глайдеров, эмблемы на это ясно намекали, были военные, один даже с эмблемой спецподразделения СБ. Кстати, как я уже говорил обстановка накалялась, так что нервы у многих не выдерживали, и в бойцов из толпы были произведены выстрелы. Честно говоря, не понимаю, почему такой ажиотаж, ведь не сообщалось, куда мы летим, есть ли тут место для спасения, что я делал, никто не видел, присел у валуна и всё. В общем, сплошные загадки, но люди были на нервах. Ладно хоть стреляли из гражданских шокеров, да один раз из игольника. Тех, кто палил из шокеров, мои бойцы нейтрализовали станерами, что были встроены в их стрелковые комплексы, а вот и стрелка из игольника пристрелили. На вид нормальный дядечка, в костюме, благообразный такой. Правда, лицо искажено страхом, так что палить из-за этого?

У меня на комбезе была прицеплена рация, но пока я возился с подключением, плохо закреплённая гарнитура сорвался с уха, и повисла в районе груди. Именно поэтому сообщение о том, что удалось найти Лидию, мне передал Гнат, а не Тенор. Убирая планшет в сумку на поясе, я вернул гарнитуру в ухо и велел оставшимся во флаере парням:

— Значит так, Тенору, скачай всю информацию по местоположению Лидии. Если сможешь, отправь ей сообщение, что пауки будут у Зории через два дня, отлови кого из местных, чтобы нашли и позаботились о ней. Ту же спецсвязь СБ используй. В общем пусть двигается до бункера Флисты, они пережили налёт всем поселением. Там шанс есть. Ворх, программируй флаер, пусть отлетит на сотню километров и сядет там, оставшись в режиме ожидания. Охранных дронов не жди, они нам самим нужны. Теперь с тобой Гнат, сейчас лифт поднимется, так что первую партию можно будет спустить вниз. Мы все вместе спускаемся. Перед этим прикажи всем пилотам этой техники, что стоит вокруг, чтобы отправили её дистанционным полётом подальше. Не меньше чем пятьдесят километров. Они так бункер демаскируют, пауки могут и крупным калибром шарахнуть, а мне это совсем даже не нужно. Всё действуйте. Тех, кто не отправит атмосферную технику подальше, не пропускайте. В помощь возьмите полицейских, их семьи пропустите, в этом случае те окажут полную поддержку.

— Сделаем, — кивнул Гнат и тут же стал вызывать полицейских, судя по тому, что он сразу начал вести приговоры, откликнулись те немедленно.

Вот тут действия понеслись вскачь. Неизвестные на чёрном глайдере СБ, они как раз посадку не совершали а крутились в пределах видимости, атаковали, причём атаковали боевым оружием. Одновременно произошло несколько действий. Начали падать я и Керри, у Керри был бронекомбез, тот имел защиту, но не против «подавителя» с глайдера, хотя и ослабил порядочно излучение, а вот меня просто вышило из сознания, не смотря на то, что трое телохранителей закрыли меня своими телами. Не навалились, у каждого бронескаф под двести кило весит, а прикрыли. Вот их защиту такой фигнёй не пробить, и на что те надеялись?

Дальше не помню что было, вырубило, а очнулся уже в лифте, с моей шеи как раз аптечка спадала, которая сделала своё дело. Когда один из телохранителей помог мне подняться, я успел рассмотреть как дымит врезавшийся в землю глайдер СБ, как из него пытаются выбраться пассажиры, некоторые объятые огнём, и как мои телохранители выстроившись стеной расстреливают их из своих строковых комплексов. А сбил глайдер явно наш флаер, его пушки поддерживали огонь телохранителей. От того отлетели куски обшивки. В принципе плазменные пушки флаера должны были одним выстрелом развалить его, но тот явно оказался бронированным, вот с каждым выстрелом от глайдера и отлетали куски обшивки и брони.

— Все в лифт, — тихо приказал я, слабость была сильной, стоял шатаясь, но телохранитель продублировал.

Гнат передал остальным телохранителям, и те двинули к лифту, Керри бежала сама, а наш флаер поднялся, ему ввели курс, и тот полетал подальше от бункера. Таких взлетающих без пилотов и пассажиров машинок в небе хватало. Правда, подлетало ещё больше. По сети распространилась информация, что тут имеется место спасения и все кто был рядом, летели к нам. Спасать будем всех, хотя вместимость бункера, полторы тысячи человек. Он относился к малым командным пунктам.

Я же подобрав аптечку, отошёл в сторону, в угол, и стал дожидаться, пока лифт не заполнится. Никакого порядка уже не было, но Гнат как-то смог остановить людей, лифт уже был переполнен, створки закрылись и начали опускаться вниз. Гнат, чтобы взять как можно больше людей даже охранных дронов составил наверху. Было слышно, как плачут дети, из тех, что младенцы, но особо криков не было, люди в лифте явно были в подавленном состоянии. Причина в том, что из глайдера кроме взрослых вылезали и дети, но мои телохранители не делали между ними разницы. Уничтожили всех. Такая жёсткость, а они явно были разозлены, что на мою жизнь покушались, выбила многих из аборигенов из колеи. Не все понимали, что мирная жизнь закончилась и началось то, что в будущем, назовут беспределом. Каждый сам за себя, кто сильнее тот и прав. Редко где организуются безопасные и благополучные анклавы. Причём деонцам ещё повезло, что их планета оказалась закрыта долго действующим минным оборонным поясом. Тут новички, что пребывали к планете, тоже шороху бы навели, как это было на других планетах.

Лифт опускался достаточно долго, минуты две, опустившись на восемьсот метров. Уже достаточная глубина для защиты от излучения Н-пушек. Как только лифт остановился, мы с Гнатом держали связь, он с несколькими полицейскими и тремя телохранителями, остальные окружали меня, снова стал командовать. Створки открылись в достаточно крупном, хорошо освещённом ангаре для атмосферной техники, так что люди стали выходить в него, их поторапливали, чтобы отправить кабину обратно наверх. Сам ангар был пуст, никакой техники, даже бытовых дронов не было, что уж говорить про ремонтных. Моя группа вышла последней, всё же первые зашли в кабину, створки лифта закрыли и тот стал немедленно подниматься, а моя группа отправилась к мощным бронированным дверям во внутренние уровни бункера. Гнат, да и все мои люди шли со мной, так что тот нашёл среди полицейских старшего, им оказался майор, начальник полицейского управления из ближайшего крупного города. Как он тут со своими людьми оказался не совсем понятно, но вместе с семьями они спустились первыми вместе с нами. Тот приказал принять майору командование в ангаре и распределить людей. Но главное опросить, собрать данные обо всех кто тут был, включая следующую группу. Гнат же его обнадёжил, как закончиться процедура расконсервации бункера, особенно его жилых этажей, их сразу туда пропустят. Тут в ангаре они уже в безопасности, оружие пауков их недостанет.

Когда мы подошли к створке бункера, то я вышел вперёд. Подсоединил планшет к пульту и ввёл свой код. Створка стала открываться, и мы прошли в достаточно крупную шлюзовую, по крайней мере, все в ней поместились. После шлюзования новый лифт, спустились всего на три уровня и после недолгого путешествия по коридорам вышли к следующей бронированной створке. Тут я к двери подошёл один. Охраняли вход в командный пункт кроме турелей непосредственной обороны, ещё и противоштурмовые дроны. По правилам опознавания, подойти мог только один, вот я и двинул вперёд. Коды прошли нормально, я бы сказал штатно, створка открылась и я прошёл в шлюзовую. Мои люди остались снаружи, дать им доступ в командный центр я мог только изнутри, когда пройду полное опознание.

Так всё и произошло. Так что уже через десять минут все мои люди оказались в центре и рассаживались по креслам, а Тенор, которого я назначил старшим оператором в командном центре, стал руководить размещением спасённых жителей Декона. Жилые этажи уже закончили выходить из режима консервации, так что открыв доступ и связавшись с майором через внутреннюю сеть, скинул ему схему жилого этажа. Как раз вторая партия спустилось, а этаж был рассчитан на пятьсот человек. Тут было чуть больше, около шестьсот, лифт переполненным спускался, но ничего, потерпят. Остальные два этажа тоже могли вместить по пятьсот человек, туда Тенор отправит следующие группы. Кстати, Гнат обеспокоился моим состоянием после действия станера, так что отправил двух телохранительниц, сертифицированных медиков, в медбокс бункера. Оборудование уже было расконсервировано, пусть подготовят его к работе. Сам я работал с планшетом, куда Тенор скинул всю доступную информацию по Лидии.

К сожалению, Тенор смог добыть по Лидии только общие сведенья. Оборудование слежения и мониторинга СБ смогло лишь примерно уловить откуда прослеживается появившийся неизвестный сигнал. Подумав я наложил карту присланную искином СБ, на ней не было никаких обозначений, видимо секретные сведенья, только контур континента с мигающей точкой откуда идёт сигнал. Найдя в памяти планшета карту, уже составленную моими специалистами, картографами корпорации, наложил на только что присланную карту, мою, полугодового исследования континента, и посмотрел, откуда идёт сигнал.

— Большой Лес, — пробормотал я. — У неё видимо было два желания, посмотреть, как началась Большая война на Деконе, время совпадает, и вернуться в родное село, где всю жизнь прожила. Оба желания совместились и сбылись. Вот только судя по карте СБ на том месте куда она перенеслась на Зорию, ничего похожего нет, лес есть, правда не такой крупный, но никаких поселений поблизости, кроме пары фермерских хозяйств, и дорожной забегаловки на трассе.

Вздохнув, я стал изучать, что же Тенор успел сделать, чтобы Лидия осталась в живых. К сожалению не так, однако, и немало. Я уж не знаю, может от стресса он так фонтанировал идеями, однако им была выложена в сеть Зории информация. Причём не одна, а две. Про пауков понятно, он как потомок всех кто через это прошёл, просто не мог поступить по-другому, вся сущность вставала за это. Второе, это уже связанно с Лидией. В сеть планеты им была выложена информация о Лидии, с данными маячка, чтобы можно было быстро найти её. В общем, тому, кто её найдёт, вывезет к Флисте и вместе с ней перед нападением пауков укроется в бункере, будет выплачена премия в размере пяти миллионов кредитов. Я так думаю, что Тенор нашёл единственное правильное решение, с которым я был полностью согласен. Куш изрядный, не думаю, что кто-то пройдёт мимо него. Была лишь мелкая, я бы сказал незначительная деталь. А что если желающих сорвать такой куш будет куда больше чем одна маленькая, замёрзшая и испуганная девочка в достаточно крупном лесу? То-то и оно.

Честно говоря, я бы дополнил такой заброс в сеть, если бы не одна небольшая деталь. Когда мы спустились в бункер, и я взял системы связи под контроль, то выяснилось, что связи с большим миром больше нет. В общем, даже спецсвязи, значит, пауки добив последние крохи сопротивления местной эскадры, работали по спутникам. Да и то, что эскадре осталось не так и много, намекали малые корабли пауков, что по-хозяйски летали по планете. Не было связи и этим всё было сказано. Даже гиперпередатчик не добивал до Зории. Да и вообще работать не мог, по системе шли странные помехи, видимо пауки глушилку использовали, что тоже вполне реально.

Сам я парней и девчат что помогали Тенору, ему одному сложно было работать с оборудованием бункера, старался не отвлекать. Однако спустя час после того как мы спустились в бункер, и началась та самая трагедия. В шестой раз спустился лифт под сотрясения почвы с поверхности, но самое главное пустой, лишь весь пол устилала забитая пылью одежда. Когда лифт стал спускаться полный людей, пауки как раз облучали поверхность своими Н-пушками, в общем, добило это излучение до той глубины, где на тот момент находилась кабина лифта. Шахта лифта разрушена наверху, но лифт, используя гравитационную подушку, всё же дошёл до низа. Правда, створки не отрыл, Тенор блокировал их. В ангаре ещё оставались люди, шло распределение, не стоит им это сейчас видеть.

— Сколько успело спуститься людей в бункер? — коротко поинтересовался я.

Искин вёл подсчёт, ещё пока те спускались в лифте, так что ответил Тенор почти сразу, видимо нужная информация была выедена на экране его управленческого визора.

— Лифт спускался с перегрузом пять раз. Общее количество тысяча шестьсот семьдесят один человек, не считая детей. Из них мужского пола шестьсот три, женского тысяча шестьдесят восемь. Общее количество детей, не достигших совершеннолетия — сто семь.

— Чуть больше чем по триста человек в лифт набивалось, вот и набралось столько, — вздохнул я. — Медбокс уже работает?

— Работает, — сразу откликнулся Тенор. — Среди спасённых есть придавленные, раненые и даже больные, все они получают квалифицированную медицинскую помощь. Среди выживших есть медики, даже три врача. Один из них военный в отпуске.

— Хорошо, предварительно свяжись с ними и объясни ситуацию, что по Декону выжило мизер. Только те, что поглубже забрались под землю. Все кто сейчас был на поверхности уничтожены Н-пушками Арахнидов. Опиши их действие. Пусть будут готовы к возможному наплыву пациентов, заготовят успокаивающие. После этого объяви по внутренней сети, что больше никто с поверхности не спустится, пауки нанесли удар, выживших нет. Думаю, многие и так догадались, толчки после ударов с орбиты крупным калибром, почувствовать должны были все. Если кто хочет получить доказательства действий Н-пушек, то они смогут изучить кабину лифта. Кстати, полицейским это в обязательном порядке. Как я понял, среди них криминалисты имеются, вот пусть и подтвердят нашу информацию. Пусть им предоставят часть оборудования медбокса для исследований, так они смогут документировано подтвердить, что в кабине прах людей. Всё, выполнять.

— Работаю, — кивнул Тенор и действительно весь ушёл в это дело. Чуть позже по внутренней сети, по громкой связи всё это и было объявлено.

Кстати, он также предупредил и полицейских, что были в равных количествах распределены по всем жилым уровням. Так что до беспорядков не дошло, но нервы у многих начали сдавать. Ведь вовремя толчеи при посадке в лифт многие семьи были разделены. Кто успел проскочить в кабину, а кто нет. В общем, узнав, что воссоединения не будет, поднялся вой среди женщин. Многие мужей или детей потеряли. Кстати, среди детей много не опознанных, нужно составить списки, вдруг их родители найдутся тут же, но на других уровнях? Полицейские этим и занимались, и на общей информационной доске локальной сети бункера, туда любой мог зайти, была вывешена эта информация, и она постоянно пополнялась. Пока ещё шёл опрос. В общем, удалось сдержать людей. Самых таких нервных пеленали и отправляли к медикам. Те уже ждали.

Я себя стал чувствовать хуже, как-то всё сложилось, тут не только последствия действий станером, общая усталость, вот Гнат заметив моё состояние, и приказал отнести меня в медбокс в медкапсулу, провести все восстановительные процедуры. Пока меня несли, я успел продиктовать некоторые приказы, чтобы их выполнили. Пролежу я, вряд ли больше пяти часов, так что времени у них достаточно. Первое, опросить полицейских, откуда они взялись таким числом. Похоже, тут была половина управления города, человек сорок в форме, причём с семьями. Потом составить опись имущества, что хранится на складах. Посмотреть, не пригодится ли нам что-нибудь. Интересуют средства взлома. Конечно, часть у нас было, но именно что было, оно осталось на флаере. В той неразберихе, что царила вокруг во время вскрытия бункера, хорошо, что мы сами не потерялись. В общем, как было на фларее, так оно и осталось и на месте ли оно нам не известно. Лучше заранее поискать все, что нам нужно. Всё же это бункер СБ, должно что-то быть. К сожалению такой информации, по хранимому имуществу, у меня было. По бункеру как раз была, причём очень подробная, но не по складам. А информация об этом бункере я нашёл на сайте музея в открытом доступе. Причём информация достаточно достоверная и подробная. В нашей истории его не тронули во время нашествия пауков, уже идёт изменение истории. Да и не знал о нём никто, сотрудников СБ уцелело мизер, и они о нём информации не имели. Выяснилось, что бункер находится там-то и там-то, случайно, когда поисковики нашли в обломках глайдера несколько инфокристаллов. Вот на одном из них вся информация и была, включая коды доступа к искину. Нашли через двенадцать лет после того как пауки ушли и система оказалась полностью закрытой. Часть управленцев на то время уцелело, управление на планете было централизованное, особо банд вокруг организоваться много не успело, в общем, в бункер начальство и переехало, тем более он был неплохо оснащён. Этот бункер продержался почти восемьдесят лет, пока всё вокруг не свалилось в анархию и все выживали, как могли. Ресурсы к концу подошли на тот момент. Так что информация об этом бункере на сайте музея была достаточно подробной, память о нём сохранить смогли. Уцелели дневники одного из участников тех времён, сейчас их переделали в мемуары, школьный курс, между прочим, на уроках истории изучалось. Да, я школы начал строить, уже первые ученики появились, уроки шли. На сайте музея информация об этом бункере более подробная, включая даже коды доступа, так что повезло. В реальности, в музее коды доступа из всех найденных за это время бункеров были известны только к нему, поэтому и пришлось лететь тогда так далеко. Были и другие резервные бункеры, и подземные хранилища, что находились куда ближе к точке нашего перемещения, но я больше времени на взлом потрачу, так что шанс у нас был один и мы им воспользовались, вон сколько удалось людей спасти. Что не могло не радовать.

Когда крышка капсулы поднялась, я сразу сел, мысленно пробегаясь по себе. Нормально, самочувствие отличное. Рядом с капсулой уже стояла одна из моих телохранительниц, но не в бронескафе, а в обычном комбезе медика. А вот позади, у створки двери высилась массивная фигура бойца в бронескафе, непосредственная моя охрана. Больше в небольшом помещении на четыре капсулы, три других заняты были пациентами, никого не было.

Закончив изучать себя и окружение я вылез из капсулы, как есть голышом, и велел Лане, одной из моих телохранительниц:

— Докладывай. Сколько времени лежал, и что сделать успели.

— Лечение продлилось три часа сорок минут. Я внимательно следила за показаниями. Часть ваших телохранителей находятся в генеральских апартаментах, мы их заняли на всю группу, остальные кубрики и офицерские комнаты заняты, людей много. Там Гнат принимал майора, полицейского чина. О чём разговаривали, не знаю, я их мельком видела. Наши технари и Тенор на складе спецхранилища. Что-то интересное нашли, но что я не знаю. В общем, ваши приказы исполняются. Среди спасённых ещё три медика удалось найти, они включились в работу. Медицинский персонал удалось скомплектовать в две смены. Мы в них не входим. У меня всё.

— Хорошо, хоть что-то, — пробормотал я, застёгивая комбез.

Этот комбез моя гордость, находка очень ценная. Вообще одежда для детей, особенно та, что пригодна для использования в космосе, там есть встроенная функция временного скафандра, в будущем очень редкая. Найти её нереально, но мне повезло, нашёл и сохранил. Правда, всего две единицы, но одна сейчас на мне, вторую подарил Лидии. Вот только на момент переноса комбеза на ней не было, она его берегла, ресурс хранила, так что была в обычном платьице и босоножках. Это кстати тоже не совсем то, что нужно. Как раз в данный момент на Зории, особенно в точке её попадания, была зима. Правда, там она мягкая, но всё равно приятного мало, особенно когда проливные дожди. В общем, сестричку нужно спасать и мы с Тенором всё сделали для этого. Хотя сама сестрица тоже не промах, всю жизнь в Лесу прожила, дочь охотника. Если не спасут, то сама выберется, причём не думаю что без особых проблем. Умница у меня сестричка. Если бы она только не проснулась и имела при себе планшет и коммуникатор что постоянно носила, то сообщения мы бы сбросили прямо на них, но я перед перемещением специально всё проверил. Оборудование и сумочка сестрички остались у неё в комнате.

Поправив пояс и сумку, где хранились все нужные мне вещи, мы втроём, наш телохранитель-медик, что сопровождала моё лечение, тут же была, покинули медбокс, а в него тут же юркнул парнишка-медик, и направились к нужным апартаментам. К сожалению, схему бункера изучить я не успел, поэтому куда меня вели, даже не представлял. Наконец вот они апартаменты. Часть телохранителей спали, места тут хватало, кроме спальни генерала было ещё несколько, их и заняли подчинённые, включая моего личного пилота Керри. Другие как уже было известно, изучали склады бункера.

Гнат бодрствовал и быстро доложил, что они успели сделать. Надо сказать, немало. Связь, правда, восстановить не удалось, похоже пауки использовали что-то вроде ЭМ-излучения, так как не один спутник не отзывался, гиперпередатчик в бункере тоже не работал. К сожалению тот был из тех моделей, что работают от ретрансляторов, а не вроде корабельных, у тех дальность очень велика, особенно у разведывательных кораблей. Правда и стоимость у них запредельная. Так что мощные гиперпередатчики встретить очень трудно. На «Бастионе» вот стояло такое оборудование, остальные корабли флота не имели, пришлось комплектовать их с помощью находок. То есть снятыми с других судов и кораблей. Хватило на флагман, да на разведчик. Да и нашли их не так и много, всего пять штук. Правда, удалось установить полноценную связь между тремя освобождёнными нами системами, остальные были в очереди, не было для них нужного оборудования, но будет. Среди оборудования доставленного людьми Кремнева, была и фабрика по производству такого вида связи. Даже не знаю, как они её достать смогли, подобное промышленное оборудование относилось к особо секретному имуществу охраняемому государствами. Считалось стратегическим, производиться могли только на государственных предприятиях.

— Вот оно как, — кивнул я, когда Гнат закончил докладывать.

Интересные новости у него были. Кстати, удалось выяснить, как тут оказался майор со своими людьми. На момент вторжения в систему кораблей флота Арахнидов, большая часть полицейских находились за городом, там произошла крупная авария с многочисленными жертвами, вот и разбирались, работали на месте. Поэтому и была группа криминалистов, оперативников и просто полицейских. Когда произошло вторжение, старшие полицейские чины велели не паниковать, а заниматься своими делами, так что те продолжили работать. Когда ситуация с пауками стал критичной, уже были замечены малые корабли пауков что гонялись за разными аппаратами жителей Декона в атмосфере, те собрались и рванули к городу. К сожалению, не успели, бункера и подземные хранилища ГО были переполнены жителями города. Так те, похватав семьи, они их ждали, рванули в сторону. Тут по счастью один из связистов у полицейских услышал наше воззвание. Про излучение на какую глубину оно берёт, тоже успели проанализировать, в их городе спасения так и так не было. В общем, выяснив, где источник информации те и рванули к нам. Выхода всё равно другого не было, тем более все укрытия в их городе не имели нужной глубины. В эфире царил гвалт, но выяснить, куда и где летит наш флаер, те смогли, дальше догнав, машинки у них скоростные были, присоединились. Дальше понятно, с первой же партией и спустились вниз. Спаслись, за что нам и были благодарны. Ладно, с полицейскими разобрались, непонятки исчезли, теперь по остальным делам нашим скорбным. Пауки, как достоверно известно, пробудут в системе сутки, после чего уйдут. Значит, посидим это время внизу и сразу выходим. У нас лимит времени, у меня сестричка на далёкой Зории, одна, голодная, замёрзшая и одинокая. Спасать надо. Надеюсь, что ту всё же найдут и спасут, да и Лидия сообразит, что нужно закопаться как можно глубже. В таком случае есть шанс спастись. Ох надеюсь на это, иначе мама мне голову-то оторвёт.

По складам тоже много что интересного было найдено, мне скинули на планшет список, некоторые позиции были отмечены как необходимые нам. Изучив его, я с заметным разочарованием пробормотал:

— Старьё. Похоже, всё, что вышло из употребления, да морально устарело, всё это было вывезено сюда. Ничего из новейшего, никаких новинок. Склад устаревшего барахла.

— Однако оно есть, и главное, много что в заводской упаковке, износа нет совсем, — немного поправил меня Гнат.

— Местным пригодится, — согласился я. — А вот нам без надобности. Ну кроме штурмовых дронов-дроидов. Эти действительно пригодятся… Ладно, всё что у нас есть, для реализации операции по добыванию подходящего судна чтобы перебраться на Зорию, у нас есть на флаере. Если не повезло и его уничтожили, тогда воспользуемся местным оборудованием. Это конечно замедлит нас, но не так и сильно. Кстати, ты майору говорил кто мы и откуда?

— Нет, вас он считает сыном приближённого ко двору императора. Он опознал, что мы нордцы, а мы ведь не только гвардия императора, но и телохранители, очень дорогие и профессиональные, так что у него похоже всё сложилось. Только у таких людей нордцы в охране. У детей обычно меньше, так что вас посчитали если не принцем крови, то очень близко. Слишком большая охрана для простого ребёнка.

— Весело, — констатировал я и, вздохнув, велел. — Позови его. Позови всех офицеров полиции.

— Их там семеро всего, включая старшего криминалиста в звании лейтенанта, остальные сержанты и рядовые полиции.

— Ничего, зови.

За десять минут в небольшом кабинете для совещаний генеральских апартаментов, собрались офицеры полиции, включая их старшего в звании майора. Достаточно молодой мужчина, кстати, по местным меркам. Всего сорок шесть лет, а уже майор. Некоторые ещё в лейтенантах в этом возрасте ходят, взять того же криминалиста. На входе они сдали оружие, понимали, что встреча с охраняемой персоной предстоит, поэтому не возражали. Пока они собирались, я с планшета изучил более подробную информацию по ним, добытую телохранителями, двое имели подтверждённые знания по переговорам и опросам, из линейки спецбаз СБ. Так вот, кроме шести криминалистов во главе со старшим, было два десятка обычных полицейских в бронекомбезах. Они организовывали оцепление от назойливых репортёров и зевак, потом ещё пилоты глайдеров, опера ну и майор. Так и набиралось сорок полицейских, плюс ещё три десятка человек, их семьи. Кстати, полицейские были не одни, с ними был флаер муниципальной больницы, карета «неотложки» если быть проще, с персоналом, они сейчас в медбоксе работали, а также два глайдера с прессой. Тоже спастись успели, благоразумно держась рядом с полицейскими. Все остальные погибли.

— Все собрались, — сообщил стоявший у моего левого плеча Гнат.

Он, как и два присутствующих при встрече телохранителя, был в полном снаряжении, в бронескафах. Остальные кто отдыхал, а кто и на складах копался. Доступ к ним был пока только у моих людей. По спасённым всё проще. Кубрики выделены, уже заселились, синтезаторы в столовых работали, были составлены графики приёма пищи, первые партии уже приняли их, вторые питались. Некоторые проходили через медиков. В общем, всё было организовано чётко, и вполне профессионально. Этим всем искин занимался, мы лишь контролировали.

— Хорошо, — оторвавшись от экрана планшета, пробормотал я.

Кстати, все собравшиеся офицеры смотрели на меня насколько удивлённо, до этого те общались с Гнатом и он на них произвёл благоприятное впечатление, но сейчас было понятно, что он всё же был подчинённым и главное слово моё.

— Господа, — негромко произнёс я, но в той тишине, что царила в помещении, прозвучало вполне даже громко, все меня очень хорошо слушали. — Я позвал вас для обсуждения того как вам выживать. Сразу говорю вам, мы уйдём, на нас можете не рассчитывать, кроме как что-то посоветовать и научить, мы лишь гости на Деконе. А вас сутки чтобы перенять наш уникальный опыт.

Я на миг прервался, пристально осматривая внимательно слушавших меня офицеров. Они буквально впитывали то, что я скажу.

— Сразу предупреждаю, то что я скоро озвучу не является для жителей Декона секретной информацией, можете не держать в себе всё что я вам или мои люди сообщат, слишком тяжкий этот груз. Первое, ситуация вокруг в целом. Оборона Декона пауками подавлена, держится только орбитальный терминал и как ни странно перешли на автономную работу все минные пояса. Так что на долгие четыреста шестьдесят семь лет Декон будет блокирован от посещений, и вы станете затворниками. Орбитальный терминал и часть боевых кораблей, что лишились экипажей, сбивают все, что попадёт в зону из сканеров и радаров в автоматическом режиме. Как действуют Н-пушки пауков, вы уже знаете, успели, насколько я знаю исследовать кабину лифта. Такая же ситуация царит в системе и на планете. Выжили лишь те, кто успел спрятаться поглубже. А это меньше одой доли процента всего населения Декона. Так вот, выжившие покинут убежища, когда убедятся что пауки ушли, кто через месяц, кто и через год. На самом деле бункер можно покинуть уже завтра днём, планета станет безопасной, но не система. Искины перешли в параноидальный режим работы, и будут сбивать всех, кто летает по планете выше километра от поверхности или кто попытается поднятья на орбиту. Во избежание лишних жертв распространите эту информацию. В общем, за четыреста шестьдесят лет, будет идти деградация жителей, они утеряют многие умения и знания, хотя как ни странно историю сохранят хорошо, даже на электронных носителях. Это по Декону, по Содружеству ситуация складывалась ещё хуже, потому что Содружество перестанет существовать уже через год…

Я говорил, рассказывал, объяснял, слушали меня молча, если кто хотел что-то спросить, то замирал, мои телохранители всем своим видом показывали им, что пока делать этого не стоит. Могу сказать, что состояние офицеров было сильно подавленным. Однако слушали они, тем не менее, очень внимательно, не пытаясь перервать меня. Когда я закончил описывать, что происходило эти века на других планетах империи, то вернулся к Декону.

— … Конечно, четыреста шестьдесят лет жизни в затворниках накладывают свои отпечатки, но когда на Декон прибыли люди с других планет, это были Норд и Зория, то жители планеты, ваши потомки, хорошо встретили их и влились в наши ряды. Вы не ослышались, в наши, но об этом чуть позже. Так вот, корпорация что разместилась в системе Декона начала организовывать производства, центр цивилизации в этом секторе вселенной. В общем, главой корпорации было принято решение и началось возражение цивилизации, возрождение будущей империи и возрождение Содружества. Эпицентр возрождения Декон. Пока всё только начиналось, но работы шли стремительными тепами. От влияния пиратов были освобождены почти все планеты бывшей империи Антран. Время шло и те вступали в наши ряды. Теперь о ситуации в целом. Я и есть глава той самой корпорации, что появиться через четыре с половиной веков назад. Чтобы не вызвать криков как такое возможно и не может такого быть, добавлю. Помимо всего прочего я ещё специалист по артефактам Древних, причём не только Древних, но и Сеятелей. У меня на руках были артефакты именно Сеятелей, и я изучал их. Так получилось, скажу без подробностей, что некоторые артефакты оказались машинками времени, и нас забросило как раз в момент нападения пауков на Декон. Забросило не просто так, у нас своё задание и оно находится за пределами Декона, поэтому сразу после ухода Арахнидов, мы тоже уйдём, а вот вы останетесь, и будете выживать. Теперь главное. Все мои люди имеют личный опыт разного способа выживания полученный как от предков так и личным опытом, более того мои телохранительницы были в музее Декона, точнее побывают там через четыреста шестьдесят лет. Вы можете поговорить с ними, они опишут, что видели и слышали. Так же у меня на планшете вся история выживания. Вам она пригодится. Нужно организовать, запастись ресурсами, и ждать, спокойно жить, и ждать мою корпорацию. Другого шанса у вас нет, это единственный и я даю вам возможность, цель, к чему стремиться и к чему готовить своих детей и внуков. Вы возродите население Декона, и спокойно будете ждать, когда ваше затворничество закончиться. Именно ваши потомки встанут у истоков возрождения империи. Это всё, вы можете при желании поговорить с моими людьми, они вам дадут всю интересующую вас информацию, помогут освоить бункер, он остаётся вам, дадут координаты других. Вскроете и освоите всё, что там хранится, можете сделать запасы на будущее. Например, через сутки отправите поисковые партии по городам и селениям. Будете собирать всё уцелевшее оборудование, всё что пригодится в будущем на протяжении этих веков. Медоборудование, вооружение и остальное. Законсервируете и оставите храниться на складах этого или других бункеров. При такой систематизации и подходу к делу, шансов не впасть в дикость, как это было у ваших потомков в нашей истории, у вас будут хватать. Чуть позже скину архив музея Декона на ваши планшеты и коммуникаторы. Напомню только что не стоит скрывать эту информацию от остальных выживших, тогда сбор оборудования и средств спасения будет идти с отдачей всех сил, люди будут знать для чего они это делают, ну и то что летать можно не выше пятисот метров, а лучше ещё ниже, почаще им напоминайте во избежание лишних жертв. Часть лётной техники стоит законсервировать на будущее. Честно говоря, я долго думал сообщать ли вам то, что только что сказал, не хотел изменений истории. Например, скорее всего вы все в нашей истории погибли, этот бункер в котором мы находимся, вскрыли спустя двенадцать лет, когда Арахниды и флот Содружества взаимно уничтожили друг друга, и началась общая анархия. Не хотел, но рассказал, иначе не мог. Совесть не позволяла скрыть подобное. Ведь с тем опытом, что накопили ваши предки по выживанию, вы сможете обойтись без лишних и ненужных потерь в и так небольшом количестве выживших. С теми знаниями, что у нас есть, вы сможете выжить и даже повысить количество жителей Декона естественным способом. Всё же вы ещё этого не знаете, но ваши потомки это мои поданные, а я забочусь о них уже сейчас и лишних жертв не хочу. От слова совсем… Уф, сказал всё-таки. Ладно, это всё что я хотел сообщить, поэтому чтобы осмыслить выданную вам информацию, у вас есть пара часов, дальше я или мои люди постараются ответить на большую часть ваших вопросов. Составьте списки, чтобы было проще. Вам господин майор настоятельно советую из тех кто выжил и находится в бункере уже начать формировать селение со всей инфраструктурой. Вооружённые силы и силы правопорядка из ваших людей уже есть, медобеспечение и персонал тоже имеется. Нужно правление, ну и будущие жители. Кто будет главой, сами выберете. Создавайте группы будущих поисковиков. В общем, формируйте на базе выживших будущее селение со всей инфраструктурой и правлением. Когда мы уйдём, будете выходить на других выживших, их координаты мы вам дадим, и уже совместно решите что делать дальше. Это всё, все свободны.

Когда полицейские несколько пришибленные масштабными делами что творились вокруг, вышли, я посмотрел на Гната и спросил:

— Осуждаешь?

— Нет, даже порадовался за вас, — достаточно ёмко ответил тот. — Не разочаровали, это главное.

— Благодарю. Кстати, к чему это я. Уверен, что вы уже проработали план, как отправить пару человек из телохранителей на Норд с тем же заданием. Я прав?

— Вы очень проницательны, — вздохнул Гнат.

— Жизненный опыт большой. Так вот, среди спасённых, а я тоже изучил списки, есть два нордца-телохранителя, они охраняют главу правления корпорации. Так вот, можете не разделяться, а подготовить их. Когда мы покинем Декон, они будут с нами, дальше разделимся, те отправятся на Норд, выполнять вашу мечту, а мы на Зорию… Блин, как же я не хотел вмешательства в историю! Вот что нас будет ждать в будущем при возращении? Хотя конечно интересно будет узнать, даже любопытно.

— Меня больше интересует, как мы покинем Декон, если оборона перейдёт в режим полного контроля и стрельбы по всему что летает?

— Да-а, тут тоже проблема, — согласился я. — Не волнуйся, я что-нибудь придумаю. Будь уверен, точно что-нибудь придумаю. Есть кое-какие намётки, но не это главное. Местным я не сказал одно.

— Что именно?

— То, что не все пауки ушли.

— Хм, я тоже об этом впервые слышу. Что-то серьёзное?

— Без прикрас скажу, что даже очень серьёзное. Пауки изрядно снизили численность населения Декона из выживших, едва ли не на треть.

— Ого, это действительно много. А что за пауки?

— Тут такая ситуация. Подразделение одного из флотов империи, что дислоцировались в этой системе, как раз проводило смотр, какой-то адмирал прибыл, так что фактически пауков встретили на боевых постах и нанесли им серьёзные потери. Конечно, Арахниды справились, но слишком большой ценой. Вместо одной группы, что должно была уничтожить оборону системы и население планеты, пришлось задействовать три, уцелел мизер кораблей. Храбро сражались местные, что не может не радовать, парнями и девчатами можно гордиться, без прикрас. Так вот, когда Арахниды добили оборону, орбитальный терминал их не интересовал, лишь облучили Н-пушками, то они ушли. Они не вернуться, тут без сомнений, в воспоминаниях потомков деконцев ничего подобного не было, но есть одно большое НО. Арахниды, уходя, бросили в системе несколько повреждённых кораблей, что не могли последовать за ними. Большая часть ладно, никаких проблем выжившим они не доставят, но опять-таки НО, в системе есть большой крейсер по классификации Содружества, и на его борту шесть малых кораблей способных производить посадку на планету. На борту практически полный экипаж, им хочется кушать, вот они и будут засылать корабли за пищей, то есть людьми. Это противостояние будет длиться порядка семи лет, и закончиться только тогда когда деконцы уничтожат последний, шестой малый корабль. На этом всё, летать паукам будет не на чем и они загнуться. Мои люди вскрывали их корабли в системе, все мертвы, останки пауков уже утилизировали, а шахтёрские суда проработали астероиды, основы их кораблей, в руду. После той информации, что я уже вывалил на местных, давать ещё такую пока не следует, пусть они перед нею осмыслят прошлую, примут, успокоятся, тогда и про пауков сообщу, чтобы тяжёлое вооружении подготовили. На складах оно есть, как я успел понять. Жаль, противокорабельных ракет нет, тут они бы очень пригодились, но хоть что-то. Кстати, а какой у нас запас этих ракет?

— Две ракеты использовали, всего десять было, значит восемь осталось при двух спаренных пусковых.

— Одну пусковую и шесть ракет отдадим местным. Хоть какая-то помощь.

— Я бы сказал очень серьёзная помощь.

— Да, согласен. Ладно, займёмся делом. Я пока буду прорабатывать путь прорыва с планеты. Это трудно, с одной стороны орбитальный терминал, что сбивает всё, что пытается подняться, с другой крейсер Арахнидов. И с той и с другой стороны пушки, которые по нам будут палить. А ещё корабль нужно найти, хороший, крепкий, вооружённый и с большой дальностью. То есть, желательно военный корабль.

Гнат кивнув, оставил меня одного, вернее лишь один телохранитель присутствовал в помещении, а сам вышел, ему скоро предстоит серьёзно поговорить с местными, вот тот себя и настраивал. Ещё и два нордца, их тоже нужно подготовить. Ну а я работал, очень серьёзно работал, даже не сразу заметил, что мне обед принесли, по внутреннему времени у меня был полдень, скоро вечер. Ничего, покушал и продолжил работу. Прервался лишь перед ужином, снова была встреча с полицейскими, правда в этот раз их группа была разбавлена тремя военными и двенадцатью гражданскими. Видимо те начали выполнять мои советы. В общем, я и рассказал им о крейсере пауков, и как с его малыми кораблями удалось справиться другой линии жизни, какие потери деконцы от этого понесли. Так что поисковики должны быть постоянно прикрыты, чтобы не пойти на корм, желательно тяжеловооруженными атмосферными аппаратами, благо вооружения на складе хватало. Так же сообщил, что передам одну спаренную пусковую установку с противокорабельными ракетами. Это в случае если наш флаер уцелел. Если нет, то воспользуются тем вооружением что на складах. Тут главное, что предупреждён — значит вооружён. Можно избежать потерь, если знать что Арахниды на них охотятся, а они теперь об этом прекрасно знают. Главное уничтожить эти шесть малых кораблей Арахнидов и больше можно будет о них в эти века не вспоминать, не появятся.

Потом я отвечал на вопросы. Надо сказать, мусора среди них почти не было, вполне деловые и к месту. Были вопросы и по будущему, интересовало людей, как там все происходило, как жили. То, что мы из будущего у них уже не было никаких сомнений. Выяснилось, что парни и девчата скинули им записи «под протокол» со своих нейросетей, памятные записи, что те сохранили. Деконцы успели их просмотреть, были впечатлены и снова подавлены. Слишком серьёзные дела творились, и будут твориться. Правда то что Декон всё же возродиться, хоть и через такое время, их изрядно порадовало и даже немного воодушевило. Это хорошо знать, что будущее у потомков всё же есть, а не пугающая неизвестность.

После того как деконцы ушли, я поужинал и сославшись на усталость, отправился в выделенную мне спальню. Душ действовал, я принял его и пошёл спать. Завтра доделаю работу, план уже был практически сформирован, так что лишь последние штрихи наведу.

Разбудили меня ближе к завтраку, хорошо поспал, на час позже подняли. Сам бы не проснулся, слишком сладко спал, да и так, когда меня пытались поднять, дёргал ногой и матерился, так вставать не хотелось. Ничего подняли и недовольного повели в ванную комнату. Тут Керри привлекли, мы с ней давно на ты были. После водных процедур, почистил полость рта и отправился завтракать. Дел много, нужно будет их решать. Кстати, по поводу чистки полости рта. В Содружестве есть разные средства и способы чистки, вплоть до банальных зубных щёток и паст. Я привык пользоваться как раз последней, зубной пастой, но специальной. Щётка не требовалось. Тут всё просто, небольшой объём пасты, примерно столько, сколько на щётку выдавливают, бросается в стакан с водой и перемешивается, пока не появляется слегка голубая взбитая на вид консистенция. Поласкаешь ею рот, как раз хватает три раза подряд прополоскать и всё. Свежесть на весть день, никакого налёта и грязи, даже вычищается все, что между зубов. Про кариес и другие болезни можно забыть. Действие нужно проводить дважды, утром после того как проснулся, я обычно после завтрака, и вечером перед сном. Кто как, так привык. Тем более эта зубная паста самая распространённая и найти её легче, чем другие средства гигиены полости рта.

До самого обеда я помогал местным решать множество вопросов, причём с таким качеством и изрядным умением, что вызывало огромное уважение своими способностями у деконцев. Ещё бы, столько десятков лет чиновником проработал, как же тут такой опыт не наработаешь. В общем, я помог им составить первоочерёдные задачи на ближайшие пять лет. Это, конечно же, сбор ресурсов с последующим его сохранением и консервацией, сохранением целостности структуры управлением всех людских анклавов на Деконе, уничтожении угрозы со стороны пауков. Все же шесть кораблей это сила. Законсервировать фермерские хозяйства, часть запустить, обучив специалистов, если такие не найдутся, всё же питаться чем то нужно. Дел было много, вот это я всё и объяснял. Особенно говорил о том, что нейросетей мало, будут находить, всем подряд пусть не ставят, только ценным специалистам. Пусть смотрят по интеллекту, иначе быстро истратят этот ресурс и потомкам его не хватит. Ещё говорил, что нужно создать в будущем бригады строителей. Те селения, по которым не были нанесены орбитальные удары и уцелели, законсервировать или приспособить для проживания, когда те будут избавлены от угрозы со стороны пауков, их можно будет заселить. Вот большие города, особенно те, что были разрушены ударами сверху, их нужно ликвидировать. Строители знают, как это сделать с помощью оборудования переработки. В общем, об эко-системе планеты следует заботиться. Более того, в будущем с орбиты будут падать корабли и суда. Это точно будет. Поэтому их задача утилизировать обломки, убирая все последствия падений.

Много что я говорил, всё это записывалось местными, каждое моё слово, каждое предложение или совет. Мы настолько увлеклись, что не сразу заметили, что наступило время, когда можно было покинуть бункер, Арахниды ушли. Правда мы так и остались в кабинете для совещаний, лишь покинули его ненадолго пообедать, и чуть позже вернулись продолжить. А вот Гнат на ухо сообщил, что два телохранителя с прикрытием из пяти бойцов полиции, вскрыли запасной выход, и сейчас осматривают то, что уцелело около бункера из летающей техники, пока информация не обнадёживающая, мало что уцелело, если честно, то пока кроме обломков ничего не встречалось. Чуть позже Гнат дополнил доклад, наверху развернули мобильное оборудование дальней связи, это наша аппаратура, принесённая с собой, прихваченная с флаера. Так вот Ворху, тот также был наверху, удалось связаться с искином нашего флаера. Повезло, флаер был цел, и сейчас поднявшись на сто метровую высоту, полетел к нам. Минут через пять будет на месте. По остальному всё так же. Точность пауков была отличная, вся техника, что находилась у лифта, была разнесена или раскидана взрывной волной. В общем, восстановить что-то можно, если будут ремонтные мощности, но когда они ещё будут.

Запасной выход находился километрах в шестнадцати от места выхода на поверхность разрушенной шахты лифта, но даже оттуда было видно не стихающие пожары, техника горела, пачкая небо дымами, ну и воронки от ударов с орбиты. Когда подлетел флаер, наш пилот и полицейские загрузились в него и полетели разыскивать полицейские флаеры и глайдеры, что на дистанционном ходу, их компы были запрограммированы, отлетели подальше. За час собрали все аппараты и вернулись уже колонной, так что техника у местных уже появилась. Дальше пошла передача вооружения, включая противокорабельных ракет с флаера и одной из пусковых, а так же самого бункера и всего его имущества. Тоже небыстрое дело, но все коды и списки имущества мы майору и его заму из гражданских скинули, сами разберутся. На этом и попрощались, времени задерживаться, у нас просто не было, чем могли, помогли, нам нужно было действовать как можно быстрее.

Всего из бункера было шесть выходов, правда, один из них пока блокирован. Это тот, что в карьер вёл, видимо тот находился на стадии строительства и пока карьер не закрыли, он будет не доведён до конца. Информации об этом у искина бункера не было, так что с уверенностью я сказать об этом не мог, скорее предположил. Шахта лифта повреждена обстрелом, её тоже можно было исключить остаётся четыре выхода. Кстати, один из них основной с тремя лифтами. А вообще лифты работают на удивление практично и прямо. Взять для примера тот, на котором мы в бункер спустились и шахту которого чуть позже раздолбали пауки. Наверняка на большую массу техники и людей навелись, ну или просканировали поверхность и обнаружили, что вниз уходит кабина. Так вот, лифтового холла у неё не было как такового, стоишь ты, степь вокруг, а тут вдруг квадрат земли с травой понимается и появляется кабина, створки открываются и можно заходить. Вот так всё и работало. Так же должны работать и остальные три лифта, однако есть одна небольшая проблема. Тот лифт на то и резервный что его можно использовать сразу, а эти основные нужно ещё подготовить к работе, причём частично снаружи, на что у нас, понятное дело, не было времени. Да и мы их решили не демаскировать и воспользовались другим резервным выходом. Вроде было всё хорошо, но как мне кажется, на лифте подниматься практичнее, легче и что уж говорить тупо быстрее, что нам как раз нужно. Если вы не поняли, то резервный выход, по которому парни поднялись на поверхность чтобы подогнать флаер и полицейские глайдеры, был в виде лестницы. Никакого лифта тут не было. А извините подниматься с километровой высоты это совсем не то, что мне было надо. Время и так уходило стремительными темпами. В общем уже после первых двух пролётов, я сказал Гнату что нам нужно подняться наверх на максимальной скорости. Приказ был понят правильно, меня подхватили на руки и дальше я проделал путь можно сказать верхом. Не лифт, но тоже пойдёт. Бойцы за время подъёма ни разу не остановились, так и бежали, боевые дроны едва за нами поспевали, хотя использовали для передвижения не манипуляторы, а гравитаторы, летающими они были.

Когда мы оказались на поверхности, то сразу направились к нашему флаеру. Наверху было трое полицейских, одного мы встретили спускающимся вниз, он к стене прижался, чтобы не затоптали, скорее всего, на доклад шёл, и вдали летал ещё один глайдер, видимо пилот сматривал обломки и воронки на месте лифтовой шахты. Как я понял её планировали восстановить, это вполне реально, главное чтобы строители что этим и должны заниматься, обнаружились среди спасённых. Ещё не все списки были составлены. Если их там нет, что ж, придётся готовить самим. Тут тоже проблема, в хранилище бункера имелся запас баз знаний устаревших на двадцать лет, их пока не обновляли, а теперь уже и не обновят, но в столице Декона находилась башня корпорации «Нейросеть». Причём при обстреле та пострадала не значительно и есть шанс вскрыть её хранилище. Это самый наиважнейший ресурс и майор, его Лансом звали, Ган Ланс, это тоже понимал, так что шло формирование группы для взлома этого хранилища. Готовились штурмовые дроиды и резаки. Охрана у высотки должна действовать, это ведь люди и «био»-искины погибли, всё остальное действует. В нашей реальности за высотку шли настоящие бои, столько ресурсов было потрачено, людей погибло, как вспомнишь, так вздрогнешь, в музее целая стена была посвящена этому.

Как только мы оказались на поверхности, я тут же отдал приказ грузиться и взлетать, причём курс у нас был проложен к орбитальному терминалу. Флаер взлетел, как только мы оказались на борту, и на максимальной скорости прижимаясь к поверхности, рванул к другому континенту. Там где мы находились, подниматься было нельзя, это зона действия крейсера пауков. Так совпало, а орбитальный терминал, включая орбитальные лифты, находились у другого континента. Кстати, ранее я говорил, что планета закрыта со всех сторон, однако я несколько не то чтобы слукавил, а скорее не сказал прямо. Ведь как, суть орбитального терминала в том, что он вертится вместе с планетой, всё же его ещё и тросы орбитальных лифтов удерживают, это уже после их отстрелов тот со временем замедлившись так и зависнет, ну а планета под ним продолжит крутиться. А крейсер пауков висит на месте и время от времени в его прицелах мелькает туша терминала. Так что с одной стороны в такой промежуток планету можно будет без проблем покинуть. Правда, как раз с той стороны парковка, будущее корабельное кладбище и «живых» кораблей там хватало, тем более искины успели перегрузится и встали на боевой взвод, сейчас уже не сунешься. А в данный момент мы летели навстречу орбитальному терминалу, что пока не отстрелил якоря и продолжал вертеться вместе с планетой.

Когда мы забежали на борт флаера я сразу же устроился на диванчике в кают-компании, мне каюта без надобности, там девчата осваивались, и только тут перевёл дух, заодно работая с планшетом. Недолго, моё уединение нарушил Гнат.

— Разрешите?

— Садись, — кивнул я, отрываясь от планшета и с интересом его рассматривая. Похоже у того появились какие-то вопросы.

Сам Гнат первую часть полёта, а летели мы уже полчаса, был занят, с соплеменниками общался. Те два нордца, что являлись телохранителями важного лица, летели с нами. То лицо их отпустило, официально закрыл контракты, не знаю уж, как Гнат его уговорил. В общем, парни и девчата общались с ними, передавали информацию, готовились отправить к Норду. Парни будут вестниками от телохранителей, они всю историю должны передать современникам, особенно о том периоде, что они были под пиратами. Причём это была не первая весть, ещё когда мы летели к бункеру и Тенор искал Лидию, то тот по приказу Гната одним пакетом по линии связи СБ отправил на Норд немало информации касаемо скорого появления пауков у планеты, оно состоится через сутки на момент отправки этого информационного пакета, ну и что последует дальше. Родственная связь среди нордцев достаточно крепка, как и межсоплеменная, то есть помочь своим у моих телохранителей в крови, и пройти мимо даже не предупредив, они просто не могли. Можно сказать, были не в состоянии это сделать, хотя и были жёстко связаны со мной контрактом. Однако раз сами не могут направиться, то можно направить других вестников и по моему совету стали готовить этих двух телохранителей. Кстати, молодые парни едва за двадцать, они проходили двухгодичную практику в качестве телохранителей. Можно сказать выпускной экзамен. Срок этого временного контракта заканчивался через полгода, но удалось уговорить клиента отпустить их чуть раньше. Так что парней готовили, вливая в них всю возможную информацию, те беседы записывали «под протокол», файлы с информацией хранили в картах памяти и инфокристаллах. Времени у нас не так и много, в том смысле, что скоро расстанемся, вот всё и делалось второпях, а теперь Гнат подошёл ко мне, видимо решил прояснить некоторые непонятные моменты.

— Есть вопрос по конечному пути полёта. Орбитальный терминал?

— Вопрос в тему. Я над ним долго думал, вчера много времени потратил, сегодня часть. В общем, есть шанс, я бы даже сказал отнюдь не мизерный шанс, что мы успеем проскочить.

— Вот как, и в чём причина? Насколько я помню, тоже успел изучить историю Декона, терминал сбивал всё, что пыталось подняться в зоне его ответственности. Я где-то не прав?

— Что есть, то есть, кое в чём не совсем точен, — согласился я. — Видишь ли систематизируя сведенья, например, той же Зории, мне удалось выяснить что излучение Н-пушек воздействует не только на «био»-искины, но и на обычные. Результат, долгая перезагрузка, фактически сброс всех последних директив и переход на полную изоляцию в зоне своей ответственности. Это у всех искинов, не только у терминала. Если проще, то небольшие искины, те же корабельные, перезагружаются быстрее и на данный момент, они, скорее всего уже действуют и к их судам или кораблям приближать не стоит, это очень опасно, а вот мощные искины орбитального терминала, или тех же тяжей, по всем моим прикидкам ещё должны вести перезагрузку. В общем, у нас около трёх часов и не стоит тратить ни секунды. Честно говоря, если бы я раньше расчёты закончил, то не гонял бы флаер за полицейскими глайдерами, сразу бы взлетели, но что есть. К тому же парни своими полётами проверили безопасность, улетели пауки, и это радует.

— Откуда такие сведенья? Они точные?

— Сведенья от одного лица, это Проф, искин старсейвера. У него перезагрузка заняла определённое время, оно у меня есть, Проф той же модели что и местные, хотя и чуть современнее. Это я тоже включил в расчёты. Значит у нас примерно минут двадцать-тридцать дополнительного времени. Какая разница между Профом и искинами терминала я знаю, они чуть-чуть, но слабее, предыдущее поколение, значит, и перезагружаться будут чуть дольше. Это конечно примерные расчёты, риск серьёзный, но другого шанса у нас не будет, уже через три часа система будет закрыта, так что подняться на орбиту станет невозможно. Поэтому и такой рывок. А задача у нас, поднявшись на орбиту к терминалу, пролететь мимо, он своей тушей частично закроет нас от радаров судов и кораблей с мест парковки, и мы рванём к флотской базе. Она мертва, искины уничтожены, а на борту, как вы должны помнить, имеются три скоростных курьера. Воспользуемся ими. Ваших вестников отправим, и сами к Зории полетим, нам нужно очень скоростное судно.

— Ясно, — кивнул Гнат.

На его вопрос я ответил, прояснил ситуацию, а так же почему Ворх рвёт движки, тратя на форсаже их ресурс. Нам каждая секунда дорога. Жаль, что лифты основного входа пока были не рабочими, и пришлось подниматься по лестнице, а так время бы дополнительно сэкономили.

Вдруг флаер дёрнулся в одну сторону, а потом в другую. Судя по ругани Ворха из кабины, ему вторил Тенор, тот уходил от выстрелов пушек. Нас атаковали, и это были малые корабли пауков, те самые с брошенного крейсера. Почти сразу я почувствовал толчки. Нет, не пушек, хотя и они активно палили, это пилот выпустил противокорабельные ракеты, мы это почувствовали толчками. По одной в двоих, причём эти гады умудрились одну сбить, совмещённой зенитной стрельбой, правда и мы не остались в стороне. Вторая ракета всё же прорвалась и впилась точно в один малый корабль, разнеся его на куски. Причём второй находился рядом, и ему изрядно досталось, так что крупным дымящимся астероидом он рухнул на поверхность Декона, пробороздив изрядную полосу в поле. А третий, которого снесло и также изрядно тряхнуло, до нас тоже дошла взрывная волна, густо дымя, видимо движок повредили, стал нас преследовать. Огонь он вёл, но слабый, видимо часть его орудий была повреждена. Ему активно отвечали наши кормовые плазменные пушки. Это Тенор стрелял, а Ворх старательно маневрировал, чтобы сбить прицел, и ему это пока удавалось, да и щит наш держался, хоть и из последних сил.

За всем этим я следил с помощью планшета, на него шли картинки с разных камер и радара, так что я был в курсе всего, что творится снаружи. Что фигово, запаса ракет больше не было, как-то не ожидал я, что мы вот так нос к носу столкнёмся с пауками, хотя возможно они нас с орбиты заметили и свалились сверху атакуя. Один из телохранителей, он был «погонщиком», вывел по приказу Гната на обшивку двух штурмовых дронов, что мы прихватили. У них были гранатомёты серьёзного калибра и стали вести сериями стрельбу по пауку. Хорошо тот стрелял, умудрялся попадать и что важно, от малого корабля Арахнидов отвалился большой кусок камня, при очередной серии разрыва на его обшивке и тот пошёл на посадку. Именно на посадку, он не падал. Ну а Ворх сразу же стал подниматься на орбиту, форсируя движки, мы прибыли на место и не смотря на внезапную и не приятную встречу с Арахнидами, пока успевали, я отслеживал таймер на своём планшете. Кстати, он параллельно работал и на пилотском пульте Ворха, чтобы тот его тоже видел.

— Тенор, связь с бункером есть?

— Нет, они ещё не вывели антенну наружу, но с одним флаером есть, это штабная машина, мощное оборудование связи.

— Передай им координаты боя, и двух недобитых кораблей Арахнидов, на втором, что свалился, могут быть выжившие. Пусть пришлют пару машин из тех, что успели переоборудовать серьёзным вооружением, и добьют их.

— Лифты ещё не работают, так что вряд ли переоборудовали. А основное оружие у полицейских машин, нелетальное. Разве что пусковая подаренная нами, её уже должны поставить, выведя управление на пульт.

— Сами разберутся, ты главное координаты скинь.

— Уже есть подтверждение получения, поблагодарили и пожелали счастливого пути.

— Хорошо.

Флаер уже покинул планету, атмосферы не было, поэтому пришлось подавать специальную смесь для движков, чтобы они продолжали работать. Хватит её часа на четыре, но нам нужно меньше времени. Мы стремительно пронеслись мимо туши орбитального терминал, с него действительно пока не шло запросов, значит искины ещё в режиме перезагрузки, однако от всего, что имело радары и могло нас видеть, так и шли запросы свой-чужой. Хорошо, что те имели свои зоны безопасности, где они могут, не предупреждая открывать огонь, вот мы от границ этих зон и шарахались. Тенор, используя судовой радар, так прокладывал маршрут, что кривая мотала нас по системе в разные стороны, но зато мы благополучно избежали обстрела «живыми» судами, продолжая двигаться к флотской базе.

— Вот же мусору сколько! — в который раз ругнулся Ворх, когда наш щит принял очередной обломок. Даже непонятно чего, что это раньше было.

Когда мы прибыли в систему Декон, это я про будущее, мусору было меньше, сейчас же, после боя, система была так захламлена, что двигаться по ней было не то что сложно, практически невозможно, однако Ворх как то умудрялся это делать. Тут и щит изрядно помогал, но недолго, вскоре очередной обломок снёс его, чуть не спалив оборудование щита от перегрузки. Почти сразу на обшивку загнали ремонтника и начали замену сгоревших эммитеров щита, но пилоту совсем пришлось сбросить скорость, иначе мы далеко не улетим и пропорем обшивку, ну или какое другое повреждение получим.

— Сбросьте скорость и стабилизируйте полёт относительно части обломков, — велел я. — Пока щит не восстановим, лететь дальше смерти подобно.

— Принято, — отозвался пилот.

Почти сразу с ним отозвался Тенор.

— Орбитальный терминал просыпается, искины берут округу под контроль. Я засёк работу его радаров и сканеров.

— Мы в их зоне? — тут же спросил Гнат, едва успев опередить меня с этим вопросом.

Впрочем, ответ я получил через планшет, искин флаера доложился.

— Нет, мы всё ещё в зоне действия её пушек нам уже идёт запрос от искина что отвечает за оборону, — был немедленный ответ Тенора.

— Передай что на борту гражданские и дети, идёт эвакуация. Глядишь, поверит и это даст нам немного времени, — предложил я. — Кстати, открыть огонь терминал не сможет, видеть нас он видит, но сплошные облака обломков не дадут его орудиям добраться до нас, я уже не говорю про ракеты.

Почти сразу нас слегка тряхнуло, пушки терминала открыли огонь и один из телохранителей, что присутствовал в кают-компании, пробормотал:

— Не поверил.

— Искин определил в нас армейский борт и открыл огонь, — подтвердил Тенор.

— Вперёд по малу, — скомандовал я. — Пока тот расстреливает обломки, чтобы добраться до нас мы спрячемся за следующими. Кстати, что там с ремонтом эммитеров щита?

— Три уже заменил, — доложился телохранитель-техник. — Осталось ещё два. Оборудование щита остыло, один сгоревший предохранитель в нём я уже заменил, можно будет использовать на полную мощность. Нас ведь ещё пауки потрепали, это тоже сказалось.

— Хорошо, работайте.

Под постоянные сотрясения, пушки терминала так и палили, стараясь добраться до нас, мы двинули дальше. Чуть позже щит был восстановлен, и мы ускорились, пока не вышли за зону контроля, и двинули дальше к базе. Правда и тут обломков хватало. Щит то и дело что-то да принимал на себя, ладно хоть мелочь, от более крупных пилот уходил. Это замедляло путь, но не критично, главное планету мы покинули, осталось подобрать корабль, даже два, не стоит забывать про двух нордцев, что с нами были, один из них пилот малого корабля, вот и будем подбирать судно по специализации.

Как бы то ни было, фактически на остатках горючей смеси для движков, как-то не предполагалось, что из-за сплошных обломков путь так удлинится, мы добрались до базы. Тут тоже около неё было несколько малых судов, что были «живыми» и запросили коды-доступа и познания. Однако мы юркнули мимо них и скрылись в створке открытого ангара. Тот был пуст, но охрана действовала. Это станция мертва, а заряды батарей у дроидов были полны. Два охранных дроидов, что находились в ангаре, почти сразу запросили разрешение на посещение ангара. Действовали они в автоматическом режиме по протоколам, это им не помогло, обе плазменные пушки на носу открыли огонь, да ещё и дроны на обшивке поддержали, так что охранники погибли смертью храбрых. Сами дроны используя магнитные подушки, так и держались на обшивке весь путь по системе.

— Отлично, — сказал я, когда опасность была убрана. — Мы там, куда и стремились, на флотской базе. Все её системы мертвы, кроме некоторых систем безопасности. Большая часть дроидов, что охранных, что технических, действуют, и будут действовать до окончания питания. Это не касается тех, что имеют встроенные малые реакторы. Вот их как раз опасаться не стоит, это я про техническое оборудование, согласно протоколам, те должны штатно заглушить их и уйти в спячку. Также это не касается боевых, те продолжают действовать. Согласно схеме станции, один курьер находиться недалеко, на три этажа ниже нас, в малом ангаре. Два других в ангарах на других сторонах станции. Добраться до них через всю территорию базы нереально. Если только снаружи по обшивке, что тоже опасно. Работаем пока по первому судну, дальше будет видно. Сейчас будем формировать группу для вскрытия ангара с курьером. Гнат, подойди.

Старший телохранитель приблизился, и мы стали отбирать тех, кто отправиться с нами. То, что я иду, это не обсуждалось, только я имел все знания по работе с дешифратором, Тенор с этим слабоват. Всего пойдёт шесть телохранителей, ну и я, остальные останутся на борту флаера, они просто не нужны, мешаться будут. Скафандр у меня был свой скрыт в специальной нише, тоже редкость, для детей сделан. Забравшись в него, я активировал закрытие, проверил на герметичность и мы направились в шлюзовую. Сразу больше трёх человек в массивных бронескафах шлюзование пройти не могли, та тесной была. Так что я вышел последним, со своим дешифратором, остальные уже были снаружи, клацая намагниченными подошвами, ходили по ангару. Ими Гнат командовал, он с нами шёл. Снаружи в ангаре, царила невесомость. Тут я опытный, в отличие от телохранителей, поэтому шагать не стал, я что ребёнок? а привязался к дешифратору и тот потащил меня на буксире к створкам, что вели во внутренние помещения станции. Один из телохранителей вёл технического дроида, того самого, универсала, он нам может пригодиться, а «погонщик» обоих штурмовых дронов. Эти уж точно понадобятся.

Сами створки мне были не нужны, зачем мне такие громадины через которые внутрь станции можно протащить малый корабль вроде фрегата или корвета? Сбоку есть калитка, в режиме шлюзовой, вот она мне и нужна. Тем более та выполнена в виде шлюзовой, а внутри базы сохранилась атмосфера, не хотелось её выпускать. Добравшись до неё, поставил дроида взламывать, у пульта открытия было питание, видимо имелся встроенный в калитку источник, вроде батареи, и стал ждать. Тут работы на пять минут, так что подождём. Примерно так и оказалось, взлом занял двадцать минут, вот только створка шлюзовой не открылась, энергии на это не было, но мне было известно, что так и будет, поэтому задействовали мускульные усилители дроида-универсала. Тот и открыл. Мы прошли внутрь, все уместились, закрыли одну створку, провели ручное шлюзование и открыли вторую. Наружу меня не выпустили. Первыми в коридор вылетели оба дрона, осматриваясь своими сенсорами. Две турели под потолком, обе дополнительного, резервного источника питания не имели, значит мертвы. Боевых или охранных дроидов не видно. Бойцы по одному стали выныривать в транспортный коридор, держа под контролем обе стороны огромного коридора, это был ремонтный сектор, по этим коридорам не только запчасти доставляли, но и сами корабли на специальных тележках с погрузчиками.

— Нам налево, — скомандовал я. — Двигаемся четыреста метров, и встаём, держите оборону, пока мы с техником работаем.

— Но лифтовый холл и лестница на разные этажи, находится справа, — напомнил Гнат, у которого также была схема всей базы.

— Это так, но там же перекрёсток, а на всех перекрёстках турели обороны под потолком имеют дополнительное питание и независимый комп управления, так что вести бой с этой турелью, очень сложно, у них ещё встроенные щиты есть. А потери мне не нужны. Помимо турелей на этих перекрёстках ещё и боевые дроиды имеются. Они тоже вступят в бой, комп, что держит перекресток, будет ими управлять, что скажется на качестве боя в лучшую сторону. Не для нас лучшую. В общем, все перекрёстки на базе нам нужно избегать. Поэтому у нас один выход. Внутренние коммуникации базы и выход в нужную шахту как раз через четыреста метров. Надеюсь, я полно ответил на ваш вопрос?

— Да, более чем, — немного смутился тот.

— Отлично, тогда начать движение, нечего время тянуть.

Три телохранителя двинули вперёд, перед ними коридор осматривали боевые дроны, потом мы с Гнатом, я так и двигался на дешифраторе, его шесть передвижных манипуляторов и не чуяли подобный вес, тем более была невесомость, а техник со своим «дружком» и ещё один боец, шли замыкающими. Когда мы добрались до нужного места, универсал под управлением телохранителя-техника быстро снял люк, замаскированный под обшивку коридора и вперёд двинули боевики, а за ними телохранители, схему маршрута движения я им уже скинул, так что дальше уже они нас вели. Долго вели, пришлось поплутать, но наконец, мы подобрались к месту. Что фигово, вход в нужный нам ангар находился в двухстах метрах от транспортного перекрёстка, то есть в зоне действия турели, что там находилась. Что та не добьёт, то дроиды доделают. Они там тоже были.

То, что тут такая проблема я ещё на борту флаера понял, так что у меня хватило времени придумать, как убрать эту проблему. К сожалению подходящего размера коммуникаций в ту сторону, по которым бы кто-то из нас мог бы подобраться, не было, даже универсал не протиснется, тот был массивным, а вот дешифратор, он имел небольшие размеры вроде крупного пса, вполне сможет. Так что когда мы остановились, дешифратор сразу двинул к нужной шахте малого размера и скрылся в ней. Я им не управлял, сигнал будет глушиться расстоянием и металлом, тот двигался согласно заложенной схеме, а что делать, так в его управляющем компе было мной уже прописано. В общем, оставалось только ждать. Один боец, старясь не попасть в зону работы сенсоров турели, поглядывал на неё. Свет мы выключили, чтобы нас не засекли по лучам. Другого способа определить получилось или нет, не было. Почти час мы не подвижно, не общаясь, в полной темноте, не делая лишних движений, просто сидели, кто-где, и ждали.

— Есть! — воскликнул сменившийся наблюдатель. — Турель сработала, и уничтожала всех трёх боевых дроидов на перекрёстке.

Почти сразу в коридор из шахты выбрались дроны и долетели до перекрёстка, «погонщик» убедился, что опасности не осталось. Вернулись они с дешифратором, когда мы уже стояли у нужной створки в ангар с курьером. Дальше взлом и мы, наконец, после ручного шлюзования, внутри. Судно было на месте, что не могло не радовать. Дешифратор сразу начал взлом, судно находилось в режиме консервации, оно было резервным. Кстати, второе тоже законсервированное, а вот третье активно использовалось, искин не спал, и были серьёзно потрачены ресурсы некоторого судового оборудования. К счастью, когда наши нашли это судно, были так же обнаружены на складах ремкомплекты и запасные части для этого типа судов и их все привели в порядок, включив в дело.

Настроив дешифратор и убедившись, что взлом пошёл, таймер показывал, что это займёт около восемнадцати часов, солидно, но я примерно на такое время и рассчитывал, так что, чтобы не сидеть тут без дела, я стал исследовать ангар. Охранные дроиды тут были, но отключены, мы, когда проникли в ангар, пустили вперёд своих боевиков, рассчитывая на боестолкновение, но его не произошло. Теперь понятно почему, надо будет их тоже взломать, пригодятся, вполне неплохие машинки, хотя и заточены на одну работу, охрану и оборону пустотных объектов. Дешифратор будет долго занят, чтобы не тянуть время, я отправил одного из телохранителей на борт флаера, чтобы тот доставил второй и, кстати, последний в наличии дешифратор. Запасной можно сказать. Он был другой модели, чем тот, что ломал коды к искину курьера, чуть слабее, но от этого менее ценным не становился. В ангаре и ремонтники были, тоже пригодятся. Я как тот хомяк, что увижу, сразу прикидываю, нужно или нет. А так всё нужно.

Боец, отталкиваясь от стен, улетел, а я, изучив всё оборудование ангара, не смотря на сопротивлении Гната, тот не хотел, чтобы я покидал относительно безопасный и уже проверенный ангар, всё же выбрался наружу, все бойцы были со мной, и двинул дальше по коридору, прочь от перекрёстка. Дело в том, что в той стороне замер погрузчик с какими-то деталями в кузове, далеко, не рассмотреть какими. Но что важно, этот погрузчик, замер как раз в открытом проёме очередного ангара. А значит, дешифратор на взлом тратить не придётся, можно так проникнуть. В этом ангаре охрана действовала, и был бой. Один из наших боевиков получил серьёзные повреждения, отчего практически вышел из строя, но оба охранных дроида были уничижены.

— О, как? — удивился я, влетая в ангар.

Телохранители уже заканчивали его зачищать. А причина моего удивления в больших дюзах, в которые чуть не ткнулся, влетая в помещение. Ангар оказался не пустой и я сходу определил что это за корабль. Это был лёгкий патрульный крейсер, на борту которого проводились какие-то работы. Из простых, раз техники тут работали, если было бы что серьёзное, им бы инженер занялся. Ещё удивило то, что мы вообще нашли этот крейсер, его в списках находок в будущем, при изучении базы не было. Значит, не мы первые проникли внутрь после удара пауков, кто-то угнал его тогда. Что ж, теперь он достанется нам.

— Отлично, — воскликнул я. — Курьер нордцам, крейсер нам. Сейчас дешифратор доставят, поставим на взлом.

— А если корабль некомплектный? — спросил Гнат.

— Какие-то работы на нём проводились, надо посмотреть, что на погрузчике лежит, но какие не поймём, пока внутрь не попадём.

Отлетев от сворок ангара, я добрался до погрузчика и осмотрел кофры, изучая документацию на оборудование внутри, оно было нанесено трафаретом прямо на стенках контейнеров, так что я сразу разобрался что там.

— Это груз для крейсера, — сразу сообщил я. — Видимо оборудование рубки решили модернизировать, меняли. С этим и техники справятся. Оборудование щита, связь, вон радар, выносная антенна… там ещё что-то. Заберём, поставим или во время прыжка в гипер, или уже на месте. Посмотрим по сути дела… О, тут и оборудование маскировки, не знал что на этот тип кораблей их ставят. Видимо местная модернизация. Это хорошо, это пригодится. Что совсем отлично, в грузовой отсек крейсера наш флаер войдёт без проблем. В отличие от курьера.

Тут вернулся посыльный с дешифратором и, заметив нас в стороне, по лучам прожекторов засёк, и направился к нам. Искины крейсера были отключены, штатная процедура при проведении ремонтных работ в рубке, так что, поставив дешифратор на взлом шлюзовой, искины я смогу включить только в рубке, стал ожидать окончания взлома, осматривая сам ангар более детально. Тут мы нашли несколько пустых комбезов с пылью внутри. Судя по всему внутри было два техника, что ждали доставки оборудования, ну или подготавливали корабль к вылету, что с отключенными искинами не совсем так, а также шесть членов экипажа крейсера. Это я по нашивкам понял. Или сами прибыли, чтобы выйти в космос и вступить в бой поддерживая своих товарищей, или изначально присутствовали на месте, наблюдая за ремонтом. Ну это вряд ли, их сразу должны были выпустить в космос, там каждый боевой корабль на счету, каждая пушка. Так что, скорее всего, когда по базе ударили Н-пушками, экипаж только-только прибыл. Он ведь частично мог находиться на планете, на отдыхе. Или где в другом месте. Тут поди угадай.

Как выяснилось при осмотре обшивки крейсера, я понял, что всё же ошибся. Предположу, что экипаж корабля одним из первых встретил пауков, следы на обшивке на это намекали, часть брони погнута, им повредили некоторое оборудование и сбили щит. Дальше уже эскадра в бой вступила, вот экипаж под их прикрытием и рванул к базе, чтобы провести быстрый ремонт. Не успели. Техники, только и успели сделать, заменить часть выбитой артиллерии, заменили часть пусковых, перезарядили уцелевшие, всё снятое вооружении смятыми повреждёнными кусками лежало в стороне, ну и ждали прибытие оборудования для рубки, когда пауки, добив остатки эскадры, нанесли удар по базе. Вот такие дела. В принципе крейсер нам подходил, посмотрим, что внутри и определимся на месте. Тем более в ангаре был технический комплекс полной комплектации, так что взломаем корабельную шлюзовую и будем ломать его. Пригодиться, вещь нужная, тем более современная и наш телохранитель-техник с ним вполне справиться. Ремонт крейсера я собирался возложить на него.

Когда шлюзовая оказалась вскрыта, я сразу поставил дешифратор на взлом искина технического комплекса, и мы с техником и Гнатом прошли на борт крейсера. Реакторы отключены, ранее корабль был запитан от линии базы, кабеля подходили к носовой части, где был шурф подключения. На борту темно, из-за отсутствия гравитации всё летало, но это не помешало нам добраться до рубки, к счастью открытой. Ещё повезло, что не было боевых дроидов на борту, вернее они были, в нишах находились, но отключены, не активны.

— Работы часа на четыре, — прикинув, сразу определил я, и тут же повернулся к технику. — Всё что нужно на погрузчике, работай. Искины не активируй. Как закончишь, проведи диагностику корабля, что найдешь, ремонтируй. Приведя борт в порядок. Пожалуй, я остановлю взлом искина технического комплекса, хотя это и замёт десять часов, пусть управляющий искин крейсера ломает.

Так я и сделал, пока техник работал, он использовал единственного дроида у него под началом, универсала, перекинул дешифратор в рубку крейсера и, убедившись, что взлом начался, отправился обратно на борт флаера. Там хоть поесть можно, да душ принять. С техником остался один боец, подстрахует, а мы вернулись в ангар к фалеру. До окончания взлома курьера одиннадцать часов, а искина крейсера — пятнадцать. Время есть, отдохнём, ну и будем ждать. Ничего другого нам не остаётся. А самое паршивое, именно в это время на систему Зория как раз и навалились пауки. Сейчас там гибло множество людей.

Скажу честно, ожидание утомляло, я очень беспокоился за Лидию, это беспокойство буквально выводило из себя. Правда, внешне я этого старался не показывать. Чтобы не изматывать себя, переживаниями, всё же я человек, эмоции имею, бывает и страдаю, по возвращению, когда снял скафандр, отдав Гнату приказ на обычное несение службы, прошёл к небольшому шкафчику с медицинскими препаратами. Там нашёл снотворное, без него не усну, слишком много мыслей металось в голове и, пройдя в одну из кают, принял. Ничего, если что случиться, обычную аптечку на открытый участок кожи и та выведет из режима сна, нейтрализовав снотворное. Устал я, не без этого, нужно дать себе отдых, есть такое предчувствие, что силы вскоре понадобятся.

Очнулся я от тряски, и где-то над ухом палила пушка. Я сразу узнал выстрелы встроенного в стрелковые комплексы модели Штурм", которыми были вооружены мои телохранители, гранатомёта. Так бахать мог только он, это и из личного опыта тоже, прошлой ветки истории этой жизни. Тряхнув головой, стукнувшись о забрало шлема скафа, я прохрипел:

— Что за хрень?!

Судя по всему бойцы прикрывая меня, отходили по станции, куда-то вглубь. На плече меня несла Лана, одновременно стреляя. Где мы находимся определиться я не смог, но заметив, что стрельба стихает, помахал рукой, никак по-другому привлечь внимания я не мог, рации не было. Я её обычно надевал на комбез, сверху скаф и так общался с телохранителями, но видимо в спешке надевая на меня скафандр, про рацию забывали. Не пойму, по кому стреляем. Извернувшись, я попытался посмотреть в нужную сторону, но не смог, а на пятой точке глаз у меня не было. Если кто не понял, то к неизвестным, что напали на нас, я был повёрнут задницей.

Тут Лана заметив, что я шебуршусь, встроенная в скаф аптечка привела меня в сознание, опустила, отчего я, оттолкнувшись от неё и уцепившись о переборку, осмотрелся. Судя по активному движению губ за бронированным щитком шлема, та мне что-то пыталась сказать, пришлось показать на уши, мол, не слышу. Хлопнув себя по лбу, она достала рацию, и приклеила наушники и микрофон к шлему снаружи. Если поставить функции микрофона и наушников на максимум, то мы сможем слышать друг друга.

— Что случилось? — первым делом спросил я, чуть напрягая связки.

— Арахниды, большие, солдаты.

— Еп!

— Хорошо один дроид был выведен через открытую створку наружу и заметил приближающийся корабль Арахнидов. Большой, вроде средний крейсер. Наверное, совершать прыжки не может, а передвигаться по системе вполне. У него кормы практически нет, снесена. С этого корабля к нам и попрыгали солдаты. Около сотни.

— Десантная рота, — скривился я. — Кисло. Они нас раскатают в момент… Что дальше было и где наши? Я только тени вдали в коридоре вижу и мельтешение фонариков. А в той стороне, куда вы стреляли, ответвление коридора нечего нет, полная темнота.

— Там движение было, вот я и дала серию гранат. А как тут оказались, то пока корабль приближался, мы едва успели собраться и уйти внутрь станции. Один дрон удерживал солдат пока мы шлюзование проходили, он утерян. Похоже, там с крейсера выстрели, ангар сильно повреждён, а флаер, нет у нас теперь флаера. Пока мы уходили по станции, пауки нас догнали. Гнат заманил их к одному из узловых коридоров станции, где была серьёзная оборона и когда солдаты в неё вляпались, поддержал. Около десятка пауков точно уничтожено. У них скафы серьёзные, наши стрелковые комплексы почти не берут, нужно в сочленения брони бить, тогда шанс есть. Оглушить гранатой, и пока он контужен расстрелять. Правда, последнего боевого дрона мы потеряли, хорошее у пауков оружие, а тот был впереди, гранатомётами накрывал Арахнидов. Мы ушли от того перекрёстка, сейчас парни минируют коридор, ловушку делают.

— Понял, — кивнул я и осмотрел девчат, что были со мной, включая Керри. Они заняли оборону, держа под прицелами все открытые участки коридора. А вот левых нордцев не было, видимо помогали ловушку делать.

— Где мы?

— Я не знаю.

— Скинь маршрут с сети. У вас на тактических компах бронескафов должен был сохраниться маршрут по умолчанию.

Сумка с моими вещами, включая планшет висела на боку, как я узнал, флаер был уничтожен во время обороны ангара, но её прихватили. Достав планшет, без него я как без рук и телохранители об этом знали, так что прихватили, активировал его. Получив данные, я быстро просмотрел маршрут перемещения, а далеко те ушли, из планшета узнал, сколько проспал. Чуть больше пяти часов, маловато будет, пробиваться к обоим ангарам не стоит, искины ещё не взломаны. Да и корабли беззащитны, турели ПКО конечно помогут, но не сильно, на то они и десантники, чтобы брать подобные корабли на абордаж. Опыт у них большой, знают что делать, как вскрывать корабли Содружества. В общем, придётся побегать по станции. Чёрт, откуда эти уроды взялись? Понятно, что с одного из повреждённых кораблей Арахнидов, однако я как-то не рассчитывал на такую их активность. Видимо их привлёк наш флаер что был атакован орбитальным терминалом и под обстрелом ушёл за зону безопасности терминала. Дальше отследили и сблизились с флотской базой, высадив десант прямо с обшивки, скорее всего у них десантных средств доставки не было. Придётся потаскать их за собой, уменьшая количество, главное тут, чтобы те параллельными коридорами нас не обогнали и сами ловушку не устроили.

— Всё, я разобрался. Запроси Гната, закончил он или нет, есть шанс оторваться от пауков.

— Почти закончил, сейчас будут. Группа прикрытия заметила движение вдали, видимо Арахниды, справившись с обороной перекрёстка, снова нас нагоняют.

— Угу. Давайте за мной.

Я хотел было оттолкнуться и двинуть первым, когда вдруг меня схватили за ногу и дёрнули назад. Почти сразу я расслышал, как в ужасе завизжала Керри, причём не в эфире, так услышал. Вот остальные девчата, если и растерялись поначалу, но быстро пришли в себя и открыли огонь. Извернувшись, я рассмотрел, куда они стреляют, хотя и у самого сердце ходуном заходило, ещё бы, в темноте чья-то когтистая лапа схватила за ногу, и подтаскиваем к себе, тут кто угодно испугается. В общем, когда мы общались, я висел у решётки воздуховода, а когда хотел отойти, через решётку, раздвигая пластины, просунулась одна из лап солдата Арахнида и схватила меня за ногу. Причём так крепко, что я заорал от боли, ещё небольшое усилие и тот раздавали бы мне кость.

Девчата поливали сами решётку, стены вокруг и ту часть коридора, что уходила в сторону группы моих телохранителей, кстати, они активно двигались в нашу сторону, подстраховывая друг другу. А паук что держал меня, видимо получая пули, дёргался, после чего замер. Подлетевшая Лана срубила виброножом лапу и с трудом раздвинула когти. Я лишь стонал сквозь зубы. Не хотелось показывать свою боль, хотя с трудом сдерживал вопли боли или скулёж. Подлетевшие бойцы, оставив заслон, стали поливать стены, пол, потолок, дырявя их из своих мощных стрелковых комплексов.

— Уходим, — скомандовал я, скрипнув зубами, Лана наложила повязку, перед этим осмотрев скаф, не повреждён ли он. При этом, скинув с планшета карту с маршрутом Гнату.

Я уже успел проработать путь так чтобы мы проскользнули два перекрёстка незамеченными, через внутренние коммуникации, как этот паук нас догнал, пусть снова на оборону перекрёстков натыкаются или обходят, что тоже время. Нам нужно это время пока дешифраторы ломают искины. Кстати, у Ланы я уточнил, они пытались связаться с техником и прикрывающим его бойцом, но не смогли, сигнал не проходил через переборки. Специальные материалы, что глушат всё и вся. Скоро техник должен закончить работу, и они направятся к стоянке флаера, не подозревая, что после выстрела с крейсера там одни угли, и копоть на стенах. Плазмой выстрелили. Лана вела запись, да и дрон перед своей гибелью успел им скинуть картинку выстрела с корабля, дальше они ощутили, как нагрелись переборки, покраснев, значит, в ангаре бушевал пожар из плазмы. Жаль флаер, столько необходимых ништяков на нём было заготовлено для поисков. И для чего я старался, беря его с собой? С другой стороны шанс он нам дал, мы покинули планету, и имеем возможность отправиться на Зорию. Мизерную, с появлением солдат Арахнидов, но всё же. Причём маршрут я проложил так, чтобы пройти недалеко от коридора, где были выходы двух ангаров с кораблями в них. Была надежда перехватить наших парней, терять я их не хотел, остальные молчаливо с одобрением меня поддерживали.

Так что меня ухватили поперёк туловища и мы быстро, насколько это было возможно стали уходить, а позади загрохотали взрывы и были видны вспышки. Похоже, парни вместо мин ставили плазменные гранаты на растяжке. Не самое убойное оружие в невесомости, но там было что-то ещё, стены несколько раз содрогнулись, так что надеюсь, Арахниды хорошо по сопатке получили.

Уйти мы успели не так и далеко, похоже, запоздали с отходом, вот на нас и навалились со всех сторон. При переходе из одной шахты внутренних коммуникаций, в которые мы недавно спустили, в другую, вдруг из боковых ответвлений посыпались солдаты Арахнидов. Натуральные гиганты под два с половиной метра ростом, сплошная броня, по две наплечных плазменных пушки, ручные туннельные пушки в руках, в Содружестве ничего подобного не было, не смогли повторить, ну и разное друге оружие. В общем, у нас изначально не было шансов. Не знаю почему, но когда нам перекрыли все пути и навалились, пеленая, используя для этого очень прочные ленты, на вроде паутин, то никого не убили, брали только живыми. Думаю, мы нужны им в пищу. Вот меня взять им не удалось, и всё благодаря Гнату, до последнего он выполнял взятые на себя обязательства, сохранить мою жизнь.

Когда появились пауки, их встретили как надо, огнём стрелковых комплексов, машинки уже перезаряжены были, так что те поливали их непрерывными очередями и сериями гранат из подствольников. Воспользовавшись небольшим замешательством Арахнидов, Гнат приложил брусок взрывчатки к стене и, оттолкнувшись, закрыв меня своей тушей, подорвал её. Оглушило слегка, не без этого. В общем, когда наши выходили из боя один за другим, испуганную Керри один из солдат вытащил из небольшого ответвления для малых ремонтных дроидов. Я-то туда влезть не смогу, а как она до середины забралась, я не понимаю. Так вот, когда Гната ещё не скрутили, тот успел протолкнуть меня в эту пробоину. Никто кроме меня в неё залезть не сможет, включая массивных солдат Арахнидов.

Почти сразу извернувшись и отталкиваясь от стен, а меня вытолкнули в чью-то жилую ранее каюту, подлетел к закрытой двери, испуганно оглянувшись. Один из солдат пытался пролезть за мной и металл на месте подрыва стал изгибаться под его напором. Глядя в чёрные пустые фасетчатые глаза паука, забрало не было затемнено, я быстро вскрыл сбоку лючок, и подсоединив планшет, дав питание от его аккумулятора, смог открыть запор, правда, разрядив таким образом аккумулятор в ноль. Своими силами, чуть открыв створку, почему-то в стену она с усилием уходила, как будто что-то мешало, я протиснулся в образовавшуюся щель и рванул по коридору дальше, слыша за спиной визжащий крик солдата, в котором явно слышалась ярость, возмущение и злоба. Пауки, видимо сообразив, что я могу уйти, начали стрелять. Выстрелы их туннельных пушек дырявили стены тут и там, но по счастью те меня не задевали, хотя проходили впритирку. Буквально летя в обломках от всё новых пробоин, я вырвался из этого шквального обстрела, и рванул дальше. Испуг так и подталкивал меня в спину. Я даже не обращал внимания на продольный порез на бедре. Скафандр был повреждён, на месте разреза также была кровь, но немного, царапина. К счастью на территории базы была атмосфера, пауки тоже как-то попали внутрь, не нарушив целостности, однако холод уже начал пробираться внутрь, но активным движением я его сдерживал. А порез я получил, когда Гнат протискивал меня в пробоину, об рваный заусенец порвал.

Отталкиваясь от стен, потолка, он разных предметов, я, не снижая скорости, уходил как можно дальше. В таком стрессе был, что чуть не вылетел под турели и двух дроидов на очередном перекрёстке коридоров. Успел затормозить до входа в зону работы сенсоров. Быстро осмотревшись, отчего фонарик, закреплённый на плече, заметался в разные стороны, я приметил очередной люк, в этот раз в техническую шахту, если знать, как смотреть, то увидеть их можно, я знал. У меня на бедре был небольшой бластер, им отстрелил крепления люка и, убирая оружие в кобуру, резко обернулся, буквально в ста метрах от меня, была выбита решётка и в коридор с потолка, через вентиляционный воздуховод, в коридор, цепляясь своими шестью лапами быстро, даже как-то шустро выбрались солдаты Арахнидов. Показав им международный неприличный жест, я нырнул в воздуховод. Тот небольшой был, солдат не пролезет, а если сможет, то ему тяжело придётся.

По шахте я буквально несся, обливаясь потом. Есть такие страхи, бежишь и, кажется, что тебя вот-вот схватят, прямо такой ужас, поднимающийся из глубин души. Я старался его не глушить, тот придавал мне дополнительные силы, так что по шахте я реально буквально несся, поворачивая где надо. В одном месте пролетая через перекресток, чуть не столкнулся с солдатом Арахнидом, не знаю, одного из той тройки или нет. Мне кажется, эта внезапная встреча испугала нас обоих, тот шарахнулся в сторону, когда я случайно его осветил, а я только скорости прибавил, нырнув в очередную узкую шахту, пытаясь прогнать из памяти оскаленную за забралом шлема бронескафа его отвратительную морду. Цепляясь за небольшие скобы, их делают для манипуляторов ремонтных дроидов, чтобы тем было, как передвигать по шахтам, иначе это будет куда труднее, я, наконец, добрался до места. Отстрелил крепления и вывалился в коридор. В тот же коридор где повстречал ту тройку, но уже за перекрёстком с действующей системой безопасности. Кстати, все три паука, когда я прибавил мощности фонарику, сузив свет до прожектора, и посветил в ту сторону, обнаружились у люка, в который прыгнул. Они смотрели на меня. Тогда я стал делать разные движения, стараясь приманить их. Причём рядом с углом поворота, чтобы если они потянуться за своими туннельными винтовками, закрепленными на спине, успеть спрятаться. Пауки как стояли, так и стояли, лишь синхронно приподняли головы, размаривая скрытую пока турель под потолком, а потом снова на меня.

— Умные сволочи, — чуть не сплюнул я. Скаф и так пострадал, нечего его пачкать изнутри.

Ждать я не стал, помнил про того солдата с коим чуть не столкнулся, так что надо валить. Видимо большая часть солдат, разделившись, стали прочёсывать базу, воспользовавшись моей идеей с внутренними коммуникациями. С перекрёстками они уже обожглись, теперь знают, как нужно действовать. В общем, уйдя в коридор, я нашёл нужный люк, вскрыл его и нырнул внутрь. Перемещаясь с максимальной скоростью, стресс и усталость давали о себе знать, так что приходилось устраивать кратковременные остановки с отдыхом. После чего продолжать путь. Когда я вывалился в нужный коридор, люк был тесный, так что скорее не вывалившись, а выдавившись, я заметил вдали мельтешение фонариков. Отлично, парни ещё здесь. Определив это, я отстегнул клипсу рации, что каким-то чудом ещё была со мной и, настроив нужный режим, стал вызывать парней, их волну я знал. А с рацией вот какое дело. Лана, когда её цепляла, настроила на локальную работу, если проще, сигнал не уходил дальше, чем на пять метров, поэтому я мог общаться со всеми остальными, когда те войдут в эту зону. Тут дело в том, что у Арахнидов имелись свои спецы, что слушали эфир и, проводя дешифровку, передавали командирам, о чём говорят люди. Очень они организованные и подготовленные. В данном случае перехват был не возможен.

К счастью свет моего фонаря те сразу засекли, так что когда я появился в эфире, то на большой скорости рванули в мою сторону. Информация о солдатах Арахнидов придала им прыти. К тому же скоро тут появятся солдаты, в чём я был уверен на все сто. Не трудно догадаться, как они нас находили, вот их оборудованию переборки базы как раз не проблема и их более совершенные сканеры поиска биологических объектов, то бишь нас, видят везде. Именно поэтому те нас и загнали. На эту группу не отвлекались, потому как она малочисленная, хотя может и отправили с десяток солдат для захвата, да видимо те не успели.

— Бегом-бегом! — командовал я, а когда те сблизились, я перевёл работу рации снова на локальный режим и объяснил. — Солдаты нас везде видят, на базе нам не спрятаться. Сразу говорю это обдуманное решение. Единственное место, где есть шанс укрыться, это их крейсер.

— Разве такое возможно? — удивился один из бойцов.

— Внутри всё оборудование биологическое, их крейсер светится на их же сканерах как огонёк в темноте, на его обшивке они нас не увидят, можете быть уверенными, так что рвём к нему и прячемся там. Это единственный шанс, чтобы отсидеться. Нам нужно время пока дешифраторы работают. Пауки о кораблях не знают, это наш шанс. Паучий крейсер силён, но он изрядно повреждён, а наш восстановленный с полным боезапасом, ракетами раздолбаем его, это единственный шанс. Правда есть одна проблема, мой скаф повреждён, нужно искать замену, что как вы понимаете на базе проблема, или отремонтировать.

Менять скаф не потребовалось, присутствующий с техником дроид, просто заклеил разрыв. Перед этим мне на достаточно глубокую царапину наложили аптечку, и та использовала тот же медицинский клей, заклеила её, обработав и почистив, ну и введя разные препараты от заражения и нечто подобного. Тем более у парней, оказывается, были запасные картриджи с воздухом для скафа, мне его заменили и проверили на герметичность. Нормально, воздух держит, так что прихватив дрида, он передвигался не сильно медленнее нас, мы и рванули к ближайшей аварийной шлюзовой, что выходила на обшивку. Ею ещё техники пользовались, чтобы проводить ремонт снаружи, если имеется надобность. Таких шлюзовых на базе множество, но к сожалению ближайшая, что нам подходила, слишком далеко от нас.

Так мы и неслись, поддерживая скорость перемещения. Думаю, если бы не было воздуха на базе, соответственно его сопротивления при передвижении, то отталкиваться приходилось бы меньше, соответственно тратя на это меньше сил, но что есть то есть. Везде есть свои плюсы и минусы.

— Нагоняют! — рявкнул техник.

У него встроенное оборудование в компе бронескафа, оно позволяло видеть в темноте, так что в очередной раз обернувшись, тот и заметил преследование. Мы передвигались по длинному коридору, тому самому, куда выходили ангары и издалека тот засёк их. Двигались мы таким манёвром, один боец впереди, потом я, за мной техник со своим дроидом. Двигались мы на максимальной скорости, что мог развить сам дроид, не на пределе, но близко. Тем более техник смог увеличить скорость его передвижения. Тот сначала двигался, работая всеми опорами, но техник взял его под прямое управление и дроид стал повторять наши движения, с силой опорами отталкиваться от разных предметов, отчего скорость полёта его изрядно возросла, и тот фактически двигался с одинаковой с нами скоростью. При этом не уставал, в отличие от нас.

— До шлюзовой осталось минут пять таким ходом! — почти сразу ответил я.

Ориентироваться было сложно, всё же планшет я разрядил, всё по памяти, но одно я помнил точно, шлюзовая находилась рядом с очередным перекрёстком, вернее за ним, и чтобы до той добраться, нам нужно как-то пересечь перекрёсток, ну или обойти что с учётом преследователей так же не совсем просто. Придётся обходить, другого выхода нет, иначе изжарят, или схватят. Тут вдруг в коридоре оставляя волнистый, голубоватый цвет пронеслось несколько линий. Такие же следы оставляют туннельные пушки кораблей Содружества, у пауков та же проблема. Однако нам теперь реально определить, что они в нас стреляют. Причём стреляют в притирочку, загоняя и не давая уходить в сторону. Сблизились сволочи.

— Не отстаём, немного осталось, — стараясь не сбить дыхание, сообщил я. — Сейчас люк будет, сбиваем крепления и лезем в него. К сожалению, где вы пролезете там, и солдаты смогут. Гранаты есть?

— Штатный комплект, по две у каждого, — почти сразу отозвался двигающийся впереди боец.

— На растяжки время от времени ставить будете, это их замедлит. Через перекрёсток они не пойдут, учёные, сволочи, значит, за нами полезут, вот гранаты и пригодятся.

Добравшись до люка, я сбил его, пока оба телохранителя гранатами притормаживали пауков, по сообщению технаря их за нами полтора десятка шло, весь коридор позади в движении. Так-то солдаты Арахнидов особо пленных в бою не берут, но сейчас ситуация другая, мы это фактически единственное средство их выживания — пища. Вот те и брали живыми, так и только так. От взрыва гранат поднялись облака пыли и бойцы перестали их видеть лишь какое-то постоянное движение внутри облака. Первым в люк скользнул дроид за которого я и уцепился. За мной техник, тот им управлял, и замыкающим боец, он растяжки и ставил, все граниты ему были переданы. За нами он вполне успевал. По рации я объяснял технику, где на следующем перекрёстке поворачивать, так что двигались мы на максимальной скорости, когда добрались до люка, то я даже остановить дроида не успел, как тот всей своей массой выбил его, и мы вывалились в коридор, но уже за перекрёстком. С той стороны как сообщил техник, было с десяток солдат. Шестерых не досчитались, видимо за нами пошли. По сообщению второго бойца он точно слышал два подрыва, на этом всё. Немедля мы двинули дальше, ждать смерти подобно.

Разная техника в коридорах нам встречалась часто, были даже погрузчики с разными судами на них, или даже истребителями, видимо на лётные палубы перевозили, или в ангары. Вот и в очередной раз, приметив грузовую малую платформу, что дрейфовала по коридору, я чуть не пролетел мимо, скользнув по ней безразличным взглядом, но резко затормозил, отдавая несколько приказов:

— Стой! Занять круговую оборону.

Подлетев к платформе, я даже захохотал, теперь можно самим щёлкнуть пауков по носу. Там в грузовом отсеке были аккуратно сложены и закреплены ремнями контейнеры со взрывчаткой, отличной пластиковой взрывчаткой, она годилась для использования в космосе, та его не боялась. Применяется в основном десантниками как вышибательными зарядами. Они и упакованы в такие пачки, вроде шашек.

— Берём всё. Загружаем на дроида, ну и на себя.

Даже себе на спину я закрепил один такой ящик, восемь на дроида уцепили, ещё четыре он удерживал связкой вместе и по два на бойцов, больше нельзя, лишатся маневренности, что для нас смерть. Не задерживаясь, прихватив весь груз платформы, ничего не оставили, мы двинули дальше. Скорость сразу упала, чуть ли не вдвое, это не налегке передвигаться. Однако до шлюзовой осталось не так и много и мы успели свернуть к ней до появления пауков в прямой видимости. Там вручную прошли шлюзование и, выбравшись на обшивку, прямо по ней, подошвы были намагничены, двинули на максимальной скорости в сторону корабля и выхода нашего ангара, где раньше стоял флаер. Там на месте, мы укрылись за орудийной башней, наблюдая за движением у корабля.

— Смотрите, наших ведут, — шепнул техник.

Я не видел, так что тот стал описывать, что ему было видно. Его комп работал в режиме бинокля и тот мог приближать изображение.

— Наши все? — тут же поинтересовался я.

— Считаю ещё… Да, судя по коконам, наших всех спеленали и на корабль перетащили.

Второй боец в ту сторону не смотрел, тыл стерёг, но так же прислушивался с большим вниманием.

— Всё, чисто, — когда движение стихло, сообщил техник и мы, оттолкнувшись, полетели прямо к кораблю Арахнидов.

Посадка жёсткой была, мне хоть и удалось, благодаря дроиду, развернутся и встретить поверхность бывшего астероида подошвами ботинок скафа, но всё равно приятного мало. Бойцы они вообще без проблем пережили полёт и встречу, а вот дроид повредил один манипулятор.

— Работаем, у нас очень мало времени, — скомандовал я и мы, перемещаясь, цепляясь за камни обшивки корабля Арахнидов, ушли за него, чтобы со стороны станции нас не было видно.

Там распаковывая контейнеры, и растягивая взрывчатку на подобии верёвок, но толстой, чтобы взрыв был сильнее, стали укладывать её в трещину, что пробороздила половину корпуса корабля как раз в центре. Судя по странной пузырящейся мягкой субстанции, её изнутри заделали чем-то вроде аварийной пены, что применялись на судах и кораблях Содружества. Похоже, сама трещина свежая, недавно образовалась, после боя с боевыми кораблями местной эскадры. Если повезёт, корабль мы переломим пополам, взрывчатки вполне хватало. Укладывали её мы с техником и его дроидом, второй боец в прикрытии, нам по сторонам смотреть некогда было. В контейнерах вместе с зарядами были и детонаторы, так что каждые пять метров по одному детонатору устанавливали. Так и работали в течение десяти минут, а когда взрывчатка подошла к концу, парни всего по паре вышибательных зарядов оставили, как замену гранатам, то перебравшись на нос корабля, приготовились.

— Значит, слушаем меня, парни. Подрываем и рвём к пролому. Проникаем внутрь корабля и ищем наших, я их бросать не собираюсь. Большую часть экипажа можно не опасаться, они скафов обычно не имеют, значит, вакуум убьёт их, разве что солдат встретим, из тех, кто уцелеет. Вот наши должны выжить, особенно если они дальше от эпицентра взрыва и в коконах. Дальше вытаскиваем их с корабля и на станцию, только там режем коконы. Штука та уникальная, наших наверняка из скафов достали, они внутри коконов как в спасательном коконе, тот их и кислородом снабжает, и спасает от холода, можно сказать, консервирует на время, они в спячке должны быть. В общем, только на территории базы мы можем их освободить, там есть помещения со скафами, оденутся, и двигаемся к кораблям. Времени, конечно, много осталось до момента окончания взлома, да и по базе ползают оставшиеся солдаты, но надеюсь, отобьёмся, другого выхода нет. Там на базе по ситуации. Ждать не будем, иначе кого-нибудь из наших схарчат, а этого я допустить не могу. Всем всё ясно? Тогда готовность, и-и-и… Рви!

Подорвали. Это техник сделал, настроил свой комп бронескафа на сигнал детонаторов и рванул их. Нормально, корабль так содрогнулся, что меня чуть не сорвало с дроида, за которого я уцепился руками и ногами, и не унесло в открытый и отнюдь не чистый космос. А тот соответственно цеплялся за крупный выступ на обшивке корабля Арахнидов. Кажется, это была уничтоженная оплавленная малая плазменная турель.

— Вперёд-вперёд, пока они не пришли в себя, — командовал я, и мы рванули к пролому, оставаться в тылу я не хотел и, будучи вооружённым своим бластером, рассчитывал поддержать парней.

Они оба должны участвовать в бою, тем более дроида можно применить, да хотя бы атаковать солдата, чтобы тот манипуляторами удерживал его, пока наши не отстрелят ему голову. Так случилось с первым солдатом, что ошалевший вылетел на нас, когда мы проникли на корабль и стали продвигаться по нему. Пока бойцы зачищали соседние помещения, я снял с паука пояс с зарядными ячейками и саму туннельную пушку, она на вид была в порядке. Тяжеловато для меня, даже в невесомости, поэтому я передал её технарю. Тот попробовал выстрелить и не смог, пушка на неизвестных принципах работала, так что тот закрепил её на спине, надеюсь позже разобраться с ней, и мы двинули дальше. Пауков мы действительно встречали много, в основном мёртвых или свернувшихся, видимо те так в спячку впадали. Все мертвы, кроме этого солдата. Дроид обзавёлся новыми повреждениями, но передвигаться был в состоянии, так что и двинул первым, так сказать, чтобы принять весь возможный огонь на себя. Однако ничего, так и шли, пока солдат больше не было. Когда мы ткнулись в переборку, между прочим металлическую, то подорвали её вышибательными зарядами. Наружу сразу стал выходить воздух, и проникли внутрь, осматривая разные помещения и отстреливая экипаж крейсера. Я трёх убил, правда, все три техниками были, мелкие как клопы, мне по колено. Немного беспокоило то, что больше солдат мы не встречали, могу только предположить что те, что доставили коконы с нашими товарищами, вернулись на территорию базы. Их дружки нас потеряли, вот и стали устраивать обширные поиски. Однако всё равно стоит поторопиться. В одном помещении мы нашли прозрачные коконы, в трёх обнаружились солдаты с разными повреждениями. Эти коконы были заполнены какой-то пузырящейся зеленоватой жидкостью. Я так подозреваю это прототипы медкапсул Арахнидов, и солдаты после боя с нами проходили тут лечение. Они так же были в скафах, насколько мне было известно, они несъёмные, те росли с ними, выращивали на себе. Разве что забрала могли откинуть, чтобы пожрать, да секция расходились под брюхом, для чего думаю не нужно объяснять.

— Есть! — воскликнул второй боец, когда выбив ногой створку одной из дверей, заглянул в помещение. Мы подскочили к нему и тоже заглянули. К потолку были подвешены коконы, причём почему-то больше чем у нас было товарищей. Ошибиться сложно, коконы из широких в десять сантиметров лент намотанных на людей.

Пока бойцы зачищали это помещение, я быстро пересчитал количество коконов.

— Сорок семь, не слабо. Да ещё не факт что это единственная их кладовая.

Пока второй боец, встав в проеме, отслеживал помещения корабля, нельзя чтобы нас застали врасплох, мы с техником и его дроидом стали срезать крепления и под потолком и складировать коконы у выхода. Всё равно где наши мы не знали, а бросать остальных, совесть не позволяла. Кстати три кокона были небольшими, есть такое подозрение, что там дети. У дроида был баллон с суперпрочным клеем, как для работ в открытом космосе, так и в помещениях с атмосферой, вот с помощью этого клея, мы и связывали коконы по три штуки. Больше нельзя, через коридоры корабля не пройдут. Верёвок у нас нет, но техник быстро нашёл выход. Тот же клей, если растягивать вовремя высыхания, мог изображать достаточно прочную и гибкую верёвку. Вот тот и работал, чтобы на манер бусинок, эти коконы по три связать в длинный караван. Так можно их будет одновременно тащить. По открытому космосу ладно, там легче будет, а вот по кораблю это создаст определённые проблемы. Тот же дроид выступит на манер буксира и утащит всё, ну а мы по бокам подстраховывать будем. Другого выхода нет. Когда всё было готово, то я с дроидом остался на месте, охранял коконы, а остальные двинули осматривать помещения дальше. В соседнем они нашли отстойник, полный скелетов, судя по черепам, больше двух сотен человек съели, кости они не трогали, те розовыми стали, это их желудочный сок, съели, переварили до костей и выхаркнули что осталось. Странно только что от костей не избавлялись, может они им для чего-то служат в будущем? Не знаю, что и предположить. Я, конечно, изучал все сведенья о пауках, именно оттуда всё и узнал о них, о тех же коконах, об экипажах кораблей, но такой информации там не было, только предположения. Никто не знал для чего им кости после приёма пищи.

Парни закончили с осмотром остальных помещений минут за десять, торопились как могли, быстро работали. Нашли командную рубку и уничтожили командиров, их там шестеро было, даже не прятались. После этого дроид ухватился за буксирный трос, созданным из клея, и мы двинули к выходу, к рукотворному пролому сделанному нами. С трудом, пару раз застряв на перекрёстках коридоров, но мы выбрались наружу. Вторая половина корабля, дрейфовала метрах в трёхстах от нас, удаляясь, так что, оттолкнувшись, мы стали её нагонять. Нагнали, и тут всё осмотрели. Пауки были, девять живых нашли, среди них ни одного солдата, уничтожили, однако и коконы были найдены, пять штук. Не зря осматривали. Прихватили их, включив в связку, стали готовиться к дальнейшему передвижению.

— Чисто, — сообщил боец, что осматривал пространства вокруг корабля и у базы, её обшивку он тоже осмотрел. Свет звезды вполне позволял видеть большую часть предметов вокруг, я теперь тоже слепым не был.

— Двигаемся у резервной шлюзовой, только не той, через которую территорию базы покидали, её мы спалили, там может засада быть или мина, а пауки тоже вполне на это дело предприимчивы. Двигаемся к другой шлюзовой, той, что ближе к нашим ангаром.

— А почему мы к дальней убегали, если эта ближняя была? — поинтересовался техник.

— Для того и к другой уходили, чтобы в будущем этой воспользоваться. Ладно, без разговоров, двигаем к шлюзовой.

Оттолкнувшись от кормового обломка корабля Арахнидов, вот теперь он точно мёртв, мы полетели к обшивке базы. Сначала до неё доберёмся, а там уже по обшивке и до шлюзовой дойдём. Причём оттолкнулись мы таким образом, чтобы продуманно перехватить коконы. Они конечно мягкие и эластичные, но таранить ими базу не хотелось. Так что дроид слабо оттолкнулся, дрейфовал следом за нами, сильно отстав, ну а мы ушли вперёд. В этот раз меня перехватили при посадке, бойцы раньше до неё добрались и просто поймали меня на руки. Вот дальше мы ловили коконы. Дроид отцепившись, приземлился сам в стороне и тут же шустро передвигаясь, направился к нам, ну а бойцы, бегая по обшивке, ловили коконы, притормаживая их. Нормально, длинной колбаской та висела у обшивки, дроид снова впрягся и мы двинули к шлюзовой. Всё это объяснять просто, но вот проделывать, это труд, большое внимание, и сосредоточенность.

Солдат пока не было видно, скорее всего, потеряв нас, они ушли вглубь базы и ищут там. Связи с командой их корабля, скорее всего не было, вот те панику и не поднимали, работая по поставленным задачам. Это только предположения, всё же разум у командиров солдат Арахнидов построен немного по другим принципам, но не думаю что ошибусь. Я даже предположу, что будет дальше. Когда те нас, не обнаружив вернуться к кораблю, и увидят лишь обломки от него, они уйдут на базу, оборудуют себе помещение и залягут в спячку. В таких спячках они могут находиться не один десяток лет, а пробудиться могут от любого шороха или движения, если на базе появятся чужие. Если люди — это пища, свои — вывезут. Вот такие дела.

Шлюзовая была не большой, так что пришлось резаком дроида разрезать все буксирные нити, что связывали коконы между собой, и по одной связке, а в связке как я уже говорил по три кокона, заводить в шлюзовую. Дальше мы работали таким манером. Техник со своим дроидом и мной перешёл на борт станции, там дроид снова связывал коконы в бусы, второй боец снаружи, посматривает вокруг и подаёт коконы, а у меня работа самая простая, но от этого ещё и физически затратная. Если проще, то я лично проводил ручное шлюзование, внутри базы их принимал техник, и я возвращался за следующей партией. Так и работали. Семнадцать раз пришлось всё проделать. Возможно, кто-то удивиться, как так семнадцать связок, если коконов пятьдесят два, значит семнадцать коконов и один сверху лишний. Так и есть, однако стоит вспомнить о трёх небольших, предположительно детских коконах. Все три мы связали с одним взрослым, те несильно выходили за размеры остальных, вот и получается ровно семнадцать.

Нормально, мы, наконец, на борту базы, коконы снова в связке и мы, осторожничая, утроив внимание, двинули к ангарам. Надеюсь, солдат поблизости нет, и те нас не видят, всё же их сканеры имеют свою дальность и те работают просто не в этом секторе, потеряв нас. Причём все прожекторы были отключены, свет один из демаскирующих факторов, что выдавал нас. Я двигался на ощупь, ухватившись за дроида, вся оборона и охрана на бойцах, на них вся надежда. Рядом с шлюзовой, через которую мы попали на территорию базы, находилось помещение, оно относилось к службе спасения и эвакуации базы. В таких помещениях находились средства спасения, всегда это обычные недорогие скафы. Кто не успевал к спасительным капсулам, мог покинуть территорию базы, воспользовавшись этими скафами. Там же имелись наплечные двигатели для них, чтобы на них отойти подальше от базы. А вдруг та рванёт, очень даже не редкое дело при обстреле, особенно если один или два реактора повреждены и идут в разнос. Двигатели мы брать не стали, лишний груз, но парни посетили помещение, двери пришлось выбивать, причём моим бластером как самым бесшумным оружием. Внутри как сообщил техник, сам я не видел, они нашли двадцать кофров со скафами и картриджами с воздухом, аккумуляторами и аптечками, все забрали. Хорошо, половине спасённых их подобрали. Вот так и двинули. Добравшись до открытой створки в наш ангар с крейсером, мы прошли внутрь и занялись делом. Засады тут не было, что нас заметно успокоило. Задерживаться нам тут не хотелось, это опасно, мы лишь прошли на борт, и пока мой планшет заряжался от дешифратора, я активировал открытие малой грузовой створки в трюм. Запор открылся, но сама створка нет, реакторы заглушены, а запускать их это как крикнуть: Эй, мы здесь! В общем, вручную дроид открыл створку, и мы все коконы подали в трюм. Помимо них все, что представляло ценность в ангаре, даже пустые и пыльные комбезы собрали. Вполне возможно, несостоявшаяся пища пауков внутри коконов были нагими, тоже пригодятся. Заперев крейсер, я забрал немного подзарядившийся планшет, заодно проверив, сколько осталось до конца взлома, шесть часов. Чёрт, как много, и мы двинули ко второму ангару. Там тоже проверили. Нормально, пару часов подождать. Взлом у курьера шёл явно быстрее, чем взлом более серьёзных искинов крейсера.

Причина таких наших действий проста. Мне было хорошо известно, что пауки своих жертв внутри коконов не видели, я имею в виду их сканеры. А если мы сейчас начнём их извлекать, то и сканеры смогут сработать на большое скопление людей, а оно нам надо? Рано пока, ой как рано. Ничего, те в коконах ещё побудут, ничего не случится. В ангаре с курьером тоже оставаться было опасно, а разделятся, чтобы снизить риск обнаружения до минимума так же не хотелось, поэтому мы покинули ангар и двинули к шлюзовой. Той самой что ближе, где с коконами возились. Повезло, на солдат так и не наткнулись, даже не слышали их, видимо вообще где-то далеко ищут нас. Мы покинули территорию базы, и бойцы, задействовав свои двигатели на скафах, полетели прочь от станции. Я планировал не самое простое дело, нужно отлететь чуть дальше, чтобы уйти за зону работы ручных переносных сканеров пауков, и найти в обломках вокруг малое судно. Если проще, челнок или бот. Нам же нужно на чём-то спускаться на Зорию, когда мы до неё доберёмся. Не хочу там, на орбите тратить на это время, раз здесь оно есть.

Оптимизма я не терял, поэтому и строил планы на будущее. Правда, подстраховался. Дроида нашего покалеченного мы оставили в трюме крейсера с коконами. Были причины для этого. На себя надейся, но и в будущее смотри. Вполне возможно, что нас перехватят или ещё что случиться, и мы не вернёмся. Тогда как быть спасённым? Сами они не выберутся, они внутри в камотозе находятся и будут в нём находится, пока не умрут. Коконы сохраняют тела в течение трёх месяцев, потом всё, тело умирает. Поэтому если нас не будет в течение недели, то техник так запрограммировал своего дроида, что тот, очнувшись от спячки через эту неделю, начнёт аккуратно вскрывать коконы, задача не повредить содержимое. Потом перемещать тела внутрь скафов, программы по их открытию, и закрытию с человеком внутри у него были, активацию аптечки, чтобы та вывела токсины из крови, ну и браться за следующего. В трюме было двадцать баулов со скафами, плюс пять мы ещё нашли на крейсере, значит, тот может поднять только двадцать пять человек, включая всех трёх детей. Воздух на борту корабля есть, хотя система жизнеобеспечения и не функционирует, в трюме так же была атмосфера, так что кратковременное пребывание вне кокона и скафа те переживут, даже простудится не должны успеть. Когда те придут в себя, то уже будут действовать сами, что мог я сделал, дальше их задача выжить, на нас они могут не рассчитывать. Это так, подстраховка, но без неё я уйти просто не мог, парни меня поддержали. Мало ли что. К тому же я так настроил дешифратор, что после взлома управляющего искина он приступит ко взлому остальных, а когда кто-нибудь из моих телохранителей очнётся, надеюсь они в той двадцатке будут, сигналы их нейросетей в дешифраторе были, он скинет им коды к искинам, чтобы те могли взять управление кораблём на себя. Поднимут Керри, она примет командованием крейсером, ну или пилоты среди других спасённых найдутся, не скажу, не знаю, как там возможно всё произойдёт. Я не говорю, что так всё будет, просто одна из ветвей возможного пути развития.

Сплошное поле обломков вокруг, как от кораблей Арахнидов, так и от кораблей Содружества, изрядно мешало передвигаться вперёд. Однако ничего, от крупных мы уходили в сторону, смещаясь, от мелких просто отмахивались, тем более они больше дрейфовали. Правда бывали такие, что летали быстро, эти могут и броню скафов пробить, что уж про мой говорить, мы видели их столкновения с другими обломками. Но к счастью сами с ними пока ещё не встречались. Как-то не хотелось, шансов выжить было мало, мизерные я бы сказал.

Поначалу нам встретился бот, что медленно вращался вокруг своей оси, дрейфуя с обломками. Мы к нему рванули, но обнаружив большую опалённую дыру в районе трюма, стали искать другую цель, эта нам не подходила. Внутри, похоже, всё выгорело, одна скорлупка смоталась. Потом ещё несколько повреждённых судов нашли, пока, наконец, не обнаружили челнок. Тот не вращался, похоже, его искин был в норме и, работая движками, стабилизировал судно. Тем более стояночные маячки у него горели. Через месяц согласно заложенной программе он начнёт глушить все системы, проводя консервацию, а сейчас на борту всё должно работать. Вот к нему мы и подлетели, челнок на вид был в порядке, так что я решил брать его. У шлюзовой открыв люк с панелью управления, подсоединил планшет, искин тут же затребовал коды доступа, ну а я активировал программу по взлому. Немного варварскую, но у меня другого выхода не было, надеюсь искин не успеет сойти с ума. В общем, я в сеть ему запустил вирус, который полностью блокировал его действия, а сам удалённо с планшета произвёл открытие шлюзовой, тот помешать мне не мог, с вирусом боролся. Пройдя шлюзование, мы попали внутрь челнока. Тут работала система жизнеобеспечения, так что я с огромным облегчением стянул скаф и рванул в сторону единственной жилой пилотской каюты челнока, в санблок. Очень в туалет хотелось, прямо так нестерпимо, на последних крохах силы воли держался. Это парням легко, у них в скафах всё есть, можно сказать, такие мини-корабли со своими системами жизнеобеспечениями со своими средствами уборки за пилотами, у меня же ничего подобного не было. Сила воли только, но и у неё были свои пределы.

Быстро сделав свои дела, я рванул в рубку, там техник по моему приказу, вручную извлекал искин из шахты. Малым тот был, тут вообще одна шахта была. Подсоединив к нему планшет напрямую, активировал нормальный взлом, удалив вирус. В общем, тот пошёл и, судя по таймеру моему планшету на это понадобиться часа три. Ну это ещё нормально. При этом чтобы реактор не заглушился с отключением искина, я дистанционным доступом подключил его к своему планшету, чтоб тот частью своих мощностей управлял им, как и системой жизнеобеспечения, всё остальное было отключено, планшет просто не потянет управление. Время взлома скакнуло до четырёх часов, но не страшно, подождём.

Убедившись, что всё идёт как надо, я направился обратно в каюту. Второй боец, раз делать пока нечего, собирал комбезы, что лежали по всему пассажирскому салону челнока, тот оказался флотским, грузопассажирским и на борту, судя по количеству комбезов, было двадцать семь человек. У двоих на комбезах имелись нашивки командиров кораблей. Видимо часть экипажей возвращали с планеты на базу, да вот попали под действие Н-пушек.

Комбез свой, тот имел заклеенный разрыв, осторожно сняв, приложил к ране аптечку, перед этим с некоторым трудом содрав медицинский клей. Та пострекотала, делая уколы, и наложила свежий клей. Судя по данным маяков, что горели, моё состояние в норме. Пока бойцы работали по челноку, осматривая, что на нём есть, собирая так же оружие, в основном офицерские игольники, хотя и пара армейских станеров попалось, я принял душ, уж очень хотелось и, забравшись в койку, сообщил, что до момента окончания взлома я буду спать. Как взлом закончиться, поднимут. Думал, не усну, ещё бы, такие события, сам постоянно на адреналине был. Ну не постоянно, так никакой организм не выдержит, но в стрессовых ситуациях, особенно вовремя погонь, так точно. Вырубился сразу, голова даже подушки коснуться не успела.

Проснулся я от толчка, открыв глаза, обнаружил над собой техника, он, заметив, что я проснулся, убрал руку от плеча и протянул вскрытую упаковку с офицерским пайком, от него шёл пар и приятные ароматы. Почти сразу живот забурчал, намекая, что давно уже пора подкрепится.

— Время? — тут же спросил я.

Тот ответить мог сразу, у него в отличие от меня интерфейс часов выводится нейросетью на рабочий стол и он в любое время может узнать который час. У меня такой возможности нет, планшет далеко лежал, за ним тянуться нужно, а коммуникатор я из принципа не носил. Не то чтобы не нужен, но один раз у меня два прибора, разных производителей, планшет и коммуникатор вошли в конфликт, и при передаче данных была уничтожена вся информация с планшета. Это давно было, я ещё, когда только познавал мир в этом теле в прошлой истории этой жизни, а помню до сих пор. Да и хватало мне планшета. Потом нейросеть была, в общем, как-то без коммуникатора обходился.

— Четыре часа прошло. Разбудили вас как вы и просили.

— Хорошо.

Откинув одеяло, я быстро натянул слегка починенный комбез и, взяв пластиковый поддон с пайком, приступил к ужину за обеденным столиком. По внутреннему времени у меня был глубокий ужин. Со всеми теми делами, что творились вокруг, время у нас давно сбилось. Снова придётся перестраиваться. Боец ушёл, они со вторым устроились в общем пассажирском зале, а я, закончив с ужином, посетив санузел, там были средства ухода, привёл себя в порядок и бегом в рубку. Планшет взломал искин, коды к нему теперь имелись, так что, позвав техника, и дождавшись, когда тот вернет небольшой цилиндр на место, я провёл активацию и вбил коды. Регистрация меня как владельца прошла штатно, так что тот теперь подчинялся мне.

Искин сразу стал проводить тестировать всех систем, сообщая мне о неполадках, они всё же были, и техник получив под управление ремонтный дроид, я даже удивился, что тот оказался на борту в скрытой нише, при осмотре бойцы его не обнаружили, просмотрели, и техник приступил к ремонту. То, что он не мог восстановить из-за отсутствия запчастей, оставлял на потом. Я же, когда сканеры снова заработали, "осмотрел" часть системы, насколько хватало дальности, особенно всё что со стороны базы. Она не так и далеко находилась, сканер спокойно доставал до неё. К сожалению, сам челнок никакого вооружения не имел, кроме игольника, оставшегося от пилота, оружие пассажиров я не считаю, и простенького игольника из стандартного спаснабора под креслом пилота. Так что боевого радара у судна не было, лишь сканер, требуемый для судовождения.

Часть внешнего оборудования была повреждена, ремонтник, что уже выбрался на обшивку этим ремонтом и занимался, но к счастью сам сканер как раз уцелел. Кстати, техник, что продолжал проводить ремонт, доложил, что пока я спал, один из них, между прочим, тоже кемарнул пока второй дежурил, что не раз слышал удары по обшивке. Обломки что продолжали двигаться по системе после боя произошедшего чуть более суток назад, врезались в обшивку. Пробитий пока не было, но думаю, вмятин хватает. Именно они и повредили навесное оборудование. Среди них был и один маневровый движок. При тестировании искин сообщил, что тот не выдаёт полной мощности и вот ремонтник только что выяснил, что повреждён энерговод к нему, ячейка внешнего выхода и ремонтник занимался восстановлением. Из-за этого я пока и не трогал на ручном управлении челнок с места, подам энергию на движок и ремонтник сгорит. Оба бойца, включая техника, не умели управлять малыми судами, придётся самому.

Вызвав обоих телохранителей в пассажирский зал, я узнал, что они обнаружили на борту челнока. Как я и думал ничего серьёзного, лишь малый контейнер в трюме полный офицерских пайков, в принципе всё на этом, кроме пустых комбинезонов и вооружения оставшееся от погибших флотских ничего больше не было. Причём нужно ещё сбросить привязку с оружия. Уточнив пару моментов, я сказал:

— Что ж, пока всё идёт по плану, но нужно обсудить наши дальнейшие шаги. Значит так, искин курьера уже должен быть взломан, более того дешифратор выполняя заложенную программу сейчас взламывает второй, вспомогательный искин этого корабля. Это нам без надобности, нордцы, если они живы, и на основном доберутся до Норда. В общем, эту задачу мы должны выполнить. По второму кораблю, вот-вот будет взломан управляющий искин крейсера. Этого уже хватит для того чтобы покинуть ангар и уйти в прыжок. Как это всё сделать моя задача, технический вопрос решаем. Проблема в том, что при запуске реакторов идёт волна энергии, сканеры пауков на это среагируют со стопроцентной вероятностью, так что те двинут к нам. Пока те выйдут на режим работы, доступный, чтобы покинуть ангар, пауки раза три успеют вскрыть оба корабля, добравшись до нас. Это одна из основных проблем. Использовать все те суда, что находятся в системе у нас не получиться, они требуют слишком много времени, чтобы привести их в порядок, да и честно говоря, ждать пока будут взломаны их искины я тоже не хочу. Выход тут один, берём, как и собирались, оба корабля, курьер и крейсер, но при этом отбиваемся от пауков. Такой план самый быстрый, и вполне рабочий. Сами воевать с солдатами Арахнидов не будем, для этого существуют боевые, штурмовые и противоабордажные комплексы. Скажу вам по секрету, боевые подразделения Содружества вступают в боестолкновение с пауками напрямую только в случае крайней необходимости или когда нет другого выхода, обычно до этого между Арахнидами и людьми боевые дроиды. Бойцы просто добивают оставшихся пауков. Такой принцип войны. Хотя возможно вы это знаете, всё есть в ваших базах данных. Ладно, что делать вопрос прояснили, теперь по поводу боевого комплекса. Да, взламывать его искин это очень долго, тем более дешифраторов у нас при себе нет, кроме нескольких программ для взлома на моём планшете, однако есть выход. Не так далеко от нас висит корма тяжёлого крейсера Содружества и на корме полностью готовый к бою противоабордажный боевой комплекс полного штата, а так же четыре, универсальных боевых дроида, они могут действовать в отрыве от своих товарищей. Там есть ещё два универсала, но они повреждены, разве что из двух собрать один, вполне реально. Так вот, взламывать его не надо, при изучении системы, в будущем этот обломок нашли мои ремонтники, сняли всё с него и отправили на разборку. Так вот, все коды к боевым дроидам и комплексу оказались на планшете корабельного инженера, а того мой планшет взломает за пару часов. Так что летим на место, техник восстанавливает из двух повреждённых дроидов одного, нам нужно боевиков как можно больше, и летим на базу. Операция по покиданию системы Декон переходит в завершающую фазу.

— Разрешите вопрос? — спросил второй боец.

— Можно, — кивнул я.

— Как я помню минные поля сплошные, глушилки гипера ещё действуют. После того как пауки ушли, за несколько лет на минном поле подорвалось несколько сотен судов с беженцами. Как мы сможем покинуть систему?

— Всё куда проще. На самом деле минное поле не сплошное, и с той стороны, где находится граница и Фронтир, в районе небольшого астероидного поля, иметься брешь. Покинуть систему трудно, но вполне реально, особенно тем, кто знает, где тут выход. Это замёт около восьми часов маневрирования и покидания системы, но другого выхода нет. Тут опасаться нужно не мин, а пауков. Не тех что на базе, а тех, что за пределами системы. В данный момент основные боевые силы пауков несколькими таранными колоннами идут вглубь Содружества, снося всё на своём пути. Практически нет таких уголков, кроме самых глухих, где они не побывают. То есть их корабли уже сейчас повсюду, поэтому наш путь до Зории будет не то что бы опасен, а практически невозможен. Однако нам нужно совершить это невозможное. Можно будет положиться лишь на быстроту корабля, поэтому нам и нужен крейсер, он очень скоростной, и на профессионализм пилота. Керри подняла нужные базы по средним кораблям, она именно отличный пилот. Опыта пока маловато, но это дело наживное, я в ней уверен.

— А если курьер взять, он самый быстрый в системе?

— Он маленький, жилой кубрик на пять человек, максимум восемь возьмёт. Вы все в него просто не поместитесь, а крейсер нормально, только штатный состав сорок человек. Экипаж и десантный взвод. Это же патрульный корабль, часто досматривать приходилось разных мутных личностей. Отличный корабль, нам подходит и это главное. Правда мы у него арсенал не вскрыли, не знаем, есть ли там вооружение и снаряжение для десантного взвода, или тот с ним был перед поставкой корабля на ремонт отправлен на какой другой крейсер, узнаем только когда откроем. Ладно, работам, кто что делать знает.

Техник уже доложил, что манёвровый движок починен, теперь энергия поступала к нему в полной мере, и продолжил заниматься следующим ремонтом, искин судёнышка целый список ему скинул. Второй боец отправился ко мне в каюту, он туда отнёс стопку комбезов с обувью в комплекте. Санблок можно использовать как стиральную машину, а комбезы нам ещё пригодятся, для парней, которых поднимем, тем более те унисекс, и для женщин годятся. Постирает, этим тот и займётся. Я же прошёл в рубку и, выведя челнок из обломков, сканируя окрестности, опасливо обходя "живые" корабли, направил судно к уцелевшей корме нужного нам крейсера. Очень нужного.

Почти двадцать минут ползли на разгонном движке. За это время второй дешифратор должен уже был взломать искин крейсера и приступить ко взлому второго. Ничего когда мы покинем систему и уйдём в прыжок, взломает, нам все искины нужны. А пока доберёмся до Зории, весь корабль переведём под наш полный контроль. Норма.

Когда впереди показался нужный остов, он встретился даже раньше, чем я ожидал его найти, видимо дрейф сказался, то подлетел к нему и пристыковался. Правда, действовал осторожно. Универсальные дроиды, на то и универсалы, у них были своих реакторы, и вполне возможно те действуют в автоматическом режиме. Так же и с боевым комплексом. Не хотелось бы попадать под выстрел. Часть ремонтных работ на челноке были закончены и техник, управляя ремонтником, погнал дроида внутрь обломка кормы. Руководил им я, сообщая, где нужный кабинет и как до него добраться. Нам встретилось два дроида, но по счастью наш ремонтник был приписанным к флоту и коды опознавания прошли штатно, как я и думал те не "спали". Вскрыв помещение кабинета главного инженера, к счастью они практически на всех кораблях находятся в корме в технических помещениях, и нашли нужный планшет. Тут немного уточню, в помещении было найдено аж три планшета, забрали все что нашли. Что-то про трёх я не помню, вроде один был. Правда искать среди них нужный не требовалось, все планшеты были разных производителей и моделей, какой нам нужно я помнил. Именно я в первой истории этой своей жизни изучал этот обломок, нашёл планшет и, разобрав остов, сняв всё, что могло пригодиться, включая дроидов, отправил его на Свалку. Так что знал, что делать и какой планшет мне нужно.

Дроид вернулся со всеми тремя планшетами, мне было интересно, что на двух других, и пока мой взламывал нужный, я изучал один из них, он даже запаролен не был. Ну, теперь понятно, почему информация о них не сохранилась в моей памяти. Обычные личные не служебные планшеты с разной хранимой чепухой на них. Может она, эта чепуха, и дорога была хозяину кабинета, но нам без надобности, я обнулил оба планшета и подарил их своим бойцам, мне они не нужны, а бойцы ничего подобного не имели. Я разве что довольно неплохую коллекцию фильмов на обоих оставил и несколько часов музыки, пусть отдыхают, есть теперь чем заняться. Например, во время полёта к Зории. Бойцы подаркам порадовались и поблагодарили, вещь для них нужная. Во время отдыха действительно делать нечего, скука, а тут хоть какая-то альтернатива занять себя на это время, особенно если возможности учёбы не было.

Когда планшет был взломан, я связался с дроидами на борту остова, те ранее оправляли нам запросы на идентификацию, но мы не отвечали, а так как отошли от остатков боевого корабля за зону их действий, то те ничего не предпринимали. В общем, связавшись, я передал коды доступа и получил разрешение снова подойти к корме крейсера. После этого мы с техником развили бурную деятельность. Кроме боевиков на корме уцелело и несколько технических дроидов, даже один инженерный, они нам тоже нужны, а так же некоторые склады на корме. Например, тут был малый арсенал с неплохим набором боеприпасов и сменного вооружения для боевиков. Причём в арсенале находился специализированный дроид, его задача ремонт дроидов и при необходимости смена вооружения и пополнение боезапаса боевиков. Всё это мы с помощью технических дроидов погрузили на борт, даже два контейнера повесили по бортам, благо там были сцепки, часть дроидов в трюм, большую часть, в основном боевиков, на обшивку, технических в пассажирский отсек. В общем, все свободные места заняли. Помимо этого техник снял одну уцелевшую турель ПКО, а то наше судёнышко совсем голое и не вооружённое, и поставил турель в районе носа, подведя энергию к нему и кабеля управления. Пульт я сам сделал, подсоединил его к пилотскому пульту. Даже пострелять по обломкам успел, установив прицел.

После этого маневрируя, мы направились к базе. Подходил финал всех действий в системе Декона. Нужно вывести оба корабля на режим работы, поднять спасённых и рвать отсюда когти. Вот и весь план, к окончанию которого мы и подходили.

— Парни, — связался я по внутренней сети с бойцами. — Кажется, немного повезло. Часть солдат выбралась наружу, и осматривают обломки своего корабля. Сканер уловил движение примерно двадцати единиц. Шанс такой упускать нельзя, сократим поголовье этих тварей. Думаю, наши дроиды справятся. Один займётся перезарядкой дроидов, и ремонтом, если те получат повреждения в бою, второй ко мне в рубку, к пульту управлению турелью. Управиться сразу с двумя делами, пилотированием и стрельбой, я не смогу, а у вас базы "Стрелок" в четвёртом ранге, справитесь. Всё, работаем. Время начала боестолкновения ориентировочно минут через восемь. Готовимся.

Мы успели подготовиться, и что немаловажно, сблизиться на достаточную дальность открытия стрельбы, когда те нас, наконец, засекли. Наверное, сканеры их сработали. Как те засуетились, готовясь к обороне, то мы ударили. Да и боец в рубке, мне пришлось чуть пододвинуться, чтобы тот тоже вместился, стрелял не переставая. Дальность для стрельбы турелью была минимальной. Причём выстрелы турелью для солдат заканчивались плачевно, может одно попадание и не убивало, но второе точно добивало. Боец достаточно быстро выяснив что прицел всё же слегка не верен, ещё бы, пробные стрельбы я проводил по более близким целям, а тут дальность выше, позволил мне провести нужную настройку, у того требуемых баз для этого не было, и продолжил стрельбу. Результат как говорится налицо, десяток выстрелов, и три солдата полностью уничтожены. Разорвало даже, да и наши боевые дроиды не отставали. Убивали не всех, выводили на время из строя, оглушая гранатами или выстрелами пушек, а турель добивала. Она была мощнее, чем вооружение у дроидов. На то она и корабельная.

Когда солдаты потеряли половину состава, а их действительно было не более двух десятков, видимо остальные всё ещё на базе, то попрятались во внутренних отсеках обломков своего крейсера. Нам их теперь было не достать. Дроидов посылать не стоит, потеряем, те на своей территории. Главное сделали, практически без потерь выбили такое значительное число солдат. Как подсчитали парни, одиннадцать единиц уничтожено, это было подтверждено. Возможно, ещё трое было ранено, но это не факт. Попадания зафиксированы были, но те скрылись. Техник имел базы "погонщика", но подняты они были по второй ранг, слабенький спец, так что управлял всеми дроидами, одновременно проводя ремонт и смену боезапаса, а если необходимо, то и смену навесного оружия. Старт нескольких ракет я видел, однако всё же специалистом по этому стилю боя он не был. Наш профессиональный "погонщик" среди телохранителей находится, среди тех коконов, что мы утащили с корабля Арахнидов.

— Доложить о потерях, — велел я, продолжая укрывать челнок за корпусом бота.

Сам я старался мало маневрировать, чтобы не сбивать прицел дроидам и оператору турели, а чтобы самому не стать целью, всё же по нам тоже стреляли, укрыл часть корпуса челнока за бот, что дрейфовал неподалёку. Выставив только верхнюю часть, чтобы могли стрелять турель и дроиды. Вроде обошлось без потерь, сейчас узнаем. Техник закончил тестирование всех систем.

— Один дроид противоабордажного комплекса полностью выведен из строя. Точное попадание в управляющий комп. Этот дроид будет использоваться как донор запчастей для остальных дроидов комплекса в случае их повреждений. Ещё два повреждены, идёт ремонт. Имеется два пробития корпуса челнока, ремонтник их запенил. Внутренних повреждений нет, кроме обшивочной панели пассажирского отсека. Туннельные ручные пушки пауков оказались на удивлении точным и дальнобойным оружием.

— Принято, продолжить ремонт, — скомандовал я.

То, что были повреждения корпуса, я и так знал, лёгкий спад давления имелся, искин доложил, потом система жизнеобеспечения вернула всё в норму, использовав НЗ с баллонами воздуха. В остальном, не смотря на потерю одного боевика, всё было в порядке, мы потрепали солдат без серьёзных потерь с нашей стороны. С другой стороны, пауки затаились и если покинуть корпус бота, за которым укрывались, то снова попадём в прицел их чудовищных ручных пушек, снаряды которых пробивали наш челнок насквозь. Не хотелось бы. Получается патовая ситуация, и мы им не дадим покинуть корпус, и они нам из укрытия не позволят уйти.

Задумчиво побарабанив пальцами по корпусу пилотского пульта, обдумывая ситуацию, я отдал несколько приказов технику. В общем, мы подошли к корпусу бота и, стабилизировав его, чтобы тот не вращался, и оставили на его обшивке одного универсала, с полным боезапасом. Он нас и прикроет и проследит, чтобы солдаты не появлялись снаружи. Стрельбу он будет вести, выглядывая не полностью, чтобы не попасть под выстрел пауков. Те действительно довольно точно стреляли. Вот так оставив дроида, мы отошли подальше, маневрируя так, чтобы между нами и пауками был корпус бота и, войдя в облако обломков подальше, обошли остовы крейсера Арахнидов и приблизились к обшивке базы подальше от пауков. Челнок я укрыл за башней средних спаренных пушек, тут был непосредственный оборонительный пояс станции. Теперь эти обломки под огнём с двух сторон, кстати, ранее эта сторона обломков нами не простреливалась, и часть солдат укрывались тут, так что мы, уничтожив ещё одного, окончательно загнали их внутрь обломков.

Дальше действовали быстро, я был уверен, что выжившие вызвали помощь, сообщив о нападении, поэтому оставив второго бойца в рубке челнока, а в прикрытие двух универсалов, мы с техником по обшивке двинули к шлюзовой, тут до неё метров двести было. Оператор турели прикрывал нас. Малая плазменная пушка ПКО установленная на обшивке челнока била часто, видимо солдаты то и дело выглядывали наружу. Ну а раз мы уже пошумели, чего в первоочередном плане не было, то и действовали быстро. Всё равно бы нам эти солдаты работать не дали, так что правильно мы сделали, что сами нанесли удар, изрядно сократив их поголовье. По примерным прикидкам, из десантной роты Арахнидов, с учётом последних потерь, уцелело около семидесяти процентов, соответственно примерно такое же количество солдат. Около семидесяти. Многовато конечно, но ничего, подерёмся ещё.

Шлюзование прошло нормально, засады не было, не успели, поэтому мы на максимальной скорости, в окружении дроидов, как боевых, так и технических, направились к ангару с крейсером. Причём шли таким Макаром, впереди два технических, так сказать разведка, потеряем, не жалко, зато боевиков сохраним, они нам нужны. Боевики следом за ними, мониторят при движении обстановку, потом мы, за нами пара универсалов и ещё три технических дроида, замыкали. Управлял дроидами и самим комплексом техник, с трудом, но он тянул их, в основном просто отдавая попеременно приказы, так что продвижение наше было быстрым. Оказавшись в ангаре, его сначала проверили на предмет засады, чисто, то мы приступили к делу. У открытых створок встали боевики комплекса, а мы работали. Пока техник запускал реакторы, я активировал управляющего корабельного искина, он действительно был взломан. Тот стал оживлять корабль, запуская все системы, а я, забрав одного дроида, занимался своим делом. Вернее даже сразу несколькими делами. Техник запустив реакторы, стал управлять боевиками снаружи, его дело теперь только оборона, дальше я сам.

Настроив одного техника, я отправил его к ангару с курьером. Его задача без дистанционного управления, всё равно связь прервётся, в автоматическом режиме согласно отданным приказам, пройти внутрь ангара, потом на борт карьера, запустить искин, пока не вводя кодов, да тот их и не знал, и запустить реакторы, выводя корабль из режима консервации. Через пару часов тот будет способен покинуть базу. После чего прихватить дешифратор и вернутся обратно, к нам. Боевики в коридоре его прикроют. Так же я отправил последнюю пару универсалов прикрывать створку входа шлюзовой в ангар с курьером. Если я найду среди коконов обоих нордцев, то выдав им коды для искина курьера, отправлю к нужному ангару. Внешние створки помогу открыть, дальше покинут базу, маршрут как безопасно уйти из системы им скину, дальше сами. Ну и мы покинем базу. Тоже через два часа. Вот только нам нужно как-то продержаться эти два часа. А для этого мне нужны специалисты, те самые мои специалисты, что находятся сейчас в коконах. Так что, отправив дроида к курьеру, я сразу занялся делом.

Пройдя в медбокс, его уже тоже запускали, осмотрел все пять капсул, что в нём были. Одна хирургическая, один реаниматор, две лечебные и один диагност. Стандартный медбокс с универсальным набором оборудования на таких типах кораблей. Все капсулы уже тестировались искином, так что я проверил две лечебные и велел искину доставить в медбокс два первых кокона. Ну и заодно прислать одного из охранных дроидов, что находились внутри крейсера. Кстати, боевой штурмовой комплекс из двенадцати дроидов, искин вывел наружу усилив оборону, а пять внутрикорабельных охранных дроидов остались на месте, так сказать резерв, вот мне одного и прислали. Подстраховка, на всякий случай. Техник доложил, что пока Арахнидов он не видит, хотя взял под контроль даже коммуникации и внешнюю обшивку у нашего ангара, уже заканчивал минировать все подходы, поэтому я и занимался делом.

Когда технический дроид принёс в манипуляторах сразу два кокона, то используя его же, я аккуратно резаком срезал первые слои, потом вторые и третьи, пока не обнажил тело неизвестного мне мужчины. Он был обнажён. Достав его с помощью всё того же технического дроида из остатков кокона, поместил сначала в диагност, мне нужно знать что за химия им введена, а остатки кокона выкинули в коридор, их потом в ангар перетащат. Искин почти сразу прислал бытового дроида и тот поволок кожуру кокона к шлюзовой. Пока там будет их складировать. Коконы лёгкие, меньше пары кило весят, так что такой небольшой бытовой дроид их легко переносил. Пока шло диагностирование первого пациента, я начал вскрытие второго кокона, так же под прямым управлением через планшет. Девушку внутри я сразу узнал, одна из моих телохранительниц, и кстати, помимо того что она пилот малого корабля, так ещё и медик. Её я отправил пока в лечебную капсулу. Остатки второго кокона уже вынесли, поэтому мне ничего не мешало заняться первым клиентом. Так как резаком вскрывать коконы очень неудобно, то естественно, что оба спасённых получили ожоги, поэтому девушке я сразу поотвил режим восстановления. Полное делать не стал, это потом, сейчас времени не было, лишь снял возможное воспалении и убрал болевые ощущения. С мужиком также поступлю, когда в лечебную его уложу.

Так как я могу в диагносте узнать кто он, да через ту же нейросеть, то подключился к ней и выяснил что тот Дарк Ванс, флаг-полковник флота Содружества, командовал одной из эскадр. Информации как он попал к паукам не было, видимо где-то пересеклись их пути дорожки, но то, что он не из флотских, что стояли в системе Декона, это сразу стало ясно. Диагностика уже была закончена, я выяснил, что за токсин был использован и, переместив полковника во вторую лечебную капсулу, настроив её на лечение, оно займёт минут двадцать, активировал начало. Почти сразу я продолжил работы, так как доставили два следующих кокона. Управляющий искин крейсера, что подготовил каюты к приёму пассажиров и будущих членов экипажа, так же подготовил и комбезы. Правда в наличии было с два десятка, остальное на борту челнока хранилось, так что первым спасённым, тем, кто придёт в себя после капсул, повезёт, получат нормальную одежду.

Когда я укладывал следующую пару, одного в хирургическую капсулу, она тоже может проводить лечение, хотя и не так хорошо как специализированные лечебные, а второго в реаниматор, техник сообщил, что его средства наблюдения, размещённые в местах минирования, засекли первые движения, причём сразу со всех сторон. Нас явно окружали.

— Потерпи немного. Один из первых спасённых, флаг-полковник. У него огромное количество меток на нейросети подтверждённых специальностей, сто шестьдесят лет без шуток. Он "погонщик" с большим количеством боевых баз, высоко поднятых. Если договоримся, я на это надеюсь, он возьмёт оборону на себя, обучен этому и имеет огромный опыт. Есть большие шансы, что он удержит оборону, всё же профессиональный военный. Минут через десять подниму его, держись.

— Отлично, — было заметно по голосу что у того начало подниматься настроение.

Мы не знали что с нашим товарищем на борту челнока, он, конечно, сможет продержаться некоторое время, но вот именно что некоторое, нужно торопиться. Реакторы слишком медленно, на мой взгляд, выходили на режим, хотя их заглушили не так и давно, всего несколько дней назад. Хотя мне может это просто кажется? Как бы то ни было, мы работали, с той максимальной скоростью, на которой могли. Система жизнеобеспечения крейсера уже начала запускаться, пока на малую мощность из-за нехватки энергии, но искин включил отопление на борту, а то холодно. Я свой скаф снял, оставшись в комбезе, а при дыхании выдыхал облачка пара, ладно хоть климат в комбезе обогревал меня. Часть оборудования системы жизнеобеспечения оказалась повреждена, эта там, где вода замёрзла в трубках, но это всё мелочь, починится, работе это не мешало. Меня лишь беспокоил дроид, что был отправлен к курьеру, уже солдаты появились, а того всё не было. Похоже, тот попал в их лапы. Не совсем приятная новость, ну да ладно, обдаёмся и без курьера. Кстати, те двое, что шли второй парой, были мне не знакомы. Я проверил их данные, что выдавали нейросети. Один корабельный техник на тяжёлом авианесущем крейсере, второй пилот истребителя. Оба были приписаны к одному кораблю. Подозреваю, что штаб полковника тоже был на нём. Видимо пауки перехватили одиночный корабль и как-то захватили его, предположу, что тот был серьёзно повреждён.

Кстати, отвлекусь немного, хотя начал вскрывать третью пару коконов, приготовив аптечки, капсул на всех не хватит, у некоторых буду выводить токсины с помощью этих боевых аптечек, в них были необходимые препараты для подобной нейтрализации, я их уже настроил. Так вот техник не только сидел и готовился к появлению солдат Арахнидов, он параллельно пробрасывал кабели от шурфа на носу крейсера к управляющему блоку ангара. Нам нужно закрыть внутренние створки и открыть наружные. Энергию подадим от реакторов крейсера, для открытия нам даже управляющий комп ангара ломать не придётся, так откроем, замкнём всё, что нужно для закрытия и открытия.

В этот раз в одном коконе я обнаружил одного из нордцев, для которых и готовили курьер, во втором Тенора. Когда их извлекли из коконов и положили на пол, я там свёрнутые одеяла положил из запасов медбокса, накрыв вторыми сверху, ну и аптечки на поясницы закрепил, там лучшее для них место, сразу весь организм охватывают, включая места ожогов.

Когда вынесли остатки коконов третьей пары, как раз доставили четвёртую пару, то подошло время поднимать из капсул первую. Полковника и моего телохранителя, девушку-медика. Её специализация как нельзя вовремя была. Пока девушку я не трогал, мне полковник остро необходим был, так что, активировав открытие капсулы, я подошёл к ней и как только тот открыл глаза, сразу стал говорить, быстро и уверенно, поставленным командным голосом:

— Вот офицерский десантный комбинезон. Пока выбирайтесь из капсулы и одевайтесь, а я буду вводить вас в курс дела, давая нужную информацию. Действуйте быстро, без вопросов, общаться и знакомиться будем позже, — как только полковник выполнил моё требование, одним рывком на руках хищным и стремительным движением покинул капсулу, подхватив комбез, при этом он мельком осмотрелся и бросил пристальный взгляд на пятую пару коконов, которые как раз вносили в помещение бокса, я продолжил. — Вводная информация. Мы находимся на приграничной флотской базе системы Декон, империи Антран. Все силы системы уничтожены, искины базы не действуют. Единственная горстка выживших на борту этого малого крейсера, около одной доли процента населения выжила на планете. Вас, как и часть людей, спасли, отбив у пауков, вы тоже из кокона. Корабль пауков уничтожен, но около семи десятков солдат Арахнидов окружают ангар, в котором мы в данный момент находимся. Корабль ещё не вышел на режим, чтобы было реально покинуть базу. Задача, используя на максимуме возможности не полностью подготовленной обороны, взяв на себя командование ею, если не уничтожить Арахнидов, то при возможности дать нам уйти. Скидываю вам на нейросеть данные моего телохранителя, оборона пока на нём. Временно тот переходит под ваше начало. Как только я буду поднимать и ставить на ноги следующих, то буду отправлять их к вам для усиления обороны. Постарайтесь обойтись без потерь. Перед тем как вы покинете медбокс, добавлю, даю вам ограниченный доступ к искину корабля, чтобы было возможно использовать его вычислительные мощности для обороны, как и турели ПКО. Кроме того даю вам ограниченный доступ в арсенал. Толком мы его осмотреть не смогли, не успели, но часть штатного вооружения и защиты десантного взвода этого патрульного крейсера находится на борту. Справа от входа в боксе тяжёлого вооружения имеется пять бронескафов последнего поколения в империи Антран. Привязки к владельцам они не имеют, видимо запасное вооружение. Можете выбирать любой, как и доступное вооружение. Чуть дальше стойка с импульсными винтовками. Дальше связываетесь с временным подчинённым, от него узнаете, какими силами мы располагаем, вам же он передаст управление ими. Это всё, действуйте, остальное потом, когда покинем базу. На данный момент это самая важная задача на ближайшее время. Выполнять.

Полковник который к моменту окончания вводной информации уже давно оделся, подогнал комбез по фигуре, настроив обгорев если не на максимум, то близко, внимательно выслушал что я сказал, кивнул когда получил ограниченный доступ к некоторым системам корабля, и данные техника, после чего стремительным шагом покинул медбокс. Тут действительно промедление смерти подобно, ему нужно узнать, что уже было сделано, информацию по самому ангару и крейсеру, прикинуть, как улучшить оборону. В общем, дел много и всё на нём одном. Пока на нём одном, но я буду стараться. Правда, я забыл сообщить две вещи, после токсина пауков, что как бы консервировал его, тому необходимо было хорошо так подкрепиться. Столовая и офицерская кают-компании уже действовали, поэтому через планшет я дал ему эту информацию, он мог поесть по пути в любом из помещений. Вторая о бойце снаружи, что находится на борту челнока и имеет в защите кроме турели ещё двух боевых дроидов-универсалов. Ещё он находиться в бронескафе, что тоже неплохо. Если выйти один на один против солдата Арахнида, то тут пятьдесят на пятьдесят. Если опытный боец, с большим багажом опыта, то он солдата пауков уделает, это вообще не вопрос, а если молодой, вроде моих телохранителей, у них вон эффект кивка при нахождении в защите не пропал, то тут как повезёт. Ведь когда пауки обрушились на нашу небольшую группу, то кое-что телохранители сделать успели, в рукопашной схватке до которой дошло, точно троих солдат уничтожили. Это то, что я видел, пока меня в дыру не запихнули, но сколько точно не скажу. Про бойца техник расскажет, я ему уже велел передать это полковнику, как и то, что около десятка солдат блокировано им на обломках паучиного крейсера, уменьшив общее количество роты солдат Арахнидов. Ладно, дальше пусть готовятся к обороне и воюют. По результатам посмотрим, сможем, отбить курьер или нет. Честно говоря, надежды у меня на это уже не было, тут самим бы прорваться и уйти.

Проводив взглядом полковника, тот стремительным, быстрым шагом вышел из медбокса, я подскочил ко второй лечебной капсуле, крышка как раз начала подниматься, и сказал девушке, она открыла глаза, машинально прикрывшись:

— Ну что красавица, снова я вас спас. Значит так, выбирайся, быстро одевайся и слушай, что я скажу. Значит так, нам удалось отбить вас у паков, хотя те и завернули вас в коконы, введя вам какой-то токсин для консервации. Лечебные капсулы легко с ним борются, так что будешь мне помогать выводить его из остальных. Сейчас быстро в кают-компанию и кушаешь, это обязательно после капсулы. Четырёхместный кубрик я за вами тремя телохранительницами уже закрепил, можешь зайти принять душ, после этого мигом ко мне, будешь помогать. Бегом!

Девица мигом пролетела мимо и скрылась в коридоре, похоже, я дал слишком много командных обертонов в тон, когда отдавал последний приказ. Та конечно на нервах, всё же удар по психике был, когда пауки их захватили, но капсула перед открытием ввела ей по моему приказу успокоительного, так что та не разревелась тут при мне, что смягчило нашу беседу. Ну а дальше та сама отойдёт. Девушку я уже прописал на борту крейсера, включив её в экипаж и дав доступ в медбокс, на рабочее место так сказать. Основная её работа, конечно же, охранять меня, это также было указано искину крейсера, а должность медика, это дополнительная работа. Помощь мне нужна будет, не без этого.

Вскрыв два следующих кокона, пятой пары, я поместил тех, кто находился внутри, в освободившиеся лечебные капсулы. Кстати, среди этой пары был Гнат, повезло наткнутся на него, и неизвестный мне молодой парень лет двадцати на вид. По данным с нейросети лейтенант, командир штурмового взвода. Числился в штате того же тяжёлого крейсера что и остальные спасённые и которые так же скоро встанут. Данные по всем спасённым, кто такие, специальности и с какого корабля я уже скинул полковнику. Тот может ими распоряжаться. В принципе кроме офицера, разве что ещё техник для усиления обороны пригодится. Пилот ни к чему, у него другая специфика, так если только на подхвате, или включить в последнюю оборону, когда уже совсем прижмут и в строй будут ставить даже ценных специалистов. Когда примерно встанет каждый уже известный специалист, полковнику я тоже сообщил, чтобы включил их в свои расчёты.

Когда я заканчивал с седьмой парой и, подняв вторую, отправив обоих сперва в столовую подкрепиться, а потом к полковнику, тот сам распорядится что им делать, прибежала Лия, та самая девушка, моя телохранительница. Заметив, что среди седьмой пары есть её напарница, Лана, та сразу счастливо улыбнулась и засуетилась у капсул. Вот кем был мужчина в этой седьмой паре, мы узнали, когда положили их в освободившиеся капсулы, по данным нейросети. Старший техник лётной палубы всё на том же тяжёлом крейсере. Ну точно одиночный корабль взяли на абордаж.

Дальше я только управлял дроидом и вскрывал коконы, но и общался с теми, кто очнётся следующими, а так медицинским сопровождением занималась Лия. Всё на ней было. Жаль, меддроида на борту не было, он даже в штат не входил, сильно помог бы. Разве что была пара гравиносилок, мы их тоже задействовали, так как весь пол был занят лежавшими людьми. Одеяла уже к концу подошли, согревать их нечем, так что мы пока приостановили вскрытие коконов, ещё простуды нам на борту не хватало. Ясно, что эту проблему можно убрать в лечебных капсулах, но они постоянно заняты, если только на будущее или использовать мобильные аптечки.

Среди поднятых было четверо моих телохранителей, одиннадцать неизвестных и один нордовец из той пары, которым мы курьер готовили. То есть из коконов мы пока подняли восемь пар, шестнадцать человек. До маленьких коконов мы пока не дошли, детей чуть позже освободим. Хотя удивительно, откуда на боевом корабеле, а неизвестные, включая полковника действительности с одного тяжёлого крейсера, взялись эти дети. Они тоже не знали, гадали, мы у всех поднятых уточняли. Может ещё какой корабль им встретился, или гражданское судно? Скорее всего, второе вернее.

Как раз когда мы вскрыли восьмую пару коконов, и Лия засуетилась у мужчин, цепляя на них аптечки, капсулы заняты, этой паре не повезло, пошла информация от искина, даже взревели баззеры тревоги. Пауки разом, стремительно атаковали с разных направлений. Похоже это их излюбленная тактика. Однако как ни странно, но полковник о ней прекрасно знал и успел подготовиться. Лейтенант-штурмовик, он уже покушал и, подобрав себе бронескаф, включился в оборону, всего пару минут как, тоже поучаствовал в обороне. Использовал он безоткатное орудие, выбравшись на обшивку крейсера, четыре единицы в арсенале было, оружие против бронированных платформ и средств поддержки десанта противника, а тут против пауков оружие было использовано, и что странно, не зря. Трёх буквально разорвало. Подрываясь на заминированных участках, буквально собой прокладывая путь, передовые порядки Арахнидов сделали невозможное, открыли доступ в ангар и порвались в него, уже под терли ПКО и пушки боевых дроидов. Про безоткатное орудие лейтенанта я уже говорил.

По примерным прикидкам участвовало около пяти десятков солдат Арахнидов, среди них были замечены более худые, но стремительные силуэты командиров. Их четверо было. Они так же участвовали в атаке, кстати, один из Арахнидов на счету лейтенанта, как раз командир. В подобных случаях выбивать нужно в первую очередь именно их, оба офицера это знали и сосредоточили огонь на командирах. Троих положить успели и, не смотря на то что часть солдат прорвались до обшивки крейсера начав её вскрывать, нам удалось отбить атаку, и сбить тех кто забрался на обшивку. Те успели повредить пять турелей ПКО, и подрывом стыковочный узел. Полтора десятка солдат при одном командире всё же ушли, когда поняли что ещё немного, и мы их добьём. Одна уцелевшая турель на расплав ствола била им вслед, положив ещё двух солдат, но ушли. Ничем было их остановить. Одна турель, и один более или менее уцелевший боевой дроид из боевого комплекса. Полковник задействовал действительно всё что мог. Даже вывел наружу все пять охранных дроидов с борта нашего крейсера и пригнал обоих универсалов от шлюзовой ангара курьера. Ему были нужны все силы. Они были потеряны в бою. Даже пожалел, что он не может связаться со вторым бойцом на борту челнока, тот и оба универсал также пригодились бы. Практически кроме этого одного дроида ничего больше не уцелело. Паукам совсем немного сил не хватило, чтобы додавить нашу оборону. Как раз тех двух десятков, что мы наполовину проредив, зажали на обломках.

Почти сразу, как бой стих и пауки ушли, корабельный техник, тот которого я поднял одним из первых и так же озадачил работой, вывел наружу стадо технических дроидов и приступил к работе. После боя, что длился, казалось вечность, а в действительности не более десяти минут, в ангаре мало что уцелело, даже пожары всё ещё шли, их экстренно потушили, дым рассеять и убрать было нечем, вытяжка не работала, поэтому тот выходил в коридор, расползаясь по нему. Всё что можно разрушить и разнести за время боя, было разрушено и разнесено, поэтому технику была поставлена задача, заново пробросить кабеля к блокам управления створками. Уже новые из запаса корабельного техника крейсера, на его складах несколько бухт обнаружились. Искин о них сообщил. Старые обгорели и были повреждены. Также часть дроидов собирали остовы и обломки боевых дроидов. Часть, возможно, удастся собрать заново, хотя бы три или четыре боевых единицы. Дроиды нам были нужны. Ещё как нужны. Пауков мы не всех побили.

Когда тревога была снята, пауки ушли, мы с Лией отправили очередную пару поднятых в столовую, а сами прошли в медбокс, пристально отслеживая, не очнётся ли ещё кто. Кстати, те кто приходил в себя после работы аптечек чувствовали себя не сосем хорошо, головокружение, упадок сил, лёгкая тошнота, двоение в глазах. То есть аптечки справлялись с работой заметно хуже, чем капсулы. Их явно придётся чуть позже прогонять через лечебные медкапсулы.

— Я вот что подумал, — произнёс я, когда мы оказались в медбоксе. — Реакторы уже стали выходить на режим, на систему обогрева хватает. Сейчас мой телохранитель, тот, что техник, латает блоки и модули системы жизнеобеспечения, восстанавливая её, но обогрев уже на полную работает, чувствуешь, потеплело? Это я к чему. Зачем переносить коконы в медбокс, если можно использовать каюты? Взять хотя бы двухместные. Берём пару коконов, вскроем и освобождённых укладываем на койки, прикрепляя аптечки. Выделим пару человек, хотя бы тех же пилота и нордца, потом ещё Лана очнётся, и они будут отслеживать их состояние через открытые двери. Как только кто очнётся, они нас вызовут. Ну или Лана самостоятельно поработает с ними.

— Точно, а по мере освобождения капсул, следующие коконы будем заносить в медбокс.

— Это да, как игра в рулетку, кому повезёт и в капсулах очнуться в полном порядке, а кто в каютах, с недомоганиями. Нужно будет позже, когда всех поднимем, тех, что через аптечки прошли, в капсулы положить, долечить их, убрать последствия действий токсина. Да и ожоги заживить тоже.

— Сделаем. Ну что, девятую пару берём?

— Да, я уже отдал приказ и искину подготавливает десять двухместных кают. Их всего десять на борту… О, смотри, Гнат глаза открыл, капсула крышку поднимает. Очнулся. Да и те двое, что на полу лежат, в себя приходят.

— Помогаем им.

Гнат очнулся от препаратов, тут ему повезло с капсулой, так как я считал его ценным специалистом. Их тех, кто уже встал последействий аптечек, выдал комбезы и отправил в столовую, а Гната введя в курс дела, отправил в столовую. Пусть поест и принимает командованием моей охраной. Мне телохранители в порядке нужны, поэтому я отдал приказ всех телохранителей, кому не достались капсулы, сразу по мере освобождения их, укладывать вне очереди для снятия симптомов недомоганий. Так мы и действовали, чуть позже меня совсем исключили из этой работы и работали три медика из моих телохранителей, и один из того же тяжёлого крейсера. Он входил в состав медсекции на борту, старший смены. Так как он имел опыта куда больше чем мои телохранительницы, я его сделал старшим, пусть набираются опыта у него, перенимают так сказать.

Когда я прошёл в столовую, где был организован штаб обороны, то застал там дым коромыслом. Полковник, лейтенант и техник что-то обсуждали, главный корабельный искин участвовал в этом мероприятии. Как я успел расслышать, обсуждали когда, наконец, удастся закрыть внутренние створки и приступить к открытию внешних. В принципе достаточно быстро, парк технических дроидов мы сохранили, бой они пережидали на борту корабля, в его трюме под прикрытием брони, так что дело времени. Кстати, появился ещё один дроид, тот самый, которого я отправлял к ангару курьера. Вернулся, сам пришёл с опозданием в час, без проблем. Да ещё с дешифратором. Дроида я отдал в работу, он нужен, а дешифратор сразу поставил ломать третий корабельный искин крейсера, второй ломал другой дешифратор. На борту было три шахты с искинами. Всё же для полёта необходимы все три, хотя можно обойтись и одним, но это, в крайнем случае.

Работы шли и это мне нравилось, офицеры обсуждали, как вывести крейсер побыстрее в открытый космос, медики работали, только что Лия сообщила, в следующей паре обнаружилась Керри, на неё нацепили аптечку и положили рядом с капсулой. Как та освободиться, нашего пока единственного сертифицированного пилота среднего корабля положат внутрь. Напомню, телохранителей, да и вообще моих людей, особенно таких ценных специалистов как Керри, я приказал прогонять через капсулы в первую очередь. Кстати, кажется полковник тоже пилот, были у него две метки, пилота малых и средних кораблей.

Пройдя в столовую и мельком осмотревшись, я в сопровождении пока единственного мужчины-телохранителя, что удалось поднять и привести в порядок, подошёл ближе. Мой телохранитель тоже был в бронескафе. Всего пока было задействовано три, это у полковника с лейтенантом и третий на моём сопровождающем, два других я оставил в резерве для остальных своих телохранителей. Взять того же Гната, он после посещения кают-компании уже находился в арсенале, с другим телохранителем облачившись в бронескфы отбирали себе вооружение помощнее. Дешифраторы освободятся, снимем привязки с остальных скафов. Их там два десятка находится, в самом арсенале. Часть принадлежала экипажу, а часть десанту из прошлого, погибшего состава корабля. Вот их привязки и нужно убрать.

— Ну что господа, давайте, наконец, познакомимся. Основную задачу вы выполнили, оборона хоть и с трудом, практически с потерей всех подвижных сил, но устояла, за это благодарю вас. Теперь будем решать, что делать дальше. Я так понимаю повторной атаки солдат можно не ждать?

Полковник, который обернулся и с интересом меня рассматривал, пока я говорил, почти сразу ответил:

— Да, один командир уцелел, он не будет губить своих подчинённых в уже бессмысленной атаке. Скорее всего, эта группа отойдёт внутрь базы и затаиться. Возможно, уйдут в спячку, но это когда мы покинем территорию базы.

— Хорошо, я пришёл к тем же выводам. Кто вы, я уже знаю, разрешите представиться самому. Ворх Шрит, принц, это мои телохранители. Волей случая я оказался в системе, причём во время нашествия пауков, зная, что от них ждать, смог со своими людьми спастись и подняться с планеты на орбиту. Как дошло до того что мы повстречались с пауками и часть моих людей попала к паукам в лапы. Те их законсервировали, пищу запасали, не суть. Мне удалось их отбить, а так же вас, это главное. О том, что Содружество в ближайшие месяцы престанет существовать вы уже в курсе?

— Нет, — напружинились все трое.

Они были из центральных миров, я это знал из нейросетей, поэтому мои слова явно сильно насторожили и встревожили их. Немедля, сухим языком доклада я описал, что ждёт в скором времени центральные миры, включая государство выходцами которого они были. Откуда у меня такие сведенья те задать вопрос не успели, хотя выслушали до конца, а рассказал я многое, но только не то откуда мы. Это закрытая информация. А задать вопрос не успели, так как искин снова поднял тревогу, и от Ланы, а так же от старшего медика пришли одновременные просьбы срочно прибыть в медбокс. Все вместе, все кто находился в столовой и не принимал пищу, последних было трое, среди них один из моих телохранителей, они отходили от лечения, бросились на нижний этаж, где и находился медбокс. Мы пробежали мимо коридора, где работало два медика и один техник, тот, что с лётной палубы крейсера был, вскрывали коконы и укладывали спасённых на койки. Тут работа не прекращалась, аптечек пока хватало. Забежав в медбокс, мы встали как вкопанные. Был вскрыт маленький кокон, тот самый, что мы назвали "детским", рядом ещё два. Но пока не вскрытых, так вот, внутри оказались не дети, как мы предполагали, я в том числе, а там хранились те же пауки. Смутно знакомые мне. Не помню кто они по классификации Содружества.

— Это кто?

— Цефалы, — гулко ответил полковник. Он был в бронескафе, голос транслировался через динамик.

— А, так это медик пауков? — вспоминая, кивнул я, с интересом размаривая паука, что продолжал лежать во вскрытом коконе. — Понятно. Значит так, проверить что в двух других, если пауки, вынести в ангар и уничтожить выстрелами ПКО. Лейтенант, проконтролируйте.

— Есть, — машинально козырнул тот.

Отдавая приказы, я машинально перешёл на командный тон, вот тот на это и среагировал. Как я понял тоже машинально. Он смутился. Молодой ещё, эмоции так и бурлят. Кстати, лейтенант заметил лежавшего на полу молодого парня, у того аптечка работала, и бросился к нему. Тот оказался бойцом его взвода. Да и вообще все кто нам из незнакомцев были неизвестны, знали друз друга, они действительно были из одного экипажа. Оставив медика и офицера в медбоксе, что делать те знали, мы с полковником и старшим корабельным техником тяжёлого крейсера вернулись в столовую. Помещение достаточно крупное, позволяло превратить его во временный штаб.

— Нас прервали, но продолжим. Времени мало. Я со своими людьми на этом крейсере отправляюсь на одну из планет этой империи. Вернее уже погибшей империи, последние сопротивления на планетах добивают и пауки устремляются дальше. Нам не по пути, сразу сообщаю. Так вот, мы торопимся, времени нет совсем, поэтому у меня вопрос, вы останетесь с нами или у вас свой путь? Чтобы вы долго не думали, немного поясню. Если свой, то я пойму, вам срочно нужно отправиться в своё государство спасать родственников и надо сказать шансы успеть раньше у вас есть, если Арахниды не перехватят. В системе достаточно разных кораблей, которые можно быстро, в течение суток-двух привести в порядок, и уйти к центральным мирам. Этот ваш путь меня устроит больше всего, так как пока вы будете искать, и подготавливать корабль, я бы попросил вас уничтожить оставшиеся в системе брошенные повреждённые корабли Арахнидов. С учётом того что у них на борту могут находиться такие же коконы из которых мы вытащили вас, прошу сначала спасти их. Возможно, там найдутся люди с вашего крейсера, возможно нет, тут только гадать можно. Тогда вы подберете себе экипажи и пилотов, хотя вы полковник, насколько я знаю, тоже пилот. Сразу предупреждаю, после излучения Н-пушек Арахнидов, отчего все экипажи кораблей и судов превратились в пыль, то "био"-искины что стояли на некоторых боевых кораблях, также стали пылевой субстанцией. Нам повезло, этот крейсер имел обычные искины максимального поколения. Да ещё отключённые, поэтому, когда было излучение, они не пострадали. Другие искины, после перезагрузок спровоцированных излучением, перешли на автономный режим работы, держат полную оборону, и ни один код доступа не пройдёт, не принимают они ничего, кроме установочных. А их имели лишь инженеры. Вам нужно найти судно или корабль, целый с уничтоженными "био"-искинами и обломок где найти обычные, той же модели, вскрыв их, переставить. Тогда у вас будет свой корабль. Это единственный путь на мой взгляд. Можете поискать на базе, но тут пауки, возможно, спровоцировать их нападение. А ходить с оглядкой, это трата нерв и сил. Сразу предупрежу, у меня есть дешифраторы, один передам вам, это позволит взломать искины и перевести их под свой контроль, что изрядно сократит вам времени в подготовке. Теперь прошу ответить на мой вопрос, вы с нами или нет?

— Конечно же, нет, — слегка улыбнулся полковник. — Вы молодой человек так красочно описали возможный путь из системы, что он нам больше всего подходит. На это и рассчитывали?

— Не буду скрывать, именно на это. Кстати, система окружена минными полями и действуют глушилки гипера. Прошу их не трогать, а систему покинуть также как и мы, через брешь в обороне. Координаты дыры в минном поле я вам сообщу.

— Хорошо, — огласился полковник, и сразу же выдал информацию, основываясь на анализе, что он только что провёл. — Получается, мы находимся внутри напрочь закрытой системы, с сошедшими с ума искинами, что будут палить по всем кто войдёт в зону их контроля, с минимум выживших на планете, до которых мы вряд ли доберёмся. Я так понимаю, орбита перекрыта "живыми" кораблями, что будут сбивать всё, что сблизится с ними. Возня с повреждёнными кораблями, поиск нужных деталей, бои с пауками, что остались тут. Весёлое времечко предстоит?

— Так и есть, — улыбнулся я. — Никто и не говорил, что будет легко. Ещё одна дополнительная информация, орбитальный терминал действует, и он тоже палит по всему, что видит.

— Весело, — констатировал полковник, скорее не весёлым, а задумчивым тоном. — Значит, половина системы закрыта. База находиться в зоне контроля терминала?

— Не входит, но рядом с границей зоны.

— Ещё и половина системы закрыта. Ясно. Ладно, согласен, когда расстаёмся?

— Реакторы крейсера почти вышли на режим, позволяющий ему покинуть ангар, а как я успел узнать, искин доложил, внутренние створки ангара уже закрываются. Мой пилот, покинула капсулу и находить в кают-компании, как только насытиться, как вы понимаете это необходимо после выведения токсина, то примет командование кораблём и мы покинем базу. На выходе заберём челнок. Если попадётся по пути какое-нибудь судно или корабль, высадим вас там, челнок и дешифратор, а так же оба бронескафа что вы уже получили, оставим вам, дальше сами оснаститесь за счёт собранного. Опытные люди, должны знать, что делать. Разве что есть ещё один момент. В соседнем ангаре стоит курьерское судно, для него есть экипаж и у того своя задача. Нужно вывести курьер наружу, чтобы пауки не помешали, посадить экипаж. Что делать те сами знают. Это всё. Последняя просьба, она личного характера.

— Принимается. Это всё даже больше чем ожидалось, я предполагал помощь будет оказана в меньшей степени. Когда покидаем ангар?

— Чем быстрее, тем лучше. Мы уже двадцать восемь человек из коконов освободили, работа идёт, за час остальных освободим, но к этому моменту мы уже будем снаружи, я надеюсь. Своих я людей забираю, остальные, даже те, кого вы не знаете, остаются с вами. Думаю, мы всё обсудили и пора приступить к работе. Я к подготовке выхода, а вы усиливайте оборону. Насколько я знаю уцелевшего дроида привели в порядок и восстановили два, на подходе ещё три. Задействуйте их для безопасного проникновения в ангар с курьером, и безопасного выхода судна из ангара. Это всё.

Мы разошлись, занимаясь своими делами. Навестив Керри, та действительно в кают-компании находилась, сел рядом и уточнил у неё как дела, та всё никак не могла утолить голод. Да, это всё последствия действия токсина, к тому же ей калории нужны, а так я на месте прописал девушку в базах искина капитаном корабля, и та получила предмаксимальный доступ ко всем системам крейсера. Максимальный только у меня. Она была четвёртой по счёту, кого я прописал в экипаж крейсера, первыми были два медика и техник, кстати, третьего медика, девушку-телохранительницу, я не прописал. Этим и занялся, сидя прямо за столиком в кают-компании. Керри уже ушла, она торопилась в рубку. Зачислив пятого члена комнаты, должности все получали кроме как по специализации, так ещё входили в противоабордажную команду. Ну и телохранителями моими продолжали являться по умолчанию. Я всегда, где бы не находился, имел сопровождение, вот и сейчас один боец стоял рядом, за спиной мониторя обстановку вокруг. В кобурах по два бластера, серьёзное оружие, даже против пауков годилось, на боку закреплена импульсная винтовка, тот же бластер, только более мощный с прикладом и длиной. Знали бы телохранители, что с пауками придётся схлестнуться, да ещё солдатами, давно бы поменяли свои стрелковые комплексы на импульсные винтовки. Те конечно были универсальным оружием, но против людей, а против пауков подходили именно импульсные винтовки. Причём самое забавное, они у нас были, в арсенале и трюме флаера, но при экстренной эвакуации забрать и уж тем более перевооружится, просто не успели и воевали тем, что было. Ладно у нескольких бойцов были бластеры, пара выстрелов в одно место и даже нагрудная броня не держала третий выстрел, однако их не хватало, да и потери нанести паукам этим оружием бойцы серьёзные не успели. Раньше в ловушку попали и были атакованы.

Дальше действовали быстро, я всё контролировал из рубки крейсера. За час действительно были освобождены от коконов все спасённые. Кстати, трое из них пришлось экстренно укладывать в реаниматор. По очереди, до этого их жизни поддерживали лечебные капсулы. Состояние было плохое, да и в реаниматоре те пролежат не один час. Вот эту тройку никто из экипажа тяжёлого авианесущего крейсера "Авиан" не знал. Насколько я помню, консервировать вот так добычу можно не на такой и большой срок. Всего три месяца и если часть экипажа "Авиана" находилась в коконах, они сверили время, около полутора месяцев, то эти явно дольше, практически выработав безопасное время нахождения в коконах. Значит, их взяли три месяца назад, а возможно и больше. Не понятно, чего это пауки раньше их не съели, пища ведь чуть-чуть не протухла. Странно и не понятно. Я их даже проверить приказал, мало из их груди Чужие полезут. Шучу конечно, но через диагност те прошли.

Так вот, за час удалось закрыть внутренние створки, операция не сказать, что прошла без нареканий, но реакторы выдержали, оборудование закрытия чуть не сгорело, замыкания шли один за другим, однако провело процедуру закрытия. Дальше пока мы открывали внутренний шлюз, чтобы выйти наружу, группа из пяти бойцов в бронескафах при сопровождении двух боевых дроидов сопроводили к ангару с курьером одного корабельного техника и обоих нордцев. Гнат, что командовал этой операцией, продолжал с этой двойкой общаться, инструктировал. Те на Норд летели, вот тот по серьёзному этим всем и озаботился. Подготовкой. Свои слова я старался держать, телохранители это видели, поэтому сильно не удивились, когда я настоял насчёт курьера. Понимаю что опасно, но хотел сбросить этот балласт с шеи. В общем, ушли нормально, шума боя мы так и не услышали, засады в ангаре не было. Когда сворки открылись, и Керри вывела наружу крейсер, я сразу же связался со своим бойцом в челноке. К счастью отозвался тот сразу. Четыре часа нас ждал, раз шесть отбивал попытки пауков покинуть обломки. Одного дроида потерял, тот высунулся из-за укрытия произвести выстрел ну и получил снаряд из туннельной ручной пушки. Да и самому челноку досталось особенно верхней полусфере, что была открыта паукам. Я так поставил суденышко, чтобы можно было использовать турель. Кстати, турель с обшивки тоже сбили. Фактически боец держал пауков за счёт последнего дроида. Он так же сообщил что им уничтожено ещё два солдата и три явно повреждены или ранены.

Керри выведя крейсер из ангара, поставила его так чтобы корпусом и щитами прикрыть челнок, после чего переведя управление артогнём на себя, стала методично разносить обломки крейсера, если где мелькали силуэты солдат, уничтожала их. Противопоставить боевому кораблю они просто ничего не могли. Щит их пушки не пробивали, а ведь ещё броня есть. Не самая толстая, всё же легкий класс, но броня есть броня. Два техника, что были на борту корабля, облачились в скафы и, прихватив технических дроидов, направились к челноку. Боец, мой телохранитель, его уже покинул и прошёл на борт крейсера, сразу направившись в кают-компанию. Молодец парень, я выделил ему место в одной из четырёхместных кают и дал сутки отдыха. Заслужил. Техники стали приводить челнок в порядок, заделывать пробоины, и запускать отключённую систему жизнеобеспечения, на борту атмосферы из-за пробоин не было. Час возились, всё из трюма достали и также отправили на борт крейсера. Запчасти позволили ввести в строй ещё двух боевых дроидов.

Когда челнок был восстановлен, на его борт перешёл пилот, тот, что истребитель. Их у нас теперь трое было, ещё двух обнаружили среди спасённых. Этот уже полностью в себя пришёл, вот и отправили его. Комбезы, тех что не хватало, так же на борт доставили и распределили среди спасённых, так что обделенных не было, даже парочка в запасе осталась. Скафов понятно на всех не хватало, но что есть, что есть. Челнок пристыковали к шлюзу и он так и остался у борта, а когда Керри закончила то на нём к остовам отправили дроидов, те осмотрели всё внутри, "погонщик" с борта челнока ими управлял, добили двух раненых солдат, больше солдат живых не обнаружили и вернулись на борт. Этот раунд так же остался за нами.

Дальше мы продолжали лёгкий ремонт корабля, зависнув рядом со створками ангара с курьером и ждали. Челнок полностью привели в порядок, техники старались, для себя делали, уже в курсе, что тот им отходит. Когда створки начали открываться, это было встречено с радостью. За три часа ожидания мы успели всех прогнать через капсулы, из той тройки последний в реаниматоре остался, ну и пообщаться. От полковника я узнал, как их корабль попал Арахнидам. Не повезло, внезапная атака и на и так сильно повреждённый тяжёлый крейсер высадка абордажников Арахнидов. Крейсер сопровождал ещё один, оба корабля шли в тыл на ремонт, один корабль, самый крупный паукам удалось взять, а вот второй пытался удрать. Полковник сам приказал, силы не сравнимы, иначе попросту погиб бы. Не ушёл, пауки тоже просчитывать ситуации могли и облучили того Н-пушками. Тогда полковник ещё не знал что это, не встречался с этим чудовищным оружием. Сейчас получил полную информацию и знал чего от него ждать, ругаясь и ругая пауков, на чём свет стоит. Тактика встреч и боёв с кораблями пауков предполагалась, что тех подпускали поближе, так шансов сбить щиты и поразить корабль противника выше, разбилась о реальность. Нельзя оказывается пауков так близко подпускать, давать им входить в зону действий Н-пушек, издалека их нужно быть, сверхдальними пушками. Вот такие дала.

В общем, хорошо с полковником пообщались, тот после этого стал относиться ко мне с заметным уважением. Потом я поговорил с одним из тройки спасённых. Из данных их нейросетей удалось узнать, что они вообще не военные, а шахтёры. Одна шахтёрская корпорация на Фронтире ближе к границам Арахнидов организовала тайную базу и, набрав людей, за хорошую зарплату, добывала там особо ценные металлы. Рядом с границами освоенных систем всё уже было выработано, а там не тронуто, на тысячи лет есть возможность копаться в астероидах. В общем четыре, не три, а четыре месяца назад шахтёрскую базу взяли. Что было дальше, тот не помнил. Он был химиком, оператором химлаборатории, делал кристаллы катализаторов для шахтёрского перерабатывающего завода, находившегося на борту базы. Там сразу создавали слитки металлов, не руду возили. По второй профессии техником по оборудованию гидропоники. Пусть полковник и забирает, глядишь, пригодятся для чего.

Курьер вышел из ангара, и нордцы коротко попрощавшись с нами, немедля стали удаляться, маневрируя в облаке обломков. Их щит то и дело проседал из-за столкновения с крупными обломками. Двигался те к той самой бреши, что была в минном поле. Из ангара следом выбрались оставшиеся техник и бойцы, они прошли на борт крейсера, и Керри повела его следом за курьером. Тот нам проложил тропу. Правда чуть уже, капитан раздвигала щитами облако обломков, да и двигалась заметно медленнее, сканируя пространства, но главное путь разведан и безопасен. Кстати, дешифратор я снял со взлома третьего искина почти сразу, когда пообщался с полковником. Ещё, будучи в ангаре. Взломать тот его всё равно не успеет, к чему возится? Так что я отправил его в арсенал, поставил на взлом скафов. Они и нашим телохранителям нужны, и военным что я в системе оставлял. Тот успел за эти шесть часов взломать компы двух скафов, мы их передали флотским. Есть кому их использовать. Сейчас шёл взлом третьего, около часа до конца. Тоже если успеем взломать, передадим полковнику.

Пока мы двигались по системе, обходя "живые" суда и боевые корабли, чтобы не получить "гостинец" в борт, то сканировали разные обломки и туши целых на вид судов. Пока попалось нам два, оба полковник отверг, гражданские галоши им не подходили. В принципе мне была известна большая часть вполне подходящих остовов, и один такой корабль был не так и далеко от нас, где-то в получасе полёта на такой скорости. Сообщив где искать нужный крейсер среднего класса, направил Керри к нему. Правда путь наш задержался на час, как раз третий бронескаф, наконец, взломали и принялись за четвёртого, пришлось обходить два "живых" корабля из-за чего и случилась задержка, но добрались. Тот находился не совсем там, где я помнил, но нормально, главное сканеры его нашли и мы подлетели к нему ближе. К тому же в зону действий "живых" кораблей тот не входил, что и позволило нам сблизиться с ним. Дальше действовали по старой схеме. Направили на борт технического дроида, как раз приписанного к нашему крейсеру, боевые системы на него не отреагировали, и тот вскрыл кабинет инженера. Правда планшета на борту не нашлось, пришлось дешифратор отправлять, и тот взломал встроенный в стол комп. Там было всё что необходимо, поэтому полковник взял под свой контроль систему безопасности корабля. Сам крейсер относился к пятому крейсерскому классу, то есть был средним в этой линейке средних боевых кораблей. Легко мог вместить сотню человек. Спасли мы меньше, но была надежда, что те продолжат наши начинания и спасут ещё, перебив Арахнидов. По крайней мере, мне это точно обещали, на кораблях пауков действительно могут находиться их товарищи. Шанс такой был. Тут главное подготовиться, побольше взять боевых комплексов, как штурмовых так и противоабордажных, именно на них будет основана работа по захвату кораблей Арахнидов. Правда нас это уже не казалось, челнок со всеми спасёнными отстыковался, они оставались тут, а Керри повела корабль к бреши в минном поле. Пора было отправляться к Зории. Мы только и успели попрощаться. У каждого теперь был свой путь.

Правда, покинули систему не сразу. По моему приказу Керри мониторила обстановку. Малого судна мы лишились, нам нужна замена, вот та её и искала.

— Ворх, — обратилась девушка ко мне, телохранитель за спиной недовольно шевельнулся от такой фамильярности, но моему пилоту это дозволялось, тот об этом был в курсе.

— Нашла что интересное? — встрепенулся я.

— Даже очень интересное. У обломков того линкора дрейфует малый челнок, специализированный, разведывательный. Даже не знаю, откуда он тут взялся, рядом нет ничего, ни одного корабля типа — разведчик. Может с линкора?

— Вряд ли, — покачал я головой, изучая данные, что стали мне поступать со сканера на экран планшета. — Поколения не совпадают, челнок новее. Думаю, на нём пытались вывезти кого-нибудь, ну или доставить. Тут разве угадаешь. Линкор мёртв, у него корма снесена с реакторами, так что подходим ближе, посмотрим, что это за челнок. Хм, не помню такую находку.

— Ломать будем?

— Его взломаешь как же, планшетом не думаю что получиться, тут дешифратор нужен. В общем, берём этот челнок на вторую сохранившуюся сцепку и покидаем систему. За время полёта, вскроем и возьмём под контроль.

— Хорошо.

Челнок был живой, то есть искин не находился в спячке, а брать его на сцепку опасно, вдруг на борту есть система ликвидации, разведчики они такие, безбашенные. Поэтому наружу вышли три телохранителя в скафах, и техник. Он-то и подсоединил к пульту планшет, не мой, но с моим вирусом на нём. Тот и блокировал искин, пока техник используя дроида, вскрывал шлюзовую. Парни провели ручное шлюзование, на борту извлекали искин из шахты, они его с собой прихватили, а техник провёл консервацию судна, отключив все системы, и штатно заглушив реактор. Вот так мы двинули дальше и через восемь часов, почти догнав курьер, он на наших экранах сканеров ушёл в прыжок в сторону Норда, покинули нордцы систему, и сами вышли в чистый космос. Пора и нам. Так что после разгона, и мы ушли в прыжок. Всё, остался не самый простой путь к Зории. Ох сестрёнка держись.

В прыжок крейсер ушёл штатно. Это хорошо. Честно говоря, у меня были подозрения, что с прыжковым двигателем что-то не так, однако тестирование, проведённое искином, показало, что там всё в пределах нормы. Данные не выходят за черту. Когда звёзды прыгнули нам на встречу, я поблагодарил всех по внутренней корабельной связи, молодцы, мы сделали всё что могли, после чего разрешил присутствующим отдыхать. Набегались, столько стресса, нервов, и недосыпа, что отдых действительно требовался всем.

Мне выделили каюту, капитанскую, она тут была самая лучшая. Правда крейсер малый, так что об апартаментах и говорить не стоит, тоже каюта, но не из нескольких помещений, а из одного, правда достаточно большого. Искин тут уже прибрался после прошлого владельца. Всё что не входит в штат каюты и принадлежало ранее капитану, было отправлено на корабельный склад, там техник, пока мы летали по системе, работал, составлял список найденных вещей. Может, что интересное найдёт, по крайней мере, два десятка кристаллов с базами знаний нашёл. Правда, военных там нет, видимо кто-то из экипажа готовился на гражданку уйти, собирался выучить дополнительную профессию. В данном случае базы относились к работе шахтёра. Причина отсутствия запасов таких баз банальная, для военных просто глупо и затратно использовать для закачки солдатам и офицерам эти знания, используя одноразовые кристаллы. Всё делается через капсулы, с карт памяти, многоразового использования, эти знания, по специальности заливаются на нейросети флотских потоком. Это всё в учебных армейских или тех же флотских заведениях, чтобы утечки не было. Я не говорю что это везде, но бывает, на крупных кораблях имеются аварийные комплекты баз знаний, это чтобы восполнять потери в бою и подготовить остро необходимых специалистов достаточно быстро, в случае потери. Такие базы знаний не превышают четвёртого ранга, и они тоже одноразового применения. Встречаются, конечно, эти кристаллы и с более высокими рангами, специализированные, армейские и флотские, но они для старшего офицерского состава. Я, кстати, в прошлой истории этой жизни именно за счёт таких баз и обучался. Только вот наш крейсер малый, тут экипаж имеет полное дублирование по специальностям, каждый знает и имеет сразу несколько меток сертификатов и может заменить выбывшего в бою товарища на том или ином посту. На больших кораблях, немного не так, три специальности у одного, скорее удача, чем статистика.

В общем, каюта была прибрана и вычищена. Дроиды-уборщики так и сновали в коридоре, проводя чистку и уборку. Тут были последствия пребывания большого количества людей, ну и после консервации, как же без неё. Пока мы двигались по системе, скорость низкая из-за обломков, но эпицентр мы уже покинули, так что у минного поля были даже скорее, чем предполагали. Так вот, техники пока мы шли по системе, привели крейсер в порядок. Практически по нормам ремонтников флота. Поэтому и ушли в прыжок также благополучно, что не могло не радовать. Приняв душ, всё работало как надо, я забрался в постель и почти сразу уснул. Дел ещё много, но это не на сегодня, у нас много времени впереди, долго лететь.

Проснулся я сам, проверил по планшету и узнал, что проспал двенадцать часов. Даже не ожидал, давненько я себе не позволял такого количества сна, обычно семи-восьми часов вполне хватало. В капитанской каюте стоял синтезатор, дорогой и качественный, причём тот в комплект каюты не входил, личная собственность погибшего капитана. Когда я приказал привести каюты в порядок, искин отправил запрос технику, а тут его работа, на извлечение из стены синтезатора и маскировки ниши декоративной панелью. Тот связался со мной, не совсем понимая приказа, и я отменил это решение, убрать всё кроме синтезатора и личного бара капитана. Так что, потянувшись в кровати, я задумался, идти обедать в кают-компанию или тут, в каюте поесть. Всё же лень пересилила, и остался у себя, подтянув планшет. Через него связался с компом синтезатора и сделал заказ, и пока завтрак готовился, почесываясь, встал и даже успел одеться, в тот самый комбинезон с заклеенной прорехой на боку. Да больше просто не в чего было.

Позавтракав, я через искина узнал как дела. Большая часть телохранителей уже встала. Керри тоже с сонным видом недавно вышла из каюты старшего помощника, которую занимала, и сидела в кают-компании, завтракала. В общем, всё пока в норме. Так же узнал как у нас дела взлому. Выяснилось, что дешифратор, что продолжал работать в рубке, он нам не мешал совершить прыжок в гипер, уже взломал второй искин и ломает третьего, четыре часа как это делает. Он у нас один остался, второй, менее мощный, как и обещал, я передал полковнику, тот имел нужные знания, чтобы работать с таким оборудованием, так что шанс достаточно быстро убраться из систем Декон у него был немалый. Те к родственникам спешили, в родные миры. Главное чтобы осторожно работали, всё же пауки в системе. Ничего, приведут крейсер в порядок, там рядом торпедоносец видел, разнесут их. Но перед этим абордаж. Причём как можно быстрее чтобы больше людей спасти, не схарчили пауки их. Всё в их руках, чем-либо помочь я уже не мог, времени не оставалось, и так из-за этих чёртовых пауков чуть из графика не выбились. С десятичасовым опозданием в прыжок ушли. Ничего, крейсер действительно быстрый, я особо не сомневался что брать, курьер или этот красавец, вскоре будем рядом с Зорией. Правда не за три недели, сколько занимает полёт в обычном режиме, а чуть за большее время. Дело в том, что напрямую лететь мы не могли, где проходит миграция боевых кораблей пауков, мы знали, колоннами те шли в сторону центральных миров, от одной такой колонны небольшими ручейками отделялись эскадры, чтобы и разнести всё, что находилось в стороне. Оборону систем, ну и поверхность планет облучали Н-пушками. То есть, такие группы карателей, что проводили зачистку этих пространств от людей, освобождали их для Арахнидов, для своих Роев. Старались хорошо, с огоньком и практичностью. Облучали планету из сканеров, и если находили бункера с выжившими, а Н-пушки не доставали, то долбили по ним главным калибром. Война действительно шла на уничтожение, или они нас, или мы их. Патовая ситуация, победителей в этой войне, как на неё не посмотри, просто не было. Проиграли все.

После завтрака, приведя себя в порядок в санузле, я прошёл в кают-компанию, поздоровавшись с теми телохранителями, что там находились, их было четверо, остальные кто где. Один, тот, что стоял на посту у каюты, шёл следом за мной, выполняя неукоснительно всё по охране, остальные имели личное время. Работы по кораблю были, так что все три техника, имеющих метки сертификатов специальностей, занимались им. Правда, техник по средним кораблям, у нас один, остальные на подхвате, они специалисты по малым кораблям, помощники так сказать, но справлялись, молодцы. Я просмотрел список повреждений и узнал, что две трети позиций уже закрыли, осталась обычная массовая мелочёвка, ничего серьёзного.

В кают-компании были трое парней, что встали, когда я зашёл в помещение, и Лана. Махнув рукой чтобы садились, я двинул в сторону рубки, заметив немного сожалеющий и скачущий взгляд девушки, который та бросила на меня. Мысленно хмыкнув, я чуть не улыбнулся, с трудом сдержав себя. Взгляд я сходу распознал. Дело в том, что такие группы телохранителей действительно набирают для охраняемого тела по той необходимости, что могла возникнуть. Как я уже говорил, телохранители от и до охраняют тело своего господина, в данном случае меня. Однако для примера возьмём любого из старейшин Норда, у которых была схожая охрана. В основном в меньшем количестве, это только у наместника по количеству такая же. Так вот, у всех старейшин, обязательно среди телохранителей девушка, а то и не одна. Причина банальная, чтобы тот не искал приключений на стороне, ну а вдруг женщину захочется, ну вот невтерпёж, а жена, если она есть, далеко. Для этого и имеются телохранители женского пола, в прямом и переносном смысле. Не надо искать приключений на стороне, чего телохранители допустить не могут, так легко подвести медовую ловушку, или убийцу, те сами выполняют все желания своих господ, даже в подобной сфере. Особо это никого не удивляет, что среди телохранителей красивые девушки. У меня так целых три, если не считать личного пилота, но это всё на перспективу. Только ведь те тоже живые, и на мужчин поглядывают с интересом, вот и на меня та взглянула с тем самым интересом, что был понятен любому мужчине, да и печальный вздох её был вполне в тему. Ишь ты.

Пройдя рубку я активировал второй взломанный корабельный искин, после чего провёл опознание, вводя коды и тут же их сменил, вбив новые. Вот теперь более-менее нормально, искин отвечал так же за навигацию, поэтому помощь его нам была необходима. Вон, вместо трёх недель придётся двадцать шесть дней лететь, как подсчитал управляющий искин крейсера. Имена ни кораблю, ни искинам я не давал. Не видел смысла, крейсер это временный транспорт. Найду Лидию на Зории, у меня была надежда, что та пережила нашествие Арахнидов, отберу машинку времени, и мы переместимся домой, с разницей в пару недель, чтобы особо без разговоров обошлось, как это мы так быстро оказались на другой планете. И всё на этом, артефакты Древних под замок. Правда теперь особо можно не таится, все равно машинок времени не останется. С ними я конечно лопухнулся по полной, это же надо было так влететь по глупости, чтобы попасть в подобную ситуацию, но будем исправлять. С другой стороны приключения заставили меня встряхнуться, а то последние пару лет, я так работал, создавая корпорацию, что можно сказать света белого невзвидел, столько первоначальных проектов. А как же, становление корпорации на осколках бывшей империи это только начало. Ведь как склады и бункера с разными резервными производствами на территории империи имелись и не все они находились на планетах. Самое главное, что мне известны многие такие государственные ухоронки, инспекции на них проводил, те что плановые, раз в десять лет. Думаю на начальном послевоенном этапе, когда флоты Арахнидов и Содружества взаимно уничтожили друг друга, знающее люди, ведь не один я имел подобную информацию, наверняка вскрыли часть этих складов. Ну или вскроют, если по местному времени судить. Тут скорее предполагаю, чем знаю точно. Однако много что осталось на месте. Ведь в правительстве империи тоже не дураки сидели, и предполагать разные ситуации умели, вот и готовились заранее. Империя граничила с Фронтиром, нашествия Арахнидов, как это не печально, ожидали, поэтому и сделали запасы. Заводы, производства без которых воссоздать империю из пепла не то чтобы не возможно, а очень трудно. Вон как туго шло увеличение и расширение производств корпорации только по обычным поисковым сборам. Везло, конечно, однако самый настоящий куш, в этих схронах, в государственных, самых настоящих схронах. Я их пока не трогал. Банально не видел причин, слишком рано для них. У нас едва хватает специалистов, чтобы обслуживать уже то, что есть, но главное начать и я сделал это. Корпорация уже крепко встала на ноги и теперь набирает сотрудников. Большое количество в производственный отдел, думаю понятно зачем, в отдел транспортных перевозок, военным. Позже, через пару лет поисковики по выданным мной координатам будут проверять на месте ли ухоронки, после чего к месту уже будут пребывать охраняемые караваны, что повезут производства на одну из первых трёх планет. Самые серьёзные к Декону, чуть менее интересные к Норду, ну а самые простые, Зория и остальные планеты империи, которые мы постепенно берём под контроль. Вот такой план, не сказать что обычный, но главное что он есть. В ближайшие три года брать ухоронки мы не будем, только готовиться, особенно готовить специалистов, а уж потом наше всё. И количественный состав корпорации увеличиться, и главное качественный. Это тоже немаловажно.

Посидев ещё немного в рубке, размышляя, а что ещё делать, гонка с бегством с Декона осталась позади, я покинул рубку и направился в арсенал. В рубке дешифратор взламывал третьего корабельного искина, рядом находился малый, с челнока. Закончит с обоими, я переведу его на другую работу. Вернём искин на челнок и оба техника, что имели базы по ремонту и обслуживанию такого типа военных судов, приведут его в порядок, а главное под наш полный контроль. Челнок с некоторым трудом, но входил в размеры гиперпузыря, поэтому перемещать его в трюм не потребовалось, уже хорошо. Вызвав старшего корабельного техника на борту крейсера, я поставил ему задачу, пока мы в прыжке, выйдем из него через трое с половиной суток, задача техников осмотреть челнок внимательно и всё ценное перенести на борт крейсера. По докладу телохранителей, что извлекали искин из шахты челнока, в десантных ложементах находятся пустые и закрытые бронескафы в модификациях разведчиков. Десять сержантских и два офицерских. Видимо бойцы разведподразделения находились на борту, когда челнок попал под выстрел Н-пушки. Такие бронескафы очень редкие и ценные, а нам достались двенадцать единиц, ровно столько, сколько челнок вмещал. У него действительно десять ложементов для рядового состава, один офицерский, там же оператора разных систем, ну и рубка с пилотом. Это я не считаю оборудование, личное вооружение разведчиков, ну и много что другого интересного. Как дешифратор закончит взлом искинов крейсера и челнока, я направлю его в арсенал. Дело в том, что как было у наших бойцов четыре бронескафа на всех, так и осталось, все, что взламывал дешифратор до момента расставания с военными, мы им и отдали, в нагрузку ещё три скафа, сами потом управляющие компы взломают. Дешифратор давно подобрал нужный алгоритм кодов для взлома, поэтому тот так и шёл быстро. С корабельными искинами сложнее, более серьёзные коды, но и их ломали, только заметно дольше.

В арсенале я застал Гната и часть телохранителей. В общем, они вчетвером проводили инвентаризацию вооружения, боезапаса и защиты. В стойках осталось шестнадцать скафов, ещё два у Гната и одного его подчинённого, а остальные ушли полковнику. На первоначальном этапе те им серьёзно пригодятся. Штуки нужные, особенно в боях с пауками. Сообщив им о том, что отдал приказ осмотреть челнок и все трофеи сюда, получил полное энтузиазма одобрение. Гнат сразу стал облачаться в свой бронескаф, что висел тут же, он собирался сопровождать техников. Тоже трофейщик в душе.

Я же, изучив, как идут работы в арсенале, направился в мастерскую техников на корме. Сюда сносили все электронные приблуды, да и электронику разную, что нашли на борту крейсера. Даже имелась тройка вещиц с челнока, что прихватили ушлые технари, когда подводили его к сцепке. В общем, достав свой планшет, я занялся взломом всего этого добра. По очереди конечно. На каждый тратил примерно от двадцати минут до получаса, в зависимости от сложности паролей. Один планшет ломал аж сорок минут, настолько сложный и трудно запоминаемый код. Думал, что серьёзное найду, а это оказался коллекционер порно. Стирать не стал, сообщил через искин во внутренней сети крейсера, что имеется на планшете, и отправил его на склад, кто заинтересуется, скачает. Штука не сказать что востребованная, но ценители даже сейчас встречались. Среди телохранителей даже не знаю, есть ли, вот заодно и проверим.

За время полёта заняться было нечем, поэтому командиры стараются чем-то занять своих подчинённых. Гнат об этом знал и всегда находил работу своим людям. Например, троих положил в капсулы на все четыре дня, учить базы знаний. Прыгнули мы в гипер на максимальную дальность прыжка для этого крейсера, на четверо суток и шесть часов. Что делать людям в замкнутом пространстве, всё это время? Давно были разработаны разные методики, чтобы занять и что уж говорить заинтересовать чем-то людей. На крейсере они были, вот только нам они как-то не пригодились, дел на борту и так хватало. Я занимался, например, взломом. Как взломал искинов, техники стали неторопливо, растягивая время, восстанавливать челнок. А дешифратор ломал компы бронескафов, там Гнат распоряжался, указывая, что ему необходимо в первую очередь. У нас теперь было два выбора, или штурмовые одной модели, все сержантские, для офицерского состава не было, или недавно приобретённые, разведывательной модификации, тем более тут даже два офицерских было. В общем, дешифратор за эти трое с половиной суток, взломал коды ко всем скафам, даже разведывательным. Ну а я, сидя в мастерской техников, по восемь часов в сутки на это тратил, ломал разную электронику. Как военного, так и гражданского назначения. Два армейских планшета потерял, мой взломщик залитый на планшет их не смог взломать вот у них и сработала программа уничтожения данных. Тут я, похоже, сам лопухнулся, ведь знал, что нужно отложить пока дешифратор не освободится, так нет, решил попробовать и вот не справился.

Одним словом за эти три дня, арсенал, всё что в нём находилось было полностью переведено под наш контроль, сейчас дешифратор мелочёвкой занимался, взламывал. Ему работы на полсуток осталось и всё. Челнок в порядке, в режиме ожидания всё также на сцепке находиться, всё вооружение крейсера обслужено, все системы тоже. Как-то всё быстро сделали, но другого выхода не было, не аврально работали, но близко. Всё же мы летим по тем системам, где могут находиться пауки, не хотелось чтобы при выходе из гипера те встретили нас со спущенными штанами. Не готовых к бою. А теперь норма, все получили бронескафы, импульсные винтовки, в стрелковых комплексах мои бойцы как-то разочаровались, просто добавили к винтовкам переносные гранатомёты, ракетницы крупного калибра, бластеры в кобурах, ну и гранат. Ходячие арсеналы, но я их понимал. После того через что им пришлось пройти, вполне понятное желание иметь всё при себе, и полностью. Я как-то продекларировал пословицу: патронов бывает очень мало, мало и больше не унесёшь . Так они, подумав, полностью её одобрили.

Скажу по секрету, если при выходе из гипера мы повстречаем Арахнидов, хотя рассчитали прыжок на максимальную дальность в казалось бы пустую систему, где паукам просто нечего делать, то драться мы не будем. У крейсера отличные новенькие движки, наше преимущество скорость, поэтому мы сбежим. Баки топливные полны, норма. Именно такой приказ я отдал Керри, бой только в крайнем случае, когда ничего другого не останется. За полчаса до выхода из гипера, таймер обратного отсчёта времени показывал, сколько осталось, мы прошли в рубку и заняли свои места. Керри в кресле пилота, там она может полностью показать свои способности и знания, Тенор в кресле офицера связи, оборудование маскировки тоже на нём. Это оборудование мы поставили и даже протестировали пока пробирались по системе Декон, я сам настраивал его. Гнат в кресле оператора защиты. Не то чтобы он был спецом по щитам на средних кораблях крейсерского класса, однако нужные базы до третьего ранга поднять успел, так что мог снять часть нагрузки с Керри. Это тоже немаловажно.

Наконец вот он, выход, и звёзды прыгнули нам на встречу, когда крейсер проколов пространство вышел в обычный космос.

— Есть засветки! — почти сразу крикнул Тенор. — Мы не одни в системе!

— Чьи сигнатуры? — тут же отреагировала Керри, старательно маневрируя и экстренно сбрасывая скорость.

Были причины, чтобы девушка полностью сосредоточилась на управлении. Вышли мы почему-то не в достаточно чистом космосе, куда и был рассчитан прыжок, а у края крупного астероидного поля. Хоть и край, и астероидов тут меньше, но всё же они были, вот Керри и отчаянно маневрировала, сбрасывая скорость и облетая крупные куски. Часть отразил Гнат щитом, чуть не потеряв его, корабль весь содрогнулся, когда мы по касательной прошли рядом с крупным астероидом, размером с наш крейсер примерно. Быстро осмотрев звезды вокруг, использовав пассивный сканер, я только выругался. Успев опередить доклад нашего связиста.

— Мы вышли в другой системе, похоже, требуется провести юстировку гипердвигателя. Ошибка с выходом не в навигационных координатах, это не мы ошиблись с расчётами, а движок сработал не стабильно и выкинул нас в другом секторе. Я даже не знаю где мы, нужно дать навигационному искину "осмотреться" и высчитать наши координаты.

— Мы не сможем уйти в прыжок? — насторожилась Керри, скорость она уже сбросила, так что полёт не требовал таких усилий в пилотировании.

— Можем, но в следующий раз нам может и не повезти, выйдем в центре астероидного поля и всё, вспышка и обломки. А тут нам крупно повезло, да и пилот хороший, смогла сбросить скорость, успела.

— Спасибо, — улыбнулся Керри, и тут же повернулась к Тенору. — Что там?

— Сигнатуры шести кораблей. Два с метками разных государств Содружества, четыре явные сигнатуры Арахнидов. У меня есть данные, можно определить по излучению сканеров что это за корабли, программа определения уже работает… Это три лёгких крейсера и один больше, среднего класса. Но не тяжёлый. Те, что на вытянутые похожи.

— Это рейдер, хотя нам и двух лёгких хватит, — буркнул Гнат, на что я машинально согласно кивнул.

— Два корабля содружества крейсерского класса. Хм, оба лёгкие. Арахниды гонят их в нашу сторону, быстро приближаются.

— Уверен, что обе группы засекли наш выход из гипера, для них не секрет что мы в системе, — сказал я, после чего продолжил. — Крейсера не могут уйти в прыжок, на таком типе рейдеров бывает, стоит глушилка гипера, а раз те всё ещё бегут, у этого тоже в комплектации она есть. Скоро и мы попадём в зону его работы. Ладно хоть на этих кораблях нет Н-пушек, слишком небольшие они для такого оружия, но и подпускать близко их не стоит, если мы вместе с этими двумя крейсерами вступим в бой с Арахнидами, единственно что можем взаимно уничтожить друг друга, что нас естественно не устраивает. Поэтому у нас один выход, сбежать не сможем, путь перекрыт, поэтому поступим так же, как решили экипажи обоих крейсеров Содружества, укроемся в астероидном поле. Есть шанс уйти от пауков, правда те в этих реках чувствуют себя как дома, но шанс есть и воспользуемся им, пока у нас имеется хотя какая-то фора. Уходим.

Керри развернула крейсер кормой к Арахнидам и, усилив шиты, двинула в астероидное поле, углубляясь в него. Двигаться было тяжело. Часть астероидов пришлось расстреливать, чтобы очистить путь, часть отодвигать шитом. Дальше повезло, наткнулись на туннель, видимо проделанный каким-то средним шахтёром, размеры тот имел достаточно крупные, но коридору большой срок, его уже начала заполнять разная мелочь и пыль. Однако с щитами усиленными на носу мы только прибавили скорость. Полтора часа напряжения, мы крутились по тоннелям, уходя в разные стороны, пока Тенор вдруг не воскликнул:

— Нас облучили сканером со стороны кормы. Сканер производства Содружество. Похоже, это один из тех крейсеров, которых гнали пауки.

— Связь есть? — тут же отреагировал я. Остальным не до подобного сообщения, Керри и Гнат заняты, полностью сосредоточились каждый на своей работе и отвлекать их в такой момент не стоит.

— Пытаюсь, помех много… Есть, нашёл устойчивый канал.

— Выводи на мой экран.

Капитан крейсера, что шёл за нами по пятам ответил на вызов быстро и изрядно удивился, что на него смотрел ребёнок, мальчишка лет восьми на вид. Столько и было. Почему тот шёл именно за нами, подозреваю, что и второй крейсер за ним идёт, догадаться не трудно. Всё дело в том, что мы расчищаем щитами путь и им просто легче по нему идти. Даже то что мы сворачивали в некоторых туннелях заходя в другие их не смутило, сканеры показывали где мелочи в туннелях нет, значит, мы прошли там, вот те нас и догнали, имея большую скорость. Им-то щитами так работать как нам не нужно, поэтому и скорость имели выше, чем мы. Что фигово, так же и Арахниды могут нас без проблем догнать, и уверен, что они уже двигаются по туннелю следом. Лёгкие точно, рейдер вряд ли, ему в тоннелях будет очень тесно. А теперь нужно узнать, почему неизвестные флотские корабли разных государств, с таким маниакальным упорством идут за нами. Принадлежали они не к центральным мирам, буфер между окраинными и центральными, но близко. По крайней мере, границ с Фронтиром не имели, да что с Фронтиром, ни один совместных границ с империи Антран не имел. В общем, транзитники, я так подозреваю, что из глубин Фронтира шли, ну или ещё по какой надобности.

Однако оказалось, что я ошибся. Капитан, справившись с удивлением всё же пояснил, кто они и как тут оказались. Выяснилось, что крейсера из сопровождения и охранения крупного каравана, направлявшегося со всем необходимым флотам Содружества, что сейчас уничтожали миры Арахнидов. Только вот этот караван до адресата не дошёл, несколько часов назад его перехватили. Принудительно выбросило из гипера, а там Арахниды ждали. Вырваться удалось немногим. Вот этих преследовала уже виденная нами четвёрка паучиных кораблей. Ну а то, что они за нами двинули, так приняли за местных, решили разузнать обстановку. Встреча с пауками в центре одного из Окраинных государств для них оказалась полной неожиданностью. Кстати, насчёт второго крейсера я угадал, тот шёл следом за товарищем. За счёт скорости, она была немного, но выше чем пауков, этой паре боевых кораблей удалось прорваться к спасению. Вот только топлива почти не осталось, на форсаже уходили, а там расход огромный. Поэтому и астероидное поле выбрали, уйти за зону действия глушилки они не успевали, раньше топливо бы подошло к концу. Ничего не скажу, вполне продуманные действия.

Пока мы общались, Керри заметно сбросила скорость, но останавливаться совсем я запретил, хотя было заметно, что девушка устала, выматывающая работа. За следующий час я уже привычно и как-то буднично просветил военных других государств в те события, что развиваются вокруг, явно повергнув их в шок. Не верить они мне не могли, я подтверждал все документально, видеофайлами. Как мы воевали в системе Декон и как её покинули. Об Н-пушках эти флотские тоже слышали в первые, с подобным оружием им так же сталкиваться не приходилось. Я дал им ТТХ действия этого оружия, сообщив, что нужно опасаться больших кораблей со странными специфичными наростами на обшивке, это и были эффекторы излучателей Н-пушек. Если и бить их, то с дальних дистанций. В первую очередь выбивать именно эти корабли.

На одном крупном перекрёстке, Керри прижалась к краю и пропустила передовой крейсер флотских вперёд, пусть теперь их пилот и щитовик постараются, мои люди окончательно выбились из сил. Дальше мы пошли вторыми, продолжая мониторить обстановку вокруг. Особый интерес флотских вызвало освобождение их коллег из коконов, так как два моих бойца всё делали под запись, я скинул им файлы, как всё происходило. Причём выяснив, что на борту одного из кораблей находится корабельный инженер, выпросил его на час-другой, поработать с нашим гипердвигателем. В качестве платы прошла та информация, что я уже выдал. Оно того стоило, поэтому мне и не отказали, провести его юстировку. Я и сам справлюсь с этим, но суток за трое, а инженер меньше часа потратит. Челнок у нас был, мы его перед астроидным полем в трюм загнали, так что один из телохранителей слетал и доставил инженера, его сопровождали два бойца в бронескафах. С ними Гнат общался, он оставил свой пост, сейчас Керри одна в фоновом режиме справлялась, вот с ними и поговорил. Так, на свои специфичные темы. Оба крейсера, что шли перед нами и позади, были на два поколения выше, соответственно и снаряжение десантных групп тоже. Вот Гнат и выяснял разницу между этими поколениями.

Сопровождая инженера, я провёл его в сердце любого корабля, отсек с гипердвигателем. У того с собой был свой диагностический дроид, он его в левой руке нёс, вот используя его, тот и провёл диагностику, подтвердив отклонения в работе движка. Потом он провёл юстировку, и снова диагностика. Показатели улучшились, но всё равно не до нормы. Так что тот провёл повторную юстировку, за чем я с интересом наблюдал. На самом деле это всё не такое и простое дело, что сейчас и демонстрировалось. Вот с третьего раза, диагностика показала норму, теперь с нашим движком всё в порядке, корабельный искин подтвердил, что его показатели тоже выдают норму. В принципе и раньше у того шла норма по показателям. С учётом того что навигационный искин уже определился с координатами, да и флотское их подтвердили, осталось выйти в чистый космос и после разгона уйти в прыжок, продолжить путь к Зории.

Поблагодарив инженера, работу тот сделал неплохую, я проводил его до шлюзовой. Его с сопровождением отправили обратно на борт своего корабля, а я направился в кают-компанию, обед на час пропустил, очень хотелось. Сам инженер отобедать у нас, по их внутрикорабельному времени сейчас глубокий вечер, отказался. Но я задарил ему коробку с элитным спиртным, вот её он взял. Коробка из запасов бара капитана была.

— Ну что тут у вас? — поинтересовался я, с плотного обеда возвращаясь в рубку. Гната не было, одна Керри присутствовала, она, кстати, тоже заканчивала обедать, прямо на рабочем месте. Заказ ей принёс кто-то из телохранителей, а вот убрал поднос и посуду дроид-уборщик.

— Второй крейсер, что идёт за нами сбросил скорость. Похоже, что-то заметил. Есть подозрение, что это преследователи. Видимо капитан корабля решил проверить. Нас он предупредил, мы тоже сбрасываем скорость. Если что поддержим кормовыми орудиями и ракетами.

— Ясно.

— Это ещё не всё, идёт запрос от обоих капитанов. Они с вами связаться не смогли, связи в отсеке гипердвигателя не было, это могло помешать юстировке, поэтому запрос пока висит в воздухе. Они расстреляли все ракеты, даже противоракеты, просят поделиться хоть чем-то. Ракеты у нас стандартные, хотя на два поколения и отстают, но для их пусковых пойдут. Стандарт. О том, что у нас двойной боекомплект в запасе я не сообщала.

— Его можно отдать, весь, — подумав, сказал я. — С учётом того как нас вскоре мало останется, не помочь друг другу это просто скотство. Тем более ребята нормальные, в контакт легко входят, спеси ни у кого не заметил. Связывайся, отправь списки, что у нас есть в запасе, если что на нашем челноке доставим им на борт. Одно дело делаем, спасаемся от пауков.

Наше сообщение флотских порадовало. С ракетами у них действительно туго, двойной боекомплект, что у них на борту был, полностью использовали. Как для прорыва, так и чтобы отбиться от преследователей. Как я узнал не зря, ранее их преследовали семь кораблей, пауки лишились одного рейдера и двух легких крейсеров, сами флотское потери не понесли, кроме щитов, но их уже восстановили. Боевые ребята.

— С замыкающего крейсера выпустили разведывательный зонд. Идёт телеметрия. Нам дали доступ к информации, — произнесла Керри. — Из-за поворота показался один из лёгких крейсеров пауков. Они идут за нами… Выстрел, зонд уничтожен.

— Не очень приятная ситуация, — пробормотал я, отреагировав на сообщение.

До этого я общался с техниками и пилотом челнока. Его уже успели загнать в трюм, после того как отправили обратно инженера с сопровождением, а я сейчас отдал приказ и на обшивку челнока, в трюм ракетные контейнеры не войдут по размеру, начали крепить контейнеры. По два на каждый бок. Больше просто не куда. А тут это сообщение, действительно не самое приятное. Была надежда, что пауки за нами всё же не пошли.

Челнок как раз покинул трюм, я его отправил к замыкающему крейсеру, ему раньше нужно пополнить запас ракет, там уже ждали, выгоняя на обшивку технические дроиды, чтобы принять груз и перезарядить пусковые, когда я сказал:

— В трюме кроме ракет имеются мины. Десять единиц, из них две самоходные. Сбрасываем одну, чтобы через минуту она встала на боевой взвод. Минёры у нас есть?

— Санта изучала эти базы. Но, кажется не выше третьего ранга, — задумчиво ответил Гнат. — Это у неё одна из трёх дополнительных профессий, все до третьего приняты, пока две основные изучает.

Он только что вошёл в рубку и занимал место оператора защиты. По кораблю с сообщением о появлении Арахнидов звучала боевая тревога, все готовились к возможной схватке, облачаясь в бронескафы.

— Отлично, что делать она знает, справиться. Давайте её в трюм. Мину сбросите с помощью погрузчиков. Керри, предупреди пилота замыкающего корабля, чтобы не навалился на неё обошёл впритирку. Санте задача, после сброса, мина через минуту должна встать на боевой взвод, как раз замыкающий крейсер пройдёт, выйдет за зону её сканеров.

— Уже передал, — сообщил Гнат. — Есть предложение от Санты. Можно включить мине режим маскировки, есть там такая функция. Она спрячется в стенках туннеля и при подходе любого следующего корабля, атакует. Отреагирует на движение. По её расчётам взрыв одной мины не должен вызвать астероидный шторм. Если лёгкое волнение только, локального действия.

— Пусть делает, — тут же одобрил я.

Мину мы сбросили и замыкающий крейсер изящно её обойдя, стал нас догонять, а мина, включив маневровые движки двинулась к одной из стенок. Челнок нас уже догнал и, получив вторую партию ракет, тут же был один контейнер с противоракетами, снова двинул к замыкающему кораблю. Мы продолжали пополнять его боезапас. Так и двигались. Чуть позже наши сенсоры, а не так и далеко мы ушли, заметили подрыв за спиной. Похоже, есть, успела. Если бы пауки раньше мину заметили, то расстреляли бы её с безопасного расстояния, а раз был подрыв, значит, мина сработала штатно и прихватила одного Арахнида с собой. Приятная новость, капитаны обоих крейсеров поздравляли нас, теперь и у нас свой счёт открыт. Действия в системе Декон не в счёт, там другое, схватки с солдатами Арахнидами, а тут космический бой.

Прошлось чуть сброситься скорость, чтобы челнок продолжал работу. Ракетный боезапас замыкающего крейсера мы пополнили, теперь возили к ведущему, шедшему впереди. Позади с подрывом наверняка заминка, так что время для передышки у нас было, поэтому мы с капитанами стали советоваться в режиме конференц-связи, и вот что мы надумали, сделаем ловушку. Тут как раз ровный участок туннеля, заминируем стенки, а сами расположимся на перекрёстке, он дальше был. Пауки нас увидят и рванут к нам, устроим перестрелку, ну а когда, достигнут заминированного участка, дистанционно подоврём его. Что уцелеет, добьём пушками и ракетами, и рвём когти. Неплохой план на мой взгляд. Правда, как всегда вмешался случай. Выяснилось, что в этом астероидном поле прячемся не мы одни.

Как только план операции был обговорён и одобрен всеми, даже как-то неожиданно быстро, но тут все реально торопились, то передовой крейсер рванул вперёд, ему нужно изучить пригодность перекрёстка для неожиданного появления и открытия огня по паучьим кораблям, а мы, зависнув, выпустили челнок. Он для подобных дел не совсем пригоден, но что есть. Техники и наша девушка-сапёр работали в трюме, складируя мины у отрытых створок, готовя их к применению. Замыкающий крейсер, отойдя назад, ближе к последнему изгибу, выпустил разведывательный зонд, надеюсь, что их у него пока достаточно, и охранял нас.

Но тут внезапно и экстренно вышел передовой крейсер, что достиг перекрёстка, с отменой минирования и приказом срочно нагонять его. Мы сразу, подхватив челнок, на обшивке его нести опасно, может снести об астероиды, поэтому тот скользнул в трюм, рванули к передовому кораблю. Немедля стартовали, тот паниковать зря не будет, значит реально нужно торопиться. Скорость быстро набрали максимальную и начали экстренно тормозить у перекрёстка. Пока летели к перекрёстку, до нас довели новую информацию. Оказывается, крейсер чуть не столкнулся на перекрёстке с пассажирским имперским лайнером. Удалось избежать столкновения и когда мат в эфире стих теше, обменялись информацией. Тут-то и выяснилось что лайнер, следуя по круизному маршруту, полный туристов, был атакован пауками, но смог сбежать. Вышел из гипера за дальностью действий их пушек, да и скоростней судно оказалось, успело уйти в туннель воспользовавшись форой. Однако за ними устремилась погоня. Получается с другой стороны тоже пауки. То есть они спереди, их к нам лайнер привёл, и позади, это уже за нами идут. Перекрёсток был Т-э образный, мы двигались по длинной ножке, по левой несся, убегая, лайнер набитый пассажирами, получается пока свободен правый туннель, вот туда мы и скользнули. Гражданские, экипаж лайнера, жутко обрадовались встрече с нами, правда то, что за нами тоже пауки идут заметно приглушило их радость, но не так и сильно. Три боевых крейсера, даже лёгкие, это три боевых крейсера. Правильно экипаж понял, мы приняли их под защиту, а как ещё, на борту без малого полторы тысячи человек, если всех считать, вместе с экипажем. Совесть у порядочных людей не позволит их бросить, а на счастье у нас были именно порядочные люди.

Дальше мы двинули таким порядком, замыкающий крейсер, обойдя остальные, пошёл теперь впереди, прокладывая путь, стал ведущим, за ним лайнер, потом наш крейсер, и бывший ведущий стал замыкающим, у него разведывательные зонды ещё были. Пока летели, мы с капитанами, гражданские тут не участвовали, решали туже проблему. Пауки будут долго нас гонять, пока не загоняют, поэтому минная ловушка стала актуальной как никогда. В общем, мы искали подходящий туннель для подобной ловушки, искали тщательно, от этого зависит наша жизнь. Кто нас преследует, мы знали, должно остаться пара лёгких крейсеров, а вот гражданские так уверенно сказать не могли. То, что преследование есть, уверены, засекали за кормой отголоски сканирования, искин лайнера уверенно определили, что излучение сканеров не с кораблей Содружества, а именно Арахнидов. Там разница заметна.

Наконец то, что нужно. Парни на передовом крейсере нашли подходящий кусок туннеля, впереди такой же Т-э образный перекрёсток. Крейсер и лайнер устремились вперёд, к нему, а мы, сбросив скорость, занялись минированием. Встать борт о борт не позволяла ширина туннеля, делал его явно средний шахтёр, однако сблизились, чтобы технические дроиды с замыкающего перебрались к нам, нам не хватало этих помощников, тем более у военных был свой сапёр, они с Сантой и занялись минированием. Двадцать минут на это потратили, челнок так и мелькал, возя мину за миной на сцепке, но дело сделали, после чего рванули дальше, позади зонд уже заметил движение, нас нагоняли преследователи. А так кислое дело, откровенно говоря, астероидное поле, похоже, со всех сторон окружено, это что, нас тут заперли? В эфире только и разговоров об этом. Я так думаю вряд ли, скорее всего те уже ушли, у них своих задания, оставив наше уничтожение на тех, кто нас преследовал, так что я считаю, что астероидное поле можно попробовать покинуть. Осторожно, подстраховываясь, но можно. Это и сообщил. Не скажу что успокоил, но накал страстей, особенно со стороны гражданских, снял.

Мы успели добраться до перекрёстка, лайнер завис подальше, а крейсера укрылись за перекрёстком, появимся внезапно, когда второй зонд, оставленный в коридоре, покажет нам паков. План такой, когда крейсера пауков пересекут определённую черту, мы появляемся, к сожалению, стрелять смогут только сразу два крейсера, для третьего просто не было места, то пауки, открыв ответный огонь и усилив щиты, рванут нам навстречу. При этом я посоветовал операторам артиллерийских систем крейсеров так же стрелять по стенкам туннеля. Отлетавшие в сторону астероиды, напрягут щиты кораблей Арахнидов. Это позволит быстрее сбить их, что скажется, когда сработают мины, те в этом случае получат большие повреждения. В общем, когда пауки рванут к нам, обычная их тактика, то всё внимание к нам, а не к стенкам туннелей, пресекают черту заминированного участка, и мы его подрываем, после чего добиваем тех, что уцелел или повреждён и рвём когти. Такие массовые подрывы могут вызвать астероидный шторм, так что нужно как можно быстрее в этом случае покинуть астероидное поле. Волна идёт как лавина, главное чтобы она была за кормой, иначе раздавит. Знаю что опасно, но что делать, пауков в любом случае нам нужно уничтожить, другого пути просто не было. Ах да, забыл добавить, вторую, последнюю самоходную мину мы не ставили, так сказать последний шанс. Хватило и восьми других мин.

Всё получилось, так как и мы рассчитывали. Корабли пауков один за другим появлялись в туннеле, с зонда шла телеметрия, и мы их считали. Сначала появилось два лёгких крейсера, причём флотские их опознали, по выбоинам на корпусе от их арт-огня. Щиты те им уже удалось один раз сбить, нанеся повреждения корпусам, так что опознание состоялось. Следом за ними из-за изгиба вынырнул ещё один легкий крейсер. Эти корабли у пауков самые массовые, после истребителей, можно сказать загонщики. Видимо этот третий крейсер из тех, что преследовал лайнер.

— Всё, больше никого нет, зонд не фиксирует движения, — сообщил один из капитанов, это его зонд был укрыт в стенке туннеля. — Начинаем.

Оба флотских крейсера одновременно появились на виду, на перекрёстке туннеля и открыли огонь. Как я уже говорил, мы в этом деле не участвовали, всё же у флотских были более подготовленные специалисты. Мой экипаж, это телохранители, вот их основная специализация, остальные как дополнения, третьи и четвёртые ранги. Правда, специальностей те изучали много, универсальные специалисты на все случаи жизни. Так вот пауки среагировали как мы и думали, усилили щиты и, увеличив ход, рванули к нам, а когда те почти достигли минного поля, вдруг заорал капитан крейсера, к нему всё ещё шла информация с зонда:

— Движение, за этой тройкой идёт ещё кто-то! Крупный!

В это время нам дали сигнал, все три корабля вошли в зону минирования, оно было длинной в километр, и я лично подорвал все восемь мин. Почти сразу мы стартовали, двигаясь тем же порядком, оставаться у перекрестка было опасно, действительно начался астероидный шторм. Но что вызвало испуг, пролетая мимо входа в туннель, где мы повредили, а шторм их добьёт, снося всё на своём пути, обломки своих товарищей, в туннель через подорванное место прорвался рейдер Арахнидов. Это он шёл четвёртым и, наращивая скорость хода, снося всё что было на его пути, он нёсся к нам наращивая скорость. Почти сразу среагировали Керри и Гнат, они передали картинку этого несущегося "паровоза", сносящего всё на своём пути, остальным, так что наш отход уже сложно назвать отходом, бегство, вот что это было. На очередном перекрёстке, а рейдер пауков от нас не отставал, я приказал Керри снизить скорость и пропустить замыкающий корабль флотских. Наш сапёр уже был готов, так что мы сбросили мину и как только отошли от неё, то подорвали ту. Причём достаточно хитро. Волна астероидного шторма от первого взрыв осталась позади, а этот подрыв, мина взорвалась внутри стенки, вызвал второй, полегче, однако рейдер пауков оказался между двух огней. В общем, это сбило его скорость, и тот отстал, что позволило нам уйти.

Из астероидного поля мы вылетели как чёрт из табакерки, сканируя пространства, с ходу начиная набирать скорость для прыжка. Флотские прыжок собирались совершить к ближайшей планете или к станции, у них топлива мизер, гражданские летели с ними. А у нас Керри рассчитала прыжок, и мы двинули дальше, к Зории. При этом, не забывая попрощаться с остальными. Мы ушли раньше в гипер, флотских слегка задержал лайнер у него скорость разгона меньше, но и им пара минут до ухода в гипер осталось. Последним что успели засечь наши сканеры, как из астероидного поля в куче обломков вылетает рейдер Арахнидов. Изувеченный, с частично снесённой артиллерией, уже давно без щитов, повреждённый и, похоже, жутко злой, он рванул к флотским и лайнеру. Поздно появился парень, мы ушли, и те уйдут. Опоздал.

Как только звёзды прыгнули нам на встречу, и мы ушли в прыжок, люди задвигались. Они только сейчас начали осознавать, насколько были напряжены. Откинувшись на спинку кресла, я так же после ухода в гипер чувствовал моральный откат, усталость накатила. Однако встряхнулся и сказал, привлекая к себе внимание:

— Теперь вы видели насколько опасен наш путь к Зории, с учётом того что как раз в эти дни основные боевые рои Арахнидов идут через империю Антран. Сейчас, например, пала столица империи, она была полностью уничтожена, и в наше время нам том месте астероидное поле, смешенное с глыбами льда, всё что осталось от морей, и разные металлические обломков, от кораблей, станций или орбитальных крепостей. Всё это сейчас там примешивается, не думаю, что выданная нами информация о нашествии и действии Н-пушек хоть как-то помогла обороне, хотя мы на всю империю орали с Декона, передавая сведенья. Ладно, постоянную боевую готовность никто не выдержит, но хоть кто-то из вас должен дежурить в рубке, организуйте дежурства. У нас запланировано шесть штатных выходов из гипера для промежуточных прыжков, но не стоит забывать и о глушилках гипера пауков. Как они флотский охраняемый караван перехватили. Именно для такой нештатной ситуации и нужен дежурный, чтобы хотя бы дал нам возможность добежать до рубки и встретить пауков во всеоружии. Керри, командуй тут.

Оставив своих офицеров в рубке, они обсуждали, кто первым заступит на дежурство, я направился в кают-компанию. Очень хотелось есть. Да и выспаться не помешает, по внутрикорабельному времени у нас сейчас была глубокая ночь.

До следующего прыжка всё было в норме, работу бойцам находил как я, так и Гнат. Часть легли на всё время прыжка в капсулы, другие занимались кораблём или своими делами. В этот раз мы вышли в системе одни, никого тут не было, быстрый разгон и снова уход в гипер. Правда в этот раз, как раз Гнат лёг в капсулу, оставив всё на заместителе, он решил поднять пару баз по средним корабельным щитам до четвёртого ранга, как выяснилось, очень нужные знания и умения, третьего ранга всё же не хватало. Вот только пробыли мы в гипер после прыжка всего тридцать часов, чуть меньше полутора суток, как нас принудительно выкинуло их гипера. А ведь специально отбирали только пустые системы, чтобы военных закрытых зон не было, там, в случае войны, глушилки должны действовать обязательно. Встречались такие на территории Антран. А в действительности мы наткнулись не на флотских, а на пауков, работала их глушилка гипера, только не совсем понятно, что одни делают в таких глубинках, где людей может, лет сто не было, а если кто и был, то такие транзитники как мы. Тут нет ничего интересно, все астероиды давно выработаны, транспортные маршруты проходят так далеко, что разворачивать тут что-то не просто неликвидно, глупо. Разве что может находиться какая пиратская база, отчего сюда возможно заглядывают патрульные. Это единственное предположение, что могло прийти в голову. Ладно, причину возможного нахождения здесь людей я нашёл, пусть кратковременного, но нашёл, а вот пауки что тут делают, почему окопались?

Когда нас принудительно стало выводить из гипера, всё произошло секунды за три, то я как раз спал, и когда заревела сирена, сам настраивал, мёртвого поднимет, то успел только сесть, пытаясь пробуждающимся сознанием осознать что происходит. Ну а когда смог это сделать, рыбкой прыгнул к одежде, быстро натянув её на себя, и понёсся в рубку. Тенор, а дежурил сейчас он, уже должен был активировать защитные системы, щиты и дать приказ искину уводить корабль как можно дальше от противника. Пока тот это делает, а наш связист может отдавать такие приказы, а искин вполне может их выполнять, то Тенор должен поработать по основной своей специальности, поэтому, когда мы с Керри, столкнувшись в дверях, влетели в рубку, то тот доложил:

— Тут целый флот, один огромных кораблей-роев, вроде наших старсейверов, сорок штук, плюс насчитал около сотник кораблей с этими, излучателями Н-пушек. Это только то, что я видел. Мы вышли в центре их построения, куда не лети, везде попадаем в зону действия их Н-пушек. Мы и сейчас в зоне действий сразу десятка кораблей.

— А куда мы летим? — уточнил я, устраиваясь в кресле, Керри это сама узнавала, наверняка через нейросеть у искина.

То, что мы разгоняемся, было понятно, когда я ещё одевался, пока ревела тревога, по кораблю началась мелкая дрожь, это разгонные двигатели заработали на форсаже, а вот куда летим, если нас выкинуло в центре флота Арахнидов, не понятно.

— Ну, я подумал, что палить из Н-пушек они внутри построения не будут, всё же тут вон, сколько кораблей, не только нас накроют, поэтому рванул к флагману флота. Это единственная идея, которая мне пришла в голову.

— Здравая идея, — кивнул я. — Ты молодец. Излучение Н-пушек как ни странно, действует на них так же как и на людей. Животных это не касается, как нам известно, на нас только, но вот и они ему подвержены. По информации, что дошла до нас при некоторых боестолкновениях, когда побеждали наши, они вскрывали те паучиные корабли, которые попадали под действия своих же Н-пушек. Пыль там не находили, излучение Н-пушек превращали пауков в вонючую биомассу. Кстати, чуть позже, где-то через полгода, пауки разработают новое излучение. Тогда они смогут палить по нашим кораблям сколько угодно, даже если в зону выстрела войдёт их корабль. Они найдут решение, чтобы излучение уничтожало только людей, а им не вредило. Однако сейчас Н-пушки у них старые, опасно палить во все стороны, попробуем этим воспользоваться.

В это время в рубку ввалился Гнат, который уже успел облачиться в бронескаф. Он из медбокса, капсулу покидать это вам не постель, больше времени требуется. Тенор сразу стал вводить его в курс дела, а я принялся изучать поступающую от искина информацию. Керри что взяла управление на себя, она с этим справится всяко-лучше чем искин, активно, можно сказать отчаянно маневрировала, обходя медлительные и неповоротливые туши паучиных линкоров и подобия старсейверов Содружества. То есть сверхтяжёлых кораблей. Проходила корабли не впритирку, места между ними было предостаточно до десятка километров, они не шли, сбившись в тесную кучу, а вполне себе боевым порядком. Причем, судя по загорающимся огонькам на ближайших кораблях, я так понял пауки сами недавно вышли из гипера, скорее всего для промежуточного прыжка, это у них всё как у кораблей Содружества, и включили глушилку гипера. Прийти к таким выводам было не трудно, иначе нас бы выкинуло на границе зоны действия глушилки. А соответственно на границе зоны движения флота, туда, где множество разных легких крейсеров и рейдеров, что порвут нас и не заметят. А раз мы в центре флота оказались, где малых боевых кораблей обычно не бывает, то и глушилку только-только включили. В общем, не повезло, несколько секунд и мы бы пролетели мимо и ушли дальше. А причины включить глушилку я, кажется, нашёл, причём быстро. Предположение сразу сформировалось в моей голове. Да на пищу они рассчитывали, на людей, от того и включили глушиклу. Тут пауков миллионов четырнадцать, если общее количество брать, всех не накормишь, а вот командиры их, офицеры, особенно те, что старшие, можно сказать своя раса среди пауков, вот они гурманы. И если в такой промежуточный прыжок под их пушки из-за действий глушилок выкинет какой корабль или судно Содружества, то его берут на абордаж и свежую дичь на стол этим командирам. Думаю, по старшинству делят. Да и почему не полакомится человечиной, если есть такая возможность? Так что, скорее всего нет, убивать нас не будут, а вот захватить, это легко. Сейчас вокруг тяжёлые боевые "толстопузы", но наверняка загонщиков, что охраняют тяжёлые корабли по сторонам, уже вызвали, так что нужно рвать когти, как говорится. Очень быстро и очень отчаянно. Проблема тут только в том, что уйти за зону действия глушилки мы просто не сможем, да не дадут нам это сделать, как не крутись, не дадут.

— С двух ближайших тяжёлых кораблей Арахнидов, по классификации Содружества тяжёлые авианесущие линкоры, идёт сброс малой авиации, — сообщила Керри, информация шла постоянно и они с Тенором её озвучивали. — Это истребители. С одного двенадцать сброшено, они разгоняются и идут за нами, с другого девять, эти наперерез двинули. Успевают.

— Тенор, на тебя одна надежда. Нам нужно узнать на каком из кораблей работает глушилка.

— Так они на всех стоят.

— Стоят на всех, — легко согласился я. — Но действует одна, иначе при совместной работе они мешать друг другу будут. Найди, на котором боевом корабле та работает. Керри, сколько у нас противокорабельных ракет?

— Полный боезапас, мы же не стреляли? — пожала та плечами.

— Значит, сорок шесть штук в пусковых, без запаса, — задумчиво пробормотал я. — Хорошо, слушаем меня. Тенор, ты находишь корабль с глушилкой. Керри постоянно держит высокую скорость, когда мы определим, с какого корабля глушат гипер, атакуем его сразу всеми ракетами. Как это ни странно, при таком порядке движения, щиты у больших кораблей флота Арахнидов не активны, они их задействуют только в бою. Тяжёлый корабль мы ими не разнесём, но повредить шанс есть. Если повезёт, тут только на везение можно рассчитывать, то на некоторое время у нас будет возможность уйти в гипер, пока не заработает глушилка на другом корабле. Это время нужно использовать для слепого прыжка. Рассчитать координаты мы просто не сможем. Именно поэтому и нужно держать постоянно высокую скорость, чтобы уйти в прыжок в доли секунды. План я сообщил, работайте, наши жизни в ваших руках.

Откинувшись на спинку кресла, я зафиксировал экран визора пульта так чтобы видеть всё, что поступало от искина, а действия в системе надо сказать разворачивались ой какие интересные. Истребители разогнавшись, начали нас вполне себе легко гонять, мы им не соперники в скорости. По сравнению с истребителями, ещё и не поворотливые. Если по прямой, то наши два разгонных движка в корме, вполне потянут толкать нас на одной скорости с истребителями. Но так как приходилось постоянно маневрировать, где у тех фора, то понятно, что уйти от них мы просто не могли. Однако на поражение они не стреляли, пытались только отстрелить движки, отчего Керри и маневрировала так отчаянно, что нас трижды чуть не размазало по обшивкам разных линкоров пауков. Что те делали, было понятно, пытались остановить пока не подойдут лёгкие крейсера, или абордажные суда с линкоров, чтобы высадить к нам десант. Дальше коконы, если вообще до них дойдёт, и здравствуй желудочный сок какого-нибудь офицера. Хрен им, поперёк глотки встану. Кстати, флот, то есть его корабли, на нас реагировали как-то вяло и я догадывался почему. А дело в том, что у пауков урезанные экипажи. Именно так, всю эту ораву ведь кормить нужно, у пауков свой корм, люди это так, приятное дополнение, однако запасы не бесконечны, и что придумали командиры Арахнидов. Да в спячке находиться примерно девяносто пять процентов всего экипажа одного такого линкора. Остальные, дежурная смена, она и ведёт корабль. Будят всех перед боем, так что в сражении такие корабли во всеоружии. Это на больших, вот на малых и рейдерах, экипаж бодрствует полностью, всё же те патрулируют фланги флота и им необходимо быть в полной боевой готовности. На тяжёлых крейсерах, и подобии, там тоже часть экипажа дежурит и полностью десанты в спячке. Экономия. Причём пока мы носились особо никаких действий от этих больших кораблей, я так и не заметил, никто не стал поднимать экипажи из-за какого-то лёгкого крейсера людей. Может их дежурные смены и мечтали что у нас на борту людей видимо-невидимо, забито так, что стоять негде, чтобы им хватило, но лично я в их желудки не собирался. Уже готовил реакторы к подрыву. Обидно, но уж лучше такой конец. Прихватим с собой уродов, но не через желудки, будем искать второй выход.

Пока я размышлял ситуация понеслась стремительными скачками. Тенору, наконец, удалось обнаружить корабль, с которого и работала глушилка. Уж не знаю, как он настроил поисковые сканеры, чтобы те уловили это достаточно непростое излучение. Однако факт, он это сделал и мы, напрягая оба разгонных движка, рванули к нужному линкору. Проблема в том, что он находился на другой стороне идущего строем флота, но Керри получив координаты, и напрягла все системы корабля, чтобы мы как можно быстрее до него добрались. Это было сложно, с учётом того что два маневровых движка из восьми, истребителям, сбить и повредить всё же удалось. Манёвренность сильно снизилась, нашему пилоту приходилось прилагать изрядно усилий, чтобы хоть как-то маневрировать, обходя встающие на пути линкоры. Прямого и открытого пути к нужному кораблю пауков у нас не было, пока доберёшься, семь потов сойдёт. А эти, не смотря на активную стрельбу, мы уже три истребителя сбили, и два повредили, не отставали.

Тут вдруг Тенор заорал:

— Чисто, глушилки нет! Прыжо-о-ок!

Скорость была достаточная, поэтому Керри, почти сразу активировала гипердвигатель, и мы ушли в слепой прыжок, перед этим получив значительного пинка в корму. Достали всё-таки напоследок, когда поняли, что мы смогли уйти от них. И вот, звёзды прыгнули нам на встречу и мы ушли в гиперпространство. Да прыжок слепой, где нас выкинет, мы даже примерно не представляли, но главное ушли. Прыгнули на все четверо суток, на максимальную дальность. Были причины для этого, довольно существенные. Например, то, что крейсер изрядно повреждён, Керри сразу начала, как только мы ушли в прыжок, проводить тестирование систем, хотела узнать всё ли у нас так плохо. Если да, то эти четыре дня в гипере пригодятся. Будем ремонтировать и восстанавливать изрядно потрёпанный истребителями корабль, чтобы на выходе быть максимально готовыми ко всяким бедствиям.

— Почему глушилка перестала действовать? — спросил я, честно говоря, как-то пропустил этот момент.

— А флот Арахнидов начал уходить из системы, они свершали прыжок дальше, вот и тот на котором была глушилка, ушёл в гипер, — засмеялся Тенор. — Я и сам не рассчитывал на такую удачу, нам треть пути осталось до нужного корабля, когда тот вдруг исчез с частью флота. Мне кажетесь, мы бы не долетели до него.

— Точно не долетели, — не отрываясь от работы со своим пилотским пультом, кивнула Керри. — Нас уже зажали. Два истребителя заходили с кормы. Как я ею не виляла, выстрелы мимо проходили, но мгновения им не хватило, чтобы нам разгонные движки повредить. Тогда бери голыми руками… Хотя нет, тестировании показало что всё же достали. Один двигатель совсем не отзывается, мощность второго упала на семьдесят процентов. Фиксируются сильные повреждения. Корпус тоже повреждён, имеется пробития брони на корме, все помещения там лишены атмосферы. К счастью жилой модуль не пострадал, по нему не стреляли. Техников я уже отправила, должны заделать. Есть и другие повреждения, мы потеряли ещё один маневровый двигатель, теперь у нас три не действует, манёвренность около нулевая. Надеюсь, техникам удастся собрать из трёх хотя бы один, немного вернуть манёвренность. Щит нам сбили в самом начале, причём так, что сгорело оборудование шита. Нужна замена, а её нет, мы без защиты, только броня. Две башни средних пушек разворочены, не починить, осталось ещё две. Ракеты… Ракет у нас нет, перед тем как уйти в гипер я выпустила все ракеты по ближайшему линкору. Не уничтожим, сил не хватит, но повредить его можно, хоть как-то поможем нашим. В общем пусковые пусты, противоракеты тоже. За счёт них мы так долго и продержались. Турели ПКО выбиты на семьдесят шесть процентов. Истребители по ним и били в основном, дорогу своему десанту расчищали. Работы много.

Последнее Керри сказала со вздохом, тут она права, серьёзно нас потрепали, однако это не умоляло её заслуг, нас бы раньше уничтожили, если бы не Керри, что я и озвучил, поблагодарив её и всех тех, кто находился в рубке. Молодцы, одним словом. Дальше нужно было заняться делом, нас уже один раз внезапно из гиперпространств вышвырнуло под пушки линкоров Арахнидов, хватит, требуется уже сейчас восстановить на максимально возможную высоту боеспособность корабля. Я инженер, пусть и ущербный, нейросети не было, но знания имею, поэтому моя помощь, даже такая, будет существенной. При этом я могу брать под ручное управление инженерного дроида, что находился в трюме. До этого его использовали как погрузчик, тоже под ручным управлением, это он и сбрасывал мины или цеплял их к челноку.

— Капитан, командуйте, — кивнул я и, встав, вышел из рубки. Что делать девушка знала.

А сейчас мне нужно пройти в свою каюту, там находился инженерный планшет, основной мой на бедре закреплён, а это запасной, им удобнее работать со столь специализированным оборудованием как инженерный дроид. Первым делом, взяв под контроль единственный на борту диагностический дроид, я принялся за точечную диагностику, а то искин провёл лишь быструю поверхностную, описав всё в общих чертах. Точные диагностики проводят техники с помощью вот таких дроидов. Сами техники пока были заняты, восстанавливали атмосферу в повреждённых отсеках, заделывая пробоины, так что я им пока не мешала. Сама диагностика часов на шесть затянется, но зато мы будем точно знать в каком состоянии крейсер.

Все шесть часов без малого я бодрствовал, отвлекался лишь дважды, позавтракать, и пообедать. Однако когда диагностика была завершена, то все поняли, даже те, кто не имел технических знаний, что дело швах. Последнее повреждение не только полностью уничтожило один из разгонных двигателей, с этого оплавленного куска металла даже запчастей не снять, но и повредило силовой набор, трещинами пошёл. В общем, силовая рама даже второй двигатель теперь держала с трудом. При попытке разгона, вибрации, гул, и возможный срыв с места стоянки, вот такие радости нас ждут. По маневровым движкам скажу так, одного совсем нет, выстрелом с крепления снесли, второй оплавленный кусок металла, с третьим шансы есть, запчасти на складе имелись и технические дроиды с ним уже возились. Атмосферу в повреждённые отсеки уже вернули, там тоже ремонт шёл, в остальном… крейсер было не спасти, утилизировать если только. Ну или на верфь загнать, только там такие повреждения устраняются, даже в силовых рамах. Вырезают повреждённый участок и приваривают новый, целый.

Среди этих новостей была ещё одна, самая неприятная, мне было очень неприятно в моральном смысле. Насчёт Керри у меня были свои планы, да и считал я её уже своей собственностью, иначе личным пилотом бы не сделал. А тут она к себе Гната зазвала и сняли они совместно стресс после последних приключений. На меня такое впечатление, как будто помои вылили. Я даже не предполагал, что до этого дойдёт. Больно было, без шуток скажу. Хотя, а что я вообще хотел, девушка молодая, без патологий, почему в её понимании и нет? Мне она верности не клялась, да и не думаю, что вообще догадывалась о моих планах на её счёт. Подумав, я только вздохнул и напрочь вычеркнул её из списков близких мне людей. Быть вместе мы уже не сможем, со своей стороны я чувствую… брезгливость что ли? Что-то вроде подобного. Может мужчины у неё раньше и были, да что возможно, точно были, но при мне, чтобы та мужика к себе привела? Нет, такого я не прощу, слишком осадочек крупный остался. Вернёмся, сниму её с должности личного пилота, отправив в кадровый резерв гвардии. В принципе числиться та капитаном "Бастиона" вот пусть и дальше им проходит службу, а мне другого пришлют, или вот из телохранителей кто сдаст на нужный сертификат. Стараются ведь, учатся, вон все свободные в капсулы легли, доучиваться. Некоторые базы техников поднимают, чтобы товарищам помочь. Хотя бы по второй ранг, чтобы на подхвате быть. Базы знаний для этого были, у кого в памяти нейросетей закачены для дальнейшего профессионального роста, кто свежими воспользовался. В том смысле что когда мы обломки тяжёлого крейсера с боевыми дроидами нашли, до того как воевать с пауками на их повреждённом корабле стали, то на борту этого корабля, в сейфе инженера, нашли несколько комплектов технических баз невысокого ранга. Третий и четвёртый. Вот некоторые телохранители и залили их в памяти своих сетей, и сейчас учили. Профессия нужная, многие это понимали.

На следующий день, утром по внутрикорабельному времени, я хорошо выспался, когда авральные работы были закончены, остались только те где требуется много времени на ремонт, я собрал совещание, взяв слово:

— Положение наше, скажем прямо, не завидное. За время боя с пауками крейсер превратился в кучу летающего, пока ещё летающего металлолома. Реакторный отсек, рубка, жилой модуль и помещения с гипердвигателем уцелели, пожалуй, это единственная хорошая новость из всех, остальное, включая обшивку, повреждено так, что требуется ремонт на верфи. Уже сейчас мы ничего больше не сможем сделать, пока находимся в гипере. Нам нужно выйти в открытый космос, сбросить с себя всё повреждённое, включая один разгонный движок, облегчив корабль, и приступить к нормальному ремонту. Найти укрытие и приступить к нему. Поэтому растягивать время на все оставшиеся трое с половиной суток слепого прыжка, не стоит. Да и пауки, если решили отправить за нами следом преследование, по волнению гипера могут высчитать, где мы выйдем. Корабли у них скоростнее, на выходе могут нас уже ждать. Значит нужно принудительно вывести крейсер из гипера, укрыться где-нибудь и провести нормальный ремонт. Я постараюсь укрепить силовую раму, и довести работоспособность уцелевшего двигателя хотя бы до пятидесяти процентов. Если перевесить уцелевшие двигатели на корму, заменив ими повреждённые, то используя их совместно, после долгого разгона, займёт это часов семь, мы сможем совершить прыжок. Это всё конечно удлинит наш путь, на несколько дней точно, но хоть так его продолжим. Что Керри?

Последнее я спроси