КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 347310 томов
Объем библиотеки - 401 гигабайт
Всего представлено авторов - 139405
Пользователей - 77693

Последние комментарии

Впечатления

Cyriak про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

Книга не понравилась, чересчур самоуверенно и пафосно, и по сути ничем не зацепила, сказки про левитации и медитации пишут все кому не лень и не жаль своего времени, серьезных исследователей можно по пальцам пересчитать да и то они не из современных, а тут еще и афоризмы про дерьмо - ну просто прямое указание на местоположение автора которое ему необходимо срочно осознать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
yavora про Вав: Эллар [СИ] (Фэнтези)

У кого-то уже было про тварь которая питается молитвами прихожан. "Бывшие Боги" то бишь операторы. ГГ сколотивший команды в стиле ноева Ковчега "Смешались Эльфы орки люди гномы, Дроу" надеюсь появятся и вампиры ну и (если уж автор возьмется за проду), выше перечисленные явные кандидаты на "Новых Богов"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
yavora про Капитонов: Тайна серого клана (СИ) (Фэнтези)

Этакое легкое возвращение к первой части в стиле Дюма "Двадцать лет спустя". Насколько более или менее понравилась первая часть.настолько же было смешно пролистывать 2,3.4 где наш ГГ вошел в режим "БОГ" ну и обсуждает крутые темы "под водочку с огурчиками ..эхь хорошо пошла" со всякими там императорами и королями.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Сабаев: Семья безопасности (Альтернативная история)

Таки тот случай, когда надпись "книга заблокирована по требованию правообладателя", не вызывает отторжения. Друже пишущий, то бишь автор, у тебя с одним хероином, не всегда ладится, а ты на семью из трёх существ, на цельную ячейку общества замахнулся, причём хреново замахнулся, можно сказать "замах на рубль, а удар на копейку" ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Zefeer про Каргополов: Путь без иллюзий: Том I. Мировоззрение нерелигиозной духовности (Философия)

В этой книге критика Исуса Христа просто нелепая. Разбирать личность Христа с точки зрения Евангелия - символичного по сути текста - это просто верх невежества (о духовности и говорить нечего). Чувствуется желание автора задеть верующих людей. Так же бросается в глаза самовлюбленность автора, он очень гордится тем что он практик медитаций и считает себя большим знатоком восточных учений. Хотя я подтверждаю, то что было написано в комментариях ранее: ощибок и искажений в этой книге масса, традиционные учения перевираются. Скорее всего практика такая же кривая как и теория.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Отто про Корсуньский: Главное — выжить (СИ) (Боевая фантастика)

Правильное название книги половина дела,надо было только добавить-пока читаешь

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
kiyanyn про Русаков: Потерянный берег. Дилогия (Постапокалипсис)

Психотерапевт нужен. Для запятых. Им плохо, они места себе не находят.

Буквы часто тоже.

В принципе, было бы написано грамотно - думаю, вполне читалось бы (если бы еще и диалоги были не такие деревянные). А так, одолев процентов 7-8, больше читать не могу. Глаза спотыкаются!

Необразованность и неграмотность - грустное следствие реформы образования :( Кстати, в этом году на международной олимпиаде по математике команда России уже скатилась на 11 (одиннадцатое!) место.

Скоро разучимся не только писать, но и читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Если захочешь (СИ) (fb2)

- Если захочешь (СИ) 243K, 7с. (скачать fb2) - Автор не указан

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



<p>


Марк шел, тяжело чеканя шаг. Каждый отдавался от стен гулким долгим эхом, разносящимся по пустому залу. Масляные светильники горели через один, освещая колоннаду неверным мерцающим светом. И Марку казалось, что за пять лет его отсутствия во дворце не изменилось ровным счетом ничего. Все те же похожие на истуканов вышколенные гвардейцы из личной охраны Императора, блестящий черный мрамор полов, позолота, высеченные на стенах охранные заклятия, над которыми трудилось не одно поколение придворных колдунов.



Марк не любил места, подобные этому. Возможно, мешало неподобающее для военачальника происхождение, которым только ленивый не попрекал его за спиной, возможно – нечастые визиты. Империя вела войны с завидным постоянством, и Марк никогда не задерживался в столице больше чем на год.



Это была уже третья война, в которой он принес Империи очередную победу. Хотя многие пророчили гибель его армии, считая, что старый Император был не в своем уме, отправляя свои немногочисленные, потрепанные в прошлых битвах войска на захват северных земель, кишащих, по слухам, жуткими зверолюдьми, варварами и черными духами, которых их шаманы поднимали на защиту из самой преисподней.



Правдой это все оказалось наполовину. Но хватило и этого, в поход Марк уводил десятитысячную армию, а в столицу этим вечером вступили лишь шесть тысяч воинов.



Пять лет.



Марк зачем-то снова окинул взглядом огромный зал.



Кое-что все же изменилось.



Уходя на Север, Марк запомнил Агния пятнадцатилетним молчаливым мальчишкой, жадно слушающим его истории о военных походах и далеких землях, в которых солнце не заходит по нескольку месяцев. А сегодня в тронном зале рядом с Императором стоял двадцатилетний юноша с длинными русыми волосами.



И было еще одно. Страшное. Такое, о чем предпочитают молчать, если хотят сохранить себе жизнь.



Марк помнил все, как если бы это случилось вчера. Худые руки, сомкнутые за его шеей, срывающийся шепот, мокрые от слез дрожащие губы. Серебряный свет луны, путающийся в растрепанных волосах.



И безумную просьбу, которую он так и не выполнил.



Иногда Марк получал письма. Свитки пергамента, исписанного мелким убористым почерком. За пять лет их накопилось восемь. Наверное, их должно было быть больше, но в те места, где проходила их армия, гонцы порой просто не добирались, погибая по пути.



В любом случае Марк сохранил каждое. И, трясясь от холода у чахлого, едва горящего от сырости костерка, или, когда после очередной изматывающей стычки оставляли и силы, и надежда, он порой доставал уже заляпанный, измятый пергамент и перечитывал пылкие мальчишеские признания, водя заскорузлым от крови и грязи пальцем по ровным строчкам.



Наконец-то показался выход – боковая дверь, через которую можно было попасть в служебный коридор, ведущий на задний двор.



Марк толкнул створку, спустился по стертым каменным ступеням, протиснулся мимо какого-то накрытого ветошью хлама и оказался на улице.



Под сапогами чавкала грязь, со стороны казарм доносились приглушенные расстоянием голоса солдат, конское ржание и запах костра.



Марк провел ладонью по коротким волосам, которые тут же стали влажными от мелкого дождя, и зашагал к казармам.



***


Стук в дверь раздался как раз тогда, когда Марк закончил отдирать от раны на боку твердую от пропитавших ее крови и травяного дезинфицирующего отвара повязку. По коже тонкой струйкой потекла кровь, попадая на простыню.



Марк наскоро обмотал бедра полотенцем, укоризненно глянул на сваленные в кучу грязные вещи, лежащие вперемешку с элементами экипировки, и побрел открывать, гадая, кто бы мог потревожить его в такое позднее время.



Отодвинул засов, распахнул дверь и замер: на пороге стоял Агний. Волосы растрепались, подол плаща был заляпан грязью едва ли не до колен.



Глупый мальчишка!



Марк вдруг представил, что случится, если кто-то видел его, идущего сюда. Шутка ли, сын Императора в солдатской казарме глубокой ночью.



– Зачем ты пришел сюда? – хрипло спросил он.



– Я... – голос у Агния сорвался, и Марк вздрогнул, понимая, что прогнать не сможет. Даже если это будет грозить ему смертной казнью. Мальчишка стоял, стиснув ладони в кулаки. На бледных щеках горели алые пятна. – Я просто...



– Заходи, – Марк за предплечье буквально втащил его в комнату и захлопнул дверь. – Тебя видел кто-нибудь?



– Нет, – Агний мотнул головой. – Марк... Можно я... – он сделал неуверенный шаг, оказываясь непозволительно близко.



От Агния пахло свежестью и благовониями, какими пользуются жрецы, воздавая молитвы богам. И Марк вдруг подумал, что от него самого воняет только кровью и плохо смытым потом. Чем еще может пахнуть от только что вернувшегося с войны солдата? Даже если этот солдат командует огромной армией.



– Пожалуйста, – тихо попросил Агний.



– Ну, иди сюда, – Марк дернул его к себе, неловко обнимая. И задохнулся, когда теплые губы скользнули по шее. Обдало жаром. – Что ты делаешь? – он слышал собственный голос словно приглушенный расстоянием.



– Я боялся, что не увижу тебя больше, – хрипло шептал Агний, цепляясь холодными пальцами за его спину. – Марк, я ведь... Мне больше не пятнадцать. И я ни с кем еще... Не хочу ни с кем, кроме тебя.



Марк задохнулся, прижимая его к себе еще крепче. Это неловкое признание словно выбило землю из-под ног. Знал бы Агний, кого ждал... Война – грязное дело. И Марк прекрасно знал, что кровь невинных с рук не смыть ничем. О зверствах, творимых армией Империи, ходили легенды.



– Я не тот, кто тебе нужен, – Марк твердо взял Агния за плечи, отстраняя от себя. – Ты – сын Императора, а я...



А потом Агний неожиданно подался вперед, прижимаясь к губам Марка в неуклюжем смазанном поцелуе, перебивая не только слова, но и мысли. На секунду оба застыли, а потом Марк вплел пальцы в волосы на затылке мальчишки и поцеловал уже сам.



Агний задрожал, вцепился в его плечи. И вдруг отстранился, одновременно судорожно стаскивая с себя плащ. Плотная ткань тяжело упала на грязный пол, обнажая худое юношеское тело. Агний стоял, опустив голову, стиснув кулаки. Словно ждал насмешки или удара.



Марк, помедлив, опустил на его острое плечо ладонь, провел пальцами по мягкой теплой коже. Зацепил маленький темный сосок.



– Можно? – Агний потянул с него полотенце. Вместо ответа Марк просто чуть подался назад, чтобы заправленный кончик выскользнул, позволяя полотенцу сползти к ногам, и подтолкнул Агния к постели.



Наскоро расправил смятую, испачканную кровью простыню, сбросил на пол заскорузлые бинты. Большего не дал сделать Агний. Он неуверенно опустился на край, а потом, закусив губу, лег, сгибая ноги в коленях.



И Марк очень некстати подумал о том, что мальчишка не был до него ни с кем. А он, Марк, явно не претендовал на роль того, кто смог бы... Он ведь и с мужчиной-то ни разу не был. А тут...



– Это бывает больно, – неловко выговорил Марк. – Для мужчин. И я не знаю, как сделать это правильно.



– Ничего, – Агний едва заметно качнул головой. – Я хочу.



И тогда Марк просто поцеловал его. В приоткрывшиеся чуть шершавые губы. Провел рукой по груди, по подрагивающему впалому животу, накрыл ладонью член. Агний тихо простонал в поцелуй, подаваясь бедрами.



Марк ласкал его медленно, почему-то боясь сделать больно. Это было непривычно – дотрагиваться вот так вот до другого мужчины. Но от каждого прикосновения Агний жмурился, тихонько постанывая. А потом вдруг перехватил Марка за запястье и потянул его руку ниже. Пальцы коснулись сжатых мышц, Агний всхлипнул, замирая. Его щеки буквально горели алыми пятнами.



Нужно ведь будет чем-то...



Марк бегло осмотрел комнату и остановился взглядом на тусклом светильнике. Дотянулся до низкого столика, зачерпнул пальцами из плошки масло и обильно смазал меж ягодиц мальчишки. Помассировал вход и осторожно протолкнул внутрь кончик указательного пальца.



Агний задохнулся, отворачивая голову.



– Тише, – почему-то хотелось его успокоить. – Иди сюда, – Марк скользнул пальцами свободной руки по его виску, ткнулся губами в щеку. – Перевернись.



Агний послушно привстал, переворачиваясь на живот. И Марк, отведя длинные пряди волос, мягко поцеловал его меж судорожно сведенных лопаток, провел ладонью.



Протолкнуться в узкое тело дрожащего мальчишки удалось далеко не с первого раза. Марк шептал какую-то успокаивающую чушь, целовал в мокрый от испарины растрепанный затылок. Несколько раз он даже думал остановиться, но Агний хрипло просил не уходить, подавался бедрами, терся всем телом.



Да и что кривить душой – Марку и самому хотелось. Он не был ни с кем уже много месяцев.



Все получилось как-то само собой. Наверное, Агний сумел расслабиться или масла было уже слишком много. Марк замер, ощущая, как член сдавливают горячие стенки. Агний застонал, уткнувшись в скрещенные руки.



Первое движение было едва заметным. Марку показалось, что Агний сам дернулся навстречу. А может, они сделали это одновременно.



Мальчишка болезненно вскрикнул, цепляясь за руку Марка, но тому было уже не остановиться. Он вбивался в горячую тесноту, надавив ладонью Агнию между лопаток. Перед глазами плясали круги. Краем сознания Марк понимал, что делает больно сейчас, что его рана от резких движений наверняка снова открылась... Но все это застила мутная жадная страсть.



И, кончая, Марк словно провалился в черную глухую пустоту, чувствуя только тепло и умиротворение.



А потом...



– Марк... – холодные пальцы скользнули по предплечью.



Он дернулся, подаваясь назад, перевернул Агния на бок и на секунду зажмурился, чувствуя, как накатывает вина.



Великие боги, у мальчишки ведь был первый раз.



Нужных слов не оказалось. Поэтому Марк просто обнял его и скользнул рукой вниз, обхватывая его мягкий член.



Агний всхлипнул, утыкаясь в плечо Марка. Прижался доверчиво всем телом. И почти сразу кончил, хрипло часто дыша.



Марк провел влажными пальцами меж его ягодиц, почему-то очень четко осознавая сейчас, что смешивает их семя. Наверное, это понял и Агний, слепо потянувшийся за поцелуем.



– Прости, – Марк прижался лбом к его лбу. – Я не хотел делать тебе больно.



– Ничего, – негромко отозвался Агний. – Мне было... хорошо с тобой.



– Сколько писем ты написал? – совсем невпопад зачем-то спросил Марк.



– Двадцать три, – Агний принялся водить пальцами по шрамам на его груди. – А ты?



– Восемь, – отозвался Марк. – На все, которые получил.



– Я хотел, чтобы ты помнил обо мне, – Агний стер ладонью с живота Марка красный подтек – рана не разошлась, но слегка кровоточила. – Я глупо вел себя в ту ночь, но я...



– Я помнил, – перебил его Марк, избавляя от надобности договаривать.



***



– Тебе пора, – Марк кивнул в сторону маленького окошка, за которым уже занимался тусклый рассвет. – Нельзя, чтобы кто-то видел, что ты был здесь.



– Да, – в голосе Агния слышалось что-то ломкое.



– Подойди, – Марк поднялся сам, притянул уже одетого в плащ мальчишку к себе, и, помедлив, коротко приобнял, не зная толком, как еще выразить то, что чувствовал. Вину, смешанную с нежностью. И еще странное болезненное чувство, не поддающееся определению.



В ответ Агний сжал его плечо, неуверенно потянулся к губам. И Марк поцеловал его. Осторожно тронул его губы своими, чувствуя как Агний мелко дрожит – в казармах под утро всегда становилось холодно.



– Я смогу прийти еще раз? – это Агний выдохнул почти в самые губы Марка, все так же цепляясь за его плечо.



– Если захочешь, – Марк кивнул.



– Да, – теплые губы коснулись небритой щеки Марка, и мальчишка выскользнул из комнаты, на прощание стиснув его руку.



А Марк еще долго стоял у приоткрытой двери, чувствуя, как постепенно замерзают босые ноги. </p>