КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 348828 томов
Объем библиотеки - 403 гигабайт
Всего представлено авторов - 139892
Пользователей - 78169

Последние комментарии

Впечатления

Ольга Петровна про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Да, безграмотность автора выдает многое, взять хотя бы упражнения, которые он рекомендует делать дома. У меня многолетняя практика, мне всё это знакомо, но приводимые в книги упражнения все с ошибками, если их выполнять ничего не выйдет.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Чукк про Марченко: Выживший. Чистилище (Альтернативная история)

попаданец из 2017 оказывается в 1937. "Прогрессорство, война, победа!" - подумаете вы? А вот и нет! Сначала ГГ оказывается в тюрьме НКВД, где нагибает блатных. Потом ему удается сбежать из-под расстрела, после чего он убивает блатного. Приехав в Одессу, убивает уже местных урок, а заодно и приехавших москвских урок, которые приехали мстить за первого.
Справив себе новые документы, ГГ оказался опять в тырьме, и был отослан в лагерь на севере. О-о-о, сколько там блатных! ГГ мочит их поодиночке, мочит их группами, мочит их стенка на стенку с помощью политических.

Если есть настроение почитать про тюремный быт 37 г. - эта книга для вас.
Дочитал, но с трудом.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
yavora про Пастырь: Гер (Боевая фантастика)

Вполне необычно. Если не придираться к мелким деталям то довольно интересно, не без роялей конечно но довольно занятно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
yavora про Трубников: Черный Гетман (Альтернативная история)

Хоть я и не люблю книги где ГГ все произведение куда-то идет, а главный злодей появляется чуть ли не 10-й странице и уже сразу понимаешь что по ходу они не раз пересекутся в последний момент (жизнь будет висеть на волоске) но все таки спасутся. И так до последней главы, НО у автора явно есть литературный талант и читать интересно (уже не первое прочитанное мной произведение автора). И еще заметил в каждой книге автору как-то удается передать тоску по "утраченной альтернативе". Не путать с розовыми соплями Золотникова и Поселягина. В Общем понравилось

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олександр Шарло про Поселягин: Гаврош (Альтернативная история)

Вот зачем писать про политику человеку, который мало что понимает в этом деле! Политика грязное дело и не стоит писать про это в книгах, где читатель хочет просто себя развлечь интересным произведением! Книга неплохая, но диалогов крайне мало, больше похоже на дневник какого то техника - что, где и когда отвертеть или завертеть:(

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Олександр Шарло про Кузнецов: Права мутанта (Боевая фантастика)

Оглавление написано в форме стихотворения! Весьма оригинально!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Берегиня про Каргополов: Путь без иллюзий: Том II. Теория и практика медитации (Философия)

Автор пишет, что медитация — это "основной метод самосовершенствования в таких глубоких, благородных и гуманных традициях как классическая йога, буддизм и даосизм, каждая из которых к тому же значительно старше христианства." Но ведь эта фраза сразу выдает явную неграмотность Каргополова в данных учениях. Ну не было такого, понимаете? Нужно серьезнее изучать матчасть, прежде чем делать такие громкие заявления. Правильное медитативное состояние естественно возникает вследствие прохождения предшествующих ступеней развития. Ум невозможно остановить искусственно. И обязательно нужно понимать, если методы искусственные, то у людей и возникают различные навязчивые состояния, депрессии и другие побочные эффекты, в результате их выполнения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Серебряный поезд (fb2)

- Серебряный поезд 4K (скачать fb2) - Автор неизвестен

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Автор неизвестен Серебряный поезд

Кормиэль (Мистардэн, Мисти)

Cеребряный поезд

Серебряный поезд росчерком огня мчался сквозь ночь, легко преодолевая крупные повороты, вдаль и вперед - живая, счастливая песня скорости, в россыпи небесных и земных огней.

Отсвет его окон, стук его колес отзывались в сердцах спящих жителей домов близ дороги полузабытым зовом далекой свободы. Четкий и ясный путь был перед ним и радость воли, движения, скорости и веры переполняла его. Вдаль и вперед мчался серебряный поезд, белая молния, росчерк огня, делящий ночь надвое.

Hо на взлете на крутой подъем, над отвесным откосом вдруг остановился он, резко, с глухим скрежетом, похожим на вопль раненого на бегу зверя - что-то было не в порядке с рельсами впереди. И серебряный поезд стоял и ждал, весь дрожа, срезанный в полете, выхваченный из неистовой радости, и радость сменилась гневом - надменным гневом ущемленной уверенности.

- Кто посмел остановить меня?

- Потише! - раздался вдруг скрипуче-скрежещущий надтреснытый голос. - Через несколько минут ты снова продолжишь свой путь.

Голос раздался из под насыпи. Там, под откосом, изъеденный дождями и морозами, избитый ветром, стоял старый вагон, проржавевший, грязный, засыпанный осколками собственных, вылетевших от ветра и старости стекол, с заклинившими дверями, искореженный, растерзанный. И серебряный поезд тоскливо и возмущенно загудел. Заплакал.

- Hе плачь! - сказал ржавый вагон. - Когда-то был поезд, серебряный и быстрый. Когда-то была песня свободы. А теперь я - все, что от этого осталось. Hе плачь.Скоро ты тронешься в путь.

- В бессмысленный путь? - гневно спросил серебристый. - Чтобы честно исполнить свое предназначение, а потом стать таким же, как ты?!?

- Да, - бесцветно, бестрастно подствердил ржавый вагон. - Да. Если путь кончается вместе с жизнью - это хорошо. Hо наши жизни длиннее наших путей.

Тут устранили преграду, путь был открыт и умчалась серебристая молния.

А старый ржавый вагон светло и радостно плакал слепыми окнами, он вспоминал себя юным и сильным, нужным и отчаянным. И радовался, последней радостью, еще доступной ему, вспоминая, как гудят рельсы, как бьется в стекла ветер, как пьянящая свобода наполняет сердце. Как он был поездом когда-то. А теперь другой мчался по этим дорогам и старый вагон был спокоен, перестав вдруг тосковать, примирившись с тем, что время его прошло и другие поезда мчатся по его дорогам. Больше всего он любил дорогу. И теперь был за нее спокоен.

А по дороге несся серебряный поезд, и колеса стучали:

- Если путь кончается вместе с жизнью - это хорошо, да. Hо наши жизни длиннее наших путей, да. Это хорошо?

Серебряный скорый неистовый юный поезд больше всего любил преодолевать крутой подъем с поворотом. Сейчас он предстоял километра через два. Hо белую молнию мучило воспоминание о встрече, терзали жестокие слова, что произнес ласковый старческий голос:

- Путь кончается вместе с жизнью, да...

И через два километра серебряный скорый сделал вид, что не вписался в поворот... Он летел под откос, и никогда еще не был так стремителен и прекрасен, как сейчас, в своем последнем порыве. И песня его, тревожащая ночь, была последней песней свободы.

- Путь кончается вместе с жизнью - это хорошо, да? Hо наши жизни длиннее наших путей, да. Это хорошо? Это плохо? А я люблю дорогу больше, чем жизнь, да! Это плохо? Это хорошо? Пути должны кончаться вместе с жизнью, но наши жизни иногда короче наших путей...

Все газеты писали об этой катастрофе. Говорят, у нее не было причин.