КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 354887 томов
Объем библиотеки - 416 гигабайт
Всего представлено авторов - 142446
Пользователей - 79229

Впечатления

kiyanyn про Шульц: Мы не пыль на ветру (Историческая проза)

Вполне читаемо о том, как немцы закончили войну и начали переход к мирной жизни.

Минус - общий, пожалуй, для всей немецкой литературы: невозможно длинные философские диалоги...

P.S. И еще - после отсканивания текст не вычитан... :(

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Дивов: Сборник "След зомби" (Боевая фантастика)

Как я уже ранее говорил именно эта часть "След Зомби" (наряду с предыдущей, уже откомментированной мной) одновременно являются самостоятельным произведением, и дополнением (предисторией и продолжением) предыдущей («Мастер собак»). И как я уже говорил, моя субъективная оценка не «просто отлично», а «шедевр»... И дело тут вовсе не в «психотронной атмосфере» и тщательной «прорисовке ГГ», а в каком-то надрыве который чувствуется в повествовании... В принципе книг повествующих о становлении (мага, экстрасенса, супер-пупер...) как говорится «вагон и маленькая тележка» (начиная от Перумова с его «Деревянным мечом», кончая «вчерашними поступлениями» нетленок «про лУбоФФЬ, Елвов, и могучего Лыцаря) — и схема вроде бы одна... Но у кого-то получаются шедевры, а у кого-то просто очередная «цветастая макулатура» на прилавок. Автора данной книги явно можно причислить отнюдь не к ряду последних... P.S Данная книга имеется "на бумаге" в коллекции.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Дивов: Мастер собак (Боевая фантастика)

А вот эта книга из моей книжной библиотеки... Сколько раз я ее перечитывал не помню, но вот недавно решил повторить этот опыт. В самом деле: есть книги хорошие, есть отличные, «невзрачные» и запоминающиеся... разные. Но есть книги которые совсем не зря причислены к разряду «классика» и их никак нельзя сравнить с многочисленным сонмом «развлекалова» и «типа ничего» написанного в нагрузку к той или иной СИ или произведению. Конечно и у этого автора есть подобные произведения (например «Ночной смотрящий», если точно помню — которого можно сравнить с тем же Лукьянеко'вским «Ночным дозором») и вроде ничего плохого не скажешь и про них, все добротно и юморно... Но вот именно эти две взаимосвязанные книги («Мастер собак» и «След зомби») настолько запали в душу что думаю, я еще не раз достану с полки эту трилогию. P.S данная книга у меня представлена в виде более солидного издания чем эта..

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Найтов: Сталь с голубым узором (Альтернативная история)

Ну что сказать автор в очередной раз порадовал новым произведением... и это я говорю безо всякого сарказма! Нет в начале была какая-то «непонятка»: какие-то разборки на ближнем востоке, дружеские отношения с предком нынешнего президента Сирии, и прочие «предистории». Но затем в принципе все «выровнялось» и понеслось хоть и не в моем любимом стиле (попаданцы), а в его поджанре «заброска информации из будуСчего»... Сначала ГГ пытается самостоятельно что-то изменить, потом «подключает товарищей сверху», далее начинается «передел грядущей перестройки», русский «эплл и Ентернет», ликвидация неграмотности среди населения и ликвидация отдельных представителей его же (в основном будущих реформаторов, ну ты «ПАНИМАШ»). Далее описывается уже новая страна в стиле АИ... и это через которое время даже потихоньку начинает наедать — ввиду очередного закономерного итога («яблоки на Марсе» и «гордо реет красный флаг»)... Но и тут автор «вывернулся» и обозначил интересное продолжение темы... В общем «Атлычна»! P.S Прочитано как всегда на работе...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
hardegor про Ильин: Каждый за себя (СИ) (Боевая фантастика)

Сильный текст и написан живо, как-будто сам участвовал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Koveshnikov про Слэй: Карбонель (Сказка)

https://goodreads.com/author/show/374733.Barbara_Sleigh

Рейтинг: -4 ( 0 за, 4 против).
zlobneg про Зотов: Сыщики преисподней (сборник) (Детективная фантастика)

Наверное, в первый (и, надеюсь, последний) раз оставлю отзыв на недочитанную книгу. По простой причине: крайне не понравилась концепция антуража. Более простым языком? Хорошо. Ад как бесконечная повседневность это, извините, поклонники книги, страшилка для мещан.
Всегда кислое пиво, всегда пробки, очереди и шумные соседи в тесной квартирке. Неприятно, да. Вот только в нищей Гаити, где живут под куском брезента, а проблема в непротухшей воде, а не в хорошем пиве, уровень самоубийств в четыре раза ниже, чем в благополучном Люксембурге. Всё равно, ничего хуже бесконечной повседневности придумать нельзя? Предлагаю глянуть на людей с депрессией. Нет, депрессия это не "меня бросил парень, пью вино и думаю, что жизнь не сложилась". Это когда всё. Шарики не радуют. Поезд приехал и со станции больше никуда не уедет. Когда попытки нанести себе порезы или выпрыгнуть из окна это даже хорошо, потому что в тяжёлой форме энергии не будет и на это, останется только оцепенеть от грусти на диване, вперившись в одну точку. На часы. На дни. Не поднимаясь. Тоже не вариант, всё равно кислое пиво страшнее? Ну, ладно. Можно перейти от высоких материй витальной тоски к животным, понятным каждому, мотивам боли и страха. Судорога одной-единственной маленькой мышцы (нет, не какой-то особенной мышцы в нежном месте, а просто одной маленькой мышцы) способна заставить кататься по полу, подгрызая ковёр лучше мышей и лупя кулаком по паркету. При этом боль не от травмы. Весь организм совершенно целый, никаких повреждений. Просто "закоротило" путь передачи нервного импульса и мышца напряглась слишком сильно. Когда она расслабится, ощущение исчезнет. Но потом появится снова. И ты никогда не угадаешь, в какой момент (оптимистично, правда? А уж как забавно оно смотрится, когда человек на середине слова скручивается у чужих ног...).
Вспомнить можно ещё многое, но формат отзыва этого не вполне позволяет. Единица за потакание глупости, непростительную вещь для "инженера людских душ".

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).

Николай Фридрихович Олигер

 RSS

Никола́й Фри́дрихович (Фёдорович) Олиге́р (2 декабря 1882—27 ноября 1919) — русский прозаик и драматург.

Биография

Родился в 20 ноября (2 декабря) 1882 года в Омске. Сын военного аптекаря (провизора), надворного (позднее — коллежского) советника Фридриха Рейнгольда (Фридриха Карловича; ?—1901) и Наталии Августы, урождённой Шёнберг.

Окончил шесть классов Омской гимназии (1899), был исключён за революционную деятельность и поступил в Механико-химическое техническое училище в Саратове, откуда также был исключён.

В декабре 1901 — июне 1902 года находился в заключении в Омском тюремном замке. После освобождения два года был под негласным надзором, до сентября 1904 жил в основном в Томске, выезжая в Омск, был секретарём редакции томской газеты «Сибирский вестник», подрабатывал журналистикой и репетиторством. В 1903 некоторое время служил конторщиком пароходного общества в Порт-Артуре.

Был членом РСДРП. Осенью 1904 занимался партийной работой на Кубани. В декабре 1904 года был арестован в Екатеринодаре за участие в антиправительственной демонстрации.

Затем отошёл, по состоянию здоровья, от революционной деятельности.

Осенью 1906 года переехал в Санкт-Петербург. В конце 1911 года в связи с обострившимся туберкулёзом уехал в Одессу, в 1912 — за границу, жил во Франции, на юге Италии. В феврале 1913 поселился на Капри, встречался с И. А. Буниным, Ф. И. Шаляпиным, М. Горьким[1], в марте 1913 читал у последнего свою драму. Осенью 1913 года вернулся в Санкт-Петербург. В конце февраля 1914 года снова выехал за границу, жил в Ницце и её окрестностях.

В начале 1915 года добровольно отправился на фронт, был уполномоченным Второго сибирского передового врачебно-питательного отряда Всероссийского городского союза и Сибирского общества помощи раненым. Весной 1916 года был контужен.

В 1917 году отправился в путешествие по восточным странам.

Осенью 1918 года приехал в Харбин. Работал начальником осведомительного отдела при штабе атамана Г. М. Семёнова. С сентября 1918 года был официальным редактором ежедневной харбинской газеты «Призыв».

В конце 1918 года переехал в Читу. Был избран членом краевого бюро Конституционно-демократической партии. В читинской газете «Русский Восток» некоторое время регулярно публиковал сводки созданного им Бюро печати.

В апреле 1919 вошёл в число сотрудников читинского еженедельника «Театр и искусство», но из-за обострения туберкулёза практического участия в его работе не принимал.

Умер 27 ноября 1919 года в Чите. Похоронен на кладбище Покровского женского монастыря.

Семья

Был женат на Людмиле Николаевне Третьяковой (1880 — не ранее 1956), в браке имел дочь Татьяну (1902—1916).
Литературное творчество

В 1897—1904 помещал свои произведения под псевдонимом Н. Степняк в газетах: «Сибирская жизнь», «Восточное обозрение», «В степном крае» и других. С 1906 года печатал рассказы, очерки, повести в «Новом журнале для всех», «Русском богатстве», «Вестнике Европы». В 1907 году выпустил первый сборник рассказов.

С началом Первой мировой войны сотрудничал в еженедельнике «Лукоморье» М. А. Суворина. В 1914 году в «Лукоморье» напечатал «Дорожные наброски» — о впечатлениях первых дней войны при его возвращении в Россию через Балканы, рассказы о событиях на фронте и в прифронтовой полосе, в Польше. В 1916 в издательстве «Лукоморье» вышел сборник его рассказов «Волки».

Выступал как драматург. В рукописи осталась ранняя пьеса «Пансион» (1896). Весной 1913 года в Суворинском театре и в театре Корша бьла поставлена его пьеса «Победители».

В 1919 году, находясь в Чите, опубликовал очерк «За далёкими морями (Из набросков туриста)», передающий ностальгию по России, и основанную на индийском предании символическую сказку «Поцелуй» — о влекущей тайне и красоте смерти. В многочисленных политических статьях (за подписью Н. О. и Н. Оль) давал негативные оценки большевистским вождям — В. И. Ленину, Л. Д. Троцкому, А. В. Луначарскому и проводимой ими политике, а также той интеллигенции, которая перешла к ним на службу. «От революции мы ожидали много хорошего, а получили много худого», — писал он.

В советское время произведения Олигера практически не издавались.

Особенности творчества

Олигер рассматривается критикой как представитель народнической литературы, уже затронутой веяниями модернизма.

В его творчество, относящемся большей частью к периоду между первой русской революцией и первой мировой войной, отразился путь интеллигента, захваченного волной революционного движения перед 1905 годом, но отошедшего от него в период реакции. В центре его произведений находится жизнь революционеров, но не столько сама борьба, сколько быт подпольщиков, тюрьмы, ссылки и т. п. Критика отмечает незаурядное обличительное мастерство автора, проявившееся, в частности, в рассказах: «В часы отдыха», «Судный день», «По амнистии» и других. Вместе с тем его повести о революционерах «Белые лепестки», «Кожаный чемодан», «Принцесса», написанная в подражание «Коню бледному» В. Ропшина повесть «На аванпостах» вызывали упрёки в надуманности и расчёте на обывательский интерес. Олигеру принадлежат также рассказы и повести «В долине», «Земля» — о событиях 1905 года в деревне.

Со временем в его книгах усиливается ощущение внутреннего кризиса революционера-интеллигента, несовместимости политической борьбы с личным счастьем. В его повестях многократно повторяется образ революционера-интеллигента, индивидуалиста и эстета, одинокого среди товарищей, в глубине души утратившего интерес к революционной деятельности и веру в её необходимость и в этом безразличии даже теряющего ощущение реальности окружающей жизни («На аванпостах», «Холод», «Ангел смерти»).

Психологическая деградация бывшего революционера в обстановке литературно-артистической богемы эпохи реакции показан в повести «Скитания». Позднее Олигер всё чаще обращается к изображению пошлости чиновно-мещанской среды, отдаёт дань модной «проблеме пола» («Дачный уголок»), в его творчестве постепенно всё больше усиливаются эротические мотивы, доходящие, по мнению некоторых современников — критиков и читателей, до порнографии («Заповедное», «В часы отдыха», «Вечер»).

Повествовательная манера Олигера большей частью реалистична, с элементами психологизма, но в ряде рассказов приём опускания имён и ряда фактических подробностей создаёт абстрактно-символический тон, напоминающий манеру Леонида Андреева («Любовь», «Диктатор», «Рабочий»). Обращался автор и к фантастическому жанру («Праздник весны», см. ниже). По мнению критики, наибольшей художественной правдивости и эмоциональной силы достигает он в некоторых повестях о тюрьме и смертной казни («Тимка», «Смертники» — повесть, высоко оцененная Короленко[2], «Один» ), а среди произведений из жизни обывателя удачнее всего его рассказы о детях, где быт даётся с точки зрения детского восприятия («Бабушкина смерть», «Летний папа»). К слабым сторонам его произведений относят мелодраматизм ситуаций, натурализм деталей.

Википедия



Показывать:   Сортировать по:
Выбрать всё     Массовая выкачка в формате:
Количество книг по ролям: Автор - 3.
Всего книг: 3. Объём всех книг: 11 Мб (11,872,159 байт)

Всего оценок - 3, средняя оценка книг автора - 5
Оценки: нечитаемо - 0, плохо - 0, неплохо - 0, хорошо - 0, отлично! - 3

Русская классическая проза  

- Смертники 568K  (читать)  (скачать fb2)

Роман   Социальная фантастика  

- Старая орфография Праздник Весны (и.с. polaris: Путешествия, приключения, фантастика-140) 10129K (скачать pdf)
файл среднего качества - Старая орфография Праздник Весны (и.с. polaris: Путешествия, приключения, фантастика-140) 896K  (читать)  (скачать fb2)

Зарегистрируйтесь / залогиньтесь для выкачки нескольких книг одним файлом.