КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 463750 томов
Объем библиотеки - 671 Гб.
Всего авторов - 217505
Пользователей - 100926

Последние комментарии


Впечатления

Любослав про Щепетнов: Олигарх (Альтернативная история)

Серия "Карпов" - очень даже интересна! И не скучно! И познавательно!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Юллем: Янки. Книга 2 (Боевая фантастика)

И книга плохая, и обложка плохая.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
roman_r про Веллер: Бомж (Современная проза)

Бред сумасшедшего высосанный из пальца.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Дубровный: Дочь дракона (Юмористическая фантастика)

одна из лучших фэнтези...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
renanim про Шелег: Охотник на демонов (Героическая фантастика)

послабее первой книги. если эта тенденция сохранится то заброшу эту серию

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Colourban про Журавлёв: Путь Императора (Героическая фантастика)

В настоящее время Владимир Борисович потихоньку пишет третью книгу цикла. Поскольку автор явно не страдает ни меркантильностью, ни словонедержанием, очень надеюсь, что завершённая трилогия концептуально будет полнее и ярче существовавшей дилогии, которая тоже была очень хороша.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Tata1109 про Немиров: Роман Абрамович (Биографии и Мемуары)

Как? Как? Нужно оказаться в нужное время, в нужном месте и быть евреем.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Сладкий поцелуй (fb2)

- Сладкий поцелуй (пер. Б. Войченко) (и.с. Грешные желания) 342 Кб, 96с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Рэни Люк

Настройки текста:



Рэни Люк Сладкий поцелуй

Моему неповторимому издателю, Тине Браун.

Журналу «Плейграунд» за шутки, любовь и поддержку.

Моему агенту Шанане Кричтон за то, что эта книга стала для нее родной.

Стейси Рин Римир, которая больше, чем мой критик, – она моя лучшая подруга.

И наконец, моему мужу Люку, который является единственным мужчиной, который мне когда-либо был нужен.

Глава первая

Вот он, этот вечер.

Задержав дыхание, Николь Дэвис изучила свое отражение в зеркале.

– Сейчас или никогда, – сказала она, гадая, отражает ли купленное накануне платье ее настроение. – О боже, как я на него надеюсь, – прошептала она, оправляя платье и ощущая мягкость шелка, покрывавшего ее тело. Она предчувствовала, что, когда дело дойдет до разговора с Маркусом, ей будет нелегко.

Не потому, что приезд Маркуса в этот субботний вечер был неожиданным событием. Такое случалось каждую неделю с завидной регулярностью. Плюс общие походы в спортзал каждые понедельник, среду и пятницу. Черт, она познакомилась с Маркусом, когда училась на последнем курсе Калифорнийского университета, то есть шесть лет назад. С тех пор они были очень дружны.

Но в прошлую субботу на ней были потертые джинсы и обычная футболка, а не шелковое платье, облегающее тело и показывающее больше изгибов, чем она могла предположить. Даже ложбинка между грудями, выгодно подчеркнутая нежной материей, казалось, выглядела глубже. В прошлую субботу они были друзьями; сегодня она хотела, чтобы они стали любовниками.

Несильная дрожь охватила ее тело, когда она подумала о сегодняшнем вечере. Не в ее правилах было соблазнять мужчин, но нынче она забыла о гордости и решила воспользоваться случаем, поскольку если она хотела Маркуса – а она хотела его, – то должна была сделать ход, прежде чем он навсегда покинет город.

Николь прикусила нижнюю губу, чтобы унять дрожь. Пытаясь развеять сомнения, она взяла щеточку, погрузила ее в бальзам и нанесла блестящую, приятно пахнущую жидкость на грудь и плечи.

Ей нравилось то, как бальзам заставлял ее темную кожу блестеть, отражая золотистый свет десятка свечей. Она почти целый час устанавливала их по всей спальне.

Хотя это не было неожиданностью, Николь все-таки вздрогнула, услышав звонок в дверь. Она затаила дыхание. Это всего лишь Маркус. Хотя он ее всегда манил, раньше Николь никогда не терялась в его присутствии. Она пригладила волосы, которые этим утром были вымыты, причесаны и завиты.

Выйдя из спальни, она выключила свет. Теперь комнату освещал лишь мерцающий свет свечей. Николь босиком прошла через кухню и уже было подошла к входной двери, когда вспомнила, что ей еще надо кое-что сделать.

Она влетела в гостиную, схватила пульт управления и включила стерео, довольная, что не забыла заранее поменять Джей Зи на более чувственную музыку Кейт Свэт. Этот ее любимый диск, который она слушала еще в университете, сейчас считался классикой и очень подходил для нынешней ситуации.

В следующем месяце ей стукнет тридцать. У нее не было постоянного парня, она редко ходила на свидания, была очень одинока, и, понятное дело, ей не хватало близости. Узнав, что Маркус принял предложение о работе в трех тысячах миль отсюда, Николь поняла, что это прекрасная – и, скорее всего, единственная – возможность претворить в жизнь ее фантазию.

Николь была достаточно умна, чтобы понимать, что если она не решит эту проблему, то никто к ней в дверь не постучит.

Снова послышался звонок в дверь. Николь рассмеялась.

Он звонит в дверь!

Успокоившись, Николь открыла дверь. На губах у нее играла веселая улыбка. Она надеялась, что Маркус не заметит, что они слегка подрагивают.

Маркус стоял на верхней ступеньке, опершись плечом на кирпичную кладку, украшавшую фасад ее дома, выстроенного в испанском стиле. Его плечи четко вырисовывались в неясном свете сумерек и уличного освещения. На нем были брюки цвета хаки и небрежно надетая рубашка, которая подчеркивала соблазнительные линии его роскошного тела.

Черные, как ночь, глаза Маркуса приветливо блеснули, а полные губы растянулись в улыбке. Николь всегда знала, что улыбка у него чертовски сексуальная, но сейчас у нее просто перехватило дыхание. Какой шикарный парень!

Когда он улыбался, на левой щеке его мужественного лица появлялась ямочка. Николь подавила желание провести пальцем по щеке Маркуса, чтобы ощутить нежность его кожи.

– Привет, – поздоровалась она, становясь на краешек порога.

– Привет, Ник. Ты куда-то идешь? – Его брови поползли вверх, когда он оглядел ее с головы до ног.

– Нет, – ответила она. «Это же Маркус, девочка, не нервничай». – Заходи. – Николь отошла в сторону, стараясь не приближаться к нему слишком близко.

Поколебавшись, Маркус вошел в прихожую. Николь закрыла дверь и последовала за ним в гостиную. Отовсюду лилась приятная музыка. Маркус обернулся. Его глаза сузились. Выражение его лица свидетельствовало, что он все неправильно понял.

Маркус в замешательстве наклонил голову набок. Взгляд его темных глаз скользнул вглубь дома, где неровное пламя свечей отбрасывало пляшущие тени на пол.

– Утебя кто-то есть, Ник? Может, мне уйти?

– Здесь только ты, Маркус.

Он пожал плечами и протянул ей руку, в которой держал диски.

– Я принес несколько фильмов.

Николь взяла диски. Ее пальцы задержались на его руке немного дольше, чем она хотела. Николь с неохотой отступила, мечтая о его тепле.

– Я с удовольствием посмотрю эти фильмы. Но не сегодня, хорошо, Маркус? Я думала, мы сможем поговорить.

– Да, конечно. Что случилось, Ник? Все в порядке?

Сделав глубокий вдох, Николь собрала всю свою волю в кулак: сейчас или никогда. Если она хочет получить желаемое, то должна действовать, и немедленно.

– Все в порядке. – Николь снова взяла его за руку. Их пальцы переплелись. – Пойдем со мной. – Он не сопротивлялся. Николь провела его на кухню. Положив диски на стол, она отпустила его руку.

Николь достала из холодильника бутылку белого сухого вина и пиво. Она пыталась не обращать внимания на горячий взгляд Маркуса, который следовал за ней повсюду. Она вернулась к столу, налила вина и открыла пиво. Протягивая пиво Маркусу, она старалась не прикоснуться к нему.

Николь нервничала, ведь она хотела, чтобы они с Маркусом стали ближе друг другу. Если она будет прикасаться к нему до того, как они расставят все точки над «i», вся затея может пойти прахом.

Николь поднесла к губам бокал. Делая большой глоток, она судорожно пыталась подыскать нужные слова. «Не спеши: объясни, чего ты хочешь».

Маркус, я хочу, чтобы мы стали любовниками.

Слова сорвались с ее губ, и их уже нельзя было вернуть. Увидев, что Маркус опешил, Николь продолжила:

– Я хочу сказать... Ничего в наших отношениях не изменится. Мы останемся друзьями. Ты понимаешь, – я не собираюсь ставить никаких условий.

Маркус молча стоял, опершись о стол и широко расставив ноги. В одной руке он держал пиво. Другую сжал в кулак. Хотя он попытался изобразить на лице волнение и удивление, Николь показалось, что она заметила в его глазах недовольный блеск.

Николь знала Маркуса достаточно хорошо, но предположить его реакцию на такое предложение не могла. Чем дольше он молчал, тем сильнее она нервничала. Вернулись ее сомнения и неуверенность.

Укусив себя за нижнюю губу, Николь подавила острое желание вскрикнуть от досады. Какая она дура, что решилась на такое! Но она так сильно хотела его... Сердце выпрыгивало у нее из груди. Николь сделала еще один большой глоток и пристально посмотрела на него сквозь бокал.

Его наголо бритая голова отражала свет ламп. Николь хотелось погладить его гладкую темную кожу. Ее взгляд задержался там, где его коричневая кожа исчезала под черным воротником рубашки. Она слышала, как бешено стучит сердце Маркуса.

Его рука дернулась. Николь провела языком по нижней губе, представляя, как эти сильные руки будут обнимать ее. Осознав, что она пялится на него, Николь отвела взгляд.

Маркус все еще не проронил ни слова.

Прочистив горло, Николь тихо вымолвила:

– Маркус.

– Ты хочешь начать уже сегодня? – разорвал тишину его густой баритон. Маркус залпом осушил банку с пивом, не отрывая при этом от нее своего взгляда.

– Тебя это заинтересовало? – задыхаясь, спросила она, охваченная радостью.

– Я тебе нравлюсь? – поинтересовался он, прижимая банку от пива к своей промежности. Схватив руку Николь, он прижал ее к своему выпирающему члену.

Ощутив его плоть, она забыла обо всех сомнениях. Николь чувствовала, что покраснела, но ее взгляд был направлен на то место, где ее пальцы обхватили сквозь брюки его плоть. Она не знала, как вести себя дальше, но руку, тем не менее, не убрала. Она ощущала, как увеличивается его плоть.

– Ты в этом уверена, Ник?

Она отдернула руку и отступила на шаг. Их взгляды встретились. Каждый из них думал о дружбе, которая связывала их последние шесть лет. Перед ней стоял Маркус, ее друг, которому она могла довериться. Он был одновременно привлекательным, покорным и нежным. Напряжение внутри нее спало.

– Я уверена, Маркус, – ответила она, улыбнувшись. – Я знаю, звучит странно, но я уже давно этого хочу.

– Что тебя заставило пойти на такой шаг?

– То, что ты уезжаешь.

Маркус нахмурился.

– Но не только это. Я чувствую, что мне не хватает близости с мужчиной. Ты мой лучший друг. Мне нравится общаться с тобой. Я подумала, что ты сможешь удовлетворить и другие мои потребности. Когда ты уедешь, – она сделала паузу, с трудом сглатывая, – шанс будет упущен.

– И ничего не изменится? Мы сможем после этого быть друзьями? Ты сможешь смотреть мне в глаза и ходить со мной в спортзал? Ник, ты не пожалеешь?

– Я много думала об этом. Я знаю, что мы сможем остаться друзьями, иначе бы я этого не предложила. А ты будешь сожалеть?

– Конечно нет.

– Ну, и я тоже, – подтвердила Николь.

Глава вторая

Пытаясь не показывать своего нетерпения, Маркус поставил банку на стол. Он закрыл глаза. «Этого пива недостаточно, чтобы я мог опьянеть». Он мечтал переспать с Ник, но понимал, что с отъездом об этих фантазиях придется забыть. Теперь же она предлагала ему воплотить их в жизнь.

Несмотря на то, что она ему очень нравилась, это была Николь – милая, внимательная, чувствительная Николь. Да, он хотел ее, но, что было важнее, она ему нравилась, и он определенно боялся ее обидеть, преждевременно потащив в постель.

Маркус скользнул взглядом по ее фигуре. Она была красива. На ней было розовое платьице, которое не могло скрыть ее роскошную грудь и чувственную ложбинку между ногами. У нее были очень длинные стройные ноги. Взглянув на ее изящные ступни, он улыбнулся.

– Пойдем, – позвал он хрипло.

Ни секунды не колеблясь, Николь последовала за ним. Он обнял ее, прижимая ее руку к своей груди. Другая рука Николь начала медленно двигаться к его рогу. Она потерлась бедрами об его ноги.

– Думаю, ты слишком чувственная девушка, чтобы просто заниматься сексом, Ник, – сказал он, ласково беря ее за подбородок.

– Неправда,– настаивала она, проводя своим розовым язычком по его пальцу.

Маркус довольно заворчал, потом нежно провел языком по ее губам. Они оказались еще нежнее, чем он предполагал. Легкая дрожь прошла по всему роскошному телу Николь.

Внезапно поцелуй изменился. Его язык проник между ее зубов в горячую глубину рта. Вместе с привкусом мяты он ощутил, как страсть поднимается по телу Николь и затопляет их обоих.

Не желая так быстро терять над собой контроль, Маркус снизил напор, давая себе время привыкнуть к Николь.

Она прижалась к нему, намеренно прикасаясь набухшими сосками к его груди. Чувствуя, как страсть увлажняет ее вагину, Николь сделала это снова. Она прижала свою норку к его вздрагивающему члену, не успевшему еще вырваться на свободу.

Несмотря на то, что Николь беспокоилась, что двигается слишком быстро, она не могла больше сдерживаться. Маркус и Николь двигались в едином ритме, неистово лаская друг друга.

Маркус обнял Николь за плечо и привлек к себе. Его рот обжег ее, как раскаленная лава. Он наслаждался полнотой ее нижней губы. Он провел языком по ее щеке и дальше вниз по шее, оставляя за собой прохладный влажный след.

Свободной рукой он обхватил грудь девушки и начал разминать ее набухшие соски. Чертово платье.

Маркус целовал ее, опускаясь все ниже и ниже, пока не впился в ее грудь.

– А... какая ты вкусная. Сладкая, как сахар.

– Это бальзам, – уточнила она.

– Бальзам? М-м-м... Мне он нравится.

Николь вздрогнула, когда его широкая ладонь начала нежно гладить ее круглую ягодицу. На секунду музыка замолкла, пока проигрыватель ставил другую песню. Глубокий чувственный ритм залил комнату. Николь чувствовала, как Маркус двигается в ритм песни.

Она двигалась вместе с ним, отдавшись ему полностью. Его жадные губы блуждали по ее телу, находя на нем самые потаенные уголки. Когда их губы снова встретились, ее тело охватила дрожь, как огонь охватывает сухую траву.

Очень медленно он целовал ее, пока не достиг шёлка, закрывавшего ее плечо. Впившись зубами в платье, Маркус медленно стянул его. Его взору открылась роскошная грудь Николь. Она ощутила, как ее соски твердеют в предвкушении горячего рта Маркуса.

Трусики Николь увлажнились. Она была напряжена до предела, когда Маркус начал ласкать ее грудь. Своим шершавым языком он доводил Николь до умопомрачения.

Глухо рыча и ни на секунду не выпуская Николь из объятий, Маркус начал подталкивать ее к столу.

Он положил руки на ее талию. Его пальцы медленно продвигали ткань платья вверх по бедрам девушки. Свежесть прохладной весенней ночи обволакивала ее ноги, в то время как горячие руки Маркуса заставляли ее дрожать от удовольствия.

Николь положила руки ему на плечи и ощутила, как напрягаются его мышцы. Маркус посадил ее на стол.

Девушка примостилась на своем платье, стараясь не прикасаться к холодной столешнице. Бросив взгляд вниз, Николь увидела, что белые кружевные трусики едва закрывают ее черный треугольник.

Указательным пальцем Маркус принялся ласкать ее промежность. Ее тело пронзила молния, кожу охватил пожар. Николь сделала глубокий вдох. Маркус снова опустил голову и захватил ртом ее набухший сосок.

– Черт, Ник. Если ты передумала, то лучше скажи сейчас. Не уверен, что смогу позже остановиться, – прорычал Маркус, целуя нежную кожу ее груди.

Николь вздрогнула.

– Не останавливайся. Пожалуйста, не останавливайся, – хрипло прошептала она. – Мне с тобой так хорошо.

Она кожей почувствовала его улыбку. Маркус продолжал исследовать промежность девушки пальцем. Мускулы на внутренней стороне ее бедер подрагивали от удовольствия.

Николь хотелось прикоснуться к его гладкой коже, и она стала расстегивать его рубашку. Когда девушка справилась со всеми пуговицами, ее взору предстала роскошная грудь Маркуса.

Руки Николь скользнули под рубашку и начали жадно гладить его кожу. Маленькие волоски приятно щекотали ее. Жар мужской плоти зажег ее кожу, бросая в водоворот безумного желания. Николь стала царапать его твердые соски. Маркус застонал. Она глубоко вздохнула.

Маркус аккуратно добрался до ее клитора и стал его массировать.

– Ах, Маркус, – пропела Николь, дрожа всем телом.

Она услышала, как он довольно заурчал, оторвавшись от ее холодного влажного соска. Вместо этого он, улыбаясь, поцеловал ее в губы. Его пальцы двигались в том же медленном, восхитительном темпе.

Маркус еще глубже проник в нее пальцем, двигая им по спирали, чем заставил Николь кричать от наслаждения. Горячая струя ее сока увлажнила пальцы Маркуса. Он принялся медленно растирать его по ее промежности.

Не желая отставать от него, Николь скользнула руками по его мускулистому торсу вниз и нащупала его возбужденный пенис. Расстегнув змейку на брюках, она высвободила из заточения его внушительный вздрагивающий рог. Задохнувшись от восхищения, Николь уставилась на его длинную черную плоть, головка которой была направлена на ее вагину. Промежность Николь захлестнула горячая волна желания, как будто Маркус до сих пор массировал ее клитор.

Николь принялась гладить древко Маркуса. Оно было таким толстым, что она не могла его обхватить. Вены на пенисе Маркуса вздулись.

– Ты прекрасен, – прошептала она, пораженная видом его обнаженного тела, безупречного, могучего и такого непохожего на ее тело.

– Ты тоже. – Взгляд его глаз цвета полночи устремился на ее набухшие соски.

Николь слегка окала гордое древко Маркуса. С его кончика она смахнула влагу, похожую на каплю утренней росы на лепестке розы.

– Ах, м-м-м... Ник, – простонал он.

Она размазала смазку по головке члена, готовя его для соития.

– Черт! Нам надо остановиться. У меня нет презерватива, – прохрипел он, натянутый как струна.

– Не беспокойся. – Николь схватила керамическую банку для печенья, сорвала крышку и высыпала содержимое на стол – презервативы вперемешку с шоколадным печеньем.

От удивления у Маркуса расширились глаза. Ему потребовалось какое-то время, чтобы осознать увиденное.

– Ты хранишь презервативы вместе со сладостями? – поинтересовался он, не в силах сдержать улыбку.

– Нет. Я их купила специально.

– Для этого? – спросил он.

– Да, для сегодняшнего вечера.

Маркус подался вперед и запечатлел на ее губах нежный поцелуй.

– И как долго они тут лежат, Николь?

– Месяц или два. Не знаю. Я уже давно собиралась соблазнить тебя.

– Соблазнить меня? – Маркус был потрясен и немного разочарован. Он мог бы уже давно закрутить с ней роман; теперь он как раз и собирался это сделать. Маркус запрокинул голову назад и рассмеялся: – Меня легко соблазнить, не так ли, Ник?

Николь бросила взгляд на его член.

– Нет, думаю, нет. – Она улыбнулась.

Маркус с восхищением посмотрел на стол:

– Зачем так много?

– Я не знала, какие тебе нравятся, какими ты пользуешься, – прошептала она, внезапно смутившись при виде такого количества презервативов. – Я купила каждого по одному.

– Как насчет этого? – спросил Маркус, передавая Николь упаковку, надеясь, что она не заметит, что у него немного дрожит рука. Я дрожу?

– Хороший выбор. – Она взяла презерватив из его рук и разорвала упаковку.

Маркус заметил, что она несколько смущена, поэтому ему пришлось ей помочь.

– Вот так, – сказал он, натягивая латекс.

К тому времени, когда они наконец справились с презервативом, Николь дышала почти так же тяжело, как и Маркус. Она начала нежно массировать его яички, и из его горла вырвался приглушенный стон, больше напоминавший вой.

Она была чертовски красива, сидя на столе с раздвинутыми ногами, готовая принять его в себя. Маркус прижался к ней.

Положив руку ему на затылок, Николь привлекла его голову к своей. Их губы встретились, а языки переплелись в бешеном танце.

Маркус положил руку ей на грудь. Массируя пальцем набухший сосок, он успевал всей ладонью захватывать прекрасное коричневое полушарие Николь. Его другая рука занялась промежностью Николь. Маркус глубоко засунул два пальца в ее пышущий жаром рай.

Он подался вперед. Очарование роскошного тела Николь заставляло его член вздрагивать. Когда он почувствовал, что Николь притягивает его к себе, то решил действовать. Ему хотелось войти в нее быстро и жестко. Но если он так поступит, то все очень быстро закончится.

Он принялся тереться членом об ее клитор, постепенно все глубже и глубже проникая в нее. Николь была такой горячей, влажной и сладкой, что была способна свести Маркуса с ума.

Не в силах больше сдерживаться, он резко и глубоко вошел в нее. Николь обвила его своими длинными ногами.

– Ах, черт, Ник! – рычал он сквозь стиснутые зубы. Его тело готово было достичь вершины наслаждения лишь от одного прикосновения к Николь.

– У-м-м-м... м-м-м... – Николь покачивала головой, постанывая ему в ухо. Их переплетенные тела двигались в едином ритме.

Маркус старался как можно глубже проникнуть в Николь. Он положил руки на ее ягодицы и, делая рывок, одновременно прижимал девушку к себе.

Николь полностью подчинилась неистовому темпу Маркуса. Тогда он еще больше ускорился, двигаясь в ней, как бешеный.

Черт, но он был близок... слишком близок к тому, чтобы все завершилось. Зная, что Николь не достигнет оргазма так же быстро, как он, Маркус занялся ее клитором.

– О! – выдохнула Николь. Она выгнула спину, ее груди были напряжены до предела, а одна рука блуждала по столу, рискуя опрокинуть бокал с вином. В конце концов она все-таки свалила его на пол.

Воздух заполнился запахом шоколада, пота, вина и секса. Этот смешанный аромат был таким сильным, что Николь чуть не потеряла сознание. Она была близка к оргазму. По ее коже разлилось приятное тепло. Ее рай пел от наслаждения, слившись с могучим членом Маркуса. Его палец продолжал без устали массировать ее куночку. Он сильным рывком достиг наибольших глубин ее ласкового естества.

– Ах, Николь, – прошептал он, тяжело дыша.

Она почувствовала, как конвульсии сотрясают его тело, как его сперма наполняет презерватив. Наконец, не в силах больше терпеть сладостное напряжение, Николь взорвалась ярким бушующим огнем всепожирающего экстаза.

Маркус обнял ее и как можно крепче прижал к себе, не желая ни на секунду ее отпускать. Они были единым, неразделимым целым.

Маркус гладил Николь по спине, наслаждаясь гладкой теплотой ее кожи. Поцеловав ее в шею, он еще раз удивился тому, что между ними произошло. Его Николь, его друг, стала для него больше, чем просто друг.

Черт, он сходил по ней с ума, умирая от желания, словно она была глотком чистой воды в бескрайней пустыне. Он не хотел спешить и собирался любить ее нежно, как она того заслуживала. Но вместо этого овладел ею на кухне.

Оторвавшись от Николь, Маркус посмотрел ей в глаза, цвет которых очень напоминал молочный шоколад, и на ее губы, слегка припухшие от его неистовых поцелуев.

– Все в порядке, Ник?– спросил он хрипло. Он хотел, чтобы все было в порядке, чтобы их дружба не пострадала.

– Да, все хорошо. – Николь поцеловала его ладонь и сказала: – Спасибо, Маркус.

– Ты меня благодаришь? Черт, Ник, я не собирался так торопить события. Кто же это овладевает женщиной на кухне? – Он с отвращением покачал головой. У него появилось плохое предчувствие. Может, он все испортил?

– Мне понравилось, – весело отозвалась Николь.

Маркус почувствовал небольшое облегчение.

– В следующий раз, Ник, я не буду спешить. Я буду наслаждаться тобой.

– А будет ли следующий раз?

Маркус не ответил. А действительно, будет ли следующий раз? Он, конечно же, хотел этого. Секс с Николь превзошел все его самые дикие мечты. Он знал, что будет искать возможности продолжить их роман до своего отъезда. Но захочет ли этого Николь? Подавляя неуверенность, он сказал:

– Посмотрим.

Маркус отошел от нее, завернул презерватив в бумажное полотенце и быстро натянул брюки. В прошлом в такие моменты обычно возникала неловкость, но не сейчас. Не с Николь.

Они в молчании привели себя в порядок, затушили свечи, чтобы, не дай Бог, не случился пожар, затем удобно устроились на диване и посмотрели один из фильмов, которые принес Маркус.

Николь прижалась щекой к его руке. Она все еще никак не могла прийти в себя. Конечно, она думала, что секс с Маркусом будет великолепным, но не предполагала, что он будет настолько превосходным и что у нее на душе будет так спокойно. Но она боялась, что Маркус был прав: секс ради секса – это не то, что ей нужно на самом деле. Может, ей все-таки нужен был сам Маркус. «Не дури: он уезжает».

Расслабившись, Николь размышляла о том, что изменится, когда он уедет. Возможно, ей тоже надо начать все с чистого листа. Она подумывала продать свой дом. Он был слишком мал. Теперь, став младшим компаньоном, она могла позволить себе дом попросторнее, о чем давно мечтала.

Николь зевнула. Маркус встал и медленно направился к двери. Николь последовала за ним. Как всегда при расставании, он крепко обнял ее. Правда, объятия длились несколько дольше, чем обычно. Маркус открыл дверь.

Николь смотрела, как он уходит, и ей стало грустно. Оглянувшись, Маркус сказал:

– В понедельник утром, договорились?

– Да. Увидимся в шесть утра. – Она улыбнулась, помахав ему на прощанье рукой, а он пожелал ей спокойной ночи.

Бросив на нее последний взгляд, Маркус спустился по ступенькам и исчез в ночи. Николь вздохнула и закрыла дверь.

Глава третья

Николь прекрасна!

Маркус пристально смотрел на нее восхищенным взглядом. Она стояла перед ним в дверях, одетая в шорты и розовую футболку. На ней также был небольшой белый фартук. Она была одновременно сексуальна и невинна.

Маркус понял, что цветы, которые он принес, прекрасно ей подходят. Она такая же мягкая, как лепестки тюльпана, такая же роскошная, как белые лилии, такая же свежая, как роза.

– Привет. – Она одарила его сияющей гостеприимной улыбкой и пошире открыла дверь. И тут она увидела в его руках букет.

Маркус почувствовал себя школьником на первом свидании. Раньше он дарил ей цветы лишь на день рождения или когда она получала повышение, но он еще ни разу не приходил к ней за два часа до их обычного субботнего похода в кино, да еще и с цветами.

Понимая, что уже поздно бежать назад и прятать букет в машине, Маркус протянул цветы Николь.

– Привет, Ник. Я тут тебе принес цветы. Ты ведь теперь младший компаньон, – сказал он, пытаясь не выдать волнение.

Когда Николь взяла в руки букет, ее глаза засияли.

– Спасибо, Маркус. Заходи, – сказала она, прижимая букет к лицу и вдыхая аромат цветов. Когда она наконец оторвалась от них, у нее на носу осталось немного желтой пыльцы.

Не давая ей возможности уйти вглубь дома, Маркус провел рукой по лицу девушки. Он сразу понял, насколько сильно хотел прикоснуться к ней.

– У тебя на носу пыльца, – заметил он, гладя ее по голове. Маркус провел пальцем по ее губам и смахнул пыльцу с носа.

Глаза Николь расширились от удивления, но она быстро взяла себя в руки:

– Спасибо.

Маркус убрал руку, сжав ее в кулак. Он боялся, что снова захочет прикоснуться к ней. Целую неделю он ломал голову над тем, что ему делать. Его всегда влекло к Николь, но у него никогда и в мыслях не было что-то предпринимать. Он не хотел рисковать их дружбой. Тем не менее с тех пор, как они занимались любовью, он не мог думать ни о чем другом, кроме как о том, как снова прикоснуться к ее роскошному телу.

Идя в спортзал в понедельник, он беспокоился, что между ними может возникнуть напряжение. Но когда она вошла в зал в мешковатых шортах, надетых поверх обтягивающего комбинезона, который подчеркивал все изгибы ее тела, то, как всегда, ласково улыбнулась ему и направилась к весам. Неделя прошла, как обычно.

Николь была права. Они остались друзьями, и ничего между ними не изменилось, несмотря на то, что у них был умопомрачительный секс у нее на кухне. Теперь, увидев, как она держит букет, он подумал, что она, скорее всего, сожалеет о том, что случилось, и ему лучше не думать о повторении чего-то подобного.

Однако она так сексуально покачивала бедрами, что Маркус почувствовал, как встает его член. На ходу поправляя брюки, Маркус последовал за Николь на кухню, где она нагнулась к шкафчику, чтобы достать вазу для цветов.

Маркус уставился на восхитительный зад Николь, ощущая желание схватить ее за бедра и воткнуть в нее свой рог. Он отвернулся, снедаемый противоречивыми чувствами. И снова его взгляд упал на ее зад. Несмотря на идеальные линии ее попки, Маркус понимал, что не желание заняться сексом привело его сюда сегодня, а настоящая привязанность к Николь и взаимное уважение.

Когда она повернулась, Маркусу удалось вовремя отвести взгляд и не выглядеть идиотом, пялящимся на ее зад. Его внимание привлекла банка с шоколадным печеньем, в которой она хранила презервативы. Там их осталось еще много.

Маркус посмотрел на стол, на котором овладел Николь. Теперь на нем лежала разделочная доска, а в дуршлаге – вымытые овощи.

– Я собиралась готовить для нас обед, – призналась Николь, улыбнувшись так, как будто застала его копающимся в банке для печенья. Это было на самом деле вполне возможно.

– Я думал, что мы посмотрим фильмы и закажем пиццу. Не готовь, если не хочешь, – ответил он.

– Хорошо, – согласилась Николь. Она сложила овощи назад в холодильник и протянула ему банку с пивом. – С какого фильма начнем? – спросила она, убирая нож и разделочную доску.

– Выбирай сама.

Николь развязала фартук и бросила его на стол.

– Можешь включить «Человек-паук-2», пока я приготовлю выпить?

– Без проблем.

Николь не двигалась, пока не убедилась, что Маркус ушел в гостиную. Она услышала, как он возится с дисками. Облегченно вздохнув, Николь прислонилась к столу, ощущая, как ее охватывает желание. Он застал ее врасплох. Она не ожидала так рано увидеть его у себя на пороге, да еще с букетом цветов. Маркус выглядел великолепно: на нем были свободные джинсы и свитер.

Встречая его через день в спортзале, она пыталась определить, что он думает по поводу их сексуальных отношений. Она мечтала, чтобы он решил продлить их до своего отъезда. Ощутив вкус его губ и неистовство его рога, она поняла, что одной встречи будет мало.

Ее дыхание стало прерывистым. До прошлой субботы она не понимала, как ей не хватает секса. Конечно, она часто думала об этом, но не собиралась заниматься любовью с первым встречным. Маркус был идеальным вариантом.

Глубоко вздохнув, Николь сняла крышку с банки для печенья и достала презерватив. Она засунула его в карман и взяла шоколадку. Осторожно закрыв банку, она разорвала обертку и запихнула шоколад в рот. Она уже собиралась уходить, как вдруг вспомнила, зачем осталась на кухне, и достала из холодильника бутылку с содовой.

В гостиной она обнаружила Маркуса сидящим посредине дивана. На столе перед ним стояло пиво, ноги лежали на диване, а в руках был зажат пульт управления. Он выглядел таким расслабленным, исключительно мужественным, властным, гордым самцом. Увидев, как он расположился на диване, Николь поняла, что, садясь рядом, ей придется прикоснуться к нему.

«Интересно, он специально так сел?» – спросила она себя. Решив использовать это с выгодой для себя, Николь поставила содовую рядом с его пивом и схватила свободную подушку.

– Подвинься, – попросила она, игриво замахиваясь подушкой. Первый удар пришелся ему по голове и застал его врасплох.

На лице Маркуса появилась сексуальная улыбка. Он положил пульт на стол и еще больше развалился на диване, тем самым давая понять, что не сдвинется с места.

– Заставь меня это сделать, – предложил Маркус.

Николь со смехом снова огрела его подушкой, на этот раз попав по руке. Он и бровью не повел, наблюдая, как она суетится вокруг него. Она снова подошла, ударила его и быстро отпрыгнула, на случай если он вдруг решит преследовать ее.

– Я заставлю тебя, – уверила она. Хихикая, Николь продолжала осыпать его ударами, постепенно становясь все смелее.

– Я все еще здесь, – подзадорил он ее.

– Это ненадолго.

– М-м-м, мне здесь так хорошо. – Он начал укладываться на подушки, как будто собирался спать.

Николь снова атаковала его, ударив в грудь, но когда она попыталась отбежать, то обнаружила, что ее подушка находится в цепких руках Маркуса. Он подтянул ее к себе, как рыбку, пойманную на крючок. Николь визжала и хихикала, не собираясь выпускать подушку из рук. «Должна признать, боец из меня не бог весть какой».

– Ты все еще надеешься сдвинуть меня? – спросил Маркус.

– Да, – ответила она, смеясь и толкаясь, но уже поглядывая на его колени как на отличное место для сидения.

Одним резким движением она рванулась вперед и очутилась у него на коленях. На долю секунды Николь застыла. «Мне кажется или у него действительно встал?»

Подняв колени и оседлав его, Николь убрала мешающую подушку.

– Ты все еще отказываешься подвинуться? – спросила она, уперев руки в боки.

– Думаю, я останусь там, где сижу, – ответил он, игриво улыбаясь.

– Тогда мне придется мучить тебя, – решила она.

– Да ну? И как же?

– А вот так. – Николь начала очень медленно стягивать с себя футболку, оголяя живот. Дальше показался белый кружевной бюстгальтер. Стянув с себя футболку окончательно, Николь швырнула ее на пол.

Она ощутила, как его пенис наливается силой и желанием. Двигая бедрами, она заставила Маркуса издать тихий стон.

– Черт, дорогая, ты роскошна, – восхитился он, пытаясь положить руки ей на грудь.

Но прежде чем он успел дотронуться до ее бюстгальтера, Николь схватила их и оттолкнула прочь.

– Ух, – выдохнула она, качая головой из стороны в сторону. – Не трогать. Я тебя мучаю, забыл?

– Продолжай, Ник. Я жду, – попросил он, поддразнивая ее. Упершись локтями в спинку дивана, Маркус положил руки на разбросанные подушки.

Николь начала двигаться всем телом, словно следуя ритму неслышной мелодии, гладя свое тело, лаская грудь, ощущая приятное прикосновение кружевного бюстгальтера и тяжесть своей груди. Проведя пальцем по соску, она ощутила, как он набух. Его вставший фаллос терся об ее промежность, пока она танцевала под музыку своего желания.

Николь почувствовала, что ее трусики намокли от жажды. Она застонала, сжимая бедрами тело Маркуса.

– А теперь ты подвинешься? – промурлыкала она.

Маркус отрицательно покачал головой.

– Ну, тогда... – Слегка раскрыв губы, Николь увлажнила их языком. Затем она провела влажной ладонью по груди. Бюстгальтер, намокая, становился прозрачным. Николь щипала сосок, одновременно покусывая нижнюю губу, чтобы задушить стон вожделения, рвавшийся изнутри.

Наблюдая, как в темных глазах Маркуса рождается желание, Николь расстегнула передний замочек на бюстгальтере, позволяя ему свободно соскользнуть по ее обнаженным рукам. Она принялась гладить свою грудь и пальцами разминать соски, пока они не стали торчком.

Николь оставила грудь в покое, ощутив, как Маркус дрожит от желания. Нагнувшись, она запустила руки под его свитер и начала стягивать его, обнажая живот. Затем стали видны его темные плоские соски. Маркус помогал ей, подняв руки и двигая плечами.

– Спасибо, – прошептала она, окончательно стягивая с него свитер и отбрасывая его в сторону.

Он кивнул и потянулся к ней, но Николь шлепнула его по рукам:

– Я сказала – не трогать.

– Позволь мне прикоснуться к тебе, Николь.

Она улыбнулась, услышав в его голосе нотки отчаяния. Но он подчинился и вновь уперся локтями в спинку дивана. Чтобы усилить муку, она начала тереться бедрами об его раздувшиеся джинсы.

– Пожалуйста... – взмолился Маркус, крепко стиснув зубы и сжав руки в кулаки.

Николь довольно покачала головой, наслаждаясь властью, которой она обладала над ним. Она возбуждала, мучила, дразнила его. Нагнувшись, Николь провела руками по его обнаженной груди. Она ощутила, как под его гладкой коричневой кожей напрягся каждый мускул.

Николь провела языком по соску, целуя и облизывая его. Дальше она направилась к его шее. Маркус улыбнулся. Она ощущала вкус его самонадеянности, тем не менее держала все под контролем. «Существует ли что-нибудь более дурманящее?»

Николь покусывала его кожу. Кровь в их жилах так и кипела.

Держа руки у него на плечах, Николь слегка приподнялась таким образом, чтобы ее грудь оказалась на одном уровне с его губами.

– Ты хочешь поцеловать меня? – спросила она, наклоняясь к нему и проводя сосками по его влажным губам.

Маркус лизнул ее сосок, открывая рот, чтобы заглотить его, но Николь моментально отодвинулась.

Наклоняясь к нему и впиваясь ногтями в его кожу, Николь сказала:

– Я спросила, хочешь ли ты, но не сказала, что ты можешь.

– Черт, Ник, – прошептал Маркус, с силой сжимая в руках подушки. Ничто не мешало ему схватить Николь, притянуть ее идеальное тело к себе и припасть к ее полной, зрелой груди. Но он также был настроен поиграть, а потому позволял ей быть главной. Маркус был рад, что сумел завести ее, просто сев в центре дивана.

Не в силах высвободить член, Маркус чувствовал, как он пульсирует у него между ног. Его яички плотно прижались к телу. Он ощущал влажную теплоту и медовый аромат ее вагины.

Его дыхание стало прерывистым. Таких нагрузок у него не было даже в спортзале. Лоб покрылся капельками пота. Плечи ломило от напряжения – он хотел освободить неукротимый поток желания, разрывавший его тело. «Я каждый раз буду приносить цветы».

Пытаясь отвлечься, пока Николь заставляла его агонизировать от удовольствия, Маркус изучил нежный изгиб ее шеи, изящную форму ее грудей, ласковую ложбинку между ними и плоский живот.

Николь опустилась немного ниже, прижимаясь к нему грудью. Она поцеловала его в губы, глотая его стон. Маркус отдал ей свою страсть, подчиняясь ей, пока она кусала и сосала его губы. Ее язык исследовал его рот, кружась, изгибаясь и требуя от него ответа.

– Ты неплох на вкус, – прошептала Николь, приподнимаясь и полностью садясь на него.

Его пенис встрепенулся в ожидании удовольствия.

– Ты на вкус как шоколад. – Он облизнулся, смакуя сладкий вкус ее прикосновения.

– Хм, я просто съела шоколадку, – смутилась она.

– Правда? Из банки для печенья?

– Да, – ответила Николь с невинной улыбкой. Она продолжала исследовать тело Маркуса, нежно поглаживая его кожу. От плеч она перешла к груди, а потом к низу живота, где пять пуговиц сдерживали его плоть.

Николь расстегнула первую пуговицу.

– И, – она расстегнула вторую пуговицу, – у меня... – третья пуговица расстегнулась под давлением его твердого рога, – есть... – Николь провела пальцем по его нежной коже, притрагиваясь и потирая кудрявые волоски. Наконец поддалась четвертая пуговица – один... – Последняя пуговица расстегнулась сама, как по волшебству.

Николь принялась стягивать с него трусы. «Не останавливайся».

Бросив мимолетный взгляд на его твердый, вздрагивающий член, Николь закрыла глаза. Из ее груди вырвался стон. «Я никогда не была так возбуждена», – поняла она, открывая глаза. Шелковая поверхность его головки была покрыта блестящей влагой желания. Он был готов познать ее.

– ...из этих, – закончила она, доставая из кармана презерватив и поднося его к губам. Одной рукой лаская член, а другой держа презерватив, Николь зубами разорвала упаковку.

– А я думал, это печенье, – сказал Маркус, со свистом втягивая в себя воздух.

– Ты хочешь печенье? – спросила она.

– Еще как.

Николь надула губки, окидывая взглядом крепкое, подтянутое тело Маркуса:

– Просто печенье?

– Я хочу прикоснуться к тебе.

– Но ты не можешь. Ты не захотел подвинуться, забыл? – Николь улыбнулась, медленно доставая из упаковки презерватив. – Чего еще ты хочешь?

– Попробовать тебя.

Ее охватило невыносимое желание. Его член пульсировал в ее ладони. Николь нежно гладила его, иногда слегка сжимая. Она начала медленно надевать презерватив на его плоть.

– Что-нибудь еще, Маркус? – спросила она, тихо шепча.

– Я хочу заниматься с тобой любовью, – прорычал он, часто дыша.

– А что, если любовью займусь я? – спросила Николь, стаскивая с себя шорты.

Натянув наконец презерватив, Николь схватила член и начала гладить им свою промежность. По ее спине пробежала дрожь. Напряжение пожирало ее бедра. Из ее тела выплеснулся жидкий огонь.

Медленно, получая неповторимое удовольствие, как от вкуса хорошего вина, она опустилась на него, крича от восторга.

– Ах, Ник, – воскликнул он, сжимая руки в кулаки. Его глаза блестели от наслаждения. – Тебе хорошо. Тебе чертовски хорошо.

Маркус двигался ей навстречу, все глубже проникая в ее тесную влажную норку.

– О... о... Маркус, поцелуй меня, – прошептала Николь, прижимаясь к нему всем телом. Его язык проскользнул между ее зубами, смакуя, высасывая ее сахарную сладость так, словно он умирал, а она была единственным спасением.

Маркус в неистовстве мял подушки. Он позволил ей вести; ее бедра прижимались к нему, поднимаясь, опускаясь и снова поднимаясь. Она объезжала его, словно он был диким жеребцом. Мышцы на внутренней стороне ее бедер напряглись, когда она слегка приподнялась, чтобы снова опуститься и свести Маркуса с ума.

Он все еще упирался локтями в спинку дивана, борясь с огромным желанием схватить Николь и вогнать в нее свою плоть так сильно, чтобы быстро достичь приближающегося оргазма. Приподнимая бедра, он встречал ее мощный толчок.

– Маркус? – Ее голос был хриплым, а дыхание – обжигающе горячим.

– Я с тобой, Ник, – успокоил он, ускоряя движение и добавляя энергии в каждый толчок.

По ее телу короткими волнами начала пробегать дрожь. Ее бедра напряглись, руки крепко сжали его в объятиях, ногти впились в его кожу, оставляя на нежной поверхности настоящие царапины. Ее плоть вздрагивала при каждом толчке Маркуса.

– Маркус, – закричала она, сильно дрожа всем телом. Ее вагину пронзили мощные конвульсии. Когда она повалилась на Маркуса, каждая мышца ее тела трепетала от страсти.

«Я с тобой, Ник». Одним сильным толчком Маркус соединился с ней, их тела стали единым целым, и волна удовольствия захлестнула их. Их тела в едином ритме двигались к пику наслаждения.

Маркус чувствовал; что в этот раз связь с Николь намного сильнее. Чувства захватили их сердца. «Мы просто друзья, дурак. Я переезжаю. Мы не ставили друг другу никаких условий».

Когда его дыхание выровнялось, Маркус понял, что его член все еще находится в ней. Сдерживая стон, он отпрянул от нее.

– Ты победила, Ник. Я пододвинусь, – сказал он, пытаясь вернуть игривое настроение.

– А может, мне нравится сидеть на тебе, – поддразнила она.

– Как захочешь.

Она встала, поправила шорты, нагнулась, чтобы подобрать футболку. Маркус снял презерватив, завернул его в ткань и застегнул штаны.

– Да? Ты не против? – Она села рядом, подтянув под себя ноги. Положив одну руку ему на грудь, она посмотрела Маркусу в глаза. Ее взгляд вызвал у него прилив нежности.

– Николь, если тебе пришлось по душе сидеть у меня на коленях, то это место будет зарезервировано исключительно для тебя.

– Только для меня? – Николь затаила дыхание, ожидая ответа. Что он имел в виду? Что больше не будет встречаться с другими девушками? Или он просто оговорился?

– Ник, как ты сказала, у нас нет друг перед другом никаких обязательств. Если ты хочешь сходить на свидание, то без проблем. Но если ты захочешь заняться сексом с кем-нибудь еще, то тогда нам лучше не спать вместе.

– Я согласна. Ты тоже можешь ходить на свидания, – ответила она. Николь отодвинулась, снедаемая противоречивыми чувствами, но не желая в этот момент думать о них.

– Можно подумать, я так часто хожу на свидания, – ответил Маркус.

– Ну, еще неизвестно, кого ты встретишь, когда переедешь.

– Однако до тех пор я предпочитаю проводить время с тобой. – Маркус обнял ее за плечи и крепко прижал к себе.

Она свернулась калачиком, радуясь такому проявлению привязанности после страсти, которую они только что разделили. Ей было приятно чувствовать, как он обнимает ее, прижимает к своей рельефной груди, слышать, как бьется его сердце. Она не двигалась, пока Маркус включал телевизор. Начался фильм.

Николь закрыла глаза. Она спокойно и глубоко дышала, думая о Маркусе. Ей нравился его сильный запах. Когда закончились титры, Николь открыла глаза.

Маркус улыбнулся, затем нагнулся и запечатлел на ее губах нежный поцелуй. Это был очень трогательный и ласковый поцелуй. Это был поцелуй любовников, которые были больше, чем друзья. Ее охватил приступ страха: она не могла позволить такого развития событий. Николь отвернулась.

– Забудь о фильме. Я проголодалась. Ты что-то говорил о пицце. Закажи ее, пока я приму душ.

– Без проблем. С колбасой?

– Да, и с черными оливками. – Николь встала. Выходя из комнаты, она почувствовала на спине его горячий взгляд.

Войдя в спальню, она закрыла дверь и прислонилась к ней, дрожа всем телом. Сделав несколько глубоких вдохов, Николь вошла в ванную.

Черт, она надеялась, что Маркус ошибался, когда говорил, что она слишком чувствительна, чтобы заниматься сексом ради секса. Да, он ей нравился, и она знала это. Она брала то, чего хотело ее тело, и отдавала то, чего хотел он. Что плохого в том, что двое взрослых людей удовлетворяют потребности друг друга? Он скоро уезжает, так почему же не доставить себе удовольствие, пока есть такая возможность?

Она бросила шорты и футболку в корзину и вошла в душ.

Теплая вода стекала по ее телу, смывая пот и последние следы недавнего секса. Вода успокаивала ее своими нежными пальцами, очищая, оживляя и успокаивая. Кратковременные любовникиэто все.

Прислонившись к стене, Николь закрыла глаза, позволяя воде свободно стекать по телу. Он сказал, что она роскошна... По-моему, он не заметил небольшие дефекты, которые остались с тех пор, как она была полной. Это было до того, как она начала заниматься в спортзале. Маркус был первым мужчиной, с которым она не комплексовала. Ей нравилось это ощущение.

Вода стала холоднее. Когда уедет Маркус, подобный холод проникнет в ее душу. «Чертова работа», – подумала она, закрывая воду.

Николь вытерлась и оделась в чистые джинсы и обычную блузку. Она вышла из ванной и отправилась на поиски чего-нибудь съестного. На кухне Маркус копался в холодильнике: На столе Николь увидела белый квадратный ящик. В воздухе витал запах колбасы.

– Быстро работают, – прокомментировала она, приподнимая крышку и хватая кусок. Она не обращала внимания на предостерегающие звоночки, которые разом зазвучали в ее голове.

Маркус повернулся и протянул ей банку с пивом:

– Не очень. Ты была в душе почти полчаса. Все в порядке?

Его голос был таким мягким и заботливым, что она едва смогла заставить себя доесть пиццу. Проглотив последний кусок, она ответила:

– Конечно, все в порядке. Извини, что заставила тебя ждать.

– Да никаких проблем. – Он подошел к ней, поставил пиво на стол и взял кусок пиццы.

Сев, они начали болтать о работе и друзьях. Не забыли и про спортзал. Они решили включить в программу больше элементов аэробики, а в диету Маркуса – больше белков. Сочетание неистового секса, горячего душа и полного желудка заставило Николь зевнуть.

– Эх, наверное, я пропущу кино. Мне с утра надо помочь двоюродному брату с переездом, поэтому поеду-ка я домой и завалюсь спать, – сказал Маркус, вставая из-за стола и ставя тарелку в раковину.

Подавив еще один зевок, Николь проводила его до двери.

– Я тоже устала. На работе была тяжелая неделя. Надо бы еще просмотреть некоторые бумаги, но лучше почитаю. Я купила несколько книг месяц назад, но на чтение совсем нет времени.

– Ты слишком много работаешь. – Он остановился, – Тебе нужен небольшой отпуск.

– Я люблю свою работу, Маркус. Я защищаю права женщин, которых бьют мужья. Я им нужна.

– Я знаю, и у тебя здорово получается. – Маркус погладил ее по щеке. – Ты необычная.

– Я надеюсь, – прошептала она, затаив дыхание.

Маркус открыл дверь, но на секунду остановился. Он притянул к себе Николь и заключил ее в объятия. Так они обычно прощались. Николь с удовольствием ощутила его сильные руки на своих плечах.

Потом Маркус запечатлел у нее на губах короткий нежный поцелуй.

– Увидимся в понедельник утром, – сказал он и вышел, не оглядываясь.

Николь стояла в дверях, провожая его взглядом и поглаживая то место, куда он ее поцеловал. Казалось, что этот маленький поцелуй значит больше, чем все предыдущие поцелуи. «Я не сохну по нему». Она медленно закрыла дверь.

Глава четвертая

Николь закрыла лицо руками и глубоко вздохнула. Это ошибка. Возможно, одна из самых крупных ошибок, которые она когда-либо допускала, но, черт, она хотела его. Она хотела Маркуса, и желание в низу живота не собиралось успокаиваться, пока он не будет принадлежать ей.

Предостерегающие звоночки с каждым днем звенели все громче и громче. Она завязывала этот роман лишь ради секса, но теперь она испугалась. Это было нечто намного большее. А ведь она считала, что угадала со временем. Поскольку Маркус скоро уедет в Атланту, то с обязательствами не возникнет никаких проблем.

– Что со мной?– прошептала она. За четыре года учебы в колледже на юридическом факультете Николь привыкла посвящать ночи составлению документов, часами изучать бумаги с показаниями. Ее было очень трудно сбить с толку. Теперь же ее разум попал под полный контроль тела. Она постоянно думала о Маркусе, о встрече с ним, о том, как заведет его, как он овладеет ею.

Сделав еще один глубокий вдох, Николь подняла голову и открыла глаза. Она находилась в своем захламленном гараже. Пока она включала зажигание и открывала ворота, нажимая кнопку на пульте управления, она вдруг поняла, что должна срочно увидеть Маркуса. Осталось только придумать причину, по которой она едет к нему домой.

Николь взглянула на часы на приборном щитке: 11:05 – до того времени, когда он, как обычно, придет к ней в гости смотреть кино, оставалось семь долгих часов. Николь улыбнулась. Со времени их первой близости они больше занимались сексом, чем смотрели фильмы.

«И чертовски хорошим сексом к тому же, – констатировала Николь. – Однако девушка не всегда хочет этого в одно и то же время суток». Николь выехала из гаража.

Она надела новые солнцезащитные очки, пристегнулась и, прежде чем выехать на улицу, посмотрела по сторонам. Все это время она слушала радио, и тут ей в голову пришла замечательная идея – ей надо одолжить у него новый диск Мери Джей. Николь знала, что он есть у Маркуса, так как со среды он не переставал им восхищаться.

Обрадовавшись, что нашла вполне убедительный предлог, Николь посмотрела в зеркало заднего обзора и повернула на улицу, ведущую к дому Маркуса. Менее чем через десять минут она заехала на стоянку возле его дома. Посмотрев в зеркальце, она подумала о презервативах, которые становилось все труднее находить. Николь достала из сумочки квадратный пакет с документами, в который она перед выходом из дома спрятала презерватив, и переложила его в бардачок машины.

Ощущая, как краска заливает ее щеки, Николь подумала, что, если она придет к Маркусу с карманами, полными презервативов, это будет означать только одно: ей нужен секс. И хотя это действительно было так, она немного смущалась признать данный факт. Черт, она даже не смогла дождаться вечера. Она была словно наркоманка, которой нужна была очередная доза.

Николь вышла из машины и начала подниматься на второй этаж, где находилась квартира Маркуса. Посмотрев на стоянку, она с радостью обнаружила его черный блестящий грузовичок.

Немного стесняясь своего внешнего вида, Николь провела руками по тонкому хлопку своего летнего платья, поправляя довольно откровенное декольте.

Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, она нажала на серебристую кнопку звонка и затаила дыхание. Через секунду дверь открылась. Маркус стоял, одной рукой держась за дверь, а в другой сжимая сложенную газету.

– Привет, Ник. Что ты здесь делаешь? – Его глаза округлились от удивления, но губы растянулись в широкой улыбке.

– Я тут проезжала неподалеку и решила заглянуть и поздороваться. – Во рту у нее моментально пересохло. – Привет, – сказала она, махнув рукой. «Почему бы мне просто не крикнуть: "Я пришла трахнуть тебя!"?»

Заходи. – Маркус отступил в сторону, пропуская ее внутрь. Его квартира была слегка освещена весенним солнцем. Золотые капельки света блестели на его обнаженной груди.

Ее внимание тут же привлек наряд Маркуса, точнее говоря, его отсутствие. Широкие мускулистые плечи, рельефные бицепсы и плоские коричневые соски пробудили в ней желание. Николь с восхищением смотрела на узкую полоску волос, спускавшуюся вниз от пупка и исчезавшую в спортивных трусах. Подавив стон, Николь подняла на него глаза. Она заметила, что выпуклость на его трусах начала увеличиваться.

– Не хочу тебе мешать, – сказала она.

– Пустяки. Я тут счет получил за кабельное, – сказал он, показывая бумагу. – А сейчас изучал данные на нескольких игроков в колледже, которых сегодня зачислят в команду. – Он подождал, пока она зайдет, и закрыл дверь. Когда они прошли на кухню, Маркус спросил: – Хочешь кофе?

– Нет, спасибо. – Она села и стала наблюдать, как он ходит между стоящими повсюду ящиками. Это было первым признаком того, что он уезжает. У нее внутри все сжалось.

Николь прочистила горло:

– Какие у тебя на сегодня планы?

– Ничего особенного. – Он налил себе кофе и бросил на нее короткий взгляд. – Ты уверена, что ничего не хочешь?

В его голосе Николь почудился скрытый намек. Черт, да. Разумеется, она кое-чего хотела. Однако хотя было нестерпимо жарко, хотелось ей совсем не кофе. Ответ заставил ее соски набухнуть. Она хотела Маркуса, почти голышом ходившего по квартире. Он был настоящим самцом.

Она усилием воли взяла себя в руки. Во рту у нее все пересохло.

– Нет, спасибо.

– Пожалуйста, – сказал Маркус со значением. Оп подошел к стеклянному столику, развернул стул и уселся на него, широко расставив ноги и положив руки на спинку стула.

Страсть охватила все ее естество. Влага намочила трусики. Ее взгляд упал на широко расставленные ноги Маркуса. В квартире стоял многообещающий полумрак.

Тряхнув головой, Николь отбросила похотливые мысли и решила, что если она проведет какое-то время рядом с Маркусом, то это обязательно избавит ее от постоянного желания оседлать его. Сев на стул возле него, она посмотрела на раскрытую газету, лежавшую на столе. Ее внимание привлекли объявления о сдаче внаем и список сдаваемых в аренду домов. «Вот где я должна быть», – подумала она, тяжело вздохнув. Чего ей еще ждать? Дом ее мечты был где-то там, он ждал ее. Николь просмотрела спортивную рубрику.

Как агент, Маркус получал процент в зависимости оттого, кого и когда зачисляли с его подачи в команду.

– Есть перспективы? – Она прочитала список имен, некоторые из которых были обведены красным карандашом. Она узнала несколько имен, которые часто мелькали на страницах журналов и в шоу.

– Да. Есть несколько человек. Я встречался с Джеем Эвансом несколько недель назад. Думаю, он скоро попадет в команду. – Маркус пожал плечами. – Как только я перееду, он подпишет со мной контракт. Хочет, чтобы его интересы представляла компания «Дайнемик», для него важен ее престиж.

– Это мы с ним обедали в прошлом месяце?

Маркус кивнул.

В воздухе повисла неловкая тишина. Николь сказала:

– Конечно, именитые игроки не хотят работать с агентами, за которыми никто не стоит и которые живут в таком захолустье, как Сакраменто. – Это не был вопрос, но, услышав в своем голосе сожаление, она постаралась отвлечься, снова заглянув в газету. – Джей сейчас на высоте.

– На высоте? – Маркус удивленно поднял брови.

– Да, хороший игрок.

Маркус улыбнулся. Его черные, как ночной мрак, глаза блеснули.

– Он молодчага. Я уже давно не видел парня с такими руками и ногами. Жду не дождусь того момента, как он попадет в лигу.

– Значит, теперь ты смотришь, под каким номером его зачислят в команду?

– Еще и как смотрю. Когда я стану его агентом, в контракте, по которому мы ведем переговоры, должны будут появиться изменения. Сейчас я жду звонка. Как только мне позвонят, мы сможем сходить пообедать если ты голодна.

– Хорошая идея. Я очень проголодалась.

– О, правда? А что ты ела с утра?

– Ничего. Сделала утреннюю пробежку и совсем забыла о завтраке. – Николь отвернулась, чувствуя, как жар растекается по ее телу. Рядом с Маркусом с ней творилось что-то невообразимое: она нервничала, возбуждалась, падала духом, и все это – одновременно.

Он взял ее за подбородок и повернул к себе. Маркус провел пальцем по ее нижней губе. Его дыхание стало хриплым и глубоким от страсти.

Внезапно зазвонил телефон. Раздалось три резких звонка, прежде чем Маркусу удалось заставить себя оторваться от Николь. Ее затопила волна разочарования.

«Всегда ненавидела мобильники. Надо избавиться от своего».

Разговаривая по телефону, Маркус быстро делал в блокноте пометки. Его тон сменился с ласкового на деловой в мгновение ока. Она слышала его голос, но не слышала слов. Она даже не пыталась понять их смысл. Николь разглядывала Маркуса. Вот он нахмурился, затем его полные губы расплылись в улыбке. Губы, которые всего несколько мгновений назад должны были поцеловать ее.

Положив ногу на ногу, Николь постаралась уменьшить желание, рвущееся изнутри. Хотя, чтобы удовлетворить ее желание, нужно было намного больше. Она до боли закусила нижнюю губу, но даже это не помогло.

Через несколько минут Маркус выключил телефон и положил его на стол.

– Все в порядке. – Он встал и задвинул стул. – Сейчас я оденусь, и мы пойдем поищем, где можно перекусить.

Николь глубоко вздохнула.

Он прошел несколько метров по направлению к спальне и остановился. Их взгляды встретились. Николь захотелось встать и пойти за ним. Пытаясь доказать себе, что хоть немного может держать себя в руках, Николь затаила дыхание.

В его движениях ясно читалось понимание ситуации. Он повернулся и вошел в спальню. Она же для того и пришла, чтобы побыть с Маркусом. Ей надо войти в спальню и застать его голышом. Может, он даже ждет ее там.

Страсть охватила ее тело. Николь задыхалась, все внутри нее пылало и горело.

Маркус вернулся несколько минут спустя. На нем были серые шорты и белая футболка с маленькой эмблемой его команды как раз над сердцем. Николь знала, что он до сих пор любит эту команду и скучает без игры. Проиграв в ней три года, он невероятно расстроился, когда травма колена заставила его уйти из спорта. Он мог бы еще играть и играть.

Маркус удачно распорядился своим дипломом и открыл агентство. В этом ему помогли его имя и связи в лиге. Дела у него шли достаточно хорошо, несмотря на то что он жил в сравнительно небольшом городке. В Сакраменто профессиональный спорт был представлен лишь командами «Ривер Кетс», «Монакс» и «Кингс». И это было большой удачей, что он привлек внимание одного большого агентства в Атланте. «Предложение было слишком заманчивым, чтобы не воспользоваться им», – подумала она, понимая мотивы его переезда.

Николь гордилась достижениями Маркуса. Она видела, как он старался, и знала, чего ему стоило достичь этого. Естественно, она не хотела, чтобы он уезжал, но она никогда не попросит его остаться. У него было право идти к своей мечте. Николь хотела, чтобы у него все получилось.

– Все в порядке? Ты все еще хочешь есть? – спросил он, озадаченно смотря на нее.

– Все в порядке. Просто замечталась. Пойдем.

– Я поведу, – сказал он, подхватывая со стола ключи.

– Договорились. – Конечно, пускай лучше ведет он. Она сомневалась, что сможет сконцентрироваться на дороге, когда он будет сидеть рядом.

Когда они вышли, Маркус запер дверь. Подойдя к грузовичку, Маркус открыл дверцы. Все внутри Николь пело и плясало. Пытаясь скрыть свои чувства, Николь быстро шмыгнула на сиденье. Маркус обошел грузовичок и плюхнулся на сиденье водителя.

Как только взревел мотор, салон залили звуки музыки: Мери Джей – ее предлог. Николь улыбнулась. Мери Джей исполняла проникновенную песню о жизни без любви, жизни в одиночестве, и Николь ощутила боль в голосе певицы, которая была так близка ее сердцу.

Маркус вырулил на улицу, виртуозно лавируя между машинами.

– Что бы ты хотела на обед? – спросил он, бросая на нее быстрый взгляд.

Николь взглянула на него. Одна сильная рука лежит на руле, улыбка излучает обаяние.

– Выбирай сам, – ответила Николь. Она знала, что хотела бы засунуть в рот, но это не имело ничего общего с едой. – Не спеши.

Николь пристегнулась, устраиваясь на сиденье таким образом, чтобы быть поближе к Маркусу. Она слегка прикасалась к его бедру. Проведя рукой по его шортам, она начала играть с тканью.

Маркус вцепился в руль изо всех сил. Выпуклость между его ног начала расти.

– Знаешь, Маркус, ты можешь особо не спешить, – сказала Николь, засовывая руку ему в шорты и ощущая, как напрягаются его мускулистые ноги, по мере того как ее ладонь продвигается к его трусам.

– Что ты делаешь, Николь? – Маркус прерывисто дышал.

– Еду на обед с другом, – поддразнила она. Засунув руку ему под футболку, она нежно погладила его кожу, ощущая подушечками пальцев дорожку волос, идущую вниз, в трусы. Его живот напрягся.

Затем ее рука проникла ему в трусы, она нащупала твердую плоть, которая уже успела приподняться навстречу ее руке. Чувствуя его возбуждение, Николь сама ощутила прилив страсти. Желание прикасаться к нему стало невыносимым.

Николь слегка стянула с него трусы, обхватывая рукой вздрагивающий член. Перед ее восхищенным взором возникла гладкая, нежная головка рога. Она начала нежно массировать маленькую дырочку на вершине его пениса, пока оттуда не выделилась жидкость, которую она размазала по головке. Кусая губы, она подумала, что, наверное, на вкус это должно быть восхитительно.

– Черт, Ник. Ты действительно знаешь, как убедить меня не спешить. – Она увидела, что он сбавляет газ.

Николь еще ниже стянула с него шорты, освободив его член. Она гладила его до тех пор, пока опять не показалась капелька влаги, которой Николь незамедлительно воспользовалась, размазав по головке. Теперь она переключилась на яички.

– Ты вообще нормально концентрируешься?

Он бросил на нее быстрый взгляд.

– Очень хорошо. А что?

Николь нагнулась к нему.

– О, – застонал Маркус, когда ее губы коснулись его плоти.

Кожа его головки была подобна шелку. Николь нежно помассировала ее и, желая попробовать его на вкус, обхватила головку губами. Маркус пахнул мылом и одеколоном. В его вкусе было что-то соленое, пьянящее, нечто, присущее исключительно самцу. Николь нежно посасывала его рог, затем протолкнула его на неимоверную глубину. Она без устали сосала его, облизывая со всех сторон.

Николь все было мало. Она принялась одной рукой массировать его напряженную мошонку, а другой гладить его гордое древко, длина которого не давала ей возможности полностью заглотить его. Вверх, затем вниз. Она поднялась так, что член полностью выскользнул из ее жадного рта. Николь продолжала водить язы ком по его верхушке, аккуратно покусывая ее.

Из ее рая сочилась влага. Она взмокла и вся горела. Однако она больше хотела доставить удовольствие Маркусу, чем унять свой сексуальный голод. Кроме того, она приходила в экстаз от одного лишь его вкуса, от твердости его плоти, от его стонов и вздохов.

Николь придвинулась поближе к Маркусу. Ее ноги начали тереться друг об друга, заставляя промежность плавиться от вожделения. Она поняла: чтобы достичь оргазма, много времени ей не потребуется.

Спеша довести его до пика наслаждения, Николь снова припала к древку. Она чувствовала, как дрожь пробегает по его телу. Он совершенно потерял контроль, хотя все еще пытался следить за дорогой. Он так эротично стонал, что Николь чуть не кончила. Она стонала, закрыв глаза и наслаждаясь его телом. Ее набухшие соски терлись о кожаное покрытие сиденья.

Николь обхватила рукой основание его члена и держала его прямо, чтобы облегчить заглатывание. Она поймала губами головку, в которой была сосредоточена его чувственность. С его губ сорвался гортанный возглас. Его неровное дыхание сводило Николь с ума. Она усилила давление руки и ускорила ритм.

– Я сейчас врежусь... в другую машину. – Маркус замолчал, ловя ртом воздух. – Я не могу вести... когда ты сводишь... меня с ума, – только и сумел он выдавить из себя.

Николь почувствовала, что грузовичок водит из стороны в сторону. Приподнявшись, она прошептала:

– Держись подальше от грузовиков, а то там увидят, чем мы занимаемся.

– Да, и будут завидовать... как сумасшедшие. Надо остановиться... пока мы не попали в аварию.

Вместо ответа она снова припала к его рогу.

Маркус забыл просигналить, когда менял полосы, чем заставил шедшую сзади машину притормозить. Он заехал на стоянку безлюдного в субботу бизнес-центра.

Маркус въехал под дерево, желая, чтобы крона скрыла их от весеннего солнца. Остановившись, Маркус снял руки с руля и откинулся на спинку.

Испытывая неописуемое блаженство от действий Николь, Маркус захотел отплатить ей тем же. Он ощутил непреодолимое желание погрузить свою плоть в гостеприимные глубины ее тесной гладкой промежности.

Николь время от времени нежно облизывала его пальцы. Все тело Маркуса стремилось к пику – к пику, такому далекому, как луна. Он поднял руку и нежно погладил Николь по голове, затем провел пальцем по ее щеке до самого рта. Ему очень хотелось схватить свой член и несколькими резкими толчками достичь оргазма, но пытка была воистину райской.

Маркус своей жадной рукой исследовал ее спину. Лишь тонкое платье не давало ему ощутить ее нежную кожу. Маркус отстегнулся, затем отстегнул Николь. Она придвинулась ближе, заставляя его совсем потерять голову от наслаждения.

Его пальцы нащупали низ ее платья. Задрав его, Маркус увидел узкую полоску розовых кружевных трусиков. Он не стал стаскивать их, а просто сдвинул немного в сторону и погрузил палец в сосуд с расплавленным молочным шоколадом, таким соблазнительным и сладким, какого он не пробовал никогда в своей жизни.

Черт, он уже был близок.

– У тебя есть презервативы?

Ник ответила не сразу:

– Да, но они остались в моей машине.

– Из банки с печеньем?

– Угу.

– Я уже близок, Ник. Но у меня тоже нет.

– Ничего, Маркус, – прошептала она. Одной рукой она водила по его древку, а другой массировала яички. Николь с нежностью поцеловала его головку. – Нам не нужен презерватив. Я хочу ощутить вибрацию твоего оргазма в своей руке. Я хочу попробовать, каков на вкус твой взрыв, ощутить жар у себя во рту. Я хочу пить твою сперму. – Как бы в поддержку своих слов она припала к его пенису, засовывая его как можно глубже.

Вспышка сладострастия взорвала Маркуса изнутри. Горячая плотная струя била из его фаллоса.

– А-а-а, – Николь жадно высасывала из него последние капли. Одну руку Маркус сжал в кулак, другой же он страстно ласкал промежность Николь.

Дрожа от возбуждения, Маркус подождал, пока мир вокруг снова примет привычные очертания, пока удовольствие, пульсирующее в его жилах, утихнет настолько, что он снова сможет думать.

– Ты потрясающая девушка, Ник, – сказал он, неровно дыша.

Она подняла голову. Ее роскошные губы слегка напухли и блестели от остатков спермы. Николь улыбнулась, проведя языком по губам. На ее лице отразилась смесь удовлетворения и напряжения.

– Тебе понравилось, да? – спросила она хриплым от желания голосом.

– Да, черт возьми, мне это понравилось. Иди ко мне. – Он притянул ее к себе, ища ее губы. Поцеловав Николь, Маркус ощутил вкус своей спермы. Девушка тихо застонала от наслаждения. Ее маленькие руки схватили его за рубашку. Он понял, что она хочет удовлетворения.

– Иди сюда, – позвал ее Маркус, положив руки на ее тонкую талию и поворачивая к себе спиной. Обвив Николь руками, он положил левую руку на ее грудь. Его палец аккуратно поглаживал ее твердый сосок, заставляя дрожать все ее податливое тело.

– Тебе нравится?

– Да, – ответила Николь, склонив голову в сторону. Этим жестом она явно предлагала ему насладиться ее шеей. Невозможно сопротивляться красивой женщине, которая просит прикоснуться к себе. Маркус нагнулся и начал медленно ласкать языком ее шею.

Одной рукой он массировал грудь Николь, а другой поглаживал ее промежность.

– Ты мокрая, Ник. И горячая. – Его пальцы пробежались по мохнатому бугорку и погрузились во влажную норку сладострастия.

Засунув в нее несколько пальцев, Маркус прошептал Николь на ушко:

– Я хочу, чтобы ты была еще более влажной. – Его голос стал тише, и, хотя его аппетит уже был удовлетворен, кровь снова начала бурлить.

– Еще? – выдохнула она.

– Еще. Я хочу ощущать твой жидкий огонь на своей руке. – Не вынимая пальцев из ее влажной норки, Маркус большим пальцем начал осторожно потирать клитор, заставляя Николь дрожать от страсти.

– Маркус, – прошептала она, качая головой из стороны в сторону.

Его движения стали подчиняться определенному ритму. Маркус то вытягивал пальцы, размазывая сок по ее всклокоченным волоскам, то снова засовывал их назад.

– Маркус! – вскрикнула она. Ее голос был напряженным. Николь извивалась в его руках.

Понимая, что она скоро достигнет оргазма, он креп ко сжал ее в объятиях, чтобы быть в этот момент рядом. Покрывая ее шею поцелуями, Маркус обхватил двумя пальцами ее клитор и пару раз надавил. Николь взорвалась. Ее тело забилось в конвульсиях. Маркус ощущал каждый спазм, сотрясавший ее тело.

– Маркус? – Ее голос был тихим и полным удивления.

– Я сделал это, любимая, – ответил он, наслаждаясь красотой ее экстаза. Ее черные волосы рассыпались по щекам, а приоткрытые губы слегка подрагивали от сладострастия.

Маркус не ожидал, что получит от этого столько удовольствия. Когда он был с ней, то они оба обязательно достигали оргазма. Раньше для него это не имело такого значения. Но это была его Николь. «Пока моя; но стоит мне уехать, и она пойдет дальше своим путем». Неужели его сердце кольнула ревность?

Минуты тянулись невообразимо долго. Запись в магнитоле закончилась, но через секунду началась сначала, напоминая Маркусу, как долго они наслаждались друг другом. Когда ее дыхание выровнялось, Николь взглянула на Маркуса и смущенно улыбнулась.

Ее смущение удивило Маркуса. Его Николь, дерзкая и уверенная в себе, успешная и храбрая, смутилась своих чувств. Ее осторожный взгляд замер на его груди. Желая успокоить Николь, Маркус повторил свою недавнюю похвалу:

– Ты потрясающая девушка, Ник.

Ее глаза сверкнули. Она рассмеялась:

– Ты обещал обед, а я умираю от голода.

– Я тоже. – Маркус только сейчас, когда другой голод был утолен, понял, как он хочет есть. Нагнувшись, он коротко поцеловал ее и отвернулся, чтобы привести одежду в порядок.

Николь хихикнула, оправляя свое летнее платье. Любовники исчезли, и их место снова заняли старые друзья.

Пристегнувшись, Маркус сделал музыку потише. Положив руку на руль, он спросил:

– Так что бы ты хотела съесть?

– Что-нибудь питательное. Я только сейчас поняла, насколько проголодалась. Что угодно, только побыстрее.

– Без проблем. – Маркус завел мотор и вывел машину из-под дерева. Выехав на дорогу, он повернул налево.

Через несколько кварталов Маркус въехал на небольшую, забитую машинами стоянку перед маленьким кафе. На тротуаре стояли круглые белые столики под зелеными зонтиками, дававшими защиту от обжигающих лучей солнца. Проведя Николь к свободному столику, он выдвинул для нее стул.

– Знаешь, мне сначала нужно сходить в туалет. Закажи мне содовой, хорошо? – Маркус кивнул. Она встала, подхватила сумочку и отправилась в уборную.

Маркус сел и принялся смотреть, как она удаляется, – идеальное тело, длинные стройные ноги. Как она сексуально покачивает бедрами во время ходьбы. Черт. Его влекло к ней, как пчелу на мед. «Плохая аналогия, – подумал он, тряхнув головой. – Скорее как медведя. Нет, как медведя на шоколад». Маркус ухмыльнулся.

Откинувшись на спинку стула, он осмотрелся и сразу понял, что не он один заметил всю меру ее сексуальной притягательности. Несколько мужчин уставились на ее зад. Похоть явно отражалась на их лицах.

Маркуса захлестнула волна ревности. Тряхнув головой, он сделал попытку успокоиться. Николь ведь не принадлежит ему. Они были друзьями и не имели друг перед другом никаких обязательств. Если не принимать по внимание тот факт, что каждую субботу весь последний месяц они занимались любовью, все оставалось по-прежнему.

Через несколько минут вернулась Николь. Когда подошел официант, они заказали колу, бутерброды и большую порцию картофеля фри. Николь оживленно рассказывала ему, как благодаря повышению изменятся ее обязанности и что у нее теперь будет собственный кабинет с большим окном. Ее глаза сияли, когда она рассказывала о перипетиях своей службы.

Пока они обсуждали карьеру, Маркус понял, что в Атланте он будет тосковать по тем временам, когда они могли свободно проводить вместе целые дни. К нему в голову уже приходила мысль предложить ей поехать с ним, но Маркус решил, что этого не стоит делать. Он не имеет права просить Николь бросить работу, так как она для нее слишком важна.

Маркус смотрел на Николь, запоминая ее лицо до мельчайших подробностей. Интересно, что случится, когда их будут разделять три тысячи миль?

– Маркус? Маркус? – позвала она.

Маркус вздрогнул.

– Что?

Она одарила его соблазнительной улыбкой, которая заставила его плоть проснуться и потребовать своего. «Почему я не могу насытиться ею?»

– Я спросила, не хочешь ли ты прогуляться.

– Хорошая идея.

Когда они доели, Маркус расплатился за обед, оставив на столе щедрые чаевые.

Они шли мимо многочисленных магазинов, в витринах которых были выставлены самые разнообразные товары. Прохладный бриз шевелил цветы в больших деревянных кадках. В воздухе витал аромат цветущих растений.

Ощущая невероятную сексуальность Николь, Маркус представил ее обнаженной на кровати, усыпанной лепестками роз.

– Маркус, – позвала его Николь.

Он был так погружен в мечтания, что даже не заметил, что она остановилась перед одной из витрин. Вернувшись, он обнял ее за талию и посмотрел на платья, выставленные в витрине.

– Не правда ли, симпатичные? – спросила Николь. – Мне нравится вон то, бледно-желтое.

Крошечные белые розы были вплетены в узор по краю платья. Платье было достаточно коротким, чтобы показать все великолепие ее ног.

– Хочешь примерить?

На секунду ему показалось, что в ее прекрасных темных глазах блеснул жадный огонек, но она отрицательно покачала головой.

– Вообще-то мне еще надо кое-что сделать. Если ты не против, пойдем назад.

– Конечно.

За всю дорогу назад они не проронили ни слова.

Когда они вернулись, Маркус проводил Николь до ее машины и обнял на прощанье. Прижав ее роскошное тело к себе, он незаметно взглянул на бирку на ее платье. Он не смог не улыбнуться. Шестой размер. Маркус хорошо помнил, как упорно она работала, чтобы сбросить вес.

– Увидимся через несколько часов, – сказал он, помогая Николь сесть в машину. Пока ее автомобиль не скрылся из виду, он стоял и смотрел ей вслед.

Ему надо было кое-что сделать, а делами он займется позже.

Глава пятая

Он не мог перестать думать о ней. Маркус уставился в кофейную чашку, но не видел кофе. Темный богатый напиток напомнил ему о цвете выразительных глаз Николь и их блеске в момент оргазма. Его охватило желание. Он попал впросак. Насколько же он был глуп, что позволил подобному случиться.

– Как ее зовут, дружище?

Подняв голову, Маркус увидел Джея, на лице которого сверкала широкая улыбка.

– А? – спросил он, делая вид, что не расслышал вопроса.

– Как зовут твою девушку? – Джей вытянул из сумки полотенце и вытер с лица пот.

– Какую еще девушку?

– Меня не проведешь. Я уже видел подобный взгляд. Не забывай, у меня есть старшие братья, и все они женаты. Так скажешь мне, кто она такая?

Маркус почувствовал комок в горле. Неужели все так очевидно, что даже этот желторотый пацан смог что-то заподозрить?

Пожав плечами, Маркус глубоко вздохнул и изобразил на лице легкомысленную, беззаботную улыбку. Что бы он к ней ни чувствовал, он не собирался ничего рассказывать Джею. Или кому бы то ни было другому. Черт, он вообще не хотел об этом думать. Он хотел, чтобы не было никаких обязательств, и именно так оно и должно было быть.

Никаких обязательств, просто много секса.

– Ты ошибаешься. Я думаю, как мне найти в Атланте квартиру. Искал в Интернете, но пока сложно что-либо сказать. Нужно смотреть на месте. – Маркус прочистил горло и посмотрел на Джея. – Когда я начну свою новую...

– Я подписываю с тобой контракт, – оборвал его Джей. – Ты мне нравишься. Верю, что ты сможешь достать для меня нужные контракты. Мне просто нужно знать, что у тебя за спиной стоит такая мощная компания, как «Дайнемик». – Он протянул руку, Маркус коротко пожал ее:

– А ты не дурак.

Джей рассмеялся:

– Да, это точно. Давай пошевеливайся.

Маркус кивнул. Он снова вернулся мыслями к Николь и недалекому концу их отношений. Пытаясь снять напряжение, он помахал руками:

– Только не подписывай сразу ничего, что они предлагают. Я хочу, чтобы на бумаги сначала взглянул хороший юрист.

Джей пожал плечами:

У тебя есть кто-нибудь на примете?

– Да, Николь Дэвис. Правда, обычно она контрактами не занимается, но свое дело знает.

– Николь? Знакомое имя.

– Вы встречались. Несколько недель назад мы обедали с ней. Она мой друг, – ответил Маркус.

– Точно, телка с сиськами, чтобы сосать, и телом, чтобы вставлять, – гоготнул Джей, двигая языком, словно лижет мороженое.

Внутри Маркуса все замерло. Его затопило бешенство. Он сжал руки в кулаки, с трудом удерживаясь от того, чтобы не избить своего будущего клиента.

– Эй, чувак, она настоящая леди, балдежная на все сто. – Маркус надеялся, что Джей не заметил, что его трясло от гнева.

Ему не стоило злиться. Пацан просто дурачился. Такие разговоры можно часто услышать в раздевалке до и после игры. Ребята могли шутить по поводу девушек, но никто не смел подсмеиваться над женами. Николь не была ни его девушкой, ни женой, поэтому ему должно было быть все равно. Но ему не было все равно, В этом как раз и заключалась проблема.

– Я не имел в виду ничего плохого, – оправдывался Джей, поднимая руки вверх и широко улыбаясь.

Ощущая, как внутри бушует буря, и зная, что винить за это он должен только себя, Маркус коротко кивнул.

– Да, она подойдет. Можешь договариваться, – усмехнулся Джей. – Кстати, когда будешь договариваться, может, сможешь устроить нам свидание? – Он нагнулся, поднял сумку и поспешил за Маркусом на стоянку.

– Тебе не надо ничего устраивать. У тебя уже и так появились поклонницы, – ответил Маркус, кивнув в сторону группки девчонок школьного возраста, собравшихся посмотреть на Джея. На душе у него полегчало.

Джей улыбнулся.

– Эй, сообщи мне, когда будешь переезжать. Тогда сможешь устроить встречу с юристом. Я тебе позвоню, – сказал он, направляясь к своим новоиспеченным поклонницам.

Что, черт возьми, с ним происходит? Ему стало легче, когда Джей ушел. Скрипя зубами, он вернулся к грузовичку, сел в машину и уперся лбом в руль. Маркус ощущал в кабине ее запах. Сладкий запах роз и аромат женского тела взорвали его чувства и заставили член встать.

О да, он был полным дураком, но, пока еще не закончились презервативы и он не переехал, Маркус планировал и дальше делать вид, что у него все в порядке, хотя он знал, что это не так.

Глава шестая

Резкий звук будильника взорвал тишину. Николь проснулась, ощущая в голове непонятную тяжесть. Она нехотя встала с постели и, не включая свет, направилась на кухню. Открыв шкафчик, она взяла две таблетки и потянулась за стаканом. Проглотив таблетки, Николь взяла телефон и набрала номер. После двух гудков ей ответили:

– Юридическая компания.

– Лидия, это Николь Дэвис.

– Чем могу помочь, мисс Дэвис?

– Сегодня и завтра меня не будет. Отмените, пожалуйста, назначенные встречи.

– Звонки переадресовывать сразу вам? – спросила Лидия. Она работала в ночную смену, принимая срочные звонки от клиентов, попавших в опасное положение.

– Нет. Посылайте все на автоответчик. Мне нездоровится, и я не хочу общаться с клиентами, – ответила Николь, прижавшись лбом к шкафчику.

– Хотите, я запишу вас на прием к доктору?

– Спасибо, но мне надо просто отоспаться. Я приду в понедельник.

– Я сообщу партнерам.

– Спасибо.

– Пожалуйста. Чем еще могу помочь?

– Больше ничего не надо, – ответила Николь, закрыв глаза. Ее неудержимо клонило в сон.

– Хорошо, тогда не унывайте и отдыхайте.

– Спасибо, – повторила Николь и отключила телефон. Глубоко вздохнув, она тяжело пошлепала в спальню. В неясном утреннем свете комната казалась серой, сквозь полузакрытые жалюзи пробивались первые лучи солнца. Закрыв жалюзи полностью, Николь выставила на телефоне тихий режим и повалилась в кровать.

Когда она проснулась снова, комната, несмотря на жалюзи, была залита солнечным светом. Она взглянула на часы: 11:43. Хоть голова прошла.

Николь казалось верхом наглости спать в рабочее время. Рассмеявшись, она повернулась на бок и свернулась калачиком. Но сон не шел. Радость от возможности поспать больше обычного улетучилась, когда она вспомнила, как они с Маркусом расстались накануне.

Это прощание очень отличалось от всех предыдущих. Она до сих пор ощущала вкус его поцелуя на своих губах. Маркус прикоснулся языком к ее губам, но не решился проникнуть к ней в рот. Это была простая ласка. Слияние душ.

Николь трясло.

«О чем я думала? Я установила правила и сама их нарушила».

Надев его спортивный костюм, Николь подняла руки над головой. Мятый хлопок нежно поглаживал ее кожу. Подняв воротник, она вдохнула мужской запах.

Это был запах Маркуса – острый, слегка терпкий. Аромат одеколона и мыла. И – о более, слезы брызнули из ее глаз – этот запах был таким домашним. Он был как любовь.

«Я влюблена в него». Ее колени подкосились, она опустилась на кровать и закрыла лицо руками. Когда она влюбилась в него? «А когда я его не любила?» – ругала она себя. Она всегда любила Маркуса; на протяжении шести лет он был ее лучшим другом. Но далеко не дружеские чувства сжимали сейчас ее сердце. Не любовь к другу заставляла ее неровно дышать.

«Почему я позволила этому случиться?»

Медленно тянулись минуты. В груди у Николь все горело, в висках стучало. Простая игра обернулась серьезными чувствами. Подняв голову, она посмотрела на свое отражение в зеркале. Она была женщиной, которой скоро стукнет тридцать, а у нее нет мужчины, которого она могла бы назвать своим. Но она никогда не пойдет на риск потерять лучшего друга. Никогда...

Несмотря на то огромное расстояние, которое будет их разделять, они всегда будут друзьями. Он ни за что не должен узнать о ее чувствах, поскольку он точно не чувствовал к ней ничего подобного. Секс ради секса – друзья навсегда.

Она также не собиралась ничего менять в их отношениях. Николь засунула рубашку Маркуса под подушку и направилась в душ. «Сосредоточься на сексе. Забудь о том, что у тебя на сердце».

Одевшись, Николь проверила сообщения на автоответчике, поступившие в ее офис. Сообщений было всего два – оба от Маркуса. Низкий голос Маркуса обращался к ней из динамика:

– Привет, Ник. Я на пару дней уехал из города. Похоже, в «Атланта Хоукс» готовы обсуждать подробности. Они предлагают Браяна Брука, как раз того человека, который мне нужен. Я останусь еще на ночь, поскольку хочу осмотреть пару квартир. В пятницу вылетаю домой ночным рейсом. Давай вместе позавтракаем в субботу. Пока.

Позавтракать? Обязательно. Она улыбнулась. «Я приготовлю тебе завтрак в постель», – подумала она, ожидая второго сообщения. Николь укусила себя за губу. В постель? За все это время они ни разу не занимались любовью в кровати. Там секс мог бы показаться слишком романтичным; возможно, поэтому они оба неосознанно избегали этого и занимались сексом на полу, диване или в грузовичке. Постель была слишком опасной для их морального состояния. Началось второе сообщение.

– Ник, проверь входную дверь, когда вернешься домой.

Николь воровато улыбнулась, словно школьница, прогуливающая уроки. По идее, ее еще не должно было быть дома. Сохранив оба сообщения, она повесила трубку и направилась к входной двери.

Николь увидела на крыльце коробку, аккуратно обернутую в белую бумагу, на которой были изображены чайные розы. На нем лежал конверт, а рядом стояла большая красивая чаша.

– Маркус, – вымолвила она, нагнувшись, чтобы поднять подарки. Зайдя в дом, она тут же стала открывать коробку, отложив в сторону конверт. Развернув коробку, она сняла с нее крышку. Там лежало желтое платье, которое так ей понравилось во время прогулки.

– О Маркус. – Вздохнув, Николь подняла платье. Ее сердце екнуло, земля ушла из-под ног. Она посмотрела на бирку. Цена была предусмотрительно стерта. Платье было ей как раз впору.

Несколько раз она подумывала вернуться и купить это платье, но дни были слишком короткими, а рабочий график – слишком напряженным.

Переполняемая благодарностью, Николь прижала платье к себе. Она продемонстрирует ему свою благодарность в субботу утром.

Схватив конверт, который она отложила в сторону, Николь разорвала его и вытянула оттуда записку: «Ты прекрасна».

И все – без подписи. Ощущая в груди сильное волнение, Николь отнесла платье и записку в спальню. Засунув записку под подушку, где уже лежала рубашка Маркуса, девушка повесила платье на вешалку на внешней стороне шкафа. Так она могла любоваться им, когда ей заблагорассудится.

Ощущая на душе небывалую легкость, Николь позвонила маме и договорилась с ней пообедать. Они встретились в их любимом индийском ресторанчике и провели несколько часов, наслаждаясь вкусной пищей.

В этот вечер Николь долго не спала, читая свою любимую книгу. В конце концов, выключив будильник, она все-таки заснула. Весь следующий день Николь дочитывала книгу в саду и приводила в порядок дом.

Но в пятницу, ближе к вечеру, Николь охватило беспокойство. Она с нетерпением ждала возвращения Маркуса. Ей так не хватало его улыбки. Его запаха. Его ласковых слов и тонких намеков. Ей не хватало Маркуса. Его поездка позволила Николь понять, что она почувствует после его переезда. У них не было будущего; только презервативы в банке для печенья.

На кухне она нашла бокал и открыла бутылку шампанского. Николь нужно было что-то, чтобы заснуть. Сделав несколько глотков, она схватила банку и высыпала содержимое на стол, считая, сколько презервативов осталось.

Одиннадцать. Черт, и все? Около половины от того, что было вначале. Несколько минут Николь думала, а не пополнить ли запас. Она сомневалась, что Маркус следит за их количеством. Но в конце концов решила не делать этого. Они договорились, заключили устный контракт, и она, как юрист, знала, что не стоит нарушать его, как бы ей того ни хотелось.

Залпом допив остатки вина, Николь вновь наполнила бокал.

Плюхнувшись на диван, она включила телевизор и залезла под покрывало. Прошло много часов, прежде чем она смогла уснуть.

Ее разбудил настойчивый стук в дверь. Только-только начало светать. Николь поспешила к двери и резко распахнула ее. Перед ней стоял Маркус. На нем были шерстяная куртка, серая, как бледный рассвет, и такого же цвета рубашка. Галстук – один из ее подарков – покрывали эмблемы его бывшей команды.

– Привет, – поздоровался он хрипло.

– И тебе привет. Заходи, – пригласила она. Совсем потеряв голову от выпитого шампанского и сексуальной неудовлетворенности, Николь совершенно забыла, что собиралась приготовить ему завтрак в постель. «Черт».

Войдя в дом, Маркус заключил Николь в объятия. Он не целовал ее в губы. Вместо этого, шепча ласковые слова, прижался губами к ее шее. Они обнимались довольно долго. Наконец он отпустил ее и отступил на шаг.

– Как поездка, все хорошо? – спросила она, беря его за руку и ведя в гостиную.

– Все прошло, как надо. Мы получили контракт, а «Хоукс» – нового игрока. Никто не проиграл.

– Ты наверняка устал.

– Да, с ног валюсь. Еще нашел парочку симпатичных квартир.

Николь кивнула, делая вид, что не волнуется.

– Садись, я сделаю кофе.

– Отлично, Ник. – Маркус повалился на диван, положив голову на мягкие подушки. – Как работается?

– Я не была там уже несколько дней, – ответила Николь, заходя на кухню и начиная варить кофе.

– С тобой все в порядке? – спросив это, Маркус зевнул.

– Да, мне просто нужен был небольшой отпуск. Отлично отдохнула, даже с мамой пообедала. Вчера звонила моя сестра. Она приезжает на следующие выходные. В субботу мы идем развлекаться.

– О! Куда?

– В «Маетби Передайз» – это ее любимый клуб. – Николь нашла пару кружек и оперлась о стол, пока черная жидкость капала в стеклянный графин. – Эй, Маркус? Ты занимался вчера утром? – спросила она достаточно громко, чтобы он мог услышать. Ей немного не хватало их привычных походов в спортзал, тем более что она помнила, сколько времени убила, стараясь приобрести хорошую форму.

– Не утром. Как раз перед обедом мы с несколькими ребятами пошли в зал поиграть в баскетбол. Здоровые ребята, поиграть с ними – лучше любых занятий в спортзале. А ты?

– Нет. Я отлынивала. – Она разлила кофе по кружкам и добавила сливки и сахар. – На самом деле мне было неинтересно идти в спортзал без тебя...

Николь взяла кружки и пошла в гостиную. Оказалось, что Маркус, укрывшись одеялом, заснул. Поставив кружки на стол, она осторожно, чтобы не разбудить его, скользнула под одеяло и прижалась к Маркусу. Разглядывая его лицо, Николь радовалась, что он снова оказался в ее руках. И не важно, сколько времени им осталось быть вместе.


Маркус взглянул на спящую Николь, крепко прижавшуюся к нему. Ее голова лежала у него на груди, а одна рука обнимала его за шею. Он не мог не поддаться искушению покрепче обнять ее. Николь что-то пробормотала во сне, еще плотнее прижимаясь к нему. Черт, он хотел каждое утро просыпаться с ней в одной постели и смотреть на ее прекрасное лицо.

Несмотря на неослабевающую страсть к Николь, в этот день Маркус не хотел даже думать о сексе. Он хотел, чтобы этот день стал особым, чтобы он навсегда остался в ее памяти.

Засунув руку в карман, он вытащил мобильный и набрал номер одного своего друга.

– Чак слушает, – раздался в трубке сердитый голос.

– Привет, это Маркус, – поздоровался он, разговаривая вполголоса. Ему было сложно думать о чем-либо, поскольку Николь положила ему на колени свою ногу.

– Как дела?

– Хорошо. Помнишь, что мы обсуждали на прошлой неделе?

– Ага. Ты готов?

– Да, ты можешь все устроить прямо сейчас?

На другом конце провода Чак рассмеялся.

– Тебе нужны розовые или красные розы?

– Красные. Все остальное у тебя тоже есть, ведь так?

– Я говорил, что буду готов, и я готов. – Чак снова рассмеялся. – Хочешь, чтобы я открыл бутылку и дал вину подышать?

– Шампанскому не обязательно дышать, – ответил Маркус, зная, что друг дразнит его.

– Я знаю, чувак. Мне нравится заставлять тебя нервничать. Не беспокойся, Маркус; ты сказал, как все должно выглядеть, и я все подготовил, как надо.

– Хорошо, – сказал Маркус и выключил телефон.

Глубоко вздохнув, Маркус еще раз поразмыслил над своим решением не доводить сегодня дело до постели, несмотря на то, что он страстно хотел Николь.

Поворачиваясь на другой бок, она положила руку Маркусу на колени. Он издал тихий стон. Маркус чувствовал, как с каждой секундой в нем растет страсть, ведь рядом с ним находилась такая мягкая и женственная Николь.

Маркус принялся ласкать ее лицо: полные губы, нежные щеки, вздернутый носик. Дальше настала очередь плеч.

– Ник, пора вставать, дорогая. Пойдем, соня.

Так как она даже не думала вставать, то Маркус решил оставить ее в покое. Но у него было запланировано нечто, что он готовил несколько последних недель, выжидая удачного момента. Сейчас был как раз такой момент.

– Николь Дэвис, подъем. Нам сегодня нужно многое успеть.

– Что именно? – прошептала она, прижимаясь к нему, явно не желая вставать.

– Поесть и покататься.

Николь встала, быстро моргая.

– Покататься? – спросила она томно.

– Да, покататься. – Маркус встал, стараясь не позволить огню страсти охватить его. Он потянулся, расслабляя мышцы шеи и плеч. Последние несколько дней выдались очень тяжелыми, да еще этот утомительный перелет.

– Пойдем, я умираю от голода, – сказал он, поправляя куртку. – Мне еще нужно забрать из грузовика сумку и переодеться в другие джинсы. Ты будешь переодеваться?

Николь медленно поднялась, выгибая спину, как кошка, и направилась в спальню. Через двадцать минут она вернулась. На ней было желтое шелковое платье – его подарок. Платье прекрасно подчеркивало полную грудь и тонкую талию. Легкая ткань облегала каждый изгиб роскошного тела.

Волосы Николь собрала в хвост, а в уши вдела изящные серьги. Ее ноги были покрыты лосьоном с запахом роз, который заставлял коричневую кожу блестеть.

– Ты прекрасна, – восхищенно сказал Маркус. Платье ей было явно к лицу.

– Спасибо, – ответила Николь, опуская глаза и краснея.

Маркус прочистил горло. Николь посмотрела на него взглядом, полным глубочайших переживаний, и спросила:

– Тебе нравится?

– Ты еще спрашиваешь?

Николь подошла к нему:

– Мне оно очень нравится. Спасибо. – Приподнявшись на носочки, Николь чмокнула Маркуса в губы, но быстро отступила, когда он попытался обнять ее.

– Пожалуйста. Я знал, что оно подойдет. Нам пора. Я поведу. – Маркус направился к входной двери. Николь последовала за ним. «Хочу как можно скорее увидеть выражение ее лица, когда она узнает, что я для нее подготовил».

Выйдя на улицу, Маркус положил руку на талию Николь и подтолкнул ее к своему грузовичку.

– Давай покатаемся.

– Хорошо, – согласилась она. – Но я думала, что ты проголодался.

– Так и есть. Но завтракать мы будем позже.

Маркус завел мотор, сделал музыку тише, чтобы можно было разговаривать, но ничего не сказал. Выехав на восьмидесятое шоссе, они направились на восток.

Переводя взгляд с дороги на обнаженные ноги Николь и идеальный профиль ее нежного лица, Маркус почувствовал, что она принадлежит ему.

Выехав на бульвар Дуглас, он двинулся в сторону озера Фолзом-лейк.

– Куда мы едем? – спросила Николь, поворачиваясь к нему.

– На Фолзом-лейк.

Николь рассмеялась:

– У нас неподходящая для плаванья одежда.

– Можно и без одежды.

– Маркус, на дворе май, и вода еще слишком холодная. Если предложишь горячую ванну, тогда я согласна.

– Я шучу, – ответил он, рассмеявшись и положив руку ей на бедро. Ее кожа была теплой и мягкой. Николь прильнула к нему.

Бульвар Дуглас начал сужаться, когда они проезжали залив Гренайт-бей. По обеим сторонам тянулись богатые районы. Огромные клены нависали над дорогой. Их густые кроны напоминали гигантские зонты, защищавшие от яркого солнца и отбрасывающие на землю неясные тени.

Широкие ухоженные дворы утопали в зелени и были огорожены белыми заборами. Возле каждого дома росли березы и тополя, перемежавшиеся роскошными цветочными клумбами.

Николь всегда нравился этот богатый район. Она с удовольствием смотрела, как белка резвится на ветвях раскидистого дерева, как сойка начинает свой полет. А еще ее внимание привлекло огромное количество табличек «Продается».

Взглянув на свою сумочку, Николь подумала о буклетах с информацией о домах, выставленных на продажу, которые она хранила на тот случай, если когда-нибудь будет в этом районе и сможет их осмотреть.

Взглянув на Маркуса, она спросила:

– Слушай, а ты когда-нибудь женишься?

«Надеюсь, это прозвучало вполне естественно».

Маркус вздрогнул, словно вопрос застал его врасплох. Но он не отвел взгляда от дороги и лишь пожал плечами. Наступила напряженная тишина, которая вскоре уступила место атмосфере взаимопонимания, присущей отношениям старых друзей.

– Наверное, да. А ты выйдешь замуж? – наконец ответил он.

– Думаю, да. Мог бы сказать, что жаждешь этого, Маркус. – Николь попыталась рассмеяться, но вместо смеха у нее получилось что-то вроде тихого вздоха. А может, всхлипа, Она хотела, чтобы Маркус женился на ней, но понимала, что это невозможно. Она сделала широкий жест рукой, указывая на стоящие вокруг особняки. – Ну, ты знаешь, муж, два с половиной ребенка, белый забор... – внутренне страдая, она снова принялась смотреть в окно. – Может, собака, кошка.

– Да, это было бы очень мило.

Покусывая нижнюю губу, Николь на секунду затаила дыхание.

– Маркус, мне нужна услуга.

– Что угодно, – немедленно ответил он.

– Я продаю свой дом. – Она уже давно собиралась поговорить с ним об этом, но все не было подходящего момента. – Мне больше не нравится жить в центре города. Мне нужен дом побольше, где у меня был бы кабинет, комнаты для детей. Я готова к чему-то более постоянному и обеспеченному.

– Я понимаю, что ты имеешь в виду. Так чем я могу помочь?

«Не уезжай! – хотела закричать она. – Оставайся! Будь со мной!» Глубоко вздохнув, Николь отвернулась к окну, чтобы Маркус не заметил у нее на глазах слезы. Он должен был идти к своей мечте, так же как и она. У нее была стабильная юридическая практика, но в случае необходимости она могла легко переехать. По всей стране было полно женщин, которым бы пригодилась ее помощь. Где им помогать – в Сакраменто или Атланте, – не имело для нее особого значения.

Медленно вздохнув, чтобы успокоить нервы, Николь снова посмотрела на Маркуса. Ее голос слегка дрожал, пока усилием воли она не заставила себя успокоиться.

– У меня есть список домов в этом районе, которые были выставлены на продажу. Может, посмотрим сегодня парочку?

На лице у Маркуса появилась соблазнительная улыбка. Стали видны ямочки на его щеках.

– С удовольствием. Но, может быть, давай сначала поедим? Я просто умираю от голода.

Когда Николь кивнула, Маркус повернул грузовик на улицу, ведущую к Фолзом-лейк. Через несколько минут они подъехали к частному пляжу. На песке стоял стол, покрытый льняной скатертью.

Хихикнув, Николь выпрыгнула из грузовика, как только он остановился, и опрометью бросилась к столу.

– О Маркус, что все это значит?

– Я хотел показать, как я по тебе скучал, – ответил он с невинной улыбкой.

Николь обвила руки вокруг его шеи и поцеловала в губы.

– Но ты не мог подготовить все это за сегодняшнее утро. – Ее взгляд упал на стол, на котором стояли бокалы, корзинка с клубникой и свежие красные розы.

Маркус усмехнулся:

– Я всегда тоскую, когда тебя нет рядом.

Маркус услышал, как участилось ее дыхание. Высвободившись из объятий Николь, он направился к столу. Как только Николь уселась, Маркус подал омлет с ветчиной, достав его из белого ящика для еды навынос. Смешав шампанское с апельсиновым соком, он сел рядом с Николь.

Они ели и смеялись, иногда прерываясь, чтобы слиться в страстном поцелуе. Солнце уже стояло высоко в небе, когда они закончили завтракать. Маркус был по уши влюблен в Николь. «Я вроде как должен переехать и оставить ее. Она будет дальше жить без меня, дурака», – думал Маркус, вспоминая ее слова о большом доме и любимом муже.

Он начал запаковывать ящик с продуктами, хорошо запрятанный под столом.

– Ну что, теперь пойдем смотреть дома? Список у тебя с собой?

– Да, конечно, – ответила она, роясь в сумочке.

– Выбери один, мы позвоним агенту и узнаем, можно ли на него сейчас взглянуть.

– Думаешь, получится? – с надеждой спросила Николь.

– Вполне возможно. Который ты хочешь осмотреть?

Когда она наконец выбрала особняк, Маркус достал телефон и набрал номер агента по продаже недвижимости. Тот с готовностью согласился встретиться с ними.

До дома они доехали за несколько минут. Агент, мужчина средних лет, появился минут через двадцать и отпер входную дверь.

Вход был отделан итальянским фарфором. Пол на первом этаже был выложен паркетом высшего качества. Сводчатые потолки не могли не вызывать восхищения. Комнаты были залиты светом, лившимся из огромных окон.

Агент показал Маркусу и Николь то, что считал бесспорными преимуществами особняка: мраморные столешницы на кухне, просторную кладовую, прекрасную плиту, холодильник, цвет панелей которого гармонично сочетался с цветом окружавших его шкафчиков. Кабинет был оснащен по последнему слову техники. В гостевом крыле находились ванная комната, библиотека, гостиная и столовая. Вообще же в доме было шесть спален, а его общая площадь составляла пятьсот квадратных метров. Стук каблучков Николь в ванной привлек внимание Маркуса.

Когда он подошел к ней, Николь как будто не заметила его. Она отрешенно смотрела на кладовую, которая, черт, была больше его квартиры. На ее стенах висели разнообразные полезные сумочки и пакетики.

– Маркус, я влюбилась в этот дом. Я могу его себе позволить. – Она сделала глубокий вдох, но взгляда от кладовой не отвела. – Но у меня никого нет, а дом очень большой, – прошептала она, инстинктивно хватая его за руку.

Маркус чуть не рассмеялся. Не сделал он этого лишь потому, что голос у нее был очень грустным. Все ее охи и ахи по поводу дома были не так уж и важны. Кладовая же для нее значила очень много, как, впрочем, и для любой женщины. Как это было похоже на Николь.

Маркус пробормотал что-то неразборчивое, досадуя, что не может бросить к ее ногам все, что она пожелает. Что бы кто ни думал, но дом для Маркуса всегда ассоциировался с женщиной. Ему этот особняк тоже нравился. Он прекрасно подходил Николь. Внезапно его сознание захлестнул вихрь образов: как она растит детей, как живет душа в душу с другим мужчиной – ее мужем. Сердце его сдавила боль. «А где в это время буду я?» – невесело подумал он.

– Хочешь еще что-нибудь посмотреть? Уверен, у тебя в списке есть дома и поменьше.

Николь покачала головой, не сводя глаз с уютной кладовой.

– У меня никого нет, – повторила она. – Думаю, я ошибалась. Мне не нужен большой дом. По крайней мере пока. Я передумала.

Пожав плечами, Маркус перевел дыхание. Что же здесь только что произошло? Почему Николь вдруг так расстроилась? Он оглядел кладовую в поисках ответа, но увидел только голые стены. Положив руку ей на талию, он сказал:

Пойдем, нам пора.

Николь нехотя повернулась, и они отправились к выходу. На улице их ждал агент.

Обменявшись с ним рукопожатием, Маркус сказал:

– Мы будем на связи.

Через несколько минут они ехали прочь от дома, который явно понравился Николь. Маркус решил поехать в центр Сакраменто. На улицах появлялось все больше и больше машин.

– Может, остановимся и купим несколько фильмов, перед тем как ехать ко мне домой? – мягко спросила Николь.

– Я знаю, сегодня суббота, Ник, но я не был дома с четверга. Мне еще надо уладить пару дел. Я бы заехал завтра, но у меня гольф с ребятами.

– А, хорошо. – Разочарование, послышавшееся в ее голосе, разорвало его сердце на части.

– Ник, мы все наверстаем, я обещаю. – Быстро поцеловав ее, он уехал.

Глава седьмая

Николь знала, что ей нужно держать Маркуса на расстоянии, особенно после случая в том особняке. Там ее охватило ощущение пустоты. Все в особняке нравилось ей, единственным недостатком было то, что в нем не будет Маркуса.

Когда она сможет переехать, он уже давно уедет в Атланту. Лучше пережить этот период в старом доме, где у нее останутся приятные воспоминания. Она не хотела, чтобы большой дом напоминал ей, чего она лишилась с отъездом Маркуса.

Ей нужно было отвлечься от меланхолических мыслей о своем лучшем друге и любовнике. Она глотнула немного персиковой «Маргариты», от дурманящего действия текилы стало легче. Здесь она была со своей сестрой Натали.

Повернувшись на стуле, Николь начала высматривать Натали. Ее сестра веселилась на танцевальной площадке вместе с каким-то парнем лет двадцати. «Что я здесь делаю? – спросила себя Николь. – Тут люди только и думают, кого бы трахнуть. Я слишком стара для такого дерьма».

Горячий поток алкоголя смешался с ее кровью, оживляя сердце и подавляя тяжелые мысли. Чувственная, берущая за душу музыка заполняла все ее естество. Гул толпы также производил какой-то дурманящий эффект. Люди вокруг двигались в едином ритме с грохочущей музыкой.

Николь соскользнула со стула и начала проталкиваться к сестре.

– Нат, я пойду подышу свежим воздухом.

Натали на секунду остановилась и положила руку на плечо партнера, чтобы он перестал делать то, что эта толпа молодежи называла танцами.

– Ты в порядке? – спросила она.

– Да, в полном. Продолжай танцевать. – Николь развернулась, ища глазами ближайший выход, но внезапно ей на плечо опустилась чья-то рука.

– Не уходи, красавица. Давай потанцуем. – Николь пихнули прямо в объятия незнакомца. Каким бы симпатичным он ни был, это был не Маркус. «Черт».

Рукой упершись в грудь мужчины, Николь отпрянула от него и постаралась отойти как можно дальше.

– Не сейчас, мне надо подышать, – ответила она, стараясь перекричать оглушающие ритмы чувственной музыки. Прикусив губу, она подумала, что не стоило было это говорить человеку, который едва ли собирался так быстро сдаваться.

– Подышать? Не стоит выходить на улицу в одиночку. Неужели ты не знаешь, что это небезопасно? – Он ухмыльнулся. – Я пойду с тобой. – Он снова схватил ее за руку. Пальцы незнакомца начали гладить ее сквозь тонкую шелковую блузку.

Николь едва сдерживалась, чтобы не закатить глаза. Это было так похоже на мужчин – пойти за ней на улицу в надежде овладеть ею в темноте. Но этому не бывать. Не сегодня. Не с ней.

– Давай потанцуем, – предложила Николь, начиная двигаться в такт музыке. Она потанцует с ним до конца композиции, а потом сбежит. Она посмотрела на сестру, которая уже почти совсем потеряла голову от музыки и алкоголя. Натали была девушкой, привыкшей веселиться на всю катушку.

Весь танец Николь увертывалась от мужчины, отпихивая его жадные руки, словно это были лапы какого-нибудь кошмарного существа. От его недвусмысленных взглядов и движений у нее по коже бегали мурашки.

Сложно было представить, что всего несколько лет назад такие вещи доставляли ей непередаваемое удовольствие. Теперь же, несмотря на выпитый алкоголь, Николь не хотелось ничего, кроме тишины дома, тепла ванны и Маркуса.

– Спасибо за танец, – поблагодарила она, проскальзывая между танцующими, прежде чем он успел остановить ее. Она решила спрятаться в каком-нибудь уголке, поняв, что тут полно подобных дураков.

Алкоголь расслабил ее, и она, закрыв глаза, склонила голову набок. Чувственный, страстный ритм заставил ее медленно двигаться в такт. Перед ее внутренним взором проносились разные образы: пляжи с белым песком, прохладные океанские бризы, солнце, которое растапливает ее в руках любовника.

Она слишком поздно почувствовала, что сзади кто-то стоит. Ее обвили сильные руки. Николь вздрогнула, не в силах прийти в себя от испуга. Мощные руки прижали ее к могучей груди. Но скачок пульса и страх быстро сменились радостным возбуждением, поскольку ее тело узнало этого человека. В животе Николь словно растопили печь, жар от которой заставил ее соски затвердеть.

Маркус.

– Ты прекрасна, – прошептал он ей на ушко.

Всю ее охватило желание. Алкоголь продолжал туманить мозг, отчего в ушах немного звенело. Прижавшись к нему, Николь ощутила, как его древко уперлось в ее ягодицы. Она хихикнула.

– Маркус, а что ты здесь делаешь? – спросила она, положив руку ему на плечо и окидывая его симпатичное лицо любопытным взглядом.

Маркус покрыл поцелуями ее обнаженную шею, чем заставил Николь трепетать от возбуждения. Лизнув ее, он ответил:

– Ты же говорила, куда вы с Натали собираетесь на эти выходные. Мне пришлось выбирать, отправиться в спортзал или сюда. К счастью, я сделал правильный выбор. – Его рука скользнула вниз по ее животу. Николь крепче прижалась к Маркусу.

– К счастью? – спросила она.

– М-м-м... – пробормотал он. Маркус страстно целовал ее шею и плечи. Захватив ртом мочку уха, он укусил ее, а затем провел по ней языком.

Шелест его голоса заставил Николь задрожать. Ее тело подхватил вихрь желания, заставив колени подогнуться от полноты чувств.

– К счастью, потому что я пропустил наш обычный киносеанс. Целых две недели без... Черт, дорогая, мне необходимо было увидеть тебя.

Необходимо? «Необходимо» было не тем словом, которое она хотела бы услышать. Как насчет слова хотел? Да, «хотел увидеть» звучит приятнее, но его крепкое тело, его плоть, упершаяся в ее ягодицы, и сильные руки, обнимавшие ее, заставляли Николь радоваться хотя бы тому, что она могла получить, как бы глупо это ни звучало.

– Пойдем потанцуем, – предложил Маркус. Схватив Николь за руку, он потянул ее в центр танцевальной площадки. Маркус прижал Николь к груди и положил свои большие руки ей на бедра.

«Я хочу, чтобы он меня ласкал». Его плоть терлась об ее мохнатый холмик. Волны удовольствия прокатывались по ее телу, заставляя буквально таять в объятиях Маркуса.

– Давай продолжим, – прошептал Маркус ей на ухо. Они качались из стороны в сторону, словно травинки на ветру.

Николь сжала руку в кулак и ткнула его в бок:

– Мы же в клубе.

– Ну и что? – Маркус поцеловал ее, вложив в поцелуй всю страсть, которая переполняла его пылающее тело. Они перестали танцевать, но продолжали обниматься, купаясь в этом страстном море сладострастных чувств.

В его дыхании Николь различила слабый запах дорогого пива. Она не могла перестать целовать его. Она не хотела этого делать, хотя и знала, что алкоголь ослабил ее способность сопротивляться. Не стоило ей так страстно целовать его, стоя как раз перед баром. На нее это не ыло похоже.

Только она собралась начать протестовать, как Маркус ослабил натиск. Он принялся целовать кожу у нее под ухом. Николь хихикнула, когда он начал нашептывать слова какой-то песни.

– Маркус, остановись. – Черт, она знала, что ее голос едва ли звучал убедительно, а ее тело звало его к себе.

– Почему? – спросил он, продолжая покрывать ее кожу горячими поцелуями.

– Мы не должны так вести себя здесь, – ответила она, наклоняя голову так, чтобы Маркусу было легче целовать ее шею. .Да, очень убедительно». Николь задрожала, когда Маркус положил руку на ее грудь проводя пальцем по ее затвердевшему соску.

– Не должны, говоришь? – Он лизнул ее. – Не согласен.

– Моя сестра здесь. – Николь злилась, что её голос так дрожит, но ничего не могла с этим поделать. Словно она выпила больше, чем просто пару бокалов текилы.

– Кажется, ей сейчас не до нас, – ответил он, кивая в ту сторону, где Натали все еще танцевала с тем же парнем.

– Она пьяна. Надо отвезти ее домой, пока она не натворила того, о чем будет потом жалеть, – сказала Николь, прижимаясь к Маркусу.

– Да, надо отвезти ее домой. Я вас обеих отвезу.

– Я на машине.

– Мы заберем твою машину утром.

– Думаю, ты прав. Я выпила больше и быстрее чем планировала.

Маркус провел рукой по ее спине, затем снова положил ее на плечо Николь.

– Пойдем отсюда.

Николь кивнула, и они быстро направились к Натали. Похлопав сестру по плечу, она прокричала ей на ухо:

– Нат, нам пора уходить. Натали отошла от партнера.

– Эй, Маркус, я и не знала, что ты тоже здесь.

– Я только пришел. Как дела, Натали?

Встретив вопросительный взгляд сестры, Николь смутилась. Натали посмотрела на Маркуса, крепко обнимавшего Николь. Понимающе улыбнувшись, она повернулась к Маркусу:

– Все в порядке. А у тебя?

– Не жалуюсь. Ты готова?

– Дайте мне попрощаться. Ну, Байрон, это моя сестра Николь, а это Маркус.

Байрон улыбнулся, пожимая руку Маркуса:

– Эй, да ты же Маркус Паттон. Ты ведь раньше играл за «Рейдерс», правда?

– Да, так и есть. Пойдемте, дамы.

Маркус кивнул Байрону. Он обнял Николь за талию, и они вышли из клуба. Натали быстро записала Байрону свой номер телефона и последовала за ними.

По сравнению с клубом на улице было довольно прохладно. Мерцающие звезды усыпали фиолетовое полотно ночи. Идя к грузовичку, Маркус и Николь крепко держались за руки. Николь чувствовала на своей спине пристальный взгляд Натали. Но его тепло помогало ей не думать об этом. В следующий раз, когда она останется с сестрой наедине, ей придется ответить на кучу вопросов.

Маркус отпер дверцу, помогая сестрам забраться внутрь, затем сам плюхнулся на водительское сиденье. Выехав на дорогу, он направился в район Кэмэрон-парка, где жили родители девушек, у которых Натали остановилась на выходные.

Сидя прямо, чтобы не прижиматься к Маркусу во время езды, Николь слушала их болтовню про пары и профилирующие предметы. Несмотря на присутствие сестры, желание пронизывало все ее тело каждый раз, когда она прикасалась ногой к его твердому бедру.

Может, все дело в том, что секса у них уже не было целых две недели. А может, потому что им осталось так мало времени быть вместе. Маркус сидел рядом с ней, и это заводило ее невероятно. Она хотела его, хотела все больше и больше.

Николь вздохнула с облегчением, когда они подъехали к дому родителей. Маркус обнял Натали, добавив, что был очень рад видеть ее. Вернувшись в грузовичок, Маркус стал ждать Николь, провожавшую Натали до дверей.

– Что это с вами двумя происходит? – спросила Натали.

– Мы друзья.

– Вы много лет дружите, но я никогда раньше не видела, чтобы он так обнимал тебя.

– Мы танцевали.

Натали рассмеялась:

– Ох, это так теперь называется, да? Держаться за руки на автостоянке?

– Мы друзья, Нат, – заявила Николь, усилием воли заставляя свой голос не дрожать.

– Ты знаешь, говорят, из друзей получаются лучшие любовники.

Николь с усилием рассмеялась. «Да если бы ты только знала».

– Я запомню это. – Чмокнув сестру в щеку, Николь соскочила с крыльца и направилась обратно к грузовичку, где Маркус – ее друг и любовник – с нетерпением ждал ее. – Скажи маме, что завтра я приду на обед после церковной службы, – бросила она через плечо.

– Спокойной ночи, – сказала Натали и хитро подмигнула Николь, прежде чем исчезнуть за дверью.

Николь поспешила к грузовичку. Забравшись на сиденье, она улыбнулась Маркусу. Алкоголь выветрился из головы. Его место заняла сладкая истома желания.

Маркус вывел машину назад на дорогу. Крепко держа руль, он посмотрел на Николь. В ее глазах полыхало пламя желания. Маркус вспомнил, что она творила с ним прямо в грузовичке прошлый раз, тогда они из-за этого чуть не попали в аварию.

Когда она пододвинулась к нему, Маркус рукой остановил ее, хотя его тело жаждало близости.

– Боже, как я хочу тебя, – пробормотал он. Николь улыбнулась и облизнула свои полные губы.

Тогда он добавил:

– Только не за рулем, Ник. Если я буду ехать, как в прошлый раз, меня обязательно остановят. А я ведь выпил пива. Будет совсем не смешно, если легавые заберут меня в таком виде.

– Ты прав, – прошептала она. При бледном свете луны Маркус увидел, что Николь смутилась. Она взглянула на его колени.

– Но ты ведь останешься, надеюсь? Не так, как на прошлой неделе?

– Нет, Ник. Не так, как на прошлой неделе. Сегодня я останусь. – Если бы только она знала, что он для нее подготовил, – но это был сюрприз. Маркус попытался разрядить обстановку. Встретив ее взгляд, он подмигнул ей и снова принялся следить за дорогой. – Разве я не удовлетворил тебя на прошлой неделе? – поддразнил он.

– У-у, да. – Отвернувшись, она принялась смотреть в окно, бормоча: – Ты жестокий, жестокий человек.

– Я пообещал, что мы все наверстаем. А я слово держу.

Николь пожала плечами, но ничего не ответила. Через несколько минут она наконец нарушила затянувшуюся тишину:

– Натали начала задавать вопросы.

– Какие вопросы? – спросил он, пытаясь выдавить из себя улыбку.

– Она все время намекала на то, что между нами что-то есть.

– Так и есть.

– Да, но я знаю, она подумает, что у нас все серьезно.

– И будет права.

Опять наступила тишина. Лишь шины шуршали по асфальту, да ветер свистел, рассекаемый стремительно движущейся машиной. Стереосистема работала так тихо, что можно было различить только музыку. Слов практически не было слышно.

Николь глубоко вздохнула.

– Но все не настолько серьезно, как она думает.

– Что ты ей сказала? – спросил он.

– Я сказала, что мы друзья. Но она не поверила. Она думает, что я чего-то недоговариваю.

– Ник, мне все равно, что она думает. Мне все равно, что об этом думают окружающие. Есть только ты и я. Нужно думать о том, чего хотим мы. Что хорошо для нас. – Он снова посмотрел на нее, надеясь увидеть в ее глазах блеск и такую же радость, которую ощущал сам. И он не ошибся.

Остаток пути они не разговаривали. Подъехав к ее дому, Маркус припарковал грузовичок и выключил зажигание. Выйдя из машины, он помог Николь, нежно поглаживая ее руку. И как только она выбралась наружу, туг же заключил ее в объятия.

Маркус прошептал ей на ухо:

– Мне очень хорошо, Ник. – Он почувствовал, как по ее телу пробежала дрожь.

Николь крепче прижалась к его мускулистой груди; он почувствовал, как она кивнула.

– Мне тоже. – Ее горячее дыхание приятно обжигало кожу Маркуса.

– Давай зайдем, – предложил он, выпуская ее из объятий и отступая на шаг. Он взял ее за руку и повел к дому. Вытащив ключ, открыл дверь.

– Я и забыла, что мой ключ все еще у тебя, – заметила она, крепче сжимая его руку.

– Да, с прошлого года, когда тебя не было в городе и мне приходилось поливать твои цветы. Вернуть? – спросил он, протягивая ей.

Николь улыбнулась. Эта улыбка была невероятным сочетанием невинного очарования и горячей сексуальности.

– Не надо. – Николь снова смутилась. Подавив улыбку, Маркус распахнул дверь.

Когда она включила свет, Маркус положил руку ей на плечо.

– Нет, Ник. Иди сюда. – Взяв ее за руку, он запечатлел на ее ладони короткий, но нежный поцелуй. – Я хочу показать тебе кое-что.

Маркус провел ее по темному коридору. В воздухе витал приятный аромат роз. Краешком глаза он видел, как от удивления у нее расширяются глаза. Маркус чувствовал, что она становится все более нерешительной, по мере того как они подходят к ее спальне.

Они еще ни разу не занимались любовью в постели. Этот шаг мог означать, что дружба переросла во что-то большее. Маркус хотел знать, понимала ли она всю значимость этой ситуации.

Наконец они подошли к спальне. Неяркий лунный свет заливал комнату. Маркус достал зажигалку.

Николь смотрела, как Маркус движется от свечи к свече, зажигая их. Наконец вся комната наполнилась золотистым сиянием. Аромат ванили пронизывал воздух, смешиваясь с сильным запахом весенних роз, хотя Николь не могла понять, откуда он исходит. Она внимательно следила за каждым движением Маркуса. Его широкие плечи были словно скалы, погруженные в стремительный горный поток.

Николь решила ничего не спрашивать. Она не хотела сделать что-либо, что могло испортить чувственное настроение, появившееся вместе с теплотой огня цвета солнца. Бледный холодный свет луны исчез, и вместо него появились желтые и золотые трепещущие тени.

Белоснежные простыни и стеганое ватное одеяло были усыпаны чем-то красным. Николь подошла ближе и увидела бледно-розовые и ярко-красные лепестки. Каждый нежный лепесток был аккуратно оторван от бутона и брошен на кровать. В результате получилось ложе, густо усыпанное лепестками роз.

У нее на лице появилась удивленная улыбка. Ее сердце глухо забилось в груди.

– Что ты сделал, Маркус? – спросила она, не пытаясь скрыть удивление.

Маркус улыбнулся, как кот, обнаруживший миску со сливками.

– Свечи и розы, Ник. Ты достойна свечей и роз. – Его голос был низким и хриплым. Маркус зажег последнюю свечу. Хотя он стоял с другой стороны огромной кровати, его горячий взгляд был подобен руке, нежно ласкающей ее кожу. Его черные бездонные глаза заглянули прямо в ее душу. Она почувствовала, что для него в ее сердце не осталось больше тайн. Николь вздрогнула. Ее трусики намокли, когда она поняла, что приготовил Маркус.

– Когда ты успел?.. – Ее голос замер. Николь перевела взгляд на кровать.

– Когда ты была в клубе, – ответил он мягко. – Я пообещал, что мы все наверстаем. И я намерен сдержать обещание. Здесь и сегодня.

Николь бросила на него быстрый взгляд. На его губах играла озорная улыбка. Не спуская с нее глаз, Маркус обошел кровать и встал возле Николь. Он заключил ее в объятия, нежно гладя руками по спине. Николь наклонила голову, ища его губ, его прикосновений.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он поцеловал ее. Когда их губы встретились, это было подобно легкому порыву летнего ветра. Ее колени подогнулись. Нежность его поцелуя ошеломила ее. Слезы брызнули из ее глаз, но она усилием воли заставила себя успокоиться, желая насладиться моментом и забыть о сожалениях – сожалениях, что с каждым использованным презервативом их роман подходил к концу.

Губы Маркуса нежно целовали ее кожу, язык исследовал рот, усиливая сексуальный аппетит. Николь чуть ли не умоляла Маркуса продолжать. Тогда он глубже засунул язык в горячую глубину ее рта. Их языки встретились, переплетаясь, извиваясь, соединяясь в едином страстном порыве.

Маркус положил руку на грудь Николь и стал разминать пальцами ее твердеющий сосок. Его рука скользнула ниже, расстегивая змейку на замшевой юбке. Он нежно целовал ее, опускаясь все ниже. Николь вся дрожала от переполнявших ее чувств.

Не успела она оглянуться, как Маркус стянул с нее футболку и юбку. Она осталась в одном изящном кружевном бюстгальтере и узких розовых трусиках. Николь решила стянуть с Маркуса рубашку, чтобы их обнаженные тела могли соприкасаться друг с другом.

– Этот вечер твой, Ник, – пробормотал он между поцелуями.

– Я хочутебя, – прошептала она, глубоко дыша. От него шел неуловимый аромат пота и мыла, который прекрасно сочетался с женственным запахом ванильных свечей и роз.

Маркус усмехнулся, чем заставил Николь вздрогнуть от желания.

– Я рад. – Он покрывал ее тело страстными поцелуями. – М-м-м-м, но всему свое время.

Маркус отступил на шаг назад. Он снял рубашку, расстегнул пояс и стянул джинсы. Теперь только трусы сдерживали его бушующую плоть. Но он не спешил освобождать ее.

. Мышцы под его коричневой кожей напряглись. Отблески света играли на рельефном торсе Маркуса. Николь окинула горячим взглядом его роскошное тело, уделив особое внимание низу живота.

Снова встретив взгляд Маркуса, Николь затаила дыхание и невольно отступила, пораженная его пронзительностью.

– Маркус? – прошептала она, не зная, куда ей спрятаться от этого взгляда, который, казалось, прошивал ее тело насквозь, находя душу и подчиняя ее своей воле.

Он осторожно подошел к ней, как хищник подкрадывается к ничего не подозревающей жертве. Сама не осознавая отчего, Николь задрожала. Она поняла, что после сегодняшней ночи она станет другой. Если Маркус уедет, ее сердце будет разбито.

Николь повалилась на кровать, подминая под себя нежные лепестки роз. А Маркус все приближался, на его лице играла легкая улыбка, благодаря которой ямочки на щеках становились еще глубже. Наконец он сел на кровать, а Николь передвинулась на середину, теряя рассудок от желания и одуряющего аромата весны.

Его сильные руки обвились вокруг ее лодыжек. Поднимая каждую ее ногу, Маркус страстно облизывал маленькие женские пальчики.

– Маркус, что ты делаешь? – спросила она, хихикнув. Опершись на локти, Николь водила руками по лепесткам роз. Теперь, когда их кожа соприкоснулась с прекрасными частичками цветов, казалось, аромат лепестков стал густым и сладким, как сироп.

Маркус лизнул ее икру.

– Люблю пробовать тебя на вкус. М-м-м-м, сладкая, как мед.

В урагане удовольствия, вызванного его прикосновением, не было места меланхолии. Николь забыла обо всем, отдавшись на волю страсти.

Его жадный горячий рот двигался все выше и выше к внутренней поверхности бедер. Руки Маркуса исследовали и поглаживали ее нежную кожу. Наконец его рот нашел вздрагивающую влажную плоть Николь.

Николь ощущала приятную расслабленность, несмотря на то что Маркус заставлял все ее чувства взрываться миллионами горячих искр. Она издала еле слышный стон:

– Маркус.

Маркус триумфально улыбнулся.

– Я здесь, Ник, – ответил он, засовывая руку ей в трусики. Медленно-медленно он стянул их с ее роскошного тела. Маркус принялся нежно массировать клитор, заставляя Николь стонать от удовольствия.

Ему нравилось то, как ее тело отвечало на его ласки. Отвечало ему. Маркус нагнулся и начал целовать промежность Николь, в ее горячую гостеприимную вагину он засунул два пальца. Ее аромат перемешался с запахом роз и ванильным благоуханием свечей.

– М-м-маркус, – полупрошептала, полупростонала она его имя.

Маркус неистово ласкал Николь, пожирая ее соки, вонзая в нее свой язык, словно это был член. От сдерживаемого желания на его плечах выступил пот. «Не помню, чтобы я когда-нибудь так хотел женщину». Он и не подозревал, что, удовлетворив ее, взамен получит не меньшее блаженство. Маркус ощутил приближение оргазма.

– Я хочу тебя, Маркус, – прошептала она. Ее голос звучал хрипло.

Маркус окинул ее блестящее тело восхищенным взглядом. Нежные розовые лепестки прилипли к ее коже. Она была прекрасной и чарующей, ее притягательное тело дрожало в преддверии оргазма. Маркус засунул палец в ее пылающий рай. Его язык нашел клитор и страстно прижался к нему.

– Маркус! – закричала она, вибрируя в конвульсиях, чем довела Маркуса до безумства.

Когда Николь в изнеможении лежала на кровати с закрытыми глазами и слегка подрагивающим после сладострастного крещендо телом, Маркус скинул с себя трусы. Целуя ее тело, он приблизился к кружевному бюстгальтеру.

Маркус расстегнул бюстгальтер и принялся ласкать роскошную грудь Николь. Целуя и заглатывая ее затвердевшие соски, Маркус не забывал о ее промежности. Николь крепко держала его за плечи, прижимая к себе. Ее спина выгнулась, приветствуя его.

Оставив грудь, он медленно двинулся к лицу Николь. Найдя ее рот, он впился в него своими жадными губами.

Опершись на локти, он обнял руками ее голову. Маркус думал о том, что, кроме того, что они друзья, он еще и ее любовник. Николь согнула ноги в коленях, притягивая его к своему раю. Затем она обвила его своими стройными ногами. Его член терся об ее влажную норку. Совершенно потеряв над собой контроль, Маркус мастерски вошел в нее, мощными толчками продвигаясь все глубже и глубже.

На душе его стало тихо и спокойно, словно неистовый буран вдруг превратился в спокойный снегопад. Маркус наслаждался ее криками вожделения, отвечая на них глухими стонами. Медленно выйдя из нее, он снова вогнал свое древко в ее горячие объятия. Он решил ускорить темп.

Николь приподняла бедра, позволяя ему погрузиться глубже. Она двигалась ему навстречу, сгорая от страсти, словно сухие дрова в камине. Тем не менее нежность ее прикосновения доставляла ему неземное удовольствие. Николь страстно отвечала на поцелуи Маркуса. Упершись пятками в его ягодицы, она еще больше раскрылась перед ним. Вторая волна наслаждения накрыла Николь, заставив ее трепетать от вожделения. Она стонала, умо ляя его проникнуть дальше в ее горячую глубину.

– Грр... – прорычал он, пытаясь оттянуть оргазм, но тщетно. – Черт, Ник. – Его спина выгнулась, каждый мускул тела напрягся, пропуская через себя вспышку оргазма. Маркусу казалось, что он парит над кроватью, пронизываемый разрядами невероятного удовольствия Когда дрожь во всем теле немного унялась, он положил голову на грудь Николь. Его возбужденный член все еще находился внутри девушки.

Между поцелуями он спросил:

– Ты в порядке, Ник?

В ее голосе он услышал радость:

– Все в порядке.

Маркус повернулся на бок, заключая Николь в объятия. Пошарив рукой, он нащупал край одеяла и набросил е го на их разгоряченные тела. Дыхание Николь начало успокаиваться.

Свет мигнул и погас, когда догорела последняя свеча.

Маркус бросил взгляд на часы. Три тридцать. Улыбнувшись, он еще крепче прижал Николь к груди. Он был в ее постели. Они вместе проводили ночь.

Глава восьмая

Николь очень медленно просыпалась в нежных объятиях Маркуса, боясь его потревожить. Он мирно спал, прижавшись грудью к ее спине, а его длинное толстое древко было уперто в ее ягодицу. Глубоко вдыхая слабый запах ванили, мятых лепестков розы и острый запах секса, Николь с радостью подумала, как прекрасно просыпаться в постели с мужчиной. В то же самое время ее сердце пронзила боль.

Через две недели все это закончится. Ей осталось две недели наслаждаться нежными, страстными объятиями мужчины, которого, как она поняла, любила. Любила не как друга, а глубокой и чистой любовью, которую женщина испытывает к мужчине, с которым хочет провести остаток дней.

Николь плотно сжала веки. Она заключила с Маркусом сделку. Но в ней речь шла лишь о теле, никак не о сердце. И, конечно же, не на всю жизнь. Она пообещала себе, что не будет сожалеть, но именно это она и будет делать в тот день, когда Маркус соберет вещи и улетит в Атланту.

Открыв глаза, Николь осмотрела комнату. Помещение заливал яркий солнечный свет, проникавший сквозь жалюзи. Лучи солнца ослепительно сверкали. Взглянув на часы, Николь поняла, что они опоздали на воскресную службу, но до обеда у мамы оставалось еще несколько часов.

Внезапно Маркус перевернул ее на спину, а сам оперся локтем о постель. Его взгляд был оценивающим. Николь немного смутилась. Это было первое утро, которое они вот так проводили вместе. Вчера они первый раз занимались любовью в постели.

Задумывался ли он, как она, о том, что это означало? Была ли постель для него просто еще одним местом, где можно было заняться сексом, или он тоже чувствовал, что что-то изменилось и было уже не таким, как прежде?

Мучительный момент прошел, и теперь Маркус, лаская ее шею, улыбался очаровательной мальчишеской улыбкой. Между нежными поцелуями он сказал:

– Я умираю с голоду, – и аккуратно укусил Николь за плечо.

– У моей мамы в одиннадцать часов будет обед. Хочешь присоединиться? – спросила она, не думая о том, что подумает Натали, когда увидит ее и Маркуса вместе. Мама будет не против. Она обожала Маркуса и даже несколько раз предупреждала Николь, что симпатичные мужчины и женщины не могут быть просто друзьями. Тогда Николь с ней не согласилась, но теперь поняла, что мама была права.

– Так ты присоединишься? – снова спросила она, не дождавшись ответа.

– А еды хватит?

– Когда это у моей мамы не хватало еды?

Маркус усмехнулся.

– Да, верно, такого не случалось. – Отодвинувшись, он одним движением поднялся на ноги. – Пойду в душ. – Потирая живот, он сказал: – Я бы пригласил тебя с собой, но, боюсь, мы так не успеем к твоей маме, а я очень хочу есть. – Весело подмигнув Николь, Маркус направился в ванную.

Николь не двигалась, провожая его взглядом. Подойдя к двери в ванную, он остановился. Опершись о стену, он взглянул на нее через плечо.

– Кстати, после обеда ты вся моя, – безапелляционно заявил он.

– О да! Что ты надумал?

– Поход по магазинам. – Кивнув на одеяло, лежащее на полу, он сказал: – Тебе надо купить новое постельное белье. Кажется, это мы испортили. – Маркус вошел в ванную, не закрыв за собой дверь.

Глава девятая

Маркус слушал чириканье птичек, шелест листьев, подхваченных теплым летним ветерком, резвившимся на заднем дворике дома родителей Николь. Качаясь в гамаке, натянутом между двумя яблонями, Маркус пребывал в непонятном состоянии, среднем между бодрствованием и сном.

Раскрыв глаза, он не сразу понял, где находится. Солнце уже начинало клониться к западу. Ветви яблонь уже сбросили весенний цвет и теперь были покрыты маленькими завязями, которые однажды должны были превратиться в яблоки. Вытянувшись в гамаке, Маркус скрестил ноги, одну руку подложил под голову, а другой заботливо обнял Николь, которая свернулась возле него калачиком.

«Неудивительно, что мы заснули», – думал он, вспоминая о ночи, проведенной вместе. После того как миссис Дэвис накормила их, Маркус и Николь пошли на задний дворик полюбоваться цветами, а потом решили отдохнуть в гамаке. Это было последнее, что он помнил, прежде чем уснуть.

Маркус смутно услышал какие-то голоса. Он решил закрыть глаза, притворившись спящим. Ему было так хорошо, что он не хотел двигаться, не хотел, чтобы беспокоили Николь. Ей нужно было отдохнуть перед тем, что он запланировал на сегодня. Сдерживая улыбку, он внимательно посмотрел на мягкое тело Николь. От нее исходил сладкий запах, напоминавший запах роз, свежий, как весенний ветер. Он представлял, какова будет ее кожа на вкус позже. Между ними было нечто большее, чем секс.

Сквозь сон он слушал разговор родственников Николь. Маркус понял, что говорили о нем.

– Мама, не шуми. Ты их разбудишь, – сказала Натали.

Маркус чуть не застонал от досады. С самого их прихода Натали бросала на него взгляды, которые как будто говорили: «Я все про вас знаю». И она была права.

– Ой, потише. Скорее ты их разбудишь, – ответила миссис Дэвис. – Нат, как ты думаешь, что между ними происходит?

– Ты спрашиваешь, считаю ли я, что у них завязались серьезные отношения?

– Да, наверное. Ты знаешь что-то, чего не знаю я?

– Я ни в чем не уверена, а Ник все отрицала, когда я спросила, – ответила Натали.

Послышался глубокий голос мистера Дэвиса:

– Девочка, здесь что-то нечисто. Ты видела, как этот мальчик смотрит на нее? Нат, хочешь чаю со льдом?

Маркус мысленно выругал себя. Надо быть осторожнее. Он услышал скрип стула и звон стаканов.

– Спасибо, папа, – поблагодарила Натали. – Такты думаешь, что они влюбились друг в друга?

– Не знаю, как Ник, но знаю, что чувствует этот молодой человек. У меня тоже такое было, помнишь, дорогая? Он ее Точно любит. Теперь ему нужно убедиться, что он делает то, что нужно, – сказал он, защищая Маркуса.

– Он уезжает меньше чем через две недели, насколько я понимаю, – сказала Натали.

– Он такой милый мальчик. – Наступила пауза. Было лишь слышно, как позвякивают стаканы. Миссис Дэвис вздохнула и добавила: – Если любит, не уедет.

Маркуса охватило непреодолимое желание выпрыгнуть из гамака и ударить себя в грудь, как настоящий пещерный человек. Ему захотелось закричать: «Черт, нет. Конечно же, я не еду». Он хотел, чтобы весь мир знал, что это любовь!

Более того, он хотел, чтобы мистер и миссис Дэвис знали, что он женится на Николь, если она захочет этого. Что у них будет целая куча маленьких ребятишек, которые будут называть их дедушкой и бабушкой. Его единственной целью будет подтвердить свою любовь к их дочери. Признаться, что полюбил ее шесть долгих лет назад, когда они познакомились в колледже. Несмотря на огромное желание выкрикнуть все это, Маркус этого не сделал. Он сделал вид, что спит. Николь не предлагала ему остаться. Насколько он знал, ее вполне устраивал их договор. У нее были дом, работа, друзья.

Маркус ощутил боль сожаления. Не потому, что они начали эту игру, а потому, что он боялся признаться в своих чувствах. «А почему?» – спросил он себя. Потому что он прекратил бы всякое интимное общение с ней, если бы это начало угрожать их дружбе. Он не рисковал их дружбой, но он рисковал получить отказ. Он ощутил боль сожаления, потому что был трусом.

Он почувствовал, что Николь зашевелилась.

Потянувшись, она сняла с Маркуса свою ногу, но руку с его груди не убрала.

– Мама, почему ты позволила мне так долго спать? Я должна была помочь тебе с посудой. – Николь села, опершись на Маркуса, не давая гамаку перевернуться.

– За посуду не беспокойся. Нат помогла, а тебе нужно было отдохнуть. Хорошо подремала? – спросила мать.

– Да, Ник, тебе было тепло? – поддразнила Натали, явно намекая на то, что Николь спала, крепко прижавшись к Маркусу.

Николь кивнула. Внезапно ее тело напряглось, и она резко втянула в себя воздух. С трудом переведя дыхание, Николь посмотрела на часы и выпрыгнула из гамака. Маркус проворчал что-то по поводу холода. Повернувшись к нему, Николь посмотрела на него своими темными глазами.

Почувствовав на себе ее пристальный взгляд, Маркус подумал, а не слышала ли она тоже этот разговор. Подмигнув Николь, Маркус выпрыгнул из гамака.

– Мама, папа, спасибо за обед и за гамак, но мне пора. У меня назначена встреча с клиентом, – сказала Николь сонным голосом.

Она снова пристально посмотрела на него, как бы умоляя подыграть ей. Маркус положил руку ей на талию.

– Маркус подкинет меня домой, чтобы я успела принять душ и переодеться.

– В воскресенье вечером, Ник? – спросила мать.

Николь пожала плечами и обняла ее.

– Знаешь, мама, некоторых женщин бьют даже по выходным. – Забрав сумочку, она спросила Маркуса: – Ты готов?

– Да. – Маркус улыбнулся, хотя никак не мог понять, из-за чего у нее поменялось настроение. – Спасибо за угощение. – Он пожал руку отцу Николь и поцеловал ее мать в щеку. – Все, как всегда, было великолепно.

– Была очень рада снова видеть тебя, Маркус, – сказала миссис Дэвис, хотя ее взгляд был прикован к лицу Николь.

– Правильно, дружище, заходи почаще, – добавил отец, бросая на Николь быстрый взгляд.

– Обязательно. Еще раз спасибо. Нат, желаю успехов в учебе, если не увижу тебя перед тем, как ты уедешь.

Маркус не сопротивлялся, когда Николь схватила его за руку и потащила на улицу. Когда они садились в грузовичок, Маркус мог точно сказать, что Николь сгорала от нетерпения. Она быстро скользнула в машину, коротко махнув родителям на прощанье рукой. Маркус завел мотор, и они выехали на проезжую часть. Через несколько минут родительский дом исчез из виду, но это не помогло Николь расслабиться.

Глава десятая

Неужели так очевидно, что она чувствует к Маркусу? Николь подавила всхлип и закрыла лицо руками. – Ты в порядке, Ник? – спросил Маркус. Озабоченность в его голосе рвала ее сердце на части. Она часто заморгала, стараясь унять пощипывание в глазах. Слезы – это глупо, Она сама во всем виновата.

Натянуто улыбнувшись, Николь повернулась к Маркусу. Вымученная улыбка на секунду сделалась неподдельной, когда она увидела его красивое лицо.

– Все в порядке. Просто немного растерялась. Папа застал нас, спящих вместе. Ты заметил, как он на меня посмотрел?

Маркус лишь издал глухой стон.

– Нет, он просто ведет себя, как твой отец. Мы же в гамаке были, а не в постели.

Николь заметила, что Маркус чего-то недоговаривает. Она была уверена, что он заметил этот взгляд. Она не упомянула о разговоре, который случайно услышала. Николь благодарила Бога, что Маркус тогда спал.

Николь облегченно вздохнула:

– Ты прав. Я уже взрослая. Мне не нужно просить разрешения у папы, чтобы подремать после обеда.

– Ты уже женщина на все сто процентов. Тебе уже давно минуло восемнадцать, правильно? – Маркус сделал паузу, прежде чем продолжить. – Но твои родители заботятся о тебе и хотят для тебя всего самого лучшего. Вот и все.

– Я знаю. – Николь нагнулась и включила стерео. Смотря в окно, она разглядывала белые разделительные полосы на шоссе, которые, казалось, прекрасно ложились в такт игравшей музыки.

Когда они проехали пятидесятое шоссе и от подножия холмов Сиерра углубились в долину, внимание Николь привлекла какая-то вывеска. Она сделала музыку тише.

– Эй, разве не ты обещал мне поход по магазинам? Говорил еще что-то об испорченном одеяле.

– Действительно. Сначала хочешь заехать домой? – спросил Маркус, бросая на нее озадаченный взгляд.

– Просто найди место, где я смогу выпить кофе с молоком и льдом. Тогда я смогу заняться покупками.

Маркус громко рассмеялся.

– Пускай поход по магазинам поднимет тебе настроение.

– Сейчас я могу думать только о кофе с молоком и льдом, – сказала Николь, пихая Маркуса в бок.

Маркус нахмурился и угрожающе посмотрел на Николь.

– Ведите себя хорошо, юная леди, а то вместо похода по магазинам мне придется отшлепать вас. – Его губы расплылись в очаровательной улыбке.

– О, правда? Может быть, мне даже понравится. Хочешь попробовать? – подстрекала она. Хотя это была шутка, ее соски набухли под хлопковой кофточкой. Она представляла, как Маркус одной рукой ласкает ее грудь, а другой шлепает по заднице.

На лице Маркуса заиграла ослепительная улыбка.

– Хочешь, чтобы я притормозил?

Подавляя желание, Николь ответила:

– Нет, я хочу пройтись по магазинам. Мне нужно новое одеяло. – Она взглянула на выпуклость на его джинсах, которая увеличилась у нее на глазах. Прерывисто дыша, она добавила: – Еще одно мы можем испортить и попозже.

Маркус громко рассмеялся. Его веселое настроение обрадовало Николь. Она в свою очередь хихикнула:

– Ты смешной. Поэтому я лю... нравишься... ты мне. – «Дура! Дура! Дура!» Николь закатила глаза. Чтобы Маркус не заметил ее смущения, она отвернулась к окну.

Несколько минут прошли в тишине. Затем Маркус взял ее за руку.

– Ты мне тоже нравишься, Николь Дэвис. – Когда он погладил большим пальцем ее ладонь, у Николь по телу забегали мурашки.

Маркус подъехал к ближайшему кафе. Двадцать минут спустя, когда они поднимались на эскалаторе на второй этаж магазина, Николь уже потягивала охлажденное ванильное кофе с молоком. Все еще держась за руки, они начали искать отдел, где продавалось постельное белье, блуждая между товарами для дома, плитами и вафельницами.

В перерывах между глотками Николь рассказывала о надоедливом курьере, который преследовал ее секретаршу.

Он слышал почти все, что она ему говорила, – что-то о том, что нужно нанять охранника, который мог бы поговорить с этим парнем. Но в детали Маркус не вникал. Кивая головой, он вспоминал, какое выражение лица было у Николь, когда они отправились осматривать дом. Еще он вспоминал их разговор тогда. Она прямо все сказала: это было просто развлечение, и, когда он переедет, она выйдет замуж за другого парня.

Ох, а как у нее светились глаза, когда она увидела ту кладовку. В них сквозила задумчивая мечтательность. О чем она могла думать – о том, сколько пар обуви сможет сложить в нее, или она видела свое будущее – жена какого-то счастливого парня?

Вздохнув, Маркус закрыл глаза, почувствовав в груди острую боль. Он ощутил пустоту и холод, полностью заполонившие его. Он не хотел видеть рядом с Николь другого мужчину.

Помня о своей новой работе и тех возможностях, которые она предоставляет, Маркус не мог придумать никакого способа остаться в городе.

Посмотрев, как Николь потягивает через соломинку кофе, Маркус подумал, что у нее чертовски сексуальные губы, которые пробуждают в нем неукротимое желание.

Маркус подумал о презервативах. У него под сиденьем был запрятан пакет с двумя десятками презервативов, которые он собирался, когда подвернется возможность, добавить к тем, что хранились у Николь в банке для печенья.

Он все просчитал. Если в следующие две недели они будут использовать по два презерватива в день, то им может не хватить запасов Николь. Так почему бы ему не смухлевать? Он еще не был готов прекратить их интимные отношения и хотел использовать каждую возможность переспать с Николь, пока не уехал в Атланту. Маркус широко улыбнулся.

– Что? – спросила Николь, остановившись.

– Ничего. – Он потянул ее за руку. – Думаю, одеяла вон там.

– Ничего?

– Я просто думал, вот и все. Ты уже допила? – спросил он, чтобы поменять тему разговора. Взяв у нее стаканчик, он швырнул его в урну.

Наконец они нашли отдел постельного белья. Повсюду стояли миниатюрные кровати, на которых был представлен весь ассортимент отдела. За ними располагались сложенные в аккуратные пачки одеяла, подушки и простыни.

Николь улыбнулась Маркусу. Отвернувшись, она принялась рассматривать товары.

Маркус облизнул губы, глядя, как она уходит вглубь отдела. Летнее платье подчеркивало ее идеальные формы. Аппетитные ножки Николь были обуты в туфельки, которые как будто говорили: «Приди и возьми меня».

– Иди сюда. Посмотри на эти, – бросила Николь через плечо, рассматривая шелковые одеяла кремового цвета.

Оглядевшись и убедившись, что никто на них не обращает внимания, Маркус двинулся к Николь, слыша только «иди сюда» и воспринимая это как приглашение. Николь не было видно за грудами одеял, наваленных до потолка. К тому же там был тупик. Им никто не мог помешать.

Маркус прижал Николь к одеялам. Его член жадно искал ее. Тогда Маркус немного раздвинул бедра, упершись членом в ее ягодицы.

– Что ты... – начала Николь шепотом.

– Ш-ш-ш. Не двигайся. – Маркус провел языком по ее виску. Нагнувшись, он прижался губами к ее шее. – Закрой глаза. – Выждав секунду, он спросил: – Очи закрыты?

Николь кивнула.

Засунув колено между ног Николь, Маркус раздвинул их.

– Я собираюсь трахнуть тебя. – Он продолжал, не обращая внимания на ее тяжелое дыхание. – Моя рука скользнула под твое платье. Я нашел твои груди. Да они такие полные и тяжелые. Ты хочешь, чтобы я прикасался к тебе, не так ли? Чтобы моя рука ласкала твою плоть? Чтобы я нашел твой набухший сосок.

Маркус шумно вздохнул, все сильнее прижимаясь к ней всем телом. Его твердое древко терлось об ее ягодицы.

– Мои губы засасывают твой сосок, а язык ласкает его нежную верхушку. Твои нервные окончания горят жарким огнем. Ты чувствуешь меня, Ник?

Она снова кивнула, томно вздохнув.

– Представь, что я задираю твою юбку, Ник, мои пальцы гладят внутреннюю поверхность твоих бедер. Ты уже возбудилась, крошка? Ты чувствуешь, как мои пальцы нащупали трусики и стягивают их. Ах, какая ты гладкая. Хочешь, чтобы я проник в тебя?

Маркус продолжал описывать:

– Мои губы целуют твою кошечку. Ты чувствуешь, как мой язык сосет твой клитор? Ты как мед. Ты такая сладкая, Ник. Я не могу не целовать тебя. Ты же не хочешь, чтобы я останавливался, не так ли? – спросил Маркус, замолкая, чтобы покрыть горячими поцелуями нежную кожу у нее под ухом. Он чувствовал, как ее тело тает в его руках.

Николь задохнулась от страсти. Ее грудь горела от сдерживаемого дыхания. Слова и образы Маркуса были такими живыми.

– Нет, я не хочу, чтобы ты останавливался, – прошептала она. Она уже находилась не в магазине, а на шелковой постели в объятиях Маркуса.

Его слова были словно пальцы, ласково гладящие кожу, как нежное прикосновение, как жаркий летний ветер.

– Я хочу прикасаться к тебе. Я хочу трахнуть тебя, Ник, но не языком, а членом. – Его ненасытный рот продолжал доставлять ей сладкие мучения.

Маркус потерся ногой об ее вагину, пылающую, влажную и готовую принять его в свои огненные объятия.

– Я хочу проникнуть в тебя, крошка. Я хочу ощутить твою кошечку, сгорающую в муках оргазма.

Маркус снова качнул коленом, вызывая дрожь во всем теле Николь. С ее губ сорвался тихий, низкий стон.

– М-м-м... Маркус,– срывающимся голосом прошептала она. Николь откинула голову назад, оседая на Маркуса.

– Ты хочешь, чтобы моя рука занялась твоими грудями? Ты хочешь, чтобы я покусывал и лизал твой затвердевший сосок?

С ее губ сорвался еще один глубокий стон, на этот раз более громкий. Маркус осторожно прикрыл ее рот рукой.

– Ш-ш-ш, детка, – прошептал он ей на ухо.

Николь с трудом сдерживалась, чтобы не закричать от блаженства. Особенно когда его мускулистая нога массировала ее плоть. Особенно тогда, когда она представляла, как его руки и язык ласкают ее грудь. Маркус слегка прикрывал рот Николь рукой, чтобы сдержать крики страсти. Николь начала дышать через нос. Невероятный ритм его крепкого колена напоминал ей судорожные движения его плоти.

Потом начались спазмы – сначала слабые, они усиливались со скоростью лавины. Николь вслушивалась и сочный тембр голоса Маркуса, чувствуя, как оргазм сжигает ее тело.

– Ты кончаешь, Ник? – спросил он возбужденным хриплым голосом.

Что-то незаметно продолжало напоминать ей, где она находится. Чтобы на ее страстные крики не сбежались все продавцы отдела, Николь уткнулась лицом в стену, образованную сложенными одеялами, вдыхая их тонкий аромат. Оргазм взорвал ее естество изнутри.

Постепенно ее дыхание выровнялось. Она почувствовала, как Маркус осторожно водит пальцами по ее рукам, напоминая о том, что он рядом с ней.

– Маркус? – прошептала она, не поднимая головы.

– Что, Ник? – Она почувствовала в его голосе беспокойство.

– Я возьму вот это.

На секунду наступила тишина. Николь успокоилась.

– Ник, что «это»? – спросил он.

Издав глубокий вздох, она повернулась к нему лицом. Николь улыбнулась, увидев на его лице недоумение.

– Постельное белье. Забыл? Мы же за этим сюда пришли.

Маркус посмотрел на одеяла.

– А, белье. Ты хочешь это? Оно похоже на твое.

– Мне нравилось мое. – Она нагнулась и чмокнула его в губы. – Пока его не испортили. Кроме того, Маркус, оно такое мягкое.

Заметив искорку заинтересованности, вспыхнувшую в его глазах, Николь надула губки.

Маркус взял набор белья. Она последовала за ним к выходу. После оргазма ее немного пошатывало.

Подойдя к кассе, он подмигнул ей:

– Мы протестируем его позже.

Маркус вытянул бумажник. Николь хотела дать достойный ответ, но ее могла услышать продавщица, поэтому она промолчала.

Продавщица бросила на Николь недоуменный взгляд, напомнив ей школьного учителя, который однажды поймал ее на списывании.

Расплатившись, они направились к выходу из магазина. Став на эскалатор, Николь прижалась к Маркусу и прошептала ему на ухо:

– Спасибо, Маркус.

Внезапно Маркус запечатлел на ее губах быстрый поцелуй:

– Пожалуйста. Всегда рад помочь.

Глава одиннадцатая

– Не правда ли, здесь очень мило?

Маркус бросил взгляд на приближающуюся Дани Кларк. Ее очень короткая мини-юбка явно не была частью делового костюма.

– Да, неплохо, – ответил он, пожав плечами. Когда секретарь в «Дайнемик Эдженси» сообщил ему, что в отеле он встретится с Дэнни, в чьи обязанности входило показать ему город, то не ожидал, что Дэнни окажется Дани – высокой роскошной женщиной с шикарной грудью. Оглядываясь на огромную кухню в уже четвертой квартире, которую они осматривали, Маркус понял, что она ему совсем не нравится. Чего-то в ней не хватало.

– Может, мы продолжим завтра? Вы, должно быть, проголодались. Что вы скажете, если я угощу вас обедом? – спросила Дани, беря его за руку.

Маркус посмотрел на ее ногти, покрытые идеальным маникюром. Его пронзила догадка. Она что, пытается за ним приударить? Может, ему просто показалось. День был длинный, а ночью он не выспался. Зная, что улетает на рассвете, он всю ночь занимался с Николь безумным сексом.

Опустив руку так, что Дани пришлось убрать свою, Маркус направился к выходу:

– Нет, я, наверное, перекушу в отеле. Спасибо за предложение.

– Вы уверены? – спросила она, не отставая от него ни на шаг.

Маркус закрыл глаза. Головная боль усилилась. Она пульсировала в висках с того самого момента, как он поцеловал Николы» прощанье. Она должна была уехать на его грузовичке, так как не было смысла оставлять его на стоянке.

Он планировал подыскать квартиру, чтобы переправить вещи сразу по адресу, а не сдавать их в камеру хранения. Затем он должен был начать новую жизнь... без Николь.

Возможно, тоскливый взгляд ее глаз вызвал боль одиночества в его сердце. А может, боль появилась, потому что она ни разу не намекнула на то, что хочет, чтобы он остался.

Почувствовав, что Дани снова взяла его за руку, Маркус вышел из задумчивости.

– Вы уверены? – повторила она вопрос сладким голосом.

– Да, спасибо. Сегодня был очень длинный день.

Маркус резко распахнул дверь и вышел на улицу, залитую странным неестественным светом вечерних огней. Он направился на стоянку. Дани догнала его. Дробный стук ее каблучков говорил о том, что ей приходилось идти довольно быстро, чтобы не отстать. Она схватила его за локоть. Маркус остановился и повернулся к ней. Дани облизнула нижнюю губу розовым язычком.

Ее рука скользнула к его запястью. Она положила его руку к себе на талию и плотно прижалась к Маркусу. Острый запах ее духов обжигал его ноздри.

– Маркус, пойдем ко мне, – прошептала она, положив руку ему на шею. Другой рукой Дани схватила его член, который никак не отреагировал на ее прикосновение.

Подавляя раздражение, Маркус закрыл глаза. Год назад он принял бы такое откровенное предложение. Дани была красивой женщиной. Открыв глаза, Маркус взял ее за руку и освободился из объятий. Он был мужчиной, а настоящий мужчина не должен спать или обниматься со случайной женщиной, когда его сердце принадлежит другой. Он не давал Николь никаких обещаний, но все равно был предан ей всем сердцем.

Зная, что такие женщины не понимают намеков, он сказал прямо:

– Видите ли, мисс Кларк, меня не интересует ваше предложение. – Маркус отступил на шаг и отпустил ее руку.

В ее глазах блеснуло разочарование.

– Но мне сказали, что я должна оказать вам теплый прием. Мне сказали, что вы не будете против.

– Кто это сказал? – спросил он, скрипя от гнева зубами. – Нет, не утруждайте себя ответом. – Он понял, что за этим стояло руководство агентства. За кого они его принимали? «По всей видимости, за человека без достоинства и самоуважения».

К черту Джея. Если он нужен Джею как агент – а он был чертовски хорошим агентом, – тогда пацану придется принять его условия на его территории.

Маркус пошел прочь через полупустую стоянку.

– Подождите. По крайней мере, позвольте мне подвезти вас до отеля, – крикнула она.

Сунув руку в карман, Маркус достал телефон:

– Я вызову такси.


Борясь с пощипыванием в носу и резью в глазах, Николь старалась не расплакаться. Она уронила руки на руль. Схватив несколько салфеток, она вытерла ими нос.

Это был длинный день. Ему предшествовала ночь страсти. Будильник зазвенел в полшестого, но она уже давно не спала, глядя на спящего Маркуса.

В эту ночь ей некогда было спать: она пыталась запечатлеть в памяти милые сердцу черты его лица, ямочки на щеках, изгиб губ. Наблюдая, как поднимается и опадает его грудь, она представляла, как прижмется к пей щекой.

Когда он встал, Николь провела рукой по новым простыням, которые еще хранили его тепло. Теперь простыни остыли.

Вздохнув, Николь поняла, что не сможет целую ночь прятаться в его грузовичке, несмотря на острое желание остаться в машине, в которой все напоминало о времени, проведенном вместе. Как только они попрощались этим утром, она ухватилась за мысль, что обязательно снова увидит его, когда он возвратится за своим грузовичком. Николь открыла дверцу и выбралась наружу. Войдя в дом, она выключила будильник и сбросила туфли.

Николь не включала свет. Она не хотела видеть, каким пустым стал ее дом.

Когда Маркус ступил на борт лайнера, Николь выбежала наружу, чтобы увидеть, как взлетает самолет. Он поднялся в утреннее небо на фоне встающего солнца, четко вырисовываясь над линией горизонта. Самолет исчез из виду, но она еще долго стояла и смотрела ему вслед, ощущая одиночество и пустоту.

Купив в ближайшем кафе кофе с молоком, она поехала на работу. Привыкнув проводить ночь с Маркусом, Николь осталась на работе допоздна, не желая возвращаться в пустой дом.

Вот она и дома. Одна. В доме было темно. Простыни холодили кожу, а в банке для печенья не было ничего, кроме шоколадного печенья. Сдерживая всхлип, Николь направилась на кухню и открыла холодильник, надеясь найти там бутылку охлажденного белого вина. Слабый свет из холодильника осветил кухню. Налив в бокал вина, она немного отпила и облокотилась о стол, на котором они с Маркусом стали любовниками.

Поднеся бокал к губам, Николь осушила его одним глотком, мгновенно ощутив головокружение. Она опьянела от одного бокала, так как целый день ничего не ела.

Она схватила телефон и нажала кнопку семь.

– «Незабываемая пицца». На месте или с доставкой? – спросила девушка.

– С доставкой, – ответила Николь.

– Заказывайте.

– Маленькую, хорошо пропеченную острую колбаску с двойным сыром, двойным пеперони и черными оливками. – Глаза Николь наполнились слезами. Это был ее первый обед в одиночестве за много недель.

– Еще что-нибудь? – спросила девушка.

– Одну шоколадку из тех, что вы предлагаете на десерт.

– К сожалению, они закончились. Может быть, лимон?

– Нет, спасибо. Мне нужен шоколад, – ответила Николь, охваченная волной меланхолии.

– Хорошо. Тринадцать долларов и сорок три цента. Ждите через полчаса, – сказала девушка и повесила трубку.

Николь положила телефон на стол и потянулась за банкой для печенья. Сняв крышку, она высыпала содержимое на пол. Вместе с печеньем высыпалось кое-что еще, что застало Николь врасплох.

– Презервативы? – прошептала она. Куча презервативов.

Подняв один, Николь пошла включить свет. Презерватив был похож на те, что она покупала. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что их купил Маркус. Новых было семь штук.

Закрыв глаза, она попыталась посчитать, сколько раз они занимались любовью. Она покачала головой. После первых нескольких ночей она потеряла счет. Бросив презерватив на стол, Николь хотела знать, сколько раз Маркус их добавлял.

Она глубоко вздохнула, внезапно все поняв. Он пошел против их первоначального соглашения. Они должны были прекратить интимные отношения, как только закончатся презервативы.

Тогда зачем он купил еще? Он не хотел прекращать спать с ней? Секс был действительно хорош. А может, были еще причины, по которым он не хотел прекращать отношения? Николь собрала печенье и презервативы и сложила их назад в банку, потом налила еще вина и начала медленно потягивать его. Она все пыталась найти ответы на эти вопросы, когда в дверь позвонили.

Расплатившись, Николь вдохнула острый запах пиццы. Она не могла есть. Внутри у нее все переворачивалось, а мысли были заняты Маркусом. Так и не прикоснувшись к пицце, она оставила ее на кухне рядом с пустым бокалом и направилась в спальню, по пути как попало сбрасывая одежду.

Стоя в спальне голышом, Николь взглянула на кровать, аккуратно застеленную новым бельем. Бледный лучик проникал сквозь шторы, слабо освещая кремовую постель. Николь хотелось нырнуть под одеяло в поисках тепла, но, посмотрев на гладкий шелк простыней, она подумала, что без Маркуса они выглядят бледно и одиноко.

На глаза ей снова навернулись слезы. Сдерживаясь, Николь подумала о том, как Маркус прикасался к ней, целовал, страстно обнимал. Желая стать как можно ближе к нему, она направилась к шкафу. Николь достала сложенное одеяло, покрытое пятнами, оставленными лепестками роз, пропахшее ванильными свечами и дурманящим ароматом соития. Когда они купили новое белье, она решила не выбрасывать его и теперь была очень рада, что так поступила. Разложив одеяло, она накинула его на плечи, вдыхая знакомый аромат.

Вернувшись в гостиную, Николь уселась на диван, полностью завернувшись в одеяло. Закрыв глаза, она принялась вспоминать Маркуса.

Сколько она ни старалась, ей не удавалось представить, что он находится рядом. Сдавленный крик сорвался с ее губ. Не в силах больше сдерживаться, Николь разревелась, давая волю давно сдерживаемым чувствам.

– Зачем тебе нужно было уезжать? – спросила она, сердцем чувствуя ответ.

Как только она могла пытаться отобрать у него будущее, которого он заслуживает? Она видела, как он старался в лиге, пока травма колена не заставила его преждевременно уйти из спорта. Она видела, как он пробивался наверх, работая спортивным агентом, зарабатывая репутацию и находя клиентов, которыми мог гордиться.

Она хотела попросить его остаться, отказаться от предложения, которое, возможно, сулило миллионные доходы. Она была готова, если понадобится, умолять его остаться в Сакраменто вместе с ней. Но она смолчала, чувствуя сердцем, что никогда не сможет стать между ним и его мечтой. Если она попробует, то однажды Маркус возненавидит ее. Она ни за что не загонит его в угол.

– Я бы поехала с тобой, – прошептала она.

Ее всхлипы превратились в глухие стоны. Длинная ночь и день, полный боли, наконец взяли свое. Ее веки закрылись, и она заснула.


Маркус нервно мерил комнату шагами, пока не протоптал в ковре дорожку. Он бродил по залам отеля, направляясь к бассейну и спортзалу. Он думал покачаться, что бы потушить пожар нервного возбуждения и гнева. Но он привык заниматься в спортзале вместе с Николь. Маркус не находил себе места.

На небе светила луна. Из-за городских огней звезд не было видно. Но он знал, что они там есть. Так же как он знал, что Атланта не для него.

– Черт! – Маркус провел рукой по лицу, сдирая с него маску безразличия, под которой открылись его настоящие чувства – любовь.

Любовь к Николь была смешана с раздражением по поводу глупой ситуации, в которую он попал. Он должен был быть за три тысячи миль отсюда в объятиях любимой женщины, а не мерить шагами безлюдный отель, пытаясь придумать, что предпринять дальше.

– Что я здесь делаю? – спросил он сквозь крепко стиснутые зубы.

«Неужели это тот шаг, который я хочу сделать, чтобы сделать карьеру? Черт, нет!» Ответ оглушил его. У него было свое прибыльное, уважаемое агентство, которым он очень гордился. Ну и что, если сотрудничество с «Дайнемик Эдженси» позволит ему работать с более именитыми клиентами? Самоуважения ему это не прибавит. И Николь не будет рядом.

Ему не нужна была квартира. Он хотел большой дом, где он мог бы жить с женой и детьми – с семьей, которую он хотел создать, как только встретит свою единственную. И он встретил Николь. Она всегда была рядом, а он не хотел рисковать потерять ее. Может быть, уже поздно.

– Мое место в Сакраменто. Мое место рядом с Николь.

Повернувшись на пятках, Маркус зашел в лифт и поднялся в свой номер. Собрав вещи, он позвонил в аэропорт:

– Мне нужен билет на ближайший рейс до Сакраменто.

Глава двенадцатая

В третий раз постучав в дверь, Маркус вдохнул ароматный воздух, неожиданно влажный для Сакраменто. Он не мог понять, где же Николь.

Она была дома. Об этом свидетельствовала открытая дверь гаража; машина была на месте, а возле дома был припаркован его грузовичок. Сойдя с крыльца, Маркус покосился на огненный шар, медленно поднимающийся в бездонное светло-голубое небо. На улице ее тоже нигде не было.

Краем глаза он заметил в багажнике грузовичка какое-то яркое пятно. Заглянув в него, он обнаружил мешки с гумусом и удобрениями. Там же лежала рассада. Подняв букет роз, который он держал в руках, Маркус рассмеялся.

«В сад», – решил он, огибая дом. Подойдя к забору, он осмотрел внутренний дворик. Через несколько секунд его взгляд упал на Николь, стоявшую на коленях. Ее руки были по локоть вымазаны в земле. Волосы она собрала в хвост, хотя несколько волосков прилипли к ее вспотевшей шее. На голове у нее были надеты наушники.

Николь покачивала бедрами в такт музыке, лившейся из миниатюрных динамиков, и громко подпевала. Услышав ее нежный голос, Маркус почувствовал, что у него внутри все переворачивается. Сладкое эхо становилось громче.

– Н-е-е ну-у-ужен о-о-н, – пела Николь. Замолчав, она схватила что-то с земли и поднесла к губам. Запотевшую пластиковую бутылку. Выпив все до последней капли, она отбросила бутылку в сторону и продолжила напевать.

Наблюдая, как ее стройное тело двигается в такт неслышной музыке, Маркус подумал о том, что сейчас будет. Черт, он не мог больше ни о чем думать.

Ему удалось урвать несколько часов сна в самолете. Несмотря на то, что за последние две ночи он проспал лишь часов пять, Маркус был бодр.

Он договорился обо всем, окончательно посадив при этом батарею в своем телефоне. Чак забрал его из аэропорта и отвез в офис компании по продаже недвижимости, где Маркус подписал необходимые бумаги.

Все шло по плану. Он мог лишь надеяться, что весь день пройдет так же удачно. Осталось всего две вещи, которые он должен был сделать.

Маркус вернулся к входу в дом. Николь так и не заметила его. Войдя в дом, он прошел на кухню. Схватив банку для печенья, он снял с нее крышку. По комнате распространился сладкий запах шоколада, навевая приятные воспоминания.

Маркус знал, что чувствовал он, но вдруг для Николь ничего не изменилось? Отогнав сомнения, он забеспокоился, представляя ее реакцию, но сейчас для этого не было времени. Посчитав оставшиеся презервативы, он вынул их и выкинул в мусорное ведро. Вместо них он положил что-то другое и снова накрыл банку крышкой. Поставив ее на место, Маркус схватил букет и вышел из кухни.

Найдя на тумбочке ключи от грузовичка, он положил их в карман. Обведя взглядом комнату, Маркус почувствовал, как в его груди начинают бушевать чувства. Выйдя из дома, он снова подошел к забору.

Она уже не распевала, а тихо бормотала слова песни сладким голосом сирены.

Маркус оторвал от розы бутончик и бросил в сторону Николь. Бутончик упал как раз возле нее. Но она не заметила этого.

Расстроенно ворча, Маркус схватил несколько лепестков и швырнул их через забор, но они опали розовым дождем везде, кроме того места, где хлопотала Николь. Маркус видел, что Николь закрыла глаза, ослепленная яркими лучами солнца. Ее кожа блестела и лоснилась от пота. Роскошные губы Николь были приоткрыты, нашептывая песню, игравшую в наушниках.

Вконец отчаявшись, Маркус сорвал пригоршню бутончиков и метнул их к ногам Николь. Один бутончик попал ей по голове.

– А-а! – она издала возглас удивления, сорвала наушники и резко повернулась, чтобы посмотреть, в чем дело. – О Маркус, ты меня до смерти напугал. – Гнев на ее лице сменился чем-то, похожим на радость. Николь поднялась на ноги и вытерла руки о шорты.

– Извини, Ник. Я не хотел тебя пугать, – сказал он, открывая деревянную дверцу. – Ты в порядке?

Николь подняла вымазанные в земле пальцы к голове и потерла место, куда попал бутончик.

– Нормально. Но... что ты здесь делаешь? Я думала, ты в Атланте.

– Был.

– Да, и что случилось?

Маркус медленно подошел к ней, раздумывая, что ответить.

– Я вернулся.

В горле у Николь застрял комок, а сердце бешено забилось, словно птичка, попавшая в силок. Ее испуг от бутончика был ничто по сравнению с тем, что она почувствовала, увидев перед собой Маркуса.

– Почему? – взвизгнула она, хотя не хотела, чтобы он заметил ее замешательство. Прочистив горло, она спросила тихим голосом: – Почему ты вернулся?

– Чего-то в Атланте мне не хватает, – ответил он спокойно. Его дыхание заставило Николь вздрогнуть.

– Чего? – уточнила она, облизнув губы. Чувствуя на себе пристальный взгляд его темных глаз, Николь ощутила, как у нее пересыхает во рту.

Маркус нагнулся к ней, погладил по щеке и притянул к себе:

– Этого. – Их губы встретились в легком поцелуе. Спустя мгновение Маркус уже страстно целовал Николь, засовывая ей в рот свой горячий язык.

Силы оставили Николь, и она упала в его объятия. Она инстинктивно обняла его голову. Ее соски терлись об его грудь, вызывая у нее взрыв желания. Николь почувствовала жар и влагу в низу живота. Ее колени подогнулись, и Маркус уже практически держал ее на руках.

Поцелуй из мягкого и нежного превратился в дикий, страстный шквал. Язык Маркуса исследовал, завоевывал, бесновался у нее во рту, пока его рука нежно поглаживала ее подбородок.

Маркус и Николь слились в едином жарком поцелуе, который заставил их забыть обо всем на свете.

Маркус ослабил поцелуй.

– Маркус, – простонала она, не желая расставаться с его губами. Ее тело жаждало его. Его рука легла ей на плечо. Маркус легко отстранился, глядя на ее губы со странным выражением на лице. Не понимая, собирается ли он оттолкнуть ее или снова поцеловать, Николь уставилась на него.

Вместо того чтобы еще раз поцеловать, он крепко прижал Николь к себе. С ее губ сорвался вздох облегчения, когда она очутилась в его объятиях, таких знакомых и дорогих.

Поцеловав его в шею, Николь спросила:

– Ты так заскучал по моим поцелуям, что решил проехать три тысячи миль? Может, мне их по бутылкам разливать? – поддразнивала его Николь.

Маркус усмехнулся:

– Да, ты сможешь заработать на них целое состояние. – Выпустив ее из объятий, Маркус взял Николь за руку. – Пока не кончились презервативы, все твои поцелуи принадлежат мне.

«Они никогда не кончатся, если ты будешь продолжать докладывать их». Николь улыбнулась. Она хотела принадлежать ему вечно и каждый страстный поцелуй дарить только ему.

– Да, пока не закончатся или ты не уедешь. Почему ты все-таки вернулся?

Маркус направился к дому, не отпуская ее руку. Усевшись на скамейку, он посадил Николь к себе на колени.

– Скажем так, Атланта не оправдала моих надежд. Я не этого искал.

Николь пожевала губами.

– Ты нашел квартиру? Ты же не хочешь пропустить встречу с руководством «Дайнемик Эдженси», – сказала она, наслаждаясь его близостью.

– Я не вернусь. Меня больше не интересует это предложение.

– Что?! – воскликнула Николь. Она сделала попытку встать, но Маркус удержал ее. – Я думала, что это предложение – тот шанс, который бывает только раз в жизни. Что изменилось?

– Я изменился. Повзрослел.

Какое-то время Николь молчала, размышляя над смыслом сказанного Маркусом, думая, что могло такого произойти в Атланте, что заставило его изменить свое решение.

– Я не...

– Ш-ш-ш, – сказал он, прикладывая к ее губам палец. – Перестань говорить и поцелуй меня.

Разве могла она отказать? Черт, конечно нет.

– Поцеловать тебя, да? – поддразнила она, прижимаясь к нему. – Ты поцелуй меня.

Маркус ничего не ответил, он лишь поцеловал ее ложбинку между грудями. Найдя губами ее сосок, он принялся сосать его сквозь футболку и бюстгальтер.

– Я скучал по тебе, детка, – пробормотал он, вызывая волну дрожи во всем ее теле. Его ловкие пальцы быстро освободили Николь от футболки и бюстгальтера, открывая ее грудь солнцу и его восхищенному взгляду.

И снова он припал своим горячим ртом к ее жаркому тогу. Жадными руками Маркус ласкал ее плоть, крепче прижимая Николь к себе. Глубоко внутри Николь почувствовала приближение оргазма.

Она схватила Маркуса за плечи и в едином ритме принялась двигаться ему навстречу.

– Люби меня, Маркус.

– Сейчас, Ник. Я хочу ощутить твой аромат, – ответил он, целуя ее кожу.

Она терлась об его плоть в поисках оргазма, подстегиваемая утробными вздохами Маркуса. Но, чтобы удовлетворить свои желания, ей было недостаточно просто тереться об его твердый член, спрятанный в штанах. Это не могло успокоить страсть, которая бушевала в ней.

– Люби меня, Маркус, – повторила она настойчивее. Положив руку на его штаны, она быстро расстегнула две первые пуговицы.

– Да, детка. Сходи за презервативом, – сказал он, отрываясь от нее.

Весело взвизгнув, Николь поспешила в дом. Как только ее глаза привыкли к полумраку, она направилась на кухню. Сняв с банки крышку, она засунула внутрь руку в поисках презерватива. Она шарила пальцами по дну банки, но безрезультатно.

– Я знаю, что они здесь. – Николь высыпала содержимое банки на стол.

Но на стол высыпалось только печенье. Презервативов не было. Внезапно ее внимание привлек блеск золота. Пальцы Николь коснулись чего-то металлического.

Это было золотое кольцо, на котором висели ключ и цепочка с кулоном в виде сердца с высеченным на нем адресом. Дрожащей рукой она перевернула цепочку и увидела свое имя. Но на месте фамилии было свободное место.

Маркус! Наверняка он забрал презервативы и положил вместо них вот это! Теребя холодный металл, Николь почувствовала, как ее пульс ускоряет темп. Не собираясь размышлять насчет значения ключа, она развернулась и направилась во двор, прилагая массу усилий, чтобы выглядеть спокойной.

Внезапно она услышала рев двигателя. Это был грузовичок Маркуса. Растерявшись, Николь выбежала на улицу как раз в тот момент, когда грузовичок Маркуса завернул за угол ее квартала.

С горящими щеками она влетела в дом, схватила телефон и набрала номер Маркуса. Ее приветствовал голос автоответчика. Она отключилась.

Николь посмотрела на цепочку. В адресе было что-то неуловимо знакомое. Какое-то чувство подсказало ответ.

Адрес?

Быстро приведя себя в порядок, Николь решила, что единственный способ все выяснить – поехать туда. Схватив сумочку и ключи, она выбежала из дома.

Через полчаса она остановилась перед домом, который они с Маркусом осматривали полтора месяца назад. Как ни странно, она точно знала, куда ехать, хотя была тут всего раз в жизни. Возле дома стоял грузовичок Маркуса.

Неуверенной походкой Николь последовала ко входу в дом. Кусая губы, она нажала на звонок. Никто не открывал. Тогда она нажала еще пару раз, но с тем же результатом.

Николь покрутила в руках ключ, и ощутила, как на глаза наворачиваются слезы. Мир вокруг поплыл, но ей удалось сдержаться. Затаив дыхание, она засунула ключ в замочную скважину и повернула. Замок легко открылся, и тяжелая деревянная дверь распахнулась настежь.

Николь в замешательстве сделала шаг назад. По всему полу были разбросаны свежие лепестки роз, все еще пахнущие предрассветной росой.

– Маркус! – крикнула она, делая шаг внутрь. Ее голос эхом отразился от сводчатых потолков.

Николь последовала внутрь дома, ступая по дорожке, выложенной из розовых, красных и желтых лепестков. Дорожка привела ее на кухню, где на столе гордо возвышалась большая стеклянная ваза, в которой стояли желтые розы. Возле вазы лежал сложенный листок бумаги. На нем красными чернилами было написано ее имя.

Подняв его, она прочитала слова, написанные рукой Маркуса.


Сердце домаэто кухня. Сердце мужчины – это его семья. Уйди или следуй по тропе туда, куда ведет тебя твое сердце.


Николь усмехнулась. Она скорее умрет, чем уйдет.

Оглядевшись, Николь заметила, что дорожка из лепестков продолжается, только уже без желтых лепестков. Усилием воли заставив себя успокоиться, Николь пошла дальше по дорожке из розовых и красных лепестков вверх по широкой лестнице до конца холла, где двойная дверь вела в комнаты хозяев. Дверь была слегка приоткрыта, а дорожка вела внутрь.

Толстый ковер скрадывал ее шаги. В центре комнаты величественно возвышалась огромная кровать, на которой было постелено такое же белье, какое Маркус купил для нее. Дорожка вела прямо к кровати, вся поверхность которой была усыпана мягкими розовыми и роскошными красными лепестками.

В центре кровати лежал сложенный лист бумаги. Слезы снова затуманили взгляд Николь. Несколько раз глубоко вздохнув, она подошла к кровати и подняла листок.


Спальняэто место, где страсть соединяет сердца воедино, где зачинается жизнь, где прошлое было секунду назад и где есть только будущее.

Если у тебя нет в этом сомнений, следуй по пути своего сердца.


Николь уставилась на листок, трепетавший в ее руке. Дорожка из красных лепестков продолжалась с другой стороны кровати и вела в ванную. Только красные лепестки; она заметила, что розовые закончились на кровати, так же как желтые – на кухне.

Николь ощутила во всем теле поразительную легкость, в то время как разум пытался поспеть за бушующими чувствами.

Двигаясь по дорожке из красных лепестков, она старалась не наступать на них, боясь испортить ковер, как это уже однажды случилось с ее постелью. Ее туфли глухо стукнули, когда она вошла в большую, отделанную мрамором ванную. Повсюду лежали красные лепестки. Ванна была наполнена бутонами и еще чем-то, что заставило Николь удивиться, – шоколадным печеньем, которое она держала у себя в банке.

– Маркус! – вздохнула она, не в силах удержать всхлипы. Вытирая со щеки слезу, она принялась изучать его лицо. Глаза Маркуса были совершенно серьезными. Немного опустив взгляд, она поняла по бешено пульсирующей жилке на его шее, что он сильно волнуется.

Ее глаза опустились еще ниже – вдоль его мускулистой груди, прикрываемой рубашкой, к протянутой руке. То, что Николь увидела у него на ладони, повергло ее в шок. Она не могла поверить своим глазам.

На его ладони лежала маленькая бархатная коробочка с открытой крышкой. Внутри находилось золотое кольцо с бриллиантом в один карат. Сомнений быть не могло. Поняв смысл происходящего, Николь взглянула на Маркуса.

Он не улыбался, но его темные глаза мерцали затаенным счастьем.

– Привет, Николь, – сказал он ровным голосом.

Она замотала головой, дрожа и все еще боясь расплакаться.

– Что мы здесь делаем? Чей это дом?

– Твой.

Она снова замотала головой и попыталась сохранить равновесие, потому что ноги вдруг перестали слушаться ее.

– Мой? Я же решила не покупать его. Он слишком большой для одного.

– Ты будешь не одна. Я не переезжаю, Ник. Все, чего я когда-либо хотел, – находиться здесь. Я остаюсь, и, если ты станешь моей, мы будем жить здесь вместе, – сказал он, протягивая ей бархатную коробочку.

– Что ты делаешь? – спросила она, всхлипывая.

– Ш-ш-ш, не плачь, Ник, – успокаивающе произнес он. – Я делаю то, что должен был сделать давно. – Одним быстрым движением он приблизился к ней.

Маркус взял ее за руку, в которой она держала листки и ключ, и повернул ее ладонью вверх. Его прикосновение успокаивало. Забрав листки и ключ и засунув их в карман, он опустился перед ней на одно колено.

– Я прошу тебя стать моей женой.

Николь закрыла глаза. Перед ее внутренним взором пронеслись события последних месяцев. Должно быть, ей это снилось. Наверное, она перепила вина, отмечая его уход из своей жизни. Сны решили сыграть с ней злую шутку. Но когда она открыла глаза, Маркус все еще был здесь, и его рука была по-настоящему теплой и крепкой.

– Выйти за тебя? – прошептала она.

– Я люблю тебя, Николь Дэвис, и хочу, чтобы ты стала моей женой. Я хочу, чтобы ты стала матерью моих детей. Я хочу, чтобы ты сидела рядом со мной на веранде теплым летним утром и наблюдала, как резвятся наши внуки. Я хочу прожить с тобой всю свою жизнь. – Маркус поцеловал ее ладонь. – Я хочу, чтобы ты стала моей спутницей. Ты в моем сердце с того дня, когда я познакомился с тобой шесть лет назад. И что самое важное, Ник, презервативов больше нет, и я хочу знать, что никогда больше не потеряю тебя.

Он выпустил ее руку и достал из коробочки кольцо.

– Ты выйдешь за меня, Николь? – Его голос стал тише.

– Ты любишь меня? – спросила она дрожащим голосом.

– Всем сердцем.

– Ты не переезжаешь? Ты не покидаешь меня?

– У меня здесь есть свое дело. Я сделаю все, чтобы оно развивалось. Я остаюсь. Ты для меня – все.

– Да, я выйду за тебя. – Николь опустилась на колени среди лепестков роз и печенья. Затаив дыхание, она смотрела, как Маркус надевает кольцо ей на палец. Обняв его за плечи, она спрятала лицо у него на груди. – Я люблю тебя, Маркус. – Крепче прижавшись к нему, она покрыла его шею нежными поцелуями. – Я не знала, к чему это приведет, когда предложила тебе стать моим любовником. Но я так рада, что поступила именно так.

– Я тоже, – ответил он. Взяв Николь на руки, Маркус отнес ее на кровать и положил свою драгоценную ношу на лепестки. Ему было все равно, придется ли потом снова менять белье. Обняв Николь, он покрыл ее шоколадными поцелуями.


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая