КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 383297 томов
Объем библиотеки - 477 Гб.
Всего авторов - 163728
Пользователей - 86595
Загрузка...

Впечатления

Шорр Кан про Новодворская: Бери с коммунистов пример (Публицистика)

Читая подобную литературу, все время вспоминаю незабвенного, Г.П. Климова с его «Князем мира сего». Автор это про тебя, только ты не М. Руднев.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
LeChatGris про серию Жнец

Прочитал Жнеца...
Если уж графомания свербит в одном месте, то хоть ветеранов ВОВ не трогай - выродком назовут...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Гекк про Новодворская: Бери с коммунистов пример (Публицистика)

Сам не люблю коммунистов, но ценя точность, отмечу - первые концлагеря применили британцы в англо-бурской войне...
за вранье или незнание предмета текстик оценивается привычной 1.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Михаил Самороков про Злотников: Ком. В глубину (Боевая фантастика)

Не, ну как... Сначала было Слово интересно. Потом стало немного скучно. Всё то же самое - землянин, россиянин (само-собой), самый крутой, то, сё... Бухать всех научил, падла... до него, знач, крепкие напитка были, но алконавтов серьёзных не было. Короче, очередной везучий сукин сын.
А с другой стороны - о неудачниках хули толку писАть? Неудачники гибнут первыми, и быстро. Закон жанра неумолим :)
Короче, дочитал вторую книгу и пригорюнился, что нету третьей. Я бы прочитал. СереднячОк-проходнячОк, но не лишён интересности...как по мне.

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
Гекк про Сафонов: Долгая дорога домой (Самиздат, сетевая литература)

Редкий по тупости набор букв. Папаню героя на родине в России из страны выперли, работать не давали, хотели посадить. Папаня сбежал, его предателем объявили, длинная рука до него в Америке дотянулась и убила, а его сыночек рвется на родину...
Дебил, однозначно. Как и автор...
Вот что-то все потомки вождей на западе живут, от Сталиных с Хрущевыми до Ельцыных с нынешними. Даже внучок главной держиморды найден в Англии.
восхитила голодная жизнь на западе. Автор, дятел, зайди в любую кафешку в счастливый час - поешь от пуза, это бесплатно...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Гекк про Тамоников: Лжедмитрий. Царская плаха (Альтернативная история)

"Западные правители жаждут прибрать к рукам богатые русские земли."
Хотелось бы знать, где этот кретин автор увидел "богатые русские земли" и в чем именно заключалось их богатство...
Даже собственных денег не было у тех богатеев. Да и счас нет, шелестит народ фантиками и следит за курсом евро.
Наверное, это место проклято...

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Александр Машков про Сафонов: Долгая дорога домой (Самиздат, сетевая литература)

Замечательная книга! Конечно, всё выдумано, но это и написано, чтобы было увлекательно. И язык хороший!
Конечно, совсем не для тех ребят. которые мнят себя взрослыми.
Если автор читает отзывы, жду продолжения, как обещано!

Рейтинг: -4 ( 0 за, 4 против).

Колдунья (fb2)

файл не оценён - Колдунья (а.с. Колдунья-1) 1063K, 310с. (скачать fb2) - Александр Александрович Бушков

Настройки текста:




Александр Бушков Колдунья

Пролог

Они бежали — женщина со свертком в руках впереди, мужчина — отставая на несколько шагов не из-за того, что он выбился из сил, а потому, что неосознанно пытался заслонить. Время от времени оба, не удержавшись, напрягались — и отчаянным рывком преодолевали пространство дюжины в две обычных человеческих шагов, прыжком-полетом, взмывая порой выше кустов. И тут же сдавленно хрипели друг другу:

— Побереги… Побереги…

И оба, опомнившись, старались бежать только ногами. Ветки хлестали по лицу, с протестующим писком кидалась врассыпную зверячья мелочь. Здесь, как оказалось, стояла поздняя осень, ноги то и дело утопали в ворохах жестких листьев, а кое-где лужи оказались подернуты тончайшей корочкой первого ледка.

Мужчина не смотрел назад — он и так видел орду несущихся следом силуэтов: проворных, вертких, то почти похожих на людей, то враскорячку прыгавших совершенно по-звериному, да и видом не отличавшихся от зверей — на то они и мерцающие, сами не способны постоянно пребывать в каком-то одном качестве. Но этот их недостаток — если это недостаток — с лихвой одолевается кучей достоинств, из-за которых они и незаменимы как погоня кое для кого…

Азартный, радостный рев и визг он уже слышал и ушами. Думать было не то что некогда, но как-то не хотелось: он понимал, что все кончено, но не пытался ни осознавать это, ни тешиться надеждами на чудо.

Под ногами звонко лопался ледок и шуршали листья. Женщина поскользнулась, рухнула на одно колено, пискнул потревоженный младенец. Не замедляя бега, мужчина рывком поднял ее за откинутый на спину капюшон, толкнул вперед. Обернулся к темным проворным силуэтам, с невероятной скоростью вившимся меж деревьями совсем рядом, выбросил руку и разжал пальцы.

Охапка ослепительно-синих, остроконечных лучиков ударила навстречу погоне: визг, вой, кувырком летят сбитые посреди бега темные фигуры, неописуемый, не человеческий и не звериный рев боли…

Не останавливаясь, женщина простонала отчаянно:

— Побереги, ей же не хватит… Береги!

Он не послушался: пламя больше в преследователей не швырял, но, ускоряя бег, напрягся и, как уж мог, полуобессилевший, омахнул лес на далекое расстояние вокруг, не менее пяти полетов арбалетной стрелы…

И это было не зря: примерно на половине доступного ему радиуса мужчина увидел нескольких всадников, судя по нарядам, не последних людей здесь. Очень много собак, и оружие, и витые трубы, совершенно не похожие на охотничьи рожки, из которых трубят там. Охота. Это не бедняки. Охота…

И он, уже не обращая внимания на умоляющие крики женщины, призывавшей поберечь жалкие крохи того, что у них осталось, метнул мысль. Уже не мог позволить себе посмотреть, что из этого вышло: темные проворные тела заходили с боков, пока еще не опередили и не взяли в кольцо, но неслись уже вровень.

— Все! — крикнул он. — Все! Бесполезно!

Она остановилась почти моментально — она была решительна и умна. А еще она была красива, как она была красива даже сейчас, растрепанная, запыхавшаяся и выбившаяся из сил, с разметавшимися золотистыми волосами: нежный профиль в полуобороте, глаза сверкают яростью и надеждой…

Это была его последняя внятная мысль, потому что думать и испытывать эмоции стало некогда: впереди, с воем и гомоном, рассыпаясь навстречу полумесяцем, высыпала меж деревьев еще одна стая мерцающих. Засада. Что-то новое, раньше такого не бывало. В сплошное кольцо их возьмут через несколько мгновений.

Вот теперь времени не было совсем. Каждый миг на счету. Он рванул с шеи плоский овальный медальон, цепочка порвалась, конечно, но это ни на что не влияло и ничему не вредило. Сунул медальон под синее покрывало ребенка, поглубже, чтобы не выпал.

Все, что у них оставалось, одним выплеском обрушилось на завернутую в синее атласное покрывало малышку — и женщина сильным рывком подбросила ее в воздух, но синий сверток, конечно же, не упал, а поплыл над землей, закутываясь дымчато-полупрозрачной сферой, покрытой пульсирующими звездами. Потом только стал медленно опускаться в листву, к протянувшемуся по земле темному могучему корню. Мужчина дернулся было, но тут же вспомнил, что здесь деревья неподвижны и корни ухватить не могут…

Вырывая из ножен клинок, сверкнувший ослепительно, золотисто-алым, он успел еще заметить, как далеко за спинами налетающего скопища то мохнатых, то гладкокожих тел замаячил ловчий: черный конь, гораздо более плоский, худой и высокий, чем кони здесь, из-под надвинутой на глаза высокой шляпы виден только крючковатый нос, маленький брюзгливый рот, острый подбородок…

Мужчина увидел герб на плоской сумке всадника, но осознать увиденное уже не успел. Темная воющая лавина навалилась на них, разъединила, сбила с ног, поволокла в разные стороны. Он заметил сквозь