КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605814 томов
Объем библиотеки - 924 Гб.
Всего авторов - 239899
Пользователей - 109971

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Красный: Двухгодичный курс обучения игре на семиструнной гитаре. Часть I (Первый год обучения) (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Всю ночь потратил на эту книгу, но получился персик. На вторую часть уйдет намного больше времени.

Уважаемые пользователи!
Я знаю, что просить вас о чем-либо абсолютно бесполезно, но, все же, если у кого есть эта книга в бумаге - отсканируйте, пожалуйста, недостающие 12 страниц и пришлите мне.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Ланцов: Para bellum (Альтернативная история)

Зачем заливать огрызок?
https://author.today/work/232548

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Неизвестен: Как правильно зарезать свинью. Технология убоя и разделки туши (Руководства)

Самое сложное в убое домашних животинок это поднять на них руку. Это,как бы из личного опыта. Но резать свинью, лично для меня, наиболее сложно было.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Дед Марго про Щепетнёв: Фарватер Чижика (СИ) (Альтернативная история)

Обычно хорошим произведениям выше 4 не ставлю. Это заслуживает отличной оценки.Давно уже не встречался с достойными образцами политической сатиры. В сюжетном отношении жизнеописание Чижика даже повыше заибанского цикла Зиновьева будет. Анализ же автором содержания фильма Волга-Волга и работы Ленина Как нам организовать соревнование - высший пилотаж остроумия, практически исчезнувший в последнее время. Получил истинное

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Кречет: Система. Попавший в Сар 6. Первообезьяна (Боевая фантастика)

Таки тот случай, когда написанное по "мотивам"(Попавший в Сар), мне понравилось, гораздо больше самого "мотива"(Жгулёв.Город гоблинов), "Город гоблинов" несколько раз начинал, бросал и домучил то, только после прочтения "Попавшего в Сар" ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Понарошку: Экспансия Зла. Компиляция. Книги 1-9 (Боевая фантастика)

Таки не понарошку, познакомился с циклом "Экспансия зла" Е.Понарошку, впечатление и послевкусие, после прочтения осталось вполне приятственное ... Оценка циклу- твёрдое Хорошо, местами отлично.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
srelaxs про серию real-rpg (ака Город Гоблинов)

неплохая серия. читать можно хоть и литрпг. Но начиная с 6ой книги инетерс быстро угасает и дальше читать не тянет. Ну а в целом довольно неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Слишком хорошо, чтобы быть правдой [Шейла О'Фланаган] (fb2) читать онлайн

- Слишком хорошо, чтобы быть правдой (пер. Мария М. Павлова) 1.35 Мб, 412с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Шейла О'Фланаган

Настройки текста:



Шейла О'Фланаган Слишком хорошо, чтобы быть правдой

Глава 1 Масло шалфея мускатного

Эфирное масло, обладает теплым, пикантным ароматом ореха. Имеет свойства создавать легкую эйфорию, вызывает и поддерживает чувство благополучия.

Кэри Браун вышла из магазина на 34-ю улицу в западной части Нью-Йорка и тут же в изумлении застыла на месте, как только она заметила Бена, стоявшего рядом с кучей пакетов и свертков. Кэри решила пройтись по магазинам в самый последний момент. Еще вчера по радио они услышали неутешительный прогноз погоды. Из средних штатов надвигался циклон, и на восточном побережье ожидались осадки. Правда, несмотря на обжигающий морозный утренний воздух, от которого дыхание становилось видимым в форме маленьких облачков возле рта, пока Кэри и Бен делали покупки, снега не было. А пробыли они в магазине всего час. И вот теперь, когда они вышли, снег вихрями кружился крупными хлопьями, покрывая тротуары и все вокруг ровным слоем толщиной в дюйм.

– Прости, – вздохнул Бен. Это он уверял Кэри, что прогнозу погоды по радио доверять нельзя, да и вообще в январе в этих краях снежных бурь почти не бывает. – Мне просто хотелось поднять тебе настроение. Я оптимист.

Она взяла Бена под руку и плотнее прижалась к его кожаной куртке, отороченной мехом.

– Это неважно, – ответила Кэри и нахмурилась. Если снег не прекратится в ближайшее время, их рейс будет задержан. Она сделала в уме нехитрые подсчеты, и получилось, что, даже если самолет немного опоздает, она успеет на работу к утренней смене. Ну а если случится наихудшее, она всегда сможет предупредить, что задерживается. Кто-нибудь из девочек обязательно прикроет ее. Но ей очень не хотелось звонить в Ирландию: ведь тогда придется рассказать обо всех событиях последних дней, а Кэри была еще не готова поделиться своими потрясающими новостями с коллегами. Она сама еще не до конца пришла в себя после случившегося. Да и рассказывать о таких событиях лучше не по телефону, а при личной встрече.

– Нужно заранее добраться до аэропорта, – предложила Кэри, пока они шли по улице и многочисленные пакеты с покупками беспощадно били их по ногам. – Я никогда не попадала в снежные бури, но, когда снег идет в Дублине, возможны непредсказуемые опоздания.

– Я стараюсь думать только о хорошем, а ты все портишь, – усмехнулся Бен. – Вот давай поспорим, на что хочешь, что мы в аэропорт попадем вовремя.

– Ты так считаешь? – в ее голосе прозвучали и вызов, и озорство.

– Абсолютно уверен в своих словах.

– На сколько спорим?

– Пять долларов устроит? – предложил Бен. – Это все, что у меня осталось после того, как ты вычистила мой бумажник в магазине.

Она посмотрела на него так, словно раскаивалась, хотя в ее карих глазах тут же забегали огоньки:

– Я ничего не могла с собой поделать. У них там такие скидки, что эта одежда словно сама напросилась, чтобы мы ее купили.

– Понятно, – кивнул Бен. – Но ты умудрилась истратить все, что было на обеих твоих кредитках, плюс наличные…

– Не так быстро, пожалуйста! – взмолилась Кэри. – К тому же я потратила деньги не за один день.

Он рассмеялся:

– Что тебя могу понять. Сначала Нью-Йорк, потом Лас-Вегас и снова Нью-Йорк! Ну что еще остается бедной девушке, как только тратить деньги? И к тому же, – добавил он, – у нас были непредвиденные расходы.

Она обняла его обеими руками и поцеловала в губы.

– Больше всего мне понравились именно эти «непредвиденные расходы», – счастливо проворковала Кэри. – Я люблю, люблю, люблю тебя!

– И я тоже тебя очень люблю.

– Уверен? – прошептала она.

– Абсолютно уверен.

– Точно?

– Точнее не бывает. – Он отряхнул тающие снежинки с ее кудрявых каштановых волос и очков в темной оправе. – Ты прекрасная женщина, и, когда мы вернемся в Дублин, ты будешь иметь самый шикарный гардероб во всем городе. Ну, хотя бы ради этого стоило помучиться и походить по магазинам. Разве это не замечательно?

– Я только не хочу, чтобы ты подумал, что мы совершили непростительную ошибку. Ну а насчет магазинов… ты уж меня извини. Хорошо?

Он усмехнулся:

– Что касается меня, то я никаких ошибок не совершал: моя кредитка, по крайней мере, осталась при мне!

– Ты считаешь, что это надолго?

– Надеюсь.

– А я надеюсь на то, что если ты действительно меня любишь, то позволишь мне пользоваться и своей кредиткой тоже. – Она улыбнулась так, словно поддразнивала его.

– Я полагаю, что наша любовь будет выше денежных отношений, – нарочито строго произнес Бен. – Во всяком случае, мне придется любыми способами отвлекать тебя от походов по магазинам. А вот теперь нам стоит действительно поторопиться, если ты хочешь отправиться в аэропорт чуть раньше.

Он одной рукой обнял ее за талию, и они поспешили в гостиницу. Толпа народа и бесчисленное количество чемоданов заняли почти весь вестибюль, в котором с каждой минутой становилось все теснее, поскольку новые постояльцы прибывали с улицы, недовольно отряхивая снег и топая ногами от холода.

Кэри беспокойно оглядела эту массу людей.

– Надеюсь, наша машина прибудет сюда вовремя, – заметила она. – В такой толпе было бы безумием даже надеяться поймать такси.

– Ну вот, снова слышу пессимистические нотки в твоем голосе, – бодро отозвался Бен. – Не стоит волноваться. Я держу ситуацию под контролем.

– Ты мой герой и спаситель. – И она бросила на него насмешливый, не лишенный восхищения взгляд.

– То, с чем мне не совсем удалось справиться, – добавил он, – так это с упаковкой вещей. Мне пришлось грубо распихать по чемоданам все, что ты успела накупить. Дело в том, что их вместимость ограничена, а твоим вещам конца нет.

Она скорчила ему гримасу, и они направились к лифтам. Бен решительно нажал на кнопку тридцать шестого этажа.

– И все равно мне трудно в это поверить, – промурлыкала она. Кэри подняла голову и заглянула ему в глаза. – Я верила во все происходящее, когда мы были в Лас-Вегасе, а вот теперь, когда пора возвращаться домой, все кажется каким-то нереальным.

– Все реально, успокойся, – улыбнулся Бен. – И даже не думай, что теперь сможешь выкрутиться.

– Не буду. – Она снова поцеловала его. – Да я и сама не хочу выкручиваться.

Кабина остановилась на двадцать первом этаже, но пожилая пара, ожидавшая лифт, решила не тревожить влюбленных, которые так увлеклись поцелуем, что не заметили остановки.

– А ты когда-нибудь занималась этим в лифте? – поинтересовался Бен, когда дверцы кабины закрылись.

– Нет.

– Хочешь?

– Конечно. – Она неуверенно хихикнула. – Но будет лучше оказаться на тридцать шестом этаже, и там уже полностью посвятить себя этому. Ты так не считаешь?

– Наверное, ты права, – согласился Бен. – Хотя я могу действовать очень быстро, и мы все успеем за несколько секунд.

– Сомнительный плюс! – Она снова засмеялась и уткнула нос ему в плечо.

Лифт остановился, и легкий звон колокольчика означал, что они на своем этаже.

– Ну что ж. – Кэри поправила куртку. – Значит, в другой раз.

– В самолете, – тут же предложил Бен. – Ты еще не пробовала?

– Интересно, какую половую жизнь я могла вести, если ты задаешь подобные вопросы! – притворно возмутилась Кэри. – Если хочешь знать, я ходила в школу при монастыре.

– Ох уж эти девочки в монастырских школах! – вздохнул Бен. – Они такие скромные, рассудительные и серьезные… Но мы хорошо знаем этих маленьких мегер!

Она слегка толкнула его в поясницу, и они двинулись по узкому коридору к своему номеру. Бен открыл дверь, и они оба застонали при виде многочисленных чемоданов, доверху набитых вещами.

– Сегодняшние покупки туда не впихнуть, – проскулила Кэри, жалобно поглядывая на свертки, которые нес Бен. – Почему ты меня вовремя не остановил?

– Я пытался. Честно пытался. Но ты превратилась в одержимую.

– Чушь! – буркнула Кэри и повалилась на кровать.

– Не надо.

– Что «не надо»?

– Вот так запросто ложиться на кровать. Я сразу начинаю отвлекаться от серьезной задачи, поставленной перед нами.

– Прости, – сказала она, но никакого раскаяния в ее голосе не прозвучало. – Я не буду тебе мешать, потому что, если мы опоздаем на рейс и я пропущу свою смену, меня уволят с работы к чертовой матери, причем сразу же, как только мы доберемся до дома.

– Мы не опоздаем. Самолет вылетит вовремя, и никто тебя не уволит, – улыбнулся Бен. – Кроме того, ты, как мне помнится, говорила, что тебя, в случае чего, обязательно подменят.

– Так оно и есть. Но я все равно не хочу лишний раз просить своих подруг. Все же мы – одна команда, понимаешь?

– Знаю. – Он чмокнул ее в кончик носа. – Очень приятно сознавать, что за такой легкомысленной внешностью скрывается взрослый и ответственный человек.

– Неужели?

– Ну… – Бен расхохотался, а потом застонал, когда Кэри ухватила его за ремень джинсов. – И все же, как мне кажется, у нас не остается времени, чтобы…

– Как раз остается, – перебила его Кэри. – Я здорово завелась и не хочу, чтобы эта сказка заканчивалась.

– Так оно и будет, – пообещал Бен. – Видишь ли, все еще только начинается.

* * *
Шофер лимузина, который заранее заказал Бен, вел машину достаточно быстро, хотя снегопад усилился и на тротуарах начали образовываться самые настоящие сугробы. Водитель выехал на пригородное шоссе, объяснив, что в объезд они доберутся до аэропорта быстрее.

– Не думаю, что мне хотелось бы попасть туда слишком быстро, – заявила Кэри. – Я первый раз путешествую в лимузине и, наверное, в последний, а потому я не прочь подольше насладиться этой поездкой. – Она растянулась на заднем сиденье, положив ноги на колени Бена. – Спасибо за такой сюрприз, – улыбаясь, сказала Кэри. – Я ожидала увидеть обычный автомобиль. Судя по всему, сейчас мы должны бы заниматься особенно изощренным сексом, но я полностью измотана. От чего бы я не отказалась, так это от небольшого массажа стоп. Я очень устала, ведь мы сегодня весь день были на ногах.

Бен послушно снял с нее сапоги и принялся массировать стопы.

Они приехали в аэропорт вовремя. Бен не забыл про щедрые чаевые водителю лимузина, и они с Кэри, войдя в здание аэропорта, первым делом поинтересовались, не задерживаются ли рейсы. Выяснилось, что самолеты вылетают по расписанию.

– Понятно? – победным тоном произнес Бен. – И нечего было заранее нервничать. Мне кажется, тебе просто захотелось продлить свой отпуск. Вот почему ты все же надеешься, что погода совсем испортится.

– Да пошел ты, – засмеялась Кэри. – Не забывай, что речь идет о пяти долларах.

Они успели выпить кофе с пончиками, потом подошли к указанному выходу, где уже начали собираться пассажиры, и уселись рядом. Кэри читала «Ярмарку тщеславия», Бен просматривал «Ю Эс Эй Тудей». При появлении группы стюардесс и бортпроводников оба прервали чтение.

– Давай сюда деньги, – ухмыльнулся Бен.

– Появление команды еще ни о чем не говорит, – уверенно произнесла Кэри. – Они надеются взлететь по расписанию, но это еще ничего не значит.

– Если верить нашим билетам, у нас остается еще пятнадцать минут.

Кэри рассмеялась:

– Хорошо, хорошо.

– Скоро денежки будут моими, – уверенно произнес Бен, посматривая на часы.

Через пять минут официально объявили посадку на рейс. Кэри поинтересовалась у стюардессы, собирающей посадочные талоны, не задержат ли вылет их самолета.

– Конечно нет, – уверенно ответила девушка.

Кэри только пожала плечами и последовала за Беном по коридору, к самолету. Она закусила нижнюю губу: ей очень не хотелось опаздывать на работу.

Кэри решила, что, если их рейс будет опаздывать, она попросит капитана сообщить об этом в Дублин.

Они устроились на своих местах и разложили часть сумок на верхней багажной полке. После этого Бен взглянул в иллюминатор. Неподалеку только что приземлился очередной самолет.

– Вот видишь? – снова обрадовался он. – Самолеты летают по расписанию. Никаких проблем.

Кэри пожала плечами:

– Сначала нам предстоит процедура по предотвращению обледенения, а на это уйдет двадцать минут.

– Эта процедура в счет не идет.

Кэри сложила губы бантиком:

– Ну хорошо. Я согласна на все.

Он улыбнулся и посмотрел на нее уже более серьезно:

– Я люблю тебя.

– Я знаю, – прошептала в ответ Кэри. – Я тоже люблю тебя.

– Дамы и господа! Говорит капитан экипажа.

Кэри и Бен напряглись.

– У нас плохие новости. Погода ухудшается, и нам необходимо пропустить еще несколько самолетов перед взлетом. Мы третьи в очереди на льдоудаление, а значит, наш вылет немного задержится. Приносим свои извинения за неудобства, и постараемся сделать все зависящее от нас, чтобы прибыть в Дублин по расписанию.

Глаза Кэри победно засияли:

– Где мои пять долларов?

– Черт знает что! – нахмурился Бен. – Неужели ты всегда будешь оказываться права в самую последнюю минуту?

– Всегда, – кивнула Кэри.

– Этого еще не хватало, – буркнул Бен, протягивая ей купюру в пять долларов. – Вот только теперь я начинаю задумываться над тем, во что же я втянул самого себя!

Они должны прилететь в Дублин в шесть утра. Она успевала еще немного поспать, прежде чем отправиться в авиационный диспетчерский центр, где ее смена начиналась в два часа дня.

* * *
Через час капитан сделал еще одно объявление, которого больше всего боялась Кэри. Аэропорт закрыли из-за сильного снегопада. Полеты должны были возобновиться через два или три часа.

– Три часа! – ужаснулся Бен, поворачиваясь к Кэри. – Я не хочу болтаться в аэропорту целых три часа.

– А ты и не будешь нигде болтаться, – авторитетно произнесла Кэри и пояснила: – Нас не выпустят из самолета.

– Ты шутишь.

Но она печально покачала головой:

– Если пассажиры взошли на борт, их уже назад не выпускают.

– А вдруг у меня разовьется острый тромбофлебит? – предположил Бен. – Я не буду сидеть на одном месте три часа в скрюченном состоянии.

Кэри усмехнулась:

– Поделом тебе. Не надо было вырастать таким верзилой. А тромбофлебит простым сидением не заработаешь. Вот уж не знала, что ты у меня такой ипохондрик!

– Ничего подобного, – обиженно фыркнул Бен. – Просто здесь для меня очень мало места.

– Понимаю, – вздохнула Кэри. – И сочувствую. Мне тоже не очень нравится идея торчать здесь столько времени.

– Ну а как быть с твоей работой? – насторожился он.

Кэри пожала плечами:

– Я уже подумывала о том, чтобы попросить капитана сообщить в Дублин о задержке рейса. Но если мы взлетим через три часа, то я успею к утренней смене.

– Но ты явишься на работу уставшей.

– Все будет в порядке.

– Но тебе надо быть в отличной форме. Разве нет? От твоего состояния зависят жизни многих людей.

– Помолчи немного. – Она усмехнулась. – Я всегда в отличной форме.

– Вот это правда, – кивнул Бен. – За последние несколько дней ты успела это доказать. Кроме того, я почему-то тоже так решил с самого первого момента нашего знакомства.

– А вот и нет. Ты почему-то решил, что меня должно было стошнить.

– Ну, такая мысль пришла мне в голову, но не в первый момент, – поправил ее Бен. – А первым моментом я считаю тот, когда мы еще находились в аэропорту Дублина и ждали объявления рейса. Ты тогда читала газету и выглядела потрясающе. У тебя изумительный профиль. А насчет того, что тебя стошнит, я подумал уже в самолете.

– И поэтому ты решил обнять меня? – улыбнулась Кэри. – Меня никогда не тошнит в самолетах.

– Но ты была совершенно зеленая. Честно.

Ее глаза засияли:

– Ну что ж, я рада, что меня все-таки не стошнило. Но все же ты меня обнял.

– Неужели ты только притворялась?

– Да нет, конечно. У меня было самое банальное несварение желудка. Но не более того.

– Или язва, – добавил Бен.

– Даже если и язва, можно было бы потерпеть. Иначе ты, наверное, вообще бы не обратил на меня внимания.

– Обратил бы в любом случае. Я бы все равно обнял тебя, – уверенно произнес Бен. – Рано или поздно.

Кэри улыбнулась. Трудно было поверить в то, что с того момента, когда он впервые обнял ее, еще не прошло и недели. Но еще труднее было вообразить себе, какой бы стала ее жизнь без него.

* * *
Вообще-то Кэри не собиралась брать отпуск и лететь в Нью-Йорк. Но у нее набралось несколько отгулов, и Джина, ее ближайшая подруга и коллега, вместе с которой Кэри жила в маленьком домике в районе Сордс, попросила ее забронировать несколько билетов до Нью-Йорка. Дело в том, что их общая знакомая стюардесса Элли Кэмпион давала прием на Манхэттене. Элли проработала в Ирландской авиации пятнадцать лет. Не так давно она познакомилась и вскоре была помолвлена с одним банкиром с Уолл-стрит, и ей не терпелось похвастаться своим женихом перед подругами. Банкир тоже не ударил лицом в грязь и разрешил Элли пригласить на их помолвку сколько угодно гостей.

Вместе с Кэри и Джиной в Америку на эту вечеринку летела и авиадиспетчер Финола, работавшая с Кэри. Подруги всегда считали, что Элли рано или поздно отхватит себе какого-нибудь богатого и красивого жениха. Она была идеальной стюардессой: высокая и стройная, с золотистыми волосами, небесно-голубыми глазами и пухлыми губами. Теперь она ушла с работы и переехала жить в Америку. И хотя свадьба должна была состояться в Дублине, Элли хотела, чтобы все подружки сначала побывали в Нью-Йорке, и ей было кем похвастаться.

Джина только вздохнула, посмотрев на свое кольцо. Ее жених Стив был, конечно, очаровательным малым, но не имел и доли того богатства, которым обладал избранник Элли.

Из-за сменной работы получилось так, что Кэри должна была лететь одна. Впрочем, ее это ничуть не расстроило. И хотя самолеты были не самым любимым ее видом транспорта, она не стала возражать. В конце концов, работа была частью ее жизни. Бена она заметила еще в зале ожидания. На таких мужчин трудно не обратить внимания: он был высок, спортивного телосложения, с загорелым лицом и, может быть, чуть длинноватыми волосами. Впрочем, они сглаживали несколько грубоватые черты лица и выгодно подчеркивали его синие глаза. Кэри быстро отвернулась, испугавшись, что он может заметить ее. Во всяком случае, про себя Кэри решила, что этот сексапильный тип ее не интересует. И вообще, в настоящий момент мужчины для нее просто не существовали. И в особенности с привлекательной внешностью. Она отдыхала от них.

Как ни странно, в самолете их места оказались рядом. Обычно Кэри не везло, и ее ближайшим попутчиком постоянно становился какой-нибудь толстенный господин, у которого живот торчал с обеих сторон. Она вовсе не собиралась заговаривать с этим красавцем, но он первым поздоровался с Кэри, улыбнулся и даже помог ей поставить сумку в багажное отделение над головой.

– Вы летите по делам или развлечься? – поинтересовался он, когда она застегивала ремень безопасности. – Если по делам, то в следующий раз требуйте от компании более удобного места, пусть разорятся. Видите, как тут тесно.

– У меня один раз это почти получилось, – продолжал он. – Я работал на одну компанию Интернета, и мы буквально сорили деньгами. Так продолжалось несколько месяцев. И как-то я должен был лететь в Лос-Анджелес на деловые переговоры. Меня ждали там лимузины и все такое прочее, и в последний момент выяснилось, что та компания, которая собиралась с нами тесно сотрудничать, прогорела.

– Какой кошмар! – искренне посочувствовала Кэри. – И что случилось потом?

– Через три месяца и от нашей компании ничего не осталось, – печально улыбнулся Бен.

– И чем же вы занимаетесь теперь?

– У меня собственный магазин здоровой пищи.

– Для этого вы сами выглядите чересчур здоровым, – удивилась Кэри. – Обычно те, которые следят за своим питанием, выглядят так, словно их сдует первым же порывом ветра.

– Возможно, они в чем-то и ошибаются, – запротестовал Бен. – Я стараюсь питаться правильно. Правда, я не ем котлет из орехов и не схожу с ума по сое. Я люблю мясо. Но ведь нигде не написано, что, если вы предпочитаете целебные травы, вам запрещено иногда побаловать себя и жареной курочкой.

– Лично мне кажется, что все это – самая настоящая чепуха, – честно призналась Кэри. – Какие-то травки, диеты… Они не решают проблем. А вот лично я считаю, что нет ничего приятней, чем хорошая сочная отбивная с бокалом доброго красного вина.

Он посмеялся ради приличия и тут же достал из кармана книгу. «Все ясно, – подумала Кэри. – Этот парень из тех, кто не терпит критики». Впрочем, это ее ничуть не удивило: большинство современных мужчин не воспринимали критических замечаний в свой адрес. Она попыталась разглядеть название книги, но Бен повернулся так, что это стало невозможным. «Наверное, что-нибудь насчет зла в современной жизни», – почему-то подумала Кэри и тут же решила, что это совсем не ее тип мужчины.

Она встряхнула головой, словно напоминая себе о том, что вовсе не собиралась заводить с ним беседу. В прошлом она уже не раз первая заговаривала с мужчинами, а все кончалось тем, что сердце ее в очередной раз оказывалось разбитым. Подруги объясняли это тем, что Кэри доверялась сердцу, а не разуму, и никогда не думала о последствиях. Например, ее последний ухажер по имени Питер оказался женатым человеком, да еще с двухлетним сыном в придачу. Конечно, она и не подозревала об этом, когда начала с ним встречаться. Она почувствовала неладное, задумавшись над тем, что он ни разу не пригласил Кэри к себе домой. Когда же все выяснилось, он, разумеется, заявил, что очень рано женился на Сандре, и что их брак, по существу, оказался ошибкой.

Кэри стиснула зубы. Она больше не будет вспоминать о Питере Фэрнессе. Разрыв произошел три месяца назад, но ей было до сих пор больно и обидно за себя. Подруги Кэри, Джина и Финола, полтора месяца уговаривали ее вообще не обращать внимания на мужчин, но потом все же искренне пожелали ей встретить кого-нибудь более подходящего.

«Ну что ж, – рассуждала Кэри, просматривая журнал, – по крайней мере, я вовремя осознаю свои ошибки. И все же, как было бы приятно встретить настоящего мужчину, и желательно, чтобы он сразу влюбился бы в меня. Странно, почему этого до сих пор не произошло». Самолет начал выруливать к взлетной полосе. Кэри взглянула в сторону диспетчерской вышки, и очень хорошо представила себе Стэна, руководителя полетов. Вот он сидит в своем кресле, надев зеленую бейсболку, как всегда, задом наперед, и ловко управляет самолетами на земле, словно шахматными фигурами. Стэн никогда не мечтал стать летчиком, потому что, как он утверждал, его раздражала летная форма с обязательными накрахмаленными рубашками.

Самолет очутился на взлетной полосе, и Кэри знала, что сейчас Стэн передаст наблюдение за ним диспетчеру Дженнифер О'Кэррол, чтобы она проконтролировала взлет. Летчики считали, что у Дженнифер самый сексуальный голос среди всех диспетчеров. Вообще-то голос у нее был довольно приятный, но микрофон добавлял ему еще и немного хрипотцы, что почему-то особенно нравилось мужчинам.

– Как здорово, что они никогда так и не увидят меня, – говорила Дженнифер всякий раз, когда ее начинали поддразнивать. В жизни она была низенькой толстушкой с короткими рыжими волосами и веснушчатым лицом.

Кэри закрыла глаза и зевнула. Самолет начал набирать высоту. Когда она достигнет 800 футов, диспетчерская вышка потеряет к самолету всякий интерес, и за его полетом начнет следить диспетчерский центр, где и работала Кэри, и в свои тридцать три уже вполне заслуженно считалась ветераном.

Неожиданно резкая боль в животе заставила ее поморщиться и открыть глаза. Пока она шаталась по аэропорту этим утром, она успела изрядно подкрепиться. Завтрак пришелся ей по вкусу, но, видимо, сосиски, ветчина и яичница плохо подействовали на ее пищеварение.

Самолет продолжал набирать высоту. Кэри почувствовала толчок, когда убрали шасси, после чего самолет повернул на запад. И снова в желудке у Кэри что-то заныло. Между воздушными ямами и приступами боли она размышляла о том, стошнит ее или нет. Она надеялась, что все скоро пройдет. Было бы просто унизительно даже подумать о том, что Кэри Браун вывернет наизнанку в самолете! Она скривилась и только тогда поняла, что сосед обнял ее левой рукой за плечи.

Она повернулась к нему и увидела, что этот блондинистый красавчик, торгующий вегетарианской чепухой или чем там еще, глупо улыбается, продолжая обнимать ее.

– Что вы делаете, черт возьми?! – возмутилась Кэри.

– Отвлекаю вас.

– От чего?

– От того, что вы насмерть перепуганы.

– Ничего подобного!

– Вы боитесь, – уверенно произнес Бен. – Вы так сжимаете подлокотник вашего кресла, что можете сломать его.

Она посмотрела на свои руки. Действительно, она и не заметила, как при первых спазмах желудка начала с такой силой нажимать на подлокотники, что костяшки ее пальцев побелели. Кэри попыталась расслабиться.

– Вы знаете, а тут совершенно нечего бояться, – улыбнулся он.

– Благодарю вас за такую заботу. – Она аккуратно убрала его руку со своих плеч. – Но со мной все в порядке.

– Не похоже.

– Послушайте, поедатель капусты и одуванчиков, – сердито бросила Кэри, – единственное, что со мной не в порядке, так это несварение желудка из-за того, что я за завтраком переела жареной пищи. Вам, конечно, такое неведомо, но, поверьте, это было так вкусно, что я готова терпеть боль.

– А вы храбрая девушка.

– Оставьте меня в покое! – Ей было жаль, что такой красавец оказался полным идиотом. Впрочем, так оно почти всегда и случалось в жизни.

– Простите, я и не думал насмехаться над вами. Я искренне испугался за вас.

– Извинения приняты. – Она помолчала и добавила: – А вам не следует делать скоропалительных выводов.

– У меня имелась некоторая информация, – попытался оправдаться Бен. – Но я готов пересмотреть свое мнение.

– Пересмотрите его чуть позже и в моем отсутствии.

Он усмехнулся:

– Вы, наверное, летчик?

Она неопределенно пожала плечами, и он испуганно взглянул на нее:

– Только не говорите мне, что я угадал, и, таким образом, меня угораздило оскорбить единственного летчика-женщину в Ирландии, управляющую «Боингами-747». Я иногда действительно могу ляпнуть что-нибудь, не подумав.

– Расслабьтесь, – ответила Кэри. – Я не летчик. – Она улыбнулась, и лицо ее просияло. – Я выполняю куда более важную работу! Я авиадиспетчер.

– Неужели? – Он молча уставился на нее, и Кэри кивнула в знак подтверждения своих слов.

– Я всегда считал, что это интересная и ответственная работа, – заметил Бен. – Сколько нужно воображения, чтобы, смотря на экран радара и видя там только точки, иметь в виду, что это все же настоящие самолеты?! А чем вы занимаетесь?

– Всем тем, что от меня требуется. В основном слежу, чтобы самолеты приземлялись без проблем. Короче, обеспечиваю им мягкую посадку. И между прочим, все эти мужественные летчики в точности выполняют все мои приказы.

– И сколько же?

– Чего?

– Посадок в день?

– Ну, бывает по-разному. Максимальное число – это сорок посадок в час, но мы справляемся со всеми самолетами, которые нужно посадить.

– Вы сами говорите как мужественная личность.

– Это приходит со временем, – пояснила Кэри и тут же снова скорчилась от очередного приступа боли. – Иногда бывает очень тяжело, но мы все привыкаем к трудностям.

Бен шумно выдохнул:

– Да. Это вам не отбивные из картошки. Она рассмеялась, и боль утихла.

– Все зависит от того, чем вам нравится заниматься.

– Значит, вы работаете на диспетчерской башне?

– Иногда. В общем, там как раз следят за взлетающими самолетами. А я и все мои подруги работаем в диспетчерском центре, и, к сожалению, мы вообще не видим дневного света.

Бен понимающе кивнул:

– Я видел это в кино. Вы наблюдаете за такими зелененькими вспышками-шариками на экране, да?

– Это и есть моя жизнь, – согласилась Кэри. – Маленькие зелененькие шарики. Самая лучшая компьютерная игра в мире.

– Надеюсь, вы пошутили? – в ужасе спросил Бен.

– Ну-ну, не все так страшно. Конечно, это шутка. Но, когда смотришь на этот шарик, не думаешь о том, что это самолет с людьми. Ну, шарик, он и есть шарик. И тебе нужно правильно переместить его по экрану. Очень похоже на компьютерную игру.

– Вы бессердечный и безжалостный человек!

– Ни то ни другое. Но теперь, я надеюсь, вы поняли, что я хваталась за подлокотники вовсе не из-за страха?

– Думаю, да. Значит, у вас отвратительное пищеварение. А вы уверены, что это не язва?

Кэри отрицательно покачала головой:

– Пищеварение.

– Я так говорю, потому что вы сами знаете, какие стрессы вызывает ваша работа.

– Вы правы. Но это случается только когда мы перегружены или возникают какие-то проблемы. Но зато когда смена заканчивается и я иду домой, то уже ни о чем не думаю. А кому-то приходится постоянно планировать следующие поставки товара.

– Ну что ж, мисс Диспетчер. Как бы там ни было, стресс, несварение желудка или язва, я рекомендовал бы вам ликоподиум.

– Что-что?

– Он отлично помогает при стрессах.

– Но у меня нет стресса. Просто не надо было так набивать живот жареными сосисками, ветчиной и яичницей плюс двойная порция пудинга и печеные бобы в виде гарнира.

Бен поморщился:

– А вы едите хлеб из муки грубого помола?

– Нет.

– Впрочем, вам и не надо. Лишним весом вы не обременены.

– У меня прекрасный обмен веществ, – пояснила Кэри. – Кстати, я тоже стараюсь правильно питаться в силу своих возможностей.

– Скорее всего это действительно так, – подтвердил Бен. – У вас отличная кожа, шикарные волосы и чистые глаза.

Она обиженно посмотрела на него:

– Вы говорите так, будто я породистая собака на выставке или что-то в этом роде.

– Простите. – Он немного помолчал, потом снова повернулся к ней: – Но почему вы решили стать авиадиспетчером?

– Над нашим домом, там, где я росла, проходила авиатрасса. И самолеты шли на посадку в Дублинский аэропорт. Поэтому мне всегда хотелось убеждаться в том, что они приземляются именно там, где положено.

– Неужели?

Она кивнула:

– Кроме того, мой отец работал в аэропорту, поэтому такой выбор оказался неизбежен.

– Неужели у вас это наследственное? Династия авиадиспетчеров?

– Не совсем так, – поправила Кэри. – Отец работал в наземной команде, пока не вышел на пенсию.

Сестра – в магазине на территории аэропорта, но потом обзавелась семьей, и теперь у нее куча детишек. А вот брат у меня настоящий летчик.

– Да, теперь я понимаю, как был не прав, когда предположил, что вы боитесь летать. Вам, наверное, не раз приходилось сидеть в кабине пилота вместе с братом.

– Не угадали, – призналась Кэри. – Тони женился на девушке из Австралии, и я его не видела вот уже два года. Он работает в частной компании.

Бен внимательно посмотрел на Кэри. Возможно, все это правда или она просто хочет заинтересовать его. Она казалась слишком несерьезной, чтобы быть авиадиспетчером, со своими кудряшками и озорными глазами. Сам Бен видел авиадиспетчеров только в кино, и они казались ему похожими на Джорджа Кеннеди: этакими мачо, готовыми справиться с любыми трудностями. А эта хрупкая девица, наверное, и сигару-то во рту не сможет удержать, как это делал в кино Джордж.

Вскоре подали обед, и за едой сосед наконец сообщил Кэри свое имя. Его звали Бен Рассел, он жил в небольшом собственном домике в Портобелло. У него был один магазин здоровой пищи в том же районе и еще два таких же в центре Дублина.

Бен начинал нравиться Кэри. С ним было легко разговаривать, и он оказался не таким уж чопорным и сексуально озабоченным, как ей показалось вначале. Он рассказывал ей, как изменилась его жизнь после развала компании Интернета, в которой он когда-то работал, и ему пришлось переключиться на целебные травы, эфирные масла и все такое прочее. Его партнером стала его старшая сестра Фрейя. Но сейчас, кроме трав, они начали закупать и другие полезные для жизни предметы.

– Вот, например, недавно мы стали продавать презервативы с фруктовым ароматом, – заметил Бен.

Кэри так и прыснула, чуть не пролив вино из своего бокала. Бен усмехнулся и подтвердил, что они отлично раскупаются.

– Вы не поверите, – продолжал он, – сколько людей спрашивают меня, добавляется ли витамин С в презервативы со вкусом апельсина.

– И что вы им отвечаете?

Бен рассмеялся:

– Неужели вы хотите сказать, что сами ни разу ими не пользовались?

Затем Кэри, в свою очередь, спросила Бена, почему он стал заниматься продажей продуктов и лечебных трав, и он ответил, что это было решением его старшей сестры. Она всю жизнь работала в банке, но ей хотелось открыть свое собственное дело. Она всегда интересовалась альтернативной медициной. В банке они получили кредит, и вот работают вместе уже три года и, кажется, успешно.

Очень скоро попутчики поняли, что у них много общих интересов. Выяснилось, что оба любят боевики, итальянскую кухню, оба считали Барселону самым красивым городом в мире и оба терпеть не могли оперное искусство. Внезапно Кэри поняла, что имеют в виду, когда говорят, что знают человека «уже сто лет».

Впервые она пожалела о том, что путешествие через Атлантику не такое продолжительное.

– Может быть, мне стоит подержать вас за руку? – предложил Бен, когда капитан объявил, что до посадки осталось пятнадцать минут. – А то вдруг окажется, что вы на самом деле скромная продавщица или торговый представитель какой-нибудь фирмы, и очень боитесь летать?

– Нет. – Кэри едва сдерживала смех, пожалев о том, что не сказала ему сейчас «да». Правда, она тут же вспомнила историю с Питером и решила, что этот урок надо запомнить получше: не стоит столь скоропалительно влюбляться.

Самолет приземлился, и Бен стал особенно вежливым, как и полагается случайным попутчикам. Она улыбнулась ему, одновременно ощущая разочарование, поскольку их короткое знакомство близилось к концу. Что ж, возможно, это даже и лучше. Все же ее сердце было разбито Питером, и она вовсе не была готова разбивать его еще раз. Предательство Питера ранило ее сильнее, чем она могла предположить.

– Может быть, мы когда-нибудь увидимся, когда вы полетите в Нью-Йорк, – улыбнулся Бен. – В любом случае, когда я буду находиться в самолете, то всегда буду думать о том, а не вы ли сейчас случайно дежурите в диспетчерском центре и колдуете над тем, чтобы мой самолет исправно совершил посадку?

– Вряд ли я в скором времени снова полечу в Нью-Йорк, – отозвалась Кэри. – Меня пригласили на вечеринку. – Она еще раз взглянула на него и вдруг выпалила: – А вы не хотели бы пойти туда вместе со мной?

Она уже успела пожалеть о своем необдуманном предложении, но глаза Бена заискрились:

– Что за вечеринка?

Она неопределенно пожала плечами:

– Ну, в общем, если вам неинтересно, то совсем необязательно идти туда… Тем более что вы, наверное, будете очень заняты. Но, наверное, все же вечером вам станет скучно… Дело в том, что одна моя подруга выходит замуж. И она хочет похвастаться какой-то совершенно невообразимой роскошной квартирой своего будущего супруга.

– Я с удовольствием составлю вам компанию, – ответил Бен. – Свои дела по закупке товаров я закончу очень быстро, а затем, как вы угадали, действительно начну скучать. К тому же я никогда еще не видел супершикарной нью-йоркской квартиры!

Она улыбнулась:

– Где вы остановитесь?

– В «Пенсильвании». Не высший класс, но все же.

– Так мы с вами будем жить в двух кварталах друг от друга. Я забронировала номер в «Нью-Йоркере».

– А эта вечеринка состоится сегодня? У меня запланирована одна встреча. Но я мог бы…

Она отрицательно покачала головой:

– Завтра. Вы успеете и на встречу, и на свои переговоры.

– Отлично. Значит, я зайду за вами в вашу гостиницу?

– Договорились.

– А как вы собираетесь добираться до города? – поинтересовался Бен.

– Автобусом.

– Я вас подброшу на такси, – предложил он. Она улыбнулась:

– Годится.

В машине Кэри снова испытала чувство, будто они знакомы с Беном уже очень давно. Даже теперь, когда они оба молчали, она не ощущала неловкости. Она просто смотрела в окно и наблюдала за тем, как они приближаются к Манхэттену.

Ей хотелось пригласить Бена зайти вместе с ней в гостиницу. Но она помнила, что в «Нью-Йоркере» не было бара. Поэтому она просто напомнила ему о завтрашней встрече. Они еще несколько секунд смотрели друг на друга, потом она вышла из машины и, не оглядываясь, направилась к вращающимся дверям своего отеля.

Глава 2 Абсолютное масло жасмина

Обладает способностью пробуждать чувства, создает расслабляющий эффект, поднимает настроение.

Приятные воспоминания Кэри были прерваны очередным обращением капитана. Он сообщил, что несмотря на готовность экипажа немедленно отправиться в путь, ситуация с вылетом остается неутешительной. Аэропорт Кеннеди по-прежнему закрыт, снегопад продолжается, хотя и начинает немного стихать. В проходы вышли стюардессы, предлагая пассажирам апельсиновый сок и орешки. Кэри и Бен взяли себе по стакану сока. Кэри посмотрела на часы.

– Волнуешься? – спросил Бен.

– Пока нет. Моя смена начинается в два. Если мы прилетим до этого времени, все будет чудесно.

– Но ты будешь уставшей. Она пожала плечами:

– Высплюсь в самолете.

– Клади голову мне на плечо прямо сейчас, – предложил Бен. – И постарайся вздремнуть.

Она улыбнулась и сделала все так, как он велел, хотя вовсе не чувствовала себя усталой или разбитой. Но она давно привыкла засыпать по своему желанию, и очень скоро начала клевать носом.

Ей показалось, что буквально через пару секунд ее снова разбудил голос капитана. Однако выходило, что она проспала почти целый час. Капитан сообщал пассажирам, что аэропорт наконец открылся и очень скоро они вылетят. Волна облегчения прокатилась по салону.

Через несколько минут настала очередь их самолета на льдоудаление. Кэри закрыла глаза, чтобы не видеть рабочих с шлангами, сбивающих слои снега и льда с крыльев, и снова начала вспоминать прием у Элли. Это был вечер ее первого свидания с Беном. Сначала она хотела надеть свое единственное приличное платье: из черного шелка, узкое, облегающее фигуру, оно отлично смотрелось и очень ей шло. Но теперь, когда она знала, что с ней будет Бен, этот черный наряд показался ей заурядным и порядком надоевшим. Правда, она еще раз заверила себя, что это было только случайное знакомство, и они должны были расстаться сразу после вечеринки. Кэри вовсе не собиралась продолжать отношения с Беном.

И все же ей хотелось выглядеть исключительно хорошо. Даже фантастически хорошо. Ей требовался такой наряд, который бы восхитил Бена. Это должно было быть нечто умопомрачительное. Она стояла в примерочной дорогого магазина, печально разглядывая в высоком зеркале свое худое тело и почти несуществующую грудь. Как хотелось сейчас Кэри, чтобы ее фигура обладала какими-нибудь округлостями и чтобы кости не так торчали, а коленки не выступали этакими шишками. Через несколько минут к ней заглянула продавщица, чтобы проверить, как у Кэри продвигаются дела с примеркой. Девушка по секрету сообщила Кэри о последнем писке моды: оказывается, большая грудь теперь не в моде. Однако Кэри ей не поверила. Ей так хотелось иметь соблазнительную складочку между грудями, видную в декольте. Причем свою, естественную, а не создаваемую путем подкладывания ваты в бюстгальтер.

В конце концов ей все же удалось выбрать себе платье для коктейлей яркого пурпурного оттенка, которое подчеркивало и ее светлую кожу, и темно-карие глаза, превращая Кэри почти в совершенство. Как ни странно, но даже большой вырез не портил впечатления. Обычно при таком декольте Кэри казалась особенно плоскогрудой. Продавщица одобрительно кивнула и заявила, что от этого наряда у окружающих должно захватить дыхание.

Кэри была полностью согласна с ней. Правда, она еще не знала, как на пурпур отреагируют ее подруги, привыкшие видеть Кэри либо в ее черном платье, либо в черных кожаных брюках. И уж тем более становилось непонятным, как посмотрит на такой наряд Бен со своими правильными продуктами и, наверное, с таким же правильным образом жизни. В общем, это платье скорее напоминало шелковый носовой платок больших размеров и скрывало лишь незначительную часть тела Кэри. Но, как справедливо заметила продавщица в магазине, дыхание от него, конечно, перехватывало. Ну а вместе с очень дорогими туфлями на высоком каблуке Кэри стала выглядеть более сексапильной.

Именно это и заметил Бен, когда они приехали к Элли и Кэри выскользнула из синего шерстяного пальто. То же самое сказала и Элли, когда приветствовала подругу модным на Манхэттене воздушным поцелуем. Элли бросила оценивающий взгляд на Бена, после чего подтолкнула парочку вперед, в зал, где уже собралось изрядное количество гостей.

Неожиданно Кэри оказалась в центре внимания. Все подруги окружили ее и засыпали вопросами: кто такой этот красавчик? Когда Кэри с ним познакомилась? Почему прятала его? И вообще, по их одобрительным взглядам Кэри поняла, что поступила правильно, пригласив его сюда.

– А я знаю, почему она никому его не показывала! – улыбнулась Джина, посматривая в сторону Бена, который в данный момент вел беседу с женихом Элли, инвестиционным банкиром. – На твоем месте я не рискнула бы оставлять его одного в комнате, где полным-полно одиноких заинтересованных баб.

– Да, он очень мил, – робко согласилась Кэри. – Но только у тебя и у Финолы уже есть пара.

– Это просто чистый секс о двух ногах и… – недвусмысленно улыбнулась Бернис Тэйлор. – А вот я, например, совершенно свободна. Но как тебе удалось заманить его в ловушку?

Когда же Кэри всем рассказала о том, что познакомилась с Беном в самолете, отовсюду послышались удивленные возгласы, сменившиеся понимающими кивками и даже завистливыми взглядами.

– У тебя всегда так получается, правда? – улыбнулась Джина. – Кэри Браун – громоотвод, который способен поймать любую молнию. Тебе прямо в руки плывут такие лакомые кусочки! Правда, ты при этом ни о чем не задумываешься и действуешь как придется.

– Я не такая уж безрассудная особа. И тебе это хорошо известно, – отозвалась Кэри. – И Бен мне в руки не попадался.

– Но он этого, похоже, хочет, – и Джина многозначительно посмотрела на подругу. – Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Ты можешь ворваться туда, где даже ангелы предпочитают ходить на цыпочках. И это касается не только мужчин. Мне помнится, это ты купила громадную кровать-аэродром, даже не подумав о том, как она смогла бы вместиться в крошечную каморку, называемую спальней. А помнишь, как на вечеринке перед Рождеством ты решила первой выступить, спев под караоке…

– Ну ладно, ладно, – Кэри осторожно толкнула ее локтем. – Я зря времени не теряю и действую напролом, это точно.

– В этом отношении я с тобой согласна, – поддержала ее Анна Ирвин. – Я бы на твоем месте ухватилась бы за данного типа руками и ногами в тот же момент, как только увидела бы его. Дали бы мне только один маленький шанс…

– Это предупреждение? – поинтересовалась Кэри.

– Очень может быть, милая, – кивнула Анна. – Очень может быть.

В этот момент к Кэри подошел Бен и попросил представить его ее друзьям. Кэри удивилась, сколько восторженных глаз тут же уставились на Бена. Особенно ее поразила Джина, помолвленная со Стивом, и Финола, которая уже два года жила со своим бой-френдом.

– Значит, это правда? – начал Бен. – Вы на самом деле все работаете в авиакомпании авиатранспорта?

– Кэри и я – авиадиспетчеры. – С этими словами Финола гордо откинула со лба свои черные волосы и заправила их за уши, заодно выставляя напоказ изумительные янтарные серьги, подчеркивающие ее длинную изящную шею. – Мы заботимся о том, чтобы в небе было безопасно. Джина работает администратором.

– Я занимаюсь тем, что достаю им новые компьютеры, – пояснила Джина. – Как только вот они начинают жаловаться, что их аппаратура устарела. – Она взяла Бена под руку и улыбнулась. – Ну что, теперь вам стало спокойнее? Итак, вы узнали, что, пока находитесь в самолете, ваши интересы отслеживает наша блестящая команда.

– Неужели все авиадиспетчеры – женщины? – изумился Бен.

– Нет, – вздохнула Кэри. – Конечно, наступит такой день, когда мы займем все рабочие места, но пока мы лидируем в этой области в пропорции пять к одному.

– Неужели я так и не увижу ни одного Джорджа Кеннеди? – притворно расстроился Бен.

– Кого? – удивилась Финола, и Бену пришлось пояснить свое ложное впечатление, созданное под влиянием кино: он-то искренне считал, что авиадиспетчеры – это крутые и мужественные парни. Финола рассмеялась:

– Мне помнится, Джордж был бортовым инженером, разве нет? Но признайтесь, что в кризисной ситуации мы с Кэри и Джиной будем смотреться куда привлекательнее, чем он!

– Мне это несложно представить, – кивнул Бен, прерывая хихиканье подруг Кэри. – Ну а остальные чем занимаются?

Анна и Бернис работали стюардессами. Они рассказали ему пару историй про ужасно придирчивых и вечно недовольных пассажиров, и Бен поклялся, что теперь в самолетах будет всегда вести себя безупречно. Обе девушки пообещали теперь присматривать за ним, так как обе работали на рейсах в направлении Нью-Йорка.

– Наверное, Элли теперь локти кусает и сожалеет о том, что помолвлена с Биллом. Ведь она не была знакома с вами, – улыбнулась Анна, заметив, что подруга посматривает в их сторону.

– А вот здесь позвольте с вами не согласиться, – вставил Бен. – Билл рассказывал мне, сколько он стоит. Боюсь, что я по сравнению с ним выгляжу довольно бледно.

– Ну, я этого не замечаю, – пробормотала Финола. Кэри занервничала. Она не могла поверить в то, что и Финола явно заинтересовалась Беном. Но Финола всегда флиртовала с мужчинами, когда ее приятеля не было рядом. А иногда это случалось даже и при нем.

– Жаль, что Денис не смог сегодня присоединиться к нам, – заметила Кэри, обращаясь к Финоле. – Или он просто опаздывает?

– Нет, его не будет, – подтвердила Финола. – Он на Бермудах. – Она снова повернулась к Бену: – Он летчик, работает на американских авиалиниях.

– И Финола живет с ним вот уже два года, – не удержалась Кэри.

– Наверное, вам приходится нелегко, если учесть, что он подолгу пропадает вдали от дома, – посочувствовал «бедняжке» Бен.

– Ничего подобного, – фыркнула та. – Нам это даже идет на пользу. К тому же, как только он возвращается, мы снова вместе, я полагаю, пока у нас с ним все в порядке.

– А Джина у нас помолвлена, – продолжала Кэри.

Бен добродушно улыбнулся и повернулся к ней:

– И когда же свадьба?

– Понятия не имею, – пожала плечами Джина. – Особенно теперь, когда я познакомилась с вами…

Он рассмеялся.

– Не вздумайте расставаться со своим женихом из-за меня, – предупредил он. – Я неисправимый бабник.

– И это даже хорошо, – хихикнула Джина. – Мы могли бы развлекаться, сколько душе угодно, и никто бы не стал тревожиться. – Затем она повернулась к Кэри и обняла ее за талию, а Бен в это время успел воспользоваться моментом и отправился наполнять свой бокал вином. – Не хмурься, Браун, мы же только подшучиваем над тобой. Ну, вроде как показываем тебе нос.

– И не только нос, – недовольно пробурчала Кэри.

– Ну прости, – покаялась Джина. – Мы только хотели немножко тебя подразнить. Ты сама нас здорово удивила. Мы-то с девчонками думали просто оценить новые хоромы Элли, а ты вдруг заявляешься с таким лакомым кусочком. И как тебе это всегда удается?

– Никого я не зацапываю! – возмутилась Кэри. – И кстати, вспомни мой последний так называемый лакомый кусочек: женатый, да еще с младенцем!

– Не расстраивайся, – попыталась успокоить подругу Финола. – И меня тоже прости. Я же не знала, что ты так серьезного относишься к этому парню.

– Ничего серьезного между нами нет и быть не может, – хмыкнула Кэри. – Зачем он мне? Я только что познакомилась с ним. К тому же он из тех, с кем достаточно провести только одну ночь. Но мне приятно, что вы, ребята, не стали кружиться над ним, как стервятники.

Анна и Бернис рассмеялись.

– Эти две, может быть, и не стали кружиться, а вот мы на это способны, – заявила Анна. – Если все же ваши отношения продлятся больше, чем одну ночь, дай нам знать, Кэри. А если нет, то мы за ним поохотимся. Не как стервятники, конечно, а как стервы.

– За кем вы собрались охотиться? – Бен вернулся с полным бокалом вина.

– За тобой, – сообщила Кэри и улыбнулась. – Пойдем осмотрим этот дворец.

* * *
– Это правда?

Бен удивленно посмотрел на Кэри. Она успела провести его через апартаменты, и теперь они очутились на громадном балконе с видом на Центральный парк. Однообразие темноты нарушали огоньки Манхэттена, располагавшиеся вдали в шахматном порядке.

– Что именно «правда»?

– То, что ты неисправимый бабник, – пояснила она. – Именно так ты представился Джине.

Он рассмеялся, и изо рта у него вылетело маленькое облачко пара, тут же исчезнувшее в холодном вечернем воздухе.

– Даже не знаю, – пожал плечами Бен. – У меня были длинные романы, бывали и короткие знакомства. Но твои подруги так дружно насели на меня, что я подумал: будет лучше зарекомендовать себя так, чтобы они не рассчитывали на меня в дальнейшем.

– Я даже ушам своим не поверила, – созналась Кэри. – То есть, я хочу сказать, что Джина и Финола имеют очень серьезные отношения со своими ухажерами. Ну конечно, Анна и Бернис – птички свободные, но все же…

– А в общем-то, нет.

– Что «нет»?

– Я не хочу казаться бабником, Кэри. Я хочу того, к чему стремится каждый нормальный человек. То есть я мечтаю встретить свою половинку, жениться, и потом жить с ней счастливо и долго.

– И ты считаешь, что это возможно?

– Нужно надеяться. Ты со мной согласна?

Она задрожала от неожиданного порыва ветра. Бен обнял ее за плечи, и она прижалась к нему, а потом, сама того не сознавая, уже целовалась с ним, вдыхая его аромат вперемешку с ледяным воздухом. Она почувствовала, как трепещет все ее тело, и сейчас Кэри не могла бы с уверенностью сказать, происходит это из-за холода, возбуждения или потому, что все вокруг сейчас ей казалось великолепным.

Когда она отпрянула от Бена, он все продолжал удерживать ее, и его глаза в полумраке стали совсем темными.

– Боже мой! – тихо проговорил он. – Никогда не подозревал, что это может быть так прекрасно.

– Что?

– Поцелуй.

Кэри чуть заметно улыбнулась.

– Я уверена, что тебе приходилось ощущать и более восхитительные поцелуи.

– Нет. Более длительные – да. Но, как правило, я целовался с теми девушками, которых давно знал. А такое со мной приключается впервые.

Кэри не хотелось, чтобы он говорил подобные вещи. Возможно, он просто начал их придумывать. Она твердо решила, что это будет приключение на одну ночь, и разговоры о чувствах и переживаниях не нужны.

Бен продолжал крепко держать ее в своих объятиях:

– Ты веришь в любовь с первого взгляда?

– Нет, – твердо произнесла Кэри. – Но я верю в такую страсть.

Он засмеялся:

– Надеюсь, ты в данный момент испытываешь страсть по отношению ко мне?

– О да! – Она прильнула к Бену, положив голову ему на плечо. – И еще какую!

– Может быть, мы сбежим с этой вечеринки?

Она кивнула, но еще пару минут они стояли на балконе, не двигаясь. Когда Бен и Кэри уходили из гостей, многие девушки были разочарованы: им очень не хотелось отпускать Бена.

* * *
Как «приключение на одну ночь» все получилось великолепно. Кэри испытала какое-то особенное возбуждение, предвкушая удовольствие уже в такси по дороге в отель Бена, а потом они бегом устремились в номер. Наслаждение возросло, когда он стянул с ее плеч платье, а потом очень медленно принялся опускать ткань все ниже, одновременно ощущая бархатистость ее кожи. В этот момент желание Кэри возросло до такой сверхъестественной силы, которой она не могла в себе и предположить. А потом они наслаждались друг другом. Бен делал все не спеша и так естественно и просто, будто он находился с ней в постели уже в сотый раз, и одновременно так страстно, как это всегда случается впервые. Кэри почувствовала себя частью его, а он словно слился с ней. Теперь Кэри не хотелось отпускать его от себя никогда и ни за что.

Позже, когда они лежали рядом, он прошептал ей: «Выходи за меня замуж». Тогда она резко повернулась к нему и заглянула в его глаза. В этот момент она поняла, что единственным правильным ответом сейчас будет только одно слово: «Да».

Правда, тогда она еще не до конца осознавала, что он собирается жениться на ней на этой же неделе, и вообще сочла его предложение не совсем серьезным. Но когда она проснулась утром со спутанными кудрями и размазанной тушью под глазами, отчего стала похожа на бамбукового медведя, он уже названивал агенту из бюро путешествий и заказывал два билета до Лас-Вегаса.

– Когда мы вернемся в Ирландию, то заверим документы у нотариуса, – объяснил он ей, – но я уже успел забронировать для нас время венчания в Часовне Вечной Любви на завтра, на четыре дня.

Кэри только молча уставилась на него, не находя слов.

– Ну конечно, – добавил он, – если ты не передумала из-за того, что все произошло слишком неожиданно. – Он рассмеялся, но на лице его отразилось волнение. – Все действительно произошло как-то чересчур стремительно, да? Я сам понимаю. Наверное, с моей стороны было глупо даже предположить, что… Прости. Но дело в том, что я никогда не испытывал ничего подобного. Прошлая ночь… прошлая ночь была совершенством. Я не могу позволить и допустить, чтобы совершенство просто так исчезло. Я даже предположить не мог, что нечто подобное может произойти со мной. Но оно произошло. И ты тоже это почувствовала. Я знаю. – Он провел ладонью по волосам так, что они поднялись у основания колючками песочного цвета. – Я не хочу, чтобы ты исчезла из моей жизни. И я не хочу, чтобы кто-то еще был рядом с тобой. Я понял это, как только мы встретились вчера вечером. Или даже еще раньше. Да, я понял это уже в самолете. И хотя вчера в гостях я разговаривал со многими людьми, на уме у меня было только одно: как бы побыстрей остаться с тобой наедине. Твои подруги пытались заболтать меня и увлечь беседой, а я думал только о тебе. Мне хотелось обладать тобой прямо там, на балконе чужой квартиры. Ничего похожего в моей жизни не случалось, Кэри. Я не хочу, чтобы это чувство пропало. И я не хочу терять тебя.

– Я тоже впервые ощущаю нечто подобное, – призналась Кэри. – И я хочу выйти за тебя замуж, Бен.

– Но хочешь ли ты завтра же выйти за меня замуж? – Он печально посмотрел на нее. – Наверное, ты мечтаешь о том, чтобы вернуться в Дублин и сначала объявить о помолвке, а потом устроить шикарную свадьбу. Каждая нормальная девушка грезит этим. Наверное, и твои подруги такие же. Ты же наверняка не согласишься венчаться в какой-то американской часовенке, обитой вагонкой, в далеком Лас-Вегасе. При этом тебя не увидят ни твои друзья, ни родственники, а вслед за тобой уже будет стоять очередь из таких же ненормальных, желающих срочно пожениться. Да, с моей стороны все получилось глупо. Я самый настоящий эгоист. Прости.

– Нет, – негромко ответила Кэри. – Это не глупо, и ты не эгоист. Ты тоже был самим совершенством. И я действительно хочу выйти за тебя замуж в Часовне Вечной Любви, несмотря на это банальное название. Причем я хочу это сделать завтра же. И я вовсе не стремлюсь устраивать пышную свадьбу. Если хочешь знать, я это всегда терпеть не могла, еще с детства. Я хочу, чтобы это касалось только нас двоих. – Она пожала плечами. – И зачем нам ждать? Я уверена в том, что ты идеально мне подходишь. Я почувствовала это в тот момент, когда ты впервые обнял меня за плечи в самолете. Я люблю тебя и хочу быть твоей женой до конца жизни.

Они поцеловались, и Кэри подумала, что если на этот раз она опять бросается куда-то сломя голову, сейчас это было оправданно.

* * *
– Добрые вести, дамы и господа, – объявил капитан. – Мы получили разрешение на взлет.

Послышался довольный ропот пассажиров. Бен повернулся к Кэри. На ее лице застыло удивление.

– Ты чем-то взволнована?

– Нет, – успокоилась Кэри, взглянув на часы. – Мы прилетим даже рано.

– Нет, я имел в виду не твое опоздание на работу. – Я подумал, как ты будешь всем рассказывать о том, что произошло.

Она взглянула на свое тоненькое обручальное колечко и улыбнулась:

– Я ни чуточки об этом не волнуюсь. И с какой стати я бы стала беспокоиться?

Он пожал плечами:

– Я знаю, что ты хотела выйти за меня замуж, и в Лас-Вегасе мы отлично провели время. Но не жалеешь ли ты об этом?

Она рассмеялась:

– Мы не женаты с тобой и недели, а ты уже спрашиваешь, не жалею ли я об этом! Дай мне немного прийти в себя! – Ее глаза заискрились. – Впрочем, если бы это было так, я думаю, мы успели бы рвануть в Рино и получить развод.

– Ну… это ведь я решил все сделать так быстро и потянул тебя за собой, Кэри. Я и сам от себя этого не ожидал.

– Никуда ты меня не тянул. А если что-то и тянул, то только мое платье в номере отеля.

– Но у нас было всего тридцать минут в Часовне Вечной Любви, и, когда ты замешкалась, я испугался, что ты хочешь от меня увильнуть.

– Никуда бы я от тебя не делась, – засмеялась Кэри. – Если помнишь, у меня просто заело молнию.

Он достал фотографию из кармана пиджака. На ней, перед небольшой деревянной часовенкой, стояли счастливые Бен и Кэри с головами, обсыпанными рисом. Их сняли как раз в тот момент, когда они вышли из часовни на улицу, залитую солнечным светом. Для такого торжественного случая Кэри купила коротенькое белое платьице, а волосы заколола перламутровым гребнем, соорудив из своих кудряшек что-то наподобие высокой прически. Она поменяла очки на контактные линзы, и ее карие глаза сияли от радости. Бен даже взял напрокат смокинг, в лацкан которого была аккуратно воткнута красная гвоздика. Он тоже светился от счастья и широко улыбался в объектив.

– А ты хорошо получился на снимке, – заметила Кэри. – Такой аппетитный, так и хочется тебя съесть.

– Ты тоже неплохо смотришься, – отозвался Бен.

Она поцеловала его, и в этот момент самолет пришел в движение. Они все еще целовались, когда он взлетел, и не думали останавливаться даже когда лайнер набрал высоту.

* * *
Большую часть путешествия Кэри спала. Никогда еще она не ощущала себя такой счастливой. Как будто в ее жизни произошло серьезное событие, которое все расставило по местам. Раньше Кэри не понимала, что такое настоящая любовь. Ей казалось, что она успела испытать ее и с Рэем, и с Симусом, и с Фрэнком, и с Джеймсом, и даже с предателем и обманщиком Питером. Но все это оказалось жалкой подделкой. Ничего даже похожего на то, что она успела прочувствовать с человеком, о существовании которого и не ведала еще неделю назад. И хотя секс с ним был прекрасен, главным было чувство счастья, спокойствия и надежности.

И хотя подруги частенько подтрунивали над ее влюбчивостью, на этот раз у нее все сложится по-другому. Теперь это навсегда. И оказывается, любовь с первого взгляда существует на самом деле.

Глава 3 Розмарин

Лечебная трава, обладает бодрящим эффектом, способствует стимуляции работы мозга и устраняет мышечную слабость.

Когда самолет приземлился в Дублине и молодожены получили свой багаж, было уже одиннадцать часов.

– И что теперь? – поинтересовался Бен.

– Я, наверное, отправлюсь к себе домой, – начала Кэри. – Приму душ, переоденусь и как раз успею к своей смене.

– Ты называешь домом то строение в районе Сордс, где ты обитаешь с подругой?

– Ну, пока что да. – Она сжала его руку. – Все изменится, но только после того, как закончится моя смена.

– Я понимаю. А ты сумеешь собрать все вещи для переезда до смены?

– Вряд ли, – бодро ответила Кэри. – Я ужасная копуша. И у меня куча вещей. Надеюсь, в твоем доме просторно?

– У меня очень маленький домик. – Бен выглядел озабоченно. – Сколько же у тебя будет чемоданов?

– Не паникуй, – успокоила его Кэри. – Я произведу пересмотр своего барахла и половину выкину. Этим следовало заняться уже давно.

– Не надо из-за меня выбрасывать хорошие вещи!

– Не из-за тебя. И вообще, только из-за тебя я ничего делать не собираюсь! – Она скорчила ему рожицу. – А впрочем, все это как-то диковато, да? Еще неделю назад все шло своим чередом. И вот теперь все изменилось. Я никак не могу привыкнуть к своему новому положению.

– Неужели? – Бен снова начал волноваться. – Но ты ведь чувствуешь себя хорошо, да?

– Конечно, – уверенно произнесла Кэри. – Просто… ну, просто я еще не задумывалась о разных мелочах, вот и все. Ну, например, о том, что мне придется упаковывать свои вещи, а потом переезжать к тебе. – Она поморщилась. – Тем более переезжать на юг. Я, вообще-то, всю жизнь прожила в северной части города, Бен. Мы даже реку никогда не пересекаем.

– Ну а я – житель юга, и река для нас тоже служит строгой границей. – Он самодовольно улыбнулся. – Но так как домом владею я… Или, по крайней мере, выплачиваю его стоимость, а ты только снимаешь жилье, то имеет смысл поселиться все же у меня в Портобелло. Ты согласна?

– Я все прекрасно понимаю, – кивнула Кэри. – Но только переезжать на юг, это все равно что… эмигрировать, что ли.

– Ну, не надо так преувеличивать, бога ради! – Но он все же улыбнулся. – Ничего страшного тут нет.

– Да, я понимаю, что это глупо, – вздохнула Кэри. – Но что я могу с собой поделать! – Она бросила беглый взгляд на часы. – Так или иначе, но сейчас времени на споры у нас нет. Нам надо взять сразу два такси и пока отложить нашу дискуссию.

Очередь на такси была на редкость короткой. Кэри открыла дверцу третьей подъехавшей машины и посмотрела на Бена:

– Я сразу же позвоню тебе после работы, – пообещала она.

– Тогда я дам тебе номер своего мобильного телефона.

– Боже мой, ну конечно! – Кэри выглядела удивленной. – Я об этом даже не подумала. Мне почему-то казалось, что твой номер должен был каким-то образом автоматически попасть в записную книжку моего телефона.

– Но это не так. Вот, возьми. – Он протянул ей свою визитную карточку. На белом фоне по кромке шли извивающиеся ветви с зелеными листочками и виднелась надпись: «Директор-распорядитель, "Лечебные травы"».

– Это уже серьезно. – Она положила карточку в карман джинсов. – Я прячу визитку своего собственного мужа, потому что иначе не смогу связаться с ним!

Он засмеялся, наклонился и поцеловал ее:

– Увидимся позже, миссис Рассел.

Она сама еще раз поцеловала его, после чего уселась в такси и закрыла дверь.

Рассказав водителю, куда ее отвезти, она обернулась. Бен уже садился в следующую машину. Она закрыла глаза и поняла, что очень устала, несмотря на то, что проспала почти весь полет.

Ну, ничего страшного. Она примет душ, вымоет голову и сразу же почувствует себя лучше.

Скоро водитель остановился возле небольшого домика с двумя спальнями на втором этаже и крошечным садом. Расплатившись, Кэри вышла из машины и сама достала из багажника свои сумки.

Джины дома не было. Она работала в офисе, и у нее был нормированный рабочий день. А Кэри очень хотелось с ней первой поделиться новостями о Бене. Она даже сложила губы трубочкой, представив себе, как изумится Джина. Да она просто будет шокирована. И немного обидится, потому что после той вечеринки у Элли Кэри ни разу не дала о себе знать. Она только предупредила подруг о том, что, возможно, задержится в Нью-Йорке еще на пару дней, а потом, может быть, погостит у своей подруги в Шенноне. Но то, что произошло, не мог предугадать никто. Наверное, Джина сразу и не поверит Кэри. «А придется поверить, – подумала Кэри, потрогав пальцем свое обручальное кольцо. – И поверит, когда увидит и вот это, и собранные вещи Кэри, готовые к переезду».

Она вошла в свою маленькую спальню и раздвинула занавески. Повсюду были стопочками разложены книги, компакт-диски и одежда. А сколько вещей еще внизу! Кэри любила ходить по магазинам, и неизменно покупала джинсы и джемперы, потому что они больше всего подходили к ее фигуре. Однако слабостью ее была обувь. У нее скопилось немыслимое количество коробок с обувью. Некоторые пары туфель она покупала только из-за красоты и фасона, хотя они оказывались очень неудобными. Она, наверное, и за всю жизнь не сумела бы сносить все это, даже если бы постоянно ходила пешком. Некоторые ботинки она так ни разу и не надела. Другие она приобрела только потому, что ее устраивала цена. При виде этой коллекции Бена, наверное, кондрашка хватит. В Америке Кэри вела себя скромно: она купила только одну пару туфель к пурпурному платью, в котором пришла на вечеринку к Элли, да еще пару для свадебного белого платья и еще три пары на распродаже в магазинах Нью-Йорка. Однако Бен посчитал, что она таким образом экономит деньги.

Кэри приняла душ и вымыла голову. Потом надела черные джинсы, черную водолазку и свои любимые ботинки. Из косметики Кэри пользовалась только тональным увлажняющим кремом и блеском для губ: когда работаешь в помещении без окон и никуда не выходишь целый день, а только пялишься на экран радара, можно обойтись и без накрашенных век и ресниц. Потом она приготовила себе большую чашку кофе, выпила ее в три глотка, еще раз нанесла на губы блеск и направилась к машине.

Подъезжая к диспетчерскому центру, Кэри почувствовала, как тревожно забилось ее сердце. Вот сейчас ее встретят коллеги и, конечно, первым делом спросят, как она провела свой коротенький отпуск и есть ли новости. И она сразу же скажет им, что вышла замуж. А ведь ей самой до сих пор было непривычно думать о том, что она стала женой человека, с которым познакомилась всего неделю назад.

– Привет, Кэри, – встретил ее у входа охранник Тим Бенсон.

– Привет, Тим. – Она остановилась в холле, словно боялась предстать перед коллегами. Кэри пришла на работу немного раньше, но все рано чувствовала, что еще не готова сообщить потрясающие новости своим друзьям. Поколебавшись еще с полминуты, она решила сначала отправиться в «Свинюшник» (как здесь ласково называли кухню) и приготовить себе кофе.

– Кэри! – Дверь открылась, и в холле появилась Джина. – А я как раз тебя разыскиваю. Ну, как ты провела свой отпуск?

– Великолепно, Джина. Этот отпуск получился просто фантастическим.

– А ты больше не встречалась со своим «лакомым кусочком»? – поинтересовалась подруга. – Господи, Кэри, как же он красив! Просто умопомрачительный мужчина. И хотя на вечеринке мы тебя поддразнивали, но потом мы с Финолой пришли к выводу, что он действительно восхитителен. Если у меня все пошло бы кувырком в смысле любви, я была бы готова отбить его у тебя. – Она усмехнулась. – Нет, признавайся, ты с ним виделась еще или он, как ты говорила, был твоим развлечением только на одну ночь?

Кэри облизнула губы:

– Не совсем так.

– Не совсем? – Джина подозрительно посмотрела на подругу. – Ну-ка, выкладывай все начистоту. Он, наверное, тоже задержался в Нью-Йорке? Или ты вернулась в Дублин вместе с ним?

– Вроде того.

– Что значит «вроде того»? – не поняла Джина.

– Мы были в Лас-Вегасе.

– В Лас-Вегасе! – рассмеялась Джина. – И чем же вы там занимались? Проиграли все свои денежные накопления? Или рванули в местную несерьезную церковь и в спешке поженились?

– Да, – подтвердила Кэри.

– Да? – повторила Джина.

– Да, мы действительно поженились. Но только церковь оказалась вполне симпатичная. И никакой спешки там не наблюдалось, никто нас не торопил.

– Ты, наверное, шутишь, – неуверенно произнесла Джина.

– Нет.

– Да шутишь! – И тут, заметив кольцо на руке Кэри, Джина затараторила: – Браун, говори правду! Я же тебя знаю! Сознаюсь, ты здорово разыграла меня, я почти поверила тебе. Но ты ведь не хочешь сказать мне, что вот это обручальное кольцо – настоящее?!

– Оно настоящее. И моя фамилия теперь – Рассел.

– Нет! – Да.

– Боже мой. – Джина прикрыла рот ладонью. – Я тебе не верю. Я просто тебе не верю. Неужели ты вышла за него замуж?

– Кто и за кого тут вышел замуж? – поинтересовался Тревор Хьюгс, подходя к девушкам. – Привет, Кэри. Как провела отпуск?

– Она вышла замуж, – сообщила за подругу Джина.

– Что?! – Тревор был шокирован не меньше, чем Джина.

– Она вышла замуж, – повторила Джина. – За парня, с которым познакомилась в самолете, когда летела в Нью-Йорк.

Тревор рассмеялся:

– Да она нас просто разыгрывает.

– Никого я не разыгрываю. – Кэри ожидала нечто подобное от своих друзей, но ей все равно пришлось нелегко. – Все верно. Я познакомилась с мужчиной и вышла за него замуж. Ничего страшного. Подумаешь!

– Кэри Браун! Это же очень серьезный шаг! – закричала Джина.

– Кэри Рассел, – негромко поправила ее Кэри.

– Но это же здорово! – неожиданно разволновался Тревор. – Никаких хлопот и суеты. Никаких свиданий и ночей, когда ты собираешься с духом, чтобы сделать предложение. Встретились, переспали, а наутро поженились. Отлично!

– Разумеется, – осуждающе закивала Джина. – Но только есть один нюанс: ты при этом и понятия не имеешь, что собой представляет твой супруг.

– Ну спасибо, – обиженно буркнула Кэри.

– Прости, Кэри. Я не хотела… В общем, ты сама все понимаешь.

– Ты же видела его, – начала сердиться Кэри. – И ты знаешь, что он собой представляет. И прекрасно понимаешь, почему я решила выйти за него замуж.

– Нет, – покачала головой Джина. – Не понимаю. Да, он очень эффектный мужчина, милый в общении, приятный человек. Но я же совсем его не знаю. И ты тоже.

– Я знаю его достаточно хорошо, – заупрямилась Кэри.

– Ну, если тебя он устраивает, значит, и я за тебя рад, – преданно заявил Тревор.

– И я тоже, – поспешила добавить Джина.

– Ну, в честь такого события можно выпить по чашечке кофе. – Тревор взглянул на часы. – Через двадцать минут лучшая в мире команда авиадиспетчеров приступает к работе. Надо рассказать им о том, что произошло.

Они прошли в «Свинюшник», где уже несколько диспетчеров пили чай и кофе. Тревор распахнул дверь пошире и объявил, что Кэри должна сообщить им кое-что очень важное. И снова она почувствовала, как трудно ей подбирать слова. Кэри прокашлялась и начала:

– Я подумала, что надо вам всем рассказать о том, что я на прошлой неделе вышла замуж, – уверенно произнесла она. – В Америке.

– В Лас-Вегасе, – пояснил Тревор.

– За кого? – тут же осведомился Конор Рейд, открывая пачку шоколадного печенья. – Мне казалось, что ты порвала все отношения со своим парнем. Или у вас все наладилось?

– Разумеется, нет. Там нечему было налаживаться. Я вышла замуж за совершенно другого парня.

– Невероятно, – отреагировала Элена Треверс. – И где же вы познакомились, Кэри? Ты давно его знаешь?

– Всего несколько часов, – ответил за Кэри Тревор. – Она познакомилась с ним прямо в самолете, когда летела в Америку.

– Кэри?

Кэри почувствовала, как ее сверлят шесть пар глаз. Она неопределенно пожала плечами:

– Ну, вы все меня хорошо знаете. Я очень быстро принимаю решения.

– Это точно. – Ричард Пэрселл испытующе посмотрел на Кэри. – Кажется, на этот раз ты приняла слишком быстрое решение.

– Любовь с первого взгляда, – небрежно бросила Кэри.

– Ну вот, видите! – развеселился Тревор. – Значит, она все-таки существует!

– Невероятно, – покачала головой Элена. – Ну расскажи нам о нем, Кэри. Чем он занимается? Он ирландец? Американец?

Говоря о Бене, Кэри понемногу успокоилась и почувствовала себя увереннее. Он вдруг снова стал для нее реальным человеком, а не каким-то эфемерным существом, за которого она вышла замуж, ни о чем не думая. Она рассказала им о магазинах здорового питания и о его сестре, вместе с которой Бен вел свой бизнес.

– И ты, конечно, без ума от него, – подытожила Элена.

– Да, – не задумываясь, ответила Кэри. – Это так.

– Тогда я желаю тебе всего самого хорошего, что только бывает на этом свете. – И Элена поцеловала Кэри в щеку. Вслед за ней все остальные окружили Кэри, наперебой поздравляя ее от всей души.

И она снова почувствовала себя по-настоящему счастливой.

* * *
Бен стоял посреди своей комнаты и почесывал голову. Бледные февральские лучи солнца проникали в нее, освещая слой пыли на полу. Большая часть помещения была заставлена коробками.

Этот дом в Портобелло Бен приобрел еще в то время, когда работал в компании Интернета. Тогда он мог позволить себе купить много дорогих вещей: автомобиль «Сааб-кабриолет», телевизор с плоским экраном, дорогое снаряжение для катания на горных лыжах, немыслимую стереосистему, водонепроницаемые часы и еще всякую всячину, о которой раньше он и не слышал. После краха компании он не смог выплачивать кредиты за все покупки, и ему пришлось расстаться и с машиной, и с телевизором. Но, по крайней мере, при нем осталась стереосистема, часы и, самое главное, дом. В трудные времена, не без помощи сестры и ее приятеля, ему удалось взять в банке необходимую ссуду.

Этот дом он полюбил сразу. На первом этаже располагалась просторная кухня и жилое помещение с абсолютно белыми стенами. Наверху вместо двух спален после переделки появилась одна большая комната для хозяина и крошечная – для гостей. Бывший владелец дома – архитектор по профессии – убрал ванну, заменив ее душевой кабиной, чтобы выиграть пространство. Прежний хозяин хотел перестроить и чердак, но ему не хватило времени, он эмигрировал на юг Франции, где поселился на ферме.

Конечно, Бену было больно расставаться с телевизором последней модели, но его место занял более простой, – с экраном в 19 дюймов по диагонали, который вполне устраивал. Труднее было проститься с «Саабом», но самое главное – уцелел дом, а все остальное можно было пережить.

Но вот сейчас… Он огляделся. С тех пор как он занялся бизнесом с Фрейей, его дом превратился в филиал офиса. Настоящий офис находился над магазином в Рэтминсе, в нескольких минутах ходьбы, но Бен много работал и дома. Пожалуй, половину жилой площади занимали компьютер, стопки бумаг и коробки с образцами товаров. Бен и не заметил, как за пару лет его жилище превратилось в рабочий кабинет.

У Бена почти не было мебели. Он никогда не заботился о создании уюта в доме, и только теперь представил себе, как на это отреагирует Кэри. У него было два кресла без дивана и стол на кухне, а вместо гардеробов он использовал две хромированные перекладины с вешалками, которые ему когда-то купила сестра.

Бен взглянул на часы. Нужно было позвонить Фрейе и сообщить ей о своем возвращении. И еще предстояло рассказать ей о Кэри. Он знал, что его сестра сочтет этот поступок самым глупым. Фрейя на правах старшей сестры частенько говорила ему о том, что он совершает глупые поступки. С тех пор как умерли их родители, ей практически одной пришлось воспитывать брата и заменить ему родную мать.

С тех пор как Бен познакомился с Кэри, он не разговаривал с сестрой. Он просто послал ей сообщение по электронной почте о том, что задержится еще на несколько дней в Нью-Йорке, а по прибытии в Дублин сразу же позвонит. Поначалу Бен хотел приврать что-то насчет закупки новых лекарств, но потом решил не обманывать сестру.

Мысленно пообещав в ближайшее время позвонить Фрейе, Бен принялся за уборку дома. Самое ужасное заключалось в том, что все вещи, находившиеся в комнате, были ему нужны чуть ли не каждый день, и получалось, что освободить помещение почти невозможно. Кое-как наведя порядок на первом этаже, он включил чайник, чтобы выпить кофе, устроился в кресле и закрыл глаза.

Проснулся Бен только через два часа, ощущая одновременно голод и некоторое беспокойство. Он решил прогуляться до Рэтминс, там же перекусить, а потом зайти в свой магазин. Скорее всего Фрейя сейчас в офисе. Он сразу же и сообщит ей радостную новость о своей женитьбе. Потом вернется домой и продолжит уборку на втором этаже.

Бен принял душ, чтобы освежиться, переоделся и вышел на улицу. Становилось темно, холодный зимний воздух заставил его содрогнуться, и он зашагал быстрее. После чашки бульона в местной забегаловке Бен почувствовал, что достаточно согрелся. К тому же голод отпустил его, и он двинулся к своему магазину уже в более приятном расположении духа.

Как всегда, он немного постоял перед зданием магазина с вывеской «Лечебные травы», ощущая гордость и удовлетворение. Это было его детище, созданное, правда, с помощью Фрейи.

Внутри магазин напоминал аптеку. Бен хотел, чтобы его покупатели воспринимали товар не просто как дополнение к пище, а как очень серьезные и жизненно необходимые компоненты здорового питания. Кроме того, здесь продавались шампуни, всевозможная косметика, вата и разные необходимые в быту мелочи. Бен толкнул дверь, и его тут же встретил поток теплого воздуха.

– Привет, Сюзи, – улыбнулся он девушке за прилавком. – Как дела?

– Бен, – в свою очередь, обрадовалась продавщица. – У нас все в порядке. А как прошла твоя поездка в Штаты?

– Отлично. Я заказал тот самый бальзам для губ, который, по твоим словам, раскупается особенно быстро. На этот раз я отыскал даже тот, который защищает губы и от солнечных лучей. Правда, сегодня он, возможно, будет и ни к чему. – Он взглянул на улицу через витрину и поморщился.

– Ничего страшного, – улыбнулась Сюзи, – зато летом он быстро разойдется.

– Вот и хорошо. Скажи мне, Фрейя еще здесь?

– Да, она приехала не так давно, и сейчас работает у себя в кабинете.

– Ну, тогда я пойду к ней. Наверное, она будет ругать меня за то, что я самостоятельно продлил себе командировку.

– Почему? – удивилась Сюзи. – Вы же сами себе хозяин.

Бен рассмеялся и направился к узкой лестнице, ведущей на второй этаж в офис. Он толкнул дверь с табличкой «Не входить» и сразу увидел сестру за рабочим столом, что-то внимательно изучающую на экране компьютера. Ее длинные светлые волосы были перехвачены деревянной заколкой.

– Привет, – произнесла Фрейя, не поворачиваясь. – Подожди секунду, мне нужно скорректировать кое-какую информацию. – Она несколько секунд что-то набирала на клавиатуре, а потом откинулась на стуле, заложив руки за голову. – Итак, ты наконец решил вернуться домой. Что ж, это довольно мило с твоей стороны.

– По-моему, ты на меня сердишься.

– Ты не ошибся, – подтвердила сестра. – Уехал на два дня, чтобы встретиться с клиентом, и пропал почти на неделю. В единственном сообщении, которое я от тебя получила, невнятно говорилось: «скоро буду». Если бы я была твоей начальницей, то сразу бы уволила тебя. Он усмехнулся:

– Но я не твой подчиненный, а директор, поэтому ничего у тебя с увольнением не получится.

– Я тоже директор, – напомнила Фрейя, – и могу устроить переворот в зале заседаний совета директоров! Ну ладно, если учесть, что ты не брал отпуска уже два года, я тебя прощаю. Так что ты хотел рассказать мне? Что-то очень интересное?

– В общем, да, – неловко начал Бен. – Я женился.

Шок волной пронзил тело Фрейи. Она неестественно выпрямилась и уставилась на брата широко раскрытыми глазами:

– Что ты сделал?

– Женился. – Он вытянул вперед руку и продемонстрировал сестре обручальное кольцо. – Пока смерть не разлучит нас и все такое прочее.

– Бен Рассел, вы, надеюсь, меня разыгрываете?

– Нет, – оживился Бен. – Все так и было.

– Каким образом? – недоумевала Фрейя. – На ком женился? Почему женился? Где?

– В часовне, – спокойно ответил он. – На девушке по имени Кэри. Потому что я ее люблю.

– Я не знаю среди наших общих знакомых ни одной девушки с таким именем, – осуждающе покачала головой Фрейя. – Ты никогда мне о ней не рассказывал. А как же Лия?

– Я ничего тебе о ней не рассказывал, потому что только недавно с ней познакомился, – пояснил Бен.

Фрейя поднялась со своего места и уселась на краешек стола.

– Недавно познакомился? – эхом повторила она. – И сразу женился?

– Ну а почему бы и нет? Я же люблю ее. – Он сунул руку в карман и достал оттуда свадебные фотографии, которые тут же передал сестре. Та молча просмотрела снимки, выждала несколько секунд и перебрала их еще раз, уже медленнее.

– Ты в самом деле все сделал так, как сказал мне?

– У тебя перед глазами доказательства.

– Но почему ты мне раньше ничего не говорил?

– У меня не было времени.

– Мог бы найти пару минут.

– Мы находились вне времени и пространства, – пояснил Бен. – Никого не существовало вокруг: только она и я.

– Перестань! – Она бросила на брата недовольный взгляд. – Чушь все это.

– Нет, – заупрямился Бен. – Мы были с ней вместе, а все остальное словно потеряло смысл.

– Черт знает что! – В ее голубых глазах сверкнула настоящая злость. – Ты уехал и пропал, и при этом успел жениться на первой встречной. И в итоге получается, что все для тебя потеряло смысл.

– Тогда я именно так и ощущал себя. Ну конечно, я не забыл о работе и обо всем остальном. Ну а теперь я вернулся, и жизнь продолжается. Но я очень люблю ее, Фрейя. Это правда. И это самое главное, правда ведь? – Он вызывающе посмотрел на сестру.

Она снова принялась рассматривать фотографии.

– Часовня Вечной Любви?

– В Лас-Вегасе. В общем, там было здорово. Лучше, чем ты можешь себе вообразить. А потом мы отправились во Дворец Цезаря, где отлично пообедали.

– Боже мой!

– И все было великолепно! Во время церемонии пастор говорил довольно проникновенно. Кроме нас во Дворце были еще такие же молодожены, и мы от души повеселились.

– Повеселились, – слабым голосом повторила Фрейя.

– Да. Очень неплохо.

– Ну, и что именно представляет собой эта девушка?

– Я уже говорил тебе. Ее зовут Кэри, у нее есть брат и сестра, а работает она в аэропорту.

– Сколько же ей лет? – Фрейя пристально взглянула на фотографию. – Кажется, это не молоденькая девочка.

– Ну перестань, Фрейя. – Он добродушно улыбнулся сестре. – Ты же видишь, что это не тинейджер и не легкомысленная особа, которую я подцепил так необдуманно…

– Я полагаю, что это как раз ты выступил в роли легковерной особы, которую подцепили, – перебила его Фрейя.

– Это очень милая, умная женщина, и ей тридцать с небольшим. Она уже взрослая, и у нее весьма ответственная работа.

– Но она совсем непривлекательная, – рассеянно произнесла Фрейя. – Ну ты сам посмотри, Бен. Какая-то нескладная: длиннющие руки, тонкие ноги. У нее даже груди нет, и показать-то нечего, а она вырядилась в платье с вырезом чуть ли не до пупка.

– Ну хватит, – неожиданно рассердился Бен. – Не надо превращать ее в уродину только из-за того, что у тебя не было возможности лично произвести досмотр.

– А мне и не нужно осматривать твоих подружек, – ехидно заметила Фрейя. – Мне просто было бы приятно познакомиться с твоей невестой еще до того, как ты на ней женишься.

– Почему?

– Потому что… потому что так поступают все нормальные люди! – закричала Фрейя. – Бен, послушай меня, я ведь не ругаю тебя за то, что ты женился, и не говорю, что ты не прав. Откуда мне это знать, когда я ее даже не видела? Но признайся, что познакомиться с девушкой и сразу на ней жениться – это же какое-то безумие. Ну, расскажи, как это все произошло?

И Бен подробно описал ей, как познакомился с Кэри в самолете, как потом она пригласила его на вечеринку, с которой они сбежали, потому что поняли, что созданы друг для друга.

– Но, Бен… – Фрейя удивленно смотрела на брата: – Она же совершенно не в твоем вкусе.

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, то, как она выглядит, где работает и так далее… У тебя раньше не было ни одной такой девушки. И она совсем не похожа на Лию.

– Вот именно. – Бен одарил сестру ледяным взглядом. – Может быть, именно поэтому я женился не на Лие, а на ней.

В этот момент зазвонил телефон, и они оба вздрогнули от неожиданности. Фрейя сняла трубку. Выслушав звонившего, она выразительно посмотрела в сторону Бена: – В общем, да, и мы только что как раз вспоминали тебя, – заговорила Фрейя. – Я уверена, что ему не терпится побеседовать с тобой. – И она передала трубку брату: – Это Лия.

Глава 4 Абсолютное масло розы

Цветочное масло с нежным ароматом.

Бен Рассел сидел в кафе и ждал появления Лии. Он не стал говорить ей о своем браке по телефону, несмотря на то, что Фрейя бросала на своего братца многозначительные взгляды и несколько раз недвусмысленно показывала на безымянный палец левой руки. Разговор оказался пустым, но в конце Бен добавил, что у него есть кое-какие новости, и он готов сообщить их, если они встретятся в кафе и что-нибудь выпьют.

В общем-то, Бену Расселу очень не хотелось сейчас встречаться с Лией Райдер. Но он понимал, что не сможет рассказать ей о Кэри, когда рядом сестра прислушивается к каждому слову, и к тому же ему нужно было все выложить ей с глазу на глаз и как можно скорее.

Высыпав пакетик желтого сахарного песка в кофе с молоком, он в задумчивости начал размешивать его. Как правило, он не клал сахар в кофе, но на этот раз ему нужно было чем-то подсластить предстоящую встречу. Бен взглянул на часы: Лия должна была появиться с минуты на минуту. Она никогда не опаздывала. Дверь кафе открылась, и он был уверен, что это она. Лия вошла и стряхнула капли дождя со своего красного зонтика. Затем оглядела посетителей и, заметив Бена, приветливо улыбнулась.

Улыбка делала ее особенно красивой. Впрочем, как считал Бен, Лия была красива в любом настроении. И вообще она была самой красивой женщиной из всех, кого ему приходилось встречать в своей жизни. И Бен был не одинок в своем мнении: точно так же рассуждали почти все его друзья. Лия была невысокого роста, с безупречной кожей, а в чертах ее лица проглядывало родство с Востоком, правда довольно отдаленное. Ее бабушка была японкой. Она вышла замуж за англичанина – событие по тем временам неслыханное – и переехала жить в Лондон. Ее дочь, мать Лии, сочеталась браком с ирландцем из Дублина, и Лия уже считала себя ирландкой. Она родилась в Дублине и прожила здесь всю свою жизнь, хотя и отличалась той хрупкостью, которую редко встретишь у девушек в ирландской столице.

Лия помахала Бену рукой и начала продвигаться между тесно расставленными столиками. Ее длинные черные волосы рассыпались по спине. Она была одета в синее платье из хлопка и алую стеганую куртку: в тон зонту. Сейчас она ярким пятном оживила скучное и почти бесцветное кафе. Впрочем, как по опыту знал Бен, Лия могла внести свет в любое помещение даже в том случае, когда была одета во все черное.

Он познакомился с ней три года назад, когда открывал с Фрейей свой второй магазин. Лия появилась там через два дня после открытия и попросила какое-то эфирное масло, которого почему-то не оказалось на витрине. Бен нахмурился, пытаясь вспомнить, что именно тогда купила Лия. Кажется, пачули. Или масло сандалового дерева. Так или иначе, но Бен хорошо помнил, что это масло у них имелось, хотя его почему-то забыли выставить. Поэтому он отправился на склад, чтобы поискать масло там.

Поиски затянулись на неопределенное время. Бен был уверен, что покупательница давно ушла, когда он все же нашел то, что ей требовалось (теперь он был убежден, что ей хотелось приобрести именно пачули), она все еще терпеливо ждала его у прилавка. В тот день Лия была одета в красно-белую клетчатую юбку и красную футболку. Позже Бен узнал, что любимым цветом Лии был красный, и он очень шел ей. Красный подчеркивал черноту ее блестящих волос, белоснежную кожу и темные глаза. «А ведь у нее такие же глаза, как у Кэри, – неожиданно подумал Бен. – Цвета темного шоколада».

Лия работала одновременно косметологом и массажистом в эксклюзивном салоне, который посещали жены и дочери дипломатов и процветающих бизнесменов. И хотя Лия была прекрасным косметологом, «коньком» ее оставался массаж. Бен так увлекся Лией, что ему стало интересно все, что с ней связано. Как-то раз он спросил ее, приходят ли к ней на массаж мужчины.

– Конечно, – ответила Лия. – Мужчины подвержены стрессам точно так же, как и женщины.

– Даже, наверное, еще больше, – добавил Бен. Лия рассмеялась и отрицательно мотнула головой.

Она считала, что жизнь женщины вызывает гораздо больше стрессов, после чего пригласила Бена на массаж.

Он записался к ней на сеанс, но перед этим пригласил Лию на свидание. Очень скоро молодые люди поняли, что полюбили друг друга. А Фрейя радовалась этому: наконец-то ее бесшабашный братец, вечно меняющий каких-то несерьезных девушек, нашел умную и заботливую подругу. Она начала посещать салон красоты, где работала Лия, а Бен, глядя на свою помолодевшую сестру, понял, какие чудеса может делать Лия с лицами своих клиенток.

Бен и Лия встречались в течение года. Потом Бен даже не понял, что произошло, но почувствовал, что отношения их стали меняться. Может быть, это случилось после той ночи в ее квартире, когда она зажгла слишком много плавающих свечей с любимым ароматом жасмина и лаванды. Или после того, как она долго смеялась над шуткой, которую он так и не смог понять и оценить. Или же все пошло не так, когда Лия обиделась на Бена и заявила, что он совсем не заботится о ней: ведь он отправился на футбол с приятелем вместо того, чтобы сопровождать ее за покупками по магазинам, как это было запланировано накануне. Нет, Бен не мог точно сказать, как и почему все это произошло. Он твердо знал только одно: хотя Лия оставалась для него по-прежнему другом и близким человеком, он просто перестал любить ее как женщину.

Они начали ссориться и постепенно перестали видеться, хотя Фрейя по-прежнему посещала салон, и они с Лией оставались подругами. Она знала о Лие все: как та живет и с кем проводит свободное время. И как-то раз она объявила Бену, что у Лии появился новый ухажер: предприниматель в области недвижимости с автомобилем «Сааб». Бен так и не смог понять, что затронуло его больше: то, что этот бизнесмен встречается с его бывшей подругой, или что он владеет той же маркой машины, которую Бен вынужден был продать. Но через какое-то время Лия сама позвонила Бену и, объяснив, что рассталась с бизнесменом, попросила сопровождать ее на какой-то званый обед. Они ведь оставались друзьями, поэтому Бен не отказал ей.

Бен глубоко вздохнул, вспоминая тот вечер. Иногда он жалел о том, что не сказал тогда «нет». Он очень волновался, что она начнет вспоминать их прежние отношения, но этого не произошло, и вечер удался. Бен даже удивился на себя, как он мог расстаться с такой замечательной женщиной. Они снова начали встречаться, причем чаще, чем до первого разрыва. Но отношения их стали несколько странными. Иногда они не виделись неделями. Однажды Бен даже подумал, что у Лии появился серьезный претендент на ее руку и сердце, поскольку он не видел ее в течение двух месяцев. Но потом она снова позвонила ему и объяснила, что и на этот раз у нее не получилось ничего серьезного. Бен снова явился к ней с коробкой шоколадных конфет и бутылкой шампанского, и они провели волшебную ночь. В последние два месяца Бен сам стал знакомиться с девушками, хотя его последняя страсть – девушка из компании по продаже витаминов – надоела ему уже после второй ночи, проведенной вместе. И тогда Бен задумался. Ему показалось, что жизнь проходит мимо него. Он позвонил Лие, чтобы поговорить об этом серьезно, и дело кончилось тем, что он снова очутился у нее в постели. Только на этот раз шампанское покупала Лия.

Это случилось в ночь перед тем, как Бен улетал в Нью-Йорк.

– Бен, милый мой, как приятно снова видеть тебя!

Бен вздрогнул и вернулся в реальность, а Лия в это время устроилась напротив него.

– Ну и как там Большое Яблоко? – поинтересовалась она.

– Оно действительно большое.

– А твои встречи с поставщиками? Все в порядке?

– Да.

– Ты показался мне таким загадочным в разговоре по телефону. Мне не терпелось прийти сюда, чтобы узнать твои новости. Что же произошло такого удивительного, о чем ты решил сообщить мне при личной встрече? – И она откинула назад свои длинные волосы точно таким жестом, как это делала подруга Кэри, Финола, на вечеринке у Элли.

Бен набрал в легкие побольше воздуха и начал:

– Я встретился кое с кем в Нью-Йорке. Вернее, по дороге в Нью-Йорк.

– Кое с кем? – Лия вопросительно приподняла брови.

– С девушкой, – уточнил Бен.

– Бен! – Лия надула губы и скорчила недовольную гримасу. – Ну только не это. Знаешь, мне уже надоело выполнять роль старой подруги в перерывах между твоими бесконечными девушками, с которыми у тебя потом выходят одни только неприятности.

– Надеюсь, что с этой девушкой никаких неприятностей не будет. Я на ней женился.

– Прости, я не расслышала. – Она заправила волосы за уши и подалась вперед. – Что ты сказал?

– Я женился на ней, – повторил Бен.

– Женился?

– Да, – кивнул он. – Женился.

Она молча смотрела на него, и тогда Бен увидел, что цвет ее глаз немного отличался от цвета глаз Кэри. У Лии они были оттенка темного шоколада, а у Кэри скорее был цвет молочного шоколада. Впрочем, в данный момент было вполне возможно и то, что у Лии глаза потемнели от переполнявших ее эмоций.

– А почему ты решил жениться на ней? – спросила Лия, обретя наконец дар речи. – Или это какой-то глупый розыгрыш? Она американка? Ты собираешься переехать в Америку и получить их гражданство?

– Не говори глупостей, Лия, – негромко произнес Бен.

– Кто это тут из нас двоих говорит глупости? – огрызнулась Лия. – Честно говоря, Бен, я не понимаю, чем и как ты думал. Ты говоришь, что встретился с ней по дороге в Нью-Йорк. Значит, ты знал ее раньше? Это одна из твоих бывших подружек, да?

– Нет. – Голос Бена оставался исключительно спокойным. – Я познакомился с ней в самолете.

– Да ты из ума выжил! – Она произнесла это так громко, что люди, сидящие за столиками поблизости, уставились на них. Бен не стал оглядываться, и продолжал пристально смотреть в глаза Лии.

– Я бы попросил тебя не говорить такие вещи, – заметил Бен. – Фрейя тоже не слишком радостно восприняла эту новость, поэтому такая одинаковая реакция начинает мне надоедать.

– Я не удивляюсь, что ей твой поступок не понравился, – сердито заявила Лия. – Бен, это же самое настоящее безумие. Ты женился на девушке, которую совсем не знаешь! – На этот раз она произнесла последнюю фразу так громко, что Бен был уверен: все, кто сейчас находился в кафе, развернулись в их сторону.

– Я должен был рассказать тебе все это лично, потому что считаю тебя своим другом, – пояснил Бен. – Мне показалось, что такие вещи по телефону не сообщают.

– Другом! – усмехнулась Лия. – Мы были любовниками и прекрасно чувствовали себя в постели, когда трахались, скотина ты этакая!

– Лия, прошу тебя. – Теперь Бен увидел, что две дамы, сидевшие за столиком неподалеку от них, не скрывая интереса, совершенно забыв про свой кофе и булочки, внимательно слушали, что произойдет дальше с этой ссорящейся парочкой.

– О чем ты меня просишь?! – бушевала Лия. – Пожалуйста, переспи со мной перед моим отлетом в Америку, и теперь: пожалуйста, не обижайся, потому что я успел жениться, пока отсутствовал одну неделю?!

– Лия, но я вовсе не планировал жениться.

– Отлично! Ну, теперь я, наверное, должна тебя понять и одобрить твой поступок. Так ты считаешь?

– Ты и я, мы же всегда были друзьями. Мы…

– Да ты что, Бен Рассел, с луны, что ли, свалился? Друзья! Обалдеть можно! Мы прекрасно встречались целый год, но потом я начала поговаривать о будущем, и ты стал устраивать мне сцены. Да, мы тогда расстались, но ты все равно не смог обойтись без меня. И только потому, что я все время любила тебя, я была готова к тому, чтобы позволять тебе изредка отдыхать от меня. Я смирялась с твоими бесконечными увлечениями, потому что знала, что они скоро проходят. Ты думаешь, мне это легко давалось? Ты думаешь, я не хотела от тебя большего? Ты даже не знаешь о том, сколько слез я пролила, когда понимала, что ты только спишь со мной, но никогда лишний раз не скажешь о том, что любишь меня.

– Лия…

– Замолчи. – Ее голос дрожал от гнева. – Не вздумай больше ничего говорить мне. Ты вызвал меня сюда для того, чтобы сообщить о том, что между нами все кончено, потому что ты женился на ком-то, и теперь ты еще хочешь, чтобы я отлично себя чувствовала?!

– Я не думал, что ты будешь так переживать. У тебя ведь тоже были другие мужчины, разве не так?

– Я просто хотела заставить тебя ревновать, бесчувственное ты дерьмо!

– Не верю, – хмыкнул Бен. – Вспомни, как ты рыдала у меня на плече, когда вы разошлись с тем типом, который занимался недвижимостью. Ты еще тогда сказала, что он был самым замечательным человеком, с которым тебе приходилось встречаться.

– Но это был не ты, а я всегда хотела только тебя!

– Но мы постоянно ссорились.

– Ну и что? – гневно сверкнула глазами Лия. – После ссор мы всякий раз оказывались в постели, верно? Ведь я никогда не отказывала тебе в сексе, Бен Рассел. Особенно когда у тебя никого не было, я всегда оставалась в качестве запасного варианта.

– Неправда. – Бен выглядел жалким. – Лия, мне очень не хотелось расстраивать тебя.

– Немножко поздно рассуждать об этом.

– Прости.

– Мне очень мало твоего «прости».

– Лия, мы были добрыми друзьями, – повторил Бен. – Да, мы спали с тобой, но ведь это не считалось… то есть мы…

– Это для тебя ничего никогда не считалось, – зашипела Лия. – Я любила тебя, Бен, и ждала тебя. А ты меня предал. Точно так, как все мужчины предают верных женщин. – Она поднялась со стула, глаза ее метали молнии. – Не знаю, что ты себе думаешь, но могу сказать одно. Никто и никогда, и ты в том числе, не смел вести себя со мной подобным образом. Поэтому теперь берегись, мистер Новобрачный, потому что если ты считаешь, что со мной навсегда покончено и я вот так просто оставлю тебя в покое, то очень сильно ошибаешься. – Она почти бегом выбралась из кафе, громко хлопнув при этом входной дверью.

Вокруг стало тихо. Бен высыпал в кофе еще один пакетик сахара. Он поднес стеклянную чашку к губам и тут увидел не менее двадцати пар глаз, внимательно следивших за ним. Он понимал, что, если бы подобный эпизод снимали в кино, сейчас он должен был бы произнести что-то очень остроумное, чтобы снять напряжение. Но это все происходило в реальности. И ничего смешного на ум не приходило.

Он не стал пить кофе, а вышел на улицу, где его холодной стеной встретил проливной дождь.

Глава 5 Масло ниаули

Очищающее масло, особенно эффективно для проблемной кожи.

Как только смена закончилась, Кэри не стала терять времени, а сразу направилась к своему верному автомобилю «Ауди A3» и набрала на мобильном телефоне номер Бена. Он ответил уже со второго гудка.

– Привет, – поздоровалась Кэри. – Я собираюсь домой за вещами и скоро буду у тебя.

– Хорошо, – обрадовался Бен. – Я без тебя очень скучал.

– И я тоже скучала, – обманула мужа Кэри, потому что времени тосковать на работе у нее, конечно, не было. Но теперь, услышав его голос, она почувствовала, как ей не терпится поскорее его увидеть.

– Я успел навести порядок в доме и освободить место для твоих пожитков, – сообщил Бен. – Это далось мне нелегко. Я даже и не подозревал, какой я неряха.

– Ничего подобного, – заверила его Кэри. – В Нью-Йорке я не заметила, чтобы ты был неряшлив.

– Ну, это потому, что я оказался в чужом незнакомом городе, – пояснил Бен. – А теперь, когда я вернулся домой, вместе со мной возвратились и все мои ужасные привычки и манеры.

– Боже мой! – засмеялась Кэри. – Двое нерях в одном доме. А я и не знала, на что иду.

– Поторапливайся! – попросил Бен. – Приедешь, и все сама увидишь.

– Лечу на крыльях.

Через пятнадцать минут она уже оказалась около своего домика в Сордс. Открыв входную дверь, Кэри услышала звук включенного телевизора и, заглянув в гостиную, увидела удобно расположившуюся на диване Джину.

– Добро пожаловать домой, – улыбнулась Джина и села на диване. – Даже если я говорю тебе эти слова в последний раз.

Кэри бросила сумку в кресло, а сама шлепнулась на диван рядом с подругой.

– Я вымоталась, – призналась она. – А мне еще везти свое барахло через весь город.

Джина бросила на Кэри сочувственный взгляд.

– Я знаю, – кивнула она. – Поэтому я почти все твои вещи уже упаковала.

– Правда?

Джина кивнула:

– Да. Я уложила твою одежду во все имеющиеся чемоданы и мешки. Мои чемоданы вернешь, когда сможешь. Я никуда уезжать не собираюсь, а поэтому в ближайшее время они мне не понадобятся.

– Спасибо, Джина, ты настоящий друг. – Кэри вытянула ноги и пошевелила пальцами. – Я чувствую себя такой уставшей, что, наверное, сама бы не смогла все собрать. Я только, как сумела, распихала мелочи по коробкам.

– Интересно, что он скажет, когда увидит твою коллекцию обуви? – спросила Джина. – Мужчинам этого, боюсь, никогда не понять.

Кэри рассмеялась:

– Я его еще об этом не предупреждала. Но все коробки я сегодня не буду забирать. Сегодня утром он несколько раз напомнил мне, что у него очень ма-а-ленький домик. Может быть, он на что-то намекал? Как ты считаешь?

– Определенно, – кивнула Джина. – Может быть, ты выпьешь чай или кофе перед отъездом?

– С удовольствием, – согласилась Кэри. – Но только ты не суетись, я сама все приготовлю.

– Мне это не трудно. – Джина встала с дивана. – А ты посиди и немного приди в себя.

Но Кэри не послушалась и отправилась за Джиной на кухню, где подруга насыпала растворимого кофе в две большие белые чашки с их именами.

– Я и не собиралась делать ничего подобного, – сказала Кэри. – Все получилось спонтанно.

– Это достаточно решительный шаг. – Джина закрыла баночку с кофе. – То есть твой избранник, конечно, восхитительный мужчина, Кэри, и я вижу, как ты к нему относишься. Я просто беспокоюсь за то, что все произошло слишком уж быстро.

– Я сама не могу ничего объяснить, – пожала плечами Кэри. – Правда, ты знаешь, он ведь спрашивал меня, верю ли я в любовь с первого взгляда, и я ему тогда ответила «нет», но… Джина, пойми, между нами словно еще в самом начале промелькнула какая-то искра. Даже в самолете, когда он показался мне немного колючим, и мы не знали, увидимся ли еще когда-нибудь после этого рейса. А когда полет закончился, и он начал удаляться, я поняла, что влипла. Ну а на вечеринке у Элли… – Она замолчала. – Джина, это было как волшебство! Ты даже представить себе не можешь.

– Везет же тебе! – Джина налила кипятку в чашки.

– Тебе тоже везет, – подхватила Кэри. – Ты же помолвлена, а в следующем году тоже выйдешь замуж.

– Помню, – кивнула Джина. – И я тоже безумно влюблена, не забывай и об этом. Но только то, как это получилось у тебя, ну, что-то из ряда вон выходящее, если не сказать больше. Что касается меня и Стива… Да, нас влекло друг к другу, да, у нас была восхитительная ночь, но, кроме того, мы со Стивом большие друзья, Кэри, а вот вас с Беном пока что друзьями не назовешь.

– Почему? Мы тоже большие друзья, – горячо возразила Кэри. – Мы знаем друг о друге буквально все. То есть все то, что важно и нужно знать. После вечеринки у Элли и после того, как мы занимались любовью, мы с ним болтали часами без перерыва. Обо всем на свете. И мы поняли, что любим одно и то же. Кстати, это мы выяснили еще в самолете. Он больше всего обожает итальянскую кухню, а в футболе болеет за «Челси». Его родители умерли очень давно, и теперь он работает вместе со старшей сестрой, которая значит для него очень многое.

– Очень многое? – переспросила Джина. – Получается, что она для него является кем-то вроде матери, а значит, и имеет такое же влияние, да?

– Не думаю. Правда, она сама воспитывала его, и даже когда еще были живы родители, потому что они не слишком занимались детьми, если верить рассказам Бена. Да, наверное, у них не совсем обычные отношения. Но он не стал звонить ей, чтобы сообщить о том, что женился. Я думаю, он обязательно поставил бы ее в известность, если бы она являлась для него почти матерью. – Она отпила глоток кофе. – Я люблю его, Джина. Я понимаю, что это какое-то безумие, в которое очень трудно поверить, но я все равно люблю его.

– Я же говорю, что тебе везет.

– И все же мне жаль уезжать отсюда. – Она оглядела кухню. – Мне очень нравилось жить тут вместе с тобой. Но я буду платить свою долю за аренду, пока ты не найдешь себе кого-нибудь еще.

– Об этом можешь не беспокоиться, – отмахнулась Джина. – Рэтчел Хикки переезжает ко мне со следующей недели.

– Быстро, однако. – Кэри удивленно посмотрела на подругу.

– У нее истекает срок аренды в конце месяца, – пояснила Джина. – Она уже давно просила меня узнать, не сдается ли где-нибудь домик или квартира на двоих.

– Что ж, я рада.

– Так что, я переживу твой отъезд, – печально усмехнулась Джина. – Правда, буду скучать без тебя. Нам было вдвоем весело.

– Да. – Кэри допила свой кофе. – Ну, мне, я думаю, уже пора превращаться в счастливую замужнюю женщину, которая живет в своем собственном доме.

– Я тоже рада за тебя, – с нежностью произнесла Джина. – Особенно после того, что у тебя случилось с этим Питером Фэрнессом.

– Но я вышла замуж за Бена вовсе не потому, что хотела отомстить Питеру или что-то в этом роде, – возмутилась Кэри.

– Я этого не говорила, – покачала головой Джина. – Я просто рада, что ты успела забыть о нем.

– Еще как успела! – Кэри с любовью посмотрела на свое обручальное кольцо.

Чуть позже Джина помогла Кэри перенести багаж в машину и, когда «Ауди» Кэри скрылась из виду, закусила губу и, вздохнув, вернулась в дом, тщательно закрыв за собой входную дверь.

* * *
Кэри доехала до Портобелло за полчаса. И еще пять минут ей потребовалось, чтобы отыскать улицу, на которой жил Бен. Как только она остановилась у небольшого кирпичного здания и выключила мотор, входная дверь дома распахнулась, и в проеме появился Бен. Кэри чуть не кубарем выкатилась из автомобиля ему в объятия.

Он крепко стиснул ее и страстно поцеловал в губы.

– Я без тебя чуть с ума не сошел, – пожаловался он, нехотя отпуская жену.

– А я – без тебя, – сказала она, продолжая обнимать его. – Кстати, все считают, что я действительно свихнулась.

– Почему?

– Мои коллеги почему-то считают, что мы могли бы продолжать наслаждаться чудесным сексом, не сочетаясь при этом браком.

– А ты объяснила им, что секс – это далеко не все, что нас объединяет?

Кэри кивнула:

– Конечно, но, кажется, мне никто не поверил.

– Понятно. Секс действительно очень важен в семейных отношениях. Ну, пошли. – Она расцепила пальцы, и Бен неожиданно поднял ее на руки. Кэри взвизгнула от удивления и восхищения.

– Я должен перенести тебя через порог, дурочка, – объяснил Бен. – И перестань беситься и лягать меня, как будто тебя похищают.

– Прости, – рассмеялась Кэри. – Я сначала ничего не могла понять.

Он пронес ее через узкую дверь в жилую комнату и поставил на пол. Кэри с интересом огляделась.

– Здесь очень мило.

– Для этого мне потребовался целый день, – признался Бен. – Когда я приехал домой, то сразу понял, что здесь творится полный кошмар. Повсюду были разбросаны книги, какие-то бумаги, документы… В основном счета.

– Ну и что? Я не обратила бы на них внимания. Я ведь влюбилась в тебя, а не в твой дом.

– Кэри… – Он снова привлек ее к себе. – Я даже сам не верю в то, как мне повезло. Неделю назад – всего лишь неделю назад – я считал себя счастливым человеком. Теперь я понимаю, что я даже не жил, а просто существовал.

– Ты говоришь мне такие удивительные слова, – улыбнулась Кэри и поцеловала его. – И делаешь такие же удивительные вещи. – Его рука проскользнула ей под джемпер, и Кэри дернулась от удовольствия. – Интересно, – добавила она, – наступит ли когда-нибудь такое время, когда мне не захочется заниматься с тобой любовью?

– Надеюсь, не наступит, – ответил он, одной рукой расстегивая ее бюстгальтер. – Зачем же будет пропадать такое роскошное тело!

Они занялись сексом стоя, потому что иначе не получалось: кресла у Бена были крайне неудобные, а дивана и вовсе не было.

* * *
Кэри почти заснула в одном из неудобных кресел, но Бен этого не допустил: он разбудил ее и попросил помочь ему внести в дом ее багаж.

– Ну, все не так страшно, как я предполагал, – заявил Бен, осматривая «приданое» своей супруги. – Но почему у тебя десять пар обуви, да еще для каждой имеется своя коробка?

– Вообще-то у меня обуви гораздо больше, – смущаясь, призналась Кэри. – Но я не хотела испугать тебя сразу. У меня слабость к красивой обуви. Понимаешь?

– И сколько же у тебя всего пар обуви?

– Ну… тридцать или сорок. – Она старалась, чтобы голос ее прозвучал буднично.

– Ты шутишь?

– Нет. Но я же объяснила: это моя слабость, причем единственная. Честно. Одежды больше нет, она здесь вся, и, как видишь, она не займет много места в твоем гардеробе.

– А у меня его вообще нет. Только хромированные перекладины с вешалками.

– Вот здорово! – обрадовалась Кэри. – Так даже удобней: представляешь, сколько вешалок можно втиснуть на перекладины?

– Нет, ты у меня действительно ненормальная, – усмехнулся Бен.

– Я ужасно устала, – зевнула Кэри. – Смена, правда, выдалась не слишком беспокойная, но все равно пришлось постоянно сосредотачиваться. Теперь мне хочется хорошенько расслабиться.

– Бедненькая моя. – Бен обнял ее. – Пойдем. Оставим вещи до завтра, а сейчас ляжем спать.

Она послушно кивнула и отправилась за ним наверх. Огромная кровать Бена занимала почти все пространство в комнате, но выглядела мягкой и довольно удобной.

– Ты не будешь возражать, если в нашу первую ночь в этом доме я не стану изображать ничего очень сексуального, а попросту завалюсь спать? – спросила Кэри.

– Ну, если учесть, что мы уже кое-что успели сделать там, внизу, я готов смириться с твоим предложением, – улыбнулся Бен. – Но завтра я ожидаю от тебя секса по полной программе.

Кэри еще раз зевнула:

– Не волнуйся. Я приеду домой рано и ублажу тебя так, как тебе захочется. – Она сбросила одежду в угол комнаты и заползла в постель. Бен последовал за ней. Они накрылись большим мягким одеялом, и он прижался к ней, обняв ее обеими руками.

– Ну, и как же отреагировали твои коллеги на те новости, которые ты им сообщила? – поинтересовался он.

– Они были просто шокированы. – Кэри устроилась поудобнее, положив голову ему на плечо. – И продолжила: – Меня обвинили в том, что я сошла с ума. Но я на них не сержусь: они ведь не знают тебя. – Она поцеловала его грудь. – А как дела у тебя? Ты уже успел кому-нибудь сообщить о нас?

– Сестре, конечно. И она тоже была немало удивлена.

– По-моему, другой реакции ни у кого и быть не могло, – пробормотала Кэри. – На нас еще дней десять все будут пялиться, как на чумовых, а потом все пройдет. Завтра я расскажу о нас своим родным. Они, я думаю, будут шокированы больше всех остальных. А как именно отозвалась о нашем браке Фрейя?

– Она почему-то решила, что я оказался в роли невинного мальчика, которого сцапала бойкая девица.

– А тебя можно сцапать?

– Так считает моя сестра. – Он усмехнулся. – Она настроена на другое. Фрейя твердо убеждена в том, что когда-нибудь мы продадим свои магазины по баснословной цене и станем невероятно богатыми людьми. Я уверял ее в том, что я однажды уже был богат, и что богатство – штука относительная и проходящая, но она стоит на своем.

– Интересно, сумею ли я ей понравиться. – Голос у Кэри стал сонным.

– Конечно сумеешь. – Бен еще некоторое время лежал молча и прислушивался к ровному дыханию своей жены. – Кстати, мне нужно тебе кое о чем рассказать.

– М-м-м…

– Мне пришлось рассказать о нас еще одной своей старой подруге. – Он посмотрел на Кэри, но она не шевелилась. – Кэри?

Она не ответила. Он нежно поцеловал ее в лоб, лег рядом и почти в тот же момент заснул.

* * *
Ему снилась Лия. Она стояла рядом с ним в длинном белом платье с букетом темно-красных роз. Еще несколько таких же роз были заколоты в ее волосах.

– Я люблю тебя, – признался ей Бен. – Я действительно люблю тебя, но я уже женат.

– Чепуха. – Она передала ему букет. – Нет таких проблем, которые мы не могли бы решить. – Она прошла через всю комнату, приблизилась к Кэри и вытолкнула ее в неизвестно откуда появившееся открытое окно, после чего повернулась к Бену.

– Вот видишь, как все просто решается, – улыбнувшись, сказала она.

* * *
Кэри еще спала, когда Бен встал и начал собираться на работу, но он не стал будить ее. Он даже решил не звонить ей, чтобы Кэри имела возможность хорошенько выспаться. Он продолжал удивляться ее способности засыпать в любое время и в любых условиях, и работать тоже, подолгу не давая себе отдыха.

Кэри проснулась в девять часов, чувствуя себя свежей и полностью отдохнувшей. Она потянулась на кровати и тут же почувствовала, что начинает дрожать: в доме было холодно. Она выбралась из постели и надела тот же джемпер, в котором приехала сюда накануне, после чего спустилась на первый этаж.

Возле кофейника на кухонном столе Бен оставил ей записку: «Не осмелился разбудить тебя. Позвони мне, как только оживешь. Сегодня я люблю тебя еще больше, чем вчера. Бен». В конце записки стояло три маленьких косых крестика, означавших поцелуи.

«Какой же он у меня умница, – думала Кэри, исследуя огромный холодильник, занимавший почти половину кухни. – Умница и дурачок», – вздохнула она, увидев, что в холодильнике практически не было никаких продуктов. Ей удалось обнаружить баночку просроченного йогурта, оливки и масло с низким содержанием калорий. Кэри поморщилась, но понадеялась, что отсутствие еды в доме объяснялось лишь тем, что хозяин временно находился в командировке, в Америке. В буфете она нашла сухие фрукты, а в хлебнице – целую буханку хлеба из муки с отрубями.

Она налила воды в чайник и принялась искать кофе, пока не нашла большую банку. «Как хорошо, что по утрам я предпочитаю черный кофе», – рассуждала Кэри, намазывая масло на кусок хлеба. Затем она принялась жевать сушеные абрикосы, выжидая, пока закипит чайник. Возможно, Бен честно старался навести порядок, но на кухне еще оставались бумаги, конверты со счетами, списки товаров. Здесь же Кэри обнаружила с полдюжины открыток, в основном от некоего Фила, который сообщал Биллу, что чувствует себя великолепно. На одной записке были выведены таинственные слова и сокращения: «ЛР, ровно в 7.00. Не забыть АП». Она положила бумажку на место, стыдясь того, что прочитала послание, адресованное не ей.

Наконец Кэри уселась завтракать, а заодно решила спланировать сегодняшний день. Первым делом она должна перевезти в новый дом оставшиеся вещи. По пути она могла бы заехать к родителям, но потом передумала. Ей хотелось рассовать коробки с обувью так, чтобы их было не слишком заметно, и сделать это все до возвращения Бена. А если она навестит родителей и расскажет им о своем замужестве, то еще неизвестно, когда ей удастся выбраться от них. К тому же она не знала, как привык работать Бен. Ведь он сам был себе начальником. И поэтому, наверное, мог возвращаться домой в любое время. Ей это нравилось, так как сама она, наверное, не смогла бы каждый день работать с девяти до пяти. Кэри вполне устраивали ее смены, хотя иногда это бывало крайне неудобным.

Кэри вернулась наверх и достала свой телефон. Она забыла внести номер Бена в память, но у нее оставалась его визитная карточка. Она набрала номер его мобильного телефона, но он был переключен на секретаря, и она решила позвонить по служебному номеру.

– «Лечебные травы», у телефона Фрейя.

Кэри отняла телефон от уха и удивленно уставилась на него. Она почему-то была уверена, что трубку снимет сам Бен, и не была готова к беседе с его сестрой. И хотя он много рассказывал ей о Фрейе, Кэри хотелось сначала увидеть ее, прежде чем заводить долгие разговоры по телефону. Но просто так разъединить связь она тоже не осмелилась.

– Здравствуйте, Фрейя, – осторожно начала она. – Это Кэри.

– Ах, Кэри. Та самая новая жена. – Голос Фрейи прозвучал строго, и Кэри поморщилась. «Только не надо делать выводы, что она уже успела невзлюбить меня, – мысленно предупредила себя Кэри. – Это несправедливо».

– Да, это я, – подтвердила она. – Простите, но я ожидала услышать Бена, когда набирала этот номер, поэтому мне странно слышать ваш голос.

– Ну что ж, я уверена, что мы скоро встретимся, – сразу перевела Фрейя разговор на другую тему. – Мне не терпится познакомиться с вами. Я, правда, сказала своему брату, что он, наверное, сошел с ума, женившись на девушке, едва познакомившись с ней, но он знал, что делает и на что идет.

– Я в этом уверена, – бодро отозвалась Кэри. – Он может подойти к телефону?

– Он сейчас находится на переговорах с поставщиком. Может быть, ему что-нибудь передать?

– Скажите, что я уехала за своими вещами в Сордс.

– Хорошо.

– Я люблю его, – твердо произнесла Кэри. – И то, что мы сделали, вовсе не глупо.

– Возможно.

– Мы сразу полюбили друг друга, понимаете?

– Послушайте, он мне брат, а не сын, – напомнила Фрейя. – И может делать все, что пожелает.

Наступила неловкая пауза.

– У меня создалось такое впечатление, что вы… не одобряете его поступок, – наконец решилась произнести Кэри.

– Я не могу одобрять или не одобрять, – сказала Фрейя. – Это касается только его самого.

– Я очень нервничаю, потому что знаю, что, кроме вас, у него больше нет родственников. – Кэри понимала, что начинает говорить лишнее. Но уже не могла остановиться. – И я не хочу, чтобы вы считали, будто мы все сделали непродуманно.

– В жизни Бена хватает других людей, кроме меня, – заметила Фрейя. – И ему вовсе не нужно было спрашивать моего согласия, чтобы жениться. Я его сестра, и мы работаем вместе. На этом мои полномочия заканчиваются.

Кэри нахмурилась. Ей хотелось, чтобы голос Фрейи стал более дружелюбным. Но, может быть, сестра Бена просто еще не успела оправиться от шока.

– Не надо меня осуждать. – Внезапно голос у нее стал жестким. – Я только хочу, чтобы вы не делали поспешных выводов.

– Не беспокойтесь об этом.

– Вы не забудете передать ему, что я звонила?

– Не забуду. И надеюсь на то, что мы скоро встретимся.

– Я тоже на это надеюсь, – отозвалась Кэри и разъединила связь.

После этого разговора она приняла душ и отправилась в свой старый дом за оставленными вещами. Она перетащила их и побросала на заднее сиденье и в багажник. Когда Кэри собиралась уезжать, зазвонил телефон.

– Привет, – раздался голос Бена. – Как у тебя идут дела?

– Прекрасно. Я собрала свои вещи и скоро буду у тебя дома.

– У нас дома, – поправил ее Бен. – Этот дом стал и твоим тоже.

Она рассмеялась:

– Да-да, конечно. А еще я хотела по дороге заехать к родителям, да боюсь, что, когда сумею вырваться от них, мне уже будет пора снова собираться на работу, чтобы поспеть к началу смены. К тому же я устала убеждать людей в том, что мы с тобой – не сумасшедшие тинейджеры, которые решили жениться по минутной прихоти.

– Я понимаю тебя. Фрейя мне говорила о твоем звонке.

– Я ей не нравлюсь.

– Но она даже еще не знакома с тобой.

– Я чувствую, – заупрямилась Кэри. – Именно поэтому я ей и не нравлюсь.

– Не волнуйся, вы с ней скоро встретитесь, и она обязательно тебя полюбит. Как же может быть иначе?

– Очень просто, – мрачно отозвалась Кэри. – По-моему, я начинаю их понимать. Людям не нравятся подобные неожиданности. Они считают, что хорошо знают тебя, и, когда ты вытворяешь что-то неординарное, они теряются, и это им очень не нравится.

– Значит, ты полагаешь, что и твои родители и сестра тоже отнесутся ко мне враждебно?

– Да нет же! – Кэри рассмеялась. – Они ненавидели моего последнего ухажера, так что любой другой будет для них утешением. Впрочем, им не нравился ни один мой приятель.

– Боже мой! – вздохнул Бен. – Значит, обо мне у них тоже сложится плохое мнение.

– Не волнуйся, все обойдется.

– Ладно. Так или иначе, я буду сегодня дома в шесть или около шести, а поэтому у тебя остается масса времени, чтобы обсудить последние новости в кругу семьи и еще успеть приготовить что-нибудь к ужину.

Кэри хихикнула:

– Да. Вот об этом я обязательно позабочусь. Я утром выяснила, что в доме нет ни крошки еды.

– Знаю. Я был так занят перед отъездом в Америку, что у меня не оставалось времени ходить по магазинам.

– Ладно, я что-нибудь куплю и приготовлю, – пообещала Кэри.

– Вот и отлично.

– Увидимся позже. – И она чмокнула телефон.

– Господи! Женщина, ты только что чуть не оглушила меня окончательно! – Тем не менее она тоже услышала в ответ нежное «чмок».

Кэри улыбнулась. Что бы ни говорили окружающие, даже после короткой беседы с Беном все снова налаживалось.

Кэри посмотрела на часы и решила, что встречу с родителями лучше было не откладывать. Через десять минут она уже подъезжала к их дому.

– Здравствуй, прекрасная незнакомка. – Мать Кэри, почувствовав приближение дочери, успела открыть дверь прежде, чем Кэри нажала на кнопку звонка. Она поцеловала дочь в обе щеки. – Я увидела в окно твою машину, – пояснила она, когда они прошли в уютную кухню. – Чем обязаны?

– Есть новости. – Кэри уселась за стол и улыбнулась.

Мод Браун прекрасно выглядела в свои шестьдесят восемь. Хотя на коже ее проявились морщинки, но их было мало. Глаза у Мод были такие же темные, как у Кэри, а вот волосы можно было назвать волнистыми, но не кудрявыми, как у дочери, и Мод закалывала их на затылке, подчеркивая прической длинную изящную шею. Всякий раз, когда Кэри смотрела на мать, она удивлялась, как могла у этой красивой женщины родиться такая нескладная дочь.

– Итак, – начала Мод, наливая воды в чайник, – что ты хотела мне рассказать? Ведь ты приезжаешь к нам только в том случае, когда в твоей жизни происходит что-то незаурядное. Что ж, наверное, наступил очередной кризис?

– Нет, – сердито отозвалась Кэри. – Если честно, мам, то я не имею возможности заезжать к вам каждый день…

– Ну, успокойся, – ласково произнесла Мод. – Я ведь только поддразнила тебя. – Она внимательно посмотрела на Кэри. – Но ты действительно хочешь сообщить мне что-то важное, да? Надеюсь, это не касается того типа?

– Нет, Питер тут ни при чем. – Кэри почувствовала, что у нее неожиданно пересохло в горле. – Я не хочу, чтобы это прозвучало слишком неожиданно, но мне действительно нужно кое-что сказать тебе. Это очень хорошая новость. В моей жизни появился один человек. Замечательный человек. Мы познакомились с ним в самолете, когда я летела в Нью-Йорк. – Она нервно сглотнула. – И поженились.

Чайник закипел и автоматически отключился. Мод насыпала заварку в маленький чайничек, залила его кипятком и повернулась к Кэри:

– Ты, наверное, сошла с ума.

– Боже мой! – в отчаянии воскликнула Кэри. – Неужели ни у кого не будет других слов? Я не сошла с ума, мам. Я встретила человека. Я люблю его. И я вышла за него замуж.

– Но как же так, Кэри? – удивилась мать. – Всего две недели назад ты сидела за этим же столом, и у тебя слезы текли в два ручья, ты так переживала разрыв с тем женатым типом.

– Я знаю, – отмахнулась Кэри. – И поэтому ты должна бы вдвойне радоваться тому, что я встретила другого человека.

– Я бы радовалась, если бы ты просто сообщила мне, что познакомилась с хорошим человеком. И у вас развиваются нормальные любовные отношения. Но то, что вы поженились… Как? Зачем? Где?

– В Лас-Вегасе.

– Кэри!

– Я люблю его. – Кэри почувствовала, что сейчас расплачется. Ей пришлось моргнуть несколько раз подряд, чтобы прогнать неизвестно откуда взявшиеся слезы.

Мод присела за стол рядом с дочерью:

– Что же мне с тобой делать?

– Не надо разговаривать со мной, как с маленькой девочкой, – обиделась Кэри.

– А тебе не кажется, что ты поступила как самый настоящий ребенок?

– Нет, не кажется. Мне кажется, что я поступила так, как мне хотелось, и как на моем месте поступил бы любой другой. Я вышла замуж за человека, которого люблю и который любит меня.

– Ты помнишь, как перед Рождеством чуть ли не танцевала здесь, утверждая, что познакомилась с самым лучшим мужчиной во всем мире. Ты говорила, что это и есть твоя единственная настоящая любовь. Помнишь?

– Да, но…

– Что же нового произойдет на этот раз?

– Ну, во-первых, Бен не женат и никогда не был женат.

– Боже мой, – вздохнула мать. – А ваш брак официально считается зарегистрированным?

– Конечно.

– Значит, просто так развестись с ним уже не получится?

– Я не хочу с ним разводиться! – воскликнула Кэри. – И я пришла сюда, чтобы поделиться с тобой своей радостью, а не выслушивать лекции.

– Кэри, пойми, я очень хочу, чтобы ты была счастлива, и поэтому боюсь, как бы ты не обожглась и на этот раз.

– Все будет хорошо. Я привезла тебе фотографии. Мод внимательно изучила снимки.

– Он очень привлекательный мужчина, – согласилась она.

– Знаю.

– Ну, расскажи мне немного о нем.

И Кэри подробно изложила ей все, что произошло между ней и Беном, упуская только сексуальную сторону дела, объяснив также, где и с кем работает ее муж.

– Ну что ж, – кивнула Мод, заметив, как разрумянилась ее дочь. – Надеюсь, что очень скоро ты привезешь его сюда и мы познакомимся. Не могу поверить, что у меня появился еще один зять. А ты уже виделась с его семьей?

– Я уже говорила, что у него только одна сестра. Я разговаривала с ней по телефону.

– Ну и что же? Кэри улыбнулась:

– В общем, мы обе не были готовы к этому разговору.

– Значит, дружбы пока что у вас не получилось?

– Да. Она была холодна, как лед, – созналась Кэри.

– Вы сами все усложнили. Могли бы пожениться и здесь после возвращения из Америки… А у твоего отца, наверное, будет сердечный приступ, когда я ему расскажу о тебе.

– Ну, насколько я помню, эти приступы у него случаются по пять раз в день по любому поводу, – беззаботно ответила Кэри.

– А что скажет Сильвия!

– Она не поверит, что ее крошка-сестричка наконец-то решилась на такой серьезный поступок. Ты ведь знаешь, что я из-за ее пышной свадьбы и возненавидела все эти обряды с помолвками, платьями и так далее.

Мод засмеялась:

– А свадьба у нее получилась действительно пышная. Но это было двадцать лет назад!

– Знаю, но мне тогда только-только исполнилось тринадцать, и я запомнила это на всю жизнь.

Мод снова расхохоталась:

– Только не говори это при сестре.

– Она знает.

– Ну что ж, надеюсь, у вас все будет хорошо.

– Обязательно будет. И я в этом уверена.

* * *
Домой Кэри ехала в прекрасном настроении. Она знала, что теперь мать все передаст отцу так, будто поступок Кэри был разумным и единственно правильным. Артур хуже Мод переносил подобные новости, но Кэри знала: теперь мать на ее стороне, а иметь такого союзника означало победу. Она улыбнулась, и в этот момент зазвонил телефон. Она взяла его свободной рукой:

– Алло?

– Это я. Мне нужно поговорить с тобой. Давай встретимся?

Она почувствовала, как в горле у нее снова пересохло, и крепче ухватила руль:

– Это вряд ли возможно.

– Ну послушай, Кэри, не упрямься. – Голос Питера Фэрнесса звучал уверенно. – Я знаю, что поступил по отношению к тебе подло, но я каюсь. Прости меня. Я раньше даже не подозревал, как много ты значишь для меня.

– Все это уже в прошлом, – холодно отозвалась Кэри.

– Для меня – нет.

– Послушай…

– Нет, лучше ты послушай меня, – перебил ее Питер. – Нам обязательно нужно поговорить. – В моей жизни многое изменилось. Мне необходимо увидеть тебя.

– Я уже, кажется, в прошлый раз говорила тебе, что между нами все кончено. Я не хочу видеть тебя, Питер. И не могу.

– Но очень многое изменилось, – повторил он. – Подумай хорошенько. Я позвоню тебе попозже.

– Нет! Не смей! – закричала она. – В моей жизни тоже многое изменилось.

Но он уже разъединил связь и не слышал ее слов.

Глава 6 Абсолютное масло цветов липы

Эфирное масло с необычным приятным ароматом, помогает расслабиться.

В пятницу вечером, в шесть часов, Бен сидел в своем крохотном офисе, вытянув ноги и закрыв глаза. Он сильно устал и сознавал, что пока что никак не может приспособиться к новой жизни. Ему было сложно привыкнуть к сменной работе Кэри. Сегодня она должна была уехать в аэропорт в десять вечера, и Бену хотелось успеть прийти домой до этого времени, хотя раньше по пятницам он обсуждал свои дела с Фрейей. Ему хотелось поговорить с сестрой по душам, и еще он мечтал о том, чтобы она подружилась с Кэри. Но этому мешала сменная работа его жены. Бену хотелось, чтобы они были обе свободны и Кэри не думала о том, что скоро надо ехать в аэропорт.

Это могло произойти в предстоящий уик-энд, потому что у Кэри получалось сразу два выходных подряд, и он подумал, что можно было бы пригласить Фрейю на обед. Правда, для этого сначала надо было навести порядок в доме. С появлением в нем Кэри вещей заметно прибавилось. Бен удивлялся, что все джемперы и брюки у нее были одинаковые. Что же касается пресловутой обуви, то он насчитал еще сорок коробок, которые Кэри привезла позже. Тем не менее на работу она ходила в одних и тех же ботинках. Бен от души зевнул, а когда открыл глаза, то увидел перед собой сестру.

– Я и не услышал, как ты вошла, – признался он.

– Я думала, что ты заснул. Ну, как идет жизнь у женатого мужчины? Выматывает?

Он потер глаза, чтобы побыстрее сконцентрировать внимание, и дал сестре краткий отчет о своих делах в магазине, о встречах с поставщиками и новых договорах. Однако вскоре он все же признался, что порядком устал.

– Ну, ничего, дома тебя молодая жена приведет в чувство.

– Дело в том, что она в десять часов вечера сама уезжает на работу. – Он виновато посмотрел на Фрейю. – Вот почему сегодня я тороплюсь домой, и ждал тебя только для того, чтобы отчитаться.

– Ну и хорошо. А я, кстати, должна кое с кем повидаться, так что ты мне в принципе сегодня больше и не нужен.

– Неужели?

– Однако нам надо бы встретиться с Кэри. Прошла почти неделя, а мы до сих пор еще не познакомились.

– Завтра, – подтвердил Бен. – Ты сможешь прийти к нам вечером? – Бен подумал, что Кэри, наверное, ничего не будет иметь против, хотя он с ней еще не успел договориться.

– Завтра мне нужно обязательно посетить торговую ярмарку в Гэлуэе, – сухо ответила сестра. – Кэри не единственная, кто много работает.

– Я совсем забыл, – поморщился Бен. – Тогда, может быть, в воскресенье?

– Тебе не кажется, что такие вопросы вам надо решать вместе?

– Хорошо, мы все продумаем, а потом тебе перезвоним, – кивнул Бен. – Между прочим, Кэри тоже не терпится познакомиться с тобой.

Фрейя задумчиво смотрела на брата несколько секунд, потом улыбнулась и сказала:

– Знаешь, что вам нужно сделать? Устроить праздник.

– Какой еще праздник? – устало отмахнулся Бен. – В прошлом году у нас было столько презентаций, что они мне надоели. Правда, товар от этого только выигрывает, но…

– Да не такой праздник, дурачок, а в честь тебя и Кэри.

Бен нахмурился:

– Что ты там еще задумала?

– Ничего страшного, успокойся, – вздохнула сестра. – Ну, вечеринку, прием с выпивкой. Надо же каким-то образом отметить ваше бракосочетание? – Фрейя пожала плечами. – Многие твои друзья еще даже не знают, что ты женился. Кстати, на этом вечере все могли бы перезнакомиться и подружиться.

Бен понимающе кивнул:

– Возможно, ты права. Мы с Кэри об этом как-то не подумали.

Бен посчитал, что это было бы отличным выходом: ведь он действительно успел сообщить о своем браке только Лие, да и то все вышло по-дурацки. Правда, Лия славилась своей вспыльчивостью, но ее плохое настроение очень быстро проходило. К тому же, как надеялся Бен, она не должна была рассчитывать на то, что он женится на ней. Они никогда не говорили об этом, то есть вопрос о свадьбе никогда даже не затрагивался.

– Более того, я все сделаю сама, – добавила Фрейя, заметив, как меняется выражение лица ее брата.

– То есть?

– Это будет как бы мой свадебный подарок вам обоим, – пояснила она. – Я все организую сама.

– Ну что ж, не откажусь.

– Доверься мне, – продолжала Фрейя. – Я даже сама составлю список гостей, тебе останется только одобрить его.

– Ну, хорошо. Кстати, с кем ты сейчас встречаешься? Неужели не с Брайаном?

– Если ты сумел так быстро познакомиться с новой девушкой, то считаешь, что я тоже способна на нечто подобное? – Фрейя улыбнулась и присела на стул возле брата. – У нас с Брайаном прекрасные отношения, и я не собираюсь их портить каким-нибудь отчаянным сумасшедшим поступком.

– Ты все еще считаешь, что я не в своем уме?

– Не знаю. Да и как я могу об этом судить, когда я еще не видела Кэри?

– Мне жутко повезло. До встречи с ней мне вообще не хотелось жениться никогда в жизни.

– Даже на Лие?

– Особенно на Лие, – подтвердил Бен. – Тебе, наверное, это странно слышать, ведь вы с ней подруги. Но я даже не думал о том, чтобы взять ее в жены.

– Она считает по-другому, – прокомментировала Фрейя.

– Возможно. – Последняя встреча с Лией никак не выходила у него из головы. – Но, я думаю, со временем она меня поймет. Да и вряд ли она сама хотела выйти за меня замуж, если уж быть честным до конца.

– Ты уверен?

– Когда речь идет о Лие, нельзя быть уверенным ни в чем.

– Ну хорошо, – вздохнула Фрейя. – Я не собираюсь принимать ее сторону. Да уже и поздно это делать.

– Вот именно.

– Надеюсь, я все-таки познакомлюсь с Кэри в это воскресенье?

Бен кивнул.

– Обязательно позвони мне.

Он снова кивнул.

– Приятного тебе вечера.

– И тебе тоже. – Он подхватил свой старенький «дипломат» и вышел из офиса.

* * *
Когда Бен пришел домой, он увидел, что Кэри дремлет, каким-то образом устроившись с ногами в одном из маленьких кресел. Услышав, что пришел муж, она открыла глаза, и он тут же поцеловал ее в пухлые губы.

– Ну, как прошел день? – проворковала она, уткнувшись носом ему в шею.

– Ужасно. Столько встреч… Я еле дождался вечера.

– И я тоже устала ждать. – Она прижалась к нему, успев просунуть одну руку под рубашку.

– Здесь или наверху? – тут же поинтересовался Бен.

– Здесь, – страстно прошептала она. – Мне так не терпится, а наверх еще подниматься надо…

Лежа на полу, Бен ухватился руками за ножки неудобного кресла и вошел в нее, радуясь, что это чертово кресло хоть для чего-то пригодилось и может быть использовано в качестве рычага, чтобы глубже проникать в лоно супруги. Его движения становились более настойчивыми, и Кэри начала вскрикивать, с силой прижимая его к себе. Толчки набирали скорость, Кэри стонала все громче, и через некоторое время, когда разлетевшийся разноцветными звездами мир стал снова собираться перед глазами Кэри, супруги уже неподвижно лежали на полу рядом друг с другом, тяжело дыша.

– Я никогда не мог и предполагать, что все может быть так великолепно, – чуть слышно выдавил Бен, целуя Кэри в щеку. – Просто умопомрачительно. Мне приходилось очень неслабо трахаться, но чтобы так!..

– Неслабо трахаться?! – Ее глаза заблестели. – Ну, я считала, что у нас все это называется несколько иначе.

– Так оно и есть, Кэри. Я люблю тебя. Очень люблю. И в этом заключается великая разница между тобой и всеми остальными женщинами на свете.

– Я знаю. – Она прижалась к нему, несмотря на то, что лежать на деревянном полу было очень неудобно и жестко. – Неосложненный секс – это замечательно, но, если при этом ты любишь человека, все меняется коренным образом.

– С тобой меня устраивает любой секс, даже осложненный.

– Ну, настанет когда-нибудь время, когда твое желание немного утихнет.

– Не настанет. Можешь на это даже не надеяться.

* * *
Фрейя Рассел вошла в бар и принялась оглядывать посетителей. Поспешный брак Бена никак не выходил у нее из головы. Сама она уже долгое время встречалась с Брайаном, и они так хорошо понимали друг друга, что им не нужно было постоянно разговаривать. Бен иногда посмеивался над сестрой и называл ее бойфренда «занудой». Брайан работал в банке, где когда-то служила и сама Фрейя, и считался перспективным сотрудником. Он был надежным и проверенным другом. А вот Бена угораздило найти девушку, которая представляла собой прямую противоположность всем тем красоткам, с которыми он встречался раньше. И уж конечно, Кэри ни в чем не походила на Лию.

Наконец Фрейя отыскала глазами Лию, устроившуюся в дальнем углу бара. На столике у нее уже стояла бутылка. «Какой несчастной она выглядит, – с жалостью подумала Фрейя и в отчаянии закусила губу. – И почему Бен так наивно полагает, что она никогда не задумывалась о замужестве?»

– Привет, Лия. – Она протиснулась между столиками, минуя какую-то слишком уж неестественную блондинку, на которой был килограмм косметики и почти ничего из одежды, и устроилась рядом с бывшей подружкой своего младшего брата.

Лия взглянула на подругу своими темно-шоколадными глазами:

– Привет, Фрейя.

– Хочешь что-нибудь выпить? – Фрейя открыла сумочку и порылась в ней в поисках кошелька.

– А я уже пью. – И Лия кивнула на бутылку.

– Я сейчас вернусь. – Фрейя знала, что в этом баре было бесполезно ждать, когда тебя заметят, подойдут и примут заказ. Она сама направилась к стойке, взяла себе джин с тоником и очень скоро уже снова сидела за столиком рядом с Лией.

– Ну, как ты поживаешь? – поинтересовалась Фрейя.

– Ты еще спрашиваешь? Неужели и так непонятно?

– Понятно.

– Ты в курсе, что я с ним встречалась?

– Да, – кивнула Фрейя. – Он мне говорил.

– И он заявил, что мы с ним просто добрые друзья. – Лия налила себе из бутылки полстакана вина и разом осушила его. – Добрые друзья! И это после всего, что было между нами!

– Я понимаю, – сочувственно вздохнула Фрейя.

– Нет, мы не были с ним только друзьями, – ядовито заметила Лия. – Господи, ты же знаешь, что для него я была готова на все. И справедливо считала, что он испытывает ко мне те же чувства.

– Я сама так считала, – призналась Фрейя. – Когда вы снова сошлись, я подумала, что теперь ваш брак – это только дело времени.

– Я теперь уже не скажу точно, что я думала по этому поводу, но уж никак не могла предполагать, что, переспав со мной, он через неделю объявит мне, что успел жениться. Фрейя поморщилась.

– Может быть, из нас и не получилась бы дружная семья, – продолжала Лия. – Мы ведь с ним то и дело ссорились и расходились. Но… но как он мог со мной так поступить? Он же унизил меня, Фрейя.

– Ну, я полагаю, у него этого и в мыслях не было. Нет.

– А разве это не унизительно: сознавать, что он трахается с кем-то, кого даже толком не успел узнать? Да, мы расставались с ним на время, но потом опять возвращались друг к другу. И это продолжалось четыре года!

– Мне очень жаль, что все так получилось… Действительно, очень жаль. Эта девчонка словно заколдовала его.

– На что она хоть похожа?

– Понятия не имею, – пожала плечами Фрейя. – Работает в аэропорту по сменам. Мы до сих пор еще даже не познакомились. Я, правда, не очень к этому стремлюсь, но мне надо, по крайней мере, увидеть ее «живьем». Конечно, я могу показаться старомодной, но я не одобряю поступка моего брата.

– Наверное, она обалденно выглядит, – высказала свое предположение Лия.

– Да нет же. Он показывал мне фотографии. На голове – гора кудряшек, а сама – как доска. Мне показалось, что она состоит из одних конечностей.

– Значит, она неповторима в постели.

– Лия!

– Прости. Но что я еще могу предположить?

– Наверное, ты права.

– Я накричала на него. Когда мы встречались в кафе, я сорвалась и орала, как сумасшедшая, – призналась Лия.

– Вот этого он мне не говорил, – улыбнулась Фрейя. – Но ты, наверное, справедливо отругала его.

– Как ты считаешь, у него это надолго?

Фрейя тяжело вздохнула:

– Понятия не имею.

Некоторое время женщины молчали, потом Фрейя снова отправилась к стойке бара и вернулась с двумя стаканами коктейлей.

– Я должна тебе кое-что рассказать, – начала Фрейя. – Я предложила Бену устроить вечеринку. Я подумала, что они должны появиться вдвоем перед друзьями и родными. Ну, я и взялась все это организовать.

Глаза Лии потемнели.

– Лия, я не могу делать вид, что ничего не произошло. Нравится мне все это или нет, но факт налицо.

– И они согласились на эту вечеринку?

– Бену, во всяком случае, моя затея понравилась.

– А меня ты пригласишь?

– Ты думаешь, что тебе тоже стоит туда прийти? Мне казалось, что тебе будет очень больно видеть Бена рядом с его женой.

– Но мне надо знать, на кого он меня променял.

– А ты не будешь ему ничего выговаривать на этом празднике? – заволновалась Фрейя. – Я же знаю, когда ты сердишься, тебя уже никак не назовешь паинькой.

– Нет, никаких сцен я устраивать не собираюсь, если ты это имеешь в виду. Ты же моя подруга, и я не позволю себе расстраивать или подводить тебя.

– Ну, спасибо и на этом. – Фрейя снова сходила за порцией коктейлей, и подруги еще некоторое время посидели молча. За это Фрейя особенно любила Лию: та могла молча пить свой джин с тоником и ничего не требовала от собеседника. С Лией было легко общаться. Фрейя всегда старалась контактировать с девушками Бена, но дружба удалась только с Лией.

– А что думает Брайан насчет этого брака? – поинтересовалась Лия.

– Похоже, он был просто ошеломлен. – Он смотрит на меня такими глазами, словно ждет, что теперь и я потребую, чтобы он купил обручальные кольца и сделал мне официальное предложение.

Лия нервно хихикнула:

– А ты бы согласилась?

– Ты считаешь, что это у нас семейное? Пока Бен так поспешно не женился, мы с ним и не помышляли о браке.

– Странно.

– Что касается меня, то я действительно не думала о замужестве. Наверное… мне было страшно думать об этом. Я боялась, что меня могут бросить. Может быть, смерть родителей так отразилась на мне. Мы ведь очень рано с Беном остались совершенно одни. Ну, и с тех пор я поняла, что мне одной как-то спокойнее, что ли. И надежней, наверное.

– А что думает по этому поводу Брайан?

– По-моему, его наши отношения вполне устраивают. – Она неопределенно пожала плечами. – С одной стороны, я помогаю ему в его банковских делах, а с другой – ему не нужно приходить домой ровно в шесть и в случае опоздания давать полный отчет о том, где он был.

– Неужели тебе не хотелось иметь детей?

Фрейя нахмурилась:

– Иногда. Иногда мне так хочется ребенка, что я готова расплакаться. Но потом это проходит. Особенно когда я начинаю представлять себе, сколько на него уйдет сил и времени. К тому же я уже, наверное, стара для таких экспериментов. Поэтому дети для меня уже не самое главное.

– Я как-то подумала о том, не стоит ли мне забеременеть и таким образом заставить Бена сделать мне предложение. Но потом передумала.

– Я и не знала, что у тебя бывали такие мысли, – ужаснулась Фрейя.

– Это было только однажды. Но у меня ведь были и другие парни кроме него. Мне просто показалось, что Бен – тот самый единственный мужчина, который мне нужен.

– Ты сумеешь справиться и разлюбить его, – попыталась успокоить подругу Фрейя. – Ты ведь уже с ним расставалась.

– Ну а как ты будешь реагировать, если его брак с этой женщиной очень скоро распадется? – поинтересовалась Лия.

– Наверное, мне будет просто жаль брата. Хотя он и не заслуживает моей жалости.

– Я тоже буду его жалеть. Полагаю, что это очень неприятно: разочаровываться в человеке и очень резко опускаться с небес на грешную землю.

Глава 7 Хвойное масло

Тонизирующее эфирное масло с резким свежим ароматом.

Зеленый луч радара плыл по экрану, в то время, когда Кэри вышла на связь с заходящим на посадку самолетом:

– Шэмрок 119, вас приветствует Дублин. Доброе утро. Вы определены. Я вас веду.

Она потянулась, массируя спину, и поскольку Кэри не страдала радикулитом или ревматизмом, то догадалась, что боль стала результатом сумасшедшего секса на полу. Она поправила микрофон и продолжала: – Ваше местоположение тридцать три мили от посадочной полосы к востоку от Дублина. Снижайтесь до высоты в три тысячи футов.

В наушниках, искаженный помехами, зазвучал голос командира:

– Дублин, это Шэмрок 119, я вас понял, снижаюсь до высоты три тысячи футов.

Кэри видела на экране радара, как самолет, следуя ее инструкциям, пошел на посадку.

– Полоса два восемь свободна. Дальше вас поведет башня 118,7. Всего хорошего.

– Вас понял, – бодрым голосом отозвался пилот, и Кэри осознала, что на сегодня ее рабочая смена закончена. – Башня 118,7. Пока.

Кэри поднялась со своего места и сладко потянулась. Да, спина у нее болела. Она даже подумала о том, а не стоит ли записаться на прием к хиропрактику, но потом хитро улыбнулась, представив себе, как она будет рассказывать ему о причинах возникновения этой боли.

Кэри торопливым шагом покинула здание и направилась к машине. Погода стояла холодная. Кэри подняла воротник своей замшевой куртки, мечтая о том, как, приехав домой, она с удовольствием нырнет под одеяло к Бену и прижмется к его теплому крепкому телу. Она собиралась отправиться в путь, но тут на заднем сиденье заверещал мобильный телефон. Кэри нахмурилась: неужели снова Питер Фэрнесс? Только он бывал так настойчив. Но, к счастью, это оказалась Джина, по ошибке набравшая номер Кэри.

До сих пор для Кэри было непривычно ехать в южную часть города. Зевнув, она принялась мечтать о том, как в один прекрасный день ей все же удастся убедить Бена переехать из Портобелло куда-нибудь на север. И вообще, эта история с рекой для многих дублинцев считалась серьезным вопросом: те, кто жил на северном берегу, весьма отрицательно относились к южанам. Конечно, не все, и Кэри рассчитывала на то, что Бен, рано или поздно, все равно уступит ей.

Кэри проникла в дом как можно тише. Бен уже спал, и она, бесшумно раздевшись, нырнула к нему под теплое одеяло:

– Боже мой! – Он тут же проснулся. – Ты, наверное, замерзла!

– Там, на улице, очень холодно, – сказала Кэри.

– И внутри немногим лучше, – пожаловался он. – Ты не могла бы сначала погреть руки? И ноги тоже! – взвизгнул он, когда она положила стопы ему на колени.

– Прости. – В ее голосе не было слышно ни капли раскаяния.

– Послушай. – Бен повернулся и прижался к жене. – Я согласен делить тепло своего тела с твоим лишь потому, что очень люблю тебя. Но это в первый и последний раз.

– Спасибо, – сонно промурлыкала Кэри. – В следующий раз я буду первая тебя согревать.

– Договорились, – улыбнулся Бен. – А знаешь, мне понравилось греть тебя.

Она хихикнула.

– У тебя была трудная смена?

– Как всегда.

– Но ты, надеюсь, безошибочно развела все самолеты, и ни один из них не сел мимо посадочной полосы?

– Ну разумеется, – Кэри широко зевнула.

– Ты у меня молодец. – И он крепко обнял ее. Кэри заснула, а Бен, наоборот, почувствовал, что полностью лишился сна. Он подумал, смог бы он разозлиться когда-нибудь в далеком будущем, если бы она пришла с работы с холодными руками и ногами и вот так бессовестно разбудила его, и решил, что ни за что не стал бы обижаться на свою жену.

* * *
Она проснулась от манящего запаха шипящих на масле сосисок и бекона. Кэри заморгала и взглянула на часы, стоящие на тумбочке. Стрелки показывали час дня, значит, она спала почти пять часов. Не слишком много, но, так как сегодня у Кэри был выходной день, это уже не имело большого значения. Она выбралась из постели и облачилась в длинный халат.

– Добрый день, – весело поприветствовал жену Бен, когда та вошла в кухню. Он как раз переворачивал сосиски на решетке. – Как спалось?

– Великолепно. – Она положила голову ему на плечо. – А ты чем тут занимаешься?

– Готовлю для нас помесь завтрака и обеда. Мне показалось, что ты проснешься очень голодная. Ночью ты больше напоминала ледышку.

– Знаю. – Она наморщила носик. – Я мерзну, но холодной меня ты никак не назовешь. Прости, если доставила тебе столько неприятностей.

– Все в порядке. – Он не стал ей говорить, что после ее прихода так и не смог больше заснуть, а с девяти уже успел просмотреть и проработать массу документов для магазинов.

– Но ведь жареная пища должна противоречить твоим принципам здорового образа жизни, – заметила Кэри.

– Я ведь уже раньше говорил тебе, что не придерживаюсь здорового образа жизни, но ты никак не хочешь мне верить, – улыбнулся Бен и разбил несколько яиц о край сковородки. – Магазины – это мой бизнес, а не цель и не смысл жизни. Правда, иногда мне нравится питаться правильно. Но я частенько отступаю от правил и люблю побаловать себя просто вкусной едой.

– Откуда у тебя взялись все эти продукты?

– Я успел купить их утром.

– Ты просто чудо. – Кэри подскочила к мужу и чмокнула его в ухо.

Уже через пару минут они уселись за стол и принялись за завтрак.

– У нас вчера не было времени поговорить, – начал Бен. – А я ведь должен тебе кое-что сказать.

Кэри застыла от ужаса. Они женаты всего две недели, а у него уже есть к ней серьезный разговор.

– Что же?

– Это касается празднования нашего бракосочетания.

У Кэри отлегло от сердца. Ну что ж, оказывается, ничего страшного и не произошло.

– Ну, речь идет о вечеринке… или приеме, – продолжал Бен. – Я и сам толком не успел еще понять.

– Неплохая затея, – обрадовалась Кэри. – У меня на работе все коллеги намекали на то, что я должна угостить их, но мне пока что удалось отбиться.

– Ну, мы с сестрой имели в виду что-то более приличное, чем обычная попойка, – высокомерно заявил Бен.

Кэри рассмеялась:

– Ну, мы, люди, обеспечивающие работу транспорта, не такие привередливые, как вы, торгующие экологически чистыми продуктами и следящие за собой.

– Ну ладно, не обижайся, – примирительно произнес Бен.

– Если только самую чуточку.

Она опустила кусок жареной сосиски на яичницу-глазунью, и принялась наблюдать за тем, как разливалось по голубой тарелке яйцо, смешивая белые и желтые краски.

– Между прочим, Фрейя взяла всю подготовку этой вечеринки на себя.

– Что? – Кэри застыла на месте, так и не успев донести кусок сосиски, нанизанный на вилку, до рта.

– Вот как раз об этом я и хотел с тобой поговорить, – пояснил Бен. – Она вчера предложила мне такой план и добавила, что с ее стороны это будет как бы свадебный подарок для нас обоих.

– Правда? – Кэри наконец сунула сосиску в рот и принялась тщательно ее пережевывать.

– Ну, я согласился, причем заявил, что с ее стороны это очень мило и мы оба будем очень рады.

– Неужели?

Кэри положила нож и вилку на тарелку.

– Возможно.

– Послушай, скорее всего она до этого момента сердилась на нас, – продолжал Бен. – Но и ты должна ее понять. Для нее наш брак был настоящим ударом. Потрясением. Но вот прошло какое-то время, она убедилась в том, что ты сделала меня по-настоящему счастливым человеком, и теперь она мечтает отблагодарить тебя. По-моему, ее предложение нужно рассматривать именно так. Она хочет торжественно ввести тебя в нашу небольшую семью.

– Но я с ней даже еще не знакома. – Неожиданно Кэри поняла, что совсем не голодна. Она отодвинула тарелку и устроила свой подбородок на кулачках.

– И об этом я тоже хотел с тобой поговорить, – с энтузиазмом продолжал Бен. – Я пригласил ее к нам в гости завтра вечером. Я знаю, что из-за твоей сменной работы вы так и не смогли познакомиться на этой неделе, а сегодня она уезжает по делам в Гэлуэй. Но зато завтра мы с тобой совершенно свободны, и хотя мне было бы приятнее провести этот день только с тобой, все же я посчитал необходимым пригласить к нам мою сестру. Надеюсь, ты не против?

Кэри закусила губу и промолчала.

– Что-то не так? – насторожился Бен.

– Дело в том… ну, в общем, мои родители пригласили нас завтра на обед, и я тоже пообещала им, – извиняющимся тоном произнесла Кэри. – Они просто ждут не дождутся встречи с тобой, вот я и решила… Конечно, мы успеем вернуться домой к ужину, когда к нам придет Фрейя, но я уже буду иметь весьма усталый вид, а мне хотелось бы произвести на нее хорошее впечатление…

– Вот дерьмо! – не удержался Бен.

– Послушай, давай мы устроим встречу с Фрейей на следующей неделе, хорошо? Я думаю, она не будет возражать, если это произойдет чуть позже?

– Надеюсь, – окончательно расстроился Бен.

– Ну, расскажи мне еще что-нибудь о ней, – попросила Кэри. – Помнишь, в Штатах мы разговаривали только о себе и почти не вспоминали своих родственников. Пожалуйста, расскажи мне о ней.

– Фрейя – самая лучшая сестра во всем мире, – тепло начал Бен. – Мне было семь лет, когда умер отец, а ей уже исполнилось тринадцать. Мать находилась на грани безумия, я сам почти ничего не соображал, и только Фрейя занималась мной и помогала мне выжить. – Бен закрыл глаза. – Мать сильно изменилась и умерла через несколько лет от сердечного приступа, но мне кажется, это произошло потому, что она не мыслила себе жизни без папы. Она не смогла смириться с этим горем. Она просто существовала: ела, пила, передвигалась – и не более того. И все это время Фрейя была для меня и матерью, и старшей сестрой, и наставницей. При этом она успевала работать в банке младшим клерком. В то время ей уже исполнился двадцать один год. Я обязан ей очень многим, Кэри.

– Почему же она до сих пор так и не вышла замуж? – поинтересовалась Кэри. – Она ведь намного старше тебя.

Бен неопределенно пожал плечами:

– В этом году ей исполняется сорок. А почему она не выходит замуж, я и сам не знаю. Она долго встречается с Брайаном. Как-то раз я спросил ее об этом, но она просто отмахнулась от меня, объяснив, что, мол, замужество и семейная жизнь – это все не для нее.

– Я, наверное, не понравлюсь ей, – вздохнула Кэри. – Мне так показалось по нашему разговору.

– Перестань даже думать об этом, – успокоил ее Бен. – Вы же беседовали меньше минуты. Ну а когда встретитесь лицом к лицу, то сразу подружитесь, поверь мне.

– Да уж. – Она скорчила гримасу, но Бен не увидел этого, потому что Кэри спрятала лицо в ладони. – Ну, и что же она затевает для нас?

– Какую-то вечеринку, насколько я сумел понять. У нее всегда это получается замечательно, – кивнул Бен, почесывая затылок. – И уж если она заверила меня в том, что мы и все наши близкие и друзья хорошо проведем время, значит, так оно и будет.

– Что-то лично я в этом сомневаюсь, – недоверчиво начала Кэри. – Я уже говорила, что не люблю пышные свадьбы. Мне вполне хватило нашей скромной церемонии в Лас-Вегасе.

– А я посчитал, что мы поженились там только из-за того, что не могли больше ждать.

– Да, конечно, – поспешно добавила Кэри. – Но я не люблю слишком больших компаний, где мне еще приходится быть центром внимания.

– Может быть, нам стоит все это отменить, пока еще не поздно?

– Ни в коем случае! – ужаснулась Кэри. – Что ты! Наверное, все действительно получится замечательно.

– Конечно. Я обещаю. А завтра, значит, мы отправляемся в гости к твоим родителям, чтобы они смогли получше узнать меня?

– Да, но это будет не так формально, как ты все представляешь, – убедительно произнесла Кэри. – Мама у меня – милейшая женщина, отец может покапризничать, но, в общем, он тоже неплохой малый. Кроме того, там еще будут сестра с мужем и их многочисленный выводок.

– Сколько же у них детей?

– Четверо. Старшая – Дженни. Ей семнадцать, но она уже совершенно взрослая и очень «клевая телка», – рассмеялась Кэри. – Донни исполнилось шестнадцать. Он почему-то воспринимает всех девочек как сексуальные объекты. Заку уже… – она нахмурилась… – почти пятнадцать, если не ошибаюсь, а младшей, Наде, всего двенадцать.

– И все они там соберутся? Боже мой!

– Не пугайся, – успокоила его Кэри. – Я же люблю тебя, значит, и они полюбят.

* * *
Фрейя Рассел находилась в своей двухкомнатной квартире в районе Ратгар. Те, кто никогда здесь раньше не бывал, всегда удивлялись, впервые оказавшись у нее в гостях. Знакомые предполагали увидеть обстановку, соответствующую уравновешенному характеру самой Фрейи, поэтому их изумляли фиолетово-розовые стены, ярко-оранжевые занавески и ярко-зеленый диван с желтыми подушками. Брайан как-то заметил, что комнаты в квартире Фрейи больше напоминали восточный базар, и она тут же ответила, что как раз восточные базары и являлись ее тайной страстью.

Фрейя внимательно изучала список приглашенных на вечеринку, которую она должна была устроить в честь Бена и Кэри. В основном это были друзья самой Фрейи и Бена. В большинстве – деловые партнеры Расселов, но Фрейя не забыла и про товарищей Бена по футболу, и его самого близкого друга Фила. Жаль, что со стороны Расселов совершенно не было родственников. После смерти родителей у них с Беном никого не осталось.

Фрейя ничего не знала о семье Кэри, но ей почему-то показалось, что это будет шумная толпа беспокойных людей, с которыми у нее, Фрейи Рассел, не возникнет ничего общего. А ведь ей придется каким-то образом общаться с ними! Она вздохнула и написала на листке просто «семейство Браунов».

После этого Фрейя просмотрела колонку имен и фамилий под заголовком «друзья», в которой последней стояла Лия Райдер. Фрейя нахмурилась. Она не виделась с Лией с того момента, когда они в баре выпили больше, чем следовало. После этого они отправились в китайский ресторан, чтобы перекусить, и по дороге долго обсуждали проблему, стоят ли мужчины таких переживаний. Возможно, Бен был этого достоин, так как, по мнению обеих подруг, он был приличным парнем. Ну, если не учитывать, что у него явно зашли шарики за ролики.

Потом Лия еще раз заверила Фрейю в вечной дружбе и пообещала поддерживать с ней хорошие отношения, даже несмотря на то, что ей достался не брат, а куча дерьма.

Фрейя тогда как-то неопределенно пожала плечами и заявила, что она даже не знает, хочет ли она, чтобы брак Бена оказался прочным, и уточнила, так ли необходимо Лии присутствовать на этой вечеринке.

– Да, это необходимо, – пьяным голосом пробурчала Лия. – Я непременно хочу присутствовать на вечеринке, посвященной их бракосочетанию.

Под действием алкоголя Фрейя почему-то посчитала, что Лия на празднике никому не помешает, но теперь при составлении списка приглашенных ее начали терзать сомнения. Конечно, она верила подруге, которая поклялась вести себя тихо и ничего не вытворять. Но как бы она сама вынесла своего бывшего любовника рядом с другой женщиной, да еще в качестве официальной супруги? Лия перезвонила ей на другой день и напомнила о том, что с нетерпением ждет назначенного дня. Ее не пугала перспектива увидеть Бена рядом с молодой женой. Наоборот, так она, пожалуй, быстрее смирится с мыслью, что Бен для нее потерян навсегда. Фрейя про себя согласилась с подругой, но сомнения остались.

Она глубоко вздохнула и снова принялась рассматривать списки приглашенных.

– Ну, как твои дела? – поинтересовался Брайан. Он ночевал у Фрейи и только что выходил за газетами.

– Неплохо. Думаю, кого позвать на вечеринку к Бену…

Брайан подошел сзади и, нежно массируя Фрейе плечи, так, что она застонала от удовольствия, принялся просматривать списки.

– Роберт Кингсли? – удивился он. – Зачем нужен этот зануда?

– Он наш партнер.

– Так… Семейство Браунов. Сколько же их там всего?

– Понятия не имею. Наверное, надо спросить у нее.

– У кого?

– Сам знаешь у кого, – сердито буркнула Фрейя. – У Кэри.

– Похоже, ты уже заранее начинаешь недолюбливать ее. Я угадал?

– Как я могу составить мнение о ней, если мы еще даже не виделись, да она и сама не торопится познакомиться со мной.

– Ты уже решила, на какой день назначить вечеринку? Ведь если ты хочешь заказать зал у Олега, мне нужно будет забронировать его заранее.

– Я решу это, как только Бен передаст мне график ее рабочих смен, в котором можно запутаться с непривычки. Надо выбрать такой вечер, чтобы на другой день у Кэри был выходной. Я не хочу брать на себя ответственность за то, что какой-нибудь самолет неожиданно приземлится на автостраду или что там еще может случиться с авиатранспортом в тех случаях, когда диспетчеры приходят на работу с похмелья.

Брайан не спеша изучал список гостей и вдруг ткнул пальцем в то место, где было выведено: «Лия Райдер»:

– Ты что, совсем спятила?

– А ты что, заранее перепугался?

– Честно говоря, да. Тебе нужен скандал на празднике?

– Она моя подруга, – напомнила Фрейя.

– И к тому же бывшая любовница Бена. И тебе теперь не терпится пригласить ее на свадьбу? Мало того, что он просто трахался с ней, он при этом никогда не любил ее.

– Перестань. Они были просто без ума друг от друга.

– Он был без ума от того, когда она проводила ему массажи, – поправил Брайан. – Но у него и в мыслях не было жениться на ней.

– Мой брат не такой уж глупый.

– Вот именно. Я и говорю: они просто трахались. А уж это никак нельзя назвать дружескими или тем более серьезными отношениями.

– Значит, и ты такой же? – огрызнулась Фрейя. Брайан отшвырнул в сторону газету, которую собирался прочитать:

– Знаешь, а ты тоже можешь быть невыносимой, если захочешь. Неужели ты действительно намереваешься пригласить на фактическую свадьбу бывшую любовницу своего брата?

– Да, Лия была шокирована, когда узнала о том, что Бен женился. Но она пообещала мне, что будет вести себя тихо и, в общем, придет скорее для того, чтобы навсегда распрощаться с ним.

– Фрейя, да раскрой же ты наконец глаза! Лия очень расстроена – она все время только и ждала того момента, когда Бен сделает ей предложение. И вот теперь ей придется любоваться им, да еще с молодой женой! Ну что хорошего из этого получится?

– Ничего не случится. К тому же она сама попросила меня включить ее в список. А ты… шел бы к себе домой и не мешал мне заниматься делами, – неожиданно фыркнула Фрейя, продолжая внимательно изучать список гостей.

Брайан застыл посреди комнаты:

– Но мы ведь собирались пойти в кино…

– Я передумала.

– Что ж, пусть будет так. Может быть, мне стоит позвонить тебе позже?

– Не утруждай себя. Я буду занята сегодня до ночи.

Брайан вышел из дома, громко хлопнув входной дверью. Фрейя еще несколько секунд смотрела на голые ветви каштанов, раскачивающиеся у нее за окном, потом смяла список и швырнула его в ведро для бумаг.

Глава 8 Масло базилика

Укрепляющее травяное эфирное масло с теплым пряным ароматом.

Бен и Кэри ехали к ее родителям в служебном фургоне Бена с логотипом на борту «Целебные травы».

– Ты знаешь, а я даже не очень переживал, когда мне пришлось пересесть на этот фургончик после «Сааба», – признался Бен после того, как Кэри убрала с пассажирского сиденья целую стопку брошюр с рекламой всевозможных гомеопатических средств. – В общем, неплохая колымага для передвижения по городу.

Кэри пристегнула ремень безопасности и отметила, что с такой высоты даже приятно обозревать проезжающие мимо машины.

– А мне раньше вообще не приходилось даже кататься на таких фургонах, – призналась она. – Правда, один раз мне дали посидеть за симулятором «Боинга-747»…

– Опять хвастаешься? – усмехнулся Бен, включая зажигание.

Кэри искренне надеялась на то, что ее семья примет Бена радушно. Ну а как же может быть иначе? Этот вопрос она снова и снова задавала себе ночью, когда лежала рядом со спящим мужем и размышляла о предстоящем обеде у родителей. Отец Кэри был человеком сложным, а мать… ну, ее можно было назвать искренней, но при этом она умела подать свою искренность со всей вежливостью или с чистотой, напоминающей «теплоту» хрустального стакана идеальной огранки. Что же касается Сильвии… Тут Кэри оставалось только гадать, как встретит ее старшая сестра своего нового родственника.

– С тобой все в порядке? – перебил размышления супруги Бен.

– Конечно.

– А я нервничаю.

Она хихикнула:

– Они сразу полюбят тебя, Бен. Даже не сомневайся в этом.

– Мне помнится, ты недавно сама беспокоилась о том, как они меня встретят.

– Ну, теперь уже поздно волноваться. Или ты им понравишься, или нет. – Она нежно сжала ему плечо. – Так или иначе, это все равно будут стороны одной и той же медали, верно?

Кэри снова задумалась, на этот раз о Сильвии. Сестра прожила с мужем целых двадцать лет, но до сих пор вспоминала о том, как Кэри отказалась надеть на ее свадьбу какое-то дурацкое розовое платье с рюшами. В итоге получилось, что на половине свадебных фотографий Сильвия оказалась без традиционной подруги, роль которой досталась Кэри.

– Здесь налево, – спохватилась она, увидев, что они уже почти подъехали к дому ее родителей. – Потом снова налево, и там будет небольшой перекресток.

Бен точно следовал указаниям своей жены, и уже через пару минут они притормозили около уютного белого коттеджа, принадлежавшего Мод и Артуру.

Бен первым вышел из фургона и с удивлением посмотрел на Кэри:

– Но это уже пригород. То есть самая настоящая деревня!

Она рассмеялась:

– Не совсем так. До окружной дороги остается еще целая миля.

– Но даже вокруг дома твоих родителей сплошные поля!

– А тут больше никто жилых строений возводить не хочет, – пояснила Кэри, – из-за шума самолетов. Я уже, кажется, говорила, что над этими местами проходит воздушная трасса.

– А в общем, здесь чудесно. – Он с искренним наслаждением принялся рассматривать садик, полный белых и голубых зимних цветов, ухоженные деревца и самую настоящую вечнозеленую изгородь, также подстриженную с любовью и умением.

– Им будет приятно узнать твое мнение. А еще скажи матери, что тебе понравилась вот эта стена, увитая каким-то редким и очень дорогим плющом. Она ухаживает за этим растением с тех пор, как Сильвии исполнилось пять лет.

– Обязательно запомню, – кивнул Бен, следуя за Кэри по дорожке к дому.

– Привет, дорогая моя! – Мод распахнула входную дверь прежде, чем Кэри успела нажать на кнопку звонка. – А мы видели из окна, как вы подъехали.

– Здравствуй, мам. – Она чмокнула Мод в щеку. – А это Бен.

– Я догадалась. – Мод протянула руку, и Бен решительно пожал ее.

– Очень приятно познакомиться, миссис Браун.

– Называйте меня просто Мод, – поморщилась пожилая женщина. – Все эти приставки «миссис» только напоминают мне о моем возрасте. Ну, проходите в дом. Артур, кажется, сейчас в гостиной.

Кэри вдруг почувствовала, что сама передвигается по дому, затаив дыхание. Отец действительно стоял у окна, глядя куда-то вдаль сада. Это был высокий, худощавый мужчина, и Бен сразу понял, от кого Кэри унаследовала такие длинные конечности.

– Привет, папуля, – радостно поприветствовала отца Кэри. – А вот и мы.

– Вижу. – Артур повернулся к молодоженам. – Что ж, я полагаю, тебе давно бы следовало познакомить нас со своим супругом, – пожурил он дочь.

– Ну, знакомься. Это Бен.

– Очень приятно. – Артур оценивающе принялся рассматривать зятя через очки в тонкой оправе, сидящие на кончике его носа. По всему было видно, что Бен ему понравился. – Итак, молодой человек, это вы заставили ее выйти за вас замуж или она силой завладела вами?

– Вы не угадали, – улыбнулся Бен. – Мы встретились, полюбили друг друга и решили пожениться.

– Довольно быстро все это у вас получилось, да?

– Ну папуля!

– Да, пожалуй, что так, – продолжал Бен. – Но это вовсе не означает то, что мы не любим при этом друг друга. Вы согласны?

– Ну что ж… – задумался Артур. – И что же будет дальше?

– Мы будем все так же страстно любить друг друга.

В это время в комнату вошла мать, и Кэри тут же обратилась к ней:

– А Сильвия и Джон тоже приедут сегодня на обед?

– Разумеется, – степенно ответила Мод. – И, кроме того, Дженни, Донни, Зак и Надя.

– Короче, все в полном составе, – понимающе кивнула Кэри. – И Сильвия во главе этого войска.

– А нам нравится, когда Сильвия навещает нас со своим семейством, – вставил Артур. – У нее очень послушные дети. Почти идеальные.

– Артур, ну как ты можешь так лицемерить! – покачала головой Мод. – Ты ведь хорошо помнишь, что они бывают у нас крайне редко. Кроме того, Донни и Зака ты постоянно называешь «дьявольским отродьем».

Кэри хихикнула, а Бен понимающе улыбнулся. Артур бросил на супругу сердитый взгляд, но она с достоинством выдержала это испытание, и он только тяжело вздохнул.

– Ну, во всяком случае, она пытается их воспитывать, – поправил себя Артур и посмотрел на Бена. – А вы планируете заводить детей с моей дочерью?

– Папуля!

– Да, Артур, успокойся, – решительно перебила мужа Мод. – Достаточно вопросов. Кэри и Бен приехали к нам пообедать. Они не рассчитывали попасть на заседание святой инквизиции. – Она наклонила голову и прислушалась. – А вот и звонок. Будь добр, открой дверь.

– Спасибо, мамочка, – выдохнула Кэри, как только отец отправился в прихожую.

– Он любит тебя, а потому так переживает, – пояснила Мод. – Так же, как и я. Мы ведь желаем тебе только счастья.

Кэри ничего не успела ответить ей, потому что в этот момент в комнату влетела куча народа, одновременно задавая вопросы и с интересом разглядывая Бена.

– Надеюсь, поздравлять вы нас будете по очереди?

Бен наблюдал за тем, как к Кэри приблизилась и горячо обняла ее обеими руками высокая женщина. Затем она отступила на шаг назад, но руки с плеч сестры не убирала. Если бы в комнате были другие женщины, Бен никогда бы не подумал, что это и есть Сильвия: слишком уж непохожими оказались сестры. Особенно поражали их прически: если у Кэри это была целая копна непослушных каштановых кудряшек, то у Сильвии светлые, идеально прямые волосы словно струились вниз до самых плеч.

– Кэри, ты молодчина! Здорово!

А эта юная девица, старшая дочь Сильвии, очень походила на свою тетю: такая же долговязая, неуклюжая, с вьющимися волосами. Она была одета в джинсы, чуть надорванные по последней моде у колен и на бедрах, и в футболке с вызывающей надписью: «Мне никогда не бывает скучно».

– Спасибо, Дженни.

– А у вас есть фотографии? – поинтересовалась Сильвия. – Мы все хотим увидеть своими глазами. Выкладывайте-ка сюда доказательства.

– А вот вам и доказательство. – Кэри убрала руки сестры с плеч. – Это мой муж Бен.

– Ах вот, значит, вы какой. – Сильвия принялась придирчиво рассматривать Бена, совсем как еще недавно это делал ее отец. – Что ж, сестричка, я могу понять, почему ты влюбилась в этого симпатягу.

– Я влюбилась в него не только из-за его внешности, хотя это тоже сыграло свою роль в некотором смысле.

– В первую очередь ее сразил мой ум, – заметил Бен. – А вы, я полагаю, и есть Сильвия.

– И ваши безупречные манеры, наверное, – подмигнула Сильвия сестре, – тоже сыграли свою роль в момент принятия решения о вступлении в брак. – В общем, вам повезло обоим.

– Покажи нам свое колечко, – попросила двенадцатилетняя дочка Сильвии Надя, еще одна обладательница кудрявой копны волос. – Я хочу посмотреть на обручальное кольцо.

Пока Надя с некоторым разочарованием рассматривала простенький символ замужества на безымянном пальце тетушки, Бена от всей души поздравлял Джон – муж Сильвии, и двое их сыновей, Донни и Зак.

– Я полагаю, ты поступила совершенно правильно, – высказала свое мнение Дженни, обращаясь к Кэри. – И обошлась без пышности, к которой так привыкли в нашей семье.

– Что ты имеешь в виду? – насторожилась ее мать.

– Просто я хотела сказать, что Кэри – молодец, потому что сделала все тихо и по-своему.

– Вы обе очень похожи в этом, – пожала плечами Сильвия. – Даже не знаю, почему… Ну, расскажите-ка нам лучше о себе, – сменила она тему, поворачиваясь к Бену. – Поверьте, я до сих пор не могу привыкнуть к мысли, что у меня появился новый родственник.

– Бен перескажет нам свою автобиографию во время обеда, – вступилась за своего зятя Мод. – А я всех прошу пройти в столовую.

Когда все уселись за стол, Мод продолжала:

– Начнем с супа. На улице сегодня так холодно, что я решила, что каждому будет приятно для начала согреться изнутри.

И она принялась разливать половником свой «коронный» овощной суп, а Кэри почувствовала, как у нее потекли слюнки. Мод славилась своими кулинарными способностями, а Кэри и Бен, если не считать вчерашней яичницы, уже давно не пробовали ничего домашнего, обходясь скромными готовыми блюдами из магазина.

– Ну что ж, Бен, – выжидающе начала Сильвия. – Мы уже все готовы выслушать вашу восхитительную историю.

Кэри тоже внимательно слушала то, что хотели узнать от Бена ее родные. Он не стал ничего преувеличивать и приукрашивать, а подробно изложил им главные события своего детства: потерю обоих родителей и важную роль сестры в его воспитании. После этого он рассказал, как потерпела крах преуспевающая когда-то компания Интернета, и они с сестрой переключились на торговлю целебными травами, продуктами здорового питания и сопутствующими товарами, постепенно расширяя ассортимент продуктов. Когда Бен замолчал, Кэри вдруг осознала, что сама успела узнать о нем много нового.

– А как ваша сестра Фрейя относится к вашему браку? – спросил Джон. – Неужели она удивилась так же, как и мы?

– Конечно, – кивнул Бен. – Но вот что приятно: она решила устроить для всех нас прием в ресторане, и скоро каждому будет прислано приглашение на этот праздник.

– Вот здорово! – Глаза у Сильвии заблестели. – А я-то считала, что Кэри специально вышла замуж в Лас-Вегасе только из-за того, чтобы не собирать гостей.

– Не совсем так, – поправила сестру Кэри.

– Разве я не права?

Но Кэри решила не отвечать ей, а переключиться на племянников, и принялась по очереди спрашивать их о том, как у них идут дела в школе и что нового произошло за последнее время. Дети, тронутые вниманием тети, радостно защебетали, а Кэри, отыскав под столом бедро Бена, сжала его рукой, и почувствовала, как он тут же ободряюще накрыл ее пальцы своей ладонью. Она осмелела: ведь никогда раньше ей не приходилось испытывать это ощущение надежности. Раньше шумная семья Сильвии, Джона и их ребятни заранее пугала ее, хотя она искренне любила их всех. И вот теперь Кэри понимала: что бы ни произошло, она будет чувствовать себя спокойно и очень уверенно на любых обедах и ужинах.

Затем разговор зашел о более отвлеченных вещах: Джон рассказал, как они планировали перестроить чердак у себя в доме. Сильвия сообщила, что стала посещать по средам курсы по реставрации антикварной мебели, Зак и Донни наперебой обсуждали свои любимые футбольные команды. Дженни волновалась о предстоящих экзаменах, а Надя похвасталась тем, что ей досталась главная роль в каком-то школьном спектакле.

После обеда Кэри и Сильвия отправились на кухню мыть посуду: в семье привыкли делать это вручную, и никто даже не задумывался о том, чтобы приобрести посудомоечную машину.

– Бен очень приятный, – заметила старшая сестра, как только женщины начали погружать тарелки в мыльную воду.

– Спасибо.

– Да, но ведь ты совершенно его не знаешь, – тут же добавила Сильвия. – К тому же ты не позаботилась о том, чтобы познакомиться с его старшей сестрой, а она ведь играла далеко не последнюю роль в его воспитании.

– Но я ведь вышла замуж за него, а не за его сестру.

– Конечно, нет, и все же…

– Я не хочу больше разговаривать на эту тему.

– Тебе стоило бы давно спуститься с небес и стать реалистичней. – Сильвия приняла блюдо из рук сестры и принялась аккуратно вытирать его.

– Что я и делаю. И меня трудно назвать молоденькой девчонкой, которая бросается сломя голову в неизвестность. Я намного старше, чем была ты, когда выходила замуж за Джона. Я помню, что наша тетушка Эвелин говорила тебе, что ты слишком молода для такого шага, но ты все равно все сделала по-своему. И вы с Джоном вот уже сколько лет вместе.

– Неужели Эвелина это говорила?

Кэри кивнула.

– И мы с Беном тоже не собираемся расставаться.

– Что ж, тогда мне остается лишь пожелать тебе всего самого наилучшего, – улыбнулась Сильвия. – Будь счастлива.

– Спасибо.

– Если у тебя когда-нибудь возникнут проблемы…

– Этого не произойдет, – перебила ее Кэри.

– Я понимаю, что мы с тобой – не самые близкие друг другу сестры в этом мире, и с Тони тебе всегда было легче общаться, чем со мной. Наверное, тут все дело в возрасте. Но ты помни, Кэри, что если тебе нужно будет хотя бы даже просто поговорить или посоветоваться…

– Я всегда буду помнить об этом, – пообещала Кэри. – Честно.

* * *
От родителей Кэри молодожены уехали в седьмом часу вечера. Кэри с облегчением вздохнула, устраиваясь на сиденье и, улыбнувшись, помахала провожающим в окно.

– По-моему, все прошло не так уж плохо, – заметил Бен. – Мне твое семейство понравилось.

– Сегодня действительно все прошло отлично. Но мама и папа бывают и надоедливыми, и сварливыми, все зависит от их настроения. Сильвия тоже довольно шумная девица, Джон – молчун, но когда они собираются все вместе… Иногда мне становится страшно.

– Для меня такие встречи в новинку, – признался Бен. – Но я готов привыкнуть к ним.

– Ну уж нет! Я не собираюсь приезжать сюда каждое воскресенье! – в отчаянии замотала головой Кэри, да так искренне, что Бен расхохотался.

– Конечно, нет, – успокоил он ее. – Я просто хотел сказать, что теперь способен выдержать всю эту компанию и даже беседовать с ними.

– И все-таки ты нервничал, да?

– Разумеется. Я очень боялся, что могу им не понравиться.

Она прислонилась щекой к его плечу.

– И я тоже очень переживала, – призналась Кэри. – Хотя мне было непонятно почему. Ты умеешь нравиться людям.

– А некоторые в меня даже влюбляются.

– И еще как!

– Значит, теперь тебе остается только познакомиться с Фрейей, – кивнул Бен. – Потом пройдет наш праздник в ресторане, и после этого наконец-то начнутся долгожданные будни.

– Я сама жду их с нетерпением, – призналась Кэри.

– Будней?

– Ну да. Мне надоело чувствовать себя центром Вселенной.

В этот момент запищал ее мобильный телефон, оповещая Кэри, что кто-то переслал ей сообщение. Она порылась в сумочке и вынула аппарат.

Послание пришло от Питера: «Надо поговорить».

«Не надо», – быстро набрала Кэри ответ и отправила его назад Питеру.

«Пожалуйста. Не долго».

«Зачем?»

«Мне надо увидеть тебя».

Кэри закусила нижнюю губу:

«Хорошо. Я позвоню тебе сама».

После этого она отключила телефон и спрятала его на дне сумочки.

Глава 9 Масло Мэй Чанг

Сладкое фруктовое масло, обладает также и вяжущими свойствами.

На следующий день смена у Кэри начиналась в два часа дня, но она проснулась пораньше, чтобы позавтракать вместе с Беном, а когда он отправился на работу, решила принять горячую ванну. Она насыпала в воду половину пузырька ароматической соли с пеной и с удовольствием опустилась в воду, после чего с наслаждением закрыла глаза.

Питер Фэрнесс… Она постоянно думала о нем с тех пор, как он начал донимать ее своими звонками и сообщениями на мобильный телефон. Даже Бен успел заметить, что со вчерашнего вечера Кэри стала какая-то задумчивая, но он отнес это на счет волнения за обедом в кругу семьи.

Кэри вовсе не хотела снова встречаться с Питером: ей больше нечего ему сказать. Они объяснились в ту самую последнюю ночь, когда решили расстаться навсегда. Они оба рыдали: правда, она тогда так и не поняла, из-за чего он больше переживал: из-за того, что не будет видеть Кэри, или из-за того, что его двойная и удобная жизнь с обеими женщинами закончилась.

Тогда они решили, что Питеру, возможно, еще удастся по-хорошему расстаться с Сандрой и Аароном. Он, правда, и не отрицал того, что любит жену, но эти чувства даже и сравнивать нельзя было с той пламенной страстью, которую он испытывал к Кэри…

Когда Кэри вышла из ванной, вытерлась пушистым полотенцем, оделась и высушила волосы, она поняла, что теперь окончательно собралась с мыслями и готова сама позвонить Питеру, чтобы выяснить, что же такого важного он собирался ей сообщить. Она решительно взяла в руки свой телефон и набрала такой знакомый номер.

Он ответил со второго гудка:

– Привет.

– Ты где сейчас находишься?

Питер работал представителем компании, доставляющей по всей стране оборудование для гимнастических залов.

– Сейчас в Клони, следующий пункт назначения – Каслнок.

– О чем ты хотел со мной поговорить?

– Мы могли бы встретиться?

– Но я не хочу видеть тебя, Питер.

– Послушай, Кэри, для меня это очень важно. Поверь, иначе я не стал бы так навязываться.

– А для меня это совершенно неважно, – равнодушно ответила она.

– Ну сделай это хотя бы ради меня.

Кэри понимала, что сейчас ей нужно просто сообщить ему, что она вышла замуж, и поэтому между ними не может происходить никаких разговоров и тем более встреч. Однако что-то мешало ей это сделать.

– Когда у тебя смена? – поинтересовался он.

– В два.

– Давай встретимся в полдень, – предложил он. – «У Эдди Рокета» в Сордс.

– Но, подожди, Питер…

– Кэри, мне очень-очень нужно поговорить с тобой. Поверь мне.

Она тяжело вздохнула:

– Ну хорошо.

– Вот и отлично. – По его голосу она поняла, что в этот момент Питер испытал большое облегчение. – Я обязательно успею.

Кэри опоздала в закусочную на пять минут. Как правило, она всегда приезжала на свидания вовремя. «А вот сегодня опоздал он», – подумала она, открывая дверь, но тут же увидела, что ошиблась.

Питер уже занял кабинет и изучал меню. Правда, в этом не было никакой необходимости: они не раз встречались в этом местечке и заказывали всегда одно и то же.

– Привет. – Его серо-зеленые глаза радостно засияли, как только Кэри устроилась за столиком напротив него. – Как идут твои дела?

– Прекрасно.

– Как здорово, что мы снова встретились. Ты даже представить себе не можешь, как я скучал без тебя.

– Неужели? – Она держала руки на коленях, не показывая ему обручального кольца.

– Да. Это действительно так. – Он потянулся вперед и чмокнул ее в щеку.

– Первое время мне было тоже плохо без тебя, – призналась Кэри. – Можно даже сказать, до недавнего времени.

Он удивленно приподнял брови.

– У тебя появился новый бойфренд? – Он произнес это таким тоном, словно не мог поверить, что Кэри нашла в себе силы и мужество «заменить» его – Питера! – на кого-то другого.

– Новый муж, – спокойно выдохнула Кэри и положила руки на столик.

Питер внимательно осмотрел тоненькое золотое колечко на пальце Кэри, затем заглянул ей в глаза:

– Ты шутишь.

– Нет.

– Господи! Кэри, немедленно скажи, что ты решила меня разыграть.

– Нет, – упрямо повторила она.

– Но ведь с тех пор, как мы расстались, прошло всего три месяца!

– Уже почти четыре, – поправила Кэри.

– Но ты тогда так рыдала и уверяла меня, что никогда не найдешь себе другого парня, такого же, как я!

– Это действительно так, – согласилась Кэри. – Я нашла себе неженатого парня.

Питер вздрогнул и поморщился:

– Понимаю…

– И он соответствовал моим понятиям об идеальном муже, и я решила выйти за него замуж.

– Значит, ты успела познакомиться с ним, узнать его поближе и выйти замуж всего за четыре месяца? – Питер нервно хохотнул. – Быстро, однако. И ты еще уверяла меня, что я сумел навсегда разбить твое сердце?

– Ты действительно разбил мне сердце, – начала сердиться Кэри. – И все потому, что молчал и довел дело до того, что я полюбила тебя, а сам даже не удосужился сообщить мне, что давно женат и к тому же имеешь ребенка!

– Я понимаю, что был виноват, – покачал головой Питер. – Но тогда я и предположить не мог, что ты в меня влюбишься, и уж тем более, что я сам полюблю тебя.

– А ты никогда и не любил меня по-настоящему, – холодным тоном заговорила Кэри. – Ты просто решил немного поразвлечься. И это большая разница.

– Нет, я сильно любил тебя, – нахмурился Питер. – Тогда почему, как ты думаешь, я решил порвать отношения с семьей?

Между ними повисла неожиданная пауза. В это же время, пока Кэри непонимающе смотрела на Питера, к их столику подошла официантка и поставила перед Кэри тарелку с простым гамбургером, а Питеру – тарелку с томатным соусом. В центре стола девушка ловко разместила большое блюдо с жареным картофелем.

– Ты уже успел сделать заказ для нас двоих? – удивилась Кэри.

– Я понадеялся на то, что твои вкусы не успели так быстро измениться, – потупив взор, забормотал Питер. – Хотя, возможно, я и ошибался.

Кэри неопределенно пожала плечами.

– Ну, расскажи мне хотя бы о своем муже, – неожиданно предложил Питер.

– А что о нем рассказывать? – Кэри не хотелось обсуждать Бена со своим бывшим любовником. – Мы встретились, полюбили друг друга и поженились. Вот и все.

– Кэри, но я не могу поверить в то, что ты его действительно любишь, – заупрямился Питер. – Ты же практически ничего о нем не знаешь.

– Но я любила тебя, и о тебе тоже почти ничего не знала, – напомнила Кэри. – А любила потому, что считала тебя достойным, заботливым мужчиной, который любит меня, как никого в жизни. Ведь я и предположить не могла, что дома тебя ждет такая же нежная и заботливая жена.

– Всего этого больше нет, – каким-то пустым и холодным голосом произнес Питер.

– Что такое? – насторожилась Кэри.

– Мы с Сандрой разошлись.

Кэри округлила глаза от ужаса, но ничего не сказала.

– Ты ведь даже тогда мне не поверила, когда я сказал тебе, что наш брак находится под серьезной угрозой, помнишь? Ты снова подумала, что я решил обмануть тебя, чтобы покрепче привязать к себе. Но я говорил правду. Мы слишком рано поженились, и очень скоро рассеялись наши иллюзии относительно друг друга.

– Мне очень жаль, что у вас все так произошло, – покачала головой Кэри.

– Я честно пытался хоть как-то наладить нашу жизнь, хотя в то время я больше всего переживал разрыв с тобой. Но мне ничего другого не оставалось, как попробовать залатать старые дыры. Я даже покупал ей цветы. – Он цинично рассмеялся. – Наверное, цветы в данном случае были последним отчаянным шагом, и я сам мог бы догадаться, что у нас с Сандрой все равно ничего не получится. Но она опередила меня и сама сказала, что любит другого человека.

– Вот так просто все и рассказала?

– Да. Она еще добавила, что я здорово изменился, да и она тоже стала другой.

Кэри сочувственно посмотрела на Питера.

– Сандра заявила, что в крайнем случае она могла бы попробовать смириться со всеми нашими недостатками и остаться со мной только ради сына, но вот теперь она встретила и полюбила другого человека, и никаких разговоров о примирении больше не могло быть.

– Как это жестоко!

– Да. – Питер пожал плечами. – Кстати, всякий раз, когда я считал, что она отправляется в свой дурацкий клуб на уроки по бриджу, она, оказывается, летела к нему на свидание. Его зовут Марти, и он занимается компьютерами.

– Мне очень жаль тебя, Питер, правда.

– Да-да, конечно. – Питер подцепил вилкой кусок картофеля с блюда и окунул его в соус. – Итак, она бросила меня и перебралась жить к нему.

– А как же Аарон?

– Разумеется, она забрала ребенка с собой.

– Но… – Кэри тщетно искала подходящие слова утешения. – Все это не так просто. Существуют органы опеки…

– Мне уже все равно, – отмахнулся Питер. – Ну, не совсем так, конечно. Я смогу встречаться с ним, но я прекрасно понимаю, что сыну с ней будет гораздо лучше, чем со мной. Меня слишком часто не бывает дома. Конечно, я неплохо зарабатываю, но тот урод буквально купается в деньгах. У него собственный дом, а она счастлива как свинья, с головой окунувшаяся в грязь.

От Кэри не ускользнула горечь, прозвучавшая в его словах, хотя Питер старался держаться молодцом.

– Может быть, в этом есть и часть моей вины? – встревожилась она. – Если бы ты не встречался со мной…

– Ты была единственным светлым пятном в моей жизни, – вздохнул Питер. – Я люблю тебя, Кэри. Может быть, сейчас даже еще больше, чем раньше.

– Нет, тебе нужна была просто свободная девушка, такая тебе и подвернулась. И с моей стороны это тоже скорее был просто некий взрыв эмоций, не более того.

– А теперь ты считаешь, что с этим новым парнем у тебя все сложится по-другому? – язвительно заметил Питер.

– Конечно, – страстно отозвалась Кэри. – Я очень люблю его, и именно поэтому вышла за него замуж.

– Ну а если бы ты его не встретила… Если бы его вообще не существовало в реальной жизни, а мы бы с тобой сидели сейчас вот здесь и разговаривали…

– Может быть, мне бы и захотелось кое-что изменить. – Кэри некоторое время смотрела на свой нетронутый гамбургер, затем перевела взгляд на Питера. – Впрочем, вряд ли, – изменила она свое решение. – С Беном я чувствую себя просто замечательно. Нам хорошо вместе. Мне, конечно, жаль, что у тебя с Сандрой так ничего путного и не вышло, но только я в ваших отношениях больше никакого участия принимать не желаю.

– Но мы были с тобой добрыми друзьями, – напомнил Питер. – И это не временное помешательство и не взрыв эмоций, как ты изволила выразиться. – Он взял ее за руку так, как делал это раньше сотни раз. Кэри закусила губу, смолчала, но осторожно убрала руку со стола.

– Мы можем по-прежнему оставаться друзьями, – предложил он.

– Нет, – покачала головой Кэри. – Не надо. Мы оставались друзьями только тогда, когда любили друг друга, а теперь я тебя больше не люблю. И ты тоже меня не любишь.

– Люблю, – упрямо повторил Питер. – И никогда не переставал любить тебя.

– Ну, мое свободное время заканчивается, – сообщила Кэри, поднимаясь из-за столика. – Мне пора на работу. Жаль, что у тебя ничего не сложилось в семейной жизни, но я ничем не могу тебе помочь. Теперь у меня совсем другая, новая жизнь. И я по-настоящему счастлива. Прости, но я больше не хочу встречаться и разговаривать с тобой.

– Да-да, конечно, – беспомощно забормотал Питер. – Конечно. Я все понимаю.

– И не звони мне больше, потому что я не собираюсь отвечать на твои звонки, что бы там у тебя ни приключилось.

– Хорошо.

– Прощай. – Она повернулась, чтобы уйти.

– Кэри…

– Что еще?

– Ты – самое счастливое мое время, все самое хорошее, что было у меня в жизни.

Она только еще раз мотнула головой и торопливо вышла из закусочной.

* * *
Фрейя постучалась в кабинет Бена и вошла.

– Как у нас идут дела? – поинтересовалась она.

– Прекрасно. Скоро наш магазин будет практически единственным по альтернативным лекарствам, а это означает приток новых покупателей и бесплатную рекламу.

– Превосходно. – Она уселась на краешек его стола и протянула брату лист бумаги. – Пробеги вот этот список своим орлиным глазом, – попросила она.

– Что это?

– Список гостей, разумеется.

– Ты решила провести этот вечер в четверг? Но почему?

– В пятницу, конечно, было бы лучше, но мне пришлось внимательно изучить рабочие смены твоей жены и ее подруг, так что четверг получился оптимальным вариантом.

– Ресторан «У Олега». Это еще что такое?

– Его владелец клиент нашего банка, и Брайан с ним неплохо знаком. Ну а приглашенные гости тебя все устраивают?

Бен кивнул.

– Не забудь теперь отыскать мне все адреса твоих приятелей по футбольной команде, чтобы я смогла отправить им приглашения.

Бен что-то быстро набрал на клавиатуре, и почти сразу же заработал стоявший неподалеку от компьютера принтер.

– Пожалуйста.

– Вот и чудесно. Завтра все приглашения будут разосланы.

– Ты просто прелесть, – улыбнулся Бен.

– Знаю. Но я надеюсь, что брат у меня женился в первый и в последний раз…

– Разумеется.

– И как протекает семейная жизнь?

– Великолепно. Фрейя, тебе обязательно понравится моя Кэри. Вот увидишь.

– Я все же надеюсь, что она отыщет пару часов, чтобы успеть познакомиться со мной лично еще до начала вечеринки в ресторане, – сухо отозвалась Фрейя. – Хотя, возможно, будет даже лучше, если мы впервые увидим друг друга как раз «У Олега». В этом есть что-то интригующее.

Бен рассмеялся:

– А она до сих пор боится тебя. Забавно, правда?

– Как я поняла, ее родственникам ты уже успел понравиться?

– Но ведь это же я!

– Это верно, – покачала головой Фрейя.

– А как идут дела у тебя? – в свою очередь, поинтересовался Бен.

– В каком смысле?

– С Брайаном. Вы не подумываете о том, чтобы пожениться?

– А зачем? Нам и так хорошо. Мы же не такие психи, как вы с Кэри.

– Выходит, ты до сих пор считаешь меня сумасшедшим?

– Не знаю, – пожала плечами Фрейя. – Мне почему-то всегда казалось, что если ты когда-нибудь и надумаешь жениться, то твоей избранницей станет Лия.

– Иногда мне и самому так казалось.

– Ну, мне надо идти заниматься приглашениями. – Фрейя поднялась со стола и направилась к двери. – Надеюсь, что вечеринка удастся на славу.

Оказавшись в своем кабинете, Фрейя положила список гостей на стол, внимательно посмотрела на него, и в самом низу вывела печатными буквами: «Лия Райдер». Все же они оставались подругами. Зря Брайан так волновался за Лию и ее приглашение на вечер. Впрочем, он ведь так ни разу и не позвонил Фрейе с тех пор, как они успели поругаться из-за списка гостей. А Фрейя совсем не собиралась долго ссориться даже из-за своей подруги. Правда, так как был выбран ресторан «У Олега» и заниматься всеми приготовлениями в нем должен был Брайан, Фрейя поняла, что в любом случае ей придется позвонить первой.

В офисе Брайана не оказалось, и хотя Фрейя терпеть не могла оставлять голосовые сообщения, все же ей пришлось это сделать.

«Позвони мне, когда будешь на месте, – попросила она Брайана. – Мне нужно поговорить с тобой и устроить встречу с Олегом, чтобы подготовиться к этой дурацкой вечеринке в честь Бена и Кэри. Я буду у себя в кабинете весь день. Заранее благодарна».

Глава 10 Лавандовое масло

Прекрасно смешивается с другими эфирными маслами, обладает разнообразными свойствами: одновременно расслабляя, омолаживает и восстанавливает силы.

Квартира, где жила Лия Райдер, находилась в пятиэтажном доме, построенном еще в шестидесятые годы двадцатого столетия. А это означало, что, даже несмотря на то, что Лия арендовала студию, у нее оставалось достаточно места для жилого помещения. Лия переехала сюда пару лет назад и сразу же содрала жуткие обои с изображением бесконечных спиралей, отчего создавалось впечатление, будто ты находишься на шумной вечеринке среди наркоманов. Она перекрасила стены в нежный бледно-желтый цвет, а полы закрыла пушистыми коврами. На стенах висело несколько ее любимых шелковых картин, выполненных японскими художниками. Лия увлекалась системой фэн-шуй, и с помощью этого сложного искусства размещала все предметы в своей квартире в определенном порядке. Она даже купила для этой цели изящную ширму, чтобы отделить гостиную от спальни. В разных местах квартиры она постоянно зажигала сотни ярких ароматических свечей. Кроме того, у нее в квартире находились десятки простых свечей, не ароматических, толстых и тонких, гладких и с какими-то таинственными японскими иероглифами.

Сегодня, в тот самый вечер, когда в ресторане «У Олега» должен был состояться праздник в честь свадьбы Бена и Кэри, Лия нервно расхаживала по квартире. Она не забыла зажечь все свои тридцать свечей с ароматом жасмина и еще одну, с изображением символа, обещавшего согласно японской традиции успех во всех начинаниях. Руки у нее дрожали, сердце бешено колотилось в груди. Она взяла со стеклянного столика приглашение на вечер и, усевшись поудобнее в мягкое малиновое кресло, подобрала под себя ноги.

«Молодожены Бен и Кэри приглашают вас… – начала читать Лия, почувствовав, как от злости у нее сжимаются челюсти, – …отпраздновать наше бракосочетание вместе с нами в ресторане «У Олега», в районе Рэтгара, в пятницу, 14-го числа, в половине восьмого вечера…» Ответы следовало пересылать на имя Фрейи Рассел по ее электронной почте, простой почтой или сообщать о своем согласии или отказе по телефону. Лия сразу же согласилась принять участие в торжестве, о чем и сообщила Фрейе по электронной почте. Ей не терпелось увидеть жену Бена, женщину, которая очень скоро уйдет от него.

Лия оторвала крошечный кончик от открытки. Этого вечера она ждала, кажется, целую вечность. Сегодня она, Лия Райдер, будет выглядеть потрясающе. Она предстанет перед Беном такой роскошной, что он сильно пожалеет, что покинул ее. Лие очень хотелось своим появлением испортить вечер, унизить Бена, смешать его с дерьмом, но, к сожалению, она не могла позволить себе такой выходки. Иначе она бы навсегда поссорилась с Фрейей, а это вовсе не входило в ее планы. Конечно, можно было бы подружиться с Кэри, но и это казалось ей немыслимым. Но как же ей вести себя на этом вечере? Улыбаться и делать вид, будто все происходящее ее не касается? Притвориться, что она не слишком-то огорчена женитьбой Бена? Ведь он предал ее, он спал с ней, изображая любовь, а ведь на самом деле все это время лишь ждал момента, когда отыщет вот такую Кэри, чтобы жениться на ней! Нет, это нечестно по отношению к Лие. И за это он будет страдать.

Самое главное – подгадать момент, когда следует начать приводить в действие свой коварный план для того, чтобы доставить ему самые страшные муки, которые только могла вообразить себе Лия Райдер.

* * *
В это же время Фрейя вполне справедливо рассчитывала на то, что за ней заедет Брайан. По всем правилам этикета, они должны были появиться в ресторане чуть раньше, чтобы убедиться, что все в порядке и сам хозяин заведения вместе со своей командой с нетерпением ждет гостей. Чуть ранее она позвонила Бену, чтобы справиться, как у него идут дела, и он ответил, что раз она не слишком уверена в Брайане, то они с Кэри сами могут все проверить. На это Фрейя беспричинно разозлилась на брата, да еще наорала на него, заметив, что это не его собачье дело. А если уж она взялась вести вечер, то исполнит свое обещание в полной мере. Что же касается молодых, то им нужно было только появиться вовремя, и более от них ничего не требовалось.

Самое странное, что Бен начал огрызаться. Он объявил сестре, что это была единственно ее дурацкая выдумка, и что Кэри никогда не любила шумных компаний, а теперь в ней проснулись еще какие-то женские капризы, и вообще вся эта суматошная пьянка ему на хрен не нужна была с самого начала. В конце он напомнил, что именно из-за этого они и поженились в Лас-Вегасе: чтобы не устраивать никаких торжеств. Однако последнее слово все равно осталось за Фрейей: она успела высказать брату, что они поступили так глупо, потому что думали только о себе, и им в голову не пришло поделиться своей радостью с близкими и друзьями.

Дела осложнялись еще и тем, что Брайан упорно не звонил Фрейе. Ее это совершенно не устраивало. И хотя раньше ей было просто удобно находиться в его компании, чувствуя себя в полной безопасности, «как за каменной стеной», теперь, когда наконец-то женился ее младший брат, все знакомые наверняка начнут косо поглядывать на нее, как на самую настоящую старую деву. Что могло произойти? Фрейя бросила сердитый взгляд на часы: пора было отправляться в ресторан. Она поднялась с кресла, в последний раз осмотрела себя в зеркало и, уходя из дома, громко хлопнула входной дверью.

* * *
В доме родителей Кэри и у Сильвии приготовления к празднику шли полным ходом, и каждый вполне справедливо хотел выглядеть на вечере красиво. И даже сама Сильвия считала, что Кэри тоже хочет, чтобы на нее обратили внимание, пусть даже она сто раз повторит своей старшей сестре, что терпеть не может шумных вечеринок, и в особенности тех, где ей приходится выполнять роль виновницы торжества.

* * *
Кэри стояла в ванной комнате. На ней был надет черный бюстгальтер и такого же цвета крошечные трусики. Она собиралась надеть то самое роскошное пурпурное платье, в котором она когда-то появилась на вечеринке у Эллен. Она любила это платье еще и за то, что это был первый достойный наряд, в котором сумел оценить ее фигуру Бен.

Дверь в ванную комнату открылась, и на пороге появился Бен.

– Ух ты! – Он улыбнулся. – Ты уже готова?

Кэри рассмеялась:

– В таком наряде я действительно произвела бы фурор в ресторане. Но нет, дорогой мой, пожалуй, я надену еще кое-что сверху.

– А почему ты выбрала черное белье? Оно не будет просвечивать?

– Что ты имеешь в виду? – удивилась Кэри. – Раньше, кажется, ничего не просвечивало.

– Но ты раньше и не носила ничего белого.

– Что-что?

– Я имею в виду, под свадебным платьем, – пояснил Бен. – Признайся, что черные трусики и лифчик под белым свадебным платьем выглядели бы несколько не к месту.

– А я и не собиралась надевать белое платье. Я хочу появиться в том пурпурном.

– Нет, Кэри, сегодня ты обязана быть в белом. Ты была в нем в Лас-Вегасе, и сегодня мы тоже собираемся по поводу нашего бракосочетания.

– Бен, я все рассчитываю на то, что это будет просто вечеринка, – серьезно произнесла Кэри. – Я понимаю, что все устроено только ради нас, но как бы ты ни напрягал свое воображение, это все же не свадьба.

– А все почему-то дружно называют сегодняшнюю вечеринку свадьбой, – пожал плечами Бен.

– Только Фрейя.

– Пусть так. Тогда уж посчитай и меня тоже.

– А как ты раньше сердился на нее за все это мероприятие! – вспомнила Кэри. – Ты же неоднократно ругал ее и даже пару раз хотел все отменить.

– Я был не прав, – признался Бен. – Она старалась только ради нас. Ну а теперь, когда отступать уже некуда, я хочу, чтобы вечер получился великолепным и ты оказалась на высоте.

Кэри присела на краешек кровати.

– Честно говоря, мне глубоко наплевать на весь этот праздник. Я неоднократно повторяла тебе, что все такие пирушки – не для меня. А что касается пышных свадеб, то их можно любить или ненавидеть. Я отношусь к людям второй категории.

– Знаю, – нахмурился Бен. – Но именно в этот вечер было бы безумием надеть любое другое платье, кроме белого.

– Бен, но это дешевенькое и дрянное платьице! – воскликнула Кэри. – Конечно, в Часовне Вечной Любви где-то посреди пустыни оно смотрелось даже прилично, но в Дублине надевать его зимой было бы равносильно умышленному желанию простудиться или выставить себя безвкусной женщиной.

– А мне оно понравилось, – негромко произнес Бен.

Кэри в отчаянии вздохнула:

– Неужели пурпурное нравится тебе меньше?

– Оно тоже хорошее, но никак не свадебное.

– Ну, раз ты так этого хочешь… – Она расстегнула бюстгальтер и швырнула его на кровать.

– И только при условии, что ты не будешь устраивать мне из-за этого сцены. Послушай, если ты уверена, что в пурпурном платье тебе будет лучше и удобней, то, конечно, надевай пурпурное. Но мне казалось, что сегодня ты должна появиться обязательно в белом. Но, конечно, мне тоже все равно, что бы ты ни надела, Кэри. Дело ведь в тебе самой, а не в платье.

– Нет, – покачала головой Кэри. – Ты хочешь, чтобы я выглядела, как и полагается настоящей невесте.

– Да, – признался Бен. – Но только и если ты сама посчитаешь это возможным.

– Ладно, я надену белое платье. – Она сняла черные трусики и швырнула их в ведро для стирки. Она направилась к гардеробу, обозревая свою коллекцию обуви. – Но вот что теперь делать с сапогами? Я-то собиралась надеть бордовые к пурпурному платью, а к белому у меня даже и обуви-то приличной, кажется, нет.

– Должна отыскаться, – уверенно кивнул Бен. – А вообще, ты меня обманула. У тебя пятьдесят две коробки туфель. Я на прошлой неделе сам их пересчитал.

– Там не только туфли, – беспечно отозвалась Кэри. – Есть сандалии, сапоги…

– Ну, это уже детали.

– Значит, подойдут вот эти, в которых я была в Лас-Вегасе, – решила Кэри, доставая босоножки на невероятно высоких каблуках-шпильках с белыми бантиками спереди.

– Ты замерзнешь в них, – предупредил Бен.

– В белом платье я тоже обязательно замерзну, – напомнила Кэри, надевая босоножки.

И Бен в который раз подумал о том, как ему повезло: он нашел девушку, которая только ради него одного согласна идти на ненавистную вечеринку, причем почти обнаженной, то есть одетой только лишь в полупрозрачное платьице и летние босоножки.

И он не только нашел ее: теперь она стала его официальной женой.

Глава 11 Кипарисовое масло

Эфирное масло с древесным ароматом и природным вяжущим свойством.

Бар и ресторан «У Олега» занимали подвал и первый этаж реставрированного старинного дома времен эпохи короля Георга. Здание располагалось на Рэтгар-роуд. Широкие алые ленты перевязывали каждое ухоженное лавровое дерево, которыми был обсажен дом и которые росли с обеих сторон подъездной дороги. Теплый свет лился из украшенных фигурными решетками подъемных окон, создавая настроение праздника. Мороз чуть тронул траву на лужайке перед входом, отчего она сверкала серебром.

Фрейю и Брайана встретил Колман Мэрфи, которому первому пришла в голову мысль отметить торжество у Олега после того, как он сам провел несколько месяцев в России. Напарник Колмана, директора заведения, человек по имени Димитри, являлся одновременно и шеф-поваром ресторана. Всем остальным заведовал Мэрфи.

– Значит, никакого Олега на самом деле не существует? – несколько разочарованно произнесла Фрейя.

Колман усмехнулся:

– Нет. Ну, посмотрите на нас: разве мы похожи на Олегов? Но зато на такое имя клюет множество посетителей.

– Действительно, впечатляет. – Фрейя осмотрелась. Бар был украшен в красных и зеленых тонах. Повсюду висели тяжелые зеркала в золоченых рамах, обрамленные тканями, расшитые золотым шелком. – Здесь все как будто дышит Россией.

– Дело в том, – продолжал Колман, – что наш ресторан особенно роскошно выглядит зимой, что само по себе навевает мысли о России с ее снегами и холодами. Правда, пока что остается непонятным, как будут реагировать на эту роскошь наши клиенты летом, в жару. – Он бросил на Брайана нервный взгляд. – Наверное, не надо было говорить такие слова в присутствии собственного банкира, да? Брайан лишь неопределенно пожал плечами:

– Похоже, перспективы у вас чудесные. Ну а если дела не пойдут, мы попросту закроем ваш ресторан, а зеркала растащим по своим квартирам.

Фрейя рассмеялась.

– Я бы не отказалась от такого, – вынуждена была признаться она.

– Ну, поутру они вряд ли вам понравились бы, – поспешил разочаровать ее Колман. – Дело в том, что эти зеркала увеличивают каждый крошечный прыщик на лице и каждую морщинку. – Он помог ей снять пальто и повесить его на вешалку в углу комнаты. – Не желаете ли пока что-нибудь выпить? Как вы сами понимаете, наш фирменный напиток – водка. Имеется лимонная, клубничная, черносмородиновая… Одним словом, у нас их большой выбор.

– Надеюсь, вы не будете возражать, если я начну с самого банального сухого белого вина? – попросила Фрейя Колмана. – Мне не хочется сразу же приступать к крепким напиткам.

– Ну а меня устроит обыкновенная водка с тоником, – подключился к разговору Брайан.

– Отлично.

Колман направился к бару, а Фрейя устроилась на мягкой скамеечке, обитой бархатом, которые стояли повсюду у стен. Вскоре к ней присоединился и Брайан. Он молчал, да и вообще он сегодня практически не разговаривал с ней.

– Прости меня, – обратилась к нему Фрейя.

– Прости? – Он удивленно взглянул на женщину.

– За то, что я так резко обошлась с тобой на той неделе, а потом еще и накричала.

– Ничего страшного. Я успел к этому привыкнуть.

– Правда? Тогда почему ты обиделся на меня?

– Если я к этому привык, то это еще не означает, что такое отношение мне нравится или что оно меня устраивает, – пояснил Брайан. – У меня имеются другие дела, чтобы выслушивать, как на тебя незаслуженно кричат.

– Я понимаю, – примирительным тоном продолжала Фрейя. – Наверное, я просто переволновалась из-за сегодняшнего вечера.

– Лия придет?

– Она приняла приглашение, но с тех пор мы с ней ни разу так и не поговорили, поэтому точно я ничего тебе сказать не могу.

– Надеюсь, что все будет хорошо, – кивнул Брайан. – И даже если что-то произойдет не очень приятное, это уже не твои проблемы.

– Как это не мои? Но Лия не посмеет ничего выкинуть. – Фрейя начинала нервничать. – В общем, ты был прав. Мне не следовало ее приглашать.

– Не волнуйся. Лия – умная женщина и не станет устраивать здесь концертов и истерик. Не надо расстраиваться заранее, Фрейя. Все пройдет великолепно.

– Я тоже на это очень рассчитываю, – вздохнула Фрейя. – Ведь это только моя затея. И даже она отнеслась к ней без всякого энтузиазма.

– Кого ты имеешь в виду?

– Кэри, конечно, – безразличным тоном заметила Фрейя. В этот момент вернулся Колман с бокалами на серебряном подносе. – Благодарю вас.

– Ты должна относиться к ней более снисходительно, – напомнил Бен. – Ты же ее еще ни разу не видела, а у тебя уже сложилось об этой девушке какое-то предвзятое мнение. Ты же совершенно не знаешь ее.

– Вот поэтому она мне и не нравится, – призналась Фрейя. – Но я понимаю, что это ужасно глупо.

– Глупее не придумаешь, – согласился Брайан. – Но я тебя прощаю.

Фрейя удивилась, как легко ей сразу стало после его слов. Она прижалась головой к его плечу, но почти сразу же выпрямилась, услышав шум: прибыла первая партия гостей.

Это приехали коллеги Кэри: замерзшие, они сразу же бросились к мраморному камину. Фрейя попыталась перезнакомиться с ними, но тут же запуталась в именах. Впрочем, это было и не столь важно: работники авиатранспорта с удовольствием принялись опрокидывать маленькие стопочки водки, которые в больших количествах на серебряных подносах предлагал им Колман. За авиадиспетчерами и стюардессами приехали сотрудники банка, а за ними – продавцы и кассиры из магазинов здоровой пищи. В воздухе стоял веселый гам. Фрейя еще раз мысленно похвалила себя за то, что заранее позаботилась о большом количестве водки, которую подавали прямо у входа в ресторан. Очень скоро Фрейя заметила, что гости успели развеселиться, и даже Брайан начал глуповато подмигивать всем и каждому. Теперь она только рассчитывала на то, что Бен и Кэри прибудут сюда еще до того, как гости перестанут их узнавать.

Впрочем, ей не пришлось долго ждать. Через пять минут в дверях появился ее братец в сопровождении костлявой долговязой девицы с множеством кудряшек на голове, каким-то образом удерживаемых на месте при помощи перламутровой заколки-гребня. Кэри была одета в немыслимо коротенькое полупрозрачное белое платьице с огромным декольте. «Она, наверное, окоченела от холода», – промелькнуло в голове у Фрейи, когда она направилась к дверям, чтобы поприветствовать молодоженов.

– Привет, сеструха! – просиял Бен. – Мы и не думали, что здесь уже собралась такая толпа! Правда, здорово? – Он подтащил поближе к себе Кэри, и улыбка его при этом расплылась еще шире. – А вот это и есть она. Миссис Рассел. Кэри, это Фрейя. Фрейя, а это – Кэри.

Кэри улыбалась, одновременно оценивая богатое платье темно-бордового цвета, отороченное черным мехом у воротника и манжет. Светлые волосы, чуть подкрашенные в золотистый оттенок, Фрейя заколола, убрав их назад, и ее улыбка, хотя и была приветливой, все же показалась Кэри при этом почему-то достаточно прохладной.

– Мне очень приятно наконец-то познакомиться с вами, – неуверенно начала Кэри.

– И мне тоже, – отозвалась Фрейя. – Я много слышала о вас.

– Охотно верю.

Они, словно смущаясь, еще некоторое время смотрели друг на друга, потом Фрейя снова улыбнулась, и на секунду прижала к себе Кэри.

– Что ж, добро пожаловать в нашу семью. – Она чуть помолчала и добавила: – Если честно, то я до сих пор не могу прийти в себя после всего случившегося.

– И я тоже, – бодрым голосом добавил Бен. – Однако первые две недели мы успешно пережили, а это означает, что неплохое начало уже положено.

– Я полностью одобряю твой выбор, – кивнул Брайан и тоже обнял Кэри, причем намного крепче и искреннее, чем это получилось у Фрейи. – Она – прелесть. И я сам влюбился бы в нее до безумия.

– Прелесть? – удивилась Кэри. – До безумия? Ну…

– И я уже успел оценить эту очаровательную заколку в вашей прическе.

– Неужели? – Кэри осторожно нащупала в волосах гребень. – Именно ее я выбрала для свадебного платья, когда мы с Беном поженились.

– Да, очень миленькая штучка, – неуверенно поддакнула Фрейя.

– Вы, наверное, преувеличиваете, – робко продолжала Кэри. – Правда, там, в Лас-Вегасе, она действительно смотрелась замечательно, но вот теперь… Кроме того, если бы я надела то платье, которое хотела с самого начала, мы выглядели бы сейчас почти одинаково… Я имею в виду этот цвет. Ваше платье почти такого же оттенка, как и мое.

– Это мой любимый цвет, – заметила Фрейя, поглаживая свой рукав.

– И мой тоже, – обрадовалась Кэри.

– Ну вот, кое-что общее между вами уже нашлось, – рассмеялся Брайан.

В этот момент появился Колман с подносом, уставленным стопками с водкой.

– Вот здорово! – обрадовалась Кэри. – Мне сейчас это необходимо. Там, на улице, ужасно холодно. Да и вообще, последние две недели почему-то в городе стоит удивительно неприятная погода… ой! – Она увидела, как в зале появились ее родители. – А это мои мама и папа. Я пойду к ним.

– Она такая энергичная, – заметила Фрейя, обращаясь к Бену и глядя вслед Кэри, которая уже неслась навстречу своим родителям.

Бен рассмеялся.

– Настоящий живчик. Ни секунды не стоит на месте, – кивнул он. – Именно такая, о которой я всегда и мечтал. Только такая непоседа сможет расшевелить меня и заставить постоянно быть начеку в водовороте жизни.

– Кажется, все ее подружки и приятели точно такие же. – Фрея кивнула туда, где маленькой группой устроились работники воздушного транспорта. Они постоянно над чем-то смеялись, от них веяло здоровой энергией.

– Наверное, они примчались сюда сразу после смены, а теперь стараются побыстрей снять напряжение, – пожал плечами Бен.

– А Кэри старше, чем я предполагал, – заметил Брайан. – Из разговоров Фрейи я почему-то подумал, что ей только что исполнилось двадцать.

Бен нахмурился.

– Мы с ней ровесники. Может быть, она и чересчур энергична, а со стороны иногда кажется даже взбалмошной, но вполне самостоятельный человек, и при том занимается серьезным делом.

– Я в этом не сомневалась, – поспешно подключилась Фрейя. – Мне уже не терпится познакомиться с ее семьей.

– Это очень милые люди, – заметил Бен. – Ты знаешь, сегодня я вдруг понял, что они в каком-то смысле являются и частью моей собственной семьи тоже. Это странное и приятное ощущение. Всего несколько недель назад нас было всего двое на всем свете, если, конечно, не считать тетушки Мойры, которая нам, в общем-то, и не тетушка вовсе. А вот теперь у меня появились новые родственники, да еще какие! Целый отряд племянников и племянниц, не считая старшего поколения.

– Не стоит так переоценивать наличие большого количества родственников, – мрачно заметила Фрейя.

– Не знаю, – тут же запротестовал Бен. – Мне кажется, что это приятно – быть частью большой семьи, где все и всегда заботятся друг о друге.

– Я совсем не то имела в виду, – смутилась Фрейя. – Впрочем, это неважно. Давай еще выпьем.

* * *
– Так вот в каком наряде ты выходила замуж! – ужаснулась Сильвия, взглянув на сестру. – Это же…

– Знаю-знаю, – перебила ее сестра. – Я кажусь тебе практически обнаженной.

– Ничего подобного, – фыркнула юная Дженни. – Мне, например, очень нравится.

– Все хорошо, но вот только бюстгальтер под это платье не наденешь, – вздохнула Кэри, – а потому мне все время кажется, что при резком повороте я смогу задеть кого-нибудь своей грудью.

Надя тихонько хихикнула.

– Ну а что думает мама по поводу всего этого? – поинтересовалась Сильвия.

– Она полностью согласна с тобой. Впрочем, в пустыне это платье смотрелось бы замечательно.

– А мне оно очень нравится, – повторила Дженни.

– Спасибо, – улыбнулась Кэри. – Кстати, ты сегодня тоже очень хорошо выглядишь. Я успела оценить твою юбку.

– А вот маме она кажется слишком короткой.

– Не может быть.

– Может, – подтвердила Сильвия.

– Да ты сейчас сама стала похожа на нашу маму! – рассмеялась Кэри.

– Посмотрим, что ты начнешь говорить, когда обзаведешься своими собственными детьми, – резко ответила Сильвия, многозначительно взглянув на сестру.

– Ну, эту тему сегодня никто обсуждать не собирался.

– Никто? – удивилась Надя. – Значит, у тебя не будет детей? – изумилась наивная Надя.

– Честно говоря, я пока еще об этом не задумывалась, – призналась Кэри. – Мы с Беном еще не дошли до переговоров на эту тему. – Она усмехнулась. – А если быть совсем точной, то данный вопрос на повестке дня у нас ни разу еще не поднимался.

– Ну, я полагаю, что у вас впереди достаточно времени, и вы успеете обсудить еще очень многое, – сухо заметила Сильвия.

– Я с тобой согласна, – улыбнулась Кэри и отправилась к своим коллегам.

* * *
– Ах вот ты где! – радостно воскликнула Джина, успевшая осушить уже несколько стопок водки. – Ну самая настоящая невеста: смущенная, стеснительная, с опущенным взором…

– В таком наряде смущаться уже поздно, – кивнула Финола. – Кэри, негодяйка, ты успела целиком захватить этого красавца, даже не оставив нам ни малейшего шанса хоть немного пофлиртовать с ним! И теперь, когда я снова увидела его, я поняла, что зря отпустила вас тогда так легко с вечеринки у Эллен.

– Мне казалось, что мы с тобой уже давно договорились о том, что уж раз ты помолвлена, то никакого флирта тебе не положено даже по статусу, – улыбнулась Кэри.

– Да, я все понимаю, – вздохнула Финола. – Но против такого аппетитного мужчины устоять трудно.

– Перестань называть его аппетитным, – нахмурилась Кэри.

– А как же еще его называть? – приподняла брови Джина. – Это самый лакомый кусочек, который ты первая успела отхватить!

– Великолепная вечеринка, – пришел на помощь Кэри Крис Брэди. – Я даже готов был переться сюда через весь город.

– Этот ресторан выбирала сестра Бена, – пояснила Кэри. – И вообще, весь сегодняшний праздник – целиком и полностью ее заслуга.

– А, это вон та высокомерная леди в пурпурном платье с ледяным взглядом? – поинтересовалась Элена. – Она, конечно, поприветствовала нас, но при этом посмотрела так, словно мы явились сюда незваными гостями.

– Ее можно понять: вы ввалились сюда одновременно все сразу и тут же набросились на водку. Наверное, она подумала, что это наше обычное поведение: повсюду являться шумной толпой и сразу же приниматься за спиртное.

– Не так уж сильно мы шумели, – обиделась Джина. – Хотя уже успели изрядно накачаться. Этот парень с подносом постоянно подходит к нам, словно боится, что мы не успеем выпить все то, что вы для нас приготовили. И отказывать ему мне кажется как-то неудобно…

– Не помню случая, чтобы ты хоть раз в жизни отказалась от выпивки, – улыбнулась Кэри. – И все же, Элена, ты правильно подметила: эта дама слишком холодная. Кстати, сегодня мы с ней видимся впервые, и я уже чувствую, что она относится ко мне как к глупому и непослушному ребенку, который постоянно всем мешает.

– Кому какое дело, на кого она похожа? – Финола скорчила рожицу. – Все уже сделано, Кэри Браун, ты захватила в плен мужика, и никто с этим ничего поделать не сможет.

– И это означает, как я говорила раньше, что теперь моя фамилия – Рассел.

– А почему ты поменяла фамилию?

– А почему бы и нет? Я совсем не против того, чтобы считать себя женой Бена.

– Ах, как это романтично! – затуманив взор, произнесла Джина. – Просто сказка!

– Возможно, – сказала Кэри. – А может быть, просто безрассудство.

– Леди и джентльмены! – раздался сквозь гул голос Колмана, и гости притихли. – Сейчас вам будет предложено угощение. Прошу вас всех пройти наверх, но я, с вашего позволения, задержу Бена и Кэри еще на одну минутку. Не беспокойтесь, они очень скоро присоединятся к вам.

– Черт-те что, – пробормотала Кэри. – Надеюсь, что он не замышляет ничего страшного.

– Скорее всего нам придется обсыпать вас с ног до головы рисом, – высказала свое предположение Джина.

– Вот именно из-за этого риса и прочей дребедени я и вышла замуж за Бена в Америке, – мрачно произнесла Кэри.

– Не смеши меня! – расхохоталась Джина. – Мне просто кажется, что тебе захотелось трахаться с ним на законном основании.

* * *
Кэри стояла возле Бена и молча наблюдала, как гости дружно поднимались по лестнице. Он нежно обнял ее за плечо.

– Тебе нравится? – спросил он.

– В общем, да, – ответила Кэри. – Люблю вечеринки, но только терпеть не могу быть на них выставленной на всеобщее обозрение. Короче говоря, я бы предпочла небольшое уютное кафе в узком кругу друзей. И уж никак я не ожидала, что твоя сестра устроит такой роскошный прием.

– Я тебя понимаю, – нахмурился Бен. – Ей, наверное, это стоило целого состояния. Скорее всего мне придется поделить с ней все расходы.

– Я тоже об этом подумала, – кивнула Кэри. – Неужели ты не смог объяснить ей, что несколько бутербродов с ветчиной в местной забегаловке моим и твоим друзьям вполне хватило бы для праздника.

– Она бы и слушать меня не стала, – вздохнул Бен. – Особенно если учесть, что она сама вызвалась устроить весь этот «фестиваль».

– Не понимаю, почему это ей так все втемяшилось в голову, – сказала Кэри. – Ну хорошо, Бен, она – твоя сестра и ты ее любишь, но я до сих пор не уверена в том, что смогла понравиться ей.

– Да она практически уже в тебя влюбилась, – улыбнулся Бен.

– Но она меня практически не знает, – вздохнула Кэри.

– Поначалу она была шокирована, но теперь уже пришла в себя, – улыбнулся Бен. – Готов поспорить, что скоро вы станете лучшими подругами. Кстати, вы с ней очень похожи.

– Да ты что, правда?! – глаза Кэри округлились от ужаса.

– Просто сестры-близнецы. – Бен смотрел в сторону и не видел выражения лица своей супруги. – Вы обе – очень решительные женщины.

– Мы обе любим пурпурный и фиолетово-лиловый цвета, – вздохнув, добавила Кэри.

– Что-что? – не понял Бен, поворачиваясь к жене.

– Я имела в виду костюм Фрейи. Он точно такого же оттенка, как и мое платье, которое я намеревалась надеть сегодня на вечеринку. Неужели ты забыл?

– Ах да, почти такого же оттенка, – рассеянно повторил Бен.

– А ты знал, что она будет именно в этом костюме? Может быть, именно поэтому ты заставил меня надеть белое платье?

– Конечно, нет, – изумился Бен. – Я вообще этого костюма на ней раньше никогда не видел. И я уже говорил тебе, что хотел, чтобы ты надела это платье, потому что оно – свадебное. – Он тяжело вздохнул. – У меня создается такое впечатление, что ты продолжаешь сердиться на меня за это платье, а я не хочу этого. И вообще, я ничем не хотел тебя огорчать. Но мне кажется, что ты и без этого чем-то расстроена, только я не могу понять, чем именно.

– Это не столь важно. – Кэри сжала его руку. – Извини, я вела себя как самая настоящая дура. Давай забудем об этом маленьком неприятном эпизоде.

Наконец-то прибыл Колман и провел всех наверх в зал ресторана, выдержанный в красных и зеленых тонах. В центре зала с потолка спускалась огромная хрустальная люстра, разбрасывающая по стенам алмазные блики. Потолки здесь оказались очень высокими, и оттого зеркала тоже выглядели неестественно длинными. В дальнем конце зала, над мраморным камином, висел портрет семьи Романовых, прославившихся своей трагической судьбой. На длинном столе уже были выставлены всевозможные аппетитные закуски.

– Добро пожаловать! Добро пожаловать, дорогие друзья! – радостно приветствовал вошедших шеф-повар Димитри. Он нес в руках большой поднос с хлебом круглой формы, на котором стояла крошечная солонка. Димитри пояснил, что так требует традиция проведения свадеб в России. – Вы оба должны откусить по куску хлеба, – продолжал он, – причем одновременно. Ну а тот, у кого кусочек окажется побольше, и будет потом настоящим главой семьи.

Гости дружно рассмеялись.

– Давайте же, рвите эту буханку, и чтобы все по-честному! – выкрикнула Дженни Линч.

– Бен, мы болеем за тебя! – взревела футбольная команда, состоящая из друзей жениха.

– Не сдавайся, Кэри Браун! – поддержала подругу Джина. – Покажи ему, кто будет главный в семье, дорогая!

Супруги вцепились зубами в хлеб, да с такой яростью, что белые крошки рассыпались по зеленому ковру.

– Итак, на этот раз у нас побеждает… – Димитри оценивающе взглянул на хлеб, – разумеется, муж!

Футбольная команда одобрительно загалдела, хотя их восторг тут же был заглушен воплем разочарования со стороны авиадиспетчеров.

– Все в порядке, – улыбнулась Кэри и часто заморгала. – Пусть главным в семье считается Бен, но все решения в любом случае буду принимать только я.

Гости снова рассмеялись, а потом стали дружно просить Бена произнести приветственную речь.

– Ну, только не надо называть это речью, – тут же возразил жених. – Я вам не спикер, и здесь у нас не заседание.

– Давай-давай, Бен, – поддержал друга Брайан. – Это самое малое, чем ты можешь сегодня отделаться.

Тот только вздохнул и нежно взял Кэри за руку.

– Речь будет короткой, – сразу предупредил он. – Может быть, даже чересчур короткой. – Как вы все знаете, нам с Кэри не понадобилось много времени, для того, чтобы полюбить друг друга и понять, что после всего того что с нами произошло, мы просто обязаны пожениться.

Гости оценили его шутку взрывом веселого смеха.

– Дело в том, что такая штука, как любовь с первого взгляда, все же иногда встречается в наше время, – продолжал он. – И вот именно это… – Он неожиданно запнулся, заметив какое-то движение в самом конце толпы, но тут же снова собрался с мыслями. – …Именно это и произошло с нами. Я искренне рад, что встретил Кэри, я счастлив, что женился на ней, и благодарен вам всем за то, что вы смогли прийти на наш праздник.

Гости зааплодировали.

– И в особенности я хочу поблагодарить свою сестру Фрейю, которая одна организовала этот чудесный вечер.

В зале зазвучала русская национальная музыка, и, когда аплодисменты стихли, гости стали разбиваться на группы и занимать свои места у столов с закусками.

– Все в порядке? – забеспокоилась Кэри, заметив взволнованный взгляд мужа.

– Конечно, – рассеянно кивнул он. – Просто я увидел среди гостей кое-кого, с кем мне сейчас необходимо перекинуться парой слов.

* * *
Лия прибыла на праздник как раз в тот момент, когда Бен и Кэри поднимались по лестнице. Она выждала всего лишь секунду и последовала за ними, когда жених начал свою речь. Ей показалось, что он бледен и выглядит более усталым, чем когда бы то ни было. Впрочем, она уже давно его не видела. Может быть, сказалось напряжение сегодняшнего вечера. Или же – тут она со злостью стиснула зубы – возможно, он смотрится таким изможденным из-за секса, которым постоянно заставляет его заниматься эта неуклюжая девица рядом с ним… Но, повнимательнее взглянув на Кэри, Лия с облегчением выдохнула. Нет, секс тут ни при чем. Этого не может быть. Она-то подумала, что Бену удалось заманить кого-то вроде Дженнифер Лопес, красотку, которая очаровала его своим роскошным телом и необузданностью в постели. Но супруга Бена оказалась отнюдь не привлекательной, и Лия не могла даже предположить, чем сумела околдовать ее любовника эта штучка. По ее мнению, Бен, женившись на таком неинтересном и глупом существе, совершил самую страшную ошибку в своей жизни. Лия откинула назад свои блестящие иссиня-черные волосы и застыла на месте, выжидая, когда Бен сам подойдет к ней, что, к ее удовольствию, вскоре и произошло. Она увидела, как Бен пробормотал несколько слов Кэри и направился к Лие Райдер.

– Привет, Бен, – сказала Лия. – Замечательная вечеринка, не правда ли?

– А ты-то что здесь делаешь? – нахмурившись, спросил он.

– Я – такая же гостья, как и все остальные, – спокойно отреагировала Лия. – Меня Фрейя пригласила.

– Фрейя?! Тебя? Но зачем? – Бен выглядел растерянным. – Почему ты решила прийти, Лия?

– Ты, наверное, боишься, милый, что я устрою скандал? – Губы Лии скривились в усмешке.

– Ты действительно успела мне это пообещать, когда мы виделись в последний раз, в кафе, – напомнил Бен.

– Я очень сожалею, я была не в себе, – пожала плечами Лия.

– А присутствие здесь разве тебя не расстраивает?

Она опять пожала плечами.

– Не будь дураком. Я всего лишь хотела на нее взглянуть. И я до сих пор остаюсь подругой Фрейи. И хотела бы, чтобы мы с тобой по-прежнему оставались друзьями.

– Неужели? – Бен смотрел на Лию так, словно не верил в происходящее. – Извини, что повторюсь, но, насколько я помню твои последние слова, ты собиралась мне мстить.

– Послушай, Бен, давай поговорим как взрослые люди. Я на тебя рассердилась и даже, признаюсь, здорово обиделась. Пойми меня: ты переспал со мной ночью, как обычно, а на утро улетел в Штаты… И хотя мы не клялись друг другу в вечной и бессмертной любви, я, признаться, не ожидала, что ты вернешься из Америки через несколько дней уже женатым.

– Я все понимаю, – смутился Бен. – Я не хотел причинять тебе боль. Ты ведь знаешь, у меня же не нарочно это получилось. Ну… понимаешь, когда я увидел ее, то не мог больше ни о ком и ни о чем думать.

– Короче, ты сразу же влюбился в нее по уши? Да? – спросила Лия.

– Ты угадала, – усмехнулся Бен. – Я действительно счастлив с ней.

– А со мной ты никогда не был счастлив?

– О Господи, Лия! С тобой мне было просто замечательно. Я любил тебя и до сих пор не равнодушен к тебе. Но у нас с тобой никогда даже разговора не было о свадьбе. Разве не так?

– Не совсем так.

– Я не знаю, остаются ли друзьями мужчина и женщина после того, как один из них сочетается браком, но я всегда буду считать тебя своей подругой. И даже прощу тебе тот скандал с угрозами в кафе.

– Ну что ж, пусть будет так. – Она поцеловала его в щеку и тут же потерла пальцами то место, где на коже осталась ее яркая вишневая помада.

* * *
– Великолепная вечеринка, – сказала Мод, обращаясь к Кэри и накладывая себе на тарелку копченой лососины, свое любимое лакомство. – Вот уж не думала, что здесь соберется столько гостей.

– Я и сама предположить такого не могла, – призналась Кэри.

– Но событие того стоит, – кивнула Мод. – Сестра Бена, похоже, очень милая женщина.

– Ты так считаешь?

– А ты думаешь по-другому? – Мод удивленно приподняла бровь.

– Я ее совсем не знаю, но мне кажется, что она до сих пор еще не пришла в себя.

– Кэри, милая, да мы все ошеломлены. Ты даже представить не можешь, какой шок ты вызвала в семье, явившись домой и хладнокровно заявив о своем браке.

– Прости, если я так сильно вас расстроила.

– Ну, в моем возрасте меня уже ничего не страшит. С годами начинаешь понимать, что люди в основном огорчаются по пустякам.

Кэри рассмеялась.

– Что ж, я рада, что ты считаешь мое замужество пустяком.

– Ты прекрасно меня поняла. – Мод укоризненно покачала головой, глядя на дочь. – Ну, если ты счастлива, значит, я тоже.

– Еще как счастлива, – улыбнулась Кэри, стараясь отыскать в толпе Бена.

* * *
Кэри не узнала девушку в алом платье, с которой разговаривал Бен, но по их оживленной беседе сразу догадалась, что они были старыми знакомыми. Затем она увидела, как девушка, ничуть не смущаясь, поцеловала Бена в щеку, а потом по-хозяйски даже попыталась стереть с его лица следы губной помады. Кэри почувствовала, как внутри у нее все перевернулось. Не слишком ли фамильярно ведут себя эти двое? Да и девушка в красном оказалась настолько красива, что Кэри подумала: «Не стоит оставлять их одних надолго».

Она быстро пересекла зал, и незнакомка первая обратила на нее внимание.

– Вы, наверное, Кэри? – поинтересовалась она. – А меня зовут Лия.

– Очень приятно.

– Мы знакомы с Лией тысячу лет, – как бы между прочим, заметил Бен.

«И не раз спали друг с другом», – тут же подумала Кэри, ощутив новый приступ боли в животе. Однако вслух она произнесла совсем другое:

– Я очень рада, что вы смогли прийти на наш праздник.

– Здесь так много людей! – Лия взмахнула головой так, что ее черные блестящие волосы на мгновение закрыли ей пол-лица. – Меня всегда пугала толпа. Это, наверное, потому, что я очень маленькая.

– А меня большое количество людей совсем не страшит, – гордо заявила Кэри, возвышаясь в своих полупрозрачных босоножках на огромных каблуках над крошечной Лией. – Скорее всего оттого, что я вижу все головы сверху.

Лия рассмеялась скорее из вежливости.

– Вы совсем не похожи на ту девушку, которую я почему-то себе представляла, – негромко сообщила Лия.

– А какой вы меня себе представляли? – заинтересовалась Кэри. – Как меня описывал Бен, если, конечно, он успел это сделать?

– Да нет же, он мне о вас совсем ничего не рассказывал. Он только все время повторял, что без ума от вас.

– Что ж, и это тоже приятно слышать, – согласилась Кэри.

– Я действительно помешался на тебе, – подтвердил Бен. – И ты это сама знаешь. Может быть, ты хочешь что-нибудь перекусить, Кэри?

– Нет, спасибо, – она отрицательно покачала головой. – Я думаю, тебе гораздо приятней выслушивать своих бывших любовниц.

– При чем тут любовницы? – тут же помрачнел Бен. – Ты не права.

– Не расстраивайся так, Бен. – Лия снова по-хозяйски положила Бену руку на плечо, и в этот момент, к счастью, к ним подошел Фил, старинный приятель Бена и соратник по футболу. Кэри с облегчением вздохнула.

– А бывших фаворитов и друзей вы в свою компанию принимаете? – улыбнулся Фил.

Кэри еще несколько минут постояла рядом с ними, слушая, как рассказывает Фил о положении любимой команды в очередном розыгрыше кубка или что-то вроде этого, а потом, уже со спокойной душой, оставила мужа, почти незаметно переместившись вниз, туда, где находился бар.

– Привет еще раз! – улыбнулась ей Фрейя, которая удобно устроилась за стойкой со стаканом белого сухого вина.

– Привет, – отозвалась Кэри.

– Ну, как проходит праздник? Тебе нравится?

– Конечно.

Женщины молча разглядывали друг друга еще несколько секунд, после чего Кэри решила заказать себе стопку клубничной водки.

– Представляю, как я завтра буду мучиться похмельем, – ничуть не смутившись, сообщила она Фрейе.

– Хорошо, что никому из твоих приятелей не нужно завтра выходить на работу, – кивнула Фрейя. – Мне кажется, в небе было бы небезопасно летать, если бы диспетчеры выходили на службу после такого изрядного количества выпитой водки.

Кэри нахмурилась, но промолчала.

– Я пошутила, – небрежно заметила Фрейя.

– Что ж, тогда все в порядке, – так же хладнокровно отозвалась Кэри.

– Жаль, что нам так и не удалось познакомиться ближе до сегодняшнего дня, – наконец произнесла Фрейя после затянувшейся паузы. – Мне бы хотелось узнать тебя получше.

– Но ты тоже все время была занята, – напомнила Кэри. – Да и моя сменная работа не позволяет мне распоряжаться временем так, как хотелось бы. И все же, мне кажется, что мы почему-то уже достаточно знаем друг о друге. Бен часто говорит о тебе. И я сразу поняла, что ты значишь в его жизнь очень многое.

– После того, как умерли наши родители, у нас больше никого не осталось, – пожала плечами Фрейя. – Наверное, поэтому мы так сильно привязаны друг к другу.

– Он говорил, что ты рано пошла работать, хотя тебе хотелось еще учиться.

– В общем, теперь это уже не так важно. Я имею в виду свое образование. А работать приходилось действительно много, потому что родители не оставили нам никакого наследства. Но, в общем, с тех пор прошло уже двадцать пять лет, а тогда все было по-другому. Во всяком случае, люди не ставили деньги превыше всего остального, как это часто происходит в наши дни.

– Как бы там ни было, Бен многим тебе обязан.

– Он мой брат, так что мне в любом случае приходилось заботиться о нем.

– А теперь?

– Что ты имеешь в виду?

– Может быть, тебе кажется, что ты перестала присматривать за ним, и поэтому он женился на мне?

Кэри попала в точку, и Фрейя не знала что ответить.

– Я люблю его, – просто сказала Кэри. – Я понимаю, что это трудно представить, но я люблю его не меньше, чем ты.

– Я верю, – едва заметно улыбнулась Фрейя. – Просто… я знала его всю жизнь, и теперь мне трудно даже предположить себе, что у него появился более дорогой человек, с которым он знаком всего несколько недель.

– Я понимаю, – кивнула Кэри. – Действительно понимаю.

– Я никого не осуждаю и не хочу вмешиваться в чужие отношения, но мне почему-то до сих пор все это кажется странным.

– Наверное, потому, что я тебя чем-то разочаровала?

– Дело в том, что я не верю в любовь с первого взгляда. Ее просто не существует.

– Я тоже когда-то так думала, но потом встретила Бена.

– Он никогда раньше ничего подобного не вытворял.

– Надеюсь, что нет, – рассмеялась Кэри.

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, – голос Фрейи снова стал строгим. – Он такой тугодум. Сто раз взвесит все «за» и «против», прежде чем на что-нибудь решится.

– Я действительно люблю его, – повторила Кэри. – А он любит меня, Фрейя. Я это чувствую и знаю, что все у нас будет хорошо.

– Надеюсь, что ты не ошибаешься.

– Расскажи мне о его бывшей подружке. – Кэри поправила перламутровую заколку в волосах.

Фрейя нахмурилась.

– Я только что познакомилась с ней, – добавила Кэри. – Она невысокого роста, с черными волосами… настоящая красавица.

– Это я во всем виновата, – покаялась Фрейя. – Я тоже с ней дружу, и поэтому решила пригласить ее сюда. Непростительная глупость с моей стороны.

– Насколько серьезными были их отношения? – поинтересовалась Кэри.

Фрейя начала нервничать.

– Я действительно считала их серьезными. Впрочем, как и сама Лия. Но Брайан объяснил мне, что со стороны Бена, по крайней мере, это было не более чем увлечение.

– И как долго продолжались эти отношения?

– Трудно сказать. Они то расходились, то сходились опять.

– Мне кажется, что ты что-то не договариваешь. Или это просто такой дипломатический ход?

– Ничего подобного, – тяжело вздохнула Фрейя. – Они действительно часто расставались, но мы все же надеялись, что рано или поздно они сойдутся навсегда. Я была удивлена, что этого не произошло, и даже, признаюсь, разочарована.

– Благодарю за откровенность, – нервно сглотнула Кэри.

– А я и не намеревалась сразу же полюбить тебя, – надменно ответила Фрейя. – Хотя бы из-за той поспешности, с которой он женился на тебе. Ну и из-за Лии тоже.

– Ну, таких подробностей я не требовала, – попыталась отшутиться Кэри.

– Теперь я поняла, почему Бен влюбился в тебя. Ты сильно отличаешься от нас, и от меня, и от Лии. Наверное, именно это и понравилось ему.

– А теперь тебе кажется, что я могу так же легко и разонравиться, – нахмурилась Кэри.

– Совсем необязательно. Я просто… – Фрейя замолчала, увидев, что к ним приближаются Сильвия и Джон.

– Привет, – радостно улыбнулась Кэри и облегченно вздохнула. – Познакомьтесь, это – сестра Бена, Фрейя.

Она побеседовала с ними несколько минут, а затем удалилась в поисках дамской комнаты. Ей хотелось немного побыть одной. В душе остался неприятный осадок от разговора с сестрой Бена. Фрейя считала, что ее брат совершил самую непростительную ошибку в своей жизни. «Может быть, так же думают и все остальные? – рассуждала Кэри, толкая массивную дубовую дверь. – Неужели все только и мечтают о том, чтобы мы с Беном поссорились?»

Комната отдыха была так же богато обставлена, как и другие помещения в этом ресторане. Кэри присела на позолоченный стул, обтянутый малиновым бархатом, и закрыла глаза. «Что же там за история с этой бывшей подружкой?» – мысленно спрашивала она себя. Из беседы с Фрейей ей стало ясно, что Лия играла не последнюю роль в жизни Бена. Однако их отношения прекратились. Тогда зачем она заявилась сюда сегодня? Кэри знала, что если бы ее бывший парень женился, она очень болезненно переживала бы это событие, но никогда бы не посмела явиться на его свадьбу. Это же просто смешно и глупо. Если, конечно, Лия заранее не задумала устроить скандал…

Кэри открыла глаза. Если Лия решила устроить сцену, то в первую очередь будет выглядеть глупо она сама. А уж дурочкой эту красавицу с черными волосами назвать было нельзя. Может быть, она пришла сюда из праздного любопытства? Даже если так… Кэри встряхнула головой. Да, Кэри совершала глупые поступки в отношении своих бывших приятелей, но раз расставшись, больше их никогда не преследовала. Но так ли это? Кэри почему-то вспомнила, как она несколько раз хотела появиться у дома Питера Фэрнесса. Как раз после того, как он объявил ей о том, что женат. Кэри хотелось увидеть Сандру, узнать, как она выглядит. Может быть, Лия явилась сюда именно за этим?

Нет, тут что-то другое. Кэри так и не появилась в доме Питера, не стала искать встречи с Сандрой. Она сама порвала с ним все отношения, несмотря на его старания вернуть ее. Кэри действительно сильно отличалась от Лии.

Дверь отворилась, и на пороге появилась Лия. В это мгновение Кэри доставала из сумочки губную помаду.

– Еще раз привет, – начала Лия. – Ты что же, решила немного отдохнуть от вечеринки?

– Нужно немножко привести себя в порядок, – ответила Кэри, подкрашивая губы перламутровой бледно-розовой помадой и удивляясь своему предчувствию: только что ей показалось, что сюда должна прийти именно бывшая подружка Бена.

– Жаль, что мне не идут пастельные тона, – грустно вздохнула Лия. – Для меня они слишком блеклые, вот почему я предпочитаю ярко-красные оттенки.

– Тебе идет красное, – согласилась Кэри. – Ты удивительно добра.

Лия вынула из черной кожаной сумочки массажную расческу и начала причесываться.

– Я вообще люблю все яркое. И если я когда-нибудь выйду замуж, то обязательно буду в алом платье.

– Ты будешь неотразима.

– Ты так считаешь? Почему?

– Потому что ты сама будто излучаешь энергию.

– То есть совсем не такая кисейная барышня в белом полупрозрачном платье?

Кэри взглянула на себя в зеркало.

– Это было куплено для Лас-Вегаса. Сюда я хотела прийти совсем в другом наряде, но Бен был против.

– Ох уж этот Бен! – рассмеялась Лия. – Когда он захочет, мне кажется, он сможет убедить кого угодно и в чем угодно.

– Совершенно согласна с тобой. – Кэри положила губную помаду в сумочку и взглянула на отражение Лии в зеркале. – Так сколько времени вы знакомы с ним?

– Лет сто, наверное, – Лия неопределенно пожала плечами.

– И спали вместе? – Кэри было приятно увидеть, как вспыхнули щеки Лии.

– Естественно, – ответила та. – Правда, странно то, что мы с ним спали даже тогда, когда он женился на тебе.

Кэри почувствовала, как тревожно забилось ее сердце, как кровь бросилась к вискам, а в животе снова возникла режущая боль.

– Очевидно, не совсем в то же самое время, – как можно спокойнее ответила она.

– Очевидно, правда, я тогда не могла и предположить, что он отправляется в Америку в поисках жены, едва успев вылезти из моей постели, – почти скороговоркой произнесла Лия.

– Что ж, в жизни всякое бывает. – Кэри достала из сумочки тушь для ресниц, но руки тряслись у нее так, что она была вынуждена положить ее назад. Вместо туши она извлекла флакон духов – новинку от Армани, которые она приобрела в Нью-Йорке, и с досады вылила на себя чуть ли не полфлакона.

– И тебя это нисколько не волнует? – спросила Лия.

– Что именно?

– То, что он спал со мной как раз перед тем, как познакомился с тобой?

– Ну и что? Я тоже спала не одна перед тем, как познакомиться с ним, – с притворным равнодушием сообщила Кэри.

– Неужели?

– Ну, я же не ожидала его там встретить. – Кэри снова принялась душиться, хотя воздух вокруг и без того уже был наполнен приторным ароматом. – У меня было очень много приятелей. Полагаю, что когда люди женятся так быстро, как это получилось у нас с Беном, то всегда найдутся и те, кто останется недоволен этим. Прости, если так получилось в отношении тебя.

– Извинения здесь ни при чем, – пожала плечами Лия. – Я только удивлена. И озабочена.

– Озабочена? Чем же?

– Твоей судьбой, – сладким голосом пропела Лия. – Подумай сама: если он с такой легкостью бросил меня, что же тогда будет с тобой?

– Но он – мой муж. – Кэри положила пузырек с духами в сумочку. – И я сделаю все, что зависит от меня, чтобы наш брак длился вечно.

– Будем надеяться, что у тебя все получится. Не хочу показаться тебе надоедливой, но представь и мое состояние. Как бы ты стала себя вести, если бы твой дружок возвратился домой из короткой командировки уже женатым? Наверное, ты бы несколько изменила свои представления о нем.

– Да-да, я все понимаю. – Кэри удивилась, насколько спокойно прозвучал ее голос. Ей казалось, что еще секунда, и она грохнется без чувств прямо на мраморный пол.

– Я навсегда останусь подругой с Фрейей. И с Беном тоже, потому что уже успела его простить. Я практикую альтернативную терапию. А эти двое часто рекомендуют меня своим покупателям. Ну и разумеется, им самим я время от времени делаю массаж для снятия стресса, – оскалилась в улыбке Лия.

Кэри изо всех сил сжала сумочку.

– Надеюсь, что отныне я буду справляться со стрессами моего супруга самостоятельно. Тем не менее я рада, что вы с Фрейей остаетесь подругами.

Лия отвернулась от зеркала и посмотрела Кэри в глаза.

– Неужели ты действительно считаешь, что вы всегда будете вместе?

– А почему нет?

– Да потому что Бен привык часто менять любовниц, и семьянин из него получится никудышный.

– Может быть, он часто менял таких, как ты. – Кэри направилась к выходу и у самой двери оглянулась. – Со мной все будет по-другому.

Глава 12 Масло кануки

Масло из листьев кануки, обладает свежим бодрящим ароматом.

Бен заказал в баре большую кружку пива и с удовольствием сделал первый глоток. Он не брезговал ни водкой, ни вином, но только они никогда не утоляли жажды. Кроме того, Бен не испытывал пристрастия к крепким напиткам. Сегодня, например, ему пришлось опрокинуть пару стопок водки только для того, чтобы сравняться в настроении с гостями и немного снять напряжение. Бен принялся вглядываться в толпу, чтобы выяснить, как себя чувствует Кэри среди своих друзей и новых знакомых, но ее нигде не было. Все же Бен понадеялся, что она не будет здесь скучать. Чуть раньше, когда супруги откусывали от буханки хлеба, Бен подумал, что Фрейя действительно смогла предусмотреть все до мелочей, чтобы все тут чувствовали себя «в своей тарелке». И теперь она сама развлекалась от души. Правда, Кэри, возможно, и не слишком нравилась идея быть на этой вечеринке в центре внимания, и все же праздник удался.

– Мне кажется, ты выглядишь мрачновато для жениха, которому досталась в жены настоящая красавица, – заметил Брайан Хейз, так неожиданно возникший рядом с Беном.

– Все в порядке, – искренне улыбнулся тот. – Просто мне захотелось немного побыть одному, в стороне от общей шумихи.

– Гости действительно развеселились не на шутку, – кивнул Брайан туда, где в одну группу сбились футболисты и авиадиспетчеры и откуда то и дело доносились взрывы смеха.

– А как себя чувствует Фрейя? – поинтересовался Бен.

– Ну, тебе ли не знать Фрейю! – усмехнулся Брайан. – Если ей удается организовать настоящий праздник, счастливей ее человека уже не сыскать на всем белом свете.

– Я почему-то так и подумал, – обрадовался Бен.

– Но ведь тебе самому не хотелось так пышно справлять свадьбу, верно? – напомнил Брайан.

– Конечно, я рассчитывал на вечеринку, но такой роскоши мы и предположить не смели.

– Твоя сестра расстаралась, как могла.

– Когда хочешь сделать как лучше, не всегда получается именно то, что ты задумал, – вздохнул Бен. – Иногда выходит совсем противоположное.

– Ну оставь свой пессимизм, – постарался успокоить приятеля Брайан.

– Да-да, конечно, это правило действует не на сто процентов. Меня смущает только то, что Фрейя сумела пригласить слишком уж много гостей.

– Я даже успел заметить здесь Лию.

Бен бросил на Брайана тревожный взгляд, но тот оставался спокойным.

– Можешь себе представить мое состояние, когда я узнал, что она тоже числится среди приглашенных, – как бы между прочим, заметил Бен. – Не знаю, зачем это понадобилось Фрейе, и уж совсем представить себе не могу, почему на это приглашение дала согласие сама Лия. На что она рассчитывала и зачем сюда пришла?

– Наверное, ей просто захотелось увидеть, на кого ее променяли.

– Мне не хотелось бы, чтобы вы думали, будто у нас с Лией были серьезные отношения и что Кэри вдруг внезапно ворвалась в мою жизнь, изменив все планы, которые мы строили вместе с Лией. Да, мы с ней встречались, так сказать, общались, и часто меняли партнеров. И уж конечно, никто из нас и не подумывал о том, чтобы связать себя узами брака.

– Я тебя понимаю, – кивнул Брайан, – но вот Фрейя почему-то считает по-другому.

– Ты успел уже переговорить с ней на эту тему?

– Конечно, – засмеялся Брайан. – Она согласна обсуждать любые свадьбы, кроме своей собственной.

Бен осушил свой стакан и тут же заказал еще себе и Брайану.

– А ты хотел бы жениться на моей сестре? – поинтересовался он у приятеля, как только бармен поставил перед ними два бокала со свежим пенящимся напитком.

– Я много думал об этом, – ответил Брайан. – Но, мне кажется, у нее имеется серьезный «пунктик» по поводу того, что она потеряет свою независимость. Между прочим, раньше она всегда уверяла меня, что не выходит замуж только потому, что боится, как бы ее замужество не начало угнетать тебя.

– Меня? – искренне удивился Бен. – А мне она твердила, что ей наплевать на брак. Ну, или что-то вроде этого, – тут же добавил Бен, заметив, как расстроился от этих слов Брайан.

Тот только пожал плечами.

– Она считает, что ты бы остался одиноким на всем свете, – пояснил Брайан. – Ну, как будто бы получилось так, что она создала себе новую собственную семью, а ты в этом случае потерял бы ее как сестру и считался бы тогда совершенно одиноким человеком.

– Чушь какая-то, – фыркнул Бен. – Почему я стал бы считать себя одиноким?

– Бен, ты просто не представляешь себе, как она о тебе заботится!

– Это становится даже смешно.

– Я понимаю, но такова наша Фрейя. – Брайан со вздохом положил руку на плечо приятеля. – Ей кажется, что она до последнего момента должна приглядывать за своим маленьким братиком.

– Между прочим, этому братику уже стукнуло тридцать три года, и он запросто может приглядывать сам за собой, – огрызнулся Бен.

Брайан рассмеялся.

– Знаю. Но вот теперь тебе действительно придется быть поосторожней, начать приглядывать за собой и следить за каждым своим словом и действием.

– Не понимаю тебя.

– А я с удовольствием тебе все поясню. Дело в том, что твоя бывшая подружка Номер Один сейчас направляется к нам, и у нее так загадочно поблескивают глаза, словно она приготовилась сказать тебе что-то особенное.

– Ее только тут не хватало! – в сердцах воскликнул Бен, допивая свое пиво. – Я уже разговаривал с ней сегодня, и у меня нет ни малейшего желания продолжать эту беседу. – А вообще-то, – добавил он, – я успел переговорить с ней еще раньше. Мы встречались как раз после того, когда я вернулся из Штатов. Она вела себя отвратительно, начала меня запугивать и пообещала сделать все так, чтобы я еще не раз здорово пожалел о том, что совершил.

– Черт!

– Если не сказать словечка покрепче.

– Ты думаешь, она готова отрезать тебе яйца или задумала еще что-то покруче?

Бен побледнел.

– Остается только надеяться на чудо.

– Что ж, скоро, я полагаю, мы узнаем все о ее планах. – Брайан чуть отодвинулся в сторону. – Привет, Лия, – равнодушно поздоровался он с ней. – Как тебе нравится праздник?

– Как ни странно, но мне действительно здесь хорошо. – Она улыбнулась Брайану, а потом взяла Бена под руку. – Бен, удели мне несколько минут, дорогой. Давай отойдем в сторонку.

Брайан сочувственно кивнул приятелю и отправился на поиски Фрейи.

– Ты выглядишь озабоченным, – улыбнулась Лия и наклонилась к Бену так близко, что он явно ощутил ее любимые духи с мускусным ароматом, к которому он когда-то успел привыкнуть.

– Зачем ты сюда пришла? – просто спросил он.

– Ты мне уже задавал этот вопрос, – напомнила Лия. – И я, как мне кажется, дала вполне логичный и простой ответ: чтобы посмотреть на твою избранницу. Я не была бы женщиной, если бы меня не мучило любопытство. – Она изумленно взглянула на него: – Значит, ты до сих пор боишься, как бы я не устроила скандала?

– Не совсем так. – Он мотнул головой. – Прости, Лия, я чувствую себя сейчас как-то неловко. – У меня выдался сумасшедший день. К тому же я успел изрядно напиться и теперь, наверное, веду себя как самый последний идиот.

– Все в порядке. – Ее мягкие волосы коснулись его щеки. – Все мы время от времени совершаем глупости и говорим не совсем то, что имеем в виду. Ничего страшного.

– Перестань анализировать мои слова. – Он прислонился затылком к стене.

– Не могу. – Лия пожала плечами. – Уж слишком хорошо я тебя знаю. Потому могу с уверенностью сказать, что сейчас ты испытываешь самый настоящий стресс. Я не удивлена. Ведь женитьба – дело серьезное и отнимает массу энергии.

– Жениться было очень просто, – отозвался Бен. – Вот ощущать себя женатым человеком – дело совсем другое.

– Правда? – приподняла брови Лия.

– Приходится узнавать человека, который раньше был для тебя чужим, подлаживаться под него в каком-то смысле, мириться с его привычками и характером. Вот все это, вместе взятое, действительно может вызвать стресс. Ну а сегодняшний вечер – особенный, поэтому я и переживаю.

– Почему? Не понимаю.

– Потому что ни я, ни Кэри, в общем, не намеревались закатывать подобные вечеринки, – ответил Бен. – И Кэри очень нервничала, потому что ей предстояло впервые увидеться с Фрейей. Ей даже почему-то показалось, что она не понравилась моей сестрице.

– Видишь ли, Фрейя считает, что оказалась за бортом вашего семейного корабля, – доверительно сообщила Лия. – Поэтому нет смысла обижаться на нее.

– А я и не обижаюсь и ничуть не сержусь, – улыбнулся Бен. – И все же ей придется смириться с тем, что я уже человек женатый.

– Так же, как и мне. – Лия заправила волосы за уши. – Еще раз извини меня за то, что я тогда наговорила тебе в кафетерии. Даже не знаю, что на меня нашло. Я, наверное, была здорово шокирована.

– Все в порядке. – Он улыбнулся. – Я все понимаю. Правда, посетители в кафе, наверное, были потрясены твоим поведением еще больше, чем я.

– Значит, мы остаемся друзьями? – предложила Лия.

– Ну конечно, – согласился Бен.

– Вот и хорошо. – Она прильнула к нему и чуть наклонила голову, так, что их губы должны были неизбежно слиться в поцелуе. Он уже чувствовал аромат вишневой губной помады. Она осторожно погладила его по щеке, и Бен ощутил ее тепло сквозь тонкую шелковую ткань платья. «Какими разными могут быть поцелуи двух разных женщин, – изумился Бен. – Какие разные ароматы исходят от них!» Тем не менее ему нравилось целоваться с обеими, потому что они словно чувствовали, что именно ему нравится. Он нежно отстранился от Лии, и она улыбнулась, продолжая держать ладони у него на плечах.

– Значит, друзья, – снова прошептала она.

Бен вытер следы вишневой помады с губ и молча кивнул в ответ.

* * *
Руки у Кэри приобрели синеватый оттенок от холода. Она понимала, что было глупо выходить на улицу в такой мороз, но после встречи с Лией и короткой беседы с ней Кэри поняла, что больше оставаться в этом ресторане она не может. Ей нужно было побыть в полном одиночестве, может быть, пройтись по морозному воздуху, чтобы иметь возможность хорошенько сосредоточиться и разложить по полочкам все последние события. Она убеждала себя в том, что отношение Лии к Бену уже не может иметь большого значения и влиять на их семейную жизнь. Теперь самое главное – это то, как сам Бен относится к Кэри. Не было ничего странного в том, что Бен когда-то спал с этой женщиной. Ее бы больше удивило, если бы он и Лия оказались просто друзьями. Правда, волновало то, что они продолжали оставаться любовниками даже перед самым отлетом Бена в Америку. Он должен был рассказать Кэри о существовании Лии. Кэри почему-то вспомнила Питера: тот тоже ничего не стал объяснять Кэри о Сандре. Но тут ведь совсем другое дело – Бен и Лия не были женаты, и Бен мог спокойно бросить свою бывшую любовницу и имел полное право жениться на ком хотел, как бы жестоко это ни выглядело со стороны. Кэри вовсе не хотелось думать о Бене как о жестоком, бессердечном человеке. Он оставался для нее идеальным мужчиной.

Ну, в этом мире просто нет совершенства. Такие грустные мысли вертелись в голове Кэри, когда она решила вернуться в ресторан. Все мы люди, и все мы иногда совершаем ошибки. Самое главное – как мы потом оцениваем их и как ведем себя в дальнейшей жизни. Неожиданно Кэри вздрогнула: из кустов навстречу ей, возле самого входа в ресторан, вдруг возникла чья-то фигура.

– Господи! – в ужасе выдохнула Кэри, узнав Питера. – Ты перепугал меня до смерти. Зачем ты прятался в кустах? И вообще, что ты тут делаешь?

– Прости.

– Простить тебя? Да ты, наверное, с ума сошел. Какого черта ты сюда заявился?

– Честно говоря, я и сам до конца этого не понимаю, – признался Питер Фэрнесс. – Наверное, потому, что я тебе не поверил.

– А как ты узнал, где я нахожусь? – потребовала объяснений Кэри. – И почему не нашел другого места и времени, если уж тебе понадобилось так срочно встретиться со мной? Ты ненормальный!

– Я знаю, что начинаю потихоньку сходить с ума, – вздохнул Питер. – А про этот ресторан мне рассказала Джина. Я сразу позвонил ей после нашей с тобой встречи в закусочной. Я поинтересовался у нее, насколько серьезны отношения у тебя и… этого… Бена.

– Как видишь, все чертовски серьезно, – огрызнулась Кэри. – Я, кажется, ясно сказала тебе, что мы поженились. То есть не просто встречаемся или там дружим, а именно «поженились». И какие еще доказательства тебе теперь нужно представлять?

– Я уже все понял, прости, – беспомощно забормотал Питер. – Но я никак не мог усидеть дома. Я никак не хотел тебе верить. Пойми меня: нам было так здорово вместе. И вот именно теперь, когда у меня все изменилось и я наконец стал по-настоящему свободен, теперь ты… Мне почему-то показалось, что если я приеду сюда и увижусь с тобой… Ну, я сам не знаю, Кэри. Я потрясен, Кэри. Я потрясен, и у меня больше нет никаких объяснений.

– Мне наплевать на твое состояние, – разгорячилась Кэри. – Но я не верю тебе. Джина обязательно должна была рассказать мне о том, что ты звонил и даже разговаривал с ней. Она-то, наверное, знала, что ты решил заявиться сюда сегодня и устроить мне такой сюрприз, да?

– Разумеется, нет, – отрезал Питер. – Когда я ей звонил, она очень спокойно объяснила мне, что ты наконец-то нашла себе достойную пару, что вы счастливы и намерены отпраздновать это событие в роскошном русском ресторане в следующий четверг в Рэтгаре. Ну а остальное я решил сам.

– И что же ты решил? – Первоначальный испуг от встречи с Питером прошел, и теперь Кэри почувствовала, что сильно замерзла. Она дрожала и пыталась согреться, потирая руками себе бока и плечи.

– Сам не знаю, – признался Питер. – Мне хотелось поговорить с тобой. – Он кивнул головой. – Я говорю что-то не то? Я плохо соображаю.

– Ну что ж, можешь считать, что наша беседа состоялась, – перебила его Кэри. – Кстати, обсуждать нам с тобой больше нечего.

– Я должен был сказать тебе, как я любил тебя. И как люблю до сих пор.

– Прекрати, – поморщилась Кэри. – Ты всегда был мастером говорить всякую чепуху, причем почти всегда не к месту.

– А ты всегда умела обижать меня, – насупился Питер. – И чаще всего тоже незаслуженно.

– Видимо, тебе этого не хватило. – У Кэри уже стучали зубы от холода.

Питер посмотрел на Кэри так, словно только заметил, что она стоит на холоде в полупрозрачном коротеньком платьице. Он нахмурился.

– Кстати, что ты делаешь тут, на улице, в полном одиночестве, вместо того чтобы разрезать свадебный торт или что там еще полагается по традиции? Ты же замерзаешь. – Он потянулся к ней и попытался обнять ее за плечи, а потом принялся тереть ее ладонями по бокам, чтобы помочь согреться.

– Со мной все в порядке, – начала сердиться Кэри. – Не надо меня трогать.

– Тебе надо идти внутрь. Ты простудишься.

– Я просто вышла, чтобы немного подышать свежим воздухом, – пояснила Кэри. – Там, внутри, набилось слишком много народу.

– И все они, конечно, счастливы поздравить тебя? И все веселятся от души?

– Конечно, – убедительно кивнула Кэри.

– Даже твои родители и сестра?

– Естественно.

– А мне так и не посчастливилось познакомиться с твоими родственниками.

– Разумеется. Но у тебя хватало и своих собственных, – ядовито заметила Кэри.

– Кэри, я понимаю, за кого ты меня принимаешь, потому что я не стал рассказывать тебе о Сандре и Аароне. Но я сам виню себя в этом каждую минуту.

Так получилось. Я не хотел врать тебе. Но когда мы познакомились…

– Я больше ничего не хочу об этом слышать. – Кэри почувствовала, как предательски задрожал ее голос. – Я уже говорила тебе, что ты разбил мое сердце. Ну так вот теперь оно полностью исцелилось, и я не хочу даже вспоминать старое.

– Но, как ты считаешь, может быть, я все же когда-нибудь смог бы снова завоевать твое сердце? – взмолился Питер. – Особенно теперь, если учесть, как изменилась моя жизнь?

– Нет, я так не считаю, черт бы тебя подрал! – Неожиданно она снова рассердилась. – И я не хочу, чтобы ты здесь ошивался. Я вообще не хочу больше ни видеть, ни слышать тебя. Я не хочу, чтобы ты влезал в мою жизнь. Ты и без того испортил мне немало крови.

– Прости. – Он замер, продолжая держать руки у нее на плечах. – Я не хотел обижать тебя и причинять тебе боль. Пойми, Кэри, я только желал тебе счастья.

– Ну хорошо, хорошо. – Она устало закрыла глаза. – Давай забудем обо всем. И сотри меня из своей памяти навсегда. – Она снова открыла глаза.

– Я никогда не смогу забыть тебя, – сказал Питер, потом изловчился и поцеловал Кэри в губы.

* * *
Бен опрокинул еще одну стопку клубничной водки, и в этот момент Кэри вернулась в ресторан. Она зябко поеживалась и обнимала себя руками, стараясь побыстрее согреться. Бен двинулся было к ней, но его тут же остановила Лия, положив ему ладонь на плечо:

– Ты снова бросил меня.

– Что? – Он даже не повернулся, и только внимательно смотрел на Кэри.

– Ты просто поцеловал меня, а потом куда-то исчез.

Бен повернулся к Лии:

– Послушай, Лия, у меня совсем нет времени на то, чтобы выяснять…

– Я же не требую от тебя, чтобы ты весь вечер посвятил мне, – пояснила она. – Я только не хочу, чтобы ты каждый раз при интимном контакте старался после этого куда-то убежать от меня.

– Что-что? – Бен беспомощно заморгал, стараясь понять смысл слов своей бывшей подружки.

– Ну, видишь ли, например, когда мы спали вместе, ты всегда вставал с постели раньше меня, потому что постоянно торопился на очередную очень важную встречу. И вот даже сегодня, хотя наш поцелуй уже можно было бы почти что назвать дружеским, ты все равно куда-то бросился от меня, как кот, которого ошпарили кипятком.

– Прости, Лия. Я вовсе не хотел заставить тебя почувствовать себя брошенной или одинокой, но только…

– Не надо оправдываться, я уже успела к этому привыкнуть. – Ее глаза заблестели, и она доверчиво положила голову ему на грудь. – Ну уж раз у тебя сегодня на уме другие женщины, мне только и остается, что простить тебя, – притворно вздохнула она.

Бену вдруг показалось, что он находится в какой-то параллельной действительности. Он слышал голос Лии, как всегда мягкий и увлекающий куда-то вдаль. При этом она говорила ему что-то такое, словно они никогда и не расставались. Он явно ощущал аромат ее духов и чувствовал тепло ее тела, и в то же время он так же отчетливо видел Кэри, которая, заметив своего мужа рядом с Лией, вдруг изменила направление движения и теперь решительно поднималась по лестнице на второй этаж.

– Мне нужно поговорить с Кэри, – наконец вымолвил Бен.

– Понимаю, – кивнула Лия. – Наверное, ты прав. Новые жены, конечно, куда важнее старых подруг.

– Не надо меня постоянно поддевать и расстраивать, Лия, – заметил Бен. – Я и без того не в лучшем расположении духа.

Лия только молча приподняла бровь, наблюдая за тем, как Бен быстро направился вслед за своей молодой супругой.

* * *
На этот раз Кэри решила запереться в одной из кабинок в дамской комнате, чтобы теперь уж никто не смог бы нарушить ее уединение. Ей было холодно, но одновременно она чувствовала, как вся закипает изнутри. Лицо ее пылало: она никак не могла прийти в себя после встречи с Питером Фэрнессом на улице. И вдобавок ко всему, вернувшись в ресторан, она увидела своего мужа чуть ли не в объятиях Лии. Эта дрянь положила голову на грудь Бена и что-то мило щебетала ему. Вся ситуация стала напоминать сцену из кинофильма Брайана де Пальма. Первым ее порывом было подойти к этой милой парочке и влепить мерзавке пощечину. Но Кэри очень быстро сообразила, что не может сосредоточиться, потому что все еще была сильно потрясена столь неожиданной встречей со своим бывшим приятелем. Ей почти не верилось, что она еще минуту назад сама находилась в обществе своего бывшего любовника, и все же факт оставался фактом. Для более эффектного финала Питер должен был бы еще сам зайти в ресторан и устроить бурную сцену. Может быть, он сам бы с удовольствием положил голову ей на грудь. Кэри открыла крошечное окошечко в кабинке, чтобы внутрь проник свежий воздух. Но Питер был просто милым и безобидным парнем в отличие от Лии. Обманщиком, вруном, но все же милым женатиком.

– Ему еще повезло, что его не видит молодая супруга, – вдруг раздался откуда-то издалека мужской голос, и Кэри замерла. Она поняла, что этот звук проник в кабинку, вероятно, через систему вентиляции.

– Как ты только все это смог предугадать, Пол? – ответил другой мужчина. – Впрочем, Лия прекрасно знает, как вернуть себе мужика.

– Может быть, он уже решил, что сможет вот так запросто отделаться от нее? Лия совсем не похожа на остальных женщин. А он считает ее такой безобидной – вспомнить о старой дружбе, да еще в такой неподходящий момент!

– Он просто играет с огнем.

– Ну, мы-то его хорошо с тобой знаем, Дэйв. Он такой скромница, что не осмелится сказать ей пару резких слов. И никаких серьезных отношений он вроде бы ни с кем заводить не собирался.

– Вот именно поэтому меня так и сразило известие о его женитьбе.

– Меня, признаться, тоже. Она, наверное, неповторима в постели!

– Но все это ненадолго. Как ни печально, сексом долго мужчину не задержишь. А что потом – неужели он снова решит вернуться к Лии?

– Ну, она-то понимает, что нужно лишь чуть-чуть выждать, а потом ей стоит только щелкнуть пальцами – и он снова окажется у ее ног. Он уже привык к ней, что бы он сам ни говорил.

– В таком случае ему никак нельзя было жениться. Он только все усложняет.

– Он, наверное, здорово нализался, и потому поступил так опрометчиво.

– Да, скоро он об этом горько пожалеет. Эта Лия Райдер – слишком опасная штучка. А его новая крошка, хотя я ее и не знаю совсем, кажется, должна будет привыкнуть к его выходкам, иначе ей придется уйти. И чудится мне, что ни одна нормальная женщина не выдержала бы того, что происходит хотя бы прямо сейчас, у всех на глазах.

Кэри пришлось встать в полный рост и чуть ли не прижать ухо к окошку, чтобы расслышать беседу друзей Бена.

– Но она куда энергичней той его последней блондинки, помнишь?

– Наверное, все же ты прав, и эта малышка – настоящая секс-бомба. Хотя если это так, почему он весь вечер липнет к Лие?

– Наверное, по старой привычке. Или просто ничего не может с собой поделать.

– Он – полный идиот.

– Вот это точно. – Пол засмеялся. – Если его супруга увидит, как они там обжимаются и разве что только еще не успели трахнуться, она ему яйца оторвет и заставит сырыми проглотить.

Кэри опустилась на сиденье унитаза и, закрыв лицо руками, снова и снова прокручивала в голове беседу приятелей Бена. Ей почему-то показалось, что все собравшиеся сегодня в этом ресторане уже знали окончание этой истории. Все, кроме нее самой. Неожиданно она поняла, что ведь действительно практически ничего не знает о Бене Расселе. И ничего ей не известно о тех людях, которые дороги и близки ему. Она и понятия не имела о том, какую жизнь он вел до встречи с ней, чем увлекался, с кем встречался. Ей почему-то показалось, что единственным близким человеком для него была и всегда оставалась холодная Фрейя. Теперь становилось понятным, почему все его знакомые так удивились, когда узнали о его женитьбе.

Похоже, Бен действительно был настоящим бабником, хотя он и отрицал это еще в Нью-Йорке. Но дело даже не в этом. Каким бы бабником он ни был, выясняется, что всякий раз, бросая женщину, он возвращается к прежней подружке. Той самой, которая решила присутствовать на их свадебной вечеринке, вырядившись в шелковое ярко-красное платье, и которую теперь ее муж, если верить его же приятелям, разве что еще только не трахнул прямо в ресторане на глазах у публики. Кэри поморщилась. Как это все отвратительно!

Внезапно ее пробила дрожь. Ей вспомнилось, как они с Беном занимались сексом, но для нее это было больше, чем секс, – это была любовь. Она вспомнила, как боготворила его, и как он обожал ее. И вот теперь, похоже, она была для него всего-навсего очередной партнершей, которую снова должна была сменить все та же самая Лия. Но тут оставалось маленькое осложнение: так или иначе, но ведь Бен сам утащил ее в Лас-Вегас и женился на ней. Зачем ему это понадобилось? Или он уже проделывал это с другими девицами? Вот только остальные почему-то догадались, что все это несерьезно, а она, Кэри, доверилась ему полностью и венчалась с ним в фанерной и какой-то ненастоящей часовне, причем вся церемония, как она припоминала, заняла не более десяти минут. Она застонала от досады и обиды. Да, она самая настоящая дурочка, как правильно рассудили приятели Бена. И конечно, этот брак не продлится долго. Он оборвется очень скоро, на что, кажется, и рассчитывают все те, кто сегодня здесь собрался. А все потому, что никакой это не брак. Это только одноразовое удовольствие, которое почему-то затянулось больше чем на неделю. Но теперь ей все стало ясно. Это не любовь. Да и как она могла спутать свои чувства с любовью? Чтобы полюбить человека по-настоящему, его сначала надо хорошенько узнать.

Кэри закусила губу. Может быть, если не считать Лию, Кэри оказалась самой подходящей девушкой для Бена, вот поэтому он и решил жениться на ней? Но там, в Нью-Йорке, все было по-другому, а теперь, когда он вернулся в Дублин, то сразу же понял, что секс с Лией был ему куда более приятным и привычным. Наверное, поэтому он и вьется возле нее весь вечер. Ему еще раз необходимо убедиться, какая же из двух женщин ему ближе.

Кэри потерла глаза и размазала по лицу тушь. Что я натворила? Зачем согласилась на его предложение и так поспешно вышла замуж? Почему я поверила, что наша любовь – настоящая, и что брак наш продлится всю жизнь?

* * *
Фрейя беседовала с Сильвией, обсуждая неожиданный поступок своих родственников, когда дверь в зал распахнулась, и Кэри чуть не упала у порога, влетев в зал.

– Кэри! – Сильвия так резко вскочила со своего места, что опрокинула бокал вина на белоснежную скатерть. – С тобой все в порядке?

– Да-да. – У Кэри до сих пор зуб не попадал на зуб. – Я в-выходила подышать свежим в-воздухом, но теперь н-никак не могу с-согреться.

– Ты выходила на улицу? В этом платье? – Фрейя с удивлением смотрела на свою новую родственницу. – Это просто чудо, что ты не успела превратиться в кусок льда.

– Почему ты одна? – нахмурилась Сильвия. – Где Бен?

– Н-не знаю. Я хочу н-немного отдохнуть.

– Отдохнуть? – опешила Сильвия. – Но мы все пришли сюда веселиться и развлекаться. Что случилось? Мне показалось, что тебе нравится праздник.

– Так оно и есть. – Наконец Кэри удалось справиться со своими зубами. – Я немного устала от бесконечных разговоров.

Двери в зал снова распахнулись, и на этот раз на пороге появился Бен.

– Ах вот ты где! – начал он.

– Ах вот где я, – огрызнулась Кэри. Сильвия и Фрейя молча изучали супругов.

– Я подумал, не хочешь ли ты потанцевать со мной, – предложил Бен.

– С тобой? – в голосе Кэри чувствовалось напряжение. – Пока что нет.

– Перестань артачиться, Кэри! – пожурила сестру Сильвия. – Пора вам показаться перед гостями и первыми начать танцы.

– По-моему, представление уже началось давно и без первого танца, – заметил Бен.

Кэри нахмурилась.

– Впрочем, может быть, нам действительно стоит начать бал. Мы же здесь сегодня самые главные.

– Неужели? – снова насупилась Кэри.

– Конечно, – подтвердила Сильвия.

– Ребята, с вами все в порядке? – насторожилась Фрейя.

– Да! – одновременно воскликнули Кэри и Бен.

– Я спрашиваю, потому что вы мне оба показались немного диковатыми, – пояснила Фрейя.

– Ничего удивительного, – вздохнула Кэри. – В последнее время для нас все вокруг дико и непривычно.

– Это точно, – согласился Бен.

– Ты уже согрелась? – спросила Сильвия сестру. – И зачем тебе понадобилось выходить на такой холод в этом легкомысленном наряде?

– Наверное, ее просто утомило мое общество, – высказал свое предположение Бен.

Кэри бросила на него взгляд исподлобья, но ничего не ответила.

– Вы, случайно, еще не успели поссориться? – поинтересовалась Фрейя.

– Нет, – решительно произнес Бен. – Кэри, давай вернемся вниз. – С этими словами он подхватил жену под руку и увлек ее на первый этаж.

Сильвия и Фрейя тревожно переглянулись.

– Могу поспорить, что между ними произошло что-то не очень приятное, – покачала головой Фрейя. – Как вы считаете?

– Как бы там ни было, будет жаль, если они действительно поругаются и испортят такой чудесный праздник. Я представляю, сколько сил стоило устроить его…

– Как же они могут испортить его? Разойтись?

– Господи, конечно нет, – испугалась Сильвия. – А вы полагаете, что такое возможно?..

– Я теперь уже ни в чем не могу быть уверена. Но если они сумели пожениться после ночи любви, то почему не смогут развестись после какой-нибудь пустячной размолвки? И знаете, в чем еще проблема? Они оба – исключительно упрямые и решительные личности.

– Вы уже успели так охарактеризовать мою сестру? – рассмеялась Сильвия.

– Да, а в своем брате я уверена.

– Тогда их союз можно назвать взрывоопасным.

– Может быть, как раз самый страшный взрыв уже успел произойти, – мрачно подытожила Фрейя.

Глава 13 Цитронелловое масло

Стимулирующее, сильнодействующее травяное масло.

– Отпусти меня, – пробурчала Кэри, когда Бен увлекал ее по ступенькам вниз.

– Ни за что. Ты моя жена.

– Жена, – зашипела Кэри. – А не крепостная и не рабыня.

– Знаю.

Она бросила на него недовольный взгляд, но он этого даже не заметил. Она не понимала, почему он внезапно так рассердился на нее. Ведь это не она, а он весь вечер посвятил своей бывшей подружке и, по выражению его же собственных приятелей, чуть ли не умудрился трахнуться с ней прямо в ресторане. Это она, Кэри, должна бы негодовать и испытывать справедливое чувство гнева. Почему-то все вокруг считали, что Лия – старинная и верная подруга Бена, которой он должен был бы оставаться верен, а Кэри – лишь нелепое заблуждение, мимолетное увлечение и, конечно же, его серьезная ошибка. Сейчас Кэри больше всего мечтала узнать, чем же все-таки обладала Лия, что могла в любое время вернуть к себе Бена. Немного поразмыслив над этим, Кэри пришла к заключению, что отгадкой тут должно быть стройное изумительное и гибкое тело красавицы Лии. Стоило только вспомнить, сколько изящества заключалось в ее походке. А что и говорить об огне ее темных карих глаз! По-другому силу притяжения Лии Кэри, как ни пыталась, объяснить не могла. Нет, не было в Лие больше ничего привлекательного, кроме сексуальной стороны.

И тут она вдруг припомнила, что между ней самой и Беном тоже вначале возникло исключительно сексуальное влечение. Как она надеялась на то, что с ней Бен чувствовал себя совсем не так, как с Лией! Правда, если верить приятелям Бена, Кэри ошибалась и на этот раз. Как она была уверена в себе и Бене, как убеждала Питера, что у них все в порядке! Видимо, ее ждало горькое разочарование. Наверное, Бену хотелось обладать одновременно и Кэри, и Лией, раз он так нежно обходился с ней в течение всего праздника. Кэри сжала кулаки. Может быть, если она хорошенько врежет в челюсть этой сучке, хоть что-то изменится в ее пользу?

– Вот вы где, Бен и Кэри! – раздался приторно-сладкий голосок Лии. – По-моему, мне пора домой, у меня сегодня был такой напряженный день! Ну а мне остается только пожелать вам всего самого наилучшего, чего только вы сами себе пожелаете.

Бен отпустил руку Кэри, но она не торопилась разжимать кулаки.

– Спасибо, что нашла время зайти к нам, – поблагодарил свою бывшую подружку Бен. – Ну а как у тебя вообще идут дела и что новенького? Может быть, мне лучше вызвать для тебя такси?

Но Лия отрицательно покачала головой.

– Я успела тебя опередить. Машина ждет меня у выхода. – Она наклонилась к Бену и, ничуть не смущаясь, поцеловала его в щеку. – Будь счастлив, – проворковала она. – Желаю тебе этого от всего сердца.

Кэри стиснула зубы с такой силой, что они скрипнули. Лия повернулась к ней, и, хотя Кэри отстранила лицо, шелковистые черные волосы Лии все же задели щеку соперницы.

– А тебе, милая, я желаю того, чего ты заслуживаешь.

Бен недоумевающе переводил взгляд с Лии на Кэри.

– Я провожу тебя до машины, – предложил он.

Но Лия отказалась.

– В этом нет никакой необходимости. – Она широко улыбнулась. – Может быть, Кэри будет приятно пройтись со мной до такси?

– Ни за что на свете, – прорычала та.

– Кэри! – осуждающе посмотрел на жену Бен. – Почему ты так грубишь?

– Мне кажется, что твоя жена почувствовала некоторую угрозу, – снова улыбнулась Лия. – Хотя ей не стоит себя так вести. И даже если я поцеловала тебя от всего сердца, Бен, это уже ровным счетом ничего не изменит.

– Я это уже слышала. – Кэри взглянула на бывших любовников и отметила про себя, как напряженно стиснул зубы Бен в этот момент. – Кстати, мне показалось, что твои поцелуи не так уж и безобидны. По крайней мере, так смотрится со стороны.

– Ну, на этот раз у меня получился прощальный поцелуй, – попыталась оправдаться Лия. – Мы действительно расстаемся.

– Надеюсь, ты сумел оценить все сегодняшние поцелуи, – прошипела Кэри.

– Ну, я полагаю, что ты взволнована не этим? – поинтересовался Бен.

– Дело в том, что…

– Мне пора, – перебила ее Лия. – И никому не нужно провожать меня до машины.

– Пожалуй, я все же пройдусь, – неожиданно изменила свое решение Кэри. – Мне нужно лично убедиться, что ты наконец-то уехала.

Лия отвернулась и зашагала прочь, Кэри упрямо последовала за ней.

– Ты самая настоящая скотина, – негромко произнесла Кэри, когда она и Лия отошли от Бена на несколько шагов. – Почему ты не хочешь, чтобы мы с ним спокойно жили вместе?

– Да потому что Бен – мой бойфренд, вот почему.

– Черт возьми, он мой законный муж, между прочим, – отрезала Кэри. – И не советую тебе забывать об этом.

– Да, он мне уже сам несколько раз успел напомнить об этом, – кивнула Лия.

– Вот и чудесно.

– Только на этот раз у него появилась проблема, – спокойно продолжала Лия. – Когда дела у вас пойдут из рук вон плохо, он уже не будет уверен в том, что я, как всегда, явлюсь к нему, словно по мановению волшебной палочки, чтобы утешить и успокоить его обиженное самолюбие. – Лия забралась в такси и на прощание еще раз ядовито улыбнулась Кэри: – Было приятно познакомиться, милочка.

«Самое страшное заключается в том, – с грустью рассуждала Кэри, возвращаясь в ресторан, – что дела у нас уже пошли хуже некуда». Но она поклялась себе, что сделает все, от нее зависящее, чтобы не доставить Лие удовольствия и не признаваться в этом никому на свете.

* * *
Первой, кого Кэри встретила в зале ресторана, была ее мать, веселая и раскрасневшаяся. Она обняла Кэри, и та поняла, что Мод уже успела нагрузиться водкой.

– Какая чудесная вечеринка! – защебетала Мод, положив голову на плечо дочери. – Но нам уже пора домой. Я очень утомилась.

– Я рада, что вам понравилось, – напряженно произнесла Кэри.

– Да, и мне, и твоему отцу тоже, да и всем гостям, я думаю. Мы уже лет сто так не веселились.

– Фрейя будет довольна узнать, что вы в восторге от ее стараний.

Мод снова расплылась в улыбке.

– Я уже сказала ей, что буду рада видеть ее у себя в доме в любое время, когда она только пожелает. Она довольно скромная женщина, и я подумала сначала, что она не одобрит… вашего поступка. Но Бен – просто прелесть, и вы молодцы, что решились на такой серьезный шаг.

– Ты так считаешь?

– Разумеется. И еще я полагаю, что ты попала в самую точку и выбрала именно того мужчину, который просто идеально тебе подходит.

– Значит, он и есть тот самый – единственный и неповторимый?

– Именно так, – серьезно кивнула Мод.

Кэри натянуто улыбнулась, когда заметила, что к ним подошел отец и объявил, что Джон готов отвезти их домой.

– А я и не знала, что вы ехали сюда на машине Джона, – удивилась Кэри. – Вы должны были бы нанять такси.

– Так оно и было, – подтвердил Артур. – Но Джон обещал доставить нас домой. Он ведь очень мало пьет, а сегодня ограничивался только закусками, чтобы угодить нам.

– Очень мило с его стороны, – произнесла Мод. – Итак, обе мои дочери выбрали себе великолепных мужей.

– Она уже готова, – тихонько шепнул Артур на ухо дочери.

– Ну, у вас тут все в порядке? – поинтересовался Джон Линч, вертя в руке ключи от своего автомобиля. – Мод, вы готовы отправиться домой?

– Ты знаешь, мне тут так понравилось, – начала Мод, – что даже не хочется никуда уезжать. Но только я уже не так молода, как раньше. – Она поморщилась и печально вздохнула. – Но это не важно. Самое главное, как ты сам себя чувствуешь, верно? – Она негромко икнула, чем несказанно развеселила Артура.

– Посмотрим завтра, как ты будешь себя чувствовать, – рассмеялся он, обнимая жену за талию. – Наверное, ты не раз пожалеешь, что решила перепробовать все сорта водки в этом ресторане.

– Не исключено, – пробормотала Мод. – Но напитки того стоили. За последние несколько лет у нас ведь не было повода для такого шумного и веселого праздника, правда ведь, Артур? Мы жили тихо и спокойно, можно сказать, по-стариковски. Просто сидели в саду и потягивали слабенькое вино, как две ожившие античные статуи. Я уже и забыла, что такое настоящая вечеринка. Мы даже в гостях-то ни у кого не бываем.

– Ну вот, Кэри, ты чувствуешь, что наделала? – снова расхохотался Артур. – Ей здесь так понравилось, и мне кажется, что теперь остановить твою мать будет очень трудно…

Кэри натянуто улыбнулась, глазами отыскивая Бена. Тот стоял неподалеку рядом с Брайаном, и мужчины, о чем-то беседуя, то и дело хохотали. Кэри была уверена в том, что сейчас Бен рассказывает Брайану о том, как ему удалось обвести вокруг пальца простушку Кэри, и как, женившись на ней, он сумел еще сохранить при себе и очаровательную Лию. Наверное, у него так было всегда. Одна любовница сменяет другую, а Лия остается навсегда. А потом, скорее всего, дела пойдут так, что роман Бена и Лии вспыхнет с новой силой, и несчастная Кэри, как и Сандра Фэрнесс, будет вечерами ждать мужа, считая, что он занят важной работой, а он будет проводить время в обществе своей любовницы.

Нормальные люди не допускают, чтобы их бывшие любовники или любовницы приходили на подобные вечеринки. И неважно, какую они находят причину, чтобы объяснить свое появление. Лии не должно было здесь быть, а Бен обязан был сделать все, чтобы избежать ее присутствия на их свадьбе. «Если бы он действительно любил меня и хотел, чтобы мы с ним навсегда остались вместе, – заметила про себя Кэри, – он спустил бы эту красотку с лестницы в ту же секунду, как только бы заметил ее появление в ресторане». Ведь Кэри сумела же за несколько минут отделаться от настойчивых приставаний Питера Фэрнесса!

– Ну что, все готовы? – поинтересовалась Сильвия, собирая свою семью и положив ладонь на плечо мужа.

– Да, все в порядке, – отозвался тот. – Ждем Артура и Мод.

– А с тобой все в порядке? – неожиданно заволновалась Сильвия, внимательно заглянув в глаза Кэри.

– Да, – коротко отозвалась та.

– Точно?

– Разумеется.

Сильвия нахмурилась:

– Ничего такого не случилось?..

– Я в полном порядке, – упрямо повторила Кэри. – И не надо ко мне приставать, ради всего святого.

– Хорошо, больше не буду.

– Кэри, спасибо тебе за все, мне очень понравилось, – призналась Дженни.

– Между прочим, я успела обратить внимание, что ты увлеклась каким-то приятелем Бена из футбольной команды, – улыбнулась Кэри. – По-моему, ты даже успела забить ему гол.

– Ничего подобного, – покраснела племянница. – Он просто милый и очень симпатичный парень.

– Он играет в футбольной команде? – забеспокоилась Сильвия. – В таком случае он для тебя очень стар.

– Перестань говорить глупости, – расстроилась Дженни. – Ему всего девятнадцать лет. Бен у них там ветеран вместе с Филом, а все остальные – молодежь. – Она довольно ухмыльнулась. – Они играют по воскресеньям утром, и я могу ходить смотреть на игру и даже войти в группу поддержки.

– Где они играют? – насторожилась Сильвия.

– Это зависит от матча, – пояснила Дженни, – но тренировки у них проходят в Кулоке. Это же совсем недалеко от нас. И если папочка разрешит мне брать его машину…

– Ни за что, – тут же подключился к разговору Джон. – Кстати, нам давно пора домой. Уже слишком поздно.

– Он мне дал свой номер телефона, – успела шепнуть Дженни на ухо Кэри. – А зовут его Гэри.

– Теперь вы с Беном должны нанести нам визит, – предложила Сильвия.

– Обязательно, – попробовала улыбнуться Кэри.

Она проводила их до двери и помахала на прощание. Затем она вернулась к гостям. Вечеринка была в самом разгаре, но Кэри сейчас больше всего хотелось забиться куда-нибудь в уголок, свернуться калачиком и расплакаться. Это был самый ужасный вечер, а ведь все гости праздновали именно ее свадьбу! Но как она могла веселиться, когда поняла, что все это – ложь со стороны Бена! Она одна не понимала этого раньше, потому что совсем не знала его. Вот почему люди, которые знакомятся в самолетах, как правило, сразу не женятся. Потому что может выясниться, что один из них представляет собой самое настоящее дерьмо, которое не собирается рвать отношений со своей бывшей любовницей.

Она увидела, как Бен сказал что-то Брайану, после чего направился к ней. Кэри почувствовала, как тревожно забилось ее сердце и организм получил очередную дозу адреналина. Но Бен так и не дошел до своей супруги: на половине пути его остановила Фрейя, и они дружно зашагали в сторону бара.

– Эй! Браун! – Джина подхватила подругу под руку. – Похоже, тебя успели бросить здесь одну! Ты должна сплясать со своими товарищами.

– Я не в духе, – честно призналась Кэри.

– Никакие возражения не принимаются! – бодро отозвалась Джина. – Сейчас как раз начинается самое интересное: русские пляски.

Кэри не стала протестовать и прошла в зал, где несколько ее коллег уже тщетно пытались освоить какой-то замысловатый танец, как ей показалось, «казачок». Однако все закончивалось тем, что кто-то через несколько секунд обязательно оказывался на полу. Гости отплясывали, как могли, и все вокруг веселились, расшумевшись так, что очень скоро забыли про Кэри.

«Неужели я такая идиотка, что не сумела разобраться в нем, разглядеть его сущность? – печально размышляла Кэри. – Но что же тогда происходит со мной, и почему моя несчастливая полоса всегда преследует меня? Ну почему у остальных складываются со своими приятелями нормальные отношения, и только одна я умудряюсь вляпаться во что-то особенно отвратительное?!»

И вот теперь, когда она разобралась во всем, теперь остальные начали искренне считать, что Кэри и Бен действительно были созданы друг для друга. Просто напасть какая-то! Весь их скептицизм и недоверие как-то разом испарились.

– А ну-ка, Кэри, иди сюда! – Неожиданно кто-то потянул ее за руку, и очень скоро она оказалась в центре круга. Гости хлопали в ладоши, прося ее исполнить какой-нибудь танец.

– Я не умею танцевать, – отнекивалась невеста.

– Тебе придется станцевать, – строго приказал Крис. – Я ведь старший в нашей бригаде, а потому имею полное право приказать тебе повеселить нас и сплясать все, что тебе угодно.

– Нет, только не в этих босоножках, – разумно возразила Кэри.

– Тогда немедленно скидывай их! – велела Джина.

Кэри, глубоко вздохнув, осторожно сняла свои босоножки на высоких каблуках. Затем она по-чудному сложила руки на груди и принялась выделывать коленца так, как видела когда-то по телевизору в каком-то фильме, пытаясь изобразить русский танец. Все вокруг одобрительно зааплодировали. Кэри удалось продержаться с полминуты, прежде чем она, как и предыдущие танцоры, также рухнула на пол под крики и свист гостей.

– Молодец, Браун! Ты держалась дольше всех! – радостно сообщила подруге Финола.

– А что это было за зрелище!

– Спасибо, – поблагодарила коллег Кэри, продолжая лежать на полу и смотреть на склонившиеся к ней лица авиадиспетчеров.

– Нужна помощь? – Возле Кэри возник Бен. Он протянул ей руку и помог быстро подняться на ноги. – Сначала тебе придется поправить свою одежду, – заметил он, увидев, что Кэри сразу же бросилась к своим босоножкам.

– Ой! – Только теперь Кэри заметила, что правая грудь (если ее, конечно, можно было так назвать) после экспериментов с «казачком» каким-то образом все же выбилась из декольте.

– Наверное, нам тоже пора отправиться домой, – предложил Бен.

– Но я только начала веселиться по-настоящему, – обиделась Кэри, поправляя платье. – Мне показалось, что ты тоже еще не устал.

– Кэри…

– Я хочу еще выпить со своими друзьями, а потом, возможно, мы действительно отправимся домой. Я еще точно не решила.

– Кэри, не глупи.

– Это ты мне говоришь, чтобы я не глупила? – зашипела Кэри. – Не думаю, что это я на данной вечеринке вела себя самым глупым образом. Полагаю, что если бы за самое отвратительно поведение здесь назначили приз, то его выиграла бы, разумеется, не я, а кое-кто другой. – И она снова повернулась к своим друзьям. – Ну-ка, я хочу посмотреть, кто из вас способен побить мой танцевальный рекорд. Слабо, да?

* * *
Праздник продолжался еще целый час. К этому времени у Кэри успела страшно разболеться голова, а Джина умудрилась заснуть прямо на бархатной скамеечке, не обращая внимания на шум вокруг.

– Увидимся послезавтра, – начала прощаться с подругами Кэри.

– Все было великолепно, – призналась так же внезапно проснувшаяся Джина. – Мы все искренне надеемся на то, что ты будешь по-настоящему счастлива. Кстати, тебе, Браун, уже давно пора было найти серьезного мужчину.

– Рассел, – отрешенно напомнила Кэри. – Моя фамилия теперь – Рассел.

Она направилась к Бену, который, вместе с Фрейей и Брайаном, благодарил Колмана и Димитри за праздник и угощение.

– Ты уже готова? – коротко поинтересовался Бен. Она кивнула и, поморщившись, потерла виски. Ее никак не отпускала головная боль.

– Ну, тогда пошли. – Он взял ее под руку. – А Фрейя и Брайан еще хотят переброситься парой слов с Колманом. Давай не будем им мешать.

– Спасибо тебе за все, Фрейя. – Кэри почувствовала, как у нее словно раскалывается череп при каждом слове. – Спасибо, Брайан, вы мне очень понравились. И огромное спасибо за потрясающую вечеринку вам, Колман.

– Ну, пошли, – настоятельно потребовал Бен. – Хватит благодарить всех и каждого уже в сотый раз.

– Хорошо, – послушно отозвалась Кэри. – Только я благодарю их впервые. Кстати, ты тоже должен всем сказать спасибо. Так поступают все вежливые люди.

– Скоро увидимся, – кивнул Бен сестре. – Мне кажется, ее надо побыстрей доставить домой.

– Не надо обращаться со мной, как с непослушным и надоедливым ребенком, – огрызнулась Кэри.

Бен пожал плечами, поморщился и вывел Кэри из бара.

– Тут что-то не так, – задумчиво произнесла Фрейя, глядя вслед уходящим молодоженам.

– Что именно?

– Между Беном и Кэри произошло что-то серьезное и очень неприятное.

– Я и сам успел это почувствовать. Кстати, Бен и Лия несколько раз целовались во время вечеринки. И поцелуи были такими, что дружескими их никак не назовешь, – добавил он.

– Не может быть! – ахнула Фрейя, чувствуя, как у нее внутри все похолодело.

– Может, – подтвердил Брайан. – Я сам видел.

– Боже мой! – медленно произнесла Фрейя. – А Кэри это тоже видела?

Брайан отрицательно покачал головой:

– Нет, ее там не было. Но она все равно об этом узнала.

– Каким образом?

– Ей похвасталась сама Лия.

– Боже мой! – снова возмутилась Фрейя. – Нет, я не могу поверить.

– При этом она вела себя довольно бойко, словно хотела превратить все в шутку, – продолжал Брайан.

– И где тут шутка? Их поцелуи или то, как Лия прокомментировала это?

– То, как она стала объяснять свое поведение. Будто бы это прощальные поцелуи и так далее. Она вспомнила об этом уже тогда, когда Кэри решила проводить ее до такси.

– А зачем им вообще понадобилось целоваться? – недоумевала Фрейя.

– Ну, если верить Бену, это у них случилось как бы «само собой».

– Ничего себе! – Фрейя с досады запустила себе в прическу пятерню, да так резко, что тут же растрепала аккуратно уложенные волосы, распавшиеся прядями, некоторые из которых упали ей прямо на лицо.

– Что ж, всякое в жизни бывает, – вздохнул Брайан. – Я думаю, они разберутся и без нас. Помирятся.

– Нет, подобное в жизни просто так не проходит и, уж конечно, легко не прощается! – сердито воскликнула Фрейя. – Брайан, я тебе точно скажу, что если бы это случилось со мной и мой молодой муж стал бы целоваться на свадьбе со своей бывшей любовницей, я бы разбираться и мириться с ним не стала! Я бы закатила ему для начала такой скандал!..

– Я в этом ни на секунду не сомневался, – усмехнулся Брайан.

– Нет, я не могу и не хочу в это верить, – замотала головой Фрейя. – Лия же обещала мне, что будет вести себя осторожно, и что мне не стоит опасаться никаких неприятностей…

– Я же еще тогда предупреждал тебя, что ты просто напрашиваешься на неприятности. Помнишь, когда ты только решила пригласить ее?

– Ну, теперь уже поздно вспоминать все твои «я же говорил», – вздохнула Фрейя. – Я еще раньше поняла, что совершила страшную ошибку.

– Ну хорошо, хорошо, я не буду тебя осуждать, – пожал плечами Брайан.

– Прости. – Фрейя в отчаянии снова встряхнула головой. – Я не хотела тогда кричать на тебя. Но я же и вообразить не могла, что Бен, прожив с молодой женой всего месяц или что-то около того, вдруг вздумает на вечеринке целоваться с другой женщиной. Бедная Кэри! Как она все это переживет?

– Значит, ты начинаешь к ней относиться уже более сносно? – поинтересовался Брайан.

– Ну, я не сказала бы, что мне очень нравятся такие девушки, – вздохнула Фрейя, – но она не заслуживает такого отношения к себе, да еще на собственной свадьбе!

– А что ты скажешь теперь о Лии?

– А что я могу сказать нового?

– Ты ведь раньше жалела ее. Ну а теперь твое мнение изменилось или нет?

– Сама не знаю. Лия мне всегда нравилась. Да и сейчас нравится. Я знаю, что время от времени она ведет себя крайне странно, но я привыкла к ней. Она словно… член нашей семьи, что ли. А ведь у нас с Беном, как тебе известно, вообще больше никого нет.

– Если так пойдет и дальше, боюсь, что очень скоро вам придется выбирать между подругой и настоящей родственницей, – предупредил Брайан.

– Черт! – выругалась Фрейя. – Ну почему он повел себя так по-идиотски? Да как он посмел?

– Ты всегда уверяла меня, что мужчины постоянно совершают идиотские поступки, – напомнил Брайан. – Так вот, твой брат просто подтвердил правоту твоих же слов. Не более того.

* * *
С неба посыпались снежные крошечные хлопья, пока Бен и Кэри поджидали такси, которое отвезет их в Портобелло. Кэри шевелила пальцами на ногах, тщетно надеясь хоть немного согреться.

– Давай пройдемся пешком, – предложил Бен, – а я буду высматривать машину.

– Я не могу идти в этих босоножках, – ледяным тоном ответила Кэри. – В них можно только передвигаться из машины в теплое помещение и назад. Они не для прогулок.

– Но при ходьбе ты быстрей согреешься! – возразил Бен.

Кэри сердито отдернула руку, когда Бен хотел поддержать ее, и осторожно сделала несколько шагов вперед. Казалось, что пара доберется до дома только к рассвету, но наконец им повезло, и возле Бена остановился автомобиль. Кэри со вздохом облегчения забралась на заднее сиденье и прижалась к дверце машины.

– Может быть, ты ждешь, когда я начну просить у тебя прощения? – поинтересовался Бен после того, как объяснил шоферу, куда им ехать.

– Прощения? У меня?

– За Лию.

– Я не хочу обсуждать эту тему.

– Отчего же?

– Потому что, наверное, у тебя были с ней гораздо более теплые отношения, чем я даже могла предположить. Во всяком случае, так говорили все присутствовавшие на свадьбе. Она ненавидит меня. Она считает, что я украла тебя у нее, и, знаешь, в чем-то она, может быть, даже и права.

– Не слушай никого, – ответил Бен. – Они неправильно оценивают наши отношения с Лией. И она не может тебя ненавидеть.

– Хватит, – сердито буркнула Кэри. – Она успела мне все рассказать еще в туалете, до того, как вы принялись целоваться и липнуть друг к другу.

– Разве это можно было даже отдаленно назвать поцелуем?.. Ну даже если и так, то это же она поцеловала меня, а не я ее.

– Другого места вы просто не могли найти!

– В любом случае этот поцелуй уже не имел никакого значения, – продолжал Бен. – Послушай, да, я действительно раньше встречался с ней. Но вот я вернулся из командировки уже женатым человеком. Можно понять, как она рассердилась.

– Возможно, – нехотя согласилась Кэри. – Но она не имеет никакого права вести себя так. Она должна была уйти с самого начала и не вмешиваться в нашу жизнь. Правда, я могу и ошибаться, и все дело в том, что ты не хочешь расставаться с ней.

– Нельзя же вот так просто вычеркивать людей из своей жизни, – возразил Бен. – Наверное, кое-что тебе действительно стало известно. Да, она играла немалую роль в моей прежней жизни.

– Ну тогда почему ты женился не на ней, а на мне? – потребовала ответа Кэри. – Похоже, у тебя было для этого достаточно времени.

– Я не любил ее настолько, чтобы сделать предложение и жениться, – объяснил Бен.

– Значит, все-таки любил?

– Не заводись, – вздохнул Бен. – Сейчас не самое лучшее время для выяснения, кто из вас лучше и почему.

– Хорошо. – Кэри вжалась в сиденье. – Я больше не произнесу ни слова.

Остаток пути супруги упрямо молчали. Водитель бросил на Бена сочувственный взгляд, когда Кэри выходила из машины и направлялась к подъезду. Пальцы у нее дрожали, и ей никак не удавалось попасть ключом в замочную скважину.

– Дай-ка я попробую, – предложил Бен.

– Сама справлюсь, – огрызнулась она. – Я не такая уж и беспомощная, как ты себе успел вообразить.

– Я никогда и не думал об этом… впрочем, кажется, теперь мне уже все равно.

Он терпеливо дождался, пока жена откроет входную дверь, и последовал за ней в дом. Кэри первым делом сбросила с ног надоевшие босоножки и, добравшись до холодильника, достала оттуда бутылку газированной минеральной воды. Она долго возилась с пробкой, но потом с большим удовольствием отпила несколько глотков, прислушиваясь к тому, как Бен в это время тяжелыми шагами уже поднимался наверх.

Кэри никак не могла успокоиться. Но теперь ее пугало не только это. Она страшилась того, что действительно совершила ужасную ошибку и вышла замуж за человека, которого совершенно не знала. А вдруг ее подружки оказались правы насчет него? И как ей теперь вести себя, что говорить Бену? И, кроме этого, Кэри понимала, что ждать она не сможет: ей необходимо было выяснить все до конца сегодня же ночью.

Она посидела на кухне несколько минут, пока дрожь в руках не унялась, и только после этого поднялась в спальню. Бен уже лежал в кровати, рядом на полу валялась куча одежды, которую он даже не потрудился сложить.

– Бен! – громко позвала Кэри. – Ты еще не заснул?

Из-под одеяла раздался страшный измученный вздох:

– Нет, но я здорово устал.

– Нам надо серьезно поговорить насчет всего того, что произошло.

– Не надо. – Его слова были приглушены, потому что на этот раз он с головой накрылся простыней.

– Надо, Бен. Это серьезная проблема, и я хочу во всем разобраться.

– Ради Бога, только не сейчас! – Он высунулся из-за простыней и посмотрел на жену. – Что у вас, женщин, все время на уме? Почему вы постоянно слишком близко к сердцу принимаете всякие мелочи? Что тебе сейчас понадобилось от меня? Ты хочешь загнать меня в угол и заставить признаться, что я был абсолютно не прав? Я не собираюсь копаться в твоем прошлом, и прошу тебя тоже не искать в моей жизни одни только недостатки. Я не ожидал от тебя такого, Кэри. Мне казалось, что у тебя нет ничего общего с теми сплетницами, которые находят тайный смысл в каждом слове своего мужа. Я почему-то принял тебя за совсем другого человека.

– Другого? То есть ты считал, что я не буду возражать против ваших отношений с Лией? – возмутилась Кэри. – Другого, потому, что я должна была спокойно отнестись к тому, что ты, не успев вылезти из ее постели, тут же начал заниматься любовью со мной? Или в чем я должна была оказаться другим человеком?

– Ну, в таком случае, я полагаю, что до встречи со мной ты вела пуританскую жизнь и считалась чуть ли не монахиней? – вскинул брови Бен. – И в твоем прошлом не было парня, который мог бы, скажем, выпрыгнуть прямо перед тобой из кустов на дорожке, ведущей в ресторан?

Кэри остолбенела и в ужасе посмотрела на мужа. Он имеет в виду Питера. Неужели он успел разглядеть его? Или, может быть, он каким-то образом уже выяснил, что они встречались с Питером в кафе? Неужели он думает о ней и о Питере то же самое, что думает она о нем и Лие?

– Да, у меня действительно был до тебя бойфренд по имени Питер, – почти беззаботно доложила Кэри. – Но мы расстались с ним задолго до того, как я улетела в Нью-Йорк. Между нами все было кончено. И это решение бесповоротное. Между прочим, я не приглашала его на нашу свадьбу. Хотя… я бы все равно не смогла этого сделать, потому что списки составляла твоя разлюбезная сестра, и она, наверное, посчитала, что бывших подружек-любовниц можно приглашать только со стороны жениха.

– А если бы он все-таки заявился на нашу вечеринку, ты, конечно, не стала бы целоваться с ним. Я угадал? – продолжал наступление Бен.

«Неужели он видел нас с Питером на улице перед рестораном? – промелькнуло в голове Кэри. – Да нет же, этого не может быть. Так или иначе, но нас закрывал тот высокий куст сирени. Ну, даже если Бен и увидел, как мы целуемся с Питером, этот поцелуй даже и сравнивать нельзя с теми, которыми одаривала его Лия весь вечер». Нет, у нее с Питером все происходило по-другому. Они действительно прощались навсегда. И теперь Кэри не даст Бену возможности восторжествовать над ней. Ни за что на свете.

– На вечере он не присутствовал, поэтому твой вопрос я нахожу нелогичным, – фыркнула Кэри.

– Чудесно, – пожал плечами Бен. – Давай тогда вместе проигнорируем и тот факт, что ты только что нагло наврала мне.

– Ничего подобного.

– А я вас видел. Ты специально выходила из ресторана на свидание с ним. Но только почему-то сейчас ты хочешь выставить виноватым меня одного. Ты обманываешь меня. Я полагаю, что тот, которого я видел у ресторана, как раз и есть твой бывший ухажер, Питер или как там его еще… Впрочем, какая разница?

Кэри словно ударили по голове чем-то тяжелым. Она потерла глаза, забыв, что они накрашены, и размазала тушь по щекам.

– Он оказался там совершенно случайно. Я ничего не могла с этим поделать. Я вышла на улицу отдышаться после очень неприятной встречи в туалете с твоей бывшей подружкой. После того, что она успела мне рассказать, мне стало плохо, и я уже не хотела даже находиться с ней в одном помещении.

– И тут – о чудо! – появляется Он.

– Со стороны это покажется невероятным, но ты прав. Он явился совершенно неожиданно, как гром среди ясного неба.

– Значит, ты полагаешь, что целоваться со своим бывшим дружком и врать мне после этого – дело нормальное. А вот в открытую попрощаться с Лией, ничего не утаивая от тебя, – преступление?

– Все зависит от того, как именно целоваться, – сердито буркнула Кэри. – С любой точки зрения ваши поцелуи невинными уж никак назвать было нельзя.

– Глупость какая-то.

– Вовсе и не глупость.

– Ты делаешь из меня сексуального маньяка.

– Между прочим, твои приятели именно такого мнения о тебе.

– Это кто же конкретно?

Кэри промолчала. Она не решалась пересказывать подслушанный разговор его друзей. Это было бы чересчур унизительно.

– А кем же ты сам себя считаешь? – внезапно спросила она.

– Самым обыкновенным парнем, который выпил лишнего на вечеринке и хочет спать, поэтому, будь любезна, заткнись, если это, конечно, возможно. Договорились?

– Да уж, конечно! Просто ушам своим не верю!

– А я глазам своим не поверил, когда увидел, что ты решила выставить напоказ свои голые сиськи всем гостям сразу, – хмыкнул Бен. – Но я все же не стал устраивать скандал по этому поводу.

– Ах вот ты о чем! – От злости она даже притопнула ногой. – Ты невозможный человек. Не могу поверить в то, что я решилась выйти за тебя замуж!

– А я не могу поверить, что уступил тебе, – проворчал Бен, натягивая на голову одеяло.

Кэри взбесилась. Она с полминуты смотрела на засыпающего мужа, потом неожиданно подняла с пола его ботинок и швырнула им в Бена.

– Какого черта? – Бен сел на кровати.

– Свинья! – завизжала Кэри. – Тебе наплевать на меня. Твои друзья прекрасно понимали, о чем говорят. Я всегда была тебе безразлична.

– Наверное, они угадали, – усмехнулся Бен. – В Нью-Йорке тебе прекрасно удавалось скрывать свою сущность.

– Тебе тоже, – ядовито улыбнулась Кэри.

Она взяла с пола второй ботинок и прицелилась ему в голову. Бен успел вовремя пригнуться, и ботинок, ударившись о стену, оставил на белом фоне внушительный грязный отпечаток.

– Тебе необходимо обратиться к психиатру, – заворчал Бен.

– А тебе он даже и помочь уже ничем не сможет! – огрызнулась Кэри.

– Перестань разбрасывать вещи, иди в кровать и замолчи наконец.

– Даже не подумаю! – Кэри так разозлилась, что и думать о сне забыла. Она, громко топая, вышла из спальни и с грохотом захлопнула за собой дверь.

Бен застонал и снова закрылся одеялом с головой.

* * *
Фрейя вздохнула с облегчением только когда они с Брайаном добрались до ее квартиры.

– Не желаешь выпить чашечку кофе? – предложила она.

Он отрицательно покачал головой:

– Нет, не хочу к алкоголю еще и кофеин примешивать. Давай сразу ляжем спать.

Он юркнул в спальню и, быстро раздевшись, через минуту был уже в кровати, и пока Фрейя смывала косметику в ванной комнате, Брайан успел заснуть. Фрейя устроилась рядом с ним, размышляя о том, что, по существу, они не принадлежат друг другу, хотя со стороны напоминают старую супружескую пару: муж успевает заснуть еще до того, как жена добирается до постели. Хотя, возможно, любовь заключается вовсе не в том, чтобы заниматься сексом всякий раз, как только оказываешься рядом в постели со своим избранником. И все же…

Она вспомнила о Бене и Лие, и тут поняла, что ее лоб покрылся холодной испариной. А что, если и Брайан вот так же, в один прекрасный день, бросит ее и женится на совершенно незнакомой особе? И хотя они встречаются вот уже три года, оказывается, это еще ничего не значит и ничего не гарантирует. Что же будет с ней, если Брайан уйдет от нее?

Фрейя вспотела от ужаса. Что, если Брайан действительно найдет себе другую женщину, более покладистую, чем властная и вечно чем-то раздраженная Фрейя. Или вот еще что: вдруг Брайан захочет завести детей? Фрейя нахмурилась и тревожно закусила нижнюю губу. Они давно не обсуждали эту тему, а когда заговаривали о детях, Брайан, как правило, отвечал что-то уклончивое и сам первый переводил разговор на что-нибудь другое. Теперь же сама Фрейя, учитывая свой возраст, вовсе не была уверена в том, что еще способна родить. И тут же она вспомнила о задержке месячных. Правда, такое случалось и раньше, что только подтверждало печальный факт: она действительно начала стареть. И все же симптом не из приятных…

«Надеюсь, я все же не умудрилась забеременеть? – пронеслась у Фрейи в голове безумная мысль. – Это было бы уже чересчур… Брайан сбежит от меня со страху». Он-то уж никак не готов узнать о такой незапланированной беременности. Брайан, будучи банкиром, всегда рассчитывал все надолго вперед. Так что, если она сообщит ему эту новость, он, скорее всего, бросит ее, и вот тогда Фрейя останется одна в сорок лет, да еще с младенцем на руках!

Фрейя осторожно выползла из постели и отправилась в ванную, где хранила тесты на беременность. Так, на всякий случай. Правда, сейчас она понимала, что выбрала не самый лучший момент, когда в ее крови еще остается высокий уровень содержания алкоголя, но ждать до утра она не смогла. Итак, судя по результатам теста, все же выходило, что она не беременна. Правда, она с самого начала была в этом почти уверена. С другой стороны, выходило, что ее циклы вконец перепутались. Впрочем, это могло явиться и следствием исключительно нервного напряжения, которое не отпускало Фрейю последние несколько недель.

На этот раз, когда она снова забиралась в кровать, Брайан проснулся и ласково обнял ее одной рукой.

– С тобой все в порядке? – поинтересовался он.

– Я думала, что ты уже давно спишь, – прошептала она в ответ.

– Я действительно успел вздремнуть немного. Извини.

– Ерунда. – Она прижалась поближе к нему.

– Нет, не ерунда. Я ведь не смог бы поговорить с тобой, если бы заснул окончательно.

– О чем же ты хотел со мной поговорить?

– Я очень много думал сегодня вечером, – начал Брайан.

– Мужчина думает! – хихикнула Фрейя. – Вот бы такой заголовок в центральную газету!

– Помолчи. – Он придвинул ее еще ближе к себе. – Когда я смотрел на Бена и Кэри, я решил, что мы тоже должны кое-что сделать.

– Поссориться?

– Нет, – засмеялся Брайан. – Пожениться.

– Что?! – От неожиданности Фрейя села в кровати.

– Вернись ко мне. – Он нежно притянул ее к себе, пока их лбы не коснулись друг друга. – Я подумал о том, что нам тоже следовало бы пожениться.

– Но почему?

– Потому что я так решил. Потому что я очень люблю тебя, Фрейя. То есть наша жизнь до сегодняшнего дня меня вполне устраивала, хотя я и чувствовал, что она могла быть и лучше. И я хочу, чтобы все узнали о том, что мы – супружеская пара.

– Но все и так знают, что мы с тобой практически не расстаемся. Да и Бену я всегда повторяю, что нас это устраивает. Вот и недавно мы об этом разговаривали.

– Когда именно?

– Когда он спросил меня, не хотелось бы мне выйти замуж.

– Меня он тоже спрашивал, не собираюсь ли я жениться.

– И что же ты ему ответил?

– Что ты очень не любишь говорить на такие темы.

– Не вижу в этом смысла.

– А ведь он есть, – заметил Брайан. – Я хочу, чтобы все люди вокруг узнали о том, как сильно я тебя люблю. Я хочу, чтобы мы спали в одной кровати каждую ночь, а не только по выходным. И я хочу, чтобы у нас была семья.

– Я и не думала, что у тебя в голове такие мысли.

Он нежно прижал ее к себе и принялся гладить ее бедра так, что Фрейя застонала. Потом он легко вошел в нее, и она тут же подхватила его ритм. В этот момент Фрейя поняла, что больше всего на свете любит Брайана, даже несмотря на то, что со стороны они уже давно казались самой обыкновенной семейной парой с большим стажем супружеской жизни.

Глава 14 Кардамонное масло

Снимает усталость, обладает теплым терпким ароматом.

Прошло уже два дня после вечеринки, но Кэри продолжала испытывать приступы головной боли. К тому же у нее часто бурчал живот, и ее страшно мучила изжога. На работе ей нередко приходилось тереть глаза пальцами и бесконечно моргать, чтобы сосредоточить внимание на экране и выполнять свою работу, не допуская ни малейших ошибок. После исключительно трудного развода самолетов, чуть не закончившегося катастрофой, когда Кэри почувствовала себя особенно плохо, к ней подскочила Финола и поинтересовалась, что случилось.

– Все в порядке, – рассеянно отвечала Кэри, печально кивая головой. – Просто я здорово устала, и мне, наверное, не мешало бы хоть немного отдохнуть.

* * *
После того как она пулей вылетела из спальни в день праздника в ресторане «У Олега», Кэри приготовила себе большую чашку кофе, но от этого ей стало только еще хуже. Она разнервничалась не на шутку. Сидя на кухне, Кэри анализировала, что же больше всего раздражало: то, что Бен целовался на вечере с Лией, или то, как он спокойно отнесся к этому. Или ее разозлил подслушанный разговор его приятелей? В любом случае он не должен был просто так заваливаться спать. Они обязаны были обо всем поговорить и выяснить свои отношения до конца, чтобы в дальнейшем уже не оставалось никаких сомнений. Вот в Нью-Йорке они без конца о чем-то болтали, что-то обсуждали, спорили, дискутировали. Но, наверное, мало, потому что никто из них почему-то не вспоминал своих бывших любовников. Видимо, они так решили, что прошлое для них уже не имело никакого значения, поэтому и нечего было его обсуждать. Так, во всяком случае, сказал Бен. Ах, как он ошибся! Оказывается, прошлое имеет значение! После того как Бен и Кэри вернулись домой, он решил все очень просто: зарылся с головой под одеяло и отказался от разговора. Очевидно, потому, что все же где-то в глубине души он чувствовал себя виноватым. Ведь он любил Лию, а не ее, Кэри, и в этом заключалась его вина. Когда глаза у Кэри стали закрываться от усталости, она тихонько поднялась наверх, легла на кровать, не снимая своего праздничного белого платья, и сразу же заснула.

Она очнулась в полдень, ощущая признаки страшного похмелья, с дикой головной болью и неприятным вкусом во рту. Бен уже отправился на работу. Он оставил записку на кухонном столе, где сообщал, что ушел в магазин, но, возможно, сегодня вечером ему предстоит провести несколько важных встреч. Когда он не вернулся в восемь часов, Кэри позвонила ему на мобильный телефон, но электронный секретарь лишь посоветовал ей оставить свое сообщение. Кэри не стала ничего наговаривать на автоответчик.

Бен объявился только в десять, и когда Кэри спросила, где он был весь день, муж грубо ответил, что в ее обязанности не входит контролировать каждый его шаг, и что их брак не означает, что они должны сковать себя цепями и стать неразлучными в буквальном смысле. Кэри почувствовала, как все внутри у нее похолодело. Она тут же решила, что он провел этот день в компании Лии. Однако она побоялась высказывать свое предположение вслух, чтобы не спровоцировать очередной ссоры, а Бен не стал давать никаких объяснений, устроившись в кресле с газетой в руках. И все же Кэри хотелось выяснить их отношения до конца, прояснить все то, что было недоговорено накануне. Она могла бы и признаться в том, что сама слишком разошлась и вела себя в ресторане довольно вызывающе. Но, с другой стороны, какая девушка на ее месте не стала бы сердиться, если бы узнала, что на ее собственную свадьбу приходит бывшая подружка ее мужа и, мало того, собирается восстановить свои права на него?!. Особенно, если учесть, что это очень красивая, потрясающая подружка. И еще Кэри хотела сказать Бену, что она чувствует себя немного виноватой перед ним и, конечно, очень сожалеет о том, что позволила Питеру поцеловать себя (если, конечно, это чмоканье можно было назвать настоящим поцелуем). Она собиралась сразу же все рассказать Бену о Питере, но, в конце концов, Бен был виноват перед ней гораздо больше.

Поэтому Кэри упорно молчала, пока он читал. Ничего не сказала она и тогда, когда муж, сложив газету, заявил, что очень устал и идет спать.

Кэри не была уверена, заснул ли Бен. Она поднялась в спальню примерно через полчаса после него. Муж лежал на своей половине кровати лицом к стене и не пошевелился, когда она устроилась рядом. От обиды она тут же заснула, а проснулась уже утром в тот момент, когда Бен спускался на первый этаж. Кэри выждала с полминуты и последовала за ним.

– Почему мы с тобой ссоримся? – спросила она, пока Бен наливал воду в чайник.

– Мы? Лично я с тобой не ссорюсь, – хладнокровно ответил он.

– Нет, ссоришься. Бен пожал плечами:

– Я хочу выждать немного, чтобы ты пришла в себя и разумно оценила все происходящее.

– Что-что?

– Сейчас ты явно не в себе, а потому не можешь логично рассуждать.

– Прости, но ведь это не я пригласила на вечеринку сексуальную маньячку.

– И не я.

– И не я провела почти весь вечер со своей бывшей любовницей.

– То есть ты хочешь сказать, что не слишком долго общалась со своим дружком?

– Прекрати!

– Значит, для удобства мы отныне будем считать, что никакого парня возле ресторана не было. Я тебя правильно понял?

– Я уже говорила тебе, что он появился совершенно неожиданно, – начала закипать Кэри. – Но я тут же попросила его уйти.

– Как это мило с твоей стороны!

– Что ты, какие пустяки!

– Между прочим, то, что происходило между мной и Лией, тоже можно назвать сущими пустяками.

– Да. То есть нет. А вот у меня с Питером действительно не было ничего серьезного.

– Значит, если мы рассмотрим вопрос чуточку по-другому, то получится, что никакой проблемы и не существует? – Бен со стуком поставил на стол большую чашку, насыпал в нее большую ложку растворимого кофе, залив ее крутым кипятком. – Ты дала отставку своему ухажеру, а я чуть пофлиртовал из вежливости со своей старинной подружкой. Ну, и где здесь проблема? В чем трагедия?

– Прекрати! – не сдерживая себя, завизжала Кэри. – Неужели ты не можешь понять, насколько это все серьезно?!

– Я полностью сознаю, что это исключительно серьезно. – Бен принялся так яростно размешивать кофе, что немного выплеснул на стол. – Но я могу предложить и другой вариант: просто посчитать, если в нашем случае два минуса хотя и не превращаются в плюс, но и не создают между нами дополнительного минуса. Верно?

– Послушай, Бен… – Кэри готова была разрыдаться. Ее переполняла одновременно и ярость, и обида.

– Знаешь что, – начал Бен, – я ведь старался быть искренним с тобой до мелочей, но ведь ты бы никогда не призналась мне в свидании с Питером, если бы я не стал так подробно расспрашивать тебя о нем. И уж если кто из нас двоих повел себя неправильно, то это, конечно, ты, а не я.

– Ничего подобного, – пыталась сопротивляться Кэри. – Я твердо заявила, что не хочу больше его видеть. А ты ведь все равно будешь продолжать встречаться с этой сучкой и дальше. Да?

– Нет, не буду. И она вовсе не сучка.

– Ах вот даже как!

– Кэри, ты делаешь из мухи слона. Я и предположить не мог, что ты такая дурочка.

– Не смей называть меня дурочкой!

– Ну, я уже устал от этих разговоров, – вздохнул Бен. – У меня сегодня матч, так что увидимся позже. – Он вылил остатки недопитого кофе в раковину, подхватил свою сумку со спортивной формой и чуть ли не бегом покинул дом.

* * *
Кэри трясло весь день, но лихорадка не отпускала ее, даже когда она вышла на работу. Но она отлично понимала, что авиадиспетчер просто не имеет права принимать смену в таком нервном состоянии. Ведь от нее зависят жизни людей, а она так занята своими мыслями, что может каждую секунду совершить роковую ошибку. От одной этой мысли Кэри стало нехорошо, и у нее все поплыло перед глазами. Она пошатнулась, ухватившись за край стола.

– Что с тобой? – заволновалась Финола. – Самолет приземлился успешно.

– Ничего страшного. Наверное, это просто расстройство желудка.

– А ты, случаем, не успела забеременеть? – улыбнулась подруга.

Услышав эти слова, Кэри поняла, что еще секунду, и ее действительно вырвет.

– Надеюсь, что нет. А если и да, то все спиртное, которое я выпила на празднике, уже успело сделать из этого зародыша урода. – Она достала из сумочки таблетки нурофена и проглотила сразу две штуки. – Если я и была беременна, то это положило конец существованию еще не рожденной крошки.

– И вовсе ты не беременна, – успокоила подругу Финола. – Ты просто не можешь прийти в себя после отравления алкоголем.

– Скорее всего ты права, – попыталась улыбнуться Кэри.

* * *
Остаток рабочей смены прошел без происшествий. По дороге в Портобелло Кэри еще раз повторила про себя речь, которую приготовилась произнести перед мужем. Она собиралась рассказать ему о подслушанном разговоре его приятелей, который сильно ее расстроил. Кэри хотела объяснить ему, что почувствовала в тот момент, и почему ей вдруг показалось, что она живет с совершенно чужим человеком. И еще она твердо решила попросить у него прощения. Потом она расскажет ему, не торопясь, о своих отношениях с Питером, и постарается понять, что происходило на вечеринке между Беном и Лией. При этом Кэри будет вести себя сдержанно и говорить вполголоса, чтобы не спровоцировать очередную ссору. Всякий раз, стоя на перекрестке у светофора, она мысленно повторяла себе, что незачем им обоим портить себе нервы и менять свою жизнь лишь потому, что оба, в общем-то, повели себя в ресторане не совсем правильно. Кроме того, Бен скорее всего честно все объяснил ей про поцелуй Лии. Просто эта сучка обняла его, ну, и у мужика просто не оставалось иного выхода, как чмокнуть ее на прощание. «Да-да, – тихо пробормотала Кэри, – при других обстоятельствах он, возможно, попросту отшвырнул бы ее от себя».

Она притормозила у дома и вышла из машины.

– Итак, никакого нытья и взаимных оскорблений, – отчетливо и решительно произнесла Кэри. – Только положительные эмоции, разумные предложения и действия. Все должно вернуться на свои места. Я вышла за него замуж потому, что люблю его. И он остается тем же самым человеком, который мне очень дорог. Все устроится, потому что я продолжаю любить его. Остальное же – случайности и по большому счету пустяки. То, что там наболтали его приятели, не имеет никакого значения. Они его совсем не знают. Он совсем не такой, уж мне-то это хорошо известно. В противном случае я ведь не стала бы выходить за него замуж!

Однако Бена дома не оказалось. Кэри посмотрела на часы. Половина одиннадцатого. И где его черти носят? И снова волна жутких сомнений подступила к ней. Кэри медленно вошла на кухню и увидела, что на автоответчике кто-то оставил свое сообщение.

– Привет, Бен. Это я, Лия. Как поживаешь? Послушай, у тебя не найдется для меня время, чтобы поболтать немножко? Позвони мне обязательно, хорошо?

Кэри едва успела добежать до раковины, где ее тут же вывернуло наизнанку.

* * *
Все ее вещи в машину не поместились. Когда багажник оказался забитым до отказа, она побросала все, что смогла, на заднее сиденье, потом на пассажирское место спереди, и все равно вся ее коллекция обуви, состоявшая из пятидесяти двух пар, разумеется, в любом случае не поместилась бы в автомобиль. Кэри пришлось быстро пересмотреть, с чем можно расстаться. Бен скорее всего выбросит их. Но другого выхода у Кэри не было…

У нее до сих пор оставались ключи от дома, в котором она еще недавно жила с Джиной, но Кэри не рискнула ими воспользоваться, а просто позвонила в дверь. Ей открыла новая соседка Джины, Рэчел Хикли. Волосы у нее были растрепаны, и Кэри сразу поняла, что разбудила девушку.

– Прости, – тихо начала Кэри. – Я не хотела вас беспокоить…

– Что случилось? – сонным голосом отозвалась Рэчел. – Уже полночь.

– Знаю, – кивнула Кэри. – Можно мне переночевать у вас на диване?

Услышав эти слова, Рэчел широко раскрыла глаза и теперь уже проснулась окончательно:

– На диване? Но почему? Что произошло?

– Что там за шум? – раздался голос Джины. Девушка спустилась на первый этаж и застыла на месте, увидев в дверях Кэри. – Браун! Что ты тут делаешь?

– Я решила вернуть себе свою девичью фамилию и прошу разрешения остаться у вас хотя бы на эту ночь.

– Что такое? – Джина никак не могла понять, о чем идет речь. – Что ты такое болтаешь?

– Тем более что вы все равно продолжаете называть меня «Браун», даже когда я сто раз объяснила вам, что взяла фамилию мужа. – Голос у Кэри предательски задрожал. – И все же правы оказались вы, мои милые, а не я. – Одинокая слеза выкатилась у нее из глаза и проложила тоненькую дорожку на щеке. – Я поступила, как самая настоящая идиотка, Джина.

– Заходи в дом, – Джина чуть ли не силой втащила подругу в холл. – И все-таки что случилось, Кэри? Рассказывай.

– Он меня не любит. – Неожиданно слезы ручьями потекли у Кэри из глаз, и никто не мог ее успокоить. – Он не любит меня и, наверное, никогда не любил, а все это только из-за проклятого секса.

– Кэри, успокойся. – Джина обняла подругу за плечи. – Он тебя любит. Я уверена, что любит.

– Ну, если любит, то почему его приятели, посмеиваясь, говорили на вечере о том, что какой бы женщиной Бен ни увлекся, он все равно рано или поздно возвращается к Лие? И почему он постоянно тискал ее в ресторане на нашей с ним свадьбе? – Кэри принялась безуспешно рыться в карманах в поисках платка и, наконец, взяла бумажное полотенце, которое ей принесла с кухни Рэчел.

– Да ничего подобного! – воскликнула Джина. – Ничего такого страшного там не происходило.

– Ошибаешься, – всхлипнула Кэри. – И мы из-за этого здорово разругались. А кроме того, мне кажется, что эти два последних дня он проводил в ее компании. Вчера я его практически не видела, он заявился домой очень поздно. Сегодня утром он играл в футбол, но, когда я вернулась со смены, его дома еще не было. Так где он шлялся все это время?

– А ты ему звонила днем? Сама пробовала это выяснить? – забеспокоилась Джина.

– В этом не было смысла. – Кэри шумно высморкалась. – Там, на кухне, я прослушала послание от этой стервы.

– Кэри, милая! – На этот раз подругу обняла Рэчел. – Какой же он негодяй и скотина!

– Поначалу я в это не могла поверить, – продолжала всхлипывать Кэри. – Ну никак не могла. Я размечталась и убедила себя в том, что он и есть тот единственный мужчина, который создан только для меня. Я идиотка. Я бы не сумела распознать истины, даже если бы все вокруг во весь голос кричали мне об этом.

– Но, может быть, его поведение все же имеет какое-то объяснение? – со слабой надеждой в голосе попробовала предположить Джина.

– Объяснение простое: он совершил глупость, женившись на мне, поскольку, как всем уже ясно, он по-прежнему продолжает любить свою несравненную сучку Лию.

– Но зачем ему понадобилось жениться на тебе, если он, как ты считаешь, еще не разлюбил свою подружку? – изумилась Джина. – Не вижу смысла.

– Да потому что он такой же идиот, как и я! – выкрикнула Кэри. – Мы оба почему-то решили, что созданы друг для друга, а оказалось, что нет. Наше заблуждение поддерживал безумный секс, и я поверить не смела, что все эти отношения – не более чем банальный курортный роман, мимолетное увлечение во время отпуска.

– А может быть, тебе все же стоит серьезно поговорить с ним? – нахмурилась Рэчел.

– Да, я об этом тоже подумала, – кивнула Кэри. – Я даже подготовила речь. Я согласилась попросить прощения, быть послушной и постараться вникнуть в его объяснения. Но его не оказалось дома. Но я вовсе не собиралась торчать там, в его гнездышке, одна. Наверное, я просто уже успела ему надоесть.

Она взяла из рук Рэчел следующее бумажное полотенце и еще раз высморкалась.

– Я на работе сегодня чуть не совершила роковую ошибку. Из-за того, что я постоянно думала о Бене, чуть не столкнулись два самолета. Представляете? Никогда еще раньше я не была так расстроена, даже когда узнала всю правду о Питере Фэрнессе. Но ведь у меня с ним уже давно все кончено… – Кэри замолчала. Она не стала рассказывать Джине о том, что Питер приезжал в ресторан и Бен все это видел. Нет, Питер тут совершенно ни при чем. Все дело в этой проклятущей Лие.

– Как это ужасно, – вздохнула Джина. – Со стороны все казалось замечательно. Вы выглядели настоящими влюбленными молодоженами. Да и вечеринка удалась на славу…

– Для него, наверное, и удалась, – печально хмыкнула Кэри. – Очевидно, он рассчитывал на то, что в дальнейшем будет трахать по очереди нас обеих.

– Нет, Кэри, ты ошибаешься, – укоризненно покачала головой Джина. – Не такой уж он и плохой.

– Ну а в таком случае почему я сейчас нахожусь вот здесь, с вами? – ровным голосом отозвалась Кэри.

На это у Джины ответа не нашлось.

Глава 15 Кориандровое масло

Обладает сладким специфическим запахом, стимулирует деятельность всего организма, помогает бороться с апатией.

Никогда еще раньше Кэри не приходилось спать на диване. Некоторые люди, конечно, изредка испытывали в своей жизни такие неудобства. К ним относились подружки, которые засиживались в гостях до тех пор, когда ехать домой уже не имело смысла. Сюда же можно было добавить бойфрендов, с которыми отношения до спальни еще «не дошли». Или же тех парней, с которыми произошла ссора, и их временно выставили, причем не из дома, а пока что только лишь из спальни.

Раньше Кэри и предположить не могла, какое это нелепое изобретение. Диван был коротким и узким, на нем было невозможно вытянуться в полный рост и переворачиваться с боку на бок во время сна. Кэри промучилась все ночь, практически так и не сомкнув глаз, а когда в восемь утра зазвонил ее мобильный телефон, она сразу же бросилась к нему.

– Что все это значит? – раздался в трубке озабоченный голос Бена.

– По-моему, все достаточно ясно, – отозвалась Кэри.

– Мне ясно только то, что ты ведешь себя, как маленькая глупенькая девочка.

– Ошибаешься.

– Нет. Нормальные люди сначала все выясняют до конца, а потом принимают решение. Во всяком случае, они не сбегают после первой же ссоры.

– Я хотела серьезно поговорить с тобой, но ты мне не предоставил такой возможности. Или я что-то путаю?

– Безусловно.

– А вот лично я так не считаю. Сначала ты отправился на свой футбольный матч. А где тебя носило потом, одному Господу Богу известно. Я полагаю, что ты был со своей сучкой, ведь ты никак не можешь отвыкнуть от ее компании. Вот поэтому у меня не было ни малейшей возможности все с тобой обсудить.

– Из твоей записки я понял, что ты не собираешься возвращаться.

– А зачем? – устало произнесла Кэри. – Все это было ошибкой. Огромной, чудовищной ошибкой, не более того.

– Когда же ты успела прийти к такому заключению? Наверное, после встречи со своим бойфрендом у ресторана. Я угадал?

– Не совсем так. Я решила это в тот момент, когда ты чуть ли не трахнул свою подружку на глазах у изумленных гостей, – огрызнулась Кэри и вытерла со лба выступившие капли пота. Ей не верилось, что она снова ругается с Беном. Ей показалось, что ее записка должна была исключить дальнейшие объяснения. Уходя из дома, Кэри написала мужу:

«Милый Бен!

Мы провели с тобой несколько чудесных дней в Нью-Йорке, но теперь, к сожалению, оказалось, что все то, что было прекрасно там, здесь выглядит совершенно по-другому. Мы не слишком задумывались о том, что может последовать за нашей свадьбой и как на нее отреагируют некоторые люди из нашего прошлого. Ты мне очень нравишься, но если я продолжу жить вместе с тобой, то очень скоро начну тебя тихо ненавидеть. Никогда еще раньше я не ругалась так, как это произошло с тобой. Вот почему я полагаю, что нам надо побыстрей расставить все точки над "i", пока еще не слишком поздно. Я сама наведу справки у юриста относительно нашего развода. Может быть, мне удастся аннулировать наш брак или что-то в этом роде. Я не вижу никакого смысла продолжать совместную супружескую жизнь. Кроме того, ты живешь на другом конце города, где я бывала в своей жизни, может быть, от силы пару раз, а потому считаешься для меня как бы «чужаком». Да и вещей у меня очень много, и я не хочу заполнять ими твой и так не слишком просторный дом. Как бы там ни было, то, что я не смогла увезти с собой, я разрешаю тебе выкинуть на помойку. Прости, что принесла тебе столько неприятностей. Надеюсь, вы с Лией все же будете счастливы по-настоящему. И хотя я ненавижу эту стерву, следует признать, что она все же обладает определенными положительными качествами.

С наилучшими пожеланиями,

Кэри Браун».

Пару раз Кэри приходилось переписывать это послание, потому что на бумагу капали слезы и некоторые слова растеклись. Но в общем письмо получилось идеальным.

– Что же тебе не понравилось в моей записке? – спросила она. – Кажется, я там все подробно изложила.

– Ты хочешь со мной развестись?

– Это будет лучшим выходом, разве нет? Ты, как я поняла, по-прежнему сходишь с ума по своей красавице, и, учитывая это, я не могу дальше жить с тобой под одной крышей.

– Послушай, Кэри, я должен кое-что объяснить тебе. Я имею в виду мои отношения с Лией.

– Я не желаю больше выслушивать эти дурацкие объяснения насчет того, что вы дружите с ней вот уже тысячу лет или что-то вроде этого! – закричала в трубку Кэри. Только сейчас она увидела Рэчел и Джину, стоявших в дверях гостиной. Видимо, беседа с Беном на повышенных тонах разбудила подруг. – И мне не понять того, что твои руки на ее ягодицах и ее мордочка на твоей груди означают всего лишь чисто товарищеский жест.

– Да этого же не было! – возмутился Бен. – Ты лучше вспомни о том, как целовалась со своим приятелем. Что, может быть, мне это привиделось? Но я ведь не стал орать на тебя или швыряться ботинками, верно?

– Ты избрал другую тактику.

– Лия – друг нашей семьи. Конечно, у нее имеются свои недостатки. А у кого их нет? Но я же не могу только из-за этого разорвать с ней все отношения и грубо захлопнуть дверь перед ее носом.

– Это, видимо, потому, что ты все равно планировал вернуться к ней, как и раньше.

– Что именно?

– Во всяком случае, она мне рассказывала именно так. И так же считают твои собственные приятели. Ты меняешь подружек, но обязательно возвращаешься к ней. Ну а что могло измениться на этот раз? Да ничего.

– Ну прости меня, – взмолился Бен. – Я уже признавался тебе в том, что был не прав. А ты так и не извинилась передо мной за своего Питера, кстати.

– Я не спала с ним за день до того, как встретилась с тобой. А ты с ней спал. И ты мне не сказал о ней ни слова, когда делал предложение.

– Ну, в этом я тоже ошибся. Признаю.

– Конечно, что же еще остается, как только признавать свои ошибки! – возмутилась Кэри. – Да все наши отношения с самого начала и были ошибкой. И знаешь, что самое страшное у меня еще впереди. Теперь все знакомые при встрече будут жалеть меня, покачивать головой и повторять: «А мы ведь тебе говорили! А мы ведь тебя предупреждали!»

– Самое страшное не это, а то, что ты ведешь себя как самая настоящая идиотка.

При этих словах Кэри поняла, что ее терпению приходит конец. Самообладание покинуло ее, и на глазах у нее выступили слезы. Заметив это, Джина подскочила к подруге и выхватила у нее из рук трубку.

– Пошел ты куда подальше! Оставь ее в покое, скотина! Не смей ей больше звонить, мерзавец! – Она разъединила связь и участливо посмотрела на Кэри. – С тобой все в порядке? Как ты себя чувствуешь?

Кэри тупо уставилась на замолчавший телефон и тихо произнесла:

– Все нормально.

Ей хотелось побыть одной, но Джина и Рэчел твердо решили не спускать с нее глаз. Они заставили ее позавтракать, хотя Кэри не была голодна, а затем усадили между собой перед телевизором, и так провели все утро. Кэри плохо соображала и не следила за экраном. Потом подруги стали наперебой уверять ее в том, что все мужики – козлы и сволочи, что ни один из них не достоин ее слез, и что очень даже хорошо, что ей – Кэри Браун – посчастливилось раскусить его сразу же. После того как Джина и Рэчел умчались на работу, Кэри замоталась с головой в огромное одеяло, которое ей выдали подруги, и крепко заснула. Проснулась она уже ближе к вечеру.

В первый момент она не сообразила, что находится в доме у Джины, и протянула руку, чтобы дотронуться до Бена. Когда же она вспомнила все то, что произошло с ней, то пришлось сильно стиснуть зубы, чтобы сдержать слезы. Ей даже не верилось, что она смогла так быстро привыкнуть к нему, и что ей так не хватает его. Теперь, когда все было кончено между ними, жизнь показалась Кэри пустой и бессмысленной.

* * *
Тот день для Бена выдался на редкость неудачным. Если бы он вел дневник, то записал бы этот день как самый кошмарный в своей жизни. Началось все с того, что он снова перечитал записку Кэри, которую вытащил из мусорного ведра, куда, смяв ее, в сердцах швырнул после их беседы по телефону. Когда он вернулся домой в субботу вечером и увидел это послание, то был буквально ошарашен. Ему и так не очень хотелось идти домой. Он боялся очередной ссоры. Он ненавидел домашние ссоры и реагировал на них злостью и обидными словами. Раньше ему не доводилось ссориться с Кэри. Поэтому он решил вернуться домой попозже, когда и он, и Кэри успеют прийти в себя после всего, что случилось, и смогут разумно все обсудить. Когда он вставлял ключ в замочную скважину, то еще не знал точно, что именно ждет его дома, но обнаружив прощальную записку Кэри, сразу понял, что ее решение – окончательное. Все еще не желая верить написанному, он, сжимая послание в руке, рванулся наверх, где увидел страшную картину: пару туфель, стоявших на кровати и белое свадебное платье, одиноко висящее на блестящем хроме. Поначалу Бен был настолько взбешен поведением супруги, что был готов собрать все оставленные ею вещи в мешок для мусора и выкинуть на улицу. Однако он не стал этого делать, а лег спать. Сон его был чутким, Бен то и дело просыпался, и утром выглядел отвратительно, поскольку так и не сумел отдохнуть за ночь. Туфли жены по-прежнему стояли в спальне, а платье валялось неподалеку от них, там, куда он вчера вечером со злостью его швырнул.

Бен утром позвонил Кэри, но она была слишком сердита на него. Вдобавок ко всему, трубку взяла ее подруга и послала его ко всем чертям. Бен ждал, что Кэри перезвонит ему сама и извинится, но этого не произошло. Разозлившись на нее, Бен вышел на улицу и, накупив себе свежих газет, весь день провел в пабе, чего не позволял себе раньше никогда в жизни. Домой он вернулся в шесть и, рухнув в кресло, сразу же отключился, а когда проснулся на следующее утро, с трудом смог разогнуться: так ныло и болело все его тело.

Только сейчас он заметил, что на автоответчике кто-то оставил для него сообщение. Последняя весточка оказалась от Фрейи, которая сообщала, что отправляется на ответственную встречу. А вот предпоследней на автоответчике была Лия с просьбой перезвонить ей. Бен тут же стер запись, и только потом подумал, что, возможно, Кэри успела ее прослушать. Разумеется, это взбесило ее, и теперь она вряд ли поверит его оправданию, что он действительно перестал встречаться со своей бывшей подругой.

День прошел в сплошных разъездах и переговорах с заказчиками и поставщиками. Когда он вернулся в Рэтминс и зашел в свой офис, то, устроившись перед компьютером, тут же устало закрыл глаза, не в силах смотреть на экран монитора.

Но буквально через минуту дверь в его кабинет открылась, и вошла Фрейя.

– Что тебе тут нужно? – недовольно буркнул он.

– Неплохое начало для разговора, как ты считаешь? – улыбнулась сестра, присаживаясь на край его стола.

– Помолчи немного, Фрейя, – вздохнул Бен. – Я сегодня не в духе.

– Я это сразу поняла.

– И как ты об этом догадалась?

– Видимо, в раю случилось что-то непредвиденное?

– Что такое?

– Брайан успел мне доложить обо всем.

– О чем же именно?

– Бен, перестань притворяться. Он рассказал мне, как вы целовались в ресторане с Лией, и вообще, якобы она не отходила от тебя ни на минуту, продолжая кокетничать на глазах у гостей. Как ты мог себе это позволить?

– Наверное, он не успел поведать тебе еще и о том, что Кэри сама выскакивала на улицу, чтобы увидеться со своим старым приятелем. Кстати, там тоже не обошлось без поцелуя.

– Бен! – Сестра в ужасе смотрела на брата, словно не желала верить его словам. – Ты решил так жестоко пошутить?

– Зачем мне шутить? И почему ты поверила в историю со мной и Лией, но упорно не хочешь поверить в то, что и у Кэри было свидание?

– Этого не может быть.

– Я сам все видел.

– Ах вот почему она влетела в зал такая растрепанная и разгоряченная… Я догадывалась, что между вами произошло что-то очень неприятное, но полагала, что все это только из-за твоего безобразного поведения и распущенности Лии.

– Оказывается, мы оба не успели по-настоящему распрощаться со своей прошлой жизнью, – вздохнул Бен.

– И что же будет теперь? – заволновалась Фрейя.

– Сам не знаю, – пожал плечами Бен. – Она съехала от меня.

– Нет, Бен, только не это!

– Фрейя, выяснилось, что она теперь видеть меня не может. И, если уж быть честным до конца, я тоже не горю желанием встречаться с ней. Ты была права с самого начала. Надо было быть полным идиотом, чтобы поверить, что наши отношения могли бы продолжаться долго. Так что лучше нам расстаться сразу, чем вязнуть в этом болоте с каждым днем…

– Видимо, ты в чем-то прав, и все же…

– Только не пытайся уверить меня в том, что она тебе понравилась, – горько усмехнулся Бен. – Ты даже встречаться с ней не хотела.

– При чем тут мое отношение? Я все же никак не могу разобраться в том, что произошло.

– Понимаю. Наверное, мне просто не везет на женщин.

– На всех, кроме Лии.

– Вот видишь? – Он снова неопределенно пожал плечами. – О чем бы мы ни говорили, все время всплывает Лия. А тебя бы вполне устроил наш брак, ведь вы с ней – близкие подруги.

– Я твоя сестра, – напомнила Фрейя. – И твое счастье значит для меня гораздо больше, чем судьба Лии.

– Как это приятно слышать.

– Бен Рассел, ты рассуждаешь как… маленький мальчик.

– Прости. Мне пришлось слишком много об этом думать в последнее время.

– Неужели тебе не хочется поговорить с Кэри начистоту и выяснить все до конца?

Но он лишь отрицательно покачал головой:

– Она сказала, что в Нью-Йорке все вышло великолепно, а вот здесь, дома, уже было как-то не так. Очевидно, она права. В общем, мы оба совершили ошибку, и только теперь я понимаю – какая это глупость: поверить в то, что мы нашли друг друга и нас впереди ждет счастье.

– Может быть…

– А может быть, и нет, – отрезал Бен. – Только в фантазиях можно представить себе, что женившись на совершенно незнакомой персоне, тебя ожидает рай. В реальной жизни все складывается по-другому. Так что, чем быстрее все это закончится, тем будет лучше для нас обоих.

– Нет, Бен, ты не можешь вот так запросто…

– А она уже смогла, – резко ответил Бен. – Она думает, что мы оба совершили ошибку, и я готов ей поверить. – Он грустно улыбнулся. – Получается, что все те, кто осуждал наш поступок, в конечном счете оказались правы. Да и действительно: глупо рассчитывать, что ты один прав, а все остальные вокруг ошибаются.

– Бедный мой! – Фрейя обняла брата за плечи и крепко прижалась к нему.

– Ну перестань. Я понимаю, что ты меня любишь, но только не надо при этом душить меня.

– Может быть, я смогу тебе чем-то помочь? – спросила Фрейя, опуская руки.

– Не волнуйся. Если мне что-нибудь понадобится, я сразу же позвоню тебе.

Фрейе очень хотелось сообщить брату, что Брайан сделал ей предложение, но она подумала, что сейчас не самый подходящий момент. Вместо этого она сказала:

– Почему ты до сих пор в офисе? Как ты можешь работать, с такими грустными мыслями?

– А что мне еще остается делать? – Бен нажал на клавишу, сохраняя информацию в компьютере. – В противном случае мне пришлось бы торчать дома и раздумывать о том, каким же я был идиотом.

– Наверное, ты прав, – кивнула Фрейя. – И все же ты молодец – ты сделал это!

– Что ты имеешь в виду? Что же такого особенного я сделал?

– Ты познакомился с девушкой, влюбился в нее, и вы поженились. Ну хорошо, пусть все это было сплошным сумасшествием и безумием, но, может быть, иногда нам необходимо побыть именно такими: безумными и сумасшедшими?

– Беда заключается лишь в том, – вздохнул Бен, открывая новый файл, – что иногда приходится расплачиваться за свое сумасшествие и наблюдать последствия собственного безумия.

– Я постоянно виню себя в том, что произошло, – призналась Фрейя.

– Почему?

– Я пыталась сделать из тебя разумного человека, и я что-то упустила, и только ты вырвался из-под моего контроля, как сразу же натворил столько глупостей.

Бен рассмеялся:

– Мне много раз приходилось летать в Штаты, и моим самым безумным поступком был лишь косяк марихуаны. Фрейя, я никогда не обижался на тебя. Скажу больше, о такой сестре можно только мечтать. И если ты будешь обвинять в случившемся себя, то мне до конца моих дней придется посещать психиатра, чтобы он исцелил меня от чувства вины перед тобой.

Фрейя расхохоталась.

– Ступай домой, – посоветовал ей Бен. – А я хочу остаться здесь и еще немного поработать.

– Ты в этом уверен?

– Да. – Он отыскал в компьютере нужную информацию и раскрыл следующий файл. – Даже не сомневайся.

* * *
Кэри жила у Джины и Рэчел уже целую неделю, прежде чем смогла принять серьезное решение, которое приняла накануне вечером, листая страницы газеты, посвященные продаже недвижимости. Из-за слез слова расплывались у нее перед глазами, но Кэри решилась. Она должна приобрести свое собственное жилье. Теперь она превратится в серьезную независимую женщину.

Она думала об этом, слушая, как ее подруги вполголоса беседуют о чем-то на кухне, стараясь не разбудить ее. Нет, хватит ей вмешиваться в жизнь других людей и создавать им неудобства своим присутствием. Больше она не станет снимать квартиру с кем-то на двоих. Ей уже исполнилось тридцать три года, и пора становиться самостоятельной. Впервые такая мысль пришла ей в голову, когда она выходила замуж за Бена, но у него все хорошо, и он сам сможет позаботиться о себе. Правда, все усложнялось тем, что Кэри признавалась Бену в любви и клялась в верности. Но теперь все это уже не имело значения.

* * *
Кэри решила приобрести квартиру в районе Сордс, где строительство новых домов шло полным ходом. Она подумывала об этом и раньше, и даже обсуждала эту тему с Джиной, но только почему-то раньше ей казалось, что покупка дома или квартиры – это для более взрослых людей. Интересно, почему же сейчас так внезапно Кэри почувствовала себя действительно взрослой?

В офисе, куда зашла Кэри, женщина-агент по продаже недвижимости оказалась вполне компетентным специалистом. Поинтересовавшись, что именно интересует Кэри, она тут же показала несколько меблированных квартир. Сюда приводили клиентов для показа жилья. Спрос на них возрастал с каждым днем, клиентов было достаточно, поэтому компания очень скоро собиралась распродавать эти квартиры-образцы.

Кэри вошла в первую из предложенных для осмотра квартир и огляделась. Да, здесь было все необходимое: и подогрев пола, и холодильник, и морозильная камера, и стиральная машина с сушкой. В гостиной окна выходили на чудесный зеленый дворик-сад, и Кэри внезапно почувствовала, что уже через несколько лет ей будет казаться, что все эти растения посадила она сама. И тут она почему-то вспомнила не очень уютный дом Бена, и Кэри стиснула зубы, чтобы не расплакаться.

Она ходила по квартире, любуясь видами из окон, а откуда-то издалека до нее доносился голос агента-менеджера, нахваливающего и местность, и жилье, расположенные по соседству с аэропортом…

«А ведь она говорит так убедительно, что можно и поверить, будто соседство с аэропортом действительно так удобно», – поймала себя Кэри на этой забавной мысли, когда входила на кухню.

– Кэри! – неожиданно кто-то окликнул ее. Кэри оглянулась и остолбенела.

– Опять ты?! – Ну каким образом ему удавалось постоянно влезать в ее жизнь?!

– Значит, вы знакомы? – улыбнулась женщина-менеджер.

– Да, – кивнул Питер. – Что ты здесь делаешь, Кэри?

– По-видимому, то же самое, что и ты. Присматриваю себе квартиру.

Женщина-менеджер тактично выскользнула из квартиры, оставив приятелей одних.

– Выходит, ты все же убедила его переехать на север? – неуверенно улыбнулся Питер.

Кэри промолчала.

– А мы с Сандрой продаем свой дом, – продолжал он. – И уже получили неплохое предложение. Я-то почему-то решил, что она просто потребует, чтобы я оставил этот дом ей и малышу, но оказалось, что они сами уезжают.

– Неужели? – удивилась Кэри. – Куда же?

– В Шотландию, – презрительно фыркнул Питер. – Этот тип получил контракт на три года, и теперь он хочет, чтобы Сандра поехала вместе с ним. Она согласилась и не хочет, чтобы у нее оставалась здесь такая обуза, как дом.

– А как же Аарон?

– Сына она забирает с собой, – уныло сообщил Питер.

– Нет, она не может поступить с тобой так жестоко, – попыталась успокоить приятеля Кэри. – Существуют определенные законы, и ты мог бы попытаться остановить ее.

– А зачем? – Питер беспомощно пожал плечами. – Я потрачу целое состояние на услуги адвокатов, она станет ненавидеть меня, а потом, возможно, и сын будет смотреть на меня, как на врага. Я не хочу, чтобы он воспринимал меня только как человека, вечно доставляющего неприятности его матери. Если уж мы решили разойтись, что ж, по крайней мере, мы должны при этом оставаться нормальными людьми, уважать друг друга, верно?

– Бедняжка ты мой! – Кэри еле сдержалась, чтобы не обнять его за плечи. – Мне так жаль тебя!

– Но я буду иметь возможность видеться с ним, – сухо добавил Питер. Он обвел взглядом квартиру. – Вот почему я решил приобрести что-то приличное. Ну, такое гнездышко, где сынишке захотелось бы оставаться со мной подольше. Ну, чтобы он понял, что я все равно буду всегда любить его, что бы ни случилось.

– Ты очень милый и добрый человек, Питер Фэрнесс, – улыбнулась Кэри.

– Когда-то ты и в самом деле так считала, – грустно отозвался он. – Но потом почему-то изменила свое мнение.

– Потому что далеко не все то, что ты делал, оказалось таким безобидным, – поправила себя Кэри. – Ты встречался со мной, и я считала тебя свободным парнем. И неизвестно еще, чем бы все закончилось, если бы я первая не начала задавать тебе всякие вопросы. А потом ты решил появиться у ресторана в самый неподходящий момент, да еще перепугал меня насмерть.

– Прости, – потупил взгляд Питер. – Я понимаю, что был не прав. Но я уже ничего не мог с собой поделать. – Он тяжело вздохнул. – Впрочем, какая теперь разница? Ты поступила по-своему, а я… я расплачиваюсь за свои ошибки.

Кэри нервно сглотнула.

– Дело в том, что у меня тоже не все в порядке…

– Неужели? – насторожился Питер.

– Более того, дела обстоят так, что хуже некуда.

Питер непонимающе смотрел на нее и наконец выговорил:

– Как это «хуже некуда»?

– Мы разошлись.

– Уже?!

Кэри кивнула.

– Кэри, это, конечно, не мое дело, и я не одобряю такие поступки, но все же скажи мне, умоляю: почему это произошло?

– Все очень сложно, – уклончиво ответила она.

– Может быть, я виноват во всей этой истории? – возбужденно начал Питер. – Он, наверное, заметил нас, когда мы разговаривали там, перед рестораном, да? И от этого у тебя теперь неприятности?

– Не совсем так. Он, оказывается, еще не до конца успел прекратить отношения со своей бывшей подружкой.

– Черт побери! – выдохнул Питер. – Я никогда не успевал за тобой, Браун. Ты такая стремительная. Но на этот раз ты превзошла саму себя. Надо же: выйти замуж и разойтись в течение одного месяца!

– Успокойся, Питер, и не надо стараться делать из меня идиотку, которой я, как выяснилось, и являюсь на самом деле.

– Прости, – понизил голос Питер. – Я не хотел тебя обижать. Но теперь ты чувствуешь себя лучше?

– Наверное. – Она закусила нижнюю губу, чувствуя, как из глаза выкатилась слеза и предательски заскользила по щеке. Кэри совсем не собиралась плакать! Она всхлипнула и быстрым движением руки стерла слезу, пока Питер с любопытством продолжал разглядывать свою бывшую любовницу.

– Но почему ты очутилась здесь? – поинтересовался он.

– Я хочу купить собственное жилье, – ответила Кэри. – Мне постоянно приходилось делить квартиру с кем-то из подружек. Очевидно, я устала и теперь решила купить квартиру.

– Ну перестань. – Он добродушно обхватил ее за плечи и прижал к себе. – Не говори глупости.

Она не стала отстраняться от него, и тогда Питер позволил себе прижаться к ней плотнее.

– Я еще не готова снова начать встречаться с мужчинами, – тихо произнесла Кэри, отталкивая от себя Питера. – Это я говорю так, на всякий случай, если ты вдруг решишь, что мы снова будем вместе.

– Значит, ты до сих пор любишь его? – озадаченно спросил Фэрнесс. – Я имею в виду твоего мужа.

– Вот именно сейчас я ничего не могу сказать тебе по поводу того, как я к нему отношусь, – честно призналась Кэри. – Но могу уверить тебя в одном: больше у меня с ним ничего хорошего уже не повторится.

* * *
Когда Кэри отправлялась на смену, она размышляла о том, что ей сегодня, в общем, повезло. Цена на квартиру, которую ей объявила женщина-менеджер, вполне устраивала Кэри. Тем более, если учесть, что квартира была меблирована, а все полы устланы коврами. Оставалось решить один вопрос. Документы на новую квартиру будут готовы через шесть недель, и где жить Кэри эти полтора месяца – непонятно. Она прекрасно знала, что не может себе позволить задержаться так надолго у Джины и Рэчел. Оставался еще один вариант: переехать к родителям, но Кэри не хватило мужества рассказать им о разрыве с Беном. Нет, именно сейчас этого она не смогла бы пережить.

Выход нашелся сам собой. Когда Кэри вышла из дома, оказалось, что Питер ее ждал внизу. Он расспросил ее о дальнейших планах, и выяснилось, что Кэри негде жить в течение следующих двух месяцев, потому что на такой короткий срок квартиры не сдают.

– Послушай-ка, – встрепенулся Питер, – а переезжай-ка ты ко мне. Я продам дом не раньше апреля, а может, и еще позже.

– Нет, – упрямо замотала головой Кэри. – Нет. Ни за что.

– Почему? – удивился Питер. – У меня есть свободная гостевая комната, и мне будет приятно осознавать, что в доме есть хоть еще одна живая душа.

Но Кэри снова мотнула головой, давая понять, что окончательно исключает этот вариант. А потом вдруг Питер начал говорить о том, что они оба, по существу, оказались в похожих (и очень поганых) ситуациях. И хотя он до сих пор считает ее привлекательной, но обещает не смотреть «многозначительно» в ее сторону и не позволять себе ничего лишнего.

– Именно сейчас мне очень не хочется, чтобы кто-то из мужчин посмотрел в мою сторону «многозначительно», – с горечью ответила Кэри. – Ни ты, ни Бен.

Тем не менее Питеру удалось убедить ее переехать к нему на эти полтора месяца. Когда Кэри рассказала о своем решении Джине, у той глаза округлились от ужаса.

– Неужели ты хочешь сказать мне, что собираешься теперь вернуться к тому, с кем когда-то у тебя был бурный роман, но потом ты узнала, что он женат и имеет сына?! При этом ты делаешь это чуть ли не через месяц после того, как вышла замуж за другого человека!

– Не надо все ставить с ног на голову, – поправила ее Кэри. – Да, я поживу некоторое время у Питера. Но при этом я буду настаивать на оплате занимаемой комнаты. А своего мужа я бросила еще раньше, из-за того, что он так и не сумел расстаться со своей бывшей любовницей.

– У тебя всегда получается так, что права ты, а все остальные ошибаются, – поморщилась Джина. – Неужели тебе не следует еще раз спокойно обсудить все с Беном?

– А не ты ли сама выхватила у меня трубку и отослала его куда подальше, когда мы пытались побеседовать? – напомнила подруга.

– Да, это так, – смутилась Джина. – Но тогда ты выглядела такой расстроенной, и я не сдержалась. И все равно я не стала бы сдаваться вот так, без борьбы за своего мужа.

– Да перестань ты! – Кэри сняла очки и принялась их яростно протирать крохотной бархатной тряпочкой. – И его сестра постоянно намекала мне о существовании Лии. Удивительно, как это он до сих пор не ней не женился.

– В том-то и дело! – обрадовалась Джина. – Вот видишь, в итоге он же все равно выбрал тебя, а не ее.

– Потому что так ему было удобней.

– А мне он очень нравился, – печально вздохнула Джина.

– А я вообще считала, что люблю его, – подхватила Кэри. – Но, как выяснилось, жестоко ошибалась.

Глава 16 Майорановое масло

Это эфирное масло способно избавить от мышечного и умственного напряжения, способствует укреплению сил организма, создает чувство комфорта.

Лия любила свою работу еще и потому, что она давала ей возможность отвлечься и подумать о чем-то своем. И пока ее пальцы массировали мышцы клиентов, ее мысли уносились так далеко, что она иногда даже вздрагивала, когда человек, лежавший перед ней на столе, вдруг начинал стонать или вздыхать, возвращая ее к реальности. Лия считала, что для хорошего самочувствия просто необходимо позволять себе размышлять о чем-либо, причем делать это следует неторопливо и долго. Многие люди в современном мире не могли себе позволить такую роскошь.

Лия витала где-то в облаках, когда девушка-клиентка, заказавшая массаж по-шведски, вдруг пробормотала что-то насчет того, чтобы Лия сегодня особенно тщательно потрудилась над ее плечами. Она рассказала Лие о том, что находится в состоянии жуткого стресса, потому что ее неожиданно бросил бойфренд и теперь он – такая скотина! – вдруг начал встречаться с потаскушкой, которую всегда презирал, если, конечно, верить его собственным словам. «Свинья и предатель!» – закончила свою тираду девушка. И Лия, вдавливая пальцы в мышцы клиентки, с грустью подумала: «Да все они, в общем-то, одинаковые!»

– Да, вы, наверное, правы! – вздохнула Лия, не зная, насколько искренне прозвучал ее ответ. По ее мнению, эту уродину, лежавшую перед ней, столь раздражительную, визгливую и привередливую, стоило бы бросить еще раньше. Да, Лия Райдер прекрасно понимала этого незнакомого ей парня.

– Как приятно… – промычала клиентка.

Лия ничего не ответила. Тишину в салоне заполняла негромкая музыка, доносившаяся из стереосистемы.

Интересно, а как сегодня чувствует себя Бен? Расслаблен он или его тоже мучает стресс? Как он ощущает себя после всего происшедшего? Прошло ведь уже почти две недели после вечеринки в ресторане, две недели с момента их последнего поцелуя и только два часа с той минуты, как Лия узнала о его разрыве с Кэри. Эту новость ей сообщила по телефону Фрейя. Сестра Бена была так огорчена, что до сих пор не могла оправиться.

– Ты же мне обещала! – обратилась она к Лие. – Ты клялась, что ничего страшного на вечере не произойдет!

Лия не сразу смогла отыскать подходящие слова в свое оправдание. Она и сама понимала, насколько виновата. Ну а что от нее еще можно было ожидать? Очень легко было думать, что Лия будет вести себя спокойно и рассудительно, но ведь Бен Рассел унизил ее, причем так, как это не удавалось еще ни одному мужчине! Легко было сказать себе, что ты его бросила (а ведь Лия бросала его, как минимум, раза три), но у нее никогда не выходило это по-настоящему. Этот парень принадлежал ей, и только ей!

В этот момент Лия так увлеклась своими мыслями, что чуть не вонзила ногти в плечи своей клиентки. Та взвизгнула и напомнила массажистке, что обратилась к ней только чтобы снять стресс, и не потерпит боль. Лия извинилась и, нанеся на ладони побольше масла, продолжила массаж более легкими движениями, продвигаясь вниз по позвоночнику девушки.

«Ну, и что же будет теперь?» – размышляла Лия. Теперь, когда этот странный брак, можно сказать, фактически распался, прибежит ли к ней Бен, как это всегда происходило раньше? Примет ли она его и простит ли с такой же легкостью, как прежде? Лия чуть заметно улыбнулась. Ну, если он и прибежит, а верней, приползет к ней на коленях, на сей раз все козыри будут исключительно в ее руках. И на этот раз она не ошибется и сыграет свою роль так, что сумеет воспользоваться своими преимуществами.

* * *
Кэри сидела в спальне и рассматривала стены комнаты. Обои пестрели животными и другими веселыми персонажами из мультфильмов. Кое-кто из них прыгал, другие танцевали и кувыркались. Эти рисунки ее утомляли. Но сейчас она находилась в спальне Аарона, сына Питера, и было бы трудно представить здесь другие обои, например, светлых пастельных тонов. Или, наоборот, вообразить, что в этой комнате не отыщется следов карандашей и красок на подоконниках и пятен таинственного происхождения на ярко-желтом ковре.

В доме царила тишина. Сегодня у Кэри был выходной, но она уже чувствовала себя измотанной. Она просыпалась очень рано и тут же начинала прислушиваться. Впрочем, так происходило всегда с того момента, как она переехала жить к Питеру. Она слышала, как он поднимался с постели в соседней спальне, затем включал душ в ванной комнате, а через пару минут начинала жужжать электрическая зубная щетка. Затем он торопливо спускался вниз и громко хлопал входной дверью. После этого Кэри снова заворачивалась в одеяло, тщетно пытаясь заснуть. В последнее время она стала задумываться над тем, вернется ли к ней вообще когда-нибудь крепкий здоровый сон.

Чуть позже она поднялась и принялась расхаживать по дому в своей серой пижаме, чего раньше себе никогда не позволяла. Впрочем, прежде у нее не было ни малейшего желания прогуливаться по чужой квартире. Стоя на кухне, она вдруг поймала себя на странной мысли: как же так получилось, что вот уже второй раз в течение одного и того же месяца она оказывается в чужом доме и, осматривая кухонные полки, старается отыскать баночку кофе, чтобы хоть немного взбодриться. Ее затрясло. На этот раз она очутилась у Питера, в том самом доме, где он еще совсем недавно жил с Сандрой и Аароном. Дом и кухня совсем не походили на жилье Бена. Хотя стены в комнатах были почти пустыми, а от висевших когда-то картин остались гвозди. Все здесь напоминало о присутствии женщины…

Весь этот день Кэри просидела в пижаме перед телевизором, проглатывая один сериал за другим, утешаясь хотя бы тем, что в некоторых мыльных операх семейные драмы были еще серьезнее, чем та, что произошла с ней самой. Услышав шум машины во дворе, Кэри поняла, что это приехал Питер. Она сразу выключила телевизор и мигом очутилась наверху, в бывшей спальне Аарона, устроившись на кровати, подтянув колени к подбородку, обхватив их обеими руками.

Ей совершенно не хотелось беседовать с Питером. Она не была готова отвечать ни на какие вопросы насчет Бена, их отношений и причин их разрыва. Ей было неприятно смотреть на сочувствующего Питера, да и вообще она была бы не против внезапно исчезнуть с лица земли, так, чтобы больше никому не давать никаких объяснений.

Ее глаза наполнились слезами, и Кэри пришлось несколько раз быстро моргнуть, чтобы прогнать их. Нет! Ни за что на свете она теперь не позволит себе расплакаться ни из-за Бена, ни из-за Питера или еще какого-нибудь мужчины. Кэри нахмурилась и сосредоточила взгляд на своих тридцати девяти коробках обуви, пытаясь угадать, какие именно сапоги или туфли в какой из коробок находятся. В этот момент зазвонил ее мобильный телефон, и она тут же схватила трубку, взглянула на определитель номера и тихо вздохнула.

– Здравствуй, Иветта, – почти безразличным тоном начала Кэри.

– Привет, Кэри. – Иветта работала авиадиспетчером в другой смене. – Как у тебя дела?

– Прекрасно, – тут же солгала Кэри.

– Я хотела бы попросить тебя поменяться со мной завтра сменами. Это возможно? – поинтересовалась Иветта. – Я должна заступить в шесть утра, но совершенно забыла, что меня учитель попросил зайти в школу, где учится Роберта. После смены я уже не успеваю попасть к нему.

– Нет проблем. Конечно, я подменю тебя. – Кэри должна была начать работу в полдень, но теперь она с радостью согласилась на предложение Иветты: можно будет воспользоваться случаем уйти из дома пораньше. Кэри прекрасно понимала, что ей все равно не удастся здесь выспаться.

– Огромное тебе спасибо, – с облегчением выдохнула Иветта. Вот что значит быть матерью-одиночкой и работать по сменам! Всегда приходилось помнить о разных мелочах, связанных с учебой ребенка, и постоянно просить подруг о помощи. Не удивительно поэтому, что Иветта умудрялась о чем-то забывать. Слухи о разрыве отношений между Беном и Кэри уже просочились в коллектив авиадиспетчеров, но коллеги старались не напоминать об этом бедной Кэри. Иветта словно бы и на этот раз совсем забыла об этой безрадостной новости и спросила: – Ну, как твоя семейная жизнь?

– Я расскажу тебе об этом как-нибудь в другой раз, – ответила Кэри.

Иветта нахмурилась, но голос Кэри прозвучал так, что подруга не осмелилась задать следующий вопрос. Вместо этого она снова поблагодарила Кэри за услугу и добавила:

– Нам надо будет как-нибудь встретиться в кафе и выпить вместе.

– Обязательно.

После этого разговора Кэри грустно посмотрела на свой телефон. За все время не было ни звонков, ни сообщений от Бена. Правда, когда она писала ему прощальную записку, она и не хотела, чтобы он звонил ей. Но вот теперь снова все изменилось. Она и сама не понимала, чего же хочет. Она так стремительно влюбилась в Бена, что не могла и представить себе, что совсем не так легко и просто будет его разлюбить. Конечно, люди меняются, но не так быстро. И теперь Кэри никак не могла понять, за кого же она все-таки вышла замуж: за нью-йоркского Бена, ласкового, нежного и внимательного, или за Бена ирландского – сердитого и угрюмого бабника.

На этот раз ей не удалось сдержать поток хлынувших из глаз слез, и они потекли сначала по щекам, а потом закапали на желтое стеганое одеяло. Кэри не могла сообразить, что же все-таки хуже: вести себя как дурочка или чувствовать, что ты больше никому не нужна. Она вздрогнула от стука в дверь и вернулась к реальности. Она еще ничего не успела ответить, как стук повторился.

Кэри вынула две салфетки из коробочки, стоявшей рядом на тумбочке, и быстро вытерла глаза:

– Да!

– С тобой все в порядке? – послышался голос Питера.

– Конечно.

– Можно мне войти?

– Как хочешь.

Дверь распахнулась, и на пороге возник Питер с подносом в руках, на котором стоял большой синий чайник, чашка такого же цвета, кувшинчик с молоком и тарелка с еще теплыми тостами, намазанными маслом.

– Это еще что такое? – удивилась Кэри.

– Я подумал, что ты сейчас переживаешь очень неприятный и печальный период, – начал Питер. – Вот и решил, что это может хоть немного скрасить твое одиночество.

Кэри сглотнула и, едва сдерживая очередной поток слез, взглянула на приятеля:

– Спасибо, только дело в том, что я совсем не голодна.

– Это мне известно, – понимающе кивнул Питер. – Когда мы с Сандрой окончательно разошлись, у меня тоже настал период полного отсутствия аппетита. Ты знаешь, а некоторым это даже понравилось бы. Ну, тем девушкам, которые все время сидят на каких-нибудь диетах. Лично я тогда потерял целых пять килограмм.

– Я могу спокойно пережить такую потерю, – сказала Кэри и шмыгнула носом.

– Неправда, – уверенно произнес Питер. – Ты совсем не толстая, Кэри. Даже наоборот, костлявая.

– Худенькая, а не костлявая, – поправила его Кэри.

– Ну разумеется, – тут же согласился Питер. – Но тебе совершенно не нужно при этом еще худеть. Ты должна питаться нормально.

– Ты слишком уж заботишься обо мне, – заметила девушка.

– Перестань. – Он налил в чашку чай и передал Кэри. – Я до сих пор не перестаю винить себя.

– Не понимаю. В чем?

– В том, что случилось с тобой.

– О чем ты говоришь?

– А вот о чем. Именно из-за меня ты так поспешно выскочила замуж за какого-то подлеца. И опять же из-за меня снова стала несчастной. Прости, если сможешь.

– Ты тут совершенно ни при чем.

– А я все равно чувствую свою вину.

Она медленно покачала головой:

– Я сама во всем виновата. Я глупая и наивная дура.

– Нет. Совсем наоборот, – нежно произнес Питер. – Ты – самая умная, милая и симпатичная девушка из всех, кого мне только приходилось встречать в жизни.

Кэри быстро заморгала, чтобы не выдать своего состояния.

– Не разбрасывайся такими словами.

– А я говорю тебе правду. И еще раз могу повторить, что это я был раньше полным болваном. Только сейчас я до конца осознал это.

Она отпила большой глоток чая.

– Надеюсь, ты не намереваешься заново начинать строить со мной отношения?

Он печально усмехнулся:

– Неужели это так заметно?.. Впрочем, наверное. А знаешь, все лучшие мужские журналы пишут о том, что с женщинами нужно быть особенно внимательными в тот момент, когда они обижены, когда они в плохом настроении. А я ведь всегда заботился о тебе.

– Ты мне тоже не безразличен, Питер. Но только я хочу, чтобы ты понимал правильно, почему я очутилась здесь.

– Ну а чего же тут непонятного? – пожал плечами Питер. – Ты все время проводишь здесь, как в запертой клетке.

– Я пока что не могу вести себя по-другому. И говорить на эту тему тоже больше не могу.

– Я люблю тебя, – внезапно произнес Питер.

– Замолчи.

– Не могу молчать.

– Не надо больше говорить мне об этом. – Кэри поставила чашку на поднос. – Я не в силах выслушивать тебя, Питер. Поверь мне, это очень больно. А если все это правда, то я скорее всего не смогу больше оставаться в твоем доме. Мне, наверное, придется уйти.

– Оставайся, – поспешно ответил Питер. – Мне действительно нужно было бы попридержать свой язык. Клянусь, этого больше не повторится.

Кэри нервно сглотнула:

– Все равно, так или иначе, я постараюсь найти себе другое жилье.

– Даже не вздумай, Кэри. Да и не так долго тебе осталось ждать, пока ты станешь собственником квартиры. Прошу тебя, оставайся пока здесь. А если ты в самом деле хочешь все время оставаться в этой комнате, я ничего не имею против.

– Спасибо. – Она попыталась улыбнуться. Питер открыл дверь, собираясь уходить:

– Но если ты все же захочешь спуститься вниз, в гостиную, я буду только рад. В общем, поступай как тебе лучше.

– Спасибо, – повторила Кэри, и улыбка на этот раз получилась у нее убедительнее.

После того как он ушел, она налила себе еще одну чашку чая и уже собиралась сделать первый глоток, как в этот момент зазвонил телефон. Она так быстро протянула руку к трубке, что нечаянно задела чашку, пролив чай на ковер.

– Черт! – ругнулась она, одновременно вынимая из коробки салфетки, чтобы промокнуть жидкость, и глядя на определитель номера. – Да что же это за невезуха такая! – в сердцах воскликнула Кэри, увидев, что ей звонит Сильвия.

Глава 17 Эвкалиптовое масло

Стимулирующее эфирное масло с ароматом свежести, глубоко проникает в кожу, его также используют в качестве антисептического средства.

Через неделю после этих событий Сильвия Линч остановила машину перед домом родителей, чуть поколебалась, прежде чем воспользоваться своими ключами и, наконец, распахнув дверь, громко заявила о своем прибытии.

– Я здесь, в зимнем саду, – хрипло отозвалась Мод.

Сильвия прошла через весь дом и остановилась перед дверью в зимний сад. Мод сидела в плетеном кресле, укутанная в теплый клетчатый плед.

– Как ты себя чувствуешь? – сразу же поинтересовалась дочь.

– Хорошо, – кивнула Мод. – Немного болит горло, вот, пожалуй, и все. У меня даже нет температуры. Это твой отец настоял на том, чтобы я теплей укуталась.

– Он заботится о твоем здоровье, – понимающе кивнула Сильвия, плотнее прижимая плед к телу матери.

– Перестань! – поморщилась Мод. – Со мной все в порядке. Я не убирала этот плед только из-за тебя, чтобы ты вечером смогла бы со спокойной совестью доложить отцу, что я вела себя послушно и грелась, как он мне велел.

Сильвия усмехнулась:

– Ты, как всегда, в своем репертуаре.

– Да, – согласилась Мод. – Только теперь я стала тише и скромнее.

– Хочешь чаю?

– С удовольствием выпью, – согласилась Мод. Она откинулась на спинку кресла и прислушалась к звукам, доносившимся из кухни. В общем, ей не требовался уход, и она не стала бы вызывать к себе Сильвию, хотя охрипла окончательно. Но Артур сам позвонил старшей дочери и попросил посидеть с матерью, потому что не хотел пропустить шахматного матча, который проводился еженедельно в местном клубе. «Вот ведь старый дурак! – подумала про себя Мод, увидев, что муж несет ей теплый плед. – Терпеть не могу такой заботы. Правда, если бы он этого не сделал, я бы его разнесла в пух и прах…»

– А это еще что такое? – спросила Сильвия, заходя к матери с большой цветастой коробкой.

– Это травы для приготовления всевозможных напитков, – поморщилась Мод. – Я купила их сразу после знакомства с Фрейей. Ей удалось убедить меня в их пользе для организма.

– Не знала, что ты любишь пить травяной чай, – удивилась Сильвия.

– Терпеть не могу, – внезапно рассердилась мать. – Можешь выкинуть эту коробку без сожаления. Я разрешаю. ОН ведь тоже наверняка пьет эту гадость. Приготовь мне нашего обыкновенного чая, если не трудно.

– Ты давно разговаривала с Кэри? – поинтересовалась Сильвия, возвращаясь к матери с двумя чашками крепкого черного чая.

– Нет, – захрипела Мод. – Она навещала нас на прошлой неделе, но была молчалива и почти не отвечала ни на какие вопросы… Я даже и не знаю, как с ней быть. Она не хочет ничего обсуждать.

– Она виновата уже в том, что связалась с этим типом! – в сердцах закричала Сильвия. – Мы ведь все предупреждали ее, чем может кончиться ее романтическое приключение.

– Однако я и предположить не могла, что все произойдет так быстро, – призналась Мод.

– И я тоже, – вздохнула дочь. – Да мне до сих пор с трудом верится, что это случилось. Мне он очень понравился.

– И мне, – расстроенным тоном добавила Мод. – Когда он был у нас, мы с ним хорошо поговорили. Да и вечеринка удалась на славу. Я так хорошо не веселилась уже много лет. И сестра его оказалась вполне приличной и достойной женщиной… Так ты давно виделась с Кэри?

– Я как раз собираюсь с ней встретиться. Мне удалось уговорить ее немного посидеть в кафе. Правда, пришлось долго убеждать эту упрямицу…

– Она ничего не говорила тебе о разводе?

– Пока нет, – покачала головой дочь. – Но, мне кажется, она сможет этого добиться. В сущности, они и не были женаты по-настоящему.

– Ну, здесь позволь с тобой не согласиться, – забеспокоилась Мод. – Мне только хотелось бы, чтобы она еще раз серьезно все обдумала перед тем, как принимать такие кардинальные решения.

– Я с тобой солидарна, – кивнула Сильвия. Она немного помолчала, после чего неуверенно добавила: – А ты знаешь, где она сейчас живет?

– Она что-то говорила, но я точно не помню. Будто опять с кем-то соседствует. – Мод заволновалась. – А что такое? Тебе что-то известно?

– Да, и этим «соседом» является как раз тот самый парень, с которым она встречалась до поездки в Америку и своего замужества.

– Не может быть! – Мод издала звук, напоминавший то ли хрип, то ли стон. – Неужели она снова связалась с женатым мужчиной?

– Я ничего не знаю по поводу того, женат он или нет, – озадаченно ответила Сильвия. – Мне вообще практически ничего не известно о ее личной жизни. Она могла бы хоть каждый день встречаться с новым парнем, и я узнала бы об этом последней. Но если ее нынешнее увлечение оказался женатым, то именно у него она и живет.

– И что же думает по этому поводу его супруга?

– А кто ж ее знает? – пожала плечами Сильвия.

– Боже мой! – Мод прижала пальцы ко лбу, словно у нее внезапно разболелась голова. – Где же я упустила эту девчонку? В чем была не права? Вроде бы я воспитывала вас одинаково…

– Не знаю. Я только помню, что ей постоянно не везло с мальчиками. – Сильвия ободряюще улыбнулась матери. – Не волнуйся, за обедом в кафе я постараюсь выведать у нее все, что смогу.

– И не забудь сказать ей, чтобы обязательно позвонила мне, потому что, если я сама начну ей надоедать, она сошлется на свою занятость и просто не будет со мной разговаривать.

– Не забуду.

– И будь с ней поласковей. Пусть всегда помнит, что мы ее любим.

– Это я ей тоже передам.

– И самое главное: попробуй убедить ее не делать пока никаких глупостей, ладно?

– Мне кажется, мы с этим уже немножко опоздали. – Она бросила на мать печальный взгляд. – Ты так не считаешь?

* * *
Кэри стояла в крупном мебельном магазине и мечтательно рассматривала роскошный кожаный диван. Это была самая привлекательная вещь во всем салоне, и Кэри представляла себе, как чудесно будет выглядеть этот диван в ее новой квартире. И хотя до переезда оставалось еще несколько недель, Кэри решила не терять времени и приобрести заранее несколько вещей, которые скрасили бы ее быт.

«Конечно, моя квартира уже продается вместе с мебелью, – рассуждала Кэри, – но там есть только диванчик на двоих и кресло с такой же обивкой. Можно было бы обойтись без этого сокровища…» К тому же ее останавливала немыслимо высокая цена дивана. Но ей уж очень захотелось его иметь. Однако надо было рассуждать трезво: сейчас ей следует отправиться в кафе на встречу с сестрой и навсегда забыть об этом мебельном «шедевре».

И тут ей пришло в голову, что она сможет в любой момент продать не очень нужную ей мебель и таким образом поправить пошатнувшееся финансовое положение и купить этот диван. Кэри оглянулась в поисках продавца.

– Мы сможем доставить вам этот диван в течение восьми недель, – улыбнулся продавец. – А может быть, и еще быстрей. Дело в том, что эта модель очень популярна. Кстати, если пожелаете, можете заказать черную, белую или темно-зеленую обивку.

– Нет-нет, меня вполне устраивает этот бордовый цвет, – мотнула головой Кэри, доставая из сумочки кредитную карточку.

– Я сам купил себе точно такой же, – признался молодой человек. – Это настоящее чудо.

– Я уверена, что тоже сумею получить большое удовольствие, отдыхая на нем. – Кэри поставила подпись на квитанции и убрала свою копию.

– Мы заранее сообщим вам о доставке, – улыбнулся продавец.

– Вот и отлично, – и Кэри просияла в ответ. – Спасибо за помощь. Она вышла из магазина и сразу же направилась к машине. Кэри понимала, что опаздывает на встречу с сестрой, но сейчас ее это почти не волновало.

– Почему ты так задержалась? – сердито заворчала Сильвия, успевшая уже заказать кофе и сэндвичи для себя и сестры. – Я, по-моему, торчу здесь уже целый час.

– Я опоздала всего лишь на десять минут, – пожала плечами Кэри. – Прости. Я выбирала себе мебель.

– Какую еще мебель? – нахмурилась старшая сестра.

– Я купила себе квартиру, – пояснила Кэри. – И теперь мне нужна кое-какая мебель, – соврала она, чтобы не вдаваться в подробности и не рассказывать о том, что квартира уже полностью обставлена.

– Ты купила квартиру? Где? Ты уже туда переехала? Кэри…

– Я же, по-моему, как-то говорила, что мне требуется собственное жилье, напомнила Кэри. – Ну, когда я тебе объясняла, что мне пришлось временно поселиться у Питера.

– Да, ты говорила, что присматриваешь жилье, но и словом не обмолвилась, что речь идет о покупке квартиры! – обиженно заметила Сильвия.

– Пора мне осесть на своем месте и остепениться, – небрежно добавила Кэри.

– Тебе? Осесть? Остепениться? – Сильвия словно не находила слов для ответа. – И это говорит мне женщина, которая умудрилась выйти замуж и развестись в течение двух недель!

– Ну, я еще не развелась, – поправила сестру Кэри.

– А ты уверена, что вообще выходила замуж?

– Помолчи лучше, – огрызнулась Кэри. – Я пришла сюда не для того, чтобы выслушивать твои лекции.

– Прости. – Сильвия поморщилась. – Я не хотела тебя обижать. Наоборот, мне нужно теперь быть с тобой особенно ласковой и внимательной.

– Вот именно.

– Я постараюсь. Действительно, Кэри, я очень волнуюсь за тебя.

Кэри вздохнула:

– Не стоит. Я все давно решила и успела разложить по полочкам. Ну, во всяком случае, когда я получу развод и перееду в свою квартиру, моя жизнь наладится.

– Значит, ты еще не въехала в нее? Где же ты будешь жить?

– В новостройке неподалеку отсюда.

– Ну что ж, для нашей семьи это очень удобно, – согласилась Сильвия. – Ну а пока что ты продолжаешь ютиться у того женатого типа, с которым когда-то крутила роман?

– И ты успела сообщить об этом матери?

– Мне пришлось. Она ведь тоже волнуется за тебя, и она имеет право все о тебе знать. Кстати, она просит, чтобы ты ей позвонила, как только найдешь для разговора свободную минутку. В последнее время мы только и делаем, что говорим о тебе.

– Представляю себе.

– Что же произошло, Кэри?

Кэри уже устала объяснять друзьям и знакомым, что произошло. Кроме того, она уже успела переговорить с сестрой по телефону. Теперь она только равнодушно пожала плечами:

– Парень встречает девушку, женится на ней, но потом снова налаживает отношения со своей старой подружкой. Тогда эта девушка осознает, что совершила ошибку… Вот вкратце и все. Я утомилась повторять одно и то же.

– Но неужели вы не смогли как следует разобраться во всем? – спросила старшая сестра. – То есть я, конечно, понимаю, что его поцелуй на вечеринке – это ужасно. Но если принять во внимание все напряжение обстановки плюс количество выпитого и так далее… Мне почему-то казалось, что у вас должна была начаться счастливая семейная жизнь. Да и ты просто светилась от радости рядом с ним.

– Я всегда радуюсь, когда знакомлюсь с новым парнем, – пожала плечами Кэри.

– Нет, на этот раз все выглядело совсем по-другому, – отмахнулась Сильвия. – Со стороны создавалось впечатление, будто вы знакомы с ним уже много лет. Вы чувствовали себя комфортно вдвоем. Вы…

– Прекрати! Мне поначалу тоже все казалось в розовом свете. Но вот только очень скоро выяснилось, что я практически не знаю его. Я, если говорить честно, не хотела идти на разрыв. Но я подумала, что если останусь жить в его доме, то ситуация может осложниться, и мне станет там совсем невыносимо. – Она выдохнула и принялась разглядывать стол.

– Ну хорошо, а что это за история с женатым мужчиной? – поинтересовалась Сильвия, когда пауза слишком затянулась.

– Я когда-то встречалась с ним, а когда выяснилось, что он женат, мы расстались.

– И теперь ты решила снова вернуться к нему? Жить в его доме? А его жена… Кстати, где она?

– Она бросила его. Уже давно, – добавила Кэри.

– Ах, Кэри, ну что нам с тобой делать?

– Ничего.

– Ну ладно, я не хочу ни во что вмешиваться, просто ты, как всегда, торопишься и совершаешь ошибку. Но зато потом никогда в этом не сознаешься.

– Почему же? Я признаю, что поторопилась с браком, и все отношения с Беном были одной кошмарной ошибкой.

– Да дело не только в этом.

– А в чем же?

– Тут много всего можно сказать.

– Ерунда, – отмахнулась Кэри.

Они еще немного помолчали, жуя сэндвичи. Потом Сильвия, внимательно посмотрев на сестру, начала:

– Я хочу кое-что рассказать тебе.

– Валяй.

– Ты, наверное, не станешь возражать, что я имею громадный опыт в семейной жизни?

– Без сомнений.

– Так вот, у нас с Джоном однажды тоже случилась серьезная ссора.

– Полагаю, что если ты живешь с человеком столько лет, рано или поздно между вами должны случаться и ссоры, и разногласия.

– Нет, тогда нам было действительно очень трудно, – поправила сестру Сильвия.

– Неужели?

– Да, Джини тогда исполнилось десять. – Сильвия уставилась куда-то вдаль. – Дети занимали почти все мое свободное время. Ты меня понимаешь?

Кэри промолчала.

– В общем, все было предсказуемо, – продолжала старшая сестра. – Жена постоянно возится с детьми, и муж, естественно, заводит себе любовницу.

– У Джона был с кем-то роман? – Кэри с удивлением посмотрела на сестру. – У Джона? Ты меня разыгрываешь?

– Конечно, нет.

– Я понимаю. И все же я не ожидала такого от Джона. То есть я хотела сказать, что мне он казался как раз очень предсказуемым.

– Ничего подобного, – начала сердиться Сильвия.

– Ну хорошо, я не собираюсь с тобой спорить. Я только хотела сказать… Сама не знаю чего, но только вы с Джоном – как два листочка на одной веточке.

– Мы постарались, чтобы это получилось именно так, – продолжала Сильвия. – Особенно после того жуткого случая.

– И кого же он выбрал себе в любовницы?

– Одну женщину с работы. – Сильвия неопределенно пожала плечами. – По-моему, так чаще всего и бывает – обыкновенный служебный роман.

– И как ты себя тогда чувствовала? – поинтересовалась Кэри.

– А ты как сама думаешь? – Сильвия провела пальцами по волосам. – Я была в полном отчаянии. Ему пришлось жить в гостевой комнате. Я не знала, что с нами будет дальше. Но через некоторое время я поняла, что очень люблю его и хочу сохранить все то, что было между нами.

– А мать об этом знает?

– Я рассказала ей уже потом, когда мы помирились, но она все время чувствовала, что между нами происходит что-то неладное. По-моему, она всегда первой начинает чувствовать беду, когда наша личная жизнь дает трещину.

– А я бы никогда не подумала, – призналась Кэри. – У меня и мысли бы такой в голове никогда не возникло.

– Дело в том… – Сильвия не спеша размешивала сахар в чашечке с кофе. – Мы не могли позволить себе вот так взять и разбежаться в разные стороны. Мы решили все еще раз продумать, и наконец приняли решение оставаться вместе, что бы ни случилось. Мы хотели, чтобы у нас это получилось, и оказались правы.

– Да, но… – Кэри тоже принялась мешать кофе. – Вы оба сильно хотели примирения. Вспомни к тому же, сколько лет вы прожили вместе. Вы были уже опытной семейной парой. А мы с Беном – совсем другое дело. Мы практически не знаем друг друга.

– Во время обеда вы казались старыми друзьями, – напомнила Сильвия. – И в ресторане тоже.

– Если бы его проклятущая сестрица не устроила этого бала, все, может быть, и сейчас шло своим чередом, и мы бы никогда не поссорились.

– Что ты знаешь о его любовнице?

– О Лие? – Кэри вздохнула. – Практически ничего. А то, что она внешне потрясающа, – ты видела сама. Мне даже странно, что он на ней не женился.

– Ну хорошо. Хватит об этом. А что представляет собой твой женатый парень?

– Я уже говорила тебе, что просто живу у него. Ну, вроде как снимаю комнату, что ли. Не более того.

– Он официально разведен?

– Наверное, еще нет. Но его жена уже давно живет с другим мужчиной, так что их развод – только дело времени.

– И еще один вопрос. Я, конечно, сильно рискую получить от тебя пощечину за такую наглость. И все же… ты считаешь, что ничего уже нельзя исправить?

– Питер, во всяком случае, считает именно так.

– Да при чем тут твой Питер! Я имею в виду твои отношения с Беном.

– Господи, ну разумеется, нет! Если бы он хотел примирения, то уже давно предпринял бы к этому какие-нибудь шаги. Но его это, похоже, совсем не волнует. Скорее всего пока мы тут с тобой точим лясы, он по-прежнему трахается со своей черноволосой нимфоманкой.

Глава 18 Масло пачули

Эфирное масло, пробуждает чувственность.

Бен сидел за кухонным столом перед портативным компьютером и внимательно смотрел на экран. В общем-то, в настоящий момент он должен был изучать образцы рекламной продукции, которые переслала им по электронной почте одна известная компания, но вместо этого Бен бродил по Интернету. Накануне он связывался со своим адвокатом и интересовался вопросом о разводе. Ответ его шокировал. Оказывается, по законам Ирландии, сам вопрос о разводе можно было поднимать не ранее чем через четыре года после заключения брака. Что касается легальности их сомнительного бракосочетания в Лас-Вегасе, то, как объяснил ему юрист, оно имело юридическую силу. В конце беседы адвокат рекомендовал Бену обратиться к другим юристам, уловив сомнение в его вопросах. Бен Рассел отчаянно копался на самых разных страничках всемирной сети, посвященных семейному законодательству. Ему даже попалась на глаза фотография очередной счастливой пары перед хрупким зданием Часовни Вечной Любви. Молодожены казались такими же счастливыми, какими еще так недавно были Бен с Кэри. Бена разозлил этот снимок, и он, тщетно пытаясь отделаться от него, с такой злостью принялся стучать по клавиатуре, что компьютер окончательно завис, и пришлось перезагружаться. Кроме того, как назло, ему все больше стали попадаться странички, посвященные бракосочетанию, а не разводам. Бен набрал слова «быстрый развод», щелкнул мышью в окошке «поиск», и в этот момент к нему в дом кто-то позвонил. Бен все же благоразумно решил сначала выключить компьютер, а потом уж отправился открывать дверь.

– Привет, Бен.

Лия сегодня выглядела особенно красиво. Она использовала единственную заколку на затылке, чуть собрав волосы сзади, что всегда нравилось Бену. Глаза ее, обрамленные длинными черными ресницами, глядели на него сочувственно и печально.

– А, это ты, Лия.

– Можно войти?

Он открыл дверь чуть шире, и она прошла на кухню.

– Ты работаешь? – Лия кивнула в сторону раскрытого портативного компьютера.

– Да.

– Извини, что помешала.

Он неопределенно пожал плечами.

– Я позвонила в магазин, но Фрейя сказала, что тебя там нет. Я решила наугад зайти к тебе домой.

– Чем могу тебе быть полезен?

– Я только хочу убедиться, что с тобой все в порядке.

– Как видишь, я пребываю в полном здравии.

– Неужели?

– Разумеется.

Она пригладила свои идеально очерченные брови и заметила:

– Кроме того, я хотела извиниться перед тобой. Мне не нужно было вообще появляться на той вечеринке. И конечно, не стоило говорить всего того, что я успела наболтать твоей… – она запнулась, – Кэри. Ну и разумеется, мой поцелуй был уж совершенно лишним.

– Все это уже не имеет никакого значения, – мрачно отозвался Бен. – Она в тот вечер тоже успела начудить.

– Что такое?

Но он лишь отмахнулся:

– Да так, ничего особенного.

– Фрейя здорово рассердилась на меня, – вздохнула Лия. – Она внушила себе, что я умышленно вознамерилась разрушить ваш брак.

– Ты знаешь, я тоже об этом почему-то подумал, – сухо ответил Бен. – Хотя я знаю, что твое поведение все равно ничего бы не изменило. Скорее всего наш союз был обречен на гибель с самого начала.

– Но из-за меня, наверное, дела пошли еще хуже, а я вовсе к этому не стремилась, – продолжала Лия. – Я понимаю, что вела себя не совсем корректно, и все же…

– Но ты ведь обещала заставить меня страдать, – напомнил Бен.

– Да брось ты! – Она сердито посмотрела на него. – Я просто тогда погорячилась. И все из-за того, что ты спал со мной всего за неделю до своей свадьбы. Конечно, я хотела, чтобы ты страдал.

– Твое желание сбылось.

– Но ты ведь сам успел убедить меня в том, что я ничуть в этом не виновата, – напомнила Лия.

– Это верно, – совершенно убитым голосом произнес Бен. – Это была роковая ошибка, Лия. Я почему-то решил, что это судьба, а оказалось, что нет. И не существует такого понятия, как любовь с первого взгляда. Чушь все это. Выдумки и фантазии.

– Я захватила с собой несколько сортов эфирных масел, – неожиданно заявила Лия. – Я помню, что тебе очень нравится аромат пачули. Ты сейчас находишься под стрессом, и я готова тебе помочь. Хочешь расслабиться? Фрейя говорит, что ты совсем не отдыхаешь.

– Ты, наверное, шутишь, если считаешь, что я соглашусь на массаж!

– Бен, не глупи! У тебя стресс, а я массажистка и неплохой профессионал в своем деле. Я предлагаю тебе медицинскую помощь, и ничего более.

– Я сказал: нет. – Увидев обиду в глазах женщины, он уже более мягко добавил: – Не нужно.

– Ты не возражаешь, если я выпью у тебя чашечку чая?

– Пожалуйста.

Лия принялась хозяйничать на кухне, а Бен отправился в гостиную и сел в кресло. Ему не верилось, что Лия находится здесь, рядом с ним. Ей не стоило приходить сюда, даже если учесть, что она вела себя достаточно честно. Никакой лжи и полунамеков. Она призналась и в том, что чересчур обиделась на него в кафе, и извинилась за свое поведение. И хотя ее присутствие сейчас смущало его, Бен был благодарен Лие за ее прямоту. Он представлял себе, какие колкости могла наговорить ей Фрейя! В последние дни сестра вела себя крайне раздраженно, и если она считала во всем виноватой Лию, то бедняжке наверняка не поздоровилось!

Странно было и то, как изменилось отношение Фрейи к Кэри. Ведь она с самого начала была против их брака, а теперь намекала на то, чтобы Бен извинился перед Кэри и постарался помириться с ней. Правда, Фрейя многого не знала, иначе бы она потребовала извинений и от самой Кэри…

Бен никогда не умел мириться и просить прощения. Это у него осталось еще с детства. Ему хотелось позвонить Кэри, и однажды он уже взял в руки трубку, чтобы набрать ее номер, но тут же вспомнил, как цинично обругала его одна из подруг Кэри. Потом представил себе жену в окружении коллег, и сразу же отложил трубку подальше, представив себе, что ему могла сказать какая-нибудь там Джина или Финола на этот раз.

– Вот, выпей это. – Из кухни в гостиной появилась Лия с большой кружкой в руках.

– Я вовсе не болен, – раздраженно буркнул Бен. – И не надо за мной ухаживать, как за инвалидом.

– А кто сказал, что ты нездоров? – Голос Лии прозвучал мягко и негромко. – Я просто хочу напоить тебя чаем. – Она расположилась в кресле напротив него. – Послушай, ты, наверное, ненавидишь меня. Представляю себе, как сейчас путаются твои мысли. Но ведь я твой старый друг, Бен. И я всегда заботилась о тебе.

– Спасибо.

– И теперь я чувствую, что отчасти виновата во всем, что произошло. Конечно, не исключено, что прав и ты, и вы все равно бы разошлись. Несмотря на то, что она – милая девушка, но совсем не была создана для тебя. Правда, в этом я могу показаться тебе пристрастной. – Она улыбнулась, чуть скривив рот, прекрасно сознавая, что именно такая «кособокая» улыбка была всегда способна растопить его сердце при любых обстоятельствах. – И конечно, я сердилась на тебя, потому что ты повел себя по отношению ко мне, как самое настоящее дерьмо… Я бы сердилась даже в том случае, если бы ты сначала долгое время встречался с ней, прежде чем жениться… Впрочем, все это теперь уже не так важно. Все кончено, и я сумела пережить эту историю. А сегодня я пришла сюда потому, что хотела сказать: никогда я не желала тебе страданий. И мне теперь очень больно видеть, как ты мучаешься.

– В одном, Лия, ты абсолютно права: у меня в голове все перепуталось, – признался Бен. – Кроме того, мне нужно было отыскать некоторую информацию в Интернете, но я так ничего там не нашел. Сейчас я чувствую… – Он неопределенно пожал плечами. – Да какая разница, что я чувствую! Но мне необходимо остаться одному, наедине со своими мыслями. Я оценил твою заботу. Спасибо, что нашла время забежать ко мне, но теперь я и сам не знаю, что мне нужно.

– Звони мне или просто так заходи, – предложила Лия. – За последние несколько лет нам удавалось пережить столько всего, тебе и мне, помнишь? Например, когда я рассталась с Уильямом. Ты ведь сразу примчался мне на помощь. А когда ты разорвал отношения с Аннабель? И мы всегда помогали друг другу в трудную минуту. Мы можем попробовать пережить и эту трагедию вместе.

– Ты так думаешь?

– Я в этом уверена.

Они молча допили чай, потом Лия унесла чашки на кухню, вымыла их, вытерла и поставила на полку. Она огляделась. Никаких признаков того, что здесь жила женщина. Лия осторожно сложила кухонное полотенце и сообщила Бену, что ей пора идти домой.

* * *
Фрейя сидела в приемной доктора О'Доннела и рассматривала висящие на стенах плакаты, рассказывающие о всевозможных заболеваниях и их профилактике. Конечно, ей было бы приятнее, если бы доктор вместо них расклеил листовки, рекламирующие лечебные травы. Правда, она и сама понимала, что в ее случае необходим более радикальный подход, чем лечение травяным чаем. Она пришла к доктору за результатом анализа крови. Фрейя решила проверить свое здоровье, поскольку в последнее время у нее участились какие-то странные приступы, сопровождающиеся потливостью, дрожанием рук и необъяснимым чувством страха.

На девяносто девять процентов она была уверена, что во всем виновато ее стрессовое состояние. И на все сто, что это состояние вызвано поведением Бена, его свадьбой и разрывом отношений с Кэри. За последние дни она не имела возможности спокойно поговорить с ним, и уж тем более у нее не было шанса даже сообщить ему о том, что они с Брайаном решили пожениться. Правда, она боялась, что новость о ее помолвке приведет к глубочайшей депрессии брата, и попросила Брайана немного подождать. Ну хотя бы несколько недель, пока история с Беном и Кэри отойдет на второй план. Брайан оказался человеком понимающим и согласился. Он тут же поцеловал Фрейю, и они занялись сексом прямо на ее цветастом диване. Между прочим, с тех пор, как он сделал ей предложение, их половая жизнь заметно активизировалась!

Когда Фрейя впервые пришла к доктору О'Доннелу, она подробно рассказала ему обо всех своих тревогах и сомнениях. Он внимательно выслушал ее, время от времени сочувственно кивая, измерил давление, послушал сердце и легкие, поговорил об общем состоянии ее здоровья и предложил ей сдать анализ крови. И вот ей позвонила его ассистентка и сообщила, что результаты анализа готовы. Ничего серьезного доктор не обнаружил, но он просит Фрейю прийти к нему на прием. Фрейю успокоило это многозначительное «ничего серьезного», и все же зачем-то ведь ему понадобилось ее личное присутствие!

– Фрейя Рассел, пройдите в кабинет доктора! – раздался голос из громкоговорителя.

Фрейя поднялась со своего места и смело шагнула вперед.

– Здравствуйте, Фрейя! – приветливо улыбнулся доктор О'Доннел из-за своего низенького соснового стола. Это был очень милый мужчина пятидесяти с небольшим лет. Его отец когда-то по праву считался семейным доктором семейства Расселов. – Присаживайтесь, пожалуйста.

Она устроилась на стуле и скрестила ноги.

– Мне нужно поговорить с вами относительно результатов анализа крови, – начал доктор.

– Меня предупредили, что ничего серьезного для здоровья обнаружено не было.

– В общем-то, это действительно так, – убедительно закивал доктор. – Вам, если не ошибаюсь, тридцать девять лет, верно?

– В следующем месяце как раз исполняется сорок, – улыбнулась Фрейя. – Но возраст меня совершенно не беспокоит, доктор.

– Вы не замужем?

– Нет.

– И у вас нет детей?

Она удивленно приподняла бровь:

– К счастью, пока нет.

– Дело в том, что… – О'Доннел взглянул на какую-то бумажку, лежавшую перед ним на столе, затем снова на пациентку. – Если верить этим данным, то получается, что у вас начался климактерический период.

Фрейя молча уставилась на доктора, не в силах произнести ни слова.

– Это случается, – продолжал О'Доннел. – Небольшой процент женщин переживает период раннего климакса в возрасте до сорока лет, а некоторые и еще раньше.

Фрейя молчала.

– Ну конечно, с этим можно бороться, и для этого существует множество различных методов.

– То есть вы хотите сказать, что когда я начинаю неожиданно потеть, то это самый настоящий прилив? – резко произнесла она. – Так?

– Приливы также являются одним из проявлений климакса, – спокойно ответил доктор.

– То есть мое тело начинает стареть?

– Нет, не совсем так, – поспешил успокоить ее доктор. – Не все ваше тело, а лишь половая система. Да и то в основном только в части деторождения. – Он сочувственно взглянул на Фрейю. – Для вас это, наверное, настоящее потрясение, да?

– Еще бы. – Она чувствовала себя так, будто кто-то ударил ее пыльным мешком по голове. – Конечно. А вы уверены в результатах анализа?

– Да. Уровень эстрогена практически равен нулю.

Фрейя почувствовала, как по телу пробежала дрожь, кровь ударила в голову и на лбу выступили капли пота.

– Вот опять начинается, – с огорчением констатировала она. – Очередной прилив.

– Возможно, вы правы, – согласился доктор. – Или же такова реакция вашего организма на подобную новость. Я понимаю, все это нелегко принять сразу.

Фрейя вытерла пот со лба.

– Итак, что вы там говорили насчет детей? – насторожилась она.

– Маловероятно, что теперь вы будете способны к деторождению. – Доктор старался говорить так, чтобы голос его прозвучал как можно спокойнее. – Конечно, полностью эту возможность исключить нельзя, потому что в жизни случается всякое, бывают и исключения. Но для этого скорее всего потребуется определенное медицинское вмешательство. Надеюсь, вы меня правильно понимаете?

– Итак, я превращаюсь в старуху?

– Ну что вы, Фрейя, это совсем не так. Что касается деторождения, то тут время вас опередило. В остальном же вы по-прежнему считаетесь молодой женщиной.

– Правда? – Фрейя была так напугана, что теперь боялась разрыдаться прямо в кабинете у доктора. Она несколько раз моргнула, чтобы выиграть время и прийти в себя, и только после этого снова осмелилась взглянуть на доктора.

– Ну, и еще кое-что. Вы, наверное, знаете, что недостаток гормонов у женщин в период климакса и после него вызывает определенные проблемы. Я имею в виду, например, остеопороз. Кости становятся более хрупкими. По этому поводу я тоже хотел бы с вами как-нибудь побеседовать.

– Ничего себе! Только что вы уверяли меня, что я остаюсь молодой женщиной, а через пять минут выяснится, что в самом ближайшем будущем меня ждет инвалидное кресло. Так я вас понимаю?

– Нет. Просто я хочу предложить вам гормональную терапию, но на это вы должны решиться сами. Как я понимаю, вы не слишком доверяете традиционной медицине?

– Ерунда какая! Если я держу магазин лечебных трав, это еще не означает, что я полная идиотка, – огрызнулась Фрейя. – Но, конечно, надо изучить и все альтернативные методы лечения, если таковые имеются.

– Но почему вы не заводили детей раньше? – поинтересовался доктор.

– Вы будете обвинять меня в том, что я выжидала для этого подходящий момент? – Она стиснула зубы. – Вы сейчас рассуждаете, как типичный мужчина.

– При чем тут это? Я просто задал вам вопрос. Может быть, у вас были свои причины. Вы вообще хотели иметь детей?

– Ну какая теперь разница, хотела ли я иметь детей или нет? По-моему, в данный момент мне это не грозит?

– Вы продолжаете жить половой жизнью?

– Перестаньте, док! – Она тяжело вздохнула. – Возможно, вы собираетесь теперь начать утешать меня или что-то в этом роде. Но мне сочувствие не требуется. Равно как и рекомендации.

– А я и не намерен вам ничего рекомендовать! Для этого существуют другие специалисты. Я просто должен убедиться в том, что вы сейчас нормально себя чувствуете, что вас ничего не беспокоит в смысле физического здоровья…

– Придется смириться со своей участью. Вы это хотели от меня услышать? – Она поднялась со стула. – Изменить уже все равно ничего не удастся.

– Договоритесь у администратора о дне, когда вы придете ко мне на прием еще раз, – посоветовал О'Доннел. – Не торопитесь, подумайте о том, чего вы хотите, и тогда мы снова увидимся.

– Возможно.

– Мне очень жаль.

– Вы в этом не виноваты. – Фрейя попыталась улыбнуться. – К тому же меня не надо жалеть. Я не страдаю неизлечимой болезнью. Никакого серьезного недуга у меня не выявлено. Я буду жить, так ведь?

– Конечно.

– Значит, все будет в порядке.

– И все ж договоритесь у администратора о следующем визите ко мне.

Она кивнула и быстро вышла из кабинета. У стола администратора Фрейя замедлила шаг, но потом, не останавливаясь, заспешила дальше, и очень скоро очутилась на улице.

Конечно, доктор О'Доннел, спрашивая Фрейю о том, хотела ли она вообще иметь детей, наверное, думал, что она больше беспокоилась о своей карьере, посвящая работе все свободное время. На самом деле все выглядело несколько иначе. Просто она не находила человека, от которого бы хотела иметь ребенка. Раньше она не понимала, что таким человеком является Брайан. А может быть, она не верила в то, что этот мужчина и есть Брайан, лишь потому, что всегда считала, что рано или поздно он обязательно бросит ее. Но когда он сделал ей предложение, она была так счастлива, что даже не ожидала от себя такой бурной реакции. Тем более что он добавил, что хочет, чтобы они стали настоящей семьей. А ведь семья подразумевает обязательное наличие детей, разве не так? Но вот этой радости она теперь, как выяснилось, лишена. И никогда теперь Брайану не увидеть наследника.

Фрейя прогуливалась по набережной, потом свернула на Бэггот-стрит. Она шла вперед, не соображая, куда движется. Она понимала только одно: сейчас ей нужно идти, не останавливаясь, чтобы хорошенько все продумать. Конечно, теперь ей нужно было серьезно заняться своим организмом, в частности, физкультурой. Ведь теперь ее мышцы будут слабеть с большей скоростью, чем у других женщин ее возраста. Правда, физические упражнения несли в себе и другую опасность. Здесь существовали свои подводные камни: ведь теперь ее кости становились хрупкими, а ломать их ей никак нельзя, потому что и срастаться они будут медленнее. От досады Фрейя закусила губу. Ей не хотелось чувствовать себя развалиной. И уж никак она не ожидала, что в один момент превратится в молодую личность, упакованную в тело стареющей женщины. Впрочем, как решила Фрейя, так или иначе, но и тридцать девять лет для женщины – тоже не очень мало.

Тем не менее Брайан, которому уже было за сорок, сделал ей предложение. Он искренне хочет на ней жениться, и она дала согласие. А ведь он мог предположить, что в ее возрасте женщины рожают редко. И хотя он мечтал о настоящей семье, возможно, он не имел в виду при этом непременное наличие детей.

Она вздохнула и сунула руки в карманы. Скорее всего Брайан вообще не задумывался о детях. Мужчины редко об этом думают. Им почему-то всегда кажется, что все будет хорошо само собой. И теперь Фрейя слабо представляла себе его реакцию, когда он узнает от нее всю правду.

Глава 19 Масло перечной мяты

Освежающее эфирное масло, восстанавливает силу уставших за день мышц.

Сначала внимание Бена привлек вой сирен где-то вдали, хотя потом он повторял, что сирены не имели никакого отношения к тому, что произошло в следующую минуту. Тем не менее этот резкий неприятный звук отвлек его, и Бен, оторвав взгляд от витрины, выглянул на улицу. Правда, в это время шел такой сильный дождь, что там, снаружи, почти ничего не было видно. Бен ненавидел дождливые дни, ведь это означало, что большинство людей будет сидеть по домам, а значит, делать меньше покупок. Следовательно, доходы магазинов во время ливня падали. Идеальной погодой для Бена были облачные, чуть сыроватые и не слишком теплые дни. Одним словом, такие, чтобы хотелось выйти на улицу и дойти до магазина лечебных трав.

Он поставил пузырек с эфирным маслом, который держал в руке, обратно на полку и снова выглянул на улицу. Поначалу Бен отказался верить тому, что предстало перед его взором. Однако тело его, к счастью, среагировало быстрее, чем разум. Выкрикнув Сюзи предупреждение, чтобы она побереглась, он одним прыжком перемахнул через прилавок, как в следующую секунду, с грохотом разбив витрину и частично вход в салон магазина, под звон битых стекол, въехал красный джип «Митцубиси». Пузырьки, бутылочки и прочие сосуды и емкости веером взлетели с полок к потолку, осыпаясь вниз блестящими стеклянными брызгами, а джип, доехав до дальней стены магазина, наконец застыл на месте.

– Бен! – закричала что есть сил Сюзи. – Бен, с вами все в порядке?

– Да, все нормально. – Бен высунулся из-за кассы, все еще не веря собственным глазам. Вся передняя часть здания была разрушена, и магазин теперь заливали струи дождя. Полки обрушились со стен, и по всему полу были рассыпаны коробочки с травяным чаем, шампуни, бальзамы и кремы всех сортов. Бен с беспокойством взглянул в сторону машины.

– Мне кажется, что у них там проблемы. Сюзи, немедленно вызывай «скорую»!

Он добрался до джипа, сознавая, что умудрился неудачно подвернуть ногу во время прыжка, и теперь ощущал сильную боль в лодыжке. Ноги у него до сих пор дрожали, когда он, хрустя стеклом, наконец смог, открыв дверцу автомобиля, заглянуть внутрь. На месте водителя находился молодой парень, лет двадцати с небольшим, и хотя он был без сознания, однако еще дышал. Вот его приятель, занимавший пассажирское место, был в плачевном состоянии: он не подавал никаких признаков жизни. Бен быстро обежал машину и открыл вторую дверцу джипа.

Он был прав. Этому парню срочно требовалась помощь, и, оказавшись рядом с умирающим, Бен вдруг начал паниковать. Ему было страшно даже притрагиваться к юноше. Однако он сразу взял себя в руки, и тут же вспомнил, что самое главное в подобных ситуациях – удостовериться в том, что пострадавший еще дышит.

Бен раскрыл юноше рот и сразу все понял: бедняга не мог дышать потому, что проглотил собственный язык. Ну, это для Бена оказалось делом не таким уж сложным: как-то раз, во время футбольного матча, он сам был свидетелем того, как судья помог игроку, который тоже умудрился проглотить собственный язык. Бен сунул палец в рот несчастного и, как крюком, извлек язык из гортани. Однако проблема оставалась, потому что парень никак не начинал самостоятельно дышать. Значит, Бену предстояло сделать пострадавшему искусственное дыхание. Но и с этим он был знаком еще по курсам «Оказание первой помощи».

Он приготовился выполнить процедуру, но в этот момент его кто-то окликнул:

– Простите, сэр, позвольте мне пройти.

Услышав уверенный властный голос, Бен успокоился и понял, что приехала «скорая» и сейчас бедняге будет оказана профессиональная помощь.

– Он проглотил свой язык, – пояснил он врачу. – У него остановилось дыхание, и я растерялся.

– Оставьте его нам, – негромко приказал доктор. – Вы сделали все возможное. Наверное, вам самому нужно сейчас присесть и немного отдохнуть.

Только теперь Бен увидел, что возле полуразваленного магазина начал собираться народ.

– Бен! Бен! – Через толпу к нему пыталась пробиться Фрейя. – Господи, Бен, я так перепугалась! И я так боялась за тебя! Ты ведь был здесь, а сверху я тебя не увидела…

– Сюзи знала, что со мной все в порядке. – Зубы у него застучали. Он понял, что начинает замерзать.

– Сюзи потеряла сознание, – сообщила Фрейя.

– Да, я умею произвести на женщин такой потрясающий эффект, – попытался отшутиться Бен.

– Значит, ты действительно не пострадал?

– Похоже, что так. – Он покрутил головой, и из его волос выпало несколько крошечных осколков стекла.

– Ты не порезался? – волновалась Фрейя.

– Еще не знаю. – Он посмотрел на джип. Молодых людей уже уложили на носилки и несли к «скорой помощи».

– Врачи приехали на удивление быстро, – кивнула Фрейя.

– Как раз вовремя, – подтвердил Бен. – Я уж и не знал, смогу ли вернуть к жизни того парня. Еще минута, и он, возможно, умер бы.

– Вот, возьмите. – Какой-то парень протянул Бену стаканчик горячего кофе. – Это из закусочной напротив. Они просили передать это вам. Согрейтесь.

– Спасибо. – Бен с благодарностью принял стаканчик.

– Вы – настоящий герой, – добавила какая-то старушка. – Вы спасли жизнь молодому человеку.

– Я не уверен в этом, – пробормотал Бен. – Я вообще сейчас плохо соображаю.

– А ведь они чуть не убили вас самого! – возмутился кто-то из зевак. – Гоняют по городу, как сумасшедшие. Маньяки!

– Головорезы! – поддержал его другой мужчина. – Настоящие убийцы.

– А может быть, и нет, – возразил Бен, сам не сознавая, зачем он пытается оправдать молодых людей из джипа.

– Да вы просто сейчас в шоке, – негромко проговорила все та же старушка. – Когда вы придете в себя, то поймете, что это были какие-то отчаянные головорезы.

– Наверное. – Бен пожал плечами и отпил глоток обжигающего кофе, чувствуя, что замерз и весь вымок под дождем. Ему очень хотелось, чтобы сейчас зеваки разошлись и оставили его здесь одного. Неожиданно толпа начала рассеиваться, словно угадав его желание. После этого на место происшествия прибыли полицейские, которым не терпелось снять показания.

Бен старался говорить логично, хотя это было трудно, и он постоянно сбивался. Он снова и снова повторял, что джип неожиданно свернул в сторону магазина, и никто уже ничего поделать не мог. Полицейские стали уточнять, куда водитель направлял машину: на Бена или просто на магазин, и не было ли угроз Бену раньше. И тогда Бен пояснил, что магазин хоть и лечебных трав, но к наркотикам никакого отношения не имеет, и ему никогда не угрожали, и никто его прежде не шантажировал.

Вскоре очнулась Сюзи, и, так как она жила в Рэтминс неподалеку от полицейского участка, Бен предложил стражам порядка забрать девушку с собой и отвезти ее домой. Она нежно поцеловала хозяина магазина в щеку и обещала на следующий день обязательно выйти на работу. Бен разрешил ей немного отдохнуть, пока магазин «Лечебные травы» не откроется вновь после ремонта.

– Надо немедленно обратиться в страховую компанию, – по-деловому начала решать проблему Фрейя, – и послушать, что они скажут насчет пластиковой витрины, чтобы хоть временно заделать эту дыру.

Бен кивнул, и его снова начало лихорадить.

– Ты в самом деле нормально себя чувствуешь? – снова забеспокоилась Фрейя. – Может быть, тебе тоже следует показаться врачу?

– Нет, я просто до сих пор не могу прийти в себя. Я не могу понять, как все это случилось, – в отчаянии заговорил Бен. – Еще несколько минут назад все было хорошо и вдруг – нате вам!

– Может быть, они умышленно въехали к нам в магазин? – задумалась Фрейя. – То есть хотя это и звучит невероятно, но давай-ка припомни, не предлагал ли нам кто-нибудь свою «крышу» за деньги, не было ли каких-нибудь намеков на угрозы или шантаж?

– Нет, конечно. – Он взглянул на сестру и поморщился. – Честно тебе говорю. – Ну кто мог желать мне зла?.. – Внезапно он замолчал.

– Ну-ка, ну-ка, – заинтересовалась Фрейя. – Кто мог что-то иметь против тебя?

Бен усмехнулся:

– Ну, во-первых, моя супруга, а во-вторых, моя бывшая любовница, разумеется. Обе были бы не против отомстить мне.

– Бен! – чуть не задохнулась от негодования Фрейя. – Как ты можешь говорить такое! Конечно же, ты не считаешь, что кто-то из них…

– Успокойся, Фрейя. Я просто неудачно пошутил.

– Я сейчас не в состоянии оценить твой черный юмор.

– Прости. – Бен обнял ее за плечи. – Я на какой-то момент почувствовал себя полным идиотом и к тому же совершенно беспомощным.

– Если бы только на «какой-то момент»!

– Не волнуйся за меня, – повторил он. – И за магазин тоже не беспокойся. Мы переживем все это.

– Надеюсь, что так, – вздохнула Фрейя и осторожно, двумя пальцами, убрала осколок стекла с воротника брата.

* * *
Кэри думала, что она себя чувствует так отвратительно потому, что у нее нет своего собственного дома. С конца января она поменяла уже три места жительства, и теперь не была уверена, что ей не придется сделать это снова. От этого она испытывала неуверенность каждый раз, когда заканчивалась смена и ей надо было уезжать с работы. Конечно, она понимала, что не сможет всю жизнь соседствовать с Джиной, но они прекрасно просуществовали бок о бок целых три года. Жить с Питером ей казалось не очень удобным и естественным. Правда, теперь она перестала торчать у себя наверху, и по вечерам они вместе сидели в гостиной перед телевизором, если только Кэри не нужно было выходить на работу в вечернюю смену. Тем не менее она так и не могла позволить себе полностью расслабиться, так, чтобы чувствовать себя здесь по-домашнему легко.

На это у Кэри было две причины. Во-первых, она помнила, что в этом доме жила Сандра еще тогда, когда Питер одновременно успевал встречаться с Кэри. Во-вторых, жить в одном доме с мужчиной, бывшим когда-то ее любовником, и не делить с ним постель, ей казалось еще более неестественным и странным.

Вот и сейчас они сидели на разных концах дивана, и каждый развлекался по-своему. Питер смотрел вечерние новости, а Кэри листала газету, мысленно подсчитывая, сколько осталось времени до получения документов в конторе по продаже недвижимости и когда можно будет наконец переехать в новую квартиру.

– «Два человека получили серьезные травмы, а один по чистой случайности остался невредим, когда водитель джипа, потерявшего управление, неожиданно въехал в магазин, торгующий лечебными травами, в районе Рэтминс…»

Кэри взглянула на экран телевизора, и смысл только что услышанных слов стал постепенно доходить до ее сознания. Тем временем диктор продолжал:

– «Владелец магазина, мистер Бен Рассел, чудом уцелел, вовремя перескочив через прилавок. После этого он оказал первую медицинскую помощь одному из пострадавших в джипе…»

Кэри раскрыла рот, не в силах отвести взгляда от экрана. Команда журналистов приехала еще до того, как машину эвакуировали, и теперь камеры со всех сторон показывали джип, поврежденный капот машины и те разрушения, которые произошли в результате аварии.

– Вы можете подробно рассказать нам о том, что здесь произошло? – обратился репортер к молодой женщине с малышом из толпы зевак.

– Я только видела, как джип неожиданно свернул с проезжей части, – начала свидетельница. – Он даже не замедлил скорости, не затормозил. Потом послышался жуткий шум, звон разбитого стекла…

– Это Бен Рассел, – продолжал репортер, когда камера выхватила из толпы Бена. – Он спас жизнь одному из пассажиров джипа и сам чудом не пострадал, успев вовремя отскочить от машины. Как вы себя чувствуете, мистер Рассел?

– Прекрасно, – отозвался Бен. – К счастью, меня не задело.

– Итак, вы спасли жизнь пассажиру из джипа, – повторил репортер. – Вы совершили подвиг сразу же после того, как сами едва не стали жертвой этого несчастного случая.

– Никакого геройства тут не было, – заметил Бен. – Молодой человек был без сознания. И это не я спас ему жизнь, а врачи «скорой помощи».

– Вы не могли бы нам сказать, почему произошла эта трагедия?

Бен отрицательно покачал головой:

– Понятия не имею.

– Это он и есть? – поинтересовался Питер у Кэри. – Вот это и есть твой Бен?

Кэри кивнула.

– Герой! – усмехнулся Питер.

– Слава Богу, он жив. Ему повезло.

– Похоже, что так.

– Интересно, что там случилось на самом деле?

– Скорее всего водитель не справился с управлением, – высказал свое предположение Питер. – Может быть, был пьян или накачался наркотиками. – Он неопределенно пожал плечами. – Если бы твой Бен не был таким расторопным и не отпрыгнул вовремя в сторону, ты сейчас уже была бы вдовой.

– Не смей так говорить! – Она потянулась за мобильным телефоном на журнальном столике. – Мне нужно поговорить с ним.

– О чем? – спросил Питер.

– Я просто хочу… – Она начала было набирать номер Бена, но тут снова заговорил репортер. Он давал краткую информацию о магазине и его владельце. Затем камера переместилась, и на экране возникла сначала Фрейя, стоящая рядом с братом, а потом и Лия Райдер. Кэри затаила дыхание. Репортер обратился к Лие:

– Вы являетесь давнишней подругой мистера Рассела, – начал он. – Что вы почувствовали в тот момент, когда узнали о случившемся?

– Я сразу же бросилась сюда. – Лия смотрела в камеру широко раскрытыми от ужаса глазами. – Я услышала об аварии по радио, и так разволновалась, и сразу поняла, что мне не усидеть на месте. К счастью, выяснилось, что Бен не пострадал. Но я считаю, что он поступил, как настоящий мужчина, когда помог несчастному в джипе, несмотря ни на что. – Она повернулась к Бену и улыбнулась.

– А это она? – поинтересовался Питер.

– Заткнись, – огрызнулась Кэри. – Дай спокойно послушать.

Но репортаж на этом закончился, и ведущий новостей перешел к следующей информации.

– С тобой все в порядке? – заволновался Питер.

– Разумеется. Меня было там поблизости. И джип меня не переезжал.

– Его, кстати, тоже, – напомнил Питер.

– Все равно, я представляю себе, что ему пришлось испытать. И, кроме того, машина полностью разрушила магазин. – Кэри почувствовала, как у нее слезы подступают к глазам. – Это его любимый магазин.

– Ну, ничего страшного, страховая компания компенсирует все убытки, – практично заметил Питер.

– Я понимаю, и все же…

– Так это показывали его любовницу, да? – повторил свой вопрос Питер.

– Лию, – кивнула Кэри. – Да, это была она.

– Очень эффектная женщина.

– Согласна.

– И снова рядом с ним, бок о бок.

– А она никогда и не покидала его, чтоб ее… – помрачнела Кэри.

* * *
Фрейя уменьшила звук телевизора у себя в гостиной и улыбнулась, глядя на брата:

– Мой герой, – загадочно произнесла она. – Я надеюсь, что теперь многие зрители решат, что это именно лечебные травы сделали тебя таким проворным и, кроме того, сыграли роль амулета, спасая тебя от несчастья.

– Да пошла ты… – миролюбиво отмахнулся Бен. – Правда, они успели несколько раз показать название магазина, которое, к счастью, уцелело. И даже если мы не скоро откроем именно этот магазин, я думаю, что теперь наши филиалы начнут пользоваться большой популярностью среди населения.

– Бен, неужели даже сейчас ты не можешь думать ни о чем другом, кроме как о своих клиентах? – изумилась Лия. – По-моему, больше всех о твоем здоровье сейчас пекусь я.

– Со мной все в порядке, – убедительно произнес Бен. – Я понимаю, что здорово перепугался в тот момент, когда джип разнес мой магазин, а потом еще какое-то время был в шоке, но теперь уже все прошло.

– Да, магазину нанесен серьезный ущерб, – вздохнула Фрейя. – А эти типы из страховой компании, как всегда, будут тянуть резину. Неизвестно еще, когда мы сможем получить компенсацию.

– Никакой задержки с выплатой не произойдет, – многозначительно заметил Брайан. – Я обязательно переговорю по этому поводу с самим Миком Делаханти.

– Спасибо, Брайан, – поблагодарил приятеля Бен. – Как хорошо, когда в семье есть финансист, так сказать, гарантирующий ее благосостояние, этакий «мозг компании».

– И когда же вы сможете снова открыть магазин? – обрадовалась Лия.

– Пока еще неизвестно, – ответил Бен. – Но теперь, при помощи Брайана, я надеюсь, очень скоро.

– Ты знаешь, я чуть от страха не умерла, когда услышала эти страшные новости по радио, – призналась Лия.

– А я чуть не умерла со страха, когда услышала грохот, – поддержала подругу Фрейя. – Сначала я подумала, что началось землетрясение или у нас поблизости взорвалась бомба. Я как раз в тот момент разговаривала по телефону с Джерри Донованом, и мне пришлось бросить трубку, так ничего ему и не объяснив.

Бен зевнул и демонстративно взглянул на часы:

– Мне, пожалуй, лучше отправиться домой. Я чертовски устал и хочу завалиться спать.

– Да и мне стоит поторопиться, – согласилась Лия, поднимаясь со своего места и захватывая свою бархатную ярко-красную куртку, висевшую на спинке стула.

– Спасибо, что зашла, – поблагодарила подругу Фрейя.

– Я рада, что все обошлось без жертв и вы оба нормально себя чувствуете, – улыбнулась Лия.

– Расселов так просто не возьмешь! – усмехнулся Бен. – Подумаешь, какой-то там джип. – Ну, пошли, Лия. Могу составить тебе компанию в такси до Портобелло.

– Не откажусь. – Она чуть заметно улыбнулась.

– Увидимся завтра, – пообещал сестре Бен и поцеловал ее в щеку. – Присматривай за ней, Брайан.

Она может начать волноваться по поводу того, охраняется ли наш магазин ночью. Ты же знаешь, она постоянно за что-то переживает. Она просто не может без этого жить.

– Прекрати! – нахмурилась Фрейя, но сразу же успокоилась и рассмеялась. – Ну хорошо, здесь ты, как всегда, прав.

* * *
Когда Лия и Бен ушли, Фрейя откинула голову на спинку дивана и закрыла глаза.

– С тобой все в порядке? – заволновался Брайан.

– Конечно.

– И что же все это значит?

– Что именно?

– Я имею в виду Бена и Лию. Они опять вместе!

– Я сама ничего не могу понять. – Фрейя приоткрыла один глаз. – Но мне надоело влезать в его жизнь. Если он снова надумал встречаться с ней, я возражать не стану.

– Я думаю, что это даже доставит тебе удовольствие.

Фрейя открыла и второй глаз.

– Это действительно так. Только я не знаю, как мне теперь относиться к другим его женщинам.

Бен рассмеялся:

– К каким женщинам? Ты так говоришь, словно к твоему брату выстроилась очередь из желающих провести с ним время.

– Да он просто донжуан какой-то, – отмахнулась Фрейя. – Наверное, ему надо постоянно менять своих подруг.

– Что ж, он очень симпатичный, – согласился Брайан.

– Внешность еще ничего не значит, – резко ответила Фрейя. – Ему следует задуматься о своей жизни.

Брайан с удивлением посмотрел на нее.

– По-моему, тебя здорово расстроило сегодняшнее происшествие. Я тебя хорошо понимаю, но не стоит так уж огорчаться. Страховая компания все выплатит вовремя, и очень скоро вы снова будете торговать.

– Я сейчас думаю не об этом. – Фрейя нервно сглотнула. – Конечно, меня потрясло это событие, ты, безусловно, прав. Но это только лишь вопрос денег и собственности, а потому не является жизненно важным.

– Господи, Фрейя, как странно мне слышать такие слова именно от тебя.

– Почему? Я ведь уже один раз поменяла банковскую карьеру на торговлю лекарствами. Почему ты считаешь, что работа для меня по-прежнему стоит превыше всего остального?

– Потому что, какую бы профессию ты себе ни выбрала и чем бы ни занималась, все равно в душе ты остаешься деловой женщиной, – пожал плечами Брайан. – Но сейчас дело даже не в этом. Я чувствую, что случилось кое-что еще.

– Например, что?

– Фрейя, перестань играть со мной в прятки.

– Даже не пытаюсь.

– Ну тогда в чем же дело?

– Я хотела с тобой поговорить… насчет нашей помолвки, – медленно начала Фрейя.

– И что ты хотела мне рассказать? Я молчу, потому что ты так попросила сама. Я понимаю, что при сложившихся обстоятельствах это не самая лучшая тема для разговора. Впрочем, учитывая наш возраст, это уже не так важно, верно? А заняться тем, чем мы любим, мы тоже можем, когда захотим.

– Я знаю. Но я имела в виду совсем не это.

– А что же тогда?

– Предположим, мы поженимся.

– Ну?

– Помнишь, ты как-то говорил, что хочешь иметь ребенка.

– Да.

– Ты часто об этом думаешь?

– Совсем не думаю. – Брайан непонимающе смотрел на Фрейю.

– И для тебя очень важно иметь детей?

– Если только это важно для тебя.

– Значит, тебе не совсем обязательно иметь ребенка?

– Я… даже не знаю, что тебе ответить. – Он заерзал на месте. – В общем-то, я никуда не тороплюсь.

– А зря. Мы с тобой моложе не становимся.

– Но я не жалуюсь на потенцию!

– Вероятно, это так. С тобой, может быть, все в порядке. А вот у меня появились кое-какие проблемы.

– Не понимаю.

Она замолчала, ясно сознавая при этом, что обязательно должна все рассказать ему, причем именно сейчас. Иначе это будет нечестно с ее стороны.

– Я не смогу родить ребенка, – наконец выпалила она.

Брайан промолчал.

– Прости, так уж получилось, – добавила она.

– Интересное дело! Если ты не можешь рожать, то с какой стати я мучился с презервативами столько лет! – возмутился Брайан.

– Я ничего не знала о своем состоянии. Несколько лет назад все было по-другому. Но вот теперь положение изменилось.

– Почему?

– У меня… у меня начался климакс.

– Что?!

– Надеюсь, ты хорошо меня расслышал.

– Фрейя, но тебе всего тридцать девять лет. Этого не может быть.

– Может. Я была у доктора О'Доннела, и он заставил меня сделать анализ крови. Может быть, мне всего тридцать девять, но внутри я уже старуха.

– Господи, милая, не говори так.

– Теперь тебе все понятно? – Она пожала плечами. – У меня не может быть детей. Так что, тебе не кажется, что мы попусту теряем время?

– Но как же те женщины, которые рожают в пятьдесят? – удивился Брайан.

– Понятия не имею, – ответила Фрейя. – Наверное, у них климакс наступает позже.

– Ты точно уверена, что доктор тебе все правильно объяснил?

– Он так считает.

– Но ведь с этим можно как-то бороться. – Бен вопросительно посмотрел на Фрейю. – То есть я же что-то слышал о детях из пробирки, например.

– Я точно не знаю, возможно ли это.

– Я, например, не против, если нам немного придется помочь природе в этом смысле.

– Хорошо, я постараюсь все узнать подробней. Брайан нежно обнял ее за плечи:

– Только не волнуйся. Могу поспорить, что у нас все равно будет ребенок.

– Ну а если нет, то наши отношения на этом прервутся?

– Не надо говорить так, Фрейя. Надо думать только о хорошем. Хотя я рад, что ты нашла в себе смелость и все честно рассказала мне.

– Я понимаю, как тебе это трудно осознать. Вот почему нам все же надо будет еще раз спокойно поговорить на эту тему. Но, может быть, ты и прав, и я только зря нервничаю. Я обязательно еще раз схожу к доктору и еще раз проконсультируюсь с ним.

– Когда?

– В самом ближайшем будущем.

– Вот и чудесно. – Он немного помолчал и добавил: – Что бы ты ни решила, я всегда буду на твоей стороне.

* * *
– Ну, как твоя лодыжка? – поинтересовалась Лия, пока они с Беном стояли в ожидании такси.

– Не так уж плохо. – Подхлестнутый приливом адреналина в момент опасности, Бен и не понял, что не совсем удачно совершил свой прыжок через прилавок, умудрившись при этом подвернуть ногу. Однако уже через несколько часов нога распухла и болела при ходьбе. – У меня дома есть мази.

– Почему бы тебе не зайти ко мне? – предложила Лия. – У меня там целый набор лечебных эфирных масел. Я смогла бы быстро тебе помочь.

Но Бен отрицательно покачал головой:

– Нет, я сильно устал. И все равно большое спасибо за твою заботу, Лия.

– Ерунда. – Лия стиснула зубы. Ей было очень досадно, что Бен становится таким далеким и чужим. Она понадеялась на то, что случившееся поможет им снова сблизиться. Она была серьезно напугана, когда услышала страшные новости по радио. Более того, Лия почему-то решила, что именно Бен больше всего пострадал в этом происшествии. Потому-то она сразу отменила все сеансы массажа и ароматерапии, извинившись перед клиентами, и помчалась в Рэтминс. Она приехала туда вместе с командой телевизионщиков, и ей было очень приятно внимание репортеров. Кроме того, она понимала, что Бен должен был оценить ее появление. Это именно она поддержала его морально и физически. Это она сбегала в кафе за второй порцией кофе, снова начиная ощущать себя членом семьи Рассел.

«А женушка так и не пришла, – с мрачным удовлетворением отметила про себя Лия. – Нет, этот ангелочек не прилетел на помощь в самый ответственный момент». Видать, этой девице действительно наплевать на все, что произошло с ее супругом. Ну и правильно поступил Бен, что вовремя отделался от этого сокровища.

– Такси! – Бен остановил машину и со вздохом облегчения устроился на заднем сиденье. – Сначала отвезите нас в Портобелло, затем поедем в Болс-бридж, – попросил он водителя.

– Ты уверен, что не хочешь заехать ко мне? – Дорога до дома Бена оказалась слишком короткой, и, когда такси вырулило на мост Портобелло, Бен за все время пути впервые заговорил:

– Лия, спасибо тебе за все. Ты молодчина и настоящий друг.

– Да что ты, я ведь не сделала ничего особенного. Я обязательно позвоню тебе завтра.

– Договорились.

Бен вышел из такси и, прежде чем открыл входную дверь, помахал на прощанье Лие. На автоответчике кто-то оставил сообщение. Бен немедленно включил запись:

– Бен, ах ты, старый пес! – заполнил комнату голос Фила. – Герой, спаситель, чудо-мужчина. В субботу после матча вся команда готова устроить пирушку в твою честь. Если, конечно, к этому времени ты успеешь спуститься с небес на землю. Послушай, дружище, мы все рады, что тебе так повезло и обошлось без травм. По телевизору все выглядело сплошным кошмаром. Надеюсь, скоро встретимся, и ты все нам расскажешь.

Бен стер послание и отправился на кухню. Разумеется, с вывихом лодыжки ни о каком субботнем матче и речи быть не могло.

Усевшись в кресло с бутылкой пива, он задумался над тем, видела ли этот выпуск новостей Кэри? Может быть, она тоже считает его героем, так же, как и друзья из футбольной команды? Или же в ее понимании он до сих пор оставался недостойным донжуаном, целующимся со старыми любовницами на собственной свадьбе? Конечно, теперь это не имело для Бена большого значения. Однако ему было бы приятно сознавать, что Кэри видела эту передачу и не считает его подлецом и последним мерзавцем. И вот теперь на его горизонте снова появилась Лия. Он так и не понял, откуда и зачем она возникла у магазина, но ее забота и внимание тронули его. Лия, как всегда, оказалась первой, Кэри, наверное, и в голову не пришло бы навестить его. Кэри, очевидно, думает только о своей работе. У нее на уме одни самолеты и такие же коллеги-авиадиспетчеры, да еще, наверное, эта нелепая коллекция обуви. И эта девчонка сумела выбить его из привычного ритма жизни!

А тем временем Лия снова оказалась рядом, как это случалось всегда. Может, она права? Может, они действительно созданы друг для друга? Но это, к сожалению, никому не известно. И как это некоторые женятся и не ошибаются, интересно, как они узнают, что это именно то, что им нужно? Почему им все сразу становится ясно?

Бен потер лоб. Он никогда не любил заниматься самоанализом. Кроме того, у него ныла лодыжка, разболелась голова и не хотелось думать ни о чем серьезном. Он допил свое пиво, оставил пустую бутылку возле кресла и отправился наверх, в спальню.

Глава 20 Грейпфрутовое масло

Масло-энергетик, восстанавливает силы организма и обладает пикантным ароматом.

Впервые за несколько недель Кэри проснулась свежей и бодрой. У нее не болела голова, и ее не мучили дурные предчувствия. Конечно, в какой-то мере этому помогла погода: светило яркое солнце. А холодные ветры прошлого месяца сменились более теплыми. Но что самое главное, сегодня она должна была оформить документы на покупку квартиры, и уже в полдень становилась полноправной хозяйкой недвижимости. С этого момента должен был начаться новый поворот в ее судьбе.

Итак, открывалась еще одна глава, еще одна страничка в жизни Кэри Браун. Именно об этом размышляла Кэри, садясь в машину и отправляясь в контору по продаже и покупке недвижимости. Теперь Кэри превращается во взрослого человека. И друзья перестанут считать ее взбалмошной и чуточку сумасшедшей девицей. Все кончено. Теперь она для них – полноправный член общества и разумная женщина, способная самостоятельно принимать серьезные решения.

Кстати, Кэри уже успела выяснить, что в том же районе новостроек купили себе похожие квартиры несколько сотрудников аэропорта. Что ж, будет приятно видеть среди соседей знакомые лица!

Что касается Питера Фэрнесса, то он решил отказаться от этого района, и присмотрел себе жилье там же, где проживал раньше, сославшись на привычку, объяснив, что трудно привыкает к совершенно незнакомым кварталам.

Кэри было приятно сознавать, что она наконец покидает дом Питера. Никогда она не чувствовала себя там уютно. Более того, бедняжка всякий раз испытывала неудобство и чуть ли не вину за то, что открывала кухонные полки и пользовалась той же посудой, которую выбирала Сандра еще в те счастливые моменты семейной жизни с Питером.

Итак, бумаги получены, и теперь, подъезжая к новому дому, Кэри припарковала машину на стоянке перед зданием, где виднелась отметка «Кв. 2А».

Она отперла входную дверь и, поднимаясь по лестнице, прислушалась к тишине. Интересно, сколько уже жильцов успело въехать в этот дом? Затем она вставила ключ в замочную скважину двери своей квартиры и через секунду очутилась внутри нее.

Только теперь она пожалела о том, что не пригласила ни сестру, ни мать, чтобы отметить вместе с ними этот замечательный день. Как бы она была рада, если бы хоть кто-нибудь из ее близких или друзей сейчас кинулся ей на шею, обнял и искренне поздравил с таким удачным приобретением!

– Глупышка ты! – вдруг произнесла вслух Кэри. – Да тебе сейчас никто и не нужен. – Она прогулялась по комнате, распахнула дверь балкона, впуская в помещение свежий воздух. – Ты все это сделала самостоятельно!

Затем Кэри обследовала кухню, открывая и закрывая все полки и ящики, то же самое она проделала и в спальне. Потом, присев на диван, она поднялась с него и передвинула к другой стене, тут же вспомнив, что это уже не так важно. Очень скоро на месте этого коротенького диванчика появится громадное кожаное чудо.

Кэри взглянула на часы. Пора обедать. Только теперь она ощутила голод. А ведь ей сегодня предстояла масса дел: нужно было перевезти от Питера все свои пожитки и кое-что купить для дома. Ну, хотя бы самое необходимое: постельное белье, посуду и, конечно, готовые замороженные блюда, которые потом можно будет просто разогревать в микроволновке. В этот момент в сумочке зазвонил мобильник.

– Ну, и как? – послышался голос Питера.

– Что «как»?

– Все же это свершилось?

– Да! – восторженно воскликнула Кэри. – Все отлично!

– Что ж, я рад за тебя.

– Но мне еще предстоит много всего сделать. Например, пройтись по магазинам, чтобы купить миллион разных разностей.

– А почему бы нам сначала все-таки не отпраздновать главное событие?

– Отпраздновать?

– Я сейчас как раз нахожусь в твоем районе. Давай пообедаем вместе?

– Ну, я даже не знаю…

– Поздно. Я уже заказал столик в «Старой школе». На час дня.

– А я могу и не успеть к часу! Ты поторопился.

– Ничего подобного. Успеешь. Я почему-то верю в тебя.

– Вот это меня всегда и раздражало, – рассмеялась Кэри. – Ты практически никогда не ошибался.

– Бывало по-всякому, – вздохнул Питер. – Давай, Кэри, соглашайся. Тебе ведь хочется устроить маленький праздник.

– Ну конечно, – вынуждена была согласиться Кэри. – Причем я даже пожалела, что не пригласила никого осмотреть новую квартиру и оценить мой выбор.

– Ну, теперь я с удовольствием разделю твою радость, – ответил Питер. – И если не в данный момент, то в час дня – это уж точно. Я заказал столик на свою фамилию. Я угощаю.

– Ты удивительный человек.

– Значит, скоро увидимся, – закончил он и разъединил связь.

«Старая школа» действительно оправдывала свое название внешним видом. Здание, распложенное у дороги недалеко от деревни, было выстроено в начале двадцатого века, хотя потом его пришлось реконструировать, чтобы переделать под ресторан. И все же здесь сохранились высокие потолки, а для антуража на стенах были изображены несколько старых наклонных парт с чернильницами, вставленными в специальные отверстия, а за партами сидели ребятишки с ободранными коленками.

Кэри зашла в ресторан и огляделась, не очень надеясь встретить здесь Питера. Но он, как всегда, приехал первым, и уже изучал меню.

– Привет, – поздоровалась Кэри, присаживаясь за столик.

– Привет! – Лицо Питера радостно засветилось. – Ну, и как ты теперь себя ощущаешь?

– Немного странновато, – призналась Кэри. – Я стала передвигать мебель, а потом вдруг поняла, что могу расставить ее так, как мне захочется, потому что теперь я сама себе хозяйка.

Питер рассмеялся, потом, подозвав официанта, неожиданно заказал два бокала шампанского.

– Питер! – попыталась было возразить Кэри.

– Почему бы и нет? – Он пожал плечами. – Ты купила себе квартиру, первую квартиру в своей жизни, и теперь мы хотим по-настоящему отпраздновать это событие.

– Это очень мило с твоей стороны, – заметила Кэри после того, как официант принес им шампанское и принял заказ на обед. – И кстати, действительно: почему бы нам не отпраздновать это событие?

– Когда мы с Сандрой купили свой дом, мы отправились в «Бургер Кинг», – сухо заметил Питер. – Но получилось так, что я забыл кредитки дома в другом пиджаке. И вместо пышного праздника пришлось жевать бутерброды и запивать их минеральной водой, на которую мы вдвоем еле наскребли денег, порывшись в карманах.

– Вот растяпа!

– Неудивительно, что она меня бросила.

– Я бы тоже тебя бросила, если бы ты обмывал покупку нового дома минералкой, – кивнула Кэри.

– Ты и так меня бросила, – напомнил Питер. Она скорчила ему рожицу.

– Мне будет очень не хватать тебя, – вздохнул Питер. – Тем более что я буду знать, где ты находишься.

– Ничего страшного, – улыбнулась Кэри, – зато у тебя снова появится свободная комната для гостей и подружек.

– Нет, я обязательно буду скучать, – заупрямился Питер. – Несмотря на то что ты не позволяла к себе притронуться, мне было очень приятно сознавать, что ты живешь со мной в одном доме.

– Перестань. – Кэри принялась теребить льняную салфетку. – Ну, а как я себя чувствую, тебе уже известно, – заметила Кэри. – Поэтому, пожалуйста, прекрати.

– Ну хорошо, хорошо. – Он поднял свой бокал шампанского и чокнулся с ней. – За тебя, любовь моя, и за твою квартиру. И пусть Господь благословит всех тех, кто переступит ее порог.

– Дурачок! – Она засмеялась и выпила свой бокал.

– Значит, теперь ты будешь сама себе хозяйкой? – поинтересовался Питер. – Или пригласишь кого-нибудь разделить с тобой это роскошное жилье?

– Хотя бы первое время я буду жить совершенно одна, – тут же ответила Кэри. – Пора попробовать.

– Только помни, что это совсем не так восхитительно, как тебе кажется, – напомнил Питер.

Кэри ничего не ответила, а просто воткнула вилку в отбивную, которую принес официант.

– Еще два бокала шампанского, – заказал Питер.

– Нет, не надо.

– Легкое шипучее вино тебе не помешает. Поверь, все будет хорошо.

– Убедил, – согласилась Кэри. – Но только на этом и остановимся. Если помнишь, я уже говорила тебе, что мне сегодня еще предстоит переделать целую кучу дел.

– И главное – это праздник обмывания твоей первой собственной квартиры!

– Только если ты будешь хорошо себя вести и не приставать ко мне.

– Договорились.

Питер сдержал свое слово. Обед получился замечательным, и Кэри даже почему-то не стала возражать, когда ее спутник заказал еще шампанского. Она позволила себе расслабиться, и чувствовала себя свободно в компании Питера. Совсем не так, как тогда, когда жила у него в доме. Теперь она поняла, почему влюбилась в него чуть не в первую их встречу. Питер был приятным человеком. Он знал, что, где и когда нужно сказать, а где будет лучше промолчать. Он умел удивить то неожиданным букетом цветов, то билетами на концерт, о котором она давно мечтала. Или они просто встречались для того, чтобы выпить по коктейлю, а то вдруг он появлялся у аэропорта и увозил Кэри на пикник к берегу моря. Да, брак с Беном Расселом оказался довольно романтичным, но что касается истинной романтики, Питер, безусловно, во многом превзошел ее нынешнего супруга.

– С тобой все в порядке? – заволновался Питер.

– Да-да, конечно, – кивнула Кэри, спускаясь на землю. – Я начала грезить.

– Это было приятно?

– Достаточно. – Она почувствовала, что краснеет.

– Сегодня тебе разрешается думать только о самом хорошем, – добавил Питер. Потом он подозвал официанта и заказал следующую порцию шампанского. – А потому пей, девочка, веселись и празднуй. Сегодня твой день.

– Как прикажешь, – улыбнулась Кэри. – Как прикажешь.

* * *
– Ну вот, я все же успела здорово набраться, – икнула Кэри, отставляя в сторону пустой бокал. – Ты говорил, что мы выпьем только по стаканчику, а получилось так, что я уже наклюкалась.

– Да я и сам какой-то кривой, – рассмеялся Питер. – Но все же обед мне понравился.

– Ты очень милый парень, – пробормотала Кэри. – И прости, что я постоянно орала на тебя, когда выяснилось, что ты женат.

Кэри закрыла глаза, а Питер попросил у официанта счет и вызвать такси.

Через десять минут машина ждала их у выхода из ресторана.

– Как это все неудобно получилось, – продолжала бормотать Кэри, держась за Питера. – Мне придется оставить машину здесь, а я ведь собиралась сегодня еще пройтись по магазинам. И мне потом еще на работу ехать…

– Смена у тебя начинается завтра в полдень, – напомнил Питер. – Будет уйма времени вернуться сюда и забрать автомобиль.

– Но я во всем люблю порядок. Мне очень хотелось вывезти от тебя все мои вещи, чтобы переночевать уже в собственной квартире.

– Переночуешь там утром, – успокоил ее Питер.

– Я не могу ночевать утром. – Кэри нахмурилась, поняв, что произнесла что-то нелепое, и снова закрыла глаза.

Они ехали молча, и через некоторое время Питер попросил таксиста остановить машину у паба возле его дома.

– И куда мы направляемся? – удивилась Кэри, не узнавая местности.

– Надо еще немного выпить перед сном.

– Но тогда у меня завтра от похмелья начнет раскалываться голова, – засмеялась Кэри.

– Ну только по одному стаканчику.

– Договорились.

Они выпили по два, но после этого Кэри категорически сказала себе «стоп», добавив, что ей очень хочется переехать в новую квартиру и там хорошенько выспаться.

– У тебя впереди сколько угодно ночей, чтобы высыпаться в своей квартире, – заметил Питер. – Но я прошу тебя провести эту последнюю ночь вместе со мной. Хорошо?

Она внимательно взглянула ему в глаза, почувствовав, как изменился тон его голоса.

– Ты имеешь в виду «провести с тобой ночь» в буквальном смысле?

– Послушай, сейчас мы с тобой оба – люди совершенно свободные. И поэтому ничего плохого не случится, если мы с тобой проведем эту ночь вместе.

– Но мы находимся в браке с совершенно другими людьми, – напомнила Кэри.

Питер рассмеялся.

– А ты думаешь, что этим «другим людям» не наплевать на нас и на то, что мы собираемся сделать?

– Да нет, ничего страшного, я просто пошутила.

– Знаю.

– Но я не уверена, хочу ли я с тобой спать, – призналась Кэри.

– А почему бы и нет?

– Когда-то я любила тебя, но моя любовь прошла. А я спала с тобой только тогда, когда в моем сердце была любовь.

– А как ты сейчас ко мне относишься?

– Ты мне нравишься. И я тебе очень благодарна.

– А разве ты меня больше не любишь? – Лицо его выражало страшную муку.

– Я пьяна, – кивнула Кэри, – и поэтому не могу сейчас говорить серьезно. Да, я действительно здорово напилась.

– Я люблю тебя, Кэри, – прошептал Питер. – Я полюбил тебя с первого взгляда.

– Бен говорил то же самое. – Она сняла очки и принялась протирать линзы краешком рубашки. – Однако все закончилось довольно быстро.

– Со мной у тебя все будет по-другому. Я обещаю.

Кэри вздохнула:

– Если я решила порвать одни отношения, это еще вовсе не означает, что я готова начать новые, а вернее, возобновить старые.

– А Бену, наверное, наплевать.

– Возможно.

– И все равно я прошу тебя остаться сегодня со мной. Я не буду приставать к тебе и заставлять тебя делать что-либо, если только ты сама этого не захочешь.

Кэри улыбнулась.

– Я полагаю, что если бы ты хотел переспать со мной помимо моей воли, то уже бы предпринял что-нибудь.

Подобные мысли посещали и Кэри. Иногда по ночам, ворочаясь на узкой и неудобной детской кроватке, она думала, а не перебраться ли ей в соседнюю комнату и прижаться к теплому телу Питера? Она ясно представляла себе, как он нежно обнимет ее, как сольются их губы в страстном поцелуе, после чего Кэри плотнее закутывалась в детское стеганое одеяло, изо всех сил стараясь уснуть.

– Хорошо, я останусь с тобой на эту ночь. Но только я совсем не готова к тому, чтобы спать с тобой в одной постели, Питер.

– Ладно, я готов на все, хотя бы потому, что ты не исключаешь возможности оказаться со мной в постели в обозримом будущем, – прошептал Питер и неожиданно поцеловал ее в губы.

Глава 21 Мандариновое масло

Эфирное масло с нежным ароматом свежести, также обладает успокаивающим эффектом.

Фрейя стояла перед филиалом «Лечебных трав» в районе Рэтминс и наблюдала за тем, как продвигаются работы по восстановлению магазина. Уже была заменена витрина, полы покрыты новыми коврами, и оставались только мелочи, вроде полок и внутренней отделки. Тем не менее эти мелочи требовали по меньшей мере целой недели кропотливых работ.

Полиции не составило большого труда расследовать причины аварии. Выяснилось, что пассажирами джипа были два родных брата. Младший – рядом с водителем, страдал приступами эпилепсии, и по случайному совпадению в тот день забыл принять свое лекарство. Во время поездки у него начался припадок, и это так напугало и отвлекло водителя, что тот, потеряв управление, врезался в магазин Бена. Доктора подтвердили, что в момент приступа эпилепсии случается заглатывать собственный язык, и без помощи Бена скорее всего молодой человек просто бы задохнулся.

Фрейя улыбнулась, поглядев на брата, когда тот входил в магазин.

– Что ж, дела идут отлично, – отметил Бен. – Скоро откроемся.

– Наверное. – Фрейе пришлось закричать, чтобы ее голос перекрыл шум работающей электродрели.

– А давай-ка с тобой зайдем в кафе, – внезапно предложил Бен. – По-моему, мы уже лет сто не пили кофе и не обсуждали наши насущные дела. Ты не против?

– Согласна, – кивнула сестра.

– Тогда вперед. – Он еще раз критически осмотрел рабочих, восстанавливающих магазин, и добавил: – Оставим профессионалов и не будем смущать их своим присутствием.

Хозяйка кафе приветливо улыбнулась, заметив старых знакомых. Бен подумал о том, помнила ли она тот скандал, который устроила в кафе Лия, когда они встречались с ней сразу после его возвращения из Штатов? Так или иначе, с того вечера прошло уже много времени. В любом случае хозяйка, если и не забыла этот неприятный эпизод, не подавала виду.

– Привет, Бен! Как дела, Фрейя? Решили отдохнуть?

– Да, с удовольствием выпьем по чашечке самого лучшего кофе, – улыбнулся Бен.

Они устроились у окна, откуда хорошо просматривался магазин.

– Итак, о чем пойдет речь? – поинтересовался Бен, как только сама хозяйка поставила перед гостями две чашки ароматного напитка.

– Брайан сделал мне предложение, – без всяких предисловий начала Фрейя.

Глаза Бена просияли. После того как Бен спросил Брайана о его намерениях в отношении Фрейи, он думал, что его осторожный приятель теперь испугается и никогда не решится на женитьбу. Фрейя предпочитала даже не поднимать эту тему. Понятно, что она не решалась выходить замуж, боясь, что Бен сочтет это предательством с ее стороны.

– Это же замечательно! – улыбнулся Бен.

– Ты так считаешь?

– Ну конечно. Я всегда полагал, что рано или поздно этот вопрос между тобой и Брайаном будет решен положительно. Да вы проводите вместе больше времени, чем любые супружеские пары с большим стажем семейной жизни. Кстати, Брайан, как мне кажется, единственный мужчина, который сумеет справляться с тобой.

– Неужели ты считаешь, что я такой тяжелый человек?

– Иногда ты бываешь несносной, – подтвердил Бен. – Кроме того, с тобой нельзя спорить: ты все равно поступишь по-своему. И так было всегда.

– Ты не ошибся. И Брайан частенько повторяет мне то же самое.

Бен рассмеялся.

– Вот видишь! Ты тяжелый человек, а он не сдается и все равно согласен взять тебя в жены. – Голос его стал более мягким. – По-моему, это здорово. Просто замечательно.

– Значит, ты приветствуешь такое решение? – сухо поинтересовалась Фрейя. – И это несмотря на то, что твой собственный брак распался в мгновение ока?

– Ну хорошо, я готов признать и то, что насчет меня и Кэри я ошибался, а ты была права.

Фрейя удивленно приподняла одну бровь:

– Ты знаешь, ты был не прав только в том, что не прекратил отношения с Лией. Вот почему вышла такая неразбериха и все пострадали.

– Давай поменяем тему, – попросил Бен. – Поговорим теперь о тебе.

– Не надо ничего говорить, только радоваться и праздновать.

– Итак, у вас все хорошо. Ты, разумеется, согласилась?

– Я, честно говоря, еще сама до конца ни в чем не уверена.

– Это еще почему? – изумился Бен. – Вы живете с ним вместе вот уже несколько лет. Тебе не кажется, что пора перейти на новый уровень?

– Возможно. – Фрейя смотрела куда-то в чашку с кофе. – Но тут есть кое-что еще, о чем я, кстати, и хотела тебя спросить.

– Что же это?

– Ну, когда ты женишься, тебе захочется, чтобы у тебя была полноценная семья?

– Не понимаю.

– Я имею в виду детей, Бен. Тебе бы хотелось иметь детей?

Бен задумался на пару секунд:

– Наверное. Впрочем, мы с Кэри пока что об этом не заговаривали. Но, очевидно, это само собой подразумевалось. Вот, дескать, наступит один прекрасный день, и тогда…

– А если бы вдруг выяснилось, что она не хочет иметь детей?

– Да дети тут ни при чем, Фрейя. – Он горько усмехнулся. – Мы бы разошлись с ней в любом случае, Фрейя. Разве нет?

– Наверное, ты снова прав.

– А у вас с Брайаном возникла эта проблема?

И хотя Фрейя понимала, что должна выговориться, но эту тему она была не в силах обсуждать даже с собственным братом.

– Не совсем так, – замялась она. – Мне просто важно было узнать твое мнение, не более того.

– Наверное, когда-нибудь мне захочется иметь детей, – кивнул Бен. – И Брайану, скорее всего, тоже. Из него получится неплохой отец.

– Ты так думаешь? – нахмурилась Фрейя. – Но он иногда становится таким же придирчивым и раздражительным, как и я. Ты думаешь, он будет мириться с тем, когда увидит, что весь пол завален игрушками, и частенько ему самому придется менять младенцам подгузники?

– При чем тут подгузники? Неужели из-за таких пустяков можно отказаться от детей? Между прочим, большинство мужчин становятся заботливыми отцами именно в зрелом возрасте. Ну, когда им исполняется лет этак пятьдесят или даже больше.

– Ты это говоришь серьезно?

– Может быть, я не самый лучший в мире консультант по данному вопросу, – пожал плечами Бен. – Но мне почему-то так кажется.

Фрейя высыпала в чашку еще один пакетик сахара.

– А у Брайана возникли какие-то проблемы? – по-другому задал свой вопрос Бен.

– Если серьезно, то что бы ты сказал, например, если бы узнал, что ты хочешь иметь детей, а Кэри – нет?

– Понятия не имею, – смутился Бен. – Послушай, Фрейя, так далеко вперед мы с Кэри не заглядывали. – Он пожал плечами. – Мы, как правило, трепались о всякой ерунде, но не о детях.

– А с Лией ты эту тему тоже не обсуждал?

– Господи, да нет же!

– А будешь?

Бен растерялся:

– Пока сам не знаю.

– Не надо мучить ее. – Фрейя подвинула чашечку с кофе поближе к себе. – Она заслуживает большего.

– Я понимаю. – Он кивнул. – Просто я уже боюсь ошибиться еще раз. Но мы с Лией иногда навещаем друг друга, а это тоже следует принимать во внимание.

– Да, она звонила мне.

– Неужели?

– Первой позвонила я и рассказала о вас с Кэри. Я тогда очень рассердилась на Лию. Она огорчилась и на другой же день сама перезвонила мне. Она объяснила, что не желала никому зла, все как будто получилось само собой. Ну, она будто бы не смогла удержаться, что ли. Во всяком случае, она клялась, что больше никогда не станет вмешиваться в чужую жизнь.

– Ну, это не совсем так. Она заходила ко мне.

– И что же?

– Ничего. Ты же хорошо знаешь Лию. Во всяком случае, ей было приятней возиться со мной, чем наблюдать и обсуждать весь этот водоворот событий.

Фрейя рассмеялась:

– Да, что касается водоворотов, то мы с тобой способны их устраивать. Вряд ли это по силам, например, Брайану. Согласен?

– Действительно! – Бен улыбнулся. – Итак, Фрейя, ты собираешься сначала объявить о помолвке или вы решили сразу пожениться?

– Мы пока не решили. К тому же я не вижу смысла в этих помолвках. – Она наморщила лоб. – Хотя от красивого колечка я, наверное, не отказалась бы.

– Все женщины одинаковы, когда дело доходит до драгоценностей, – покачал головой Бен.

– Ты не ошибся, – подтвердила Фрейя, поднимаясь из-за столика. – Ну, а раз ты это понял, значит, способен сделать и соответствующий вывод.

– Ну вот, а теперь начинаются советы и рекомендации… – застонал Бен.

* * *
Когда Кэри вышла на работу, она тут же с радостью сообщила друзьям о своем приобретении. Итак, теперь оставалось собрать коллег, позвать старых друзей и родных, чтобы устроить настоящее новоселье. Это могло бы произойти уже на другой день, если бы не вмешательство Питера, который изрядно напоил Кэри в «Старой школе», а потом они еще добавили и в пабе возле его дома.

После такой попойки Кэри потребовалась целая вечность, чтобы сначала добраться до ресторана, где она оставила свою машину, затем вернуться к Питеру за своими пожитками. После этого у нее едва оставалось время, чтобы купить постельное белье и кое-какие мелочи, и она чуть не опоздала к началу смены. Кэри злилась на себя за то, что провела почти весь предыдущий день с Питером, заново привыкая к нему. Она понимала, что он опять начинает ей нравиться. Ее тянуло к нему, особенно под действием алкоголя.

Когда они добрались до его дома накануне вечером, Кэри была настолько расслаблена, что позволила ему еще раз поцеловать себя в губы. Потом еще, и еще раз. Она вспоминала, каким нежным был всегда Питер, каким ласковым и заботливым. Очень скоро она сама прижалась к нему, обняв его обеими руками. Его пальцы заскользили сначала по ее щекам, потом опустились на грудь, и он как-то незаметно принялся расстегивать пуговицы на ее кофточке. Только тогда Кэри осторожно отстранилась от него, заявив, что еще не готова к таким отношениям. Он в отчаянии заглянул ей в глаза и поинтересовался, что произошло, добавив при этом, что оба они – взрослые и совершенно свободные люди. Поэтому выходило, что никто из них никого не предает и никому не изменяет.

– Дело совсем не в этом. – Кэри начала застегивать пуговицы.

– А в чем же тогда?

– Я просто… не могу, вот и все.

– А разве тебе не кажется, что твой бывший муж как раз и занимается вот этим самым со своей старинной подружкой? – резко спросил Питер. – Неужели ты считаешь, что он не получает удовольствия, причем столько, сколько ему заблагорассудится?

– Я понятия не имею, чем сейчас занимается Бен и в чьей компании он проводит свое свободное время, – дрожащим голосом ответила Кэри. – И он мне пока что еще не «бывший» муж. Между прочим, вы с Сандрой тоже официально еще не разведены.

– Это только формальности. Мелочи, – заметил Питер.

Кэри поморщилась.

– А мне почему-то показалось, что тебе очень хочется этого, – с грустью сообщил Питер.

– Я не готова, – тяжело вздохнула Кэри. – Прости, но это действительно так… Если бы все вышло по-другому… если был кто-то… в общем, ты мне все равно очень дорог… но дело в том, что я…

Он протянул руку и осторожно дотронулся указательным пальцем до ее губ:

– Ш-ш-ш… Теперь это уже не имеет никакого значения, – прошептал Питер. – Давай побыстрей забудем об этом эпизоде.

И он ушел в свою спальню, плотно прикрыв за собой дверь.

* * *
Смена прошла спокойно, и Кэри обрадовалась, когда рабочий день закончился. Она села в машину, нагруженную покупками, которые она успела сделать еще утром, и направилась в свою новую квартиру. Она чуть ли не бегом ворвалась в комнату, так не терпелось ей попасть в свое гнездышко. Все вещи оставались нетронутыми, на своих местах, как она и оставила их накануне. После этого Кэри перенесла из машины одежду, аккуратно развесила ее во встроенные шкафы, расставила черно-белый столовый сервиз на кухонные полки и поставила чайник.

Пока он закипал, Кэри вышла на балкон, чтобы немного подышать свежим вечерним воздухом.

– Мой дом, – вслух сказала она, услышав щелчок автоматически выключившегося чайника. – Только мой и больше ничей.

Она приготовила себе большую чашку кофе и, разгуливая с ней по гостиной, вдруг осознала, что даже в доме Бена не испытывала такого покоя, безопасности и умиротворения, которые овладели ею сейчас. В спальне высилась гора коробок, в которых хранилась ее коллекция обуви. Что ж, вот сейчас никто не станет упрекать ее за это пристрастие. Кэри улыбнулась. В этот момент зажужжал ее мобильный телефон с сообщением.

«Спокойной ночи. Скучаю без тебя. Люблю и целую. Питер».

Кэри снова улыбнулась и отправила ему ответ: «Спасибо».

Глава 22 Бергамотное масло

Мягко действующее эфирное масло с успокаивающим эффектом и легким фруктовым ароматом.

Хотя одним из преимуществ сменной работы являлась возможность иногда избегать «час пик» и спокойно передвигаться по городу в удобное для себя время, тем не менее Кэри встала пораньше и отправилась за покупками. Смена начиналась вечером, и ей хотелось подольше походить по крупным универмагам, где, если верить Джине, была объявлена большая распродажа. Кэри уже чувствовала, что обязательно купит что-нибудь лишнее, но Джина убедила ее, что если уж приобрела квартиру, то теперь в хозяйстве может пригодиться любая вещь.

Кэри припарковала машину на платной стоянке крупного торгового центра и, проходя мимо витрин с выставленной в них модной обувью, старалась даже не смотреть в ту сторону. Вместо этого она решила посвятить день покупкам, касающимся интерьера, а также всему тому, что способствовало бы созданию уюта в квартире. Ей даже стало смешно от одной мысли о Кэри Браун, рассуждающей о преимуществах и недостатках различных корзин для мусора или, например, бумажных кухонных полотенец.

Войдя в магазин, Кэри направилась в тот отдел, где продавали светильники: люстры, торшеры, бра и другие источники света для дома. Едва она оказалась в зале, как тут же замерла на месте, сраженная красотой круглой оранжевой настольной лампы, бросавшей мягкий свет на тумбочку, куда ее поместили. Идеальный вариант для гостиной. Да еще, судя по табличке, на этот товар фирма любезно предлагала скидку в десять процентов. Кроме того, внимание Кэри привлекла оригинальная лампа-торшер из нержавеющей стали, изящная и сверкающая. Кэри отошла на пару шагов назад, чтобы представить себе, как это произведение искусства будет смотреться в углу комнаты, и тут же столкнулась с каким-то покупателем, очевидно, также выбравшим светильник.

Когда же она оглянулась и увидела, что твердо стоит на ноге Бена Рассела, Кэри готова была провалиться на месте. Она была изумлена, что после всего случившегося они могут встретиться именно здесь, в зале универмага, среди торшеров и бра. Она молчала и просто смотрела на него, что-то вспоминая. Сколько раз ей представлялась подобная встреча, но в мыслях Кэри всегда говорила себе что-то очень остроумное, и Бен при этом обязательно начинал сожалеть о том, что недооценивал ее. Сейчас же Кэри словно внезапно потеряла дар речи. Слишком уж внезапно они встретились. Времени для остроумной фразы не оставалось.

– А, это ты!

– Кэри!

– Привет.

– Здравствуй.

– Что ты тут делаешь? – первой поинтересовалась Кэри.

Он удивленно приподнял брови:

– Рассматриваю светильники.

– И я тоже.

– Я об этом уже догадался.

– Ну разумеется.

Некоторое время они стояли друг напротив друга и молчали. Кэри внимательно рассматривала лицо Бена, пытаясь отыскать на нем следы бессонных ночей и волнений, но ничего не обнаружила. Он был все так же неотразим, глаза его задорно блестели, пышные волосы были аккуратно уложены в модную прическу с помощью геля. И никаких мешков или кругов под глазами, морщин или чего-то еще…

– Я слышала о несчастном случае в твоем магазине, – вспомнила Кэри. – По телевизору все выглядело очень страшно.

– Я тогда сам изрядно перепугался, – кивнул Бен.

– Что же там случилось? – поинтересовалась Кэри. – Они хотели вас ограбить?

Бен вкратце пересказал ей историю братьев.

– Я потом даже навещал младшего брата в больнице, – добавил он. – Очень милый парень. Он постоянно извинялся передо мной.

– Ну, я надеюсь, что страховая компания возместит вам все убытки?

– Конечно.

– А я видела этот сюжет в новостях.

– Правда?

– Я хотела сразу же позвонить тебе…

– Да, это уже неважно, – отмахнулся Бен. – Как у тебя идут дела на работе?

– Все нормально.

– Теперь, наверное, тебе стало легче добираться до аэропорта, когда ты снова переехала на север, да?

– Ну конечно.

– Где же ты живешь?

– Я купила себе квартиру. Вот почему я и зашла сюда, чтобы купить лампу или торшер. А может, и то и другое сразу.

– Правда? – Кэри заметила, как внезапно потемнели у Бена глаза. – Где же это?

– Возле Сордс.

– Надеюсь, что теперь ты будешь абсолютно счастлива.

– Я тоже на это рассчитываю. – «Не могу поверить, что я вот прямо сейчас стою здесь, в магазине, и мирно беседую с ним, – пронеслось в голове Кэри. – А ведь не так давно мы занимались с ним любовью по три раза за ночь, если не больше. А в Вегасе в бассейне мы плавали с ним совершенно обнаженные. Когда-то я говорила, что очень люблю его, и сама искренне верила в это. А вот теперь мы стоим и говорим о каких-то светильниках. Как же это все произошло?»

– Мне очень жаль, что у нас так ничего и не получилось. – Эти простые слова Бена врезались в мозг Кэри, возвращая ее к суровой действительности.

Она почувствовала, как комок подступает к ее горлу, мешая говорить:

– Ну, тут уж ничего не поделаешь, наверное… В этом никто не виноват.

– Или, наоборот, мы оба виноваты в равной мере, – поправил ее Бен. – Слишком много незавершенных дел оставалось у нас в прежней жизни.

– Вероятно, ты прав. – Неожиданно Кэри захотелось, чтобы Бен скорее ушел. Если он пробудет здесь хотя бы пару минут, она, скорее всего, расплачется. А ей вовсе не хотелось выглядеть перед ним слабой и плаксивой девчонкой. Что ж, пусть он лучше считает, что она до сих пор влюблена в Питера Фэрнесса. Ей не хотелось ощущать себя одинокой и никому не нужной женщиной. Одной из тех многочисленных красоток, которых Бен когда-то любил, а потом бросил.

– Нам надо было серьезнее отнестись к своим отношениям.

– Я пыталась.

– Когда швырялась в меня ботинками, пока я старался заснуть? – усмехнулся Бен.

– Ты не должен был тогда сразу ложиться спать.

– Я очень устал после той вечеринки. Мне почему-то показалось, что ты вымоталась не меньше меня.

– Но ты отказался даже поговорить со мной.

– Я решил, что нам нечего было особенно обсуждать.

– Ну, не исключено, что ты и на этот раз совершенно прав. По крайней мере, теперь наша жизнь протекает так же, как и раньше, до той роковой встречи.

– Я бы ни за что на свете…

– Не надо, Бен, еще немного, и мы можем снова разругаться, – перебила его Кэри. – А это уже совершенно ни к чему. Верно? Все кончено. И у нас теперь не может быть причин для ссор.

– Я только хочу, чтобы у тебя осталось обо мне правильное впечатление.

– Не волнуйся. Я успела тебя хорошо узнать.

– Ты, мне кажется, всегда убеждена в своей правоте.

– Точно так же, как и ты.

– Это потому… – Он замолчал. – Черт, Кэри, какое все это теперь имеет значение? Ты живешь рядом с аэропортом, о чем всегда мечтала, а у меня теперь дел по горло: нужно ремонтировать магазин и заново открывать его для покупателей. Наверное, мы оба когда-нибудь начнем считать тот месяц просто каким-то сумасшествием, «взбрыком» в нашей жизни. А потом, глядишь, и вовсе перестанем сожалеть о том, что все это когда-то произошло с нами.

– А я никогда и не жалела о том, что мы какое-то время были вместе, – медленно произнесла Кэри. – Просто мы были настолько глупы, что нам показалось, будто это счастливая сказка может длиться вечно. Но вот о чем я тебя хочу спросить – и это уже вполне серьезно, – что ты узнал относительно нашего развода? – Кэри сама удивилась тому, каким ровным тоном ей удалось это произнести.

– Я пока что только собираю необходимую информацию, – печально хмыкнул Бен. – Но все оказалось не так просто. Кроме того, ты же знаешь, что произошло у меня с магазином, и я временно приостановил свою деятельность в этом направлении.

– Может быть, ты хочешь, чтобы я занялась этим вопросом?

– А я почему-то считал, что ты не только этим занимаешься, но и успела найти подходящего адвоката, – пожал плечами Бен.

– Нет, до адвоката еще дело не дошло. А если быть честной до конца, мне бы вообще хотелось все это поскорее забыть и сделать вид, будто ничего такого между нами вообще не произошло. Ну, ничего страшного. Раз тебе некогда, я смогу все взять в свои руки.

– Видишь ли, на оформление нашего развода уйдет четыре года.

– Что?! Не может быть! – Она была потрясена. – Четыре года! Но мы не прожили вместе и четырех недель! Это несправедливо!

– Я понимаю. Я все понимаю. Но есть и обходной путь. Развод можно оформить в Доминиканской Республике. Там нужно пробыть всего сутки – и дело будет сделано. Я уже узнавал все детали этой процедуры. Между прочим, именно так поступили Сильвестер Сталлоне, Майкл Джексон, Джейн Фонда и многие другие знаменитости. Ты чувствуешь, в какой цепочке звезд мы с тобой окажемся?

– Это легально?

– Все совершенно официально и так же законно, как и наше бракосочетание.

Неожиданно Кэри рассмеялась:

– Мы, кажется, побьем с тобой все возможные рекорды. И виной всему этот сумасшедший секс…

Он тоже улыбнулся:

– Да, я понял, что ты имеешь в виду. Гормоны иногда заставляют нас совершать великие ошибки.

– Ну что ж. – Она выдохнула. – Мне пора.

– Так ты будешь ее покупать или нет?

– Что-что?

– Вот эту лампу. Ты на нее смотрела целую вечность.

– Так значит, ты за мной наблюдал?

– Я не мог пройти мимо тебя. Ты очень эффектная женщина, и не заметить тебя было бы просто невозможно.

Она состроила ему рожицу:

– По-моему, ты ошибаешься. А что касается лампы, то я, честно говоря, еще не решила. Ты как считаешь? Одобряешь мой выбор?

– Мне нравится, – кивнул Бен. – А какая у тебя квартира?

– Самая обыкновенная. Причем я купила ту, которую использовали как образец, то есть полностью обставленную. Мебель современная, но, в общем, обычная. На вкус среднего покупателя. Вот почему мою квартиру нужно срочно обустроить. – Да. – Неожиданно она усмехнулась. – Вот только я, как всегда, отличилась. В гостиной уже стоит диванчик и два кресла, а я все равно не удержалась и заказала себе громадный диван из натуральной кожи. Представляешь?

– Ух ты. – Бен поморщился. – А куда же ты денешь теперь этот диванчик с креслами?

– Понятия не имею. Наверное, нужно будет дать частное объявление в какую-нибудь популярную газету в раздел «Куплю-продам» или просто подыскать покупателя.

– И сколько же?

– Что?

– Сколько стоит эта мебель?

Она замотала головой:

– Я об этом еще даже не думала.

– Я у тебя куплю ее.

– Что?

– Ну, ты, надеюсь, не забыла мою мебель. Ты же сама постоянно жаловалась на те жуткие кресла. Вот я и приобрету у тебя удобный диванчик.

– Но ты его даже не видел.

– Ну и что? Я уверен, что он мне понравится. К тому же я ведь не такой привередливый, как ты. Мне просто нужно на чем-то сидеть, но при этом ощущать комфорт и не опасаться сломать спину.

– Ну… Я даже не знаю…

– Называй свою цену.

– Бен, забери его бесплатно, – неожиданно предложила Кэри.

– Нет, не могу.

– Прошу тебя. – Она начала наматывать на палец выбившийся из прически локон. – Возьми задаром. Ты меня даже выручишь.

– Наверное, это очень неудобно…

– Перестань. Забирай его бесплатно, – уже более настойчиво повторила Кэри. – Можешь считать, что это мой тебе подарок к нашему разводу.

– Ну хорошо, – смущаясь, произнес Бен после недолгой паузы. – Как ты полагаешь, он войдет в мой фургончик?

Кэри мысленно прикинула размеры служебной машины Бена:

– Думаю, что да.

– Хорошо, – медленно повторил Бен. – Позвони мне, когда будешь готова расстаться со своей мебелью. Договорились?

– Обязательно. – Ситуация выходила из-под контроля, и Кэри почувствовала, как у нее начала кружиться голова. Если бы она могла предположить, что ей предстоит беседа с Беном, она бы и вообразить не могла, что речь при этом пойдет о диванах. – Ты знаешь, мне сначала было даже страшновато начинать с тобой разговор. А вот, выходит, нечего было бояться.

– Это верно, – подтвердил Бен.

– Значит, мы не такие уж полные идиоты?

– Конечно, нет.

– Передавай привет… в общем, привет и наилучшие пожелания Фрейе.

– Обязательно.

– Похоже, она так и не полюбила меня. Бен неопределенно пожал плечами:

– Она так и не успела познакомиться с тобой по-настоящему, чтобы ближе тебя узнать.

– Ты мало что знал обо мне, но сумел полюбить с первого взгляда, – напомнила Кэри. – С того момента, когда мы встретились.

– Я и сейчас прекрасно к тебе отношусь, – подтвердил Бен. – Если бы не некоторые обстоятельства…

– Не стоит теперь все вспоминать, – быстро произнесла Кэри, не давая мужу опомниться. – Да, кстати, Брайану тоже передавай привет, когда увидишься с ним.

– А ты знаешь, они все же решили пожениться, – улыбнулся Бен. – Брайан и Фрейя.

– Правда? – искренне обрадовалась Кэри. – Как здорово! Хотя мне немного странно это слышать. Мне почему-то с самого начала показалось, что твоя сестра из тех, кто собирается остаться в старых девах.

– Я тоже так считал, – рассмеялся Бен. – Наверное, она изменила свое мнение, глядя на нас.

– С чего бы? – пожала плечами Кэри. – По-моему, совсем напротив: проанализировав нашу семейную жизнь, любая возлюбленная парочка забудет о том, что такое «брак навсегда».

– Мне кажется, они восприняли наше решение как победу надежды над жизненным опытом.

– Скорее всего ты прав. Так или иначе, но никто из нас не стал ненавидеть другого. Верно ведь?

– Конечно. Я всегда хорошо к тебе относился, – подтвердил Бен.

Кэри снова ощутила, как комок подступает к горлу:

– И я тоже испытывала к тебе только самые теплые чувства.

– Нам нужно было быть честными по отношению друг к другу с самого начала.

– Не надо возвращаться туда, где нас уже нет, – вздохнула Кэри. – Все кончено, и теперь нам надо это быстрей забыть.

– Да, пожалуй, ты права. – Он взглянул на часы. – Мне уже пора идти.

– На очередную встречу?

– С Лией, – подтвердил Бен. – В кафе.

– Что ж, желаю вам приятно провести время.

– И тебе тоже всего хорошего.

На какую-то секунду ей показалось, что он сейчас поцелует ее, но Бен только как-то неловко улыбнулся и быстро зашагал прочь. Кэри постояла немного на прежнем месте, затем решительно взяла в руки оранжевую лампу и ультрасовременный торшер из нержавеющей стали и понесла их в сторону кассы.

* * *
Лия уже сидела за столиком кафе «Готем», когда в дверях наконец появился Бен.

– Прости, – без предисловий начал он, присаживаясь рядом. – Я немного задержался.

– Ничего страшного. Ты никогда не отличался пунктуальностью, – покачала головой Лия. – И я всегда имела в виду, что минут десять мне придется скучать в одиночестве.

– Да ну? – Для Бена это было откровением.

– Именно так.

– Не может быть, чтобы я постоянно опаздывал.

– В девяти случаях из десяти, – укоризненно покачала головой Лия.

– Ты уже заказала что-нибудь?

Лия кивнула:

– Пиццу. Тебе – «пепперони», себе – вегетарианскую. Себе – пышную, тебе – абсолютно плоскую, – добавила она, заметив, что Бен хочет что-то сказать.

– Ты успела изучить мои вкусы до мелочей, – улыбнулся он.

– Годы общения дают свои результаты.

В этот момент официантка поставила перед ними два огромных бокала с кока-колой.

– Даже больше, чем хотелось бы, – усмехнулся Бен. Он откинулся на спинку стула, все еще находясь под впечатлением неожиданной встречи с Кэри. Интересно, почему они так дружелюбно беседовали. Ему казалось, что Кэри должна была бы осыпать его упреками или, по крайней мере, обидными словами. Но все вышло совсем не так, как он предполагал…

– Бен, ты меня не слушаешь!

Он моргнул несколько раз, возвращаясь к действительности, и взглянул на Лию. Она недовольно нахмурилась.

– Прости, ты мне что-то хотела сказать?

– Я просто интересовалась твоими планами. Может быть, сходим вечером в кино?

Но он отрицательно покачал головой:

– Нет, Лия. Я обещал Фрейе вернуться в Рэтминс и проверить, как идет подготовка к открытию магазина. Если мы хотим сделать все вовремя, надо постоянно следить за рабочими. Может быть, где-то они ошибутся, и нужно будет кое-что немного подправить. Ну, ты сама понимаешь…

– По-моему, ты просто влюблен в этот магазин.

– Конечно, – улыбнулся Бен. – Это же наш с Фрейей «первенец». И он значит для нас очень многое.

– У меня тоже появился шанс создать себе что-то подобное, не хуже вашего магазина.

– Правда, Лия? Это же замечательно! Немедленно рассказывай!

– Карен и Джульетта предложили мне стать их партнером.

– Неужели? – оживился Бен. – Где же?

– Они открывают новый салон, – пояснила Лия. – В городском торговом центре в Рэтминс. Там сдают в аренду соответствующее помещение, которое как раз им подходит.

– А ты сама хочешь участвовать в таком предприятии?

– Думаю, что никто бы на моем месте не отказался. – Она оторвала кусок от пиццы, которую официантка поставила перед ней. – Мне, конечно, нравится моя нынешняя работа, но здесь я обычный сотрудник. А вот партнером, то есть совладельцем фирмы, быть куда как приятней и заманчивей.

– Но тебе придется испытывать стрессы чуть ли не каждый день, – предупредил Бен.

– Не забывай, что как раз со стрессами сражаться я умею. Это же моя профессия.

– И в этом ты действительно преуспела, – усмехнулся он. – Извини, я, наверное, сглупил.

– В общем, мы пока что договорились о том, что заплатим ренту за три месяца вперед плюс предстоят еще кое-какие расходы.

– У вас должна быть настоящая фирма, – высказал свое предположение Бен.

– Мы все сделаем правильно, – согласилась Лия. – Итак, получается, что Джульетта – это мозг нашей фирмы. Она прекрасно знает свое дело. Дело только в том, что нам придется внести для начала кругленькую сумму. Примерно по десять тысяч с каждого.

– Ух ты! – Бен поморщился. – Тебе, конечно, придется брать кредит?

– Частично. Но Джульетта говорит, что такую сумму нам все равно никто в долг не даст.

– Это верно.

– И нам поначалу придется крутиться, как заведенным, чтобы отработать эти деньги.

– И с этим я полностью согласен.

– Значит, дело только в том, чтобы достать деньги.

– Выходит, у тебя нет лишних десяти тысяч долларов?

Теперь поморщилась Лия:

– Прекрати! Если бы у меня было столько свободных денег, я, наверное, здесь бы не сидела, а отдыхала бы где-нибудь на тихоокеанском побережье или совершала бы кругосветное путешествие.

– Скорее всего.

– Я уже виделась со своим банковским менеджером, но он, самое большее, может предложить мне только пять тысяч.

– Понятно.

– Я подумала вот о чем: может быть, вы с Фрейей тоже хотели бы поучаствовать в нашем предприятии и внести пять тысяч? – Она положила в рот еще один кусочек пиццы и с надеждой заглянула Бену в глаза.

Раздумывая над предложением подруги, Бен сам попробовал пиццу. Нет, речь шла не о какой-то громадной сумме денег, но, учитывая нынешнюю ситуацию с магазином, а также то, что торговля временно приостановлена, он понимал, что Лия выбрала не самый лучший момент.

Лия принялась разрезать пиццу на маленькие полоски и складывать их в сторону, словно боялась смотреть на Бена в минуту его раздумий.

– Мне надо посоветоваться с Фрейей, – сказал он. – Посмотрим, что она думает по этому поводу.

– Я надеялась на то, что ты сможешь решить этот вопрос без Фрейи, – вздохнула Лия, снова одаривая Бена взглядом своих глаз цвета темного шоколада. – Мне кажется, она до сих пор на меня сердится.

– Что? Нет, конечно нет. Вы же с ней остались подругами. Меня даже удивило, что ты просишь о деньгах меня, а не ее.

– Нет, она до сих пор не может простить мне ту вечеринку, – покачала головой Лия. – Мы с ней не разговаривали уже тысячу лет.

– Позвони ей, – посоветовал Бен. – Она успела остыть с тех пор.

– В том-то и дело, что я ей звоню. Но только она не хочет мне перезванивать.

– Вот как? – удивился Бен.

Лия покачала головой:

– Хотя нет, не совсем так. Последний раз она все же решила позвонить мне, но меня, как назло, в тот момент не оказалось дома. Правда, она оставила довольно резкое сообщение, заявив, что в настоящее время очень занята.

– Значит, я все же оказался прав. Фрейя не меняется, – улыбнулся Бен. – Ты все не так поняла. Да и если она на кого-то злится, так только на меня.

– Бедняжка Бен, – Лия сочувственно посмотрела на собеседника. – Все женщины как будто злы на тебя.

– Я успел к этому привыкнуть.

– Ну, так или иначе, позволь мне рассказать тебе о наших планах.

Бен смотрел на Лию, но не слушал ее. Он почти не видел ее лица перед собой. Он вспоминал недавнюю встречу с Кэри в универмаге. Она была одета в длинное, почти до пят, серое шерстяное пальто и, переместив вес на одну ногу, рассматривала какую-то ультрасовременную лампу-торшер. Несколько непослушных локонов выбились у нее из прически, очки сидели почти на самом кончике носа. Как бы он ни относился сейчас к Кэри, она все равно казалась ему самой сексуальной женщиной во всем мире. Не такой красивой, как, например, Лия, но очень сексуальной.

– Да ты же меня не слушаешь! – обиженно воскликнула Лия.

– Слушаю, – рассеянно кивнул Бен. – В самом деле, я все слушаю и вникаю в суть дела. Мне кажется, вы будете иметь большой успех и очень скоро завоюете популярность.

– Да что ты? – Казалось, эта похвала не убедила Лию.

– На самом деле я подумал о том, что, наверное, смогу помочь тебе с деньгами.

– Мне почему-то казалось, что тебе следовало бы сперва посоветоваться с Фрейей.

– Нет, я возьму деньги из своих собственных сбережений. Они не имеют отношения ни к Фрейе, ни к нашему с ней бизнесу. Я просто одолжу их тебе. Лично. – Он достал из кармана чековую книжку и сразу же выписал чек на пять тысяч. – Отдашь, когда сможешь.

– Да ты что! Ты в самом деле можешь позволить себе такое?

– Да.

– Бен! Ты прелесть! – Она потянулась через столик, чтобы от всей души поцеловать его.

Бену было приятно смотреть на цветущую от радости Лию. «Как же все-таки приятно делать людей счастливыми», – улыбнувшись, подумал он.

Глава 23 Масло виргинского кедра

Древесное масло, обладает успокаивающим эффектом, отличается мягким ароматом леса.

Встреча с Беном потрясла Кэри. Это событие подействовало на нее странным образом, и она, как ненормальная, начала ходить по разным отделам универмага, приобретая для квартиры всевозможную утварь. Когда она вышла на улицу, то от расстройства и впечатлений не сразу нашла свою машину. Она точно помнила (как ей казалось), где она оставила свою красную «Ауди». Теперь же на ее месте красовался совершенно другой автомобиль. Кэри припомнила рассказы о преступниках, угоняющих машины прямо с таких многоярусных стоянок возле крупных универмагов. Она чуть не расплакалась, пока вдруг не догадалась использовать звуковой брелок с ключами от машины. Она нажала на кнопку, и ее автомобиль отозвался хозяйке, но на другом ярусе. Кэри пришлось пройтись пешком целых два этажа, чтобы дойти до своей машины. Вот до какого состояния может довести неожиданная встреча с собственным мужем! Только уложив покупки на заднее сиденье машины и посидев некоторое время за рулем, Кэри успокоилась и тронулась в путь.

* * *
Когда она добралась до дома, то с удивлением увидела возле своей квартиры припаркованную машину Сильвии.

– Ты уже успела забыть? – без предисловий начала старшая сестра, за которой шла Дженни.

– Что забыть? – Кэри до сих пор никак не могла вернуться к действительности.

– Ты же сама говорила Дженни и мне, что мы сегодня сможем встретиться и осмотреть твои новые владения.

– Ах да! – Кэри растерянно улыбнулась племяннице. – И ничего я не забыла. Просто немного задержалась в городе.

– Немного? – притворно нахмурилась Дженни.

– Ну вот теперь я все вспомнила окончательно, – кивнула Кэри. – Надеюсь, вам не пришлось долго ждать меня?

– Всего десять минут, – сообщила Сильвия. – Кстати, я пыталась тебе позвонить, но, кажется, твой телефон отключен.

– Он лежит на самом дне моей сумки, – пояснила Кэри, – и я, скорее всего, просто не услышала звонок. Ну еще раз прости.

– Значит, ты ходила по магазинам? – поинтересовалась Дженни, с любопытством заглядывая на заднее сиденье машины. – Давай я помогу тебе переносить вещи в квартиру.

– Что ж, это было бы неплохо, – согласилась Кэри. – А если еще Сильвия захватит торшер, то нам вообще не придется сюда возвращаться, и мы управимся за один рейс.

Сильвия вздохнула, подняла не слишком легкий стальной торшер, и троица направилась к красивому новому дому.

– Я даже не представляю себе, как ты можешь себе еще позволить покупать и одежду, и всякую утварь для квартиры, – пожала плечами Сильвия. – По-моему, приобретение квартиры должно было полностью разорить тебя.

– У меня же оставалась еще одна кредитка, – таинственно объяснила Кэри, отпирая дверь в квартиру и жестом приглашая сестру и племянницу зайти внутрь.

– Вот это да, как клево! – выдохнула Дженни, оглядываясь по сторонам. – Мне очень, очень нравится.

– Миленькое местечко, – согласилась с дочерью Сильвия.

– Ой, Кэри, прости, совсем забыла, вот это тебе. – И она протянула тете коробку, упакованную в ярко-желтую бумагу с розочкой из голубой ленты. – Это от всех нас.

– Благодарю. – Она неторопливо, словно растягивая удовольствие, распаковала коробку, в которой оказалась изящная хрустальная ваза от Джона Роша.

– Я, правда, не была полностью уверена, что ты любишь вазы, – заметила Сильвия. – Но так как это современная штучка, то понадеялась на то, что она тебе понравится. Да и вещь в хозяйстве полезная.

– Фантастика! – восхищенно воскликнула Кэри. – Ну, теперь только не хватает букета цветов!

– И не забывай менять воду, – улыбнулась Сильвия. Она подошла к балконной двери и выглянула во внутренний дворик. – Этот сад будет великолепен уже через пару лет, когда кусты и деревья подрастут.

– Знаю, – согласилась Кэри. – Тихое и приятное место для отдыха, верно?

– Просто роскошное место, – уточнила Дженни, подходя к матери. – Я бы тоже хотела иметь собственную квартиру.

– Пока что это вряд ли выполнимо, – сказала Сильвия, вернув ее с облаков на землю. – Ну а когда ты накопишь столько денег, чтобы купить квартиру, тебе, наверное, уже будет за сорок.

– Господи, Сильвия, ты умеешь приободрить человека, когда захочешь! – Она скривила сестре рожицу. – Дженни может подыскать себе интересную высокооплачиваемую работу, скопить кучу денег и купить квартиру на крыше высотного дома с видом на Залив.

– Я хочу стать авиадиспетчером, как ты, – сообщила Дженни.

– Правда?

– Да.

Сильвия тяжело вздохнула:

– Она твердит это с тех пор, как только научилась говорить.

– Это очень тяжелая работа, – предупредила Кэри. – Там надо постоянно находиться в напряжении.

– Зато потом дома можно будет хорошенько расслабиться, – улыбнулась Дженни. – Особенно в таком, как этот. Ты вообще умеешь совершать неожиданные поступки: покупка квартиры. Или твой брак.

– Правда, мы знаем, чем он закончился, – строго напомнила Сильвия.

– Все равно я о нем ничуть не жалею, хотя и не хочу больше вспоминать о тех днях. Все ушло в прошлое. Теперь меня заботит только настоящее. А настоящее – это я и моя квартира. Деловая женщина, которая делает все, что захочет.

– А тебе не будет здесь одиноко, как ты полагаешь? – спросила Дженни.

– Никогда! – усмехнулась Кэри. – Когда мы жили вместе с Джиной, я только и мечтала о том, когда у меня будет своя собственная квартира. Тем более что Джина оказалась такой неряхой, что меня это постоянно выводило из себя.

– Значит, ты сама помешана на чистоте? – удивилась Дженни. – Вот уж не подумала бы.

– Ну, не до такой степени, как Сильвия, – добавила Кэри. – Твоя мама, например, аккуратно складывала свои трусики стопочкой, а потом каждую стопочку перевязывала цветной ленточкой.

– Кэри! – Сильвия покраснела.

– Она до сих пор так делает, – выдала мать Дженни, – она постоянно использует эти цветные ленточки-подсказки, чтобы не путать наши вещи.

Кэри не удержалась и прыснула.

– Ну а что же в этом плохого? – начала обороняться Сильвия. – По крайней мере, я ничего не перепутаю в белье. А ты прикинь сама: в доме трое мужчин и три женщины. Представляешь, какая может начаться свалка, если постоянно не поддерживать порядок?

Кэри снова рассмеялась.

– Ну, ты тоже хороша. Возьмем, к примеру, твои коробки с обувью…

– Моя обувь – это сплошные шедевры и произведения искусства, – напомнила Кэри. – И может быть даже, надежное вложение капитала.

– То же самое могу сказать и о своих трусиках, – кивнула Сильвия с серьезным выражением лица.

На этот раз расхохоталась даже Дженни.

– Только вспомнить, сколько я выложила за одну пару фирмы «Ля Перла»!..

– Надеюсь, эти трусики тебя никогда не подводили в самые ответственные моменты, – заметила Кэри.

– Перестань немедленно! – воскликнула Сильвия, не в силах сдержать улыбку.

– Может быть, мне тоже больше бы везло с мужчинами, если бы я вкладывала деньги не в обувь, а в красивые трусики, – задумчиво произнесла Кэри. – Хотя Питер сумел оценить мою коллекцию туфель, ботинок и сапожек.

– Надеюсь, все же ты не будешь продолжать с ним встречаться. – Сильвия многозначительно посмотрела на сестру. – Правда? Ты же говорила, что только снимаешь у него комнату, и ничего более.

– Да, и напоследок он пригласил меня в кафе отпраздновать покупку квартиры, – призналась Кэри. – А так ничего особенного между нами и не происходило.

– Вот и хорошо, – успокоилась Сильвия. – Не делай больше никаких глупостей, ладно?

– Не буду, можешь не волноваться, – пообещала Кэри.

– А, вы говорите о том женатом парне, да? – вмешалась Дженни.

Кэри бросила на сестру вопросительный взгляд.

– Мне мама про него рассказывала, – пояснила девочка. – Она еще говорила, что этот тип совершенно разложил тебя морально.

– Сильвия!

– Я просто хотела дать понять своей дочери, что связываться с женатыми мужчинами – не самая лучшая затея, – пожала плечами старшая сестра.

– Жаль только, что в качестве отрицательного примера ты использовала меня, – укоризненно покачала головой Кэри. – Тем более что, когда я встречалась с ним, я еще не знала, что он женат. Ну почему ни одна живая душа не желает мне верить?

– Я тебе верю, – искренне заявила Дженни.

– Очевидно, я для тебя все равно не самый лучший пример для подражания, – вздохнула Кэри. – Во всяком случае, в том, что касается отношений с мужчинами.

Дженни рассмеялась:

– Не знаю. Но когда речь заходит о тебе и твоих поклонниках, мама оставляет меня в покое.

Сильвия повернулась к дочери:

– Это еще ничего не доказывает. Уж я-то никогда тебя в покое не оставлю, можешь на это не рассчитывать.

– Если ты чего-то не знаешь, значит, не будешь об этом волноваться. И вообще, меньше знаешь – крепче спишь, – рассмеялась девочка.

– Ну может быть, кто-то хочет чаю или кофе? – решила сменить тему Кэри.

– А у тебя есть диетическая кола? – поинтересовалась Дженни.

– В холодильнике.

– А я приготовлю чай, – предложила Сильвия.

– Вот и отлично. Ну а я пока что распакую свои светильники, и вы, дорогие мои, посоветуете, где их лучше всего разместить.

Круглый оранжевый шар сразу нашел свое место на низеньком серванте. А вот торшер из нержавеющей стали пришлось перетаскивать из одного угла в другой, прежде чем решили оставить его в гостиной, где он рассеивал маленькое озерцо света на полированный пол.

– Вечером это будет смотреться как настоящее чудо, – убедительно произнесла Дженни.

– И я так считаю, – тут же согласилась с племянницей Кэри.

Сильвия, вставая рядом с Кэри посреди комнаты, протянула сестре кофе в бело-черной чашке.

– Мне так нравятся эти современные дома, – с восхищением вздохнула она. – Так и хочется купить себе что-то подобное.

– Для этого тебе придется всего-навсего развестись с Джоном, – пожала плечами Кэри. – А потом ищи такую же квартиру и покупай ее.

– Мамочка никогда не разведется с папой, – подключилась к разговору Дженни. – Они уже неразлучны.

– Ты действительно так считаешь? – Сильвия бросила на дочь удивленный взгляд.

– На все сто процентов. Вы заканчиваете предложения друг за друга, принимаете одинаковые позы и читаете мысли друг друга… вы женаты уже навсегда.

– Что ж, приятно слышать.

– Ну а как у тебя дела на личном фронте? Не завела себе еще мальчика? – поинтересовалась у племянницы Кэри.

Дженни покраснела, а Кэри улыбнулась ей. До этого момента, казалось, ее нельзя было ничем смутить.

– Гэри, – сухо ответила Дженни.

– Гэри?

– Она познакомилась с ним еще тогда, в ресторане, на твоей свадьбе, – напомнила Сильвия.

– Ах да! Парень из футбольной команды.

– Да. Он сам мне позвонил.

– И ты с ним встречалась?

– Пару раз. И конечно, при этом мамочка успевала выпытать из меня все до мельчайших подробностей: куда мы идем, когда, зачем и сколько времени там пробудем.

– Сильвия, как же так? Оставь девочке хоть немного свободы.

– Я ее мать, – мрачно ответила старшая сестра. – И никаких послаблений не будет.

Кэри и Дженни снова дружно рассмеялись.

– Все-таки жаль, что вы с Беном разошлись, – вздохнула Дженни. – А то у вас бы родился ребенок, вы бы просили меня с ним посидеть, а я тогда бы приглашала Гэри, и мы бы целовались и обнимались столько, сколько нам захотелось бы.

Сильвия бросила на дочь такой многозначительный взгляд, что Кэри снова расхохоталась.

– Ну, к тому времени, как у меня бы родился ребенок, ты бы уже переключилась с Гэри на кого-нибудь еще, – убедительно произнесла Кэри. – Но могу тебе поклясться, что, если у меня будет ребенок, я с удовольствием приглашу тебя посидеть с ним.

– Кэри! – сердито буркнула Сильвия. – Это не тема для шуток.

– Прости. – Кэри виновато опустила глаза. – Я постоянно забываю о том, что должна являть своей племяннице пример для подражания.

– Плохой пример, – напомнила Дженни.

– А я вообще не хочу быть никаким примером! – воскликнула Кэри, допивая кофе. – Ни плохим, ни хорошим.

Сильвия и Дженни пробыли у Кэри еще час, после чего, еще раз похвалив новую квартиру, уехали домой.

Глава 24 Мирровое масло

Масло, образовавшееся еще в каменноугольный период, обладает расслабляющим действием и характеризуется дымным мускусным запахом.

Брайан и Фрейя устроились в дальнем углу ресторана «У Олега». Между ними стояла початая бутылка вина. Владелец ресторана, Колман, подошел к ним, наполнил бокалы и поинтересовался, как гостям понравилось угощение.

– Как всегда, – ответил Брайан. – Это самое лучшее место, где можно по достоинству оценить вкус самых изысканных и редких блюд.

– Благодарю вас, – улыбнулся Колман. – Мы хотим стать знаменитыми, в том смысле, что если кому-то в Дублине вдруг захочется попробовать русскую кухню, он тут же вспомнит про нас.

– Я думаю, слух о вашем чудесном ресторане уже распространился среди гурманов, – заметила Фрейя. – Кроме того, я не уверена, что в Дублине есть еще рестораны, где можно отведать русские блюда.

– И не только русские, – добавил Колман. – У нас широкий выбор угощений разных народов мира. Собственно, мы стремимся расширять ассортимент чуть ли не каждый день. И еще одно наше обязательное условие: идеальное обслуживание.

Брайан рассмеялся:

– Колман, если ты получил кредит от банка, это еще не означает, что ты должен докладывать мне о своих планах всякий раз, когда я буду заходить сюда перекусить.

– Да-да, конечно, – согласился тот. – И все же мне приятно сообщить вам, что мы процветаем и дела у нас в полном порядке.

– А это сразу видно, – подключилась к разговору Фрейя. – Вы посмотрите сами: зал почти полон.

– Это верно, – улыбнулся Колман, с удовольствием оглядывая ресторан. – Между прочим, мы становимся все более популярными. С тех пор как здесь праздновал свою свадьбу ваш брат, Фрейя, мы еще трижды чествовали новобрачных.

– Правда?

Колман довольно кивнул:

– Кстати, а как поживает ваш братец и его симпатичная супруга?

– Дело в том…

– Великолепно, – перебил Фрейю Брайан. – Вечер получился незабываемым, и все гости до единого были в восторге.

– Что ж, я рад слышать это. – Он еще раз улыбнулся Брайану и Фрейе, чуть заметно поклонился, после чего перешел к следующему столику, где, по всей вероятности, сидели его знакомые.

Брайан взглянул на Фрейю:

– Я посчитал не нужным сообщать ему, что вся эта любовная история в тот же вечер и закончилась. – Он пожал плечами. – Колман и Димитри так старались, чтобы все получилось наилучшим образом, жаль было бы расстраивать их…

– Ну, их вины в том нет, – напомнила Фрейя.

– Я знаю. Но зачем огорчать таких хороших людей?

– А я и не знала, что ты можешь быть таким внимательным к чувствам других людей.

– Правда?

– А может, я ошибаюсь. – Она отпила глоток вина и снова посмотрела на него. – Ты случайно не успел подумать о том, чтобы нашу свадьбу отпраздновали тоже здесь?

– Что? – вздрогнул Брайан и удивленно поглядел на свою спутницу.

– А ведь об этом уже стоило бы задуматься, – продолжала Фрейя. – Ну конечно, если ты еще не успел изменить своего решения.

– А почему ты так подумала? – негромко поинтересовался он.

– Потому что ты, как мне показалось, удивился моему вопросу.

Брайан хрустнул суставами пальцев, и Фрейя поморщилась. Этот жест означал, что Брайан занервничал и теперь пытался выиграть время, чтобы подыскать подходящий ответ. Однако нужные слова не находились.

– Наверное, я действительно пока еще не часто об этом задумывался, – наконец заговорил он.

– О свадьбе? Или о том, где ее отпраздновать?

– И о том, и о другом, – вынужден был признаться Брайан.

– Правда?

– Мне почему-то показалось, что это не такая уж неотложная проблема. – Он бросил на нее виноватый взгляд и тут же опустил глаза.

– Возможно. Но ведь это ты сделал мне предложение, и я согласилась, а поэтому, мне кажется, мы должны обсудить и следующий шаг в этом направлении. Или, может быть, ты решил ограничиться помолвкой и на этом поставить точку?

– Не говори глупости.

– А я их и не говорила. – Фрейя отпила еще один глоток вина. – Я пытаюсь кое-что выяснить для себя, Брайан. Мне это очень важно знать.

– Что же именно?

– Господи! – Фрейя начинала терять терпение. – Ты сделал мне предложение, а я ответила, что, к сожалению, уже не смогу рожать детей. С тех пор мы больше на эту тему не говорили.

– Но ведь ты сама сказала, что еще раз проконсультируешься с врачом.

– Я это хорошо помню. Я была у врача, но ничего утешительного он мне не сообщил. Да, возможно, я смогу иметь детей. Это такая же вероятность, как, например, выиграть в лотерею очень крупную сумму денег. Не исключено, но маловероятно. Поэтому, Брайан, тебе необходимо принять серьезное решение. Если учесть, что я вряд ли смогу родить тебе наследника, и если принять во внимание, что тебе все же хочется иметь детей… – Фрейя не смогла закончить фразу и вместо этого схватилась за спасительный бокал с вином.

– Ну не надо так сгущать краски, – попросил Брайан.

– Я постараюсь. И все же тебе нужно решиться. Кого ты предпочтешь – старую каргу, вроде меня, или все же решишь подождать и потом связать свою жизнь с более молодой особой, которая сможет рожать детей?

– Фрейя…

– Если ты выберешь молодую и плодовитую, я смогу понять тебя. – Она протянула руку и дотронулась до его ладони. – Честно тебе говорю. И то, что ты раньше не задумывался о детях, вовсе не означает, что ты не хочешь их иметь.

– Но среди моих хороших знакомых нет молодых и плодовитых женщин, – растерялся Брайан.

– Такую всегда можно найти.

– Не собираюсь я никого искать.

– Но этот вариант все равно не исключен.

Он взял со стола безупречно накрахмаленную белоснежную салфетку и аккуратно сложил ее вчетверо.

– Дело в том, что после нашего разговора я тоже навел справки. Так вот, некоторые женщины беременеют даже после менопаузы. И доктора обязаны предупреждать всех своих клиенток о такой возможности. Верно?

– Таких очень мало, – печально кивнула Фрейя. – И вряд ли они принадлежат к той категории женщин, у которых климакс начался еще до сорока лет.

– Мне почему-то казалось, что мы всегда будем с тобой вместе, – продолжал Брайан. – И не было у нас веских причин торопиться с решением.

– Понимаешь, люди редко задумываются над тем, что стареют. Мы только заботимся о том, чтобы продолжать выглядеть как можно моложе. А в остальном стараемся вести себя, как и прежде. Но вот наши тела – это совсем другое дело.

– Ты выглядишь молодо, – подтвердил Брайан. – Ты просто замечательно выглядишь. Впрочем, так было всегда.

Она улыбнулась:

– Спасибо. Правда, в моем случае это только внешнее. Причем в буквальном смысле.

Брайан вздохнул и почесал затылок.

– Ты должен свыкнуться с мыслью, – продолжала Фрейя, – что, если мы с тобой все же поженимся, у нас не будет детей. Если такой вариант тебя устраивает, я буду счастлива это услышать, и начну думать, где и когда мы отпразднуем нашу свадьбу. Но если дети являются для тебя важной и неотъемлемой частью брака, то нет смысла даже продолжать наши отношения.

– У меня другое мнение по данному вопросу.

– Другого мнения просто не может быть, – заупрямилась Фрейя. – Я не хочу, чтобы ты, женившись на мне, все время продолжал надеяться, что я когда-нибудь смогу забеременеть. Я не хочу быть второй представительницей семейства Рассел, которая разведется еще до того, как отпразднует первую годовщину своего бракосочетания.

– Дай мне еще немного времени все это тщательным образом обдумать, – попросил Брайан.

– Нет. – Фрейя осушила свой стакан. – У тебя его было предостаточно. Кроме того, ты сам, по твоему собственному утверждению, интересовался этим вопросом. Теперь ты должен сам принять решение и объявить о нем мне. – Она поднялась со своего места. – Я ухожу в дамскую комнату. Если, когда я вернусь сюда, ты будешь продолжать сидеть на этом месте, то, значит, ура! – мы с тобой поженимся. Если ты уйдешь… что ж, я постараюсь понять и это. И я не стану ненавидеть тебя за такое решение, потому что если бы на твоем месте была я, то, возможно, я и сама поступила бы точно так же.

Она поднялась по лестнице и вошла в дамскую комнату, присела на расшитый золотом стул и принялась печально изучать свое отражение в гигантском зеркале…

Итак, вся ее жизнь словно перевернулась. И все из-за того, что она не сможет иметь детей. Правда, в какой-то степени она предполагала это и раньше, но только тогда считала, что остаться бездетной – это ее решение. Теперь у нее не было выбора. Она больше не сможет думать о том, что заведет себе когда-нибудь ребенка. Нет. Потому что для нее это будущее превратилось в жестокое прошлое. И сознание того, что она упустила драгоценное время, теперь беспощадной болью отзывалось в ее сердце.

Чтобы как-то убить время, Фрейя достала из сумочки тушь и подвела свои и без того длинные пушистые ресницы, обрамлявшие задумчивые голубые глаза. Вокруг этих чудесных печальных глаз не было ни морщинки. Причем она ни разу не воспользовалась услугами пластических хирургов. Фрейя взглянула на часы. Прошло десять минут с того момента, когда она оставила Брайана одного за столиком внизу. Этого времени вполне достаточно, чтобы покинуть ресторан, если он так задумал. И даже более чем достаточно, если он решил остаться с ней до конца жизни.

Фрейя поправила свой костюм и глубоко вздохнула. Затаив дыхание, она вошла в зал и бросила взгляд на столик в углу.

Он оказался пуст.

* * *
Мод и Артур зашли в ресторан ровно через пять минут после того, как из его дверей, гордо подняв голову и расправив плечи, быстрым шагом удалилась Фрейя. Мод с удовольствием рассматривала позолоченные рамы зеркал, богато украшенные стены, заметив при этом, что ей приятно бывать в таких местах, где так тщательно продуман каждый элемент обстановки. Это не местные забегаловки с одинаковыми белыми стенами, стандартными столиками и одними и теми же вилками и ложками. Мод не надеялась на то, что Колман вспомнит их, когда хозяин заведения, улыбнувшись, словно припомнил своих недавних посетителей, предложил им устроиться как раз за тем столиком, который всего несколько минут назад занимали Брайан и Фрейя. Колман принес пожилой паре меню и бесплатные стопки водки, и только после этого вспомнил, где он мог их видеть. Сейчас он думал о том, знали ли они, что Фрейя и Брайан только что были тут. На всякий случай он решил промолчать. Незадолго до этого Брайан лично расплатился с Колманом, добавив, что его подруга сейчас подойдет. Колман сразу же почувствовал что-то неладное, но вовремя вспомнил, что личная жизнь посетителей ресторана не касается персонала заведения.

– Мне кажется, мы поступили нечестно по отношению к Кэри, что пришли сюда, – заметила Мод, изучая меню. – Но мне уж очень хотелось побывать тут еще разок.

– А здесь действительно очень мило. – Артуру тоже нравились теплота и уют этого заведения. – Правда, добираться сюда было сложно.

В последнее время Мод и Артур стали выбираться в город каждую неделю по вечерам в пятницу. Вместо традиционного ужина в кафе, они выбирали самые изысканные и дорогие рестораны, чтобы придать своей жизни некоторое разнообразие и пикантность. На этот раз Мод твердо решила посетить ресторан «У Олега», даже несмотря на то, что здесь у нее могли возникнуть неприятные ассоциации.

– Ты уверена, что сделала правильный выбор? – поинтересовался Артур.

– Что ты имеешь в виду?

– Я могу поспорить, что ты в данный момент думаешь о них.

Мод улыбнулась:

– Ну и что? А что еще ты мог ожидать? Жаль, конечно, что все так быстро и грустно закончилось. Только я этому почти не удивляюсь.

– И винишь во всем его одного?

– Да, – кивнула Мод. – Правда, мне хотелось бы, чтобы и Кэри вела себя благоразумнее. Ее так разочаровал Питер, что она, не раздумывая ни о чем, сразу же выскочила замуж за Бена.

– Питер?..

– Ее предыдущий кавалер, – как бы между прочим заметила Мод. Артур почти ничего не знал о существовании Питера, и Мод решила ничего ему не рассказывать.

– Ну что происходит с девушками в наши дни? – вздохнул Артур. – Раньше все было по-другому.

– Разумеется.

Они сделали заказ, и Колман сумел оценить выбор этой парочки: борщ, салат «минский», тушеную баранину для Мод и запеченную осетрину для Артура под красное столовое вино…

Когда было покончено с закусками и супом, и Мод с Артуром ждали вторые блюда, в ресторан вошла Фрейя Рассел. Мод сразу узнала эту высокую элегантную женщину. Колман тут же подошел к гостье, и они, удалившись к бару, стали о чем-то переговариваться. Мод не знала, как себя повести: сделать вид, что она не замечает новую знакомую, или все же поздороваться с ней. И в этот момент Фрейя бросила взгляд на столик, где недавно сидела сама и, узнав посетителей, была искренне удивлена этой встрече.

– Добрый вечер, – кивнула ей Мод.

– Добрый вечер. – Фрейя словно почувствовала себя неудобно. – Я где-то здесь у бара забыла свою сумочку, – пояснила она. – Пришлось вернуться.

– Значит, мы могли столкнуться с вами и в дверях, – заметила Мод. – Надеюсь, вы помните Артура, моего супруга?

Артур поднялся и поздоровался с Фрейей за руку.

– Мы решили еще раз прийти сюда, уже просто как посетители, – добавила Мод.

– Здесь очень мило, – улыбнулся Артур.

– Да.

– Как идут ваши дела? – поинтересовалась Мод. Она сразу заметила, что всегда хладнокровная и спокойная Фрейя на этот раз казалась чем-то расстроенной.

– Ну, видите ли… – Улыбка у Фрейи получилась какая-то неуверенная. – В общем-то, все в порядке.

– А как поживает ваш брат? – подключился к беседе Артур.

Мод бросила на мужа недовольный взгляд, но тот проигнорировал его.

– И у него тоже все нормально, – кивнула Фрейя. – Правда, недавно у нас в магазине произошел несчастный случай, когда к нам в торговый зал сквозь витрину въехал джип, но, к счастью, Бен не пострадал.

– Я вам сочувствую, – покачал головой Артур.

– То есть?

– В смысле, что пострадал магазин, – подхватила Мод. – Наверное, Бен до сих пор переживает из-за Кэри, да?

– Кэри ведь сама его бросила, – неуверенно произнесла Фрейя.

– Да, но…

Мод отчаянно колотила мужа ногой под столиком, а Фрейя не могла дождаться момента, когда Колман вернет ее сумочку.

– Может быть, вы хотите присесть к нам? – забеспокоилась Мод. – Пока найдется ваша пропажа?

– Нет-нет, спасибо, – замотала головой Фрейя.

– Прошу вас, – уже более уверенно произнесла Мод. – Если, конечно, вы никуда не торопитесь.

– Нет, не тороплюсь, – быстро произнесла Фрейя, и тут же отругала себя за то, что не сказала «да».

– Тогда побудьте с нами хотя бы немного, – жестом пригласил ее присесть Артур. – Нам хотелось бы поговорить с вами.

– Мне кажется, у нас вряд ли найдется подходящая тема для разговора, – в отчаянии произнесла Фрейя, присаживаясь на краешек стула. – Мне очень жаль, что все так произошло у моего брата и вашей дочери, – вздохнула она. – Но я-то здесь при чем?

– Конечно, вы ни в чем не виноваты, – тут же подхватила Мод. – И мы сами все отлично понимаем…

– Нам просто было бы интересно узнать, почему он решил жениться на ней, в то время как продолжал ухлестывать за своей прежней подругой?

Фрейя чуть заметно улыбнулась.

– Я уже лет сто не слышала подобного выражения. Честно говоря, мне известно столько же, сколько и вам. Они познакомились, поженились, потом расстались. Я знаю, что многие сплетничали по поводу Бена и Лии, но Бен говорил мне, что для разрыва были и другие причины. Но вот что самое непонятное: зачем им вообще понадобилось официально заключать брак? Мне кажется, что мой брат немного свихнулся.

– А нам показалось, что это Кэри чуточку помешалась, – мрачно кивнул Артур.

– Да и вообще вся эта затея со стороны выглядела каким-то сумасшествием.

– Но ведь это у вашего брата обнаружилась любовница, с которой он не успел почему-то выяснить отношения до конца, – продолжал Артур. – То есть я хочу понять, раз у него уже была девица, зачем же понадобилось приставать к нашей Кэри? И уж тем более жениться на ней?

Фрейя в отчаянии мотнула головой:

– Честно вам признаюсь, что сама запуталась окончательно и ничего толком объяснить все равно не смогу. – Она действительно была не в силах, глядя на эту симпатичную пожилую пару, вдруг взять да и повторить им слова Бена о том, что Кэри показалась ему самой сексуальной девушкой во всем мире, а потому он не смог удержаться. Ну а дальше все само собой пошло-поехало…

Когда у столика появился Колман с ее сумочкой в руке, Фрейя облегченно вздохнула.

– А как поживает ваш приятель? – решила сменить тему Мод.

– Великолепно. – Фрейя напряглась. Сейчас нужно было сосредоточиться настолько, чтобы голос ее не задрожал.

– Мне он понравился, – кивнул Артур. – Мы с ним даже перекинулись парочкой «мужских» анекдотов.

– Артур! Как тебе не стыдно! – пожурила супруга Мод, хотя сама не смогла сдержать улыбки.

В этот момент перед столиком опять возник Колман. На этот раз он принес вторые блюда для Мод и Артура, а Фрейе – стопочку бесплатной водки.

– У вас действительно все в порядке? – забеспокоилась Мод после того, как владелец ресторана удалился. Она с самого начала заметила тревогу в голосе Фрейи.

– Да, конечно.

– Точно?

– Не нужно меня ни о чем больше спрашивать! – взмолилась Фрейя, и ее голубые глаза тут же наполнились слезами. – Со мной-то все в порядке, но ему я, оказывается, не подхожу.

– Может быть, вам будет легче, если вы все же выговоритесь? – предложила Мод.

– Нет, это невозможно, – замотала головой Фрейя. – Я не в состоянии говорить на такие темы.

– Ну, если у вас какая-то проблема, то, может быть, я смогу быть полезной, – разошлась Мод. – Правда, мои дочери, пожалуй, почти и не просили у меня советов, и все же… Кто знает?

Фрейя промолчала.

– Ваши родители умерли, верно? – со вздохом продолжала Мод. – Я понимаю, что вы уже привыкли к тому, что приходится надеяться и рассчитывать только на себя, и все же неплохо иметь рядом человека, с которым можно бы поделиться самым сокровенным.

– Мне незачем делиться своими бедами, – ответила Фрейя. Она взглянула на Артура, который с такой жадностью поедал свою порцию рыбы, словно кто-то мог в любую минуту отобрать у него тарелку.

– Вы похожи на Кэри, – неожиданно заметила Мод. – Она уверена, что справится сама, даже если понимает, что совершает ошибку. Она полна решимости во всем, но только не может признаться себе, что помощь со стороны ей все же пригодилась бы.

– Ах, вот она какая? – Фрейя смахнула со щеки слезу.

– Да-да, милочка, в этом она похожа на вас, – подтвердила Мод. – Ей все время кажется, что она самостоятельный человек и способна справляться с любыми проблемами. Но, конечно, она в этом глубоко заблуждается, стараясь казаться беспечной. Делает вид, что разрыв с вашим братом не тревожит ее, но я-то знаю и чувствую, что она очень сильно переживает все то, что случилось.

– Неужели? – искренне удивилась Фрейя. – Я подумала, что она чем-то раздражена и что она не хочет расставаться с Беном, но потом я почти убедилась, что с самого начала она не очень рассчитывала на длительные отношения с моим братом. И, кроме того, мне довелось краем уха услышать, что у нее тоже был приятель, которого она пока так и не смогла забыть.

– Наверное, вам об этом рассказывал ваш брат, – тут же подхватил Артур, поняв, что честь его дочери может быть каким-то образом задета.

– Ну, можно сказать, это так, – согласилась Фрейя. – Правда, Бен не расположен обсуждать со мной эти темы. Он только заявил, что оба они повели себя как полные идиоты, и что их брак был обречен с самого начала. И в ее жизни существует другой человек, который ей не безразличен. – Фрейя бросила на пожилых супругов виноватый взгляд: ей было неприятно рассказывать им об этом.

– Вы обвиняете нашу дочь в том, что она призналась во всем вашему брату? – поинтересовался Артур.

– Нет. – Фрейя неопределенно пожала плечами. – Я просто люблю своего брата, а ему никогда не везло с женщинами.

Мод не смогла сдержать улыбки:

– То же самое можно сказать и о Кэри. Тем не менее никто из них не виноват в том, что произошло с вами, правда?

– Мне очень приятно, что вы принимаете такое участие в моей судьбе, миссис Браун…

– Называйте меня просто Мод, – улыбнулась пожилая женщина.

– Хорошо. Так вот, моя дорогая Мод, мне очень лестно узнать о вашей заботе, но только мои проблемы слишком личного характера.

– Я уже догадалась об этом, – кивнула Мод. – И почти все поняла. И все же, если вам захочется пооткровенничать со мной, вы можете позвонить мне в любой день.

Фрейя изумленно посмотрела на Мод:

– Но зачем вам это нужно? Я ведь для вас совершенно посторонний человек.

– Нет. Пока что нас связывает брак моей дочери с вашим братом. – Мод настолько ласково улыбнулась, что Фрейя не могла не отметить про себя: «Да, в молодости эта женщина наверняка была настоящей красавицей». – Как бы там ни было, если вам захочется выговориться и облегчить душу, просто позвоните мне.

Фрейя выпила свою стопку бесплатной водки и поднялась.

– Возможно, я действительно как-нибудь позвоню вам, – неуверенно произнесла она. – Кто знает?..

– Мне будет очень приятно побеседовать с вами, – улыбнулась Мод.

– А мне было очень приятно провести несколько минут с вами, – сказала Фрейя.

– Всего вам хорошего.

– И вам также. – Фрейя приветливо улыбнулась Мод и Артуру, после чего решительным шагом вышла из ресторана.

Глава 25 Иланг-иланговое масло

Весьма популярное в настоящее время эфирное масло с экзотическим ароматом.

Некоторые из журналистов, которые описывали «вторжение» джипа в магазин «Лечебных трав», собрались в день открытия магазина после ремонта. Бен, Фрейя и их сотрудники сделали все возможное, чтобы быстрее приступить к работе. Магазин был готов встретить посетителей в понедельник днем, даже несмотря на то, что краска кое-где еще не высохла до конца и оставалась чуть липкой на ощупь. Магазин выглядел великолепно: с новыми сверкающими витринами, дополнительной подсветкой товаров и, конечно, улучшенным ассортиментом. Майк и Дез, братья, которые въехали в магазин на своем джипе, тоже пришли на открытие, несмотря на то, что у Деза рука все еще оставалась в гипсе. Кто-то из репортеров пошутил, заметив, что Бен сможет порекомендовать парнишке какое-нибудь средство для скорейшего заживления руки. И Бен, светясь искренней улыбкой, действительно подарил братьям по полной корзине всевозможных пузырьков и пакетиков с лечебными травами и эфирными маслами.

Позже Бен и Фрейя принялись просматривать полученную почту. Здесь были сотни открыток с самыми добрыми пожеланиями в их адрес. До сих пор еще многие продолжали выражать Бену свою благодарность за оказанную помощь Майку, иначе парень уже бы давно распрощался с жизнью.

– Вот ты и получил свои пятнадцать минут славы, – улыбнулась Фрейя.

– Лично мне они не нужны, – отозвался брат. – А вот магазину совсем не повредят. Как ты помнишь, после этого несчастного случая оба наших филиала стали чрезвычайно популярны. – Бен распечатал следующий конверт: – От Фила и моих футбольных коллег.

– Ну, это, наверное, самая дорогая открытка для тебя.

– Ты права.

Фрейя взяла последнее послание и, вскрыв его, с удивлением взглянула на открытку.

– От кого?

– М-м-м… Как бы тебе сказать… От Кэри.

– Дай сюда. – Бен протянул руку, и сестра передала ему открытку: «С наилучшими пожеланиями. Я рада, что твой магазин снова начал работать. Кэри».

– Что ж, довольно мило с ее стороны, – негромко произнес Бен.

– Странно, что это ее еще волнует, – пожала плечами Фрейя. – Может быть, ей что-то от тебя нужно?

– Что именно?

– Ну, может быть, она надеется на какую-нибудь материальную поддержку?

– Вряд ли. Она не стала бы так унижаться. Это не в ее правилах.

– Но она же не твоя близкая подруга, – пожала плечами Фрейя, выбрасывая конверт в корзину для мусора.

– Возможно. И все же мне приятно, что она остается моим другом. Так же, как и я для нее.

– Я тебя не понимаю. – Фрейя с удивлением уставилась на брата. – Ты, наверное, шутишь?

– Ну, может быть, она и не совсем наш общий друг, – вынужден был признаться Бен. – Но и не враг, во всяком случае.

– Если не ошибаюсь, во время вашего последнего телефонного разговора какая-то ее безумная подружка выхватила у нее трубку и послала тебя куда подальше, – напомнила Фрейя. – Вряд ли это можно назвать поддержкой в трудную минуту.

– Мы с ней виделись уже после этого нелепого случая, – вдруг признался Бен. – И нам удалось разобраться, что произошло тогда.

– Вы виделись? И даже в чем-то сумели разобраться? – Фрейя, сама того не замечая, повысила голос. – Что ты имеешь в виду? Говори ясней.

– Ну, не то чтобы мы выяснили отношения до конца, – быстро поправил ее Бен. – Мы только пришли к выводу, что… ну, в общем, оба вели себя глупо, а ведь жизнь, между прочим, при этом не стоит на месте.

– И когда же состоялась эта дружеская встреча? – не переставала удивляться Фрейя.

– Я встретил ее в магазине «Хабитат». Я как раз торопился к Лии. По дороге я решил зайти в универмаг, чтобы присмотреть себе какую-нибудь мебель, и там как раз мы и столкнулись…

– Но ты мне ничего об этом не говорил.

– А что я должен был сказать? У нас была короткая взаимовежливая беседа. Вот и все.

– Что она там делала?

– А ты сама как думаешь? – Бен нетерпеливо взглянул на сестру. – Она тоже покупала мебель и еще что-то из обстановки.

– Зачем ей это понадобилось?

– Она приобрела новую квартиру. – Бен рассмеялся. – Правда, ей досталась уже меблированная квартира, а она выбрала себе второй диван.

– Бен, по-моему, у нее не все в порядке с головой.

– Да нет, она самая обыкновенная девушка. Правда, немного импульсивная. Короче, я у нее забираю лишний диванчик.

– Зачем? – Фрейя словно не могла поверить собственным ушам.

– Потому что мне нужен диван. Мне пришлось бы покупать его в любом случае, а тут подвернулась Кэри, и предложила забрать его бесплатно, в качестве подарка. Ну, в честь нашего развода, что ли…

– Я потрясена, – призналась Фрейя. – Мне раньше казалось, что я способна понять тебя в любой ситуации и при любых обстоятельствах. Выходит, я ошибалась.

– А мне почему-то показалось, что тебя обрадует мой рассказ, – пожал плечами Бен. – И ты еще раз убедишься, что я способен справиться с любой ситуацией.

– Ты полагаешь, что справился с ситуацией, согласившись забрать ненужный диван?

– Ну, если учесть все то, что происходило с нами в последние недели, это, пожалуй, можно назвать и победой в каком-то смысле, – усмехнулся Бен, причем так забавно, что Фрейя не удержалась и рассмеялась сама. – Ну ладно, хватит об этом. Кстати, а где Брайан? – Бену надоело обсуждать свою мимолетную встречу с Кэри. – Я почему-то решил, что в такой ответственный день он должен был обязательно появиться здесь.

– Нет.

– Он настолько занят?

– Нет, – коротко повторила Фрейя.

– Тогда почему его нет с нами?

– Ладно, я тебе скажу, только не надо делать никаких поспешных выводов, волноваться и все прочее, – вздохнула Фрейя. – Дело в том, что мы с Брайаном расстались.

Теперь настала очередь Бена уставиться на сестру, широко раскрыв и рот.

– Что-что?

– Я не хочу об этом говорить.

– Но вы были помолвлены!

– Нет, – поправила Бена сестра. – Мы собирались пожениться, но потом передумали.

– Когда?

– Не так давно.

– Фрейя, я не могу в это поверить. Я-то подумал…

– Послушай, – перебила его сестра. – Я тоже составила неверное представление о твоих отношениях с Лией и, наверное, с Кэри тоже. Поэтому, Бен Рассел, мне совершенно неинтересно выслушивать, что ты думал о моих отношениях с Брайаном. Договорились?

– Хорошо-хорошо, – отступил Бен, заботливо заглядывая в глаза сестре. – Но с тобой все в порядке?

– Абсолютно, – убедительно произнесла Фрейя. – На то были причины, и довольно веские, но они имеют сугубо личный характер.

– Господи Всемогущий! – взмолился Бен. – Надеюсь, ты не обнаружила у него криминального прошлого или что-то в этом роде?

– У тебя больное воображение, понятно? Ну разумеется, нет. А теперь, если это только возможно, давай сменим тему.

– Только еще один вопрос.

– Какой?

– Ты нашла себе другого мужчину?

– Нет, я еще не научилась так небрежно обходиться с противоположным полом, и за тобой мне не угнаться, – надменно произнесла Фрейя. – Никаких любовников я не заводила. Просто появилась личная проблема. А теперь давай о чем-нибудь другом.

– Как скажешь. – Бен пожал плечами. – Я уже и думать об этом забыл. Пока что.

* * *
Они уже закрывали магазин на ночь, когда появилась Лия в новом пальто из чистой шерсти с ярко-красным воротником из искусственного меха. На голове ее красовался черный берет.

– Между прочим, начинается дождь, – сообщила она, открывая дверь. – Господи, как тут все стало чудесно! – восхищенно огляделась Лия. – Просто замечательно.

– Мне очень приятно это слышать, – улыбнулся Бен.

– Жаль, что не смогла прийти раньше, к моменту открытия, – вздохнула Лия. А репортеры были?

Бен кивнул.

– Здорово! – продолжала Лия и, взглянув на Фрейю, добавила: – Я забираю у тебя брата и приглашаю его поужинать со мной.

– Правда? – удивился Бен.

– Я не шучу. Мало того, я уже успела заказать для нас столик в одном новом ресторанчике в районе Рейн-лаг.

– Но я не…

– Ты работаешь, как маньяк, – укоризненно заметила Лия. – Сегодня ты имеешь полное право немного отдохнуть вечером.

– Иди, Бен, – подтолкнула Фрейя брата к выходу. – Я теперь сама справлюсь.

– Ты в этом уверена?

– Разумеется.

– Может быть, ты тоже составишь нам компанию. Мне бы не хотелось думать, что ты…

– Бен, иди, – нетерпеливо повторила Фрейя. – Со мной все в порядке. Кроме того, у меня еще дома полно работы. И, если честно, мне сегодня хотелось немного побыть одной.

– Ну хорошо, – согласился Бен, не выказывая особой радости по поводу приглашения в ресторан.

– Тогда вперед, – улыбнулась Лия. – К тому же сегодня мы отметим двойной праздник. У тебя снова открылся магазин, а я стала партнером в новой компании и, соответственно, ее совладельцем.

– Вот это верно. – Он улыбнулся ей в ответ, бросая напоследок удивленной Фрейе: – Увидимся завтра.

* * *
После ужина Бен, по настоянию сестры, отправился к Лие. Она открыла дверь и проскользнула в квартиру первой. Бен последовал за ней. Лия легко сбросила пальто, потом скинула берет, и ее черные блестящие волосы водопадом рассыпались по плечам.

– Кофе? – предложила она гостю. – Или, может быть, хочешь выпить что-нибудь покрепче?

– Кофе, – негромко произнес Бен, тут же вспомнив, что решил совсем отказаться от этого напитка. В последнее время его мучила бессонница, и он решил, что причиной был выпитый кофе, которым он злоупотреблял в последнее время.

– Яванский или колумбийский?

– Все равно.

– Мне казалось, что ты очень привередлив к кофе и неплохо разбираешься в его сортах.

– Это только когда я сам его варю.

Лия отправилась на кухню, а Бен плюхнулся на мягкий диван. В последний раз он был здесь накануне своего отъезда в Нью-Йорк. У Бена закружилась голова от одной только мысли, как круто изменилась его жизнь после той ночи, и все же он опять сидит здесь, у Лии. Теперь он рассуждал о том, чем же кончится сегодняшний день: неужели он снова будет лежать вот здесь, рядом с ней, на шелковых простынях, и ощущать ее роскошное тело? Может быть, судьба распорядилась так, чтобы они всегда были вместе, как говорила сама Лия? Ему тоже как-то раз пришла в голову такая мысль. Наверное, он вел себя, как последний дурак, когда бросал ее или менял на очередную любовницу.

Она вошла в гостиную, неся в руках две фарфоровые чашки кофе и, поставив их на черный лакированный журнальный столик, зажгла свечи. Бен тяжело вздохнул.

– Не надо, – попросила Лия.

– Что «не надо»?

– Так осуждающе вздыхать.

– Тебе показалось.

– Нет. Это из-за свеч, да?

– Я не люблю запах жасмина.

Она повернулась к нему, держа спичку в руке, зажгла еще одну свечу и заявила:

– Зато мне нравится.

– Это я знаю.

– Когда мы находимся у тебя, я же не прошу тебя потушить свет, – попыталась оправдаться Лия. – А здесь я хочу, чтобы горели свечи.

– Ну и пусть. Не вижу проблем.

– Они благотворно действуют на нервную систему, расслабляют. Ты должен понимать это.

– Я и не спорю. Просто мне не нравится этот запах. Но ничего страшного.

– И все же ты делаешь из этого целую проблему.

– Каким образом?

– Своими вздохами. – Она затушила спичку и взглянула на свечи. Язычки их пламени колебались на едва уловимом сквозняке. – Всего шесть штук. Совсем немного.

– Я устал повторять, что мне все равно.

– Хорошо, я согласна потушить их, – внезапно переменила решение Лия. – Но только при одном условии.

– Ну и?

– Если ты твердо скажешь мне, что между тобой и той кудрявой психованной девицей все кончено.

– Что? – Он уставился на нее широко раскрытыми глазами, словно не верил в то, что только что услышал.

– Мне это очень важно знать. В комнате повисла тишина.

– А зачем тебе это знать? – нахмурился Бен. – Мне казалось, что мы с тобой просто друзья.

– Да перестань ты, – огрызнулась Лия. – Мне кажется, тебе давно пора принять какое-то решение и наконец разобраться в своих чувствах.

– Не вижу смысла торопиться.

– Неужели? Но ты не можешь жить вот так вечно.

– Как «так»?

– Дрейфуя.

– А я и не дрейфую, – отозвался Бен. – Может быть, это можно было сказать о том периоде моей жизни, пока мы с тобой были вместе. Прости, если получилось не так, как тебе бы этого хотелось. Однако я так по-настоящему и не женился, если можно так выразиться, да и не смог окончательно расстаться с тобой. Все события происходили с такой стремительной и роковой скоростью, что я не успевал их проанализировать, чтобы сделать правильные выводы.

– Дело в том, что… – Она вздохнула. – Мне очень важно знать, трачу ли я с тобой время напрасно или все же нет, Бен. Как ты считаешь, между нами все же что-то остается?

– Разумеется. Лия, ты мне далеко не безразлична. Так, впрочем, было всегда. Но только…

– Но только я создана для того, чтобы переспать со мной, но не жениться.

– Ты ко мне несправедлива.

– Итак, я повторю: мне важно знать это.

– Я сейчас ничего конкретного не могу тебе сказать, – нахмурился Бен.

– Ты ничего не можешь мне сказать оттого, что хочешь оставить себе и свободу, и право выбора.

Бен поднялся с дивана.

– Мне пора, – нетвердым голосом произнес он. – И я не должен повторять одну и ту же ошибку. Это относится и к Кэри, и к тебе.

– Не уходи. – Неожиданно злость отступила, и в темно-шоколадных глазах Лии снова мелькнула такая знакомая доброта. – Прости меня. Я сейчас же потушу свечи.

– Дело не в свечах, – вздохнул Бен. – Тут все гораздо серьезней.

– Бен…

– Мне нужно некоторое время побыть одному, – сказал он. – Прости, Лия, за всю ту неразбериху, которую я внес в твою жизнь. Мне действительно очень стыдно за себя. Ты заслуживаешь более достойного человека, чем я.

– Бен…

Он надел куртку.

– Позвони мне, – попросила Лия. – Как только разберешься в своих чувствах. Обязательно позвони.

– Ладно, – кивнул он. – И спасибо тебе еще раз за чудесный вечер.

– Да-да, конечно. – Она даже не пыталась поцеловать его на прощание, а как только дверь за ним захлопнулась, Лия встала со своего места и затушила все свечи.

* * *
Бен чувствовал себя уставшим, но ему не хотелось ни возвращаться домой, ни ложиться спать. Он пошел вдоль канала, глубоко засунув руки в карманы своей куртки, сгорбившись, словно пытаясь спрятаться от ветра. «Какой же я никчемный человек! – мрачно рассуждал он. – Из-за Кэри обидел Лию. Из-за Лии обидел Кэри». Губы его скривила невеселая усмешка. Конечно, такое положение лишь подтверждало его несостоятельность как мужчины. Еще бы! Из-за него переживают две такие замечательные женщины! И вершиной этого любовного треугольника был именно он, Бен Рассел. Вот только в этом любовном треугольнике, похоже, больше никто никого не любил.

И вот теперь Лия решила снова занять в его жизни прежнее место. С того самого рокового дня, когда был разрушен магазин, она незаметно снова вползла в его жизнь, но на этот раз не стала говорить, чего хочет и чего добивается. Однако сегодняшний вечер многое прояснил. Она явно дала ему понять, что прежние отношения ее больше не устраивают. Хотя самое страшное заключалось в том, что Бен сейчас и сам не мог бы с уверенностью сказать, чего же он сам хочет. Да, ему хотелось быть с Кэри, но она устроила из их отношений такую неразбериху, что он теперь и не знал, стоит ли вообще связываться с женщинами.

Бен остановился на пару секунд, посмотрел на свои ботинки, и снова вспомнил о Кэри. Обувь и Кэри были неразлучны в его сознании. Теперь он рассуждал о том, позвонит ли ему Кэри, напомнит ли об обещанном диване или же она уже пожалела о своем обещании.

Глава 26 Масло атласского кедра

Эфирное масло, пробуждает чувство радости, обладает приятным древесным ароматом, поднимает настроение.

– Нет, в этом деле я, похоже, абсолютный бездарь! – в отчаянии завопила Кэри, когда ее четвертый мяч покатился по левому желобу кегельбана. – Я, кажется, потеряла всякую координацию движений.

– Не отчаивайся, продолжай! – убедительно произнесла Элена. – Тут все очень просто: ты кидаешь шар и надеешься на лучшее. А там уж – как получится…

– Такого я еще не испытывала! – улыбнулась подруге Кэри. – По-моему, у меня не осталось сил.

– Еще по одному броску каждый, – скомандовала Элена. – И даже если ты опять промахнешься, то уйдешь отсюда с сознанием, что, в общем, наша команда выиграла.

Но Кэри упрямо замотала головой:

– Нет уж. Я не хочу быть обузой для нашей замечательной команды. Я хочу вносить свой вклад и зарабатывать очки, а не просто присутствовать.

– Вот умница! – Крис Брэди, один из немногих мужчин-авиадиспетчеров в той команде, где работала Кэри, по-дружески обнял ее за плечи и поцеловал в щеку. – Правда, игрок из тебя неважнецкий.

– А я знала это заранее, – печально сообщила Кэри. – И убеждала в этом всех вас, но только Дженнифер все равно удалось затащить меня сюда.

– И я надеюсь, что после игры ты не бросишь нас, и мы все вместе отправимся продолжать наш праздник куда-нибудь в ночной клуб.

– Я уже несколько месяцев не была в клубах, – вздохнула Кэри. – Конечно, я с удовольствием присоединюсь к вам.

– Отлично! – Элена подняла шар весом в четырнадцать фунтов и внимательно посмотрела на кегли. – Сейчас будет «страйк», вот увидите.

Кэри наблюдала за тем, как Элена решительно двинулась вперед, а потом с такой ловкостью запустила шар, что свалила все кегли с первого удара.

– Непостижимо! Ну как у нее это получается? Как бы мне хотелось так же научиться, – снова вздохнула Кэри.

– Нельзя уметь делать все на свете и во всем быть первым, – философски заметил Крис. – Не забывай, что на работе тебе почти и равных-то нет.

– Работа – совсем другое дело, – отмахнулась Кэри. – Это не считается. Ну что ж, по крайней мере, буду утешать себя хотя бы этим.

– Так оно и есть, – кивнул Крис. – Кстати, в следующем месяце в Шэнноне будут проводиться курсы по повышению квалификации. Может быть, тебя это заинтересует?

– Почему я раньше об этом ничего не слышала? – нахмурилась Кэри.

– Надо внимательней изучать доску объявлений, – улыбнулся Крис. – А тебе было бы там интересно.

– В любом случае я не отказалась бы отвлечься от работы на недельку.

– Значит, тебе нужно внести в списки свою фамилию, – подсказал Крис. – Уверен, эти курсы тебе не помешают.

Она бросила на него испытывающий взгляд:

– Ты говоришь так, потому что чувствуешь, что мне действительно пора передохнуть, что мне там будет интересно или же считаешь, что я стала ошибаться на работе, и, не мешало бы мне немножко потренироваться?

– Кэри, зачем ты ищешь подводные камни там, где их никогда не было? – удивился Крис. – Я в прошлом году сам посещал эти курсы, ни о чем сейчас не жалею и искренне считаю, что они пойдут тебе только на пользу.

– И всего лишь? Это единственная причина?

– Клянусь. А теперь постарайся не промахнуться: это твой последний шар на сегодня. Посмотрим, сумеешь ли ты сбить все кегли с одного удара?

* * *
Уже через два часа любители боулинга развлекались в одном из самых модных молодежных клубов города: они пили пиво, коктейли и танцевали от души. Кэри слилась с музыкой и почувствовала такую свободу, которую не испытывала уже несколько месяцев. Время от времени к ней подходили незнакомые парни, и они отплясывали вместе, ни о чем не думая. Как это здорово – быть в компании друзей, ходить по ночным клубам и ни о чем не заботиться! Жаль, что в тот вечер Джина не могла присоединиться к ним: она отправилась в Шотландию, чтобы познакомиться с дедом и бабкой Стива. Ей, конечно, не очень хотелось туда ехать. Ну а Кэри эти проблемы больше не волновали. Она беспечно отплясывала, и вместе с ней взлетали вверх ее кудряшки.

* * *
Кэри добралась до дома только в четыре утра, но ее смена начиналась в девять вечера, и ей не о чем было волноваться. Открыв холодильник, она тут же налила себе стакан клюквенного морса и сразу же осушила его. У нее была жажда, но не от количества выпитого алкоголя: она ограничилась двумя коктейлями, а скорее потому, что она натанцевалась от души! Впрочем, она могла бы совсем не пить крепких напитков, у нее и без того кружилась голова от возбуждения. Кэри не ограничилась морсом. Она тут же поставила чайник, и хотя прекрасно понимала, что пить чай перед сном как-то не принято, но в ее жизни теперь это стало непременной традицией. Она выпивала чашечку некрепкого чая, и только потом с чувством исполненного долга отправлялась в постель.

Кэри прислонила лоб к балконной двери и ждала, когда закипит чайник. Вдали виднелись огни проносящихся по шоссе автомобилей, светился белым туманным пятном аэропорт. Кэри было приятно сознавать его близость. Когда она жила в Портобелло, ей казалось, что ее аэропорт стал каким-то далеким. «Наверное, я просто самый обыкновенный трудоголик, который не может не думать о работе, – с грустью подумала Кэри. – И все же это лучше, чем быть кем-нибудь другим».

Закипел чайник. Кэри налила себе чашечку чая и включила телевизор. По одному каналу показывали очередную серию фильма «Звездные врата». Эта фантастическая лента нравилась Кэри, но только она считала, что там у них в фильме плохо организована диспетчерская служба, иначе бедняжки не попадали бы в такие трудные ситуации буквально каждую неделю…

* * *
Сильвия Линч тоже не спала в эту ночь. Она старалась не смотреть на часы, потому что втайне уже успела договориться и с Богом, и с самой собой, что если не будет туда смотреть, то Дженни обязательно вернется домой в течение часа. Было уже четыре утра. Дженни была послушной девочкой и достаточно разумной, насколько, конечно, можно сохранять разум в семнадцать лет. Конечно, Сильвия не собиралась звонить подругам дочери, чтобы выяснить, куда же все-таки запропастилась ее красавица, но из головы у нее никак не выходил образ Гэри. Он постоянно витал где-то рядом с Дженни. Иногда в памяти всплывали приятели Гэри. Сильвия не могла с уверенностью сказать, спала ли ее Дженни с этим Гэри. Во всяком случае, она сказала дочери, что готова выслушать любую ее откровенность и помочь с ее проблемами в любое время. Но Дженни почему-то не торопилась раскрывать свои секреты матери.

В последнее время Сильвия стала терять контакт с дочерьми. Их интересовали разные вещи… Правда, Сильвия была рада хотя бы тому, что у Дженни один парень и встречалась она только с ним. Сильвия тут же вспомнила, сколько ухажеров увивалось вокруг Кэри, когда той исполнилось семнадцать! А когда Сильвия просила Кэри посидеть с малышкой, она постоянно ссылалась на очередное свидание, не забыв напомнить старшей сестре, что та может найти кого-нибудь и получше, чем Кэри. «Я еще успею насидеться с детьми, когда обзаведусь своими собственными», – добавляла беспечная Кэри, прежде чем упорхнуть на встречу с очередным молодым человеком.

Сильвия приоткрыла один глаз и украдкой взглянула на часы. Четверть пятого. Дженни говорила, что они пойдут в молодежное кафе, после чего скорее всего отправятся веселиться на квартиру к одной подружке. Когда Сильвия спросила, почему бы Дженни не пойти сразу домой, она обиделась и пообещала не задерживаться допоздна. Но четверть пятого утра – это уже ни в какие рамки не входит!

В этот момент Сильвия инстинктивно напряглась. Раздались тихие шаги во дворе, и затем – слава Всевышнему! – послышался звук поворачиваемого в замочной скважине ключа. Она почувствовала, как расслабляется каждый ее мускул вместе с тем, как Дженни тихонько поднимается по лестнице к себе в спальню. Сначала Сильвия хотела позвать дочь, но тут же передумала. Не надо ей знать о том, что мать все это время не могла сомкнуть глаза, переживая за свое любимое юное создание.

* * *
Фрейя устроилась поудобнее в зеленом мягком кресле, подложив под голову ярко-желтую подушку. Она открыла книгу, которую купила сегодня: «Перемены бывают и к лучшему – справочник для женщин по вопросам климактерического периода». Фрейя твердо решила придерживаться советов специалистов из этой книги. Ну, во-первых, не надо относиться к своему состоянию как к какой-то трагедии. С ней действительно произошли некоторые перемены – только и всего. И кстати, это далеко не самое страшное, что могло случиться. Она, например, могла оказаться в салоне своего магазина в тот момент, когда туда неожиданно въехал джип. Но ведь этого не произошло. Доктор О'Доннел мог бы обнаружить у нее какое-нибудь серьезное или даже смертельное заболевание – но и эта беда миновала ее. И если не считать этой несчастной менопаузы, в остальном все было в полном порядке. Значит, надо искать в своем новом состоянии только хорошее. Ну а если это не устраивает Брайана, что ж… Он ее в таком случае вообще никогда не устраивал!

Внезапно Фрейя почувствовала легкое покалывание во всем теле, и ее захватила волна с ног до головы. На коже выступили капли пота. Вся ее рубашка моментально пропиталась влагой. Фрейя захлопнула книгу и отправилась переодеваться. «Нужно будет купить еще несколько рубашек», – решила она, так и не поняв, хорошо это или плохо.

* * *
Лия вздрогнула и проснулась, сразу открыв глаза. В окно спальни неожиданно застучал дождь. Так вот что взволновало ее! Лия встала с постели и, подойдя к окну, выглянула на улицу, размышляя о том, сколько времени еще погода будет вот так капризничать, прежде чем начнется настоящая весна. Днем было уже совсем тепло, а теперь она дрожала от холода, в то время как по стеклу скатывались потоки воды. Лия набросила свой любимый желто-зеленый халат и направилась в кухню. Она налила чашку молока и поставила ее разогреваться в микроволновку, а тем временем достала из буфета растворимый порошок шоколада. Как только молоко разогрелось, она всыпала в чашку ложку порошка и принялась яростно размешивать его. После этого она снова легла в постель с чашкой горячего напитка.

Теперь Лия жалела, что зажгла так много свечей и этим расстроила Бена. Она вовсе не намеревалась устраивать никаких разборок с ним и тем более ставить ультиматумы. Все получилось как будто само собой. Теперь она и сама не знала, обиделся ли он на нее. А ведь причины волноваться у нее были: Бен только что одолжил ей денег для ее салона, и теперь, если только она начнет досаждать ему, он может потребовать вернуть долг! «Вот ведь черт! Какая же я дура! – отругала себя Лия, отпивая глоток горячего шоколада. – Надеюсь только на то, что я все же ничего не испортила».

Глава 27 Масло черного перца

Пряное эфирное масло, обладает особенностями одновременно стимулировать тонус мышц, а также снимать усталость.

Через несколько дней, когда Кэри вернулась домой со смены в два часа дня, она с радостью услышала на автоответчике сообщение из мебельного магазина о том, что ее заказ готов, и ее просили перезвонить на склад фирмы.

Выяснилось, что диван привезут только в среду днем. Это немного расстроило Кэри, ведь ей приходилось ждать еще несколько дней! Кэри никак не могла понять, что не вся работа оказывалась такой же срочной и безотлагательной, как у нее. Она представила себе, как отказывает в посадке пилотам, заявляя, что сегодня у нее приземляются, допустим, только самолеты из Италии, так что остальным придется немного подождать, и от одной такой мысли ей стало смешно. Да, она не привыкла ждать, но ничего не поделаешь. Видимо, желающих приобрести красивую мебель оказалось больше, чем самолетов в аэропорту. Придется потерпеть. В среду – значит в среду.

Теперь, конечно, после покупки такой дорогой вещи, ей придется экономить, ну, хотя бы некоторое время. И Кэри твердо пообещала себе, что в течение двух недель будет выходить в магазин только за бакалейными товарами, причем самыми необходимыми.

Еще раз осмотрев свою комнату и представив себе на месте старого дивана новый, она подумала о том, что если бы тогда, в магазине, не была так растеряна от встречи с Беном, то наверняка бы сообразила потребовать от него хотя бы половину стоимости дивана. Но сейчас уже было поздно об этом жалеть. Кэри взяла в руки телефон, размышляя о том, стоит ли звонить Бену прямо сейчас, чтобы сообщить, что он может приехать и забрать диван. В магазине они поговорили довольно мило, но, возможно, так получилось именно потому, что встреча их оказалась слишком уж неожиданной. На этот раз он мог наговорить ей массу неприятных вещей или задать какие-нибудь вопросы, на которые ей было бы неловко отвечать, а сейчас у нее было такое настроение, что ей не хотелось ни спорить, ни оправдываться.

Кэри взглянула на часы и зевнула. Следующая смена начиналась только в десять часов вечера. Нет, она не сможет разговаривать с Беном, пока не выспится как следует. Да и вообще одна только перспектива беседы с ним заставляла ее нервничать. Она понимала всю глупость положения, но ничего не могла с собой поделать.

В конце концов она послала ему текстовое сообщение, после чего отключила телефон, легла в постель и сразу заснула.

* * *
Бен как раз беседовал с поставщиком из Нью-Йорка, когда на экране мобильного телефона возникло текстовое сообщение от Кэри. Не прерывая важного разговора, Бен умудрился расшифровать ее послание, одновременно договариваясь с Дентоном Хайлером о партиях каких-то особенных эфирных масел в новых упаковках. Бен пожалел о том, что Кэри не указала ему точного времени, когда он мог бы ей позвонить и договориться о встрече. Она только просила связаться с ней позже, а это означало в данный момент, что она либо работает, либо прилегла отдохнуть. Бен так и не успел вникнуть в график ее сменной работы. Он вспомнил только, что она работала четыре дня, потом два подряд отдыхала, но для того, чтобы точно установить ее выходной день, нужно было знать, с какого дня началась ее рабочая неделя. Кроме того, девушки часто подменяли друг друга, поэтому график сменной работы становился непредсказуемым. Впрочем, сейчас это не должно было бы его волновать. Итак, он поступит, как она ему велит: перезвонит позже, и если она в этот момент будет спать, что ж, пусть обвиняет в этом только лишь себя.

– Скажите, ваша фирма слышала что-нибудь о такой компании, как «Пальмароза»? – раздался голос Дентона, уводящий Бена от раздумий.

Бен приподнял брови, услышав название крупнейшей сети магазинов, торгующих лечебными травами в Соединенных Штатах.

– Вы знаете, как ни странно, мне совсем недавно звонили из этой фирмы и спрашивали, когда я собираюсь лететь в Америку. Правда, я так и не понял, зачем им это понадобилось, – признался Бен.

– Они расширяют свою деятельность и собираются проникнуть в Европу.

– Вряд ли мы сможем их чем-либо заинтересовать, – небрежно заметил Бен. – Мы слишком малы для них и к тому же изолированы от материка.

– Возможно, – вынужден был согласиться Дентон. – Но, вы сами понимаете, эти крупные компании иногда совершают самые непредсказуемые шаги. От них можно ожидать чего угодно.

– Для них было бы куда выгодней заключить договора в Германии или, скажем, во Франции, – произнес Бен с такой легкостью, словно данный вопрос его совсем не интересовал.

– Ну, мы это еще посмотрим. – Дентон рассмеялся. – Честно говоря, мне не хотелось бы терять вас как клиента.

Бен тоже хохотнул из вежливости.

– Я понимаю, что мы для вас – слишком мелкая пташка, и все же нам тоже очень приятно сотрудничать с вами. Но, по крайней мере, в ближайшем будущем, я надеюсь, у нас ничего не изменится, и мы еще будем иметь возможность переговорить. Всего вам хорошего.

Бен опустил трубку и набрал номер мобильного телефона Кэри, но снова наткнулся на электронного секретаря. Прошло еще два часа, и в конце концов удача улыбнулась ему, и супруги договорились, что он заедет за диваном во вторник днем. Сразу после посещения Кэри Бен собирался поиграть в футбол. Больше всего этому радовался Фил, присутствие на футбольном матче Бена означало, что его приятель начинает понемногу оживать после всех потрясений.

* * *
– Это я, – объявил Бен, когда Кэри ответила на звонок домофона. – Вывоз ненужной мебели. Компания Рассел.

Кэри впустила его и подождала у дверей квартиры, пока Бен поднимался на второй этаж.

– Миленькое местечко, – похвалил он квартиру, как только она пригласила его пройти внутрь. – Мое гнездышко сразу блекнет на фоне такой роскоши.

– Ну что ты! – возразила Кэри. – У тебя прекрасный дом.

Он промолчал, и Кэри показала ему квартиру.

– Что ж, по крайней мере, теперь у тебя здесь достаточно места, чтобы разместить твою коллекцию обуви, – заметил Бен, когда они прошли во вторую спальню, где были сложены коробки с обувью Кэри.

– Да, я знаю. – Она скромно потупила взор. – Именно с этой целью, собственно, я и приобрела квартиру с лишней комнатой.

Бен рассмеялся.

– Мне нужно было догадаться, что все у нас пойдет наперекосяк, с того самого дня, когда ты перевезла ко мне все эти коробки. Сколько же их там было?

По-моему, больше полусотни. – Он покачал головой, потом подошел к одной из коробок и раскрыл ее. – Вот что я имею в виду. Посмотри-ка сюда. – Бен достал пару ярко-зеленых босоножек на высоких тонких хромовых каблуках, больше напоминающие кинжалы. – Ну, куда вот можно заявиться, надев на ноги этакую прелесть?

– Я была в них на обеде в честь бракосочетания Сильвии и Джона, – тут же вспомнила Кэри. – К ним на мне было надето облегающее зеленое платье, практически такого же оттенка, как эти сандалии, и я выглядела безупречно. То есть весьма эффектно, как мне, во всяком случае, показалось.

– Не сомневаюсь, – ответил Бен и только пожал плечами.

– Так оно и было, – подтвердила Кэри. – В общем, мне этот наряд нравился.

– Ты всегда умела одеваться потрясающе, – согласился Бен. – Ну хорошо, допустим, ты вспомнила ту годовщину. И куда еще ты надевала это чудо?

– Ну… больше ничего особенного мне в голову сейчас не приходит.

– Значит, ты купила себе эту пару, чтобы один-единственный раз показаться в ней на вечеринке.

– Но это же идеальные сандалии! – вспылила Кэри. – А когда ты встречаешь идеальную вещь, тебе всегда хочется ею обладать. Даже если только для одной вечеринки в ресторане.

– Ну допустим, как это получилось у нас с тобой, – заметил Бен, укладывая сандалии в коробку.

Кэри вспыхнула и вышла из спальни.

– Прости, – спохватился Бен, следуя за ней. – Я не думал, что мои слова прозвучат так банально и жестоко.

– Все в порядке. – Кэри остановилась у дивана. – Ну, и как ты собираешься выволакивать из квартиры этого красавца и заталкивать его к себе в фургончик?

– У меня никаких стратегических планов по этому поводу нет, – Бен бросил на диван оценивающий взгляд. – Когда ехал сюда, я думал, что никаких проблем не возникнет.

– А ты еще не передумал его забирать? – неожиданно спросила Кэри. – Ты ведь даже его не видел. Может быть, он не совсем то, что тебе надо, тогда и суетиться не стоит? Я не настаиваю.

– Диван отличный, – улыбнулся Бен. – Я никак не могу только понять, почему ты от него отказываешься.

– Мой новый диван – настоящее совершенство, – не задумываясь, выпалила Кэри.

– Понятно. – Бен еще раз внимательно осмотрел довольно симпатичный светло-бежевый диван. – Итак, начнем с начала. Уберем подушки.

Они перетащили их в угол комнаты.

– А ты не предполагала, что тебе придется помочь мне стащить его вниз? – поинтересовался Бен.

Кэри неопределенно пожала плечами:

– Я вообще об этом не думала.

– Дело в том, что один я вряд ли справлюсь с этой громадиной.

– А мне казалось, что тебе по плечу любые трудности, – заметила Кэри.

– Ехидничаешь?

– Возможно. – Кэри скорчила ему рожицу.

– Впрочем, диван может подождать, – неожиданно нашел ответ Бен. – Я же сегодня играю в футбол, так что после матча могу прихватить с собой Фила или еще кого-нибудь, и вместе мы быстро справимся.

– Ну, не говори глупостей. – Она решительно подошла к краю дивана и ухватилась за него. – Конечно же, я помогу тебе.

Они довезли по полу диван до самой двери и остановились. Бен прикинул на глаз размеры дивана и дверной проем, после чего принялся усиленно скрести затылок:

– Мне кажется, что они сначала обставили квартиру, а уж потом навесили эту дверь.

– Надеюсь, что ты ошибаешься, – ухмыльнулась Кэри. – Иначе мне становится страшно, потому что мой новый диван тогда уж никак сюда не войдет.

– Это верно. – Бен нахмурился. – А если попробовать поставить его «на попа»? Может, пройдет?

– Нет, – мотнула головой