КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400045 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170120
Пользователей - 90925
Загрузка...

Впечатления

PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
plaxa70 про Соболев: Говорящий с травами. Книга первая (Современная проза)

Отличная проза. Сюжет полностью соответствует аннотации и мне нравится мир главного героя. Конец первой книги тревожный, тем интереснее прочесть продолжение.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
desertrat про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун: Очевидно же, чтоб кацапы заблевали клавиатуру и перестали писать дебильные коменты.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Корсун про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

блевотная блевота рагульская.Зачем такое тут размещать?

Рейтинг: -3 ( 1 за, 4 против).
загрузка...

Костяная легенда (fb2)

- Костяная легенда (а.с. Костяная легенда-1) 531 Кб, 290с. (скачать fb2) - Дмитрий Ясный

Настройки текста:



Ясный Д Костяная легенда Часть первая

Глава 1

— Леха, Леха! Ниже давай! Стрелой давай! Хорош!

Автокран «Челябинец», за окном, рыкнул установкой, выбрасывая в воздух клубы дыма отработанной солярки. Лебедка зашелестела барабаном, быстро выматывая трос на «майну» для опускания груза.

— Сто…. — Григорьев, старший прораб второго участка, не вставая со стула, толчком руки захлопнул фрамугу окна «командирского» вагончика, обрывая шум, доносящийся со строительной площадки. Извиняющимся взглядом посмотрел на Опалина.

— Все в порядке, Артур Викторович. Рабочая обстановка и должна быть шумной. Мы ведь на стройке, а не в проектном отделе — Опалин Владимир Анатольевич, начальник второго участка строительной компании «ХХ век» улыбнулся, успокаивающе махнул рукой, адресуя жест Григорьеву.

Повернулся к присутствующим в вагончике коллегам.

— Что у нас с уголком, Викторович? — обратился он к мастеру участка Латыпову.

— Да нормально пока, Владимир Анатольевич, есть еще метров триста. На два этажа хватит для арок, а общую заявку я еще на той неделе, по селектору бросал. Привезут. Саидов машину за арматурой отправляет, с ней и доставят с Горнозаводска.

— Ну, что ж. — Палин потянулся, распрямляя затекшую, за время совещания, спину — На этом и закончим. Генеральному я скажу, что все в сроках, с материалами проблем нет. Так?

Он обвел вопросительным взглядом присутствующих.

Руководители среднего звена — мастера, прорабы и старшие бригадиры, собравшиеся на «вторую оперативку», согласно загудели, переглядываясь, дружно кивая головами.

Только инженер по подготовке производства второго участка Самохин, как обычно скептически скривил лицо, стараясь выразить всем своим видом, сомнение в положительных результатах совещания. Опалин, по давней привычке, не обратил внимания на его недовольную мину выражающую несогласие.

На демонстративно несогласное поведение Самохина он давно уже не реагировал. Ровно с тех пор, как при сдаче, необычайно тщательного проработанного проекта строительства ночного клуба, набрал необходимые, для удачного старта в карьере руководителя баллы и занял кресло руководителя второго участка.

Опалин, на корпоративах и ресторанных посиделках, даже иногда ограждал Самохина от нападок своих, излишне активных, сторонников. Берег своего искреннего недоброжелателя. Аргументируя свою благосклонную позицию к нему тем, что оппозиция в лице Самохина не дает ему расслабляться и «почивать на лаврах».

Владимир Анатольевич быстро окинул внимательным взглядом присутствующих. Все как обычно. Кто-то излишне, напоказ, за. Кто-то молчит, не понятно, что про себя думая. Возможно, взвешивает на невидимых весах цену своего слова, надеется получить от своего молчания какую либо выгоду.

Как всегда и везде и во все времена. Как во всех крупных организациях, возникших согласно основным принципам, сформировавшимся еще в годы тридцатые. Времена обильные на грандиозные планы и сокращенные пятилетки.


«Интриги! Скандалы! Расследования!» — как быстро тараторит с экрана телевизора балабол с канала НТВ — кумушек — любительниц диет и мучного вкусного из планового и сметных отделов.

Суматошная беготня из отдела в отдел с чайными кружками в руках и горячими сплетнями в накрашенных клювиках. Тайные и явные недоброжелатели. Завистники, шепчущие «на ушко» руководителю рангом повыше компромат на своих коллег. Грызня в углах отделов и беспардонное выпячивания на глазах руководства собственных достоинств и чужих недостатков.

Иногда Опалину казалось, что СССР не пропадал в темной пучине прошедших годов подобно огромному кораблю, вдруг наткнувшемуся на гигантский айсберг. Совсем не распадался рушащимся зданием на кучку битых кирпичей — республик. Только затаился, подобно колоссальному, обросшему с годами седым мхом, доисторическому чудовищу, на дне темного омута. Оставил свои, глубоко вдавленные следы, повсюду.

Окаменевшие куски сброшенной, старой шкуры. Пожелтевшие осколки, когда то острых клыков, застрявшие в их извечно строительной и других аналогичных областях производства и деятельности.

Мата на «оперативках» и в общении — что правда, то правда — стало гораздо меньше. Привнесенная с запада, корпоративная этика, плодоносила глянцевыми плодами вежливости и губила прямые ростки прямоты.

Красивая, светящаяся зелеными и красными огоньками, пронзительно пищащая при неверном действии пользователя электронная техника забралась в углы и взгромоздилась на столы в кабинетах. Заслуженные ветераны, громыхающие пишущие машинки и блестящие, звонко дзынькающие арифмометры без боя оставили свои позиции, безропотно отправившись на списание. Сводки о сделанных работах стали сбрасывать по «электронке» и спутниковой связи. Разнообразные акты сканировать и печатать на принтере, а не ломать ручки — самописки, стараясь продавить толщу листов с проложенной между ними «копиркой». Совещания, оперативки проводить по селектору. Материальные отчеты печатаем на компьютерах, пользуясь абсолютно не понимая принцип действия каким — то Вордом. Костюмы приличные стали носить. Надевать на совещания галстуки и белоснежные сорочки, вместо вязаных свитеров и клетчатых, мятых рубах невнятного покроя.


«А так…..» — Опалин разочарованно мысленно махнул рукой.

И сводки о проделанной работе завышенные и лажа с поставками. Причем постоянная и неистребимая никакими приказами и приказными сменами начальников комплектующих отделов. И как воровали, так и воруем. Все как при советской империи. Только умнее стали, все неодобряемое проверяющими структурами и генеральными заказчиками, старались сделать аккуратно и негласно. Прикрываться начали со всех сторон. Научились «обставляться», словно железобетонным надолбами, фиктивными актами, на якобы сделанные скрытые работы. Глаза, аудиторам и приемочным комиссиям, кипами, монобланами бумаг застилать.

Иди, господин проверяющий, откапывай фундамент — качество уложенных блоков и цементной стяжки проверяй. Или бетон долби, контуры заземления ищи и плотность, в центре бетонной заливки, измеряй. Если получиться. Если сверху фундамента уже здание не возвышается во всей красе — людям, уважаемый проверяющий, где то ведь жить надо! И будущие жильцы дома не жгут тебя пылающими от предвкушения вселения в новые квартиры взглядами и собственники здания не рычат на тебя двигателями больших джипов.

Проверяй. Нет времени? Акт? Так вот. Пожалуйста. И ручку возьмите. Можно и на память. Гелеевая, хорошая. Хоть и китайская.

Так что, все идет по старому, и можно строить не очень тщательно соблюдая СНиПы, потихоньку возя на дачу бетон, кирпич, доску и другие, очень нужные в хозяйстве, но сегодня весьма дорогие стройматериалы.

Но, но и еще раз но. Не наглей. Не зарывайся, грузя машину, оглядывайся и спрашивай у кого нужно разрешение.

Собственник, сейчас, не безликий, прошлого века начальник «Трестстроймашбаш» чего-то там. Собственник нынешний, глупых или обнаглевших подчиненных на «ковер» для беседы вызывать не станет. Зачем ему воздух впустую сотрясать, нервы себе портить? Грозить приказами о несоответствии и лишать премии, после глотая карвалол или снимая стресс дедовским, многократно апробированным методом релаксации? Есть другие люди для этой неприятной работы.

И они со своей работой, насколько ему, Опалину, известно, весьма неплохо справляются. Сам Опалин с сотрудниками Собственной Службы Безопасности строительной компании «ХХ век» не сталкивался и прилагал все усилия, что бы и дальше не соприкасаться с ними и не отвечать, краснея, на задаваемые ему неприятные вопросы.

Поэтому Игорю, водителю «МАНа» — самосвала, нужно, сегодня же звонить и отменять договоренность о завозе щебня на его Опалина личную автостоянку.

Переждать стоит «вихри враждебные», несущиеся холодным ветром с руководящих верхов. Дернул же черт, на соседнем строительном участке, одного молодого и неосторожного мастера, кирпич на свой гараж без перегруза, с базы, на прямую завести! Еще и додумался до гениальной идеи послать на разгрузку автокран с объекта и рассчитаться за работу не деньгами, а водкой. Юный участник молодежного движения «Дебилы форевер». Соответственно все задействованные в афере к концу дня оказались пьяными и громко говорящими. Внимательно слушающих и сразу звонящих в ССБ, за премию в конверте, оказалось сразу трое.

Своеобразное соревнование добровольных информаторов получилось.

Молодые, глупые, неосторожные. Ничего, поработает полгода за один голый тариф без премии, сразу поумнеет. А пока надо замереть хладнокровным земноводным и не совершать опрометчивых поступков. Чистая анкета в Службе Собственной Безопасности компании стоит машины щебня.

Опалин про себя усмехнулся: «Да и железнодорожный состав со щебнем не оправдает темного пятна на моей репутации. Так что надо заехать в банк и снять деньги со счета. Не обеднею от покупки одной машины щебня».

Может, со стороны постороннего наблюдателя, Опалин, и казался излишним перестраховщиком, но годы беспорочной работы и отсутствие малейших подозрений в использовании им служебного положения в личных целях, были за него и его предусмотрительность.


Тут нужно уточнить, для ясности повествования, что в начале осени этого года, некая ЖКХ с непроизносимым названием, подрыла угол автомобильной стоянки Опалина, обрушив пару столбов ограды с натянутой на них сеткой «рабица» и асфальтированный участок площади стоянки. Размером, где-то пять на пять метров. Разрушения возникли в процессе поисков очередной, как обычно, внезапно прохудившейся трубы теплоцентрали.

Все было не так уж и плохо. К немалому удивлению Опалина, люди в организации оказались довольно таки вменяемыми и не отказывались, либо восстановить разрушенное, либо оплатить ущерб. Оплата была даже более приемлемым и выгодным вариантом для Виктора Анатольевича, но время, время!

Пока сведут баланс затрат, подсчитают стоимость работ, переведут деньги в банк — пройдет немало времени. Клиенты же, ставящие машины под охрану и платящие за это, покинут стоянку и увезут с собой заработок Опалина.

Тем более, клиенты стоянки уже и так, совсем недавно, самому Опалину лично, при встрече, выразили свое недовольство вынужденной сменой мест стоянки машин. Особенно владелец сорокового «Вольво» возмущался — ему, видели те, с окна машину не видно! Терять клиентов Опалину очень не хотелось.

Да и сосед — конкурент с автостоянки через квартал, опустил цены на пять процентов за сутки при покупке месячного абонемента, что тоже приходилось учитывать в раскладах бизнеса.

«У, демпингатор чертов! Чтоб тебя налоговая инспекция внезапно посетила!» — пожелал про себя Опалин, конкуренту по бизнесу.

Вот и спешил он за свой счет отремонтировать как можно быстрее площадку. Заасфальтировать-то отремонтированный участок и по лету будет возможно, а пока щебнем просыпать и просыпь тщательно утрамбовать вручную. При наличии пары рабочих рук, с необходимым условием — не пьющих и не ленивых — работы всего на два дня.


На личный бизнес работников «ХХ века» в руководстве компании смотрели положительно, совершенно правильно считая, что лучше иметь лояльного руководству подчиненного, держащегося за место в компании из-за льготных цен на закупку стройматериалов, чем чинить препоны и получать не прикрытое воровство. Наглядный пример неправильной кадровой и экономической политики в организации, находился в рядом стоящем здании, буквально через дорогу, организация «Дорстройпроект».

Именно у этой, другой строительной компании, Опалин и купил себе, для автостоянки, абсолютно новую, толстостенную трубу НКТ, совершенно по бросовым ценам, для стоек ограды. Продали, сами же доставили и настойчиво предлагали еще заходить.

Если деньги свободные будут.


Опалин вынырнул из своих, о личных проблемах размышлений, обвел взглядом помещение. Все присутствующие уже занимались своими делами — кто-то кому то звонил или отвечал на входящий звонок, перебирал бланки, листали ежедневники, быстро черкая пометки на листах план — графиков и срочных заявок.

— Ну что ж, господа руководители, до встречи — обратился к окружающим Владимир Анатольевич.

— Все остальные вопросы решаем в рабочем порядке. Если возникнут непредвиденные проблемы — звоните. Я буду на связи. До свиданья, господа. Работайте.

В ответ раздался слитный гул голосов людей прощающихся с Опалином. Провожаемый Григорьевым, аккуратно огибая предметы меблировки бытовки и присутствующих, при прощании пожимая руки на ходу и похлопывая по плечам, Опалин выбрался через низкую дверь на улицу.


— Владимир Анатольевич! — Григорьев, несколько смущаясь, тихо, в полголоса, обратился к Опалину — С уголком у меня, чуть-чуть, небивка идет. Метров тридцати нет на стеллажах. На две фермы, к сожалению, точно не хватит.

— Для себя взял? — Опалин строго посмотрел на смущенного Григорьева.

— Да нет, Владимир Анатольевич! Что вы! Я бы вам сказал! Валинов, собака, тот, что из гаража, еще на базе с машины сбросил для ремонта складов.

— А ты требование подписал, не проверив, предварительно, погонный метраж поступившего проката? — утверждающе спросил Опалин.

Григорьев согласно понурил голову.

— Ладно. — Опалин чуть подумал — Как-нибудь, решим этот вопрос. Запроси уголок на крепления углов опалубки и спиши потом по акту. Я подпишу. А о Валинове я Генеральному, завтра при встрече, шепну. Заканчивать надо с этим самоуправством. Много брать на себя начал, бухгалтерский зятек.

Протянул руку обрадованному Григорьеву:

— Давай, Артур, работай, не спи. Пока! — и зашагал к машине, доставая на ходу ключи.


Автомашину уже разгрузили, сняв с нее все поддоны с кирпичом, и выезд со строительной площадки был открыт.

В распахнутых воротах маячил дожидаясь выезда Опалина охранник, с дымящейся сигарой в зубах.

Опалин мысленно усмехнулся — вчера перевели в банк аванс и нынче народ позволял себе то, что считал для себя удовольствием. Очевидно, курение сигар, охранник считал достойным поводом для траты своих денег.

Вдобавок, к черной униформе с красными шевронами на рукавах и груди и грозной аббревиатурой ССБ, вышитой серебром, охранник натянул на голову, такой же черный берет и водрузил на переносицу непрозрачные солнцезащитные очки. В сумме аксессуаров местный секьюрити вид имел довольно импозантный и угрожающий. Но все его усилия по приданию себе образа крутого секьюрити сводила на нет по-осеннему невзрачная погода. Сквозь хмурые тучи не проглядывало ни малейшего лучика солнца и надетые им солнцезащитные очки смотрелись на его лице нелепо и смешно.

Редкие прохожие мелькали в створе ворот, старательно перешагивая грязные следы от колес, оставленные уехавшим грузовиком. Некоторые, заметив доморощенного «тотон-макута» улыбались насмешливо. Или удивленные увиденным, на секунду замирали, сбиваясь с шага, потом недоуменно оглядывались на ходу.


«Осень, стройка, грязь. Неистребимое сочетание. Как и много лет назад. Но раньше, на наших, советских, стройках, таких клоунов не было». Опалин улыбнулся своим мыслям, так же, как и прохожие, аккуратно перешагивая через грязные следы колес, приближаясь по крутой дуге к машине. «После посещения автостоянки надо будет заехать на автомойку» — подумал Владимир Анатольевич, разглядывая по пути, низ кузова машины, полностью залепленный комьями грязи. «Как на стройплощадку съездишь, так постоянно потом мыться приходится. Но не возвращаться, же в офис, на уделанной в грязи машине? Корпоративная политика руководства в дресс — коде налагает весьма муторные правила и ограничения в поведении. Но соблюдать их все-таки необходимо».


Двигатель машины еле слышно урчал, прогреваясь. Фары моргнули, откликаясь на сигнал с брелока сигнализации. Владимир Анатольевич забрался в салон, глянул мельком на панель приборов, щелкнул пальцами по «освежителю» воздуха закрепленному у «бардачка», решил еще дать время двигателю для прогрева. Вдруг вспомнились старые места его предыдущих работ.

Обшарпанные конторы с вечными сквозняками в коридорах, с отпавшей со стен штукатуркой и скрипящими дверями из массива сосны на неподатливых ржавых пружинах, недобро и гулко бьющих о косяки при выходе, словно грозили — «Только приди еще раз! Мы тебя — ух!». Различные СУ и СМУ, куда он приезжал на чудовищно грязных, по самые стекла кабин, ЗИЛах, «газиках» или когда то престижном, с металлической крышей УАЗе, после посещения курируемых им строительных объектов, и не о какой чистоте машин вопросов не стояло. Сейчас же, если бы Владимир Анатольевич приехал бы на подобном «кошмаре дорог», это было бы абсолютно никем не понято.

«Или на своей стоянке «Керхером» быстро обдать кузов?» прикинул про себя, варианты помывки, Опалин. Не выбрав ни один вариант решил, что по дороге что-то придумается. Моргнул левым «поворотником» и выехал со строительной площадки.


Пробок на пути его следования к стоянке не было и не смотря на большую очередь у банкомата добраться до места у него получилось довольно быстро. На свою стоянку заезжать не стал, машину притормозил у входа в боксы автомастерской Валентина Орлова. Эти ремонтные боксы Орлова как-то весьма удачно и органично вписались в периметр его стоянки.


С автомастерской получилось вообще для всех очень удобно. Владелец мастерской Валентин Орлов, выкупил данные боксы у развалившегося «Горторгтранспорта» на городском аукционе года два назад. Отремонтировал. Оснастил оборудованием. Нанял неплохих авторемонтников. Быстро починил несколько авто и загоревал.

Горевал не смотря на весьма удачное расположение мастерских, очень хорошую рекламу и отличное качество работ. При наличии всех необходимых для автосервиса коммуникаций. Сверлильного и токарного станков в отличном состоянии и токаря в таком же, но строго до пятницы. Пары довольно таки дорогих импортных стендов и подъемников, позволяющих ремонтировать сложные в починке, обвешанные с колес до люка в крыше, электронными системами, иномарки.

Причина горя Орлова заключалась в отсутствии свободного места для хранения отремонтированных и ждущих ремонта машин. Свободной территории для машин катастрофически не хватало. Наличествовал лишь жалкий пятачок возле боксов вмещавший всего три — четыре единицы автотранспорта. Этот неприятный факт отнюдь не способствовал развитию приличного авторемонтного бизнеса и существенно снижал доходы Орлова.

Дорога. Стоящие рядом, окружая боксы вытянутым овалом, жилые панельные дома и глубокий овраг заросший кустарником и превращенный жильцами домов в дурно пахнущую свалку, категорически не хотели смещаться со своих мест. Магия ненавидящего взгляда Валентина здесь была бессильна.

Засыпать овраг выходило не просто накладно, а весьма и весьма убыточно с непредсказуемым результатом. Мэр города был человеком очень уж деятельным, дотошным и вдобавок, очень жаждущим контролировать любые движения в городском бизнесе. Несговорчивым при решении некоторых вопросов. Мэр чрезвычайно не одобрял событий в бизнесе происходящих без его ведома.


Орлову нужно было срочно искать выход из создавшейся тупиковой ситуации. И он его нашел. Ближайшая свободная территория, как он выяснил через пару дней поездок по кадастровым палатам и посещения кабинетов отделов городской архитектуры, была арендована владельцем автостоянки и арендатором участка земли на десять лет Опалином В.А. - тот планировал в дальнейшем расширяться, и Орлов задумался, как ему решить вопрос с территорией соседа. По-хорошему или же по-плохому. Склонялся он к плохому, привычному для себя варианту, но новые тенденции ведения дел сдерживали его и заставляли думать. В то время, пока он мучаясь выбором, взвешивал все варианты, о его поисках Опалину уже сообщили хорошие знакомые из одной из городских структур, одновременно продемонстрировав Орлову свою заинтересованность в мирном разрешении земельного вопроса. Орлов прозрачным намекам внял. Так что, появление Валентина с парой белых картонных упаковок сувенирного коньяка в руках, на пороге квартиры Опалина, для переговоров, было ожидаемым действием. Он и не был, честно говоря, очень уж против сделки с Орловым. Слишком много лишней земли Владимир Анатольевич арендовал в свое время. Противное зеленое земноводное толкнуло тогда его под руку.

После результативных, плодотворных и очень критикуемых неодобрительными взглядами, бросаемыми на выпивающих мужчин супругой Опалина, переговоров, было решено перебазироваться на нейтральную территорию. Господин Опалин, с новоявленным субарендатором господином Орловым, в обнимку уехали в «Метелицу», продолжать приятное общение и дальнейшее поглощение янтарных спиртосодержащих жидкостей. Площадка автостоянки удлинилась на пять метров, придвинув грозную ограду из сетки «рабицы» к стенам боксов, а люди из земельного комитета, кадастровой палаты и городской администрации стали немного богаче. Мэр, наверное, тоже. По крайне мере он не возражал против свершившейся сделки.


Данное сращение автостоянки с боксами авторемонтной мастерской устраивало всех. Клиенты получали под боком автомастерскую, с радостью встречавшую их «железных коней», требующих внимания и ухода. Высокотехнологичных подков и ядовитой влаги в красивых упаковках. Орлов получил, необходимое ему как воздух место для размещения отремонтированных или ждущих ремонта машин. Опалин бесплатное обслуживание своего «немца» и некоторые завязки в теневой сфере жизни города, помимо постоянной суммы за субаренду.

Все были довольны.


На шум подъехавшей машины Опалина, из воротной калитки боксов, выглянул один из работников автосервиса. Заулыбался, узнав, появился полностью, вынося на обозрение веснушчатое лицо и худое тело в измазанной спецовке.

— Здравствуйте, Владимир Анатольевич! Вам колеса подкачать? — громко поинтересовался встречающий Опалина человек.

— Нет, Витя — с трудом припомнив имя широко улыбающегося сотрудника автосервиса, ответил, открывая дверцу, Опалин. Нащупал носком туфли покрытие дороги, вышел из салона.

— Мне нужно помыть машину. И масло проверить неплохо бы заодно, если тебе не трудно.

— Сделаем, Владимир Анатольевич! Ключи оставьте в замке, я к ливневому стоку отгоню ваш «броневик».

— Ну, хорошо. На панели на пиво себе возьми, не забудь.

Спросил, оглянувшись:

— Валентин на месте? В офисе?

— Не-а. Шеф только что уехал. С женой. Он ночь тут ночевал. Домой не пошел. Светлана Борисовна утром приехала, кричала громко и словами нехорошими ругалась на шефа. Потом они вместе уехали. Торопились так, что шеф ботинки забыл. В тапочках уехал.

На конопатом, с двумя темными мазками машинного масла, лице Вити еще шире расплылась довольная улыбка.

— Ага, понятно, почему ты улыбчивый такой. Без начальства остались. — сухо сказал Опалин. Он не одобрял процветающего в автосервисе панибратства.

— Ладно. Шеф появится, привет передавай от меня. И аккуратно мой, не три сильно, а то лак повредишь. Понял?

Витя быстро кивнул и скрылся в недрах бокса в поисках шлангов — удлинителей.


«Опять Валентин в запой собрался, судя по всем признакам» — размышлял Владимир Анатольевич, неторопливо приближаясь к будке охранника своей автостоянки.

Они, Валентиновы запои, у него всегда начинались с незапланированной ночевки в автомастерской и последующего утреннего появления красной от злости и чрезвычайно разгневанной отсутствием мужа дома, его симпатичной, с необычайно темными, словно налитыми непроглядной чернотой глазами, жены. Закатывался громкий скандал, Валентин обзывался плохими словами и получал нелестные эпитеты пьяницы и «безответственного гуляки» на глазах у подчиненных, даже будучи абсолютно трезвым и никуда с сервиса не отлучающимся. Соответственно, расстроенный в своих чувствах и без вины виноватый, Валентин срывался и пропадал дня на три в неизвестных злачных местах. Пропившись и успокоив свои нервы, он навещал с глубокими извинениями и искренним раскаяньем супругу и получал прощение грехов. Отлежавшись, бросался свершать трудовые подвиги на благо семьи, вплоть до собственноручного кручения гаек на подъемнике. Создавалось впечатление, что Орлова Светлана Борисовна сознательно провоцировала запои мужа. Зачем ей это было нужно, Владимир Анатольевич даже не пытался предположить.


Охранник стоянки Опалина, уволенный в запас майор ВВ Евсеич, мужчина серьезный и ответственный, как-то высказал своё категоричное мнение о жене Орлова:

— Ведьма она. Свести мужика хочет и с молодыми парнями жить. Стерва!

И зло сплюнул. Он являлся человеком резким и прямым. Не склонным к экивокам и украшательствам реальности. И вместо слова «жить» тогда употребил совсем другое.

Сегодня как раз была его смена и он уже спешил навстречу Владимиру Анатольевичу увидев того в окно.

— Здравия желаю, Владимир Анатольевич! — громко и четко говоря, поприветствовал хозяина Евсеич, коротким жестом протягивая навстречу ему руку.

Опалин крепко пожал протянутую ладонь охранника и, поздоровавшись, сразу перешел к делу:

— Здравствуй, Сергей Евсеич! Поручение у меня для тебя есть. — Панин протянул выуженную из кармана визитку охраннику.

— Позвони вот по этому номеру — он подчеркнут. Закажи сюда машину щебня. На мое имя. Расходный ордер пусть привезут сами, оплатишь из денег в кассе. Щебень пусть свалят на угол площадки. Я могу на тебя положиться, Сергей Евсеич? Сделаешь?

— Сделаем, Владимир Анатольевич! Не беспокойтесь! А может и раскидать щебень сразу, как привезут?

Панин с сомнением посмотрел на пожилого охранника:

— Ты же Евсеич, вроде как на спину жаловался недавно?

— Так я племяннику позвоню, Владимир Анатольевич. Ему с приятелями деньги не лишние сейчас будут.

— Опять все деньги в клубе ночном, на девок и мартини, истратил твой племянник? — неодобрительно покачал головой Опалин.

— Ну-у Владимир Анатольевич, дело то его молодое. Гуляет пацан перед армией. Молодость она требует своего.

Евсеич коротко пожал обтянутыми камуфляжной форменной курткой мощными, покатыми плечами борца.

— Пусть побесится. Недолго ему гулять, меньше недели до призыва, уже осталось.

— Хорошо. Позвони ему. Я не против разумной инициативы. Но отвечаешь ты. Расценки на работу знаешь. Если согласится — заплати тоже из кассы стоянки. А я, пока машину моют, пройдусь до траншеи.

Опалин махнул рукой по направлению раскопок.

— Погляжу, что там еще, коммунальщики наши натворили.

— Спасибо, Владимир Анатольевич. Все в порядке будет, сам пригляжу! А я пока вам чаю поставлю. Вы будете чай пить, с травками? Заварить как обычно?

Опалин молча, одобрительно кивнул головой, соглашаясь с предложением попить чаю. Умел Евсеич замечательно заваривать душистый, терпкий, ароматный чай с добавление лечебных трав и не стоило отказываться от данного удовольствия и одновременной пользы для организма.


Идти было не далеко, всего метров сорок и Панин пошел не спеша, оглядывая по пути состояние ограды, прожекторов освещения расположенных через каждые пятнадцать метров.

Прожектора, небольшие и компактные, очень экономные по энергопотреблению, но ярко освещающие стоянку даже в сильный дождь он также приобрел в «Дорстройпроекте». Тоже очень дешево. Не спеша закурил, подойдя к разрытому экскаватором, участку площадки. Окинул оценивающим взглядом фронт работ. Похоже, одной машины будет мало. Куба полтора щебня точно в мокром грунту утонет.

Аккуратно ступая по кускам асфальта, подошел ближе, нагнулся, втыкая в землю подобранную рядом короткую деревянную рейку.

Точно, грунт рыхлый, влажный от осенних дождей. Пока влагу щебень вытеснит, пару кубов как не бывало. Оценку работ повторную, придется произвести. Опять незапланированные расходы!


Опалин с расстройства потянулся за пачкой сигарет, хотя зарекался не курить более двух сигарет за час. Как же, удержишься тут! Алина Сигизмундновна, любовь всей жизни и верная спутница «в болезни и здравии, богатстве и бедности», оставшись без регулярной месячной дани в виде пары — тройки грамм драгметаллов, будет весьма недовольна и явит супругу наиболее острые грани своего характера.

Угораздило же Опалина, в свое время, женится на даме из древнего шляхетского рода. Чуть ли не из старшей ветви известных в давние, прошедшие давно времена, польских магнатов Чарторижских. Столь длинный и внушительный ряд родовитых предков, упоминаемый не только в замшелых учебниках истории, но и в некоторых современных исторических статьях, оставил неистребимый след в генотипе Алины Сигизмундновны. И, временами, абсолютно невыносимый польский гонор супруги, существенно осложнял и портил жизнь Владимиру Анатольевичу. Даже Катынь, добрым словом, иногда он вспоминал в этих случаях.


«Ладно, перетерплю несколько неприятных вечеров и пару маленьких шумных скандалов. Сам виноват, добрая душа — приучил любимую к ежемесячно получаемым ею блестящим безделушкам».

Владимир Анатольевич распрямившись, отбросил в сторону деревянную рейку. Вытянул зубами сигарету из пачки, прикурив, затянулся мысленно прикидывая необходимую еще сумму для оплаты работ. Вкус табака показался непривычно крепким и горьким. В горле запершило, вызывая сухой кашель. Опалин резко отбросил сигарету, предварительно внимательно оглядев со всех сторон.

«Подделка что ли дрянная, польская? От дальних родственничков привет?»

Попытался натужно откашляться. Неожиданно резко резануло грудь, сдавило виски тугим, колючим обручем. Появился тонкий звон в ушах, перед глазами жгучими искрами полыхнули фиолетовые пятна. словно изнутри, острыми крючьями, подцепил кто-то его сердце и потащил сильными рывками наружу. Поволокло куда-то вверх и сторону. Мышцы тела неприятно, муторно ослабли. Колени, словно сломались не удерживая тело и падая лицом вперед, уже чувствуя, что теряет сознание Опалин очень сильно сожалел, что в дополнение ко всему, придется еще и костюм отдавать в чистку. Неделю назад купленный в дорогущем бутике мужской одежды и выбираемый почти три часа. Алина, узнав о порче костюма — убьет.


Очнулся Опалин легко, как-то единым разом сразу воспринимая себя целиком и полностью, без купюр. С полным ощущением рук и ног. Всего полноценно двигающегося тела. Словно и не терял сознание, а так прикорнул, по быстрому, на полчаса на любимом диване под рыжим уютным пледом и при этом весьма неплохо выспался.

Не болели ни голова, ни тело. Ни наверняка разбитое при падении лицо. Хотя он прекрасно помнил, как быстро приближался к глазам пористый, грязный кусок асфальта с ломаными краями. Но не было, ни малейшего ощущения боли или какого другого чувства дискомфорта. Опалин зажмурившись, легко провел по подбородку и переносице кончиками пальцев, стараясь не задеть неосторожным движением предполагаемую рану.

Странно. Никаких болезненных ощущений. И даже, такое складывается впечатление, он как-то, непонятно для себя, где-то успел тщательно побриться.

Хм, утром то, он точно не брился. Опалин катастрофически опаздывал на совещание и махнул рукой на наличие еле заметной щетины. А сейчас подбородок гладкий как кость. Выбрит до необычайной чистоты. Похож на ощупь на биллиардный шар. Но больше всего смущало странное ощущение провала на месте носа. Ну как будто его совсем не было на лице.

Полностью, абсолютно, исчез. Но дышалось непривычно легко. Или даже, как бы и не дышалось. Словно в молодости, когда внутренние органы работают не привлекая внимания сознания. Будто и не было в этом, ни какой необходимости. В дыхании. В привычном движении грудной клетки. В легком шуме при вдохе из-за не слишком здоровых бронхов. Ерунда какая-то. Куда мог деться нос с лица? Как можно не дышать и не задыхаться? И при этом, ни какого дискомфорта нет. Будто так и надо, так и должно быть.

«Спрошу-ка я об этом у Евсеича. Есть нос у меня на лице или нет. И дышу или нет? В шутку спрошу. Вон, он уже издалека меня окликает. Только слишком громко кричит, как-то испуганно. Чайник что ли заварочный опрокинул, журнал регистрации выездов залив как прошлый раз, неуклюжий медведь? Уж больно голос у него напряженный, встревоженный!»


Охранник автостоянки Опалина, Сарнацкий Сергей Евсеич, относился к своему работодателю с искренним, неподдельным уважением. Серьезный и доброжелательный Опалин вызывал в нем откровенную мужскую приязнь. Опалин, всегда разрешал ставить на стоянку без всякой оплаты, старенькую «шестерку» племянника Евсеича, благосклонно закрывая на это глаза. Давал племяннику изредка возможность заработать. Снег убрать. Ограду перенатянуть. Ну и самого Евсеича с оплатой за работы не входящие в служебные обязанности охранника не обижал. Вот и числил Сарнацкий Владимира Анатольевича в рядах «достойных и правильно ведущих себя в жизни людей» по своей собственной квалификации. И давал крепкие подзатыльники племяннику, позволяющему не совсем неуважительные высказывания в адрес хозяина автостоянки.

У самого Сарнацкого детей не было, как-то не сложилось. И всю нерастраченную за долгие годы жизни ласку, он изливал на длинного и нескладного, своего чернявого племянника, сына младшей сестры.

В общем, уважал очень Евсеич Опалина. Даже заварки наливал в кружку побольше, покрепче «для старшего по званию». И сахару клал не жалея, помня о нелюбви Опалина к горькому вкусу крепко заваренного чая.

Так, звать бы пора и чай пить, командира. Заварочный чайничек, плотно накрытый махровым полотенцем, охранник аккуратно поставил рядом с синими большими чашкам, с золотым рисунком Московского кремля и Царь-пушкой на выпуклых боках.

Выглянул, опершись ладонями на столешницу, далеко вытягивая шею в приоткрытое окно. Качнувшись назад на стуле — в дверной проем в поисках Опалина. Не увидел. Вышел на улицу, огляделся. Покрутил головой высматривая владельца автостоянки.


Лежащего ничком на земле Опалина он увидел сразу, и не рассуждая, быстро, по армейской привычке сперва действовать, а не «факты сусолить», схватив аптечку, побежал к нему. На бегу, встревожено и громко, окликая упавшего. В голове Евсеича, цветными пятнами, мелькнули кадры телевизионной криминальной хроники о заказных убийствах. Он на ходу, словно конь, мотнул головой, отгоняя негативные мысли.

Подбежав, упал на колени, не выбирая место приземления и не обращая внимания на торчащие рядом, острыми краями вверх, куски ломаного асфальта. На грязную, сырую землю, рядом с неподвижно лежащим Опалином. Осторожно потянув за плечо, плавно перевернул его на правый бок, страшась увидеть подтверждение своих худших предположений.


Потревоженный прикосновением охранника Опалин с измаранной грязью правой стороной лица коротко простонал и неожиданно чихнул.

— Владимир Анатольевич! — тихо позвал охранник, встревоженное разглядывая его лицо в черных комочках земли и налипшего мусора.

— Как вы? Болит что? Сердце не щемит? Здорово ушиблись?

— Что? — Опалин недоуменно посмотрел на охранника, приподнимаясь на локтях.

— Какое к черту, сердце Евсеич? Тьфу, тьфу на тебя! Ты о чем это говоришь? Чай, что ли на журнал пролил? Весь ты, какой-то испуганный, дерганный! И бледный. Что случилось то?

Опалин, еще чуть выше приподнявшись, удивленно осмотрелся вокруг. Удивившись, обнаружил себя лежащим на грязной и сырой земле. Брезгливо поморщился, отмечая размазанную по пиджаку и коленям брюк грязь.

Он упал? Потерял сознание, что ли? Когда? Как? Ничего не вспоминалось из времени предшествующего падению.

Евсеич бледный и встревоженный молча, следил за ним, растерянным и беспомощным взглядом.

Опалин оперся ладонями на землю, помогая встать себе на ноги. Сарнацкий крепко подхватил его под локоть грязной, измаранной в земле рукой, поддерживая в движении. Опалин, в ответ на действия Евсеича, раздраженно дернул бровью.

«Впрочем, что уж сейчас беспокоиться о дополнительных пятнах на костюме. Поздно соблюдать чистоту. Весь костюм совершенно выпачкан. И руки нечистые. Да уж, угораздило так вымазаться в грязи! Черт возьми! Как неумелый землекоп перемазался до самых ушей!»

В офис он уже точно не поедет, до конца рабочего дня осталось меньше — короткий взгляд на часы — трех часов, а ему необходимо ехать домой, переодеваться в чистую одежду. Необходимо вымыть лицо и руки, почистить обувь и хоть немного одежду.

Супруга, очень хорошо, просто замечательно, что она еще на работе, не увидит в каком виде он появится.

«А испорченный костюм спишу на осмотр котлована. И необходимо будет позвонить на работу, сослаться на недомогание. Предупредить о том, что не приеду».

Опалин встал на ноги, чуть покачнулся, ловя равновесие, оступившись на неровных кусках асфальта. Ощутил, как его крепко, вновь удерживая от падения, подхватил под локти Евсеич. Шевельнул недовольно плечами, освобождаясь от хватки охранника.

— Не надо, Сергей Евсеич меня хватать! — строго сказал Опалин, досадливо поморщившись от мысли, что охранник считает его не способным самостоятельно стоять на ногах.

— Я вполне способен стоять на своих ногах! Это, тебе понятно? Очень хорошо. Чай я пить не буду, спасибо. Поеду домой. Ты же звони по щебенке и…

Опалин, обернувшись, долгим взглядом посмотрел на охранника, выдерживая короткую паузу:

— И не говори ни кому, что я упал. Понятно?!

— Да как скажете, Владимир Анатольевич — Сарнацкий успокаивающе развел руки — Только вот к врачу бы вам заехать, а? И лучше бы прямо сейчас. Анализы там, кардиограмму снять — всей фигурой и лицом Евсеич выражал озабоченность состоянием Опалина.

— Евсеич! — Опалин коротко одернул излишне заботливого охранника. Поднял к верху указательный палец.

— Позволь уж мне самому решать, что нужно делать! Будь так добр!

Протянул, прощаясь руку охраннику, обтерев предварительно от грязи носовым платком.

— Все, я поехал домой. Позвони мне вечером на сотовый и доложи о результатах.


Опалин, снаружи демонстрируя полную в себе уверенность но, совершенно не ощущая её внутри, распрямил плечи. Не оглядываясь, широко ступая, направился к своей машине, стараясь не замечать разобиженного грубым окриком, взгляда охранника.

Вымытый «немец» сверкал отполированными боками, дожидаясь хозяина возле въезда на автостоянку. Подойдя к машине, Владимир Анатольевич достал из багажника покрывало. Набросил на водительское сиденье. Чуть повозился с покрывалом, расправляя равномерно складки.

Включив двигатель, набрал номер Мацусевича, семейного врача, обменявшись ритуальными приветствиями, смешками, вопросами — ответами и договорился о встрече с ним на сегодняшний вечер. Позвонил в офис, сослался на внезапное недомогание, предупредил о своем отсутствии. Распорядился об отмене двух встреч и напомнил о том, что до сих пор не готова калькуляции на фасад торгового центра.

Говорил четко, уверенно, кратко. Так, как больные не говорят. Скорее всего, ему не поверили, но это его не волновало. Были несколько другие, более важные причины для волнений.

Плавно, осмотрительно тронулся, разворачивая автомобиль к выезду на дорогу, одновременно стараясь усилием воли унять сильнейшую дрожь в пальцах. Кое-что, после того, как он поговорил с Матусевичем, внезапно вспомнилось, словно проявили в кювете старую черно — белую фотографию. И то, что он вспомнил, Опалина чрезвычайно сильно взвинтило и устрашило до непроизвольного дрожания рук и тонкой струйки холодного пота между лопатками.

Не укладывалось видение, припомненное им, в рамки обычных реалий. Настолько выбивалось данное вспоминание, что Опалин даже усомнился в своей нормальности.

А вспомнились ему длинные ряды латеральных костей черепов, пожелтевших от времени, обветренных, на сухих позвоночных столбах, неподвижно замерших перед ним. Потом один из многочисленных черепов, невыносимо медленно повернулся к Опалину, скрипя позвонками и, он увидел в его пустых глазницах, тускло пылающие гнилым зеленным цветом огни. И услышал шелестящий звук ветра, дико мечущийся в пустых грудных клетках стоящих неподвижными длинными рядами скелетов.


Масуцевич уехал от Опалиных часов в девять вечера. Выписал, после тщательного осмотра «больного», легкое успокоительное. Припомнил пару забавных случаев из своей практики, пересказал, пытаясь рассмешить угрюмого пациента и высказал твердо предположение, что от небольших галлюцинаций еще никто не умирал. Напоследок, стандартно посоветовал поменьше отдавать силы работе и следить за давлением.

Любимая супруга, настояв на своём, заставила взять Панина «больничный». Затем, напоив молоком с медом — её неизменным средством лечения всех болезней, отправила мужа спать в кабинет.

«А если у тебя грипп, дорогой? А мне завтра на работу!». Дипломированный врач с богатейшей практикой, доктор медицинских наук и автор одной монографии с труднопроизносимым названием, отрицающий у Панина наличие даже легкой простуды, для неё авторитетом не являлся.

Владимир Анатольевич и не сопротивлялся натиску жены. Покорно выпил противное теплое молоко и отправился в изгнание в свой кабинет. На любимый диван.


В кабинете он включил на малый обдув кондиционер. Бросил на пол, у двери, подаренную на юбилей шкуру волка, перекрывая доступ воздуха в остальные комнаты. И выпив полный бокал коньяка, закурил, серьёзно задумавшись о случае произошедшем с ним на стоянке.

Не казались ему при тщательном обдумывании событий, припомненные в машине моменты видений банальными галлюцинациями. Всплывшие в памяти пугающие моменты грез, возникшие перед глазами, пока он валялся на земле без сознания, были до ужаса реалистичными.

В потери сознания и последующего, затем, его падению по этой причине на землю, сомнений не оставалось. Рассеченная левая бровь, сейчас залепленная пластырем и сперва им не замеченная, но при умывании в ванной напомнившая о себе острой болью, не оставляла место другим трактовкам получения раны.

Да и с чего бы еще ему, падать на землю? Вдобавок на мокрую, грязную, усеянную острыми кусками расколотого асфальта? По голове никто сзади не бил и сердце не прихватывало. У Опалина вообще было очень здоровое сердце.

Но сам факт потери сознания Владимира Анатольевича не очень тревожил. Обычное для всех людей явление. За свое время он терял сознание раз пять, начиная с юного «октябрятского» возраста.

Толстая тетка в белом халате с огромным шприцом тогда, в детстве, здорово напугала его сюсюкая приглушенным басом: «А вот мы кровушки возьмем. Да у маленького, возьмем. Немножечко возьмем». И пшик, пшик из иглы.

То, что шприц был размером с руку ребенка, а игла больше похожа на шило, ее совершенно не смущало. Очнулся Владимир Анатольевич от резкого запаха нашатыря и сразу же закатил истерику со слезами и криками. Кровь на анализ тогда, так и не взяли. Ну, а брови за прошедшие года он рассекал раза три. Какая юность без драк и шрамов? Какие стройки без торчащих, где попало гвоздей и падающих сверху предметов? Но вот столь реальных, овеществленных, галлюцинаций он никогда ранее не видел. Учитывая, что Владимир Анатольевич никогда в жизни не употреблял наркотики, даже легкие, вроде небезызвестной марихуаны, а с алкоголем находился в постоянном антагонизме из-за хронического гастрита, то появление столь ярких видений вызывало в нем нешуточную тревогу. Требовался трезвый анализ произошедшего события и крайне необходимы были способы борьбы с этим явлением.

Владимир Анатольевич представил, что подобное произойдет на совещании у Генерального и мысленно ужаснулся возникшей картине. На карьере и дальнейших радужных перспективах в работе можно было смело ставить большой и жирный крест. Отправят в санаторий, не будут больше нагружать новыми проектами и все, пара лет и останется он по прежнему средним начальником среднего, даже не первого, второго участка.

«Не дай Бог!»

Опалин вздрогнул, непроизвольно перекрестился, хотя и являлся, как и все его поколение тривиальным агностиком. Лучше даже мысленно не допускать возможной потери сознания и последующих за этим галлюцинаций на совещаниях и селекторах. Если подобное повториться пока он на «больничном», он будет вынужден взять еще раз больничный лист и затем уйти в отпуск, благо по графику он был совсем близок.

Опалин настолько расстроился от предполагаемых вариантов развития ситуации в будущем, что невольно потянулся к сигаретной пачке, хотя предыдущую сигарету затушил совсем недавно. Отдернул испугано руку, вспомнив, к чему привело закуривание на автостоянке второй сигареты.

«Может мне вообще бросить курить?» — мелькнула здравая мысль — «И так здоровье пошатнулось. Сознание ни с того ни с чего теряю и на четвертый этаж к своей квартире подымаюсь с легкой отдышкой».

Повзвешивал недолго на своих внутренних весах пользу и вред. Решил принимать решение о расставании с вредной привычкой с утра, на свежею голову, выспавшимся. На работу рано вставать уже не нужно, можно поспать подольше и съездить потом на стоянку для проверки сделанной работы — Евсеич уже отзвонился ему на сотовый и бодро доложил о выполненном задании командования, не забыв поинтересоваться самочувствием «уважаемого командира», чем слегка развеселил Панина.

Ну что ж, пора и ложиться спать. Выпитый коньяк оказал необходимый терапевтический эффект и Панин почувствовал как напряжение отступает и накатывает сонливость.

Взбил подушку и немного повозившись, уснул разом, словно повалился.


И вновь увидел длинные ряды желтых черепов недвижимо замерших перед его глазами. Заполошно задергался пытаясь проснуться, хлопнул себя по щекам в тщетной попытке пробуждения. Замер, оледенел телом, услышав раздавшийся сухой костяной звук. Не веря своим ушам, поднес ладони к глазам. Внимательно рассмотрел голые, без малейших признаков мышц, сухожилий и кожи трубчатые кости фаланг пальцев.

Пошевелил пальцами, сгибая ладони в кулаки и резко разгибая. Заметил, еле видимое глазами, тонкое, словно тянущаяся мерклая пленка, зеленое марево в межкостных промежутках пястья.

Хлопнул резко себя по груди. Ухватил слухом дробный глухой стук. Прижал ладони к грудной клетке пытаясь уловить удары сердца и провалился костяшками фаланг в промежутки между ребрами.

Рванул руки назад. Неуклюже дернул, заполошно, неудачно. Фаланги пальцев скрежетнули по краям обнаженных, без мяса ребер, цепляясь пястными костями. Тоскливо, словно тяжелораненый дикий зверь, надсаживаясь в ломаном движении распаха рта, беззвучно взвыл охваченный беспросветным мраком ужаса. Изо всех сил, до омерзительного скрипа трущихся костей, обхватил желтый череп лишенными мышц кистями. Безвольно опустился на колени, а потом опрокинулся навзничь, на твердые, пыльные, серые плиты двора, выгибаясь напружиненной стальной дугой.

Череп звонко щелкнул затылочной костью по камню плит поднимая небольшое облачко пыли. Опалин еще раз попытался завопить выплескивая вверх, к холодным звездам, свою смертную тоску. Нижняя челюсть, скрипя по скуловой кости, послушно отвалилась к ключицам. Позвонки шеи звонко щелкнули, запрокидывая мертвые провалы глазниц с зелеными огнями в глубине черепа к ночному небу. Но из пустой темноты неживого рта не раздалось ни малейшего звука.

Тишина, безраздельно царившая на дворе замка, на долю мгновения ожив, удивленно взглянула на нелепый костяк, сухо стукнувшийся затылком о плиты и пытающийся закричать широко раскрытым, лишенным связок ртом. Холодный ветер, не обращая внимания на глупости одинокой нежити, по-прежнему метался между ребер сотен скелетов, создавая из звучания шелеста воздуха унылую мелодию. Ничто и никто не обратил внимания на безумно испуганного живого человека запертого в клетке из пожелтевших костей.


Опалин резко, с громким костяным стуком, свел вместе челюсти судорожно раскрытого рта. Сумасшедшее, ошеломляющее разум, неконтролируемое желание вопить и рыдать вдруг пропало враз, вместе с вселенской жалостью к себе. Как отрезало. Как вынул кто-то из глубины души, предварительно полоснув чем-то острым.

Насыщенная четкими деталями, вычеканенная стальными линиями в его сознании, нынешняя галлюцинация, претендовала на несокрушимую действительность. Поглотившая его до конца, окружающая Опалина явь, обрастала новыми конкретными деталями. Требовала к себе внимательнейшего отношения. Предаваться в этот момент вселенской тоске по закончившейся прошлой жизни было как-то не к месту. Да и не было острой необходимости. Оставалась возможность вновь миража, вновь галлюцинации. Только более долгой и излишне реальной. Он успокаивал себя — посмотрит кадры из фильма ужасов, свихнувшегося рассудка — режиссера и вскоре покинет зрительный зал. Проснётся. Убеждал себя и не верил себе. Мешал привычно рациональный взгляд на жизнь. В минуты сильного стресса у Опалина наступало некоторое «замораживание» чувств и эмоций. Он начинал размышлять и поступать хладнокровно, словно всё делал и думал совершенно посторонний ему человек, а он являлся лишь наблюдателем со стороны. Четко анализировал, искал варианты решений. Пока анализировать было нечего. Решать тоже. Непонятно где он и что именно с ним.

В смерть не верилось. Ангелов и демонов вблизи не наблюдалось. Только ровные ряды скелетов перед глазами. Неживые. Застывшие. Сотни желтых статуй. Мёртвых. Абсолютно неподвижных.

Он же двигался. Мыслил и упрямо считал себя живым. Выпадал из общей массы и не причислял себя вследствие этого к ним. Поэтому, впадать в депрессию и тоску Опалин полагал пока рановато. Оглядеться пока нужно, осмотреть что вокруг него находится и желательно кто.

Да и не соответствовала абсолютная хандра его энергичному характеру.

«По крайне мере, мне сейчас уже точно известно, что загробная жизнь есть и это непреложный факт. Так что поздравляю вас с началом новой жизни Владимир Анатольевич! С прибытием на тот свет вас, глубокоуважаемый и бывший незаменимый работник, а также, в прошедшем времени, компетентный руководитель, положивший, или как там говорят, в данном случае, возложивший силы свои на алтарь для процветания…».


Опалин грубо, на полуслове, оборвал себя. Вымученная шутка была из разряда наиболее плоскоубогих, но шутить с самим собой Опалин считал себя в праве как угодно и без оглядки на окружающих. Не считать же неподвижно стоящих впереди костяков слушателями и критиками. Но этот совершенно несмешной панегирик слишком уж был похож на начинающуюся истерику.

Владимир Анатольевич осторожно встал на ноги, не слишком доверяя вновь приобретенному вместилищу своей бессмертной души. В бессмертии души ни малейших сомнений у него уже не оставалось.

«М-да, сейчас мне остается только пожалеть о не посещении при жизни церкви и своего легкомысленного отношения к Вере и Богу. Уверен я, что запоздалое раскаяние в грехах здесь вряд ли котируется. Даже один к двадцати. И никакого тоннеля со слепящим светом, ангелов или чертей я не заслужил. Что ж, остается только принять со смирением свою участь».

Фигура человека, вот только, что напротив, вдалеке, по стене ходит, в декорации ни чистилища, ни Ада, а уж тем более Рая, по мнению Опалина, никак не вписывалась. Излишне деловитый на вид силуэт и похож тип, по однообразности маршрута перемещения, на патрулирующего территорию охранника. Слишком спокойные передвижения, привычные. Этакий вольнонаемный сторож мятежных душ. И окружающая обстановка как то не очень инфернальна. Нет зловещих всполохов адского пламени, жалобных завываний мучаемых грешников. Серой не пахнет. Но, и крылатых мужиков в простынях, на небе не видно. Обычное небо, с обычными звездами. Только лун на этом небе две. Одна побольше, другая поменьше. Серая какая-то, обстановка, приземленная. На огромную, пустующую, складскую площадку окружающий пейзаж похож. Не хватает только для полной идентичности красных трафаретных надписей на стенах — «Огнеопасно!», «Не курить!», «ПА», «B-IV», прочих предупреждающих аншлагов и прожекторов освещения и окурков, прямо под знаками «Не курить».

«Но, прежде чем делать скоропалительные выводы из своих наблюдений — притормозил бег мысли Владимир Анатольевич — следует обязательно попробовать пообщаться с местными жителями. Ведь явно не случайно, все присутствующие здесь э…. почившие, наверное, стоят замерев, в каменной не подвижности. Даже не шелохнулись ни разу за все время. Как мертвые.

«Черт! То есть ангел! Да они и так мертвые! То есть…..» Владимир Анатольевич запутался в выборе определений, махнул рукой. Лучше пока проанализировать то, что он видит здесь, а потом подбирать определения. Должна же быть причина, подобному поведению здешнего контингента. И серьезная. Кстати, вполне возможно, что его, вновь прибывшей души, поведение совершенно неприемлемо для существующих здесь регламентов и вскоре может последовать соответствующее наказание. Хотя, чем же можно испугать мертвого?

«Эй, приятель! А ну-ка стоп! Не стоит столь глупо и опрометчиво храбриться. Вполне возможно, что здешний иерарх с рогами или с крыльями, и изыщет действенный способ убеждения беспокойных новичков в их неправильном поведении».

Владимир Анатольевич мысленно фыркнул неодобрительно, невысоко оценивая собственные неосторожные выводы и рассуждения. Слишком поспешны и без необходимого, предварительного сбора информации, скорее всего в корне ошибочны.

Чем, да и зачем пугать уже умершего человека? Какие иерархи? Какие на том свете правила? Какие регламенты? Здесь должно быть абсолютно все иначе. Неизвестно как именно, но однозначно иначе.

«Но вот мысль о поиске источников необходимых сведений, абсолютно верная. Поиск нужных знаний о здешнем месте и данной реальности актуален и жизненно необходим. Хм, очень идиотическая тавтология и всецело неуместное сравнение!»

Осторожно ступая по плитам, не доверяя полностью новоприобретенному телу, да и телом то, называть невместно, данный суповой набор, осторожно приблизился к ближайшему из скелетов.

Поднял правую руку, поднося по миллиметру, к плечу костяка напротив, кончики пальцев. Вздрогнул, непроизвольно, от вида своей новой верхней конечности и остановился в доле сантиметра от цели.

А как общаться с планируемым собеседником? Как задавать ему вопросы? Даже немые, используя артикуляцию губ, могли бы справиться с этой задачей. Но как быть, если нет ни губ, ни языка, ни легких? Попытка завыть дала четко понять о категорической невозможности акустического общения. Простучать зубами SOS? Ага, еще флажки поискать для семафорной азбуки. Вдруг где-то лежат, только его и дожидаются! Использовать невербальные способы для налаживания контакта? Помахать руками? Написать записку? На чем? И на каком языке?

Опалин глубоко задумался над решением проблемы общения. Звуковой способ отпадал однозначно. В общении с помощью письменности существовали некоторые шансы — он же видел, правда, непонятно чем и как. И довольно таки недурно, даже в полной, ночной темноте. Но и этот способ, был так же, как и голосовой, не реализуем из-за незнания местного языка и отсутствия инструментов для письма. Оставался только способ общения знаками.

Владимир Анатольевич вздохнул, набирая воздух в несуществующие легкие, словно перед глубоководным погружением. Точнее, заново попытался это проделать, следуя врожденным рефлексам старого тела, и осторожно, кончиком пальца прикоснулся к выбранному собеседнику.

«Интересно, как мне изобразить жестами простые вопросы: — Чего стоим? Кого ждем?» — мелькнула и пропала ерническая мысль.

Затронутый костяк несколько секунд не двигался. Опалин задумался уже о более весомом прикосновении, вроде похлопывания по плечу. Потом, выбранный в качестве собеседника, скелет медленно, словно просыпаясь от мертвого сна, повернулся к Владимиру Анатольевичу.

«Довольно удачное, для этой действительности, сравнение» — вновь захотелось пошутить Опалину. Его психика явно находилась на грани срыва.

Мозг, спасаясь от кошмаров реальности, без участия владельца, сам искал методы защиты от не адекватной ситуации общения, с осмыслено движущимися прахом.

Обернувшийся на прикосновение к плечу, костяк уставился прямо на Опалина своими черными глазницами. Внутри черепа тускло сверкнуло, туманное пламя чуть разгорелось, брызнув зелеными искрами. Опалина еще раз передернуло от внушаемого собеседником страха.

«Хорошо хоть, что по моему лицу ничего невозможно прочесть, за отсутствием оного». Опалин мысленно отметив свою очередную плоскую шутку, сокрушенно вздохнул. Похоже, нервного срыва ему не избежать. И хорошо бы только этим и отделаться.

Матусевич предупреждал, что когда человек начинает излишне часто и окончательно не умно шутить, да еще над предметами, совершенно неподходящими для этого, то вскоре ему, шутнику, придется пить прописанное успокоительное, а лучше всего будет полечиться стационарно, под наблюдение опытного и внимательного психиатра.

О том, какие формы принимает здесь стационарное лечение, думать совершенно не хотелось.

Собеседник, тем временем, все также недвижимо пялился на Опалина своими бессодержательными глазницами. Не предпринимал никаких действий и не высказывал ни малейшей заинтересованности в разговоре.

«Бесспорно, так и будем смотреть друг на друга, до звучания труб пятого, шестого и седьмого ангелов. Как же мне инициировать диалог?»

Опалин непроизвольно потянулся потереть висок, что делал всегда в моменты тяжелых размышлений. Стоящий напротив, скелет, с кратким запозданием повторил его жест.

«Ага!» — обрадовался Владимир Анатольевич — «Похоже, что-то у меня получается!».

Ткнул себя фалангой в грудину, широко развел руки, охватывая жестом темный двор, помахал расслабленно кистями перед надпереносьем, выражая свое абсолютное непонимание, окружающей его среды. Костяк с еле заметным запозданием повторил его жесты, неосторожно задев, при зеркальном воспроизведении движений, ближайших соседей. Те, при развороте к Опалину, затронули еще, стоящих поблизости, скелетов. Сейчас уже десять темных провалов на желтых черепах внимательно следили за Опалиным, мерцая во мраке зелеными огнями.

Не ждавший столь бурного развития общения со здешним контингентом Опалин испуганно отодвинулся на один шаг назад. Скелеты — «собеседники» воспроизвели его движение без малейшего запоздания. Находившиеся за спинами отступивших вспять скелетов, костяки, затронутые при выполнении этого слитного маневра пятерки, начали поворачиваться к Владимиру Анатольевичу, запуская цепную реакцию в рядах мертвого воинства.

Вскоре, не мене сотни скелетов, смотрело пустыми глазницами на Владимира Анатольевича, мерцая зеленым пламенем в черепах. Оторопевший, от совершенно неожидаемого им эффекта, вследствие своих поступков Опалин, защищаясь от не прошеного внимания к своей персоне, нечаянно вытянул в жесте отвержения руки перед собой, ладонями наружу. Тут же, целостным движением, не отклоняясь и на йоту, находящиеся перед ним скелеты повторили его жест.

«О, черт!» — простонал про себя Опалин, мысленно кляня свое неосторожное стремление наладить общение.

«Вот этот-то точно, незамеченным не пройдет, у здешнего начальства».

И в совершенно удрученный произошедшим, в расстроенных чувствах, сел на землю. Целостным движением, лязгая позвонками и пощелкивая стершимися суставами, подымая кратковременные вихри пыли, огромная толпа скелетов повторила его действие, сев на каменные плиты двора. Сломав безмолвие двора движениями тысячи, трущихся друг о друга, суставов и создавая кошмарную картину достойную гравюр Гойи.

«Ммм-ать!».

Глава 2

Если посмотреть на южный материк сверху, с высоты птичьего полета, то прекрасный вид внизу заставит вас замереть в полном восхищении от увиденного. Великий поэт и мудрец прошедших великих эпох, высокородный асс`Матолар, однажды пролетал над материком, восседая в высоком седле, закрепленном на спине костяного дракона. Привстав в седле, в экстазе от прекрасного зрелища, он принялся декламировать складываемые им на ходу строки своей будущей поэмы. Но, на его беду, дракон потерял восходящий поток воздуха, резко покачнулся, выравниваясь и не заметив выпавшего всадника, продолжил полет. Так и прилетел дракон в Марнийское королевство с дорожной сумкой поэта, свитками рукописей в кожаном тубусе и пустым седлом с небрежно болтающимися по сторонам страховочными ремнями.

Поклонники таланта поэта, расстроенные великой потерей гения слова, пытались обвинить в данном несчастном случае Службу Воздушных Перевозок Полночной империи и стребовать возмещение морального ущерба на переиздание его лучших поэм. Но, лучшие адвокаты Гильдии Защитников, смогли доказать необоснованность их претензий к СВП. В инструкции по управлению Костяными драконами было категорически указанно на необходимость «закрепиться пассажиру транспортного средства, ремнями специальными пассажирскими, работы мастера Клуутола» и «Ни в коем случае не вставать с седла во время полета». Говорят, потом наследники асс`Матолара выкупили данного дракона у службы перевозок Полночной империи и с тех пор он стоит у входа в их родовой замок, покрытый «каменным» лаком. Как памятник великому поэту. С тех пор, прозрачное до самого дна и очень красивое озеро южного материка в королевстве Марна, в которое упал асс`Матолар и зовут Последним Приютом Поэта. Или, как именуют злые языки, озеро Последнего Полета.

На материке вообще много очень красивых мест и названий. Огненный хребет, Стальные горы, Счастливая равнина и река Небесное отражение лишь некоторые из них. Но, есть и довольно мрачные и страшные на слух и на вид. Это — Костяной замок, Мертвый двор, Смертная долина и Покинутые города.

Расположены эти реки, долины, хребты, замки и дворы в разных государствах и странах южного материка. Но только два государства из многих, претендуют на наиболее полный набор достопримечательностей. Названия этих государств — герцогство Арнарское и Полночная республика. Когда-то эти государства составляли единое целое — огромную по протяженности Полночную империю Арнар, над которой не заходило солнце. Но вот уже более двухсот лет, ни было более непримиримых врагов, чем эти две державы. Истинные причины раскола, давно потерялись в пыльных глубинах архивов тайных служб враждующих государств и стерлись из людской памяти. Один из Темных источников Стихий обратился во враждебный всему живому гейзер пламени и старое поколение магов, чье долголетие было завязано на баланс энергий обоих источников, в один прекрасный момент, дружно ушли за Грань. Маги Жизни, бравируя своей независимостью от Темных источников, тоже не протянули этих двухсот лет. Разладилось что-то в гармонии сфер этого мира. Не осталось ни кого из тех поколений. Некому было рассказать, и некого было спрашивать. Лишь в университете и академии Стихий герцогства читался короткий курс лекций истории Полночной империи, основанный на мемуарах умерших очевидцев давней смуты и открытых для общего ознакомления архивных документах.

Битвы, враждующих между собой сограждан империи, когда-то собирающие на полях баталий многотысячные армии, постепенно выродились в локальные конфликты и пограничные стычки. Накал сражений погас под потоками крови, пролитой в многочисленных схватках.

Ныне непримиримые враги встречались с улыбкой на устах и отравленными кинжалами за спинами за столами переговоров, стараясь утопить противника в потоках лживых речей. Особо яростные схватки, прикрытые сверху бархатом условностей, происходили на дипломатических поприщах и в торговых областях. Правда, иногда терпение одной из сторон кончалось, и пара небольших отрядов враждующих государств, численностью в роту или эскадрон Полночной республики и рейдерных штурмрот или диверсионных спецгрупп герцогства, сходились грудь в грудь, померяться силами. Но это были не прошлые эпические сражения и не прежние доблестные рыцари войны, Люди Стали. Это в настоящее время именовалось пограничным конфликтом или «ошибкой в маршруте движения командующего офицера при изменении дислокации подразделения». Командиров отрядов показательно, с шумом, громкими и грозными повелениями Сенатов обоих государств, наказывали, понижая в звании. Затем, вскоре, без шума и помпы переводили с повышением в другую прецепторию. А легионы и дивизии, по-прежнему оставались в казармах и летних лагерях.

Сейчас государства пытались победить друг друга демпинговыми атаками, подрезать жилы фальшивыми байндерами и заманить в ловушку лабильности. В частности, благодаря успехам некронауки в Полночной республике, производство, а следовательно и продажа Слуг Ночи — почти разумных рыцарей — скелетов, существенно удешевилось, и Республика отвоевала целых два процента, на рынке подобных услуг у герцогства. В столице республики празднования продолжались три дня, а в завершении был устроен грандиозный фейерверк.

Казначейство герцогства Арнар очень обиделось. И приняло свои меры. Правда, после безрезультатной потери десятка шпионов и провала глубоко законспирированного агента — высокородного гефайтера республиканского арсенала ас`Палона, при попытке выведать технологию производства Слуг Ночи в Республике, пошло несколько другим путем. Казначейство объявило конкурс на создание подобного продукта и у себя.

Но пока результаты проводимых работ и исследований не обнадеживали. Единственное, что могли предоставить на суд приемной коллегии Казначейства маги Смерти герцогства, был лишь аналог Слуг Республики с поэтическим названием — Ветер боя. Да, он превосходил по своим боевым характеристикам Слуг Ночи на две головы, и даже мог командовать десятком Мертвых солдат, но его стоимость в золоте, почти равная весу его в броне, загнала данный продукт в нишу элитного товара. Разумеется, находились и на данный товар покупатели, но массовое и дешевое производство было для герцогства предпочтительней. Слишком мало было покупателей способных заплатить пять тысяч золотых ларов за данный эксклюзив.

Казначейство герцогства, недолго думая, увеличило награду, на сотню золотых ларов, официально пообещало приставку «ас» не благородным соискателям и вторую «с» благородным. Высокородные дворяне, с двумя «с» в приставке к родовому имени, в числе соискателей не присутствовали, традиционно тяготея к армейской службе и овладевая в академии герцогства магией боя. Некромантия считалась в их среде уделом низкородных магов и полных неумех, отчисленных с факультетов Стихий.

Именно поэтому, молодой и честолюбивый, но родившийся в семье простого мастера — каменщика, маг Смерти Вромант жег по ночам дорогие марийские свечи. Портил глаза над своими конспектами, оставшимися со времен учебы в академии герцогства, и толстыми фолиантами, где описывалось управление некроэнергиями, выпрошенными на время у высокородного ас`Торадо, старшего мага Мертвого двора герцогства.

Портил глаза и жег свечи он пока безрезультатно. Нет, в теории, многое получалось. Неоднократно проверенные расчеты энергии и схемы потоков сил обещали магу в будущем признание его трудов и возможно награду с приставкой ас к имени. И в практике же, удалось избежать, путем перенаправления энергии Колодца — накопителя в другие узловые точки креплений, очень существенных потерь при упрочении связей между суставами Костяных коней. Правда в разы выросли затраты рабочего материала. Впрочем, расходы были не совсем сопоставимы. Вываренный и очищенный от остатков мышц и внутренних органов один костяк лошади обходился Мертвому двору при закупе у интенданта лейб-гвардейской кавалерии герцогства всего в пятьдесят медных лантимов. А вот гран энергии Колодца в один серебряный лаурий. Весьма существенная разница! Вот только кто выделит простому магу, лишь недавно, пять лет назад, поступившему на службу в Мертвый двор, да еще и низкого происхождения, энергию Колодца — накопителя для подтверждения его сомнительных опытов?

Расстроенный Вромант с сожалением задул свечи, оставив лишь одну, сальную, купленную на местном рынке. Налил себе вина из полупустого кувшина и пригорюнился, утверждаясь в мысли, что без высокородного покровителя ему не продвинуться ни на йоту в своих исследованиях. Высокородный ас`Торадо с удовольствием бы принял участие в его работе, но вот только награда казначейства помахала бы Воранту золотым хвостом, а про приставку «ас», к своему имени, можно было бы совсем забыть. Благородство ас`Торадо не простиралось настолько далеко, что бы имя простолюдина Воранта стояло рядом с его благородным именем, в качестве одного из полноправных авторов проекта.

В общем, без протекции никуда, а с протекцией, пришлось бы довольствоваться лишь ролью ассистента, что Воранта никоим образом не привлекало. Чувствовалось, и была просчитана в его работе, существенная экономия от его новаций в схеме производства Ветра боя. А дарить просто так благородному ас`Торадо, результаты своих многомесячных работ, он не желал. Но, что, же делать? Что?

Ворант, одним глотком выпил налитое вино и, встав, накинул теплый плащ на плечи, собираясь прогуляться по стенам Мертвого двора.


Ночное небо было затянуто серыми тучами, и лишь изредка луны Две Сестры освещали Мертвый двор в небольшие прорехи неба, не затянутые облаками. Мертвый двор, как и Костяной замок Полночной республики, являлся комплексом зданий. Выстроенные по строгим линиям чертежа, жилые здания, помещения лабораторий, толстостенные склады готовой продукции, соединяясь со стенами «отстойника заготовок» с башнями на углах, образовывали вытянутый прямоугольник, обрамленный по периметру еще одной стеной. Помещения стражи, кухня и конюшни были построены отдельно — не выносили живые существа, столь близкого соседства «диких» мертвецов, не повязанных поводками Хозяина и без амулетов подчинения, поднятых магами — некромантами. Из-за этого, до залы столовой приходилось иногда под дождем или снегом шагать более сотни шагов. Поэтому все, кто имел возможность, готовили у себя и повар Мертвого двора блаженствовал в безделье. Понемногу, не наглея, разворовывал казенные средства, не забывая, впрочем, делиться с комендантом двора. Вот и сейчас, глубокой ночью, из караульного помещения Западной башни доносились запахи мясной похлебки и подогретого южного терпкого вина. Судя по крепкому и устойчивому аромату из провинции Маариб, центра виноделия герцогства.

Ворант, пройдясь по стене, встал в тени Западной башни. Раскурил трубку, изредка принюхиваясь к доносящимся до него приятным запахам, и принялся разглядывать «отстойник заготовок».

На серых от пыли, каменных плитах «отстойника», находилось около полутора тысяч чистых, буквально до белизны костей, отшлифованных песком, скелетов. Ровными, неподвижными рядами, они стояли почти на всем свободном пространстве. По стене, наблюдая за «заготовками», ходил стражник охраны Мертвого двора.

На поднятие каждого скелета было затрачено не более пяти гран энергии и скелеты могли двигаться лишь со скоростью улитки, повинуясь любым командам мага со штатным амулетом подчинения. Выходов, через которые маг мог попасть на площадку «отстойника», было только два. Один, западный, для стражников и магов двора на одноименной стороне. Довольно труднодоступный. Чтобы через него попасть на двор «отстойника» с западной стены, нужно было сначала на неё подняться по узкой галерее, а потом, пройдя полсотни шагов по стене, спуститься по винтовой каменной лестнице к узкой двери. Второй, восточный вход, возможен был лишь через пристроенный барбакан рядом с седьмой прозекторской. Вполне достаточно широкий вход для того что бы могла проехать грузовая телега, но не более. Оба перекрывались массивными дверями толщиной в руку взрослого человека из каменного дуба. Двери были, вдобавок, окованы серебряными полосами с выгравированными на них рунами подчинения нежити и освещались масляными светильниками. Контролировал, патрулируя, обе двери часовой, вооруженный тревожным свистком — артефактом. Остальные входы — выходы, построенные ранее, были заложены массивными гранитными блоками.

Данные меры предосторожности объяснялись просто. Около пятидесяти лет назад, из-за ошибки старшего мага Мертвого двора по имени ас`Галар, костяки получили больше пяти гран энергии Колодца и в эту же ночь, неожиданно, началась сильнейшая магическая буря. Заклятия подчинения спали с нежити и движимая жаждой убивать, тысячная толпа костяков вырвалась в наружный периметр Мертвого двора через не так тщательно, как сейчас, укрепленные ворота.

Жертвы были многочисленны, ущерб не исчислим. Все «заготовки» будущих Мертвых солдат и Страж — хранителей пришлось уничтожить.

Прибывший поутру, магистр Смерти был не в силах взять под контроль тысячу «диких» скелетов, набравшихся за ночь сил от разорванных на куски и сожранных живьем людей. Всех костяков пришлось развоплотить. Необходимо было при оценке ущерба также учитывать и урон престижу герцогства, что непременно повлекло за собой снижение цен на рынке магического товара. Так что принимаемые меры предосторожности, не являлись чем-то экстраординарным. На лекциях, слушаемых Ворантом во время учебы в академии, некоторые преподаватели даже имели смелость утверждать, что данных предосторожностей при особо мощной магической буре, так называемом Злом Гоне, что бывает раз в семь лет, будет не достаточно. Скелеты, скорее всего, выйдут из-под контроля. Повторится резня Черного года.

«Интересно, — Ворант мысленно усмехнулся — что еще бы они предусмотрели для предотвращения потери контроля над костяками? Полный стазис? Ага, поддерживать который обходится по семь гран энергии в сутки! А наказание за воровство — год на рудниках, казнью на алтаре Колодца — накопителя заменили бы? Так сказать, для покрытия излишних расходов энергии? Ерунда! Не хватит. Этак любого преступника, даже рыночную гадалку, придется под жертвенный нож тащить. А из-за ужесточения законов герцогства бегство граждан и так участилось. В туже Полночную республику люди бегут».

Маг раздраженно выбил выкуренную трубку о камень башни и поплотнее завернулся в плащ.

«Пройтись еще? Или вернуться к себе и снова пересчитать расход энергии? Зачем? Все и так верно. На Костяных конях сработало, почему бы не сработать новой схеме распределения потоков энергии и на Ветре боя? Ладно, прогуляюсь еще разок по стене и спать»!

Ворант, не признавался сам себе, но его тянуло к Мертвому двору, в частности к «отстойнику». Уезжая с караваном в качестве мага сопровождения Мертвых солдат или Костяных коней для рудников, он через несколько дней начинал тосковать об ауре Мертвого двора и своей келье рядом с лабораторией. Становился нервным и раздражительным. Без сухого и пыльного воздуха двора ему было трудно свободно дышать. Голос становился хриплым и похожим на карканье ворона. Ворант начинал плохо спать и контролировать себя. Покупатели, принимающие товар и армейские толстые интенданты, получающие Мертвых солдат и Костяных коней, бывали часто напуганы его излишне возбужденным видом и сумасшедшим взглядом красных воспаленных глаз. Если же учесть, распространенную среди магов Смерти моду белить лицо и выбривать полоски на бровях, согласно счету тысяч поднятых мертвецов, то реакцию окружающих не трудно представить. ас`Торадо не раз строго выговаривал Воранту по его возвращению в Мертвый двор, зачитывая письменные жалобы покупателей, но Ворант ни чего не мог с собой поделать. Вот и сейчас, он вместо обещанного себе «раза пройтись», уже третий круг вышагивал по стене, разглядывая стоящие внизу костяки.

Что-то было завораживающее и безгранично притягательное в их мертвой неподвижности и мерном мерцании зеленых огней в пустых провалах глазниц черепов. Словно сама богиня смерти Никта глядела на Воранта из глубин «отстойника» внимательным и требовательным взглядом. Ворант зачаровано смотрел вниз, не замечая, как холодный ветер треплет полы его плаща, выдувая тепло из разогретого ходьбой худощавого тела мага. Слишком притягательным для него являлось зрелище овеществленной квинтэссенции смерти.

Неожиданно легкое, еле заметное глазу движение, в дальнем углу «отстойника», привлекло внимание мага. Показалось или нет? Нет, все-таки не показалось. Движение в углу повторилось вновь, и уже смутно, напрягая глаза, в темноте можно было разглядеть одинокого костяка, дергающегося на серых пыльных плитах. Костяк лежа выгибался дугой и бился затылком о плиты «отстойника». Ворант нащупал штатный амулет подчинения, скороговоркой, быстро прошептал формулу подчинения и направил руку с амулетом на костяк, пристально следя за беспокойным скелетом. Расстояние, конечно, было великовато для результативного действия заклятия, но и «заготовка» не имела много своей энергии, только пять положенных костяку гран. Лишь бы только кости скелета не развалились. Так что скелет должен был застыть на месте.

Но, несмотря на активированный амулет, мертвяк, тем временем, не унимался. Прекратил биться о плиты черепом, встал на ноги. Принялся осматриваться, медленно поворачивая голову. Луны — сестры как раз хорошо осветили дальний угол. Ветер окончательно прогнал хмурые тучи с ночного неба, и стало возможным увидеть более отчетливо все происходящее на дворе.

Беспокойная заготовка Мертвого солдата, не смотря на произнесенную формулу подчинения, не собиралась успокаиваться. Скелет, закончив оглядываться, неуверенно шагнул вперед. Приблизился осторожно и неуклюже, словно на ходу привыкая к новым конечностям, к неподвижным рядам костяков. Медленно протянул к плечу одного из скелетов руку. Задетый им скелет обернулся. Беспокойный костяк принялся быстро махать сухими ветками рук перед его черепом, что-то изображая, поскрипывая суставами и покачиваясь. Через мгновение стоящий напротив костяк стал зеркально повторять его жесты. Задел рядом стоящих и уже пятерка «заготовок» повторяла за новоявленным костяным режиссером все его движения.

У Воранта в изумлении непроизвольно расширились глаза. За все пять лет службы на Мертвом дворе и учебы в академии, он не только не видел ничего подобного, но и не слышал, ни от кого о подобных случаях. Что бы «дикий», не повязанный поводком Хозяина костяк не повиновался заклятию подчинения со всего пятью гранами своей собственной энергии? Нонсенс и опровержение всех постулатов некронауки! Только высокоуровневый лич или Ветер боя «привязанный» к хозяину мог игнорировать приказ общего амулета подчинения.

Еще на это был способен Повелитель костей, но данный персонаж был из области мифов и легенд неграмотных сервов и вряд ли имел реальный прототип. По крайней мере за последние сто пятьдесят лет о нем не упоминалось ни слова в ежегодных выпусках академического альманаха, а Ворант их знал почти все наизусть.

«Очень интересно» — прошептал Ворант, поглощенный наблюдением за костяком и не замечая замершего рядом, напуганного до бледноты лица, стражника, судорожно сжавшего в руке тревожный свисток.

— Очень, очень интересно. Хорошо, просто замечательно! Давай-ка, покажи, на что ты еще способен! — возбужденно продолжал шептать уже вслух маг.

Костяк не подвел мага. Словно услышав его, шагнул, широко разводя руки, назад. Пятерка скелетов, повторяя движения беспокойной «заготовки» сдвинулась с места, с широко раскинутыми руками. Неподвижные ряды костяков дрогнули. Задетые пятеркой шевельнулись, словно ломая охвативший их лед, и сотни нежити в «отстойнике» начали медленно оборачиваться к потревожившему их покой.

А вот это было уже явно излишним. Благородный ас`Торадо вряд ли одобрил бы беспорядок на вверенном его управлению Мертвом дворе. Ворант повторно, уже громко, во весь голос, проговорил формулу подчинения, на этот раз вкладывая и свои силы в заклятие, помимо сил амулета. Беспорядочно движущиеся «заготовки» качнулись обратно и встали на свои места, восстанавливая нарушенные ровные ряды. Беспокойный скелет, не реагируя на приказы Воранта, отошел к стене и уселся на каменные плиты «отстойника» крепко обхватив голый череп фалангами пальцев.

«Всеблагие Небесные Защитники! — Воранту на мгновение стало страшно — Ведет себя как живой и разумный человек! Не дай Защитники и в самом деле легендарный Повелитель костей!» Ворант быстро обмахнул сердце рукой, делая отгоняющий злых духов знак. Заметил замершего рядом, напуганного до дрожания тела, рыжего и пучеглазого стражника.

— Эй, любезный! Стражник! — негромко окликнул маг часового. Замерший в испуге солдат не среагировал. Ворант несколько повысил голос:

— Солдат! Немедленно приди в себя!

Очумелый, диковатый взгляд, испуганного до смерти человека, был Воранту в ответ наградой.

— Отлично. Теперь, любезный мой, отправляйся в караулку и передай мастер — сержанту, что бы он брал ловчую сеть и доставил ко мне во вторую лабораторию эту необычную «заготовку»!

— Н-но, г-господин маг! Этот-т м-м-мертвяк….

— Солдат! Бегом! В караулку! Марш! — Ворант уже в полный голос, недовольный тупостью стражника, выкрикнул приказ, не сдерживая своего раздражения.

Спотыкаясь на ходу, стражник испуганным тураном побежал к входу в Западную башню. Минок через пять, из широко распахнутой двери караулки, звеня железом доспехов и разгоняя темноту светом факелов, показалась троица стражников с ловчей сетью и копьями — удержателями.

— Господин маг! Мастер — сержант Бак — Цадат прибыл для выполнения приказа!

— Отлично, сержант! Вы взяли сеть? Ах, да, вижу. Ну, тогда идите на двор «отстойника» и доставьте ко мне во вторую лабораторию этого необычного костяка.

Сержант нервно сглотнул и вопросительно посмотрел на господина мага.

— Не беспокойтесь, любезный сержант. Заклятия на месте. Только одна заготовка вышла из-под контроля. — Маг продемонстрировал равномерно мерцающий амулет подчинения.

— Вы же, сержант, я надеюсь, справитесь с одним костяком? Или мне вызвать из казарм другого мастер — сержанта? Более опытного?

Маг вопросительно заломил зачерненную сурьмой бровь, с одной тонкой, выбритой полоской.

— Никак нет, господин маг! Не извольте беспокоиться, доставим! — рявкнул, распрямляя плечи Бак — Цадат. Не обращая больше внимания на сержанта, Вормат отвернулся к «отстойнику».

Мастер — сержант беззвучно сплюнул, сердито посмотрел в спину высокомерному молодому магу и покрепче ухватил копье — удержатель.

— Слышали, что велел господин маг, помет япа вам в глотку? — угрюмо обратился он к подчиненным. Рядовые угрюмо кивнули.

— Тогда шагом марш вниз, дети шлюх и бешенного япа. И приготовьте сеть!


Ворант внимательно наблюдал за действиями стражников, крепко сжимая в кулаке амулет подчинения. Действия по «ловле» скелетов вышедших из подчинения, были отработаны за долгие десятилетия существования Мертвого двора. Иногда случалось произвести некондиционного Мертвого солдата, не подчиняющегося амулету Страж — хранителя или по неизвестным причинам, наложенные заклятия в очень редких случаях спадали с поднятых мертвецов. Тогда, вызванная для поимки «дикой» нежити тройка стражников, вооруженная копьями — удержателями окружала «дикий» скелет с разных сторон. Стоящий в центре стражник быстро втыкал наконечник копья в грудную клетку скелета и вел его по кругу, задавая направление древком удержателя. Посеребренная крестовина удержателя не давала дотянуться мертвяку до стражника. В это время второй солдат подсекал ноги скелета, а третий накидывал ловчую сеть из заклятых звеньев. И все. Сеть сама стягивалась, обездвиживая неподконтрольного мертвеца. Данная схема использовалась и для ловли редких зомби, иногда появлявшихся из лесов окружавших Покинутые города, и ни разу не давала осечки, если только по вине исполнителей. Исполнители же, то есть стражники, здорово разнились по опыту и чертам характера. Если младший и старший командный состав — сержанты и мастер — сержанты, состоял из увечных ветеранов легионов герцогства, то в рядовые набирали рекрутированных из глухих деревень новобранцев или солдат списанных за тупость и леность из строевых частей. Ну и за трусость соответственно. Конечно, на Мертвом дворе не нужно сходиться в яростной схватке с противником глаза в глаза, за отсутствием у костяков оных, но хоть немного храбрости иметь было необходимо. К сожалению, караулить мертвяков не считалось в армии герцогства достойным воина занятием. Рядовой состав стражи Мертвого двора, в основной массе, оставлял желать лучшего.

Вот и в этот раз проявился пресловутый человеческий фактор, чуть не лишивший мага Воранта данного необычного экземпляра. Мертвяк, насаженный на копье мастер — сержантом Бак — Цадатом, был уже завален на плиты «отстойника» и ловчая сеть пеленала его по ногам, подбираясь к туловищу, как вдруг костяк захлопал в ладоши и Ворант мог бы поклясться, что скелет улыбнулся. Третий стражник, невысокий, с пегой короткой бородкой на рябом лице в панике истерично взвизгнул и, не преставая визжать, выхватив из ременной петли окованную железом дубинку, бросился к мертвяку. На полпути его перехватил второй, тот, что патрулировал стену. Визжащий от страхе стражник, принялся вырываться и почти освободился. Ворант вздрогнул и затаив дыхание стал ждать развязки. На таком расстоянии он ничего не успевал бы предпринять. Заклятие «Остановка сердца» требовала приблизиться хотя бы на десяток метров к стражнику, а заклинание «Пыль крови», заставляющее кровь превращаться в черный песок, не действовало мгновенно. Спас положение мастер — сержант. С громким ревом, донесшимся даже до стоящего на стене мага, он перехватил руку стражника с дубинкой, коротким ударом свалил его на землю. Принялся, с оттягом бить, провинившегося ногами, обутыми в тяжелые, со стальными носками сапоги.

Маг Смерти Ворант перевел дух. Да, фортуна сегодня на его стороне и мастер — сержант Бак — Цадат честно заработал целый серебряный лаурий.


Беспокойную «заготовку» стражники давно уже закрыли в клетку в лаборатории, а Ворант все никак не мог оторваться от перелистывания страниц фолиантов в поисках упоминаний о подобном, нестандартном поведении скелетов и осмотреть свою добычу. Он искал в данных трудах объяснение такому не стандартному поведению костяка. Не обладающий ни граном лишней энергии костяк, тем не менее, вел себя очень активно, но вовсе не агрессивно, как ожидал от него Ворант.

Пока стражники несли его в лабораторию, скелет бойко вертел головой по сторонам и маг мог поклясться, что зеленные огни, полыхающие в его глазницах, светились неподдельным любопытством.

«Что же попало мне в руки, и как эту находку утаить от благородного ас`Торадо?» Вот какой вопрос терзал ум Воранта уже в течение часа. Мысль рассказать о ночном событии старшему магу была изгнана как предательская, да и потраченных в награду сержанту трех лауриев, вместо одного, было жаль.

Ворант, обрадованный удачным разрешением ситуации с запаниковавшим стражником, расщедрившись наградил мастер — сержанта Бак — Цадата аж тремя серебряными лауриями, не забыв намекнуть о том, что рассказывать о произошедшем кому-либо, ему совсем не нужно. Тем более, что отчетность по «отстойнику» вел сам Ворант. Беспокойная «заготовка» была уже списана как не кондиционная, и чернила которыми вносились записи в книгу списания, уже успели высохнуть. Оставалось дело за малым — спрятать её и изучить. Эти два стремления Воранта вступали в неразрешимое противоречие. Изучать лучше все было в лаборатории, а прятать на складе. Совместить вряд ли удалось бы. На складе не было пентаграммы познания и стационарных амулетов стазиса, а в лаборатории не было укромных мест. Если с инструментами можно было еще что-то придумать, например, использовать при опытах малый походный инструментарий, то, как доставить скелет в склад? Попросить его вежливо пройти в укромное место? Использовать большой амулет подчинения? Но тогда будет замечен перерасход энергии. И почему он сразу не подумал об этом, а приказал тащить костяк в лабораторию? Ворант огорченно покачал головой. «Ладно, что ни будь, придумаю, а пока нужно сделать хотя бы предварительный слепок с энергетических каналов «дикого» костяка».

Ворант беззвучно отворив дверь, вошел в лабораторию. Неторопливо двигаясь вдоль холодных мраморных столов, отмытых до блеска обслугой, с вмурованными в столешницы цепями кольцами для ремней. По пути зажигал добавочные светильники на стенах. От двух маленьких при входе, дежурных, было мало толку. Аккуратно, стараясь не наступать на еле светящиеся линии, обошел пентаграмму подчинения, выгравированную на отшлифованном каменном полу. Находящийся в клетке скелет, уже освобожденный от ловчей сети, пристально следил за его приближением, чуть склонив череп к левому плечу. Ворант даже немного сбился с шага, почувствовав внутри себя робость и неуверенность в правильности своего решения об исследовании этой нежити. Слишком уж необычно и разумно вел себя костяк. А вдруг, легенды не врут, и Воранта угораздило действительно изловить Повелителя костей?

Ворант подтащил кресло к прутьям клетки, и удобно устроившись, принялся внимательно разглядывать «заготовку», поигрывая общим амулетом подчинения. «Взять кусочек кости на жаровню? Или лучше проверить на устойчивость к растворителю? Не совсем обычная фактура поверхности костей. Слишком «свежо» выглядят. На первый взгляд. А поступлений с мертвецких не было ровно двадцать один день. Кости должны уже пожелтеть».

Костяк, выдержав короткую паузу, уселся на пол и, приняв непринужденную позу, уставился в ответ на мага. У Воранта непроизвольно дернулось веко. Стараясь прогнать липкий холодок внезапного страха, он громко поинтересовался у сидящего напротив скелета:

— Ну и что ты такое, необычная костяшка? Может, сам расскажешь?

Скелет недоуменно развел руками, показал пальцами на пустой провал рта между челюстей и резко провел ребром ладони под нижней челюстью. Скорее всего этот жест означал, что он не может говорить.

«Всеблагие! Он ведь понимает речь! Без нанесения контура заклятия, отвечающего за понимание нежитью команд!»

Ворант резко вдохнул, чувствуя не хватку воздуха. Он и не заметил, как задержал дыхание. Постарался взять в себя в руки. Крепко зажал в кулаке амулет, стараясь не выдать волнение охватившее его. Прикусив губу, грубо спросил:

— Может тебе еще пергамент дать и перо? Напишешь ответ, если ты грамотный!

Костяк утвердительно кивнул черепом.

— Ну — ну! — излишне громко, храбрясь, протянул Ворант и потянулся за письменным прибором.

Дотянувшись до письменного прибора и взяв его в руки — Ворант не рискнул давать его прямо в руки скелету, а поставил на пол возле прутьев клетки — костяк недоуменно повертел в руках стальное перо с наполненной чернилами рукояткой. Надавил на кончик пера сухой фалангой пальца. Внимательно осмотрел появившееся на кости пятнышко. Магу показалось, что он даже беззвучно хмыкнул. Затем ловко придерживая край пергамента левой рукой, быстро начертал несколько строк. Чуть задумался и добавил еще несколько слов. Протянул пергамент Воранту. Непроизвольно дрожащей рукой маг принял лист и осторожно взглянул на написанные строки. На пергаменте прекрасным, каллиграфическим почерком в стремительной манере высокорожденных были начертаны следующие строки: — «Меня зовут Опалин Владимир Анатольевич. Я умер и попал сюда. Где я, и что со мной, мне неизвестно».

Маг сильно, до скрипа кожи под пальцами, стиснул лист пергамента. Шагнул в сторону, встал прямо под ближайший светильник и тщательно, медленно, буквально по буквам перечитал еще раз текст. Перевел взгляд на костяк, потом снова на тонкий лист кожи в руках. Сухо кашлянул, одернул рукава камзола. Выпрямив спину до щелчка в позвоночнике, шагнул к клетке и прижав правый кулак к сердцу, низко склонил голову перед скелетом. Замер, ожидающе глядя на зеленые огни в пустых глазницах черепа скелета. Костяк, подобравшись, несколько мешкая, коротко кивнул в ответ, прикоснувшись раскрытой ладонью к тому месту, где у него, когда то, было сердце.

«О, Всеблагие!» — мысленно простонал про себя Ворант увидев ответный жест скелета — «Раскрытая ладонь! Неужели меня угораздило поймать….». И тут же мелькнула трусливая мысль использовать пентаграмму подчинения и Большой развоплотитель. Энергию спишет на свои опыты, расходы возместит из жалованья. И все. Исчезнет этот загадочный костяк, как и не было.

Но ведь пропадет вместе со скелетом и такая сказочная возможность подняться выше разом, не унижаясь перед вышестоящими долгие годы! Стоит только понять, кто этот костяк и использовать полученное знание. Завоевать доверие, узнать о старых тайнах империи. Об увезенном в Стальные горы грузе из Императорского храна. О пропавшей библиотеке имперской академии Темного искусства. О коллекции артефактов великого мага Смерти асс`Куал Олито. Да мало ли о чем может поведать этот необычный скелет! Чего стоит только открытая ладонь у сердца! Это ведь приветствие лордов Высокой ложи! Если он не ошибся в своих предположениях. Такое выпадает лишь один раз в жизни! Всего раз! Простить себе упущенную возможность встать на одну ступень с носящими приставку ас, а может быть, как только Великий Лжец с людьми не шутит и двумя «с», он не сможет. Изведет сам себя со временем, коря за упущенный шанс. Ворант осознал, что он готов рискнуть ради этой возможности всем. Только вот уточнить кое-что, у необычного костяка, предварительно следует. Пристально взглянув в темные глазные провалы скелета, он вежливо спросил:

— Я могу задать вам еще несколько вопросов?

Костяк, удивленно пожав плечами, утвердительно кивнул. Ворант сглотнул комок в горле и твердо выговаривая каждое слово, решительно, словно бросаясь в холодную воду, стал спрашивать.

— Господин, ваше имя действительно о` Паллин? И оно действительно состоит из трех имен? Вы командовали… — Ворант чуть запнулся — Повелевали многими людьми? Вы умерли и очнулись уже в…. Э… В этом скелете здесь? И не знаете, как это произошло?

В такт каждому вопросу скелет, несколько медля, кивал головой. Потом изобразил, как будто он пишет и требовательно протянул руку по направлению к Воранту. Получив требуемое, он быстро начеркал еще несколько строк. Вернув лист пергамента Воранту, скелет изобразил смазанное движение, будто бы прятал писчее перо, за борт камзола, заставив мага вновь вздрогнуть.

На пергаменте, ниже уже ранее набросанных быстрым почерком строк, были следующие фразы: «Мое имя действительно состоит из трех…. Ну, допустим, трех родовых имен. Моя фамилия на самом деле Опалин. Я действительно не знаю, как это со мной произошло. И вы правы. До своей смерти я действительно командовал большим количеством людей. Или, если вам так удобнее, повелевал».

И знак Высокой ложи Полночной империи в конце строк — круг с заключенными в нем двумя Темными источниками и Связующей дугой.

Ворант побледнел. Все его предположения оправдывались даже в большей степени, чем он предполагал раньше, решившись задать костяку уточняющие вопросы.

Маг Смерти Ворант глубоко вздохнул, принимая окончательное решение. Плавно опустился на одно колено. Чуть наклонил голову вперед, опирая подбородок на сплетенные пальцы рук перед грудью.

— Повелитель! Прошу вас простить мое незнание. Располагайте мной!

Маг замер ожидая ответа.

Находящийся в клетке напротив него скелет задумчиво почесал кончиком фаланги височную кость и через некоторое время успокаивающе махнул рукой.

Ворант с облегчением перевел дыхание.

Глава 3

Своей архитектурой постройки седьмой склад ничем не отличался ни от шестого, ни от пятого склада. Массивный фундамент из грубых каменных блоков. Высокие арки, выведенные, через каждые пять метров кладки. Каменный пол из гранитной, колотой брусчатки. В деревянных воротах, из моренных дубовых плах, скрепленных широким полосами темного железа, добавочно прорезана маленькая калитка для обслуги и господ магов. Каждый раз открывать и закрывать массивные створки ворот занимало слишком много времени, а зимой вызывало соответствующие неудобства. Единственным отличием склада были узкие окна, в отличие от окон других складов, вытянутые резко вверх. Расположены они были почти под потолком. Стекла окон были мутноватым, с зеленным оттенком. Стеклили, при постройке, все окна Мертвого двора, за исключением комнат магов, кабинетов магистра и коменданта, самым недорогим и некачественным стеклом. Да, еще на окнах склада не было решеток из толстых кованых прутьев. Часто, с едва заметным промежутком, вмурованных в кладку стены. Но, в качестве преграды для солнечного света, вместо прутьев, неплохо выступал многолетний слой пыли на стеклах.

Так что, светильники в складе зажигали, где то уже во второй половине дня. Иначе, любой человек находящийся в складе, рисковал споткнуться на неровно выложенной брусчатке и упасть на жесткий, каменный пол. Опалину недостаток освещения ни сколько не мешал, даже наоборот, начинавшие метаться по стенам тени от пламени светильников, потревоженного сквозняком, служили для него своеобразной сигнализацией. Значит, кто-то зашел на склад и ему необходимо укрыться в тени дальней ниши, за грудой как попало наваленных лошадиных костей и черепов. Владимира Анатольевича или высокородного господина о`Паллиан, как его сейчас именовал маг Ворант, это сильно раздражало. Только вчитаешься в сложнейший, в понимании смысла написанного текст. Вдобавок перегруженный невнятной и разнящейся по значению терминологией. Как кого ни будь, принесет нелегкая.

То местному работнику нужно принести меловую подсыпку в кормушки Костяным скакунам. То стражник, с румянощекой служанкой, повизгивающей от напускного испуга, припрется потискаться с ней в углу. Не склад с нежитью, а проходной двор какой то! Ворант же сообщал о своем приближении Опалину, начинавшим размерено моргать красным цветом, закрепленном на его указательной фаланге, необработанным рубином размером со спичечную головку. Если же в склад направлялись опасные посетители из разряда местных магов и чиновников, то рубин вспыхивал ярко и часто.

Здесь, в этом мире, артефактная магия была развита необычайно высоко в одних областях применения и в то же время находилась в зачаточном состоянии в других. Спрашивается, что мешает здешним магам использовать этот же рубин в качестве суррогата рации? Задавал себе вопрос новоявленный высокородный и сам же на него отвечал. Мешает отсутствие необходимого технического склада ума и смелости взглянуть под другим углом на обычные вещи. Ведь стоило только добавить в артефакт контур распознающий длительность давления на камень, как получился простейший передатчик, использующий в своей работе принцип азбуки Морзе. Когда, после необходимых для осуществления данной идеи громких и зловещих завываний, замысловатых пассов руками в исполнении Воранта, по мнению Опалина совсем не нужных и лишних, все заработало, то молодой маг пришел в необычайное возбуждение, захваченный перспективами применения нового артефакта. И вновь начал, через слово, величать новоявленного артефактора повелителем.

Что Опалину опять же, не доставляло большого удовольствия. Слишком уж восторженным и напыщенным становился слог молодого мага с невыносимым почетом обращавшегося к нему. Чувствовалась явная фальшь в его словах, в излишне бурном выражении почтения, демонстративного преклонения. Особенно маг впадал в патетику, с пафосом рассказывая об ужасающих бедствиях Эпохи Разрушений. Словно именно он и был участником и чуть ли основным действующим лицом прошлых событий. При этом внимательно смотрел на Опалина и делал многозначительные паузы, словно ждал подтверждение своих слов. До того как маг принес из хранилища артефакт — переговорник Владимир Анатольевич медленно наклонял голову в такие моменты. Но движения смазывал, не доводил до конца, что бы было не понятно — соглашается он или это просто движение головы. Ну откуда ему знать, командовал ли тогда Стальным легионом высокородный асс`Аиру Скоке или был уже убит при битве на реке Лувеенри? Когда же маг, воровато оглядываясь, принес артефакт и закрепил его изнутри черепа Опалина, небрежно, отработанным движением отсоединив череп от шейных позвонков, стало сложнее. Приходилось ссылаться на полную потерю памяти и выкручиваться при особо каверзных вопросах мага. Не доверял ему Ворант. Верить хотел, жаждал этого. Но, приобретенный в академии, склад критического мышления, не позволял ему безоглядно полагаться на лишь слабы подтверждения его надежд. Такие как случайно использованный жест вышестоящего по отношению к нижестоящему Опалином. Знак Высокой Темной ложи на пергаменте и три родовых имени. Кроме этого. Больше ничего не говорило в пользу того, что Опалин высокородный аристократ и лорд полночной империи. Живший и повелевавший в Эпоху разрушений. Именно тогда и было первый раз применено заклинание переноса души, Небесной Искры по местному, в кости скелета. На случай гибели тела благородного асса. А гибли жители империи в то время, время смуты и гражданской войны, сотнями и тысячами зараз. Стоит только вспомнить ужасающе внезапную гибель столицы империи, и поневоле задумаешься о втором шансе. Вот только про обратный перенос Искры, не сохранилось ни каких упоминаний в документах и научных трактатах сохранившихся с той поры.

Собственно, именно страшными последствиями Эпохи, унесшими сотни тысяч жизней разумных, и объяснялся здешний застой в изучении дополнительных возможностей магических предметов и самой магии.

Да, разумеется, он согласен, что Эпоха разрушений — вселенское зло этого мира. Зло ввергнувшее империю в пучину войн и бедствий. Зло разъединившее богатейшую и достигшую многих высот в развитии страну на два враждующих государства. Да, все началось именно с эксперимента в прикладной магии приведшего к многочисленным человеческим жертвам. В единственном случае без сомнений. По крайне мере, об этом упоминалось в одном из трактатов. Потом, в бурлящий паникой и массовыми беспорядками чан империи, влил свой немалый вклад хаос гражданской войны. Голод от неурожая. Черный летний мор и многочисленные пожары. Отряды воюющих сторон и следующие за ними по пятам шайки мародеров. Волчьи стаи и обуреваемая жаждой крови нежить.

Словно всего этого было мало, еще и непредсказуемые природные катаклизмы, привнесли свою лепту несчастий. Внезапно ожившие, давно погасшие вулканы, сильнейшие наводнения, необычайно затяжной Семилетний шторм, перерождение одного из Темных источников в столб ревущего пламени, убивающего все живое в радиусе лиги. Ну и сами люди постарались. В частности маги Смерти, Огня и Земли, приложившие ко всему этому свою руку. И к пожарам и землетрясениям и появлению неконтролируемой нежити.

Только маги Воды боролись с бурями, ураганами, огромными волнами, порождаемыми Семилетним штормом, спасая бухты и прибрежные города от затопления, не ввязываясь во все имперскую свару. Действительно Эпоха разрушений.

Но настолько бояться новых знаний, что сжигались многие изданные во времена империи книги, по мнению Опалина было излишне и отдавало сумасшествием. Изучайте, выдвигайте теории, храните под семью замками — все в вашей власти. Но жечь? Не рационально и непрактично, похоже на отлично продуманную и осуществленную диверсионную акцию, враждебной агентуры в герцогстве.

А забота о сохранении статичности в науке, иногда приводившая к отчислению из академий и университетов герцогства излишне любознательных студиозусов и преданию остракизму некоторых ученных? Это было, мягко говоря, неразумно. Данных безапелляционных решений научных коллегий, Владимир Анатольевич, ни принять, ни понять не смог.

За двести лет, местная наука, пусть даже и исследующая для него такую непонятную физическую константу мира как магия, не продвинулась и на шаг. Убеленные сединами многомудрые мужи академий и университетов лишь сберегали старые знания, доставшиеся им в наследство от Империи, в неизменном состоянии. И в штыки воспринимали любое покушение на устои их уютного, покрывшегося за столетия седым мхом, научного мирка.

Этакая, затянутая паутиной и ощетинившаяся шипами неприятия, обитель замшелых знаний. Опалин мысленно, про себя, сплюнул.

«Ограниченные глупцы и ретрограды, мнящие себя светочами науки! И все они ректоры и деканы столичных учебных заведений. Что же тогда творится в провинциях? Правит мракобесие, возведенное в абсолют? Совсем неудивительно, что довольно неглупый молодой человек, такой как Ворант, с пытливым умом, смелым и не зашоренным взглядом, вынужден прозябать в этом Мертвом дворе в должности заклинателя лошадиных скелетов! Да еще и не благородного происхождения. А парнишка-то многообещающий и энергичный. Себе на уме, вот только. Но кто не без греха? Его энергию бы, да в мирное русло! Есть. правда, у него несколько завиральных идей в голове, но это нам пока только на руку».

Опалин, осторожно действуя сухими фалангами пальцев, придавил табак в курительной трубке. Неловко высекая искру механическим кресалом, по виду похожую на цилиндрической формы зажигалку, увеличенную в несколько раз и наполненную маслом, сунул горящий фитиль в табачную камеру, поджигая табак. Взяв за конец мундштука трубку, несколько раз сильно взмахнул ей, раздувая огонек. Зажал конец трубки между зубами и вновь углубился в чтение труда магистра Огня асс`Жасо с зубодробительным названием.

Трубку и табак ему принес Ворант, ни сказав, ни слова, после выслушивания необычной просьбы, но трижды ударившийся о жерди стойл Костяных скакунов, пока шел к выходу.

«А смотреть надо, куда идешь, а не голову на спину выворачивать!» — вспомнив сбивающего плечом ограждения стойл мага, мысленно улыбнулся Опалин и еще пару раз махнул трубкой.

Он понимал, что со стороны случайного наблюдателя, голый скелет, с трубкой, зажатой в желтых острых зубах, с дымящимся изо всех отверстий пустым черепом и читающий толстый фолиант, расположившись на лошадином хребте, под тусклым огнем светильника заправленного дешевым джутовым маслом, выглядит не просто страшно, а смертельно страшно. Это предположение подтвердила вчерашняя смерть того излишне внимательного рыжего стражника, что патрулировал западную стену в ночь появления Опалина в «отстойнике». Стражник оказался довольно неглуп и смог уловить попытку скрыть происшедшее в «отстойнике» в поступках мага Воранта. Очевидно, проследил за ним и на свою беду сунулся в склад именно в тот момент, когда Опалин таким же образом уютно устроившись, штудировал очередной научный опус, доставленный Ворантом из библиотеки Мертвого двора.

Владимир Анатольевич тогда только мимолетно глянул на доморощенного сыщика, привлеченный его полузадушенным вскриком и спокойно продолжил чтение, поправив в зубах горящую трубку. Очевидно, это оказалось той соломинкой, что ломает спину верблюда. Сердце стражника не выдержало ужасного зрелища и саботировало свои должностные обязанности. Самодеятельный сыщик, гремя кирасой, замертво рухнул на каменный пол. Железный шлем стражника — капеллина, громко звеня по брусчатке пола, укатился к копытам Костяных коней. Опалин, чрезвычайно увлеченный чтением, лишь недоуменно пожал плечами. В тот момент, его гораздо больше волновала невозможность, из-за отсутствия ручки, делать заметки на полях книги.

Ворант узнав про смерть стражника, поначалу запаниковал и все порывался, куда-то бежать и что-то делать. Потом пытался спрятать труп в темном углу. Затем он, успокоенный аргументами Опалина, признал, что так даже лучше. Тривиальная смерть от остановки сердца. По крайне мере, свидетель несоответствующего поднятому скелету поведения, самоустранился.

Уроженец же южных провинций, грозный ветеран Третьего легиона, мастер — сержант Бак — Цадат, вместе со вторым стражником напились до изумления, прогуливая три серебряных лаурия полученных от мага в награду за поимку Опалина. Столкнувшись на выходе в дверях трактира со слугой интенданта Мертвого двора, они вдвоем избили «презренного холуя» до потери сознания. Одновременно сержант весьма непочтительно отзывался о самом интенданте, господах магах и матерях всех благородных. Собутыльник одобрительным мычанием поддерживал его громогласную речь. В данный момент они, получив по пятнадцать плетей за непочтительное отношению к благородному сословию и пару зуботычин от коменданта за избитого слугу, с очередным караваном двигались к новому месту службы. В далекий пограничный форт Ророн. В итоге все причастные к ночной истории покинули Мертвый двор, и они оба, Опалин и маг Ворант, получили необходимый им тайм — аут.

Владимир Анатольевич отдавал себе отчет, что ему весьма везет в этой новой, хм, жизни. Возможная в одном случае из тысяч встреча с магом Смерти Ворантом. Интересная иерархическая система в Полночной империи, а теперь и в герцогстве, а также и республике, по которой высокорожденные дворяне, с длинной вереницей благородных предков, за особые заслуги получали право носить три имени. А приставкой «О» к своему имени, обладали только несколько древних родов в бывшей империи. В настоящее время, не оставивших ни одного прямого наследника. Лишь боковые и дальние ветви, когда-то могучих фамилий, осмелев со временем и набрав сил, претендовали на данную приставку. И еще эту приставку носил нынешний правитель страны герцог о`Даллиан. Вот так-то. В таком контексте совсем не удивительна реакция неблагородного Воранта и его надежды на приобретение богатства, славы и утерянных древних знаний с помощью Владимира Анатольевича. То, что его покровитель являлся нежитью обыкновенной, простым скелетом неизвестного серва — умерших дворян кремировали, дабы мерзкие экзерциции некромантов не коснулись людей благородного происхождения — значение не имело. По словам Воранта выходило, что «дух высокородного Повелителя облагородит любое пристанище». И даже дурацкая, мальчишеская шутка со смайликом удачно легла в выстроенную Ворантом версию о происхождении Опалина. Кто же мог предполагать, что неведомая Опалину Высокая ложа Полночной империи использовала столь забавную эмблему? Но, если учесть, что вообще-то, там у себя он умер, то здешнее везение как-то на фоне этого факта блекло.

Первые три дня Опалин провел словно в тумане. Стоял неподвижно, в углу склада. Окаменев от свалившегося на него понимания, что все, та его жизнь окончательно закончилась. Больше он не увидит ни кого из близких. Не вдохнет чистого воздуха, не почувствует пьянящего запаха цветов и луговых трав. Не ощутит биения своего сердца. Не сможет погладить кошку или потрепать за холку дружелюбного пса. Не сможет ощутить вкус хорошего вина, обжигающую терпкость выдержанного коньяка, вкус свежевыпеченного хлеба. Текущего струйками горячего жира, вдохнуть пыхающего из-под сломанной золотистой корочки шкуры, сочный запах хорошо прожаренного мяса. Не сможет выпить воды из горного ключа, что бы почувствовать как ломит холодом зубы и колет в переносице от ледяной свежести. Да, что вода из ключа? Он не сможет выпить даже обычной воды — она просто выльется через пустоты челюсти. Сейчас, он многого не сможет сделать уже никогда. А то, что может — заменит ли оно, хотя бы в малой доле, прежнее, человеческое существование? Вряд ли. Чрезмерно много он потерял.

Он механически кивал или мотал головой, часто не в такт вопросам мага. Без интереса листал страницы фолиантов. Зачастую не понимая ни строчки. Как-то поймал себя на том, что на его руку капает горящее масло из светильника, который он снял со стены и забыл о нем. Три дня Владимир Анатольевич пребывал в ступоре. Но, его деятельная натура вскоре взяла над тоской о прошлом верх и вскоре, Опалин будто очнулся от сна. Завалил мага категоричными требованиями книг по магии и новейшей истории и экономике герцогства. Одолевал просьбой добыть артефакт — переговорник. Ворант как-то имел неосторожность в своем рассказе о нынешних реалиях жизни в герцогстве, обмолвиться о нем. Упомянул маг об артефакте, перечисляя достижения науки герцогства и сравнивая их с сохранившимися раритетами империи.

Жизнь продолжалась, хотя и не в обычном смысле этого слова. «Мыслю, следовательно, живу» перефразируя цитату, решил Владимир Анатольевич и с головой окунулся в новые знания. Он старался не оставить себе ни одной свободной минуты, постоянно что-то изучая или расспрашивая Воранта. Благо усталости он не испытывал. Спать и есть не хотел. Идеальный работник, не знающий усталости и перерывов на обед и сон.

Вот и трудился он сутки напролет, впитывая как губка, вербальные формулы заклятий, запоминания линии пентаграмм, названия и области применения артефактов и других магических инструментов. Изучал иерархию герцогства. Пытался разобраться в географии материка — Воранта об этом он старался не расспрашивать. Непонятно было, как он воспримет пришельца из другого мира. Вдругразвоплотит? Примет, с большого испуга, за демона безумия Райло, младшего сына Отца Лжи? А этого бы очень не хотелось.


Владимир Анатольевич вновь зажег потухшую трубку и окутался клубами табачного дыма. Вот тоже, весьма необъяснимый и заставляющий задуматься, момент нынешнего существования. Да, курение это привычка из минувшей жизни. По всему, судя, все прошлые привычки и пристрастия живого тела должны были остаться в прошлом, но на деле оказалось совсем не так. Ладно, некое влечение Опалина к лицам противоположного пола можно списать на многолетний стереотип поведения. Сохранялось же это влечение и у кастратов с детства или полных импотентов, несмотря на технические препятствия. Зов природы, так сказать.

Но, каким образом сухие кости могли ощущать тепло горящей трубки, а отсутствующие ноздри воспринимать запах хорошего табака? Как он мог получать удовольствие от не вдыхаемого им дыма? Видеть одинаково хорошо в полной темноте и при ярком дневном свете? Слышать — вот здесь уже большую роль играло расстояние — звуки, голоса людей и отличать вибрацию от шагов человека от топота копыт животного? А сама энергия, дарующая ему существование в нынешнем состоянии? Эти неведомые граны из Колодца — накопителя? Известно, что там они оказывались после принесения на алтаре, при соответствующем ритуале, в жертву человека или, несколько другие по вкусу, крупного и желательно дикого животного. Но каким образом они накапливались в скелете? Где именно и в чем? Как при отсутствии химических реакций могли быть используемыми им? Что удерживало энергию в голых костях? Множество вопросов и ни одного внятного ответа.

И еще чувство вкуса следует добавить. Разницу во вкусах энергий между энергией от человека и энергией от животного Опалин уловил, когда заинтересовавшись необычным видом Костяного коня, потянул к себе тонкие, едва заметные, зеленные нити, оплетающие весь скелет скакуна, точно также как и его собственный костяк. На вкус они оказались пресными, словно вываренное до пустых волокон мясо. Тогда он несколько перестарался, и скелет коня рассыпался на составные части. Ворант очень был недоволен этим, хотя тщательно пытался это скрыть. А вот краткий выброс энергии в момент смерти стражника, без всякого ритуала, машинально перехваченный в воздухе Владимиром Анатольевичем, показался на вкус глотком хорошего вина и существенно прибавил сил. После этого Опалин с нездоровым интересом поглядывал на работников Мертвого двора заходивших в тот день на склад, едва удерживая себя от желания наброситься на кого ни будь из них и, разорвав на куски, быстро сожрать. На силу успокоившись, Опалин скрепя сердце, и готовясь к очередному выражению скрытого недовольства Ворантом, развоплотил еще одного Костяного скакуна. Удовольствия это ему доставило мало, но хотя бы пропала невыносимая тяга к убийству живых людей. Вот и еще одно, весьма существенное неудобство нынешнего существования. Чувствовать себя энергозависимым, подобно исколовшемуся до потери разума наркоману, было гадко и заставляло постоянно жестко контролировать себя. Естественный энерговампиризм, как способ существования нежити, был неожиданным и неприятным открытием для Владимира Анатольевича.

Можно, конечно, было бы задать эти очень животрепещущие вопросы Воранту, но Владимир Анатольевич с этим не спешил. Во-первых, играя роль, пусть и все позабывшего и отставшего от жизни на несколько столетий одного из членов Великой ложи Полночной империи, это было бы просто глупо. Во-вторых, задавая Воранту с виду вроде простые и заурядные вопросы о состоянии дел на сегодняшний день в некромагии, он косвенно выяснил, что все его, в малом числе присутствующие способности, низшей нежити абсолютно не присущи. Если только тому же легендарному Повелителю костей и архимагу некромантии по совместительству. За исключением зрения, ощущения присутствия живых людей и жажды убийств. Да и сам Ворант отнюдь не блистал обширными познаниями в этой области некронауки.

Управление нежитью вообще оказалось довольно сложным и трудоемким процессом. Необходимо было сначала впаять в размягченные кислотами кости скелета тонкие нити специального металла — лунной стали. На них нанести управляющий и стабилизирующий контур из набора нескольких заклинаний. Своеобразный программный код, состоящий из простейших приказаний — иди, стой, убей, охраняй. При работе с более сложными формами нежити сложности кодировки увеличивались не в разы, а в степень. Работа была адской по сложности и монотонности. Малейшая ошибка приводила к краху всего начинания. Но если бы только к краху. Иногда неверно произнесенная вербальная формула или на секунду запоздало использованный ингредиент, становились миной замедленного действия. В один прекрасный момент нежить выходила из под контроля и начинала убивать всех, до кого могла дотянуться. А Мертвые воины, Страж — хранители, и тем более «Ветер боя» дотянуться могли до многих. Вот в этом случае Опалин был согласен, со старцами от науки, ратующими за наиболее радикальный консерватизм в этой области некромагии.

Но вернемся к процессу трансформации обыкновенных мертвых костей в не мертвого скелета. Далее следовало прикрепить все узловые точки энергопотоков на своеобразный «якорь», на встроенный амулет Подчинения. Который, в свою очередь, разнился на Большой и Малый амулеты. Когда этот каторжный труд заканчивался, то наступало время подчинение нежити владельцу. Ритуал имел пышное название «Возложение поводка Хозяина», но простую суть и механизм действия. Брался еще один амулет подчинения, оба они связывались между собой заклинанием, и данная связка работала по простейшей схеме «свой — чужой». Как вербальные команды воспринимались скелетами, Опалин еще не разобрался. Но данная система работала и не давала сбоев на протяжении по крайне мере половины тысячелетия. А в этом случае разумно будет использовать принцип — «Работает? Надежно работает? Ну и не лезь!».

«Отложим это на будущее. Интересно, а некромагу, первому разработавшему эту технологию, поставили при жизни памятник за столь титанический труд?»

Опалин перевернул очередную страницу и вновь углубился в чтение. В данный момент его гораздо больше интересовала необычная связка в одном из заклинаний при работе со стихией Огня. Он прочитал о ней в предыдущем томе и теперь пытался уловить принцип совместной работы вроде бы не сочетаемых элементов рунной магии и вербальных формул. Да, необходимо заметить, что в новой форме существования Опалин обладал в дополнении к холодному анализирующему способу мышления, абсолютной памятью. Фотографической. Некоторые научные труды он просто перелистывал, «фотографируя» страницы, оставляя осознание текста на будущее. Что тоже выделяло его из общего ряда. Такой памятью не могли похвастаться и высшие личи, обретающиеся, если верить прочитанным книгам, где то на севере, в Покинутых городах и холодных пещерах Стальных гор.

На пальце, приклеенный вываренным из костей клеем, мерно заморгал рубин. Опалин, предварительно обернув куском чистого холста, аккуратно засунул книгу в нишу под светильником. Встал в тени, дожидаясь появления мага с новостями.

Ворант стремительно ворвался в склад и по его нетерпеливым шагам Опалин понял, что все получилось как нельзя лучше. Не давая магу первому начать говорить, активировал нажатием через свою глазницу еще один, до чрезвычайности сложный и хрупкий артефакт. Артефакт был выполнен из средних размеров изумруда в виде фигурки с открытым ртом и пожирал массу его собственной энергии. Неживым голосом без малейшей тени чувств, неожиданно появляясь на проходе за спиной мага, он тихо поинтересовался у Воранта:

— Ас`Торандо согласился?

Ворант вздрогнул всем телом от испуга при неожиданном появлении скелета, но быстро придя в себя, радостно улыбаясь, подтвердил:

— Да, высокородный о`Паллиан! Он даже заплатил на тысячу серебряных лауриев больше!

— А доступ к энергии Колодца?

— Я получил его. Но…. Но в уплату за энергию мне пришлось заложить дом, доставшийся в наследство от отца и продать свой малый инструментарий и цепь мага. У меня больше нет денег.

Ворант удручено сгорбился. Высокородный господин о`Паллиан шагнул вперед, положив руку на плечо мага, доверительно наклонился к посмурневшему молодому человеку.

— Друг мой, поверьте мне! Со мной вам не нужен ни большой, ни малый инструментарий. А тем более цепь младшего мага! В дальнейшем вы сможете вообще обходиться без инструментария, а цепь будет золотой. Цепью магистра! Дом же вашего, незабвенной памяти отца, мы обязательно выкупим и приобретем вам еще несколько домов или особняков! Неужели будущий благородный ас…. нет, асс`Ворант, будет жить в одноэтажном доме у крепостной стены?

Молодой маг обнадежено вскинул голову, а Владимир Анатольевич в очередной раз цинично подумал, что его ложь не распознать ни по тону голоса, ни по глазам, ни по лицевым мышцам за отсутствием оных. А Ворант поверит ему, здесь нет никаких сомнений. Он сам, в словах Опалина слышит только то, что очень хочет услышать. Как и все амбициозные молодые люди все поставившие на одну карту. И эту карту придется разыграть. Пусть и не совсем так, как надеется Ворант. Но пока ему об этом ему знать не нужно.

— Значит, сегодня ночью, высокородный господин о`Паллиан?

— Да! — стараясь по крайне мере хоть не голосом, так осанкой продемонстрировать несокрушимую уверенность в положительном результате, коротко ответил Владимир Анатольевич.

Ему оставалось только надеяться, что так все и будет, как он сам убеждал себя.


Колокол на Западной башне пробил ровно одиннадцать раз. С последним ударом колокола Владимир Анатольевич ожидающе посмотрел на рубин на фаланге пальца. Буквально через секунду артефакт ровно замерцал. Ворант сообщал, что скоро подойдет.

«Ну что ж, время. Пойдем смело навстречу новому миру и новому в своей новой жизни» — немного нервничая, мысленно пошутил Владимир Анатольевич, чувствуя легкий мандраж. Не дожидаясь появления мага, Опалин не торопясь зашагал к выходу из склада.

С Ворантом они договорились, что на всем пути через Мертвый двор он будет изображать обычного костяка, конвоируемого на трансформацию в нежить Страж — хранителя, к Колодцу — накопителю. На самом деле было задумано превращение Опалина в элитного костяного воина «Ветер боя» с некоторыми изменениями, предложенными магом Ворантом. В теории эти новации обещали более высокий уровень тактико-технических характеристик и повышенную прочность будущей формы. Смущало, что это не было ни разу опробовано на скелетах людей — слишком сложен и ступенчат был процесс, но Ворант клялся, что все расчеты многократно проверены и один из не мертвых скакунов подвергся слабой трансформации по упрощенной схеме. Дополнительные материалы — несколько сот костей, постоянно находящихся в ларях, рассортированными по странному признаку — черепа вместе с бедрами и позвонками, грудные клетки с фалангами пальцев, всегда находились возле колодца. Пара килограмм лунной стали, металла оптимально подходящего для удержания связующих заклятий, различные щелока, кислота и лак, были уже заранее приготовлены Ворантом на месте трансформации.

Приготовленные были заранее и отменные доспехи для Опалина. Очень удачная смесь готических лат с миланским доспехом, в подвижных местах скрепленные кольчугой с ромбическим соединением колец. Цельнометаллический щит и шестопер с коротким граненым штыком в навершии оружия — на этой детали специально настоял Опалин — обошедшиеся в три тысячи лауриев или триста золотых ларов, ждали его в арсенале Мертвого двора. Местный кузнец обещал Воранту подогнать доспехи уже по измененному скелету Опалина.

Подгонка доспехов, всего лишь путем добавления в нужных местах пластин толстой кожи и войлока, тоже по совету Опалина, не должна была занять много времени. До его рационализаторских предложений, бронирование скелетов осуществлялось весьма не затейливо. Доспех из толстого железа просто одевался частями на скелет и намертво заклепывался. Теснота доспехов и отсутствие амортизации, ведущее при сильном ударе противника к перелому костей и выхода из строя боевой единицы, оставалась проблемой самих скелетов. Невозможность чистки металла и как следствие ржавчина, по мнению местных вояк, была лишь дополнительным устрашающим фактором.

Долговечности от костяков никто и не ждал. Расходный материал, первым идущий в атаку или на приступ вражеских укреплений. Или прикрывающий отступление основных сил. Но за звонкую монету, здешний кузнец был готов хоть вызолотить доспех, а не только добавить несколько кусков кожи и сделать броню разъемной. Подорожная для мага Смерти Воранта с его нежитью Страж — хранителем до крепости Кейлу, что на границе с Покинутыми городами, ожидала его в канцелярии двора. Костяной конь для Опалина, живой скакун для Воранта, запас продуктов и комплект сменной одежды «съели» последние сотни серебряных лауриев и десятки золотых ларов. В кошельке мага оставалось всего лишь пять серебренных монет. В общей сложности Ворант истратил семь тысяч полноценных серебряных лауриев. Оказался по уши в долгах, выбрал свое жалование на год вперед, оставшись без движимого и недвижимого имущества. Если бы не продажа идеи артефакта — рации магу ас`Торадо за круглую сумму, то план Опалина, продуманный до мелочей и отстоянный в тяжелых и длинных спорах с Ворантом за долгие две недели, что он прятался на складе, потерпел бы сокрушительный провал. Опалин понимал, что Воранту гораздо удобнее было бы прятать его в складе и использовать как источник новых знаний и умений в некромагии. Плюс, в его речах, проскальзывала неприкрытая жажда наживы. Надеялся он, что высокородный о`Паллиан вскоре обретет память и сразу же, просто так, в силу искренней благодарности, поделится с Ворантом местами зарытых сокровищ и спрятанных кладов. А вот это Опалина категорически не устраивало. Играя на тщеславии и тяги к деньгам молодого мага, он протолкнул свой вариант развития событий. Якобы ему вспомнилось, что в одном из Покинутых городов его дом, в котором драгоценности, золотые монеты и бесценные книги, наполненные самым сокровенным знаниями, лежат штабелями и грудами высотой со шпиль Западной башни. Остается только добраться до туда и взять их.

Название города Владимир Анатольевич вычитал в одной из принесенных Ворантом книг. Необычайная концентрация нежити в Покинутых городах не смущала их обоих. Ворант не собирался заходить за стены города, а Опалин был уверен, что обретающиеся там многочисленные скелеты, одно из последствий экспериментов с некромантией и начальная веха Эпохи Разрушений, «своему» повредить не могла. Да и нежить чуть ли не с удовольствием ему подчинялась, что не раз было проверено здесь, на Мертвом дворе.

Какие забавные трюки выполняли скелеты, отобранные для этих опытов и находящиеся на складе Костяные кони! Буквально нарушали все законы гравитации, стараясь угодить самозваному Повелителю костей. И все без малейшей задержки и, не отклоняясь даже на сантиметр. Если было приказано встать рядами, подняв одну ногу вверх и с вытянутыми горизонтально руками, то так и вставали. Опалин даже промерял подручными средствами параллельность вытянутых рук каменному полу. Результат весьма изумил. Ни миллиметра разницы и даже учтен уклон поверхности. Чрезвычайно послушный контингент! Таких бы работников ему в свое время на стройку! Ух, какие бы итоги работ и производительность обещала данная исполнительность. Но, что об этом говорить сейчас….. Владимир Анатольевич даже немного загрустил, вспоминая прошлое существование. Как там его ненаглядная Алина Сергеевна? Как любимая дочь и двоюродные, живущие в других городах братья? Никогда ему об этом уже не узнать. Слабо успокаивало, что хоть не оставил семью бедствовать. В свое время предусмотрительно позаботился о личном пенсионном фонде.

Калитка, в воротах склада, скрипнула петлями, впуская мага Воранта.

— Повелитель! Нам пора! — торжественным тоном произнес вошедший маг с соответствующим выражением лица. Опалин коротко кивнул и перешагнул порог, покидая свое многодневное убежище.


Как описать чувство одновременного умирания и возрождения в единый миг? Как совместить ощущение сжигающего до пепла яростного пламени, и сковывающего в начале движения, промораживающего до стеклянной хрупкости, холода? С чем сравнить осознание, что ты безжалостно расчленен на тысячи частей и все они, до маленького кусочка фаланги мизинца обмотаны, словно куколка шелкопряда оголенными нервами, реагирующими даже не на прикосновение, а на легкое движение воздуха? А как передать понимание, что тебя, небрежно сметенного грубыми движениями в бесформенную груду обломков костей, перемалывают твердыми жерновами в мелкий песок? Как все это выдержать, не имея возможности ни закричать от невыносимой боли, ни впасть в спасительное забытье? И это была только начальная стадия трансформации. В дальнейшем его ожидал кислота, вплавление в кости тонких нитей лунной стали, обработка щелоком и погружение в ванну с кипящим лаком.

Кто придумал выражение «мертвая кость»? Кто утверждал, что кость, за отсутствием нервов бесчувственна? Провести бы этого специалиста через то, что пришлось в процессе метаморфоз пройти Владимиру Анатольевичу и поинтересоваться его не предвзятым мнением! Более чем уверенно можно сказать, что мы услышим много нового из анатомии человека.

Когда все кончилось, Владимир Анатольевич с трудом пришел в себя, по осколкам собирая расколотый нестерпимою болью на обезумевшие частицы разум. Уже по пришествие нескольких часов, стоя в кузнице и выполняя грубые команды кузнеца, подгоняющего на нем доспехи, он с ужасом вспоминал свою трансформацию в «Ветер боя» и внутренне вздрагивал. Таких не забываемых впечатлений он не ожидал. Возможно, что здесь виноваты нововведения мага, внесенные в устоявшийся за столетия ритуал, но что-то подсказывало, что все не так однозначно.

Сам процесс трансформации напоминал, скорее всего, рождение нового существа. Он предполагал, основываясь на подсказках своей интуиции, что в получении незабываемых ощущений без малейших сомнений виновна его, отныне заключенная в новом теле, бессмертная душа. Но если допустить, что хотя бы малейшую толику данных впечатлений получают и бездушные костяки, то становится понятным их маниакальная страсть к убийству всего живого. Процедура поднятия скелетов была лишь несколько проще по сравнению с процессом метаморфоз. Тут не то, что врагу не пожелаешь, испытать процедуру на себе. Об этом даже вспоминать больно. Но более всего Опалина пугало в этом, то, что если один из авторов труда о стадиях развитии нежити в лича прав, ему еще не раз предстоит пройти через эти муки. И было кое-что еще, неожиданно обнаруженное в течение ревизии своего нового тела. Но здесь было несколько обнадеживающих вариантов решения, вдруг появившейся проблемы.

Правда, положа руку на то место, где раньше было сердце, нынешнее состояние было достойной оплатой за испытанную боль. Опалин чувствовал себя не просто быстрым, сильным и неуязвимым. Он воспринимал свой новый костяк, как стремительный безотказный механизм, выполненный из наипрочнейшего из существующих в мире металлов. Энергия буквально бурлила в нем, заставляя забыть о постоянной тревоге из-за её нехватки. Особенно радовало дополнительное вплавление в костяк артефакта — переводчика. Теперь он мог не только общаться вслух, пусть и безжизненным голосом, но и понимать пять языков, заложенных создателем артефакта в его структуру. То же не быстрая и не легкая работа. Один такой артефакт стоил тысячу лауриев и был Ворантом просто украден из хранилища Мертвого двора. Как и разговорный.

«М-да. Окончательно я испортил мальчишку» — покорил себя Опалин.

Маг Смерти, опустившийся до банального воровства! Этого, насколько ему было известно, здесь еще не случалось. Нет, жители этого мира не были ангелами. Грабеж ближнего был, чуть ли не одной из доблестей благородного сословия. Но вот воровство пристало лишь самым отбросам здешнего общества.

Тем временем мастер — плакировщик, ошибочно, вначале именуемый Опалином кузнецом, закончил подгонку доспехов и уже крепил наручи на его руках. Вполголоса ворчал и пространно выражал свое недовольство исполняемым заказом. Если, конечно, перевести все жаргонизмы и местечковые идиомы, используемые им в его суржике, на котором он изъяснялся. В переводе это звучало так, что блажь, приходящая в пустую голову некоторым юнцам, подрывает устои общества и вредит священным традициям.

«Еще один ревнитель старины с чумазой физиономией» — подметил про себя Владимир Анатольевич, с трудом вслушиваясь в сентенции мастера. Мешал этому сам мастер, все время грубо дергая скелет в разные стороны. Мол, тупая костяшка не так стоит и не так руки подымает. Впрочем, сдвинуть с места оснащаемый доспехами скелет, у необъятного в талии, с перевитыми напряженными жилами руками и огромными буграми грудных мышц, мастера не очень-то и получалось. По внутреннему ощущению Опалина, он весил в своей новой форме не меньше трех с половиной центнеров. Становясь все более раздражительным от неудачных попыток сдвинуть костяк с места, мастер плакировочных дел покрылся красными пятнами. Сердито сопел и шумно плевался. В этот момент он был похож на закипающий старинный медный чайник в кожаном прожженном фартуке.

— Нет, ты только посмотри, Бал! — оглушительным басом он обращался к своему подмастерью, резко, короткими рывками затягивая многочисленные кожаные ремешки на соединяющихся пластинах панциря.

— Вот как эта, их учеба магишная, людей ума лишает! Съемный доспех заказал магик для безмозглой костяшки! Еще и меня, уважаемого мастера Граника, слушать отказался! Нет, ты слышишь, Бал?! Меня не слушать?!

Подмастерье, коренастый шатен с пятнами старых ожогов на левой щеке и обеих руках возился в углу с шестопером, только что, завершив приклепывать войлочную подушку, обтянутую кожей, к щиту. Неровно, клочьями подстриженный, с сальными волосами, перетянутыми плетеным ремешком, он изумленно округлял глаза и неодобрительно надувал щеки, всем своим видом демонстрируя, что да, эта нынешняя молодежь переходит все границы неуважения старших.

— Совсем они там, в академиях своих, уважать наибольших разучились! Только глупые придумки свои за дело считают! Может, мне еще этой костяшке дырки для дыхания в шлеме просверлить? А на костяную задницу тоже войлока приделать?! Чтоб сиделось мягче?

Подмастерье, все также молча, продолжал осуждающе хмыкать и согласно кивать головой на каждую реплику мастера, одновременно крепя петлю из стальной цепи к рукояти шестопера. Мастера начинало постепенно задевать молчание подмастерья, и часть недовольных взглядов стала перепадать ему.

— Ты меня слушаешь, Бал? Ага, слушай! Я тебе дело говорю! — мастер сердито дернул за один особо зловредный ремешок — Так вот! Нет, не чтут сейчас эти магики заветы наших отцов! Вот, помню так же ко мне пришел один из этих, магов и говорит…..

Что сказал кузнецу пришедший тогда маг, осталось неизвестно. Дверь в помещении кузницы распахнулась, впуская прохладный утренний воздух и на пороге мастерской, появился маг Смерти Ворант одетый в коричневый походный костюм, в высоких кавалерийских сапогах и с коротким мечом на поясе.

— Мастер Граник. — войдя в помещение, обратился маг к плакировщику — Вы закончили работу над заказом?

— Сейчас, ваше магичество, пару минок подождите. Токо дырочку еще одну проткну в ремешке.

Сделав дополнительное отверстие и затянув ремешок, Граник, с шилом в руках обернулся к магу.

— Так-то вот все. Оружна теперь ваша костяшка. Только вот, работа того, не обычная нынче.

— Что вы этим хотите сказать, уважаемый мастер?

— Ну…. Добавить бы монет надо, ваше магичество. Тут подумать пришлось…. Кожа вот, излишне ушла. Перерасход вышел, матерьяла. На два серебряных лаурия убыток у меня.

Ворант мгновенно закаменел лицом и вкрадчиво, негромко спросил:

— Я не ошибусь, если напомню вам, мастер Граник, что мы договаривались на определенную сумму оплаты за работу с учетом всех сложностей? И вы, лично, дали мне свое согласие?

— Ну… — кузнец неторопливо, слегка угрожающе, переложил стальное шило из руки в руку — Было такое. Да вот, ваше магичество, излишни затраты появились.

— Вы давали свое согласие или нет, мастер Граник?

— Давал, ваше магичество, но….

— Тогда вашу речь, мастер, о дополнительной оплате считаю не уместной! — коротко обрубил разговор Ворант, положив руку на рукоять меча и не отводя пристального взгляда от Граника, кратко скомандовал Опалину — Страж! Вооружайся и иди за мной!

Проходя мимо мастера Граника, Опалин явственно прочитал на его лице обещание отыграться в будущем за сегодняшний неуспех.

«Блаженны верующие» — подумал весело Опалин, выходя из мастерской. Рядом с входом в помещение, привязанные к столбу коновязи, стояли пегая кобыла мага и костяной одр Опалина, нагруженный сумками. После быстрого осмотра своего средства передвижения ему подумалось, что с требованием личного скакуна, он несколько перегнул палку. Вряд ли этот одр выдержит его нынешний вес, вдобавок еще несколько десятков килограмм брони, оружия и припасов. Ворант, похоже, думал так же. На Костяном коне не было седла, и повод был наброшен на луку седла Воранта. Только вот маг не счел нужным довести свои мысли до сведения Опалина. Ни слова ни говоря, Ворант вскочил в седло и Опалин был вынужден безропотно направится вслед за ним.

«А у юноши, похоже, прорезаются острые зубки» — подметил лже-телохранитель мага, быстро шагая за маленьким караваном, в легких клубах пыли, поднятых копытами живой и не мертвой лошадей.

«Ну, этого и следовало ожидать. Человеческая натура неизменчива и предсказуема. Мелочи. Лучше поглядим, что день грядущий нам приготовил».

Так, размышляя на ходу, Опалин прошел под подъемной решеткой главных ворот, покидая территорию Мертвого двора. В глубине души он надеялся, что навсегда.

Интерлюдия

Младший маг Смерти Ворант нескладно и медлительно двигался в ядовитом мареве, стремясь изо всех оставшихся сил к свету и холодному, чистому воздуху. Отравленный, непроглядный туман выедал слезящиеся глаза, едкими каплями кислоты. Ему казалось, что тело будто бы было туго обтянуто, душащего тугими витками, режущего кожу петлями стального каната. Ржавого троса, с лопнувшими и впивающимися в кровоточащую кожу нитями острой проволоки. Конвульсивными рывками он всплывал из беспросветного облака темноты, захватившей измененное мгой забытья сознание. Багровая пелена боли, то отступала на время, заставляя слабодушно стонать от облегчения, то внезапно возвращалась, подобно необузданной океанской волне, накрывая с головой и исторгая из наполненного кровью и осколками зубов, разбитого рта безумный вопль беспомощного, смертельно раненого существа.

Сознание Воранта пыталось спрятаться в уютной мгле беспамятства, но тысячи мелких, жгущих ледяными прикосновениями, зазубренных крючьев, впившимися чудилось ему, краткими, невыносимо мучительными мгновениями, в самую сердцевину Небесной искры, неумолимо тащили его назад, в болезненные объятия реальности.

Ворант сипло, захлебываясь сгустками крови, обессилено прошептал, уловив момент отлива расплавленной волны страданий, обращаясь к неведомому мучителю:

— Пощады….. Умоляю вас…. Я… — он судорожно закашлялся, проталкивая глоток опаляющего горло воздуха в спавшие легкие — я отдам все….. я……больше не выдержу….

— А я думал, это тебе понравится, друг мой Ворант. Или тебе приятней будет слышать — мой господин? Мой господин, ты ведь не раз это проделывал с другими. Ты ведь это помнишь!? Ты помнишь, какое у тебя было при этом счастливое лицо?! Помнишь или нет?!

Бесцветный мертвый голос, ошеломляющей вспышкой узнавания сжег краткое мгновение блаженства в отсутствие всепоглощающей боли, глуша в ушах мага эхо слабых толчков сердца.

— Оккар! — Ворант на мгновение прервался, сильно с натугой закашлявшись — Проклятье! Оккар!

— Попробуй громче, мой господин.

— Гнилое семя Лжеца, оброненное в грязь! Жалкий…. раб. Но… как?

— Ты знаешь, мой господин, это было нелегко. Не пробовал медленно отрывать себе голову своими же руками? Знаешь, не забываемое впечатление. Вроде оргазма наоборот. Ты очень хорошо поработал младший маг Варрант, мой драгоценный господин и отличный учитель. Эту, твою предсмертную работу, можно было бы назвать диссертацией. И ты, я уверен, стал бы доктором наук.

Ворант, срываясь подобно пожелтевшему листу дерева в забвение, захлебываясь потокам страданий, не понял последнюю фразу, но уловил сарказм, заложенный в ней.

— Будь ты проклят, пыль праха! — собрав остатки сил Ворант, выплюнул злые слова в лицо невидимого собеседника, проваливаясь в бездонную пропасть забытья. И тут же почувствовал как ледяные крючья, рвя душу в кровавую бахрому тащат его обратно, в раскаленный океан боли.

— Не так быстро, мой мальчик. Не так быстро, мой юный господин. Ты станешь умирать долго, как умирала, проклиная нас тобой, та девушка. Так что ты опоздал — я уже проклят. А ты помнишь ее? Помнишь ее глаза, которые ты ей же и выжег?! Помнишь всех тех людей, которых я замучил в твоем проклятом круге?! Ты расскажешь им при встрече, что искупил часть сделанного им зла. А я помогу тебе, мой господин, я обещаю!

И Ворант закричал, вкладывая в дикий, пронзительный, отнимающий последние силы крик, все свое понимание того, что ему предстоит вынести. Понимание мучительного конца, конца своей короткой жизни и крушение всех своих замыслов и надежд.

Ворант кричал.

Глава 4

Проезжая под подъемной решеткой, через главные ворота Мертвого двора маг Смерти Ворант каждую секунду ждал, что из тени выступит десятник стражи, и преграждающее потянув руку, громким голосом воскликнет:

— Бесчестный вор и клятвопреступник, маг Ворант! Вы арестованы!

Но никто тогда не вышел из тени воротной арки и вот уже пройдено с первой минки его отъезда уже около двадцати миль дороги. А за спиной так и не появлялось облачко пыли из-под копыт, роняющих пену с разодранных удилами губ скакунов, догоняющей его погони.

Хорошо различимый с пригорка, слева, показался удобный отворот с центрального тракта на дорогу через Сулонский лес. Отворот замысловато петляя, огибал неглубокий овраг. Ворант потянул повод, поворачивая лошадь к съезду.

— Не рано, Ворант? — бесцветно прошелестело сзади.

— Нет.

Кратко, как и на все ранее задаваемые вопросы, ответил маг. Он показательно демонстрировал свое прежнее нежелание отвечать больше, чем это необходимо, для извещения о своем решении.

В этот раз, сзади, не послышалось выражение ни недоумения, ни неудовольствия. Миль уже через пять дороги, идущий сзади костяк, прекратил задавать вопросы и оставил все бесплодные попытки завязать разговор. Но его «взгляд», становящийся все более тяжелым и угрожающим, маг чувствовал всей спиной. Пустить бы его вперед, но пока они не свернули на дорогу, идущую через лес, прячась в тени высоких стволов от людских взглядов, этого делать было нельзя. Идущий впереди хозяина скелет, привлек бы ненужное внимание и понудил бы встречных путников запомнить необычную пару.

«Ничего» — успокаивал себя маг — «Чуть потерпеть до леса и все станет, как и должно быть. Станет, как он спланировал, а не этот….» — Ворант воровато поморщился, украдкой бросив взгляд за спину. Вроде не заметил.

«Если ничто мне не помешает. И пущенная по его, Воранта, следу, возможная погоня не найдет их».

Преследования, Ворант одновременно сильно, вплоть до непроизвольного подергивания губ волнуясь и тут же успокаиваясь, ожидал и не ожидал.

План действий, прикрывающих мага от подозрений в краже артефактов, более подходящий по хитроумию и подлости Великому Лжецу, чем высокородному дворянину империи, подсказал ему, сам бывший член Высокой ложи бывшей Полночной империи, не сбавляющий и на минуту скорости в течение уже многих лиг. Размеренно и механически шагающий позади и чуть сбоку.

Впрочем, а кому еще и придумывать этот план, как не ему? Ведь на кражу артефактов и клятвопреступление младшего мага Смерти Воранта заставил пойти, тоже он.

Как он был красноречив! Подобно Цицериану, выступающему на коллоквиуме в Зале Достижений, здания сената герцогства, он вещал уверенно и проникновенно. Только мертвый и бесцветный голос, несколько смазывал сильнейший эффект от произносимых им слов. Не было в его речи и тени эмоций.

Но зато, какие это были слова! Как он великолепно строил фразы! И как, подобно забавному ярмарочному чудодею — факирату, мгновенно, буквально на песке и из воздуха, строил убедительные речевые конструкции.

«Это не кража, мой друг! Поверьте мне, прошу вас! Это крайне, жизненно необходимое, просто заимствование! Это помощь страждущему, неумолимо погибающему в забытье от голода и отсутствия участия в его невыносимо жестокой судьбе! Это необходимый глоток холодной и чистой воды для умирающего, среди раскаленных песков человека! Вы не крадете, мой друг! Вы берете на краткое время, совершая акт милосердия! Свершаете благородный поступок. Подвиг, можно смело сказать».

Ворант почувствовал как снова, как каждый раз, при этих, жгущих душу бесчестьем воспоминаниях, у него вспыхнуло от стыда лицо.

«Проклятье! Как он смог поддастся на столь явно лживые речи? Воистину, без руки Великого Лжеца здесь не обошлось. Это он, Отец Лжи и создатель всех пороков, окутал его разум неощутимым туманом слепого доверия!»

Но план, следует отдать должное его автору, был хорош. Легковесно изящен, своей нечеловечески расчетливой подлостью и знанием всех низких качеств человеческой души.

Коварный костяк заставил Воранта дать устную характеристику всем слугам в Мертвом дворе и безошибочно указал на толстяка Лапаса, как на самого жадного до денег и лукавого, порочного мыслями, человека. Убедил, что именно его надо будет постоянно брать с собой в библиотеку и хранилище артефактов Мертвого двора, обговаривая это тем, что у самого мага болит обожженная во время работы рука. И заставил Воранта действительно облить руку кислотой — якобы при неловком движении спала плохо закрепленная крышка с бутыли.

«Даже самая малейшая деталь должна быть учтена и достоверна при проверке!»

Ворант тогда буквально смотрел ему в рот. Как будто получал, адресованное лично ему, откровение от посланника Небесных Защитников. Но, ведь действительно, все тогда выглядело и воспринималось Ворантом так, что не вызывало ни малейших подозрений в обмане и подлоге. Как он был слеп и податлив к внушению этого мирского воплощения Отца Лжи! Ворант лгал себе. Но кто из нас признает, что сам жаждал быть обманутым? Тем более признать добровольно, без принуждения? Что планы, приведшие в конечном итоге, к потери честного имени одного из планирующих, разрабатывались совместно? И вина за произошедшее, лежит на всех поровну? А на Воранте даже большая часть? Ведь скелет лишь предлагал, а осуществлял все сам маг. Да никто не признает. Каждый будет стараться обвинить в случившемся другого, а с себя снять всю вину полностью. Хотя бы в мыслях и только перед самим собой.

Ворант с обмотанной рукой, морщась от настоящей, неподдельной боли при каждом неловком движении, в сопровождении Лапаса курсировал между библиотекой, хранилищем, лабораториями, складом и своей кельей. Брал книги и артефакты. Сидя за столом в библиотеке, старательно делал выписки из особых, прикованных стальными цепями к стенам, книг подучетных Службе Надзирающих, на глазах у внимательно следящего за ним главного библиотекаря. Ставил размашистую подпись под перечнем предметов взятых на вынос из хранилища.

В общем, изображал из себя чрезвычайно поглощенного опытами, исследованиями и экспериментами, соискателя премии казначейства. Коротко, сквозь, зубы с надменным выражением лица, при случайном разговоре, намекнул коллегам, тоже младшим магам, о некоторых, якобы достигнутых им успехах и вероятно возможном получении дворянской приставки к имени. Делая все и говоря в присутствии тени по имени Лаплас. А потом, когда костяк решил, что настало время, украл артефакты, а один из них подложил в кожаный кошель, врученный в награду за услуги Лапласу. В кошеле, помимо артефакта, находилась немаленькая сумма в десять серебряных лауриев. На вопрос, зачем так много, это зловонное дыхание Отца Лжи ответил Воранту:

«Допустим, он не промолчит и побежит докладывать господину коменданту Мертвого двора, что нашел в кошеле артефакт. Одновременно ему придется упомянуть о деньгах. Ну, или его заставят упомянуть. Как ты думаешь, ему поверят, что там, в кошеле, в награду за плевую работу было десять полновесных серебряков? И как ты считаешь, ему их оставят? Очень сомневаюсь. А это, наш лукавый толстячок, будет учитывать обязательно, делая выбор между страхом разоблачения и своей жадностью. И понадеется на благосклонность Всеблагих Небесных Защитников. Даже свечу им купит за пару медяков».

Ворант тогда промолчал, не зная, какие аргументы противопоставить этому утверждению.

Так и вышло. Кражу артефактов быстро обнаружили, на Воранта не упало ни малейший тени подозрения, потому что при первом же допросе в подвалах двора, плачущий кровавыми слезами и не могущими их утереть из-за отсутствия отрубленных рук, толстяк Лаплас раскололся и указал, где он спрятал артефакт. И про пожертвования на свечи для Всеблагих рассказал. Его непомерная жадность возобладала над разумом и чувством опасения за собственную шкуру.

Потом он умер под пытками, так как не смог указать, где спрятал остальные артефакты, в краже которых также подозревался. Он ведь и в самом деле этого не знал. Но никто ему не поверил. А местный палач, мастер Слез, саур Фоллаунт получил взыскание за отсутствие результатов при допросах.

Воранту, после его клятвы на книге Свода Заповедей Небесных Защитников — «Молодой человек, надеюсь вы понимаете, что это просто вынужденная формальность?» — в своей непричастности к краже, маг асс`Торадо слегка попенял на выбор недостойного помощника. Ненавязчиво поинтересовался его успехами в области работ по удешевлению «Ветра боя». И вновь намекнул о ненужности уточнения, кто именно изобрел артефакт — маяк и пожелал успехов в его предстоящем путешествии по герцогству за знаниями.

Но пока они не свернули в лес, Ворант постоянно вздрагивал от приближающегося звука копыт и выискивал вдали, за своей спиной, тревожным взглядом, яркие флажки на пиках стражи Мертвого двора.


Лес постепенно смыкался над их головами тяжелыми зелеными лапами гигантских елей, не пуская лучи закатного солнца в свои владения. Пора было искать место ночлега.

Подходящая поляна нашлась через пол лиги езды по дороге. Ворант, не спрашивая мнения идущего сзади костяка, громко скомандовал:

— Встаем на ночлег!

Костяк, по-прежнему молча, свернул на поляну вслед за кобылой мага. Прислонил к стволу дерева щит, что так и нес на руке. Снял глухой шлем. Покачал, примериваясь, в руке шестопер — Ворант вздрогнул — шагнул в заросли, замахиваясь на сухой ствол упавшего дерева.

Когда костер весело трещал хворостом, выстреливая в потемневшее небо яркими искрами, а в котелке бурлила похлебка, костяк присел на корточки, напротив мага уставившись тому в глаза своими пустыми глазницами, с тускло пылающими зеленными огнями в глубине черепа. Над поляной зашелестел мертвый голос:

— Что случилось, друг мой? Что всю дорогу вас тревожило, что вы были столь непочтительны ко мне? Я хочу об этом знать и требую от вас ответа.

— Ответа? О да! Конечно же, высокородный господин о`Паллиани, конечно! Ответ вот!

Ворант вытянул руку, со сложенными в некую сложную фигуру пальцами, по направлении к костяку, и громко выкрикнул прямо в скалящийся напротив череп:

— Оккарсис сат оккар!


Опалина на мгновение охватило чувство непреодолимой скованности, колючие плети обвили каждую кость его скелета и он ощутил, как в черепе гулко, зло запульсировал инородный предмет. Он вдруг понял, что больше не принадлежит себе. Чуждая воля оплела стальными щупальцами его костяк, полностью подчиняя сидящему напротив него и зло улыбающемуся магу. Замерев на несколько мгновений, постигая и осмысливая свое нынешние состояние, Владимир Анатольевич глухо поинтересовался у Воранта:

— Почему и зачем?

— Зачем? Высокородный лорд, изволит узнать почему и зачем?

Маг громко, торжествующе и облегченно рассмеялся, явно сбрасывая напряжение, сковывающее его в течение всего дня.

— Затем, червь, что лучшая участь для смерда — это участь раба. Моего раба! Жалкий обманщик! Член высокой ложи! Повелитель! Высокородный господин! Всеблагие защитники! Как я мог быть таким слепцом! Как я позволил себя обмануть жалкому, низкого и подлого происхождения человеку! О, нет! Это не просто обман! Это Глубинное Зло говорило твоими устами!

Ворант сильно, от души, взмахнул руками.

— Без Отца Лжи здесь никак не обошлось! Признайся, ты заключил с ним сделку на Грани? Он ведь вернул тебя, из плавящего камень, ледяного огня? Это ведь он даровал тебе, мерзкий раб, в обмен на Небесную искру духа, способность к обману. Дар красноречия и силу темного убеждения?!

И Ворант встав со всей силы, пнул носком сапога в освобожденный от шлема череп костяка, метясь в отсутствующую переносицу. Затем уже бил не целясь, шипя от боли, отбивая пальцы при не удачных попаданиях.

Опалин молча принимал удары, даже не покачиваясь от особенно сильных. Непроизвольная попытка, отдернуть голову при первом же ударе не привела ни к чему. Даже слабой тенью движения, отныне чужое тело, не отозвалось на мысленный приказ. Не стал ни чего говорить и позже когда запыхавшийся маг, достав из седельной сумки флягу, шумно пил воду, одновременно отдуваясь.

«Запыхался, щенок. Неподвижный образ жизни, отсутствие физических нагрузок. Всего десяток ударов и уже совсем без сил и в поту. Но самое забавное, что даже будучи столь жалок в своей слабости, он неизмеримо сильнее десятка тренированных с самого детства рыцарей — ведь у него теперь есть я. Полностью покорный его воле и даже тени мысли не могущий допустить о причинении ему вреда. Без приказания готовый защитить его от всего и всех ценой даже своей нынешней нежизни. Черт, черт, черт! Так бездарно попасть! Хитроумный высокородный, считающий всех вокруг, глупее себя. Если бы не был уже мертв, от невыносимого стыда бы пошел и утопился! Интересно, писатель Айзек Азимов не возродился здесь, в теле какого ни будь местного некромага? Уж больно заклятия, сковавшие меня, неразрушимыми оковами, напоминают по своим установкам «Три закона роботехники». Черт возьми! Как он догадался, что я не повелитель чего-то там и не высокородный лорд Империи?»

Ворант словно подслушал его мысли.

— Хочешь узнать, жалкий глупец, как я понял? С удовольствием отвечу! По пунктам!

Маг озлоблено оскалился.

— Ты ведь так обожаешь точность и порядок, смерд. В прошлой жизни не был главным счетчиком в казначействе? Что замер, костяшка? Ах, да!

Маг вновь вытянул руку со сложенными в туже фигуру пальцами.

«Запоминай жест, неудачник!» скомандовал себе Опалин.

— Двигайся, раб! Оккар!

«Мля, долбанный мутабор!» — не удержался от непроизвольной ругани Владимир Анатольевич, чувствуя как к нему возвращается власть над телом, а оковы чуть разжимают сомкнутые зазубренные обручи. Впрочем, чувствовалось, что они готовы, подобно настороженному капкану, сомкнуться в любое мгновение, в жалкую долю секунды лишая его подвижности.

Маг, с довольной усмешкой, на искривленных и непроизвольно, нервно поддергивающихся тонких губах, с выражением победителя в тяжелой схватки на лице, наблюдал за его неуверенными движениями.

— Проникся, червь? Ты понял, кто отныне истинный повелитель? Повелитель, ха! Повелитель, обращавшийся к низкородному на вы! Повелитель и член Высокой ложи не умеющий владеть мечом и просящий в качестве оружия стальную дубину, более присущую продажному наемнику, чем высокородному дворянину! А твоя речь, мерзкий обманщик? Твоя лживая речь напоминает выступление писца за столом в таверне, среди таких же, пропитанных чернилами до самой глубины души, работников пера. Неумелого подражателя слогу истинных аристократов, нахватавшегося оборотов Высокой речи, переписывая приказы и письма высокродных господ. Но, слушая тебя, твои лживые посулы, я все же сомневался. Я старательного убеждал себя, в твоем высоком происхождении. Без оглядки веря тебе, не смотря на все твои ошибки при разговоре и нелепости поведения, допущенные тобой, презренная костяшка! Списывал все, закрывая глаза на вопиющие несоответствия в поведении лорда высокой Ложи, на потерю памяти и шок от нынешнего не существования. Наделся, что мне выпал редчайший шанс, встретить тень былого величия Полночной империи! Убеждал себя в этом до процесса трансформации, при котором уловил отголоски твоих жалких мыслей и животный страх раскрытия твоей личности. Идиот! Доверчивый глупец, клятвопреступник, ничтожный вор! И все это по твоей милости, раб! Ты мне за это ответишь!

И взбешенный маг, вновь набросился на Владимира Анатольевича, осыпая его градом неуклюжих ударов. Правда, в этот раз он использовал толстую палку, вытащенную из груды принесенного Опалином хвороста.

«Месячные, у него, что ли?» — мелькнула легкое предположение, у Опалина, бесстрастно наблюдающего за ярящимся магом.


Оставшиеся часы ночи прошли без психованных выходок мага. Утомившись, маг завернулся в плащ, устало уснул на еловом лапнике, нарубленном по его приказу Опалином. Владимир Анатольевич все это время пребывал в расстроенных чувствах, анализировал произошедшее с ним, тщательно ища выход из безнадежной, на первый взгляд, ситуации. И только к утру, вместе с встающим солнцем, забрезжил слабый лучик надежды.


Следующие два дня прошли однообразно. Дорога тянулась пыльной лентой, стелясь под копыта лошадей и окованные стальными башмаками костяные ступни Опалина. Несмотря на его опасения, насчет тщательной продуманности крепления подвижных частей, конструкция лат предусматривала способ именно пешего передвижения владельца. Подвижные пластины были и в подъеме ступни, потом у пальцев стопы и, наконец, прямо на наголеннике и на лодыжке. Смущала только, предсказуема недолговечность подвижных частей, но на этот случай в внутри его грудной клетки находился двойной комплект, могущих потребовать замены частей доспехов.

За более чем полтысячи лет практики использования не мертвых солдат, оружейники здешнего мира накопили колоссальный опыт в правильной и тщательной подгонке сочленений стальных лат. Избавились, почти от всех «детских болезней», в технологии производства доспехов для нежити. Отшлифовали навыки и приемы работы. Чего только стоила талантливейшая идея, хранить все нужное для ремонта доспехов, внутри пользователя! Мастеру, придумавшему подобный способ использовать свободное пространство, оставалось только громко поаплодировать и с уважением к его мастерству крепко пожать его мозолистую руку.

На шестой день пути, на широком перекрестке, им встретились два барона или маркиза. Бес их разберет, без их цепей и корон. До этого магу и его нежити попадались на встречу лишь купцы, с большими и малыми обозами, с настороженно глядящей на встречных охраной. Обычные путники, паломники всех видов и всех богов, с посохами и без оных. В белых, головных платках, поклоняющиеся Светлой Ипостаси Защитников. С черными наплечниками, слуги Небесных Защитников в Гневе. Бродячие торговцы и гонцы, что-то куда-то везущие и всегда спешащие, вечные обитатели трактов и дорог. Попался даже побитый, но весело улыбающийся, едущий на телеге бродячий певец. Местных же аристократов, на дороге они не встречали, до этого момента.

Так вот, эти владетельные господа, с неприкрытой завистью внимательно разглядывали доспех Опалина, пока, спустившийся с лошади Ворант, подходил к ним, повинуясь властному взмаху руки.

Разодетые пышно, в бархат и шелка, на лесной дороге, они смотрелись как павлины на Северном полюсе, столь же нелепо и несообразно. Путешествовали благородные господа в сопровождении целого копья, из пятнадцати вооруженных воинов и трех скелетов, бронированных всего лишь ржавыми кирасами, помятыми шлемами без забрал и вооруженных простыми, окованными железом дубинами. У одного скелета не было левой руки. Второй был без нижней челюсти и с надколотой глазницей. Выглядели мертвые воины дворян убого и удручающе.

На их фоне Опалин в его черненых латах, ребристом бургиньоте с опускным забралом. С блестящим на солнце, отполированным щитом. Шестопером с восемью лопастями из отличной стали с рубящей заточкой и вызывающе торчащим, в навершии оружия, граненым штыком, смотрелся путешествующим инкогнито императором нежити.

После короткого, но напряженного разговора с благородными господами, маг вернулся красный и злой, буквально сочась ядом. Униженный, высокомерным и грубым обращения к нему, путешествующих дворян. Зло и глухо, что-то бормочущий себе под нос. Без всякого повода дающий шпоры, своей лошади всю оставшуюся, до очередной остановки на ночлег, дорогу.

Вдобавок к дневным неприятностям, непривычного к долгому передвижению верхом мага, начинала утомлять дорога и бесить невозможность остановиться в какой — либо придорожной гостинице. Отдохнуть. Выспаться в мягкой постели. Выпить горячего вина и съесть жирной бобовой похлебки. Всего этого он был лишен, из-за отсутствия у него свободных средств. Жалкое количество серебряков в кошеле, он берег на крайний случай. Ну и все еще боялся, что его причастность к краже артефактов вскроется и розыскные листы с его описаниям и указанной наградой, будут висеть над стойкой трактирщика.

Опалин, шагая вслед за оскорбленным магом, анализировал встречу с представителями местной знати, прогоняя перед «глазами» детали одежды, осанку и стиль разговора, манеру держать себя всадников, отдельно отмечая, что маг спустился с лошади и пешком подошел к владетельным господам. Не в большом почете, похоже, некромаги у дворянства. Хотя, один вроде тоже маг, что-то общее у них было с Ворантом в жестах. И поздоровался более тепло второй всадник, в отличие от первого, держащего себя с магом заносчиво и надменно.

«Здесь явно, другие магические школы, гораздо в большем почете, чем школа некромагии. Или только младшие маги, с всего одной выбритой полоской на брови и жалкой сотней поднятых скелетов за спиной. И, похоже, представитель одной из этих школ, советовал своему спутнику перекупить меня, прельстившись моим видом. А отобрать ему не позволило, только знание, что Ворант, в моем подчинении, задействовал узкоспециализированный малый амулет, привязывающий нежить только на одного владельца, раз и на всегда, в отличие от Большого амулета подчинения» сделал вывод, из своих умозаключений, Владимир Анатольевич.

«Не глуп, наш мальчик, весьма предусмотрителен. А я над ним посмеивался, сидя с книжками на пыльном складе. Этакий жирный паук в паутине. Самодовольный и презирающий аборигенов «сахиб». И кто сейчас смеется последним, самоуверенный болван?»

Предавался само уничижающим размышлениям Опалин, уже привычно рубя большим кинжалом лапник и дробя шестопером сухие стволы деревьев, на дрова для костра. Потом носил воду для питья и приготовления пищи. Сыпал крупу, приправы и соль в уже закипевшую воду. Бросал запасенные еще на Мертвом дворе, кусочки вяленого мяса в начинавшую бурлить похлебку. Ворант полностью свалил на него обустройство ночлега, приготовления пищи и уход за своей лошадью. Ладно, хоть костяной скакун, не требовал ни какого ухода и смирно стоял там, где его поставишь. Неприхотливый и безотказный. Простой в уходе как телега.

«Нет, ну до чего обидно, осознавать себя в таком положении!» — сетовал на превратности судьбы Опалин, равномерно помешивая похлебку.

«В страшном сне, мне не могло присниться, что умерев, я буду прислуживать какому-то магу — пацану! Подобному многим оболтусам, из тех, что я, в прошлой жизни, гонял как проклятых у себя на работе! Расплачиваюсь сейчас за это, что ли? И ведь, что еще более досаждает, так будь я простым мертвяком, то хрен бы Ворант так мной покомандовал. Но я ведь мыслящий мертвяк. А раз осознаю команду, то этот сучий амулет подчинения заставляет её выполнять. А я думал, покидая Мертвый двор, что легко справлюсь с этой проблемой. Вот что дает недостаток образования и пробелы в нужных знаниях — ошейник раба и беспрекословное подчинение истеричному сопляку!»

Где-то в глубине леса послышался тоскливый, заунывный вопль.

«Выпь, что ли кричит?»

Ворант подскочил как ужаленный, завертел испуганно головой, тиская вспотевшей ладонью рукоять своей «зубочистки», короткого дорожного меча. Взгляд побелевших от ужаса глаз мага упал на спокойно кашеварящего Опалина. На его лице беспомощный страх мгновенно сменялся слабой надеждой, снова страхом и тревожным сомнением. Постепенно, черты его лица твердели, Очевидно, маг принимал какое-то важное для себя решение. Делал какой-то выбор. Вновь послышался заунывный вопль. В этот раз в нем слышалась неприкрытая угроза всему живому и яростная жажда крови.

«Нет, это точно не выпь. Зверюга какая-то дикая и точно голодная. Интересно, не описался малыш от голоса неизвестного ночного гостя?»

Ворант, на глазах успокаиваясь и принимая вновь самоуверенный вид, повелительно вытянул вперед руку, со сложенными в привычную фигуру пальцами.

— Мутабор! — опережая его, постарался как можно громко и быстро, проговорить Опалин.

— Что? Что ты сказал, раб!?

«Да ни…» — очень хотелось произнести в ответ Владимиру Анатольевичу, но он сдержался, осознавая, сколь трудно будет донести в неприкосновенности силу и емкостную целостность, этого краткого выражения, при переводе на здешний язык, до понимания вопрошающего.

Видя, что костяк не собирается ему отвечать, маг повелительно продолжил:

— Раб! Иди и убей Маллодского вепря! Череп принеси мне, а мясо можешь сожрать сам! Мута… Проклятье на твои кости! Оккар!

«Какого вепря?» — очень хотелось переспросить Опалину, но ноги уже сами несли его, в темную чащу.


С Маллодским вепрем он встретился внезапно.

Пробирался осторожно через заросли, слепо повинуясь направлению внутреннего компаса, указывающего на присутствие чего-то крупного и живого впереди.

Опалин не ожидал, что много килограммовая туша щетинистого, с бронированной мордой чудовища, с впечатляющими длинными и острыми клыками, может передвигаться столь быстро и беззвучно. Мгновение назад казалось, что до него еще с десятка два шагов и вот они, уже нос к носу столкнувшись, изучают друг друга.

«А голос-то зверя не соответствует его размерам. Этому лесному чуду больше бы пристал рев льва, а не тоскливые вопли. И, вот как прикажете мне убивать, этого представителя особо крупных свинячих, с весьма нехилой броней, на передней части тела?»

Закончить мысль он не успел. Засопев и глубоко взрыв острым копытом землю, вепрь стремительно бросился на него. Костяное тело среагировало само. Мгновенно сделав длинный шаг в сторону, Опалин исчез с траектории движения живого снаряда. Щит, как ненужный элемент снаряжения сам, словно ожив, соскользнул с руки. Разворачивающийся на ходу, буквально на месте, словно момент инерции для него ничего не значил, вепрь, бросаясь в новую атаку, опять издал тоскливый вопль. И вновь промахнулся. Скорость передвижений и реакция Опалина, была на порядок выше скорости передвижений зверя. Около минуты, продолжалась игра в «костяного тореадора и лесного быка» на узкой опушке, пока зверь не сменил тактику. Теперь он не бросался стремительно, а пользуясь преимуществом в размерах, короткими выпадами пасти, с набором как у горного комбайна клыков, пытался прижать Опалина к деревьям.

«Что-то надо срочно предпринимать!» — стремительной молнией пронеслось в сознании — «Этак он меня загонит в угол и просто размолотит своими копытами!»

Владимир Анатольевич стремительно прыгнул в сторону стараясь выскочить на свободное пространство. Почти балетный пируэт уводящий его тело с линии атаки монстра и молниеносный хлесткий удар шестопером по хребту, проносящегося мимо вепря. Прозвучал сочный хлюп и следующий сразу за ним сухой треск дробящихся позвонков. Неприятный звук ломающихся ребер, протыкающих острыми концами легкие и сердце зверя, возвестил об окончании битвы. Вепря буквально переломило пополам. Сначала, оба противника, не поняли этого. Вепрь пытался, на подгибающихся ногах повернуться к верткому врагу, но тело не слушалось, и пугающие хриплые вопли постепенно переходили в растерянные и жалобные. Опалин опасливо, мелкими шажками, передвигался по широкой дуге, заходя слева от зверя. Тоскливо рыкнув, вепрь воткнулся мордой, в землю, взрытую его копытами. Пылающие устрашающим багровым огнем, узкие глазки монстра, постепенно стекленели.

«Вот ни хрена ж себе! Вот это у меня удар! Сваебой отдыхает! Спрашивается, какого беса я бегал от этого демона, столько времени, испуганным зайцем? Дал бы сразу в лоб! Хотя стоп, не вышло бы. Морда бронированная и череп клиновидной формы. Рассказывали, пулю в упор держит. Или это у медведя?»

Владимир Анатольевич, не приближаясь к туше, рассматривал поверженного монстра. Даже мертвый, превратившийся в неподвижную и безопасную груду плоти, он производил жуткое впечатление. Белоснежные клыки, запятнанные выплеснувшейся из нутра кровью, длинной с лезвие кинжала и треугольной формы, на концах игольчато острые, невольно внушали к себе опасливое уважение. По длинному рылу зверя шли к голове темно-коричневые костяные щитки, обрамляя глаза. Прикрывали шею и горло, спускались башенным щитом на широченную грудь. На конце короткого хвоста базировался массивный костяной шар.

«Хорошо хоть хвост коротковат для ударов, а то кто его знает, подсек бы ноги и все. Похоже, мутант, какой-то, неудачный или наоборот удачный, это как посмотреть. Попытка создать суперзверя, больного на голову мага Жизни. Кстати, а как я ему череп отделю? Ни ножа, ни кинжала ведь с собой нет?»

Потом вспомнив, что Ворант позволил ему съесть вепря, он подобрал щит и принялся разоблачаться. Не торопясь снимал по частям доспех, путаясь в многочисленных ремешках и шнурках, крепящих латы к его кожаному гамбезону и кожаным же шоссам. Марать доспех и поддоспешник кровью и потрохами вепря, во время своей неопрятной трапезы, он не собирался.

«Доставай потом, откуда-нибудь, из области таза, например, гниющие куски мяса. Оттирай от крови латы песком, мучайся. Да и будет ли время. Сплошные неудобства в нынешнем существовании. А свое тело, я потом вымою, благо лесной ручей журчит рядом. И зубы свои, почищу заодно».

Амулет подчинения всему этому не препятствовал. Раб выполнял волю хозяина, а временное ограничение ему установлено не было.


К месту ночевки, волоча за собой, за продетый через ушные раковины длинный прут, череп вепря, он вернулся уже ближе к полудню, когда весь изведшийся в ожидании Ворант, уже не находил себе места. Видя, как неописуемое выражение облегчения, появляется на бледном лице мага с красными, воспаленными от бессонной ночи глазами, он даже ему немного посочувствовал, примерно представляя, каких ужасов напредставлял он себе, когда Опалин не вернулся ни к рассвету, ни к позднему утру. Но Ворант тут же, заставил его пожалеть о мимолетном проявлении чувства доброты к магу. Брызгая слюной, он начал поливать нерасторопного раба самыми грязными оскорблениями, какие он сумел вспомнить. В конце потока не цензурщины он взвизгнул, выкрикивая свой любимый боевой клич «Оккар» с добавлением неведомой абракадабры и Владимир Анатольевич только успев мысленно вскрикнуть: «Вот же сука, магичная!» рухнул в пропасть наполненную болью.


В этот день они остались на этом же месте. Ворант тщательно вываривал череп вепря.

Сперва, заставил Опалина наполнить водой выкопанную в земле яму, обмазанную потом глиной. Затем бросать в яму, раскаленные на огромном костре камни. Костер также обеспечивал топливом, бывший лже — член Высокой ложи Полночной империи.

Работая, Опалин постепенно приходил в себя и переваривал новую порцию знаний. Как обухом по голове для него оказалось то, что постулат о нечувствительности нежити к боли, вычитанный в книгах и слепо принятый им на веру, являлся ложным по своей сути. Ворант быстро и наглядно, это доказал.

Пускай внешние физические воздействия совсем и не ощущались неживыми в качестве болезненных. Скелеты смело могли поплевывать на все плети, батоги, шпицрутены и что там еще для наказания ближнего своего придумал пытливый человеческий ум. Но в этом случае на помощь магам, желающим наказать провинившуюся костяшку, приходила генетическая память клеток костей скелета. Как удавалось пробудить мертвые клетки и фантомную боль превратить в реальную, для бесчувственного костяка, оставалось пугающей загадкой. Если же вспомнить, что все эти возможности управления и подчинения нежити, даровала миру наука Полночной Империи, то даже стоило радоваться развалу на жалкие осколки подобного монстра.

Кто его знает, до чего бы доизобретались, вымершие двести лет назад, тамошние злые гении. Может и до меганекрооружия массового поражения и межзвездных перелетов на мертвых драконах.

Знают же жители этого мира, что их планета круглый шар, парящий в безвоздушном пространстве, а Сестры — луны просто два небесных спутника их мира. И здесь тоже приложила свою руку Полночная империя. Инопланетяне их посещали, что ли? Знаниями делились с императорами, от своей широкой, кремниево — водородной, души?

Кстати, Ворант, видимо соскучившись по общению, в своей высокомерной манере, соизволил объяснить, для чего он вываривает череп вепря. Оказалось, это добавочный ингредиент для новой трансформации, задуманной магом для него, Опалина, любимого раба Господина. Господина только с большой буквы. Видимо Ворант, натерпевшись за ночь страха, решил, что постоянное величание его Господином, существенно улучшит цвет его лица и поднимет на новую планку внутреннею самооценку мага. Ну, как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы к амулету подчинения со злобными мыслями не тянулось.

Так, в варке черепа, суете по хозяйству Опалина, разглагольствовании Воранта, о будущих перспективах, ожидающих столь неординарного мага как он, прошел и этот, девятый день, их путешествия к Покинутым городам.


Как-то в очередной раз, переночевав в лесу, они поутру, после проливного дождя шедшего всю ночь, по единоличному решению мага, выбрались на вымощенный плитами старый имперский тракт. Маг соскучился по крыше над головой, чистой постели, хорошей пищи и общению с людьми. В принципе, тех пяти серебряных лауриев должно было хватить и на выполнение его заветных желаний о мягкой постели для него, горячем вине со специями и пополнение заканчивающихся припасов круп и овса для кобылы мага. Денежные запасы он собирался пополнить с помощью своего раба, отправив того на «заработки» и поиски сокровищ в ближайший Покинутый город.

Мясо закупать он не собирался. Его в избытке добывал Опалин, влет сбивая пролетающих птиц камнями и загнав, пару раз, оленей. Тураны, здешняя помесь зайца с тушканом, оказались очень верткими и малосъедобными. Жилистыми и худыми. Однажды, охотясь по приказанию мага, Владимир Анатольевич, случайно пришиб матерого медведя. Ошалевшего от неожиданного испуга, при появлении скелета с пылающими зеленым пламенем глазницами и мчащегося со скоростью гоночного болида за напуганным тураном. Громыхающего, на каждом двухметровом скачке, доспехами на всю округу. Не разобравшись в ситуации, хозяин леса полез в драку и тут же получил мгновенный удар кинжалом точно в сердце от Опалина, решившего, что от мяса — мясо не ищут. Медведь только на дыбы успел встать и тут же рухнул, даже не успев грозно зареветь.

Череп медведя маг тоже заставил выварить. Опалин начинал уже бояться своей будущей метаморфозы, представляя, что из него получиться с такими необычными ингредиентами. К его счастью, у мага пока не хватало, на превращение его в монстра, энергии. Каким-то образом он собирался ее раздобыть, но в частности своего замысла Опалина не посвящал.


Придорожный трактир, где Ворант два дня отсыпался, отъедался и отмывался, остался в памяти Опалина грязным, серым пятном. Запутанным лабиринтом мелких покосившихся от времени сарайчиков и хаотичных пристроек. С многочисленным, внешне неопрятным, семейством владельца трактира, выполняющими роль прислуги.

Грязные, расхристанные девки с нечесаными волосами и два погодка — пацана, вечно сопливых, в рваных, замызганных рубахах весь день метались по сарайчикам и пристройкам. Постоянно мельтешили перед глазами, казались вездесущими как тараканы, умудряясь появляться чуть ли одновременно в совершенно разных местах двора, по мышиному шустро вбегали и выбегали из многочисленных дверей. К вечеру первого дня, успев вызвать своим сумбурным поведением, у Опалина почти настоящую головную боль. Он, все эти два дня простоял под навесом возле крыльца, играя роль половины оплаты за постой мага.

Ворант проявил неожиданную практическую сметку, договорившись с хозяином о роли Опалина в качестве зрелища для местных сервов, собиравшихся поглазеть на него и попить пива в трактире, даже из дальних селений. Он, к удивлению Владимира Анатольевича, даже чуть пополнил оскудевшие запасы его энергии, для более яркого свечения пустых глазниц черепа и, соответственно, большей зрелищности.

Сервы, глазея и переговариваясь короткими междометиями, тыкали грязными пальцами с обломанными ногтями в стоящую у крыльца в полной броне нежить. Набравшись смелости и пива, до полного отключения остатков мозгов, подходили почти вплотную, дыша гнилыми ртами в лицо. Несколько раз кинули камнями, издалека. Трусливо смеясь, плюнули на латы. Один плевок угодил прямо в глазницу. Таким униженным Опалин никогда себя еще не чувствовал.

Единственным светлым пятном в этом тусклом мареве двухдневного позорища, было посещение кузницы хромого и угрюмого местного кузнеца с пронзительным взглядом черных глаз. Местные ублюдочные жители, при его появлении под вечер, у трактира, испуганно зашептались, мгновенно раздались живым коридором на две стороны и зачастили руками возле сердец, делая отгоняющие злых духов знаки.

Кузнец, недолго поговорив с Ворантом, согласился сделать мелкий ремонт лат и перековать лошадей. Маг, поступая весьма мудро и предусмотрительно, тщательно заботился о своем имуществе. Кузнец приятно удивил, получившего приказ молчать костяка, сделав очень высококачественный ремонт его доспехов. И даже произведшего бесплатно, втайне от мага, пару мелких улучшений.

Похлопывая по корпусу Владимира Анатольевича, широкой ладонью, с темной, навечно въевшейся каймой сажи, под крепкими ногтями пальцев, он заставлял его поворачиваться или нагибаться для поисков дефектов, не выказывая и доли страха при этом. Чуть слышно бормотал, вполголоса, во время работы, обращаясь к скелету:

— Да, костяной солдат, плохой у тебя хозяин. Черная у него, небесная Искра и сердце червивое. Зло он людям принесет своими нехорошими делами! А ты помогать ему в этом будешь. Никуда не денешься. «Опутанный» ты!

Кузнец ожесточение стукнул малым оправочным молотком по наковальне. Отложил в сторону, снятый с костяка правый наплечник с подвижным диском. Потянул на себя, звеня разнообразным железом из деревянного, потемневшего от времени и копоти, небольшого ящичка, щипцы с плоскими, хитро изогнутыми концами.

— Я, таких как эти…. некромаги! — кузнец проглотил, готовое сорваться с его губ сквернословие, осенил себя священным знаком.

— Простите меня, сквернослова, Всеблагие! Сразу таких злыдней, с искрой черной, аж до нутра вижу!

Примерился, подхватил ремонтируемую часть доспеха взятыми щипцами.

— А ты вот, солдат, наоборот, был добрым человеком до смерти своей. И сейчас не плох, да только твоя не жизнь тебя спортит, настоящей нежитью вылепит. Ну да Всеблагие, может не оставят в беде. Может и помогут. Жаль, вот молиться не можешь ты им, парень. Да-а, жаль….

Если бы Владимир Анатольевич в своем нынешнем состоянии смог, то непременно расплакался бы, настолько неожиданными были для него по искренней, неподдельной доброте, слова кузнеца, глубоко затронувшие его почти омертвевшую душу.


Ранним туманным утром, на восходе солнца, маг Смерти Ворант и его нежить — воин, покинули придорожный трактир в селении Смязь, что на земле барона асс`Тенин. Они продолжали свой поход в неизвестность.

Глава 5

Вспоминая, уже при прошествии долгих лет, свое путешествие до Покинутых городов с магом Ворантом, Опалин признавал, что это, неожиданно поменявшее роли спутников странствие, многое ему дало и не будь его, то вряд ли он сейчас был тем, кем стал и знал то, что знает.

Ворант, в долгом пути раскрылся, подобно створкам раковины. Скинул незримые оковы традиций, на короткое время, вышел из строгих рамок обычаев местного общества и показался с неожиданной для Опалина стороны. Помимо того, что он был умен, холодно рассудителен и предусмотрителен, маг обладал логическим стилем мышления и был на самом деле очень недоверчив. Кроме этого, проявились и другие, неожиданные, черты его характера. Остановка в таверне показала его человеком еще и по-крестьянски практичным, иногда циничным до непристойности в выгодные для него моменты. Подтвердив мнение, что поспешные суждения о людях, по первому взгляду, часто бывают ошибочными. И неприятно, для судящего, неверными. Вдобавок, окончательно разрушив образ патологически жаждущего власти и богатства, полностью зациклившегося на этом человека, Ворант преподнес сюрприз. Некромант оказался, как ни удивительно, очень неплохим рассказчиком, умеющим привлечь внимание слушателя.

Все это, конечно, не оправдывало его надменное высокомерие, нездоровую, болезненную жестокость по отношению к слабым, им особенно и не скрываемую. Откровенное лицемерие и ханжескую двуличность к сильным. Демонстрационную готовность пожертвовать кем либо, спасая свою шкуру. Как сказал кузнец из селения Смязи, человек «с черной искрой и червивым сердцем». Но, вот, пожалуйста — еще и владеющий ярким, образным языком, сказитель! Удивительно, как плохое и хорошее, может, не вступая в конфликт между собой, гармонично сочетаться в душах людей!

Покинув селение, маг часа полтора покорчил из себя Великого Господина, находя в этом для себя, бесспорно, немалое удовольствие. Вновь презрительно кривил губы, при каждой произносимой им сквозь зубы фразе. Снова и снова, многословно и вызывающе грубо проходился по крайне низкому и гнусному, по его мнению, происхождению своего спутника. Обзывал «ничтожным, купившем лицензию, на деньги за своднические услуги, оказанные мерзким мужеложцам, писцом. Способным держать перо прямо лишь под угрозой плетей». Владимир Анатольевич мысленно посмеялся над столь цветистыми эпитетами, данными ему, отмечая, что, скорее всего, это обычная зависть человека, пишущего как пьяная курица лапой к человеку, обладающему каллиграфическому почерком. Действительно его, что ли, угораздило вселиться в скелет умершего местного писца? Возможно. Отсюда и довольно высокие способности во владении здешней письменностью. Красивый каллиграфический почерк. Умение писать строки стилем Высокой речи, использующейся только в герцогской канцелярии при составлении монарших рескриптов?

Знание же здешнего языка, по твердому мнению Опалина, являлось обязательным и непременным условием при вселении в эти кости. Было бы чрезвычайно и крайне обидно не понимать, что тебе говорят, при полной невозможности немому скелету выучить местный язык. Скорее всего его, молча вопящего и не понимающего ничего из происходящего, трансформировали бы в обыкновенного мертвого солдата и наша история закончилась бы, так и не начавшись.

Когда магу Воранту надоело издеваться над безответным молчаливым костяком, он, проявляя нездоровое любопытство, вдруг заинтересовался подробностями его прошлой жизни и устройством мира или той бездны, что извергла столь изощренного лжеца. Чуть добавил давления силы на амулет подчинения, стараясь стимулировать правдивость рассказа нежити. Владимир Анатольевич, припомнив способ уклонения от ответов под воздействием гипноза или спецпрепаратов — читал в какой-то книге о разведчиках и видел в сериале, как вел себя агент секретной службы на допросе — пошел по ассоциативному ряду.

Не испытывал он ни какого желания рассказывать о своей семье, своей жизни и о нашем мире своему нынешнему хозяину, даже побуждаемый к этому воздействием артефакта.

Начав рассказывать о полетах человечества в космосе, как наши космические корабли гордо бороздят просторы галактик, он продолжил свое повествование вольным пересказом версий о возникновении самой вселенной. Прочитал короткую лекцию о свойствах квазаров и черных дыр, безбожно мешая то, что помнил, с тем, что придумывал на ходу.

Маг, первоначально внимательно слушавший, заскучал, не понимая и половины слов. Раздраженный своим непониманием слушаемого, он начал часто переспрашивать и многократно уточнять, окончательно теряя нить смысла в повествовании костяка. Пытался осознать и расшифровать множество незнакомых терминов, принимая их за заклинания и названия ритуалов. В конце концов, грубо перебил бездушно и монотонно вещающего костяка. Приказав отвечать коротко и ясно, спросил о городах и армиях, научных знаниях и достижениях мира Опалина, о живущих там людях.

Тут его Владимир Анатольевич и подловил. Борясь с давлением амулета, удивленно спросил, как он может сравнивать и рассказывать о своем мире, если ничего не знает о мире здешнем. Ведь он уже пытался объяснить суть космических черных дыр, но не нашел аналогов в местном языке.

Как ему сравнивать? С чем? Как сделать рассказ доступным, если ранее Господин и половины не смог понять из его повествования? Какие примеры использовать для сравнения? Может, ему и сравнивать будет, нес чем, может у них и сходного то явления или понятия, даже в малой толике, в здешнем мире нет, и никогда не будет? По сути, данное построение фраз, абсолютно не являлось прямым ответом, но Ворант не придал этому значения, обидевшись на завуалированное унижение своего мира.


Гордо вскинув голову, он начал вещать о своем великом мире, осененном благодатью Всеблагих Небесных защитников.

Говорил он почти до вечера, смачивая горло вином, купленным в таверне и подкрепляя силы ноздреватым сыром. Рассказывать ему явно нравилось.

Маг отдохнул телесно — дочки трактирщика, к удивлению Опалина — он ночью стоял у двери комнаты мага на страже — вымытые и расчесанные, вышли на рассвете из его номера, хихикая и оправляя длинные, белые ночные рубахи. Теперь, видимо, магу восхотелось духовного общения.

Начал он свое долгое повествование, с восхваления бывшей когда-то великой и могучей, Полночной империи Арнар.

О её сокрушительных победах над многочисленными, жестокими и коварными врагами. О Великом Покорении северного материка, правда через лет десять ставшего весьма затратным для страны и вскоре прекратившемся. О научных достижениях империи, её богатейших культурных традициях, овеянных тенью тысячелетий и удивительных технологиях строительства. Последнее очень заинтересовала Владимира Анатольевича. По словам мага, выходило, что технология строительства замков благородного сословья, имперских крепостей, городских стен и мостов напоминала производство железобетона с применением здешних возможностей магии. Делалась опалубка, засыпались внутрь земля и камни. Сверху заливался специальный состав и три мага Огня, Воды и Земли совершали довольно сложный и энергоемкий ритуал. Аморфная груда камня и грунта расплавлялась в жидкую массу и застывала в монолит, не уступающий по прочности и долговечности керамике. Быстро, просто, но не дешево — маги ценили свой труд.

Опалин видел вдалеке эти замки, пронзающие небо шпилями необычайно высоких башен, окруженные на вид, даже издалека, несокрушимыми стенами. Линии строений были геометрически выверенными, стремительными, четкими. Никаких перепадов по высоте или вынужденных из-за существующего ландшафта отступлениями от первоначального плана. Словно все замки отлили по одному шаблону и перенесли на место нынешнего расположения. Теперь ему становилось понятно, как это было достигнуто и его более не удивляли пролеты местных мостов без единого шва на стыках. К сожалению, данная технология строительства, и вместе с ней колоссальный объем тогдашних знаний и результаты тысячелетних исследований во всех областях науки, были утеряны в Эпоху Разрушений.

Судя по рассказу, во время пожаров в городах, при штурмах крепостей и замков, из-за необычайно яростных сражений сторонников предка правящего нынче герцога о`Далиани, затеявшего мятеж против тогда правящей династии и верных императорскому трону войск, сгорели дотла богатейшие библиотеки. Сторонники императора проигрывали сражение за сражением — против них выступали пограничные, постоянно воюющие и обладающие огромным опытом боев, подразделения армии империи, талантливые военачальники и три действительно элитных, а не парадных столичных, легиона — Стальной, легион Северной земли, Огненосный, а также ит — корпус Приходящих Незваными имперского флота. Своеобразная морская пехота империи с диверсионным уклоном в действиях.

Вообще-то, вначале, мятеж подняла имперская военная элита. Гро — генералы и маршалы, считающие себя несправедливо обделенными при дележе захватываемых империей земель и богатств. Лишь потом его возглавил предок, нынешнего правящего герцога, вернувшийся с Северного материка, бывший гро — адмирал флота. Личность властная, харизматичная и древностью рода нисколько не уступающая императору.

Сражения происходили с непременным успехом восставших. Предугадывая свое неминуемое поражение, сторонники императора решили использовать нечто, вытащенное ими из глубоких подвалов Службы Надзирающих. Но, что-то во время проведения ритуала пошло не так. То ли очередная акция диверсионного подразделения из ит-корпуса Приходящих Внезапно достигла своей цели, то ли это был перебежчик, но ритуал был нарушен в самой важной фазе и многотысячная трансформируемая нечисть и около десятка Мертвых драконов вышли из-под контроля.

Если коротко, то всем стало очень не весело. И сторонникам императора и гро-адмирала. Если верить словам мага, то один Мертвый дракон заменял собой эскадру линейных фрегатов, до самых вант, наполненных напалмом и бронированных по основание матч чем-то, напоминающим по крепости алмаз. Спасало, от полного истребления людей этими летающими костяными ящерицами то, что твердое агрегатное состояние воды, проще лед и только лед, являлось для них смертельным. Но, пока маги Воды извели их всех баллистическими сосульками, бед и горя, костяные драконы принесли не мало. В частности, именно семеркой этих летающих огнеметов была сожжена столица империи. Сохранились только городские стены, замки, особняки, арсенал и другие здания, построенные по «литейной» технологии. Но, и внутри них все полностью, до пепла, выгорело. Погиб император и вместе с ним имперский двор, огромная толпа избалованных вседозволенностью, капризных, хандрящих от сознания, что уже все имеют и уже все испытали, высокородных. Цвет местной науки — теоретики и практики, мудрые головы казначейств империи, ректора и деканы имперских коллегиумов. Сотни тысяч простых жителей столицы.

В качестве абсурдности воли Всеблагих можно упомянуть, что во время гигантского пожара, охватившего весь город, спасся в полном составе, вкупе с клиентами, известный в столице бордель тетушки Руффилы. Девицы, во главе с тетушкой, посчитав это знамением, раскаялись и ушли в монастырь. Клиенты борделя, кто остался жив, тоже, но только в мужской.

Помимо костяных драконов и несколько тысяч обычных поднятых скелетов, при неправильно проведенном ритуале народилось еще с сотню, не имеющих классификации не живых, но очень живучих монстров. Противники, ошеломленные почти вселенской катастрофой, на недолгое время объединились перед лицом общего непримиримого врага. Перебили всю неподконтрольную нежить, потом чуть-чуть еще порезали друг друга и разделив империю на две части — герцогство Аранское и Полночную республику, расползлись по вновь образованным государствам зализывать раны и копить силы для будущих схваток.

Королевство Марнийское, Великий маркизат Саграм и Торговая республика, пользуясь временным безвластием в империи и увлеченностью имперских граждан обоюдной резней, отхватили немалый кусок территории распавшейся империи. Тогда остаткам империи не хватило сил наказать вероломных соседей, а нынче и тем более сил не хватало. Оба государства — наследника Полночной империи делали вид, что смирились с захватом земель, но не ленились посылать рейдерные отряды на территорию подлых наглецов — соседей.

Диверсанты жгли деревеньки, уничтожали посевы, отравляли колодцы и источники воды. Некромаги обоих государств на скорую руку формировали мелкие отряды нежити, сопровождали их на границу и, указав рукой направление, отдавали единственную команду — «Убивайте всех!».

Соседи отвечали взаимностью. Иногда ответ был неадекватен, и горели города вместо селений и травились реки вместо колодцев. Люди побежали из пограничных зон, спасая свою жизнь и имущество. Иногда, спасти не успевали ни то, ни другое.

Но, на открытый конфликт, никто из граничащих друг с другом государств, идти не решался. Торговали, интриговали, стиснув зубы улыбались при встречах на переговорах, заваливали нотами, выражениями протеста и тысячными «китайскими предупреждениями» канцелярии соседей. Но двинуть свои армии через границы соседей, не решались. Это было бы подобно самоубийству. На начавшее войну государство накинулись бы все разом и потом вряд ли бы остановились. Скорее всего, закончив с одним, общим противником, принялись бы друг за друга. До полного самоуничтожения. Слишком много неоплаченных счетов и кровавых долгов накопилось у всех стран к друг другу за столетия. Общей гибели владыкам государств не желалось. А тут еще пиратскими набегами на побережья герцогства, Полночной республики, маркизата и Марнийского королевства объявили о себе потомки экспедиционного корпуса империи с Северного материка. Торговая республика пока не пострадала от их визитов, хотя тоже имела небольшую береговую линию. Но слишком скалистую, с меняющимися во время приливов мелями и далекую от Северного материка. По крайне мере так старательно оправдывались её дипломаты. Впрочем, им не верили и казна торговой республики пустела, содержа тысячные отряды наемников.

Какая война? Экономика всех стран в стагнации, все силы уходят на содержание армий и сохранение общего статуса кво.

В итоге, на границах до смерти «дружащих» государств, появились ни кем не признаваемые, буферные Нейтральные баронства и вольные Лесные княжества. Как говорится, место пусто не бывает и эти, брошенные честными землепашцами земли, превратились в рассадник анархии, бандитизма и прочих неодобряемых законами всех государств вольностей. Жители этих баронств и княжеств непрестанно грабили, угоняли скот, разоряли селения по обе стороны границы. Устраивали засады на трактах, похищали для выкупа детей небедных торговцев и дворян. Обнаглели до того, некоторые ударенные по шлему, что даже в столице герцогства похитили дочь лорда — гаро, сенатора Палаты лордов. Правда, после пары карательных рейдов легионов герцогства и корпусов Полночной республики, совместно с Вольными отрядами Саграмского маркизата, присмирели и столь уже дерзко не действовали.

Работорговли, вот только, не было в этом мире. Экономически было не выгодно — раба надо кормить, а скелета только «поднять» и «привязать». И все, работает костяк до износа. Еды не требует, восстания не поднимает, хозяйское добро портит только из-за неправильных приказов владельца. Сам костяк ведь думать не может и меры своей силы не знает. Следить за ним надо.

В общем, если говорить кратко, жизнь на Южном материке бурлила отравленными водами и сверкала огнями пожаров. Гремела тревожным набатом и колоколами разоряемых городков и селений. Звенела сталью острых клинков. Стонала голосами беззащитных. Бесконечное кровавое празднество всех худших пороков человечества.

Немного ошалевший от такой информации, Владимир Анатольевич поинтересовался у мага, недоумевая, от чего же так спокойно вокруг и передвигаются они без всякой опаски? Оказалось, что они находятся почти на краю обжитых земель герцогства, рядом с океаном и центром возникновения бывшей империи. Рядом расположены Покинутые города, бродят толпы злой нечисти, самозарождаются шустрые и голодные зомби, рыщущие в поисках одиноких путников, но и не боящиеся нападать и на караваны. Шахты выработаны, земли истощены предыдущими веками не правильного земледелия. Все заросло лесами, рощами, но деревья не мачтовые, лес для строительства не очень годится, а под корнями в темных чащобах вырыли себе норы, выжившие потомки экспериментального биологического оружия магов Жизни. И встречают дорогих гостей радостно распахнутыми пастями. Ну, или жвалами и паутиной. Тут как повезет, кого в лесу встретишь.

На океанах, в данный момент, сезон Семилетнего шторма, тоже необычный и удивительный для Опалина климатический феномен данного мира, начинающийся строго, раз в семь лет и длящийся ровно семь месяцев. Пираты томятся в бездействии в своих бухтах, тоскливо посматривая на серый, туманный горизонт и точа абордажные сабли, готовятся к будущим набегам на южный материк. Злые и подлые соседи герцогства притихли, и это нездоровое затишье, как ни странно, длится уже почти года полтора. «Скорее всего, затишье перед бурей» пессимистично подумал Владимир Анатольевич.

Ближе к вечеру старая имперская дорога начала делать длинные петли, огибая каменистые холмы, оказавшиеся отвалами выработанных шахт. Мелькали вдалеке, еле различимые из-за выросшего на них кустарника и чахлых деревьев остатки стен заброшенных, небольших крепостиц или бывших маленьких городков. На лиговых столбах, редко целые, указатели сообщали, что этот отворот с дороги ведет к форту Тарен или безымянному шахтерскому городку. По всему выходило, что до Покинутых городов осталось не более двух дней пути.

Владимир Анатольевич, размеренно шагая по тракту, заинтересовано крутил по сторонам, своей костяной головой в бацинете, сквозь узкую щель забрала осматривая местные достопримечательности. Благо Ворант отстал от него и более не докучал своими расспросами. Поэтому, толчок, изнутри черепа, инициированный амулетом подчинения стал для него полной неожиданностью. Его словно взвело, стальной пружиной лука, приготовившегося, метнуть острую, жалящую стрелу и пронзив теплое, живое лететь дальше в поисках жертвы.

Опалин огляделся и удивленно увидел, что Ворант уже не восседает на своем скакуне, а валяется в пыли на дороге, а его кобылу под уздцы держит, появившийся неизвестно откуда, громила. Нет, не громила. Крупный светлолицый мужчина, с широким разлетом плеч, под ламинарным доспехом, что то на вроде римской лорики из матового по цвету металла. Высокий, на голове простой кольчужный капюшон, поверх черной круглой шапочки, прищуренный взгляд темных глаз умный и настороженный. Правя рука успокаивающе похлопывает по морде тревожно похрапывающую лошадь.

«Черт. Этот-то Робин Гуд, откуда тут взялся? И что с магом? Убили или нет?»

Опалин коротко взглянул на Воранта, неподвижно лежащего на дороге, но не уловил той неподвижной противоестественности в его позе, что свойственна мертвецам. Похоже, маг был только оглушен и возможно скоро придет в себя. Точно, вон грудь еле заметно шевельнулась, впуская в легкие воздух. К большому сожалению Опалина, маг дышал. Владимир Анатольевич перевел взгляд на разбойника, медленно поворачивая голову, тщательно осмотрел придорожные заросли.

— Тихо, парни! Замрите! Костяк что-то тревожится! Опять ты, малой сопишь и чешешься! — негромко, спокойно произнес, без малейших признаков тревоги, дорожный «Робин Гуд», обращаясь к невидимым для Опалина, но чувствуемым его внутренним магнитом, подельникам.

В зарослях, у дороги, затаилось не меньше шести крупных живых существ. Одно существо было больное, аура блеклая, с нездоровым синеватым оттенком. Другое молодым, от силы лет пятнадцати, его аура прямо пылала от избытка жизненных сил и энергии. У Владимира Анатольевича даже мысленно потекли слюнки. Остальные светились обычным светом ауры живых существ. Все остальные, кроме главаря. Главарь пылал насыщенными отблесками красного, всполохи огня короткими языками пламени вырывались из его ауры, вспарывая окружающее пространство. Похоже, не очень сильный маг Огня.

Хм, прогресс был на лицо! Недаром, недаром Опалин всю дорогу упорно тренировался и овладевал своими неожиданно проявившимися умениями.

Продолжавший удерживать кобылу мага, главарь контролировал взглядом необычно ведущего себя скелета. Костяк не замер, как все страж — нежить, при потери сознания их хозяином, а осматривался, словно считая сидящих в засаде и прикидывая момент атаки. Да и вел себя так, словно понимал человеческую речь, а не только исполнял приказы владельца. Неправильный какой-то костяк, опасный своей непонятностью. У Самаргла, бывшего «огненосного» легионера, альфа-лейтенанта, ветерана и когда то, в молодости, студента факультета Огня, неприятно похолодело в груди. Слабо развитый дар предвиденья, слишком поздно, туманно намекнул, что здесь бы лучше ему не появляться.

— Плевок Лжеца! Тихо, парни, говорю! Успокоится костяшка, крючьями цепляйте мага и тащите, а как скелет за ним пойдет — сети бросайте разом! И магу рот заткните, не забудьте как в прошлый раз!

«Ого! Да не так-то прост, оказывается, «лесной народ»!» Воскликнул про себя, немало удивленный услышанным, Владимир Анатольевич.

«Целая тактическая схема ими отработана! Обалдеть — бесстрашные охотники на магов и нежить! И, опытные, судя по всему. А я ведь пойду за магом туда, куда его потащат! Разбойники абсолютно уверены в этом. Амулет заставит, руны отрицания не до конца нанесены, деваться мне будет некуда. А если у них такие же сети, как на Мертвом дворе, то дело мое совсем плохо. Похоже, надо нападать самому, только главаря оставить в живых надо обязательно — интересно будет с ним пообщаться».

Приняв решение, Опалин стремительно метнулся вперед, метя кулаком в голову главаря напавших. Местный «Робин Гуд» почти уклонился от удара в последний момент, прикрывая голову резко поднятой рукой, но сыграла свою роль доля изумления, мелькнувшая в его глазах при виде действующего без команды костяка. Кулак Опалина коротко ударил его в висок. И тут Владимира Анатольевича догнал еле слышимый шепот очнувшегося мага:

— Возьми всех живыми!

Вы видели, когда-нибудь, взбесившегося носорога? Страшное зрелище. А взбесившегося носорога с отличным зрением? Вот таким стремительно догоняющим свои жертвы, бронированным ужасом, и представился напавшим на путников «лесным братьям», начавший действовать костяк. Не замечая на своем пути преград в виде тонких стволов деревьев и в долю секунды, покромсав в клочья удачно, одним из разбойников, наброшенную металлическую сеть, скелет через несколько минут выловил из зарослей у дороги еще пятерых неудачников, и предварительно оглушив каждого, сложил всех на краю дороги.

Бледный, проблевавшийся маг — сотрясение мозга, однозначно — болезненно кривясь, пошатываясь подобрел, к сложенным в ряд разбойникам. В руках он держал свою необычной формы шапочку, оказавшуюся круглым металлическим шлемом, обтянутым материей и подбитый войлоком. Тупая стрела арбалета или лука сорвала прикрывающий металл верхний слой ткани. На голове мага, сбоку, наливалась огромная шишка, раздвигая волосы. К удивлению Опалина маг не стал ни пинать ногами, как обычно, разбойников, ни закатывать злобных истерик. С довольным видом пересчитав бессознательные тела, он слабо, но удовлетворенно улыбнулся и приказал Опалину связать всех и первого очнувшегося допросить, где их лагерь. Отдав приказ, облегченно осел на обочину у дороги. Морщась от боли, вытащил из дорожной сумки флягу с настоем, баночки и маленькие свертки, из своеобразной дорожной аптечки.

Опалин, мысленно отдавая дань предусмотрительности мага — ведь как тот шлем замаскировал удачно материей и не снимал в дороге никогда, словно заранее предусматривал встречу с разбойниками, связал нападавших и принялся ждать прихода в себя первого невезучего. А пока ждал, подумал, что если сложить вместе стальной замаскированный шлем мага, его довольную улыбку при подсчете лежащих связанными «лесных людей» и полное спокойствие в поведении, лишь легкую досаду, на неожиданно сильную боль, мелькнувшую на его лице, то выводы получаются весьма интересные. Маг, похоже, ждал этого или подобного нападения и участь напавших им заранее была решена. И его уверенные высказывания, о том, что энергии у него будет предостаточно, обретали под собой реальную почву. Опалин, разбойникам, мог только посочувствовать.

Первым очнулся смуглый, с узким разрезом глаз, наголо выбритый разбойник в простой полотняной куртке, с наручем и трех пальцевой перчаткой лучника на правой руке. Судя по наручу и перчатке, именно он и стрелял в мага, а лук и колчан, видимо, бросил во время бегства от ловящего его скелета. Кинжал и небольшой метательный топорик в чехле, отнял у него уже Опалин.

Продержался он недолго. После приказа мага, отданного равнодушным тоном, «отрезать по пальцу, пока не заговорит» он сломался на второй, правой руке. Главарь, пока лучник, хрипя и закатывая от боли глаза, объяснял дорогу к лагерю лесных грабителей, испепелял предателя взглядом, что-то яростно и ненавидяще мычал сквозь кляп и извивался всем телом, пока маг своим любим методом — пинком по голове — не успокоил его, отправив на время в страну забвения.

Лагерь разбойников оказался расположенным недалеко, в одном из заброшенных шахтерских поселков. Там, в поселке, довольно хорошо для многих лет долгого запустения, сохранился каркас здания то ли ратуши, то ли еще чего-то подобного, а буквально в пяти метрах от заднего выхода из строения был вход в шахты. Штреки, через пару десятков километров путаных лабиринтов, выводили на поверхность к реке. Возле здания и колодец был. Стояло здание на пригорке, позволяя дозорному, с сохранившейся целиком башенки, осматривать всю прилегающую территорию. Дозорный в лагере был не один. Другой член банды лежал в здании, маясь с животом. В лагере «лесных людей» был еще кто-то, но маг резко прервал допрос лучника, приказав Опалину быстро отправляться в лагерь бандитов, ловить и вязать там всех, никого не убивая. Затем возвращаться обратно за ним и остальными членами разбойничьей ватаги.


До лагеря «лесных людей» Опалин добрался быстро. Овраги перескакивал с ходу, кустарник проламывал всем телом на скорости, не огибая плотные заросли, не ища обходных троп. В дом ворвался через задний вход, верно считая, что дозорный предупредит находящихся внутри, о мчащейся бронированной нежити к зданию и те сразу постараются скрыться. Разбойничья жизнь не позволяет долго оставаться глупым и излишне уверенным в себе, пренебрегать подсказками инстинкта самосохранения. Чувствуешь, что надо бежать — беги.

Так и вышло. Первого, судя по мутноватой ауре, того самого болящего животом, он вырубил при входе просто оттолкнув с дороги на каменную стену. Дозорного ухватил за ногу и сбросил вниз с лестницы, когда тот подобно раку, стремительно начал пятиться назад, в башенку, трезво оценивая свои шансы при столкновении с закованным в броню костяком. У сложенной из плоских валунов плиты, лишь мазнув рукой в стальной перчатке по затылку, уложил то ли стряпуху, то ли подругу одного из разбойников. Вторую, дебелую, молодую женщину в цветной поневе вытащил из-под топчана. Оглушать не стал. Судорожно дергаясь всем телом, упрямо перебарывая злобную пульсацию амулета подчинения, лишь связал, засунув обратно под топчан. Тщетная надежда, что маг её не обнаружит, но предугадывая ждущую ее участь, другого выхода не видел. Была мысль, вначале, вытащить в лес обоих женщин, но амулет ожег внутренней болью, бросая Опалина на колени и заставляя беззвучно взвыть. Непроизвольно поддергивая головой, еще не отойдя от мучительных судорог, бесстрастно выматерился. Обозвал себя нетерпеливым и сердобольным идиотом, замер, сканируя пространство. Раз, два, две. Итого четыре живых существа. Где-то еще есть живые, совсем рядом. Прошелся по помещению, ориентируясь на внутренние ощущения. Встал, посмотрел под ноги. Снова, теперь уже от всей души выматерился, глядя в пол.

Выглядело это страшно. Окаменело замерший костяк и мертвый, безжизненный голос сухим шелестом расползающийся по помещению. И столько ледяной ненависти к кому-то, было в этом голосе, что казалось стены и пол здания, на глазах покрываются инеем. Женщина, под топчаном, визжала, не переставая, но визг звучал как-то глухо, неубедительно, на фоне этого жуткого шепота. Дозорный, отталкиваясь ногами от пола, уперся лопатками в стену и обреченно замер, моля всех Небесных Защитников, что бы это чудовище в облике непривычного Страж — нежити, не обратило на него внимание.

Злобным, колючим импульсом, напомнил о себе амулет подчинения. С треском вырвав крышку люка, Владимир Анатольевич спустился в подвал.

Пленники не были связаны или закованы в цепи. Массивная и крепкая, когда-то, крышка люка надежно преграждала им путь на свободу. В подвале пленников было шестеро. Четверо мужчин. Двое молодых, мускулистых. Перевязанные лоскутами рубах, лишь в одних холщовых штанах с кожаными накладками, скорее всего наемные охранники. Третий матерый, с сеточкой старых шрамов на лице и рубцами от меча или кинжала на оголенных руках. Со спокойным, выжидающим взглядом. Четвертый с властной осанкой, полный, с окладистой, давно нечесаной седой бородой, в дорогой рубахе из марнийского шелка, с побелевшим от сдерживаемого волнения лицом. В углу испуганно жались друг к другу мальчик лет тринадцати — четырнадцати и девушка, укутанная в груду одежд, с воспаленным взглядом глаз, надсадно кашляющая в кулак. Дышащая редко и сипло. В подвале стоял промозглый холод.

— За вас должны доставить выкуп? — утверждающее спросил Опалин, не задумываясь о том, какой эффект произведет на пленников его голос.

— Да, мертвый воин — пристально вглядываясь в зеленные отблески из-за забрала шлема, не сразу ответил человек со шрамами. В конце его фразы мелькнула слабая тень осторожной надежды.

— Мне очень жаль, что за вас не успели заплатить.

Молодых, мускулистых, стремительно рванувшихся к нему, Опалин встретил одновременными ударами обоих рук. При его массе, силе и скорости, даже не нужно было куда-то специально метиться. В груди одного из нападавших гулко ухнуло, и он сломанной марионеткой упал под ноги скелета. Амулет внутри черепа послал колкий импульс боли в кости, заставив резко дернуться. Приказа убивать не было. Другому молодому не повезло — он остался жить со сломанными ребрами, в последний момент, уходя от удара скелета, быстрым поворотом корпуса. Остальных пленников, не двинувшихся с места, Владимир Анатольевич связал подобранной наверху веревкой.


Маг Ворант ходил среди связанных пленников с необычайно довольным видом. Даже лилово — синяя опухоль, сползшая водянистым оттеком на всю правую сторону его лица, не портила ему настроение. Взгляд его вспыхивал радостно и ликующе, словно при встрече с давно не виденными родственниками, когда останавливался на мальчике и девушке.

— Два девственника, костяшка! Целых два! Запуганных, измученных! Я о таком только мечтал, ты понимаешь, тупой костяк? Это как поставить на скачках на клячу, а она возьми и приди первой! Первой! Кляча! Эх, да это! Да это столько силы, столько силы! Даже тебе дам, скелетик! Сколько хочешь дам!

И маг снова и снова обходил по кругу связанных девушку и мальчика. Опалин, неподвижно стоя рядом с вперемешку сваленными, опутанными веревками людьми, с бессильной ненавистью следил за радующимся магом.

Когда, наконец, нарадовался, маг перекусивший на скорую руку едой «лесных людей» осмотрел площадку перед зданием. Приказал скелету очистить перед домом круг, диаметром метров пять и натолочь в пыль известняка. После заката, тщательно вымеряя расположение, сверяясь в этот момент с тонкой книжечкой в чешуйчатом кожаном переплете, вывел руны на земле лезвием ножа. Заставил костяк втереть в прорезанные в земле полоски известняковую пыль. В центре круга начертал ромб со звездами в вершинах. Достав из дорожного вьюка большой сверток, крепко перевязанный тонкими ремешками, принялся извлекать из него грубый каменный нож, острый маленький серп, несколько оплетенных лозой небольших бутылей, острые изогнутые иглы, кованные штыри и жутковато выгнутые крючья. Бережно, почти не дыша, установил в специальную подставку, с ажурной чашей наверху, камень — накопитель. По кругу, через каждые два шага, велел выкопать ямки и развести в них огонь.

Опалин тщательно запоминал всю последовательность действий мага. Он прекрасно теперь понимал, как маг собирается пополнить необходимые ему запасы силы, но сделать, что либо, находясь под контролем амулета, ничего не мог. Испытывая в это время дикую и бессильную ненависть к Воранту, он понимал, что любые его попытки ни к чему не приведут. Только будет хуже. Сейчас маг расслабился от неожиданной удачи — в его понимании — и не очень туго натягивал «поводок Хозяина».

В полночь, громко провыв низким голосом форму обращения к Силам на Грани, маг приказывающее махнул рукой и Опалин положил первой в центр вычерченного на земле ромба связанную девушку.


Кошмар продолжался всю ночь. Девушка, мальчик, стряпуха и молодой грабитель, умерли одними из первых.

Маг не торопливо, но и не мешкая, привычными и точными движениями, вспарывал им маленьким серпом животы. Блестящими, хищно выгнутыми стальными крючьями раздвигал разрез, вытаскивал внутренности наружу. Раскаленные кривые иглы вонзал в глаза, выжигая их. Вколачивал резкими ударами граненые штыри в легкие, короткими пассами рук и вербальными формами заклятий, удерживая сознание жертв на тонкой грани испепеляющей боли и темной пропасти смерти.

Камень — накопитель сыто пульсировал, наливаясь нездоровой багряной краснотой, словно вся кровь жертв в круге, стекалась к нему.

Дольше всех продержались главарь «лесных людей» и пленник со шрамами. Пленник уходил за Грань молча, не закрывая глаз до самого прикосновения к зрачкам раскаленных игл, как будто стараясь запомнить лицо мага до мельчайшей родинки и черточки. Главарь сперва начал торг, спокойно, взвешенно предлагая магу в обмен на свою жизнь добычу из Покинутых городов, словно и не лежал он на пропитанной, на глубину ладони кровью, земле. Потом сулил сотни золотых, но после тысяч бывшего владельца каравана, отца мальчика и девушки умершего перед ним, его сотни звучали жалко. Еще позже, уже лишившись глаз, с распоротым животом, начал изобретательно издеваться над магом. Просклонял его предков, обвинил мага в половой связи с грязными животными. Твердо, уверенно, плюясь кровью на каждом слове, заявил о непроходимой глупости мага и не желанности его, как мужчины, приличными женщинами. Здесь он, видимо, задел больное место мага. Тот гневно скривился, быстрым движением рассек ножом горло обидчика и плюнул, взбешенно вскочив, на его труп.

Когда начало рассветать, маг усталый, осунувшийся, но переполненный чужой, заемной энергией, нежно поглаживая наполненный под завязку камень — накопитель, велел скелету отрубить голову главарю и молчаливому пленнику. Затем достать из мешка череп маллдоского вепря и медведя, выложить черепа и головы по углам. Сняв с себя все, встать в скрытый под коркой запекшейся крови, центр ромба.


Процесс новой трансформации Опалина прошел на удивление быстро. То ли маг отшлифовал технологию и убрал все предыдущие шероховатости и ошибки. То ли огромное количество энергии позволяло существенно сократить время метаморфозы и избежать прошлых весьма впечатляющих по насыщенностью мук ощущений. Все-таки, пятнадцать человек, виновных и невинных пред ликами Всеблагих, мучительно расстались с жизнью, на его грубой копии жертвенного алтаря.

Чувствовал себя Владимир Анатольевич необычайно легко и полным сил. Чувствовал себя совершенным.

Во все кости его скелета словно вставили гибкие стальные полосы закаленной стали. Верхний слой костей приобрел матовый перламутровый цвет, полностью вытеснив желтый оттенок. Фаланги пальцев увеличились в длине и толщине, обзаведясь на кончиках выдвижными короткими костяными лезвиями. Очевидно, заранее предусматривая это, Ворант заказал мастеру Мертвого двора стальные перчатки с открытыми кончиками пальцев. А Опалин еще удивлялся, столь, вроде всем видимой, прорехе в его броне.

Верхние и нижние клыки челюстей удлинились, приобретя клиновидную форму. Явно наследие от вепря и медведя. Сам череп стал массивным, с увеличенной в толщине лобной костью. Опалину, чертовски не хватало зеркала.

Весьма удовлетворенный маг, красными, налитыми кровью от лопнувших от напряжения сосудов, глазами, оглядел получившееся. Осторожно трогая кончиками пальцев горячие еще кости, одобрительно кивал головой и счастливо улыбался. Закончив подробный осмотр нового тела костяка, приказал трупы и верхний слой земли, срезав, выбросить в любую глубокую шахту, оставшуюся землю перекопать. Сам, тщательно подперев жердинами обе двери бывшего дома «лесных людей» отправился спать. Кобылу, напоив и накормив тоже сам, привязал возле входа.

Опалин управился со всем порученным ближе к трем часам дня, не поленившись для каждого из замученных, вырыть отдельную могилу, найденной в каком-то сарае, ржавой мотыгой. Новое тело слушалось великолепно, словно не чувствуя усталости, мощно выбрасывая в стороны огромные комья влажной земли. Амулет подчинения пульсировал нудной зубной болью, но Опалин постепенно перестал обращать на буравящие череп короткие импульсы. Закончив, проверил, глядя сквозь щель в двери, спящего мага. Ворант спал, свободно раскинув в стороны руки, с выражением блаженной усталости на расслабленном лице. Опалин отошел к бревну. Присел, крепко взявшись за свой череп потянул его верх чуть выкручивая позвонки по часовой стрелке. Сухо щелкнуло, коротко кольнуло до самых пяток острой иглой боли, полосуя по всему скелету зазубренными лезвиями. Тянувшиеся за черепом зеленые нити, звонко лопнув, щупальцами бросившись вверх, впились в фаланги пальцев, сплавляя его руки в единое целое с лобной и теменной костью. Передохнув, медленно, словно отклеивая ладонь от древесной смолы, он освободил правую руку. Достал из ножен кинжал, нащупал свободное место среди рун Отрицания. Процарапал, ориентируясь на ощупь, в кости черепа недостающие две руны, замыкая цепь знаков вокруг амулета подчинения.

Камень полыхнул багровым цветом и медленно затухая, погас, превратившись в тусклую стекляшку. Опалин, не торопясь, осторожно покручивая в обратную сторону, насадил череп на позвоночник. Повторный щелчок возвестил об удачном соединении, зеленые нити плавно соскользнули с ладоней, обвивая позвонки. Подвигал головой из стороны в сторону, осторожно покрутил. Вроде все работает.

Встал. Быстро шагнув к двери в дом, ударом кулака выбил дверь. Успевшего среагировать на шум ломаемых досок, но не понявшего происходящего мага, толчком ладони отправил на топчан, с которого тот вскочил. Быстро и ловко связал, заранее припасенным ремнем не забыв сунуть магу в рот кляп. Не обращая внимания на испуганный взгляд и мычание мага, пошарив по карманам куртки и сумкам, нашел книгу в чешуйчатой обложке. Быстро пролистав, вышел во двор. Осмотрел взрытый им самим недавно участок земли, примеряясь как лучше начать вести ножом круг. Закончив с нанесением всех знаков на землю в круге и вычерчиванием ромба, разложил во вновь выкопанных ямках обломки досок двери и принялся ждать полуночи, проговаривая про себя словесную форму обращения к Силам на Грани.


Маг Смерти Костяного двора Ворант, не удавшийся благородный дворянин герцогства, не ставший богатым и влиятельным, умер с первыми лучами солнца.

Опалин выкопал для него могилу в стороне от остальных, не став сбрасывать труп в заброшенную шахту. Только крест, как на других могилах, ставить не стал. Кобылу мага, расседлав и сняв узду, отпустил. Череп Мертвого скакуна, предварительно сняв вьюки, немного подумав, расколол ударом шестопера. Все, что ему было не нужно, просто бросать, не позволяла неистребимое, даже в посмертии, чувство бережливости, закопал в приметном месте. Там же, обвернув смоченной в масле тканью, оставил и свой огромный щит, прикрыв им несколько сотен монет и несколько непонятных, но фонящих магией предметов найденных в тайниках «лесных людей». Взял взамен своего щита небольшой кулачный щит с выдвижным клинком, принадлежащий когда-то одному из грабителей или охранников купца. Сверился с внутренним компасом и картой оставшейся в наследство от мага, огляделся, ничего не забыл? На короткое время присев «на дорогу», встав, неторопливо зашагал в сторону ближайшего Покинутого города.

Начинался очередной, в этот раз самостоятельный, этап его нежизни в этом мире.

Глава 6

— Так детей купца, рядом с отцом их похоронил?

— Да. Там место хорошее, спокойное, светлое — вроде, как ива плакучая над ними растет. И пригорок, чистый, без сорняков. Ручеек течет рядом. Красиво.

— А мага? В шахту сбросил? Зверям диким оставил?

— Нет. Ни то, ни другое. Чуть подальше от всех замученных, могилу ему вырыл. Не стал его в саму шахту сбрасывать — человек все-таки, хоть и с черной душой. Хотелось сначала, да потом передумал. Только без головы закопал. Она ему не нужна уже, а мне для дела пригодится.

— Для дела ли? — слегка сомневаясь, задал вопрос седовласый, плотного сложения человек, в почти почтенном возрасте. Скорее всего, лет пятидесяти. В зеленой защитной куртке из грубой парусины, плотно прошитой тонкими полосками кожи и набитую, возможно шерстью. Удобно устроившийся за овальным, из драгоценного мраморного клена столом, с витыми ножками, для устойчивости грубо вколоченными в землю, на сумрачной лесной поляне.

В удобном кресле, с резной спинкой и инкрустированными серебром подлокотниками, сидел кузнец саур Самар, из селения Смязи, что на земле барона асс`Тенин. Задумчиво пожевав губами, он спросил:

— А ты, воин, не боишься, что его нечистая искра в тебе свой след оставит?

— Нет, мастер. Этого я не боюсь. Желуди же я добывать не стал, и в спячку пока не впадаю.

Звук голоса отвечающего был похож на ночной шелест холодного ветра. Сух, словно струящийся с ладоней песок и безжизнен, но кузнец весело хмыкнул. Широко улыбнувшись, потянувшись через стол, хлопнул собеседника по стальному плечу, крепкой, широкой ладонью, с почти ороговевшими от рукояти молота мозолями.

— Вот, правильно говорил тогда я! Знал, что Всеблагие не милостью не оставят. Не дадут твоей душе пеплом затянуться! Видишь, шутишь ты, почти как человек!

Кузнец скомкал улыбку, кашлянул. В мгновение посерьезнев, спросил переживающее, внимательно заглядывая в темные провалы, на месте глаз собеседника:

— Молился им, Небесным Защитникам? Или?

— Или, саур Самар, или. Не молился. Не услышат меня Всеблагие. Нежить я. Да и не здешняя, вдобавок. Мне больше Отцу Лжи молитвы творить пристало. Думаю ему понравится — не слышал он еще таких. — невесело покачал головой скелет в броне из синего металла. Даже без выгравированного на левом защитном гребне наплечника, клейма известного мастера Полночной империи Брабентера и золоченых насечек на остром тапуле нагрудника, она выглядела необычайно дорогой. По видимому всем великолепному качеству синей стали, мастерской работе и тщательности подгонки абсолютно всех деталей.

— Ты, воин брось, Лживого поминать! Услышит — не обрадуешься его вниманию! Он недаром Отцом не только лжи, но и обмана зовется, поверишь ему раз — и вскоре твоя искра в его рваный плащ вплетется! А на Всеблагих не обижайся. Их мало, а нас, под их взглядом, как муравьев — не посчитать.

Кузнец на секунду прервался, хитро глянул на костяка — Ты вина мне, что из Покинутого города принес, лучше еще налей и ответь — ты, вот как, тот подвал нашел, где броня твоя тебя ждала — дожидалась?

Скелет не спешил с ответом. На голом костяном лице, с перламутровым оттенком кости, не выражалось даже тени чувств, но любой, видящий его в этот момент со стороны, мог бы поклясться, что скелет глубоко задумался.

— Знаешь, саур Самар, так сразу и не ответить мне тебе. Словно потянуло что-то. Позвало. Уверен я был, что под грудой битого камня, под темной водой, дверь. И не заперта она — замок сгнил давно. Толкни посильней и выпадет из проема на пол. А броня в ларе, рядом, сразу при входе. Будто картинку нарисовали в голове. Яркую, четкую и с подробными деталями. Но, голосов никаких я не слышал!

Предвосхищая вопрос кузнеца, поспешно произнес скелет. Кузнец чуть поскучнел, видимо указующие голоса, в голове собеседника, им ожидались с твердой, внутренней уверенностью, и отрицательный ответ, несколько разочаровал его.

— Ну, не было голосов, так не было. Зато вот, отличная броня старой работы была. И шестопер, не чета твоему прежнему. Даже не шестопер, а прям Отец шестоперов!

Кузнец любовно провел рукой по граненному металлическому телу оружия лежавшего на столе. Вслед за движением руки саура Самара, по металлической рукояти оружия, пробежала волна синего пламени, словно играя с ладонью кузнеца в догонялки.

— Не делают сейчас, таких вещей. Лучшая синяя сталь из Стальных гор. Наговор на крепость металла, свинцовый заговор на утяжеление удара. Хороший маг Земли, заклятия эти накладывал. Не меньше магистра рангом, это точно.

Кузнец влюблено смотрел на шестопер, лежащий на столе.

— Цены ему нет. Такое оружие, в бывшей Полночной империи, по двойному весу за золото отдавали. Именно отдавали, не продавали, нет. Не каждому по руке работа мастера Брабентера, не все могли его клинки в руки взять. Не знал, что он шестоперы и броню делал. На заказ, наверное, работал. Для графа или лорда имперского, какого. Да только заказчик в Эпоху разрушений, видать сгинул.

— То есть, как не давалось? Руки, синим пламенем, жгло?

— Да, нет Опал. Просто не могли взять те, кто душою не чист и сердцем зол. Саур Брабентера для ордена Светлых паладинов оружие делал. Не терпели его мечи темноты в Небесной искре владельца.

Скелет чуть раздвинул челюсти, обозначая легкую улыбку. Саур Самар уже научился определять по скупой мимике и жестам необычного собеседника его настроение.

— Саур Самар. Ну, какая у меня душа? Да еще светлая? Тем более после того ритуала…..

Мастер сильно хлопнул ладонью по столу, придержал покачнувшийся кувшин с вином, сурово сдвинул брови.

— Ты, Опал, не скалься давай клыками своими, и с этим не шути! Не местный ты, твоя правда, и вот поэтому многого не знаешь. Не дело такими словами бросаться! Я за тебя молитву Всеблагим творил и светильник жег! Так вот! — саур Самар сделал многозначительную паузу — Не погас мой светильник во время молитвы! Ровно пламя горело! И копоти не дало. А в конце молитвы пламя поднялось и кольцом опало! Услышали Всеблагие мою молитву!

Кузнец Самар торжествующе поглядел на Опалина, сидящего напротив. Владимир Анатольевич виновато развел руками — сауру Самару он поверил. Месяц самостоятельного блуждания по Покинутому городу и рядом с ним, навел его на мысль, что здесь, в этом мире, все не так просто, как кажется. По крайне мере, культ Всеблагих Защитников, возник не на пустом месте. Да и вера в других богов. Несколько раз, в безлунные ночи, он чувствовал на себе чей-то невыносимо тяжелый, буквально пригибающий к земле, недобрый взгляд. Даже посреди пустынной городской площади. А морок глухой, каменной стены, на одной из улиц города? Опалин уже развернулся и собрался искать обход неожиданного тупика, не должного существовать по всем правилам застройки городов, прямо на одной из центральных улиц. Как грохот рушащегося здания за спиной, заставил его быстро обернуться. Когда облако серой пыли осело, монолитной стены, сложенной из огромных, массивных блоков, впереди не было, а перекрывая улицу, высотой этажа в три, перед ним возвышалась груда обломков обрушившейся высокой башни.

Он прикинул тогда, что если бы не мираж стены, то из-под завала ему пришлось бы выбираться минимум дня три. И вряд ли обошлось бы без повреждений скелета. Вопрос, кто создал мираж и не пустил его под обвал, остался открытым.

А находка в подвале затопленного дома? Вот кто бы в здравом уме, без особой в этом необходимости стал нырять в мутную и грязную воду, заросшую тиной? Не зная точно, что под водой скрывается дверь в сокровищницу, лезть в полу котлован, в полу болото, с обваливающимися целыми глинистыми пластами, от легкого прикосновения, краями?

Опалин тогда, влекомый странным, неясным зовом, с оглядкой приблизился к затопленному котловану, возле неустойчиво покосившегося здания. Внимательно осмотревшись, на случай присутствия Бродячих Псов, он не увидел ничего стоящего его внимания и собирался уже уходить. Но ноги не послушались, а зов, наоборот, усилился. Пришлось нырять в неприятную даже на вид воду. Прямо в доспехе. Были причины. Когда вынырнул с добычей в руках, то зло выругался, от сильной досады. Причины, целых три, сидели почти у края воды.

На краю котлована, его терпеливо дожидалась тройка Бродячих Псов. Кошмарная смесь нескольких скелетов умерших и поднявшихся собак. Массивные в кости монстры, с тяжелым, клиновидным черепом. Медлительные, но с невероятно крепким костяком и зубами, рвущими металл как бумагу. При первой встрече с этими порождениями извращенной не жизни, Опалин мгновенно лишился наголенника левой ноги, просто и незатейливо, откушенного одним из этих собачьих монстров. Владимир Анатольевич, взбешенный потерей части доспеха и несколько напуганный неожиданным нападением агрессивного костяка пса, быстрым движением расколол хребет монстра. Из-за угла соседнего дома, тут же, приковыляли еще две, не мертвые собаки. Тогда-то и выяснилась их неприятная особенность охотиться тройками, сила челюстей и прочность скелета. Можно сказать, что он даже «запыхался», уворачиваясь от собачьей нежити, сильными ударами дробя их толстые кости. В итоге странной, без звучной битвы, он лишился еще и правого наруча, а на рукояти шестопера остались глубокие борозды от клыков монстров.

Агрессивное поведение мертвых псов очень удивило Владимира Анатольевича и заставило его, передвигаться дальше, по Покинутому городу, с оглядкой и осторожно. Ранее он шагал по городу, ровно на прогулке. До встречи с костяной собакой, все не мертвые скелеты послушно замирали перед ним, в полной готовности выполнить его любое приказание. Как это становилось ему ясным, было не понятно, но приятно. Самолюбие тешило. Соответственно, он и расслабился. За что тут же был наказан нападением тройки не мертвых псов. Скорее всего, в псах что-то осталось от когда-то живых тварей. Возможно, они каким-то образом чуяли, что он не совсем, истинный не мертвый скелет.

Вот и сейчас псы угрожающе сдвинулись к самому краю котлована. Крепко уперлись лапами в землю. Все-таки вода их отпугивала и в сам котлован они не лезли. В черепах собак быстро вспыхивали и гасли зловещие зеленные огни. Если бы они были живыми, то сейчас их шерсть стояла бы дыбом, из горла неслось глухое, угрожающее рычание. А с оскаленных клыков капала пена.

Самое обидное в этом случае было то, что не было никакой возможности развоплотить их как костяных коней или обычных скелетов.

Не цеплялись их нити, скрепляющие кости скелетов собак, нитями Опалина, как он не старался. Наоборот, тонкие ленты зеленых щупальцев псов, сами старались впиться в его основу и жадно выпить всю энергию. Их мерзкие, колющие холодными иглами кости его скелета прикосновения, были похожи на жалящие укусы насекомых. Владимиру Анатольевичу с трудом удалось отцепить, впившиеся в него тонкими жалами, жадные щупальца.

Тогда он потерял, почти половину своей энергии. Положение было бы катастрофичным, если бы не сотни бродящих по городу костяных батареек, с радостью отдающих ему свою энергию. Очень неприятным моментом, при такой «подзарядке», являлся гнилостный, затхлый вкус поглощаемого и его скудность. Но больше, приносить в жертву людей ради получения энергии, Опалин не собирался.

«Ну, или это будут уж совершенно отъявленные душегубы, достойные самой мучительной смерти» лукавил он сам с собой.

Вдалеке, редко, раз пять за почти тридцать дней, мелькали, прижимающиеся к земле, тихо крадущиеся фигурки местных мародеров. Осторожно, с разумной опаской, пробирающихся по развалинам домов Покинутого города. Мгновенно исчезающих в дырах стен и темных дверных проемах пустых домов, при появлении с рядом ними бессмысленно бродящей нежити.

Шатающихся бесцельно скелетов по улицам, захламленных, засыпанных многолетним мусором, обломками выпавших из стен кирпичей, истлевших каркасов телег, карет, матерчатых навесов над входами в лавки, было довольно таки много. Создавалось устойчивое впечатление, что бывшие местные жители, абсолютно никто, ни один человек, не успели покинуть во время непостижимого катаклизма город и теперь вечно склонялись по улицам и переулкам. Слишком уж их было огромное количество. Будто покойники, со всех окрестных кладбищ, сюда на жительство перебрались.

В сами дома, не мертвые не заходили, предпочитая оставаться на широких улицах или сбиваться в плотные толпы на просторных площадях и перекрестках. Замирали надолго в неподвижности. Заносились разнообразным мусором, несомым ветром. Потом вдруг, неожиданно, распадались на хаотично движущиеся одинокие костяки, что бы через пару часов, вновь собраться на другой площади или перекрестке. Нелогичное даже для не мертвых поведение.

Особенно пугали небольшие скелеты детей, при жизни лет шести — девяти, с истлевшими тряпичными куклами и рассыпающимися от времени медвежато — зайцами в руках. Они, наоборот, в отличие от более «взрослых» скелетов, неподвижно стояли в глубокой тени, прячась от солнца. Один из маленьких скелетов вверг Владимира Анатольевича в долгий ступор, зажав между ног деревянную палку и попытавшись проскакать по улице, размахивая настоящим ржавым мечом. Сухие кости маленьких ног заплелись, малолетний нежить упал. Ржавый меч проскрежетал по тонким ребрам, проклюнувшись зазубренным жалом в районе худой поясницы. Скелетик поднялся, чуть-чуть постоял. Не обращая внимания на дзинькающую по костям железяку, куда-то побрел, сгорбив плечи и уныло опустив череп. На ходу, он пару раз провел в районе бывшего носа желтой кистью маленькой руки.

Мародеры, таких скелетиков и места большого скопления нежити обходили далеко за пару кварталов. Хотя, если проанализировать поведение костяков, то живыми они здорово и не интересовались. Реагировали, это да. Шли за ними. Но преследование сразу бросали, стоило неудачнику- мародеру скрыться из вида. Ни разу Владимир Анатольевич не заметил безостановочной погони костяков, обнаруживших живых и стекающихся со всех сторон к этому месту не мертвых, как описывается в многочисленных фентези и ужастиках Стивена Кинга.

Сам Опалин местными сталкерами нисколько не интересовался и внимания на них не обращал. Каждый зарабатывает, как может.

К тому же, в смелости, ну или полной глупости, этим людям не откажешь. Сунуться, на свой страх и риск, в кишащий мертвецами, как склизкими белыми червями труп задавленной собаки Покинутый город. Войти двойкой — тройкой напарников в главный персонаж страшных сказок и область действительно реальной опасности. Лезть за пыльными, истлевшими, наполовину вросшими в залежи двухсотлетнего хлама сокровищами, в комнаты заброшенных зданий, готовых в любую минуту обвалиться от небольшого толчка. Нырять в темные, затопленные подвалы. Вновь играя в рулетку со смертью, уже потом, возвращаясь обратно с нелегкой добычей, рискуя попасть в засаду «лесных людей» или нарваться на разъезд конных егерей герцогства. И быть без суда повешенным на ближайшем дереве или с перерезанной глоткой сгнить в овраге? Тут или полное отсутствие страха в человеке, либо полное отсутствие мозгов в нем же.

Пусть бродят, глупцы или храбрецы, Всеблагие им судья, ему до них никакого дела нет. Если только люди сами, не вынудят его, обратить на себя внимание. Некоторые, видимо особо продвинутые, были, со слабо мерцающими искрами заклятия, сетями для ловли нежити. Таких деятелей, он старался обойти стороной. Была мысль напустить на них бродячих скелетов и отобрать опасные для него сети, но что-то глубоко внутри, позволявшее все еще ощущать себя человеком, останавливало от подобных действий. Что-то неправильное было в этом. Мысль, о натравливании мертвых на живых, вызывала стойкое состояние отвращения.

Хотя вот местные жители, в этом случае не рефлексировали. Но это из разряда африканского людоедства. Там это является традицией, но разве кто-то считает людоедов людьми?

Ладно, будет еще время на философствование, а сейчас нужно решать серьезную проблему с Псами. В очень невыгодном положении он находился. Да и Бродячие Псы, после стычек с ними в городе, поневоле заставили себя уважать своей стойкостью в схватках — ни один не убежал, бились до последнего, рывками волочась к нему на передних лапах с перебитой шестопером спиной, клацая своими, больше похожими на медвежьи капканы массивными челюстями.

Котлован был с одной стороны огражден глухой, без окон, стеной здания и высокой, полностью заросшей плющом, каменной оградой с другой. Единственный выход из небольшого городского болота на твердую землю перекрывала тройка не мертвых собак. Надеяться, что им надоесть ждать его и они уйдут, было бессмысленно.

Опалин недовольно разжал пальцы рук, выпуская большой и тяжелый сундук, найденный им в подвале. Поудобней перехватил шестопер. Выдвинул клинок на кулачном щите. Стальное жало нанести вред собакам не могло, но помогало удерживать их на безопасном расстоянии.

Стремительным прыжком, ухватившись рукой со щитом за корень упавшего рядом с водой дерева, выскочил далеко за край котлована. Поскользнулся, выставляя незащищенную ногу, в качестве опоры, вперед. Несколько не рассчитал сил, выпрыгивая. Один из монстров безоглядно кинулся вперед и подставил свою пустую голову под сокрушительный удар шестопера. Двое оставшихся псов дружно отскочили, медленно пошли по кругу, внимательно следя за каждым движением своего противника.

Как назло, ни одного послушного скелета рядом не наблюдалось. Выпад в сторону правого пса, быстрый разворот на месте и молниеносный удар по хребту левого. Вода мутными струйками плеснула из сочленений доспеха. Пес резво отскочил, удар вышел смазанным, но задняя нога собаки с хрустом отломилась в области заднего коленного сустава. Уже легче. Рывок на открытое пространство. Кованое жало щита сунуть в пасть подбитому костяку. Размашистый, с целью только отпугнуть, по пологой дуге, полет шестопера. Воздух зло гудит вспарываемый стальными лопастями оружия. И неожиданный удар в бок, от насаженного на клинок пса.

Костяная сволочь умудрилась перекусить выдвинутое жало щита и стремительно атаковала широко распахнутой пастью с обломанными клыками. Но это была ее последняя удача. Пеньки клыков монстра не смогли прокусить подвижный набедренник доспехов, бессильно соскользнув по металлу. Опалин моментально воспользовался неудачей противника, переломив ударом щита не мертвой собаке хребет. С трудом сбросив с руки покореженный кусок металла, бывший до схватки неплохим щитом, перешел в наступление. Быстро круча шестопером загнал последнюю не мертвую тварь, из тройки Псов, в угол между домом и стеной. Попавший в тупик монстр дернулся из стороны в сторону, на секунду замер, поджал короткий голый хвост и припав к земле на передних лапах, покорно вытянул шею вперед, подставляя под удар свой череп.

Опалин еле остановил, в миллиметре, от покорно склоненной шеи пса, движение набравшего инерцию шестопера. Руку ощутимо тряхнуло. Поглядел задумчиво на замерший костяк с поджатым хвостом, мысленно сплюнул.

Не поднималась рука на явно просящего пощады монстра. Развернулся и полез с имитацией вздоха, обратно в заболоченный котлован. Доставать из мутной воды, брошенный на илистое дно, перед схваткой, найденный сундук.

Сейчас эта удачливая тварь сидела на расстоянии метра от него и внимательно следила за каждым движением вновь обретенного хозяина. Мастер Самар поглядывал изредка на костяного пса и даже бросил ему кусок мяса. Только после разрешающего кивка Опалина пес подобрал угощение. Кусок мяса мелькнул в голой пасти между многочисленных клыков. Полыхнул мутным белым цветом, осыпаясь сквозь пустоты грудной клетки прахом мумифицированных волокон.

— М-да, тогда ночью, здорово напугала меня, твоя собачка. Ну, той ночью. Я уж, струхнув не на шутку, её большим молотом собирался приголубить, как увидел кто в дверь скребется. Потом смотрю, что-то в пасти нежить держит. А эта тварюга на землю твою записку положила и в сторону отошла. Умная скелетина. Не каждый живой пес сообразит так сделать. И потом еще отошла, немного в сторону, когда я за бумагой потянулся. А что костяка-то обычного не прислал? Сам ведь говорил, ровно куклы они перед тобой.

— Веры у меня к ним нет, мастер Самар. Чувствую вот, что Пес не предаст и на тебя не кинется и других живых обойдет, мой приказ выполняя. Даже людей истекающих теплой, манящей нежить, кровью. Я ему, Псу, когда внушал, что надо делать, словно в внутрь него заглянул. И знаешь, саур Самар, кроме беспредельной верности и тени радости от появления в его не жизни хозяина, ничего больше не ощутил. А эти, бродячие костяки….

Опалин или Опал, как его упрямо, раз за разом величал саур Самар — был, по словам кузнеца, лет десять назад в Великом маркизате Саграм, с таким именем благородный рыцарь и отменный воин. Из-за чего-то очень сильно обидевшийся на всех магов и беспощадно вырезавший их года три подряд, пока его не окружили в одной из деревень и не сожгли заживо в доме, где он укрывался, с остатками своего потрепанного, в схватках с магами, копья.

Почти тезка, того безжалостного к магам воина, разочарованно махнул рукой.

— Вот «пью» их и кроме тупости и злобы ко всему живому ничего не чувствую. Противно. Замирают послушными болванами, пялятся безглазо. Если им прикажу, за мной толпой ходят. Но вот, понимаю я как-то, что неискренне они все делают. Словно повинность отбывают. А будь их воля — разорвали бы за один миг. Вроде и оснований для такой уверенности у меня нет. Но, вот душа не принимает их и все. Не могу я с ними рядом быть. Душно. А с Псом могу.

— Правильно, Опал. Не можешь. Живой ты. А они нет. Их искры уже за Гранью, а тут прах Отца Лжи бродит. Они суть его и плоть его. Ты сам это понимаешь, только признаться в этом не хочешь. Все нежитью себя величаешь. Ты настоящую нежить-то и не видел еще. Вот вернешься от Стальных гор, тогда поговорим. Если вернешься, сохрани тебя Всеблагие!

Кузнец быстро сотворил охраняющий от злых сил знак.

— Чует мое сердце, зря ты туда идешь. Там кроме личей и нежизняков ничего нет. Зло одно.

— Надо, мне туда саур Самар. Очень надо. Вот так.

Опал резко провел под своим горлом рукой в стальной перчатке.

— Я ведь не знаю ничего об этом мире толком. В магии здешней, как младенец. Даже не шаг, шажочек не сделал. Толку от всех знаний, что у меня здесь напиханы — Опал глухо постучал по литому, плотному черепу — полный ноль. То есть пустой круг, как у вас, здесь говорят. Со всеми моими силами и знаниями, меня любой опытный некромаг заклятой сетью в два счета спеленает. А магистру только пальцем шевельнуть нужно. Я даже шестопером махнуть не успею. Наложит на меня «Стеклянную паутину» и все — буду стоять каменной статуей и смотреть, как меня вяжут. А я об этом заклинании только читал и противоядия от него не знаю. А добыча я знатная, даже без доспехов и этого, как ты говоришь, волшебного Отца шестоперов. Мыслящий скелет. Да еще иномерянин. Второй раз уже так легко не выкручусь. Проведут двойной ритуал подчинения и без разрешения нового господина, голову не поверну. А мне этого не хочется. Не люблю господ над собой!

— Ну, этого никто не любит. Только вот личи то, тебе зачем? И нежизняки?

— Затем же, зачем мне и череп мага. Знания их мне нужны. Когда Ворант второй раз меня трансформировал, то головы главаря «лесных людей» и старшего охранника заставил, помимо черепов зверей, по углам ромба выложить. Я спервоначала не понимал, зачем, а вот сейчас их навыки и что умели они при жизни, во мне. Пользуюсь. Мечом, кстати, вот владеть стал неплохо и еще….

Опал стащил с руки, ловко отстегнув подпружиненные крепления, стальную перчатку. На мгновение замер, видимо напрягшись. Чуть сдвинул плечи вперед, вытянув собранные щепотью, голые фаланги пальцев руки в направлении ближайшего дерева. В бывших местах ногтей, выдвинулись небольшие зазубренные лезвия. На поверхности костей проступила, обволакивая кончики пальцев, красная пленка. Быстро принявшаяся наливаться багровой, неприятной на взгляд, дымкой. Пленка резко вспухла лопнувшим нарывом и в сторону дерева, еле заметно глазу, метнулась огненная клякса. Впилась в темную кору, проплавляя сквозную, рваную дыру в необхватном теле ствола кряжистой ели.

Опал расслабился, встряхнул кистью руки, сбрасывая оставшиеся на кончиках костяных лезвий пылающие капли пламени. Обернулся к сауру Самару.

— Ну и это пока все, что могу делать. Энергии и знаний не хватает. Довольно слабым магом Огня, был главарь «лесных людей».

— Да уж, конечно слабым, конечно. Как скажешь, Опал, как скажешь…. Совсем, совсем ничего не мог, покойник.

В такт своим словам кузнец потрясенно поматывал головой. Пораженный до глубины души продемонстрированным, Самар медленно поднялся из-за стола. Неторопливо подойдя к дереву, пощупал обожженные края дыры. Попробовал просунуть кулак. Задумчиво обернулся к скелету.

— Опал. Что спросить-то хочу. Ты, вообще, знаешь, что нежить ни огня, ни воды не терпит? А ты вот за доспехами в котлован-болото ныряешь, огнем кидаешься. Деревья жжешь.

— Так ты сам, саур Самар совсем недавно утверждал, что я не настоящая нежить.

В безжизненном голосе костяка, чувствовалось легкая насмешка.

— Я? А, ну да, ну да…. Говорил, ага. Это ты меня с разума сбил, огненной кляксой своей.

Быстро оправдался саур Самар. Он еще раз изумленно покачал головой, осматривая ствол дерева с другой стороны. Заглянул в дыру. Уставился на Опалина сквозь выжженное отверстие одним глазом. Хитро прищурился.

— Только вот матерому, старому личу, твоя огненная магия на один зуб. Неприятно ему будет, это точно. Но вот так его просто, плевком огненным, его не развоплотишь. Посерьезней магию надо. А тебе, как я понял, такой и нужен. Со знаниями.

— Так и я на него в лоб, дуром, не полезу. Думать сперва буду. Как и что. Может и отступлюсь. А что касается, магии посерьезней, то кто меня учить будет? Нет учителей поблизости. Не вижу я их и здесь, уважаемый Самар. Вот сам, понемногу и пробую. Кое-что получается. Благо, Ворант книги, в склад на Мертвом дворе мне приносил, с описаниями заклинаний, разных ритуалов. С указаниями, что для получения нужного результата надо делать. Поправлять вот только некому, мои ошибки. Намучался, только с одной этой «кляксой», целых двое суток. Первоначально только слабыми искрами брызгал, как китайский бенгальский огонь.

— Какой огонь? Китлайский? Что за страна такая?

— Никакая, саур Самар. Нет ее здесь, далеко она…. - тихо ответил скелет. И столько горечи и безысходной тоски слышалось в его коротком ответе, что мастер Самар засуетился, стараясь отвлечь от неприятных воспоминаний своего собеседника. Вернулся к столу. Забрался поспешно в кресло, глотнул вина.

Быстро, торопливо заговорил, спеша загладить возникшую неловкость.

— Ну, давай свой список, Опал. Давай. Что там тебе нужно — то для превращения собачки твоей. В этого, демона твоего. Как имя то его, я запамятовал, ты говорил?

— Танк.

— Ага, точно, Танк! С зубами. Ладно, ну-ка поглядим, что я найти для тебя смогу.

Саур Самар развернул плотный лист желтоватой бумаги, полностью исписанный названиями нужных эликсиров, кислот, щелочей. Необходимых инструментов и важных ингредиентов для осуществления метаморфозы не мертвого Пса. С подробным количеством потребного и точного указания, до грамма, веса лунного металла. Похмыкал. Подчеркнул пару строк, вечным пером-самопиской в золотом корпусе, подарком от Опалина. Задумчиво почесал в затылке, положив на стол лист.

— Ну, инструмент-то, я тебе сам скую. Несложно. Металл добуду быстро, его в лавках от кузнечных цехов свободно продают. Твоего золота, тут даже с большим избытком будет. А вот кислоты разные и дрянь эту ядовитую…. Как её?

Вновь подтянул к себе лист бумаги, нашел взглядом, подчеркнул, трудное для произношения вслух слово, крепким ногтем. Беззвучно пошевелил губами, проговаривая про себя сложное название. Выговорил медленно, по слогам:

— Элексиарат стабри….стабилизи…. рую…. Ющий! Вот сложное слово маги, придумали! Так вот, эту твою просьбу выполнить быстро не смогу — в большом городе искать надо будет и с оглядкой искать. Сам туда поеду. Наши герцогские маги не любят колдунов деревенских. Сразу в тревожный свисток свистят, дозорных Службы Надзирающих зовут. Ну да есть у меня знакомый там один, выполню я твою просьбу. Не сомневайся. Обязан он мне, кое-чем. Да и платишь ты щедро, ровно лорд старой империи. Тоже вот, опять мне задача. Поберечься от ненужных взглядов надо. Золото, оно к себе злых людей тянет. Хоть и чистый металл, благородный, но недобрый.

— Не плата это тебе, мастер Самар. Подарок. В Покинутом городе золота бесхозного много. Да не нужно оно мне. Есть, я не ем. В бордели не хожу. Нет у них таких услуг в прейскуранте. И у меня кое-чего нет. Скакуна благородных кровей что ли, мне для дороги купить? Не выйдет. Лошади от меня в испуге шарахаются. Так что, ни к чему золото мне. Вот, если только Псу золотой ошейник сделать? Возьмешься, мастер Самар?

— Псу? Твоему? Золотой? Шутник ты, Опал! — коротко хохотнул мастер.

— Твоему Псу я стальной скую и нагрудник, как ты просишь, сделаю. Перчатки давай вот снимай. Буду переделывать. Жаль работу такого великого мастера портить, но тебе, огнем в них плеваться, не сподручно будет.

Мастер Самар встал из кресла, протянул на прощание руку скелету. Крепко пожал холодные кости пальцев.

— Приходи через семь дней сюда же. Кресла да стол спрячь. Не дай Всеблагие, наведет злой дух, какого охотника на полянку, будет потом разные ужасти по деревням плести. Из города я, к этому сроку, вернусь. Перчатки твои и нагрудник Псу принесу. Тогда и скажу, как с остальным сладилось. А Всеблагим ты, Опал, обязательно помолись! Я вот тебе и Малый свод, старых еще времен, принес.

И не давая возможности для возражения со стороны скелета, быстро выложил на стол тоненькую истрепанную книжицу с выдавленным на лицевой стороне переплета Небесным ободом Всеблагих Защитников. Крякнул, поднимая с лавки тяжелую, кожаную сумму, доверху наполненную золотыми монетами чеканки Полночной империи, толстыми золотыми цепями, перстнями с варварски выковырянными драгоценными камнями из оправ. Прихватил связку оплетенных, окаменевшей от времени лозой, кувшинов с вином более чем двухсотлетней выдержки. Не оглядываясь, неспешно зашагал вглубь леса по еле заметной звериной тропке, покосившись на сторону под тяжестью груза. Уже почти скрывшись за еловыми ветвями, обернулся на секунду, дружески махнул рукой.

Владимир Анатольевич махнул ему в ответ. Несколько минок посидел за столом недвижимо. Пес, чуть склонив голову набок, внимательно смотрел на него. Задумчиво подтянул к себе кувшин с недопитым, мастером Самаром, вином из склада в Покинутом городе. Плеснул еще немного в почерневший от прошедших столетий, медный, с изящной чеканкой кубок. Поднес вплотную к безносому лицу. Попытался уловить запах, нахваливаемого кузнецом вина. Не почуял. Глянул мельком на Пса. Услышав неприятный скрежет сминаемого металла, перевел взгляд на ладонь с зажатым в ней кубком. Когда-то красивой формы сосуд, превратился в неопрятный комок меди. Вино, тонкими, пурпурными струйками стекало с белой кости ладони. Брезгливо встряхнул рукой, выбрасывая испорченную вещь. Другой, чистой рукой, что не в вине, подтянул к себе Малый Свод. Открыл осторожно, чуть помедлив, первую страницу.

Земля под его ногами не разверзлась. Гром не грянул, молния с небес не поразила кощунствующую нежить. Костяной Пес лениво сменил позу, положив лобастый череп на вытянутые вперед желтые кости лап. Наступал поздний вечер.


Малый свод Всеблагих Небесных Защитников, оказался небольшим сборником коротких молитв на все случаи жизни. С просьбами о защите урожая от града и саранчи. Жилища от пожара и путника от грабителя. О помощи Всеблагих в новых начинаниях и даровании небесной благосклонности новорожденному. Но, дочитав до конца, Опал уловил интересную особенность общей направленности Малого свода. Не встретилось ни одной молитвы о наказании небесами обидчика или врага. Наоборот, была очень необычная по содержанию молитва, где-то в середине свода. В ней, молящийся, просил прощения у Всеблагих, что не смог защитить своих близких и просил даровать быструю смерть от хладной стали.

В целых трех молитвах, написанных лаконичным, строгим языком, обещалось, взамен за помощь в расчете с врагами, свершить любой подвиг по выбору Всеблагих. Владимир Анатольевич, очень удивленный такой направленностью молитв, даже перечитал их еще пару раз, хотя в этом не было ни какой необходимости с его абсолютной, фотографической памятью.

Вообще, текст выглядел так, словно его писал сперва гроссмейстер какого-нибудь рыцарского ордена и только потом, его вычитали, убрали крепкие выражения и смягчили излишне резкие обороты.

Чувствовалось, что рука писавшего первоначальный вариант, больше привыкла сжимать рукоять меча, чем стержень пера. Ни какого всепрощения и подставленных щек. Ни одной жалостливой просьбы и унижения в именовании себя рабом божьим или слугой. Что-то похожее на кодекс бусидо в вольной, литературной трактовке.

И, что интересно, обращение в некоторых молитвах к ипостасям Всеблагих Защитников в Гневе, наводило на любопытные мысли о самом мастере-кузнеце или по местному, сауре Смаре.

Мы есть то, что мы едим. Если допустить вольность и перефразировать, то мы читаем то, что отвечает нашей внутренней потребности. Соответственно и молимся тем богам, что наиболее соответствуют нашему внутреннему содержанию. Так что не так прост уважаемый саур Самар и его оговорки на тему деревенских колдунов, должников в среде магов герцогства, навевало определенные мысли. А если еще учесть, что при виде огромной груды золота в кожаной сумме, его глаза совершенно не полыхнули алчностью. Он лишь, как-то моментально, определив ценность груза в монетном эквиваленте, сразу заинтересовались изящной чеканкой на старом медном кубке. Конечно, только после ощупывания и чуть ли не облизывания брони работы легендарного саура Брабентера. Никак не вязалось его поведение с обликом деревенского кузнеца.

«Нехорошо получилось» — мелькнула мысль о раздавленном и выброшенном в траву кубке. Кстати, подобрать нужно и в реку бросить.

«Хорошую вещь вот испортил, поддавшись остаткам эмоций. Мастеру сосуд очень глянулся. Но радует, что хоть что-то еще осталось от эмоций» подумал Опал, вновь бездумно листая страницы свода.

«А все ага, умгу мастера и якобы сложности с произношением сложносочиненных слов — наносное, вынужденно натянутая маска. Ни разу он не назвал магов — магиками и не чёкал. Всегда произносил — что. Скорее всего, саур Самар и сам был магом, скорее всего магом Земли. Заклинания на шестопере определил ведь с первого взгляда. И уровень накладывающего их указал точно — на рукояти, под хитро сдвигаемой пластинкой из истинного серебра, об этом имелось прямое указание. Под узкой пластинкой было вытравлено имя мага, заклинавшего оружие — асс`Улнол, магистр Земли. И Пса он нисколько не испугался тогда ночью. Притворялся. Пес, потом, передал мысленный образ грозного воина с огромным молотом в руках и ни капли страха в его позе. Но, разоблачать мастера мы не будем. Ни к чему. Мало ли, что у человека было этакого страшного, загадочного или стыдного в прошлом, если он удалился на самую окраину герцогства и ударился в религию».

Действительно, саур Самар, с прямой, гордой осанкой, властными жестами, иногда прорывающимися в его размашистых движениях, как-то не вязался с образом малохольного богомольца. Скорее ему подходила роль смелого вождя, грозного предводителя воинского отряда, в прошлом проигравшего важное сражение или затеявшего неудавшееся восстание. Поэтому удалившегося в дикую глушь и сменившего имя, все привычки и образ жизни.

Но это его тайна и ради глупого любопытства терять так счастливо приобретенного, не друга, нет, но хотя бы просто хорошо относящегося к необычной нежити и помогающего, пусть и за немалые деньги, человека, было бы полным безумием в его положении.

Опал, когда прижавшись лбом к черепу Пса, пытался влить в него мысленный образ кузнеца и дорогу к его дому, осознавал, что его попытка завязать контакт таким способом отдает сумасшедшинкой и полностью авантюрна. Но соваться в селение Смязи самому, было еще большей глупостью. Его на долгие годы запомнили местные жители.

Разве можно забыть нежить стоящую у крыльца трактира в полной стальной броне с опасной железной дубиной в руках? На чей черный металл нагрудника, отчаянные смельчаки плюнули пару раз, а мене храбрые, кинули в нежить из-за забора камнями?

С пылающими, ядовитым зеленным огнем, глазницами. На фоне темного ночного неба и холодных Лун — Сестер.

А расходились местные пейзане по домам именно в это время. Так что, увидев его одного, без мага, мигом поднимут панику, сообщат местному барону и явится по его душу полное копье во главе с магом и грозным бароном. Присутствие рядом страшных Покинутых городов, кровожадная нежить, шустрые зомби, кидающиеся на всех подряд, возникающие неизвестно, как и откуда, давно избавили местных жителей от легкомыслия и неосторожности. Сбегали бы к барону, пацанята с письмом от старосты и менее чем через день, по округе бы рыскало копья два — три во главе с магами.

Работа у барона такая, своих смердов защищать. Ну и Эпоха Разрушений с тысячными толпами нежити, пожирающей всех живых на своем пути, оставила неизгладимый след в людской памяти. Повторения ни кому не хотелось.

А гулящая свободно по округе, вооруженная и бронированная нежить, это не одна костяная собака, ведущая себя осмотрительно и не заметно. Да и честно признаться, слабо верил Опал в свою затею с запиской адресованной кузнецу. Надеясь на свою несуществующую удачу, поступал.

Не было другого выхода. Или не видел. Поначалу он хотел ограбить ближайшую магическую лавку, но сразу, же отказался от безнадежной затеи. Вовремя вспомнились упоминания о сторожевых заклятиях в трактатах, читаемых им в складе на Мертвом дворе.

Оставался единственный, мизерный шанс добыть необходимое — завязать, на платной основе, контакт с кузнецом из селения Смязи., Тогда, при мелком ремонте доспехов, кузнец отнесся к нему очень хорошо и крайне плохо к его бывшему хозяину, магу Воранту, ныне покойнику.

Тоже немалый риск. Вполне возможна была ошибка в оценке внутреннего содержания человека. А если бы просто оказалось, что кузнец не грамотен? Не смог сам прочесть и отнес послание местному феодалу? Опять барон с солдатами и магом появляются на горизонте. Поэтому, когда пес вернулся с двумя короткими словами «Жди. Приду» на обороте послания, то Опал на радостях быстро сбегал в Покинутый город и притащил оттуда стол и два кресла на поляну, выбранную местом встречи. Для скорости бега, сняв свой частично поврежденный Бродячими Псами доспех.

Весьма неосторожный поступок с его стороны. А если это написал не кузнец? А господин барон? Было бы весело. Опал даже мысленно захохотал, представив, как баронские дружинники, с почему-то непременно толстым магом, подкрадываются к месту встречи с ловчими сетями в руках. Осторожно раздвигают еловые ветви и видят бредовую картину — посреди глухой, лесной поляны сидит в удобном кресле, за столом, скелет в полной броне. Рядом, плюхнувшись на костяной зад, расположился кошмарный монстр, бывший когда-то собакой. На столе два кубка, кувшин с вином и тишина. Только живые вокруг стоят и невкусно пахнут.

Но все обошлось, кузнец пришел на встречу. Удивил Опала неподдельной радостью от встречи с видимой лишь раз в жизни нежитью и согласился, после долгого и откровенного разговора, помочь. Теперь оставалось только ждать результата.


Мысль трансформировать и подчинить себе пса, по схеме мага Смерти Воранта, появилась у Опала на следующий день, когда он заметил, что за ним осторожно крадется, скрываясь от направленных в его сторону взглядов, недобитый не мертвый пес. Держится на расстоянии. Сразу прячется, заметив внимание к себе.

Опасаясь нападения со спины и коря себя за глупое милосердие, неживой путешественник по городу присмотрел удобное место для засады, намереваясь добить опасного преследователя. Неосмотрительно было его оставлять за своей любимой спиной. Повторять глупость, совершенную ранее не стоило. Да и оборонительные возможности оставляли желать лучшего.

Доспех Опала был довольно сильно поврежден в битвах с не мертвыми собаками, кожаный гамбезон требовал тщательной просушки и мелкого ремонта. Щита он лишился, шестопер выгнулся от многочисленных, сильных ударов по черепам и хребтам Бродячих Псов, и напоминал теперь турецкий ятаган. С новой броней, закрытой в сундуке, он еще не разобрался.

Замок хранилища доспехов оказался со сложным секретом. Своеобразным хитрым пазлом, из пластинок полудрагоценных камней. Оставлять его где-либо в развалинах, и возвращаться каждый вечер к разгадыванию секрета не хотелось. Да и мощь нового тела позволяла его таскать с собой. Ну, и от привычек прошлого существования нужно было отвыкать. Ночлег ему был не нужен — во сне он не нуждался. Греться не надо, прячась под крыши и за стены домов от холодного ветра долгими ночами — не мерз. Мог бы просто сесть посреди улицы под проливным дождем и разгадывать загадку. Но не получалось. Не разгадывалось. Сам сундук был цельностальным и герметичным. Кислородного резака или шлифмашинки как-то все не попадалось. Вот и бродил, имея дурацкий вид, с сундуком на плече, по городу, оставляя его у дверей, обыскиваемых в поисках золота и драгоценностей домов.

А тут, этот недобиток увязался следом! Было решено переломать ему ноги, связать пасть и оттащить к бывшему логову «лесных людей», где были спрятаны остатки ингредиентов мага. Потренироваться в проведении ритуала — вспомнились опыты академика Павлова. Заодно щит, спрятанный откопать и попробовать подлатать доспехи. Решено.

Опал, быстро взбежал на второй этаж, присмотренного по дороге здания. Встал, приготовившись выпрыгнуть из окна за спиной преследующего его пса. Замер в ожидании.

Долго ничего не происходило, затем послышался шорох и хруст битого камня, сухих веток под лапами нежити. Но, какой-то излишне громкий, словно не один пес пробирался по улице, поматывая тяжелой головой, а целая стая. Стая? Он осторожно выглянул в выбитый проем окна. Черт! Действительно стая! По улице неспешно, атакующим треугольником двигалась целая четверка Бродячих Псов. Пару минут Опал матерился, ровно до того момента, когда тварь идущая впереди, не замерла и не уставилась на проем окна, в тени которого он прятался. Остальные, чувствуя настороженность вожака, подобрались. Быстрее замотали по сторонам литыми черепами, раскрывая клыкастые пасти и быстро захлопывая с громким, лязгающим звуком. Если учесть скрывающегося за углом пятого Пса, это было классическое «попадалово». И сундук остался на улице, а так одного монстра им бы в пыль превратил, метнув сверху. Все полегче бы стало.

Опал оглядел комнату в поисках метательных снарядов. В том, что его обнаружили и вскоре последует нападение Бродячих Псов, сомнений не оставалось.

Рассыпавшийся от времени, когда-то массивный шкаф, остатки другой мебели, пришедшие в полную не годность…. А, вот это сгодится! Покрытый патиной, бронзовый, даже просто на вид очень тяжелый, бюст какой-то значимой в стары времена личности. И брать в руки удобно.

Когда он вернулся к окну с парой метательных снарядов — еще один бюст нашелся под истлевшими шелковыми портьерами, обстановка на улице кардинально изменилась.

Сталкивались, с сухим оглушительным звуком костей, костяные монстры. Клацали челюстями, стараясь ухватить широко распахнутыми пастями, проворно мечущегося среди них, костяк преследователя. Один из четверки уже недвижимо лежал с перекушенным хребтом, истекая белесыми струйками зеленого тумана. Но, и напавшему на четверку не живых собак Псу, приходилось не сладко. Часть ребер была выломлена и торчала жутковатым крылом с правой стороны. Левая нога полностью отсутствовала.

Но Пес не сдавался. Огрызаясь стремительными выпадами пасти, он, хромая, медленно отступал к стене противоположного задания. Только прижатый к камню фасада, он быстро взглянул в окно из которого, чрезвычайно заинтересованный происходящим, неосторожно выглядывал Опал. В темных провалах глазниц словно мелькнули когда-то принадлежавшие псу живые глаза. И столько надежды на помощь Хозяина и ненависти к его врагам мелькнуло в собачьем взгляде, что Опал не раздумывая метнул с обеих рук бронзовые снаряды в не живых псов. Выпрыгнул бронированной торпедой в окно, ногами вперед, целясь в хребет монстра стоящего по центру.

Левого монстра, увернувшегося от бюста, вылетевшего со скоростью пушечного ядра и расколовшего силой удара уличную плиту в мелкую крошку, пришлось добивать еще долго. Не мертвая собака ловко уворачивалась, не подпуская к себе на расстояние удара. И вновь помог пощаженный у котлована Пес.

Сильно прихрамывая, почти заваливаясь на бок, он доковылял до места боя и угадав момент, ловко ухватил противника за заднюю лапу. Опалу осталось только раскрошить череп удерживаемого Псом монстра. Выпустив из пасти перекушенную лапу врага, Пес подполз к Опалу и ткнулся лобастой головой ему в ступню. Из боков, с выломанными ребрами и места крепления задней ноги, показались редкие, тонкие как паутинки зеленые струйки тумана. Спасшая его от монстров нежить умирала во второй раз.

Долго он не раздумывал. Метнулся обратно в здание. Выволок остатки портьер. Переложил Пса на импровизированную волокушу, набросал, не разбираясь, рядом с ним костей от поверженных противников. Смотал все в неопрятный узел и, водрузив все на сундук, помчался в сторону логова «лесных людей».

Он успел. Паутинки зеленого тумана превратились уже в плотные, бахромистые ленты, когда он начал ритуал. К сожалению, повреждения оказались слишком значительны — удалось только восстановить прежнюю форму и чуть-чуть нарастить массу костей.

Все эликсиры, кислоты, лунный металл, щелочи закончились. Зато он приобрел верного спутника, и бесценный опыт самостоятельного проведения малой трансформации. А сундук открыл, растворив механизм замка, кислотой.


Опал потянулся, отдавая дань неистребимым привычкам прошлого существования. Глянул на Пса. Мгновение назад бывший каменно неподвижным, монстр отреагировал мгновенно, вздернув вверх лобастый череп.

— Ну, что псина, рискнем прочесть молитву Всеблагим? Что попросим — помощи в путешествии или в новых начинания?

На последнем высказывании, Пес коротко мотнул головой.

— Уверен? Хорошо. Только вот сперва спрячем стол и кресла. А ты найди кубок и отнеси к реке. Потом возвращайся.

Скелет собаки беззвучно шагнул в сторону, ухватил кусок сплющенной меди, потрусил вглубь леса, постепенно набирая скорость. Когда он метнулся под низкие лапы елей, то напоминал, белое смазанное пятно, стремительно исчезнувшее в темноте. Опал аккуратно вытащил ножки стола из земли, прикинул, куда он быстрее домчится с грузом — в маленькую пещерку, тоже на берегу реки, или в бывшее логово «лесных людей». Выбрал логово.

Когда вернулся на поляну, Пес уже ждал его, прижимая к земле конвульсивно подрагивающую тушу крупного волка с перекушенными лапами. В желтых глазах зверя застыла смертная тоска. Клыки Пса, были в уже засохшей крови.

— Хмм. Молодец Пес! Быстро обернулся, и перекусить успел и мне завтрак принес. Одобряю. Хорошая собака, умница.

Опал потрепал по шейному позвонку Пса, наждачным звуком шурша костью о кость. Немного подумал. Решил до молитвы руки кровью не обагрять, пусть и не разумного животного. Пусть и хищника. Он подождет рассвета. И именно здесь. Если Всеблагим будет не по нраву молитва нежити, то саур Самар, по крайне мере похоронит, его испепеленные или еще, как там еще карают Всеблагие тех, кто им не по нраву, останки. Может Малый Свод уцелеет и вернется к владельцу.


Солнце выкинуло красноватые лучи разом, еле различимое за тесной стеной деревьев. Опал достал, из притороченного к поясу овального металлического ларца, обтянутого странным, лоснящимся, будто бы облитым водой, материалом, книжицу Малого Свода. Раскрыл на третьей странице.

Внешне спокойно, но внутри дергаясь, Опал прочел одиннадцать коротких строчек. Помедлил секунды в ожидании, захлопнул книжицу. Пробормотал:

— Ну, я так и думал.

Кивнул Псу.

— Пошли, нам где-то нужно провести эти семь дней.

Подхватил, быстро нагнувшись, тушу волка. Понес с поляны, закинув на плечо. Марать кровью траву на поляне ему не хотелось. Он не видел как словно спица, пронзая толщу темноты под лапами высоких елей, прокалывая золотой иглой зеленные ветви сосен, в место, где он стоял, произнося короткую молитву, уперся плотный, буквально осязаемый на ощупь, луч яркого света.

Глава 7

Земля барона асс`Тенин была скудна и бедна всем и всеми. Людьми, недрами, лесами, полями, зверем и птицей. Единственное ее достоинство заключалось только в том, что ее было много. Очень, даже излишне много. Если считать совместно все выработанные, заброшенные шахты, когда-то дававшие «на-гора» серебро и железную руду. Грандиозные терриконы отвалов пустой породы. Выветренные сильными ветрами, истощенные карьеры открытых разработок, очень ценящегося мастерами — каменщиками и скульпторами, нежно розового, телесного оттенка, «тенинского» мрамора. И «тенинского» же бежевого, теплого на вид, с золотистыми искрами, гранита.

«Тенинские» мрамор и гранит, использованные в отделке особняка на полах, лестницах, стенах купальных комнат, это не только признак обладания хозяевами чувством прекрасного вкуса, но и показатель их благосостояния.

Нынче же, эти горные породы, добывались в мизерном количестве и продавались за немалую сумму — две с половиной сотни серебряных лауриев за один воз гранита и полвоза мрамора.

Да, к общему списку земель сиятельного барона асс`Тенин Паррас, еще необходимо добавить территорию возле и самого Покинутого города.

То, что с этой обширнейшей территории невозможно было взять и пару — тройку десятков тысяч золотых ларов в год, учетчиков казначейства совершенно не интересовало. На все эти факты, влияющие на скудность сбора налогов с земель принадлежащих барону, они не обращали внимания.

На все слезные жалобы и сетования старшего управляющего барона, очередной Первый Считающий налоговой службы отвечал скучным, холодным голосом, то же самое, что и его предшественник.

Ах, да. Нужно уточнить — менялись они, Первые Считающие, службой Контроля Казначейства герцогства регулярно раз в год, тасуясь, как колода карт. Дабы не обзавелись порочащими их связями. Не взалкали поживы и взяток. Или к ним не нашли подхода через родственников. Через их скрытые пороки. Такие, как страсть к азартным играм, вину или женщинам.

Нет людей без греха и червоточинки в Небесной искре, считали в высшем управляющем органе Казначейства.

Так вот, каждый новый счетчик однообразно советовал, отвечая на жалобы — пилите лес, разрабатывайте шахты и карьеры, удобряйте землю для лучшего урожая и выгребал, почти всю баронскую казну, в уплату ежегодного земельного налога.

Никто не желал видеть реальное положение вещей в баронстве.

Ни кривых деревьев в непролазных пущах. Растущих на краях глубоких оврагов, годных только на уголь и дрова. Деревьев, с почти каменной, плотной древесиной, под сенью которых бродили голодные зубастые монстры, выжившие и размножившиеся еще с Эпохи Разрушений. И обычные, но от этого не менее опасные, пятнистые волки, росомахи и серые рогатые медведи.

Не желали замечать ни выработанных, ни почти полностью затопленных и заваленных многочисленными обвалами породы, шахт и рудников.

Пустым взглядом оглядывали гектары почти не родящей земли. Земли, которую проще было срезать, засыпать ею опустошенные карьеры, а взамен привезти с юга, полными телегами, славный маарибский чернозем.

Чернозем, дающий возможность снимать урожаи два раза в год.

«Да, господин Первый счетчик, это гораздо, гораздо лучше, чем удобрять и тщательно возделывать эту бесплодную смесь песка и суглинка. Нет, милостивый господин Первый счетчик, я вовсе не болен мозговой лихорадкой! Давайте, лучше вернемся, к спорному пятому пункту».

А Покинутый город…. Ну, это был не совсем город, а только его каменный, когда-то зародыш, а теперь уже выкидыш. Заложенный по стандартному плану имперской застройки в самом начале Эпохи Разрушений. Выстроенный, к началу все имперской смуты, всего на процентов сорок-пятьдесят.

Это была хаотичная куча ни к чему не пригодных кирпичных пустых коробок и уже заселенных, тогда, зданий. Голых каркасов скелетов высоких башен. Множество залитых монолитной смесью каменного бетона, не законченных фундаментов. Начатых и брошенных на середине работ котлованов. Обрывающихся, на каком угодно месте, городских улицах и готовых, с лиговыми колоннами по углам, перекрестков.

И там бродила, стояла под стенами, передвигалась беспорядочно, шаркая желтыми костяными ступнями по заваленным мусором, хламом, обломками, сломанными ветвями мертвых деревьев и, черт знает еще чем, улицам, многочисленная нежить.

Падала в котлованы, застревала, в узких проходах между блоками фундаментов, в недостроенных коридорах зданий. Ворочалась, под обвалившимися от времени и эрозии, стенами зданий.

Злая, беспощадная к живым, голодная нежить. Иногда, вдруг, покидающая город и упрямо добирающаяся до ближних поселений сервов барона. Вот и приходилось содержать сиятельному барону дружину в семь копий, общим числом в сто пять живых душ.

Мертвых солдат у барона не было.

Двух магов и одного полу мага — недоучку. Разбивателя, покорителя, если коротко и точно сказать, то «ночного покрывателя» всех замковых служанок, поварих, прачек. Окрестных молодых и не очень, замужних и нет, селянок. Как только здоровья хватает и как только до сих пор его не прибили?!

Этого недоучку, юного героя-любовника, выгнали из столичной Академии Стихий за скандал.

Громкий скандал, порочащий имя одного знатного, благородного рода. В котором был замешан и сынок ректора столичной Академии. Сынок его лентяй и гуляка, красивый как вестник богини Любви, переждал грозу под папиным крылышком, А вот его приятелю магу Воздуха так не повезло.

Да и досталось ему за дело. Надо же было им додуматься, пользуясь своим внешним сходством, посещать по ночам одну и туже, высокородную даму! Дежурство даже установили, шутники. И вдруг, ни с того ни с чего, ради глупой шутки заявиться сразу двоим. Один влез в окно спальни, другой вошел через дверь. Оба одновременно. Над графиней решили посмеяться, над испугом ее — доппельгангеров изобразить. Предварительно не уточнив по юношескому легкомыслию, явился ли домой рогатый муж граф Х или нет? Ушел ли он в ресторацию с друзьями или Дом Зеленого Сукна, где он просиживал почти все ночи? Глупые юнцы захотевшие провернуть непристойную шутку, чуть не поплатились жизнью. Граф Х хоть и был глуп, но являлся лучшим клинком среди старших офицеров Почетной стражи. Гнал до самого Дома Стражи, подгоняя быстрыми уколами кончика меча в мягкую часть тела.

Теперь вот корми эту ходячую любвеобильность с двуцветной нашивкой на мантии, серо — белой символизирующей незаконченное обучение на факультете Воздуха. А без мага Воздуха, пусть и недоучки, барону, землевладельцу, никак. Ни тучи градовые отогнать, ни ветер-бурю успокоить. И зимой, хорошо дорожки в замке чистить от снега. Приходится кормить и платить.

Всем платить. Магам, дружине, обслуге. Жертвовать на храмы Всеблагих и отдавать налоги казначейству раз в год.

И не забудем о любимой супруге с ее духами, притираниями, марнийскими кружевами, колечками, левретками, бриллиантовыми ожерельями и кучей шитых золотом и серебром платьев.

А деньги, приятно маслянистого желтого цвета, тяжелые золотые лары и звонкие, блестящие серебряные лаурии, почему-то, в отличие от баронских смердов, сами не размножались.

Подводя итог вышесказанному, можно смело заявить — барон асс`Тенин был беден и готовился стать еще беднее.


Сейчас он, стоя в своем кабинете, напротив Стены Клинков, задумчиво разглядывал благородные, строгие лини мечей герцогства. Узкие, граненые в середине клинка, кинжалы Сагмарского маркизата. Тяжелые, слабоизогнутые мечи-сабли Полночной республики. Обегал вдумчивым взглядом, висящие на задрапированной темно синим шелком стене клинки, подсчитывая сумму возможной выручки от их продажи. Выходило не так уж много.

«А если отправить в Покинутый город парочку неудачников, что томятся у меня в подвале Сторожевой башни?» появилась, несколько обнадеживающая мысль. Барон чуть воспрял духом.

Вариант с отправкой за старыми магическими и нет, вещами работы мастеров Полночной империи в Покинутый город, двух узников был не плох, не плох. Весьма и весьма, недурная прибыль бывала от продажи добытого на развалинах. Если не давать им дорогостоящие заклятые ловчие сети и амулет кокона, скрывающий на короткое время ауру человека, то затрат никаких. Наоборот, появляется экономия — кормить не надо. А деться им не куда — у одного куча родственников в деревеньке Балонзи, у другого двоюродный брат в десятке стеновой стражи. А если они добудут золота из развалин или старых магических штук принесут, то он простит им старые долги, из-за которых они кормят второй месяц своим жилистым мясом крыс в подвале. И даже не возьмет налоги за следующие целых полгода!

Да, вместе с братом и отправить. Не вооружать их же из арсеналов замка, а стражник, хоть от всей нечисти и не отобьется один, да и вдесятером от нее не отбиться, но от дикого зверья оборонит. Ну, а сгинут все трое — тоже неплохо. Копьям дружины не плачено уже два месяца, вот и сберегутся два десятка серебряных лауриев. А если эти неудачники принесут все-таки хоть какую-то добычу из города — чрезвычайно хотелось верить в это барону, вот и повторял как заклинание — то может и удастся рассчитаться с карточным долгом.


О, эти Дома Зеленого сукна! Яркий свет тонких, витых, ароматизированных свечей! Филигранные, звонкие, сверкающие в свете огней пластинки фишек! Шипящее белое вино, из благословенных виноградников Марнийского королевства! Ударяющее в голову не хуже оголовья меча на столичном турнире!

А нежные, манящие, обнаженные на грани приличия привлекательные овалы столичных дам! Белые, цвета горного снега и смуглые как шоколад. С красными и бледно розовыми дугами альвеол соков, еле виднеющиеся из корсетов дам! Голые хрупкие плечи, обсыпанные сверкающими блестками. Глубокие бархатные мурлыкающе голоса. Или звонкие, чистые, как горный ручеек!

О, их голоса. Барон зачарованно помотал головой и потрепал район гульфика, оправляя одежду. Ввергнутую в беспорядок не контролируемыми давлениями жидкостей тела.

Столица, столица! Прекраснейший, великолепнейший город! Превосходное место для проживания благородному дворянину герцогства. Ночные балы, грандиозные фейерверки. Ужины и ранние кофейные встречи в ресторациях, соперничающих роскошью убранства с герцогскими палатами.

Катание на разукрашенных позолотой лодках с шелковыми парусами под звуки мандолины и скрипки. Спектакли. Драмы. Комедии. Морские постановочные баталии на столичном озере. На суше забавляющие баталии, в которых можно совсем не в шутку приголубить по голове соперника, уведшего в танце незнакомую прелестницу, деревянным мечом выкрашенным под сталь,!

Бесконечное празднество и буйство красок еженедельных карнавалов. Состязания поэтических талантов. Фестивали грации танцовщиц!

Это с лицевой стороны. И мерзкие хари ростовщиков униженно кланяющиеся при первой встрече и начинающие прятать, опускать глаза, наполненые океаном презрения и жадной радости, при последней. Бедная комната с одинокой свечой на столе под самой крышей. Ночной рейс дилижанса третьего класса. Тихое возвращение в замок и неожиданная встреча в коридоре с нетерпеливо ждущей его супругой.

Барон с размаху ударил кинжалом по подставке со свечами. Ногой пнул пуфик, отправив его в угол кабинета. Осмотрелся, что бы еще такое сломать, не сильно нанося ущерб самому себе? Ага, пустая бутыль из-под вина!

Барон метнул бутыль в дверь, попал и обрадовался. Вдвойне.

Первая радость — бутыль громко дзынькнув, разбилась. Рассыпала мелодично звенящие по мраморному полу, мелкие осколки стекла слепящие глаза острыми гранями в лучах полуденного солнца. Вторая радость — бутыль разбилась об голову, не осторожно сунувшегося именно в этот момент в дверь кабинета, парного стражника с поста у дверей.

Голова, вокруг которой начало расплываться пятно крови, подергалась и рывком исчезла. Створка двери приоткрылась пошире, но никто не показался, только послышался осторожный голос с вопросительной интонацией:

— Господин барон?

— Да!

— К вам прибыл и просит его принять, высокородный асс`Мэлур, господин барон. Велите пригласить его светлость, господин барон?

— Приглашай, приглашай, оглушенный небесным громом! Не смей держать на пороге моего старого друга! Славную ищейку славной Службы Надзирающих!

Последнюю фразу барон проговаривал крепко обнимая высокого, с несколько бледноватым лицом человека в пыльной, дорожной одежде.

— Ты так и не изменился, мой старый друг Олла! Все такой же бледный, как простыня в борделе матушки Селены! Хотя, по слухам, провел целых четыре, вроде бы, года на границе с Марнийским королевством!

— Здравствуй, здравствуй друг мой, Паарас! Рад, что ты также по-прежнему весел и как всегда неудачно шутишь! Кстати, ты не подскажешь, у кого настолько длинный язык, что он позволяет себе называть места дислокации офицеров Службы?

— Не скажу! Даже не проси и не грози!

Барон укоризненно покачал головой.

— Олла, Олла! Ну, неужели у тебя поднимется рука, отрезать нежный, жаркий и умелый язычок одной маленькой прелестнице. Нашей с тобой, общей знакомой? А, старый носатый развратник?

— Хм, ну это несколько меняет дело.

Высокородный асс`Малур Олла слегка смутился, чуть-чуть порозовев в области крыльев носа. В легком замешательстве позволяя увлечь себя барону, шумно радующемуся встрече, к столу в столовой.


К столу из дорого мраморного клена, уже застеленному красной бархатной скатертью. Заставленного тремя длинногорлыми кувшинами, дюжиной пыльных бутылей вина, вытянутыми в ширь керамическими амфорами с темным, сладким вином из Великого маркизата Саграм. Плоскодонным пузатыми, глиняными фляжками в форме бочонка, наполненных «Пламенным напитком» из Торговой республики.

Пара ловких слуг быстро расставляла столовые приборы, бесшумно бегая из двери в дверь. Носили медные круглые и серебряные овальные блюда с холодными закусками. Копченным и вяленым мясом. Соленой, дымной рыбой. Маринованными и сдобренными специями толстыми языками япа. Разными, необычайно вкусно пахнущими копченостями из птицы.

Барон был постоянен и неизменчив. Не дав даже обмахнуть сапоги от дорожной пыли, он тащил гостя за стол, насильно всучивая ему хлопковое полотенце, хотя Олла еще и не ополоснул руки в мраморной чаше с плавающими в воде лепестками ладыницы. распространяющими резкий, освежающий запах.


Когда они перешли к дегустации «Пламенеющего напитка» из Торговой республики, вкушая обжигающую маслянистую жидкость из маленьких, совсем исчезающих в их ладонях, серебряных бокальчиков, барон первым начал серьезный разговор.

— Итак, Олла. Говори, что тебя привело ко мне в замок? Только не ври мне, что один из высших гай — офицеров Розыскного отдела Службы, приехал просто так. Только лишь навестить старого друга по курсантскому корпусу.

Олла внимательно посмотрел на сидящего напротив, с серьезным выражением лица, барона. Отставил игрушечный бокальчик в сторону. Аккуратно отдернул обшлага шерстяной куртки. Посчитав, что необходимая пауза выдержана, негромко произнес:

— У тебя неприятности, мой друг Паррас…..

Еще раз отдернул обшлага, побарабанил пальцами по скатерти. Барон выжидал. Широко улыбнувшись, Олла закончил:

— И приятности.

— Поясни-ка мне Олла, что ты этим хочешь сказать? Мне не нравится, когда ты говоришь загадками. Хотя ты ими всегда говоришь, не умеешь по человечески.

Барон асс`Тенин Паррас фыркнул неодобрительно.

— Хорошо, хорошо, мой друг!

Гость примеряющее поднял вверх ладони.

— Поясняю. На твоей земле, уже около шести лет, проживает старший брат рыцаря Опала из Сагмарского маркизата. Да, да, тот самый, что за свою невесту, случайно погибшую на празднестве дня рождения Сагмарского дафа, вырезал ровно пятьдесят магов за три года. Всяких магов. Любых. Не только Земли, как тот маг не сумевший предусмотреть последствия своего «Танца големов». У него была врожденная невосприимчивость к заклятиям духа, это их родовая черта. И он был великим воином. Ты, знаешь, такие люди нам интересны.

— Да, воин он был знатный, светлой стороны ему за Гранью. Ну, а магов, честно говоря, мало кто любит. Но, я здесь причем?

— Причем здесь ты? Паррас, Паррас. Разве ты не помнишь один из параграфов уложения Службы, в котором говорится, что «Высокородному дворянину или уважаемому сауру. Воину или торговцу. Серву или низкородному смерду. Любому гражданину герцогства, не преследуемому законом и чистому Небесной искрой пред ликом Всеблагих Небесных Защитников, за помощь в делах Службы Надзирающих — Служба помогает всегда!»

Во время произношения строк параграфа, голос гай — офицера Службы асс`Малур Олла креп и повышался от слова к слову. В конце фраз он буквально гремел, раскатываясь тяжелыми валунами по столовой зале барона, заставляя трепетать стоящих у дверей слуг, а барона выпрямить спину и строго замереть в кресле.

— А ты, мой старый, верный друг, славный и щедрый барон асс`Тенин, вроде бы здорово проигрался в столице в слокер? — закончил офицер Олла свою грозную речь вполне прозаично, тихим голосом. Тщательно промокнул уголки губ, сдерживая останавливающим жестом, начавшего было говорить барона.

— У меня появилась возможность помочь тебе, мой старый друг. Слушай внимательно. Его брат, взявший при получении гражданства герцогства имя Самар и занявшийся почетным делом кузнеца у тебя на земле, недавно ездил в Акитано. Встречался кое с кем, делал покупки. Нашу Службу очень заинтересовали его встречи и список покупок. Сам он не маг, но вот то, что он купил, может из-за количества и редкости понадобиться только магистру. Магистру Смерти. Не перебивай меня Паррас, позволь закончить!

Строго повысил голос гость, уловив движение губ барона.

— Мы знаем, что у тебя нет на землях ни одного магистра любых из стихий, тем более Магистра Смерти. Возник вопрос — для кого это куплено? Кто снабдил саура Самара сотнями золотых монет чеканки старой империи? Откуда у него ювелирные украшения Полночной империи, предусмотрительно им расплющенные? Прозвучало твое имя, но я дал слово офицера, что верный герцогу благородный дворянин и мой друг в этом не замешан! Теперь мне нужна твоя помощь в поимке таинственного заказчика, а тебе нужно помочь себе самому.

Гость замолчал, давая время осознать смысл последней фразы барону. Негромко, в полголоса, риторически произнес:

— Чье же он выполняет поручение? Или просьбу?


Тот, кто заинтересовал гай — офицера Службы Надзирающих своей персоной, занимался именно в этот момент….. Занимался…..

Ну, здесь трудно было подобрать точное определение. Ювелир охарактеризовал бы данное занятие как варварское, бессмысленное уничтожение драгоценных камней. Оружейник — жалкими потугами на истинное мастерство в деле создания оружия. Маг — профанацией в искусстве производства боевых артефактов. Сам Опал называл свое занятие умственно- физическим онанизмом.

Он клал на наковальню, притащенную из городской кузни толпой костяков, завернутый в тряпку рубин и бил по нему небольшим кузнечным молотом. Так называемым «ручником» на грубо выструганной самодельной рукояти. Наковальня звенела, рубин раскалывался. Молот иногда слетал с жалкого подобия ручки и прятался в темных углах. Или дробил пальцы стоп одному из скелетов недвижимо стоящих у входа, но не загораживающих дверь.

На дворе импровизированной кузни, расположился химический цех под открытым небом. В двух ржавых котлах варились кости ранее развоплощенных скелетов. Опал, время от времени, выбегал на улицу то подбросить дров, то помешать будущую основу костяного клея. Чуть дальше хаотично, беспорядочно, с многочисленными несчастными случаями, велись земляные работы и строился бруствер из огромных валунов и булыжников. Работа кипела.

Опал развернул тряпицу, отобрал несколько походящих по размеру осколков. Это был последний мелкий рубин из выбранных для дробления. Вышел во двор к котлам.

В одном уже выпарилось достаточно воды, на дне бурлила мутноватая, железо подобная масса. Можно было вываливать из второго котла дробленые кости и смешивать в этом обе жидкостные массы.

Он не знал всех тонкостей производства костяного клея. Помнил только что-то об обезжиривании, вроде бы сепарировании, вакуумном выпаривании. Ступень обезжиривания можно было смело пропускать. Сепаратор заменить….. ну, быстрым помешиванием. Но вот насчет вакуума вопрос оставался открытым. Решено было просто долго вываривать. Связующие свойства клея не обязательно должны были быть идеальными. Также отбрасывалась и его фильтрация.

Пошевелил длинной палкой угли костра. Поправил лежащие в костре металлические арбалетные болты, приобретшие уже малиновый оттенок. Пошел проверять копку испытательного полигона.

Пес, внимательно наблюдающий за подневольными землекопами, приветствовал его взмахами куцего хвоста. Потерся о колено ноги, заставляя звенеть налядвенник и подвижные пластины при наколеннике. Чем дольше он находился рядом с Опалом, то все больше вспоминал, может быть, или в нем прорезались черты поведения живого пса. Один раз он даже начал выкусывать несуществующих блох, но вовремя опомнился.

С ролью бригадира землекопов Пес справлялся ахово. Четверо скелетов возились в выкопанной на глубину полутора метров широкой яме с перебитыми ногами и позвоночниками. Оставшиеся еще двое мешали друг другу работать намертво сцепившись заступами. Упрямо тянули каждый в свою сторону не догадываясь повернуть инструмент или уступить коллеге.

«Этак они мне весь инструмент попортят и сами себя перебьют. Пора заканчивать использовать неквалифицированную рабочую силу, а то с них и энергии будет не взять. Двое вон, уже тают. Зеленый дым лентами струится».

Опал собрался, вперил пустые глазницы в яму. Стараясь четко и медленно направлять мысленный приказ в сторону костяков.

«Стоять. Разжать пальцы. Вылезти из ямы. Пройти пять шагов. Стоять».

В какие стороны они пойдут, упрутся ли в стену и будут перебирать на месте ногами, ему было не интересно. Дальше двора склада, цеха или мастерской — неизвестно, что раньше было в этих стенах, где он организовал свою линию производства уникальнейших артефактов, по эксклюзивной технологии, они не уйдут. Уникальнейших, эксклюзивное. Но называть вещи своими именами — кустарных и «наколенной» надоело. Так можно и веру в собственные силы потерять.

Критически осмотрел выкопанную воронку, так будет точнее. Наваленные рядом беспорядочной грудой камни. В принципе сойдет. Час, полтора самостоятельного выправления «творчества» скелетов и можно будет приступать к проверке практикой новой идеи в деле уничтожения движущихся живых и неживых объектов в этом мире.

Сама идея была проста и незатейлива. В одном из трактатов, сидя в складе на Мертвом дворе, он прочитал о технологии закачки в драгоценные камни магической энергии. О создании своеобразных НЗ хранилищ. Закачивалась в драгоценные камни энергия любой из стихий, кроме стихии Земли. В этом случае, скорее всего, срабатывал принцип магнетизма и одинаковости зарядов. И было еще ограничение по классификации камней. Изумруды, сапфиры, опалы и топазы принимали только энергию стихии Воды.

Алмаз, аметист, аквамарин стихии Воздуха.

Гранат, опал, турмалин и рубин энергию стихии Огня. Органического происхождения камни — янтарь, коралл и другие, использовались только магами Жизни. Как именно не указывалось. Так, короткая сноска в конце главы.

Процесс был несложен. В круг рун, обозначающих суть стихии, ложился камень. Произносились вербальные формулы формирующие сетку силовых линий. Качалась энергия. Насыщенность камня энергией определялась по цвету и измерялась гранами. Градации и световые оттенки были достаточно подробно прокомментированы и проиллюстрированы. Свечение допускалось только слабое. Иначе происходил маленький «бум». Коротко и ясно. Только вот смущало наложение «Печати» на камни и снятие её.

Руна отрицания, короткая вербальная формула и наложение руки мага, закачивающего энергию в камень, перегоняя её через себя, создавали эффект затычки. Обратный процесс был с точностью наоборот — руна свободы, опять словесная формула, но ни какого наложения рук.

Вот здесь и задумался Опал. Если первая ступень была понятна и логична, то вот вторая заставляла задуматься. Как сохранялась энергия, что ее не выпускало из кристаллической структуры камня, его не интересовало. Местные маги и сами, скорее всего этого не понимали, просто пользовались, как мы током. Но вот почему выпадало важнейшее, заключительное звено в возвратном цикле, тревожило. Смутно, но как больной зуб.

Было, что-то в этом такое, некое. Похожее на заранее вложенную в файл минипрограмму. Запланированную дыру в коде. Воспользоваться энергией в камнях мог любой. А местные маги не походили на добрых самаритян. Возникал вопрос — кто здесь? Кому это нужно? Но пока этот вопрос задвигался в самую глубь копилки местных загадок.

Он же воспользовался для создания своего супероружия предупреждением в трактате, о недопустимости резких, сильных ударов по камням. Почему нельзя ударять, это было понятно и первокласснику. Закаченная энергия, создавала напряжение в структуре камня и при деформации от удара, происходило ее мгновенное освобождение. Что ему и было нужно.


Опал вытащил клещами из углей, раскаленный почти до белого цвета арбалетный болт, установил его на попа на наковальне. Примерившись, удерживая разогретый кусок металла клещами, ударил кончиком кинжала в центр заранее слегка сплющенного острия. Появилась маленькая точка — ямка. Очень не хватало третьей руки. Осталось еще три болта и можно закачивать энергию стихии Огня в осколки рубина. Заряженные камни приклеивать на кончики арбалетных стрел, обматывать нитями и проверять, бросая в выкопанную и огражденную камнями яму одну за другой. Не хотелось взорваться на собственном гибриде стрелы и гранаты.

Испытывая первый прототип этого чудо оружия, он не соблюдал меры безопасности.

Правильно, чего бояться костяной нежити? Но вот лететь вверх тормашками метров пять, было неприятно. Хорошо еще, что за спиной не было стены, ствола дерева или ямы. А так только вытряхнул землю и вырванную с корнем траву из сочленений доспехов. Мозгов не было заранее, так что сотрясения не ожидалось.

Эффект от разрушения камня превзошел все ожидания. Грохнуло, полыхнуло жарким пламенем, сожгло все в радиусе метров трех. Вынесло вовнутрь дома, сложенного из известняковых кательцов сорок на двадцать сантиметров, почти всю стену выбранную в качестве мишени. Дом содрогнулся и рухнул. Получился прекрасный направленный взрыв. Хорошо, что основная взрывная волна и пламя пошло по направлению выстрела, а то бы полетом он не отделался.

Ну и камень был довольно крупный, правильной огранки. Нынешние обломки вряд ли дали бы подобный эффект. Зато их было много. Больше тридцати. Тут еще стоило подумать, куда прятать «выпитые» костяки? В среднем, на одну «закачку», уходило полтора скелета и зарыть такую груду развоплощенных костей было проблематично. Стаскать все в ближайший подвал, а вход завалить? Долго таскать, а до встречи с сауром Самаром осталось двое суток, а он еще арбалет толком не освоил.

Ладно, будем потом поглядеть, что делать с отходами производства.

Да, арбалет. Вот об арбалете стоит упомянуть отдельно. Песня, а не арбалет. Тогда, зарывая мешок с магическими вещицами, он не удосужился посмотреть тяжелый, укутанный в кожу и промасленную ткань сверток. Когда же он удосужился развернуть сверток, то был поражен увиденным до глубины э… позвоночника.

Это было чудо оружейной мысли. С винтовочным складным ложем, целиком изготовленный из стали. С барабанным способом подачи металлических же стрел. Стрелы с оперением, в количестве семидесяти штук, прилагались к сказочному сюрпризу.

Заряжался и взводился арбалет, как и все гениальное, очень просто. Рама дуги поворачивалась на пол круга, по часовой стрелке цепляя «орех» спуска. Храповик крутит барабан и стрела, зажатая пружинными фиксаторами, попадает на ложе. Всего стрел в барабане десять. Мгновенная перезарядка, фантастическая скорострельность. К недостаткам относились небольшая мощность и дальнобойность — ровно сто тридцать шесть шагов. Скорее аэродинамика стрел оставляла желать лучшего. Или так было задумано мастером, создавшим это чудо, жертвуя мощностью, ради сохранности конструкции. Ну и более чем двухсотлетний возраст оружия. Как он себя поведет при активной стрельбе? Внешний вид идеален, но…. Разобрать его он не рискнул. Ни инструментов, ни знаний, ни опыта. Если только сауру Самару при следующей встрече показать? «Барабанов» полсотни он отстрелял без единого нарицания на работу механизма. Значит показ потом, а пока он потренируется в стрельбе.

Стрельба из арбалета в неподвижную мишень давалась ему без проблем. Недрогнувшая ни разу рука. Не надо задерживать дыхание из-за отсутствия оного. Но вот при стрельбе по бегущей мишени, выяснилось, что все не так просто, как представлялось ранее.

Упреждение, поправка на ветер, траектория полета стрелы — все приходилось учитывать. Пока у него не очень хорошо это получалось. Два из трех скелетов быстро бегающих по кругу, были не поражены и после десятка выстрелов.

В воспоминаниях и размышлениях, время пролетело незаметно. Рухнул на пол последний, «выпитый» костяк. Последний кусочек рубина был заряжен, вынут из круга рун. Испытательный полигон подготовлен.

Можно было клеить камни на арбалетные болты, крестообразно перематывать наконечники стрел, для добавочного крепежа, шелковой нитью. Снова проклеивать и испытывать киданием в яму. От не сильного удара о землю, правильно подготовленная стрела взорваться не должна, а бракованная сразу даст знать о себе взрывом. А кидать лучше из-за угла. Хватит, полетали.


Из всех «заряженных» стрел взорвалось всего одна, самая последняя. Решив разом проблему захоронения останков скелетов, буквально проплавив глубокую и широкую дыру в земле. Где-то он чуть ошибся в расчетах, накачал излишне много энергии. Бабахнуло впечатляюще.

Повезло, что взорвалась последняя, а не двадцатая или первая, что вообще бы походило на издевательство — пришлось бы рыть еще один котлован.

Лазить в яму за стрелами без возможности выбраться обратно? Бредовое предложение.

Вроде все собранно, упаковано, приторочено. Кинжал на поясе. Арбалет и шестопер в неказистом самодельном чехле — ножнах, тщательно обвернуты материей, перевязаны ремешками. Полежат пока в схроне у логова «лесных людей». Являться на встречу с сауром Самарам в «силах тяжких» — откровенно высказывать свою подозрительность и недоверие к нему.

Кости зарыты. Угли и пепел сброшены в яму и тоже зарыты. Свежая, копанная земля завалена камнями из импровизированного бруствера. По идее, кому какое дело, что здесь происходило, но глупо оставлять явные следы своего пребывания на окраине Покинутого города. Да и невольно вспоминался, тяжелый и злой взгляд, преследующий его в городе в прошлые вылазки.

В сам город он не пошел — ни к чему было встречаться с тройками Бродячих Псов. Ни какого результата от их уничтожения, один ущерб. Испытывать Отца шестоперов? Зачем? Если работают заклятия прочности и усиления удара — значит работают. Нет — нет. Старый шестопер, припрятанный на всякий случай у логова «лесных людей» и без заклятий неплохо справлялся со своей задачей. А костяков он приманивал к себе и с этого места.

Просто нудно, многократно повторял, как одна загадочная штука в хитовой компьютерной игре: «Иди ко мне! Иди ко мне!». Пару раз оговорился и добавил слово «сталкер». Слава Всеблагим, никто не пришел.

Опал огляделся. Можно идти. Пес уже нетерпеливо оглядывался на него, кружа впереди. Многодневное нахождение на одном месте, изредка скрашиваемое редкими моментами охоты, ему явно надоело.


К поляне, где была назначена встреча с сауром Самаром, он подошел на рассвете.

Стол и кресла приносить не стал. Сейчас это казалось излишним показушничеством. Зато прихватил последние монеты из схрона «лесных людей» и пару кувшинов с понравившимся мастеру вином. Больше в подвале того дома, где он первый раз набрел на бывшее хранилище продуктов, вина не было. Далеко, вглубь города, тогда он забираться не стал, разглядев впереди недостроенные здания, залитые дождевой водой фундаменты. Покинутый город просто кончился посередине. Дальше шли лишь начатые и незаконченные постройки. А он думал, что это прошедшие столетия, оказались для него, города, столь разрушительными.

Встал в тени ели, почти незаметный на ее фоне. Приготовился ждать.


Внутренний «компас» показал приближающееся к поляне живое существо ближе к утру, когда он уже успокоился, перестав тревожиться из-за не появления саура Самара на поляне и после наступления полуночи. Предположил, что мастер мог задержаться в городе. Решил не приходить ночью. Приболел. Да мало ли причин.

Через малое время живое существо раздвоилось на уставшее, загнанное животное и разумное, с прозрачными дырами в ауре, буквально истекающее сквозь них жизненной энергией.

На поляну хрипя и роняя клочья пены не вынеслась — ввалилась обессилевшая от сумасшедшей скачки лошадь. Запалено поводя боками, оступилась, рухнула замертво, закатывая лиловые белки выкаченных глаз. Придавив покрытым пеной телом ноги, не успевшего или не смогшего выдернуть ступни из стремян саура Самара.

Опал длинным прыжком оказался рядом. Приподнял круп павшей лошади, осторожно высвободил мастера. Уложил рядом с павшей лошадью, боясь разбередить раны, на правый бок. Теперь он понимал, почему аура кузнеца показалось ему рванной.

Из залитой кровью спины саура Самара торчали две стрелы. Одна в области правого легкого. Другая чуть выше поясницы. Возможно была задета печень.

Мастер не открывал глаза. Начинал и прекращал хрипеть. Сиплое дыхание сменилось прерывистым тяжелым кашлем. Холодная испарина плотно покрыла тяжелыми мутными каплями серое от боли лицо саура Самара. Изо рта потекла тонкая струйка темной крови.

Опал в растерянности замер, не зная, что ему делать. К такому прибытию мастера на встречу, он оказался не готов. Рушились все его планы, горел и тонул, разваливаясь на пылающие куски, корабль его призрачной надежды — на его руках умирал единственный человек, который вел себя с ним, как с человеком.

А у него не было даже жалкого куска ткани, чтобы стереть с его лица кровь.

— Опал…. Опал, это ты? Ты…. Ты не молчи….

Не открывая глаз, вдруг зашептал мастер.

— Да, да! Саур Самар! Что мне делать?!

— Ни… ничего, молчи. Слушай меня, слушай… Они…

Кузнец резко, судорожно дернулся, по-прежнему не открывая глаз. Засипел надсадно, свистяще, тяжело втягивая воздух сузившимся от нестерпимой муки горлом. Кровь побежала сильнее, чаще. Пес заволновался, переступил с лапы на лапу. Шагнул далеко вперед, прикрывая хозяина, сильно замотал головой, резко клацая челюстью. Мастер на секунду замер. Тяжело, словно налитые свинцом, поднялись его веки, являя красные, тусклые от невыносимой внутренней боли глаза.

Голос его зазвучал сильнее, четче и Опал понял, что это все, конец. Мастер умирает. Это последние минуты, когда боль на время уходит и старуха с косой дает возможность договорить то, что человек жаждет сказать. Последние секунды, мучительные не столько понимание конца, сколько осознанием своего бессилия донести, досказать, не уйти туда в немоте последних мгновений.

— В городе следили…. Заметил…. Ждали, куда пойду. Кому понесу, узнать хотели. Кузню, дом…

Тихо заговорил мастер, и Опал недвижимо замер, боясь спугнуть неловким движением хрупкое равновесие мгновения между жизнью и смертью.

— Окружили. Ушел через подпол, ход там…. Тюк на лошади. Что ты просил, там все. У Сухой балки настигли, в лошадь метились, убивать не хотели. По следам идут. Ты уходи, бери все и уходи. Голову мне отруби только, после как за Грань шагну. Поклянись, Опал! Клянись!

— Зачем, саур Самар, голову?

— Дар у нас в роду… Клянись, отрубишь и используешь, клянись! Это предсмертный…. Наказ мой.

Опал долю мгновения, чувствуя, как вытекает песок часов, но не способный, вот так, сразу, поклясться в таком, промедлил. Начал говорить, словно медленно, натужно, на пределе сил разгибался под неподъемным грузом. Ощущая, как рвутся от напряжения, не существующие мышцы, звенят, готовые лопнуть натянутыми до предела канатами, мнимые связки, крошатся в эмалевую пыль стиснутые зубы.

— Пред ликом Всеблагих клянусь тебе, саур Самар, что выполню твой предсмертный наказ!

— Пред ликом, это хорошо… Я верил….. Опал! У меня так брата звали, младшего. Думал, искра его верну…

Мастер Самар внезапно вытянулся. Руки его, пытаясь завернуться за спину, бессильно царапнули пальцами бока. Доля секунды и тело его сразу смертно, по неживому, потяжелело.

Светлая искра мастера начала свой путь в небо.


Опал выпрямился над телом вставая с колен. Склонил голову, вытянул вдоль тела руки. Отдавая дань своего уважения умершему, необычайно доброй и чистой души, человеку.

Потом, уже не осторожничая, быстро выдернул стрелы с треугольными жалами, рвя залитую кровью куртку.

Мысленно извинился — «Прости, саур Самар, но так будет лучше, чем твое тело затопчут». Проколол в районе воротника куртку мастера кинжалом, Выпрыгнув вверх, всадил кинжал в ствол дерева, пришпиливая тело. Оборвав завязки притороченного тюка, швырнул его под это же дерево.

Подумал бешено: «Живьем, сук, брать буду!»


Они выскочили на поляну в топоте железных подков вырывающих комья земли и пучки травы, залитую кровью мастера. В злом звоне острой стали. В трепещущем тревожно пламени факелов. В многократном эхе ожесточенного и одновременном вдруг испуганного лая лохматых псов. Сбились в кучу, сдерживая разгоряченных, дрожащих крупной дрожью, беспокойно переступающих коней, почуявших кровь и кое-что похуже крови. Закричали раздраженно на громко и жалобно заскуливших псов. Только, что грозно рычащих, мгновение назад.

Венцы природы. Грозные хозяева жизней тех, кого приручили. Они, в своем ослепляющем могуществе, не чувствовали, не понимали, что уже перешли черту отделяющую их от живых. Шаг за которую делал их уже мертвыми. Пока еще мыслящими, кричащими, гневающимися на непонятное поведение животных. Дышащими. Живущими.

Первому он сломал оба колена, внезапно появляясь перед мордой лошади. Поймал за копыто взвившегося на дыбы скакуна. Резко дернул вниз, дробя ударом кулака кости лошадиного храпа, что бы не унес четвероногий слуга обезноженного повелителя. Второго, третьего, четвертого бил в ребра, по бедрам, проламывая в тщетной надежде выставленные вперед щиты. Слушая приятнейшую, нежнейшую для его слуха музыку — хруст дробящихся костей и иступленные, наполненные по край, вопли боли и смертельного испуга. Пес бил плечами, головой не успевших убежать живых собак, перерубая клыками хребты. Рвал горло лошадям, глотая на ходу куски парящего мяса. Опал метнулся к стремительно удаляющейся тени в дорогой одежде. Темный, каменно плотный вал земли сильно ударил его в грудь, сбил с ног. Ослепил, втискиваясь частицами песка и земли в пустоты черепа сквозь щель бацинета. Поволок, не давая встать на ноги. Мешая с корнями, ветвями, дерном. И он понял, почему аура одного из этих хрупких, теплых сосудов пьянящего, нежнейшего красного вина, отличается от других.

Когда маг Земли вновь поднял земляную волну, он был уж сбоку от него, обходя по широкой дуге поляну, прячась за деревьями. Те, кто пришел за ним, те кто убил саура Самара, уйти не должны. Они все останутся здесь, на поляне. Что бы потом оказаться в центре ромба с гранеными штырями в легких. А череп сопротивляющегося мага пополнит его коллекцию.

Это произойдет. Пусть это будет чуть дольше и они будут стараться от него убежать, загоняя коней. Убивая их скачкой на пределе сил. А потом будут бежать сами, разбивая свои ступни о корни деревьев. Ломая ноги в норах земляных жителей.


Сгустком мрака он возникал из темноты, наносил стремительный удар кинжалом, кулаком. Уже ни куда не целясь, просто бил изо всех сил, буквально снося всадника вместе с лошадью. И исчезал.

Растворялся в ночи прежде, чем жертвы, потерявшие тень надежды на спасение, замечали его. Отчаянно вопящие. С белыми от ужаса глазами снулых рыб. С распахнутыми до выворачивания челюстей кричащими ртами. Изломанными в судороге животного страха. Заклинающие Всеблагих о своем спасении.

Пес метался сгустком мутной, кроваво — белой смерти, перекусывая ноги лошадям. Тоже сдергивал всадников на землю, вцепившись в них своей пастью — капканом. Больше не ел. Спешил вслед за хозяином.

До мага добраться не получалось. Вокруг него катился вал земли, хищным, глиняным языком бросаясь в сторону Опала или в сторону Пса каждый раз, когда они оказывались в опасной близости, для мага.

Так, втроем, двое вьющихся вокруг жертвы волками, один бегущим зайцем, они выскочили на опушку леса.

И повалились на землю, как Опал ранее на поляне, но уже вдвоем. Холодная ладонь скомкала их в неопрятный, с торчащими в разные стороны нитями — конечностями, клубок. Плотная стена ветра подхватила новую игрушку, приподнимая и с размаху бросила на землю. Кинула безжалостно на деревья. Ветер отступил, шевелениями ветвей давая знать о своем присутствии. Холод, дорожками инея крался к нетвердо встающей на ноги, упрямо следящей за удаляющейся маленькой группкой всадников, нежити.

Замерли друг напротив друга в шатком, хрупком равновесии.

Все неживые. Недолжные существовать не при каких условиях, если в мире все идет по воле Творца. Мертвые и готовые еще раз убить друг друга. Чутко следящие друг за другом. Ждущие тени, невесомого призрака возможности нападения.

Опал и Пес молниями устремились, не сговариваясь, в разные стороны. Петли оставленных на страже нежити заклинаний метнулись хаотично, раня безвинные деревья, опали бессильно не обхватив кольцами холода, не вдавливая плотным напором ветра в землю.

Нежити появились с обеих сторон от всадников. Метались, в бессилии ярясь, рядом. Срывались в сумасшедшие зигзаги, уклоняясь от направленных в них хлыстов, копий, волн заклинаний. Вытянувшись стрелой, выносились из высокой травы, стараясь дотянуться, схватить, ударить. Падали, сбиваемые ударами острых клиньев ветра. Катились по земле обхваченные валом глины. Перепрыгивали разверзаемые в мгновения на их пути ямы, трещины. Перепрыгивая вспухающие нарывами земляные купола. Тянулись оскаленными клыками к пульсирующим жилкам, венкам на горлах. Молча, беззвучно, страшно. Обмерзали в полете, раскалывая при падении охвативший их лед, на тысячи, стремительно тающих, обжигающих кости ледяным пламенем осколков.

Раз за разом. Каждое мгновение. Каждый шаг живых. Каждый их вздох. Но приблизиться так и не смогли.

За холмом мелькнули, уверенно разгорелись далекие пока еще искры башенных огней замка.


Опал стальной статуей стоял на вершине холма. Замер, провожая ненавидящим, полыхающим зеленным пламенем бессильной ненависти, взглядом, удаляющуюся, недоступную ему пятерку всадников. Возле ноги хозяина, бешено мотал окровавленной головой, кусал, грыз землю Пес. Опал понимал, что эту схватку он проиграл. Ни каких ромбов, ни каких трансформаций, ни каких, опосредствованно, контактов с миром людей. Нужно бежать. Бежать вглубь жуткой территории, на которой мертвыми наростами стоят Покинутые города. Уходить к Стальным горам, к пещерам. Потому, что не сегодня — завтра, люди вернутся. Вернутся готовыми к встрече с ним. Обложат загонными отрядами. Сверкая ловчими сетями. Гоня валы холода, земли, огня впереди себя. И играя по их правилам, он проиграет. Он когда-то был человеком и знал, что люди не отступают. Никогда. Нигде. Ни пред кем. На место сожранных, убитых ударом кулака, загрызенных встанут другие. Люди всегда добиваются своего.

Живые. Самые трусливые и самые беспощадные существа. Надо бежать.

Всех, кто сейчас за его спиной видится багровыми пятнами боли, придется добить, даруя им легкую смерть. Ни каких полночных ритуалов и постепенного вытягивания жизненных сил. Вынужденное милосердие. Времени уже нет.

Опал повернулся, спустился с холма. Мерно зашагал механической куклой. Не размахивал руками на ходу, не оглядывался, не имитировал походку человека, сгибая при ходьбе колени. Вколачивал пятки стальными штырями в землю. Больше он не нуждался в этом самообмане, уделе слабых. В притворстве перед собой уже не было никакой необходимости. Пришло время признаться самому себе в своей истинной природе.

Время знания пришло, когда времени на понимание уже не было.


Гай — офицер Розыскного отдела Службы Надзирающих, высокородный асс`Мэлур Олла, истощенный, бледный до синевы, сидел в кресле у жарко полыхающего камина. Крепко сжимая обеими руками кубок наполненный до краев крепким «Пламенным напитком». Ему было одновременно страшно и смешно. Страшно от вспоминающихся картин прошедшей ужасной ночи. Смешно от вспоминания о своем наивном предположении о скрывающемся в лесах магистре Смерти.

Магистр Смерти, конечно. Два раза магистр. Таинственный маг — ренегат. Кто же еще?

То, что появилось на краю леса, могло быть только «куколкой» Повелителя костей. Еще не набравшей даже малой части своей силы. Несколько нестандартной, но этого и следовало ожидать. Но выпотровший его, матерого магистра Воды, до самого дна! Не своими дикими, яростными, бессмысленными прыжками. Нежить даже не поняла, что она пила его силы. Пила как капли дождя, не прилагая ни каких усилий. Слава Всеблагим, что этот «птенец» не понимал своих возможностей и не пользовался ими в полную силу. Вел себя как обычная, пусть и необычайно быстрая, стремительная, полная бесконечных сил костяшка. Но им всем и ему этого хватило за глаза. Еще чуть-чуть и он бы не смог охладить даже каплю дождя, а его сердце перегнать по сосудам каплю крови.

«Птенец». «Птенец» обещающий вырасти в Повелителя костей. Только дай ему время понять свою природу, только дай ему воспользоваться разумом в его пустом черепе. Если «птенец» уже не начал мыслить. Очень уж разумно он себя вел. Да, такое может и за короткое время, всего десятков за пять, шесть лет вырасти в пугающий призрак из темноты тысячелетий.

Реальный кошмар из истоков возникновения Полночной империи, превращенный многолетними стараниями Службы в обыкновенную страшилку для неграмотных смердов.

Иногда некоторым реальностям став легендами, лучше ими и оставаться в дальнейшем.

Спас их всех, от ожившего ужаса прошедших веков — его, барона асс`Тенин, трусливого мага Земли, бросившего свое копье, сержанта Службы и старшего дружинника барона, глупый юнец. Недоучка с факультета стихии Воздуха.

Отдавший всё, все свои силы полностью. Прокусивший себе вену и уже своей кровью, питавший линии заклятий. Пусть же Всеблагие даруют ему легкий переход Грани! Он будет помнить о нем. Офицеры Службы платят по своим долгам. А долг жизни отдается вдвойне.

Теперь нужно дождаться, когда перестанут дрожать руки. Брать лист бумаги, перо — самописку и садиться писать отчет, направляя его первому гайтер — офицеру Службы. Самой Службы Надзирающих, а не лишь Розыскного отдела.

«Потому, что если он не ошибается…..».

Офицер Олла коротко выдохнул, прервав свою мысль на середине полета. Залпом, чуть давясь, но заставляя себя пить, опустошил большой бокал с «Пламенем огня». Сдавленно закашлялся, сильно мотая головой из стороны в сторону. Глотнул часто- часто воздуха. Выдохнул. Показалось, что из обожженной полости рта вырвался длинный язык пламени, исчезая среди своих братьев — сестер в жерле камина — вулкана. Перевел дыхание.

«……..то лучше было бы для всех, что бы он ошибался». Закончил Олла свою мысль.

Глава 8

— Олла, как думаешь, где ты допустил….. Ну, давай я назову это некоторой непредусмотрительностью гай — офицера Службы розыска асс`Мэлура.

Гайтер — офицер Службы Внешнего контроля Службы Надзирающих асс`Ротон Лота доброжелательно посмотрел на сидящего в удобном кресле, у открытого окна его кабинета, гай — офицера Оллу.

Тот, отвлекшись от вида за окном, живо принялся вспоминать все свои распоряжения и приказы, отданные им при отъезде в столицу герцогства из земель барона. Одновременно, он мысленно стремительно листал страницы своего аналитического доклада и короткого отчета о слежке за кузнецом Самаром, о ночной неожиданной схватке с нежитью. Отчета, написанного им еще у жаркого камина в замке асс`Тенин и отправленного сразу на рассвете. Вроде бы нет грубых ошибок в его распоряжениях и приказах. Упущений никаких он, кажется, не допустил.

Сейчас, скорее всего уже лишь в десятке лиг от цели назначения — замка барона, в пути находятся «звенья» Службы, отправленные перекрыть периметр леса, где появился «птенец». Выставить подвижные посты на подходах к замку и селениям на земле барона.

Тройки «скальпелей» их опередили. Еще вчера артефакт — маяк, моргающими точками показал, что «скальпели» Службы уже находятся в том районе.

«Копья» барона, стоящие в заградительной линии и пикетами на дорогах, скорее всего, взяты ими под свой ненавязчивый, мягкий контроль. В каждой тройке «скальпелей», один человек обязательно являлся специалистом в области Контроля Разума, если не мастером.

Трое профессиональных следопытов из Службы, со своими псами, присоединятся к ним завтра, по его расчетам, на рассвете. Маги чуть позже и к концу дня поисковые «звенья» замкнут цепь со «скальпелями» в ключевых точках. Можно начинать облаву.

Гай-лейтенант ас`Иона, отправленный командовать облавой, отличный офицер Службы Розыска и не раз доказывал, что в поимке беглецов, бунтарей и разнообразных монстров, ему нет равных. На его счету даже целый выводок Маллодского вепря, взятый живьем и маг — ренегат, магистр Огня Х, доставившей в свое время Службе множество хлопот.

И он непременно поймает этого дикого «птенца» из гнезда неизвестного архимага Смерти. Если костяк уже не сбежал к Стальным горам и не укрылся в одной из тамошних глубоких пещер. Но если Службе будет нужно, его достанут и оттуда.

А местные обитатели холодных пещер, носу не высунут из своих скальных убежищ при виде значков Службы Надзирающих на груди «скальпелей» и магов Смерти Службы. Им их нежизнь пока еще очень дорога.

— Дядя, я не могу увидеть то, что заметили вы. Готов вновь выслушать, одну из ваших драгоценных для меня лекций. — виновато улыбаясь, признал Олла свое поражение.

— Мальчик мой, Олла. Хоть ты и посмеиваешься иногда над старым дядюшкой Лота, но я не в обиде на тебя. Я знаю, что мои «умнейшие, точнейшие и очень занудные лекции — поучения», как ты их именуешь в своем узком кругу своих друзей, по приходу к себе в кабинет ты записываешь на лучшие листы писчей бумаги и прячешь в фиолетовой папке. Плохо прячешь, Олла, плохо! асс`Ротон Лота, старший гайтер — офицер Службы, наверное, можно сравнить его ранг с нашим генерал — лейтенантом, укоризненно покачал своей лысой, с жидким венчиком седых волос головой, касаясь кончиком клиновидной ухоженной бородки кружевного воротника камзола. Он весь был какой-то шаблонный и стереотипный по внешнему виду. Буквально олицетворяющий собой заключение поэта и мудреца рассвета Полночной империи асс`Мотолара, что все главы внутренней и внешней направленности деятельности специальных Служб «мелки, тщедушны на вид, но обладают разумом и духом великих людей. Что подтверждает мой вывод о том, что если где-то мало то, следовательно, в другом месте много».

И внешний вид глав разведок, что внешность «Глаза дафа» Великого маркизата, что его коллеги из Полночной республики, подтверждал этот вывод.

Все главы спецслужб Южного материка были в почтенном возрасте. Всем было далеко за шестьдесят. Тщедушны, желчны, очень проницательны в интригах вечно плетущихся их коллегами. Обладали стальной волей, мертвой хваткой в делах, изощренным умом и огромнейшим опытом в тайных играх служб.

Только глава «Стерегущих покой» Марнийского королевства, был сорокапятилетним рыжим здоровяком. Румянощеким и курносым гигантом, с львиной гривой пшеничного цвета волос. Громогласным весельчаком, любящим вино, полных, задастых женщин. Балы и празднества. Всегда оглушительно смеющийся по любому поводу и без повода. Обязательно рассказывающий всем присутствующим препохабнейшие анекдоты, при удобном и неудобном случае. Даже в присутствии королевы — матери.

Он всегда смеялся или улыбался. Даже тогда, когда не торопясь, с добродушной ухмылкой крутил винты на пыточных станках собственного изобретения. Было такое безобидное хобби у главы спецслужбы Марнийского королевства.

Ну, да бог с ним, с исключением, подтверждающим правило. Тут с самим королевством было много непонятого, неясного и очень загадочного. Возникающего при работе агентов герцогства в королевстве на каждом шагу и не имеющего разумного объяснения. При работе всего двух агентов герцогства. Агентов, не сумевших легализоваться ни в купеческой, ни в мастеровой, ни в богемной среде. Проникновение в армию и организующие структуры королевства, Службой заранее не рассматривалось. Были неприятные прецентденты. Агенты прозябали в королевстве почти на самом дне — один на складском рынке, другой приказчиком в лавке. А ведь подавали неплохие надежды!

Несмотря на придурковатый вид громилы из портовых трущоб, глава королевской Службы или Контрразведки короля, как коллеги из королевства сами называли себя, Отто Паусс, по прозвищу «Рыжий весельчак», свое дело знал. Среди его «крестников» были и трое агентов из подчиненных гай — офицера Оллы, схваченные в течение недели после их нелегального появления в королевстве.

«Рыжий мясник, а не весельчак!» разозлился при вспоминании о своих погибших агентах Олла.

«Рыжий мясник» даже игру не затеял с ними и не стал перевербовывать. Банально скормил собакам в яме Рассказывающей башни, как обычных тупых громил — диверсантов из флотского корпуса «Приходящих незваными»! И еще имел наглость прислать письмо со своими соболезнованиями, посылку с личными вещами агентов ему, высокородному асс`Мэлур! Низкородный саур из семьи гарнизонного десятника прислал унизительное по содержанию письмо аристократу герцогства! Олла скрипнул зубами — такое не прощают.

«Сочтемся, Рыжий весельчак! Обязательно сочтемся».

На самом деле его взбесило не само письмо, и не обращение как равного к равному в начале текста послания. Его привел в ярость, после досадного ощущения, что его прилюдно опозорили, проглядывающий в тексте весьма прозрачный намек. Намек на то, что «Рыжему весельчаку» точно известно, чьи именно люди стали обедом для его псов. И издевательский совет уделить больше внимания подготовке своих агентов.


Дядюшка тем временем тихо переговорил с секретарем, вызвав его звоном колокольчика. Потирая руки в ожидании кофе — Олла краем уха уловил слово «кофе» в шепоте дядюшки, устроился вновь за столом и весело взглянул на него:

— Ты готов к занудной лекции, мой мальчик?

— Да, дядюшка.

— Очень хорошо! Но сперва я задам тебе пару вопросов и может быть, ты обойдешься без помощи старого ворчуна. Спасибо, Брано. Какой запах!

Асс`Ротон Лота на секунду замер вдыхая аромат, опять же марнийского кофе из глубокой синей чаши тонкого фарфора.

«Ну, если этому королевству не помогает сам Отец лжи, то и он, Олла, не гай — офицер Службы! Все всегда у них лучшее! И кофе тоже» подумал Олла, втягивая ноздрями необычайно насыщенный, бодрящий запах. Чувствующийся даже с его кресла, у открытого окна, аромат, распространяемый черным густым напитком в чаше дядюшки.

Дядюшка сделал глоток, хитро улыбнулся. Всегда неслышимый и незаметный его секретарь Брано, бывший «скальпель» Службы, появился сбоку от Олла, держа на маленьком подносе вторую чашу с марнийским кофе. Дядюшка поощрительно кивнул и одновременно, не давая сделать первый глоток Олла, быстро спросил:

— Что ты знаешь о «птенцах», племянник?

— Повторить то, дядюшка Лота, что знают все или, что знает только наша Служба?

— Наша.

— Как скажете, дядюшка. «Птенцы» или «куколки», в последующих трансформациях и метаморфозах развивающиеся в неживого монстра по наименованию «Повелитель костей», возникают в результате проведения сложнейшего ритуала по переносу Небесный Искры человека, добровольно согласившегося на данный перенос или не добровольно, в поднятый костяк. Удачное завершение ритуала равняется процентам двадцати — двадцати пяти, не более. Контроль над таким, добровольно или насильно созданным существом, довольно затруднителен. Ритуал долог, сложен, очень дорогостоящ. Возможностью и знаниями провести данный ритуал обладают только маги Смерти, рангом не ниже архимага или старшего магистра с многолетним опытом проведения ритуалов.

— И когда это, магическое, «переселение» людских искр осуществлялось в последний раз?

— Во время гражданской войны в Полночной империи, ровно двести два года назад, согласно архивам Службы, было иницинированно ровно пять «птенцов».

— Сколько из них выжило за прошедшие столетия?

— Ни одного, старший гайтер — офицер асс`Ротон! Четверо погибли в течение пяти следующих лет при разных обстоятельствах. Пятого «птенца» развоплотили маги Службы в Сулонском лесу, после долгого преследования. «Птенец» вышел из-под контроля мага Смерти. Совершил множество убийств. Всех пятерых инициировал архимаг Смерти асс`Куал Олито. Архимаг скончался во время Большого Мора магов.

Олла понимал, чувствуя искрой, что дядюшка подводит его к действительно чему-то им упущенному, недосмотренному и возможно совершенной ошибке. Поставил чашу с кофе на подлокотник кресла, выпрямил спину, сменив расслабленную позу на собранную.

— Очень хорошо. Это ты знаешь. А вот были ранее, с теми «птенцами», собачьи скелеты рядом? Скелеты неживых собак. Тех собакомонстров, что всегда грызли этих «птенцов» с бешеной яростью живых псов?

— Нет, господин старший гайтер — офицер! Неживых собак рядом с ними никогда не было!

— А у этого необычного «птенца» пес рядом был. И действовали они, как ты пишешь в своем докладе и отчете, сообща. Так почему же вы, гай — офицер асс`Мэлур Олла, так уверенны, что столь необычный, неизвестно кем созданный и неподконтрольный нам «птенец», пойдет именно к Стальным горам?

Олла потерянно молчал.

— Племянник! Ты меня разочаровываешь! — старший гайтер — офицер асс`Ротон Лота, граф герцогства и родной дядюшка Олла, расстроено покачал головой.

— А ты ведь лучший, мой мальчик. Лучший из своего выпуска. И совсем не глуп. Давай-ка, допивай свой кофе и марш исправлять пока еще не совершенную свою ошибку. И будь добр, постарайся побыстрее узнать, кому из магов Смерти так не терпится встретиться со своей богиней?

Олла одним глотком опустошил чашку. Кофе элитного сорта «Утро короля», стоимостью в один лар за пять горстей зерен, показался ему отвратительно горьким.


Идти по «человечески», не как механическая кукла на жестких, еле гнущихся шарнирах, Опал начал где-то через пол — лиги. Хватило двух падений на спусках с холмов и наполненного неодобрением, подобного метода передвижения, ощущения взгляда, исходящего от бегущего слева Пса.

Действительно, хоть ты и необычный скелет, то все равно, стоит ли передвигаться не как люди и местная нежить, а надуманный образ неживого монстра на ходулях? Физику мира, никто от детского каприза некого существа изменять не будет. Холмы не сровняет, овраги не засыплет. И равновесие соблюдать все же удобнее при старом, обычном способе передвижения.

Чуть видимые в рассветной дымке, вдалеке показались темные зубцы острые верхушек деревьев леса. С его скоростью до поляны, где все началось, идти осталось недолго.

По пути он быстро, просто вонзив в их глаза лезвие кинжала, добил двух солдат «копья» барона. К их счастью, находящихся в бессознательном состоянии. Скакуны солдат, освободившиеся от всадников, щипали рядом с ними траву и фыркали на Опала с Псом. При малейшем движении нежити в их направлении взбрыкивая, отскакивали подальше в сторону. Выражали громким, гневным ржанием свое отношение к неживой парочке.

Опал несколько задумался. Смерил взглядом расстояние от трупов солдат до границы деревьев. Солдаты должны были остаться в лесу, но почему-то находились на половине расстояния от опушки леса до замка барона. С поломанными ребрами, внутренними кровоизлияниями, раздробленными костями ног. Один с кинжальной дырой в животе, с вмятыми внутрь гардой кинжала, кольцами кольчуги и тканью накидки. Другой с торчащими, сахарного цвета кусками кости из бедра. Они оба должны были умереть еще до рассвета от потери крови.

Очень странно. Непонятно.

Наклонился к солдату раненому в живот. Пригляделся. Мертвый человек крепко сжимал в руке небольшой флакончик с утерянной пробкой. Опал разжал неживую хватку, ломая скрюченные пальцы, поднес флакон к забралу бацинета. Неудобно. Откинул, заглянул внутрь. Потряс сосуд над ладонью в латной перчатке. С самого дна, медленно, выкатилась золотистая, с красными искрами капля. Почувствовался легкий, еле ощущаемый вкус энергии жизни. Ага, вот, в чем дело. Все просто и понятно. Магия в действии. Лечебный эликсир или снадобье. Но ему это не подойдет. Раствор явно предназначен для использования только живыми и внутрь. Но учесть факт наличия у солдат, явно магического происхождения эликсира, зелья, заживляющего раны, ему необходимо.

Вот так оставишь за спиной недобитого противника, а он выпьет пару флаконов и если окажется магом то, как жахнет в спину заклинанием. И сразу получишь ответ на вопрос «кто виноват в его полете над землей или огненной купели».

Опал мысленно, еще раз, отругал себя. Вновь, с чувством полного разочарования в собственном разуме и предусмотрительности.

Отупляющее темное чувство ненависти к живым и ослепляющая жажда убивать и пожирать еще теплую плоть, отступили после двух быстро «выпитых» им солдат. Вернулась логичность мышления. Появилась способность к холодному анализу прошедших событий.

Оказалось, при трезвом анализе всех событий, им допущено крайне много нелепых, младенческих ошибок.

Вообще, после того как он осознал себя в теле скелета, его словно подменили, сделал вывод Опал. Проявилась в поступках детская наивность, авантюрность, какая-то несколько имбецильная беспечность в его поведении. И это у бывшего когда-то живым мужчины за сорок, руководителя, умело лавирующего между Сциллой руководства и Харибдами человеческого и технологического факторов в своей работе. Бывшего раба мага, испытавшего весь позор данного положения. Да и просто нежити с холодным разумом и без разнообразных, присущих живым, гормонов.

Ладно, оставил он шестопер и арбалет в схроне, это не фатально — он неплохо справился и одним кинжалом.

Но увидеть разницу в аурах живых и не понять, что перед ним маг? Не броситься убивать первым его, а не простых людей в простой броне с простыми острыми железками в руках? Позволить нанести по себе подготовленный удар и в итоге дать скрыться самому магу. Непростительная ошибка. И это после тщательного запоминания рисунка ауры Воранта, который он помнил до мельчайшего оттенка? Специально ведь запоминал до ничтожного нюанса, что бы в будущем отличать по этим признакам магов!

Это не хорошо. Это очень плохо.

Ладно, это можно списать на ослепившее и лишившее последних крох разума охватившее его состояние амока от смерти саура Самара. Но, выскочить из леса, даже не подумав, а не ожидает ли на опушке его резерв облавного отряда, или командующий этим отрядом с охраной?

Вот это уже не спишешь ни на что. Действовал он тогда уже более-менее хладнокровно. А ведь видно же было и слепому, что все убегающие от него придерживались одного направления. Не метались в панике, разбегаясь в разные стороны. Стремились сбиться в кучу, прикрыться от него магом. Не профессионально делали, беспорядочно. Но сейчас, при анализе прошедшей схватки, можно было сказать, что о такой тактике они, по крайней мере, слышали от кого-то.

Ошибка за ошибкой. Глупость за глупостью.

Выскочить безоглядно, из-под надежного прикрытия деревьев для того, что бы сразу попасть под сдвоенный удар магов Воды и Воздуха? Бросаться раз за разом на уходящих к замку магов, отчетливо понимая, что ему не пробиться сквозь стену заклятий? Потерять, тратя на выставление, непонятно откуда появившегося слабенького огненного щита, защищаясь от волны холода, море гран своей энергии, хотя он просто мог бы уклониться от потока льда?

Не рационально. Неумно. Расточительно. Не разумно.

Если этот огненный щит наследие от черепа главаря «лесных людей», слабого мага Огня, то такое наследство ему не нужно. Вот только глупым и способным на опрометчивые поступки главарь, при жизни, ему не показался. Это явно свое, не заемное. Родное. От чего необходимо избавиться и не допускать в дальнейшем. Стараться это делать, по крайне мере.

Так, слева находится еще один труп и общее количество, преследовавших саура Самара солдат барона, сойдется. Пятнадцать человек, стандартное количество воинов в «копье» дружины благородного землевладельца герцогства. «Копье», усиленное магом и возглавляемое обычно десятником. Хотя правильнее бы его звать, согласно количеству подчиненных, пятнадцатником.

Стоп. Не сходится. Маг Земли шестнадцатый и десятник барона семнадцатый — его Опал легко определил по серебряному щитку на правом плече. Еще трое в темных плащах, двое из них маги. Эти пятеро спаслись, укрылись в замке барона.

Кто же эти двое лишних из пятнадцати человек оставшихся здесь, на равнине и в лесу?

Опал обратился к своей памяти. Замелькали лица, детали вооружения, облачения. Первый солдат, еще трое — все обычное. Мечи бастарды, топорики в чехлах, кольчуги, кинжалы на поясах. Нет, у одного два кинжала отличной ковки, с ухватистыми, даже в латной перчатке, длинными и широкими рукоятями. С волнистым рисунком на стали и в прочных ножнах из шкуры зверя. Как его? Точно, япа. Местного бизона размером с половину маршрутки «Газели». Они, кинжалы, сейчас в его суме, что висит на плече. Там же и арбалетные болты, собранные у убитых солдат — возможно, подойдут к его арбалету. Оселок. Полировальная паста. Немного денег.

Сума существенно потяжелела. Становилась неудобной для переноски. Сползала под собственным весом с металлического плеча.

Обирать покойников, после того как ты же их и убил, поступок мародера? Впитывать в себя, в момент их смерти, выбрасываемую умирающим организмом энергию, достойно лишь мерзкого вампира-паразита? Все это не по-людски?

Всеблагие! Великий вы наш моралист и прекраснодушный гуманитарий, то есть гуманист! Вы хоть видите, кому вы это говорите? Видите?! И все равно продолжаете свою речь? Не лечится.

Так, хватит. А то заявится незваным гостем внутренний голос и будет прогрессировать славная болезнь под названием шизофрения. Нежить с раздвоением личности. Нет, спасибо. Как-нибудь без этого, нужно постараться обойтись. Достаточно потери контроля над собой во время схватки и ранее допущенных промахов.

Это пусть на страницах сказочных книг кто хочет, пусть сам с собой и разговаривает. А сейчас и без вечно спорящего и критиканствующего с самыми добрыми намерениями, незваного гостя в голове, тошно.

Пятый солдат, еще двое, еще один. Стоп. Этот покойник выделяется. Чем?

Опал попробовал четче вспомнить, что привлекло его внимание. Легко говорить, что обладаешь фотографической, абсолютной памятью. Сумей ей воспользоваться. Ситуация похожа на состояние курсанта водительских курсов, сдавшего на права и тут же приобретшего болид «Формулы 1». Ездить можем, но не далеко. Машина зверь, но управляет ей домашний хомячок.

Вот и попробуй с такими навыками разобраться в лавине визуальных образов, запахов, звуков, слов, строк из книг и прочего, что подобно водопаду бурлит внутри его черепа. Крутит водовороты из несущественных, неважных сейчас деталей. Мелькает брызгами лиц и виденных ранее предметов, вещей.

Сложно ловить форель нужного воспоминания в бурлящей воде.

Так, есть необычность! Черненная, плотного плетения, с нагрудными пластинами, кольчуга. Крепкая обувь с металлическими носками. Отличной выделки ремень. Тоже уже покоится в суме. Замечательный объем имеют переметные сумки местных скакунов! Плащ. Все хорошего качества и неуловимыми деталями выдает не местное происхождение. Скорее всего, это воин охраны кого-то из магов. Отправлен для контроля или усиления «копья» барона.

Что ж, если этот последний, еще пока живой, такой же не местный, то стоит ему с ним поговорить. Платой ему, за откровенный разговор, будет быстрая смерть. Вряд ли будущий собеседник Опала поверит в обещание, что за полезную информацию, нежить оставит ему жизнь. Скорее в явление, с минуты на минуту, к нему Всеблагих в ослепляющем ореоле небесного сияния.

Последний, из оставшихся в живых воин, полыхал яркой аурой. Горел ярко, как костер в ночном лесу. Ронял искры энергии из прорех в оболочке ауры. Светился внутренними слоями. По всей структуре энергонитей гуляли волны сполохов от черного до насыщенно красного цвета, с жгучими, для внутреннего взгляда, точками золотистого цвета. Черного цвета становилось все меньше. Красного все больше.

«Если вспомнить пустой флакончик у первого солдата в руке, то все эти цветовые аберрации становятся понятными. Все как в плохом фильме. Еще минута и призрак надежды на спасение, для воина обретет ощутимую плотность. И тут вдруг, посланником богини смерти Никро, появляюсь я. Весь в синем, закопченном, кусками травы, обломками веток в сочленениях лат. С засохшей коркой земли на доспехе и внутри него. Нелепо и обидно, находясь в шаге от спасения, умереть от руки грязной тупой нежити».

Опал в своих предположениях не ошибся. Воин с раскрасневшимся, потным лицом, с подвернутой под себя ногой увидев его, мучительно скривился. Слабо поболтал, зажатый между двумя пальцами, небольшой флакончик. Резко перевернул горлышком вниз. Проследив, как вытекают последние капли с золотистыми искрами, разжал пальцы. Откинулся расслаблено, оперся спиной на ствол дерева позади него. Закрыл глаза.

Такая же, как и на том, не баронском воине, черненая броня с пластинами. Плащ. Пояс. Обувь с металлическими носками. Еще один неместный. Тот, кто ему нужен. Чуть поодаль, кося налитым злобой взглядом, переступал тарелками — копытами, оседланный огромный, лохматый жеребец. Скорее всего, жеребец этого человека. За его широким крупом пряталась тонкокостная лошадка, нервно прядущая ушами. Пес вопросительно повернул череп к Опалу.

«Убить?»

«Нет».

Получив запрет, Пес равнодушно плюхнулся на костлявый зад, замер изваянием. Жеребец грозно всхрапнул. Взрыл землю копытом. Опустил голову, оскалил крупные желтые зубы, прижал уши. Фыркнул, словно выругался. Пес отвалил нижнюю челюсть. Молниеносно закрыл пасть, издав громкий клацающий звук.

Ну, давай, травоядный. Рискни.

Опал перевел взгляд с жеребца на Пса. С Пса на спокойного, как достигший нирваны буддистский монах, раненого воина. С воина, вновь на Пса.

«Бред. Неживой пес ведет себя как обычная, задиристая собака. Живой конь демонстрирует полное бесстрашие в присутствии нежити, от которой несет свежей кровью. Воин уподобился хладнокровному самураю и ожидает смерти, презирая и её и врага, от руки которого она придет. И как мне поступить в этом случае? Громко сказать «БУ»?! Уйти, не говоря ни слова? Уйти, что бы этому фаталисту стало смертельно обидно за поспешно вылитый эликсир? Или, что там у него было?»

Опал шагнул вперед. Стал так, что бы загородить свет падающий на лицо полулежащего на земле человека. Черты лица воина даже не дрогнули. Только жилка на виске забилась чаще. Организм воина выбросил в кровь адреналин, предав хозяина быстрым бегом крови по венам.

«А как мы среагируем на это?»

Опал присел на корточки, заняв неустойчивую, несколько нелепую позицию с выпрямленной спиной. Делавшую его чем-то неуловимым похожим на сидящего рядом Пса. Все-таки сочленения доспеха хоть и обладали удивительной подвижностью и позволяли сообщать некую пластику его движениям, но на такие эволюции рассчитаны не были.

— Может быть, поговорим воин, перед твоим уходом за Грань?

Реакция. У обоих.

Воин мгновенно распахнул веки, не веряще, изумленно уставился на говорящую нежить. Опал также ошарашено молчал. Переваривал новое звучание и тембр своего голоса. Голоса хриплого, скупого в интонациях, холодного в тоне. Но не пустого, не мертвого. С тенью эмоции и еле заметными обертонами.

Воин перевел взгляд за спину нежити. Поискал взглядом кого-то. С сомнением взглянул на Пса. Вновь посмотрел на нежить.

— Говорящий «птенец»? Мое глубочайшее почтение твоему хозяину! Нет, многократное глубочайшее почтение и искреннее преклонение перед его талантом! Передашь мои слова своему господину, костяшка?

— У меня нет ни господина, ни хозяина, воин. Но мне очень хочется узнать кто твой господин?

— Нет хозяина? «Птенец», не смеши меня! Иначе я умру, прежде чем ты начнешь задавать свои вопросы. Пусть ты и говорящий и довольно разумно говорящий, но я никогда не поверю, что в твоем черепке нет вплавленного к кость амулета подчинения! Давай, делай свое дело и убирайся лизать пыль с подошв своего господина! Ах, да, не выйдет у тебя! У тебя же нет языка! И еще кое-чего, полу — нежить!

Воин хрипло вдохнул, резко дергая кадыком, облизывая сухим языком свои губы. На его лбу выступили крупные капли пота. Черноты в линиях ауры добавилось. Прорехи в ауре в области паха и верхней части спины существенно увеличились.

Опал всмотрелся. Не своими темными провалами заменяющими ему глаза. Не зеленными огнями в глубине черепа. Чем-то другим, чему пока еще не подобрал ни названия, ни определения.

Увидел. Еле видимые, рваные концы нитей жизненной энергии, метались вокруг позвоночника человека. Рыхлым клубком ежились своими оборванными концами в его паху.

«Перелом позвоночника и рана от кинжала или обломка копья в нижней части живота. Точно. Потом он ведь и копьем бил солдат».

В середине схватки Опал обнаружил, что у кинжала обломан кончик острия и подобрал чье-то копье. Вскоре тоже пришедшее в полную негодность.

«Высокоэффективная штука их эликсир. С такими ранами двигаться и говорить? Больше ни одного оставленного за спиной недобитка. Чревато».

Выплывая из, из… Ну, допустим, тонкого мира. Мира человеческих аур, магических источников, энерголиний. Опал сфокусировал свой взгляд на человеке. Человек выглядел очень плохо, но его серые глаза светились светом любопытства и ожиданием ответа нежити на его вопрос.

— У меня есть камень в черепе, воин. Он заключен мною в круг рун отрицания.

А вот это было удачно сказанной фразой. Человек теперь глядел по-другому. Черты лица заострились, стали резче. Взгляд приобрел внимательность, некую отстраненность от окружающего. Собрались в тонкую сеточку морщины на лбу.

— Руны отрицания? Вокруг амулета подчинения? Ясно. Бесспорно, у тебя нет господина. И это очень плохо. Для всех. Для всех живых. Жаль, что я не смогу сообщить о тебе Службе.

— Почему жаль? И какой службе?

— Почему? — игнорируя второй вопрос, воин криво усмехнулся — Ты ведь хотел со мной поговорить свободный «птенец», я прав? Что-то узнать от меня, а взамен пообещать мне жизнь. Так?

Опал не шевельнулся и не ответил.

— Это так. — сам себе ответил воин. Помолчал.

— А потом ты меня все равно бы убил, раз настолько умен, что бы избавиться от амулета и своего хозяина. Оставлять в живых врага, знающего о тебе так много, согласись, довольно глупо даже для нежити.

— А если просто поговорить, без всяких условий?

— Нет, не выйдет «птенец». Я давал присягу, а столичные сплетни и цены на услуги девочек тетушки Марты, тебя вряд ли интересуют.

Опал подумал несколько мгновений. Попросил:

— Закрой глаза, храбрый воин.

Человек, тотчас понявший, что сейчас произойдет, скупо улыбнулся.

— Оказываешь милость, необычный «птенец»? Ни к чему. Я не нуждаюсь в этом. Я, мастер — сержант Службы Надзирающих Арнарского герцогства саур Астос не приучен закрывать глаза ни на что и не перед чем.

Потом тихо добавил:

— Но, если можешь, прошу тебя, потом похорони. Не хочется стать поживой для воронья. Сделаешь?

Опал кивнул головой, достал из сумы кинжал. Убивать столь бесстрашного человека ударом кулака было как-то не совсем ладно.


Рассвет плавно превратился в позднее утро. Офицер асс`Мэлур Олла давно отправил свой краткий отчет со знаком трех точек в конце строк. «Звенья» Службы приторачивали седельные сумки. Тройки «скальпелей» уже выдвинулись по направлению к замку барона асс`Тенин Паррасу. Но, Опал все не уходил с небольшой прогалины, где нашел последнего из людей погнавшихся за сауром Самаром.

Он думал. Не торопился. Прикидывал варианты, тщательно просчитывал возможное развитие будущего. Раскладывал создавшуюся ситуацию на малые части. То есть решал возникшую проблему. Новую проблему в новом свете.

«Итак, что мы имеем. Имеем только отрицательный результат и малую толику из положительного. Положительным фактом является полный тюк с лунным металлом и заказанными им ингредиентами, брошенный под деревом и новая информация. В массе отрицательного у нас очень много. Смерть саура Самара и обрыв связей с миром живых. Последующая невозможность приобретения нужных эликсиров, ремонта доспехов. Чертовски разозленный и напуганный местный барон. И нешуточный интерес к нему со стороны грозной Службы Надзирающих герцогства. Службы, о которой ему известно лишь очень немногое.

Есть служба. Есть у нее в штате люди жертвующие жизнью ради данного ими слова, то есть принятой присяги. В штате Службе есть маги. Довольно сильные маги. И Служба не оставит его в покое ни в коем случае. Ни за что.

Если Служба исповедует схожие принципы земных спецслужб, то за убитых им ее агентов, офицеров или сотрудников, она достанет его и из самых глубоких и темных пещер Стальных гор. Есть у него такая, почти абсолютная, уверенность в этом предположении. Следовательно, там его и будут искать в первую очередь. Искать, для последующего препарирования или тщательного изучения, в лучшем случае. Развоплощать вряд ли будут. Если только он не станет для Службы слишком опасным и затратным трофеем.

Значит, по его следу пойдет хорошо подготовленная группа магов и таких же, как убитый им последним, опытных и преданных Службе мастеров — сержантов.

Заклятые сети. «Стеклянная паутина». «Каменные оковы». Другая экзотика из многочисленных заклятий, известных местным магам. Или просто небольшой обвал скальных пород. Сход со склонов гор каменных лавин из валунов, устроенный магом Земли. И все. Хорошая клетка из толстых посеребренных прутьев уже не будет пустовать.

Опал видел подобные клетки на Мертвом дворе. Неудобные, некомфортные, жгущиеся серебром. Невероятно старые. Но невообразимо прочные просто на вид. И толстые оси без колес закрепленные на днище клеток. Все предусмотрено.

Сидеть же, как нечто маленькое и незаметное, в темном углу, какой либо пещеры Стальных гор, не получится. Сам не сможет — нет смысла и тактически неверное решение. И, скорее всего, не дадут местные жители Стальных гор. И совершенно правы будут.

Пришел незваным. Забился в пещеру. Сидит, что-то думает. За собой людей привел. Зачем привел? Что думает? О ком думает? Вдруг плохое думает?

А если он правильно персонифицирует обитателей тамошних каменных дыр, то присутствие у них очень развитой паранойи, буквально жизненно необходимо для их невыживания.

М-да, антагонизм какой-то понятий поучается. Жизненно для неживых. Упущение в этимологии местного языка.

Хорошо. Чего ему ждать в будущем, и с какой стороны, примерно, известно. Значит, нужно сломать схему действий, диктующую ему проигрышную стратегию и тактику. Поступить неожиданно для ищущих его. Только вот как ему поступить?

Бредущая по дорогам герцогства, разумная говорящая нежить, довольно неожиданное явление. Для всех живых. Но, годится только, как способ поразить их всех неадекватностью своего поведения и как можно быстрее оказаться в подвалах Службы. С таким же успехом можно остаться на месте и ждать начала облавы.

Судя по вспоминающимся строчкам трактатов и кратким обмолвкам мага Воранта, у Службы обширные подвалы, с интересным содержимым. Он явно займет там не последнее место. Возможно, под него выделят целую лабораторию и несколько любопытных магов Смерти будут увлеченно «искать не находимое и познавать непознаваемое». Возможно и найдут, но почему-то хочется что бы это произошло без его участия.

Итак, открытый способ передвижения отпадает. Скрытный, по лесам и чащобам может привести к потери темпа передвижения, истощению и так небогатых запасов внутренней энергии и вполне возможному возвращению к отправной точке.

Географией здешнего мира он не владеет. Местность не знает. Карты, если так можно назвать цветные гравюры в толстых фолиантах, дают, лишь общее представление о землях и границах герцогства. А их авторы ничего не слышали о слове топография.

Выходит, нужно идти параллельно дорогам. При этом, опять же велик шанс быть обнаруженным, замеченным и пойманным. По трактам герцогства и окрестным лесам, курсируют егерские патрули. Там же бродят охотники, травники, углежоги, бортники и Всеблагие ведают кто еще. Все с глазами и ушами. Через одного стремящиеся к общению. Особенно герцогские егеря. Работа у них такая.

Убивать всех? Не выйдет. Как говорится, «всех не перевешаешь».

Где прячут лист? В лесу. Где спрятаться нежити? Среди людей. Абсурдно? Да. Бредово? Еще бы. Но, если не лезть в города, идти по второстепенным дорогам и не вступать в длительные контакты с живыми, то…

То в этом что-то есть. Доспех у него совершенно другой. Сделанный для человека и человеком. Рыцарский доспех. Вооружение же рыцаря подобрать несложно. Щит и меч у него есть. Копье осталось от солдат барона.

Нет оруженосца и слуг? Он небогатый рыцарь, младший сын барона или графа и вдобавок, обет у него, путешествовать без оруженосца. И обет не показывать своего лица. И пищу принимать только по четным дням и в одиночестве. Новый голос его не выдаст. На забрало же, можно изнутри нацепить ткань и зеленые огни внутри черепа, вполне, если никто не будет слишком внимательным, сойдут за зеленные глаза. Если же повязать на руку кусок черной ткани, то готов строгий и молчаливый почитатель Всеблагих в Гневе. Рыцарь, исполняющий данный в святилище Небесных Защитников суровый обет. Для передвижения по землям герцогства и землям других государств не требуется подорожная. Свой герб и имена, рыцари исполняющие обет, скрывали и очень не любили показывать лица. Веками освященная традиция. Правда, странствующим рыцарям обязательно нужно было влазить в разнообразные разборки. Спасать, требующих спасения. Охранять путников, странствующих в опасных местах. Отстаивать честь и достоинство прекрасных дам. Бороться с ветряными мельницами…

Так, это не из Кодекса давших Обет. В общем, выполнять все, что ждут«…от неизвестно кем выдуманного образца благородства и рыцарства жадные на оплату для надежной охраны, безмозглые путешествующие дамочки».

В каком то из трактатов он читал эти злые строки воспоминаний одного из странствующих рыцарей, ставших в последствии неплохим магом Воздуха. Вот только нет у него рыцарского коня. Точнее, пока нет.

Опал внимательно посмотрел на гору из мышц, колоссального по размерам черного жеребца мастер — сержанта, также не покинувшего лесную прогалину.

Почему он решил, что лошади его бояться? Кобыла мага вела себя спокойно. Скакуны путников, встреченных во время их путешествия с магом, не бесились и не паниковали. Свиньи на трактирном дворе в Смязи вообще не обращали на него внимания. Так почему бы и нет?

Пробуем? Пробуем!

Опал «попросил» Пса не дать жеребцу ускакать в лес. Догнать его будет возможно, но разгоряченный скачкой и преследованием конь вряд ли пойдет на контакт. Скорее всего, будет упрямо отстаивать свою конскую свободу. Зубами и копытами. А зубы у него о-го-го и копыта под стать междометию. Такой «слон» с гривой, вполне выдержит его вес. Недолго конечно, но выдержит.

Опал плавно шагнул вперед. Потянулся к потокам энергии скакуна. Отбирая излишек энергии алого цвета, удалял агрессию из ауры жеребца. Получалось просто. Натренировался на скелетах в Покинутом городе. Простой отъем энергии у живого существа. Только очень трудно сосредоточиться. Потоки энергии мгновенно меняют интенсивность, направление движения. Выскальзывают, уклоняются, хлещут короткими жгутами по его нитям, рвя на тающие зеленным дымом обрывки. Но ничего, он не спешит.

Шаг. Еще шаг. Рука в латной перчатке осторожно похлопывает по шее скакуна. Черные бархатные губы жеребца обнажают большие, крепкие зубы челюсти. Нервно подрагивают. Бережно берут кусок хлеба со стальной ладони. Жеребец фыркает. Не зло. Просто фыркает.

Все? Все. Есть конь и его рыцарь. То есть наоборот. Рыцарь без герба, исполняющий обет, данный Всеблагим в Гневе, и его черный конь.

Теперь ему осталось только выполнить предсмертный наказ саура Самара. Затем похоронить его тело. Быстро повторить в обратном направлении маршрут мародера. В седельных сумках лошадей убитых Псом, обязательно должен быть овес, скребки, торбы, другие, нужные ему вещи.

За лошадьми — маленькая лошадка, кобылка, не пожелала расставаться с жеребцом — нужен уход. Придется опять выдержать шквал информации и отделить крупинки нужных знаний по уходу за скакунами от лавины разнообразной информации, скопившейся в его черепе.

Жаль, что жеребец не питается мясом, а вместо шкуры у него не гладкий хитин. Ему было бы гораздо проще.


— Гай — офицер, гай — лейтенант! Докладываю! Тварь ушла по направлению к Скалистым горам, но через двенадцать лиг её след теряется.

— Как, теряется след, следопыт?

— Тварь переплыла реку. Берег, на той стороне реки, скалистый, обрывистый. Чтобы проверить около трех лиг берега, нужно сутки, сур офицер. Через час — полтора, пойдет дождь, сур офицер.

— След один, саур следопыт? Рядом нет следов собаки? И постарайтесь отвечать без официоза.

— Нет, сур. Есть в двух лигах отсюда следы двух скакунов, ведущие на тракт и следы чего-то…. - следопыт покрутил в воздухе кистью руки — Чего-то вроде большого волка. Шерсть волчья. Но не волк. Скорее всего, зверюга оставшаяся с Эпохи. Тяжелый зверь. След очень глубокий. Шел рядом с лошадьми. Возможно, охотится. Но собаки вели себя спокойно. На него не среагировали.

— Хорошо, саур следопыт. Прочешите берег реки до дождя и после. Обязательно найдите следы нежити. Исполняйте.

Олла на секунду задумался, провожая рассеянным взглядом расплывчатую фигуру следопыта в лохматом зеленом плаще.

«Интересно, правда, что следопыты потомки Первых из Живущих на материке? Или обычный, перевранный кусок неожиданной правды? Жаль, что на третий уровень архивов Службы, у него пока нет допуска».

Можно уделить немного времени и отстраненным размышлениям. Нежить не преподнесла неожиданных сюрпризов. Ушла, без всяких отклонений по пути, к Стальным горам. Но, советом дядюшки, все же, пренебрегать не стоило.

— Лейтенант! Слушайте приказ! Отправьте небольшую группу солдат барона по следу лошадей. Если их не сожрал зверь, то пусть поймают. И нужно сообщить егерским патрулям на трактах приметы нежити.

— Думаете, сур Олла, нежить настолько умна, что сделает круг и выйдет на тракт?

— Нет, не думаю. Но, так думает старший гайтер — офицер асс`Ротон.

Лейтенант ас`Иона удивленно вскинул брови. Обменявшись многозначительными взглядами с Олла, он коротко кивнул головой. Тронул каблуками бока коня, разворачиваясь на месте. Через минуту послышался его зычный голос, зовущий старшего второго «звена».

Поиски «птенца» продолжались.


Опал находился в банальной ситуации. Стоял, держа в поводу жеребца, на развилке двух дорог. Указатели направления с названиями города или селения отсутствовали. Камня, с выбитой на нем заботливыми дорожниками надписью «Налево пойдешь — коня потеряешь, на право — чего-то найдешь» не было. Правая дорога была более наезжена, левая такое впечатление не создавала. Что же выбрать? Левую или правую?

Опал задумался. Пока, все складывалось неплохо. За ночной и дневной марш — бросок он отмахал довольно приличное расстояния от места схватки с солдатами барона, ориентируясь по местным лунам и солнцу. Лая собак и дробного стука копыт погони за его спиной слышно не было. Никто и не встретился ему, идущим или скачущим, на встречу. Можно было потратить немного времени на выбор пути.

Лошадей и Пса он догнал к концу прошедшего дня. Разнуздал, снял седла, попоны. Выводил, вычистил щеткой. Напоив из лесной речушки, насыпал в торбу овса вперемешку с зерном, найденным в сумках солдат барона. Пастись побоялся отпустить. В пустом черепе мелькали названия трав, непригодных в качестве корма для скакунов. А вот их внешний вид ему известен не был. Решил не рисковать. Внимательно осмотрел седла и попоны. С кобылки седло сразу выкинул, оставил только попону и узду. У жеребца пришлось срезать с боков плотной, черного цвета попоны, вышитые красной нитью два вытянутых вершиной вверх треугольника.

С лошадьми ему повезло. Ни клейма, ни выжженного тавро на лошадях не было. Подковы, также ни каких меток не несли. Обычные куски металла, отшлифованные трением о землю. С наружными и внутренними ветвями, гвоздевыми отверстиями. Совершенно обычные.

Сами копыта лошадей были ухоженными. Аккуратно, тщательно обточены рашпилем, регулярно, очевидно, смазывались жиром. Также следует и ему поступать в дальнейшем. Уход за лошадьми, если выполнять все условия, что удалось ему вспомнить, оказался довольно трудоемок и требовал немало времени. Впрочем, учитывая отсутствие у него потребности в отдыхе, трудностей это не доставляло. Гораздо труднее оказалось выпутать Пса из остатков шкуры волка, что он намотал на него сверху и очистить свой доспех до блеска.

Гамбезон внутри лат несколько поистрепался и Опал вышел из положения, натянув поверх него кольчугу мастер — сержанта Службы. Только грудные пластины пришлось срубить, испортив лезвие одного из подобранных кинжалов. Не жалко. Оставались еще два, с отличной сталью, что взял у одного из солдат. Там же, на временной стоянке, перетряхнул собранные с трупов вещи. Избавился от ненужного барахла. Ненужное выбросил в реку с грузом из камней. Роясь в сумках, прихваченных без разбора на повторном пути, нашел кусок чистой, тянущейся ткани, светло-коричневого цвета. Мысленно похмыкал, начал вспоминать, в каком, из отделений сумок, он видел портняжную иглу и нитки.

К утру, на дорогу из леса вышел ведущий в поводу огромного черного жеребца сур рыцарь без герба с черной повязкой на правом плече.

Если быстро заглянуть в узкую щель забрала его бацинета, то можно было разглядеть, что у рыцаря была несколько неестественного смуглого цвета кожа и ярко зеленые глаза.


Впрочем, довольно изображать странника на перепутье. Нужно выбирать дорогу. Сканирование окружающего пространства ничего не дало. Рядом ощущались только лесные пичуги и мелкие животные. Ни одного крупного существа. К сожалению, почувствовать живой организм удавалось ему не более чем на одну десятую лиги. Совершенно недостаточно для того, что бы избежать нежелательных встреч с живыми. Вполне возможно, что за поворотом на отдых расположился крупный караван или поджидала, сидя в зарослях, запоздалого путника ватага «лесных людей». Впрочем, встреча с местными разбойниками была только желательна. Запасы энергии, израсходованные в ночной схватке, последующем заплыве через бурную реку, долгом карабканье наверх по скалистому берегу и беге вдогонку за Псом и лошадьми, следовало восполнить. Иначе, еще пара таких бурных ночей и он превратиться в обыкновенного костяка. Медлительного и не способного мгновенно отреагировать на опасность.

Значит, ему налево. Туда, где потемнее, поглуше и больше вероятности нарваться на засаду. Вряд ли мелкая шайка «лесных людей» будет чувствовать себя в безопасности на широком и часто посещаемом патрулями егерей тракте.


Нежные переборы посеребренных бронзовых струн гитары отвлекали, заставляли о чем-то легко грустить, настраивали на минорный лад. Под тонким плектром в пальцах юной госпожи гитара робея, пела, трепетала корпусом драгоценного белого палисандра, вознося всех, окружающих возок музицирующей девушки людей, своими звуками к темнеющему на закате вечернему небу. Выращивая на боках тонконогих скакунов белоснежные крылья с розовеющими в лучах садящегося солнца кончиками перьев. Затягивая глаза сопровождающих её людей ласковой поволокой несбыточных мечтаний. Удерживая последние лучи вечернего солнца на металлических, полированных деталях снаряжения охраны. Заставляя сверкать медные, начищенные до блеска бляшки уздечек.

А когда госпожа своим нежным голосом запела балладу о несчастной любви герцогини о`Лаени, то люди ощутили себя в присутствии богини Авро, на краткое мгновение посетившей грешную землю.

Хрупкое очарование чарующих звуков голоса госпожи сломал диссонирующий предсмертный хрип новика Нута, лишь два месяца назад принятого на службу в дружину барона.

Его шею и одновременно жизнь перечеркнула темная полоска стрелы. Выклюнулась красным острым концом справа, оставаясь коричневой с левой. оперенной стороны. Потом спереди и сзади охраны баронессы, упали подрубленные деревья, и все завертелось в шумной лавине стрел летящих из леса, лютых криков напавших, злом звоне кованного для жатвы смерти железа.

Охрана госпожи вздернула, сдвинула плотно щиты, закрывая от стального оперенного дождя возок с госпожой. Разрядила заряженные арбалеты в заросли у дороги. Поддержала, сблизив плечи, раненных соратников поймавших грудью, лицом, животом, посланниц тугих дуг луков смертельно жалящих их калеными наконечниками.

Десятник барона саур Дагомар мог смело поставить себе в заслугу отличную слаженность действий своих подчиненных. Предусмотрительно надетую броню и заряженные арбалеты. Тщательный выбор дорог и разведку перед выдвижением. И не его вина была в том, что рядом падали убитые солдаты его десятка, обильно смачивая дорожную пыль своей кровью. А стена щитов становилась все менее надежной. Против него выступили более опытные и лучше снаряженные игроки. Если бы он смог спокойно рассмотреть арбалетный болт, откинувший его ударом в грудную пластину доспеха на круп коня и стрелу, пробившую его левое бедро, то не проклинал бы не причастных к этому нападению «лесных людей».

В зарослях у дороги находились его коллеги, такие же солдаты. И приказ валить деревья резким отмахом руки подал такой же, как и он, десятник, только служащий другому барону. Темные плащи, повязки на лицах и отсутствие значков на рукавах кольчуг и колонтарей не могло скрыть выправки и скупых движений опытных воинов.

Упав под копыта неистово мечущихся, потерявших всадников лошадей десятник Дагомар уже не видел, как коротким свистом командир напавших на кортеж баронессы остановил лучников и на лесную дорогу, грозя острыми жалами копий остаткам охраны, ступили слаженно, таящиеся в засаде люди.

Не видел он и как трое лучников, оставшиеся в зарослях, вдруг стали похожими на странные наросты на коре деревьев, с кровавыми пятнами на спинах, пришпиленные к лесным стволам короткими арбалетными стрелами. Как позади начавшего оборачиваться командующего засадой выросла тень в синей броне и неразличимым глазу движением погрузила заточенную стальную полосу ему между лопаток.

Не видел десятник и стремительного рывка закованной в железо фигуры на дорогу, в середину ряда копейщиков. Еле различимого мелькания остро заточенной стали. Не слышал гнетущего гула воздуха, стремительно рассекаемого навершием испачканного чем-то красным шестопера. С трудом приходя в себя он услышал только звенящий от волнения голос молодой госпожи, радостно благодарящей неизвестного рыцаря, очень вовремя пришедшего им на помощь.

И яростное, неистовое по наполненности чувством досады, проклятье, глухо прозвучавшее из-под забрала рыцаря в адрес Отца Лжи.

Глава 9

Как попадают в отряды Егерской Службы? Заурядно, обыденно, просто. Кто-то приходит на вербовочный пункт, сбежав от строгих родителей или мастера-наставника. Кто-то появляется в пыльных, стоптанных сапогах и пропотевшей одежде в приёмной комнате вербовочного пункта, просто наслушавшись на вечерних поселковых посиделках баек ветеранов легионов герцогства. Их рассказов о грандиозных битвах и славных сражениях. Кого-то привозят со сборных вербовочных пунктов, расположенных у небольших городков в западных и восточных провинциях Арнарского герцогства.

Привозят, в просторном бараке на ночёвку устраивают. Спят рекруты на длинных деревянных настилах с соломенными старыми тюфяками. Поутру громкими ругательствами их будит сержант-наставник. Поднимает тычками, пинками, ударами своей палки. На плацу строит неровными рядами и писарь, идя вдоль строя с помощником, вносит их имена в список испытуемых. А затем очумевших от злых криков командиров, жажды и долгого стояния, новобранцев загоняют в ограждённый забором тренировочный лагерь и сержанты-наставники устраивают им «Большую неделю пота».

Кто выдержал эти десять дней сумасшедших физических нагрузок, тот переводится в другой барак. Ждет там отправки к месту начального обучения. Отлеживается на новых тюфяках, отсыпается уже на отдельных просторных нарах из сосны. Отъедается кашей с мясом и белым пышным хлебом взамен бобовой похлебки и сухарей до этого. Заслужили. Лечит свои синяки и ушибы, полученные от палок сержантов или твёрдых поверхностей тренировочных разнообразных снарядов. Кто не выдерживал непосильных нагрузок и кошмарных пробежек с мешком камней за плечами, что ж — ворота лагеря для тех всегда открыты. Никто насильно не держит.

А пока новобранцы, прошедшие через круги «Недели пота», ждут отправки к месту обучения, их судьбу решает старший офицер-наставник. Распределяет, кого в какое учебное отделение. Кого в штурмовики, кого в стрелки, кого в следопыты. С сержантами-наставниками советуется, вызывает к себе по одному прошедших набор новобранцев. Разговаривает. Ну и на тренировочных площадках он присутствовал до этого. Сидел на раскладном стуле. Трубочку с душистым табаком покуривал. Наблюдал за всем и всеми внимательно. Иногда подзывал к себе сержантов-наставников и приказывал выбранного им новобранца ещё раз по полосе препятствий прогнать или на стрелковый рубеж отвести. Самострел или лук тому в руки дать. На мечах и кулаках в круге проверить. Ошибается в своих решениях он очень редко. Опытный офицер. Хороший кадровик.

Так делается по всему герцогству. У каждого городка притулились на окраинах вербовочные пункты армии герцогства. Сидят в приёмных комнатах, иногда и в одной, сразу по трое-четверо вербовщиков. Легионов герцогства, Пограничной стражи, Егерской Службы, Внутренних отрядов Службы Надзирающих. Седые, бывалые мужчины с суровыми, мужественными лицами. Ветераны. Иногда ткань левых рукавов их формы из-за нашивок наградных, да шевронов-знаков за полученные в битвах ранения, полностью бывает не видно. Пиво пьют, в кости играют, иногда поспорят, чей род войск лучше, но без драки. Горло только подерут, всласть наорутся до пены на губах и успокоятся. Страшновато им руки распускать. Матерые все убивцы. Начнут если что, то не успокоятся пока один из них в живых не останется. Были прецеденты. На юге, такое случилось пару раз. Вино там коварное, разум сильно туманит, кровь излишне горячит. Так что дальше погавкивания друг на друга они не забираются. И слова острые, обидные, на языке да в уме придерживают. Они ведь не к дракам в трактирах, дворах постоялых или на площади, в праздники, ради удальства, привычные. Они к смертным схваткам привыкли. Столько крови пролили, что захлебнуться ею можно. К битвам они привычные, где один удар — один труп или беспомощный калека, на худой конец. Иначе сам труп или калека. Вот и держат себя в узде. Сами-то ладно, коли кинжал в брюхо словят или второй рот им на горле нарисуют. Смерть не пугает. Слишком часто её видели, привыкли. Тут другое. Семья их без пенсии ветеранской останется. Без обсуждений. Хорошей пенсии, немаленькой. Регулярно Казначейством выплачиваемой. Указ наш Герцог издал особый, где это четко и однозначно прописано. Так что, живут вместе армейские вербовщики нынче мирно и дружно. Даже если их и четверо в одной комнате. Как допустим в северных провинциях — городов мало и сами городки маленькие. Кстати, в северных и южных провинциях вербовочные пункты Егерской Службы и других родов войск тоже есть, но вот рекрутов в егеря оттуда появляется мало. Очень, очень мало. Причины есть важные, сильно мешают набору новобранцев.

На юге, с вербовщиками егерей, конкурируют вербовщики пограничников. И получается это у них весьма неплохо. Пари даже между собой заключают и почти всегда погранцы выигрывают. Пиво потом выигранное пьют и в вычерненные усы ухмыляются. Традиция такая у Пограничной Стражи — усы чернить. Причина их побед элементарна. Парадная форма у пограничников красивая, яркая. В отличие от неброской егерской. Невнятной, черно-зеленой, камуфляжной. Просторной, удобной, но из-за этого мешковатой. Что парадная, что полевая. В парадной форме всё отличие, это только аксельбант из сине-золотых нитей и планки не медные, а стальные. А у Пограничной Стражи форма, что повседневная, что парадная, из красного плотного сукна с серебреным шитьем на воротнике и обшлагах рукавов. Высокий кивер, тоже обтянутый красной тканью, с серебряным же витым шнуром по кругу и стальными, отполированным до блеска, козырьком и назатыльником. На боку, у одетого в парадную форму рядового пограничника, висит грозно острый тяжелый палаш в ножнах белой кожи. А у сержантов и мастер-сержантов пограничников, ножны украшены рифлеными металлическими накладками. У сержанта две накладки, у мастер-сержанта три. Широкие, блестящие на солнце. Ах, да. У еф-сержанта пограничников одна металлическая накладка на ножнах. Но её обычно все снимают. На гауптвахтах сидят, из нарядов не вылезают, но на ножны не крепят. Долго служащие офицеры и не настаивают на их ношение. Только юнцы, младшие гай-офицеры из Корпуса курсантов настаивают на соблюдении уставной формы одежды, пока им их старшие товарищи не объяснят, что с традициями бороться не нужно. И глупо. Для дисциплины вредно.

Вот и представьте, заходит какой-нибудь Эда или Женн в вербовочный пункт, а там такой герой сидит с усами чёрными как ночь. Весь в красном, металл блестит, серебро вышивки в свете масляных светильников искрится. Рядом же что-то непонятное, мешковатое сидит, с коротким тесаком в простых коричневых ножнах на боку. Как думаете, к кому подойдет юный герой, у которого кроме как чего-то красочного, торжественного, парадного и громкого звука блестящих труб, никакого другого впечатления в его голове, об армии нет? Правильный ответ. К герою-павлину подойдет.

В общем, если коротко, то проигрывает парадная форма егерей по красочности и нарядности форме пограничников. Вот и идут молодые парни южных провинций в отряды Пограничной стражи. Уже почти обычай сложился. Брат служил, отец служил. Перед девушками красовались. Это же красиво и очень по героически, накрутив вычерненный ус, побрякивая кольцами удил и трензелями, сверкая серебром и сталью на форме, проехаться по пыльным деревенским улочкам. Под громкие звуки горнов и веющихся на ветру знамен.

Все встречные красотки восторженно ахают. Глазки их блестят, щёчки румянятся, белые, нежные груди вздымаются от возбужденного дыхания. Кровь у молодых парней бурлит. Спина сама распрямляется. Взор зоркий, героический, огнем горит, искрами брызжет. Орлы и храбрецы. Надежда и опора. Ну и Герцог Арнарский, пограничников жалует своим вниманием и привечает. Тоже немаленький камешек для новобранца на чашу весов выбора.

Конечно, если бы деревенские и городские молодые парни увидели парадную форму моряков герцогского флота, то может быть и задумались, куда им идти служить, но северные океаны от южных провинций далеко. Да и не брали прямо с поля, из-за кузнечных мехов, горна или столярного верстака, сразу во флот. Учили сначала рекрутов в Морских школах. Долго и старательно разным сложным наукам. У некоторых наук и название с первого раза не выговоришь. Трудное очень наименование для грубого языка простых парней герцогства. А в морскую пехоту, в корпус Приходящих Незваными приглашали только отслуживших не менее трёх лет. Желательно сержантов и мастер-сержантов. Проявивших себя, в чем-то неординарном, героическом. Или требующем умений и сноровки, солдат.

Элита ударных частей Арнарского герцогства. Неотвратимые в достижении цели и неукротимые в битве. Молниеносные и незаметные. Ночной кошмар для их врагов и повод для гордости граждан герцогства. Надежда и опора престола. Верные до смерти.

За всё время существования корпуса неизвестно ни одного случая бегства с поля боя, дезертирства или предательства. Ни один из солдат корпуса Приходящих Внезапно не сдался в плен. Да и не брали их. Кому нужен пленный, в любой момент готовый вцепиться тебе в горло зубами? Ну и давние, за много лет накопленные к ним счёты солдат других армий этому способствовали. Так что, бились они до конца, никогда не сдавались. Сам Герцог считает за честь, числиться высшим гайтер-офицером корпуса. А в день основания корпуса надевает его парадную форму. Цвета стали. Серую, строгую, без единого украшения. Ни аксельбантов, ни шнуров, ни золоченых кокард. Даже клинок короткого меча — тадо, что положен офицерам корпуса в качестве штатного оружия по уставу, с зубьями пилки на внутренней стороне, продольным сквозным желобком, и тот зачернен до цвета каменного угля.

Так и должно быть. Не должен враг видеть свою смерть до того, как закалённый кусок стали не напьется его крови. Не отнимет его подлую жизнь во славу Герцога и Корпуса. И обагрённый вражеской кровью не будет дальше искать следующую, не ведающую своей судьбы жертву.

Но вернёмся, всё же, к егерям.

Выходило так, что лишь единицы приходили в егерские отряды из южных провинций, впрочем, как и из северных. Но с северными понятно. Там народу живет мало. Климат холодный. Горы, скалы, дремучие леса, Покинутые города наполненные нежитью и стылое побережье Ледяного океана. Ни урожая хорошего взять с этих земель, ни руды с пустых рудников. Да и старые обычаи были сильны в северных кланах. Неохотно старейшины кланов отпускали свою молодежь в большой мир. Особенно смелых и удачливых охотников. Но если приходил из северного края доброволец, одевал черно-зелённую форму егеря, вешал на пояс короткий тесак в коричневых ножнах справа, скорострел слева, рядом с мечом. Крепил бола у седла, а за спину вешал лук и свёрток ловчей сети, то обычно ему цены не было.

Суровые, крепкие парни, словно вырубленные из кряжистого дерева, молчаливые и надежные как меч из синей стали. Они, привыкшие к тягостям жизни и лишениям, быстро входили в напряженный ритм патрульных выездов и многодневных поисковых рейдов. На охоте, бывало, неделями живущие в отдалении от людского жилья. Ночующие в лесу на лапнике или просто на деревьях. Закалённые холодами и схватками с диким зверьем, с острым внимательным взором и твердой рукой, они вскоре становились еф-сержантами и сержантами. Получали нашивки на рукав и становились ещё более беспощадными к ворам, беглецам с каменоломен, шпионам и диверсантам из маркизата Саграм или Полночной республики, проскользнувшим сквозь заставы Пограничной Стражи. Платили им, при повышенье в чине, гораздо больше. А в северных кланах положено половину своей добычи обществу отдавать. Тоже обычай. Старый. Ещё с появления первых Странников на Южном материке. Ну и про «лесных людей», помимо вышеперечисленных преступников-лазутчиков, егеря не забывали. Ловили. По их кровавым следам шли и находили, ловили.

Про разбойников дорожных, местных старост расспрашивали. Молчаливых разговорчивыми делали, прутья железные на огне покалив. Расспрашивали душевно, со словами доносчиков или местных помощников сверяясь. Были поводом для этого, всякие нехорошие случаи-предпосылки. Сами, нередко, местные жители и шалили на дорогах. А во владениях высокородного барона асс`Лоир сам староста с сыновьями, год назад на дорогах разбойничал. Кое-что и кое-кто намекали, что тут без соизволения барона не обошлось. Ну да благородные господа введенье Внутреннего контроля Службы Надзирающих. Комиссару Службы о своих подозрениях егеря сообщили. Потом своим делом занялись.

Старосту с сыновьями утопили в мешках с камнями. Подельников их, углежогов, на крепких сучьях повесили. В городскую тюрьму не повезли. Свечи, еду, дрова на их обогрев в темницах, ещё тратить. Вороны вон голодные летают. Каркают. Есть просят. Их и покормили.

Тихо, правда ненадолго, стало в округе.

Вороны же всегда сопровождали егерские патрули. Над засадами «лесных людей» каркали. Над местами, где душегубы трупы зарезанных купцов спрятали, кружили. Почтовыми птицами служили. Поговаривали, что эти вороны не совсем и вороны, а потомки выращенных магами Жизни особых птиц, да только кому это точно известно? Впрочем, настоящие они вороны или нет, польза от них была существенной. С патрулями всегда по одной-две птицы рядом летало. Некоторые и на плечах у егерей сидели или на луках сёдел. Страх нагоняли своим присутствием на крестьян. Даже эмблемой егерской лет пятьдесят назад, стали. На штандартах и попонах егерей чёрную птицу вышили. Умные люди вышить приказали, знали, что делали. Ирреальный страх, он иногда посильнее страха перед петлёй виселицы будет.

Да и опять не спокойно стало последнее время в северных провинциях герцогства. С Валлодских каменоломен пара сотен каторжников, устроив бунт и перебив кайлами и кирками охрану, недавно сбежало. Полторы сотни каторжан егеря сразу выловили. Повесили быстро, чёрными гроздьями, на ближайших деревьях. Полсотни особо умных и быстрых, ещё бегает на свободе в северных лесах, если зомбаки и зверьё лесное их не сожрали. Или воины А» Кайну, зеленого народа, под корнями своих священных деревьев, живьем не закопали.

Согласно указу герцога, беглецы с каменоломен и убийцы честных граждан были вне закона и каждый волен поступать с ним как хочет. Либо на крепком суке повесить, в реке утопить, голову срубить, либо под корнями, кривым ножом вспоров живот набить брюхо мхом и ещё живого закопать. Дело вкуса и личной фантазии. И обычаев народа А» Кайну.

Ещё в этих местах дезертир из армии герцогства, альфа-лейтенант из Огненосного легиона, банду сколотил. Купцов на дорогах режет-грабит. Уходит умело от облав. Нору себе устроил тайную, неизвестную. И в бою опасен, хоть и слабый, но маг Огня. А егерей своих магов, считай что нет. Так, кто Всеблагими одарён чем ни будь, тот за мага в отрядах и сходит. С настоящим магом, в Академии на факультетах обучавшемся, им тягаться тяжело.

Вот два месяца назад, этот маг — дезертир егерский патруль из их Пятого отряда сжёг полностью, тварь. Ловко заманив братьев — егерей в засаду.

Командир Пятого отряда, сур Лодо, от ярости рукоять своей плетки перегрыз. Пообещал тому, кто тело или голову бывшего альфа-лейтенанта привезет в расположение отряда, тот получит повышение на чин и отпуск. А если жив будет дезертир и в оковах, то отличившемуся патрулю повышение на два чина сразу и каждому по одному золотому лару. Ну, это он несколько «загнул» в состоянии бешенства. Не насчет ларов, род у сура Лодо богатый. Три торговых дома братья с отцом держат и очень гордятся своим родственником офицером — деньгами, коли на награду не хватит его собственных средств, помогут. Насчёт повышение в чинах, их командир явно погорячился.

Что бы стать альфа-лейтенантом, грамотным надо быть. Разбирать в приказах и циркулярах, все эти черточки-закорючки-палочки, как он, сержант Равэлл Иссе, следы лесных зверей разбирает. А если они поймают этого дезертира, то быть Равэлл альфа-лейтенантом. Шансы на его поимку у них вполне реальные есть.

Тетка душегуба одного, что из банды дезертира, была на своего родственничка очень зла. Подсунул племянник ей отрез ткани с награбленного добра. На праздник Всеблагого Защитника Верности она сыну костюм сшила, а тот возьми и полиняй бурым грязным цветом при стирке. И все наряды, что замачивались вместе с ним, испортил. Беда в общем.

Дура-баба из злости на племянника и шепнула старшему их патруля, что раз в конце месяца, он по ночам за крепким деревенским хлебным вином приходит к околице. Должен через пару дней вновь объявиться.

Мол, поймайте его там, да всыпьте ему плетей! Проучите его, как следует! Пусть знает в следующий раз, что родственникам дарить!

То, что следующего раза не будет, а тридцать пять плетей и штраф в сто серебряных лауриев, как укрывательницу и пособницу разбойника, ожидает саму тётку, старший патруля говорить ей не стал. Кивнул лишь серьёзно налысо бритой тяжелой головой. Обронил коротко, внушающее так: «Накажем. Строго накажем, обидчика твоего, тётка», ущипнул её за пухлый зад и скомандовал возвращение в расположение отряда. За подкреплением.

Маловато их, всего семеро. В банде же человек двадцать. Не справятся их патруль с душегубами без помощи отряда. Хоть и стоит один опытный егерь в схватке троих «лесных людей», но маг Огня — это маг Огня. Да ещё альфа-лейтенант и ветеран Огненосного легиона. Знает, с какого конца за меч берутся. Из рядовых в офицеры вышел. Из простых. Благородные, что в Корпусе курсантов обучаются гай-офицерами в армию герцогства приходят.

Вот так, из-за жажды мести глупой женщиной, егерский патруль изменил свой обычный маршрут. Находился он теперь на второстепенном тракте, спешно прискакав на шум уже закончившейся схватки рыцаря с разбойниками.

Шум лесного сражения они услышали издалека, да и ворон по кличке Уголь, заволновался. Крыльями сильно хлопнул. Громко, тревожно закаркал. С плеча Равэлла в небо взвился, за поворот дороги, шумно махая крыльями, полетел.

Они сразу же и пришпорили скакунов. Мчались словно молнии, но все равно, подоспели на место схватки, когда всё уже закончилось. Странно закончилось. Необычный конец схватки они увидели. Буд-то бы рыцарь, что на дороге с бешеной скоростью шестопёром и мечом противников своих бил на секунду замер, словно он в сеть красного паука со всего размаха попал. А рука его шестопёром уже над головой одного из тех, кого по сути дела он спасал, была уже занесена. У того лицо как снег, белым от ужаса стало. Так и не мудрено было, насмерть ему перепугаться.

Всего один рыцарь, из тех, что дают обет Всеблагим в Гневе, защищать слабых и искоренять зло, перебил всех нападавших. Все пятнадцать человек. Один. Секунда и этого бы беднягу за Грань к ним в компанию бы отправил. Легко. Охранник бы и понять бы ничего не успел.

В тяжелой броне, этот рыцарь двигался с такой скоростью, что копейщики и шевельнутся не успели когда он им в спины ударил. И лучники в лесу, что к деревьям арбалетными болтами пришпилены, словно на ходу спали. Командир их тоже, судя по всему, спал. И проспал меч в спину с такой силой вонзённый между лопаток, что туловище насквозь пробил. Вместе с телом пробил меч насквозь и кольчугу двойного плетения и поддоспешник стёганный и плотную рубаху. А мужик, глядя на его шрамы на лице и мозоли на ладони от рукоятей оружия, тот ещё был волчара. Увернуться был обязан или удар отбить. Но не успел. Словно на них «Сон Клисто» напустили. Они и двинуться не смогли.

Опять странно. Рыцари магами, обычно не бывают. Да и остальные засадники на дороге совсем не спали. Наступали на охрану. Копьями били. А их рыцарь тоже, как стоячих порубил.

Порубил крепких, злых на драку мужиков. Хотя по внешнему виду, они совсем не деревенские увальни с дубинами. Больше всего на солдат из «копья» какого-то барона похожи. И не дезертиры. Броня ухоженная, оружие в порядке. Так в шайках не бывает, так только у хорошего десятника будет. Строгого. У не ленивого до присмотра за подчинёнными.

Равэлл, как всё эти несуразности и странности увидел, в голове своей мозаику сложную сложил. На мысли тревожные наводящую. К старшему патруля подъехал, тронув пятками бока коня. На ухо ему, обо всём им замеченном, тихо шепнул. Но не воспринял всерьёз мастер-сержант саур Далво его слова. Буркнул только отстранённо:

— Позже поговорим, Равэлл. Пока давай лес осмотри с обеих сторон дороги. Что там есть и может, кто ещё живой из засады остался.

Хмуро глянул на лужи подсыхающей крови на дороге. Серые комья выбитых мозгов. Хмуро прикусил губу, пробурчав головой покачивая:

— Хотя, вряд ли….

И к благородной дамочке направился, что громко благодарила своего спасителя-рыцаря. А тот молчал. Ни слова в ответ. Очень необычно для рыцаря. И забрало не подымал. И шумно не дышал. Хотя только что кучу оружных людей за Грань отправил. Не бывает так. Если только этот рыцарь не из Святилища Гнева. Так те, что в Святилище обучение проходят, шестопёрами не пользуются. Мечи у них парные. Всегда так. Лет уж по более чем пятьсот.

Обошел по дуге рыцаря мастер-сержант Равэлл, внимательно и осторожно его оглядел. Затем, повинуясь приказу старшего патруля, вместе с напарником проверил обе стороны дороги. Пока дорогу видно было, он всё за рыцарем следил. Что и как тот делает. Чувство нехорошее поселилось в глубине его искры. И Уголь ни в какую не хотел ближе к месту схватки подлетать. На плечо садиться сержантское. В отдалении кружил, каркал тоскливо, испуганно. Никогда так раньше себя не вёл. Тоже чувствовал что-то.

Пока Равэлл все сопоставлял и обдумывал, они с напарником прошли вглубь леса. Нашли привязанных к деревьям коней нападавших. Привели с собой.

Равэлл вновь попытался высказать свои подозрения насчет рыцаря, но Седой, командир патруля опять не стал его слушать. Лишь спросил строго:

— В словах своих ты полностью уверен? Разумеешь, что благородного рыцаря в тёмном деле подозреваешь? На Своде Заповедей поклянешься?

Равэлл лишь пожал в ответ плечами. Много что он может сказать, да вот только это всего лишь всё странности, нестыковки, подозрения. Толку то, что чувство у него внутри плохое, что не нравится ему этот рыцарь категорически. И что не двигаются люди так быстро, не бьют с такой силой шестопёром, что голова в шлеме в лепёшку, а панцирь ещё и вмят до середины груди. Понятно, не в человеческих силах так мощно ударить, будь ты хоть трижды рыцарь. Да и не стреляют рыцари из арбалетов. Не благородное оружие. А лучники в лесу и дёрнуться не успели. Как стояли, так к деревьям их болты и прикололи. С какой же скоростью рыцарь ворот арбалета крутил, тетиву натягивал с помощью рычага или стремени?

И вообще, он Равэлл, таких арбалетов и доспеха, как у рыцаря, ранее не видел. Конструкция его стреломёта странная и клеймо мастера оружейника на левой половине нагрудника незнакомое. Сталь доспеха бесценная, синяя сталь, а оруженосца нет. И коня рыцарского рядом нигде нет. И меч простой, из роронской стали, с рукоятью и гардой без украшений. Не достойное рыцаря оружие, чей доспех стоит несколько десятков тысяч золотых ларов. Явно ведь, броня работы старого мастера из Полночной империи. Очень странно всё данное вместе.

Да только вот не преступлением не является. Какой хочет, такой меч рыцарь и носит. Нет таких законов, что бы всё это запрещали. Нигде не сказано, что рыцарь обязан быть с конём повсюду и двигаться медленно, как обычный солдат-латник. Может амулет скорости у него. Из тех, что ещё со времён Полночной империи остались. Доспех старой работы ведь в наличие? И шестопёр не простой. Тоже из синей стали.

Ну и нет полной уверенности у него в том, что рыцарь охрану баронессы перебить хотел. Мало ли что увиделось со спины лошади, что идёт галопом. В горячке боя рыцарь замахнулся, а потом шевроны и плащи солдат благородной сурледи разглядел. Остановился. Или остановили. Лишь Всеблагие ведают. И не спросишь в лоб — исполняющие обет рыцари с черными наплечниками в праве не отвечать на вопросы светских властей. Лишь пред жрецами Всеблагих ответ держат. И Уголь не помощник. Так всё далеко и летает, не приближается. Промолчал поэтому Равэлл, ничего не сказал. Седой, устав ждать ответа, рыкнул зло:

— В следующий раз, когда покажется что-то, некоторым защитный круг у сердца творить надо. От морока Отца Лжи беречься. Поищи лучше воинские знаки, может где гербы вышиты. Лица убитых, у кого целые, осмотри. Возьми с собой Луку, обучай новичка поиску. Все, выполнять приказ!

Двое егерей, один в возрасте за тридцать, другой молодой, светловолосый и веснушчатый, шагнули в сторону трупов на обочине дороги. Опытные солдаты. Седой со стальным овальным щитком сержанта, тремя медными и четырьмя гладкими стальными стрелками на левом плече. Молодой егерь, тоже с нашивкой. За ранение. А у седого сержанта, с худым, костлявым лицом, четвертая стальная стрелка ребристая. Планка с насечками «Знака за бдительность». Это у Равэлла.

Данный знак им был получен непросто так. Также как и сейчас, тогда мелочи всякие, его глаз резанули, а в итоге рейд-группу Полночной республике живьём взяли. Лет семь такого не было. Поэтому продолжал Равэлл следить за рыцарем, пока трупы ворочал, мертвые лица разглядывал — нет ли знакомого. Если честно, то сейчас он больше следил за рыцарем, чем за приказ старшего патруля выполнял. И решал, доставать затычки из ушей или нет?

Решил пока не доставать. Будет ещё время для этого. Боль адская появляется у него в ушах без затычек. Долго терпеть никаких сил не хватает. Так последит, глазами.


Опал, а рыцарем, что не нравился сержанту егерей был именно он, отвечал ему тем же. Только не глазами за ним водил, а ауру его отслеживал. Полыхнула бы, багровым цветом, у него аура и все, жили бы егеря на этой стороне Грани последние секунды. Но пока, у бдительного егеря преобладал только желтоватый оттенок настороженности в энергооболочке тела. Параллельно Опал следил за юной баронессой. Не выпускал её из поля своего зрения. Таких дамочек, как эта молоденькая баронесса, лучше держать под присмотром. На расстоянии удара кинжалом. Под клинком. Э, то есть под рукой.

Ну и третьим делом, Опал, одновременно занимался, прямо Гай Юлий Цезарь, что читал, писал и слушал одновременно. Ну, или наоборот. Не смертельная ошибка. Важнее гораздо точности в описании деяний исторического персонажа то, чем был сейчас занят герой нашего повествования. А занимался он делом значимым, совершенно неотложным. Он вновь и вновь, яростно ругал себя нехорошими словами. Проклинал нещадно, опрометчиво забывая, что он находится в мире действительно действующей магии. Еще он начинал смутно подозревать кого-то могущественного наверху, а может и внизу, в излишнем внимании к своей персоне. И терпеливо ждал, чем же закончится все это нелепое действо на дороге. Вместо того чтобы всех тут убить.

Удивительно, да? Вроде бы все как нельзя лучше складывается. Вот герой спасший от убийц прекрасную благородную даму. Вот патруль герцогских егерей, доброжелательно и уважительно взирающий, на сопровождающую баронессу в её перемещениях, внушительную фигуру в сплошном доспехе.

Рядом груда трупов подлых негодяев, устроивших засаду. Трое вовремя избавленных от смерти, легко раненных солдат баронессы, благодарных рыцарю до алого последнего покрова или огненного погребения. Тут смотреть надо, кто из какой провинции герцогства, тот до того и благодарен. И еще семеро воинов из охраны, что шагнули назад к жизни от смерти, благодаря вовремя оказанной медицинской помощи. Десятник «копья», саур Дагомар, сбитый с лошади арбалетной стрелой, старший конвоя баронессы, тоже среди них.

Чего же было еще желать Опалу? Хотел спрятаться среди людей — пожалуйста, лучше не придумаешь, спрятался. Приобрел в глазах живых облик сурового и молчаливого странствующего рыцаря. Во исполнение данного им обета — охранять и избавлять от зла требующих этого, спас юную баронессу от нападения свирепых убивцев.

Кто посмеет подумать, кто позволит себе кощунственную мысль, что под сталью доспехов скрывается не благородный смелый молодой рыцарь, а кровожадная нежить? Разумеется только очень подозрительный и умный человек. Или на вроде внимательного седого егеря. Но вот ум-то здесь, как раз и помеха. Начнет умный размышлять, логику подключит и сам себя запутает, убедит в противоположном. А как иначе, это ведь полным параноиком нужно быть, для таких низких домыслов и подозрений. Ведь после свершенного, Опала можно сразу в канон историй для благородной молодежи вставлять под именем Неизвестного Доблестного Рыцаря. Или трубадурам и менестрелям в балладу ввернуть храбрым персонажем. Не меньше. Почему же, после всего вышесказанного Опал мысленно шипит на себя и находится в состоянии холодного бешенства?

Объясняется это крайне просто. Опал, все свои будущие действия, еще стоя над телом саура Самара, чрезвычайно тщательно обдумал и взвесил. Осуществил, с нечеловеческой бездушностью, принятые им решения поэтапно. Наплевав на полную циничность и совершенную неприглядность со стороны морали, своих поступков. Сделал все, исходя только из полезности своих шагов для последующего выживания.

Начнем перечисление содеянного Опалом с того, что он, вначале, не выполнил обещание, данное им сержанту Службы Надзирающих. Тривиальная логика служит оправданием этому недостойному поступку. Все остальные, убитые им люди, оставлены без погребения, а вот один, необычное исключение, заботливо похоронен.

Странно? Чрезвычайно странно. Что могло послужить причиной этому поступку, не соответствующему естественному поведению бездушной нежити?

Да много причин. Целая куча.

Сержант мог знать Опала. Или знать мага его создавшего. Он мог повлиять на костяк, основываясь на этом знании, хотя бы в требовании своих похорон.

Пусть и не ведомо ни кому из людей Службы, посланных на поимку костяка, откуда и почему мог погибший сержант знать нежить или неизвестного мага Смерти поднявшего её. Так же им не ясно, как и чем он мог повлиять на поднятый скелет.

Или не он. Тогда кто повлиял? В общем, не надо, более нужного предела, продолжать нагромождение разнообразных гипотез — сущностей. Итак, уже жестко определенно, что допустить возможность влияния сержанта на нежить, люди Службы были должны. Даже обязаны. Отнюдь ведь не рядовой это факт, похороны лишь одного из многих.

Почему именно он избран? Почему именно сержант выделен кровожадным костяком? Необходимы ответы на эти вопросы.

Людям Службы придется рассмотреть разнообразные версии и проанализировать всевозможные факторы этого поступка нежити. А если кто-то из аналитиков Службы выдвинет простое, но гениальное предположение, что сержант элементарно уговорил нежить? Это означает, что они общались. Разговаривали. Значит, их общение было доброжелательным и предположительно, информативным. На теле сержанта следов пыток нет. Спокойно пообщались. А потом нежить убила сержанта. Потом, совестью мучимая, взяла и похоронила мертвеца. Полный бред.

В общем, давать о себе какое либо знания, например, что он слышит, говорит и способен к разумному общению, чрезвычайно опасно. Позволить же натолкнуть людей, расследующих произошедшее в лесу на то, что он обладает какой-то информацией о роде деятельности Службы, Опал считал совершенным безумием. При этом условии он мгновенно переходил из разряда дикой, неподконтрольной нежити в разряд нежити разумной, думающей и соответственно в энной степени более опасной для живых.

Простая облава, на основании допущения разумности костяка, мгновенно превратится в дело государственной важности. Одиночки же против системы не выстаивают. Суровый закон больших чисел. Значит, ни каких похорон. А со своей совестью он разберется. Но, пока она молчит и признаков своего существования не подает.

Идеально, для отсутствия следов, было бы ещё и лошадей бросить, но как без них транспортировать тюк, с очень требовательными к условиям их хранения и транспортировки ингредиентами? Опал себе этого представить не мог. На Пса нагрузить? Так его из-под сумок с вещами намарадеренными и тюком с химикатами, видно не будет. Где-нибудь еще зацепится, ткань порвет, все растеряет. Флаконы стеклянные побьет. А учитывая, что сам Опал многократно собирался переправляться через всевозможные ручьи и реку, герметичность и, следовательно, сохранность щелочам с кислотами, обеспечить ему никак не удастся. Может быть, он и через болота пойдет. Если будут на пути. Ну и вдобавок, какой же из него рыцарь без рыцарского коня? Без скакунов никак. Выходит вынужденный риск оставления следов.

Вот и пришлось ему, перед отправкой лошадей под конвоем Пса к назначенной Опалом приметной точке сбора, бегать по лесу и ловить волка.

Нужен был хищник из-за своей шкуры, которой Опал собирался обмотать скелет и лапы Пса. Запах, шерстинки на ветках, капли крови — волк раненный за лошадьми следит. Кушать хочет, охотится. Прогнал их от хозяина, мертвечиной побрезговал. Гонит куда — то. Может к логову своему, с самкой и щенятами. Он же не геолог на охоте на белого медведя. Умнее.

Где же Пес — нежить? Куда он делся? Да в Покинутый город или вслед за костяком ушел. И сразу потерялся. Ищите, ищущие, да может и обрящете.

Наивно, конечно все это выглядит. Но, вдруг сработает? Да и опять у Опала выбора нет. Телепортацией он не владеет. Летать не может. Если только сверху вниз. Камнем. Вот и приходится ему крутиться по мере своих сил и небольших возможностей.

Правда, прежде чем снимать шкуру с пойманного волка, стоя прямо в ручье, и наматывать её на Пса, пришлось сотворить еще одно мерзкое деяние, для чего Опал в основном и ловил волка. Скверную вещь, по сравнению с которой невыполнение обещания, данного сержанту о его погребении, тянуло на невинную шалость.

Зверя он не случайно ловил сам и притащил на поляну к телу саура Самара неспроста живым. Что-то, глубоко внутри Опала, не позволяло вмешивать в это Пса. Коробило его при одной только мысли об этом.

Да и правильно коробило. Грязные дела нужно делать самостоятельно. Самому, потом, за них и ответ держать. Перед здешним небесным пантеоном. Не одобрят верхние однозначно, а нижний бог или кто он, тут у них…. Да пошел он.

Не требовалось Опалу его одобрение. Ему требовалось срочно решить дилемму с предсмертным наказом саура Самара.

Отрубить голову у тела просто. Взмах меча и все. Но вот только следовало учитывать, что в Службе работают отнюдь не профаны и обладают они полным знанием специфики ритуалов, использующихся в некромантии. Особенно штатные маги Смерти Службы.

Для чего нужна голова человека нежити, ясно и понятно. Метаморфироваться будет и малую долю навыков получить хочет. Но вот кто дал на это команду? Значит, есть рядом, бродит тенью, маг — повелитель скелета. А если же нет мага, то опять вырисовывается вариант с нежитью разумной. И снова появляется грозный призрак грандиозной облавы. Чего Опал так стремится избежать. Выходит, что-то надо предпринимать для сокрытия улик, могущих его выдать.

Вот и кусал, рвал шею тела саура Самара челюстями обезумевшего от страха волка Опал. Обхватил, до хруста косточек черепа зверя, сверху и снизу закованными в сталь ладонями, волчьи челюсти. Разводил и сводил, тянул резко, не обращая внимания, на звуки рвущихся жил шеи саура Самара и мышц зверя. Все равно зверь, в будущем не жилец. А саур Самар уже.

Закончив кровавую работу, в ручье ободрал шкуру с животного. Обмотал Пса кровоточащим, хоть и промытым в воде шерстяным покровом и попросил его оттащить изуродованное тело кузнеца на край обрыва реки.

Может статься и введет в заблуждение, ищущих его, это топорное сокрытие факта отсутствия головы у трупа. Еще одно вольное допущение. Еще одно может быть.

Коротко попросил прощения у Небесной Искры саура Самара за надругательством над его телом. Навьючил тюк с ингредиентами, набитые собранными с трупов вещами сумы на коней, дождался возвращения Пса. Прислонился освобожденным от шлема черепом к голому лбу Пса, постарался наиболее ярко вложить мысленный образ — просьбу соблюдать примерный маршрут движения. Не попасться никому на глаза. Контролировать передвижения лошадей и выйти с ними, хотя бы приблизительно, к далекому ориентиру — сожженному молнией огромному дереву, на расстоянии примерно полтора дня пути для всадника. Сам обещал сильно не задерживаться.

Пес отряхнулся, когда прервался их контакт, не оглядываясь на Опала, приблизился к лошадям. Клацнул челюстью возле задних их ног, дал команду на движение. Ловко увернулся от копыта жеребца. Клацнул еще раз, уже угрожающе. Кобылка испуганно всхрапнула и зарысила в лес. Жеребец, гордо потряхивая гривой, неторопливо — не напугал, нежить, не думай даже, я за дамой, присмотреть надо — последовал за ней. Пес уже под лапами деревьев оглянулся, вильнул куцыми позвонками хвоста. Опал махнул в ответ рукой. Взялся за меч, чуть подумал, достал и шестопер. Принялся рубить, бить землю на поляне и стволы деревьев. Пускай потом преследователи ищут следы в радиусе метров ста — ста пятидесяти. Настолько и гораздо больше, сил и времени у него хватит. А отмоется сам, и доспех отмоет от грязи и сажи он в ручьях и реке. Много раз придется ему их пересечь на огромной скорости, металлической торпедой. Или тяжелой, металлической болванкой, пройти по илистому дну на изогнутых участках русел ручьев.

Была здравая мысль поджечь лес, костер под котлом с черепом саура Самара уже горел, но почва очень сырая, ветви деревьев в обильной росе. Да и предугадывался следующим то ли утром, то ли днем сильный дождь. Ливень. Кости ныли. Ну и опять же, нежить использующая огонь для сокрытия следов, вызывает подозрение. Кострище перекопать и спрятать его следы, не сложно, а вот скрыть естественные причины лесного пожара вряд ли ему удалось бы.

А использование огненных «клякс» оставляло в энерголиниях тонкого мира заметный след. Среди магов, ускользнувших от него, мага Огня не было. Опять, надоевший уже всем вопрос — кто здесь был? Кто лес магией поджег? Вариант с пожаром Опалу не подходил.


Много усилий и времени было затрачено Опалом на сокрытие признаков разумной деятельности. Копка земли в радиусе метров пятидесяти — сто метров пришлось бы ему вспахивать до следующего утра — подразумевает, Опал на это надеялся, явное отсутствие осмысленности действий. Ярилась и бесилась неразумная нежить. Землю рубила, колола мечом. Шестопером деревья ломала, била.

Много ручьев им форсировано было и река перейдена по дну. Найден крутой скалистый берег и потрачено почти час на карабканье по нему. Два раза он карабкался сначала — срывался. Камни в пальцах крошились. Целые глыбы под его весом отваливались. Но забрался, буквально взлетел по отвесной стене, используя в качестве опоры, вылетающие из-под него валуны.

Следы, глубоко вдавленные в землю, запутаны со всей тщательностью, что он мог позволить себе без существенной потери времени. Высокоскоростной бег по лесу по длинной дуге к месту сбора и пара — тройка поломанных на ходу деревьев. Темно, не видно, стояли неудачно. Бежал быстро.

Облегчение от встречи в назначенном месте с Псом и подтверждения полной сохранности имущества, навьюченного на лошадей. Слишком дорого ему эти вещи дались.

Впрочем, у Пса опять была побуревшая кровавая кайма вокруг пасти. Оставалось только надеяться, что сожранного им бедолагу найдут не скоро и Пес свалил труп в яму или овраг. Опал ему это строго наказывал.

Затем удачный выбор пути без неожиданных встреч и заранее услышанные звуки схватки за поворотом, были им восприняты как добрый знак. Появилась легкая возможность набраться энергии. И будет замечательно, если будет вероятность, без риска оставления следов, прихватить кого — то из живых с собой. Для проведения в укромном месте урезанного ритуала отъема энергии. Без раскаленных штырей и игл, с одним лишь ритуальным ромбом. Все равно камень — накопитель пока еще полностью полон и несколько драгоценных камней, выковырянных им из оправ перстней и колье, найденных в Покинутом городе, залиты тусклой энергией развоплощенных там же скелетов. Но это НЗ. Только на крайний случай.

После тщательного сканирования ауры сражавшихся людей, Опал принял решение начать убивать первыми нападающих. Магов среди них и обороняющихся не было. Человек в возке, который защищали солдаты на дороге, судя по его ауре, был стар и болен. Светился его энергококон тускло и слишком плотные, бесцветные узлы энерголиний, не трепещущие сверкающими кончиками, как у здоровых людей, были в области головы и сердца.

В целом все складывалось для него очень удачно, но только до тех пор, пока Опал не приблизился к возку на расстояние удара мечом. Перед этим он за несколько секунд расстрелял из своего чудо — арбалета таящихся за деревьями лучников. Наколол, как бабочку на булавку, на свой меч командира нападавших. Не останавливаясь, двигаясь проворно, синей, мелькающей в глазах умирающих людей тенью, вырезал копейщиков. На ходу втягивая в себя сгустки их жизненной энергии. Уже наметил, кого из защищающихся оставит в живых и внезапно, как-то неожиданно разом, все на этом моменте для него и закончилось.

Руки не поднялись на живых. Ни с мечом, ни с шестопером. Не жалко людей ему стало или совесть, вдруг возродившись из пепла, замучила. Нет. Просто не смог. Как гром среди ясного неба возникла для этого существенная помеха.

Плеснуло магической силой из возка. Обожгло внутреннее зрение Опала. Нет, точнее будет, если сказать, что его ударило Силой.

Силой, только и именно, с большой буквы. Смяло, затмило на время пылающим полотном внутренний взор костяка. Серые, тусклые клубки энергии человека в возке внезапно развернулись в ярко пылающие силой плотные ленты.

Стали вдруг жаркими, наполненными до краев энергией. Протянулись длинными паутинками, сплетенными в плотные жгуты, к ауре Опала. Жгуты энергии плотно обхватили руки Опала, сдерживая его движения. Не препятствуя, лишь замедляя. Невесомые, но и не рвущиеся легко. Тянущиеся. Словно липкие нити древесной смолы.

Чувствовалось, что их можно порвать. Плеснуть в суставы желанием, не жалеть запасенные граны энергии и все, но Опал не успел.

Из возка легко выскочила, не касаясь широкой подножки, юная девушка. Не задерживаясь и не обращая внимания на лужи крови под ногами, она устремилась к Опалу и обрушила на него звонкий шквал своих благодарностей. Быстро, юлой, кружила вокруг его фигуры закованной в металл. Резко, асинхронно останавливалась. Так же начинала снова двигаться. Приковывала к себе внимание. Её жгуты ауры уже не держали, оплетая, конечности Опала, а лишь только поглаживали, словно извинялись.

Затем, из-за поворота дороги появились идущие галопом герцогские егеря. Баронесса мигом оказалась с ним рядом и Опал встретился взором с цепким взглядом юного создания. Выражение глаз невинного дитя было жестким, умным, понимающим. Её взгляд словно бы говорил «Не торопись. Не убивай. Все будет тебе объяснено. Подожди». И Опал, помедлив долю секунды, кивнул закованной в металл головой, соглашаясь с молчаливым предложением.

Ему стало любопытно увидеть дальнейшее развитие необычной ситуации. Да и чувство опасности, минуту назад вопящее корабельным ревуном, затихло. Уползло куда-то внутрь и лениво смежило веки.

То, что девушка опытнейший маг, умело скрывший свою ауру, ему уже было понятно. Но вот что она за маг и что ему ожидать, от столь не обычной живой, он не знал. Не было в её ауре ни алых тонов мага Огня, ни холодных бледно — синих оттенков Воздуха или Воды. Тем более коричневых Земли. А непонятое его очень тревожило.

Оставлять за своей спиной еще одну загадку не было ни какого желания. Не сможет разгадать — убьет. По крайне мере в том, что при необходимости он перебьет всех живых — егерей вместе с выжившими солдатами и эту необычную девушку — мага, он был всецело уверен.

Принципы манипуляции магиней её внутренней энергией, он уловил. Больше ей с ним так легко уже не справиться. Это было что-то сродни «пьющим» энергию жгутам немертвых собак. Но гораздо слабее, менее напористое по воздействию. Не такое опасное. Однако довольно изящное по строению и искусное по воздействию. Уровень большого мастера.

А сокрытие ею ауры? Секрет этого финта был для него очень важен. Жизненно необходим. Сколько уже можно налетать на магов как грузовик на дорожные столбы — пока по черепу не дадут, все не замечает. А если попадется маг уровня магистра или, не дай Всеблагие, архимаг, да еще с учениками? Вряд ли он уйдет от них. О равной схватке и речи не идет. Если только их из засады, сделанными им стрелами обстрелять. Так распознать их еще нужно. Может быть, также ауру свою скрывать будут. Едва ли только одна эта женщина — маг обладает данным умением. Спорно очень. Умелые они все здесь, опытные. Умершие от Большого Мора старые маги из Полночной империи в магическом искусстве больших высот в своё время достигли. А сегодняшние их последователи, на растерявших все знания прошлых времен неумех, не очень то и похожи. В этом он убедился на примере прошлой ночной схватки. Доказательств умений теперешних магов ему было явленно предостаточно.

Так что, спокойно ждем, чем все закончится. Тем более, все раненные уже перевязаны. Трупы перекинуты через спины лошадей охраны и лошадей нападавших. Те их не далеко в лесу привязали к веткам деревьев, в отличие от Опала. Он своих скакунов спрятал примерно за лигу отсюда, доверив охрану лошадей Псу. Теперь вот придется, наверное, если разойдутся они все без повального смертоубийства, легендировать свое появление здесь, прогулкой по лесу за цветочками. Или еще, какой ни будь невнятной чушью. Стихи он, для дамы своего сердца сочинял и засочинялся — загулялся на крыльях поэтического вдохновения несомый. Вот и принесло его случайно, на горе напавшим, на благородную даму из засады, злодеям.

Рыцарь он или нет, в конце концов? Ну, а что в доспехах по лесу гуляет, так это нормально. Лес тут такой — твари разные страшные, нежить и зомби бродят, «лесные люди» пошаливают. Лучше живым данными вопросами свои головы не забивать. Иначе, придется ему их голов лишить.

Убивать живых ему все же не с руки. Невыгодно. Есть полная в этом уверенность.

Егерский патруль, вырезанный на месте схватки. «Копье» барона, группа напавших на них, тут же прибитых им насмерть, слишком заметный след. Все трупы замаешься прятать, их здесь будет побольше трех десятков, времени на сокрытие следов уйдет довольно много. Еще принесет, кого-то еще любопытствующего из путешествующих и хоть открывай здесь, на месте, филиал перехода за Грань. Не оставлять же в живых случайных свидетелей? Так что, пусть пока все идет своим чередом. Дальше будет видно.

Баронесса уже закончила свой спектакль, что разыгрывала перед егерями и мельком, коротко взглянула на него. Повелительно взмахнула рукой, подзывая к себе старшего из егерского патруля. Пространно излилась ему в благодарности за оказанную ими, славными егерями горячо любимого ею герцога, важную и своевременную помощь. Присовокупила к неприкрытой лести, свою просьбу — требование, сопроводить её до замка дядюшки, благородного асс`Тенин Парраса.

Опал даже чуть вздрогнул при звуках этого имени. Подозрительное совпадение. Чувство опасности внутри него приоткрыло один глаз. Может, все-таки, всех убить? А то жаренным начинает слегка попахивать. Это люди барона, у него лошадь, скорее всего кобыла, солдата барона.

Черт, он совсем ослеп — жеребец у него баронский! Вон на попонах у всей охраны баронессы красные, вытянутые вверх вершинами треугольники. Рубить, скорее всего, концы придется. А начинать лучше всего с баронессы — магини. Самый опасный среди всех, здесь находящихся людей, противник. И Всеблагие с её взглядами, непонятными играми, умениями и невнятными обещаниями. Тут уже не до обретения новых знаний. Остаться бы в целости и на свободе.

Чувство опасности внутри Опала открыло второй глаз и не спеша потянулось по-кошачьи.

Баронесса словно почувствовала исходящую от Опала угрозу, резко прервала общение с сержантом егерей, переместилась к костяку в доспехе. Взмахнула пушистыми ресницами, зажурчала своим мелодичным голоском.

— О, мой неизвестный герой! Мой благородный и храбрый рыцарь! Защитник, посланный мне самими Всеблагими!

У Опала, аж несуществующие скулы свело от избытка наигранной патетики и явной фальши в голосе девицы. Однако, взгляд девушки. Абсолютно не вяжущийся с выражением её лица и голоса, холодный и многозначительный, не позволил ему её грубо прервать. Он продолжил слушать, внимательно контролируя все передвижения живых на дороге. Опустил руку на рукоять шестопера. Сдвинул за спину вновь сползший на бедро арбалет. Терпеливо ждал окончания льстивого словесного потока.

Закончила баронесса свою долгую приторно-сладкую речь скомкано. Нервировала её рука нежити на рукояти оружия. Настойчивой, сумбурной просьбой к храброму рыцарю, сопроводить её до ближайшего пригорка, дабы она могла, под надежной охраной, вознести к Всеблагим краткую, благодарственную молитву, в свете закатного солнца.

— Это ведь будет так символично, так значительно, мой смелый герой! Что же вы все молчите? Не будьте столь суровым с дамой, прошу Вас!

— С радостью выполню Вашу просьбу, прекрасная сурледи! Это мой долг — охранять и защищать праведных и невинных! Следуйте за мной, благородная госпожа.

М-да, стоило бы зарисовать выражение лица баронессы любому художнику, сразу же приобрел бы известность по всему Южному материку и громкую славу, сопровождаемую приятным звоном золотых ларов. Если бы смог точно перенести на холст, всю сложную гамму чувств, отразившуюся на кукольном личике магини. Да вот беда, не оказалось рядом художника и шедевра не вышло. Зато Опал получил незабываемое наслаждение от вида изумленно исказившихся черт лица двуличной благородной дамы.

Он бы так и дальше смаковал, вполне доступное ему наслаждение, если бы баронесса, взобравшись на пригорок и преклонив колени на предусмотрительно подложенной под них кожаной подушечке, не сравняла их счет своим вопросом.

— Поговорим открыто, необычная нежить?

Один — один. Небольшая пауза со стороны псевдорыцаря. Седой егерь, что следил за ним всё это время, делает движение в районе своей головы обоими руками, будто что-то выкручивает. Болезненно кривится. Баронесса торжествующе улыбается. Пауза заканчивается. Опал, собравшись, спокойно отвечает:

— С превеликим моим удовольствием, милейшая сурледи. Почему бы и не пообщаться, двум весьма необычным существам? Магу — универсалу и нежити.

Долгий, заинтересованный еще больше, хотя куда уж больше, взгляд со стороны магини. Задумчивый тон её ответа.

— Неплохой результат. Весьма недурной итог переноса искры в поднятый костяк для нынешних неучей — магов. Ты сумел меня удивить, юный нежить. За всю свою длительную жизнь мне еще не встречались поднятые костяки с чувством юмора. Думаю, я не ошибусь, если предположу, что ты убил своего повелителя мага и выварил его череп для дальнейшего использования. Что ты совершенно свободен.

Красноречивое молчание Опала было ей ответом.

— Отлично. Я рада, что не ошиблась в своем предположении. Тогда у меня есть к тебе, свободный «птенец», предложение.

— Предложение, от которого я не смогу отказаться?

— Что? Как ты сказал? Предложение, от которого…. Забавная форма ответа — вопроса! Тебя подняли на Северном материке Оставшиеся, «птенец»? У нас, на Южном, так не говорят. Подаришь словоформу?

— С удовольствием, сурледи. И вы ошиблись, меня подняли здесь, на Южном материке, на Мертвом дворе. Юный маг Смерти Ворант.

Баронесса несколько секунд молчала, смотря вдаль. Грустно вздохнула, стиснув кружевной платок тонкими пальцами. Тихо произнесла:

— Все-таки, ты хочешь убить меня, «птенец». Излишне откровенен. Весьма будет нелепо и смешно, выжив во время Большого Мора, умереть мне от руки, пусть и не обычной, но лишь нежити! Даже не лича!

Баронесса, не меняя коленопреклоненной позы, сокрушенно покачала головой. Сделала неуловимое движение, в долю секунды накрыв ладонью камень, висящий на цепочке, на её груди. Под её изящной ладонью мигнуло алым. В ауру магини щедрой лавиной хлынул поток энергии, и Опал почувствовал, как налились Силой, сыто шевельнулись, став похожими на грозящих врагу многочисленных, грозно шипящих кобр, жгучие нити ауры женщины. Ситуация стала похожа на свёрнутую до предела упругую пружину.

Опал же бездействовал. Сила — силой, но надо еще произнести вербальную формулу активации заклятия или начать складывать пальцы в активирующую его мудру. Да и что-то мешало ударить первым. Скорее всего остатки человечности не давали ударить женщину. Без предупреждения. Буд-то мусор со стола смахнуть. Ну и ему бы хватило и доли мига, что бы размозжить своим бронированным кулаком светловолосую головку обманчиво молодой баронессе.

Очевидно, это стало вскоре понятно и самой магине. Её нити медленно свернулись в клубки, втянулись внутрь кокона ауры. Патовая ситуация. Почти ничья. Голос женщины стал старым, неимоверно уставшим.

— Не получилось тебя напугать, «птенец». И ударить первой стало мне страшно. Жаль. Очень жаль. Как обычно, я все забываю, что уже стара. Я просто чудовищно стара, мой мальчик. Просто старое дряхлое чудовище, обломок старой империи. Мне нужно было уйти вместе с ней.

По лицу женщины побежали тонкими лучиками, проявились гусиными лапками, еле видимые морщинки. Скатилась по побледневшей щеке одинокая слеза. Старая женщина с лицом юной девушки неловко промокнула её кружевом платка свободной рукой. Машинально поправила волосы, заправляя за ухо выбившуюся из прически прядь волос.

Опал с удовольствием наблюдал за игрой великолепной актрисы. Ни грамма фальши, ни единого жеста разрушающего картину раздавленной горем и тоскующей о былом пожилой женщины. Если бы не его глубокая убеждённость в лживости её поведения, то может быть, кто-то и был бы, обманут ею.

Так, игра закончилась. Перед Опалом вновь умный и опасный противник. Голос женщины сух и ломок как снежный наст.

— Впрочем, достаточно горевать. Я сама создала свою судьбу и мне не о чем жалеть. Теперь, прошу тебя нежить, не перебивай меня и постарайся мне поверить, потому что все, что я говорю тебе, для тебя очень важно. Дай мне закончить и может быть, ты передумаешь убивать старую женщину.

— Старого опытного мага — женщину.

— Да причем здесь это, «птенец»! Маг — не маг! Дай же мне договорить! На меня напали люди барона асс`Лоир. Это плата за продление его жалкой жизни одному моему старому врагу, магу Жизни. Ты, «птенец», меня спас, проявив необычайные таланты и смог избавиться от моей «Вуали». Я очень благодарна тебе за свое спасение и предлагаю, как будущему партнёру, сделку. Нужное тебе знание в обмен на мою жизнь и дальнейшее твое сотрудничество со мной. Да молчи же, прошу тебя!

Уловив начало движения Опала, женщина вновь чуть повысила голос.

— Сотрудничество, именно сотрудничество! Нечему тут удивляться. Тем более тебе, поднятому. Когда ты живешь уже более четырехсот лет, да еще в столь юном и красивом теле, очень не хочется умирать. Привыкаешь жить, и предчувствие смерти повергает тебя в ужас. Смерть, она постоянно играет с тобой в догонялки и дышит тебе в затылок. Но мне нравится жить и оставлять костлявую старуху с носом! Хочется до безумия! Слишком многие ждут меня за гранью. Те, с кем мне бы ни хотелось вновь встречаться. И я готова платить крайне высокую цену за возможность пожить еще. А в этом ты мне сможешь помочь. Моя плата тебе — камень — накопитель, тайный проход через озеро Элле к Стальным горам и рекомендательное письмо к моей сестре — личу. Она должна передать мне кое-что позволяющее прожить ещё несколько лет.

— Сестре — личу? Женщине — личу?! Лич делает элексиры жизни?

— А что тебя удивляет? Жить хотят все. Не только грубые и заносчивые маги — мужчины! Пусть даже и не жить, а существовать в облике сухой мумии. А это у нас семейное — непреодолимая тяга к жизни. Моя сестра же бывший маг Жизни. Она поможет тебе на время укрыться, даст убежище. Ведь ты, явно, бежишь от кого-то? А потом, ты придёшь и принесёшь необходимое мне, в указанное тебе место. Да и скорее всего, как мне подсказывает мой опыт, ты повздорил с людьми Службы Надзирающих.

— Немного.

— Конечно, конечно. Совсем немного. Вы всего лишь разошлись во взглядах на новую поэму асс`Моталара. И в пылу спора ты прикончил своего мага — повелителя, пару «звеньев» службы и гай-офицера. Может быть и пару троек «скальпелей» под вернувшихся тебе под руку. Ничуть не удивлюсь. Как это сделал давно, один неудачно обращённый «птенец». Ах, прости, я совсем забыла, что этот гений слога давно умер. Интересный он был мужчина.

Женщина слабо улыбнулась. Печально, еле заметно вздохнула.

Опал молчал, разглядывая этот осколок древней империи. Оставалось только повториться, несколько изменяя фразу классика — «да, были люди в то время». Прожить более четырехсот лет и прожить их в облике вечно юной девы. Немалое достижение. Мало кто выигрывает битву со временем. Обычно время кладет всех на лопатки. Даже архимагов и великих мастеров.

Эта женщина сумела обмануть время. Сумела избежать Большого Мора. Скрыть свою истинную личность, жить под чужой личиной. Не год и не два. Два или три столетия!

Какая там племянница барона?! Точнее будет, его пра — пра — и так далее бабка. Да эта магиня всех нынешних магов по опыту не то что на голову, скорее на пять этажей превосходит в опыте и знаниях. Силы вот только своей маловато. Ощущается. Подпирает манипуляции Силой опытом и отточенным за сотни лет искусством.

Сколько же знаний содержит её старая голова! Как бы ему пригодился её череп! Жаль только, что это, скорее всего, неосуществимо. Ну и предложенное ею на первый взгляд ему подходит. Кроме того, Опал четко воспринимал плотную тень нешуточной угрозы и глубоко скрытую внутреннею уверенность баронессы, что её смерть не останется неотомщенной.

Возможно, даже очень возможно, сильное посмертное проклятье. Избирательного действия, несомненно. Универсальное. Магиня такого возраста и с таким опытом, не будет размениваться на банальное «Сдохни, гад!».

Что-то изощренное таилось над платьем, в каменной темнице драгоценного кристалла изумруда. И судя по пульсации потоков энергии запертых в решетке линий огранки, жутко мощное.

Значит, следует принять предложение баронессы? Лжи в её словах, в отличие от предыдущих речей не чувствуется.

Итак, что приобретаем, что теряем? Теряем кладезь знаний, заключенный в изящной головке. Энергию от живых, свое инкогнито. И, следовательно, более-менее спокойное, передвижение по землям герцогства. Приобретаем взамен, полезный в будущем, контакт в Стальных горах и безопасный тайный проход к ним. Куда он и стремится. И ещё получаем камень — накопитель. Вещь редкую, эксклюзивную и заполненную под завязку Силой.

Живой силой, а не тухлым зеленым туманом от мертвецов. Баронесса крайне опасный противник для своих врагов. Еще один довод в пользу её предложения.

Через мучительный ритуал отъема жизненной энергии, для столь полного заполнения камня, прошло не мене трех — четырех десятков людей. Можно только восхищаться её умением скрывать следы и трупы, раз до сих пор на свободе находится, а не вшей кормит в глубоких подвалах Службы Надзирающих.

Ритуальное мучительство, из арсеналов магии крови и темных разделов некромантии, не приветствовалось Службой Надзирающих вплоть до отрубания головы магам, пользующим подобные методы. А дамочка вот путешествует, хоть и под охраной, но своей. Только не чувствуется безжизненных линий магии Смерти в ауре. Маг — универсал? Стоит ли тогда пытаться убить её?

Итак? Делаем выбор в пользу предложения старой магини? Добавим сюда ещё шанс возобновить контакт с миром живых, если поработает почтальоном. Риск велик? Да, соответственно. Вероятность обмана с её стороны есть и немалая. Но у него опять нет возможности выбора. Другой вариант слишком не предсказуем. Не нравится ему, скрытое в её изумруде заклятие. Очень, до судорог в суставах, не нравится. Пугает.

— Я согласен, сурледи.

— Замечательно! Великолепно, мой мальчик! — баронесса буквально расцвела. Румянец вернулся на побледневшие щеки. Глаза заискрились светом.

— Рада, очень рада, что ты сделал правильный выбор! Теперь наклонись ко мне и подними забрало шлема — я тебя поцелую. Не пугайся, склонность к некрофилии мне не свойственна — мне просто необходимо прикоснуться к тебе для передачи мысленного образа скрытого пути к Стальным горам. И места где неживет моя сестра. А за нами внимательно следят. Так что же может быть естественней невинного поцелуя благодарной девушки, подаренного своему спасителю? Смелее, необычный «птенец»!

Опал, чуть замешкавшись, решительно сдвинул забрало. Открывшийся жутковатый вид ничуть не смутил баронессу. Скорее развеселил.

— Умно, очень умно, мой мальчик! Не ожидала. Ты приводишь меня в восхищение. Ткань вместо кожи! Тебя бы мне в ученики в свое время, кое-кто бы умер от огорчения, что упустил такого «птенца», с таким потенциалом! Ну, наклоняйся же!

Опал наклонился, одновременно быстро извлекая из ножен кинжал и прижимая его к области сердца баронессы.

— Я успею нанести удар, госпожа баронесса, поэтому будьте благоразумны.

Магиня холодно улыбнулась, плавно провела рукой, вверх, сдвигая с челюстей Опала тянущуюся ткань и прижалась к белой кости зубов твердыми губами. Обхватила костяк за стальную шею, плотнее прижимаясь к фигуре нежити. Металл нагрудника сплющил что-то мягкое спереди фигуры баронессы. Жар дыхания женщины скользнул между плотно стиснутых зубов костяка. Капелька крови выступила на кончике языка баронессы неосторожно задевшего острый клык нежити. От дороги, со стороны егерей донесся еле слышимый завистливый свист. Баронесса неспешно отстранилась.

Опал выпрямился, лязгнул металлом, ставя забрало на место. Холодно поглядел на раскрасневшуюся женщину с учащенно вздымающейся грудью. Покрутил в черепе полученный мысленный образ. Искрящийся мягким, теплым светом. Хрупкий, непрочный на вид. Структура образа простая, без сложных связей и четких линий решетки заклинаний. Решил все же чуть придержать энергонитями на краю своей ауры полученный образ. Не пускать его пока внутрь себя, полностью. Полученный горький опыт, вследствие его действий, необдуманных и поспешных, приучил его к осмотрительности.

— Благодарю вас за доставленное удовольствие сурледи и один вопрос напоследок. Как вы скрываете свою ауру?

— Как? — баронесса лукаво улыбнулась — Сложно объяснить. Если не боишься, то наклонись ко мне еще раз — вложу в тебя структуры управления заклинанием.

— Лучше вложите в этот камень, сурледи.

Опал протянул магине крупный рубин. Осторожно, медленно им извлеченный из поясной сумки, что бы ни повредить латными перчатками футляр с Малым Сводом. Баронесса неаккуратно, чуть обидчиво надув губки, выхватила из стальных пальцев драгоценный камень. Тон голоса черствый, ледяной. Ни малейших признаков предыдущего возбуждения.

— Хм. А ты не совсем глуп, малыш. Разумно осторожен. Это правильно. Доверие нужно заслужить. Ум же, следует поощрять. Если я смогу, то вложу в рубин еще пару интересных вещей. Тебе пригодится.

— Спасибо. И у меня вопрос к вам. А как вы, уважаемая, объясните мой неожиданный уход герцогским егерям?

— Объясню? Егерям? Никак не объясню. Ты просто убьешь их всех и мою охрану. Подзарядишься. Ты же именно этого хотел. А я просто вновь сменю маску. Я ведь старая и опытная женщина. Мне не в первый раз это делать. Хотя у меня такой милый замок, что лучше бы ты мне не встречался. Настолько его жаль. Или всё таки, может быть, станешь моим учеником? Я многому могу научить. И не только магии.

Баронесса лукаво улыбнулась. Облизнула быстро кончиком языка свои губы. Плавно повела плечами. Опал мысленно изумился тому, как мгновенно меняется её настроение! Всё ли нормально с её головой? Все-таки возраст дамы довольно впечатляющ и это могло сказаться на состоянии её рассудка.

— Подумай. Это хорошее предложение. А пока я вложу в рубины то, что тебе обещала.

Она обхватила плотно, обеими ладонями кристалл. Сильно, до напряжения плеч сдвинула их, одну к другой. На миг замерла в напряжении. Коротко выдохнула.

— Ну, все, готово. Забирай свою стекляшку, малыш. И каков же будет твой ответ?

— Нет.

— Что ж. Я так и предполагала. Хорошо. Делай свое дело и уходи. И дай уйти мне.

Опал медленно наклонил голову, одновременно соглашаясь, прощаясь и благодаря. Повернулся к дороге и успел увидеть только то, как стремительно, нахлёстывая скакуна плетью, удаляется от места схватки седой егерь. Доля секунды и он скрылся за дальним поворотом дороги. Оставшиеся на месте егеря и легкораненые охранники баронессы сбились в плотный ряд перекрывающий Опалу направление погони за сбежавшим. Они явно готовы умереть, но дать ускакавшему егерю драгоценные секунды форы, после которых его преследование потеряет всяческий смысл.

— Проклятье! Сучьи игры Всеблагих! Это был «слухач»!

Визгливый голос баронессы неприятным звуком расколол возникшую тишину.

— Что за «слухач»? И что теперь?

— Ничего, глупец! Убей их! Поймай мне лошадь и беги как можешь быстрее за «слухачом», пока он не передал комиссару Надзирающих то, что услышал здесь!

Опал стремительно набирая скорость, метнулся с пригорка вниз, к приготовившимся умереть людям. Пусть верная мысль была высказана презрительным и хозяйским тоном, но она была верной. О вежливости можно будет поговорить позже, когда он догонит этого седого «слухача». Заодно и узнает, что это за «слухач». Хотя, он вроде бы уже догадался.


Как умирают егеря? Обычно, как и все другие люди. Неважно твоё происхождение и не важны твои корни. У всех кровь красная и сердце лишь мышца, легко разрезаемая острой сталью.

Разница лишь в том, что егеря умирают со знанием, что их смерть не напрасна. И каждый из них в долю мига, ощущая, что всё, это шаг за Грань, уходил с чувством выполненного долга. Из долей складывались секунды, из секунд минуты. А они шестеро, подарили их седьмому брату — егерю их целых шесть. Ровно по минуте на каждого. В последние мгновение рассыпавшись в стороны, подставляя под удар охранников баронессы. Предавшей их и отдавшей на заклание мерзкой нежити, подлой старухе. Набрасывая сети на мертвяка, раскручивая бола.

Умерли они счастливыми.


Как убегают егеря? Никто не знает. И Равэлл ни кому и никогда об этом не расскажет. Он похоронит это знание в своей памяти так же, как похоронил своих братьев из патруля, убитых на дороге нежитью. И никогда больше об этом не вспомнит. Даже на собеседовании у комиссара Надзирающих. В «звеньях» Службы для него уже есть место и собеседование будет только формальностью. Это ему твёрдо обещал командир его бывшего отряда сур Лодо. И он использует свой дар «слухача» для отмщения. Пусть даже боль из адской превратится в смертную. Он должен выдержать. Обязан. Жизни братьев — егерей не должны быть напрасно отдаными.


— Ты его догнал, «птенец»?

— Нет. Он прыгнул в реку и уплыл вниз по течению.

— А ты испугался замочить свои кости, мёртвая черепаха! О, Отец Лжи! Какие нынче у тебя беспомощные создания! Они даже не могут догнать простого егеря!

— Сурледи! Воздержитесь от оскорблений, иначе я буду вынужден расторгнуть нашу договорённость. И я не маг, что бы брести по горло в иле со скоростью плывущего человека! Я всего лишь нежить, которой очень хочется присоединить к себе ваш череп! Я внятно излагаю!

— Да, «птенец». Прошу тебя принять мои глубокие извинения. Надеюсь, это сгладит шероховатости нашего общения и не нарушит наше соглашение. Надеюсь, встретиться. Удачи тебе! И мне.

Шорох одежды. Скрип кожи седла и удаляющийся дробный стук копыт лошади. Тишина. Только бродившие рядом с трупами лошади испуганно изредка всхрапывали или призывно ржали, зовя мёртвых хозяев.


Опал долго провожал взглядом лошадь и всадницу, пока они не скрылись за поворотом дороги в наступивших сумерках. Затем сам растворился в темноте леса.

Ему следовало сильно поторопиться. Его бегство продолжалось. Сбежавший егерь ничего, в сущности, не изменил. Днём позже, днём раньше, всё равно бы преследователи вышли на его след. Просто нужно ускорить свое передвижение. Необходимо хотя бы до наступления следующей ночи, если получится, добраться до озера Элла. А перед ускоренным марш — броском разгрузить и отпустить коней. Гонки они не выдержат. Станут только помехой. И не убивать. Заслужили.

По достижению озера, найти под водой вход в огромный, судя по образу, со многими уровнями, запутанный лабиринт.

На некоторых линиях подземных путей лабиринта, во вложенном в его череп баронессой образе, мерцали тревожные красные точки. Похоже, так были отмечены опасные обитатели подземелья. Или просто опасные места. Пропасти, обвалы. Там видно будет.

Но перед спуском в лабиринт, необходимо провести очередную трансформацию себя и Пса.

Как обойтись своими силами в столь немаловажном деле он пусть не очень отчетливо, но в общих чертах представлял. Вырисовывалась работающая в теории, схема действий. И все же, требовалось обдумать многие важные детали предстоящего ритуала. Спешка в данном случае была противопоказана.

Несколько радовало то, что энергии, необходимой для трансформации сейчас у него было с избытком. Благодаря егерям и охранникам баронессы. Бывшим охранникам и бывшим егерям. Многие сложности и тонкости предстоящего ритуала можно было, не опасаясь существенного вреда для себя, опустить. Заменить вербальные точки схемы ритуала плотными клубками туго сплетенной энергии с вложенными в них заранее структурами заклинаний.

И еще очень хотелось понять, что же вложила в рубин баронесса? Понять, не нарвавшись на очередную людскую подлость.

Опалу предстояло много работы.

Глава 10

Озеро Элла не было похоже на озеро Последнего Приюта Поэта. Не имело ни малейшего сходства с драгоценной жемчужиной Южного материка и Арнарского герцогства. Скорее будто тусклый осколок закопченного стекла среди груды битого кирпича.

Озеро было стиснуто со всех сторон темными, угрюмыми скалами с перекосившимися, болезненными деревьями, прилепившимися кривыми корнями к камням в расщелинах. С темной, непрозрачной холодной водой. Промозглые ветер со стороны озера нес ледяной, влажный воздух с серным привкусом. Вытянутое длинным неровным овалом, лижущее мелкими ущербными волнами острые грани высоких скал, озеро производило неприятное, гнетущее впечатление. Даже рыба водилась в нем снулая, ленивая. С неприятным белесым оттенком на чешуе. И запах от неё, как и от воды озера шел затхлый.

Впадали в озеро несколько мелких, заиленных, заросших водорослями речушек. Где-то три или четыре. Четвертую, то ли речку, то ли просто широкий ручей, было плохо видно из-за обветренной скалы, с вершиной, по форме напоминающей небрежно срубленную толстую колонну. Плохое место.

К тому же округу у озера облюбовали три семейства Маллодского вепря. Стонали тоскливо звери по вечерам, гремели копытами, носились по чахлому лесу роясь в поисках пропитания костяными рылами в земле. Самцы, визгливо всхрюкивая, дрались между собой. Шумели. Компанию им составляла парочка серых рогатых медведей с клочьями свалявшейся седой шерсти на впалых боках. А в многочисленных глубоких пещерах скал, замерли в неподвижности, сбившись в неопрятную кучи около пяти десятков полуразложившихся зомби.

Неудивительно, что в радиусе трех — пяти километров совершенно не ощущалось присутствия человека. Не было ни одного жилого строения. Дома, рубленой избушки, землянки, на худой конец. Будто с начала времен не ступала на здешнюю почву нога человека. И не собиралась в ближайшем будущем.

Еще, рядом с озером и окружающими его скалами, живописно расположились еле угадываемые под нанесенной ветром землей и зарослями кустарника, необычные развалины неких невразумительных построек. Непохожих ни на небольшой форт, что строила повсюду Полночная империя, ни на замок нелюдимого сеньора. Развалин, одновременно словно расплавленных, а затем раздавленные, еще горячие, чем-то колоссально тяжелым сверху. Например, огромным сапогом сказочного великана. Тянуло от черных камней развалин чем-то злобным и гнилостно сладковатым по ощущению. Опал на отдаленном расстоянии коротко осмотрел разрушенные древние постройки, но лезть, внутрь, не решился.

Прозвучит смешно и излишне патетично, но он почувствовал там присутствие могучего и древнего Зла. Опасного в своей неразумной ненависти ко всему и всем. Смертельного для всего живого и лютого в своей злобе к существовавшему во всём своем ярком разнообразии вокруг него миру.

Ну и пара десятков, еле видимых на неблизком расстоянии людских скелетов рядом с развалинами, всяческую охоту к экскурсии отбивали. С иззубренными мечами воткнувшимися остриями в землю. Сгнившими от времени древками копий. В проржавевших насквозь доспехах, среди нездорового на вид кустарника затянувшего тонкими ветвями развалины, застывшие в начатых и незаконченных движениях. Такое впечатление, что то, что их убило, превратило их кости в камень, навсегда оставляя неизвестных воинов-рыцарей в качестве пугающего украшения местности.

Еще там врос наполовину в землю, почти у самых остатков стен, непонятный, даже только одним своим трухлявым костяком производящий впечатление несокрушимой мощи, остов неизвестного монстра.

Серповидные, с зазубринами, когти длинной сантиметров в двадцать. Плотные толстые кости приземистого скелета. Грудные и боковые широкие пластины, выглядящие словно хитин, панциря. Острые, загнутые назад, толстые шипы вдоль массивного хребта. Короткий хвост с массивным шаром на конце. И в пыль размозженная, приподнятая на короткой шее голова размером с половину грузового фургона, с жалким остатком нижней челюсти в траве. Клыки, резцы, верхняя челюсть и сам череп монстра не сохранились. Только пеньки желтых зубов нижней челюсти. Было очень похоже, что по голове чудища долго и упорно били увесистой дубиной. Все вместе, это напоминало провальную танковую атаку при поддержке пехоты. После столь впечатляющей демонстрации мощи существа, обретающегося в развалинах, связываться с ним никакого желания у Опала не возникало.

Лучше зомби погонять. Гораздо безопасней. Штук пятнадцать из них, кстати, заняли очень удобную, на взгляд Опала, пещеру для проведения ритуала. С труднодоступным входом. Сами, интересно, как только туда сами забрались без альпинистского снаряжения. Пещеру внутри довольно широкую. С высоким сводом потолка.

Он заглядывал туда мельком. Зажженный факел забросил во внутрь. Разглядел и нутро пещеры и замерших в своей неестественной неподвижности зомби.

Кстати они там собрались. На них Опал собирался опробовать свои специальные арбалетные стрелы. До сих пор ему возможности стрельбы по живым, ну в данном случае неживым, но подвижным целям, не выпадало. Да и Отца шестоперов марать о гниющую трупную плоть полунежити Опалу не хотелось. Долго отмывать потом и к оружию неуважение. Не для мясницкой работы его мастер, саур Брабентера, создавал. Для честного боя. Только нужно было выманить тупых зомбаков наружу. Устройство обвала в пещере в его планы не входило.

За спиной послышалось звучное цоканье когтей по камню. Вернулся Пес с заказанной Опалом живой добычей. В его пасти болталась, скребла копытами и кончиками рогов по камню, тушка придушенного небольшого оленя. Опал одобрительно похлопал Пса по черепу. Щелкнул похвально пальцем по костяной морде. Пес довольно ощерился. Изменил положение челюстей, умудряясь одновременно их не разжимать.

Теперь надобна веревка. Нужно обвязать оленя за ноги и забросить как приманку в пещеру. Очнутся гнилые куски мертвой плоти от запаха крови, потянутся к добыче скрюченными сопрелыми пальцами, тогда и нужно вытягивать оленя к выходу из пещеры. Метить кровью приманки каменный пол пещеры. Пойдут по кровавому следу безмозглые твари наружу. Там их и надо кончать.

К зомби у Опала было стойкое отвращение. Еще с прошлой жизни. Насмотрелся в свое время по убогой «Электронике — М», отвратительного качества фильмов, на эту тему. До рвотного рефлекса нагляделся. До кошмарных снов по ночам. А сейчас он совершенно не воспринимал их как своих сродственников по нежизни.

Как «поднялись» не понятно. Зачем и кто их «поднял» тоже. Нет никакой полезности и здравого смысла в их возвращении к данному несуществованию. Во всех их движениях, повадках, склизкой, мерзкой на восприятие аурой, чувствуется только жажда убийства ради убийства. Ни грамма разума, в отличие от тех же костяков. Энергию долго хранить не могут. При быстром расходовании впадают в кому. Стоят гниющими столбами и немилосердно смердят. Пусть Опалу и нечем ощущать запах, но остаток чувств осязания, их фантом подсказывал, что вонь от них убийственная. Отвратительные, даже на взгляд нежити, мерзостные твари. И энергии из них никак не взять.


Ага, зашевелились. Почуяли. Стронулись, разящей мертвечиной грудой, с места. Двое, наиболее шустрых, опередили основную массу. Хм, так не годится. Придется жертвовать животным и собирать их в одну кучу. Тратить более двух стрел Опалом не планировалось. Всё. Все бродячие куски мертвой плоти собрались у бьющегося в судорогах смертельного ужаса оленя. Сбились, спеклись в ком отслаивающегося мяса, принялись рвать сухими птичьими лапами еще живого зверя. Пора.

Опал тщательно прицелился в середину. Плавно потянул спусковой крючок. Но, еще до выстрела, еще до того как арбалетный болт сорвался с ложа, один из зомби отскочил от туши оленя. Зажимая в скрюченной конечности брызгающий кровью кусок мяса, метнулся в сторону узкого прохода, скрываясь в тени скал. Из-за него второй выстрел получился несколько смазанным, болт ударился чуть в стороне от живых мертвецов.

Но хватило бы и первого. На каменной площадке, у входа в пещеру, ослепительно полыхнуло. Вспух мыльным пузырем, с багровым куполом, яркий клуб огня. Коротко громыхнуло, разнося куски неживых по сторонам. Рвя их тела в мелкие клочья. Второй взрыв добавил силы ревущему в этом месте жгучему пламени, сжигая до пепла останки зомби. В пещере что-то гулко стукнуло об пол, послышался шорох обвала. Пара валунов выкатилось из глубины пещеры к входу.

Опал поморщился. Опять он перестарался. Как бы свод пещеры не обрушился. Глянул на площадку — пламя все еще бушевало, раскаляя скальный камень до малинового жара. Слышалось потрескивание.

М-да, убойная штука получилась. Жаль только, после её применения вряд ли останутся полезные трофеи. Теперь необходимо добить сбежавшего шустрика и можно поглядеть, как обстановка в пещере.

Опал мимолетно посмотрел на Пса, мотнул подбородком, указывая ему цель. Серая тень удирающего зомби быстро мелькнула вдали, вновь скрылась в тени скал. Держал направление убегающий неживой в сторону оплавленных развалин.

Опал осторожно перебрался по широкому карнизу на другую сторону скалы, примерился, сильно оттолкнувшись, перепрыгнул через глубокий разлом. Выбрался на покатый склон огромного валуна. Не торопясь убрал в колчан третий арбалетный болт, с приклеенным к острию заряженным энергией стихии Огня обломком рубина. Вставил в крепежи поворотного барабана обычные болты, мешая стандартные, из свертка в сундуке, со стрелами, подобранными на месте схватки с магами. Затрофеенные ранее, они чуть тяжелее, может, будут лететь дальше. Скоро из-за скалы появится неживой беглец, тогда он и проверит. Деться ему некуда, тропа здесь одна. Если он только летать не умеет.

Интересно, что ему подсказало бежать от туши оленя? Как почувствовал опасность для своей нежизни? Узнать вряд ли удастся. Зомби подчинению не поддаются, остатки плоти, пусть и мертвой, но все же, частично живой, мешают этому. Происходят у зомби постоянно химические процессы, пусть и процессы разложения. Вот и выходит, что неживыми их полностью не назовешь. А местные некроритуалы только на чистые кости действуют, без биологической оболочки. Местная специфика. Так сказать, доказательство лживости земного культа Вуду, здешней многовековой практикой. Или, для духов Лоа и Барона Самеди, сюда хода нет. Место уже занято.

Ага, вот и наш спортсмен — беглец.

Опал быстро вскинул арбалет, отслеживая подобием прицельной планки траекторию движения зомби, один за другим выпустил пять болтов. Первый и второй прошли чуть выше, слегка чиркнув по сгорбленной спине бегущего существа. Опал сделал поправку. Третий ударил существо в плечо, сбивая на землю, опрокидывая на спину. Зомби, отталкиваясь руками и ногами от каменистой поверхности, перевернулся, кривыми скачками устремился дальше. Четвертый болт опять прошел мимо, пятый ударил метко, точно в… хм, таз существа, направляя его бег к развалинам.

Вылетевший из-за поворота, преследующий зомби Пес резко затормозил всеми четырьмя лапами. Клацнул челюстью раз, еще. Замотал литым черепом, угрожающе припал на передние лапы.

В развалинах режуще слух скрипнуло, взметнулось что-то суставчатое, в крючьях, иглах, шипах. Грозное, мощное. Сочащееся, дымящимися на воздухе, желтыми каплями. На камнях, куда попадала слизь со щупальцев существа, появлялись глубокие язвы, как от кислоты. Из воронковидных отростков щупалец выстрелили тонкие нити пыли, мгновенно растекшиеся на воздухе в клочья желтого тумана. Бегущий неживой с разбегу налетел на одно из пыльных полотен, с видимым трудом сделал шаг, ещё полшага. Упал на колени. Застыл.

Очевидно, бегущий зомби пересек невидимую границу, и нечто в развалинах незамедлительно отреагировало на нарушителя периметра.

Щупальца с влажным хлюпом ударили по замершему мертвяку, впились крючьями, подцепили расплющенное хлестким ударом тело. Мгновенно сложились в себя, втянулись. Исчезли за оплавленными краями развалинами бывших стен.

Тишина. И даже постоянно шумящих, скандаливших между собой ворон и чаек не слышно. Волны озера только мерно плещут о скалы. И чудовище затихло. Глубокие язвы на камнях курятся легким желтоватым дымком. Только и остается, что сказать «Ни хрена себе!» и головой помотать в изумлении.

Опал так и сделал. Выполнив вышесказанное, плюнул на истраченные арбалетные болты — собственная нежизнь дороже. Развернулся, не оглядываясь, направился к облюбованной пещере. Пусть то, что там сидит — сидит и дальше. А него своих дел не впроворот.


В пещере все было не так страшно, как им предполагалось, судя по грохоту обвала. Свалилось с потолка несколько сталагмитов или сталактитов, бог их ведает. Рассыпались от ударов о каменный пол в мелкую белую крошку. Семейство летучих мышей, заполошно мотаясь и пища, обустраивало новое место жительства. У левой стены обрушился небольшой каменный выступ. Груда щебня и мелких камней слегка присыпала ровную каменную поверхность пола пещеры. Больше никаких разрушений и повреждений.

Работы по очистке пола часа на полтора, ну два от силы. Зато белой крошкой удобно просыпать грани ромба и основной круг. А так бы пришлось вычерчивать линии острием меча. Долго и муторно. Шестопером ямки для огней долбить. Сейчас же достаточно осколки выступа выложить в виде чаш и наложить в получившиеся сферы, расколотые в щепу, куски заранее приготовленного дерева.

Закончив с устройством пентаграммы, Опал задумчиво оглядел принесенную в пещеру небольшую груду изломанных костей от остова неизвестного монстра, что врос в землю у развалин. Честно говоря, для него все монстры этого мира были неизвестны. Единственно хорошо известный ему монстр был он сам. Ну, еще Пес, продолжавший удивлять своим возвратом к поведению настоящей живой собаки. Не оказалось среди книг читаемых им на Мертвом дворе хорошего и подробного бестиария здешних порождений Эпохи Разрушения. А по дороге к озеру, библиотеки со свободным доступом к лучшим подаркам на День Рождения, как-то всё не попадалось.

Вот и думал Опал, прикидывал, стоит ли добавлять эти странные кости к основным ингредиентам в процессе метаморфирования Пса или все же не рисковать? Всеблагие ведают, что могло получиться на выходе. Опять же, судя по мрачноватым, жутковатым историям о Стальных горах, иметь в качестве спутника небольшой броневик с повышенными возможностями обороны и нападения было бы весьма неплохо.

Себя он утяжелять и упрочнять более не собирался. Достаточно. Насколько мощен был баронский жеребец и то, через десяток лиг он начал жалобно ржать, жалуясь на неподъемный вес всадника. Ну и карабкаться по скалам и обрывам тяжело. Разогнавшись, останавливаться приходится долго, в качестве тормоза используя все подручные средства вроде стволов деревьев или валунов. На поворотах заносит.

Если же вспомнить провальное преследование «слухача» — егеря, то один сплошной вред. Еле выбрался тогда из ила на дне реки. Был бы он живым, нужно было бы ему дышать — там бы и остался.

Последующее же утяжеление грозило полной потерей мобильности. Биться в рядах пехоты герцога, в качестве сверх тяжеловооруженного латника, он не собирался.

Решено. Хватит с него черепов мага Воранта и саура Самара.

Да, кости от скелета монстра — танка. Как добыл? Просто. Необычайно легко, только чуть-чуть потратив время на размышления, когда снова рассматривал развалины. В результате размышлений нашел выход из ситуации. Пожертвовал еще одной энергострелой. Взорвал костяк монстра и вытягивал потом, разметенные взрывом обломки костей, импровизированной «кошкой».

Щупальца Нечто, взбудораженного взрывом, бессильно хлестали по камням, дробя их в крошку и разбрызгивая капли кислоты. Плевались желтой пылью-туманом. Но как-то не впечатляюще, совсем не так, как в первый раз. Вяло. И тумана было всё меньше и меньше. Еле виден он был на свету. Можно было не очень опасаться попадания в него. Опал бросил в одно такое туманное полотно оглушенную камнем ворону. Птица чуть замедлилась, поймала крылом каплю кислоты, дико разоралась и улетела, суматошно махая крыльями. Не подействовало на пернатого подопытного оружие монстра. Так что, нужно было только следить, чтобы едкие капли не попали на доспех, а так «рыбачь» себе потихоньку. Опал правильно предположил, что чудовище передвигаться самостоятельно по поверхности не может. А если и способно, то двигается подобно земной черепахе — медленно и неуклюже.

Было бы иначе, давно бы чудовище убралось с этого голодного и недобычливого края. При гигантских размерах щупалец, его туловище должно быть размером с железнодорожный вагон и прокормиться такому монстру просто нереально.

Так и оказалось. Скорее всего, в развалинах скрывалось что-то вроде сухопутного спрута, не способного к передвижению, с небольшим туловищем — головой и маленьким, с орех, мозгом. Было бы поумнее, давно бы перестало яриться и напрасно тратить силы. И так совсем небольшие. За столько лет поистрепалось чудовище. А так у Опала возникало большое желание подобно мальчишке покидаться палками и камнями и задразнить монстра насмерть.

Предпосылки были — два щупальца столкнулись в воздухе и сплелись друг с другом в бескомпромиссной схватке. Летели брызги желтой крови — кислоты. Отваливались располосованные крючьями и шипами куски розоватого мяса. Воронки на щупальцах натужно извергали из себя еле видимые жалкие струйки пыли.

Своя собственная кислота и замораживающая пыль на самого монстра, похоже, не действовали. По крайне мере, это было не очень заметно.

Опал поставил на левое щупальце в этой самоубийственной битве и выиграл. Псу же был безразличен победитель. Он стремительно метался, явив наглядно свою сумасшедшую скорость, охотясь за кусками мяса монстра. На лету хватал, тут же глотал. На бегу, ни на секунду не останавливаясь, «перерабатывал» и бросался за следующим ломтем плоти монстра. В своем охотничьем азарте на редкие, правда, не очень строгие окрики Опала, он не реагировал.

Вскоре его аура стала насыщенно — плотного цвета и с довольным блеском зеленых огней в глубине черепа, насытившись, он подбежал к Хозяину, виновато виляя куцыми позвонками хвоста и умильно покачивая задранной вверх мордой. Даже сердиться на него сразу расхотелось. Да еще чудовище в развалинах рассмешило. Издало жалобный клекот, когда правое щупальце, почти перерубленное посередине левым, бессильно обвисло на остатках мышц. С удвоенной силой и быстротой, захлестало оставшимися тремя конечностями по безответным камням. Нанося себе бессмысленные, довольно существенные повреждения. Мстя страшно, неуловимому и неуязвимому врагу, за нанесенный ему ущерб.

Спрашивается, зачем было неизвестным погибшим воинам атаковать в лоб данного монстра? Поставили бы в отдалении требушет или баллисту из подручных материалов слепленную и обстреливали бы понемногу развалины. Нечто бы само себя и истребило. А так только без толку все полегли. То есть намертво застыли, окаменели. И живой танк потеряли в этом неравном бою. Интересно, стоило хоть то, что охраняет чудовище их жизней? Не из молодецкой же удали отряд в пару десятков воинов, а скорее всего и нескольких магов, вон у одного «изваяния», изогнутая штука, S образная, странная в руке, при поддержке в качестве ударной силы мощного монстра, забрался в этот далекий край. Или здесь скрывался последний представитель императорской династии? Впрочем, какая ему разница-то? Ни давние устранения политических соперников, ни несметные сокровища в развалинах, его нисколько не интересуют. И разные могучие артефакты. Как нибудь он без них обойдется.

Артефакты ведь это вещь в себе. И «запоролены» могут быть. И только на владельца или их создателя настроены. Возьмешь в руки такую бомбу — без рук и останешься. А не бери чужого. Пусть лежат, ждут наивных сталкеров. Тех, у которых в пустой голове самоубийственная уверенность в том, что всё на свете спрятали именно для них, преобладает над инстинктом самосохранения.

Ему гораздо интереснее, будет ли польза от костей монстра для Пса? Самого Пса спросить? Опал послал строгий мысленный призыв дремлющему в тёмном углу пещеры, насытившемуся Псу. Сунул собачьей нежити, под отсутствующий нос, кусок кости. Пес слегка прикусил обломок. Чуть сжал челюсти, наступил лапой на другой конец кости. Принялся лениво её грызть.

Отлично. Пес плохого не чует в этих желтых обломках. Значит, будем в метаморфозе Пса использовать кости монстра. Вред маловероятен, а польза возможна. По сравнению с тем же Маллодским вепрем Пес мелок и слабо вооружен — одни челюсти, пусть перекусывающие на раз металл. Не мешало бы добавить Псу бронирования и когтей на лапах, навроде как у Опала, втягивающихся. И шип со смертельным ядом для всего бегающего — ползающего, на собачьем хвосте. И еще ракеты класса «Пес — все и всё» и курсовой крупнокалиберный пулемет с бесконечным боезапасом. А затем размножить на ксероксе до пары сотен штук.

Впрочем, хватит мечтать и заниматься отнимающей время ерундой. Нужно еще предварительно потренироваться во вкладывании в драгоценные камни вербальных формул, запускающих начало собственной метаморфозы.

Пес, к сожалению, говорить не умеет, но зато у него дробильные челюсти. Достаточно вложить в его череп мысленный образ, что у Опала получается все лучше и лучше с каждым разом, и при срабатывании вложенной установки Пес раздавит, поочередно, заряженные камни своими зубами. При этом высвободится вложенная в них вербальная формула активации процесса метаморфирования Опала.

Никто конечно, до него так не делал, но и никого из живых магов — добровольцев рядом нет. И не предвидится. Если только люди Службы Надзирающих не появятся вскоре, следуя по его следам. Егерь, скорее всего, расслышал название озера.

В их возможности выследить его, Опал не сомневался. Осознавалась им мощь данной службы. Баронесса, при передаче образа подземно — подводного пути к Стальным горам, все-таки не смогла жестко проконтролировать свои мысли, волновалась, и осадком, в глубине мысленного образа, оказалась парочка её интересных воспоминаний. Одно интимное, эротически — порнографическое. Той ещё штучкой оказалась, эта старая магиня — если бы Опал мог, то покраснел бы. Достаточно упомянуть участие в той оргии чего-то чешуйчато — полосатого, похожего на четырехрукую змею. Вроде фэнтезийных нагов.

Другое её воспоминание было связанно со Службой Надзирающих. Пусть и времен рассвета Полночной империи, но если сегодняшняя Служба сохранила хотя бы половину былой мощи, то он зря встал у неё на пути.


Сохранился в нынешней Службе, передавался от поколения к поколению, многовековой опыт работы в любых условиях и с любыми противниками. Настойчивость и терпеливость в достижении своих целей. Жила и здравствовала созданная в давние времена разветвленная агентурная сеть. Неплохо чувствовали себя многочисленные опорные базы Службы в различных провинциях герцогства. Пополнялись желторотыми юнцами классы закрытых школ для будущих агентов Службы с нерядовыми по талантам и знаниям преподавателями и необычными выпускными экзаменами. Мрачноватый факультет Службы в столичной Академии, расположенный на отдельной территории, с отдельным кампусом для студиозусов, лучших выпускников закрытых школ, был окутан туманом жутких и пугающих слухов. Достаточно упомянуть в подтверждение обоснованности этих страшилок, что на выпускных экзаменах в школах и факультете Службы Академии, один процент безвозвратной потери личного состава учащихся, считался членами выпускной комиссии вполне приемлемым.

Если серьезно за него возьмутся — сотрут в порошок и не заметят. Как комара прихлопнут.

Поэтому нужно вооружаться на случай нового столкновения с людьми из данной солидной организации и в ближайшее время задуматься о возможности покинуть Южный материк. Тоже ещё та проблема. Не по дну же океана брести, а-ля подводная лодка?

Похоже, претворение в жизнь, заветной мечты, откладывается на неопределенное время.


Опал от досады на вынужденную отсрочку своих планов, сердито мысленно сплюнул. Достал из поясной сумки мешочек с набранными в Покинутом городе драгоценными камнями. Высыпал на каменную поверхность. Среди искрящейся горки кристаллов выделись два с намотанными на них по кругу нитями. Два драгоценных камня, что зарядила баронесса, неизвестным содержимым.

Страшновато пока их вскрывать. Его внутренняя защита пока недостаточно совершенна. Многовато дырок и слабых мест. Не хватает практики и знаний. Извлечёшь себе на беду что-то убийственное и останешься на месте легким серым пеплом или лужицей расплавленных костей. Или, что хуже всего, придешь покорным, безвольным куском кости в определенное место. Где госпожа магиня полностью отыграется за свой страх на лесной дороге и его невольное раскрытие её истинного лица. За сотни лет можно насобирать внушительную коллекцию подчиняющих, либо всевозможных других заклинаний. В камнях же скрыты непростые структуры. Даже на первый взгляд заметна сложная, вычурно выстроенная основа заклятий.

И баронесса, пусть и выглядит на первый взгляд полной идиоткой, раскрывающей себя первому встречному, на самом деле ей не является. Старческий маразм ей оказался вовсе не присущ.

Пока Опал добирался до озера, то на ходу анализировал все её слова, жесты, взгляды. Даже ритм дыхания и движения глаз. Все наималейшие нюансы. Всё-таки абсолютная у него, фотографическая память. Можно многократно прогонять перед внутренним взором всё им увиденное. В итоге он, как ни парадоксально это звучит, пришел к выводу, что баронесса, возможно, была готова к встрече с ним. И все вздохи, оскорбления, смены настроения и концовка встречи, были ей заранее спрогнозированы. И «слухача» она сразу выделила из семёрки егерей. Дала подслушать егерю их разговор. Когда же стало известно место, куда он направляется, быстро свернула беседу. Крепла внутри Опала такая уверенность при дальнейшем осмыслении произошедшего.

Что опять же пугало. Хоть плюнь на всё и в подземный лабиринт не лезь. Другим путём к горам пробирайся. И с неживой сестрой баронессы, ему вряд ли нужно встречаться. Может получиться, что он сам, добровольно, сунет голову в капкан. Сюда же сам пришел. И ждали его здесь.


Нет. Позже посмотрим, что там вложено в камнях и как этим воспользоваться. Нет у него, пока, насущной необходимости в этом и нестерпимого зуда любопытства, мешающего спокойно спать. А также любого другого зуда. Мертвые, гхм, не чешутся, ибо не потеют. И нет, вдобавок ко всему, экстренной необходимости скрывать свою ауру. Здесь не от кого, в Стальных горах незачем.

Там царство мертвых и со скрытой аурой он будет выглядеть подозрительно для коренных обитателей. Разнообразных умертвий, личей, Повелителей костей и Отец Лжи ведает кого ещё. Его епархия и его электорат. Сам пусть и разбирается в правильном наименовании.


Ему же сейчас потребно выбрать наиболее лучше ограненные камни. Незаряженные, пустые кристаллы. От качества огранки зависит правильное расположение по внутренним линиям структуры кристаллов формулы заклинания. Допустить ошибку при вкладывании вербальной формулы в камни — сильно навредить самому себе. Что для него не желательно.

Пес, словно чувствуя ответственность данного момента, притих рядом. Уселся на задние кости лап, притворился мраморной скульптурой страшноватого существа. Стал ждать, когда Хозяин закончит свое важное и непонятное для него занятие. Хотя он бы, лучше, еще раз отведал мяса Того, Что Прячется в развалинах. Очень вкусно.


Ну, что же. На исходе третьих суток, Опала можно было поздравить с успехом безнадежного, на первый взгляд, предприятия. Всё ранее задуманное им, прошло как по нотам.

Обновленный Пес, приобретший прочные костяные клиновидные пластины на груди и боках из сплавившихся в единое целое рёбер, с граненым шипом на удлиненном хвосте и, правда, только с одним, зато острым и толстым втягивающимся когтем на каждой из лап, не подвел. Вовремя раскусил камни и сейчас Опал ощущал себя еще более совершенным. Жаль, конечно, что саур Самар так и не сковал Псу нагрудник и ошейник с шипами. Только свои латные переделанные перчатки, с откидывающимися кончиками пальцев, обнаружил тогда Опал в тюке с ингредиентами. С этим стальным довеском, обновленный Пес, выглядел бы ночным кошмаром для всех охотников на нежить. Разных смелых рыцарей и искателей удачи.

Перечисление произошедших с Опалом изменений после трансформации было для него делом приятным. Самым значительным в произошедших с ним модификациях было то, что в центре ромба Опал обнаружил малый амулет подчинения, отторгнутый его черепом.

Тусклый, начавший мгновенно крошиться в пальцах, он был с силой запущен Опалом в холодные воды озера. Еле заметно плеснул и исчез в глубине темной воды озера. Туда ему и дорога. Ну и остальные усовершенствования костяка, его тоже приятно порадовали.

Когти на руках в своей твердости стали равны алмазу, если даже и не превосходили. А в остроте своей, были подобны лучшей бритве — без затруднений вспороли каменную стену пещеры, оставляя ровные прорезы. Не вульгарные борозды, а ровные, тонкие, глубокие линии в камне. Челюсти черепа чуть выдвинулись вперед, облегчая захват горла врага острыми клыками.

Конечно, Опал кусаться не собирался, да и в шлеме при закрытом забрале это довольно затруднительно, но кто знает, вдруг пригодится?

Цвет костей его скелета стал полностью белоснежным. Мелкие косточки ступней, кистей, рук, позвонки хребта и шеи сплавились в единое целое. К изумлению Опала без малейшей потери подвижности.

Вид был не совсем привычный и несколько неэстетичный. Отражение его костяка, в тёмной воде озера Элла, напоминало карикатурные рисунки человеческих скелетов. Шарж. Зато теперь он мог, при необходимости, без латной перчатки раскалывать всё, что пожелает. Буквально, что угодно. Камни, черепа, панцири, щиты. Не бояться переломов при падении, выбивания суставов от сильных ударов. А то, когда забрался на крутой обрыв берега реки, которую пересекал при запутывании следов, минут двадцать потом вправлял выбитое при падении плечо.

В общем, сейчас бы Опал решился потягаться и с монстром, чьи кости использовал при трансформации Пса. А может и с чудовищем в развалинах схлестнуться в смертельной схватке.

Неосторожно опрокинутые флакон с кислотой и щелочью, давали основания для такого предположения. Пролитые на левую ступню химические реактивы не оставили ни малейшего следа. Ни пятнышка. Ни точки, ни маленькой лунки.

И это кислота, без труда разъедающая металл. Не только обычное железо, но и закаленную сталь. Похоже, уже и не кости у него, а сплошная керамика. Возможно, высоких температур его скелет также больше не боится.

С другой стороны это ему своеобразный знак. Скорее всего, он достиг предела в своей физической трансформации. Если на его костяк не действует растворитель и высокие температуры, то кости скелета более размягчить не удастся. Вероятность, что-то добавить в себя, однозначно отпадает. Нет более смысла в собирании голов разных монстров и чудищ попавшихся по дороге. Крылья не вырастут. Хвост только мешать будет — нет в доспехах дырки под него. Телесное улучшение, судя по всему, законченно. Остается только интеллектуальное совершенствование и присвоение краденных из черепов магов, что встанут на его пути, знаний и умений. А может и знаний и умений матёрого, долго неживущего и многознающего лича. Чем Отец Лжи не шутит? Он ведь именно так и собирался поступить, вначале своего пути, пока не осознавал реальную мощь местных магов.

Ну, хорошо, это еще будем поглядеть, как говориться. И на старуху бывает проруха и у могучего лича может быть непруха. С одной стороны, конечно, жаль утерянной возможности дальнейшего апгрейда. С другой стороны, подобное увлечение трансформациями, могло привести к полной потере своей истинной личности. Стал бы здоровенным тупым монстром тупо уверенным в собственной неуязвимости и был бы пойман хитрыми живыми. Как когда-то выведенные местными жителями почти начисто, местные грозные драконы. Тоже, наверное, считали себя неуязвимыми. До поры до времени.

Это даже не обсуждается. Сам был человеком. Нашел бы способ поймать и уничтожить.


Ну, да не все так плохо как кажется. Попытка не пытка. Суть процесса ведь не только в наплавлении на основу добавочного слоя кости. Основная идея данного ритуала, заключается в передаче магом, осуществляющему этот процесс, знаний, умений, талантов и врожденных возможностей бывших владельцев черепов изменяемому костяку.

Но не позднее сорока дней. Это примечание было выделено красным цветом, в прочитанном им на Мертвом дворе мануале. То есть, если читать между строк, вероятность положительного результата при проведении ритуала приобретения знаний и умений, однозначно есть.

Да, ещё Пса можно немного метаморфировать. Хотя спешить с этим не стоит. С каждой метаморфозой он словно молодеет и начинает вести себя подобно юному щенку.

Вот и сейчас Пес, приобретший неестественный, молочно-серый цвет костей, в центре еле заметных линий ритуального ромба играется с новоприобретенным хвостом. Крутится вокруг своей оси, лязгает челюстями пытаясь ухватить граненый кончик. Только, что не лает звонко. Забавно вздергивает лапами. Смешно наблюдать за ним.

Ну, пусть играется. Лишь бы не мешал, вовлекая в свои игры. Была попытка — приволок, откуда-то здоровенное бревно, под руку подсовывал «Покидай, Хозяин!». Не до игр. Опалу сейчас нужно сплести прочный канат из располосованных на тонкие ленты сум, мешков, веревок и кожаных ремней разной длины, набранных в лесном охотничьем домике.


Охотникам тогда повезло, не появились они в своём жилище. Опал подождал их до вечера и отправился дальше, рассудив, что если Всеблагими их срок жизни не укорочен, то и ему не стоит вмешиваться в их судьбы. А то вдруг помешает исполнению, какого либо пророчества или предсказания. В мире магии это один из постулатов мирового равновесия и иметь в качестве требовательных кредиторов Небесный пантеон в полном составе его не прельщало. Мирских, смертных врагов в лице могущественной Службы Надзирающих и барона асс`Тенин вполне достаточно для нескучной нежизни.

Канат же нужен ему для возвращения на берег озера из его холодных волн. Не то, что Опал сомневался в правдивости мысленного образа пути к Стальным горам, полученного от баронессы, но всякое могло быть. Вход в подземный лабиринт мог быть засыпан обвалом. Перекрыт, нанесенным за прошедшие годы, разнообразным мусором. Все это было решаемо, но что если его просто не существовало больше?

Забрел сюда, случайно, маг Земли и сплавил из баловства арку входа в подземный лабиринт в цельный монолит. Ищи потом вчерашний день, в полной темноте, на десятиметровой глубине. Без возможности использовать эхолот или что-то вроде этого.

Броди, как горнодобывающий комбайн, по дну озера сутками. Грызи камень. Словно другого пути к Стальным горам нет. Поэтому ему нужен путь отхода, сиречь привязанный к валуну прочный канат. А то он своим шатанием в озере всю рыбу распугает, ища более-менее пологий берег, чтобы выбраться на сушу. И серые рогатые медведи, и так не отличающиеся упитанностью, с голода в леса подадутся.

Самого Опала и Пса медведи боялись панически. Даже «Бу!» кричать не приходилось. Издалека завидев, молниеносно скрывались в своей пещере, роняя на бегу куски помета. И часами потом не показывались.


Так, вроде все. Канат сплетен. Пес наигравшись, угомонился. Осталось сложить остатки ингредиентов в плотную суму и зашить ей горловину. Обмотать арбалет промасленной тканью. В отличие от шестопёра, меча и кинжалов, влагу скоростной арбалет не любил. Хоть и сплошная, такая же, как и у доспеха, синеватая сталь без единой точки коррозии, но механизм сложный. Много трущихся, подвижных деталей. В общем, лучше поберечь.


Нынешняя обстоятельность и тщательное продумывание своих поступков Опалу импонировала. Действительно хватит вести себя подобно, как его все называют, «птенцу». Вначале наделать необдуманных поступков, а потом ломать голову, как избежать их последствий. Что абсолютно не правильно. Лучше вначале все просчитать и спокойно, не торопясь, сделать потом необходимое ему. Как он и поступает сейчас. И Псу необходимо внушить, чтобы никуда не отлучался и находился при погружении и в самом озере, на дне, рядом. Ну что же, пора выбирать валун на берегу и прорезать новыми когтями на нём канавки. Во избежание соскальзывания каната.

А окончательно спускаться в лабиринт, лучше всего завтра в полдень. Не из-за романтичной символики или там, на солнце, уныло «взглянуть в последний раз» и прыгнуть в озеро. Обычная практичность. В полдень, на дне озера, при отсутствии волн, будет хоть что-то видно.


К сожалению, надежды Опала на солнечный день не оправдались. С утра заморосил мелкий, нудный дождик. Если верить народным приметам, то глядя на пузыри на глади озера, похоже, на весь день. Ветра не ожидалось. Вдобавок, к полуночи, когда Опал пребывал в странном сумеречном состоянии нечто среднего между дремотой и медитацией, возникло слабое чувство дискомфорта. Неприятное, холодящее кость ощущение, между подобием лопаток. И Пес, через пару минут, поднялся на лапы, уставился на выход из пещеры. Мерно, как всегда делал при появлении врага, замотал головой. Но челюстями не клацал. Опал, выйдя в темноту ночи, взобрался на узкий карниз ближайшей из скал. Около часа вслушивался и всматривался в чернильную глубину окружающего пространства. Сканировал на самое дальнее, доступное его внутреннему «локатору», расстояние. Ничего. И никого, кроме знакомых медведей и спящих недалеко вепрей.

Животные вели себя безмятежно и, списав проявившуюся тревогу на эволюции монстра из развалин — ворочалось чудовище беспокойно, пару раз щупальцами в воздух выстрелило, клекотало, Опал вернулся в пещеру.

Совсем некстати это древнее чудище зашевелилось. Только что-то стало проясняться с наследством от мага Смерти Воранта. Легким видением основной структуры обосновалось в черепе Опала понимание некоторых интересных заклятий и способы им противостоять, как этому ископаемому реликту что-то не понравилось. Как ни пытался он вновь войти в предыдущее состояние, ничего не получалось.

Старое чудище, продолжало тревожится в своем логове. Пес все так же пялился на выход из пещеры. Да и сам Опал ощущал смутное беспокойство. Тревожно что-то стало. Успокаивать сам себя и заниматься самообманом Опал не стал. Перенес герметично упакованную суму к привязанному заранее к валуну канату. Сожалеюще вздохнув, размотал арбалет. Зарядил его через одну обычную арбалетную стрелу, энергоболтами. Думал ведь, что зря заматывает. Сказано было однозначно — придут и он должен выполнить поставленное ему условие.


Он все-таки не удержался и совершил вечером короткое погружение без доспехов и поддоспешника с кольчугой, в озеро. Сразу после любования на собственное отражение в водах озера и привязывания каната к валуну.

Вход в подземный лабиринт оказался на месте. С тремя странными, будто перевернутыми вверх ногами рунами, высеченными наверху полукруглой входной арки. Опалу они показались знакомыми. Оставалось только перерыть ворох информации в своей памяти и вспомнить, что они означают. Но и так возникали неприятные ассоциации.

Сам вход в подземелье был чуть заиленный, чуть занесенный песком, но вполне проходимый. Это радовало. Метров через тридцать, пологая поверхность гладкого, выровненного руками пола хода стала подниматься вверх, поворачивая направо. Похоже на использование принципа сообщающихся сосудов. Или как вьетнамские хошеминовские бойцы устраивали гидрозатворы при входе в свои земляные норы. Но, безвозвратное погружение он все-таки решил перенести на завтра.

Появилась очень веская причина. Необходимое условие для безопасного прохода через лабиринт. Когда он рассматривал, вернее, пытался в призрачном слабом свете мелких кристаллических вкраплений в стенах, разглядеть дальнейший путь, с ним кое-что приключилось.

Возможно, это был кошмарный сон, видение или галлюцинация. Но скорее всего, нет. Просто верить не хочется. Свободолюбивым и не покорным он оказался излишне. Сам от себя не ожидал, но упрямо сопротивлялся внутреннему принятию предопределённости его некоторых поступков.

Не хотел, но был вынужден. Слишком реальным казалось произошедшее. И ещё у Опала осталось двойственное чувство недоговорённости. Не всё было ясно до конца и понятно. Но, в любом случае, к случившемуся с ним следовало отнестись с максимальной серьёзностью. В этом мире, подобные явления следовало воспринимать как данность и действовать в соответствии с предложенными правилами игры.

Ну и было ему несколько жаль потраченных немалых усилий по устройству ловушек для людей, идущих по его следам. Ловушек, сооруженных после пребывания в подземном лабиринте. После явно выраженного требования сделать их.


Последующее время после погружения он провел очень плодотворно и трудолюбиво. Кропотливо и тщательно, хотя и довольно быстро, обследовал скалы на предмет устройства искусственных обвалов. Разочарованно заставил забыть себя о столь плодотворной идее. Вряд ли охотники за его скелетом настолько глупы и наивны, что бы ни просчитать эту возможность.

Наспех наваленную груду камней они обязательно заметят и в игру сразу вступит маг Земли. Сплавит камни в единое целое или сам вызовет обвал. Да и Опал не горный сайгак, чтобы скакать по скалам от одной груды камней к другой, а люди Службы не слабоумные, чтобы попадаться в столь наивные ловушки. Бессмысленная затея при полном отсутствии достаточного времени на тщательную подготовку и маскировку западни.

Взамен этого, Опал спешно подготовил на скалах, по пути предполагаемого своего отступления, несколько стрелковых ячеек с брустверами из камней. Положил в каждой из них по здоровенному шесту, с прилепленным на скорую руку на конец жердины осколком рубина. Придушил, походя, жабу жадности, пообещав ей в ближайшее время пополнить стратегические запасы кристаллов.

Где-нибудь. Скорее всего, в подземелье. Там они просто обязаны быть. Иначе, что это за подземелье, без таинственных древних кладов и хитроумных ловушек. Просто большой и пыльный подвал.

Для зарядки осколков он использовал энергию, выкаченную из костяков в Покинутом городе, преобразуя её в энергию стихии Огня. Здорово помог ему в этом полностью принятый и понятый слабенький Дар бывшего главаря «лесных людей». Заряжались кристаллы легко и быстро. И впихивалось в них побольше. Что было в этот момент к лучшему.

В себя же, подобную отраву, впускать желания не возникало, пусть и НЗ. Искра не принимала.

Когда закончил снаряжать стрелы, он вычислил примерный радиус действия оставшихся целыми щупалец чудовища в развалинах, кинув несколько десятков камней в его сторону.

Свободное пространство, от ближайшей скалы до этой границы, засыпал камнями, сделав его непроходимым для всадников. Выманил из пещер тушами оленей пару десятков зомби, завлекши их в своеобразные, самодельные загоны.

В паре с Псом все получалось быстро и без задержек. Пока Опал строил каменные ловушки, Пес ловил в лесу оленей, волок в пасти к скалам. Затем, дразня зомби запахом крови, манил за собой. Длинным прыжком взбирался на наваленные по кругу валуны и на глазах обезумевшей от близости теплой крови нежити съедал свою добычу. Повторил это издевательство над ходячими трупами пару раз. Выход из ловушек преграждали заранее подготовленные Опалом, связанные, сбитые остатками мечей воинов, погибших от щупалец монстра, в щит бревна. Тоже» кошкой» натаскал от развалин, окончательно утомив древнего монстра. На последние броски «кошки» тот почти не реагировал. Лениво вздрагивал щупальцами. Не брызгался кислотой и пыль не пускал. Что Опала несколько напрягло. Если древняя тварь впадет в спячку, не сработает одна его задумка. Но стоило только Псу пронестись рядом с развалинами, как щупальца мгновенно хищно изогнулись, завибрировали. Пёс внимания на это не обратил. Похоже, совсем страх перед монстром потерял.


Нынче зомби хаотично бродили в загонах не соображая потянуть импровизированную преграду на себя. Бессильно тыкались в загораживающую выход преграду, делали очередной круг по загону и бесчисленное количество раз, вновь повторяли бесплодные попытки. Тупые и безмозглые твари.

Странно, что их так воспевает западный кинематограф земного мира. Загнать бы вот в этот мир, в нынешнюю реальность Опала, парочку тамошних сценаристов — режиссеров и дать полюбоваться на их любимых персонажей. Может и наступит прояснение в мозгах этих деятелей кинематографии. Но только при условии наличия достаточного количества серого вещества в их черепных коробках. Вот кому из них могла придти в голову дикая мысль, что разлагающийся труп способен к самосовершенствованию? Колония трупных червей создала в кишках ходячего куска гниющей плоти разумное сообщество? Если такая идея обрела явь, то её автор был явно неадекватен. Ну да Всеблагие с ними. И очередная доза не тающего «снега».


Часам к девяти утра все приготовления Опала, и здоровая паранойя, оправдались. Первыми из-за деревьев показались пешие высокие фигуры в серо-зеленных мешковатых, лохматых балахонах. Сопровождала их пятерка тонконогих, с вытянутыми мордами и туловищами, собак. Прибывшие недолго покрутились на кромке леса. Чуть прошли вперед. Собаки возбужденно завизжали, приглушенно тявкая, опустили чувствительные носы к земле. Опал ничуть не удивился. Наследили они с Псом изрядно возле скал, да и в самом лесу. Удручала его лишь невозможность сканирования ауры преследователей и определение возможного количества участников погони. Слишком велико было расстояние до них.

Но какие все-таки молодцы! Не поддались на запутывание следов. Просчитали возможность его финта с уходом в сторону от прямого направления к озеру Элла. Допустили возможность продолжения его наглой маскировки под живого рыцаря, и пришли за ним по следу именно с того направления, что и он.

Достойные противники, стоит отдать им не малую дань своего уважения. Хотя и помог им «слухач». Чрезвычайно облегчив его поиски. Время только затратили на сбор внушительного отряда для его поимки. Судя по увиденным им силуэтам в лесу их не менее сотни. А скорее всего, гораздо, намного больше. Окружать его ведь нужно? А озеро просто так, парой сотен людей, в оцепление не возьмешь. Площадь местной территории не позволяет.

Значит, не менее трех сотен людей и лошадей. Плюсом идет толпа сопровождающих отряд Службы Надзирающих разнообразных обозников, маркитантов, шорников-ремонтников и других мутных личностей, что берутся неизвестно откуда и так же в никуда исчезают. Если их не успевают повесить или прибить за их темные дела. Вряд ли отряд Службы избежал этой напасти. Даже при их железной дисциплине. Обоз необходим. Такое количество людей на сухих пайках долго не продержишь. Возможно и несколько «копий» местных феодалов приданы в усиление и можно нисколько не сомневаться, что с людьми Службы идут и герцогские егеря. За вырезанный им патруль будут мстить. Тяжко пришлось их командиру. Держать под контролем почти батальон полного состава — нелёгкая работа.

Что же, затраченные усилия принято вознаграждать. Опал очень надеялся, что разочарованны они, приготовленной им встречей, не будут.


Высший гай — офицер асс`Мэлур Олла болел. Сухо кашлял, часто сплевывал в тщетных попытках избавиться от сухого комка в саднящем горле. Температурил. Нервничал и раздражался по любому малозначащему поводу. Будь то ветка дерева, хлестнувшая по лицу или пригоревшая на костре утренняя каша.

Четверо нелегких суток поисков «птенца» в седле, под дождем и на ветру. Метание из стороны в сторону по его следу. Томительное ожидание посланных на разведку конных разъездов. Трудные долгие споры с командиром егерского отряда, рвущегося прямо к озеру и невозможность заткнуть ему рот раскрытием конфиденциальной информации. Диким на его взгляд сообщением, что нежити надо дать небольшую фору. Всё равно бы не понял, а в отношениях между Службами, и так негладкими, появился бы ещё один негативный момент.

Ночёвки в лесу на холодной земле, прикрытой лишь тонким плащом и лапником, у слабосильного костра, «сломали» его организм, изнеженный долгим нахождением в теплых краях. Северная часть герцогства существенно отличалась своим климатом от земель на границе с Марнийским королевством. Не помогали ни эликсиры дипломированного мага Жизни, ни обжигающая горло и нутро, лечебная настойка следопытов.

Сопли текли полноводной рекой, а воспаленные глаза ничуть не отличались по цвету от носа, красного от постоянного сморкания. Особенно Олла бесил энергичный и цветущий вид гай — лейтенанта ас`Иона. Тот буквально горел азартом охоты. Шумно радовался очередной хитрой петле следов преследуемого ими «птенца». Восхищенно качал головой, когда след бегущего от них приводил на очередной обрывистый берег реки или исчезал в болотах. А когда обнаружилось, что костяк в очередной раз их обманул, перескочив через обрыв, прошел по камням и вновь сменил направление движения, пройдя вверх по течению бурной реки Килами, то от удовольствия, чуть в ладоши не хлопал. Постоянно повторял: «Ну и скорость! Ни и скорость же, у этого сукиного сына!». Следопыты-нелюди, с ним молча, соглашались. Им тоже очень нравилась эта охота. За последние лет пятнадцать им не попадалась столь хитрая и неуловимая цель поисков.

Старший следопыт даже преподнес Олла редкий целебный корень жень» эфэн, что у их малочисленного народца являлось знаком благодарности за доставленное удовольствие.

Грамм корня в столице герцогства стоил ровно пять золотых ларов, а Олла сжевал весь корешок за один вечер в надежде на его целебные свойства. Эффект проявился на утро, но не тот, что он ждал. Что еще больше добавило Олла раздражительности. Сами попробуйте скакать в течение суток с постоянно торчащим вперед гульфиком. Приятного мало. Вдобавок, тень ухмылок егерей за спиной и круглые от изумления глаза мага Жизни.

Выглядеть в глазах не своих подчиненных глупцом, незнающим действия корня на организм человека, было неприятно. И купание в холодном ручье не помогло. Скорее всего, именно после этого купания, Олла окончательно и заболел.


Но теперь все закончилось. Следы «птенца» привели к озеру Элла, а вернувшиеся на рассвете следопыты сообщили, что нежить скрывается в одной из пещер. Как и должно было быть.

Костяк оказался на удивление очень восприимчивым и почуял их присутствие. Выбрался из своего логова и в течение часа отслеживал обстановку вокруг себя. Приближаться близко к нему, следопыты не рискнули. Обнаружит, догонит, убьёт.

Для вымирающего же народа численностью в пять тысяч особей, потеря даже всего лишь пяти его представителей, была катастрофой. А нечего было при зарождении империи не пускать людей в свои леса. Стрелять из засад и устраивать ночные набеги, на первые, еще деревянные форты Полночной империи с последующим поголовным вырезанием всех находящихся за стенами людей. Что хотели, то и получили.

У Полночной империи и свои нашлись меткие лучники, следопыты и бесстрашные головорезы. Незаметно пробиравшиеся в самую глубь дремучих лесов Южного материка народа А» Кайну и неотвратимо бравшие достойное возмещение за сожжённые форты и убитых людей.

Именно тогда, только начавшая зарождаться егерская служба показала себя весьма достойно. Разменяли двух человек за одного зеленоватого, а иногда и трех, но вырезали почти всех воинов народа А» Кайну, «Детей деревьев», как они себя тогда называли и все их лесные города сожгли. Посматривают сейчас на зеленокожих презрительно. Конями, вроде как случайно, сбивают с ног. В костры плюют. Те же терпят, молчат. Глаза от земли не подымают. Всё помнят и не хотят повторения. И так егерей сдерживает только присяга и уважение к их командиру. Иначе бы давно вырезали. И улыбаясь, пошли бы под трибунал.

А не стоило зеленокожим вставать на пути императора и его легионов. Сейчас они лишь малочисленная народность на территории могучего герцогства Арнарского.

И так будет со всеми врагами герцогства, дайте только срок! И до пиратов с Северного материка руки дойдут и до ближайших врагов — соседей!


Олла медленно выдохнул через ноздри забитого носа. Прочел про себя успокаивающую мантру, снимая появившееся возбуждение. Все-таки нахождение цели столь долгой погони на близком расстоянии, его сильно взволновало. Но ему сейчас требуется холодный разум. Через короткое время кольцо вокруг скал и озера замкнется «звеньями» Службы, «копьями» местных баронов, егерскими патрулями. После получения доклада о замыкании кольца оцепления, ударная группа захвата, состоящая из магов Смерти, Огня и Воздуха, усиленная тройками «скальпелей», залитая по самые брови боевыми эликсирами, обвешанная защитными артефактами, приступит к захвату «птенца».

Удивительного «птенца». Свободного, разумного, говорящего. Умного и хитрого. К захвату в целом виде. Только не развоплощенного. Эта добыча станет жемчужиной коллекции Службы Надзирающих. Для столь ценного экземпляра уже приготовлена, обшитая серебряными листами, уютная камера на четвертом подземном уровне подвалов Службы. А самого Олла ждет повышение по службе и долгожданный трех месячный отдых. А возьмет он его без всяких сомнений.

Дядюшка в последнем срочном сообщении, после ошеломительных фраз с приказом снижения темпов преследования нежити, ему вполне прозрачно намекнул, что он может положить до двух третей личного состава, но обязан поймать необычную, да что там необычную! Редчайшую, необыкновейнешую, феноменальную по сочетанию своих возможностей нежить.

И тогда на Олла прольется золотой дождь. В противном случае Олла ждал пограничный форт на холодном берегу Большого Ледяного океана.

К сожалению, самого мага, создавшего этот удивительный экземпляр нежити, в живых застать не успели. Нашли только его могилу. Отследили путь некроманта и выяснили его личность. Теперь в записях юного таланта, мага Смерти Воранта, разбираются лучшие умы Службы. К их счастью, желторотый гений был тщеславен и вел записи всех своих проведенных им экспериментов. Не забывал и теоретическом обосновании своих идей. «Птенец» так и похоронил его безголовое тело с нательным кошелем и личными вещами. Предварительно, ритуально замучив его до смерти.

Тревожный факт — отсутствие головы у трупа мага, несколько смущал Олла. Если не было напарника у Воранта, а по всем признаком так и выходило, то голову унес с собой костяк, освободившийся от заклятия подчинения. Вряд ли он сумел провести в одиночку сложнейший ритуал «Присоединения разума», требующего присутствия опытного некроманта, но чем Отец Лжи не шутит. Если «птенец» сумел провести ритуал и получил хоть малую толику знаний мага, то группе захвата придется туго.


Знал бы Олла, что он почти угадал будущие события, то может быть, трижды подумал, а стоит ли ему возглавлять группу захвата? Но даром предвиденья, к его сожалению, он не обладал.

После получения подтверждения от альфа-лейтенанта «звеньев», о замыкании кольца окружения, они выдвинулись атакующим клином. Пешком. Хитрый костяк набросал повсюду каменных валунов, сделав большую часть пути непроходимой для тонконогих и жилистых скакунов людей Службы. Был лишь неширокий участок, у заросшего кустарником пригорка, свободным от камней, но это специально могло быть сделано нежитью. Ловушек нарыл или коротких кольев натыкал. Времени у него было предостаточно.

Все-таки очень интересно, почему он не ушел по подземному лабиринту? Узнал, что его там ожидает? Или изучал все это время «подарки» баронессы ас`Валлор? Или, на самом деле, наследной графини о`Ун, маркизы асс`Талесс о`Уналл старой и мудрой женщины. Опытной интриганки, шпионки почти всех государств Южного материка и в далёком прошлом отнюдь нерядовой агентессы их Службы, вдруг выдавшей себя так глупо и бездарно. Простому «слухачу». Что совершенно не вяжется с её портретом. Так не бывает. Не «прокалываются» так нелепо и глупо такие, как она, умные люди и многоопытные маги. Это нонсенс.

Магиня, веками скрывающаяся, и довольно успешно, от их организации. Пережившая Большой Мор и Эпоху разрушений. Сменившая за века больше личин, чем сам Олла накладок на ножнах, подставляется столь неуклюже. Бред.

И в копилку подозрительных странностей, помимо приказа о снижении скорости погони, кладётся и этот факт.

Ей нужно было тогда, на дороге, когда «птенец» вырезал весь егерский патруль и перебил всех из оставшихся живых из её охраны развернуться в обратном направлении и скрыться, что бы вновь сменить личину. Вновь появиться под маской, какой нибудь юной виконтессы или обычной горожанки. Выйти замуж. По старой привычке, вскоре уморить мужа своей неистощимой страстью к плотским утехам и зажить новой жизнью. Вместо этого она направилась прежним маршрутом в свой замок. Спокойно дождалась арест-группы Службы и совершенно не сопротивлялась при своём задержании.

Десять троек «скальпелей», две пятерки боевых магов, отправленных на её захват, так и простояли под стенами её маленького, сказочного по красоте замка, в полном бездействии. А маркиза просто выехала на изящной белой кобылке из ворот своего замка, одетая в скромное темное платье. С маленьким кожаным баульчиком в руках. Тихим голосом попросила сопроводить её в форт Юга, резиденцию Службы Надзирающих и приглядеть за её скромным багажом. Багажа оказалось ровно три больших фургона торгового дома «Братья Кунэе». В таких фургонах обычно перевозят половину груза купеческой шебеки.

Надоело бегать и скрываться? Устала жить в страхе и каждый день ждать ареста? Или это вновь, её тщательно продуманная до мелочей, очередная изящная интрига?


Она просчитала все правильно, казнить её не стали. Кто в трезвом уме будет убивать мага универсала с более чем четырехсотлетним опытом? Но, она явно не учла и не приняла во внимание, новых хитромудрых разработок Лабораторий Службы.

В качестве личного сторожа на её шее поселилась полуживая, из какого-то необычного сплава, металлическая змейка. Змейка-сторож питалась магической энергией маркизы и была «привязана» заклятьем к десятифунтовому камню-якорю.

Соответственно, маркизу никто особо не охранял. Куда ей бежать без единого грана энергии? С неподъёмным камнем на хрупких плечах — иначе изящный голем-украшение, почувствовавший удаление от якоря, перерезал бы шею женщины.

Что ей было продемонстрировано в полном объеме на одном из приговоренных к смертной казни. Маркиза увиденным ею зрелищем, прониклась до самой глубины своей души.

Она спокойно жила на уютной вилле рядом с фортом Юга. Свободно гуляла по саду, принимала соляные ароматизированные ванны, пила редкие вина, развлекалась с охранявшими её гвардейцами Внутреннего легиона. Но на последнем допросе, перед тем как отправиться к озеру Элла, гай — офицер асс`Мэлур Олла видел её потухший, неживой взгляд оловянных, когда-то ярко искрящихся светом жизни глаз, и пообещал себе, что лучше погибнет в безнадежном бою, чем примет подобное существование.

Или это тоже, всего лишь игра?


Так, за размышлениями и воспоминаниями, Олла в составе трех боевых пятерок магов, четырех троек «скальпелей» вооруженных заклятыми сетями и копьями-удержателями, с взведенными скорострелами в руках снабжённых стрелами с серебряными наконечниками, подошел к определенной им точке начала отсчета времени операции по захвату нежити. К большому валуну в форме покосившейся пирамиды.

Олла повернулся к скалам у озера спиной. Внимательным взглядом обвел лица своих людей. Видя в ответ такие же твердые и собранные взоры. Матерые волкодавы, опытные ловцы, не боящиеся грудь в грудь сойтись с врагом. Суровые и решительные. Хищное выражение на лицах. Азарт и смелость. Беспощадность к противнику и предвкушение схватки. Элита Службы Надзирающих. Если с нами Всеблагие, то кто против нас?

— Господа асс маги и суры «скальпеля»! Все готовы?

Молчаливые, короткие кивки головами в шлемах, серебряных кольчужных капюшонах. Руки плотно сжимают рукояти оружия, древки жезлов и посохов. Ни единого излишнего слова. Ни единого неуместного жеста. С такими людьми Полночная империя достигла своего рассвета. С ними и герцогство Арнарское вернет былую славу и мощь. А может и превзойдет. Будущее в наших руках!

— Прекрасно! Начнем работать! И помните, что нежить нам нужна хоть наполовину, но относительно целой! Пусть без рук и ног, но с неповрежденным черепом! Вперед, господа! Во славу Герцога и Службы! И да помогут нам Всеблагие Небесные Защитники! За мной!


Врата ада распахнулись через тридцать шагов. Взметнулись из-за каменного пригорка, вблизи оказавшегося древними развалинами, суставчатые щупальца, вооруженные зазубренными крючьями. Выбросили облачка невесомой желтой пыли. Хлестко ударили застывших в движении воинов, отправляя за Грань, сразу троих из отряда. Осыпали едкими каплями кислоты, оставшихся не задетыми внезапным ударом людей. Члены отряда мгновенно грамотно рассыпались, отслеживая движения конечностей напавшего монстра. На встречу, метнувшимся в повторной попытке щупальцам, ударили сдвоено вал огня и стрелы скорострелов. Маг Земли мгновенно вырастил «Каменные иглы», точно предугадав место удара. Спаял концы игл воедино, размягчая, вытягивая горячий камень, рискуя нарушить целостность заклятия, но давая драгоценные секунды для нанесения удара магам Воздуха.

«Воздушные лезвия» легко вспороли во многих местах мясо щупалец монстра и маг Жизни, неоправданно рискуя, длинным прыжком подскочил к глубоким ранам ни них. Коротким движением плеснул на открытую плоть монстра что-то из одного из своих многочисленных флаконов. Немедля отскочил за спины сдвинувших небольшие щиты «скальпелей», быстро опустошавших магазины скорострелов.

Плоть щупалец монстра вскипела мутной белой пеной, на глазах расползаясь в белесые нити мышц и сухожилий. От опушки леса, от магов оставленных в резерве, прилетел по пологой дуге огромный сгусток жаркого пламени. Упал в развалины, взорвался с оглушительным грохотом, поднимая в воздух куски разорванного мяса. Энергии в запущенный магами файербол было вложено от души. Земля дрогнула, качнулась палубой корабля под ногами. В глубине воронки хрипло клокотнуло, придушенно булькнуло и страшные щупальца безжизненно обвисли.

Где-то минуту все стояли, замерев в напряжении, готовые в любой миг либо повторить удар, либо метнуться в сторону уходя от него. Но больше ничего не происходило. Неизвестное чудовище сдохло.

Олла взглядом нашел мага Жизни, вопросительно поднял бровь. Маг недоуменно развел руками. Понятно. Описание подобного существа в анналах Службы отсутствует. Привет из далекого прошлого от одного из магов Жизни Полночной империи. Любопытно, какое животное послужило основой для этого монстра? Океанский спрут — убийца? Возможно. Та ещё, жуткая тварь.

Нет, но насколько хитёр мерзавец! Этот сволочной «птенец»! Так ловко подставить их под удар древнего монстра! Один удар чудовища и сразу трое минус. Два «скальпеля» и маг Огня. Ранен, к счастью легко, маг Земли — кислота сожгла ему до кости левую руку. Но это не проблема. Есть резерв и отличный маг Исцеления. Полное выздоровление пострадавшего, дело от силы недели. Это твердо обещано магом Исцеления самому Олла.

Удивительно только, как такой специалист, не смог справиться с его обычной простудой?

И все-таки не три, а четыре минус. Необходимо переформироваться, а они прошли не более двадцати метров. Что же их ожидает в самих скалах? Полный «квадрат» скелетонов Полночной империи? Толпы зомби и стада неизвестных чудовищных монстров? Что еще приготовил им необычный противник? Судя по устроенной им ловушке, недооценивать его не стоило. Становилась теперь понятным, устроенная им россыпь камней. Подставлял под атаку чудовища в развалинах. Но второй раз это у него не получиться.


С зомби Олла угадал. Не угадал только, что сперва их отряд обстреляют невидимыми мощными файерболами. Вспухли в середине отряда и с левого края два огненных клуба. Снесли, словно не заметив выставленные щиты магами Воздуха, уткнулись в каменный барьер мага Земли. Второй раз маг Земли спасал группу от больших потерь. Тут же, точно в лицо, одному из «скальпелей» ударил арбалетный болт, опрокидывая, уже мертвое тело, на камни. Взлетели в воздух щиты, «Стена ветра» мага Воздуха, завертела перед отрядом скрученные из плотных струй ветра смерчи.

«Минус ещё три. Два «скальпеля» и маг Жизни». Олла закончил мысленный подсчет, огляделся. К сожалению, потери безвозвратные.

Все погибшие словно в костедробилке переломаны. Тела двоих — мага и «скальпеля», сожжены до обугливания. Один «скальпель» с размозженной головой. В него, прямо в середину туловища, ударила необычная стрела вызвавшая взрыв огня. Отбросила тело на скалу. Он не сгорел, но силы удара о камень не выдержал его череп. Не спас и шлем.

Старший мастер-сержант «скальпелей», с левого фланга, принес остаток оплавленного арбалетного болта. Это был вовсе не обычный и понятный огненный файербол. Что-то другое, пока им неизвестное. Похоже, проклятый «птенец» оказался неплохим артефактором.

«Да, и ещё обожженный, но упрямо пытавшийся остаться в атакующей группе второй маг Огня. К сожалению, совсем не боец. Держится лишь на боевых эликсирах и адреналине. Плохо. Очень плохо. Итого их вместе с Олла осталось двадцать два человека. В резерве находится лишь одна тройка «скальпелей» и два мага — Огня и Земли. Остальных считать не стоит. Не маги и нет необходимой подготовки. Даже у егерей. А они еще даже не видели, хоть мельком, своего противника. Стоит ли брать на замену мага Огня? Что-то «огненным» не везет. Словно притягивают к себе удары. Но без этого мага будет ослаблена группа. Решено, будем выводить мага из резерва. Черт, как все неудачно складывается! Отступить? Последовать намёку дядюшки? Но какому из них? Оба взаимоисключающие. А они даже ещё не увидели лицо врага? Люди его не поймут».


В глазах окружающих Олла людей плескалась неистовая ярость и горечь боли от страшной смерти друзей и соратников. Еще несколько таких подлых засад, и он вряд ли сможет остановить озверевших людей от расправы над костяком. И поедет ломать каблуками сапог льдинки на берегу Ледяного океана. Но, честно говоря, брать «птенца» не развоплощенным, остается, у него самого, все меньше и меньше желания. И нижний Отец с вечным холодом на новом месте службы!

Олла резко махнул рукой, командуя начинать движение перегруппировавшемуся отряду. Под защитой стены щитов и воздушных смерчей. Невысокого, но готового взметнуться в любое мгновение в непреодолимую преграду для всего несущего опасность, ползущего неспешно впереди воинов и магов, каменного вала, поредевший отряд начал свое движение. И подвергся внезапной атаке с фланга и удара с воздуха.


Сперва накатила густая волна удушливой вони. Затем замелькали серые тени живых мертвецов. Мчащихся, ковыляющих, прыгающих, ползущих в сторону живых изо всех своих сил. Жаждущих впиться в горло людям своими желтыми клыками, скрюченными пальцами — когтями.

Серьезной опасности они не представляли, но пока члены отряда отвлеклись на отражение атаки живых мертвецов, сверху, тяжелой болванкой, упало непонятное существо. Своей массой и силой удара ломая шею последнему магу Огня. Напружинив стрелой хвост, проткнуло граненым наконечником грудь «скальпелю». Перекусило ногу магу Исцеления. Словно гигантскими ножницами разрезало лист бумаги. И скрылось в проходе между скал, прежде чем хоть кто-то успел среагировать. Бессильно чиркнули по камню наконечники стрел. Вспороли бесцельно воздух посланные вдогонку напавшему «Воздушные лезвия».

Вот и объявился пес-нежить. Итак, ещё минус три. Прямо магия чисел. Олла в слепом бешенстве ударил кулаком по камню, в кровь, разбивая костяшки кисти. Несколько раз шумно выдохнул. Прочитал мантру спокойствия. Встретился, с мутным от злобы на нежить взглядом, с горящими бешенством глазами своих соратников. Хрипло выплюнул слова фраз, не спросил. Сдавленным, вибрирующим от гнева голосом продавил сгустившееся вокруг напряжение:

— Идем дальше? Убьем тварь?!

Слитный рык, не слова, были ему ответом. Лавиной, горным обвалом, кипя жаждой мести, люди неукротимо стронулись с места. Шли, отслеживая все стороны света. Верх и низ. Землю и небо. Реагировали мгновенно на малейший шорох, любой покатившийся со склонов камень. И когда, вдруг, на одном из карнизов выросла стальная фигура, в синего цвета доспехе, ударили дружно, не промедлив и доли секунды. Не достали стрелами и заклинаниями, порождение Отца Лжи, но сбили его атаку. Не дали нанести удар.

К ногам идущих впереди свалился, брякая по камням, длинный деревянный шест. На его конце, в расщепленном острие, мерцал, зло вспыхивал, закаченный под самую завязку энергией, крупный осколок рубина.

Олла, перехватив поудобней жердь, метнул её в ближайшую расщелину. Громыхнуло, опалило жаром, разлетелись осколки оплавленных камней. Люди скупо улыбнулись. Маги понимающе переглянулись, перевесили пару амулетов на груди. Маг Ветра, чуть помедлив, скрутил навершие своего жезла, порывшись в суме, заменил снятое на другое. Отряд шагнул вперед несокрушимой, слитной стеной.


Еще несколько раз подлая нежить предпринимала попытки нападения. Мелькала вдалеке, спускала на них ещё одну толпу зомби, устроила своими жердями-копьями пару обвалов. Но достигла успеха только в последней попытке.

Всадила, выстрелив навскидку, по болту в руку скальпеля и стрелу-артефакт, в плечо мага Земли. Олла, идущего на небольшом расстоянии, отбросило взрывом, прокатило по камням, сажая по всему телу синяки, круша ребра на правой стороне груди. Оглушило. Сожгло ресницы и брови.

«Зевнувшему» атаку врага, магу Воздуха, что менял насадку на жезле, Олла лично выбил в зубы одним ударом. Жутко скривившись от невыносимой боли, рывком развернув за плечо к себе спиной, толкнул в обратную сторону. Отправил в тыл. В резерв.

Скорее всего, после этого, магу больше в штате Службы не быть. Но его вина прощения не имеет. Его оплошность стоила жизни его коллеге. Позволила ранить командира и сослуживца. Пусть теперь служит в легионах герцогства со специальной пометкой в личном деле. Там тупого и здорового «мяса» много. Здесь же, в боевых группах Службы, каждый боец бесценен, уникален. Каждый на счету.

После последней атаки «птенца», в группе осталось девятнадцать человек. Девятнадцать из двадцати восьми! Каждый раз по трое безвозвратных. С Отцом Лжи, что ли, договорилась неживая тварь? Приносит ему заранее обговоренное количество жертв?

Ведь именно бог Нижнего мира имеет три обличья — Лжеца, Предателя и Клятвопреступника.

Ладно, поймаем — спросим, перед тем как оправить костяка к его любимому нижнему папочке.

Плевать хотел Олла на обещанное ему повышение по службе и прозрачные намеки дядюшки. Не пугал его стылое побережье Ледяного океана. Здесь уже дело чести. Мертвяк должен ответить за гибель его людей!


Метров через триста, они выбрались на открытую площадку. Огляделись. Тупик. Слева озеро, прямо и направо скалы. Сбросили с плеч тюки с веревками, сумы со стальными крючьями у подножия правой скалы.

Маги Смерти, три сутулые, с выбритыми полностью левыми бровями, бескрылые черные летучие мыши, нервно совещались. Теребили в руках свои артефакты, поисковые амулеты. Слегка обожженные, пораненные осколками камней. Одному, прорвавшийся сквозь оборону отряда, зомби откусил пару пальцев на руке. Именно этот, раненный своим, по сути дела «подчиненным», твердо указал на вершину правой скалы после короткого спора. И оттуда же, неожиданно, послышался насмешливый, громкий голос, задавший ироничным тоном вопрос:

— Как утренняя прогулка, гай — офицер Олла? Или лучше высокородный асс как тебя там?

Словно ужаленный пустынным скорпионом, Олла подскочил с места. Кривясь от боли в ребрах, задрал голову верх, прорычал требование-приказ:

— Покажись, тварь! Покажи свой мерзкий, облезлый череп!

Краем глаза, Олла покосился на магов. Увидел искривленные, в своей всепоглощающей бессильной ненависти, выражения их лиц. Отражение злой беспомощности. Бесполезно пытаться. Слишком высоко для стрел и заклятий и совершенно невидно неживую тварь. Ничем не достать врага.

Ола втянул ставший сухим и обжигающим воздух сквозь стиснутые зубы:

— Откуда тебе известно мое имя и чин, гнусный мертвяк?

— Как грубо, Олла! А ведь ты высокородный дворянин! И пусть твои люди не стараются вбить в крючья в скалу — я успею уйти, а они лишь устанут от бессмысленной работы.

— Откуда! Тебе! Тварь! Известно! Мое имя!

Олла уже не говорил. Он выплевывал наполненные ядам ненависти и злобы слова в равнодушное хмурое небо.

Что- то покатилось вниз со скалы и Олла, взмахом руки, едва успел остановить магов, готовых распылить, сжечь, превратить в труху, непонятные круглые предметы. Стукнулись о камень, раскололись, обрызгивая серыми брызгами мозгов стоящих на площадке людей, головы с выколотыми глазами. Опять три. Три. В горле Олла зародилось глухое рокотание. Красная пелена бешенства сузила угол обзора, накинула темную вуаль на окружающую его обстановку. И как последний гвоздь в крышку гроба. Конечный, добивающий удар, вновь раздался издевательский голос сверху.

— Твои люди оказались очень разговорчивыми, Олла. И медленно бегающими. В отличие от егерей. Передавай от меня привет дядюшке и мое почтение маркизе! К сожалению, мне пора. Ваше общество становится излишне назойливым. Да и кое-кто попросил вас всех не убивать. Пока! Увидимся в Стальных горах!

И металлических звук быстро удаляющихся шагов. Затем громкий плеск воды. И ещё один.


— Будь ты проклят, тварь! Будь ты проклят!

Громкое эхо от крика Олла, еще долго металось среди угрюмых серых скал.

Охота была закончена. Добыча ушла. Но на суровых лицах людей, стоящих на пустынной, каменной площадке, четко читалось — это не конец.

Эпилог

Подземный лабиринт.

Триста семьдесят два шага от входа.


— Всссё выполнил, нежшшшить?

Опал не торопливо, с демонстративной ленцой развернулся на шипящий голос донесшийся сзади.

Как и в прошлый раз, еле видимый зыбкий силуэт с еле слышимым голосом, постоянно шипящий при разговоре, появился внезапно за спиной.

Вдруг, без разнообразных шорохов, вспышек, звуков. Раз и стоит, мерцает. Просвечивает кристалликами в каменной стене сквозь себя. Верхние конечности постоянно в движении. Не разобрать — то ли четыре, то ли две. Гибкость, плавность движений изумительные. Ни единого острого угла в траекториях движений, всё дуги, параболы.

Стоял бы призрак нага на хвосте, это было бы красиво. Привлекательно своей необычностью. Но он полулежал на каменном полу, опираясь на поверхность камня большей частью тела. Тощая полугусеница. Головогрудь насильно приподнята, морщинистая кожа с ромбовидным рисунком, складками нависает над беспросветными белками глаз с узкими вертикальными зрачками. Острое жало, вовсе не раздвоенное на конце, быстро мелькает между черных губ пасти и грязно-желтых клыков. Красавец. Словно из кошмарного сна наркомана сбежал. И конечности его извиваются подобно половинкам разрубленного лопатой червяка.

— Налюбовалсся?

— Нет. Твоим видом, червяк, можно наслаждаться бесконечно.

— Невозможшшно. Я уйду после того, как поговорю с тобой.

— Логично. Не поспоришь. Слушай, наг, ты же говорил, что у тебя прямая связь с руководством. Твой повелитель всезнающ. Зачем задаёшь вопрос, на который известен ответ?

— Повелитель не следит песчинками, нежить. Повелитель не говорит напрямую со своими слугами. Повелитель бережет своих слуг от своей мощщи. Повелитель одаривает своих слуг лишь отблеском своего света, иначе он испепелит их жаром своего сияния! Повелителю нет нужды знать, что творят черви под его стопами!

Опал поморщился. Двинул хрустко челюстями.

— Короче, наг. Заканчивай изливаться славословиями своему грандиозно великомогучему повелителю. Я выполнил его условие. Принёс три раза по три жертвы. Даже, чуть больше. И оставил в живых этого вашего любимого Олла. Он дальний родственник твоего повелителя? Или твоё яйцо из давно потерянной кладки? Может быть, ты всё своё мужское отличие стёр ползая по камням и уже давно самка?

Наг резко приподнялся, раздраженно свернул-развернул хвост. Сузил веки защищая и так прикрытые кожистой плёнкой глаза. Красное жало быстро метнулось между желтых клыков опасно приоткрывшейся пасти. От призрака тела нага потянуло холодком угрозы.

Пёс с угрозой клацнул челюстью, но придерживаемый рукой Опала остался на месте. Нет смысла — призрака не перекусить зубами.

— Опасно шшутишшь. Шути, нежить, шшути. Пока можешш. Но к делу. Ты выполнил уссловие. Ты в Игре.

Силуэт нага задрожал. Свечение призрачного тела стало быстро блекнуть. Опал встревоженный столь неожиданным окончанием разговора машинально шагнул вперёд. Громко зло, крикнув, восклицанием попытался остановить человека-змея:

— Стой, змей! В какой игре? Где плата? Где то, что ты обещал?

— Твоя плата — дозволение тебе участвовать в Игре. Обещание выполнено — повелитель знает о тебе, кусок праха.

— А каковы условия игры? — поспешно, вдогонку спросил Опал, видя, как призрак становится всё тусклее и невидимее.

Шипящий, словно капли масла на раскалённой сковороде смех был ему ответом. Силуэт нага налился свечением, обрёл большую плотность. Мертвый взгляд презрительно уставился на костяка.

— Условия просты. Ты должен сделать Выбор. Выберешь правильно — станешь ферзем. Прощай пешка!

И наг исчез.

— Сукин сын! — громко выругался Опал вслед растворившемуся на месте призраку. Сделал несколько шагов вперёд, осмотрел место, где дрожал свечением силуэт нага. Ничего. Обычный каменный пол. Обычная каменная стена. Ни дырок, ни щелей. Исчез так же непонятно, как и первый раз. Ну и плевать. Забивать себе голову способом исчезновения нага совершенно ни к чему. Гораздо интереснее проанализировать его последнюю фразу. Человеко-змей сказал гораздо больше, чем хотел, хотя и старательно пытался умолчать.

То, что он вновь влип в мутную историю, ему было и так понятно. Решив сыграть по неизвестным правилам, он получил неизвестный выигрыш — право участвовать в какой-то Игре и возможность сделать Выбор. Что же это за выбор?

Да Всеблагие с этим Выбором! Время покажет, что выбирать.


Мраморная вилла Службы Надзирающих.

Окрестности форта Юга.


— Здравствуй, Ржавая Игла!

— О, Всеблагие! Как приятно начинается день! Я рада, что моё старое прозвище не стёрлось из людской памяти! Что ты еще мне приготовил Лота? Привет от Оставшихся? Или пророк Яул попросил тебя передать мне пропитанные ядом цувы марнийские шелковые простыни? Не тяни, мой старый друг. Выкладывай все свои сюрпризы! Порадуй даму!

— Прекрати, Уналл. Я всего лишь исполняю волю старшего рода!

— Этого паралитика-онаниста? О, Лота! Сколько же ещё ты сможешь терпеть и исполнять капризы этой древней вонючей развалины? Или тебе не хватило изнасилования этим полутрупом твоей младшей сестры? Скажи мне, каково это иметь в племянниках сына своего прадеда? Тебе, наверное, приятно часто видеть перед собой юную копию Сагодского мясника?

Высокородный асс`Ротон Лота, начальник Внутренней разведки и высший гайтер-офицер Службы Надзирающих с громким щелчком в суставах сжав рукоять парадного меча стремительно шагнул к маркизе асс`Талесс сидящей в уютном кресле у стола, небрежно поигрывающей зажатым в тонких пальцах серебряным столовым ножом. Его бледное лицо покрылось неприятными красными пятнами, ноздри тонкого носа яростно раздувались от гнева, в бледно-зелённых глазах бурлили волны жгучей ненависти к сидящей перед ним женщине. Угрожающе склонившись над маркизой, он буквально прошипел:

— Это было нужно нашему роду! Линия магов с Северного материка не должна прерваться! И древняя кровь Севера, не может быть разбавлена помоями южных выскочек! И не тебе, Осенняя старуха, судить о этической стороне этого! Напомнить тебе, скольких ты лишила жизни ради продолжения своего существования? Тебе ли, продавшей и предавшей родную сестру, вещать о морали и нравственности? И на твоем месте я бы придержал свой сочащийся ядом язык!

Маркиза лениво крутанула в тонких пальцах нож, поймала лучик солнца, направила солнечный зайчик в глаза грозно нависшему над ней мужчине. Лота чуть прищурился, не отводя взгляда от глаз маркизы. Смотрел не мигая. Колол взглядом потемневших до черноты зрачков голубые глаза женщины.

Первой отвела взгляд маркиза. Щелкнула ногтем по головке змейки-голема, брезгливо бросив:

— Пошла вон, тварь!

Смотря в сторону, негромко произнесла:

— Достаточно Лота! Я прекрасно поняла тебя. Обменялись любезностями и закончим на этом!

Примеряющее предложила:

— Выпьешь вина, Лота? Какого? Светлое с Высокого плато? Тёмное Саграмское? Или, как всегда, малый бокал «Пламенного напитка»?

Высокородный асс`Ротон проводил взглядом скользнувшего вниз, по платью маркизы, на пол голема, быстро скрывшегося под столом накрытым тяжелой скатертью отделанной кистями и фестонами со смаргдами, буркнул отстраненно про себя:

— Совершенно не сомневался в этом….

Перевёл взгляд на поднявшуюся и подошедшую тем временем к буфету с винами маркизу, ждущую его ответа. Кратко, нелюбезно ответил:

— Напиток. Большой бокал.

Удобно устроился в кресле. Именно в том, где раньше сидела маркиза. Возвращавшаяся к столу маркиза смысл поступка Лота восприняла правильно. Чуть потемнело сияние её голубых глаз. Резче выделились скулы на миловидном лице. Но обострять не стала. Села в кресло напротив, спокойно взглянула в глаза мужчине, озабоченно поинтересовалась:

— Где твоя охрана Лота?

— Сменила охрану виллы. Слуги на первом этаже. Адъютанты с охраной. Брано остался у кареты.

— Всё равно полог не помешает.

Маркиза сложила хитро пальцы левой руки, круговым движением махнула над головой правой. Коротко шепнула:

— Исс!

Воздух в комнате стал густым, подобным киселю. Краем глаза виделось его неровное дрожание. Еле слышимые звуки со двора и с первого этажа, доносящиеся через окно и открытую настежь дверь столовой внезапно исчезли. Вместо них на грани восприятия появился неприятный, раздражающий гул.

Собеседник маркизы ни как не отреагировал. Спокойно продолжал сидеть в кресле, терпеливо ожидая финала приведения в действие заклятия «Полога тишины».

Маркиза, довольная сделанным, победно улыбнулась:

— Можешь рассказывать, Лота.

— Что тебе рассказывать, Уналл? Всё произошло так, как мы и договаривались. Нежить получила временную фору. Непойманой ушла в лабиринт. Олла жив. Все условия твоего господина выполнены. Говори теперь ты. Что далее?

— Что далее?

Маркиза хищно улыбнулась. Губы женщины превратились в тонкие бледные нити, обнажив ровный ряд белоснежных зубов. Голубые глаза маркизы обернулись в два куска мёртвого мутного льда.

— Будем раскачивать лодку, Лота!

— Но…. Но ведь это мятеж? Измена герцогу и присяге!

— Да, Лота! Измена! Мятеж! Предательство! И возможно война!

— Война?! Игла! Это уже слишком! Герцогство не готово к войне!

— И пусть! Чем хуже — тем лучше! Прекрасное слово — война! Битвы и сражения! Пожары и убийства. Гибель городов и государств!

— Но погибнут сотни тысяч людей!

— Но таковы правила Игры! И ты знаешь, что ожидает выигравшую сторону! Только не говори мне, что ты этого не предполагал, заключая соглашение. И хватит разыгрывать из себя верного присяге, романтичного офицерика из Корпуса, нежно любящего весь этот мерзкий мир! Ты отвратительный актёр, Лота. Комедиантство тебе совсем не к лицу.

Мужчина молчал, внимательно глядя на собеседницу. Ржавая Игла, Осенняя старуха, холодно улыбаясь, ждала его ответа.

В комнате сидели два человека. Один с бледно-зеленными глазами, мужчина. Второй человек женщина, с голубым цветом глаз.

Но почему-то казалось, что их глаза светятся желтым янтарём глаз хищников, а на стенах силуэты их теней щерились клыками в приоткрытых пастях.


Сто вторая лига Центрального тракта.

Трактир Одноглазого Мишу «На перекрёстке».

Полдень.


— Хозяин! Еды, пива и чистый стол у окна!

Командный голос мастер-сержанта Службы, ударил кулаком по тишине в зале трактира, заставляя сгорбиться и вжимать головы в плечи, притихших в углу, двух менестрелей и сутулого мастерового, зашедших в трактир минут за пятнадцать до того, как раздался громкий конский топот на дворе.

Зазвенело, залязгало железо и в распахнувшуюся дверь вошли грозные фигуры «скальпелей» Службы Надзирающих. Тяжело ступая вслед за ними втиснулись, в узкий для них проём, громоздкие от брони, тяжких тел, тяжелых топоров и мечей массивные «звенья» Службы.

Троица в углу постаралась слиться с темной стеной за их спинами.

Вошедшие, рассредоточились по залу, занимая столы, лавки, наполняя помещение запахом кожи, стали, пота и злости. Именно злости. Старший из менестрелей мог поклясться на Малом Своде, что именно этот кисло-жгучий запах, заставляющий потеть его ладони, обнимающие кружку с холодным пивом, имеет источаемая вошедшими людьми злоба.

Застаревшая, въевшаяся в тела, жесты, взгляды солдат Службы. Он тоскливо переглянулся с партнёром. Черный день, чёрный час.

«Для полного счастья не хватает лишь господ офицеров Службы». С мысленным вздохом подумалось менестрелю и через мгновение он понял, что правду люди говорят — Отец Лжи очень любит шутить. Зло шутить, жестоко.

Ударили по тонкому слуху музыканта властные шаги. Серебряным звоном обласкали слух шпоры. Наклонившись вплотную к столу, менестрель таясь, сделал защитный круг у сердца.

Вошедшие в трактир господа офицеры в запыленной полевой форме, холодным взглядом обвели зал. Прошли к столу. Кровавым отблеском сверкнули ромбы на воротниках мундиров, заставляя опускать взгляды менестрелей, прислуги, кривого на один глаз, толстого хозяина трактира. Ломая спины людей в угодливых поклонах. Служа поводом для струек липкого пота. Офицеры Службы пользовались любовью граждан герцогства.

— Вина. Мясо птицы. И менестрелям заплатил лаурий?

— Да, господин офицер! Как нельзя-то, как же оне….

— Заткнись. Сур Олла, что им играть?

Старший по званию офицер, это без сомнений, обращавшийся к нему говоривший чуть развернул плечи и выпрямил спину, обозначая строевую выправку, медленно повел взглядом в сторону музыкантов. Темно-зелённые глаза офицера давили взглядом рассматриваемых им музыкантов. Если от его подчиненных веяло злостью, старой, чуть погасшей, тлеющей, то от него шли волны чистой ненависти. Ненависти высокой пробы, той, что не гаснет со временем, а наоборот разгорается, сжигая в своём огне владельца. Холодный голос разрезал тишину ожидания на тонкие ломти, роняя иней звуков на столы, пол, затягивая изморозью стены зала.

— Спойте, менестрели, балладу о сёстрах-лунах из замка У Трёх рек. Спойте старый вариант, тот, что создал великий поэт асс`Мотолар. Хочется освежить кое-что в памяти.


На подгибающихся ногах музыканты вышли из-за стола. Старший лихорадочно вспоминал первоначальный вариант баллады о сестрах.

«Как же там? Луна-обманщица и Отнимающая жизнь. Жива и не жива, едины в ненависти к друг другу обе. Готовы каждая родную кровь… Но невозможно нить прервать…»

Он уже готовился взять первые аккорды, как его, неосторожно вставшего у двери, она толкнула в спину, снося с пути гонца Службы.

— Депеша господину гайте-офицеру асс`Мэлур!

— Ко мне, рядовой.

— Господин офицер!

Олла требовательно протянул руку. Плотный конверт. Прошит суровыми нитями наискось, в центре расплывчатая клякса сургуча. Чёткий оттиск перстня высшего гайтер-офицера асс`Ротон Лота, руководителя Службы Внешнего контроля.

— Вы свободны, рядовой.

Напряженный взгляд, излишне выпрямленная спина. Чуть прикушенная губа гонца.

— Что-то ещё, рядовой?

— Разрешите доложить, господин гайте-офицер!

Офицер разрешающе шевельнул кистью руки.

— На семнадцатой лиге тракта я был остановлен неизвестными! По внешнему виду, вооружению и способу остановки — рейдгруппа маркизата.

Шорох ткани формы, скрип лавок под угрожающе шевельнувшимися людьми, лязг металла доспехов на «звеньях».

Олла заинтересованно приподнял бровь.

— Очень интересно, рядовой. Продолжайте.

— Их главный вручил мне послание для вас, господин офицер!

— И где же оно?

На стол перед Олой лег конверт простой бумаги. Несколько помятый, с темной точкой в верхнем углу. Не скреплённый ни сургучом, ни суровой нитью. Тривиальный конверт.

Олла покрутил послание в руках. Пронёс над пламенем светильника. Аккуратно вскрыл извлечённым из ножен кинжалом.

В глаза бросились три короткие строки: «Здравствуй, Олла. Нужно поговорить. Назначь место». И размашистая подпись внизу «Рыжий саур».

Олла тщательно свернул в трубочку послание. Поднёс к огню светильника. Дождавшись, когда бумага превратиться в пепел, колюче взглянул на замерших у входа менестрелей:

— А почему я не слышу музыки?


Форт Пернас.

Тренировочная база «звеньев» Службы Надзирающих.


Шаг, удар, отход, щит на угол. Шаг, удар, отход, пот заливает глаза. Рука со щитом еле выворачивает деревянную громадину под нужным углом. Шаг, удар.

— Рядовой Равэлл Иссе!

Шаг, удар.

— Рядовой Равелл Иссе! Прекратить тренировку!

«Иссе он». Удар. «Равелл он». Шаг. «Рядовой не он». Крепкая рука сержанта-наставника хватает его за плечо и разворачивает залитого потом рядового к себе.

— Виноват, сур наставник-сержант!

Сержант внимательно оглядывает измождённое лицо рядового отрядов «звеньев» Службы. Белки глаз красные, налиты кровью лопнувших от непосильной нагрузки сосудов. Дыхание хриплое, нижнее, когда легкие не успевают впитать кислород, получаемый с короткими вздохами. Рубаха и куртка солдата не просто пропитаны потом, они высохли на теле, покрывшись хрустящей коркой соленного налёта.

— Сдать тренировочное оружие, рядовой. Отметиться в интендантском отделе у гамма-лейтенанта сур Дсато! Вы переводитесь в роту «скальпелей». После сдачи оружия пройдите к третьему входу. Приказ ясен?

— Так точно, сур наставник-сержант! Разрешите идти?

— Идите рядовой.

Равэлл разворачиваясь, пошатнулся от тяжести тренировочных щита и меча, на подгибающихся ногах шагнул вперёд.

— Рядовой!

— Я, сур сержант!

— Оставьте оружие здесь и пройдите сразу к третьему входу.

— Слушаюсь, сур сержант!


До третьего входа, если идти через плац, но это чревато дисциплинарным взысканием, всего шестьдесят шагов. Если же идти мимо арсенала, обходя плац и выступ угловой башни, то около ста пятидесяти. Но всё равно недолго. Равэлл шел долго, словно обходил форт по периметру. Ноги подкашивались, в глазах мелькали темные точки и била приливами кровь в висках.

Тренировочная программа «звеньев», рассчитанная на огромных, массивных людей, по комплекции более похожих на япов, для него оказалась непосильной. Жилистый, сухой, выносливый, но лёгкий, он просто физически не мог выполнять все нормативы «звеньев» при весе снаряжения почти равному собственному. Тонкокостное сложение не позволяло обрасти мясом, а пробитое в стычке с «лесными людьми» левое лёгкое недостаточно снабжало организм кислородом. Держался он только на силе воли, раз за разом скрипя зубами вытаскивая себя из казармы на утреннее построение.

И вдруг всё закончилось. Перевод в роту «скальпелей». Легкие на подъём, легкое вооружение. Их основной целью была мобильность передвижения и стремительность в схватках. Это было его. Равэлл ощущал, как помимо его воли, его охватывает радостное чувство. Он по прежнему остаётся в Службе и что скрывать, он избавлен от непосильных для него нагрузок в отрядах «звеньев».

Но зачем ему идти к третьему входу?


— Здравствуй, Равэлл.

— Господин командир сур Лодо! Разрешите доложить! Рядовой Иссе прибыл!

— Хватит, Равэлл. И не тянись передо мной. Я тебе более не командир, ты не мой сержант егерь. И не крути головой. Это я вызвал тебя к третьему входу. И, чтобы не было недомолвок, я посодействовал твоему переводу в «скальпеля».

— Спасибо, сур Лодо! Вы лучший командир, из известных мне!

— Ну, хватит славословить. Поговорить нужно, Равэлл. На коня взберёшься?

Только сейчас Равэлл заметил чуть в отдалении сопровождение бывшего командира, своих братьев-егерей. Улыбки на их лицах и одобрительное подмигиванье. Один из мастер-сержантов держал под уздцы лошадь с пустым седлом.

— Да, сур Лодо.

— Тогда садись и проедемся до вон того холма.


Когда они приблизились вдвоём к холму, сур Лодо достал из поясной сумки небольшой цилиндр на цепочке. Крутанув против солнца разъял его на две половинки. На широкую ладонь выкатился длинный стержень белого цвета.

— Знаешь, что это, Равэлл?

— Нет.

— Это «Огонь звезды».

— Но ведь это же под запретом! За владением подобным — смертная казнь!

— Две смертные казни или три. Не важно. Этот «огонь» ещё из Полночной империи. Те, которые сейчас у наших магов и вполовину не имеют его силы. Понимаешь меня?

Равэлл молчал, внимательно смотря на белый стержень на ладони командира. На смерть тысяч людей, заключенную, в на первый взгляд, невзрачную штуковину.

Сухие губы разомкнулись, выталкивая ненавистное слово:

— Нежить?

— Да. Только, Равэлл, тут есть одна…

— Я не смогу уйти, когда использую «огонь» — перебил бывшего командира бывший подчинённый. Сур Лодо сумрачно кивнул.

— Но не уйдёт и нежить.

— Верно.

— Так в чем же дело, сур Лодо? Как он… — Равэлл замялся, подыскивая слово.

— Действует? — пришел на помощь сур Лодо.

— Да.

— Просто. Нажимаешь на концы стержня сильно два раза и отпускаешь. И всё.

— То есть мгновенно?

— Да, Равэлл.

— Так это же замечательно, сур Лодо! Вы действительно лучший командир, из тех, кто известен мне!


Где-то.


Говорил ветер со скалой. Пела песнь звезда звезде. Что там ещё? А, море шептало луне.

Красивые фразы. Только если на самом деле море общалось с луной, звёзды отрастили уши и рты, то как они вели разговор? Словами? Гравитационными волнами? Импульсами? Поэтическое сравнение позволяет многое, но что если действительно, звезда разговаривала с морем? Как это описать? Какие подобрать слова? Вообще, возможно ли это? Может быть, но не здесь и не сейчас.

Если коротко, то нечто похожее по могуществу на испепеляющую огнём протуберанцев звезду разговаривало с нечто похожим по изменчивости и многообразии на ветер и на океан. Долю минуты длился их разговор.

Они не договорились.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Интерлюдия
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Эпилог

  • загрузка...