КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400531 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170332
Пользователей - 91049
Загрузка...

Впечатления

Гекк про Ерзылёв: И тогда, вода нам как земля... (СИ) (Альтернативная история)

Обрывок записок моряка-орнитолога, который на собственном опыте убедился, что лучше журавль в небе, чем синица в жопе.
Искренние соболезнования автору и всем будущим читателям...

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
ZYRA про В: Год Белого Дракона (Альтернативная история)

Читал. Но не дочитал. Если первая книга и начало второй читаемы, на мой взгляд, то в оконцовке такая муть пошла! В общем, отложил и вряд ли вернусь к дочитке.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
nga_rang про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Для Stribog73 По твоему деду: первая война - 1939 год. Оккупация Польши. Вторая, судя по всему 1968 год. Оккупация Чехословакии. А фашизм и коммунизм - близнецы-братья. Поищи книгу с названием "Фашизм - коммунизм" и переведи с оригинала если совсем нечем заняться. Ну или материалы Нюрнбергского процесса, касаемые ОУН-УПА. Вердикт - национально-освободительное движение, в отличие от власовцев - пособников фашистов.
Нормальному человеку было бы стыдно хвастаться такими "подвигами" своего предка. Почитай https://www.svoboda.org/a/30089199.html

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 6 за, 4 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: -4 ( 4 за, 8 против).
Stribog73 про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Ребята, представляю вам на вычитку 65 % перевода Путей титанов Бердника.
Работа продолжается.
Критические замечания принимаются.

2 ZYRA
Ты себя к украинцам не относи - у подонков нет национальности.
Мой горячо любимый дедуля прошел две войны добровольцем, и таких как ты подонков всю жизнь изводил. И я продолжу его дело, и мои дети , и мои внуки. И мои друзья украинцы ненавидят таких ублюдков, как ты.

2 Гекк
Господа подонки украинские фашисты. Не приравнивайте к себе великого украинского писателя Олеся Бердника. Он до последних дней СССР оставался СОВЕТСКИМ писателем. Вы бы знали это, если бы вы его хотя бы читали.
А мой дедуля убивал фашистов, в том числе и украинских, а не писателей. Не приравнивайте себя и себе подобных к великим людям.

2 nga_rang
Первая война - Халхин-Гол.
Вторая война - ВОВ.
А ты, ублюдок, пососи у меня.

Рейтинг: +3 ( 8 за, 5 против).
ZYRA про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Начал читать, действительно рояль на рояле. НО! Дочитав до момента, когда освобожденный инженер-китаец дает пояснения по поводу того, что предлагаемый арбалет будет стрелять болтами на расстояние до 150 МЕТРОВ, задумался, может не читать дальше? Это в описываемое время 1326 года, притом что метр, как единица измерения, был принят только в семнадцатом веке. До 1660года его вообще не существовало. Логичней было бы определить расстояние какими нибудь локтями. В общем, не "асилил"! Книга ни о чем. Меня конечно сейчас забросают грязными носками, но это, на мой взгляд, такой собирательный образ еврейства, какой сложился в народе. Ничего не делать, получить все на дармовщинку, про успехи в сражениях не надо! Это как "белый господин" с ружьем среди индейцев. Ну и конечно еврейское кумовство, сиречь коррупция. " Отнеси подарок тому, а я с ним поговорю, чтобы он сделал все как надо". Ну и, опять повторюсь, какие могут быть метры в устах китайца 13-го столетия? Автор тупо поленился заглянуть в Вики. А мог бы быть великим прогрессором введя метричную систему мер.

Рейтинг: -3 ( 2 за, 5 против).

Русские немцы (fb2)

- Русские немцы 264 Кб, 45с. (скачать fb2) - Юрий Игнатьевич Мухин

Настройки текста:



Юрий Мухин РУССКИЕ НЕМЦЫ

Мне очень хочется написать книги для молодых мужчин, поскольку, на мой взгляд, таких книг нет. И я уже написал одну о том, как хорошо быть инженером, («Три еврея или как хорошо быть инженером»), хотя по своей сути это книга о том, как хорошо быть творцом в реальной промышленности.

Но сначала о том, почему для мужчин? Потому, что мне их особенно жалко.

Мимо меня, как и мимо вас, проходят тысячи из них — тысячи мужчин видишь за прилавками, в конторах, дрыгающихся на сцене в качестве работников «шоу-бизнеса» или мужчин, пялящихся на тех, кто дрыгается, и считающих, что это и есть счастье в жизни. На самом деле эти мужчины несчастны, хочешь им помочь, а бессилен — не слушают они то единственное, что только и следует слушать мужчине, не хотят понять, поскольку не могут понять, то главное, что только и стоит мужчине понимать.

И в первой книге я на примерах двух выдающихся инженеров СССР — М.И. Друинского И С.А. Донского попытался объяснить молодым мужчинам, насколько жизнь творца в реальной промышленности интереснее убогой жизни звезды «шоу-бизнеса» или журналиста.

А в следующей книге, на примере выдающегося крестьянина СССР, я хочу показать, насколько интереснее всех остальных профессий, профессия творца в сельском хозяйстве.

Звали этого крестьянина Яков Германович Геринг. К сожалению, у Якова Германовича в Германии был очень известный однофамилец, а известность того немецкого Геринга в СССР была такова, что ее не каждому пожелаешь. Видимо поэтому советский Геринг, не смотря на множество самых высоких наград и звание Героя, был широко известен, как говориться, «в узких кругах» даже в Казахстане, и, разумеется, среди остальных специалистов и творцов сельского хозяйства СССР.

Итак, я хочу показать, насколько он был счастлив мужским счастьем, и если я сумею это сделать, то, не исключено, какая-то часть молодых мужчин поймут, как может быть счастлив мужчина, если он не «устраивается» в жизни, а сам делает эту самую жизнь.

Почему я выбрал Геринга в качестве примера? Я счастлив и был счастлив, и в этом плане редко кому завидовал. И вот в числе тех, кому я завидовал, был и Яков Геринг.

Нет, я не был с ним знаком, но когда вник в его деятельность, то у нас оказалось множество точек пересечения биографий и интересов. До того много, что я, для пояснения смысла его действий и деятельности, буду использовать примеры из своей собственной жизни и практики. А началось все так.

В начале 80-х я работал начальником цеха заводских лабораторий Ермаковского завода ферросплавов и занимался интереснейшей работой — исследовал металлургические процессы с целью ликвидации проблем завода в этой области. Никакая другая работа мне не была нужна и предложи мне ее кто-нибудь, я бы просто рассмеялся в ответ. Но однажды, в очередной свой заход в книжный магазин я увидел на прилавке небольшую книжицу «Человек на земле». Было понятно, что это очередное изделие партийного агитпропа, и дело не в том, что я не интересовался сельским хозяйством, скорее наоборот, однако этот агитпроп издавал книжки до того идеологически правильные, до того нудные, что я, безусловно, не стал бы ее покупать. Но смутила фамилия автора. Это тоже примечательно — я к тому времени уже лет 8 прожил в Павлодарской области, а о Якове Геринге ничего не слышал. Однако я, как и все в СССР, прекрасно знали фамилию Геринг, правда, того, кого мы знали, звали не Яков, а Герман.

Но, все равно, я эту книжицу купил, а потом и решил просмотреть. Начал читать и не остановился, пока не прочел. Нет, не буду говорить, что это детектив для каждого, кроме того, Геринг, скорее всего ее и не писал, а надиктовал. Писал «профессионал», который, судя по всему, не вполне понимал, о чем Геринг говорил. Однако, даже в таком виде книга для меня была настолько интересна, что МНЕ ЗАХОТЕЛОСЬ СТАТЬ КРЕСТЬЯНИНОМ! Я уже много к тому времени прочел о сельском хозяйстве, и современных тому времени авторов, и дореволюционных, но ни один из них не смог показать творчество крестьянина так, как это сумел показать сам крестьянин.

Потом, как оказалось, у Якова Геринга вышла еще одна книга, но если рукопись первой он обязан был читать, то рукопись второй, скорее всего не видел, поскольку к моменту ее выхода в свет уже тяжело заболел и вскоре умер. Я пришел к такому выводу относительно второй книги потому, что в ней уже есть нестыковки и откровенно глупые места, которые сам Геринг, прочти он рукопись, не допустил бы.

Тем не менее, на мой взгляд, нет лучшего материала, чем книги Якова Геринга, чтобы показать, насколько хорошо быть крестьянином, насколько огромное поле для творчества и, следовательно, для настоящего счастья, может дать работа в сельском хозяйстве. Поэтому я, по сути, собираюсь перечитать его книгу вместе с читателями своей будущей книги, однако оставлю в стороне то, что считаю не существенным, и скомпоную свою книгу так, чтобы рассмотреть деятельность Я. Геринга в трех его ипостасях — селекционера, руководителя и хозяина, благо он во всех этих делах показал выдающиеся результаты.

В начале этой новой книги я хотел быстренько рассмотреть тему, как будто и не обязательную для основной цели книги, но, на мой взгляд, необходимую.

Яков Геринг был советский немец.

Для меня его национальность не имеет значения, но, судя по целому ряду деталей его воспоминаний, его национальность имела значение для него, поэтому стоило начать рассказ о Якове Геринге с разговора и о немцах в России и СССР. Но быстренько не получилось, пришлось писать главу, части из которой я хочу предложить читателям в виде ряда статей.

Немецкая элита

На мой взгляд, немцев в России следовало разделить на две категории: военно-техническая элита и крестьяне-колонисты.

Пользу России от немецкой элиты невозможно недооценить.

Сначала о гражданской части этой элиты. Низкая товарность сельского хозяйства не позволяла России быстро пройти обычный для Европы путь индустриализации, когда специально занимающиеся каким-либо промыслом люди из поколения в поколение совершенствуют технику и технологию, а не помирают они с голоду потому, что сельское хозяйство данной страны имеет избытки своей продукции. Таких людей, которых мы сегодня назвали бы учеными и инженерами, в России нечем было кормить, поскольку тех излишков, которое давало при российском климате сельское хозяйство, едва хватало на армию, и то, не в лучшем ее качестве. Цари понимали отсталость России и всегда зазывали специалистов из-за рубежа — и металлургов, отлить пушки, и архитекторов, построить храмы.

Особенно больно отсталость России сознавал император Петр Первый, и именно при нем иностранные специалисты хлынули в Россию, а в их числе преобладали специалисты из немецких княжеств. И именно со времен Петра в среде российского дворянства начинается постоянное нытье на засилье немцев при дворе, в государственных структурах и армии. Однако это засилье немцев не ограничивалось доступом к императорскому двору и интригами при нем.

Немецкие инженеры, приезжавшие и переселявшиеся в Россию, развивали производство стали и металлов, производство стекла и керамики, бумаги и тканей — они толчком выводили Россию на приличный мировой технологический уровень почти во всех сферах промышленной деятельности. А немецкие купцы и ремесленники не только заводили производство невиданных на Руси товаров, но и резко поднимали качество и разнообразие даже традиционной продукции. В тогдашней Росси немец — это пивовары и колбасники, часовщики и инструментальщики, сапожники и булочники. Петербург строили более трехсот немецких архитекторов и инженеров. Мебельщики Гамбсы, родом из Дурлах-Бадена, на протяжении целого столетия задавали тон в мебельном деле, получив за свои изделия, отличавшиеся красотой и прочностью, право именоваться мебельщиками императорского двора. Немец Вестхоф еще в 1721 г. основал первый в Петербурге сахарный завод, немецкий ремесленник Шредер, основал фортепьянную фабрику и рояли фирмы «Шредер» были удостоены многих наград, включая золотые медали Парижской и Лондонской международных выставок.

В середине XIX века немцы, братья Сименсы, начали работу по созданию телеграфной сети в необъятной России. Под руководством Карла Сименса, принявшего русское подданство, были построены первые в России телеграфные линии, осуществлено электрическое освещение, сначала Невского проспекта Петербурга, затем — Зимнего дворца, Консерватории и ряда других зданий.

Первая частная типография была построена и пущена в дело в Петербурге еще при Екатерине Гартунгом, уроженцем Майнца — родины Гутенберга. Одно из крупнейших и широко известных в России издательств создал немец Маркс. Помимо книг по всем отраслям знаний, Маркс с 1867 года популярнейший иллюстрированный журнал «Нива» с тиражом невиданных тогда размеров — 250 тысяч экземпляров

Далеко не все немцы толпились у императорского дворца без пользы для России. На протяжении XIX — начала XX вв. немцы трижды занимали пост премьер-министра, четыре раза — министра финансов, семь раз — министра путей сообщения и т. д. В числе наиболее известных — министры финансов Канкрин, значительно укрепивший финансовую систему России введением в обращение серебряного рубля, и Рейтерн, реформы которого в царствование Александра II дали России сеть железных дорог, министр путей сообщения Клейнмихель, руководивший строительством железной дороги Петербург — Москва. Кроме того, многие немцы служили достаточно далеко от Петербурга, скажем, такие немцы, как полярные исследователи и авторы географических открытий Врангель, Крузенштерн, Беллинсгаузен, Литке.

Наконец, с немецких ученых начиналась Российская Академия наук. Это и физики Ленц, Якоби, Бюльфингер и Крафт, математики Эйлер и Герман, астроном Струве.

Жаловалось русское дворянство на засилье немцев в армии, однако именно немцы вывели русскую армию на качественно новый и достаточно высокий уровень. Можно упрекать за участие в дворцовых интригах Миниха, сумевшего прослужить при семи российских царях, но этот талантливый военный инженер из Ольденбурга безусловно является выдающимся русским фельдмаршалом. Вообще, наличие в русской армии немецкого начала в организации армии и тактике боя резко и положительно сказалось на количестве побед русского оружия, причем, и побед над тогдашней немецкой армией. А количество немецких офицеров в русской армии порою удивляет.

Вот эпизод русско-турецкой войны 1768–1774 годов, оцените фамилии офицеров русской армии: «Тогда Вейсман решил двинуться в знакомые места — к Исакчи. 60 с лишним бывших неприятельских пушек он отправил к Тульче, выделив для прикрытия батальон гренадер подполковника Булдакова и более ста кавалеристов. С остальными же 23 октября отправился к Исакчи.

…Вейсман, готовясь к взятию крепости, решил помешать отступить противнику свободно и с небольшими потерями. Для этого он выслал гренадер Блюхера оседлать мачинскую дорогу. Часть кавалерии, возглавляемая непосредственно генералом Энгельгардтом, также перекрыла эту дорогу, а другая ее часть во главе с майором Лалашем заняла лежащее рядом с дорогой дефиле.

Турки, видя, что дорога, по которой они намеревались отступить, занимается противником, решили этого не допустить и, выйдя из крепости, всей своей кавалерией приготовились напасть на Энгельгардта. Но тот их опередил, предприняв нападение первым. Противник был рассеян по ближайшим кустам, но вновь сгруппировался, обошел Энгельгардта стороной и вышел на мачинскую дорогу, где был встречен в дефиле Лалашем. В это время подоспели и Энгельгардт с Блюхером, ударившие по неприятелю с тыла. Здесь турки потеряли более 300 человек убитыми и около 100 пленными.

Вейсман же тем временем подходил к Исакчи по бабадагской дороге под огнем батарей крепости — артиллерия стреляла по русской пехоте почти беспрерывно, надеясь ее тем самым задержать и дать возможность отойти своим пехотинцам».

Между прочим, Вейсман это практически одногодок А.В. Суворова, его соратник во всех походах русской армии и соперник в воинской славе, человек, которого называли «русский Ахилл», хотя на самом деле его звали Отто-Адольф Вейсман барон фон Вейсенштейн. Последний свой бой генерал-майор Вейсман провел под Силистрией — он лично повел 10 батальонов русской пехоты на турецкий укрепленный лагерь. «Янычар было в три с лишним раза больше, чем солдат в его каре, и они своей массой начали отжимать русских от лагеря, пишут очевидцы: «Один из турок, яростно рубившийся саблей и уже долгое время действовавший как щитом пистолетом, зажатым в левой руке, приблизился к русскому генералу. Отбив его шпагу и довернув противника кистевым нажимом, янычар в упор разрядил в него свой пистолет. Заряд пробил Вейсману левую руку и сердце. Последние его слова были: «Не говорите людям…».

Но его опасения и надежды турок, издавших ликующий рев, когда он упал, оказались напрасными. Два гренадера, держа на весу тело генерала, завернутое в плащ, мерно пошли вперед.

…Суворов, узнав об этой смерти, прошептал:

— Вейсмана не стало, я остался один.

Так же думал и Румянцев; когда русские отошли за Дунай, на посту командующего армии у Гирсова Вейсмана заменил Суворов».

Или вот справка о немце из прибалтийских баронов, давших России целую династию офицеров, генералов и одного фельдмаршала.

Христиан Иванович (Иоганн Рейнгольд) Остен-Сакен.

«18 мая 1788 года к устью Днепровского лимана подошел турецкий флот в составе более 50 вымпелов. В связи с угрозой нападения турок на Кинбурн, находившиеся возле него две русские шебеки и дубель-шлюпка получили приказ отойти к эскадре принца Нассау-Зигена, охранявшей в то время подступы к Херсону и Николаеву.

Последней 20 мая от Кинбурна отошла, несколько задержавшаяся из-за ожидания письма А.В. Суворова к Нассау-Зигену, дубель-шлюпка. Ее вооружение состояло из 7 орудий, а экипаж из 52 человек. Командовал ими опытный моряк, 34-летний капитан 2 ранга Остен-Сакен, ранее уже награжденный Георгиевским крестом за 18 морских компаний. При выходе в лиман наш корабль начали преследовать 13 турецких галер. Убедившись в невозможности уйти от погони, Сакен отправил к берегу ялик с 9 матросами, передав им пакет А.В. Суворова и судовой флаг. После этого, удачно маневрируя, дубель-шлюпка трижды увертывалась от абордажа, повредив при этом артиллерийским огнем две вражеские галеры. Но все же туркам удалось сцепиться с русским судном. Почти одновременно с четырех галер на дубель-шлюпку ринулись враги. Русские моряки бились отчаянно, но силы были слишком неравные. Видя, что захват судна неизбежен, Сакен взорвал пороховую крюйт-камеру дубель-шлюпки.

Огненный столб взрыва буквально разнес на куски дубель-шлюпку, а вместе с ней и 4 вражеские галеры. С тех пор турки уже не рисковали сваливаться с русскими судами на абордаж даже располагая численным превосходством».

А вот его родственник, Фабиан Вельгельмович Остен-Сакен.

«Из курляндских дворян. Сын барона, капитана русской армии. 18 октября 1766 г. записан подпрапорщиком в Копорский мушкетерский полк. В 1769 г. получил боевое крещение при осаде турецкой крепости Хотин и за отличие в боях был произведен в прапорщики. В 1771–1772 гг. сражался с польскими конфедератами, в 1789–1790 гг. — с турками. В 1794 г. вновь воевал в Польше и за отличие получил чин полковника. 28 сентября был пожалован в генерал-майоры, 11 июля 1799 г. — в генерал-лейтенанты. В 1799 г. находился в Швейцарии и участвовал в неудачном для русских войск сражении при Цюрихе. Прикрывая отступление корпуса генерала А.М.Римского-Корсакова, был ранен пулей в голову и попал в плен. В кампании 1806–1807 гг. участвовал в сражениях под Пултуском, Янковым, Прейсиш-Эйлау, Лаунау. В 1812 г. командовал корпусом в 3-й Западной армии. В октябре перед ним была поставлена трудная задача — прикрыть движение основных сил адмирала П.В.Чичагова к Березине. Имея в распоряжении небольшой отряд, он задержал в боях у Слонима и Волковыска саксонский и австрийский корпуса наполеоновской армии, обеспечив фланговое прикрытие Березинской операции. В заграничных походах, командуя корпусом Силезской армии, стал участником основных баталий. За отличие в сражении на р. Кацбах произведен в генералы от инфантерии, за Лейпцигскую битву награжден орденом Св. Георгия 2-го кл., за бои при Ла-Ротьере ему вручили орден Св. Андрея Первозванного. После взятия Парижа 19 марта 1814 г. был назначен генерал-губернатором французской столицы. После смерти М.Б.Барклая де Толли в 1818 г. Остен-Сакен заменил его на посту главнокомандующего 1-й армией и был назначен членом Государственного Совета. В 1821 г. ему был пожалован диплом на графское достоинство, в 1832 г. он стал князем Российской империи. 22 августа 1826 г. получил чин генерал-фельдмаршала».

И если посмотреть на галерею героев Отечественной войны 1812 года, то более четверти их носят немецкие фамилии. Этих пионеров из Германии, приехавших в Россию и карьеру сделать, и славу с деньгами приобрести, трудно упрекнуть и в трусости и в неумении воевать.

Правда, Природа на потомках отдыхает, и если в русской армии немецкие офицеры ярко блистали в первых поколениях, то в последующих поколениях как-то быстро серели, примером чему может служить военный министр при Николае II А. Редигер. В объемных дневниках этого русского генерала от инфантерии и профессора Академии Генштаба практически ничего нет о военном деле — деньги, деньги, деньги. Добывал он их честно, но все же это был не банкир, а генерал. Точно так же Природа отдохнула и на ставшей с XVIII века практически немецкой, династии Романовых, которая с энергичной императрицы Екатерины Второй выродилась до откровенного дегенерата на троне Николая Второго.

Интересно отношение русских к немцам.

Безусловно отмечаемые черты тогдашних немцев — деловая честность, деловитость, трудолюбие и упорство в достижении цели. Но, между прочим, если присмотреться к русской литературе, включая мемуарную, то видно, что очень часто со стороны русской интеллигенции и обленившегося дворянства эти немецкие черты характера не то, что высмеиваются, а как бы ставится под сомнение их необходимость. На мой взгляд, в этом отношении просматривается откровенная зависть ленивых бездельников к честным и деловитым труженикам. В романе Гончарова «Обломов» как раз и сравнивается такой «душевный» бездельник с сыном волевого и деловитого немца, этот роман ввел в обиход термин «обломовщина», как показатель деловой и волевой деградации. Интересно, что В.И. Ленин, который на посту главы Советской России испытывал дичайший дефицит деловитых и толковых исполнителей, как-то написал Зиновьеву записку со словами: «Учись у немцев, паршивая коммунистическая обломовщина!». Поэтому я и полагаю, что русская интеллигенция страдала по отношению к немцам комплексом неполноценности, и этот комплекс толкал ее на разные выдумки в отношении немцев, которые должны были как-то нивелировать бросающуюся в глаза разницу в деловитости. К примеру, до сих пор используется, правда, в основном в анекдотах, совершенно глупая поговорка «Что русскому здорово, то немцу смерть», хотя на самом деле все наоборот: «Что немцу здорово, то русскому смерть!».

К достоинствам немцев и, одновременно, их недостатку, относится чрезвычайная педантичность и строгое подчинение законам и инструкциям, иными словами, начальству. В маленьких германских княжествах, в которых герцог знал все подробности жизни подданных и действительно мог дать толковые инструкции для них, а в случае своей ошибки, быстро об этом узнать и ошибку исправить, точное следование закону является делом разумным. Немцы даже поговорку имеют, что пруссак не боится ничего, кроме бога и бумажки с печатью.

Но в огромной России невозможно дать какие-либо инструкции из Петербурга, чтобы они безусловно подходили всем — во всех частях обширнейшей и многоплеменной России, а в случае, если исполнение этих инструкций где-то в России наносит ущерб, Петербург мог вообще ничего не узнать. В результате, как писал остроумный Салтыков-Щедрин, Россию спасало только то, что в ней глупость законов сопряжена с необязательностью их исполнения. И если где-то в обширнейших просторах России появлялся немец, который начинал требовать обязательного исполнения инструкций, то для русских и возникала ситуация «что немцу здорово, то русскому смерть!».

Еще одна чертой, присущей, полагаю, значительной части немцев, перебирающихся или приезжающих в Россию, был расизм — отношение к коренному населению, как существам низшего порядка. Обычно расисты искренне полагают, что если они прямо об этом низшим существам не говорят, то никакого расизма у них нет. На самом деле, они ошибаются, на самом деле этот расизм виден из многого — из нечаянно или необдуманно произнесенных слов, из презрительной улыбки, из намеков и, особенно, из поступков расиста. Это, само собой понятно, не могло не вызывать резко отрицательного отношение «низшей расы» к немцам.

И если немцы в России страдали какой-либо из двух описанных выше черт характера, то это могло вызвать к ним нелюбовь, которая, возможно, кончалась и так, как описано в поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»: «Я, внученька! / Я в землю немца Фогеля / Христьяна Христианыча / Живого закопал…».

Однако, распространять эти негативные черты на всех немцев элиты не приходится, более того, у немецкой элиты, по сравнению с немецким крестьянством в России есть существенная положительная черта — немецкая элита со временем становилась русской. Часть немцев принимало подданство и православие, и Россия становилась для них родиной. Эти немцы вливались в семью народов России, становились своими и не вызывали никаких отрицательных чувств и эмоций.

В связи с высказанными выше мыслями о проблеме объединения немцев и русских в одну семью, еще раз вернусь к вопросу о русском менталитете и к тому, что на пустынных просторах России человек был самоценен как таковой, в связи с чем предъявлять претензии к его цвету кожи, верованию или уровню культуры для русских было непозволительной роскошью. Убийство даже пленного было, как минимум, экономическим идиотизмом, а не просто грехом. Пленных берегли, это была самая ценная добыча — ясак, — но берегли не для рабства, а для заселения пустынных земель. Взятыми в плен на западе поляками, литовцами, немцами заселяли восток, и в дружине Ермака, шедшего усмирять сибирского хана Кучума, до половины бойцов были именно такими бывшими пленными.

Сохраняя пленному жизнь, русские не делали его рабом, а ставили в равное с собой положение. На огромной территории Сибири и по сей день живут народы, которые в момент заселения этого края русскими насчитывали едва несколько сот человек с культурным уровнем тогдашнего индейца. Тем не менее эти народы живы и многочисленны до сих пор, в отличие, скажем, от североамериканских индейцев. Кроме того, после прихода в Сибирь русских, эти народы никогда не были рабами и даже крепостное право за Уралом никогда не устанавливалось.

Русские не только никогда не убивали пленных без крайней необходимости, но даже не делали из них источника доходов, поскольку русский образ мыслей, русский менталитет не позволял это делать.

К примеру, в Первую мировую войну уже к 1916 году в армию было призвано 14 миллионов крестьян, село осталось без работников самых производительных возрастов. В 1915 г. правительство, чтобы смягчить нехватку рабочей силы, стало распределять по хозяйствам военнопленных (всего 266 тысяч) за небольшую плату. Их охотно брали кулаки и помещики. А истинно русские — крестьяне — отказывались, как они говорили, «пользоваться дешевым подневольным трудом военнопленных». В центре России в среднем на 1000 работников у крестьян работало 3 военнопленных, а у частных владельцев — 270!

Ко Второй мировой войне мало что изменилось. Исследователь советских лагерей для военнопленных Второй мировой войны австрийский историк С. Карнер в книге «Архипелаг ГУПВИ» пишет: «Несмотря на принятые меры к использованию контингента осужденных военнопленных, лагеря до самого их расформирования оставались убыточными». Т. е. и в менталитете советских людей не было заставлять пленных работать столько, сколько они сами не работают. В главе «Корректировка образа врага» С. Карнер пишет: «Важным моментом для тех, кто были вынуждены работать в Советском Союзе, был контакт с русским гражданским населением. Опыт совместной работы в промышленности, сельском хозяйстве и на шахтах в большинстве случаев вносил существенные изменения в образ «русского», созданный нацистской пропагандой. В особенности резко пропагандистскому образу врага противоречат взволнованные, доброжелательные рассказы бывших военнопленных о жизни и о значении русской женщины в семье и в обществе, а также о «простых русских». В памяти многих навсегда остались и каша, которой с ними делились русские, и предложенная папироска или еще какой-нибудь поступок — все это создавало новый для многих образ «русского», который даже в экстремальной ситуации, будучи сам на грани жизни и смерти, когда нет ничего лишнего, делится последним».

Довольно интересно почитать на эту тему немцев, которым ум не застилала озлобленность. Вот рассказ не простого немца, а лауреата Нобелевской премии Конрада Лоренца в изложении его английского биографа А. Нисбетта. Рассказ о том, как попал в плен под Витебском в июне 1944 года: «…пуля ударила ему в левое плечо. В конце концов оказался на пшеничном поле и, не выдержав напряжения, заснул. Разбудили его советские солдаты, которые кричали: «Komm heraus, Kamerad!» («Выходи, приятель!») «Со мной обошлись очень хорошо», — вспоминает Лоренц.

…В лагере для военнопленных советские не проявили враждебности к Конраду… По его мнению, советские никогда не были жестокими по отношению к пленным. Позже он слышал ужасающие рассказы о некоторых американских и особенно французских лагерях, в то время как в Советском Союзе не было никакого садизма. Лоренц никогда не чувствовал себя жертвой преследования и не было никаких признаков враждебности со стороны охранников».

Лоренц видел В СССР то, чего сами советские люди порою не видели и не ценили. На фронте Лоренц был врачом, и когда его взяли в плен, то в прифронтовом лагере назначили помогать советскому врачу. Шли тяжелые бои, раненых было много, и Лоренц с горечью увидел, что советский врач отказывается делать ампутации немцам. Понятно, подумал Лоренц, он их обрекает на смерть — за то, что они натворили в Белоруссии. И даже признал это естественным. Через какое-то время он с удивлением увидел, что эти раненые, которым по нормам немецкого врача полагалась ампутация, выздоравливают. Он выбрал момент, объяснился с врачом и узнал, что в советской медицине такие ранения должны излечиваться без ампутации. Немцы были жесточайшим врагом, но сейчас они были просто пленными, и советский врач, который мог бы просто ампутировать им конечность и дальше не тратить на них время, лечил их так же, как и советских солдат.

Несколько выше Конрад Лоренц упомянул, как жестоко относились к немецким военнопленным во французских и американских лагерях. Лоренц, видимо, не знал, что немецкие статистики не могут найти 1 млн. немецких военнопленных, которые в плен сдались, но домой не вернулись. Стефан Карнер, хотя и свел баланс немецких военнопленных в СССР, тем не менее, как истинно западный человек приписывает этот миллион убитых немцев нам — дескать это кровожадные русские их тайно, не занося в свои списки, убили. Я не против, чтобы нам приписали еще миллион поверженного противника, но все же не решаюсь, поскольку Карнер в конце книги в примечаниях в конце концов написал: «В связи с этим следует упомянуть дискуссию о «потерянном миллионе» немецких военнопленных. Джеймс Бак (James Bacque) и другие авторы полагают, что они погибли в американском и французском заключении, прежде всего в лагерях «Рейнвизен» (лагеря, находившиеся на берегах Рейна)». И думаю, что в этой дискуссии Д. Бак все же прав — этих немцев прикончили французы с американцами, это на них похоже, это вполне по-европейски.

Итожа, можно сказать, что инвестиции германских княжеств в Россию немецкой технической и военной элиты были весьма полезны со всех точек зрении, и Россия была этими инвестициями довольна, если конкретные немцы не страдали расизмом и старались понять особенности российской жизни.

По-другому обстояли дела с немецким крестьянством.

Колонисты

Началом крупномасштабного переселения немцев нужно считать Указ (Манифест) дочери немецкого герцога Софии Фредерики Августы Ангальт-Цербстской, ставшей российской императрицей Екатериной Второй Великой от 4 декабря 1762 года:

«Всем иностранцам дозволяем в Империю Нашу въезжать и селиться где кто пожелает, во всех Наших Губерниях.

Всем прибывшим в Империю Нашу на поселение иметь свободное отправление веры по их уставам и обрядам беспрепятственно.

Не должны таковые прибывшие из иностранных на поселение в Россию, никаких в казну Нашу податей платить, и никаких обыкновенных служеб служить. Кто селился в необжитых землях, освобождался от налогов на срок до 30 лет, в других областях — на срок от 5 до 10 лет.

Поселившиеся в России иностранные, во все время пребывания своего, ни в военную, ниже в гражданскую службу против воли их определены не будут».

Начнем с того, что хотя в указе и говорится обо всех иностранцах, но на самом деле речь идет именно о немцах, поскольку переселение остальных иностранцев по сравнению с немцами было незначительным. И немецкие крестьяне хлынули в Россию из Данцига и Вюртемберга, Пфальца и Эльзаса, Бадена и Померании, Силезии и Швабии. Селили их на Волыни, в Екатеринославской и Саратовской губерниях, в Крыму и на Кавказе. Переселяющиеся немцы были частью лютеранами, частью католиками, частью протестантскими сектантами — меннонитами. На неосвоенных землях каждому семейству отводилось до 65 десятин земли (71 гектар), а в Поволжье и 75 десятин, и давалось по 500 рублей на обзаведение — умопомрачительная сумма, если учесть, что стоимость коровы в то время равнялась 3 рублям.

В Указе Екатерины, прежде всего, разумеется, поражает освобождение переселяющихся немцев от главной гражданской обязанности — от воинской службы, да и освобождение от налогов на такие сроки тоже кое-чего стоит. Но главное — это размер земельных наделов, которые получала семья немецких переселений. Поскольку все познается в сравнении, то давайте сравним.

Если бы немцы в том веке переселялись в Америку, то они делали бы это за свой счет и получили бы там бесплатно 40 акров — 16 гектар земли. В первой половине XIX века русский солдат служил 25 лет, после отставки ему давали 6 десятин земли в том же районах, где и немцам. К концу XIX века в России оставалось около 95 тысяч имений дворян-помещиков. Лишь 40 тысяч этих имений располагали землей более 100 десятин, а 21 тысяча имели земли менее 10 десятин. Наделы русских крестьян различались в зависимости от района и наличии земли у барина, но я не встречал упоминания о наделах, превышающих 20 десятин на семью, в среднем же земельные наделы в те времена равнялись 3–4 десятинам на мужскую душу, а к началу XX века составляли около 6 десятин на среднюю семью русских крестьян из 6 человек.

Далее колонистам предоставлялось право на общинное самоуправление. Они подчинялись непосредственно царю, а не внутреннему управлению Империи, что тоже очень необычно и снимало с немцев всякий гнет местного управления.

При этом, будучи государственными крестьянами, то есть, не закрепленными за дворянином-помещиком, немцы всю неделю работали на себя, а русский крестьянин минимум три дня в неделю работал на барщине на помещика. А если русский крестьянин был на оброке, а не на барщине, то платил этот оброк помещику в размере примерно четверти всего дохода своей семьи в XVIII веке и трети дохода — в XIX. Если средняя русская крестьянская семья со своего среднего надела в 6 десятин в лучшем случае получала 200 пудов зерна, то немецкая семья со своего надела получала 2000 пудов. На конец XIX века при цене на пшеницу 80 копеек за пуд это уже составляло 1600 рублей дохода.

Напомню, что русский крестьянин содержал государственный аппарат и армию, офицеров армии — помещиков (которые таковыми уже оставались чисто номинально), после реформы 1861 года выплачивал выкупные платежи за свою же землю (а они в полтора раза превосходили рыночную стоимость этой земли) и, к тому же, сам защищал Россию своей кровью, отдавая в армию своих сыновей. А немецкий колонист, кроме обычного для русского крестьянина подушного налога платил только поземельный налог. Этот налог вначале едва превышал 25 копеек ассигнациями (7,7 копеек серебром) с десятины удобной для земледелия земли, потом был увеличен почти вдвое, тем не менее, даже если все 65 десятин немецкого колониста были удобной землей, налог этот не превышал 2 % его дохода только от продажи зерна. К началу XX века средний душевой доход в сельском хозяйстве (то есть, средний доход российских крестьян, помещиков и немецких колонистов) был чуть более 30 рублей в год, следовательно, у российских крестьян этот доход был еще меньше. А платежи крестьян государству составляли 8,7 рубля на душу сельского населения, то есть, почти 29 % этого дохода. Не прибыли, а дохода!

Но и это не все. В России всегда была монополия на водку, никто кроме царя, не имел право ее производить и продавать. Это я так раньше думал, а занялся российскими немцами и читаю в Википедии: «В том же году меннонитам было дозволено варить пиво и мед, делать хлебное вино, как для собственного употребления, так и для продажи, а посторонним «навсегда» воспрещено иметь в их колониях харчевни, питейные дома и шинки. Тогда же образованы меннонитские еврейские общины, с довольно широким самоуправлением».

Правда, следует сказать, что все изначально отводимые колонистам земли передавались им в неприкосновенное и наследуемое владение на вечные времена, но не как личная, а как общинная собственность каждой колонии. Соответственно, эти земли нельзя было ни продавать, ни передавать без ведома и согласия вышестоящего общинного управления. Но для расширения и улучшения своих хозяйств колонистам разрешалось приобретать земельные участки у частных лиц.

Еще одна интересная для русских особенность. Дело в том, что по русскому мировоззрению все и всегда делится поровну, включая наследство. Но у немцев такой раздел был далеко не во всех колониях, а обычно весь участок семейной земли наследовал младший сын, называется этот принцип наследования миноратным правом. Таким образом, старшие дети оставались вообще без земли, тогда, с одной стороны, правительство, им помогало, если были земли в резерве для создания дочерних колоний, кстати, еще до революции немцы начали селиться на предоставляемых Столыпиным землях за Уралом. С другой стороны, огромное количество денежных средств на руках колонистов, давало немцам возможность скупать земли у помещиков. В результате, в начале XX века немецкие колонисты владели в России почти 14 миллионами десятин земли, что, кстати, больше, чем была территория ГДР. Однако интересно даже не это. В России самыми богатыми землевладельцами (кроме помещиков и купцов) считались казаки. Так вот, всей войсковой земли одиннадцати казачьих войск было 3,3 миллиона десятин.

В итоге, находясь под защитой русских от внешних врагов, имея льготы, о которых русские и не могли мечтать, немецкие крестьяне начали энергично умножаться. В то время, как в Европе рождаемость среди национальных меньшинств была ниже уровня рождаемости основного населения, у российских немцев эта цифра зашкалила. На 1000 немецких жителей приходилось в европейской части России 43,8 (против 39,8 у русских), на Украине — 47,3 (против 40,3 у украинцев), на Волыни — 36 рождений. В Германии в это же время эта цифра была на уровне около 19. Среднее количество детей в семье немца-колониста перед 1918 годом составляло восемь человек. Численность немцев-колонистов возросла за 150 лет от первоначальных 100 000 переселенцев до 1,7 миллионов (по данным переписи населения 1914 году) — увеличилась в 17 раз! (По другим данным перед революцией их было 2,4 миллиона).

Еще раз вернусь к земле. 1,7 миллиона немцев владели 14 миллионами десятин, а 4,4 миллиона казаков — воинов, защищавших Россию во всех войнах. — 3,3 миллиона. Надо же!

О передовой культуре колонистов

В очерке самих этих колонистов скромно пишется: «В отличие от переселенцев в США или Канаде российские немцы не хотели растворяться в среде местного населения, так как они чувствовали себя носителями иной, более передовой культуры». А кто в России эту их «передовую культуру» видел? Культуру немцев российской элиты — да, видели и ценили. А что пришло в Россию от этих колонистов?

Пожалуй, следовало бы пояснить. Культура — это умение пользоваться знаниями, накопленными человечеством. Немецкая техническая и военная элита привнесла в Россию этого умения огромное количество.

А апологеты немецких колонистов сообщают о единственном образце передовой культуры, внесенной ими в Россию: «Немцы вывели также известную породу коров (немецкая красно-степная), которая пользовалась большим спросом». Вообще-то, одна-единственная порода за 150 лет это не очень много. Но и когда начинаешь разбираться с этой породой, то выясняется, что колонистская версия происхождения этой породы всего одна из многих. Да, действительно, некоторые селекционеры полагают, что красный степной скот пошел от франконских, швейцарских и других немецких быков и коров, которые пригнали с собою в Россию колонисты из Германских княжеств. Но есть селекционеры, которые считают, что этот скот произошел от скрещивания с тирольской породой, быков которой завозили по приказу царя, другие считают, что от красного польского скота. Третьи считают, что красная степная произошла от русских пород красного скота, которые пригнали с собою на Украину русские переселенцы, есть мнение, что это порода вообще имеет местное происхождение, а колонисты ее заводили у себя в хозяйствах из-за ее высоких качеств. Короче, как говорится в популярном фильме, «наука не в курсе дела».

Что еще должно свидетельствовать об их «передовой культуре»? Наверное, это:

«В Поволжье строились большие сёла, часто напоминавшие города. Вдоль длинных улиц в ряд стояли дома. В Причерноморье, где в период закладки сел недостатка в земле не было, строили с размахом. Вдоль одной или нескольких длинных (1–3 км) и широких (30–80 м) улиц как по линейке тянулись чистые дома. По обеим сторонам от проезжей части пролегали пешеходные дорожки, окаймлённые рядом акаций. Уже при первичном замере наделов в центре села выделялся большой участок под будущую школу и церковь. Все усадьбы были одинаковы по величине: 40 м в ширину и 120 м в длину, так что план селения был равномерно расчерченным и напоминал шахматную доску. Поскольку все дома были одноэтажными, высокая колокольня церкви доминировала над селением. При закладке сёл немецким колонистам вменялось в обязанность высаживать деревья. Благодаря этому немецкие сёла стали выделяться в безлесой степи подобно оазисам. Весной селение утопало в цвету и благоухало ароматом мёда. Часто за густыми акациями не было видно домов.

В Причерноморье дворы отделялись от улицы и соседних домов стройной каменной оградой. Ворота и калитка зачастую украшались колоннами и арками и были пёстро разукрашены. Просторно и строго по плану закладывались постройки на территории усадьбы. На одной стороне стоял вытянутый дом, отделённый от уличной ограды небольшим цветником. Две квартиры с четырьмя комнатами давали кров семье отца и старшему женатому сыну. Под продолжением той же крыши располагались конюшня и коровник, затем следовал сарай для телег и хозяйственного инвентаря. Впереди, напротив главного здания, стояла «летняя кухня», где практически жили в летнее время. На заднем дворе располагалось большое гумно, а рядом высокие соломенные скирды и сушёный навоз — последний как необходимое из-за отсутствия дров и угля топливо».

При ширине улицы в 80 метров до соседей не докричишься. В чем смысл? Это же неудобно. Думаю, что все просто: немецких колонистов так заставляли селиться их немецкие руководители, поскольку так занималось под собственно колонии огромное количество земли, а наделы в 65 десятин на семью, давались отдельным счетом. И эти немецкие руководители заставляли колонистов, из тех же соображений, и строиться таким образом. Ну, и что? В чем тут передовая культура и в чем она более передовая по сравнению с местной? Просто немецкая культура, да и только.

Скажем, если бы описывалось, как строятся русские, то обязательно упомянули бы, где построена баня — в огороде, или на берегу речки в целях пожарной безопасности. А у немцев бань не было, они им были без надобности — это немецкая культура, а у русских бани были — это русская культура.

Есть у меня толстая книга с длинным названием: «Настольная книга русского земледельца или руководство для годового круга крестьянских работ». Написана книга, как водится, российскими профессорами в начале прошлого века во времена Столыпинских реформ, в целом очень интересна, но время от времени из нее так и прет профессорским апломбом, замешанным на восхищении иностранной передовой культурой, и презрении к тупости русского крестьянина. Скажем, в последнем разделе на примере французского опыта русский крестьянин учится, как строить дом по передовой, французской культуре. Особенностью этого дома является то, что жилое помещение и все помещения для скота и инвентаря построены под одной крышей, а как вы выше прочли, так же строили дома и немецкие колонисты в России. Мало этого, жилые помещения и коровник «французского дома передовой культуры» соединены дверным проемом: «Все виденные мною коровники, несмотря на стойловое содержание скота и летом, имели вид как бы отдельной комнаты, прямого продолжения жилой части усадьбы».

Это очень удобно, поскольку так, во-первых, теплее в доме от тепла животных, во-вторых, удобнее хозяйке, которая закончит варить суп, шагнет в другую комнату и начинает доить шесть коров. А вот некультурные русские крестьяне так свои усадьбы не строят. Действительно, я в детстве жил в трех украинских селах, потом видел очень много русских сел, и если это были не дома после военного разорения, то коровники и вообще все помещения для скота у русских построены в 20–30 метрах от жилого дома. Но при чем тут передовая культура? Просто разные культуры: по западной культуре ценно, чтобы удобно было коров доить, а по русской — чтобы в доме мух и вони не было.

Тот же автор на примере французов учит, что дороги надо обсаживать деревьями, поскольку это дает дополнительную древесину. И я вспомнил когда-то читанный рассказ о том, как царские чиновники и русских крестьян заставляли в деревнях обсаживать дороги деревьями. Крестьяне, само собой, их не сажали («что немцу здорово, то русскому смерть»), а когда ретивый чиновник проезжал по деревням проверять исполнение указа, то они накануне рубили в лесу березки и втыкали их вдоль улиц. Получалось веселенько, чиновник был доволен, а когда он проезжал и березки подсыхали, то их пускали на дрова.

Но разве не хорошо иметь тенистую улицу? Разве не глупы крестьяне?

Видите ли, если ты в степной полосе, где солнце жаркое, и у тебя улица в 80 метров ширины, то деревья можно посадить так, чтобы они не затеняли ни деревянные строения, ни полотно дороги. Но когда у тебя улица в лучшем случае в 20 метров, а дорога не как во Франции и Германии (в которых много людей и камня), а грунтовая, то тень от деревьев, во-первых, не дает дороге просохнуть, во-вторых, не дает просохнуть деревянным строениям вдоль улиц, и эти строения начинают гнить. Ну и кому при таких последствиях нужна красота от того, что «селение утопало в цвету и благоухало ароматом мёда», а «за густыми акациями не было видно домов»?

Более существенным является то, что немецкие колонисты одними из первых покупали сельхозмашины, но для этого, как и для строительства жилья «о четырех покоях», нужны были деньги, а для эффективного использования машин, нужны были большие площади земли. Земли у немцев было больше, чем у многих помещиков, а деньги к ним сами шли.

Дело в том, что при выращивании хлебов самой тяжелой операцией является жатва. Речь не только в физической тяжести, но и в том, что жатва проходит в очень сжатые сроки, примерно в две недели. Запоздание с жатвой ведет к осыпанию зерна из колоса — к потере урожая. Остальные работы можно растянуть по времени, эту — нет. И именно количество рабочих рук на жатве, определяет предельное количество засеваемой земли. У русских крестьян земли было очень мало, они могли бы обработать и больше, да нечего было обрабатывать. В результате, образовывалось огромное предложение рабочих рук, что позволяло держать очень низкие цены на них, и обеспечивало возможность помещикам обрабатывать тысячи десятин земли с высокой прибылью. А эта прибыль давала возможность купить машины, которые еще больше увеличивали производительность и уменьшали затраты на рабочих. Скажем, та же пароконная жатка при 6 лошадях для их смены, давала возможность одному рабочему убирать в 36 раз больше, чем он это мог бы сделать косой, следовательно, с этой жаткой и затраты на рабочего пропорционально снижались, и цена рабочих рук падала.

Давайте прикинем по ценам и расценкам 1911–1915 года. Пуд пшеницы стоил в черноземной полосе 103 копейки, то есть, немецкие колонисты его по такой цене и продавали. Самая низкая стоимость рабочих рук мужчины была в период весеннего сева — в черноземной полосе поденная плата пешего рабочего была 71 копейка на свих харчах (на хозяйских — 53 копейки). Но к жатве эта плата существенно возрастала — 112 копеек. Работнице на своих харчах в жатву платили 74 копейки. Положим, у вас не было даже жатки, но было много земли, и вы нанимали жать косой. Один рабочий при двух работницах для вязки снопов и укладывания их в бабки для дозревания и сушки, убирал косой в день полдесятины. С этой половины десятины в черноземной полосе получалось 30 пудов пшеницы на стоимость в 30 рублей 90 копеек. А стоимость этой самой тяжелой и все определяющей операции обходилась вам в 2 рубля 60 копеек, то есть даже не доходила до 10 % дохода и была ниже даже затрат на семена (на полдесятины пшеницы их требовалось более трех пудов).

Вот эта оскорбительно низкая цена на рабочие руки и объясняла, почему помещики уже не имели крепостных, а жили припеваючи. Причина же такого положения, позволяющего грабить крестьян, была в крайне низком количестве земли у основной массы русских крестьян, и в большом количестве у тех, кто грабил.

Поэтому «культурную жизнь» немецких колонистов определяла не какая-то сверхвысокая и передовая культура, а наличие огромного количества земли. Это давала доход, который и позволял немцам строить «культурные» ворота с колоннами и арками.

Немецкие колонисты были, судя по их описанию, до того замкнутой кастой, что могут считаться какой-то погруженной в себя сектой. Никого, даже местное начальство, в свои колонии не пускали, имели свои церкви, свои школы только для немцев, с преподаванием до 1891 года только на немецком, с туземцами общались только по необходимости. Обратите внимание, что немцы-колонисты не оставили ни малейшего следа даже в русской литературе, что неимоверно! Ведь русские писатели, казалось бы, описали все народы России от гольда Дерсу Узала на востоке до быта еврейских кагалов в Белоруссии и Польше. А тут как будто эти немцы на острове Пасхи жили.

Интересно, что когда я читал планы Гитлера относительно устройства жизни на оккупированных территориях СССР, то удивлялся, откуда Гитлеру пришло в голову, к примеру, такое: «С этой целью нужно сделать так, чтобы жизнь немцев на колонизируемых восточных землях как можно меньше соприкасалась с жизнью местного населения. Мы не должны разрешать немцам селиться в гостиницах для туземцев, где все вокруг заплевано. Для немцев будут построены специальные дома для приезжих, куда не будет доступа местным жителям. И пусть они тогда плюют себе и сорят вокруг сколько душе угодно. Предоставив туземцев самим себе, мы тем самым не будем без нужды шокировать этих людей, нарушая их жизненный уклад, и создадим наилучшие предпосылки для основания наших собственных, совершенно изолированных поселений, которые превратятся в центры германской колонизации. Ведь противодействовать смешению немцев с туземным населением легче всего в том случае, если мы не позволим ему усвоить наш образ жизни и сразу же стать похожими на нас».

Теперь понятно, что Гитлер руководствовался опытом, который накопили немецкие колонисты в России за 150 лет вольготной жизни при царе.

Ведь для них Россия была не более, чем земля, в которой они могли нажиться как нигде в другом месте, и только. Интересно, что когда в 1874 году была введена всеобщая воинская повинность, 300 тысяч немцев эмигрировала из России только в обе Америки, благо, золотой рубль давал возможность вывезти из России все «нажитое непосильным трудом».

Трудно сказать, как этим немецким колонистам относились правящие круги России на самом деле, но Первая мировая война совершенно определенно расставила точки над «i», показав, что не обрусевшие немцы — это «пятая колонна» Германии. Правда, в те годы такого термина еще не было.

«Пятая колонна»

Напомню происхождение термина. В 1936 году в Испании против демократического республиканского правительства поднял мятеж генерал Франко. Он вел свои войска на Мадрид четырьмя войсковыми колонными, а в Мадриде в это время предатели в правительстве и армии испанской Республики ударили в спину правительственным войскам. Этих предателей генерал Франко назвал своей «пятой колонной». С тех пор этот термин стал употребляться для названия предателей, которые прямо или косвенно действуют против своего народа. Вождь нацистской Германии Адольф Гитлер такие «пятые колонны» в создавал искусственно в тех странах, которые он намеривался захватить.

«Кто говорит, что я собираюсь начать войну, как сделали эти дураки в 1914 году? — спрашивал Гитлер, имея в виду Первую мировую войну, и пояснял. — Мы будем иметь друзей, которые помогут нам во всех вражеских государствах. Мы сумеем заполучить таких друзей. Смятение в умах, противоречивость чувств, нерешительность, паника — вот наше оружие…

Через несколько минут Франция, Польша, Австрия, Чехословакия лишатся своих руководителей. Армия останется без генерального штаба. Все политические деятели будут устранены с пути. Возникнет паника, неподдающаяся описанию. Но я к этому времени уже буду иметь прочную связь с людьми, которые сформируют новое правительство, устраивающее меня.

Когда противник деморализован изнутри, когда он находится на грани революции, когда угрожают социальные беспорядки, тогда наступает долгожданный момент. Один удар должен сразить врага…»

И действительно, впоследствии Гитлер разил врага таким ударом — ударом изнутри силами «пятой колонны». Весной 1938 года он без единого выстрела захватывает Австрию, власть в которой уже фактически захватила его «пятая колонна». Осенью 1938 года он захватывает у Чехословакии Судетскую область, а весной 1939 года — и всю Чехословакию, силы которой подорвали «пятые колонны» судетских немцев и словацких фашистов из католической партии Иозефа Тисо. В 1940 году немецкие войска, как нож сквозь масло, проходят сквозь Голландию и Бельгию с помощью фашистской «пятой колонны» в этих странах. Не провоевав и двух недель и не понеся серьезных потерь, сдается французская армия, которая победила немцев в Первой мировой войне. Сдается, поскольку «пятая колонна» Германии вызвала во Франции, как и говорил Гитлер, «панику, не поддающуюся описанию». А до этого, весной 1940 года, немецкий десант захватывает Норвегию на плечах местной «пятой колонны», руководимой Квислингом.

Надо сказать, что Гитлер считал себя рыцарем и в застольных разговорах сообщал, что он в своей жизни не общался и не собирается общаться ни с одним шпионом. Может быть, незнанием подробностей объясняется его презрительное «эти дураки в 1914 году». На самом деле и до него немцы, проживавшие за границей, использовались Германией для разведки и подрывной работы у противника исключительно успешно и очень давно. Считается, что истинным знатоком этого дела был известнейший полководец, прусский король Фридрих II. Значение, которое он придавал агентурной службе, выражено им в его знаменитой фразе: «Маршал де Субиз требует, чтобы за ним следовало сто поваров; я же предпочитаю, чтобы передо мною шло сто шпионов». Уже для успеха войны с Францией в XIX веке немцы создали мощную разведывательную сеть: «В числе этих агентов состояли: до 5000 ч. прусских сельскохозяйственных рабочих, к которым французы относились весьма благожелательно, как к послушным и трезвым работникам; до 9000 чел. немецкой женской прислуги, предназначенной преимущественно для обслуживания кафе, ресторанов, пивных и гостиниц; до 1000 чел. отставных унтер-офицеров с маленьким начальным образованием, пристроенных в различные французские торговые и промышленные предприятия или путешествовавших под видом коммивояжеров…; 46 молоденьких и хорошеньких пруссачек, размещенных по военным буфетам гарнизонов Восточной Франции. Кроме того, около 200 человек женской прислуги были размещены у адвокатов, врачей, чиновников, офицеров и пр., у которых немецкая прислуга была в большом спросе, т. к. независимо от своих хлопот по хозяйству и по уходу за детьми, она все время служила первым учителем немецкого языка для детей». Это цитата из двух томов капитального исследования К.К. Звонарева (настоящая фамилия Зайгзне К.К.): том I — об агентурной разведке царской России и том II — об агентурной разведке Германии, которые вышли из печати в 1929–31 гг. под грифом «Для служебных целей». (Забегая вперед, обращаю внимание на год издания этого труда, чтобы понять, что Правительство СССР, принимая предупредительные меры против немцев в СССР, не собиралось наступать на грабли, на которые наступило и царское правительство, и правительства союзников царя — Великобритании и Франции).

После своего поражения от Пруссии в 1871 году, французы поняли, что немцы во Франции — это подрывной элемент государства в случае войны с Германией, и начали принимать меры. Они решили обезопасить себя от такого рода шпионских организаций тем, что предложили всем иностранцам, служившим на французских железных дорогах, принять французское подданство под страхом немедленного увольнения со службы. В ответ на это распоряжение германское правительство ввело двойное подданство, т. е. разрешило германским подданным принять французское подданство, оставляя их в то же время в германском подданстве. В настоящее время Израиль использует еврейскую диаспору в других странах, как свою «пятую колонну», установив, что еврей в любой стране автоматически имеет право на гражданство Израиля, но, как видим, идея создания своей агентуры путем двойного гражданства, принадлежит немцам.

И во время первой мировой войны, Германия использовала немцев в России в полной мере. Указанный выше источник сообщает.

«По данным 1904 года, в Привисленском крае было 500 000 немцев, т. е. 5 % общей численности населения края, в Гродненской, Ковенской и Виленской губерниях—40 000, т. е. l %, в Волынской—60 000, т. е. 2 % и Подольской—15 000, т. е. 0,5 % населения. Всего же в России проживало около двух миллионов немцев.

Селились немцы-колонисты, не как-нибудь, а, по-видимому, по строгому и заранее кем-то выработанному плану. Успешно замаскированная политика немцев расположила своих колонистов в Царстве Польском вдоль железных дорог, по побережью Вислы, по пути через Плоцк и Новогеоргиевск в Варшаву, опоясала своими «глазами и ушами» со всех сторон Ивангород. Затем немецкие колонисты захватили в свои руки все важнейшие пункты и военно-стратегические пути в Литве, Волыни и Подолии. Вдоль шоссе, на участке Киев — Брест-Литовск, вдоль Полесских и Юго-Западных железных дорог немецкие колонии образовали непрерывную цепь. Вокруг Дубно расположилось нечто вроде сплошной немецкой области, заселенной немцами в количестве 307 000 человек. Вокруг ковенских фортов, в Ковенском и смежных с ним уездах жило до 15 000 немецких колонистов. Между отдельными фортами Ковенской крепости, лагерем и железнодорожным мостом на реке Немане находилось до десятка фабрик, принадлежавших немецким подданным. Земельные участки вокруг Ковно и его фортов были приобретены немцами. Объяснить все это случайным явлением — дело довольно рискованное.

Готовность немецких колонистов служить Германии и соблюдавшаяся ими дисциплина могли бы показаться изумительными, если бы не была известна необыкновенная деятельность некоторых берлинских учреждений. Для поощрения патриотического чувства Берлин денег никогда не жалел. Из года в год колонистам выдавалось по нескольку десятков агитационных брошюрок в громадном количестве экземпляров и оказывались всякие льготы при поездке на некоторое время в Германию. Им же высылались немецкие газеты и выдавались пособия из средств немецкого школьного союза. Немецкие учителя в случаях неурожая получали из Берлина пособия деньгами и зерном. Среди немцев-колонистов существовало много союзов и обществ, далеко не легальных, не только экономического, культурно-просветительного и спортивного характера, но и политических. Например, в Лодзи существовал целый ряд антипольских союзов, союз помощи немцам — германским подданным, — певчие, гимнастические и стрелковые общества. «Стрелковое общество» можно сказать, являлось целым союзом обществ, состоявших из отрядов обмундированных, обученных и снабженных оружием стрелков.

Если не все эти колонисты, то часть их, так или иначе, являлась информаторами германской разведки, целой правильно организованной армией агентов, занимавших в России места управляющих, лесничих, надсмотрщиков, учителей, приказчиков, самостоятельных промышленников, торговцев и даже мастеровых и чернорабочих».

Если учесть, что нити предательства тянулись к правительству царской России и к самому двору Николая II, то предательство, так сказать, рядовых немцев, не впечатляет. Тем не менее, свою лепту они вносили. К примеру:

«Осенью 1916 года артиллерии Балтпорта было приказано погрузиться в вагоны для следования к новому месту назначения. Погрузка происходила на виду у местных жителей, и в частности, в присутствии помещика фон-К. Вечером, в день отъезда артиллерии, 10 германских миноносцев, пользуясь фонарем, зажженным неизвестно кем на дамбе порта, и огоньком Матиас-Кирхе, обозначавшим курс, — вошли внутрь залива, развернулись и открыли сильный огонь по Балтпорту, при чем первые же снаряды разрушили телефонную станцию службы связи южного района Балтийского моря, конюшни эскадрона, склады минных заграждений и гостиницу «Роггервик» — казармы эскадрона.

На то, что миноносцы были уверены в своей безнаказанности, — указывает дистанция, на которую они подошли к берегу—15–20 саженей».

Или:

«После этого разговора не прошло и двух недель, как корпус Хвостова был атакован и разбит вдребезги на Стоходе, как раз в том месте, где меньше всего можно было ожидать нападения.

Слежка за поручиком Вальде установила, что он часто писал одному инженеру в Харьков. Свои письма он пересылал вместе со служебными бумагами. Письма писались химическими чернилами. В момент ареста указанный инженер застрелился. Вальде арестовали, и он сознался, что служил немцам из патриотических побуждений».

Или:

«А. Н. Хвостов рассказывает, что в бытность его министром внутренних дел, его внимание обратила на себя немецкая ячейка в Харькове. «В виде примера, — пишет Хвостов, — укажу на харьковский химический завод, изготовлявший жидкость для противогазных масок. По получении такого рода противогазных масок на фронте выяснилось, что они от газов не предохраняют и люди мрут. Так погибло сперва тысячи две солдат, потом тысяч пять — шесть.

Тогда спохватились, и удалось через принца Ольденбургского настоять на расследовании этого дела. С этой целью остановили в пути поезд, шедший с масками на фронт, исследовали содержание противогазовой жидкости и выяснили, что состав ее был вдвое слабее, чем полагалось. Стали расследовать дело на заводе, директором которого оказался немец. Показания очень интересны; он написал, что он офицер ландштурма и что «русские свиньи должны были дойти до совершенного идиотизма, думая, что немецкий офицер мог поступить иначе», т. е. не помогать Германии в этой войне, даже находясь в России».

Автор тогдашнего обзора действий немецкой разведки и провального итога российской контрразведки, суммирует:

«Не нужно, конечно, доказывать, что в царской России почва для постройки немцами прочной и солидной сети была вполне благоприятна. Мы уже раньше указывали на громадное количество германских колонистов в приграничном районе, массу германских коммерческих и промышленных предприятий, на огромное число как всевозможных специалистов-немцев, разбросанных по разным, чисто русским, предприятиям, так и немцев, состоявших на русской государственной службе, на германофильство женской половины русского царского двора и своры, его окружавшей, и т. д., и т. д.

Правда, в начале войны, часть этих вольных и невольных сотрудников германской агентурной службы была арестована и размещена по концентрационным лагерям и в Сибири. Этим стройность организации агентурной сети была несколько нарушена. Однако, пострадала мелочь, а не крупные силы, которые были настолько хорошо замаскированы, что их репрессивные меры не коснулись. Действительно, за время войны русская контрразведка не раскрыла ни одной крупной организации германской разведки, хотя не одна сотня людей была перевешана. Это можно объяснить только хорошей маскировкой, хорошим руководством и хорошей работой самой организации».

Сложно сказать, о каких именно агентах Германии, сосланных в Сибирь, говорит автор, поскольку апологеты немецких колонистов, в связи с Первой мировой войной, жалуются:

«Несмотря на то, что в царской армии служило около 300 000 немцев, ненависть ко всему немецкому достигла нового апогея. В общественных местах не разрешалось говорить по-немецки, проповедь на немецком языке была запрещена, общественные собрания немцев (более 3-х человек) объявили нелегальными, и так далее. В Москве эта травля привела к немецкому погрому 27 Мая 1915 года. Особенно большим ударом были так называемые Законы о ликвидации землевладения и землепользования от 2 февраля и 13 декабря 1915 года.

Эти законы требовали экспроприации недвижимого имущества у всех немцев, живущих в полосе шириной 150 км восточнее западной границы России и у Чёрного моря и насильственного выселения немцев из этой зоны. Осуществить их удалось только на Волыни. Ровно 200 000 полностью разорённых волынских немцев отправились в Сибирь. Многие из них погибли в пути, длившемся несколько месяцев.

Упомянутые законы должны были вступить в силу во всех областях до Урала. Из-за Февральской буржуазной революции 1917 года действием этих законов оказались охвачены только немцы Волыни».

Это следует отметить, что выселить всех немцев-колонистов за Урал, собирался еще царь, причем, в апреле 1917 года должны были уже быть выселены немцы даже из Поволжья, но в феврале 1917 года произошла революция.

Однако в начале Второй мировой войны немцами сразу же занялись все страны. Как только в сентябре 1939 года Великобритания объявила войну Германии, англичане немедленно, без следствия и суда арестовали не только 20 тысяч членов британских нацистов во главе с О. Мосли, но и еще 74 тысячи человек немцев и граждан, подозрительных по связям с Германией. И не выслали их с вещами в отдаленные районы, как в СССР, а посадили в концлагеря с тяжелейшими условиями содержания. Французы, с началом войны в 1939 году провели повальные аресты немцев на своей территории, в том числе и немцев-антифашистов. Американцы, после начала войны с Японией, вдобавок к немцам, посадили в концентрационные лагеря безо всякого следствия и суда 112 тысяч своих граждан с японской кровью. Никто не хотел наступать на одни и те же грабли «пятой колонны» дважды — в воюющей стране не должно быть даже намека на возможность предательства.

Сегодня источники немцев-колонистов сообщают, что они сохраняли нейтралитет по отношению к сторонам в Гражданской войне. Может быть и так, но у них не было ни малейшего нейтралитета по отношению к австро-немецким войскам, оккупировавшим Украину и Причерноморье. Колонии немцев немедленно начали создавать военные дружины в помощь этим войскам для усмирения украинского населения, оказывавшего оккупантам сопротивление, и первые боевые действия партизан Нестора Махно как раз и были направлены против немецких колоний. Немецкие колонисты на деле показали, что царь имел все основания для того, чтобы переселить их в Сибирь.

Успехи советской пропаганды интернациональной солидарности трудящихся в немецких колониях были проблематичны, несмотря на эту пропаганду, в 1929 году около 14 000 немецких крестьян направились со своими семьями в Москву с целью выезда из СССР. После долгих переговоров Германия приняла примерно 5000 из них, но только для дальнейшего проезда в Америку. Тем не менее, источники самих бывших советских немцев сообщают, что число немцев, переселившихся в Америку из СССР в 20-х годах XX века, могло составить приблизительно 150 000–200 000 человек.

Прогермански настроенные немцы в СССР эти свои мысли и настроения, разумеется, пытались скрыть, но реально не могли скрыть их даже от детей. Вот воспоминания человека, который хорошо относится к любому, кто плохо относится к коммунистам и СССР.

«Я хочу поговорить о немецкой диаспоре в СССР во время Отечественной войны. Сначала факты, касающиеся меня лично, потом некоторые соображения. С моей мамой в библиотеке работала очень милая интеллигентная старушка — немка по национальности. С тех пор, как немцы начали одерживать победу за победой в Европе, она пребывала в хорошем настроении. Когда бомбы посыпались на Киев, и мы не находили достаточно сильных бранных слов для Гитлера, она называла его только «Гер Гитлер». К моей лучшей школьной подруге ходила преподавательница немецкого языка, прелестная старая дева Ирмгард Оскаровна. И моя подруга, и ее родители очень ее любили и ценили за высокие нравственные качества и хорошие манеры. Незадолго до войны она перестала давать уроки моей подруге, сказала, что так сложились обстоятельства. И мы не сразу поняли, что под влияние геббельсовской пропаганды (приемники тогда еще были), она не считает для себя возможным работать в еврейской семье. В моем классе русский язык и литературу преподавала Нина Карловна. Она же была нашим классным руководителем. Она была прекрасный педагог, и мы ее любили. Я любила ее особенно, возможно потому, что она преподавала мой любимый предмет. И что она любила меня, я знаю точно. Однажды был диктант, и Нина Карловна, диктуя, ходила между рядами парт, и, когда она проходила мимо меня, на минуту остановилась и положили руку мне на голову. От ее полной теплой руки по всему моему телу разлилось тепло. У нас дома не было принято ласкать детей, и ее ласка была для меня непривычной и приятной. Мы советовались с Ниной Карловной обо всем. Бывали у нее дома. Она всегда была нам рада, и муж ее встречал нас приветливо. Нина Карловна называла его Жорж, был ли и он немцем, я не знаю. Их дочь училась в нашей школе на класс старше меня. Когда началась война, мы хотели принимать с ней более значительное участие, чем копание щелей в своем дворе. В армию нас не брали. Мы решили пойти, как всегда, к Нине Карловне посоветоваться, что нам делать. Она не пригласила нас в дом, разговаривала во дворе, была какая-то другая, сказала, что посоветовать нам ничего не может, и добавила: «У вас же есть комсомол». И это «у вас» как-то нас разделило. Когда мы вернулись в Киев из эвакуации, то от остававшихся в городе своих соседей и знакомых узнали, что было в Киеве во время оккупации. Все немцы объявили себя «фолькс-дойчами» (немцы-коммунисты конечно уехали, им оставаться в оккупированном городе было опаснее, чем евреям) и сотрудничали с оккупантами. (Если кто-нибудь знает в Киеве немцев-антифашистов, которые боролись с оккупантами, сообщите мне. Не исключаю, что такие могли быть, но я их не обнаружила). Семья Нины Карловны приняла немцев. Дочь ее стала немецкой фройляйн и с удовольствием принимала ухаживания немецких офицеров. Немецких девушек в городе было немного, и для нее, дурнушки, это был звездный час. И вообще, мы себе не можем представить, как это приятно чувствовать себя принадлежащей к «вышей расе». Когда немцы отступали, семья Нины Карловны ушла с ними». (Э.Б. Тареева).

Выселение на восток

Таким образом, если в предстоящей войне с практически всей Европой под руководством нацисткой Германии, будущее поведение крымских татар, чеченцев, ингушей и калмыков Советскому правительству было не просто предсказать, то, что будут делать немецкие колонии при приближении к ним немецкой армии, было абсолютно понятно. И было понятно, что планы царя относительно переселения немцев на восток, необходимо осуществить.

Правда, у правительства СССР была уверенность, что советские генералитет и кадровое офицерство все же не допустят такого разгрома Красной Армии, как это произошло на самом деле. Нет, никто в Правительстве СССР не обольщался мыслью, что немцы будут разбиты малой кровью, оглушительным ударом и на чужой территории. К примеру, по условиям оперативно стратегических игр, проигранных высшим командованием Красной Армии со 2 по 11 января 1941 года, то есть, за 5 месяцев до нападения Германии на СССР, фашистские войска вторгались на территорию СССР на 100–120 километров, и только на этом рубеже останавливались, с последующим проведением контрударов. Того же, что произошло на самом деле (при полном превосходстве Красной Армии в танках и самолетах), ни Сталину, ни Правительству не могло присниться и в страшном сне.

Поэтому переселение немцев за Урал началось с опозданием — в конце августа 1941 года (крымских немцев — немного ранее). В это время от немецкого нашествия уходили на Урал и за Урал миллионы советских граждан и не просто уходили, а увозили с собою промышленное оборудование заводов и фабрик, уводили сельхозтехнику и угоняли скот. В 1941 году было перемещено на восток 2459 промышленных предприятия, 2,4 миллиона голов крупного рогатого скота, 5,1 миллиона голов овец и коз, 0,2 миллиона голов свиней, 0,8 миллиона голов лошадей. Ушло от нашествия гитлеровцев 12,4 миллиона советских граждан (в 1942 году еще 8 миллионов человек).

И эти советские люди, уходя от наступающих немцев, могли, порою, взять с собою только то, что было на них. Главный инженер завода, на котором я проработал 22 года, Друинский М.И., так описывает свою эвакуацию (ему шел 16-й год):

«Мы не могли уехать, так как было объявлено, что перед отъездом нужно обязательно получить в горисполкоме эвакуационные листы, без которых в пути нельзя будет получить хлеб. Наконец, объявили о выдаче эвакуационных листов. И вот, когда мы, наконец, получили эти злосчастные эвакуационные листы, то нам сообщили, что поезда уже не ходят, железная дорога, идущая на восток, перерезана немецкими войсками, далеко продвинувшимися вперед.

Что делать? Надо было бежать. В последний момент нам вызвался помочь знакомый Вердель, он был возчиком, у него была своя лошадь и бричка. Он положил на бричку свои вещи и разрешил нам кое-что из вещей тоже положить на бричку. Он сказал, что может взять только двух человек, так как у него всего одна лошадь, да еще кое-что из вещей. Сеня решил, что поедут мама и я, а он с Фаней (будущей женой), попытаются найти какую-нибудь грузовую автомашину, идущую на восток и пристроиться. Вещей никаких они с собой не взяли, и поэтому им удалось сесть на случайно подвернувшийся грузовик, шедший на восток. Было это на второй день после нашего отъезда. Доехали они до первой железнодорожной станции, откуда еще двигались поезда, пристроились на товарный поезд, идущий на восток и поехали. Затем удалось пересесть на пассажирский поезд и двигаться дальше, а потом — снова на товарный, так на перекладных они и ехали. На станциях выбегали за кипятком, что-либо купить поесть. В пути они потеряли друг друга, затем снова встретились на одной из станций. Так с приключениями они добрались до города Актюбинск (Западный Казахстан). Здесь остановились, нашли жилище (землянку) и устроились на работу. Сеню где-то в ноябре 1941 года призвали в армию.

Горловку мы покидали 12 октября 1941 года. Было раннее утро, еще совсем темно, пасмурная неприятная погода. Мы начинали свой путь, не зная, что ждет нас впереди. Вердель взял с собой немало вещей, одна лошадь не могла одолеть весь груз, поэтому мне пришлось идти пешком, мама ехала на бричке (когда была сухая погода). Но большей частью шли дожди и дороги были превращены в сплошное месиво, поэтому и маме много приходилось идти пешком. На бричке оставался только возчик, так как он держал в руках вожжи. Итак, мы шагали, шагали с утра до вечера, делая иногда привалы, чтобы немного отдохнуть и поесть. Выручало нас то, что перед отъездом нам удалось купить кирзовые сапоги для меня и мамы. Без сапог идти было бы немыслимо, так как грязь была непролазная (почва-то какая! Украинский чернозём!), а дороги без твердого покрытия. Идешь — идешь, дорога уходит за горизонт, кажется, не будет конца этой дороге. Утром поднимаешься с мыслью, что опять в путь, опять шагать и только шагать… В дни, когда было сухо, преодолевали дл 30 км ежедневно. Так день за днем в общей сложности прошагали пешком 600–700 км. Мы все еще двигались по Донбассу, не зная, что ждет нас в следующем селе. Бывало, приближаясь к очередному населенному пункту, мы не знали, кто в селе (немцы или наши). Надо сказать, что жители украинских сёл и посёлков относились к нам очень дружелюбно, доброжелательно. Как только постучишь в дверь, сразу открывают ворота, чтобы въехала бричка, предлагают еду, ночлег, корм для лошади. Утром, перед дорогой собирают на стол всё, что есть в доме, и предлагают поесть. Некоторые семьи еще и в дорогу на первое время давали нам хлеб, варёную картошку, солёные огурцы, лук и прочую снедь. Мы не знали, как благодарить этих добрых людей. У нас с собой было немного денег, мы им предлагали, но почти никто не хотел брать, говорили, вам самим еще понадобятся.

Многое стёрлось в памяти, осталась только дорога, дорога, нескончаемая дорога. Помню село Чернухино, это еще совсем недалеко от Горловки, шел проливной дождь, все мы промокли, дорога превратилась в сплошное месиво грязи, двигаться было очень тяжело, вместе с нами шли войска (отступали), артиллерия на конной тяге, лошади выбивались из сил (не только люди), чтобы вытащить очередную пушку из трясины. Большое скопление военной техники, солдат и все это двигалось на восток.

Следующий населённый пункт, который запомнился — это Хацапетовка (сейчас называется, кажется, Углегорск). Мы остановились отдохнуть рядом с железнодорожной станцией, где стоял воинский эшелон с солдатами. Скопилось большое число подвод и автомашин. В это время налетел самолет, стал бомбить воинский эшелон, сбросил бомбы и улетел. Через несколько минут появился второй самолет, резко снизился и на бреющем полете, чуть не касаясь земли колесами, стал поливать свинцом из пулемётов. Паника среди людей была страшная. Помню, мы все прижались к земле, я вижу фашистского лётчика, его лицо в очках, а в голове мысль «вот так люди умирают». К счастью, никто из нас не пострадал».

Мой отец был призван в армию на второй день войны — 23 июня 1941 года, о своей беременной жене он позаботиться не смог и моя мама осталась в оккупации. Дом, в котором была квартира моих родителей в Днепропетровске, стоял у завода, на котором работал отец, и немцы разбомбили дом, бомбя завод, еще в июле 1941-го. Мама сначала жила в селе у моего дедушки по отцу, пока во двор не вбежала малолетняя дочь старосты села и не крикнула: «Дед Федор, отец послал сказать, что немцы село окружают, молодых в Германию будут гнать! Прячьте тетю Любу!». Но куда?

Дедушка схватил ручную тележку, бабушка в нее что-то бросила, мать схватила уже родившегося моего брата Генку, и они с дедом огородами выбежали в степь, где дед махнул рукой: «Там Губиниха, а оттуда дорогой пробуй добраться до своих».

Хотя маме тогда было не больше 23, дорога ей далась очень тяжело: надо было прятаться от немцев и полиции, перебраться по наведенному немцами понтонному мосту через Днепр. Пройти надо было почти 300 км. Ее рассказ об этом я смутно помню с детства, причем с упоминанием, что брат вел себя непослушно, не хотел сидеть в тележке, цеплялся ручками за ее колеса.

Тележка сломалась, но, к счастью, мать нашла на дороге утерянные кем-то очки, и ей попался подслеповатый кузнец, который за эти очки отремонтировал тележку.

В конце концов, она пришла в свою родную Златоустовку под Кривым Рогом и до освобождения жила со своими родителями.

А советские немцы ехали на восток организовано: у них принимался скот и дома, за которые им на эту же сумму предоставлялся скот и жилища или материалы на постройку жилища на востоке в местах назначения. Им предоставлялись вагоны, в которые они могли взять с собою по тонне груза на семью.

Еще раз вспоминает Э.Б. Тареева: «Эшелон с выселяемыми немцами я из своего эшелона с беженцами видела своими глазами, он был несравненно лучше благоустроен, чем наш, и своими ушами слышала, как немецкая молодежь выкрикивала в сторону нашего эшелона по-немецки гитлеровские лозунги. …Правда, мы встретили эшелон с немцами, в котором стены и потолки теплушек были сплошь увешены колбасами и окороками, в августе, а решение о переселении АССР немцев Поволжья, как я сейчас узнала, было принято в конце сентября. И может быть с сентября условия переселения стали хуже и стали ограничивать количество багажа. Но те, кого не выселяли, кто бежал от немцев добровольно, как мы, вообще мог с собой взять только, что могут донести руки, а руки часто были заняты детьми. Нас тоже высадили в чистой степи, и никто нами дальше не занимался, мы устраивались сами как могли. Правда, высадили не на снег, потому что был теплый август, но думаю, что и из немецкого эшелона пассажиров тоже высадили на траву. А когда появился снежный покров, то на снег высаживали как немцев, так и русских беженцев. Немцев привезли ни в какие-то нежилые места, а туда где жили люди, и эти люди им очень обрадовались. Мужчины не немцы были на фронте, а мужские рабочие руки были очень нужны».

Тареева ошибается, Указ о выселении немцев был от 28 августа 1941 года, и она видела именно тех немцев — выселяемых по Указу. Что Тареева подметила правильно, так это то, что немцев выселяли не в пустыни, а в обжитые места, причем, некоторые попадали в колонии, которые немцы основали за Уралом еще в начале века во времена Столыпина. Блестящая жизнь героя этой книги Якова Геринг прошла в казахстанском селе Константиновка, которое было основано переселенцами с Украины, в основном немцами еще в 1907 году.

Случился дикий парадокс — наименее патриотическую часть своего населения Правительство СССР вывозило на восток со всеми, возможными в тех условиях, удобствами, а переселение в те же районы наиболее патриотической части советского народа было трагедией. Разумеется, советское правительство этого не хотело, и если бы была у него возможность, то оно бы всех эвакуируемых переселили так, как немцев. Но сделать это не дали наступающие фашистские войска, прихода которых ждала какая-то часть этих самых эвакуируемых немцев.

Еще парадокс, мужская элита — самая продуктивная часть русских, да и немецких мужчин Германии — погибла на фронте, а мужчины немецких колонистов в России спаслись в тылу. Правда, советское правительство не могло допустить несправедливости уж в крайней форме и мобилизовало немцев в трудовые армии, строящие оборонные предприятия за Уралом. Но что значила эта работа в тылу по сравнению с жизнью в окопах или одной атакой на немецкие позиции?

Поэтому, когда приходится читать или слышать вопли потерявших совесть представителей этих «выселенных народов» об этом своем несчастье, то, пусть они меня простят, но возникает даже не чувство презрения, а чувство омерзения.

* * *

Яков Геринг был, безусловно, коммунистом и советским немцем, но, одновременно, он был потомком немецких колонистов России, выселенных с Кавказа в Казахстан в 1941 году. На мой взгляд, это тоже могло иметь значение в его короткой и блестящей жизни. Ведь по большому счету, советские немцы должны были иметь комплекс неполноценности по отношению к остальным народам, воевавшим и победившим практически всю Европу во главе с Германией. Думаю, что такое положение, помимо его личных ума и воли, толкало Якова Геринга на великие дела и не давало успокоиться до самой его преждевременной смерти. Так это было или не так — это всего лишь мои личные предположения.

Поэтому я и предварил рассказ о нем этими размышлениями.


Оглавление

  • Юрий Мухин РУССКИЕ НЕМЦЫ
  • Немецкая элита
  • Колонисты
  • О передовой культуре колонистов
  • «Пятая колонна»
  • Выселение на восток

  • загрузка...