КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591884 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235563
Пользователей - 108212

Впечатления

Serg55 про Минин: Камень. Книга Девятая (Городское фэнтези)

понравилось, ГГ растет... Автору респект...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Велтистов: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Галопом по мирам [Екатерина Васина] (fb2) читать онлайн

- Галопом по мирам 905 Кб, 273с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Екатерина Юрьевна Васина

Настройки текста:



Васина Екатерина Галопом по мирам


История 1. Крайнее средство

— Лови его! — призыв разорвал еще недавно сонную тишину комнаты наблюдения. Трое охранников пытались скрутить щуплого невысокого парнишку. А тот метался между ними с невероятной скоростью, во все стороны летели стулья и папки с бумагами. Один охранник уже выбыл из строя, и теперь сидел, держась за ребра.

Четвертый охранник уже несколько минут отчаянно старался собрать воедино то, что раньше было системой связи, работающей через техномагические кристаллы. За его спиной, на стене, вовсю мигала разноцветными огнями карта наблюдений. Одержимый набросился на нее, сбив все настройки. Плохо, очень плохо: на карте высвечивались запрещенные магические действия. А теперь она словно сошла с ума, переливаясь мириадами огоньков. И если верить ей, весь город только и делал, что колдовал, применяя черную магию, некромантию и жертвоприношения.

Система связи, похожая теперь на горстку мусора, вдруг крякнула, свистнула, а потом отозвалась сонным голосом.

— Какого черта? Прокляну!

— Господин маг, — охранник услышал за спиной грохот и ругань, затараторил. — У нас проблемы, настройки карты сбиты, сюда проник одержимый.

После продолжительного треска, немного искаженный голос мага произнес.

— Сейчас буду. Где начальник стражи?

— Не можем связаться, господин маг.

— Ладно, я сам его притащу, — тут кристаллы звякнули особенно жалобно и разрядились.

Происшествие удалось разрешить довольно скоро. Пока изгоняли духа, пока охранники рассказали, что здесь произошло — маг уже восстановил настройки карты. И замер: почти на окраине города лихорадочно мигал красный сигнал.


В теплой трескучей ночной тиши дом казался черным. Темно-бордовые, с прожилками черноты облицовочные камни привозили с Астарианских рудников. Каждый камень, размером с ладонь взрослого мужчины, стоил столько, что даже самые богатые горожане не всегда решались его приобретать. В крайнем случае, облицовывали края окон или выкладывали узкий пояс по верху фундамента. Здесь же весь дом был выложен этим камнем, более того — внутренние стены тоже с обеих сторон также могли похвастаться дорогущей облицовкой. Вкупе с черной и вишнево-коричневой тяжелой мебелью, плотными портьерами и всегда приглушенным светом — это производило весьма гнетущее впечатление на тех немногих гостей, что посещали дом.

Сейчас кресла и ковер в одной из многочисленных комнат были убраны в сторону, обнажая каменную плитку пола. Ключ поблескивал в замочной скважине, но дверь на всякий случай еще загородили тяжелым резным столиком.

Кровь легко размазывалась по каменному полу, образуя четкие линии пентаграммы. Пальцы то и дело ныряли в баночку, заполненную темно-красной жидкостью. Главное условие — пентаграмма должна быть нарисована собственной кровью.

Сколько же сил, времени и денег он потратил на то, чтобы достать этот несчастный клочок бумаги. Сколько ночей не спал, вскакивал, в ужасе думая, что все раскрылось, и за ним сейчас придут. Несанкционированное использование заклинаний подобного рода каралось сразу и беспощадно. Просто чудо, что его не сумели вычислить. Тогда не спасли бы никакие деньги. Только бы все прошло удачно, и его не подвели. Капля пота, упавшая со лба, едва не загасила одну из десяти толстых свечей, заставив на мгновение похолодеть. Если ритуал сорвется, то надо будет начинать все заново. Через год. А он больше не мог ждать.

С каждой новой линией пентаграммы сердце начиналось биться быстрее. Если все получится, то он станет обладателем самого бесценного сокровища, самой прекрасной женщины, к ногам которой он бросит свою страсть и свое богатство.

Слова падали на пол тяжелыми кусками льда, наполняя жизнью темно-красные лини. Заставляя их загораться багровым свечением. Нечто рвалось сюда, спеша сквозь пространства и миры. Он уже весь дрожал в предвкушении…

И она пришла: завораживающая и прекрасная. Человеческим женщинам не дано было достичь такого совершенства. Колени сами собой подогнулись, заставляя упасть на пол.

— Моя королева…

Черные глаза без зрачков пренебрежительно глянули из-под рыжей челки.

— Смертный? Ты осмелился позвать меня?

От хрипловатого голоса внутри все перевернулось и застонало в предвкушении.

— Я давно мечтал о тебе. Такой совершенной и страстной! Моя королева, я готов бросить к твоим ногам все! Даже собственное сердце!

Она небрежно переступила черту, и линии пентаграммы бессильно потухли.

— Сердце говоришь? — голос стал задумчивым.

У темно-бордового облицовочного камня есть еще одно свойство — великолепная звукоизоляция. Поэтому никто из слуг, спавших на первом этаже, не услышали, что же произошло в комнате наверху.

* * *
Разноцветная горсть таблеток стала уже привычкой. Начальник городской стражи Виль Асантио даже не поморщился, почувствовав пронзительно-горький вкус на языке. Потом убрал таблетницу в нагрудный карман и вышел из тени дерева.

Солнце еще только поднялось над крышами Виалоры, а возле особняка Араноха — богатейшего дельца государства — клубилась толпа. В утренних лучах дом из бордово-красного камня казался залитым уже начавшей засыхать кровью. И зрительно выбивался из общей картины этого богатого района, выдержанного в нежных и светлых тонах. Виль разглядывал обрывок страницы, найденной в комнате, рядом с телом Араноха. Бурые иероглифы ни о чем ему не говорили, как и полустертая пентаграмма на каменных плитах пола. Из-за сбоя карты, стража прибыла слишком поздно, когда тварь, явившаяся из другого мира, уже исчезла, оставив после себя трупы хозяина особняка и семерых его слуг. Все они оказались почти обескровленными. Существо явно проходило по классу ГЗ — гемаглобинозависимые, так называли эксперты вампиров.

Горький привкус никак не желал исчезать. Виль отхлебнул воды из фляжки и тут же скривился еще сильнее — увидел вдали тонкий силуэт всадника. Начальник стражи торопливо допил воду и пошел навстречу всаднику. Проклятые иномирцы. Везде у них шпионы.

К тому времени, когда первые представители Альянса семи миров в открытую начали появляться в мире Акина, его цивилизация переживала не лучшие времена. Только что окончилась более чем полувековая война, затронувшая все развитые государства планеты. Несколько страшных эпидемий уничтожили почти треть населения главного континента.

И в этот момент на арену вышел Альянс.

Невероятным открытием явилась информация о том, что кроме Акины, существуют еще бесконечное множество других миров. Они находятся совсем рядом, для магических существ, разумеется. Альянс объединял семь магически сильных миров, и оказывал покровительство еще нескольким десяткам слабых. Некоторые из них сохраняли относительную независимость, другие — фактически являлись колониями.

Всего за несколько лет маги Альянса подмяли под себя правящие верхушки всех крупных государств, и помогли умиротворить остальных. Еще через несколько лет они же явили подлинное чудо — остановили очередную вспышку страшной эпидемии, излечив практически всех зараженных. Спустя всего одно поколение люди на Акине не могли уже отказаться от всех благ, которые им предоставлял Альянс.

Кроме потери независимости, плата за все была небольшой — постоянный набор рекрутов для участия в нескончаемых войнах, которые вел Альянс с враждебными мирами. Те немногие, кто возвращался домой, рассказывали о невиданных чудесах и страшных врагах. И еще больше молодежи стремилось сбежать из скучного мира Акины. Маги брали только добровольцев, но в них никогда не было недостатка.


Всадник приблизился. Молодой, во всяком случае на вид, темноволосый эльф по имени Елисей. Официально — дипломатический представитель Альянса по урегулированию межмировых отношений. Практически — шпион Альянса.

— Что у вас, друг мой? -

Виль молча протянул собеседнику исписанный кусок бумаги. Елисей с недоверчивой улыбкой вчитался в закорючки. И чем сильнее вчитывался, тем внимательнее становились глаза — ярко-синие, чуть вздернутые к вискам. Потом эльф тихо выругался, смял бумагу в кулаке, обтянутом зеленой перчаткой, и быстро направился к дому.

В комнате Араноха, он упал на колени, безжалостно пачкая щегольский костюм кровью и нагаром от свечей. Виль только глаза вытаращил, когда эльф принялся ползать вокруг пентаграммы и что-то бормотать под нос. Изредка он замолкал и поглядывал на кусок бумаги.

— Ну, все ясно, — он сунул бумажку в карман. Не спеша встал и отряхнулся. На ладонях перчаток остались грязные следы. Эльф никогда не снимал их, только менял.

— Что ясно?

— Специалисты ведь уже выяснили, что это вампир? — Елисей дождался утвердительного кивка и усмехнулся. — А то, что это проклятая Высшая, еще не установили?

Побледневший Виль только покачал головой. Проклятыми называли Высших вампиров, ссылавшихся в отдельных мир за преступления, совершенные против Альянса. Проклятие, наложенное на них, заставляло жаждать магической крови. Так они и томились, отбывая наказание, не имея возможности утолить жажду. Кровь обычных существ лишь усиливало их голод, заставляя гореть изнутри.

Голос отыскался где-то на задворках.

— Как…разве есть возможность вытащить проклятого сюда?

Елисей похлопал по карману, куда упрятал бумажку.

— Деньги и связи, друг мой, ты и сам знаешь, что у Араноха было и то, и другое. Только мне почему-то кажется, что он плохо понимал, кого собирался вызвать. Ладно, я попробую разобраться с этим делом. А вы объявите комендантский час. Проклятая выходит на охоту с закатом солнца.

* * *
— Ну что? Еще рано?

— Осталось двое суток. Она уже подготовлена.

— А что ее родители?

В вечернем воздухе отчетливо прозвучало кошачье фырканье.

— Мать отреагировала нормально, а вот папаша впал в буйство! Хорошо, что я на них наложила обет молчания. Девочка ничего не знает, равно как и окружающие. Я бы и родным не стала ничего говорить, но правила есть правила!

Елисей устроился поудобнее и лениво посмотрел на чистое небо. Улицы плавились от жары, но здесь, в тени широкой трубы, было несколько прохладней. А принесенное эльфом ледяное вино и вовсе сделало посиделки на кровле вполне комфортными. Правда вид на раскаленные крыши и распахнутые окна был не самым лучшим. Дайна поймала себя на том, что снова непрерывно глядит в темный провал ближайшего окошка. Там то и дело появлялась девочка лет тринадцати.

— Иногда чувствую себя последней сволочью, — слова вырвались совершенно непроизвольно, но девушка тут же поправила сама себя.

— Нет, все в порядке, ты же знаешь. Но в таких вот мирах, когда тебя считают чудовищем. А хотя…знаешь, я и есть чудовище. Из сказок. Которое забирает детей.

— А говорят, на полукровок вино не действует, — многозначительно произнес Елисей. Он чуть откинулся назад, локтями уперевшись в черепицу. Окинул спутницу быстрым взглядом.

— Они просто дикари, милая. Тебе не все ли равно, что они переходят на другую сторону улицы при виде иномирцев? От их мнения ничего, понимаешь, уже ничего не зависит. Это они в полной кабале у нас, у Альянса. Вот там тебя ценят, ты же сама это знаешь.

— И при этом не забываете кто я такая. Особенно ты, Елисей, — Дайна мило улыбнулась собеседнику, показав блеснувшие на солнце небольшие, но острые клыки. Елисей с ответной улыбкой наполнил ее бокал: он уже привык к таким вот всплескам раздражения-меланхолии. Это ненадолго. Это пройдет.

А Дайна задумалась. Рассеянно вертела в руках бокал, наблюдая, как искрится в нем серебристо-прозрачная жидкость. Сегодня ей хотелось немного покапризничать, как любой женщине. Всего лишь на минуту забыть, кто она такая.


Что поделать, любовь не выбирает. И порой сходятся даже ненавидящие друг друга существа. Как, например, эльф и вампир. Такие связи, как правило, не несут продолжения. Одна ночь, один порыв страсти и вот пары разбегаются, кляня себя за слабость. Иногда это происходит сознательно, иногда — под влиянием природной магии, которой кишат леса Альянса.

Вампиры стерильны. Способность к деторождению теряется постепенно, с момента инициации, на протяжении нескольких десятков лет. Возможность зарождения новой жизни крайне мала. Во-первых, мало кто из солнечных эльфов обращает внимание на ночных жителей, во-вторых, еще меньше вероятность того, что вампир окажется недавно инициированным. А его семя — жизнеспособным.

Но все-таки если это произойдет, то рождаются полукровки, со странными способностями. Изгои среди вампиров и эльфов. Первые не могут переносить их солнечную составляющую, как напоминание о проявленной слабости, вторые морщатся от одной мысли, что этот ребенок — плод темной страсти, которую их народ не поощряет.

Маги очень быстро поняли какую пользу принесут полукровки. И взяли на себя ответственность за их воспитание и обучение.

Магическая энергия — основа и залог силы Альянса. Но магию очень трудно приручить, а еще сложнее удержать в узде. Она зарождается в ребенке когда начинается процесс гормональной перестройки организма. И почувствовать это зарождение практически невозможно. Раньше, чтобы найти подобного ребенка, приходилось использовать поисковые кристаллы, но они слишком часто показывали ложные результаты, к тому же их изготовление — очень долгий и трудоемкий процесс, а менять их приходилось часто. Да и сам обряд инициации проходил успешно лишь в половине случаев, оставляя после себя жертвы тех, кто не выдержал процесса перехода из человека в мага.

Полукровки чувствовали скрытую магию. Также могли сами проводить процесс инициации, который являлся более надежным и безопасным. Надо было лишь точно рассчитать нужный момент, чтобы магия не успела достичь критической концентрации и "рассеяться" в воздухе, когда необходимые для ее развития гормональные перестройки отклонятся в другую сторону. Более ранняя или поздняя инициация "рождала" слишком слабых магов, негодных для Альянса. И от таких, естественно, приходилось избавляться.

Интересен факт, что больше всего детей с магическими талантами рождалось в мирах, где общий фон магии чрезвычайно беден. Маги пытались изучать этот феномен, но пока что ответ не был найден.

К тому же у них и без того хватало забот. С тех пор, как появились полукровки, Альянс значительно расширился, увеличил силу и продолжал расти.

И во многих мирах полукровки стучали в двери домов и показывали знак Альянса — изящную серебристую пентаграмму на тыльной стороне ладони, чтобы затем объявить о взятии того или иного ребенка под свое наблюдение. В отличие от рекрутов, ребенка забирали не на добровольной основе, а согласно Договору о союзе миров. Это была еще одна плата за жизнь под крылом Альянса.


— На девочку возлагали большие надежды, готовили ей выгодную партию…

— Елисей, — поморщилась Дайна, возвращаясь из задумчивости. — Ты пришел, чтобы поговорить о девочке, которая тебя не интересует? Или у тебя ко мне все-таки что-то другое?

Эльф только вздохнул. Он бы хотел не по делу, но полукровка в этом вопросе была категоричной: друзья навсегда, а любовники — на время. А дружбой с Елисеем она дорожила слишком сильно. Может, потому, что он один из немногих эльфов, кто относился к ней с искренним дружелюбием.

— Смотри, — он достал клочок бумаги и пару темно-красных информационных кристаллов с орех величиной. Дайна заинтересованно подвинулась ближе.

— Я кое-что проверил. Информацию записал сюда, — эльф провел указательным пальцем по первому кристаллу. В воздухе развернулась ровные строчки текста. Дайна заинтересованно хмыкнула, наматывая на палец темную блестящую прядь волос. На несколько минут над крышей повисла тишина, нарушаемая лишь легким звоном жары и далекими голосами прохожих.

— Дайна, — Елисей вдруг нахмурился. Полукровка вздрогнула: она как раз пыталась одновременно читать текст и наблюдать за окном своей подопечной.

— Либо продолжай наблюдение, либо отвлекись на меня. Если Проклятая выйдет на улицы, то все окажутся в опасности, в том числе и твоя девчонка. Она будет убивать жителей хотя бы за то, что они не испытывают таких мук, как она.

Дайне вдруг стало холодно. Настолько, что она обхватила себя руками за плечи, чтобы не выдать невольную дрожь.

— Не будет этого, — она рывком придвинулась к кристаллу. Темные глаза впились взглядом в строчки текста. Эльф ухмыльнулся: скажи полукровке, что ее подопечный в опасности, и она все силы бросит на то, чтобы защитить его. Странная привязанность. Но едва происходила инициация, как полукровки тут же становились равнодушными к бывшему подопечному.

— Странно вот это, — произнесла Дайна через какое-то время. Палец ткнул в один из абзацев. — Смотри, сказано, что парень был одержим низшим духом, а здесь они не обитают.

— Ошибаешься, — спокойно возразил эльф. — Два дня назад они проникли через незаконный портал. Их поймали и запечатали в кувшины. Потом складировали в соседнее с комнатой наблюдения помещение, чтобы отправить первым же рейсом обратно, через портал. Кувшины опечатали магически, но ловушки ставить не стали, очевидно понадеялись, что местные и так не приблизятся к сосудам. Я уже всыпал за это.

— Значит, открыть мог любой, — задумчиво пробормотала полукровка. — Елисей, магам-практикантам, которые это прошляпили, открути головы и пришей к заднице, вместе с руками. Может, тогда думать будут.

Эльф про себя уже давно решил, что так и сделает.

— Ты такая красивая, когда думаешь, — он сел, скрестив ноги. — А ведь тот, кто это делал, неплохо разбирается в магических существах. Низшие духи — магические паразиты. Попадая в чье-либо тело, они стараются использовать его как проводник магии и подпитаться ею. А тут ближайшая магическая вещь — карта. Вот он к ней и кинулся. Тут все предусмотрели, милая. Вопрос: кому это понадобилось. Кому мешал Аранох, и зачем его надо было убивать так изощренно, подвергая остальных опасности.

Тонкие брови полукровки нахмурились, образовав складку между ними. Девушка помолчала, барабаня пальцами по крыше. Легкий дробный стук, как от дождевых капель.

— Нет, Елисей, не в Аранохе дело. Он лишь пешка.

— С чего ты так решила?

— Сам подумай, — полукровка откинулась на спину. — Араноха можно было убрать другими способами. А тут прослеживается определенная цепочка. Он, в отличие от других, магии не боялся. Более того, ему нравились…иномирки. Чем экзотичней они выглядели — тем лучше.

— Слушай, — Елисей перебил подругу. — Я Араноха знал лучше тебя. Да, он с ума сходил по экзотическим бабам, но мозгов при этом не терял. И никогда не стал бы вызывать Проклятую, чтобы потешиться с ней в постельке. Ведь знал, чем это закончится.

— А если он не знал, кого вызывает?

— В смысле, вызывал одну, а явилась другая? — эльф задумчиво хмыкнул. — А что, вполне возможно. Вряд ли он разбирается в порталах. Подсунули бумажку, допустим…

— …с ритуалом вызова вампирши, — подхватила Дайна, оживляясь все больше. — Но Аранох опасается, что клыкастая тварь его высосет. И тогда ему сказали, что пентаграмма автоматически сделает ее полностью подчиненной его воле.


Елисей задумчиво прищурился. Но Дайну не перебил, а продолжал слушать. Та вдохновлено продолжала.

— У Араноха достаточно денег, чтобы достать запрещенные заклинания, открывающие портал. Но его бы сразу же схватили. Карта моментально определяет несанкционированные магические ритуалы. Значит, надо было вывести ее из строя, и дать время для того, чтобы Проклятая вышла из портала.

— Сложно, конечно, — поморщился Елисей. — Это всего лишь догадки. Ладно, что будем делать? С Проклятой разберутся, я уже отправил запрос на команду зачистки. Но нельзя оставлять такое безнаказанным.

— А мы и не оставим. Давай найдем преступника и побыстрее.

Эльф легко вскочил на ноги, следом за подругой. Посмотрел, прищурившись, на солнце.

— У нас мало времени. Я бы не хотел находиться на улицах после захода солнца.

— Разделимся. Займись кувшинами, а я — бумажкой. И не стоит говорить населению про Высшую, иначе паника может помешать зачистке.

— Люблю, когда ты такая, — вдруг восхищенно протянул Елисей. Дайна холодно улыбнулась.

— Какая такая? — солнце подсвечивало волосы, создавая волшебный ореол. Эльф только вздохнул: дистанцию между ними Дайна соблюдала строго. И прямо сказала, что любовниками им не быть. Елисей сделал вид, что согласился.

* * *
Полукровка остановилась и огляделась с кошачьей брезгливостью. Вокруг возвышались грязные бараки. От высоких деревянных ящиков несло гнилью и сыростью. Где-то совсем рядом гулко плескалась о борт пристани речная вода, и слышались голоса грузчиков. Дайна не выдержала и от души чихнула: она редко заходила в этот район. Слишком сыро, мрачно и противно. Полукровка надвинула пониже капюшон, скрывающий лицо и острые ушки. Огляделась. Запрыгнула на ближайший контейнер и принюхалась: ветер доносил знакомые запахи как раз со стороны, где слышались голоса. А еще примешивался запах крови, совсем свежий. От него в животе что-то квакнуло, вампирские замашки иногда давали о себе знать. Дайна не испытывала такой потребности в крови, как вампиры. Для нее это был, скорее, особый деликатес, ударявший в голову подобно вину.

Добравшись до места, Дайна полностью улеглась на крыше контейнера и прислушалась.

— Сказали же, до прибытия стражи ничего не трогать.

— Да и так ясно — нажрался и поскользнулся. Ты вспомни, такое же года три назад было.

— Так-то оно так, только Рэн вроде уже год как завязал, — это вступил в разговор третий. Но первый ему возразил.

— От него вчера жена ушла, небось решил это дело отметить.

Дайна осторожно приподняла голову и выглянула за край ящика. Трое портовых рабочих стояли вокруг чьего-то тела, возле головы которого растекалась темная лужа. Полукровка прищурилась: да, похоже бедняга упал и ударился о деревянные тяжелые леса, прямо об угол. Не повезло бедняге. Дайна вздохнула: и ей не повезло. Она как раз собиралась поговорить с этим человеком, который, судя по наводкам, имел связи с контрабандистами.

" Странно все это, — полукровка разглядывала тело. — Осмотреть бы его. Только куда этих типов деть".

Задумавшись на мгновение, она засунула руку в карман брюк. Мгновение спустя, оттуда был извлечен небольшой серебристый шарик. Подкинутый в воздух, он вдруг рассыпался пылью, на глазах трансформировавшейся в нечто огромное, с зубами, шипами и когтями. Глюкинатор — обыденный артефакт в Альянсе. Даже дети развлекаются с ними. А вот в здешнем мире такое было за диковинку. Поэтому неудивительно, что трое рабочих с воплями бросились в узкие проходы между ящиками. А чудовище с радостным ревом кинулось за ними. Огромные полупрозрачные крылья свободно прошли сквозь обшивку контейнера, когда глюкинатор помчался следом за рабочими. Отлично.

Дайне потребовалось три минуты, чтобы подбежать к трупу. Там она присела на корточки, не обращая внимания на грязные лужи и кровь. Вроде все указывало на смерть от удара головой. Вопрос в том, сам ли он упал или ему помогли. Полукровка огляделась. Она сама не знала толком, что ей искать. В ее планы входило проследить за Рэном, а не осматривать его тело. Взгляд зацепился за угол ближайшего ящика. Обычно их оббивали железом или медью. Внизу широкая полоса немного отошла, и за нее что-то зацепилось. Девушка осторожно взяла в руки крохотный клочок ткани. Багряно-красная, дорогая материя. Сквозь запахи пристани, которыми она успела пропитаться, пробивался еще один — тонкий и благородный. Полукровка узнала духи, поставляемые из южных стран, они были слишком на любителя. И, если она не ошибалась, лишь двое пользовались этим ароматом. Но один уже неделю назад как отбыл в соседнее государство, зато второй…

Чему она, собственно говоря, удивляется. Своему открытию? Дайна запрыгнула на крышу контейнера и быстро, пригибаясь, поспешила выбраться из этого затхлого сырого царства мокрых досок и грязной земли под ногами. Когда-то один из любовников сравнил ее с кошкой. Имея в виду привычку бесшумно и гибко передвигаться по дому. А она потом доказала, что у кошек есть когти и клыки. Когда спускала его с лестницы, выгоняя в ночь навсегда.

Девушка спрыгнула с последнего ящика, и тут же юркнула в узкое пространство между ними. Послышались голоса. А спустя несколько секунд мимо проскакало трое всадников. Они спешили осмотреть и забрать тело. Дайна прижалась к мокрым доскам и ухмыльнулась: ничего они не найдут. А вот у нее уже есть одна догадка. Осталось послушать, что нашел Елисей и постараться сложить кусочки мозаики.


Они встретились ближе к вечеру, на той же самой крыше. Дайна пришла раньше. И теперь, спрятавшись в тени трубы, неотрывно смотрела в окно на противоположной стене. Там опять то и дело мелькал тонкий силуэт ее подопечной. Чуть прикрыв темные глаза, опустив подбородок на прижатые к груди колени, полукровка незаметно и тщательно опутывала девочку нитями подчинения и спокойствия. Чтобы в решающий миг, когда придет время инициации, аура ребенка была ровной, без эмоциональных всплесков. Чтобы истерика при виде приближающихся клыков не сорвала весь процесс. Дайна издала странный полувздох-полустон и прижала лицо к коленям. Только бы никто не догадался, что иногда хочется все бросить и убежать. Далеко далеко. Родить собственного ребенка, и забыть о детских слезах. Только все это лишь мечты: полукровки стерильны. Все, что у нее есть, это работа в Альянсе, который дал ей возможность жить и взял на себя ее воспитание и обучение.

Она вовремя услышала легкие шаги. Быстро подняла голову: Елисею ни к чему знать о ее приступах меланхолии. Он и так, кажется, догадывается, что не все так хорошо у внешне холодной и спокойной полукровки.

— Ты чего? — затянутый в костюм сине-зеленых оттенков, эльф лучился довольством, как сытый кот.

— Ничего, укрепляла связь с подопечной, — Дайна, приподняв бровь, оглядела костюм друга. Интересно, ему удобно лазить по крышам в таком виде? И ведь даже шляпа не сбилась набок. Все безукоризенно-элегантное.

— И не стыдно тебе ходить рядом с такой раздолбайкой? — девушка кивнула на свои брюки, заправленные в сапоги и подпоясанную ремнем рубашку.

— Ты в любой одежде красавица, — серьезно отозвался Елисей.

— Что удалось узнать?

— Интересные вещи, — эльф вытащил из кармана на свет лимонно-желтый осколок. Осторожно провел пальцем в перчатке по шероховатой поверхности.

— Это осколок того кувшина, откуда вырвался дух. Официальная версия — бракованная печать. Я уже на глазах начальника стражи сделал выговор тем, кто ловил духов.

Дайна осторожно взяла осколок.

— Посмотри внимательнее.

Полукровка послушалась. При ближайшем рассмотрении кое-что увидела. Правда, сначала не была уверена, что это то, что надо.

— Словно кто-то немного содрал краску в двух местах.

— Ага. Совсем чуть-чуть, да?

Дайна кивнула, продолжая разглядывать осколок. Потом внезапно догадалась.

— Это осколок горлышка кувшина?

Эльф кивнул. При этом светился от гордости, словно Дайна была его любимой дочкой, и только что показала себя во всей красе.

— Поняла, да? Кто-то повредил печать. Совсем немного, но достаточно, чтобы нарушить герметичность и чары, наложенные на кувшин.

— Почему ты не указал на это?

— А зачем? — эльф пожал плечами. — Надо сначала понять, к кому тянутся ниточки. Причем сделать это тихо, иначе он заляжет на дно. Это кто-то из вышестоящих чинов, Дайна.

— Убрать пытаются меня…

Елисей от неожиданности едва не поперхнулся. Его спутница с деланно-невинным видом разглядывала окно подопечной, не продолжая своей фразы.

— Дайна…

— А…прости, отвлеклась. Я имею в виду, что, может быть, Аранох был всего лишь пешкой. А я — главной добычей, — полукровка увидела непонимание в синих глазах и достала из кармана штанов клочок темно-красной материи. Быстро рассказала о том, что видела на пристани. И о своих догадках. Елисей слушал, машинально вертя в руках и ткань, и осколок кувшина. Переводил взгляд с одного на другое, словно пытался совместить части головоломки. Дайна словно видела, как они со скрипом, нехотя, но вставали на места.

— Не слишком ли крайняя мера для твоего устранения?

— Ну, в таком положении пойдешь на любые меры, даже вот такие, — Дайна задумчиво кусала себя за палец. — Черт, Елисей, нам по-хорошему надо сейчас сделать все без шума, иначе все мои труды пойдут насмарку. Ты же здесь главный представитель Альянса, давай арестуй его и дело с концом.

— С ума сошла, — эльф даже ужаснулся. — У нас доказательства за уши притянуты!

— В каком месте?

— Да во всех. У нас нет свидетелей, что именно он покупал заклинание и все остальное для Араноха.

— Наш свидетель на пристани с разбитой башкой валяется, — Дайна вдруг осеклась и задумалась. От Елисея не ускользнул ее быстрый взгляд, брошенный в сторону заветного окна. Там как раз погас свет.

— Ты что задумала?

— Малышка сейчас идет на занятия музыкой, — полукровка вскочила на ноги. Гибкий силуэт на миг застыл на фоне вечернего неба. А потом Дайна одним прыжком исчезла за краем крыши. Эльф только охнул, затем тихо рассмеялся сам над собой. Продолжая улыбаться, он не спеша пошел по крышам, благо это было сделать легко — все дома на этой улице стояли, почти соприкасаясь стенами.

Елисей отправлялся встречать группу зачистки, вызванную для устранения Проклятой.


Сумерки здесь сгущались быстро, перетекая в угольно-черную ночь. На окраинах города, где фонари светили слабо и неохотно, ничего нельзя было разглядеть на расстоянии вытянутой руки. Но Дайна и не собиралась соваться в такие сомнительные места. Полукровка спешила к дому Елисея, охваченная радостным возбуждением после разговора со своей подопечной. Конечно, девочка не поняла, что за приветливая девушка встретилась ей на пути и попросила показать дорогу к набережной. Магия подчинения сделала девочку разговорчивой и податливой, поэтому Дайна деланно случайными вопросами выведала все, что хотела. Все нити были у нее в руках, оставалось сплести из них сеть для заказчика.

Следовало спешить, к тому же подгоняла мысль, что вскоре в город выйдет Проклятая. Одно счастье: группа зачистки уже должна заниматься ею. И все же полукровка быстро шла по мощеным разноцветными камнями улицам, разглядывая прохожих в свете желтых и оранжевых фонарей, вдыхала теплый, чуть влажный воздух, пропитанный городскими запахами. В конце центральной улицы Дайна свернула в переулок. До резиденции Елисея оставалось минут пять быстрой ходьбы.

И почти сразу наткнулась на старушку. Точнее, сначала ей под ноги бросилось что-то белое и длинное, а потом, замерев, Дайна увидела потрепанный половичок и сгорбленную фигуру возле него. Из-под серо-красного платка выбивались серебристо-морозные пряди, неожиданно гладкие и тяжелые.

Возле ног продолжал кто-то виться. Одно быстрое движение и в руках полукровки оказался хорек. Белоснежный, точно первый снег, он смотрел изумрудными бусинками глаз и что-то пищал.

— Для своего народа он стал изгоем, потому что отличается от них, — старушка подняла голову. В теплом свете фонарей глаза сверкнули золотистыми звездами. Ясно, вещунья.

Хорек в руках продолжал попискивать, но вырываться не спешил. Он обнюхивал полукровку с нескрываемым интересом.

— Для альбиноса у него необычные глаза, — Дайна все же отпустила зверя. Тот пискнул и заметался среди многочисленных карточек, разбросанных на коврике. Белая молния с зелеными глазами.

— Почему ты решила, что он альбинос? — старушка посмотрела на своего питомца. — Может, он просто родился другим, совершенно другим. Если другой, значит плохой?

— Мне ли об этом судить? — тихо отозвалась полукровка. — Вы же видите, кто я такая.

— Ты девушка, — последовал ответ. — Которая думает, что знает о своей судьбе все. На самом деле она всегда может круто изменится. Судьба гибкая и игривая как вода. Смотри-ка!

Пока они разговаривали, хорек вытащил карточку и теперь опять крутился у ног Дайны.

— Первый раз вижу, чтобы он свой дар без моего приказа использовал, — звезды в глазах вещуньи заплясали нетерпеливо и радостно. — Возьми, дочка, не обижай моего зверя.

Карточка на ощупь оказалась плотной и теплой. Дайна с деланным равнодушием перевернула ее. Вещуньи в основной своей массе довольно слабые предсказательницы. Некоторым везет, если они находят своего фамилиара — животное, усиливающее их таланты. Вот и хорек, видимо, оказался как раз таким. Дайна уставилась на потускневшие золотистые буквы на бледно- зеленом картоне.

Лишь двое, ставших единым одним, смогут помочь тебе победить.

— Это что, шутка… — слова застряли, едва глаза увидели пустое пространство там, где только что была вещунья со своим фамилиаром.

— Силы междумирья, — Дайна покосилась на кусок картона, странная фраза уже исчезла, словно ее и не было.

А вокруг внезапно похолодало. Изо рта вырвалось морозное облачко, свет фонарей затрещал и потускнел, но не погас.

Дайна молча прижалась к стене. Теперь понятно, куда исчезла вещунья: она первой почуяла приближение Проклятой. Точнее, почуял хорек и перенес себя и свою хозяйку куда подальше. Полукровка вдруг почувствовала как липкий страх поднимается откуда-то изнутри. Вокруг, кроме нее, больше никого не было. Да если бы и были, то Проклятая все равно в первую очередь наброситься на нее. Эти существа сгорают от жажды крови магических существ.

Она выскочила откуда-то из темноты. Полукровка молча шарахнулась в сторону, ощутила как плечо обожгло рваной болью. Проклятая двигалась гораздо быстрее нее. От очередного броска Дайна увернулась и запрыгнула на дерево. Проклятая замерла, вскинула наверх красивое лицо с горящими жаждой глазами.

— Отребье сопротивляется, — голос у нее оказался очень сексуальным, пробирающим до костей.

— Сама такая, — огрызнулась Дайна. В голову варианты спасения как-то не спешили приходить.

— Твоя кровь не такая вкусная, как у чистокровных, но и ты сгодишься.

Ствол дерева вдруг сильно дернулся. Раз, другой. На третьем рывке руки полукровки разжались, а сама она полетела вниз. Проклятая с радостным рычанием рванула к ней. Клыки сверкнули влажным блеском, острые и длинные. Рычание вдруг сменилось болезненным визгом, а вскочившая на ноги Дайна увидела как из груди Проклятой вылезает тускло-серый трехгранный наконечник. Вампирша завертелась на месте, воя и раздирая себе грудь когтями. Копье не могло ее убить, но причиняло сильные страдания. Тут уже стало не до чужой крови.

— Дайна! — Елисей кинулся навстречу полукровке. Она же с интересом разглядывала четырех высоких существ в наглухо закрытых облегающих одеждах. Они деловито скручивали всхлипывающую Проклятую, чтобы отправить туда, откуда она пришла.

— Я в порядке, — девушка дотронулась до плеча, пальцы окрасились темным. Легкое жжение от царапин. Эльф цокнул языком и полез за аптечкой. Пока залечивал плечо, искоса поглядывал на подругу. Та была на удивление спокойна. Даже слегка улыбалась. Черт, за годы знакомства Елисей так и не смог понять ее характера. Вроде сверху лед, а изнутри нет-нет да выплеснется пламя. Не обжигающее, а приятно-теплое.

— Эльф, не ешь меня взглядом, а то подавишься, — Дайна нетерпеливо высвободила руку из захвата пальцев, обтянутых темно-золотистой тканью перчатки. — И прекрати меня мазать этой вонючей дрянью, само все заживет через час-другой.

— Умеешь ты себе неприятности наживать на пятую точку.

Дайна, вывернув шею, покосилась на вышеназванную часть тела.

— Ага, чувствую, что в один прекрасный день я наживу слишком большую неприятность… — в голове крутилась строчка предсказания

Потом она задумается над ним.

А сейчас надо довершить начатое.

— Я ведь шла к тебе, Елисей. Знаешь, я тут такое узнала. В общем, можем смело брать его и тащить на телепат-дознание.

— А если ты ошиблась? Да и телепат-дознание, знаешь ли, процедура…затратная.

— В случае, когда клиент невиновен…

— Пошли, детектив доморщенный, — Елисей со вздохом подал ей руку. Но Дайна лишь улыбнулась, сверкнув аккуратными клыками. Один прыжок, слишком высокий для человека, и полукровка быстро вскарабкалась по водосточной трубе на крышу. Обернулась, помахала рукой Елисею.

— Ах, какая женщина! — с этими словами эльф, дипломат, шпион и еще кое-кто в одном лице полез следом за спутницей.


Виль осторожно приоткрыл дверь. Несмотря на поздний час, Лексана не спала, а валялась на кровати, читая очередную книжку.

— Папуля? А я думала, вы уже спите!

— Мама спит, а я вот брожу, — Виль присел на край покрывала, любуясь дочерью. — А тебе тоже пора в постель, иначе с утра синяки будут под глазами. Кто тогда замуж возьмет?

— Ну да, можно подумать женихи будут проверять, есть у меня синяки или нет, — парировала Лексана, но книгу отложила — Мне так жаль, папочка! Он был такой хороший, всегда делал подарки…

— Да, девочка моя, мне тоже грустно, — Виль поцеловал дочь и пошел к выходу. — Давай, спи!

А теперь выпить вина и пойти в спальню. Или нет, сначала в кабинет. Еще раз просмотреть бумаги и убедиться, что все в порядке.

В кабинете гулял свежий ветерок: видимо жена опять проветривала и забыла закрыть. Виль с бокалом в одной руке направился в потемках к окну.

— Как вино? — послышался мурлыкающий голос из темного угла. Бокал полетел на пол, разбрызгивая темно-красные капли. В ту же секунду кабинет залил мягкий свет торшера.

— Извините, всегда питала слабость к эффектным появлениям, — Дайна мило улыбнулась, отлично зная, что клыки не разглядит только слепой. Елисей же сверлил Виля крайне мрачным взглядом.

— Без спроса, в моем доме? — начальник патруля быстро взял себя в руки. — Даже ваше особое положение не позволяет такого хамства!

— Наше положение многое разрешает, — заверила его Дайна. Она со вкусом устроилась в любимом кресле Виля. И благодушно сверкала темными глазами. У мужчины в груди зародилось нехорошее предчувствие.

— Моя дочь… ей уже пора?!

Нет, этого не должно произойти! Она же сама сказала, что еще дня три минимум!

— Лексану я заберу сегодня, — кивнула Дайна. — Вместе с вами.

— Что?!

— Начальник городской стражи Виалоры, — отчеканил Елисей. — Вы обвиняетесь в применении запрещенных аспектов магии, контрабанде, убийстве и покушении на иномирных. Я доставлю вас для вынесения приговора и наказания.

Виль отступил назад и почувствовал поясницей край подоконника. Бежать было некуда, разве что прыгать из окна третьего этажа.

— Будем оправдываться? — Дайна даже не пыталась держать официальный тон. — Мол, ничего не знаю, ничего не видел и ничего не скажу?

Виль посмотрел на эльфа и издал странный хрип. Что-то в глазах Елисея ему не понравилось.

— На самом деле неплохой план, — Дайна смотрела несколько сочувственно. — Любимый дядя пишет завещание на имя племянницы, хотя еще вполне бодр и здоров. А девочка уже большая, пора бы замуж. Но тут появляется полукровка и заявляет, что милой дочурке уготована иная судьба: ее должны инициировать и отправить служить на благо Альянса. Для кого-то это, возможно, и честь. Но вы, дорогой Виль, истово ненавидите иномирных и все, что с ними связано. У вас сильнейшая чарофобия, но вы ее тщательно скрываете, глотая успокоительные настойки. Плюс ко всему вам очень не помешают деньги брата, но он весьма здоров и помирать не собирается. И тогда приходит идея! Ваш брат, в отличие от вас, очень даже интересуется магией. Но у него отсутствует дар. Ему остается читать книги и мечтать. Тогда вы подсовываете ему одну из книг о Высших вампирах. Аранох всегда отличался склонностью к экзотике. А Высшие очень и очень привлекательны. Неудивительно, что он воспылал страстью. А дальше все просто. Подкидывание идейки о вызове вампирши, уверения, что все пройдет как надо. Ссылка на друзей, которые достанут заклятье, что якобы свяжет Высшую и заставит служить только ему. Ну, какой мужчина устоит? Драконью кровь, что временно дает магическую силу любому, через контрабанду достать не проблема, равно как и свиток с заклятьем. Особенно, если после этого избавиться от исполнителей. Сделать так, чтобы сигнал о незаконной магии пришел поздно тоже для вас не проблема. В комнате, рядом с Картой, лежали кувшины с запечатанными духами. Наглотавшись успокоительных, чтобы снять приступ чарофобии, вы нарушаете печать, совсем немного, и тут же уезжаете домой, чтобы крепко заснуть. Ведь успокаивающие вызывают сильный седативный эффект. Ну, в общем, все ясно. На пристани вы убили поставщика, а когда убегали, то зацепились брюками за угол контейнера. Ну а ваша дочь видела, как вы передавали своему брату бумагу с заклинаниями накануне его гибели. Все понятно?

Только Высшие тут не при чем. Вы изначально знали, что заклинание вызовет Проклятую, которую не интересует кровь простых людей. Гораздо сильнее ее привлекают магические существа. Как я, или Елисей. Значит, вампирша будет охотиться за нами. И скорее всего, убьет. Пока будут разбираться, пока пришлют новую полукровку, время будет упущено. И магический дар вашей дочери развеется без инициации. Она получит наследство, выйдет удачно замуж, а большего вы и желать не хотите!

— Будь у вас дети, поняли бы меня!

— У полукровок не бывает детей, — отрезал эльф гневно. — И не об этом речь. Вы нарушили закон ради своих прихотей! Поставили свою выгоду выше общей!

— Моя дочь!

— Когда она узнает об этом, то ей будет все равно, — Дайна грациозно встала. — Она уже станет магом.

История 2. Пленница свободы

* * *
Дайна с интересом смотрела как снежные хлопья покрывают землю вокруг. Странно, но они оседали на коже теплым пухом. И было что-то неправильное в том, как ярко-зеленая трава исчезала под невесомым белым покрывалом. Все это происходило в полной тишине: снег, белесое небо и зелень. Девушка огляделась и вдруг заметила знакомую фигуру.

— Елисей!

Темноволосый эльф шел к ней сквозь теплый снегопад. Дайна вдруг покраснела: он был совсем без одежды, лишь неизменные перчатки облегали руки до запястий. Короткий взгляд на себя — одежды также не наблюдалось.

— Где мы?

— В твоей душе, — голос у Елисея певучий и красивый. Да и сам он просто загляденье: высокий, гармонично сложенный. Только плечи узковаты, но все эльфы отличаются некоторой субтильностью. Что, впрочем, нисколько их не портит.

— И что мы делаем в моей душе? — Дайне не было страшно, скорее — любопытно. Елисей подошел совсем близко и остановился, задумчиво глядя на белые хлопья.

— Твоя душа словно поляна. Если тебе хорошо, то она цветет и зеленеет, — тихо проговорил эльф. — А теперь посмотри сама!

Белый ковер снега покрывал уже большую часть поляны. И становился все плотнее. Страх стал медленно подбираться изнутри. И он тоже был белесым, как небо над головой.

— А что означает снег? Откуда он?

— Ты сама создала его. Это твоя ожесточенность, боль, обида и горечь существа, преданного теми, кто дал ему жизнь. Ты живешь своей работой, стараешься реже видеться с друзьями, часто меняешь любовников, опасаясь, что они первые бросят тебя. Твоя душа умирает без света и тепла.

— Мне никто не дает его…

— Просто не хочешь замечать, — улыбнулся Елисей печально. — Вокруг тебя есть существа, которым ты нужна. Но ты не видишь, или не веришь, спрятавшись под жесткую оболочку. Даже мою любовь к тебе ты отвергла, заявив, что ни один нормальный эльф всерьез не полюбит стерильную полукровку. А ведь я не видел в тебе легкое развлечение…

Снег стал холоднее. Этот холод проник в сердце острыми иглами. А Елисей стал таять…расплываться…

— Кто-то должен встряхнуть тебя, Дайна… — в воздухе уже виднелись только глаза и губы. — И…А-а-а-а-а-а!!! Спасите-е-е-е-е!!!

Дайна подпрыгнула на кровати, хватая ртом воздух. Поляна и снег исчезли, крик остался. И доносился он снаружи дома, в котором она остановилась. Миг, и девушка уже стояла у стены, прислушиваясь к происходящему на улице. В руке подрагивал милз — магический излучатель, похожий на короткоствольный пузатый пистолет. Хорошо, хоть спать легла в брюках и майке, мелькнула мысль. И тут же на смену пришла другая, обжигающая и яростная. Дайна ужом выскользнула за дверь… тут же присела за поленницей, которая удачно расположилась рядом с порогом. Быстро огляделась. Черт, а ведь так все хорошо начиналось! Этот городок, устроившийся на окраине густого леса, показался ей тихим спокойным местом. Да и не городок даже, а так — поселок городского типа. Двух- и трехэтажные дома, одна главная улица и обилие зелени. И что тут происходит?

В поселке царила паника. Причиной ее стал огромный темный корабль, зависший в воздухе. Его очертания едва угадывались в ночном небе. Девушка уважительно округлила глаза: конструкций подобного вида и размера она пока не встречала. Он просто висел, а из него вниз сыпались фигурки людей. Жители поселка в панике метались между домами, бежали в лес, что рос неподалеку. Но пришельцы настигали их везде.

— Талиэн! — Дайна увидела свою подопечную: хрупкую четырнадцатилетнюю девочку. Она стремглав неслась к ближайшим кустам, надеясь там затаиться. Навстречу ей метнулся один из пришельцев — высокий мужчина в облегающем комбинезоне. Вскинул какую-то штуку, похожую на короткую темную трубку.

— А, чтоб тебя! — ругнулась полукровка и выстрелила. Милз был настроен на Сонные чары, и противник упал, на бегу сраженный сном.

— Талиэн, сюда! — окликнула девочку Дайна. Та подбежала к поленнице.

— Моя мама, — она почти ревела. — И сестра… они их забрали туда, наверх! И других тоже!

— Пошли за мной! — Дайна молча потащила ее за угол дома. Талиэн, конечно, не знала, кто такая эта темноволосая кареглазая девушка со знаком Альянса на руке. Для всех она была всего лишь представителем, проверяющим уровень жизни. Об истинной цели знали только родители Талиэн, но, скованные Обетом Молчания, хранили тайну.

— Мои родители!

— Извини, ничем не могу помочь! — отрезала полукровка, сжимая руку девочки. Ей было плевать на остальных, но эту она должна вытащить.

Над головой пролетел светящийся ярко-зеленый сгусток. Талиэн завизжала, а Дайна мигом пихнула ее в кусты. Стрелок снова прицелился, но полукровка молча усыпила его выстрелом из милза.

— Кто это?! — закричала Талиэн, выглядывая из кустов.

— Не знаю, помолчи! — Дайна рванула к кромке леса, который вплотную подступал к поселку. Следом за ними помчались еще несколько подростков.

"— Нет каких-либо источников света, — мелькнула мысль. — Значит, твари хорошо видят в темноте. Черт, кто это такие?!"

Бежать через лес, да еще и с верещащим грузом, было сложно. Тут и там мелькали фигуры тех, кто смог прорваться вместе с ними, вспыхивали зеленые сгустки, которыми стреляло оружие пришельцев. Один из них вырос прямо на пути полукровки. Дайна молча врезала кулаком в челюсть, раздался противный хруст и противник упал куда-то в сторону.

Полукровка собиралась отступить вглубь леса и оттуда уже открыть проход в один из миров Альянса. Отсюда это сделать не представлялось возможным: слишком много народа и нельзя сосредоточиться!

Совсем рядом очередная зеленая вспышка оглушила женщину и маленькую девочку. Дайна тихо выругалась и ткнула Талиэн в спину, заставляя упасть на колени.

— Ползи вперед! — прошипела ревущей девчонке на ухо. Та, к счастью, решила, что девушку лучше слушаться.

Первые метров пять, пройденные на четвереньках, получились удачными. А на шестом метре что-то спрыгнуло сверху. Дайна успела увидеть черное отверстие трубки, глядящее ей в лицо, миндалевидные желтые глаза над прицелом, а потом вспышка унесла сознание с собой.

* * *
Опять кошмар приснился, ну сколько можно уже! Дайна чувствовала себя совершенно разбитой от всего этого. Оставалось только перевернуться на другой бок и попытаться заснуть снова, надеясь, что в сон придет кто-нибудь симпатичный и убьет всех гадов. Кстати, что-то не так. Ох, и голова болит!

Тут произошло нечто такое, отчего вялые мысли разом обрели ясность и четкость. Дайну подняли за шкирку и, как следует, встряхнули. При этом раздалось весьма недвусмысленное рычание. Все моментально встало на свои места. Девушка открыла глаза и попыталась ударить того, кто держал ее. В ответ получила легкую оплеуху, а руки тут же вывернули за спину. Да еще и прижали к себе.

Реальность оказалась хуже любых кошмаров. Дайна стояла в полукруглом помещении, абсолютно пустом на первый взгляд. Золотистый свет был приглушен, отчего все вокруг приобретало несколько интимный оттенок. Вдоль красноватых стен расположились странные механизмы с большими зелеными экранами. Пол под ногами, как и стены, отливал оттенками красного. Воздух, чистый и прохладный, абсолютно без запахов

Пальцы Дайны за спиной нащупали мучителя, и ловко ущипнули сквозь плотную одежду. В ответ послышалось тихое шипение, девушку резко развернули и встряхнули как следует. Дайна вздрогнула: это он! Те же злые желтые глаза, которые она видела в лесу! Девушка еще успела заметить длинные белые волосы, собранные в высокий хвост и худощавое телосложение, а потом ее развернули и небрежно ткнули в спину, приказывая идти. Полукровка сердито оскалила клыки, за что получила очередной подзатыльник и рассвирепела.

— Лучше не брыкайся, — голос у незнакомца странно резонировал. А уже знакомая трубка ткнулась в спину. — Тебя хочет видеть капитан. Если хочешь жить, то советую послушаться!

Дайна пошевелила лопатками и с возмущением глянула на мучителя. И тут же об этом пожалела: на бледном, довольно красивом лице играла очень нехорошая улыбочка. Она была знакома девушке. Так улыбались садисты в предвкушении очередной забавы.

— Да без проблем, — с этими словами полукровка послушно пошла к выходу, спиной ощущая неприятный взгляд. Ладно, сейчас расклад сил не в ее пользу. Дайна очень надеялась, что капитан этого странного сооружения окажется более адекватным, чем беловолосый тип.

Они шли достаточно долго. Широкие золотистые коридоры перетекали в просторные холлы с извилистыми толстыми колоннами. По полу стлался туман, стены словно светились изнутри. Само освещение, мягкое и приглушенное, создавало ощущение тепла и уюта. Проходившие мимо люди в темных облегающих комбинезонах бросали равнодушные взгляды на нее и конвоира.

Голос она услышала еще издалека. И невольно притормозила, тут же заработав чувствительный тычок в спину.

Странные двери, похожие на бронзовые надкрылья жуков, оказались раздвинуты, и Дайну втолкнули в довольно большое помещение. Сводчатый потолок, усеянный странными звездообразными лампами, выступающие округлые наросты на стенах и по-прежнему мягкий свет.

Помещение оказалось заполнено людьми. Это были те, кого захватили в поселке. Взрослых мало, в основном подростки. Тихие всхлипывания и шепот раздавались тут и там. А спиной к ней стоял кто-то высокий. Черные волосы неровными прядями падали на спину, обтянутую темным комбинезоном. Несмотря на свое далеко не радостное положение, Дайна невольно восхитилась фигурой незнакомца: широкие плечи, тонкая талия и длинные ноги в высоких черных ботинках.

— А вот и ваш билет домой! — с этими словами мужчина обернулся к вошедшим. С жесткого смуглого лица на Дайну в упор уставились темные глаза. Та ответила сердитым взглядом. А внутри что-то екнуло и сжалось. От незнакомца буквально веяло силой и властью. Это пугало, заставляло чувствовать себя беспомощной и…женственной. Дайна разозлилась на себя за такие мысли.

— Вы кто? И по какому праву схватили нас?

— Нас? — мужчина усмехнулся. — Нет, дорогая, мы схватили вас, а эти люди для того, чтобы у вас был стимул для положительного ответа.

— Чего? — Дайна выгнула бровь. — Извините, кажется, я тут немного не в курсе ваших дел.

— Все очень просто, полукровка Альянса.

Дайна невольно попятилась, но сзади возвышался беловолосый садист с оружием.

— Это вы сейчас о ком?

— О вас, — мило улыбнулся собеседник. — Приятно познакомиться. Ну а я — капитан корабля "Святозар". Можете звать меня Дамианом. А с Седриком, я думаю, вы уже познакомились. Это он вас любезно привел сюда.

— То, что на моей руке знак Альянса не означает…

— Кто ваша подопечная? — жестко перебил ее Дамиан.

— Да никто! — завопила Дайна. — Я представитель Альянса. Прибыла в мир Асторна для проверки уровня жизни. Что вы…

— Так, по-хорошему не хочет, — грустно проговорил мужчина, словно обращаясь сам к себе. — Тогда попробуем по-другому.

На притихшую толпу детей уставилось незнакомое Дайне оружие. Очень неприятное даже с виду.

— Кто ваша подопечная? — повторил Дамиан вопрос. — Считаю до десяти и начинаю убивать по одному. Начну с самых мелких.

Дайна невольно побледнела. Сам того не подозревая, Дамиан нашел ее слабое место: полукровка ни за что не позволила бы причинить вред ребенку.

— А если ее здесь нет? — у нее даже голос слегка охрип от страха. Дамиан пожал плечами.

— Советую присмотреться получше.

Седрик что-то прошипел за спиной полукровки. То ли просил капитана расстрелять тут всех, то ли советовал Дайне не затягивать с раздумьями. Секунды отщелкивали в голове. Несколько детей описались от страха, двое-трое упали в обморок.

— Время вышло, — Дамиан приподнял курок выше…

— Талиэн! — выдохнула Дайна, прожигая Дамиана ненавидящим взглядом. Тот победно улыбнулся и скользнул взглядом по детям, отыскивая ту, которая вздрогнула от неожиданности, услыхав свое имя.

— Заберите девчонку, — приказ предназначался Седрику. Тот с удовольствием направился к детям.

— Не пойду! — закричала Талиэн, пытаясь спрятаться за другими детьми. Но те испуганно шарахнулись в стороны, и беловолосый крепко схватил девочку.

— Изверги, — Дайна воспользовалась предоставленной свободой передвижения и набросилась на капитана. Тот ловко увернулся и схватил девушку за руки. Реакция последовала незамедлительно. Дайна боднула его головой в подбородок, наступила на ногу и пнула в пах. Дамиан взвыл, разжал руки, а девушка тут же упала, получив оглушающий заряд в спину. Седрик молча спрятал станнер в кобуру и пошел к выходу, держа Талиэн подмышкой. Ее он тоже оглушил.

В зал вбежала подмога, и дети хором взвыли от ужаса, уверенные, что вот сейчас им придет конец.

— Высадите детей поблизости от поселка, — прошипел Дамиан, едва не сгибаясь от боли. — И уберите это, — он кивнул на лежащую полукровку.


Дайна очнулась и обнаружила, что лежит на чем-то мягком и упругом. Девушка привстала, оглядываясь и морщась от головной боли. Два раза за короткое время проваливаться в беспамятство не самое приятное занятие.

В небольшой комнате царил уже знакомый золотистый полумрак. Кроме низкой широкой кровати, на которой она лежала, в помещении еще находилось некое подобие кресла-мешка в дальнем углу и низкий круглый столик. Окон не наблюдалось, а свет исходил от стен и потолка. Вся мебель выглядела несколько необычно: она вырастала из пола, вся без острых углов и какая-то бесформенная. Напротив кровати расположились выпуклые темно-золотые двери. Преодолевая головокружение, девушка встала и кое-как, по стеночке, сумела до них добраться. Конечно, комната оказалась запертой.

Дайна подавила первую реакцию организма. Не забилась в истерике и не стала колотить по дверям. Во-первых, бесполезно, во-вторых, могут опять оглушить, в-третьих, ей никак не хотелось терять остатки гордости. Если они еще остались, конечно. Рядом с дверьми виднелся странный нарост на стене. Она уже видела нечто похожее: этот беловолосый тип нажимал на подобную штуку, когда вел ее на встречу с капитаном. Дайна деловито похлопала себя по бокам. Ну да, глупо было надеяться, что ей оставили милз и кинжал. Даже куртку сняли, спасибо хоть майку с брюками оставили! Девушка подумала, подумала, а затем мрачно улыбнулась. И ловким движением заядлого фокусника вытащила из растрепанной прически несколько шпилек. Убрала в карман, а одну взяла и задумчиво замерла над тем, что она обозвала открывающимся устройством. Наверняка заблокировано с той стороны. Но если включить мозг и воображение, то вполне можно доковыряться до замыкания, и открыть дверь на волю. Или устроить пожар и задохнуться в дыму. Во всяком случае, это тоже является своеобразным выходом из затруднительного положения! Дайна не совсем понимала, что этим типам нужно от нее и от девочки. Но знала, что помогать им не станет. Они не из Альянса, а значит — по другую сторону баррикад. Слишком много желающих заполучить к себе таких, как она. Но это не значит, что девушка будет прислушиваться к ним.


Двое стояли в просторном сумрачном помещении, внимательно глядя на один из экранов. На него транслировалось изображение с наблюдательного устройства, помещенного в комнату с пленницей. И теперь капитан вместе с беловолосым ученым с некоторым интересом наблюдали, как растрепанная темноволосая девушка ковыряется в управлении дверью и что-то тихо шипит себе под нос.

— Удивительное стремление к свободе, — медленно проговорил Седрик. — С ней будет много хлопот.

— Должен признать, меня впечатляет ее упорство, — Дамиан задумчиво потер все еще ноющий подбородок. — Но побег не получится. Я принял все меры. Мы слишком долго искали такую как она, чтобы позволить теперь ускользнуть, да еще с потенциальным магом.

— У нее может получиться испортить замок, и придется выковыривать ее оттуда, — ученый прищурился. — Очень забавное существо. Я не против познакомится с ней поближе. Даже изучить ее организм.

— Забудь, — оборвал его капитан. — Мы должны склонить ее к сотрудничеству. Так что даже не думай вовлекать ее в свои игры, — он бросил еще один взгляд на экран, где Дайна ковырялась шпилькой в замке, и стремительно вышел из зала. Седрик проводил его долгим взглядом, потом вернулся к наблюдению за пленницей. Желтые глаза задумчиво прищурились, по тонким губам скользнул кончик языка.


Дайна уже сломала две шпильки и теперь доламывала третью. Дверь сопротивлялась с железным упорством. Дайна сердито запыхтела и едва удержалась от бессильного пинка. Устройство замка было совершенно незнакомым, и шпилька постоянно натыкалась внутри на что-то плотное и упругое. Девушка убрала упавшие на лицо волосы и с новыми силами набросилась на замок. Ткнула куда-то, что-то задела и, о чудо, двери вдруг послушно разъехались в разные стороны.

"— А вот с чудом я, кажется, поспешила", — подумала Дайна, роняя шпильку, и начиная испуганно пятиться вглубь комнаты. Получалось медленно и очень проникновенно. Одновременно с этим рука судорожно нащупывала в кармане последнюю шпильку. Дамиан неторопливо приближался, как-то странно глядя на нее. Так энтомолог смотрит на пойманную бабочку, размышляя: то ли пришпилить булавкой, то ли дать еще подергаться.

— Да кто вы такие? И где я? И зачем я вам понадобилась? — голос получился каким-то писклявым. Дайне даже стыдно стало.

Дамиан слегка наклонил голову к плечу. Кажется, мстить за нанесенные удары он не собирался.

— Сколько вопросов и все сразу. Ты на "Святозаре". Мы путешествуем на нем в междумирье. Это все, что ты должна пока знать!

Междумирье? Дайна на секунду даже ощутила уважение к этому человеку: Альянс до сих пор не смог овладеть подобным способом перемещения.

— И что вам…тебе от меня надо? — похоже, официальный тон можно отбросить. Девушка сделала шаг вперед, прикидывая расстояние, не забывая при этом смотреть испуганным взором. Эх, жаль слезы не умеет вызывать по желанию. Некоторые мужчины при виде женских слез моментально теряются.

— Странный вопрос для такой умной девочки. Твои способности, полукровка! У нас нехватка боевых магов на борту, и мне хочется исправить этот недостаток.

Дамиан сделал шаг, приближаясь к Дайне. И та решилась. Резкий взмах рукой, и зажатая в пальцах шпилька устремилась прямиком капитану в глаз. Это Елисей научил ее такому приему. И во время тренировки сам чуть не лишился глаза. Дамиан неуловимо быстро отклонился в сторону, его рука вырвала "оружие" и выкинула в сторону. Сама Дайна оказалась лежащей на полу лицом вниз и с вывернутой за спину рукой, а мужчина уселсясверху, плотно накрутив ее волосы на кулак. Из глаз сами собой брызнули слезы, а желание вырваться сразу куда-то пропало.

— Ну, может, хватит уже? Поговорим по-человечески?

— И где ты тут людей увидел? — зашипела Дайна.

— Ну, это я образно, — Дамиан устроился поудобнее. — Ладно, раз ты не хочешь сидеть как нормальные люди, то пообщаемся в такой позе!

Полукровка недовольно зашевелилась, безуспешно пытаясь освободиться. Ноги мужчины крепко сжимали ее бедра, а рука продолжала выворачивать предплечье. Простора для действий не было и пришлось временно смириться.

— Я не буду вам помогать, — каждый поворот головы вызывал новую боль. Дамиан слегка ослабил хватку и поинтересовался.

— Почему же?

— Я работаю на Альянс, а не на кучку выродков, которые похищают и мучают детей!

— Ну да, — ухмыльнулся капитан. — Зато Альянс у нас белый и пушистый! Особенно когда решает судьбы других миров и ставит свои условия!

Дайна нервно дернулась.

— Какие разговорчики! А ты случайно нам дорожку не перебегал, а? И тебе надрали хвост.

— Не твое дело, кому и что надрали, — глаза у собеседника стали еще темнее, почти черными. — А вот тебе, девочка, не советую дергаться. Не в том ты положении.

— И что ты мне сделаешь? — поинтересовалась Дайна. — Убьешь? Так я вам нужна: другую полукровку вы вряд ли в ближайшее время заполучите. М-м-м-м, так, какие еще варианты? Отдашь на потеху своей команде? Или сам повеселишься? А, может, будешь пытать?

— Примитивно мыслишь, — поморщился Дамиан. — Пытки у меня для врагов, а не для предполагаемых союзников. Кстати, почему ты так уверена в своей привлекательности в качестве сексуальной игрушки? Ты же ушастая и довольно тощая. И вообще, откуда вдруг такая ненависть? Мы друг другу дорогу пока не перебегали.

— Довольно трудно непредубежденно относиться к человеку, который тебя похитил, угрозами принуждает к сотрудничеству. А сейчас вдобавок сидит сверху и дергает за волосы!

— Вот только не надо забрасывать меня упреками. Я делаю то, что считаю нужным.

— Ты заставил меня раскрыть тайну подопечной. Девочка сейчас наверняка в истерике. Ты что, совсем идиот? Неужели ты не знаешь, что ребенку до последнего момента нельзя говорить об инициации, чтобы не повредить его рассудок? Иначе в результате может получиться полоумный человек с разрушительными магическими способностями. Магия очень капризна и не терпит суеты. А ты своими действиями сейчас поставил под угрозу весь процесс инициации.

— Я в тебя верю, — отозвался Дамиан. — Ты же специалист, вот и придумай, как успокоить девочку.

— Я уже сказала: помогать не собираюсь, — Дайна вывернула голову и постаралась посмотреть прямо в темные глаза собеседника. — Ну что, будешь пытать?

Дамиан хмыкнул и с каким-то новым чувством посмотрел на девушку.

— Тебя заклинило на пытках, да? Я стараюсь не мучить женщин, тем более тех, кто будет со мной работать, — короткая пауза. — А ты будешь.

Дайна с чувством выругалась. Но это лишь вызвало очередную улыбку у мужчины.

— Будешь! Потому что я не буду тебе угрожать, а всего лишь предложу сделку.

— И что ты можешь мне дать?

Дамиан внезапно нагнулся так низко, что кончики прядей его волос защекотали шею Дайны. Та помимо воли замерла, завороженная темным взглядом. Вдруг стало жарко, а в голове мелькнула мысль, что это вообще-то мужчина, и довольно привлекательный, надо сказать. И мало ли что ему придет в голову. Дамиан, казалось, угадал ее мысли. А, может, просто заметил, как участилось ее дыхание.

— Кстати, я не говорил, что мое сердце сейчас свободно?

— Обломись, мальчик, — прошипела Дайна в ответ. — Ты не в моем вкусе, я предпочитаю блондинов.

— О, как же Седрик обрадуется! Но сейчас разговор о другом, — мужчина нагнулся еще ниже и шепнул на ухо. — Поможешь мне, я помогу тебе. Подарю то, о чем не смеет мечтать ни одна полукровка: возможность стать настоящей матерью.

Дамиан приподнялся, чтобы посмотреть на реакцию девушки.

— Ну? — он заметил, что она побледнела. — Кажется, такой обмен для тебя вполне равнозначен.

" — Магистр, — она старалась не сорваться на слезы. — Но, может, все-таки есть какой-то способ?

— Прости, Дайна, — Торий вздохнул. — Но если он и существует, то нам о нем пока неизвестно. Даже сильнейшим магам. Такие гибриды, как ты, абсолютно стерильны. И какого-либо лечения не существует.

Девушка сидела с потерянным видом. А она так надеялась, мечтала, что случиться чудо.

— Запомни, Дайна, — голос Магистра донесся словно издалека. — На твоей работе будут различные ситуации. Возможно, даже будут пытаться подкупить. И пообещать исправить этот недостаток организма, зная как для тебя болезненна эта тема. Так вот, запомни, девочка: не верь таким обещаниям. Еще никто не нашел способа преодолеть стерильность полукровок. Те, кто утверждают обратное, на самом деле пытаются манипулировать вашей слабостью."

— С чего мне верить, что ты сдержишь слово?

— Ты же понимаешь, что мы не хотим ограничиваться одним боевым магом, — отозвался Дамиан, внимательно глядя на нее. — Как только ты инициируешь девочку, я сразу же возьмусь за исследования.

— У тебя нет гарантий, что все получится.

— Нет, — спокойно согласился мужчина. — Но я предлагаю шанс, который может стать реальностью. Давай так: если ты соглашаешься на такой обмен, то я сразу же возьму у тебя все, что нужно для исследований.

Дайна думала ровно минуту.

— Хорошо. Только сначала я должна увидеть Талиэн, и успокоить ее. А потом твои исследования.

— Вот и отлично! — Дамиан ловко вскочил. Полукровка последовала его примеру.

— А конвой ко мне приставят?

— Зачем? — Дамиан пошел к выходу, небрежно поманив ее за собой. — Мы в междумирье. Тебе с корабля никуда не деться, к тому же за тобой постоянно следят.


Дайна нашла Талиэн в комнате, похожей на ту, где она только что мило беседовала с Дамианом. Сам капитан оставил ее у входа, сказав, что зайдет за ней позже. Полукровка проводила его недобрым взглядом и переступила порог комнаты. Зареванная девчонка отыскалась в дальнем углу, между стеной и креслом-шаром. При виде Дайны она сделала слабую попытку отодвинуться еще дальше. Затравленный взгляд, полоски от слез на щеках, быстрое дыхание — все признаки начинающегося нервного срыва.

— Талиэн, не бойся меня. — Дайна присела на пол. Одновременно она осторожно выбросила вперед невидимые нити подчиняющего заклятия. И медленно коснулась сознания девочки. Та была напугана, хотела домой и надеялась, что у нее получиться сбежать.

— Ты собиралась забрать меня из дома! — в глазах Талиэн опять стали собираться слезы. — Я знаю про полукровок. У нас их называют нюхачами: они ищут детей с магическими талантами и уводят с собой. Больше они не возвращаются.

— Не совсем так, — осторожно ответила Дайна, продолжая изучать сознание девочки. — Просто потом вы сами не хотите возвращаться. Магия очень затягивает, она становится вашей жизнью. Но никто не запрещает вам вернуться домой.

А еще она становится сильным наркотиком. Именно поэтому никто из уведенных детей не возвращался в семьи. Привязанность, любовь, дружба — все меркло по сравнению с теми ощущениями, которые дарила магия своему владельцу. Постепенно она полностью подчиняла себе рассудок мага, превращая его в человека, одержимого только занятиями своим магическим искусством. Многие сильные и старые маги в итоге превращались в мизантропов и уходили в отшельничество, обрывая все связи с миром.

Талиэн, конечно, этого не знала. И понемногу начинала верить, что не все так плохо. Ее сознание постепенно поддавалось заклятью. Дайна не спешила: впереди было еще две недели до инициации. Она преувеличила опасность в разговоре с Дамианом. На самом деле, все не так уж и плохо. Но пусть лучше капитан так не думает. Надо постепенно успокоить Талиэн и тщательно продумать план побега.

Дайна не верила капитану "Святозара".

* * *
Постепенно Талиэн успокоилась и заснула прямо в кресле. Дайна сидела рядом на полу и задумчиво смотрела на двери. Дамиан куда-то зарпопастился, но это даже радовало. Надо было разобраться в себе и в том, что произошло.

То, что ей предложили, выглядело слишком волшебно.

Но Дайна разучилась верить в чудеса. Уже давно. Наверное, с тех пор, как узнала о своем происхождении и о том, что для своих родителей она изгой.

И пусть в первый момент сердце отчаянно вздрогнуло, потянувшись к надежде. Знал ли Дамиан, предлагая ей сделку, что на обучении полукровок не раз предупреждали о подобных вещах? Вряд ли, иначе понял бы, что подобные вещи предлагать небезопасно. Слишком больно, слишком большое искушение и одновременно понимание, что это очередной обман.

Или он полагал, что она поверит ему, поддавшись обаянию? Дайна вздохнула и непроизвольно вонзила ногти в ладонь. Да, капитан "Святозара" весьма привлекателен, и в нем чувствуется сила. Такому не нужно повышать голос. Достаточно лишь посмотреть, чтобы все признали в нем лидера.

Он сказал, что она не привлекает его? Полукровка прижалась затылком к креслу и усмехнулась: капитан мог врать сколько угодно. Вампирское чутье, доставшееся от отца, было слабым, но все же кое-что иногда улавливалось. Запах мужчины изменился в тот момент, когда он прижал ее к полу. Всего лишь мимолетная вспышка желания, но она успела это почувствовать. И пусть это было крайне глупо в ее положении, но данный факт неожиданно польстил.

Было еще кое-что. И это интересовало гораздо больше гормональных всплесков капитана. Дайна вскочила и направилась к дверям: кажется, ей что-то забыли сказать. Она ударила по открывающему устройству, но двери не шелохнулись. Странно, Дамиан заверил ее, что она может свободно перемещаться по кораблю. Девушка оглянулась на спящую Талиэн и попыталась снова открыть себе выход. Бесполезно.

— Ты что, сдурел? — она подняла взгляд к потолку. — Сам сказал, что можно выходить!

Странно, но двери тут же послушно разъехались в стороны. Дайна шагнула в коридор и поняла: вот то, что заинтересовало ее. Она не ошиблась: кроме Талиэн, на борту "Святозара" был еще один магически одаренный. И он сейчас стоял перед ней. Темноволосый растрепанный мальчик лет семи держался рукой за стену. Девушка невольно вздрогнула: у ребенка оказались прозрачно-синие пустые глаза. Он словно смотрел сквозь нее.

— Привет, — Дайна кашлянула. — Ты живешь здесь?

Мальчик продолжал безучастно смотреть куда-то в пространство. Медленно убрал руку от стены, и ошарашенной полукровке почудилось, что между ладонью и поверхностью мелькнули тонкие волоски.

В нем несомненно ощущалась магия. Очень слабая, но все же… Интересно, что здесь такое творится?

— Как тебя зовут? — она сделала шаг ближе.

— Свет! — раздался негромкий голос за спиной. Дайна быстро обернулась: по коридору к ним приближался Дамиан.

— Чего свет? — рискнула переспросить Дайна.

— Его зовут Свет, — пояснил капитан. Мальчик окинул его взглядом и не спеша пошел по коридору.

— Это что сейчас было? — Дайна встряхнула головой. — Так у вас и дети тут есть?

— Свет — единственный ребенок на корабле, — сказал Дамиан. — Идем, нам пора в лабораторию. Седрик уже ждет.

Девушка поморщилась. Беловолосый тип доверия не внушал. Впрочем, как и остальные.

Проходя по широким золотистым коридорам, Дайна искоса поглядывала на спутника. Да, привлекателен. Но это всего лишь оболочка. Надо помнить, что он пообещал то, что изначально невозможно.

— Свет похож на тебя. Он твой сын? Или мне и это знать не положено?

— Сын, — кивнул Дамиан. — Выращенный из моих частиц, и частиц корабля.

Дайна потом гордилась, что не упала на полном ходу от подобной фразы. Но глаза сами собой округлились.

— В смысле?

— Этот корабль обладает интеллектом. Своеобразным. И мы не всегда находим общий язык. Я в свое время помог ему, а за это получил возможность перемещаться на нем в междумирье. Семь лет назад "Святозар" дал мне понять, что нужен переводчик… или точнее, посредник между мной и им.

Дамиан бросил быстрый взгляд на Дайну.

— Ну вот, пришлось вырастить такого человечка. Свет осуществляет связь, он часть корабля, который оберегает его. В идеале, должен был срастись с ним, стать единым целым. Но пока что-то не получается.

— Ты говоришь…удивительные вещи, — Дайна на время забыла о неприязни. — Из какого ты мира? Свет что, гомункул?

— Кто? — не понял Дамиан. Дайна вкратце объяснила.

— Оригинально, — рассмеялся капитан. — Но все же это разные понятия.

— А ты не боишься, что кто-то причинит ему вред? Ведь он ребенок, беззащитный.

Дамиан остановился возле золотистых дверей. С интересом покосился на взволнованную собеседницу.

— Неужели ты думаешь, что корабль позволит это сделать? Все, давай заходи!

Дайна перешагнула порог, скрывая довольную ухмылку. Кажется, план побега начинал складываться. Рискованный, но он все же обретал жизнь!

На пороге лаборатории вновь охватила злость. И страх. Два очень неприятных чувства тесным клубком сплелись при воспоминании о том, зачем она сюда явилась. Сейчас Дамиан на пару с Седриком начнут разыгрывать сцену "мы сотворим чудо". Испытывая огромное желание развернуться и врезать капитану, Дайна огляделась. Огромное помещение, залитое ярким светом, а она уже начала привыкать к золотистому приглушенному освещению. Столы, кушетки, и какие-то странные приборы — все это вселяло некоторую робость. Подобного не приходилось встречать даже в кабинетах архимагов. Дайна загляделась на плоский экран, расположенный прямо на стене. На зеленом фоне мелькали черные закорючки, от которых очень быстро зарябило в глазах. Но изображение было необычайно четким. На порядок лучше, чем в магических голограммах.

— Могу устроить частную экскурсию, — послышался резонирующий голос. Седрик вышел откуда-то из-за массивных золотых шкафов и внимательно смотрел на девушку.

— Обойдусь, — спокойно ответила Дайна. Блондин доверия не внушал.

— Возьми материалы, — поторопил капитан. — Мне еще надо проводить ее в комнату и кое-что рассказать.

— Конечно, — улыбнулся ученый. В руках, скрытых под тонкими перчатками, появились колбочки с иглами. По мнению Дайны, этому существу и швейной иголки нельзя было давать.

Кровь медленно переливалась в прозрачную колбу. Немного неприятно, но терпеть можно. Гораздо хуже оказалось вытерпеть взгляд желтых глаз, которые ученый не опускал, даже когда набирал из вены кровь. Такое внимание показалось бы приятным, но не сейчас и не от этого существа. Девушка поспешно отдернула руку, едва все закончилось.

— Куда? — придержал ее Седрик. — Нам нужно еще кое-что.

— На сегодня хватит, — сказал Дамиан. — Вначале надо сделать основу, а потом уже возьмешь остальное. Пошли, Дайна.

— Пока, Дайна, — она скорее уловила эту фразу по движению тонких губ. Ученый отвернулся и вновь скрылся за шкафами.

— Не ходи сюда одна, — негромко произнес Дамиан, едва они вышли за пределы лаборатории. — Можешь позвать меня, или кого-то из членов команды.

— Почему?

— Седрик талантливый ученый, но у него…странности. Тебе лучше не оставаться с ним наедине, — тут капитан подумал и добавил не без ехидства. — Хотя дело твое. Может, ты любительница острых ощущений!

— Спасибо, мне и так неплохо. — Дайна примерно поняла, что имелось в виду. Как-то едва не нарвалась на похожего типа. Но вовремя одумалась и спустила его с лестницы.

Больше они не произнесли ни слова, пока шли по коридорам.

— Все, это твоя комната, — Дамиан открыл двери, пропуская девушку вперед. Она вновь увидела знакомое убранство. В такой же комнате сейчас спала Талиэн.

— Тебе принесут сменную одежду и все остальное, — Дамиан задержался на пороге. — Ты можешь ходить везде, где тебя пропустят. Но запомни: лучше меня не зли!

— А что может быть? — прищурилась Дайна. — Мы сейчас нужны друг другу, так что давай без угроз!

И тут же вздрогнула, когда в стену, по обе стороны ее головы, врезались ладони. Лицо Дамиана неожиданно оказалось совсем близко. Дайна смогла даже разглядеть черный ободок вокруг коричневой радужки. Что-то сжалось внутри от смеси страха и волнения.

— Никто не угрожает тебе, девочка, — голос стал опасно-вкрадчивым. — Просто ты здесь на птичьих правах, пока не докажешь, что честно сотрудничаешь с нами. Я приказал команде не трогать тебя, но могу и передумать. А, может, и сам решу поразвлечься. Как ты заметила — с женщинами на борту напряженка.

— Дрожу от ужаса, — в тон ему отозвалась Дайна. — Несколько часов назад кто-то утверждал, что я тощая и с острыми ушами!

— Меня может потянуть на экзотику.

— Так в чем дело? — девушка издевательски улыбнулась. — Только, милый, вопрос будет стоять ребром: ты меня затащил в постель, или я тебя. Мне тоже иногда экзотика нравится. А таких, как ты, я еще не встречала. Только вот кто ты…никак не пойму.

— Человек, милая, — ухмыльнулся Дамиан. — Только генетически модифицированный, хотя ты и слов таких не знаешь?

— Я много чего знаю, только в отличие от тебя помалкиваю.

— Редкость для женщины.

— Я вообще очень редкая, — заверила его Дайна, продолжая прижиматься к стене. Ее беспокоило слишком маленькое расстояние между ней и капитаном. Довольно сложно поддерживать беседу, когда чувствуешь дыхание собеседника на своих губах, а нос щекочет едва уловимый древесный аромат. Рождая воспоминания о весенних лесах.

— А, может, рискнуть? — Дамиан придвинулся еще ближе, вызывая новую волну смущения и злости.

— Головой? — попыталась схохмить девушка и попыталась посильнее вжаться в стену.

Внезапно капитан подался вперед, губы Дайны буквально опалило неожиданным поцелуем. Слегка растерявшись в первое мгновение, и даже ощутив приятное томление, девушка вдруг ответила. Дамиан слегка расслабил хватку, на что Дайна и рассчитывала. Она прервала поцелуй, слегка отклонилась назад, обворожительно улыбнулась и резко боднула его лбом в нос. Мужчина отшатнулся, разбрызгивая кровь, и тут же получил еще удар, ниже пояса. Полукровка вырвалась из ослабевших объятий, уже с размаху ударила локтем в ухо, и заорала

— О каком сотрудничестве ты вообще говоришь? О постельном? Вали из моей каюты и не смей больше лезть на меня!

Дайна вытолкала полуоглушенного и совершенно сбитого с толку Дамиана в коридор и заблокировала дверь. Потом побежала в ванную и начала правдоподобно изображать рыдания. Она уже догадалась, что за ней если уж не подглядывают, то подслушивают точно.


Дамиан не помнил, когда он в последний раз так получал от женщины. Покорная кошечка, отвечающая на его поцелуй, внезапно превратилась в злобную фурию и едва не покалечила. А затем, почти ослепшего от резкой боли, выпихнула в коридор, и захлопнула двери.

"— Убью стерву!" — мелькнула злобная мысль. Капитан попытался выпрямиться, одновременно держась рукой за нос. В дальнем конце коридора на него оторопело смотрели двое членов экипажа

— Капитан! — его помощник Володар, проходивший мимо, заметил состояние Дамиана. Капитан кое-как выпрямился, но кровь из разбитого носа никак не унималась. А в ухе поселилась острая боль.

— Я в порядке, — мужчина подошел к двери и врезал кулаком по открывающему устройству. Помощник за спиной торопливо приказывал доктору явиться в жилой отсек и осмотреть пострадавшего капитана.

Дверь не открывалась. Не помог и специальный код, отменявший любую блокировку. Через несколько минут Дамиан вынужден был признать: полукровке удалось довести его до белого каления. Нос, ухо и то, что ниже пояса, зверски болели, кровь продолжала течь, но уже тонкой струйкой, а в голове четко сформировалась мысль: "Убью". К тому же над ухом причитала Анис — невысокая юркая докторша, которой были обязаны жизнью примерно половина команды. А вторая половина только готовилась к этому.

— Да помолчите! — прикрикнул Дамиан. — Вот сейчас я достану эту дрянь, и будет вам работа. Черт, да что такое с дверью?

— Давайте хоть кровь остановлю, — продолжала причитать Анис.

— Отстань, само сейчас затянется, — отмахнулся мужчина. — Володар, будем взламывать!

Помощник покачал головой и ткнул пальцем куда-то за спину Дамиану. Тот обернулся, вытирая нос и подбородок салфеткой, почти насильно всученной ему Анис. И встретился с пустым взглядом синих глаз.

— Не надо взламывать, — Свет стоял и водил рукой по стене. — Он не хочет этого.

— Корабль не хочет? — осторожно переспросил капитан. Остальные молча сопели и ждали, чем все это закончиться. — Да, он говорит, что ты не должен причинять ей вред, — мальчик кивнул на запертые двери.

— А он говорит, почему? — поинтересовался Дамиан. Свет подошел к дверям и провел ладонью по стене. Поверхность расплылась в стороны, открывая небольшой экран. Присутствующие увидели душевой отсек и крохотную фигурку, сидящую на полу. Тихие, но горькие рыдания слышались весьма отчетливо. И звучали очень проникновенно.

— Бедняжка, — вдруг всхлипнула Анис в унисон. Володар отвел взгляд от экрана: женских слез он просто не переносил.

— Эта бедняжка мне чуть нос не сломала, — огрызнулся Дамиан, но чисто автоматически. Ему и самому стало неловко: может, и впрямь перегнул палку?

— Ладно, Свет, пусть корабль откроет двери. Я ее не трону. Просто поговорю и попробую успокоить. Все-таки она нам нужна.

— Да… — Свет вновь убрал экран в толщу стены — Она очень нужна.

Дамиан молча возвел глаза к потолку, но ничего не спросил.


Вопреки опасениям полукровки, Дамиан не ворвался, пылая жаждой мести. А осторожно открыл дверь в душевую и замер на пороге, хмуро оглядывая зареванную Дайну. Та сидела в углу между душевой кабинкой и унитазом. Глаза припухшие, нос красный, волосы встрепанные. Одним словом — несчастное обиженное создание.

— Извини, — охрипший голос заставил девушку вздрогнуть. Но взгляда она не подняла. — Мы были оба не правы. Сам не знаю, как так получилось!

— Это ты меня извини, — сипло отозвалась Дайна. — Просто это похищение, угрозы — я подумала…ты же мужчина, и сильнее меня. А значит, можешь потребовать и это самое.

— Ты девственница? — вопрос вырвался сам собой. Дайна все-таки прекратила разглядывать пол и решила уделить внимание собеседнику.

— Нет, а что?

— Просто твоя реакция…

— А что моя реакция? Нервный срыв может быть у каждого существа. Половая жизнь на это не влияет. И потом, откуда я знала, может, ты хотел меня изнасиловать.

— Раз у тебя нервный срыв, тогда сейчас тебя осмотрит врач, — спокойно ответил Дамиан. — И советую больше не ругаться. Ты на чужой территории. И я силой женщин не беру, вы и так мне на шею вешаетесь.

— Я поняла, — в тон ему ответила Дайна. — И еще понимаю, что только тебе обязана своей безопасностью.

— Рад, что ты это понимаешь, — усмехнулся мужчина. Он ничем не выдал своих сомнений, которые зародились уже при первой встрече. Полукровка лишь притворилась, что приняла его правила. Это видно по взгляду, который она тщательно пыталась замаскировать испугом. Но Дамиан уже видел нечто похожее. В одном из миров, которые он посетил, водились араши: крылатые кони, способные передвигаться и под землей, и на небесах. Люди охотились на этих диких созданий, пытались приручить, иногда подрезали крылья. Араши смирялись, но убегали при первой возможности, едва хозяин начинал думать, что животное приручено. Так вот, в их глазах стояла такая же непримиримая гордость и злость. Они не сдавались, а просто выжидали удобного момента, чтобы вновь обрести свободу

Ничего этого Дамиан не сказал. Просто кивнул полукровке и вышел, в коридор, отправив Анис успокаивать гостью. А сам ушел к себе, с твердым намерением выспаться.

Сон пришел. И носил он ярко-выраженный эротический оттенок. Золотистый полумрак, тонкое тело в его объятиях и огромные темные глаза. Дамиана все это неприятно удивило при пробуждении. Некоторое время он просто лежал, заставляя себя успокоиться. Ведь не врал, когда говорил, что Дайна не в его вкусе. Дамиан предпочитал других, нежных и ласковых. С кем не жаль расставаться, но иногда можно с улыбкой вспомнить приятно проведенное совместное время.

У тех женщин не было такого злого взгляда.

И они охотно подчинялись его воле.

Что же побудило его поцеловать полукровку? Мужчина недовольно зашевелился и сел, понимая, что больше не уснет. Ответа на вопрос он не знал. Просто накатило, когда увидел совсем близко темные глаза и чуть закушенные клыками губы.

Дайна не подчинится. Она будет притворяться, терпеливо ждать и строить планы. Чтобы однажды исчезнуть, как те крылатые араши.

Дамиан встал, отбрасывая простыни. Черт, кажется, он не соврал, сказав, что может предпочесть экзотику.

"— Просто у меня давно не было женщины, — мелькнула спасительная мысль — Как только остановимся в следующем мире, так сразу же исправлю это досадное упушение. А с этойсвязываться — себе дороже!"

Но уже знал, что свяжется. Эта девушка была другой, в чем-то особенной, притягивающей.

И ему понравилось ее целовать.

Главное, чтобы опять не получить по самым уязвимым частям.

А для этого надо сделать так, чтобы полукровка сама признала его превосходство.


Дайна с деланным равнодушием наблюдала как Анис суетится вокруг нее, подсовывает какие-то напитки, бормочет успокаивающие банальности.

— А это что? — она увидела как врач подносит к ее руке прозрачный шарик. Он лопнул, и жидкость моментально всосалась в кожу.

— Успокоительное, — ответила Анис. — Сейчас ты поспишь и будешь чувствовать себя, как новенькая. А я зайду попозже и проверю твое состояние.

Дайна покорно легла в кровать и закрыла глаза. Анис совсем необязательно знать, что для нее обычное успокоительное все равно, что слону дробинка. Зато теперь ее никто не отвлекал, и полукровка осторожно нащупала сознание Света. Действовать приходилось осторожно, так как мальчик оказался тесно переплетен с чужеродным сознанием корабля. И оно словно затаилось, наблюдая за тем, как магические нити тянутся от Дайны к Свету. Корабль не мешал. Это одновременно и радовало, и беспокоило. Но Дайна не прекращала: мальчик — ее ключ к свободе. И до его инициации оставалось всего ничего. Девушка даже опасалась, что не успеет притупить его сознание и сделать податливым к нужному моменту. Оставалось каких-то несколько часов.

Но почему-то магические нити легко проникали в сознание Света. И корабль не мешал, затаившись где-то в отдалении. Ему было любопытно? Он не видел угрозы в ее действиях? Дайна не отвлекалась на возникающие работы. Отбросила прочь страхи и сомнения, вновь став холодной и сдержанной. Как всегда. Как и надо вести себя на работе. Но она позволила немного понежиться в волнах злорадства: Дамиан поверил, что она сломалась и решила принять его игру.

* * *
Мальчишка ходил где-то поблизости. Полностью готовый к инициации. Просто поразительно, как быстро его сознание подчинилось магии. А Дайна была уверена, что корабль вмешается. Потому осторожничала и старалась действовать как можно незаметнее. Но "Святозар" продолжал безмолвствовать. За что полукровка мысленно его поблагодарила, как только открыла глаза, закончив работу. Теперь предстояло проверить другую подопечную.

Талиэн сидела в своей комнате, печальная и притихшая. Для нее все происходящее оставалось жутким и непонятным. На вошедшую Дайну посмотрела с плохо скрываемым страхом.

— Талиэн, — девушка осторожно подошла. — Не надо меня бояться! Поверь, для твоей безопасности я сделаю все, что в моих силах!

— Я хочу домой, — едва слышный шепот. Дайна вздохнула, осторожно взяла тарелку с нетронутой едой и присела рядом.

— Для начала поешь, иначе не будет сил, — она наклонилась к девочке, протягивая тарелку, и тихо шепнула. — Особенно, если хочешь выбраться отсюда!

Талиэн вздрогнула и неверяще посмотрела на полукровку. Та с улыбкой продолжала предлагать еду.

— Просто съешь все это, хорошо? — и чуть натянула магические нити, заставляя девочку удержаться от ненужных вопросов. Пусть ведет себя естественно, если вдруг кто-то заглянет в комнату.

Идея о побеге созрела совершенно спонтанно, и только недавно обрела более-менее четкие очертания. Когда девушка подчиняла себе сознание Света. И увидела кое-что. Точнее, ей позволили подсмотреть: вскоре корабль должен был выскочить в одном из миров. Стандартная остановка: пополнить припасы, что-то купить, что-то продать, кого-то посетить. Это был шанс! Ведь в междумирье полукровка не могла покинуть корабль.

Было еще кое — что. Дайна поняла, что частично корабль пропитан магическими полями, неизвестного происхождения. Это давало надежду на успех. Да, план по-прежнему выглядел практически безумным, но особого выбора не было.

Легкое потряхивание известило о том, что "Святозар" вышел из междумирья. А спустя несколько минут двери комнаты, где сидели Дайна и Талиэн, открылись с легким чавканьем.

— Я оставлю охрану, — Дамиан не стал заходить. — Попытка выйти из комнаты будет расцениваться как бегство. И вас оглушат.

Талиэн захныкала от страха.

— Я не сомневалась в твоей доброте, — кивнула Дайна. — Ты еще скажи, что каждый вооружен до зубов. Ну чтобы окончательно добить ребенка.

— Ребенка не тронут, — равнодушно отозвался Дамиан — А тебя оглушат и свяжут до моего прихода, поняла? Извини, но я пока не вижу поводов полностью доверять тебе. Потом — посмотрим.

Дайна отвернулась и преувеличенно заботливо стала уговаривать Талиэн допить напиток. Спиной она ощущала недоверчивый взгляд капитана, но заставила себя не оборачиваться. Но вот раздался звук закрывающихся дверей. Пора! Полукровка неторопливо отставила стакан в сторону и прикрыла глаза. Вот они, нити тянущиеся к Свету. Она осторожно потянула за них, подзывая мальчика. Интересно, в каком виде для него происходит призыв? Одни слышат голос, другие — невероятно красивую музыку. А иногда и просто странное притяжение, которое зовет за собой.

— Что ты делаешь?

— Тс-с-с-с, — шепнула полукровка, и Талиэн послушно замолчала. Пусть ее сознание еще не полностью подчинено, но она уже стала более податливой.

Свет приближался. Дайна невольно облизнулась, чувствуя аромат его крови, пропитанной незнакомой магией. Такой возбуждающей и вкусной. Низ живота начало скручивать болезненно-сладкой судорогой: время инициации приближалось, и магия Света рвалась наружу, отзываясь в связанной с ним полукровке. На грани сознания возникла виноватая мысль, но тут же исчезла.

— Талиэн, закрой глаза! — простонала Дайна, увидев как на пороге возник детский силуэт. Мелькнули заинтересованные лица, но охрана не посмела остановить Света. Двери за ним закрылись, отрезав все посторонние шумы. Девочка в ужасе забилась вглубь кресла. И зажмурилась изо всех сил, вдавившись лбом в упругую спинку.

— Ты хочешь провести инициацию, — голос Света звучал глуховато. Дайна облизала пересохшие губы: в этот раз сдерживаться было очень сложно. Незнакомая магия отчаянно требовала попробовать ее на вкус. И уже наплевать, кто перед ней: ребенок или взрослый человек. Такого давно не было. Может, все дело в том, что Свет являлсяне совсем ребенком, а скорее автономной частью корабля?

— А ты хочешь мне помешать?

— Нет, ты мне лишь поможешь, — мальчик подошел почти вплотную, чуть склонил голову к плечу. — Взамен я сам открою тебе двери к выходу. И не стану вмешиваться. Остальное зависит от тебя.

— Зачем тебе это? — Дайна протянула руку, подтягивая Света ближе к себе. Где-то на заднем фоне слышалось хныканье Талиэн: она до предела вжалась в спинку кресла и старалась не завизжать.

Глаза мальчика смотрели сквозь полукровку. Словно видели что-то, что было неподвластно остальным.

— Ты можешь завершить слияние.

— И в обмен ты обещаешь отпустить меня?

— Я обещаю не мешать твоему исчезновению с моей территории.

— Черт с тобой, — пробормотала Дайна. — Хоть что-то.

Голубая тонкая жилка билась под кожей так же, как и у остальных детей. Только не было ощущения вины. Свет не сопротивлялся, безучастно закрыв глаза, словно происходящее его вовсе не интересовало. И не вздрогнул, когда клыки осторожно прокусили кожу…

Ураган ощущений…вихрь ярких эмоций…

Вкус магии и крови на губах. Энергия, которая одновременно переполняет тело и забирает силы.

Дайна открыла глаза, слизывая остатки крови с губ. Внутри бушевала энергия. В голове шумело, словно после нескольких бокалов свежей крови.

Свет неподвижно лежал на полу и словно погружался в него все глубже. Дайна моргнула: нет, не почудилось! Корабль поглощал мальчика, внутри которого упругой пружиной раскручивалась освобожденная магия. Вот исчезли ноги, погрузились в пол плечи, на поверхности осталась лишь голова. Синие глаза вдруг открылись. Теперь они не были пустыми: внутри переливалась сущность "Святозара". Корабль смотрел через мальчика на Дайну.

— Ты свою часть выполнила. Можешь уходить, я не буду мешать тебе.

— Благодарю, — Дайна не стала смотреть как Свет окончательно исчезает внутри корабля, сливаясь с ним. Она встала сбоку от двери, нажала на кнопку открытия и завизжала во все горло. Как только в дверном проеме показалась голова охранника, Дайна хлестнула его по глазам кистью, собранной в форме "когтей тигра". Ослепший мужчина вскрикнул, и через мгновение полукровка вместе с ним вывалилась в коридор. Второй охранник молниеносно среагировал и выстрелил в сплетенный клубок тел, упавший ему практически под ноги. К сожалению для него, выстрел попал в первого охранника, и Дайна, сбросив обмякший живой щит, прыжком преодолела оставшиеся метры до последнего противника. Коротким ударом отбросила руку с оружием и сомкнула клыки на открытой шее человека. Из разорванной артерии брызнула кровь, и охранник свалился на пол, инстинктивно пытаясь перекрыть рану.

Дайна заглянула в комнату, сдернула взвизгнувшую Талиэн на пол и потащила к выходу. Она уже поняла, что "Святозар" что-то сделал с камерами внутри комнаты, поэтому не старалась скрыть свои действия. Полукровка не обольщалась: минут двадцать-тридцать и она просто свалится без сил. Кровь, насыщенная магией, вызывала временную эйфорию, а затем резкий упадок сил. Желательно до тех пор убраться отсюда.

Корабль не соврал: все двери на их пути свободно открывались, на стене появлялась мигающая стрелка, показывающая путь к выходу. Правда, передвигаться приходилось крайне осторожно: Дайна не хотела встречаться с членами экипажа. Но и здесь пока везло: большая часть команды отправилась в город. И коридоры были безлюдны. Лишь пару раз пришлось прятаться, пережидая, пока по направлению к выходу пройдут смеющиеся компании. Талиэн, поверив, что скоро они выберутся с этого корабля, послушно спешила следом и не хныкала.

Впереди показался перекресток двух сумрачно-золотистых коридоров. Оставалось пересечь его, потом пробежать несколько десятков метров по изогнутому шлюзовому залу и все, почти на свободе! И тут Дайна допустила ошибку, забыв обо всем и бросившись сломя голову.

В этот момент Седрик как раз подходил к тому же перекрестку. Внезапно промелькнувшие впереди женские фигуры вывели его из его состояния задумчивости. Мужчина вытащил станнер и осторожно направился вслед за полукровкой, уже скрывшейся за поворотом. Через двадцать секунд он добрался до шлюзовой камеры и увидел, что Дайна вовсю бежит к шлюзу. Седрик не очень любил драматические эффекты, и поэтому не стал демонстративно кашлять или привлекать к себе внимание каким-либо другим способом. Он просто выстрелил сначала в полукровку, и сразу же, на всякий случай, в девочку. К его удивлению, Дайна не свалилась мешком на пол, а повернулась к нему, сделала шаг и упала на колени. В ее темных глазах не было ничего человеческого, только безумная ярость загнанного животного.

Второму выстрелу станнера, который попал точно в область солнечного сплетения, организм девушки, все еще находящийся под воздействием отката инициации, уже не смог противостоять, и она завалилась на бок как куль с картошкой, который вывалился из тачки. Нестерпимая боль прокатилась по всем нервным волокнам, парализуя мышцы. А потом пришло чувство отчаяния. Седрик подошел к лежащей девушке, пинком перевернул ее на спину и испуганно отпрыгнул, потому что Дайна, которой полагалось быть без сознания, попыталась в него плюнуть. К сожалению, мышцы во рту слушались ее плохо, и плевок большей частью попал на ее собственные волосы, разметавшиеся по полу шлюзовой камеры.

Ученый снова вытащил оружие и осторожно подошел поближе:

— Странно, ты должна бы потерять сознание на ближайшие десять часов от такой дозы оглушающих лучей. Похоже, что еще многие аспекты твоей физиологии являются интересными объектами для изучения.

Дайна с усилием выдавила звучное ругательство из полупарализованного рта. Получилось невнятно, но достаточно разборчиво. Брови Седрика сначала удивленно поднялись, а затем, как до него дошел смысл сказанного — нахмурились. Он подошел и еще раз пнул девушку по ребрам.

— Давай, гибрид, ругайся, у тебя осталось еще немного времени на это.

Ученый оглянулся на лежащую Талиен, подергал губами, видимо что-то оценивая, затем взвалил Дайну на плечо и направился в свою лабораторию.

Там ничего не изменилось с последнего посещения. Седрик молча скинул Дайну на пол, и отошел куда-то в угол. Полукровка с бессильной злостью смотрела ему в спину, но, увы, взглядом она убивать не умела. А шевелиться по-прежнему не могла, хотя язык и губы уже слушались намного лучше. Крик, оскорбления, уговоры, угрозы — все это перепробовала по дороге в лабораторию. Но ученый не реагировал, а только продолжал идти, чему-то улыбаясь. А эта многозначительная улыбка, рожденная тонкими губами, вызывала страх.

Седрик вернулся с бряцающими железками, в которых девушка с ужасом узнала цепи, и небольшим флаконом, внутри которого переливалась светло-розовая жидкость. Ученый аккуратно положил его в карман комбинезона, а сам, не убирая садистской улыбочки, наклонился над зашипевшей Дайной. Одно ловкое движение — и руки девушки оказались прикованы к перекладине стола у нее над головой. Сам ученый пристально уставился на нее, наклонившись и облокотившись о столешницу.

— Можешь начинать кричать, — негромкий голос пугал. — Или ты слишком гордая для этого? А, может, я тебя не пугаю?

— Я думаю, что с тобой сделает капитан, если узнает, — негромко ответила Дайна. Сумасшедший огонек в желтых глазах пугал. — Он обещал, что меня никто не тронет без его разрешения!

Улыбка ученого стала шире, мелькнули небольшие треугольные зубы.

— Ты сама нарушила условия договора, решив сбежать. Кому поверит капитан, когда узнает, что ты убила членов его экипажа, пыталась сбежать и в довершении ко всему, — тут улыбка переросла в оскал. — Соблазнила меня. И весьма удачно. После чего начала крушить лабораторию, и я просто вынужден был приковать тебя для твоей же безопасности, так как мой станнер ты уничтожила! — с этими словами, Седрик продемонстрировал искореженное оружие. Дайна изумленно перевела взгляд с станнера на радостно ухмыляющегося ученого: она четко помнила, что ничего подобного не видела. Да и вся речь ученого отдавала маразмом. Кого она тут соблазняла? Потом дошло…

— Размечтался!

— Угадала, — Седрик вытащил флакончик. — Я мечтал об этой минуте с самой первой встречи. Но шансов было маловато. Ну что, будем кричать?

Дайна молчала, лихорадочно обдумывая план действий. Силы стремительно убывали, как всегда после инициации. Ей бы поспать сейчас! А еще действие парализатора подходило к концу. Девушка терпеливо ждала, копя силы.

— Зря бежала, дуреха, — продолжал Седрик тем временем, не дождавшись криков. — Вот твое решение проблем, — он многозначительно помахал шприцом, куда уже успел набрать розовую жидкость. — Пока только в промежуточной стадии. Наш капитан собирался поработать над ним еще с месяц, подгоняя под тебя. Да и побочные эффекты ему не понравилась. А по мне так они очень даже ничего. Представляешь, как расстроится Дамиан, узнав, что ты прокралась в лабораторию, вколола себе эту штуку, а потом набросилась на меня? А я просто не смог устоять под таким напором.

— Что за бред?

— Не бред, а правда. Побочный эффект у этой штучки весьма любопытный: в течение нескольких часов тебя буквально скручивает от сексуального голода.

Дайна вдруг почувствовала как кожа покрылась мурашками. Четкая цепочка, возникшая в больной голове ученого, стала ей вдруг отчетливо видна. А ведь он прав: кому поверит Дамиан? Члену экипажа, который с ним уже много лет, или огрызающейся девчонке, уже не раз пытавшейся сбежать? Ответ напрашивался сам собой.

Седрик наклонился еще ниже, одной рукой задрал на девушке майку, а другой начал подносить шприц к животу. И тут Дайна, собрав все силы, резко согнула ноги, а затем выпрямила, нанося точный удар в живот ученого. Точнее, попыталась нанести. В последний момент Седрик вдруг увернулся.

— Этого я тоже ожидал от тебя, — он встал на этот раз сбоку и сделал укол. Куда-то в низ живота. Сердце бешено колотилось от страха и понимания, что, кажется, на этот раз не вырваться. Да и сил не осталось.

"— Ну уж нет, не дождешься!" — толкнулась мысль. Дайна прикрыла глаза, сквозь ресницы наблюдая за Седриком. Тот отбросил зазвеневший шприц на пол и вплотную придвинулся к ней. Осторожно провел пальцами по волосам, лицу и вдруг наклонился еще ниже, прижимаясь губами к ее губам. Грубо и неприятно. Дайна приоткрыла рот и слегка провела языком по губам. Ученый что-то глухо прорычал, наваливаясь на нее, почти ломая челюсть своим поцелуем. И тут полукровка вонзила клыки в его губу. Рот наполнился солоноватой кровью. Но Седрик, вопреки ожиданиям, не отшатнулся, а лишь усилил поцелуй. Дайна дернула головой, клыки соскользнули, разодрав губу. Только теперь ученый соизволил оторваться и слегка отодвинуться.

— Значит, любишь кровь? — прошипел он. — Отлично, у нас совпадают вкусы!

И ударил со всего размаху по лицу. Голова Дайны мотнулась в сторону. Но полукровка из последних сил попыталась дотянуться и ударить ногой Седрика.

— Ничего, — "утешил" он ее в ответ. — Скоро сама будешь умолять меня тобой заняться.

Дайна тихо зарычала, показывая окровавленные клыки. Но вызвала лишь очередную ухмылку. Теперь глаза ученого просто полыхали безумием в предвкушении забавы.

Мужчина снял с пояса нечто, напоминавшее свернувшуюся змею. Развернул зеленоватые кольца и поднес один из концов близко к глазам девушке. На нее смотрела маленькая безглазая головка с пастью, ощетинившеюся десятками мелких иголок.

— Смотри, эта штука поможет тебе расслабиться. — Он обернул зеленое создание вокруг шеи полукровки и приложил мерзкую головку за ухо. Дайна почувствовала как ухо полыхнуло вспышкой огня, которая угасла так же быстро, как и возникла. Седрик взял в руки второй конец змейки, заканчивающийся тонким белесым стержнем, и хлестнул им девушку. Довольно слабый удар заставил изогнуться от боли все тело полукровки.

— Эта штука называется тросх — усилитель страданий. Он питается твоей болью, усиливает ее и передает обратно тебе. А чтобы объект пыток не умер от шока раньше времени, тросх впрыскивает в кровоток сложный набор ферментов с наркотическим действием. И жертву можно пытать практически бесконечно.

Безумный ученый начал непрерывно хлестать Дайну, и с каждым ударом она находила все новые оттенки в симфонии невероятной боли. Агония захлестнула ее сознание и погасила его, в то время как тело еще продолжало извиваться в путах. Через некоторое время она поняла, что поток страданий прекратился. Девушка осторожно скосила глаза и оглядела свое бесчувственное тело. Которое оказалось обнаженным и почти полностью покрытым кровоподтеками. И в этой момент она почувствовала, что начал проявляться побочный эффект сыворотки, о котором с таким удовольствием рассказывал Седрик.

Первые мгновения она старалась сопротивляться все усиливающемуся сексуальному возбуждению. Но томление, рождающееся внизу живота и растекающееся по всему телу, легко смывало все барьеры, которые женщина пыталась выстроить в своем сознании. Им на смену приходили совсем другие мысли и образы: яркие, страстные, с пикантными и захватывающими подробностями. Дайна стиснула кулаки, до крови впиваясь ногтями в ладони, и прикрыла глаза, стараясь избавиться от наваждения. Но перед глазами уже проносились новые картинки, с нею и Седриком в виде главных действующих лиц. Причем то, что вытворял с ней ученый, тяжело было назвать красивым или романтическим зрелищем. Скорее, это было очень больно и даже опасно. Но Дайну вдруг затрясло от дикого желания претворить эти образы в жизнь. Боль и чувство унижения от побоев и кандалы вдруг стали казаться приятными пикантными приправами.

— Ну что, тебе нравится? — голос ученого словно сгустился, лаская кожу, которая вдруг стала необычайно чувствительной. — Говорил же, что очень забавный побочный эффект!

— Пошел ты… — умудрилась выдавить Дайна, стараясь начать думать связно. Седрик, усмехаясь, свернул тросх и прицепил к поясу.

— Он пока не понадобиться. Но потом…если ты попросишь…а ты будешь просить…то я с удовольствием!

Дайна отчаянно пыталась перебороть себя, но тело жило словно своей жизнью, всеми движениями показывая как ему хочется ласки. Ученый наклонился, с ухмылкой разглядывая ее. Полукровка рванулась навстречу так, что едва не вывернула себе скованные руки. Ей хотелось прижаться к нему и оттолкнуть, умолять о ласках и убить. От такой мешанины чувств из горла сами собой вырывались стоны. Но все же, когда Седрик ударом колена раздвинул ей ноги, попыталась сопротивляться.

— Ну ты и упрямая! — ученый с размаху ударил девушку по лицу. Сильно, но так, чтобы она не потеряла сознание. Дайна всхлипнула, понимая, что не может сопротивляться. Да и не хочет…

И не сразу поняла, почему тяжесть, прижимавшая ее к полу, вдруг исчезла. Что-то темное налетело ураганом и просто снесло Седрика. Ученый отлетел в сторону, ударился о стену, но тут же вскочил, разгневанно вскрикнув. Вертикальные зрачки превратились в ниточки, а вся ярко-желтая радужка вдруг засветилась.

— Дамиан! — всхлипнула Дайна. — Милый, любимый, красивый, — ее понесло. — Я вся твоя!

Капитан, появившийся как нельзя кстати, бросил на нее короткий взгляд. И без того темные глаза, стали почти черными. Но больше Дамиан ничем не выдал свою ярость.

— Она пыталась сбежать! — меньше всего Седрик сейчас походил на человека.

— Я приказывал не трогать ее, — холодно произнес Дамиан.

— Ма-а-а-альчики, — простонала Дайна. — Ну хоть кто-нибудь!

— Она сама!

— Корабль не даст соврать, — парировал Дамиан. — Он позвал меня, когда заметил, что тут творится. Очень жаль, что в свое время я взял с него клятву не причинять вреда членам экипажа. Немедленно иди в свою каюту, ты будешь находиться под арестом до того, как я приму решение относительно твоего будущего.

В этот момент, сочетание не совсем здоровой психики Седрика, эффект от принятых наркотических препаратов, и истерика от осознания того, что долгожданный и уже почти свершившийся секс с полукровкой, скорее всего так и не получится, вылилось в неожиданное для капитана корабля решение. Дамиан за долгие годы привык к беспрекословному подчинению экипажа, поэтому, когда ученый бросился на него со скальпелем, он успел только закрыть незащищенное горло рукой. Лезвие распороло руку до кости, но к счастью, не повредив ни одного крупного сосуда. Дальнейшее произошло быстро. Дамиан не хотел убивать, он бросился вперед, стараясь обездвижить ученого. Бросок, скальпель отлетел в сторону, Седрик оказался в захвате и отчаянно дернулся, одновременно задевая рану капитана. Оба не удержались. Ученый ударился головой об угол стола, возле которого извивалась Дайна. Сам капитан упал на него сверху и понял, что все — конец. Его лучший ученый погиб, раскроив голову об угол стола.

* * *
Дайна очнулась, словно вынырнув из темной глубины. Тут же всплыли воспоминания, которые заставили покраснеть и сильнее закутаться в одеяло. Девушка чувствовала себя слабой, но вполне здоровой. И она была бы совсем не против избавиться от лишних воспоминаний. Как кричала, умоляла о взаимности и цеплялась за Дамиана, пока он нес ее в лазарет.

— Ой, кто очнулся, — женский голос отвлек от самобичевания. С Дайны бесцеремонно сдернули одеяло и принялись поправлять подушки.

— Молодец, что пришла в себя, — миниатюрная женщина вертелась словно юла. — Меня зовут Анис. Я врач на этом корабле. Ну и напугала ты меня! А уж капитан наш так и вовсе чуть с ума не сошел. Ворвался сюда с тобой на плече, глаза черные, лицо перекошено. Первый раз таким увидела. Рука рассечена почти до кости, кровь не останавливается. А на тебя и взглянуть страшно было: вся в гематомах, лицо разбито, да еще и наркотический эффект.

Синяки? Дайна вздрогнула и бросила взгляд на себя. Нет, кожа чистая, ни следа от пережитого. Осторожно дотронулась до лица и неверяще провела пальцами по губам. Кажется, все зажило. Но как? Даже ей, обладающей неплохой регенерацией, пришлось бы несколько дней лежать в постели после "работы" Седрика.

— А сколько я тут провалялась?

— Семь часов, — Анис метнулась куда-то в сторону, послышалось звяканье. Вернулась с чашкой, от которой поднимался ароматный пар. — На вот, выпей и побыстрее. Это придаст сил.

Поднося чашку к губам, Дайна мельком подумала, что в последнее время в нее постоянно пытаются что-то влить или вколоть. И снова воспоминания о том, что она вытворяла в лаборатории, заставили густо покраснеть.

— …вот и убился! — голос Анис снова отвлек от мысленных страданий.

— Что вы сказали? — полукровке показалось, что она ослышалась. Докторша выпрямилась и возмущенно уставилась на пунцовую девушку.

— Ты слушаешь меня или нет? Ученый наш убился. Капитан за тебя заступился, велел мерзавцу идти под арест, — Анис вдруг всплеснула руками и запричитала. — Говорила же ему, что Седрик рано или поздно сорвется. Ведь он наполовину сураиль, а эти существа живут за счет боли и страданий других. Видать, ты ему приглянулась, вот он и не сдержался. И на капитана набросился. Начали драться, упал, да так, что раскроил голову. А тебя Дамиан сюда притащил. У него то проблем особых не было, а с тобой пришлось повозиться. Теперь он каждый час заглядывает, справляется о твоем здоровье.

Дайна вдруг кашлянула и повела глазами, показывая на что-то за спиной врача.

— Анис, не оставишь меня наедине с пациенткой? — Дамиан остановился в дверях, благожелательно глядя на женщину. И в голосе прозвучало нечто такое, отчего Анис сразу замолчала, забрала у Дайны опустевшую чашку и торопливо вышла, сказав, что проведает девочку.

Дайна уткнулась взглядом в одеяло, страдая и краснея. Она слишком хорошо помнила, что пыталась сделать с Дамианом, пока он тащил ее в лазарет.

— Не стоит, — голос Дамиана звучал необычайно мягко. Дайна почувствовала, как капитан осторожно опустился на край кровати, и рискнула поднять глаза. Сердце в груди принялось вытворять странные кульбиты.

— Я знаю каковы побочные эффекты у препарата, которые ввел тебе Седрик, — продолжил мужчина по-прежнему мягким тоном. — К тому же наркотические вещества тросха усилили эффект. Плюс побои. Хорошо еще, что у тебя необычайно крепкий организм, и ты справилась со всем в течение нескольких часов. Так что перестань смущаться.

— А я не смущаюсь, — отозвалась Дайна, отводя глаза. — Я злюсь, — она и правда злилась: ей вдруг захотелось подвинуться поближе к нему.

— На что? — заинтересовался капитан.

— На себя. На то, что не смогла удержать ситуацию под контролем.

— А я думал из-за того, что не смогла убежать, — хмыкнул Дамиан. Полукровка метнула на него мрачный взгляд и приготовилась обороняться. Правда, только на словах. Потому как помнила печальный опыт с применением силы к Дамиану. Да, если честно, и не хотелось. Все же он ее спас, хотя мог бы этого не делать.

— Ну и что мне с тобой делать? — вздохнул вдруг Дамиан. — С одной стороны, я раздражен твоей попыткой к бегству. С другой — ты инициировала Света, и теперь взаимопонимание с кораблем стало в разы лучше. Может, поговорим уже и выскажем друг другу накопившиеся претензии?

Дайна не успела ничего сообразить, как ее вдруг дернули к себе. Щека ощутила мягкую ткань комбинезона, а над ухом раздался слегка приглушенный голос.

— Для начала давай сядем поудобнее.

А потом он начал говорить спокойным мягким тоном, одновременно не давая ей отстраниться. А Дайна не слишком сопротивлялась. Лишь пару раз дернулась для вида и замерла, ощутив вдруг прилив спокойствия. Да, да, именно так! Низкий голос, руки, которые держали осторожно, но крепко, едва уловимый древесный запах — все это вдруг погрузило ее в атмосферу спокойствия и защищенности. И она расслабилась впервые за долгое время, чувствуя щекой удары сердца.

А Дамиан рассказывал про то, как корабль позвал его, как он быстро примчался и увидел оглушенную Талиэн и склонившуюся над ней Анис. Как бежал в лабораторию и боялся, что не успеет. С каждым звуком голоса все отступало на задний план. Никогда прежде Дайна не испытывала такого состояния. И это вдруг испугало.

— Ты, — она заставила себя оторваться от него и поднять голову, встречаясь взглядом с темными глазами. — Ты сейчас меня чем-то околдовываешь?

Дамиан оборвал монолог на полуслове.

— Дайна, я не маг.

— Тогда почему мне, — девушка запнулась, подбирая слова — Почему так спокойно? И все, что произошло, уже не кажется кошмаром, а просто забывается?

— Может, потому, что об этом действительно хочется забыть?

— Хорошо, тогда как ты объяснишь некоторые вещи? — Дайна уперлась руками в грудь Дамиана и попыталась отстраниться хоть немного. Тот не мешал. — Почему твоя рука зажила так быстро? Почему на мне не осталось ни следа от побоев, и почему ты так уверен, что сможешь выполнить свое обещание? Если ты не маг, то кто? Ты не демон, я это сразу бы почуяла. Ты определенно человек, но какой-то…другой!

— Давай по порядку. Я не маг, в нашем мире их вообще, как таковых, нет. Не считая искусственно созданных, — Дамиан покачал головой, прерывая новый поток вопросов. — Я же сказал, что все по порядку. И я не демон или магическое существо. А просто человек, но улучшенный на генетическом уровне.

— Хорошо, а со мной что? У меня тоже регенерация неплохая, но с такими побоями я должна была проваляться в постели минимум три дня. И он рассек мне губу. А сейчас даже следа не осталось.

— Для нас не проблема вылечить подобные мелочи, — улыбнулся капитан. — Если хочешь, я позже расскажу тебе.

Дайна готова была прямо сейчас требовать рассказа. Но сдержалась: ее волновало несколько другое. То, что не отпускало с момента пробуждения.

— Я поняла, что Седрик вколол мне зелье, что ты начал разрабатывать для меня. Значит, я уже сейчас могу получить…желаемое?

— Нет, — Дамиан увидел мелькнувшую боль в глазах девушки и тут же поправился. — Это была основа. Препарат, который мы вводим женщинам со стандартными нарушениями репродуктивного здоровья. Гормональные расстройства и так далее. У тебя другая ситуация. Мне придется над ним немного поработать. Так что он тебе не навредил, но и не помог.

— А побочный эффект?

— Я же сказал, что придется над ним поработать. Он неожиданно проявился в экспериментах с образцами твоих тканей, теперь буду думать как избавиться от него.

— А я уже решила, что у вас все через это проходят, — хмыкнула Дайна. — А что такое искусственные маги? Из какого ты мира? И откуда такой корабль?

— Пока отвечу только про магов. У нас их нет. Точнее, были когда-то, но очень давно. Возможно, что вымерли от какой-то болезни. И больше не рождаются. Хотя сама магическая энергия есть, и в достаточном количестве. Мы придумали способ прививать способности искусственно, но они крайне нестабильны и слабы. Поэтому я к тебе и обратился. Нужны боевые маги, которые смогут помочь в стычке с магическими мирами.

— С кем то конкретным?

Дамиан многозначительно промолчал, давая понять, что это нее дело. Полукровка недоверчиво прищурилась.

— А с чего ты вдруг мне все это рассказываешь? Объяснил бы сразу.

— Я объяснял. Только ты не хотела слушать!

— Дамиан, я стерильна. Это известно даже дремучим лешим в отдаленных союзных мирах! Ни один архимаг не может дать то, что забрала природа еще до рождения. Первое, чему учат полукровок: никогда и ни при каких обстоятельствах не верить обещаниям подарить ребенка. Это наше уязвимое место, и многие могут использовать его для своей выгоды. Как думаешь, кому я больше поверю: тем, кто меня вырастил, или тебе, которого я знаю несколько дней?

— Ты считаешь своих магов всесильными? — тихо проговорил Дамиан, не сводя с нее глаз. — Зря! Я видел содружества, которые могут моментально растоптать ваш Альянс. И там твою проблему решили бы, пусть и не сразу.

Дайна упрямо молчала. Ей очень хотелось поверить, просто до боли в стиснутых кулаках. И в то же время всплывали вбитые с детства фразы.

Проблема состояла еще и в том, что Дамиан ей нравился. Вероятно, почти с самого начала, но эти чувства скрывались под тоненьким слоем возмущения и обиды. Теперь же вдруг стали доминировать и отчаянно лезли наверх. Это создавало дополнительные трудности. Если он обманет, то будет в сотни раз больнее. Она слишком хорошо знала, какая бывает боль, когда предает любимый человек.

"— А тебе не привыкать ли? — устало произнес кто-то внутри. — Ты ведь и уходишь от любовников всегда первой, чтобы не слушать виноватый лепет и дурацкие фразы о долге и семье. Никто и никогда не создаст союз с полукровкой. Ты изгой, а этот мужчина, по-видимому, тоже. Почему бы не попробовать? Правда, он утверждал, что ты для него непривлекательна, но как-то неубедительно это звучало".

— Ну поверь, — голос Дамиана упал до шепота. — Мы сейчас нужны друг другу. Я не позволю больше никому причинить тебе вред! Ты восхищаешь меня, девочка! Ты коварная и сильная, но вместе с тем и очень ранимая. Такая непредсказуемая и гордая…

Может, из ее организма не до конца выветрился побочный эффект препарата? Или просто темные глаза вскружили голову и притупили бдительность?

Она не могла остановиться!

И не хотела!

Все произошло спонтанно. Только что она сидела, упираясь руками в грудь Дамиана. А через секунду уже лежала, отвечая на поцелуй. Чувствовала, как его руки прижимают ее к себе все сильнее, так, что почти не оставалось места для вдоха. Воздух вокруг раскалился, в темных глазах, которые заняли весь мир, плясало пламя.

Она дышала порывисто, то пытаясь отстраниться, то наоборот прижимаясь и выгибаясь, чувствуя, как его руки зарываются в ее волосы, скользят по телу. Освобождают от одежды, не переставая ласкать. И сама ласкала, наслаждаясь прикосновениями к стальным мышцам, широким плечам.

В какой-то момент руки Дамиана скользнули по ее бедрам, прижали. Оба прекрасно знали, чем все это закончится. Она почувствовала легкую боль, услышала свой вскрик и с головой нырнула в огненное сладко-болезненное безумие.


Самое интересное, что за все время никто так и не зашел в лазарет. Возможно, сам корабль заблокировал двери. Или это сделал Дамиан. Дайна не знала. Она вообще ничего не знала и не понимала, просто медленно приходила в себя, прислушиваясь к ощущениям. Потом перевернулась и в упор уставилась на того, кто лежал рядом, во всей красе. Яркий пример абсолютно удовлетворенной мужской особи: развалился на полкровати, руки за голову, на губах довольная ухмылка, да еще и глаза прикрыл.

"— И что это сейчас было? — мелькнула мысль. — Мы занимались сексом или сражались?"

— Кажется, ты начинаешь приходить в себя! — Дамиан открыл глаза и перекатился набок, обхватывая Дайну за талию. Девушка завозилась, смущенная и обрадованная одновременно.

— Кажется, сюда может кто-то войти? — ну что у нее за привычка задавать глупые вопросы и невовремя.

— Никто не войдет, расслабься. — Дамиан уже успел уткнуться лицом ей в волосы, поэтому ответ прозвучал глухо и невнятно. Руки между тем опять заскользили по телу полукровки, порождая новую волну возбуждения.

— Нет, Дамиан, подожди, у меня к тебе вопросы! — голос дрожал. — Что вот это такое сейчас было?

— Секс! — мужчина уставился на покрасневшую девушку. — Точнее, огненный секс. Ты полна сюрпризов, девочка!

"— Ты тоже, — мысленно отозвалась Дайна, обхватывая руками его лицо. — Только знать тебе это не обязательно!"

Да, ему совсем необязательно знать, что впервые за много лет внутри не было сосущей тоскливой пустоты.

* * *
Что-то изменилось после происшествия в лазарете. И спустя две недели Дайна вдруг с удивлением обнаружила, что не думает о побеге. Более того, она признавалась сама себе, что начинает скучать по Дамиану, если долго не видит его. Но тщательно скрывала это. Между ними происходило что-то странное. Как ни повторяла себе Дайна, что это лишь временные отношения, которые рано или поздно подойдут к концу, но все чаще голову посещали совсем другие предположения. Она гнала их от себя, заставляла интенсивно заниматься подготовкой Талиэн, которая стала к ней более доверчивой. Дамиан с утра до вечера пропадал либо на капитанском мостике, либо в лаборатории. Дайна в свободное время бродила по кораблю, не уставая удивляться его необычной и даже слегка жутковатой красоте. День ото дня Альянс вспоминался все реже, а чувство вины становилось глуше и все неубедительней. Дайна просто отдалась воле случая и плыла по течению. Тем более, что в этом ей активно помогали.

Когда звучал сигнал отбоя, то она направлялась в комнату капитана, куда переехала сразу, как выбралась из лазарета. И ложилась спать, зная, что он все равно разбудит ее. Не прикосновениями, не словами, а просто взглядом. Именно тогда и возникали мысли, что, кажется, временными отношениями тут дело не обойдется.

Несмотря на огромную занятость, Дамиан, тем не менее, старался уделять внимание девушке. К примеру, устроил ей экскурсию по кораблю. Хотя в некоторые комнаты не пустил, отшутившись, что она пока не доросла до них. Дайна проглотила обиду: она понимала, что вот так, с ходу, доверять ей никто не будет. Да и кто она по большому счету? Любовница на птичьих правах, вроде пленница, а вроде уже и нет. Охрану к ней не приставили, но шестым чувством девушка понимала: убежать не получится. Да и куда бежать? "Святозар" по-прежнему находился в междумирье и останавливаться где-то пока не собирался.

Корабль не нуждался в управлении, поэтому капитанского мостика здесь не было. Но вот это помещение вполне сошло бы за него. Просторное и светлое, оно размешалось прямо на носу корабля. На стенах изобретатели "Святозара" изобразили незнакомые Дайне миры, свет лился со всей поверхности потолка. Окон здесь, как и в остальных частях корабля, не было. Дамиан, когда Дайна задала ему вопрос по этому поводу, объяснил, что междумирье не то место, на которое можно смотреть. Любое живое существо моментально сойдет с ума.

— Ты так и собираешься всю жизнь находиться в междумирье? — Дайна поерзала по светлой кушетке, спиной чувствуя тепло мужчины, к которому она прислонялась. Это был один из тех моментов, когда они находились только вдвоем. Дамиан попросил Света не впускать никого в комнату. На вопрос Дайны он усмехнулся и лениво протянув руку, взъерошил густые волосы подруги.

— А что в этом плохого? Я пятнадцать лет так живу. Это полная свобода, милая.

Дайна как-то неопределенно покрутила головой. Дамиан прав: они свободны от всех законов любого мира, им никто не указ. Но можно ли назвать корабль домом? Дайна не могла этого сделать. И в то же время трезво понимала, что она здесь провела слишком мало времени и не имеет права судить взгляды Дамиана.

— И ты ни разу не скучал по миру, где родился?

Спиной она почувствовала как замер мужчина.

— А ты скучаешь по Альянсу?

Дайна только вздохнула: да, она скучала. Все же там остался ее дом, ее работа и друзья. И потом. Альянс стал частичкой ее души, домом, в котором ей пытались отказать родители.

Сильные пальцы обхватили подбородок Дайны, капитан корабля заставил смотреть девушку себе в глаза.

— Скучаешь, — это был не вопрос, а утверждение. — Тебе плохо со мной? Ты снова попытаешься сбежать?

— Ты же меня не отпустишь.

— Значит, все же сбежишь?

— Нет, — Дайна потерлась щекой о руку Дамиана. — Просто ты все время начинаешь увиливать от разговора. Стоит мне спросить что-нибудь о твоем прошлом. Между прочим, я тебе рассказала много чего.

— Да ну его, это прошлое, — мужчина явно пытался отшутиться. — Смотри в будущее, детка. А у меня была скучная жизнь в том мире, где мне посчастливилось родиться. Я слишком сильно любил и люблю свободу, а меня попытались ее лишить. Ненавижу, когда кто-то решает за меня.

— Тебя ждет наказание в своем мире?

— Почти. Меня ждет власть, которой я не хочу.

Заинтригованная Дайна и дальше продолжила бы расспросы, но Дамиан резко перевел тему. И больше к разговорам о прошлом не возвращался.


Девушка зевнула и от души потянулась, словно огромная кошка на солнцепеке. С Талиэн она сегодня закончила и думала, чем бы заняться. Эти два дня полукровка чувствовала небольшую усталость, но, возможно, это объяснялось тем, что она слишком усердно подготавливала девочку, стараясь выкинуть из головы мысли о Дамиане.

— Дайна, — в комнате возник Дамиан. Глаза сияли, лабораторный халат оказался расстегнут и скособочен, из-под него выглядывал комбинезон, вид радостно-возбужденный. — У меня для тебя сюрприз!

— В смысле? — настороженно поинтересовалась девушка, приподнимаясь с кресла.

— В прямом! Марш в лабораторию. Я все сделал!

Сердце ухнуло и покатилось куда-то вниз. А сама Дайна села обратно в кресло, так как ноги задрожали. Впрочем, как и руки, и голос.

— Ч-ч-что ты сделал?

— Препарат для тебя! И уже провел ряд симуляций! Все идеально, так что можем ввести его сегодня. Через три дня ты будешь готова к тому, чтобы забеременеть! Милая, ты чего?

— Нет, ничего, — девушка взяла себя в руки и перестала трястись от волнения. — Пошли, только это… дай мне успокаивающее. Потому что я могу сорваться.


Теперь в лаборатории старшим ученым стал Рикаэль — строго вида мужчина средних лет, долгие годы бывший заместителем Седрика. На Дайну он обращал внимания примерно столько же, сколько лаборант на лягушку, которую ему предстоит разрезать.

— Маленькая формальность, — Дамиан кивнул Рикаэлю, и тот подошел с пробирками. — Еще раз проверим твою кровь перед введением препарата. Я хочу перестраховаться.

— Хорошо, — кивнула Дайна, все еще боясь поверить в происходящее. Она даже ущипнула себя пару раз по дороге. А сейчас радость смешивалась с недоверием. Неужели все так просто? Две недели и ее неразрешимая проблема останется в прошлом?!

— А…как будет происходить сам процесс зачатия?

Дамиан не выдержал и хохотнул.

— И это спрашивает женщина, которая сегодня ночью вытворяла такие вещи!

Дайна шутя стукнула его по плечу.

— Ты прекрасно понимаешь, что я имела в виду. Я смогу забеременеть естественным путем или придется все делать искусственно?

— Размечталась! — Дамиан наклонился и заглянул ей в глаза. — Все будет естественно, девочка. И уже через три дня мы этим вплотную займемся.

Что?! Она не ослышалась?!

— Дайна, ты так мило округляешь глаза, — капитан ласково улыбнулся, отчего резкие черты лица преобразились. — А ты что, уже выбрала отца для ребенка?

— Ну, не совсем, если честно.

— Вот и отлично! Чем я не претендент?

— Капитан, можно вас на минуту, — подал голос Рикаэль, разглядывая что-то на небольшом экране. Дамиан с неохотой отпустил Дайну, которая все еще удивленно таращилась на него. Девушка так и села, продолжая переваривать услышанное.

А капитан вместе с ученым внимательно просмотрел данные по анализам. Несколько раз. На лице все сильнее проступало удивление. Он быстро оглянулся на рассеянно улыбающуюся Дайну, и что-то тихо переспросил у Рикаэля. Тот кивнул и быстро простучал по клавишам, перепроверяя данные. И снова тот же результат. Капитан потер подбородок и озадаченно присвистнул.

— Дамиан, что-то не так? — полукровка заметила явное замешательство мужчин.

— Ну как тебе сказать, — протянул тот в ответ, переглядываясь с Рикаэлем. — Слушай, а ты раньше пыталась вылечиться от своей стерильности?

— Конечно. Посещала целителей, алхимиков, даже пробилась к архимагам. Только все бесполезно. Да это и с самого начала было ясно. А что? Дамиан, что такое? Зачем ты спрашиваешь?

Дамиан подошел к напрягшейся девушке. Он по-прежнему выглядел озадаченно-недоверчивым.

— Ты лучше сядь.

— Дамиан…

— Я серьезно.

— Говори уже.

— Ты беременна, — рявкнул мужчина. Дайна икнула и тут же упала на стул, который по счастью оказался за ее спиной.

— Спятил? — вскрик вырвался сам собой. Дамиан покачал головой.

— В полном рассудке, и шутить не собираюсь. Срок около десяти дней.

— Ты же сам сказал, что это невозможно, — Дайна вдруг почувствовала, что дышать труднее: от новости просто перехватило горло.

— Невозможно, — кивнул капитан. — Но видимо у тебя гораздо больше сюрпризов, чем я думал. Рикаэль, дай сканнер, — и, уже обращаясь к Дайне. — Давай проведем еще раз полное обследование. Если честно, меня все это настораживает.

Дайна все пыталась осознать произошедшее. Тихое гудение сканнера немного успокаивало. Но все равно в голове была полная сумятица из мыслей и эмоций. Беременна. Она — та, которой диагноз поставили еще до рождения. И ей отказались помогать даже целители-архимаги. Девушка даже слегка ущипнула себя, чтобы убедиться в реальности происходящего.

— Капитан, я свел результаты, — подал голос Рикаэль. Дамиан, который находился рядом с напряженно молчащей Дайной, мигом подошел к нему. Оба снова уставились на экран, где мелькали цифры и непонятные рисунки. Бурчание и размахивание руками продолжалось где-то минут двадцать. Дайна обхватила себя за плечи руками и старалась сильно не дрожать от волнения.

— Нет, все ясно, — капитан снова вернулся к ней. — Пойдем отсюда.

— Я проведу проверку, — Рикаэль так и не отвлекся от экрана. Дамиан кивнул, выводя дрожащую полукровку в коридор.

Пока шли до комнаты, девушка молчала. Но едва переступили порог, как она буквально накинулась на Дамиана.

— Что вы выяснили? Это ошибка, да?

— Нет, ошибки нет. Ты правда беременна, — Дамиан опустил руки на плечи девушки, почти заставляя ее сесть на низкий диван и опускаясь рядом. — И я не понимаю почему. Я же хорошо изучил все данные по твоему организму. Тот препарат просто не мог так подействовать. И я сейчас в растерянности.

— Но ведь он подействовал, — на губах Дайны медленно появлялась улыбка. — Дамиан, ты…ты просто не представляешь, что сделал! — она потянулась к нему и обняла за шею. — Меня всю колотит, я вообще не знаю как реагировать. Наверное, так чувствует себя ребенок, который вдруг получает подарок, о каком и не мечтал. Только это в сотни, нет, в миллионы раз лучше!

— О, нас понесло! — мужчина заметил на щеках Дайны слезы. — А ревем мы, я так полагаю, от счастья?

Девушка мотнула головой и прикусила губу, стараясь не разрыдаться в голос. Черт, раньше она не была такой несдержанной. Да, но подобных вещей с ней и не происходило.

— Вот теперь даже не знаю, озвучивать еще одну новость или нет…

Слезы моментально высохли.

— Что еще?

Дамиан только вздохнул, заметив, как она моментально насторожилась.

— Девочка моя, ты когда-нибудь научишься мне доверять?

— Прости, — Дайна глубоко вздохнула. Ей хотелось бегать, кричать, реветь от радости. — Что ты хотел сказать?

— Ты веришь в любовь с первого взгляда?

— Нет.

Лицо мужчины слегка вытянулось. Он явно ожидал другого ответа.

— А можно узнать почему?

— С первого взгляда можно оценить внешность, но не ум или характер, — отозвалась девушка. — А страдать по одной только смазливой физиономии, по меньшей мере, глупо!

Дамиан крякнул и потер подбородок. Он сам давно уже придерживался такого же мнения. Но еще ни разу не слышал подобного от женщины.

— А зачем ты спрашиваешь? — вдруг поинтересовалась Дайна, слегка отстраняясь и пытливо заглядывая ему в глаза.

— Да у меня для тебя тут кое-что есть, — Дамиан полез в карман комбинезона. На свет появилось что-то тонкое и блестящее, при ближайшем рассмотрении оказавшееся кольцом серебристого цвета.

— Это…

— Я мог бы насильно удерживать тебя здесь, — спокойно предупредил мужчина. — Но предпочитаю видеть рядом с собой полноправную спутницу, а не скрытого врага. Если ты согласишься, то мы сейчас же заключим союз по законам моего мира. Я, как капитан "Святозара", имею полное права проводить такие церемонии.

Серебряный ободок вдруг стал расплываться. Глаза налились слезами так, что уже мешали что-то разглядеть. Дайна шмыгнула носом и сделала попытку отвернуться. Не получилось. А слезы уже капали отовсюду, чуть ли не из ушей. Черт подери, она плакала всего раза три в жизни. И уж точно не из-за мужчины!

— Платок дать? — не удержался Дамиан, с некоторой тревогой наблюдая за подругой. Та замотала головой и разревелась уже в голос. Дальше сдерживаться просто не было ни сил, ни желания.

* * *
Дамиан и впрямь насторожился, узнав о беременности свежеиспеченной жены. Церемония провели сразу, как только Дайна успокоилась. А потом капитан отправился в лабораторию, где просидел с Рикаэлем несколько часов. Они решили не вводить новый препарат, продолжив наблюдение за течением беременности. Рикаэль через день вызывал Дайну в лабораторию и все изучал, изучал.

Сама девушка не обращала внимания на поднятую вокруг себя суматоху. Впервые в жизни она осмелилась сбросить оковы недоверия и настороженности. И полностью окунуться в ту любовь, которую подарил ей Дамиан. Нет, друг другу они ни в чем не признавались. Капитан доказывал свое отношение к ней не на словах, а на деле. И полукровка отвечала ему тем же. Занимаясь Талиэн, инициация которой неукротимо приближалась, девушка чувствовала необычайный подъем. И знала, что о ней сейчас думают. Странное ощущение: понимать, что ты нужна кому-то. Не как хороший работник, а как любимое существо. Непривычное, но необычайно приятное чувство.

Дайна отметила, что чаще стала улыбаться. И ловить встречные улыбки. Подружилась с Анис, которая взяла ее под негласную опеку. Помощник Дамиана тоже относился к ней благожелательно. Дайна платила ему тем же. И наслаждалась нахлынувшим счастьем. Альянс остался где-то в прошлом. Что порой немного удивляло: ведь долгие годы он был для нее всем. А сейчас все большинство мыслей и чувств крутились вокруг того, кто еще не родился. И вокруг мужа. Иногда доходило до смешного, когда Дайна замирала, наблюдая издалека за его высокой фигурой, или когда перебирала темные длинные волосы.

Проблемы начались через одиннадцать дней безоблачного счастья. Дайна и прежде чувствовала легкое головокружение, но знала, что в ее положении это нормально. К тому же других неприятных ощущений не было. Но на этот раз накатило так, что она едва не упала и вынуждена была ухватиться за стенку. Постояла, дожидаясь когда перед глазами перестанет вертеться комната.

— Ну вот, еще и в обморок не хватало упасть, словно слабонервная эльфийка какая-то! — девушка глубоко вдохнула и осторожно пошла к двери. На самом деле ничего страшного: в ее положении всякое может случиться.

— Что-то ты бледная, — равнодушно отметил Рикаэль, когда Дайна возникла на пороге.

— Голова сильно кружиться.

— Ничего, это нормально. Садись, — ученый подкатил к ней кресло и привычно включил сканнер. Несколько минут, и данные были сняты. — Все, сама сможешь дойти?

Дайна прислушалась к себе. Противные ощущения исчезли.

— Да, вполне. Благодарю.

Рикаэль только махнул рукой, обрабатывая данные. Однако через некоторое время бесстрастное выражение на лице сменилось легким волнением. Ученый еще раз пробежался взглядом по результатам и дотронулся до усика рации.

— Капитан, вы не могли бы подойти в лабораторию. У нас непредвиденные проблемы.

Дамиан появился через несколько минут.

— Что такое?

— Смотрите, — ученый отошел в сторону, не мешая капитану изучать данные.

— Пересмотри еще раз, — велел тот после недолгого молчания. — Завтра возьмешь анализы еще раз и так в течение трех дней. Я выделю время для того, чтобы присутствовать рядом. Все, выполняй!

И стремительно вышел из лаборатории, ничем не высказав беспокойства, которое почти уже прогнал.

Дайна слегка встревожилась, когда Рикаэль велел ей повторно прийти в лабораторию, но тот успокоил, сказав, что это всего лишь перестраховка. Ведь ее случай очень и очень нетипичный. И девушка успокоилась.

— А вы еще не выяснили пол ребенка? — полюбопытствовала она уже на пороге. — Или для этого еще рано?

— Рановато, думаю, узнаем через месяц.

Дайна просияла и выскочила в коридор. Внутри все пело и верещало от радости.

— Это будет девочка, — прошептала она едва слышно. — Такая же красивая как папа…и такая же сильная. Я уверена!

От приятных мыслей вскоре пришлось отвлечься. Через день должна была состояться инициация Талиэн. И почти все время Дайна тратила на укрепление связи между ней и девочкой. Правда немного отвлекало усилившееся головокружение, но девушка привыкла терпеть. Поэтому откинулась на спину кресла и прикрыла глаза, нащупывая упрочнившиеся нити заклятья.

— Ты была у Рикаэля? — Дамиан как всегда возник неожиданно и выжидательно уставился на Дайну. Та с неохотой открыла глаза.

— Да, час назад, а что?

— Уточняю, — капитан внимательно посмотрел на блестящие глаза полукровки. — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально. Легкий дискомфорт это норма для моего положения. Правда, в комнате что-то прохладно…

Капитан быстро шагнул к ней и дотронулся до лба, отодвинув в сторону каштановые пряди.

— У тебя немного повышена температура, — он слегка нахмурился. — Это, конечно, довольно распространенное явление…

— Ах вот в чем дело! — полукровка тряхнула головой. — А я то гадаю, почему мне так сложно сегодня удерживать нити заклятья. Они словно выскальзывают из моего сознания и слабеют. И голова болит. Ладно, тогда просто посплю.

— Поспи, конечно, — кивнул Дамиан. — Я возвращаюсь к работе, чуть позже зайду проверить как ты.


Спустя день ситуация не изменилась. У Дайны температура поднялась еще выше, но в приемлемых пределах. Дамиан почти все свободное время проводил в лаборатории, что-то разглядывая и тихо споря с Рикаэлем.

— Анис, — полукровка зашла в лазарет. — Вколи мне что-нибудь от головной боли и температуры.

Доктор отвлеклась от техника, которому что-то грозно внушала, и поспешила к Дайне.

— Во-первых, сядь, — она подвинула стул. — Во-вторых, я же тебе два часа назад сделала инъекцию. Она должна была помочь.

— Ну извини, — слегка огрызнулась девушка. — Мне ничуть не легче, а через несколько часов начнется инициация. Я не могу сосредоточиться. Даже заклятье стала плохо ощущать. И сил нет.

— Капитан, у нас тут ваша жена, — быстро проговорила Анис в рацию и, уже обращаясь к Дайне. — Посиди тут, милая, я сейчас что-нибудь придумаю.


А Дамиан сейчас переживал далеко не самые лучшие минуты в своей жизни. Он не думал, что кошмар предстанет перед ним в виде сухих данных на экране аппарата обработки анализов. Рикаэль стоял неподалеку, дожидаясь вердикта капитана. А тот смотрел, словно надеясь, что произойдет чудо, и данные изменятся. Но время шло, надежда тихо таяла. А взамен росло чувство горькой безысходности.

— Капитан, какие будут указания?

— Значит, дело нельзя доводить до инициации?

— Вы сами делали эти расчеты. И просили меня повторить их несколько раз. Да, осталось несколько часов.

— Тогда подготовь все, что надо. И принеси в лазарет, — Дамиан дотронулся до рации. — Анис, только спокойно. Подготовь анестезию, но так, чтобы Дайна ничего не заподозрила. Все, и без истерик, поняла?


— Можешь прилечь, — Анис отошла к столу и чем-то там зазвенела. — Я сейчас приготовлю все необходимое.

— Дамиан придет? — Дайна перебралась на кушетку, но ложиться не стала, хотя головокружение немного усилилось. К нему еще добавилась и легкая тошнота — То ли еще будет! Некоторые из моих знакомых девушек куда больше мучились. Зато потом были очень счастливы!

Анис промолчала, продолжая совершать таинственные манипуляции.

— Каждый переносит по своему, — продолжала рассуждать полукровка. — Мне сейчас главное чуть снизить неприятные ощущения, чтобы провести инициацию. А то у меня ощущение, что я теряю свои способности!

— Правильное ощущение, — в лазарет вошел Дамиан. Девушка вздрогнула, а со стороны доктора раздался вздох.

— В смысле? — Дайна недоуменно уставилась на мужа. Тот выглядел крайне мрачно и подавленно.

— В прямом. Подвинься, надо поговорить.

Продолжая недоумевать, девушка послушно подвинулась, а потом прижалась к мужу. И сразу полегчало, даже головная боль немного притупилась.

— Дайна, ты не будешь проводить инициацию, — Дамиан вздохнул, обнимая жену за талию. — Точнее, не сможешь провести. Ты теряешь способности из-за беременности.

Странно, она не почувствовала волнения.

— И что, я потеряю их навсегда?

— Скорее всего…

— И стану тебе не нужна?

— Ты мне нужна как любимая женщина, — вздохнул капитан. — Для остального я могу поймать другую. Меня не это беспокоит. Видишь ли, бывают ситуации, когда приходится делать выбор.

— Поконкретней нельзя? А то ты меня пугаешь!

— Дайна, у тебя в организме стали выделяться странные токсины. Я не знаю откуда они взялись, но они тебя убивают. Я проверил данные: токсины начали выделяться, едва твои способности пошли на убыль. А они исчезают из-за гормональных перестроек в связи с беременностью. Долго объяснять этот сложный процесс. Твое состояние очень быстро ухудшается, ты можешь умереть в течение суток, если не остановим процесс. В общем, нам придется избавиться от ребенка, и подождать пока я найду решение проблемы.

— Нет, — Дайна отшатнулась, решив, что ослышалась. — Ты же…это несерьезно! Я нормально себя чувствую! Для моего состояния подобные вещи в норме!

— Нет, не в норме. Извини, я три дня следил за твоим состоянием вместе с Рикаэлем. И пытался исправить ситуацию. Мне очень жаль, малыш, но у нас нет выхода. Я обязательно сделаю все для того, чтобы ты смогла повторно забеременеть. Но нам надо вплотную изучить то, что с тобой произошло со времени происшествия в лаборатории.

Дайна отказывалась верить в происходящее. Дамиан не шутил, он просто не мог так издеваться над ней.

— Нет! — она увидела как к ней направляется Анис. — Нет! Не смейте! — и сорвалась с места, стремясь убежать куда-нибудь, не подпустить к себе. Но на выходе столкнулась с Рикаэлем. Тот быстро схватил ее. Однако удержать разъяренную полукровку оказалось непросто. Дайна просто молча пнула его между ног, и отшвырнула в сторону.

— Охрану в третью секцию и поживей! — рявкнул Дамиан. — Задержите Дайну, но не смейте причинить боль. Не оглушать! Анис, подожди немного.

— Бедная девочка, — доктор едва не плакала. Дамиан помог ученому подняться.

— Ты все принес?

— Да, — Рикаэль поморщился — Ну и удар, чуть самого без детей не оставила.

Дамиан молча забрал у него пробирки и ушел подготавливать все для инъекций. К тому времени, когда пятеро здоровых воинов притащили плачущую Дайну, он уже люто ненавидел сам себя.

— Анис, вколи ей анестезирующее…

— Дамиан, пожалуйста! — Дайна сорвалась на крик. Неверяще смотрела на обтянутую темным комбинезоном спину. — Ты что делаешь? За что? Пожалуйста, не надо!

— Я спасаю тебя, — капитан оперся о стол, не оборачиваясь. — Прости, но другого выхода нет. Я не знал, что все так повернется.

Полукровка рванулась из рук охраны, рыдая в голос. Но вдруг захрипела и упала в обморок.

— Состояние ухудшается, — Анис бросилась к девушке.

— Кладите сюда, — капитан кивнул на кушетку. — Рикаэль, Анис, подготовьте остальные препараты, их надо вколоть сразу друг за другом.


Все закончилось очень быстро. Анис проверила состояние спящей Дайны и уверила, что все в норме. Сон продлиться еще несколько часов, пока идет регенерация организма и вывод токсинов. Дамиан только кивнул. Он стоял у дальней стены, задумчиво разглядывая ее золотисто-матовую поверхность. Словно видел первый раз. Всех докторов он попросил временно покинуть помещение.

— Володар, — голос капитана звучал, лишенный всех эмоций. — У меня для тебя срочное задание. Его надо выполнить в течение трех часов.

— Слушаю.

— Возьми одну из пластинок аранта. Сделай кольцо, как у Дайны и принеси сюда.

— Будет сделано.

Володар справился за два часа, и в руки Дамиана перекочевало тонкое серебристое кольцо. Ничем не отличимое от того, что сверкало на пальце Дайны.

— Можешь быть свободен, — коротко бросил Дамиан, направляясь к полукровке. Она все еще спала. Это хорошо. Он боялся, что не выдержит, встретив ее взгляд.

Кольцо с ее пальца снялось с некоторыми усилиями. Капитан спрятал его в карман, и осторожно одел новое. Замер, разглядывая бледное лицо жены в облаке каштановых волос. Словно запоминал каждую черточку.

— Ты отпустишь ее? — в стене лазарета вдруг появились ярко-синие глаза.

— На время. Пока ее ненависть не утихнет.

Глаза того, кто раньше был Светом, скользнули взглядом по девушке.

— В каком мире мне остановиться?

— В одном из союзных с Альянсом. Потом отпустим Талиэн домой, она нам больше не нужна.

* * *
Она очнулась от свежего ветра. Странно, на корабле такого не было. Дайна открыла глаза: над ней раскинулось ярко-синее небо с легкими облаками. Полукровка резко села, оглядываясь. Она очнулась на небольшой поляне, окруженной деревьями. Тепло и тихо. Только вдали слышен щебет незнакомых созданий. Под рукой что-то было. Странный золотистый предмет с одной кнопкой. Девушка нажала и тут же уронила предмет на землю, отползая подальше.

— Выслушай меня, пожалуйста, — трехмерное изображение Дамиана зависло в воздухе. — Ты абсолютно здорова, а легкая слабость скоро пройдет. У тебя очень сильный организм, а токсины пошли на убыль, едва мы сделали аборт. Я не жду, что ты меня быстро простишь за такое решение, но так было нужно.

В глазах защипало, но злость пока что не давала пролиться слезам. Девушка продолжала слушать, слегка наклонив голову.

— Я спасал тебя, Дайна, — продолжал тем временем Дамиан. — И отпускаю тебя до того момента, пока ты не простишь меня. Или не попытаешься понять. А пока сделаю все, чтобы следующая попытка увенчалась успехом. В тебе какой-то секрет, девочка, и я надеюсь разгадать его. Прости меня, пожалуйста. Я и сам ненавижу себя за такое решение. Возвращайся в Альянс, но помни: придет время, и я найду тебя, чтобы вернуть все, что забрал. Ты — моя.

Изображение сверкнуло и исчезло. Дайна молча опустила голову на колени. Ей не дали сделать выбор. А все решили сами.

— Тварь, — едва слышимый шепот. Пустоты внутри не было, зато нарастала боль. Невыносимая, рвущая на части душу и мысли. И слезы были хоть каким-то облегчением. Они хлынули потоком, и девушка, захлебнувшись в рыданиях, упала на траву.

— Сволочь, сволочь, сволочь, — пальцы бессильно сжимали траву, представляя, что это горло Дамиана. — Зачем ты разбудил меня, зачем подарил то, что отобрал? — слова терялись в плаче.

История 3. Последствия ошибки

Здесь звенела ручьями весна, теплыми лапами растапливая остатки грязного снега. Он еще пытался спрятаться на обочинах, среди деревьев, но солнечные лучи находили его везде. Голые ветки деревьев освобождено подметали кончиками яркое небо.

Девочку она заметила еще издалека. Маленькая фигурка в красном пальто склонилась над чем-то и определенно пыталась достать таинственную вещь. Дайна прибавила шаг, поддавшись любопытству.

Малышка была занята вылавливанием чего-то мелкого из лужицы. Тонкий ручеек постепенно отводил отсюда талую воду, и находка отплывала все дальше. Девочка, стоя на коленях, пыталась дотянуться из последних сил.

— Ой! — она отшатнулась, когда рядом с лицом мелькнула узкая рука в темно-зеленой перчатке. И только теперь осознала, что не одна здесь.

— Ты это хотела достать? — Дайна разжала кулак. На мокрой ткани перчатки вяло шевелился черно-золотистый жучок с удивительно длинными усами.

— Д-д-да, — нерешительно кивнула девочка, таращась на Дайну.

— Тогда забирай, — девушка осторожно переложила спасенное насекомое в руку малышки — Ты любишь животных?

— Очень, — девочка переложила жучка в маленькую коробочку — Я его отпущу, когда станет совсем тепло. А кто вы?

— Спасительница жучков, как видишь, — усмехнулась Дайна, разглядывая мокрую перчатку — Тебя проводить до дома?

— Вы же иномирная, да? — вдруг заверещала девочка — А как вас зовут? А вы зачем к нам в город? А вы откуда? Ой, а меня Анни зовут.

— С чего ты взяла, что я иномирная? — вздернула бровь Дайна. Хотя прекрасно знала ответ. Она не стала маскировать внешность, и теперь острые уши, выглядывающие из-под темных волос, выдавали ее с головой. Здесь таких точно не водится.

— Угадала, маленькая чертовка. А приехала я по скучным государственным делам, маленьким девочкам это неинтересно. Пошли, я провожу тебя до твоего дома, а заодно спрошу у твоих родителей, где здесь приличная гостиница.


Два дня назад.


— Городок Ландрас, мир Эндория. — Дайна чуть нахмурилась, припоминая — Мирок из средних, магический фон низкий. Население — люди. Мир не входит в Альянс, но охотно идет на контакт с магическими сущностями. Торий, а это не тот самый городок, где погибли трое полукровок?

— Он самый, — отозвался собеседник — И я очень надеюсь, что четвертая узнает, что там происходит!

Дайна сердито воззрилась на него. Она встала рано, легла поздно, спала плохо. И теперь, вместо того, чтобы обнимать подушку, стояла здесь, в знакомом с детства кабинете. И смотрела на своего собеседника: высокого худощавого мужчину преклонных лет. Магистр Торий — маг первого ранга и ее непосредственный начальник. Ему подчинялись все полукровки Альянса.

А еще он лично воспитал ее, не отдал в интернат, как остальных. И она получила хоть какую-то видимость домашнего тепла.

— Дайна, садись. Выпей кофе, позавтракай со мной, а заодно послушай, что я скажу.

Девушка молча опустилась в предложенное кресло, так же молча взяла в руки вилку. Серебряный изящный кофейник, поднялся в воздух и послушно налил крепчайший кофе.

— Итак, — Дайна аккуратно подцепила вилкой кусочек сыра — В чем дело? Да, я слышала об этом городе. За семь лет там погибли трое полукровок. Несчастный случай: всех ужалила змея. Так ничего удивительного: окрестности кишат живностью! Там с трех сторон к городу подходят густые леса.

— Возможно, — осторожно проговорил Торий. — Эндория — один из немногих миров, жители которого с удовольствием идут на контакт. Они помогают всем, чем могут. И там рождается потенциальных магов больше, чем в других мирах.

— Знаю, — кивнула Дайна. — Я сама инициировала оттуда двух подростков. То есть, вы хотите, чтобы я отправилась в Ландрас? А на каком основании? Подопечная жертвы уже наверняка перегорела и ее дар рассеялся. Попытаться отыскать еще?

— Попробуй. Что-то здесь не так. Всех полукровок укусили, когда инициация должна была вот-вот произойти. И прислать новых не успели.

— Кто-то не хочет, чтобы появились новые маги? — иронично поинтересовалась Дайна, отставляя пустую чашку — Магистр, почему вы не обратитесь к специалистам? Я не детектив, мое дело инициировать.

— Никто не будет заниматься этим. У специалистов по расследованию и без того куча проблем с мирами Альянса. И к тому же я не уверен, что прав. А так ты совместишь два полезных дела: отыщешь нового подопечного, а заодно попробуешь узнать, что там творится. Можешь выбрать себе помощника.

— Я работаю одна, — отрезала Дайна. Завтрак был съеден, кофе выпит, ситуация понятна. А лишних разговоров ей сейчас не хотелось.

— Я не говорил про полукровку, — лукаво прищурился Торий — Можно кого-то из твоих друзей.

— Нет! — возможно, она ответила слишком резко. И чересчур быстро встала, скидывая с колен салфетку.

— Если позволите, я пойду. Мне надо подготовиться к заданию.

* * *
Самое первое впечатление у всех, кто появлялся в Ландрасе — уют. Дома здесь строились в основном двух- и трехэтажные, из розовато-золотистого шершавого камня. Зеленые и красные крыши с трубами и флюгерами. Этакий пряничный городок в сказочной стране. Он сильно отличался от столицы этого государства. Там слишком много помпезности и варварской роскоши. А здесь словно отдыхаешь душой. Когда Эндория только была открыта, маги Альянса всерьез опасались, что будут проблемы с правительствами государств. А мир являлся просто лакомым кусочком: здесь рождалось больше всего детей с магическим даром.

И каково же было удивление когда практически все государства Эндории весьма благосклонно приняли новость о сотрудничестве с Альянсом. Правда, кроме магически одаренных детей, больше им предложить было нечего. Общий магический фон мира ниже среднего, никаких необычных ископаемых, флора и фауна похожа на то, что есть и в мирах Альянса. Поэтому, после долгих переговоров, Альянс и Эндория заключили союз. В обмен на одаренных детей, маги обещали помочь в случае иномирного вторжения со стороны. А также посодействовать немного в развитии мира в целом. Во внутренние разборки они лезть не собирались, их это просто не интересовало. Конечно, не все было гладко. Не всех устраивал тот факт, что однажды в дом может постучаться полукровка и сообщить, что отныне их ребенок находиться под наблюдением, вскоре будет инициирован и покинет дом. Навсегда. Но что значит горе отдельных семей для всего мира в целом?


Дороги в городе почти просохли. Лишь кое-где посверкивали лужицы. Дайна молча порадовалась, что здесь предпочитают мостить камнем, а не деревом, которое быстро сгнивает и еще больше развозит вокруг грязь. Анни гордо вышагивала рядом, радостно махая рукой всем подряд. В маленьком городке все знают друг о друге абсолютно все. Дайна ловила на себе уважительно-восхищенные взгляды. Это было непривычно, но приятно. Никто не знал, зачем она сюда пожаловала, но все равно рады были видеть ее. Странные люди. Они практически боготворили всех иномирных. Но кто-то видимо не разделял эти взгляды. Девушка поправила темно-зеленый плащ и тихо вздохнула: ладно, попробуем что-то узнать. Но Торий переоценивает ее: она не детектив.

— Вот мой дом! — Анни дернула новую знакомую за руку. Они остановились перед узорчатой изгородью, за которой возвышался двухэтажной золотисто-розовый особняк. Голые деревья шумели под весенним, еще прохладным ветром. От калитки ко входу тянулась тропинка, выложенная темно-красным камнем. Анни практически тянула Дайну за собой, едва не лопаясь от гордости. И представляла, как ей будут завидовать все подруги и недруги.

— Анни… — дверь открылась сразу после первого стука — О…извините!

— Ваша сестра чрезвычайно настойчива, — улыбнулась Дайна, интуитивно угадав родственные связи между Анни и той, которая открыла дверь.

— Входите, пожалуйста! — светловолосая красавица с искренним интересом разглядывала полукровку огромными синими глазами.

— Благодарю, — покачала головой Дайна — Я всего лишь хотела убедиться, что спасительница насекомых добралась без происшествий. И узнать, где можно остановиться дня на два.

— Ступай в свою комнату, — прикрикнула красавица на Анни. — Госпожа, вам лучше обратиться в гостиницу, которая расположена в квартале отсюда. Хозяева — мои родители. И будут счастливы видеть вас.

— Спасибо за информацию, — кивнула Дайна — Кстати, где я могу увидеть мэра вашего города?

— В центре. Большое пятиэтажное правительственное здание.

Каблуки гулко стучали по камням, пока Дайна шла к зданию мэрии. Да, здесь так и тянет расслабиться. Интересно, почему они так доброжелательно настроены? Приятно, конечно, но как-то отвыкла она уже от этого. Гораздо привычней видеть настороженность и холодную официальность.

"— Кто из вас прячет ненависть за улыбкой? — девушка подставила лицо весенним лучам — Кто и за что пошел на убийство?"

Здание мэрии было самым большим в Ландрасе. Возле тяжелых дверей застыла стража. И явно не торопилась пускать Дайну. Девушка вздохнула: ну хоть что-то знакомое!

— Представитель Альянса к мэру, — она с трудом стянула мокрую перчатку и продемонстрировала страже тыльную сторону ладони. Там серебрилась изящная пентаграмма: знак Альянса. А еще посверкивало на безымянном пальце скромное гладкое колечко. На него Дайна старалась не смотреть.

— Пропустите, — в дверях возник мужчина неприметной наружности — Прошу за мной, госпожа!

Кабинет, где ждал мэр Ландраса, оказался не очень большим, но удивительно уютным. Деревянные стеновые панели оттеняли тяжелую добротную мебель. И мэр тоже оказался весьма массивным человеком средних лет. Он почтительно склонил голову, едва увидел знак Альянса.

— Я пробуду у вас дня два, — девушка задумалась на мгновение. — Может, чуть подольше. Закончу дела и тут же покину вас, возможно, что не одна.

— Еще один магически одаренный ребенок? — встрепенулся мэр. Дайна чуть не подпрыгнула: черт, она уже привыкла делать свое дело в полной тайне. А здесь все на виду. И, что самое удивительное, никто не спешит возмущаться произволом магов, забирающих детей.

— Возможно, — ответ прозвучал уклончиво — Я хочу проверить кое-что. И хочу, чтобы мне не мешали.


"— Все-таки поразительные личности, — Дайна покинула здание мэрии и вышла на свежий воздух — Так запросто спрашивать о том, когда и какой ребенок будет уведен в другой мир. Я не понимаю этой логики. Неужели так можно: спокойно отдавать детей? Я бы билась за своего до последнего."

Последняя мысль заставила горло сжаться в странном спазме. Пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. О прошлом будет время подумать. И не во время работы.

Сейчас следовало добраться до гостиницы и изучить то, что хранилось в поясной сумке, скрытой плащом. Хотя нет, для начала следовало навестить нужный дом. Дайна уже на входе в город почувствовала тонкий, ни с чем несравнимый аромат скрытой магии. Ее след, улавливаемый лишь полукровками, привел к трехэтажному дому под зеленой крышей.

Дверь дома отворилась. Дайна вздохнула и вытянула вперед руку с пентаграммой, давая молодой паре получше разглядеть ее.

— Представитель Альянса, В вашем доме обнаружен неинициированный ребенок. С этого момента, я, по закону союза, беру его под наблюдение и инициирую в положенный срок.

* * *
Она переступила порог уютного маленького гостиничного номера, скинула плащ и пояс, а потом рухнула на кровать прямо в одежде. Сказывались предыдущие ночи, когда сну уделялось часа два, а все остальное время — воспоминаниям о прошлом. Плюс еще и сам переход на Эндорию забирал немало энергии. Еще один дар полукровок: они в состоянии сами открыть портал в нужный мир, не заставляя магов тратить энергию. Да, многие их ценят, кроме тех, кто дал им жизнь. Увы, полукровки — изгои и среди эльфов, и среди вампиров. В итоге полукровки оказываются на попечении магов.

Уже стемнело, когда Дайна открыла глаза. В окне напротив можно было наблюдать кусочек звездного неба. Во всем теле бурлила энергия и жажда деятельности. Дайна потянулась и одним гибким прыжком соскочила с кровати.

В номере оказалась даже ванна. Пусть и весьма примитивно устроенная. Приятно удивленная девушка поспешила ее опробовать. После чего, завернувшись в широкое грубоватое полотенце, присела обратно на кровать. Из сумки появились небольшие свитки и кристаллы. Дайна бросила взгляд в окно и слегка усмехнулась: видимо, кровь ночных убийц в ней говорит гораздо сильнее эльфийской. Ночью работается гораздо легче, чем днем. Девушка дернула носом: запах магии тонкой нитью тянулся к подопечной: четырнадцатилетней девочке-подростку. Она не стала накладывать Обет Молчания на ее родителей. Теперь весь городок, наверняка, в курсе, кто новый подопечный полукровки. А значит, что и таинственный убийца тоже в курсе. Дайна ухмыльнулась, протягивая руку к первому свертку: инициация состоится через четыре дня. Она сама сказала об этом. То есть, на нее могут начать охоту уже через двое суток.

Свиток развернулся, открывая ровные строчки. Дайна внимательно просматривала каждую строчку, порой замирая, чтобы обдумать информацию.

Через три часа, сидя в окружении кристаллов и развернутых свитков, полукровка вынуждена была признать, что находиться в тупике. Что-то крутилось на грани сознания, но не давалось в руки. Три полукровки. Все убиты практически накануне инициирования и одним и тем же способом: укушены змеей. Следов сопротивления не обнаружено. Дайна удивленно вздернула темную бровь: они что, сидели и просто смотрели, как к ним ползет змея? Нет, скорее всего, спали. Но убийство второй полукровки произошло поздней осенью, когда все уважающие себя змеи должны находиться в спячке. Или эти твари не впадают в спячку? Жертвы на них наступили? Но змея не может прокусить сапог или ботинок! Упала с дерева? Да, это уже ближе. Надо будет с утра осмотреть место преступления.

Дайна зевнула и посмотрела в окно. Часа через два начнет светать, тогда и можно будет сразу отправиться в лес.

В дверь поскреблись. Осторожно так, словно не были уверены, что поступают правильно. Миг, и рука сама собой сжала кинжал, лежащий неподалеку.

— Войдите!

В щель просунулась белокурая головка Анни.

— Ты чего не спишь? — удивилась девушка, незаметно отодвигая кинжал за спину.

— Не люблю спать в гостинице, — призналась девочка, нерешительно переступая порог. В длинной сорочке, с какой-то игрушкой в руках — она вдруг вызвала тупую боль в сердце. Дайна уже смирилась с тем, что детей у полукровок нет и быть не может. Однажды ей уже подарили надежду, но тут же отобрали.

До сих пор снятся кошмары, за последние полтора года она просыпается от них почти каждую ночь.

— Ну а почему дома то не спишь?

— Мама сегодня осталась здесь. А без нее я спать боюсь, — сморщила Анни нос — Мне тогда кажется, что из-под кровати выползет чудище и утащит к себе. А ты почему не спишь?

— Будем считать, что я тоже боюсь, — улыбнулась Дайна — Только не чудовищ, а больших змей, которые прячутся под полом и утаскивают людей.

Анни не испугалась, а лишь махнула рукой, совсем по-взрослому.

— Таких змей не бывает. И они вообще еще спят.

— А ты откуда знаешь? — заинтересовалась Дайна. Девочка ее восхищала.

А в глубине души поднималась уже знакомая боль.

Анни между тем продолжала рассказывать. С горящими от восторга глазами.

— …ну а когда вырасту, то стану исследователем и объезжу весь мир! Я очень люблю животных…и насекомых. И много-много про них слушаю рассказов от Арана. Он держит магазинчик животных. Здесь, на углу этой улицы.

Дайна встрепенулась: ого, кажется, перед походом в лес надо будет посетить это чудное место. Посмотрим, настолько ли этот дядя умный, каким он показался девчонке.

В дверь опять постучали, потом заглянула сестра Анни, в форменном сером платье и белом переднике. Золотистые волосы, аккуратно заплетенные в косу, прятались под чепчиком.

— Простите, госпожа, но я искала свою сестру, услышала голоса, — она сердито поманила девочку к себе.

— Ничего страшного, — успокоила ее Дайна. — Анни, тебе и правда надо спать.

Девочку насупилась, но послушно подошла к сестре.

— Простите еще раз, — девушка схватила Анни за руку. — Она такая непоседа. Госпожа всем довольна?

— Вполне.

— Если что, обращайтесь сразу ко мне, — белозубо улыбнулась девушка. — Меня зовут Розалия. Сделаю все, что в моих силах.

— Сейчас я хочу, чтобы вы забрали свою сестру и уложили ее спать.

Розалия еще раз улыбнулась и исчезла.

— Ты такая хорошая, Дайна. Прямо как моя мама! — успела пискнуть Анни, перед тем как дверь захлопнулась.

Тугая пружина, поселившаяся где-то в груди, вдруг лопнула. Дальше уже не было сил сдержаться.

" Где ты сейчас, Дамиан? Вспоминаешь ли меня или уже давно нашел себе другую…или других"

В глазах щипало все сильнее.

" Ты даже представить себе не можешь, как я тебя ненавижу. Почему не могу тебя забыть, ну почему? Отпусти меня. Ты и так забрал все, что мог. Зачем ты разбудил во мне то, что почти умерло? Почему не снимается это чертово кольцо?"

Да, тонкий серебряный ободок напрочь отказывался сниматься. Оставалось только отрубить палец.

"Ненавижу тебя, ненавижу, — слезы уже вовсю текли по щекам. — Ненавижу за то, что не могу не думать о тебе. Ненавижу за то, что ты такой"

Это стало уже привычкой в течение последнего года.

Она не хотела, чтобы хоть кто-то видел ее слезы. Поэтому вгрызалась зубами в мокрую ткань подушки и плакала почти до утра.


Первые солнечные лучи позолотили крыши, скользнули на пока еще пустые тротуары и с новыми силами принялись прогревать озябшую землю. Захлопали калитки, где-то сонно гавкнула собака. Послышались женские голоса, кто-то выходил из дома. Город постепенно просыпался, потягиваясь как большой сытый кот.

Дайна вышла из гостиницы собранная и холодно-невозмутимая. Глядя на нее, никто бы не подумал, что полукровка опять заснула на рассвете, и проспала от силы час или полтора. Сама девушка перед выходом быстро проглотила две капсулы тонизирующего. А заодно решила после задания опять наведаться к целителю.

А пока что она шла к Арану, за консультацией.

Лавка притулилась на углу двух улиц. Небольшая, с прозрачными окнами в желтых деревянных рамах. Девушка потянула на себя дверь. В глубине помещения звякнул колокольчик, а в нос ударил специфический звериный запах и гомон. Пели птицы, пищали забавные шестиногие звери с длинными ушами, шипели огромные толстые шарики с выпученными глазами. А среди клеток и аквариумов метались хозяин с продавцом, разговаривая и кормя подопечных. Правда сам Аран — загорелый седовласый мужчина — тут же оставил свое занятие и бросился к посетительнице.

— Госпожа, рад вас видеть! Что интересует? Хотите приобрести экзотическую зверюшку на память о нашем мире?

— Что-то вроде того, — улыбнулась Дайна, оглядывая помещение — Люблю земноводных: жаб, тритонов, селиканов, антурий. Что-нибудь есть?

— О, да! А также могу предложить буритов. Очаровательные создания! — Аран указал на нечто, похожее на волосатых колобков. Глаза у этих зверюшек могли вытягиваться вперед на несколько сантиметров.

— Прелестно, — пробормотала Дайна себе под нос, делая восхищенные глаза — Надеюсь, они не ядовиты?

— Нет, нет, безобидны, как младенцы!

— Интересное предложение, потому что я очень боюсь ядовитых тварей. Особенно змей и пауков. А у вас, я слышала, с этим как раз проблемы.

— Летом, — кивнул Аран — А весной и осенью все они впадают в спячку. Ну, кроме тех, кого я держу здесь, в тепле.

Дайна побыла еще минуты три, увлеченно разглядывая многочисленных представителей земноводных, а затем вышла, пообещав зайти перед отъездом.

— Обедать сегодня не буду, — пробормотала она себе под нос. Вид волосатых буритиков отбил весь аппетит. Они еще и воняли чем-то мерзким, похожим на старый воск.

Однако сведения про змей интересны. Значит, спят в холода? И как тогда вторая жертва ухитрилась быть укушенной поздней осенью? Змея-шатун? Нет, про такое не слышала. Может, осень выдалась теплая? Размышляя на тему неадекватного поведения змей, Дайна все дальше уходила от города, по тропинке в лес.

И почему говорят, что по весне в лесу романтично? Может, уже ближе к лету, когда деревья покрываются зеленым пушком листвы. А сейчас было сыро, грязно и непролазно. Мокрые ветки, цепляющиеся за одежду и волосы, чавкающая смесь из воды и снега под ногами. В результате Дайна угодила одной ногой в какую-то яму, от души ругнулась, промочив сапог, и насторожилась. Вокруг полная тишина. А ведь еще недавно почти на всех деревьях заливались птицы, греющиеся под солнцем. Сейчас только капли разбивались о выступающие из земли корни. И все отчетливее чувствовалось присутствие кого-то опасного и чужого.

Дальнейшее произошло быстро. Неожиданный разворот, прыжок в сторону и резкий взмах рукой, в которую кинжал прыгнул словно сам по себе.

— Ты? — выдохнула хрипло девушка. Острие кинжала упиралось незваному гостю в шеюТот насмешливо улыбнулся, зеленые глаза мерцали отблесками солнца.

— Один-один, кукла.

Да, она чувствовала, как в бок упирается его кинжал, почти прорывая плотную ткань рубашки. Но не вздрогнула и не убрала оружие.

— Не наз-с-с-сывай меня куклой. Что явилс-с-ся? — в слова вкралось вампирское шипение.

— Куколка, у тебя на красивых мужчин всегда такая реакция: кинуться с ножом и шипеть?

Дайна молча убрала кинжал в ножны и хмуро уставилась на гостя. Тот продолжал насмешливо улыбаться. В глубине раскосых зеленых глаз виднелась тонкая ниточка зрачка, такая же черная как брови, под острыми углами взлетавшие к вискам. Солнце играло в рыжих волосах, которые уже изрядно растрепались.

— Ну и что же понадобилось здесь Коту Баюну?

— Да я вот тоже над этим размышляю. Меня очень просили помочь тебе, — в голосе собеседника отчетливо прослеживались мурлыкающие нотки. Словно пушистый зверь, лежащий у камина.

— В чем помогать? Инициирую девчонку и вернусь.

— А со змеями что, уже все решила? — лукаво прищурился Баюн. — Опросила всех животных, переговорила со всеми жабами и успокоилась, решив, что обычные несчастные случаи?

— А ты с чего так переживаешь? — не выдержала Дайна.

— У меня должок перед Торием, — неохотно признался Баюн. — Старикан просил присмотреть за тобой, ты ж любишь приманивать неприятности на свою тощую задницу. Вот ведь шило в одном месте. Какого хрена не занимаешься своей обычной работой, не кусаешь детишек и не огорчаешь их предков? Блин, кукла, ты даже втрескаться нормально не…

— Заткнись, — холодно посоветовала Дайна, демонстрируя клыки. Территория личной жизни была под запретом для всех.

— Фиг с тобой, — зевнул мужчина, убирая кинжал. — Пошли, поговорим. Я кое-что нарыл в архивах и в личных делах этих трех твоих коллег-трупиков.

— Я там все просмотрела.

— Три ха-ха, куколка. Фигли ты до сих пор не нашла ничего?

— А ты нашел?

— Нет, но вдвоем вполне можем это сделать.

Дайна несколько секунд пыталась сжечь Кота взглядом, потом плюнула и не спеша зашагала обратно в сторону города. Следом за ней побежал очень довольный и упитанный рыжий котяра.

* * *
Дайне приходилось многое терпеть. Но никогда она еще так не злилась, протаскивая под рубашкой своего невольного напарника. Тот заявил, что, дескать, не хочет привлекать внимание. И потому пусть Дайна никому его не показывает. Так, на всякий случай. Мало ли кто стоит за убийствами. Вдруг кто-то из нелюдей? А они его узнают в любом обличье! Кот, пользуясь своим положением, поцарапал живот, потыкался холодным носом везде, куда дотянулся и при этом не переставал приглушенно мурлыкать.

"— Припомню Магистру, — Дайна почти взбежала по ступеням на второй этаж гостиницы — Нашел кого прислать. Черт, придется терпеть засранца. Но в постель не пущу, будет спать на коврике, у двери".

С Баюном судьба свела ее лет семь назад, на одной из вечеринок. Было много народу, много выпивки различной крепости и музыка на любой вкус. Дайна только выполнила свое первое задание, и потому находилась слегка на взводе. Окруженная толпой более опытных коллег, она внимательно слушала байки, и хохотала, откидывая назад голову, встряхивая длинными волосами. Пара бокалов свежей крови настраивали на весело-агрессивный лад.

И тут принесло Баюна. Веселый рыжеволосый красавец вынырнул из клубящейся толпы, и с ходу присоединился к полукровкам. Затем принялся обхаживать Дайну. Слово за слово, в общем, сначала они едва не подрались, а потом вдруг незаметно стали лучшими друзьями. Вот прямо за несколько минут. Вот так бывает, иногда дружишь несколько лет, а потом расстаешься и ни печали, ни тоски. А иногда, наоборот, пообщаешься пару минут и уже ощущение, что с тобой рядом практически родное существо.

Правда Баюн упорно называл ее то куклой, то куколкой. Началось это опять с той же вечеринки, когда Кот потерял свою новую знакомую и бродил по парку, вопя во все горло: "Верните куклу".

С тех они стали друзьями. Хотя дружба их порой напоминала открытую вражду.


Уже в номере Дайна практически выкинула котенка из-под рубашки. Тот с мяуканьем перекувырнулся в воздухе и превратился в рыжеволосого парня.

— Ну что, повыносим мозг друг другу?

Дайна с отвращением посмотрела на него и ушла в ванную. Послышался приглушенный плеск воды. Она набиралась в баки на крыше. В днище каждого был встроен магический аккумулятор, зацикленный на заклинание подогрева воды. Один из подарков Альянса.

— Ну и что интересного набрешил Аран? — Баюн плюхнулся на кровать и блаженно вздохнул.

— Ничего. Все змеи в этом районе активны только летом, а в холода спят, — пробурчали из-за двери ванной — Слушай, а среди них шатуны бывают?

— Не-а. Разве что конец осени был очень и очень теплым. А я тут перетер с местной фауной, и все твердят, что тогда было холодно. То есть все змеи должны были заныкаться по всем теплым углам.

— Ой все демоны и суккубы тебе в глотку! — в ванной чем-то загремели. Потом оттуда вылетела Дайна в одних трусиках и майке. Баюн что-то одобрительно проворчал, но девушке было не до него. Она лихорадочно закружилась по комнате, разом потеряв всю сдержанность.

— Местные змеи не впадают в спячку при высокой температуре воздуха. И продавец упоминал то же самое. Значит, их держали где-то, где они не могли заснуть!

— Ага, а затем цапнуть полукровку, — кивнул Кот. — Версия проканывает, учитывая, что змеюк вполне могли дотащить до леса в теплом коробе, а потом подсунуть наивным иноземным.

Дайна вдруг замерла посреди комнаты.

— И что? — она снова помрачнела. — Кто это сделал и с какой целью?

Баюн еще раз потянулся и одарил собеседницу многообещающим взглядом.

— Кукла, вот тут и надо поработать мозгом.

— Архивы, — подняла палец Дайна. — Нам нужны полные данные по этому городу. И список детей, которые были замечены с магическим даром.

— Фигасе, у вас и такое имеется? — изумился мужчина.

— У нас есть все, — девушкой овладела жажда деятельности — Так, я пойду, послежу за своей подопечной. А ты дуй к Магистру и доставай все данные.

Да, кажется, мечты о несчастном случае лопаются как мыльные пузыри. А значит, и ей тоже грозит опасность быть ужаленной. Дайна поплотнее запахнулась в плащ: она шагала по улицам города, чувствуя как ею овладевают паника и злость. Плохо, очень плохо! В ее деле эмоции играют лишнюю роль. Несколько глубоких вдохов, девушка нырнула в подворотню и огляделась. Прохожих поблизости не наблюдалось, равно как и желающих покуситься на ее жизнь. Все, надо расслабиться. И, глубоко вздохнув, девушка одним прыжком очутилась на крыше. Только взвился темно-зеленый плащ.

С подопечной все было в порядке: четырнадцатилетняя девочка-подросток чем-то занималась в своей комнате. Притаившись между двумя трубами, полукровка внимательно следила за ней. Одновременно она размышляла о своем невольном напарнике. Баюн всегда слыл отъявленным "отморозком". Он спокойно мог запеть посреди улицы, после чего вокруг валялись спящие люди и слабенькие маги. К счастью, идиотизм Баюна не доходил до того, чтобы Кот пел те песни, которые убивали. Архимаги терпели его лишь потому, что Баюн умел быть невидимым и неслышным, когда это было нужным. И считался лучшим шпионом Альянса.

Мысли текли спокойные и размеренные. И все в сторону убитых полукровок. Кому и зачем это? Одновременно Дайна продолжала медленную психологическую подготовку подопечной. Незаметно, шаг за шагом, она оплетала сознание девочки связывающими путами, которые делали ее податливой и уменьшали страх перед предстоящим. Это было необходимо, чтобы не нанести сильную моральную травму в момент инициации.

Это выматывало. Не так сильно, как порталы в другие миры, но все же Дайна едва не шаталась от усталости, когда спрыгивала с крыши. Уже сгущались сумерки, в подворотне было темно, и никто не заметил тонкой гибкой фигуры. А она посильнее закуталась в плащ и скользнула на освещенную улицу, где кипела вечерняя жизнь.

У входа в гостиницу останавливались экипажи, кто-то с кем-то шутил и смеялся. Дайну поприветствовали несколько веселых голосов. Она молча улыбнулась и проскользнула мимо, не желая ни с кем завязывать беседу. Какой-то юноша попытался преградить путь, но полукровка сверкнула клыками, и бедолага моментально стушевался.

Внутри гостиницы, к счастью, было тихо и почти безлюдно. Кто-то из постояльцев гулял, кто-то уже решил лечь спать. Не отвечая на приветствия, Дайна быстро поднялась по лестнице, мечтая поделиться своими догадками. Они успели посетить ее на пути в гостиницу.

Откуда упала змея, она так и не поняла. Похоже, пряталась над дверью, и вывалилась при открытии. И наверняка упала бы на девушку, но что-то с силой оттолкнуло ее. Дайна отлетела к противоположной стене узкого коридорчика, прижалась к ней.

— Твою ж дурь налево, — с чувством произнес Баюн, разглядывая черно-желтую змейку, извивающуюся в умелом захвате. Дайна почувствовала, что к горлу медленно подкатывает паника: в отличие от Баюна, она змей боялась до истерики.

Баюн небрежным движением разорвал змею на две части и выкинул в ближайшее окно.

— Хорош сползать по стенке, кукла. Давай двигай в комнату, а то привлечешь нездоровое внимание постояльцев.


В комнате Дайна молча плюхнулась на кровать и только теперь позволила себе немного постучать зубами от запоздалого страха. Эта тварь, противная и ядовитая, почти упала на нее! Полукровка тихо застонала и уткнулась головой в колени, стараясь выбросить из головы то, что могло бы произойти, не подоспей Кот вовремя. Но картинки не исчезали, а вновь и вновь накатывали разинутыми ядовитыми пастями.

Звонкая оплеуха уняла начинавшуюся истерику. Только сейчас Дайна поняла, что все это время тихо подвывала на одной ноте. Черт, она такого себе никогда не позволяла. Даже, в самых сложных ситуациях.

— Так, кукла заткнулась и снова в строю, — прокомментировал Баюн, сидя рядом. — Ну и что это было?

— Я их боюсь, — буркнула девушка, вытирая слезы тыльной стороной ладони. Да, последние полтора года нервишки стали основательно пошаливать. Как бы это не отразилось на работе.

Она глубоко вздохнула, окончательно загоняя вглубь остатки страха. А тут еще к ее плечу прижалось мужское плечо, а над ухом промурлыкали

— Так легче? Сможешь рассуждать логически?

— Смогу, — девушка решила не отстраняться. — Ты принес то, что я просила?

— Магистр Торий просто офигенный чувак. Разрешил мне скопировать все данные на информационный кристалл. Будешь просматривать?

— Да, нам нужны сведения о тех детях, которые не прошли инициацию по какой-либо причине, — Дайна высветила все данные на стену напротив и углубилась в изучение. Кот последовал ее примеру, периодически делая какие-то замечания.

— Нет, — он выслушал очередное предположение Дайны. — Сама посуди: ну мужики еще туда-сюда, но Лианна — вторая жертва — все-таки девка.

— Она была лесбиянкой, — отчеканила Дайна. Баюн отчетливо икнул и с возросшим интересом уставился на высветившуюся информацию.

— Фигасе, слушай, а тогда твой бред уже не очень похож на бред. Как предлагаешь проверить?

— Очень просто, — Дайна соскочила с кровати. — Ты же Кот, ты можешь почуять след любого животного. Посетим оба места, и ты по запаху определишь, откуда змея!

— Я в шоке, — хохотнул Баюн — Рядом с тобой сидит такой мужчина, а ты просишь его вынюхать след. Ты извращенка, куколка.

— Да, да, а еще я полная идиотка, — отмахнулась девушка — Давай, пошевеливай лапами. Если все верно, то нам придется сегодня забирать девочку и преступника.

* * *
Светловолосая грациозная красавица осторожно взяла с раскаленной плиты кастрюлю, доверху заполненную кипятком. Движения были осторожные, девушка закусила губу от напряжения, боясь уронить опасный груз. Огонь в очаге и светильники на стенах давали достаточно света. Девушка мелкими шагами начала перемещение от плиты к столу. Вообще-то она не должна была здесь находиться, но час назад приехали новые постояльцы, рук не хватало, а кухарка как назло куда-то запропастилась.

— Помочь? — послышался мягкий вкрадчивый голос. Девушка вздрогнула и резко вскинула голову. Окно на жаркой кухне всегда приоткрыто, и на его фоне возник тонкий силуэт. Темные горящие глаза поймали взгляд ярко-синих, губы ночной посетительницы медленно раздвинулись в нехорошей улыбке. Клыки были отчетливо видны.

— Анни спит? — продолжила полукровка, спрыгивая на пол кухни. — Слушай, а тебе не стыдно таскать змей из террариума сестрички?

— Чего? — удивилась красотка, замерев и словно забыв о тяжелой ноше.

— Не советую голосить, — холодно предупредила полукровка, приближаясь. — Иначе все узнают о том, что тут происходило на протяжении семи лет!

Красавица молча уронила кастрюлю между собой и Дайной. На пол хлынула горячая жидкость, начала подползать к сапогам полукровки. Дайна равнодушно покосилась на кипяток и метнулась к пятившейся девушке. Та нащупала на столе один из разделочных ножей. Дайна легко увернулась, вырвала оружие и отшвырнула в сторону. Миг, и красотка оказалась на полу, а девушка села сверху и сдавила горло. Несильно, но вырываться светловолосая не стала.

— Эй, куколка, потише! А то придушишь ненароком без суда и следствия! — Баюн переступил порог кухни и тщательно запер дверь. Посмотрел на лежащую девушку и присвистнул.

— Какая девочка! Дайна, может, мне с ней побеседовать?

Красавица искоса глянула на плотоядно ухмыляющегося рыжего красавца и задрожала от страха.

— О чем говорить? — поморщилась полукровка, не ослабляя захвата. — Мы все выяснили, а тебе не советую запускать руку под каждую юбку. Тем более, к обвиняемой.

— Ааааа, на помощь! — вдруг начала голосить пленница. Дайна ругнулась, а Баюн вдруг отпихнул подругу в сторону и рывком поднял девчонку на ноги.

— Сейчас успокоится, — пообещал он, наклоняясь к уху извивающейся девицы. Дайна отошла в сторону, улавливая обрывки песни, которую намурлыкивал Кот. Глаза светловолосой затуманились, она вырывалась все слабее и, наконец, замерла. В сознании, но не в состоянии шевельнуть и пальцем.

— Ой, какая податливая девочка, — довольно промурлыкал Баюн, сильнее прижимая ее к себе. — Куколка, а как ты догадалась, что это она убивала?

— Да как-то неожиданно, — призналась Дайна — Когда ты узнал откуда змея. Розария, ты обвиняешься в умышленном убийстве трех иномирных, состоящих на службе Альянса. Мы забираем тебя и предъявим суду Альянса.

Розария только моргнула, по щеке скатилась слеза. Она все понимала, но не могла издать ни звука.

— Зачем? — вдруг тихо поинтересовалась Дайна — Кот, прекрати ее лапать! Розария, к чему была эта ненужная месть? Ты не вернешь то, что утратила. Да, полукровка, которая десять лет назад должна была тебя инициировать, совершила ошибку в расчетах. И твой дар был утерян навсегда. Но в чем провинились остальные? Ты решила: если не мне, то и никому? Ради такого ты даже научилась обращаться со змеями. А как ты заманивала в лес своих жертв? Готова поспорить, что своей красотой! На тебя запросто клюнут даже такие нелюди, как я или Баюн. Наверное, ты назначала им свидания в лесу, приходила заранее. Двое мужчин и женщина, которая предпочитает подобных себе. Они не устояли перед такой красоткой и весьма охотно пошли на контакт. Наверное, ты приносила змею в специальной сумке, отвлекала жертву и выпускала зубастую смерть. Я же к тебе равнодушна. И ты решилась на отчаянный шаг: пусть змея ужалит меня в моей собственной комнате. Расследование непременно началось бы, и тут выяснилось бы, что перед этим я заходила к хозяину магазинчика животных и о чем-то беседовала. И после этого оказалась ужаленной змеей, причем в то время, когда они должны быть в спячке. Если только не находятся в теплом помещении. А такое в городе одно, в магазине. Ведь мы были в вашем доме: террариумы пусты. И подозрение неминуемо пало бы на Арана.

— Ну и что ты тут распинаешься? — недовольно буркнул Кот — Забираем ее, твою подопечную и уходим.

— Да, — полукровка вздохнула — Пора. Просто я хотела, чтобы она поняла: мстить надо с умом.

История 4. Серебряная цепь

* * *
Пробуждение было медленным и тягостным. Сознание цеплялось за сон, словно подозревало, что в реальности ничего хорошего не произошло. Перед глазами еще проносились обрывки тяжелых сновидений, постепенно бледнея и съеживаясь. Интересно, почему от совместного применения анестезии и сонных чар, у пациента появляются вот такие противные сны? Ведь она просила обойтись обычным обезболивающим. А теперь голова тяжелая, в глаза словно воткнули иголки и эта противная слабость, разливающаяся по всему телу, превращая его в кисель.

Дайна пошевелилась, и от этого легкого движения тело стало сплошным сгустком боли. Даже прикосновение прохладных простыней было невыносимым. Девушка открыла рот, но сумела издать лишь невнятный хрип.

— Очнулась? — приятный женский голос. — Все хорошо, сейчас я наложу обезболивающие чары.

Спустя несколько мучительных секунд, боль медленно стала отступать. Она уходила, оставляя блаженную пустоту и облегчение.

— Глаза пока не открывай, — опять возник этот голос, рисуя в воображении милое и добродушное лицо. — На них ушло больше всего времени. Выпей пока вот это! — в руки ткнулся фарфоровый бок кружки. Девушка сделала попытку сесть, но поняла, что для этого слишком мало сил. О чем и попыталась сказать, но опять смогла издать лишь невнятное сипение. Ей помогли поднять голову и напоили. Прохладная кисловатая жидкость уменьшила боль в горле.

— Голосовые связки тоже не трожь, — над головой раздался другой голос. От него по спине пробежали мурашки, а губы дрогнули в попытке выдавить ругательство. Значит, ей не почудилось, что в палате двое. Не пригрезилось на грани сна и яви. Дайна пошевелилась, на сей раз почувствовав лишь отголоски боли.

— Позволь помочь тебе! — сильные руки аккуратно помогли ей сесть. Кровать слегка прогнулась под весом того, кто опустился рядом и аккуратно прислонил девушку к себе. Так она и застыла, машинально продолжая глотать освежающий напиток. Очень хотелось открыть глаза, еще сильнее жаждалось вновь почувствовать себя здоровой и вырваться из этих знакомых и ненавистных объятий. Дайна не понимала: как здесь, в Альянсе, появился человек из прошлого.

— Сейчас получше? — поинтересовался женский голос. Опустевшую кружку забрали, но Дайна по-прежнему сидела, прислонившись к невидимому доброжелателю. А его руки все так же держали ее за плечи. Прошлое вернулось, и теперь явно собиралось стать настоящим.

— Дайна, теперь слушай внимательно. Я буду приходить каждые три часа и обновлять обезболивающие чары. Все прошло удачно, но дня три тебе еще надо будет полежать, пока новая внешность приживется. Постарайся не волноваться. Просто лежи и спи, сколько угодно!

— Не волнуйтесь, — проговорил мужской голос. — Я позабочусь, чтобы все прошло как надо.

— Вам разрешили оставаться здесь?

— Магистр Торий не видит повода, чтобы запретить это, — теперь говорящий откровенно ухмылялся. — Идите, я ее муж, и сделаю все для ее скорейше реабилитации.

Дайна услышала как закрылась дверь и тут же попыталась высвободиться из объятий. Но сил хватило лишь на то, чтобы слабо повести плечами. Что вызвало тихий смех у невидимого собеседника.

— Ну, ну, девочка, ты сейчас и комара не прихлопнешь. Почему бы тебе и в самом деле не расслабиться и не принять мою помощь?

Полукровка промолчала, все еще ошеломленная его появлением. Собеседник лишь тихо рассмеялся, каким-то образом уловив ее состояние.

— Пока отдыхай, Дайна. Тебе и впрямь надо восстанавливать силы, они вскоре понадобятся. Так что лежи и слушай сказки, которые я тебе буду рассказывать, — тут мужчина наклонился ниже и прошептал. — Кстати, тебе ведь и девственность восстановили? Не волнуйся, после того как все закончится я с удовольствием помогу тебе избавиться от нее. Все-таки это моя законная обязанность. Я обещал вернуться, милая, и выполнил обещание. Мы потом поговорим о нас с тобой.

"— Болтай, что хочешь, — Дайна опять стала проваливаться в сон. — Только кто бы мне объяснил, как ты попал сюда. И почему вдруг Магистр разрешил тебе оставаться в моей палате".


Два дня назад.


— Дайна, — Торий слегка откинулся на спинку кресла. — А ты не могла преувеличить? Нет, я не сомневаюсь в твоем профессионализме, но это слишком невероятно.

— Я бы очень хотела ошибаться, — голос у полукровки слегка дрожал от волнения. — Но есть вещи, которые нельзя спутать ни с чем. Извините, Магистр, но у меня нет сомнений.

Торий нахмурился и уставился в пол, словно пытаясь отыскать там ответы. Дайна не мешала ему размышлять. Пока магистр думал, девушка отдыхала, наслаждаясь такой знакомой обстановкой кабинета. Вон ту картину она когда-то собиралась раскрасить и едва не была за это отшлепана. А вот этой бронзовой фигуркой единорога однажды разбила одну из секций огромного окна. А на пушистом ковре так любила играть в куклы, пока Торий занимался делами.

— Ну, хорошо, — Магистр пришел к решению. — Придется действовать не как всегда. Твои прогнозы, девочка?

— У нас в запасе чуть меньше месяца. Девчонка крайне нестабильна, и дать больший срок я не рискну. Что будет потом, я не знаю. Магия такой концентрации не развеется как обычно, если инициация не произойдет вовремя. Нет, это будет похоже на мощный магический взрыв. В лучшем случае, пострадает несколько зданий в городе. Магистр, знак Альянса для них ничего не значит. Это самые упрямые люди, которых я когда-либо встречала. Они панически боятся магии и всего, что с ней связано. Может, мы просто сломим их?

— Не все так просто, — Торий задумчиво покачал головой. — Мы только начинаем сотрудничать с некоторыми государствами Стезариса, проблем и так хватает, а применение силы может свести на нет все усилия. Совет настаивает на мирном урегулировании вопроса. Ударить по ним мы всегда успеем, найти повод не проблема. Но давай оставим это на крайний случай.

Дайна только вздохнула. Ситуация была, конечно, мягко говоря, непростой. Тогда, на Ориве, она сразу уловила запах скрытой магии. И это был не просто легкий аромат, который едва ощущается в воздухе. Полукровка проследила его направление, и настроение упало: след привел прямиком во дворец хашша — местного правителя. С этим государством не было договора, и знак Альянса здесь был всего лишь забавной серебристой татуировкой.

— Иди, Дайна, — Торий махнул рукой по направлению к выходу. — Я позову тебя, как только все решу. Ты инициируешь девочку, а мы — получим договор с Оривой. Оно одно из сильнейших государств Стезариса, и его пример подстегнет остальных. Нам не нужен захват этого мира, мы получим гораздо больше, если заключим мирный союз.

— Не забудьте, Магистр, — полукровка встала, прощаясь. — Ее надо инициировать через двадцать семь дней. Потом — катастрофа. Правда я ни разу не инициировала семилетнего ребенка…

— Мерлина инициировали в пять, — отозвался Магистр рассеянно. Дайна скривилась и вышла, аккуратно прикрыв дверь. Ладно, она свое дело сделала, пусть теперь голова болит у начальства.

Через два дня решение было принято.

* * *
Следующие три дня реабилитации слились в непрерывную череду сна и обезболивающих чар. Иногда Дайна просыпалась от боли, скручивающей все тело, и хваталась руками за простыни, стараясь не заорать и не потревожить голосовые связки. В такие мгновения она проклинала тот день, когда согласилась на эту авантюру. Ее предупреждали, что в мире, где магический фон настолько низок, иллюзия будет непрочной и может разрушить весь план. Поэтому придется прибегнуть к полноценной маскировке, которую нельзя будет разоблачить никому. Но если бы она только знала, через что придется пройти. Полукровка терпела, скрипя зубами и ожидая, пока очередное обезболивающее заклятье принесет облегчение. А потом снова проваливалась в сон. Но даже сквозь него чувствовала чужое присутствие в комнате. Казалось, он ни разу не покидал ее за все прошедшее время. И Дайна засыпала под приглушенный голос, рассказывающий всякую ерунду, иногда чувствовала, как ее запястье осторожно поглаживают знакомые даже на ощупь пальцы, а порой ощущала чужое дыхание на своем лице. Но была слишком слаба, чтобы хоть как-то выразить свой протест. А он спокойно ухаживал за ней. Больше никого в палату не пускали, и за три дня мир Дайны сузился до этого проклятого голоса, в котором всегда мелькала едва уловимая насмешка. Теперь во сны вплетались отрывки из прошлого, которое она так хотела забыть. Но оно возвращалось вновь и вновь от звуков голоса, звучавшего в тишине комнаты.

Это случилось на четвертый день. Боль исчезла, а слабость постепенно проходила. Дайна проснулась и лежала, не открывая глаза. Что-то было не так. Чужое присутствие исчезло…правда ненадолго. Легонько скрипнула дверь, и послышался оживленный шепот. Один принадлежал Элии — женщине, которая ухаживала за ней все это время. Второй голос Дайна тоже узнала — это прибыл Магистр. Девушка зашевелилась, давая понять, что проснулась.

— Так, целители обещали, что через три дня все последствия трансформации исчезнут, — шаги замерли возле кровати. — Дайна, что-то болит? Неприятные ощущения? Дискомфорт?

Полукровка отчаянно замотала головой, давая понять, что все в порядке. Послышались еще шаги: энергичные и пружинистые.

— О, а вот и моя любимая пациентка, — этот голос Дайна тоже узнала. Его обладателя она как раз видела перед началом операции. Яромир — маг Первого Ранга и просто один из лучших целителей Альянса. Смутно припомнилось, что вроде он несколько раз заходил в палату и даже о чем-то разговаривал с тем, кто неотрывно сидел возле нее.

— Дайна, сейчас я сниму повязки, — продолжал этот человек, приближаясь. — И ты сможешь сполна насладиться зрелищем. Кстати, тебе уже можно говорить.

— Вот обрадовали, — сказала полукровка и замолчала в шоке. Она почему-то решила, что из горла вырвется малопонятный хрип, а вместо этого услышала переливчатый волнующий голос. Красивый, но совершенно незнакомый

— Судя по лицу, тебе нравится, — хохотнул Яромир, присаживаясь на край кровати. — А теперь примемся за остальное.

Повязки сняли за считанные минуты, приправляя все шутками и беспечной болтовней. Магистр и Элия хранили молчание, внимательно наблюдая за действиями доктора.

Перед глазами все расплывалось в мутные непонятные образы. Дайна пару раз моргнула, пытаясь прояснить зрение, и тут же умелые руки что-то капнули в глаза. На мгновение жгучая резь от лекарства вызвала слезы, но почти сразу исчезла. Зато зрение вернулось мгновенно. Первое, что увидела полукровка, было веселое длинное лицо Яромира, который устроился на краю кровати. За его спиной маячили Магистр и полная женщина.

— Ну, давай, красотка, познавай мир и себя заново, — подмигнул Яромир, давая ей время осмотреться. Что Дайна и сделала с превеликим удовольствием. Для начала она отметила, что кроме них, четверых, в небольшой уютной палате никого нет. За окном сияло солнце, бросая яркие блики на медово-желтый пол. После трех дней вынужденной слепоты это выглядело невероятно красиво. Но полукровку сейчас больше интересовало, что же сделали с ней. Дайна опустила взгляд и тут же наткнулась на пышную высокую грудь, едва прикрытую тонкой простыней. Глаза округлились сами собой: да она теперь где-то размера на два больше прежней. На лоб упал белый завиток, Дайна машинально отбросила его и тут же дернула назад. Белый?

— Э, нет, — засмеялся Яромир, наблюдая за ее манипуляциями. — Давай-ка сделаем так, — и, обращаясь к Элии. — Милочка, принеси зеркало!

— Нет, — Дайна опять вздрогнула от своего нового голоса. — Я хочу сама. Я хочу встать!

— Ей можно? — поинтересовался негромко магистр у Яромира, на что тот энергично закивал головой.

— Конечно, конечно, даже нужно. Дайна, обопрись на меня и вставай. Только осторожно и… — он запнулся, увидев, как и без того удивленные глаза пациентки окончательно округлились и в них мелькнула откровенная злость. Не к нему, а к тому, что происходило за его спиной.

— Позвольте, я сам помогу ей, доктор! — в дверях появился новый персонаж, при виде которого Дайна невольно вздернула верхнюю губу, обнажая клыки. Это вызвало смешок со стороны Яромира.

— Хочу предупредить, что клыки мы сделали тебе втягивающими, чтобы не вызвать подозрений.

Однако мысли о клыках сейчас занимали полукровку меньше всего. Не отрываясь, она смотрела как высокая, затянутая в матово-черную кожу фигура двинулась от двери к кровати. Этот человек просто подавлял ее волю, глядя сверху вниз насмешливым взглядом темных глаз. Как тогда, два года назад. Может, и правда, что время лечит: убить его больше не хотелось. Но внутри опять заныло, словно дала о себе знать старая рана. Не проходило и дня, чтобы она хоть раз не вспомнила о нем и о том, что он сделал.

— Я сама, — Дайна откинула одеяло и резко вскочила. Головокружение и слабость накатили с такой силой, что колени подогнулись, словно сами собой, и девушка непременно упала бы, не подхвати ее три пары рук.

— С ума сошла! — в унисон завопили Магистр и Яромир, отходя на шаг и видя, что девушку надежно держат. Элия смотрела, вытаращив глаза: она не ожидала от такой смирной пациентки подобной прыти.

— Дамиан, пусти меня, — рассерженной кошкой зашипела Дайна, тихо радуясь, что на ней есть хоть какая-то одежда, пусть даже это тонкая короткая сорочка.

— Если я тебя отпущу, — сообщил тот. — То ты непременно поцелуешься с полом и расшибешь свой новый очаровательный носик. Так что потерпи, дорогая. Расслабься и получай удовольствие.

С этими словами полукровку бережно повели к большому зеркалу, блестевшему в дальнем углу комнаты. Пришлось подчиниться, потому что тело было слабым, а голова продолжала кружиться. Дайна бросила укоризненный взгляд на Магистра, но тот его не заметил.

До зеркала было всего несколько шагов, но они показались километрами. Сердце колотилось как бешеное, когда полукровка с нескрываемым любопытством глянула на свое изображение.

И онемела.

Конечно, ее предупреждали, что изменения будут сильными.

Но то, что она увидела в зеркале, заставило замереть в шоке. Дайна осторожно провела рукой по лицу, и незнакомка в зеркале повторила ее жест. Это было непривычно и немного пугало

— Ну как? — Яромир с интересом следил за реакцией пациентки — Красотка, да?

— Слов нет, — пробормотала Дайна, продолжая смотреть во все глаза и заново знакомясь с собой. Изменилось все! Белокурые волосы крупными кольцами падали на спину и плечи, игривыми завитками спускались на лоб. Кожа приобрела утонченную бледность и словно светилась изнутри. На прелестно-смазливой мордашке сияли огромные синие глаза, а совершенная фигура, которую не скрываемая сорочкой, должна была возбудить мужчину любой расы и возраста. Идеальная женщина, созданная для любовных утех и восхищения. Дайна с трудом оторвала взгляд от своего нового облика и встретилась с внимательным взглядом темных глаз, блестевших из-под упавших на лицо черных прядей. Дамиан возвышался над ней на целую голову и с интересом наблюдал за ее реакцией. На фоне его черной одежды и смуглой кожи Дайна сейчас казалась невероятно хрупкой, нежной и соблазнительной.

— Доктор, — девушка гордо вскинула голову. — А прежний облик вернется?

— Безусловно. Вы станете такой же, как прежде. Если захотите, конечно.

— Захочу, — кивнула Дайна. — Поверьте, я уже мечтаю об этом! — Она пошатнулась от новой волны головокружения. Это не укрылось от глаз Яромира.

— Ладно, на сегодня достаточно. Дайна, в постель. С завтрашнего дня начнется курс подготовки. Вечером я зайду и проверю, как ты себя чувствуешь, — доктор направился к выходу, но уже на пороге остановился и произнес с искренним восхищением. — Все-таки организм полукровки обладает потрясающим метаболизмом и приспособляемостью. Обычному человеку понадобилось бы не меньше двух месяцев на реабилитацию.

Дверь хлопнула, прерывая поток восторженных излияний. Больше всего Дайне хотелось сейчас вернуться в удобную кровать и переварить все, что с ней произошло, а заодно привыкнуть к новому облику. Но перед этим…

— Магистр, — она ткнула пальцем за спину — А что "это" здесь делает?

Дамиан, несправедливо названный "это", продолжал осторожно, но крепко поддерживать ее. А Торий нахмурился.

— Дайна, не нервничай. Я знаю, что в прошлом у вас были разногласия, но сейчас все изменилось и…

О, полукровка могла бы много интересного рассказать Магистру. В подробностях, в красках, в лицах. Но не стала, как и в прошлый раз. Это были ее проблемы и ее раны. Они не касались никого из Альянса. Поэтому Дайна лишь коротко, но емко выругалась.

— Все, — повысил голос Магистр — Тебе сейчас нельзя волноваться, так что не устраивай сцен и копи силы. Они тебе понадобятся. Все узнаешь во время подготовки. На сегодня новостей и потрясений более чем достаточно, — он торопливо вышел из кабинета. Элия поспешила следом, предупредив, что скоро вернется.

— Я сама, — пискнула Дайна, когда ее оторвали от пола и на руках дотащили до кровати. После чего чрезвычайно бережно уложили на свежие простыни. Ну да, он никогда не прислушивался к ее мнению. Злость вспыхнула с новой силой.

— Уходи…

Дамиан не пошевелился, продолжая упираться руками в края кровати и внимательно разглядывая полукровку.

— Ну что ты злишься? Я надеялся, что ты поймешь мой поступок. Ведь я оставил послание.

Дайна едва не зашипела от злости. Судя по всему, Дамиан совершенно не испытывал мук совести от того, что сделал с ней два года назад.

— С каких пор такой мерзавец, как ты, свободно разгуливает по территории Альянса и даже общается с Магистром?

Дамиан нагнулся еще ниже, едва не касаясь губами ее лица. И медленно процедил сквозь зубы.

— Возможно, с тех пор, как я стал сотрудником разведки. Все меняется, милая.

Неприкрытое изумление стало достойной наградой. Так вот о чем говорил Торий, когда намекал на новости, которые, возможно, покажутся ей неприятными.

— Так что, дорогая, теперь мы будем видеться гораздо чаще, — ухмыльнулся Дамиан, выпрямляясь. — Поговорим, возможно, немного поругаемся, но ты все равно простишь меня. Наш союз нерушим, и Альянс это признал. Так что если у тебя есть любовник, то советую ему сворачивать удочки: здесь ему больше ничего не светит. Хватит уже злиться: ближайшее время нам придется тесно сотрудничать.

— О нет, — простонала девушка, на которую снизошло озарение.

— О да, — ухмыльнулся Дамиан.

* * *
Десять дней спустя.


Солнце прокалило все вокруг, и в воздухе звенел полуденный зной. Сезон дождей еще не наступил, чему погонщики даже радовались: ливни размывали главную дорогу, и повозки часто намертво застревали в грязи. А к пыли можно привыкнуть. Товар от нее надежно спрятан и не придет в негодность.

Небольшой караван, состоящий из юрхов и больших старых повозок, медленно приближался к столице Оривы — блистательному Аджиарагу. Большие звери размеренно шагали, взметывая широкими лапами облака пыли. Здесь, в южной части мира Стезарис, они были практически незаменимым транспортным средством. Особенно в местах, где полно разбойничьих банд. Юрхов дрессировали и как вьючных, и как боевых животных, так что караваны в основном состояли из них. Острые крепкие рога и втягивающиеся когти на широких лапах служили хорошим подспорьем в битве с бандами.

Впереди уже блестели ворота и крыши Аджиарага. Столица Оривы расположилась на краю равнины, прилепившись к начинающейся здесь гряде скал. Только широкая торговая дорога извилистой змеей прорезала ровное, как стол, плато, где колыхалась желтая трава, и обрывалась возле тяжелых ворот, открытых в это время суток. Стражники придирчиво осматривали каждого входящего и брали плату.

В городе все казалось выцветшим и раскаленным. Дома покрытые белой штукатуркой, светлые камни на главных улицах и утоптанные дороги в переулках. Кое-где узкие улочки перекрывались сверху плотными тентами. И пыль, она тонким белесым слоем покрывала все вокруг. Лишь возле узких каналов с темной водой от нее было хоть какое-то спасение.

По широкой центральной улице повозки продолжили свой путь на невольничий рынок. Юрхи недовольно шипели на прохожих, но этим и ограничивались: горожане предусмотрительно держались от них подальше. Некоторые с любопытством смотрели вслед, а затем, не спеша, следовали за повозками. Невольничий рынок обычно оживал два раза в год, когда такие караваны наводняли улицы города.

Сам рынок расположился на большой квадратной площади, в центре которой возвышался широкий деревянный помост. С него и происходили торги. Позади, за наспех возведенным забором, уже раскинулись шатры приезжих торговцев. Караванщики обменивались новостями, но никто не заговаривал о "товаре". Это было неофициальное табу: неучтиво спрашивать конкурента, лучше подсмотреть и сравнить с тем, что привез сам. И сразу подумать и прикинуть, как переплюнуть конкурентов. Одновременно с этим торговцы пытались придать "товару" приличный вид. Долгая дорога и походные условия никого не делают краше.

Ливадий исс Кельт — главный евнух дворца прекрасно знал об этом. Под невзрачной и запыленной оболочкой он мог узреть бриллиант, который затем пополнял ряды наложниц хашша Сурена Иль Арраида — правителя Оривы. Пользуясь положением, Ливадий свободно проходил на территории караванов и осматривал "товар" до выставки на аукцион. Понравившихся невольниц немедленно отправляли во дворец, где их осматривал дворцовый лекарь. Если торговец не обманывал, то вскоре получал кругленькую сумму и, довольный, отбывал восвояси.

Ливадий проходил мимо шеренги повозок, когда в одной из них вдруг послышался визг, грохот, а затем прямо на пыльную мостовую вылетела темноволосая невольница. Следом за ней выскочила другая, со сжатыми кулаками и растрепавшимися волосами. Правда, продолжить драку на потеху публики, им так и не дали. Не успел Ливадий оглядеться в поисках хозяина каравана, как резкий щелчок плети заставил девушек отскочить друг от друга. Причем темноволосая поспешила запрыгнуть обратно в повозку, а вторая осталась, гордо выпрямившись и сверкая глазами.

— Опять ты! — черноволосый и смуглый хозяин каравана занес плеть для удара по полуобнаженной спине невольницы.

— Прекрати, — Ливадий сам удивился тому, что сказал. Но подобной девушки евнух не встречал. Пусть белокурые волосы посерели от пыли, а тело едва прикрывала грубая туника — девушка была самой настоящей жемчужиной в этой стае голубей.

— Что угодно господину? — вежливо осведомился хозяин каравана, опуская плеть. Невольница дерзко вскинула голову, и евнух отметил необычный оттенок глаз. Редкий для этих краев.

— Господину угодно узнать, что это такое? — Ливадий ткнул пальцем в приглянувшуюся ему невольницу.

— Дерзкая дикарка с островов, — отозвался караванщик — Даже плеть не может вразумить ее!

Невольница что-то пробормотала на незнакомом наречии, а затем произнесла на ломаном местном языке.

— Твоя засунуть себе…

И тут же ойкнула, пытаясь увернуться от удара. Плетка задела лишь кончиком, но этого было достаточно, чтобы нежная кожа на плече покраснела.

Ливадий жестом приказал караванщику опустить плеть. Он уже понял, что это не заставит девчонку смириться, а лишь сильнее разожжет жажду к свободе. Хорошая невольница, дикая. Подобные ей особенно нравились его господину.

— Я забираю ее, — произнес евнух вслух. — Пусть приведет себя в порядок, а ты пока расскажи о ней.

— Ступай! — рявкнул караванщик на невольницу. Та хмыкнула, но ушла, держась за пострадавшее плечо. Да, без сомнения, она принесет много счастливых минут хашша Сурену. Он любит непокорных. Для него высшее наслаждение — видеть как гордые красавицы постепенно превращаются в податливый воск, из которого можно лепить, что угодно.

— Девчонка с северных островов, — негромко проговорил караванщик, игнорируя завистливые взгляды конкурентов. Те смотрели издалека, понимая, что сегодня точно останутся в проигрыше. У них подобных девушек на продажу не было. — Наглая, упертая и упрямая. Ничего не боится и терпит любое наказание. К тому же невинна и еще не познала даже поцелуя мужчины.

У Ливадия невольно разгорелись глаза.

— Невинна, говоришь? Смотри, если лжешь…

— И не думаю, господин. Девчонка еще ни разу не чувствовала на себе мужских рук! — караванщик вдруг ухмыльнулся. — Признаюсь, только возможность выручить за нее большую прибыль удерживала меня от того, чтобы самому ее не попробовать.

* * *
Дайна с трудом удерживалась, чтобы не обернуться, когда ее уводили во дворец. По бокам шли двое стражников, один из которых крепко держал тонкую цепь, тянущуюся к серебряному ошейнику на горле полукровки. Плечо продолжало болеть, вызывая раздражение и глухую обиду. Девушка сердито подумала, что к обширному списку "любимого мужа", который она вела с момента их знакомства, можно смело добавить и все, что сейчас с ней происходит.

С каким наслаждением он надевал ей этот проклятый ошейник. Дайна тихо зашипела от злости, чувствуя, как заныли десны: это пытались вылезти клыки. Но сдержалась, продолжая послушно идти между стражниками. В принципе, было не так трудно играть свою роль. Главное, пережить это унижение и не сорваться! Постараться не обращать внимания на мужские взгляды, которые сопровождали повсюду и обволакивали тело липкой пленкой. Девушке даже чесаться хотелось от этого. Но вместо того чтобы взорваться, сдернуть с себя ненавистный ошейник и пинками разбросать стражу, она продолжала спокойно идти вперед, гордо вскинув голову.


Дамиан проводил взглядом Ливадия и Дайну, после чего не спеша, направился к повозкам. Оттуда выглядывали испуганные лица невольниц: в отличие от Дайны, самых настоящих. Альянсу было плевать, что будет с ними. Дамиану, если честно, тоже. Играть роль работорговца придется до конца, так что судьба девушек была примерно известна.

Древко кнута вдруг затрещало и переломилось пополам. Дамиан равнодушно отбросил его в сторону и вытащил из-за пояса второй. Он был бы рад и руки себе сломать за то, что осмелился нанести удар Дайне. Пусть так было задумано, легче от этого не становилось.


Потом Дайна искренне недоумевала, как она не сорвалась и не передушила всех во дворце. Ей проверили зубы, глаза, чувствительность кожи, осмотрели на наличие девственности. Затем две невольницы почти силком затащили в огромную ванну и едва не утопили в ароматной воде, придавая полукровке надлежащий вид. К концу третьего часа, когда ее, надушенную и разодетую, оставили запертую в роскошной комнате, Дайна уже рвала и метала. Правда, исключительно в душе. Снаружи ее злость выливалась в попытки сдернуть с пальца тонкое серебряное кольцо. И пусть это были бесполезные усилия, но они хоть немного помогали снизить ярость.

" Девочка моя, возьми себя в руки"

Девушка застыла, вытаращив глаза. А в голове раздался знакомый смешок.

" Разговаривай мысленно. Иначе решат, что приобрели умалишенную невольницу. Тут и у стен есть уши".

" Ты как? — Дайна постаралась думать связно. — Ты же не телепат"

" Конечно, не телепат. Все дело в наших обручальных кольцах"

Дайна присела на низкий роскошный диван, недоверчиво косясь на серебристый ободок на пальце. Тот слегка нагрелся.

" Какую гадость ты мне подложил на этот раз?"

" Милая, почему сразу гадость? Кольцо не просто связало нас навеки. Оно еще помогает общаться на мысленном уровне"

" А что еще оно способно делать?"

" Так, по мелочи, — даже мысли Дамиана отдавали самодовольством. — Чувствовать где ты находишься, к примеру. Я должен был знать, где можно будет найти тебя"

Дайна выругалась. Мысленно и очень крепко. Но это вызвало лишь развеселило невидимого собеседника.

" Ладно, я уже понял, что ты страшна в гневе. А теперь к делу, милая. Ты чувствуешь девочку?"

" Да, она где-то в глубине дворца. И становится все более нестабильной. Боюсь, у нас осталось около недели"

" Я сейчас иду во дворец, получать деньги. Потом на торги, а затем на "Святозаре" ухожу в междумирье. На связь выйду вечером, по местному времени. Подготавливай девочку и…будь осторожна. Хашша любит непокорных, приручает их медленно и постепенно. Подыграй ему!"

" Да пошел ты!" — мысленно ответила любимому супругу девушка. В голове раздался довольный смех, а потом Дамиан замолчал.

Однако много новостей на нее в последнее время стало падать. Интересно, какие еще козыри припрятал Дамиан от нее? Дайна задумчиво погладила кончиками пальцев кольцо и резко вскинула голову: кто-то вошел в комнату.

— Пошли, — стражник грубо сдернул полукровку с дивана и пихнул в спину. Ладно, милый, и с тобой сочтемся.

* * *
Девочку Дайна увидела сразу, как вошла в большой, варварски украшенный зал. Она сидела на подушке, возле массивного трона, и мрачно смотрела на окружающих. Полукровка мысленно ей посочувствовала: такая концентрация скрытой магии уже начинала влиять и на психику. Девочка наверняка часто плачет по пустякам или закатывает скандалы. Сейчас, правда, мрачность сменилась на легкое любопытство при виде Дайны. А та послушно остановилась и замерла, дерзко глядя на того, кто сидел на троне и с нескрываемым интересом разглядывал свое новое приобретение.

— Подойди сюда! — наконец произнес хашша. Сказано было спокойным, даже чуть ленивым тоном, но Дайна решила послушаться. Приближаясь к трону, она сердито сверкала глазами, показывая, что не сломлена. Мужчины в зале, затаив дыхание, пожирали ее глазами. Невольницы постарались на славу, подготавливая свою коллегу к встрече с новым хозяином. Сейчас по залу скользила стройная девушка в золотисто-прозрачной тунике. Распущенные светлые волосы падали на обнаженные плечи, на прелестном лице искрились ярко-голубые глаза.

— Кто ты?

— Человек, — отозвалась Дайна неприветливо и тщательно коверкая слова. Стоявший рядом детина замахнулся плеткой, но хашша отрицательно покачал головой. Выглядел он на пятьдесят с хвостиком. Невысокий, уже начавший седеть мужчина с волевым лицом. Небольшой шрам на щеке ничуть его не портил.

— Неправильно. Попробуй еще раз.

Дайна выдала длинную фразу на незнакомом языке, краем глаза наблюдая как девочка заинтересованно разглядывает ее. Подумала и добавила на ломаном местном диалекте.

— Свободный…человек…

Среди немногочисленных придворных раздалось возмущенное пыхтение, но Сурен остался невозмутим.

— Ты — рабыня, — сообщил он полукровке, тщательно проговаривая слова. — И теперь полностью принадлежишь мне. Советую это хорошенько запомнить. Мне не хотелось бы портить такое великолепное тело!

Дайна старательно изобразила мыслительную деятельность. В душе она не знала: хохотать ей или шипеть от злости. Ситуация начала казаться забавной.

— Советую выучить наш язык, — так же благожелательно произнес хашша спустя минуту молчания. — Для начала, ты выучишь основные фразы, которые будешь говорить мне, твоему господину, — и, обращаясь к страже. — Отведите ее в Красную комнату.

" Отлично, — Дайна с облегчением вышла из зала — Хашша на крючке, а у меня появилось время начать обрабатывать девчонку. Как же ее имя? Кажется, Лиада…нет, Лиана. Точно, Лиана!"

Красная комната полностью оправдывала свое название. Тяжелая резная мебель, ковры и даже стены — все красно-бордовых оттенков. Двери с грохотом закрылись, замок щелкнул, отрезая выход на волю. Дайна подошла к окну и задумчиво потрогала пальцем резную каменную решетку. Нет, отсюда никак не выбраться. Да и окно выходит в дворцовый сад, а тот окружен высоким забором и патрулируется стражей. Продолжая изображать строптивую рабыню, Дайна немного попинала мебель, разбила пару ваз, а затем начала ходить из угла в угол, бормоча ругательства. Но внутри она была собрана и осторожно тянулась к Лиане. Невидимые нити уже потихоньку опутывали сознание девочки, осторожно и незаметно начиная подготовку к инициации. На этот раз приходилось действовать тоньше, чем обычно: уж слишком нестабильным был объект.


— Капитан, — помощник подошел к Дамиану. Тот уже второй час сидел в кресле и отрешенно смотрел на поблескивающие зеленым светом мониторы. Больше в лаборатории никого не было. Когда Дамиан желал побыть один, то вокруг моментально все исчезали.

— Ну?

— Альянс хочет поговорить с вами.

— Прямо-таки жаждет?

— Они настаивают. Это касается дальнейшего проведения операции.

— Сейчас приду, — таким тоном произнес Дамиан, что помощник поспешил выскочить за дверь. Он и сам знал, что приблизился сеанс связи. Для этого "Святозар" вышел из междумирья в один из миров. Мужчина бросил последний взгляд на оборудование лаборатории: здесь с недавних пор хранилось то, что он собирался предложить своей жене. Правда, сейчас вновь одолели сомнения: Дайна явно не собиралась его прощать. И не хотела понимать, что тогда просто не было выбора. А он надеялся, что два года помогут ей успокоиться и понять его. Дамиан вздохнул: знала бы ты, девочка, что за колечко на твоей руке.

А на грани сознания билась мысль о том, как там сейчас Дайна. Они все рассчитали, и риск был минимальным. Но мужчина представил, что хашша не выдержит и изменит своим принципам — не брать женщин силой. От картинок, которые появились перед мысленным взором, Дамиан едва не зарычал. Тогда он самолично оторвет правителю голову и все остальное. Дайна его женщина, и никто отныне к ней не прикоснется. Он и так слишком долго ждал, прежде чем понял две вещи: его исследования увенчались успехом и дерзкую полукровку пора вернуть себе.


Сурен объявился, когда Дайна уже сотый раз мерила шагами комнату. Вошел не один, а с двумя телохранителями, которым велел остаться возле дверей. А сам не спеша, приблизился к настороженно замершей девушке. Ростом он приходился ей аккурат до подбородка. А ведь Дайна не считала себя высокой.

— Что ты умеешь? — хашша сел на диван. Дайна сердито посмотрела на него.

— Не заставляй меня наказывать тебя, — медленно проговорил мужчина. Девушка не могла с ним не согласиться: наказание в ее планы тоже не входило. Плечо до сих пор слегка побаливало после знакомства с плетью Дамиана.

— Танцы, — она морщила лоб, словно вспоминала слова. — Массаж.

" Если потребует последнее, то я не выдержу и врежу ему," — мелькнула паническая мысль. Но хашша, по-видимому, и впрямь любил продлевать удовольствие.

— Потанцуй для меня, — это был приказ.

" Облезешь" — ответила Дайна мысленно, но решила не искушать судьбу. Даже у дерзкой невольницы должны быть границы поведения.

— Музыка…нет.

Небрежный щелчок пальцами прозвучал выстрелом в тишине комнаты. Один из стражей выскочил за дверь и через несколько минут привел двух музыкантов. Вскоре по комнате поплыли дикие чарующие звуки местной музыки. Дайна только вздохнула: вместо того чтобы обрабатывать Лиану, ей придется сейчас танцевать перед этим бородатым бабником.

Танец удался. Полукровка заметила это по горящим глазам Сурена. Сама она, мокрая и тяжело дышащая, находилась в финальной позе танца — на коленях. И мысленно ругала Альянс за все, что сейчас здесь происходило. Нет, ей еще не приходилось настолько унижаться. Она потребует вознаграждение за моральный ущерб. А потом разберется с Дамианом.

— Подойди сюда, — велел хашша, вынимая из кармана просторного золоченого наряда плоскую коробку. Дайна недоверчиво приблизилась, надеясь, что он не набросится на нее. Сурен ждал, чуть вздернув бровь. Полукровка с явной неохотой опустилась на колени, прожигая мужчину негодующим взглядом. Сурен потянулся к ее шее и снял ошейник. Дайна вытаращила глаза, но хашша уже открыл коробку.

— Теперь ты будешь носить дворцовый ошейник, — с этими словами он ловко защелкнул на шее девушки новое "украшение". Тоже серебряное, но с ярко-голубыми сверкающими камнями.

А потом Сурен просто встал и вышел, оставив Дайну смотреть ему вслед и вспоминать все нецензурные выражения. Но зато теперь, в одиночестве, она смогла вернуться к работе.

* * *
Несмотря на внешнюю невозмутимость, хашша ощущал сильное беспокойство. Его твердое нежелание иметь какие-либо дела с посланцами других миров основывалось на иррациональном страхе всех народов Оривы перед магией. История этого страха корнями уходила в глубокую древность, и даже в легендах не сохранилось намеков на истинные причины его появления. Однако, теперь торговые сословия, ученые и даже воины начинали роптать. Все они имели свои причины для этого: торговцы теряли возможность заработать, ученые стремились получить доступ к новым знаниям, а полководцы видели мощь магов.

— Я уже говорил вашим послам, — голос хашша отчетливо раздавался в тронном зале. — Наше государство не желает иметь ничего общего с Альянсом. Мы не доверяем магии, она может смутить души и разум подданных.

— Великий хашша, мы просим тебя прислушаться к нашим словам и поразмыслить над открывающимися перед тобой перспективами, — произнес один из послов, высокий черноволосый маг. — К тому же я уполномочен донести до вас информацию о том, что несколько соседних миров уже подверглись нападению пожирателей, и ваш мир может быть следующим. И наша военная помощь может стать для вас очень полезной.

Хашша почувствовал, как древний страх заворочался внутри, но все же он нашел в себе силы беспечно махнуть рукой.

— Пока что у нас никогда не было проблем с другими мирами. Мы и не подозревали о них до вашего появления. Возможно, пожиратели враги лишь для вас, и нападают только на ваших союзников. Так что ваше посольство должны покинуть мой город до восхода луны. Наш сегодняшний разговор окончен.

Маги хмуро переглянулись и, склонив на секунду головы, отправились к выходу. Хашш проводил их ненавидящим взглядом. Страх, скорее даже фобия на магию в любых ее проявлениях, привели к тому, что разговор совершенно измотал его нервы, и он решил что ему срочно необходимы успокоительные процедуры.


Дайне приходилось часто притворяться. Это было неотъемлемой частью ее работы. Но еще никогда полукровке не приходилось испытывать такое напряжение. Даже в плену у Дамиана, в самом начале, она была настроена куда спокойней. Может, потому, что тогда не было рядом такой концентрации сырой магии? И этих противных взглядов, которые сопровождали везде, где бы она ни появлялась. Конечно, сейчас Дайна считалась собственностью хашша, и никто не смел к ней прикоснуться. Но это совсем не означало, что на нее нельзя смотреть. Поэтому девушка старалась сидеть в стороне, полностью сосредоточившись на подготовке Лианы. Девочка оказалась плохо восприимчивой. Сознание отчаянно сопротивлялось невидимым нитям заклятий, с помощью которых Дайна успокаивала Лиану и делала ее податливой. Подобные меры были необходимы для того, чтобы не нанести ребенку моральную травму в момент инициации. Мало кого не испугает зеленый блеск глаз и острые клыки, тянущиеся к шее. Дайна почему-то любила прокалывать именно шею. Там, где под кожей билась голубая жилка. Вкус крови, приправленный сырой магией, по мнению полукровки, это было самое вкусное блюдо. Именно об этом она и старалась думать, когда в ее комнату заходил Сурен. Знала, что в эти мгновения ее глаза начинают гореть диким огнем. И хашша это нравится.

Тем временем неделя подходила к концу. Вечером шестого дня Дайна сидела в своей комнате и бездумно смотрела на плоские золотые курительницы. Синеватый дымок пах чем-то резким и неприятным, отчего ломило виски и хотелось чихать. Но полукровка упорно продолжала оплетать сознание Лианы, понимая, что остались всего сутки.

" Эй, любимая, ты там как?" — прозвучало в тишине. Одновременно возник мыслеобраз ухмыляющегося Дамиана. Девушка с недовольным шипением открыла глаза.

" Ты отвлекаешь меня! Что нужно?"

" Хотел поинтересоваться как подготовка девочки"

" Великолепно. И будет еще лучше, если ты уберешься из моих мозгов. Подожди, сюда кто-то идет"

" Я подожду" — хмыкнул Дамиан и затаился. Дайна встала с дивана, недоверчиво косясь на вошедших стражей и двух миловидных невольниц.

— Ступай с ними, — кивнул один из стражников на девушек. — Они подготовят тебя к встрече с хашша.

Дайна, почуяв неладное, попятилась.

— Ступай, кому говорю, — стражник пихнул девушку к выходу. — Хашша решил сегодня осчастливить тебя своим присутствием! Жаль, что не велел бить, иначе побежала бы как миленькая!

" Дамиан, — мысленно заорала Дайна, отпрыгивая в сторону. — Меня забирают к этому хашша. Сделайте что-нибудь, я не хочу с ним спать"

" Спокойно, — мужчина лихорадочно размышлял. — Посопротивляйся немного. Потяни время. Я сообщу Альянсу. У нас все уже готово!"

Дайна закричала что-то боевое на незнакомом языке, размахивая руками и вращая глазами. Стражники на мгновение опешили. А девушка схватила первую попавшуюся вазу и кинула в них. Следом полетела вторая ваза, за ней третья. Но стражники оказались привычными. Видимо, им было не впервой усмирять разъяренных женщин. Поэтому через пару минут, извивающуюся словно угорь девушку, потащили готовиться к долгожданному событию.

Дайна старалась изо всех сил. В ванну, до краев заполненную водой с ароматическими добавками, ее пришлось запихивать силком. Сами стражники вымокли и пахли не хуже надушенных невольниц. В конце концов, Дайну просто связали и усадили перед зеркалом. Теперь девушка могла только сердито сопеть и продолжать сердито ругаться.


Трое послов сидели в лучшей комнате "лучшего постоялого двора Оривы". Несмотря на дипломатический статус, хашша отказался селить посольство во дворце. Даже благоволившие к магам купцы и знать не решились предоставить им кров, опасаясь навлечь на себя гнев правителя

— Пора, — шепнул самый старший. Двое других кивнули и вышли за дверь. Хашша велел им покинуть город до захода солнца. То есть у них еще в запасе два часа. Этого было более чем достаточно. Третий ухмыльнулся и достал из-за пазухи крошечный пузырек.


Дайна, наконец, прекратила виртуозно ругаться и сделала вид, что смирилась. Тем не менее, стражники развязали ее, только когда притащили в спальню Сурена. Правитель приказал, чтобы его новая наложница была свободна, когда он придет. Поэтому стражники впихнули девушку в покои и вышли, заперев двери.

Дайна, потирая запястья, осторожно огляделась. Покои были полны каких-то, совершенно лишних, с точки зрения Дайны, вещей. Вот зачем, например, ему ваза выше человеческого роста, или вон та статуя обнаженной женщины? Все какое-то большое, громоздкое, чересчур пышное. Кажется, у хашша был пунктик насчет своего роста. С такими ехидными мыслями Дайна подошла к огромной кровати под прозрачным балдахином и поняла, что совершенно не хочет на ней валяться. Тем более в компании Сурена. Ладно, Дамиан обещал, что все будет хорошо. А ему можно верить, у этого засранца свои интересы.

Двери открылись, впустив властителя государства и по совместительству ее "хозяина". Видимо, по случаю покорения новой добычи, хашша переоделся во что-то пышно-красно-золотое, отчего у Дайны моментально зарябило в глазах. Бородку, которую девушка с самого начала назвала "козлиной", Сурен заплел в жидкую косичку, а глаза определенно были подкрашены. Пожалуй, даже сильнее, чем у самой невольницы. Дайна едва удержалась, чтобы не захихикать. Но вместо этого замерла у края постели, являя собой странное смешение неуверенности, гордости и покорности.

— Станцевать, господин? — полукровка решила добавить немного игривости в голос. Всю неделю она делала вид, что старательно изучает язык, и теперь говорила не отдельные слова или исковерканные фразы. А выдавала иногда правильные односложные предложения.

Хашшана предложение станцевать покачал головой, задумчиво разглядывая девушку.

— Ложись, — коротко велел он после недолгого молчания. Дайна чуть не поперхнулась и непонимающе уставилась на мужчину.

— Ложись в постель, — снизошел до объяснений Сурен, подходя к обнаженной статуе.

Дайна, онемев, молча наблюдала как мужчина подошел к женской статуе и нажал ей на грудь. Неожиданнота разделилась на две половины. Внутри оказалась полость, заполненная какими-то предметами. Хорошенько рассмотреть мешал сам Сурен. Но вот он повернулся к девушке.

— Я, кажется, приказал тебе лечь в кровать, — в руке подрагивала черно-красная плетка с семью хвостами. Дайна невольно попятилась. Происходящее окончательно перестало нравиться.

— Стоять, — негромко приказал хашша, глядя на полукровку страшными светлыми глазами. Дайна испугалась. Она вдруг поняла, что этот человек не в себе. Похоже, шпионы Альянса упустили кое-какие причуды местного владыки. Девушек, значит, не бьет? Похоже, он себя долго накручивает, перед тем как оторваться.

Раскрываться было нельзя, отступать тоже. Оставалось потянуть время. Что девушка и сделала, сделав вид, что испугалась.

— Конечно, господин. Мне…раздеться…музыка?

— Немедленно в постель, — рявкнул хашша, вскидывая руку. Плетка свистнула, но в последний момент Дайна инстинктивно и молниеносно отпрянула в сторону кровати. Не задело.

"— Черт, Дамиан, где же ты ходишь?" — мелькнула мысль.

Сурен приближался, занося руку для нового удара. Полукровка заметила, что зрачки у хашша, несмотря на слабое освещение, сужены до предела. Ох, вот и причина столь неадекватного поведения: нанюхался или напился какой-то гадости.

Плетка опять свистнула совсем рядом. Девушка снова увернулась, совершая прыжки уже по кровати.

— Люблю непокорных, — сообщил Сурен, сбрасывая раззолоченную одежду. Дайна скривилась и спрыгнула с другой стороны кровати. И взвизгнула: один из концов плетки обвился вокруг запястья. Сурен стал медленно подтягивать девушку к себе. Глаза блестели от предвкушаемого удовольствия.

" Сильный, гад" — Дайна дернулась, понимая, что если начнет вырываться в полную силу, то этот тип наверняка что-то заподозрит. Но и спать с таким — удовольствие ниже среднего.

" Дайна, — в голове опять нарисовался Дамиан. Точнее, его голос. — Операция начинается!"

" Счастье-то какое, — огрызнулась девушка. — А то меня вот-вот невинности поддельной лишат и тебе ничего не обломится."

Дамиан приглушенно выругался и разорвал связь. Дайна закусила губу и сердито посмотрела на хашша, который все ближе подтаскивал ее к себе. Нет, она сейчас точно не выдержит и даст ему по лбу.

Двери в спальню распахнулись, послышалась ругань, и влетел советник Сурена. На ходу грохнувшись на колени, он закричал, стараясь удариться лбом об пол.

— О Великий хашша, твой советник принес скорбные вести!

— Ну что еще? — прорычал Сурен. Сейчас он уже ничем не напоминал того благодушно настроенного мужчину, каким впервые предстал перед полукровкой.

— Послы Альянса вновь прибыли во дворец. И они очень разгневаны: одного из них убили на постоялом дворе!

Сурен выругался и отбросил плеть в сторону. Дайна упала, сделав вид, что крайне напугана. Еще и взвизгнула, негромко, но с чувством. Сам хашша быстро вышел из комнаты, за ним засеменил перепуганный советник. Дайна осталась одна и тут же нащупала сознание Лианы. Девочка находилась неподалеку и собиралась ложиться спать. Полукровка быстро выскользнула за дверь и поспешила в нужную сторону. Следовало поторопиться, пока всем было не до нее.


Два посла Альянса взволнованно шептались в тронном зале. Хашша вошел, устремляя на них гневный взгляд. Он уже не напоминал того безумца, каким предстал перед Дайной совсем недавно.

— Вам было приказано покинуть столицу до восхода луны!

— Да, великий хашша, мы и собирались сделать это, — отозвался маг. — Но нам нужно было вернуться на постоялый двор за своими вещами и слугами. Ведь нам пришлось ждать не один день, прежде чем ты принял нас. Нашего брата убили в тот момент, когда он остался в комнате один.

Сурен побарабанил пальцами по подлокотнику трона. Плохо, очень плохо. Он ни за что не пошел бы на союз с Альянсом, но мысль о войне с ним просто привела его в ужас. Хашша прекрасно понимал, что против проклятых магов его государству не выстоять. А убийство посла на его земле — вполне достаточный повод для войны.

— Великий хашша понимает, что Альянс не оставит убийство безнаказанным? — вкрадчиво поинтересовался один из послов — Поэтому, мне кажется, что наилучшим вариантом развития событий будет…

Что хотел сказать посол, так и осталось тайной. Послышался шум, в тронный зал вбежал стражник с криком.

— Демоны! Демоны пришли через разрыв между мирами!


Стража, что охраняла тело убитого на постоялом дворе, вдруг бросилась из комнаты, на ходу обнажая оружие. За окном послышались крики, что-то блеснуло. "Тело" зашевелилось и со стоном село.

— Стар я стал для таких выкрутасов с зельями, — пробормотал маг, оглядываясь. Вокруг было пусто, и обмороков при виде ожившего "убитого" не предвиделось.

За окном тем временем крики усилились, странные отсветы упали на пол. Словно зарево пожара.

— Что-то разошлись наши молодчики! — маг подошел к окну, высунулся по пояс. И потерял дар речи. Вокруг царила паника. Кое-где уже пылали дома, люди бежали и падали. А над городом неспешно плыли три больших и странных корабля, похожих на острова, со свисающими корнями. С них на землю сыпались человекоподобные существа в угольно-черных костюмах. Хотя…маг прищурился…Нет, это определенно люди. Но, насколько он знал, подобных кораблей в Альянсе не было.

— Да это же нападение, — охнулмаг, вскидывая руки и собираясь ударить заклятьем по врагам. Не успел: захлебнулся кровью и выпал из окна, когда тонкий луч практически разрезал его пополам.


На "демонов" хашша отреагировал с поистине королевским величием. Только кинул гневный взгляд на послов.

— Это вы привели за собой тварей!

— Поверьте, мы поражены не меньше вашего. Очевидно, либо произошел спонтанный прорыв, либо это тщательно спланированный набег.

— Набег?

— В разных мирах живут самые различные создания. Некоторые из них считают, что нет ничего вкуснее человечинки. Правда, некоторые любят посвежее, а некоторые — с душком.

Хашша как-то подозрительно побледнел и сглотнул. А потом отдал приказ отстаивать город до последнего.

— Пожалуй, мы пойдем, — один из послов отвесил изящный поклон. — Все равно вам не до нас.

— Погодите! — властно крикнул Сурен. — А вы… можете прогнать их?

Послы переглянулись и слегка скривились.

— К сожалению, не можем — нехотя признался один. — Они же влезли не на территорию Альянса, так что мы не имеем права вмешиваться в столкновение.

— Если освободите город, то я заключу с вами союз.

Послы синхронно кивнули и вышли из тронного зала.

На улице, перед дворцом, шла ожесточенная, но неравная битва. Точнее, избиение. Странное оружие в руках пришельцев косило людей как траву. Тонкая цепочка стражи преграждала путь ко входу во дворец. Но и она постоянно лишалась "звеньев".

— Это еще что такое, — первый маг округлил глаза. — Что за хрень?

— Не знаю, — второй уже магическим импульсом разнес кучу врагов в пыль. Маги-послы были из тех, кому не нужны амулеты-накопители. Их тело само отлично впитывало магическую энергию и служило проводником. Даже здесь они тянули из низкого магического фона все резервы.

— Я отправил запрос в Центр. Это настоящее нападение, — первый прошипел заклятье, и оно огненным дождем осыпалось на головы нападающих. Но тут же в воздухе что-то мелькнуло, и маг упал, скорчившись. Его тело покрывала странная бугристая сеть, которая все больше съеживалась. А затем резко сжалась, разрезая жертву на множество частей.


Паника охватила весь дворец. Дайне это было даже на руку. В суматохе никто не обращал внимания на невольницу, которая куда-то спешила. После всего отыщут и вернут, а сейчас пусть спасается, пока есть возможность. Полукровка толкнула нужную дверь и вбежала внутрь. Лиана стояла у стены и перепугано смотрела на окно, из которого долетали звуки битвы.

— Идем, — Дайна подбежала к ней — Надо спасаться!

— Ты же невольница, — сморщилась маленькая нахалка, отодвигаясь. Дайна вздохнула и посильнее сжала нити, опутывающие сознание девочки. Пробуждая доверие к ней, к белокурой незнакомой девушке.

— Пошли, Лиана, — она протянула руку. — Нам надо спрятаться, чтобы нас не нашли враги.

Девочка уже доверчиво потянулась к Дайне, и спустя несколько секунд они спешили по коридору, заполненному людьми. Полукровка еще и накинула на голову девочки легкую вуаль во избежание лишних вопросов. Но стража даже не смотрела на них.

— Они прорываются! — раздался крик. А затем жуткий грохот, словно дворец стал разваливаться. Лиана споткнулась и захныкала. Но Дайна тянула ее за собой. Интересно, как связаться с Дамианом и поинтересоваться, какого черта они там вытворяют? Полукровка вдруг осознала, что понятия не имеет как общаться через кольцо: до сих пор Дамиан сам выходил на связь.

" Дайна, ты где?" — ну словно мысли ее прочитал.

" Во дворце, — полукровка свернула в боковой коридор, увлекая Лиану за собой. — А вы что там устроили? Да вы сейчас город разрушите!"

" Это не мы! — в голосе капитана "Святозара" звучало волнение. — Это настоящее нападение. Я сейчас на корабле пробиваюсь к дворцу. Беги к восточному крылу. Там пока меньше всего разрушений"

Дайна тихо охнула, сворачивая в очередной коридор. Настоящее нападение? Вот уж повезло, так повезло. Ну раз такое дело, тогда все — долой маски!

— Лиана, держись за меня! — она легко подхватила девочку на руки и поспешила дальше. Скорость перемещения сразу увеличилась почти в два раза. Где-то позади разбилось стекло, и послышались отчаянные крики невольниц. Десны вдруг заныли: непроизвольно выдвинулись клыки.

" Оружия нет, — полукровка прибавила ходу. — Интересно, кто напал?"

Прямо перед ней окно вдруг разлетелось вдребезги и что-то черное спрыгнуло на пол коридора. Навстречу пришельцу метнулись два воина, а Дайна свернула в узкий коридорчик. Так тоже можно было пройти к восточному крылу, правда, более длинным путем.

И тут началось! По телу прошла болезненно-сладкая судорога, скручивающая низ живота. Дайна слишком хорошо знала, что это такое. Магия рвалась из Лианы раньше срока, задевая нити заклятия, которыми полукровка связала себя и девочку. Ну да, этого следовало ожидать: при такой концентрации, да еще плюс ранний возраст — погрешность выходила достаточно большой.

— А чтоб тебя! — Дайна огляделась: здесь пока было относительно тихо. Отголоски боя раздавались приглушенно. Полукровка заметила низкую кушетку у стены и усадила Лиану туда. Она не сопротивлялась, одурманенным взором глядя на новую знакомую.

— Лиана, сейчас я кое-что сделаю, — Дайна крепко обняла девочку за плечи. — Это нужно для того, чтобы спасти тебя и всех нас!

" Прости, девочка" — мелькнула привычная виноватая мысль. Клыки влажно блеснули, устремляясь к детской шее.


"Святозар" прорывался ко дворцу. Орива превратилась в поле боя местными войсками и пришельцами. Дворец был уже наполовину захвачен, когда подоспели войска Альянса и сразу же уравняли силы. Дамиан пролетел мимо одного из кораблей-островов, направляясь ко дворцу. В городе и без него справятся, а вот девочка и Дайна сейчас подвергались нешуточной опасности. Несмотря на подготовку, полукровка не выдержит в схватке сразу с несколькими нападающими.

— К восточному крылу как можно ближе, — приказал он помощнику. Он собирался лично вытащить Дайну и ее подопечную. С ним отправлялся небольшой отряд.

" Что же здесь происходит?" — пронеслась уже в сотой раз мысль. Но ответа не было. Корабли выглядели подозрительно знакомыми, Дамиан мог назвать десяток миров, где процветала подобная технология. И ни с одним из них он не горел желанием сталкиваться.

Еще Дамиан отметил, что дворец не старались сровнять с землей. Хотя, по мнению мужчины, уже сто раз могли бы это сделать. В чем дело? Что здесь, черт, возьми, происходит?


Эта инициация далась очень тяжело. Тело требовало отдыха и восстановления сил. Магия в последний момент едва не вышла из-под контроля. И теперь Дайна чувствовала себя так, словно по ней бегали тролли. Не было даже привычного наката эйфории.

Тем не менее, расслабляться было рано. Девочка лежала без сознания, и Дайна снова взяла ее на руки. Вот теперь она казалась гораздо тяжелее.

— Дамиа-а-а-ан! — тихий стон сорвался сам собой. Девушка уже даже готова была перестать на него злиться, лишь бы он забрал их отсюда. Перед глазами все поплыло. Черт, похоже, она немного не рассчитала сил, и сейчас может запросто свалиться в обморок. Дайна закусила губу и упорно продвинулась еще на несколько шагов. Где-то совсем близко разбилось стекло, мелькнула высокая черная фигура.

— Дамиан! — счастливо выдохнула девушка, а потом яркая вспышка временно унесла сознание.


Отрывок из дневника Дамиана.

" ХХ.ХХ.ХХХ

Ориву удалось отстоять. Но потери были слишком высоки. В битве погибло несколько магов Высшего ранга и множество — среднего. Также пострадали многочисленные магические существа. Противник отступил, заблокировав за собой проход. Вычислить его путь так и не удалось. Совет Альянса склоняется к тому, что все произошедшее просто совпадение. Мне же кажется, что все было заранее подстроено. Мы собирались всего лишь напугать жителей Оривы "нападением", а затем наши послы красочно отбили бы "атаку". И союз был бы заключен. В ходе битвы должно было быть разрушено восточное крыло дворца и инсценирована гибель дочери хашша.

У противника наверняка были шпионы в Ориве. И он напал раньше, чем мы начали "атаку". Послы погибли почти сразу. Сам хашша оказался тяжело ранен. Сейчас он идет на поправку и собирается заключить союз с Альянсом. В ходе битвы, Дайна и ее подопечная пропали без вести. О дальнейшей ее судьбе мне пока ничего неизвестно. Кольцо почти не отзывается, видимо, что-то мешает связи. Но Дайна жива, это я могу ощущать! И буду искать ее, даже если придется опять пойти против воли Альянса!"

Дамиан задумчиво посмотрел на яркие буквы на экране планшета. Да, полукровка несомненно жива, пусть он и не может нащупать ее след. Мужчина собирался проверить все миры, в которых он мог видеть подобные технологии. Пусть на это уйдут годы. Пусть он будет кочевать от мира к миру, сражаться и проливать кровь. Даже если погибнет его команда, а сам "Святозар" будет уничтожен. Даже если он останется совсем один, без оружия и друзей. Все равно он отыщет Дайну и победит в этой битве.

Битве за любовь.

Даже если сама Дайна будет против.

История 5. Искушение Цитрином

* * *
С закрытыми глазами нельзя понять где находишься. Тем не менее, она продолжала спокойно лежать, старательно изучая окружающие запахи. Незнакомые. Тревожные. Раздражающие. Здесь совсем недавно кто-то был.

Что произошло? Последнее, что она отчетливо помнила — высокая темная фигура, возникшая на фоне разбитого окна, а затем яркая вспышка. Дайна открыла глаза и уставилась на светящийся потолок светло-зеленого цвета. И тут вспомнила.

" Голоса то приближались, то отдалялись. Незнакомый щебечущий язык. Она ткнула рукой куда-то наугад, но ее ловко перехватили и прижали к гладкой поверхности лежанки. А зеленый потолок вдруг раскалился от ослепляющей боли, что пронзила все тело. Она заставляла выгибаться в странном изломанном танце. И заходиться криком. Удивительно, что при этом она могла различать слова тех, кто крепко ее держали. Голоса о чем-то спорили, сердились. Наконец, кто-то властно перебил остальных.

Она даже не заметила легкого укола, потеряв сознание от новой волны боли"

Руки и ноги надежно удерживались по бокам кушетки широкими лентами из незнакомого шершавого материала. Полукровка напрягла мышцы, пытаясь освободиться. Потерпела неудачу и раздраженно зашипела, оскалив клыки. Клыки? Дайна провела языком по острым кончикам, а затем метнула взгляд вниз. На нее надели какой-то серый бесформенный халат, но она все-таки поняла: пышная грудь исчезла, аристократическая бледность сменилась привычной смуглостью, а соблазнительное тело вновь стало худощавым и гибким.

Дамиан не имел никакого отношения к происходящему. Девушка не чувствовала его запаха и присутствия. Странно, но кто еще мог приложить руку к ее похищению? И где Лиана? И что вообще здесь происходит? Девушка огляделась, не прекращая попыток освободиться. Помещение рождало смутные воспоминания, словно напоминало о чем-то. Вдоль стен негромко булькали большие колбы, наполненные разноцветными жидкостями, присоединенные шлангами к каким-то аппаратам, отдаленно похожим на те, что были на "Святозаре". И множество кушеток, подобных той, на которой лежала она. Тусклый свет потолка окрашивал все вокруг в унылый зеленовато-серый цвет. Окон или чего-то похожего на них девушка не заметила.

— Эй! — заорала полукровка. — Эй, кто-нибудь! Я подозреваю, что вы за мной сейчас наблюдаете. Так вот, спешу напомнить, что я живое существо и у меня есть свои потребности. Мне нужно в туалет. И в душ. И желательно поесть. А также хорошо бы узнать, где я и что вам от меня надо.

Никто не откликнулся. Но спустя несколько минут двери в конце помещения медленно поползли в стороны. На фоне ярко-освещенного проема возникли две высокие фигуры. Дайна прищурилась, стараясь разглядеть "хозяев". Они синхронно перешагнули порог, двери снова закрылись. А Дайна вдруг побледнела, глядя на тех, кто не спеша приближался к ней.

— Нет! — голос превратился в шепот, а тело вдруг словно вспомнило то, что пришлось пережить два с лишним года назад. — Ты же умер. Это невозможно!

Золотисто-желтые глаза и белые волосы ученого-психопата, погибшего два года назад, на полу лаборатории "Святозара". Удары сердца гулом отдавались в ушах, пока Седрик приближался. Его напарница — коротко стриженая брюнетка — покосилась на Дайну и что-то торопливо шепнула. Ученый кивнул и вплотную приблизился к яростно дергающейся полукровке. Та зашипела, показывая клыки.

— Я вас напугал? — ровный мягкий голос пробился сквозь панику. Дайна ошеломленно моргнула: она хорошо успела запомнить голос Седрика. И он совершенно не походил на этот.

— Вы не… — она облизала пересохшие губы. — Вы не Седрик?

Светлые тонкие брови чуть дрогнули, выдавая удивление собеседника.

— Нет, но я удивлен, что вы слышали о нем. Хотя, подобное можно было предположить, раз он ушел за пределы, — на ее языке он говорил свободно, но с легким акцентом.

Теперь, разглядев его получше, Дайна понимала, что ошиблась. Но все же поразительное сходство. Оно то и заставило ее озвучить посетившую догадку.

— Он ваш брат, да?

Ученый призадумался.

— Можно считать и так, — ответ прозвучал несколько иронично. — А вас интересуют наши родственные связи?

— Если честно, не очень, — призналась девушка. — Меня больше волнует, где я, зачем меня сюда притащили, и куда делась девочка, что была со мной. А, ну и кто вернул мне мою прежнюю внешность?

Вместо ожидаемых ответов, ученый обратился к своей напарнице, которая во время всего разговора неподвижно стояла рядом.

— Проверь ее состояние. А потом освободи.

— Успокоительное?

— Не стоит, — мужчина улыбнулся настороженной полукровке. — Ведь наша гостья хочет получить ответы на вопросы. К тому же она не знает куда бежать и где находится. Будем надеяться на ее благоразумие.

— Девочка где? И кто вы такой? — Дайна краем глаза следила за копошащейся рядом женщиной. Та колдовала над изголовьем кушетки, слышались попискивающие звуки.

— Девочка теперь не является вашей проблемой, — отозвался мужчина. — А меня зовут Норд. Я принадлежу к касте ученых.

— Это почему она больше не моя проблема? — возмутилась девушка. — Вы хоть знаете, на что мне пришлось идти, чтобы подобраться к ней?

— Меня это должно волновать? — в голосе Норда опять проскользнула чуть заметная ирония. А затем обратился к своей напарнице на незнакомом щебечущем языке. Женщина что-то отвечала, ученый подумал и покачал головой. Женщина продолжала настаивать. Тогда Норд повысил голос, после чего все возражения исчезли. Его напарница как-то сразу поникла и покорно освободила Дайну ремней. Полукровка села, растирая запястья и бросая настороженные взгляды на Норда. Тот указал на небольшую дверь в углу лаборатории.

— Там ты найдешь все, что нужно. Не пытайся бежать. Я жду тебя здесь.

— Девочка где? Она же напугана.

— С ней все в порядке, — Норд опять улыбнулся, но взгляд остался цепким и оценивающим. — На твоем месте я побеспокоился бы о своей судьбе.

— Можно подумать вы притащили меня сюда, чтобы убить.

— Будешь упрямиться, и я точно это сделаю, — парировал мужчина. — Ну, ты вроде бы хотела заняться своей гигиеной? Обсудим твое положение чуть позже, Дайна.

Он проследил как девушка молча ушла в указанном направлении. Потом улыбнулся каким-то своим мыслям и обратил внимание на Юну.

— Можешь быть свободна до трех циклов завтрашнего дня. Вызови сюда Роя.

Спустя минуту в лабораторию вошел высокий коротко стриженый мужчина. При каждом движении под тканью форменного комбинезона перекатывались мышцы. Глаза моментально оглядели помещение, выискивая потенциальную опасность. Идеальная машина для убийства или защиты, в зависимости от ситуации.

— Скоро мы пойдем в мой кабинет. Расположи своих псов так, чтобы наша гостья их не увидела. Без приказа не стрелять и не выдавать себя.


Первым делом Дайна проверила нельзя ли отсюда убежать. И удрученно сделала вывод, что шансы приближаются к нулю. Выход отсюда был один — обратно в лабораторию, к загадочно улыбающемуся Норду.

" Ладно, надо взять себя в руки и постараться все узнать, — Дайна разглядывала необычное душевое устройство — Для начала прощупаю почву, выясню, где девочка и сбегу. А заодно узнаю, на кой черт они вернули мне мою внешность. Это здорово, конечно, но как они узнали о том, как я выгляжу?"

Тут она отвлеклась от мыслей о побеге. Дело в том, что окружающая ее сантехника совершенно не походила на все виденное прежде. Дайна, скептически поджав губы, обошла вокруг чего-то, похожего на смесь кактуса и краба. Теоретически, это был унитаз. Но девушку одолевали серьезные сомнения в правильности предположений. Присев на корточки, она с недоверием заглянула под него. И отпрянула, едва не упав. Откуда-то снизу на нее грустно глядели два глаза на стебельках.

— Куда я попала? — Дайна торопливо отползла подальше, встала и решительно стянула халат. Ладно, сначала душ, а потом можно будет разобраться с остальными предметами в этой комнате. Еще раз покосившись на крабокактуса, девушка проворчала

— Не подсматривай, — и осторожно заглянула в душевую кабинку. На первый взгляд она ничем не отличалась от тех, которые ей довелось встречать в других мирах. Правда, здесь не было стекол, а поддон представлял собой странно-шершавый материал с небольшим сливным отверстием посредине. Но это мелочи. Дайна смело ступила на поддон и растерянно закрутила головой: ничего похожего на душ в поле зрения не обнаруживалось. Озадаченная полукровка подняла голову…

На короткий вопль, донесшийся из ванной, Норд отреагировал мгновенно. Вихрем пересек лабораторию и рванул дверь на себя. Глазам предстало незабываемое зрелище: раздетая полукровка, прижимающаяся к стене и возмущенно тыкающая куда-то в сторону душевой кабины. Там струей била горячая вода, и пар уже заволок половину помещения. Картину довершали два глаза крабокактуса. Они вытянулись на добрых полметра и болтались на стебельках.

— Что тебя напугало? — мужчина заметил на полу мокрый халат, но, подумав, не стал его поднимать. Зачем лишать себя удовольствия видеть неплохую женскую фигурку? Норд удовольствия любил, и толк в них знал.

— Это что? — Дайна постаралась взять себя в руки — Это ванная или зоопарк уродов? Я хотела принять душ, а там, наверху, какой-то червяк!

— Вообще-то это и есть душ, — отозвался Норд, испытывая огромное желание расхохотаться.

— Да? А это тогда что? — Дайна ткнула пальцем в моргающего крабокактуса. — Это тоже норма?

Золотистые глаза ученого заискрились смехом, но он все-таки сдержался и не засмеялся в голос.

— Ты просто можешь попросить его закрыть глазки, если смущаешься. Но вообще-то это обычная ванная комната. Что тебе не нравится?

— Все! Вы предлагаете мне принимать душ из воды, которую выплевывает гигантский червяк?

— Он ее еще и нагревает, — последовал любезный ответ. Дайна слегка позеленела и тоскливо покосилась на крабокактуса. Его предназначение она уже поняла, но отказывалась верить.

— Мне это не нравится!

— Мне тоже много чего не нравиться, — Норд направился к выходу. — Кстати, у тебя неплохая фигура.

Дайна печально посмотрела на халат, превратившийся в тряпку. И вспомнила

— Кто вернул мне внешность? И зачем?

— Заканчивай свой туалет, — услышала в ответ. — Поговорим за едой.

— Боюсь, у меня аппетит пропадет к тому времени, — проворчала девушка вслед Норду. — Силы всемогущие, куда я попала?


Норд позаботился и об одежде. Не успела Дайна вылезти из душа и с омерзением отряхнуться, как дверь комнаты открылась, и внутрь влетело что-то вертлявое и тонкое. Бросило на пол сверток и вылетело обратно. После унитаза с глазами и плюющегося червяка, девушка с опасением относилась ко всему, что здесь происходило. И сверток для начала попинала ногой. Тот лениво перевернулся, но не ожил. Тогда Дайна все же наклонилась и развернула хрустящую бумагу. Внутри оказались темные штаны и майка из плотной эластичной ткани. Полукровка торопливо нацепила все это, под взглядом глаз на стебельках кое-как заплела еще влажные волосы и практически выскочила из душевой. Где-то под потолком томно вздохнул червяк и выплюнул остатки воды.

Норд терпеливо ждал в лаборатории. Объектом его пристального внимания стала одна из колб. Внутри у нее недовольно булькало нечто желтое и вязкое. Ученый качал головой и бормотал под нос какие-то ругательства. Но едва заметил боковым зрением движение, как тут же переключил внимание на Дайну.

— Пойдем.

— Куда?

— Пытать буду, — усмехнулся ученый. — Пока морально, а там посмотрим.

— Один уже пытался, — проворчала девушка, вспоминая Седрика. И кто даст гарантию, что этот Норд не такой же озабоченный псих? Дайна встряхнула головой и постаралась не вспоминать о прошлом.

Двери лаборатории плавно разъехались в стороны, открывая путь в светлый широкий коридор. С одной стороны стена представляла собой сплошное стекло Дайна тут же уставилась на открывшуюся панораму. Крыши, крыши, крыши, уходящие вдаль и теряющиеся в дымке дождя.

— Это самое высокое здание? — девушка пошла вдоль стеклянной стены.

— Нет, оно второе по высоте. Самым большим считается дворец. Но отсюда его не видно.

Дайна покосилась на собеседника и вздохнула. Оглушить бы его сейчас и убежать. Только какой смысл? Она не знает где находиться, не знает, куда спрятали Лиану, да и сам Норд не так прост как кажется. Девушка покосилась еще раз, наткнулась на понимающий взгляд и насупилась. Идеальное место для нападения: коридор совершенно пуст. А сам ученый не выглядит достойным противником. Или же очень старается казаться таким. Дайна постаралась вычленить запахи, витавшие в коридоре. Жаль, конечно, что она не чистокровный вампир: эти сразу сказали бы сколько здесь человек, кто и что ел на ужин и у кого болит пятка левой ноги. А она лишь смогла выяснить, что здесь есть кто-то еще.

— Решили подстраховаться? — девушка не выдержала. — Думаешь, я решусь на побег?

— Нет, — Норд покачал головой. — Тебе некуда бежать, — он остановился у широких дверей. И сунул два пальца в плоское устройство на стене. Что-то пискнуло, двери разошлись в стороны. Дайна, следуя галантному приглашению, осторожно вошла, не зная уже, что ожидать.

— Садись, — Норд почти пихнул застывшую полукровку, заставляя ее плюхнуться в одно из бесформенных кресел. Оно тут же подстроилось под форму тела и заботливо выдвинуло подлокотники. Дайна заерзала, одновременно оглядываясь вокруг. Просторное помещение оказалось забито самыми причудливыми вещами.

— А теперь покормим тебя, — ученый подошел к широкому подоконнику, на котором замерло небольшое существо. Дайне оно напомнило маленького пузатого дракона с пастью в половину роста. Полукровка попыталась понять, к кому относилась фраза про кормление.

Тем временем Норд щелкнул "дракошу" по носу. Тот послушно распахнул беззубую широкую пасть, и ученый сунул ему небольшую яркую коробку. Пасть захлопнулась, а на морде "дракончика" появилось сосредоточенное выражение. Так продолжалось около минуты, в течение которой глаза у полукровки медленно, но верно вылезали на лоб. Происходящее не просто удивляло, оно гипнотизировало.

Наконец, "дракончик" тоненько пискнул, выпустил из ушей пар и снова открыл пасть.

— Ешь, — ошарашенному взгляду Дайны предстало нечто дымящееся в коробочке. И это только что вынули из пасти диковинного зверя. Пахло, тем не менее, вполне сносно. И желудок капризно квакнул, деликатно напоминая, что хозяйка давно не закидывала в него ничего питательного. Пришлось взять лежащую тут же вилку. Ладно, на работе всякое приходилось есть.

— Ну так, — девушка ткнула вилкой в содержимое коробки. — Может, теперь скажешь, что тут, черт возьми, происходит?

Норд не сразу ответил. Видимо, решил выдержать эффектную паузу. Или просто обдумывал как все преподнести. Дайна наблюдала, как он похлопал "дракончика" по бугристому загривку и сунул в пасть какой-то мелкий предмет. Потом снял халат, оставшись в штанах и свободной рубашке. И только теперь опустился в кресло напротив. Полукровка терпеливо ждала. И не забывала уделять внимание еде. Ей скоро понадобятся силы для побега.

— Ты находишься в Рубеллите — главном городе Цитрина.

— Отличное начало. А можно с этого места поподробнее? Цитрин — название мира, правильно? И что дальше?

— Ничего хорошего, — Норд задумчиво дернул себя за аккуратную косу. — Для тебя, Дайна, точно ничего хорошего. Давай я сразу проясню ситуацию: сюда ты попала по ошибке, оказавшись не в том месте и не в то время. Нашей целью была девочка, а не ты.

— Тогда почему меня просто не убили? — поинтересовалась полукровка, машинально отметив, что словосочетание "не место и не время" становиться для нее все актуальнее.

— Я собирался, — признался Норд. — Но мне стало интересно, что скрывается за такой грубой маскировкой.

Дайна возмущенно посмотрела на него.

— Грубая маскировка? Да знаешь сколько магов и хирургов-целителей над ней работали?

— Не знаю и знать не хочу, — отрезал ученый — Маскировка примитивнейшая, я легко снял ее. Правда, была опасность, что твой организм не выдержит напряжения, но все обошлось.

— И как? — спросила Дайна не без ехидства. — Полюбовался истинным обликом?

— Я в восторге, — прозвучало в ответ. — Давно не встречал подобной естественной красоты.

Дайна открыла рот, чтобы прокомментировать эту грубую лесть, но так и не озвучила ничего. Может, потому, что в золотистых глазах читалось искреннее восхищение? Вот только этого ей не хватало! Связываться с Нордом полукровка совершенно не хотела. И не только потому, что он напоминал ей Седрика. Красивый, утонченный и вежливый Норд с первых минут ассоциировался с пустынной змеей. Яркой и завораживающей, но смертельно опасной.

— Кхм…ладно, и что теперь будет с этой красотой? Ты сохранил мне жизнь лишь для того, чтобы удовлетворить свое любопытство? И добился своего. Что дальше?

— Твоя судьба зависит от тех, кто занимается иномирцами. Если они сочтут, что ты будешь полезной нашему миру, то тебя оставят в живых. В противном случае ты исчезнешь в лабораториях. Или уйдешь на Игрища.

— Куда?

— Лучше не думай об этом, — покачал головой мужчина. — В любом случае, все выяснится сегодня вечером. Твой вопрос уже решают.

— А давай мы сделаем немного по-другому, — Дайна отложила вилку. — Ты говоришь мне, где девочка, я ее забираю и ухожу отсюда. — она проследила, как на лице ученого рождается улыбка. — Ладно, но попытаться стоило.

— Я уже сказал тебе: забудь про девчонку. Она была нашей основной целью. Мы давно наблюдали за ней и знали, что ваш Альянс попытается инициировать ее. И потом забрали. Правда, пришлось действовать немного шумно. Но игра стоила свеч.

— Ну и зачем она вам?

— У нас почти нет магов, — признался Норд. — А с помощью ее генов есть возможность это исправить. С другими пока не получалось, а у этой девочки очень большой потенциал.

— Да-а-а, — задумчиво протянула девушка. — Теперь я понимаю, почему Дамиан не хотел рассказывать о своей родине. Вы же тут все на голову стукнутые!

— Дамиан? Парень, который пятнадцать лет назад украл корабль и сбежал? Колечко, я так полагаю, тоже от него?

Полукровка напряглась и невольно бросила взгляд на серебристый ободок на безымянном пальце.

— И что?

— Ничего, просто констатировал факт, — Нордподнялся. — Мне пора. Ты оставайся здесь, можешь отдохнуть или посмотреть наш мир, — он кивнул на тонкую щель в стене. — Просто попроси рассказать новости. Твой язык он поймет. Не советую соваться в коридор. Сиди и наслаждайся жизнью, пока можешь.

Дайна решила последовать совету "наслаждаться жизнью". А попросту говоря — удрать отсюда. Наверняка ее и Лиану уже ищут. Девушка прикрыла глаза и привычно сконцентрировалась на ткани пространства. Нащупывая те ниточки, которые можно раздвинуть и проскользнуть в родной мир.

Пространство не слушалось. Разум натыкался на странный барьер, словно на бетонную стену. Блокировка, причем незнакомой разновидности. После нескольких неудач полукровка оставила попытки и огляделась уже без прежнего энтузиазма. Девушка подумала и подкралась к дверям.

Быстрый осмотр пространства коридора убедил Дайну, что лучше последовать совету ученого и оставаться в кабинете. Вступать в схватку с тем существом, что сидело на пороге, девушка не решилась.

— Так, в угол меня почти загнали, — полукровка нервно прошлась по кабинету. Взгляд привлекла тонкая длинная щель в гладкой стене. Ладно, попробует пока узнать об этом мире побольше. Может, появятся какие-то идеи.

— Это, как тебя там, — Дайна остановилась напротив щели и похлопала в ладоши. — Ты как включаешься? Сезам откройся!

И тут же испуганно отшатнулась: прямо на нее вдруг уставился огромный продолговатый глаз серебристого цвета.

— Все, моя нервная система в этом мире уже дала трещину, — Дайна взяла себя в руки. — И как ты работаешь. Попробуем методом "тыка". Дай краткий обзор истории устройства Цитрина.

Глаз продолжал бездумно смотреть на нее. Зрачка у него не было, одна только радужка пронзительно-серебристого цвета.

— Ясно, историю не знаешь, — девушка вздохнула. — Ладно, ээээ…покажи, что смотрел твой хозяин…вчера вечером. Такое возможно?

Поверхность глаза тут же затуманилась на мгновение. А затем появилось изображение, достаточно четкое и со звуком.

— Убери немедленно! — Дайна почувствовала, как щеки запылали. Подобных оргий она еще не видела. Ну и вкусы у хозяина кабинета.

— Покажи мне…покажи мне новости, — она ногой нащупала кресло позади себя и поспешила сесть.

* * *
Сумрачное помещение без окон. Неясные очертания бесформенной кожистой мебели и человеческих силуэтов. Шорохи накидок и фосфорическое свечение белков глаз. На низком столе полупрозрачный жук в роли лампочки.

— На повестке три иномирца, — низкий глухой голос. — Все ли они обследованы?

— Да, Первый, — голос помоложе. — Двое признаны годными для общества. Они могут работать производителями. Третья поступила сутки назад, во время операции в мире Оривы. Способности: инициирование магов, возможность свободного перемещения между мирами. Психические показатели — в норме. Физические — выше среднего. Поведение — ярко выраженные негативные эмоции к происходящему, преобладают мысли о побеге. Стерильна.

— Рассмотрите возможность сотрудничества, — прошелестел третий голос.

— Отказано! — низкий голос вдруг наполнил сумрак помещения. И сразу стало тихо. Только учащенное дыхание членов Совета по вопросам иномирцев.

— С-с-сиятельный, — голос Первого дрогнул. Что могло привести одного из трех Властителей Рубеллита на обычное собрание? Не физически, конечно. Властители свободно проникали силой разума куда хотели. Либо присылали вестников. Первый на всякий случай еще раз оглядел помещение: нет, посторонних не было. Сиятельный присутствовал незримо, и, скорее всего, с самого начала.

— В предложении о сотрудничестве отказано, — казалось, голос физически давил на присутствующих. — Отправить на Игрища через двадцать пять циклов.

Незримое присутствие чего-то грозного исчезло так же внезапно, как и появилось. Сиятельный отдал приказ и исчез, не сомневаясь, что его выполнят. Первый почувствовал, как по лицу стекают капли пота. Властители не вмешивались в подобные мелочи, полагаясь на своих помощников. Лучше не думать, что могло заставить Сиятельного прибыть на собрание.


— Слушай, животное, давай разойдемся по мирному? — Дайна устало прислонилась к косяку. "Животное" безмолвно наблюдало за ней выпуклыми холодными глазами. Острые когти на толстых лапах уже разодрали коврик, до этого мирно лежащий у дверей кабинета.

— Но я устала! Я посмотрела все ваши новости, и, знаешь, у вас жуткий мир, — девушка поправилась. — То есть, я хотела сказать, у вас очень необычный мир. Но нельзя сидеть в четырех стенах. Хочешь, пойдем со мной? Мне только девочку навестить. Такую маленькую, светловолосую. Знаешь где она?

Зверь с подвыванием зевнул, продемонстрировав три ряда игольчатых зубов. Дайне он сильно напоминал дивную смесь ящерицы и волка. Ростом ей примерно по пояс.

— Ну я пройду? — девушка попыталась бочком протиснуться в коридор. Зверь снова лениво открыл пасть и рявкнул. После чего Дайна мигом вернулась на место.

— Ладно, давай еще поговорим, — она вздохнула и насторожилась: в конце коридора появились две фигуры.

— Ладно, зверек, считай, что удача сегодня на твоей стороне, — с этими словами Дайна закрыла дверь и отошла к столу с самым невинным видом. Может, мимо пройдут, а если и заглянут, то увидят только смирную девушку.

Дверь открылась, впустив двух необычных существ. Подобных Дайне еще не приходилось видеть. Люди, но гротескно искаженные. Две непомерно развитые руки, а над ними свернутые щупальца. Выпуклые стрекозиные глаза охватили взглядом всю комнату и замерли на попятившейся полукровке. Той вдруг стало совсем неуютно.

— Иномирка, ты пойдешь с нами, — голос, лишенный всякого акцента.

— С чего вдруг? — Дайне эти типы не понравились сразу и крепко.

— Совет по делам иномирцев решил, что ты выступишь на Игрищах через двадцать пять циклов.

С этими словами один из типов шагнул к ней, с явным намерением схватить за руку. Полукровка молча отпрыгнула в сторону и вздернула верхнюю губу, обнажая клыки. Она не знала, что такое циклы, и уж точно не знала ни про какие Игрища. Ситуация отчетливо запахла скандалом. Особенно, когда незваные гости вытащили из-за пояса какие-то короткие трубки и направили на девушку. Бледно-голубые разряды пролетели совсем близко, а Дайна заметила, что зверь за дверью исчез, и быстро рванула к выходу. Вслед ей полетели еще несколько зарядов. А дверь уже совсем близко. Она открылась, когда девушка почти добежала. Норд быстро оглядел компанию и шагнул через порог. Дайна затормозила, заметив в руках ученого толстый короткий пистолет. Дальнейшее произошло быстро. Норд схватил девушку и задвинул себе за спину. Два бесшумных выстрела и те, что пришли за Дайной, упали на пол. А Норд метнулся к окну. Дайна, которую он схватил за руку, начала отчаянно брыкаться. И тут же получила яростный взгляд желтых глаз.

— Если хочешь быть свободной, то не мешай!

Девушка очень хотела стать свободной. Именно поэтому она собиралась немного оглушить ученого и постараться найти выход из здания. А окно, к которому они активно приближались, с выходом не сочетался по причине головокружительной высоты. Норд воспользовался секундным замешательством спутницы и резко дернул следом за собой, увлекая прямо в окно, стекло которого исчезло, словно по заказу. Ветер засвистел в ушах, дыхание перехватило, а в голове отчетливо мелькнуло: "И этот тоже псих!". Дайна зажмурила глаза, а в следующий момент что-то ударило по ногам. Падение прекратилось. Вместо этого пришло ощущение полета. Девушка распахнула глаза: она сидела в углублении на спине гигантского жука. Прозрачные крылья словно застыли в воздухе, чуть слышно гудя. Внизу проплывал город.

— А ты пуглива, — Норд насмешливо покосился на Дайну. Он вольготно развалился на широком кожаном сиденье. Ветер трепал белые пряди волос, выбившихся из косы. Девушка заметила как с правой руки ученого сорвалось несколько красных капель.

— Тебя ранили?

— Я сам, — мужчина продемонстрировал кровоточащий порез. — Точнее, это ты меня поранила, когда брала в заложники. А заодно убила и несчастных исполнителей, пришедших за тобой.

— Твой родственник тоже фантазировал на мой счет, — прищурилась Дайна. — Но ни к чему хорошему это не привело, — у нее заныло все тело, вспомнив издевательства двухлетней давности.

— Красавица, я представляю о чем фантазировал мой, как ты выразилась, родственник. И догадываюсь, что у вас было не самое приятное знакомство. Но в данном случае я спасаю твою шкуру, рискуя своей репутацией, а слов благодарности пока не услышал.

— Спасибо, — в тон ему отозвалась девушка. — То есть вся вина падет на меня. А ты выступишь в роли несчастного заложника разъяренной иномирки?

— Умница! — восхитился Норд. — Все схватываешь на лету. Видишь ли, я не очень хочу рисковать своим положением. И потому буду в тени.

Дайна почувствовала, что начинает путаться.

— А зачем тебе спасать меня?

— Дай подумать, — мужчина с наигранно-задумчивым видом уставился на проплывающее над ними небо. — Наверное, потому, что мне стало скучно.

Дайна, разглядывающая в ожидании ответа летательный аппарат, вздрогнула и перевела изумленный взгляд на собеседника.

— Скучно? И это все?

— Ну да. Мне нужен адреналин, острые ощущения, а тут такая возможность! Причем без вреда для моей репутации. В любом случае я буду "несчастным заложником в лапах злобной иномирки".

"Злобная иномирка" смотрела круглыми глазами, отказываясь верить услышанному.

— То есть, если бы тебе не было скучно, то я уже могла быть на этих самых…как их там….Игрищах?

— Ну да, — кивнул Норд. — Считай, что тебе повезло, — он загадочно подмигнул девушке.

" Я спокойна, я спокойна, — Дайна глубоко вдохнула. — Я не буду вредить этому идиоту. Он меня вытащил из лаборатории. Сейчас я успокоюсь и поговорю о дальнейших планах".

Чтобы избавиться от желания причинить вред сидящему рядом мужчине, девушка снова вернулась к изучению жукообразного летательного аппарата. Норд, в свою очередь, наблюдал за ней. Но это Дайну волновало меньше всего.

Ей понадобилось несколько минут, чтобы успокоиться. За это время девушка успела потрогать бархатистую кожаную обивку, постучать по сиденьям и полюбоваться через прозрачный колпак на проплывающий внизу город. Они неслись на приличной скорости в неизвестном направлении.

— А как он управляется? — она заметила, что Норд засунул левую руку куда-то внутрь обшивки, рядом с сиденьем. Ученый проследил за ее взглядом и молча вытащил руку из отверстия, в котором виднелось что-то темное. И оно шевелилось. Неприятное зрелище, от которого тошнота сама собой подкатила к горлу. Интересно то, что на самой руке Норда не осталось никаких следов.

— Так это… живое существо?

— Частично, — ухмыльнулся мужчина. — А что? Ты боишься насекомых?

Она не то, чтобы их боялась. Просто не любила. И никогда не встречала настолько огромных.

— Но как? Ведь мы сидим внутри него.

— Ты правда хочешь знать свойства этого летуна?

— Я хочу узнать, что будет дальше! — выпалила девушка и замерла в ожидании. Правда, раз ученый спас ее, то наверняка должен придумать, что делать дальше. Ведь за ними точно будет погоня. Начнутся поиски. Дайна вдруг остро почувствовала свою полную беспомощность. Этот странный мир являлся чужим для нее и непонятным. Полукровка не знала о нем ничего, кроме того, что это родина Дамиана. Правда, этот факт не очень помогал. Единственный шанс на спасение пока что вел к этому желтоглазому ученому, который казался, мягко говоря, не совсем адекватным. Девушка еще не разобралась: радоваться спасению или опасаться продолжения.

— Дальше мы прилетим в мое убежище и отдохнем как следует, — Норд зевнул

— Как в убежище? Меня будут искать. Надо уходить через портал в другие миры.

— Поправка, красавица: тебя уже ищут! — отозвался ученый. — В городе стоит блокада на любое перемещение между мирами. Для ухода в свой мир тебе надо выбраться минимум за двадцать километров от Рубеллита. А он оцеплен с момента нашего прыжка из окна. Те, кто приходил за тобой, убиты. А это автоматически включает тревогу там, откуда они прибыли.

— Ты их убил, зная, что начнется тревога? — закричала Дайна — То есть из города мы не выберемся? И за нами вот-вот начнется погоня.

— Ага, — улыбка не сходила с лица Норда. Вообще-то погоня уже началась.

Дайна обернулась: за их летуном пристроились несколько подобных ему. Правда эти аппараты отличались меньшими размерами и большей обтекаемостью форм, что, очевидно, давало им преимущество в полете. Расстояние между ними и их летуном неуклонно сокращалось.

— И что теперь? — она бросила взгляд на ученого. У того уже глаза сверкали предвкушением погони.

— Теперь мы немного поиграем, а потом скроемся, — Норд вдруг рывком усадил ее обратно на сидение. — Держись крепче.

Дайна поняла, что самый лучший выход сейчас это просто послушаться своего спутника. Поэтому вцепилась в кресло и опять вывернула шею, выглядывая преследователей. Те рассредоточились полукругом и явно собирались взять их в оцепление.

— О-ля-ля, начинаем веселые догонялки, — донесся до нее веселый голос Норда. А в следующее мгновение летун спикировал вниз, отчего перехватило дыхание и засвистело в ушах. Падение продолжалось недолго, дальше последовал резкий поворот и нырок в пространство между домами. Перед глазами мелькнула серо-желтая стена. Раздался легкий толчок и скрежет: летун задел боками здания. А затем они вновь вырвались на простор. Дайна успела заметить вынырнувших сбоку преследователей, потом летун опять устремился к лабиринтам улиц. Он поднял крылья так, что они теперь мелко вибрировали над головой. В противном случае их поломка была бы неминуема еще в самом начале бешеных гонок между домами.

Постепенно страх уступал место азарту. Дайна не могла не оценить ту ловкость, с которой Норд управлял, казалось бы, неповоротливым летуном. Преследователи тоже заметили его умение, правда вряд ли при этом испытали радость. Два аппарата уже пострадали и остались где-то далеко позади. Теперь преследование продолжали трое. Они летели на разных уровнях, стараясь взять летуна "в клещи". Девушка до боли сжала подлокотники кресла, глядя то на преследователей, то на Норда. Тот поймал один из взглядов, задорно ухмыльнулся и заставил летуна спикировать вниз. А потом так же резко вверх и влетел в узкий переулок. Где-то наверху треск: два преследователя не смогли разойтись и столкнулись друг с другом. Остался один, который упрямо продолжал преследование. Но ученому, видимо, надоели догонялки. Из задней части летуна вырвался узкий синеватый луч и разрезал преследователя пополам.

— Все, теперь никто из них не скажет, что это я управлял летуном, — Норд спокойно направил аппарат прямо в стену. Дайна еще не успела испугаться, как он протаранил ее насквозь. Но удара не последовало.

— Обманка, — объяснил мужчина. Стена за их спинами тут же восстановилась и снова стала казаться единым монолитом.

— Похоже, ты не первый раз пользуешься подобной…штукой?

— Я сам ее создал. При приближении чужого ее молекулы перестраиваются, и она становится прочнее камня.

— Ученые-е-е-е-е! — простонала девушка, утыкаясь лбом в стенку напротив.

Некоторое время они летели в полной темноте. Скорее всего, где-то под землей. А потом летун опять взмыл вверх, протаранил очередную "обманку" и вылетел в лесу. Дайна изумленно моргнула: да, перед ней расстилался лесной пейзаж. Высокие пышные деревья, чьи стволы мог обхватить только какой-нибудь великан, да и то ему бы пришлось очень постараться. Они росли на приличном расстоянии друг от друга, а пространство между ними заросло густой травой и яркими незнакомыми цветами. Летун, осторожно лавируя, подлетел к самому толстому дереву. Полукровка невольно присвистнула: подобных экземпляров ей не приходилось видеть.

— Мы что, прорвались за город?

— Нет, — отозвался Норд, заставляя летуна подняться повыше — Мы в Зеленом Центре Рубеллита. Я же сказал, что город оцеплен. А теперь на тебя откроют самую настоящую охоту.

— А ты, кажется, этому рад, — зашипела Дайна. Ученый радостно кивнул и направил летуна в открывшееся дупло в дереве. Здесь преобладали свежие древесные запахи, которые тонизировали и заставляли кровь бежать быстрее.

— Это настоящее дерево? — девушка спрыгнула с летуна и ощутила под ногами деревянный пол. Потолок исчезал где-то в вышине, справа виднелась винтовая лестница вниз. Люк, через который они проникли, уже закрылся, и круглое просторное помещение освещалось неярким золотистым светом, который лился со всех сторон.

— Да, это настоящее дерево, — Норд уже стоял возле лестницы и нетерпеливо смотрел на девушку. — Идем, здесь нас никто не найдет. Это мой второй дом, и я не хочу, чтобы о нем кто-то знал.

Дайна осталась стоять, скрестив руки на груди и пристально глядя на ученого. Волосы растрепались после гонок на высоте и девушка походила на очень злую лохматую ведьму.

— Я не двинусь с места, пока ты не объяснишь, что собираешься делать дальше.

Норд с раздражением побарабанил пальцами по резным перилам.

— Схожу в душ, поем и высплюсь.

— Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.

— Дайна, я тебя вытащил из лап сотрудников Игрищ не для того, чтобы тут же отдать обратно.

— А кто тебя знает, — тут девушка заметила как желто-золотистые глаза прищурились и осеклась. — Ладно, извини, я тебе благодарна. Но у меня к тебе куча вопросов и…

— Давай завтра, — взмолился Норд — Я не спал почти трое суток. А завтра с утра обсудим дальнейший план действий. Ты главное доверься мне.

В этом то и состояла проблема! С одной стороны беловолосый и впрямь сделал для нее то, что вовсе не был обязан делать. Вытащил из лаборатории, подверг себя риску, убил преследователей и спрятал у себя. Причем ничего не требует взамен. Дайна вздохнула и послушно поплелась следом за мужчиной.

В доме оказалось три этажа: верхний — где стоял летун, второй — там располагались две спальни и крошечный кабинет, и первый — с кухней и еще одной комнатой, дверь в которую оказалась тщательно запертой. Тут же разместилась крошечная душевая. Дайна уже смирилась с неотвратимым соседством с крабокактусом и червяком. Поэтому лишь печально вздохнула. Правда глаза все же невольно округлились, когда крабокактус вдруг вылез из душевой и потопал куда-то в неизвестном направлении. Девушка молча посмотрела на Норда. Они как раз сидели на кухне, где ученый приготовил нечто непонятное, но вкусное.

— Не обращай внимания, — отмахнулся мужчина, правильно истолковав взгляд. — Они периодически должны тоже облегчаться. Где-то раз в месяц.

Дайна позеленела, представив подобную картину, и решила больше об этом не вспоминать. К тому же после обильного ужина и бокала местного вина стало клонить в сон. К этому еще прибавились недавние переживания, поэтому Дайна вяло кивнула в ответ на предложение Норда проводить ее в спальню. Под руку с ним поднялась на второй этаж и, поблагодарив, закрыла дверь прямо перед носом мужчины.

— Миленько, и со вкусом, — девушка равнодушно обвела взглядом уютную спаленку и, скинув одежду, быстро залезла под легкое одеяло. Кровать тут же подстроилась под форму тела, и сон моментально завладел сознанием. Дайна едва успела спрятать под одеялом короткий нож, стащенный из кухни. Просто так, на всякий случай.

Не доверяла она этому миру. Он ее пугал, так же, как и новый знакомый.


Норд не врал, когда говорил, что изрядно вымотался. Однако выспаться у него не получилось. Тонкие перегородки между комнатами легко пропускали звуки, и стон, раздавшийся посреди ночи, заставил ученого оторвать голову от горячей подушки и прислушаться. Спустя несколько секунд стон снова повторился. Норд бесшумно вскочил и выскочил в коридор. Там ученый замер, уставившись на соседнюю дверь. Затем медленно поднес руку к небольшому экрану, заставляя дверь свернуться валиком.

Дайна мирно спала, разметавшись во сне. Она оставила один ночник, который теперь бросал мягко-золотистый свет на кровать, погружая всю картину в загадочно-интимную атмосферу.

" Просто проверю, все ли в порядке" — Норд подошел ближе, глядя, как по лицу девушки скользят отголоски сновидений. Но вот она расслабилась и даже немного улыбнулась. Значит, кошмары отступили. Можно было уже уходить, но ученый замер, невольно любуясь своей гостьей. Такая хрупкая и одновременно сильная. В их мире подобная естественность — редкость, все женщины предпочитают идеальную внешность. Норд поймал себя на мысли, что ему нравится в Дайне то, от чего в его мире уже давно бы избавилась любая женщина: немного неправильные резкие черты лица, легкая горбинка на носу, несколько худощавая фигура. Взгляд скользнул по темным волосам, разметавшимся по подушке. Он просто проверит, в порядке ли она. Норд словно околдованный опустился на кровать и склонился над девушкой. Ниже… еще ниже…

И замер, ощутив укол в районе солнечного сплетения.

— Ой, — Дайна состроила невинное выражение лица. — Кажется, тебе не очень удобно? — глаза смотрели внимательно и недобро, без всякого намека на сон. Норд незаметно сглотнул и перевел взгляд вниз: короткий кухонный ножик упирался в живот.

— И что ты здесь забыл?

— Ты стонала, — честно ответил ученый и попросил. — Убери ножичек.

— Я не люблю когда ко мне врываются малознакомые мужчины и лезут в койку, — процедила девушка сквозь зубы. Ножик она и не подумала убирать. Наоборот: лезвие скользнула к грудной клетке, холодя своим прикосновением. Норд слегка вздернул светлую бровь.

— Какое совпадение! Я тоже этого не люблю! — он снова бросил взгляд на поблескивающее лезвие. Слегка озабоченный, но не испуганный.

— Ты еще и имя одно повторяла…

Дайна слегка вздрогнула, и лезвие кольнуло чуть сильнее. Показалась капля крови, темная на белоснежно-золотистой коже ученого.

— Еще раз говорю: убери ножичек, или я его сам уберу, — в голосе Норда послышалось раздражение. — Если бы я хотел тебя поиметь, то давно бы это сделал!

Полукровка недоверчиво фыркнула, но лезвие все же убрала.

— На будущее, — она подтянула к груди колени, обхватывая их. — Не надо так делать. Спросонья я не очень дружественно настроена.

— Я заметил, — проворчал Норд, стирая пальцем капли крови с груди. — К тебе вообще лучше не лезть: проткнешь, как пить дать. Слушай, а ты что, планируешь наше совместное будущее?

— Мое будущее само по себе, — отозвалась девушка. — Никакого совместного и быть не может.

— Из-за него? — Норд кивком указал на тонкий серебряный ободок кольца. Дайна тут же помрачнела и спрятала руку под одеяло. Другой рукой натянула ткань повыше, почти до подбородка.

— Неважно. Я хочу спать.

— Конечно, — кивнул Норд, но с места не сдвинулся. — Надеюсь, больше ты меня своими кошмарами будить не будешь. Может, мне тут остаться? Покушаться не буду, обещаю.

Девушка чуть откинулась назад, оглядывая собеседника с ног до головы. В одежде ученый показался ей довольно худым, но теперь она поняла, что первое впечатление было обманчивым. Норд отличался худощавым стройным телосложением. Мышцы небольшие, но рельефные. Светлые длинные волосы рассыпались по плечам. Красивый, опасный. И от него хочется держаться подальше.

— С таким мужчиной, как ты, опасно оставаться наедине в подобной атмосфере. И в одной кровати. Поэтому я как-нибудь сама.

— Ну ладно, — Норд вздохнул. — Пойду зализывать раны, — он печально посмотрел на укол от ножа. Дайна хмыкнула.

— Насколько я помню, Дамиан на подобные мелочи не обращал внимания.

— Он на многое не обращал внимания, — загадочно проговорил Норд, сползая с кровати. — И всегда поступал так, как хотел. Не считаясь ни с чем.

С этими словами он вышел из комнаты, оставив Дайну задумчиво смотреть ему вслед.


Сиятельный ликовал. Впервые за долгие годы он чувствовал охотничий азарт, который прогонял застарелую скуку. Властитель подошел к прозрачной стене, отсюда открывался полный обзор на ночной Рубеллит. Множество огней, постепенно исчезающих вдали, там, где постепенно вырисовывалась предрассветная полоса. Три спутника его мира уже начинали клониться к горизонту. Длинные тонкие пальцы коснулись стекла. Властитель любил свой город. Более того, он обожал его. Рубеллит и его жители давно стали для Сиятельного игровым полигоном, в котором он сам устанавливал правила. А порой и принимал участие. Игрища это всего лишь развлечение для толпы.

Сиятельный улыбнулся своим мыслям. Он придумал хорошую игру. И она уже началась.

Только жаль, что все хорошее когда-нибудь кончается.

Несмотря на огромную власть, Сиятельный порой остро ощущал одиночество. Хотя и скрывал это даже от соправителей.***


Птичку Дайна увидела утром. Едва вышла из комнаты, набираясь храбрости посетить ванную. Червяк до сих пор вызывал чувство брезгливости.

Маленькая пузатая птичка неподвижно сидела на перилах коридора, опоясывающего все пространство над первым этажом. Гладкие перья отливали всеми оттенками синего, а на шее и голове блестели травянистой зеленью. Сиреневые камни тонкого ожерелья совпадали цветом с бусинками глаз. Полукровка застыла, разглядывая находку. Птичка флегматично взирала в ответ, не делая попыток улететь.

— Норд, — шепотом позвала девушка, боясь спугнуть чудесное создание. Ученый не отозвался. Дайна попятилась, не сводя глаз с птицы, и заглянула в комнату нового знакомого, благо дверь оказалась открытой.

Норда не было. Постель оказалась аккуратно заправленной и превращенной в низкий просторный диван. Дайна по стеночке добралась до лестницы, сбежала на первый этаж. Ученый исчез. Бесследно. Полукровка, добравшаяся до кухни, уже не знала что и думать. Посмотрела на стол и передернулась: прямо на нее смотрело небольшое существо, удивительно напоминавшее самую обыкновенную жабу, только нежно-розового цвета. На спине располагались небольшие полупрозрачные кристаллы. Один из них мигал. Быстро и нервно.

— Н-а-ж-м-и, — послышался вдруг булькающий голос. Выпуклые глаза "жабы" смотрели прямо на Дайну. Та вздрогнула и подошла ближе.

— Н-а-ж-м-и…

Девушка осторожно протянула руку…и тут же отдернула. Так повторилось несколько раз. "Жаба" продолжала мигать, периодически призывая нажать на нее. Наконец, полукровка набралась храбрости, ткнула пальцем в кристалл и тут же брезгливо отдернула руку.

— Дайна, с добрым утром, — жизнерадостный голос Норда наполнил кухню. — Не бойся, я тут ненадолго отбыл по своим делам, ну это и тебя касается. Скоро вернусь. Пока приводи себя в порядок и познакомься с лорри. Это птица, мы используем их для связи друг с другом. Просто посади ее себе на плечо и она никуда не денется. Если захочешь поговорить со мной, то произнеси мое имя и скажи "сеашо", ударение на последний слог. Это означает "ищи" на моем языке. Ну все, до встречи!

— А жаба тогда кто? — завопила Дайна, но сообщение закончилось. А сама "жаба" задумчиво крякнула и, спрыгнув со стола, куда-то исчезла. Несколько ошарашенная девушка как-то машинально поплескалась в ванной, машинально воспользовалась "дракончиком" для разогрева еды. И решительно направилась к этой лорри.

Птичка сидела на том же самом месте, меланхолично глядя перед собой.

— Кис-кис, тьфу, то есть, цып-цып, — Дайна нерешительно затопталась рядом с перилами. — Слушай, как тебя позвать то?

Она протянула руку, и птичка вдруг ловко скакнула на локоть, а затем перепрыгнула на плечо. Зацепилась острыми коготками за футболку и замерла, чуть склонив голову.

— Так, первый контакт установлен, — Дайна обрадовалась столь послушному животному — Что там дальше? Ах, да! Ээээ… сеашо Норд!

Лорри издала мелодичную трель, хлопнула крыльями, едва не заехав Дайне по щеке, и звонко прочирикала.

— Сеашойен Норд, сеашойен, сеашо… — внезапно чириканье превратилось в знакомый голос:

— Дайна, красавица, ты меня восхищаешь. Так быстро нашла общий язык с лорри.

— Так это…оно же мирное, — девушка покосилась на птицу. — А ты где?

— Здесь, — голос раздался одновременно и из птицы, и откуда-то сверху. Норд сбежал с третьего этажа, небрежно бросив "кирса сеашо". У него на плече красовалась такая же птичка, только абсолютно белоснежная, с красными бусинками глаз и золотистым хохолком.

— Одевайся. Мы идем на прогулку.

— Я же в розыске, — напомнила Дайна.

— И что? — Норд явно удивился. — Город большой, я его хорошо знаю, а силаты перемещаются группами. К тому же, — ученый перешел на заговорщический шепот. — У меня кое — что есть.

Девушка увидела на запястье Норда толстый браслет, сильно расплющенный с одной из сторон. Приглядевшись, она заметила, что на темном пятне, располагавшемся в области утолщения, мигали скопления зеленых точек. Они постоянно перемещались.

— Дай подумать, — Дайна прищурилась. — Я где-то встречала подобное. Здесь отслеживается чье-то движение, да?

— Умница! Здесь показаны пути движения отрядов. Силаты обеспечивают правопорядок и безопасность в городах Цитрина. Так что мы сможем ускользнуть от них с помощью этого, — ученый щелкнул пальцем по экрану. Дайна не была настроена столь оптимистично.

— Слушай, это все очень здорово, но ведь меня придется как-то маскировать. Мое лицо, наверное, сейчас на каждом углу.

— И что? — фыркнул Норд. — Сейчас переоденешься и пойдем. Ты не в своем Альянсе, красавица, у нас тут все по-другому. И сами жители города станут для тебя прикрытием. Одевайся и все увидишь, — с этими словами мужчина кинул девушке сверток, который до этого рассеянно вертел в руке.

Дайна исчезла в своей комнате, для того, чтобы через несколько минут выйти с несколько смущенным видом. Она уже догадалась, что перечить новому знакомому не стоит. К тому же у нее постепенно сформировывался один небольшой план. И прогулка по городу очень даже неплохо в него вписывалась.

— Очень хорошо, — Норд продолжал прислоняться к перилам. — Я бы даже сказал — восхитительно.

Дайна разгладила чуть шелестящую ткань насыщенно-изумрудного цвета. Платье и впрямь село идеально, ласковым прикосновением окутав плечи. Руки остались открытыми, а в высоком разрезе можно было разглядеть высокие золотистые сапоги. В руках девушка вертела темно-зеленую матовую полоску с двумя дужками.

— У нас цвета в одежде совпадают, — она кивнула на зеленый наряд спутника.

— Конечно. Зеленый и золотой — цвета касты ученых, — Норд оттолкнулся от перил, подходя ближе — А это вот сюда!

Полоса из рук Дайны перекочевала ей на глаза. Девушка припомнила, что видела похожие аксессуары на одном из миров, отказавшихся от магии в пользу технологического развития. Кажется, они предназначались для защиты от солнца. Несмотря на то, что снаружи "очки" были совершенно непрозрачны, изнутри девушка видела все. И почему-то в нежно-золотистых оттенках.

— А теперь выдвигаемся, — Норд нацепил себе на нос такие же "очки". — Хотя, стоп, еще одно мгновение.

Он мигом расплел косу девушки. Та уже не сопротивлялась, с любопытством ожидая дальнейших действий. А ученый несколькими ловкими движениями уложил густые каштановые волосы, закрепив золотисто-зеленой лентой. Не удержался и быстрым движением провел рукой по щеке полукровки. Та отодвинулась, Норд сделал вид, что ничего не заметил.

— Теперь мы готовы, — он протянул Дайне руку. — Идем, красавица, нас ждет увлекательная прогулка с целью найти брешь в оцеплении города.

— Ты собираешься прорываться сегодня? — оживилась полукровка.

— Размечталась! Сегодня мы проведем разведку. А дальше посмотрим, что делать. Не расстраивайся, красавица, я же сказал, что тебе ничего не грозит.

— Почему ты называешь меня так?

— Как? Красавицей? Мне так нравится. А ты против?

— Нет, просто ты слишком часто повторяешь это слово. А так оно быстро обесценится.


До границы Зеленого Центра они добрались на летуне, который двигался ниже верхушек деревьев. Дайна уже не удивилась, когда, высадив их, жук почти бесшумно погрузился под землю. Дальше предстояло передвигаться самостоятельно с помощью общественного транспорта. Норд уверил, что так их будет труднее засечь. При этом он довольно часто поглядывал на браслет, где зеленые точки неутомимо перемещались. То ли просто проверял, то ли опасался столкнуться с одним из отрядов. Дайна подозревала второе: она уже догадалась, что ее спутник занимает далеко не самый маленький пост среди ученых Рубеллита. Ну и ладно, лишь бы помог выбраться отсюда. Мимолетная улыбка родилась на губах и тут же пропала: а если повезет, то она прихватит с собой еще кое-что.

Норд заранее попросил Дайну сдерживать свое удивление. Девушка только пожала плечами: если надо, так и сделает. Это всего лишь разновидность работы. Только здесь целью будет не одаренный ребенок, а собственное выживание.

Город принял их в свои беспокойные объятия. Дайна сама не заметила, как изо всех сил вцепилась в руку Норда, стараясь не слишком откровенно смотреть по сторонам. Вскоре ей стало понятно, почему ученый так уверенно говорил о достаточной безопасности передвижения. Норд шепотом комментировал некоторых прохожих, а Дайне казалось, что она попала в суп. Такой бурлящий и пестрый. Допустим, вон та высокая рослая женщина в сиреневых одеждах, относящих ее к касте инженеров, и в таких же "очках". Норд хмыкнул и прошептал полукровке, что скорее всего раньше это был мужчина. Дайна молча кивала. И радовалась, что "очки" надежно скрывают квадратные от удивления глаза. Норд тащил ее сквозь толпу людей, четырехногих змей, странных желеобразных созданий и существ, которым нельзя было подобрать название. Многие люди выглядели настолько странно, что Дайна с трудом удерживалась от восклицаний. Под ногами, в воздухе и по бокам то и дело проносились незнакомые насекомые. Странной, оплывшей формы дома возносились вверх. На первых этажах, под красивым арками располагались, как поняла полукровка, магазины и кафе.

И шум: он окружал со всех сторон плотной стеной. Незнакомый язык, жужжание летунов, цокот сюрреалистичных экипажей. Дайна тихо порадовалась, что Норд знает ее язык. Правда не стала спрашивать откуда.

Многие уступали дорогу. Девушка тут же обратила на это внимание. В ответ Норд пожал плечами.

— У нас строгое деление на касты. Есть инженеры, воины, ученые, торговцы и множество других. Кто-то ниже по положению, кто-то выше. Есть еще игрушки и рабы. Но они вне каст.

Дальше девушка выслушала краткую лекцию о ступенях внутри каст и так далее. Но слушала плохо, поглощенная видом городом.

Неужели весь Цитрин состоит из таких вот городов? Полукровка вдруг остро захотела домой, здесь ей было не место.

— А это что? — она ткнула пальцем в здание, сразу привлекшее ее внимание. Оно возвышалось где-то далеко впереди. Сверкающие золотисто-желтые стены и зеленоватые крыши магнитом притягивали взгляд. Здание не казалось массивным. Изаящное и какое-то воздушное — оно словно стремилось в безоблачное небо.

— Это дворец Властителей, — Норд проследил за ее рукой. — У нас три соправителя. И все они живут в этом дворце.

— Один из них отправил меня на игрища?

— Да, кому то ты не понравилась, — ученый подумал и спросил. — Тебе нравится?

— Завораживает, — призналась девушка.

— Твой муж там жил.

Дайна вздрогнула от этого равнодушного "твой муж".

— Он жил во дворце? Откуда ты знаешь? Он что…принц?

Норд тихо засмеялся, увлекая девушку дальше по шумной улице.

— Не принц, красавица, а просто преемник одного из наших Властителей. А знаю я это потому, что он почти все время проводил в Биоцентре, в одной лаборатории со мной. Мы вместе изучали феномен "Святозара". Ему прочили большое будущее, но он предпочел стать беглецом.

Дайна молча слушала Норда. А сама думала, что наверное были причины, побудившие Дамиана так поступить.

А город вокруг продолжал жить своей чуждой для полукровки жизнью.


Только один раз Дайна едва не нарушила обещание вести себя спокойно. Норд заметил, что две группы силатов направляются в их сторону. Причем одна разделилась и прочесывала ближайшие переулки. Ученый быстро огляделся и решительно направился к небольшой постройке, расположенной посреди оживленной площади. Постройка оказалась входом в большой и длинный тоннель, круто уходящий под землю. Тоннель закончился просторной пещерой. Стены пещеры были со вкусом оформлены барельефами. На полу сверкало выложенное разноцветными кристаллами красивое панно. Из пещеры вели еще четыре выхода, попарно соединенных углублениями в полу. Дайна прищурилась, пытаясь понять предназначение этого помещения, и тут же победно ухмыльнулась: ну да, и такое ей попадалось! Просто подземная дорога, обычно предназначенная для паровозов или конок, сейчас оттуда выедет повозка, запряженная очередным жуком или что-нибудь подобное.

И "что-нибудь" действительно приехало. Норд предупредительно сжал руку, так как девушка заметно побледнела при виде того, что появилось из тоннеля. Прозрачная студенистая масса высотой в полтора человеческих роста и длинной в сорок шагов мелко подрагивала и едва заметно извивалась. Внутри гигантского слизня смутно угадывались очертания предметов разного размера. Внезапно на ближней стороне прозрачного создания образовалось отверстие, которое быстро увеличилось в размерах. Из него начали выходить люди и другие существа, а Норд потащил девушку в сторону слизня. Дайна едва не потеряла созание от ужаса и отвращение, но сумела зайти внутрь, мысленно растерзав спутника за такое издевательство над ее нервами. Норд тихо хмыкнул и незаметно толкнул полукровку на один из плоских выростов, тянущихся вдоль стен. Девушка села и замерла, боясь шевлеьнуться.

— Это что? — она заметила как существо тронулось, быстро набирая ход. Они влетели в туннель и понеслись, едва не задевая стенки. Прозрачное тело позволяло любоваться проносившимися разноцветными огнями.

— Ты знаешь кто такие простейшие? — Норд говорил тихо, чтобы никто ничего не заподозрил. Дождался утвердительного кивка и продолжил.

— Ну вот. Значит ты в курсе как выглядит амеба. Мы сейчас внутри пищевой вакуоли очень большой амебы. Проще говоря, она нас слопала. Но выделение пищеварительных соков отключено, поэтому мы в безопасности. На дне туннеля через каждые несколько шагов уложены токопроводящие пластины, на которые поочередно подается ток. Он ударяет в заднюю часть амебы, заставляя ее ползти вперед, подальше от источника раздражения. Когда она прибывает на станцию, ей раздражают пищеварительный центр и заставляют отрыгнуть пассажиров.

— Мной еще ни разу никого не тошнило, — только и смогла пролепетать Дайна.

Они вылезли через несколько остановок. Причем едва не угодили под облаву очередного отряда. Норд, с азартным блеском в глазах, увел Дайну узкими переулками куда-то подальше. И вынырнули они прямо к огромной круглой площади с разноцветными фонтанами. Здесь, среди цитринцев, мелькали тонкие изящные насекомые, звучала музыка.

— Что дальше? — девушка поправила "очки". — На жуке летали, амеба нас отрыгнуля, от погони вроде оторвались. Что дальше?

— Собираюсь напиться, — с самым серьезным видом ответил Норд. Встретил удивленный взгляд и поправился.

— Ну после того как мы сделаем все, что у нас по плану!

Как выяснилось, напиться Норд собрался не где-нибудь, а в шикарном, с его слов, ресторане.

— А ничего что мы как бы немного в розыске? — осведомилась девушка.

Ученый на это ухмыльнулся и хлопнул девушку по плечу.

— Успокойся, красавица, разве я для того тебя спасал, чтобы отдать каким-то силатам? Идем за мной, — Норд уверенно тянул ее в сторону неприметной серой двери, которая казалась наростом на стене здания. И что могло скрываться за ней? Низкопробное заведение с сомнительными завсегдатаями? Шумный клуб с громкой музыкой? Дайна вспомнила то, что увидела в кабинете Норда, когда пыталась уговорить "глаз" показать ей новости. Да, кажется, этот ученый вполне может затащить ее в местную разновидность борделя.

Но все действительность оказалась совсем другой. Они очутились в небольшом помещении, погруженным в интимный золотистый полумрак. Бесшумно возникшее существо, напоминающее человека-бабочку, мимолетно глянуло на Норда и тут же исчезло.

— Пойдем, — ученый тянул девушку за собой.

"— Здесь же пусто" — хотела проговорить Дайна, но тут ее озадачили новым вопросом.

— Какую ты хочешь обстановку?

— Что?

Норд терпеливо повторил вопрос.

— Ну, — девушка оглядела помещение. — Мне кажется сюда бы пошли низкие кресла, вроде как у тебя в кабинете. И стол. Такой круглый, из красного дерева. И подушки на полу. А еще музыка.

Норд кивнул, задумчиво посмотрел вокруг. Пространство преобразилось. Вмиг появилось то, что только что перечислила Дайна. Девушка ойкнула и упала в появившееся за спиной кресло.

— Как? — только и смогла спросить, наблюдая как невозмутимый человек-бабочка наливает вино в высокие фужеры, ставит темные тарелки.

— Вот так, — отшутился Норд. — Не беспокойся, здесь нас не будут искать. Это привилегированное заведение, и посторонним вход сюда воспрещен.


Домой они вернулись когда на Рубеллит уже спустился вечер. Полукровка молча слушала ученого, и одновременно пыталась осознать тот мир, в который она попала. Очень странный, немного сумасшедший и чем-то притягательный. Норд охотно отвечал на вопросы о Цитрине. Чувствовалось, что он искренне любил свой мир, и девушка невольно залюбовалась рассказчиком, настолько красивым и вдохновленным он сейчас выглядел. Впервые с момента появления в Рубеллите, она чувствовала как напряжение, тисками сжимающее все внутри, постепенно спадало. Хотя, может, этому способствовала и совместно распитая бутылка тягучего темного вина.

— Я спать, — Дайна спрыгнула с летуна и направилась к лестнице. — Спасибо тебе, это был великолепный день. Хотя я окончательно убедилась, что ты ненормальный.

— Зато какие острые ощущения, — Норд лучился довольством. — Кстати, ты порвала платье.

Дайна рассеянно кивнула, спускаясь на второй этаж. И лишь войдя в свою комнату и едва не потеряв равновесие, заподозрила неладное. На полукровок алкоголь действует слабо обычно совершенно не так. А вот кровь совсем другое дело. Каждый раз после инициации девушка чувствовала легкость и эйфорию, которая сменялась усталостью, после чего начинало клонить в сон. Но это кровь, сдобренная сырой магией. Любая другая же действовала сродни самому мощному алкогольному напитку. И сейчас Дайна ощущала себя примерно так же как после трех стаканов свежей крови. В голове приятно шумело, мысли летали звонкие и легкие, а по всему телу растекалась приятная истома. Хотелось свернуться клубком на чьих-нибудь коленях и замурлыкать.

— Норд, — девушка сняла с плеча лорри и пересадила на спинку кровати. — Но-о-о-орд!

Белобрысый не замедлил явиться. При этом выглядел он трезвее чем она.

— Норд, а что было в бутылке? — Дайна присела на кровать, не желая подпирать стенку. И постаралась дышать глубоко, сосредотачиваясь на очищении организма от "алкоголя".

— Вино, — и невинный взгляд золотых глаз из-под ресниц.

— Хорошо, я задам вопрос по-другому: что было в вине?

— Сыворотка из крови арраши.

— Приехали, — Дайна упала на подушки и обреченно закрыла глаза. В голове шумело потише, но до полного отрезвления еще далеко.

На кровать опустилось что-то тяжелое. Ага, или кто-то. Губы невольно растянулись в нетрезвой улыбке.

— Это редкое вино. Его крайне сложно достать, — в голосе Норда слышалась озабоченность. — А что случилось?

— Я не нуждаюсь в чужой крови, как один из моих родителей, — хорошо хоть язык не заплетается. — Но иногда пью ее для удовольствия. Полукровку может опьянить только хорошая кровь. А сейчас у меня ощущение, что я вылакала по меньшей мере три бокала.

— Я не знал…

Дайна приоткрыла глаза и недоверчиво покосилась на собеседника. Тот выглядел искренне удивленным. И привлекательным. Светлые волосы волной рассыпались по рубашке и блестели в золотистом свете. А когда он успел ее расстегнуть?

— Слушай, ты правда помогаешь мне только ради развлечения?

Золотые глаза загадочно блеснули.

— Частично да.

— А частично нет? — девушка хмыкнула. — Преследуешь свои коварные цели?

— Можно и так сказать, — Норд уже практически мурлыкал. — Например, одна коварная цель у меня сейчас прямо перед носом.

Дайна честно постаралась придумать ехидный ответ. Даже привстала с подушек, желая сосредоточиться на умных мыслях. Но, кажется, Норд хотел сейчас не разговаривать.

От его губ по ее телу прокатилась теплая волна, унося с собой все мысли. Оставляя лишь тихий звон в голове. Он держал ее осторожно, словно боялся повредить. Но вместе с тем девушка чувствовала: не вырвется. И это не пугало. Только голова кружилась все сильнее, а тело слабело. Собрав остатки воли, она открыла глаза и уперлась ладонями в грудь ученого. В поле зрения попал серебряный отблеск.

Кольцо на пальце, тонкий ободок, который уже не снять.

— Пусти! — она выдохнула это слово в губы ученому. Норд и сам почувствовал как что-то изменилось. С неохотой разжал руки, глядя на девушку почерневшими глазами.

— Не надо, — Дайна опустила голову, сама изумленная своим поступком.

— После всего, что он сделал, ты продолжаешь любить его?

— Откуда ты знаешь, что он сделал? — Дайна испугалась: она никому не рассказывала, что ей пришлось пережить на корабле Дамиана. Никому и никогда. Это было ее дело, и ее боль.

— Я не знаю, я вижу, — ученый кивнул на ободок кольца. Дайна слегка растерялась.

— Ты о кольце?

— А ты о чем?

— Да так, — девушка бросила взгляд на свою руку. — Ты что-то знаешь о нем?

— А ты нет? — Норд выпрямился и сел. Теперь уже он смотрел на Дайну с изумлением. Это настораживало.

— Ну…обручальное кольцо. Только оно не снимается. Ничем. Может, если отрезать палец…но он мне дорог.

— Он тебе не сказал? — от рыка ученого Дайна едва не подпрыгнула. Любовное томление испарилось без следа, уступив место настороженному любопытству.

— Ну, конечно, — Норд зло улыбнулся. — Наш мальчик и здесь все решил сам. Это на него похоже.

— Что он сделал? — Дайне захотелось взять ученого за шиворот и потрясти, чтобы он говорил загадками.

— Пятнадцать лет назад мы нашли корабль, который называл себя Святозаром. Там же был обнаружен материал, названный позднее арантом. С кораблем поначалу было сложно найти общий язык. Но он все-таки он рассказал, что с помощью аранта клеймили животных, рабов и преступников. Пластинка этого материала накладывалась на кожу и врастала. Снять ее невозможно, разве что вырезать, но и тут придется потрудиться, — Норд покачал головой. — Потому я и поинтересовался, красавица, как ты можешь продолжать любить того, кто опустил тебя до уровня животного, надев тебе на палец это кольцо.

Тишина. Давящая и безнадежная. Зачем слова? И так уже сказали слишком много.

И алкоголь мгновенно куда-то выветрился.

— Уйди, пожалуйста.

— Дайна…

— Прошу тебя, — девушка смотрела прямо перед собой, бледная как чистокровный вампир. Норд кивнул и молча вышел, оставив дверь открытой.

Потом он мерил шагами свою комнату. Затем кухню, где машинально что-то съел. А сам чутко прислушивался к звукам со второго этажа.

И сорвался с места, едва услышал то, чего ждал, но надеялся, что не произойдет.

Ступеньки мелькнули перед глазами, один прыжок и взору предстала погруженная в золотистый полумрак комната. Дайна лежала на кровати и плакала. Отчаянно, с надрывом, как человек, потерявший всякую надежду.

— Эм…Дайна… — ученый в нерешительности застыл на пороге. В ответ плач только усилился. Такого Норд уже вынести не мог. Поэтому решительно пересек комнату и сел рядом с девушкой, мягко притянув ее к себе. Та не сопротивлялась, лишь уткнулась лицом ему в грудь, продолжая рыдать. Выплескивая боль и новые обиды, помноженные на старые. Норд терпеливо переносил полив женскими слезами, застыв со странным выражением на лице.

— Ну хватит, — он попытался встряхнуть Дайну, но она намертво вцепилась в его рубашку.

— П-п-почему? — донеслось сквозь рыдания — Почему именно он приносит мне постоянную боль! Мне никто и никогда не делал так больно.

— Самую сильную боль причиняют те, кто нам дорог, — тихо произнес Норд, глядя куда-то поверх ее встрепанной макушки. — А самое ужасное то, что порой они сами об этом не догадываются.

Дайна оторвалась, наконец, от рубашки, которую старательно поливала слезами. Ученый с преувеличенным интересом уставился на образовавшееся мокрое пятно.

— Дай угадаю…слезы и сопли?

— И слюни, — девушка вытерла глаза и попыталась улыбнуться дрожащими губуми.

— Поспи, — шепнул Норд. — А потом постараешься понять, зачем он это сделал. Не для того, чтобы оправдать, а для того, чтобы успокоиться. Я бы хотел тебе помочь, но не знаю как. Это кольцо никто не снимет, кроме него.

Девушка судорожно вздохнула, но сдержалась. Только ногти впились в ладонь, выдавая боль и ярость.

— Я могу остаться с тобой, — Норд заметил нахмуренные брови и поправился. — Без задней мысли, красавица. Я не скрываю, что ты мне нравишься, но сейчас не время и не место. Просто для того, чтобы тебе было не так одиноко.

После кровавого вина и слез резко накатила усталость. К нему прибавилось и странное опустошение. Уже почти закрывая глаза, Дайна кивнула, принимая предложение. В самом деле, почему бы и нет? Если останется одна, то не уснет, мучаясь воспоминаниями и злостью. А ей необходимо выспаться для завтрашней "прогулки".

И он действовал на нее умиротворяюще с самого начала знакомства. Странно, ведь она знала ученого чуть больше суток. Девушка зевнула и опустила голову на подушку.

— Спасибо тебе, Норд, — шепнула, засыпая. — Ты открыл мне глаза. И поддержал. Ты очень хороший.

— Хотелось бы верить, — Норд уже лег, обняв девушку — Очень хотелось бы.


Где-то в междумирье висел "Святозар". И его капитан неверяще глядел на тонкий ободок своего кольца. Несколько секунд назад оно едва не взорвалось вихрем эмоций полукровки. Боль, злость, любовь — безумный коктейль яркими красками ворвался в сознание Дамиана. Как раз в тот момент, когда он в тысячный раз пытался связаться с Дайной. И пусть полноценная связь не получилась и девушка его не почувствовала, но взрыв эмоций окончательно доказал, что она жива. И ей очень плохо.

Еще хуже было то, что Дамиан понял, где она находится.

Он не хотел верить. Надеялся, что ее местом пребывания окажется любой другой мир. Пусть даже в сотни раз хуже и опаснее. Он не побоится прибыть туда и спасти ее.

Но Цитрин — это слово перекатывалось на языке колючим леденцом. Ядовитым и обжигающим.

Ничего хорошего его там не ждало.

Миров огромное множество! Дамиан, глядя на корабли-захватчики, искренне надеялся, что это не его сородичи. Ведь подобные технологии он встречал и в других мирах. А к своему не приближался уже пятнадцать лет.


Дайна слишком поздно почувствовала опасность. Успокаивающие объятия, в которых она полностью расслабилась, вдруг исчезли. А потом в сознание ворвались посторонние звуки, окончательно прогнав сонное оцепенение. Волна недоумения сменилась яростью, при виде вбегающих в комнату людей. Где-то возле двери мелькнула светлая макушка Норда: его тащили трое в серых облегающих комбинезонах. Полукровка ужом выскользнула из рук, которые почти ее схватили, попутно ударив их обладателя. Он согнулся и упал, откатившись в сторону. Но на его месте тут же выросли еще трое. А с другой стороны кровати четверо таких же серых и незаметных прицелились из уже знакомого оружия: коротких темных трубок. Пришлось застыть с поднятыми руками, признавая численное превосходство. Оказаться оглушенной и беспомощной не хотелось совершенно.

" Как нашли? — билась в голове мысль. — И куда увели Норда?"

Все пространство вокруг "их" дерева оказалось занято летунами: вытянутыми и тонкими, похожих на стрекоз-мутантов, с перепончато-прозрачными крыльями и множеством круглых глаз. Местное солнце приветливо посылало свои лучи на Рубеллит, только над домом-деревом висела густая тень. Дайна задрала голову и тихо охнула: в воздухе покачивалось настоящее чудовище. Нижняя часть серого летуна оказалась непомерно раздутой, с небольшими иллюминаторами по бокам. Сверху, на голове, крепилась прозрачная кабина, где сидели два пилота.

— Куда вы меня?! — Дайна уперлась каблуками в землю, когда ее потащили к одной из "стрекоз". Но ее только резко дернули и с силой толкнули на сиденье. Напротив тут же очутились трое с оружием наперевес. Девушка тихо зарычала, оскаливая клыки. Но попыток напасть больше не делала. Слишком значительным оказался перевес сил.

"Стрекозы" одна за другой взлетали в воздух и резко срывались в одном направлении. Летун, в котором находилась Дайна, приблизился к своему чудовищному собрату. В брюхе образовалось круглое отверстие. Девушку быстро втолкнули внутрь, и "дверь" тут же исчезла.

— Эй! — девушка бросилась к одному из "окошек", затянутому толстыми нитями, похожими на паутину. Внизу проплывали верхушки деревьев, само брюхо слегка покачивалось. По бокам то и дело мелькали "стрекозы", в которых сидели все те же люди в сером. Силаты. Интересно, как они их нашли? Дайна ощупала все стены и пол камеры, в поисках выхода. Отсутствие Норда тревожило. С одной стороны, ученый утверждал, что ему ничего не будет грозить, если их обнаружат. С другой — вряд ли можно назвать несчастным заложником того, кого застали спящим в обнимку с беглянкой. Дайна снова подошла к окну и, преодолев брезгливость, вплотную прижалась к "паутине". Внизу уже проплывали улицы Рубеллита. Пространство вокруг кишело летунами, и все они старательно уступали дорогу процессии. Едва не вывернув шею, Дайна попыталась посмотреть вперед. Так, определенно целью прибытия являлся не Биоцентр, из которого они с Нордом так удачно сбежали. Золотисто-зеленый купол этого сооружения сверкал в отдалении, постепенно уходя назад. Зато впереди вырастало что-то странное. Девушка даже на мгновение забыла о своем плачевном положении, заворожено глядя на сооружение: гигантскую глубокую чашу, накрытую прозрачным куполом. Тонкие блестящие колонны, расположенные по периметру сооружения, можно было разглядеть издалека.

Внезапно показалось, что стало холоднее.

Игрища- место, куда ее собирались отправить прямиком из Биоцентра.

А это, скорее всего, полигон для их проведения.

Дайна уже без прежнего восторга перевела взгляд на "чашу". Если она права, то Игрища проходят здесь с большим размахом.


— Твои действия обречены на неудачу с вероятностью пятьдесят процентов, — синие глаза бесстрастно смотрели с золотистой стены. Дамиан мрачно сидел в кресле с видом человека, которого раздражает все вокруг. Но со "Святозаром" спорить всегда было бесполезным занятием: корабль обладал чуждым холодным интеллектом. Чудом было уже то, что он согласился считать Дамиана своим капитаном.

— Именно поэтому я собираюсь отправиться туда один, а тебя прошу сделать то, что уже сказал, — за пятнадцать лет Дамиан уже научился находить с кораблем общий язык. Убедить его действовать, можно было лишь при помощи логичных доводов, чем капитан сейчас и занимался. Фразы " я хочу спасти свою любовь" или " это мой долг" на корабль не действовали. Точнее он не считал их приемлемыми.

Дамиан раздраженно потер переносицу: с момента короткой связи с кольцом Дайны прошло несколько часов. Все это время капитан отчаянно перебирал варианты спасения взбалмошной жены. Проблем с проникновением на Цитрин не возникло бы. Любой может посетить этот мир, но не каждый сумеет его покинуть. А уж тем более он.

"— А ведь корабль прав, — Дамиан покосился на синие глаза. — Я могу подставить не только себя, но и его. Мой план отдает безумием, согласен. Нет никакой уверенности, что нужное нам место не изменилось за пятнадцать лет".

— Святозар, давай подумаем еще раз.


Ее пинком вышвырнули из камеры, заставили идти в сторону полигона, купол которого закрыл полнеба. Дайна мельком успела заметить несколько вещей: они опустились за высоким забором, и вокруг находилось еще несколько таких же серых летунов, какой привез ее сюда. А потом широкие ворота отрезали ее и охрану от внешнего мира. Здесь полукровку передали лысым здоровякам в синих одеждах. Девушка дернулась, раздраженно зарычала, за что заработала очередной пинок.

Мимо протащили здорового парня со скованными руками. Наверное, он ругался. С таким лицом и в таком положении только этим и можно было заниматься. Но Дайна не могла сказать с уверенностью: местного языка она не знала. Но проводила парня сочувствующим взглядом. Как и совсем молоденькую рыжеволосую девчонку, которая не ругалась, а лишь тихо плакала. Полукровка только головой покачала: то, что это бесполезное занятие, она поняла, едва попав в лапы этим бритоголовым. Хватка железная. Тут, пожалуй, даже чистокровный вампир был быбессилен что-либо сделать.

" Сначала разберусь, что здесь происходит. Просто представлю, что это работа. В которой выживание станет основной целью", — от таких мыслей стало чуть спокойней. Девушка загнала страх и панику подальше, оставив лишь холодное внимание. Надо запомнить путь к воротам. И тут же, словно прочтя ее мысли, на глаза опустилась плотная повязка. Полукровка лишь усмехнулась: ничего, запахи тоже могут многое рассказать. Она сосредоточилась на обонянии, запоминая и откладывая в памяти. Чтобы в нужный момент воссоздать общую картину.

Пока шли, Дайна успела насчитать пять поворотов и семь подъемов на лифте. Вокруг слышались резкие голоса, кто-то кричал. Девушка внимательно прислушивалась, стараясь запомнить все мелочи, принюхивалась, запоминая запахи.

А еще внутри ворочался страх. Противный и липкий, пытающийся вырваться на свободу, сломать, заставить паниковать. Полукровка глубоко вздохнула, загоняя его глубже.

Норд исчез. Скорее всего — мертв. Или его тоже ведут такими коридорами.

Альянс далеко. Друзей нет, а Дамиан…о нем лучше не думать, не тревожить ноющее сердце.

Наконец, пришли. Охрана остановилась, послышался отрывистый приказ, и стальная хватка на руках исчезла. А потом по глазам, освобожденным от повязки, ударил свет, заставляя на мгновение прищуриться. За спиной послышался шорох закрываемых дверей, но Дайна даже не обернулась, заворожено глядя на открывшуюся впереди картину.

Небольшое пустое помещение заканчивалось стеклянной стеной, за которой раскинулась арена для Игрищ. Огромное светлое поле, с вырастающими из него тонкими колоннами. Они почти упирались в прозрачный купол. Колонны стояли попарно, а между ними была натянута гигантская паутина, сотканная из двух типов волокон — токопроводящей и изолирующей. Рисунок плетения содержал множество близко расположенных узлов из изолирующего волокна, на каждом из которых висело по четыре жука, похожих на светлячков размером с кулак. К каждому узлу подходили четыре токопроводящих нити, с помощью которых подавались сигналы соответствующему "светлячку". Жуки под действием небольшого удара током начинали ярко светиться белым, синим, зеленым или красным цветом. Свет от тысячи и тысяч "светлячков" с расстояния в несколько десятков метров сливался в единую картину. Сигналы для этого своеобразного экрана создавались с помощью другого удивительного создания — небольшого изящного насекомого, похожего на стрекозу. Его фасеточные глаза позволяли практически напрямую транслировать изображение на "светлячковый" экран, а благодаря способности к полету, он мог добраться до любого места на арене, и зрители даже с самых дальних рядов могли наслаждаться зрелищем. Четыре таких экрана позволяли любоваться всей ареной.

Ничего этого Дайна, конечно, не знала. Она просто посмотрела на гигантские экраны, транслирующие пока пустую арену и зрителей. Много зрителей. И все нетерпеливо ждали начала представления, в котором она должна была стать одной из игрушек. Дайна прислушалась: зрители шумели и свистели, размахивая руками.

А потом Игрища начались. И полукровка забыла обо всем, устремив взгляд на арену. Чувствуя страх и желание оказаться отсюда как можно дальше. И вот этому она собиралась противостоять? Дайна проводила взглядом первую участницу: ту самую рыжеволосую девчонку, которую видела в коридоре. Она появилась откуда-то снизу и заметалась из стороны в сторону, что-то крича, протягивая руки и умоляя. Громкий рев зрителей заставил задрожать стекло, к которому прижималась Дайна. Широко открыв глаза, она не замечала боли от клыков, впившихся в губу. Струйка крови медленно стекала по подбородку, отдельные капли срывались на платье, которое она так и не сняла с вечера, заснув в нем.

Это была бойня. На огромной арене, под взглядами тысяч зрителей, обломки неудачных генетических экспериментов выходили против тех, кого общество Цитрина сочло бесполезными. Никакого оружия. Если кто-то выживал, то в следующий раз он уже выходил против новой группы. Победителей в Игрищах не было.

Участников выпускали по одному. Первый раунд закончился быстро и жестоко. Чешуйчатая лысая гадина, лишь отдаленно напоминающая человека, победно зарычав, просто разорвало рыжеволосую, подняв ее в воздух. А то, что происходило до этого момента, Дайна поклялась забыть. Слишком мерзко и страшно.

На одном экране совсем близко показали ложу Властителей: широкую и комфортную, с тремя уютными креслами. Два Властителя о чем-то негромко беседовали между собой, периодически кидая взгляды на поле или на зрителей. Разглядеть выражение их лиц мешали блестящие серебристые маски, изображающие холодные красивые лица. Третье кресло пустовало. Неужели кто-то из них нашел более важное занятие, нежели смотреть на Игрища? Полукровка вдруг почувствовала как страх уступил место гневу. С каким удовольствием она бы сейчас оказалась там, сорвала бы эти маски и вышвырнула этих тварей на поле. Чтобы они на собственной шкуре испытали то, что сейчас переживали участники Игрищ. Крик той девчонки до сих пор стоял в ушах. Интересно, а когда настанет ее черед? За ней придут? Или здесь есть какой-то тайный механизм, который просто вышвырнет ее на поле?

" Прости меня, Норд, за то, что втянула тебя во все это. Хотя, ты знал, чем рискуешь, — Дайна уже привычным жестом дотронулась до кольца. — Дамиан, ты был прав, когда покинул этот сумасшедший мир. Я пыталась убежать от тебя, а вместо этого попалась в лапы твоей родине. Смешно, правда? Или нет?"

" Абсолютно не смешно! — мысленно рявкнули в ответ. — Дайна, девочка моя, каким чертом тебя занесло на Игрища?"

Девушка тряхнула головой, словно стараясь прогнать наваждение. В ответ раздался тихий смех, полный радости и самодовольства.

" Я не глюк, дорогая женушка! Скажи спасибо колечку за то, что смог определить твое местонахождение. Извини, что так долго не выходил на связь, меня тут немного отвлекли "

"Ты где?" — только и смогла спросить Дайна. Дамиан в своем репертуаре: появился в самый отчаянный момент и готов сыграть роль героя. Полукровка вдруг улыбнулась, очень сердито. Что же, она сыграет свою роль восторженной жены, которую спас любящий муж. В конце концов, ей ведь надо отсюда выбраться?

"Совсем близко".

Шорох двери за спиной заставил резко обернуться, переходя в боевую стойку. Сначала в комнату ввалились тела охранников, а следом шагнул донельзя довольный Дамиан.

— Нервные они какие-то, — пожаловался он. Та же широкая улыбка на смуглом жестком лице, темные волосы стянуты в небрежный хвост. Родной…и ненавистный. Горло вдруг сдавило от непрошенных эмоций.

— Ты вовремя, — Дайна преодолела порыв подбежать и обнять. — Как сумел пробраться?

— Я помогал создавать все это, — Дамиан протянул ей руку. — Пойдем отсюда, пора возвращаться домой.

"— Вот вам и жаркая встреча любящих супругов", — мелькнула горькая мысль. Дайна еще даже не успела сполна ею насладиться, как вдруг Дамиан замер и, пробормотав что-то, резко шагнул вперед. Полукровка только стиснула зубы, когда он обнял ее, прижал к себе.

— Я безумно боялся, что не найду тебя, — тихий шепот, полный боли.

— Нашел ведь, — так же тихо ответила девушка и, уже громче. — Надо уходить.

— Куда уходить? Мы ведь даже не поздоровались! — раздался иронично-насмешливый голос. Дамиан резко развернулся, одновременно прикрывая Дайну. Та выглянула из-за его плеча, не веря своим ушам. В дверях, в окружении охраны, стоял мужчина в зелено-золотых одеждах ученого. Выражения лица за золотоймаской было не разобрать.

— Опусти станнер, — мирно посоветовал гость на языке Альянса, глядя на Дамиана. Тот не послушался, а что-то пробормотал на незнакомом языке. Незнакомом для Дайны. А вот зелено-золотой его очень хорошо понял.

— Ты не забыл эти ругательства? Надо же, — рукой в зеленой перчатке он поправил капюшон. — А своего Властителя ты тоже помнишь? — он снял золотую маску. — Прости, Дайна, что заставил тебя испытать неприятные моменты.

Дайна только открывала и закрывала рот, глядя на того, кого знала как Норда. Властитель? Ученый, который вытащил ее из Биоцентра, обещал спасение и прятал, рискуя собой — это Властитель? Девушке показалось, что она сходит с ума.

— Поздравляю, Дайна, — проговорил Дамиан, не оборачиваясь. — Кажется, тебя решили использовать как приманку. А перед этим еще и запудрили мозги. Кем он тебе представился? Ученым? А теперь познакомься, как следует. Третий Властитель, прозванный Сиятельным за свой гениальный ум и выдающиеся достижения на благо Цитрина. Я ничего не перепутал?

— Нет, — радостно отозвался Сиятельный. — Только забыл упомянуть, что я тебя создал. Но ведь это мелочи, правда?

* * *
Дамиан прищурил глаза, ничуть не обеспокоенный тем, что находится в ловушке. Да и поведение его никак нельзя было назвать вежливым.

— Так, что здесь вообще такое? — Дайна вопросительно глянула на Норда. Тот ласково улыбнулся и поманил ее рукой.

— Лучше подойди ко мне, красавица. Тебе ничего не грозило.

Дайна посмотрела на него без малейшего энтузиазма.

— Я не люблю, когда меня принимают за дурочку, — она отошла к стене. — Какого черта здесь происходит?

— Дайна, он тебя использовал, — Дамиан не отрывал взгляда от Норда. — Ты для него всего лишь приманка.

— А для тебя животное! — рявкнула полукровка. Норд радостно кивнул в знак согласия. Он вообще выглядел подозрительно довольным. Как кошка, поймавшая особенно жирную мышь. Золотисто-янтарные глаза светились от восторга.

— Ай-яй-яй, Дами, как тебе не стыдно. Окольцевал девушку арантом и даже не спросил ее разрешения. Принизил бедняжку до положения заклейменного животного, а то и рабыни.

Дамиан едва заметно побледнел. Не от стыда. Он с трудом сдерживал рвущуюся наружу злость.

— А бедняжка знает о некоторых приобретенных особенностях Властителей? С помощью того же аранта? Вы же его вживляете себе для связи между собой.

— А она знает, кем ты должен был стать?

— Хватит! — заорала Дайна, которой надоело, что ее обсуждают в третьем лице. — Норд, вся эта затея с побегами, планами была только для того, чтобы этого сюда заманить?

Самое обидное, что ученый даже не смутился. Взмахом руки отправил охрану за дверь. А Дамиан почему-то не собирался нападать, несмотря на представившийся шанс.

— Видишь ли, красавица, Дамиан сюда ни за что бы не вернулся. Я даже немного сомневался, захватывая тебя. Но потом увидел колечко и понял: сработает, — ученый вздохнул. — Правда, не ожидал, что ты окажешься настолько пленительной.

Дамиан с трудом удержался, чтобы не зарычать от ревности. Богатое воображение услужливо подбросило яркие картинки того, что могло произойти между этими двумя.

— Ну, чего ты стоишь? — не без ехидства поинтересовалась Дайна, видя как глаза мужа почернели от сдерживаемой злости. — Я ж теперь твоя собственность. Игрушка, которую можно отыскать везде, — ее начало трясти от возмущения. Атмосфера в комнате накалилась до предела.

— Он не может, — хмыкнул Норд. — Несмотря на все свои способности, Дами не может соперничать со мной.

Дамиан, видимо, все же решил рискнуть. И метнулся к золотисто-зеленой фигуре. Норд, вздохнув, вытянул вперед руку и повел ладонью вниз. От этого простого движения Дамиан споткнулся, словно налетел на невидимую стену. А затем, Дайна ошеломленно моргнула, затем медленно опустился на колени. Не сводя злобного взгляда с ученого, отбросил в сторону станнер. На девушку Дамиан, кстати, до сих пор не посмотрел. Будто боялся увидеть в ее глазах отвращение и ненависть.

— Дурак, — тихо произнес Норд, продолжая удерживать мужчину на коленях. — Ну что же ты за дурак. Зачем ты отказываешься от того, для чего тебя создали?

— Что значит создали? — заволновалась Дайна, второй раз услышав эту фразу.

— Дамиан — моя удачная попытка создать себе преемника, — отозвался Норд. — Первым был Седрик, но с ним не получилось так гладко. Властители не вечны. В свое время каждый из нас передаст все свои знания и знания прошлых поколений своему преемнику и уйдет.

— Сколько же тебе лет?

— Много, — грустно улыбнулся ученый. — Это я так выгляжу несерьезно.

— А все, что ты делал, только для того, чтобы заманить Дамиана сюда? Но зачем так сложно? Все эти погони, побеги, Игрища, — Дайна с отвращением ткнула пальцем в окно. Ей было противно, что беловолосый имел отношению в кошмару, творящемуся на арене.

— Мне было скучно, — признался Норд.

— Опять скучно? — Дайна не верила своим ушам.

— Поздравляю, милая, — хмыкнул Дамиан. — Теперь ты стала игрушкой и для Сиятельного.

— А детишкам слова не давали, — пропел Норд, опуская ладонь еще ниже, отчего Дамиан сильнее пригнуло к полу. — Итак, сын, вызывай сюда корабль. Пришло время возвращаться домой. И отдавать то, что взял без спроса.

— Он уже здесь, — усмехнулся вдруг Дамиан. — В данный момент "Святозар", скрытый маскировкой, висит над Биоцентром и готовится по моей команде нанести удар по главной лаборатории. Кстати, мои люди сейчас рядом с Лианой. И в любой момент могут снять с нее антимагический барьер. Девочка разнесет здесь все, сама того не желая. Ты же знаешь ее уровень магии. А если его приправить обещаниями увезти ее из этого места…

В комнате установилась тишина. Только рев толпы долетал с арены.

— Вы психи, — Дайна словно издалека услышала свой голос. — Вы просто два чокнутых, свихнувшихся на своей власти идиота! Для вас остальные только игрушки, которыми можно развлекаться и которых можно подставлять ради своего удовольствия или выгоды!

— Красавица,

— Дайна,

— Заткнитесь! Значит, ты, — она ткнула пальцем в Норда. — Твоей целью была не только девочка, но и я. Решил одним выстрелом прикончить двух зайцев? А ты, — палец переместился к Дамиану. — Когда узнал где я, то понял, что здесь что-то нечисто и решил подстраховаться?

— Дайна, отойди! — вдруг закричал Норд. Полукровка вздрогнула, по инерции делая еще шаг назад. И с легким вскриком проваливаясь в отверстие, появившееся в полу. Именно так все участники попадали на арену, подталкиваемые охраной.

Норд не стал тратить время на ругательства. А просто рявкнул в пространство короткий приказ убрать всех с арены. Его услышали. Властителей слышали всегда, когда они хотели этого.

— Куда? — взревел Сиятельный, но было уже поздно: Дамиан, почувствовав, как невидимая сила ослабла, рыбкой нырнул вслед за Дайной. Вот теперь ученый выругался. Крепко и с чувством. Только повторять "подвиг" Дамиана не стал, а просто стремительно вышел из комнаты. Он знал другие пути выхода на арену.


Узкий наклонный тоннель закончился очень скоро и Дайна вылетела на арену. Девушка попыталась с помощью кувырка ослабить удар при приземлении, но платье сковало движения, и она неловко завалившись, ударилась боком. Через пару секунд полукровка вскочила и настороженно оглянулась. С трибун с недовольными криками уходили горожане, подгоняемые отрядами силатов. С центра арены к Дайне устремились ее противники.

Один из них представлял собой четырехметровое человекообразное существо. Только вместо рук у него были длинные щупальца, оканчивавшиеся роговыми лезвиями, каждый длинной с руку человека. Фигуру венчала маленькая головка с недоразвитыми бусинками глаз. Монстр неторопливо передвигал свои колоссальные конечности и постоянно раздувал ноздри. Похоже причиной его появление на арене как раз и была его медлительность и плохое зрение, которое он пытался скомпенсировать обонянием.

Второй и третий противники выглядели как очень худые и абсолютно лишенные шерсти пантеры. На шее у них были застегнуты металлические ошейники. На первый взгляд Дайна не смогла определить, в чем их слабость.

Пантеры побежали в разные стороны, стараясь оказаться по разные стороны от полукровки. Высокий монстр пошел напрямую, размахивая своими щупальцами во все стороны. Девушка оценила ситуацию, и, в оставшиеся до столкновения несколько секунд, скинула мешавшее платье и осталась в лифчике и шортах. С трибун донеслись одобрительные вопли еще остававшихся зрителей.

Дайна решила, что основную опасность для нее представляли гибкие и быстрые кошки, которые уже начали свою охоту. От броска первой кошки девушка легко ушла с помощью низкого кувырка. К сожалению для полукровки, вторая пантера похоже предугадала ее движение, и успела слегка зацепить ее когтями. От вспышки боли и отчаяния Дайна пронзительно взвизгнула, и, к ее удивлению, пантера отскочила, зашипела и начала трясти головой. Слишком чувствительные уши, догадалась девушка, и снова завизжала. Пантера сердито прижала уши и отбежала подальше.

Полукровка не успела даже порадоваться своей маленькой победе. В пылу схватки она забыла про вторую пантеру, которая прыгнула на нее сзади. Дайна почти увернулась, но когти разодрали кожу и мыщцы на плече почти до костей. Хлынула кровь и у девушки закружилась голова от ее быстрой потери. Она из последних сил крикнула на ощерившуюся пантеру, которая тут же отбежала подальше. Вся схватка с кошками заняла не больше пары десятков секунд, которых хватило неуклюжему гиганту, чтобы добраться до своей намеченной жертвы.

Монстр торжествующе заревел и взмахнул щупальцами в направлении полукровки. От первого удара Дайна увернулась, но она быстро слабела от кровопотери и следующий удар едва не застал ее врасплох. Она попыталась поднырнуть под роговое лезвие, но монстр молниеносно изогнул щупальце и отбросил его изгибом девушку. Она пролетела несколько метров по воздуху и некрасиво плюхнулась в пыль. Удар парализовал ее и едва не вышиб из нее дух.

Дайна лежала на пропитанной кровью земле арены и сквозь накатывающий дурман видела, как со всех сторон к месту драки спешат насекомовидные аппараты силатов, как убегают, поджав хвост, пантеры. И как к ней приближается ее смерть в виде уродливого монстра.

Транспортная система арены продержала Дамиана в своей утробе на несколько секунд дольше, чем Дайну, и выбросила его в дальнем конце арены. Он вскочил на ноги и увидел, как его женщина пытается выжить в схватке с двумя модифицированными котораллами — эти первоначально небольшие существа когда-то были превосходными ночными охотниками на одном из островов этой планеты.

Дамиан в очередной раз проклял Норда, в этот раз за то, что он отобрал у него все оружие, и побежал на помощь жене. Несмотря на то, что он бежал намного быстрее, чем может бежать обычный человек, он все же не успел. Гигант в очередной раз взмахнул щупальцев, готовясь прикончить уже лежащую без движения полукровку. Дамиан высоко подпрыгнул и, ухватившись за атакующее щупальце, немного изменил направление его движения. Роговое лезвие с громким хрустом ударилось об твердую землю, на волосок промахнувшись мимо Дайны, и застряло. Монстр издал рев огорчения и боли, и вторым щупальцем попытался достать нового противника.

На этот раз удача подвела человека, и Дамиан, попытавшись спрятаться за застрявшее щупальце, недооценил тупость гиганта. Урод перерубил свое второе щупальце и достал маленького врага. Роговое лезвие рассекло плоть, перерубило кости правого плеча и превратило в кровавое месиво легкое.

Трава арены щекотала нос, девушка чихнула и похолодела, услыхав неподалеку стон. Откуда силы взялись? Дайна кое-как приподнялась, обернулась…

Есть моменты, когда хочется, чтобы все оказалось дурным сном.

Кошмаром, который развеется с наступлением утра.

Дамиан лежал неподалеку, весь в крови, с разрубленным плечом. Рядом валялась туша монстра, утыканная отравляющими дротиками.

Дайна подползла ближе, не обращая внимания на головокружение и боль в спине и плече.

— Дамиан! — она кричала, не слыша себя. Пальцы обхватили его лицо, словно пытаясь удержать остатки жизни.

— Тише, милая, — едва уловимый шепот. И карие глаза, уже начавшие тускнеть, нашли ее взглядом.

Она умирала вместе с ним. Забывая все неправильное, что стояло между ними. Оно исчезло, перечеркнутое этим поступком. Дайна прекрасно понимала, что если бы не Дамиан, она бы сейчас лежала с пронзенным сердцем. Зарыдала громко, с надрывом, захлебываясь слезами.

Кто-то подошел к ней. Девушке не было никакого дела до этого. И до всего остального. Только когда раны на спине и плече вдруг перестали болеть, а края щеки коснулось что-то шелковистое, она подняла голову, встречаясь взглядом с желтыми глазами Сиятельного.

— Он был моим лучшим творением, — грустно промолвил Норд, убирая руку с ее плеча. Дайна взвыла от боли и прижалась к Дамиану. Ученый задумчиво посмотрел на ее вздрагивающие от рыданий плечи.

— На что ты готова пойти ради того, чтобы он жил? — внезапно поинтересовался он. Девушка обернулась, взмахнув взлохмаченными волосами. В заплаканных глазах сверкнул отблеск безумной надежды.

— Все, что попросишь!

— Даже готова согласиться стать моей, и никогда больше не увидеть его? — Норд выгнул светлую бровь. Дайна снова отвернулась, склонившись над Дамианом.

— Да, — голос звучал глухо. — Если ты вылечишь его и отпустишь, то я стану твоей. И никогда не буду пытаться увидеться с ним. Даже если ты оставишь его на Цитрине, я не взгляну в его сторону!

Ее отодвинули в сторону. Норд опустился на колени, не обращая внимание на свои роскошные одежды. Дайна застыла, боясь поверить в происходящее. Только прижала руку ко рту, сдерживая рыдания.

Что-то происходило.

Надежда стала сильнее, но все еще боялась расцвести пышным цветом.

Он же смог вылечить ее. Дайна коснулась плеча, где под размазанной кровью нащупывались шрамы. Она уже не чувствовала, что может упасть в обморок, хотя от потери крови голова продолжала мягко кружиться. Но сейчас ее это, честно говоря, совершенно не волновало.

Норд держал руки над раной. Молча, не шевелясь. Из-за его спины нельзя было разглядеть, что он делал. А Дайна боялась подойти ближе, боялась помешать и все испортить.

Минуты остановились. Само время замерло в ожидании.

Только громкий стук сердца в ушах. И склонившаяся беловолосая фигура с распростертыми над телом руками.

Казалось, минула вечность. Пока, наконец, не раздался громкий стон.

— Жить будешь, — Норд поднялся с колен и отряхнул наряд. — Вставай, любитель бросаться под удары.

— Дамиан! — всхлипнула Дайна, глядя как муж медленно садится: бледный, но живой и невредимый. Норд деликатно кашлянул, привлекая внимание к своей персоне.

— Ты зачем меня вылечил? — хрипло поинтересовался Дамиан. Он все еще продолжал сидеть. В прорехе комбинезона можно было увидеть, что от страшной раны остался лишь едва заметный след.

— Всегда пожалуйста, — невозмутимо отозвался Сиятельный. Он не отрываясь смотрел на Дайну. А оналишь кивнула головой, помня об обещании.

— У тебя три минуты, — Норд отошел в сторону, давая ей возможность, наконец-то, подбежать к Дамиану. Что девушка и сделала. Рванулась вперед, упала на колени и почувствовала как вокруг талии смыкаются руки. Такие знакомые и любимые.

Последний раз…

— Мы оба натворили глупостей, — Дайна так прижалась к Дамиану, что казалось, ничто не смогло оторвать ее от него.

— Ты о чем? — не понял мужчина. — Теперь мы исправим то, что натворили по глупости.

— Не исправим, — Дайна уткнулась ему в шею. — Я остаюсь на Цитрине с Нордом.

Сиятельный спокойно выдержал полный ненависти взгляд Дамиана. Мужчина попытался вскочить, но девушка вцепилась в него. Да и охрана, к тому времени прибежавшая на арену, плотным кольцом обступила парочку.

— Если ты сейчас взорвешь головную лабораторию, — спокойно отчеканил Норд, глядя на Дамиана. — То моя система расстреляет тех, кто находится рядом с Лианой. Или ты наивно полагал, что я позволю вам свободно разгуливать по Биоцентру? Там изменилась система охраны с тех пор, как ты нас покинул. Так что будь хорошим мальчиком и отзови свой чудный корабль обратно.

— Хорошо, — как-то подозрительно легко согласился Дамиан и неожиданно заорал. — Святозар, уходи в междумирье!

— Очень мило, — прокомментировал Норд. — Спас корабль, погубил себя и своих людей. Ладно, у вас осталась минута.

Минута. Слишком мало, и одновременно бесконечно много. Норд со скучающим видом ждал истечения срока. Он не сомневался, что полукровка сдержит обещание.

Дайна действительно расцепила объятия, едва прошла минута. Дамиан не удерживал ее. Зная, что не передумает, не попытается обмануть. Только снова отыскал взглядом ученого. И если бы мог убивать взглядом, то Норд давно уже рассыпался бы кучкой пепла. Но увы, вместо этого Сиятельный ухмыльнулся и полностью переключился на подходившую Дайну.

— Красавица, не смотри волком, быть моей не так уж и плохо.

— Не сомневаюсь, — Дайна произнесла это спокойным безжизненным голосом. Словно это не она пять минут назад рыдала, захлебываясь слезами. Сейчас об этом можно было догадаться лишь по покрасневшим глазам, темным и застывшим.

За ее спиной послышалась ругань, Дамиан попытался прорваться сквозь охрану. Не смог, схватили и заставили замереть. Прижали к голове толстый короткий пистолет. Чтобы точно не натворил глупостей.

Шаг, еще один. Дайна вплотную подошла к Сиятельному, упорно разглядывая траву под ногами. Не отшатнулась, когда ученый-Властитель уверенно притянул ее к себе, только напряглась и чуть отвернулась в сторону.

— Посмотри на меня, — нежно проговорил Норд, заставляя ее поднять голову. Пальцы осторожно обхватили подбородок девушки, не давая взглядам расцепиться. Дайна и ученый сейчас стояли так близко, что она чувствовала его дыхание на лице. И легкий цитрусовый аромат. Мелькнуло воспоминание, что Дамиан предпочитает древесные запахи. Сердце сжалось, но снаружи Дайна осталась спокойной. Может, немного опечаленной и напряженной. Она уже давно научилась скрывать свои эмоции, если сейчас расслабиться и закричит от внутренней боли, то никому не станет легче.

Норд умел целоваться. Властно, нежно, возбуждающе. Этого не отнять. И полукровка невольно закрыла глаза, упираясь руками ему в грудь. Зная, что Дамиан сейчас готов разорвать обоих. Ощущая, как начинает кружиться голова, но в груди по-прежнему лишь горечь и пустота. Дайна не злилась на Норда: он правитель, и этим все сказано. Глупо было надеяться, что он согласится помочь просто так, без выгоды для себя.

— Не бойся, — интимный шепот возле уха заставил вздрогнуть. Норд уже просто прижимал ее к себе, вдыхал запах растрепавшихся волос. — Я знаю, что ты чувствуешь.

Что? Она не ослышалась? Дайна в изумлении посмотрела прямо в золотистые глаза. Норд в ответ подмигнул, а затем устремил взгляд поверх ее головы, на взбешенного Дамиана.

— Да-а-ами, ты понял, на что пошла твоя жена ради тебя? Ага, по глазам вижу — проняло. А ты способен на такое? Дайна променяла свободу ради того, чтобы ты жил. А ты смог бы променять свою свободу на то, чтобы вернуть ее? Отдать свой корабль, стать моим преемником, но зато я отпущу девушку.

— Я тебя ненавижу, — тихо отозвался Дамиан. — Ты прекрасно знаешь ответ. Тебе мало того, что ты отобрал у меня?

— Я еще ничего не отбирал, — парировал Норд. — Я еще только попробовал на вкус. Ай! Дайна, пинаться нехорошо.

— Зато надежно и практично, — прошипела полукровка, рассерженная диалогом. — Ты что задумал?

— Да, Норд, — со злым восхищением вдруг произнес Дамиан. — Все-таки ты великий интриган. Так суметь сыграть на ситуации. Признайся, ты заранее все обдумал?

Сиятельный неопределенно пожал плечами, продолжая обнимать Дайну. Та терпеливо ждала, не понимая что тут происходит.

— А если меня не устраивают твои условия?

— Три года, — Норд чуть склонил голову набок. — Такой расклад тебя устроит?

— Десять лет.

— Не-а, не больше пяти. И девочка остается.

— Черт с тобой, я согласен.

— Вы о чем это? — заволновалась Дайна.

— Пусть он тебе расскажет, — Норд снова переключил внимание на девушку. — Уходите. Я отпускаю вас, но Лиана остается на Цитрине, — он прижал палец к губам Дайны. — Тс-с-с, красавица, я уже принял решение. Ты нужна мне, но я не смогу быть с тобой и знать, что постоянно думаешь о другом. Иногда надо отпустить любимого, ради своих чувств.

— Но…

— Или ты хочешь остаться? — прищурился ученый. Дайна поспешно отступила на шаг, чтобы тут же снова бросилась ему на шею.

— Спасибо! Спасибо тебе огромное!

— Вот, хоть спасибо заслужил! — грустно усмехнулся Норд.

— Дами, — окликнул он мужчину, когда супруги уже собирались залезть в летуна. — Ты насчет свободы и равноправия подумай, ладно. Иначе потеряешь свою женщину, из-за глупых собственнических чувств.

— Не лезь, папуля, — огрызнулся Дамиан.

— Ах, сынок, какой же ты все-таки раздолбай, — патетично воскликнул Норд. Дайна не удержалась и хихикнула: папочка выглядел ровесником сыну.

Летун медленно поднялся в воздух и вдруг резко сорвался с места. Норд наблюдал за ним, пока он не превратился в темную точку и не затерялся среди остальных.

— Ну вот, — Сиятельный вздохнул. — Надо придумать что-то новенькое, — он повертел в руках волосок, который вырвал на прощание у полукровки. — Для начала, пожалуй, отправимся в Биоцентр.

* * *
— Не понимаю, — Дайна мерила шагами каюту "Святозара". Дамиан настоял на том, что ей необходимо провести здесь несколько часов для "проведения полноценной беседы о нашей дальнейшей жизни" после того, как Дайна вышла из медотсека. Девушку эта тема тоже весьма интересовала, но начинать ее первой она не решалась. Внутри, под тонким слоем обиды и возмущения, бушевали совсем другие чувства. И одно из них, она уже это поняла, прогнать не получиться. Никогда. То, что произошло на арене Игрищ, расставило все по своим законным местам.

— Все ты прекрасно понимаешь, — отозвался Дамиан. Он подпирал стену корабля и с интересом следил за хаотичными перемещениями супруги. Если честно, то ему хотелось перейти на другую тему, но мужчина боялся все испортить. Ему хотелось обнять ее, защитить. Но Дамиан сдерживался: ему нелегко будет вернуть то доверие, которое уже однажды возникло между ними.

— Дайна, только не говори, что не разгадала весь план.

— Весь — нет. Только частично. И кое-что для себя выяснила. Норд вырастил тебя, надеясь, что однажды ты займешь его место. А ты в благодарность украл корабль и удрал. Сиятельный терпеливо ждал подходящего случая, а однажды как-то ухитрился узнать, что у тебя появилась жена — полукровка из Альянса. И, более того, ты надел ей на палец кольцо из аранта. Значит, она тебе чем-то дорога? А тут как раз по счастливому стечению обстоятельств выясняется, что эта самая девушка будет инициировать Лиану — девочку, за которой давно ведется наблюдение. Я не знаю как цитринцы выяснили, что у ребенка огромный магический потенциал. И устроили налет, с помощью которого похитили и Лиану, и меня. Только я им нужна была как приманка, да? Норд собирался подманить тебя на живца. Хотя тут тоже был сильный риск: ты мог предпочесть свободу, а меня оставить на произвол судьбы. А теперь скажи мне, милый друг, почему Норд решил, что ты поведешься на весь этот спектакль. И для чего ему нужны были все эти игры Цитрина?

— Кольцо, — негромко проговорил Дамиан. — Оно позволяет определить местонахождение человека, как ты уже знаешь. Атмосфера Цитрина создает сильные помехи, я не мог тебя почувствовать. Сиятельный знал, что только сильный всплеск эмоций может преодолеть помехи и достигнуть моего сознания. Побег, Игрища, рассказ о кольце — это все для того, чтобы ты дала волю своим эмоциям.

— Ты знал, что если появишься на Цитрине, то тебя схватят. И заберут корабль, — Дайна замерла, в упор глядя на мужчину. — Зачем ты решил рискнуть?

— Сядь, пожалуйста, — мягко попросил Дамиан. Девушка чуть вздернула брови, но послушалась.

И едва не подпрыгнула, когда капитан корабля, подойдя к креслу, вдруг грохнулся на колени. Точнее, она сделала попытку вскочить, но Дамиан удержал ее за плечи.

Этот взгляд был ей знаком. Именно так Дамиан смотрел, когда они только начинали свою совместную жизнь.

— Норд знает меня как никто другой. Он знал, что просто так я не вернусь на Цитрин. Но подозревал, что я приду за тобой. Это все одна огромная игра, Дайна. Он мастер в этих делах! Ему скучно, а тут можно и повеселиться, и сделать то, что задумал. Я правда едва не испортил ему все, попав под удар трезубца, но это так, досадная помеха. Ты же видела как быстро он меня вылечил.

— Ага, после того как поставил ультиматум.

— Да не собирался он тебя оставлять! — взорвался Дамиан. — Он бы и так меня вылечил. Но ему нужно было кое-что. И он знал, что получит это от меня только если ставкой будешь ты! По-другому я бы ни за что не вернулся на этот Цитрин.

— Опять я, — возмутилась Дайна. — Да сколько ж можно?

— Сколько нужно. Я, как он. Если полюблю, то навсегда. И настоящую женщину.

"Настоящая женщина" поняла, что сейчас покраснеет. И завозилась в кресле, стараясь скрыть смущение и радость от такого признания.

— Хочешь сказать, что до этого ты не влюблялся?

— До этого я трахался, — несколько грубо ответил Дамиан. — А ты — совсем другое. И Норд это сразу понял. Он не собирался меня сажать в тюрьму или что-то в этом роде. Просто ему нужно было мое слово в обмен на нашу свободу. И он его получил.

— А, вы там что-то про года спорили…

— Именно! Я пообещал Норду, что вернусь через пять лет и стану его преемником. Ради этого все и затевалось.

Дайна ошарашено молчала, осмысливая вышесказанное.

— Поверь мне, — тихо произнес Дамиан, не убирая рук с ее плеч. — Я виноват перед тобой. Нет, ни за то, что совершил два года назад, тогда не было иного выхода. Но я ошибся, думая, что вдали от меня ты быстрее все поймешь и простишь. Я идиот, Дайна, самый настоящий идиот. И эгоист. Потому что не подумал, что и ты будешь страдать. Ты думала, что никто ничего не знает, но Торий был в курсе того, что ты тосковала. Прости меня, пожалуйста, я сделаю все для того, чтобы ты снова стала доверять мне.

— А кольцо…

— Я не сниму его, — пальцы мужчины коснулись серебряного ободка. — Может, потом. Но не сейчас. Ради тебя самой, милая! Боюсь, что скоро может начаться период, когда никто из нас не будет в безопасности.

— В смысле? — нахмурилась девушка. От осознания того, что она, наконец, рядом, что до нее можно дотронуться, кружилась голова. Дамиан захотел схватить ее в охапку, бросить на диван и увидеть как потемнеют ее глаза, услышать стон и понять, что он ей все еще нужен. Но нет, нельзя. Надо еще заслужить, чтобы снова оказаться рядом с ней. Поэтому он лишь взял ее ладони в свои и тихо произнес.

— Кажется, я выяснил, почему у полукровок нет детей.

История 6. Разрушение легенд

* * *
В зале собралось немного народа. В полупустом помещении голос Магистра Тория отлетал от стен, выложенных темно-красными плитами. Солнечные лучи, прокравшиеся через приоткрытые двери, яркими бликами падали на гранитный пол. Здесь не было окон: вдоль стен стояли высокие, почти до потолка, плоские шкафы, разделенные на множество ящиков. На каждом виднелась короткая надпись. В неярком свете круглых, плавающих под потолком светильников, было сложно разобрать, что там написано.

Собравшиеся молчали, слушая Магистра. Глаза всех были устремлены в центр зала, где стоял низкий каменный стол. У его края застыла невысокая фигура в темно-синем одеянии, скрывающем ее с ног до головы. Темно-красные глаза с легким любопытством разглядывали присутствующих. Иногда странное существо издавало тихий звук, словно сдавленно хихикало.

— И пусть виновные понесли суровое наказание, это не вернет нам нашу подругу, жену и коллегу, — Магистр завершил речь. — Но она возродится в наших сердцах, согревая воспоминаниями о себе. Да будет ей хорошо за Гранью! — он отошел в сторону, кивнув существу в балахоне. Среди собравшихся царило молчание. Ни звука, ни всхлипывания, ничто не нарушало скорбной тишины. В подобные минуты слова ничего не значат. Можно лишь молчать и вспоминать, прощаясь.

Существо откинуло капюшон, обнажив лысую голову. С усмешкой покосился на всех и перевел взгляд на ту, что лежала на столе. Тонкая фигура, безвольная и похожая на куклу, сломанную кем-то жестоким. Темные гладкие волосы обрамляли бледное спокойное лицо, словно девушка просто спала.

— Мои соболезнования, — тихо прошептал Торий двум соседям: худощавый гибкий блондин с желтыми глазами чуть склонил голову, давая понять, что услышал. Его друг, высокий широкоплечий мужчина с темными длинными волосами, не отрываясь смотрел на стол. Сейчас он никого не видел и не слышал. Торий лишь вздохнул: не повезло капитану "Святозара". Лишь два месяца прошло с тех пор, как он вернул свою жену. Они толком не успели насладиться спокойной жизнью. И вдруг такое горе.

И все-таки Дамиан разжал стиснутые губы. Чтобы произнести лишь одно слово.

— Дайна…

Существо еще раз жутковато хихикнуло и резко простер руки над телом. Сине-зеленое пламя с тихим гудением охватило стол. Блондин судорожно вздохнул, но не отвернулся. Лишь до боли прикусил губу.

Вскоре все закончилось. Оставшийся пепел некромант осторожно ссыпал в сине-зеленую тонкую вазу и с поклоном вручил Магистру. А тот передал Дамиану.

— Вы заберете ее домой?

— Нет, — блондин забрал вазу. — Капитану сейчас очень плохо. Оставим ее пока здесь.

Магистр вернул вазу некроманту. Тот подошел к одному из шкафов. Тихо прошуршала небольшая дверь, открывая узкую нишу, как раз под размер вазы. Дверь захлопнулась, на ней медленно проступила золотистая вязь букв.

— Я навещу ее родителей, — Дамиан безучастно наблюдал как расходились люди. Магистр слегка нахмурился.

— У нас, конечно, есть их адреса. Но я не уверен, что это разумное решение. Она изгой для них.

— Я хочу лично увидеть их реакцию на гибель дочери.

— Ладно, если тебя это успокоит, — Торий глянул на блондина. Тот лишь кивнул, давая понять, что проследит за своим капитаном.


Два дня назад.


Дамиан резал лук. Тонкие кольца ровно ложились за острейшим лезвием широкого ножа. Рядом, в прозрачной миске, уже лежала порубленная зелень. Мужчина тихо фыркнул и локтем попытался убрать с лица выбившуюся из хвоста темную прядь. Вчера он вернулся поздно, буквально дополз до своей комнаты и проснулся от ярких лучей солнца. Неизвестно отчего вдруг пришла идея самому приготовить завтрак. Сделать еще один шаг к сближению со своей женой. Почти два месяца прошло с тех событий на Цитрине. Дамиан, если не выполнял поручения Альянса, то всегда возвращался в этот двухэтажный особняк, расположившийся на окраине Тиагона — одного из крупнейших городов мира Акорон. Мир этот входил в семерку, образовывающую ядро Альянса. А точнее, был первым среди них.

Дамиан мельком глянул на радужные часы, висевшие над столом. За ними блестело окно в полстены, смутно отражая то, что происходило за спиной мужчины. Дамиану потребовалась доля секунды, чтобы среагировать. Он развернулся, выбрасывая вперед руку. Блеснуло лезвие, молнией прочертив воздух кухни. Нож с глухим стуком до полвины ушел в деревянный косяк, зацепив несколько темных волосков.

— Псих! — заорала Дайна откуда-то с пола, куда она моментально шлепнулась, едва увидев летящий нож. Осторожно потрогала голову и оглянулась на косяк.

— А где боевая стойка? — поинтересовался Дамиан, неторопливо доставая еще несколько ножей.

— Зачем она мне на моей кухне? — девушка вскочила на ноги, и тут же совершила немыслимое па, уходя от второго броска. И от следующего. Дамиан только довольно ухмылялся, продолжая швырять ножи. Дайне такая опасная зарядка надоела. Она увернулась от очередного броска, пролетела по воздуху и откатилась за угол.

— Псих! И поступки у тебя идиотские, — донесся раздраженный голос, а потом послышались шаги в сторону ванной комнаты. Дамиан довольно усмехнулся и вышел следом.

Девушка кошкой кинулась откуда-то сбоку. Ловкой подсечкой сбила на пол и довольная уселась сверху, зажав руки коленями. Чуть склонила голову к плечу, мило улыбаясь и позволяя полюбоваться острыми клыками.

— Что, не ожидал?

— Честно? — Дамиан прищурился, ничуть не раздосадованный падением. — Ожидал.

Он ногами сдавил девушку за талию и легко скинул с себя. Теперь роли поменялись: Дайна, громко хохоча, извивалась на полу, стараясь вырваться. А Дамиан, едва не зевая, сидел на ней верхом, придерживая за руки и не позволяя себя пнуть.

— Нет, ну вообще неплохо, — признался он. — Учтивая, что ты была сонная и явно не ожидала нападения.

— А если бы попал?

— В тебя? Дайна, а то я не знаю твоей реакции. И потом, максимум, что тебе тогда грозило бы — огромная дырка в ухе.

— Огромное спасибо, но я не люблю серьги, — девушка досадливо завертела головой. — Слезь с меня, я еще не умывалась, а уже хочу есть. Чего мне ожидать в следующий раз? Ты вломишься ко мне в комнату посреди ночи и попытаешься проткнуть мечом? Или просто пристрелить?

— К тебе в комнату? — Дамиан деланно задумался. — Хм, а какой меч ты имеешь в виду?

— А ну пусти меня. Пошляк!

Мужчина улыбнулся в ответ с совершенно невинным видом. А взглядом быстро пробежался по гибкой фигуре, не очень-то скрытой шортами и майкой. Дайна перехватила взгляд и вздрогнула. В пылу "битвы" не обратила внимания, а тут накатило: он же сидит на ней, раздетый по пояс, так близко. Сердце застучало чаще, она увидела как и без того темные глаза Дамиана стали почти черными. Это означало, что он либо сильно злиться, либо…либо возбужден.

— Я не пошляк, — мужчина оторвал взгляд от ее лица. — Я эротический шутник, малыш. Будем считать, что утренняя разминка окончена, — он быстро соскочил и протянул ей руку. Дайна гордо проигнорировала этот жест, взвиваясь на ноги одним слаженным движением.

— Через три часа начнется следующая тренировка, — крикнул ей вслед Дамиан. Дайна замерла возле лестницы, что вела на второй этаж. Покосилась через плечо на мужа.

— Слушай, мне не нравится эта идея, я уже говорила?

— Да, вчера ты повторила это раз десять.

— Видишь. К тому же меня смущает наш скорый гость.

— Это он меня смущать должен, — проворчал Дамиан. — Паршивец бьет себя кулаком в грудь и кричит, что придумал классную вещь. Но отказывается говорить, заявляя, что хочет сделать сюрприз. А я тебе одно могу сказать: у Норда все "сюрпризы" весьма и весьма специфичны. А порой даже опасны.

— Да ладно, признайся, что ты просто ревнуешь.

— Иди в ванную, — ушел от темы Дамиан. Девушка была права. Он ревновал. Сильно, почти до безумия. Но сдерживался. С Дайной нужен другой подход, и он его уже выбрал.


К тому времени, как Дайна привела себя в порядок и вернулась на кухню, Дамиан уже смог успокоиться и еще раз прокрутить в голове сегодняшний план действий.

— У тебя черти в глазах прыгают, — девушка скользнула за стол и потянулась к тарелкам. — Что опять на уме?

— Ничего, — мужчина с независимым видом допил кофе и блаженно вздохнул.

— Что, совсем ничего? — хихикнула собеседница.

— Только проверять не надо, — Дамиан с интересом проследил как Дайна потянулась к нему рукой. И осторожно постучала костяшками пальцев по голове.

— Ну как?

— Хорошая голова, — задумчиво протянула Дайна. — Литая, без пустот.

— Так это ж здорово, — Дамиан подхватил игру. — Зато по ней можно бить сколько угодно, а мне ничего не будет.

Дайна хмыкнула, но свой комментарий решила придержать при себе. Молча доела завтрак и вскочила.

— Я к Магистру Торию. Он связывался со мной утром. Кажется, мой отдых подходит к концу, и скоро пойдут новые подопечные.

Она и Дамиан обменялись понимающими взглядами.

— Ладно, — буркнул мужчина. — У меня тоже дела. Но через три часа нас ждет тренировка. Не забывай.


Дайна всегда сравнивала солнечный Тиагон с россыпью сверкающих драгоценных камней. Очень редко небо над ним заволакивалось тучами. Лишь когда погодные маги решали, что пора пролиться дождю. Или наместник желал понежиться в прохладе. Но сейчас окна домов и витрины сверкали в утренних лучах солнца, посылая сотни солнечных зайчиков. А сильнее всего блистали огромные витражи здания Альянса. К нему то и спешила Дайна, перебегая оживленные дороги и топча аккуратные газоны. Темноволосая худощавая девушка в легком коротком платье и с улыбкой на лице.

"— Вот почему так? — она нахально пересекала широкий ровный газон. — То нет в жизни мужика, а то появляются сразу целыми гроздьями".

Мысли эти адресовались вчерашнему вечеру, когда судьба в очередной раз столкнула Дайну и Елисея нос к носу. Эльф расцвел и моментально пригласил на свидание. Пришлось тактично напомнить, что она теперь немного несвободна. Елисей загрустил, но настаивать не стал, а быстро куда-то исчез. Надо полагать, отправился зализывать сердечные раны.

Но мысли об эльфах моментально выветрились, едва девушка переступила порог кабинета главы ОИ — отдела инициации.

— Рад видеть тебя, Дайна, — Магистр Торий отвернулся от окна, из которого он что-то внимательно высматривал на внутреннем дворике. Девушка привычно уселась в уютное кресло. Кабинет Магистра причудливо сочетал современные новинки техномагии и обстановку "под старину"

Самому Магистру она доверяла полностью. С тех пор, как тот забрал ее к себе в дом, решив воспитать как собственную дочь.

— Как ты себя чувствуешь? — Торий сел напротив, взмахом руки подзывая графин с соком и тонкие стаканы.

— Хоть завтра в бой, — девушка кивнула, принимая угощение. Приятная атмосфера кабинета расслабляла, хотелось свернуться калачиком и поделиться самыми сокровенными тайнами.

— Это хорошо. Ты была у целителя?

— Как только вернулась, — Дайна замялась. — Магистр, я понимаю, что надоела своими глупыми вопросами, но тут такое дело…

— Что? Какие-то проблемы?

— Да так, глупости все это…

— Дайна, — Торий чуть нахмурился и, протянув руку, коснулся пальцев девушки. — Ну мне ты можешь говорить любые глупости. И активно этим пользуешься, а? — голубые глаза мужчины хитро прищурились.

— Ну, — полукровка заметно смутилась. — В общем, целитель сказал, что я в полной норме. Никаких последствий после изменений моей внешности нет. И я вспомнила, что говорил ученый, который меня исследовал. Он утверждал, что у меня могут быть дети. Просто на эээ…репродуктивных органах стоит какой-то магический блок, похожий на проклятье. У них там с магией проблемы, поэтому толком исследовать не получилось. Но этот тип утверждал, что проблема решаема. И снять блок можно. Правда сделать это в состоянии только очень сильный маг.

Торий некоторое время разглядывал бокал, словно надеясь найти там ответ. А когда поднял взгляд на собеседницу, то она прочла в нем печаль.

— Знаешь, Дайна, иногда я жалею, что не занимаю более высокий пост, который позволил бы мне, — Магистр вздохнул и почти прорычал. — Разорвать тех, кто осмеливается говорить тебе подобное. И давать ложные надежды.

— Но у них очень развита отрасль биологии и генетики, — робко вставила девушка. Магистр резко встал, едва не разлив содержимое своего стакана.

— Девочка моя, поверь, я бы очень хотел тебе помочь. Но это невозможно! Ты просила приема у лучших целителей — я этого добивался. Ты хотела поговорить с архимагами — я согласился. Но, пожалуйста, перестань себя мучить! — последние слова он почти прокричал.

— Меня мучает то, что я могу упустить свой шанс, — тихо проговорила Дайна, тоже вставая. — Я об этом хотела поговорить с вами. Дайте мне еще несколько дней отдыха. Я хочу вернуться на Цитрин с кем-нибудь из магов, и попытаться выяснить природу наложенного блока-проклятия.

— Я то разрешу, а вот не пожалеешь ли ты об этом?

— Нет, мне это нужно. Магистр, только представьте. А если у полукровок появиться шанс стать матерями?

— Да уж, это будет коллективная радостная истерика, — проворчал Торий добродушно. — Ладно, отправляйся. Когда собираешься?

— Как только сумею уговорить кого-нибудь из знакомых магов.

— Я сам подберу тебе провожатого, — Магистр махнул на дверь. — А теперь ступай, авантюристка и мазохистка!

— Спасибо, — девушка повисла у него на шее, чмокнула в щеку и вылетела из кабинета. Улыбка сошла с лица Магистра.

— Бедная девочка…


Если Дайна и надеялась, что Дамиан забудет о тренировке, то ее надежды рассеялись, едва на пороге дома возникла знакомая широкоплечая фигура. К этому времени девушка успела приготовить обед, посмотреть новости через магический плоский кристалл, вольготно раскинувшийся на стене гостиной. И как раз собралась улизнуть куда-нибудь подальше. Желательно до следующего утра.

— Стоять, — Дамиан легко перехватил ее и легким шлепком придал ускорение в сторону двери, что вела во внутренний дворик. Небольшой, заросший густой травой — он, по мнению мужчины, идеально подходил под тренировки. И уже почти два месяца Дайна ненавидела и эту дверь, и этот двор. Нет, она любила размяться, ее работа требует хорошей физической подготовки, но Дамиан задал просто нечеловеческий темп. Дайна пыталась бунтовать. В ответ получала уверения, что все это для ее же блага. И когда она сможет его победить, тогда он, возможно, снизит интенсивность тренировок.

— Сейчас ты у меня побегаешь, — пообещал Дамиан. Девушка, скептически поджав губы, наблюдала как мужчина вертит в пальцах короткие кинжалы.

— По-моему, что-то подобное мы уже проходили сегодня утром.

— Сама виновата. Кто так падает? Словно куль с дохлыми козлами.

Дайна на это сравнение решила обидеться и открыла рот, чтобы достойно ответить. Но тут мужчина от слов перешел к действию, и пришлось уворачиваться от замелькавших в воздухе кинжалов. Наверное, со стороны это выглядело даже красиво: зеленая лужайка, с трех сторон зажатая красновато-золотистыми каменными стенами, высокий красивый брюнет, двигающийся плавно, словно дикий зверь, и темноволосая девушка, порхающая в каком-то подобии странного танца.

С четвертой стороны дворика росли запущенные кусты местного шиповника: колючего растения с разлапистыми листьями и огромными розовыми цветами. В это время года они как раз цвели, наполняя воздух густым терпким ароматом. Дайна заметила, что Дамиан старается оттеснить ее к ним. Ага, то есть хочет, чтобы она бесславно грохнулась на задницу и вылезла вся исцарапанная. Девушка стрельнула взглядом, выбирая пути отступления. Отпрыгнула в сторону, уходя от очередного брошенного кинжала, навстречу ей летел уже второй. Пригнулась, поймала и швырнула обратно, одновременно откатываясь к стене, подальше от шиповника. Дамиан отшатнулся, уклоняясь от кинжала. И увидел округлившиеся глаза жены. А потом услышал за спиной ворчливый знакомый голос.

— Нет, я, конечно, не ожидал, что ты кинешься мне на шею, красавица, но тебе не кажется, что кинжалы это немного чересчур? — худощавый длинноволосый блондин с янтарно-желтыми глазами застыл в дверях и с наигранным возмущением тыкал пальцем в кинжал, вонзившийся в косяк. Пролети он двумя сантиметрами правее и красавец лишился бы уха, в котором кокетливо сверкала длинная серьга.

— Норд! — Дайна за секунды преодолела разделяющий их дворик и бросилась Сиятельному на шею. Тот не дрогнул, и с видимым удовольствием приобнял ее за талию. Поймал ревнивый взгляд Дамиана, не удержался и показал ему язык. Мужчина ответил тем же, еще и рожу скривил.

— Норд, я не в тебя целилась, — Дайна оторвалась от ученого, тот едва успел спрятать язык. И закивал.

— Так я уже давно понял, что между вами просто убийственная страсть. Почти в прямом смысле слова.

Девушка слегка смутилась и отошла на шаг, присоединяясь к Дамиану. Тот ограничился кивком, не желая обниматься.

— Горячая встреча сына и отца, а так же их общей возлюбленной прошла на высоте, — Норд легко выдернул кинжал из косяка и кинул Дамиану. — Держи, сынуля. Ну, показывайте, как живете, где нас разместите?

— Нас? — в унисон удивились супруги. Норд кивнул.

— Ну да, я прибыл не один, а с девушкой, — с этими словами он картинным жестом щелкнул пальцами. — Асель, милая, подойди сюда.

За его спиной послышался легкий шорох. А затем показалась довольно высокая девушка, с ног до головы закутанная в розовые одежды с серебряными узорами.

— А чего она в тряпках? — поинтересовалась Дайна, пока Дамиан с легким удивлением разглядывал незнакомку. Та, кстати, как подошла к Норду, так и замерла, не делая никаких попыток заговорить. Просто стояла и смотрела сквозь тонкую сеть вуали.

— Ну, у нас возникли кое-какие проблемы, — таинственно протянул ученый.

— Пошли в гостиную, — перебил его Дамиан. — Поговорим о деле. Надеюсь, тебе понравилось на "Святозаре"?

Сиятельный восторженно закатил глаза.

— Это просто невероятно! Жду не дождусь, когда пройдут пять лет, и я заполучу тебя с потрохами и кораблем.

— Мне мои потроха дороги, — парировал Дамиан, проходя в дом. Остальные последовали за ним. Дайна с любопытством косилась на гостью: та размеренно шагала следом за ученым и упорно молчала. Полукровка не выдержала.

— Привет, меня зовут Дайной, это Дамиан. А вы давно с Нор…с Сиятельным знакомы?

Незнакомка словно воды в рот набрала, хотя на Дайну посмотрела. Девушка слегка озадачилась. Дамиан и подавно как-то подозрительно косился на спутницу Сиятельного.

— Оставьте Асель в покое, — Норд взмахом руки подозвал спутницу ближе к себе. — Она разговаривает только со мной. Или когда я разрешу.

— Что значит разрешишь, — начала возмущаться свободолюбивая полукровка, но Дамиан ее перебил.

— Властитель, ты притащил с собой одну из игрушек?

— И что? — прищурился Норд.

— Что за Игрушки? — вмешалась Дайна.

— Неважно, — уклонился от ответа блондин. — Ну так, где вы нас разместите?

Супруги быстро переглянулись. Дело в том, что в доме было всего две спальни. И обе на данный момент заняты.

— Вы что, онемели?

Дайна вздохнула, посмотрела на Норда и поняла, что предложение переночевать на диване в гостиной лучше оставить при себе.

— Прошу за мной, — Дамиан, придя к какому-то решению, начал подниматься по лестнице. Слегка встревоженная Дайна догнала его, ухватила за рукав.

— Ты что задумал?

— Они будут жить в моей комнате, — пожал плечами мужчина. — Или ты хочешь предложить ему свою?

— А ты тогда где устроишься? В гостиной?

— Вот еще, — фыркнул Дамиан. — У тебя широкая кровать, как-нибудь разместимся.

— О чем шепчетесь? — заинтересовался Норд, поднимаясь следом и с интересом оглядываясь. Он вообще не терял жизнерадостного вида с первых секунд встречи. Ну, конечно, Сиятельный никогда не упускал возможности развеять скуку. А здесь ею и не пахло. Неудивительно, что глаза у Норда сверкали в предвкушении.

— Ни о чем, — буркнула девушка. — Может, вы спуститесь, а я пока приготовлю комнату.

— Зачем? Я соскучился по тебе, да и потом, Асель подождет нас здесь, а я прослежу, чтобы вы ее не обидели. Милая, ты устала или проголодалась? — последний вопрос был адресован девушке в розовом. Она покачала головой, продолжая идти следом.

Наверху Норд моментально понял ситуацию с комнатами и откровенно развеселился. Капитану "Святозара" стоило больших трудов сдержаться и не спустить генетического родителя с лестницы. Дайна же недовольно прошипела, чтобы Сиятельный не лез не в свое дело.

— Ну почему же не мое? — Норд ухмылялся, с вызовом глядя на Дамиана. — Значит, шанс у меня по-прежнему есть.

Капитан "Святозара" начал склоняться к мысли, что убийство иногда очень даже оправдано.

Пока он обдумывал планы мести, Дайна показала Сиятельному комнату, которую тот, после придирчивого осмотра, одобрил.

— Садись, — по его приказу, Асель послушно опустилась на покрытую темно-красным покрывалом кровать и замерла.

— Можешь отдыхать, — ласково произнес Норд, и, уже обращаясь к хозяевам. — Идемте, поговорим.

По винтовой лестнице они спустились в залитую солнцем гостиную, где Норд сразу же облюбовал место у окна, на изящном разноцветном диване. Вся гостиная, казалось, искрилась жизнерадостными красками и радостью. В свое время Дайна потратила немало средств и сил на придание ей уюта и очарования. Это случилось два с лишним года назад, после знакомства с Дамианом. До тех пор весь дом полукровки был лишь местом для сна и короткого отдыха. Теперь все изменилось. Незаметно для самой Дайны. Она, кстати, почти кипела от возмущения, спускаясь по лестнице, следом за Дамианом. И поспешила выплеснуть его, едва опустившись рядом с Нордом. Дамиан, который на диване уже не помещался, вынужден был сесть в кресло напротив.

— Может, ты и обладаешь огромной властью, — девушка, прищурив глаза, обвиняющее смотрела на Норда. — Но к своей девушке ты можешь относиться хоть с каплей уважения? Или для тебя это слишком сложно? Она же не вещь.

— Именно, что вещь, — хмыкнул в ответ блондин, посылая собеседнице очаровательную улыбку. Дайна только хлопнула глазами и посмотрела на Дамиана, ища поддержки.

— К сожалению, милая, тут я согласен с Сиятельным, — отозвался на немой вопрос супруг. — Игрушки, по своей сути, живые вещи и только.

— Что за игрушки?

— Существа, выращенные специально для удовольствия, — нехотя ответил Дамиан. — Лишенные своей воли. Живущие исключительно для того, чтобы доставлять удовольствие своему хозяину.

— Который раз убеждаюсь, что ваш мир окончательно свихнулся, — с отвращением произнесла Дайна.

— Не спеши судить того, чего ты не до конца понимаешь, — парировал Норд. — Так что, будем обсуждать моральное гниение моего мира или все же перейдем к делу?

— К делу, — буркнула полукровка. Дамиан согласно кивнул. Он по-прежнему держался немного напряженно, помня о неприкрытом интересе Сиятельного к своей жене. А тут еще вспомнились когда-то сказанные ею слова: "Мне больше блондины по душе". В общем, мужчина мысленно придушил Норда и постарался взять себя в руки.

— Я изучил те материалы, что ты прислал мне, Дами, — Норд откинулся на спинку дивана и довольно зажмурился. — И нашел много интересного. Ты оказался прав насчет неустранимости блока. Он буквально вживлен в организм полукровок, делая его стерильным. Кстати, ты правильно сделал в прошлый раз, избавив Дайну от ребенка.

Девушка вздрогнула, но сдержалась. Дамиан успокаивающе кивнул ей, словно извиняясь за бестактность Норда.

— Меня немного смутил тот факт, что Дайна смогла забеременеть, находясь под проклятием.

— А меня немного смущает тот факт, что вы говорите обо мне в третьем лице, — не выдержала полукровка. — Но я присоединяюсь к вопросу Дамиана.

— А тут очень интересная ситуация, — ученый оживился. — Этот блок, давайте называть его так, похоже, был установлен в раннем детстве. И просто слился с твоей физиологией, став ее неотъемлемой частью. А тут Седрик ввел тебе препарат, который в вашем мире незнаком. И блок не сразу распознал угрозу…

— Распознал? — не поняла Дайна.

— Ну да. Блок установлен весьма хитро. Видимо, тот, кто ставил, допускал вероятность его обхода. И заготовил неприятный сюрприз. При беременности происходит гормональная перестройка. Блок реагирует, и в организме начинают выделяться токсины. Происходит отравление и полукровка умирает, сам же блок рассеивается. И все, никто ничего не знает.

— Но почему никто из целителей и архимагов не нашел его? — непонимающе пробормотала Дайна. Но вдруг ойкнула и посмотрела на собеседников расширившимися глазами. Догадка казалась слишком страшной, чтобы поверить.

— Такой блок мог поставить только архимаг, — подтвердил ее подозрения Дамиан. — А они все у верхушки власти.

— Целители знали, — прошептала ошарашено Дайна. — Черт, да они, наверное, изначально все знали! Но зачем? Какой смысл?

— Большой, — мрачно отозвался Дамиан. — Вспомни о тех днях, пожалуйста.

— В подробностях, — подхватил Норд, игнорируя сердитые взгляды сына. Дайна постаралась, заглушив вспыхнувшую снова боль, связанную с теми днями. Тщательно прокрутила в голове события и пожала плечами.

— Не вижу ничего экстраординарного. Единственное, что помню, так то, что чувствовала себя слабой и словно истощенной магически.

— И это правильный ответ, — Норд картинно хлопнул пару раз в ладоши. — К сожалению, я не успел еще до конца изучить все, но уже ясно: скорее всего, вы теряете способности инициирования сразу после рождения ребенка.

— А теперь вспомни, как улучшились поиски потенциальных магов, когда маги поняли ценность полукровок, — подхватил Дамиан.

— Замолчите! — Дайна обхватила себя за голову, не в силах осознать все это. — Что за глупости вы говорите. Да если бы не маги, то полукровки умирали сразу после рождения. От нас отказываются родители, мы не обзаводимся семьями, мы никому не нужны, кроме тех, кто берет нас под защиту и растит как собственных детей.

— И с раннего детства вдалбливает в голову тот факт, что у вас никогда не будет детей, — рявкнул Дамиан, приподнимаясь. — Делают из вас послушных тварей, которые только и могут, что забирать детей из семьи и прокусывать им шею, высвобождая магию. Тем самым пополняя ряды магов, работающих на Альянс.

— Дебил, — чуть слышно простонал Норд, видя как Дайна отшатнулась и побледнела. Темные глаза вспыхнули зелеными огоньками. Так бывало лишь в моменты злости.

— Так вот значит, кто я такая, — голос полукровки, негромкий и слегка шипящий, словно резал воздух. — Тварь с жаждой крови? И как, приятно с такой спать, видеть каждый день, тренировать, улыбаться? Ну и чем ты отличаешься от своего Сиятельного? Этот хоть честно признался, что создал игрушку для развлечения. А ты делаешь то же самое, но прикрываешься красивыми словами.

Кулак Дамиана взвился в воздух и сухо ударил по подлокотнику кресла.

— Дайна, ты опять все перевернула с ног на голову,

— Или наоборот все расставила по своим местам, — отрезала девушка, вставая.

— Ты куда? — мужчина попытался преградить ей путь. Удержать разъяренную полукровку слишком рискованное занятие. Буквально через несколько секунд он уже потирал пылающую от пощечины щеку, а Дайна вихрем унеслась куда-то в глубины дома.

— Вот откуда у моего сына такой прогрессирующий дебилизм? — философски поинтересовался Норд, глядя в потолок. — Чего ты хотел добиться своей речью?

— Открыть ей глаза, — Дамиан взъерошил и без того взлохмаченные пряди волос — Черт, кажется, она меня опять не так поняла.

— О, и не только она! — хмыкнул Норд. — Вот что ты за человек такой, а? Тебя любит удивительная женщина. Подойди, обними, приласкай, — и добавил с угрозой. — А то я сейчас сам все это сделаю.

— Ты… — мужчина сжал кулаки, нависая над Сиятельным. — Ты даже не смей думать о таком! Дайна моя!

— Желаю и дальше пребывать в этом счастливом заблуждении, — ухмыльнулся Норд, лениво глядя снизу вверх на Дамиана. Между мужчинами повисло грозное молчание, вслед за которым чаще всего следует драка. Вот и тут, похоже, все к ней и шло. Улыбка у Норда стала несколько напряженной, тогда как Дамиан уже примеривался куда бы ударить первый раз.

В коридоре послышались торопливые шаги. В дверях появилась взволнованная запыхавшаяся Дайна.

— Магистра нет в кабинете, — выпалила она, глядя на Норда. — Я решила с ним связаться, его шар связи автоматически настроен на мой. Он включился, а там кабинет весь разгромленный и кровь на полу.

— Вот вам и первый звоночек, — мрачно произнес Дамиан. — Ты говорила с ним о проклятие?

— Да, — девушка вызывающе вздернула подбородок. — А что, он, между прочим, вырастил меня.

— А ты в ответ его погубила, — рыкнул Дамиан. Норд с интересом поворачивал голову от одного к другому, вслушиваясь в диалог, который опять переходил на повышенные тона. Со стороны девушки. Капитан "Святозара" пока что ограничивался ледяным тоном.

— Так, хватит, — Сиятельный понял, что еще немного и полукровка сорвется. — Дайна, успокойся, он прав. Боюсь, следующая на очереди — ты. Архимаги наверняка захотят избавиться от всех, кто зашел на "запретную страницу" полукровок.

Дайна молча направилась к выходу, по дороге испепелив взглядом Дамиана.

— Ты куда? — поинтересовался Норд.

— Не ваше… — начала было девушка, но вдруг умолкла: из кухни послышался мелодичный перезвон. Словно десятки мелких хрусталиков стукались друг о друга. И этот звук приближался. Спустя несколько секунд в гостиную вплыл небольшой прозрачный шар, пересек ее и завис перед лицом Дайны. Миг, и Дамиан с Нордом дружно нырнули за диван, стараясь не попасть в поле зрения шара связи.

— Магистр! — девушка едва не заплясала в обнимку с шаром, едва увидев внутри него живого и вполне бодрого Тория. Тот удивленно вздернул брови, удивленный бурной реакцией.

— Дорогая, мы вроде с утра виделись.

— Ваш кабинет! Я пыталась связаться с вами, но шар показал забрызганный кровью разгромленный кабинет. Магистр, на вас напали?

— Нет, — Торий смущенно кашлянул. — Тут Изольда залетала. И у нее было очень дурное настроение.

Дайну перекосило. Изольда когда-то носила гордое звание жены Магистра. Но тридцать лет назад погибла прямо в его кабинете по абсолютной глупости, попытавшись заглянуть в ящик стола в поисках писем от любовниц. Стоит ли говорить, что и после смерти, став призраком, Изольда сохранила склочный характер? А Магистр не решался ее развеять, чувствуя вину. Вот призрак и издевался как мог. Теперь любимым занятием Изольды было влететь в кабинет и картинно забрызгать все вокруг призрачной кровью, а иногда и внутренностями. Ну и раскидать мебель. Призраки хоть и бесплотны, но за много лет ухитряются обрести подобие телекинеза. Конечно, крупные предметы им не под силу, а вот мелочь вроде стульев или картин без проблем.

— А я уж испугалась, — Дайна послала угрожающий взгляд в сторону дивана, из-за которого выглядывали две макушки: темноволосая и блондинистая.

— Когда ты собираешься на Цитрин?

— Скорее всего завтра, — девушке ужасно не хотелось врать, но кулак Норда, появившийся со стороны дивана говорил сам за себя.

— Вот и хорошо, — облегченно вздохнул Магистр. — Я нашел тебе целителя, завтра к утру он как раз прибудет в Тиагон. Ты бледная, Дайна, твой муж тебя не обижает?

— Облезет, — буркнула девушка. — Не волнуйтесь, Магистр, сегодня я намерена как следует отдохнуть и выспаться перед Цитрином. Так что пусть целитель не появляется с раннего утра.

— Он не обижает тебя? — сейчас Торий выглядел как суровый отец, которому дочь пожаловалась на ухажера. Дайна хмыкнула.

— Нет, он мирно делает свою работу, а вечером неслышно пробирается на кухню, а затем в свою комнату, — подумала и не удержалась от шпильки. — У нас просто идиллия: я не хочу, а ему и не надо. Гулящих баб хватает всех рас и возрастов.

— Если что — я всегда помогу тебе, — с этими словами Торий разорвал связь. Шар, вновь став прозрачным, подлетел к прозрачному столику и замер, почти коснувшись его поверхности. Дайна со вздохом покачала головой и попятилась.

— Значит, семейная идиллия? — обманчиво-мягким тоном поинтересовался Дамиан, поднимаясь из-за дивана. Норд за его спиной трясся от беззвучного хохота и одобрительно поднимал вверх два больших пальца. А вот самой девушке было совсем не до смеха.

— Значит, гулящие бабы всех рас? — продолжал муж, огибая угол дивана и стелющийся походкой хищника направляясь к пятящейся Дайне.

— Так вы сами сказали врать, — возмутилась она. — Только не понимаю зачем.

— Затем, что архимаги могут прослушивать все кабинеты служащих Альянса, — подал голос Норд. — А нам не нужно светиться в этой истории, чтобы не попасть в "черный список".

— Да нет никакого списка! — взорвалась Дайна, отскакивая от Дамиана. — Это все ваша тяга к интригам. Наверняка ответ лежит где-то на поверхности. Пусти меня!

— Ни за что, — Дамиан в ответ лишь покрепче сжал барахтающуюся девушку и потащил наверх. — Пошли поговорим о том, что там тебе не хочется, а мне не надо.

— Все-таки даже у дебилов порой бывают вспышки разума, — пробормотал вслед парочке Норд и не спеша последовал за ними. Его путь лежал в соседнюю комнату, к Асель.


— Я же сказала, что пошутила! — Дайна ухватилась руками за косяк. Дамиан одной рукой легко расцепил ее пальцы, продолжая саму девушку прижимать к себе. Дверь захлопнулась, отрезав путь отступления. Правда, оставалось еще окно: большое и закрытое прозрачными шторами. Но пока что оно казалось недосягаемым, находясь по другую сторону широкой кровати. Кстати, именно туда и тащили Дайну. Прямо на золотисто-рыжие меха, исполняющие роль покрывала.

— Дамиан, прекрати это немедленно!

— Что именно? — невинным голосом поинтересовался тот. Дайна попыталась ущипнуть нахала, но в ответ ей выкрутили руки за спину и укусили за мочку уха. Вдоль позвоночника пронеслась волна жара и устремилась куда-то к животу. Дайна забрыкалась с удвоенной силой.

— Дамиан, пожалуйста!

Ее швырнули на кровать и прижали сверху. Снизу руки и плечи защекотал пушистый мех.

— Так что мне прекратить? — повторил вопрос мужчина, прижимая ее запястья над головой, а второй рукой мешая брыкаться.

— Все прекрати!

— Нет, дорогая, хватит. Ты меня обвиняешь в каких-то странных вещах, выворачиваешь слова наизнанку, — в темных глаза мелькнул огонек. — Пожалуй, надо тебя наказать.

— Я же тварь, — зашипела девушка. — Ты сам только что сказал. Отпусти меня и убирайся отсюда. М-м-м-м…

Последние ругательства Дамиан заглушил старым проверенным методом. В течение которого тело девушки все сильнее вдавливалось в меха, а попытки освободиться становились все более неубедительными.

Тем временем из-за стенки все сильнее доносились стоны, в которые вплетался голос, несомненно принадлежавший Норду. Видимо, Сиятельный решил, что не стоит тратить время зря, пока его наследник будет "воспитывать" жену. Дамиан оторвался от губ Дайны, отвлекаясь на мгновение. Этого оказалось достаточно, чтобы полукровка резко дернулась вперед. Она метила в нос, но из-за разницы в росте, смогла попасть лишь в подбородок. Дамиан взвыл, ослабил хватку. Дайна одним прыжком достигла окна и выпрыгнула. Снизу донесся приглушенный удар, а затем торопливые шаги, переходящие в бег.

* * *
Вечер мягко окутывал город и окрестности теплой золотистой вуалью. Бросал таинственные тени и зажигал на небе первые звезды. Вечером Тиагон напоминал россыпь огней, разбросанных в долине, окруженной лесом. Главная дорога светящейся змеей уходила на восток: движение по ней не прекращалось и ночью. Ближе к западу огни редели, а затем и вовсе исчезали. Здесь, на много километров, простирался густой лес. Почти до Викарисы — вампирского государства. В лесу шла своя, особая жизнь. Не все ее понимали, принимали еще меньше. Но Дайна тянулась к лесным загадкам всей душой. Ей нравилось бродить среди деревьев, наблюдать за лесными жителями. Здесь были свои деревушки, попадались отдельные домики. Кто-то жил в дуплах могучих деревьев, а кто-то предпочитал рыть норы.

Эльфы здесь не селились. Они предпочитали светлые леса, раскинувшиеся ближе к югу и на востоке.

На эту поляну Дайна наткнулась случайно, забредя глубоко в лес после очередного задания. Настроение тогда было отвратительное, видеть никого не хотелось. Вдобавок ко всему, бывший на тот момент любовник стал раздражать, изменять и желание отрезать ему уши едва не воплотилось в реальность. Спасаясь от самой себя, полукровка бежала в лес, стараясь успокоиться.

И теперь приходила на эту поляну, когда возникала потребность разобраться в себе. Когда мысли и чувства бурлили и не давали мыслить логически.

Дайна вздохнула и облокотилась на ствол дерева, чувствуя спиной шершавую теплую кору. Она ждала восхода луны, не сводя мерцающих глаз с небольшой поляны. Идеально круглая, сдавленная со всех сторон могучими дубами и кленами, заросшая короткой густой травой — поляна спряталась в лесу, храня свою тайну. Дайна не пыталась ее раскрыть. Она просто наслаждалась тем, что открыла для себя. И сейчас сидела, впитывая лесные запахи, ощущая тепло дерева и смотрела как вечер сменяется ночью. Звуки пробуждающихся ночных существ не пугали — кровь вампира заставляла лесных обитателей обходить ее стороной.

"А, может, я сама создаю себе проблемы? — размышляла Дайна. — Совсем запуталась. Или меня запутали. Дамиану легко говорить о вине архимагов. А мне не верится, что те, кто помог нам выжить, сотворили такое. Да, но тогда как объяснить то, что ни один целитель, ни один архимаг не нашел блокирующее проклятие? И почему я должна верить не тем, кто меня вырастил, а тем, с которыми у меня все так сложно. Один ведет себя как идиот, другой еще хуже".

Девушка несильно постучалась затылком о ствол, пытаясь таким образом поставить мозги на место. Внутренний мир трещал по швам.

"Дамиан постоянно вмешивается в мою жизнь. Он не понимает, что такое жить, зная, что всем ты обязана лишь архимагам. Что у тебя не будет семьи, что родные не хотят тебя знать, а впереди только работа. И нужно выполнять ее, расплачиваясь за право жить. Ладно, допустим, семья у меня теперь есть. Ох, да ладно, разве это нормально, когда муж и жена спят в разных комнатах, при встрече ограничиваются кивками, а утро начинают с метания кинжалов друг в друга. Так, Дайна, ты себе хоть не ври! Дамиан давно бы уже затащил тебя в постель, только все чего-то выжидает. Хотя сегодня, кажется, терпению пришел конец. Что же делать? Ведь тоже хочу. И люблю. И веду себя как дура, — полукровка невольно хихикнула. — Это любовь так оглупляет? Что же мне делать, как разобраться с архимагами, с Дамианом и главное — с проклятием".

Тут клубок проблем оказался отодвинутым на задний план: взошла луна. Вмиг поляна преобразилась. Серебристый свет жидким серебром залил все вокруг, над травой пронесся слабый порыв ветра. А следом полилась музыка. Едва слышная, нежная и зовущая. Ее то и ждала девушка.

Она не помнила как оказалась в центре поляны. Музыка звала, окружая и заставляя выгибаться в ритме неведомого танца. Дайна никогда не считала себя умелым танцором, но здесь совсем другое дело. Это рвалось откуда-то из глубины души. Сливалось с мелодией, плывущей над поляной, и выплескивалось в странный танец. Это было нечто древнее, как сама природа. И такое же яркое и живое. Девушка откинула голову и полностью отдалась ритму.

Все быстрее и быстрее. Взлетая над поляной в облаке платья. Глядя вверх на звезды.

И пусть сердце стучит в такт мелодии, пусть тело наполняется звенящей пустотой и сливается в гармонии с прироодой.

Он появился среди деревьев, словно ночной демон. Такой же красивый и опасный. Черные глаза вмиг отыскали взглядом тонкую фигуру на поляне. Мелодия стала жестче, чувственней. Дайна легко подстроилась под изменившийся ритм, наблюдая за приближающимся гостем. Слов не требовалось, он лишь протянул руку, она в танце ушла в сторону, задорно прикусив губу клыками. Ей понравилась новая игра. Теперь в нее играли двое.

Дамиан, подхватив ритм, двинулся в ее сторону. Легкое касание рук, блеск глаз, дразнящая улыбка. В крови пробежал жидкий огонь, заставляя изогнуться особенно зазывно. Дайна уже не контролировала себя. Магия поляны, мелодия, Дамиан — все сейчас слилось в одно. Она только чувствовала как загорается внутренним пламенем кожа там, где он словно ненароком касается ее. Попыталась отстраниться от мужчины, но он ухватил за руку и притянул к себе, другой рукой обвивая талию. Шаг влево, резкий разворот и девушку вдруг почти опрокинули, в последний момент удержав у самой травы.

— Моя, — шепнули губы, вплотную приблизившись к ее губам.

— Моя, — пропела музыка, окружая их серебристым шлейфом.

— Моя, — отозвалось в сердце, и Дайна согласно застонала. Рухнули стены, которые она построила сама. На поляне остались только любящие друг друга мужчина и женщина. Танец перешел в иную плоскость. Трава оказалась удивительно мягкой и нежной.

Дайна не сопротивлялась, когда Дамиан стянул с нее платье. Обвила руками его за шею, стараясь прижаться как можно сильнее, чувствуя как вновь пустота внутри исчезает.

— Дамиан… — она выдохнула это имя вместе с легким стоном. Он приподнялся на локтях, глядя на нее сверху вниз. Невероятно красивый в серебряном свете луны.

— Пожалуйста, — прохныкала девушка, возмущаясь: неужели он не чувствует, как она просто пылает.

Мужчина еще ни разу не встречал женщину, которая была бы одновременно такой податливой и до ужаса упрямой. Это в ней и нравилось.

— Я не могу без тебя, — он не выдержал, слова сами собой сорвались с губ.

— Дамиан! — Дайна тихо зарычала, ударяя кулаком по плечу.

— Да, моя девочка — он наклонился, возвращая поцелуй. Все закрутилось: его руки, губы были везде. И только внезапная боль внизу живота выскочила из общей гармонии, но тут же исчезла, оставив слезы в уголках глаз. Дамиан это заметил.

— Что?

Девушка таинственно улыбнулась и покачала головой. Она совсем забыла, что, возвращая ей прежнюю внешность, Норд кое-что упустил из виду. А именно: она так и осталась девственницей. Ну, до этого момента, во всяком случае. Дамиан вдруг хитро улыбнулся и наклонился совсем низко. Вкрадчивый шепот раздался у самого уха.

— А я вот об этом помнил…


Мелодия исчезла, как и невидимое волшебство, шлейфом окутывающее поляну. Дайна завозилась, почувствовав какая вокруг сырая и жесткая трава. Да и воздух стал гораздо прохладнее, заставляя покрываться мурашками плечи. Девушка инстинктивно прижалась к теплому плечу лежащего рядом Дамиана, но внутри уже что-то подсказывало, что сказка закончилась. Пора было уходить из этого странного и восхитительного места. Поляна, возможно, не помогла ей разобраться с архимагами, но вот личные переживания точно разложились по полочкам. Дайна завозилась, желая как можно скорее встать и одеться: лежать становилось все холоднее.

— А поцеловать? — с этими словами ее прижали сильнее к земле, да еще и оказались сверху.

— Дамиан! — взвыла полукровка, когда ей чуть пониже спины вонзился какой-то сучок. Странно, до этого момента она его не чувствовала. Как и комаров, которые с остервенением накинулись, словно стая голодных вампиров. Мужчина понял, что сейчас не до романтики, легко вскочил на ноги и потянул девушку за собой. К счастью, луна освещала все вокруг достаточно хорошо, и найти одежду было делом одной минуты.

— Ну и? — быстро натянувший штаны Дамиан обернулся и увидел, что полукровка с брезгливым видом вертит платье в руках.

— Оно мокрое, — сообщила Дайна. — И холодное. И по нему ползает паук.

— Отлично, тогда иди в натуральном виде, — Дамиан не выдержал и облизнулся. — А я пойду сзади и полюбуюсь открывшимся мне видом.

Дайна фыркнула от смеха. Потом все же натянула платье, противно липнущее к коже, и зябко передернулась. Сосредоточилась, заставляя кровь бежать быстрее.

— Пошли, — ее обняли и повели обратно в лес.

— Как ты меня нашел? — девушка ухитрилась потереться щекой о руку, обвивавшую ее за плечи.

— Конечно, по кольцу, — усмехнулся Дамиан. Он словно не замечал темноты вокруг, ловко огибая кусты и перешагивая через выпирающие толстые корни. — Сначала собирался, если честно, поговорить. Но увидел тебя, порхающую в лунном свете и не удержался. Что это за место?

— Не знаю. Набрела совершенно случайно. Какая-то разновидность природной магии. А что?

— Ничего, спасибо этой твоей магии.

Дайна только улыбнулась и блаженно зажмурилась, напоминая довольную кошку. Спорить не хотелось, ругаться — тоже. Вот было бы так всегда: ночь, луна, запах леса и они вдвоем.

Но сказки когда-нибудь заканчиваются. Даже если ты этого не хочешь.

У опушки леса дожидалась круглая повозка — стандартная двухместная. Такие в огромном количестве колесили по Тиагону и остальным городам Альянса. Большой переливчатый камень ярко-розового цвета приводил ее в движение, стоило его коснуться и назвать пункт назначения. Попытки Дамиана разобрать ее и проверить как она работает ни к чему не привели: магия ревниво хранила свои секреты.

Это было тот час, когда все вокруг спят. Улицы замерли, и только свет фонарей освещал ровные мостовые заставляя собираться темноту в узких переулках. Даже грабители и нечисть замерли, скованные сонными путами предрассветного часа. Повозка, никем незамеченная, прокатилась по улицам и замерла возле дома Дайны. На этой улице не горело ни одно окошко: все мирно спали.

Дамиан на пару с девушкой бесшумно пересекли участок перед домом, поднялись по ступенькам и скользнули за дверь. В тот же миг Дайна насторожилась и прижалась к стене в холле так, что просматривалась вся гостиная и лестница на второй этаж. Дамиан последовал ее примеру, вопросительно изогнув бровь.

— Кровь, — прошипела девушка в ответ, оскаливая клыки. — Здесь пролилась кровь.

Быстрый осмотр гостиной не выявил никаких следов борьбы. Дайна покачала головой и указала на второй этаж. Стараясь держаться ближе к стене, стали осторожно подниматься по лестнице. Дамиан не удержался от восхищенного взгляда, хотя и понимал, что это не совсем вовремя. Но просто не смог удержаться, глядя как бесшумно и грациозно двигается девушка. Словно дикий зверь на охоте. Свет так и не включили, благо оба хорошо видели в темноте.

— Ну, наконец-то, — устало произнес Норд, едва они открыли дверь в комнату. Властитель устроился в кресле возле окна. Серебристый свет луны, пробившись через листву за окном, пятнами лежал на полу, выхватывая из темноты только ножку сиденья. Лицо Норда оставалось в темноте, только фосфорически посверкивали золотые глаза. Как у кошки. Дайна незаметно выдохнула, сбрасывая напряжение: Властитель выглядел неповрежденным и вполне живым.

— Что здесь произошло? — Дамиан посчитал, что можно не говорить шепотом. Сиятельный махнул рукой по направлению широкой кровати. Там кто-то лежал, укрытый с головой. По спине Дайны пробежал холодок: Асели поблизости не наблюдалось. Она дернулась по направлению к ложу, но Дамиан ее опередил. Молча подошел и сдернул одеяло на пол, открывая обнаженную фигуру девушки.

Отступая на шаг с искренним изумлением на лице. Замечая, как побледнела жена, округлившимися глазами глядя на открывшуюся картину: кровь на простыне, кровь на подушке, кровь на теле той, которую звали Асель. И которая оказалась полной копией Дайны. Та же легкая смуглость, тонкие темные брови, выразительные черты лица. Даже небольшая родинка на скуле находилась точно на том же месте.

Их различало сейчас одно: у оригинала сердце оставалось на месте, тогда как у Асели там красовалось рваное отверстие с обрывками сосудов и торчащими обломками ребер.

— Кто? — вопрос вырвался одновременно у обоих. Норд со вздохом потянулся куда-то за спинку кресла. Там, как выяснилось, пряталась наполовину опорожненная бутыль с вином.

— Не знаю. Я отлучился на "Святозар", оставив Асель отдыхать. Вернулся два часа назад и застал эту картину, — Норд отхлебнул прямо из бутылки и тряхнул светлой копной волос. — Сделали голыми руками. Просто вырвали сердце и забрали с собой.

— Милая, по запаху можешь определить?

Девушка покачала головой, сверля Норда немигающим взглядом.

— У меня не настолько идеальный нюх, но запах знакомый. Сиятельный, тебе когда-нибудь говорили, что ты извращенец?

Властитель чуть не подавился вином от такого обвинения.

— Красавица, а факты?

За нее ответил Дамиан.

— Вон этот факт, без сердца валяется. Ты клонировал мою жену, чтобы удовлетворять свои желания. Не посмотрю, что ты Властитель и набью морду.

— Дами, уж кому как ни тебе знать: игрушки это не совсем клон. Да, внешность идентичная, а разум практически отсутствует, — Сиятельный вздохнул. — Я знал, что вторую Дайну мне не сотворить, пришлось довольствоваться только внешностью. Зато никогда не отказывает.

— Я потом с тобой об этом поговорю, — прошипела полукровка. Смотреть на своего мертвого двойника было жутко и неприятно. Словно ты сама лежишь там. Внутри поднялась холодная волна страха: а ведь так и предполагалось.

— Поняла, красавица? — Норд догадался о ее мыслях. — Это тебя хотел достать убийца. Ну что, до сих пор считаешь, что арихмаги не при чем? Видимо, у них и впрямь везде глаза и уши.

— Кто это мог сделать? — Дамиан подошел и осторожно обнял Дайну за плечи, чувствуя как она дрожит. Норд скользнул по ним взглядом, горько усмехнулся и снова отхлебнул вина. Полукровка поняла, что он заметил и взъерошенный вид, и помятую одежду. Но сейчас было не до этого.

— Что теперь? — ей стало страшно. — Норд, ты ведь ее любил?

Сиятельный иронично вздернул светлые брови.

— Красавица, это была игрушка. Одна из многих, — секундная заминка. — Но я к ней привязался. Ладно, это нам даже на руку.

— Думаешь, сможем вычислить? — поинтересовался Дамиан. Норд тихо рассмеялся.

— Если наша красавица сумеет распознать, чьи когти вырвали сердце у моей Асель. Слушай, Дами, сумеешь принять скорбную мину убитого горем мужа?

* * *
— Я навещу ее родителей, — Дамиан безучастно наблюдал как расходились гости. Магистр слегка нахмурился.

— У нас, конечно, есть их адреса. Но я не уверен, что это разумное решение. Она изгой для них.

— Я хочу лично увидеть их реакцию на гибель дочери.

— Ладно, если тебя это успокоит, — Торий глянул на блондина. Тот кивнул, что проследит за своим капитаном. Магистр нахмурился, колеблясь. После известия о смерти своей воспитанницы он как-то сразу постарел. Прибывший целитель вместо отправления на Цитрин был вынужден заниматься убитым горем мужем и Нордом, который взял и напился.

— Я отправлюсь с вами, — решил, Торий. — Амаэль — мать Дайны — не очень приветливая особа, но мне она не откажет в беседе. Вряд ли они будут разговаривать с чужаками об изгое. Никто не любит теребить неприятные воспоминания.

— Тогда отправляйтесь вдвоем, — вдруг произнес Норд. — А я вернусь на "Святозар", к своим опытам. С вашего разрешения, капитан.

Дамиан пожал плечами, делая вид, что ему глубоко безразлично: отправиться ученый на корабль или провалиться в тартарары. Норд кивнул головой и запрыгнул на повозку: "Святозар" с утра вышел из междумирья и ждал на окраине города.

— А мы отправимся через портал, — Магистр щелкнул пальцами, пробормотав что-то под нос. Приглашающим жестом повел в сторону появившегося сверкающего завихрения, что повисло над травой.


— Я не понимаю цели вашего визита, — Амаэль даже не старалась выглядеть вежливой, нетерпеливо постукивая острым каблуком по гладкому полу. Синие глаза эльфийки то и дело бросали взгляд во двор за открытым окном. Дамиан и Торий прибыли как раз в тот момент, когда Амаэль собиралась отправиться на пикник. Ее спутник — высокий остроухий блондин — терпеливо ждал внизу, поглаживая морду единорога, флегматично жующего ближайший розовый куст. Сама же эльфийка с явным недовольством поднялась на застекленную террасу в сопровождении незваных гостей.

— Я хотел сообщить вам о гибели вашей дочери, — холодно произнес Дамиан. Теперь он понимал, почему Торий вызвался сопровождать его. Только знак Альянса на руке Магистра вынудил эльфийку выслушать их.

— У меня нет дочери, — ответ прозвучал нервно. Магистр вздохнул: он не вмешивался в диалог, предоставляя Дамиану полную свободу.

— Есть, — мужчина смотрел прямо в синие глаза, мерцающие на холодном красивом лице. — Только вы отдали ее сразу после рождения из-за каких-то глупых предубеждений.

— Я не хочу говорить о неприятном прошлом, — Амаэль раздраженно поправила копну золотистых кудрей, в живописном порядке разбросанных по плечам. Стройная фигура, подчеркнутая синим облегающим платьем, прекрасные черты лица, белоснежная кожа — классическая эльфийская красота.

— Я бы хотел знать, что по вашему мнению могло привести к убийству Дайны?

— Откуда я знаю, — в голосе эльфийки прорезались истеричные нотки. Тонкими пальцами она вцепилась в подоконник, не глядя на собеседников. — Я отдала ее Магистру и забыла об этом неприятном инциденте.

Дамиан со вздохом оторвался от стенки, которую до этого небрежно подпирал. Здесь нечего было делать: Амаэль ничего не знала и знать не хотела. Кажется, сейчас она желала только одного: чтобы непрошенные посетители убрались куда подальше, унося с собой ненужные воспоминания. Что ж, Дамиан решил ее не разочаровывать. Ему уже самому хотелось убраться поскорее из этого утонченного, но словно замороженного места. Магистр кивнул и не спеша направился к выходу: резной красивой арке. Эльфы консерваторы по природе. И до сих пор строили в стиле древней архитектуры, ловко маскируя современные техно-магические новинки.

— Еще одно, — Дамиан обернулся уже на пороге, отыскивая взглядом Амаэль. — У эльфов дети рождаются лишь по взаимной любви и согласию, так? Значит и Дайна была зачата не по принуждению. Что ж, госпожа Амаэль, мне жаль вас. Радует одно: ваша дочь не была похожа на вас. И она никогда бы не предпочла знатность рода и репутацию своей любви.

Мужчины вышли. Эльфийка, побледнев, молча смотрела им вслед.

— Зачем вы так с ней? — поинтересовался Магистр, едва они вышли во двор поместья. Ристаль — один из эльфийских городов расположился в уютном озерном крае, с трех сторон окруженный ухоженными рощами, а с четвертой расположилось огромное озеро Истрис. Сам городок не очень большой, но утонченный и изящный. Дамиан очень хотел поскорее покинуть его.

— У каждого существа есть выбор. Она могла и не отдавать ребенка, тем более в таком раннем возрасте. Когда вы забрали Дайну?

— Через неделю после рождения, — тихо отозвался Магистр. — Обычно это происходит спустя год или два. Но Амаэль билась в истерике и буквально умоляла избавить ее от "нежеланной ноши".

Дамиан промолчал, но в темных глазах отразились все эмоции, адресованные эльфийке. Была там и откровенная жалость.

— Ладно, теперь в Ранделор, — и шагнул следом за Магистром в очередной сияющий портал.


Ранделор — один из трех вампирских городов расположился в горной местности, спрятавшись так, что пройти к нему можно было лишь по одной дороге, виляющей словно змея. В некоторых местах она пролегала над пропастью, где-то становилась узкой и опасно-скользкой. Вампиров это не смущало: гостей они не любили, маги могли добраться и с помощью телепортации, а сами острозубые легко преодолевали горные препятствия на крыльях. Конечно, по воле Альянса, между Ранделором и некоторыми крупными городами летали огромные острова-корабли, но чаще всего заполненные на четверть, а то и вовсе пустые.

— Как она выглядела? — хозяин дома стоял, отвернувшись к окну, словно пейзаж за окном интересовал его куда больше собеседников. Солнечные фильтры создавали эффект сумерек, а светильники под потолком вводили в заблуждение, что близится вечер. На самом деле день за окном сиял в самом разгаре.

— Красивая, опасная, — Дамиан тщательно подбирал слова. — Она не была красавицей, но в ней я видел…вижу нечто большее, чем обычную красоту. И у нее ваши глаза.

Либерт тихо рассмеялся, оборачиваясь. В полумраке большого кабинета чуть раскосые темные глаза вампира отливали зеленью. Как у большого кота.

— Магистр, зачем ты привел его ко мне? — Либерт присел на край подоконника, не заботясь о том, что мнет ткань бордово-красного шелкового костюма. Под цвет обстановки. Мрачной, но уютной.

Торий пожал плечами.

— Он настаивал.

Дамиан не показал вида, что недоволен о том, что про него говорят в третьем лице.

— Не вижу смысла разговаривать о той, которой я никогда не видел, — вампир откровенно ухмылялся, глядя на Дамиана. Тот расслабленно сидел в жестком кресле, не отводя взгляда.

— Тогда зачем вы спрашиваете как она выглядела?

— Допустим, мне вдруг стало любопытно.

Дамиан насмешливо изогнул бровь, словно вежливо сомневаясь в словах собеседника. Магистр тихо хмыкнул в бороду: эти двое даже внешне чем-то были похоже. Правда Либерт пошире в плечах и аристократически-бледный. Но типаж один: высокие, с гривой темных волос и оба смертельно опасные.

— Она не похожа на нее, — негромко проговорил вдруг Дамиан. — Ну разве что ушами и все. А в остальном — ваша копия. Вы никогда не хотели ее увидеть?

— Эльфийскую полукровку? Зачем?

— А зачем вы связались с ее матерью?

— Не твое дело, — прорычал вдруг вампир. Зеленый огонек в глазах усилился, верхняя губа чуть дернулась, позволяя полюбоваться на мелькнувшие кончики клыков. Торий слегка обеспокоенно глянул на Дамиана, но тот не дрогнул.

— Мне нет никакого дела до ваших любовных интриг, я всего лишь хотел сообщить о гибели вашей дочери и спросить: не слышали ли вы что-нибудь интересное о полукровках? О каких-нибудь заклятьях или тому подобное.

— Обратитесь к архимагам, — тон вампира принял скучающий оттенок. — А теперь извините, но у меня дела.

— Пойдем, Дамиан, — Торий первым поднялся с кресла, расправляя мантию. — Ты сделал все, что хотел. Либерт, всего хорошего.

Вампир вежливо склонил голову, не отрывая взгляда от собеседников.

— Она все еще помнит тебя, — вдруг сказал Дамиан. — Каждый день. И делает все, чтобы забыть. Погружается в разгул, меняет любовников, хватается за все вещи сразу. Лишь бы не вспоминать о вашей встрече.

И быстро вышел из кабинета, прежде чем вампир сумел что-то произнести в ответ.

— Думаешь я не знаю? — Либерт прислушивался к затихающим вдали шагам. Затем подошел к стене, вдоль которой расположились полки с книгами. Один из фолиантов вдруг скрипнул под пальцами, и часть полок отъехала в сторону, открывая узкий проход. Короткий коридорчик привел в небольшую, скудно обставленную комнату в бронзовых тонах. Навстречу Либерту с кушетки поднялся рыжеволосый мужчина. Раскосые зеленые глаза под резко изломанными бровями вопросительно глянули на вошедшего. Что-то кошачье проглядывало во всем облике рыжего.

— Мне только что сообщили о ее гибели.

Ухмылка рыжеволосого стала шире.

— Некромант установил, что убийство произошло в полночь, — в голосе парня перекатывались мурлыкающие нотки. — Но меня заинтересовала одна вещь. Та, которую я сообщил тебе.

— Хорошо, — Либерт вздохнул, словно перед прыжком в воду. — Баюн, ты ведь знаешь кто исполнитель? А вот они наверняка нет. Подскажи им. И еще…я пойду с тобой.

* * *
— Норд, — Дайна обернулась, хотя и так знала, что в лаборатории одна. — Ладно, дружок, хватит с тебя отдыха. Пора найти и притащить сюда.

Пять часов назад девушка села искать того, кто теоретически мог вырвать сердце голыми руками. В памяти "Святозара" хранилась информация о многих существах, состоящих на службе Альянса. И теперь нужно было вычленить возможные варианты. Из зацепок были только следы на груди Асель, которые Норд очень тщательно скопировал. Теперь, спустя пять часов, полукровка устало откинулась на спинку стула, чувствуя себя опустошенной. Сам Сиятельный уже давно исчез, заявив, что эта работа не для Властителя. Полукровка только раздраженно щелкнула вслед клыками, а затем приступила к изучению. И вот сейчас перед ней, на экране одного из компьютеров корабля, вертелись в трехмерном виде подходящие когти. Длинные, трехгранные с едва заметным изгибом. По спине пробежал неприятный холодок: кажется, они вляпались во что-то очень и очень нехорошее. Теперь уже нет смысла обманывать себя и закрывать глаза на очевидное. Такие когти были лишь у одной расы миров Альянса. Тильвиты — демоны-убийцы, состоящие на службе Альянса. Хуже не придумаешь: по самым скромным подсчетам тильвитов насчитывалось около трех сотен, и кто-то из них совершил это убийство. Дайна выругалась и поспешила к выходу, попутно едва не уронив стол с какими-то реактивами.

— Норд! — она огляделась. В широком золотистом коридоре ни души: кто отдыхает, кто отправился в Тиагон. "Святозар" уже с утра вышел из междумирья и спокойно отдыхал на окраине города, под прикрытием рощи.

Полукровка попыталась отыскать среди запахов, витающих в воздухе, тот, который нужен.

— Властитель Цитрина отдыхает в своей комнате, — в стене напротив появились синие глаза. И уставились куда-то сквозь Дайну. По какой-то необъяснимой причине "Святозар" недоброжелательно отнесся к Норду, показав, что и у него есть эмоции. Причем показывал он это очень даже по человечески, что было неожиданно для корабля, обладающего столь чуждым и холодным интеллектом. Сиятельный только скрипел зубами, когда на него в душе лилась ледяная вода или кровать вдруг проваливалась под пол. Но молчал, не желая опускаться до препирательств с кораблем.

— Ты ему там мышку под подушку не подложил? — хихикнула Дайна, устремляясь в нужном направлении.

— Нет, но я не буду мешать тебе сделать это за меня, — с этим пожеланием синие глаза исчезли в стене. "Святозар" решил, что больше здесь ничего интересного не предвидится.

Норд и впрямь обнаружился в своей комнате, куда девушка проникла бесшумно и легко. С недавних пор допуск у нее был такой же как и у Дамиана, что позволяло открывать любые двери. Чем полукровка и воспользовалась. Осторожно проскользнула в полумрак комнаты и замерла, завороженная зрелищем. А заодно и принюхиваясь: в комнате отчетливо витал винный запашок.

Властитель спал. Нет, он дрых самым наглым образом, обняв подушку и скинув на пол одеяло. Пустые бутылки в количестве трех штук намекали на отдых, который устроил себе Властитель. Дайна уважительно вытянула губы трубочкой, словно собираясь присвистнуть от восхищения: она уже видела Норда без одежды, но все равно восхитилась рельефной худощавой фигурой Сиятельного. Белые волосы закрыли спину почти до половины, в районе лопаток, между прядками, что-то блестело. Восхищение сменилось возмущением: значит, скинул на нее всю работу, а сам напился беспамятства? Дайна подозревала, что смерть игрушки расстроит Норда, но неужели он все же настолько сильно привязался к ее клону, раз решил утопить горе в вине? Девушка задумчиво оглядела комнату, взгляд зацепился на графин с водой, стоявший на столике возле разворошенной кровати. По губам скользнула хитрая усмешка.

Спустя пару минут, девушка осторожно оперлась коленом о край кровати, не спуская напряженного взгляда с лица Норда. Правая рука что-то прятала за спиной. Сиятельный с безмятежной улыбкой продолжал спать. Дайна, еще немного наклонившись вперед, с удовольствием вылила содержимое графина прямо на белокурую макушку.

— Опять душ холодный, — донеслось сонное бормотание. Норд перевернулся на бок, даже не собираясь просыпаться. Полукровка запыхтела от возмущения и отбросила графин, решая применить силу.

— Эй, пьянь сиятельская, — она потрясла мужчину за плечо. Тот отмахнулся, как от мухи. Девушка увернулась и снова принялась его трясти.

— Норд, подъем! — она плюнула на все, с усилием перевернула Сиятельного на спину и, усевшись сверху, стала трясти его за плечи.

— Вставай, главный псих Цитрина! Хватит заливать горе, оно умеет плавать. Вставай, вставай, — она наклонилась и прокричала в ухо. — Эй, мозг! Ау!

Желтые глаза приоткрылись и с легким удивлением уставились на девушку.

— Тебя две штуки, — Норд моргнул несколько раз и откашлялся, убирая из голоса хрипоту. — Асель?

— Нет, — честно ответила девушка, но Сиятельный это итак уже понял. В глазах мелькнула чуть заметная грусть, которая тут же сменилась неподдельным интересом к происходящему.

— Почему я мокрый? И что ты тут делаешь, да еще и в позе наездницы? — он с удовольствием приобнял Дайну за бедра, та в ответ с негодование сбросила его руки с себя и попыталась слезть. Норд скинул ее на простыни, а сам оказался сверху. И поморщился: внутри головы застучали молоточки. Здравствуй, похмелье! Оно не щадит даже Властителей. Хотя они могут легко избавиться от него. Что Норд и сделал за доли секунды, не выпуская из объятий Дайну.

— Ты чего делаешь? — девушка сморщила нос. — Фу, ты купался в вине что ли?

— Я пытался в нем утопиться, — Норд подумал и с сожалением отпустил девушку, вставая с постели. — Ну и зачем ты разбудила меня таким жестоким способом?

Дайна, скрестив ноги, уселась на кровати, наблюдая как Сиятельный не спеша направляется к душевому отсеку. И снова между лопаток что-то блеснуло и скрылось под волосами.

— Я нашла расу, которая совершила убийство. Осталось вычислить конкретного исполнителя.

В ответ зашумел душ. Норд что-то пробормотал, но из-за шума воды Дайна ничего не разобрала. Пришлось встать и подойти к двери.

— Что сказал? — Дайна не собиралась подглядывать за мужчиной. В конце концов что она там не видела? Однако все решили за нее: внезапно пискнувшую от неожиданности полукровку схватили и дернули прямо в душевую. Дайна завизжала, когда по спине и плечам ударили холодные струи воды. Брюки и майка моментально прилипли к телу, усиливая ощущение холода.

— Взбодрилась? — шепот над ухом притупил дрожь от воды. — Думала, что ничего тебе не будет за такую побудку?

— Х-х-холодно, — только и смогла простучать зубами Дайна. Норд хмыкнул и выключил воду. Причем в желтых глазах мелькнуло что-то, что совсем не понравилось девушке. Точнее, понравилось, но…в общем, додумать не удалось. Хотя бы потому, что ее прижали к стенке душа, целуя нежно и требовательно.


И опять все завертелось, мысли перепутались, а потом и вовсе куда-то исчезли. Осталось лишь изумление, постепенно сменяющееся томлением. Да, все-таки Норд умел покорять женщин. Сейчас Дайне казалось, что самым разумным решением будет посильнее прижаться к мужчине, обхватить его за бедра и…

Вместо этого она протестующее замычала и забарабанила кулаками по спине, задевая что-то прохладно-металлическое. Норд с видимым сожалением прервал поцелуй и ласки, вопросительно уставившись на раскрасневшуюся девушку.

— У тебя совесть есть? Ты же только что потерял свою девушку, а я, между прочим замужем.

— Я потерял игрушку! — рявкнул в сердцах Сиятельный, но мелькнувшая в глазах грусть выдала его с головой: все же он скучал по Асель. Фразу про замужество вообще пропустил мимо ушей как мелочь, нестоящую внимания.

— Что у тебя на спине? — Дайна решила перевести разговор в безопасное русло. Одновременно она старалась пролезть между стенкой и мужчиной, чтобы он этого не заметил. Попытка, изначально обреченная на неудачу: Норд заметил и прижал сильнее. Правда, целоваться больше не лез.

— А что конкретно тебя интересует?

— Там что-то похожее на металл.

— Это запасной путь на случай преждевременной гибели, — отмахнулся ученый. — Накопитель моих воспоминаний, чувств, мыслей. Ладно, сейчас речь не об этом! — он снова облизнулся, отвлекаясь на собеседницу. Дайна вздохнула и приготовилась обороняться, чтобы не допустить повторного поцелуя. Норд что-то делал с ней такое, отчего девушке хотелось плюнуть на все и поддаться соблазнению. Хотя Дайна прекрасно понимала, что это не любовь, а всего лишь невероятно сильное физическое влечение. Любила то она Дамиана. Но и Норд притягивал ее с самой первой встречи.

— На борт поднимается капитан, — вдруг сообщил бесстрастный голос корабля. Норд нахмурился: ему почудилось едва заметное ехидство. Но это, конечно, ерунда: "Святозар" уважал Дайну и при ней не особо ему вредил.

А вот теперь девушка затрепыхалась всерьез. Норд разжал объятия и с разочарованным вздохом вышел из душевой. Правда напоследок не удержался и быстро поцеловал девушку. У той дрожь прошла вдоль позвоночника. Но Дайна сдержалась, резво выскочила следом, одновременно пытаясь пригладить волосы и придумать оправдание, почему она мокрая.

С Дамианом они столкнулись неподалеку от коридора, ведущего в жилой отсек. Капитан шел рассеянно-задумчивый и при этом что-то старательно прятал под комбинезоном. Это "что-то" барахталось, оттопыривая ткань на груди. При виде мокрых и взлохмаченных Сиятельного и Дайны мужчина нахмурился, с подозрением глядя на обоих. В темных глазах зажглась ревность.

— Так, спокойно, — Дайна уже знала, что может последовать за этим. — Я отбирала вот у этого, — она ткнула пальцем в Норда. — Графин с вином. А потом тащила в душ, чтобы он протрезвел. А ты что притащил? Что узнал? Кстати, где ты был? Я у Сиятельного пыталась узнать, но он держится словно на допросе у орков.

— Узнавал кое-что, — туманно отозвался Дамиан, продолжая глядеть с подозрением. Решил отложить разговор до более подходящего времени. — В общем, пока глухо. Вы что-нибудь нашли? Ах да, это тебе. Нашел неподалеку от "Святозара".

Рука Дамиана на мгновение нырнула за пазуху, вытаскивая на свет ярко-рыжего котенка. Малыш щурился, забавно размахивая лапами. Увидев людей, громко пискнул и распушил хвост.

— Зверьем задабриваешь? — начал было ехидно Норд, как вдруг умолк, растерянно глядя на развернувшиеся события. Дайна, яростно зашипев, подлетела к опешившему Дамиану, ударяя по руке и отбрасывая котенка к стене. Тот с мявканьем пролетел через весь коридор, отчаянно растопырив лапы.

— Это еще что за дела? — Дамиан выхватил из-за пояса глушитель, направляя на молодого рыжеволосого мужчину, поднимающегося с пола. Движения у незнакомца, в которого превратился котенок, были грациозными и плавными как у всех представителей кошачьего семейства. Зеленые глаза щурились, без особого страха глядя на моментально насторожившихся мужчин и шипевшую Дайну.

— Куколка, рад видеть тебя живой и здоровой. Спектакль был весьма убедителен, я чуть не поверил, что это тебя сожгли на алтаре памяти.

— Убейте его, — мрачно приказала Дайна, прекращая шипеть.

— Стоять! — заорал Баюн, вскидывая руки. — Я от Либерта!

— Это еще кто?

— Потом скажу, — перебил девушку Дамиан. Оружия он не опустил. — Что тебе надо?

— Сам он придет чуть попозже, — Баюн покосился на Норда. — Блин, чувак, не протирай во мне дырку взглядом, а?

Сиятельному эти слова не понравились.

— Сам ты чувак, хамье малолетнее, — сообщил он. Баюн посмотрел еще раз и согласно кивнул, признавая его превосходство.

— Ладно, Либерт пересмотрел свои взгляды и решил помочь.

— Как ты догадался, что я живая? — перебила его Дайна.

— Случайно, — ухмыльнулся Баюн. — Гулял в лесу, забрел на полянку и обнаружил, что здесь кто-то недавно занимался любовью. Увидел кровь, узнал твой запах. А потом услышал про убийство, совершенное в полночь и задумался: каким образом убитая смогла барахтаться на травке в три ночи, когда ей полагалось мирно валяться с вырванным сердцем. Собака тебя дери, Дайна, во что ты опять вляпалась? Хоть знаешь кого за тобой посылали?

— Тильвита, — отозвалась Дайна. — Народ, опустите оружие, а то наш котик описается. Ну, так что у тебя за сведения?

— Советую не врать, — зловеще проговорил Дамиан, немного опуская станнер. — Иначе отсюда ты уже не выйдешь.

— Мальчики и девочки, а вы не думали, что я уже сто раз мог донести архимагам о вашем розыгрыше? Ладно, попробую вас убедить в своем желании сотрудничать. Во-первых, я к куколке уже давно неравнодушен и мне было бы искренне жаль потерять такую подругу. Во-вторых, я знаю кто замочил ее двойника.

— Я тоже знаю, — пожала девушка плечами.

— Вы не врубились, — голос у Баюна стал вкрадчивым. — Я знаю кто конкретно сделал это.

— И откуда? — недоверчиво прищурился Дамиан, но Норд поднял руку, призывая его к молчанию.

— Послушаем, что скажет. Котик не врет. Уж поверьте моему опыту.

Дайна и Дамиан переглянулись.

— Ладно, — проворчала полукровка. — Конечно, послушаем. А кто такой Либерт? Он что, тоже в курсе, что я жива?

— Да, — мурлыкнул Баюн. — И скоро притопает сюда. А пока я расскажу об очень интересных вещах. Только можно это сделать не в коридоре.

— Можно, — кивнул Норд, подмигивая Дамиану. Тот понял и приказал.

— Свет, возьми нашего дорогого гостя за шкирку и оттащи в одну из камер. Постарайся не очень повредить.

— Охренели! — заорал Баюн, когда опустившаяся с потолка огромная рука цапнула его за шиворот светлой рубахи и потащила куда-то по коридору.

— Рот ему заткните! — гаркнула следом Дайна. Кот возмущенно завертел головой, пытаясь выплюнуть моментально затолканный кляп, но корабль бесстрастно продолжил утаскивать его все дальше.

— Идемте за ними, — Дамиан спрятал станнер в кобуру. — Теперь послушаем. Милая, ему как, доверять можно?

— А кошкам доверять можно? Они гуляют сами по себе, но иногда делают исключения. Если что-то пойдет не так, вы просто уберете его. Хотя, если честно, надеюсь до подобного не дойдет. Баюн неплохой котяра. Он и впрямь мог нас сдать с потрохами или зачаровать песнями, едва появившись на "Святозаре". Кстати, Дамиан, за каким чертом ты его притащил?

Мужчина явно смутился.

— Ну он сидел под деревом, такой несчастный и жалобный. Так плакал, вот я и решил отнести тебе.

Дайна с интересом уставилась на мужа: похоже, знала она его еще очень плохо.


— Одну минуту, — Норд деловито похлопал по карманам плотно облегающей куртки. Ничего не нашел, задумался на мгновение и, стукнув себя по лбу, полез в карман черных штанов. Через секунду на свет извлеклось нечто, с первого взгляда напоминающее металлический длинный коготь. Под пристальными взглядами друзей и Баюна, Сиятельный молча надел его на палец и игриво ткнул в сторону Кота.

— Значит так, рыжий, попытаешься спеть и я парализую тебе голосовые связки очень надолго.

— Это что? — заинтересовался Дамиан.

— Мелочь одна, — отмахнулся Норд. — Придумал на досуге. Парализатор локального действия

— Будешь мирно себя вести? — поинтересовалась Дайна у Баюна, который с недовольным видом сидел в довольно просторной нише, закрытой спереди ажурной органической решеткой. Таких камер насчитывалось около пяти, и все они располагались вдоль стен большого круглого холла, мягко подсвеченного золотистым светом.

Баюн кивнул и с недовольным видом прислонился к решетке. Кляп вытащили, и Кот первым делом сердито прошипел.

— Обалдеть, куколка, я думал, что ты мне доверяешь.

— Я сейчас не знаю кому доверять, — спокойно парировала Дайна. — Ну, что ты хотел сказать?

Рыжий отошел от решетки и встал посреди камеры, скрестив руки на груди. Волосы пламенели в золотистом свете, а сам Кот казался нарисованным яркими дерзкими красками.

— Ладно, все равно я на твоей стороне, что бы ты там не натворила. Люблю тех, кто не подчиняется правилам.

— Имя назови, — мрачно потребовал Дамиан. Баюн его гордо проигнорировал, прищуренными глазами разглядывая полукровку.

— А сама не догадываешься?

— Очень смешно, Баюн. Ты решил помучить нас неизвестностью?

— А смысл? — несколько поскучнел Кот. — Я же пришел сюда с целью сообщить вам имя, смысл устраивать спектакль? К тому же тот белобрысый явно хочет сдать меня на опыты.

— Не сдать, а забрать, — мягко поправил Норд.

— Результат один, — отмахнулся Баюн.

К чести Дайны, она даже бровью не повела, услышав имя убийцы. Правда глаза на миг вспыхнули мягким зеленым светом, но и только. В остальном полукровка осталась невозмутимой. По крайне мере, внешне.

— Как думаешь, врет шпана? — поинтересовался у нее Дамиан. Баюн и Норд холодно мерили друг друга взглядами, то и дело переводя их на Дайну.

— Нет, — полукровка отвернулась от камеры, о чем-то размышляя. — Наоборот, теперь многое становится понятным.

— Например?

— Например, почему у Асель вырвали сердце и куда-то унесли, — Дайна оглянулась на собеседников. — Баюн, откуда у тебя эти сведения?

— Куколка, ты забываешь кто я на самом деле? — ухмыльнулся парень. — Альянс всегда использует тильвитов для тихого устранения неугодных существ. А я этих существ выслеживаю. Иногда и мне говорят кого-нибудь устранить. Обычно мы не знаем заказы друг друга, но есть некоторые способы это выяснить.

— Отпустите его, — устало попросила девушка. — Теперь мы знаем кого убивать.

— Я убью, — поправил Норд. Дайна согласно кивнула. Баюн тем временем вышел из камеры, с интересом оглядываясь вокруг. Фраза Сиятельного привлекла его внимание.

— А вы не хотите узнать кто за этим стоит?

— А мы узнаем, — заверил его Дамиан. — Сначала узнаем, а потом убьем.

— Капитан, — раздался негромкий голос корабля. — К нам приближается один из жителей этого мира.

— Опиши внешность.

— Рост метр девяносто три, одет в светлые брюки и рубашку, сверху плотный плащ-накидка, телосложение развитое, цвет волос — темный, цвет глаз — темный с зеленоватым отливом, черты лица — правильные, по внешним признакам относится к расе вампиров.

— Я предупреждал, что он придет, — мурлыкнул Баюн.

— Свет, пусти гостя и проводи в мою личную кают-компанию, — Дамиан кивнул остальным. — Прошу за мной.

Пропустив вперед Дайну и Норда, мужчина ухватил Баюна за плечо и прошипел на ухо.

— Не смей говорить, что Либерт ее отец. Пусть сами разбираются, иначе полетят клочки по закоулочкам.

— Да я не против, — так же шепотом отозвался Кот. — Только насчет клочков ты поторопился.


Кают-компания капитана "Святозара" располагалась неподалеку от жилого отсека. Небольшое золотисто-светлое помещение, обставленное просто, но уютно. Несколько кресел, принимающих форму тела сидящего, низкий стол с разноцветными кнопками и пара движущихся картин на стенах.

Либерт уже находился на месте, когда остальные вошли в предупредительно распахнутую кораблем дверь.

— Удивительное место, — вампир, приветствуя, слегка наклонил голову. Темные глаза быстро пробежались по фигуре насторожившейся Дайны, задержались на смуглом лице. Полукровка недоверчиво и враждебно смотрела в ответ, чуть принюхиваясь. Словно пыталась определить кто перед ней. Но не могла и от этого тихо злилась.

— Что тебе надо? — Дамиан первым сел в одно из кресел, жестом предложив остальным последовать его примеру. — Почему ты решил изменить свое решение?

— Кто это? — раздался мрачный голос Дайны. Она села рядом с Дамианом, машинально взяв его за руку.

— Баюн уже назвал вам имя убийцы? — поинтересовался Либерт. Дождался кивка и улыбнулся, сверкнув клыками. Вызывая тихое рычание со стороны полукровки, с рождения питавшую неприязнь к расе, относящую ее к изгоям.

— Милая, — начал было Дамиан.

— Кто это? — прошипела девушка. — С какой стати он нам помогает?

— Не любите вампиров, милая девушка? — прищурился Либерт. — А ведь один из них дал вам жизнь.

Дайна ответила грубо и нецензурно. Баюн уважительно присвистнул, подмигивая слегка ошалевшему Дамиану.

— Хватит, — проговорил Норд. Негромко так сказал, проникновенно. Только после этого в комнате воцарилась полная тишина. Сиятельный умел управлять людьми, иначе не стал бы Властителем.

— А теперь по порядку, — продолжил Норд, не повышая голоса. — Начнем с гостей, они пока представляют для меня наибольший интерес. Допустим, Баюн, ты знаешь кто убийца. И, допустим, ты решил совершенно бескорыстно открыть нам эту тайну. Исключительно из дружеских побуждений. Допускаю, хотя это большая редкость. Другой вопрос, — он повернулся к Либерту, застывшему в кресле. — Чего добиваешься ты?

— А ко мне фраза "дружеское побуждение" неприменима? — чуть наигранно удивился вампир.

— Нет, — отозвался Норд. Взгляды желтых и темных глаз скрестились в воздухе и едва не вышибли искры. Остальные внимательно наблюдали за происходящим. Дамиан незаметно сжал руку полукровки, призывая к молчанию. Если кто и сможет разговорить Либерта, то лишь Сиятельный. В этом ему равных нет.

Норд и вампир продолжали ломать друг друга взглядами. В темных глазах Либерта то разгорались, то потухали зеленые огоньки, Сиятельный же оставался невозмутимо-улыбчивым. Дайна невольно залюбовалась картиной: высокий светловолосый красавец, небрежно развалившийся в кресле.

А вот вампир раздражал полукровку, и вызывал какое-то смутное волнение. Словно что-то давнее и забытое копошилось на окраине сознания.

— Ладно, — Либерт отвел взгляд. — Допустим, у меня свои интересы в этом деле.

— И какие же?

— Власть, — короткое слово повисло в воздухе. Во взгляде Норда мелькнуло уважение.

— Неплохо. А почему раньше не пытался ее заполучить. Кстати, что ты вкладываешь в это понятие?

— Альянс уже давно прогнил изнутри, — отозвался Либерт. — Маги захватывают все позиции, начиная притеснять остальные расы. Недовольные просто исчезают.

— Врешь! — прорычала Дайна, вскакивая на ноги, но Дамиан с силой усадил ее на место.

— Думай, прежде чем кидаться словами, — холодно парировал вампир. — За тобой посылали убийцу Альянса, это, наверное, о чем-то говорит? Или ты по-прежнему будешь выгораживать их?

Девушка замолчала, сердито сверкнув глазами.

— Налицо многолетнее зомбирование, — прокомментировал Либерт. — Так вот, почти все расы уходят на второй план. Первые роли в правительстве всех семи основных миров Альянса принадлежать архимагам и их приближенным. Союзные миры так же понемногу отдают бразды правления магам. Причем исключительно человеческого происхождения. Любой маг другой расы, в лучшем случае, может занять пост в каком-нибудь мелком городишке. А в основном остаются в своих государствах. Сейчас все больше появляется человеческих городов, куда доступ остальным расам разрешен строго по специальным пропускам. И это только начало. Я слышал, что сейчас обдумывают законы, запрещающие оборотням перекидываться вблизи человеческих поселений, а также о переводе вампиров на искусственно созданную кровь. Что еще… ах да, урезание прав кикимор, горгулий, нагов и других многочисленных рас, не имеющих своих государств, а обитающих по всей территории Альянса. Скорее всего, их вышвырнут из человеческих городов, и сошлют на отдельные территории.

Некоторое время в комнате висела тишина. Все обдумывали новости.

— Откуда ты все это знаешь? — поинтересовался, наконец, Дамиан.

— Я один из хранителей архива информации. Многое слышу, запоминаю и обдумываю, — вампир чуть наклонился вперед. — Сейчас ситуация весьма напряженная. Стоит чуть задеть один камень, и обрушится лавина. Этим можно будет воспользоваться, чтобы захватить права на власть. Но нам нужно привлечь на свою сторону полукровок.

— Зачем? — не понял Норд, но его перебила Дайна.

— А я знаю зачем, — она сердито смотрела на вампира. — Если начнутся волнения, то маги моментально заблокируют все проходы между мирами, чтобы уничтожить заговорщиков в замкнутом пространстве каждого отдельного мира. А блокаду могут обойти только полукровки. Они свободно откроют проходы, и начнется светопреставление!

— Умница, — улыбка скользнула по тонким губам вампира.

— А вот это ты видел? — девушка продемонстрировала комбинацию из трех пальцев. — Полукровки подчинены Альянсу. И не поверят ни одному твоему слову.

— Не поверят, — согласился вампир. — Но ведь у вас есть нечто общее: вы все сходите с ума от понимания, что у вас не будет семьи и детей. Это слабое место полукровки. Если дать им нужную информацию, то они примут нашу сторону. Никакое зомбирование не устоит против материнского инстинкта. Это тоже своего рода магия, древняя, как сама природа.

— Что ты понимаешь под нужной информацией? — поинтересовался Норд.

— Я заметил, что в свободном доступе нет никакой информации о полукровках. Ни единой. Она вся поступает в запретные секции центрального архива. Значит, магам есть что прятать.

— Сиятельный, вспомни про вживленный блок, — встрепенулся Дамиан. — Возможно, там и впрямь происходит что-то странное. Мы же хотели все выяснить. Предлагаю следующий расклад: берем убийцу, выбиваем из него имя заказчика и навещаем этого урода. А затем с его помощью узнаем все, что нам нужно, плюс забираем подтверждающие документы.

— Ты не проберешься к архимагу в дом, — спокойно возразил Баюн. — Там такая защита, что тебя размажет по родной природе, едва ты попытаешься что-то взломать.

— Предлагаю доверить Норду выбивание имени, — коварно улыбнулась Дайна. Сиятельный послал ей воздушный поцелуй.

— Подождите, — вдруг осенило Дамиана. — Не нужно приплетать архимагов. Для них все должно быть полной неожиданностью. Прокрадемся в этот архив и выкрадем все, что нужно. А заказчику Дайны отомстим перед тем, как исчезнуть.

— Куда исчезнуть? — не поняла девушка.

— В междумирье, — отозвался мужчина. — Без обид, милая, но я не намерен разбираться в дрязгах этого мира. Он причинил тебе слишком много боли.

— А я помогу пробраться в архив, — оживился Либерт, но Норд его перебил.

— Слушай, смутьян, а у тебя соратников то много?

— Много, только мы пока что ведем себя тихо.

— Почему вы раньше не пытались пробраться в архив. Тем более, что ты хранитель.

— Слишком рискованно. Ближе к центральному архиву идет сильнейшая защита, которую нельзя преодолеть обычными методами, — вампир улыбнулся. — А вы, я думаю, сможете. У вас другие технологии, достаточно увидеть этот корабль…

— Расскажи про защиту, — промурлыкал Норд, — И про само здание. Хотя нет, сделаем так, мы будем задавать вопросы, а ты на них отвечать.

— А самого его подключим к биопроектору, который создаст трехмерную модель здания, — подхватил Дамиан, загораясь идеей. — Дайна, ты куда?

— Я хочу немного побыть одна, — отозвалась девушка, замерев на пороге. — Просто один час не приставайте ко мне никто!

Двери за ней закрылись. Дамиан сделал движение, собираясь последовать за женой.

— Сядь, — жестко приказал Норд, подкрепляя действием движением руки, парализуя преемника. — Тебе же сказали, что она хочет побыть одна. Думаешь, легко, когда твой привычный мир разрушается у тебя на глазах? — с неожиданной горечью добавил он.


Дайне не было грустно, она не собиралась плакать.

Вместо этого ею овладела жажда деятельности. Одновременно в голову пришла идея. Дайна рванула к утопленному в стену шкафу, отбрасывая с пути золотистые подушки. Они красиво разлетелись в разные стороны. Из стены выплыла пара синих глаз. Некоторое время Свет с интересом наблюдал как девушка с остервенением перебирает одежду в шкафу, роняя часть на пол.

— Ага! Вот оно, — из шкафа было выдернуто длинное белоснежное платье. Нежная ткань казалась невесомой и воздушной, просвечивая даже в приглушенном свете корабля. Глаза еще понаблюдали за экзекуцией над платьем и так же незаметно исчезли. Корабль решил предупредить капитана, что у его спутницы, кажется, нервное расстройство.

— Дайна, мне сказали, — Дамиан влетел в комнату с весьма взволнованным видом. Следом за ним следовали изнемогающие от любопытства Норд, Баюн и Либерт. Всем стало интересно посмотреть на чокнутую полукровку.

— Это что? — выдохнул муж, неверяще глядя на Дайну. Остальные молча и с явным интересом разглядывали непривычное зрелище. Баюн — оценивающе, Либерт — с любопытством, а Норд — печально и восхищенно.

— Тильвита сложно вывести из равновесия, — пояснила Дайна, стоя в центре комнаты. — Они рождены для того, чтобы убивать. Но найти слабое место можно у каждого. Так что выведем его из равновесия и нападем.

— Ну ты уже вывела из равновесия четверых мужчин, — хмыкнул Баюн. — Он точно с катушек слетит. Учитывая, что каждый день по вечерам напивается до горгулиевого визга…

— Неплохо, — вампир обернулся к Норду, интуитивно догадываясь, что он здесь самый главный и опытный. — Итак, начнем?


Мягкий вечер окутывал Тиагон и его окрестности, когда "Святозар" вынырнул из междумирья на прежнее место. Все это время внутри него шла ожесточенная подготовка. Время поджимало: архимаги в любой момент могли заподозрить неладное. Норд обеспечил всех мощнейшими транквилизаторами. Не обойдя даже вампира, который пытался отказаться, надменно заявляя, что у его расы великолепная выносливость. Сиятельный только хмыкнул, буквально всовывая ему в руки горсть прозрачных шариков. Баюн уже распробовал их, накачался энергией под завязку и был готов к свершению подвигов.

— А эти где? — Норд не спеша направился в спальню супружеской пары, стараясь не высказывать эмоций. Получалось неплохо, но внутри они бурлили вулканом.

Вот и спальня, дверь оказалась приоткрытой. Супруги о чем-то спорили. Негромко, но острый слух Сиятельного уловил отдельные фразы. И замедлил шаг, стараясь понять о чем речь.

— Я его убить готов, когда он на тебя смотрит.

— В таком случае, можешь растерзать всех моих знакомых, — насмешливо откликнулась Дайна. Дамиан что-то проворчал в ответ.

— Прекрати, — повысила голос полукровка. — Опять проявляешь свои собственнические замашки? Не находишь, что сейчас немного невовремя? И я не твоя собственность.

— Ты уверена? — начал было Дамиан, но вдруг осекся и продолжил уже тише. — Извини, я становлюсь сам не свой, когда вижу его возле тебя.

Норд чуть слышно хмыкнул, догадавшись о ком идет речь.

— Мне казалось, что я не даю повода так ревновать, — в голосе Дайны проскользнула едва заметная холодность.

— Я слишком хорошо знаю Сиятельного. Он еще никогда не проигрывал.

— Все когда-нибудь случается в первый раз, — хмыкнула девушка. — Дами, все, хватит.

— Он тебе нравится?

Полукровка тихо зарычала, но все же ответила.

— Да, он мне нравится. Как человек, как друг, как умный правитель, наконец. А люблю я тебя. И если ты еще раз пикнешь про ревность, то я тебя придушу, понял?

Дальнейшие звуки красноречиво рассказали, что третий там будет явно лишний. Норд подумал и неслышно попятился, возвращаясь в кают-компанию. На душе было горько и мерзко.

" А если б захотела ты, то за мной была бы как за стеной, — Сиятельный с бесстрастным лицом переступил порог, встречая вопросительные взгляды союзников. — Ну ничего, дорогая, все равно ты будешь моей. Рано или поздно".

* * *
Тихая ночь. Настолько тихая, что можно услышать шаги одинокого прохожего за три улицы. Чистое звездное небо и полная луна, льющая серебряный свет. В городе он сливается с мягким освещением магических фонарей и плетет серебристо-золотую сеть. Набрасывает ее на дома и улицы, превращая Тиагон в сказочно-красивый таинственный город.

В большом трехэтажном особняке, на краю улицы, тоже царила тишина. Прислуга, выполнив всю работу, удалилась в дом на краю участка. Большие, красиво обставленные залы, коридоры и комнаты, подсвечивались лунным светом. Охрана была не нужна: хозяин являлся самым страшным существом для любого грабителя, осмелившегося забраться сюда.

В спальне с изящной мебелью витал легкий запах алкоголя. На пушистом ковре, в пятнах лунного света серебрились бутылки из-под крепчайшей наливки. Голубые полупрозрачные шторы изредка чуть шевелились от ночного ветерка, влетавшего в распахнутое окно.

— Елисе-е-ей, — тихий шепот, словно ветер принес издалека отголосок чьей-то речи. По лунной дорожке протянулась тень. Лишь на мгновение, и тут же исчезла. Но ее обладатель не ушел.

— Елисее-е-ей, — голос стал чуть громче. В каждой ноте надрыв и безумная тоска.

В глубине комнаты, на огромной кровати, послышалось шевеление. Бледный худощавый эльф сел, сминая простыни и оглядываясь. Сонным он не выглядел, пьяным — тоже. Хотя синие глаза, почти черные в темноте, немного покраснели. Короткие темные волосы стояли дыбом. Рядом, на соседней подушке, лежал предмет его мучений. Он слабо пульсировал, поддерживаемый магией знакомого некроманта. Эльф мельком глянул на него. Чуть поморщился от головной боли и потянулся рукой к целебной настойке, приготовленной заранее и оставленной на столике.

— Елисе-е-е-ей!

Он отдернул руку от графина, словно обжегся. Значит, не почудилось? Замер, отказываясь верить своим глазам.

Она сидела на подоконнике, свесив ноги наружу. Темные волосы рассыпались по плечам, обрамляя бледное печальное лицо. Длинное белое платье просвечивало в лунном свете, позволяя любоваться ее телом. Ослепительно-белая ткань слева окрашивалась ярко-алым. Разводы тонкими струйками стекали вниз. Гостья чуть склонила голову, разглядывая эльфа. Темные глаза казались провалами на белом лице.

— Елисей, мне так плохо, — тихий голос звучал для эльфа словно удары хлыста.

— Ты же…тебя же упокоили, — он облизал пересохшие губы. — По всем правилам. Ты не можешь прийти!

— Мне грустно, Елисей, — прошептала Дайна в ответ. — Мне не хватает одной вещи, — она умоляюще протянула руку к эльфу. — Отдай мне сердце.

Елисей невольно стрельнул взглядом на соседнюю подушку. Там пульсировало человеческое сердце, вырванное им из груди полукровки.

— Оно не отпускает меня, — слова девушки подтвердили страшную догадку. Елисей выругался вполголоса: ярость и месть совсем затуманили ему мозги, раз он забыл о такой элементарной вещи.

— Зачем ты забрал его? — продолжала печально Дайна, не шевелясь и словно растворяясь в лунном свете. — Ведь мы были друзьями.

Елисей медленно встал с постели, красивый и опасный. Сверкнули длинные трехгранные когти. Вот что он прятал под заговоренными на прочность перчатками. Тильвита сложно отличить от эльфа. Их выдают только когти.

— Уходи, призрак, — тильвит не спеша приближался к окну. Крался мягкой походкой хищника. Дайна тихо застонала, протягивая руки к сердцу. Лицо Елисея вдруг искривилось, точно боль полукровки передалась ему.

— Мне отдали приказ, — предложения вырывались резкие и отрывочные. — Я подумал, что так даже будет лучше. Пусть ни с кем не будешь, если уж не принадлежишь мне. А сердце будет у меня, всегда. Пусть и в таком виде. Можешь приходить сколько угодно, я лишь буду любоваться на тебя. Жаль, что ты так и не ответила на мои признания, очень жаль, — в голосе проскользнула едва заметная горечь.

— Мне тоже очень жаль, — тихо ответила Дайна. — За то, что ошиблась в тебе. А еще мне немного жалко тебя, — она внезапно резко подалась вперед, глаза вспыхнули зеленым огнем. — Ты украл чужое сердце!

Только нечеловеческая скорость рефлексов спасла Елисея от удара парализующего жезла. Изящным кувырком назад через голову он отпрыгнул обратно на кровать. Полукровка чертыхнулась и освободила окно, через которое в комнату тотчас запрыгнули три тени. Елисей злобно зарычал. Приятные черты лица заострились, обнажая сущность демона-убийцы, когти пропороли воздух.

— Ну и пакость у вас водится, — Норд прошелся взглядом по тильвиту, словно прикидывая, как будет его препарировать. — Ладно, шутки в сторону.

Дайна забилась в угол, чтобы не помешать своим товарищам и не стать случайно заложником тильвита. Безоружный Норд загородил собой окно, Баюн, вооруженный коротким мечом, преградил путь отступления через дверь, а Дамиан начал не спеша подходить к тильвиту, угрожающе покачивая двумя дубинками парализаторов.

Елисей знал на что способен в бою Баюн, представление о боевых навыках Дамиана он в свое время почерпнул из секретного досье. Еще раз заставить себя причинить вред Дайне он не мог. Третий противник, Норд, представлял из себя загадку. Однако он был невооружен, и к тому же за ним находилось окно. В любом ремесле, а особенно таком опасном, как убийство, удача значит многое. До сих пор Елисею везло. Он решил и на этот раз рискнуть, выбрав в качестве решения неизвестную переменную. Гибкая смертоносная фигура метнулась в обманном броске в сторону Дайны. Дамиан скакнул назад, готовясь прикрыть жену, и при этом открыв Норда для нападения.

Демон оскалился и атаковал своим коронным приемом, который не раз помогал ему. Вихрь отточенных до совершенства движений должен был убить или надолго вывести жертву из строя. Но, похоже, смерть и даже ранение не входило в планы Норда. Он текучим движением ушел из под удара и попытался контратаковать. К сожалению, при этом он освободил окно, чем не преминул воспользоваться тильвит. С победным оскалом он подобрался и сильным броском отправил свое тело в оконный проем. И через долю секунды его грациозный прыжок прервался, и он упал неуклюжим мешком на пол. Почти невидимая даже глазу вампира сеть сковала его движения и, словно живая, продолжала его все больше спутывать.

— Уже управилась? Как прошло? — Либерт перепрыгнул подоконник. Тильвит слабо дергался и ругался.

— Надеюсь, никто не будет возражать против того, что я собираюсь сделать? — Норд подошел к кровати и осторожно взял в руки сердце Асель. — Дами, уведи красавицу. Или пусть она отвернется.

— Не хочу, — засопротивлялась Дайна, но Дамиан молча развернул ее и силой прижал к себе.

— Лучше не спорь, — он посмотрел поверх ее макушки, встретился взглядом с вампиром. Тот чуть приподнял уголки губ и равнодушно отвернулся. Пленник интересовал его гораздо больше.

Прижатая к Дамиану, вдыхая его запах, Дайна отчаянно пыталась понять, что там происходит. Елисей прекратил завывать от ярости. Слышался лишь негромкий голос Норда, с удовольствием перечисляющий все, что он сделает с тильвитом. Некоторые вещи были просто физиологически невозможны. Затем послышалось странное звяканье, сдавленный смешок Баюна. Его перекрыл нарастающий вой, который вдруг резко оборвался, словно жертве заткнули рот. Полукровка отчаянно забарахталась, желая посмотреть.

— Даже не думай, — раздался шепот над головой. — Потом кошмары будут сниться.

Дайна не знала сколько это продолжалось. Наверное, недолго. Она даже вздрогнула, когда звуки пыток прекратились, и опять послышался негромкий голос Сиятельного.

— Предлагаю закончить твои мучения быстро. Говоришь имя заказчика, и я убиваю тебя без мучений. Нет — продолжаем эту игру. Поверь, это может растянуться надолго.

— Не надо, — теперь голос Елисея не звучал столь мелодично как раньше. — Я скажу.

— Мы слушаем.

— Его зовут… — тут раздалось бульканье, всхлип и все стихло.

— Чтоб тебя! — в сердцах рявкнул Норд. Дайна вывернулась из объятий Дамиана и кинулась посмотреть. Но Сиятельный успел накинуть остатки простыни на тело Елисея.

— А ну брысь, — строго приказал он в ответ на недовольное бурчание девушки. — Ничего интересного там нет. И узнать ничего не удалось, сработал блок самоликвидации.

— Чего? — хором поинтересовались Баюн и Дайна.

— Заклинание на самоуничтожение, — пояснил Либерт невозмутимо. — Кто-то потрудился, чтобы его имя осталось в секрете.

— А где сердце? — Дайна огляделась в поисках зловещего "сувенира".

— Да простит меня Асель, — вздохнул Норд. — Но я так хотел это сделать, что не удержался.

— Что ты сделал?

— Я заставил его съесть трофей, — пожал плечами Норд. — Итак, что теперь? Убийцу нашли, но имени заказчика так и не узнали.

— Значит узнаем, — Дайна отвернулась к разбитому окну. — В архиве.

* * *
Информация в мирах Альянса давно уже делилась на три категории: всеобщий доступ, ограниченный и только для архимагов. Последнюю не раскрывали даже хранителям архивов.

Высокий решетчатый забор начинался далеко от входа в Г-образное здание, освещаемое плавающими магическими шарами. Стены были сплошь увиты плотной темно-зеленой травой, оставляя место только для узких вертикальных окон. Широкая тропа из серых плит вела к двустворчатым ликальтовым дверям. Ликальт — один из прочнейших металлов, когда-либо существовавший в Альянсе. Когда Дайна сказала, сколько стоит один его грамм, то даже Норд на некоторое время потерял дар речи.

Время для проникновения на территорию архива было выбрано самое подходящее. Те самые ночные часы, когда все спят, и даже охрана начинает клевать носом.

Пять теней возникли перед забором. И тут же упали на землю, прямо на гладкие плиты, которыми была выложена площадь вокруг здания.

— Магическую охрану я смогу отключить, — Либерт внимательно вглядывался в то, что происходило за забором. Темные глаза отсвечивали фосфоресцирующим зеленым блеском, так же, как и у Дайны. — Но там еще и патруль из орков, магов среднего звена и людей.

— Беру их на себя, — тихо мурлыкнул лежащий рядом Баюн. — Нам ведь не нужны лишние жертвы? Тихо забираем, что нужно и исчезаем.

— Красавица, ты чего? — Норд обернулся к притихшей Дайне.

— Перед тем как улететь на "Святозаре", — девушка глубоко вздохнула. — Нам придется убить того, кто провернул все это с полукровками.

— Пытать? — глаза Сиятельного азартно блеснули в темноте.

— Нет, просто убить. Быстро и надежно.

— Милая, я полностью на твоей стороне, — прошипел Дамиан. — Но давай об этом чуть позже.

— Просто я хотела предупредить, — прошипела девушка в ответ. — Это проклятие, что на мне. Похоже, оно неснимаемое, то есть — исчезнет только после убийства наславшего его.

— Заткнулись все, — Баюн привстал с плит. — И уши заткните. Дайна, ты тоже, я буду петь в полную силу.

Мужчины послушно зажали уши, полукровка тихо фыркнула и последовала их примеру. Со стороны зрелище выглядело уморительно: взрослые люди валяются перед забором с зажмуренными глазами и прижимают руки к ушам изо всех сил.

Большой рыжий кот бесшумными скачками достиг забора и распластался по земле, вглядываясь в тускло освещаемый двор архива. Затем положил передние лапы на бортик ограды и запел. Это не было песней в обычном понимании. Норд, наблюдая за происходящим, едва не убрал ладони от ушей. Настолько сильным было желание услышать "песню".

Фигурки, двигающиеся по периметру двора, на глазах успокаивались и плавно опускались на землю. Словно опавшие листья по осени. Без криков, с улыбками, вслушиваясь в чарующую песню Баюна. Но вот кот замолк и не спеша направился к соратникам. Те убрали руки от ушей.

— Семь часов здорового сна им обеспечено, — Кот, снова в облике рыжеволосого парня, широко улыбался.

Следующим шагом было отключение магической охраны двора и забора. С этим справился Либерт, набрав комбинацию из мелких кристаллов на широком браслете. Такие носили все хранители. Норд заинтересованно вздернул светлую бровь, но решил расспросить об устройстве попозже.

Бесшумными тенями вся пятерка проскользила через двор и приблизилась к заветным дверям. Тут пришлось остановиться.

— Значит так, — Либерт вновь отодвинул обшлаг рубашки, открывая браслет хранителя. — Я отключаю охрану на первых четырех уровнях. И остаюсь караулить. Архимаги хранят секретную информацию на седьмом уровне. Я указал вам некоторые из ловушек, но они могли установить что-то новенькое. Так что, желаю удачи, — короткий взгляд на Дайну. — Спасибо.

У полукровки глаза, что называется, полезли на лоб.

— Вампир меня благодарит? — изумления в голосе было больше чем сарказма. — За что спасибо то?

— За то, что смогла переломить себя, — Либерт отвернулся. — Идите, я освободил проход. Если все получится, то тебе, полукровка, будут благодарны многие.

— Давай без пафоса, — поморщилась Дайна. — Молча находим то, что нужно и убиваем кого надо.

— Ну, красавица, мы все в твоем распоряжении, — Норд похлопал по карманам куртки, не обращая внимания на фыркнувшего Дамиана.

Девушка обвела взглядом просторный ярко освещенный холл, широкую лестницу, сдержанную богатую обстановку, зло улыбнулась. Внутри разгорался азарт охоты.

— Тогда вперед, — она обернулась к вампиру, который направился к широкой стойке в конце холла.

— Спасибо, отец.

Либерт резко обернулся, но Дайна уже быстро поднималась по лестнице.

— Ты давно догадалась? — раздался тихий шепот мужа над ухом.

Девушка пожала плечами.

— Почти сразу, — она глянула на Дамиана. — Я не поняла, ты ждал от меня какой-то реакции? Что-то вроде, здравствуй папочка? Я тебя все равно люблю, несмотря на то, что ты меня бросил? Ага, черта с два! Меня воспитал Торий и немного ты. Вы моя семья, а не те, которые бросили и предали. И больше не заводи разговоры на эту тему.

— Эй, голубки, — раздался недовольный голос Баюна. Он и Норд поднимались позади, осторожно ступая вдоль стенки. Причем Сиятельный с деланным равнодушием смотрел мимо шепчущейся парочки.

— Чего тебе?

— Ничего, просто мы приближаемся к пятому этажу. Так что советую поцеловаться и приготовиться.

Запертые двери пятого этажа выглядели вполне безобидно: высокие, из обработанной красноватой древесины, тяжелой даже на вид. Несколько разноцветных кристаллов утопленных сбоку в стене, перемигивались тусклым светом.

— Охранная сигнализация, — Норд отодвинул всех в сторону и вплотную наклонился к кристаллам. Осторожно простукал стенку рядом с ними и задумался. Сунувшийся было под руку Баюн, заработал сердитый взгляд желтых глаз и поспешно ретировался.

— Полностью магическая? — шепотом поинтересовался Дамиан. Сиятельный неопределенно качнул головой и выпрямился.

— Здесь какой-то код. Давайте выясним поподробнее, — он расстегнул верхний карман куртки. — Где тут мои помощники?

На свет были извлечены мелкие жучки, отдаленно напоминающие тараканов с чрезмерно длинными усами.

— Пятый этаж на ночь закрывается и ставится на магическую охрану, — Либерт внимательно разглядывал трехмерный разрез здания. — Вот здесь расположены кристаллы. Я не знаю, что там за код. Они очень чувствительны, и при малейшей попытки взломать код могут поднять тревогу.

— Они реагируют на магические вмешательства?

— Да, — кивнул вампир. — На физические и магические вмешательства.

— Это хорошо, — расплылся в улыбке блондин. — Значит, пятый этаж беру на себя!

Таракашки шустро рассредоточились по стене и через незаметные щели проникли внутрь. Потекли секунды ожидания.

— Дайна, — пискнул Баюн, но полукровка прижала палец к губам и Кот послушно умолк. Хотя ему тяжело было сдерживать рефлексы и не попытаться выскрести тараканов когтями. Правда он подозревал, что за такую попытку Сиятельный ему эти самые когти просто вырвет.

Кристаллы, до этого момента беспечно подмигивающие, вдруг разом погасли. Теперь они напоминали мутные стекляшки, по неизвестной причине застрявшие в стене. А тараканы, вновь появившись на поверхности, послушно вернулись Норду в карман. Дамиан толкнул двери, и те легко распахнулись, открывая широкий коридор, освещенный голубоватым светом. Ровные стены и прямоугольники дверей. Где-то впереди коридор делал резкий поворот. Там и продолжалась лестница.

— Не понимаю я архитектуру вашего мира, — признался Дамиан. — Так, никому не двигаться без приказа. Теперь моя очередь.

На свет, из специальной плоской коробки, вылетели полупрозрачные тонкие насекомые, отдаленно похожие на стрекоз. Одна села Дамиану на ладонь и пошевелила усами, длиной в полтора ее роста.

— Любые магические возмущения, — тихо проговорил мужчина и стряхнул насекомое в воздух. Рой быстро улетел вдоль по коридору.

— Пятый, шестой и седьмой уровни на ночь перекрываются не только сигнализацией, но и ловушками, — Либерт провел пальцем по трехмерному изображению здания архива. — Вам придется преодолеть вот этот коридор, прежде чем доберетесь до лестницы на шестой этаж. Здесь и должны расположиться основные магические капканы. Архимаги обычно тщательно маскируют их.

— Пускай маскируют, — отозвался Дамиан. — У нас есть чем ответить. Магию не всегда можно обнаружить одной лишь магией. Кстати. Сиятельный, может, на всякий случай приготовим "незваным гостям" наши сюрпризы?

— Какие еще сюрпризы? — заволновалась Дайна, видя как по лицу Норда расплывается довольная улыбка.

— Так, небольшие подарочки на случай, если вдруг нас раскроют и решат догнать…

Рой вернулся через три минуты, и уже знакомая стрекоза — хотя, может, это была другая — села на ладонь Дамиана и нежно пощекотала усиками кожу. Полукровка прищурилась, пытаясь понять как происходит обмен информацией между ее мужем и этой козявкой.

— Впереди чисто, — Дамиан явно слегка удивился. — Но, видимо, архимаги считают, что ни одно нормальное существо не сунется сюда без пропуска. — Ладно, идемте, и побыстрее.

Широкий коридор преодолели за несколько минут, держа в руках станнеры с Цитрина и милзы. И опять лестница, по которой поднимались, стараясь держаться стенки. А время равнодушно отстукивало минуты.

Вот и очередная дверь, преграждающая путь на шестой этаж. Кристаллы расположились в другой последовательности. К тому же Баюн и Дайна вдруг разом зашипели. Негромко, но весьма проникновенно.

— Там кто-то есть, — объяснил Кот в ответ на немой вопрос остальных. — Кто-то опасный, но неживой.

— Зомби что ли? — не понял Дамиан. — Сейчас проверим.

— Нет, не зомби, — Дайна прислушивалась к тому, что происходило за дверью. — Что-то другое.

— Давайте по порядку, — Норд снова пустил своих тараканов на стену. — Да-а-ами, пусть разведчики проверят, что там такое. Только осторожнее.

— Сам знаю, — тихо огрызнулся мужчина. Дайна осторожно дотронулась пальцами до его руки и ободряюще улыбнулась. В ответ на такую простую ласку Дамиан перестал хмуриться, а Норд резко отвернулся, делая вид, что вплотную занят исследованиями кристаллов.

— Слушай, тебе вот эти вибрации не кажутся знакомыми? — Баюн почти распластался по стене, прижимаясь к ней ухом. И все пытался расслышать что-то знакомое. Дайна пожала плечами: ее слуху никак не сравниться с Баюновским. Этот может услышать как короед прогрызает ходы в деревьях.

— Оно летает, не касаясь пола, — продолжал Кот. — Хм, знать бы еще как выглядит. Вряд ли обычное привидение, нафига оно здесь? И уж точно не зомби: они же тупые, все порушат и сгниют без подпитки.

Тем временем кристаллы послушно погасли, а тараканы и стрекозы вернулись с донесениями.

— Что у тебя? — Норд спрятал питомцев в карман. Дамиан же озадаченно тер рукой подбородок.

— А черт его разбери. Судя по всему, по коридору летает серебристое облако и тихо подвывает. А внутри пола, прямо по центру коридора, обнаружили органическую ткань. Кость, проще говоря.

— Уууууу, — на манер привидения взвыл Баюн, правда, шепотом. — Ну все, хана нам, народ.

— Да погоди ты, — отмахнулась Дайна. — Думаю, сумеем обойти.

— Так, красавица, — Норд на мгновение задумался. — Вы о ком это?

— Вытьянка это, — мрачно сообщила полукровка. — Тоскующая душа непогребенных костей. У нас еще зовется "поющей костью". За Грань такую душу не пускают, вот вытьянка и ошивается вокруг своего непогребенного тела и тоскует. А едва видит живое существо, как тут же разражается таким воплем, что несчастный глохнет и падает в обморок.

— И затычки в уши не помогают, — подхватил Кот. Дамиан с Нордом переглянулись и задумались.

— А если кость похоронить, то вытьянка исчезнет? — Сиятельный что-то прикидывал в уме.

— Да.

— А хоронить надо обязательно в земле? Или достаточно, допустим, сжечь или растворить?

— Да главное, чтобы они исчезли.

— Ты сейчас думаешь о том же, о чем и я? — поинтересовался Дамиан. Норд радостно закивал и нетерпеливо махнул рукой.

— Давай эту букашку сюда.

— Слушай, мы ее только недавно вывели. Даже толком не испытывали.

— Вот сейчас и испытаем. Да-а-ами, не спорь. Я — Сиятельный, и букашки это мое призвание.

— Тогда я тебе ее подарю, — пригрозил Дамиан, отстегивая от пояса круглую небольшую коробку. Внутри что-то возилось и царапалось. Дайна на всякий случай отошла подальше. При всей своей любви к Дамиану, его увлечения биоразработками она не разделяла.

Норд бесстрашно открыл коробку и нежно улыбнулся выползшему оттуда существу. Со стороны Дайны и Баюна раздалось брезгливое "Фе-е-е-е".

— Милая моя крошка, — Сиятельный ласково смотрел на членистоногое, застывшее у него на запястье. — Какая же ты красивая, девочка моя.

"Девочка", больше всего напоминающая смесь сороконожки и паука, застыла, словно прислушиваясь к его словам. Только угловатое тельце покачивалось из стороны в сторону.

— Ты голодна, моя красавица, — продолжал ворковать Сиятельный. — У меня есть для тебя еда, милая, — он приблизил насекомое вплотную к вспыхнувшим глазам. Спустя секунду, насекомое уже исчезло в щель под дверью.

— Милое создание, — Норд одобрительно кивнул Дамиану. — Ты хорошо поработал. Просто ее еще воспитывать и воспитывать.

— Норд, а Норд, — раздался мрачный голос Дайны. — А ты вообще уверен, что я тебе нравлюсь? Может, тебе что-нибудь похожее присмотреть?

— Нет, красавица, ты от меня не отвертишься, — многозначительно произнес блондин, не обращая внимания на моментально нахмурившегося Дамиана. Ему явно нравилось наблюдать, как его преемник сжимает кулаки, сдерживая ревность.

"Милое создание" вернулось минут через пять. Довольное и осоловевшее. Поспешно прыгнуло в коробку, напоследок стрекотнув что-то благодарное Норду. Тот послал воздушный поцелуй и прицепил теперь уже свою "девочку" на пояс. Повторная проверка показала, что коридор чист и больше никаких странных тварей не предвидится.

— Все, теперь вперед, до нужного нам этажа, — Дамиан махнул рукой Дайне и Баюну. — Бегите вперед, а мы установим сюрпризы на случай гостей.

— Главный сюрприз уже установлен, — промурлыкал Норд. Он буквально лучился от самодовольства. Сразу же после проникновения в здание, Сиятельный тайком выпустил одну из своих лучших разработок. И теперь архимагов ждал бы неприятный сюрприз, вздумай они позвать на помощь, находясь внутри здания. Все стены снаружи были усеяны мелкими "муравьями". Они расположились на расстоянии двадцати сантиметров друг от друга. Ничего не стоящие по отдельности, все вместе они организовывали странный разум, глушащий любые сигналы изнутри здания: телепатические, магические, биологические.


Дайна успела нафантазировать сотни вариантов того, как будет выглядеть нужная им комната. И была даже несколько разочарована, обнаружив большое и скудно обставленное помещение, единственное на весь этаж. Узкое окно щелью разрезало дальнюю стенку и напоминало беззубую пасть. Высокий потолок, с которого свисали магические фонари, едва горевшие в этот поздний час, лепные арки и несколько столов. Все светлое, изящное.

— Интересно, — пробормотал Дамиан. — Я уже давно заметил, что Альянс применяет технологии, которые существуют на других мирах, но использует для этого только магию. Это же что-то типа наших компьютеров? Как искать здесь информацию? Норд, ты всех жучков израсходовал?

— Извини, — пожал плечами Сиятельный. — Но думаю, здесь нет ничего сложного. Правда, здесь наверняка есть пароль. Магии не у кого взаймы нет?

— И не надо, — отозвался Баюн. — Дальше Дайна сама справится.

Девушка только вздохнула. Ей бы уверенность Кота. Пока что основной расчет строился на том, что ее магии окажется достаточно для проникновения в информационные кристаллы архива. Высшие силы, сделайте так, чтобы они не ошиблись! Иначе весь план полетит рыжему коту под хвост.

Синие, зеленые, красные и желтые плоские кристаллы усеивали поверхность столов. Подойдя к ближайшему, Дайна нерешительно опустилась на неудобный жесткий стул. Провела рукой над кристаллами, выбирая с какого начать. Все происходило буквально по наитию. Девушка чувствовала, что пляшет над пропастью на кончиках пальцев. Не то движение, и все — рухнет вниз. Рука замерла, не решаясь выбрать.

— Вряд ли здесь пароль, — вдруг произнес Дамиан. — Архимаги уверены, что сюда не пробраться.

— А как насчет ловушки?

— Тоже маловероятно, могут и сами напороться впопыхах.

— Не мешайте! — рявкнула Дайна, не оборачиваясь. Решившись, она ткнула пальцем в ярко-синий кристалл с витиеватым иероглифом. С него обычно начиналась работа в простых информационных центрах. Над столом моментально возникло двухмерное изображение: список архива.

— Тебе помочь? — Норд подошел ближе.

— Я сама, — пробормотала девушка. — Следите за входом. Мне что-то не по себе.

Дамиан поправил перчатки и вздохнул: не по себе сейчас, кажется, было всем. Баюн перекинулся в кота и сидел, мрачно буравя взглядом входную дверь. Он уже успел сказать, что не сможет помочь в борьбе с архимагами: они к его песням нечувствительны. Норд незаметно занял позицию, которая позволяла бы ему в случае опасности прикрыть полукровку. Дамиан тихо скрипнул зубами: если вся эта авантюра закончится удачно, то он столкнется с новой проблемой. А именно — как не дать отбить у себя жену. Мужчина взъерошил волосы и заставил не думать себя об этом. Потом, все потом.

А Дайна полностью погрузилась в информацию. Сухие строчки текста, символы, схемы.

" Где же то, что нужно? — внутри все дрожало от волнения. — Ведь здесь, точно здесь! Ну, наконец-то! Вот оно!"

— Надо заканчивать и уходить, — Баюн распушил хвост и явно нервничал. — Отсюда только один выход. Помните, что говорил Либерт: стекла зачарованы и непробиваемы.

— Все, что зачаровывается можно и разочаровать, — попытался скаламбурить Норд. — Оставим окна на крайний случай. Кот, на магию тоже есть управа.

— Ага, которую, между прочим, нашел я, — отозвался недовольно Дамиан, прислушиваясь к разговору. Норд отвесил насмешливый поклон.

— Сынуля — весь в меня! Я знал, что не ошибся в тебе тогда.

Дамиан скорчил трудноопределимую гримасу и явно собрался произнести нечто язвительное.

Не успел. Побледнел и обернулся, услышав за спиной судорожный короткий всхлип. Норд тоже насторожился и подобрался как перед прыжком.

Дайна смотрела на висящий в воздухе текст. Смотрела и не видела, ловя ртом воздух. На резко побледневшем лице выделялись только глаза с расширенными зрачками. Полукровка плакала, сама не замечая этого. Слезы просто текли по бледным щекам, срывались на распахнутую куртку.

— Дайна, — Дамиан просто подлетел к ней, падая на колени и хватая за руки. Девушка молчала, продолжая смотреть на экран. И дрожала. Словно загнанный зверь, понимающий, что дальше бежать некуда.

Норд, явно желая оказаться на месте Дамиана, подошел и, чуть наклонившись, пробежался взглядом по тексту. Задумчиво поджал губы и посмотрел на макушку полукровки.

— Ну как, все еще готова биться за благо и процветание Альянса?

— Одурел? — прошипел Дамиан, обнимая жену. — Сейчас не время для сарказма.

— Все нормально, — тихо отозвалась полукровка, отодвигаясь от мужа. Было полное ощущение, что ее с головой окунули в чан с помоями. Противно, горько, мерзко. А слезы текут сами собой. Девушка сердито вытерла их рукавом и откинулась на спинку стула. На плечи легли мужские ладони, бархатный голос над головой пропел, стараясь успокоить.

— Зато теперь все знаем, красавица. Все будет по-другому.

Странно, привычный мир рухнул в одночасье. Лежал руинами, а больно не было. Только глубокое чувство омерзения. И стыд за свою слепоту. А еще сильное желание сжаться в крохотный комочек и на время выпасть из этих событий. Забыть все, что было раньше. Не испытывать снова и снова ощущение, что ею пользовались как игрушкой.

Но такой роскоши ей не дали. Вместо этого девушка оказалась в объятиях сразу двух мужчин. Они, кстати, сердито посмотрели друг на друга поверх ее волос.

— Красавица, не надо сейчас плакать. Немного не время.

— Согласен, — выдавил из себя Дамиан. — Забираем, что нам нужно, и уходим побыстрее.

— Как можно быстрее, — пробормотал Баюн, прислушиваясь к чему-то в глубине здания. И пусть там царила тишина, по спине Кота то и дело пробегали мурашки.

— Пустите, — пробормотала Дайна, пытаясь выбраться из объятий. — Все нормально, давайте забирать нужные кристаллы.

Но "нормально" не было. Слезы продолжали течь, пока полукровка отыскивала накопители информации: небольшие синие кристаллы, сросшиеся в красивые прозрачные гроздья. Здесь они хранились в центре комнаты, внутри прозрачного куба. Норд попытался понять, каким образом они передают информацию к столам, но потом оставил эту затею. Только пробормотал, что позднее вернется к этой задаче.

— Красавица, знаешь, я даже не удивлен, — обратился он к Дайне, которая отламывала кристаллы и прятала их в потайной карман куртки. — И как Властитель понимаю такую политику: все на благо миров.

— Да уж, — улыбка у девушка вышла похожей на болезненную гримасу. — Десятки замученных магами полукровок. Они ставили опыты, прежде чем поняли, что мы им пригодимся в качестве инициаторов магии. А такие мелочи, как семья, счастье, дети — кого волнуют, если на карте подобные перспективы! А ведь они даже не врали нам. Действительно спасали, забирая у настоящих родителей. Учили, давали работу, внушали, что мы приносим неоценимую помощь в развитии Альянса. И врали, постоянно врали.

— Милая, — начал Дамиан, но девушка его не слушала. Дрожащими руками отрывала кристаллы и говорила, словно выплескивая всю боль.

— Ты бы так мог, Норд? Брать на воспитание девочку, играть с ней, читать на ночь сказки, дарить красивые игрушки, окружать вниманием и заботой и одновременно накладывать проклятие, лишающее будущего. И не только на нее, а на всех детей — полукровок. Лепить из них идеальных исполнителей, думающих только о процветании Альянса, — голос сорвался на мгновение. — А ведь я искренне считала его своим отцом. А он приказал меня убить.

Баюн тоже выглядел малость опешившим.

— Но почему Магистр? Ведь такое проклятие под силу только архимагам.

— Серый кардинал, — злобно отозвался Дамиан, не сводя глаз с Дайны. — Звание Магистра — своего рода прикрытие, чтобы никто не понял, кто на самом деле дергает за веревочки полукровок. Готов поспорить, что на самом деле Торий занимает одно из главных мест среди архимагов. Он фактически контролирует поток новых магов в Альянс.

— Я его убью, — Дайна спрятала последний кристалл и выпрямилась. Глаза блестели, но слез больше не было. Только злость.

— Все, уходим!

Дальше все произошло очень быстро. Баюн вдруг отпрыгнул в сторону, перекидываясь в котенка, и с громким шипением исчез между столами. Двери с грохотом распахнулись, впуская незваных гостей. Впереди вышагивал высокий мужчина с темной шевелюрой, уже тронутой сединой. Магистр Торий собственной персоной. По правую руку от него ковылял маг среднего звена. С пальцев струилась остаточная энергия заклятья, которым он снес запоры на дверях. А слева, держась за бок, шел Либерт.

Дамиан и Норд действовали слаженно. Дружно оттолкнули Дайну, отпрыгивая в разные стороны. За спиной Норда оказалось окно, Дамиан же занял позицию перед информационными кристаллами. На Магистра и его сообщников ринулась туча насекомых, подчиняясь мысленным приказам Сиятельного и его преемника. Но на полпути вдруг замерли, а потом осыпались на пол кусочками льда. Торий небрежно махнул рукой в сторону Сиятельного, тот успел пригнуться. Окно за его спиной взорвалось сотнями осколков. А Дайна с Дамианом вдруг упали на пол, не в силах пошевелиться. Незнакомый маг захихикал. Смех сменился бульканьем: выскочивший из укрытия Баюн, словно рыжая молния пронесся перед магом, полоснув его когтями по горлу. Увернулся от магического удара Тория и снова скрылся среди столов и шкафов. Магистр не стал его преследовать. Развернувшись к бегущему на него Норду, изо всех сил ударил сразу несколькими заклятьями. Сиятельный упал и больше не шевелился.

— Смело, но глупо, — Торий кивнул Либерту. — Поверни их лицом ко мне. Рыжий трус не опасен, пусть пока побегает.

Вампир кивнул и направился к парализованным Дамиану и Дайне. Пинками развернул их лицом к Магистру. Тот усмехнулся, встретив ненавидящий взгляд полукровки.

— А я ведь советовал тебе не лезть во все это, девочка моя.

Дайна в ответ только сверкнула глазами. Говорить она пока не могла, иначе Магистр познакомился бы со всеми выражениями, которых девушка нахваталась в других мирах. Плакать тоже не получалось. А хотелось. От бессилия, злости и от зрелища не подающего жизни Сиятельного. Кажется, Торий использовал смертельные заклятья.

— Ты все-таки следи за рыжиком, — посоветовал Магистр Либерту. — Живым отсюда он не уйдет. Да, и это, — кивок на Норда. — Отдашь некромантам, пусть вытянут все сведения о его мире. А я пока с ними поговорю.

Либерт мрачно улыбнулся и бесшумно заскользил между столами. Хотя и двигался не столь грациозно как прежде. И немного кренился на левый бок.

— Да, идея с ловушками была замечательной, не спорю, — Магистр заметил как пленники покосились на вампира. — Дамиан, твоя идея и этого белобрысого? Спору нет, хорошо сработали. Я потерял всю свою охрану, пока разобрался, что к чему. А хранитель получил травмы. Кстати, как вы смогли его пленить и заставить отключить все охранные системы на четырех этажах? Понимаю, что перевес был на вашей стороне, но за это он понесет наказание. Ну да неважно. Перейдем к главному, — Торий щелкнул пальцами. В тот же миг Дамиан и Дайна поняли, что их больше не сковывает никакая сила. Хотя радоваться пока было поздно. Их окружила незримая оболочка, внутри которой они оказались, словно цыплята в яйце.

— Сейчас ты призовешь сюда свой корабль и передашь мне командование над ним, — сухо приказал Магистр Дамиану. Тот с деланным изумлением присвистнул.

— А что, его уже можно пускать в город? Вы решили снять блокаду?

— А ты не дерзи, не в том положении, — спокойно отозвался Торий. — Конечно, передача будет происходить не здесь. Сейчас ты просто дашь свое согласие.

— Не дам, — заверил его мужчина.

— Дашь. Иначе твоей жене станет очень больно, — Торий вытянул руку в сторону Дайны и чуть сжал пальцы. Полукровка тут же упала, выгибаясь дугой от боли.

— Я могу пытать долго, — Магистр убрал руку, и девушка обмякла, тяжело дыша. На лбу блестели капли пота. Дамиан побледнел, но с места не двинулся.

— Вот значит как?

— А я ведь считала тебя отцом, — девушка села, приходя в себя. Торий пожал плечами.

— Я пытался намекнуть тебе, но ты оказалась слишком упрямой. Сама выбрала, так что не жалуйся.

— Ты сам водил меня к известным целителям, делал скорбное лицо и жалел! А между тем сам наложил мне проклятие из-за которого я стерильна. Ты сам внушал мне, что вне Альянса многие захотят воспользоваться этим слабым местом. Надавить на него. Насколько надо быть двуличной сволочью.

— Хватит блажить! — резко перебил Магистр девушку. — Тебе дали возможность выжить. Ты просто отрабатывала свой шанс, вот и все. Хорошая уважаемая должность, деньги, путешествия. Что тебя не устраивало, дура?

— Я не могла иметь семью, детей. Ни один нормальный мужчина не женился бы на полукровке. Максимум — статус любовницы, — Дайна вдруг осеклась и тихо добавила. — Считай, что мне надоело быть "цепной собачкой" Альянса.

— Глупая сентиментальность всегда не к месту, — Торий перевел взгляд на Дамиана. — Ну что, ты подумал над своим ответом?

— Нашел! — Либерт вышел из-за шкафа. В руках шипел и извивался Баюн.

— Ну так убей его, — поморщился Торий. — Не отвлекай меня по пустякам.

Вампир кивнул и сделал шаг, оказавшись в двух шагах от сферы с плененными Дамианом и Дайной. Торий вновь поднял руку, приготовившись возобновить пытки.

— Убью! — только и мог рявкнуть бессильно Дамиан, понимая, что Дайне помочь ничем не может.

— Просто отдай корабль, и ваша смерть будет быстрой.

— Твоя будет быстрее, — раздался вдруг глухой голос. Магистр моментально развернулся, ударяя зеленоватым лучом по вставшему Норду. Тот лишь пошатнулся, продолжая идти к Магистру. Выглядел Сиятельный не слишком хорошо, но тем не менее улыбался.

— Ах ты засранец, — даже как-то обиженно выругался Магистр. С пальцев сорвались синие огни, но вместо того, чтобы упасть замертво, Норд лишь поморщился.

— Прекрати! — Дайна застучала кулаками по невидимой преграде. Она видела, что кожа Сиятельного словно ссыхается, он старел на глазах. Волосы из белых становились серебряно-седыми. Норд быстро обернулся к ней. На мгновение темные и золотые глаза встретились взглядами.

— Я люблю тебя, красавица, — отчетливо выговорил Сиятельный и вдруг резко закричал. — Либерт, давай!

Вампир подбросил в воздух Баюна. Одновременно кидаясь к сфере с пленниками. Вдвоем с перекинувшимся Баюном они толкнули ее в сторону разбитого окна.

— Куда? — рев Магистра слышно было, наверное, на первых этажах здания. В спины беглецам полетел столб пламени. И натолкнулся на препятствие в виде Сиятельного.


Кот мягко приземлился и тут же подпрыгнул, кидаясь к вампиру. У того посадка прошла менее удачно — сказывались полученные раны. Но все же сумел сесть, а затем и встать. Сфера упруго отскочила от плит и завертелась на месте. Пленники внутри не пострадали, но жаждали вырваться наружу.

— Нужно уходить отсюда, — Баюн заметался вокруг сферы. — Пока Магистр…

Языки пламени вырвались из окна седьмого этажа. Звук взрыва заставил Либерта и Баюна зажать уши и упасть на колени. В тот же миг сфера вокруг Дайны и Дамиана лопнула с тихим звоном. Полукровка тут же вскочила, неверяще глядя на разгорающееся зарево. Снаружи здание не пострадало, седьмой этаж выгорал изнутри. В таком пожаре не могло быть выживших.

— Дами, — голос у Дайны задрожал. Она все еще отказывалась верить. — Дами, он же… — она обернулась и закричала. — Дамиан!

Мужчина лежал на каменных плитах без движения.

* * *
Границы помещения терялись в полумраке. Дамиан сделал то, чего не делал еще с детских лет — ущипнул себя. И почувствовал легкую боль. Не такую, какая была бы в реальности. Значит, не спит, но и не бодрствует. Последнее, что запомнил мужчина — взрыв, пламя из окон седьмого этажа, а потом плиты мостовой, прыгнувшие ему в лицо. Ну и куда он попал? А главное — как попал? Мужчина огляделся, постепенно узнавая место. Одну стену занимали огромные витражные окна, с изображениями высоких существ в холодных прекрасных масках. У ног этих созданий вились самые разнообразные твари. Светло-зеленые в золотых прожилках стены освещались пузатыми "светляками". Мерцающие полированные плиты пола отражали перевернутую комнату и самого Дамиана, наряженного в темные узкие брюки, высокие сапоги и темную рубашку.

И пусто. Лишь в центре какой-то намек на оазис: широкий темно-бронзовый трон, словно вырастающий из пола, разбросанные вокруг разноцветные подушки и столик с напитками.

— Интересные дела, — задумчиво протянул мужчина, вслушиваясь в эхо. — Или я сошел с ума?

— Вообще-то этот зал гораздо меньше, — раздался голос за спиной. Живой и невредимый Норд с явным интересом оглядывался по сторонам. На Сиятельном красовался зелено-золотой наряд Властителя, правда, без маски. Светлые волосы в продуманном беспорядке рассыпались по плечам.

— И эти витражи я давно приказал убрать, — продолжал Норд, пока Дамиан искал потерянный дар речи. Короткий хлопок в ладоши, и помещение моментально преобразилось. Теперь это была комната средних размеров, на месте витражей образовалась стеклянная стена, залитая дождем и темнотой. К мебели добавились пара светлых закругленных диванов и мудреная статуя, изображавшая человека в обнимку с бабочкой. Причем человек чертами лица неуловимо напоминал самого Сиятельного.

Дамиан, наконец, отыскал свой голос.

— Ты же умер!

— Я знаю, — Норд небрежно уселся на трон, кивнул мужчине. — Не стесняйся, присаживайся.

Дамиан проигнорировал приглашение.

— Что здесь происходит? И где я? Тоже умер?

— Ты? — Сиятельный хмыкнул. — Нет, с тобой как раз все в порядке. Просто валяешься без сознания. Ничего страшного, правда, красавица моя рыдает навзрыд, но придется ей немного потерпеть.

Дамиан оперся о спинку дивана, пытаясь осознать происходящее. Словосочетание "моя красавица" он пропустил мимо ушей.

— То есть, мы сейчас в моем сознании? А что ты здесь делаешь? И почему все так похоже на твои апартаменты на Цитрине?

— А это все твое больное воображение, — с готовностью отозвался Норд. — Но мне так нравится. Что же до меня, то тут есть одна интересная штука. Может, сядешь?

Дамиан нетерпеливо побарабанил пальцами по спинке дивана.

— Хорошо, — кивнул Сиятельный. — Просто разговор будет долгий. И нам придется вернуться в далекое детство, когда ты был мелкий и писался.

— Ты забрал меня во дворец в семь лет, так что не мог видеть таких вещей.

— Ну это так, лирическое отступление, — в золотых глазах Норда мелькнула легкая ностальгия. — Хорошо тогда было. Ты рос, радуя меня своим умом и сообразительностью. А я знал, что придет время и все мои знания перейдут тебе. Только тут возникала проблема. Властители стандартно передают знания через накопитель-передатчик. Одна у меня между лопаток, вторая — вживлена тебе под кожу головы. В момент моей смерти, все данные моментально попадают к тебе. Все как всегда. Правда, был один маленький нюанс: я изменил параметры передачи информации. И первый из Властителей придумал кое-что новенькое.

Сиятельный поправил золотистую мантию и щелкнул пальцами. В руках возник пузатый бокал с вином.

— Видишь ли, я хотел видеть, как будет развиваться Цитрин и через многие годы. В общем, я сделал так, что в момент моей смерти, к тебе перенеслись бы не только накопленные знания, но и я сам. Мое сознание. И, кажется, получилось.

— Ты решил поселиться у меня в голове?

— А ты разве против?

Дамиан взъерошил волосы, пребывая в полном шоке от новостей.

— Сиятельный, а меня предупредить было сложно?

— А ты бы согласился на такое? Правда, возникала одна сложность: преемник в момент передачи информации должен находиться в районе одного километра. А ты как раз решил покинуть Цитрин, выкрав у меня корабль. Да-а-ами, мне его не жалко, честно. А вот твое отсутствие создавало большие проблемы. Наверное, я бы еще долго искал тебя, — тут Сиятельный мечтательно улыбнулся. — Но вмешалась одна женщина. Понял о ком я? Дайна не просто вмешалась, она стала ключевой фигурой в игре. Сначала на Цитрине, потом здесь. Хочешь понять, что я чувствую к ней?

— Не надо, — попытался отказаться Дамиан, но Сиятельный посмотрел ему в глаза. И мужчину накрыл водоворот чужих эмоций. Он увидел свою жену глазами Норда: упрямую, сильную и одновременно хрупкую. Удивление, восхищение и сильное желание — все это относилось к ней. И резкая боль от понимания, что не любит. Что принадлежит другому. Дамиан сгорал от ревности и ярости, которые испытывал все это время Норд. Которые прятал ото всех.

Было здесь и горькое понимание, что сила не поможет, не вызовет любовь той, которая навеки застряла в сердце Властителя.

Все это схлынуло, оставив лишь легкую дрожь в ногах.

— Понял? — тихо поинтересовался Норд. — Так получилось, что мы полюбили одну женщину, но она выбрала тебя. А я не привык проигрывать ни в чем.

— И ты начал свою финальную игру, — медленно проговорил Дамиан. — Причем неожиданно даже для самого себя, да?

— Ну не совсем. Я подозревал, что ты найдешь лазейку и не явишься на Цитрин через пять лет.

— Я понял, — перебил его Дамиан. — Ты оставил какую-то лазейку в помехах?

— Да. При включении информации автоматически считывается аура того, кто это делает. И в случае несанкционированного доступа посылает сигнал тревоги. Все это я узнал от Либерта, он единственный кто был посвящен в мой план.

— С чего вдруг вампиру помогать тебе?

— А почему нет? — удивился Норд. — Особой привязанности ни к кому из нашей компании он не питает. А мы с ним чем-то похожи, особенно в плане жизненной ситуации. Мужская солидарность, Да-а-ами, тебе это знакомо? Ты знал, что на протяжении всех этих лет Либерт не переставал любить мать Дайны? Отдавал себе отчет, что она никогда не будет с ним и продолжал любить. А та выбрала светскую жизнь, свой народ и вечное чувство пустоты внутри. Которое отчаянно пытается заглушить гулянками и развлечениями. Так что Либерт и я великолепно поняли друг друга. К тому же вампиру показалась забавной моя идея.

— Ближе к делу, — прошипел Дамиан. Пальцы так сильно сжимали спинку дивана, что казалось еще чуть-чуть и она продавится насквозь.

— Не груби. Так вот, Торий не собирался поднимать большой шум вокруг проблемы полукровок. Поэтому просто приказал Елисею убить Дайну, сымитировав ночное нападение грабителя-маньяка. Ну да ты и сам это знаешь. Интересное дальше. Едва мы проникли на седьмой этаж, и Дайна влезла в архив, как я отдал приказ вампиру. А тут как раз пришел сигнал от информационной системы. Либерт связался с Торием и передал, что его захватили и силком заставили отключить охрану четырех уровней, а затем оглушили и оставили внизу. Добавил, что среди нападавших была полукровка. Магистр сразу заподозрил неладное и для начала попытался связаться с Елисеем, затем, когда не вышло, телепортировался к его дому. Увидел тело, и с охраной помчался в архив, решив, что на этот раз все сделает сам. Конечно, Либерт вызвался помочь ему, изображая ярость и негодование. И даже рискнул сунуться в одну из оставленных нами ловушек, чтобы его помощь выглядела правдоподобней. А дальше все просто: пока вампир, под прикрытием погони, сообщал все Баюну, а Торий выхаживал перед вами довольным петухом, я активировал самоуничтожение. Времени было достаточно, так как Магистр не убил бы вас до тех пор, пока ты не отдал бы ему корабль. Ты же слышал, что Властители добровольно внедряют себе вирус самоуничтожения, чтобы в случае чего ни в коем случае не могли выдать никакой информации.

— Ну, конечно, — воскликнул Дамиан. — А магией тебя не могло сразу убить из-за высокой регенерации и сопротивляемости организма. Подожди, выходит ты добровольно пошел на смерть?

— Ну смотря что под этим понимать, — пожал плечами Сиятельный. — Как видишь, я жив и здоров.

— Убирайся из моей головы, — процедил Дамиан.

— Ни за что, — возмутился Сиятельный. — Теперь это и моя голова. Твои эмоции — мои эмоции, мои чувства — твои чувства. Да-а-ами, все-таки я буду с Дайной, ради такого стоило взорваться!

Миг, и Дамиан оказался возле ухмыляющегося Норда. Сильный толчок сбил Сиятельного с трона, а Дамиан прыгнул сверху.

— Ты с ней никогда не будешь! — он сжал шею Норда, но был вынужден тут же ослабить хватку: вокруг его шеи словно сжался стальной обруч, перекрывая дыхание. Отпустил Сиятельного, и сразу стало легче.

— Видишь, — Норд насмешливо вздернул бровь. — Ты и я теперь неразлучны.

— Ты представляешь, что теперь начнется? — Дамиан встал и отошел, хватаясь за голову, взлохмачивая темные пряди. Норд за его спиной поднялся, небрежно отряхивая зелено-золотое одеяние.

А что начнется? Либерт получит свои кристаллы, и начнет восстание против произвола архимагов. Мы вернемся на Цитрин, где ты займешь мой пост. А Дайна скоро забеременеет, ведь после смерти Тория, проклятие и у нее, и у остальных полукровок постепенно рассеется, а остальное наша медицина легко поправит. Да-а-ами, я пожалуй покажу красавице некоторые штучки, о которых ты не знаешь.

— Я найду способ выселить тебя отсюда.

— Как? Я же сказал: мы теперь единое целое. Так что Дайна отныне и моя жена. Ладно, новый Властитель, кажется, тебе пора возвращаться.


— А ну очнись! — новая пощечина заставила голову мужчины мотнуться в сторону. Ноль эффекта. Мужчина неподвижно лежал на кушетке в медицинском отсеке. Приборы показывали, что он жив, но приходить в сознание не собирается. Анис только руками разводила и в один голос со Светом заявила, что не будет приводить его в сознание искусственными стимуляторами. Организм не поврежден, мозг функционирует нормально, а сознание должно вернуться. Тогда Дайна решила привести его в чувство проверенными методами: поцелуями пополам с пощечинами. Чем и занималась на протяжении часа. Либерт и Баюн исчезли, забрав кристаллы. Вампир на прощание пожелал удачи, натолкнулся на тоскливый взгляд темных глаз и поспешил ретироваться. Дайна его не удерживала: Либерт остался посторонним существом, пришедшим на помощь в определенный период времени. Своего отца она в нем не видела. Тем более сейчас, когда в голове тревога за Дамиана перемешивалась с горечью от утраты Норда. И, пожалуй, неизвестно чего было больше. Ведь Дамиан вот он, родной и любимый, пусть и без сознания. Но зато живой. А Норд…при мысли о том, что случилось, слезы сами собой подкатывали к глазам. Девушка их не вытирала: пусть льются. Только сейчас начинало проступать понимание, что, наверное, было там что-то большее, нежели просто дружба.

— Черт возьми, Дамиан, приди в себя! — полукровка от души отвесила очередную пощечину. — Не смей меня бросать!

" Я хочу снова попытаться сделать то, что мы начали два с лишним года назад, — мелькнула мысль. — Хочу, чтобы ты стал отцом. Только ты…"

Рука уже давно сжимала пальцы мужчины. Но первый раз за прошедший час они дрогнули, обхватывая ее запястье. А темные глаза открылись, встречаясь со взглядом заплаканной Дайны.

— Не плачь, красавица.

Эпилог. Подари мне вечерок

Опять пошел дождь. Сильный, бьющий по стеклам и крышам Рубеллита. Дамиан предупредил, что в этой полосе Цитрина начинается сезон дождей. Дайна прижалась носом к стеклу, разглядывая светящийся город. Словно на ладони: золотистый, немного сумасшедший и уже почти родной. Странно как за месяц изменилась ее жизнь. Полукровка рассеянно потерлась кончиком носа о прохладное стекло, из которого состояла вся стена апартаментов Властителя. Словно и не жила до этих пор, а так, существовала. Не было печали о покинутом и наверняка обреченном на распад Альянсе, не трогало предательство того, кого она считала отцом. Только боль от потери Норда не хотела стихать. Снова и снова Дайна прокручивала в голове сцену в архиве. И спрашивала себя: а могло ли быть по-другому? Чтобы не снились светящиеся любовью желто-золотистые глаза. И не было этого чувства вины. Пусть Дамиан хоть сто раз повторяет, что все это очередной психованный план психованного Сиятельного. Для нее Норд останется существом, пожертвовавшим собой ради ее будущего.

Шаги за спиной заставили мысли вернуться к насущным проблемам. Дайна отвернулась от окна, разглядывая высокую широкоплечую фигуру мужа, облаченную в золотисто-зеленые одежды ученого-Властителя. Она знала, что Дамиана бесят эти нелепые наряды, и он при первом же удобном случае старается от них избавится. Полукровка прислонилась к стене, приготовившись к представлению. Антураж комнаты подходил к предстоящему просто великолепно: светло-зеленый ковер, покрывающий все пространство пола, картинно разбросанные золотые подушки и такая же мебель. Золотистый приглушенный свет словно намекал, что представление скоро вполне может перейти в горизонтальное положение. Во всяком случае, Дайна на это очень надеялась: с момента разрушения архива, она и Дамиан так и не смогли насладиться друг другом. Мужчина вообще последнее время вел себя странно: то одаривал страстными взглядами, а стоило начать поддаваться, как тут же ускользал под каким-то благовидным предлогом. Причем мог вернуться через пять минут и накинуться со страстными поцелуями…а спустя минуту снова удрать. Полукровка списывала это на обрушившиеся заботы, которых у нового Сиятельного было по горло.

— Пора менять моду на одежду, — бурчал тем временем Дамиан, раздраженно путаясь в многочисленных застежках шикарного плаща. Тот недовольно шелестел и казалось еще больше запутывал своего хозяина. Вконец озверев, Дамиан просто напросто сорвал все крючки и застежки. Отбросил плащ в угол и что-то сердито прошипел вслед. Дайна заинтересованно хмыкнула и слегка наклонила голову к плечу, наслаждаясь зрелищем. Дамиан наотрез отказывался носить волосы распущенными, стягивая их в тугой хвост, доходивший до лопаток. Отчего черты лица казались еще резче и выразительнее. Зеленая тонкая рубашка облегала широкие плечи и тонкую талию, а ноги в черных брюках казались бесконечно длинными. Полукровка растянула губы в улыбке, показывая блеснувшие клыки. В голове "чокнутой сиэли" — так успели назвать ее слуги — стала рождаться очередная идея.

— А ты ходи совсем без нее, — Дайна смерила взглядом расстояние до двери. — Представляешь, если это войдет в моду!

— И кто же это говорит? — не менее ехидно парировал муж. — Ты порвала все платья на тряпочки и приказала сшить кучу комплектов, больше похожих на мужские, чем на женские!

— Я не виновата, что штаны гораздо удобнее, — пожала плечами Дайна. — И потом, я еще успею поносить платья…когда забеременею, — она задумчиво прошлась взглядом по Дамиану. — Ну…если, конечно, дорогой муж еще способен на действие, предшествующее этому событию.

Надо отдать Дамиану должное: он почти поймал обнаглевшую девушку. Но та в последний момент вывернулась и со смехом помчалась к дверям. Они захлопнулись перед самым носом Дамиана.

— Ну зашибись, — мужчина взмахом руки велел им открыться. В широком коридоре уже никого не было, только сиротливо скучали вдоль стен ползучие растения и каменные статуи странных насекомых. Откуда-то из-за поворота раздался веселый смех, и опять все стихло.

— Блин, Дайна, поймаю и отшлепаю, — гаркнул мужчина в пространство, но самого уже увлекла игра "поймай добычу". И потому Дамиан бросился следом. Попадавшиеся на пути слуги всех рас и видов только ошеломленно провожали взглядами Сиятельного.

Это были догонялки, разжигающие в крови настоящий пожар и азарт охоты. Дамиан следовал за полукровкой, прислушиваясь к звукам вокруг. Коридоры, огромные холлы, небольшие комнаты — отовсюду ему чудился ее веселый смех. Иногда где-то за поворотом мелькала тень. Но исчезала, стоило броситься в ту сторону. Дамиан внезапно остановился, задумавшись о чем-то. Затем, хитро усмехнувшись, подошел к стене. Хитро спрятанный рычаг повернулся, открывая узкий проход. Сиятельный бесшумно исчез в его полумраке.

А Дайна бежала по пустующим в это время залам, наслаждаясь догонялками. Она полностью выкладывалась в этой игре, наслаждаясь самим процессом. Ей хотелось взлететь, как можно выше. Кружиться, словно ведьма, и смеяться, смеяться, смеяться. И от этого девушка бежала все быстрее, не чувствуя усталости, а лишь азарт и возбуждение.

Комнаты и залы мелькали все словно кадры…

Нет, она не сошла с ума, просто не хотела скрывать свою радость.

От того, что сброшены все оковы…

Пройдены тернии любви.

А впереди новые проблемы, но и новые радости…

Внезапное препятствие тут не должно было находиться. Девушка пискнула от неожиданности и забилась в железной хватки Дамиана, выскочившего буквально из ниоткуда.

— Добыча поймана и сейчас будет жестоко наказана, — мужчина честно пытался придать голосу зловещий рык. Дайна заколотила по его груди кулаками, но это все равно, что пытаться ударить скалу. По тихому приказу, вокруг образовалась капсула телепорта, и мгновенно доставила их в апартаменты. Азарт погони как-то незаметно перешел в огненную страсть. Оба свалились на гигантскую круглую кровать, что золотистым островком расположилась у дальней стены, рядом с изящными светильниками. Сейчас лишь они освещали все вокруг, имитируя живой огонь, отбрасывая розовато-золотые отблески на покрывало и тех, кто на нем лежал. Дайна вся извивалась, помогая Дамиану избавлять ее от одежды. Сама нетерпеливо потянулась к тонкой ткани рубашки. И тут ее мягко отстранили.

— Что, опять?! — невольно взвыла полукровка, но тут же осеклась. В темных глазах Дамиана светилась небывалая нежность. Озадаченная Дайна только заморгала, не понимая, что произошло. В ответ мужчина осторожно, словно не веря, провел рукой по ее щеке, спустился к шее. Но когда в ответ на более смелые ласки девушка тихо застонала, отодвинулся.

— Нет, — он встал с кровати. — Сегодня будет по-другому.

" Главное, чтобы было" — с такой мыслью полукровка села посреди кровати, принимая соблазнительную позу. Зная, что выглядит привлекательно и маняще в трепещущем свете, посреди золотистых простыней. Кстати, майки она уже лишилась, а вот брюк еще нет. Непордяок, обычно одежда приходила в негодность уже после первых минут барахтанья на кровати. А тут Дамиана словно подменили. Что он там задумал?

Тем временем Дамиан, встав напротив постели, загадочно улыбнулся жене. Повинуясь легкому хлопку ладоней комната наполнилась тихой чувственной мелодией. Дайна слегка нервно дернула себя за каштановую прядь. Ей примерно стал понятен ход мыслей любимого, но она все еще не могла поверить, что он решится на такое.

Дамиан распустил волосы, освобождено рассыпавшиеся по плечам. И, загадочно глядя сквозь упавшие на лицо отдельные пряди, начал медленно расстегивать застежки на рубашке. Очень медленно. И такие вроде обыденные движения приобрели неуловимый оттенок сексуальности. Дайна и не предполагала, что ее муж может вытворять такое. И с круглыми глазами наблюдала за стриптизом. Зеленая ткань рубашки медленно расходилась в стороны, открывая смуглую кожу, рельефные мышцы живота. Девушка восторженно вытянула губы трубочкой, словно собираясь присвистнуть. Ну ничего себе сюрпризы! Она аж вся подалась вперед, когда пальцы мужчины коснулись края брюк. С ними расправились быстрее, чему Дайна была даже рада. Итак, брюки отлетели в сторону, открывая мужчину во всей красе. Глаза у девушки окончательно превратились в блюдечки, и, чтобы не заржать в голос, она до боли прикусила руку. Надо же, ее муж точно полон сюрпризов.

На Дамиане, вместо привычного белья, красовались…ну-у-у, девушка даже не могла подобрать название Этому. Тонкие ниточки каким-то чудом удерживали спереди морду неизвестного насекомого. Глаза у зверушки были выпучены, очевидно, из-за удивления содержимым. Он что, весь день так ходил? Дайна представила как ниточки врезаются в кожу, и упала на кровать, до крови прокусывая кожу. Хохот рвался наружу с неимоверной силой.

— Тебе не нравится? — раздался мягкий шепот над ухом. Дамиан навис над ней, приподнявшись на локтях. Дайна приглушенно фыркнула и пробормотла.

— Что это? — ткнув пальцем вниз.

— Думал — тебе понравится, — признался мужчина.

— Ага, — сдавленно пробормотала девушка. Дамиан прищурился и вдруг резко наклонился, поцелуем стирая остальные слова. Смех тут же ретировался, уступив место новой волне возбуждения. Страстный поцелуй сменился на глубокий и нежный. Дамиан странно вел себя: словно в нем боролись два разных человека.

— Я сейчас на тебя наброшусь, — сообщила сквозь стоны девушка. Дамиан, растягивая удовольствие, ласкал умело и нежно. Это не походило на привычный ураган страсти, скорее — на ровный огонь, который может гореть долго и ярко. Черт, он ее мучил, заставлял гореть. Но девушка сейчас ни за что бы не отказалась прекратить этом учение. Убила бы. Посмей им кто-нибудь помешать. Одежда давно уже исчезла, остались только двое, слившись в извечном, привычном, но каждый раз новом танце любви.

И сквозь бешеный стук обоих сердце, сквозь свои громкие стоны, Дайна услышала тихие слова.

— Наконец-то ты моя, красавица…по-настоящему моя!


Оглавление

  • Васина Екатерина Галопом по мирам
  • История 1. Крайнее средство
  • История 2. Пленница свободы
  • История 3. Последствия ошибки
  • История 4. Серебряная цепь
  • История 5. Искушение Цитрином
  • История 6. Разрушение легенд
  • Эпилог. Подари мне вечерок