КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 352187 томов
Объем библиотеки - 410 гигабайт
Всего представлено авторов - 141216
Пользователей - 79227

Впечатления

чтун про Атаманов: Верховья Стикса (Боевая фантастика)

Подвыдохся Михаил Александрович. Но, все же, вытянул. Чувствуется, что сюжет продуман до коннца - не виляет, с "потолка" не "свисает". Дай, Муза, ему вдохновения и возможности закончить цикл!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Чукк про Иванович: Мертвое море (Альтернативная история)

Не осилил.

Помечено как Альтернативная история / Боевая фантастика , на самом ни того, ни другуго, а только маги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Михайлов: Кроу три (СИ) (Фэнтези)

Руслан Алексеевич порадовал, да, порадовал!!! Ничего скказать не могу, кроме: скорей бы продолжение, Мэтр... (ну, хоть чего-нибудь: хоть Кланы, хоть Кроу)!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
чтун про Чит: Дождь (Киберпанк)

Вполне себе читабельное одноразовое. Вообще автор нащупал свою схему и искусно её культивирует во всех своих книгах. Думаю, вполне потянет на серию в каком-нибудь покетном формате, ну, или в не очень дорогой корке от "Армады" например... Достаточно затейливо продуманный сюжет, житейский психологизм, лакированные - но не кричащие рояли, happy end - самое оно скоротать слякотный осенний день.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Fachmann про Кожевников: Год Людоеда. Время стрелять (Триллер)

Дрянь, мерзость, блевотная чернуха - автор будто смакует всю гадость, о которой пишет. Читать не советую.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Калашников: Завтра была война. (Публицистика)

Когда начинаешь читать очередную «книгу-предостережение» очень трудно «сверить суровую реальность» с еще более суровой тенденцией указанной в книге. Самый же лучший способ поверить гениальность (или бредовость) данных мыслей — это прочесть данную книгу по «прошествии...» (не веков а пары-тройки лет). И о чудо! Все те грозные предсказания «запланированные автором на завтра», в нынешнем «сегодня» уже не кажутся столь ужасными, а предсказанный «конец света» (столь ярко описанный автором) слава богу так и не наступил.... Между тем вдумчивый читатель все же проведет некую параллель (если хотите «золотую середину») и сравнит «степень ужаса несбывшихся катастроф» и «нарисованную в СМИ оценку происходящих событий и уровня угрозы» на момент прочтения книги. Конечно данные выводы в большинстве субъективны, но все же, все же... Здесь главным лейтмотивом книги был крик о прекращении «преступной бездеятельности» Кремля в суровом вопросе собственной безопасности... С одной стороны поскольку войны все же не случилось (помолимся...) то руководству страны сходу ставится жирный плюс... (значит все же смогли побороть те гибельные тенденции развала 90-х годов). С другой стороны, такое впечатление что принятые меры по улучшению обороноспособности (не буду вдаваться в частности, тем более не являюсь лицом сколько-нибудь обладающим соответствующими познаниями) могли (на мой субъективный взгляд) иметь и более глобальный характер, а отдельные «вопиющие случаи» по прежнему «имеют место быть» и поныне... И все же несмотря на это... хочется, безумно хочется верить что все наше «отставание» было лишь «игрой» скрывающей «нашу истинную мощь», а не очередным «кровавым предостережением» очередного 41 — года... Может я (как и все большинство) «человек далекий и пугливый», однако у нас по прежнему по всем каналам идет реклама (прокладок, таблеток, животворящей иконы выполненной из...), а вот инструкции «куды бечь при случае» я ни разу не видел... Да и есть ли куда бежать? Как там инфраструктура ГО? Не сгнила еще со времен СССР? Или теперь каждому самому следует «запастись» противогазом и дозиметром, самостоятельно? Хотя при плотности боеголовок на отдельный город и противогаз как-то может и не понадобиться... А в это время: ТОЛЬКО У НАС... ВСЕГО за ..... РУБЛЕЙ ВЫ СМОЖЕТЕ ПРИОБРЕСТИ МОНЕТУ С ИЗОБРАЖЕНИЕМ МАТРОНЫ МОСКОВСКОЙ.... ПОТРЯСАЮЩИЙ РАРИТЕТ который ВЫ СМОЖЕТЕ вложить В БУДУЩЕЕ СВОИХ ДЕТЕЙ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Михайлов: Вор-маг империи Альтан (Фэнтези)

оказывается я это уже когда-то читал,только тогда был только кусок первой части...
что можно сказать,обычный середняк из серии о попаданцах,ГГ часто выглядит полным балбесом,
не способным критически
оценивать ситуацию и из всех вариантов выбрать самый плохой,
ну а затем добрый автор щедро подбрасывает роялей и на этом держится сюжет.вобще,не понятно зачем ему быть вором,когда умеет делать эксклюзивные артефакты,используя знания нашего мира?походу только для придания занимательности,читать о мастере-артефакторе скучнее,чем о воре.годится,как средство скоротать время в дороге,когда пейзаж за окном уже приелся,а ехать еще долго.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Я хочу быть с тобой... (fb2)

- Я хочу быть с тобой... 377K, 116с. (скачать fb2) - Pol Neman

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Pol Neman Я хочу быть с тобой…

То, что со мной произошло, можно назвать только одним словом, и то оно матерное. Я был обычным парнем. Жил как все. Интересовался девочками, играл в компьютерные игры, гулял с друзьями. Может я и не был любителем дискотек, но и ботаником я тоже не был. Круг моих интересов был достаточно широк, что бы назвать меня разносторонним. Я любил ходить в походы и петь под гитару, это притом, что ни голосом, ни слухом наделён не был, но кого в лесу это волнует? Главное что я был самостоятельным. Заводилой. Лидером. Многие мои друзья всегда завидовали этой моей черте характера. Ещё в пятом классе, когда мой лучший друг был вынужден ЛИЧНО отпрашиваться погулять, я запросто чиркал записку, и сваливал до вечера. Даже моя старшая сестра и брат в иных моментах пасовали передо мной. Брат был старше на десять лет, а сестра на пять. Им по возрасту положено было быть самостоятельными, однако они оба могли умереть от голода возле полного холодильника. Это даже была своеобразная тема для шуток в нашей семье. Я же, самый младший, всегда, из любой ситуации, находил выход. Приходил со школы, грел обед и кормил этих двух здоровых оболтусов. Конечно, позже, когда у сестры в старших классах начались уроки домоводства, она частенько баловала нас разной домашней выпечкой. Честно, я этим даже не пробовал заниматься, хотя думаю, что у меня это получилось не хуже. За то, я уже в седьмом классе, мог приготовить обед с нуля. До сих пор не могу забыть случай, когда я пришёл к другу после школы, а у него в доме, ну скажем мягко, ничего из готовой еды. Его мама вернётся только ближе к вечеру, а до этого времени сидеть ему голодным. Я провёл небольшую ревизию в его холодильнике, оценил возможности и набрал номер бабушки.

— Ба, как готовить сырники?… Ок, записываю.

Через полчаса я наготовил сырников на нас двоих и ещё осталось. Он смотрел на меня как на волшебника, доставшего прямо перед его носом, кролика из воздуха. Это было прикольно.

Разность интересов в нашей семье тоже была распределена своеобразно. Брат был ярым поклонником спорта. Играл в футбол и в хоккей. Он болел за всё, что относилось к спорту, от хоккея до пятиборья и водной гребли. Но бесспорными его любимцами была троица, хоккей, футбол и баскетбол. В тоже время, руки у него росли из задницы. Если нужно было что-то сделать самому, в этом он пасовал по всем фронтам. Даже поменять лампочку, для него было не под силу. Про таких говорят, что они гуманитарии, а, на мой взгляд, они просто безрукие. Но брат был братом, и мы неплохо проводили с ним время. Епархия сестры была выпечка и рукоделие. Она могла испечь пирог, но в тоже время пожарить котлеты для неё было равнозначно восхождению на Эверест. Но пироги у неё получались отменные. Что на счёт рукоделия, то она плела и вышивала. Скоро все стены в доме были завешаны её творениями. Ничего не скажу красиво. Она была у нас, госпожой оформительницей. Это был её конёк. Если надо что-то сделать красивое, или оформить подарок, а иногда и просто сделать его, это было по её части. Ещё она очень обожала лошадей и всегда мечтала иметь собаку. Но в доме у нас жила только кошка, и то для того, что бы ловить мышей.

Мне достался весь потенциал мастерства всей семьи. Сделать что-нибудь руками? Да плёвое дело. На пару с отцом мы делали всё. Электричество? Нет проблем. Сантехника, о чем речь, сделаем. Отец учил меня всему, что знал сам, и хотя учитель из него был неважнецкий, я всё схватывал на лету. И вскоре, в некоторых областях, знал уже больше него. Мне нравилось делать что-то руками. Будь то модели кораблей, или починка магнитофона. Я умел, как и сестра, творить красивее вещи, но в тоже время, одним этим не ограничивался.

Самое интересное, что насколько брат был фанатом спорта, настолько нам с сестрой он был безразличен. Ну, сестра это понятно, для девочек увлечение спортом несвойственно, это скорее исключение, чем правило. А вот я был исключением среди парней. Мне было индифферентно любое спортивное соревнование. Брат, пытавшийся заразить меня своей страстью к спорту, очень скоро понял, что все его попытки тщетны. Тогда как мои друзья с восторгом обсуждали очередной матч, меня это нисколько не трогало. Вся моя любовь к спорту выразилась в походе в секцию Айкидо. Но, даже там, я скорее оказался по воле своего друга, чем по собственному желанию. У него не хватило духа пойти и записаться одному, поэтому он уговорил меня. Свободного времени после школы было много, а секция была недалеко от моего дома. Учитывая что, друга все равно придется ждать, а гулять одному скучно, я ходил вместе с ним в секцию. К своим пятнадцати годам я был вполне самостоятельной личностью. Вот такой была моя жизнь до начала старшей школы. Но в один год, всё стало с ног, на голову.


Так всегда. Ты оказываешься в ненужное время, в ненужном месте. Начались летние каникулы, и мы с другом катались на велосипедах. Даже в этом я проявлял свою изобретательность. Мы брали с собой бенто и уезжали в небольшие путешествия по городу и его окрестностям. Это было интереснее, чем кататься по давно изученным дворам. Когда едешь пусть в небольшое, но самостоятельное путешествие, всё совсем по-другому. Ощущаешь себя взрослым и самостоятельным. Часто даже наши родители, знали только направление, в котором мы уехали. Возвращались мы, когда уже темнело. В принципе, за меня мои родители не беспокоились, или беспокоились, но не показывали виду, но меня никогда не ругали за поздние возвращения. Но в этот день, мы с другом попали в переделку. Было уже темно, и мы ехали домой. Часто мы использовали короткие маршруты, которые иногда проходили по старым и безлюдным дорогам. Такой была и та, по которой мы сейчас возвращались. Машин здесь не было, и мы спокойно колесили по самому центру старой дороги. По краям она уже стала разрушаться, но в центре, ещё была пригодной для хорошей езды. Были сумерки, когда уже не светло, но и темнота ночи, ещё не опустилась на город. Как всегда, не вовремя, у друга пробило колесо. Но скажите мне, когда это происходит вовремя? Впрочем, именно для таких случаев, я возил с собой целый набор инструментов и ремкомплект для шин. Мы остановились и занялись быстрым ремонтом. Но какими бы вело мастерами мы небыли, колесо надо снять, достать камеру, заклеить, и всё поставить на место. Это требует времени. Хорошо, что у меня была фара на батарейках, удобная, съёмная, считай карманный фонарик. Не люблю фары от динамо-машины. Тормозят, и в подобных случаях совершенно бесполезны. Сейчас я светил своей фарой, пока друг откручивал колесо. Свой велик я отогнал на обочину, и прислонил к росшему там дереву. Друг расположился рядом, выбрав удобный участок дороги. Не посередине, но и не на обочине. Что ни говори, а разбирать велосипед в песке, самое последнее дело. Когда дело дошло до заклейки шины, мы поменялись, он взял фару-фонарик и стал светить мне, а я заклеивал дырку. Так всегда в походах, нужно любую работу делить пополам, не важно от того, какая она и кому она важнее. Команда, это команда, и каждый зависит от каждого. Прижимая пальцами заплатку, я сидел и ждал когда схватится клей. У меня хорошее боковое зрение, ещё в детстве отец обучил меня паре хитростей, которые так необходимы в походах. Если вокруг темно, и ты хочешь что-то увидеть, не смотри на это прямо, а смотри рядом. Тогда сможешь разглядеть, пусть и не чётко, любую вещь в темноте. Хороший фокус, и попутно здорово развивает боковое зрение. Так что, когда наступает вечер, я не стараюсь разглядывать вещи в темноте, а расслабляю своё зрение, и мой взгляд становится рассредоточенным. Сразу это ни у кого не получится, но если понемногу тренироваться каждый день, то через пару лет, вы смеете этим овладеть. Я этим уже владел, и поэтому увидел приближающуюся машину. Она надвигалась быстро и ехала с потушенными фарами, а мы были как раз на её пути. Откинься я назад и перекатись через голову, я оказался бы на обочине, но мой друг был прямо на её пути, и не видел приближающейся опасности. Говорят, что каждый человек в такой ситуации поступает по-своему. У кого сильно развито животное чувство самосохранения, спасается сам, не думая о других, а часто и за счёт других. А у некоторых, у кого социальные приоритеты, выше чувства самосохранения, становятся героями, иногда посмертно, и спасают других. Я даже не подумал, как мне просто спастись самому. Это гораздо позже, я проанализировал всю ситуацию, и увидел этот вариант, в тот момент, я поступил иначе. Сидя на корточках, я как пружина выстрелил вперёд, выставив перед собой руки. Удар пришёлся другу прямо в грудь. Сила моего удара, вышибив из него дух, немного приподняла его в воздух и выбросила на другую строну дороги. Все-таки тренировки не прошли даром. Падая, он раскинул руки в разные стороны, и луч фары-фонаря полоснул по надвигающейся машине. Это было везением, что я вовремя увидел машину, но на этом моё везение закончилось. Намереваясь, продолжить своё движение, и перекатиться через дорогу, туда, куда упал мой друг, я запнулся за лежащее передо мной колесо и растянулся прямо перед идущей машиной. Видимо только сейчас водитель увидел нас. Время для меня остановилось. Я уже мысленно попрощался и с жизнью, и со своими родными, даже пожалел, что так мало пожил. Как в замедленном кино, я видел несущуюся на меня машину. Смутные очертания тёмной массы. Вспыхнули фары, высветив меня, беспомощно лежащего на дороге. Всё было кончено. Но… вот машина резко вильнула в сторону. Я только успел облегчённо вздохнуть, что не в ту, где был мой друг. Странно, но даже в этот момент, я продолжал думать о нём. Свет фар ушёл в сторону и в следующий момент прозвучал глухой удар. Ну конечно, там же было дерево. Лязг и срежет металла. Я вскочил на ноги и, отшвырнув колесо, бросился к машине. Дверца от удара открылась. Водитель лежал, обняв руль. Где-то под искорёженным капотом вспыхнул огонёк. Я схватил мужика за руку и поволок из машины. Он был тяжёлым и, мне ни как не удавалось вытащить его. Друг по видимому, ещё не пришёл в себя, что бы помочь мне. Похоже, я угодил ему в солнечное сплетение. Но, тут мужик очнулся, его правая рука метнулась на сидение рядом. Он схватил какой-то, не то термос, не то канистру, и сунул мне в руки. Я автоматически взял её, но мужика не отпустил.

— Беги — выдохнул он и оттолкнул меня.

Я от неожиданности не удержался на ногах и упал. Тут прогремел взрыв, пламя метнулось ко мне и я, закрылся от него руками. Канистра оказалась между мной и огнём. Видимо я ещё не исчерпал весь лимит везения, потому что, оторванный взрывом кусок металла угодил прямо в канистру пробив её на сквозь. Меня обдало вонючей жидкостью. Часть жидкости попало мне в рот и нос. Я отбросил канистру и перекатился в сторону. Ничего не видя перед собой, вскочил, и, ориентируясь только на свою память, постарался убраться подальше от машины. Прогремел второй взрыв, и меня швырнуло вперёд. Я проехал лицом по асфальту, как по тёрке. Встал на карачки и пополз дальше. Жидкость, попавшая мне в рот, была неимоверной гадостью. Рот и нос горели так, словно я вдохнул мелко измолотый красный перец. Глаза, тоже залитые этой гадостью, я открывать боялся. Когда я уже перестал ощущать спиной жар горящей машины, а под руками ощутил траву, я в изнеможении упал на спину. Проведя рукой по лицу, я попытался очистить своё лицо, но под рукой я ощутил желеобразную массу. Теперь всё моё лицо горело, словно я засунул его в огонь. Я терпел, скрипя зубами, но не выдержал и заорал во всё горло. Сквозь свои крики я услышал вой сирен и чьи-то голоса. Почувствовал руки людей, поднимающих меня. Меня куда-то несли. Боль становилась всё невыносимее, она распространялась по моему телу, пока не охватила каждую клеточку. Я уже не орал. Не мог. Наверное, мне что-то вкололи, потому что, я плавно отстранился от реальности и уплыл в забытье.


Пробуждение было болезненным, но терпимо. Было такое ощущение, как будто на мне станцевал слон. И возможно даже выступил на бис… раза два. Я открыл глаза. Опа, вокруг меня была жидкость, но я дышал свободно. Жидкость была голубоватого оттенка, и сквозь неё было видно, что я нахожусь в какой-то лаборатории, но всё было искажено преломлением. Судя по всему, меня поместили в вертикальную стеклянную колбу. Я видел двух людей в белых халатах, но разглядеть их черты не мог. Всё было размыто. Звуки тоже доносились до меня как сквозь толщу воды. Разобрать, о чём говорят, я не мог. Я наклонил голову и осмотрел себя. Всё моё тело было утыкано трубочками и датчиками. Живого места не оставили. Пошевелил рукам. Свобода движения есть, но вот повернуться корпусом не получалось. Сзади что-то держало. Мои действия заметили и люди приблизились к моему аквариуму. Ко мне лично, они не проявили ни малейшего интереса, их больше заняли показания на приборной панели рядом с моей колбой. Я попытался разглядеть их, но даже сейчас, когда они стояли рядом, это удавалось с трудом. Было видно, что один из них мужчина, а другая женщина.

Следующие два дня ничего не происходило. За мной наблюдали, а я умирал от скуки. От нечего делать я стал сам себе рассказывать истории. Эта привычка появилась у меня ещё в детстве. В девять лет, мама, сказав, что я уже взрослый, перестала мне читать сказки. Но я их очень любил, а читать нет. И тогда я нашёл странный выход из ситуации. Я стал сам себе рассказывать сказки. Естественно я там был главным героем. Не все сказки были удачны, иногда это были просто моменты, которые я прорабатывал до мелочей, но начало было положено. По мере того как я рос, мои сказки становились всё сложнее и длиннее. Иногда я рассказывал сам себе истории целыми месяцами. Скажете странно. Ну, каждый развлекается в меру своей фантазии и возможностей, а мне нравилось. В этих историях, я жил иной жизнью, сложной, интересной, и необычной. Потом, когда я попал в пионерский лагерь, я на несколько лет, завоевал славу хорошего рассказчика. Но, однажды, когда ребята уже из сказок выросли, но ещё не поумнели, ребята, в шутку, без всякой задней мысли, пошутили надо мной. Они не сделали ничего криминального, просто высмеяли мой рассказ. Этого хватило, что бы я замолчал навсегда. Но, это не убило мою страсть к придумыванию историй. К этому времени, я уже пристрастился к чтению, и мне всегда было интересно, но только что будет дальше с главным героем, а как я бы поступил на его месте. И тогда начиналась новая история. Я искал сокровища вместе с Томом Сойером и Гекльберри Финном. Путешествовал вместе с Эли, по жёлтой дороге к Изумрудному замку. Я плавал в поисках капитана Гранта. Это был целый мир, это был мой мир. Многое я придумывал сам. И многое я помнил до сих пор, несмотря на то, как давно я это придумал. Вот и сейчас, делать было нечего, кроме как вспоминать фильмы или мультики, и придумывать новые истории.


Странно, но сидя в этой колбе, первое, что мне пришло на ум, это история Х менов. Кажется, именно так создавали Росомаху. Любимый герой всех мальчишек. Не убиваемый, с клинками на руках. Я всегда был неравнодушен к холодному оружию. Ножи всех мастей и размеров, были неизменным атрибутом моей комнаты. Они воткнуты между книг на книжной полке. Один, самый любимый, походный нож, постоянно лежал под подушкой. Даже книгу, которую я читал, я иногда закладывал небольшим стилетом. Так что Росомаха, был и моим героем, но подражать ему, как некоторые я не стремился. Но сейчас, когда я оказался в обстановке очень похожей на его рождение, я попытался представить себя, на его месте. И стал придумывать, о чём бы он думал, что бы переживал. Кажется в той же лаборатории где и его, создали и ещё одну девицу, но в её конструкции я видел слабые места. Впрочем, и Росомаха был не идеален. Его клинки были больше и для удара находились в лучшей позиции, с точки зрения крепости основания, но проигрывали в маневренности и гибкости. Насколько манёвренен кулак? Весьма ограничено. Попробуйте сами и увидите мертвее зоны. А в ближнем бою, такие зоны будут вашим уязвимым местом. Любой мечник с простым мечом, будет вас превосходить. Девица, которую создали после Росомахи, тоже была не идеальна, хотя идею они развили лучше. У неё клинки шли из кончиков пальцев. Идеально в плане манёвренности, но сильно проигрывает в силе опоры, и опять же, есть мёртвые зоны. А в довершение, они были у неё чересчур длинными. Как быстро, отбив её атаку, вы переломаете ей все пальцы? Даже супер регенерация не поможет. Что бы сделал я? Нечто среднее, объединил бы обе идеи. Если по хребту каждого пальца пустить лезвие, при этом не ограничивая гибкость пальца, а конец пальца превратить в хорошо отточенный коготь, то боевая сила руки будет оптимальной. Когти не должны быть длинными, не больше половины длинны самого пальца, иначе мышцы с ними не справятся. В дополнение можно оставить клинки как у Росомахи, для силовых ударов. Тогда в бою, можно использовать весь потенциал руки. Здорово, не правда ли? Вот такими мыслями я и развлекался, когда заметил, что моё тело стало меняться. Я не сразу это заметил. Плавая в аквариуме, и питаясь из трубочек, надобности ходить в туалет у меня не было. Температура воды, как говорят, была бодрящей. Чуть ниже температуры тела, но дискомфорта я не ощущал. В таких условиях наше мужское достоинство уменьшается в размерах до своего минимума. Обычная реакция организма. Но оно уменьшилось у меня настолько, что я забеспокоился. А ещё через два дня, меня охватила паника. Оно вообще исчезло. Я стал бесполым существом. Но не только там изменилось моё тело. Руки стали тоньше, а пальцы изящнее. Что вообще происходит? И где я на самом деле? Со мной не общаются, за мной просто наблюдают. Я что, подопытный кролик? Я протянул руку, и попытался дотронуться до стекла, но не смог, оно было дальше, чем длинна вытянутой руки. Следующие неизвестно, сколько дней, трансформация моего тела продолжалась. Почему я не знаю, сколько времени прошло, потому что в лаборатории свет не выключали никогда, а окон здесь не было. Я мог определять отрезки времени только по своему сну, но поскольку я сейчас не расходовал всей своей энергии, как это происходило в обычной жизни, скорее всего часы моего сна, уехали далеко вперёд. Я мог бодрствовать по двадцать часов и более. Так что о прошедшем времени я только догадывался. Постепенно моё тело изменялось всё больше и больше. Что точно изменилось в пропорциях моего тела, я понять не мог из-за преломления. Но появившаяся у меня женская грудь, была вне всяких сомнений. Я ощупал низ живота, и охренел. Открытие меня шокировало.

Я стал девушкой.

Для меня как для парня, это были смешанные чувства. С одной стороны, я мог безнаказанно облапать самого себя. Везде, не боясь получить за это по морде. Я имел представление как устроено женское тело. Уроки биологии, девушки в бикини на пляже, порно журналы, тайно, словно святыня, передаваемые между парнями. Всё это дало мне представление, что и где находится и как оно выглядит, но одно дело знать, другое дело потрогать самому. Этого ни мне, ни большинству моих друзей ещё не перепадало. Те единицы, которые уже познали радость секса, ходили надменные и полные важности, словно гуру, постигшие тайны мироздания. На нас, девственников, они смотрели с высока. А о том, что они пережили, вещали с многозначительным и сосредоточенным видом. Но, иногда у меня возникали сомнения, что, то, что они рассказывали, было правдой. Я достаточно почитал книг по этой теме, что бы знать чуть больше, чем мои друзья. И на некоторые мои вопросы, они не находились что ответить. Это конечно не уличает их во лжи, но сомнения возникают. Не скажу, что я оставался равнодушным, от их рассказов. Мне тоже хотелось испытать эти чувства, и познать, какой на вкус этот запретный плод, но вот познакомится с подходящей девушкой всё, ни как не удавалось. Первая встречная, ветреная девушка, меня не устраивала. Я не был сторонником случайных связей. И вот сейчас, я мог ощутить под своими руками, трепетное девичье тело.

Но было одно, но…

Это уже было МОЁ тело.

Я стал девушкой. Возможно, когда-нибудь я вернусь в прежнее состояние, и буду вспоминать эти ощущения. Лелеять их и хранить их на отдельной полке своего сознания. Доставая по особым случаям и переживая снова и снова. Но будет ли такое? Вернусь ли я в прежнее состояние? Не продолжу ли я меняться дальше, пока вообще не превращусь в какого-нибудь урода? Вопросы без ответов. Интересно, а те, кто за мной наблюдает, сами об этом знают? Спросить бы их, да вот беда, не знаю как.

Ощущать себя девушкой было необычно. В принципе, все основные телесные ощущения нисколько не изменились. Совсем другое дело самоосознание. Я прожил пятнадцать лет, будучи парнем. За один миг это на помойку памяти не выкинешь. И опыт быть девушкой у меня весьма относителен. Хорошо, что у меня есть старшая сестра, я не подглядывал за ней специально, но когда живёшь в доме с девушкой, невольно становишься свидетелем её личной жизни. Мелкие женские секреты, скрытые от глаз посторонних, трудно утаить в собственной семье.

Вспомнив о семье, я задумался, а знают ли они где я и, что со мной происходит? Почему они ни разу не пришли меня навестить? Или их сюда не пускают? Почему? А может им сказали, что я погиб, и они меня уже давно похоронили? Чёрт, сколько мне ещё сидеть в этом аквариуме, как подопытной рыбке. Да как они смеют. Да что они о себе возомнили.

Неожиданная ярость охватила меня. Сила гнева разлилась по моему телу. Обычно я сдержанный, как ни как родился в год быка, но если меня разозлить, вы получите страшную машину убийства. И хотя я не теряю над собой контроль, даже в ярости, эта ярость, сама по себе страшна. Неуправляемую ярость легко погасить и даже направить против самого источника, но моя ярость, всегда под контролем. И именно этим она страшна. Это моё оружие, моё знамя и моя броня. Я пойду до конца, и чётко буду осознавать, каждый момент, каждую секунду своих действий. Буду оценивать ситуацию, и бить в самые слабые места. Это уже во мне говорит мой другой знак, знак скорпиона. Я взял от этих двух знаков, всё самое лучшее и объединил в себе. Я знаю, в какого монстра я могу превратиться, если этого захочу, но я не боюсь самого себя, не прячу эту тёмную сторону. То, что обычно вы её не видите, ещё не значит, что её нет. Это не моя вторая личность, это я сам. И я это прекрасно осознаю. Бороться с этим? Зачем? Какой смысл бороться с самим собой, нужно развивать себя. Борьба будет уничтожать вас самих, а развитее, позволит понять себя полнее и глубже. Осознание своей тёмной стороны, не менее важно, чем осознание светлой. И кто сказал, что тёмная сторона плохая? Те, кто на светлой стороне? Тогда я ни там, и не там. Я между ними, потому что я гармоничен, и во мне уживается и самое светлое, и самое тёмное. И когда мне нужно, я становлюсь таким, каким я хочу быть. Ради собственного блага, ради чувства самосохранения.

Сейчас я был в гневе, потому что меня используют, а я этого не люблю. Хотите что-то от меня, давайте договоримся. А только брать, это чересчур. С меня, хватит. Я стал в гневе обрывать воткнутые в моё тело трубки и провода датчиков, высвобождаясь из их паутины. Кровь, сочившаяся из многих трубок, смешивалась с водой в аквариуме, окрашивая её в розовый цвет. В лаборатории сейчас ни кого не было. Наблюдавшие за мной не всё время находились здесь. Судя по всему, для них сейчас была ночь. Тем лучше. Если я умру, то хоть без свидетелей. Взвыла сирена, её было слышно даже сквозь толщу воды. Моё сознание помутилось. Наверное, не стоило так опрометчиво поступать. Ведь подключенные трубки обеспечивали моё существование, хотя кому оно нужно такое существование? Рыбка в банке, на искусственном питании. Образец номер шесть два шесть. Теперь разрежут на органы и, запихнут в морозильник, или засунут в другую банку, но теперь привяжут покрепче.


Я открыл глаза. Белый потолок, явно подвесной, видны квадраты и опоры, на которых они лежат. Вон вытяжка, а вон встроенная лампа, которая не горит. Но в комнате не темно, скорее полумрак. Свет идёт сбоку. Я повернул голову. Стол, на столе лампа. За столом сидит женщина и читает книгу. На ней белый халат, из-под которого виден строгий, деловой, брючный костюм. А что с другой стороны комнаты? Ничего особого. Пара каких-то замысловатых агрегатов, провода от которых тянутся под одеяло, которым я накрыт. Но судя по проводам, снимают только данные. Нет трубок, и есть ощущение голода. Странно, ни когда не думал, что так буду рад этому ощущению.

— Проснулась?

Я повернул голову на звук голоса. Женщина отложила книгу и, развернувшись на стуле, смотрела на меня. Смотрела по доброму, можно даже сказать ласково.

— Есть хочу — сказал я.

— Сейчас принесут — сказала она, нажимая кнопку на еле заметном пульте на столе.

Повисла минута молчания. Стандартный вопрос, где я, задать можно, но не факт что на него ответят, а если ответят, не факт, что скажут всю правду, или даже хотя бы её часть. Да и хочу ли я знать эту правду на самом деле? Не пошинковали на запчасти, значит, я им нужен. Стоп не нужен, а нужна. Я же теперь девушка. Видна грудь накрытая одеялом, наверное, и всё другое осталось. Потом проверим, но теперь надо начинать и думать как девушка, иначе самому себе проблемы создам, а их и без того хватает. Всё, даём сами себе установку, на смену мышления. Легко сказать. А вы сами попробуйте.

Дверь открылась и вошла ещё одна девушка, с небольшим подносом. Аккуратно поставила его на тумбочку возле кровати и присела рядом. Нажала кнопку сбоку кровати, головная часть приподнялась, так что я оказался…э…оказалась, в полусидящем положении. Взяла ложку с подноса и чашку с желтоватой массой и стала меня кормить. Хрен знает, что это было. Вкус не очень, запах тоже аппетита не вызывает, но какая ни какая еда. Не думаю, что после такой голодовки, мой живот примет отбивную с картошкой, да с маринованным огурчиком. Скорее начнём всё с азов. Детское питание, потом по нарастающей, а в конце…отбивная с грибами, луком и сыром, сочная и вкусная. Я как это представила, чуть слюной не захлебнулась. Впрочем, это помогло мне осилить ту бурду, которой меня потчевали. Кормёжка закончилась, и сестричка, дала мне сделать пару глотков беловатой жидкости, но не молоко. Вытерла губы, взяла поднос и удалилась. Кровать, она, по немой просьбе женщины за столом, оставила полусидящем положении.

— Как себя чувствуешь? — спросила она.

Я прислушалась к своему телу.

— Бодро. Ни чего не болит. Встать можно? — спросила я.

— Пока не надо — ответила женщина, для верности останавливая меня жестом.

— Как вас зовут?

— Зови меня Доктор Смит, или просто Ая.

— А меня теперь как зовут?

— А как бы ты хотела, что бы тебя звали?

— Лиза.

— Хорошо, значит, теперь это будет твоё имя.

Наступила пауза. Что дальше? Я вопросы задавать не буду, смысла не вижу. Если ждёте, доктор Смит, то ждать придётся долго. Логическая цепочка, легко выстраиваемая, сама по себе лежит на поверхности. Я не тупой, и IQ у меня выше среднего. С друзьями ради интереса прошли все тесты, что бы проверить себя. У меня вышел самый большой показатель. Наверное, за счёт врождённой внимательности. Какой не скажу, не хочу хвастать. Ну, так вот, давайте по рассуждаем. Это явно не больница. Окон нет, возможно, мы в глубине здания, или вообще под землёй. Воздух чистый, но по запаху фильтрованный. Замкнутая система кондиционирования, больницам не свойственна. Лаборатория, и скорее всего военная. Дальше, меня не навещают родственники, скорее всего им сказали, что я погиб. Труп дело не сложное, я после того что там случилось, был явно не как огурчик. Так что фабрикуем заключение патологоанатома, подсовываем похожий по габаритам опалённый до не узнаваемости труп и с почестями его хороним. Дело закрыто, человека ни кто не ищет. А что же я. Я теперь подопытный образец. Для чего и каких экспериментов, уж точно не скажут. Мой пол меняется, надо думать, лицо изменено тоже. Теперь вообще ни каких следов меня прежнего уже нет, кроме сверхсекретных записей в лаборатории. Чем же я стал? Не знаю. Поднял бунт, и меня не ликвидировали, значит можно считать себя жизнеспособным образцом, на который у них далеко идущие планы. Не заперли в клетке, значит, им не нужен свихнувшийся псих. Потому и обращаются по человечески. Далее надо полагать, будет обучение, а потом демонстрация и использование. Конечно, возможны варианты, это всего лишь общий сценарий.

Но что до этого момента, здесь я думаю, попал в точку, а будущее, будем посмотреть.

— Ты не любопытна — прервала паузу доктор Смит.

Думаю, её фамилия не настоящая.

— Правду вы не скажите, а ложь слушать не хочу — спокойно ответила я.

— Почему ты думаешь, что я стану тебе лгать? — спросила она.

— Потому что, вы работаете на военных, а они в таких делах предпочитают, что бы правду знали только те, кому это нужно. И желательно, что бы таких, было не больше двух, трёх человек. Я даже не уверена, что вам всё известно. Даже если вы думаете, что всё знаете, скорее всего, вас просто в этом хорошо убедили. Уж что, что, а врать военные умеют.

— Ты умна.

— Спасибо за комплимент.

— Хорошо, тогда оставим всё как есть. Если появятся вопросы, можешь их смело мне задать.

— Когда мне разрешат встать, и какой уровень свободы мне будет предоставлен?

— Встать не раньше чем через два дня. А на счёт второго, пока ничего не могу тебе сказать, скорее всего, это будет завесить от тебя самой.

— Понятно. На людей не бросаться, вещи не портить — иронично заметил я.

Доктор Смит кивнула головой.

— Тогда у меня к вам просьба, у вас есть зеркало?

— Сейчас принесут — ответила она и вызвала сестричку.

По её просьбе мне принесли зеркало. Зажгли верхний свет и поставили зеркало прямо передо мной. Золотистые волосы, с лёгким медным оттенком, коротко постриженные, но пышные, обрамляли милое личико. Чувственный рот, красивый носик, ямочки на щеках. Ничего общего с тем как я выглядел раньше. Только голубые глаза, остались прежними. Увидь я такую красавицу раньше, я бы упал к её ногам, умоляя о свидании. Сказать, что я обалдел, значит не сказать ничего. В зеркале я видел воплощение своей собственной мечты. Ирония судьбы, но я получил свой идеал, только не так как хотел. Нельзя сказать, что этот идеал меня не любил, любил и понимал как ни кто на свете, только вот реализация была несколько неожиданной. Поэтому и говорят, не проси ничего у бога, а то ведь выполнит. Часто мы даже не задумываемся, над тем, что просим, и тем более, как двояко это может быть выполнено. В итоге, мы получаем то, что хотели, но… мы не рады. А почему?


С каждым днём моя еда улучшалась. Еда приобрела привычный вкус. Пусть это были мелко протёртая картошка и мясо, но это были они. Затем стали попадаться кусочки. Мелкие радости жизни. Через два дня мне позволили встать. Лёжа думаешь, что горы свернёшь, а встаёшь, и через пять минут сил как небывало. Но я быстро шла на поправку. Очень быстро. Помню, когда мне в девять лет вырезали аппендицит, я тогда встал на второй день с кровати, и нормально пошёл, хотя другие ребята, здоровее меня, и на третий встать без помощи не могли. Уже на третий день после того как мне разрешили встать, я была полна сил и комнаты мне стало мало. Аппаратуру увезли, но пространство не сильно увеличилось.

— Идём — сказала Ая, видя, как я маюсь в тесной комнатёнке.

Мы вышли и прошли по безликому коридору до двери с надписью: Гимнастический зал. Двери открылись, явив моему взору кучи тренажеров и спортивных снарядов. Ещё до этого мне дали бельё и одежду, свободный спортивный костюм. Зал был пуст, но было видно, что его часто посещают.

— Можешь тренироваться здесь — сказал Ая.

— А бассейн у вас есть? — с азартом спросила я.

— Есть, идём, покажу.

Мне показали бассейн, душевые, мужские и женские и столовую. А также показали мой учебный класс, который теперь, мне предписывалось посещать каждый день. Впрочем, Ая всё равно не даст мне это забыть, она ходила за мной как нянька, оставляя меня только на ночь. Как она сама призналась, заботится обо мне, её работа.

Учёба началась с тестов. Меня прогнали по всем мыслимым и немыслимым тестам, а результатов, гады, не сказали. Затем, началось обучение. Но, немного не такое как в школе. Если там нам дают общие знания, а потом мы уже решаем, что нам по душе, что у нас лучше получается, и, исходя из этого, выбираем соответствующий колледж или академию, то здесь всё давалось узконаправленно и применительно к жизни. Предметов, помимо школьных, было чуть не в два раза больше. Как вам такой предмет? Развитее памяти. А взлом замков не хотите изучить? Искусство маскировки и обыска. Химия, а именно, раздел яды и взрывчатые вещества. Программирование и хакинг. И много других занятных наук. Ещё через день, появился тренер, и моёму бесцельному ползанью по различным спортивным снарядам был положен конец. Бег, отжимания, подтягивания и странное искусство боя, не похожее ни на что с чем я раньше сталкивался…ой, сталкивалась. Хотя тогда я была парнем, так что, наверное, правильнее сказать, сталкивался. В общем, ничего общего с тем, что мы привыкли видеть на экранах телевизоров, в фильмах, где показывают восточные единоборства. Всё максимально эффективно и смертельно. Даже плаванье, превратили из удовольствия в тренировки. Обучили разным стилям плаванья. Раньше я плавал как тихоходная баржа, медленно, но уверенно, теперь, я плавала как олимпийские пловцы. Ныряние, которое я всегда любил, стало на время. Я и раньше мог свободно пронырнуть метров пятнадцать, и продержатся под водой чуть меньше минуты, сейчас это время старательно наращивали. Судя по всему, из меня готовили наёмную убийцу. Но боже, как мне было интересно. Я просто схватывала всё на лету. У меня всегда так, было. Учился я средненько, но только потому, что мне было не интересно, стоило разжечь у меня к чему-либо интерес, я осваивал тему одним махом. Сейчас мне всё было интересно, и я даже не задумывался, зачем и куда это будет применено, позже. Отчасти эти науки могли послужить и для моего собственного блага. Кто сказал, что я не воспользуюсь ими, что бы обрести свободу?

Одежда, которую мне выдали, была безликая и такая же функциональная, как и всё вокруг. Я не помнила, что бы меня обмеривали, но, наверное, это сделали ещё раньше. В любом случае, всё что мне давали, подходило мне по размеру. А Ая учила меня разным хитростям, которые я не знала.

— Трусики меняй каждый день.

— Подмывайся каждый вечер.

— Следи за собой.

— Ходи прямо.

Целая вереница указаний, сыпалась из неё, как из рога изобилия.

— Я знаю, что в прошлом ты была парнем, поэтому сейчас, тебе нужно научиться быть девушкой — сказала как то раз она.

— Я знаю, и я постараюсь.

И я старалась. К моему обучению добавили ещё пару предметов. Нечто вроде культуры поведения и общения. И хорошие манеры. Это вообще был отпад. Меня учили всему, от танцев, до того, как пользоваться столовыми приборами. Мы-то привыкли, есть не то что без ножа, а вообще одной вилкой, и то держим её не правильно и не в той руке. Вот тому, как надо, меня и учили.

Дни превратились в дни. Теперь я знала, когда день, а когда ночь, но по-прежнему не имела представления о том какой на дворе месяц и день. Вспомнился фильм Никита, её тоже превратили из тупого убийцы в настоящую леди. Я, вообще-то убийцей не была, и тупостью как Никита не страдала. Обидно, что во всем учебном центре кроме меня и учителей, никого больше не было. А единственным мужчиной был только мой физрук. Общаться мне было не с кем. А с учителями не много и наобщаешся.

Я стала отмечать для себя дни, что бы хоть как-то следить за временем. Выходных у меня не было. Каждый день учителя вынимали из меня душу, так что, добираясь до своей комнаты, у меня только и хватало сил, что раздеться, принять душ, и выпасть в осадок. Постепенно, замечаний от Аи стало поступать меньше. Да я и сама заметила, как стала больше за собой следить и стала более женственной. Обретённая красота, это хорошо, но этого мало. Если я буду ходить как парень, вести себя как парень, и говорить как парень, всё очарование сразу же рассеется. Получится такое уродство, которое ни что не компенсирует. Это только в мультиках, парень стал девушкой, и сразу все мило вскинули руки, и сказали какая прелесть. На самом деле, первые дни и даже недели, я частенько шокировала Аю. До сих пор помню её лицо, когда она застала меня в комнате, где я рассматривала себя в зеркало. Уточню, рассматривала то, что отличает девушек от парней, и это была не грудь. А что? Мне было интересно. Ничего пошлого, простое любопытство. Одно дело, что там печатают в журналах, и совсем другое посмотреть в живую и потрогать. Девочки проходят эту стадию ещё в раннем детстве, когда им три или даже меньше годиков, позже это их уже не интересует. Но я то, в три годика был мальчиком, и исследовал совсем другую штучку. В итоге, мне сделали выговор, но отнеслись с пониманием.


Меня продолжали исследовать, и даже начали кое-что рассказывать мне, о самой себе новой. Врачи утверждали, что регенерация у меня в пять раз выше, чем у обычного человека. То есть всё заживало на мне в пять раз быстрее. Феноменом у меня был иммунитет. Он был абсолютным. Отравить меня было делом безнадёжным. Любые яды, я могла пить как воду, и мне ничего от этого не было. За то я научилась определять их на вкус и запах. Тоже хорошее свойство. Кстати обоняние у меня тоже было острее, хотя до собачьего не дотягивало. Слух тоже был очень хороший. Я попросила Аю, раздобыть гитару, хотелось проверить, как это повлияло на мою игру на гитаре, но она сказала, что гитары здесь нет, но она что-нибудь придумает.


Как и любой девушке, мне надо было подбривать некоторые места. Раньше, будучи парнем, я был уверен, что бритьё, это сугубо мужское. Став девушкой, я понял, это далеко не так. Что бреет мужчина? Подбородок. Весьма не большая площадь. А что бреет женщина? Подмышки, линию бикини, ноги и руки, это если у неё много тестостерона. И если тех, кто бреет руки не так много, но тех, кто бреет ноги, миллионы, если не миллиарды. Мне, правда, в этом повезло, лишних волос у меня был минимум. На ногах еле заметный пух, который Ая посоветовала даже не трогать. Светлые волосы, это лёгкое преимущество, в борьбе за красоту.


Прошёл почти год интенсивных занятий. В одно, ни чем не примечательное утро, Ая, как всегда пришедшая будить меня, неожиданно сказала:

— Завра прибывают ученики. Дальше бы будешь учиться вместе с ними. Но, ни кто из них, не должен узнать о тебе ничего личного, и тем более, о твоих особых способностях.

— Здорово, наконец будет с кем пообщаться — весело сказала я.

— Это ненадолго, через два месяца закончится твоё обучение, и мы с тобой уедем отсюда. Общение с ребятами будет твоим первым экзаменом — серьёзно сказала Ая.

Если это проверка, то зачем она меня предупреждает? Или так и задумано? Ладно, поживем, увидим.


— Что скажите, доктор Смит? — спросил мужчина в военной форме с генеральскими звёздами на погонах.

— Девочка невероятно талантлива. Она за год, одолела программу, которую другие осваивают за пять.

— Мы сможем её использовать?

— Всё зависит, от того, как и каким образом?

— Она способна на убийство?

— Судя по психологическим тестам, только если другого выхода не будет. Она не убийца, и я бы ни рекомендовала использовать её таким образом.

Мужчина кивнул, в знак того, что понял.

— Как с подчинением? — спросил он.

— Проблем с поведением не было, но в её полной лояльности я не уверена.

— Почему?

— Она слишком умна, что бы ни понимать ситуацию, в которую попала. Её нельзя подчинить силой, и совершенно бесполезно пытаться сломать её волю. Тогда она превратится в совершенно бесполезный кусок необычной плоти, которую, мы даже исследовать не сможем. С ней можно только дружить и постараться завоевать её доверие.

— И какие у вас успехи?

— Я сделала всё, что бы мы стали подругами. Девочка мне доверяет.

— Вы в этом уверены?

— Думаю, да.

Генерал стоял у стены с мониторами и смотрел, как Лиза плавает в бассейне.

— Не думаете, что она попробует выйти на контакт со своими родными? — спросил он.

— Мы с ней обсуждали эту тему, и она прекрасно осознаёт, что назад дороги нет. Её родные думают, что она умерла. К тому же, даже приди и скажи она им правду, никто ей не поверит. Даже анализ ДНК ничего не даст, так как она полностью изменилась. Возможно, она и хотела бы встретиться со своими друзьями, но скорее в новом амплуа. Я высказала ей своё мнение, что это принесёт ей больше разочарования, чем радости. Она со мной согласилась. О некоторых вещах, приятно мечтать, но эти мечты не нужно реализовывать. Лиза это понимает.

— Как вы считаете, её можно выпускать? — настороженно спросил мужчина.

— Точно смогу сказать только после всех экзаменов.

— Буду ждать вашего отчёта.

— Да, сэр.


Я плавала в бассейне, когда туда вошло пятеро парней. Пофигу, сделаю ещё несколько кругов, и на борьбу. Мои занятия ни кто не отменял, хотя в них сделали вечернее, трёхчасовое окно, для отдыха и общения с другими учениками. Вот тогда и пообщаемся. Бортик. Теперь два круга под водой. Я уже могла находиться под водой до тридцати минут, это тоже было, как-то связано с моим новым организмом, но демонстрировать им всё, на что я была способна, я не собиралась. Хотя и два круга на одном дыхании, для них это было круто. Один из парней, дождался, когда я коснусь под водой бортика и прыгнул в бассейн. Видать решил посоревноваться. Это он зря. Даже с той форой, что он получил от прыжка, я его обошла на целый корпус. Ещё один круг, под водой. Теперь уже три парня попытались потягаться со мной. У одного весьма неплохо получилось. Разрыв был минимален. Я вынырнула, и, не останавливаясь, пошла на последний круг. Ну вот, с плаваньем на сегодня закончено. Тренер одобрительно кивнула, и когда я подплыла к лестнице и вышла из воды, протянула мне полотенце. Я сняла резиновую шапочку и тряхнула головой. Я отрастила волосы, так что бы они были до плеч. Так мне больше нравилось. Я в прошлом любил, девушек с пышными волосами. Растить их до пояса я пока не решилась, тогда и времени на уход за ними станет требоваться больше. Может, когда учёба закончится и жизнь станет спокойнее, я попробую каково это, хотя как вспомню, как мучилась моя сестра со своими волосами, так вздрогну. У неё они были аж до попы. Красиво ничего не скажешь, но и мороки эта красота требует немеренно. Так что, наверное, остановлюсь на варианте до плеч. И красиво, и геморроя не так много. Взяв полотенце, я направилась в душ. Парни проводили меня восхищённым шепотом. Они-то думали, что я их не слышу… дурачьё.

Купальник сполоснуть, и на сушилку. Он был сплошным, не выдающимся по дизайну, но удобным. Впрочем, на моей фигурке, даже мешок от картошки, смотрелся бы, как дорогая веешь от Армани. Шучу. Но доля истины в этом есть. Купальник пусть не подчёркивал мою фигуру, но и не скрывал её. Появится возможность, куплю себе нечто отпадное, что бы мужики на пляже, при виде меня слюной захлебывались. Сделаю это из чистого, женского садизма.

Мелкие фантазии, коротают время, пока моешься и сушишься. Одеваемся. Незатейливое бельё. Скажите мне, что их шьют по армейскому заказу, поверю тут же. Только вояки могут довести женское бельё, до такой степени некрасивости. Автомат Калашникова и то изящнее, чем мои трусы. Нет, мне не надо, стринги, или кружевные шортики, но пусть трусики будут хоть чуточку женственнее, чем они есть сейчас. Маленькая кружевная бахрома на резиночках, маленький бантик спереди, или кружевная вставка, разве я многого прошу? Это уже приятно разнообразит бельё. Про лифчик я помолчу. Я и раньше не сильно восхищался этой частью женского гардероба, и сейчас не стал любить её больше. Вот спортивный костюм, был ничего. То есть вообще ничего особого. Светло-серый, с тёмно серыми лампасами. Удобный. Но не более. Считай, моя повседневная одежда. Приятно было, что на уроках хороших манер, можно было переодеться в нечто чисто женское. Я должна была уметь носить любую одежду, от простых джинсов, до юкаты.

В спортзале тоже тусовались новые люди. Здесь были и девушки. Парни, понятное дело, сразу взялись за штанги и гири. Девушкам досталось что полегче. Я прошла в раздевалку, переоделась в кимоно, и вышла к татам. Там уже бодались две девушки. У них получалось не очень умело, сразу видно, что новички. Мой тренер порвёт их с завязанными глазами, и связанными за спиной руками. Даже я, до сих пор, с кровью и очень редко, выбивала из него свои победы. Указывать девчонкам на их ошибки я не стала. Мало кто любит, когда приходит кто-то незнакомый и с порога начинает учить. Мой тренер задержался, но вот он вышел из боковой двери, и, согнав девчонок с татами, вызвал меня. Поклон-приветствие, и понеслась. Почти час беспрерывной борьбы на выживание. Потом разбор ошибок и стратегии. Да, даже в борьбе есть стратегия. Потом, отрабатываем, проблемные моменты, вначале медленно, затем, быстро. Ребята стоят, разинув рты. Такое они увидят и испытают на себе не скоро. Под конец, ещё раз спарринг, но короче, что бы выяснить насколько я всё поняла. Довольная и потная направляюсь в душ. Сегодня мне удалось пару достать раз учителя. На его счету контактов больше, но мне легче. Мой болевой порог выше человеческого и поставить мне синяк, дело неимоверно сложное. Это связано с моей бешеной регенераций.

Кимоно в ящик для стирки. Завтра оно будет лежать чистым в моём шкафчике. Так происходит всегда, со всеми вещами в этом здании. Я к этому уже привыкла. Далее, уроки по индивидуальной программе.


Вечер. Иду в зону отдыха. Я здесь была всего один раз, и то год назад, после этого мне здесь делать было нечего. Народу нет, времени тоже. Сейчас здесь шумно, ребята собрались, знакомятся, общаются. Кто-то уже успел подружиться, кто-то ещё в поисках. Насколько я знаю, жить они будут в комнатах по двое. Комнаты похожи на мою. Только в моей одна кровать и стол стоит, а в их комнатах будет по две кровати. Весело им будет жить вместе. И я краем уха слышала жить им здесь не как мне, год, а все пять. У меня выбора не было, а они сами подписались. Странное обучение, после такого заключения, ещё реабилитация потребуется, что бы вновь привыкнуть к людям. Но воякам виднее. Пусть куют свои кадры, хот на дне морском, хоть на луне. Захожу в центральную гостиную. Все как цыплята из инкубатора, только серые. Человек тридцать. Скорее всего, до финиша доберётся жалкая пятёрка, остальные отсеются по ходу учёбы, на промежуточных экзаменах. За то, эти пятеро, будут профи. Джемсами Бондами на завтрак будут закусывать. Моё появление не прошло незамеченным. Все новенькие, но скорее всего, добирались вместе, а я уже здесь была. К тому же, кое-кто и ребят уже видел меня в бассейне, и в спортзале. Я подошла к аппарату и сделала себе чашку зелёного чая.

Господа делайте ваши ставки, кто подойдёт ко мне первый?

Ну, конечно же, самый смелый и решительный парень, считающий себя просто неотразимым и обаятельным…как Буратино.

— Привет, как тебя зовут? — раздалось за моей спиной.

— Нет ничего скучнее и хуже банальных фраз для начала знакомства. Хотите познакомиться, пошевелите своими извилинами. Проявите фантазию и находчивость — ответила я.

Щас, буду я тупо улыбаться и хихикать, от восторга, что такой клёвый парень снизошёл своей персоной до меня. Осчастливил, тоже мне. Привык, что девушки, измаявшиеся от отсутствия парней, бросаются на тех, кто хоть взглянет в их сторону. Вот и получи двойку за фантазию. Топай, знакомься с теми, кто на твой вопрос, тут же называет имя, телефон и свой адрес, а также номер своего страхового полиса. Я не такая. Парень, получив по носу, отвалил к небольшой группке парней, ожидавших его в стороне. Видно, "король успеха у девушек", уже набрал себе свиту. Кто следующий? Парень? Вряд ли. Теперь другие будут ждать подходящего случая. Раз уж такая звезда получила от ворот поворот, то у других, шансов вообще нет. Дурачьё. Как раз сейчас самое время, не повторить его ошибку и отличится. Чего проще подойти и сказать:

— В наше время, мало кто умеет красиво знакомиться. И т. д.

Или на худой конец.

— Тебе нравится зелёный чай, знаешь, а мне тоже. Ты не будешь против, если мы, молча и вместе насладимся им?

Далее, можно по второй чашечке, и уже за ней припомнить всё, что ты знаешь об истории чая, о традициях его выращивания или сбора. Что угодно, лишь бы завязать разговор. А ведь они, как минимум года на два старше меня. Но здесь их точно научат знакомиться, так что если даже из них и не получатся агенты два ноля семь, кое что, лично для себя, они узнают.

Так, кто следующий?

Скорее всего, девушка. Подойдёт и похвалит, как я ловко отшила местного плейбоя. Видимо до внимания к ней он не снизошёл. Почему? Да потому что рыбак рыбака видит из далека. Она, такая же "королева мужских сердец" как и он "король успеха у девушек". Он нутром чует, чего ему будет стоит подкат к ней, и поэтому предпочитает обходить её стороной. А она, чего в ней мне? О! Я для её свиты очень хорошее приобретение. Частично единомышленница, частично сильная и смелая, которую лучше сразу держать как можно ближе. Как говорится, держи друзей рядом, а врагов ещё ближе.

Отшить?

Зачем?

Будет враг, злобный, коварный и мстительный.

Мне это нужно?

Нет.

До дружбы как до Пекина раком, подпевать ей я не стану, а простые приятельские отношения, ни к чему не обязывают. Она сама потом не будет рада, что подошла ко мне. С моими умениями, я, если захочу, стану серым кардиналом за её спиной, и она даже пикнуть мне ничего не сможет.

— Ловко ты его — сказал девушка, подсаживаясь к моему столу.

— Заслужил — лаконично ответила я.

— Это точно — с восторгом сказала она, делая лёгкий жест своим подругам.

К столу, как стайка серых бабочек подлетели девчата. Пять штук. Ну, чтож за такое короткое время, неплохо.

— Как тебя зовут? — спросила она.

Бьюсь об заклад, все парни в радиусе слышимости навострили ушки.

— Лиза.

— А меня Анна.

Завязалась беседа, к концу которой я знала обо всех пятерых все, что только можно узнать, за такой короткий отрезок времени. Кто, где и когда жил. У кого какой парень и как зовут любимого домашнего зверька. Стать душой компании на самом деле очень просто, проявите себя как внимательный слушатель. Подтолкните человека к разговору о себе, и об его увлечениях, и он будет на вас молиться. Я не претендовала на место лидера, и Анна не чувствовала во мне угрозы, а то что со мной было хорошо, так и ей тоже было хорошо.

Народ постепенно кучковался, сбиваясь в группки, как звёздная пыль, собирается в будущие планеты. Но были и бродячие кометы. Они ходили от группы к группе, нигде особо не задерживаясь, но заявляя им о своём существовании. Вот из таких целостных личностей и выходят первоклассные шпионы. Были и астероиды тихони, они держались в самых тёмных углах, почти сливаясь с тенью, на грани существования света и тьмы. Они считали, себя или умниками, или неудачниками. Хотя здесь, скорее умниками. Вояки, педанты в плане подбора кадров, неудачники их не интересуют. Вот если ты семи пядей во лбу, ты им нужен. Таких даже если и отсеют, то приспособят к другой работе. Эти тихони, злобно посвёркивали из темноты глазками, строя тайные планы завоевания всего мира, и мечтая как красивые девушки, поражённые их неземной семипядестью, упадут к их ногам и будут молить об их снисходительнейшем внимании. Эти меня просто прикалывали. Надо встряхнуть этих будущих злобных гениев. Выгнать их, из их уютных уголков и вытащить на свет божий. Пусть узнают, что есть такая радость в жизни, как просто лежать под солнцем, лапками к верху. Я приметила троих таких особо прикольных кандидатов, и как бы невзначай, походя, выманила их из углов. Девчонки, на седьмом небе от счастья, даже не возразили, чего это в их компании, оказались такие не клеевые парни? Хотя как это не клеевые? Если я говорю, что ЭТО, клёвый парень, значит всё пучком. Конечно, бросать их как котят в женское общество, бесполезно, они, не барахтаясь, пойдут ко дну. Надо проявить к каждому интерес, и заставить говорить о себе. А теперь подумаем. Самая красивая девушка обращает на невзрачного парня внимание. Он, понятное дело, расцветает как одуванчик под солнцем. Ещё чуть-чуть, и он будет, есть у меня яд, с ладоней, и ещё улыбаться от счастья. Его авторитет среди парней взлетает до небес, но не только. На него обращаю внимание девушки. Почему? Всё просто. Если эта красавица и умница что-то в нём нашла, значит, я дура, проглядела. Надо обратить на него внимание, и постараться понять, что же я упустила. А это ловушка. Чем больше хочешь понять человека, тем больше нужно раскрыть себя перед ним, а там уже и до чувств рукой подать, потому что, нам дорог даже не тот, кто красивее и богаче, а тот, кто лучше всех нас понимает.

А что бы ещё больше заинтересовать девчат в парнях, узнаем, в чём каждый из них дока, и по секрету сообщаем им, что держась за этого парня, она легко одолеет все экзамены. Девчата, те у которых парней нет, да даже те, у кого есть, как ни как пять лет, в разлуке, это не малый срок, хватаются за парней мёртвой хваткой. Страх, остаться одной. Страх, что ты самая последняя из всех подруг лишишься девственности. Страх не сдать экзамены. Страх. Вот рычаг власти, за который можно двигать половину мира. Пока я так высоко не метила, но к концу вечера наша компания увеличилась почти вдвое. Только я сама себе не нашла парня, наверное потому что не искала. Даже Анне, мне удалось всучить карманное чудовище, семизначной семипядести. Это вообще был особый образчик. От него, мой психоаналитик, будет в поросячьем восторге. Столько комплексов и противоречий я ещё не видела. Хотя внешне парень очень даже мил, и действительно умён. Интересно, а он меня попросит держать ему свечку, когда захочет переспать с девушкой, или всё же сам справится? Нет. Думаю сам не справиться. Ох, и тяжко будет Анне, но она любит трудности, что бы всё было просто, это не в её натуре.

К концу вечера, наша группировка была самой многочисленной. Все остальные с лёгкой, а некоторые даже с глубокой, завистью наблюдали за нами. Не всем удалось познакомиться с парнем или с девушкой. В лучшем случае обрести друзей.

Я вернулась к себе в комнату и накатала полный отчет о проведенном вечере. Затем записала всё, что узнала о каждом, и добавила личное мнение, отдельной выдержкой. Не то, что бы меня просили это делать, просто было самой интересно, подвести итог дня, а когда пишешь отчёт, всё само собой укладывается на полочки. Заодно подмечаешь и собственные промахи и не использованные варианты. Первое, надо учесть на будущее, а вторым можно воспользоваться при следующем удобном случае.

Давно я так не развлекалась. Уснула я довольная собой и жизнью.


На следующий день, в бассейне, тренировались ребята. Не знаю, как у них был составлен план учёбы, но полагаю, так, что бы в классах было по пять человек, работать с большим количеством, не всегда удобно. Хотя, возможно, некоторые лекции, читали всем одновременно. Впрочем, их учёба не моя забота, мне не мешают, и меня это страивает. Хотят пообщаться, на это есть вечер. В бассейне одна дорожка, была оставлена для меня. Мой тренер уже ждала меня. У новичков был свой тренер. Надо же, а я не знала, что с новичками прибыли и учителя. Впрочем, это разумно, чем больше учеников, тем больше требуется учителей. А может, это временная мера, уеду я, мои учителя освободятся.

Я взглянула на пятерых девчат, в таких же, как у меня купальниках. Одна из них была из нашей вчерашней компании. Я помахала ей рукой, она помахала в ответ. Всё, вежливость закончилась, пора тренироваться.

— На дно — скомандовала мой тренер.

Понятно, тренировка на задержку дыхания. Без всяких разминок, предварительных дыхательных упражнений, трёх глубоких вдохов. В жизни ничего этого у тебя не будет, ты в один момент и совершенно неожиданно, окажешься в воде. Выдыхала я уже в воде. Вот и дно, ложусь на него, руки за голову и любуюсь колышущейся поверхность бассейна. Проходит минута, вторая, пятая. Девчата начинаю нервничать. Я не всплываю, а их погнали на дистанцию, то есть плыви как угодно, пока тонуть не начнёшь. Я снизу наблюдаю за ними. Даже интереснее чем сверху. Вот у одной свело судорогой ногу, и не удивительно, так их напрягать. Ей бы хвататься за поплавки, а она дура, пытается сделать себе массаж. Момент упущен, и вот она начинает опускаться на дно. Если сейчас запаникует, наглотается воды. Я делаю рывок с места, и, подпихнув её под попу, выпихиваю на поверхность. И снова на дно, но драгоценный воздух потрачен, значит уже не смогу высидеть положенное время, или придётся поднапрячься. Девчонка, хватается за поплавки, и видно как жадно хватает воздух ртом, а всего-то пробыла под водой меньше полу минуты. А всё паника, она как в печи сжигает кислород в теле. К ней подплывает её тренер, и помогает выбраться из бассейна. Другие остановились, но потом, понукаемые тренером, продолжили свой марафонский заплыв. Всё, больше не могу, но терплю. Терплю до последнего, пока совсем невмоготу станет. Пока в ушах не зазвенит и в глазах не потемнеет. Вижу, как тренер опускает секундомер в воду, это знак, что можно всплывать. Всё равно стараюсь делать это не спеша и плавно. Не хочу выглядеть торопыгой перед новенькими. Пусть мелочь, но характеризующая меня. Выныриваю, но и тут не хватаю воздух жадно ртом. Так, недолго заработать кислородное перенасыщение мозга, и потерять сознание. Дышу ровно и спокойно, через нос. Может чуть чаще, но не намного.

— Пять, два, пять, два, пять — говорит тренер.

Для новеньких архиерейская азбука, а для меня всё понятно. Пять кругов вольным стилем, два под водой, потом опять пять вольным и так далее. Они такую команду не скоро услышат. А я уже плыву. Легко и свободно.

В душ идём все вместе. У них уроки такой же длинны, как и мои. Девчонка, у которой ногу свело судорогой, слегка прихрамывая, догоняет меня.

— Спасибо тебе — благодарит она.

— Спасибо слишком много, лучше спинку мне в душе потрёшь — отвечаю я.

Ого, какие удивлённые глаза, но ведь и отказаться некрасиво будет. Я бы тут же ответила, нечто вроде, возьми спасибо, а сдачи себе оставь. Но она ещё не такая, не решится.

— Хорошо — чуть смущаясь, отвечает она.

Точно не решилась. Хе хе. Поблаженствую.


Физрук тоже у новичков новый. Ничего, кайфуйте, пака есть такая возможность, мой тренер из вас позже себе шнурочки сделает и узлом вас завяжет. А сейчас, я на нём оттянусь. Что-то я сегодня в ударе, не иначе от того, что припахала себя помыть. Как говорится, где спинка, там и бочёк, а где бочёк, там и всё остальное. Сама тоже в долгу не осталась, сделала ей массаж ноги. Очень профессионально и…эротично. Даже сама слегка возбудилась. Дай мне волю, помыла бы её всю. Но незачем, так, с места в карьер, смущать невинную девушку. Но настроение мне это подняло, да и незамеченным мимо других, не прошло. Пусть посплетничают, за одно, узнаем, кто у нас здесь местным телеграфом работает.

Я действительно на подъеме, даже пара пропущенных в самом начале коварных ударов, не смутили меня. Провела серию контр атак, и ему досталось по полной. И как апогей, финальный захват, и моя победа. Из этого захвата даже он не может выбраться, что бы самому себе, чего не сломать. А он ломать не будет, побережёт себя для завтра, что бы отыграться.

— Молодец — сказал он вставая.

Я эти молодец, могу по пальцам сосчитать. Именно так, он отмечает мои победы. Дальше, как всегда разбор боя, и отработка проблемных моментов.


Душ. Ещё пара занятий и обед. Раньше в столовой было пусто. Но я всегда выбирала один и тот же, столик. Готовили в основном только для меня, хотя иногда ко мне присоединялись учителя. Сейчас работала вся кухня. И здесь появились новые люди, но главный повар была прежний.

— А Лиза, детка. Вот специально для тебя готовила — сказал она, протягивая мне поднос с моим обедом.

Там было совсем не то, что предлагали другим. Дора, меня явно баловала, но это она всегда делала. Кто же, как не я, так хвалила её стряпню весь этот год, и подбадривала её, если у неё было плохое настроение. Не сказать, что мы были подругами, но наши отношения были очень тёплыми. Я взяла поднос и прошла к своему столу. Мест в столовой, было больше чем учеников раза в два. Ребята садились, кто по одному, кто группками. За моим столом сидел один из свиты плейбоя. Я села на своё место.

— Этот столик занят — сказал он.

— Пшёл вон отседа — сказала я достаточно громко, что бы все слышали — Это МОЙ стол!

Повторять мне не пришлось. Он был одним из свидетелей моего сегодняшнего спарринга и знал, что я могу с ним сделать, случись ему, со мной связаться. Связываться он не хотел. Глупых здесь не было…вообще. Я разложила посуду, и стала есть. Плейбой, тоже предпочёл права не качать, и они заняли два других столика, подальше от меня. Вот появилась Анна, со своей расширенной свитой и все они прошествовали к моему столу. Я кивком указала на два пустых соседних столика, и парни быстро придвинули их к моему, образовав один общий стол, на всю компанию. Так, эта традиция каждому иметь своё место в столовой, с тех пор и закрепилось. Хотя были и те, кому было все равно где сидеть, но компании, предпочитали садиться вместе и только за свои столы. Даже уборщики, не раздвигали их, оставляя, как есть.

Мои обеды в тишине, или со спокойной беседой с Дорой канули в прошлое. Сюда пришла жизнь, молодая и не обузданная.

— Я смотрю, тебя тут даже кормят особо — подметил карманный демон Анны.

— Подружитесь с поваром, и вас будут кормить особо — посоветовала я.

Дальше пошёл разговор ни о чем. То есть, об уроках, о том, как каждый устроился, о впечатлениях от первого знакомства с учителями. Потом сплетни о других учениках. Поразительно, дай возможность девушкам посплетничать, и они будут заниматься этим бесконечно. Эту бы энергию, да в мирные цели, каких бы высот они смогли достичь? Даже страшно представить.


Обед закончился, снова занятия.


Наступил вечер. Сегодня надо попинать ещё кого-нибудь. Девчата и так неплохо проводят время с парнями, так что, можно не надолго оставить их на Анну, пусть почувствует себя в центре внимания. Я прошлась по гостиной. Вот сидит неудачная утопленница, а рядом, похоже, две её подружки. Спокойные девочки, не броские, можно сказать тихони. Такие никогда сами не подойдут к парню, будут ждать до последнего, даже если будут влюблены как кошки. Умрут от любви, но не признаются. А что они там обсуждают? Ага, парней, уже видать на кого-то запали. Быстро же. Надеюсь не на плейбоя? Нет, похоже, им понравилась другая группка тихонь, но уже парней. Знаете, есть такой анекдот: жила была сказочно красивая, заколдованная принцесса. И ждала, когда придёт принц, и своим поцелуем расколдует её. И жил был сказочно красивый, заколдованный принц, и тоже ждал, когда его найдёт принцесса, и своим поцелуем расколдует его. И вот однажды, две эти жабы встретились…. Вот это, про них. И про девчонок, и про парней. Я подошла к девчатам.

— Как нога? — поинтересовалась я.

— Спасибо, хорошо — вежливо ответила неудачная утопленница.

Две её подруги почти одновременно, зашептали ей на ухо:

— Ты уже успела с НЕЙ познакомиться?!

— Ты нам не говорила, что вы знакомы.

Интересно, обо мне уже что, легенды стали сочинять? Наверное. Слишком я приметная и веду себя не как все.

— Она меня в бассейне спасла — прошептала неудачная утопленница, в ответ своим подругам.

— Обратись к медикам, пусть подберут тебе хороший комплекс витаминов, иначе постоянно будешь на этом спотыкаться — посоветовала я, ей.

— Хорошо, спасибо — поблагодарила она.

Я подсела и беседа завязалась. Вскоре я уже знала, кто каждой из них нравится. Эти парни тоже образовали свою группку. Правильно говорят, подобное притягивает к себе подобное. Но, парней было в компании четверо. Не проблема. Я слегка откинулась в кресле и полуобернулась в сторону парней. Они делали вид, что обсуждали нечто важное, а на самом деле, краем глаза следили за мной, и обсуждали девчонок. Слух у меня хороший, и я всё слышала, но пусть думают, что я им верю. Я поймала взгляд одного из них, и жестом поманила к себе.

Вы видели человека, которому совершенно неожиданно досталось огромное наследство? Вид у него обалдело ошарашенный, он счастлив, и в тоже время не верит в то, что ему улыбнулась удача. Вот такой вид был у этого парня. Она даже не сразу поверил, что я подзываю именно его. Он оглянулся, как бы убеждаясь, что я смотрю не на кого-то рядом, и знаете, таким глупым жестом переспросил: Я? Этот жест нельзя описать, но если вы его увидите, вы поймёте. Я кивнула головой. Он встал и подошёл.

— Почему бы вам с друзьями не принести девушкам напитков, а потом не посидеть с нами, и не составить компанию? — поинтересовалась я.

Все три мои собеседницы были в лёгком ступоре от того как легко и просто я делаю то, о чём они могли только мечтать, и то только в своих самых смелых фантазиях. Но на самом деле это просто. Если парень откажется, можно надуть губки и громко сказать какой он бяка. И в следующий момент, не ты, а он окажется в центре общего порицания. Надо же, не захотел выполнить простую просьбу девушки. Ну а если он согласится, так ведь того и добивались. Любой разговор важно продумывать не несколько фраз вперёд. Скажем, на любое предложение, хорошо иметь два контрпредложения. Одно положительное, другое отрицательное. Ещё неплохо иметь с десяток заготовок начала бесед, заранее. И использовать их по обстоятельствам. А потом, когда вы уже в этом поднатореете, всё у вас будет получаться просто и свободно.

Повинуясь жесту парня, подтянулись его друзья. Мы сделали заказ, и парни, радостно умчались его выполнять. Боже, а ведь когда то и я был на их месте, и так же плясал под дудку хитрости и красоты. Где же моя мужская солидарность? Ладно, ладно. Без меня, волшебной феи, эти жабы будут, до скончания века сидеть в своих болотах, и так ни когда не поцелуются.

Девчата, в не себя от радости, но впавшие в ступор. Мгновенно поглупевшие парни. Интересная задачка, но разрешимая. Если незаметно вести разговор, не давая ему завянуть, то скоро, ступор пройдёт, а глупость развеется. Понятное дело, что мне от парней доставалось львиная доля внимания, но у красоты есть ещё один эффект, она не только притягивает, но и отталкивает. Те, кто не до конца в себе уверен, боятся к ней подступить. Это как солнце, к нему все тянутся, оно греет, но если приблизишься, можно и сгореть. Уверенных в себе в таком возрасте парней, можно смело заносить в книгу рекордов Гиннеса. Или выставлять в палате мер и весов, как эталон для подражания. Так что, в своей основной массе, они больше неуверенные. А те, кто кажутся уверенными, просто умело это скрывают, маскируя его за наглостью, смелостью, и: ай, была, не была. В итоге, даже познакомившись со мной, парень побоится открыто высказать ко мне свой интерес, и предпочтёт обратить внимание, на другую девушку, к примеру, ту, которая сидит рядом. Она конечно не солнышко, но и обжечься на ней шансов гораздо меньше. Опять же пресловутый страх быть отвергнутым. Как жить дальше, если тебя отвергнет сама Богиня Неземная Красота? А если ничего не получится с обычной девушкой, так это ещё пережить можно. Я это знала, и умело это использовала.

Правда возникла загвоздка с лишним парнем, но его временно, можно и побаловать, приласкав своим вниманием. Пусть немного повитает в облаках. Пару ночей посмотрит эротические сны, со мной в главной роли и пофантазирует о несбыточном будущем. Его падение с высот, куда он сам себя вознесет, будет болезненным, но в этом, ни кто кроме него, не виноват. Я ему даже намекала, не давала о своих чувствах, с чего он тогда убедил себя, что они есть? Выдавая желаемое за действительное, мы обманываем только, сами себя. А ещё говорят, что обманывается тот, кто хочет быть обманутым. Прости парнишка, но тебя ждёт земля. Попробуй ещё раз, и с другой, только на этот раз осторожнее, не взлетай так резко и так высоко. Полёт дело тонкое.


Все это навело меня на мысль, захочу ли я вообще, когда-нибудь оказаться в пастели с парнем? Что-то мне эта идея не очень нравится. Как не крути, а эту часть себя, изменить будет не просто, если вообще возможно. Надо приглядеться к парням и девушкам, и понаблюдать за своим отношением к ним.


Вскоре парни и девушки общались уже без моей помощи. Я прихватила своего подопечного, и пошла дальше, знакомиться с ребятами. Он плёлся за мной как дворняга, за приласкавшей его сердобольной девочкой. Такой же никчемный, и ненужный. В глазах его ещё горел огонь надежды, что его пустят хотя бы на порог дома, и о чудо, позволят переночевать на коврике у дверей. Но и эту дворнягу можно было использовать с умом. Конечно, не видать ему порога моего дома, не говоря уже о коврике у дверей, как своих ушей, но почему бы, не пофлиртовать с ним подольше, повысив его статус среди парней. Я подошла к свите плейбоя. Вторая по численности группировка после нашей. Они как раз клеили себе девчонок, и дело шло, пусть не шатко не валко, и через пень колоду, но, по крайней мере, девчонки реагировали на парней.

— Неужели кто-то ещё ведётся на ваши банальности? — поинтересовалась я у плейбоя — Напомни мне завтра подкинуть тебе книгу "Тысяча и один способ, как затащить девушку к себе в постель".

— А ты я смотрю, нашла себе то, что хотела — съязвил плейбой.

— Тебе до него, как до луны на четвереньках, он в отличие от тебя, не так банален. И не пытается сразу же затащить понравившуюся ему девушку в постель — сказала я, нежно прижимаясь к своему псу.

Если бы я не держала его крепко, он бы выпал в осадок прямо тут. Глядя на его счастливо тупое выражение лица, плейбой скривился, словно съел лимон.

— А вам девочки, советую заглянуть в мед отсек. Такие парни как они, очень редко думаю о контрацепции. И тем более, о возможных последствиях. А насколько я знаю, беременных здесь отчисляют мгновенно — с улыбкой сказала я, обращаясь к девчонкам.

Хе-хе. Отчисление, это тот дамоклов меч, который будет висеть здесь над каждым все пять лет. Правила здесь достаточно суровые, хотя постоянно на тебя ни кто не давит. Но что говорить, здесь армия, причём попасть сюда ой как не просто. И те, кто сюда попал, знают, что до финиша дойдут не все. Вот вам и пища для размышлений, с кем связываться, а от кого держатся подальше. А свою последнюю реплику я сказала чуть громче, чем нужно. И её услышали не только девушки, к которым клеились ребята плейбоя, но и все окружающие. Очень быстро то, что я сказала, разнесётся среди девушек. И чем яростнее будет плейбой доказывать, что он не такой, тем меньше будут ему верить. Очень скоро, его и всю его команду будут обходить как чумных. Зачем я это сделала? Честно, ради развлечения. Не люблю плейбоев. Ещё по прошлой жизни их ненавидел и призирал. Хотя и завидовал тому успеху, которым они пользуются у девушек. Другое дело сейчас, когда я знаю, что такие парни привлекают только тупоголовых девчонок. Так, что к плейбою, у меня были смешанные чувства. С одной стороны месть за прошлое, пусть пока только ему, но за то от всей души, а с другой стороны, стало жалко девчонок, обделённых вниманием парней, и к которым решаются подойти только такие отморозки. С кем им ещё знакомится, когда передний фронт мужской половины, на девяносто процентов состоит, из таких вот плейбоев. Но, неважно, я мстю, и мстя моя ужасна.

После моего ухода девочки, под благовидным предлогом ретировались. Плейбой провожал меня гневно испепеляющим взглядом. Он представлял, какие будут последствия от моих слов.

Остаток вечера я провела в компании Анны, позволив своему псу, заботится обо мне. Боже, как мало надо, что бы сделать мужчину ручным? Проявите немного ласки. Пролейте пару капель живительного бальзама похвалы, на его самолюбие. Позвольте ему сидеть у ваших ног, и есть с ваших рук. И он ваш на веки. Главное, это слегка держать его на дистанции. Достаточно близко, что бы он не почувствовал себя, вами брошенным, и достаточно далеко, что бы он не решился распускать руки. Эту дистанцию можно назвать орбитой луны. И улететь не может, и упасть не получается. Только не засоряйте пространство вокруг себя изобилием таких лун. Иначе они начнут сталкиваться, а мусор от этих столкновений посыплется вам на голову. К тому же вы тогда обретёте дурную славу. Да и вам самой будет мало комфортно. Не забывайте, не только земля притягивает луну, но и луна притягивает землю. Что будет, появись у земли ещё одна луна? Представляете, какие силы начнут разрывать её? Страшно себе представить.


Прошло полмесяца. Всё развивалось так, как я и предполагала. В конце концов, плейбой решил отыграться. Мобильников здесь не было, но фотоаппараты разрешались. Комплекс был настолько безлик, что ничего важного сфотографировать здесь было просто невозможно. А самих себя, сколько угодно и где угодно. Я мылась в душе после бассейна, когда услышала удивлённый вскрик девушки. Обернулась. Напротив моей кабинки стоял плейбой со своей командой. Один из них фотографировал меня. Не знаю, какой реакции они от меня ожидали. Думали что я затею драку? Это было запрещено, и они это знали. Значит провокация. Я выключила воду и взяла полотенце.

— Теперь ты у меня в руках. Сегодня же раздам всем парням эти фотки — злобно сказал он.

— И что? Скажешь что я шлюха? А кто поверит? Или найдешь тех, что станет утверждать, что переспали со мной?

Он ехидно улыбнулся.

— Хорошая идея. Посмотрим, как ты после этого будешь себя чувствовать.

Я улыбнулась. Он сам себе выкопал яму, только ещё не знал об этом. Подойдя к нему ближе, я слегка замахнулась рукой, как бы намереваясь дать ему пощечину. Естественно, он поймал мою руку и крепко сжал за запястье. И тут я заорала.

Я могла парой приемов убить их всех. Я была и сильнее и ловчее их, но это грубая сила. Я пошла по другому пути, использовав хитрость.

Плёйбой растерялся, но руку не отпустил. На мой крик прибежала тренер. Я как раз, вся в слезах в изнеможении опустилась на пол. Картина маслом. Здоровый парень держит обнажённую девушку за руку, словно пытается поднять её с пола. Девушка пытается прикрыться полотенцем, а радом стоят ещё несколько парней, одни из которых всё это фотографирует. Занавес.


Ая сидела напротив меня. На столе лежал фотоаппарат.

— Ты не использовала силу, почему? — спросила она.

— Это создаст нехороший прецедент. Правилами драки запрещены. Но и сексуальное домогательство здесь тоже запрещено. Если бы я использовала силу, то виноватой была бы я, как первая напавшая. Гораздо легче было обвинить его в домогательстве, тем более что улик предостаточно, как и свидетелей. К тому же, это будет хорошим уроком для всех остальных.

— Ты готова выдвинуть обвинение против этих ребят?

— Да.

— Их отчислят. Попасть сюда, им было не просто, ты положишь крест на их карьере.

— Если они такие дураки, что не подумали о последствиях и наплевали на правила, значит и здесь не место.

— Ты так считаешь?

— Да.

— А если я скажу, что один из них мой сын?

— Мне жаль, что у вас такой сын — без малейшей тени сожаления сказала я.

— Ты готова пожертвовать нашими отношениями, ради выполнения правил?

Я задумалась. Ая считала себя моей подругой. Всё делала ради того, что бы завоевать моё доверие. Но я ей не верила. Делала вид, что доверяю, но не доверяла. Я здесь вообще ни кому не доверяла. Как только я узнаю, где здесь выход, я смоюсь так, что вы меня никогда не найдёте. Быть пешкой в ваших руках, я не собираюсь. А то, что сейчас делает Ая, насколько правда, то, что она говорит, или это очередная проверка.

Поддайся чувствам, и ты побеждён.

Любая привязанность может быть использована против тебя.

Не доверяй ни кому.

Правила всех шпионов. Я это выучила слишком хорошо. А если подумать, что я потеряю, утратив дружбу Аи? Ничего. Она тоже пешка, и далеко не высшего звена. Она так и не рассказала мне ничего, про то, что произошло той ночью, почему я оказалась в военной лаборатории, и что со мной сделали. Всё это было скрыто завесой секретности, даже от меня. Не будет Аи, дадут другого куратора. Нечего тут разыгрывать из себя мою лучшую подругу, ежу понятно, что ты куратор, а я агент.

— Я не изменю своего решения — твёрдо сказала я.

Ая внимательно посмотрела на меня.

— А если в обмен на это, я расскажу всю правду о тебе?

Не верю, что ты её сама знаешь. Пока не увижу документов, причём желательно не из твоих рук, а добытых самой, ничему не поверю.

— Нет.

Вот тебе самой логическая яма. Если ты подруга и так радеешь о доверии к тебе, то почему раньше ничего не рассказала? Или тебе самой не настолько важно моё доверие? А может ты, просто ничего не знаешь? Чего ради сейчас, это предлагать?

— Я дам тебе три дня на размышления — сказала Ая.

Хороший психологический ход, но не сработает. Думаешь, что каждый день будешь мне немым укором? А меня будет грызть совесть? Фигушки, нет у меня совести. Сами всю её вытравили, до конца. И слабых мест мне не оставили. Родных отняли, друзей лишили, и думаете, что после этого я буду вам благодарна по гроб жизни? Вы просто меня не знаете. Вы даже не осознаёте, какое чудовище сами вырастили и обучили.


Как я предполагала, следующие три дня Ая как бы невзначай рассказывала о своей семье, о том, как она одна растила сына, потеряв мужа на войне, хотя и не уточняла на какой. Всё брехня, нет у тебя сына, но я всё внимательно выслушивала и даже сочувствовала. Ребят временно изолировали, на время следствия, но слух уже прошёл. Многие притихли. Если раньше отчисление было призрачной угрозой, то теперь оно явило свой страшный лик. Я продолжала играться со своим псом, изображая любовь-морковь.


И вот снова я сижу за столом.

— Твоё решение? — спрашивает Ая.

— Не изменилось — твёрдо отвечаю я.

— Хорошо — отвечает Ая — Кстати, а ты знаешь, что твоего парня тоже отчисляют?

Сказано, как бы между делом, невзначай. Вот умора. Тоже мне мой парень. Даже не целовались ни разу. Неужели они думают, что это меня тронет? Наоборот, только рада буду, избавят меня от необходимости устраивать ему сцену расставания, основанную на высосанном из пальца предлоге.

— Я могу идти? — спокойно спросила я.

— Тебе не интересно, за что его отчисляют?

— Нет.

Ая жестом отпускает меня.


— Что скажите? — спрашивает генерал, рассматривая лежащую передним папку.

— Она себя великолепно показала за эти два месяца — ответила Ая — Я считаю, она полностью готова к оперативной работе.

— Как ваш контроль над ней?

— В порядке. Я её контролирую.

— Тогда готовитесь к отправке. Я хочу, что бы все материалы о ней были собраны, и перевезены в главную штаб квартиру. Здесь не должно остаться ни единой записи. Через неделю за вами придёт корабль, будьте готовы.

— Есть, сэр.


Последний тест на детекторе лжи. Хотят быть уверенными в моей лояльности. Но вот незадача, я уже давно придумала, как обойти этот пресловутый детектор. И помогли мне в этом даже не они, а давно прочитанная фантастическая книга. Они только дополнили мои знания о самоконтроле, и после недолгих тренировок, у меня всё получилось. Странно, почему они ему так верят? Или наедятся, что составленные психологом вопросы, в купе с детектором обмануть невозможно? Но ведь обманываю. И уже не первый раз. Если бы они не проверяли бы меня раз в два месяца, возможно у меня бы, ничего и не вышло, но их паранойя, просто не знает границ, и вот это выходит им боком. Ну и какие вопросы на это раз, придумал мой психолог? Способна ли я на убийство? Нет, конечно. Как я отношусь к Ае? Люблю как мать родную. Буду ли я выполнять ваши приказы? Да, конечно.

И вы этому верите? Но я ведь не вру. Честно, при честно, при честно. Вот и детектор показывает, что я не вру.


— Вот твоя новая одежда. Когда приедем, сходим в магазин, и накупим тебе, всего что захочешь — говорит Ая, раскладывая принесённую одежду на кровати.

Джинсы, бетловка, куртка. Простая, молодёжная одежда. Бельё, я так понимаю, на мне останется казённое, ну и ладно. Я одеваюсь, личных вещей у меня нет, так что на этом можно считать мои сборы законченными. Мы идём по пустым коридорам. Сейчас идут занятия, самое лучшее время смыться незаметно.

— С подругами попрощаться не хочешь? — спрашивает Ая.

— Нет.

Если пересечёмся, всегда придумаю, как обосновать моё неожиданное исчезновение, а пока лучше не давать повода думать, что у меня появились привязанности. Вот и лифт на свободу. Если не знать, никогда не догадаешься, так хорошо его замаскировали. Двери бронированные. Поднимаемся долго и медленно. Ещё один коридор. Камеры, охрана, даже незаметны, но они есть. Последний контрольно пропускной пункт и мы выходим на воздух. Приятный свежий морской воздух. Как я соскучилась по нему. Оглядываюсь, и где это мы? Ага, тоже не ново, нефтяная вышка. Типа как нефтяная вышка, а на самом деле замаскированная база. Надо полагать, учебный комплекс находится на дне. Умно, ничего не скажешь. Не замеченным не подберешься, и тайно не ускользнёшь. Мы стоим на главной палубе. Чуть в отдалении стоят двое военных, один с кейсом в руке. Кейс пристёгнут наручниками, значит что-то чрезвычайно важное? Что могут такого важного УВОЗИТЬ, из учебного центра? Или здесь ещё по соседству та самая лаборатория, в которой я была? Это вряд ли. Два объекта такой важности совмещать не будут, не логично. В учебный центр, могут привезти учебные материалы, он могут быть секретны, а увозить, только чьё-то, досье. Срок сдачи, даже промежуточных экзаменов, у ребят ещё не наступил. К тому же, кому они нужны, эти промежуточные данные. Скорее всего, всё будет находиться здесь, до их отчисления, или окончания учёбы. Значит, это досье того, кто уже закончил учёбу. То есть моё. Какой хороший подарок, на прощание.

За простыми разговорами о будущем, мы с Аей спускаемся на нижний причал, откуда нас должен забрать катер. Вскоре нас всех перевезли на стоящий в отдалении корабль. Вот конспираторы хреновы, даже корабль был не военным, а какой-то сухогруз, который наверняка выполняет для прикрытия и коммерческий рейс. Мы поднимаемся на борт, и нас проводят в наши каюты. Краем глаза отмечаю, куда удаляются двое других военных. Интересно, куда они денут кейс? В корабельный сейф, или у них для таких случаев есть сейф в своей каюте. Скорее в каюте. На случай если судну нужно пройти контроль, да и вообще, корабельный сейф, не такое надёжное место.


— Как скоро мы приедем? — спросила я, Аю.

— Через три дня, будем в порту — ответила она, располагаясь в каюте.

Жить нам эти три дня вместе.

— Корабль осмотреть можно?

Ая пожала плечами, мол, иди, смотри, коли охота лазить по этому железу. Я радостно убежала. Команда, все сплошь бывшие военные, и явно проверенные люди, уже привыкли к тому, что на их корабле посреди моря возникают пассажиры. Но, такая милашка как я, вызвала у них просто бурю восторгов. К вечеру я знала достаточно, что бы свободно ориентироваться на корабле. Даже знала, куда мы плывём, и что везём.

Ночь, завтра должны прибыть в порт. Подсыпаем снотворное Ае, пусть спит, до самого порта. Обшариваем её карманы и вещи. Ага, вот её документы. Забираем. Деньги тоже. А вот вроде как документы, под которыми я, как её дочь, должна сойти в порту. Очень интересно. Забираем, пригодятся. Прихватываем её рюкзачок, для будущего добра и идём на дело. Сейчас самое сложное, это каюта двух военных. Оставляем рюкзачок чуть в стороне, и стучим в дверь. Открывает настороженный солдат. Весь напряжён как пружина.

По моим подсчётам мне было уже шестнадцать лет. Ребята, приезжающие в учебный центр, были, как минимум лет на пять меня старше. Что знали эти двое обо мне? Скорее всего, ничего. Они курьеры, и им не сообщают, то, что их не касается. Они видели ребят окончивших обучение, возможно, сами учились в этом центре. Что они могли обо мне подумать? Дочка, одной из учительниц, которой разрешили жить вместе с мамой. Возможно. В армии всякое бывает. Могли ли они сопоставить меня с кейсом? Думаю, нет. Учёба здесь длится долго, начинается и оканчивается в определённое время, а это время ещё не наступило. От начала учёбы прошло два месяца. Как вариант, я могла оказаться отчисленной, но тогда я им не соперница. За два месяца, ребята только изучили азы. С такими знаниями, соперничать, с же закончившими обучение, дохлый номер. А курьеры, это особые ребята, они всегда в форме и всегда начеку.

— Извините, но моей маме стало плохо. Я не знаю к кому обратиться, и вот подумала о вас. Мы же вроде вместе уезжали, и вы тоже военный… — детский лепет, но когда это произносит красивая девчушка, хлопая большими и полными растерянности и страха глазами, в это очень легко верится.

— Сейчас — буркнул он и исчез в каюте.

Пошёл будить напарника. Я, как бы невзначай, вошла следом и, тихо, прикрыла дверь. Каюта была небольшая, но уютная. Он склонился над своим коллегой и потряс его за плечо. Тот, хоть и был военным, сразу не проснулся. Хорошо спится, когда знаешь, что рядом тот, кому ты доверяешь. Моего нападения не ожидали. Физрук бы мной гордился. Я вырубила их менее чем за пять секунд. Связать для надёжности, не помешает. Выглянула в коридор, ни кого нет, забрала свой рюкзак, и вернулась к ним. Теперь обыск. А вот он и сейф. Ого, какой сложный замок, думаю код спрашивать бесполезно. Ладно, и не такие замки взламывали. Прикинем, думаю, минут пятнадцать понадобится. За дело.

Вскоре дверца приветливо распахнулась, явив моему взору желанный кейс. Взлом кейса потребовал ещё минут десять. Брать кейс с собой, это всё равно, что позвонить и сказать, где ты находишься. Вояки снабжают их маячками, и всевозможными датчиками. Документы, и как я догадывалась всё обо мне любимой. Ого, даже фальшивые паспорта есть, десять штук, на разные имена и фамилии. Забираем всё с собой, изучим на досуге. Что есть хорошего в личных вещах этих двух вояк? Документы, деньги и оружие. Деньги забираем, оружие, тоже, документы мне не нужны, толку от них ноль. Всё, здесь больше ничего хорошего. Проверяем ребят. Связаны надежно и пока без сознания. Открыв рот, вливаю каждому из них пару капель хорошего снотворного. Спать будут до самого порта, и ещё не факт, что там их добудятся. Развязываю, их укладываю, так что бы всё выглядело естественно. Как будто, оба сами легли спать. Того, что одет, пришлось раздеть, но меня как девушку, и бывшего парня, это не смущает. Заботливо поправляю одеяла, ну прямо, как любимая мамочка. Их документы кладу в кейс, туда же добавляю документы Аи. Закрываю. Кейс в сейф. Сейф тоже закрываю. Злобная шутка, но пока во всём разберутся, потеряют время. Ведь кейс могут открыть только определённые люди, наделённые такими полномочиями. Без документов, курьеры не смогут, продолжит дорогу. Значит, нужно вызывать тех, кто может или продолжить доставку кейса, или имеет право его открыть. Пока такие люди прибудут в порт, время будет потеряно. А что на счёт Аи. Ей тоже придётся пробиваться наверх, сквозь всю военную бюрократию, прежде чем её вопль, что я сбежала, достигнет нужных ушей. Прощай Аечка, желаю тебе удачи.

Теперь каюта капитана. На корабле должны быть деньги. Не огромная сумма, но наличными и явно не мечеными купюрами. Деньги мне нужны. Капитана в каюте нет, тем проще. Взломать его сейф с таким тупым кодовым замком, бело двух минут. На мой взгляд, повесь он на сейф простой амбарный замок, и то было бы надёжнее. С ним бы я так быстро не справилась. И что у нас в сейфе? Деньги! Экспроприируем. Оружие! Уже не надо, и так есть два пистолета, и гораздо лучше капитанского. Что ещё? Корабельные документы. ЗАБИРАЕМ. Без них судно не пустят в порт. Ещё одна задержка, а мне дополнительное время. За одно исследуем на досуге, может что интересное в них найдём. Так, что у нас по навигации? Осматриваем каюту, здесь ничего, значит нам в каюту штурмана. Он спит, а с моим снотворным, будет спать ещё дольше. Теперь ориентируемся на местности, ага вот карта, а вот где находимся мы. Очень хорошо. Берём карту с собой, что ещё? О какой хороший приборчик. Люблю мужчин, за их любовь ко всяким гаджетам. GPS мне сейчас просто необходим, хотя и без него по звёздам могу сориентироваться. Теперь, мне на корабле делать больше нечего. Выдвигаюсь к катеру. Как его спустить я уже выяснила, всё предельно механизировано и просто. Запас бензина там полный, это я проверила, до берега хватит. Но на нём до берега я не пойду. Где лежит резиновая моторная лодка, любезно показал один из матросов. Перенести её, несложно. Хотя я выгляжу хрупкой девушкой, силы у меня достаточно. Но надо признать, движок дотащила с трудом. Грузим все это на катер. Теперь спуск. Прыгаю с борта на катер опускающийся вниз. Сейчас самое опасное. Задержать меня здесь, проще простого, но если какая рожа выглянет за борт, пуля в лоб ему обеспечена. Но всё спокойно. Катер касается воды. Судно идёт полным ходом, и его болтает на волнах, идущих вдоль корпуса. Завожу двигатель, и отцепляю, вначале кормовое крепление, за тем носовое. Теперь полный ход от судна, пока не затянуло под винты. Катер протаскивает вдоль борта, но полная тяга преодолевает силу присасывания, и я ухожу в море. Огни не включаю, иду только по приборам, как контрабандист. Сверяемся с картой. Выбираем курс и включаем автопилот. Ближайшие три часа будут спокойными, а затем, меня могут засечь береговые радары.

Три часа, времени вполне достаточно, что бы собрать пару хороших бомб. Материалы я ещё прошлой ночью нашла и притащила на катер. На корабле всего хватает, а учили меня хорошо, что бы я могла собрать бомбу из подручных средств. Минируем катер. Эта лохань должна быстро утонуть. Теперь можно отдохнуть. Но не расслабляться.

Ещё темно, это хорошо. Судя по показаниям приборов, я уже приблизилась к территориальным водам. Теперь берём курс, немного по касательной. Что бы катер шёл вдоль невидимой границы. Ставим таймер. Через три часа, как раз когда топливо будет уже на исходе, он взорвётся, но до этого времени, он пройдёт ОГРОМНЫЙ участок вдоль берега. Никаких поисковых групп не хватит, что бы прочесать всю эту местность. Десятки километров, а найти нужно маленького человечка. А вы же военные параноики, не бойсь даже все мои фотографии везли в этом кейсе. А всё другое ради секретности уничтожили. Вот и поищите меня, по фотороботу. Удачи вам.

Так, есть ещё одно дело. Беру нож и втыкаю себе в руку. Личный маячок. Хорошая задумка, если бы я не знала, где он находится. Вынимаем его, и кладём поближе к бомбе. Промываю рану, забинтовываю. Заживёт быстро. Завтра уже будет лёгкий шрам, а послезавтра, вообще и следа не останется. Надуваю моторную лодку. Перебираюсь туда. Проверка перед отправкой, двигатель работает, запас горючего есть. Паёк и вода с катера тоже. Отчаливаем. Прощай катер, удачи тебе не дне морском. Будь хорошим домиком для рыбок.

Моторку кидает на небольших волнах, но курс держать не сложно. В предрассветном свете уже виднеется берег. Сверяюсь с картой, и беру чуть левее. Мне нужна впадающая река. Она не судоходная, но моторка там пройдёт. Ага, вот и устье. Рулим туда. Течение не быстрое, и это хорошо. Далее без вариантов. Пока бензина хватает. На море моторка обязательно привлечёт к себе внимание, к тому же спрятать ей там будет сложно. Другое дело не реке. Здесь моторка дело обычное, и мест где её спрятать навалом. Вот и автомобильный мост. Идём дальше, дорога здесь идёт вдоль реки, и если будут спрашивать, то, скорее всего, видел ли кто, кого у моста. А выше по течению, есть захудалый городок, если на его окраине незнакомая девушка поймает попутку, с рекой это не сопоставят. Причаливаем. Незачем, что бы в городе видели, как одинокая девушка проплывает мимо на моторной лодке. Всё что может всплыть, закапываем на берегу. Если и найдут, подумают на туристов, которые припрятали мусор. Заводим двигатель и направляем лодку от берега, на середину реки. Когда она оказывается на самой стремнине, выпускаем обе обоймы из двух пистолетов одновременно. Дырявый баллон быстро теряет воздух и лодка тонет. На всякий случай стираем платком отпечатки пальцев с пистолетов, и отправляем их на дно реки.

Оружие теперь будет только создавать проблемы. Глуп тот, кто думает, что пистолет в кармане, делает его героем. Мы не на войне. А вот если полицейские вас остановят, будите объяснять, где его взяли, и для чего носите. Я поэтому, даже боевые ножи у ребят не взяла, хотя так хотелось. Впрочем, и я без ножа уделаю кого угодно. Голыми руками.

Теперь по лесу до города. На окраине тормозим дальнобойщика. Хлопая глазёнками, просим подвести до соседнего города. И какой мужик откажет такой красавице? Весело болтаем с ним, рассказывая байку, о том, как надоело жить в этой дыре, и ты решила отправиться покорять мир. В соседнем городе, благодарим его. Платить не надо. Даже не предлагаю, скрасила часть его пути, и с него достаточно. Находим ближайший магазин торгующий одеждой. Покапаем себе новый прикид. Юбка до колен, благо на дворе лето. Лёгкие кроссовочки и блузка. Попутно, новый рюкзак, и некоторые вещи личной гигиены. Типа зубная щётка, паста, полотенце и прокладки, на всякий случай. В другом магазине, новое бельё, три комплекта, носки и носовые платки. Все перекладываем в новый рюкзак, переодеваемся. Старые вещи кладём в рюкзак Аи. Туда же добавляем свой паспорт, который я нашла у Аи. Этот документ они начнут искать первым. Теперь от прошлого на мне ничего не осталось. Баллончик горючей жидкости в хозяйственном магазине, ещё пара ингредиентов, находим неприметный тупичок и, намешав домашний напалм, сжигаем все вещи. Десять минут, и только горсть пепла. Найдите её, и ещё разберитесь, что здесь где. Теперь с лёгким сердцем в дорогу.


— Как сбежала? — вскакивая, заорал генерал.

Стоящий перед ним адъютант, вытянулся по струнке.

— Подробностей пока нет. Судя по всему, она покинула судно на катере. Катер сейчас ищут.

— А маяк? Её личный, маяк? — спросил генерал.

— Замолчал двенадцать часов назад. Сейчас в район, откуда был получен последний сигнал, выслана поисковая бригада.

— Где её куратор?

— Скоро пребудет.

— Сразу же ко мне.

— Есть, сер. Но это не всё.

— Что ещё?

— Наши курьеры на этом корабле, подверглись нападению.

— Что?! — это был возглас удивления и возмущения — А кейс?

— Кейс не похищен. Следов взлома тоже не обнаружено. Он скоро будет доставлен. Похоже, она забрала их оружие, деньги и документы. Также она похитила документы своего куратора, и паспорт на своё имя. Сейчас данные по её документам преданы во все правоохранительные органы. Но, к сожалению, у нас нет её фотографии.

— Хорошо, я с этим разберусь.


Спустя два часа, кейс лёг на стол генерала, а Доктор Смит ждала в приёмной. Генерал открыл кейс, и, заглянув туда, чертыхнулся. Потом встал, прошёлся по кабинету и уже во весь голос обматерил всё произошедшее, и сбежавшую в особенности. Чуть успокоившись, он вызвал к себе Доктора Смита.

— Вы уверяли меня, что она под вашим контролем, а что в итоге вышло? — грозно спросил он.

— Мы неоднократно проверяли её на детекторе лжи. Анализировали её ответы и с психологической точки зрения… — оправдывалась Ая.

— А она, взяла и обвела вас вокруг пальца — иронично сказал он.

— Мы её найдём — уверенно сказала Ая.

— Сомневаюсь, что это будет так легко, как вы заявляете — сказал он, рывком разворачивая кейс на своём столе, и показывая его содержимое Ае.

— Как видите, она прихватила все документы, и материалы о себе. У нас сейчас на руках, нет даже её фотографии. Мы ищем иголку в стоге сена. Причём хорошо обученную иголку. Она взломала сейф, взломала кейс, и не оставила ни одного отпечатка пальца. Ни чего, что бы могло помочь её найти.

— Она была лучшей ученицей, за всё время существования нашей школы — не без гордости сказала Ая.

— И теперь она гуляет сама по себе. У неё есть документы, которые мы не можем отследить и у неё есть деньги. Несколько тысяч не маркированных купюр. Есть знания и умения. И знаете, что она будет делать дальше?

— Нет.

— Я тоже.

Повисла пауза. Ая приблизилась к кейсу и осторожно взяла свои документы. Генерал смотрел на это спокойно и даже отстраненно. Ая уже собиралась спрятать документы в карман, когда её внимание что-то привлекло. Записка, вложенная так, что сразу её было не заметно. Ая достала и, развернув, прочла.


"Здравствуй Ая.

Я благодарна тебе за ту заботу, которую ты ко мне проявляла. Ты мне очень помогла. Многому научила. Благодаря тебе, я стала настоящей женщиной. Но я вынуждена с тобой расстаться.

Я понимаю, что вы будите меня искать. Поэтому я не стала ни кого убивать, или даже взрывать корабль, хотя такая идея у меня была. Вы все равно не поверите в мою смерть, пока не увидите моё тело. К тому, же я не считаю, что люди на корабле заслужили смерть. Даже если это позволит мне отвязаться от вас, уничтоженные человеческие жизни не оправдываю эту цель. Я не буду идти против, вас, пока вы сами не заставите меня это сделать. Так, что ещё раз подумайте, хотите ли вы этой войны, или вам будет лучше просто забыть про меня. Так, словно меня и не было.

Удачи тебе, Ая… и знаешь, где ты допустила ошибку? Нельзя рассчитывать на доверие, самой не доверяя до конца. Ты хотела обмануться, и была обманута. В этом виновата только ты.


P.S.

У родных меня можете не искать. Я не настолько глупа, что бы туда соваться. Вы сами лишили меня прошлого


Лиза."


Ая протянула записку генералу. Он прочёл и опять чертыхнулся.

— Что теперь скажите? — спросил он.

— Это моя ошибка, и я должна её исправить — уверенно сказала Ая — К тому, ни кто лучше меня, её не знает.

— Да я не уверен, что даже вы её знаете — угрюмо сказал генерал.

— Дайте мне людей, и я её найду.

— Ничего другого нам не остаётся. Мы не можем позволить ей разгуливать самой по себе — генерал откинулся в кресле и задумался.

Затем наклонился к кому и вызвал своего секретаря.

— Вызовите ко мне полковника Удо Дайго.

Вскоре в кабинет вошёл невысокий, но крепко сбитый мужчина.

— Полковник Дайго, я отдаю в ваше подчинение Доктора Смита. Она будет вашим консультантом. Ваш отдел займётся срочной задачей, всё остальные дела, вы предадите в другие отделы….


Спустя три часа девятый отдел собрался в конференц-зале. В основном коллектив состоял из мужчин. Женщин было всего две, а с Аей, теперь три. Удо представил Аю, и затем представил каждого из своего отдела.

— Итак, перед нами поставлена новая задача, Нужно найти девушку. Вот все имеющиеся у нас о ней данные — Удо указал на большой экран.

— Девушка не простая. Доктор Смит поведает нам о ней, так как это её бывшая подопечная.

Ая кивнула и, выступив вперёд, заговорила:

— Начну с того, с чего это началось, что бы вы имели полную картину произошедшего. В одной из наших лабораторий проводились опыты над мутагенными веществами. Одно из веществ было похищено, но по дороге, похититель попал в аварию. В результате, воздействию этого вещества подверглось гражданское лицо. Парень, пятнадцати лет. Нам удалось забрать его в лабораторию и официально объявить его мёртвым. В результате мутации, он сменил пол и всю внешность. В дополнение к этому, теперь уже она обрела повышенную регенерацию и идеальный иммунитет. На неё не действует ни один из известных нам ядов, транквилизаторов или любое другое психотропное вещество. У неё идеальный нюх, почти равный нюху собаки и такой же слух. Она может находиться под водой до получаса. Её IQ равно 180. Год назад, на основании психических показателей и личностных характеристик, мы решили начать её обучение в нашей академии. Она оказалась лучшей ученицей за всё время академии. За год она прошла расширенный курс пяти лет. Она великолепно владеет борьбой, и по всем другим предметам у неё стоит высший бал. Вот список того, что она изучала — Ая указала на длиннющий столбец на мониторе.

Удо кивнул и взял дальнейшее повествование на себя.

— Двадцать три часа назад она сбежала с корабля, на котором должна была быть доставлена из академии. На том же корабле, перевозили все её документы. Она усыпила своего куратора — Удо кивнул в сторону Аи — Обезвредила двух курьеров. Вскрыла сейф, вскрыла кейс, и забрала все его содержимое. Поскольку данные её исследования были строго секретны, поэтому мы не имеем дубликатов. Нет ничего, ни отпечатков пальцев, ни ДНК, ни даже её фотографий, только фоторобот. В качестве прощального письма, в кейсе, была оставлена эта записка. Как видите, даже она напечатана на компьютере, так что даже образца её подчерка у нас тоже нет. Сейф вскрыт профессионально, нет ни каких следов взлома. Тоже касается кейса. После того, как она забрала документы, она положила в кейс документы куратора и курьеров и закрыла всё обратно. Этим она выиграла, как минимум пять часов. Также она забрала у своего куратора паспорт, выданный на имя Лиза Смит. И табельное оружие курьеров. После этого, она вскрыла корабельный сейф, и забрала оттуда двенадцать тысяч семьсот долларов. Ещё она забрала все корабельные документы, что также позволило ей, выиграть время. Она забрала навигационную карту и персональный GPS. Корабль, судя по всему, она покинула на катере. Вот данные по его маршруту, составленные на основании береговых РЛС. В этой точке перестал работать её персональный маяк, и с радаров исчез катер. Береговая охрана, ничего в этом месте не обнаружила. Как видите, даже если она удалила свой маяк, катер прошёл вдоль берега большой участок. Она могла выбраться на сушу в любом месте на протяжении всего маршрута. Сейчас полиция опрашивает местных жителей. Но есть и глухие участки, к тому было раннее утро. Есть вопросы?

Один из команды поднял руку, Удо, кивком, позволил ему говорить.

— Насколько я знаю, все кадеты проходят тесты, почему ещё на ранней стадии не выявили её склонность к побегу?

— Мы проводили тесты каждые два месяца, и не было ничего, что заставило бы нас заподозрить неладное. Её поведение было безупречным. Данные по лояльности, тоже не вызывали сомнения. Только сейчас мы поняли, что на самом деле она нас всех обманывала. Скорее всего, у неё всегда было желание сбежать, просто она ждала удобного случая — ответила Ая.

— Какие документы у неё есть — потребовал молодой парень.

— Одиннадцать паспортов. Один на имя Лизы Смит. Остальные неизвестны.

— Родные? — это уже спросила женщина.

Ая отрицательно покачала головой.

— Она знает, что это первое место, где её будут ждать. К тому, же у неё там ничего не осталось. Но власти уведомлены, и разведка уже направила туда своих агентов, на тот случай, если она там появится — ответил Удо.

— Какую угрозу она может представлять?

— У неё на руках, секретные документы, о секретных исследованиях. Варианты на выбор. Пресса или наши противники — сказал Удо.

— Пресса проще, гораздо хуже, если она их вывезет из страны. Там все данные по исследованию мутагена. Это около пяти лет кропотливой работы — сказала Ая.

— Как вы думаете, она поступит? — спросила вторая женщина.

— Пока постарается спрятаться, возможно, даже покинет страну. Она знает, что мы будем её искать. Сложности начнутся, когда мы её найдём. Тогда нам придётся действовать осторожно. Скорее всего, она не будет держать документы при себе. И наверняка продумает разные варианты их использования. Скорее всего, даже сделает несколько копий и спрячет в разных местах. Если она почувствует, что мы ей угрожаем, она будет использовать документы, как свою страховку. Поэтому действовать нужно очень осторожно. Наша задача, не просто её найти, а убедить вернуть нам документы — ответила Ая.

— У нас есть, что ей предложить? — тоже парень, что и про документы.

— Ничего. Всё что ей нужно, она способна взять сама. Всё что у неё было, мы отняли, и мосты назад сожгли — ответила Ая — Но есть, одна небольшая надежда.

— Какая?

— Она не просто так написала прощальную записку. Это и предупреждение нам, и подсказка мне. Ведь она на самом деле была способна взорвать корабль, но не сделал этого. Она выбрала самый сложный, и рискованный способ побега. И даже оставила меня в живых, хотя знала, что я знаю её лучше всех, а значит, использую свои знания, что бы её найти. Она написала вот что: Нельзя рассчитывать на доверие, самой не доверяя до конца. Это то, что делала я, и она это понимала. Но я тогда не понимала, что я делаю. Этой фразой она открыла мне глаза, а тем, что оставила меня в живых, дала второй шанс. Возможно, если мне удастся с ней встретиться и завоевать её доверие, мы сможем вернуть и её и документы — сказала Ая.

— И так, наши приоритеты. Приоритет один, это документы, приоритет два, это Лиза. Но поскольку документы у Лизы, и только она знает, где они, значит, ищем девушку — подвёл итог Удо — За работу господа.


А документики оказались горячими. Я-то думала там только обо мне любимой, а там ещё оказались материалы по мутагену, из-за которого я стала такой, какой стала. Даже дело о похищении, и аварии было здесь. Всё задокументировали. Яви я это свету, скандал будет на полмира. Ещё бы, опыты над простыми гражданами. Это возмутит общественность до глубины души. Ещё интереснее были мои личные данные. Просто зачиталась ими. Наконец узнала всю правду о себе. Всё изучение заняло у меня много времени, но в полёте все равно было заняться нечем, а поскольку летела я первым классом, с полным комфортом и сервисом, под локоть меня, ни кто не толкал. На мне был строгий деловой костюм. Его стоимость соответствовала легенде, под которой я путешествовала. Богатая бизнес леди, летит на очень важную деловую встречу. Я подозвала стюардессу.

— Чашечку чая, пожалуйста — вежливо попросила я.

— Вам, такой же, зелёный? — с улыбкой спросила она.

Я кивнула головой и вновь углубилась в изучение документов. Попивая чай, я разделила документы, на две категории. Моё личное дело, и дело по мутагену. Хотя идеально разделить не удалось, в деле по мутагену оказались все исследования меня во время мутации и после. Но эти данные, удалось хотя бы обезличить. Теперь, нужно, будет сделать несколько копий всех документов. И сохранить их разными способами. Диски, которые, тоже прилагались к делу, я просмотрела на новом ноутбуке, без которого просто не может обойтись ни одна бизнес леди. Теперь это такой же аксессуар, как косметичка и сумочка. Ещё не плохо бы, всё важное перевести в цифру, и сохранить где-нибудь в сети. Надо будет обязательно сделать.


Я могла не учиться. Моего образования мне хватило бы, что бы жить просто и свободно. Но было обидно, за отнятую юность. Окунутся сразу во взрослую жизнь, далеко не так интересно, как кажется молодёжи. Да и искать меня начнут в первую очередь именно среди взрослых, ни кто не додумается искать супершпиона среди студентов. И не смотря, на то, что у меня есть документы, на разные имена и возраста, в пределах до двадцати, я всё равно выгляжу молодо. Свои шестнадцать скрыть сложно. Можно себя состарить косметикой, хоть до тридцати, но я этого не хочу. Так что, организовав себе нужные документы, я купила себе хорошую квартирку и поступила в университет. На что жить у меня было. Пока я каталась по Европе, и прятала документы, я попутно поигрывала в казино, и всегда с отменным успехом. Нет, я не выносила оттуда Джек-пот, но ведь приятно, зайти с одной тысячей, а выйти с десятью. Это конечно не маленький выигрыш, но и не настолько большой, что бы привлечь чьё-то внимание. Небольшое турне, и в итоге у меня пять разных счетов, в разных банках, на разные суммы, плюс, небольшой запас наличными в ячейках, тоже в разных банках, и некоторая сумма на руках. Выбрав свою новую квартирку, со всеми предосторожностями. Что бы высоких домов напротив не было. Чтобы было как минимум три пути отступления. Сигнализация, официальная, и собственная. В общем, предусмотрела всё, как меня учили.

Я с любовью обставила своё новое жилище. Надоела мне казённая обстановка, хуже горькой редьки. Теперь это было жилище сибаритки. Всё предельно удобно и красиво, и понятное дело, дорого. На магазинах я оттянулась в Европе. Четыре здоровых чемодана с одеждой и бельём. Я всё это любовно раскладывала почти неделю. Почему так долго? Но ведь всё хотелось примерить и покрасоваться перед собой в зеркале.

Я выбрала один из лучших университетов мира. Составила свою личную программу обучения, которая слегка повергла в шок главного декана, но он только пожал плечами и сказал:

— Если ты всё это осилишь, то дерзай.

Я улыбнулась и дерзнула. Впереди у меня было как минимум три года обучения, и я хотела получить в итоге не один, а несколько дипломов и степеней. Ещё я прикупила себе весьма скромную по моим средствам машинку. Фольксваген жук. Такая изящная божья коровка, очень подходящая мне, с моим средним ростом. Я не намеривалась привлекать к себе внимания, больше чем этого требовалось. Видела я тех красоток, которые подкатывают к универу в дорогих Поршах или Феррари. И что оно того стоит? Ну, хорошая тачка, дорогая. Так ведь она не твоя. Родоки купили, так же как и оплатили твоё обучение. А ты, ещё деньгами их соришь, и нифига не оправдываешь вложенные в тебя средства. На уме только парни и шмотки. Поэтому и отношение к таким девушкам, соответственное. Я сразу исключила себя из их числа. Пусть моей красотой восхищаются, но ценят за ум.

Поскольку я выбрала свой метод обучения, я не была прикреплена ни к одной группе. Но это не помешало мне завести здесь друзей и подруг. Что бы ни создавать конфликтных ситуаций, дураков и плейбоев, я обходила стороной. Если они являли мне свою милость, соблаговолив со мной заговорить, получали вежливый отказ. На этом и расходились. Очень скоро, я заработала имидж непреступной красавицы. Даже те немногочисленные парни, с которыми я познакомилась и подружилась, не могли похвастаться, что между нами есть нечто большее, чем дружба. Что не говори, но с парнями я предпочитала дружить. А вот девушки меня откровенно привлекали. Мне не удалось перестроить себя в этом плане. И пожалуй, это единственное, что осталось у меня от парня.

Одна девушка меня привлекала особо. Она была невысокого роста. Но с большой и пышной копной волос. Её фигурка только начала оформляться, и поэтому она не могла похвастать фигурой фотомодели, но в ней было нечто особое. Характер у неё был взрывной. Но я видела, что на самом деле, она чуткая и ранимая натура. Мы и познакомились то, когда она налетела на меня. Бежала по лестнице сломя голову, и даже не смотрела перед собой. Я устояла на ногах, сбить меня не так-то просто, а вот она отлетела как мячик и упала на спину. Её юбка задралась, и стали видны её трусики. Я тут же наклонилась, и поправила её юбку. Рядом были парни, и я-то точно знала, куда они сейчас пялятся.

— Не ушиблась? — спросила я.

— У, корова. Чего, в сторону отойти не могла, я же тебе кричала — недовольно сказала девчонка.

Я улыбнулась. Нет ничего проще, чем срезать её ответным словом, да так, что она еще долго будет вздрагивать при звуке моего голоса, но, она мне понравилась, было в ней нечто, что привлекло меня.

— Извини, я тебя не слышала — миролюбиво сказала я.

— Ты ещё и глухая.

— А ты со всеми такая вежливая? — спросила я, сохраняя самый миролюбивый тон.

— Тебя это не касается.

— Но, не я на тебя налетела.

— Надо было уйти с дороги.

— Хорошо, в следующий раз, обязательно так и сделаю. Только боюсь тогда, ты можешь влететь в толстую и жирную задницу нашего Биг Мака — с улыбкой сказал я, показывая пальцем себе за спину.

Девчонка, к этому времени севшая, заглянула мне за спину. Там, удаляясь от нас по коридору, уходил декан, по кличке Биг Мак. Он действительно был большим, и на редкость вредным.

— О, чет — выругалась девчонка.

Она живо представила, как врезается в эту жирную задницу, и какие потом у неё будут неприятности, не считая той газовой атаки, которую она может получить прямо в нос.

— Так, что? Ты будешь продолжать лежать, или предпочтёшь подняться на ноги? — спросила я протягивая ей руку.

Она взяла мою руку, и я одним движением поставила её на ноги. Затем отряхнула и поправила её юбку.

— Не надо, я сама — буркнула девчонка.

— Тебя как зовут? — спросила я, искренне ей улыбаясь.

— Тайга.

— А меня Харуна. Приятно познакомится.

— Угу…и извини, что на тебя налетела — еле слышно сказала она.

— Пустое. Давай лучше вместе пообедаем, ты не против? — предложила я.

Так завязалась наша дружба. Тайга была вострая на язык, но, ни одна её подколка или шпилька на меня не действовали. Я была всегда спокойна и миролюбива.


— Итак, какие у нас есть результаты? — спросил полковник Удо.

— Мы знаем весь маршрут её побега, вплоть до аэропорта. Нашли даже моторную лодку на дне реки. Оружие найдено не было, но подозреваем, что она от него тоже избавилась. Одежду она тоже сменила, но мы её так и не нашли. Паспорт на имя Лизы Смит, нигде не появлялся. В аэропорту её следы теряются. Записи камер наблюдения, к тому времени, когда мы до них добрались, уже были стерты. Но думаю, они бы нам тоже ничего не дали. Она профи, и наверняка обошла их так, что бы нигде не засветится — отчитался молодой человек.

— Спасибо Юджин. Есть что ещё? — спросил Удо.

— Подняли и обследовали затонувший катер. Как и предполагали, самодельная взрывчатка. Заложена в ключевых местах, с таким расчётом, что бы катер утонул сразу. Видимо её маячок, находился рядом с одной из бомб. Её к тому времени, на катере уже давно не было. Всё продумано так, что бы максимально усложнить нам, задачу её поиска — сказал Бил, крупный, лысеющий мужчина.

— Что со снотворным?

— Точно идентифицировать не удалось. К сожалению, когда догадались взять результаты крови, следов уже не осталось. Но я изучила список имеющихся на корабле веществ, и их доступность. У неё было как минимум десять вариантов на выбор — ответила Дженнифер (химик).

— Всё было придумано и организовано меньше чем за два дня. На глазах у куратора и всей команды. И ни кто, ни чего не заподозрил. Хотя все походили хорошую подготовку. Но, самое, на мой взгляд, интересное, это то, что она, ни кого не убила, хотя тем самым подвергала весь свой побег риску. Это характеризует её как принципиального человека, высоко ценящего чужую жизнь. Ещё, я расспросила ребят, с которыми она училась. Выяснился один интересный случай. Однажды она спасла девушку в бассейне — сказала Сара (психолог) — А вообще ребята очень хорошо о ней отзывались, характеризуя её, как очень отзывчивого и внимательного человека. Я даже пообщалась с её бывшим парнем. Он говорит, что отношения у них были тёплыми и дружескими, но к себе близко она, ни кого не подпускала. Никто не знал о ней ровным счётом ничего, кроме имени. Хотя у всех было такое впечатление, что знают её хорошо, и только когда я стала задавать вопросы, выяснилось, что они ничего рассказать не могут.

— Идеальный шпион — прокомментировал Юджин.

— Что-нибудь есть от нашей Европейской агентуры? — спросил Удо.

— Ничего. К сожалению, у нас там мало свободных агентов. Сейчас наблюдаем за возможными сферами бизнеса и криминала, где она может проявить свои таланты. Если где-нибудь возникнет неожиданный всплеск, мы сразу это заметим — ответил Торн.

— Она яркая личность, сидеть тихо, долго не сможет — сказала Ая.

— Знать бы, где её искать — с сожалением сказал Удо — Она может быть сейчас, где угодно, от Аляски, до Австралии. Что наша агентура на востоке?

— Мы оповестили всех агентов. Так что, наблюдение ведётся по всему миру и везде ничего — ответил Торн — Но ещё остаются страны третьего мира. Там мы её будем искать до ишачьей пасхи.

— Есть идеи? — спросил Удо, хмурясь.

— Придумать бы, как и чем её выманить из той норы, в которую она спряталась.


Хакнуть сервер ЦРУ дело плёвое, если знать как. Гораздо сложнее сделать этот так, что бы твоё вторжение ни кто не заметил. Начала я с того, что ради этого, слетала в Россию. И уже оттуда, через кучу других серверов, взломала его. Почему так сложно? Даже если они смогут, а они смогут, проследить весь путь, то конечная точка окажется в России. А Россия большая, тёмная, пусть здесь поищут, под носом у КГБ и коммунистической партии. Взломав, я быстро нашла, то, что искала. Дело называлось, как всегда, до банального просто, дело Лизы Смит.

Ого, молодцы, не прошло и полгода, а они только и знают, что мой маршрут до аэропорта. Скучные сведенья, о составе взрывчатки, заключения баллистиков и прочая муть. А вот это уже интереснее, мой психологический портрет. Так, что тут у нас. О, как приятно почитать о самом себе. Ладно, тоже ничего особенного. Значит ищут. Документики им нужны и я, желательно в придачу. Ну-ну. Теперь копнём личные дела девятого отдела. Мне нужны досье каждого из них. Врага надо знать. А до кучи, кто там у них, над всем этим главный? Генерал Джереми Стоун. А где наша незабываемая лгунья, Ая Смит? Ах, вот она, тоже приписана к девятому отделу. Что тут у нас на неё имеется? Скачиваем все, позже изучим. Брр, как же зимой в России холодно. Я захлопнула ноутбук. Засунула его в сумку и подошла к толпе лицезреющей смену караула, возле мавзолея Ленину. Посмотрела я не этого дедушку Ленина. Нечего мужчинка сохранился. Жаль Сталина закопали, хотелось бы и на него посмотреть. Странная всё же эта Россия. Хотя и частично моя родина. Ведь мои предки отсюда, и по линии отца, и по линии матери. Ладно, пора отсюда сматываться. Хакнуть сервер ЦРУ, прямо с красной площади, это весело. Тем более что хакала я его, до кучи через сервер Кремля. Вот будет паника, когда ЦРУ, докопается, откуда их взломали.


В этот день, все в девятом отделе были нервными и дёргаными, и было от чего. Канун рождества, казалось бы, самое время отдохнуть и расслабится. Побыть с семьёй и детьми. На работе, вроде даже небольшой отпуск разрешили. Полгода поиска, не принесли ни каких результатов. И хотя теперь они уже знали гораздо больше, о своей противнице, чем в самом начале, ни каких зацепок, где её искать, не было.

До сегодняшнего дня.

Теперь отпуск забыт. А всех колотит мелкая дрожь. Сегодня, всем им, по почте пришли подарки, на всю семью. В дверь вежливо постучали, и почтальон попросил расписаться в доставке огромной коробки с подарками. Когда распечатали, всем стало плохо. Каждый схватился за телефон и срочно вызвал спец бригаду, а семью вывел из дома, через задний вход. Бригада прибыла очень быстро, обследовала все подарки, и констатировала, что ничего опасного они не содержат. Подарки как подарки. Каждому соответственно его возрасту. Вот только на каждой открытке, адресованной каждому члену семьи, после небольшого поздравительного стишка, стояла подпись: " Лиза Смит". Когда проследили, откуда пришли подарки, стало ещё хуже. Все они были присланы из России. Ая получила отдельный, эксклюзивный подарок. Шикарное и дорогое вечернее платье от Армани. И поздравительную открытку, с короткой фразой: "С рождеством тебя, любимая лгунья". Отправлено оно было тоже из России, но такое там купить не просто.

— Чёрт, мы о ней ничего не знаем, а она знает о нас всё — в голосе Юджина послышались истерические нотки.

— Ват, что-нибудь удалось выяснить? — спросил он входящего мужчину.

— Удалось отыскать следы взлома. Но если бы не искали, даже не заметили бы, так профессионально всё было проделано. Отследили всю цепочку. Конечный сервер находится в Москве, в Кремле — ответил Ват.

Юджин присвистнул, а Удо, в полголоса чертыхнулся.

— Её родители были детьми эмигрантов, вполне возможно, что для неё, это самая лучшая страна, где она может спрятаться — сказала Ая.

— Значит Россия — подытожил Удо.

— Но почему подарки? Что за этим стоит? — спросил Бил.

— Показывает нам, что она всё о нас знает. И что в следующий раз, запросто может прислать нам всем по бомбе — сказала Сара.

— А моим детям подарки понравились, и жене она тоже угодила — как то рассеяно сказал Торн.

— Мне тоже платье подошло — сказала Ая.

— Ндя. А меня сын спросил, кто такая Лиза Смит, пришлось сказать, что старшая помощница Санта Клауса. Он пообещал ей на следующий год письмо с благодарностью написать. Угодила ему с подарком лучше меня, даже обидно — грустно сказал Удо.

— А моей дочке прислала какие-то жуткие шмотки. Я в трансе, а дочь от восторга визжала. Говорит, что теперь все девчонки класса, от зависти помрут — сказала Дженнифер — Даже не знаю, радоваться или плакать.

— Не знаю, как кто, а я её подарок выбросил — сказал Бил.

— Не угодила? — спросил Юджин.

— Из принципа.

— А что подарила? — спросила Ая.

— Даже не смотрел. Как ребята сказали, что там бомбы, нет, пошёл и выбросил.

— Зря — коротко констатировал Удо.

Народ ещё немного пообсуждал подарки, настолько, кому и как угодила Лиза и притих. Всем было не по себе. Они искали человека, который в итоге, знал о них больше, чем они знали о ней.

— Всё — неожиданно хлопнул по столу рукой Удо — Хорош раскисать. Нам дали то, чего мы так долго ждали. Нам дали зацепку. Да, нас обыграли, но война ещё не проиграна. Торн, всех свободных агентов направь в Россию. Пусть выяснят всё, что можно. Нужно знать точно, известно ли русским о мутагене. Велись ли переговоры о покупке документов. Если да, то когда, где и через кого. Пусть наведут справки, о Лизе. Если она у КГБ, то должны быть какие-нибудь следы или слухи. Она приметная фигура. Ват, выясни всё, что касается взлома. Важны даже мельчайшие детали. Всё вплоть до подчерка. Что она просматривала, что искала, и что её интересовало. Сара, проанализируй все подарки, и подготовь заключение. Она выбирала их на основании чего? Это есть в досье, или выбрано наобум. Возможно, что она знает даже больше чем мы думам, мы должны знать, что знает она. Нам нужно предугадать её следующий шаг.


Генерал КГБ, Сергей Цветков, был крупным, широкоплечим мужчиной, с добрым лицом. Это лицо ни как не вязалось с его занимаемой должностью. Но надо сказать, что его подчиненные знали, какой крутой норов, кроится за внешней добротой.

— Итак, что мы имеем? — пробасил он

— Американская разведка неожиданно активизировалась. По нашим данным, они перекинули к нам ещё с десяток своих агентов. Сейчас мы ведём за ними наблюдение — отрапортовал молодой, поджарый мужчина.

— И какого хрена, им у нас нужно?

— Насколько нам стало известно. Они ищут своего сбежавшего агента. Лучшего агента. Она сбежала от них, прихватив сверхсекретные документы. Теперь они пытаются вернуть и агента, и документы. Её следы привели в Россию.

— Что нам известно об этой дамочке?

— К сожалению, мало. Но мои люди сейчас над этим работают.

— Мы должны найти её первыми. Вы ведь понимаете, мы просто не можем позволить Американцам хозяйничать у нас, как у себя дома.

— Так, точно, товарищ генерал.


— Ни кто на нас не пялится — убеждала я Тайгу.

— Да, а вон те парни — плаксиво заявила она.

— Успокойся, и лучше сосредоточься на том, что я тебе говорю, иначе, ты так никогда не научишься плавать.

Я поддерживала Тайгу под живот, и учила её держаться на воде. На зимние каникулы мы уехали на Караибские острова. Хотелось понежиться под тёплым солнышком, после холодной России. И вот, здесь, на море, выяснилось, что Тайга не умеет плавать. Тогда я взялась учить её плаванью. Мы занимались в бассейне гостиницы. Здесь были разные глубины, и можно было выбрать наиболее подходящую. Парни на которых показывала Тайга, действительно уже некоторое время наблюдали за нами. Но, меня они не заботили, я уже привыкла, что привлекаю внимание парней.

— Не поднимай голову из воды, так ты сама себя топишь. Опусти подбородок в воду — учила я Тайгу.

Тайга старательно выполняла мои указания, но получалось у неё пока неважно.

— Оставь свою младшую сестрёнку в лягушатнике, и пойдём весело проведём время — раздался голос у меня за спиной.

Я обернулась, трое парней стояли на краю бассейна, один из них присел и пристально смотрел на меня. Это он сказал эту фразу. Тайга, обычно взрывная, как то вся в раз поникла, от его слов.

— Валите отсюда, пока я добрая — грубо сказала я им, добавив по-русски, куда именно они должны идти.

Видимо они знали это направление, потому что предпочли ретироваться. Я повернулась к Тайге.

— Давай закончим — грустно предложила она.

— Что так, тебя задели слова этого отморозка?

— Настроения нет.

— Тайга. Давай продолжим — настаивала я.

— Не хочу — упрямо заявила она.

Этот тон я знала. Как только он появлялся, было бесполезно настаивать.

— Ладно, чем займёмся дальше?

— Хочу мороженного — капризно заявила она.

Действительно как младшая сестра. И нянчусь с ней, и капризам потакаю. Ну да бог с ней. У каждого свои тараканы в голове. Мороженное, не Феррари, куплю не обеднею. Пошли, купили мороженное, и устроились под зонтиком. Сидим спокойно едим. Видно, что Тайгу что-то беспокоит.

— Что случилось? — спрашиваю я.

— Харуна, почему ты всё время со мной возишься?

— Потому что, мы подруги.

— Но у тебя даже парня нет. Вот и с теми не захотела пойти — виноватым тоном говорит Тайга.

— Думаешь, это из-за тебя?

Тайга еле заметно кивает головой. Я рассмеялась, как всё просто. Затем неожиданно моя весёлость сменяется серьёзностью. Видимо надо сказать сейчас, хотя это далеко не самый удобный момент, да и не знаю, насколько она сама готова это услышать. Значит, просто поставим акцент, без требования.

— Меня не интересуют парни.

Тайга отрывается от мороженного и удивлённо смотрит на меня. Глаза слегка круглеют.

— Да, именно так. Я лесбиянка — подтверждаю я её догадку — …Но с тобой, мы подруги — добавляю после небольшой паузы.

Тайга в растерянности. Теперь не будет знать как себя вести. Вот козёл и понадобилось ему ко мне подкатывать, тем боле таким тупым способом.

— И у тебя есть…девушка? — настороженно спрашивает Тайга.

— Пока нет — с улыбкой отвечаю я.

Я знаю, что Тайга влюблена в парня с её курса, Макса. И знаю, что это неразделённая любовь. Я даже раздумывала над тем, что бы их познакомить. Но для начала постаралась узнать о Максе, и вот беда, оказалось, что он также безумно, влюблён в меня. И само собой, эта любовь тоже не разделённая. Так что, я отказалась от этой идеи.

Остаток дня, прошёл ни шатко, ни валко. Тайга были погружена сама в себя. Она иногда бывает такой, когда раздумывает над чем-то серьёзным. Я не в пример ей, все решения принимаю быстро. Прошлый раз она была такой, перед тем как написать письмо предмету своего вожделения. Писала долго и сосредоточено. Потом попросила меня прочитать его и оценить. Что я могу сказать, высшая стадия кретинизма и нелепости. Татьяна Ларина и то изящнее выразила свои мысли. А может всё потому, что от её лица писал мужчина? Трудно сказать. Мужики иногда тоже такое наваяют, что по трезвому уму и понять сложно. Но я высоко отозвалась о её творении, в результате, всё это было запечатано, и передано адресату. Ответ пришёл на следующий день, лаконичный и конкретный: "Извини, но я люблю другую". Вот и всё. Без надежды на будущее, и шансов на успех. Тайга тогда сильно переживала, и мне пришлось её утешать. Я даже забрала её из общежития к себе на квартиру. Мало ли чего. У девчонок и от меньшего крышу сносит, и они кончают с жизнью. Мне бы не хотелось присутствовать на её похоронах, ближайшие лет восемьдесят. С тех пор мы и живём вместе. Квартира у меня большая, места нам двоим хватает. Кстати, Макс, через два дня, тоже прислал мне свой образец эпистолярного жанра, с похожей мутью. Я ответила ему, его же фразой: "Извини, но я люблю другую". Вот у него были смешанные чувства. Шок от отказа, и удивление от моего признания. Кажется именно тогда, я рассказала Тайге, в кого влюблён объект её обожания. Она отнеслась к этому спокойно. Вообще-то не он один, пал жертвой моей красоты, очень многие в универе были в меня влюблены. У меня даже имелась небольшая коллекция писем с признаниями.

Вечером, в номере Тайга забралась ко мне на кровать. Мы снимали один номер на двоих.

— Харуна, днём ты сказала, что у тебя нет девушки… — сказала Тайга.

Видимо, что-то ей было не до конца понятно. Неужели всё ещё переживает, что мешает мне построить свою личную жизнь.

— Да.

Ну и куда тебя понесёт Тайгочка?

— А есть та, кто тебе нравится?

Ого! Вопрос не бровь, а в глаз.

— Есть. Ты.

Лучше не обходится недосказаностями. Только проблемы себе создашь. Начнёт придумывать, додумывать и такого у себя в голове наворотит, потом целая бригада психологов, не разгребёт.

— А почему, ты раньше мне ничего не говорила? — спросила Тайга, немного обиженно.

— Не было необходимости, я и сейчас бы тебе ничего не сказала, не спроси ты прямо. Зачем мне, тебя ставить в неловкое положение. Тебе нравятся парни, мне нравятся девушки. Но это не мешает нашей дружбе.

— А ты, хотела бы сделать со мной…ЭТО? — смущаясь, спросила Тайга.

— Вопрос не в том, чего хочу я. Мои желания понятны, так же как и твои, по отношению к Максу. Вопрос насколько ты сама хочешь, что бы я сделала с тобой…ЭТО.

Тайга судорожно сглотнула.

— Хочу — прошептала она так тихо, что не будь у меня такого слуха, я бы даже не услышала.

Интересно, это просто любопытство или нечто большее.

— Ты мне тоже нравишься — добавила Тайга также тихо.

Значит не просто любопытство. Ну, чтож, детка. Сама напросилась. Теперь ты живой от меня не уйдёшь, я жуть, какая голодная. И хотя в академии эту науку мне преподавали лишь в теории, но я знаю столько, и столько всего хочу попробовать, что мне кажется, остаток каникул, мы проведём в номере. Я приблизилась к Тайге, и нежно обняла её. Я знаю, что ты хочешь получить, и ты это получишь. Ни один мужчина в мире, не сможет подарить тебе такой нежности и ласки как я.

— Я тебя люблю, Тайгочка — прошептала я.

— Хару, я тебя тоже, люблю — прошептала в ответ Тайга.


Глава девятого отдела сидел и нервно барабанил пальцами по столу. Поиск в Росси ничего не дал, они только растревожили осиный улей. Теперь и КГБ, взялись за поиски их беглянки. Никаких сведений, ни каких следов. Ни девушки, ни документов. Радоваться или огорчатся? Может ли КГБ, знать, но имитировать её поиски, что бы сбить их со следа? Могут. Но станут ли они это делать? Кто знает этих русских. Но, то, что документы по мутагену у них не всплывали, это, похоже, точно. Скажем процентов на девяносто. И всё равно остаются не объяснимые вещи. Как, например взлом сервера ЦРУ, с сервера Кремля. Как она смогла туда попасть? Хотя она…могла. Другие нет, а она могла. Чёрт, три месяца и снова они топчутся на месте. Снова ни каких результатов, ни каких следов, и ни каких данных. Ничего.

Всё я так больше не могу, надо отдохнуть пару недель. Расслабится, побыть с семьёй. Он и так, уже становится похож на тень, из-за этой гонки за тенью. Надо отвести сына море, как обещал. На Гавайях сейчас бархатный сезон, самое приятное время. Уже не жарко, Удо не любил жару, но и не холодно.


Побережье было пустынным. В этот время здесь не много отдыхающих, конец сезона. Удо, со своей женой и сыном вышли на берег моря. Берг, насколько было видно, был почти безлюден. Почему почти? Одинокая девушка бродила неподалёку, высматривая что-то в воде на мелководье. Огромная широкополая шляпа укрывала её от солнца. Сын Удо, Тод, сразу же полез в воду. Ему было восемь, Удо его очень любил. Души в неё не чаял.

— Пап, поплыли до первой мели — попросил он.

Удо обещал, что сегодня обязательно сплавает с ним до первой мели. Он взглянул на жену, она утвердительно кивнула ему.

— Иди, я вас здесь подожду.

Лора, была неважным пловцом, и предпочитала мелководье. Удо скинул одежду, и пошел к сыну, который уже залез в воду по самый подбородок, и с нетерпением ждал отца. Вода была приятной, слегка бодрящей. Они поплыли к мели. Удо ещё с берега примерно прикинул расстояние. Но с воды любое расстояние кажется иным. Но мимо мели проплыть трудно, прошлый раз когда они плавали, там можно было стоять и воды было по колено. Сейчас они плыли хорошо, дружно и даже как-то подозрительно быстро. Удо спохватился только тога, когда сын стал выдыхаться. Странно, но они уже давно должны были достичь мели, не могло же её смыть, и миновать её они не могли. Но на вскидку, они были дальше от берега, гораздо дальше чем хотелось. Удо велел поворачивать к берегу. Они поплыли обратно.

— Пап я не могу — еле выдохнул сын.

Удо осмотрелся. Их стремительно уносило в море. Сын начинал тонуть.

— Держись за меня — велел он ему.

Сын привычно обнял его за шею, сзади. Они иногда так возвращались с мели, когда, бывало набалуются там, и сын устанет настолько, что сам уже доплыть не может. Удо стремительно грёб к берегу, и всё равно удалялся от него. Лора тоже забеспокоилась. Стала высматривать их. Замахала руками. Удо сделал глупость и махнул ей в ответ. И сразу же хлебнул воды. Надо плыть. Сил уже не так много. Он уже не такой молодой как раньше, и задора в нем, с каждым годом всё меньше и меньше. Был вечер, и спасателей на вышках уже не было. Лора подбежала к девушке. Они о чем-то заговорили, зажестикулировали. Девушка скинула шляпу, и бросилась в воду. Удо потерял её из виду, и сосредоточился только на одной цели, плыть. Надо выжить, он должен спасти сына. Лора убежала по дороге, по которой они пришли. Побежала за помощью. Но помощь быстро не прибудет. Удо боролся уже из последних сил. И силы покидали его с каждым гребком, каждым вдохом. Не паниковать, иначе он сожжёт весь воздух в своём теле. Но легко не паниковать когда речь идёт только о твоей жизни, а когда рядом сын. Девушка появилась внезапно. Вынырнула из под воды рядом.

— Держитесь за меня — коротко бросила она.

Молодая сильная, но хрупкая, неужели она думает, что сможет спасти обоих.

— Спаси моего сына — из последних сил прохрипел Удо.

— Полковник. Выполняйте приказ. Держитесь за меня — чёткие, резкие военные команды, подействовали на Удо, странным образом. Он взял девушку за плечи, и она сильными гребками поплыла. Но не к берегу, как плыл он, а вдоль берега. Почему?

— Здесь обратное течение, надо из него выйти — пояснила девушка, словно прочитав его мысли.

Вскоре они повернули к берегу. Девушка оказалась отменным пловцом, а по виду не скажешь. Её золотистые волосы красивым шлейфом плыли по воде. Даже сейчас, Удо, уставший, вымотанный и наглотавшийся воды, ощущал их аромат. Вот они достигли мели. Удо еле встал на ноги. Колени тряслись. Тод, хоть и замёрз в воде, держался лучше отца.

— Может, мы подождём помощи здесь? — спросил он нерешительно.

Она и так много для них сделала. Сможет ли она дотянуть их до берега?

— К тому времени, когда прибудет помощь, вы уже заработаете переохлаждение — уверенно заявила девушка.

А ведь она права, подумал Удо. Девушка, помогла Удо подняться и миновать мель. Они снова сцепились своеобразным паровозиком и поплыли к берегу. У полковника уже пару раз схватила ногу судорога. Плохой признак. Но вот они достигли берега. Тод, сам смог выйти из воды, а Удо так бы и остался в полосе прибоя, если бы ему не помогла девушка. Она буквально выволокла его на берег. Уложила на спину, и стала массировать его тело, возвращая его к жизни. Его сына она заставила пробежаться несколько кругов вокруг них, что бы согреется. Вот раздался вой сирены, и на берег въехала машина спасателей. Из машины выскочили медики и Лора. Они сразу бросились к Удо. Девушка отступила от них, позволив им делать свою работу.

— Лора — позвал полковник свою жену — Пригласи её к нам, мы должны отблагодарить её. Только не отпускай её ни куда, слышишь.

— Хорошо, я всё сделаю — сказала Лора, отходя от мужа и подходя к стоящей радом девушке. Они о чём-то переговорили, и девушка кивнула головой. Полковника погрузили в машину и увезли в больницу. Вместе с ним забрали и его сына.

Две женские фигуры брели по дороге с пляжа и разговаривали. Лора несла вещи своего мужа и сына, а девушка шла, чуть придерживая широкополую шляпу.


На следующий день полковник удрал от медиков. Они сказали, что он отделался лёгким переохлаждением, без каких либо последствий. Но ещё пять минут в воде, и возможно его сердце не выдержало. С сыном вообще всё было в порядке. Мальчишка насмерть перепугался, но довольно легко перенёс гипотермию и тоже без последствий. Полковник с семьёй жил здесь в небольшом гостиничном домике. Перед их домиком была небольшая веранда, где они и накрыли стол, в ожидании своей гостьи. Она появилась точно в назначенное время. Красивая, элегантная, в лёгком пляжном костюме, и своей огромной шляпе. Во всём белом, она выгладила просто потрясающе. Макияж был сделан так умело, что даже не сразу был заметен. Она вошла на веранду, словно на подиум. Полковник почувствовал себя убогим оборванцем, хотя ради такого случая, надел свой лучший костюм. Он галантно предложил сесть своей спасительнице, и пододвинул ей стул. Она и это сделала с поистине королевской грацией. Её манеры, одежда и украшения, пусть их было не много, но это всё говорило об изысканном вкусе и богатстве.

— Разрешите представиться, я полковник Удо Дайго. Это моя жена Лора, а это мой сын Тод.

Незнакомка одарила каждого легким кивком головы, исполненным по-королевски.

— Елизавета — представилась она.

— Кажется это русское имя? — спросил он.

— Трудно сказать. Это имя достаточно распространено, что бы его легко было встретить в любой стране — возразила девушка.

— Я хочу вас, от своего лица лично, и от всей нашей семьи, поблагодарить за спасение меня и моего сына. Отныне вы всегда желанная гостья в нашем доме — официально сказал Удо.

— Вы очень любезны — сказала Елизавета.

Дальше завязалась приятная светская беседа ни о чём. Тоду вскоре стало скучно, и он удрал играть на детскую площадку. Благоговейного трепета перед своей спасительницей он не испытывал, а разговор взрослых он не понимал. Удо нежным взглядом проводил своего сына. А ведь этот день мог для них двоих не настать. Можно сколько угодно убеждать себя сидя на берегу, что ты великий герой, а когда столкнешься лицом к лицу со смертью, понимаешь, что ты простой, и очень даже смертный. Что было бы с ним и сыном, не окажись эта девушка на берегу. И ведь она, тоже рисковала собой, ради спасения совершенно незнакомых ей людей. Рисковала и могла погибнуть вместе с ними. А она молода, красива и богата. Ей было что терять. Погибнуть в таком возрасте всегда обидно. А же ей лет? Выглядит молодо, но точно не определишь. Разброс от двадцати до тридцати с хвостиком. Спросить? На такие вопросы дамы не отвечают, потому что джентльмены их не задают. Но судя по тому, как она легко и свободно нашла общий язык с его женой, ей, скорее всего за тридцать. А то, что молодо выглядит, деньги делают всё. Хорошая косметика, хороший врач, занятия спортом и правильное питание. О себе много не говорит, оно и понятно. Богатые вообще стараются о себе лишнего не рассказывать. Пьёт только зелёный чай. Занятно, но говорят, это сейчас модно. Пришло время прощаться.

— В следующий раз, полковник, будьте осторожнее. Меня может не оказаться рядом — пошутила Елизавета.

Удо улыбнулся.

— Я получил хороший урок. Впредь постараюсь подобных ошибок не допускать.

— Ещё раз спасибо вам за моего мужа и моего сына — искрение поблагодарила Елизавету, Лора.

— Будем ждать вас к себе в гости. И если вам вдруг понадобится моя помощь, вот моя визитка. Всегда обращайтесь. Я перед вами в неоплатном долгу — сказал Удо, протягивая визитку.

Елизавета с поклоном приняла карточку, и спрятала в свою сумочку. Она удалилась также грациозно, как и пришла. Словно она не шла, а плыла над землёй.

— Какая приятная девушка — задумчиво сказала Лора.

— Кажется она твоя ровесница?!

— Нет, что ты. Ей нет и двадцати.

— Но она выглядит старше.

— Сейчас, да, но я разговаривала с ней вчера, и тогда на ней не было косметики. Она ещё очень молода…и очень умна — добавила Лора после лёгкой паузы.

Удо задумался. Словосочетание: молода и умна, было для него, в последний год, связано только с одной дамой.

Кстати, тоже с золотыми волосами.

Среднего роста.

И любительницей зелёного чая.

А зовут её Лиза… или…ЕЛИЗАВЕТА!

Чет. Неужели это ОНА!

Полковник как то странно дёрнулся, замешкался, но потом решился и бросился вдогонку за девушкой. Он завернул за угол дома. Но там уже было пусто. Он ещё минут пять побегал по округе, но так и не нашёл свою спасительницу. Вернулся назад, и, упав в кресло, расхохотался. Жена подсела рядом и встревожено посмотрела на мужа. Удо успокоился.

— Помнишь подарки на новый год? — спросил он свою жену.

— Да, а что?

— Это от неё. Её зовут Лиза Смит. Вернее это одно из её имён. И мы уже почти год, безуспешно пытаемся её отыскать.

— А зачем вы её ищите? Или это секретная информация? — осторожно спросила Лора.

— Она наш сбежавший супершпион и у неё есть то, что мы хотели бы вернуть.

Удо сказал ровно столько, что бы удовлетворить любопытство жены, но не раскрыть секретность.


— Как поездка? — спросила Тайга, голышом валяясь на кровати.

Я улыбнулась.

— Спасла своего врага и его сына. Они чуть не утонили. Познакомилась с его женой, приятная женщина. Звали в гости.

Тайга удивлённо посмотрела на меня.

— Не знала, что у тебя есть враги.

— Враги есть у всех. Только вся разница в том, знаем ли мы, об их существовании, или незнаем — философски сказала я.

— И ты поедешь к ним? — настороженно спросила Тайга.

— Подумаю.

— Странная ты.

— Какая есть.

— Иди сюда, я по тебе соскучилась…Целую неделю тебя не было — обиженно надув губки сказала Тайга.

— Сейчас. Только сполоснусь с дороги — сказала я и направилась в душ.

Наши отношения с Тайгой после той ночи стали чёткими и определёнными. Если я была чистая лесби, то Тайга была скорее бисексуалкой. Мы любили друг друга, и нам было хорошо вместе.


Удо сидел в конференц-зале. Он, только что, закончил повествование о свой встречи с Лизой. Реакция его подчинённых была разнообразной.

— Одного не пойму. Если она так хочет, что бы мы перестали её искать. Она могла спасти только моего сына, и ни кто бы даже не обвинил её, в моей смерти, но она рискнула, собой, ради спасения нас обоих — сказал он.

— Это лишний раз подчеркивает, как высоко она ценит человеческую жизнь — сказала Сара — К тому же, полковник, известный враг лучше неизвестного. Ваша гибель не остановит поиски, а лишь ненадолго их затормозит. И она это знает. Совсем другое дело, то, что вы теперь к ней испытываете.

— Захоти, она могла бы убрать нас ещё раньше, и так, что это не вызвало бы ни каких подозрений — сказала Ая — Но, мне кажется, что она просто с нами играет. Ей доставляет удовольствие обыгрывать нас, на каждом шагу. Она показывает нам своё превосходство. И в то же время, очаровывает нас.

— Полагаю, полковник, это не последний раз, когда мы с ней столкнёмся. Нам всем нужно быть на чеку — сказала Сара — Она не только нас не боится, но и крайне самоуверенна в себе.

Полковник вопросительно посмотрел на неё. Сара пояснила:

— Вы могли её сразу опознать, но она не побоялась и пришла на следующий день. Хотя, думаю, попробуй вы там, устроить ей ловушку, вы бы её просто не увидели. Об этом говорит и то, как быстро она исчезла. У неё заранее были готовы все пути отступления.

— Нам ничего не удалось выяснить. Нигде она жила, ни как оттуда исчезла. Ни в одном отеле рядом, девушка, подходящая под её описание не проживала, и камеры слежения аэропорта, тоже ничего не дали — сказал Юджин.

— И где теперь прикажете её искать? — спросил Удо.

— Я попробовал найти, где продаются украшения, похожие на те, что были на ней. Но ничего выяснить не удалось. Скорее всего, это индивидуальный заказ. Но судя по стилю, Европейская работа.

— Значит, это опять возвращает нас на прежние позиции — подытожил полковник.


Следующий взлом сервера ЦРУ, я произвела из Японии. На этот раз меня интересовало ВСЁ. Над чем работает сейчас ЦРУ, личные досье всех сотрудников, всё, что есть по агентуре. В общем всё. Объём скачанной информации, просто впечатлял. Будет чем поразвлечься на досуге. Но это было не всё, для разнообразия я взломала сервер КГБ, и тоже скачала оттуда всё что можно. Свой взлом обоих серверов, я ещё и замаскировала, под несколько неудачных попыток. Пусть думают, что я пыталась, но у меня не получилось.

— Чего ты такая довольная? — спросила Тайга, встречая меня в аэропорту.

— Нашла для себя две увлекательные игрушки.

— Знаю я твои игрушки. Опять куча документов, файлов и всякой непонятной дребедени. Как тебе это может нравиться? — пробубнила себе под нос Тайга.

— На самом деле, это очень интересно.

— Нет, только не рассказывай. Когда ты начинаешь мне очередной раз об этом рассказывать, у мена голова начинает болеть — живо заявила она.

— Не буду — ласково ответила я — А я тебе подарки привезла.

— Какие? Покажи — запрыгала вокруг меня Тайга.

Она была как ребёнок.

— Дома.


Генерал Цветков был в ярости. За одну неделю по всей Европе, Америке и Японии практически полностью была уничтожена вся шпионская сеть. Причём в Японии основательнее всего.

— Как такое могло произойти? — орал он на своих подчинённых.

Но, ни кто из них не мог дать ясного ответа. Всё что они знали, это то, что месяц назад, было несколько неудачных попыток взломать их сервер. Следы вели в Японию. А потом, неожиданно, в разведки всех стран пришли полные, сверхсекретные документы, разоблачающие их самых законспирированных шпионов. Каналы переправки, двойные шпионы, осведомители, в общем, все, что помогло им полностью накрыть русскую разведку медным тазом.

— Чёртовы Япошки. Это их рук дело, они нам за это заплатят — гневно сказал генерал.


Обстановка в конференц-зале была натянута как струна, полковник Дайго стоял хмурый и сурово взирал на весь девятый отдел.

— Надеюсь, вы уже в курсе, какой подарок ко Дню независимости, преподнесла нам Лиза Смит?

Подарок был весьма оригинальный. За день до праздника, были присланы полные и подробные документы на всю русскую шпионскую агентуру на территории Америки. И вежливая просьба, забрать всех американских шпионов с территории Японии, в течение двух недель, потому что, по истечении этого срока, их безопасность на территории этой страны, будет под угрозой. Всё было прислано из Японии. Но за подписью: "Лиза Смит".

— И как нам это понимать? — спросил полковник.

— Месяц назад было несколько неудачных попыток взлома нашего сервера из Японии. Сейчас это тщательнейшим образом анализируется. Все попытки взлома были направлены на выявление нашей агентуры на территории Японии. Возможно, они маскируют один удачный взлом. И если это так, то наши агенты действительно под угрозой — сказал Ват.

— Всё наше руководство встревожено как улей. Меня лично, Генерал Джереми, вызвал и устроил мне такую выволочку… Прошёл год, а мы ни на шаг не приблизились к Лизе. А теперь это. Это уже не шутки, в виде подарков на рождество, это открытый удар по нам. По нашему престижу — сурово сказал Удо.

— С русскими она обошлась ещё хуже — сказал Торн — Она раскрыла всю их агентуру не только у нас, но по всей Европе и в Японии. А их заставила думать, что это сделали японцы.

— Лиза показала зубки — добавил Юджин.

— Тем, что она нас предупредила, она даёт нам понять, с каким противником мы имеем дело. И возможно, что теперь у неё на руках гораздо больше козырей, чем мы думаем — сказала Сара.

— И где она теперь? В Японии? — спросил Удо.

— Возможно. Нас оттуда она выгнала, и назад мы туда вернёмся не скоро. Там сейчас для неё самое безопасное место — сказала Сара.

— Она может работать на Японцев? — спросил Удо.

— Не думаю, иначе, зачем ей нас предупреждать. Русских она там просто сдала, всех до последнего шпона — сказала Сара.

— Что в Европе, они знают, кто это сделал? — спросил Удо.

Торн отрицательно покачал головой. Ват оживился и сказал:

— Судя по всему, свой автограф, она поставила только на том, что прислала нам, всё остальное было анонимным и прислано из Японии. В один день, с главного сервера их разведки. Но, по нашим данным, Японцы сами в полном недоумении. У них эти документы вообще появились с их же собственного сервера. Интересно другое, то, что было прислано нам, было прислано…с нашего собственного сервера!

— Как? — удивлённо вскричал Удо.

— Не знаю. Пока не знаю. Но вот такой странный факт — сказал Ват.

— Чёрт, она что, так свободно вошла на наш сервер и отправила? — удивлённо спросил Удо.

— Если не лезть в закрытые зоны, то это не сложно — пояснил Ват.

— Она лучшая — с гордостью в голосе сказала Ая — …Если бы я раньше поняла свою ошибку… — добавила она грустно.


Тайга лежала на спине и разглядывала белый прямоугольник письма.

— Чего на полу валяешься? — спросила я.

— Бууу — издала она странный звук, означающий целую гамму ей чувств, от: не трогай, меня, до: я не знаю что делать.

— От кого письмо?

— От папы.

— Что пишет?

— Ещё не читала.

— Так прочти.

— Не знаю, хочу ли я его читать.

— Вы что, поссорились? — спросила я.

В семейную жизнь Тайги я не лезла. Хотя знала, что там не всё просто. Её родители были в разводе. Её папа писал редко. Мама писала чаще, и её письма встречались Тайгой с большим восторгом. Мне кажется, она всё ещё не могла простить отца, за то, что он бросил её маму, ради другой женщины. Но отец исправно оплачивал её учёбу, а на её счету всегда была приличная, по меркам студентов, сумма. Правда тратили мы последнее время, в основном только мои деньги, но меня это не беспокоила. Я не только самоокупала каждую свою поездку, но и получала с этого доход. Как? Да всё те же казино. Главное, везде быть не похожей, и держатся умной стратегии, не выигрывать постоянно, и не жадничать. Кому есть дело до игрока, который выиграл всего тысячу. А пройдись по трём казино, это уже три тысячи. Чуть-чуть там, чуть-чуть здесь, и в итоге я имею хороший и стабильный доход. Почему стабильный, потому что, меня учили выигрывать. Проиграть я не могу.

— Лучше прочти — посоветовала я задумавшейся Тайге.

— Хорошо…Если ты так хочешь — сказала она, открывая конверт.

Из конверта выпала фотография и листок бумаги. Тайга перекатилась на живот, подняла, посмотрела фотографию, небрежно откинула её в сторону и взялась за письмо. Я наклонилась со стула и подняла отлетевшую мне под ноги, фотокарточку.

— Кто это? — спросила я.

— Отец и его новая семья — буркнула Тайга.

— Как мило и неожиданно — прошептала я с улыбкой, ставя фотографию на стол.


Полковник открыл дверь и вошёл в дом. В гостиной слышались чьи-то голоса, видимо к его жене пришла подруга.

— Дорогая, я дома — известил он о своем приходе.

Из гостиной вышла Лора и, подойдя к нему, поцеловала.

— У нас гостья — с таинственной улыбкой сказала она.

— Кто?

— Зайди, сам уведешь.

— Пап, пап, смотри, что мне подарили — закричал сын, выбегая из детской и демонстрируя ему новую игрушку.

Отец многозначительно покачал головой, оценивая новое приобретение сына, и погладил его по голове. Сын, развернулся и вприпрыжку удрал в детскую. Скинув туфли, полковник, вслед за своей женой, прошёл в гостиную. Гостья сидела на диване, вполоборота к нему, давая прекрасный обзор на её изящный профиль. Её золотистые волосы, были собраны в замысловатую и сложную причёску. На ней было элегантное, обтягивающее платье, подчеркивающее все достоинства её фигуры. Она медленно и грациозно, повернулась к полковнику и улыбнулась своей ослепительной улыбкой. У полковника перехватило дыхание. Такого визита, он не ожидал.

— Добрый день, полковник. Как видите, я решила воспользоваться вашим приглашением — сказала Лиза.

— Добрый день, Елизавета — немного дрогнувшим голосом ответил полковник.

— Можно просто, Лиза.

Судорожные мысли, что делать? Вызывать группу захвата, да пока они приедут, она уже будет на другом конце света. Сам с ней я точно не справлюсь. И не факт, что она это не предусмотрела. Она способна на всё, от медленно действующего яда в чашке чая жены, противоядие от которого он получит только в конце разговора, до бомбы с дистанционным управлением, в подвале его дома. Что там говорила Ая: мне бы с ней поговорить. Вот только случай выпал мне, а не ей. Видимо мне, она доверяет больше. Полковник прошёл и сел в кресло.

— Я сейчас приготовлю ещё чая — сказала его жена и ушла на кухню.

— Я привезла вам в подарок хороший зелёный чай из Японии. Вкус, просто божественный — сказала Лиза.

Полковник непроизвольно дёрнулся. Возникло желание догнать свою жену и остановить.

— Мы с Лорой, уже оценили его вкус — добавила Лиза, с лёгкой полуулыбкой.

Движение полковника не ускользнуло от её взора. И её фраза не была такой простой, как казалась. Она поняла, о чем он подумал. О яде, которым мог быть пропитан чай. А что до неё, то, насколько он знал, у неё был абсолютный иммунитет к ним. Надо взять себя в руки. В конце концов, захоти она он просто завтра не проснётся. Но как же неприятно чувствовать себя полностью в чье-то власти.

— Вы очень любезны, ваши подарки всегда так изысканы и оригинальны — с лёгкой иронией сказал он.

— Спасибо.

— Мне бы не хотелось быть у вас постоянно в долгу, но, к сожалению, я не знаю, что вам подарить, и тем более, где вас найти.

— Ну, что вы, полковник. Я же от всей души. А знакомство с вашей семьёй, для меня лучший подарок. Ваш сын такой замечательный и удивительный мальчик.

По спине полковника пробежал лёгкий озноб. Это намёк, или угроза. Она ничего не говорит случайно.

— И всё, же что я могу для вас сделать? — спросил он.

Если она пришла, значит ей что-то надо. Но так просто она не скажет. Так сильно рисковать только ради того что бы попить со мной и моей женой чай, не поверю.

Пришла Лора и принесла чай.

— Я рассказывала Лоре, как прекрасно в Японии в период цветения сакуры. Вы обязательно должны съездить и посмотреть на это.

Вопрос проигнорировали. Если и скажет, то не сейчас, вначале будет прощупывать почву. И постоянно делает намёки на Японии, неужели это подсказка?

— Думаю, теперь мне будет не очень легко получить визу в Японию. Тем более, после того, что стало им о нас известно — сказал Удо.

Лиза мило улыбнулась.

— Вы преувеличиваете, полковник. Но если вы столкнётесь с трудностями, я вам помогу. На самом деле всё не так сложно, как кажется.

Сказано с милой и нежной улыбкой. И самое противное, что она действительно может это сделать. Так почему же от её слов, у меня мурашки по коже бегают.

— Вы приглашаете нас, к себе в гости? — уточнил он.

Лиза утвердительно кивнула головой.

— К сожалению, сакура уже отцвела, но если вы хотите, вы можете приехать и погостить у меня летом. У меня хороший домик на берегу моря. Вашему сыну там очень понравится. А с Лорой, мы могли бы пройтись по местным магазинам.

Офигеть. Она приглашает нас к себе домой. Мы её тут ищем, полмира перерыли, а она так запросто приходит, и приглашает к себе. От такого шанса отказываться нельзя.

— Дорогой, это замечательно. Мы как раз думали, где провести летний отпуск — сказала Лора.

— Я с удовольствием воспользуюсь вашим приглашением, но как мы вас там найдём?

Ну-ка милочка, скажи нам свой адресок.

— О! Об этом не беспокойтесь. Вот билеты на самолет. Вылет через три дня. В Японии я вас встречу — сказала Лиза, вынимая конверт и кладя его на стол — С визами у вас тоже проблем не будет.

Да уж. Всё предусмотрела. И времени дала в обрез, можно сказать только собраться и выехать. Дальнейшая беседа было игрой слов и ума. Переиграть свою собеседницу, Удо не удалось. Спустя полчаса, Лиза откланялась, и ушла. Следить за ней было бесполезно, так же как, и ловить её. Но на всякий случай, Удо запомнил номер такси, на котором она уехала. Но как он и ожидал, она вышла в квартале от дома, и там её след исчезал.


— Что скажите? — спросил полковник весь свой отдел.

— Как всегда ни каких следов. Билеты куплены за наличные. Кассир её не опознала. Ни каких отпечатков, ни на конверте, ни на билетах, ни в доме, ни в такси. Такое впечатление, что она призрак — сказал Юджин.

— Это может быть ловушка. В аэропорту тебя запросто могут ждать японские спецслужбы — сказал Бил.

— Но зачем? — спросил Ват.

— Если она работает на Японцев, ты запросто можешь быть её заказом. Ты много знаешь. К тому же тебя возьмут с семьёй — пояснил Бил.

Он всегда был скептиком, но мыслил здраво. Удо тоже над этим думал. Одно дело если пытать будут его, совсем другое дело, если у него на глазах будут пытать его сына и жену. Если бы Лиза пригласила его одного, он бы поехал, не раздумывая, но она, ясно дала понять, что ждет всю его семью.

— Я думаю, надо рискнуть — сказала Ая — Жаль не меня она пригласила, но это наш шанс. Если она почувствует, что мы ей доверяем, она станет доверять нам. И тогда возможно нам удастся убедить её вернуть документы, и вернутся самой.

Хорошенький риск. Рискую то я и моя семья, подумал Удо. И не факт, что начальство разрешить эту поездку.

— У нас остались агенты в Японии? — спросил Удо.

Торн отрицательно покачал головой.

— Всех вывели. Не стали рисковать. Мы не знаем, что она знает о нашей японской агентуре, но судя потому, как она обошлась с русскими, может знать много. Рисковать людьми не стали.

— Она очень удачно замаскировала взлом. Чётких следов так и не нашли. Так что мы до сих пор не уверены, что она сумела скачать, но, то, что целью её атаки была наша агентура в Японии, это точно — сказал Ват.

— Она не будет сдавать вас, полковник — неожиданно заявила Сара.

— Почему ты так думаешь? — недоверчиво спросил Бил

— Подумай. Она предупреждает нас, что бы мы вывели всю агентуру из Японии, а затем заманивает полковника? Нелогично. Если она знает столько, что бы накрыть всю сеть в стране, то полковник ей не нужен — пояснила Сара.

— А если то, что она тогда сказала, была провокация? А мы на неё поддались — не унимался Бил.

— А то, что она нам сдала русских, это тоже провокация? — настаивала Сара.

— Нельзя исключать и возможности перевербовки — добавил Юджин.

— Надо ехать. Если мы не воспользуемся этим шансом, второго она нам может не дать — сказала Ая.

Много за, много против, и слишком много если. Нет определённой однозначности. Всё как в тумане. И риск велик, и шанс выиграть большой. Испугаешься, отступишь и действительно, второго шанса не дадут. Но почему я? Почему она выбрала именно меня? Даже там, на море, она оказалась неслучайно, случайно то, что я чуть не утонул, а она меня спасла. Меня и сына.

Весь отдел шумел, словно они были как на восточном базаре, каждый отстаивал свою точку зрения. Приводил аргумента и доводы. Это тут же оспаривалось другими аргументами и доводами.

— Тихо — сказал Удо, и все замолчали — Я еду. Это шанс, и его надо использовать, даже если риск очень велик. А теперь подумаем, что мы можем сделать, что бы свести риск этого путешествия до минимума.

Главное это направить ребят в нужное русло, пусть не тратят силы на споры между собой, а вместе преследуют одну цель. Сразу поступило множество предложений. Приглашение было только для Удо и семьи, но Лиза не запрещала ему предпринять какие либо действия, направленные на личную безопасность. Даже наоборот, дала ему три дня. Не великий срок, но согласитесь, билеты могли быть и на вечерний рейс.

Когда план действий был составлен, к полковнику подошла Ая.

— Возьмите меня с собой, я хочу поговорить с ней — попросила она.

Полковник задумался. Если бы Лиза хотела пригласить кого-то ещё, она бы его пригласила, но с другой стороны и брать с собой попутчиков она не запрещала. Неизвестно, как она отнесётся к неожиданному появлению Аи. Может вообще оставить их возле самолёта, и не появиться.

— Если она будет против, я могу развернуться и улететь — добавила Ая.

Тоже вариант. Может она потому и не пригласила Аю, потому что, ждёт её личной, инициативы? Не попробуешь, не узнаешь.

— Хорошо. Но этот момент тоже надо продумать.

— Спасибо, полковник — с радостью поблагодарила Ая.


Я помогала Тайге собрать вещи. Два чемодана лежали возле нашей кровати. В квартире царил кавардак.

— Точно не хочешь со мной, поехать — в который раз переспросила Тайга.

— Я вам буду только мешать. Побудь с мамой. Она по тебе соскучился.

— Ты бы ей понравилась — уверенно сказала Тайга.

— Не думаю, что она одобрит наши отношения, а скрыть их будет трудно.

— Я поговорю с ней об этом — погрустнев, сказала Тайга.

— Помни, что, что бы тебе ни сказали, я тебя люблю — сказала я, обнимая подругу.

— Я тебя тоже, люблю, и буду по тебе скучать.

— Я тоже буду скучать, но тем радостнее будет наша встреча. К тому же, ты едешь только на две недели, и у нас ещё останется большой кусок каникул, для нас двоих. Ты уже придумала, куда хочешь съездить?

— Хочу в Лас-Вегас — азартно заявила Тайга.

— В казино потянуло? — иронично спросила я.

— Хочу попробовать. Ты как то рассказывала, мне стало так интересно.

— Хорошо. Поедем — заверила я подругу.

Мы продолжили собирать вещи. Не забыли и специально выбранный подарок для её мамы. Ради этого я даже летала, вначале в город, где живёт её мама, а затем в Париж, за подарком. На самом деле, я уже познакомилась с её мамой, только ничего не говорила об этом Тайге, да и встреть меня её мама сейчас, ни за что не узнала бы. Знания шпиона, иногда так полезны в жизни.


Я отвезла Тайгу в аэропорт. Мы прощались нежно, но сдержано, хотя, что знают о нас окружающие, может мы две сестры. В любом случае, мне на них плевать. Пусть думают что хотят. Проводив Тайгу до трапа самолёта, я вышла в главный зал и дождалась момента, когда тяжеленная машина, разогнавшись, оторвала колёса от бетонной полосы и взмыла в небо. В аэропорту было шумно, но я уже привыкла к ним, слишком часто я ими пользовалась. Я видела их разные, большие и маленькие, была знакома с их структурой и организацией. Я облокотилась на перила на балконе и смотрела на шумную толпу людей.

В чём смысл моего существования? Раньше всех целей в жизни было, создать семью, найти хорошую работу, вырастить ребёнка. А сейчас? Семью, если и создам, то весьма необычную, ребёнка родить могу и сама. То-то будет весело, обеим растить детей. Один мой, другой Тайгин. Суррогатного отца найти не проблема. Работа. Да уж, даже не знаю, чем бы хотелось сейчас заняться. Могу всё, но продолжаю учиться. Учиться на самом деле интересно. Учителя от меня в восторге, пророчат большое будущее, а оно у меня и так уже большое. Всё так интересно, но всем сразу не займешься.

Что я сейчас делаю? Развлекаюсь, играя в супершпионку. А что, очень даже интересно. Возможностей море, цели нет, вот беда. Примкнуть к какой-нибудь разведке мира. Можно, но я не люблю над собой начальство. Власть держащие не стремятся сделать мир добрее, и преследуют только свои личные цели. Так что без разницы на кого работать, на ЦРУ, КГБ или МИ6. Все они будут только использовать меня, а как стану не нужна, ликвидируют. За это я их не люблю. Ни кого не люблю. У всех только потребительское отношение. Нет человечности. Можно прикрывать это чем угодно, интересами государства, давить на патриотизм, а на самом деле, цель одна, переиграть противника, что бы самому спать спокойно. Причем для достижения этой цели, государство легко жертвует простыми гражданами. Человек, в машине власти, не более чем звено, и чем ниже ты находишься, та проще тобой пожертвовать. Мной уже пожертвовали. А потом попытались использовать. Сейчас пытаются исправить свою ошибку, только пока что, преимущество на моей стороне.


Полковник первый раз летел первым классом. Такие билеты не дёшевы, и даже с тем учётом, что его зарплата было приличной, такую роскошь он себе позволить не мог. Лора, была поражена не меньше, а Тод, вообще был в восторге.

Что они успели сделать за эти три дня? Напичкали его всевозможной аппаратурой. Закинули несколько агентов в Токио, точку прибытия самолёта. Ещё пара человек, в том числе и Ая, летели тем же самолётом. Что ещё можно сделать, не зная конечной точки маршрута. Но наверняка, Лиза, всё это предусмотрела, и хорошо, если хотя бы одна десятая их сил принесёт успех. Начальство дало добро, но очень не охотно. Удо пришлось надавить на все имеющиеся у него рычаги, и использовать весь свой кредит доверия. Если операция сорвётся, по возвращению его будут ждать очень неприветливые ребята из особого отдела. Об этом ему непрозрачно намекнул генерал Стоун. Только бы всё прошло гладко.

Самолёт пошёл на посадку.

Лиза не соврала, визы им дали без проблем. Она даже узнала, о том, что с ними летит Ая, хотя отношение к этому выразила весьма странным образом. Билет у Аи был в бизнес класс, но когда, в аэропорту, она стала проходить регистрацию, оказалось, что на её имя, в том же самолёте, забронировано место в первом классе. Видимо, это можно было считать ответом.

Самолёт приземлился. Они покинули салон и прошли в здание аэропорта. Полковник старался ни на минуту не выпускать из поля своего зрения, свою семью. Он был напряжён до предела. Сколько не рассуждай, о доверии, о возможных намереньях и добром отношении к тебе Лизы, шанс, что это ловушка, был невероятно велик. Ая, тоже была напряжена, но держалась увереннее. Видимо, больше доверяла Лизе, или…у неё просто не было другого выбора.

К ним подошло двое человек. Удо увидел их раньше всех, по выправке и поведению, он определи их как охранников, причём очень профессиональных.

— Полковник Удо Дайго, Лора Дайго, Тод Дайго, Майор Ая Смит, прошу следовать за нами — сказал один из них.

Разведка? Не знаю. Паниковать ещё рано, но где-то внутри зазвенел сигнал тревоги. Их провели в другой терминал. Там было ещё два таких же охранника. У одного переносной металодетектор.

— Прошу вас выложить все металлические предметы — обратился один из них.

Полковник стал извлекать из карманов все содержимое. Мобильник, ключи, блокнот, снял часы. Охранники обыскали их, а его и Аю с особой тщательностью. Хорошо, что не дошло, до проверки ануса. У женщин забрали все украшения и даже кольца. Ничего не вернув, их повели дальше. Вывели из здания аэропорта, но не на внешнюю сторону, а на внутреннюю. Там где стоят самолёты. Усадив их на два электрокара, их перевезли к стоящему неподалёку маленькому самолёту, и пригласили подняться на его борт. На таких самолётах летают богачи, которые могут себе позволить купить такой самолёт. Салон, это маленький номер люкс. С полным сервисом и обслуживанием. Вежливая стюардесса, предложила им располагаться. Охранники остались снаружи. Вскоре один из них вошёл, и принёс все их вещи, все кроме тех, в которые были встроены шпионские гаджеты.

— Прошу прощения, но остальные ваши вещи будут вам возвращены на обратном пути — извинился он.

Надо думать, их багаж проверили не менее тщательно. Вот где они нашли много интересного. Самолёт закрыл дверь, и взлетел. Охранники с ними не полетели.

— Хорошо продуманно — лаконично подвёл итог Удо.

Ая улыбнулась. Она сразу отказалась от любых следящее, записывающих устройств и настаивала на том, что брать их не стоит. Действительно не стоило. Толку всё равно ноль. Также как и от агентов в аэропорту. Пока они смогут проследить, куда улетел личный самолёт, да и смогут ли, пройдёт немало времени. Лиза запросто могла купить пару воздушных коридоров, и запустить из аэропорта несколько одинаковых самолётов. Кажется, ещё два похожих он видел неподалёку, и они все были готовы к взлёту. Поди угадай на каком их увезли. Будь у них прежняя агентурная сеть, это было бы проще, но Лиза их отсюда "вежливо попросила". Летели они около часа. Смотреть в иллюминатор ни кто не запрещал, но толку от этого было мало. Лёгкая облачность скрывала всё, что было внизу.

— Не удивлюсь, если и это она предвидела — сказал Удо, мельком глянув в иллюминатор.

— Всё возможно — казала Ая.


Купить домик на берегу моря, была хорошая идея. Его цена меня не смутила. У КГБ, да у ЦРУ, была куча занятных счетов. Ну и наконец, были деньги разнообразных террористических организаций. Найти их не составило большого труда. Взломать их счета было тоже не сложно. Небольшая афёра с серверами и счетами, и в итоге, террористы обижены на КГБ, а КГБ, на террористов. Россия, страна суровая. Сейчас они злые, и частично обезврежены. Надо кинуть им кость посочнее, и пусть КГД, грызёт её пока не подавится. Спросите, за что я так не люблю Россию? Неужели вы думаете, что мои предки от хорошей жизни оттуда сбежали? Они были политическими беженцами, несогласными с тупым коммунистическим режимом, который ровнял всех под одну гребёнку, позволяя верхушке, безраздельно властвовать над всем. Сейчас они не лучше, хотя пытаются примерить новую рубашку, не снимая старой. Создать некий суррогат демократии, под управлением одной лидирующей партии.

Как бы там ни было, деньгами я разжилась, и весьма не плохими, хотя вся эта операция и потребовала, почти год на подготовку и разработку. С тупорылыми террористами лучше быть максимально осторожной. С них станется взорвать самолёт, если они узнают, что я на нём лечу. Впрочем, на это способны и не только они. Разведки хоть и не любят такие методы, но иногда к ним прибегают. В любом случае, ни кто так и не узнает, кто и куда умыкнул денежки. А миру от этого и лучше. Нет денег, нечем оплачивать теракты. А мне домик на берегу моря, и финансовая свобода.

Послышался шум подъезжающей машины. Я вышла на крыльцо. Вдали плавно закрывались ворота. Говоря про то, что я купила небольшой домик, я имела ввиду, что купила двухэтажную виллу, с приличным участком земли. И с охраной, которую отбирала и проверяла лично. Тайга ещё не знала о моём приобретении, потому что я не собиралась оставлять эту виллу себе. Для нас с ней, я присмотрела другую, в более живописном и уютном месте. Там Тайге действительно понравится. А эта была куплена для гостей. Как насчёт того, что я раскрывала местоположение этого дома перед ЦРУ? Американскую разведку из Японии я вытурила, а всё остальное не имеет значения, к тому времени, когда они сориентируются на местности, и что-то смогут предпринять, меня уже здесь не будет.

Машина, шурша колесами, подъехала к дому. Шофёр вышел и открыл дверь. Первым вылез из машины полковник, за ним его жена и сын, последней выбралась Ая. Давненько я её не видела.

— Как долетели? — поинтересовалась я.

— Спасибо, хорошо — ответил Удо.

— Прошу в дом — сказала я, жестом приглашая гостей войти.

Когда мимо меня проходил Тод, я наклонилась к его уху и прошептала:

— Там за домом есть шикарный бассейн с горкой, он в твоем полном распоряжении.

Тод, взглянул на маму.

— Только осторожно — сказал она.

— Не беспокойся Лора, за ним присмотрят — успокоила я её.

Горничные развели гостей по комнатам, что бы они могли переодеться и привести себя с дороги, в порядок. Что бы Тоду не было здесь скучно, я прикрепила к нему молодого охранника, в задачу которого входило не столько охранять паренька, сколько развлекать его. Очень скоро, раздался воинственный кличь Тода и всплеск воды в бассейне. Я прошла в гостиную, куда скоро вышли и мои гости. Первой появилась Ая. Она явно чувствовала себя виноватой, но не знала с чего начать разговор.

— Здравствуй, любимая лгунья — приветствовала я её.

— Прости меня — сказала Ая, присаживаясь рядом — Я виновата перед тобой.

— Думаю, ты уже не раз проигрывала наш с тобой разговор, и мои варианты ответов. Так что, будем считать, ты ужа всё сама себе сказала, и всё что хотела выслушать, уже выслушала. Если ты думаешь, что я стану, тебя обвинять, или скажу, прощаю, и мы обе сделаем вид, что всё забыто, то ты ошибаешься. Нельзя, в одну и туже реку, войти дважды. Нужно просто идти дальше. Так что, освободить от прошлого, и просто живи дальше, не повторяя прежних ошибок.

— Спасибо — прошептала Ая, на её глазах появились слёзы.

Я вынула платочек, и промокнула её глаза. Что не говори, а эта женщина сделала для меня многое. Даже в чём-то заменила мне мать. Не по её вине я оказалась, такой, какая я есть, но благодаря ей, я стала женщиной. Этого нельзя откинуть, нельзя забыть и вычеркнуть из жизни. Это моё прошлое, хочу я этого или нет. И мне тоже нужно откинуть прошлое, и двигаться вперёд.

В комнату вошёл полковник с женой.

— У вас неплохой дом — сказал он.

Наверняка, уже оценил его стоимость и прикидывает, где я взяла столько денег.

— Спасибо.

— И давно вы здесь живёте?

— Нет, я приобрела его совсем недавно.

А отдых с ними будет интересным. Игра, кто кого перехитрит, и что сможет выяснить.

— Хотите чаю? — предложила я — У меня есть совершенно потрясающий и редкий сорт.


Ещё в самом начале, Лиза дала всем четко понять, что любая попытка сфотографировать её, или связаться со спецслужбами, очень сильно её огорчит. Вот и понимай, как хочешь, в чём может выразиться её огорчение. Они на территории другой страны, под охраной и наверняка у неё есть на каждого из них полное досье. К тому же, у полковника здесь семья, сильный якорь. Лишний раз подумаешь, прежде чем предпримешь опрометчивое действие. Охраны столько, что даже спецоперация, их не спасёт. Хотя охрана профессиональная, её не видно и в глаза не бросается, но она есть. Удо ощущал их спинным мозгом, как ни как сам был разведчиком. Но в свободе их не ограничивали. На второй же день, Лиза забрал женщин на шопинг. Их не было целый день, а вернулись счастливые и довольные.

— Лиза такая прелесть — воскликнула Лора, демонстрируя покупки своему мужу.

Удо профессиональным взглядом оценил сумму покупок, и присвистнул. Сумма выходила немаленькая. Где она взяла столько денег? Хотя с её талантами, она могла взять их, откуда угодно, странно, что наши разведка ничего не засекла. Ни какого нездорового всплеска в бизнесе, и даже среди криминальных структур, всё было в норме, ни тебе громких и идеальных ограблений, ни нездоровых операций. Подойти спросить, вряд ли ответит. Но ведь интересно.

— А как у Аи с Лизой? — поинтересовался полковник.

Лора задумалась.

— По-моему всё нормально. Общаются как две старые подруги — ответила она.

Уже что-то. Надо налаживать контакт, хотя хоть убей, не знаю чем её привлечь на нашу сторону. У неё есть всё.


Дни проходили за днями, а никакого прогресса полковник не наблюдал. Все только и делали что отдыхали. Лиза была постоянно с ними и была совершено спокойна. Постепенно и сам полковник расслабился и стал получать удовольствие от роскошного отдыха. Море здесь была тёплым, а когда они шли плавать, на берегу неизменно дежурило два спасателя, а в море, в отдалении курсировала моторная лодка. Видимо Лиза не хотела повторения ситуации, и на всякий случай перестраховывалась. Всё это было нужно не для неё, а для её гостей, сама она могла ставить олимпийские рекорды, по пять штук на дню. Даже сейчас она продолжала тренироваться и держала себя в форме. Когда первый раз полковник увидел её спокойно лежащей на дне бассейна, он даже непроизвольно дёрнулся её спасать, но затем увидел Аю, сидящую рядом в шезлонге с секундомером, спокойно нежащуюся под лучами солнца.

— Она молодец — чуть приоткрыв глаза и повернув голову в сторону полковника, сказала Ая — Довела своё время до шестидесяти минут.

Удивить полковника было сложно, но как оказалось можно.

— Как ваши отношения? — спросил он.

Ая пожала плечами.

— Я об этом не задумываюсь. Просто живу.

Странный ответ для агента спецслужб. Словно прочитав его мысли Ая пояснила.

— Я только сейчас поняла, насколько, всё это время, мне её не хватало. Знаете полковник, у меня ведь никогда не было детей. В молодости не получилось, а потом оказалось, что уже и не могу их иметь. Я потому и семью не стала создавать, смысла в ней не видела. Посвятила всю себя работе. Когда появилась Лиза, я тоже поначалу воспринимала её как свою работу, и сама не заметила как её полбила. К сожалению, поняла я это, только когда её потеряла. Сейчас я рядом с ней, и мне хорошо.

Неожиданно откровение, даже немного смутило полковника, словно он не нарочно открыл дверь, и заглянул туда, куда заглядывать не должен. В чужой мир чувств, и переживаний. Это напомнило ему и о своей небольшой тайне, которую он скрывал.

— Знаете, она не вернётся — добавила Ая.

— Вы с ней уже говорили? — настороженно спросил он.

— Нет. Я это чувствую. Она создаёт свой мир, мир для себя. Ведь мы у неё всё отняли. У неё была семья, мама, папа, брат, сестра. У неё были друзья, ради одного она даже рискнула жизнью и спасла его. Вы знаете, ведь она даже водителя, до последнего момента, пыталась спасти, а для её возраста это огромное самопожертвование. А мы взяли и отняли у неё весь мир. Но самое плохое, что мы сделали, это попытались сделать из неё, свою игрушку. Этого она нам никогда не простит, и поэтому не вернётся.

Полковник задумался. Вся ситуация начинала выглядеть для него в несколько ином свете. С этой стороны, он на неё никогда не смотрел. Разведка сурова к своим детям, забирая у них всё до последнего, и не давая ничего взамен.

— Я удивляюсь ей и восхищаюсь — продолжила свою исповедь Ая — Другой на её месте озлобился бы на нас и постарался отомстить. А знаний и умений, как мы уже убедились, у неё хватает. Русские послужили нам наглядным уроком. Думаю, она сильно переживала, делая этот шаг, но для неё, он был необходим, что бы показать нам, на что она способна. Ведь только после этого, мы стали воспринимать её, по-настоящему серьёзно. Нам действительно стоило послушать её, и оставить её в покое, как она просила, но мы же, никого, кроме себя не слушаем. Теперь я даже не знаю, что нам делать — вздохнула Ая.

— Но что-то же, ей от нас нужно? Иначе зачем мы здесь? — спросил полковник, устраиваясь в соседнем шезлонге.

— Может это покажется странным, но мне кажется, что ей не хватает семьи.

Интересная мысль, но как тогда в эту картину вписываюсь я, подумал Удо. Неужели она хочет, что бы я заменил ей отца?

— Вот только, что ей нужно от вас, я понять ни как не могу — озвучила Ая его мысли — Но то, что, что-то нужно, это точно.

Ая взглянула на секундомер. Встала и подошла к краю бассейна. Присев, окунула руку с секундомером в воду, показывая, что контрольное время пройдено. Лиза оттолкнулась от дна и всплыла. Когда она вынырнула, она задышала ровно и спокойно, словно и не провела под водой целый час. Поразительная способность. Удо невольно задумался, на что будет способна даже дюжина таких агентов. Страна, которая будет обладать такими людьми, будет доминировать над всем миром. Шпионы, солдаты, учёные. Этот мутаген способен оказать огромное влияние на все эти сферы деятельности. Но во что он превратится в плохих руках? Понятное дело, что люди, подвергшиеся его воздействию, не станут сразу суперменами, они всего лишь обретут больший потенциал. И только обучив их, можно будет раскрыть его полностью. Лиза, выбралась из бассейна. Удо невольно залюбовался ей. На ней был достаточно простой, можно даже сказать скромный купальник, не такой, какие сейчас предпочитают молодые девушки. Вроде пары верёвочек, и небольших треугольничков. Лиза не стремилась шокировать публику, вместо этого, она старалась подчеркнуть свою красоту. И это у неё получалось. Лиза взяла полотенце, и обернув им волосы, ушла в дом. Ая вернулась в свой шезлонг.

— А почему она превратилась в девушку? — спросил полковник.

Про мутаген он знал только общие моменты, вроде того, какими способностями он наделял человека.

— Мы, до сих пор этого незнаем. На самом деле Лиза была не первой, кто подвергся его воздействию. Были и другие образцы, но она единственный удачный. Все остальные мутировали настолько, что переставали быть, даже близко, похожими на людей. Она единственная кто осталась человеком. Мы долго изучали её, и пришли к выводу, что это связано с её личным геномом. И хотя в результате мутации, он был полностью изменён, на начальной стадии, он оказал необходимое воздействие.

— И сколько было образцов? — осторожно спросил полковник.

Эта информация наверняка шла под грифом: перед прочтением, сжечь. Но раз уж Ая сама об этом заговорила, узнать, побольше не помешает.

— Я не знаю — немного с грустью ответила Ая — Мутаген постоянно совершенствовали, а самый последний образец, даже попытались похитить. Я попала в эту лабораторию всего на два месяца раньше, чем всё это произошло. Там был один учёный, гений в своём деле. Он и похитил его, видимо до него, наконец, дошло, что он изобретает. С материалами следствия я незнакома, так что не могу рассказать, как всё произошло. Но в результате у нас на руках оказалась Лиза, и несколько унций мутагена. Фактически все исследования пришлось начинать с самого начала, хотя и не с нуля. Мы долгое время опасались, что с Лизой будет тоже, что и со всеми остальными. Но когда поняли, что она всего лишь поменяла пол, решили двигаться дальше. Провели ряд тестов и исследований, и поняли, какими способностями она обладает. Тогда наверху решили, что будет неплохо сделать из неё суперагента.

— И сделали — весело добавила Лиза, выходя из дома. Она переоделась, теперь на ней был лёгкий халат, который она запахивала на ходу. Удо, успел увидеть красивое нижнее бельё, на которое она сменила купальник. Лиза подошла и устроилась в кресле под зонтиком. Её волосы уже были высушены и расчёсаны. Они, золотым дождём падали ей на плечи.

— Ты всё слышала? — спросила Ая смущаясь.

— У меня очень хороший слух. Я даже слышу, о чём сейчас разговаривает Лора со своим сыном.

Удо удивлённо посмотрел на Лизу. Лора с Тодом, были на берегу моря, в двухстах метрах от них. Шум моря не заглушал только громкие крики мальчика резвившегося на берегу, но услышать простую речь, на таком расстоянии… это поразительно.

— Извини — сказала Ая.

— Не переживай. Я знаю даже больше того, что ты сейчас рассказывала полковнику. Не забывай, ведь я читала все документы — с улыбкой сказала Лиза — И знаю, что ты невиновата в том, что со мной произошло. Я была обречена, как только хлебнула этот мутаген. Но истина в том, что даже вы так и не поняли, как он действует, всё чего вам удалось добиться, это расшифровать его формулу. Вы даже не попытались его воспроизвести.

Из дома вышла служанка и принесла прохладный сок. Лиза поблагодарила её, и, взяв бокал, отхлебнула. Повернувшись к Удо, Лиза продолжила повествование:

— Проект практически заморозили, до тех пор, пока не будут выяснены все последствия воздействия мутагена. По сути дела, теперь весь проект был сосредоточен на мне, что бы выяснить, как получить такой же результат. Этих данных так получить и не удалось. Что в моём геноме было такого, что оставило меня человеком, пусть и, изменив мой пол, учёные так и не поняли. Что бы это выяснить, нужно или хорошо знать сам геном человека, или экспериментировать на людях. Первое, пока до конца не раскрыто, а второе, не прошло одобрения сверху. В итоге проект был свёрнут, и разведка сосредоточила свои силы на использовании того, что было в их распоряжении, то есть меня. Но я их обманула и сбежала — с улыбкой подвела итог Лиза — Вы спросите, для чего же, тогда нужны эти документы? Всё просто, они хотят возобновить проект. Но одних документов им мало, им нужна я, желательно живая, и на коротком поводке. Хотите знать, что они сделают, когда я вернусь? Они, засунут меня в колбу, подключат искусственное жизнеобеспечение и будут исследовать, пока я не умру от старости. И даже если они раскроют мою тайну, на волю, они меня уже никогда не выпустят. Доверие разведки можно потерять только один раз в жизни.

В словах Лизы был свой резон. Удо задумался. Лиза подозвала служанку и попросила принести её ноутбук. Служанка ушла. но очень быстро вернулась. Лиза открыла ноутбук, и нашла там какие-то документы.

— Вот полковник, можете почитать. Это секретные документы о возобновлении проекта — сказала она, разворачивая ноутбук в сторону полковника.

Удо поднялся с шезлонга и пересел в кресло рядом со столом. Одного взгляда хватило, что бы на его лице, уже второй раз за день, промелькнуло удивление.

— Не удивляйтесь полковник, я давно уже взломала ваш сервер, и скачала оттуда всё, что только у вас там было.

Её улыбка была как у ребёнка, который нарисовал красивый рисунок, и теперь показывал его своим родителям.

— Я же говорила, что она умница — с гордостью в голосе сказала Ая.

Полковник углубился в изучение документов. Открывающаяся ему картина была именно такой, какой её обрисовала Лиза.

— Я оставлю вам компьютер, полковник, можете изучать всё, что там есть — сказала Лиза, вставая — Ая, не хочешь прогуляться к морю, думаю, полковнику мы сейчас будем только мешать.

— С удовольствием — сказала Ая, поднимаясь с шезлонга — Только накину что-нибудь.

Обе женщины ушли в дом, и вскоре рука об руку, зашагали к морю.


Удо два дня изучал неисчерпаемое содержимое ноутбука, пока голова не пошла кругом от переизбытка информации. Он знал, что разведка нечиста на руку, но чтобы настолько. Поверить в это было сложно, если бы он сам не прослужил в разведке так долго. Оставалось непонятно только одно, для чего Лиза дала ему всё это? Какую цель она преследовала?

Он сидел у бассейна и, размышляя, наслаждался коньяком. Лиза обеспечила им наивысший сервис.

— Расслабляетесь, полковник? — спросила подошедшая Лиза.

Помяни лукавого, и он появится.

— Стараюсь — лаконично ответил он.

Лиза устроилась рядом с ним в шезлонге.

— Зачем вы показали мне эти документы? — задал он мучавший его вопрос.

Он имел ввиду, не только документы относительно возобновления проекта по мутагену, а вообще все документы.

— Полковник, ведь у вас есть дочь, неужели вы хотели бы, что бы её засунули в банку и исследовали как подопытного кролика? — спросила Лиза.

При этих словах он напрягся. Вопрос застал полковника врасплох. Откуда она знает? Этого нет даже в его досье в разведке, хотя они хвалятся, что знают о своих сотрудниках, всё. Хотя, это не более чем миф, который они старательно культивируют в сознании людей.

— Нет, не хотел бы — честно ответил Удо.

— Вот и я не хочу сидеть в банке, поэтому и не вернусь.

Повисла пауза. Каждый обдумывал что-то своё.

— Сколько вы уже не виделись с Тайгой? Больше года? — спросила Лиза

— Три года — грустно ответил полковник

— Она у вас умница, но ей не хватает любви и ласки её родителей… как и мне — тихо, после паузы, добавила Лиза.

Удо впервые видел искрение проявление чувств Лизы, и это было неожиданно обезоруживающе. Словно, ему показали маленький кусочек, искорку, истинной души. И, теперь, она как кусочек горячей звезды, и в руках жжётся, и выбросить духу не хватает.

— Вы знаете Тайгу? — осторожно спросил он.

— Знаю, и гораздо лучше вас — с упрёком ответила Лиза.

Боже, она просто держит его, за всё дорогое, что у него есть.

— Понимаете Лиза, не всё так просто, моя новая семья…

— Я, понимаю — перебила она его — Но вам бы следовало потратить, немного усилий, что бы изменить ситуацию. Она любит вас и ей не хватает вашей любви. А вы упорно думаете, что она не уживётся в вашей новой семье. Типичная ошибка всех мужчин. Я знаю, что характер у неё не сахар, но она чуткая и ранимая девушка.

Полковник судорожно взглотнул. Лиза не просто посыпала его старую рану солью, она делала ему вскрытие, причём без наркоза.

— Ведь вы даже не пытались попробовать. Только не говорите, что это не так, поверьте, я знаю, что я говорю.

Удо угрюмо молчал, в словах Лизы была неприглядная правда. Лиза встала и ушла, оставив полковника наедине со своими мыслями. Дочь. Новая семья. Он и сам бы хотел это сложить, но эти вещи казались ему несовместимыми. Как вода и масло, они расслаивались, а он оставался где-то посередине. Хотя нет, он бросил дочь, и выбрал новую семью. Проявляя о ней заботу, выражающуюся в оплате учёбы, и содержании, он до сих пор считал, что выполнил свой отцовский долг. Но Лиза, показала ему то, что он упустил. Что нельзя заменить деньгами, и не восполнить редкими письмами. Она показала это на себе, дав ему увидеть, как ей самой не хватает того, чего он лишил свою дочь. Но у Лизы уже не было шанса получить отцовскую любовь. Это было то, что у неё отняли безвозвратно. Но, он. У него ещё был шанс, и она даже предложила ему помощь, хотя и не сказала это открыто. Это прозвучало между строк, в звуке её голоса, в вибрации её души. Тонкая и незримая нота, на грани человеческого слуха.


Они прогуливались по берегу моря. Был вечер. Тёплый летний вечер, когда с воды тянет приятной прохладой, а над водой, с криками, летают чайки. Тод бегал в полосе прибоя, играя с Лизой в салки. Последнее время мальчик сильно привязался к Лизе. Она всегда находила время поиграть с ним, или научить чему-нибудь новому. Правда, не всё чему она учила его сына, было ему по душе, но запретить ей, он этого не мог. Одно то, что она научила Тода вскрывать простейшие замки, вызывало настороженность.

— Полковник, вы уже задумывались над тем, что вас ждёт по возвращению? — спросила Ая.

Полковник нахмурился. О возвращении лучше не думать. Он мог вернуться только с победой, но вот только этой победы, уже не хотел. Что его ждало по возвращению? Внутреннее расследование. Скорее всего, понижение в звании. Возможно даже обвинение и трибунал. Вопрос только в том, насколько плохие новости он привезёт назад. А новости он привезёт просто гадкие. Одно то, что все данные их разведки украдены, и находятся в руках неконтролируемого ими человека, заставит поседеть многих генералов. Его наверняка обвинят в том, что он не смог ликвидировать этого человека, хотя находился на расстоянии вытянутой руки от него. Даже больше, жил с ней в одном доме больше двух недель. И ведь им не докажешь, что она, тебя самого, на хлеб намажет, и съест не моргнув глазом. Да, уж, перспективы будущего были все в серых тонах. И это даже если думать только о себе, а ведь он мечтал дать своему сыну хорошее образование, да и на образовании Тайги, тоже тогда будет поставлен крест. А что будет с Лорой?

— Ничего хорошего, это точно — ответил он — И я не могу даже просить её вернуться. Она спасла жизнь моему сыну и мне, а чем я отплачу? Тем, что помогу посадить её в банку, что бы наши учёные ставили над ней опыты? Я так не могу.

— Знаете, однажды, ещё в учебном центре, была занятная история. Лиза повздорила с группкой учеников. Они решили ей отомстить, но сделали это глупо, и она всё обернула против них. Мы тогда использовали эту историю, как тест для неё и она прошла его блестяще…по меркам академии. Какое-то время, я думала, что так и должен поступать каждый разведчик. Следуя только правилам, без личных эмоций и чувств…Теперь я так не считаю.

— И когда вы изменили своё мнение? — полковник внимательно посмотрел на Аю.

— Когда проснулась на корабле, и поняла, что она сбежала, а я жива. Я бы на её месте, утопила бы корабль и всю команду, но она лучше меня, и меня это радует…А когда вы поняли, что не сможете её предать?

— В полной мере, только здесь.

— Скажите, а вы бы поехали сюда, зная о возобновлении проекта, и планах разведки, на Лизу?

— Нет.

— Тогда задумайтесь, почему она не сказала вам об этом до поездки, ведь она уже тогда всё знала.

Полковник задумался. Сложная дилемма.

— А вы как думаете? — спросил он Аю.

Ая загадочно улыбнулась.

— Нет, полковник, не выйдет. Ответ на этот вопрос вы должны найти сами…Я его уже нашла.


Я попросила позвать ко мне полковника и Аю. А сама устроилась в кресле, в гостиной. Вскоре вернулась служанка, а за ней вошли Удо и Ая. Я жестом предложила им сесть.

— Принеси нам, пожалуйста, чаю — распорядилась я.

— Что-то случилось? — встревожено спросила Ая.

Я сделала жест, прося помолчать. Всё по порядку.

Принесли чай.

Я отпила глоток, поставила чашку, и достала четыре конверта. Два белых, два голубых. Положила их на стол перед каждым. Но жестом велела пока их не трогать.

— В этих конвертах, ваш выбор. В белых обратные билеты в Америку на завтра, в голубых, новые паспорта и кредитные карты, с сумами достаточными для спокойного и безбедного проживания. Моё решение вы знаете, я ещё раз его озвучу, назад я не вернусь, потому, что не хочу быть подопытным кроликом. Что бы вы имели полную картину того, что ждёт вас по возвращении без меня, вот документы, которые уже подготовило ваше начальство.

Я положила пачку распечатанных документов перед ними.

— Скажу сразу, что ваше исчезновение, если вы выберете его, полностью подготовлено и спланировано. Искать вас не будут, потому что официально вы все будите мертвы. Разведке будут предоставлены все необходимые доказательства, что бы они в это поверили. Теперь выбор за вами.

Ая даже не колеблясь, взяла голубой конверт.

— Я всё равно не собиралась возвращаться, я хочу быть с тобой Лиза.

Полковник задумался. Чувство долга колебалось в нём с чувством самосохранения.

— Ты не хочешь рассказать всё? — спросил он.

Какой хитрый. Нет, ты вначале выбери. Я покачала головой, указав на конверты. Он что-то прикинул в уме, и тоже выбрал голубой конверт.

— А теперь рассказывай — потребовал он.

— Сперва закончим с этим делом. Итак, полковник, отныне этот дом ваш, а на вашем счету лежит очень приятная сумма денег, достаточная для безбедного проживания. Так что, теперь не вы у меня в гостях, а я у вас — как всегда, с милой улыбкой, сказала я — Ая, мой дом, в твоём полном распоряжении, но если ты хочешь, я куплю тебе собственный.

— Если я тебя не стесню, то я хотела бы жить с тобой.

— В таком случае, это мы обсудим позже.

— Так что всё-таки стряслось — настаивал Удо.

Я вздохнула. Первый этап закончен. Это дело можно считать закрытым. Спросите, уверена ли я в их лояльности? Да уверена. С Удо я буду связана через Тайгу, а Ая… я для неё как дочь, потерять меня второй раз, она не захочет.

— Вначале немного предыстории — я отхлебнула чай — Около полугода назад, я организовала небольшую финансовую помощь своей семье. Всё было оформлено под видом небольшого наследства от дальнего родственника. Благодаря этому, моя сестра смогла поехать учится в Англию, а брат открыл небольшое дело и женился. Родители, тоже могли вести вполне приличный образ жизни. Ради их безопасности я с ними не контактировала. Это вы знаете и знаете почему. А теперь, что произошло.

Мои собеседники обратились в слух, полковник даже подался вперёд.

— Генерал Джереми Стоун, видимо решил, что вас слишком долго нет, вестей от вас никаких, а я по-прежнему на свободе. И он решил показать, что у вашей разведки тоже есть зубы. ЦРУ, сфабриковало дело против моих родных, обвинив их в шпионаже в пользу России. Вот документы — я достала ещё одну папку документов и протянула полковнику.

Он раскрыл и, бегло проглядев документы, кивнул, разрешая мне продолжать. Документы он отдал Ае. Я дождалась, когда она тоже ознакомится с ними, и продолжила.

— Родителей арестовали. Сделали это публично, что бы это точно дошло до меня. Но они перестарались. Мои родители очень трепетно относятся к своей репутации. О них можно сказать что они, правильные и порядочные люди. В камере отцу сало плохо с сердцем, заметили это, только тогда, когда уже было поздно. Ко всему прочему, у них хватило глупости сказать, о смерти отца, моей маме. У неё и так здоровье было не очень. Моя мнимая смерть подорвала его ещё больше, а смерть отца, её убила.

Ая ахнула, а полковник выругался сквозь зубы. Я уже выплакалась раньше, там, где меня ни кто не видел. Что не говори, а свои слёзы, я как бывший парень, предпочитаю не показывать. Теперь осталась только решимость действовать, и холодная ярость расчёта. Это были мои родители, я их любила и пусть я была с ними разлучена, моя любовь к ним, от этого не стала меньше. А эти гады их убили. Теперь им не будет пощады.

— Что ты намерена делать? — осторожно спросил Удо.

— На первом этапе, организую вашу и мою смерть, а вы мне в этом поможете. Многого от вас не потребуется, всего один звонок вашему начальству с радостной новостью, что я сдалась, и мы вылетаем в Вашингтон.


Всё было продумано до мелочей. Тела с подменой данных на сервере ЦРУ, чтобы патологоанатом установил необходимые нам личности. Личные вещи, даже украшения, что бы ни у кого даже сомнений не возникло. С трупом Лизы, они использовали самый простой способ. Нашли мёртвую девушку, максимально похожую на неё. Поскольку её данных у ЦРУ, не было, то они надеялись, что "подлинность" остальных трупов, докажет, что неизвестная девушка это и есть Лиза. Они стояли у самолёта, готового к взлёту. Вести его должен был один пилот, который позже покинет его на парашюте. В обломках самолёта, найдут тела подставных пилотов, данные на которых тоже были сфабрикованы заранее. Удо, взял свой телефон, и набрал номер босса. Звонок наверняка попробуют отследить, но это ничего им не даст. Они находились в Токийском аэропорту, и не собирались этого скрывать. Даже специально сделали так, что бы оставшиеся агенты, их заметили.

— Генерал Стоун. Лиза у нас, мы возвращаемся…Летим чартерным рейсом…Нет, агентов с собой взять не можем. Я контролирую ситуацию. Встречайте.

Удо отдал мобильник Лизе, и она, зайдя в салон, положила его в карман пиджака, на одном из трупов. Выходя из салона, она кивнула пилоту. Он завёл двигатели. Самолёт вырулил из ангара и двинулся к взлётной полосе. Немного постоял, ожидая разрешения на взлёт, и птицей взмыл в небо.

— Дорого мы тебе обходимся — сказал полковник, обращаясь к Лизе.

— Не беспокойтесь, я компенсирую свои расходы, за счёт ЦРУ — уверенно сказала Лиза.

Кто бы сомневался. Скоро там будет такой кипишь, что никто и не заметит пары исчезнувших счетов.

— Хорошо, теперь возвращайтесь, и отдыхайте, дальше я сама — сказала Лиза.

— Береги себя — сказала Ая, крепко обнимая её.

— Поосторожнее там — сказал полковник.

— Всё будет хорошо — уверенно сказала Лиза.

Полковник с Аей, сели в машину с тонированными стёклами. Их должны был отвезти на небольшой аэродром на окраине Токио, откуда они вылетят домой. А Лиза, изменив себя до неузнаваемости, отправилась в Америку.


Я издали смотрела, как наш самолёт, на котором якобы должны были быть мы, заходил на посадку. Рассчитать маршрут маленького самолётика, так, что бы я на простом самолёте оказалась в аэропорту на пару часов раньше, не составило труда. Теперь я наблюдала, как его встречали. Пожаловал сам генерал Стоун, собственной персоной. Надо же какая я важна, что он ради меня, оторвал свою жирную задницу, от своего мягкого кресла.

Маленький самолётик шёл ровно, красиво, как ему и полагалось. Прибор беспилотного управления, хорошая вещь, а если его и хорошо заминировать, то от него ничего не останется. Два пилота, находящиеся сейчас за сотни километров отсюда, вели самолёт к гибели. Всё было продумано и срежиссировано. Всё, плоть до последних реплик и роковой поломки управления. Вот, самолёт неожиданно клюнул носом вниз и буквально упал на бетонную полосу. Вспыхнул. Проехал по инерции около сотни метров и взорвался. Взорвался красиво, эффектно, как в кино. Рядом со мной от ужаса закричала женщина. Народ бросился к окнам, спеша увидеть феерическое зрелище. Ни что не привлекает народ так сильно, как вид смерти и чужого горя. Я снимала всю посадку и катастрофу, вплоть, до момента, когда приехали пожарные и стали тушить упавший самолёт. Дальше уже снимут киношники, которые уже налетели на новость, как мухи на говно. Продавать свою съемку я не собиралась, скорее, снимала для личной истории. Как ни как моя смерть, дубль два. Спрятав камеру, я отправилась в город. Дел было выше крыши.

Начала я с визита в дом генерала Стоуна. Ничего себе домик. Впечатляет. Куплен явно на не трудовые доходы, но кто же, будет под него копать? Но после того, что я сделаю, будут, и ещё как будут. Сейф. Вскрываем. Что здесь интересного, особо ничего. Добавляем кое-какие материальчики. Осматриваем дом. Больше ничего особого, но мелочь, тут, мелочь, там. Будут искать, найдут, а ты пойди объясни, как она сюда попала, ведь дом то, под сигнализацией и охраной.

Теперь пару дней можно отдохнуть. Два дня на опознание тел, им должно хватить.


Какие пышные похороны. Все в парадных мундирах. Тайно снимаю, что бы потом показать Удо, как его хоронили. А речь, чего стоит речь генерала, о том, каким он был. Я даже прослезилась. Прощальный салют, шапки долой, гроб опускают в могилу. Дальше, по списку похороны его жены и сына, без салюта, но тоже трогательно и с речью. Затем Ая. Честно, четвёртые похороны за день, уже не производят должного впечатления. Те же слова, те же кислые лица. Видно, что все пытаются проникнуться трагичностью момента, но это у них плохо получается. Всем уже всё надоело. Из близких, в лучшем случае друзья. В худшем, сослуживцы, которым пофигу, умер ты или жив. Хотя нет, лучше умер, тогда можно стянуть у тебя со стола, давно приглянувшуюся безделушку, или вовсе занять твой стол или должность. Смерть одних, открывает возможности карьерного роста для других. Чем не повод для радости, пусть и на могиле усопшего. Кому какое дело, до того, что вместе с тобой, умер целый мир. Это ведь твой собственный мир, всем другим он не нужен. И что бы про тебя не говорили сослуживцы, как бы не хвалили, очень скоро, про тебя забудут. Ни кто не будет маяться, или терзать себя безвременной утратой человека, которого даже толком не знал. Жизнь, продолжается, работа тоже.


Ленгли. Знаменитая штаб-квартира ЦРУ. Думается, что проникнуть сюда невозможно. Не знаю, я проникла, и без особых проблем. Я же по всем документам уже давно здесь работаю, и имею самый высокий допуск. Компьютеры это здорово. Особенно когда знаешь как их использовать. Заглядываем в кабинет генерала Стоуна. Нас ненадолго интересует его компьютер, надо кое-что на нём оставить. Ещё подкидываем пару папочек в сейф. Теперь самое весёлое. Находим место по спокойнее, и взламываем сервер ЦРУ. Прямо из Ленгли. Моя цель, как всегда агентура, но я не просто взламываю, я ещё и сдаю её Русским. Прямо от сюда. Затем, сдаём всю европейскую агентуру, и азиатскую. Короче, вариант аля Рашен, только теперь, с Америкой. Теперь уничтожаем некоторые архивные данные, и оставляем нужные нам следы, которые приведут тех, кто ищет, к…генералу Стоуну. В довершение, обчищаем несколько левых счетов, предназначенных для оплаты левых операций. Я же говорила, что всё верну сторицей. Теперь когда до всего докопаются, выяснят, что генерал Стоун работал на Русских. Как самый убедительны аргумент, будет произведённая оплата с одного из русских счетов, предназначенных для оплаты агентов. Сумма оттуда переведена не маленькая, как раз столько, сколько стоят подобные сведенья. Похожие оплаты сделаны и из других стран. В общем, вся картина выглядит так, словно генерал работал на русских, а затем, намериваясь уехать в Россию, продал всю агентуру всему миру.


Когда человек умирает, его квартира уже ни кому не нужна. Туда приезжает команда уборщиков и всё вывозит на свалку. Но этот случай, был иным. Пришла строгая бизнес леди, и заплатила за то, что бы все личные вещи, кроме одежды, были аккуратно упакованы в коробки. Позже за ними пришла машина. Такое бывает, если у людей погибаю родственники, и они хотят оставить себе, о них память.

— А кто здесь жил? — спросил здоровяк из команды уборки.

— Да полковник какой-то. Вроде разбился с семьёй на самолёте — ответил бригадир.

— Печально.


Я встретила Тайгу в аэропорту Лас-Вегаса. Как только она меня увидела, она бросила суки и, подбежав, обняла.

— Хару, как же я по тебе соскучилась.

Я обняла её покрепче. Я тоже скучала, хотя скучать мне было и некогда.

— Пентхаус в самом дорогом отеле ждёт нас — сказала я.

— Тогда скорее туда, я вся просто горю от желания.

Я улыбнулась. Она всегда была такой, яростной и неутолимой. Хорошо всё же, когда её энергия находит мирные способы самореализации.

Я сделала жест, велев водителю подобрать Тйгины сумки, и мы пошли к ожидающему нас лимузину.

— Как мама? — поинтересовалась я.

— Хорошо. Я с ней поговорила. Она была немного шокирована, но поняла меня и пожелала счастья. А ты как? Чем занималась?

Незачем рассказывать ей о гибели моих родителей. Тогда нужно рассказать и многое другое, а я пока к этому не готова. Может быть, потом, со временем.

— Да так, разными пустяками — весело ответила я.


На следующий день, вечером, когда мы обе нежились в огромной ванне нашего номера, я завела давно планируемый разговор. Тайга была расслаблена, довольна и даже удовлетворена. Она сидела ко мне спиной, а я нежно её гладила.

— Тайга, я хочу, что бы ты познакомилась с семьёй своего отца.

— Нечего мне с ними знакомится…Да я даже и не знаю, где они живут — буркнула она.

— Я знаю…Они хорошие люди, и к тому же это твой отец. Он тебя любит.

Тайга развернулась и настороженно недоверчиво посмотрела на меня.

— Да откуда ты его знаешь, он эгоист, думает, только о себе, а на меня ему наплевать.

— Поверь, ему на тебя не наплевать и если ты постараешься, у вас будут хорошие отношения.

— А почему стараться должна только я?

— Я этого не говорила. Стараться будите вы оба, просто вам нужно попробовать…Я прошу тебя. Для меня это важно.

— Почему? Он что для тебя важнее меня?

Тайга начинала заводиться.

— Для меня важна ты, а он важен для тебя, я это вижу…Тайга, просто попробуй. Дай ему шанс.

— Не знаю — недовольно сказала Тайга.

— Хочешь с ним поговорить?

— Он что, здесь? — встревожено спросила она.

— Да. Живёт в одном из номеров этой гостиницы.

Взгляд Тайги стал пронзительно проницательным.

— А ты не хочешь рассказать мне ВСЁ? — спросила она.

Как же она сейчас была похожа на своего отца. Полковник должен гордиться своей дочерью. Я поняла, ей нужно всё рассказать, недомолвками и увёртками обойтись не удастся, и я рассказала. Опуская подробности и мелкие детали, рассказала всё о том кто я, и откуда знаю её отца. Рассказала о своей судьбе и откуда у меня столько денег. О своих необычных способностях и о том, чем я занималась последний год. Рассказала о гибели своих родителей и своей мести. Вначале Тайга слушала немного недоверчиво, но потом всё с большим интересом и доверием.

— …а недавно, я купила для нас с тобой домик. И хочу, что бы ты…вышла за меня замуж — закончила я своё повествование — Поэтому и хочу примирить тебя с твоим отцом. Обещай мне что ты хотя бы попытаешься.

Тайга сидела, открыв рот.

— Ты делаешь мне предложение? — переспросила она, выделяя каждое слово.

— Да — ответила я, смущаясь.

Даже сама не думала, что это так волнующе, и так…трудно. Тайга хлюпнула носом, и со слезами бросилась мне на шею.

— Хару, я люблю тебя.

— Это значит да?! — переспросила я.

Тайга утвердительно закивала головой. Утешения перешли в ласки, и мы, абсолютно счастливые, провели ещё несколько незабываемых часов в ванной.

— Хочешь пообщаться со своим отцом? — спросила я когда мы выбрались из ванной.

— Он, наверное, уже спит.

— Тогда позовём его к завтраку. А сейчас…спать.

Засыпать с Тайгой под боком, было всё равно, что спать с пушистым котенком. Мягким и ласковым.


Полковник присоединился к нам за завтраком. Понятное дело, что встреча отца и дочери, слегка отложила его начало. Что бы Тайга ни говорила, а по отцу она соскучилась. Он был один, его жену с сыном мы побоялись ввозить в Америку. Полковник сам был разведчиком, и если что мог за себя постоять, и уйти от преследования. Да и я бы ему, в крайнем случае, помогла.

— Здравствуйте Лиза, вы как всегда прекрасны — поприветствовал меня Удо.

Полковник всегда был сама любезность.

— Полковник, Лиза умерла, разве вы забыли, теперь меня зовут Харуна — поправила я его.

— О, прошу прощения. От некоторых привычек так тяжело избавится — сказал он с вежливой улыбкой — Я хотел поблагодарить вас, за ниши личные вещи. Это конечно мелочи, но терять их не хочется, сами понимаете память, и всё такое прочее.

— Пустое, полковник. Не стоит благодарности. А как вам ваши похороны? — спросила я.

— Честно говоря, я разочарован. Разведка явно пожалела денег.

Я улыбнулась. Мы сели завтракать. Дальше пошла беседа на личные и отвлечённые темы. Когда не пытаешься вытянуть из собеседника важную информацию, и не пытаешься переиграть его в слова, беседа становится лёгкой и непринуждённой. Ближе к концу, когда все уже выдохлись, завтрак давно закончился, а обед ещё не начался, я сообщила полковнику, приятную новость.

— Мы с Тайгой решили пожениться.

— Пап, правда здорово? — добавила Тайга.

Полковник выглядел несколько растерянным и выбитым из колеи. Такого поворота событий он явно не ожидал.

— Харуна, вы не перестаёте меня удивлять — сказал он — Но, думаю, у меня нет другого выбора, как только благословить вас. Надеюсь, вы сделаете мою дочку счастливой…хотя, кхм… я представлял себе её счастье несколько иначе.

— Полковник, во всём есть и свои приятные стороны. Вам не нужно опасаться, что мы бросим учёбу из-за неожиданной беременности — сказала я шутливо.

— Кстати, я бы был не против внуков, не сейчас конечно, а годиков так через пять. Стоил ли мне в таком случае на них…кхм…рассчитывать? — смущаясь, спросил Удо.

— Безусловно, полковник. Мы обе подарим вам изумительных внучат. Пока у нас в планах по одному с каждой, но аппетит приходит во время еды, так что, эта цифра, скорее всего не окончательная — сказала я — Но, вначале, закончим универ.

Тайга слушала наш разговор смущённая и притихшая. Что бы так по-деловому обсуждали такие проблемы, она ещё не привыкла.


Известие о нашей свадьбе все остальные восприняли спокойно.

— Я догадывалась, что ЭТО, ты в себе никогда не сможешь изменить — сказала Ая — Как бы ты не старалась.

Под ЭТО, она подразумевала мою сексуальную направленность. Где-то в душе, я всё ещё оставалась парнем, хотя уже и не воспринимала себя подобным образом.

— А как тебе моё новее имя? — спросила я.

— Звучит красиво…Харуна — Ая попробовала моё новее имя на вкус — А что оно значит?

— Весна.

— Тебе подходит.

— Я знаю.


— Ух, ты у меня теперь будет целых две сестрёнки — воскликнул Тод.

Я сдружилась с этим сорванцом. Мне было легко найти с ним общий язык, ещё недавно я сама была такой же как он. Я знала, что ему интересно, что его увлечёт, и что понравится. Когда я была рядом с ним, я словно возвращалась в своё собственное детство. И даже сама немного становилась парнем, но лишь немного, ровно настолько, что бы это облегчало наше общение.

Лора просто пожелала нам удачи и счастья.


Мы нашли страну, где были разрешены однополые браки и устроили там свадьбу. Вначале я думала одеть мужской костью, и побыть в роле жениха, но Ая отговорила меня.

— Ты так красива, ты просто обязана быть в подвенечном платье.

В итоге, мы обе были невестами. И я и Тайга. Платья мы выбрали себе разные. Каждое шилось индивидуально и по особому фасону. Результат получился сногсшибательный. Милый священник нас обвенчал, назвал нас…женой и…женой…интересно, а кто в таком случае главный? Неважно. Сами разберёмся. Если люди любят друг друга, и хотят быть вместе, всё остальное только формальности. На свадьбу мы пригласили всех своих друзей. Народу вышло всё равно немного, но мы отыгрались на качестве. Венчались мы в Европе, а праздновали в Дубае. Друзья были в шоке. Ни кто даже не подозревал, какими средствами я располагаю. Милая красивая девушка, приезжающая в универ на Фольксвагене. На медовый месяц, вернее остаток каникул, месяца там не выходило, мы улетели в свой дом на берегу моря. Но через три дня нам стало там скучно, и мы перебрались в гости к отцу Тайги.


— Что будешь делать дальше? — спросил полковник, облокачиваясь рядом со мной на перила балкона.

— Учиться. Ёще лет пять как минимум — сказала я.

— А потом?

— Потом, и посмотрим. Развлечение я себе всегда найду.

— Я в этом не сомневаюсь — улыбнувшись, сказал полковник Удо.


Pol Neman


30.03.2009


Оглавление

  • Pol Neman Я хочу быть с тобой…