КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405188 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 146380
Пользователей - 92069
Загрузка...

Впечатления

lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +5 ( 7 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
загрузка...

Вглядись в его лицо (fb2)

- Вглядись в его лицо (пер. А. В. Кровякова) (и.с. Мастера остросюжетного романа) 1.23 Мб, 323с. (скачать fb2) - Лиза Скоттолини

Настройки текста:



Лиза Скоттолини Вглядись в его лицо

Посвящаю моей любимой дочери

Откуда ты, прелестное дитя?
Я побывал везде, теперь попал сюда.
А глазки синие — откуда?
От неба это чудо.
Джордж Макдоналд.
Страна Северного ветра

Где ты был, мой голубоглазый сынок?

Боб Дилан.
Тяжелый дождь

1

Прижимая к груди почту, Элен Глисон отпирала парадную дверь, как вдруг кое-что привлекло ее внимание. В кипе газет и конвертов она увидела белую листовку с отпечатанными на ней фотографиями пропавших детей. Как ни странно, один из разыскиваемых малышей показался ей очень похожим на ее сына. Она разглядывала снимок, с усилием поворачивая ключ. Замок заело — наверное, из-за стужи. Машины и детские качели завалило снегом; ночное небо по цвету напоминало подмороженную чернику.

Элен все никак не могла отвести взгляда от белого листка. Крупный заголовок: «ВЫ ВИДЕЛИ ЭТОГО МАЛЬЧИКА?» Сходство малыша, изображенного на снимке, и ее сынишки казалось просто сверхъестественным. Такие же широко расставленные глаза, вздернутый нос, кривоватая улыбка. Может, все дело в освещении? Элен купилась на рекламу, утверждавшую, что особое покрытие светильника на крыльце отпугивает мошкару. На самом деле в теплую погоду мухи и комары вовсю роились возле лампы и весело желтели в ее ярких лучах. Элен поднесла снимок ближе к глазам, но ничего не изменилось. Два мальчика могли бы быть близнецами.

Как странно, подумала Элен. У ее сына нет брата-близнеца. Когда она усыновляла его, ей сказали, что он — единственный ребенок.

Разозлившись непонятно на что, она подергала ключ туда-сюда. На работе выдался трудный день. Скорее бы попасть домой! И кроме того, непросто удержать в руках одновременно дамскую сумку, кейс, кипу газет и писем, извлеченных из почтового ящика, и коробку с едой из китайского ресторана. Ноздри Элен уловили аромат свиных ребрышек под соевым соусом. У нее заурчало в животе, и она возобновила атаку на дверь.

Наконец замок подался, дверь распахнулась, и она почти вбежала в прихожую. Почту и сумку швырнула на столик у двери, сбросила с себя пальто и блаженно потянулась. В гостиной тепло и уютно. На окне — тюлевые занавески; диван в красно-белую клетку так и манит присесть, а еще лучше — прилечь. Обои украшены трафаретными рисунками в стиле кантри: коровами, сердечками. Возможно, кое-кто считает, что все журналисты обожают интерьеры в стиле хай-тек, но Элен вполне по душе пришлись немудрящие сердечки и коровки. Пластмассовый ящик для игрушек набит плюшевыми зверьками, детскими книжками с яркими картинками и фигурками из «Макдоналдса». Да, обстановка явно не подходит для фото в журнале «Дом и сад»!

— Мама! Смотри! — К ней бросился Уилл с листком бумаги в руке. Непослушная челка лезла малышу в глаза.

Элен тут же вспомнила снимок пропавшего ребенка. Сходство сына с неизвестным мальчиком снова поразило ее, но теплая волна любви растворила тревогу.

— Здравствуй, милый!

Элен раскрыла объятия, и Уилл ткнулся ей лицом в колени. Она подхватила сынишку на руки, поцеловала его в теплую шею. От Уилла пахло, как всегда, овсяными хлопьями и еще чем-то сладким, скорее всего душистым пластилином, кусочки которого прилипли к его комбинезону.

— Ух ты, мам, какой у тебя нос холодный!

— Он замерз и просит, чтобы кто-нибудь его пожалел.

Уилл засмеялся, заерзал, вырвался и показал ей рисунок:

— Смотри, что я нарисовал! Это тебе!

— Ну-ка, посмотрим! — Элен спустила сынишку с рук и взяла из его рук лист бумаги.

Лошадь пасется под деревом. Карандашный рисунок явно превосходит возможности трехлетнего малыша. Уилл — не Пикассо; кроме того, больше всего он любит рисовать грузовики, а не животных.

— Просто здорово! Замечательно! Большое тебе спасибо.

— Элен, добрый вечер! — Из кухни, приветливо улыбаясь, вышла няня, Конни Митчелл.

Невысокая, добродушная и очень уютная Конни напоминала Элен белую пастилу. Сегодня сходство подкреплялось еще и белоснежным фирменным свитером с эмблемой Пенсильванского университета. Конни выпустила свитер поверх широких, удобных джинсов, заправленных в сапожки из овчины. В уголках глаз — «гусиные лапки», в каштановых волосах, собранных в конский хвост, мелькает седина. Конни уже немолода и иногда явно утомляется, но это не мешает ей всегда быть бодрой и веселой.

— Как прошел день? — поинтересовалась Конни.

— Ох, даже не спрашивайте. А у вас как?

— Просто отлично, — энергично ответила Конни, и Элен в очередной раз поздравила себя с таким подарком судьбы. До Конни она сменила немало нянь и сиделок и знала: нет ничего хуже, чем оставлять ребенка с человеком, который вечно всем недоволен.

Уилл, по-прежнему взволнованный, размахивал рисунком:

— Я его сам нарисовал! Сам!

— Срисовал через кальку из книжки-раскраски, — тихо пояснила Конни, подходя к шкафу и снимая с вешалки свою теплую куртку на меху.

— Не срисовал, а сам нарисовал! — Уилл воинственно насупился.

— Да-да. Ты у меня просто молодчина! — Элен погладила сынишку по мягким, шелковистым волосам. — Кон, как прошел урок плавания?

— Замечательно! — Надев куртку, Конни ловко выправила конский хвост поверх воротника и взяла большую сумку со своими вещами. — Он плавал как рыбка. Уилл, расскажи маме, как хорошо ты сегодня плавал без доски!

Уилл смерил няню мрачным взглядом исподлобья. Такие мгновенные перепады настроения типичны для малышей и людей, страдающих маниакально-депрессивным психозом.

Конни застегнула «молнию» на куртке.

— А потом мы с тобой занялись рисованием, да? Ты вспомнил, что мама любит лошадей.

— Я сам нарисовал! — капризно повторил Уилл.

— Милый, мне очень нравится твой подарок. — Элен надеялась погасить скандал в зародыше. Малыш не виноват, он просто устал. В наши дни у трехлетних детишек о-го-го какие нагрузки. Она повернулась к Конни и уточнила: — Он ведь не спал днем?

— Я уложила его, но он не спал.

— Жаль, — разочарованно вздохнула Элен. Раз Уилл не спал днем, придется уложить его пораньше. Значит, у них почти совсем не останется времени, чтобы пообщаться.

Конни склонилась к Уиллу:

— До свиданья…

Обычно Уилл отвечал в рифму: «Пасть кайманья», но сейчас угрюмо молчал, выпятив нижнюю губу.

— Ну-ка, попрощайся! — велела Элен.

Уилл упрямо замотал головой, отвернулся, стиснул кулачки. Переутомился… Наверное, заснет, как только его голова коснется подушки. Жаль! Элен очень любила читать сынишке на ночь. Ее мать перевернулась бы в гробу, если бы узнала, что Уилл лег спать без книжки!

— Ладно, тогда пока! — сказала Конни.

Уилл набычился и упорно молчал.

Няня тронула мальчика за плечо:

— Я люблю тебя, Уилл!

Элен ощутила укол ревности, хотя и понимала, что для ревности нет оснований.

— Еще раз спасибо, — сказала она, и Конни вышла за порог.

Прихожую наполнил холодный воздух. Элен закрыла за няней дверь и заперла ее на ключ.

— Я сам нарисовал!!! — Уилл разрыдался, выронив свой подарок. Рисунок упал на деревянный пол.

— Да-да, малыш. Давай ужинать.

— Сам! Сам!

— Иди ко мне, солнышко. — Элен потянулась к сынишке и нечаянно задела коробку с китайской едой. Коробка упала на пол, за ней полетела стопка с письмами. Элен кинулась подбирать все с пола, пока контейнеры не выпали из коробки. Взгляд ее снова упал на белый лист с напечатанной на нем фотографией пропавшего мальчика.

Невероятное, сверхъестественное сходство! Такого не может быть!

Коробку она подняла, а письма оставила на полу.

Пусть пока полежат.

2

Уложив Уилла спать, Элен загрузила стиральную машину, вошла в столовую, села за стол, взяла вилку, салфетку и коробку с ужином. На стол вспрыгнул кот и уселся напротив, обернув хвостом передние лапки. Он не сводил с ее тарелки янтарных глаз. Кот был черный, если не считать белой полоски на мордочке и белых носочков на лапках. Уилл сам выбрал его в приюте — главным образом потому, что он был очень похож на кота из мультфильма «Пиноккио», который он видел на DVD. Элен и Уилл долго решали, как назвать кота — Фигаро или Орео, и в конце концов назвали Орео-Фигаро.

Элен открывала один контейнер за другим. Выложила в тарелку соус карри, перевернула квадратную коробочку с рисом — рис вывалился правильным кубиком, как спрессованный песок из детского ведерка для куличиков. Перемешивая рис с соусом, она посмотрела в окно. Напротив, чуть наискосок, живут Коффманы. Их мальчики сейчас делают уроки за столом в столовой. Мальчики Коффманы высокие, сильные, оба учатся в школе «Лоуэр Мерион». Играют в лакросс. Интересно, каким будет Уилл, когда пойдет в старшие классы? Будет ли он хорошим спортсменом? Еще совсем недавно Элен даже не могла представить, что Уилл когда-нибудь будет просто здоровым. О том, чтобы увидеть его с клюшкой для лакросса в руках, она даже не помышляла.

Кусочки курицы хорошо пропитались ярко-желтым соусом карри. Тепловатый, пряный соус — то, что доктор прописал! Теперь можно и почту разобрать. Элен решительно отодвигала в сторону счета. Еще не конец месяца, значит, пока не о чем беспокоиться. Она подцепила вилкой еще кусочек курицы и собиралась уже полистать каталог «Тиффани» на сон грядущий, когда ее взгляд снова упал на фотографию. Она замерла, не дожевав кусок.

«ВЫ ВИДЕЛИ ЭТОГО МАЛЬЧИКА?» Подзаголовок был набран помельче: «Американский центр поиска пропавших и похищенных детей (АЦПД)».

Элен отложила вилку и снова посмотрела на снимок разыскиваемого ребенка. Сейчас уже нельзя списать сходство на игру освещения. В столовой горела яркая многорожковая люстра. В ее свете мальчик со снимка показался Элен еще более похожим на Уилла. Правда, трудно сказать, какого цвета у него глаза, потому что снимок черно-белый.

Элен прочитала текст под снимком:

«Имя: Тимоти Брейверман.

Место жительства: Майами, Флорида.

Дата рождения: 19 января 2005 г.

Глаза: голубые.

Волосы: русые.

Похищен: 24 января 2006 г.».

Элен на секунду зажмурилась. У обоих мальчиков голубые глаза и светлые волосы. Они даже примерно одного возраста, им около трех лет. Уиллу исполнилось три года совсем недавно, 30 января. Она вгляделась в снимок, сравнивая лицо похищенного мальчика с лицом своего сына. Сходство начиналось с глаз, одинаково круглых и одинаково широко расставленных. Далее — носы. У обоих они курносые. И одинаковые кривоватые улыбки, правый угол рта чуть опущен. Но больше всего поражало одинаковое выражение доверчивости на лице.

Очень, очень странно!

Элен перечитала текст под фотографией, заметила звездочку над последней строчкой, посмотрела вниз, на сноску. Там было написано: «Тимоти Брейверман. Снимок сделан с помощью компьютерной технологии. Изображение искусственно состарено. Так похищенный ребенок может выглядеть в возрасте трех лет». Элен ненадолго задумалась над смыслом словосочетания «искусственно состарено». Наконец до нее дошло. Снимок Тимоти Брейвермана — не настоящий, хотя и очень похож на настоящий. Специальная программа выдала приблизительное изображение того, как мальчик может выглядеть сейчас. Вполне понятно, у Элен немного отлегло от сердца. Она вспомнила тот день, когда впервые увидела Уилла.

Она тогда писала серию статей о медсестрах, которые трудятся в детском кардиоцентре при больнице Дюпона в Уилмингтоне. Уилл оказался в блоке интенсивной терапии кардиоцентра после того, как у него обнаружили врожденный порок — дефект межжелудочковой перегородки. При таком пороке, грубо говоря, остается отверстие между левым и правым желудочками сердца, и потому кровообращение нарушается. Все это Элен потом узнала от врачей.

Уилл лежал в углу просторной палаты, ярко освещенной солнцем. Крошечный малыш в одном подгузнике лежал на большой больничной кровати, к которой, чтобы он не выпал, пристегнули высокие белые бортики. Для своего возраста Уилл казался очень маленьким. Он плохо рос. Голова на тонкой шейке казалась просто огромной. Элен сразу обратила внимание на его большие голубые глаза. Малыш очень внимательно рассматривал все вокруг себя, кроме людей. Он никому не смотрел в глаза. Позже Элен прочитала, что это признак заброшенности. Во всем отделении только в его кроватке не было ни мягких игрушек, ни пластмассовых погремушек, прикрепленных к бортикам.

Когда Элен впервые увидела Уилла, малышу только что сделали одну операцию на сердце и готовили к следующей. Во время первой операции отверстие между желудочками сшили лавсановой нитью. В ходе второй операции предстояло зашить разошедшийся шовчик. Малыш лежал молча, не плакал, не хныкал. Его кровать окружали мониторы, которые передавали на сестринский пост основные показатели состояния его крошечного организма — пульс, дыхание, температуру, давление. Показатели выражались в мерцающих красных, зеленых и синих цифрах. В него воткнули столько трубок, что он казался привязанным к кроватке. К носу были приклеены пластырем, чтобы не отлепились, две трубки. Одна — с кислородом, другая — с физраствором. Из груди торчала неуклюжая конструкция, с помощью которой из грудной полости отсасывалась лишняя жидкость. В вену входила игла из капельницы. Посередине трубку приклеили пластырем к бортику кровати, а выше закрыли половинкой одноразовой чашки, чтобы ребенок не вздумал вырвать капельницу из вены. Но Уилл, в отличие от остальных младенцев, даже и не пытался освободиться.

Элен продолжала собирать материал для статьи. Через какое-то время она, неожиданно для самой себя, поняла, что приходит в больницу, чтобы повидать Уилла. Она написала не одну, а целую серию статей о больнице, причем в основном не о нелегком труде медицинского персонала, а о больных детях, в том числе об Уилле. Одинокий молчаливый малыш привлекал ее все сильнее. Он казался пришельцем из иного мира среди других детишек — агукающих, смеющихся, плачущих. Приближаться к его кровати ей не разрешили — в отделении интенсивной терапии действуют строгие правила, — но Элен могла наблюдать за ним с близкого расстояния. Первое время Уилл всегда смотрел в другую сторону, на чистую белую стену. Вдруг однажды утром его взгляд упал на нее — и задержался надолго. Он как будто запоминал ее. Малыш долго, не отрываясь смотрел на нее своими синими, бездонными, как море, глазами. Он отвел было взгляд в сторону, но вскоре снова посмотрел на нее. С каждым разом Уилл смотрел на нее все дольше и дольше. Элен показалось, что между ней и малышом установилась прямая связь — от сердца к сердцу. Позже, когда все спрашивали Элен, почему она захотела усыновить Уилла, она неизменно отвечала: «Все дело в том, как он на меня смотрел».

В отличие от других детей Уилла никто не навещал. Одна из матерей, дежурившая у постели маленькой дочки — малышке требовалась сложная операция, и она ждала донорское сердце, — рассказала Элен, что мать Уилла — молодая незамужняя женщина. После первой операции она ни разу не навестила сына. Элен отправилась к патронажной сестре и попросила навести справки. Вскоре выяснилось, что ребенка можно усыновить. Элен уехала домой взволнованная. В ту ночь ей не спалось. Она часто вспоминала тот день. Прошло уже два года, но Элен была совершенно уверена: хотя не она родила Уилла, ей судьбой предназначено быть его матерью.

Взгляд Элен снова упал на фотографию, и она отодвинула ее в сторону, испытав на секунду приступ жалости к неизвестным супругам Брейверман. Даже представить трудно, как можно пережить такой ужас — потерю ребенка. Неизвестно, как бы реагировала она, если бы ее Уилла похитили. Несколько лет назад она написала статью о том, как после долгой тяжбы в суде отец, проигравший дело, похитил собственных детей и увез в неизвестном направлении. Ей хотелось позвонить Сьюзен Суламан, их несчастной матери, и написать продолжение по следам прошлой публикации. Если не хочешь, чтобы тебя выкинули на улицу, изволь предлагать новые темы для очерков и проблемных статей. Кроме того, новые идеи — отличный предлог для встреч с новым редактором, Марсело Кардосо, сногсшибательным бразильцем, который перешел к ним в газету год назад. Известно было, что ради переезда в Филадельфию он оставил работу в «Лос-Анджелес таймс» и подружку-манекенщицу. Интересно, может он для разнообразия увлечься матерью-одиночкой? Марсело привык к роскоши, к бешеному ритму жизни, привык, так сказать, нестись по крайней левой полосе; не исключено, что ему вдруг захочется перестроиться в другой, более спокойный ряд.

Элен поняла, что против воли улыбается во весь рот, и смутилась, хотя ее улыбки не видел никто, кроме кота. Всю жизнь она помнила заповедь о том, что нельзя крутить романы на работе, тем более с собственным начальником. Но как тут устоять? Марсело — настоящий Антонио Бандерас с дипломом журналиста. К тому же в ее жизни так давно не было мужчин старше трех лет! Последний приятель сказал Элен перед тем, как расстаться, что с ней «хлопот не оберешься». А Марсело, похоже, не из тех, кто пасует, встретившись с трудностями. И потом, как раз с женщинами, с которыми «хлопот не оберешься», и стоит иметь дело.

Элен соскребла вилкой с кусочков курицы острый соус и придвинула тарелку Орео-Фигаро. Кот задрал хвост и, громко мурлыча, принялся за еду. Элен подождала, пока кот доест, убрала со стола, сложила счета в плетеную корзинку. Рекламу она выкинула в мусорное ведро. Туда же полетел и листок со снимком похищенного мальчика. Перед тем как закрыть крышку, она в последний раз посмотрела в голубые глаза Тимоти Брейвермана.

Вдруг Элен явственно услышала слова покойной матери: «Ты слишком много думаешь». Голос мамы слышался отчетливо, как будто она стояла где-то рядом. Но Элен не считала себя какой-то особенной. Ей казалось, что много думают все женщины — устроены так, вот и все.

Она загрузила посуду в посудомоечную машину, нажала кнопку «Пуск» и выкинула фото мальчика из головы. Как здорово, что у нее такая замечательная кухня! Прочная столешница, белые шкафчики с застекленными дверцами, расписанные вручную ромашками и маргаритками, розовато-белые стены. Настоящая девичья кухня, недаром цвет называется «Золушка». Вот только прекрасного принца поблизости что-то не видно.

Элен вытерла стол, заперла дверь черного хода и выкинула использованный бумажный фильтр из кофеварки. Затем откинула крышку мусорного ведра, собираясь отправить в него размолотые остатки пищевых отходов из дробилки под раковиной. И снова наткнулась на взгляд Тимоти Брейвермана, выбивший ее из равновесия.

Сама не зная почему, она торопливо вынула листок из мусорного ведра и сунула в карман джинсов.

3

Будильник зазвонил в шесть пятнадцать. Элен вскочила с постели, не зажигая света, пошатываясь, босиком побрела по холодным плиткам в ванную и включила душ. Горячая вода немного взбодрила ее. Хорошо, конечно, жить в доме со всеми удобствами, но по утрам об этом как-то забываешь. Утром нет времени благодарить судьбу за свое везение.

В семь она была полностью готова. Теперь можно будить Уилла и одевать его. Занятия в подготовительной группе начинаются в половине девятого. Конни приедет в полвосьмого, накормит Уилла завтраком и отвезет в школу. Элен передаст ей сынишку на бегу, как эстафетную палочку. Для работающих мам каждое утро — забег на длинную дистанцию, и они достойны золотой медали просто за то, что живут.

— Солнышко, просыпайся! — Элен включила бра с нарисованным на абажуре мультяшным слоненком Бабаром.[1]

Уилл продолжал крепко спать, приоткрыв рот. Элен прислушалась к его дыханию: нос как будто заложен. Она осторожно пощупала сынишке лоб: горячий. Элен сурово приказала себе не психовать. Если твой ребенок когда-то был серьезно болен, ты продолжаешь волноваться за его здоровье всю оставшуюся жизнь.

— Уилл! — прошептала она.

Может, не стоит сегодня посылать его в школу? Мальчик дышал с трудом; щеки в тусклом свете ночника казались бледными. Курносый нос — как будто уменьшенная копия ее собственного носа. Многие не сомневались в том, что Уилл ее родной сын, что очень нравилось Элен. Вдруг она подумала: интересно, а Тимоти Брейверман тоже похож на свою мать?

Она потрогала Уилла за плечо. Малыш не шелохнулся. Элен решила, что сегодня он обойдется без занятий в своей подготовительной группе. Учится он неплохо. Сейчас дети вырезают бумажные снежинки; ничего страшного, если Уилл пропустит денек. Элен не стала целовать сынишку, чтобы не разбудить его. Вместо этого она погладила Орео-Фигаро, спавшего в изножье детской кроватки. Кот уютно свернулся клубочком. Она выключила свет, на цыпочках вышла из детской и вернулась к себе в комнату. Неожиданно у нее появилось пятнадцать минут свободного времени, которые можно посвятить себе.

Когда Элен спустилась вниз, ее встретила Конни.

— Выглядите просто супер! — с улыбкой заметила она, выходя из столовой.

Элен улыбнулась. Она с толком потратила неожиданно появившиеся у нее четверть часа. Выбрала приталенный бежевый вельветовый пиджак, который очень шел ей, а джинсы заправила в коричневые замшевые сапожки. Еще она успела высушить феном волосы, сделать макияж более тщательно, чем обычно, и завинтить крышку на флаконе с жидкой подводкой для глаз. Утром она пойдет в кабинет к Марсело, вот только пока не решила, как лучше с ним держаться — сексуально, деловито или и так, и так.

— По-моему, у Уилла небольшая температура. Пусть сегодня побудет дома.

— Правильное решение, — одобрила Конни. — На улице минус семь.

— Вот ведь!.. — с досадой воскликнула Элен, открывая дверцу шкафа в прихожей и снимая с плечиков черный пуховик. — Посидите с ним дома, отдохните. Может, почитаете?

— Почитаю. — Конни поставила на пол большую сумку со своими вещами и достала оттуда сложенную пополам газету. — Читала вашу статью о старике, который дрессирует голубей. Мне понравилось.

— Спасибо! — Элен натянула пуховик, с трудом просунув руки в рукава. Наверное, зря она решила надеть толстый пиджак.

— Знаете, все мои знакомые няни читают ваши статьи. Я среди них вроде как знаменитость!

— Продавайте автографы, — с улыбкой посоветовала Элен.

Коллеги Конни с большим интересом относились к журналистке и матери-одиночке, усыновившей ребенка. Иногда Элен чувствовала себя похожей на героя песенки из детской передачи «Улица Сезам». Она была «не такой, как все».

— Вернетесь как обычно?

— Да. Спасибо вам за все. — У Элен привычно защемило в груди. — Ох, как плохо, когда я утром не успеваю с ним попрощаться. Вы уж поцелуйте его за меня, хорошо?

— Конечно поцелую. Не волнуйтесь. — Конни взялась за дверную ручку.

— Передайте, что я его люблю.

— Будет сделано. — Конни открыла дверь.

Элен нехотя вышла за порог. В лицо сразу ударил порыв холодного ветра. Небо свинцовое, низкое. Как было бы хорошо вернуться в тепло, отправить Конни домой и самой заботиться о сынишке! Особенно теперь, когда он заболел. Но входная дверь за спиной уже захлопнулась, и она осталась на крыльце.

О Тимоти Брейвермане она не вспомнила ни разу — до тех пор, пока не приехала на работу.

4

Элен шла осторожно, чтобы не пролить горячий кофе из бумажного стакана. Помахав ламинированным пропуском перед лицом охранника, миновала проходную. Сегодня она намерена писать статью, которая станет продолжением прошлой публикации. Однако, пока она шла по полутемным коридорам старого здания, в котором работала, мысли ее почему-то все время крутились вокруг похищенного Тимоти Брейвермана.

Их редакция располагалась в огромном светлом зале размером с целый городской квартал, с высоченным потолком в три этажа. Свет проникал в помещение через высокие окна, защищенные старомодными жалюзи. С потолка свисали синие баннеры с названиями отделов: «Городская хроника», «В стране», «Деловые вести», «Сегодня в мире», «Новости онлайн», «Производственный отдел». Элен направилась было к своему рабочему месту, но сразу заметила, что все сотрудники столпились перед кабинетом редактора. Кабинеты начальства располагались по периметру и отделялись от общего зала застекленной перегородкой.

Сейчас все окружили Марсело.

Ох, не к добру это!

Элен поймала на себе взгляд подруги, Кортни Стедт. Та отделилась от всех и направилась ей навстречу. Кортни почти никогда не изменяла своему любимому «походному» стилю одежды. Вот и сегодня она облачилась в темно-зеленую флисовую курточку и джинсы. Но не одежда подруги насторожила Элен, а угрюмое выражение ее лица. Обыкновенно Кортни, будучи душой редакции, обо всех заботилась, всегда помнила, когда у кого день рождения. На вечеринках она угощала коллег огромными домашними пирогами. Она всегда была приветливой и доброжелательной, неизменно излучая здоровый оптимизм. Раз уж Кортни обеспокоена, значит, точно что-то случилось.

— Ради бога, скажи, что предстоит вечеринка с сюрпризом, — сказала Элен.

Подруги развернулись и зашагали в ногу.

— Не могу. Я журналист и обязана уважать истину.

Они присоединились к толпе, скромно пристроившись сзади. Сотрудники редакции теснились в проходах между столами, садились на чужие стулья. Всеми владело беспокойство; кое-кто тихо переговаривался. Время от времени то тут, то там вспыхивал нервный смех. Элен встала рядом с Кортни, прислонившись спиной к чьему-то рабочему столу. Мысли о Тимоти Брейвермане сразу вылетели у нее из головы. Перед ней замаячил страшный призрак безработицы. Если ее уволят, как выплачивать кредит за дом?

Марсело поднял руку, призывая подчиненных к тишине. Разговоры в толпе разом смолкли. Все головы повернулись к нему. Худощавый, высокий Марсело возвышался над толпой; его было видно отовсюду. Буйные черные кудри ниспадали на плечи — он совсем не походил на строгого начальника. В темно-карих глазах читалось напряжение, на лбу проступила складка. Брови сошлись домиком, отчего на лице появилось несчастное выражение. Марсело оглядывал сотрудников, плотно сжав губы.

— Во-первых, друзья, доброе утро, — заговорил главный редактор низким, бархатным голосом с выраженным португальским акцентом. — Поверьте, с таких новостей день начинать очень неприятно, но придется. Итак, грядет очередная волна сокращений.

Все застыли в напряженном ожидании; кто-то вполголоса выругался. Элен и Кортни молча переглянулись. Они были знакомы давно и понимали друг друга без слов.

— Сегодня мне предстоит сократить двух сотрудников, а к концу месяца — еще одного.

— Сегодня — двоих?! — вслух ужаснулся кто-то. — Ничего себе! А откупиться не получится?

У Элен защемило в груди. Ей так нужна эта работа!..

— К сожалению, нет. Извините. — Марсело закатал рукава черной рубашки с открытым воротом. Галстуки редактор надевал редко. — Итак, причина сокращений вам известна. Тиражи печатных изданий падают. Мы стараемся идти в ногу со временем, публикуем интернет-версию газеты, блоги, подкасты. Я знаю, что все вы трудитесь не покладая рук. В том, что происходит, вы не виноваты, как не виновато и наше руководство. Как говорится, выше головы не прыгнешь!

— Это уж точно, — буркнул мужской голос из толпы.

— Сокращения неизбежны, и я заранее сочувствую вам всем сердцем. У каждого из вас есть семья, дети. Уволенным нужно срочно искать другое место. Кому-то, возможно, предстоит переезд в другой город. Придется забирать детей из школы. Чьим-то женам или мужьям тоже придется менять работу. Все это я знаю. — Марсело помолчал, окидывая взглядом испуганные, встревоженные лица. — Знаете, когда мама в детстве, наказывая за какую-нибудь провинность, шлепала меня по мягкому месту, она всегда говорила: «Мне больнее, чем тебе». Но… sabia que nao era verdade. Перевести? Я знал, что это полная туфта.

Все расхохотались, в том числе Элен. Ей нравилось, когда Марсело говорил на своем родном языке. Наверное, она сомлела бы от счастья, даже если бы он сказал ей по-португальски: «Вы уволены».

— Поэтому сейчас я не стану сыпать вам соль на рану, говоря, будто мне больнее, чем вам. Но обязательно запомните вот что: я понимаю, что вы сейчас чувствуете. — Марсело снова улыбнулся. — Как всем вам известно, в прошлом меня уволили из нескольких лучших в мире газет. Даже из «Фолья де Сан-Паулу», газеты в моем родном городе.

— Молодец, босс! Так и надо! — крикнул веб-дизайнер, и все рассмеялись.

— И тем не менее я выжил. Если меня выгонят отсюда, я тоже как-нибудь выживу, но профессии своей не изменю, потому что я ее люблю. Мне нравится работать в газете. Нравится держать газету в руках. — Марсело потер подушечки пальцев друг о друга и обезоруживающе улыбнулся. — Мне нравится запах типографской краски. Приятно узнавать что-то важное раньше всех и сообщать об этом остальным. Вот в чем заключается смысл нашей работы. Мы каждый день рассказываем людям что-то новое, и мне отлично известно: вы тоже любите то, чем занимаетесь.

В толпе послышались выкрики:

— Правильно! Правильно!

Элен невольно воспрянула духом. Марсело нашел нужные слова. Она тоже любит свою работу. В детстве она, бывало, выбегала в кухню и видела на столе газету, сложенную вчетверо, кроссвордом вверх. Газета всегда лежала рядом с маминой чашкой… Элен до сих пор испытывает приятное волнение, видя под статьей свою фамилию. Никакая другая работа в жизни ей так не нравилась, она нигде не чувствовала себя так на своем месте. Если, конечно, не считать профессию мамы — к сожалению, совсем не высокодоходную.

— Но к сожалению, наша профессия не всегда отвечает нам взаимностью, особенно в последнее время. — Марсело тряхнул блестящими кудрями. — Как мы ни стараемся, как ни любим свою работу, она остается неверной любовницей. — Поймав на себе взгляд Элен, он мимолетно улыбнулся ей, и у нее сладко защемило сердце. — Она уходит домой с другими. Она всегда смотрит на сторону. Она нам изменяет.

Все засмеялись. Понемногу волнение спадало. Даже Элен почти забыла о том, что может потерять работу.

— И тем не менее мы ее любим и поэтому остаемся на работе, пока ей нужны. Пока еще газеты никто не отменял, и самые стойкие, самые влюбленные останутся на месте до конца.

— Кто бы сомневался! — прохрипел сотрудник «Деловых вестей», и все засмеялись.

Тем временем Марсело снова помрачнел, на лбу появилась морщина. Теперь он казался старше своих сорока с небольшим.

— Итак, мне предстоит принять нелегкое решение. Сегодня я вынужден буду уволить двоих из вас, а в конце месяца — еще одного. Но помните: несмотря на то что я вынужден передать ваши документы в отдел кадров, я о вас не забуду!

Сотрудники закивали. Многие слышали, как Марсело помог уволенному репортеру «Деловых вестей» устроиться в «Сиэтл таймс».

— Я считаю вас всех отличными журналистами и сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вам найти другое место. У меня есть знакомые во многих редакциях. Так что обещаю, я вас не брошу!

— Спасибо, — искренне сказал кто-то.

Многие зааплодировали; Кортни радостно улыбалась. Неожиданно для себя Элен тоже захлопала в ладоши. Речь Марсело тронула ее до глубины души. Все-таки он нравится ей не только потому, что он такой красавец… хотя и внешность, конечно, играет немаловажную роль. И все же больше всего Марсело подкупает своей открытостью, искренностью, эмоциональностью. Ни один другой редактор на его месте не стал бы распространяться о том, как он любит свою работу, или обещать помощь и поддержку тем, кого предстоит сократить. Глаза Марсело пробежали по лицам сотрудников, на короткий миг встретившись с ее взглядом, и Элен так взволновалась, что едва почувствовала, как ее ткнули в бок.

— Полегче, детка! — с лукавой улыбкой прошептала Кортни.

5

Дамский туалет — своего рода закрытый клуб. Вполне естественно, Элен, Кортни и еще одна их коллега, Сара Лю, продолжили разговор об увольнениях, причесываясь перед зеркалами. Сразу после собрания уволили фотографа; совсем скоро им предстоит узнать имя второго обреченного. Кортни и Сара работали в «Городской хронике», а Элен — в «Портретах», отделе очерков, где традиционно была текучка кадров. Она подставила руки под струю воды, и ей показалось, будто из-под крана течет кипяток. Хотя, скорее всего, у нее просто разыгрались нервы.

— Из «Спорта» Марсело никого не уволит. — Сара, и в обычное время говорившая быстро, от волнения тараторила без умолку. Стройная миниатюрная брюнетка повела красивыми глазами и подкрасила помадой губы. Рот у нее не закрывался ни на секунду. — Вот увидите, сократят кого-нибудь из «Сегодня в мире» или из «Портретов».

— Поживем — увидим, — ответила Кортни. Она была родом из Бостона и говорила немного врастяжку. У нее получилось: «Пожуем — увидим». — Мне кажется, черную метку вытянет кто-то из «Городской хроники».

— Нет, вряд ли. Мы им нужны! — Сара провела рукой по блестящим черным волосам, подстриженным сбоку ступеньками. В мочках ушей у нее поблескивали сережки-гвоздики с бриллиантами. Сара, как всегда, выглядела безупречно: дорогая, сшитая на заказ белая блузка, черные брючки, обтягивающий черный в полоску свитерок. — Не могут же они передирать все новости из Ассошиэйтед Пресс!

— Конечно. Для чего тогда Бог создал агентство Рейтер? — невесело улыбнулась Кортни.

Элен потянулась за бумажным полотенцем и случайно увидела свое отражение в зеркале. Губы сжались в мрачную тонкую линию, а в уголках глаз больше «гусиных лапок», чем утром, когда она встала с постели. Утром она накрасилась особенно тщательно, но теперь все старания показались ей напрасными, даже наоборот. Намазалась как дура, а ведь ее наверняка сегодня уволят.

— Кортни, ты не права, — резко возразила Сара.

Элен и раньше недолюбливала Сару. Все журналисты в силу профессии в той или иной степени напористы и даже агрессивны, но Сара не умеет переключаться даже в самом обычном разговоре.

— Прошли выборы, у нас новая администрация, а потом… в Ираке такое творится! Хроникеры нужны всем как воздух! — продолжала она.

— С чего бы это? У нас что, свой человек в пресс-центре Белого дома? — Кортни покачала головой. — И потом, в «Портретах» уже сократили одно место, так что сейчас наша очередь. Ты ведь помнишь Сюзанну?

— Сюзанна сама виновата, — отрезала Сара.

У Элен засосало под ложечкой. Она с силой швырнула смятое бумажное полотенце в корзину для мусора.

— Сюзанна не виновата. Увольнения не заслуживает никто из нас.

— Даже если сейчас очередь «Хроники», меня-то не выкинут! — Сара скрестила руки на груди. — У меня обширные связи в городской администрации, и наше руководство в курсе!

— Уволят меня, — сказала Кортни, и Элен резко обернулась к подруге. Ее пронзил холодный ужас.

— Что ты такое говоришь, Корт! Тебя не могут уволить!

— Еще как могут. Вот увидишь. — В ненакрашенных, как всегда, глазах Кортни застыло смирение. — Понимаешь, по-другому и быть не может. Мой дядя в свое время работал линотипистом. В семидесятые годы, когда повсеместно перешли на компьютерный набор, он и его друзья потеряли работу. Ну а теперь, в эпоху Интернета, настала и наша очередь, только и всего. — Кортни передернула плечами. — Так или иначе, мне отдохнуть не помешает.

— Нет, тебя не уволят! — Элен через силу улыбнулась. Она поняла, что подруга, скорее всего, права. — Уволят меня, и мы все это знаем. Марсело считает, что мы, очеркисты, занимаемся несерьезным делом, поэтому меня и вышвырнут. Ну и ладно. По крайней мере, меня выгонит с работы настоящий мачо.

— Да, — улыбнулась Кортни, — даже в этом есть что-то светлое. Говорят, журнал «Филадельфия» провел опрос, так вот… Марсело возглавляет список самых завидных женихов!

Элен закатила глаза.

— Чтобы в «Филадельфии» занимались такой фигней!.. Какие-то идиотские списки… Не верю!

— А я не верю в то, что они называют их женихами. Скорее уж жеребцами!

Кортни и Элен расхохотались, но Сара их не поддержала. Она о чем-то сосредоточенно думала, наморщив лоб, и, наконец, подняла голову.

— Кортни, скорее всего, уволят действительно тебя.

— Сара! — Элен нахмурилась. — Деликатности тебе не занимать!

— Она сама так сказала! — отрезала Сара.

— Ну и что? — Элен отвернулась. Ей стало стыдно из-за того, о чем она сейчас подумала. Муж Кортни владеет тремя летними лагерями в штате Мэн, а муж Сары — торакальный хирург, делает операции на грудной полости. И только у нее нет мужа, способного поддержать ее своими заработками. Только у нее нет, так сказать, страховочной сети.

— Эл, вид у тебя неважный, — заметила Кортни, внимательно разглядывая ее. — Тебя что, тошнит?

— Ничего подобного. — Элен покачала головой. Мало того что перед ней маячит перспектива увольнения, так еще проклятая листовка не дает покоя. — Знаете что, давайте пока остынем. Мы очень скоро узнаем, кого из нас вышвырнут на улицу. А если все время заводить себя, будет только хуже.

Сара повернулась к ней и прищурилась.

— Да ладно, хорош придуриваться! Уж тебя-то Марсело ни за что не уволит, и ты сама все прекрасно понимаешь. Он на тебя запал.

— Ничего подобного! — Элен покраснела.

— Он постоянно пялится на тебя из своего кабинета, как будто ты — золотая рыбка в аквариуме. — В глазах Сары замелькали насмешливые искорки. — Такая маленькая блондинистая рыбка!

— Не смеши меня, — промямлила Элен, но Кортни положила руку ей на плечо.

— Эл, послушай-ка мой прощальный совет. Ты не замужем, он не женат, а жизнь коротка. Смотри не упусти его!

Вдруг в дверь туалета постучали.

И все трое разом обернулись.

6

В просторном зале, занимаемом редакцией, умещалось пятьдесят с лишним угловых столов, на которых стояли компьютеры, телефоны и валялась всякая всячина — так сказать, напластования, культурные слои. Сейчас многие рабочие места пустовали. Элен проработала в газете достаточно долго и помнила времена, когда все столы были заняты и в редакции царила деловая атмосфера — совсем как в фильмах про газетчиков. Никто не расслаблялся, не отдыхал. Они находились в эпицентре важнейших событий. Теперь эпицентр переместился в Интернет, а в их редакции все больше пустых рабочих мест. Сегодня к ним добавилось еще одно — стол, за которым сидела Кортни.

Элен показалось, что с уходом Кортни редакция опустела, хотя она и понимала, что у нее просто расшалились нервы. Многие сотрудники разъехались на задания, разбежались по местам преступлений. Шерон Поттс из «Деловых вестей» и Джоуи Стампоне из «Спорта» сидели на своих местах и быстро-быстро набирали материалы, уткнувшись в мониторы и не глядя друг на друга. Видимо, чувствуют себя виноватыми — как и все, кому посчастливилось выжить после катастрофы. Одна Сара держалась как ни в чем не бывало. Она порхала по залу и без умолку болтала по мобильному телефону. Сейчас ее беззаботный щебет казался неуместным, как смех на похоронах.

Элен поставила на стол остывший кофе и села за компьютер. Проверила почту, открыла список контактов. Она решила написать статью в продолжение прошлой публикации; нужно найти телефон Сьюзен Суламан и договориться об интервью. Однако ей не работалось. Она до сих пор не оправилась от потрясения. Собирая личные вещи, Кортни не проронила ни слезинки, отчего Элен стало еще тяжелее. На прощание они обнялись и пообещали не терять друг друга из виду, хотя обе понимали, что будут очень заняты и им будет не до общения.

Ты не замужем, он не женат, а жизнь коротка. Смотри не упусти его!

Мысли Элен кружным путем вернулись к Тимоти Брейверману. Она полезла в сумочку, достала оттуда белую листовку и посмотрела на снимок в центре. Ее снова поразило сходство Уилла и Тимоти. Мальчики похожи, как близнецы, несмотря на то что снимок Тимоти сделали старше с помощью специальной компьютерной программы. Внизу открытки было написано название организации: АЦПД. Элен открыла поисковик, набрала аббревиатуру, щелкнула мышью. Скоро на мониторе появилась надпись: «Американский центр поиска пропавших и похищенных детей». Элен просмотрела раздел «О нас». Оказывается, АЦПД — крупная организация. Они помогают искать похищенных или сбежавших из дома детей на территории всей страны. Элен перешла на страницу, где были размещены экстренные оповещения о пропаже детей. Такие оповещения правоохранительные органы выпускают только в самых серьезных случаях, когда существует непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка.

Она перешла в раздел «Поиск», набрала в поисковой строке «Тимоти Брейверман», нажала клавишу «Ввод».

И ахнула от изумления.

7

На мониторе возникла цветная фотография Тимоти Брейвермана в младенческом возрасте. Его личико было в точности таким же, как у Уилла, особенно глаза — ярко-голубые, того оттенка, который она не встречала ни у кого, кроме Уилла.

О господи!

Элен быстро водила глазами по строчкам. Сверху заголовок: «Тимоти Брейверман». Ниже, рядом, — два фотоснимка. Справа — черно-белое изображение, созданное с помощью компьютера, такое же, как на листовке, только поменьше, а слева — цветное фото младенца Тимоти, потрясшее Элен до глубины души.

Под снимком была подпись: «Тимоти в возрасте одного года». Фотограф увеличил портрет, умело укрупнив лицо ребенка. Тимоти снимали не в помещении, а на улице, на фоне зеленой лужайки. Солнце падало на светлые волосы малыша и на его личико. Мальчик широко улыбается, правый угол рта чуть опущен вниз. Видно, что во рту у него всего два зуба. Элен много раз видела такую же улыбку на личике Уилла после того, как он наконец выздоровел.

Она долго сидела не шевелясь, неотрывно глядя на монитор. Интересно, как выглядел Уилл, когда был таким же маленьким? Она познакомилась с ним, когда ему было уже полтора года, и тогда его личико было более вытянутым, чем у Тимоти на снимке, — из-за болезни. В полтора года Уилл был бледным, тонкокожим. Он казался маленьким старичком. У Тимоти лицо точь-в-точь такое же, только здоровее, щечки розовые, пухленькие…

Элен принялась читать дальше, отгоняя растущую тревогу. Внизу страницы она увидела гиперссылку: «Более подробные сведения вы найдете на сайте „ПомогитенайтиТимотиБрейвермана.com“». Она щелкнула по ссылке и перешла на нужный сайт. Через секунду на зеленом фоне возник заголовок: «Помогите нам найти нашего любимого сына, Тимоти Брейвермана». По периметру страницы шли картинки с изображением Паровозика Томаса. У Элен сжалось сердце, но она приказала себе успокоиться. Паровозик Томас — любимый мультяшный персонаж Уилла, но это ничего не значит. Наверное, все маленькие мальчики обожают паровозы.

Она просмотрела веб-страницу. На ней разместили тот же снимок, что и на сайте АЦПД, но здесь портрет Тимоти не был вырезан из общего снимка. Теперь она разглядела и окружающую обстановку. Маленький Тимоти сидел в прогулочной коляске с темно-синей обивкой вытянув ножки. Одет дорого: синяя рубашка и джинсы «Лакост», новые белые кроссовки фирмы «Найк». Малыш сжимал в пухлых ручках связку разноцветных пластмассовых игрушечных ключей. Элен поразила поза малыша. Он сидел очень прямо. Совсем как Уилл раньше — как будто не хочет пропустить ничего из того, что творится вокруг.

Элен потянулась за кофе, но, не отпив ни глотка, поставила стакан на место. Все-таки странно! Как будто перед ней двойник Уилла. А может, у ее сына где-то есть брат-близнец? Брат, о котором ей ничего не сказали? Такое случается — по крайней мере, если верить «Шоу Опры Уинфри».

Элен перешла на следующую страницу, где разместили еще несколько снимков малыша Тимоти. Всего она насчитала девять фотографий, расположенных в хронологическом порядке, от рождения до года. Особенно внимательно она разглядывала фотографии младенца Тимоти. Вот он — сверток в белом одеяльце, вот лежит на животе, вот приподнял голову, опираясь на пухлые ручки, и, наконец, сидит в детском сиденье в машине. Она никогда не видела Уилла в таком раннем возрасте и понятия не имела, как он тогда выглядел. Но месяцев в десять Тимоти уже выглядел в точности как Уилл.

Под фотографиями шел текст:

«Мы, Кэрол и Билл Брейверман, будем бесконечно благодарны всем, кто поможет нам найти похищенного сына, Тимоти Алана Брейвермана. Тимоти увез белый мужчина приблизительно тридцати лет, среднего роста и веса. Притворившись, будто у него что-то случилось с машиной, он остановил „мерседес“, за рулем которого сидела Кэрол и, угрожая ей оружием, заставил выйти из машины. Когда няня Тимоти, Кора Элисондо, закричала, он застрелил ее, выкинул труп из машины и уехал, увезя Тимоти, оставшегося на заднем сиденье. Позже похититель позвонил и потребовал выкуп, который мы выплатили полностью, но Тимоти похититель так и не вернул. Фоторобот похитителя см. ниже».

Элен передернуло. Ну надо же — как им не повезло, беднягам! Многие родители ужасаются, представив подобную сцену — как злоумышленник угоняет машину с сидящим в ней ребенком. Угрожает оружием, убивает и увозит ребенка в неизвестном направлении… Она посмотрела на фоторобот — карандашный рисунок, слегка затушеванный. Худое узкое лицо, прищуренные глаза, длинный нос, высокие скулы. Никаких особых примет. С виду самый обычный тип.

Она стала читать дальше:

«Вот что говорит Кэрол Брейверман: „Господь даровал нам счастье провести с Тимоти всего год, но он всегда был любящим, счастливым и веселым малышом, который бесконечно радовал нас. Тимоти обожает мультсериал „Паровозик Томас“, своего кокер-спаниеля Пита и лаймовое желе. Я, его мать, никогда не перестану искать его и не успокоюсь, пока он не вернется домой“».

Элен вполне разделяла чувства Кэрол. Случись с ней такой ужас, она бы тоже не переставая искала своего пропавшего сына. Она снова принялась читать:

«Похититель разыскивается правоохранительными органами штата Флорида. Кроме того, он объявлен в федеральный розыск. Супруги Брейверман объявили награду в миллион долларов тому, кто располагает сведениями о Тимоти. Тех, кто решит нажиться на горе родителей, ждет преследование по всей строгости закона».

Элен от всего сердца сочувствовала Брейверманам — наверное, из-за того, что мальчики оказались так похожи. Миллион долларов — огромная сумма. Значит, Брейверманы — люди богатые. И все же богатство не уберегло их от беды. Она вернулась на первую страницу домашнего сайта и снова посмотрела на фото младенца Тимоти. Повинуясь порыву, она щелкнула клавишу «Печать».

Неожиданно ее окликнули:

— Эй, подруга!

Элен инстинктивно свернула окно, и на мониторе возникла заставка: портрет Уилла. Она обернулась и увидела Сару Лю. Та смерила ее многозначительным взглядом.

— Как делишки?

— Нормально.

— Чем занимаешься?

— Да так, ничем особенным. А что?

— Вид у тебя неважный. Кортни была права. Ты что, заболела?

— Нет.

Непонятно почему Элен испугалась. Принтер ожил и заскрипел.

— Мне просто не по себе из-за Кортни.

— Не волнуйся за нее. Она давно догадывалась, что ее уволят.

— Ничего она не догадывалась. — Элен нахмурилась.

— Вспомни, о чем она сама говорила нам в туалете!

— Да ведь она несерьезно. И потом, хоть догадывайся, хоть нет, когда тебя увольняют, это все равно удар.

Сара презрительно хмыкнула.

— Она была первой кандидаткой на вылет! У нее нет никаких особых связей, а пишет она совсем не так хорошо, как ты или я.

— Ничего подобного. — Элен обиделась за Кортни, хоть той и не было больше рядом.

Тем временем в лоток поползла фотография: сначала показался треугольник чистого голубого неба.

— Кстати, над чем ты сейчас работаешь?

— Да так, собираю материал… — Поскольку врать Элен не умела, то поспешила спросить: — А ты?

— Хочу написать о расхищении государственных средств, если, конечно, Марсело даст добро. — Сара помахала какими-то бумагами, которые сжимала в руке. — Только что договорилась об интервью с новым начальником полиции. Настоящий эксклюзив! Ты ведь знаешь, он терпеть не может беседовать с прессой! Ну а ты что готовишь?

— Статью по следам прошлой публикации. О похищении детей. — Элен сама себе удивилась. Почему она продолжает лгать? Ведь с таким же успехом могла бы сказать и правду: «Я только что увидела фотографию малыша — вылитый Уилл, и никак не могу прийти в себя». Но почему-то решила промолчать.

— Что еще за похищение?

— Дело Суламанов. Я писала о нем некоторое время назад.

— А, верно. Помню. Такая была… типичная статья. В ней вся ты! — Сара фыркнула, и Элен с трудом скрыла раздражение.

— Что ты имеешь в виду?

— Такая… прочувствованная. Ты не умеешь писать, как я, — отстраненно…

— Если захочешь, у тебя тоже так получится, — возразила Элен, хотя сама себе не верила. Она покосилась на принтер. Снимок Тимоти почти готов. Ей вдруг очень захотелось, чтобы Сара поскорее ушла. — Извини, мне работать надо.

— Мне тоже. — Сара проследила за ее взглядом и, увидев фотографию, выхватила ее из лотка. — Ага! Вот я тебя и поймала. Ничего ты не работаешь!

У Элен пересохло во рту. Сара внимательно разглядывала фото Тимоти.

— У тебя больше детских фотографий, чем у всех моих знакомых, вместе взятых!

— Признаю свою вину. — Элен не знала, что еще сказать. Очевидно, Сара приняла Тимоти за Уилла.

— Ну, пока! — Сара протянула ей снимок и отошла от стола.

Элен поспешно затолкала фотографию в сумку. Потом она взяла телефон и набрала номер Сьюзен Суламан.

8

Через пятнадцать минут, закончив разговор, Элен подняла голову и увидела Марсело. Редактор стоял на пороге своего кабинета и махал ей рукой.

— Можно тебя на минуточку?! — крикнул он.

— Да, конечно! — кивнула Элен.

Через стеклянную перегородку было видно, что в кабинете редактора уже сидит Сара — наискосок от его стола.

Все стены в кабинете Марсело были увешаны снимками и коллажами, которые он снял в своем родном Сан-Паулу. На одной фотографии он запечатлел несколько резных каменных арок теплых золотисто-бежевых оттенков, на другой красовались старые двери, которые когда-то были выкрашены ярко-красной, оранжевой или желтой краской, но за долгое время успели выцвести. В последней приоткрытой двери виднелся горшок с ярко-красными петуньями. Элен поняла, что влюблена не только в самого Марсело, но и в его кабинет.

— Садись, пожалуйста. — Он жестом показал ей на стул.

Сара быстро растянула губы в улыбке.

Сам Марсело сел за свой стол. Кроме ноутбука, на столе лежала стопка фотографий да стояла подставка для ручек в виде футбольного мяча с надписью: «Палмейрас».

Марсело вздохнул.

— Во-первых, я целиком и полностью разделяю ваши чувства. Знаю, вам обеим тяжело без Кортни. Я бы с удовольствием оставил ее на работе, если бы мог. Но перейдем к делу. Сара подала отличную идею… Может получиться великолепный аналитический обзор. — Марсело наградил Сару лучезарным взглядом. — Сама расскажешь или позволишь мне?

— Давай ты.

— Ладно. — Марсело посмотрел Элен в глаза. — Всем известно, что по количеству убийств Филадельфия занимает одно из первых мест во всей стране. Так или иначе, нам ежедневно приходится вести криминальную хронику. Но из отдельных эпизодов не сложишь цельную картину. Саре пришла в голову светлая мысль: почему бы не написать серию больших аналитических статей? Будь осторожна, Сара, не то руководство присвоит твой замысел! — Марсело снова наградил Сару ослепительной улыбкой, и та рассмеялась.

Элен стало настолько не по себе, что она даже не попыталась изобразить восхищение. Только что Сара говорила ей, что намерена предложить Марсело материал о расхищении государственных средств. Оказывается, она ее обманула! Сара задумала аналитический обзор, посвященный росту преступности. Она не дура: понимает, что в конце месяца предстоит уволить еще одного сотрудника, и буквально из кожи лезет, чтобы выгнали не ее.

Марсело продолжал:

— Нам необходимо объяснить читателям, почему такое происходит именно у нас, в Филадельфии, а не в другом большом городе Соединенных Штатов. Тема, как вы понимаете, важнейшая. Вопрос жизни и смерти…

— Вот именно, — кивнула Сара.

Элен поняла, что ее задвигают в тень, как робкую школьницу на контрольном опросе.

Марсело кивнул:

— Мне кажется, нужно попробовать разобраться в причинах и следствиях. Необходим подробный, вдумчивый анализ. Мы разберем самые громкие дела последних лет. Для этого я привлеку Ларри и Сэла. Пусть возьмут интервью у социологов, историков…

Элен удивленно прищурилась. Ларри Гудмен и Сэл Натан — ведущие сотрудники редакции, их «золотые перья». За серию очерков-расследований о муниципальных облигациях их номинировали на Пулицеровскую премию. И вот ее неожиданно включают в команду редакционных зубров!

— А вы вдвоем напишете о том, к каким последствиям приводят многочисленные убийства. Сара, тебе я поручаю осветить проблему с финансовой точки зрения. Подсчитай, к примеру, во сколько обходится городу каждое тяжкое преступление. Суммируй расходы полиции, судей, гонорары адвокатов и так далее… Проследи, как влияет уровень преступности на количество туристов, объем инвестиций и в целом престиж нашего города. Приведи побольше цифр, так сказать, количественных показателей. Только не перегни палку, чтобы читатели не заскучали.

— Будет сделано. — Сара тряхнула блестящими черными волосами и что-то черкнула в блокноте.

— Теперь ты, Элен. — Марсело повернулся к ней, и Элен невольно подумала: если он на нее и запал, как уверяла Сара, то либо умело скрывает свои чувства, либо сейчас всецело поглощен уровнем преступности в Филадельфии. — Твоя задача — придать нашим статьям человечность. Убийства — не просто статистика. За ними стоят искалеченные судьбы. Не очень-то деликатничай. Забудь о политкорректности. С такой темой главное — написать правду.

Сара подняла руку:

— Я тут собрала подборку статистических данных по расовому составу преступников и жертв. Кстати, кое-какие заготовки у меня уже есть, так что я могу заняться и человеческим фактором…

Марсело взмахнул рукой:

— Нет, ты, пожалуйста, передай свои заготовки Элен. Пусть о людях пишет она. Теперь давайте обсудим сроки. Сегодня у нас вторник. Давайте встретимся в пятницу, перед выходными, посмотрим, как у вас продвинутся дела. Как, успеете?

— Без проблем, — ответила Сара. Она встала, сжимая свои бумаги в руке.

— Согласна. — Пусть Элен и не готовилась к совещанию заранее, она способна схватывать на лету. — Кстати, можно с тобой поговорить? Я тоже кое-что придумала…

— Конечно. Валяй! — Марсело откинулся на спинку кресла.

Сара остановилась на пороге — видимо, не хотела уходить.

Наверное, Марсело прочитал мысли Элен. Он обернулся:

— Сара, спасибо тебе большое. Я тебя не задерживаю.

— Спасибо, — сказала Сара и вышла.

— Ну, так в чем же дело? — спросил Марсело.

Элен показалось, или его голос действительно стал чуть мягче? Может, она и в самом деле нравится ему?

— Когда-то я писала о деле Суламанов. Бывший муж похитил детей у жены. Я только что поговорила по телефону со Сьюзен и договорилась еще об одном интервью. Хочу написать статью по следам прошлой публикации.

— Зачем? Ей вернули детей?

— Нет… пока не вернули.

— Что же случилось?

— Детей не нашли до сих пор. По-моему, будет интересно, если Сьюзен расскажет, что она чувствует как мать…

Марсело сочувственно нахмурился.

— Наверное, она места себе не находит.

— Да.

— М-да… — Марсело покрутил кистями рук. — Любая женщина, любая мать на ее месте испытывала бы то же самое. Я ей очень сочувствую, но не понимаю, что в этом интересного или необычного.

— Дело не только в ней… — Элен не сумела объяснить, почему история Сьюзен так задела ее за живое. Впрочем, она вообще не умела, что называется, «подавать себя». Она понимала, что история Сьюзен как-то связалась в ее сознании с семьей Брейверман, но говорить об этом Марсело не собиралась. — Можно я съезжу к Сьюзен, возьму у нее интервью, потом расшифрую его и покажу тебе? Возможно, получится неплохая статья.

— Я тебя не понимаю. — Марсело подался вперед, на его губах заиграла недоверчивая улыбка. — Я попросил тебя написать материал об убийстве, который по-настоящему зацепит читателей. Неужели тебе этого мало, Элен?

Она рассмеялась. Юмор — такой же сильный афродизиак, как и власть. Хорошо, что у Марсело развито чувство юмора. И еще его акцент… Он так смягчает согласные, словно шепчет ей на ухо.

Марсело еще больше наклонился вперед.

— Знаю, сегодня ты мною недовольна.

— Что значит «недовольна»?

— Сара сказала, что ты во мне разочаровалась, потому что я уволил Кортни. Поверь, мне пришлось очень нелегко, но я выбрал меньшее из зол. — Марсело помрачнел. — Пожалуйста, не суди меня строго.

— Я и не сужу. — Элен ничего не понимала. Зачем Сара болтает про нее лишнее?! Ничего подобного она ей не говорила! Пора менять тему. — Итак, что скажешь насчет Сьюзен Суламан? Можно мне взять у нее еще одно интервью?

— Нет. Извини.

— Ладно. — Элен встала, пряча разочарование. Спорить с ним сейчас бесполезно. Пора уходить из его кабинета, пока ее саму не уволили.

— Желаю удачи с убийствами.

— Спасибо, — ответила Элен, выходя.

Пора кое о чем поговорить с Сарой. Разговор предстоит жесткий.

9

На месте Сары не оказалось. Не увидев на вешалке ее куртки, Элен направилась к столу соседки Сары, Мередит Снейдер. Из-за большого монитора торчала только макушка, покрытая коротким седым ежиком.

— Мередит, извини, ты не видела Сару?

Мередит подняла голову. Глаза за стеклами очков в черепаховой оправе не смотрели на Элен. Видимо, Мередит всецело была занята своей работой.

— Она ушла.

— А куда — не сказала?

— Нет, извини. — Мередит, наконец, сосредоточилась на Элен, и ее взгляд сфокусировался, как объектив фотокамеры. — Ну и как ты себя чувствуешь после того, как выкинули Кортни?

— Мне грустно. А тебе?

— А мне просто паскудно. — Мередит сокрушенно поцокала языком. — Говорят, на войне настоящий ад. Я была на войне и поработала в редакции… По-моему, одно другого не легче.

Элен улыбнулась, хотя ей было совсем невесело. Мередит служила медсестрой во Вьетнаме, но редко упоминала о своем боевом прошлом.

— Тебе-то волноваться не о чем. Ты у нас человек-легенда.

— Терпеть не могу, когда меня так называют. Легендам памятники ставят. Бронзовые. — Мередит досадливо дернула плечом.

— И все равно, тебя-то не уволят.

— Мне от этого не легче. Я чувствую то же, что и ты. Когда сокращают одного из нас, как будто отрезают руку или ногу… Кортни была хорошим товарищем и отличным журналистом. — Мередит покачала головой. — Я слышала, как ты расстроена.

— О чем это ты?

— Сара говорит, ты очень тяжело восприняла увольнение Кортни.

Элен с трудом подавила раздражение. Мередит склонилась над клавиатурой и понизила голос:

— А еще она обмолвилась, что ты обвиняешь во всем Артура. Кстати, я с тобой согласна. Он — настоящий жлоб.

Элен оцепенела. Артур Джаггисон — владелец газеты. Отзываться о нем плохо равносильно самоубийству! Но самое главное, она даже не заикалась о том, что винит владельца газеты в увольнении Кортни!

— Сара так сказала?!

— Да. — У Мередит зазвонил телефон, и она отвернулась. — Извини. Мне звонят по делу.

— Да, конечно. — Элен вернулась к себе за стол и оглядела зал.

Шерон и Джоуи беседовали по телефону. Заметив ее взгляд, оба демонстративно отвернулись. Интересно, а им Сара что про нее наплела?

Лицо у Элен горело. Она посмотрела за стеклянную перегородку. Марсело сидел, повернувшись к ней спиной. Уже не пококетничаешь с ним издалека… Правда, она сейчас не в том настроении, чтобы стрелять глазами. На клавиатуре лежала небрежно брошенная кипа распечатанных на принтере страниц — Сара поделилась своими заготовками.

Элен пролистала всю кипу. Планы статей, черновики, статистические выкладки… Больше всего на свете ей сейчас хотелось позвонить Саре и сказать ей все, что она о ней думает, но Элен не знала номер ее сотового телефона. Она взяла стакан с остывшим кофе и отпила глоток. Рассеянно посмотрела на заставку на мониторе: портрет Уилла. Неожиданно перед ее глазами встало «искусственно состаренное» лицо Тимоти Брейвермана.

Надо скорее включаться в работу. Элен встала, схватила сумочку и сняла с вешалки куртку.

10

Элен сидела в уютной гостиной, в которой было все, кроме самого главного: детей. Сьюзен Суламан сидела на диване, поджав под себя босые ноги, и мелкими глотками цедила из бокала минералку. Хозяйка дома в джинсах и розовом свитере с вырезом лодочкой в собственной гостиной выглядела на удивление неуместно. Обычная земная женщина в роскошной обстановке… Дорогой дубовый паркет закрыт персидским ковром. Два дивана симметрично стоят у большого, в старинном стиле, камина — с крюками и даже подставкой для старомодного утюга. На идеально круглом вишневом столе сложены последние номера журналов, сбоку — стопка больших дорогих книг по искусству и диктофон. Элен включила его после недолгой предварительной беседы.

— Значит, пока у вас нет никаких новостей о детях? — задала Элен первый вопрос.

— Никаких, — тихо ответила Сьюзен, запуская пальцы в густые каштановые волосы, спадающие на плечи крупными локонами. Настоящая красавица — большие карие глаза, безупречный лоб, идеально прямой нос… Сьюзен Тома Суламан стала победительницей конкурса красоты округа Аллегейни и вышла замуж за мультимиллионера, подрядчика Сэма Суламана. Однако финал сказки про Золушку обернулся настоящим кошмаром. Не случайно вокруг красивых глаз проступили преждевременные морщинки. Не случайно резкие складки выступили на лбу.

— Что вы предприняли, чтобы разыскать их? — спросила Элен.

— Чего я только не предпринимала! — Сьюзен через силу улыбнулась, отчего ее лицо на миг осветилось тенью прежней ослепительной улыбки. — Буквально достала и полицию, и ФБР. Наняла трех частных детективов. Разместила в Интернете объявления, на сайтах по розыску пропавших детей.

— На таких, как АЦПД? — уточнила Элен, вспомнив белую листовку.

— Конечно, на их сайте в первую очередь. И… ничего. Мне звонили только жулики. Никаких следов. Я предложила награду в пятьдесят тысяч долларов. Согласитесь, пятьдесят тысяч — деньги не маленькие!

— Да, конечно.

Брейверманы предложили награду в миллион — с тем же результатом…

— Никогда не забуду тот день, когда он их увез. Это было в октябре, за неделю до Хеллоуина. Линни собиралась пойти на маскарад в костюме Радужной рыбки. — На лице Сьюзен появилась улыбка. — А еще мы обклеили блестками кусок дубовой коры, и она собиралась надеть его сверху, наподобие двойного рекламного щита. Как в книжке…

— Да, знаю.

Сьюзен немного оживилась.

— Ах да, у вас же теперь есть сын. Сколько ему?

— Три года.

— Господи, уже?

— Да, время летит… — Элен пожалела, что заговорила об Уилле, хотя обычно она охотно рассказывала о сынишке. Это ей никогда не надоедало.

— Я читала ваши статьи о нем. Сначала про больницу… Мне очень понравилось.

— Спасибо. Итак, вы начали рассказывать…

— Ах да. Сэм-младший захотел надеть костюм черепахи. Мы сделали ему панцирь из мелкой проволочной сетки… — Сьюзен осеклась. — Ну, в общем, костюм. Это не важно. Мой бывший муж забрал детей, посадил их в машину, и больше я их не видела.

— Мне очень жаль… — Элен не знала, что сказать. После того как она сама стала матерью, слушать о таком просто невыносимо. Голова отказывается понять… — Скажите, со временем боль не утихла?

— Нет. Мне стало только тяжелее.

— Почему?

— Я постоянно думаю о том, чего я лишаюсь. Мне недостает общения с детьми. Я тоскую по ним — по обоим и по каждому в отдельности. И еще я думаю вот о чем: даже когда я верну их, мне уже не удастся наверстать упущенное. — Сьюзен опустила голову. Она как-то сникла. — Я боюсь, что они меня забыли. Что я стану для них чужой, — тихо добавила она.

— Ну что вы! Как они могут вас забыть! — воскликнула Элен, но поспешила сменить тему: — Скажите, а вам, по крайней мере, не легче оттого, что дети находятся не с кем-то неизвестным, а с родным отцом? Что их не похитил какой-то чужой человек, который, возможно, их обижает? — Она снова вспомнила о Брейверманах.

— Откровенно говоря, мне не легче. — Сьюзен нахмурилась. — Сэм был ужасным отцом. Он проиграл тяжбу за право опекунства, а на полюбовное соглашение пойти не захотел, вот и решил мне отомстить. А ведь детям нужна мать… Им нужна я!

— Значит, вы не теряете надежды.

— Да. Я не имею права. Сотрудники ФБР, видимо, думают примерно так же, как и вы. Они не считают мое дело важным, потому что детей похитил не посторонний злоумышленник, а родной отец. Конечно, все люди разные. — Сьюзен поджала губы. — В общем, по их мнению, он вывез детей за границу. Все его деньги размещены в офшорах. А про меня он сказал, что я умерла.

— Неужели он способен на такое? — поразилась Элен.

— Конечно. Мой бывший муж — страшный эгоист, настоящий нарцисс. — Сьюзен отпила глоток воды. В бокале звякнули кубики льда. — Я не согласна с ФБР, но, если я расскажу вам, о чем я думаю, вы решите, что я сошла с ума.

— Нет, что вы. Честно говоря, я не знаю, пойдет ли статья в печать. Все зависит от моего начальника.

Сьюзен нахмурилась.

— А вдруг публикация поможет их найти? Никогда не знаешь…

— Постараюсь вам помочь. Прошу вас, продолжайте.

Сьюзен подалась вперед.

— Мне кажется, что мои дети не за границей. Более того, они где-то близко. Может, не в самой Филадельфии, а в соседних штатах, в Джерси или в Делавэре. В общем, рядом. Я так думаю, потому что я чувствую их… нутром. Я чувствую, что мои дети где-то недалеко от меня. — Убежденность словно подкрепила силы Сьюзен, она даже заговорила громче: — Когда они были малышами, я нервничала, если кто-то заслонял их от меня… даже если мы находились в одной комнате. Я постоянно чувствовала их присутствие. Вот и сейчас по-прежнему чувствую их рядом. — Сьюзен приложила руку к сердцу. — Я выносила их, они были внутри меня, во мне. По-моему, это и есть материнский инстинкт.

Элен покраснела. Неужели такая вещь существует? А как же она? Есть ли у нее материнский инстинкт — ведь она не рожала? Очевидно, не все инстинкты получаешь с рождением.

— Я разместила их фотографии где только могла. Наняла веб-дизайнера, который сделал мне сайт. Попросила, чтобы ссылка на мой сайт всплывала в первую очередь, если они вдруг наберут в поисковой строке свои имя и фамилию. Я целыми днями сижу в Интернете, брожу всюду, куда они могут зайти. Стала завсегдатаем даже на игровых сайтах… Сэмми очень любил играть в «Нинтендо».

Элен пристально смотрела на Сьюзен. Та съежилась в комочек и продолжала:

— Я постоянно объезжаю соседние кварталы, школы. Выискиваю глазами девочек в одежде фирмы «Джамбори», как у Линни. Обращаю внимание на мальчиков в спортивной форме, как у Сэмми. Летом я брожу по пляжам в Холгейте и Рехоботе. Рано или поздно я найду одного из них. Я это знаю. Знаю, и все.

Элен больше не требовалось задавать наводящие вопросы. Сьюзен говорила безостановочно, словно облегчая мучающую ее боль.

— Я дошла до того, что заглядываю во все машины — вдруг кто-то из них сидит на заднем сиденье… Нет такого стадиона, который я не осмотрела бы со всех сторон — и поле, и трибуны. Я часто зависаю у витрин зоомагазинов, потому что Линни любила котят. Если мимо проезжает школьный автобус, я заглядываю в окна. По ночам я езжу по округе и зову своих детей по именам. На прошлой неделе я ездила в Колдуэлл, штат Нью-Джерси, и звала их. Какая-то женщина решила, что я ищу собаку по кличке Линни, и спросила, какой она породы.

Сьюзен осеклась. В комнате надолго воцарилось молчание.

Глядя на свою собеседницу, Элен вдруг осознала: мать, потерявшая ребенка, уже не знает покоя до конца своей жизни.

11

Элен сидела в машине на перекрестке, ожидая, когда загорится зеленый свет. Руки крепко сжимали руль. Она лишь краем глаза заглянула в мир Сьюзен Суламан, но ей захотелось поскорее примчаться домой и обнять Уилла. Громко заверещал мобильник. Нашарив в сумке коммуникатор, она нажала зеленую кнопку «Прием вызова» и услышала знакомый голос:

— Элли-Белли!

— Папа! Как ты?

— Хорошо.

— В чем дело? — По интонации, с какой отец произнес слово «хорошо», Элен сразу поняла: у него что-то случилось.

— Ни в чем. Я собираюсь перекусить. Ты сейчас как, свободна? Я только что вернулся от врача.

— Ты что, заболел?

— Нет.

— Тогда зачем ходил к врачу?

— Просто провериться.

— Ты прошел полный медосмотр в сентябре!

Отец был у врача незадолго до дня ее рождения, поэтому Элен хорошо это запомнила.

— Ничего особенного, обычная проверка.

Элен бросила взгляд на часы и принялась быстро соображать. Отец живет в западном Честере, в сорока пяти минутах езды от центра города. В свое время она уволилась из «Сан-Хосе Меркьюри» и переехала в Филадельфию именно для того, чтобы быть ближе к родителям.

— Ты сегодня дома?

— Да, разбираю электронную почту, считаю расходы.

— Если хочешь, я к тебе заеду. Я сейчас в Ардморе.

— Отлично! Дверь открыта. Целую. Пока!

— И я тебя целую. — Элен нажала отбой и сунула коммуникатор назад, в сумку. Проехав наконец перекресток — скопившиеся машины образовали небольшой затор, — развернулась и помчалась обратно по Ланкастер-авеню. Оказывается, она почти месяц не навещала отца! Да, она, конечно, виновата, но у нее совсем нет времени. Она буквально разрывается между работой и Уиллом. Каждую неделю она переносила часы поездки к отцу. Дни неслись стремительно, как кусочки головоломки, которая почему-то никак не желала складываться. Отдельные части еще выходили, а цельная картинка — нет.

Она прибавила газу.

12

— Привет, папа! — Элен шагнула в кухню, окна которой выходили на поле для гольфа.

Отец жил в Грин-Мэнор, пригороде, где, по словам застройщиков, «созданы все условия для активного отдыха». Он переехал сюда после смерти мамы. Именно тогда он и стал проявлять склонность к активному отдыху — конечно, в пределах своей возрастной категории.

— Привет, солнышко! — Наклонившись над столешницей, отец сосредоточенно нарезал помидор. Он наморщил лоб и прищурил близко посаженные карие глаза. Кончик носа побагровел — расширенные сосуды, признак бывшего алкоголика. Правда, пить он бросил много лет назад. Для своего возраста — шестидесяти восьми лет — выглядит неплохо. В поредевшей шевелюре почти нет седых волос; некоторые считают, будто Дон Глисон красит волосы, хотя Элен уверена, что отец никогда до этого не опустится.

— Папа, ты что, умирать собрался? — спросила она полушутливо.

— Нет, ни за что! — Отец повернулся к ней с широкой улыбкой, которая не раз сослужила ему хорошую службу на бейсбольном поле и на работе — отец работал в компании по продаже автомобильных запчастей и исколесил всю страну.

— Вот и хорошо. — Элен сняла куртку, поставила сумку на стул и поцеловала отца в щеку, вдохнув аромат его лосьона после бритья. Самый приятный аромат с детства! Никакие духи не идут в сравнение… Элен сделала зарубку на память: не забыть подарить отцу флакон «Арамиса».

— А ты, детка, выглядишь просто замечательно! Я смотрю, принарядилась…

— Стараюсь, чтобы не уволили.

— Ну и как, получается? — Отец взял еще один ярко-красный помидор.

Стол был накрыт к обеду: мисочка с паштетом из тунца, купленная в отделе диетических продуктов, батон цельнозернового хлеба и кувшин с зеленым чаем. Узнав, как полезны антиоксиданты, Дон Глисон решительно расстался с вредными пищевыми привычками.

— Пока все в порядке. — Элен подошла к столу, взяла с блюда толстый ломтик помидора, сунула в рот. Помидор оказался безвкусным — что поделаешь, зима.

— Не позволяй всяким ублюдкам себя доставать! Как поживает мой внучок?

— Простудился.

— Я по нему скучаю. Когда я его увижу?

Элен снова почувствовала себя виноватой.

— Привезу его, как только смогу. Ну-ка, выкладывай, зачем ходил к врачу? Ты меня пугаешь.

— Я специально не садился обедать — ждал тебя.

— Спасибо, но ты не ответил на вопрос.

— Сядь за стол, как полагается воспитанной девочке. — Отец поставил блюдо с помидорами посередине и, преувеличенно охнув, опустился на стул. Он всегда притворялся дряхлым старичком, хотя очень за собой следил. Даже в шестьдесят восемь лет оставался в отличной форме — поджарый, мускулистый. Ему очень шел сегодняшний наряд: желтая рубашка-поло, удобные мягкие брюки цвета хаки и теннисные туфли.

— Папа, не тяни. — Обеспокоенная Элен присела рядом с отцом. Рак — болезнь коварная, она нападает неожиданно, из засады. Мама умерла от лимфомы, прожив всего три месяца после того, как ей поставили диагноз.

— Нет-нет, я не болен, ничего подобного! — Отец отвинтил пластмассовую проволочку от пакета с хлебом, вынул два куска из середины и положил себе на тарелку.

— Тогда зачем ты ходил к врачу?

— Сделай себе бутерброд, а потом поговорим.

— Папа, пожалуйста!

— Ты, конечно, можешь не спешить, а вот я голодный. — Отец снял крышку с паштета, взял сервировочную вилку, положил на хлеб горку тунца и размял зубцами, нарисовав сверху сеточку.

— Не тяни время! Папа, что ты так возишься? Можно подумать, ты не сандвич сооружаешь, а… атомный реактор!

— Ну ладно, так и быть, слушай. Я женюсь.

— Что-о?! — Элен оцепенела. — На ком? — Новость застала ее врасплох. Она знала только, что, переехав в Грин-Мэнор, отец начал встречаться с четырьмя дамами сразу. Этакий престарелый Ромео с простатитом.

— На Барбаре Левин.

Элен не знала, что и сказать. Она даже не была знакома с отцовой избранницей. Ее родители прожили вместе сорок пять лет; мамы не стало больше двух лет назад. И вот теперь отец женится… Элен вдруг почувствовала, что мама в самом деле ушла навсегда. Как если бы кто-то поставил жирную точку в конце маминой жизни…

— Слышишь, Эл? Я не умираю. Я женюсь!

— Она что, беременна?

— Ха-ха! — расхохотался отец и ткнул вилкой в рыбу. — Обязательно ей передам!

Элен не скрывала двойственного отношения к происходящему.

— Да уж, вот сюрприз так сюрприз!

— Но приятный, правда?

— Ну… да. Конечно. — Элен старалась не поддаваться эмоциям, но к горлу подступил ком, и она поняла, что взять себя в руки ей не слишком-то удается. — Кажется… я не знакома с твоей счастливой избранницей.

— Барбара для меня очень много значит. — Отец подцепил вилкой ломтик помидора. — Кстати, могла бы меня и поздравить!

— Поздравляю.

— Мне нужно было проверить уровень холестерина. Вот зачем я ходил к врачу.

— А-а-а… Слава богу, что ты не болен!

— Ты права. — Отец положил кружок помидора на рыбу, накрыл сверху еще одним ломтем хлеба, выровнял сандвич и придирчиво оглядел его, как будто прикидывал, как лучше загнать мяч в лунку. Сжал два куска хлеба, опустил руку и посмотрел дочери в глаза. — Вид у тебя не особенно радостный.

— Да нет, что ты, я очень рада. — Элен через силу улыбнулась. Она любила отца, но в ее детстве он почти все время проводил в разъездах. Откровенно говоря, каждый из нас больше тяготеет к матери или к отцу. Поскольку отца часто не бывало дома, Элен стала маминой дочкой.

— Эл, я тоже имею право на счастье!

— Я не говорила, что ты не имеешь…

— У тебя такой вид…

— Папа, прошу тебя!

— Мне надоело жить одному, и потом, я ведь не молодею.

На кухне воцарилось молчание; Элен не пыталась его нарушить. В голову закралась крамольная мысль: почему мама умерла раньше отца, а не наоборот? Ей тут же стало стыдно. Как-никак она любила отца.

— По тебе сразу видно, когда ты расстроена. Ты такая же, как твоя мать. Вы с ней похожи как две капли воды.

На миг Элен лишилась дара речи. Мама была ее лучшей на свете подругой. И этим все сказано.

— Жизнь продолжается.

Элен снова ощутила ком в горле и с трудом заставила себя рассуждать здраво.

— И когда же свадьба? Мне ведь надо купить платье и все такое…

— М-м-м… Понимаешь, в чем дело… Свадьба будет в Италии.

— В Италии? Почему?

— Барбаре приглянулось там одно местечко неподалеку от Позитано. — Отец откусил кусок и принялся энергично жевать, предоставив Элен заполнить паузу.

— И я поеду туда? И Уилл?

— Извини… нет. — Отец посмотрел на нее поверх своего бутерброда. — Мы не собираемся праздновать. В нашем возрасте это просто смешно… Обвенчаемся тихо, без шума, улетаем в конце недели.

— Ничего себе! Вот это скорость!

— Я сказал Барбаре, что ты не будешь возражать. Ее дочь не против.

— Понимаю. — Элен постаралась сделать вид, будто не уязвлена. — Считай, что я не против.

— У нее тоже есть дочь. На год старше тебя. Ее зовут Эбигейл.

— А я думала, у нее сын служит в Корпусе мира.

— Сын — это у Дженет.

— А-а-а… — Элен улыбнулась. Ситуация и правда забавная. — Что ж, прекрасно. Я всегда хотела иметь сестренку. А может, купишь мне лошадку?

Отец улыбнулся, не переставая жевать.

— Чем занимается моя новая сестра?

— Она адвокат. Живет в Вашингтоне.

— И адвоката я тоже всегда хотела. — Элен рассмеялась, и отец тоже, отложив сандвич.

— Ха! Ну, хватит издеваться.

— По-моему, ты молодец. Я правда так считаю. — Когда Элен произнесла эти слова, ей стало легче и ком в горле немного уменьшился. — Папа, будь счастлив!

— Я люблю тебя, котенок.

— Я тоже тебя люблю. — Элен с трудом улыбнулась.

— Ты есть будешь или как?

— Нет. Я жду свадебный торт.

Отец закатил глаза.

— Ну, расскажи мне о ней.

— Лучше я тебе ее покажу. — Отец привстал, вынул из заднего брючного кармана бумажник, расстегнул, пролистал пластиковые конвертики, под первым из которых было фото Уилла, и поднес бумажник к лицу Элен: — Вот. Это Барбара.

Элен внимательно разглядывала отцовскую избранницу. Симпатичная. Короткая стрижка. Стильная женщина, сразу видно.

— Мамочка!

— А ну, отдай! — Отец улыбнулся и забрал у нее бумажник.

— На вид симпатичная. А характер как?

— Разумеется, замечательный. — Отец снова привстал и сунул бумажник в задний карман брюк. — А ты как думаешь? Что она дура и поэтому я на ней женюсь?

— Где вы будете жить — у нее или у тебя?

— Я продаю дом и переезжаю к ней. У нее угловая квартира с отдельным входом и терраса.

— Ах ты охотник за приданым!

Дон Глисон снова улыбнулся и, откинувшись на спинку стула, некоторое время разглядывал дочь.

— Понимаешь, детка, жизнь не стоит на месте.

У Элен к горлу снова подступил ком. Пора сменить тему!

— Я брала интервью у женщины, у той, что похитили детей. Их увез бывший муж. Если помнишь, я писала о том деле. Ее зовут Сьюзен Суламан.

Отец покачал головой. Он не интересовался ее работой. В отличие от мамы. Мама бережно хранила у себя вырезки со всеми материалами дочери, начиная со статей в университетской газете… Последнюю статью она вырезала за три недели до своей смерти.

— В общем, Сьюзен считает, что мать и ее детей связывает инстинкт, — не сразу, с трудом проговорила Элен.

— Мне можешь не рассказывать про материнский инстинкт. У твоей матери он перехлестывал… — Отец просиял. — И вот смотри, какая ты выросла хорошая. И все благодаря ей!

— Погоди, сейчас я кое-что тебе покажу. — Элен встала, открыла сумку и достала оттуда снимок Тимоти Брейвермана в младенческом возрасте. Она протянула снимок отцу. — Ну как, милый малыш?

— Милый.

— Знаешь, кто на снимке?

— Я что, дурак? Конечно Уилл.

Элен стояла молча, не зная, говорить отцу правду или нет. Сначала Сара, а теперь отец приняли Тимоти за Уилла. Странно как-то… Ей стало не по себе. Теперь она поняла, почему ей так недостает мамы. Маме она могла бы рассказать о Тимоти Брейвермане. Мама бы подсказала ей, что делать.

— С тех пор он немного подрос, правда? — спросил ее отец, разглядывая фотографию с неподдельной гордостью.

— Ну и как? Я хочу спросить: как по-твоему, сильно он изменился?

Узловатым от артрита пальцем отец погладил снимок.

— Лоб как будто вырос и щечки стали попухлее. — Он вернул дочери фото. — В общем, личико у него пополнело.

— Это уж точно. — Ложь удалась Элен легче, чем она думала, ведь лгать она совсем не умела. Она сложила фотографию и положила в сумку.

Отец принялся разливать чай, время от времени бросая на нее задумчивый взгляд.

— Он весь в тебя. Ты тоже была толстушкой в раннем детстве. Я еще дразнил тебя «салатницей». Вот и наш Уилл такой же.

— Папа, не забывай, я ведь его усыновила!

— Ах да, верно. — Отец рассмеялся. — Ты такая хорошая мать! Я вечно забываю об этом.

Элен снова промолчала. Она обычно и чувствовала себя родной матерью Уилла, если только не напоминать ей, что она его не рожала. Поэтому она прекрасно поняла, что имеет в виду отец.

— Ты унаследовала свой материнский инстинкт от своей мамы. Ты вообще вся в нее. А то, что Уилл усыновлен, не считается. Какая разница? Сама видишь: мы постоянно забываем об этом!

— Наверное, ты прав. — Элен кивнула. Как ни странно, она была благодарна отцу.

Правда, Дон Глисон всю жизнь умел убеждать кого угодно в чем угодно.

13

Элен показалось, что она добиралась до дому целую вечность. Наконец, она вошла в прихожую, закрыла за собой дверь и спросила у Конни, понизив голос:

— Как он?

— Держится. В два часа я дала ему тайленол. — Конни посмотрела на часы. — Он спит с четырех.

— Он что-нибудь ел? — Элен сняла куртку и повесила в шкаф, а Конни потянулась за своим пальто. Смена домашнего караула.

— Куриный бульон и галеты. Попил имбирного лимонада без газа. А насчет занятий… Сегодня мы особо не напрягались. Он все время норовил полежать. — Конни надела пальто. — После обеда я ему почитала, пока он не заснул.

— Большое вам спасибо!

— Правда, не знаю, много ли он услышал. Лежал себе в кроватке. — Конни застегнула «молнию» и взяла хозяйственную сумку, которую уже уложила.

— Бедняжечка!

— Поцелуйте его за меня. — Конни взяла дамскую сумку.

Элен попрощалась, выпустила Конни, закрыла за ней дверь и заперла на ключ. Все это она проделывала машинально, поглощенная своими мыслями. Раз Уилл только что заснул, у нее есть немного времени и она может заняться делом, которое не давало ей покоя всю дорогу домой. Она скинула сапожки и поспешила наверх.

Через полчаса она сидела по-турецки на своей кровати, склонившись над покрывалом. Лампа под стеклянным абажуром отбрасывала эллипс света на два снимка Тимоти Брейвермана: искусственно состаренную фотографию с белой листовки и компьютерную распечатку снимка младенца с сайта АЦПД. Рядом лежала стопка из десяти фотографий Уилла. Элен отобрала те, на которых четче всего было видно его лицо. Рядом с ней на покрывале сидел Орео-Фигаро, молчаливый и загадочный, как сфинкс.

Элен разложила фотографии Уилла в два ряда по пять штук, в хронологическом порядке. На первых снимках Уиллу от полутора до двух с половиной лет. Дальше шли более поздние фотографии, на них Уилл в возрасте от двух с половиной лет до настоящего времени. Она придирчиво сравнивала снимки. Его личико сильно изменилось! Сначала, когда они только познакомились, он был худенький и болезненный, а теперь посмотрите на него — пышущий здоровьем малыш. Ей в голову пришло сравнение с подсолнухом, который постепенно раскрывается навстречу солнцу.

Она снова посмотрела на верхний ряд фотографий и выбрала ту, где Уиллу года полтора. Малыш во фланелевой рубашке и комбинезоне обхватил руками огромную тыкву — его снимали в канун Хеллоуина. Внезапно Элен вспомнила Сьюзен Суламан, и ей стало нехорошо.

Это было в октябре, за неделю до Хеллоуина. Линни собиралась пойти на маскарад в костюме Радужной рыбки.

Элен помотала головой, отгоняя непрошеное воспоминание. Взяла снимок Уилла, сделанный на Хеллоуин, и положила его рядом с фотографией Тимоти, сделанной примерно в годовалом возрасте. На снимке Тимоти тоже сидел, только в коляске. Когда Элен положила два снимка рядом и взглянула на них, ее словно током ударило.

Лица двух малышей были так похожи, что они вполне могли сойти за однояйцевых близнецов. Одинаково круглые ярко-голубые глаза, одинаково курносые носы. Одинаковые улыбки, с опущенным чуть правым углом рта… И сидят оба мальчика в совершенно одинаковой позе: странно прямо для таких малышей. Ничего удивительного, что Сара и отец приняли Тимоти за Уилла. Элен поднесла оба снимка ближе к свету и сама испугалась сходства. Она недоверчиво покачала головой. И все же невозможно отрицать очевидное.

Она отложила два первых снимка и перешла к более поздним фотографиям Уилла. Взяла одну из последних: Уилл сидит на крылечке в первый день занятий в дошкольной группе. На нем новая зеленая футболка, зеленые шорты и зеленые носочки. Зеленый — его любимый цвет, но он не всем идет, если только вы не эльф-лепрекон из ирландского фольклора.

Элен взяла искусственно состаренное изображение Тимоти и поднесла к фото Уилла. Мальчики казались почти точной копией друг друга, несмотря на то что снимок Тимоти был черно-белый. Глаза той же формы: круглые, широко расставленные. И улыбки похожие, хотя трудно судить, какие у Тимоти зубы. У Уилла зубы идеальные. Единственная незначительная разница — цвет волос. По описанию, данному родителями Тимоти, у их малыша волосы светло-русые, а у Уилла они темно-русые. А так… И овал лица одинаковый, и общее выражение.

Элен отложила фотографии в сторону и задумалась. Потом решила сравнить снимки детей в разном возрасте. Она положила рядом фото младенца Тимоти и недавний снимок Уилла, сделанный в школе. Посмотрела на них и обмерла… Похоже, что Тимоти, став старше, превратился в Уилла. Глаза, нос, рот — все одинаковое, только… старше. Более зрелое. Элен прижала руку к сердцу, рвущемуся наружу.

Она принялась перебирать все снимки по очереди. Положила рядом фотографию Уилла-дошкольника и фото малыша Тимоти в коляске. Все повторилось: Уилл словно стал младше и превратился в Тимоти. У Элен пересохло во рту.

— Конни! — позвал Уилл из своей спальни.

— Иду, милый! — отозвалась Элен. В спешке она спрыгнула с кровати, зацепив стеганое покрывало.

Потревоженный Орео-Фигаро спрыгнул на пол и убрался подальше, выразив свое несогласие с ее поведением громким «мяу!».

Фотографии рассыпались по полу.

14

— Милый, это я, мама. — Элен вошла в детскую, наклонилась над кроваткой.

В темноте Уилл захныкал:

— Мне жарко!

— Знаю, малыш. — Элен обняла сынишку.

Тот доверчиво прильнул к ней, положив голову ей на плечо и обхватив ее ногами, как медвежонок коала. Личико, прижавшееся к ее шее, было мокрым от слез. Элен встала, не спуская сынишку с рук, и немножко покачала его, как маленького.

— Бедняжечка мой!

— Почему мне жарко?

— Давай-ка переоденемся. — Элен опустила Уилла в кроватку.

От слабости малыш даже не вырывался. Оказывается, он так и заснул в водолазке и комбинезоне.

— Сейчас включу свет, приготовься. Зажмурь глазки. Ну как, готов?

Уилл послушно закрыл глаза ладошками.

— Вот молодец. — Элен склонилась над прикроватной тумбочкой и включила лампу со слоненком Бабаром. — Открывай глазки, только медленно, чтобы они привыкли к свету.

Уилл убрал ладошки и усиленно заморгал.

— Я уже привыкаю!

— Вот и хорошо. — Элен собрала валявшиеся на кровати детские книжки с картинками и сложила их на тумбочку. Отстегнула лямки комбинезона и вытряхнула сынишку из штанин. — Ты отлично поспал днем — долго и сладко.

— Мама! — Уилл улыбнулся ей своей кривой улыбкой. — Ты дома!

— Ну да, — ответила Элен, которой стало стыдно. — Я очень рада, что ты так хорошо поспал. Теперь ты скоро выздоровеешь. А ну-ка, дружок, руки вверх!

Уилл послушно поднял руки, и Элен стянула с него влажную от пота рубашку. Посередине маленькой груди белеет тонкий шрамик. Если не вглядываться, то и не заметишь… Когда-то на этом месте был толстый шов, рубец. Сейчас почти ничего не заметно, но Уилл все равно стесняется раздеваться в бассейне и плавает в футболке. — Ты голодный?

— Нет.

— Может, хочешь супчику? — Элен пощупала его лоб рукой. Она уже и не помнила, когда в последний раз мерила сынишке температуру градусником. Она научилась определять ее на ощупь.

— Нет, мамочка, супу не хочу.

— Ну, тогда, может, жучков и червячков?

— Нет! — Уилл развеселился и захихикал.

— Неужели ты объелся ими в обед? Объелся жучками-червячками?

— Нет! — Уилл опять захихикал.

На пороге комнаты показался Орео-Фигаро; в свете лампы его силуэт четко выделялся на фоне двери. Толстый кот, сгорбленный как Квазимодо.

— А, знаю! Ты, наверное, хочешь кошачьего корма! Может быть, Орео-Фигаро с тобой поделится? — Элен повернулась к коту. — Орео-Фигаро, ты поделишься с Уиллом своим ужином? — Она снова повернулась к сынишке. — Орео-Фигаро велел передать: «Нет, пусть ест свою еду!»

Малыш зашелся от хохота, а у его мамы отлегло от сердца. Как просто прослыть гениальным клоуном!

— Ему придется со мной поделиться!

— Орео-Фигаро, тебе придется поделиться. Так Уилл говорит! — Элен повернулась к Уиллу. — Орео-Фигаро говорит: «А я его не слушаюсь! Я кот и гуляю сам по себе!»

— Орео-Фигаро, придется тебе послушаться меня!

— Верно. — Элен взяла с тумбочки флакон жаропонижающего сиропа, отвинтила крышечку и накапала несколько капель в пипетку. — Вот лекарство. Пожалуйста, птенчик, открой ротик!

— Где Орео-Фигаро? — Уилл раскрыл рот, и она вылила лекарство ему на язык.

— Сидит на пороге. Ты проглотил лекарство?

— Да. Мама, дай мне его.

— Ладно, держи! — Элен положила липкую пипетку назад, во флакон, завинтила крышку, подошла к коту и взяла его на руки. Тот позволил ей отнести себя в кроватку. Она положила кота в изножье, и тот тут же обернул лапки хвостом.

— Орео-Фигаро, тебе придется поделиться! — Уилл погрозил коту пальцем, и Элен потянулась за бутылкой с водой.

— Милый, пожалуйста, запей лекарство — ради меня. — Она помогла сынишке запить лекарство водой и снова уложила его на подушку. Какой он маленький, худенький — занимает меньше половины кроватки. Элен укрыла Уилла одеялом.

— Мам, давай не будем сегодня читать.

— Хорошо. Тогда, может, обнимемся? А ну, ползи сюда! — Элен выключила свет, села на перила кроватки, помогла Уиллу присесть и прижала его к груди, крепко обхватив руками. — Ну как ты, малыш?

— Мне щекотно.

Элен улыбнулась.

— У меня свитер кусачий. Ну, расскажи, как ты себя чувствуешь. Горло болит?

— Немножко.

Элен не слишком беспокоилась, потому что, судя по запаху изо рта, острого фарингита у Уилла нет. Чтобы учуять стрептококки, не обязательно быть хорошей матерью. Стрептококки способен учуять даже пьяница.

— Ну а голова как? Болит?

— Немножко.

— А животик?

— Немножко.

Элен обняла сына.

— Как вы сегодня с Конни провели время? Весело было?

— Мам, расскажи сказку.

— Хорошо. Новую или старую?

— Старую.

Элен знала, какую сказку он хочет послушать. Она расскажет и постарается не вспоминать о фотографиях, которые рассыпаны на полу у нее в спальне.

— Жил-был маленький мальчик. Он очень-очень тяжело болел. Его положили в больницу, и он лежал там совсем один. И вот однажды в больницу пришла мама и увидела его.

— Что она сказала? — спросил Уилл, хотя и так прекрасно все знал. Эту сказку он слушал почти каждый вечер и запомнил ее наизусть, от первого до последнего слова.

— Она сказала: «Боже мой, вот самый славный маленький мальчик из всех, кого я видела! Я мама, которой нужен малыш, а он — малыш, которому нужна мама. Я хочу, чтобы этот маленький мальчик был моим».

— Орео-Фигаро кусает меня за ногу!

— Орео-Фигаро, немедленно прекрати! — Элен легонько пнула кота, и тот тут же переключился на ее ногу. — Ну вот, теперь он меня кусает. Ой!

— Он тоже делится!

Элен рассмеялась.

— Совершенно верно. — Она убрала ногу, и кот встал. — Ну, слушай дальше. Мама поговорила с медсестрой, и та сказала: «Да, вы можете забрать домой этого мальчика, если вы на самом деле очень-очень его любите». И мама ответила медсестре: «Надо же, какое совпадение. Я люблю этого малыша очень-очень сильно».

— Мама, скажи, как надо!

Элен вернулась в действительность. Она на минутку отвлеклась, потому что вспомнила о Тимоти Брейвермане.

— И мама ответила медсестре: «Я на самом деле очень-очень люблю этого мальчика и хочу забрать его домой». Все обрадовались, и мама усыновила маленького мальчика, и с тех пор они жили долго и счастливо. — Элен крепче обняла Уилла. — Так и есть на самом деле. Я очень-очень-очень тебя люблю.

— Я тоже тебя люблю.

— Вот и прекрасно. Да, и еще — у них был кот.

— Орео-Фигаро положил голову мне на ногу!

— Это он так говорит, что любит тебя. И просит прощения за то, что кусался.

— Он хороший котик.

— Очень хороший, — согласилась Элен, снова обнимая Уилла.

Малыш затих. Через какое-то время она почувствовала, что кожа сынишки стала прохладней, а ручки и ножки расслабились.

Она еще долго сидела в темной детской, слушая шипение радиатора и глядя в потолок. Недавно она приклеила к потолку светящиеся в темноте пластмассовые звезды, которые образовывали слово «УИЛЛ». Взгляд ее упал на полки, заваленные игрушками и настольными играми, на окно с опущенными белыми пластмассовыми жалюзи. На стенах брели друг за другом мультяшные слоники Бабары; каждый стоял на одной ноге на картонной тумбе, цепляясь хоботом за хвост предыдущего слоненка. Она собственноручно оклеила обоями детскую под оглушительный хип-хоп по радио. О такой детской она всегда мечтала сама и спешила, чтобы все успеть до выписки Уилла из больницы.

Элен перевела взгляд на светящееся созвездие под названием УИЛЛ. Еще совсем недавно в такие минуты она завидовала самой себе и думала: какая же она счастливая! Сейчас же в голову лезли совсем другие мысли. Оказывается, до того, как она увидела проклятую белую листовку, она была счастливее, чем могла себе представить. Она нежно обняла Уилла, но мысли ее блуждали далеко от детской. Вдруг в голову ей пришла еще одна мысль, и такая тревожная, что ждать было нельзя.

Она осторожно уложила Уилла на подушку, встала, укрыла сынишку теплым одеялом и вышла из детской. Она была в одних носках и потому ступала совсем бесшумно.

Орео-Фигаро поднял голову и проводил ее немигающим взглядом.

15

Войдя в кабинет, Элен щелкнула выключателем и уселась за письменный стол. Стол был дешевый, из ДСП; она купила его на распродаже в сетевом магазине канцтоваров. На небольшой столешнице едва умещались системный блок и монитор. Из-за крошечных размеров риелтор обозвал помещение, которое Элен потом отвела под свой кабинет, «швейной». Кроме рабочего места, сюда с трудом входили велотренажер, которым она почти не пользовалась, и разномастные тумбы и шкафчики. В них Элен хранила счета, подготовительные материалы для статей, инструкции к бытовой технике и старые вырезки, которые она не выбрасывала на всякий случай. Вдруг придется искать новую работу?

Сегодня я вынужден буду уволить двоих из вас, а в конце месяца — еще одного.

Элен включила компьютер, открыла электронную почту и первым делом написала Кортни теплое письмо. Потом она вошла в «Гугл» и набрала в поисковой строке: «Тимоти Брейверман». К ее немалому изумлению, поисковик показал результат: 129 страниц. Гораздо больше, чем она ожидала! Элен щелкнула по первой ссылке. Открылась прошлогодняя газетная статья под заголовком: «Мать из Корал-Бридж не теряет надежды». Элен пробежала глазами вступительную часть:

«Кэрол Брейверман надеется на чудо. Если произойдет чудо, ее сын Тимоти, которому сейчас должно исполниться два с половиной года, вернется домой. Ребенка похитили, угнав машину, в которой он находился. Мальчика ищут до сих пор.

„Я знаю, что обязательно найду моего сына, — сказала Кэрол в беседе с нашим репортером. — Я это чувствую, и все“».

Очень похоже на то, что говорила Сьюзен Суламан. Элен стала читать дальше, и ее внимание привлек следующий абзац:

«Когда Кэрол попросили описать Тимоти одним словом, ее глаза наполнились слезами. Подумав, она сказала, что ее сынишка был сильным. „Он мог преодолеть любые трудности, даже в младенческом возрасте. В год он был ниже и слабее большинства своих сверстников, но никогда не хныкал и не жаловался. На празднике по случаю его первого дня рождения все приглашенные малыши были крупнее Тимоти, но он неизменно побеждал во всех играх“».

Элен распечатала интервью Кэрол Брейверман, вернулась в «Гугл» и пробежала глазами заголовки других ссылок. Она входила на те страницы, где шла речь о похитителе. Дело было громким, о нем много писали. Элен невольно сравнила похищение Тимоти Брейвермана с похищением детей Сьюзен Суламан. Несчастной Сьюзен, по ее признанию, пришлось доставать полицейских и агентов ФБР, чтобы те хоть что-нибудь предприняли. Из опубликованных в Интернете статей Элен узнала, что Билл Брейверман, отец Тимоти, служит инвестиционным менеджером в банке, а его мать до брака была учительницей. Выйдя замуж, она оставила работу и всецело посвятила себя заботам о малыше и благотворительности. В числе прочего она собирала деньги в пользу Американской ассоциации людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Американская ассоциация людей, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями?!

Элен сохранила статьи в папке «Избранное», перешла в раздел фотографий, нашла изображения Кэрол и Билла Брейверман и щелкнула по первой ссылке. На мониторе появился крупный снимок: три супружеские пары в элегантных вечерних нарядах. Взгляд ее тут же упал на женщину в центре.

Не может быть!

Элен щелкнула по подрисуночной подписи. Да, она безошибочно узнала Кэрол Брейверман. Уилл так похож на Кэрол, что ее вполне можно принять за его мать. Несмотря на вечернюю съемку и недостаточную резкость, было ясно видно, что глаза у Кэрол голубые, такой же формы и цвета, как у малыша Уилла. Темно-русые вьющиеся волосы до плеч почти того же оттенка, что и у мальчика. У Кэрол красивая фигура; ей очень идет облегающее черное платье. Элен рассмотрела Билла Брейвермана. Ничего выдающегося — среднестатистический красавец с карими глазами. Нос прямой, отдаленно напоминает нос Уилла. Улыбка широкая, непринужденная и уверенная. Типичный успешный предприниматель.

У Элен закружилась голова. Она вернулась в «Гугл», щелкнула вторую ссылку с фотографией и вскоре обозревала еще один групповой снимок у бассейна. Здесь Кэрол, Билл и их друзья позировали уже не в вечерних костюмах, а в майках и шортах. Очевидно, они опять снимались вечером или ночью. Теперь у Кэрол была другая прическа: короткая, до ушей, почти мальчишеская стрижка, из-за нее она еще больше походила на Уилла. Элен рассмотрела Билла как следует. Худощавый, но крепкий, жилистый, с мускулистыми плечами и ногами. Вроде бы тоже похож на ее сынишку…

— Полный бред, — произнесла Элен вслух. Она отодвинула компьютерную мышку, встала со стула и подошла к тумбе, в которой хранились документы. Выдвинула верхний ящик, сняла наваленные сверху зеленые конверты-файлы, просмотрела папки с подшитыми документами, надписанные от руки: «Выписки с банковского счета», «Платежи за машину», «Архив». Наконец она нашла папку, озаглавленную: «Уилл». Вынула ее, вернулась за стол, раскрыла.

Сверху лежали вырезки со статьями о работе медперсонала в детском кардиоцентре. За ними шла серия статей, посвященных усыновлению Уилла. Элен нетерпеливо листала страницы, пока не наткнулась на самое первое фото Уилла в больничной кроватке. В газете эту фотографию поместили на первую полосу. Тогда Уилл был совсем не похож на себя теперешнего — такой худенький, болезненный. Элен вздрогнула от страшных воспоминаний и отложила снимок в сторону. Вот и конверт с документами об усыновлении. Наконец-то! Элен вытащила его из папки и открыла.

Самая главная бумага: решение суда. Официальный бланк с шапкой «Суд общегражданских исков округа Монтгомери штата Пенсильвания, отдел охраны прав сирот». Текст документа набран полужирным шрифтом.

«Рассмотрев заявление Элен Глисон об установлении усыновления, суд принимает решение о полном удовлетворении ее просьбы о принятии в семью ребенка на правах кровного, с официальным присвоением ему статуса сына Элен Глисон».

Формально все в порядке. Документ вступил в законную силу, и Уилл официально считается ее сыном. Элен прекрасно помнила то заседание суда. Они вместе с Уиллом поднялись на второй этаж здания суда в Норристауне, судья широко улыбнулся, ударил своим молоточком и зачитал вслух текст решения. Потом он добавил, и Элен никогда не забудет его слов:

— Редко я бываю так счастлив, вынося свое решение!

При воспоминании о том счастливом дне на душе у нее немного полегчало. Слушая судью, она держала маленького Уилла на руках. И вот заседание объявлено закрытым, и она официально стала его матерью!

Элен стала читать дальше:

«В соответствии с актом об усыновлении органы опеки и попечительства представили в суд заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам усыновляемого ребенка».

Она усыновила Уилла на законных основаниях, выполнила все требования, которые были к ней предъявлены. Дело закрыто. Она не обязана была знакомиться с биологическими родителями Уилла. Те добровольно подписали согласие на усыновление и отказались от своих родительских прав. Все необходимые документы представила суду адвокат Элен. Имя и адрес адвоката были напечатаны внизу страницы: Карен Батц.

Элен прекрасно помнила Карен. Она работала в Ардморе, в пятнадцати минутах езды от дома Элен. Карен показала себя умным и опытным специалистом по семейным делам. Она помогла Элен заполнить все необходимые документы, сопровождала ее в суде. И гонорар, который она запросила, оказался вовсе не запредельным. Тридцать тысяч долларов — обычная плата за усыновление ребенка. Что ей тогда говорила Карен? Биологическая мать ребенка мечтает о том, чтобы ее сынишку кто-нибудь усыновил, желательно, чтобы он попал в состоятельную семью. Тогда родители смогут оплатить дорогостоящую операцию, и малыш будет здоров. Кроме того, Карен указала на то, что усыновление тяжелобольного ребенка склонит судей на сторону Элен: как-никак она не замужем.

Позже судья высказался так:

— Можно сказать, всем заинтересованным сторонам крупно повезло.

Все документы были оформлены безукоризненно. Далее на плечи Элен легла ответственность за лечение Уилла. Операция и последующий уход обошлись в двадцать восемь тысяч долларов с хвостиком, но Элен договорилась с администрацией больницы о рассрочке. И вот наконец она выплатила всю сумму до конца, Уилл выздоровел и окреп, и они зажили вместе.

От счастливых воспоминаний у Элен полегчало на душе. Она убрала конверт в папку, а папку — в ящик. Задвинула ящик, но не вернулась за стол, а задумалась. Над тумбой с документами на стене висела репродукция Гогена; она сама подбирала к ней рамку. Через некоторое время Элен поняла, что внимательно разглядывает репродукцию. Тропические цветы, яркие краски — все оттенки синего и зеленого — отчего-то тревожат ее. В чем дело? В доме тишина. На улице завывает ветер. Иногда тихонько булькает вода в радиаторе отопления. В спальне наверху, наверное, мурлычет кот. Все хорошо.

И все же… Надо поговорить с адвокатом.

16

На следующее утро Элен одевалась на автопилоте. Натянула джинсы, свитер, сунула ноги в сабо на толстой подошве. На свитер надела пуховик. Сушить мокрые волосы после душа не стала. Глаза подкрасила кое-как. Элен отвратительно спала и не отдохнула. Всю ночь напролет ее одолевали тревожные мысли.

— Вы сегодня рано, — заметила Конни, устраивая свою теплую куртку на вешалку.

В застекленную верхнюю дверную панель светили яркие лучи солнца, отчего казалось, будто в прихожей тепло.

— Да, у меня уйма работы, — солгала Элен и сама себе удивилась. Почему, собственно, она говорит неправду? — Сегодня у него нет температуры, но он плохо спал. Пусть еще денек посидит дома.

— Ладно, отдохнем от занятий.

— Хорошо, спасибо. — Не поворачиваясь к няне лицом, Элен схватила со столика в прихожей дамскую сумку и большой конверт с документами. Распахнула дверь. — Я с ним попрощалась. Он играет в постели — что-то строит из «Лего».

— Тяжело мне придется!

— Да, знаю, детальки от конструктора будут на полу и в кровати. Извините, я не подумала.

— Похоже, снегопада не будет, — дипломатично улыбнулась Конни.

— До свидания, спасибо. — Элен вышла за порог, мельком заметив озадаченное выражение лица няни. Она плотнее запахнулась в пуховик и, вдыхая морозный воздух, заспешила к машине.

Через десять минут она подъехала к двухэтажному кирпичному зданию на площади и остановилась у знака «Стоянка для служебных автомашин». Утром она несколько раз набирала рабочий номер Карен Батц, но адвокат не сняла трубку. Автоответчик у нее оказался отключен. Элен решила заехать наудачу. Все равно офис Карен по пути в город. Элен очень надеялась, что Карен ее примет. Даже сотрудник отдела очерков умеет, когда нужно, проявить напористость.

Элен взяла сумку, конверт и вышла из машины. Поднялась на крыльцо, толкнула синюю дверь. Как всегда, не заперто. Прихожая оформлена в колониальном стиле. Стойка для зонтиков с изображением охотничьих сцен… Справа дверь: «Адвокатская контора». Элен шагнула за порог и недоуменно прищурилась.

Кабинет Карен изменился до неузнаваемости. На полу появился темно-синий ковер — его не было прежде, как и дивана в мелкий цветочек и двух таких же мягких кресел. Вместо многочисленных детских фотографий — плакаты с видами пляжей и серферов; на стене висит большое зеркало в ракушечной рамке.

— Чем я могу вам помочь? — Из примыкающей комнаты вышла пожилая дама, судя по всему помощница адвоката. Лет шестидесяти пяти на вид, в кардигане с вышитыми лыжниками и длинной вельветовой юбке. На кончике носа очки для чтения, коротко стриженные каштановые волосы. В руках дама сжимала пустой кофейник.

— Я ищу Карен Батц, — объяснила Элен.

— Она здесь больше не работает. Ее кабинет занял Карл Гейгер. Мы занимаемся недвижимостью.

— Извините. Я звонила Карен по телефону, но она не сняла трубку.

— О чем они только думают в телефонной компании! Давно пора отключить телефон! Я все время им напоминаю, но они ничего не делают. Вы не первая, кто приходит сюда по ошибке.

— Я ее клиентка. Вы не знаете, куда она переехала?

Глаза помощницы адвоката заблестели.

— Неприятно сообщать людям такую новость, но миссис Батц скончалась.

— В самом деле? — переспросила изумленная Элен. — Когда? Ведь ей было всего сорок с небольшим…

— Полтора-два года назад. Мы переехали сюда примерно тогда же.

Элен сдвинула брови.

— То есть сразу после того, как она вела мое дело…

— Мне очень жаль. Может, присядете? Воды хотите?

— Нет, спасибо. От чего она умерла?

Помощница Карла Гейгера ответила не сразу. Поколебавшись, она подошла к Элен и понизила голос:

— Откровенно говоря, она покончила с собой.

Элен застыла на месте.

— Покончила с собой?! Но… — Она прекрасно помнила Карен. Замужняя женщина, трое сыновей. Весь стол уставлен детскими фотографиями… — Но ведь она была замужем, и у нее трое детей!

— Знаю. Очень жаль. — В соседней комнате зашуршали бумаги, и помощница Карла Гейгера встрепенулась. — Извините, мне надо идти. У нас сейчас оформление сделки.

Элен пришла в замешательство.

— Она помогла мне усыновить ребенка, и я хотела кое-что с ней обсудить…

— Попробуйте обратиться к ее мужу. Возможно, он сумеет вам помочь. Тех, кто сюда приходит, я обычно направляю к нему. — Помощница адвоката подошла к компьютеру и нажала несколько клавиш. В стеклах очков заплясали блики от монитора. Потом она вынула из стакана ручку и что-то написала на листе бумаги. — Его зовут Рик Маскоу. Вот его рабочий телефон.

— Спасибо. — Элен взяла записку. Код 610, значит, Рик Маскоу работает в пригороде Филадельфии. — А его адрес у вас есть?

— Я не уполномочена давать адреса.

— Понимаю. Спасибо.

Вернувшись в машину, Элен, не заводя мотора, тут же стала звонить по мобильному телефону мужу Карен. Несмотря на раннее время — всего десять минут девятого, — он оказался уже на месте.

— Маскоу слушает.

— Мистер Маскоу… — Элен представилась и продолжала: — Извините за беспокойство, но я… м-м-м… была клиентом Карен. Примите мои соболезнования.

— Спасибо, — сухо ответил Маскоу.

— Она помогла мне усыновить ребенка, и я хотела с ней поговорить. У меня несколько вопросов насчет…

— Ее практика перешла к другому адвокату. Вы должны были получить письмо. Могу сообщить вам его адрес и телефон.

— Меня интересуют только документы по моему делу. Архивные дела тоже перешли к преемнику?

— Ваше дело давнее?

— Карен занималась им года два назад. — Элен невольно вздрогнула: какое совпадение! Но даже если Маскоу что-то заметил, виду он не подал.

— Архивные дела хранятся у меня в гараже. Приезжайте и ищите, что вам надо. Вот и все, что я могу для вас сделать.

— Чудесно! Когда можно приехать?

— До конца месяца я занят, мы сдаем проект.

— Прошу вас, а нельзя пораньше? Для меня это очень важно. — Элен уловила в собственном голосе тревогу, удивившую даже ее саму. — Нельзя ли заехать к вам на этой неделе? Или… даже сегодня вечером? Простите, что так нахально напрашиваюсь, но я вас не побеспокою. Мне бы только войти в гараж. Я сама все найду.

— Сегодня?!

— Прошу вас!

— Ладно, хорошо… Гараж вам откроет экономка. Ее зовут Венди. Я ей позвоню.

— Огромное вам спасибо! Я приеду часам к шести. — Элен про себя взмолилась: только бы Конни сегодня смогла задержаться!

— Лучше приезжайте к семи, когда дети поужинают. В гараже ищите коробки с эмблемой перевозочной фирмы. Венди вам покажет. В общем, не перепутаете. — Маскоу продиктовал Элен адрес.

Она снова поблагодарила его, отключилась и тут же забила продиктованный адрес в свой коммуникатор.

Как будто она способна его забыть!

17

— Элен, зайди ко мне! — позвал ее Марсело, едва она вбежала в редакцию.

— Сейчас. — Она помахала ему рукой, заметила, что в кабинете редактора сидит Сара, и ей стало не по себе. Элен торопливо скинула пуховик и подхватила его вместе с сумкой и конвертом.

— Доброе утро. — Марсело, улыбаясь, встал из-за стола.

Элен мысленно отметила: черные брюки и матовая черная рубашка очень идут ему, выгодно подчеркивая широкие плечи и отменную талию. Либо он не вылезает из тренажерного зала, либо она просто влюбилась по уши.

— Привет! — Сара кивнула ей, и Элен села, едва кивнув коллеге.

Марсело тоже сел.

— Вчера вечером Сара взяла интервью у нового начальника полиции. Правда, здорово?

Элен готова была зарычать.

— Угу. Здорово.

— Он рассказал о ситуации с ростом тяжких преступлений. Вот погоди, прочтешь расшифровку… Просто потрясающе! — Марсело повернулся к Саре. — Не забудь переслать Элен копию. Я хочу, чтобы вы были в курсе дел друг друга. Так мы скорее закончим материал.

— Ясно. — Сара что-то черкнула в блокноте.

Марсело повернулся к Элен.

— Ну а как поживает твой кусок? — Черные глаза выжидательно сверкнули.

— Пока ничего существенного. — Элен лихорадочно соображала… — Мысли у меня есть, но пока ничего важного.

— Что ж, хотя бы честно. — Марсело кивнул. Даже если Элен его разочаровала, он не подал виду. — Как только будет готов черновой вариант, покажи его мне и Саре.

В разговор вмешалась Сара:

— Элен, на третьей странице тех материалов, которые я тебе вчера положила на стол, есть список экспертов и людей, у которых имеет смысл взять интервью. Первым номером у меня идет Джулия Гест. Во время предварительной беседы она охотно согласилась дать интервью и поделиться своими соображениями. По-моему, тебе лучше начать с нее.

— Может быть, так я и поступлю, — ответила Элен, с трудом подавляя раздражение.

Марсело хлопнул в ладоши, словно тренер спортивной команды.

— Итак, за работу! — Он пристально посмотрел на Элен, однако его взгляд отнюдь не был манящим. Скорее, в его глазах читалось: скоро тебя уволят.

— Спасибо. — Элен вышла из кабинета редактора следом за Сарой.

Та на ходу вынула из футляра на поясе мобильный телефон и тут же принялась кому-то названивать. Элен на ходу сбросила свои вещи на чей-то пустующий рабочий стол и, не давая Саре начать разговор, догнала ее.

— Погоди-ка секундочку.

— В чем дело? — Сара развернулась, прижав к уху телефон.

— Тебе не кажется, что нам с тобой нужно поговорить?

— Давай потом! — отмахнулась Сара, но Элен не собиралась спускать ей все с рук. Она молниеносно выхватила у Сары телефон, нажала кнопку «Отбой» и круто развернулась в обратную сторону.

— Если хочешь получить свою игрушку, приходи в женский туалет!

18

— А ну, отдай! — Сара протянула руку. Ее черные глаза сверкали. — Ты что, совсем уже?

— Это я-то совсем уже?! — Элен повысила голос, который особенно гулко отдавался в отделанном кафелем помещении. — С какой стати ты плетешь всем про меня невесть что?

— О чем ты? Не понимаю.

— Ты сказала Марсело, что я очень расстроилась из-за Кортни, а Мередит сообщила, будто я поносила Марсело и Артура.

— Ничего подобного я не говорила. Отдавай телефон! — Сара нетерпеливо взмахнула рукой, и Элен с размаху ткнула телефон ей в руку.

— Мередит сама мне передала, и Марсело тоже. Если ты забыла, напоминаю: Марсело — наш непосредственный начальник! Чего ты добиваешься — чтобы меня уволили?

— Да ладно тебе! — поморщилась Сара. — Мередит не так меня поняла. Я не говорила, будто ты поносила Марсело и Артура.

— Я ни словом о них не упоминала!

— Ты назвала их ублюдками! — парировала Сара, отчего Элен лишилась дара речи.

— Что?! Когда?

— Да здесь, перед тем как за Кортни пришли. Ты сказала: «Не позволяй всяким ублюдкам себя доставать».

— Сара, ты что, с ума сошла? Это просто выражение такое. Мой отец постоянно его повторяет. Я никого конкретно в виду не имела!

— Как бы там ни было, ты так сказала, — фыркнула Сара. — А я ни с кем не сплетничала, поделилась только с одной Мередит.

— И ее одной достаточно. Мы ведь в газете работаем, не забыла?

— Мередит болтать не станет.

— В наши дни болтают все.

Сара закатила глаза.

— Какая ты, оказывается, чувствительная!

— Кстати, а как насчет Марсело? Ты ведь и ему про меня наврала. Сказала, что я в нем разочаровалась!

— Он спросил, как настроение у сотрудников после увольнения Кортни. Я ответила: плохое, и ты тоже подавлена. Вот и все. — Сара подбоченилась. — Или ты хочешь сказать, что радуешься увольнению Кортни?

— Конечно нет.

— Тогда на что жалуешься?

— Больше не болтай про меня начальству, поняла?

Сара отмахнулась:

— Подумаешь! Какая разница? Марсело все равно тебя ни за что не уволит, и ты прекрасно знаешь почему.

Элен покраснела от злости.

— Ну знаешь! Это уже просто хамство!

— А мне плевать. Мы с тобой вместе работаем над аналитическим обзором. — Сара облокотилась о раковину. — Хватит изображать оскорбленную невинность. Сделай одолжение, прочитай мои заготовки и договорись об интервью с Джулией Гест. От этой статьи зависит моя работа, и я не позволю тебе все изгадить!

— Насчет работы не переживай. Занимайся своими делами, а я займусь своими.

— Да уж, сделай милость.

Сара широким шагом прошла мимо нее к двери и что-то буркнула себе под нос. Элен тоже выругалась в сердцах.

Как ни странно, обе высказались одинаково: «Сука!»

19

Всю вторую половину дня Элен читала наброски Сары и бродила в Интернете, изучая материалы о растущем уровне преступности. Она понимала, что надо звонить и договариваться об интервью, но ей никак не удавалось сосредоточиться. В голову все время лезли мысли о Карен Батц. Сегодня она разыщет в архиве адвоката документы, связанные с усыновлением Уилла, и, возможно, узнает кое-что новое. Элен успела позвонить Конни. К счастью, няня согласилась задержаться.

Рассеянно оглядев разбросанные по столу бумаги, Элен приказала себе сосредоточиться на работе. Или хотя бы притвориться деловитой. Марсело в своем кабинете беседует с сотрудниками; ее стол ему отлично виден. Она подняла голову, и в ту же секунду Марсело посмотрел на нее через стеклянную стену.

Элен вспыхнула и улыбнулась; Марсело быстро отвернулся, переведя взгляд на своих собеседников. Он что-то бурно обсуждал, жестикулировал. Элен опустила голову и постаралась сосредоточиться. Через несколько часов стемнеет…

Она взяла телефон.

20

В той части города, куда она приехала, улицы пустели рано. Солнце быстро уходило за горизонт, оставляя темнеющее небо. Элен объехала квартал, время от времени останавливаясь и делая пометки в блокноте. Сточные канавы завалены бытовыми отходами; под напором воды горы мусора перемещаются, правда, совсем недалеко. Повсюду стоят старые машины, возле них тоже скапливается мусор. Ряды закопченных двух-трехэтажных домов, разбитые тротуары; во многих окнах нет стекол, вместо них вставлены листы фанеры, почти сплошь расписанные граффити. В других зияют черные провалы, неприглядные, как дыры в беззубом рту. Навесы над крылечками просели, облупившиеся ставни висят на одной петле. Зато на каждом целом окне, на каждой двери — решетка. В одном месте решеткой обнесено все крыльцо, отчего дом похож на клетку.

Здесь, на Эйснер-стрит, всего две недели назад в своей комнате погиб восьмилетний мальчик. В него попала шальная пуля. Убитого мальчика звали Латиф Уильямс.

Элен повернула на Эйснер-стрит. На всей улице горел единственный фонарь. Его тусклые лучи освещали наваленную в углу гору мусора, булыжников и старых покрышек. Она остановилась у дома номер 5252, где жил Латиф. Перед домом — своего рода мемориал, памятное место. Сейчас почти ничего не видно… Когда ее глаза привыкли к полумраку, она разглядела красного игрушечного зайчика, фигурку Человека-паука, несколько детских рисунков фломастером, большой пакет фруктовых драже, открытки с выражением соболезнования, огромный букет искусственных маргариток и горшок филодендронов, который так и не вынули из целлофана. Над всем этим висела растяжка, написанная несмываемым фломастером: «ТИФ, МЫ ТЕБЯ ЛЮБИМ!» По краям стояли свечи. Правда, сейчас, на холоде и на ветру, они не горели. Латифу Уильямсу даже после смерти было отказано в крошечной толике тепла и света…

К горлу Элен подступил ком. Она не помнила, сколько точно детей погибло в Филадельфии в прошлом году, да это и не важно. Все равно нельзя, невозможно смириться с тем, что дети погибают от пуль. Элен надеялась, что никогда не очерствеет душой, никогда не привыкнет к тому, что в наше время на улицах или у себя дома гибнут дети. Притормозив, она заехала на парковку, взяла все необходимое и вышла из машины. Мать Латифа согласилась дать ей интервью.

Двадцатишестилетняя Летиция Уильямс оказалась настоящей красавицей: худое лицо, чуть раскосые карие глаза, высокие скулы, полные губы, не тронутые помадой. В мочках ушей висели длинные серьги с деревянными бусинами. Волосы средней длины были выкрашены в светло-рыжий цвет. Летиция выпустила поверх джинсов безразмерную черную футболку с фотографией сына и подписью: «Латиф, покойся с миром».

— Спасибо, что приехали, — сказала Летиция, придвигая к Элен большую кофейную кружку.

Они сидели за круглым столом в маленькой, уютной кухне. Элен огляделась. Шкафчики облицованы темным деревом, рабочий стол заставлен противнями для выпечки и формочками для печенья. Два пирога на блюде накрыты фольгой. Летиция сказала, что они «вышли неудачными» и ей стыдно подавать их на стол.

— Это вам спасибо за то, что вы в такое тяжелое для вас время не отказались встретиться со мной, — ответила Элен, выразив матери погибшего мальчика свои соболезнования. — Пожалуй, единственное, что мне не нравится в моей работе, — необходимость приставать к людям, когда они переживают самое страшное… Пожалуйста, еще раз примите мои соболезнования.

— Спасибо. — Летиция села и устало улыбнулась. — Я хочу, чтобы про него написали в газете. Тогда, может быть, до всех наконец дойдет, что у нас творится. Пусть люди знают, что в нашем квартале каждый день убивают детей. Нельзя, чтобы все ограничивалось сухими цифрами, статистикой… Цифрами не проймешь.

— Вот именно! Потому-то я к вам и приехала. Я хочу, чтобы читатели нашей газеты поняли, что значит потерять ребенка, убитого шальной пулей… Извините.

— Ничего. Я уже все слезы выплакала по Латифу. Но я не верю, что вам удастся до них достучаться. Знаете, чего ваши читатели ни за что не поймут?

— Чего?

— Для таких, как я или Диана — соседка, у нее тоже недавно убили ребенка… Она живет напротив, через дорогу… Так вот, для нас с ней мир перевернулся. Мы ведь не просто горюем. Мы злы на весь мир! Гнев переполняет нас! Вот где у нас уже сидит этот ужас! — Летиция провела ребром ладони по шее. Она говорила нараспев, как будто молилась. — Все матери в нашем районе до смерти боятся, что их ребенка тоже убьют шальной пулей. Как будто мы мишени в каком-то адском тире… А остальные живут так, словно ничего не происходит! И ничего не меняется. И это Америка!

У Элен рвались с губ слова сочувствия, но она благоразумно промолчала. Интересно, удастся ли ей передать в статье чувства Летиции?

— Помните, что было во время урагана «Катрина»? Мы здесь живем как будто в другой стране. Как будто в США два свода законов, разные правила, разные цели для белых и для черных, для богатых и для бедных! Вот что я думаю, если коротко. — Летиция ткнула в Элен указательным пальцем. — Вы живете в Америке, а я нет. Вы живете в Филадельфии, а я нет!

Элен не знала, что ответить, поэтому промолчала.

— В том месте, где живу я, моего ребенка могут пристрелить на улице, и никто ничего не заметит. Знаю, вы хотите привлечь к нашим проблемам внимание властей, призвать соседей к бдительности, чтобы они вовремя вызывали полицию и все такое, а я соседей ни в чем не обвиняю. Они тоже люди. Если они донесут на убийц, они покойники! Бандиты убьют и их, и их близких… Их детей.

Элен не перебивала взволнованную Летицию. Сейчас слова убитой горем матери шли из самого сердца. Пусть выскажет, что у нее наболело… Она заслужила это право.

— Поэтому все, что мне остается, — рассказать вам о том, каким был мой Тиф, потому что он… — Летиция бегло улыбнулась, и ее ожесточенные глаза на секунду потеплели. — Забавный он был мальчик, настоящий клоун. Бывало, смешил нас до слез. На последней вечеринке в школе он из себя выходил, и все просто падали от хохота. Вы не представляете, как я по нему тоскую…

Элен вспомнила Сьюзен Суламан, которая ездит по округе и ищет своих детей. И Кэрол Брейверман, которая вот уже два года надеется на чудо.

— Понимаете, что самое страшное? Тиф был моим сыном, но ведь он не единственный, кого здесь убили. — Летиция прижала руку к груди, закрыв фотографию сына на футболке. — Недавно в нашем квартале подстрелили еще троих детей, всех троих насмерть. Можно вас спросить: случается ли такое там, где живете вы?

— Нет.

— Значит, только в этом году убиты четверо. А в прошлом году, а в позапрошлом? Вы ужаснетесь, если представите. Только на нашей улице погибли восемь детей. Только на нашей! Целая гора трупов…

Элен покачала головой. Да, восемь убитых детей — огромная цифра. Но ведь для матери погибшего ребенка в общем не важно, сколько всего убито детей. Один застреленный ребенок — так же страшно, как и восемь, десять, двенадцать. Достаточно и одного… В этом случае один — огромная цифра.

— Можно сказать, по нашим улицам бродят привидения убитых детей! И таких в нашем квартале полным-полно. Скоро бандитам некого станет убивать. Филадельфия станет городом-призраком, как на Диком Западе. Городом полным привидений!

Слушая горькие слова Летиции, Элен невольно подумала, как много общего у Летиции Уильямс и Сьюзен Суламан, двух очень разные женщин, которые как будто живут в разных городах, разных мирах! Обеим нет покоя — и, видимо, уже не будет до конца жизни. Может, и Кэрол Брейверман чувствует то же самое? Элен стало не по себе. Она вспомнила о папке с архивным делом, которая лежит в гараже. Возможно, в ней отыщется ответ на мучительный для нее вопрос.

Неожиданно Летиция спросила:

— У вас есть дети?

— Да, — кивнула Элен. — Сын.

— Это хорошо. — Летиция улыбнулась. — Не отпускайте его от себя, слышите? Не отпускайте его от себя. С детьми так: никогда не знаешь, когда потеряешь.

Элен кивнула. На минуту она лишилась дара речи.

21

Элен стояла посреди гаража и озиралась по сторонам. В морозном воздухе от ее дыхания шел пар. К металлическим стеллажам прислонились детские велосипеды, на полках лежали футбольные мячи, целая гора роликовых коньков и наколенников, канистра с небесно-голубым антифризом. На полу стояли замасленные флаконы из-под полироли, баллоны со средством от насекомых. В углу старый верстак, за ним — велотренажер. Над головой горят лампы дневного света. Слева пусто. Наверное, в ту часть гаража Рик Маскоу загоняет машину — на бетонном полу четыре масляных пятна. Правее, на том месте, где раньше, видимо, стояла машина Карен Батц, высится груда картонных коробок, похожая на кубик Рубика. На самой верхней коробке лежит заброшенный кем-то и забытый теннисный мяч.

Архивные дела тоже забыты и заброшены. Они никому не нужны.

Элен расстегнула пуховик, подошла к груде коробок и сняла самую верхнюю. Оказалось, что дела в коробках разложены по алфавиту, по фамилиям клиентов. Элен принялась искать дела на букву «Г». Через десять минут она совсем согрелась; весь пол вокруг нее был уставлен коробками. Она открыла ту, на которой было написано: «Га–Го», и заглянула внутрь. Коробка была так туго набита плотными крупноформатными желтыми конвертами с делами, что Элен пришлось вынуть один, чтобы можно было без помех перебирать остальные. На каждом конверте имелась белая наклейка с фамилией клиента. Элен начала с первого конверта. Она обратила внимание, что на наклейках, как правило, две фамилии. Дела о разводе, дела об оформлении опеки… Карен была специалистом по семейным и бракоразводным делам. «Галетта, Билл и Калпанна»; «Гарднер Дэвид и Маккейн Мелисса»; «Гентри, Роберт и Синьвэй»; «Гиббс Майкл и Карбоун Пенни». Когда она добралась до «Гилбертов, Дилана и Анджелы», сердце у нее тревожно забилось. Но за супругами Гилберт не оказалось конверта с делом «Глисон Элен». За Гилбертами шли «Гейл Джон и Редд Люси».

Элен перебрала конверты, подписанные «Голд, Хауард и Мойде»; «Голд, Стивен и Калина». Дальше шла Голдбергер Дарья. Глисон нет. Ее конверт не сунули по ошибке в конец литеры. Она быстро перебрала все конверты на букву «Г». Голден, Голен, Горман, Грант, Грин. Глисон точно нет. Озадаченная, она взглянула на груду коробок, потом осмотрела те, которые стояли вокруг нее на полу. Есть и другие коробки, помеченные буквой «Г». Дело Глисон могли по ошибке засунуть в любую из них. Элен глубоко вздохнула и засучила рукава. Через два часа она изучила все фамилии на букву «Г», но свое дело так и не нашла.

Где же оно?

Она принялась укладывать коробки на место, стараясь, чтобы «кубик Рубика» не развалился. Вдруг громко зарокотал мотор. Дверь гаража с шумом отъехала в сторону, и ей в глаза ударил ослепительный свет фар. Элен зажмурилась. Когда глаза постепенно привыкли, она увидела перед дверью гаража внедорожник. Водитель вышел из машины, подошел к ней и представился:

— Рик Маскоу. — Он шагнул в круг света. — Еще не закончили? — Рик Маскоу оказался высоким лысым мужчиной за пятьдесят, безусловно старше покойной Карен.

— Извините, но я никак не могу найти свое дело. Не волнуйтесь, я все расставлю по местам. Я уже почти закончила.

— Погодите-ка… — Маскоу заморгал глазами. — Я ведь вас помню! Вы журналистка, которая усыновила ребенка и написала о нем статью?

— Совершенно верно. — Элен снова представилась.

— Когда мы с вами разговаривали по телефону, я как-то не сообразил, кто вы такая. Голова была забита другими делами. — Маскоу протянул ей руку, и она пожала ее. — Извините, если нагрубил вам. Жаль, что я не вспомнил вас сразу. Статьи, которые вы написали, так понравились Карен!

— Она была очень хорошим адвокатом. Примите мои соболезнования.

— Спасибо.

— Вы не знаете, куда могло подеваться мое дело? — Элен подхватила коробку и поставила ее на другую. — Может, оно теперь у адвоката, к которому перешла практика Карен? Наверное, имеет смысл позвонить ему завтра с утра.

— Нет, вряд ли. — Маскоу поднял с пола еще одну коробку и закинул ее наверх. — Преемник Карен просмотрел все ее дела, но взял только самые последние, в основном бракоразводные и споры о детях. Он сказал, что архив ему негде держать. Кажется, так. — Маскоу поправил гору коробок и похлопал по верхней. — После ее смерти они так и хранятся здесь. У меня нет денег, чтобы сдать их на платный склад. Интересно, куда подевалась ваша папка?

— У вас нет по этому поводу никаких соображений? — Элен поставила на место очередную коробку, плотно закрыв ее крышкой. — Странно, что моего дела нет.

— Может быть, оно здесь, — задумчиво проговорил Маскоу, беря еще одну коробку. — Сюда я сложил личные вещи Карен и содержимое ящиков ее письменного стола. Очень может быть, что ваше дело хранится здесь.

— Но почему?

— Скорее всего, из-за ваших статей. — Маскоу взял последнюю коробку. — Она тогда скупила тридцать экземпляров газеты.

Его слова глубоко тронули Элен. Все-таки в работе репортера есть свои плюсы. Никогда не знаешь, как и где отзовется написанное тобой слово.

— Возможно, она потому и отложила ваше дело к себе поближе. Не знаю. Сам я ни разу не заглядывал в эту коробку.

Элен кольнула совесть.

— Мне очень жаль… Из-за меня вам приходится снова переживать страшные воспоминания. Извините! Может, не надо?

— Нет, давайте доведем поиски до конца. Пойдемте ко мне в кабинет. Можете просмотреть документы там.

— Спасибо вам большое, — сказала Элен, в душе которой вновь зажегся лучик надежды. Она схватила куртку и вышла.

Маскоу загнал машину в гараж.

В дом они вошли вместе.

22

При виде кабинета Маскоу Элен стало не по себе. Большой полированный ореховый письменный стол, коричневое кожаное кресло с высокой спинкой, обитой медными заклепками. Все стены занимают встроенные стеллажи, уставленные, как успела заметить Элен, в основном техническими справочниками и пособиями по проектированию зданий и сооружений. На стенах фотографии гольфистов и снимки трех светловолосых мальчуганов. Ни одного портрета Карен.

Элен переключила внимание на три коробки, стоящие на столе. Работа в гараже утомила ее, но сейчас словно открылось второе дыхание. Она откинула клапаны первой коробки, подписанной «Верхний ящик». Преодолев неловкость оттого, что приходится рыться в чужих личных вещах, она стала разгребать что лежало сверху. Масса шариковых ручек, карандашей, стикеров, линейка, горсть мелочи, записная книжка «Файлофакс» в розовом кожаном переплете, тюбик с губной помадой. Под всеми этими нужными вещами она увидела несколько исписанных блокнотов с отрывными страницами. Элен сразу узнала аккуратный, убористый почерк Карен с отдельно выписанными заглавными буквами. Карен еще говорила, словно извиняясь: у нее почерк как у школьницы!

Странно…

Элен не считала себя религиозной, хотя выросла в католической семье. Однако самоубийство считается грехом не только у католиков. Самоубийство — табу. Что толкнуло Карен на такой страшный поступок?

Элен дошла до дна, но никаких дел в коробке не обнаружила. Она торопливо уложила на место содержимое, закрыла крышку и перешла ко второй коробке, подписанной «Второй ящик». Вынула оттуда еще несколько блокнотов с отрывными страницами, чековые книжки, горы счетов за мобильную связь и автомойку, счет какого-то платного веб-сайта, перетянутые резинкой листки, вырванные из записной книжки, квитанции об уплате взносов в различные коллегии адвокатов. По-прежнему никаких конвертов с делами. Обеспокоенная Элен перешла к последней коробке, утешая себя любимым отцовским присловьем: «Почему то, что ищешь, находишь в самую последнюю очередь? Потому что после того, как нашел то, что нужно, — перестаешь искать».

Она открыла крышку и заглянула внутрь. Целая мешанина счетов, разрозненных корешков от чеков, приглашений пройти курсы повышения квалификации, еще блокноты с отрывными страницами. Она начала рыться в коробке — и вдруг увидела письмо Карен к ней самой, извещающее ее о дате, на которую назначено слушание по делу об усыновлении Уилла.

Есть! Нашла!

Сердце у нее забилось чаще; она торопливо рылась в коробке, откладывая в сторону ненужные документы. Вскоре она обнаружила распечатанное на принтере письмо, которое когда-то прислала Карен. Она задавала вопросы о подробностях процедуры усыновления. Элен запустила руку в коробку, увидев угол газетной страницы, дернула, потянула… Она увидела собственную статью, посвященную усыновлению Уилла. Статья называлась «Счастливый конец». Справа было фото Уилла — тогда он выглядел совсем слабеньким. Элен снова полезла в коробку и на самом дне увидела конверт из плотной коричневой бумаги. Она выхватила его и прочитала наклейку: «Глисон Элен».

— Ура! — Элен вскрыла конверт, но он оказался пуст. Скорее всего, его содержимое разбросано по всей коробке вперемешку с остальными бумагами.

— Ну как, нашли? — послышался голос сзади.

Обернувшись, Элен увидела стоящего на пороге Маскоу. Хозяин дома успел снять пиджак, галстук и закатать рукава рубашки. Войдя в кабинет, он с усталым видом сел в кресло напротив.

— Кажется, нашла. — Элен показала ему пустой конверт. — Вот мое дело, но документы, похоже, выпали и разбросаны по всей коробке.

— Узнаю Карен. Она была не самой аккуратной женщиной на свете. Честно говоря, она была неряхой.

Зачем чернить покойную?

— А в гараже все дела были разложены очень аккуратно.

— Архивы вела ее секретарша. Они с Карен прекрасно дополняли друг друга. — Маскоу наклонился вперед и, взяв у Элен газету со статьей, пробежал глазами по строчкам. — А знаете, она… скончалась вскоре после того, как вышла ваша статья.

— Можно спросить… когда именно?

— Тринадцатого июля. — Улыбка на лице Маскоу растаяла, морщины проступили резче. Он положил статью на стол. — Секретарша утром пришла на работу и увидела ее… за столом…

— Значит, после пятнадцатого июня, через месяц после усыновления Уилла… А статья вышла недели через две после того, как суд принял решение. — Элен помолчала. Что-то не так! — Странно, что я ничего не знала. Я ведь потом еще долго платила по счетам. Почему коллегия не прислала мне извещение о том, что Карен скончалась? Я даже не видела некролога.

— Я не помещал некролог. Все прошло очень тихо — ради детей. На похоронах присутствовали только близкие родственники. Соседи, конечно, слышали какие-то сплетни, но я ничего им не рассказывал. — Маскоу обвел кабинет рукой. — Мальчики до сих пор не знают, от чего она умерла. Я сказал им, что она была больна.

— Они не спрашивали о ней? — удивилась Элен. Когда Уилл чего-то не понимает, он способен задать миллион вопросов без остановки.

— Спрашивали, но я ответил, что мы не догадывались о ее болезни…

Элен задумалась. Она с самого начала решила, что будет с Уиллом честной и откровенной. Единственное исключение — Санта-Клаус. Пока она не развенчивает убежденности сына в том, что Санта-Клаус существует. В жизни каждого ребенка должно быть хоть немного волшебства!

— Я понимаю ваше недоумение, но… что бы вы сказали им на моем месте? Ребята, ваша мама сегодня пришла на работу и выстрелила себе в рот?

Внезапно Элен захотелось поскорее уйти. От такого разговора у нее мурашки побежали по коже. И Маскоу показался ей уже не таким симпатичным, как внизу, в гараже.

— Извините, я не хотел вас задеть. — Маскоу засмеялся, но смех вышел деланым, скрипучим. — Знаете, что больше всего интересует родных и соседей? Как она это сделала? Как она покончила с собой? Отравилась газом, застрелилась, приняла снотворное? Полицейские сказали, что стреляться из пистолета нехарактерно для женщины. Я им возразил: «Моя жена не просто женщина, а адвокат».

Элен крепко сцепила пальцы рук.

— Вам, наверное, сейчас очень тяжело.

— Да, черт побери, вы правы. Говорят, самоубийство — эгоистичный поступок. Общественное мнение осуждает самоубийц, и я к нему присоединяюсь. — Маскоу поднял палец. — Три наших сына каждый вечер перед сном молятся за маму. Но… Какая мать способна вот так бросить своих детей? Тогда они были совсем маленькие. Рори было всего два года!

— Мы, наверное, никогда не поймем, почему люди совершают те или иные поступки. — Элен хотелось как-то успокоить вдовца, но собственные слова показались ей пустыми, казенными, ничего не значащими и ничего не объясняющими.

— Ну а мне-то прекрасно известно, почему она так поступила. Она покончила с собой после того, как я застал ее с любовником.

— Вот как? — изумилась Элен.

— Однажды вечером он позвонил ей домой, а я случайно услышал по параллельной трубке… Потом она уехала, а вернулась только в полночь. Наврала, что была в тренажерном зале, но я проверил. В тот день у них перегорела проводка и зал был закрыт. — Маскоу презрительно хмыкнул. — Она, конечно, тренировалась — со своим дружком.

Элен не понравилась жестокая гримаса, исказившая губы Маскоу. Она встала, собираясь уходить, но вдовца словно прорвало:

— Я ее уличил, и она во всем призналась. А куда ей было деваться? Я и раньше подозревал, что она мне изменяет. Она странно себя вела, у нее часто менялось настроение. В общем, она обещала, что перестанет с ним встречаться, но я сказал, что подам на развод и отсужу детей. — Маскоу резко осекся, как будто вдруг услышал себя со стороны. — На следующее утро она поехала на работу и… сделала это. — Он наклонился вперед, закрыл лицо руками, надавил подушечками пальцев на сомкнутые веки. — Я перестал ходить к психотерапевту, но, по-моему, стоит возобновить сеансы. Как вы считаете?

— Да, наверное… Психотерапия вам поможет.

— Да, так говорят. — Маскоу посмотрел на нее и медленно встал. — Вы нашли то, что искали?

— Мои документы где-то здесь, в коробке, но я не успела все осмотреть и разобраться, какие бумаги мои, а какие — нет.

— Тогда забирайте всю коробку. Или все три. Увозите.

— А если там есть вещи, которые вам нужны?

Маскоу отмахнулся:

— Из этих коробок мне ничего не нужно. Да и от тех, что валяются в гараже, надо бы избавиться. Пожалуй, я их сожгу.

Элен поняла, почему коробки с архивными делами до сих пор хранятся в гараже. Дело не в том, что у Маскоу нет денег на платный склад. Ему хочется и сохранить вещи жены, и сжечь их — и то и другое одновременно.

— Спасибо, — сказала она вслух. — Я верну вам то, что не относится ко мне. — Она закрыла третью коробку крышкой, прикрыв хранящиеся в ней тайны. На время. Пока не вернется домой.

23

Ночь выдалась темная, беззвездная. Окна казались черными зеркалами; Элен видела в них свое отражение. Третью коробку она водрузила на обеденный стол; рядом стоял бокал мерло. Вино она пила только в экстренных случаях, но сейчас, похоже, был как раз такой. Орео-Фигаро сидел на своем обычном месте, в дальнем конце стола, и неодобрительно наблюдал за ней.

Элен отложила в сторону счета и блокноты, вытащила бумаги, которые могли быть в ее деле, и внимательно перечитала каждый документ, а потом разложила все в хронологическом порядке, воссоздавая ход усыновления Уилла. Вот распечатка их переписки по электронной почте; ее письма к Карен, заключение органов опеки и попечительства об обоснованности ее просьбы и соответствии усыновления интересам ребенка. Элен помнила, как к ней домой приходили сотрудники органов опеки, проверяли ее бытовые и материальные условия, беседовали с ней…

Встряхнувшись, она принялась искать дальше. Отложила в сторону коробку карандашей, пакетик жевательной резинки. Под ними оказалось еще одно письмо, напечатанное крупным шрифтом на тонкой бумаге. Адресатом значилась Карен. Элен похолодела и начала читать:

«От кого: Эми Мартин,

Пенсильвания, Стоутсвилль, Коринф-Аейн, 393


Дорогая Карен!

Вот документы, которые вы просили меня подписать во время нашей вчерашней встречи. Пересылаю также согласие отца ребенка. Он отказывается от своих родительских прав. Пожалуйста, проследите, чтобы женщина, которая хочет его усыновить, хорошо заботилась о нем. Он славный малыш и не виноват в своей болезни. Я люблю его, но понимаю, что так будет лучше для него. Я буду вечно помнить о нем и поминать его в своих молитвах.

Искренне ваша, Эми».

Сердце гулко стучало в груди у Элен. Держа листок дрожащими руками, она еще раз перечитала письмо. Письмо от родной матери Уилла! Неизвестная ей Эми Мартин набрала письмо, заправила бумагу в принтер и распечатала. Значит, родную мать Уилла зовут Эми Мартин. Какое доброе, хорошее письмо! За простыми, безыскусными строчками угадывается беспокойство за судьбу ребенка. Видимо, ей непросто было отказаться от малыша… Элен с трудом подавила желание немедленно взять трубку и позвонить Эми Мартин. Но она подняла бокал, мысленно произнося тост за ее здоровье.

Спасибо, Эми, за то, что подарила мне своего ребенка!

Орео-Фигаро уставился на нее своими желтыми глазами. Элен отставила бокал в сторону и возобновила поиски. Она еще долго рылась в бумагах. Ей удалось отыскать еще несколько документов из своего конверта. Один был озаглавлен «Согласие на усыновление». Вверху стояли имя и фамилия Эми Мартин и уже знакомый стоутсвилльский адрес, дата ее рождения — 7 июля 1983 года, семейное положение — не замужем. Далее — стандартная фраза: «Настоящим я добровольно и без всяких условий даю свое согласие на усыновление вышеупомянутого ребенка». Подписано: Эми Мартин. Ее подпись засвидетельствовали некие Джерри Мартин и Черил Мартин, живущие по тому же адресу.

Элен просмотрела следующий документ: отказ от родительских прав отца ребенка. С замиранием сердца она прочитала фамилию и адрес отца Уилла:

«Чарлз Картмелл

Пенсильвания, Филадельфия, Грант-авеню, 71».

Стандартная фраза, подпись — невнятная закорючка с едва различимыми петлями. Значит, вот как зовут отца Уилла — Чарлз Картмелл. Интересно, какой он? Как он выглядит? Чем зарабатывает на жизнь? Как они с Эми познакомились и почему не поженились?

Элен еще немного порылась в коробке, но больше ничего не нашла, кроме выписки из медицинской карты Уилла, которая у нее и так имелась. В выписке говорилось, что у обоих родителей ребенка отмечено повышенное кровяное давление. Ни о каких сердечно-сосудистых заболеваниях не упоминалось. То же самое ей сказали и в больнице, где лечился Уилл. Болезнь у него врожденная, а не наследственная. Жители штата Пенсильвания могут по желанию зарегистрироваться на специальном сайте и получить консультацию врача, но родители Уилла нигде не были зарегистрированы… Ладно, сейчас главное другое. Оба биологических родителя дали свое согласие на усыновление Уилла. Вот все и разъяснилось. Больше не нужно искать ответ на вопрос, который Элен боялась задать даже самой себе.

— Что ж, теперь все понятно, — сказала Элен вслух, испугав Орео-Фигаро. Взгляд ее упал на раскиданные по столу бумаги, и она вернулась мыслями к несчастной Карен. Она помнила, как Карен позвонила ей в тот день, когда суд принял положительное решение, и поздравила ее. Трудно поверить, что меньше чем через месяц она погибла — причем от собственной руки. Элен передернуло. Она одним глотком допила вино. Как Карен могла пойти на такой страшный грех, как могла оставить сиротами троих маленьких детей? Тут Маскоу в чем-то прав.

Куда же подевался ее материнский инстинкт?

Элен поняла, что у нее больше нет сил думать о Карен. Уже поздно, пора спать. Сегодня она поработала достаточно, вот только материалы для статьи не готовы. В обычном состоянии она бы обязательно расшифровала интервью с Летицией Уильямс, но сегодня слишком устала. Она поставила бокал рядом с коробкой и машинально заглянула внутрь. Ее внимание привлекло яркое пятно в скоплении всякой всячины. Она отодвинула в сторону бумаги и увидела ярко-розовую обложку записной книжки Карен.

Элен рассеянно полистала записную книжку. Обычный органайзер; неделя умещается на двух страницах. Все даты заполнены аккуратным почерком Карен. Записи однотипные: время, на которое назначена встреча, и фамилия клиента. Вот так размечена вся жизнь… Элен передернуло. У Карен было много клиентов; она неплохо зарабатывала. Но за каждым гонораром стоит чья-то жизнь, которая круто менялась с помощью адвоката.

Элен принялась листать страницы назад и дошла до 13 июля, того дня, когда Карен покончила с собой. Та неделя начиналась с понедельника, 10 июля; в понедельник у Карен весь день был расписан. Одиннадцатого у нее был один клиент утром, а во второй половине дня — деловой обед.

Элен просмотрела остальные дни той недели, включая и день самоубийства. На весь день у нее были запланированы встречи, что вполне понятно. Ведь Карен не знала заранее, что накануне вечером муж уличит ее в неверности. Элен уже собиралась захлопнуть записную книжку, когда заметила, что на одной из записей, в среду, фамилии клиента не было, только инициал: «Э». И время: 19.15.

Элен заинтересовалась. Консультация в такое позднее время? Может, Э. — любовник Карен? Она пролистала книжку еще на неделю назад, но там никаких «Э» не значилось. Она листала еще и наткнулась на таинственного «Э» в среду, 28 июня.

И тоже в семь пятнадцать вечера.

Она стала листать дальше. Предыдущая неделя… Вот, еще «Э». Четырнадцатого июня.

На сей раз встреча назначена на половину десятого вечера.

Элен задумалась. Четырнадцатое — день накануне официального усыновления Уилла, заседание суда состоялось пятнадцатого. Она принялась листать страницы назад, внимательно перечитывая каждую, но больше таинственный «Э» не попадался. Элен откинулась на спинку стула. Ее взгляд упал на лежащее на столе письмо от Эми Мартин. На письме стояла дата: 15 июня.

Элен задумалась. Четырнадцатого Карен приняла некоего или, скорее, некую «Э», а на следующий день получила письмо от Эми Мартин. Не нужно быть нобелевским лауреатом, чтобы сообразить, что к чему. «Э» — никакой не любовник Карен. Это первая буква имени Эми.

Элен ссутулилась; хорошее настроение понемногу испарялось. Снова посмотрела на письмо. Здесь даже написано: «Во время нашей вчерашней встречи». Значит, Эми побывала на приеме у Карен. Но Карен почему-то обозначила ее единственным инициалом. Она пролистала записную книжку еще раз, особенно внимательно просматривая все записи за июнь позапрошлого года. Она ни разу не встретила в числе клиентов Эми Мартин и Чарлза Картмелла, хотя имена и фамилии остальных клиентов Карен указывала неукоснительно.

Элен отложила записную книжку и налила себе еще вина. Отпила глоток, но согревшееся вино показалось ей горьковатым. Теперь Элен точно знала, что ей делать. Она займется этим завтра же с утра. Надо покончить с недомолвками раз и навсегда. Положить конец своим сомнениям. Иначе она сойдет с ума.

— Почему я не могу оставить все как есть? — спросила она вслух.

Но Орео-Фигаро только моргнул глазами в ответ.

24

На следующее утро, надевая пуховик, Элен думала только об одном: скорее, скорее поехать к Эми Мартин. Температура у Уилла упала, и он носился по дому с только что подаренным Конни новеньким футбольным мячом с эмблемой команды университета штата Пенсильвания. Элен прекрасно понимала, как опасно дарить игрушку перед самой поездкой в школу, но не стала выговаривать няне. У работающих матерей нет выбора, и ссориться с няней не хочется.

— Сразу схватил как надо! — радовалась Конни. — Мой Марк в детстве был точно таким же.

— Посмотрите на меня! — Уилл ловко обогнул журнальный столик с мячом под мышкой. — Мама, смотри!

— Осторожнее, приятель, смотри, куда бежишь! — крикнула Элен.

Видя, что Уилл несется прямо на него, Орео-Фигаро поспешно вскочил и убрался с дороги. Малыш промчался через всю столовую и ворвался в кухню. Потом выбежал через вторую дверь, запрыгал по ступенькам лестницы, спустился в гостиную. Планировка дома как будто специально рассчитана на маленьких мальчиков и пилотов гонки «Наскар».

Конни сияла.

— По-моему, — заметила она, — Уилл прирожденный спортсмен.

— Неужели? — Элен взяла дамскую сумочку и кейс с документами.

Уилл чем-то грохотал в кухне, бухая по полу как слон. У того, кто придумал выражение «топот маленьких ножек», явно был не ребенок, а котенок!

— Как-нибудь захвачу с собой Марка. Пусть поиграет с Уиллом в футбол.

Раскрасневшийся, вспотевший Уилл ворвался в гостиную и, ухмыляясь, посмотрел на нее снизу вверх.

— Ура! Я принес!

— Не «принес», а «занес», — одобрительно поправила малыша Конни.

Элен рассмеялась и протянула к сынишке руки:

— Обними меня! Мне пора на работу, а тебе — в школу.

— Мамочка! — Уилл подбежал к ней, и Элен, обняв и поцеловав его, откинула со лба непослушную челку.

— Я тебя люблю. Желаю хорошо провести время в школе.

— А можно мне взять с собой мяч? — с надеждой спросил Уилл.

— Нет, — отрезала Элен.

— Да, — произнесла Конни в ту же секунду.

— А я хочу! — завопил взвинченный Уилл.

— А ну-ка, дружок, успокойся. — Элен протянула руку, чтобы погладить его. — Не кричи в доме!

— Мама, я хочу взять в школу мяч!

— Ну ладно, хорошо. — Элен не хотелось уходить из дому со скандалом. Вот еще одна дилемма работающих матерей: постоянное чувство вины перед детьми.

— Спасибо, спасибо! — В награду Уилл еще раз обнял ее за шею, уронив мяч.

Как всегда, Элен ужасно не хотелось разлучаться с сыном. Сегодня ей отчего-то стало тревожнее, чем обычно.

Наверное, из-за того, что она собирается сделать.

25

Элен разглядывала стоящие впереди машины. Море красных огней, растянувшихся в бесконечную расплывающуюся линию; из выхлопных труб вырываются клубы белого пара. День выдался облачный и холодный; мокрый снег, облепивший ветви деревьев и черное дорожное полотно, на морозе тут же застывал, превращаясь в ледяную корку. В Стоутсвилль пришлось добираться по единственной двухполосной дороге, загруженной в обоих направлениях. Элен не без труда отыскала в перенаселенном жилом квартале, застроенном рядами сблокированных домов, улочку под названием Коринф-Лейн. Рабочий район, когда-то разросшийся вокруг закрытого теперь сталелитейного завода. В сумке зазвонил мобильник, и она принялась его искать. Увидев на дисплее незнакомый номер, сбросила вызов. Рассеянно посмотрела в окошко и заметила номер ближайшего к ней дома: триста девяносто третий.

Здесь живет Эми Мартин.

На подъездной дорожке, рядом со старым черным «джипом-чероки» стояла женщина. Отвернувшись от дороги, она усердно орудовала скребком, счищая наледь с лобового стекла. Элен долго рассматривала женщину. Вязаная шапочка с козырьком, толстая черная куртка, джинсы, черные резиновые сапоги.

Неужели это Эми?

Элен затормозила, выключила мотор, схватила сумку и конверт и вышла из машины.

— Извините… вы мисс Мартин? — спросила она, подходя к незнакомке. Сердце у нее вдруг забилось как бешеное.

Вздрогнув от неожиданности, женщина обернулась, и Элен сразу поняла, что перед ней вряд ли Эми Мартин. Возраст не тот. На вид незнакомке было за шестьдесят. Глаза под козырьком вязаной шапочки изумленно раскрылись.

— Ну, вы меня и напугали!

— Извините. — Элен представилась. — Я ищу Эми Мартин.

— Эми моя дочь, но она здесь не живет. Я Джерри.

Элен приказала себе успокоиться. Джерри Мартин — одна из тех, кто засвидетельствовал подпись Эми на документе, когда та давала свое согласие на усыновление ребенка. Значит, перед ней родная бабушка Уилла, его ближайшая родственница.

— Два года назад она указывала, что живет по этому адресу.

— Она всегда так делает, но здесь она не живет. Обычно ей сюда доставляют только счета, но я их выкидываю.

— Где живет Эми?

— Откуда мне знать? — Джерри отвернулась и снова взялась за работу. Скребок противно скрежетал по стеклу. Джерри поджала губы, отчего отчетливее проступили морщины в углах рта. Элен обратила внимание, что черные перчатки, в которых работала Джерри, ей велики и красный пластмассовый скребок она сжимает довольно неуклюже.

— Вы не знаете, где она сейчас?

— Нет. — Снова заскрежетал скребок: хрр, хрр. — Эми совершеннолетняя. И где она живет, больше меня не касается.

— Может, вы знаете, где она работает?

— А кто сказал, что она где-то работает?

— Мне очень нужно найти ее.

— Ничем не могу вам помочь.

Элен почему-то очень удивилась. Она не ожидала такого отчуждения.

— Когда вы в последний раз видели ее?

— Давненько.

— Год-два назад?

— Берите больше. Пожалуй, лет пять прошло.

Элен удивилась еще больше. Почему Джерри говорит неправду? Ведь два года назад Джерри засвидетельствовала подпись дочери на документе!

— Вы уверены?

Джерри исподлобья посмотрела на незваную гостью и перестала скрести по стеклу.

— Небось она вам задолжала? Вы кто — судебный исполнитель или адвокат? А может, из налоговой?

— Нет. — Элен помолчала, собираясь с духом. Если она хочет выяснить истину, нет смысла ничего скрывать. — Я — та женщина, которая усыновила ее ребенка.

Неожиданно Джерри расхохоталась, обнажив желтоватые зубы. Отсмеявшись, она прислонилась к «джипу», сжав в руках скребок.

— Что тут смешного? — удивилась Элен.

Джерри вытерла выступившие слезы тыльной стороной своей огромной перчатки.

— Знаете что, дорогуша, давайте лучше войдем в дом.

— Зачем?

— Нам нужно поговорить, — ответила Джерри, кладя руку в перчатке на плечо Элен.

26

Джерри пошла в кухню варить кофе, а Элен осталась в гостиной, тускло освещенной двумя старомодными торшерами со стеклянными абажурами. Она огляделась. На окнах давно не стиранные бежевые занавески; воздух пропитан неистребимым табачным дымом. По обе стороны дивана, обитого вытертым синим бархатом, стоят расписные металлические подносы, которые, видимо, выполняют роль журнальных столиков. Возле телевизора с большим экраном сгрудились три разномастных стула.

Увидев на противоположной стене фотографии в рамках, Элен поспешно встала и подошла к ним. Три снимка — увеличенные школьные фотографии целых классов. Толпа мальчиков и девочек на фоне задника, изображающего голубое небо. Еще один снимок — свадебный. Молодой человек и девушка в пышной фате. Элен изумленно покачала головой. Перед ней ближайшие кровные родственники Уилла, но он их не знает. Они для него чужие. Настоящая мать Уилла — она; мальчик знает и любит ее, хотя по крови они не родные. Элен растерянно переводила взгляд с одного снимка на другой, пытаясь разобраться.

Которая из девочек Эми?

Кроме школьных, на стене висели отдельные фотографии мальчиков и девочек разного возраста. Элен старалась представить застывших перед ней девочек взрослыми. Она высматривала голубоглазых, сравнивала улыбки, искала Эми. У одной светловолосой и голубоглазой девочки кожа оказалась тоже очень светлая, как у Уилла. И веснушки на маленьком вздернутом носике.

— А вот и я. — Джерри несла две тяжелые кофейные кружки и еще сжимала между пальцами тонкую коричневую сигарету. Одну кружку она протянула Элен.

— Спасибо.

— Да садитесь, чего стоите? — Джерри показала на диван. От сигареты вверх поднималась струйка едкого дыма.

Элен продолжала стоять возле фотографий.

— Можно спросить? Эми — вон та девочка, с голубыми глазами и веснушками?

— Нет, это Черил, ее сестра. А рядом с ней моя старшая. У меня три дочери и один сын.

Элен вспомнила: имя Черил Мартин также значилось на документе. Она тоже засвидетельствовала подпись Эми.

— Эми — вон она. Она у нас младшая. Все с ней носились, вот и избаловали донельзя. — Джерри ткнула пальцем в угол, где висел снимок помельче, и Элен с замиранием сердца подошла ближе.

— Значит, вот какая Эми… — Она нагнулась, пристальнее разглядывая изображенную на фото девочку-подростка.

На вид ей было лет тринадцать. Она позировала, прислонившись к красной спортивной машине. Темно-русые волосы заплетены во французскую косичку, голубые глаза лукаво прищурились. Губы скривились в презрительной улыбке. Да, наверное, в школе с ней было много хлопот! Элен принялась пристально рассматривать мать своего сына. Такая же тонкокожая, как Уилл, но вот черты лица совершенно другие. Правда, по одной фотографии судить трудно. — У вас есть другие ее снимки?

— Сейчас посмотрим. — Джерри, коротко хмыкнув, принялась разглядывать фотографии. — Больше нет! Поверьте мне, когда дело доходит до четвертого ребенка, фотографировать малость надоедает. Понимаете, о чем я?

Какое невезение…

— У меня только один ребенок.

— Остываешь уже после второго. Уже не хочется без конца фотографировать, печатать, заказывать фоторамки, магниты на холодильник, брелки для ключей с детскими рожицами и прочую дребедень. — Джерри снова махнула рукой в сторону дивана. — Да садитесь же!

— Спасибо. — Элен подошла к дивану, села, отпила глоток и удивилась. — Как вкусно!

— Так и быть, открою вам секрет. Я кладу туда настоящие сливки. — Джерри грузно плюхнулась рядом, придвинув поближе старую пепельницу. Она немного потеплела, суровое лицо при неярком свете разгладилось.

Элен разглядела, что Джерри давно не красила волосы: отчетливо видны седые корни. Кончики каштановых прядей посеклись; Джерри заправляла волосы за уши. Нос широкий, прямой, на губах добрая, материнская улыбка.

— Почему вы засмеялись там, на улице? — спросила Элен, грея пальцы о горячую кружку.

— Сначала расскажите об Эми и ее ребенке. — Джерри поднесла к губам коричневую сигарету и глубоко затянулась.

— Он заболел, и его положили в больницу. Я написала о нем статью… не одну, а несколько. — Элен достала из сумочки вырезки со своими статьями и показала Джерри. Та не проявила интереса, и Элен поспешно убрала вырезки в сумку. — Возможно, вы читали о нем в газете.

— Мы газет не выписываем.

— В общем, Уилл… малыш, которого я усыновила… лежал в детском кардиоцентре, в отделении реанимации. У него нашли врожденный порок сердца.

— И вы думаете, что он — ребенок Эми?

— Я не думаю, я знаю.

— Откуда? — Джерри снова затянулась и выдула углом рта струю дыма. Спохватившись, она, видимо, решила быть повежливее. — Я хотела спросить: откуда у вас такие сведения?

— От нашего с Эми общего адвоката. К сожалению, она умерла. Усыновление прошло напрямую, она все для нас устроила.

— Эми все устроила?

— Нет, адвокат, Карен Батц.

— Она женщина?

— Да. Вы с ней знакомы?

Джерри покачала головой:

— Вы уверены, что речь идет об Эми? Моей Эми?!

— Да. — Элен поставила кружку на металлический поднос, открыла конверт и принялась искать нужные документы. Найдя согласие Эми на усыновление и письмо с обратным адресом «Коринф-Лейн», она протянула документы Джерри. Та целую минуту молча читала про себя, время от времени затягиваясь сигаретой. Табачный дым растекался по бумаге и полз назад, как волна, которая разбивается о мол.

— Полная чушь, — изрекла Джерри вполголоса, и у Элен сжалось в груди.

— На документе подпись Эми?

— Похоже.

— А на письме?

— И там тоже.

— Хорошо. Уже что-то. Значит, речь идет именно о вашей Эми. — Элен наклонилась вперед, перелистнула страницу. — А теперь взгляните сюда. Здесь ваша подпись?

— Ни в коем случае. Я ничего подобного не подписывала. — Губы Джерри снова сжались в ниточку, в углах проступили морщины. — И вторая подпись тоже… Это не Черил.

Сердце у Элен ушло в пятки.

— Выходит, Эми подделала ваши подписи? Но почему? Может, не хотела, чтобы вы, ее родные, узнали о ребенке и о том, что она его отдала?

— Да нет, дело не в этом.

— А в чем? — спросила Элен, и Джерри покачала головой. От документов на ее лицо падали белые отблески.

— Эми не может иметь детей.

У Элен пересохло во рту.

— В семнадцать лет ей делали операцию на яичниках. Как это называется? — Джерри ненадолго задумалась. — Как-то она проснулась от дикой боли, и я сразу поняла: она не притворяется, чтобы не ходить в школу. Мы вызвали скорую, и врач сказал, что у нее спайки. Да, вот именно, спайки. Пришлось удалить один яичник… Овариэктомия, вот как называлась операция! Ну а потом ей сказали: нет почти никаких шансов, что она забеременеет.

Услышанное не укладывалось у Элен в голове.

— Но ей не сказали, что она вообще не может забеременеть. Ведь один-то яичник у нее остался?

— Да, но врачи считали, что… как же это… маловероятно, что она сможет иметь детей.

— И все же она родила ребенка.

— По-моему, когда удаляют яичник, это как-то сказывается на гормонах. По крайней мере, так объясняли в больнице. Вот и все, что я помню, — смущенно добавила Джерри. — В общем, я и понятия не имела, что у нее был ребенок.

— Она вам не говорила?

— Нет. Я ведь вам говорю: мы с ней давно не общаемся. И даже если бы общались, она все равно ничего бы мне не сказала. Я даже не знаю, где она сейчас. Там, на улице, я вас не обманывала.

Элен никак не могла успокоиться. Неужели тупик?

— Ну а ее сестры, брат? Она и с ними не поддерживает отношений?

— Вряд ли она общается с кем-нибудь, разве что с Черил, а Черил живет в штате Делавэр. Могу позвонить ей и спросить. — Джерри фыркнула, выпуская через нос струйки дыма. — Приятно узнать, что у тебя есть еще один внук.

Элен попробовала зайти с другой стороны.

— А может, когда ребенок серьезно заболел, она с кем-то поделилась?

— Если даже у Эми взаправду был ребенок и серьезно заболел, она не такая, чтобы с ним возиться. Сразу придумала бы для себя самый легкий выход.

Услышав такие жестокие слова, Элен поморщилась.

— Но ведь материнский инстинкт очень сильный, он сильнее любви к себе… даже у очень молодой девушки.

— Только не у Эми! Уж как она любила себя, как жалела… Помню, ее всю перекореживало, когда я просила вынести мусор.

Элен предпочла промолчать. Сейчас главное — побольше узнать об Эми.

— Вы не могли бы рассказать мне о ней еще что-нибудь? Какая она?

— Она всегда была трудным ребенком. Я с ней не справлялась.

Элен с трудом переваривала услышанное. Она представляла себе Эми совсем другой. Интересно, все ли матери, усыновившие детей, рисуют в своем воображении их биологических родителей?

— Девочка она была неглупая, а училась из рук вон плохо. На оценки ей было наплевать. Сначала-то я решила, что она… как это называется… с отставанием в развитии, заторможенная, но учителя меня разубеждали. — Джерри снова глубоко затянулась. — Она рано пристрастилась к выпивке и наркотикам. И я никак не могла на нее повлиять. Как только она закончила школу, собрала свои вещички и уехала.

— Сбежала из дома?

— Не то чтобы сбежала, а просто уехала.

— В университет не поступила?

— Какой там университет… — Джерри криво улыбнулась, и Элен вдруг увидела, до чего они с Эми похожи.

— Не обижайтесь, но… можно спросить: почему она ушла из дома?

— Не поладила с моим сожителем, Томом. Они вечно скандалили. Ну а теперь и она ушла, и он. — Джерри выпустила еще одну струю дыма. — Школу-то я заставила ее закончить, но как только ей исполнилось восемнадцать, она зажила своей жизнью.

— Погодите секунду. — Элен порылась в бумагах и достала отказ от родительских прав, подписанный отцом. — Вот, взгляните. Отца моего ребенка зовут Чарлз Картмелл, и он живет в Филадельфии. Вы его знаете?

— Нет.

— Его имя вам совершенно незнакомо? Он живет на Грант-авеню, на северо-востоке города.

Вчера вечером Элен посмотрела адрес в Интернете, но номер телефона ей найти не удалось.

— Я такого не знаю.

— Если сейчас Эми двадцать пять лет, а Уилла она родила три года назад, значит, ей тогда было двадцать два. Так, может, отец ребенка учился с ней в школе или жил по соседству?

— В старших классах она ни с кем подолгу не встречалась. Замуж не стремилась. — Джерри покачала головой. — Хотя вообще парней у нее была целая туча. Я в ее личную жизнь не вникала.

— У вас не сохранился ее школьный альбом? Вот бы на него взглянуть…

— Она школьный альбом не заказывала, не покупала. Она не из таких. — Джерри взмахнула рукой. — Что поделать, избаловала я свою младшую, ох избаловала!

— А можно мне взглянуть на ее комнату? Вдруг там найдется что-нибудь, что мне поможет.

— Я давно сделала там ремонт и все переставила. Теперь там живет подружка моего сына.

Элен принялась рассуждать вслух:

— Раз Эми обратилась к адвокату в Ардморе, значит, живет где-то в Филадельфии. Она несколько раз приходила в адвокатскую контору на консультацию…

Джерри пожала плечами:

— Если кто и в курсе, то только Черил.

— Можно ей позвонить?

Джерри явно не хотелось давать незваной гостье телефон старшей дочери.

— Да зачем вам так приспичило найти Эми?

— Мне необходимо кое-что выяснить о здоровье сына, — солгала Элен, предвидевшая подобный вопрос.

— Ей что, придется отдавать почку или другой какой орган?

— Нет, ничего подобного. В самом крайнем случае у нее возьмут анализ крови. У него опять пошаливает сердечко, и нужно кое-что уточнить о здоровье родителей.

— Никаких болезней сердца у нее не было. У нас их в роду нет. Рак есть, а сердце — нет.

— Я вам верю, но анализ крови может выявить много всего другого. — Элен импровизировала на ходу. — А может, вы дадите Черил мой телефон и попросите перезвонить?

— Ладно, я ей передам. — Джерри наклонилась к Элен и похлопала ее по плечу. — Не волнуйтесь. Уверена, с ребеночком все будет хорошо.

— Я не хочу его потерять, — призналась Элен. Ей не пришлось кривить душой.

27

В салоне машины было холодно. Элен включила обогреватель и покатила по улице под низким, серым небом. Как только она повернула за угол, снова раздался телефонный звонок. Придерживая руль одной рукой, она полезла в сумку, нащупала коммуникатор. Вытащив его, она снова увидела на дисплее прежний незнакомый номер, нажала кнопку «Прием вызова» и услышала голос Сары Лю.

— Элен, ты где пропадаешь? — набросилась на нее Сара. — Я с самого утра тебе названиваю! Ты не была на собрании. Марсело спрашивает, как продвигается статья.

— Черт! — Поглощенная поисками Эми, Элен совершенно забыла о том, что по четвергам у них проходят планерки.

— Ты где сейчас?

— Приболела. — Элен поняла, что становится опытной лгуньей. — Марсело очень злился?

— Еще бы! Когда объявишься?

— Не знаю, приеду ли сегодня. А что? — Элен посмотрела на часы на приборной панели. Десять тридцать семь.

— Мы обязательно должны обсудить статью! Я еще не читала твои заготовки…

Элен покачала головой. Как незаметно пролетела неделя! А она даже не расшифровала интервью Летиции Уильямс.

— У меня пока нет никаких заготовок. Поэтому и обсуждать нам нечего…

— О чем ты думаешь?! К завтрашнему дню все должно быть готово вчерне!

— Сара, мы взрослые люди. У меня нет времени пересылать тебе мои заготовки, и, честно говоря, твои наброски мне тоже не нужны. Только папочке не говори.

— Ты, наверное, совсем рехнулась! Ты не звонила Джулии Гест, и мне пришлось сделать это за тебя!

Элен перестроилась в другой ряд, обогнав «фольксваген-жук». В ней закипало раздражение.

— Спасибо за подсказку, но у меня другие планы. Твоя Джулия мне не нужна.

— У нее огромные связи, и она охотно согласилась дать интервью!

— Люди, которые охотно раздают интервью, как правило, не могут сказать ничего интересного. Скорее всего, она просто повторяет официальную точку зрения.

— И все-таки, может, побеседуешь с ней — хотя бы ради приличия?

— Не учи меня жить. — Дорога пошла под гору, и Элен притормозила. — Я занимаюсь своим делом, а ты делай свое.

— Ладно, поступай, как знаешь, главное — сроки не срывай.

— Не сорву.

— Пока. — Сара повесила трубку.

Элен нажала на газ. Ей обязательно надо успеть, иначе ее выгонят с работы. Она нажала кнопку на навигаторе и въехала на эстакаду.

Она ехала на восток, а небо все больше мрачнело.

28

Пока дети выбирали книги в школьной библиотеке, Элен беседовала с учительницей Латифа, Ванессой Джеймс. Высокая, болезненно худая учительница в длинном красном свитере, черных брюках и туфлях без каблука быстро ходила по классу, грызя на ходу зеленое яблоко. Она то и дело наклонялась, подбирая упавшую книжку или фломастер, поправляя маленькие стульчики или вешая на вешалку вязаные шапочки.

— Летиция не возражает против нашей беседы? — спросила Ванесса.

— Нет. Я звонила ей по пути. Извините, что нагрянула вот так, без приглашения.

— Ничего страшного. — Большеглазая Ванесса улыбнулась густо накрашенными губами. Короткая стрижка открывала мочки ушей с крошечными бриллиантовыми сережками. — У нас пятнадцать минут, пока дети не вернутся. Что вас интересует?

— Самое основное. — Элен вытащила из сумочки блокнот, ручку, приготовилась записывать. — Каким был Латиф?

— Только и всего, да? — Учительница замерла, не донеся яблоко до рта. Взгляд ее внезапно затуманился. — Латиф… он был как солнышко. Можно назвать его классным шутом, клоуном, но это будет несправедливо по отношению к нему. Он просто умел всех рассмешить. И детей и взрослых. При этом он был настоящим лидером.

— Вы не могли бы привести какой-нибудь пример?

— Мне больно вспоминать. — Ванесса бросила огрызок в старую коричневую корзину для мусора. Огрызок громко шлепнулся на дно. — Ну ладно, слушайте. Когда детей фотографировали, он пригладил волосы, что ему, правда, не очень удалось, и заявил, что он — миллиардер Доналд Трамп. Фотограф велел ему перестать паясничать, а Тиф ему: «Вы уволены». — Красивое лицо учительницы на миг озарилось улыбкой. — Все одноклассники смотрели на него снизу вверх. Недавно мы проходили историю афроамериканцев. Это часть нового курса обществознания, разработанного КШР.

— Что такое КШР?

— Комитет по школьной реформе. Ко дню рождения Мартина Лютера Кинга Латифу поручили исполнить отрывок из какого-нибудь произведения доктора Кинга. Он выучил несколько строк из его знаменитой речи «Я видел сон». Как он декламировал!.. — Ванесса задумалась, вспоминая. — А как он быстро все схватывал! Сейчас мы проходим сложение и вычитание, но его вполне можно было переводить в третий класс; он мог освоить и дроби, и геометрию. И разбор предложения ему удавался замечательно. Мы готовили его к экзамену СОШ.

— Что это такое?

— Система оценки школ штата Пенсильвания. Его в обязательном порядке сдают все государственные учебные заведения. Я заполняла анкету ученика. Мне предлагалось составить его характеристику, выбрав одну из нескольких готовых формул. Например, «с интересом осваивает новый материал». — Ванесса негромко рассмеялась. — А для Латифа подходящей формулы не нашлось. Он шел как бы вне категорий.

Элен быстро писала в блокноте.

— Как одноклассники отреагировали на его убийство?

Ванесса покачала головой и тяжело вздохнула. Потом покосилась вправо. Проследив за ее взглядом, Элен увидела на стене огромный стенд, к которому были приколоты красные картонные сердечки-открытки, заложенные посередине. Сверху красовалась большая надпись: «День святого Валентина во 2-м „Б“!»

Элен терпеливо ждала, пока учительница ответит. По опыту она знала: иногда не стоит прерывать затянувшуюся паузу.

— Наши дети… как бы сказать… привыкли к смерти. С начала учебного года мы потеряли двоих учеников, а ведь сейчас только февраль. — Ванесса не отрываясь смотрела на стенд. — Латифа знали все. Все его любили. После того, что случилось, из окружного комитета образования прислали психологов, чтобы помочь детям справиться с горем. Латиф был такой живой, веселый… По нему невозможно не тосковать.

— Дети спрашивают, почему так случилось?

— Некоторые спрашивают, а некоторые просто плачут. Они уже никогда не будут прежними, такими, как раньше. Детям свойственна невинность, а наши дети уже другие. — Ванесса повернулась к Элен. Губы учительницы были плотно сжаты. Некоторое время она молчала. — Многие горюют по-настоящему. Горе дало ростки в их душах. Они удручены; многие пали духом. И тем, которые удручены, еще повезло.

— Что вы имеете в виду? — не поняла Элен.

— Другие, которым не так повезло, даже не понимают, что их грызет. Они не в состоянии описать и понять свои чувства. Подспудно их мучают горе и страх, но они не умеют выражать эмоции словами. Поэтому они проявляют горе по-другому. Дерутся. Кусаются. Лягаются. Издеваются друг над другом. Они с детства привыкли к тому, что окружающий мир опасен. — Ванесса подошла к парте у окна во втором ряду. — Вот здесь сидел Латиф. А теперь никто не сидит… Я ненадолго убрала парту, но стало только хуже.

Словно чьи-то пальцы стиснули сердце Элен. Она тут же вспомнила такую же парту Уилла в классе дошкольной группы. На парте стоит табличка с его именем и фамилией и наклейка: Паровозик Томас. Что, если однажды эта парта тоже опустеет навсегда?

— Что собираетесь делать дальше?

— Пусть стоит. У меня нет выбора. В первую неделю после того, как Латифа убили, мы устроили здесь своего рода мемориал. Дети до сих пор носят цветы и подарки… Да вы взгляните сами.

Ванесса встала и направилась к парте Латифа. Элен пошла за ней. Под откидной крышкой высилась гора открыток и высушенных красных роз. У некоторых лепестки совсем почернели.

— Знаете, что меня добивает? Ему до сих пор несут валентинки. Что ни день, кто-нибудь пишет новую.

Элен разглядывала открытки, думая: «Это способно добить кого угодно».

— Вы действительно хотите понять, какое влияние оказывают на нас постоянные убийства? Тогда я знаю, с кем вам нужно поговорить.

— С кем? — встрепенулась Элен, по опыту знавшая, что так получаются самые интересные интервью.

— С моим дядей. Он согласится ответить на ваши вопросы, если вы найдете к нему подход.

29

Возле двери похоронного бюро пахло духами. Рядом с Элен стоял владелец бюро, Ралстон Рилки. Дядя Ванессы оказался худощавым, невысоким мужчиной лет шестидесяти. В коротко стриженных волосах мелькала седина. Невысокий лоб, нос картошкой, короткие седеющие усики. Глаза смотрят цепко, настороженно.

— Что именно вас интересует? — спросил Ралстон. — Если честно, сейчас у нас горячая пора. Сегодня две церемонии похорон.

— Меня интересует, какое влияние оказывают частые убийства на жителей вашего квартала. На улицах и в домах гибнет все больше людей… и даже детей. Недавний случай — Латиф Уильямс. Ваша племянница сказала, что вы не откажетесь дать интервью. С Летицией я уже говорила.

— Ладно, я отвечу на ваши вопросы, только прошу вас, напишите о нас хорошо. Фирма у нас уважаемая, мы с почтением относимся к смерти.

— Понимаю.

— Тогда следуйте за мной.

Ралстон распахнул дверь. Элен зашагала по коридору, устланному красной ковровой дорожкой. Вскоре они очутились перед неприметной деревянной дверью с надписью: «Служебный вход». Похоронное бюро размещалось в обычном жилом доме. Служебное помещение оборудовали в подвале. Здесь было чуть прохладнее, чем наверху, и пахло уже не цветочным дезодорантом, а химикатами.

— Формалин? — спросила Элен, делая пометку в блокноте.

Ралстон кивнул на ходу, и Элен заметила намечающуюся лысину. Владелец похоронного бюро толкнул еще одну белую дверь, и Элен замутило от резкой вони. На стене в тамбуре висели белые халаты и пластиковые маски для лица. На рабочем столе стояли стальные диспенсеры с ватой, флаконы и бутылки. Элен читала ярлыки: «Бальзамировочная жидкость», «Жидкий клей». Она быстро писала в блокноте, стараясь не подавать виду, что ей плохо.

Ралстон толкнул следующую дверь, и они очутились в большом зале, посередине которого стоял блестящий белый стол с желобком сбоку. Ралстон горделиво похлопал по поверхности стола.

— Здесь наша, так сказать, операционная, здесь мы готовим усопших… Таких залов у нас несколько. Обратите внимание на стол — фарфоровый. Фарфор не вступает в химическую реакцию с бальзамировочной жидкостью.

— Если можно, расскажите мне в общих чертах, как проходит… процесс подготовки.

— Сначала мы обмываем тело и обрабатываем его дезраствором. Затем приступаем к бальзамированию. Как проходит бальзамирование? По сути, мы просто заменяем кровь специальной жидкостью. Обычно используется формалин, окрашенный в красный цвет. Тогда кожа у покойного выглядит как у живого. Мертвенно-бледными после смерти бывают даже афроамериканцы…

Элен записала подробности в блокнот.

— Итак, мы заливаем бальзамировочную жидкость в специальный аппарат и приступаем к работе. Насос выкачивает кровь и вместо нее закачивает наш раствор. — Ралстон ласково похлопал по стоящему во главе стола желтоватому насосу. — Делаем проколы троакаром и удаляем жидкость из внутренних органов. Дезинфицируем все полости. После этого вводим консервант и тщательно закупориваем все отверстия.

Элен расхотелось задавать вопросы.

— Затем мы снова обмываем тело и обрабатываем кожу специальным увлажняющим лосьоном, который препятствует обезвоживанию. Поскольку глаза усопших обычно западают, мы набиваем глазницы ватными тампонами и закрепляем веки специальными пластмассовыми наглазниками. После этого можно приподнять веки, зафиксировать их жидким клеем и закрыть усопшему глаза.

Элен собрала всю свою волю, чтобы подавить позыв к рвоте.

— Кроме того, после смерти мышцы лица расслабляются, нижняя челюсть отвисает. Наша задача — добиться, чтобы глаза и губы выглядели как можно более жизнеподобно. Говоря на нашем жаргоне, мы «делаем лицо».

Элен старательно изображала профессиональную деловитость и отстраненность.

— Расскажите, как все проходило с Латифом.

— Мальчику в лицо попало несколько пуль… Нам пришлось нелегко. Лицо воссоздавали буквально по кусочкам. Приходилось все время смотреть на его школьную фотографию.

Элен попыталась зрительно представить жутковатую процедуру. Маленькое личико, которое улыбается с фотографии на футболке…

— Почему вы работали с фотографией? Ведь вторая половина лица у него уцелела?

— Нет. При таком количестве огнестрельных ранений лицо сильно раздувается, отчего искажается даже неповрежденная половина. Ожог, отек тканей… Пришлось вводить ему кое-какие препараты для снятия отека.

— А пулевые отверстия… Вы их чем-то закрыли?

— На лице-то? — Ралстон нахмурился. — Вы, наверное, чего-то не понимаете. Отверстия на лице закрыть невозможно… А у него… от лица с одной стороны практически ничего не осталось. Пришлось воссоздавать все с нуля. Мы удалили обожженные ткани, а лоскуты кожи приклеили к скуловой кости и глазнице.

Элен не хотела больше ничего знать. Такое не нужно знать никому. Это просто немыслимо! Она не могла не думать о том, что будет, если она вот так же потеряет Уилла. О том, что ее сын будет лежать на таком вот столе. О его красивом личике, которое придется воссоздавать по кусочкам…

— Пулевые отверстия мы залили воском, которому при помощи косметики придали оттенок, близкий к оттенку его кожи. У него кожа была светлее, чем у его матери. Некоторые наши коллеги добиваются схожих результатов с помощью распылителей краски — аэрографов, — но мы подобными методами не пользуемся. Я профессионал, сорок два года в похоронном бизнесе. Пошел по стопам отца. Мы к аэрографии не прибегаем.

Усилием воли Элен снова овладела собой. Владелец похоронного бюро деловито продолжал:

— Конечно, результат получился не идеальный, но Летиция и другие родственники остались довольны. Им стало легче оттого, что они увидели мальчика таким, каким знали при жизни. Даже моя племянница высоко оценила наши старания.

— Замечательно, — произнесла Элен, невольно восхищаясь профессионализмом своего собеседника.

Ралстон с равнодушным видом пожал плечами.

— Даже если на лице всего одно пулевое отверстие, мы не залепляем его мастикой. Бесполезно — мастика просто проваливается в рану. — Он поднял указательный палец. — У нас то и дело заканчиваются запасы воска и мастики, приходится заказывать снова и снова. В этом году мы уже израсходовали их в четыре раза больше, чем в прошлом. Иногда приходится ждать поставки: фирма-производитель не может держать столько товара на складе. Я говорил со своим коллегой из Ньюарка, у него та же проблема.

Элен торопливо черкала в блокноте. Неожиданный ракурс: убийство с точки зрения владельца похоронного бюро. Материал оживал на глазах. Да, это уже не сухие цифры!

— И еще вечно приходится возиться с пластмассовыми наглазниками. Те, что выпускают наши поставщики, не годятся для детей: слишком большие. Когда мы готовим ребенка, как вот Латифа, приходится долго возиться. Обычно мы подрезаем наглазники ножницами.

Элен оторвалась от своих записей:

— Надеюсь, никогда не настанет такой день, когда промышленность начнет выпускать наглазники для детей большими партиями.

— Да, — кивнул Ралстон. — С Латифом пришлось преодолеть еще немало трудностей. Например, невозможно было скрепить ему челюсть проволокой. Мы сшили мышцы и закрепили их клеем. Вышло очень красиво. Мы боялись, что не удастся замаскировать кровоподтеки, но после того, как закачали бальзамировочную жидкость, они стали незаметными. Мы и не надеялись на такую удачу!

— Вы часто говорите «мы». Кто помогал вам, как вы говорите, готовить Латифа?

— Мой сын Джон. Мы трудились вдвоем. — Ралстон заговорил мягче. — Возились долго… Начали в восемь вечера, а закончили на рассвете. Мой внук ровесник Латифа… Что еще я могу вам сказать? И мне, и Джону пришлось очень нелегко. — Он кашлянул, и Элен уже собралась кое-что спросить, но прикусила язык, заметив, что владелец похоронного бюро склонил голову набок и как будто задумался. — Латиф у меня не первый, но я никогда его не забуду… Ведь я его хорошо знал. Когда его принесли и я увидел, во что он превратился, я долго не мог прийти в себя. — По-прежнему погруженный в свои мысли, Ралстон покачал головой. — Я не знал, что делать! Пришлось выйти на улицу, глотнуть свежего воздуха… Я никак не мог приступить к работе. Долго просил Господа помочь мне, дать мне силы.

Элен кивнула. Записывать она не стала. Ралстон делился с ней самым сокровенным. Неожиданно зазвонил ее мобильник, нарушив тишину и заставив их обоих вздрогнуть. Элен смутилась.

— Извините, — проговорила она, роясь в сумочке. — Забыла выключить.

— Ничего, ничего, говорите, не торопитесь. — Ралстон посмотрел на часы.

Элен поняла, что удачный момент упущен.

— Ну а мне пора за работу.

Прежде чем Элен выключила телефон, она взглянула на дисплей, чтобы выяснить, кто ей звонит. Код штата — 302. Делавэр.

Черил Мартин!

30

Элен на большой скорости ехала в сторону Уилмингтона. Вот бы успеть до часа пик! Небо совсем почернело, с него полетели снежинки. На фарах застывали белые кружева. Прогноз погоды был неутешительным; Элен казалось, будто она мчится наперегонки с метелью. Чувствовала она себя неважно; после долгого, трудного дня ей стало не по себе. Элен не помнила, когда в последний раз ела, но на голод она почти не обращала внимания. Она то и дело увеличивала скорость: сто десять километров в час… сто двадцать пять… Она сама толком не понимала, куда так спешит. А может, она, наоборот, от чего-то бежит?

Добравшись до места, Элен затормозила и выглянула в окошко. Дом Черил, окруженный обширным земельным участком, оказался симпатичным тюдоровским особняком со свежеоштукатуренным белым фасадом. На полукруглой подъездной аллее стоял белый седан; хвойные деревья и живую изгородь, окаймлявшую участок, покрывал слой снега, отчего Элен вспомнила снежные шары с домиком внутри: тряхнешь такой — и сверху сыплются снежинки. Она взяла сумку, документы и вышла из машины.

Чуть позже она сидела в уютной, со вкусом обставленной гостиной. Угловой диван обит серо-желтой рогожкой; рядом лежит сизалевый коврик в тон. Точечные светильники отбрасывают приглушенный свет на яично-желтые стены, увешанные пейзажами и изображениями лошадей. Картины, несомненно, подбирались с таким расчетом, чтобы соответствовать видам, открывающимся из венецианского окна.

— Не скрою, я согласилась встретиться с вами отчасти из-за того, что читала ваши статьи, — сразу заявила Черил.

— Спасибо. — Элен вспомнила фотографии Черил Вильерс, в девичестве Мартин, которые висят в доме ее матери Джерри. В детстве Черил была очень хорошенькой девочкой с большими голубыми глазами и россыпью веснушек на безупречном носике. Наяву она чем-то напомнила Элен Уилла, несмотря на «гусиные лапки» в углах глаз и явственные носогубные складки.

— Оказывается, я читала даже ваши статьи, посвященные усыновлению ребенка… или ребенка Эми. После маминого звонка я перечитала их в Интернете. По-моему, они очень хорошие.

— Спасибо.

— Я нашла в газете и фотографию малыша. Прямо не верится, что он сын Эми! Оказывается, у меня есть племянник… Никак не привыкну к мысли. — Черил смущенно улыбнулась, показав отбеленные зубы. — Мама обмолвилась о каких-то документах, которые вы ей показывали. Мне можно на них взглянуть?

— Да, конечно. — Элен протянула Черил папку. — Мне очень нужно встретиться с Эми. Наверное, ваша мама вам говорила, меня интересуют кое-какие вопросы медицинского характера. Если вы читали мои статьи, то, наверное, помните: когда я познакомилась с Уиллом, ему сделали операцию на сердце.

Черил перечитала бумаги, склонив голову, и ее темно-русые волосы упали на лицо. На ней был бежевый вязаный свитер с V-образным вырезом, тугие бежевые легинсы и черные кожаные балетки.

— Как по-вашему, на документе стоит подпись Эми?

— Да. Совершенно точно, подпись ее.

— Пожалуйста, переверните страницу. Это ваша подпись?

— Нет. Я никогда не подписывала ничего подобного. — Черил подняла голову. Чуть подкрашенные глаза светились искренностью. — Она все подделала.

— Как по-вашему, почему ваша сестра так поступила?

— Очевидно, Эми не хотела, чтобы мы узнали о ребенке.

Вот именно!

— Ну а что вы думаете по поводу ее операции и невозможности иметь детей?

— Видите ли, по мнению мамы, Эми не может родить, но я с ней не согласна. Ведь врач сказал только, что у нее, возможно, никогда не будет детей. Помню, Эми очень переживала по этому поводу. Даже мой муж считает, что она вполне может забеременеть. — Голос Черил зазвенел от возмущения. — Просто Эми — настоящая актриса. Она обожает находиться в центре внимания, чтобы ее все жалели.

— Значит, по-вашему, она могла родить ребенка?

— Конечно, такое вполне возможно. Мы с мамой перестали видеться с ней примерно в одно время. Если она родила три года назад, я никак не могла узнать об этом наверняка. Тогда я уже вышла замуж, и мы почти не виделись ни с кем из моих родных. — В глазах Черил что-то блеснуло, но она взяла себя в руки. — Во-первых, все мои родственники курят. А в нашем доме к курению относятся резко отрицательно.

— Ваш супруг врач?

— Да, терапевт. Они с детьми только что уехали в пиццерию. У нас девочки-близняшки. Мы решили, что им пока не стоит с вами знакомиться.

— Конечно. — Элен покачала головой. Близняшки… Двоюродные сестренки Уилла. Но к делу! — Значит, вы не знаете, где сейчас может быть Эми? Ваша мама считает, что она поддерживает с вами связь.

— Да, Эми иногда пишет мне по электронной почте, но довольно редко. Только когда ей нужны деньги.

— И вы ей посылаете? — Элен очень нужен был адрес.

— Нет. Муж запретил мне помогать ей. Я перестала давать ей деньги, а она перестала просить.

— Можно узнать ее электронный адрес? Мне в самом деле очень важно связаться с ней.

Черил нахмурилась.

— Сначала я сама напишу Эми и спрошу, хочет ли она контактировать с вами. В конце концов, она ведь отказалась от родительских прав, значит, имеет право решать, общаться ей с вами или нет. Вы со мной согласны?

Вот незадача!

— Да. Как вам, наверное, говорила ваша мама, адвокат, который помогал мне усыновить ребенка, скончалась, и у меня нет иных способов получить нужные мне сведения.

Черил протянула Элен ее папку с документами.

— Муж говорит, что органы опеки обязаны предоставлять приемным родителям важные медицинские сведения о биологических родителях — даже в том случае, если их личность не раскрывается.

— Все так и было, но сейчас всплыли дополнительные обстоятельства… И мне необходимо задать вашей сестре несколько личных вопросов. — Элен попробовала зайти с другой стороны. — Тогда вот что… Может, вы дадите Эми мой электронный адрес и попросите написать мне?

— Хорошо.

— Спасибо. — Элен не для того проделала такой долгий путь, чтобы возвращаться ни с чем. — А если она мне не ответит, вы дадите мне ее адрес?

— Посмотрим. На всякий случай держите пальцы крестиком.

Элен вспомнила о прежней просьбе, которую высказала по телефону.

— А вы не могли бы показать мне ее фотографии?

— Конечно. Я нашла две штуки, которые хранились у меня в компьютере. Одна старая, вторая относительно недавняя. Наверное, Эми не обидится, если я вам их отдам. — Черил развернулась к столику, взяла два листа бумаги и протянула один Элен, ткнув в изображение наманикюренным пальцем. — Вот Эми в детстве.

Элен смотрела на лицо хорошенькой девочки с американским флагом в руках и цилиндром, как у Дяди Сэма.

— Сколько ей здесь лет?

— Только что исполнилось пять. Славная она была малышка, пока не испортилась. — Черил тихо усмехнулась. — Ваш сын похож на нее?

— Не очень, — призналась Элен. Нос у Эми был шире, чем у Уилла, губы полнее. — Честно говоря, он больше похож на вас.

— Да, в нашей семье это распространенное явление. Мои дочери тоже совсем не похожи на меня. Представляете, девять месяцев протаскать в животе близнецов, а они совсем на тебя не похожи!

— Да, нечестно. — Поглощенная своими мыслями, Элен даже не улыбнулась. — Должно быть, Уилл пошел в своего отца, но я понятия не имею, как выглядит его родной отец. Вам что-нибудь говорит имя Чарлз Картмелл?

— Нет.

— Судя по документам, он — отец Уилла.

— Никогда о таком не слыхала. У Эми была куча парней. И ни с кем она не жила достаточно долго.

— Если бы она забеременела, то известила бы отца ребенка? Ну… как вы думаете, посчитала бы она нужным известить его?

Черил скорчила гримасу.

— Вы что, шутите? Насколько я знаю свою младшую сестру, она, скорее всего, не знала, кто отец ребенка. А имя и фамилию могла просто придумать.

Элен подалась вперед.

— Раз она взяла фамилию отца, что называется, с потолка, почему сама не назвалась вымышленным именем?

— Не знаю. — Черил пожала плечами.

Элен задумалась.

— Погодите. Кажется, я знаю, в чем дело. Она не могла назваться вымышленным именем, потому что в больнице, куда привезли Уилла, ей пришлось предъявить удостоверение личности. Но, поскольку она не была замужем за Чарлзом, или как там на самом деле звали отца Уилла, он в больнице ни разу не появился. Значит, его имя она могла просто придумать. — Мысли Элен неудержимо рвались вперед. — Вы не в курсе, с кем она жила примерно три года назад? Может, вы кого-то запомнили?

— Да у нее было множество приятелей. Разве всех упомнишь? — Черил рассмеялась, но Элен ее не поддержала.

— Ни одного не можете вспомнить?

— Нет. Вот разве что… фотография? На ней есть какой-то парень, и, похоже, они с Эми находились в весьма близких отношениях. — Черил протянула Элен второй снимок. — Вот самое последнее фото Эми, какое у меня есть. Она переслала мне его по электронной почте. Сами видите дату: пятое июня 2004 года.

— Незадолго до того, как она родила Уилла.

Элен нетерпеливо подалась вперед и увидела широко улыбающуюся Эми. Она позировала на пляже в черном бикини, сжимая в руке коричневую пивную бутылку. Другой рукой она обнимала за талию мужчину с голым торсом, который шутливо поднял свою бутылку, как будто желая чокнуться с камерой. Если Уилл родился 30 января 2005 года, Эми, должно быть, беременна. На втором или третьем месяце. Если, конечно, снимок послан сразу после того, как сделан. Но никакого животика у Эми не наблюдается… Правда, в два месяца, наверное, еще ничего не видно. Но почему она пьет пиво?

— Что вы думаете? — спросила Черил.

— Если в то время Эми встречалась с этим человеком, он, возможно, и есть отец Уилла.

— Он совершенно в ее вкусе. Эми вечно западала на плохих парней.

Элен внимательно рассмотрела мужчину. Довольно симпатичный для плохого парня. Узкие глаза, длинные каштановые волосы связаны в конский хвост. Что-то в его лице показалось ей неуловимо знакомым. Может быть, дело в том, что он отдаленно напоминает Уилла? У него такая же кривая улыбка, угол рта так же скошен книзу. Правда, в отличие от Уилла, выражение лица у мужчины было самодовольное и хитрое. Фотография вышла не очень четкая, и рассмотреть в деталях лицо предполагаемого отца Уилла Элен не удалось. К тому же Эми с кавалером снимали не с близкого расстояния.

— Эми не писала вам, кто ее спутник и где они отдыхают?

— Нет.

Элен снова задумалась.

— Они могли находиться где угодно, лишь бы было тепло. А в июне тепло почти везде. Она что-нибудь написала, когда прислала вам этот снимок?

— Ничего. Просто прислала фото. Мило, да?

Черил снова нахмурилась, но Элен ничего не заметила, так как не сводила взгляда со снимка. Возможно, она смотрит на биологических родителей Уилла. У Чарлза Картмелла, если на снимке он, рука от кисти до плеча покрыта цветными татуировками, правда, что там изображено, не разобрать. Зато заметно, что он сильно навеселе.

— Снимок не очень удачный.

— Наверное, все дело в моем принтере. Оставьте его себе, а я, если хотите, пришлю вам по электронной почте изображение.

— Да, пожалуйста. — Элен продиктовала Черил свой электронный адрес. — А подруги у Эми есть?

— С девочками Эми никогда не дружила. Предпочитала болтаться с парнями.

Элен вспомнила, о чем хотела спросить.

— Вы говорите, Эми иногда вам пишет. Она не упоминала в письмах никаких мужчин?

— Нет, ничего такого я не припомню.

— А может, перечитаете ее письма и мы проверим?

— Не могу. Я их удалила. — Черил посмотрела на часы. — Время уже позднее…

— Да, конечно. Мне пора. — Элен встала, сжимая документы в руках. Она старалась скрыть досаду и разочарование. — Большое спасибо за то, что не отказались меня принять. Как думаете, она мне напишет?

— Бог ее знает.

Элен распрощалась и вышла. Сейчас ее занимал единственный вопрос: в самом ли деле на снимке вместе с Эми Чарлз Картмелл? В лицо ударил порыв холодного ветра. Она подняла голову и посмотрела в темное, беззвездное небо.

Если поторопиться, она успеет еще в одно место…

31

Элен сидела в машине с выключенным мотором и смотрела в окно. С черного неба валил снег. В руках она сжимала документы. Из окна виднелось трехэтажное здание из красного кирпича. Средняя школа. Судя по мемориальной табличке, школа находится на этом месте с 1979 года. Именно здесь должен проживать Чарлз Картмелл, но очевидно, он здесь не живет… И никогда не жил. Видимо, Эми выдумала адрес, как и имя. С таким же успехом она могла назвать биологического отца Уилла графом Дракулой.

Нельзя сказать, чтобы Элен сильно удивилась. Она знала, что Грант-авеню — оживленная улица в деловом центре Филадельфии, но надеялась, что здесь найдется хотя бы один жилой дом.

Мимо нее проезжали машины; со скрипом работали «дворники». Красные фонари словно просверливали дыры в ночи. Она еще раз посмотрела на снимок Эми с приятелем на пляже. Уличный фонарь отбрасывал красноватый свет на его лицо, но глаза оставались в тени.

— Кто мой сын? — спросила Элен в тишине.

32

— Кон, спасибо вам огромное, что согласились задержаться. — Элен закрыла за собой дверь, чувствуя себя бесконечно виноватой. Времени двенадцатый час; по телевизору метеоролог в галстуке-бабочке демонстративно измеряет рулеткой высоту снежного покрова. Почти восемь сантиметров. — Я очень, очень вам благодарна!

— Не стоит благодарности. — Конни устало поднялась с дивана, сжимая в руке книжку с судоку.[2] — Что там у вас на работе? Все нормально?

— Да, спасибо. — Элен сняла с вешалки пальто и подала его Конни. — Как поживает мой малыш?

— Более или менее. — Конни надела пальто. — Оказывается, сегодня был «День веселой майки», и всем детям надо было явиться в майке со смешной надписью, а вы забыли. Я вам еще неделю назад говорила. Думала, вы положили ему майку в рюкзак, чтобы он переоделся в школе, а проверять не стала.

— О нет! — Элен захлестнула новая волна вины. Два раза за две минуты почувствовать себя виноватой — рекорд даже для нее. — Он очень расстроился?

— Эл, ему ведь всего три года.

— И как я забыла… Совсем из головы вылетело!

— Нет, это я виновата. Надо было посмотреть в рюкзаке. В следующий раз обязательно проверю.

— Бедняжка! — Элен корила себя. Уилл не любит оказываться не таким, как все. Он и так не такой, как все. Он — усыновленный ребенок. И у него нет папы, только мама… тоже не такая, как все. — Главное, вы же мне напоминали!

— Не корите себя. В их школе постоянно что-нибудь выдумывают. То велят смастерить смешную шляпу, то принести домашнюю выпечку, то устраивают какую-нибудь вечеринку. Так легко забыть все на свете! Когда Марк был маленький, я тоже вечно все забывала. — Конни сунула книгу с судоку в хозяйственную сумку, собрала вещи и выпрямилась. — А у вас вдобавок такая ответственная работа…

— Я и вас загоняла. — Элен сжала плечо Конни. — Пожалуйста, передайте Чаку мои извинения; мне очень жаль, что я вас задержала.

— Ради разнообразия разок сам разогреет себе ужин. Не умрет. — Конни открыла дверь, впуская в дом струю холодного, влажного воздуха. — Снег, кажется, уже перестал?

— Да, но все равно езжайте осторожно. Еще раз спасибо. — Элен придержала дверь, затем закрыла ее за Конни и заперла на ключ. Не переставая думать о своем, сняла куртку и повесила на вешалку. В последнее время она то и дело совершает непростительные ошибки и сама все портит. Она забыла о том, что нужно положить Уиллу в рюкзак майку со смешной надписью. Пропустила производственное собрание на работе. А все началось с белой листовки, которая пришла по почте. Скорее бы Эми откликнулась и развеяла все ее страхи и подозрения.

Элен пошла в кухню и сварила кофе, приказав себе на время забыть об Эми Мартин. Ей предстоит написать важную статью, и она ужасно проголодалась. Она положила на край раковины упаковку замороженных сухариков, достала пакет молока и налила в миску Орео-Фигаро. Кот мигом запрыгнул на рабочий стол и громко замурлыкал, глядя ей в глаза. Допив молоко, он поднял перепачканную белым мордочку и, прищурив желтовато-зеленые глаза, попросил добавки.

— Нам пора за работу, — сказала Элен, забирая миску.

Поднявшись наверх, в кабинет, она разложила на столе бумаги и диктофон. Начало всегда давалось трудно. Предварительный этап занимал у нее львиную долю времени, и сократить его никак не получалось. Первым делом необходимо расшифровать интервью. Если понадобится точная цитата, она обратится к диктофону. Голова начинала работать позже, обычно после нескольких чашек крепкого кофе. Фразы возникали как будто сами собой… Элен отпила горячего кофе, глянула на лежащие перед ней заметки и начала с интервью матери Латифа.

Пироги «не удались», и ей стыдно угощать ими гостью. Летиция хочет, чтобы о ее сыне написали в газете и люди перестали видеть в убитых детях только сухую статистику.

Элен продолжала расшифровывать, пытаясь вспомнить, что чувствовала, сидя в кухне у Летиции, но мысли ее постоянно возвращались к дому Черил, фотографии Эми и мужчины на пляже.

А остальные живут так, словно ничего не происходит! И ничего не меняется. И это Америка!

Элен перевернула страницу блокнота и, глядя в записи, придвинула к себе клавиатуру компьютера. Она работала машинально. Мысли ее блуждали в другом месте. За один день она довольно много узнала о прошлом Уилла. Познакомилась с его бабушкой и теткой. Увидела фотографию его матери и, возможно, отца. Пальцы отказывались слушаться. В голову невольно лезли мысли о семье Мартин. Интересно, не забудет ли Черил переслать ей фотографию сестры с неизвестным мужчиной?

Элен свернула вордовское окно и открыла электронную почту. Увидела массу новых писем в папке «Входящие», но открыла лишь письмо от Сары с приложенным файлом и запиской: «Учти, свой кусок я уже отправила Марсело». Неожиданно она увидела новый адрес: мамаблизнецов373@gmail.com.

Элен поспешно щелкнула кнопкой мыши. Так и есть, от Черил! В строке «Тема» Черил написала: «Приятно было с вами познакомиться». Кроме того, к письму был приложен файл. Элен снова щелкнула левой кнопкой мыши, и на мониторе начало открываться фото. Эми с неизвестным на пляже. Хотя она уже видела снимок, она не могла не подумать о том, что Эми — мать Уилла, а мужчина с пляжа — его отец. Она не отрываясь смотрела на монитор. Внезапно испугавшись, оглянулась через плечо: вдруг Уилл проснулся и вылез из кроватки. Но за ее спиной никого не было, кроме Орео-Фигаро, который лежал на коврике, вытянув перед собой передние лапы, как Супермен в полете.

Элен снова посмотрела на монитор. На компьютере фото выглядело ярче, но все равно нечетко, и фигуры слишком далеко. К счастью, мелкие недостатки можно исправить. Элен сохранила снимок в папке «Мои рисунки» и открыла программу «Фотошоп». Загрузила туда снимок, выделила лицо Эми… Немного поколдовав над ним, она нажала «Сохранить» и стала смотреть, что получилось. Теперь гораздо лучше! Глаза голубые, но форма глаз у Эми не совсем такая, как у Уилла. Нос длиннее и гораздо шире.

А может, Уилл просто пошел не в мать?

Элен проделала те же манипуляции с лицом неизвестного мужчины — и сердце невольно забилось чаще. В лице мужчины действительно мелькает что-то неуловимо знакомое, и улыбается он в точности как Уилл, опустив вниз правый угол рта. Элен отпила кофе и еще немного увеличила лицо. Оно расползлось по всему экрану. Но, несмотря на увеличение, лучше разглядеть черты лица ей не удалось. Она отодвинула чашку, в спешке расплескав кофе, и поспешно убрала подальше блокнот. Под ним обнаружился угол белой листовки с фотографией Тимоти Брейвермана.

Хм-м-м…

Элен потянула листовку за угол и посмотрела на искусственно состаренное личико Тимоти. Положила листовку на стол, вернулась в «Мои рисунки» и нашла последнюю фотографию Уилла, снятую в школе. Увеличила ее и открыла в окне рядом со снимком мужчины с пляжа. Потом принялась методично сравнивать два лица: Уилла и неизвестного, который вполне может оказаться его родным отцом.

Глаза: у Уилла голубые, широко расставленные. У мужчины с пляжа — тоже голубые, но близко посаженные.

Нос: у Уилла маленький, вздернутый. У мужчины с пляжа — длинный, хрящеватый.

Волосы: у Уилла русые. У мужчины с пляжа — светло-каштановые.

Овал лица: у Уилла лицо круглое. У мужчины с пляжа — вытянутое, овальное.

Подбородок: у Уилла закругленный. У мужчины с пляжа — заостренный.

Общее: голубые глаза, чуть кривая, скошенная улыбка.

Элен обдумала свои выводы, откинулась на спинку стула и оглядела снимки издалека. Как ни хотелось ей поскорее покончить с сомнениями, ни к какому определенному выводу она так и не пришла. Мужчина с пляжа вполне может оказаться отцом Уилла, но может оказаться и случайным приятелем Эми, с которым она только что познакомилась. Или просто собутыльником, который угостил ее пивом. А может, Уилл не похож ни на одного из своих биологических родителей. Зато он похож на Черил, свою тетку.

Элен вошла в Интернет и нашла домашний сайт семьи Брейверман. Выделила искусственно состаренное фото Тимоти и сохранила его в «Моих рисунках». Нужно открыть третье окно на мониторе и попробовать сравнить Тимоти с Уиллом и мужчиной с пляжа. И вдруг ее внимание привлекло другое изображение.

Компьютерный фоторобот похитителя!

Сама не зная почему, Элен выделила фоторобот, сохранила его в «Моих рисунках», загрузила его и разместила рядом со снимками Уилла, Тимоти и мужчины с пляжа. И ахнула от изумления, прижав руку к бешено бьющемуся сердцу. Потом она перетащила снимок мужчины с пляжа поближе к фотороботу. Изображения оказались разного размера. Пришлось немного увеличить фоторобот, чтобы лицо на нем стало приблизительно такого же масштаба, как и лицо неизвестного с пляжа.

Элен буквально оцепенела. Фоторобот похитителя — точь-в-точь мужчина с пляжа! Поморгав глазами, она еще раз сравнила два изображения. Сомнений нет, буквально одно лицо.

— О господи! — воскликнула она.

Орео-Фигаро поднял мордочку. Глазки-щелочки утопали в пушистом черном мехе.

Элен снова посмотрела на монитор, приказывая себе успокоиться. Невозможно сравнивать черно-белый карандашный рисунок и цветное фото живого человека, из плоти и крови. Неожиданно она вспомнила, как Уилл позавчера срисовал лошадку с помощью кальки, и в голову пришла мысль. Она нажала клавишу «Печать». Дешевый пластмассовый принтер ожил и натужно заскрипел. Элен сбегала вниз, порылась в коробке с игрушками и нашла то, что искала: рулон кальки.

Принтер выплюнул копию фоторобота. Элен взяла острый карандаш и с нажимом обвела контуры лица похитителя, так чтобы они стали толще и четче. Затем она накрыла рисунок калькой и обвела контуры лица похитителя. Отчего-то сдавило грудь. Она отложила в сторону фоторобот, вынула из лотка принтера распечатку портрета мужчины с пляжа, сдвинула в сторону клавиатуру…

И замерла.

Ей не хотелось продолжать и одновременно хотелось поскорее все выяснить.

— Ладно, покончим с этим, — сказала она вслух, беря кальку с обведенным фотороботом и накладывая ее на лицо мужчины с пляжа.

Копии совпали.

Элен почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота. Она вскочила и понеслась в туалет, где ее вырвало.

33

Элен стояла на пороге комнаты Уилла, погруженная в собственные мысли. Работать она больше не могла, особенно после того, что ей только что открылось… или показалось. Ей не хотелось облекать страшную мысль в словесную оболочку. Но и забыть обо всем она тоже не могла.

Неужели Уилл — на самом деле Тимоти?

Во рту ощущался привкус желчи и зубной пасты; Элен прислонилась к дверному косяку. Думай, соображай! Наверное, всему можно найти логическое объяснение… Сейчас логика почему-то не помогала.

Начни сначала! Только спокойно.

Что, если ее подозрения не лишены оснований? Раз фоторобот соответствует фотографии мужчины с пляжа, значит, мужчина с пляжа — похититель. Он застрелил няню Брейверманов. Похитил Уилла. Взял выкуп, но ребенка не вернул. У него была подружка, которая выдала себя за маму малыша… Эми Мартин!

Почему они не убили ребенка сразу после похищения?

Элен невольно вздрогнула, но голова уже заработала. Здесь как раз все понятно. Эми хотела ребенка, а родить не могла. А может, они собирались продать похищенного младенца на черном рынке? Элен обхватила себя руками: ей вдруг стало холодно. Она продолжала соображать.

Зачем отдавать его на усыновление?

Ответ на последний вопрос Элен знала почти наверняка. Потому что ребенок заболел. Никто до поры до времени не догадывался о том, что у Уилла врожденный порок сердца. По крайней мере, на сайте Брейверманов ни слова не говорилось о том, что их сынишка чем-то болел. В больнице, где лежал Уилл, ей сказали, что не все способны услышать шум в сердце малыша. Наверное, потом Уиллу стало совсем плохо. Он плохо ел, не рос, слабел… Эми не выдержала испытаний, как и говорила ее мать. Кроме того, она, видимо, понимала, что оставлять малыша у себя опасно. Придется часто сдавать анализы крови, заполнять всякие анкеты, отвечать на многочисленные вопросы. Велик риск того, что выяснится: Эми — не мать Уилла, а ее приятель — не его отец.

Каков же их следующий шаг?

Элен показалось, что она сочиняет сценарий фильма ужасов. Что было дальше? Похитители отвезли ребенка в больницу подальше от Майами. Они решили обосноваться в тех местах, где выросла Эми. Может быть, сначала собирались просто бросить малыша в больнице, но потом у них созрело новое решение. В их планы вмешалась славная журналистка, которая сразу полюбила малыша. Журналистка усыновляет ребенка и забирает его к себе, и сейчас этот малыш безмятежно спит под небом с искусственными звездами.

О боже мой!

Элен обвела диким взглядом спальню Уилла, игрушечные машинки, конструктор «Лего», полки с детскими книжками, мягкими медведями и зайцами. Сейчас, в темноте, их настоящих нежных цветов не было видно — все игрушки казались одинаково серыми. Небо за окном с поднятыми жалюзи казалось странно ярким; мир блестел от снега, который отгородил дом от всего мира, как слой стерильной ваты. Они с Уиллом пребывают в безопасности на своеобразном островке.

— Мама! — сонным голосом позвал он из кроватки.

Элен вытерла глаза, подошла к кровати и склонилась над Уиллом. В полоске света от двери увидела, что челка снова упала на глаза. Смахнула ее набок.

— Извини, что разбудила.

— Ты уже дома?

— Да, сейчас ночь, и я дома.

— Конни говорит, у тебя очень много работы.

— Да, но я уже вернулась. — Элен проглотила подступивший к горлу ком, но ей показалось, что ком не растаял, а спустился ниже, в грудную клетку, и сейчас у нее будет инфаркт. А может, она просто вдруг возьмет и загорится. Она облокотилась о перила детской кроватки и постаралась успокоиться.

— Извини, что забыла дать тебе с собой майку со смешной надписью.

— Ничего страшного, мамочка.

Глаза Элен наполнились слезами. Она наклонилась ниже и погладила сынишку по щеке.

— Ты знаешь, что ты самый лучший мальчик на свете?

— Ты почистила зубы.

— Да. — Сидеть на перилах было неудобно. — Ненавижу эти перила! Сейчас сниму их. — Элен начала дергать за края бортиков.

— Мам, я не выпаду.

— Знаю. Ты уже совсем большой и ни за что не выпадешь из собственной кроватки. — Элен дернула в последний раз и, наконец, выдвинула перила из пазов. — Извини!

Уилл хихикнул.

— Дурацкие перила!

— Да. Дурацкие перила!

— Пока, перила! — Элен отнесла перила на другую сторону комнаты и поставила их на пол. — И больше не возвращайтесь!

Уилл снова захихикал.

Элен вернулась к кровати сына. Уилл извивался в кроватке.

— Ты кто, маленький червячок?

— Да!

— Я к тебе. Устроим сонную вечеринку.

— Что такое «сонная вечеринка»? — Уилл скрестил ноги.

— Вечеринка, которую устраивают в такое время, когда надо спать. — Элен примостилась с краю детской кроватки. — Подвинься, червячок!

— Идет! — Уилл подвинулся назад.

Элен протянула руки и крепко обняла сынишку. Ей больше не хотелось думать ни об Эми Мартин, ни о Брейверманах. Ей хотелось быть именно здесь, сейчас и обнимать сына.

— Ну как тебе? Не тесно?

Уилл обхватил ее ручонками.

— Я слепил снежок!

— Правда? Круто!

— Он остался на крыльце. Ты его видела?

— Нет. — Элен крепче прижала сынишку к себе. — Увижу завтра. Первым делом выйду на крыльцо и посмотрю на твой снежок.

— Тебе завтра надо на работу?

— Да. — Элен не представляла, что ее ждет, ведь свою часть статьи она так и не дописала. Но сейчас ей было все равно.

— Ненавижу твою работу!

— Знаю, милый. Сама бы не работала, если бы могла.

— Зачем ты работаешь?

Элен отвечала на этот вопрос несчетное количество раз, но понимала, что на самом деле сынишку интересует другое.

— Я работаю для того, чтобы у нас было все, что нам нужно.

Уилл зевнул.

— Ну, давай спать. Вечеринка закончена, начинается сон.

— Я не выпаду, — сонным голосом пробормотал Уилл, и Элен крепче прижала его к себе.

— Конечно не выпадешь. Не волнуйся. Если что, я здесь, рядом. Я успею тебя поймать.

— Спокойной ночи.

— Я люблю тебя, милый. Спокойной ночи. — Элен слегка покачала Уилла.

Через минуту маленькое тельце дернулось и обмякло. Мальчик заснул. У Элен по щекам покатились слезы. Она велела себе успокоиться. Нельзя так распускаться. Сейчас не время и не место реветь.

Забудь!

Она ведь и в самом деле не уверена в том, что мужчина с пляжа и похититель — один и тот же человек. Нельзя ничего утверждать достоверно, скопировав изображение на кальку и наложив его на другое. И потом, фоторобот ведь создается на основе словесного портрета. У очень многих мужчин узкие глаза и длинные носы. А если похититель не имеет никакого отношения к мужчине с пляжа, значит, Уилл и Тимоти никак не связаны между собой.

Элен улыбнулась в темноте. Ей стало чуть-чуть легче. Может быть, Эми пришлет ей письмо, расскажет о том, как Уилл родился, и объяснит, почему она отдала его.

Уилл задвигался во сне, и она прижалась к нему. По-прежнему непонятно, обоснованны ли ее опасения, или же она все придумала. Но в глубине души по-прежнему таился страшный вопрос, который она не смела даже задать себе вслух — не говоря уже о том, чтобы искать на него ответ. Вопрос зародился в тот миг, когда она вынула из ящика почту и увидела проклятую белую листовку.

Элен погладила Уилла по голове. В тишине детской вопрос зазвучал громче. Он возник на потолке, словно выписанный светящимися звездами. Он не давал Элен покоя.

Что она станет делать, если Уилл на самом деле Тимоти?

34

На следующее утро Элен с трудом добралась до работы. Она совершенно выбилась из сил. Поспать ей удалось всего два часа. Она никак не могла выкинуть из головы мысли об Уилле и Тимоти. Сейчас у нее болела голова, резало глаза, а душу терзали страшные мысли. На ней были те же джинсы и блузка, что и вчера; она поменяла только свитер. Даже принять душ не хватило времени. Слишком часто по пути в душ она проверяла электронную почту. Но письмо от Эми Мартин так и не пришло.

Возьми себя в руки! Соберись!

— Доброе утро, дорогая, — навстречу ей с пустой чашкой шагала Мередит Снейдер. Она направлялась к кофейному автомату.

Элен с трудом заставила себя улыбнуться.

— Привет, Мер. — Она старалась забыть о деле Брейверманов, но голова просто гудела.

В редакции почти никого не было, и она заспешила по проходу. Сейчас придется отчитываться о том, что она успела написать. Марсело сидел у себя в кабинете за стеклянной перегородкой. Напротив него расположилась Сара. Она весело смеялась.

Просто отлично!

Сейчас она перестанет веселиться — как только услышит, что Элен не успевает сдать свою часть в срок. Она поставила сумку на стол, сняла пиджак и повесила его на вешалку. В кабинет редактора вошли Сэл и Ларри с бумажными чашками в руках. Деловитые, веселые — типичные журналисты, какими Элен их себе представляла в детстве. Сейчас она опозорится при своих кумирах, местных Вудварде и Бернстейне. Приказав себе успокоиться, Элен направилась в кабинет редактора. Марсело выжидательно смотрел на нее из-за стола.

— Входи, Элен! — Марсело улыбнулся, его черные глаза призывно сверкнули. — Я еще не видел твой материал. Ты мне его перегнала?

Элен постаралась придать лицу профессионально-деловитое выражение.

— Извини, Марсело. Мой кусок еще не готов.

Сара полуобернулась через плечо и смерила ее убийственным взглядом. Ларри и Сэл развернулись к ней всем корпусом. Марсело моргнул.

— Не готов?! — переспросил он, поднимая брови.

— Да, извини. — У Элен невыносимо болели виски. — Застряла на одном месте, никак не могу сдвинуться… Мне нужно еще несколько дней.

— Может, я могу тебе помочь? В конце концов, за это мне и платят.

— Нет, не можешь, — выпалила Элен, но Марсело по-прежнему улыбался, склонив голову набок и сочувственно глядя на нее.

— Не страшно. Покажи, что успела сделать. Мне не нужен идеал. Он и не требуется, раз над статьей трудятся такие лежебоки! — Марсело жестом показал на Ларри и Сэла. — Их заготовки, как всегда, нужно переписывать с начала до конца!

— Поцелуй меня в зад! — в шутку огрызнулся Сэл.

Все, кроме Элен, рассмеялись. Элен поняла, что придется признаться во всем.

— Марсело, честно говоря, материал совсем не готов. Я не успела. — Ее замутило. Она почувствовала себя слабой и беззащитной.

Все с удивлением смотрели на нее, и больше всех удивлялся Марсело.

— Значит, у тебя совсем ничего нет? — Марсело озабоченно нахмурился.

— Не волнуйся, — прощебетала Сара. — У меня все схвачено!

— Подожди, пожалуйста. — Марсело поднял большую ладонь, но Элен перевела взгляд на Сару. Она была так зла, что не намерена была спускать ей все с рук.

— Что значит «у тебя все схвачено»? — поинтересовалась она.

Сара проигнорировала и Элен, и ее вопрос.

— Марсело, Элен отказалась беседовать с Джулией Гест, которую порекомендовала я, поэтому я сама встретилась с ней, взяла интервью и расшифровала запись. Мне кажется, то, что сказала Джулия, придаст нашей статье человечности. — Она протянула начальнику несколько листков бумаги из толстой пачки, которую прижимала к груди. — Вот, посмотри.

Элен просто окаменела. Сара только что вонзила ей нож в спину! Она вышла на тропу войны и пленных не берет.

— Я не расслышал, кто она такая? — Марсело рассеянно листал странички.

— Активистка Комитета по борьбе с насилием. Она сама его создала. Она знакома со многими представителями властных структур и свой человек в мэрии.

— И чем занимается ее комитет?

— Месяц назад она провела несколько демонстраций и один раз пикетировала здание суда.

— Она что, связана с городскими властями?

— Официально — нет.

— Спасибо, но твоя Джулия нам не подходит. — Нахмурившись, Марсело вернул Саре листки. — Похоже, на самом деле ее интересует вовсе не снижение преступности, а нечто совсем другое. Она не связана с нашей темой непосредственно и потому… не пойдет!

Элен откашлялась:

— Я взяла интервью у матери мальчика, которого застрелили шальной пулей. Ему было всего восемь лет, он учился во втором классе. Кроме того, я побеседовала с его учительницей и с владельцем похоронного бюро, который обмывал и бальзамировал тело.

Сэл одобрительно кивнул:

— Интервью с матерью жертвы — беспроигрышный вариант!

Ларри тоже кивнул:

— И владелец похоронного бюро — неплохо. Необычно. Оригинальный поворот.

Марсело слегка повеселел.

— Ладно, Элен. Хорошо. Значит, ты просто пока не свела все воедино. Когда у тебя все будет готово — хотя бы вчерне?

— Как насчет следующей пятницы?

Неожиданно в разговор снова вмешалась Сара:

— Она сейчас занята другим. Пишет продолжение той статьи про Суламан!

Элен развернулась к Саре, не скрывая раздражения.

— Не понимаю, о чем ты?

Сара и бровью не повела.

— Признайся, ты ведь ездила к Суламан, — спокойно парировала она. — И именно поэтому не успела подготовить свой кусок. Разве не так?

— Нет, не так! — парировала Элен, но Марсело слова Сары, видимо, задели за живое.

— Все именно так, — хладнокровно продолжала Сара. — Я в курсе. Дело в том, что Сьюзен Суламан вчера звонила в редакцию. Тебя не было на месте, и трубку сняла я. Она сказала, что не может дозвониться до тебя по мобильному телефону. Оказывается, ты ездила к ней, взяла у нее интервью и сказала, что не знаешь, позволит ли тебе начальство написать о ней еще одну статью.

Глаза Марсело сверкнули. Элен почувствовала, как горит у нее лицо.

— Ты понятия не имеешь, чем я занимаюсь, так что оставь меня в покое!

— И ведь я с самого начала знала, что ты не успеешь к сроку, — ледяным тоном продолжала Сара.

Элен не выдержала:

— Твоя часть статьи никак не связана с моей, так что не лезь в мои дела!

Все изумленно воззрились на нее. Элен кричала все громче. Ей казалось, что голова у нее вот-вот взорвется.

— И успею я сдать свою часть в срок или нет, тебя не касается!!!

— Пожалуйста, на полтона ниже, — фыркнула Сара. — Ты, наверное, завидуешь, что я предложила такую удачную тему, и поэтому нарочно стараешься мне нагадить. Все остальные сдали материал в срок, а ты у нас, выходит, особенная?

— Прошу вас, прекратите! — Марсело встал и поднял руки вверх. — А сейчас… Пожалуйста, на минуту оставьте нас с Элен наедине.

— Удачи! — улыбнулся Сэл, забирая свой кофе, стоящий на краю стола.

Его примеру последовал Ларри. Сара вылетела из кабинета последней. От нее, как всегда, резко пахло духами и как будто летели искры.

Дождавшись, пока все вышли, Марсело поджал губы и подбоченился.

— Закрой дверь, — негромко попросил он.

Элен закрыла дверь и повернулась к нему лицом.

— Что с тобой происходит? Ты никогда еще не срывала сроки. — Марсело с озадаченным видом посмотрел на нее. В его голосе угадывалось скорее разочарование, а не гнев. — Сара говорит правду? Значит, ты не успела написать материал из-за интервью с Суламан?

— Нет.

— Но ты брала у нее еще одно интервью?

— Да. Брала.

— Когда?

Элен поняла, что не может вспомнить. Она потерла лицо. Все, что было до белой листовки, расплывалось в одно большое пятно. С недавних пор ее жизнь разделилась на две половины: до и после листовки. «Вы видели этого мальчика?» Голова раскалывалась; ей показалось, что она сейчас потеряет сознание.

— Вроде бы во вторник…

— Но ведь я не разрешил тебе к ней ехать.

Теперь Элен отчетливо слышала в голосе Марсело не разочарование, а боль.

— Извини. Я должна была.

— Зачем?

— Мне обязательно нужно было снова увидеть ее. — Элен понимала, что ее доводы звучат глупо.

Марсело помрачнел, опустил брови.

— Элен, давай начистоту. Я заметил, что ты как-то отдалилась от меня после того, как я уволил Кортни. Ты стала какой-то чужой. Как будто мы с тобой враги.

— Нет, это не так. Клянусь!

— Прошу тебя, не становись моим врагом. Сейчас у нас много дел. Нас стало меньше, но работы меньше не становится… И даже наоборот.

— Я тебе не враг.

— Но ты все время цапаешься с Сарой. Почему?

— Больше этого не повторится.

Марсело провел пальцами по лбу и на мгновение замолчал, пристально глядя на нее.

— Я же вижу, у тебя что-то случилось. Последние дни ты сама не своя. Что-то с Уиллом? Помню, когда он был маленький, то тяжело болел. У него осложнения?

— Нет. — Элен не могла рассказать Марсело всего, как ни хотелось ей поделиться с кем-то своими сомнениями. — В начале следующей недели я пришлю тебе черновой вариант моего куска. Насчет пятницы я сказала на всякий случай, с запасом.

— Расскажи, что у тебя стряслось, — повторил Марсело, и голос его сделался еще мягче. — Вид у тебя усталый.

— Неважно себя чувствую… — Элен совсем упала духом. Когда мужчина говорит женщине, что у нее усталый вид, он чаще всего имеет в виду, что она выглядит настоящей уродиной.

— Ты что, заболела?

— Вчера ночью меня вырвало, — выпалила Элен и заметила, как глаза у Марсело удивленно сверкнули. Рвота — явно не лучшая тема для разговора с красивым мужчиной, к тому же твоим непосредственным начальником. Элен поняла, что опять все испортила. Она постоянно делает и говорит не то, что надо, она измучилась и устала. — Отпусти меня домой. Я правда плохо себя чувствую.

— Конечно езжай. — Марсело кивнул и, обойдя стол, приблизился к ней. — Если ты больна, езжай домой. Лечись.

— Спасибо.

Элен подошла к двери. Перед глазами все расплывалось. Неожиданно ее прошиб пот. Голова стала легкой. Утром она не успела позавтракать. Даже Конни как-то странно смотрела на нее.

В следующий миг кабинет погрузился во мрак.

35

— Сюрприз! Я дома! — крикнула Элен с порога, снимая куртку.

В гостиной было тихо и светло. Элен впервые полегчало на душе после того, как она очнулась на руках у Марсело. Она потеряла сознание у него в кабинете; придя в себя, принялась оправдываться, бормоча, что ей с утра нехорошо. Его лицо было так близко, всего в нескольких сантиметрах от ее лица; казалось, он вот-вот ее поцелует… А может, у нее просто богатое воображение?

— Мама! — Уилл выбежал из столовой. Резиновые подошвы теннисных туфель громко стучали по мягким сосновым половицам.

— Здравствуй, милый! — Уронив куртку на пол, Элен подхватила сынишку на руки и крепко прижала к себе.

Из кухни вышла улыбающаяся Конни. Она собиралась на выходные съездить в гости к сыну, студенту университета штата Пенсильвания и игроку университетской футбольной команды, и потому заранее облачилась в болельщицкую форму: серые рейтузы и синюю рубаху, на которой был изображен лев, талисман пенсильванских футболистов.

— Здравствуйте, Эл. Сильная сегодня гололедица?

— Не очень. Спасибо, что расчистили дорожку до крыльца.

— На здоровье. Кстати, Уилл мне помогал.

— Какой ты молодец, милый! — Элен поставила Уилла на пол, и тот тут же куда-то побежал. Элен позвонила Конни по пути домой и предупредила, что вернется пораньше, а назавтра берет отгул. Правда, она умолчала о том, что упала в обморок. — Значит, сегодня тоже прогуливал занятия?

— Что ты, мама! Мы с Конни еще как занимались. Прочитали целых четыре книжки! — Уилл отогнул четыре пальца.

Элен широко улыбнулась.

— Какие вы молодцы!

Конни пожала плечами:

— Непонятно, почему школа сегодня не работает. Метели нет, мороза нет… Просто жульничество с их стороны — учитывая, сколько вы им платите.

— Да все нормально. — Элен улыбнулась Уиллу, положив ладонь на его теплую макушку. — Сегодня я намерена развлекаться на всю катушку. А ты?

— Развлекаться! — Уилл запрыгал от радости.

Элен рассмеялась.

— Пожалуй, пойдем кататься с горки. Хочешь?

— Да! Да! Да! — завопил Уилл, подскакивая на месте.

— Хорошая мысль, — одобрительно кивнула Конни, одевшись и взяв свои вещи. — Хорошо, что Бог создал пятницу, верно?

— Вот именно. — Элен улыбнулась. Хорошо, что назавтра можно дать няне выходной, ведь всю неделю Конни пришлось задерживаться с Уиллом допоздна. — С кем мы играем на этих выходных?

— С нами никто не сравнится!

— Значит, мы лидируем в группе?

— Конечно. Даже не сомневайтесь! — Конни улыбнулась.

— Вперед, «Львы»! — Элен вскинула вверх сжатый кулак.

Ее жест повторил Уилл, не переставая подскакивать на одном месте. Элен погладила сынишку по шелковистым волосам. Ей значительно полегчало.

— Уилл, попрощайся с Конни и поблагодари ее.

— Пока, мамочка! — закричал Уилл, обнимая Конни за ноги.

Элен непроизвольно посуровела.

— До свиданья… — сказала Конни, наклоняясь к Уиллу и хлопая его по спине.

— Пасть кайманья! — тут же ответил Уилл, зарываясь лицом в ее пальто.

Спускаясь по крыльцу, Конни весело махала им рукой.

Закрыв за няней дверь, Элен, улыбаясь, повернулась к Уиллу.

— Скажи-ка, дружок, ты пообедал?

— Нет.

— Я тоже. Значит, сейчас мы поедим, а потом — кататься.

— Кататься! Кататься!

— Погоди. — Элен посмотрела на стол, заваленный фломастерами и книжками-раскрасками. — Ты убери со стола, сложи свои книжки и фломастеры, а я пока приготовлю обед. Договорились, приятель?

— Договорились, мамочка!

Уилл побежал в столовую. Заскрипел стул: Уилл встал на него, чтобы дотянуться до рабочего стола. Послышалось мягкое плюх: это Орео-Фигаро спрыгнул с дивана и подошел к хозяйке. Элен нагнулась и погладила кота.

У нее на поясе завибрировал коммуникатор. Она достала «Блэкберри» из чехла и увидела красную звездочку: пришло сообщение по электронной почте.

Она нажала кнопку. Сообщение прислала «мамаблизнецов373», то есть Черил Мартин. Задохнувшись от волнения, Элен прочитала:

«Элен, я написала о вас Эми и передала ей ваш электронный адрес. Если она откликнется, дам вам знать. Но все же особенно не рассчитывайте. Надеюсь, вашему сынишке лучше. Извините, что больше ничем не могу вам помочь.

Желаю всего наилучшего, Черил».

Элен еще долго кусала губы, глядя на дисплей коммуникатора. Что ж, она сделала все, что смогла. По крайней мере, Черил сообщила о ней Эми. Если даже Эми не ответит в ближайшем будущем, адрес у нее есть. Значит, остается надеяться на лучшее. Пока нет ответа от Эми, она по-прежнему будет делить свою жизнь на «до» и «после». Похититель — либо тот самый мужчина с пляжа, либо нет. Да или нет. Победа или смерть.

— Мама, я все убрал! — крикнул Уилл.

Элен выглянула в столовую. Сынишка стоял на коленках на стуле, сжимая в обеих руках кучу фломастеров. Кое-какие выпали и раскатились по всему полу. Орео-Фигаро понюхал откатившийся к нему желтый фломастер и осторожно укусил его — вдруг вкусный?

— Я тебе помогу, милый. — Элен встала, отложив коммуникатор в сторону.

Во время обеда она уговаривала себя успокоиться. Она пыталась подавить растущую тревогу, но ей все равно было неспокойно. Мысли об Эми Мартин не шли из головы и потом, когда она одевала Уилла в непромокаемый комбинезон и доставала из подвала оранжевую пластмассовую ледянку. Экипировав сына, Элен накинула пуховик, подхватила ледянку под мышку, взяла Уилла за руку и вышла на крыльцо. Она вдохнула полной грудью свежий воздух, прищурившись в лучах нежаркого зимнего солнца.

— Мама, тебе холодно? — спросил Уилл. Из его рта вырывались клубочки белого пара.

— Смотри-ка, из тебя как будто вагончики выходят. Значит, ты — Паровозик Томас!

Уилл засмеялся:

— Чух-чух-чух!

— Пошли!

Элен оглядела заваленную снегом улицу. Снег лежал на крышах, заполнял водостоки, облепил крылечки. Участки здесь небольшие; дома, в основном каменные или обшитые досками, расположены неподалеку друг от друга. Почти все дорожки были расчищены. Их пригород маленький, и все друг друга знают. Обычно Элен, выходя из дому, всегда смотрела, не гуляет ли поблизости кто-нибудь из соседских детей.

Элен принялась осторожно спускаться по ступенькам, как вдруг ее кольнула неприятная мысль. Скорее всего, соседям тоже бросили в почтовые ящики ту белую листовку, на которой есть снимок Тимоти Брейвермана. И они вполне могли заметить, как сильно похищенный Тимоти похож на Уилла. А ведь всем соседям отлично известно, что Уилл усыновлен. Элен не делала из этого тайны. Кроме того, соседи читали ее репортажи из больницы. А позже, когда Уилл немножко окреп после операции, она даже устроила вечеринку в его честь. Раньше она радовалась, что у нее с соседями хорошие отношения, но то было в другой жизни. До белой листовки. А сейчас, после того, как в ее жизнь закралось сомнение, она пришла в ужас и непроизвольно крепче сжала ладошку Уилла.

— Ой! Больно! — Малыш удивленно поднял голову и посмотрел на нее.

Какой он крошечный в толстом зимнем комбинезоне! Руки торчат из пухлых рукавов, как у пряничного человечка.

— Извини. — Элен погладила сынишку по руке и рассеянно посмотрела направо, налево. Сейчас ей совсем не хотелось встречаться с соседями…

Миссис Нокс, живущая через два дома, расчищает от снега крыльцо. Чуть поодаль стоят две знакомые мамы-домохозяйки, Елена Голдблюм и Барбара Капоцци. Пока их детишки возятся в снегу, они, как всегда, болтают. Должно быть, все они видели белую листовку, особенно мамаши, которые целыми днями торчат дома. Элен встала как вкопанная.

— Мама! — позвал Уилл. — Так мы идем или нет?

— Я просто любуюсь нашей улицей. Какая она красивая в снегу, правда?

— Пошли! — Уилл тянул ее за руку, но мысли Элен неслись вперед.

Они всегда катались с горки в нескольких кварталах от дома, в Шортридж-парке. Там они встречали детей, приятелей Уилла, их матерей, а время от времени — и чьего-нибудь отца. Чаще других гулял со своими отпрысками Доменико Варгас; зимой он обычно брал с собой на прогулку старомодный термос в клетку с крепчайшим эквадорским кофе. И все они наверняка получили по почте белую листовку!

— А знаешь, что я придумала? — Элен присела на корточки, и ее лицо оказалось на одном уровне с личиком сына. Она положила руку малышу на плечо. Какое у него славное личико — голубые глаза под светлой легкой челкой, вздернутый нос, широкая улыбка! Правда, сейчас лицо сынишки почти целиком утопало в просторном капюшоне. — Давай сегодня покатаемся в другом месте!

— Где? — нахмурился Уилл.

— В парке Вэлли-Фордж. Я часто каталась там в детстве. Не помню, рассказывала я тебе или нет. Мне там очень нравилось.

— А как же мой друг Бретт? — Уилл выпятил нижнюю губу. — Он тоже туда поедет?

— Нет, но мы ему потом расскажем, как там здорово. Иногда для разнообразия неплохо сменить обстановку. Давай попробуем!

— Не хочу.

— Да мы ведь только попробуем! Там весело!

Элен выпрямилась, взяла сынишку за руку и, не слушая возражений, повела к машине. Она вынула из кармана ключи, открыла заднюю дверцу, посадила Уилла в детское сиденье и пристегнула, а потом поцеловала в кончик холодного носа.

— У нас будет настоящее приключение!

Уилл нерешительно кивнул:

— Мы не попрощались с Орео-Фигаро.

— Он нас простит.

Элен захлопнула дверцу, положила ледянку в багажник и направилась к водительскому месту. Неожиданно перед ней, словно ниоткуда, появилась миссис Нокс в своем черном пуховике. Старушка лукаво хихикала.

— Ага, вот я вас и поймала! — заявила она, тыча в Элен пальцем в красной кожаной перчатке. — Прогульщики!

— Ну да, вы все правильно поняли. — Элен открыла дверцу и села в машину. — По случаю снегопада у взрослых тоже выходной. Поехали!

— Почему не идете в Шортридж-парк? Он совсем близко, за углом!

— До свидания!

Элен захлопнула дверцу, завела мотор и задом выехала на дорогу, в последний раз помахав рукой миссис Нокс. Та обескураженно уставилась на нее.

— Мама! — позвал ее Уилл с заднего сиденья.

— Что?

— Конни не любит миссис Нокс.

— Правда?

Элен выехала на дорогу и поправила салонное зеркало, чтобы лучше видеть сынишку. Пристегнутый ремнем безопасности, Уилл беспокойно заерзал в детском кресле.

— Почему?

— Конни называет миссис Нокс любопытной старой кошкой!

— Правда? — удивилась Элен, выравнивая руль. — Она имеет в виду, что миссис Нокс сует нос не в свои дела?

— Да! — хихикнул Уилл.

Элен прибавила газу.

36

Прошел час, а Элен все ехала по парку Вэлли-Фордж, ища глазами ту гору, с которой она в детстве каталась на санках. Несколько раз, стоя на перекрестках, она смотрела на экран своего коммуникатора, но Эми Мартин так ей и не написала. Извилистая дорога шла мимо заваленных снегом бревенчатых хижин и черных пушек. В другое время мальчик непременно заинтересовался бы пушками, а она рассказала бы ему о Джордже Вашингтоне и расположенном здесь лагере времен Войны за независимость, но сейчас Уилл раскапризничался, и его ничем не удавалось отвлечь.

— Мне жарко! — Уилл злобно дергал «молнию» на комбинезоне.

Элен повернула направо, налево и наконец разглядела переполненную парковку.

— Приехали!

— Ура!

— Увидишь, будет здорово! — Элен издалека заметила свободное место.

Они остановились рядом с мини-вэном, откуда высыпала стайка мальчишек-подростков. Самый высокий из них отвязывал от багажника на крыше деревянные сани.

— Ух ты, здесь катаются большие мальчики! — Уилл вывернул шею, наблюдая за происходящим.

— Совсем большие. — Элен выключила зажигание.

Подросток взвалил сани себе на голову и пытался удержать их в равновесии, чтобы они не упали. Приятели подбадривали его свистом и гиканьем.

— Сейчас уронит! Эй, осторожно! — радостно заверещал Уилл. — Мама, что он положил себе на голову?

— Это называется сани. Похожи на нашу ледянку. — Элен надела солнечные очки и перчатки. — На них катаются с гор.

— Почему у него не ледянка, как у нас?

— Наверное, такие сани ему больше нравятся.

— А у нас почему не такие?

— Когда-нибудь купим, если захочешь. Ну а теперь вылезаем!

Элен вылезла из машины, обошла ее, отстегнула ремень безопасности Уилла. Он протянул к ней руки и обнял за шею.

— Мамочка, я тебя люблю!

— Я тоже тебя люблю, солнышко.

Элен поставила сынишку на землю, взяла его за руку. Они вместе достали из багажника ледянку. Склон уходил вниз на противоположной стороне дороги; там звенели крики и смех. Элен и Уилл зашагали по изъеженной парковке; под ногами хрустели кристаллы противогололедного реагента. Их обогнали подростки с санями. На склоне скопилось столько народу, что Элен никак не могла разглядеть, не слишком ли крутая горка.

— Ну как, Уилл, разве не весело? — спросила она, крепче сжимая руку сынишки, пока они переходили дорогу.

— Сколько здесь детей!

— Вот видишь, все знают, как здесь здорово!

Элен оглядела открывшийся перед ней вид. Действительно красота! Склон холма окаймляли заснеженные сосны; вдали виднелись дома и фермы. На синем небе ни облачка, солнце бледно-желтое, далекое.

— Гляди, какая красота!

— Очень красиво, — охотно согласился Уилл, но Элен поняла, что сынишке на самом деле ничего не видно из-за толпы. Поэтому она подняла его на руки.

— Ну как? Теперь лучше?

— Ух ты! Красота!

— Пошли!

Элен везла ледянку за веревку, прокладывая путь в толпе. Она слегка встревожилась, поняв, что здесь совсем мало таких малышей, как Уилл. В основном здесь собрались старшеклассники и даже студенты; в толпе то и дело мелькали свитера с эмблемой университета Вилланова. Когда они с Уиллом подошли наконец к краю обрыва, она просто испугалась. Гора оказалась гораздо круче, чем запомнилось ей с детства — если, конечно, это была та же самая гора. Она круто уходила вниз — ну прямо горнолыжная трасса средней степени сложности. Снег был плотно утрамбован санями, и поверхность склона поблескивала на солнце, холодная и скользкая.

— Мам, вот класс! — закричал Уилл. — Какая она большая! Просто огромная!

— Да уж. — Элен встревоженно следила за подростками.

Те с криками и свистом уносились вниз на деревянных санях и надувных ледянках. Вот на кочке столкнулись две надувные ледянки, сидящие там мальчишки вывалились в снег и, хохоча, покатили вниз по склону. Да это просто опасно!

Элен вздохнула.

— Солнышко, эта гора для нас великовата.

— Нет, мама, мы справимся! — Уилл извивался, пытаясь вырвать руку.

— Не уверена.

Элен остановилась, и идущий сзади парень со сноубордом нечаянно толкнул ее; он торопливо извинился, оттолкнулся и полетел вниз с горы. Элен беспомощно озиралась по сторонам, ища более пологий склон для детей помладше, но не увидела поблизости ничего подходящего. Какая она дура! И зачем только притащила Уилла сюда? Как хорошо, спокойно и безопасно в Шортридж-парке! Нет, ей непременно понадобилось тащить сынишку на Эверест.

— Я хочу идти сам!

— Ладно, только держи меня за руку. Давай-ка отойдем подальше, с дороги.

Элен поставила Уилла на землю, и они побрели по склону. Более пологого спуска они так и не нашли, но, отойдя подальше от дороги, увидели место, где народу было поменьше. Элен ежилась на ледяном ветру; ноги в тонких сапожках начали замерзать. Она посмотрела вперед, туда, где росли сосны и можжевельники, и увидела еще один спуск, который показался ей более пологим. Наверху было всего несколько подростков.

— Погоди-ка. Мне кажется, вон там нам будет лучше.

— А почему не здесь?

— Потому что там лучше. Держись за руку!

Но Уилл, не слушая, побежал вперед, по насту.

— Нет, Уилл! — закричала Элен, бросаясь за ним и хватая его за капюшон. — Не надо! Здесь опасно!

— Мама, да я справлюсь. Ты ведь сама сказала! Я справлюсь!

— Давай пройдем еще немножко. Пожалуйста, имей терпение.

— Я имею терпение! — завопил Уилл во все горло, и стоящие рядом подростки расхохотались. Обиженный Уилл вскинул голову, и у Элен, как всегда, сжалось сердце.

— Иди сюда, солнышко!

Она взяла Уилла за руку, и они с трудом зашагали по насту, волоча за собой ледянку. Наконец, они добрались до другого спуска и посмотрели вниз. Элен наскоро соображала: пожалуй, спуск более пологий, но все равно не подходит для малышей, то ли дело невысокие горки в Шортридж-парке!

— Мама, поехали!

— Ладно, только скатимся вместе.

— Нет! Я хочу съехать один!

— Здесь одному нельзя.

— Почему?

— Будет лучше, если я поеду с тобой. — Элен поставила ледянку на землю и села на нее по-турецки, подоткнув под себя полы пуховика.

Здесь, на вершине горы, дул сильный ветер. Элен надела солнечные очки. Уилл тоже забрался в ледянку и устроился у нее на коленях. Она обняла его руками, словно ремнем безопасности, и перевела дух.

— Ну, вперед!

— Вперед, мама, вперед! Как он! — Уилл восхищенно посмотрел на подростка в красной шапке, который несся вниз по склону на сноуборде.

— Держись за меня как можно крепче. Подожми ноги! — Элен стиснула зубы и оттолкнулась ногой. Ледянка заскользила по склону. — На старт, внимание, марш!

— Ура-а-а-а! — закричал Уилл, и Элен тоже закричала, сжимая сынишку как можно крепче.

Ледянка завертелась и понеслась вниз. Теперь Элен ничего не могла поделать, только кричать и крепко обнимать Уилла. Мир вокруг завертелся в сплошном снежном вихре: небо, деревья, люди. Ледянка неудержимо неслась вниз. Сердце у Элен ушло в пятки. Она крепко прижимала к себе вопящего от радости Уилла и молилась: скорее бы все это кончилось!

Внизу, на относительно пологом участке, ледянка замедлила ход. Но дальше они налетели на небольшой земляной вал — своего рода природный трамплин, — подскочили в воздух и с удвоенной скоростью покатили к подножию холма. Когда их подбросило, Уилл вылетел из ледянки и покатился по снегу на спине.

— Нет! — закричала Элен. Когда проклятая ледянка, наконец, затормозила, она тут же выскочила и, спотыкаясь, бросилась за сынишкой. — Уилл! — кричала она на бегу.

Добравшись до него, она упала рядом с ним в снег и торопливо ощупала: все ли в порядке. Уилл так хохотал, что никак не мог отдышаться. Он барахтался в снегу, улыбаясь во весь рот.

— Молодец, чувачок! — похвалил его сноубордер, остановившийся рядом. Он отряхивал перчатки, хлопая их друг о друга.

— Мама, давай еще разок! — завопил Уилл.

При мысли о том, что придется еще раз спускаться с этого крутого склона, Элен едва не стало дурно. Сноубордер смерил ее презрительным взглядом.

— Вы бы, мамаша, не психовали так, — посоветовал он. — Попейте, что ли, успокоительное… Я серьезно!

37

Элен устало брела вверх по склону, неся на руках Уилла. Поняв, что больше они кататься не будут, мальчик раскапризничался не на шутку. Он орал, вырывался, лягался. Элен заметила, что подростки, толпящиеся на горе, потешаются над ними. Одна девочка закрыла уши руками в варежках, другая смерила их раздраженным взглядом. Элен давно уже перестала злиться на Уилла за такие сцены на людях. Ни на кого не обращая внимания, она несла орущего Уилла гордо, словно медаль. Раз малыш капризничает, значит, его маме хватило выдержки сказать «Нет» когда нужно.

— Я хочу… еще… кататься! — рыдал Уилл, размазывая по щекам слезы и сопли. — Еще!

— Уилл, детка, успокойся.

От его воплей у Элен разболелась голова. Звонкие крики веселящихся подростков били по ней, словно молотками. Элен посторонилась, пропуская двух толкающихся мальчишек, и нечаянно выпустила веревку ледянки.

— Мама! Пожа-алуйста! Я хочу… еще!

— О нет! — закричала Элен, разворачиваясь кругом. Она не успела схватиться за веревку, и ледянка, крутясь, понеслась вниз. Выбора нет: придется ее бросить. Им обоим пора домой, поспать.

— Можно мне… скатиться одному? — завывал Уилл.

— Милый, пожалуйста, успокойся. Все будет хорошо.

Элен показалось, что они добирались до машины целую вечность. Наконец, она усадила Уилла в детское кресло, села за руль и выехала со стоянки. Барабанные перепонки лопались от его плача.

— Мама… мне там понравилось! Я хочу еще!

— Милый, там слишком опасно. Нам туда нельзя.

— Еще! Еще!

Выехав из парка Вэлли-Фордж, Элен стала смотреть на указатели. Здесь проходит много дорог — важно не пропустить ту, что ведет в город. Движение было затруднено: из-за снегопада многих отпустили с работы пораньше. На перекрестке она притормозила, пытаясь разглядеть номера на указателях. Куда повернуть — направо или налево? Сзади нетерпеливо загудели клаксоны.

— Я хочу… еще кататься! — рыдал Уилл. — Мы съехали всего один раз!

— Сейчас вернемся домой, и я сварю тебе горячий шоколад. Хочешь горячего шоколада?

— Пожалуйста… мамочка, ну пожалуйста, еще!

— Там горка для больших, — вырвалось у Элен, и она тут же пожалела о своих словах.

— Я тоже большой! — завыл Уилл.

Элен не стала его ругать. Малыш устал и разочарован. Настоящий детский «коктейль Молотова».[3] Она повернула налево, ища въезд на шоссе, и вдруг услышала, как сзади завывает сирена.

— Мам, что там такое? Пожарная машина?

Слезы у Уилла моментально высохли, он прижался носом к стеклу. Элен посмотрела в зеркало заднего вида.

Прямо за ней ехала патрульная машина с включенным проблесковым маячком. Вздрогнув, она моргнула глазами. Как она раньше не услышала?

— Только этого не хватало! — вырвалось у нее.

— Что, мама?

— За нами едут полицейские.

Элен не представляла, что она натворила. Она едет медленно, скоростной режим не нарушает. Ее накрыла новая волна головной боли. Увидев впереди «карман», она перестроилась в правую полосу и затормозила. Полицейская машина остановилась следом за ней.

— Мама, что ты сделала? — Уилл захлюпал носом.

— Не знаю, милый. По-моему, ничего страшного.

— Почему они так выли?

— Чтобы все знали, что они едут, и пропускали их.

— А зачем они здесь?

Элен вздохнула про себя.

— Наверное, я ехала слишком быстро. Сейчас все выяснится.

— А почему ты ехала слишком быстро?

— Милый, посиди спокойно и немного помолчи.

Элен наблюдала за патрульной машиной. Распахнулась дверца, и из машины вылез высокий молодой полицейский. Он направился к ней. Элен нажала кноку стеклоподъемника. В салон проник холодный воздух.

— Здравствуйте. В чем дело?

— Пожалуйста, предъявите водительское удостоверение и документы на машину.

— О нет! — Элен вдруг поняла: у нее нет с собой ни того ни другого. Она не взяла с собой дамскую сумку. Ведь они собирались идти пешком в Шортридж-парк, а потом она неожиданно изменила планы. Она сняла солнечные очки и потерла глаза. — Сегодня у меня определенно неудачный день. Я оставила их дома!

Полицейский нахмурился и смерил ее подозрительным взглядом.

— У вас нет при себе никаких документов?

— Нет. Извините. Забыла дома. Клянусь. Что я нарушила?

— Заехали на остановку общественного транспорта.

— Извините, я ее не заметила. Я искала дорогу, которая ведет в Филадельфию.

— Мама, что ты натворила? — крикнул Уилл.

Полицейский нагнулся к окошку и оглядел мальчика на заднем сиденье.

Элен охватил страх. Что, если в полицейские участки тоже разослали фотографии похищенных детей? Что, если Тимоти Брейверман объявлен в федеральный розыск? Что, если этот полицейский каким-то образом примет Уилла за Тимоти? Элен сама не знала, отчего она так волнуется. Может, у нее начинается паранойя? Но она никак не могла успокоиться.

— Смышленый малыш, — заметил полицейский улыбаясь.

— Спасибо. — Элен выдохнула и крепче сжала руль, чувствуя, как бьется сердце.

— Какой-то он вялый, — заметил полицейский.

Из его рта на морозе вырвалось облачко пара. Он не сводил с Уилла взгляда, и Элен приказала себе успокоиться. Она нервничает, как будто совершила какое-то преступление, а ведь она не сделала ничего плохого!

— Просто устал.

— Ничего я не устал! — завопил Уилл.

— У меня племянник такой же. — Полицейский снова улыбнулся. — Ладно, мисс, считайте, что сегодня вам повезло. Я не оштрафую вас за то, что у вас нет документов. Главное, чтобы такая забывчивость не вошла у вас в привычку. Договорились?

— Да! Огромное вам спасибо! — ответила Элен дрожащим голосом.

— Когда ведете машину, смотрите на дорогу и не разговаривайте по мобильному телефону.

— Не буду. Клянусь! Спасибо.

— До свидания. Смотрите, осторожнее, когда будете перестраиваться.

Полицейский отошел от машины, и Элен подняла стекло. Полицейская машина проехала мимо, она испустила вздох облегчения и посмотрела в салонное зеркало. Уилл сладко спал, голова свесилась на грудь. На щеках еще блестели дорожки от слез, как следы улиток в саду.

Элен завела мотор; пришлось довольно долго ждать, когда удастся перестроиться. Наконец, она покатила по шоссе. Хотя лоб у нее покрылся испариной, сердце билось ровно, как раньше. Она с трудом преодолела желание посмотреть на экран коммуникатора, хоть и догадывалась: если Эми Мартин ей напишет, то вряд ли скоро.

Голова по-прежнему болела. Как жаль, что нет мамы! Ей очень нужно с кем-то поговорить о Тимоти Брейвермане, посоветоваться. Мама бы сразу сказала, что делать.

С ней что-то не то. Хлопнулась в обморок в кабинете редактора. Сорвала срок сдачи статьи. Если она не возьмет себя в руки, ее выгонят с работы. Сара будет счастлива занять ее место. Чтобы бороться, ей нужна более ясная голова.

Поток машин двинулся вперед. Элен нажала на газ.

Она передумала. Они поедут не домой, а в другое место.

38

— Здравствуй, папа, — сказала Элен, закрывая за собой и Уиллом входную дверь.

— Дедушка!

Поспав в дороге, Уилл повеселел. Из-за пробок они добирались до западного Честера больше часа.

— Ах ты мой милый! — Лицо отца осветилось, глаза под набрякшими веками засверкали. — Какой приятный сюрприз! А ну-ка, иди сюда! — Он наклонился к Уиллу и поднял его на руки.

Уилл, как обезьянка, обхватил его ногами.

— Папа, не забывай о своей спине, — предупредила Элен, хотя отец выглядел здоровым, только лицо слегка покраснело. Сегодня на нем был его любимый желтый свитер и брюки цвета хаки.

— Ты что, шутишь? Да мне в жизни не было так хорошо! Как я скучал по своему внучку!

Уилл теснее прильнул к деду.

— Дедушка, я съехал с крутой горки!

— А ну, рассказывай.

Отец понес Уилла в гостиную. Элен сняла шапку и пуховик, положила на стул и огляделась. Ковер скатан, под ним скучный желтый квадрат деревянного пола. Повсюду стоят коробки.

— Мы съехали с горы всего один раз, больше мама не разрешила. — Уилл поднял указательный палец, когда дед спустил его на пол. Затем он расстегнул «молнию», кое-как высвободил руки, ноги и швырнул надоевший комбинезон на пол.

— Почему же мама не разрешила, Уилли-Билли?

— Сказала, горка слишком крутая.

— Ух, жадина! — Отец показал Элен язык, отчего Уилл неудержимо расхохотался.

— Мы не вовремя? — Элен обвела рукой коробки. — Ты сейчас, наверное, собирал вещи?

— Нет. — Отец отнес Уилла на диван и сел, посадив внука себе на колени. — Подготовкой к переезду занималась Барбара. На сегодня она свою работу закончила.

— Ты, кажется, еще не выставил дом на продажу? Я не видела объявления…

— Еще нет, но скоро выставлю. Франк Ферро уже интересовался. — Отец жестом показал небольшую коробку, стоящую на телевизоре. — Там личные вещи твоей матери, фотографии, всякие безделушки. Может, заберешь их к себе?

— Да, спасибо, — сказала Элен. Она представила, как Барбара пакует в коробку мамины вещи, и ей стало не по себе.

— А где мой Паровозик Томас? — закричал Уилл, изумленно оглядываясь по сторонам и не видя большой коробки с игрушками, которая всегда стояла в углу.

— Я ее вон туда переставил. — Отец встал, взял Уилла за руку и подвел к большой картонной коробке с раскрытыми верхними клапанами. — Загляни-ка туда, ковбой. Все твои вещи там.

— Мой грузовик! — Уилл принялся рыться в коробке и вынул красный грузовик. Потом он опустился на колени и принялся катать грузовик взад-вперед по полу. Толстые пластмассовые шины приятно жужжали.

Элен сказала:

— Уилл, я хочу поговорить с дедушкой в кухне.

— Я скоро вернусь, дружок. — Отец нехотя отошел от внука, и они вышли.

Дон Глисон прислонился к холодильнику, скрестил руки на груди и посмотрел дочери в лицо.

— Славный малыш, — улыбнулся он.

— Знаю.

— Как он вырос! Растет как бамбук.

— Это точно.

— Ты привози его ко мне почаще, Эл. Барбара очень хочет с ним познакомиться.

— Хорошо.

— Он гораздо умнее, чем ее внуки. Те едва говорят, а у нашего рот не закрывается!

Элен рассмеялась, растаяв от радости, которую Уилл всегда доставлял ее отцу. Когда Уилл рядом, он совсем другой, и ей это нравится. Только не сейчас. Сегодня она заехала к нему не просто так. Ей нужен совет.

— Папа, мне нужно с тобой поговорить.

— Хорошо. Валяй! Что у тебя на уме, малышка?

— То, что я расскажу, покажется тебе странным, так что приготовься. — Элен понизила голос, хотя Уилл никак не мог их услышать. — Представь, что Уилл на самом деле — мальчик по имени Тимоти Брейверман, которого похитили из дома во Флориде два года назад. Ну что скажешь?

— Что-о?!

Отец изумленно раскрыл глаза, и Элен торопливо ввела его в курс дела, начав с белой листовки, рассказав о фотороботе похитителя и закончив визитами к Джерри и Черил. Уилл два раза вмешивался в их разговор, и Элен посылала его еще поиграть, снабдив пакетиком чипсов. Чипсы — самая удобная взятка для ребенка. Родителям всегда нужно держать их под рукой.

— Ну что ты об этом думаешь? — спросила она, закончив.

— Что я об этом думаю?

— Да.

— Я думаю, что ты такая же, как твоя мать.

— О чем ты? — удивилась Элен.

— Ты такая же мнительная. Вечно о чем-то беспокоишься!

— Что значит «я вечно о чем-то беспокоюсь»?

Отец пожал плечами:

— Напридумывала невесть что… Бред какой-то!

— Папа, я не сумасшедшая.

— Но ведь у тебя нет ни одного факта. Только домыслы. — Отец нахмурился, и на лбу у него проступили глубокие морщины. — Возможно, то, что ты напридумывала, правда, а возможно, и нет. Удивляюсь я тебе, ведь ты работаешь в газете!

— И что же я, по-твоему, напридумывала? — вскинулась Элен.

— По этим дурацким листовкам с фотографиями пропавших детей ничего нельзя сказать наверняка. Я тоже такие получаю.

— Ты получил ту, на которой изображен Тимоти Брейверман?

— Откуда я знаю? Я на них даже не смотрю, сразу выкидываю.

— Почему? Ведь там изображены люди, дети.

— Они не имеют никакого отношения ни ко мне, ни к тебе. Ни к моему внуку.

Элен попробовала зайти с другой стороны.

— Ну ладно. Помнишь фото, которое я показывала тебе в прошлый раз, когда заезжала к тебе?

— Нет.

— Ты еще сказал, что это Уилл. Ты думал, что на фото Уилл. Ну, помнишь?

Отец нахмурился.

— Ну, допустим, помню.

— На том фото был не Уилл, а Тимоти Брейверман. А ты принял его за Уилла.

— Ты что, специально решила меня разыграть?

— Нет, папа. Пожалуйста, не кипятись и выслушай меня. Я хочу, чтобы ты серьезно отнесся к моим словам.

— Не могу. Глупость какая-то!

— Папа. — Элен тронула отца за плечо, погладила по мягкому кашемиру. Упрямая складка губ слегка разгладилась. — Я тебя не разыгрывала, и на том фото был не Уилл, а Тимоти. Суть в том, что два мальчика очень похожи, просто одно лицо!

— Значит, тот ребенок похож на Уилла. Ну и что? — Отец пожал плечами.

— Возможно, Уилл и Тимоти — один и тот же ребенок.

— Нет, невозможно. — Отец явно успокоился. — По этим полицейским фотороботам ничего нельзя сказать наверняка. Знаю, их вечно крутят в новостях по телевизору. — Он ткнул пальцем в сторону двери. — Все они одинаковые, как человечки из Уилловых раскрасок. Вон сколько их валяется у меня на комоде!

— Папа, фоторобот рисует специальный художник. Он использует современные компьютерные программы.

— Но никто не устанавливает личность подозреваемого, наложив на его фоторобот фотографию! — Отец покачал головой, словно разговаривал с умственно отсталой.

Элен его понимала; иногда она сама казалась себе не вполне нормальной.

— И потом, ты усыновила Уилла на законных основаниях. Он твой сын и мой внук. Ты действовала через адвоката.

— Она покончила с собой.

— Ну и что? При чем здесь это?

Элен и сама не знала.

— Просто все как-то… странно. Нелепое совпадение.

— Вот именно! — Отец взмахнул рукой и засмеялся. — Забудь обо всем и перестань валять дурака. Ты его усыновила, и он любит тебя. Он тяжело болел, чуть не умер. Никто не захотел взять его, кроме тебя. Рядом с ним никого не было, кроме тебя.

Элен растрогалась, но не сдавалась.

— Сейчас главное — установить, кто он. Может быть, он — похищенный Тимоти.

— Он не Тимоти. Он просто похож на Тимоти. Это вовсе не одно и то же. Он Уилл. Он наш. Понимаешь? Наш! — Отец помолчал и, криво улыбнувшись, посмотрел ей в глаза. — Послушай меня, Эл. У Барбары два внука, Джоши и Джеки. Они так похожи, что не отличишь.

— Они что, близнецы?

— Нет, просто очень похожи. И оба похожи на Уилла. Все малыши похожи друг на друга.

Элен рассмеялась, и ей сразу стало легче.

— Ну вот, уже лучше. — Отец подошел к дочери и широко улыбнулся. — Разве тебя саму никогда ни с кем не путали? Не говорили: «Ах, как вы похожи на одну мою знакомую!»? С тобой такого никогда не случалось, Элли-Белли?

— Случалось.

— Вот видишь! Со мной такое происходит постоянно. У меня такой типаж… Я типичный красивый мужчина. Вылитый Джордж Клуни! — Отец ухмыльнулся. — Вот и все дела. Так что не волнуйся.

Элен почувствовала, что успокаивается.

— Ты правда так думаешь?

— Я не думаю, я знаю. Два малыша похожи, но это не один и тот же ребенок. Уилл наш — навсегда. Он наш, понимаешь — наш!

Отец неуклюже обнял ее, и она уловила аромат его лосьона после бритья. Элен поняла: отец считает разговор законченным.

— Папа, ты меня убедил.

— Я всегда всех убеждаю, малышка. — Отец снова улыбнулся. — Но лучше самому верить в то, в чем стараешься убедить других, а в то, что Уилл — наш, я верю. Расслабься, детка. Ты расшатываешь свою нервную систему из-за пустяков. Выкинь из головы эту чушь!

Элен очень хотелось последовать совету отца. Если Уилл на самом деле не Тимоти, значит, все прошло и они снова будут счастливы.

— У тебя сейчас кто-нибудь есть?

— Что? — Элен не сразу поняла, что отец решил сменить тему. — Хочешь узнать, хожу ли я на свидания?

— Вот именно, на свидания. — Отец улыбнулся.

— Нет.

— С тех самых пор, как рассталась с этим… как его там?

— Да.

— И ты ни в кого не влюблена?

Элен вспомнила о Марсело.

— Не особенно.

— Почему? — Отец преувеличенно закатил глаза, выпятил нижнюю губу. Видимо, так он пытался ее развеселить. — Такая красотка, как ты! Зачем раньше времени себя хоронить? Ты должна чаще выходить в свет, понимаешь? Жить для себя. Танцевать.

— У меня есть Уилл.

— Мы с Барбарой поможем. — Отец обвил рукой ее талию. — Давай-ка потанцуем. Я поведу.

— Ладно, ладно, — рассмеялась Элен, и они с отцом засеменили в фокстроте по тесной кухоньке.

Отец прижимал дочь к себе, мурлыча старый мотивчик: «Кружусь с моей малышкой».

— Уилл, иди сюда, взгляни на своего старичка дедушку! — крикнул он, обернувшись через плечо.

Через минуту Уилл ворвался в кухню.

— Ха, мама! — Он подбежал к ним, они взяли его за руки и закружились по кухне втроем. Отец пел, а Уилл переводил взгляд с него на Элен. Его голубые глаза сияли.

Элен вдруг охватила тоска — такая острая, что она едва не расплакалась. Жаль, что нет мамы. Она тоже взяла бы Уилла за руку, и они кружились бы по кухне вчетвером. Всей семьей.

Но это желание неосуществимо. Элен отогнала от себя горькие мысли. Она опустила голову и сквозь слезы посмотрела на своего сынишку. Ее измученное сердце переполняла любовь.

Он наш. Понимаешь — наш!

39

Элен с Уиллом вернулись домой поздно. Они поужинали в ресторане гольф-клуба вместе с отцом. В ресторане Элен постоянно следила за Уиллом — как бы не разбил бокал, не уронил салфетку. На время она забыла о Тимоти Брейвермане. Интересно, не для того ли Бог создал детей, чтобы недостойным доверия взрослым было чем заняться? Мы обязаны заботиться о детях, а не наоборот.

Она уложила Уилла в постель, подоткнула одеяло, почитала ему на ночь. Когда сынишка заснул, она спустилась в кухню. Нужно навести порядок. На рабочем столе стояла коробка с мамиными вещами. Рядом примостился Орео-Фигаро, подозрительно обнюхивая коробку, дергая черным носом.

Элен погладила кота по спинке, ощупав пальцами острые позвонки, и с грустью посмотрела на коробку. Такая маленькая, совсем крошечная. Неужели от мамы можно вот так легко избавиться? Неужели можно так легко променять одну маму на другую?

Они так похожи, что не отличишь.

Элен откинула клапаны коробки, и Орео-Фигаро, отчего-то испугавшись, спрыгнул на пол. Наверху лежали фотографии в разномастных рамках. Сверху — свадебная фотография родителей. Элен вынула снимок, стараясь не давать волю охватившим ее чувствам. Родители стояли рядом под деревом. Отец в смокинге, на его губах играет довольная улыбка. Мама тоже улыбается, но застенчиво. Лицо в пышном ореоле каштановых волос, уложенных с помощью лака. У мамы большие глаза, а носик маленький, изящный, похожий на клювик синицы. Невысокая, хрупкая Мэри Глисон кажется еще меньше и незаметнее рядом со своим высоким, широкоплечим мужем.

Элен отложила свадебное фото в сторону и стала смотреть другие, отчего ей стало еще грустнее. Вот родители в каноэ. Отец стоит, а мама сидит и робко улыбается, вцепившись обеими руками в борта. А вот еще снимок со свадьбы: отец кружит маму на руках, как кукольник — марионетку.

Элен закрыла глаза. В детстве она часто рассматривала эти и другие снимки. А теперь отец отправил их в ссылку вместе со своей прежней жизнью… Ни одна мать не заслужила того, чтобы ее забывали, и меньше всех — ее мама.

Она подошла к шкафчику под раковиной, достала флакон чистящей жидкости и рулон бумажных полотенец. Протерла раму и стекло верхней фотографии. Потом принялась за остальные, намереваясь протереть все, как вдруг заметила между двумя рамками пачку поздравительных открыток, перетянутую резинкой. Сверху лежало поздравление с сороковой годовщиной свадьбы. Элен вытащила пачку и сняла резинку. Оказывается, верхняя открытка от отца. Готовый текст и подпись от руки: «С любовью — Дон».

Элен улыбнулась. Да, отец — он такой. Сочинительство не его стихия. Должно быть, мама обрадовалась, что он хотя бы не забыл поздравить ее. Элен перечитала остальные открытки. Мама их все сохранила. Последним лежал запечатанный конверт. Странно, почему мама его не вскрыла? Конверт голубой, с незабудками — мама специально заказывала такие… Значит, письмо не ей, а от нее.

Элен почему-то сразу догадалась, что находится в конверте. Она сама получила такой незадолго до маминой смерти. На запечатанном конверте одно слово: «Дону». На всякий случай Элен пробежала пальцами по задней стороне: может, сам заклеился? Нет, к сожалению. Отец так и не вскрыл конверт, так и не прочел предсмертное мамино письмо!

Как он мог? Неужели настолько равнодушно относился к маме? Неужели ему не хотелось услышать последние слова жены, написанные после того, как она узнала, что скоро умрет? Хотя… Элен призналась самой себе, что в общем не слишком удивлена. Она осторожно отлепила верхний клапан с вытисненной маминой монограммой — МЭГ, выведенной затейливыми завитушками. Внутри оказался сложенный листок плотной глянцевой бумаги. Элен развернула его, и сердце невольно сжалось при виде маминого почерка.

«Дорогой Дон!

Знаю, ты всегда любил меня, хотя иногда забывал об этом. Пожалуйста, знай, что я тебя понимаю, люблю и прощаю.

Вечно твоя,

Мэри».

Элен взяла письмо и пошла в гостиную. В доме было тихо и спокойно. Орео-Фигаро нигде не было видно. Окна превратились в зеркала, покрытые разводами, на темном небе не было луны. На мгновение ей показалось, будто она осталась совсем одна во мраке и с этим миром ее ничто не связывает, даже Уилл, мирно спящий наверху. Она сжала мамино письмо в руке и закрыла глаза, поглаживая кончиками пальцев глянцевую бумагу, словно пытаясь наладить с мамой связь сквозь пространство и время. И тут она отчетливо поняла, что именно сказала бы мама об Уилле и Тимоти своим тихим, ласковым голосом. Те же слова она написала Элен в своей предсмертной записке.

Слушай свое сердце.

Сидя в тишине, Элен наконец позволила себе прислушаться к своему сердцу, которое пыталось достучаться до нее с той самой минуты, когда она увидела в почтовом ящике белую листовку. Пусть отец считает, что беспокоиться глупо. Сама Элен прекрасно понимала: дело серьезное. Больше невозможно притворяться, будто ничего не произошло. С другой стороны, она не может жить в страхе, то и дело оглядываясь через плечо. Она не может чувствовать себя преступницей всякий раз, как ее останавливает полиция. Она не может вечно прятать Уилла от друзей и соседей.

И Элен решила действовать по велению сердца.

Сейчас же. Немедленно.

40

Элен сидела в кабинете адвоката. Ее окружали бронзовые, стеклянные и хрустальные кубки — тяжелые, такими вполне можно убить. С Роном Халпреном она познакомилась, когда писала статьи об усыновлении Уилла. Она несколько раз брала интервью у признанного специалиста по семейному праву. И все равно, то, что она попала к нему, можно считать крупной удачей. Несмотря на то что она не записывалась заранее, Рон согласился ее принять.

— Извините, что из-за меня прервали отдых, — сказала она.

Рон обошел свой заваленный бумагами стол и опустился в скрипучее кресло.

— Все в порядке. Утром в субботу я почти всегда работаю.

Внешность Рона сразу располагала к доверию. Низкорослый, приземистый, в толстом желтом свитере и джинсах, он был очень похож на мультяшного медвежонка Паддингтона. Из-за толстых стекол очков в черепаховой оправе смотрят умные, проницательные серые глаза. Картину дополняли венчик седых волос на голове и косматая седая борода.

— Жаль, что кофе весь вышел. Я должен был купить его, но забыл.

— Ничего страшного. И спасибо, что заняли Уилла делом!

Уилл устроился в приемной, за столом отсутствующей помощницы, уплетал печенье, купленное в автомате, и смотрел по компьютеру диск «Волшебник страны Оз».

— Я рад, что он выздоровел. Теперь он совсем не такой, как там, в больнице…

— Да. — Элен передвинулась на кончик стула. — Как я и говорила по телефону, сейчас я пришла к вам не как к другу, а как к юристу. Я заплачу вам за консультацию.

— Даже не думайте. — Рон улыбнулся. — Благодаря вашим репортажам моя популярность резко возросла. У меня сразу прибавилось клиентов. Так что я ваш должник!

— Но я хочу заплатить.

— Давайте к делу. — Рон махнул в сторону двери. — Там уже поет Страшила. Времени у нас немного.

— Хорошо. Для начала позвольте задать вам вопрос. То, о чем мы будем говорить, останется между нами?

— Да, конечно, — кивнул Рон. — Итак, чем я могу вам помочь?

Элен глубоко вздохнула.

— А если речь идет о преступлении? Я сама ничего криминального не совершала, но знаю или, точнее, подозреваю кое в чем другого человека. Вы и тогда ничего никому не расскажете?

— Нет.

— Значит, вы не обязаны сообщать в полицию о преступлении, о котором узнали от клиента?

— Не имею права.

Уверенность старого адвоката подкупала.

— Ну, тогда слушайте… Мне кажется, что Уилл на самом деле мальчик по имени Тимоти Брейверман, которого два года назад похитили во Флориде.

— Уилл? Ваш сын Уилл?!

— Да.

Рон насупил седые кустистые брови.

— Значит, преступление, о котором вы собираетесь мне рассказать, — похищение?

— Да. Преступник угнал машину, в которой сидел ребенок. Когда няня ребенка закричала, он ее застрелил.

— Все это дело прошлое. Разумеется, если вы удерживаете у себя похищенного ребенка, вас можно обвинить в соучастии. Но, по-моему, в вашем случае об этом и речи нет. Вы ведь усыновили Уилла на законных основаниях.

— Именно в этом мне и нужно разобраться. Если Уилл на самом деле Тимоти, каковы мои права? Могут ли Брейверманы, его биологические родители, отобрать его у меня? Придется ли мне отдать его, если окажется, что он их сын, или если они случайно увидят нас? Примет ли суд во внимание тот факт, что мальчик живет у меня уже два года? — У Элен накопилось столько вопросов, что они вырывались один за другим. — Ведь он считает меня своей матерью, а другой матери не знает… Так неужели…

— Погодите, не так быстро. — Рон поднял руки вверх. — Сначала расскажите, почему у вас возникли подозрения насчет Уилла.

Элен терпеливо рассказала Рону все с самого начала, показала документы об усыновлении, фоторобот угонщика и компьютерные распечатки фото Тимоти и Уилла в разном возрасте.

— Кстати, мой отец считает, что я сошла с ума. Кроме него и вас, я больше никому ничего не говорила.

Рон рассмотрел лежащие на столе фотографии, даже наложил кальку фоторобота на снимок мужчины с пляжа. Наконец он поднял на нее глаза. Очки засверкали.

— Что вы думаете?

— Вы не сошли с ума, но вы занимаетесь домыслами. — Рон не улыбался. — Ваши домыслы основаны главным образом на фотороботе. То, что фотография и фоторобот похожи, никоим образом не означает, что Уилл и Тимоти Брейверман — один и тот же мальчик. Такого рода доказательства не примет во внимание ни один суд. Да, некоторое сходство есть, но я не могу с уверенностью утверждать, что здесь и там один и тот же человек.

Элен переполняли эмоции, она никак не могла успокоиться.

— Я в таких делах не специалист, как и вы, — продолжал Рон. — Фоторобот не является решающим доказательством. Любой из моих студентов-первокурсников скажет, что фоторобот — вспомогательное средство. Достоверно установить личность человека на основании фоторобота невозможно. — Рон покачал головой. — У вас недостаточно сведений для того, чтобы прийти к выводу, что Уилл и есть похищенный ребенок.

Он говорил практически то же самое, что и отец, только на юридическом языке.

Рон продолжал:

— Итак, первый вопрос, на который следует ответить, таков. Обязаны ли вы обратиться к властям и поделиться своими подозрениями. Вас интересует мое мнение? Извольте: нет, не обязаны.

Об этом Элен даже не думала.

— Закон не накладывает на граждан обязательства сообщать о предполагаемых преступлениях.

— Понятно.

— Разумеется, права сообщать о предполагаемых преступлениях вас никто не лишал. Если пожелаете, можете добровольно поделиться своими подозрениями с представителями властей. У флоридской полиции наверняка имеются отпечатки пальцев Тимоти Брейвермана. Кроме того, можно взять у Уилла анализ крови или провести ДНК-тест, и все сразу станет ясно. — Рон запустил пальцы в бороду и посмотрел на нее в упор. — Очевидно, вы боитесь: если вы расскажете о своих подозрениях властям и окажется, что ваши подозрения небеспочвенны, то Уилла у вас отберут.

От волнения Элен не могла говорить, но ответ Рону и не требовался.

— С другой стороны, вы боитесь еще больше расстроить Брейверманов в том случае, если ваши подозрения не подтвердятся.

Об этом Элен даже не думала, но… в общем, да, Рон прав.

— Давайте на минутку представим, что вы правы и Уилл — похищенный Тимоти.

Элен стало неуютно.

— Как такое могло случиться?

— На самом деле очень даже могло. Поразмыслив, я понял, что все очень просто. Для усыновления требуется согласие биологической матери, которая предоставляет свидетельство о рождении ребенка. Подделать такой документ достаточно легко. В отличие от водительских прав или паспорта на свидетельстве о рождении даже нет фотографии. — Рон погладил бороду. — Кроме того, биологическая мать и биологический отец подтверждают отказ от родительских прав. Подобный документ тоже легко подделать. Кроме того, мать Уилла указала, что она не замужем. Значит, она могла вписать в качестве отца ребенка несуществующего человека. Такое происходит сплошь и рядом. Известна масса случаев, когда матери отдают ребенка на усыновление без согласия отца. Очень распространенное явление.

Элен вспомнила среднюю школу, на месте которой должен был жить Чарлз Картмелл. Чарлз Картмелл, о котором никто ничего не слышал. Чарлз Картмелл, которого не существует в природе!

— Второй вопрос. Каковы ваши права как матери, если они у вас вообще есть. И каковы родительские права Брейверманов, если они у них есть. Ведь именно это вас больше всего беспокоит, верно? — Рон помолчал. — Иными словами, если ваши подозрения оправдаются, кто получит Уилла?

Элен почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, но приказала себе не распускаться.

— Ваш случай очень интересен, если трактовать его по законам штата Пенсильвания. Кстати, многие юристы сочли бы ваше дело весьма спорным. Для начала уясним разницу между усыновлением и содержанием под опекой… Суть споров о детях…

Элен перебила Рона, который с удовольствием погружался в пучину казуистики:

— Ради бога, скажите, мне оставят Уилла или придется вернуть его Брейверманам?

— Ответ однозначный. Вам придется вернуть его Брейверманам.

Потрясенная Элен сдерживалась из последних сил, чтобы не разрыдаться. В соседней комнате сидит Уилл; он сейчас пребывает в волшебной стране.

— Брейверманы являются родными родителями ребенка и потому обладают неоспоримым правом на него. Они живы и не отказывались от своих родительских прав. Их ребенка похитили. Следовательно, ваше усыновление недействительно. Любой суд вернет Уилла им.

— И он уедет во Флориду?

— Да, поскольку там живут его родители.

— Имею ли я право хотя бы навещать его?

— Нет. — Рон покачал головой. — У вас нет на него никаких прав. Разрешить или нет вам видеться с ребенком — вправе решать исключительно Брейверманы. Возможно, они и разрешат вам видеться с ним на первых порах — чтобы облегчить разлуку. Но ни один суд не может обязать их позволить вам видеться с Уиллом.

— Но ведь я усыновила его законным путем! — почти закричала Элен.

— Верно, но ведь, с другой стороны, Тимоти Брейвермана на усыновление никто не передавал. — Рон склонил голову набок, снова запустив пальцы в бороду. — Вы представили суду отказ биологических родителей от родительских прав, а также их согласие на усыновление. Без данных документов суд не примет дело к рассмотрению. Но если окажется, что какие-либо документы выписаны неправильно, подделаны или имеет место мошенничество другого рода, усыновление считается недействительным, независимо от того, знали вы обо всем или нет.

Элен вздохнула. Накануне, готовясь к сегодняшней встрече, она всю ночь искала в Интернете подходящие статьи.

— Я прочла в Интернете о деле Кимберли Мэйс из Флориды. Помните? Новорожденную девочку подменили в больнице. Судья оставил ее с психологическими родителями, а не с биологическими.

— Да, помню. Решение суда вызвало широкий резонанс.

— Разве в моем случае дело Кимберли Мэйс не прецедент? Разве в моем случае не то же самое?

— Нет, к сожалению, в вашем случае дело Кимберли Мэйс никак не поможет. — Рон сокрушенно развел руками. — Вы не даете мне объяснить… Существует основополагающая разница между усыновлением и опекой. Суд города Майами решал вопрос о праве опеки. При этом в первую очередь учитываются интересы ребенка. Поэтому и было вынесено решение о том, что девочка остается жить у психологического отца. — Рон решительно кивнул. — А в вашем случае затронут вопрос усыновления. И об интересах Уилла речь уже не идет. Суду предстоит решить, кому принадлежит Уилл. И прецедентом здесь являются многочисленные иски родных отцов, чьих детей матери без их ведома отдавали на усыновление.

— Какое решение принимает суд в подобных случаях?

— Ребенка, как правило, возвращают родному отцу, который не отказывался от своих родительских прав.

Элен попробовала зайти с другой стороны:

— Допустим, Уиллу уже исполнилось десять лет. Его могут отобрать у меня без его согласия?

— Могут. В такого рода делах не существует срока давности, хотя вы и не подозревали о том, что вашего сына похитили.

— Значит, то, что, кроме меня, он не знает другой матери, не имеет никакого значения? — У Элен закружилась голова. — Кроме моего дома, он другого дома не знает. Школа, одноклассники, соседи, няня… Мы его мир, а Брейверманы для него чужие.

— К сожалению, они его настоящие родители. Очень интересная дилемма.

— Совсем неинтересная, — в отчаянии возразила Элен.

— Да погодите вы! — Рон понизил голос и из профессора сразу превратился в друга. — Мы ведь рассуждали чисто теоретически. Давайте, наконец, спустимся с небес на землю. Я прекрасно помню, как вы решили его усыновить. Тогда мы с вами и познакомились.

— Да.

— Тогда ни у кого не возникло никаких подозрений. И сейчас ни у кого нет никаких оснований полагать, что с вашим усыновлением что-то не так.

— А как же мать, которая не может иметь детей? А самоубийство адвоката?

— Женщины, на которых гинекологи поставили крест, все-таки рожают. Взять, к примеру, хотя бы мою невестку… И, как ни прискорбно, многие люди совершают самоубийства. В том числе женщины. В том числе адвокаты. В жизни случается все. В том числе и смерть.

— Рон, я не сошла с ума.

— Я и не считаю вас умалишенной. Как любила говорить моя матушка, у вас просто заскок. Кстати, потому-то вы хороший репортер. И именно поэтому вы усыновили Уилла. — Рон погрозил ей пальцем. — Сами ведь признавались мне, что не можете перестать думать о нем!

— Да, помню. — Элен с грустью кивнула. Взгляд ее упал на тяжелый хрустальный кубок. Его скошенные грани преломляли солнечные лучи. Совсем как иллюстрация в учебнике физики.

— Хотите мой совет?

— Да.

— Отлично. Тогда слушайте.

Элен поняла: настал момент истины. Она затаила дыхание и подалась вперед.

— Возьмите свои бумаги и уберите их куда-нибудь подальше. — Рон сдвинул в сторону документы, фотографии и фоторобот преступника. — Вы усыновили ребенка совершенно законно. Уилл — ваш сын. Так радуйтесь! А когда он женится, не забудьте пригласить на свадьбу нас с Луизой.

Элен собрала бумаги. Жаль, что она не может последовать его совету!

— Не могу. Мне нужно докопаться до истины.

— Истина в том, что вы преувеличиваете. Принимаете домыслы за факты.

— Но тут явно что-то не так. — Элен с трудом заставила себя рассуждать здраво. Иногда полезно с кем-то поделиться своими страхами — в голове проясняется. — Знаете, с чем можно сравнить мое теперешнее состояние? Представьте, что мой ребенок тяжело болен и я чувствую это, а все врачи уверяют меня в том, что с ним все в порядке. Сейчас я имею в виду не только вас, но и своего отца.

Рон ничего не ответил.

— Но я — его мать. Я его чувствую. — Элен услышала в собственном голосе такую уверенность, что даже сама удивилась. — Назовите мои страхи материнским инстинктом или интуицией, но я знаю, что права.

— Я слышу, что вы сказали. Вы верите в то, во что вы верите.

— Да.

— И никто не в состоянии вас разубедить.

— Правильно!

— Вы ощущаете уверенность. Вы уверены в своих чувствах.

— Вот именно! — воскликнула Элен.

На лице Рона медленно расплылась улыбка, полускрытая бородой, словно занавесом на сцене.

— Но вам необходимо получить твердое доказательство своей правоты, которого у вас нет. Ощущаете разницу?

— Да, — ответила Элен. Она понимала, что имеет в виду адвокат. Она собрала бумаги и встала. — Раз требуется доказательство, значит, я его добуду. Большое вам спасибо за помощь.

— Всегда пожалуйста. — Рон тоже встал. Лицо у него омрачилось. — И все-таки подумайте еще раз. Если вы добудете доказательство того, что Уилл на самом деле Тимоти Брейверман, вам станет гораздо хуже, чем сейчас. Вам придется принимать такое трудное решение, какое я и злейшему врагу не пожелаю.

Вчера, ворочаясь в постели без сна, Элен не могла думать ни о чем другом.

— Что бы сделали вы, если бы он был вашим ребенком?

— У меня бы его и силой не вырвали!

— И вы бы не усомнились?

— Ни на секунду!

— Тогда позвольте задать вам вопрос. Как можно удерживать у себя то, что вам не принадлежит? — Элен вовсе не собиралась произносить свой вопрос вслух, но неожиданно для самой себя произнесла.

— Вот это да! — Рон поморщился. — Ну и вопросик!

— И как вы все объясните Уиллу, когда он вырастет? Что мне ему сказать, если он узнает правду? «Я так тебя любила, что оставила у себя, несмотря на то что ты — не мой сын»? Как можно назвать мое поведение — любовь или эгоизм? — Вопросы выскакивали один за другим, сердце бешено колотилось в груди. — Понимаете, в чем дело, Рон… Когда я его усыновила, мне казалось, что он принадлежит мне, и больше никому, ведь родная мать от него отказалась. Но если она от него не отказалась, если ребенка забрали у нее силой, значит, он мне не принадлежит. Значит, на самом деле он не мой.

Рон сунул пальцы за подтяжки и покачался на каблуках.

— Ну что вы теперь скажете? — Глаза у Элен снова наполнились слезами, и она смахнула их ладонью. — Как бы вы поступили в таком случае?

Рон вздохнул.

— Все ваши доводы вполне разумны, но я могу предложить вам легкий выход из положения. В подобном случае стоит прислушаться к более здравому мнению. Если бы такое случилось со мной… Луиза меня убила бы!

— Ну, у меня никакой Луизы нет. И не на кого опереться. А взять и забыть обо всем я не могу. Джинн уже выпущен из бутылки, и обратно его не загнать.

— А вы пробовали? — негромко спросил Рон.

— Все время пробую, с той самой минуты, когда увидела листовку.

— Тогда мой вам совет: подождите. Пройдет время, и вы, скорее всего, измените свое отношение к происходящему. Через месяц, через год…

Элен покачала головой. Она прекрасно знала себя. Она-то не изменится. Только трудно объяснить это другим.

— Я не такая. Когда я вижу, что у кого-то на одежде болтается нитка, мне надо ее оторвать. Если я вижу мусор на полу, я его поднимаю. Не могу перешагнуть и пойти дальше. Не могу сделать вид, будто ничего нет.

Рон засмеялся.

— А сейчас почти то же самое, только в десять раз хуже. В миллион раз хуже! Если я не узнаю правду, я буду мучиться до конца моих дней.

— Тогда я вам сочувствую, — сказал Рон, посмотрев ей в глаза.

— Спасибо. — Элен взяла документы, куртку и направилась к двери. Музыка из «Волшебника страны Оз» зазвучала громче. — Пора его уводить. Уилл терпеть не может Летучих Обезьян.

— Летучих Обезьян все терпеть не могут, — ответил Рон, улыбнувшись напоследок.

41

Всю вторую половину дня Элен наслаждалась общением с Уиллом. Можно иногда позволить себе такую роскошь? Они построили из «Лего» разноцветный замок, вырезали формочками для печенья фигурки из душистого пластилина, а на ужин вместе сооружали гамбургеры из полуфабрикатов. Уилл накрыл на стол. Он носился из кухни в столовую с пластиковой бутылкой кетчупа, нарезанными помидорами. Элен показалось, что кухня — их домашний кокон. Мягкий, приглушенный свет, теплая плита. И черный кот с белой манишкой свернулся калачиком на полу…

— На десерт у нас сюрприз, — объявила Элен.

Уилл капризно нахмурился. Трехлетним детям трудно угодить, и они не любят новые блюда.

— Что за сюрприз?

— Не скажу, а то сюрприза не будет.

— Не мороженое?

— Лучше, чем мороженое. Вот погоди. — Элен встала, собрала тарелки, отнесла их в кухню и поставила в раковину. Потом вынула из морозильника заранее приготовленный десерт, отнесла его в столовую и выложила на блюдо.

— Фу-у-у! — Уилл сморщил нос. Единственный разумный ответ, какой можно придумать, если увидишь перед собой миску, наполненную зеленой пластмассой.

— А ты попробуй. Это желе твоего любимого цвета.

Всю вчерашнюю ночь Элен перечитывала домашний сайт семьи Брейверман и узнала, что Тимоти обожал лаймовое желе. Уилл никогда раньше такого желе не пробовал, и Элен захотелось проверить, понравится ли оно ему. Конечно, ее эксперимент нельзя назвать научным, но об этом она подумает позже.

Уилл наморщил нос.

— Из чего оно? Из шпината?

— Нет. Из лайма.

— Что такое лайм?

— Он похож на лимон, только вкуснее.

— Что такое лимон?

— Лимон ты знаешь. Он желтый, как фруктовый лед, который мы покупаем в бассейне. Или как лимонные дольки. — Элен решительно спросила: — Ты когда-нибудь пробовал лаймовое желе?

Уилл покачал головой, настороженно глядя на миску.

— Красное ел. Мне понравилось.

— Красное — это вишневое.

— У нас есть красное?

— Нет. Я приготовила зеленое.

— А красное нельзя?

Уилл так умоляюще посмотрел на нее, что Элен не удержалась от улыбки.

— В другой раз. А сегодня давай попробуем зеленое.

Уилл вскарабкался на коленки и, облокотившись о столешницу, подозрительно обнюхал миску.

— Почему оно не пахнет?

— Попробуй и скажи, понравилось тебе или нет.

— А тебе оно нравится?

— Не знаю, я тоже никогда не ела такого. — Элен терпеть не могла лаймовое желе, но не собиралась заранее настраивать против него сынишку. — Я люблю пробовать все новое.

Уилл как будто не заметил наставительности в ее голосе.

— Почему оно плоское сверху?

— Застыло. Возьми миску и покачай.

Уилл послушался и захихикал.

— Трясется!

— Весело. Правда? Еда, с которой можно поиграть.

Элен положила себе немного желе и затаила дыхание, увидев, что он тоже запустил в миску ложку. Зачерпнув на кончике, осторожно лизнул желе языком.

— Бери как следует, — посоветовала она.

— А это обязательно?

— Ради меня.

Уилл положил желе в рот и целую минуту молчал.

— Ну как, нравится?

— Вкусно, мамочка! — ответил Уилл с набитым ртом.

42

Элен провела вечер у себя в кабинете, ломая голову, где и как найти доказательства того, что Уилл не Тимоти. Или наоборот. Полный идиотизм — искать доказательства того, что не хочешь доказывать. Зато, пока она ищет подтверждения или опровержения своим страхам, ей ничего не нужно решать. Сначала надо все выяснить, а уж потом задаваться вопросом, оставить Уилла себе или — немыслимо! — отдать его. Проблемы надо решать в порядке их поступления. Разбить процесс на этапы. Сейчас, на первом этапе ей нужна только правда. И если, к счастью, выяснится, что Уилл не Тимоти, можно перестать сводить себя с ума и спокойно обо всем забыть. Она вынула из футляра коммуникатор и нажала клавишу быстрого набора «К». Высветился номер Конни.

— Привет, Эл. Как вы там?

— Спасибо, хорошо. Конни, я собираюсь попросить вас о громадном одолжении. У меня полный завал на работе, и мне придется на несколько дней уехать из города. — Элен терпеть не могла лгать, но боялась сказать правду даже Конни. — Вы не сможете пожить у нас несколько дней?

— Ладно. Куда едете?

— В пару мест, пока точно не знаю, куда именно. Дело очень важное. Мне жаль, но придется уехать.

Элен редко уезжала из Филадельфии в командировки. Только бы Конни ничего не заподозрила! Но ведь недаром же она — дочь Дона Глисона.

— Я заплачу вам сверхурочные, сколько бы ни пришлось. Дело очень, очень важное.

Конни перебила ее:

— Насчет этого не волнуйтесь. Да, я смогу пожить у вас несколько дней, но завтра у нас гости. Ваше дело не может подождать до понедельника?

— Да… Спасибо вам большое!

— Надо будет прихватить зубную щетку. Значит, до понедельника. Я приеду как всегда. Сколько дней вас не будет?

Кто ж его знает!

— Несколько дней, точно не знаю, все зависит от ситуации. Ну как, согласны?

— Да. Ну, до свидания.

Элен повесила трубку. Так. У нее еще много дел. Она открыла электронную почту, просмотрела папку «Входящие». Одно письмо ее удивило. От Марсело! Она щелкнула мышью и прочитала:

«Дорогая Элен!

Как ты себя чувствуешь? Я волнуюсь за тебя. Надеюсь, тебе уже лучше. Пожалуйста, вызови врача. И скорее возвращайся — без тебя в редакции пусто.

С наилучшими пожеланиями, Марсело».

Элен улыбнулась. Какой он все-таки замечательный! И как нежно держал ее на руках… Ради такого стоило упасть в обморок! Жаль, что придется его обмануть… Она нажала окошко «Ответить» и начала печатать, но вдруг остановилась. Вот точка невозврата, и ставка в игре — ее работа, которую она любит и которая ей нужна. Тем не менее она продолжила набирать:

«Дорогой Марсело!

Большое спасибо за теплое письмо. К сожалению, вынуждена просить отпустить меня на неделю в счет отпуска».

Элен остановилась, не зная, упоминать ли о статье. Срок сдачи — по-прежнему пятница. Она вздохнула, и ее пальцы снова запорхали по клавишам:

«Не уверена, что успею сдать свою часть в срок, но я буду постоянно на связи. Извини. Надеюсь, из-за меня особых проблем не будет. Спасибо.

Всего наилучшего, Элен».

Она щелкнула по окошку «Отправить» и проглотила подступивший к горлу ком. Брать дни в счет отпуска, когда не сдана срочная статья, равносильно самоубийству, но у нее нет выбора. Из-за Уилла и Тимоти все остальное отодвинулось на второй план, а для нее работа всегда останется на втором месте. На первом — ребенок.

— Значит, так тому и быть, — вслух сказала Элен.

Услышав ее голос, Орео-Фигаро поднял голову и смерил хозяйку неодобрительным взглядом.

43

Элен проснулась от звонка мобильника, который она положила рядом с кроватью на тумбочку. Она поспешно схватила коммуникатор и нажала кнопку «Прием вызова». Только бы звонок не разбудил Уилла!

— Алло! — хрипло произнесла она спросонок.

— Это Марсело.

По телефону его голос казался еще бархатистее, а акцент проявлялся сильнее. Элен поморгала, приказывая себе проснуться. Она бросила взгляд на циферблат часов. Воскресенье, восемь утра.

— Ой… привет!

— Я тебя разбудил?

Да.

— Нет.

— Извини, что потревожил, но я получил от тебя письмо с просьбой об отпуске. Это надо обсудить. Сейчас у нас напряженка с работой.

— Дело в том, что…

— Вечером я буду недалеко от твоего дома. Если ты не против, я заеду к тебе и мы поговорим.

Марсело приедет сюда? Нужно пропылесосить. И накраситься. Именно в таком порядке…

— Элен! Если тебе это неудобно, я не приеду…

— Да нет, все нормально, наоборот, очень удачная мысль…

— Когда мне лучше приехать?

— Уилл ложится спать в полвосьмого, так что приезжай в любое время после восьми вечера.

— Я освобожусь в девять. До встречи!

— До встречи. Пока! — Элен нажала отбой.

Неужели Марсело и правда собирается к ней в гости?

Ее начальник, в которого она влюблена! Интересно, во что выльется сегодняшний вечер — в романтическое свидание или прощание с работой? Элен и разволновалась, и испугалась. В лучшем случае придется врать Марсело в глаза о том, куда она отправится в понедельник. Ложь дастся ей не просто. Особенно если от него снова будет пахнуть обалденным лосьоном после бритья, если он будет распространять аромат самого желанного жениха.

Из детской послышался голосок Уилла:

— Мама!

Проснулся.

— Иду, солнышко, — крикнула Элен, снова превращаясь в маму.

44

— Здравствуй, Марсело, заходи! — Элен распахнула парадную дверь.

Гостиная выглядела так, словно в ней никто не жил. Игрушки Уилла, книги и диски убраны, ковер безукоризненно чист, на диванных подушках ни единой кошачьей шерстинки, полировка на журнальном столе сияет. В доме так чисто, что хоть на продажу выставляй.

— Спасибо. — Марсело перешагнул порог, и Элен посторонилась, пропуская гостя вперед и вдруг смутившись. Она так часто представляла, как он приедет к ней домой… Правда, пылесос в ее фантазии не вмешивался ни разу.

— Давай помогу, — предложила Элен, но Марсело уже снимал черную кожаную куртку.

Аромат его лосьона проникал непосредственно в кору головного мозга, напоминая ей о ее одиночестве и приглушая угрызения совести, которые могли бы выразиться словами: «Он мой начальник».

— Как у тебя тут мило, — заметил он, оглядываясь по сторонам.

Черная водолазка и коричневые мягкие брюки очень шли ему. Элен поймала себя на мысли: неужели до нее он ездил на свидание?

— Ты давно здесь живешь? — спросил Марсело.

— Лет шесть, — ответила Элен, отбрасывая волосы со лба. Она так старательно укладывала голову феном, и все-таки нашлась непослушная прядка… Перед приходом Марсело она никак не могла решить, что надеть. Переодевалась три раза и в конце концов надела джинсы с белым топиком, а сверху — любимый свободный синий свитер. На ногах — удобные разношенные домашние туфли. У них деловая встреча, и все. Пусть не думает, будто она на что-то надеется… — Хочешь пить? У меня есть диет-кола.

— Спасибо, с удовольствием.

— Подожди, я сейчас. Ты пока посиди. — Элен показала на диван. Хорошо, что она успела пропылесосить обивку, иначе красивые брюки гостя сразу облепила бы кошачья шерсть.

— А можно я с тобой? Посмотрю, как ты живешь.

— Ладно, только смотреть-то почти не на что. — Элен неуклюже махнула рукой в сторону столовой. Марсело у нее дома в первый раз. И они в первый раз так близко друг к другу — если не считать того случая, когда она потеряла сознание у него в кабинете. — Сам видишь, столовая небольшая. А кухня — просто крошечная.

— У тебя очень мило. — Марсело шагал за ней, непринужденно заложив руки за спину. — Так тепло, уютно.

— И чисто!

Марсело кивнул и улыбнулся.

— Я как раз собирался добавить: «И чисто». У тебя очень чисто!

— Спасибо. — Элен открыла шкафчик, выбрала подходящий толстостенный бокал без ножки, достала из холодильника банку с газировкой и лед.

Орео-Фигаро сидел на рабочем столе, с интересом наблюдая за происходящим.

— Я люблю котов. Как его зовут?

— Орео-Фигаро.

Марсело поднял брови.

— У меня на родине принято давать детям двойные имена. Например, моего брата зовут Карлос-Альберто. Пока я не переехал в Штаты, я и не подозревал, что здесь у многих тоже два имени.

— Здесь такого и нет. Наш кот — бразилец.

Марсело рассмеялся, открыл банку, вылил в бокал шипящую жидкость.

— Я живу в центре Филадельфии.

Я в курсе. Как и все остальные сотрудники газеты. Ты — знойный холостой латиноамериканский босс, и потому о тебе чаще всего сплетничают в нашей редакции, а также, возможно, во всем Западном полушарии.

— Мне давно хочется переселиться в пригород, только боюсь, здесь трудно будет найти себе спутницу жизни. Где тут у вас происходит светское общение?

— Главным образом в песочнице.

Марсело улыбнулся.

— Мужчин здесь маловато, зато уж если есть, то холостяки.

Марсело снова рассмеялся.

— Я очутился в твоих краях потому, что ездил на «свидание вслепую». Представляешь?

— К сожалению, представляю. — Элен все больше нравился его акцент. — Ну и как все прошло?

— Тягостно.

— Прекрасно тебя понимаю. Тягостные разговоры, тягостный ресторан, тягостный поцелуй на прощание. Да, в самом деле тягостно.

Марсело снова рассмеялся.

— Рад видеть, что тебе уже лучше.

Я всегда шучу, когда нервничаю.

— Я так перепугался, когда ты неожиданно потеряла сознание. — Марсело слегка сдвинул брови, а в глазах у него мелькнула искорка.

У Элен потеплело на сердце.

— Спасибо тебе, ты так обо мне заботился…

— Не о тебе, а о себе. Я хотел поскорее уйти, а ты улеглась поперек дороги.

Элен рассмеялась. Марсело глотнул газировки и поставил бокал на стол.

— Итак, по поводу твоей просьбы…

— Да.

— Объяснись, пожалуйста.

— Даже не знаю, с чего начать.

— Давай будем друг с другом откровенными. На тебя всегда можно было положиться. Ты никогда не срывала срок сдачи материала. Я посмотрел твое личное дело; в прошлом году ты не брала отпуск. И вдруг ты падаешь в обморок и просишь отпустить тебя на несколько дней. — Марсело на миг отвел глаза в сторону, а потом посмотрел на нее в упор. — Знаешь… Обычно я никого не посвящаю в подробности своей личной жизни, но… Недавно у моей мамы нашли рак груди. Сейчас она дома, в Пинейросе, проходит курс химиотерапии и чувствует себя очень и очень неважно.

Его откровенность растрогала Элен. Она тоже беспокоилась за маму… На его лице явственно отражалась боль.

— Я тебе очень сочувствую.

— Спасибо. Если у тебя тоже… рак или другая болезнь, не бойся, я никому не скажу.

У Элен защипало в носу.

— Рака у меня нет, но все равно спасибо за заботу.

— Тогда что с тобой?

Элен не знала, что ответить. Марсело держался так ласково, что ей очень хотелось воспользоваться удобным предлогом и придумать себе какую-нибудь опасную для жизни болезнь. В конце концов, если она сейчас солжет, то сохранит работу.

— Может, ты лечишься от алкогольной или наркотической зависимости? У меня есть хороший знакомый психотерапевт…

— Нет-нет, дело вовсе не в этом.

— Тогда в чем? Я не слишком назойлив? Мне кажется, в последнее время я слишком лезу в твою жизнь, но ведь я хочу тебе помочь. Ты тоже меня пойми. Думаешь, легко увольнять сотрудников? Я и так защищаю тебя от нападок. — Марсело сокрушенно покачал головой. — Но для того, чтобы просить отпуск в такое сложное время, нужно какое-то основание.

— Я пока не могу рассказать тебе всего. Мне нужно несколько дней в счет отпуска, чтобы разобраться с одним личным делом.

Марсело глубоко вздохнул.

— Личным делом?

Элен так и подмывало признаться ему во всем, но она сдержалась.

— Да, — кивнула она. — Извини.

— Останешься в Филадельфии или куда-то уедешь?

— Давай я лучше ничего не буду говорить. Я прошу дать мне несколько дней в счет отпуска, только и всего.

Марсело сжал губы.

— Успеешь вовремя сдать материал?

— Если честно, не знаю.

— Черновик готов?

— Я еще не начинала писать.

— Можно почитать расшифровку твоих интервью?

— Расшифровка не готова.

Встретившись с его разочарованным взглядом, Элен почувствовала себя очень виноватой.

— И как ты себе все представляешь? Почему я должен делать тебе поблажки, в то время как никому другому ничего подобного не позволяю? И как мне объяснить, почему я отношусь к тебе не так, как к остальным?

— Если тебе придется меня уволить, я все пойму. Но мне нужны эти несколько дней.

— Значит, ты предпочитаешь, чтобы тебя уволили, но не объяснишь, в чем дело? — недоверчиво переспросил Марсело. — Это на самом деле так важно для тебя?

— Да, — ответила Элен, хотя еще не думала о возможных осложнениях.

— Дело действительно такое важное?

— Для меня оно важнее чего бы то ни было.

Марсело устало закрыл глаза.

Элен умоляюще посмотрела на него. Он целую минуту не сводил с нее взгляда — как будто они играли в гляделки.

Наконец, Марсело вздохнул, и выражение его лица сделалось мягче.

— Ладно, ты победила. Отпускаю тебя на всю следующую неделю. Но не больше! Остальным я скажу, что ты заболела. Думаю, никто не усомнится в моих словах. Все видели, как ты упала в обморок.

— Значит, ты согласен меня отпустить? — недоверчиво переспросила Элен. — Почему?

— Стараюсь доказать тебе, что я не сволочь.

— Я и так знаю, что ты не сволочь. И никогда не считала тебя сволочью.

Марсело с сомнением поднял брови. Элен вздохнула. Сара столько наговорила Марсело о ней, что теперь его трудно переубедить.

— А как же аналитический обзор по росту преступности?

— Подождет недельку. Все равно сейчас тема номер один — пожар в «Йеркисе».

— Какой еще пожар? — Элен настолько оторвалась от текущих событий, что даже телевизор не включала. Но пожар в «Йеркисе», одном из самых высоких зданий в Филадельфии, — действительно сенсация.

— Погибли три человека, все из обслуживающего персонала. Очень печально. Полиция подозревает поджог.

— Погоди-ка, — сообразила Элен. — Значит, сейчас тебе не так уж срочно нужен мой материал?

— Ну да, — кивнул Марсело. — Вот именно.

— Ах ты, сволочь!

— Ты только что сказала, что не считаешь меня сволочью. И вообще, ты ко мне неравнодушна.

Элен окаменела от изумления.

— Откуда ты знаешь?!

— Я ведь работаю в газете и обязан быть в курсе событий!

Элен смущенно улыбнулась.

— Ну да, разумеется! А что еще тебе известно?

— Значит, это правда?

Черные глаза Марсело заблестели. Он как будто поддразнивал ее.

— Сначала ты ответь, а потом уж я.

— Я знаю, многие думают, что я на тебя запал и именно поэтому тебя до сих пор не уволили.

Элен покраснела.

— Должен признаться, сплетники в чем-то правы, — продолжал Марсело, внезапно посерьезнев. Он посмотрел ей прямо в глаза. — Не скрою, мне очень хочется пригласить тебя на свидание.

Элен поняла, что улыбается против воли.

— Но ты по-прежнему работаешь в нашей редакции вовсе не поэтому. Ты продолжаешь у нас работать, потому что ты отличный журналист.

— Спасибо. А если наше влечение взаимно?

— А оно взаимно? — Марсело широко улыбнулся.

Элен не верилось, что они ведут такой разговор. Она покосилась на кота. Орео-Фигаро как будто тоже изумлялся.

— Да.

— Мне и приятно, и горько это слышать. Между нами ничего не может быть. Наша связь скомпрометировала бы тебя. Она скомпрометировала бы меня. Роман в эпоху постоянных исков о сексуальных домогательствах! Ничего у нас не выйдет… Кроме разве что вот этого. — Марсело наклонился к ней и запечатлел на ее ни о чем не подозревающих губах скромный, легкий поцелуй. И сразу же отпрянул. — Жаль, но больше это никогда не повторится!

— Как тягостно, — с чувством проговорила Элен.

45

— Мамочка, не уезжай! — рыдал Уилл, обхватив колени Элен.

Она собиралась вылететь ранним рейсом и потому с утра упаковала дорожную сумку, оделась, подготовилась. Но сейчас поняла, что не в силах двинуться с места. Ее мучило сознание собственной вины.

— Милый, мне обязательно надо ехать. — Элен погладила сынишку по спине. — Помнишь, мы с тобой обо всем поговорили? Мне нужно отлучиться по работе, но я вернусь очень скоро — дней через пять. А может, через четыре…

— Четыре дня!!! — Уилл снова разрыдался.

Подошла Конни и положила руку ему на плечо.

— Уилл, мы с тобой прекрасно проведем время. Я купила мороженое. Когда вернемся из школы, будем делать молочные коктейли. Правда, здорово?

— Мамочка, не уезжай!

— Уилл, уймись. — Понимая, что малыш все равно не успокоится, Элен в последний раз обняла его, поцеловала в лоб и осторожно высвободилась из его хватки. Пальчики у него мягкие, как у котенка. — Солнышко, мне обязательно надо уехать. Вечером я тебе позвоню. И очень скоро вернусь. Вот увидишь.

— Уилл, скажи «до свидания». — Конни взяла малыша за руку. — «До свидания, мама, до скорого!»

— Я люблю тебя, Уилл! — сказала Элен, поспешно распахивая дверь и придвигая к себе дорожную сумку.

Интересно, все ли матери иногда кажутся себе беглыми преступницами?

46

Небо над головой цвета морской волны; на легком ветерке покачиваются стройные высокие пальмы. По обочинам шоссе — густая темно-зеленая живая изгородь; за ней простирается ухоженный изумрудный газон, который окаймляют палисандровые деревья и бугенвиллеи с розовыми и лиловыми цветками. Какое буйство красок! А ведь она еще не отъехала от аэропорта Майами…

Освоившись в салоне взятой напрокат машины, Элен надвинула на глаза солнечные очки, опустила стекло. Как жарко! Она скосила глаза на приборную панель: температура за бортом — тридцать восемь градусов. Зачем только она натянула свитер? Как только впереди на светофоре зажегся красный свет, она поспешила его снять. Влажный, насыщенный солеными океанскими испарениями воздух смешивался с ароматами цветов и сигаретным дымом. Флоридский букет. Меньше чем через час она окажется у дома Кэрол и Билла Брейверман.

Порывшись в сумочке, Элен отыскала и вынула листок с их адресом, узнанным в Интернете. Она похвалила себя за то, что успела снять и маршрут проезда. Сейчас нельзя отвлекаться, чтобы не пропустить нужный поворот. Элен подалась вперед, вглядываясь в дорожные указатели. Ни в коем случае нельзя проехать поворот! Машины ползли с черепашьей скоростью; все четыре полосы практически стояли. Да, во Флориде движение, пожалуй, более затрудненное, чем в Пенсильвании.

Стоя в пробке, Элен думала, что будет делать, когда доберется до цели. Вряд ли ей удастся сразу добыть то, что нужно. Трудно предсказать, как обернутся события. От нее требуется крайняя осторожность. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Брейверманы ее заметили. Никому не нужно знать, зачем она сюда приехала, и меньше всех — Брейверманам.

Она перестроилась в крайнюю правую полосу, съехала с шоссе. Вскоре оказалось, что она движется по гребню дамбы, возведенной над заливом. Бирюзовая вода блестела и переливалась рябью. На берегу залива нежились на солнце роскошные особняки. Рядом со многими на стапелях красовались белоснежные яхты. На той стороне залива дорога стала свободнее, а встречные машины — дороже. Она повернула направо, налево, увидела ярко-зеленую табличку: «Серфсайд-Лейн». Она снова повернула направо и оказалась на улице, где жили Брейверманы.

Здесь ли Уилл провел первые месяцы жизни? Это его родная улица?

Богатый квартал… Элен проехала мимо серого современного дома со сплошь застекленным фасадом, гасиенды в испанском стиле под красной черепичной крышей, псевдофранцузского шато. Все дома очень разные, но почему-то перед всеми бросаются в глаза желтые ленты: где-то они привязаны к стволу пальмы, где-то — к перилам крыльца, где-то — к флагштоку на лужайке.

Элен притормозила. В чем дело? Такая желтая лента висит перед домом ее соседей Шерманов, у которых дочь служит в Ираке. Неужели у всех местных жителей родственники сейчас воюют? Добравшись до дома номер восемьсот двадцать шесть, она заподозрила неладное. У восемьсот тридцатого дома ее подозрения подтвердились.

На ухоженном изумрудном газоне стоял большой стенд с надписью: «Помогите нам найти нашего сына!» Сбоку стенд был увешан желтыми лентами. Под призывом Элен увидела уже знакомое фото Тимоти Брейвермана с листовки. Стенд был обсажен тигровыми лилиями и ярко-оранжевыми бархатцами. Брейверманы устроили прижизненный мемориал сынишке, которого все же надеялись найти.

У Элен перехватило дыхание. Ей стало очень жаль Брейверманов, и она снова почувствовала себя виноватой. Она много времени провела в Интернете, изучила домашний сайт Брейверманов, поняла, что они тоскуют по Тимоти, но теперь, когда она собственными глазами увидела мемориал, все стало реальным, обрело плоть и кровь. Мальчик с фотографии, Уилл или Тимоти, смотрел на нее одновременно знакомым и незнакомым взглядом.

Пожалуйста, не надо!

Элен на минуту закрыла глаза. Ей нужно успокоиться. Она оглядела участок, на котором стоял стенд с фотографией. Огромный особняк Брейверманов вполне годился для обложки журнала «Современная архитектура». На широкой подъездной аллее, выложенной ракушечником, стоит ослепительно-белый «ягуар».

Рядом с ее машиной по тротуару прошли две женщины в маечках и спортивных шортах. В руках они сжимали легкие гантели. Дабы не возбуждать ничьих подозрений, Элен нажала на газ.

Она объехала весь квартал, осматриваясь, приглядываясь. Какие здесь дома — один богаче и краше другого. Она, в общем, догадывалась, что район, где живут Брейверманы, достаточно богатый. Люди, которые могут себе позволить награду в миллион долларов за сведения о пропавшем ребенке, вряд ли бедствуют. Элен побывала на сайтах риелторских компаний, торгующих участками в этом районе, и знала, что дома здесь стоят в районе трех миллионов долларов. Точнее, дом Брейверманов стоил 3 870 000 долларов. По сравнению с ним ее домик с тремя спальнями и одной ванной кажется просто жалким.

Хотя Марсело ее дом понравился. Он сказал: «У тебя тепло и уютно».

Элен велела себе на время забыть о Марсело. Повернула налево, еще раз налево, развернулась. На улице пусто. Только возле одного дома садовник орудует садовым пылесосом, а на соседнем участке рабочий стрижет газон. На дорожках ждут хозяев дорогие иномарки, на изумрудных лужайках стоят высокие пальмы. Элен очутилась на главной улице квартала Корал-Ридж. По ней можно вернуться к дамбе. Движение на дороге оживленное; дождавшись, когда на светофоре загорелся зеленый свет, она повернула налево и припарковала машину у въезда на Серфсайд-Лейн. На всякий случай останавливаться прямо у дома Брейверманов нельзя — вдруг они ее заметят.

Элен отвинтила крышечку, отпила глоток теплой воды и посмотрела на часы. Без четверти два. Мимо ее машины прошел пожилой мужчина с упитанным чихуахуа, Элен отвернулась. Машины медленно ползли по дороге, направляясь к дамбе. Через две минуты солнечные очки сползли на кончик вспотевшего носа. В машине стало невыносимо жарко. Элен поняла, что совсем не искушена в искусстве шпионажа. Она выключила зажигание и опустила стекло.

Она снова приложилась к бутылке и чуть не поперхнулась, заметив хромированный бампер белого «ягуара». Выехав с Серфсайд-Лейн, «ягуар» миновал перекресток и перестроился влево. Должно быть, машина Брейверманов — в том квартале другого «ягуара» она не заметила. На водительском месте смутно маячил женский силуэт. Кажется, больше в салоне никого нет. Должно быть, перед ней сама Кэрол Брейверман.

Повезло, нечего сказать!

Элен включила зажигание, нажала на газ и с трудом вклинилась в плотный поток машин, ползущий к дамбе. Сердцебиение у нее участилось. Ее отделяли от «ягуара» две машины. Элен увеличила скорость и переехала дамбу. Ветер растрепал с таким трудом уложенные волосы. Мчась по извилистым улицам, Элен не сводила взгляда с белого «ягуара». Ближе к центру машин на улочках стало больше, но Элен следовала за Кэрол как приклеенная. Наконец, та повернула к торговому центру и зарулила на парковку.

Элен остановилась в параллельном ряду, выключила зажигание и стала ждать, когда Кэрол Брейверман выйдет из машины. Она помнила ее лицо по снимкам из Интернета, но ей ужасно хотелось увидеть ее наяву. Интересно, похожа ли она на Уилла — вернее, наоборот. Похож ли Уилл на нее?

В следующий миг дверца со стороны водителя «ягуара» распахнулась.

47

Лица Кэрол Брейверман Элен не видела, потому что на той были большие солнечные очки и модный розовый козырек. И все же ее охватило волнение. Кэрол выпрямилась, потянулась. Высокая, статная, в белой хлопчатобумажной маечке, классической теннисной юбке и спортивных туфлях с розовыми помпонами. Из-под повернутого назад козырька выглядывал светлый конский хвост, который подскакивал при ходьбе. На плечо Кэрол закинула белую кожаную сумку. Она подошла ко входу в продуктовый отдел, взяла тележку и миновала тонированные раздвижные двери.

Элен поспешно схватила ключи от машины и сумку и тоже пошла к продуктовому отделу. Для вида она тоже взяла тележку. Входные двери разъехались в стороны. Внутри работал кондиционер и было прохладно, как в январе, но проход перегораживали две покупательницы. Они негромко переговаривались, рассматривая стенд со срезанными цветами. Элен хотелось подобраться поближе к Кэрол. С другой стороны, она понимала: нельзя привлекать к себе внимание. Хотя ее трудно не заметить: одета она совсем не по-здешнему. Наверняка во всей Флориде больше нет ни одной женщины в плотной белой водолазке, растянутых джинсах и коричневых сабо, запачканных пенсильванской грязью.

Поспешно обойдя цветочную секцию и стараясь не попадаться на глаза немногочисленным покупателям, она для вида постояла у витрины со стерлитциями, райскими цветами. Воровато оглянулась через плечо. Наконец, две болтушки взяли по букету, отошли от цветов, и Элен увидела ту, за которой следила. Кэрол снимала деньги в банкомате. Она была так близко, что Элен слышала, как та что-то тихо мурлычет себе под нос. Рисковать нельзя. Кэрол не должна запомнить ее лицо. Элен опустила голову и надвинула на нос темные очки. Банкомат запищал; Кэрол перестала мурлыкать и отошла.

Пора выдвигаться на позицию!

Элен не знала, выдастся ли ей второй удобный случай. Ей очень хотелось увидеть лицо Кэрол, причем с близкого расстояния. Подкатив тележку к витрине с орехами, она принялась рассматривать их, словно решая, какой миндаль лучше купить — соленый жареный, соленый необжаренный или несоленый необжаренный. Кэрол остановилась неподалеку и принялась выбирать сладкий перец. Элен то и дело косилась на Кэрол, но та стояла к ней спиной.

Элен оторвала от рулона пакет и насыпала в него ковшик несоленого необжаренного миндаля. Тем временем Кэрол двинулась дальше, в сторону отдела полуфабрикатов. По пути, по-прежнему не поворачиваясь к Элен лицом, женщина рассеянно сняла с полки кочанчик салата, бросила в свою тележку. Элен завязала пакет с орехами и последовала за Кэрол. Дойдя до фруктов, она низко опустила голову и принялась обозревать пирамиды яблок: розовых, сорта «гала», крупных «макинтош» и желтоватых «голден-делишес». Элен специально встала посреди прохода, чтобы успеть разглядеть лицо Кэрол, если та вдруг обернется.

Она взяла яблоко сорта «грэнни смит» и принялась придирчиво осматривать его со всех сторон. Но в ту долю секунды, что она нагнулась, чтобы положить яблоко на место, Кэрол вдруг круто развернулась кругом вместе со своей тележкой.

О нет!

Все произошло так быстро, что Элен не успела среагировать. Кэрол врезалась в нее; Элен попятилась назад и задела яблочную пирамиду. Она и ахнуть не успела, как на нее посыпалась лавина экологически чистых «гала» и «фудзи», выращенных, если верить рекламе, без применения пестицидов.

Элен непроизвольно ойкнула и поспешно надвинула на глаза темные очки.

— Ах, извините, пожалуйста! — Кэрол нагнулась и принялась подбирать рассыпавшиеся яблоки. Круглые плоды, похожие на бильярдные шары, катились по скользкому полу во всех направлениях.

— О господи! — Элен наклонилась пониже, пряча лицо, и тоже принялась подбирать яблоки.

Слегка раскрасневшаяся Кэрол, наоборот, выпрямилась. В обеих руках она сжимала по нескольку яблок.

— Какая я неловкая! Простите меня, пожалуйста!

— Ничего страшного, — ответила Элен. Она быстро посмотрела на Кэрол и чуть не ахнула вслух.

Кэрол успела снять темные очки. Как она похожа на Уилла! У нее такие же ярко-голубые глаза, как у Уилла, такая же сливочно-белая кожа. Губы довольно тонкие, как у него, и подбородок слегка заострен. Сразу становится ясно, что Кэрол и Уилл — близкие родственники. Они одной крови. Пораженная Элен снова низко опустила голову. Тем временем Кэрол проворно села на четвереньки и принялась собирать яблоки в подол теннисной юбки.

— Это я во всем виновата. Не надо было так спешить!

— Нет, что вы, виновата я. Я их рассыпала. — Элен подобрала подкатившееся к ней яблоко, стараясь не поднимать глаз.

— Я всегда пытаюсь сделать одновременно много разных вещей. С вами такое бывает? И конечно, в таких случаях всегда все порчу.

К ним подошел молодой помощник продавца в ярко-зеленом халате и клетчатых кедах. На лоб падали косички-дреды.

— Миссис Брейверман, позвольте вам помочь. — Парень нагнулся и принялся собирать яблоки.

— Спасибо, Энрике! — Кэрол выпрямилась, продемонстрировав загорелые мускулистые ноги. — Я такая неуклюжая. Врезалась тележкой в эту женщину!

— Ничего страшного. — Элен встала и поспешно повернула к выходу.

Неожиданно Кэрол положила руку ей на плечо.

— Еще раз извините меня, пожалуйста!

— Что вы, что вы, не стоит беспокойства. — Элен отвернулась и зашагала к выходу, заставляя себя не очень спешить.

На стоянке ее снова окутало влажное, знойное марево. Она зашагала к своей машине, глотая слезы и стараясь ровнее дышать. Порывшись в сумочке, нашла ключи, распахнула дверцу, села, низко опустив голову.

Ждать пришлось долго. Ей казалось, будто асфальт на парковке плавится под флоридским солнцем. Элен покосилась на клумбу с какими-то фиолетовыми цветами. На глаза то и дело наворачивались слезы. Она сама не ожидала, что так бурно отреагирует на встречу с Кэрол Брейверман. Безутешная мать — настоящая красавица и очень похожа на Уилла. Наверное, она очень скучает по своему сынишке и не подозревает, что он сейчас безмятежно играет в маленьком домике в пригороде Филадельфии.

Элен вспомнила Сьюзен Суламан, которая постоянно думает о своих похищенных детях, и о Летиции Уильямс, понесшей тяжкую утрату. Она понимала, какие чувства испытывают несчастные женщины, и догадывалась, что творится в душе у Кэрол Брейверман. Ее терзали угрызения совести. Она — чудовище. Возможно, она неосознанно причиняет много горя другому человеку, другой матери.

Его настоящей матери.

Элен потянулась за бутылкой с водой, отпила глоток, но вода оказалась горячей и обожгла ей горло. Как будто вода тоже осуждала ее и стремилась наказать.

Вдруг перед глазами мелькнула знакомая белая сумка. Элен выглянула в окно. Кэрол вышла из магазина и направилась к своей машине. К груди она прижимала коричневый бумажный пакет с покупками. Вот она щелкнула кнопкой на брелке, открыла дверцу, села на водительское сиденье и дала задний ход, выезжая со стоянки.

Элен машинально включила зажигание. Она так и не пришла в себя.

48

Кэрол возвращалась в центр городка быстрее, чем по дороге оттуда; Элен пришлось сосредоточиться, чтобы не потерять белый «ягуар» в плотном потоке машин. Она приказала себе на время забыть о чувствах. В конце концов, сходство Кэрол с Уиллом — лишь ее субъективное мнение. Пока оно ничем не подтверждено. Пока их родство не доказано…

Хотя сердце не обманешь. Элен понимала: никакие доказательства не нужны.

Они очутились в центре и поехали по извилистым улочкам. Элен специально пропустила между собой и «ягуаром» еще три машины. Рискованно приближаться к Кэрол вплотную. По тротуарам слонялись туристы в купальниках, намазанные кремами против солнечного ожога. Из какой-то машины с открытым верхом доносилась оглушительная музыка. Рядом с Элен в соседнем ряду остановился обтекаемый черный «мерседес». Сидевший за рулем мужчина с сигарой подмигнул Элен.

Неожиданно послышался телефонный звонок. Не спуская глаз с Кэрол, Элен принялась на ощупь рыться в сумке. Вытащив коммуникатор, посмотрела на дисплей. Сара Лю.

Элен сбросила вызов, а коммуникатор положила на пассажирское сиденье. Впереди развилка — важно не упустить Кэрол. «Ягуар» въехал на гребень дамбы. На той стороне машин стало гораздо меньше. Многоквартирные жилые дома и небоскребы сменились дорогими особняками, клумбами и аккуратно подстриженными газонами. По улицам здесь гуляли не туристы, а местные жители. Многие выгуливали маленьких собачек. Какой-то молодой человек крутил педали гоночного велосипеда с узкими шинами. Женщины в разноцветных топах занимались спортивной ходьбой. Они несли в руках бутылки с водой.

Кэрол повернула направо, налево. Между ними оставалась всего одна машина. Впереди показался крупный желтый указатель с надписью «Мосты». Вдали мелькнуло невысокое здание под красной черепичной крышей. Здание было скрыто от дороги высокой живой изгородью. Элен предположила, что «Мостами» называется салон красоты или фитнес-клуб. За рулем почти всех ехавших впереди машин сидели женщины. Извилистая дорожка оканчивалась воротами. Элен не раздумывая въехала в них.

От ворот начиналась красивая подъездная аллея. Элен глянула вперед, и у нее захватило дух. У входа в здание под навесом собралась большая группа малышей с рюкзачками. Их охраняли несколько женщин, очевидно учительницы. Самым старшим на вид было не больше пяти лет; очевидно, в «Мостах» размещается подготовительная группа.

Значит, у Уилла есть не только кот, но и брат или сестра…

Элен с замиранием сердца следила за происходящим. Учительницы подводили детей к ожидающим машинам и весело махали руками на прощание. Она не сводила взгляда с Кэрол, желая понять, который ребенок ее. Элен даже не задумывалась о том, что у Брейверманов могут быть еще дети, а у Тимоти — брат или сестра. На сайте Брейверманов не упоминалось ни о каком другом ребенке. Может быть, они боятся за его или ее безопасность? Вполне понятно, принимая во внимание, через что им пришлось пройти.

«Ягуар» очутился у здания, но вместо того, чтобы подрулить ко входу, Кэрол повернула на школьную парковку. Элен пригнулась и последовала за ней. В следующий миг Кэрол вышла из машины. Кроме белой кожаной дамской сумки, она несла большую спортивную сумку фирмы «Адидас».

Когда Кэрол подошла ко входу, учительницы заулыбались, замахали руками. Они о чем-то заговорили, но слов Элен не разобрала.

Надо срочно менять тактику! Главное — не пропустить Кэрол, когда та выйдет из школы с ребенком.

Вспомнив, как нагрелась машина в прошлый раз, Элен опустила стекла и лишь потом заглушила мотор. Она приготовилась терпеливо ждать. На часах без пяти три. Здесь поздновато отпускают учеников по домам. С другой стороны, возможно, здесь такие же порядки, как в той группе, куда ходит Уилл, и родители могут забирать детей в любое время дня.

Нет, «Мосты» не похожи на школу, в которую ходит Уилл. Здесь гораздо красивее.

Через двадцать минут Элен взмокла от пота. Тяжело сидеть на сорокаградусной жаре! Блузка прилипла к телу, ноги как будто плавились. Ужасно хотелось стянуть с себя джинсы. Прошло еще десять минут. Элен закатала джинсы до колен. Обнаружив в сумке случайно завалявшуюся резинку для волос, кое-как соорудила подобие пучка. Она не сводила взгляда со входа в здание, но Кэрол не возвращалась, хотя всех малышей уже разобрали. Еще через пятнадцать минут, поняв, что темные очки сейчас расплавятся, Элен решила рискнуть.

Она взяла сумку, вышла из машины и с уверенным видом зашагала к крыльцу. Ни учителей, ни детей во дворе уже не было. Элен толкнула стеклянную дверь, но та не поддавалась. Она увидела приклеенное сверху объявление: «Прием только по предварительной записи». Она прижалась к стеклянной панели, вглядываясь внутрь. Разглядела смутные очертания просторного вестибюля с блестящим плиточным полом. Слева стенд, обклеенный разноцветными объявлениями, напротив — еще одна застекленная дверь. Кэрол нигде не видно.

Заметив сбоку от двери звонок, Элен нажала на кнопку и тотчас услышала монотонный женский голос:

— Вы к кому?

— Я недавно переехала в ваш район и хочу осмотреть школу.

— Прямо и направо.

Послышалось громкое жужжание, Элен толкнула дверь и вошла внутрь. Из кабинета ей навстречу вышла стройная симпатичная брюнетка с кудрявыми волосами. Улыбаясь, она протянула Элен руку.

— Добро пожаловать в «Мосты»! Я Дженис Дэвис, заместитель директора.

Дженис очень шли розовая хлопчатобумажная маечка, белые брючки и голубые балетки.

Элен пожала протянутую руку.

— Меня зовут Карен Вольпе. Вот, захотелось осмотреть вашу школу.

— Очень хорошо. Вы записывались заранее?

— Нет, извините. — Элен быстро соображала. Наверное, Кэрол сейчас сидит в каком-нибудь классе. — Мы с мужем еще не перевезли вещи, но мне хочется осмотреть все дошкольные группы в нашем районе.

— Понятно. — Дженис посмотрела на узкие золотые часики. — К сожалению, сейчас у меня нет времени, чтобы познакомить вас со всеми учителями и провести подробную экскурсию по школе. Давайте условимся о дне вашего приезда, и тогда я все вам покажу.

— Не знаю, когда еще я смогу приехать. А может, вы просто быстро покажете мне школу, а поговорим на ходу?

— Хорошо, договорились. — Дженис улыбнулась. — Должно быть, вы из Нью-Йорка.

Почему она так решила? Впрочем, это мне на руку.

— Как вы догадались?

— Вы так торопитесь. Погодите, поживете у нас неделю и разучитесь спешить. — Дженис улыбнулась, словно желая сгладить резкость своих слов, и гостеприимно махнула рукой в сторону коридора. — Я покажу вам классы и наш пресс-центр.

— В вашей школе есть библиотека?

— Разумеется. Важность чтения трудно переоценить. Без ложной скромности скажу: «Мосты» — лучшая начальная школа во всей южной Флориде, а может быть, и во всем штате. Учеников к нам привозят из трех округов. — Дженис говорила бойко, гладкими, обкатанными фразами, как заправский лектор. — Когда вы к нам переезжаете?

— Я еще точно не знаю.

Коридор, по которому они шли, был пуст. По одной стороне тянулись двери в классы, она насчитала пять штук. Все двери были закрыты. Интересно, за какой из этих дверей находится Кэрол?

— Моему сыну три года, и мы хотим, чтобы он основательно подготовился к школе…

— Мы берем не всех детишек подряд. Если захотите отдать его к нам, вам придется кое-чему его научить. — Дженис остановилась у первой двери. — Здесь у нас продленная группа для двухлеток, то есть группа, в которой есть двухлетки. Мы объединяем в одну группу детей разного возраста, чтобы они учились общаться. Общение жизненно важно для детей, особенно для одиночек.

— Одиночек?

— Для единственных детей в семье.

— Да, конечно. — Элен заглянула в класс.

Помещение светлое, просторное; малыши в ярко-алых фартучках под руководством учителя рисуют, Кэрол в классе не оказалось.

— Мы принимаем детей с отбором.

— Мой сынишка очень умный.

Он даже умеет самостоятельно срисовывать рисунки с помощью кальки!

Дженис подвела ее к следующей двери.

— Здесь у нас занимаются трехлетние дети.

Малыши сидели на стульчиках, расставленных полукругом, и увлеченно били в бубны. С ними занимались двое учителей. По-прежнему никаких признаков Кэрол!

Дженис подвела ее к следующей двери, где они остановились.

— А здесь у нас четырехлетки. У них урок французского языка.

— Надо же! — воскликнула Элен, посмотрев в застекленную панель. Дети и учителя выглядели вполне довольными — très contents. Правда, Кэрол и здесь не оказалось.

— Мы считаем, что иностранные языки лучше усваиваются в раннем возрасте. Детишки впитывают знания как губки. Я дам вам наши рекламные буклеты, и вы прочтете, в какие учебные заведения поступают наши выпускники. Они учатся во всех лучших частных школах.

— Давайте посмотрим класс для пятилеток.

— Простите, я запамятовала… Чем вы занимаетесь? — спросила Дженис.

Элен сделала вид, что не услышала вопрос. Подойдя к следующей двери, она заглянула в класс. Пятилетние малыши сидели на стульчиках; на коленях у них лежали раскрытые книги. Кэрол не оказалось и здесь.

— А они какой язык учат? — спросила Элен, меняя тему.

— Оттачивают технику чтения. Наш девиз: тренировка и еще раз тренировка.

Так точно, сэр!

— Замечательно. — Элен отошла от двери. — Давайте посмотрим ваш медиацентр.

— Нам сюда. — Дженис подвела ее к двойным дверям. — Мы проводим много дополнительных занятий, которые развивают, обогащают наших учеников, особенно тех, которых оставляют в группе продленного дня. Скажем, по понедельникам у нас чтение, по вторникам — естествознание…

Элен заглянула в класс и тут же перестала слушать Дженис. Пятилетние детишки сидели полукругом на стульчиках. Все они, смеясь, слушали учительницу в костюме Матушки Гусыни. Матушка Гусыня с выражением читала им. Но из-под длинной юбки с кринолином торчали розовые помпоны. Значит, вот где Кэрол Брейверман! Она спряталась под костюмом Матушки Гусыни…

— Здесь у нас, — сказала Дженис, — занятия по художественному чтению. Дети лучше воспринимают, когда им не только читают, но и представляют…

— Художественное чтение ведет одна из ваших учительниц?

— Нет, она не учительница. Она одна из наших мам, которая раньше была актрисой.

— Актрисой?

— Да. Ее зовут Кэрол Брейверман, она работала в увеселительном парке «Дисней Уорлд». Играла Белоснежку.

Ну конечно, кого же еще!

— Ее ребенок тоже присутствует в классе?

— Нет. Кэрол приезжает сюда специально, чтобы почитать детям. — Дженис помолчала. — Ее ребенка в классе нет.

Элен понимала: если она начнет проявлять любопытство, ее инкогнито будет раскрыто.

— Как мило с ее стороны! Наверное, вы хорошо ей платите?

— Что вы! За свой труд она и гроша не берет. Кэрол занимается с детьми просто потому, что любит их. Идемте дальше. — Дженис взяла Элен под локоть и решительно развернула кругом. — Откровенно говоря, Кэрол пережила ужасную трагедию. Два года назад неизвестный похитил ее сынишку Тимоти. Похититель потребовал выкуп; родители заплатили деньги, но ребенка им так и не вернули. Первый год на нее было страшно смотреть. Она переживала ужасную депрессию. Но потом Кэрол все же воспрянула к жизни… Она решила, что пребывание среди детей поможет ей исцелиться.

Элен снова ощутила угрызения совести.

— Как у нее только сил хватает? По-моему, это мучительно.

— Я с вами согласна, но хотите узнать, что она сказала мне, когда я задала ей такой же вопрос, что и вы сейчас?

Нет.

— Да.

— Вот что она мне ответила: «Когда вокруг меня дети, мне кажется, что я хотя бы переживаю то, что переживала бы рядом с Тимоти, если бы он по-прежнему был со мной. Как будто я ничего не лишаюсь, ничего не пропускаю. Когда мне наконец вернут моего сына, я буду знать, с чего начать».

Элен захотелось плакать. Она не хотела больше слышать ни единого слова. Просто невероятно, что она причиняет другому человеку столько боли. Она пожалела, что приехала сюда.

— Да… Как печально… Как по-вашему, ей вернут ребенка?

— Я сильно в этом сомневаюсь, но мы все ей очень сочувствуем. Если кто и заслуживает сочувствия, так это Кэрол.

Они дошли до кабинета администрации, и Дженис заулыбалась.

— Пойдемте со мной. Я дам вам наши буклеты, о которых говорила раньше.

Элен машинально вошла в кабинет. Мысли ее были далеко.

Неизвестно, хватит ли у нее духу довести до конца то, ради чего она сюда приехала.

Тем более хватит ли у нее духу добыть доказательства, о которых ей, если честно, не хочется даже думать.

49

Вечером солнце жарило даже сильнее, чем в первой половине дня. Элен следом за Кэрол ехала по богатым пригородам Майами. Снова зазвонил мобильный телефон. Она достала его из сумки и посмотрела на экран. Звонят с работы.

Номер Марсело!

— Алло! — сказала она и удивилась, услышав голос Сары.

— Марсело сообщил, что ты плохо себя чувствуешь и взяла несколько дней отгулов. Я тебя надолго не задержу. Я хочу извиниться.

— Все в порядке, — удивленно проговорила Элен. В голосе Сары слышалось неподдельное раскаяние.

— Прости, что так распсиховалась из-за статьи. Когда ты брякнулась в обморок, я почувствовала себя настоящей стервой.

— Спасибо. У меня просто закружилась голова. Ничего серьезного.

— Значит, мир?

— Мир. — Элен повернула направо, стараясь не отстать от Кэрол в плотном потоке машин. Они возвращались в переполненный транспортом центр города. Элен перестроилась в другую полосу.

— Может быть, ты уже слышала, сейчас мы все занимаемся пожаром в «Йеркисе». — Сара фыркнула. — Что для одного потолок, то для другого — пол.

— Слушай, мне надо лечь.

— Выздоравливай. Береги себя!

— Спасибо. Пока! — Элен нажала отбой и прибавила газу, чтобы успеть проехать перекресток. Она повернула налево, направо и, наконец, въехала на дамбу, ведущую к Серфсайд-Лейн.

Кэрол свернула направо, к Серфсайд. Элен покатила прямо, по главной улице, в конце ее развернулась и, как утром, остановилась на углу. Если Кэрол снова решит куда-то поехать, она ее не пропустит. Элен опустила стекла, заглушила мотор, высунулась из окошка и принялась озираться по сторонам. Если наклонить голову, будет видна часть дома Брейверманов и ведущая к нему дорожка. На улицах Корал-Ридж прибавилось пешеходов, но никто вроде не обращал на нее внимания. Мимо нее быстро прошагал мужчина с внешностью манекенщика; за ним промчались два молодых парня на роликах.

Дзынь! Дзынь! Элен потянулась к коммуникатору, посмотрела на экран. Там появилась надпись «Дом». Должно быть, Конни.

— Здравствуйте, Кон. Как дела?

— Опять задали на дом сделать картину из макарон.

— Съедобное искусство! — Элен улыбнулась, не сводя взгляда с дома Брейверманов. Там, в пригороде Филадельфии, мир и благодать…

— Не знаю, важно ли это, но на всякий случай предупреждаю. Вам звонили с работы. Дама по имени Сара. Она ваша коллега или вы брали у нее интервью?

— Коллега. — Элен напряглась. — Когда она звонила?

— С полчаса назад. К телефону подошел Уилл. Он сказал, что вы уехали.

— Что-о?!

— Извините. Я не успела подойти, он первый схватил трубку. Наверное, подумал, что звоните вы. Поговорил с ней и отключился. Я слышала, как он называл ее по имени: Сара. Очень жаль, что мне не удалось подойти самой.

— Уилл сказал, что я уехала? — Элен никак не могла опомниться. — Что именно он ей сказал?

— Он сказал, что вы куда-то улетели на самолете по работе.

— О нет! — воскликнула Элен, хотя сама вчера объясняла сынишке, почему должна уехать. Лоб мгновенно покрылся испариной. — Плохо, Конни, это очень плохо.

— Кстати, почему она не в курсе, что вы улетели в командировку?

Настоящий классический провал!

— Мы с начальником договорились, что я пока сохраню задание в секрете. Обычно мы работаем сообща, но в последнее время Сара ведет себя агрессивно, она метит на мое место. Учтите, это только между нами.

— Ясно. Вот так номер!

Элен пыталась сообразить, что делать. Сара уличила ее во лжи. Она специально перезвонила ей на мобильный, дабы подкрепить свои подозрения. Нечего сказать, ловко! Сара проявила настоящую журналистскую смекалку. Теперь Элен наверняка уволят.

— Уилл хочет с вами поговорить.

— Давайте его сюда. — Элен слышала громкие крики сынишки. Наверное, Уилл скачет вокруг няни, требуя дать ему трубку.

— Мама, мама! Когда ты приедешь?

— Скоро, солнышко. — Услышав его голос, Элен почувствовала настоящую боль. Она сидела, низко согнувшись на водительском сиденье, и не сводила взгляда с дома Брейверманов. — Расскажи мне о картине из макарон.

— Приезжай скорее! А сейчас мне пора идти.

— Я люблю тебя! — сказала Элен.

Трубку снова взяла Конни.

— Мы ужинать собираемся. Ну как, мы очень вас подвели?

— Не волнуйтесь. Главное, не подпускайте его больше к телефону. Хорошо?

— Хорошо. Извините.

— До скорого. — Элен отключилась и набрала номер Марсело. Нужно оценить масштабы ущерба. Она нервно ждала, пока ее соединят.

По тротуару пробежал еще один местный житель, одержимый заботой о собственном здоровье; на бегу он оглянулся на нее. На плече у него была татуировка «Мамочка». Элен вздрогнула, а потом подумала: ну, уж это чистой воды совпадение.

— Как ты? — не здороваясь, спросил Марсело.

Почувствовав в его голосе холодок, Элен оторопела.

— Чтобы не затягивать объяснения… Сара позвонила мне домой, и Уилл сказал ей, что я уехала из города по работе.

— Знаю. Она только что вышла из моего кабинета. Пришла доложить, что ты меня обманула.

О нет, только не это!

— И что ты ей ответил?

— Что я, по-твоему, мог ей ответить? Неужели сообщить, что мы с тобой признались друг другу во взаимной симпатии и вступили в преступный сговор в твоей кухне!

Элен покраснела.

— Марсело, прости меня, пожалуйста!

— Зря я сказал всем, что ты заболела. Получается, ты обманула меня, а я обманул всех остальных. Сегодня Сара, так сказать, открыла мне глаза. Если бы я отшил ее, посоветовал не лезть не в свое дело, все было бы еще ничего.

Элен похолодела. Она совершенно забыла, что они с Марсело в разном положении. Начальство нельзя обманывать безнаказанно. Сейчас, наверное, вся редакция гудит и гадает, что предпримет Марсело.

— Что же ты ей ответил?

— Сказал, что мы все выясним, когда ты вернешься. — Марсело помолчал. — Я всегда считал себя интеллигентным человеком, но иногда бываю ужасным дураком.

— Ничего подобного! — с жаром возразила Элен и тут же осеклась. Она не хотела создавать у Марсело ложное впечатление, будто она жалеет, что переступила в общении с ним некую черту.

— Я не хочу, чтобы ты уходила, но не хочу, чтобы остальным казалось, будто ты на особом положении. — Марсело говорил так уныло, что Элен невольно вскинулась:

— Для моего увольнения нет оснований… пока. Меня еще нет в Филадельфии, значит, у тебя несколько свободных дней. Мне нужно разобраться с моей проблемой.

— Какой проблемой? — поинтересовался Марсело.

Неожиданно на дорогу выехал белый «ягуар», и Элен тут же переключилась.

— Подожди, пожалуйста. — Она включила зажигание, нажала на газ и вписалась в плотный поток машин.

Из-за жары окна почти во всех машинах были открыты, и оттуда неслась громкая музыка и вырывались струйки табачного дыма. Почти все водители, презрев запрет, болтали по мобильным телефонам. Кэрол успела оторваться… Надо ее догнать!

— Элен! Ты меня слышишь?

— Марсело, подожди секунду.

— Пожалуйста, расскажи, что происходит. Может, я смогу тебе помочь?

— Извини, но сейчас мне некогда, и я…

Она тут же забыла, что хотела сказать, потому что Кэрол неожиданно повернула направо, не доезжая дамбы. Элен резко перестроилась в правый ряд. От толчка телефон упал с коленей на пол, рядом с педалью газа.

— Пока, Марсело! — крикнула она, увеличивая скорость.

Кэрол повернула за угол. Нельзя ее упускать. Сейчас не время думать ни о работе, ни даже о Марсело. Она все обдумает потом, позже…

Элен проехала перекресток, не спуская глаз с белого «ягуара».

50

Элен ехала за Кэрол мимо алых и канареечных домов Саут-Бич. На Коллинз-авеню образовался ошеломляющий затор. Машины двигались с черепашьей скоростью. Между машиной Элен и «ягуаром» вклинился белый «хаммер», похожий на гигантскую плитку туалетного мыла на колесах. «Ягуар» повернул налево; за ним последовали «хаммер» и Элен. Они проехали по узенькому закоулку, мимо дверей табачной лавки, бутиков и ресторанов. Здесь стояло множество машин; откровенные развалюхи вперемежку с ярко-красными и ярко-желтыми роскошными машинами. Они были припаркованы в два ряда; создавалось впечатление, будто хозяева их просто бросили. Кэрол остановилась за припаркованным открытым автомобилем, а «хаммер» проехал дальше. Элен пришлось тоже ползти дальше. Не хватало еще, чтобы ее запомнили продавцы близлежащего продуктового магазина!

Она медленно двинулась вперед, наблюдая за Кэрол в зеркало заднего вида. Вот открылась водительская дверца, и из «ягуара» вышла Кэрол. Она переоделась в ярко-красное платье в обтяжку. Длинные темно-русые волосы рассыпались по плечам. Она поставила «ягуар» на сигнализацию и обошла машину кругом — очевидно, направлялась к перпендикулярной улице сзади.

Ходу, ходу, ходу!

Остановившись прямо под знаком «Остановка запрещена», Элен выключила зажигание, схватила сумочку, выскочила из машины и торопливо зашагала по улице. Сабо звонко цокали по тротуару. Она сделала себе мысленное замечание: в следующий раз, когда придется к кому-то подкрадываться, ни за что не надевать сабо. Разве что придется ловить лошадь-тяжеловоза.

Дойдя до угла, Кэрол свернула налево. Элен неотступно следовала за ней, держась на безопасном расстоянии. Они оказались на Линкольн-роуд, где автомобильное движение было запрещено. Зато пешеходов масса: девушки модельной внешности, экстравагантные личности всех мастей с раскрашенными лицами, парочки геев с одинаковыми усиками, туристы из Европы, которые щебетали на всех возможных языках. Помимо собачек, семенящих по краю тротуара, здесь можно было увидеть боа-констриктора, обернутого вокруг шеи хозяйки. Для полноты картины ей не хватало только павлиньих перьев. Магазины одежды известных марок перемежались бутиками и сувенирными лавками. Элен озиралась по сторонам, не упуская из виду Кэрол. Как тут все пестро и нарядно! Словно на ярмарке…

Кэрол выделялась в толпе благодаря ярко-красному платью. Следом за ней, стуча каблуками, шла Элен. Магазины сменились многочисленными ресторанами: кубинскими, китайскими, итальянскими. Почти во всех имелись открытые просторные террасы для любителей поужинать на свежем воздухе. Кэрол остановилась у входа в ресторан японской кухни и что-то сказала метрдотелю с внешностью кинозвезды. Элен замедлила шаг. В следующую минуту из толпы вышел высокий темноволосый мужчина и подошел к Кэрол. Он поцеловал ее в щеку и с видом собственника обнял за стройную талию.

Билл Брейверман!

Элен сразу узнала его по фотографиям в Интернете. Худощавый, высокий. Сегодня на нем был светло-серый пиджак и джинсы. Элен вспомнила фото у бассейна. Он слишком далеко, и лица не разглядеть. Она остановилась у соседнего ресторанчика и сделала вид, будто читает меню. Толпа обтекала ее со всех сторон. Надо понять, что собираются делать Брейверманы.

Солнце скрылось за верхушками пальм, чьи остроконечные листья покачивались на легком ветерке. Элен оглянулась на Брейверманов и, невидимая в толпе, подошла ближе к их столику.

Их усадили в центре открытой веранды, и она получила возможность получше рассмотреть лицо Билла. Красивый мужчина; темная челка падает на круглые, как у Уилла, но карие глаза. А нос? Наверное, у Уилла будет такой же, когда он вырастет. Время от времени Билл Брейверман откидывался на спинку пластикового стула, зажав между пальцами сигарету. Разговаривал он оживленно и часто смеялся.

Пора действовать!

Элен закинула сумку на плечо, подошла к метрдотелю:

— У вас есть дамский туалет?

— На той стороне, справа.

— Спасибо. — Элен вошла в ресторан.

В зале пахло карри по-тайски, и у нее засосало под ложечкой. Она вспомнила, что уже целую вечность ничего не ела. Отыскав женский туалет, Элен зашла в кабинку и сняла темные очки. Расстегнула сумку. На дне, в белом целлофановом пакете приготовлено все необходимое для сбора материалов на ДНК-экспертизу.

Она вытащила пакетик и осмотрела содержимое. Скачанная из Интернета инструкция, пара резиновых хозяйственных перчаток и два коричневых бумажных мешочка, в которые она обычно клала Уиллу школьные завтраки. Она развернула инструкцию и перечитала ее. Очень важно ничего не перепутать и не напортить.

«Установление отцовства с высочайшей степенью достоверности! Присланный вами материал обрабатывается в нашей суперсовременной лаборатории. Исследование ДНК ведется по шестнадцати маркерам! Для достижения наилучших результатов постарайтесь собрать как можно больше образцов. Результаты будут готовы через три рабочих дня. Доплата за срочность минимальна».

Элен пропустила вступительную часть. Сейчас это не важно. Она долго бродила по Интернету и нашла массу компаний, которые осуществляют генетическую экспертизу на установление родственных связей. Ознакомившись с общими сведениями, она поняла, что существует два вида тестов. В одних лабораториях предлагают пройти стандартную процедуру. У испытуемого берется соскоб эпителия щеки. Результаты такой экспертизы являются весомым доказательством в суде, но Элен данный вариант не подходил: вряд ли Брейверманы позволят лезть им в рот с ватным тампоном. Она обрадовалась, найдя лабораторию, где проводили «тест ДНК на отцовство из нестандартных образцов». Взгляд ее снова упал на инструкцию:

«В случае, если предоставить щечный соскоб невозможно, соберите иные биологические образцы. После сбора биоматериал следует поместить в бумажный пакет. До отправки пакет можно хранить при комнатной температуре. Не забывайте о мерах предосторожности!»

Элен перечитала раздел «Меры предосторожности».

«Во избежание путаницы сбор биоматериалов необходимо проводить в перчатках. Собранный материал хранить при комнатной температуре. Не мочить! Образцы следует поместить в бумажный, а не целлофановый пакет».

Она просмотрела список предметов, на которых сохраняются следы ДНК. Важно ничего не упустить!

«Специального инструментария не требуется! Следы ДНК сохраняются, например, на клеевой полосе конверта, запечатанного языком, на жевательной резинке, банке из-под газировки или другого напитка, в том числе из-под пива, на бокале, стакане, из которого пил пациент, на зубной щетке. Кроме того, следы ДНК остаются в семенной жидкости, высохших пятнах крови (в том числе менструальной), на пряди волос или даже одном волосе с сохраненным фолликулом, на окурке».

Элен сложила инструкцию, сунула ее в сумочку, а резиновые перчатки затолкала в карман джинсов. Помочившись и спустив воду, она вышла из кабинки, умылась, причесалась, подправила макияж. Посмотрелась в зеркало. Вид почти цивилизованный. Элен улыбнулась своему отражению. Глаза у нее как у мамы; они обе втайне радовались этому, как если бы глаза служили подтверждением их близости. Даже сейчас, глядя на свое отражение, она словно видела внутри себя маму.

Слушай свое сердце.

Пора!

51

Элен села за столик на открытой веранде соседнего ресторана. Со своего места ей были прекрасно видны Брейверманы. Они безмятежно ужинали. Элен достала коммуникатор и проверила электронную почту. От Эми Мартин по-прежнему ничего. Потом она позвонила домой, пожелала Уиллу спокойной ночи и жадно набросилась на суши, которые ей подали на красивом керамическом блюде в виде лодочки. На десерт она заказала капучино с миндальным печеньем.

Тем временем Брейверманы допили кофе и съели пополам пирожное тирамису. Билл закурил очередную сигарету — третью за вечер. Кэрол не курила. Значит, чтобы заполучить ее ДНК, придется украсть бокал, из которого она пила. Супруги оживленно разговаривали и то и дело весело смеялись. Элен не сомневалась в том, что их брак счастливый.

Ну и что? Это не значит, что они лучшие родители, чем я!

Билл подозвал официанта: явно собирается расплачиваться. Элен последовала его примеру. Они расплатились примерно одновременно, и она встала из-за стола сразу после Брейверманов, готовая спикировать на их столик.

Пора!

Брейверманы зашагали по проходу; Элен перебежала на соседнюю террасу. Неожиданно дорогу ей преградила группа туристов. К тому времени, пока она добралась до нужного столика, помощник официанта, убирающий со стола посуду, уже переставил бокалы в свою тележку.

Вот невезуха!

— Стол есть нечистый, — произнес парень.

По акценту трудно было определить, откуда он родом. Он ловко собирал посуду и с грохотом ставил на дно большой коричневой тележки.

— Я присяду всего на минутку. — Элен плюхнулась на стул Билла Брейвермана. — Ужинать не буду, только съем пирожное.

— Стол есть нечистый, — повторил парень, потянувшись за полной пепельницей.

Элен проворно выхватила пепельницу у него из рук.

— Спасибо. — Она осмотрела пепельницу — нет ли комочков жвачки. Вдруг Кэрол жевала резинку? Но обнаружила только три окурка. Все три принадлежали Биллу. — Она мне понадобится. Я курю.

Помощник официанта покатил тележку прочь, но в их сторону подозрительно поглядывал метрдотель. Рядом с ним топтались четверо голодных завсегдатаев. Надо действовать быстро! Преодолевая сердцебиение, Элен вынула из кармана перчатки, натянула одну на правую руку. Метрдотель решительно зашагал через весь зал к ее столику. За ним шли клиенты. Она вынула из пепельницы все три окурка, под столом открыла бумажный пакет, затолкала туда окурки, закрыла пакет и сунула себе в сумку.

— Мисс, вы бронировали столик заранее? — спросил метрдотель.

Элен встала, качая головой.

— Голова закружилась… Я присела всего на минутку. Извините! — Она шагнула с веранды на тротуар и влилась в толпу. Туристы, собаки, юнцы на скейтбордах, юнцы на роликах… Она заметила даже татуированного оригинала на серебристом уницикле.

Настроение у нее немного улучшилось. Ей в первый же день удалось заполучить ДНК Билла! Три окурка в целости и сохранности покоятся на дне ее сумки. Если повезет, сегодня же удастся раздобыть и ДНК Кэрол.

Один готов, осталось еще два.

52

Проводив Брейверманов до дому и убедившись, что Кэрол, а за ней и Билл на сером «мазерати» свернули в ворота, Элен проследовала дальше и объехала их квартал кругом. Небо над головой — настоящая лазурь! Улица по-прежнему оставалась пустынной. Возле многих домов дорогие иномарки остывали после жаркого дня. В окнах горел свет, в гостиных работали плазменные телевизоры.

К Элен, воодушевленной успехом с окурками, пришло второе дыхание. Что там еще подходит в качестве биоматериала? Банки из-под любых напитков, бокалы, конверты, заклеенные языком…

Конверты!

Элен повернула на Серфсайд и оглядела большой кованый почтовый ящик Брейверманов. Он стоял у ворот. Красный флажок не поднят. Значит, в ящике пока нет писем.

Вот невезуха!

Она медленно проехала мимо дома, производя разведку. Ни в одном высоком, стрельчатом окне не горит свет. Тихо, темно… Только негромко стрекочут автоматические разбрызгиватели-вертушки, поливающие изумрудный газон. Стенд с фотографией Тимоти (или Уилла) окружен цветами. Надпись «Помогите нам найти нашего сына» едва видна в сумерках.

Наверное, сегодня ничего не получится.

Элен уже собиралась возвращаться в отель, когда вдруг в крайнем правом окне на первом этаже дома Брейверманов зажегся свет. Она тут же притормозила: ее машина находилась точно напротив дома. На окне не было занавесок; ей со своего места был виден Билл. Он подошел к письменному столу и сел в кресло, наклонившись вперед — очевидно, к компьютеру.

Элен припарковалась у тротуара напротив, опустила стекло, выключила зажигание и стала наблюдать за Биллом. За его спиной виднелись стеллажи и шкафчики для документов. Она решила, что эта комната — хозяйский кабинет. Просидев за столом несколько минут, Билл встал и прошел в угол. Что он там делал, Элен не видела, но вскоре парадная дверь дома отворилась, и на пороге показался Билл с черным мешком для мусора в руке.

Удача!

Пригнув голову, Элен наблюдала за происходящим в боковое зеркало. Билл поставил мешок в большой зеленый контейнер и покатил его к концу подъездной дорожки. Потом он зашагал назад, к дому. Элен не поднимала головы до тех пор, пока не услышала, как захлопнулась входная дверь. Она осторожно распрямилась и оглянулась. Свет в кабинете погас; дом снова погрузился в темноту.

В мусоре можно найти частицы ДНК.

Она внимательно оглядела улицу. В пределах видимости — никого. Элен сбросила сабо, как можно тише открыла дверцу и с бьющимся от волнения сердцем выскочила на тротуар. Быстро подбежала к контейнеру, сняла крышку, молниеносно выхватила из контейнера два мешка и рванула к своей машине.

Ни дать ни взять ополоумевший Санта-Клаус.

Она села на место, закинула мешки на пассажирское сиденье и нажала на газ. Объехала квартал кругом, выбралась на главную улицу, покатила к дамбе, отделявшую Корал-Ридж от центра. Рядом, на сиденье, лежал драгоценный трофей. У дамбы она остановилась, заглушила мотор, включила свет в салоне и схватила первый мешок. Развязала тесемки и с надеждой заглянула внутрь, но ничего толком не увидела: лампочка в салоне оказалась тусклой. Помойкой из мешка не воняло, поэтому она высыпала содержимое на пассажирское сиденье — и сразу пала духом.

Первый мешок оказался набит обрезками документов, измельченных в шредере. Целый мешок бумажных спагетти. Элен на всякий случай поворошила гору бумажных обрезков, надеясь найти хоть что-нибудь ценное, но не тут-то было. Мусор был из кабинета Билла: узкие полоски с цифрами, таблицами и графиками. Сама Элен никогда не уничтожала свои документы в шредере. Правду сказать, и мусора у нее было меньше. В основном приходилось время от времени выбрасывать инструкции к разным игрушкам и настольным играм.

Кое-как собрав бумажные обрезки, она запихала их обратно и кинула ненужный мешок на заднее сиденье. Затем она схватила второй мешок — тот оказался тяжелее. Она рывком разорвала стягивающие горловину тесемки, и в салоне сразу распространилась жуткая вонь. Элен поднесла раскрытый мешок к лампочке и заглянула внутрь. Сверху лежала горка серо-синих креветочных панцирей — они-то и были источником вони. Элен сдвинула кучку панцирей в сторону и пошарила в мешке рукой. Обнаружила кофейную гущу, срезанную с кочана салата кочерыжку, мятый каталог женской одежды и кипу рекламных писем. Кэрол их не вскрывала, значит, на конвертах нет ее ДНК.

Полный облом.

На всякий случай Элен все же перебрала письма. Вдруг найдется хотя бы одно распечатанное? Но на сегодня она, видимо, уже выбрала весь свой лимит везения. Кэрол не читая выкинула в мусор каталоги «Нейман Маркус», «Версаче» и «Гуччи», а также глянцевый журнал, в котором застряла розовая открытка от зубного врача — напоминание о том, что пациентка записана на сеанс отбеливания зубов. Элен перевернула открытку. Она оказалась адресована Кэрол Шарбоннэ Брейверман.

Элен удивленно поморгала глазами. Фамилия Шарбоннэ показалась ей смутно знакомой. Она не могла вспомнить, действительно ли недавно встречалась с такой фамилией или же это лишь игра ее воображения. Вдруг на нее навалилась огромная усталость. Она добралась до дна второго пакета, но не обнаружила ничего ценного для себя. Туго стянула горловину тесемками, чтобы не провонял салон, и кинула мешок на заднее сиденье, рядом с бумажными обрезками.

По пути в отель Элен остановилась у мусорного контейнера и выкинула оба мешка.

Едва войдя к себе в номер, она схватила коммуникатор и вошла в электронную почту.

От Эми Мартин по-прежнему ничего не было. Зато пришло сообщение от ее сестры Черил.

За время ее отсутствия кое-что произошло.

Хуже новости трудно и представить.

53

Элен показалось, будто ее сильно ударили кулаком под дых. Она медленно опустилась на стеганое покрывало, глядя на мерцающий экран своего коммуникатора. Черил прислала сообщение:

«Дорогая Элен!

С прискорбием сообщаю, что вчера нам стало известно о смерти Эми. Она скончалась в субботу у себя дома, в жилом комплексе „Бригантина“, от передозировки героина. Похороны состоятся вечером в среду. Тело перевезли в похоронное бюро Крусане в Стоутсвилле. Члены семьи соберутся там накануне похорон, во вторник, в десять часов. Приходите, когда пожелаете. Мама рада будет вас видеть.

Искренне ваша,

Черил».

Сердце Элен разрывалось от грусти. Эми была так молода! Ей совсем не нужно было умирать, да еще такой ужасной смертью. Элен представила, что сейчас чувствуют Черил и Джерри. Мать Эми так тепло приняла ее… А как же они с Уиллом? Теперь правды об Уилле уже не узнать…

Она обежала взглядом комнату. Синее с золотом покрывало на кровати, на стене фотографии — в основном ракушки. На балкон ведут раздвижные двери. Панорамное окно; за ним — черная флоридская ночь. У нее дома, в пригороде Филадельфии, сейчас тоже ночь. Какое черное небо! Невозможно понять, где небо, а где земля.

Элен ощутила тоску, потерянность и какую-то неприкаянность. Кроме того, ее неотступно грыз страх, мешая рассуждать здраво.

Как странно все складывается!

Надо же — Эми умерла именно сейчас, после того, как она, Элен, начала расспрашивать о ней. Еще более странно, если вспомнить о загадочном самоубийстве Карен Батц. Умерли обе женщины, которым было что-то известно об усыновлении Уилла. Единственный, кто остается в живых, — приятель Эми, похожий на фоторобот похитителя.

Он не просто похититель. Он убийца!

Элен попыталась увидеть картину в целом. Но имея лишь смутные предположения и ни одного факта — это сделать не просто. Возможно, в ее случае имеет место цепь самых невероятных совпадений. Все можно объяснить вполне невинно. Эми, что называется, жила весело. С героиновыми наркоманами то и дело случаются подобные истории, не рассчитала дозу — вот вам и печальный конец! Некоторые женщины кончают жизнь самоубийством, в том числе женщины-адвокаты. Что тут подозрительного?

Боже, помоги мне!

Элен приказала себе перестать думать об одном и том же. Так недолго и с ума сойти. Сегодняшний день стал самым долгим в ее жизни. Зато ей почти сразу удалось раздобыть один образчик ДНК. На такую удачу она и надеяться не смела. Правда, угроза нависла и над ее работой, и над личной жизнью, но она обо всем позаботится потом, когда вернется домой. Филадельфия внезапно показалась ей очень далекой. Словно там был другой мир. Она упала на подушку, придавленная невероятной усталостью, заставившей замолчать даже самые темные страхи.

Через минуту она погрузилась в глубокий сон.

54

На следующее утро Элен остановила машину на том же месте, что и вчера, — наискосок от въезда на Серфсайд-Лейн. День снова выдался жаркий, тропический, но сегодня она лучше подготовилась к нему. Утром она зашла в сувенирную лавку при отеле и, несмотря на безумные цены, купила розовый козырек на голову, серебристые шлепанцы и ярко-желтую футболку с надписью «Саут-Бич». Футболку она заправила в белые шорты, захваченные с собой из дому. В кармане шортов у нее лежала резиновая перчатка и сложенный пополам бумажный пакет.

Она мелкими глотками пила холодный апельсиновый сок, простоявший ночь в ее мини-баре. Новость о кончине Эми Мартин давила на нее тяжким грузом. Она никак не могла избавиться от подозрения, что смерть девушки — не случайна. Элен велела себе перестать думать об Эми. Сейчас ей необходимо завершить другое дело. Чем быстрее она соберет материал для теста ДНК, тем скорее вернется домой. Может быть, она еще успеет на похороны.

Она поставила бутылку в держатель и огляделась. Кругом было спокойно, лишь ранние пташки занимались бегом или спортивной ходьбой. Мимо ее машины прошли две пожилые женщины; обе сжимали в руках бутылки с водой и болтали без умолку. Их обогнала спортсменка помоложе в спортивном бюстгальтере и черных купальных трусиках. Следом за ней прошла еще одна дама с белым карликовым пуделем на поводке. На поясе у собачницы болтались мобильный телефон и шагомер — полная экипировка.

Элен решила пойти в наступление. Она вышла из машины, сунула в карман ключи и зашагала по тротуару. По пути она оглядывала дома по обе стороны улицы. Ни над одним почтовым ящиком не маячил красный флажок. Интересно, в какое время дня сюда приезжает грузовик почтальона? Кэрол может бросить в ящик письмо, и тогда у Элен будет образчик ее ДНК с конверта.

Элен ускорила шаг и поравнялась с двумя пожилыми дамами. Те шагали довольно бодро. На обеих были бермуды пастельных тонов, пестрые маечки, удобные кроссовки. Несмотря на то что обеим было уже за семьдесят, выглядели они превосходно. У обеих серебристые волосы были коротко острижены, дама слева защищала голову от солнца желтым матерчатым козырьком, а дама справа — белой бейсболкой. Элен догнала пожилых спортсменок как раз напротив дома Брейверманов.

— Извините, пожалуйста, — начала она, и обе дамы обернулись. — Вы не знаете, когда здесь забирают почту? Племянница с мужем попросили меня пожить у них, пока они в отпуске, но о почте я забыла их спросить.

— А кто ваша племянница? — ласково осведомилась дама в желтом козырьке.

— Их фамилия Вон, — без тени колебания ответила Элен. Утром она специально покрутилась по соседним кварталам и почитала фамилии владельцев, написанные на почтовых ящиках. — Джун и Том Вон. Вы их знаете?

— Нет, извините. Ваша племянница живет в Брайтсайде, далековато отсюда. — Дама в желтом козырьке вскинула голову и зорко оглядела Элен с ног до головы. — А почему вы гуляете здесь, а не там?

Молодец старушка!

— На нашей улице живет большая собака, а я боюсь собак.

— Я тоже. Мы обе кошатницы. — Дама в желтом козырьке удовлетворенно кивнула. — Почту забирают примерно в одиннадцать утра. Меня зовут Филлис. Если вам не с кем гулять, добро пожаловать в нашу компанию.

— Спасибо вам огромное! — Элен надеялась выкачать из пожилых спортсменок кое-какие сведения до того, как Кэрол бросит в ящик письмо или каким-то иным способом предоставит ей свою ДНК.

— Отлично. Приятно видеть в нашем болоте новые лица. Мы тут занимаемся спортивной ходьбой каждый день вот уже шесть лет. Проходим по три километра. Представляете, как мы друг другу надоели? — Филлис рассмеялась.

Ее подруга в белой бейсболке шутливо подмигнула в подтверждение сказанного.

— Говори за себя, Фил. Это не я тебе надоела, а ты мне! — Она посмотрела на Элен, ласково улыбаясь. — Я Линда Димарко. А как вас зовут?

— Сэнди Клаус, — наобум брякнула Элен.

Они поравнялись с домом Брейверманов. Машина Кэрол стоит на дорожке, машины Билла не видно. Элен небрежно показала на стенд:

— Кстати, вы не знаете, что это такое? И почему кругом желтые ленты?

— Ох ты господи! — огорчилась Филлис, миниатюрная женщина с ясными глазами, ястребиным носом и глубокими морщинами по углам тонкогубого рта. — Несколько лет назад похитили их ребенка, да так и не вернули. Представляете, что значит потерять такого крошку?

Элен не хотелось рассуждать на эту тему.

— Значит, вы с ними знакомы?

— Да, конечно. Кэрол — прелесть, да и Билл тоже. А их малыш, Тимоти, был настоящий ангелочек.

— Ангелочек, — кивнула Линда, не замедляя шага. — Такой сладкий, что его можно было съесть.

Элен приказала себе держаться. Бумажный пакет на ходу скрипел в кармане шортов.

— Ужас какой. — Линда покачала головой, прищурив темно-карие глаза. Овальное лицо; нос, пожалуй, крупноват. На груди подпрыгивает толстая золотая цепочка с коралловым кулоном.

Они повернули за угол и прошли мимо большого кирпичного особняка в георгианском стиле. Такой особняк гораздо уместнее выглядел бы где-нибудь в Монтиселло, в поместье Джефферсона, чем здесь, в Майами.

— Так печально, — закудахтала Филлис. — Представляете, похитители застрелили няню малыша. Вот не повезло бедняжке! Все равно как грабители, которые грабят магазин и убивают продавца. Зачем вообще кого-то убивать? Не знаю, что в наши дни стало с людьми. Все как с цепи сорвались…

Элен ничего не ответила, поняв, что Филлис и Линда и без наводящих вопросов расскажут ей все, что знают. Кроме того, она запыхалась с непривычки. На безоблачное небо поднималось раскаленное солнце. Очень жарко и влажно — наверное, сто двадцать процентов. Они обогнали женщину с пуделем, и Филлис на ходу помахала собачнице рукой.

— После того как их ребенка похитили, Кэрол и Билл были в ужасном состоянии. Это их едва не убило. Днем и ночью у их дома толпились репортеры и постоянно терзали их расспросами. Полицейские и агенты ФБР тоже не давали им покоя.

Элен навострила уши, надеясь узнать что-то новое. Они дошли до следующего угла, повернули и прошли мимо величественного особняка, напоминающего древнеримский храм.

— Билл был прекрасным отцом. — Филлис отпила глоток воды. — У него, знаете ли, своя инвестиционная компания, и дела у него идут весьма неплохо. Он зарабатывает много, даже по здешним меркам. Сынишку он обожал. Чуть ли не с рождения учил его играть в гольф. Помнишь, Лин, как малыш ходил с игрушечной клюшкой для гольфа? Прелесть!

Линда кивнула:

— У Кэрол долго не получалось забеременеть… Не считайте меня сплетницей, она сама рассказывала о своих проблемах всем и каждому. Верно, Фил?

— Да, ребенок дался ей очень, очень тяжело. — Губы Филлис сжались в ниточку. — Они оба очень хотели ребенка, но у них ничего не получалось. Когда, наконец, ей удалось забеременеть, они оба были так счастливы! Так ждали его… И вот, посмотрите, что получилось…

Элен вспомнила Кэрол в костюме Матушки Гусыни и снова почувствовала себя преступницей.

— Бедняжка! — Линда вытерла пот над верхней губой. — Такого и врагу не пожелаешь… Им удалось родить долгожданного младенца, а потом его похитили, и больше они его не видели. Печальный конец.

— Как им не повезло! — подтвердила Филлис, слегка задыхаясь.

— Это грех, — добавила Линда.

Чувство вины росло в Элен с каждой секундой. Она и не подозревала, что способна на такие глубины самоедства. Она привыкла считать Уилла своим. То, что он у нее появился, — это чудо! А теперь оказывается, что он был чудом для другой женщины, Кэрол. Правда, пока ничего не известно наверняка. Точку поставит экспертиза ДНК. Ей просто необходимо добыть банку, конверт или хотя бы комочек жевательной резинки, выброшенный Кэрол!

Немного помолчав, Линда продолжала:

— Знаете, когда проживешь на свете достаточно долго, начинаешь понимать: человек способен вынести практически все. Я потеряла мужа и младшую сестру. В самые страшные минуты мне казалось, что я не переживу. Но вот пережила же! Человек закаляется в жизни… и в смерти тоже. Становится сильнее.

Элен вспомнила маму.

Они повернули за угол. Очевидно, Филлис все же устала: голова у нее слегка тряслась.

— Не слушайте Линду. По-моему, у нее просто бабочки в голове.

— От такой слышу! — усмехнулась Линда. — Сама хороша. Расскажи-ка ей о волнах!

— А что, и расскажу. — Филлис перевела взгляд на Элен, и ее морщинистое лицо посерьезнело, хотя она по-прежнему шла вперед быстрым спортивным шагом, работая руками. — Всю жизнь я прожила в Бруклине. Когда мы с мужем вышли на пенсию и переехали во Флориду, то первое время не могли поверить своему счастью. Вода, мосты, океан… Как нам здесь понравилось! Мой Ричард, бывало, рыбачил, и я вместе с ним выходила в море на лодке. Именно там ко мне приходили самые светлые мысли.

— Поверьте мне на слово, это ужасно скучно, — прошептала Линда, прикрыв рот рукой. — Когда она заводит свою волынку, мне хочется утопиться.

— Может, дашь мне поговорить с нашей гостьей? — в шутку возмутилась Филлис.

— Ладно, ты, главное, покороче. — Линда повернулась к Элен. — Я итальянка и люблю поговорить, а она еврейка и тоже любит поговорить.

Филлис улыбнулась.

— Вот почему мы подружились. Нас больше никто не выдерживает.

Все трое рассмеялись. Они прошли мимо машины Элен, стоящей на главной улице, потом свернули налево и снова очутились на Серфсайд-Лейн, обойдя, таким образом, квартал кругом.

— Я придумала собственную, так сказать, волновую теорию. — Филлис раскинула руки в стороны ладонями вверх. — Неприятности похожи на волны. Они набегают, окатывают вас с головы до ног, и поделать ничего нельзя. Без неприятностей нет жизни, как без волн нет океана. Можно часами стоять у кромки прибоя и гадать, когда нахлынет следующая волна. Все равно не угадаешь! Волна окатывает с головой. Главное — постараться сделать так, чтобы потом, после того как волна схлынет, снова очутиться на поверхности. Вот и все.

Элен задумалась и улыбнулась.

— Ваша теория кажется мне вполне разумной.

Вдруг Филлис и Линда, как по команде, замолчали и повернули голову налево. Обе неодобрительно смотрели на открытую дверь деревянного современного особняка по левой стороне улицы, наискосок от дома Брейверманов. Оттуда вышла рыжеволосая красотка в шуршащем черном платье, с черной сумкой через плечо. Заперев за собой дверь, она зашагала по дорожке к серебристому «мерседесу». Звонко цокали высокие каблучки.

— Кто это? — От Элен не укрылись многозначительные взгляды, которыми обменялись Линда и Филлис. — Судя по всему, мы ее не любим?

Филлис расхохоталась.

— Я забыла сделать покерное лицо!

Линда презрительно хмыкнула.

— Какое еще покерное лицо? Я сто раз играла с тобой за одним столом. У тебя все на лице написано!

— Пожалуйста, введите и меня в курс дела, — с улыбкой попросила Элен. — Обожаю сплетничать!

— Она такая снобка, — ответила Филлис, кривя губы. — Ее зовут Келли Скотт, и ее родные богаты как Крез. Она выросла в Палм-Бич.

— В краю зеленой травки. — Линда хулигански подмигнула, и Филлис закивала.

— Мы с ней встречались в обществе не меньше четырех раз, но она всякий раз ведет себя так, будто не знакома со мной. Терпеть не могу таких людей!

— Я тоже, — кивнула Линда.

— Возьмите и меня в свою компанию, — сказала Элен, и все трое снова рассмеялись.

Заметив, что они снова поравнялись с домом Брейверманов, Элен переключила на него все свое внимание. Изумрудная лужайка, стенд с портретом Тимоти, желтые ленты, шторы на окнах. Там, за шторами, находится Кэрол.

Элен нужна ее ДНК.

Причем сегодня же.

55

На небе появились облачка, жара начала спадать. Элен, пригнувшись, сидела на водительском сиденье машины, опустив окошко, и следила за домом Брейверманов. Всего без двадцати одиннадцать утра, но никаких признаков Кэрол не наблюдается, а красный флажок на почтовом ящике до сих пор не поднят.

Элен все еще надеялась, что Кэрол бросит в ящик письмо. Время от времени она поглядывала на свой коммуникатор; Марсело не звонил и не прислал письма по электронной почте. Возможно, вернувшись в Филадельфию, она узнает, что уволена.

Пожалуйста, расскажи, что происходит. Может, я смогу тебе помочь?

Краем глаза Элен заметила повернувший на улицу грузовик почтовой службы. Грузовичок медленно передвигался от дома к дому. Почтальон раскладывал по ящикам письма и пакеты. Кэрол не появляется. Если бы она собиралась опустить письмо, наверняка вышла бы из дому. Все, поздно! Грузовик завернул на Серфсайд, покатил по правой стороне улицы, остановился у дома Брейверманов. Почтальон бросил в их ящик толстый пакет.

Кэрол не вышла!

Элен в сердцах стукнула себя по колену. Столько промучиться на жаре — и все зря! Она мелкими глотками пила теплый сок, соображая, что еще может ей пригодиться. Как там написано? Жевательная резинка, банка из-под газировки, окурок и так далее. Она отложила в сторону лист с инструкциями и снова посмотрела на дом Брейверманов. Наконец-то Кэрол соизволила проявить признаки жизни. Она вышла на крыльцо в легком сарафанчике. Волосы Кэрол, как и вчера, стянула в конский хвост и прикрыла лицо козырьком от солнца.

Элен тут же забыла об усталости. Если ничего не предпринимать, можно прождать удобного случая до второго пришествия. Надо как-то ускорить события. Она вышла из машины, прикрыв лицо темными очками и козырьком, не спеша зашагала в сторону главной улицы и повернула на Серфсайд. Она изображала местную жительницу, которая совершает утренний моцион. Тем временем Кэрол спустилась с крыльца и зашла в гараж.

Элен продолжала идти, но медленно-медленно. Она почти зависла на одном месте. Через минуту Кэрол вышла из гаража, неся зеленую пластиковую сумку с садовыми инструментами.

Элен продолжала двигаться вперед, все время краем глаза наблюдая за Кэрол. Та направилась прямо к стенду с портретом Тимоти, присела на корточки, а сумку с инструментами поставила на землю, рядом с собой. Надела пестрые садовые перчатки и принялась рыхлить землю вокруг стенда.

Как будто ухаживает за могилой.

Элен повернула за угол. Ей снова стало не по себе. Убедившись в том, что Кэрол ее не видит, она ускорила шаг, затем перешла на легкую трусцу. Неизвестно, долго ли еще Кэрол пробудет на лужайке, но такую возможность упускать нельзя. Сейчас очень влажно и жарко, невозможно дышать. Обежав квартал кругом, Элен совершенно выбилась из сил. Она остановилась на пересечении Серфсайд-Лейн и главной улицы, прислонилась к высокой живой изгороди и нагнулась, притворившись, будто завязывает шнурки на кедах.

Кэрол трудилась не спеша: выпалывала сорняки и складывала их в аккуратную кучку слева от себя. Видимо, она собиралась высаживать рассаду: она заранее приготовила пакет со сфагнумом, декоративным мхом, и большую плоскую корзинку с ярко-желтыми настурциями. Лужайка купалась в солнечных лучах. Постояв на месте, Элен немного отдышалась. Зато от влажности запотели очки. Видимо, Кэрол тоже страдала от жары. Она сняла с себя козырек и очки и отложила их в сторону. Элен вспомнила, что ДНК сохраняется и на волосах с сохранившимися фолликулами.

Возможно, к очкам или козырьку прилип волосок, но особых надежд она не питала. Что же делать? Элен неуверенно переминалась с ноги на ногу. Потом снова нагнулась и притворилась, будто развязался шнурок на второй ноге. Тем временем Кэрол склонилась над настурциями и вынула из корзинки рассаду с комом земли. Элен следила за ней не разгибаясь. Кэрол достала растения из корзинки и положила их на землю. Достала из сумки с инструментами банку газировки, открыла крышку и отпила глоток.

Есть!

Элен посмотрела налево, направо. Вроде бы никого. Она вынула из кармана резиновую перчатку, натянула ее на руку и медленно выпрямилась. Затем вытащила из кармана коммуникатор, набрала номер справочной по Майами и попросила дать ей домашний телефон Брейверманов. Ожидая, пока ее соединят, она медленно побрела в сторону Кэрол. Та, ни о чем не подозревая, проделывала пальцем ямки в земле, готовясь высадить рассаду. Но вот со стороны дома послышался телефонный звонок. Кэрол подняла глаза и повернула голову.

Давай, Кэрол, подойди к телефону!

Элен сунула руку в карман, где лежал бумажный пакет, и зашагала в сторону Серфсайд-Лейн. Кэрол выпрямилась, отряхнулась, сняла перчатки и заспешила к дому.

Наконец-то!

Элен перешла на другую сторону, поближе к дому Брейверманов. Сердце в груди бешено колотилось. Она заспешила по тротуару, благодаря судьбу за эту банку с газировкой. И прохожих нет. В такую жару никто не занимается спортивной ходьбой и не выгуливает собак. Другого случая ей, скорее всего, не представится. Она перешла на легкий бег, прижимая к уху надрывающийся мобильный телефон. Осталось три метра… метр… Вот она уже у дома Брейверманов. Банка со «спрайтом» стоит рядом с сумкой.

Ну, вперед!

Элен забежала на лужайку, нагнулась, молниеносно подхватила банку рукой в перчатке и как пуля метнулась назад. Она не останавливалась, пока не добежала до конца улицы. По пути она успела перевернуть банку и вылить ее содержимое. Дальше она понеслась еще быстрее, как будто за ней кто-то гнался. Добралась до главной улицы, метнулась через дорогу, едва не попав под грузовик.

Водитель возмущенно нажал на клаксон.

Элен распахнула дверцу своей машины, плюхнулась на водительское сиденье и первым делом положила банку в бумажный пакет. Потом она на большой скорости понеслась в сторону центра города. Настроение у нее значительно улучшилось. Ветер с дамбы развевал ее волосы. Остановившись на светофоре, она стащила с руки резиновую перчатку и швырнула ее на сиденье. За ней туда же полетели козырек и темные очки. Слава богу, больше ей маскарад не нужен. Она мельком заметила табличку с названием улицы, мимо которой проезжала, и непроизвольно сбросила скорость.

Шарбоннэ-Драйв.

На светофоре зажегся зеленый свет, но Элен решительно переменила направление. Она свернула направо, на улочку со странным названием.

56

Элен вспомнила открытку, адресованную Кэрол Шарбоннэ-Брейверман, и поняла, почему редкая фамилия показалась ей такой знакомой. Она проезжала улочку с таким названием всякий раз, как ехала от дамбы и обратно. Шарбоннэ-Драйв должна быть как-то связана с Кэрол Брейверман. Уж больно необычная фамилия.

Исполненная любопытства, она покатила вперед. Извилистая узкая улочка оказалась очень живописной. Она миновала оштукатуренное ранчо, французское шале и особняк из стекла и бетона. Такое же разнообразие стилей, как на Серфсайд-Лейн, только здесь дома поновее. Правда, все они, так сказать, винтажные — под старину. И пальмы, видимо, посажены здесь совсем недавно, и декоративные кустарники, белые олеандры и бугенвиллеи, тоже совсем молодые. Мимо протрусила женщина в спортивном бюстгальтере и шортах; следом за ней прошли двое мужчин, которые вели на поводках одинаковых такс.

Шарбоннэ-Драйв заканчивалась тупиком. В конце улицы Элен увидела огромный трехэтажный особняк в испанском стиле. Черепичная крыша, розовая штукатурка, стрельчатые окна — Элен насчитала их не меньше тридцати. К веранде ведет дорожка, укрытая навесом. У дороги указатель: «Дом Шарбоннэ». И ниже: «Открыто для посетителей».

Я и есть посетитель.

Элен заехала на стоянку рядом с домом и заглушила мотор. Неплохо осмотреться и понять, что к чему. Прежде чем выйти из машины, она спрятала под сиденье пакеты с драгоценным содержимым. Заперев машину, она направилась к дому. Видимо, фасад обновили совсем недавно. И все равно сразу бросалось в глаза: особняк гораздо старше соседних домов. Он стоял на обширном участке, поросшем пышной растительностью; легкий ветерок распространял в воздухе сладкие ароматы. Кусочек настоящей старой Флориды!

Элен взошла на веранду, выложенную красной мексиканской плиткой, толкнула дверь и огляделась.

Пол в холле был выложен черно-белой плиткой; напротив входа — широкая парадная лестница; на ступеньках персидский ковер. Из холла ведут три двери, Элен вошла в ту, что посередине — это оказалась гостиная. Окна выходили на зеленую лужайку и маленький круглый фонтан.

— Здравствуйте! — послышался голос, и Элен, обернувшись кругом, увидела сероглазую брюнетку в белой блузке, длинной юбке цвета хаки и красных туфлях на веревочной подошве. В уголках глаз незнакомки явственно проступали «гусиные лапки». На губах играла дружелюбная улыбка. — Вы кого-то ищете?

— Да нет, просто проезжала мимо, увидела указатель… Я нездешняя, вот и захотелось осмотреть дом, раз можно. Он такой красивый!

— Добро пожаловать! Мы очень гордимся «Домом Шарбоннэ» и своей работой.

— Позвольте узнать, что это за работа?

— Мы устраиваем для здешних детей спектакли и проводим другие культурные мероприятия. В доме несколько конференц-залов и классных комнат, а кроме того, мы устроили здесь настоящий театральный зал. В нем можно усадить семьдесят пять зрителей! У нас большая сцена и несколько гримерок. Мы ставим три спектакля в год. Например, сейчас поставили мюзикл по мотивам сказки «Принцесса на горошине».

— Как мило! — воскликнула Элен, не кривя душой. — Кстати, «Дом Шарбоннэ» находится на улице Шарбоннэ-Драйв. Насколько я понимаю, и дом, и улица имеют какое-то отношение к семейству с такой фамилией?

— Вы совершенно правы. Шарбоннэ — одни из первых поселенцев в наших краях. Они пожертвовали дом на благотворительные цели. — Брюнетка указала рукой на стены, где висели два портрета маслом в золоченых рамах — напротив друг друга, ближе к окнам. — Вот наш благотворитель, Бертран Шарбоннэ. К сожалению, его уже нет с нами. Пять лет тому назад, когда ему исполнился девяносто один год, он скончался.

— Что вы говорите!

Элен разглядывала хрупкого седовласого человека на портрете. Очки, светло-серый легкий костюм. Бертран Шарбоннэ стоял, опершись рукой на книжный стеллаж. Элен с трудом заставила себя отвернуться. Она уже начала машинально искать в Бертране сходство с Уиллом. Что толку мучить себя? После того как из лаборатории пришлют результаты теста, все сразу станет ясно.

— Бертран был замечательным человеком, другом моего отца. Он один из первых жителей нашего квартала; ему принадлежала значительная часть здешней недвижимости. В этом доме он провел детство, но это не помешало ему пожертвовать его в пользу всех наших жителей. Дом не единственный его дар.

Интересно, какое отношение к Бертрану имеет Кэрол Брейверман? Элен решила не выдавать своей осведомленности, ведь гостеприимная брюнетка знакома с семейством Шарбоннэ.

— Насколько я понимаю, Бертран Шарбоннэ интересовался театром?

— Его жена Рода до брака была актрисой. Позже, выйдя замуж, она всецело посвятила себя воспитанию детей. Но даже и после того, как Рода ушла со сцены, она активно участвовала в постановке спектаклей для детей.

Женщина перешла ко второму портрету маслом, и Элен последовала за ней. Мужчина в коричневом свитере стоял на краю бассейна. Под картиной имелась подпись: «Ричард Шарбоннэ».

— Должно быть, он сын Бертрана? — спросила Элен, впиваясь взглядом в лицо мужчины на портрете. Она сразу отметила ярко-голубые глаза — такие же, как у Кэрол и Уилла. Может быть, она сейчас смотрит на предков Уилла… Скоро она все узнает наверняка.

— Да, Ричард был ровесником моего отца. Он и его жена Зелма продолжили дело Бертрана. К сожалению, несколько лет назад оба скоропостижно скончались. Погибли в автокатастрофе.

— Очень жаль! Интересно, унаследовали ли их потомки склонность к благотворительности? По-моему, спектакли для детей — замечательная мысль!

— Да, разумеется. — Женщина доброжелательно улыбнулась. — Кэрол, дочь Ричарда и Зелмы, каждую неделю приходит сюда и занимается с детьми. В среду и пятницу. Она руководит театральным кружком и лично ставит одну пьесу в год.

— Просто замечательно!

У Элен стиснуло грудь, и она отвернулась от портрета, скрывая обуревавшие ее чувства. Если Уилл на самом деле Тимоти, значит, Бертран Шарбоннэ — его прадед, а Ричард — дед. Уилл может гордиться своими предками. К тому же его родственники необычайно богаты. Совсем скоро она узнает результаты генетической экспертизы, и тогда ей придется принять трудное решение… или не придется.

Вам придется принимать такое трудное решение, какое я и злейшему врагу не пожелаю.

— Что еще вас интересует? — вежливо спросила смотрительница, склонив голову набок.

— Большое спасибо, я узнала все, что хотела! — ответила Элен, не глядя на нее.

Она попрощалась и заспешила к выходу. Спустившись с крыльца, она почти побежала. Под ногами хрустел ракушечник. Ей хотелось выбросить из головы и «Дом Шарбоннэ», и Шарбоннэ-Драйв, и тест ДНК. Скоро придет ответ на вопрос, который мучает ее. Закололо в боку; она задыхалась от быстрой ходьбы. Элен совсем выбилась из сил, когда добралась до машины. Рывком распахнула дверцу, выхватила из-под сиденья бумажный мешок и замахнулась, собираясь зашвырнуть его на роскошную лужайку.

Рука замерла в воздухе. Элен подумала об Уилле и приказала себе остановиться. Уилл имеет право знать, кто он такой, и она тут ни при чем. Речь идет не о ней, а о нем. Она прилетела во Флориду, чтобы понять, кому он принадлежит — ей или Брейверманам, но ни то ни другое неверно. Он принадлежит самому себе.

Элен опустила руку, вернулась к машине, села за руль и поставила пакет на пассажирское сиденье.

Пора возвращаться домой.

57

Очередь за билетами извивалась змеей. Элен встала в конец, немного волнуясь. Не хотелось бы опоздать на рейс; если удастся купить билет, ей крупно повезет. Скорее бы увидеть Уилла! Элен заранее переоделась в привычные свитер и джинсы: в аэропорту работает кондиционер, и теплая одежда не помешает.

Она посмотрела на часы. В первые пятнадцать минут стояния в очереди она перекусила сандвичем с индейкой, а сейчас у нее не было других дел, кроме как глазеть на других пассажиров, которым тоже нечем было себя занять. Стоящая перед ней девушка покачивалась в такт музыке, доносящейся из ее «Айпода». Мужчина перед девушкой, судя по всему, был менеджером среднего звена. Его пальцы порхали по клавиатуре коммуникатора, и Элен подумала, что так недолго и до запястного сухожильного синдрома допорхаться. Мужчина перед ним тараторил по мобильному телефону на испанском. Элен вспомнила о Марсело. Утром она звонила ему, но он не ответил. Элен оставила сообщение: завтра она выходит на работу.

— Как по-вашему, мы вообще двигаемся? — спросил у нее стоящий сзади старичок.

Встав на цыпочки, Элен глянула в сторону стойки. Пассажиров обслуживал всего один кассир. Купить билет в автомате тоже не получится: оба автомата не работают.

— По-моему, нет, — ответила Элен.

Старик нахмурился.

— Наверное, я быстрее доберусь до Денвера пешком.

— Совершенно верно. — Элен отвернулась и посмотрела на соседнюю очередь, в кассу первого класса. В ней совсем немного народу, всего четыре человека. — Интересно, сколько стоит билет в первый класс?

— Грабеж на большой дороге, — проворчал старик.

Они продвинулись на шаг вперед.

Элен снова посмотрела на очередь к окошечку первого класса. К ней только что присоединилась рыжеволосая красотка с дорогим чемоданом фирмы «Луи Вюиттон». Она стояла не глядя по сторонам и высокомерно вскинув голову. Лицо красотки показалось Элен смутно знакомым. Когда она полезла в черную дамскую сумочку, Элен вспомнила, где недавно видела ее. Эта молодая женщина живет наискосок от Кэрол Брейверман!

«Ее зовут Келли Скотт, и ее родные богаты как Крез».

Элен наблюдала за красоткой. Та, словно веером, обмахивалась какими-то бумагами. Ярко-рыжие волосы, темно-синее облегающее платье, подчеркивающее роскошную фигуру, стройные ноги, черные туфли на шпильках — настоящая секс-бомба, особенно на фоне остальных пассажирок, предпочитающих пастельные тона. Проходящие мимо мужчины буквально пожирали ее взглядами.

Очередь снова двинулась, и Элен шагнула вперед, едва не столкнувшись с новым потенциальным пассажиром. Он размахивал небольшой сумкой для ручной клади. На ходу распахнулся его дорогой, сшитый на заказ пиджак. Мужчина встал в конец очереди первого класса.

Элен глянула ему в лицо и оцепенела.

Она сразу же узнала его.

58

В двух шагах от нее в очереди за билетами стоял Билл Брейверман. Интересно, случайно ли он оказался в аэропорту одновременно со своей соседкой? Элен воспользовалась случаем разглядеть предполагаемого отца Уилла вблизи. Высокий, сухощавый, спортивного телосложения. Волосы темные; волевое, мужественное лицо. Если смотреть в профиль, нос как будто напоминает нос Уилла. Элен одернула себя: нельзя так откровенно пялиться на человека. Билл Брейверман достал бумажник и кашлянул. Стоящая впереди рыжеволосая красотка обернулась и окинула его рассеянным взглядом. Она смотрела на Билла в упор, но, как ни странно, даже не поздоровалась. Потом красотка равнодушно повернулась к стойке.

Элен ничего не понимала. Рыжая не могла не заметить Билла, своего соседа. Он стоит прямо за ней; кроме того, трудно не заметить самого высокого мужчину в очереди.

— Вы что, заснули? — спросил старик за ее спиной, и Элен шагнула вперед, не сводя глаз с пассажиров первого класса.

Билл и рыжеволосая красотка вели себя подозрительно, но Элен не спешила с выводами. Она продолжала наблюдать. Вот Билл достал бумажник и посмотрел в начало очереди. Он тоже как будто решительно не замечал соседку из дома напротив, стоящую прямо перед ним. Не заметить такую женщину довольно трудно: рыжая, в сногсшибательном платье. На нее глазели все мужчины в зале аэропорта, но Билл как будто специально отворачивался.

Элен задумалась. Билл и рыжая не могут не знать друг друга; и сейчас они совершенно точно друг друга заметили, но почему-то делают вид, будто незнакомы. Существует лишь одно разумное объяснение такой странности… но Элен решительно его отвергла.

— К вашему сведению, мы снова продвинулись вперед, — язвительно заметил стоящий за ней старик, и Элен поспешно шагнула в сторону стойки, не спуская глаз с Билла и его соседки. Может быть, она все-таки ошибается.

Рыжая подошла к стойке, и лысый кассир тут же просиял. Билл равнодушно покосился на нее. Рыжая купила билет, взялась за ручку своего дорогого чемодана, откатила его от стойки. Билл ни разу не посмотрел ей вслед. Вот рыжая подошла к стойке паспортного контроля, и Элен потеряла ее из виду.

Их длинная очередь почти не двигалась. Вдруг сзади вышел еще один сотрудник кассы, приложил ко рту руки рупором и прокричал:

— Есть пассажиры на Филадельфию? Кто на Филадельфию, подходите ко мне!

— Да!

Элен поднырнула под заградительную ленту, вышла из очереди и зашагала вперед. Она оказалась рядом с Биллом Брейверманом. Теперь он находился так близко, что она ощутила исходящий от него запах табака. Как можно небрежнее она сказала:

— Тяжело возвращаться в Филадельфию в такой холод.

— Это уж точно, — ответил Билл.

— А вы куда направляетесь?

— В Вегас.

— Ух ты! Я там никогда не была. Желаю хорошо повеселиться.

— И вам тоже. Счастливого пути! — Билл одарил ее ослепительной улыбкой, шагнул к стойке, получил билет и направился в сторону паспортного контроля. Пиджак его на ходу распахнулся.

Через три человека Элен тоже получила билет и прошла паспортный контроль. Она принялась оглядываться, но ни Билла, ни его рыжей соседки нигде не было. Стоя в очереди на регистрацию, она вскинула глаза на табло. Рейс на Лас-Вегас регистрируют совсем рядом, через два прохода! Она поспешила туда и тут же заметила парочку.

Билл развалился в широком сером кресле и читал «Уолл-стрит джорнел». Рыжая устроилась напротив. Она небрежно листала толстый номер журнала «Вог», то закидывая ногу на ногу, то опуская ногу на пол. Они явно притворяются, изображают незнакомцев, которые наверняка — чисто случайно! — окажутся в самолете рядом.

Элен спряталась за круглой колонной и наблюдала за Биллом и рыжей, пока первый класс не пригласили на посадку. Они встали в очередь не вместе. Между ними было несколько пассажиров. Едва стюардесса взяла у рыжей посадочный талон, та вошла в коридор, обернулась якобы для того, чтобы взять сумку, и на долю секунды наградила Билла ослепительнейшей улыбкой.

Значит, он изменяет Белоснежке?!

Элен направилась к своему выходу, испытывая одновременно омерзение и грусть. Она стояла в очереди на посадку, не переставая думать о Кэрол. Перед глазами мелькали картинки: Кэрол сажает цветы у мемориала Тимоти. Ласково разговаривает с продавцом в супермаркете. Читает малышам, облачившись в костюм Матушки Гусыни. А еще она ведет детский театральный кружок в «Доме Шарбоннэ»… Элен была настолько поглощена своими мыслями, что стюардессе пришлось два раза просить ее предъявить посадочный талон.

Элен вошла в салон эконом-класса, отыскала свое место, положила дорожную сумку в верхний багажный отсек и устало опустилась в кресло. Из нее как будто разом выкачали силы. Снаружи грохотали по асфальту тележки с багажом. Элен закрыла глаза. Все надоело: Флорида, Майами, жара. Билл Брейверман и его любовница. Шарбоннэ-Драйв. Бархатцы.

Несмотря на усталость, ей не спалось. На душе скребли кошки. Невыносимо думать о том, что придется отдать Уилла Брейверманам. Вообще невыносимо представить разлуку с Уиллом. Уилл — ее сын, он часть ее. И ее отца, и Конни. И Орео-Фигаро.

Элен приказала себе не думать об этом. Нет смысла сводить себя с ума, пока не придет ответ из лаборатории.

А до тех пор нужно постараться как можно меньше переживать.

59

Элен перешагнула через порог и поспешно закрыла за собой входную дверь, чтобы не впускать в дом холод.

— Мамочка! — закричал Уилл, бросая свой конструктор «Лего» и кидаясь ей навстречу.

— Милый! — воскликнула она, поднимая его на руки и крепко прижимая к себе. Ей хотелось плакать, но она сдерживалась. Нельзя распускаться! Она просто вернулась домой. Что тут необычного?

— Я строю замок! Большой-пребольшой! — Уилл извивался; ему не терпелось вернуться к игре.

— Вот молодец! — Элен поставила сынишку на пол; подошвы теннисных туфель звонко стукнули по половице.

Освободившись, Уилл, поправляя на ходу бретельки джинсового комбинезона, тут же кинулся назад, к своему конструктору, в спешке споткнулся о ковер и растянулся на полу. Элен пожалела, что нельзя навеки запечатлеть этот миг в памяти и сохранить его.

Она вошла в гостиную.

— С возвращением! — Из гостиной, улыбаясь, вышла Конни, вытирая руки о кухонное полотенце. — Значит, удалось разобраться с делами пораньше?

— Да, я все успела. — Элен сняла куртку и невольно вздрогнула. Холодновато тут после флоридской жары… И все равно дома лучше!

Орео-Фигаро, примостившийся на диванной спинке, поднял голову и посмотрел на нее. В гостиной восхитительно пахло горячим кофе и курицей с розмарином.

— Конни, я сплю или нас действительно ждет вкусный ужин?

— Ужин будет готов через десять минут. Уилл хорошо поспал днем, сейчас он бодрый и веселый. — Конни многозначительно посмотрела ей в глаза.

Элен порывисто обняла ее.

— Вы выйдете за меня замуж?

— Всегда пожалуйста, — рассмеялась Конни, подходя к шкафу и снимая с вешалки теплую куртку. Сумку со своими вещами она уже сложила. — А вы обгорели!

— Знаю. — Элен глубоко вздохнула. Как она завтра объяснит сотрудникам, почему у нее облупился нос? Собственно говоря, завтра ей вообще предстоит трудное объяснение.

— И еще… — Конни взяла с подоконника свою сумку и повернулась к Элен. Больше она не улыбалась. — Извините, что так вышло, когда позвонила ваша коллега. Надеюсь, я не очень вас подвела…

— Не волнуйтесь, я все устрою, — ответила Элен, которая понятия не имела, как все устроить. — Самое главное — когда Уилл с вами, я за него спокойна.

— Спасибо. — Конни повернулась к Уиллу. — До свиданья, пасть кайманья!

— Проходи, крокодил! — крикнул Уилл через плечо, не прерывая игры. Личико у него было довольное. Все хорошо; мама вернулась. Можно не волноваться.

— Пока! — Конни подошла к двери.

Элен нагнулась и погладила Уилла по голове. Какие у него мягкие волосы! Почти такого же оттенка, как у Кэрол… Об этом сейчас думать не надо.

— Скажи Конни «спасибо»!

— Спасибо, Конни! — Уилл нехотя вскочил, подбежал к няне и обнял ее.

Конни обрадовалась. Элен не хотелось даже представлять, как отреагирует Конни на то, что Уилл на самом деле Тимоти. Закрывая за няней дверь, она приказала себе забыть о неприятностях. Босиком вернувшись в гостиную, она села на ковер рядом с Уиллом и принялась помогать ему достраивать замок из «Лего».

Осталось получить еще один образчик ДНК, но сначала они завершат строительство.

60

Пока Уилл, стоя на табуретке перед раковиной в кухне, чистил зубы, крепко сжав в руке стакан для полоскания, Элен еще раз перечитывала инструкцию из лаборатории. Чтобы получить ДНК Кэрол и Билла, пришлось воспользоваться нестандартными методами. Но сейчас подойдет и самый обычный способ. Главное — проделать все необходимые манипуляции сегодня. Завтра с утра она пошлет собранные биоматериалы в лабораторию.

— Мама, уже хватит полоскать? — спросил Уилл, доверчиво глядя на нее поверх стакана.

— Еще два раза, приятель.

Уилл набрал в рот еще воды, поболтал ее во рту и выплюнул в раковину.

— Хорошо?

— Да. А сейчас мы сделаем еще кое-что.

— Ладно! — Уилл снова набрал в рот воды и из озорства выпустил ее через рот по подбородку.

— Молодец. Спасибо! — Элен вытерла салфеткой мокрый подбородок сынишки, взяла у него стакан, поставила на раковину, развернулась к Уиллу лицом. Она положила руку на его маленькое плечико. — А теперь, милый, открой рот пошире — как на приеме у врача.

— Больно будет?

— Нет, что ты! — Элен взяла ватную палочку. — Я только проведу палочкой тебе по щеке с внутренней стороны, и все. Посмотри: точно такой палочкой мы чистим тебе уши.

— А теперь ты хочешь почистить мне рот?

— Да. — Вроде того.

— Зачем? Разве он грязный? Зубы я почистил…

— Ну как, готов?

Уилл послушно раскрыл рот — широко, как птенец, — и Элен провела палочкой по слизистой с обеих сторон. Пусть материала будет побольше. Она положила ватную палочку на заранее подготовленную салфетку, чтобы обсохла. Так было написано в инструкции.

— Щекотно!

— Умница, милый!

Уилл заскакал на одной ножке.

— Знаешь что, давай-ка еще разок.

— Зачем?

Уилл снова раскрыл рот, и Элен взяла еще одну ватную палочку.

— Просто на всякий случай. Вот и все. Молодец!

— А сейчас будем есть сладкое?

— Конечно, все, что хочешь!

Кроме лаймового желе.

61

Не успела Элен выйти из душа, как зазвонил ее мобильник. Она бросилась в спальню, схватила телефон и посмотрела на экран. Код города 215, Филадельфия. Номер незнакомый. Она нажала кнопку «Прием вызова».

— Привет…

Услышав голос Марсело, Элен воспрянула духом. Она упала на кровать, запахивая розовый махровый халат.

— Привет!

— Я получил твое сообщение, но раньше перезвонить не смог, извини. Ты сейчас где, дома?

— Да. Завтра выйду на работу, как и сказала. Если ты не против, утром я могу зайти к тебе, и мы обсудим, что сказать Саре.

— Мне кажется, что дело не терпит до завтра. Лучше все обговорить сегодня.

Ничего себе! Элен посмотрела на часы. Восемь минут десятого. Уилл сладко спит.

— Я не против!

— Я не на свидание тебя приглашаю, — добавил Марсело, и Элен почувствовала, как краснеет.

— Ясно…

— Я еду к тебе. Буду через полчаса.

— Идет! — Элен нажала отбой и бросилась к шкафу.

Что надеть? Она переодевалась четыре раза и наконец остановила свой выбор на голубой кофточке с V-образным вырезом и джинсах. Под кофточку надела кружевной топ цвета слоновой кости.

Хотя о нижнем белье она сейчас думала меньше всего.

62

К тому времени как Марсело позвонил в дверь, Элен успела высушить волосы и завить их; кудряшки небрежно рассыпались по плечам. Кроме того, она надушилась, подкрасила глаза и замазала тональным кремом облупившийся на солнце нос.

— Привет!

Войдя, Марсело не улыбнулся.

— Рада тебя видеть. — Элен понимала, что поцелуй сейчас неуместен, но не протягивать же ему руку для пожатия! Она закрыла за гостем дверь. — Давай куртку!

— Ничего, я ненадолго.

Ой!

— Хочешь чего-нибудь выпить?

— Нет, спасибо.

— Может, хоть присядешь?

— Спасибо. — Марсело подошел к дивану и сел.

Элен видела, что он сам не свой. Она опустилась в кресло наискосок от гостя.

— Знаешь, — начал Марсело, — раз мы с тобой вступили в преступный сговор, пожалуй, лучше обсудить наши дела у тебя дома, а не на работе.

— Извини, что подставила тебя.

— Да ладно. — Вид у Марсело был напряженный, вокруг рта появились жесткие складки. — Я все ломал голову, что делать, как все замять. — Он положил руки на колени и слегка подался вперед. — Во-первых, должен перед тобой извиниться. Я не имел права признаваться тебе в своих чувствах. Я был не прав, прости меня.

Элен проглотила подступивший к горлу ком. Ее душила обида.

— Тебе не за что извиняться. И потом, неужели все так ужасно?

— Да, особенно учитывая, как все обернулось.

— Но все можно как-то замять, уладить!

— Нет, нельзя.

Как будто у них семейная сцена… А ведь они даже не любовники.

— Я твой начальник, и между нами ничего не может быть.

— Но мы ведь еще и не пробовали! — Элен сама удивилась своему пылу. — И потом, работникам одной компании встречаться не запрещается.

— Только не начальнику с подчиненной. — Марсело с подавленным видом опустил голову. — Ну ладно, к делу. В общем, я всех обманул. Я никогда, никогда в жизни не лгал подчиненным. Теперь все в курсе, что я отношусь к тебе по-особому, не так, как ко всем остальным, потому что я к тебе неравнодушен. — Голос его дрогнул; он вздохнул и твердо продолжал: — Но сейчас я знаю, что делать.

— Я тоже. — Элен все обдумала в самолете, на обратном пути.

Марсело предостерегающе поднял руку.

— Нет, позволь уж мне. Для того я к тебе и приехал. Завтра, пожалуйста, не выходи на работу.

Только этого не хватало!

— Почему?

— Я намерен созвать общее собрание. Тебе на нем присутствовать не стоит. Объясню, что случилось. Не бойся, я не стану признаваться в своей… в своих нежных чувствах, я еще не настолько сошел с ума. — Марсело улыбнулся. — Я признаюсь, что солгал о тебе, потому что ты занимаешься личными делами, о которых не хотела ставить в известность ни меня, ни остальных сотрудников. По-моему, так будет лучше всего.

— Ты собираешься сказать правду?!

Марсело широко улыбнулся.

— Не такой уж я безумец. Мы ведь работаем в газете и призваны служить истине.

— Но не сейчас и не так! — Элен заволновалась не на шутку. Если он действительно поступит, как собирается, на его карьере можно будет поставить жирный крест.

— Я извинюсь перед подчиненными, признаю свои ошибки.

— Марсело, ты не имеешь права! — Элен едва не задохнулась. — Они перестанут признавать твой авторитет! Все и так сплетничают у тебя за спиной, а твое признание лишь подольет масла в огонь. Потом уже ничего не исправишь!

— Журналисты — люди умные и разговорчивые. Они болтают, обмениваются домыслами и сплетнями. И тут уже ничего не поделаешь.

Элен, охваченная тревогой, подалась вперед.

— Так ты ничего не поправишь! Да, одному из нас придется покаяться во лжи, но только не тебе.

— Не волнуйся, я скажу правду, и ничего страшного не произойдет.

— Нет, произойдет! Ты не понимаешь… Я не могу допустить, чтобы ты сломал себе жизнь из-за меня!

— У тебя в данном случае нет права голоса. — Марсело печально улыбнулся, и Элен поняла: если он поступает так не ради себя самого, возможно, он делает это ради нее.

— Если ты поступишь, как собираешься, мне будет только хуже. Все сразу подумают, что мы с тобой спим, и меня навеки заклеймят позорным клеймом. Знаешь, для всех будет лучше, если ты временно отстранишь меня от работы за то, что я тебя обманула.

— Ты что, сама этого хочешь?! — нахмурился Марсело.

— Другого выхода нет. Если ты временно отстранишь меня от работы, я буду всего лишь еще одной работницей, которая обманула начальника. Начальников обманывают все.

— Правда? — с ужасом переспросил Марсело.

Элен подумала: какой же он милый!

— Все будут знать, что я обманула тебя, чтобы прогулять работу.

— Прогулять?

— Я не вышла на работу без уважительной причины. Куда-то улетала — скорее всего, отдыхать. Видишь, даже обгорела на солнце. А если ты скажешь, что солгал, покрывая меня, будет целое дело, и тогда ничего уже не исправишь!

Марсело сжал губы, пытливо глядя ей в глаза. Он соображал на ходу.

— Ты ведь журналист, не первый день работаешь в газете. Если рядовой сотрудник обманывает начальство, это еще ничего. Но если начальник обманул коллектив, прикрывая подчиненную… Это уже материал на первую полосу!

— Не знаю, не знаю. — Марсело запустил пальцы в волосы, бормоча: — Que roubada. Ну и кашу мы заварили!

— Марсело, если я тебе небезразлична, ты временно отстранишь меня от работы без сохранения содержания.

— Ты в самом деле этого хочешь?

— Да. На неделю.

— На три дня! — решительно возразил Марсело, плотно сжав губы.

— Договорились.

Марсело не сводил с нее сокрушенного взгляда.

— Отстранение от работы — дисциплинарное взыскание. Ставит под угрозу твою дальнейшую работу.

Элен и сама все понимала, но приказала себе не отвлекаться на мелочи. Сейчас не время плакать. Она сама во всем виновата, ей и отвечать.

— А ты взгляни на дело с другой стороны. Если ты меня уволишь, то уже ничто не помешает тебе встречаться со мной! Работу я потеряю, зато получу бойфренда.

— Ты меня убиваешь. — Марсело встал и подмигнул ей.

Элен тоже встала. Их разделяло не больше метра; они могли бы обняться, но не прикасались друг к другу.

— Я шучу, — сказала Элен, но Марсело решительно направился к двери.

На пороге он остановился, обернулся к ней и печально улыбнулся.

— Тогда почему мы не смеемся? — спросил он.

На это у Элен ответа не было.

63

Элен разложила на покрывале инструкции из лаборатории, чтобы ничего не упустить, и достала из сумки два бумажных мешочка: один — с окурками Билла, второй — с банкой из-под газировки, которую пила Кэрол. Она положила их рядом с белым конвертом, в котором лежали ватные палочки с образцом ДНК Уилла. Орео-Фигаро, примостившийся на краешке кровати, недоуменно следил за ее действиями.

Элен присела рядом с котом, рассеянно погладила его по спинке и взяла распечатанную из Интернета анкету, которую нужно было заполнить и послать в лабораторию вместе с собранными образцами. Первые пункты анкеты касались юридической стороны вопроса. Далее перечислялись условия, на которых лаборатория предоставляет необходимые данные. Ниже было написано, как пересылать собранные биоматериалы.

Пакеты с образцами необходимо подписать, предварительно вырезав приложенные этикетки. Имя испытуемого, дата сбора биоматериала, степень родства. Предполагаемая мать. Предполагаемый отец. Предполагаемый дедушка (с отцовской или материнской стороны). Иная степень родства. Она подписала образчик Кэрол: «Предполагаемая мать». Образчик Билла — «Предполагаемый отец». Образчик Уилла — «Ребенок». Затем она вырезала этикетки, как требовалось в инструкции, наклеила их на бумажные мешки и конверт с ушными палочками. Как на уроке труда… в аду.

Затем она осторожно уложила два бумажных мешка, конверт и заполненные анкеты в фирменный конверт «Федерал экспресс» с защитной «пузырьковой» внутренней прокладкой. Надписала адрес, запечатала конверт и положила на тумбочку рядом с кроватью. Она опустит его в почтовый ящик после того, как отвезет Уилла в школу, а до тех пор о конверте лучше всего просто забыть.

Элен снова села на кровать и погладила Орео-Фигаро, но кот почему-то не замурлыкал. Возможно, через три дня выяснится, что Уилл не имеет никакого отношения к Брейверманам, и они будут вместе счастливы до конца своих дней. Три дня: с одной стороны — целая вечность, с другой — очень короткий срок. Ведь может статься, что Уилл все же имеет отношение к Брейверманам, и тогда…

Элен приказала себе перестать думать об этом. Она дала себе слово еще в самолете.

А Орео-Фигаро упорно отказывался мурлыкать.

64

На следующее утро подморозило, небо было непроницаемо серым, в воздухе чувствовалась изморось. Элен сидела в машине на стоянке перед местным торговым центром. По оживленной Ланкастер-авеню туда и обратно проносились машины; покрышки побелели от противогололедных реагентов. Задние стекла у многих машин еще не оттаяли от образовавшейся за ночь наледи. Элен рассеянно провожала машины взглядом. В салоне становилось все холоднее; обогрев она выключила. Она высадила Уилла возле школы всего полчаса назад, но ей казалось, что прошло гораздо больше времени. Рядом с ней на пассажирском сиденье, как насильно навязавшийся попутчик, лежал фирменный конверт «Федерал экспресс» с образцами ДНК.

Элен понимала, что тянет время. И все же не могла заставить себя приступить к действию. Ей всего-то и надо опустить стекло, поднять крышку ящика с надписью «Федерал экспресс» и протолкнуть в щель конверт. Как только она избавится от конверта, от нее больше ничего не будет зависеть. Все завертится без ее участия. В лаборатории получат деньги, которые она перевела со своей карточки, произведут необходимые тесты, а результаты вышлют ей по электронной почте. Да или нет. Чей он — ее или их.

Элен сама себе удивлялась. Почему она медлит? Она ведь уже столько всего сделала! Шпионила за Брейверманами, поставила под угрозу свою карьеру и почти потеряла человека, к которому ее ужасно влечет, хотя у них пока не было ничего серьезного. И потом, она вовсе не обязана ничего предпринимать после того, как придут результаты тестов! Даже если окажется, что Уилл — ребенок Брейверманов, она не обязана сообщать об этом ни единой душе. Тайна происхождения Уилла так навсегда и останется тайной. Так почему она сидит и тянет время? Неужели ей хочется себя помучить?

Она перевела взгляд на почтовый ящик с эмблемой «Федерал экспресс» и в сотый раз перечитала наклейку с часами забора почты. Магазины в торговом центре еще не открылись, даже за стеклянными дверями закусочной «Сабвей» было темно. Витрины и кассы казались снаружи бесформенными тенями. Элен отпила глоток кофе из дорожной кружки, но вкуса не почувствовала. От кружки поднимался пар — крышка куда-то задевалась. Она осторожно поставила кружку в специальный держатель. Сегодня ей не до поисков крышки. Голова занята другим, и ей очень страшно.

А можно взять и плюнуть на все… и просто жить дальше!

Элен включила зажигание, и мотор ожил. Поверхность кофе пошла рябью. Никто не заставляет ее посылать злополучный конверт в лабораторию! Она сейчас уедет, и с таким трудом собранные образцы сгниют, устареют, испортятся. Надо выкинуть эти бредни из головы, и никто ее не осудит — ни адвокат Рон, ни отец. Более того, отец убил бы ее, если бы узнал, чем она сейчас занимается!

Мотор работал на холостых оборотах; в салоне постепенно теплело. И все же Элен не нажимала на педаль газа.

Я не могу оставить все как есть!

Она нажала кнопку стеклоподъемника. Ледяной ветер ожег лицо. Элен рывком подняла козырек почтового ящика «Федерал экспресс» и протолкнула в щель конверт. Козырек упал на место с металлическим лязгом.

Значит, так тому и быть!

Элен выехала со стоянки и покатила навстречу новым неприятностям.

65

Элен приказала себе забыть о лаборатории и экспертизе ДНК. Она ехала на похороны Эми Мартин. Как странно, как нелепо все получилось!

Похоронное бюро находилось в старом пригороде Стоутсвилля, на бывшей заводской окраине. После того как закрылись одно за другим расположенные здесь промышленные предприятия, жильцы разъехались и район обветшал. Элен ехала по безлюдным улицам, замечая пустые витрины магазинов и дешевые забегаловки на перекрестках. Элен поворачивала то налево, то направо и наконец увидела нужное ей здание. Похоронное бюро располагалось в бывшем жилом доме. На фоне брошенных домов оно выглядело вполне пристойно: фасад цвета слоновой кости недавно заново оштукатурили. Похоронные бюро всегда выглядят пристойно, даже в самых бедных кварталах. Как грустно! Жителям бедных кварталов нужно умереть, чтобы очутиться в более или менее приличной обстановке.

Она отыскала у тротуара свободное место, припарковалась и вышла из машины, ежась на промозглом ветру. Чтобы не замерзнуть, она застегнула черное легкое пальто и быстро зашагала по улице, цокая каблуками по тротуару. Вот и вход в похоронное бюро. Сбоку от двери золоченая вывеска. Стеклянная дверь заляпана грязью. Элен перевела дух и толкнула дверь.

В холле было тепло. Здесь стояли дубовые стулья с высокими спинками и комод под орех. На комоде — красно-коричневая ваза с пыльными искусственными цветами и большая книга записей в дерматиновом переплете. Ни души… К запаху пыли примешивается слабый аромат цветочного освежителя воздуха. На полу — темно-красный ковер. Такого же цвета ковровая дорожка положена в длинном коридоре слева, ведущем к двум зарешеченным дверям. Открыта была только вторая дверь; из нее лился свет. Никаких сообщений о том, где проходит прощание с Эми Мартин, Элен не обнаружила, но, скорее всего, гроб с ее телом именно там.

Элен подошла к комоду и прочитала имена тех, кто расписался в книге записей: Джерри Мартин, доктор Роберт Вильерс и Черил Мартин-Вильерс, Тиффани Лебов, Уильям Мартин. Элен задумалась. При жизни Эми почти не общалась с родственниками, но сейчас они собрались вместе, чтобы оплакать ее. Смерть положила конец ссорам, спорам, разногласиям, обидам, злым словам, оскорбленным чувствам. Сердце у нее дрогнуло. Она тоже связана с этими людьми — хотя и не узами родства. Элен взяла лежащую рядом длинную белую ручку и вписала в книгу свою фамилию.

Она прошла до конца коридора и остановилась у открытой двери. Зал для траурных церемоний оказался просторным; сейчас здесь поставили всего два ряда коричневых складных стульев. В первом ряду сидело несколько женщин. Увидев закрытый гроб, Элен в первый миг испытала разочарование. Так она и не увидит, как выглядела Эми Мартин — даже после смерти, так и не сравнит ее лицо с лицом Уилла. Но тут же отругала себя, сейчас это уже не имеет значения. Генетический тест раскроет тайну и без участия Эми Мартин.

Элен направилась к женщинам, сидящим на стульях. Она узнала Джерри и Черил. Черил обнимала мать. Услышав шаги, она подняла голову и улыбнулась Элен.

— Элен, как мило с вашей стороны, что вы пришли, — негромко сказала она.

Джерри, не отодвигаясь от дочери, тоже повернула голову и подняла на нее глаза. Горе сразу состарило ее: углубились носогубные складки, кончики губ опустились вниз. Джерри как будто утопала в просторном, не по размеру, черном брючном костюме.

— Примите мои соболезнования в связи с вашей утратой. — Элен подошла ближе и протянула руку.

— Спасибо, что пришли, — хрипло ответила Джерри, смахивая слезы. — Я знаю, Эми охотно познакомилась бы с вами. Может быть, вы как-нибудь привезете к нам своего малыша?

Черил согласно кивнула:

— Я тоже с удовольствием с ним познакомлюсь, когда он выздоровеет.

— Конечно, — ответила Элен, которую кольнуло угрызение совести. Она совсем забыла, что обманула их, сказала, что Уилл заболел и потому ей нужно кое-что узнать об анамнезе Эми.

Черил сказала:

— Жаль, что вы разминулись с моими мужем и братом. Они были здесь вчера вечером и сегодня утром, но потом им пришлось уехать. — Она жестом показала на еще одну молодую женщину, присутствующую на похоронах. — Это подруга Эми.

— Мелани Ротуччи, — представилась девушка, протягивая руку.

На вид ей было лет двадцать с небольшим, в иной ситуации она могла показаться даже красивой, хотя черты лица ее были, пожалуй, резковаты. Серые глаза припухли и покраснели от слез, белая кожа казалась почти прозрачной. Мелани кусала полные губы — раньше про такие говорили: как лук у Купидона. Роскошные длинные темные волосы рассыпались по плечам черной кожаной куртки.

Несколько удивленная, Элен представилась. Она помнила слова Черил и Джерри: у Эми не было подруг.

Должно быть, Черил прочитала ее мысли.

— Мелани познакомилась с Эми в клинике для наркозависимых, где проходила курс лечения. Они очень подружились.

— Эми лечилась в клинике? — Элен пришла в замешательство. Вот это новость!

— Мы и сами ничего не знали, Мелани нам рассказала. Оказывается, Эми по-настоящему хотела изменить свою жизнь. Она дважды проходила курс лечения от героиновой зависимости. И ей уже становилось лучше, правда, Мелани?

— Я не сомневалась, что ей удастся соскочить. — Мелани решительно поджала губы, накрашенные темной помадой. — После второго курса ей удалось оставаться чистой тридцать пять дней. Она загадала: если продержится три месяца, то обо всем расскажет вам и всем остальным.

— Бедная моя, бедная девочка! — прошептала Джерри, снова разражаясь слезами.

Черил обняла мать.

Юное личико Мелани исказилось от боли.

— Пойду покурю, — пробормотала она, вставая.

— Я составлю вам компанию, — вызвалась заинтригованная Элен.

66

— Должно быть, вам сейчас очень тяжело, — заметила Элен, когда они вышли на крыльцо и встали на верхней ступеньке.

Из-за тесноты им пришлось стоять почти вплотную друг к другу. Мелани достала одноразовую зажигалку и прикурила, прикрыв сигарету рукой.

— Да, мне паршиво.

— Вы с Эми были близкими подругами?

— Нельзя сказать, что мы хорошо друг друга знали, но в реабилитационном центре для наркозависимых мы все товарищи по несчастью. Там люди сближаются как-то быстрее. Эми говорила, что в клинике — как на войне, один год идет за семь. — Мелани затянулась и печально улыбнулась, выпуская дым.

— Где находится реабилитационный центр?

— В Иглвилле, в Пенсильвании. — Мелани прислонилась к металлическим перилам и скрестила длинные ноги в узких джинсах и черных сапожках.

Элен что-то читала об этом центре.

— Извините, сколько вам лет?

— Двадцать два года.

— Вы намного моложе Эми.

— Ну да. Она заботилась обо мне, как старшая сестра или мама.

Элен решила воспользоваться удобным случаем.

— Она никогда не говорила вам о том, что у нее был ребенок?

— Да вы что! — Мелани посмотрела на нее как на сумасшедшую. — У Эми не было детей.

— Нет, у нее, возможно, был ребенок, и она отдала его на усыновление. — После Майами Элен уже ни во что не верила. — У нее был ребенок, но она, наверное, ничего вам о нем не говорила.

— Может, и так.

— Ребенок был очень болен, у него нашли врожденный порок сердца.

— Всего я, конечно, о ней не знаю. — Мелани прищурилась, разгоняя дым ладошкой. — Эми была не из болтливых. Мы вместе ходили на сеансы групповой терапии, нас заставляли посещать семинары, лекции, занятия по трудотерапии — и так целый день. И на перекуры ходили вместе. И она ни разу не упоминала ни о каком больном ребенке.

Элен понимала, что проявляет назойливость, но решила довести дело до конца:

— Не говорила ли она вам о своем приятеле по имени Чарлз Картмелл?

— Нет. Эми признавалась, что парней у нее было много, но она твердо решила изменить свою жизнь. Во время групповой терапии она говорила: ей надоело западать на парней, которые плохо с ней обращаются. В общем, с этим она тоже завязала.

— Кто-нибудь из прежних дружков навещал ее в клинике?

— Нет. Нам разрешалось принимать гостей по выходным, но к ней никогда никто не приезжал. И ко мне тоже, что меня вполне устраивало. Если бы приехала моя мамаша, я бы ее прогнала пинком под зад!

Элен сделала вид, что пропустила последние слова девушки мимо ушей.

— Меня особенно интересует один конкретный парень. Эми встречалась с ним три-четыре года назад. Внешне вполне симпатичный, белый, с длинными каштановыми волосами. Возможно, они познакомились где-то в теплых краях, вместе путешествовали или отдыхали. Она никогда не рассказывала, что проводила отпуск с парнем где-нибудь на юге?

Мелани помолчала, хмуря лоб.

— Она рассказывала об одном своем приятеле по имени Роб. Роб Мур. Она втрескалась в него по уши, но потом ушла от него.

Сердце у Элен забилось чаще.

— Что еще она о нем говорила?

— Назвала его настоящей сволочью.

— Давно они с ним… встречались?

— Не знаю, по-моему, давно.

— Три-четыре года назад?

— Где-то так. В ее прошлой жизни.

Когда тебе двадцать лет, три года кажутся огромным сроком.

— Она не говорила, откуда он родом?

— Не помню… по-моему, нет.

— А она больше ничего о нем не рассказывала? Например, где он живет, чем зарабатывает на жизнь?

— Нет, ничего такого. — Мелани выпустила в ее сторону струю едкого дыма.

— Ну а сколько ему лет? Какая у него машина, где он живет — ну хоть что-нибудь!

— Я помню только, что он — типичный плохой парень. Подонок. Бил ее смертным боем. В конце концов она от него сбежала. Надоело терпеть. Эми — она была такая. Решительная. И всем нам казалось: кто-кто, а уж она-то выкарабкается. — В припухших, покрасневших глазах Мелани заблестели слезы. — Сегодня утром здесь были двое наших кураторов; они бы сказали вам то же самое.

Элен напряженно соображала.

— Извините, что задаю вам такой вопрос, но мне очень важно знать… Как именно она умерла? Кто ее нашел?

— Я. — Мелани отвернулась.

— Представляю, какой это был для вас удар!

Мелани не ответила.

— Значит, она скончалась от передозировки героина? Как вы поняли? У нее что, в вене был шприц?

— Да нет. Она не ширялась, как и все мы. Она нюхала. На столе лежала кучка порошка и кредитка, «Виза», чтобы делать дорожки — Мелани смахнула челку со лба. — Мы с ней договорились встретиться накануне вечером, а она не пришла. На следующее утро, около девяти, я заглянула к ней узнать, в чем дело. Она лежала на диване, одетая «на выход».

— Как вы к ней вошли?

— У меня есть ключ от ее квартиры. Она уже совсем окоченела. Ее родные думают, что она умерла от передозировки, а по-моему, она просто купила некачественный порошок. — Мелани замялась и снова затянулась сигаретой. — По словам копов, она умерла еще ночью.

Элен задумалась.

— Почему вы решили, что виной всему некачественный порошок, а не передозировка?

— Она, видно, купила дозу где-то на улице, в подворотне. Тут никто не дает никаких гарантий.

— Она жила в «Бригантине»?

— Угу.

— Одна?

— Да. Сняла комнату в хорошем доме, устроилась на приличную работу — официанткой в ресторан. И каждый день ходила на собрания в клинику. Ни одного не пропустила. — Мелани грустно покачала головой. — Это Эми посоветовала мне всегда носить с собой субутекс.

— Что такое субутекс?

— Лекарство такое. Помогает избавиться от зависимости. Если его принять, от героина не будет кайфа. Эми всегда носила с собой две таблетки.

Элен слышала о лекарствах типа субутекса. Синтетические наркотики, которые помогают избавиться от героиновой зависимости, но при этом сами вызывают привыкание… В свое время она писала статью об антабусе. Если алкоголики принимают антабус, их потом тошнит от выпивки.

— Но в ту ночь она не стала принимать субутекс. Хотя флакон стоял у нее на тумбочке у кровати, и в нем лежало две таблетки.

Элен задумалась. Странно…

— Почему же она приняла героин вместо субутекса?

— Наверное, ей очень захотелось. Героин — он такой. Его любишь и ненавидишь одновременно. Только зря она купила дозу у случайного торговца. Пусть и в приличном квартале…

— Она не говорила вам, что ее снова тянет принять героин? Вы с ней вообще часто общались?

Мелани швырнула окурок на тротуар.

— По телефону болтали каждый день, и эсэмэсками обменивались. Эми то и дело кому-то что-то строчила.

— Вы не просматривали сообщения от нее перед тем, как она умерла?

— А знаете, нет! Совсем забыла! — Мелани уже рылась в сумочке. Вскоре она достала серебристый телефон со стразами и откинула крышку. Потыкала в кнопки, вошла в меню текстовых сообщений, пролистала список входящих.

Элен подошла поближе, заглянула Мелани через плечо:

«Прикупила на распродаже джинсики — обалдеть. Увидишь — упадешь!»

Элен посмотрела на время отправления: четверть десятого вечера.

— Похоже, когда она вам писала, настроение у нее было неплохое.

— Ага, похоже. — Мелани нажала еще несколько клавиш. — А вот еще одно, в тот же день, только раньше, часов в пять.

Элен и Мелани сблизили головы и прочитали предыдущее сообщение:

«Отличный день, получила 228 долл. чаевых! Еду в торговый центр праздновать. До скорого, пока».

— Очень странно. — Мелани покачала головой. — Не похоже, чтобы она собиралась взяться за старое.

— Да, совсем не похоже. — Вдруг Элен кое-что сообразила. — К пациентам таких клиник, как ваша, обычно прикрепляют кураторов… У Эми тоже был куратор?

— А как же! Дот Хаттен. Она приезжала сюда утром. Не знаю, может, Эми в ту ночь ей звонила? Я была в таком жутком состоянии, что мне и в голову не пришло спрашивать. Да она, скорее всего, и не сказала бы. Из кураторов слова лишнего не вытянешь. Хранят тайну, как какие-нибудь адвокаты.

— Значит, по-вашему, Дот Хаттен не станет со мной откровенничать?

— Точно не станет.

— Кстати, нет ли у вас номера ее телефона?

— Нет.

— Где она живет?

Телефон можно выяснить и в Интернете.

— В Джерси. Но если хотите побольше узнать про Эми, вам лучше спросить Розу. Она тоже была здесь. Еще одна наша приятельница, только она уже старая. — Мелани наморщила нос. — Роза проходила курс лечения вместе со мной и с Эми.

— Отлично. Можно ее телефон?

— Он у меня в памяти забит. — Мелани снова нажала несколько клавиш, и на экране высветился номер.

— Погодите, достану ручку. — Элен полезла в сумку, но Мелани презрительно взмахнула рукой.

— Зачем записывать-то? Диктуйте ваш телефон, сейчас скину вам эсэмэску.

— Ну да, конечно.

На пороге похоронного бюро самое время думать о том, как быстро летит время.

67

Роза Бокк оказалась афроамериканкой среднего возраста с обаятельной улыбкой. Глаза ее закрывали большие темные очки-«авиаторы». Короткая стрижка; волосы она не красила. Темно-синий костюм; легкая блузка в бело-синюю клетку. На вид — типичная работница бухгалтерии. Элен договорилась с ней о встрече по мобильному телефону. Роза работала неподалеку от университетского городка; они условились встретиться в местной закусочной. В зале было полно студентов.

— Огромное вам спасибо, что не отказались прийти. — Элен отпила глоток диетической колы. — Примите мои соболезнования в связи с гибелью Эми. По словам Мелани, вы с ней дружили.

— Да. — Улыбка Розы моментально увяла. — А вы откуда ее знаете? По телефону вы не сказали.

— В двух словах, я усыновила ее ребенка. По крайней мере, так получается по документам.

— У Эми был ребенок?! — удивилась Роза.

Элен уже привыкла к подобной реакции.

— Здравствуйте! — К их столику подошла официантка. Она поставила перед Розой чизбургер в пластиковом контейнере.

Роза открыла крышку и смущенно улыбнулась:

— Не могу устоять против здешних двойных чизбургеров. Сменила одну зависимость на другую!

— Приятного аппетита. — Элен удалось улыбнуться. — Не обижайтесь, но вы совсем не похожи на типичную наркоманку.

— И тем не менее, — беззлобно ответила Роза. — Я сидела на «колесах». Анальгетиках. Почти девять лет принимала викодин и перкосет. Ударилась спиной, принимала болеутоляющие, да так и не смогла остановиться.

— По-моему, болеутоляющее — совсем не то, что героин.

— Напрасно вы так думаете. И то и другое — опиаты и действуют примерно одинаково. Пусть мы с Эми находились в разных социальных группах, но мы с ней обе наркоманки. И я вполне могла бы сегодня лежать на ее месте, в деревянном ящике. — Роза взяла огромный чизбургер обеими руками и принялась за еду.

Наверное, разговор ей не нравится. Элен поспешила вернуться к тому, что ее волновало:

— Я пытаюсь понять, почему умерла Эми. Ее родственники считают, что она случайно превысила дозу или купила на улице героин низкого качества.

— Ничего она не превысила. — Роза покачала головой.

Из-за соседнего столика слышался смех — там накачивались кофе студенты-старшекурсники.

— Скорее всего, порошок был плохой. Уличные торговцы разбодяживают героин стрихнином.

Элен передернуло.

— Но ведь стрихнин — это яд!

— Да.

— Мелани сказала, что нашла у Эми две таблетки субутекса. Она почему-то их не приняла. И еще мы с ней прочитали последние посланные Эми эсэмэски. Судя по всему, в тот вечер настроение у Эми было хорошее. Ничто не указывало на то, что ей хочется снова принять дозу. А вам она ни о чем таком не говорила?

— Нет, что вы. — Роза придвинула к себе кофейную чашку.

— Интересно, почему она не позвонила вам или Мелани, если ее снова потянуло на героин.

— А уж мне как интересно! — Роза прищурилась, не переставая жевать. — Я не куратор, а ее подруга… то есть была ее подругой. Мне казалось: если Эми опять потянет на старое, она обязательно позвонит мне. Почему она не позвонила? Я этого никогда не пойму до самой смерти.

— Извините. Вы ни в чем не виноваты.

— Так и мой муж говорит, и спасибо ему, но мне не легче. — Роза отложила чизбургер. — Я была готова поставить тысячу баксов на то, что Эми соскочит. В ходе лечения она два раза срывалась, но это считается нормальным. А в последнее время она вообще долго оставалась чистой.

— Значит, она не звонила вам и не говорила, что ей хочется снова принять дозу?

— Нет. — На лице Розы четче проступили морщины. — Мы с ней звонили друг другу через день. У нее все шло хорошо. Она нашла новую работу и собиралась помириться с родными. Когда я узнала, что через два дня после нашего последнего разговора она снова взялась за старое, я… Знаете, это для меня такой удар! — Роза покачала головой.

— Вам ничего не известно о ее знакомом по имени Роб Мур? Мне рассказала о нем Мелани. Эми встречалась с ним три-четыре года назад. Он ее бил, и она от него сбежала.

— Что-то припоминаю. Эми говорила, что один раз влюбилась по уши, вот и все, что мне известно. Понятия не имею, как звали того типа. Она рассказывала о нем на занятиях по групповой терапии. Может быть, психотерапевтам известно больше, но вам они ничего не скажут. Профессиональная тайна.

Элен попробовала зайти с другой стороны.

— Эми не говорила, откуда тот парень родом или где он живет? Или кем работает? Я спрашиваю потому, что он, скорее всего, отец моего ребенка.

— От всей души хотела бы вам помочь, но не могу.

— Подождите, пожалуйста… — Элен достала из сумки кипу бумаг, среди которых отыскался снимок Эми и мужчины с пляжа. Она протянула снимок Розе, радуясь, что не успела выкинуть из сумки все лишнее после поездки в Майами. — Мне кажется, он и есть Роб Мур. Вы его не видели?

— Нет.

— Она не показывала вам его фотографий?

— Нет, только говорила, что он сволочь. — Роза вернула ей снимок и, прищурившись, помолчала. — Хотя… погодите-ка. Неделю назад она звонила мне на мобильный. Я не могла принять вызов. Она оставила сообщение, что «прошлое напомнило о себе».

Элен посмотрела Розе в глаза, и обе подумали об одном.

— По-вашему, она имела в виду Роба Мура? — спросила Роза.

— Возможно. — Элен быстро соображала, но не спешила высказывать свои подозрения вслух. Слишком рискованно. — Что она сказала, когда вы ей перезвонили?

— Сказала, что у нее все в порядке, а я не спросила, что там случилось. Просто забыла. Мы заговорили о другом. — Роза опустила уголки губ. Она как будто что-то осознала. — Думаете, тот тип вернулся, а она не хотела снова связываться с ним? А может, передумала?

— Сама не знаю. Я стараюсь сообразить, что случилось. Когда она вам звонила?

— В пятницу. Я не могла ответить, потому что была на фортепьянном концерте. Играл мой сын.

Элен быстро произвела в уме подсчеты. К Черил она ездила вечером в четверг. Наверное, после ее ухода Черил отправила Эми письмо и сообщила, что ее разыскивает Элен. Если Эми регулярно просматривала свою электронную почту, она, скорее всего, получила послание от сестры в пятницу. Неужели?.. У Элен сжалось сердце. Что же все это значит? Случайное совпадение или?..

— Да какое это теперь имеет значение? По-вашему, Роб Мур снова подсадил Эми на наркоту?

— Не знаю.

Мысли приняли вполне определенное направление. Жаль, что нельзя поделиться ими с Розой. Элен вдруг стало так страшно, что она на некоторое время лишилась дара речи. Как-то слишком много совпадений… или это вовсе не совпадения? Чем дальше, тем яснее: все не случайно, и это не ее домыслы. Эми умерла после того, как Элен съездила к Черил. Именно она, Элен, послужила всему причиной… И Роб Мур имеет непосредственное отношение к гибели Эми.

— Эй, вы о чем задумались?

— Извините. — Элен притворно бросила взгляд на часы и встала. — Боже, как я опаздываю! Мне пора. Спасибо вам большое.

— Уже уходите? — удивилась Роза. — Мы же только начали!

— Знаю, но мне пора. — Элен схватила с соседнего стула куртку и сумку. — Я буду держать вас в курсе и позвоню, если что-то выяснится. Еще раз спасибо.

— Может, имеет смысл обратиться в полицию?

— Нет, — пожалуй, чересчур поспешно проговорила Элен. — Уверена, это все домыслы, но я обо всем еще раз подумаю. А сейчас мне пора. Спасибо!

Она развернулась и опрометью выбежала из ресторана.

68

Элен шла все быстрее, несмотря на усилившееся головокружение. Потом побежала, дрожащими руками натягивая на ходу куртку. Каблуки звонко цокали по подмерзшим плиткам тротуара. Она чуть не налетела на двух студентов, внезапно вышедших из книжного магазина, и, не обращая внимания на их смех, понеслась дальше. Дыхание сбилось; изо рта вырывались облачка пара. Щипало в глазах; она смаргивала слезы, уверяя себя, что плачет от холода. Добежав до машины, она кое-как нашла ключи, села, завела мотор и рванула с места.

Сзади загудел клаксон: она подрезала грузовик. Элен даже не оглянулась. Вечерело; на город спускались сумерки, холодные, как черный лед. По улицам в обоих направлениях ползли машины. Впереди нее река красных огней, напротив — река белых. Элен ехала на автопилоте. Ей казалось, что привычный мир вокруг нее перевернулся вверх дном.

Она считала Уилла своим и думала, что так будет всегда. Потом оказалось, что у него где-то есть молодая непутевая мать и сбежавший папаша. Раз они его отдали, с ними покончено навсегда. Молодая парочка совершила ошибку. И вдруг оказалось, что все совсем не так. Молодые непутевые родители — вымысел, фантазия. А правда так страшна, что о ней не хочется даже думать.

Руки мертвой хваткой вцепились в руль. Гулко колотилось сердце, словно собираясь выскочить из грудной клетки. Поздно заметив, что свет на светофоре впереди переключился на красный, Элен резко нажала педаль тормоза. Горящий красный кружок впечатывался в подсознание раскаленной кочергой. Сейчас она так взвинчена, что не в состоянии рассуждать здраво. Она не знает, куда ехать и что делать. В полицию обращаться нельзя, потому что она потеряет Уилла. Но она так долго таилась и действовала в одиночку, на свой страх и риск, что больше ей не выдержать. Она схватила мобильник и набрала номер.

— Пожалуйста, никуда не уходи! — сказала Элен, когда ее соединили.

69

— Заходи. Что случилось?

Марсело распахнул дверь, и Элен вбежала к нему в дом. Ее как будто что-то подталкивало в спину или, наоборот, тащило изнутри, она толком не поняла. Она добиралась до дома Марсело в Квинс-Виллидж целый час, но даже долгая поездка не успокоила ее. С трудом скрывая страх, она позвонила Конни и попросила ее задержаться.

— Да, у меня кое-что случилось, но… я не знаю, с чего начать. — Элен провела рукой по волосам и принялась расхаживать туда-сюда по модерновой гостиной. Она была здесь в первый раз, но лишь вскользь заметила стены из необработанного кирпича, столы со стеклянными столешницами, черную кожаную мебель. Перед ее глазами все сливалось в одно размытое пятно.

Марсело закрыл за ней входную дверь, и она, крутанувшись на каблуках, оказалась лицом к нему.

— Я даже не знаю, с чего начать!

— Ничего страшного, — тихо проговорил Марсело, однако его черные глаза были серьезными. — Попробуй начать с самого начала.

— Нет… не могу. — Элен сама не понимала, зачем сюда приехала. Она вовсе не была уверена в том, что поступает правильно. Она знала только одно: ей срочно нужно с кем-то поговорить. — Мне кажется, я кое в чем запуталась… Даже точно не знаю в чем.

— Ты совершила что-то противозаконное?

— И да и нет. — Элен не знала, что ответить. Мысли путались. Она охватила лицо руками и покачала головой. — В общем… похоже, я впуталась в темную историю… Ох, лучше бы мне ничего не начинать… Вот что самое плохое… Самое плохое из всего, что могло случиться…

— Что могло случиться самого плохого? — недоверчиво переспросил Марсело, подходя поближе и кладя руки ей на плечи. — В чем дело?

— Просто ужас, я не могу… — Элен замолчала. Она боялась озвучить свои страхи. Рассказать сейчас все Марсело — то же самое, что броситься в пропасть. Она все расскажет, и ее тут же окутает мрак. Она уверена в этом, как и в том, что скоро наступит ночь. Сердце готово разорваться. Она словно подняла якорь и удаляется от всего привычного, хорошего, всего, благодаря чему живет…

Неожиданно для себя самой Элен разразилась отчаянными рыданиями. Они долго копились в ее душе и, наконец, вырвались на свободу. В следующий миг она поняла, что Марсело обнимает ее, прижимает к себе и она рыдает, уткнувшись в его мягкую рубашку, от которой пахнет его лосьоном после бритья и работой. Прежней жизнью.

Марсело говорил:

— Что бы там ни случилось, мы все уладим. Вот увидишь, все будет в порядке. — Он крепче прижал ее к себе, слегка покачивая, и снова и снова повторял: — Все будет хорошо.

Она жадно слушала его, страстно желая поверить в чудо. Как маленькая девочка, которая верит в сказки.

— Я… совершила ошибку, ужасную ошибку.

Элен подняла на Марсело полные слез глаза и сразу поняла: он больше не боится близости с ней. Не думает о том, что он начальник, а она — подчиненная. Она читала в его глазах неприкрытую боль, почти такую же, какую чувствовала сама. Он ласково погладил ее по щеке, смахнул слезы, погладил по спине. Элен всхлипнула и прильнула к нему всем телом, не сопротивляясь. В его взгляде было столько нежности, что Элен изумилась. Еще никто никогда в жизни не смотрел на нее так!

А потом он прильнул к ней губами и поцеловал — раз, потом еще.

— Все будет хорошо, — прошептал он. — Ты пришла ко мне, и мы все уладим.

— Правда?

Элен не верилось в реальность происходящего. Она перестала сомневаться, когда Марсело склонился к ней и снова поцеловал, на сей раз более страстно и настойчиво. Она перестала скрывать свои чувства. Отвечая на его поцелуй, она как будто набиралась от него сил и уверенности. В его объятиях ей стало спокойно. Ненадолго, всего на несколько секунд. А потом он узнает правду и поймет, что все определенно не будет хорошо, что сбываются самые жуткие ее опасения и никто и ничто не в силах им помешать.

Элен действовала как во сне. Неожиданно для себя она крепко обняла Марсело, прильнула к нему. Он тут же отреагировал на ее порыв и стал настойчивее. Она слышала его учащенное дыхание. Не разжимая объятий, они опустились на диван — как будто бросились с обрыва в реку.

Лежа на спине на прохладной кожаной обивке, Элен все крепче прижималась к нему, испытывая желание раствориться в нем и забыть обо всем остальном. Об Эми. О Кэрол. И даже об Уилле. На короткое время она перестала быть матерью и превратилась просто в женщину. Жар поцелуев Марсело и тепло его тела выгнали из ее головы все мысли, заботы. Несмотря на полумрак, она видела улыбку на его лице. Он помог ей высвободиться из куртки и сбросил куртку на пол.

— Я тебе помогу, — прошептал Марсело.

Элен выгнула спину и подняла руки вверх, чтобы ему удобнее было стащить с нее через голову свитер. Он замер, и она удивленно вскинула на него лицо. Оказалось, что он нежно улыбается, любуясь ею.

— Meu deus, voce tao linda, — тихо произнес Марсело.

Хотя она не знала португальского, его интонация выдавала горячее желание. Постепенно Элен совершенно успокоилась и забыла о своей обычной застенчивости. Она откинулась назад, на прохладную кожаную подушку, запрокинула голову. Дыхание у нее участилось; удары сердца казались очень громкими. Полными слез глазами она смотрела на него, тоже любуясь, наслаждаясь.

— Как ты красива! — сказал Марсело.

На некоторое время оба вдруг остановились, словно зависли в пространстве и во времени. Схлынул жар первых поцелуев. Теперь они не спеша, с удовольствием рассматривали друг друга. Обоим было ясно: у них не просто мимолетная интрижка. Зарождается что-то серьезное, настоящее. Марсело смотрел на нее в упор, словно задавая безмолвный вопрос.

— Да, — прошептала Элен, закидывая руки за голову.

Они снова поцеловались и начали узнавать друг друга — не спеша, с наслаждением. Их тела сплелись в жарком объятии; они освобождались от одежды, стремясь еще больше сблизиться, соединиться. Прикоснувшись к его коже, Элен почувствовала идущий от него жар. Ей показалось, что они соприкоснулись сердцами.

А потом между ними и вовсе не осталось преград.

70

Проснувшись, Элен не сразу поняла, где она. Они оба, совершенно обнаженные, лежали на диване. Ее голова покоилась на груди Марсело. Она потянула ноздрями, впитывая его запах. Интересно, который сейчас час?

Элен осторожно высвободилась из объятий Марсело. Она не помнила, когда он успел выключить свет. Гостиная утопала во мраке; только между пластинками жалюзи проникал слабый свет уличного фонаря. Она приподнялась на локте и, прищурившись, посмотрела на часы. Девять… Она побывала в раю, на острове любви, но теперь жизнь снова настигла и обрушилась всей тяжестью — как тяжелый скорый поезд, с грохотом и скрежетом мчащийся прямо на нее. Вдруг она осознала, что случилось, — сразу, как если бы увидела все в страшном сне.

Эми убили. И Карен Батц тоже не покончила особой. Роб Мур убивает всех, кто знает, что Уилл на самом деле Тимоти.

Элен вскочила с дивана и принялась искать разбросанную на полу одежду. Кое-как натянула юбку, свитер, сапоги. Марсело так и не проснулся; Элен не стала его будить. Сейчас не время объясняться. Нельзя терять ни минуты! Она схватила куртку, сумку, порылась в ней, нащупала ключи от машины. Сердце билось все быстрее. Она открыла дверь. Что-то подсказывало ей: надо спешить домой.

Сейчас же!

71

Захлопнув за собой дверь, Элен плотнее запахнулась в куртку и сбежала с крыльца. На улице разыгралась метель; пришлось идти к машине, низко опустив голову. Сухой, колючий снег бил ее в лицо; злые порывы ветра кусали щеки. Она несколько раз оскальзывалась на заснеженном тротуаре.

Добравшись до машины, она поспешно открыла дверцу, села на сиденье, включила зажигание и «дворники». Лобовое стекло было в наледи, но Элен не стала ждать, пока наледь оттает. Она включила обогрев салона, задом выехала на улицу, свободной рукой нащупывая в сумке коммуникатор. Прибавляя газу, позвонила Конни. Машина неслась по темной улице.

Конни сняла трубку после первого звонка.

— Конни, вы еще у нас? — спросила Элен, стараясь скрыть тревогу. Она даже не понимала, чего вдруг так испугалась. Она понимала только одно: ей надо скорее домой.

— Конечно. Я смотрю телевизор. Вы же предупредили, что задерживаетесь.

— Не на столько. — Элен кольнуло чувство вины, но она старалась не сводить глаз с дороги. Перестроилась в другой ряд, обогнала грузовик, повернула направо, потом налево.

Машины ползли медленно — в метель все старались вести осторожно. «Дворники» работали как сумасшедшие; их стук напоминал биение ее собственного сердца.

— Не торопитесь, Эл. Мой Чак сегодня тоже задерживается на работе.

— Как там Уилл?

— Спит как сурок.

— Вот и хорошо.

Когда Элен слышала, что дома все в порядке, ей обычно делалось легче, но сейчас облегчения не наступило. Она обогнала какого-то тормоза на «тойоте» и перестроилась в другой ряд, спеша к скоростному шоссе.

— Ах да, кота вырвало, пришлось подержать его на голодной диете.

— Ладно. Я буду дома меньше чем через час.

— Езжайте осторожнее. На улице настоящая метель. У нас во дворе снегу намело по щиколотку.

— Да. Спасибо, до свидания. — Элен отключилась, отложила телефон и объехала паркующийся грузовик. Пролетела перекресток на красный свет — так спешила домой.

К тому времени, когда она добралась до скоростного шоссе, она уже точно знала, что на уме у убийцы.

72

Метель разыгралась не на шутку; Элен взбежала на крыльцо, опустив голову и прикрыв лицо рукой от ледяного ветра. Каблуки проделывали ямки в мокром, подмерзающем снегу. Может, позвонить в полицию? Нет, лучше не стоит. Она работает в одиночку.

У двери Элен потопталась, сбивая снег с сапог и приказывая себе успокоиться. Нельзя, чтобы Конни что-то заметила. Она вставила ключ в замок, повернула. Распахнула дверь.

Обычно вид собственной гостиной успокаивал ее, но только не сегодня. Хотя здесь все было как всегда.

Конни встала с дивана и шагнула ей навстречу, широко улыбаясь.

— Посмотрите, кто к нам пожаловал! Настоящая эскимоска с Севера!

— Да, на улице холодно. — Элен через силу улыбнулась и сняла куртку.

В гостиной горел торшер, и комната утопала в уютном полумраке. Игрушки убраны, по телевизору показывают смелых дамочек, не постеснявшихся сделать пластическую операцию в прямом эфире. Звук прикручен.

— Как вы доберетесь до дому? У вас полноприводная машина?

— Конечно, не волнуйтесь. — Конни надела пальто, выпустив конский хвостик поверх воротника, взяла с подоконника сумку с вещами. — Завтра школа наверняка будет закрыта.

— Значит, хорошо, что я дома, правда? — Элен открыла Конни дверь, выпуская ее. — Мы выспимся и испечем что-нибудь вкусненькое.

— Предлагаю шоколадное печенье.

— Договорились. — Элен снова через силу улыбнулась.

Конни подошла к двери.

— Я серьезно, будьте осторожны!

— Не волнуйтесь, я непобедима! — Конни наградила ее прощальной улыбкой и вышла за порог.

Элен захлопнула дверь, заперла ее на ключ и засов.

Быстрее, быстрее, быстрее!

Никакого логического объяснения ее страхам не было. Элен знала только одно: надо доверять своим чувствам. Раз Роб Мур убивает всех, кому известно о Тимоти, значит, им с Уиллом нужно немедленно убираться отсюда. Сегодня же! Она взбежала по лестнице на второй этаж, вошла в детскую, склонилась над кроваткой.

— Уилл, солнышко, просыпайся!

Уилл, в теплой пижамке с Элмо из «Улицы Сезам», спал на спине, раскинув руки в стороны, и беспокойно ворочался во сне. В ногах кровати черно-белым клубочком свернулся Орео-Фигаро. Кот не шелохнулся.

Элен взяла Уилла на руки. Малыш уронил голову ей на плечо, вздохнул…

— Мама!

— Здравствуй, милый! — Элен погладила его по спинке. — Если не хочешь, не просыпайся. Я хочу переодеть тебя во что-нибудь потеплее.

С сынишкой на руках Элен быстро подошла к комоду, осторожно нагнулась, выдвинула нижний ящик и достала оттуда синий непромокаемый комбинезон. Вернулась к кровати, расстегнула «молнию» на комбинезоне и стала запихивать ноги Уилла в штанины.

— Мама, что случилось?

— Все хорошо, родной. Мы с тобой ненадолго уезжаем. — Элен натянула на него комбинезон и, осторожно подняв ему руки, сунула их в рукава. На ноги обула маленькие кроссовки. — Обними меня за шею, милый. Мы едем кататься.

— Ага, — сонным голосом произнес Уилл, снова послушно обнимая ее за шею.

Элен крепче прижала его к себе и вышла из спальни. Они спустились по лестнице. Элен придерживала сынишку за спину. Спустившись в гостиную, она бросила взгляд на часы: четверть одиннадцатого. Надо двигаться. Она схватила с подоконника дамскую сумку и вспомнила, что ей понадобятся наличные деньги. В шкафчике в кухне она держала двести долларов на крайний случай — такой, как сейчас.

Мельком глянув в окно гостиной, она заметила, что напротив, у Коффманов, не горит свет. И их машины нет на дорожке. Ей повезло. Они удивились бы, если бы увидели, что она с маленьким ребенком куда-то едет ночью, в метель. Прижимая к себе Уилла, Элен вошла в темную кухню и протянула руку к выключателю, собираясь включить подсветку.

Вдруг краем глаза она заметила или скорее почувствовала, какое-то движение. И почти тут же голова у нее как будто раскололась пополам.

Она непроизвольно разжала руки, выпуская Уилла. Перед тем как погрузиться во мрак, она услышала его истошный крик:

— Мама!

73

Когда к Элен вернулось сознание, оказалось, что она лежит в кухне на боку. Голова раскалывалась от боли; она попыталась закричать, но не смогла, потому что рот был заклеен липкой лентой. Она хотела шевельнуть руками, но они оказались связаны у нее за спиной. Плечевые суставы сводило от боли. Ноги тоже оказались связанными в лодыжках. Она лежала лицом к гостиной, спиной к кухне.

Вдруг ее до самых костей пронзил ужас.

Уилл!

В гостиной звонил ее мобильник. Звук из другого места и времени. Сзади послышался треск — сильный и грубый, как будто кто-то рвал материю. Элен перекатилась на спину, скосила глаза вбок и ужаснулась.

Уилл лежал на боку лицом к ней, его рот был заклеен липкой лентой. Малыш горько плакал; его тельце сотрясалось от рыданий. Над ним склонился мужчина; он обматывал липкой лентой ножки в синем комбинезоне.

— Доброе утро. — Мужчина поднял голову и криво ухмыльнулся.

Мужчина с пляжа. Роб Мур! С тех пор как они снимались, он успел отрастить вислые каштановые усы; выглядел он более потасканным, чем на фотографии, но ошибиться невозможно: перед ней тот же самый человек. Длинные патлы доходили до плеч старой черной куртки. Кроме того, на нем были джинсы и непромокаемые сапоги. На полу рядом с Муром стояла красная пластмассовая канистра с длинным носиком. Судя по запаху, в ней бензин. Из груди Элен вырвался даже не крик, а настоящий вой, исполненный ужаса и ненависти.

— Так я и думал, — сказал Мур, снова ухмыляясь и обрывая липкую ленту зубами.

Из глаз Уилла ручьем лились слезы; от страха глаза у малыша сделались огромными. Элен поползла к сынишке. Она пыталась что-то сказать, но из-за того, что рот был залеплен, выходило какое-то бульканье.

Мур выпрямился и снова криво ухмыльнулся. Неожиданно он поднял ногу в тяжелом сапоге и поставил ее на голову Уилла:

— Только двинься, и я раздавлю его, как букашку!

Элен парализовало от страха. Уилл снова разрыдался; лицо у него начало синеть. Мур сильнее нажал на голову мальчика.

Уилл зажмурился от боли, лобик сморщился. На лице появился отпечаток грязной подошвы. Мур раздавит ему череп!

Элен кричала, хрипела, мотала головой: нет, нет, не надо!

— А ну, назад! И заткнись!

Элен, корчась, покатилась назад. Она пятилась, пока не ударилась затылком о край плиты. Не обращая внимания на боль, подняла на Мура умоляющий взгляд. Все что угодно, только пусть перестанет мучить Уилла!

— Вот это, я понимаю, любовь!

Ногу Мур не снял, лишь слегка приподнял носок. Уилл побледнел. Под липкой лентой малыш задыхался.

Пожалуйста, пожалуйста… Только бы он мог дышать! Только бы Мур не повредил ему голову… Только бы его сердечко выдержало…

— Что, не наигралась со своим дружком? — спросил Мур.

Несмотря на парализующий страх, Элен попыталась собраться с мыслями. Должно быть, Мур следил за ней. Он что, ездил на похороны? И что он собирается делать с бензином? Ответ был очевиден, но разум отказывался верить. Элен рычала и хрипела.

— Да заткнись ты!

Мур наконец снял ногу с головы Уилла. Малыш захлебывался в рыданиях; слезы на его личике смешивались с грязью.

Элен заставила себя замолчать. Она не сводила взгляда с Уилла, пытаясь мысленно сказать сынишке: все будет хорошо. Она обязательно что-нибудь придумает. Мысли путались, набегали одна на другую. На помощь никто не придет. Коффманы куда-то уехали. Других соседей вообще никогда не бывает дома. А остальные сладко спят под вой метели.

Мур поднял пластмассовую канистру, отвинтил крышку, и кухня моментально пропиталась бензиновыми испарениями. Он наклонил канистру над Уиллом и принялся поливать его. Синие штанины комбинезона сразу почернели.

Элен уже не могла соображать от ужаса. Мур собирается сжечь их заживо! Он хочет убить их обоих.

Она страшно закричала.

Динь-дон!

Звонок! Кто-то пришел!

Элен захрипела, задергалась, хотя и понимала, что все бесполезно.

— Заткнись! — Мур поставил канистру на пол и снова наступил ногой на голову Уиллу.

Элен как сумасшедшая трясла головой. Боже, пусть Мур перестанет мучить Уилла! Кто там пришел? В гости так поздно не ходят… Может быть, Марта Коффман? Что, если они вернулись домой и она обнаружила, что у нее… например, нет соли. А может, заболел кто-то из сыновей.

Динь-дон!

Физиономия Мура перекосилась от злобы. На глазах у Элен личико Уилла все больше синело. Он захлебывался в безмолвном крике. Из глаз лились слезы, из носа — прозрачная слизь.

Динь-дон!

— А ну, прекрати! — Мур крутанулся на каблуках, наконец убрав ногу от головы Уилла.

Элен заставляла себя думать. Если пришла Марта Коффман, может, она из окна заметила неладное… Если Элен не откроет ей, она наберет 911.

Динь-дон!

— Черт! — Мур рассвирепел; он тоже соображал на ходу, бешено вращая глазами. Сунул руку в карман куртки и выхватил револьвер, тускло блеснувший в полумраке.

Элен похолодела.

74

— Видишь своего мальца? — Мур нагнулся и приставил револьвер к виску Уилла. — Я ему башку разнесу!

От ужаса Элен даже кричать не могла; у нее свело голосовые связки.

— Они не уходят; придется тебя развязать. Подойди к двери и скажи, кто бы там ни явился, чтобы они убирались. Одно лишнее слово, один жест — и я вышибу твоему мальцу мозги!

Элен быстро закивала. Возможно, это ее единственный шанс. Ей нужно что-то сделать. Может ли она рисковать? Может ли она не рисковать?

— Я убью его. Понимаешь?

Элен быстро-быстро закивала: да, да, да!

Динь-дон!

— Тогда ладно. — Мур поднял револьвер, подскочил к Элен и склонился ей за спину. Вздернул ее на ноги за запястья, шипя ей в ухо: — Все зависит от тебя, сука. Одно слово, и я убью мальца!

Элен покачала головой, отчаянно пытаясь убедить его: да, она все поняла. Через миг руки у нее оказались свободны, и она рухнула на пол, как тряпичная кукла.

Мур разрезал ленту у нее на лодыжках, снова вздернул ее на ноги и рывком содрал липкую ленту со рта. На секунду она ощутила резкую боль, но тут же забыла о ней, как только Мур приставил револьвер ей ко лбу.

— Не делайте ему больно, не делайте ему больно! — снова и снова шептала Элен, будто повторяла молитву.

— Никаких штучек!

Лицо Мура было совсем близко; она увидела налитые кровью глаза, сальные усы. Он обдал ее пивным перегаром.

Элен с трудом удерживалась на ногах, колени дрожали. Но голова уже заработала; она лихорадочно соображала, что делать.

— Наверное, соседка за чем-нибудь зашла. Что делать, если она не уйдет?

— А ты заставь!

Мур вытолкал ее из кухни, и она, спотыкаясь и чуть не падая, выбралась в гостиную, быстро взглянув на окно. В доме Коффманов свет по-прежнему не горел. Конни вошла бы сама — у нее есть ключ. Так кто же ей звонит?

Марсело!

Кроме него, некому. Он ей поможет. Они вместе спасут Уилла!

Элен поспешила к двери. Сердце глухо колотилось в груди.

Динь-дон!

Лица человека, стоящего на пороге, Элен не видела. Она лишь поняла, что гость один. Она открыла дверь и, не обращая внимания на ледяной ветер, изумленно застыла на месте.

Вот уж кого она совсем не ожидала сейчас увидеть!

75

На пороге стояла Кэрол Брейверман в длинном черном плаще, с дорогой кожаной сумкой через плечо. Волосы зачесаны наверх, собраны в пучок. Глаза сверкают, губы блестят.

— Элен Глисон? — спросила она.

Элен кивнула; от потрясения она лишилась дара речи. Кэрол шагнула через порог и принялась озираться по сторонам.

— Я Кэрол Брейверман, хотя это вам и так уже известно. — Кэрол развернулась к ней; плащ зашелестел. Голубые глаза горели. — Вы усыновили моего сына.

— Что, простите? — с трудом переспросила Элен. В голове одновременно пронесся миллион мыслей, но ни одну ей не удалось додумать до конца.

— Я приехала, как только мы перепроверили факты. Он мой сын Тимоти. Его похитили в Майами сразу после того, как ему исполнился год.

— Не знаю, о чем вы говорите.

В голове у Элен мало-помалу начало проясняться. Уилл в кухне, в него целятся из револьвера. Дверь в кухню открыта, и Муру слышно каждое слово. Надо поскорее убрать отсюда Кэрол. Хватит и одной отчаявшейся матери. А как поведет себя Кэрол, увидев, что происходит, невозможно даже предсказать.

— Извините, но мне кажется, что вы все прекрасно понимаете. — Взгляд Кэрол немного потеплел. — Представляю, через что вам пришлось пройти, и мне вас жаль, поверьте. Но правда известна нам обеим. У вас мой ребенок, и я хочу получить его назад.

— Ничего подобного! — Элен шагнула к гостье, оставив парадную дверь открытой. В гостиную проникал холодный, морозный воздух. — Пожалуйста, покиньте мой дом.

— У вас мой сын, не притворяйтесь, будто вам ничего не известно! Два дня назад вы побывали в Майами.

— Вы ошибаетесь.

У Элен пересохло во рту. Откуда Кэрол узнала? Не важно. Мало-помалу к Элен возвращалась способность мыслить. Мур развязал ей руки и ноги. Как только она вытолкает Кэрол из дому, у нее появится свобода действий.

— Не знаю, о чем вы говорите! — сказала она. — Немедленно покиньте мой дом.

— Позвольте, я все объясню. — Кэрол выставила вперед руку. — Мне позвонила одна ваша сотрудница, Сара Лю, и все рассказала. Мне все известно и о вас, и о мальчике, которого вы зовете Уиллом.

Элен как будто током ударило. Сара звонила Брейверманам?! Как? Зачем?!

— Она видела, как вы зашли на мой веб-сайт и распечатали фотографию моего сына. Она позвонила вам домой и убедилась, что вы куда-то уехали из Филадельфии. Она догадалась, что вы полетели в Майами. — Кэрол замолчала и вскинула голову. — Зачем? Вы что, хотели на нас взглянуть?

У Элен голова шла кругом. Она заставила себя соображать. Ей нужно спасти Уилла. Там, в кухне, Мур держит ее сына под прицелом.

— Разумеется, Сара потребовала вознаграждение. — Кэрол презрительно улыбнулась; в мочках ушей сверкнули бриллианты. — Миллион долларов — сумма немаленькая. Она способна изменить жизнь. Мы не случайно назначили такую высокую награду. Мы знали: рано или поздно кто-нибудь обязательно объявится. Так и случилось.

— Вы ненормальная. Убирайтесь!

— Я поискала в Интернете ваши статьи. Я знаю, вы не догадывались о том, что ребенка похитили. Но это меня не касается. Он мой, и я хочу его вернуть! — В голосе Кэрол зазвучали высокомерные нотки. — Мой муж уже вылетел в Филадельфию. Его рейс задержали из-за метели, а я не хотела ждать.

Элен едва не впала в ступор. Раньше она считала: самое страшное — если у нее попытаются отнять Уилла. Оказалось, есть вещи и пострашнее. У нее в кухне творится настоящий ужас. Первым делом надо во что бы то ни стало избавиться от Кэрол.

Скрипнула ступенька на лестнице. Обе женщины повернулись. На площадке появился Орео-Фигаро; он зевнул и сел, обвив лапки пушистым хвостом.

— Где Тимоти? — спросила Кэрол. — Я требую, чтобы вы отвели меня к нему!

— Он не Тимоти, он мой сын, и сейчас он ночует у друга.

— Трехлетний ребенок ночует вне дома?

Кэрол шагнула к лестнице, но Элен вовремя успела преградить ей дорогу.

— Ни шагу дальше! Вы не имеете права расхаживать по моему дому! — Элен возвысила голос. Пора показать, кто хозяйка положения. Если Кэрол сделает еще шаг, она увидит кухню, почувствует запах бензина, и тогда им всем конец. Элен положила руку Кэрол на плечо. — А ну, немедленно убирайтесь отсюда!

— Я думала, мы сможем обойтись без вмешательства полиции, но, видно, не получится. У вас мой сын, и я никуда не уйду отсюда без него.

Кэрол попыталась сбросить руку Элен, но Элен держала ее изо всех сил. Она собиралась спасти Кэрол жизнь, но самое страшное — незваная гостья ставила под угрозу жизнь сына, которого любили они обе.

— Не знаю, кто вы такая. Понятия не имею, о чем вы говорите.

— Вы знаете, что он мой. Я обращаюсь к вам, как мать к матери! — Вдруг глаза Кэрол наполнились слезами. — Все это время я не переставала надеяться! Я знала, знала, что он обязательно найдется. Я знала, что он жив. Я его все время чувствовала, понимаете?

— Убирайтесь отсюда к черту!

Страх Элен нарастал. Она представляла, как Мур слушает их разговор и постепенно теряет терпение. Пусть Кэрол забирает Уилла, лишь бы мальчик остался жив!

— Мы наняли частного детектива, и он подтвердил все, что сказала Сара. Мы даже знаем, каким рейсом вы прилетели в Майами!

— Уходите!

Элен подталкивала Кэрол к порогу, но Кэрол не сдавалась. На ее лице появилось ожесточенное выражение.

— Я никуда отсюда не уйду! — Она встала на пороге, скрестив руки на груди. — Я ждала два года — срок достаточно долгий. Если придется, я простою у вас на крыльце хоть всю ночь. Отдайте мне моего сына!

— Его здесь нет! — закричала Элен так громко, чтобы услышал Мур. — А ну, уходите! Сейчас же!

— Тогда зовите полицию. — Кэрол улыбнулась. — Но вы ведь этого не сделаете, верно? Потому что вам известно, что вы удерживаете у себя моего сына!

— Убирайтесь же!!! — еще громче закричала Элен, борясь с непреодолимым желанием ворваться в кухню, схватить Уилла и помчаться куда глаза глядят.

Вдруг Кэрол подозрительно прищурилась.

— Вы только что покосились в сторону кухни! Он там, да?

— Ничего подобного. А теперь…

— Я знаю, он здесь!

Неожиданно Кэрол ударила Элен по лицу, и Элен пошатнулась. Когда она снова обрела равновесие, было поздно.

— Нет! Стойте!

— Тимоти!

Вырвавшись, Кэрол бросилась в столовую.

— Нет! Стойте! Погодите!

Элен гналась за Кэрол; в отчаянии она метнулась вперед и потянула Кэрол за подол длинного плаща. Обе упали и покатились по полу, сшибая стулья, как кегли.

— Верните мне моего сына! — кричала Кэрол.

Две матери боролись на полу в столовой.

— Нет! — Элен изо всех сил прижимала Кэрол к полу. Она выбилась из сил.

Вдруг они услышали хриплый хохот.

— А это еще что такое? — спросила Кэрол, лежа на спине.

Элен почувствовала, как от страха останавливается сердце. Она выгнула шею.

Над ними, расставив ноги, словно коммандос, стоял Роб Мур и целился в них из револьвера.

— Обожаю женский бокс, — прокомментировал он.

— Ты?! — вскричала Кэрол, и Мур коварно улыбнулся.

— Кэрол! Давненько не виделись!

76

— Ну что ж, начинаем веселиться. — Мур ткнул стволом револьвера в сторону кухни. — А ну, марш обе в кухню!

— Я тебя убью! — закричала Кэрол, поднимаясь на локте. — Ты похитил моего ребенка!

— Потише, принцесса, — фыркнул Мур.

— Я ведь отдала тебе деньги! Ты должен был вернуть мне ребенка! Мы так договаривались. И речи не было о том, что ты оставишь ребенка себе!

— Условия изменились.

Оцепеневшая от изумления Элен переводила взгляд с Мура на Кэрол и обратно. Они о чем-то договаривались? Она с трудом села, одновременно лихорадочно соображая, как спасти Уилла. Она обязана спасти его, вытащить отсюда живым!

— Зачем ты это сделал, зачем? — кричала Кэрол. — Ты должен был вернуть его мне, и все! Деньги ты получил…

— Малец понравился моей подружке. Она вечно ныла, что не может иметь детей, а потом взяла ребенка и сбежала.

Элен понимала: ей необходима передышка. Ей надо подумать.

— Его забрала Эми? Эми Мартин была твоей подружкой?

— Да. Дура безмозглая!

— Значит, Эми убил ты?

— А то! — ухмыльнулся Мур.

— И женщину-адвоката, Карен Батц?

— Конечно!

— Но зачем? Ее-то за что?

— Не хотел оставлять следов. Если бы она догадалась, то бы подняла шум. Кэрол наняла бы лучших адвокатов, каких можно купить за деньги, и меня отправили бы в тюрягу.

— Ах ты, сволочь! — Кэрол не сводила с Мура ненавидящего взгляда. — Мой ребенок! Я каждую минуту думала о нем! Ты сломал мне жизнь!

— Ты сама себе жизнь поломала, дура. Просадила кучу денег…

— Сейчас речь не обо мне, а о тебе. Ты обещал сразу же вернуть мне ребенка. И обманул меня! Ты его увез!

Элен продолжала соображать, как спасти Уилла. Скорее, скорее…

В гостиную, потягиваясь, вошел Орео-Фигаро.

— Знаешь, что ты натворил? — Кэрол с трудом пыталась встать. — Мой муж чуть не умер от горя! Ты разрушил наш брак!

— А ты что натворила? Может, скажешь муженьку: «Дорогой, твоя женушка вовсе не такая девочка-одуванчик, какой ты ее считал. Она придумала с помощью младенца расплатиться за свое маленькое увлечение».

— Расплатиться… с помощью ребенка?! — Элен остолбенела от изумления. — Так, значит, она была в курсе?

— Ага, это она все подстроила. — Мур кивнул. — А ты и не догадывалась, верно? Куда тебе догадаться! Наша мисс Само Совершенство проиграла все свои денежки, вот и придумала, как можно запустить лапку в наследство сыночка.

— Заткнись! — закричала Кэрол, но Мур не обратил на нее внимания.

— Мы с ней познакомились в казино «Миккосуки». Я работал там парковщиком, отгонял на стоянку машины богатеньких стерв. Она и предложила мне похитить ребенка. Сказала, что в машине будет няня, и…

— Прекрати, прекрати! — Кэрол закричала громче; Орео-Фигаро, испугавшись, спрятался под стол. — Ты не должен был убивать ее! Ты не должен был похищать ребенка по-настоящему!

— Хватит! — Мур ткнул в нее револьвером и покосился в сторону кухни. — Хочешь увидеть сына? Он здесь.

— Здесь?!

Лицо Кэрол осветилось счастьем. Она бросилась в кухню, задев кота. Испуганный, Орео-Фигаро подбежал к хозяйке.

В глазах Мура появился опасный блеск. Элен поняла, что думать больше нельзя. Надо действовать.

Одновременно произошло много всего.

77

Кэрол вбежала в кухню и сразу увидела лежащего на полу Уилла.

— Мой малыш! — закричала она.

Мур поднял руку и приставил ствол револьвера к затылку Кэрол.

Элен подхватила с пола Орео-Фигаро и швырнула его в лицо Муру.

— Мяу! — завопил недовольный кот, извиваясь толстым телом.

Неожиданный бросок застал Мура врасплох. Он пошатнулся и шлепнулся навзничь. Послышался выстрел: пуля угодила в потолок. Орео-Фигаро приземлился на пол, проворно вскочил и удрал.

Элен ракетой метнулась вперед, схватив револьвер за ствол. Мур, пятясь, двинулся в кухню. Элен вцепилась в револьвер изо всех сил и попыталась вырвать его у убийцы.

— А ну, отцепись! — зарычал Мур. Он схватил револьвер, крутанул Элен и сильно толкнул в сторону кухни.

Голова ее ударилась о деревяшку, но она не отпускала его руку и продолжала выдергивать револьвер, несмотря на то что он по-прежнему целился в Кэрол. Та успела подхватить на руки Уилла и вместе с ним метнулась к двери черного хода.

— Беги! — закричала ей Элен.

— Заткнись! — Мур с силой толкнул Элен к плите, выдернул револьвер и наставил его на Кэрол.

Кэрол оглянулась через плечо и одним движением положила Уилла на ступеньку лестницы. Сама она встала впереди и, раскинув руки, закрыла мальчика своим телом.

— Не тронь моего сына! — закричала она.

Мур нажал на спусковой крючок.

Элен истошно закричала.

На груди у Кэрол расплывалось темное пятно. Она открыла рот, как будто собиралась что-то сказать, но… ее голова безвольно упала на грудь, и Кэрол рухнула на пол в неестественной позе, подогнув колени.

— Нет!

Элен бросилась к Муру и замахнулась. Но на сей раз у нее в руках был не кот, а чугунная конфорка, снятая с плиты. Что было сил она запустила конфоркой Муру в лицо. Зазубренный край ударил его по лбу. Там появилась зияющая рваная рана, из которой хлынула струя алой крови. Глаза у Мура широко раскрылись. Он пошатнулся, ударился затылком о стену и медленно-медленно осел на пол.

Элен услышала собственный крик. Она подбежала к Муру, проворно подняла с пола выпавший револьвер и прицелилась в убийцу. Мур пошевелился. Элен сжимала револьвер дрожащими руками, не зная, что делать дальше — убить его или сохранить ему жизнь. Вдруг Мур снова криво ухмыльнулся. В следующий миг глаза у него закатились и взгляд остекленел.

Элен поспешила к Кэрол. Осторожно приподняла ей голову, подтащила к стене, усадила, приложила пальцы к шее. Пульс не прощупывался. Кровь, продолжавшая лить из раны на груди, пропитала шерстяной свитер. Видимо, пуля угодила прямо в сердце.

Элен склонилась над ней и прислушалась, дышит ли она. Ни звука. Она раскрыла Кэрол рот и начала делать искусственное дыхание, но скоро поняла, что уже поздно. И тем не менее она еще долго пыталась спасти ее, вдохнуть в нее жизнь. Когда Элен наконец выбилась из сил, голова Кэрол безвольно откинулась назад. Элен плакала навзрыд. Она осторожно уложила Кэрол на спину, мысленно помолившись за нее.

Теперь Уилл… Уилл!

Спотыкаясь и падая, Элен побежала к лестнице. На первой ступеньке лежал связанный Уилл и плакал. Полные слез глаза стали огромными, как блюдца. Как они похожи на глаза Кэрол… Элен передернуло. Она подхватила сынишку на руки и бросилась прочь из кухни, стараясь держать его так, чтобы он не видел жуткую сцену.

— Все будет хорошо, все будет хорошо, — безостановочно шептала она.

В гостиной Элен опустилась на диван, устроила Уилла у себя на коленях и, не переставая утешать его, стала отклеивать с губ липкую ленту. Сначала попробовала медленно, постепенно, но поняла, что так еще больнее. Уилл захлюпал носом, рыдания возобновились.

— Потерпи, солнышко, больно будет всего секунду.

Элен резко рванула ленту, и Уилл тут же зашелся громким, как у новорожденного, плачем.

— Мама! Мамочка! Мне больно!

— Все, все… Все кончено. — Элен говорила не переставая. Вынула из коробки бумажный носовой платок, вытерла ему нос. Вокруг рта кожа была содрана, от клея осталось грязное пятно.

— Больно!

— Ш-ш-ш, милый. Сейчас пройдет. — Элен взяла еще один носовой платок, вытерла Уиллу глаза и, продолжая утешать его, осторожно освободила ему руки и ноги. В ноздри ударил резкий запах бензина. Она осторожно вынула мальчика из пропитанного бензином комбинезона и вдруг заметила, что у него из головы, за ухом, сочится кровь.

Господи, нет!

— Все хорошо, милый, — повторяла она, но Уилл не переставал плакать.

Она придвинула к себе коробку с носовыми платками, вытащила один, прижала его к ране и вспомнила, как Мур давил малышу на голову подошвой своего тяжелого сапога. В том самом месте. Ее затрясло от страха, но она приказала себе не паниковать. Нужно проверить Уиллу уши и глаза… Ему нужна квалифицированная медицинская помощь. Прижимая платок к ране, она встала и с Уиллом на руках подошла к телефону. Набрала номер службы спасения — 911. Уилл все плакал и никак не мог успокоиться.

— Что у вас случилось? — спросила диспетчер, и Элен, взяв себя в руки, постаралась изложить суть дела кратко и четко.

— Ко мне в дом вломился грабитель. Он угрожал мне и моему сыну. Защищаясь, я… убила его. — У Элен перехватило горло. Она не верила собственным словам. Она еще никогда не причиняла вред другому человеку, тем более не убивала! — Грабитель застрелил женщину по имени Кэрол Брейверман. Кроме того, он ранил моего сына, ему всего три года, и у него за ухом кровь. Пожалуйста, немедленно пришлите скорую помощь и полицию.

— Говорите, у вас в доме двое убитых?

— Да. Послушайте, моему сыну требуется скорая медицинская помощь. Ему… наступили на голову, и у него идет кровь. Он плачет, и я боюсь!

— Мама! — Уилл зарыдал громче.

Элен с трудом расслышала слова диспетчера:

— Не позволяйте ему спать. «Скорая помощь» уже выехала. Если хотите, можете поговорить со мной, пока они в пути.

— Мама! Мамочка! — все громче заливался Уилл.

— Нет-нет, ничего. Лучше я займусь сыном. Только, пожалуйста, приезжайте быстрее. Скорее!

Элен нажала отбой, крепче прижала к себе Уилла и покачала, как в раннем детстве. Наконец сынишка перестал плакать. Она взяла еще несколько бумажных платков и вытерла ему лицо, а потом приложила чистую салфетку к ране.

— Милый, скажи, что у тебя болит?

— Голова!

Боже, прошу тебя!

— Сейчас мы с тобой поедем к врачу. Он тебя полечит.

— К какому врачу? К доктору Чодофф?

— Нет, к другому.

— А я хочу к доктору Чодофф! — захныкал Уилл.

— Давай-ка наденем курточку.

Элен говорила не переставая, пытаясь отвлечь сынишку и успокоиться. Подошла к шкафу, сняла с плечиков его вельветовую курточку с капюшоном и, не отпуская Уилла, села на диван и просунула руки мальчика в толстые рукава. Потом сняла с его ног пропитанные бензином вонючие кроссовки. Надо успеть собрать все, что нужно, до приезда «скорой».

— Правда, вонючие кроссовки? Они нам не нужны, мы их снимем. — Элен продолжала успокаивать Уилла.

Мальчик кивнул; его передернуло, и он наконец перестал плакать. Элен осторожно осмотрела ранку за ухом; при свете лампы она увидела, что на коже у него царапина, из которой сочится кровь. Только бы не трещина! Она взяла еще один бумажный платок и приложила его к ране.

— Что там, мама?

— У тебя за ушком маленькая царапина. Сейчас мы поедем к врачу. Он посмотрит и полечит тебя.

— Кто был тот человек?

— В кухне-то? К нам приходил очень злой человек. Ужасный человек, но больше он не сделает тебе ничего плохого.

— Мама, он тебя обидел?

— Нет, со мной все хорошо. И с тобой тоже. Мы съездим к врачу, и все будет хорошо.

Элен снова покачала сынишку, и Уилл потер глаза стиснутым кулачком.

— У меня голова болит.

— Ты, главное, не спи, ладно, милый?

Элен встряхнула мальчика и продолжала говорить с ним о пустяках, хотя видела, как кровь из ранки окрашивает в красный цвет одну салфетку за другой. Совсем как бумажные гвоздики, которые он мастерил на занятиях в своей дошкольной группе. Она поспешно хватала окровавленные комочки и выбрасывала, чтобы Уилл их не увидел. Наконец кровь остановилась, но она лишь еще больше испугалась. В гостиную с независимым видом вошел Орео-Фигаро. Кот сел перед диваном, поджав под себя передние лапки.

Уилл шмыгнул носом.

— Мама, ты обидела Орео-Фигаро!

— Нет, я его не обижала. Я знала, что ему ничего не будет.

— Ты его швырякнула!

— Знаю.

Элен не стала поправлять сынишку. Отныне пусть делает хоть любые ошибки.

— Ты нехорошо поступила.

— Ты прав. — Элен повернулась к Орео-Фигаро. — Прости меня, Орео-Фигаро!

Кот охотно простил хозяйку: он посмотрел на нее и подмигнул одним глазом. Так они и сидели втроем, пока не приехала полиция. Красный проблесковый маячок заплясал по стенам уютной гостиной; в его лучах высветились трафаретные коровки и сердечки.

— Мама, что там такое? — Уилл извернулся у нее на коленях, чтобы лучше видеть.

— Приехали полицейские, дружок. Они нам помогут.

Элен подошла к окну и выглянула на улицу. Еще совсем недавно здесь никого не было, но теперь улица преобразилась. Перед ее домом остановилось несколько полицейских машин, в морозном воздухе завывали сирены, темноту рассеивали лучи мощных прожекторов. Из машин выпрыгивали полицейские — черные фигуры на белом фоне. Они бежали по дорожке к крыльцу.

— Вон они, мама!

— Конечно, вот и они.

Элен подошла к двери. Полицейские толпились на крыльце; застучав ботинками, как солдаты, они ринулись к ней в дом.

Они спасут Уилла.

Спасут, в корне уничтожив его прежнюю жизнь.

78

Элен открыла дверь. Полицейские вбежали в гостиную и тут же рассредоточились. Одни направились в столовую, другие, скрипя ступеньками, поднялись на второй этаж. В палисаднике и на заднем дворе замелькали лучи фонариков. Уилл, которого Элен не спускала с рук, затих и, широко раскрыв глаза, наблюдал за происходящим. Полицейский постарше отвел Элен в сторону, положив руку ей на плечо. На нем были очки в тонкой металлической оправе.

— Меня зовут Патрик Хэлберт, — представился полицейский, стряхивая снежинки с форменной куртки. — Это вы звонили в службу спасения?

— Да. — Элен назвала себя. — Где скорая помощь?

— Они уже едут. Вы не ранены, мадам? — Хэлберт многозначительно посмотрел на нее.

Опустив голову, Элен впервые обратила внимание, что она вся в крови.

— Нет. Кровь не моя. Но мой сын получил травму. Когда приедет скорая?

— Максимум через пять минут. — Хэлберт держался строго официально, но в его взгляде угадывалось сочувствие. Полицейский внимательно осмотрел сидящего у нее на руках Уилла и продолжал: — Диспетчеру вы сообщили, что к вам в дом проник грабитель…

— Да.

— В доме, кроме вас, есть кто-нибудь еще?

— Пат! — крикнул из кухни другой полицейский. — Тут у нас двое!

Элен сказала:

— Нам надо спешить, у него идет кровь из головы. Может быть, вы сможете отвезти нас в больницу?

— Лучше подождем медиков. Если понадобится, они окажут вашему сыну помощь в своей машине. — Хэлберт заметил, что Уилл босиком, и насупил брови. — Что, приятель, ботинок-то нет?

Уилл сжался и отвернулся; полицейский достал из нагрудного кармана шариковую ручку и блокнот.

— Миссис Глисон, пока мы ждем, пожалуйста, введите меня в курс дела. Итак, что у вас произошло?

— Давайте лучше поговорим потом, когда моим сыном займутся врачи. Сейчас важнее всего здоровье моего сына. Кроме того, не все можно говорить при таком маленьком мальчике.

— Это не допрос, официальные показания вы дадите потом, в полицейском участке. Я знаю, кто вы, моя жена читает ваши статьи в газете. — Хэлберт улыбнулся и стал больше похож на нормального человека. — А сейчас давайте просто побеседуем в ожидании скорой.

— Всю историю рассказывать долго. В общем, ко мне в дом вломился грабитель. Вооруженный. Он собирался убить нас с сыном. Облил мальчика бензином.

Элен покосилась на Уилла. Тот внимательно разглядывал полицейского, но слушал, навострив уши.

— Потом появилась женщина по имени Кэрол Брейверман и отвлекла грабителя. Она схватила Уилла на руки и попыталась бежать с ним. И тогда грабитель ее застрелил. Я попробовала сделать ей искусственное дыхание, но было поздно. — Элен кольнуло чувство вины, но она постаралась не дать ему волю. Сейчас не время распадаться на куски. — Они в кухне.

— «Они» — значит трупы?

— Да.

Послышался вой сирены; во дворе мелькнул красный луч. Карета скорой помощи затормозила у крыльца, взрывая глубокий снег. — Приехали!

— Пошли. — Хэлберт убрал ручку и блокнот в карман. — Миссис Глисон, мы проводим вас до больницы.

Выйдя на крыльцо, Элен повернулась, чтобы прикрыть Уилла от ветра, и начала осторожно спускаться. Малыш крепко прижимался к ней. За ними шли Хэлберт и несколько других полицейских. Идти пришлось пригнувшись — порывы ветра били в лицо. Из машины скорой помощи выскочил фельдшер и распахнул перед ними задние дверцы. В салоне машины загорелся яркий желтый свет.

Элен зашагала по дорожке, приминая сапогами мокрый снег.

— Сколько снега выпало, правда, милый?

— Целая гора! — с готовностью отозвался Уилл.

— Почти по колено, — добавил Хэлберт, который шел рядом, придерживая Элен под локоть.

Фельдшер скорой помощи протянул руки.

— Это пострадавший мальчик?! — крикнул он, перекрикивая рев мотора.

Элен передала ему Уилла.

— Да. Ему три года, у него за ухом кровь. Ему… наступили на голову сапогом.

— Влезайте в салон, — распорядился фельдшер, подсаживая Уилла в машину и садясь следом за ним.

Элен поднялась на подножку и шагнула на пол, обитый металлическими полосами.

— Поехали, Уилл!

Только сейчас она сообразила, что мальчик босой, и стала греть ему ступни руками. От всего происходящего у нее совсем разум отшибло — не догадалась переобуть его во что-то другое.

— Мы едем в машине скорой помощи. Правда, круто?

Вдруг сзади послышались крики:

— Подождите, подождите!

Все обернулись. Пока они садились в карету скорой помощи, к ее дому подъехал черный седан и остановился за полицейскими машинами. Из седана выскочил какой-то человек и, размахивая на бегу руками, бросился к ним. Полы его спортивной куртки развевались на ветру. За неизвестным бежали полицейские.

Вот незнакомец очутился на свету, и Элен сразу же узнала его искаженное от боли лицо.

Билл Брейверман!

— Стойте, погодите!

Отбиваясь от полицейских, которые хватали его за руки, он добрался до кареты скорой помощи и попытался влезть внутрь. Подоспевшие полицейские преградили ему путь. Он отчаянно дрался и вырывался. Снег летел ему в лицо, но обезумевший муж Кэрол Брейверман не обращал на него внимания. Он ухватился за дверцы, крича:

— Стойте, погодите, пустите меня!

— Немедленно отойдите от машины! Нам надо ехать! — крикнул фельдшер, отталкивая его.

Билл успел заметить в салоне Уилла, и его лицо осветилось радостью.

— Тимоти, это ты! Слава богу, это ты! — Билл протянул к мальчику руки, и Уилл, снова испугавшись, громко заплакал.

— Мама! — закричал он.

Элен вскочила, закрывая собой сынишку.

— Билл, мы поговорим позже. Сейчас я везу его в больницу. У него рана на голове.

— Вы?! — Узнав ее, Билл рассвирепел. — Так вот в чем дело! Вы — та женщина, которая усыновила нашего ребенка! — Он начал карабкаться в салон, цепляясь за подножку, но полицейские оттащили его, а фельдшер поспешно захлопнул дверцу. — Там мой сын! — кричал Билл Брейверман. — Там Тимоти! Где моя жена? Что вы сделали с моей женой? — В гневе он развернулся к держащим его полицейским. — Я Билл Брейверман! Где моя жена? Она здесь? С ней все в порядке?

— Да здесь она, здесь, — ответил фельдшер, показывая на Элен.

Та повернулась к Уиллу и принялась успокаивать его.

— Мама! Мамочка!

Из глаз малыша ручьем лили слезы, нижняя губа дрожала.

Полицейский Хэлберт положил руку на плечо Билла.

— Сэр, ваша жена Кэрол Брейверман?

— Да! Где она? Что с ней?

— Пожалуйста, пройдемте со мной, — сказал Хэлберт. — Мне нужно с вами поговорить.

Сотрудники Хэлберта окружили их, оттесняя от дороги, чтобы машина скорой помощи могла проехать.

Снег усиливался.

— Но там мой сын! Мой сын! Он что, ранен? Где моя жена? Это наш сын!

— Мамочка! — повторял перепуганный Уилл.

Элен погладила его по голове, отбросив со лба непослушную челку. Из-за уха сочилась кровь; ярко-алые капли окрасили капюшон курточки.

— Все хорошо, малыш, все хорошо.

— Поехали! — закричал фельдшер, укладывая Уилла на носилки. Перегнувшись через Элен, он захлопнул заднюю дверцу, повернул рукоятку и крикнул водителю: — Все, Джимми, вперед!

Элен сидела рядом с носилками и держала Уилла за руку, повторяя:

— Все хорошо, все хорошо.

Она оглянулась через плечо. Машина вырулила на дорогу, и тут послышался дикий крик, перекрывающий завывание ветра. Билл Брейверман нашел сына, но потерял жену.

— Итак, молодой человек, измерим давление. Это совсем не больно. — Фельдшер ловко надел Уиллу на предплечье манжетку детского тонометра.

— Не плачь, солнышко. — Элен продолжала держать его за руку, но Уилл заливался слезами. — Все хорошо, все обязательно будет хорошо.

Полицейские в заднем окошке превратились в черные маленькие фигурки на фоне белого снежного вихря. Элен понурила голову. Сколько горя!

Ей было жаль Билла, Кэрол… и себя.

И особенно Уилла.

79

Уилла отправили в отделение неотложной помощи. Элен, ссутулившись, сидела на матерчатом стуле в зале ожидания. Перед ней на столике лежали журналы «Пипл» и «Спортс иллюстрейтед», но ей совсем не хотелось читать. В зале никого не было, кроме двух молодых охранников. Они смотрели телевизор, прикрутив звук. Врач отделения неотложной помощи повез Уилла на рентген и томографию, и Элен ждала результатов.

Она закрыла глаза, кое-как пристроила голову на жесткую спинку стула, стараясь отогнать страшные картины: Уилл в комбинезоне, облитом бензином… Роб Мур скалит зубы и целится в Кэрол из револьвера… Кэрол раскидывает руки в стороны, закрывая собой Уилла… Билл в расстегнутой куртке несется к машине и громко кричит… Она сама вся в крови.

Оцепенев, Элен опустила голову и осмотрела свою блузку. Засохшее красно-черное пятно поблескивало в полумраке. Отчего-то ей стало не по себе. Чья на ней кровь — Мура или Кэрол? Хотя… какая разница?

Элен поерзала на сиденье. Она ведь сама захотела установить истину, и вот, пожалуйста. Истина установлена. Пройдет совсем немного времени, и ей придется отдать Уилла родному отцу. Головой она все понимала, но сердце отказывалось верить. Она все осознает потом, когда придется отдать его, расстаться с ним. Пройдет время, и горечь утраты ослабеет. Ведь самое главное, что Уилл цел и невредим. И здоров.

Услышав шум, она подняла голову.

Двери отделения неотложной помощи со скрежетом разъехались в стороны. В зал ожидания вбежал Билл Брейверман в окровавленной куртке. За ним шли Хэлберт и еще один полицейский. Вошедшие заметили ее, и сердце у Элен забилось чаще.

— Миссис Глисон! — окликнул ее Хэлберт, устало улыбаясь. — Как ваш сын?

— Пока еще неизвестно.

— Здесь хорошие врачи, не волнуйтесь.

Хэлберт сел на стул напротив, а второй полицейский устроился наискосок. Билл Брейверман сел рядом с полицейскими и враждебно посмотрел на нее исподлобья. Губы у него были плотно сжаты. Откуда у него на куртке кровь? А, догадалась Элен, наверное, он нес на руках Кэрол… Элен не могла заставить себя посмотреть в глаза отцу Уилла.

— Мне очень жаль вашу жену, — сказала она.

— Спасибо, — хрипло каркнул Билл, по-прежнему меряя ее враждебным взглядом. — Мне бы хотелось услышать от вас, что произошло.

Хэлберт предостерегающе поднял руку.

— Мистер Брейверман, я ведь вам уже говорил: официальные показания мы снимем позже.

— А я хочу знать сейчас, — не оборачиваясь, ответил Билл. — Она здесь, мой сын в больнице, моя жена мертва. Я имею право знать, что случилось.

— Мистер Брейверман, вам придется подождать. У нас свои правила…

— А мне плевать на ваши правила!

Заметив, что Хэлберт начинает терять терпение, Элен подняла руку.

— Ничего страшного, — сказала она. — Он действительно имеет право знать, что случилось, и сейчас можно обойтись без формальностей.

Хэлберт поджал губы.

— Тем не менее позже мы все равно пригласим вас в участок для дачи показаний.

— Хорошо. — Элен набрала в грудь побольше воздуха и, передвинувшись на краешек стула, посмотрела Биллу в глаза. — Все началось с листовки, которую я получила по почте. Там была фотография похищенного мальчика.

Она наскоро рассказала Биллу и полицейским, как узнала про Эми Мартин и Роба Мура. Время от времени Хэлберт что-то записывал в блокноте. Наконец, Элен перешла к сегодняшним событиям.

— Я боялась, что Мур найдет нас с Уиллом и убьет. Я решила увезти мальчика, но опоздала. Мур все-таки вломился ко мне в дом.

Хэлберт перебил ее:

— Кстати, как он к вам проник? Следов взлома мы не обнаружили.

— По-моему, я не заперла дверь черного хода. Мы оставляем ее для кота и часто забываем запереть на ночь. В конце концов, мы живем в хорошем районе. Нарберт — тихий пригород.

— Точно. — Хэлберт улыбнулся. — За последнее время здесь не произошло ни одного убийства.

— Зато теперь их у вас целых два, — буркнул Билл.

Не обратив внимания на его слова, Хэлберт продолжал:

— Раз уж мы об этом заговорили, заодно спрошу… Мур у вас что-нибудь украл?

— Нет, он пришел не воровать, а убивать. Он собрался убить нас с Уиллом. Он связал нас и облил моего сына бензином.

— Мы нашли канистру, — кивнул Хэлберт, листая блокнот. — А теперь, если вы не против, расскажите о Кэрол Брейверман. Когда она приехала и как отвлекла убийцу.

— Да уж, сделайте милость, — хрипло сказал Билл.

Элен кивнула, хотя ей сделалось не по себе. Очень не хотелось рассказывать, как все было на самом деле, но придется.

— Очевидно, похищение, которое произошло два года назад, они спланировали вместе… Кэрол заплатила Муру.

Билл побагровел и привстал.

— Что-о?!

— Правда, так и было.

— Черта с два!

— Клянусь, я…

— Откуда вы знаете?

— Кэрол сама призналась. Она обвинила Мура в том, что он обещал потом вернуть ей ребенка, но не вернул. Она проиграла кучу денег, наделала долгов. Вот и придумала расплатиться капиталом, положенным в банк на имя сына…

— Не может быть! — отрезал Билл.

Хэлберт смерил его пристальным взглядом, но не произнес ни слова.

— Меня ее слова тоже поразили, — продолжала Элен. — Но Мур все подтвердил. Кэрол сама все придумала.

— Да откуда она вообще могла знать Мура? Она с такими подонками не водилась!

Элен закрыла глаза, припоминая безобразную сцену; ее замутило.

— Мур уверял, что они с Кэрол познакомились в казино. Кажется, оно называется «Миккосуки». Вам это название что-нибудь говорит?

Билл изумленно захлопал глазами.

— Что такое «Миккосуки»? — спросил Хэлберт.

— Казино на территории индейской резервации, недалеко от Майами, — ответил Билл.

Элен вздохнула с облегчением.

— По словам Мура, он работал там парковщиком.

— Значит, он сказал, что она проигралась и наделала долгов? — переспросил Билл.

— Да.

Элен понимала, что Билл заранее настроился не верить ни единому ее слову, но, видимо, что-то сказанное ею задело его за живое. Сама того не понимая, она открыла ему глаза. Элен перевела дух и подробно рассказала обо всем, что случилось с той минуты, как Кэрол ворвалась к ней в дом, и до той, когда Мур взял их на прицел в столовой и узнал Кэрол.

— Он сказал, что Кэрол проиграла собственные деньги и… придумала способ залезть в деньги Уилла… то есть Тимоти… для покрытия долгов.

Билл прищурился.

— Так сказал Мур?

— Да, и Кэрол не отрицала. Иначе откуда я бы обо всем узнала?

Билл ничего не ответил. Молчал и Хэлберт, переводя взгляд с Элен на Брейвермана и обратно.

Элен продолжала:

— По ее словам, выходило, что вам об их замысле ничего не было известно. Кэрол крикнула Муру: мой муж чуть не умер от горя, когда ребенка похитили. А еще она обвинила Мура в том, что он сломал ей жизнь, что из-за него ваши отношения испортились.

Билл нахмурился.

— У нас был прекрасный брак!

Немного поколебавшись, Элен возразила:

— Несколько дней назад я видела вас в аэропорту Майами… Вы улетали в Лас-Вегас… не один.

До Билла не сразу дошло, на что она намекает. Он дико завращал глазами, потом запустил пальцы в свою шевелюру.

— М-да… Не скрою, у нас бывали разногласия. Очень долго не получалось родить ребенка, а когда наконец появился Тимоти, Кэрол вдруг замкнулась, ушла в себя. Она не желала заниматься малышом. Врачи говорили, что у нее… послеродовая депрессия. Да, кажется, так. Она пристрастилась к азартным играм. Сначала играла в покер в онлайн-казино, проигрывала все больше. Я запретил ей играть в покер по Интернету, но она стала ездить в обычные казино. Она много раз обещала, что перестанет играть. Я думал, в конце концов она преодолела свое пристрастие. — Глаза у Билла заблестели, он опустил голову. — Я пригрозил ей: если она не откажется от своей дурной привычки, я подам на развод и отсужу Тимоти.

— Наверное, потому она все от вас и скрыла.

— Да, наверное.

Билл внезапно обмяк. От агрессивности не осталось и следа. Перед глазами Элен сложилась цельная картинка произошедшего. Билл добавил в нее недостающие кусочки головоломки.

— Не понимаю, — сказала Элен, — каким образом Кэрол рассчитывала расплатиться с долгами? При чем здесь выкуп за ребенка? Как все это получилось?

Хэлберт и второй полицейский, видимо, тоже ничего не понимали. Билл потер лицо.

— Сейчас, дайте сообразить. Когда нам позвонил похититель… Мур… он запретил нам обращаться в полицию или в ФБР. Мы согласились. А еще он велел, чтобы на встречу с ним поехала мать ребенка. Одна. Я был против, я беспокоился за Кэрол. Мне не хотелось посылать жену на встречу с убийцей. — Губы у Билла задрожали. — Но Кэрол сказала, что хочет все сделать сама. Она… чувствовала себя виноватой потому, что не успела вытащить Тимоти из машины. И… потому, что он убил няню. Я ей поверил.

Элен прекрасно понимала, почему Билл поверил жене. Кэрол производила впечатление идеальной жены и матери. Она читала малышам, надев костюм Матушки Гусыни; ставила детские спектакли в «Доме Шарбоннэ». Поняв, что ее замысел провалился, Кэрол, должно быть, решила искупать вину всю свою жизнь.

Билл покачал головой.

— Чтобы заплатить выкуп, пришлось залезть в деньги Тимоти, положенные на его имя моим тестем. Родственники Кэрол… очень богатые люди. Средствами распоряжался семейный юрист; он одобрил наши планы. Видимо, помимо суммы, которая пошла похитителю, Кэрол сняла еще какие-то деньги наличными. Бог знает, сколько еще она сняла и где прятала деньги. Наверное, так она и расплатилась с долгами.

Элен покивала. Да, вполне вероятно, что именно так все и было.

— А может, они с Муром заранее поделили между собой выкуп. Кэрол заявила, что часть денег возьмет себе. Естественно, Мур не возражал. Как именно она их передала?

— В спортивной сумке. На этом настоял похититель.

— Вы пересчитывали деньги перед тем, как сложить их в сумку?

— Нет. С чего бы? — Билл покачал головой. — Мы упаковали пачки купюр, Кэрол взяла сумку и уехала.

Элен покачала головой. План замечательный… но он провалился.

— Если бы Мур вернул Тимоти, — задумчиво заговорил Билл, — никто бы ничего не узнал и мы бы жили как раньше. Но с самого начала все пошло не так. Мур застрелил няню, а Тимоти не отдал. Зачем ему понадобился ребенок?

Элен рассказала Биллу Брейверману об Эми Мартин. Подружка Мура хотела ребенка, но не могла иметь детей. Билл скорчил недоверчивую мину.

— Почему же она потом отказалась от него?

— Вам, должно быть, известно, что у малыша нашли врожденный порок сердца. Кэрол сказала, что читала мои статьи о нем.

— Я тоже их читал.

— Вот так и вышло, что мальчика отдали на усыновление. Он долго лежал в больнице, и никто к нему не приходил. И в конце концов Тимоти Брейверман стал Уиллом Глисоном.

Билл неприязненно поморщился.

— Вы пытаетесь уверить меня в том, что в нашей стране можно украсть ребенка, потом отдать его в приемную семью и выйти сухим из воды? Такое невозможно! На каком-то этапе полиция или органы опеки непременно должны поймать мерзавцев за руку, уличить их в обмане! Ведь наверняка дело проходит множество инстанций, проверок…

Элен кивнула:

— Совершенно верно. Потенциальных приемных родителей проверяют очень тщательно. Ко мне приходили домой, проверяли мои бытовые и материальные условия, беседовали со мной. А родителей, которые собираются отказаться от ребенка, не проверяли вообще. Правда, странно?

Билл вздохнул и ссутулился.

— В голове не укладывается… Что сделала Кэрол со мной и с Тимоти… Из-за денег!

— Человек, загнанный в угол, способен на все. — Элен замолчала. После того как она выговорилась, ей почему-то стало легче. Наверное, от усталости. А может, потому, что самое страшное закончилось. — Как бы там ни было, сейчас мы уже не вправе осуждать Кэрол. Она попала в отчаянное положение и придумала для себя выход, который оказался ужасным. В результате несколько человек погибли… в том числе и она сама.

Неожиданно в разговор вмешался полицейский Хэлберт:

— Я вижу перед собой двоих родителей. Оба они любят одного и того же мальчика. Ни один из вас не сделал ничего дурного. В шахматах такое положение называется патовым. Мне искренне жаль вас обоих.

— Спасибо, — ответила Элен, которой нечего больше было сказать.

Билл Брейверман глубоко вздохнул и посмотрел на нее в упор. Он словно впервые видел ее. Наконец-то он узнал правду… и теперь мучился, как прежде Элен.

— Извините, — сказал он, помолчав.

Элен кивнула, изо всех сил стараясь не расплакаться.

— И вы меня извините. — Она заставляла себя говорить. Она чувствовала себя обязанной рассказать Биллу еще кое-что. — Мне очень тяжело вас мучить, но я должна рассказать, как умерла Кэрол. Она искупила свою вину. Она отдала свою жизнь за Уилла. За Тимоти. Она закрыла его собой.

— Что случилось? — У Билла задрожали губы, и Элен все ему рассказала. Потом Билл всхлипнул и разразился хриплыми, задушенными рыданиями. Его широкие плечи сотрясались. Он уронил голову и закрыл лицо руками.

Вдруг послышался негромкий стук. Двери отделения распахнулись, и в зал ожидания выглянула медсестра.

— Элен, вашему сыну сделали рентген.

— Как он? — спросила Элен, вскакивая.

— Врач даст вам полный отчет, — ответила сестра, и Элен направилась ко входу в отделение неотложной помощи.

— Нет, погодите! — Билл резко вскинул голову. Глаза налились кровью, на щеках блестели дорожки от слез. Он со свистом втянул в себя воздух. — Я его отец. Можно мне тоже войти?

Элен повернулась к нему.

— Билл, если не возражаете, подождите еще немного. Он пережил страшное потрясение. Посидите пока здесь. Я скоро выйду и все вам расскажу.

— Он — все, что у меня осталось. Бога ради, сжальтесь, я ведь только что потерял жену!

— Речь сейчас идет не о вас и не обо мне. Речь об Уилле.

— Тимоти, — поправил ее Билл, вставая и вытирая лицо тыльной стороной ладони.

— Как бы его ни звали, сейчас ему необходим покой. Ему нужна я. — Элен заметила, как в глазах Билла, еще не просохших от слез, появляется прежняя враждебность. — Вас он пока не знает.

Полицейский Хэлберт тоже встал.

— Мистер Брейверман, она его усыновила, и она по-прежнему его мать.

— Никакая она ему не мать! — отрезал Билл, и Элен сглотнула подступивший к горлу ком.

Медсестра отделения неотложной помощи властно ткнула в Билла рукой.

— Сэр, вы внесены в список ближайших родственников мальчика?

— Нет.

— Ну а миссис Глисон внесена. Согласно анкете, она его мать, и по нашим правилам я могу допустить к мальчику в палату только ее. Вам с нами нельзя.

Элен повернулась к нему.

— Билл, я попрошу кого-нибудь выйти и передать вам, как его самочувствие, — сказала она, подходя к сестре.

Та набрала кодовый номер и отперла дверь отделения.

— А в чем дело-то? — спросила ее медсестра, когда они вошли.

— Долго рассказывать. — Элен только покачала головой. — Мне важно только одно: убедиться в том, что с сыном все в порядке.

80

Они вошли в смотровую, где лежал Уилл, и Элен испытала чувство дежавю. Уилла переодели в цветастую больничную пижамку и накрыли простыней. На большой кровати, рассчитанной на взрослого, он казался особенно маленьким и хрупким. Голова у него была перевязана; он лежал на подушке с закрытыми глазами. Вторая медсестра прикрепляла к его кровати защитные бортики. Рядом стоял врач отделения неотложной помощи, молодой человек с взъерошенными волосами, и что-то писал в карте. При виде Элен он ободряюще улыбнулся.

— Не волнуйтесь, с ним ничего страшного, — быстро сказал врач, и Элен почти развеселилась от облегчения.

— Что показал рентген? — Элен подошла к кровати и взяла Уилла за руку. Она показалась ей странно холодной. И лицо какое-то бледное, синюшное, как раньше, когда у него был порок сердца… Элен уговаривала себя: ничего страшного, врач ведь сказал, что все хорошо.

— Череп не травмирован. Детские косточки гораздо мягче и податливее, чем у взрослых, что и помогло вашему сыну. А царапину за ухом мы зашили.

— Слава богу. А как его сердце?

— Все хорошо. — Врач сочувственно улыбнулся ей. — Не волнуйтесь, с ним ничего страшного нет. Успокойтесь!

Если бы…

— Если вы не против, я бы все же оставил его до утра в больнице. Мы за ним понаблюдаем.

— Конечно. Лучше, как говорится, перестраховаться. Можно мне остаться с ним?

— Да. Мы переведем его в палату, а вам поставим раскладушку.

— Спасибо! — Элен опустила голову и посмотрела на Уилла. — Как он крепко спит!

— Я дал ему легкое снотворное. Он проспит до утра.

— Хорошо. Спасибо. — Элен придвинула к кровати стул. — Знаете, сегодня ему пришлось пережить настоящий ужас. У него на глазах произошло убийство. А через несколько недель ему предстоит пережить еще одно сильное потрясение. Вы не можете посоветовать психотерапевта, к которому можно было бы обратиться за помощью? — Горло перехватило, и она с трудом заставила себя говорить дальше: — Дело в том, что ребенку предстоит переезд от одного родителя к другому…

— У нас здесь есть представитель службы опеки и попечительства. Она наверняка порекомендует вам хорошего специалиста. — Врач отошел в сторону и легко тронул ее за плечо. — Когда палата будет готова, мы вам сообщим.

— Хорошо, спасибо. — Элен повернулась ко второй медсестре. — Если вам нетрудно, передайте, пожалуйста, мужчине, который сидит в зале ожидания, что с мальчиком все в порядке.

— Ладно, но только ради вас. Лично мне он не понравился. — Медсестра вышла из кабинета, и Элен взяла Уилла за руку.

Дышит с трудом — наверное, заложен нос.

Элен закрыла глаза, чтобы лучше слышать.

Боже, как приятно…

Слышать, как он дышит.

81

Через два часа Элен и Уилла перевели в одноместную палату. Элен лежала на краешке кровати и крепко обнимала Уилла. Свет она выключила. Малыш крепко спал. В темноте без звука работал телевизор. Она посмотрела на экран и увидела собственный дом. Внизу появился заголовок: «Двойное убийство и спор о ребенке». Элен стала читать субтитры, и ее передернуло от бойкости выражений. Репортер перепутал все возможные имена собственные:

«По сообщениям полиции, совершено покушение на жительницу Нарберфа Элен Глисон. Вооруженный преступник проник к ней в дом и пытался убить Глисон и усыновленного ею ребенка, который на самом деле оказался Тимоти Бравермарком, сыном состоятельных жителей Майами, похищенным двумя годами ранее…»

Элен отвернулась от телевизора и посмотрела в окно. На улице шел снег. В больнице царила тишина, нарушаемая лишь тихими голосами дежурных медсестер в коридоре, слышными через неплотно закрытую дверь. Элен показалось, будто они сейчас полностью отрезаны от мира. Снег завалил карнизы; сверху он уже покрылся коркой наста, тонкой как лезвие ножа. Изнутри стекла запотели, и уличные фонари отсюда казались расплывчатыми пятнами. Все заканчивается там же, где и началось. В больнице она познакомилась с Уиллом, в больнице она с ним расстается. Элен не знала, как можно отделить от нее Уилла. Это невозможно. Они с ним одно целое! Но до поры до времени она решила не думать о том, что будет. Сейчас они в безопасности, снег закутал их коконом…

Где-то там, снаружи, находится Марсело. Он много раз звонил ей, но Элен было не до разговоров. Она выключила телефон. Ей хотелось побыть наедине с Уиллом.

Отец сейчас тоже где-то далеко, в Италии. Надо будет позвонить ему завтра, когда они с молодой женой вернутся из свадебного путешествия. Или они возвращаются не завтра? Элен не помнила. Она понятия не имела, как рассказать ему о случившемся. Страшная новость его раздавит. Надо будет привезти его попрощаться с Уиллом. Эту сцену она даже представить себе не могла.

Он Уилл. Он наш, понимаешь — наш!

Элен подумала и о Конни. Как она расстроится! Няня любит Уилла, и потеря окажется для нее почти такой же острой, как и для самой Элен. Больше уже малыш не скажет ей, как всегда: «До свиданья, пасть кайманья!»

Но больше всего Элен волновало, как перенесет разлуку Уилл. Разлуку и новую жизнь. Не замкнется ли он, не сломается ли… Он любит Конни и, безусловно, любит Элен, которую считает своей матерью. Разумеется, на первых порах он не обойдется без помощи психотерапевта. За свою недолгую жизнь малыш сменил трех матерей! Здесь, в больнице, ей дали телефоны трех специалистов. Надо будет обзвонить их, как только они выпишутся домой.

Уилл пошевелился и глубоко вздохнул. Элен посмотрела на его забинтованную голову, лежащую у нее на груди. По лицу плясали разноцветные блики от экрана телевизора, и цвет лица мальчика все время менялся, как в калейдоскопе, но щечки оставались прежними, пухленькими, покрытыми детским жирком. Потом он изменится, сформируется… Элен гнала от себя страшные мысли, но они все равно лезли в голову. Она так и не узнает, каким станет Уилл, когда вырастет. Как он пойдет в школу. Она не увидит его друзей, не познакомится с его женой. Мимо нее пройдет еще тысяча подробностей его жизни. Останется ли он кошатником, или у него будут собаки? Как он будет танцевать на вечеринках? А потом — выпускные экзамены, бритье, поступление в колледж… Кем он станет, когда вырастет? В общем, все подробности мальчишечьей жизни. Жизни ее мальчика. Нет, не ее. Он больше не ее сын.

Элен крепче прижала к себе Уилла. По телевизору пошла реклама. Через какое-то время она забылась тревожным сном. В голову лезли многочисленные вопросы, и она знала: ответы на них она так никогда и не узнает.

А позже запретит себе даже задаваться ими.

82

На следующий день рассвело поздно; небо оставалось темным до начала седьмого. Наконец, зимний сумрак слегка приподнял черный бархатный занавес, за которым оказался другой, словно сделанный из темного олова. Элен нехотя открыла глаза. Она лежала, по-прежнему прижимая к себе Уилла. Она прислушалась. Больница постепенно оживала. На посту негромко беседовали сестры. Обсуждали метель, сегодняшние назначения и мамашу из триста второй палаты, которая похитила ребенка. Сегодня главной новостью была журналистка.

— Мама, когда вернемся домой, слепим снеговика? — спросил Уилл после того, как врач осмотрел его и выписал домой.

— Да, конечно.

Элен застегнула на нем курточку. Уилл одет тепло, только обуви у него нет. На ногах синие носочки, вытянутые от частых стирок.

— И о чем я вчера только думала? Забыла о твоих ножках! Где же они?

Уилл засмеялся, склонил голову, осмотрел свои ступни, едва не ударив ее лбом.

— Мои ножки у меня в носочках!

— Правда? А ну, покажи, хочу убедиться. Пошевели-ка пальчиками!

— Смотри! — Зашевелились маленькие пальчики. — Видишь? Вон они, под носками!

— Уф! Какое облегчение. Знаешь, кого я сейчас вспомнила?

— Кого?

— Орео-Фигаро, когда он залезает под одеяло. Каждый раз, как я меняю белье, он прыгает на постель и забирается под чистую простыню. И бегает туда-сюда.

— Он не знает, как вылезти.

Элен надела сынишке на голову капюшон.

— Правильно. Он не знает, как выбраться, и приходится его выпускать.

В палату вошла медсестра; она принесла все необходимые для выписки документы.

— Поставьте, пожалуйста, свой автограф. — Она протянула Элен документы и улыбнулась Уиллу. — Ну как ты себя чувствуешь?

— У меня есть ножки.

— Вот и правильно! — Медсестра снова улыбнулась. — Они тебе пригодятся.

Элен сунула сумку под мышку, взяла ручку, протянутую медсестрой, и кое-как расписалась.

— Спасибо.

— Может, вы не в курсе, так что предупреждаю, чтобы не удивлялись: снаружи караулят репортеры.

— Здорово! — Элен выжала из себя улыбку ради Уилла и повернулась к нему. — Слыхал, приятель? Ты ведь знаешь, что такое «репортер»?

— Репортер — это ты! — Уилл, улыбаясь, ткнул в нее пальчиком.

Элен схватила этот пальчик и быстро поцеловала.

— Правильно. Сейчас там, у выхода, столпилось много таких, как я. Не пугайся, если они начнут окликать тебя по имени и фотографировать. Не испугаешься?

— Нет!

— Вот и молодец. Поехали домой!

— Хочу лепить снеговика! — закричал Уилл, и Элен приложила палец к губам.

— Вас встречают? — спросила медсестра.

— Я вызвала такси. Заказала по мобильному, хоть и знала, что здесь звонить по мобильному запрещено. Пожалуйста, не бросайте меня за это в больничную тюрьму.

— Не волнуйтесь! — отмахнулась медсестра. — На вашем месте я бы перезвонила таксисту и велела ждать вас у служебного выхода, а не у главного. Охранник вас проводит. Его зовут Мел.

— Отличная мысль! — воскликнула Элен, преисполненная благодарности. — У вас здесь есть магазин подарков? Хочу что-нибудь купить вам на память.

— Подарки! — просиял Уилл, и обе женщины улыбнулись.

— Как ты думаешь, что там продают? — спросила его медсестра.

— Игрушки!

Элен взяла Уилла на руки.

— Спасибо.

— Удачи вам! — сказала медсестра, приветливо улыбнувшись.

Еще вчера Элен ловила на себе сочувственные взгляды медперсонала. Она пока не испытывала страха, потому что от внешнего мира ее защищали надежные стены больницы. Нет, точнее, не больничные стены и даже не снег, а Уилл. Пока он с ней, ей ничего не страшно. Ради него она способна свернуть горы… Это и называется «быть матерью».

— Мама, поехали домой! — Уилл извивался и пинал ее ногами.

— Сначала скажи «спасибо» медсестре.

— Спасибо! — Уилл помахал сестре рукой.

— Всегда пожалуйста, — ответила медсестра, выходя.

— Спасибо, — повторила Элен, вынося Уилла из палаты.

Они прошагали по коридору, где он поблагодарил остальных медсестер и помахал им руками. Все замахали в ответ, ласково улыбаясь.

— Пока, Вилли! — сказала последняя, сидевшая на посту рядом с лифтом.

Уилл нахмурился.

— Меня не так зовут!

Элен нажала кнопку «Вниз».

— Забудь о ней. Едем за подарками!

— Ух ты! — сказал Уилл, когда раздвинулись дверцы кабины. — Я хочу нажать на кнопку!

— Что ты сказал? — Элен шагнула в кабину.

Уилл ерзал у нее на руках, пытаясь дотянуться до панели с кнопками.

— Пожалуйста! — просил он.

Дверцы сомкнулись. Когда они спустились вниз, Элен вышла и посмотрела направо, налево. Где тут у них сувенирная лавка?

— Вон она! — послышался мужской голос.

Элен вздрогнула от неожиданности и увидела, что к ней бегут люди. Она предостерегающе подняла руку.

— Ребята, я ничего вам не скажу. Ни сейчас, ни потом.

— Миссис Глисон, мы не представители прессы, — ответил подошедший к ней мужчина. — Я специальный агент Мэннинг из ФБР, а это — специальный агент Орр.

83

— Вот как? — удивилась Элен.

К агентам ФБР подоспели несколько полицейских. Одного из них, молодого, она запомнила — вчера он приезжал к ней домой.

Что-то не так. Во рту у нее пересохло.

— Мама, где магазин подарков?

— Сейчас, солнышко. — Элен повернулась к агенту ФБР, назвавшемуся Мэннингом. — Что вы здесь делаете?

— Этот мальчик Уилл Глисон?

— Да.

— Мы забираем его у вас. Он временно будет находиться под нашей опекой.

— Что? Зачем? — Элен оцепенела. — Ему не нужна опека. С ним ведь я!

— Как вам известно, он Тимоти Брейверман, сын Кэрол и Уильяма Брейверман, похищенный в Майами. Наш долг — содействовать его возвращению законному отцу.

— Что? Прямо здесь? Сейчас?! — Элен крепче прижала к себе Уилла. Мысли в замешательстве путались, набегали одна на другую. Она такого не ожидала. Так быстро… — Мальчик еще не ел. Он не обут… Нам нужно домой!

— Миссис Глисон, мы уполномочены забрать у вас ребенка. Вот официальные документы, можете взглянуть. — Специальный агент Мэннинг протянул ей пачку сложенных втрое документов на синей бумаге.

Перед глазами у нее поплыли слова: «Постановление суда» и «Изъятие». Она принялась отыскивать взглядом выход, но единственный путь наружу преграждали полицейские. Вдали толпились журналисты. Репортеры наблюдали за происходящим через стеклянные двери. То и дело мелькали вспышки камер. Элен пришла в замешательство.

— Погодите, выслушайте меня. Я знакома с Биллом Брейверманом. Я как раз собиралась выяснить у полицейских номер его телефона и договориться с ним о сроках передачи, учитывая интересы Уилла.

— Мадам, мы приехали сюда именно по заявлению мистера Брейвермана. Мне очень жаль, но по закону вы не имеете права удерживать ребенка у себя. Мы не можем рисковать и допустить, чтобы вы с ним бежали.

В разговор вмешался Уилл.

— Мама, пошли в магазин подарков! — громко потребовал он дрожащим голоском. Он не понимал, что происходит, но ему, видимо, передалась тревога Элен.

— Я никуда с ним не убегу, обещаю. Я понимаю, что придется вернуть его родному отцу, и я верну его, но не сейчас. И не так. Сначала нужно ему все объяснить. И потом, ребенок голодный, да и мой отец…

— Миссис Глисон, мы вынуждены забрать ребенка сейчас. Пожалуйста, не осложняйте ситуацию для мальчика. Она и без того непростая. — Специальный агент Мэннинг протянул руки.

Не выпуская Уилла, Элен отступила на шаг.

— Сейчас я вам его не отдам. Я по-прежнему его мать. У меня есть адвокат. Нужно было позвонить ему еще вчера, но я не успела. Для меня главное было — убедиться в том, что с Уиллом ничего страшного.

— Я предупреждал, что будет нелегко, — послышался новый голос.

Растолкав агентов ФБР, вперед выступил Билл Брейверман. За ним шел пожилой мужчина в костюме-тройке.

— Я говорил, что она попытается бежать!

— Я не пытаюсь бежать! — У Элен больше не было сил сдерживаться. — Но я не подозревала, что вы вынудите меня отдать ребенка прямо сейчас, сегодня утром. Он только что выписался из больницы! Мне нужно поговорить с ним, подготовить…

— Мама, кто они такие? — Уилл цеплялся за нее и дрожал.

Билл встал рядом с агентами ФБР. Его темные глаза излучали холод, выражение лица посуровело. Со вчерашней ночи он успел переодеться и сейчас был на сто процентов деловит и собран.

— Я его отец и имею право забрать его немедленно. Сейчас же!

— Давайте поговорим спокойно, все обсудим…

— Нет, никаких разговоров!

— Мама, что? — Уилл заплакал.

— Билл, да посмотрите же на него! Подумайте о нем, а не о себе! — в отчаянии закричала Элен. Все происходящее казалось ей страшным сном. Она одна против них всех… — Так нельзя… Это бесчеловечно! Особенно для него…

— Говорите за себя, — парировал Билл, и сердце у Элен забилось чаще.

— Он не понимает, что происходит. Мне нужно все ему объяснить. Как только мы с ним вернемся домой, я запишу его на прием к психотерапевту…

— Не стоит беспокоиться. В Майами тоже есть психотерапевты. Я сам позабочусь о сыне. Он мой! — Билл шагнул вперед.

Его пожилой спутник положил Биллу руку на плечо и обратился к Элен:

— Миссис Глисон, меня зовут Майк Кьюсак, я представляю интересы Билла. По закону вы не имеете права удерживать ребенка у себя, и у нас есть все основания полагать, что вы намерены увезти его.

— Не увезу, клянусь. Я собиралась поехать не куда-нибудь, а домой.

— Но ведь вчера ночью вы пытались бежать, разве не так? Вы сами так сказали в присутствии полицейских.

— Вчера было другое дело. — Несмотря на охватившую ее тревогу, Элен старалась собраться с мыслями. — Тогда я считала, что он в опасности. Сейчас ему ничего не грозит.

— Вы не вернули ребенка Брейверманам, как только стало ясно, что он и есть похищенный Тимоти. Вы собирались оставить его у себя.

Элен почувствовала, что ее заранее обвинили и приговорили. Все смотрели на нее. Фотографы, стоящие за дверями, щелкали затворами камер.

— Я не знала, что мне делать. Я не была до конца уверена в том, что он их ребенок, и…

— Мой клиент хочет получить своего ребенка, а представители власти намерены обеспечить соблюдение его законных прав. Пожалуйста, не будьте эгоистичны. Поступите правильно.

— Мама! — рыдал Уилл. — Мамочка!!!

— Не плачь, милый. — Элен похлопала Уилла по ноге. Внутри у нее все кипело. Она повернулась к агентам ФБР. — Клянусь, я отдам его вам, но только не сию минуту. Сначала я отвезу его домой. Если хотите, можете поехать со мной. Клянусь, я никуда не убегу.

— Миссис Глисон, мы не можем принять ваше предложение. Мы здесь для того, чтобы забрать мальчика, с вашего согласия или без него. Если вы считаете, что мы нарушаем ваши права, обратитесь…

— К кому? — взорвалась Элен. — Мне ни к кому не нужно обращаться! Я и так собираюсь отдать его, только позже! Я хотела помочь ему, облегчить ему процесс! Он ведь еще совсем маленький!

— Мама, нет!

— Извините, миссис Глисон. — Специальный агент Мэннинг потянулся к Уиллу, и полицейские вышли из-за спин сотрудников ФБР, словно по команде.

— Так нельзя! — закричала Элен. — Так нельзя поступать!

— Прошу вас, миссис Глисон! — Специальный агент Мэннинг схватил Уилла за плечи.

— Мамочка-а-а-а-а! — завопил мальчик.

— Не трогайте его!

Не выпуская Уилла, Элен шагнула назад и услышала, как с громким скрежетом закрылись дверцы лифта. Уилл зарыдал еще громче. Не выпуская его, она развернулась кругом. Где запасной выход? Кто-то крепко схватил ее под локоть, и специальный агент Мэннинг вырвал Уилла у нее из рук.

— Он мой сын! — кричала Элен, протягивая к мальчику руки.

Уилл уже просто завывал:

— Ма-моч-ка-а-а-а-а!!!

— Уходим! — бросил специальный агент Мэннинг, таща отчаянно орущего Уилла к выходу.

— Нет! — закричала Элен.

Она схватила Уилла за ногу. Мэннинг побежал вперед, и в руке у нее остался синий носочек.

— Уилл! Не бойся!

— Мамочка!!! — кричал малыш, глядя на нее огромными от страха глазами. Перевязанная голова болталась на тонкой шее.

Агент ФБР крепко держал его и бежал прочь по коридору. Сзади отход прикрывали другие агенты и полицейские.

— Уилл!

Элен бросилась за уходящей фалангой, но двое полицейских преградили ей дорогу. Она металась во все стороны, стараясь прорваться, но ничего не выходило. Откуда-то вышел третий полицейский. Элен бросилась на своих мучителей и услышала знакомый голос. Подняв голову, она узнала вчерашнего знакомца, Хэлберта. Тот смотрел на нее с жалостью и сочувствием.

— Миссис Глисон, прошу вас, оставайтесь на месте. Пожалуйста, прекратите. Не вынуждайте нас арестовать вас.

— Мамочка, иди ко мне! — кричал Уилл.

Раздвижные двери сомкнулись, и он скрылся из вида.

У Элен потемнело в глазах.

— Отпустите, подонки, сволочи! — вопила Элен совершенно вне себя.

Уилла больше нет! Его отняли у нее внезапно, подло… Ей показалось, что она умирает. Она кричала не переставая. Вдруг воздух вокруг нее сгустился, стало нечем дышать. Коридор завертелся; скользкий пол превратился в размытое пятно. Она смутно видела вокруг себя испуганные, потрясенные лица. То и дело мелькали вспышки камер. Наверное, вот так и сходят с ума… Она молотила в воздухе руками, в одной было зажато постановление суда.

— Они не имели права забирать его вот так! Отнимать его…

— Элен, не надо! — послышался мужской голос.

В следующий миг к полицейским подбежал Марсело. Она бросилась к нему.

— Марсело! Они забрали Уилла! Позвони Рону Халпрену! Позвони Рону!

— Отпустите ее! — Марсело растолкал полицейских. — Вы что, не в своем уме? Вы делаете ей больно! Я ее увезу, я о ней позабочусь.

— Она оказывала сопротивление, не отдавала ребенка! — выкрикнул один из полицейских.

— Ребенка все равно забрали! Вы что, хотите ее убить? — Положив Элен руку на плечо, Марсело оттащил ее в сторону и уверенно повел к выходу.

Элен спотыкалась; если бы Марсело не поддерживал ее, она бы наверняка упала. Голова у нее кружилась, внутри все горело. От слез она почти ничего не видела. Она задыхалась от недостатка воздуха.

— Уилл!!! — услышала она чей-то отчаянный крик. Не сразу она сообразила, что это кричит она сама. Кричит громко, во всю силу легких. Она даже не подозревала, что может так кричать. Наверное, она действительно сходит с ума. Недаром так странно смотрят на нее проходящие мимо медсестры, старик с кипой газет и какая-то женщина — та в испуге даже прикрыла ладонью рот.

Элен снова пошатнулась, но Марсело не дал ей упасть. К ним подбежали охранники в синей форме. Марсело что-то сказал им, и они все вместе понеслись по длинным коридорам. Казалось, им конца не будет… Наконец, они очутились у какой-то двери, распахнули ее, и Элен вдохнула полной грудью свежий, морозный воздух. Она увидела автостоянку и большой указатель: «Отделение скорой помощи».

К двери подкатила коричневая машина, за рулем которой сидел еще один охранник.

Марсело втолкнул Элен на заднее сиденье. Рыдая, она уткнулась мокрым лицом в прохладную кожу. Сам он сел в машину следом за ней и обнял ее. Элен вырывалась, кричала, задыхалась и плакала. Наконец, машина рванула со стоянки.

84

Элен проснулась в незнакомой спальне. Она лежала на кровати одетая; рядом сидел Марсело и держал ее за руку. Голова у нее кружилась и болела, мысли путались. Она огляделась. В комнате очень темно. Деревянные жалюзи опущены, стены увешаны черно-белыми фотографиями, платяной шкаф черный, лакированный, на нем стоит зеркало в ониксовой раме.

Марсело повернулся к ней, и она увидела, что на лбу у него проступила крошечная морщинка. Выражение лица у него было напряженное, страдальческое, уголки губ опущены. Если бы не белая рубашка с открытым воротом, его почти не было бы видно во мраке.

— Проснулась? — ласково спросил он.

— Который час?

Марсело на миг скосил глаза куда-то влево — наверное, на часы, потом снова посмотрел на нее.

— Половина восьмого вечера. Ты спишь с самого утра.

— Я что, проспала целый день? — изумилась Элен.

— Тебе это было необходимо.

— Где я? И почему так кружится голова?

— Ты у меня дома, я дал тебе снотворное.

— И я его приняла? — Элен ничего не помнила.

— Да, ты была очень… расстроена. Я предложил тебе таблетку валиума, и ты согласилась. Я одурманиваю своих женщин только с их согласия.

— Откуда у тебя валиум?

— Остался от прежней подружки. Мы с ней давно разбежались, а таблетки остались.

Марсело улыбнулся, и Элен, несмотря на слабость, поняла, что он пытается ее подбодрить. Она приказала себе пока не вспоминать события сегодняшнего утра, в результате которых она и оказалась здесь. Она все помнила, но не хотела ничего знать. Сейчас она как будто снова отгородилась от всего мира.

— Зачем ты привез меня к себе, а не ко мне домой?

— Твой дом — место преступления.

Ах да, конечно!

— Хотя полиция уже… освободила его. Кроме того, перед твоим домом дежурят репортеры.

— От нашей газеты есть кто-нибудь?

— Я послал Сэла.

Элен удивленно подняла брови.

— Никто лучше его не напишет о произошедшем.

— Марсело, пусть он напишет как было. Пусть расскажет правду, полную правду. Я не против.

— Ладно.

— Хорошо, что хоть не Сару. — Несмотря на затуманенность сознания после снотворного, Элен ощутила горечь. — Знаешь, это ведь она позвонила Брейверманам. Из-за награды.

— Полицейские мне рассказали. — Марсело перестал улыбаться. — Наверное, именно поэтому вчера она уволилась.

— Уволилась?

— Пришла ко мне и подала заявление об уходе. Собрала личные вещи и ушла. Уволилась без предупреждения.

— Конечно, зачем ей теперь работать? Она сказала тебе, что разбогатела, выиграла в лотерее?

— Нет. Она сказала, что я самый плохой редактор в США. Она назвала меня… — Марсело помолчал, улыбнувшись, — «красавчиком».

— Так и сказала?

— Что тут смешного? Я ведь и правда красавчик.

Марсело погладил Элен по щеке, и в ней как будто что-то сломалось. Она сжалась. Сейчас ей не нужны лишние волнения, даже приятные.

— У тебя еще осталось снотворное?

— Да, но, по-моему, тебе стоит с ним повременить. Тебя ждет адвокат.

— Какой адвокат?!

— Рон. Ты же сама просила меня ему позвонить. Он приехал довольно давно.

— Он здесь?

Элен начала подниматься, но Марсело ласково уложил ее снова на подушку.

— Лежи, лежи. Я приведу его сюда. — Он встал и вышел.

Элен лежала неподвижно, боясь пошевелиться и нарушить хрупкое равновесие. Сейчас надо не психовать, а действовать. Может быть, еще не поздно что-то изменить.

Через минуту по лестнице застучали шаги, и в спальню вернулся Марсело. За ним шел Рон Халпрен в темном костюме, при галстуке.

— Здравствуйте, Рон, — тихо сказала Элен. Пусть адвокат убедится, что она не сошла с ума и способна реагировать адекватно. — Только, пожалуйста, не надо меня утешать, иначе я распадусь на куски.

— Все понятно. — Рон присел на край кровати.

Элен разглядела взъерошенную бороду и ласковые глаза на морщинистом лице.

— И не смотрите на меня так.

Рон печально улыбнулся.

— Ладно, буду адвокатом, а не другом. Я знаю, что случилось, я прочел документы.

— Какие документы?

— Постановление суда, которое тебе вручили в больнице, — уточнил Марсело. Он стоял за спиной у Рона, скрестив руки на груди.

Элен наморщила лоб. Она ничего не помнила. Ну и ладно…

— Итак, можно ли что-то