КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 425986 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202701
Пользователей - 96498

Впечатления

Читатель 1959 про Боссэ: Готовьте из диких весенних растений (Справочная литература)

Помогите убрать розовую обложку!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Престон: Сборник "Отдельные триллеры". Компиляция. Книги 1-10 (Триллер)

Как и обещал, выполнил обещанное, приятного чтения!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Дверь в Вечность (fb2)

- Дверь в Вечность 498 Кб, 142с. (скачать fb2) - Альмира Илвайри

Настройки текста:



Альмира Илвайри Дверь в Вечность

Посвящаю моим друзьям, Яне и Андрею Завацким.


От автора

Эта повесть, хотя и навеяна размышлениями о планете Арус и ее жителях, все же не является прямым фанфиком по "Вольтрону". Это дань другим моим любимым произведениям. Планета Свира позаимствована из повести В. Назарова "Силайское яблоко", а меклонцев я нагло утянула у Сергея Лукьяненко, придумав им свою мифологию и религию.


В остальном же, несмотря на некий налет научной фантастики и социальной сатиры, это волшебная сказка, пытающаяся ответить на вопрос, что такое настоящая дружба и настоящая любовь.

Глава 1. Изгнание

Утро началось с неприятностей.


Сержант Ирго, вечно хмурый и злой, поднял Лис за полчаса до побудки. В ответ на ее возмущенный ропот он пробурчал что-то насчет "ленивых харрожских свиней". Подавив желание врезать хамоватому Друлу по физиономии, Лис натянула брюки и под посапывание пятерых спящих товарищей (храпеть во сне запрещалось уставом) начала заправлять койку.


В умывальной комнате было холодно. Слабо светила висевшая на голом проводе лампочка. Скривившись, Лис обмакнула щетку в банку с зубным порошком. Она терпеть не могла этот белый как мел порошок, противно липнущий к зубам. В зеркале, облупившемся по краям, она увидела свое лицо. Обычная харрожская девушка и даже, если верить ребятам, симпатичная. Остроконечные уши — предмет постоянных издевок Друлов. Глаза странного цвета — серые, как сталь. У чистокровных харрогов глаза всегда с желтоватым оттенком… Зато таких роскошных золотистых волос ни у одной харрожской девушки нет. Своими волосами Лис гордилась — они отросли уже до плеч.


Помнится, как она переживала, когда перед переводом в Высшее Навигационное училище ее безжалостно обкарнали. Впрочем, это была наименьшая из поджидавших ее наприятностей. В навигашке царил свойственный Друлам великоимперский дух, и немногочисленные харроги, среди которых была и Лис, всегда оставались крайними. То, что прощалось любому Друлу, влетало ей в трое суток на "губе" с последующим лишением увольнительной.


Впрочем, было у нее чувство, что сегодня ее ждет что-то похуже "губы".


Вернувшись в казарму, Лис почему-то не обнаружила своей униформы. Вместо нее на тумбочке лежали скомканная футболка и вылинявшая до белизны безрукавка из джинсовой ткани. Лис вопросительно посмотрела на сержанта. Тот пробурчал: "Одевайся и собирай шмотки. К Их благородию пойдем". "Исключают? — с тоской подумала девушка. — За что?"


Проступков у нее было не больше, чем у остальных. Ну, случалось пару раз подраться с местными — да кто из училища с ними не дрался, с потомками друльских уголовников, сосланных в колонию на Свире? Нет, скорее всего, это Косак что-то настучал на нее. Но что? Как они с девчонками тайком распивали на территории училища бутылку дешевого силайского вина? Или… вдруг он знает про Виртуального Собеседника?


За такое действительно может влететь. Если Их Благородие узнает, что кто-то регулярно заходит на сервер навигашки, искусно обходя защиту только для того, чтобы поговорить с нею, последствия будут труднопредсказуемы.


Виртуальный Собеседник вызывал ее на разговор примерно раз в неделю. Обычно это происходило на лабах в дисплейке. В верхнем левом углу экрана появлялось окошко приглашения в чат с неизменной первой фразой: "Все в порядке, Элизабет?". За семь лет виртуального знакомства Лис настолько к этому привыкла, что начинала всерьез беспокоиться, если Собеседник молчал больше недели.


Сержант подтолкнул ее в спину:


— Давай, пошевеливайся. Их благородие ждут.


"Их благородие", адмирал Астрофлота Свиры Клив Бонаций вальяжно рассиживал в мягком кресле за столом, покрытым зеленым сукном. Лис помнила, как была разочарована, впервые переступив порог этого кабинета. Ей всегда казалось, что адмиралы должны быть высокими стройными красавцами, как в друльских военных песнях. А "Их благородие" ростом не отличался, зато обладал солидным брюшком, за прошедшее время только еще увеличившимся в размерах.


Остановившись в двух шагах от стола, Лис вытянулась в струнку:


— Ваше Благородие, курсант третьего года Элизабет Ургон по Вашему приказанию прибыла!


"Их благородие", морщась от головной боли (вчера у начальства навигашки был очередной банкет), отхлебнул кофе из фарфоровой чашечки:


— К пустой голове руку не прикладывают. Кроме того, Вы больше не являетесь курсантом Высшего Навигационного училища, гражданка Элизабет Ургон.


— Меня исключили? — растерянно проговорила девушка.


— Вас перевели, — уточнил "Их благородие". — В частную школу стюардов в Энарре. Вот Ваша рекомендация.


На стол легла роскошная бумага с гербовой печатью. Лис взяла ее и растерянно просмотрела красиво отпечатанный текст:


— Так это Вы меня… рекомендовали?


— Да, — ответил "Их благородие". — Очень приличное заведение, между прочим.


Лис чуть не плюнула в его раздобревшую физиономию. "Приличное заведение"! Любой свирянин знает, что в Энарре готовят профессиональных проституток для развлечения пассажиров бизнес-класса! И это предлагается ей, прошедшей четыре года кадетского корпуса и три года навигашки?


— Надеюсь, Вы довольны, гражданка Ургон? — поинтересовался "Их благородие".


— Довольна? — Глядя в бутылочно-зеленые глаза адмирала, Лис аккуратно разорвала рекомендацию и швырнула клочки на сукно: — Засуньте их себе в задницу, Ваше Благородие! Я шла в легионеры, а не в шлюхи! А Вы с таким отношением к солдатам…


— Молчать! — взревел "Их благородие" так, что в окнах задрожали стекла. Справа и слева от Лис тут же выросло по офицеру. Адмирал встал из-за стола и подошел к ней, глядя снизу вверх (Лис была выше его на полголовы): — Если не понимаешь по-хорошему, будешь исключена по уставу!


— Плевать, — угрюмо отозвалась девушка. По уставу — это хоть и мерзко, но честно. По крайней мере товарищи будут знать, что она уходит в вольные люди, а не в подстилки для свирских тугосумов. А там видно будет…


Барабанный бой разорвал в клочья утреннюю тишину. В потрепанной джинсовой безрукавке, с рюкзачком на плече, Лис медленно шла по плацу, словно приговоренный на виселицу. Гравий похрустывал под подошвами стареньких кед. Курсанты, выстроенные в две шеренги, по команде "кругом" поворачивались спиной, когда она проходила мимо. Последняя — черноволосая кареглазая тальгурдийка Джин — вместо того, чтобы отвернуться, сжала руки девушки:


— Лиска, я буду по тебе скучать!..


Двое здоровенных парней-Друлов со старшего курса грубо вытолкнули ее за ворота. Следом швырнули рюкзачок с пожитками. Поднявшись и отряхнув одежду, Лис бросила последний взгляд на территорию училища. Ворота, клацнув, закрылись, навсегда отделив ее от мира, в котором она прожила почти семь лет. Лис забросила рюкзачок за спину и хрипло насвистывая "Марш имперских легионеров", зашагала к автобусной остановке.


Через четверть часа полупустой громыхающий автобус вез ее в Дрому. Сидя у запыленного окна, Лис вяло размышляла, что делать дальше. Ясно, что надо искать работу. Хорошо бы воздушным таксистом — по технике пилотажа у нее "десятка". Правда, она не была уверена, что для нее найдется вакансия. Ну что ж, не пилотом, так хоть драить туалеты на вокзале. Зацепиться на Свире будет нелегко, но возвращаться на Ургонхор ей не хотелось.


У любого нормального человека есть дом. У Лис дома не было. Королевский дворец на Ургонхоре домом она назвать не могла. Это гигантское здание с лепестками внутреннего космопорта, словно ядовитый цветок, выросший посреди мертвой равнины, она ненавидела всеми фибрами своей души.

Она помнила огромную фигуру отца, наводящую какой-то первобытный ужас. Помнила некоторых его жен — дородных тетушек, шумных и говорливых, как торговки на базаре. Помнила особенно ненавистного ей сводного братца Горпа, прыщавого белобрысого подростка, залезавшего девчонкам под юбки. К ней братец не рисковал подходить — Лис дралась отчаянно, как мальчишка, и от нее можно было хорошо получить. Но сильнее всего ей помнилось тяжелое, гнетущее чувство, довлеющее над показной пышностью королевского двора. Поэтому переступив в двенадцатилетнем возрасте порог кадетского корпуса, она пообещала себе, что никогда не вернется на Ургонхор.


Странно, но у нее не осталось никаких воспоминаний о матери. Она даже не представляла, что означает это слово. Временами она думала, что отец вывел ее в пробирке и теперь выбросил как результат неудачного эксперимента.


За окном потянулись однообразные серые громады "спальных" районов. Пассажиров в автобусе прибавлялось. На какой-то остановке в салон ввалилась говорливая компания силаек с объемистыми клеенчатыми сумками — видимо, ехали на рынок торговать всяким барахлом. Сумки загородили весь проход, в автобусе вспыхнула ссора, и долгое время не было слышно ничего кроме гортанного силайского диалекта.


Лис доехала до кольцевой остановки "Космопорт". Там она вышла, а автобус, извергая из выхлопной трубы клочья сизого дыма, поехал разворачиваться на голом асфальтовом поле. Ветер ласково шевельнул золотистые волосы девушки, словно утешая. Ну что ж, где наша не пропадала… Лис решительно направилась к гигантскому сооружению из стекла и металла.


Возле высоченных дюралевых ворот центрального входа лениво прохаживались охранники в униформе мышиного цвета. Харрожская девушка в потрепанной джинсовой безрукавке им не понравилась, и малиновое пятнышко лазерного прицела остановилось на переносице Лис.


— Документы, — потребовал небритый охранник-Друл. Лис молча достала пластиковую карточку — вид на жительство.


— Чего надо? — поинтересовался охранник, возвращая карточку. Лис как можно сдержаннее ответила:


— Я ищу стоянку воздушных такси.


— Фиг их там найдешь, в этом бардаке, — проговорил другой охранник, невысокий и коренастый, с короткой стрижкой и жевательной резинкой во рту. — Ладно, девушка. Давай империал, отведу.


Зная, что с охранниками лучше не спорить, Лис сунула ему в ладонь тяжелую желтую монету. Охранник кивнул: "Идем за мной". Миновав ворота, они попали в грандиозный холл, крытый ажурным стеклянным куполом, парящим на силовых полях на головокружительной высоте. Снизу вверх тянулись многоярусные постройки — магазинчики, кафе, офисы компаний и турагенств, пестрящие нарядными витринами и рекламными щитами. Тут же сновали вездесущие силайки в цветастых платках, торгуя контрабандным товаром за спинами охраны.


Лис почти потерялась в этом потоке людей, спешащих на свой рейс или снующих по магазинам, но ее провожатый уверенно находил дорогу. Наконец они вышли на бетонную площадку, где стояло несколько белых с красными полосами аэрокаров — легких машинок, рассчитанных на четверых пассажиров.


Из кабины аэрокара навстречу охраннику поднялся здоровенный свирянин с бритой головой и пышными усами, свисающими до подбородка:


— Что, Нерга, клиента привел?


— Не угадал, Окси, — ответил охранник и кивнул в сторону Лис: — Девушка хочет подрядиться у вас.


Окси кинул в сторону Лис недоверчивый взгляд:


— А девушка хоть знает, куда вставляется стартовый ключ?


Лис протянула руку:


— Давай.


— Что — давай? — не понял свирянин. Лис уточнила:


— Стартовый ключ.


— Ишь, бойкая какая, — проговорил Окси. — Гробанешь машину, а мне отвечай потом.


— Не гробану, — заверила Лис и добавила: — Могу показать кое-что интересное, если не побоишься составить компанию.


— Побоишься? Фью! Ладно, валяй, показывай, что умеешь. — Вложив в руку Лис ключ с брелком в виде голой девицы, Окси с шутовским поклоном открыл дверцу аэрокара: — Прошу, госпожа.


Лис пристегнулась ремнями безопасности (Окси, подумав, сделал то же самое). Руки привычно легли на штурвал. По счастью, управление было похоже на флаеры в учебке. Лис включила двигатели и поддала газу. Аэрокар оторвался от земли и начал набирать скорость, девушку и свирянина вжало в кресла. Усмехнувшись, Лис потянула рукояти штурвала на себя. Аэрокар резко задрал нос, небо и земля на несколько секунд поменялись местами в ошалевших глазах Окси. Чиркнув брюхом по силовому полю, поддерживавшему купол космопорта, аэрокар упал в пике, но Лис уверенно выправила полет, и вскоре аэрокар плавно опустился на стоянку.


— Ну ты даешь… — только и сказал Окси. Авторитет Лис в его глазах неизмеримо возрос. Открыв дверцу, он позвал: — Эй, Вован! Видал, чего девчонка выделывает? — Он дружески ткнул девушку в бок: — Вылезай. Пойдем знакомиться с нашими.


Вован, долговязый парень с огненно-рыжей шевелюрой и веснушчатым лицом, сжал ее руку в теплой ладони:


— Классно летаешь. Тебя как звать?


— Элизабет.


— А, Лиза, значит. Понятно. А я — Вова. А это — Лауренций, — Вован подтолкнул вперед друльского парнишку с зеленым камнем на серебряной цепочке, охватывавшей соломенно-желтые волосы. — Отпрыск благородного семейства, оставивший теплое семейное гнездо в поисках приключений.


— Пошел ты… — неопределенно отозвался "отпрыск благородного семейства" и обратился к Лис: — Ты из навигашки? А за что выперли?


— Будто не знаешь, за что, — проворчал Окси. — Наш придурок губернатор снова закручивает гайки. Всюду ему мерещится харрожско-силайская мафия.


Вован сплюнул:


— Да он сам первый мафиози и есть. Блин, отгрохал такой космопорт, а людям жрать нечего. Хоть бы скинули его, что ли.


— Ты, Вован, потише, — шикнул на него Окси. — Это у вас в Альянсе демократия. А у нас здесь другие порядки. Ладно, ребята, работайте, а я пойду к шефу, устрою Лизавету. — Он кивнул девушке: — Идем!


Обойдя стоянку, они зашли в стеклянную кабинку лифта. Лифт мягко тронулся и поехал вверх. Лис наблюдала, как меняется публика от этажа к этажу. Если внизу сновали носильщики, грузчики в грязных фартуках и прочая обслуга, то на верхних этажах ходили люди в деловых костюмах и белых сорочках с галстуком. Она невольно подумала о неуместности своего наряда в этих чистых, почти стерильных офисах. Правда, свирянин выглядел не лучше, но в отличие от нее, не смущался.


Лифт остановился. Окси махнул рукой: "Выходим!", Лис послушно двинулась следом. Стеклянные двери бесшумно расходились в стороны перед ними, мягкий ковер глушил звуки шагов. Пройдя по освещенному белыми лампами коридору, свирянин толкнул дверь с табличкой "Диспетчер аэротакси "С ветерком!" В.Бином".


Стены кабинета были завешаны устрашающего содержания плакатами по технике безопасности вперемежку с изображениями полуобнаженных фотомоделей и рекламами новых марок аэрокаров. За столом, заставленным телефонными аппаратами, находился сам В.Бином, одетый в белую рубашку с узким черным галстуком.


— Улица Аркадная? Во сколько? Хорошо. — Он поднял другую телефонную трубку: — Вова, возьмешь клиента из квартала красных огней? Аркадная, шесть. Половина двенадцатого. Смотри сам ни во что не вляпайся. Пока. Окси, что тебе надо?


— Привет, Вик. Я работника привел, — Окси подтолкнул Лис к столу. — Девушка водит аэрокар как песню поет.


Взгляд В.Бинома обратился на Лис:


— Имя, фамилия?


— Элизабет Ургон, — отчеканила Лис, чуть не прибавив по привычке "курсант Высшего Навигационного училища".


— Гражданство?


— Ургонхор, с разрешением на проживание в Империи в течение трех лет.


В.Бином нахмурил брови:


— Временный вид на жительство — это плохо. Покажите карточку.


Лис положила перед ним свой ай-ди. В. Бином засунул пластиковую карточку в считывающее устройство. Компьютер пискнул, считав данные. В.Бином пощелкал клавишами.


— К сожалению, я не могу Вас принять, — проговорил он, возвращая Лис ее документ.


— Вик, ну ты чего… — начал было Окси, но В.Бином оборвал его:


— Оксиген, для кого каждый день на стене вывешивается информация? Согласно вчерашнему постановлению губернатора, лица харрожского происхождения с временным видом на жительство не имеют права занимать должности выше десятой категории. Сожалею, но ничем помочь не могу.


Подойдя к диспетчерскому столу, Окси начал что-то доказывать. Лис чувствовала горькую, незаслуженную обиду, как на сегодняшней утренней поверке, когда ее публично выпроваживали из училища. За что? За то, что она имела несчастье родиться наполовину харрогом? Подавив слезы, она молча покинула кабинет и зашагала по коридору.


— Эй, Лизавета! — догнал ее Окси. — Ты не обижайся. Это все наш губернатор-алкаш, ему уже черти по углам мерещатся. А Вик вправду ничего не может сделать! Он и без того боится, что нашу лавочку прикроют.


Пожав плечами, Лис пошла дальше. Окси не отставал:


— Лизавета, ну ты хоть дождись ребят! Вован знает в Дроме каждый закоулок. Может, присоветует что-нибудь дельное.


Вован появился в двенадцать. Он долго и обстоятельно рассказывал про своего клиента — богатого Друла, которого в стельку пьяного выносили из борделя в такси.


— Кто-то из наследничков, — предположил Лауренций. — Это они ездят сюда развлекаться.


— Блин, точно! — воскликнул Вован. — Там еще мэн из службы безопасности был, так он сказал, чтобы я никому ни слова! А то… — он выразительно провел рукой по горлу.


Тем временем Окси принес из киоска горячие бутерброды в пакете:


— Хавайте, ребята. Лизавета, ты тоже налегай. Вован, принеси девушке кофе!


— Щас. Тебе с сахаром? — Вскочив, Вован сбегал к кофейному автомату и принес горячий кофе в бумажном стаканчике: — Прошу.


За закуской сбегали еще раз, чему Лис была рада, поскольку с утра у нее не было во рту ни крошки. Тут же устроили обсуждение, где ей можно устроиться. Лауренций посоветовал в ресторан, официанткой или посудомойкой, но Окси сказал, что таких желающих много. Потом Вована осенило:


— Тебя в навигашке драться учили? Попробуй вышибалой!


— Вован, ты с ума сошел? — возмутился Лауренций.


— А что? — проговорил Вован. — В "Колесе Фортуны" вышибалой тоже девчонка работает. И справляется не хуже парней!


— Только в сомнительные заведения не суйся, — предупредил Окси. — Там все, что угодно сделают: и на иглу посадят, и просто убьют. У них вся полиция куплена.


С такими напутствиями Лис отправилась на поиски работы. Она обошла десятка два ресторанов, но после вчерашнего распоряжения губернатора никто не рисковал брать харрожскую девушку даже уборщицей. Потеряв надежду устроиться в ресторане, Лис обошла ночные клубы и дискотеки, но с тем же результатом. Наконец ей дали адрес какой-то ритм-дискотеки "Два козла", куда она и направилась, готовясь получить очередной отказ.


Ей пришлось изрядно поплутать прежде чем она нашла здание ритм-клуба — серый кирпичный дом, буйно разрисованный граффити с полногрудыми девицами и крылатыми черепами. Окна были занавешены изнутри черной бумагой. Надпись над входом гласила, что клуб называется "Диктатор Ха", а прозвище "Два козла" заведение получило, по-видимому, из-за двоих бодающихся силайских козлов, намалеванных прямо на двери.


На звонок долго не отвечали. Потом дверь открылась и выглянул высокий парень с серьгой в ухе. Лис объяснила, что ей нужно. Парень сказал: "Подожди здесь" и исчез за дверью.


Минут через десять дверь открылась снова, и девушка вошла, озираясь. Помещение выглядело весьма экзотично. С потолка на веревках свешивались открытки, бутылки, порванные ботинки и даже полуразобранный лучевой пистолет вперемежку с рыбачьими сетями и блестящей карнавальной мишурой. Стены были залеплены цветными афишами.


Парень с серьгой провел Лис в полутемный дискотечный зал с серебристым шаром под потолком. Там ее встретил невысокий полноватый Друл в черном смокинге и ослепительно-белой сорочке — очевидно, сам хозяин заведения. Рядом с ним находился второй его помощник, прыщавый друльский парень в блестящей майке. На его руках бугрились горы мускулов.


— Ты хочешь работать у нас? — поинтересовался хозяин.


— Если возьмете, — пробурчала Лис в ответ.


— Возьмем, — неожиданно согласился хозяин. — Мы не расисты. Но сначала — небольшой экзамен.


Лис не сразу поняла, что произошло, но ее выручила выработанная в училище реакция. Едва прыщавый сгреб в кулак край ее безрукавки, она чуть развернула корпус, фиксируя в ладонях его руку, и через мгновение парень охнул от боли в запястье и согнулся. А еще через мгновение он уже лежал на полу, а Лис заламывала ему руку за спину. Парень засопел, и Лис отпустила его, отскочив на два шага и замерев в стойке. Поднявшись, Друл снова хотел броситься на нее, но хозяин остановил:


— Хватит, Юрга. Теперь Гарс.


Второй помощник оказался гибче и проворнее, чем громоздкий качок Юрга, но и его Лис уложила на пол, уперевшись коленом в сгиб локтя. Гарс ударил свободной ладонью об пол, прося остановиться.


— Прекрасно, — одобрил хозяин. — Ты умеешь драться не ломая костей. Как раз то, что мне нужно. Юрга уже покалечил двоих посетителей. Я возьму тебя на его место, если ты выпроводишь его из клуба.


"Мерзавец, — подумала Лис. — Знает, что мне некуда деваться". Юрга бросал на нее злые взгляды. А она не могла решиться. То, что требовал от нее хозяин, было откровенной подлостью.


— Ну? — нетерпеливо проговорил хозяин. Юрга не выдержал и с ревом бросился на нее, словно она отнимала у него последний кусок хлеба. Возможно, так оно и было. Но теперь Лис не думала об этом — она блокировала удары и била в ответ. Во рту ощущался солоноватый привкус — кажется, Юрга разбил ей губу, но она не чувствовала боли. Когда драка переместилась в прихожую, хозяин кивнул, и Гарс помог вытолкать Юргу за дверь. Все это оставило в душе девушки очень неприятный осадок.


Хозяин сам вытер белоснежным платком ее разбитую губу. Гарс принес три банки "Спринта" — газированного прохладительного напитка, продававшегося в Дроме на каждом углу. Лис терпеть не могла "Спринт", но сейчас ее мучила жажда, и девушка сделала несколько глотков.


— Торго Ниглиций, — подал ей руку хозяин.


— Элизабет, — представилась она, не упоминая имени, данного по отцу.


— Прекрасно, Элизабет, — проговорил Торго. — В навигашке хорошо учат. Я сразу узнал в тебе легионера. За что тебя выгнали — другой вопрос, и мы не будем его обсуждать. Теперь — о работе. Дискотека начинает работу в восемь, но вам с Гарсом надо быть здесь в шесть. Вы приводите в порядок зал, если нужно — закупаете "Спринт" и дежурите всю ночь на дискотеке. В половину шестого утра вы выгоняете посетителей и закрываете клуб. Вопросы есть?


— Вопросов нет, — по-военному четко ответила Лис. Ни заведение, ни его хозяин ей не нравились, но другого выбора у нее не было.


Работать она начала в тот же вечер.


Ее нарядили в блестящую майку и облегающие черные брюки. На руки надели толстые металлические браслеты. Ди-джей Рон по прозвищу Доктор Кул выкрасил ее челку зеленой краской. Увидев себя в зеркале, Лис испугалась, но Доктор Кул успокоил ее, сказав, что краска смывается. На его голове уже бушевала феерия малиновых, фиолетовых и синих тонов.


Народ постепенно собирался — подростки и молодежь, в пестрой синтетической одежде и нелепых ботинках на толстых подошвах. Лис и сама была обута в такие "копыта". Стараясь ступать осторожнее, она разносила напитки.


Мигали огни, по залу носились разноцветные лучи. Музыка была скучной — синтезированная на компьютере, бесконечно повторяющаяся под один и тот же ритм. Похоже, развлечение состояло не в музыке.


Рон махнул рукой из-за динамика, подзывая ее. С подносом, уставленным банками "Спринта", Лис залезла на эстраду. Рон прихватил с подноса две банки, подбросил их в воздухе, открыл обе одновременно и опрокинул содержимое в рот.


— Кайф, — изрек он, ставя пустые банки на стол, заваленный дисками. — Ну как тебе у нас?


— Никак, — честно ответила Лис. — Музыка скучная.


— А, ты еще не вошла в ритм. — Рон бросил взгляд в зал: — Народу мало. Вот часиков в десять, когда полный зал колбасится, начинаешь понимать, что такое ритм. Это философия высшего кайфа! Чувствуешь единение со всеми. Такого не даст ни семья, ни диктатор, ни религия — только клуб. Поэтому я и ушел из консерватории в ритм. Ты еще почувствуешь!


В десять народу и правда стало не протолкнуться, но никакого кайфа Лис не чувствовала. Майка на ее спине намокла, в брюках из искусственной кожи было жарко, а неудобные "копыта" она кляла последними словами. Разгоряченные посетители требовали "Спринта", и Лис едва успевала сновать с подносами к холодильной камере и обратно. Ей помогал Гарс — с непроницаемым выражением лица он аккуратно обходил танцующих, неся поднос на поднятой руке. Лис заметила, что помимо "Спринта" и шоколада "Март" в коричневых упаковках он раздавал какие-то таблетки. Среди посетителей повторялось слово "Экстатик". Про этот же "Экстатик" спрашивали и ее.


Кое-как выбравшись из толпы размалеванных девиц с немытыми волосами, Лис прислонилась к стене перевести дух. В это время Рон убрал весь свет, оставив одну белую лампу, которая начала часто-часто мигать, выхватывая из темноты фигуры танцующих, и у Лис голова пошла кругом.


В мигании искусственно-белого света ей виделось, будто танцующие соединились в одной бесконечной оргии, руководимой магом — ди-джеем по прозвищу Доктор Кул, за спиной которого в черном смокинге и белой сорочке стоял режиссер этого зрелища, глядя на толпу танцующих как на скот. Вот, значит, что такое ритм… Потом зал остался наверху, а Лис начала вдруг проваливаться в какую-то черную глубину, где мерцали сводящие с ума вспышки. Ряд одинаковых черных колонн уходил в темноту, и оттуда кто-то недобро усмехался ей. Спина ощущала ледяной холод черного камня. Ее колотил озноб, вкус "Спринта" на губах вызывал тошноту.


Вспышки прекратились и наваждение ушло. Лис сделала несколько глубоких вдохов. Хозяин в смокинге стоял на сцене, на лице его была почти отеческая улыбка. Кажется, он что-то говорил, но Лис не слушала. Она думала только о том, чтобы этот кошмар побыстрее закончился.


Кошмар, однако, закончился только к утру.


Как она поняла, "экстатик" был легким наркотиком, употребляемым здесь с регулярностью витаминов. У нее было подозрение, что дело не обходится легкими наркотиками — двоих молодых Друлов ей пришлось буквально тащить на себе до "комнаты отдыха", представлявшей собой темное помещение с полом, устланным матрасами, где играла спокойная ритм-музыка. А под самое утро ей с Гарсом пришлось выставить еще одну компанию накурившихся "травки" драчунов. К половине шестого она валилась с ног от усталости, и ее сил едва хватило, чтобы добрести до общаги.

Глава 2. Виртуальный Собеседник

Через пару недель Лис освоилась с новой работой. Теперь спать ей приходилось днем, а к шести вечера они с Гарсом приходили в ритм-клуб, надраивали пол в зале, проветривали комнаты, закупали в ближайшей забегаловке "Спринт" и "Март". Потом одевались в свои сверкающие наряды и дежурили на дискотеке до утра, после чего выставляли последних посетителей и закрывали двери на ключ.


Иногда, правда, ей перепадала работа другого рода — днем она в ритмеровском наряде ходила по городу и разносила пакетики с белым порошком по записанным на бумажке адресам. Она знала, что поступает нехорошо, распространяя наркотики, но деваться было некуда.


Лис поселили в бывшем студенческом общежитии — двенадцатиэтажке из красного кирпича. Но университет закрыли еще двадцать лет назад, и теперь в общежитии обитали случайные личности — в основном силайцы и харроги, не имевшие постоянного места жительства. Между силайцами и харрожским населением существовало что-то вроде бдительного мира. Соседями Лис по блоку было двое молодых харрогов, перебивавшихся случайными заработками, но их она практически не видела, потому что они уходили задолго до того, как она возвращалась с работы.


Жила она на верхнем этаже, и в этом было свое преимущество — запах от помойки не достигал ее окна. Обитатели дома решали проблему выноса мусора просто: пластиковые пакеты с отходами выбрасывались прямо из окон. Кое-кому было лень даже лишний раз подойти к окну, и пакеты горою скапливались на общей кухне. Скрепя сердце, Лис сама выносила их вниз. Ее попытки поддерживать порядок на кухне тоже окончились ничем: на следующий день после уборки кухня становилась такой же грязной, как и была, словно соседи нарочно заливали пол пивом и опрокидывали суп на плиту.


В своем блоке Лис с согласия соседей поменяла фанерную дверь на укрепленную металлом и врезала новый замок (в навигашке она научилась и этому). В комнате она поддерживала по-военному строгий порядок. Из мебели у нее были только кровать, всегда акуратно заправленная, и табуретка, используемая также как обеденный стол. Обеды Лис покупала в кафешке на первом этаже. Нередко ей составлял комнанию Рон, живший двумя этажами ниже. Он приносил с собой пиво, и они с Лис за баночкой "Утра Дромы" беседовали о жизни.


В общем-то, все складывалось не так уж плохо. Только видение с мертвенно-белыми вспышками оставалось гнетущим воспоминанием, и девушка решила, что уйдет, как только подвернется другая работа, пусть даже и на худших условиях.


Однако все повернулось совершенно неожиданным образом.


Проснувшись, как обычно, около половины второго дня, Лис обнаружила письмо — наверное, его нашли соседи и сунули ей под дверь. Распечатав конверт, Лис достала открытку с видом Дромы. На обратной стороне был стандартный текст: "Добро пожаловать в нашу столицу!" Странно… Неожиданно текст исчез, и вместо него проступили строки, написанные аккуратным мелким почерком: "Жду в любое время. Парк Авиаторов, 4. Гостиница "Кентавр". Твой Виртуальный Собеседник.


Сначала она подумала — это розыгрыш. Но чей? Кто догадался послать сообщение, открывающееся как военная депеша, по индивидуальному коду ДНК?


Но с другой стороны, Виртуальный Собеседник должен был как-то дать о себе знать.


Посомневавшись, Лис все-таки решилась.


Она влезла в свой ритм-клубовский наряд и спустилась вниз. На улице было необыкновенно солнечно, и против привычки хотелось улыбнуться. Замызганная общага осталась позади, возможно, навсегда. Купив в киоске шоарму в промасленной бумаге, Лис с аппетитом откусила и направилась к станции метро.


У входа на эскалатор она показала сердитому дядьке в униформе свой проездной билет. Полицейский пропустил ее без расспросов, по ритмеровскому прикиду узнав в ней "агента". "Агентов", распространявших наркотики, полиция по негласному договору с наркомафией не трогала. Сойдя с эскалатора на плаформу, Лис выкинула в мусорный ящик обертку от шоармы и начала изучать схему метро.


Едва она прикинула маршрут (добираться надо было с двумя пересадками в другой конец города), как выработанное на тренировках чутье подсказало, что на нее смотрят. Да, это была скромно одетая женщина, без косметики, с остатками химической завивки и усталым лицом. Лис ощущала исходившую от нее острую враждебность. Встретившись взглядом с Лис, женщина бросилась на нее, пытаясь вцепиться ногтями в лицо:


— Это ты, сволочь! Я убью тебя!


Тренированное тело девушки отреагировало быстрее, чем разум, и женщина отлетела на руки сопровождавшего ее мужчины.


— Я тебя узнала, гадина! — продолжала кричать она сквозь всхлипы. — Это ты принесла отраву моему Гленну!


Честно говоря, Лис не помнила никакого Гленна. Она вообще не помнила, кому относила пакетики с белым порошком. Везде было одно и то же: торопливые шаги, полутемная прихожая, деньги в дрожащих руках… Ей и тогда было не по себе, а сейчас стало мучительно стыдно.


Несчастную женщину уже отпихивал в сторону полицейский: "Успокойтесь, гражданка, успокойтесь". Ненавидя себя и свой ритмеровский наряд, Лис ушла в другой конец платформы. Через минуту поезд уже уносил ее от бившейся в истерике женщины, полицейского и собравшейся вокруг толпы. "Я действительно сволочь, — мрачно думала девушка — Убить меня мало". От ее солнечного настроения не осталось и следа.


Парк Авиаторов оказался старым рабочим поселком на границе промзоны. Лис долго плутала между унылых трехэтажных коробок из серого кирпича и вытоптанных газонов с чахлыми деревьями. Навстречу ей попалась шедшая под руку чета аборигенов — неопрятно одетый мужчина, от которого за версту несло перегаром, и болезненно полная женщина с рыбьим лицом. Лис спросила у них, как найти гостиницу.


— А, тут без бутылки не разберешься, — сказала женщина и махнула рукой: — "Кентавр" — вон там.


Гостиница стояла во дворе, поэтому Лис и не заметила ее сразу. Видимо, раньше это был особняк, принадлежавший какой-нибудь аристократической семье — архитектура его отличалась изысканностью додиктаторской поры, да и сейчас здание поддерживалось в приличном состоянии. Над парадной дверью находилась вывеска с изображением получеловека-полуконя, целящегося в небо из натянутого лука.


Толкнув тяжелую деревянную дверь, Лис вошла и окунулась в атмосферу бара, где смешивались табачный дым, аромат кофе и сдобренный одеколоном запах пота. На столиках горели свечи, играла спокойная музыка. Из-за стойки тут же выскочил бойкий черноглазый мальчишка и схватил ее за руку:


— Пойдемте.


Вслед за мальчишкой Лис поднялась по узкой лестнице с витыми перилами на третий этаж. Мальчишка остановился у двери номера-"люкс" и позвонил. Мягко щелкнул замок. Открыв дверь, мальчишка подтолкнул девушку внутрь:


— Проходите.


Лис нерешительно зашла. Замок снова щелкнул за ее спиной, оставляя ее одну в роскошных апартаментах. Она быстро огляделась. Просторная гостиная с двумя креслами у стены, журнальным столиком, торшером и телевизором. У высокого окна из пуленепробиваемого стекла — пальма в кадке. На камине стояли великолепные часы, мерно покачивавшие маятником. Дверь в спальню была закрыта.


Виртуальный Собеседник, кто бы он ни был, устроился неплохо.


Лис утонула в кресле, запрокинув голову и положив руки на подлокотники. Однако через мгновение она вскочила на ноги.


Дверь спальни открылась и оттуда, бесшумно ступая по ковру, вышло нечто среднее между двухметровым ящером и ходячей боевой машиной. Меклонец! Cверкая чешуйчатой броней из суперметалла, он прошел на задних лапах через гостиную и остановился перед оцепеневшей девушкой. Лис и раньше видела меклонцев, но на почтительном отдалении — случалось, меклонцы-контрактники служили на военных базах. Девчонки из училища панически боялись этих рептилий-трансформеров, да и Лис предпочитала держаться от них подальше.


И теперь она угодила к такому прямо в лапы.


— Все в порядке, Элизабет?


Такого вопроса Лис ожидала меньше всего. С этой пустячной фразы начинал разговор Виртуальный Собеседник.


— Ты не узнала меня. Это естественно, ведь раньше мы встречались только в виртуальной реальности. — В синтезированом голосе меклонца, казалось, звучали нотки добродушной иронии.


Лис все еще не могла прийти в себя. Виртуальный Собеседник, которому она доверяла самое сокровенное — меклонец? Ей казалось, земля уходит из-под ног. А меклонец стоял перед ней, ожидая реакции.


— У меня в голове не укладывается, — растерянно проговорила девушка. Потом вскинулась: — Значит, за мной все это время следили? Чтобы доносить отцу?


— Доносчиков королю Ургону хватало и без меня, — невозмутимо отозвался меклонец. — Я следил… присматривал за тобой по просьбе другого человека.


— Кто же он? — холодея, спросила девушка.


— Твоя мать, — просто ответил меклонец. — Леди Эстрелла, рожденная под светом далекой звезды.


— Ничего не понимаю… — пробормотала Лис. — У меня не было матери… мне так говорили.


— Тебе говорили ложь, — сказал меклонец. — Я хорошо знал твою мать, Элизабет. Я был в ее охране. — Он помолчал. — Семь лет прошло с тех пор, как леди Эстрелла отошла в Вечность. В последний день пребывания ее духа в смертном теле рядом с ней были только ее знакомый священник и я. Тогда она и поручила мне разыскать тебя.


Община "Дерево и лист", к которой я принадлежу, обнаружила тебя на Свире. Мы начали искать способ вывезти тебя не вызывая подозрений со стороны имперских спецслужб. Подготовка заняла не один год. Правда, — меклонец издал что-то, похожее на смех, — мы не учли того, что губернатор после очередного запоя выпустит постановление, ущемляющее права харрогов. Твое исчезновение из училища было неприятной неожиданностью, и мне пришлось немало поработать, чтобы найти тебя в Ниглициевом притоне. Но теперь ты свободна от пут обстоятельств, и последнее слово остается за тобой. Хочешь ли ты изменить свою жизнь?


— Смотря в какую сторону, — хмуро отозвалась Лис. Меклонец по-прежнему не внушал ей доверия.


— В сторону свободы, — последовал ответ. — Корабль общины доставит тебя в безопасное место, где ты сможешь устроить жизнь по своему усмотрению.


— А Вам зачем это нужно? — не унималась Лис, слабо верившая в меклонский альтруизм.


— Я делаю это в память о леди Эстрелле, — ответил меклонец. — К тому же… Мне кажется, ты заслуживаешь лучшей судьбы, чем погибнуть во славу Империи где-нибудь в приграничой стычке. У нас мало времени, Элизабет. Решайся.


Лис задумалась. Имя леди Эстреллы звучало для нее совершенно незнакомо… или так только казалось? Да и ее собеседник для обычного меклонца слишком хорошо говорит на общеимперском. Слишком хорошо понимает людей… Но бросаться очертя голову навстречу неизвестности — тоже не дело. Однако что ей остается еще после идиотского постановления губернатора? Драить пол в "Диктаторе" и разносить наркотики? Лучше уж умереть. Перед ее глазами все еще стояло искаженное истерикой лицо незнакомой женщины…


— Я лечу с Вами, — сказала наконец девушка. Пусть этот меклонец хоть растерзает ее на части — в конце концов, она того заслуживает. Меклонец, однако, был настроен вполне миролюбиво:


— Тогда приведи себя в порядок. Ванная находится там, — он указал на дверь с блестящей металлической ручкой. — И поторопись, скоро за тобой придет такси.


Лис послушно скользнула в ванную, сверкавшую чистотой. Там, как и положено в номере-"люкс", были полотенца и невостребованный хозяином белый махровый халат. Сама ванная больше походила на роскошную комнату с зеркалом во всю стену. Лис, правда, было не до зеркала — она пыталась разгадать секрет единственной ручки, регулировавшей горячую и холодную воду и переключавшей с крана на душ. Ручка упорно не открывала свой секрет. Но не звать же на помощь меклонца! Лис с досадой дернула ручку вверх, и на ее плечи хлынул поток ледяной воды.


Через полчаса она в махровом халате вышла из ванной — не хотелось надевать ненавистную ритмеровскую одежду. Меклонца не было. В дверь позвонили, и вошла горничная.


— Девушка заказывала наряд, — проворковала она, положив на спинку кресла отглаженную голубую блузку и черный брючный костюм. На пол она поставила черные туфли. Лис не стала возражать — видимо, все уже было решено за нее. Косметики горничная не предложила, и хорошо: Лис терпеть не могла мазни на лице.


Переодевшись, Лис посмотрелась в зеркало и осталась довольна. Туфли, правда, немного поджимали, но у нее всегда так с новой обувью. Снова пришла горничная и начала накрывать стол на одну персону. На столе появились горячий омлет, гренки, кофе в подогреваемом на спиртовке кофейнике и пирожное. Пожелав приятного аппетита, горничная вышла.


Хозяин не появлялся. Подождав немного, Лис нерешительно принялась за еду. Однако по ходу дела решимости ощутимо прибавлялось, и вскоре девушка, расправившись с омлетом, уже потягивала кофе из чашечки, блаженно вытянув ноги и просматривая "Имперские ведомости". В таком виде и застал ее меклонец.


Он появился незаметно. Cо странной грацией негуманоидного существа он остановился у камина, и Лис удивилась тому, как его полумеханические лапы неслышно ступают по ковру. Не зная, как себя вести, она по военной привычке вскочила и вытянулась в струнку.


— Вольно, — сказал меклонец. — У меня есть для тебя хорошая новость, Элизабет. Пока ты отдыхала, один взломщик-профессионал проник в файлы Имперской Службы Безопасности и кое-что подправил. Теперь официально ты числишься пропавшей в трущобах Дромы. Ниглицию потребуется немало денег, чтобы откупиться от подозрений.


У Лис округлились глаза:


— Я что, больше не существую?


— Да. Элизабет Ургон больше нет. Хочешь познакомиться со своей новой персоной?


— Да… пожалуйста.


— Элистер Квин, двадцати двух лет от роду, уроженка провинции Тохор. Прибыла на Свиру три года назад, устроилась программистом в небольшую фирму. Кстати, все это время исправно платила налоги. Потом фирма разорилась, и Элистер уволили. Полгода она перебивалась случайными заработками, а после выхода постановления, ущемлявшего права харрогов, покинула Свиру, улетев хичхайком. Соответствующая отметка в файлах уже сделана.


— Но я же еще на Свире! — в недоумении проговорила девушка. — Если полицейские меня обнаружат…


— То будут немало удивлены, встретив Элистер Квин, согласно их данным, покинувшую планету три дня назад. Поэтому мы вывезем тебя, так сказать, контрабандой. Такси отвезет тебя за город. Там тебя встретят, хотя ты заметишь это не сразу. Тебе придется пройти около десяти километров по проселочной дороге, но с твоей подготовкой это не составит труда. Ориентируйся на аэромаяк, его будет оттуда видно. И не бойся, твоя безопасность будет обеспечена.


— Спасибо, — Лис совершенно не знала, что сказать еще. Ей ни разу в жизни не приходилось благодарить меклонца. В дверь позвонили, и зашел тот самый мальчишка, что встретил ее внизу:


— Л'Ронг, такси уже здесь!


— Спасибо, Билли. Проводи девушку и скажи отцу, что девятый-"люкс" освобождается.


— Понял. — Билли снял с вешалки плащ кофейного цвета и жестом истинного джентльмена подал Лис: — Прошу Вас, госпожа. — Потом вручил ей черную дамскую шляпку: — Это чтобы на Вас не действовало распоряжение губернатора. И сумочку возьмите, там кредитная карта. Пойдемте.


Следом за Билли Лис вышла на крышу, где ее уже поджидал аэрокар. Темнело. Вдали громоздились многоэтажки Дромы, глядя вслед уходящему дню тысячами горящих окон. Девушка села в кресло рядом с водителем, пристегнулась ремнями и махнула Билли рукой. Катер мягко снялся с места и поднявшись над столицей, помчался, унося Лис навстречу ее новой судьбе.

Глава 3. Миссионеры

Водитель, пожилой свирянин, сначала порасспрашивал Лис о пустяках, потом, видя, что пассажирка не очень-то разговорчива, поставил кассету с поп-музыкой. Рассеянно слушая сердечные страдания какой-то певицы с прокуренным голосом, девушка размышляла о странных событиях сегодняшнего дня.


У нее все еще не укладывалось в голове, что этот меклонец — ее Виртуальный Собеседник. Тем более досадно было вспоминать, как она струсила перед ним. Вдруг она сообразила: а ведь за все время разговора она даже не спросила его имени! Ужасная невежливость. Хоть возвращайся назад… Правда, у нее не было уверенности, что вернувшись, она застала бы меклонца на прежнем месте.


— Мадленбор, — водитель кивнул на раскинувшуюся внизу деревушку. — Ваш друг правильно сказал, чтобы высадить Вас на дороге?


— Да, — кивнула Лис. Заломив лихой вираж, водитель плавно опустил аэрокар на обочину.


— Не страшно идти-то будет по такой темноте? — спросил он. Лис ответила:


— Мне недалеко.


— Ну как знаете, — проговорил водитель. — Я мог бы и проводить.


— Спасибо, не надо, — поспешно отозвалась девушка.


— Ну тогда доброй ночи. — Свирянин захлопнул дверцу. Аэрокар резко рванул с места, подняв облако пыли, и белым огоньком исчез в ночном небе.


Лис осталась одна. Было, наверное, уже около десяти. Дорога, освещенная фонарями, вела мимо сельских домов к темневшей впереди стене леса. Вдали над кронами деревьев в черном небе блуждал луч аэромаяка. Повесив сумочку на плечо, девушка бодро зашагала по дороге.


Она еще не вышла за пределы поселка, когда почувствовала, что ее сопровождают. Меклонец не обманывал, говоря, что ее встретят. Правда, встречающий не спешил показываться. Ну что ж, значит, так надо. Она уже ничему не удивлялась.


Село и фонари остались позади, дорога нырнула в темноту. Из-под сводов деревьев потягивало прохладой, над темными кронами горели звезды. Лис остановилась и глубоко вдохнула. На минуту ей стало жаль покидать Свиру. Все-таки красивая здесь природа. Не сравнить с Ургонхором, где все, что могло зачахнуть, уже зачахло. Почему в этом прекрасном мире люди сделали жизнь невыносимой? Почему ей, Элизабет Ургон, вместо того, чтобы свободно гулять по лесу под звездным небом, нужно бороться за существование, драить полы в ритм-клубе и продавать наркотики?..


Десяток километров она прошла шутя. Остановившись у очередного километрового столба, она сообразила, что меклонец не сказал, куда идти дальше. И тогда невидимый провожатый подал голос:


— Госпожа Элистер, я зажгу огонь. Следуйте за мной.


Синтезированный голос принадлежал, несомненно, тоже меклонцу. В темноте зажегся зеленый огонек. Вслед за провожатым Лис начала продираться через пролесок. Меклонец передвигался быстро и почти неслышно, она же ломилась вслед за ним как лось к водопою. Конечно, ей приходилось на учениях сутками шляться по лесу, но не в туфлях на каблуках! Тем не менее она старалась не отставать.

Так они преодолели еще километра четыре. Наконец провожатый остановился:


— Мы на месте.


Лис огляделась — ничего не было видно, кроме сплошных зарослей.


— Катер спрятан в овраге, — пояснил меклонец. — Идите за мной. Осторожнее, здесь крутой спуск.


Лис чуть ли не кувырком скатилась по глиняному склону и врезавшись в металлическую броню провожатого, поспешно извинилась. Впереди смутно вырисовывались очертания небольшого катера, похожего на наконечник стрелы. Меклонец на мгновение замер, и в корабле началось какое-то движение.


Массивная дверь гермошлюза медленно отошла в сторону. Девушка зажмурилась от хлынувшего на нее света. Броня меклонца поблескивала холодноватыми голубыми бликами. Вниз опустился трап. Меклонец кивнул рептилоидной головой — мол, следуй за мной — и вошел внутрь.


Вслед за меклонцем Лис прошла в рубку — пустое помещение с белым полукруглым куполом. Единственное кресло посередине наполовину утопало в полу и выглядело здесь неуместным. Лис удивленно озиралась, разыскивая взглядом пульт, но так его и не нашла.


— Садитесь в кресло, Элистер, — пригласил меклонец. — Мое имя на условно-меклонском звучит как Л'Нар. Я доставлю Вас на "Огненную птицу".


Шок первой встречи прошел, и этот меклонец уже не вызывал страха. Лис даже осмелилась спросить:


— "Огненная птица" — это ваш корабль?


— Вояджер класса "12-А-прим" для сверхдальних перелетов, — уточнил Л'Нар. — Обладает рядом усовершенствований по технологии Меклона и Лиры. Принадлежит общине "Дерево и лист".


— А что это за община? — поинтересовалась Лис.


— Братство помогающих друг другу в следовании Пути. Не спрашивайте меня, что такое Путь. Это объяснит Л'Ронг, он лучше всех нас изъясняется на языках гуманоидных рас.


— Кто такой Л'Ронг? Кажется, я слышала это имя.


— Вы встречались с ним в гостинице, — пояснил Л'Нар. — Л'Ронг — духовный лидер нашей общины.


"Ничего себе!" — подумала Лис и спросила:


— А чем занимается ваша община?


— Община призвана морально и материально поддерживать тех, кто хочет следовать Пути, — ответил меклонец. — У Вас тоже Путь, только другой, отличный от нашего.


Лис умолкла и села в кресло, осмысливая слова Л'Нара.


— Нам пора, — сказал меклонец и, трансформировавшись, лег в открывшееся перед ним углубление в полу. Чешуйки брони на его корпусе разошлись, открывая контакты, к которым подсоединились какие-то приборы. Лис поняла: меклонцы управляют полетом, напрямую соединяясь с компьютером корабля!


Белый купол над головой растаял, и девушка увидела просвечивающее сквозь кроны деревьев звездное небо.


— Вам жаль покидать этот мир? — неожиданно спросил Л'Нар.


— Немного жаль, — честно призналась Лис.


— Я понимаю, — проговорил меклонец. — Я прожил неделю в этом лесу и уже знаю, что буду скучать по нему. Странно, что люди не замечают красоты своего мира. Цивилизации, получившие в дар прекрасную планету, часто не осознают ценности своего дара.


— А ваш мир? — спросила девушка. — Какой он?


— Наш мир был достаточно суров к нам, — ответил Л'Нар. — Но он сделал нас такими, какие мы есть. Приготовьтесь, мы стартуем.


Мягко взяв с места, катер быстро набрал скорость и вырвался в стратосферные слои. Перегрузки, смягченные гравикомпенсатором, почти не ощущались. Лис полулежала в кресле, наблюдая, как чернота ночного неба постепенно переходит в глубокую космическую черноту с колючими огоньками звезд. Слева она могла видеть Свиру — огромный бледно-голубой шар, удаляющийся с каждой секундой.


Впереди двигалось несколько огоньков — скорее всего, пограничная полиция, прозванная "пернатыми" за эмблему с птичьим крылом.


Лис не ошиблась.


— Катер, вы у нас на радаре, — послышалось в динамике. — Идентифицируйте себя.


— Челночный катер вояджера "Огненная птица", принадлежащего общине "Дерево и лист", — ответил меклонец. — Идентификационный номер — один-один-три-восемь-пять-три-один-девять-два, пункт приписки — космопорт Мекланнэр. Пилот — миссионер общины Л'Нар. Следую на станцию Сеган.


— Миссионеры, ха-ха! — зубоскалил "пернатый", пользуясь тем, что находится на безопасном расстоянии. — Божьи овечки! Наркотики, оружие есть?


— Наркотиков нет, — ответил Л'Нар. — Оружие — только то, что на себе.


Офицер хохотнул:


— А у тебя неплохо с чувством юмора, железная башка!


— Зато у Вас неважно, — невозмутимо отозвался Л'Нар. — Разрешите следовать на место назначения.


— Валяй, — разрешил "пернатый". — Не забудь поменять батарейки.


Космическая станция приближалась, и Лис уже могла различить гигантские металлические конструкции, похожие на соты. Это были остатки "Стального кокона" — грандиозного проекта, начатого при диктаторе и изрядно подорвавшего экономику Свиры. Грезившаяся диктатору мечта о создании металлической сети вокруг планеты, конечно же, не осуществилась — на такое не хватило бы ни материальных, ни человеческих ресурсов. После того, как Свира вошла в состав Империи Друл, недостроенный "кокон" быстро разобрали охотники за металлом, а то, что осталось, послужило базой для пограничных и таможенных пунктов, орбитальных складов и военных баз.


— Сеган-контроль, — запросил меклонец, — разрешите посадку.


— Участок? — спросил голос диспетчера.


— Синий-сто девять.


— Ворота активированы. Можете идти.


Гигантские металлические створки с синими цифрами 109 разошлись, пропуская катер. Лис увидела меклонский корабль — бело-алой расцветки, похожий на птицу с загнутым клювом и серповидными крыльями. Катер завис над спиной "птицы" и начал медленно снижаться, опускаясь в раскрытый трюм. Л'Нар произвел посадку с меклонской точностью, и катер аккуратно лег в предназначенное для него гнездо. Выждав, пока система воздухоснабжения наполнит помещение достаточным количеством смеси азота с кислородом, меклонец разгерметезировал входные шлюзы. Лис вышла следом за ним.


Лифт, несколько раз сменив направление, доставил их в помещение, похожее на рубку катера, но просторнее. Когда они вошли, навстречу им поднялся, сменив трансформацию, еще один меклонец.


— И-Тэнг, ведущий пилот, — представил его Л'Нар.


— Добро пожаловать на корабль миссии, — ведущему пилоту стоило усилий подбирать верные слова. — Прошу меня извинить. Я плохо говорю по-вашему.


Он повернулся к Л'Нару, и Лис показалось, что меклонцы мгновенно обменялись мыслями. На самом деле они общались электронными импульсами. Не имея возможности участвовать в их неслышном разговоре, девушка отошла в сторону, разглядывая помещение.


Послышались позывные местной радиостанции — это Л'Нар включил радио, чтобы Лис не скучала, пока он беседует с товарищем.


— С вами "Радио Сеган" — круглые сутки без перерыва! — вещал бодрый голос ведущего. — Передаем криминальную хронику…


Лис рассеянно слушала про убийства и ограбления, произошедшие на Свире за последние два дня. Как всегда, их было достаточно. Она вздрогнула, услышав свое имя.


— В Полицейское управление Дромы поступило известие об исчезновении бывшей курсантки Высшего Навигационного училища Элизабет Ургон, нелегально работавшей в ритм-клубе "Диктатор Ха". В последний раз ее видели выходившей из студенческого общежития. Есть основания считать, что девушка убита, в связи с чем поиски решено прекратить. Владелец ритм-дискотеки Торго Ниглиций принужден к уплате штрафа в размере пятидесяти тысяч империалов за нарушение закона "О правилах найма на работу".


Лис усмехнулась. Хорошо поработали меклонцы. Жаль, что Ниглиций отделался только штрафом.


— Л'Ронг возвращается, — сообщил Л'Нар. — Я включу круговой обзор.


Белый купол над рубкой растаял, и теперь Лис казалось, будто она и меклонцы стоят на открытой со всех сторон площадке. Ощущение было неуютным. Лис видела, как в ангар влетел темно-синий катер пассажирской службы, и вскоре глава меклонской миссии появился в рубке. Трое меклонцев что-то быстро обсудили между собой, потом Л'Ронг обратился к девушке:


— Перед уходом я еще раз проверил твои файлы, Элизабет. Все в порядке.


— Я уже слышала сообщение о смерти моей старой персоны, — сказала Лис.


— Через смерть старого рождается новое, — изрек глава общины "Дерево и лист". Лис спохватилась:


— Извините… В гостинице я даже не спросила Ваше имя!


— Нас редко спрашивают об именах, — отозвался Л'Ронг. — Еще реже нас отличают друг от друга без генетического паспорта. Думаю, что Л'Нар меня уже представил. Нам осталось пройти пограничный и таможенный контроль, но это недолго. Скоро мы вылетим и через двое стандартных суток доставим тебя в космопорт Геммы. По прибытию ты получишь документы на имя Элистер Квин и рабочий контракт.


— У меня уже есть работа?


— Есть. Одна местная фирма, продающая компьютеры, берет тебя экспедитором. Тебя это устроит?


— Да, очень даже! — обрадовалась Лис. — Но почему Гемма?


— Объясню, когда выйдем в космос, — пообещал Л'Ронг.


Прибыл пограничный контроль. Лис захотелось куда-нибудь спрятаться, когда на экране кругового обзора появился похожий на утюг желто-синий катер со знакомой пернатой эмблемой, но рубка была абсолютно пуста.


— Не бойся, нас снаружи не видно, — успокоил ее Л'Ронг. — А сюда они не зайдут.


За катером погранслужбы появился синий с красной полосой — таможенный. Меклонцы втроем отправились их встречать. Вскоре Лис увидела, как оба катера отчалили обратно.


— Даже не посмотрели нижние трюмы, — прокомментировал вернувшийся Л'Нар. — Это не зубоскальничать в эфире.


— Выходим, — распорядился Л'Ронг и, видимо, отдал какую-то команду, потому что в белом полу из керамопластика образовались углубления, в одном из которых появилось кресло, предназначавшееся для девушки. Лис заняла свое кресло. Меклонцы, сменив трансформацию, легли в гнездах пилотов по сторонам от нее.


— Радио Сеган всегда с вами! — не унимался ведущий. — Наверняка многие из вас уже положили руки на штурвал и ждут разрешения на вылет, чтобы отправиться в долгий путь по космосу. Итак, для тех, кто готов к отлету — Бенни Джой с композицией "Сияние славы"!


Лис обрадовалась — эту вещь она любила еще в училище. Бенни Джой исполнял для нее свой самый известный хит, и Лис смотрела, как медленно раскрываются двери ангара, чтобы выпустить ее на свободу. Наконец меклонский корабль приподнялся над площадкой, рванул с места и стремительной бело-алой птицей пронзил звездную черноту.

Глава 4. Леди Эстрелла

"Огненная птица" быстро набирала скорость. Полулежа в кресле, Лис смотрела на неподвижные звезды прямо перед собой. В рубке было тихо, лишь попискивал бортовой компьютер, принимая неслышные указания от меклонцев. Откуда-то изнутри корабля доносился убаюкивающе монотонный гул двигателей, и девушка не заметила, как задремала.


Открыв глаза, она глянула на таймер. Прошло два часа, но звезды почти не изменили положения. Меклонцы приподняли рептилоидные головы — кажется, они о чем-то совещались.


Лис скорее почувствовала, чем услышала, как двигатели сменили режим работы. Она беспокойно шевельнулась. Л'Ронг обернулся:


— Мы входим в гиперпространство. Ты нормально переносишь гиперпрыжок?


— Нормально. — Еще в училище Лис открыла любопытную вещь: во время гиперпрыжка у нее обострялся разум, мысли становились четкими и ясными. Осторожно выспросив товарищей, она с удивлением узнала, что они ничего подобного не испытывают. Видимо, это какая-то ее индивидуальная особенность. Ей вдруг стало интересно: а на что похожи ощущения меклонцев во время гиперпрыжка? Она так и спросила.


— На глоток Вечности, — ответил Л'Ронг. — Я не могу это объяснить, Лис. Это надо чувствовать.


Звезды превратились в светящиеся линии. Линии сгустились и вдруг разорвались сверкающими вихрями, словно кружась в бурном танце. Лис казалось, она присутствует на мистерии зарождения Вселенной… Затем буйство красок поутихло и мир объяла чернота, не имеющая измерений и границ. В рубке погас свет, остались лишь зеленые огоньки у меклонцев.


— Здесь мы пробудем восемь часов по локальному времени, — послышался голос Л'Ронга. Покинув свое место, меклонец улегся рядом с креслом Лис. Девушка не испугалась — она уже начала привыкать к рептилиям-трансформерам.


После небольшой паузы Л'Ронг проговорил:


— Ты, наверное, хотела бы узнать больше о своей матери.


— Да, конечно, — рассеянно отозвалась девушка. Честно говоря, о том, что у нее была мать, она даже и не подумала за все прошедшее время. Само это понятие казалось ей далеким, каким-то нереальным.


— Я буду рассказывать вещи, которые могут показаться странными, — предупредил меклонец. — Поэтому я и выбрал маршрут с длительным пребыванием в гиперпространстве. Здесь мысль более очищена и свободна от влияния внешнего мира. Тебе будет легче осмыслить то, что я расскажу.


Более двадцати лет назад друльские пираты захватили появившийся на территории Империи арусианский корабль. Появление арусиан было случайностью, ошибкой в навигационных расчетах — ошибкой, стоившей им жизни.


Небольшой экипаж сражался героически, хотя они были исследователями, а не военными. Из всех арусиан уцелела только женщина, раненая и потерявшая много крови. Друлы захватили ее, но — странное дело — вместо того, чтобы обесчестить и убить пленницу, как это часто бывает у людей, они доставили ее ко двору только что вступившего на престол короля Ургона и продали королю за приличную сумму. Это и была твоя мать — Эстрелла Арусианская.


— Моя мать — арусианка? — удивленно воскликнула Лис. — Но ведь арусиане — папашины злейшие враги!


— Короля прельстили необычная красота и великолепные волосы леди Эстреллы. Во всяком случае, так думали придворные. Истинные причины этой женитьбы лежат глубже, и о них я скажу потом… Так или иначе, четвертая свадьба короля Ургона была отмечена с имперской пышностью. В качестве особого подарка своей невесте король устроил гладиаторские бои и выпустил на арену арусианина, захваченного в плен двумя неделями позже. Этот арусианин был ее возлюбленным, в одиночку разыскивавшим Эстреллу по всей Империи. Он погиб на ее глазах. Так началась жизнь леди Эстреллы на Ургонхоре.


Женитьба Ургона на арусианке заинтересовала лидера нашей общины, учителя сан Т'Сэя. Учитель давно интересовался Арусом, ибо Совершенный пришел оттуда.


— Совершенный? — переспросила Лис. — Кто это?


— Вы его называете — Володарион.


— А, это арусианский лигайр, про которого болтают всякие страшилки на военных базах?


— Он не лигайр, Лис. Лигайры не имеют чувств. А Володарион чувствует ритмы и голоса Вселенной так же, как ты — биение своего сердца. Сан Т'Сэю посчастливилось повстречать его, когда Совершенный посещал Мекланнэр, но тот визит был недолгим, и учитель рассчитывал получить от арусианки дополнительную информацию о Володарионе.


Когда встал вопрос, кого из общины отправить в качестве агента на Ургонхор, вызвался я, потому что был молод, искал приключений и старался следовать совету учителя — присматриваться к людям, учиться у них и через различия приближаться к познанию нашей общей сущности. Благодаря хорошему знакомому сан Т'Сэя, адмиралу Кирку, я оказался при дворе Ургона, где и предложил свои услуги леди Эстрелле.


Кандидатов было несколько, в том числе и мой соплеменник И-Норг, из кругов не очень лояльных к сан Т'Сэю, но в принципе хороший парень. У него было преимущество — он уже два года работал при дворе, и его знали. Я молился Вечности, чтобы выбор был все-таки остановлен на мне. Я знал — учитель молится вместе со мной. И молитвы учителя помогли — леди Эстрелла остановилась рядом со мной и сказала: "Он будет моим телохранителем. В другой охране я не нуждаюсь". Ургон не стал возражать, ибо меклонцы зарекомендовали себя хорошими телохранителями, а мы с И-Норгом для него отличались не больше, чем листья на деревьях.


В мои обязанности входило сопровождать леди Эстреллу в людных местах, следить, чтобы ее жизни ничто не угрожало, проверять, не отравлена ли подаваемая ей пища. Несколько таких попыток мне удалось пресечь. Как телохранитель, я находился при ней в ее личных апартаментах. У леди Эстреллы поначалу не было общества, и она начала разговаривать со мной. Следуя совету учителя, я стал учить арусианский язык. Я видел, что ей приятно, когда с ней говорят на ее родном наречии. Вскоре я понял, насколько ошибался, принимая ее за жертву, потерявшую волю к сопротивлению. В этом слабом человеческом теле жил воистину воинский дух!


Каждое утро леди Эстрелла занималась гимнастикой. Где-то ей удалось раздобыть два меча, и она научила меня фехтовать. "Фехтование укрепляет не только тело, но и дух" — так говорила она. Леди Эстрелла появлялась при дворе всегда безупречно одетая и держалась свободно и прямо даже если чувствовала себя неважно, а такое случалось, ибо климат на Ургонхоре вреден даже для меклонца, не говоря уже об уроженке зеленой, цветущей планеты. Ее прозвали Бриллиантом Аруса. Король часто сажал ее по левую руку от себя, и прочие жены, глядя на нее, лопались от злости.


У нее появились друзья — адмирал Кирк, рекомендовавший ей меня, и молодой харрожский герцог Хродда. Оба они относились к ней с трепетным почтением. Герцог Хродда, известный повеса и сердцеед, никаких вольностей по отношению к леди Эстрелле не позволял. Случалось, он приходил к ней: "Леди Эстрелла, что делать? У меня назначено два свидания на одно и то же время!", на что она с улыбкой отвечала: "Кто в этом виноват, друг мой? Заведи себе записную книжку и расписывай свидания по часам". Несмотря на трагизм своего положения, она находила в себе силы смеяться и шутить.


На фоне почтительного отношения адмирала Кирка и герцога Хродды обращение короля с ней выглядело диким. Прости меня, Лис — я знаю, что у вас не принято плохо говорить об отце, но о короле Ургоне я ничего хорошего сказать не могу.


— Я тоже, — хмуро отозвалась Лис. — Рассказывайте все, как есть.


— С ней он вел себя как животное, не обремененное и граммом интеллекта. Он настолько не стеснялся в манерах, что однажды попытался овладеть леди Эстреллой в одном из залов дворца во время нашей с нею прогулки. Я заломил ему руки за спину и сказал, что в следующий раз оторву голову, а заодно и кое-что другое. После этого отношения с королем у меня здорово испортились. А с леди Эстреллой мы подружились еще больше.


Ее рассказы сильно изменили мои представления о гуманоидных расах. Благодаря ей я начал понимать людей. Но самое удивительное, что и она с не меньшим интересом расспрашивала меня о Мекланнэр, об общине, о сан Т'Сэе. В отличие от многих, она отнеслась к нам с открытым сердцем. Она просила передать привет учителю сан Т'Сэю всякий раз, когда мне случалось говорить с учителем по гиперпространственной связи, и ей очень хотелось встретиться с ним лично. Но она была заперта во дворце, как птица в клетке, и я не знал, как король собирается распорядиться ее судьбой.


Когда леди Эстрелла забеременела, я перестал пускать Ургона в ее апартаменты, потому что по арусианским обычаям к женщине, ждущей ребенка, нельзя допускать отрицательные эмоции, а Ургон являлся для нее сплошной отрицательной эмоцией. Король был в бешенстве. Я старался не допускать к леди Эстрелле и тех, кто питал к ней недобрые чувства. Леди Гарпину, мать твоего любезного братца Горпа, я не подпускал к ней на расстоянии выстрела из бластера. Зато адмирал Кирк и герцог Хродда могли зайти к ней в любое время — я знал, что леди Эстрелла будет им рада. К ней постоянно ходили королевские дети, которым не хватало ласки их собственных матерей, занятых придворными интригами. У нее же нашла приют несчастная девушка Элизабет, испытавшая все прелести плена у пиратов и отданная в наложницы королю. Позже адмирал Кирк нашел возможность отправить Элизабет домой; тебя назвали в ее честь.


Первые три года после рождения ты была с матерью. Ты помнишь что-нибудь?


— Нет, — ответила Лис. — Совершенно ничего.


— Тебя заставили забыть, — тяжело проговорил Л'Ронг. — Но со временем, быть может, ты вспомнишь… — Он помолчал. — Три этих года были счастливым временем для леди Эстреллы. Она словно светилась счастьем, распространяя его вокруг в сером, унылом дворце Ургона. Под ее руками все цвело, даже чахлые растения, приносимые королевскими детьми. Я помог ей устроить домашний сад. Там был даже небольшой водоем; леди Эстрелла говорила, что это хоть немного заменит тебе чудесную арусианскую природу.


Потом тебя отняли у матери. Случилось это по моей вине. Мне приходилось иногда отлучаться на день-другой, чтобы работать над своей трансформацией — этого требовал Путь. Вместо себя я оставлял И-Норга, который не был посвящен во все тонкости жизни королевского двора. Это и было моей ошибкой. Однажды, вернувшись, я застал И-Норга в недоумении, а леди Эстреллу — в слезах. Я не стал выговаривать парню, потому что сам был виноват.


На следующий день мы с твоей матерью отправились к королю. Ее Ургон просто выгнал, а мне прозрачно намекнул, что за превышение полномочий я могу быть смещен. Пришлось подчиниться. Тебя отдали няне.


— Я помню ее! — воскликнула Лис. — Толстая грудастая тетка. Она все время норовила меня потискать, и я от нее убегала.


— К тому времени ты уже неплохо говорила по-арусиански, — заметил меклонец.


— Да? — удивилась девушка.


— Тебе вообще легко даются языки — ты, наверное, уже сама это заметила. Еще одна арусианская особенность… — Л'Ронг помолчал. — Когда тебя отняли, я начал разрабатывать план, как вернуть тебя леди Эстрелле и как увезти вас обеих подальше от короля. И тут неожиданно пришло распоряжение: леди Эстрелла должна отбыть на Гемму. Как телохранитель, я имел право следовать с ней. Я так и сделал.


Отбытие леди Эстреллы было организовано с обычной ургонхорской помпезностью. Она была так слаба от переживаний, что мне пришлось нести ее до корабля. Но я был рад, что мы покидаем этот гадюшник. В дороге состояние леди Эстреллы ухудшилось, а по прибытии на Гемму она слегла, и все дела, связанные с устройством на новом месте, вел я.


Местом поселения для нас был выбран город Тиль. Соседи по улице отнеслись к леди Эстрелле с теплом и участием. Ее познакомили с отцом Томасом, священником Церкви Распятого Бога; он стал часто бывать у нас и взял на себя часть бумажных забот. Ко мне он относился с недоверием, но терпел. Когда леди Эстрелле стало лучше, мы начали ходить с ней на прогулки, и Тиль наблюдал необычное зрелище: молодая женщина, с одной стороны поддерживаемая священником в рясе, с другой — меклонцем в полном вооружении.


Леди Эстрелла стала прихожанкой Церкви Распятого Бога. Отец Томас надеялся сделать из нее образец благочестия для местной безбожной молодежи, но образец получался не совсем таким, как он хотел. Будучи непьющим, он не мог понять, как это она позволяет себе выпить в компании бокал-другой вина. Она же шутила: "Первый пьяница в Империи — харрожский король. А второй — любимая жена харрожского короля". К ней постоянно заходила соседская молодежь — помочь с устройством в новом доме или с закупкой продуктов, или просто поболтать.


Через полгода здоровье леди Эстреллы поправилось окончательно. В то время у меня возникла идея организовать на Гемме ветвь общины. Нескольких поддерживающих эту идею я уже встретил — среди них были И-Тэнг и мой Брат-в-Пути Л'Нар. Но для того, чтобы существовать, нужно было вести коммерческую деятельность, а на это мы без официальной регистрации не имели права.


С регистрацией возникли проблемы: по общеимперским законам структуры, организованные представителями негуманоидных рас, могли быть зарегистрированы только при соучредительстве как минимум троих граждан Империи гуманоидного происхождения. Когда я рассказал об этом леди Эстрелле, она с энтузиазмом взялась за дело. Первым соучредителем стала она сама, на место второго она с трудом уговорила отца Томаса, а третьим согласился быть Герард, владелец небольшой компьютерной фирмы.


Первое собрание ветви происходило в доме леди Эстреллы, в просторной гостиной. Нас было четверо не считая самой хозяйки дома. Она села медитировать вместе с нами. Не знаю, почему мы решили расположиться кругом, посадив ее посередине. Медитация получилась небыкновенной. Когда мы направили свои мысли к леди Эстрелле, она приняла их в себя и через нее к нам вернулся свет — удивительный, согревающий, и она щедро изливала его на всех нас. Это было что-то, утолявшее нашу глубинную тоску по солнцу и теплу — это была ласковая улыбка Вечности. Тогда мы и поняли, что лик Вечности — женский лик.


Через два года король совершенно неожиданно вызвал леди Эстреллу обратно на Ургонхор, мотивируя это тем, что она должна увидеться с дочерью, то есть с тобой. Тебе к тому времени уже исполнилось пять лет. Ты помнишь, что было в день твоего пятилетия?


— Лучше не вспоминать, — поежилась Лис. — Всех королевских детей старше десяти лет согнали в кучу и повели в нижние помещения дворца. Я одна пятилетняя затесалась в эту толпу. Сначала я подумала, нас ведут посвящать богу Вицру и ужасно перепугалась.


— Но все оказалось гораздо хуже, — продолжил меклонец. — Вас привели в холодный и сумрачный зал с черными колоннами, выключили все огни и велели слушать Голос. Первый услышавший Голос объявлялся наследником.


— Откуда Вы знаете? — вздрогнула Лис. Воспоминание было не из приятных.


— Леди Эстрелла увидела это в одной из наших совместных медитаций, — ответил Л'Ронг. — Она видела и то, как ты, услышав Голос, отказалась идти на зов и уселась прямо на холодном каменном полу. Кроме тебя, никто из детей Голоса не слышал.


— Да, я помню! — воскликнула девушка. — Этот липучка Горп нашел меня в темноте и попросил отвести туда, откуда идет Голос. Я сказала, что никуда не пойду, и что если он не отстанет, то двину коленкой между ног.


— После этого видения леди Эстреллу уже ничто не могло остановить в стремлении вернуться на Ургонхор, — снова заговорил Л'Ронг. — Я передал все дела общины Л'Нару и последовал с ней.


Было у меня чувство, что добром это не кончится. Так и получилось. Когда мы прибыли, король сказал, что тебя увезли в пансионат вместе с другими королевскими детьми и что леди Эстрелла может остановиться во дворце и подождать, пока тебя привезут обратно.


Ургон изо всех сил изображал перед леди Эстреллой, как он ее любит и как обстоятельства (включая меня) мешают ему воссоединиться с нею. Он разжалобил доброе сердце женщины, и она согласилась побыть на Ургонхоре еще пару лет. Они снова стали жить как муж и жена, и через год родился твой младший брат, Хрогар. Тем временем я потихоньку готовил для леди Эстреллы отъезд, ибо от Ургона можно было ожидать любой гадости.


Когда все было готово, неожиданно пришло известие, что сан Т'Сэй собирается уйти в Вечность и что он должен сообщить мне нечто важное. Я снова поручил леди Эстреллу заботам И-Норга.


Я не зря спешил на Меклон. То, что сан Т'Сэй сказал нескольким членам общины с глазу на глаз, подтвердило мои догадки.


Послушай, Лис. Вовсе не бог Империи Вицр повелевает через королей вашим народом. За королевской династией стоит другая, более древняя и грозная сила. Сан Т'Сэй предупредил меня не спускать с твоей матери глаз, ибо эта сила заинтересована в том, чтобы леди Эстрелла имела от короля детей. Дети арусианки предназначены были стать проводниками темной воли.


— И я тоже? — испуганно спросила Лис.


— И ты, Элизабет. Но ты оказалась, так сказать, неподатливым материалом. Чего стоил один твой отказ последовать за Голосом. Да и последующие годы в пансионате и училище показали, что сломить тебя непросто. Поэтому отец временно оставил тебя в покое, рассматривая как запасной вариант. Но не так давно он снова вспомнил о тебе, поэтому община и поспешила вывести Элизабет Ургон из игры.


— А что было с моим братом?


— Повторилась предыдущая история: пока меня не было, маленького Хрогара забрали. И-Норг, помня прошлый инцидент, пытался это предотвратить и жестоко пострадал. Ему пришлось возвращаться на Меклон, чтобы восстановиться. Из его слов я понял, что ему пришлось сразиться с меклонцем. Это значило, что кто-то из наших сородичей отступил от главного принципа Мекланнэр: "Идущий да не пойдет войной на Идущего".


На этот раз мы с леди Эстреллой устроили во дворце крупный скандал. Ургон снова начал душевные излияния о том, как он ее любит, как он несвободен в выражении своих чувств и как его заедает этот гадкий королевский двор.


Был какой-то особенно скверный день. Позже, заглянув в астрономический календарь, я обнаружил, что в это время звезда, которую вы называете Гха-Зирш, стояла в зените. В тот день была сильная магнитная буря — не знаю, над всей планетой или только над дворцом. Я чувствовал себя плохо и на какое-то время потерял сознание, а когда пришел в себя, то обнаружил, что нахожусь в тюремной камере. Оказалось, что мне "пришили" какое-то совершенно дурацкое дело: будто бы я в невменяемом состоянии ходил по дворцу и разыскивал леди Гарпину, которую якобы хотел убить.

Леди Эстрелла уже обежала весь дворец, разыскивая своего горе-охранника. Усилиями ее и адмирала Кирка меня вызволили, но это заняло несколько дней. После этого она сама настояла на немедленном возвращении в Тиль.


Что-то в ней меня беспокоило. На пути к Гемме, пока корабль находился в гиперпространстве, я расспросил леди Эстреллу, что произошло между ней и Ургоном за время моего отсутствия.


Оказалось, что тот день был скверным не только для меня. Король закатил ей очередной душещипательный спектакль. Измученная переживаниями женщина ослабила контроль над собой и на минуту поверила, что ее любовь сможет вернуть Ургона к Вечности… Леди Эстрелла ждала третьего ребенка, а мне оставалось ждать новых неприятностей со стороны короля.


На Гемме тем временем было куплено здание для общины. Леди Эстрелла с энтузиазмом занялась его устроением — это отвлекало ее от тяжелых мыслей. Мы, меклонцы, поражались внутренней силе этой женщины. Она приходила сюда каждый день и медитировала с нами или одна молилась за нас. Мы словно заменили ей потерянных детей, и она окружила нас материнской заботой.


По воскресеньям она посещала службы отца Томаса в церкви. Отец Томас уже смирился с ее "экуменизмом" и не осуждал ее за медитации с нами. А для нас каждая медитация совместно с леди Эстреллой была настоящим праздником. Во время этих медитаций мы видели луч ее духа, необычайной чистоты и силы, и она своей силой и любовью поднимала нас к Богу — Вечности…


Мы с ней медитировали и о ее третьем ребенке. Нам удалось увидеть, что это будет девочка, очень способная и очень сильная. Но будущее ее словно закрывала серая пелена; как мы ни старались, ничего разглядеть так и не удалось.


Девочка действительно родилась здоровой и крепкой. Леди Эстрелла назвала ее Сэйни, взяв за основу имени условно-меклонское "сэй" — "сильный духом". А через два месяца произошли события, в реальность которых я до сих пор не могу поверить.


Оказалось, что за нами следили и регулярно докладывали на Ургонхор. Потом я узнал, кто были эти люди, поступавшие вопреки Правде Вечности и заповедям Распятого Бога, но я не хочу даже произносить их имен, хотя один из них был вхож в наш дом.


Был летний вечер. Я не так давно научился заваривать чай и теперь демонстрировал свое искусство леди Эстрелле. Она держала дочку на руках и веселилась, глядя на меня — должно быть, со стороны это выглядело забавным. Неожиданно я почувствовал что-то странное… Операция была спланирована по-меклонски тщательно. Я едва успел сменить трансформацию на боевую и активировать оружие, как дом был уже окружен.


Леди Эстреллу с дочерью я отправил вниз, где был заранее устроен бункер. Самым нелепым и диким было то, что на наш дом нацелили свое оружие мои сородичи-меклонцы. Их было семь душ. Я пробовал позвать Л'Нара и еще двоих членов общины, живших на Гемме, но все трое в тот момент были заняты на службе.


Я выдерживал осаду примерно четверть часа. Дом номер четыре на Садовой улице за это время превратился в руины. Соседи спешно эвакуировались, прибывшая полиция в растерянности стояла рядом, не в силах ничего сделать. Я боялся, как бы не пострадали леди Эстрелла с дочкой, скрывавшиеся в бункере, но атаковавшие, похоже, прекрасно знали устройство нашего дома. Их целью было устранить единственное препятствие, мешавшее королю заполучить Сэйни — меня, и они делали это с меклонской точностью и беспощадностью.


Когда я пришел в себя, то удивился, что вообще жив. Оказалось, прошла неделя. Все это время Л'Нар, Ри-Тар и Ли-Кин выхаживали меня в святилище. Тут же была и леди Эстрелла; волосы ее наполовину поседели. По ее глазам нетрудно было догадаться, что произошло. Но я не услышал от нее ни слова упрека.


С Меклона уже были вызваны специалисты. Все время, пока они работали надо мной, леди Эстрелла была рядом. Я просил ее уйти, потому что хирургическая операция над меклонцем — не самое приятное зрелище, но она отказывалась. "Ты был рядом со мной, когда мне было больно, — говорила она. — Теперь, когда больно тебе, я буду рядом с тобой". Ее осанка была по-прежнему прямой и гордой — силам Тьмы даже теперь не удалось сломить ее дух. Но ее физическая оболочка не выдерживала непосильных нагрузок, и леди Эстрелла начала сдавать.


Сначала она ослепла. Это случилось где-то через год после нападения на наш дом. Мы с отцом Томасом по очереди водили ее на прогулку — леди Эстрелла не могла жить без природы. К тому времени она уже жила в здании общины. Для нее была устроена специальная комната — с этим нам помогла Талита, бывшая соседка по Садовой улице. Потом силы леди Эстреллы начали непонятным образом таять, и вскоре их перестало хватать даже на короткую прогулку.


Я сам относил ее к реке, я видел, как она смотрит незрячими глазами на солнце и улыбается своей светлой улыбкой. Пока врачи искали причину ее недуга, она тихо и мирно отошла в Вечность.


Предчувствуя этот момент, леди Эстрелла простилась с членами общины и с соседями. Отец Томас по обычаю своей церкви исповедовал и причастил ее, после чего она подозвала меня и попросила позаботиться о детях.


Я был с ней до последнего ее вздоха. Когда ее прекрасные серые глаза закрылись, мне показалось, к ней подошел арусианин, которого она любила всю свою недолгую жизнь, тихонько взял ее за руку и так, рука в руке, они ушли в Вечность.


Л'Ронг замолчал. Лис не замечала, что по ее лицу давно уже бегут слезы.


— Я убью отца, — глухо проговорила она.


— Ты не сможешь этого сделать, Лис, — тихо отозвался меклонец. — Нельзя отнимать жизнь у того, кто подарил ее тебе. Таков один из законов Вечности.


— Но он же гад! Грязное животное! Как он посмел так обращаться с ней! Как они все посмели!.. — Не выдержав, девушка разрыдалась. Меклонец совершенно человеческим жестом положил ей на плечо покрытую металлической чешуей лапу:


— У нас есть один способ противостоять Тьме — изо всех сил стараться не быть такими, какими она хочет нас сделать. Леди Эстрелла сумела сохранить себя в дворцовом кошмаре. И ты сумеешь, если поверишь в силу своего духа.


Лис долго не могла успокоиться. Она отчаянно плакала, согнувшись в кресле и закрыв лицо руками. Все это время Л'Ронг молча находился рядом. Наконец девушка подняла на него заплаканные глаза:


— Спасибо Вам. Я не знала, что Вы… такой верный друг моей матери. А я вчера так Вас испугалась!


— Кое-кому полезно меня бояться, — проговорил меклонец. — Но не тебе.

Глава 5. Путешествие продолжается

Проснувшись, Лис обнаружила, что корабль уже вышел из гиперпространства и вокруг снова распахнулся черный океан, сияющий бесчисленными огоньками звезд. Их расположение сильно отличалось от того, что она видела, покидая Свиру.


Увидев, что девушка проснулась, Л'Ронг кивнул ей:


— Ты в порядке?


— Да. Только мышцы эатекли.


— Можешь встать и походить. В рекреационной каюте есть кафе-автомат и прочие удобства. Показать или найдешь сама?


— Найду. — Лис нажала кнопку на подлокотнике, поднимая кресло.


В рекреационной каюте она обнаружила душевую кабинку и с наслаждением приняла горячий душ. Тем временем стиральная машина привела в порядок ее одежду. Выйдя из душа, Лис надела выстиранный и отглаженный костюм. Туфли она надевать не стала — по мягкому ковровому покрытию было так приятно ходить босиком.


Кафе-автомат предложил ей на выбор чай, кофе и два десятка видов всякой выпечки. Подумав, Лис выбрала чай и фруктовое пирожное. С чашкой чая, она скрестив ноги расположилась прямо на мягком ковре.


Послышался мелодичный сигнал, потом синтетический голос спросил из динамика:


— Лис, можно составить тебе компанию?


— Да, конечно! — По армейской привычке Лис вскочила. Дверь открылась, и в каюту, неслышно ступая задними лапами по мягкому покрытию, вошел Л'Ронг. Глянув на девушку, вытянувшуюся перед ним в струнку, он проговорил:


— Когда я был Виртуальным Собеседником, а не Л'Ронгом с Меклона, курсант Высшего Навигационного училища Элизабет Ургон обращалась ко мне на "ты" и не вскакивала, как перед Их Благородием.


— Ой, извините… извини, — Лис совершенно растерялась. Сменив трансформацию, Л'Ронг сел и кивнул девушке, чтобы она тоже садилась.


— В условно-меклонском языке существует четыре формы обращения на "ты", — пояснил он. — Первая — обращение к товарищу по экипажу, вторая — обращение к другу, третья — обращение к Идущей Рядом, четвертая — обращение к Вечности. Мы — один экипаж, поэтому ты можешь обращаться ко всем нам на "ты" в первой форме. Так будет проще.


— Хорошо. — Лис немного поразмыслила над этим маленьким уроком меклонского этикета и спросила:


— А можно к вам… к тебе обращаться во второй?


— Можно, — разрешил меклонец. — Ты быстро усваиваешь правила хорошего тона. Будь добра, нажми синюю клавишу — тебе ближе.


— Сейчас. — Не вставая, Лис нажала на таблице-меню клавишу без подписи, и автомат выдал ей стакан какой-то синей жидкости, который она подала Л'Ронгу.


— Благодарю, — чуть склонил голову Л'Ронг. — Считай, что это тост за знакомство. — Выпив половину содержимого, он отставил стакан в сторону: — Леди Эстрелла прозвала этот напиток — коктейль "Бодрость".


— Почему? — спросила Лис.


— Начиная с сорок восьмой ступени Пути, меклонец не нуждается в органической пище, — пояснил Л'Ронг. — В этом стакане содержится все необходимое для жизнедеятельности организма на ближайшие сутки. Кстати, информация, которую я тебе сообщаю, является предметом напряженнейших изысканий со стороны разведслужб. Тебе мигом навесили бы все мыслимые и немыслимые степени секретности, узнав, что ты разделяла трапезу с меклонцем.


— А можно мне попробовать? — кивнула Лис на стакан.


— Не советую, — отозвался меклонец. — Наш метаболизм отличается от вашего, поэтому за последствия не ручаюсь.


— Хорошо, не буду. — Девушка обвела взглядом каюту: — А здорово у вас тут все устроено.


— Эти усовершенствования были сделаны специально для леди Эстреллы. Она иногда путешествовала с нашей миссией.


— Она была на Меклоне?


— Да — незадолго до второго визита на Ургонхор. Наш мир закрыт для визитеров извне, но для леди Эстреллы сан Т'Сэй сделал особое приглашение.


Путешествие было очень нелегким для нее. Меклон находится в аномальной зоне, где даже перемещение в гиперпространстве ощущается по-другому. Во время одного из таких гиперпрыжков леди Эстрелле стало плохо. Я боялся, что она умрет и не отходил от нее, стараясь поддерживать силой мысли. Но она не отступала и на все предложения сменить курс отвечала, что хочет повидать учителя.


Они встретились в Саду Камней. Учитель неподвижно лежал на траве под деревянным навесом — он давно отказался от движения, уйдя в непрерывную медитацию. Но когда появилась леди Эстрелла, он поднял голову и приветствовал арусианскую женщину на ее родном языке.


Они много беседовали и медитировали, и члены нашей общины, кто был в то время на Меклоне, приходили на эти медитации. Все их беседы я стенографировал, и из их разговоров я вынес, что между Арусом и Меклоном больше сходства, чем казалось на первый взгляд. Но есть между нами одно различие. У арусиан сильна живая связь с Вечностью, а мы эту связь давно утратили. Если мы — Идущие, то арусиане — Видящие.


А теперь послушай, Лис. Я вчера упоминал силу, которая стоит за вашим королевским родом. Это — древняя, темная сила, древнее харрогов, древнее людей, древнее Идущих. Конечно, она — всего лишь тень той мощи, что сосредоточена в планетных системах Красной звезды, которых не достигают даже меклонские корабли. Но и тени достаточно, чтобы исказить пути многих цивилизаций.


Лежа в Саду Камней, сан Т'Сэй сопоставлял факты и так он выяснил, что центр этой силы — небольшой планетоид, вращающийся вокруг погасшей звезды, которую вы называете Гха-Зирш. И беседы с Совершенным, встречавшимся с этой силой лицом к лицу, подтверждали правоту Учителя. От Совершенного он узнал, что арусианам известны ее имя и ее сущность. Они зовут ее Хаггер, Прозревающая Тьму. И Хаггер жестоко мстит арусианам за их знание, настраивая против них всех их соседей. Теперь ты понимаешь, почему харроги считают арусиан злейшими врагами?


— Ты хочешь сказать, что все рассказы о жестокостях арусиан — неправда?


— Да, и после встречи с леди Эстреллой я в этом убежден. И еще я убежден вот в чем: союз Аруса с Меклоном — Видящих с Идущими — мог бы стать надежным щитом против Хаггер. Естественно, что она всеми силами старается этого не допустить.


Конечно, навигационная ошибка арусиан не была случайностью. Хаггер нужно было заполучить арусианскую женщину, способную дать королю детей — Видящих. Такие Видящие, воспитывавшиеся под ее контролем, могли бы стать идеальными проводниками темной воли. Леди Эстрелла родила королю троих детей. Ты оказалась не вполне подходящей, но Хаггер придерживает тебя как запасной вариант. Сейчас главным кандидатом является твой брат Хрогар, и к нему нам удалось подослать двоих членов общины из другой ветви. Про третью девочку нам ничего неизвестно.


Лис, тебе грозит опасность! Хаггер знает, что Элизабет Ургон не умерла и что Элистер Квин — фиктивная личность. А раз так, то не исключено, что через год-другой об этом узнают имперские спецслужбы. Поэтому твое пребывание на Гемме — лишь первый шаг на пути к Арусу. Только там ты будешь в безопасности.


Лис подавленно молчала. Она слишком хорошо помнила ледяной сумрак зала с черными колоннами. Она не хотела возвращаться туда… Меклонец словно угадал ее мысли.


— Лис, я вижу, что тебе страшно. Поэтому я хочу, чтобы ты поняла одну вещь. В каждом живом существе помимо меняющейся внешней оболочки есть нечто постоянное, неуничтожимое. Мы называем это искрой Вечности, люди — духом. Твоей матери помог выстоять на Ургонхоре ее несгибаемый дух. Когда ты откроешь в себе искру Вечности, ты станешь такой же сильной, как леди Эстрелла, потому что даже если твое тело заперто в тюрьме, твой дух свободен и эту внутреннюю свободу ни отец, ни Хаггер не смогут у тебя отнять.


— Как все сложно, — после некоторого молчания проговорила девушка. — Я и не задумывалась о таких вещах.


— Многие вещи, кажущиеся сложными, на самом деле просты, — отозвался меклонец. — Нужно только почувствовать их. Но это придет со временем.


Допив, Л'Ронг бросил пластиковый стакан в утилизатор:


— А теперь поговорим о ближайшем будущем. Я выдам тебе документы на имя Элистер Квин, чтобы ты привыкала к своей новой персоне. Через три часа мы прибудем на Леланд, спутник Пеллоры. Там приличный космопорт, ты сможешь погулять и пообедать в хорошем ресторане.


В Леланде мы берем на борт груз и оттуда полетим дальше по нашему маршруту. По дороге мы высадим тебя на Гемме, и там ты сама доберешься до Тиля. В Тиле ты разыщешь фирму "Компьютария" и соседний с ней магазин "Кот в сапогах". В "Коте" работает Карен Тьювен, она знает о твоем прибытии. Она покажет тебе твою квартиру и поможет устроиться. Как тебе такой план?


— Замечательно! — Лис помолчала. — Л'Ронг, а куда полетите вы?


— Мы полетим на Культхос, — ответил меклонец.


— Культхос? — переспросила Лис. — Это же бандитский район, помойка Империи!


— Общине приходится зарабатывать деньги. Мы зарабатываем транзитными перевозками. Да, Культхос — пиратский район, там ни один нормальный человек не рискнет заняться таким бизнесом. Но и тарифные ставки там самые высокие в Империи. Мы возим туда всякий ширпотреб. Нас пираты не трогают, потому что знают: связываться с меклонцами — себе дороже.


Сделанная меклонцами пластиковая карточка на имя Элистер Квин была совершенно неотличима от настоящей. Кредитка же просто была настоящей — Л'Ронг сказал, что заказал ее сам три года назад.


— Вам бы зарабатывать подделкой документов, — улыбнулась Лис, укладывая карточку и кредитку обратно в сумочку. — Ваша община быстро разбогатела бы.


— Мы предпочитаем легальные способы, — отозвался меклонец.


Одна из звезд прямо по курсу тем временем стала заметно ярче остальных. Через час она превратилась в маленькое солнце, и Лис уже могла различить голубоватый шарик планеты.


— Пелла, — Л'Ронг указал на звезду. — А планета называется Пеллора.


— Я знаю, — кивнула Лис. — Нас вывозили на тамошнюю базу. На совместные учения. Я даже могу объясняться по-пеллорски.


— На Леланде в этом нет необходимости. Там все знают общеимперский.


Пеллора приближалась. Рядом с ней серебрился освещенной стороной Леланд, спутник планеты.


— Тан дежурный, — запросил Л'Ронг по-пеллорски, — разрешите посадку.


— Тан Л'Ронг с Меклона? — обрадованно прозвучал голос дежурного диспетчера. — Добрый день! Очень рад Вам. Груз уже подготовлен. Посадочное место — Леланд-3, сектор одиннадцать, площадка двадцать семь.


— Благодарю, тан Гродек. Мы прибудем через двадцать минут по стандартному времени.


И-Тэнг посадил корабль на солнечной стороне, рядом с высокой грибообразной башней. Стеклянная шляпка "гриба" медленно вращалась. Из корабля Л'Ронг запросил космопорт:


— VIP-центр? Леланд-3, сектор одиннадцать, площадка двадцать семь. На одну персону. С двух до шести по локальному времени. Благодарю, тан. VIP-центр — это хорошее место, где можно провести время без опасения быть узнанным, — пояснил он для Лис. — Там не проверяют документы, не фиксируют данные кредитной карточки, не ведут протоколы, кто и откуда прибыл — это запрещено законом.


— А я даже не знала, что так бывает, — сказала Лис.


— У меня приличный стаж работы телохранителем, — отозвался Л'Ронг. — Мне случалось наниматься к крупным коммерсантам, за которыми по пятам ходили журналисты и мафия. Для них такие VIP-центры, как на Леланде — немногие места, где можно отдохнуть. А тебе в любом случае на время погрузки лучше покинуть корабль, потому что здесь начнется кавардак похуже, чем на Культхосе. Всюду будут ходить таны с таможни и роботы-грузчики, а потом еще заглянет тан Гродек поговорить о политике. А наше знакомство пока не стоит афишировать.


VIP-центр располагался во вращающейся "шляпке" башни-гриба. Это был целый деловой и развлекательный комплекс с сетью магазинов, ресторанов, казино. Лис с беспокойством посматривала на гулявшую вокруг респектабельную публику — ей казалось, что на фоне окружающих она выглядет бедной родственницей. На самом деле она выглядела великолепно, в элегантном плаще кофейного цвета с легким шарфиком, небрежно наброшенным на плечо, и рассыпавшимися из-под шляпы золотистыми волосами. Л'Ронг уже сделал ей комплимент — видимо, этому искусству он тоже научился, общаясь с людьми.


Решив последовать совету Л'Ронга и что-нибудь себе купить, Лис побродила по роскошным бутикам, но так и не осмелилась сделать покупку. Цены казались ей заоблачными. Она по-прежнему ощущала себя легионером без империала в кармане, хотя на ее кредитке числилась сумма с несколькими нулями. В конце концов ей захотелось есть, и Лис зашла в ресторан, выбрав заведение с ценами, показавшимися ей умеренными.


Ресторан Лис понравился. Здесь царила уютная, можно сказать, интимная атмосфера. Освещение было неярким. Столики разделялись перегородками с букетами искусственных цветов. На каждом столе стояла горящая свеча в вазе из темного стекла.


Сняв плащ, девушка села за свободный столик. Шляпу она по совету Л'Ронга снимать не стала, чтобы не привлекать лишнего внимания своими харрожскими ушами. Открыв кожаную папку с меню, отпечатанным на общеимперском, Лис задумалась над списком блюд.


За спиной с неслышностью агента Имперской Службы Безопасности появился официант:


— Что будем кушать, тани?


Лис, подумав, заказала рыбу по-меройски и яблочный сок. Записав в блокноте, официант исчез и через минуту появился с пузатым бокалом.


— Прошу, тани. Ваш сок. Горячее блюдо скоро будет.


— Благодарю, тан, — ответила девушка, принимая из его рук прохладный бокал.


Официант неслышно удалился. Потягивая сок через трубочку, Лис размышляла о том, как неожиданно все изменилось. Совсем недавно она была позорно изгнанной из училища, выброшенной на дно общества, а теперь вдруг оказалась в эпицентре борьбы двух непримиримых сил. С одной стороны — Ургонхор, гнетущая обстановка двора, черные колонны подземного зала и Голос, ломающий воли и судьбы. С другой — ее мать, меклонцы-миссионеры, загадочный Арус и великий воин Володарион, которого на Меклоне называют Совершенным. А кто она сама? Да никто. Просто судьбе было угодно, чтобы она родилась наполовину арусианкой. Вся ее прошлая жизнь казалась нелепой и бессмысленной по сравнению с жертвой матери. Она, Элизабет, ничего не сделала, чтобы хоть как-то оправдать эту жертву.


Ей вдруг захотелось поскорее вернуться и поговорить об этом с Л'Ронгом. Интересно, как долго займет у меклонцев погрузка?..


Снова пришел официант и начал накрывать на стол. Лис с опаской разглядывала разложенный перед ней набор вилок и ножей. При дворе Ургона манеры были простые, а в навигашке и вовсе не подозревали о существовании такого предмета, как столовый нож. Потом было подано только что приготовленное блюдо — рыба, зажаренная в тесте, с гарниром из овощей. От блюда шел такой аппетитный аромат, что Лис тут же взялась за нож и вилку, и только уговорив половину порции, с удивлением обнаружила, что прекрасно управляется со столовым прибором. Что это? Интуиция или старая память?..


После горячего блюда Лис заказала кофе со сливками. Развернув лежавшие под рукой "Имперские ведомости", она, как обычно, заглянула в рубрику "Вассалы". "Король скорбит о пропавшей дочери" — сообщал заголовок статьи. Как же — скорбит… Скорбел бы — не устраивал такого шоу. Публичная истерика с угрозами найти виновных. Процессия в храме Вицра и гладиаторские бои на арене. Сорок убитых. Будто мало льется крови на границах. Тьфу… Допив кофе, Лис расплатилась кредитной карточкой и покинула ресторан.


Через стеклянную галерею она вышла в просторный холл. Здесь был устроен настоящий сад с сетью прудов и водопадов. Участки суши соединялись горбатыми мостиками с ажурными перилами. В прудах плавали золотые рыбки размером с ладонь и резвились водоплавающие птицы самых разных пород и расцветок. Лис присела на скамейку возле берега, любуясь на гордо проплывавшую мимо пару лебедей с белым как снег оперением. Кажется, Леланд по-пеллорски означает — Лебединый…


Услышав звуки шагов, Лис обернулась. К ней нетвердой походкой приближался крупный харрог зрелого возраста в темно-бордовом костюме-"тройке" и кремовой сорочке с галстуком-бабочкой. Подойдя, он опустился на скамейку рядом с девушкой — ближе, чем позволяли правила приличия, — и дохнул на нее дорогим коньяком:


— Прошу прощения, сиятельная. Я знаю, здесь не принято навязывать свое общество, но все же можно с Вами немного поговорить?


— Можно, — сказала Лис из вежливости, чуть отодвинувшись. Харрог снова придвинулся к ней:


— Знаете, что я хочу Вам сказать? Вы очень красивая.


— Спасибо за комплимент, — сдержанно ответила девушка, вовсе не горевшая желанием продолжать беседу в таком ключе. Харрог, однако, не унимался:


— Я понимаю, Вы не хотите со мной разговаривать. Вам неприятно, что я пьян, но Вы уж меня простите. Жизнь — такая гадкая штука, что иногда хочется напиться до зеленых дракончиков. Прошу Вас, не откажитесь выпить со мной за компанию шампанского.


— Спасибо, я не пью, — резко ответила Лис и собралась встать. Харрог последовал за ней:


— Вы меня не поняли, сиятельная! Я не пристаю с дурными намерениями. Видите ли, Вы очень похожи на женщину, какие встречаются раз в жизни, и то если очень повезет. Мне, можете представить, повезло. Сиятельная, не убегайте! У меня сегодня самый скверный в жизни день — день моего рождения. И тут Вы как подарок судьбы. Позвольте поделиться с Вами единственным светлым, что было в моей жизни.


Лис снова присела на скамейку — дело принимало курьезный оборот. Да и пьяного харрога было немного жалко.


— Она была женой некоего короля, — начал рассказывать харрог. — А я был при дворе. Я мог видеть ее каждый день. У нее были золотые волосы, как у Вас, и глаза — ах, какие глаза! Словно видящие тебя насквозь. Я по жизни бабник, Вы мне поверьте, но по отношению к ней я ничего дурного и помыслить не мог. Она для меня была — богиня! Ни один из нас не был достоин и ее мизинца, особенно ее супруг, который вел себя как свинья. Но она отвечала нам только добром.


Я был вхож к ней в дом и имел счастье разговаривать с этим необыкновенным созданием — я, недостойный даже ступать там, где она прошла! Уж если кто и был достоин ее благосклонности, так это меклонец, охранявший ее как сторожевой пес. Я не люблю чужих, но этот железный парень вызывает у меня уважение. Он шуганул прочь от нее интриганку Гарпину и начистил клюв самому королю, когда тот распустил было руки.


Лис с трудом скрывала волнение — ведь этот подвыпивший харрог рассказывает о ее матери!


— История ее кончилась печально, — завершил харрог. — Ее сослали, и она умерла. Как Вы на нее похожи, сиятельная! Давайте по этому поводу бокал шампанского.


— Извините, мне нельзя — я пилотирую корабль, — соврала Лис, думая, что надо бы уходить, пока у ее собеседника не возникли подозрения. Ее выручил подошедший молодой человек в кителе:


— Простите, тани, что прерываю беседу. Ваш экипаж ждет Вас.


— Мне пора, — сказала харрогу Лис. — Приятно было поговорить.


— Ну давайте попрощаемся. — Заграбастав руку девушки, харрог поцеловал ее: — Мы встретились случайно и теперь расстаемся навсегда. А жаль. Очень жаль. — Он вынул из нагрудного кармана визитную карточку: — Если случиться быть в этой дыре под названием Ургонхор, не откажите в милости, осчастливьте визитом.


В катере, отвозившем ее на "Огненную птицу", Лис рассмотрела визитку. "Их сиятельство герцог Нел Хродда Ургонхорский" — гласила надпись золочеными буквами.


— Я видела герцога Хродду, — сообщила девушка, войдя в рубку. — Он был пьян и звал меня в гости на Ургонхор.


— Что он говорил при этом? — встревожился Л'Ронг.


— Что я похожа на леди Эстреллу, — ответила Лис.


— Это плохо, — проговорил меклонец. — Королю он, конечно, не скажет — Ургона он на дух не переносит. Зато с приятелями может поделиться. А кое-кто из его окружения наверняка шпионит для короля.


— Я была в шляпе, — сказала девушка. Л'Ронг отозвался:


— Увидь он тебя без шляпы — мигом догадался бы, кто ты такая, даже сквозь винные пары. Ну, будем надеяться, что он достаточно пьян, чтобы не связать твой отъезд с уходом "Огненной птицы".


— Он говорил и про тебя, — добавила Лис. — Что он тебя уважает.


— Неужели? — с ноткой иронии проговорил Л'Ронг. — Герцог Хродда известен своей нелюбовью к меклонцам. Впрочем, все меняется со временем… Садись в кресло, Лис. Сейчас мы пойдем тяжелым маршрутом. Молись Вечности, чтобы все обошлось.


За девять стандартных часов корабль успел сделать семь гиперпрыжков. Этого было многовато даже для тренированной Лис, и она, опьяненная созерцанием зарождающейся и умирающей Вселенной, в конце концов заснула.


Проснувшись, она снова увидела звезды и меклонца, сидящего в позе покоя рядом с ее креслом.


— Л'Ронг? — позвала она. Меклонец повернул к ней рептилоидную голову:


— Это Л'Нар. — Голос его был настроен чуть выше. — Л'Ронг пилотирует корабль. За нами увязался "хвост", и нам пришлось немного попрыгать, чтобы он отстал.


— Нас выследили? — испугалась Лис.


— Нет, — успокоил ее Л'Нар. — Просто у Л'Ронга и у нашей общины не самая лучшая репутация в Империи. Поэтому ИСБ иногда интересуется нашими коммерческими маршрутами.


— Что им не нравится? — спросила девушка.


— То, что мы не соответствуем образу типичного меклонца, — ответил Л'Нар. Лис поинтересовалась:


— А что такое типичный меклонец?


— Ну, это известно всем в Империи. Во-первых, типичный меклонец считает свою расу лушче всех, а свою планету — центром Вселенной. Во-вторых, принципиально не разговаривает на общеимперском. В-третьих, сначала стреляет, а потом думает.


Девушка рассмеялась:


— По-моему, это типичный Друл.


Л'Ронг прокомментировал со своего места:


— Такие типы свойственны любой расе — кроме арусиан, наверное.


— А у нас роль типичного меклонца играет И-Тэнг, — продолжал Л'Нар. — Когда нужно пройти таможенный контроль, мы пускаем его вперед. Он меняет трансформацию на боевую и молча становится у входа. Это действует безотказно — таможенники ходят перед нами на цыпочках.


— Не надо его слушать, — подал голос ведущий пилот. — Он врет.


Разговаривая с меклонцами, Лис совершенно забыла, что перед ней вообще-то негуманоидные существа, живые боевые машины, несущие на себе по нескольку видов вооружения каждый. Ей было с ними на удивление легко и просто. Еще она обратила внимание, что у нее разные ощущения от каждого из них. Если Л'Ронг вызывал у нее уважение как намного старший ее, то Л'Нар казался своим парнем из учебки, а И-Тэнг — молчальник из тех, кто на поверку оказываются надежными товарищами.


Л'Нар, которому поручили развлекать Лис, принес шахматную доску и начал учить девушку игре в "Стратегию". Через полчаса Лис кое-как разобралась, как ходит каждая фигура и кто кого бьет. Первый ее опыт игры завершился тем, что Л'Нар поставил ей "детский мат", и Лис пожаловалась Л'Ронгу.


— Раз так, посадим его за управление, — распорядился Л'Ронг. Уступив Л'Нару свое место, он сел рядом с креслом Лис. Тем временем на экране кругового обзора появилась яркая звезда — солнце Геммы. Звезда стала ввинченным в черное небо желтым диском, и девушка смогла различить рядом с нею планету с двумя спутниками.


— Никто на Гемме не помнит их астрономические названия, — пояснил Л'Ронг, указав на спутники. — Их называют Викки и Долли в честь каких-то двух киноактеров. Викки — самый крупный в Империи рынок звездолетов. Вся планета — сплошная стоянка. Долли — космопорт, пограничный контроль и полиция. Кстати, приготовься к основательной проверке — после того, как здесь раскрыли культхосскую мафиозную сеть, порядок въезда стал более строгим.


— А я туда сунусь с поддельными документами… Может, лучше было бы попросить политического убежища?


— И засветиться на всю Империю? Нет, это бы тебя не спасло. Твою младшую сестру у леди Эстреллы отобрали, и никакие апелляции правительства Геммы в Имперский Суд не помогли. Лучше уж въехать инкогнито. А по поводу документов не беспокойся — здесь главным образом смотрят на контракт, а он у тебя не поддельный.


Планета, а вместе с нею Викки и Долли приближались. Двигатели "Огненной птицы" переключились в реверс, тормозя корабль, и наконец звездолет остановился, зависнув над Долли. Лис простилась с Л'Наром и И-'Тэнгом. Л'Ронг сам отвез ее на челночном катере в космопорт.


— Паспортный контроль пройдешь сама, — сказал меклонец, посадив катер в крытом ангаре. — Если что-то будет не так — позвони. Запиши диал-номер корабля, — он надиктовал длинную последовательность цифр, которую Лис записала фломастером на ладони.


— Спасибо вам за все, — поблагодарила девушка и спросила: — Л'Ронг, когда ты теперь появишься?


— Через три недели, — ответил меклонец. — Будет собрание ветви. Ты тоже, если хочешь, приходи. Удачно устроиться на Гемме и — до встречи, Лис.

Глава 6. Гемма

Стеклянные двери неслышно сомкнулись за спиной. Лис вдруг стало страшно. А вдруг ее и отсюда выгонят с позором, как из навигашки? Она оглянулась назад, словно ища поддержки, но Л'Ронга уже не было. Меклонский катер, приподнявшись над посадочной площадкой, развернулся и рванул с места в открывшийся перед ним шлюз. Посмотрев ему вслед, Лис забросила сумочку на плечо и направилась к выходу из ангара.


Светлый коридор вывел ее к турникетам, за которыми сидели люди в синей полицейской форме. С колотящимся сердцем Лис подошла к женщине в униформе. Женщина приветливо улыбнулась:


— Добрый день, госпожа. Предъявите пожалуйста Ваши документы.


Лис предъявила свою пластиковую карточку. Женщина провела по карточке сканером, считывая данные в компьютер:


— Вы прилетели сюда работать?


— Да, — Лис положила перед ней контракт. Просмотрев его, женщина-офицер связалась с отделением полиции на Гемме:


— Отдел по делам иноземцев, город Тиль? У вас есть подтверждение о выдаче контракта на имя госпожи Элистер Квин с Тохора?


— Да, фирма "Компьютария", — после некоторой паузы ответил мужской голос. — Все в порядке.


— Спасибо. — Вернув контракт, женщина в униформе улыбнулась еще приветливее: — Добро пожаловать на Гемму, госпожа Квин. С пятой площадки отправляется челночный катер на Эдам. Из Эдама Вы сможете добраться поездом до Тиля. Желаю вам всего хорошего.


В холле Лис нашла банкомат и взяла небольшую сумму в местной валюте. Купив телефонную карточку, девушка сунула ее в щель диал-автомата и набрала оставленный Л'Ронгом номер.


— У тебя проблемы, Лис? — спросил голос Л'Ронга.


— Нет, все нормально, — ответила девушка. — Я прошла паспортный контроль, жду челнок до Геммы. Просто я хотела пожелать вам доброго пути. Возвращайтесь, я буду ждать вас.


— Такими же словами провожала нас леди Эстрелла, — помолчав, отозвался Л'Ронг. — Мы вернемся, Лис. Не беспокойся.


В трубке пискнуло, послышались короткие гудки. Тем временем объявили посадку на катер до Эдама, и Лис поспешила к пятой площадке. Уже сидя в салоне возле иллюминатора, она отыскала среди звезд бело-алый силуэт меклонского корабля, похожий на птицу с серповидными крыльями. Двигатели корабля зажглись голубым, и "Огненная птица" начала медленное движение прочь, покидая пределы Геммы. И тогда Лис поняла — она будет скучать по этим странным меклонцам из общины "Дерево и Лист".


Челночный катер доставил Лис на железнодорожный вокзал в Эдаме. Там девушка купила в кассе билет и нашла поезд на Тиль. Заглянув сквозь стеклянные двери в купе, она вначале решила, что ошиблась вагоном и попала в бизнес-класс, так все было опрятно и чисто, но пройдя несколько вагонов насквозь, она поняла, что здесь нет разделения на классы. Лис выбрала пустое купе и села у окна.


Поезд мягко тронулся. Лис с интересом разглядывала меняющийся пейзаж за окном. Индустриальная зона быстро закончилась, и теперь мимо проплывали аккуратные поля, разделенные канавами, ухоженные сельские усадьбы, луга, на которых паслись белые с черными пятнами коровы. Стоял ясный осенний день, по безмятежно-голубому небу плыли редкие розовые облачка. Деревья уже окрасились в желтые и багряные тона. Всюду был разлит идиллический покой, и Лис впервые за долгое время почувствовала себя уверенно и легко.


В купе заглянул веселый контролер и поставил штамп на билет. А на следующей остановке рядом с ней плюхнулись двое молодых людей, возложив ноги на сиденья напротив и громко разговаривая на местном. Лис сначала сидела напряженно, но потом снова расслабилась, почувствовав, что в этих ребятах нет никакой агрессии. На ее вопрос, когда будет Тиль, один из них на приличном общеимперском разъяснил, где лучше выходить и как добраться до "Компьютарии". Они вышли за пару остановок до Тиля, и остаток пути девушка снова ехала одна.


Тиль встретил ее ласковым осенним солнцем и ярко-желтыми пятнами опавших листьев на тротуарах. Городок был небольшим и разбросанным, без сводящих с ума блочных многоэтажек. Невысокие дома старой добротной постройки из коричневого кирпича выходили на улицу нарядными фасадами. Просторные окна в гостиных часто не занавешивались и комнаты просматривались насквозь — эта странная особенность местных жилищ поразила Лис. И еще ее поразили застекленные парадные двери, выглядевшие совершенно непрочными. В Дроме такие не продержались бы и одну ночь. Складывалось ощущение, что на Гемме вообще нет преступности.


"Компьютарию" Лис нашла быстро. Здесь же по соседству был и "Кот в сапогах", магазин детской обуви. Следуя совету Л'Ронга, она решила сначала найти Карен и зашла в "Кота".


Посетителей в магазине не было. Справа и слева тянулись полки с ботинками детских размеров. Играла негромкая музыка. За прилавком стояла девушка в узких черных брюках, вельветовой рубашке навыпуск и пышными светлыми волосами, собранными заколкой. Она беседовала по мобильнику. Заметив гостью, девушка выключила мобильник и засияла улыбкой:


— Элистер Квин? Меня зовут Карен, — она пожала руку Лис своей теплой ладошкой. — Меня попросили помочь тебе устроиться. Я покажу тебе квартиру и дешевые магазины поблизости. Или сначала зайдем в "Компьютарию"? Рик! — позвала она. Из-за двери в подсобку ей откликнулся мужской голос. — Постой вместо меня! Элис приехала!


Из подсобного помещения вышел длинный очкастый парень в белой куртке.


— Рик, — представился он, пожимая руку Лис. — Мы с Карен держим этот магазин. А ты теперь будешь работать у Герарда и Яна?


— Герард и Ян — это владельцы "Компьютарии", — пояснила Карен. — Они собирают компьютеры на заказ и им нужен экспедитор, чтобы закупать комплектующие. Л'Ронг рекомендовал им тебя.


— Они знают Л'Ронга? — удивилась Лис.


— Да его весь город знает! — весело проговорила Карен. — Он хоть и меклонец, но отличный парень. Здесь, в Тиле — центр меклонской общины, причем один из соучредителей, — девушка хихикнула, — отец Томас.


"Компьютария" представляла собой небольшое помещение со стенами, выкрашенными светло-желтой масляной краской. Вдоль стен стояли столы с выставленными на продажу компьютерами и сопутствующей техникой. В дальнем конце находился высокий прилавок с монитором и кассовым аппаратом.


За прилавком магазин переходил в мастерскую. Там царил творческий хаос. На нескольких сдвинутых столах стояли полуразобранные компьютеры, пространство вокруг них было завалено горами документации, компакт-дисками и пластиковыми стаканчиками из-под кофе. Над всем этим беспорядком со стены подобно лианам свешивались провода.


Герард оказался высоким темноволосым мужчиной в очках и клетчатой фланелевой рубашке. Разговаривая, он отхлебывал кофе из пластикового стаканчика. Такой же стаканчик с кофе он принес и для Лис. Тут же был и второй владелец магазина, Ян, — невысокий худой парнишка с острыми чертами лица. Он носил облегающий черный свитер. За ухом у него была сигарета. В данный момент он беседовал с молодой супружеской парой, объяснявшей на плохом общеимперском, что им нужно.


Проведя Лис через подсобное помещение, заставленное ящиками и цветными коробками, Герард показал во дворе новенький белый микроаэробус. Лис уверенно села за штурвал и продемонстрировала ошарашенному владельцу "Компьютарии" несколько простых фигур аэробатики. Герард восхищенно присвистнул, но посоветовал во время поездок на склад так не делать.


Тем временем супружеская пара, говорившая с Яном, ушла, и Ян поднес Лис еще стаканчик кофе. Коротко объяснив девушке ее обязанности, он вручил ей наладонник с электронной картой Тиля и определителем местоположения. С трудом скрывая удивление, Лис убрала наладонник в сумочку. На Свире за хранение подобного устройства вполне могли бы посадить, но Гемма, похоже, имела больше вольностей, чем Свира.


После "Компьютарии" Карен показала Лис ее новое жилище.


Квартира, снятая для Лис, находилась в нескольких кварталах от "Компьютарии", на третьем этаже дома старой постройки. Это была просторная мансарда, переделанная под жилое помещение в два уровня. Внизу находились гостиная и кухня, разделенные перегородкой, наверху была спальня с небольшими квадратными окнами в скошенном потолке. В спальню поднималась узкая лестница, похожая на трап.


Немногочисленная мебель была подержанной, но добротной: деревянный шкаф для одежды, диван, пара кресел и круглый журнальный столик в гостиной, просторная кровать в спальне. Единственное, что по мнению Лис, дисгармонировало с обстановкой — это развешанные на стенах картины с безобразием, которое Карен называла "абстрактной живописью". Лис тут же сняла эту мазню со стен и убрала под кровать. Карен деликатно сообщила, что "мазня" вообще-то принадлежит кисти квартирной хозяйки, но согласилась, что без картин будет лучше.


Вручив Лис ключи от квартиры, Карен потащила свою новую знакомую по магазинам, и через пару часов они вернулись довольные, с кучей нужных и ненужных вещей. На кредитной карточке Элистер Квин ощктимо поубавилось. Бросив покупки дома, девушки прихватили в супермаркете бутылку вина и отправились в "Компьютарию" праздновать новоселье. Новая глава в жизни Лис начиналась хорошо.


За месяц Лис вполне освоилась на новом месте.


В первый же день, бледная от волнения, она сдала документы в полицию, однако все прошло хорошо и девушка получила "синюю карточку" — местный вид на жительство. После этого ей пришлось сдать экзамен по технике пилотажа малого воздушного транспорта (права, выданные на Свире, Гемма не признавала), а потом начались курсы местного языка.


Через пару недель интенсивных занятий Лис уже могла кое-как изъясняться по-местному. Быстрота, с которой она осваивала новый язык, поражала даже преподавателя. А еще через две недели девушка могла уже довольно бегло говорить, тем более что работа предоставляла достаточно возможностей для практики.


Постепенно Лис втягивалась в жизнь "Компьютарии". Маленькая фирма нравилась ей своей неформальной атмосферой. Рабочий день заканчивался в шесть, но Герард и Ян имели обыкновение задерживаться дольше. Дважды в неделю Лис ходила на тренировки в клуб боевых искусств, а в остальные дни сидела допоздна в "Компьютарии" вместе с хозяевами. У Яна было много дисков со всякими "стрелялками", и девушка проводила вечера, сражаясь со злобными монстрами из компьютерных игр.


Обычно без четверти шесть Лис заходила в булочную на углу и покупала горячие слоеные пирожки с сыром. С этими пирожками устраивалолсь кофепитие, на которое приходили Карен и Рик. Кофе брали из кофейного автомата тут же, в "Компьютарии". На Гемме кофе пили в огромных количествах, но Лис эту привычку так и не усвоила, заваривая для себя цветочный чай.


Она иногда вспоминала про меклонцев, размышляя о том, что неплохо было бы увидеть Л'Ронга. Но от экипажа "Огненной птицы" пока не было никаких вестей.


С первой зарплаты Лис накупила комнатных цветов и украсила дом. На стене в гостиной она повесила меч, с которым тренировалась в клубе. Кое-какие комнатные растения она принесла и в "Компьютарию", поставив у входа небольшой фикус в кадке. Ей стоило немалых усилий отучить Яна стряхивать пепел с сигарет в цветочные горшки.


Из барахла, купленного во время походов по магазинам с Карен, Лис оставила только элегантную серебристую блузку, подходившую к ее черным брюкам от костюма, и синее платье, очень женственное и очень ей шедшее. К платью девушка подобрала черную шаль с яркими цветами и голубой камушек на шнурке. В этом наряде она и ходила на работу.


Лис очень хотелось узнать побольше о матери, и Карен посоветовала ей встретиться с отцом Томасом.


— Сходи в Кафедральный собор, — предложила она. — Отец Томас там каждый день. Только он консервативен как шпрота в масле и не любит меклонцев. Лучше не говори ему про Л'Ронга.


Неделю Лис собиралась с духом и в воскресенье наконец решилась.


Кафедральный собор был в центре. Огромный, с двумя высокими башнями, увенчанными шпилями с крестами, он возвышался над оживленной площадью, заставленной столиками открытых кафе, словно величественно паря над повседневной суетой.


Лис подошла и осторожно приоткрыла массивную дубовую дверь. В просторном помещении было пусто и гулко. Мягкий полумрак пронизывали лучи света, лившиеся из высоких окон с витражами. В воздухе едва уловимо пахло какой-то ароматической травой. Войдя, девушка тихонько присела на скамью.


Посетителей почти не было — только пожилые супруги, ставившие свечу перед скульптурой распятого на кресте человека с полуобнаженным торсом. Лицо Распятого казалось Лис странно знакомым, хотя она была уверена, что ни разу Его не видела. Почему-то ей тоже захотелось поставить свечу перед Распятием. Она так и сделала.


Кто-то подошел и остановился рядом. Лис повернула голову. Перед ней стоял высокий человек в длинной темной одежде, с серебряным крестом на цепочке. Волосы его были седыми, черты изборожденного временем лица казались резкими, даже суровыми. Лис ощущала уважение и робость, и в то же время бесконечное доверие к этому человеку.


— Вы — отец Томас? — тихонько спросила она.


— Да, — ответил священник. — Вы хотели со мной поговорить. Пойдемте.


Пройдя вслед за священником мимо рядов длинных скамей, Лис оказалась в небольшом светлом помещении, похожем на лекторий. Там они присели на деревянные стулья, и отец Томас сказал:


— Здесь можно говорить не опасаясь. Я тебя слушаю, Элизабет.


— Откуда Вы знаете мое имя? — вздрогнула девушка.


— Ты похожа на мать, — ответил священник. — Леди Эстреллу я хорошо знал. Я знал и о твоем существовании. Расскажи, как ты жила раньше и как попала сюда.


Лис неуверенно начала с воспоминаний о детстве, потом вдруг единым залпом рассказала про кадетский корпус и Навигационное училище, про изгнание, работу на дискотеке и торговлю наркотиками, про Виртуального Собеседника и про то, как Л'Ронг помог ей уехать со Свиры. Отец Томас слушал и кивал. Потом покачал головой:


— Бедная девочка, сколько же тебе пришлось пережить… Но Господь дал тебе силы перенести все испытания.


— Л'Ронг говорил, я должна была стать темной Видящей, — сказала девушка. — И он говорит, это еще может случиться.


Лис показалось, что при имени меклонца отец Томас чуть поморщился:


— Господь не допустит этого. Он сделал так, что тебя увезли из языческого беснования Ургонхора на Свиру, а со Свиры Он привел тебя сюда, где еще теплятся остатки истинной веры. Вера станет прочным щитом, укрывающим твою душу от стрел нечистого, и свет Господней истины рассеет всякую тьму в твоем сердце. Но взрастить в сердце такую веру — это работа, долгая и трудная духовная работа.


— Я не боюсь тяжелой работы, — решительно проговорила Лис. — Что я должна сделать?


— То же, что и твоя мать, — ответил священник. — Принять Истину Господа нашего Иисуса Христа. — Он вручил ей несколько книг в твердом переплете: — Это Благая Весть. А эти книги помогут тебе понять ее. Приходи в любое время и спрашивай, если что-то непонятно. Я с Божьей помощью постараюсь тебе ответить.


— Спасибо, — Лис убрала книги в сумку. — Я буду читать.


— И вот еще тебе совет, — добавил отец Томас. — Я понимаю, что меклонцы многое для тебя сделали и у тебя есть причины быть им благодарной. И все же постарайся держаться от них в стороне.


— С ними что-то не так? — забеспокоилась девушка.


— Нет, просто они — другие, — ответил священник. — Сближаться с ними без опасности для души может только человек, стоящий на грани святости, как леди Эстрелла. Для неопытных душ сближение с ними опасно. Их Путь — перерождение биологического существа в кибернетическое. Для человека это — опаснейший соблазн! Уже создаются поколения киборгов — кощунственное искажение Господнего замысла о человеке.


— Я поняла… — Честно говоря, от этих слов Лис стало немножко не по себе. — До свидания, отец Томас. Я к Вам еще зайду.


— До свидания, Элизабет, и да хранит тебя Господь.


А на следующей неделе у Лис произошла еще одна знаменательная встреча.


Как-то между делом Карен сказала, что в городе есть харрожское кафе. Они вместе полистали справочник и нашли адрес — Почтовая улица дом три, "Золотой бык". Лис было интересно пообщаться с соплеменниками, и поэтому в четверг после работы вместо того, чтобы остаться играть в "Звездных паладинов", она решила заглянуть в "Быка".


Кафе ничем не отличалось от прочих подобных заведений на Гемме — столики для посетителей, высокие сиденья возле стойки, бильярдный стол и кегельбан. Народу пока было немного. Сев за столик, Лис развернула свежий номер "Звезды Храгон-Ха" — печатного издания, резко оппозиционного Ургонхору. В газете весьма ощутимо покусывали официальную власть, и Лис читала не без злорадства.


— Девушка, можно Вам составить компанию? — спросил веселый мужской голос.


Лис неохотно оторвалась от статьи о взяточничестве в Королевской прокуратуре. К ней за столик подсел молодой плечистый харрог в джинсовой безрукавке и черной футболке с портретами какой-то рок-группы. У него были кудрявые волосы соломенного оттенка. Добродушное лицо с толстыми губами и ямочкой на подбородке сияло улыбкой.


— Можно, — улыбнулась в ответ девушка. Парень был ей симпатичен.


— Вы недавно здесь? — начал разговор харрог, положив на стол руки с накачанными бицепсами. — Я раньше Вас не видел.


— Я живу на Гемме чуть больше месяца, — ответила Лис.


— А как Вас зовут? — снова спросил парень.


— Элистер.


— Красивое имя. — Харрог протянул руку для пожатия: — А я — Ренко. Здесь меня все знают. Эй, Борх! — позвал он официанта. — Бутылочку темного для меня и вина для девушки! Ты какое пьешь — белое или красное?


— Белое, — сказала Лис наобум (опыт употребления алкоголя у нее ограничивался бутылкой силайского портвейна, тайно распитой с подругами в навигашке). Здоровенный харрог в надетом на голое тело переднике принес бутылку пива с пузатым бокалом для Ренко и поставил перед Лис элегантный бокал с золотистым напитком.


— Ну, за знакомство! — Ренко осушил свой бокал наполовину и предложил. — А давай на "ты"!


— В какой форме? — улыбнулась Лис.


— В смысле? — не понял Ренко.


— Это я так… — Девушка сделала глоток, ощущая мягкий, чуть кисловатый вкус виноградного вина: — Ты давно здесь живешь?


— Я родился на Гемме, в Тиле. А родители — с как его там теперь, Ургонхора. Ну и дурацкая же привычка у королевской семейки — как только пордастет новый наследничек, менять название планеты. — Ренко допил пиво: — А ты откуда?


Лис не стала признаваться в своей принадлежности к "королевской семейке", и вместо этого воспроизвела придуманную Л'Ронгом легенду:


— С Тохора.


Ренко присвистнул:


— Далеко… А у тебя кто был харрогом — отец или мать?


— Отец.


— А мать — из местных? — спросил Ренко. Лис кивнула. — Наверное, красивая была женщина. Ты тоже красивая. Я таких девчонок еще не встречал. У тебя глаза, как озера! Того гляди, утонешь. А где ты работаешь?


— В "Компьютарии".


— А, у Герарда и Яна! Знаю этих орлов. А я работаю в луна-парке, на веселых горках. Люди садятся в тележки, а я их сталкиваю. Классная работка!


Народу прибывало, в кафе становилось шумно. Лис и Ренко приходилось кричать, чтобы расслышать друг друга, но девушке было легко и весело — видимо, вино ударило в голову. Ренко пересел ближе. Рука его оказалась на плече Лис, но ей это даже нравилось.


Подвалила еще компания харрогов, его приятелей. Снова заказали выпивки. Приятели Ренко закурили, над столиком повисла дымовая завеса, и Лис невольно подумала о противогазе или, на худой конец, дыхательном фильтре. Потом Ренко предложил посбивать кегли, и они всей толпой начали протискиваться к кегельбану. У Лис кегельбан большого интереса не вызвал, и она присоединилась к игравшим в бильярд (Ренко немедленно сделал то же самое).


В половину двенадцатого она решила, что пора уходить. Ренко тут же вызвался ее проводить. У него был рядом припаркован мотоцикл, и он с грохотом и треском подвез девушку к парадной двери ее дома.


— Можно тебя поцеловать? — с харрожской непосредственностью спросил он.


— В другой раз, — загадочно ответила Лис, доставая ключи.


— Заглядывай в "Быка!" — сказал Ренко на прощание. — Мы там каждый день.


Мотоцикл взревел и исчез в конце улицы, разбудив, наверное, весь квартал. Закрыв за собою дверь, Лис поднялась по темной лестнице в свою квартиру и только тогда поняла, как ей хотелось тишины.

Глава 7. Снежный Дракон

Прошел еще месяц.


Лис полностью освоилась с работой и даже иногда оставалась за прилавком, принимая заказы, если Герард и Ян были заняты. Вечерами она читала "Благую Весть", а по выходным ходила к отцу Томасу за разъяснениями.


История Бога, сошедшего на землю, чтобы спасти людей, поразила ее, но Лис чувствовала, что многое ей непонятно. И еще ее волновал вопрос: а спасал ли Он харрогов? Или меклонцев? Или арусиан? Но она пока не решалась спрашивать об этом.


Отец Томас показал ей, где стоял дом номер четыре по улице Садовой, в котором когда-то жила ее мать. Теперь там был выстроен современный коттедж, и это неприятно царапнуло Лис по сердцу.


— После смерти леди Эстреллы соседи по улице приносили сюда цветы, — проговорил отец Томас, поддерживая над девушкой зонт (в тот день шел сильный дождь). — Потом хозяин дома попросил этого не делать.


— Почему? — спросила Лис.


— Люди не любят думать о смерти, — ответил священник.


"А меклонцы? — вдруг подумала Лис. — Что они думают о смерти и Спасении? Что такое их Путь?" Ей вдруг захотелось узнать побольше об этой странной расе. К тому же, по Л'Ронгу и его товарищам она начала скучать. Они задерживались, и это ее беспокоило.


Меклонцы объявились неожиданно.


Вернувшись на микроаэробусе со склада, Лис, как обычно, заскочила по дороге за слоеными пирожками и в своем синем платье с наброшенной на плечи шалью, разрумянившаяся с холода, влетела в "Компьютарию". Ян встретил ее загадочной улыбкой:


— Элис, к тебе пришли.


Из-за стеллажа с компьютерными принадлежностями появился Л'Ронг. Лис обрадованно всплеснула руками:


— Ой, здравствуй!


— Все в порядке? — спросил меклонец.


— Все просто чудесно! — воскликнула девушка. — Меня так хорошо приняли и помогли устроиться! — Сдвинув стопку с документацией, она села на стол и начала рассказывать все, что с ней произошло за эти два месяца. Л'Ронг молча слушал.


— Ты хорошо выглядишь, — сказал наконец он. Девушка спросила:


— А у вас все в порядке? Как прошел ваш рейс? Вас так долго не было, что я начала уже беспокоиться.


— Да, у нас все нормально. — Лис показалось, меклонец сказал это с какой-то горечью. Не случилось ли у них что-нибудь, подумала девушка. Надо будет расспросить Л'Ронга подробнее.


— Я так по всем вам соскучилась! — проговорила она и предложила. — Может, зайдем ко мне, поболтаем?


— А хозяев не распугаю? — отозвался Л'Ронг. — Не думаю, что они обрадуются появлению меклонца в доме. В другой раз, Лис, и не забудь их перед этим предупредить. — Он помолчал. — Сегодня в семь — собрание нашей ветви. Я затем и пришел, чтобы пригласить тебя на эту встречу.


Лис на минуту задумалась. Вообще-то Ренко ждет ее в "Быке". Но Ренко перебьется. Она кинет ему сообщение на мобильник, что не придет. А посмотреть на собрание меклонцев очень интересно.


— У тебя другие планы? — уловив ее сомнения, спросил Л'Ронг.


— Нет, — поспешно ответила Лис.


— Тогда поешь и пойдем. Собрание будет долгим.


Пришел Герард, принес три стаканчика кофе и начал расспрашивать Л'Ронга о том, "как там, на Меклоне". Лис заметила, что меклонец отвечает как-то уклончиво. Похоже, у меклонцев действительно какие-то неприятности… Дожевав свою слойку, она бросила в мусорный ящик пустой стаканчик из-под кофе:


— Л'Ронг, я все.


— Хорошо. — Меклонец поднялся с места, меняя трансформацию, и накинул плащ (на улице был дождь): — Идем.


Здание общины находилось на берегу реки, в стороне от жилых кварталов, рядом со старинным парком. Это был трехэтажный особняк из коричневого кирпича, с просторными окнами на первом этаже и нарядной башенкой справа. Одна сторона двускатной крыши была стеклянной.


Лис посадила аэрокар на свободную площадку перед домом. Подойдя к парадной двери, Л'Ронг на секунду замер. Щелкнул замок, открываемый цифровым кодом, и меклонец толкнул дверь, пропуская девушку вперед:


— Лис, проходи.


Миновав прихожую, Лис оказалась в просторном светлом помещении с полом из каменной плитки. Посередине была выложена из смальты четырехлучевая навигационная звезда, указывавшая стороны света. У восточной стены был устроен зеленый газон, где росло одно-единственное дерево.


Лис ни разу в жизни не видела таких деревьев. Серебристо-белый ствол с черными поперечными полосками. Длинные тонкие ветви, свешивающиеся к каменной чаше с водой. Часть скошенной крыши над деревом была стеклянной, чтобы сюда проникали солнечные лучи. Даже в закрытом помещении дерево чувствовало дыхание осени — желтые листья повсюду лежали на траве и плавали в чаше.


— Это арусианский альвир, — пояснил Л'Ронг. — Арусиане брали его семена с собой на счастье. Леди Эстрелла посадила его четырнадцать лет назад, при ней он очень быстро вырос.


— А можно посмотреть комнату матери? — волнуясь, спросила Лис.


— Можно, — ответил Л'Ронг. — Пойдем.


Следом за меклонцем Лис поднялась по узкой витой лестнице на третий этаж и оказалась в маленькой комнате с низкими скошенными потолками, располагавшейся в башенке. Девушка огляделась. Раскладной диван, накрытый цветным покрывалом, стол у окна, занавешенный тканью шкаф для одежды, полки с книгами. На стене было стереофото молодой женщины в длинном платье нежно-зеленого цвета. Женщина стояла вполоборота, держа в руках букет садовых ромашек и чуть улыбаясь. Под портретом горела лампадка.


— Это мама? — Лис не могла оторвать глаз от портрета женщины. — Какие у нее необыкновенные глаза! Словно…


— Словно колодцы Вечности, — негромко проговорил меклонец. — Я сделал этот снимок, когда леди Эстрелла ждала третьего ребенка.


Лис помолчала. Подошла к книжным полкам, провела рукой по переплетам с незнакомыми буквами. Рассеянно просмотрела этикетки компакт-дисков. Потом тронула высохшие листья папоротника:


— Цветы завяли.


— В последнее время мы здесь редко бываем, — отозвался Л'Ронг. — Карен, конечно, присматривает за домом, но у нее хватает и своих дел.


Снизу донесся удар гонга.


— Нам пора, — сказал меклонец. — Тебя ждут.


Вернувшись в святилище, Лис застала необычную картину: десятеро меклонцев, поблескивающих чешуйчатой броней и модулями с оружием, рассевшиеся полукругом напротив дерева и чаши. Перед чашей для кого-то была положена атласная подушечка. Когда Лис вошла, ни один из меклонцев не обернулся в ее сторону, но она почувствовала направленные к ней лучи внимания.


Л'Ронг подвел ее к чаше с водой и обратился к собравшимся:


— Сегодня на нашей встрече присутствует Элизабет, дочь леди Эстреллы Арусианской. Ее история нам известна. У нее много вопросов, на которые она хотела бы получить ответ, но сначала мы представимся друг другу.


Более необычной процедуры знакомства у Лис еще в жизни не было. Каждый из меклонцев, меняя трансформацию, вставал и подходил к ней, и Лис касалась ладонью приветственно поднятой металлической лапы. Она сразу же потерялась в их непривычно звучавших именах. Только одно имя ей запомнилось — Ли-Кин, — и то потому, что у представившегося (представившейся?) был по-женски высокий голос.


— Садись, — подсказал ей Л'Ронг, и девушка опустилась на подушку, скрестив ноги. — Спрашивай, Элиза-дариэ, обо всем, что ты хочешь узнать.


Лис начала расспрашивать о матери. Ей отвечал один Л'Ронг, но при этом он говорил "мы", и девушка вскоре поняла, почему. На самом деле в беседе участвовали все меклонцы, а Л'Ронг облекал их мысли в слова! Действительно, странная раса… Неожиданно для себя Лис спросила:


— Что такое Путь?


— Путь — это стремление к Совершенству, — лаконично ответил Л'Ронг.


— Что значит — следовать Пути?


— Это значит — умирать и возрождаться.


— Вы что, верите в реинкарнацию? — удивилась Лис. Теория реинкарнации, по словам отца Томаса, была еретической, и Церковь давно ее отвергла.


— Нет, — ответил Л'Ронг. — Дух Идущего приходит в мир однажды, облекаясь плотью, чтобы пройти жизненный круг и снова уйти в Вечность. Но на жизненном пути наше тело много раз умирает и рождается вновь, с каждой Ступенью приближая Идущего к Совершенству.


— Так вы сознательно перестраиваете себя? — проговорила девушка. — Но ведь это… это же неестественно!


— Почему? — спросил Л'Ронг. Лис замялась:


— Ну… Отец Томас говорил, что вы нарушаете законы Бога, меняя по своему произволу Его замысел.


Л'Ронг молчал — похоже, меклонцы совещались. Казалось, даже Лис чувствовала жар неслышной дискуссии. Наконец Л'Ронг проговорил:


— Я попробую объяснить, почему дети Мекланнэр выбрали этот Путь. Может быть, мой рассказ хоть немного примирит Истину нашего Пути и ту Истину, которой тебя учит отец Томас.


Послушай, Лис. Сотни тысяч лет назад, когда большинство нынешних цивилизаций существовали только в замысле Вечности, мы уже обживали сумрачные долины под лучами звезды Мекланнэр. Кого-то из наших давних первопредков, только что вышедших из воды, навсегда поразило звездное небо — мириады мерцающих огоньков, бесконечно далеких, но кажущихся такими близкими. Он так и остался стоять с головою, поднятой к небу — символ нашей вечной устремленности к звездам.


Эволюция дала нам слабое тело. Выйдя на землю, мы жестоко страдали от холода и от хищных существ, превосходивших нас в быстроте и силе. Нам приходилось учиться выживать в суровом наземном мире. Борьба за выживание развила наш интеллект, но наши тела по-прежнему были немощными. Мы, устремленные к звездам, оставались пленниками земли.


Скрижали говорят о Кузнеце, принесшем нам знания о металле. Металл стал нашим помощником и слугою. Мы перестали быть легкой добычей хищных существ и теперь, устроив внешнюю жизнь, смогли обратиться вовнутрь. И мы обнаружили нечто, мешающее жить и созидать, отравляющее чистоту наших самых светлых и вдохновенных творений.


Это был страх. Страх сотен тысяч поколений, умиравших от холода, голода и зубов хищников. Страх, намертво связанный с нашим беспомощным телом.


Тогда и пришел в мир Великий Учитель сан Т'Гор. Он говорил — есть страх телесный, физический, и есть страх духовный. Телесный страх побеждается трансформацией тела. Духовный страх побеждается трансформацией духа. Он учил — металл снова поможет нам. Металл укрепит нас и избавит от страха, связанного с немощью нашего тела. А Путь укрепит наш дух.


Над продвижением в Пути работали талантливейшие из талантливейших, но мы заплатили немалым числом ошибок и жертв за каждую из созданных нами Ступеней. Каждая Ступень оплачена гибелью тысяч Идущих. Но Путь сделал нас сильными, и мы осуществили свою мечту — вышли к звездам.


— Но неужели у вас не было другого… Пути? — спросила Лис.


— А ты могла бы посоветовать нам что-нибудь другое? — вопросом на вопрос ответил Л'Ронг.


— Ну, вы могли бы, эээ… воздействовать на материю силой духа, — неуверенно проговорила Лис. — Отец Томас говорил, что святые подвижники были способны так менять свойства своего тела.


В святилище повисла напряженная тишина — казалось, даже меклонцы остановили свой мысленный разговор. Лис почувствовала, что нечаянно затронула больную тему. Через некоторое время Л'Ронг проговорил:


— Такой путь существовал, Лис. Но это был путь темной духовности. А другого нам не было дано.


Он помолчал.


— Планетная система Мекланнэр расположена недалеко от Красной звезды, которую люди называют Антарес. Красная звезда — наш Антиполюс, через нее проходит ось вращения планеты. У нас она видна даже днем, к счастью, не везде… Она — центр темной духовности Вселенной. Она отравляет своим влиянием любое восприятие духовной реальности. И под ее коварными лучами во многих душах взросли ядовитые семена.


Возникло целое течение, адепты которого говорили: да, у нас слабые тела, но мы можем научиться переносить сознание в чужое, более совершенное тело, подавляя прежнюю личность. Они называли себя Скитающимися, в отличие от нас — Идущих… К тому времени мы уже встречались с людьми — космическими первопроходцами. Но те их них, что имели несчастье встретиться со Скитающимися, переставали существовать как личности, становясь носителями чужого сознания. Так семена, посеянные у нас, темный ветер начал разносить по Вселенной.


Тогда мы, Идущие, приняли решение — я не могу назвать его верным, но оно было единственно возможным в тот момент. Мы объявили войну Скитающимся. В ответ они подняли против нас все население планеты. Война была жестокой и кровопролитной. Мы победили, но ценою гибели всего остального народа.


Лис молчала. Л'Ронг после некоторой паузы продолжил:


— Оставшиеся в живых поклялись никогда не поднимать оружие друг против друга… На определенном этапе Пути Идущий утрачивает способность воспринимать духовную реальность — такова наша плата за разрыв с темной духовностью. У нас нет живой связи с Вечностью. Сан Т'Гор не знал другого способа защититься от губительного воздействия Красной звезды. Но мы можем размышлять о Вечности. У нас нет провидцев, приносящих откровение свыше, но мы учимся верить без чудес и любить, не требуя ответной любви.


К сожалению, теперь слишком много внимания придается техническому совершенствованию, и забывается истинная цель Пути. Дети Мекланнэр превращаются из Идущих в перестраивающихся. Мы теряем память о самих себе. Но был Учитель сан Т'Сэй, чьи наставники помнили истинную цель. Был Совершенный, чей приход подтвердил их правоту. Была леди Эстрелла, ставшая для нас живой связью с Вечностью.


Меклонец замолчал. Лис тихонько спросила:


— Л'Ронг, а почему отец Томас говорил, что ваш Путь — соблазн для людей?


— Потому что это так и есть. Вам, гуманоидным расам, колоссально повезло: и телом, и духом вы созданы для гармонии. Мы и встречали вас как Высших. И жестоким разочарованием для нас было увидеть ваш внутренний разлад. Вы гоняетесь за призрачной целью, не видя бесценных сокровищ, лежащих рядом; вы пытаетесь получить извне то, что обретается внутри. Способные созерцать Вечность, вы отворичиваетесь и закрываете глаза. С вашим телом, которое совершеннее любого механизма, вы пытаетесь создать ущербную расу киборгов. Зачем? Чего вы хотите?


— Я слышала, многие хотят вечной жизни, — неуверенно проговорила Лис.


— Вечная жизнь возможна только в Вечности, — возразил Л'Ронг. — В конечном мире мы можем достичь лишь определенной Ступени. Но пока мы живем, мы должны идти. Совершенство — это вечная цель Пути, недостижимая, но заставляющая нас двигаться.


— Кажется, отец Томас говорил что-то похожее. Только он Вечность называл Богом… Л'Ронг, неужели между нашими расами такая огромная разница?


— В конечном мире — да. Но в Вечности мы едины.


Лис приумолкла. Слова Л'Ронга приоткрыли ей нечто новое. Раньше ей казалось, что люди — это люди, харроги — это харроги, меклонцы — это меклонцы, со своими богами и своими судьбами. Но теперь она чувствовала, что над всеми ними надстоит и всех их объединяет Тот, Кого отец Томас называет Богом, а меклонцы — Вечностью…


Гонг объявил о начале медитации.


— Тебе лучше переместиться из центра на край, — посоветовал Л'Ронг. — Здесь, в центре, сосредотачивается вся энергия нашей мысли, а это выдержать нелегко.


— Хорошо. — Лис прихватила подушку, осторожно удалилась и присела у стены, глядя, что будет дальше.


Вначале ей казалось, будто ничего не изменилось — меклонцы как сидели, так и продолжали сидеть молчаливыми изваяниями. Потом она ощутила, что от каждого из них идет незримый луч мысли — туда, где раньше сидела она, — и там эти лучи собираются и устремляются ввысь, к небу, за пределы Вселенной — в Вечность…


Лис захотела присоединиться к меклонцам. Она закрыла глаза — так было легче сосредоточиться, — и подумала о матери, которую у нее отняли ургонхорские царедворцы. И ей вдруг показалось, что леди Эстрелла рядом с нею, в пронизанной солнцем комнате, она бережно поддерживает маленькую Лис, только что научившуюся ходить, и ее золотистые волосы струятся на пол, как водопад…


Очнувшись, Лис поняла, что все это время сладко спала, подложив под голову подушку, и кто-то накрыл ее шерстяным одеялом. В святилище было темно и пусто, лишь горела одинокая свеча в стеклянной вазе и напротив нее поблескивал металлической броней Л'Ронг.


— Я заснула? — встрепенулась девушка. — Как неудобно…


— Наши медитации с непривычки трудно выдержать, — спокойно отозвался Л'Ронг. — Даже леди Эстрелле поначалу было нелегко.


— Я видела маму во сне! — воскликнула Лис.


— В медитациях мы часто видим леди Эстреллу, — отозвался меклонец. — Она и сегодня была с нами… То место у чаши, куда я тебя вначале посадил — это ее место. Там собирается и крепнет наша мысль прежде чем устремиться к Вечности.


— Да, я почувствовала… А это что за знаки? — Девушка только теперь обратила внимание на развешанные вдоль стены шелковые флажки с непонятными символами.


— Это — Знаки Пути, — ответил Л'Ронг. — Их здесь одиннадцать — по числу состоящих в нашей ветви.


— А что такое Знак Пути?


— Это образ духа. То, что глубже воспитания и привычек, глубже биологической природы. То, чем ты являешься в замысле Вечности. Леди Эстрелла увидела Знаки Пути каждого из нас, и мы начертили их здесь, чтобы не забывать, кто мы есть на самом деле.


Меклонец подошел и указал на флажки со знаками:


— Смотри, это — Ай-Санг — Быстрый Огонь, И-Тэнг — Небесный Сокол, Л'Нар — Вечный Брат… Ли-Кин — Стебелек на ветру, и ее Идущий Рядом — Ри-Тар, Доблестное Сердце.


— А твой знак? — спросила девушка.


— Вот он, — указал Л'Ронг на один из символов. — Снежный Дракон.


— Снежный Дракон?


— Леди Эстрелла сказала, что видела меня в образе белого дракона на снежной горной вершине… У нее был начерчен и твой символ — Девочка, рисующая солнечные знаки в небе. Она говорила, этот знак подошел бы менестрелю.


— Кому? — не поняла Лис. Меклонец пояснил:


— Менестрелями на Арусе называли людей-Видящих, которые передавали в слове и музыке откровение свыше. Ты пока в себе не чувствуешь этого. Но я вижу, как ты меняешься. Ты уже не Элизабет Ургон из Навигационного училища на Свире. — Помолчав, он добавил: — А какой ты станешь, это известно лишь Вечности и тебе самой, в глубине твоего сердца.


На следующий вечер Лис снова застала в "Компьютарии" меклонца.


— Л'Ронг? — обрадовалась она.


— Нет, это Л'Нар, — ответил меклонец. Девушка рассмеялась:


— Опять я вас путаю.


— Нас путают даже на Меклоне, — отозвался Л'Нар. — Но мне это льстит.


— Как насчет партии в "Стратегию"? — Сдвинув бумаги и пустые стаканчики из-под кофе на столе Яна, Лис поставила шахматную доску и расставила фигуры. — Твои — белые.


— Белые начинают и выигрывают, — заявил Л'Нар, разыгрывая начало по классической схеме.


— Это мы еще посмотрим, — Лис двинула вперед черную фигурку пехотинца. Она храбрилась, хотя знала, что все равно продует. Так и случилось — вскоре Л'Нар проредил ряды ее пехоты, уничтожил своим офицером ее генерала и загнал черного короля в тупик.


— Ты делаешь успехи, — сказал он, с поразительной ловкостью расставляя фигурки своей металлической лапой. Лис хмыкнула:


— Сомнительный комплимент.


— В прошлый раз, если ты не забыла, был мат в три хода, — напомнил меклонец. Потом добавил: — "Огненная птица" сегодня ночью уходит в рейс. Ведущим пилотом идет И-Тэнг, вторым — я. А Л'Ронг остается на Гемме.


Лис обрадовалась этому известию:


— Здорово! Значит, теперь мы сможем чаще видеться. — Про совет отца Томаса она давно уже забыла. — А чем он здесь займется?


— Начиная со следующей недели он работает в пограничной службе, — ответил Л'Нар. — Будет следить за порядком на Викки.


— Он так и не рассказал, почему вы задержались на Меклоне, — осторожно спросила Лис. — У вас что-то случилось?


— Л'Ронг просил не говорить тебе об этом, но мне кажется, ты должна знать. Совет Приблизившихся к Совершенству выразил серьезное недовольство деятельностью нашей общины. — Л'Нар помолчал. — В "Скрижалях Пути" сказано, что Идущий не может убить Идущего, но нигде не говорится, что Идущий не может убить самого себя.


— Ты хочешь сказать… — Лис осеклась. Л'Нар договорил:


— Да, угроза такого приговора висела над Л'Ронгом почти месяц. Последнее слово было за Правителем, который в то время исполнял долг Совершенствования. Но молитвы сан Т'Cэя в Вечности помогли нам, и Правитель отменил решение Совета. Л'Ронг отделался двадцатилетним запретом появляться на Меклоне.


— А если бы… приговор не отменили? — испуганно спросила Лис. — Он что, подчинился бы?


— Да, — ответил Л'Нар.


— Все-таки странный вы народ, — проговорила девушка.


— Не более странный, чем вы, — отозвался меклонец. — Вы, люди, придаете слишком много значения мелочам и оттого не замечаете действительно важного.


— Эй, друзья! Кто тут сеет межрасовую рознь? — весело проговорил Ян, только что выпроводивший последнего посетителя. — Элис, где обещанные пирожки?


— Ой, я забыла их в аэрокаре! — Лис открыла сумочку, доставая ключи. — Сейчас принесу.


ПРИМЕЧАНИЯ

"дариэ" (арусианск.) — почтительное обращение к женщине.

Глава 8. Идущий Рядом

Прошло еще несколько недель. Затяжная осень Геммы уступила предзимью с голыми деревьями и инеем на траве. Тиль готовился к какому-то празднику, который местные жители называли "синтер Клас". Отец Томас разъяснил Лис, что "синтер Клас" был святым человеком, который все свои деньги раздавал детям из бедных семей, и что в честь него и установлен этот праздник.


По средам Лис заходила в "Золотого быка" — почитать "Звезду Храгон-Ха" и поболтать с Ренко. Похоже, молодой харрог и в самом деле утонул в серых глазах полуарусианки. Он платил за Лис в баре, провожал ее до дома и они целовались возле парадной двери перед тем, как распрощаться. Раз в неделю они вместе ходили в кино. Ничего большего, правда, Ренко от нее не добился. Завсегдатаем "Быка" Лис так и не стала — в харрожском кафе было шумно, а она чувствовала, что все больше и больше любит тишину своей квартиры со скромной деревянной мебелью и комнатными цветами.


И в этой тишине ей открывалось нечто новое, яркое и ослепительно-прекрасное, но в то же время пугающее своей странностью. Это противоречило общепринятым нормам и здравому смыслу, но ничего с собой поделать Лис не могла. Она ходила в Кафедральный собор и молилась, но ощущение не проходило — наоборот, в тишине под величественными церковными сводами оно становилось отчетливее и сильнее.


Исповедоваться отцу Томасу Лис так и не решилась — она понимала, что ее слова прозвучали бы странно и дико, и ей оставалось только просить Бога, чтобы Он помог ей разобраться в самой себе.


Л'Ронг иногда появлялся в "Компьютарии" — всегда вечером и всегда неожиданно, и Лис чувствовала, что в его присутствии с ней начинало что-то происходить. Она бегала по магазину в своем синем платье с яркой цветастой шалью, и с неестественным рвением хваталась за подвернувшиеся дела. От волнения она пила много кофе, но после кофе ей становилось только хуже. Герард и Ян, конечно, это замечали, но относили на другой счет.


Тем временем Ренко начал за ней активно ухаживать. Он стал заходить и в "Компьютарию" — каждый раз с огромным букетом цветов. Лис поила его кофе из автомата, он сажал ее к себе на колени и был страшно доволен. Однажды он зашел в магазин, когда там был меклонец; Лис уронила стаканчик, пролив кофе на платье. К счастью, ей надо было лететь на склад. Когда она вернулась, Ренко играл в "Звездных паладинов". Л'Ронг ушел.


Лис понимала — надо что-то делать. Поэтому она и согласилась на предложение Ренко о замужестве. Отец Томас осудил ее поспешность, и она перестала ходить в церковь.


Свадьба была по-харрожски многолюдной, веселой и шумной, с похищением невесты, кулачными боями и прочими состязаниями в ловкости и силе. Конечно, Ренко отовсюду выходил победителем. Из друзей Лис на свадьбе были Карен, Рик и Герард с Яном. Л'Ронга не было — меклонец, казалось, пропал совсем. Лишь по почте пришла поздравительная открытка и подарок — музыкальный компакт-диск, который Лис тут же засунула подальше на книжную полку.


Жизнь с мужем началась хорошо. Лис нравилось заботиться о нем, готовить для него обеды, стирать и гладить его одежду. Она обзавелась дополнительной кухонной утварью и кулинарными книгами, стараясь каждый вечер подать к столу что-нибудь новенькое. Ей доставляло удовольствие вести домашнее хозяйство, и она даже забросила занятия боевыми искусствами, появляясь в клубе все реже и реже.


По субботам они с мужем ходили на рынок. Каждый такой поход занимал, как правило, весь день, так как Ренко постоянно останавливался с кем-нибудь поболтать — знакомых у него было полгорода. Он явно гордился умницей и красавицей женой, и поход на субботний базар был для него своеобразным "выходом в свет".


Раз в месяц они навещали родителей Ренко. Те жили в собственном доме, большом, шумном и по-харрожски хлебосольном. У них постоянно что-то готовилось на кухне и работал включенный телевизор. Мать и сестра Ренко громко и оживленно разговаривали, стараясь перекричать шум какого-нибудь идущего на экране боевика.


Этот вечер был точно таким же, как и остальные вечера в доме родителей мужа — обильный ужин, чай и много разговоров под звуки телевизора.


— Элис, доча, тебе нехорошо? — спросила свекровь, заметив, что девушка сидит за столом какая-то кислая.


— Голова болит, — соврала Лис, отставляя чашку с недопитым чаем. — Я лучше пойду лягу.


— Тебя не тошнит? Может, ты беременна?


— Не знаю. Надо будет сходить к врачу. — Лис ушла в соседнюю комнату, легла на диван и накрылась пледом, слушая, как в гостиной муж, свекровь и золовка радостно обсуждают ее несуществующую беременность. Она чувствовала себя последней предательницей. Они ведь приняли ее как родную. А она…


Она давно уже поняла: все, что она делает — и составление букета из купленных на рынке цветов, и красиво накрытый стол, и сшитое своими руками новое платье — она посвящает не мужу. Правда, тот, кому она хотела бы это посвятить, не нуждается в домашнем уюте.


Л'Ронг, Снежный Дракон, рыцарь Вечности…


Лис еще пробовала сопротивляться. Она устраивала вечеринки для Ренко и его приятелей. На вечеринках было шумно и весело, и пиво лилось рекой. Потом, когда гости расходились по домам, она появлялась перед мужем в соблазнительном наряде, он начинал ее страстно целовать, подхватывал на руки и уносил в постель. Но это не помогало. Она больше не могла бороться с самой собой.


Она больше не могла скрывать от себя, что Л'Ронг — ее Идущий Рядом…


Делая нехитрую работу по дому, Лис мысленно обращалась к нему. И она чувствовала его ответ, его мысли, обращенные к ней — то прозрачные и чистые, как хрусталь, то обнимавшие ее мягким теплом, как утренние солнечные лучи. Он словно был рядом с ней — незримо присутствовал в доме, встречал ее в саду, оставался сторожить ее сон, когда она ложилась спать. Он тихонько стоял за ее спиной, когда она зажигала свечу перед портретом матери…


"Л'Ронг, зачем? Почему — ты? Мы разные, мы не сможем быть вместе!.."


Она уже знала его ответ. "В Вечности мы все едины"…


В "Компьютарии" Л'Ронг не появлялся, но Лис знала — мысленно он здесь, он сидит в позе покоя рядом со столом Яна и смотрит на нее. Она сновала по магазину в своем синем платье с наброшенной на плечи шалью, отвечала на телефонные звонки, принимала заказы, и работа горела в ее руках — потому что рядом с нею был ее Снежный Дракон…


А Ренко начал ощущать эту ее раздвоенность. Ему было непонятно, что происходит с его женой, но то, что Лис больше не принадлежит ему, он чувствовал. Он начал закатывать сцены ревности. "У тебя есть любовник!" — говорил он. "Нет у меня любовника, — отвечала Лис. — Ты же знаешь, что я бываю только на работе и дома". Ренко окидывал взглядом ухоженную квартиру: "Все равно ты это делаешь не для меня! Скажи, для кого?" Лис не могла сказать ему правду — он счел бы ее сумасшедшей.


Сначала она еще пыталась сохранить семью, уверяя мужа, что любит его. Потом не выдержала и сказала: "Ренко, я же мучаю тебя. Давай разведемся". "Нет, я люблю тебя! Я никуда тебя не пущу!" — и все пошло по следующему кругу.


Ренко стал вечерами пропадать в "Быке". Лис догадывалась, что он ей изменяет, но ей уже было все равно. Ей даже нравилось, что по вечерам в доме тихо, что нет бесконечных шумных компаний и орущего телевизора. Она надевала нарядное платье, ставила на пол стеклянную вазу с зажженной свечой и садилась на подушку для медитаций; она знала, что Л'Ронг сидит напротив и они медитируют вместе.


Однажды она достала подаренный Л'Ронгом компакт-диск. Это была арусианская музыка; Бог весть где меклонец ее раздобыл. Слушая мягкий женский голос, певший на незнакомом языке под аккомпанимент гитары и флейты, она поняла — больше так продолжаться не может.


Она собрала и покидала в аэробус свои вещи. Сняла со стены тренировочый меч и оставила на столе записку: "Ренко, я ушла. Ты все равно не смог бы жить со мной. Я слишком ранена своим прошлым. Спасибо тебе за все и прости. Элис". По дороге она заехала к Карен и взяла ключи от здания общины, сказав, что будет присматривать за домом сама.


Здание общины встретило ее ночной тишиной. Пройдя по коридору, Лис вступила в полумрак святилища, освещенного единственной свечой. Возле свечи в позе покоя сидел Л'Ронг.


— Я пришла, — тихонько сказала Лис.


— Я знал, что ты придешь, — отозвался меклонец. — Поэтому я и остался, чтобы дождаться тебя.


Лис присела на подушку напротив горящей свечи.


— Л'Ронг, помнишь, ты говорил про четыре формы обращения на "ты"? Можно, я буду обращаться к тебе, как к Идущему Рядом?


— Я давно уже к тебе так обращаюсь, анни илвайри. Но ты должна понимать: у нас разная физическая природа, и по-настоящему нас соединит только Вечность.


Лис грустно улыбнулась:


— Нам с Ренко общая физическая природа не помогла. Дух должен господствовать над телом, а не наоборот.


— Я рад, что ты это понимаешь.


Они еще немного посидели и помолчали. Потом Л'Ронг сказал:


— Ты выглядишь усталой. Иди отдохни. Я перенесу твои вещи.


Так Лис переселилась в здание общины. Жила она теперь в комнате матери. Она присматривала за святилищем — зажигала по вечерам свечи, поливала цветы, убирала опавшие листья из чаши фонтана. На работу, правда, ей приходилось теперь добираться через весь город, но это были пустяки. Она чувствовала, что наконец нашла свое место, обрела свой настоящий дом. И, возможно, свою настоящую семью.


Перед ее глазами все еще стояли одиннадцать лучей, рвущихся ввысь — словно одиннадцать нот, слитые в аккорд, одиннадцать голосов, соединенных в хоре, и первым голосом был Л'Ронг, ее Снежный Дракон. Ей казалось, стены святилища все еще хранят отзвуки их медитации-песни…


Л'Ронг обычно появлялся в конце недели. В пятницу вечером она встречала его в космопорту и отвозила в Тиль, а в воскресенье увозила обратно в Эдам.


По настоянию Л'Ронга Лис начала учить арусианский и сама удивилась, как легко у нее пошел незнакомый язык. "Это потому, что ты не учишь, а вспоминаешь, — говорил Л'Ронг. — Придет время, и ты так же вспомнишь свое прошлое". А по вечерам они садились медитировать в святилище перед зажженной свечой, и Лис, замирая от восторга, чувствовала, как его мысль поднимает ее над миром, и Снежный Дракон уносит ее на белых крыльях к Вечности…


Лис все-таки решила помириться с отцом Томасом.


В воскресенье утром она зашла в собор и присела на скамейку напротив Распятия. В храме играл орган. Никого, кроме нее, не было. Едва справляясь с волнением, девушка попыталась прочесть молитву.


Подошел отец Томас и присел рядом с ней. Лис опустила голову. "Я знаю, что Вы будете меня осуждать. Но я прошу Вас: донесите мои слова до Господа".


"Господь Сам слышит тех, кто обращается к Нему".


"Значит, это я не слышу Его ответ?"


"Ты уже услышала Его ответ. Ты признала истину, которую чувствовала сердцем".


"Но разве это правильно? Вы же сами говорили…"


"Разве можно назвать заблуждением то, что ты почувствовала в другом существе сквозь смертную оболочку бессмертный дух?"


"Нет, но мы разные! Непреодолимо разные".


"В Боге все мы едины"


Лис подняла глаза. Перед ней в ослепительно-белых одеждах был — не отец Томас, но Тот, Кого распяли на кресте! Древний как Вечность и сияющий вечной молодостью духа. Умирающий за мир, возрождающийся вместе с миром — и вечно возрождающий мир силою Своей Любви…


Лис очнулась как от чудесного сна. Рядом с ней молча сидел отец Томас. Девушка опустила голову:


— Вы будете осуждать меня. Я вышла замуж без Вашего благословения. А потом ушла от мужа.


— Я знаю, — вздохнул священник. — Поэтому я и советовал тебе не торопиться с замужеством.


— Я живу теперь в меклонской общине, — еле слышно проговорила Лис. — Я люблю Л'Ронга.

Отец Томас долго молчал. Потом наконец сказал:


— Ты все больше становишься похожей на мать. — Он сделал паузу. — Я не могу дать благословения на твой поступок, ибо есть вещи, которые выше моего разумения. Но я не могу и осудить тебя. Могу только дать тебе совет: храни целомудрие и моли Господа, чтобы Он оберегал и направлял тебя.


— Спасибо, отец Томас. — Лис поднялась с места: — Я к Вам еще зайду.


— Заходи, Элизабет, — отозвался священник. — Я всегда тебе рад.


Лис встречала Л'Ронга поздно вечером на аэровокзале в Эдаме. Когда она вошла в зал ожидания, ей улыбнулась из-за пульта знакомая девушка-диспетчер, запомнившая Лис по прошлым приездам. В зале было еще несколько человек.


— Челночный катер Гемма-Космопорт — Эдам прибыл на седьмую площадку, — объявили по громкоговорителю. Стеклянные двери разошлись в стороны, впуская немногочисленных прибывших. Среди них показалась высокая фигура меклонца в парадной трансформации. Лис махнула ему рукой.


— Здравствуй, Лис, — сказал Л'Ронг, подойдя. — Все в порядке?


Эта фраза стала у них ритуальной.


— Да, все путем, — кивнула девушка и спросила: — А у тебя? Как там на Викки?


— Спокойно, — ответил меклонец. — Даже культхосские харроги не бузят.


Покинув вокзал, они вышли к стоянке воздушного транспорта. Прохожие провожали взглядами необычную пару.


— От ребят что-нибудь слышно? — спросила Лис, открывая ключом дверцу своего "бусика" — белого микроаэробуса с эмблемой "Компьютарии".


— Л'Нар на Меклоне, — ответил Л'Ронг. — Опережает меня в продвижении на Пути. Остальные на службе. Через неделю "Огненная птица" вернется и будет очередное собрание ветви.


— Здорово! — обрадовалась девушка. — Я снова всех вас увижу.


Лис села за штурвал. Меклонец занял место рядом с ней (Лис заранее сняла второе кресло, чтобы он поместился). Девушка вставила в зажигание стартовый ключ, потом о чем-то вспомнила:


— Подожди, я сейчас. — Взяв кошелек, она сбегала к киоску и вернулась с пакетиком горячего картофеля-фри: — Все, летим.


Пристроив пакетик на коленях, она одной рукой доставала ломтики жареного картофеля, другой держала штурвал, аккуратно поднимая аэробус с посадочной площадки.


— Лис, делай что-нибудь одно, — попросил Л'Ронг. — Иначе мы точно попадем в аварию.


— Картофель остынет, — невозмутимо ответила девушка, разворачивая аэробус в сторону магистрали. Подмигнув Л'Ронгу, она отпустила штурвал.


— Не хотел бы я лететь на корабле с тобою — ведущим пилотом, — проговорил меклонец. Лис усмехнулась и заломила лихой вираж, выводя аэробус на воздушную магистраль с границами, отмеченными тонким красным лучом.


Разогнавшись и выйдя на магистраль, она передала управление автопилоту и нажала кнопку проигрывателя компакт-дисков. Зазвучали арфа, гитара и флейта. Мужской и женский голос начали петь на арусианском.


— Откуда у тебя этот диск? — удивился Л'Ронг. — Это же "Ильда мелорис"!


— Знаю, — с торжествующей улыбкой ответила Лис. — Я тут без тебя занималась самообразованием. "Ильда мелорис" означает "живая вода". А диск я нашла в одном музыкальном магазине. Кстати, хозяин магазина — интересный такой дядька, он здорово настроен против Империи и считает, что Гемме надо отделяться. Как ты думаешь, это возможно?


— Разве что перейдя под протекторат Меклона, — отозвался Л'Ронг. — Надо будет подать идею в Совет… Лис, как у тебя с арусианским?


— Пока тебя не было, я пробовала учить сама по маминому учебнику. Грамматика у них — голову сломаешь! Представляешь — целых семь падежей!


— Представляю. Сам когда-то мучался, но у меня был хороший педагог.


— А я пробовала даже переводить названия песен. Вот эта, например — "Баллада о Первом Командоре". Л'Ронг, а кто такой Командор?


— Глава рыцарского ордена.


— Вроде тебя?


— Почти.


— Понятно. — Некоторое время Лис молча следила за курсом, слушая мягкий, мелодичный женский голос, певший под гитару. Потом сообщила:


— Сегодня опять приходили эти деятели. Ну, которые хотят купить наш дом под свой бордель. Такие все из себя при галстуках, с целлулоидными улыбками. Зашли в мамину комнату как к себе домой. Еле их выпроводила.


— В следующий раз встречу их сам, — пообещал меклонец.


— Лучше вместе сходим в полицию, — предложила Лис. — Я узнавала — тебе уже можно подавать на "синюю карточку".


— Лис, дети Мекланнэр не меняют своего подданства, — серьезно ответил Л'Ронг.


Девушка замолкла. Вот так бывает — упрется меклонец в свои непонятные принципы, и хоть его режь лазерным лучом! А сколько бы проблем решилось, получи он местное подданство… Дожевав картофель, Лис скомкала пакетик и сделала вид, что собирается выбросить в окно. Л'Ронг строго посмотрел на нее. Лис рассмеялась:


— Хорошо, не буду. — Потом сделала музыку чуть погромче: — Моя любимая песня. Мне кажется, где-то я ее уже слышала.


— Это "Огонек", — сказал Л'Ронг. — Леди Эстрелла пела ее тебе вместо колыбельной.


— Да? То-то она кажется мне такой знакомой…


Нежный и печальный женский голос выводил задумчивую мелодию под гитару. Потом сквозь гитарные переборы зазвучал электоклавесин, вторя гитаре и словно оттеняя мелодию. Лис вдруг почувствовала смутную тревогу. Как долго продлится их спокойная жизнь на Гемме? Л'Ронг ведь предупреждал, что даже здесь ее могут найти и вернуть на Ургонхор. А значит, надо будет снова сниматься с места и улетать — на Арус.


Арус. Далекий и загадочный. Лис уже почти хотела попасть туда…


Автопилот напомнил, что скоро поворот на Тиль. Лис переключилась на ручное управление и вывела аэробус за отмеченную красным лучом черту. Прямо по курсу за рекой светились огни вечернего города, над ними пронзали черное небо два подсвеченных шпиля Кафедрального собора.


— Л'Ронг, почему мы еще ни разу не медитировали об Арусе? — спросила девушка, снижая аэробус над набережной.


— Я ждал, когда ты попросишь об этом сама, — ответил меклонец.


— Ну вот, я и прошу, — проговорила Лис.


— Хорошо, — согласился Л'Ронг. — Завтра, после того, как ты сходишь в церковь.


— Ура! — Лис посадила аэробус над площадку перед зданием общины. — Вот мы и дома.


Следующий день был воскресенье. Лис с утра сходила в церковь и причастилась (исповедовалась она накануне), зашла в библиотеку вернуть взятые неделю назад книги, а потом они с Карен посидели за чашечкой кофе в кафе на центральной площади.


Карен и Рик собирались жениться, и теперь Карен была вся в приятных предсвадебных хлопотах. Зная, что у Лис хороший вкус, она попросила подругу набросать эскиз платья. С этим эскизом они отправились к другой подруге Карен, хорошей швее, где снова засиделись за разговорами, так что Лис едва не забыла, что обещала вернуться в половину четвертого.


Л'Ронга она застала в святилище, перед горящей свечой; он кивнул ей, она села напротив. Они смотрели на огонь, погружаясь в медитацию, и Лис чувствовала, как постепенно уходят обыденные мысли, уступая безмятежности и чистоте, и вот уже Л'Ронг — Снежный Дракон — подхватывает ее и уносит на своих могучих крыльях…


Они летели над горами. Она так ярко видела эти горы, розовеющие в утренних лучах, прорезанные глубокими фиолетовыми тенями ущелий. Это были не просто горы — могучие духи стихий изливали с вершин потоки света и силы. Она чувствовала себя маленькой рядом с этими гигантами, но ей не было страшно, она знала, что они смотрят на нее и улыбаются, как взрослый с улыбкой смотрит на ребенка.


А потом она бродила по летнему лесу — арусианка Лис с незнакомым струнным инструментом в руках, и над ней солнечные лучи играли в зеленой листве. Она лежала на мягком мху в сосновом бору, слушая гудение ветра в кронах и вдыхая пьянящие ароматы лесных трав. Она разговаривала с людьми в странных одеждах из металлических пластинок, она танцевала в середине хоровода девушек в разноцветных платьях, с цветами в волосах, и снова в ее руках был струнный инструмент, называвшийся незнакомым певучим словом, и она пела — она сама была песней…


В древних землях Востока,

Где снежные вершины гор подпирают небо,

Где солнце, улыбаясь, озаряет землю ясным ликом,

Там живет мой Снежный Дракон.

Он приходит в час заката,

Когда синяя ночь звездной шалью кутает землю,

Он уносит меня на своих крыльях

В звездную высь.

И я вижу немую мудрость Востока,

И солнечные виноградники Юга,

И заросшие вереском холмы Запада,

И суровые льды северных морей.

Но приходит день, и я просыпаюсь,

И тело мое приковано к теплой земле,

А дух устремлен к звездам.

И я снова жду тебя, мой Снежный Дракон.

Унеси меня на своих крылах

В дивный мир, где над Временем царствует Вечность,

Где не меркнут краски заката,

Где мы будем вместе, Снежный Дракон…


Когда Лис открыла глаза, за окном уже стемнело. Л'Ронг молча сидел перед догорающей свечой.


— Я видела арусианский лес, — сказала девушка. — Красиво… Я бродила по лесу. Кажется, я была этим самым… менестрелем. У меня еще был струнный инструмент, я забыла его название… А еще я видела горы. Л'Ронг, мне показалось — они живые!


— И я видел горы, — задумчиво отозвался меклонец. — Арусианские горы — единственное место кроме Мекланнэр, где я хотел бы остаться навсегда. Мне кажется, там не нужно ни пищи, ни сна — они сами льют в тебя силы. Жаль, что на Меклоне нет гор.


— Значит, у тебя тоже две родины… — Лис помолчала. — Л'Ронг, а с Аруса видно звезду Мекланнэр?


— Не знаю, Лис. Леди Эстрелла говорила: свою звезду можно увидеть сердцем.


— Тогда ты ее увидишь — там, в горах.


А в следующий выходной Лис встречала прибывших с "Огненной птицей".


Все одиннадцать состоявших в ветви собрались в здании общины, и у Лис была возможность пообщаться с каждым. Когда настало время медитации, Л'Ронг совершенно неожиданно посадил ее в середине круга, перед еще не зажженной свечой.


— Тебе предстоит испытание, Лис, — сказал он. — Ты, как и леди Эстрелла, должна владеть огненной силой. Когда мы направим наши мысли к тебе, попробуй зажечь свечу.


— Ты что! — испугалась девушка. — Я не смогу!


— Когда-то ты говорила, что вообще неспособна к медитации. Лис, если Путь выбран, надо идти, а не топтаться на месте!


Лис вздохнула — когда надо, Л'Ронг умел быть строг. Она ужасно боялась, что не справится с заданием и тем самым разочарует меклонцев. Но они, казалось, ободряли ее, окружая теплой мысленной аурой. И она приняла их лучи-мысли, соединяя их в один могучий и чистый поток… Подержала руки над стоявшей перед ней свечой — и почувствовала, как что-то обожгло ладони.


Свеча горела!


Голос Л'Ронга прочел молитву на условно-меклонском, Лис повторила ее на арусианском так, как когда-то делала леди Эстрелла. И Вечность ответила ей вечно-женственной улыбкой, возвращая через нее потоки тепла и света, и Лис, словно маленькое солнце, дарила этот свет сидевшим вокруг друзьям.


Она видела их, но не в привычном облике, а такими, какими они были в просторах духа, и перед ней раскрывался смысл начерченных матерью Знаков Пути. И в каждом из них образ, Путь и звучание мысли были слиты воедино. Могучий воин в латах, с сияющим мечом — Ри-Тар, Доблестное Сердце. Тоненькая девушка в белом, тихая и нежная мелодия — Ли-Кин. Бесконечное тепло и верность — Л'Нар, Вечный Брат. И над всеми ними был он, ее Л'Ронг — Снежный Дракон на сверкающей льдами горной вершине…


Открыв глаза, Лис увидела, что все меклонцы почтительно склонились перед ней.


— Теперь ты понимаешь, как ты нужна нам, Лис, — сказал Л'Ронг. — Ты для нас — дверь в Вечность.


Лис ответила со счастливой улыбкой:


— Вы нужны мне не меньше. Вы — моя семья. Мои братья и сестра в Вечности…


ПРИМЕЧАНИЯ

"анни илвайри" (арусианск.) — "моя любимая".

Глава 9. Знак беды

Шла третья осень Лис на Гемме.


Она уже не мыслила себя без меклонской общины. Лис сама удивлялась, насколько привыкла к меклонцам; казалось, она начинает понимать их без слов. Условно-меклонским — фонетическим аналогом их языка — она уже владела в совершенстве. Во время медитаций ее неизменно сажали в центр, и зажигание свечи силою мысли превратилось в ритуал, совершаемый перед началом каждого собрания.


Теперь Лис понимала, насколько была права, уйдя жить в общину. Она создавала и поддерживала ту тончайшую мысленную и эмоциональную ауру, которая превращала здание в Дом. А Дом, она знала, нужен каждому — даже таким сильным и независимым существам, как меклонцы. Может быть даже, им — особенно.


Л'Ронг по-прежнему служил на Викки. "Давно у меня не было такой спокойной работы, — говорил он. — Я бы сказал, подозрительно спокойной". Иногда меклонец появлялся посреди недели, и Лис брала его с собой в "Компьютарию", где он молча сидел рядом со столом Яна.


— Мне нравится смотреть на тебя, — отвечал он Лис на вопрос, не скучно ли ему. — В тебе все больше и больше раскрывается твоя арусианская сторона. Если гуманоидные расы созданы для гармонии, то арусиане — воплощенная гармония.


Лис и сама чувствовала, что изменилась с тех пор, как прилетела на Гемму. Казалось, в ней постепенно просыпается что-то могучее и чистое, наполняющее светом и покоем все ее существо. В ней словно горела маленькая звезда, и Лис щедро дарила этот свет своим друзьям. "Это пробуждается твоя истинная сущность" — сказал ей Л'Ронг, когда она поделилась с ним своим ощущением.


Многие ее знакомые говорили, что Лис очень похорошела. Это была правда. Чудесные волосы девушки отросли до пояса, и она носила их распущенными. Одевалась она со вкусом, предпочитая длинные женственные платья (Л'Ронг терпеть не мог модный на Гемме стиль "унисекс"). В ее серых глазах появился теплый свет, и теперь они лучились как звезды. Герард и Ян смеялись, что притоком заказчиков они обязаны именно ей. Наверное, отчасти это было так.


Единственным прежним ее пристрастием оставались компьютерные игры. Тут даже Л'Ронг ничего не мог поделать. "Как можно играть в жизнь и смерть?" — возмущался он, на что Лис отвечала: "Это же всего-навсего программы!" Меклонец взрывался: "Ну и что! Ты же легионер! Ты должна серьезно относиться к таким вещам!" Но Лис вместо серьезного отношения брала у Яна очередной компакт-диск с игрой.


Сегодня у Лис в клубе боевых искусств был экзамен на пояс Мастера. Она волновалась, тем более что на экзамене присутствовал Л'Ронг. Но все прошло хорошо, и через час ей, побитой и счастливой, инструктор Роб повязывал черный с серебром пояс.


В аэробус она села прямо в своем черном кимоно — ей хотелось заехать в "Компьютарию" похвастаться.


— Ну как? — спросила она у Л'Ронга, поднимая "бусик" с парковочной площадки.


— Вас хорошо учат, — отозвался меклонец. — Но ты должна знать больше. Со следующей недели я сам начну тебя учить. Ты должна уметь выстоять в бою с меклонцем.


— Ты думаешь, мне это понадобится? — усомнилась девушка.


— Лис, община "Дерево и лист" — далеко не весь Меклон, — сказал Л'Ронг. — Ты помнишь, кто атаковал дом леди Эстреллы? Не исключено, что эти же ребята когда-нибудь придут и за тобой, и я хочу, чтобы ты смогла уйти от них живой и невредимой.


Они тренировались то на пустынном побережье, то в лесу, то на бывшем военном полигоне, где учили полицейских (Л'Ронгу приходилось заранее договариваться об аренде). Лис в легкой броне училась уходить от ударов, стреляла из лазерного пистолета, лазила по деревьям и стенам зданий. Помимо этого, Л'Ронг давал немало общих советов по стратегии, тактике и психологии. Иногда он подключал к тренировкам кого-нибудь из товарищей по общине — чаще всего это были Ри-Тар и Ли-Кин. Тренировки были изматывающими, но по словам Л'Ронга, приносили результаты.


Однажды они возвращались с побережья, где до этого Лис полтора часа отрабатывала уходы от наиболее распространенных меклонских атак. Лис была настолько вымотана, что передала Л'Ронгу управление аэрокаром. Глядя на светящуюся прерывистую черту, разделяющую полосы магистрали, она вдруг спросила:


— Странно, что я не интересовалась раньше… Л'Ронг, сколько тебе лет? Я имею в виду — по стандартному.


— Двести сорок семь, — ответил меклонец.


— Сколько?!


— Мы живем по четыреста-пятьсот лет, — пояснил Л'Ронг. — По нашим меркам я еще молод. — Помолчав, он добавил: — Фактически, мы добились биологического бессмертия, но никто из Идущих так им и не воспользовался.


— Почему?


— Потому что вечная жизнь возможна только в Вечности.


Лис немного помолчала. Потом проговорила:


— Помнишь, ты говорил, что гуманоидные расы созданы для гармонии? А я потом долго думала, для чего созданы вы. И кажется, поняла. Вы — воины Вечности.


— Почему ты так решила, огонек?


— Потому что вы всю свою историю сражались за право оставаться с Богом. Несмотря на влияние вашего Антиполюса. Может быть, если бы не вы, воздействие Красной звезды было бы более губительным для всей галактики. Но вы стали нашим щитом. — Помолчав, девушка добавила: — Будь у меня вторая жизнь, я хотела бы родиться на Меклоне.


— Чтобы быть воином, необязательно родиться под светом звезды Мекланнэр, — отозвался Л'Ронг.


Был конец рождественских каникул. Лис занималась переоформлением витрины "Компьютарии" — убирала гирлянды и новогоднюю мишуру, придавая витрине более деловой и строгий вид. Герард и Ян, негромко переговариваясь, работали за своими столами.


Зазвонил мобильник. Лис нажала кнопку ответа:


— Элистер Квин, фирма "Компьютария".


— Огонек, это я, — ответил голос Л'Ронга. — Ты не можешь забрать меня из Эдама? У нас беда.


Лис была сражена известием, которое принес Л'Ронг. Община в один день потеряла сразу двоих. И-Тэнг и Л'Нар пропали без вести по пути с Меклона.


Они отправлялись на Меклон подавать в Совет Приблизившихся к Совершенству апелляцию по поводу Л'Ронга. Лис помнила, что провожала их с каким-то тяжелым чувством. Но до Меклона они добрались без приключений, и апелляция неожиданно для всех была рассмотрена. Обрадованные этим известием, друзья поспешили назад, и… войдя в гиперпространство близ Меклона, "Огненная птица" исчезла.


Для Л'Ронга это был страшный удар. Лис сама переживала не меньше. Герард и Ян, понимая ее состояние, дали ей три дня выходных, и она провела эти дни в медитации вместе со своим Идущим Рядом.


Она зашла и в Кафедральный собор. Ей хотелось помолиться о погибших, но Лис не знала, можно ли молиться о меклонцах по обычаям Церкви Распятого Бога.


— Помолись, — разрешил отец Томас, когда она спросила. — Ведь и они — создания Божии, хоть и отошедшие от Истины.


Лис поставила перед Распятием пять свечей и опустилась на колени. Касаясь каждой свечи, она повторяла имена друзей, вызывая перед мысленным взором их Знаки Пути, и свечи зажигались под ее рукой. Раскрыв молитвенник, девушка начала читать молитву о погибших — и вдруг увидела рядом отца Томаса. Опустившись на колени, священник молился вместе с ней.


Вернулась она, когда уже стемнело. Л'Ронг одиноко сидел перед догорающей свечой. Казалось, внешний мир перестал для него существовать. Лис поменяла в стеклянной вазе оплывшую свечу на новую и молча села напротив. Меклонец шевельнулся:


— Лис, тебе надо немедленно покидать Гемму.


— Ты думаешь…


— Да, "Огненная птица" погибла не из-за навигационной ошибки. Наши навигаторы редко ошибаются. Это — предупреждение общине. Хаггер дала понять, что ей нужна ты и что мы не должны становиться у нее на пути. Как я уже говорил, есть только одно место во Вселенной, где она не сможет тебя достать.


— Мы полетим на Арус?


— Ты полетишь, — уточнил Л'Ронг. — А я останусь здесь.


— Почему ты не хочешь лететь со мной?


— Потому что я буду первый, на кого выйдут ищейки Имперской службы безопасности. Я смогу какое-то время держать их в заблуждении — например, имитируя, что ты путешествуешь со мной. Это даст тебе дополнительное время.


— Никуда я без тебя не полечу, — заупрямилась девушка.


— Тогда тебя захватят здесь и отвезут во дворец, — сказал меклонец. — А через несколько лет на престол взойдет королева из темных Видящих. Этого ты хочешь?


Лис вскинула голову:


— Я не стану темной Видящей! Я лучше умру!


— В твоем возрасте умирать рано, — возразил Л'Ронг. — Огонек, ты должна попасть на Арус! У тебя особая миссия. Ты станешь связующим звеном между арусианами и Меклоном.


— Я не могу без тебя! — воскликнула девушка. — Как ты этого не понимаешь?


— Лис, мы уже два года идем рядом! Разве это важно, где находятся наши физические тела, если мысленно мы всегда можем достичь друг друга? А ты рассуждаешь как харрожская женщина.


— А ты рассуждаешь, как… как меклонец! — вспылила Лис. — Правду говорит отец Томас, что вы — другие. У вас даже логика нечеловеческая!


Накинув пальто, девушка вышла и хлопнула дверью — выдержка легионера начала ей изменять. Она остановилась на заснеженной набережной. Ночь была морозной и ясной, в небе горели звезды. Лис вдохнула полной грудью холодный зимний воздух. Она понимала — Л'Ронг, как всегда, прав. Только легче от этого не становилось.


"Так мы платим за совершенные ошибки, огонек. Меклон был слишком углублен в свой Путь и мало интересовался внешним миром. Возможно, и арусиане совершали ту же ошибку… Если бы обе стороны поняли раньше, какой силой был бы союз Идущих и Видящих! Но теперь, боюсь, Арус знает нас как безжалостных убийц… с нечеловеческой логикой, как ты и сказала. Ты могла бы добраться до Аруса и рассказать правду. Еще не поздно, союз еще может быть заключен, и единственный путь — пожертвовать ради этого нашим совместным пребыванием здесь. Ты понимаешь меня?"


"Понимаю, — кивнула Лис. — Я сделаю это для тебя, Л'Ронг"


Неслышно подойдя, меклонец остановился рядом с ней, и она положила руку на его металлическую броню.


— У тебя замерзли руки, — сказал он. — Пойдем домой.


Следующая неделя была настоящим кошмаром. В связи с исчезновением "Огненной птицы" общине пришлось выплачивать компенсации трем компаниям, с которыми были заключены контракты на транзитные перевозки. Кроме того, второй счет общины в Имперском банке вдруг оказался замороженным, и Лис всю неделю вела переговоры с правлением банка, выясняя причины. Л'Ронг тем временем пробовал добиться выплаты страховки, но — бюрократия везде одинакова — ему отказали, сославшись на то, что корабль пропал без вести, а в таких случаях по меклонским законам страховка выплачивается через десять стандартных лет, если корабль не будет найден. В общем, дела шли из рук вон плохо, и счет общины на Гемме очень быстро опустел.


Л'Ронг переживал — неприятности начались как раз, когда надо было покупать корабль для путешествия на Арус. Лис, посоветовавшись с харрогами в "Золотом быке", нашла выход. У нее было двое знакомых, промышлявших покупкой и перегоном подержанных яхт на Культхос. По законам Культхоса, представитель любой расы, въезжающий туда с имперским видом на жительство, раз в год имел право на льготную растаможку корабля. На Лис это правило распространялось, так как она по нынешним документам являлась подданной Империи.


У одного из приятелей Лис оказался знакомый маклер на Викки. От этого маклера они узнали, что некий культхосский харрог, покупающий яхту-люкс, ищет "годовика", а заодно и пару меклонцев, согласившихся бы охранять дорогой корабль по пути с Геммы на Культхос. "Годовик" с охранниками получали половину суммы, вырученной с льготной растаможки и продажи, а это были приличные деньги. Лис загорелась этой идеей и начала уговаривать Л'Ронга. Тот в конце концов согласился. В качестве напарника с ним пошел Ри-Тар.


Лис взяла на работе отпуск, который назвала про себя "бессрочным", так как была уверена, что в "Компьютарию" уже не вернется. Честно говоря, было грустно осознавать, что ей больше не работать в этом магазине его бардачно-творческой обстановкой. Но Арус, далекая родина духа, звал ее светлыми, чарующими видениями, и Лис не теряла надежды уговорить Л'Ронга лететь с нею.


Рынок на Викки представлял собой огромное здание, похожее на вокзал. Под высоким стеклянным куполом бесконечными рядами тянулись мониторы, за которыми покупатели просматривали технические данные кораблей. Тут же располагались многочисленные нотариальные офисы и маклерские конторы.

Лис договорилась с перегонщиком, что они встретятся в холле возле скульптуры "Спящая красавица", которая, по уверению перегонщика, была здесь одна. "Вы ее сразу узнаете" — сказал он. Лис действительно узнала ее сразу. Это был очередной шедевр популярного на Гемме "абстрактного искусства". Скульптура, кусок выщербленного металла грязно-серого цвета, была похожа на что угодно, только не на свое название.


Л'Ронг остановился, задумчиво разглядывая сие творение.


— Странные у гуманоидных рас понятия о красоте, — изрек наконец он. Лис легонько толкнула его в бок:


— Ничего ты не понимаешь в современном искусстве. Перед тобой шедевр, купленный на аукционе за миллион империалов.


— Тут даже металла не найдется на такую сумму, не говоря уже о работе, — отозвался меклонец. — А вот и наш орел.


"Орел" оказался крепко сбитым молодым харрогом в спортивном костюме. Голова его была обрита, как у заключенного, руки сплошь покрывали татуировки.


— Ого, какая красивая у меня клиентка! — проговорил харрог и сжал руку девушки в своей лапище: — Аристарх Флавиус. У меня бабушка урожденная Друл, она любит громкие имена. Но Вы зовите меня Тарх.


— Элистер, — представилась Лис. — Можно просто — Элис. Познакомьтесь с моими товарищами. Л'Ронг и Ри-Тар.


— Хорошие товарищи, — одобрил Тарх, посмотрев на меклонцев. — С такими не страшны ни черт, ни культхосская таможня. Я тут присмотрел одну роскошную галошу для некоего клиента на Культхосе. Если дело выгорит, вам с товарищами — двести пятьдесят тысяч на троих. Лады?


— Лады, — согласилась Лис. Двести пятьдесят тысяч империалов — сумма вполне достаточная, чтобы купить яхту среднего класса.


Оформление документов заняло немного времени, и вскоре Лис уже осматривала купленный на ее имя корабль. Яхта и в самом деле была роскошной, даже чересчур — помимо просторной рубки, там имелись кафе-бар, спальня с необъятной кроватью, сауна и небольшой бассейн, в данный момент пустой.


— "Афродита", прошлогодняя модель, — небрежно пояснил Тарх. — Собрана на Гемме, а не на какой-нибудь там Пеллоре по лицензии. По космосу бегает почти как боевая "Стрега". Клиент сначала хотел "Сигму", но у "Сигмы" дохлые гипердвигатели и маневренность как у бегемота. Елы, друганам скажу, что гнал "Афродиту" — в жизнь не поверят!


Лис гораздо больше излишних по ее мнению удобств заинтересовал пульт управления. Похоже, корабль неплохой, хотя в скорости и маневренности до друльской "Стреги" не дотягивает. Вооружение — две маломощные лазерные пушки и силовой щит. Впрочем, такой кораблик вполне мог содержать в себе еще какой-нибудь сюрприз.


Тем временем Л'Ронг договорился о корабле сопровождения — меклонской яхточке с усиленной бронезащитой. Пилотировать яхту взялся Ри-Тар. А Лис и Л'Ронгу предстояло лететь на "Афродите" в компании Тарха.


Сев за штурвал, Тарх включил на полную громкость какую-то харрожскую певицу с сиплым голосом и стартовал, да так, что у Лис сердце ушло в пятки. Если бы она так пилотировала в навигашке, ее бы выгнали взашей. А Тарх ломился в чистый космос едва не задевая соседей плоскостями корабля.


— Ну задолбали, елы, — изрек он, чуть не сбив пассажирский катер.


Лис облегченно вздохнула, когда Викки остался серебристым шаром в окне бокового обзора. Похоже, Л'Ронг разделял ее чувства. Справа шел, аккуратно держа дистанцию, Ри-Тар на меклонской яхте.

Тарх сделал музыку потише:


— Сейчас спокойно, а как проскочим гипер — нужно смотреть в оба! Пиратский райончик, елы.


Лис уголком губ улыбнулась сидевшему слева от нее Л'Ронгу. Сегодня представления меклонца о речевых оборотах отдельных представителей гуманоидных рас должны значительно обогатиться.


— А ты где работаешь на Гемме? — спросил Тарх, незаметно перейдя на "ты".


— В фирме по продаже компьютеров, — ответила девушка. Слово "компьютер" вызвало у Тарха уважение:


— Вот умная девчонка! И красивая при этом. А у тебя парень есть?


— Есть, — ответила Лис, положив ладонь на сверкающую броню меклонца.


— Жаль, — отозвался Тарх. — Я бы свозил тебя на Алоху. Там такой курорт — зашибись! Солнце, море, пальмы, девчонки c шоколадной кожей! Не то, что Гемма, где лягушки квакают от сырости. Елы, пора в гипер! — спохватился он и включил гипердвигатели.


Звезды превратились в огненные вихри — корабль входил в гиперпространство. Л'Ронг был недоволен, и Лис догадывалась, почему, — Тарх за все время даже не вспомнил о существовании навигационного компьютера.


— Вы просчитали маршрут? — не выдержал наконец он.


— Блин, точно! — спохватился Тарх, не удосужившись даже сказать меклонцу "спасибо". — Надо просчитать, елы! А то выпрыгнем хрен знает куда.


Он начал бить пальцами по клавишам на пульте, причем Лис не была уверена в осмысленности его действий. Судя по всему, Л'Ронг разделял ее опасения.


— Вам помочь? — спросил меклонец, но Тарх проигнорировал его вопрос (Лис уже заметила, что харрог относится к Л'Ронгу как к ее личной собаке). Трехмерная схема на экране и столбики зеленых цифр, однако, привели харрога в замешательство.


— Ни фига не понимаю, — озадаченно проговорил он. — Тут должен быть выход на Плуто. Сколько нам до него пилить через гипер?


"Ну что за горе-пилот" — вздохнула Лис. Привычно пробежав глазами навигационную схему, она сообщила:


— Нам выходить из гиперпространства через три часа по локальному времени. Выход на Плуто-2 — вот он.


— Ты и в навигации рубишь! — восхитился Тарх. — Во голова! Слушай, глянь, сколько нам потом до Культхоса?


Лис посмотрела на схему:


— Восемнадцать часов.


— Вот и я говорю, почти целый день. Не люблю этот участок, елы. Пока пилишь по чистому космосу, сто раз нарвешься на пиратов. У них здесь летучих баз как червей в навозной куче. Тут в прошлом году один парень попался. Гнал "Сигму" в одиночку. Ну его и подловили. Четыре "Стреги" с усиленной бронезащитой. Захватили силовой сетью и отбуксировали на одну из баз. Хорошо, парень вовремя сообразил, выбросился в капсуле и кое-как дотянул до Культхоса. А то был случай, другого мужика поймали какие-то отморозки. Яхту забрали, а самого — в открытый космос.


Тарх рассказал еще с десяток таких леденящих кровь историй, пока они шли через гиперпространство. Плуто-2, однако, пиратскими армадами их не встретил. Наоборот, все было чисто, и радары не показывали ни одного корабля, кроме яхты сопровождения, пилотируемой Ри-Таром.


— Это они меклонца боятся, елы, — сказал Тарх. — Будь мы одни, повылезали бы изо всех щелей. Блин, заправиться надо и поесть! Потом будем гнать без остановки.


На астероиде возле Плуто была небольшая заправочная станция. Оставив яхту в ангаре под присмотром меклонцев, Тарх провел Лис через застекленный тоннель в местный ресторанчик и усадил за столик для двоих.


Лис только открыла меню, как из-за соседнего столика поднялось трое здоровенных мордоворотов. Об их намерениях догадаться было нетрудно, и когда они подошли, девушка уже была в боевой стойке.


Она знала, что другого выхода кроме как бить на поражение, у нее нет. Тем более что у них вполне могло быть и оружие. Лис применила навыки, полученные в навигашке и клубе боевых искусств, и через несколько секунд двое уже валялись на полу. Третьего отправил в нокдаун Тарх ударом в челюсть.


— Накрылся наш обед, елы, — Тарх схватил Лис за руку и потащил к ангару.


Там они застали Л'Ронга, выносящего из корабля тела убитых — двоих молодых мужчин в одинаковой серой броне военного образца.


— Пираты взломали кодовый замок и проникли внутрь, — сказал он. — С ними был меклонец, поэтому они и вели себя так нагло.


Тарх присвистнул:


— Во отморозки! Они уже нанимают меклонцев!


Он побежал осматривать корабль — не повредили ли интерьер. Лис остановилась возле тел убитых. Она не боялась мертвых — ей случалось встречаться со смертью еще в навигашке. И на фоне смерти она с особой остротой ощутила жестокую нелепость жизни. Ребята из училища гибли за Империю, хоть Империя и предавала их. А эти трое за что погибли? За лишнюю сотню тысяч империалов на личном счету?


— Лис, мы старались обойтись без жертв, — сказал, подойдя, меклонец.


— Они уже были мертвы, Л'Ронг, — жестко отозвалась Лис. — Они умерли в тот момент, когда продали свою искру Вечности за империалы.


— Да я бы таких ставил к стенке и расстреливал! — выразил свое мнение появившийся Тарх. — Дай им волю — они тебя же и пришьют. Как говорила моя бабушка — хорошо смеется тот, кто стреляет первым.


Остаток пути прошли без приключений, если не считать того, что культхосский харрог оказался большим любителем почесать языком. К несчастью, выяснилось, что он тоже читал "Андорию" — подробные хроники первых космических экспедиций Друлов, которыми Лис мучали еще в кадетском корпусе. Правда, из всей информации в голове Тарха осел только один эпизод — как друльские офицеры устроили на Алохе пикник и напившись, играли в преферанс на животе местной смуглой красотки.


После этого Лис прослушала лекцию о том, как заключенные в культхосских тюрьмах передают из камеры в камеру наркотики, используя систему канализации (попутно она узнала, что Тарх сидел и что его друльская бабушка, майор ИСБ в отставке, лично прилетала на "Стреге" выручать непутевого внука). Под конец девушка так устала от громкой музыки и болтовни Тарха, что была рада даже прибытию на культхосскую таможню.


Их тут же поставили в очередь на оформление документов. Зная, что эта история будет долгой, Тарх отправился спать в каюту с двухспальной кроватью. Лис дремала в кресле пилота, рядом с ней бодрствовал Л'Ронг.


На таможне их продержали десять часов. Наконец прибыл катер с пограничниками и таможениками, и Лис разбудила Тарха. С заспанной физиономией, потягиваясь, как ленивый кот, харрог вышел из каюты. Таможенники провели сканером по пластиковой карточке Лис, а потом начали ходить по кораблю, залезая во все углы и записывая технические данные. Даже присутствие меклонца их не смущало. Тарх тихонько ругался на их медлительность.


Наконец разрешение на растаможку было получено. Осталось дождаться напарника, на чье имя Лис должна была оформить доверенность. Тарх предложил переместиться из рубки в бар. Там они, оккупировав высокие стулья возле стойки, пили апельсиновый сок и разговаривали "за жизнь".


— Да я вовсе не злой, елы! — изливал душу молодой харрог. — Я ведь злым стал, потому что жизнь сволочная. Как говорила моя бабушка, человек человеку — волк. А Культхос — это хуже волчьей стаи.


Деликатно постучавшись, в бар заглянул Л'Ронг:


— К нам пришли.


— А, это Рихо, — сказал Тарх. — Он будет ходить по всяким там инспекторам, елы. Эх, — неожиданно вздохнул он, — вот расстанемся мы с тобою, Элис, а потом я когда-нибудь увижу тебя среди пассажиров бизнес-класса, а ты меня даже не узнаешь. Такова се ля ви, как говорила моя друльская бабушка.


Бабушка с планеты Друл, несомненно, была умудренной жизнью женщиной, чего Лис не могла сказать о ее внуке.


Растаможка заняла весь следующий день.


Происходило это уже на Культхосе, в каком-то сером, замызганном городке. Осуществлял растаможку Рихо, который, к счастью, оказался не таким болтливым и не таким безбашенным, как Тарх. Он как-то сразу проникся уважением к Л'Ронгу, которого Тарх игнорировал, и даже пару раз обсудил с ним кое-какие юридические тонкости.


Лис сбилась со счета, сколько кабинетов им пришлось посетить. Повсюду были очереди. Те, кто понахальнее, старались пролезть вперед, и лишь благодаря присутствию Л'Ронга их не пытались оттеснить. Л'Ронг переносил всю эту волокиту с истинно меклонской стойкостью.


Доверенность была оформлена перед самым закрытием нотариального офиса. Л'Ронг сам просмотрел документ на предмет возможного жульничества со стороны культхосских харрогов и проследил, чтобы на счет Лис перевели двести пятьдесят тысяч.


— Ффууу! — сказала Лис, когда они вышли на улицу под серое культхосское небо. — Как я рада, что все это закончилось!


— Еще не закончилось, — возразил меклонец. — Надо добраться до Геммы. Регулярных рейсов между Культхосом и Геммой нет. Надеюсь, Ри-Тар нашел какой-нибудь попутный транспорт.


В космопорт они попали поздно вечером.


Ри-Тар к тому времени договорился с кем-то из меклонцев, и назад предстояло лететь на меклонском корабле. До отлета оставалось чуть меньше часа. На улице было холодно и сыро, и Лис уговорила Л'Ронга подождать внутри здания.


Зал ожидания был грязным и тесным. На потертых пластиковых стульях сидели ожидавшие своего рейса — кто-то подремывал, кто-то читал газету, кто-то закусывал. Л'Ронг занял для девушки место (сидевшая рядом дама с лицом, покрытым толстым слоем косметики, поспешно отодвинулась).


Лис вспомнила, что не ела целый день.


— Я схожу куплю газету и что-нибудь перекусить, — сказала она.


— Хорошо, — согласился меклонец. — Только будь пожалуйста в поле видимости. У тебя яркая внешность, а нравы здесь простые.


Через несколько минут Лис вернулась с "Имперскими ведомостями". Дожевывая купленный в буфете пирожок с мясом, она развернула газету:


— Давай посмотрим, что происходит в мире.


Л'Ронг повернул к ней голову:


— Лис, сколько раз я тебе говорил — не покупай всякую дрянь на вокзале!


— Ты имеешь в виду газету?


— Не только.


Лис скомкала промасленную бумагу и бросила в урну:


— Да не беспокойся, в навигашке приходилось есть и не такое. — Она пролистала газету: — О, здесь есть кроссворд! — Девушка немедленно вооружилась карандашом: — Четвертый император Малиновой династии.


— Зедда, — ответил меклонец.


— Подходит. Так… Модель яхты-люкс — о, это я знаю! "Сигма". Адмирал, герой Первого Андорийского похода…


— Это лучше спросить у Аристарха Флавиуса, — с иронией посоветовал меклонец.


— Вот уж по кому не соскучилась, — поморщилась Лис. — Он меня просто достал!


— Обычный культхосский бандит, — отозвался Л'Ронг. — И даже еще на самый худший вариант.


— А что, бывают хуже?


— Бывают. — Л'Ронг встал, сменив трансформацию: — Ри-Тар возвращается. Нам пора.


Меклонский корабль Лис не понравился. В отсеках было сыро и грязно, всюду бегали черные тараканы величиной с мизинец (корабль перевозил продукты), и пилоты развлекались тем, что отстреливали насекомых станнер-зарядами. Сами пилоты-меклонцы понравились Лис еще меньше, чем корабль, — они игнорировали ее, словно бы она была пустым местом. Впрочем, к Л'Ронгу они относились немногим лучше, и это еще больше ее оскорбило. С большим трудом Ри-Тар уговорил их выделить для пассажров отдельную каюту, чтобы не сидеть всю дорогу в грузовом трюме.


В пути Лис неожиданно стало плохо — у нее поднялась температура, ее начало тошнить. К счастью, в каюте был гигиенический отсек, и Л'Ронг устроил девушке промывание желудка, после чего отпаивал горячим чаем. Под конец пути Лис стало полегче, и она даже немного вздремнула.


Снилась ей всякая гадость — то будто бы на нее с потолка сыплются огромные культхосские тараканы, то вдруг она начала проваливаться в какую-то трясину (Лис вскочила, вцепившись в металлическую лапу меклонца). А потом ей привиделась женщина в серо-голубом костюме пилота. Женщина была золотоволосой и сероглазой, как ее мать. Но взгляд… От этого взгляда кровь застывала в жилах.


Когда корабль прибыл на Долли, Лис тотчас же поместили в изолятор. К счастью, ее заболевание оказалось обычным отравлением, и через сутки девушку выпустили.


Встречал ее Л'Ронг.


— Огонек, — строго проговорил он, — я же тебя еще перед отъездом предупреждал по поводу культхосской пищи.


— Ты бы лучше предупредил меня по поводу меклонского корабля, — проворчала девушка. — Эти пилоты — гробокопатели, других слов нет! Сырость, грязь, тараканы! И как они обращались с тобой — разве ты не заметил?


— Ну вот ты и познакомилась с типичными меклонцами, — невесело проговорил Л'Ронг. — У этих ребят вместо Пути — бодибилдинг. К тому же они знали, что везут лидера еретической секты… Кстати, пока ты болела, я присмотрел приличную яхту. Если над ней поработать, можно сделать то, что нужно.


— Ты не надумал лететь на Арус? — с надеждой спросила Лис.


— Нет, — ответил Л'Ронг. — Кто-то должен держать оборону здесь.


Яхта Лис понравилась — легкий маневренный кораблик, построенный по меклонской технологии, не имевший своего имени, только регистрационный номер. Они с Л'Ронгом облазили его вдоль и поперек, после чего заплатили двести тысяч, перегнали на платную стоянку и приступили к усовершенствованию. К работе присоединились и другие члены общины, кто был в то время на Гемме.


К тому времени финансовые дела общины несколько поправились, и Л'Ронг купил еще одну меклонскую яхту, носившую красивое имя "Аметист". Друзья разработали легенду — официально двое членов общины, Ри-Тар и Ли-Кин, летят на Тальгурд вести миссионерскую деятельность, а Элистер Квин якобы следует с Л'Ронгом на Тохор, повидать родину. На самом деле "миссия" меклонцев-супругов состояла в том, чтобы добраться вместе с Лис до Тальгурда и там навсегда покинуть пределы Империи пока Л'Ронг имитирует пребывание Элистер на "Аметисте".


"Аметист" в переоборудовании не нуждался, зато над безымянной яхточкой пришлось потрудиться. Лис работала вместе с меклонцами по двенадцать часов в сутки, но не ощущала усталости. Через неделю корабль был переоборудован под троих пилотов — двоих меклонцев и человека. Кроме того, Л'Ронг усилил вооружение яхты двумя боевыми лазерами и нейтронной пушкой.


По предложению Лис яхту назвали "Скорпион". Л'Ронг одобрил название:


— У этого кораблика есть ядовитое жало.


Лис сама разбила бутылку шампанского о борт корабля — так состоялось крещение "Скорпиона". На скромное торжество были приглашены хозяева "Компьютарии", Карен, Рик и отец Томас, освятивший оба корабля. Лис объявила всем, что летит с Л'Ронгом на Тохор и скоро вернется, но на душе у нее было тяжело — она знала, что оставляет Гемму и друзей навсегда.


Отлет был назначен на следующий день.


Лис попрощалась с друзьями в космопорту на Долли, С Л'Ронгом она простилась уже в корабле. Она изо всех сил старалась не расплакаться, но это у нее не получилось.


— Помни, что я тебе говорил, огонек, — сказал ей меклонец на прощание. — Где бы мы ни находились, мысленно мы всегда сможем достичь друг друга. И вот что еще. Если услышишь имя Имры Велль — бросай все и беги!


При упоминании этого имени Лис вспомнилось увиденное в бреду "арусианское" лицо с холодным взглядом. Девушка подняла на меклонца заплаканные глаза:


— Кто это такая?


Л'Ронг жестко проговорил:


— Это одна из тех двоих представителей человеческой расы, которых я отправил бы в ад не задумываясь. Она занималась делом твоей матери. Она же организовала налет на дом леди Эстреллы в Тиле. Это страшная женщина. Ни в коем случае не попадайся ей в руки! — Он помолчал. — Доброго тебе пути, огонек, и до встречи на Арусе.


— До встречи, — прошептала девушка. Со слезами, бегущими по лицу, она смотрела, как двери гермошлюза закрываются, отделяя от нее Л'Ронга. Вздохнув, она вытерла слезы и вернулась в каюту.


Ри-Тар и Ли-Кин встретили ее молчаливым сочувствием. Заняв кресло второго пилота, Лис вставила в плеер компакт-диск.


От кирпичной стены

И от желтой травы,

От закатных полос,

От густой синевы

Сделай шаг, сделай шаг

В темный круг, в темный лес,

В бледно-призрачный сад…

Слышишь, листья шуршат?

Слышишь, листья шуршат

Под ногами, как дни?


Она уже сделала шаг, оставив за спиной Гемму, друзей и своего Идущего Рядом.


Так уходит трава

Из-под ног, из-под ног,

Остаются одни

Те, кто жил, те кто смог.

А от беленых стен

И от груд кирпича

И от запаха хлеба

И от желтых цветов

И от солнечных рощ

Уходи, уходи!


Лис молча слушала сильный и чистый голос девушки, певшей на арусианском. Корабль мягко стартовал. Она увидела, как рядом снимается со взлетной площадки "Аметист" — это уходит Л'Ронг, ее Снежный Дракон.


Ты не здесь, ты не свой,

Ты не сможешь, ты враг,

Белый свет, желтый цвет,

Синим облаком — дни.

Здесь не так, все не так,

Только где твоя власть,

Только кто командир?

Слышишь, двери скрипят?

Слышишь, камнем в стекло —

Уходи, уходи…

Глава 10. Бегство

Шел шестой по счету день пути.


Ри-Тар, Ли-Кин и Лис вели корабль, сменяя друг друга. Они нигде не останавливались, и Лис уже привыкла к тому, что внешнее пространство для нее ограничивается рубкой меклонской яхты с панорамой кругового обзора и небольшой рекреационной каютой.


Яхта шла через гиперпространство к Тальгурдийскому узлу. Меклонцы дежурили за пультом. Лис сидела в кресле пилота, но не принимала участия в пилотировании. Голова ее была запрокинута на спинку кресла, глаза закрыты — девушка ушла в медитацию. Она всегда медитировала в свободные от дежурства часы, а пребывание в гиперпространстве помогало очистить разум от случайных, мешающих мыслей и сосредоточиться на главном.


Вот и сейчас она мысленно обращалась к Л'Ронгу. И он отвечал, ее Снежный Дракон, — мысли их, устремленные друг к другу, встречались, преодолевая расстояния в сотни тысяч световых лет. Он словно был здесь, рядом с ней, поддерживая ее в решимости добраться до Аруса.


"Это очень важно для всех нас, анни илвайри".


"Я знаю. Обещай, что и ты прилетишь ко мне на Арус".


"Прилечу, как только узнаю, что ИСБ потеряла твой след… Помнишь наши видения про горы? Я хотел бы жить там, где вечные снега и льды. А у тебя был бы дом с фруктовым садом в долине".


"И с кузницей! Мне почему-то хочется заняться кузнечным делом, хотя для женщины это, наверное, звучит странно!.."


"Не вижу ничего странного. Ты владеешь силой огня, и тебя тянет к огню… Днем ты работала бы в кузнице или ухаживала бы за цветами в саду, а вечером я приходил бы к тебе. Ты растапливала бы камин, и мы вместе смотрели бы на пламя, танцующее в очаге".


"Л'Ронг, как ты думаешь, арусиане нас примут?"


"Они принимают всех, однако мало кто остается. Арус — это свет, радость, и спокойствие духа, но многие, как ни странно, этого боятся. Люди слишком привязаны к своим страстям, они думают, без этого жизнь потеряет свой вкус. Но мы с тобой знаем, что это не так".


"Да, мой Снежный Дракон. Только я почему-то все время боюсь, что нас не пустят — не арусиане, нет, а другая сила… ты знаешь, о чем я"


"Ничего не бойся, огонек. Иди вперед. Мысленно я буду с тобой…"


Лис открыла глаза. Корабль все еще был в гиперпространстве. Ри-Тар и Ли-Кин разговаривали — не на звуковом языке, они уже достигли той Ступени, когда можно общаться напрямую, электронными импульсами. Лис нравилось, когда они вот так сидят рядом и ведут безмолвную беседу. Ей казалось, она слышит, как их слова и мысли сплетаются в удивительную музыку, и хрупкая, нежная мелодия Ли-Кин словно летит на гребне волны глубокой и бурной как море темы ее Идущего Рядом…


Рассеянно полистав захваченный с собой последний номер "Солдата удачи", Лис отложила журнал и улыбнулась. Как она привязалась к этой негуманоидой расе… Возможно, это звучало странно, но меклонцы из общины "Дерево и лист" казались ей гораздо в большей степени человечными, чем многие из принадлежащих к гуманоидной расе биологически.


Меклонцы и арусиане должны понять друг друга. Лис верила в успех своей миссии.


— Выходим из гиперпространства, — предупредила она, берясь за управление. — Ри, не беспокойся, я выведу.


— Ну как знаешь, — отозвался меклонец. — Я бы подстраховал.


— Тальгурд, — торжественно объявила Лис, когда отлетели сверкающие вихри и Вселенная привычно заблестела бесчисленными огоньками звезд. — Здесь, что ли, происходят эти знаменитые битвы лигайров? Интересно, как это выглядит?


— Ничего интересного, — отозвался Ри-Тар. — Два огромных монстра лупят друг друга. Толпа бесится от восторга, а устроители гребут деньги. Ты лучше обрати внимание на их звездную систему.


— То, что у них три солнышка, я знала и раньше, — сказала Лис. — Поэтому техника пилотажа здесь сложнее. Нас в навигашке все-таки чему-то учили.


— И все же мы тебя сменим. — Ри-Тар лег в гнездо пилота по правую руку от Лис. Ли-Кин пристроилась слева.


Три тальгурдийские солнца постепенно увеличивались в диаметре. Лис включила приемник. Перебрав несколько радиостанций, бойко вещавших на тальгурдийском, она нашла ретранслируемый тальгурдийцами канал новостей на общеимперском.


Ничего особенного не происходило — здесь война, там мелкие стычки, Император выехал туда-то на такую-то церемонию. Все как обычно. Кое-какие сплетни с Ургонхора — ну да, папочка снова хочет жениться.


Потом все трое замерли, вслушиваясь.


— Глава меклонской секты "Дерево и лист" подданный Меклона Л'Ронг объявлен вне закона и находится в розыске. Л'Ронг обвиняется в тяжких преступлениях против Империи. Лидер меклонской секты вел деятельность, направленную на дестабилизацию королевской власти вассальной планеты Ургонхор. За ним числится попытка совершения террористического акта против вассала Империи, короля Ургона…


— Уж не тот ли это теракт, когда Л'Ронг намылил шею папочке, поднявшему руки на мою мать? — возмутилась Лис, но Ри'Тар остановил ее:


— Подожди!


— …и похищение дочери короля, принцессы Элизабет Ургон, с целью шантажа королевской семьи.


— Какой бред! — не выдержала девушка. Диктор продолжал:


— Последний раз Л'Ронг был замечен на рынке кораблей близ Геммы, где служил по контракту, после чего скрылся в неизвестном направлении на принадлежащей общине яхте "Аметист". Предполагается, что принцесса Элизабет под именем Элистер Квин следует с ним. Официальный Меклон воздерживается от принятия каких-либо мер, мотивируя это тем, что Л'Ронг считается отлученным от Колыбели Мекланнэр сроком на двадцать лет. Просьба ко всем добропорядочным и честным подданным Империи оказать содействие в разыскании особо опасного преступника… — дальше пошли данные генетического паспорта меклонца, описание и технические данные корабля, и приметы самой принцессы Элизабет.


Объявление о розыске сменилось рекламой прохладительных напитков. Лис сидела как убитая. Отец решил отомстить Л'Ронгу! Поэтому он и вынес внутрисемейный скандал на всю Империю.


— Вовремя мы ушли, — подытожил Ри-Тар. Лис решительно проговорила:


— Надо возвращаться. На Тальгурде мы заправимся и пойдем назад, к Гемме. Иначе они схватят Л'Ронга и упекут в тюрьму!


— Если мы пойдем назад, то в тюрьму упекут вас двоих, — возразил Ри-Тар. — Л'Ронг, отвлекая спецслужбы на себя, дает нам шанс уйти.


— А ты знаешь, что в папашином дворце на десять этажей вниз — пыточные камеры? — вскричала Лис. — Я не хочу, чтобы Л'Ронг…


— Элиза-дариэ, — остановил ее меклонец, — мы выполняем просьбу сан Л'Ронга доставить тебя на Арус. Если придется, мы привяжем тебя к креслу и поведем "Скорпиона" сами.


— И ты, Ли? — спросила девушка, посмотрев на меклонийку. Ли-Кин тихо отозвалась:


— И я.


Лис беспомощно опустилась в кресло:


— Делайте, что хотите. Только если его поймают…


— Элиза-дариэ, — осторожно перебил ее Ри-Тар, — знаете, как Л'Ронга прозвали в молодости? Вольный Ветер. Его не так просто поймать. Он еще доберется до Аруса раньше нас. А кроме того, в ИСБ сидят не дураки. Раздувая шум вокруг Л'Ронга, они могут следить не только за ним. Ты меня поняла?


Девушка молча кивнула. На сердце у нее было тяжело.


Возле Тальгурда они пристыковались к какой-то заправочной станции. Лис решила не выходить, и пока заполнялись топливные резервуары, она сидела за пультом и любовалась видом на три тальгурдийских солнца. Два из них были желтыми, третье — маленькая белая звездочка. Тальгурдийцы гордились столь необычной планетной системой, и символ Трех Звезд (две золотые, одна серебряная) был эмблемой их звездоплавателей.


Вдруг она почувствовала словно тревожный толчок. Глянув на экран радара, Лис поспешно увеличила изображение и дала компьютеру команду проанализировать данные привлекшего ее внимание корабля. Друльский скоростной крейсер военного образца. Интересно, что ему здесь понадобилось…


— Ри-Тар! — заорала девушка. — Ли! За нами погоня!


Примчался Ри-Тар, лег в гнездо пилота и отключив заправщика, начал готовиться к взлету. С друльского крейсера пришел вызов на связь. Голос офицера-Друла потребовал остановиться для досмотра.


— Это яхта меклонской миссии, — ответила Ли-Кин. — У вас нет полномочий на проведение досмотра корабля.


— У нас есть официальное разрешение Меклона, — проговорил Друл. Ли-Кин возразила:


— Правитель и Совет не поставили нас в известность. Поэтому мы имеем право оказать вооруженное сопротивление. Я советую вам не предпринимать попыток захвата.


Связь прервалась. Лис посмотрела на радар:


— Они идут за нами.


— Они не знают, что "Скорпион" — не простая яхта, — отозвался Ри-Тар. — Мы войдем в гиперпространство раньше, чем они успеют сократить расстояние до радиуса действия их орудий.


Отстыковавшись. "Скорпион" начал быстро набирать скорость. На всякий случай Ли-Кин переключила на себя управление нейтронной пушкой. Ладони Лис лежали на гашетках боевых лазеров.


— Кш-хорр! — выругался Ри-Тар, пилотировавший яхту.


Прямо по курсу из гиперпространства вышло полтора десятка кораблей, в которых радар опознал друльские штурм-катера. Несомненно, это была заранее подгоовленная засада. Друльские катера немедленно начали обстреливать яхту из легких лазерных орудий.


— У "Скорпиона" тоже есть жало, — проговорила Ли-Кин. Заработала нейтронная пушка, аккуратно снимая одну цель за другой. Лис присоединилась к меклонийке, открыв огонь лазерами:


— Получайте!


Ри-Тар на предельной тяге гнал яхту к гиперпространственному входу. У них еще был шанс прорваться.


Им все-таки не повезло.


Серия направленных электроимпульсных ударов нарушила работу бортовых систем, затем управляемая ракета повредила правый двигатель. Теперь их брали по стандартой схеме: выведение из строя точечными ударами остальных двигателей и внешнего вооружения, захват в трюм и вскрытие.


Лис услышала скрежет металла о металл — это закреплялись тросы, которыми их яхту подтягивали в брюхо друльского крейсера.


— Ну вот и все, — невесело проговорила девушка. — Прилетели… Лучше мне сразу сдаться, тогда хоть вас не тронут.


Ли-Кин повернулась к ней:


— Пока мы живы, жива и надежда Элиза-дариэ… Обратись за помощью к Совершенному!


— К Володариону? Как он меня услышит?


— Он услышит, если ты позовешь. Ведь ты арусианка не только по крови, но и по духу!


— Ты так думаешь, Ли?


— Я в этом уверена. И ты должна в это верить.


У Лис застрял комок в горле. Даже сейчас меклонцы верят в нее и полны решимости помочь ей добраться до Аруса! Она сосредоточилась, мысленно взывая к Володариону. "Кто бы ты ни был, помоги!" — отчаянно кричала она в пространство, стараясь хотя бы на мгновение поверить, что загадочный Володарион Арусианский услышит ее слабый, одинокий крик.


И он услышал.


Ответ пришел — неожиданный и теплый. Словно белое пламя, могучее и чистое, но совершенно не ранящее, коснулось ее души. "Я уже в пути. Я постараюсь успеть"…


Открыв глаза, Лис увидела, как Ли-Кин помогает Ри-Тару устанавливать дополнительное вооружение. Она поднялась из кресла:


— Пора и мне переходить в боевую трансформацию.


Оружие и амуниция у нее были подготовлены заранее — они с Л'Ронгом не исключали и такой случай. Поверх летного комбинезона Лис надела легкую броню. Закрепила на поясе несколько гранат, магазины с патронами для минигана и дополнительные блоки питания для лазерного пистолета. Привычным движением проверила оружие и села в кресло, пристроив на коленях шлем. Меклонцы тоже закончили экипировку и улеглись на пол, отдыхая перед боем.


После короткого совещания решили, что лучше всего будет прорываться к ангарам и угонять патрульный катер. Потом Ли-Кин вдруг попросила:


— Элиза-дариэ, спой что-нибудь арусианское.


— Хорошо. — Лис запела на арусианском, сначала нерешительно, но потом голос ее окреп, и она почувствовала, как арусианская песня пробуждает в ней надежду и мужество. Она пела, держа на коленях шлем и оружие, и казалось, песня ее летит через пространство, и ей вторит другой голос, могучий и светлый — это мчится ей на помощь Володарион…


Песня кончилась. Корпус яхты содрогнулся, обо что-то ударившись.


— Нас отбуксировали в трюм, — сообщил Ри-Тар, поднимаясь. — Пора действовать. С Богом, Элиза-дариэ.


— Да хранит нас Вечность, — проговорила Лис и надела шлем.


Вначале они вынесли лазерами "Скорпиона" часть автоматических огневых точек, потом Ри-Тар и Ли-Кин выскочили из аварийного гермошлюза и пошли на прорыв, выкашивая друльскую группу захвата. Следом за ними из корабля выпрыгнула Лис в легкой броне и шлеме, и они втроем начали прорываться к выходу.


Сквозь пламя и дым Лис увидела, как на Ри-Тара набросилось двое меклонцев. Третий попытался атаковать ее, но девушка прыжком ушла — так, как учил ее Л'Ронг. А на пути меклонца встала Ли-Кин. Так странно было видеть, как Ли-Кин, хрупкая и нежная Ли превратилась в боевую машину, работающую четко и беспощадно. Ей удалось нейтрализовать меклонца, но и сама она была ранена — на ее металлической броне появились малиновые пятна. Лис тоже пару раз задело лазером, обжигая кожу под комбинезоном, но она совершенно не замечала боли.


Они прорвались к двери, но тут прибыло подкрепление. Им пришлось забиться в какой-то закуток и отстреливаться. Сначала они бросали гранаты. Потом Ли-Кин выскочила из укрытия и бросилась в атаку, и штурмовики направили весь огонь на нее. Лис последовала за ней, с криком стреляя из лазерного пистолета (боезапас минигана уже подошел к концу). Кажется, ее снова задело, но несильно. А потом в лицо ударил огненный болт, прожигая шлем. Девушка закричала от боли и потеряла сознание…


Очнувшись, Лис обнаружила, что лежит на койке в тесной полутемной каюте. Корабль, скоее всего, был военным. Над койкой на серой стене висел друльский календарь с портретом Императора Трогги из Малахитовой династии. Что-то было со зрением — левый глаз сначала не мог сфокусироваться, потом изображение вдруг стало резким до боли в голове.


Все ясно. Она в плену у Друлов. Значит, их отчаянный прорыв все-таки не удался…


С необычайной четкостью и ясностью Лис вспомнила все произошедшее, словно составляя военный рапорт. Да, они прорывались сквозь группу захвата. Ри-Тар взял на себя меклонцев, а она и Ли-Кин пытались выйти к ангарам, где и напоролись на подкрепление. Ри-Тар. Ли… Живы ли они?


Дверь с шипением отползла в сторону, и в каюту кто-то вошел. Лис повернула голову и обрадованно вскочила на постели:


— Ли?


Меклонийка подошла и остановилась рядом. Лис заметила, что Ли-Кин подволакивает заднюю лапу, опираясь при ходьбе на хвост. Ее передние лапы были в силовых браслетах. Все вооружение было с нее снято.


— Как ты себя чувствуешь? — спросила меклонийка.


— Спасибо, ничего. Со зрением что-то. И лицо… — Коснувшись левой щеки, Лис испуганно отдернула руку: металл! Она потрогала себя за лицо. Правая половина и губы в порядке, но слева… нет, не может быть!


— Другого выхода не было, — тихо проговорила Ли-Кин. — У тебя сгорела вся левая сторона лица и был поврежден глаз. Друлы сделали бы тебе то же самое, но гораздо хуже, и я уговорила их позволить мне. Я по специальности хирург.


— Можно посмотреть? — срывающимся голосом спросила девушка. Ли-Кин помогла ей встать и подвела к зеркалу.


Лис взглянула и похолодела. Левая часть лица от виска до скулы была скрыта под металлической поверхностью, отливавшей темным серебром. На месте левого глаза поблескивала линза. Впрочем, Ли-Кин постаралась сохранить ее прежние черты.


— Ну вот и первый шаг на Пути… к Совершенству, — вырвалось у Лис, и она почувствовала горькую обиду меклонийки. Молча развернувшись, Ли-Кин заковыляла к двери. Лис метнулась к ней и обхватила за шею:


— Ли, ради Вечности, прости! — Она коснулась лбом металлической чешуйчатой брони: — Прости… Я не имела права так говорить после всего, что ты для меня сделала.


— Первый шаг всегда делать страшно, — отозвалась Ли-Кин. — А потом перестаешь бояться… — Словно угадав мысли девушки, меклонийка добавила. — Элиза-дариэ, ему совершенно неважна твоя внешность! Ведь он видит твою настоящую сущность.


Лис стало стыдно. Ли-Кин вытащила ее с того света, а она все о своих проблемах…


— Как Ри-Тар? — спросила девушка. — С ним все в порядке?


Ли-Кин ответила не сразу:


— Он выжил. Но ему смогут помочь только на Меклоне. Поэтому мы улетаем. Наш корабль скоро уходит. Я зашла попрощаться.


— Ясно… — Лис замолкла. Ли-Кин тоже молчала. Потом проговорила:


— Всю нашу ветвь отозвали на Меклон. С Меклона нас уже не отпустят. Так решил Совет Приблизившихся к Совершенству. Они считают, что мы слишком много общались с людьми.


— Так значит, мы видимся в последний раз?


— Не знаю…


В каюту заглянул светловолосый Друл в униформе Имперской Службы Безопасности:


— Эй, подруги! Свидание закончено.


Вот и все, с тоской подумала Лис. Сейчас Ли-Кин уйдет, и больше они никогда не увидятся… Она порывисто обняла меклонийку:


— Спасибо тебе за все, Стебелек на ветру. Я тебя не забуду.


— Это тебе спасибо, Элиза-дариэ. Ты сама не представляешь, как много сделала для нас. — Ли-Кин перешла на условно-меклонский: — Совершенный услышал тебя! Он пришел, но его задержали тальгурдийские лигайры. Не теряй надежды! Прощай.


Ли-Кин вышла. Лис остановилась в дверях, глядя ей вслед. Меклонийка с трудом ковыляла по коридору. Охранник-Друл поторопил ее:


— Давай пошевеливайся, ящерица. Убирайся в свое болото.


Он ткнул Ли-Кин в спину электрошокером, и меклонийка дернулась от боли. Лис вскипела. Этот Друл вымещал свой первобытный страх перед чужой расой — вымещал на отважной и нежной Ли-Кин, пользуясь ее беззащитностью!.. Борясь со слабостью, девушка подошла к нему:


— Эй ты, белобрысый!


— Чего надо? — оглянулся парень. Лис недобро усмехнулась:


— Сейчас узнаешь.


Друл поднял шокер, но Лис опередила его. Шокер отлетел в сторону, выбитый ударом ноги девушки. Второй удар пришелся Друлу между ног. Взяв его за лицо, Лис прорычала:


— Ты у меня первый пойдешь на арену!


— Да кто ты такая… — начал было Друл, но Лис шарахнула его головой о стену:


— Я — дочь короля Ургона, понял? — Парень ошарашенно моргал. — А теперь вали отсюда и не смей притрагиваться к моей подруге!


— Ты еще не у себя во дворце, — послышался прокуренный женский голос.


Лис обернулась. На нее было нацелено четыре шокера в руках солдат-киборгов Тут же был один из тех меклонцев, с которыми дрался Ри-Тар. Подлатали, стало быть… Меклонец прикрывал собой золотоволосую женщину в серо-голубом комбинезоне с нашивками ИСБ. Лис не могла поверить своим глазам: это была "арусианка" из ее кошмарного сна!


— Наручники, — ледяным голосом распорядилась "арусианка".


Двое киборгов остались держать Лис на прицеле, а двое подошли и отведя девушке руки за спину, надели на запястья металлические браслеты. Сопровождаемая меклонцем, женщина подошла ближе, оценивающе разглядывая Лис:


— Оклемалась, значит? Скажи спасибо своим друзьям, изуродовавшим тебя. Узнает ли теперь отец блудную дочь?


Разглядывала незнакомку, Лис обнаружила: да ее волосы просто-напросто обесцвечены и перекрашены! А серый цвет глазам придавали контактные линзы.


— Мне известно о тебе все, — говорила "арусианка". — И то, что ты торговала наркотиками на Свире, и то, что выехала по поддельным документам, и то, что жила у меклонцев. Чем вы там занимались, интересно знать? Групповым межрасовым сексом?


— Не болтайте ерунды, — буркнула Лис. Ответом была короткая и точная пощечина:


— Поговори у меня!


Лис вздохнула. Похоже, ее дело попало в руки следователя-психопатки. А такие не успокаиваются, пока не растопчут жертву морально.


— Твоего дружка давно надо было раскрутить, — продолжала крашеная "арусианка". — Раньше мешало подданство Меклона, но теперь Меклон передал его дело нам.


"Меклон предал Л'Ронга" — с тоской подумала Лис и усмехнулась:


— Ну-ну. Ищите ветра в поле.


— Не беспокойся — он сам явится с повинной, как только узнает, что ты во дворце. Я хорошо его знаю.


Лис словно молнией пронзила догадка. Так вот кто эта женщина! Это о ней предупреждал Л'Ронг перед отлетом…


— А я знаю Вас, — жестко произнесла Лис, глядя ей прямо в глаза. — Вы — Имра Велль, организатор нападения на дом леди Эстреллы в Тиле. Вы и раньше занимались ее делом, и Вас постоянно терзала зависть к ней. Вы даже изменили внешность, чтобы быть похожей на арусианскую женщину. Но Вы так и не поняли главного: Арус — это состояние духа, Путь. А у Вас вместо Пути — плохо покрашенные волосы и контактные линзы.


Лис сама удивилась своим словам и произведенному эффекту — Имра на мгновение замерла с широко открытыми глазами. Придя в себя, Имра ледяным голосом распорядилась:


— В трюм. До окончания полета. Кай-Тисс, отведи ее!


К удивлению Лис (и Имры), меклонец не шелохнулся. Выругавшись по-друльски, Имра отдала распоряжение киборгам. Подталкивая девушку в спину стволами шокеров, они повели ее прочь.

Глава 11. Вызов

Имра специально выбрала раннее утро, чтобы конвоировать Лис во дворец — под утро бурная жизнь в королевском дворце стихала, и навстречу им не попалось ни души.


Киборги и меклонец вели девушку бесконечными пустыми коридорами с бронированными дверьми. Лис помнила, какое тягостное ощущение производили на нее в детстве эти отделанные серым гранитом стены и массивные двери, поблескивающие антилазерным покрытием. Теперь же весь этот антураж напоминал весьма среднюю компьютерную игру. Лис не удивилась бы, выскочи из-за угла какой-нибудь монстр. Впрочем, хватало и тех монстров, что конвоировали ее, а возглавлявшая эскорт крашеная психопатка вполне сошла бы за среднего босса.


Остановившись, Имра набрала код на цифровом замке, и дверь с шелестом отъехала в сторону.


— С прибытием домой, — сказала она Лис. — Отсюда не убежишь, не думай. С учетом твоей сексуальной ориентации оставляю тебе Кай-Тисса. Желаю хорошо провести время.


Дверь закрылась, щелкнул кодовый замок. Меклонец улегся у двери, держа Лис на прицеле. Девушка осмотрелась. Две комнаты — гостиная и спальня. Тяжеловесная, по-имперски роскошная мебель. За окном — голографический вид на столицу. Подойдя, Лис переключила панораму, сменив вид на Ургонхор космическим пейзажем с продолговатым вращающиймся корпусом орбитальной станции.


— По-моему, так лучше, — сказала она меклонцу. — Жизнерадостнее.


Меклонец не отреагировал. Лис спросила:


— Тебя зовут Кай-Тисс? Хорошее имя. Оно означает "Утренний снежок".


Снова не последовало никакой реакции.


— Ты вообще говорить умеешь? — поинтересовалась девушка.


— Не положено, — ответил меклонец. Лис спросила:


— Что не положено?


— Госпожа Имра Велль запретила разговаривать с Вами.


— Госпожа Имра Велль — дура и психопатка, — сказала Лис. — Ты сделал большую глупость, поступив к ней на службу.


— Вы оскорбляете честь офицера Имперской Службы Безопасности, — угрожающе проговорил меклонец.


— Было бы что оскорблять, — проворчала девушка, распаковывая вещи.


Она расправила и повесила в шкаф все свои немногочисленные наряды. Похоже, обосноваться здесь придется надолго. Когда в руки попалось синее платье, ей захотелось расплакаться — оно так остро напомнило о счастливой жизни на Гемме.


Но дочь Эстреллы Арусианской должна быть сильной.


По недосмотру Имры Велль у нее не изъяли деревянный учебный меч. Лис обрадовалась ему как старому знакомому, и встав в позу "атакующий дракон", сделала несколько взмахов. Меклонец рывком поднялся к ней:


— Требую немедленно сдать оружие.


— Это не оружие, а спортивный снаряд, — возразила Лис, не отдавая ему меч. — Есть такой вид спорта — фех-то-ва-ни-е. Два человека берут такие штуки и машут ими. Понял?


Поразмыслив, меклонец вернулся на место и снова улегся.


Приняв душ, Лис переоделась в красное платье с золотистыми цветами, про которое Л'Ронг говорил: "Оно отражает твою огненную сущность", На шею девушка надела гранатовое ожерелье. Пусть все видят, что она не сломалась — даже теперь.


Вернувшись в гостиную, она зажгла свечу и села на ковер перед свечой, закрыв глаза. Она звала Л'Ронга, она искала его мыслью. Где он может быть сейчас? В звездном корабле, скитающимся по окраинам Империи? Или на пути к Арусу?..


"Л'Ронг, где ты? Ответь!"


"Я здесь, с тобой. Ты очень хорошо держишься, огонек. Не отчаивайся, не подпускай к себе страх. Я найду способ вызволить тебя".


"Нет, Л'Ронг. Не сейчас. Уходи на Арус! В одиночку ты прорвешься. Я буду мысленно помогать тебе. Уходи, мой Снежный Дракон!"


"Нет. Я не могу оставить тебя одну".


"Что с тобой? Ты говоришь, как человек. Ты забыл, что мысленно мы всегда можем достичь друг друга. Л'Ронг, союз с Арусом должен быть заключен! Это важно для наших народов!"


"Ты стала рассуждать как Идущая, Лис".


"Мы оба изменились, узнав друг друга. Но все же сделай, как я прошу — в память о моей матери"…


— Ваш брат, госпожа Элизабет, — доложил меклонец. — Впустить?


Лис очнулась. Сердце взолнованно забилось — вдруг это Хрогар, ее родной брат, которого она ни разу в жизни не видела?


— Впускай, — распорядилась она.


Дверь отодвинулась, и в гостиную вошел в сопровождении двоих киборгов-охранников тощий узкоплечий парень с невыразительным лицом. Его остроконечные уши нелепо торчали из-под белесых волос, висевших немытыми сосульками. Лис вздохнула — вот уж кого ей видеть совсем не хотелось, так это Горпа. Тем более повзрослевшего.


— Сестричка, извини, что нарушил твой отдых. — Горп приблизился к ней с явным желанием обнять: — Мы так долго не виделись, гы-ы. Дай тебя поцелую.


— Убери лапы, — брезгливо отодвинулась Лис и окинула взглядом сводного брата: — Ты совершенно не изменился.


— Зато ты изменилась, — хихикнул Горп. — Ты похорошела, гы-ы. Особенно с левой стороны.


Лис захотелось врезать ему по физиономии, но она сдержала себя. Выдержка и еще раз выдержка. Горп… Почему он ведет себя так уверенно, даже нагло?


— Покажи мне свои апартаменты. — Не дожидаясь ответа, он прошел в спальню. Лис последовала за ним. — Роскошная мебель. Папочка любит свою дочку, гы-ы.


Горп бесцеремонно сел на вышитое золотом покрывало и хлопнул ладонью рядом, предлагая сесть рядом с ним. Лис, однако, предпочла присесть на стул напротив.


— Знаешь, почему тебя поймали и привезли во дворец? — заговорил он. — Папочка хочет видеть тебя!


— Приятная новость, — с иронией отозвалась Лис. — А я уж надеялась, что папочка про меня забыл.


— Забыл, да ему напомнили, гы-ы!


Лис насторожилась: за братцем Горпом с его придурковатыми манерами скрывалось что-то еще, какая-то тайная сторона его личности. Надо быть осторожнее…


— А Имра Велль здорово тебя раскрутила! — продолжал Горп. — Она побывала везде, где твой меклонский друг занимался коммерцией. И нашла-таки ниточку, ведущую к Элистер Квин! Имра — баба стервозная, а с твоим меклонцем у нее личные счеты. Она еще два года назад накатала на него телегу в Совет Совершенных.


— Передай ей, чтобы сходила к психоаналитику, — буркнула Лис. Горп хихикнул:


— Ей не повредит, гы-ы! У нее серьезные комплексы на сексуальной почве. Но она хороший сыщик. Это она разыскала тебя по папочкиному приказу. А папочке ты оч-чень нужна!


— Интересно, зачем?


— Она спрашивает — зачем? — издевательски проговорил Горп. Лис посмотрела ему в глаза — и отшатнулась: на нее глянула ледяным взглядом вторая, скрытая сущность ее сводного брата.


— Ты умеешь видеть и слышать то, что происходит в незримом мире. Папочке нужен такой помощник. Да и не только ему, гы-ы, — хихикнул Горп. — Папочка старый и много пьет, значит, он скоро умрет, гы-ы, от пьянства. А значит, кто-то другой сядет на трон.


— Под "кем-то другим" ты имеешь в виду себя? — усмехнулась Лис.


— И себя, гы-ы. А что? — Горп наклонился к ней: — Послушай, из всех нас только ты и Хрогар можете слышать Голос. Но Хрогар еще мальчишка и мы вдвоем сможем его убрать. Его охраняют меклонцы, но ты найдешь к ним подход. Слушай, у тебя что, и вправду ориентация немного того?


— Как вы все надоели мне с идиотскими вопросами. — Лис поднялась со стула: — Я в ваши интриги влезать не собираюсь и садиться на трон не хочу. Мне нужны три вещи: свободный вид на жительство, какая-нибудь скромная яхта и лицензия на транзитные перевозки. Ясно?


— Нет, сестренка. — Горп понизил голос: — Ты останешься здесь, потому что ты нужна Повелительнице.


Лис словно дохнуло в лицо ледяным ветром. Так вот что это за вторая сущность с холодным взглядом! Это та, кто стоит за смертью матери и гибелью товарищей Л'Ронга! Это та, кому бросили вызов меклонец Л'Ронг и полуарусианка-полухаррог Элизабет… Чеканя каждое слово, девушка проговорила:


— Передай своей Повелительнице, что мне на нее глубоко наплевать. Да, и будь добр, захвати из спортзала еще один учебный меч.

Глава 12. Дверь в Вечность

Горп все-таки принес второй меч, и на следующий день Имра Велль была взбешена, застав Лис дававшей урок фехтования меклонцу. Мечи отобрали, меклонца выставили за дверь, а в качестве внутренней охраны к Лис посадили солдата-киборга, похожего на гориллу в броне. Вначале он здорово нервировал Лис, но она быстро привыкла и даже угощала его чаем с печеньем.


А вечером начался настоящий кошмар.


В половину одиннадцатого ей отключили свет, и Лис вдруг почувствовала медленно подползающий страх. Словно бы ей снова пять лет и она боится остаться одна в темноте — боится, что снова увидит черные колонны, уходящие во мрак…


Отогнав неприятное воспоминание, она попыталась успокоиться и даже немного задремала, но потом ей вдруг показалось, будто ее тело осталось лежать на кровати где-то наверху, а сама она проваливается в черную бездну.


Лис вскочила, обливаясь холодным потом. Сердце бешено колотилось. Дрожащими руками она зажгла свечу. Страх ненадолго отошел, чтобы потом вновь накатить черною волною. Она поняла — надо что-то делать.


Вскочив, она замоталась в одеяло и начала ходить по комнате не обращая внимание на занервничавшего киборга. Страх утюжил волна за волною все, что было в ней человеческого, и ей хотелось бежать сломя голову, биться о стены, броситься из окна вниз — куда угодно, только прочь от этого бесформенного, давящего ужаса.


Пересилив себя, Лис оделась и начала разминку. Физические упражнения разогрели кровь, и стало немного легче. Но едва она остановилась, на нее снова нахлынула черная лавина, и Лис почувствовала, что больше не может сопротивляться. Сознание словно раскалывалось на куски. Ее бил ледяной озноб.


"Л'Ронг! — в отчаянии позвала она. — Они что-то делают со мной! Я умираю!"


"Лис, огонек мой, держись!"


"Мне страшно, Л'Ронг! Я сойду с ума!"


"Не давай страху сломить себя — ты же легионер! Не бойся, я рядом с тобой".


Он действительно был рядом — он сидел у изголовья ее постели. Он словно излучал свет, и этот свет разгонял тьму в ее душе, возвращая легкость и покой.


"Видишь, Лис — я здесь. Не думай ни о чем плохом".


Лис улыбнулась и села на кровать, завернувшись в одеяло:


"Как хорошо, когда ты рядом… Помнишь второй наш Новый год на Гемме? Мы с Карен напились игристого вина и отправились к вам пешком через весь город. Был такой чудесный снег, и обе луны вовсю светили. Мы заставили вас выпить по бокалу за наступающий год, хотя Л'Нар отчаянно сопротивлялся".


"Только ради вас мы и согласились выпить этой отравы".


"Ничего ты не понимаешь в винах… А потом, помнишь, мы все вместе пошли гулять по набережную. Когда пробило полночь, жители выхшли на улицу со всякой пиротехникой, и над городом начался настоящий фейерверк! Грохот стоял, как во время артиллерийской канонады. У Карен были с собой "мерцающие огни", и они с Л'Наром устроили свой маленький салют".


"Леди Эстрелла говорила, на Арусе тоже любят фейерверки… А потом, когда все стихло, помнишь, я тебе показывал звезду Мекланнэр?"


"Да, она была прямо над рекой. Очень яркая… Л'Ронг, как я хотела бы побывать на Меклоне!"


"Когда-нибудь мы вместе слетаем туда. Я покажу тебе Кай-То, нашу столицу, настоящее архитектурное чудо. Ты увидишь Сад Камней, где жил сан Т'Сэй. Там до сих пор ощущается присутствие его духа… А теперь отдохни. Я посторожу твой сон".


Лис прилегла, положив руку под подушку и начала задремывать. Сквозь полуприкрытые веки она видела чуть светящуюся в темноте фигуру Л'Ронга. Ее Снежный Дракон был рядом, укрывая девушку теплой аурой своей мысли и отгоняя все ночные кошмары.


Так прошла вся неделя.


Днем Лис держалась сама — делала гимнастику, пела арусианские песни, просто разговаривала, разыгрывая сцены в лицах. Никто не навещал ее, и даже братец Горп словно забыл о ее существовании. А ночью, когда ужас подступал к ней из темноты, снова приходил Л'Ронг и ограждал ее силой своей мысли.


Л'Ронг был прав: Лис пытались сломать. Но он не оставлял ее, и видение с черными колоннами так и не смогло затянуть в себя измученную девушку. А она была уже на пределе — похудевшая, с синими кругами под глазами. В ее золотистых волосах появились первые пряди седины. Но она все еще держалась.


В этот день ее неожиданно вызвал отец.


Пошатываясь от усталости, Лис все-таки заставила себя нарядиться в синее платье, накинула на плечи шаль и повязала на шею шнурок с голубым аметистом. Она даже подкрасилась и уложила волосы в прическу — двор не должен видеть дочь леди Эстреллы измученной и ослабевшей.


Двое меклонцев — подчиненных Имры Велль отвели ее в приемную на нижнем ярусе, находившуюся, по подсчетам Лис, как раз над зловещим черным залом с колоннами. Там к меклонцам присоединились солдаты из дворцовой гвардии. Они провели ее по длинному коридору, заканчивающемуся массивной бронедверью.


Дверь отодвинулась в сторону, и хриплый мужской голос из динамика распорядился:


— Оставьте нас вдвоем.


Солдаты и меклоцы отступили назад. Лис вошла в кабинет отца.


Король восседал перед ней в кресле с высокой спинкой за массивным столом. За спиной короля висел огромный портрет Императора Трогги в мантии малахитового цвета. Такую же мантию носил и Ургон.


Он поднялся ей навстречу. Странно — раньше Лис казалось, что отец очень высокий. Теперь она поняла — это аберрация детства. Ургон не был выше ее, к тому же он сутулился. Лицо его, все еще носящее печать властности, покрылось морщинами и оплыло, под глазами были мешки.


Лис удивилась, куда делась вся ее ненависть. Ей было жалко смотреть на отца. Но через мгновение отец разительно изменился.


— Наконец-то я вижу родную дочь! — театрально воскликнул он. — За что, за что ты причиняешь мне неприятности, Эвелин?


— Элизабет, — поправила девушка.


— Элизабет, — согласился Ургон и запричитал: — Ты покинула училище, не сообщив в столицу! Ты даже не подумала о том, что твой родной отец беспокоится о тебе!


— Папа, не надо устраивать спектакль, — остановила его Лис. — Ты беспокоился обо мне, спихивая родную дочь на Свиру, где отношение к харрогам, мягко говоря, не очень дружелюбное? Ты даже не послал протест, когда эта жирная свинья Бонаций выгнал меня из навигашки! Мне приходилось драить полы в ритм-клубе и разносить наркотики, чтобы выжить!


— Ты должна была ехать домой, — сказал Ургон. Лис с горечью сказала:


— Здесь у меня нет дома. У меня был дом на Гемме, который вы с психопаткой Имрой разрушили.


— Нет, вы посмотрите на нее! — воздел руки Ургон, изображая из себя родителя, оскорбленного в лучших чувствах. — Она предпочитает общество меклонцев с сомнительной репутацией собственному отцу!


— Да, — с вызовом проговорила Лис, — потому что эти меклонцы сделали из меня человека!


— Нет, вы только подумайте! — негодовал отец. — Что у тебя с этим меклонским головорезом?


— Путь, — тихо ответила девушка. — Один Путь на двоих. Он открыл мне мою настоящую сущность, мою искру Вечности — то, о чем вы все старались заставить меня забыть. Он подарил мне свободу. Ты хоть знаешь, что это такое — свобода?


— Я никогда не был свободен, Эвелин. ("Элизабет" — снова поправила девушка). Этот двор, эти многочисленные леди, плетущие свои интрижки… Если хочешь знать, я любил твою мать. Она была единственной женщиной, которую я любил… и все еще люблю.


— И ты топтал ее честь на глазах всего двора, — жестко произнесла Лис. — Ты — не король, отец. Ты — раб, последний раб твоей Повелительницы!


— Да, я раб, я червяк, — теперь в Ургоне не было и тени королевского достоинства. — Я устал от жизни. Убей меня, Эвелин. Вот пистолет. Убей меня, только быстро. Я боюсь боли.


Лис взяла со стола лучевой пистолет. Перед ней стоял старый обрюзгший харрог. Такого не жалко убить. Наоборот, даже надо убить — королевству нужна молодая кровь. Лис понимала: она может убить отца. Сейчас. У нее хватит сил и духа. И что-то ее подталкивало: иди. Сделай это. Ты будешь лучшей королевой, чем он, и Л'Ронг будет рядом с тобой.


"Ты не сделаешь этого, Лис. Нельзя отнимать жизнь у подарившего ее тебе — таков один из законов Вечности".


"Да, Л'Ронг. Теперь я знаю, что нельзя…"


Лис отбросила пистолет в сторону.


— Хватит спектаклей, отец. Ты можешь завоевать свою свободу — сам, собственными руками. Послушай, Повелительница не всевластна. Есть то, что она не в силах у нас отнять. Меклонцы называют это искрой Вечности, люди — духом. — Лис протянула руку: — Я предлагаю тебе союз — союз против Повелительницы.


Ургон растерянно смотрел на свою повзрослевшую дочь. Ни следа от молчаливой девочки, прятавшейся по углам и яростно огрызавшейся на выпады сверстников. В ней словно звенела туго натянутая струна. В ней была сила, способная противостоять самой Повелительнице, и это пугало короля.


— Отец, вместе мы сможем противостоять ей! — горячо заговорила Лис. — Мы привлечем Хрогара, и тогда нас будет уже трое. Мы разгоним весь двор, кроме нескольких надежных людей, а меклонцы обеспечат крепкую охрану. Мы упраздним арену, это кровавое жертвоприношение Вицру. Нашими союзниками будут Меклон и Арус. Мне нужно только твое согласие. Решайся!


Ургон колебался. Лис подошла и взяла его за руки:


— Вспомни леди Эстреллу — ты же любил ее! Сделай это в память о ней!


Она чувствовала — еще немного, и отец согласится.


— Твой меклонец… — через силу произнес Ургон. Лис с жаром проговорила:


— Л'Ронг умеет прощать!


— Зато я не желаю прощать такого обращения со мной! — неожиданно взорвался король. — Он не допускал меня к твоей матери, он хамил и дерзил, он даже посмел ударить меня!


Ургон начал возвращаться в свою привычную роль:


— Мне тяжело сознавать, что моя родная дочь связалась с чужим, да еще и с изменником. Ты останешься во дворце под стражей, Эвелин… Элизабет. Твой Л'Ронг объявлен вне закона. Его ждет в лучшем случае тюрьма.


— Отец!.. — Лис чувствовала, что по правой щеке бежит слеза — только один ее глаз мог теперь плакать. — Отец, я люблю его!


— А я его ненавижу! — отрезал Ургон. — И больше не упоминай при мне это имя.


— Хорошо, — выпрямилась девушка. — Ты предал мою мать, теперь ты предаешь меня. Так знай правду: Повелительница точно так же предаст тебя. Когда ты перестанешь быть полезным ей, она выбросит тебя как ненужную вещь. И ты останешься один перед демонами Вицра — потому что силы тьмы отвернутся от тебя, а от сил Света ты отвернулся сам.


— Не смей кощунствовать! — закричал Ургон, замахиваясь на дочь. Неожиданно стена справа от него с грохотом обвалилась, и оттуда серебристой молнией метнулось покрытое металлом тело меклонца. Горло короля сжала металлическая лапа, и через мгновение он оказался в отнюдь не дружеских объятиях Л'Ронга.


— Вы не изменили своим дурным привычкам, Ваше Величество, — проговорил меклонец. — Ваша дочь думала о Вас лучше. Мне искренне жаль, что она ошибалась.


Ургон дрожащей рукой попытался дотянуться до кнопки вызова охраны, но Л'Ронг перехватил его руку.


— Имра Велль смешает тебя с дерьмом, меклонец, — прохрипел король. Л'Ронг жестко ответил:


— Имра Велль уже получает в аду то, что заслужила. Помните, Ваше Величество, я обещал оторвать Вам голову и еще одну часть тела? Так вот, я это сделаю, причем в обратном порядке, если Вы не прикажете дворцовой охране обеспечить нам свободный выход из дворца.


Л'Ронг поднес микрофон к лицу Ургона:


— Считаю до десяти. Один, два….


— Хорошо, — король был бледен от страха. Дрожащим голосом он отдал приказ: — Всем постам! Обеспечить моей дочери Элизабет и меклонцу Л'Ронгу свободный выход за пределы дворца…


— Столицы и планеты, — подсказал Л'Ронг.


— Столицы и планеты, — торопливо повторил король. Л'Ронг смял микрофон в лапе и оттолкнул короля:


— Лис, у нас мало времени. Идем.


Лис и Л'Ронг бежали по бесконечным дворцовым коридорам. Для удобства Лис повязала шаль вокруг талии и теперь походила на тальгурдийку из пиратского фильма. В правой руке она сжимала пистолет, захваченный из кабинета отца, на левой зеленым огоньком светился браслет силового щита.


Они вихрем ворвались в лифт. Л'Ронг шуганул оттуда компанию дворцовых леди, и те с визгом разбежались. Меклонец нажал кнопку верхнего яруса.


— Мы едем наверх? — удивилась Лис.


— Я не верю королю, — отозвался Л'Ронг. — Ручаюсь, что внизу нас уже поджидают все мои сородичи, служащие в дворцовой охране.


Лифт, немного проехав, дернулся и остановился. Лис потыкала пальцем в кнопки:


— Блокирован…


— Ничего, выберемся. — Стоя на задних лапах, Л'Ронг вырезал лазером в крыше аккуратное прямоугольное отверстие, достаточное, чтобы пролезть и ему, и девушке. Сначала он выбрался наружу сам, потом вытащил Лис на крышу лифта.


— Теперь держись за меня, и крепко! — распорядился меклонец. Лис обхватила его за шею, и он начал быстро карабкаться вверх по шахте лифта. Девушка старалась не смотреть вниз. Так они миновали несколько ярусов, потом Л'Ронг прожег дыру в стене, и они выбрались на пожарную лестницу.


— Еще четыре яруса, и мы будем наверху, — сообщил он. — Держишься?


— Да, — кивнула Лис.


— Тогда вперед. — Л'Ронг помчался вверх по лестнице. Все попадавшиеся на пути двери он открывал, выжигая замок Последнюю дверь он просто сжег из плазменной пушки, и беглецы оказались на огромной квадратной площадке, вознесенной на высоту более полукилометра. По углам поднимались четыре гигантских лепестка силовых генераторов. Это был внутренний космодром дворца.


Лицо девушки тронул холодный ветер. Лис огляделась. На космодроме не было ни одного корабля. Лишь багровое небо Ургонхора зловеще нависало над пустой площадью.


В соседнем "лепестке" раскрылись бронедвери, и оттуда выскочило трое меклонцев в боевой трансформации. Следом за ними на площадь высыпали солдаты в серой броне.


— Я же говорил, Ургону нельзя верить, — сказал Л'Ронг. — Лис, садись на меня и хорошенько держись!


Лис послушалась. С девушкой на спине, меклонец запрыгнул на высокий барьер, ограждавший площадку. На мгновение у Лис мелькнула испуганная мысль, что Л'Ронг сошел с ума и собирается броситься вниз.


— Закрой глаза, — распорядился Л'Ронг. — Держись обеими руками!


Лис вскрикнула, когда они с Л'Ронгом ухнули в пустоту. Но они не падали — над спиной Л'Ронга развернулись, поблескивая серебром, настоящие драконьи крылья! Теперь меклонец вольно парил над унылыми строениями столицы, удаляясь прочь от королевского дворца.


Лис оглянулась на преследователей, стоявших у края, и счастливо рассмеялась:


— Ты бы видел их физиономии! Они не ожидали, что ты взлетишь!


— Рано радоваться, огонек, — отозвался Л'Ронг. — Мы еще не добрались до корабля.


— Он далеко? — спросила девушка.


— Я оставил его за пределами столицы, — ответил меклонец. — Если повезет, через четверть часа будем там.


— Послушай, Имру ты убил?


— Она убила себя сама, — не сразу ответил Л'Ронг. — Своей ненавистью… Я привязал ее к креслу в офисе. Мой изначальный план состоял в том, чтобы заставить ее вызвать тебя. Тогда мы бы ушли спокойно и незаметно. Но она активировала свой "браслет смерти". Я едва успел выскочить в окно.


— А как ты додумался до крыльев?


— Это была моя давняя мечта, и я постепенно ее осуществлял.


— Ну конечно! — счастливо проговорила Лис. — Ведь ты же Снежный Дракон!


Меклонец помолчал, глядя вниз, потом сообщил:


— Ветер меняется. Нас относит в сторону. Мы можем потерять время, а у нас его и так мало.


Л'Ронг начал снижаться. Коснувшись лапами плоской крыши какого-то здания, он спланировал вниз и пробежал пару десятков метров, гася инерцию.


— Угодили в самый веселый райончик, — сообщил он, оглядевшись. — Одна надежда на быстрые ноги. — С этими словами меклонец рванул вперед так, что Лис едва удержалась на его спине. Она крепче обняла Л'Ронга за шею.


— Держись! — предупредил меклонец и с разбегу перемахнул через двухметровое бетонное ограждение. Таких препятствий они одолели еще штук шесть или семь, явно нарушая чьи-то частные владения. В них стреляли активировавшиеся роботы-охранники, но Лис отражала их огонь силовым щитом.


Наконец впереди легла унылая равнина с высохшей на солнце травой. Вдалеке серел чахлый лес.


— Корабль спрятан в лесу, — Л'Ронг кивнул на голые верхушки деревьев. Потом проговорил: — Как нам все-таки не везет! Посмотри назад.


Их преследовали трое меклонцев. Лис встревоженно спросила:


— Это из охраны?


— Нет. Это боевики, из правоверных.


— Что они с нами сделают?


— Не знаю и не хочу знать. — Л'Ронг прибавил ходу, но Лис чувствовала: меклонец устает.

Преследователи настигли их и взяли в кольцо, вынудив Л'Ронга остановиться. Лис с лучевым пистолетом встала рядом. "Его убьют, его убьют" — металась испуганная мысль, но девушка сжала свой страх в кулак. Пусть только попробуют. Она — легионер, она будет сражаться со своим Идущим Рядом плечом к плечу.


Неожиданно она обнаружила удивительную вещь: ей понятен мысленный разговор меклонцев! Словно свет Вечности на время прояснил ее разум. Оглядывая преследователей, она читала их души, но не видела и тени той глубины, что у друзей Л'Ронга.


Эти трое были примитивными и плоскими, как асфальт. У них даже не было Знаков Пути — только клички, которые она дала сразу же: Лидер, Культурист и Шестерка.


Несмотря на то, что Культурист выглядел самым мощным и как сказал бы Ренко, "навороченным", главную опасность Лис ощущала в Лидере. На него она и нацелила свой лучевой пистолет.


— Пропустите нас, — угрожающе проговорил Л'Ронг. — Иначе умрете здесь же.


— Ты не справишься с нами, — ответил Лидер. — Нас трое.


— Что вам надо?


— Нам нужен ты, Л'Ронг, отступник, поправший все законы Мекланнэр. Нам нужна твоя жизнь, изменник.


— Вы получите ее, но при одном условии: Элизабет беспрепятственно пройдет к кораблю.


— Как после этого назвать тебя, Л'Ронг? Ты даже сейчас думаешь не об интересах Мекланнэр, об этом ничтожном создании.


— С каких это пор гуманоидные расы стали считаться ничтожными? Или Правитель решил пересмотреть Скрижали?


— От Правителя осталась одна говорящая оболочка. Но речь не о нем, а о тебе. Ты сейчас — никто. Даже если мы тебя убьем, нас не будут судить по Скрижалям. А тебя приговорят к самоуничтожению как первого, кто попрал основной закон Мекланнэр — "Идущий да не поднимет оружие на Идущего"


— Первого ли? Ты уверен, Т'Хар? Или ты забыл то, что произошло на Гемме? Кто возглавлял нападение на дом леди Эстреллы? Когда белокурая психопатка сделала свое черное дело, кто отдал приказ бить на поражение? Вас разогнали только местные военные.


— И я жалею, что нам не дали тебя прикончить, изменник.


— Что же вы медлите теперь?


— Мы даем тебе шанс вернуться и снова стать истинным сыном Мекланнэр. Нас не так много, чтобы разбрасываться жизнями. Избавься от того, что тебе мешает. Убей девчонку или брось ее, если не можешь убить. Пойдем с нами.


— Ты теряешь время на пустой разговор, Т'Хар. Наши с Элизабет пути соединила Вечность.


— Скажи мне, она сможет идти нашим Путем? Она сможет подарить тебе Идущих Следом? Увы, Л'Ронг. Она только помеха на твоем Пути.


— Она — дверь в Вечность для нас, утративших живую связь с Вечностью.


— Вечность — это сказки для дураков, Л'Ронг. Нет никакой Вечности. Дети Мекланнэр, владеющие секретом бессметрия, не должны уходить в эту вашу несуществующую Вечность. Мы здесь для того, чтобы совершенствоваться и совершенствовать этот мир. Мы — живые боги для гуманоидов.


— Неужели Красная звезда выжгла всем вам разум, Т'Хар?


— Боязнь Красной звезды — предрассудки. Даже если она и туманит разум, то не больше, чем россказни старого Т'Сэя о Вечности.


— Теперь я вижу, что Меклон идет к гибели. Дети Мекланнэр предают свою мать, забывая о цели и смысле Пути, превращая Путь в разновидность культуризма.


— Я снесу твоей девчонке голову, если ты не уймешься!


— Нет, Т'Хар, — Лис показалось, что Л'Ронг жестко усмехнулся. — Пусть поединок рассудит нас.


— Пусть поединок рассудит нас, — повторил Лидер и толкнул Культуриста вперед: — Убей его, Ка-Мал.


— Ты боишься сразиться со мною сам?


— Нет, я не хочу лишать себя удовольствия увидеть твою смерть, Л'Ронг.


— Л'Ронг убьет и его, и тебя, — сказала ему Лис, но Лидер не обратил на ее слова никакого внимания.


Л'Ронг и Культурист, сменив трансформацию, встали друг напротив друга. По неслышному сигналу Лидера меклонцы начали поединок. И тогда Лис увидела другого Л'Ронга — опасного и точного, как смерть. Он кружил возле неповоротливого Культуриста, нанося удар за ударом. Пару раз Культурист пытался сбить его с ног, но Л'Ронг уворачивался и снова начинал свой смертоносный танец. Казалось, он подавляет противника одним лишь взглядом. Вот он рванулся вперед, неуловимый как молния, — и Культурист осел на землю, задергавшись в предсмертных конвульсиях.


Лис ни разу не видела умирающего меклонца. Происходящее казалось ей нелепым и диким. Не выдержав, девушка разрыдалась — точно так же она когда-то реагировала на первую человеческую смерть…


Лидер грубо толкнул ее:


— Замолчи, ничтожество!


— Идиот! — заорала на него Лис. — Я два года жила в меклонской общине! Они были для меня как семья — десять братьев и сестра! Мы понимали друг друга без слов! Двое из них погибли, а остальных я никогда уже не увижу из-за вашей дурацкой политики! А теперь ты на моих глазах заставляешь Л'Ронга убивать своих же собратьев! Ты не сын Мекланнэр, ты… ты — сволочь, не принадлежащая ни к какой расе! Понял?


Во взгляде Лидера мелькнуло удивление. А Лис поняла — сейчас меклонец ее убьет, и Л'Ронг не успеет прийти на помощь… Но этого не произошло.


— Убирайтесь на все четыре стороны, — сказал Лидер. — Если успеете…


Лидер и Шестерка исчезли, оставив Л'Ронга, склонившегося над телом убитого меклонца. Л'Ронг очнулся:


— Убить меня мало… Лис, нам надо идти.


Всхлипывая, Лис обняла меклонца за шею. А небо уже гудело от звуков двигателей десантных катеров.


— Гражданка Империи Элизабет Ургон и подданный Меклона Л'Ронг! — кричали в мегафон. — Приказываю оставаться на месте!


— Нет уж, — жестко отозвался Л'Ронг. — Лис, активируй щит!


— Энергия кончилась, — сквозь всхлипы ответила девушка.


— Ничего, все равно прорвемся. — Подсадив Лис к себе, меклонец помчался по равнине.


Катера выбрасывали десант, быстро рассеявшийся на местности. Кольцо преследователей неумолимо сжималось. Опустив Лис на землю, Л'Ронг застрелил одного киборга, снес ударом голову другому, сбил с ног хвостом третьего, но врагов было больше. В конце концов их обоих схватили и заковали в браслеты, оставив сидеть рядом, пока не подойдет катер.


— Ну вот и накрылся наш Арус, — вздохнула Лис, положив подбородок на колени. Л'Ронг тихо произнес:


— Впереди у нас Вечность, огонек. А этого никто не сможет отнять.


Со скованными руками, Лис смотрела, как разоружили и увели Л'Ронга. Меклонец ободряюще кивнул ей на прощание. А потом как ни в чем ни бывало подошел отец, только что прибывший на десантном катере:


— Здравствуй, дочка. Рад тебя видеть. Сейчас вернемся во дворец, отдохнем и поужинаем.


Лис удивленно смотрела на отца — он что, забыл сегодняшний разговор? Наверное, забыл. Видимо, у него уже окончательно помутился рассудок. А Ургон продолжал:


— У меня есть прекрасная идея насчет твоего будущего. Тебя посвятят Вицру, а потом ты получишь и более высокое посвящение.


Да уж, прекрасная идея. Прекраснее некуда…


— Что будет с Л'Ронгом? — спросила девушка.


— С меклонцем? — беззаботно переспросил Ургон. — Его ликвидируют. Хватит баламутить Империю.


Нет, он либо издевается, либо у него действительно полный распад психики. Пронзив его взглядом, Лис отчетливо произнесла:


— Если с Л'Ронгом что-нибудь случится, я тоже найду способ… ликвидироваться. В навигашке учили и этому. Ясно?


Ургон удивленно поднял брови:


— Что ты говоришь, дочка?


— Что слышал, — огрызнулась Лис. — Жаль, что Л'Ронг не оторвал тебе голову… и кое-что другое. Меньше было бы проблем.


— Послушай, мне это начинает надоедать, — раздраженно проговорил Ургон. — Я отказываюсь от такой дочери! Пойдешь на арену вместе со своим дружком!


— Благодарю, папа. — Девушка выпрямилась: — Я требую суда Вицра — для себя и для Л'Ронга! На это мы имеем право?


— Что вы хотите в случае победы? — спросил король согласно ритуальной формуле.


— Свободу, — выдохнула Лис. — Свободу покинуть Ургонхор и уйти туда, куда хотим.


Ее с утра готовили к выходу на арену — делали массаж и натирали какой-то мазью. Похоже, мазь была наркотической — Лис заметила, что у нее притупилось ощущение боли. Потом ее облекли в легкую белую броню. Из оружия у нее был только лучевой пистолет.


"Л'Ронг, где ты? — позвала она. — Твоя Идущая Рядом собирается уйти в Вечность!"


"Я здесь, с тобой, огонек. Мы завоюем свободу — или уйдем вместе".


Лис вышла на арену. В глаза ударил яркий свет прожекторов. Под ногами шелестел белый песок. Силовое поле отделяло от нее вторую половину арены — ту, куда выведут ее противника. А вокруг гудела и бушевала толпа в предвкушении кровавого зрелища.


Вот почему здесь все такое ярко-белое. На белом заметнее кровь…


Страха уже не было — она отбоялась свое, ожидая выхода на арену. Теперь ее дух был подобен остро заточенному клинку. Она будет сражаться — против жестоких законов Ургонхора. Против самой Повелительницы.


Лис огляделась. Вот в королевской ложе сидит отец, готовясь наслаждаться зрелищем смерти собственной дочери. Очень мило. Тут же многочисленные леди и Горп с микрофоном. А это кто? Мальчишка с золотыми волосами, под охраной двоих меклонцев. Хрогар? Она улыбнулась ему, он поспешно отвел взгляд.


Толпа взревела — появился противник. Меклонцы Хрогара поднялись в салюте. Лис не могла поверить своим глазам.


Л'Ронг!


— Вы хотели сражаться за свободу? — надрывался Горп в микрофон. — Сражайтесь! И свободу получит один из вас.


В глазах Хрогара — испуг и затаенная злоба на отца. А Лис уже не могла ненавидеть ни отца, ни братца Горпа, ни беснующуюся толпу. Вся ненависть в ней давно сгорела. Осталась только горечь. И бесконечная нежность к тому, кого назначили ее противником.


Лис подошла, положила руку на разделявшую их полупрозрачную завесу.


"Л'Ронг, мой Снежный Дракон! Зачем они так?.."


"Огонек, я сам так попросил. Это твой шанс обрести свободу!.."


"Я не буду сражаться против тебя!"


"Лис, у нас нет другого выхода!.. Кто-то должен принести на Арус правду. Сделай это — ради Аруса и Меклона".


"Нет, Л'Ронг. Это сделают другие. А я останусь с тобой".


Защитное поле исчезло. Лис подошла и положила руку на металлическую броню меклонца. "Мы будем сражаться вместе и умрем вместе, Снежный Дракон".


Толпа вокруг ревела. Что-то кричал в микрофон Горп. Пусть кричат. Ни отец, ни Горп не отнимут главного — их с Л'Ронгом совместного Пути…


Дальнейшее походило на плохую компьютерную игру. Она и Л'Ронг превратились в две боевые машины, действующие с необыкновенной слаженностью. Они стреляли во что-то ходящее, ползущее, летающее, собранное со всех уголков Вселенной. Ее броня и металлическая чешуя Л'Ронга были в крови и какой-то черной липкой дряни. А потом они вдвоем дрались против команды киборгов.


Лис поняла, что навсегда возненавидит компьютерные игры…


И наступил момент, когда на арене никого не осталось. Повисла тишина, и даже возбужденный рев толпы смолк. Лис, еле живая от усталости, обняла Л'Ронга:


— Мы победили!


Л'Ронг молчал, словно не веря в победу.


Он был прав.


На белый песок, окрашенный бурыми пятнами крови, с грацией великолепно отлаженного механизма выскочил второй меклонец. Лис не могла не узнать его. Лидер! Она подняла свой лучевой пистолет, но Л'Ронг мягко отстранил ее.


— Прости меня, Лис. Ты хороший легионер. Но это мой поединок.


Ей показалось невозможное — Л'Ронг улыбается.


И ей ничего не оставалось, как беспомощно наблюдать за грозным боевым танцем противников-меклонцев. Толпа ревела. Горп отдавал свои идиотские комментарии. Хрогар смотрел со страхом и надеждой, его телохранители были готовы броситься на арену. А она чувствовала — с каждым ударом Лидера Л'Ронг теряет силы. Но он продолжал улыбаться.


Еще один круг, еще… Неуловимое движение Лидера… меклонцы сцепились в мертвой схватке… секунды растянулись в годы… время остановилось… И как в кошмарном сне — Л'Ронг, медленно оседающий на песок.


Он продолжал улыбаться, посылая ей свой последний взгляд.


Лидер молча стоял над поверженным противником. Лис подняла на него лазерный пистолет:


— Я довершу то, что не успел он.


— Это слишком большая честь для тебя, — сказал меклонец и поднял переднюю лапу. В его лапе появился длинный тонкий стержень с заточенным концом, и Лидер вонзил его себе в грудь между чешуйками брони. Покачнувшиь, он рухнул наземь.


Лис стояла с ненужным теперь пистолетом. Потом опустилась на колени перед убитым Л'Ронгом.


"Л'Ронг, жизнь моя! Как я буду теперь одна?"


"Я с тобой, анни илвайри. Помнишь, я говорил — где бы мы ни находились, мысленно мы всегда можем достичь друг друга. Даже если один из нас ушел в Вечность…"


Толпа вокруг бесновалась.


— Ты что, не слышишь? — орал в мегафон Горп. — Ты победила! Ты свободна!


"Ты свободна, Лис. Уходи".


"Нет, они снова обманут, — так же, как обманули тебя. Свобода, предлагаемая ими — это свобода забыть тебя и подчиниться Повелительнице. Я больше не верю им. Помоги мне сделать шаг в Вечность, Снежный Дракон".


"Это будет больно, огонек".


"Неважно. Помоги!.."


— Эвелин… Элизабет! — Это уже кричал отец. — Ты свободна!


Лис медленно подняла голову. Ветер шевельнул ее золотистые волосы. Девушка встала на ноги и вдруг ощутила, что живет словно две жизни. Она, Элизабет Ургон, стоит на белом песке арены, и она же медленно поднимается по ступеням к высокой сияющей двери. Двери в Вечность.


— Это ты называешь свободой? — прокричала она, глядя в сторону королевской ложи. — Потерять мать, друзей, Идущего Рядом? Потерять даже память о них? Мне не нужна такая свобода!


— Ты соображаешь, что говоришь?


— Да.


Еще одна ступень.


— Ты хочешь встретиться с Потрошителем?


— Да!


Дверь все ближе…


Лис знала, что против Потрошителя — здоровенного получеловека-полукиборга — она не устоит. Она и не собиралась. Она просто разрядила в него свой лучевой пистолет и отбросила в сторону ставшее бесполезным оружие.


Она стояла у самой двери.


И когда Потрошитель сжал ее шею своей рукой, ломая позвонки, было действительно очень больно, но только первое мгновение.


А потом она открыла дверь.


Он был там — ее Снежный Дракон, и его серебряно-белые крылья распростерлись над сияющей горной вершиной. Его мысли обнимали ее утешением и любовью. И теперь она была — Девочка, рисующая солнечные знаки в небе. Она улыбалась, протягивая к нему руки. И он бережно взял ее за руки, поднимая над миром с его горечью и болью.


"У нас одна судьба и один Путь в Вечности…"


Оглавление

  • Альмира Илвайри Дверь в Вечность
  • От автора
  • Глава 1. Изгнание
  • Глава 2. Виртуальный Собеседник
  • Глава 3. Миссионеры
  • Глава 4. Леди Эстрелла
  • Глава 5. Путешествие продолжается
  • Глава 6. Гемма
  • Глава 7. Снежный Дракон
  • Глава 8. Идущий Рядом
  • Глава 9. Знак беды
  • Глава 10. Бегство
  • Глава 11. Вызов
  • Глава 12. Дверь в Вечность