КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 613722 томов
Объем библиотеки - 947 Гб.
Всего авторов - 242478
Пользователей - 112696

Впечатления

DXBCKT про Тумановский: Прививка от жадности (Альтернативная история)

Неплохой рассказ (прослушанный мной в формате аудио) стоит слушать, только из-за одной фразы «...ради глупых суеверий, такими артефактими не расбрасываются»)) Между тем главный герой «походу пьесы», только и делает — что прицельно швыряется (наглухо забитыми) контейнерами для артефактов в кровососа))

Начало рассказа (мне) сразу напомнило ситуацию «с Филином и бронезавром», в начале «Самшитового города» (Зайцева). С одной стороны —

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Савелов: Шанс (Альтернативная история)

Начало части четвертой очень напомнило книгу О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное». На этот раз — нашему герою престоит пройти очень «трудный квест», в новой «локации» именуемой «колхоз унд картошка»)) Несмотря на мою кажущуюся иронию — данный этап никак нельзя назвать легким, ибо (это как раз) один из тех моментов «где все познается в сравнении».

В общем — наш ГГ (практически в условиях «Дикого поля»), проходит очередную

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Владимир Магедов про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

Могу рассказать то, что легко развеет Ваше удивление. Мне 84 года и я интересуюсь историей своего семейства. В архиве МГА (у метро Калужская) я отыскал личное дело студента Тимирязевки, который является моим родным дедом и учился там с середины Первой Мировой войны. В начале папки с делом имеется два документа, дающие ответ на Ваше удивление.
В Аттестате об образовании сказано «дан сей сыну урядника ...... православного вероисповедования,

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
mmishk про Зигмунд: Пиромант звучит гордо. Том 1 и Том 2 (СИ) (Фэнтези: прочее)

ЕГЭшники отакуют!!!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
чтун про Ракитянский: Кровавый след. Зарождение и становление украинского национализма (Публицистика)

Один... Ну, хоть бы один европоориентированный толерантно настроенный человек сказал: несчастные русские! Вас гнобят изнутри и снаружи - дай бог нам всем сил пережить это время. Но нет! Ты - не ты если не метнёшь в русскую сторону фекальку! Это же в тренде! Это будет не цивилизованно просто поморщиться на очередную кучку: нужно взять её в руки и метнуть в ту сторону, откуда она, по убеждению взявшего в руки кучку, появилась. А то, что она

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
desertrat про Живой: Коловрат: Знамение. Вторжение. Судьба (Альтернативная история)

Всегда удивляло откуда на седьмом десятке лет советской власти у авторов берутся потомственные казаки, если их всех или растреляли красные в 20-х или выморили голодом в 30-х или убили в рядах вермахта в 40-х? Приказом по гарнизону назначали или партия призывала комсомольцев в потомственные казаки?

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
desertrat про Ракитянский: Кровавый след. Зарождение и становление украинского национализма (Публицистика)

каркуша: какие же это двойные стандарты, это обыкновенный русский нацизм.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Стеклянный суп [Джонатан Кэрролл] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Джонатан Кэрролл Стеклянный суп

Пролог ДОМ ПОМАДЫ САЙМОНА



Хейден опять вляпался. Ха, вот так сюрприз! Поновее ничего не придумал? Да ему всё нипочем — вот если бы все боевики ИРА открыли на него охоту, бывшая жена натравила свору адвокатов с требованиями алиментов или бешеная собака укусила за член, тогда бы он, может быть, обнаружил, что у него вообще есть пульс.

Стоило ему в то утро открыть глаза, как его сознанием овладела одна мысль: нечем платить по счетам, которыми завален письменный стол. Машина умирает от трех разных видов автомобильного рака одновременно. А тут еще обзорная экскурсия эта, причем пахать на сей раз придется как надо, не то с работы вышибут.

Раньше, когда Хейдена увольняли с работы, он не волновался, потому что сразу подворачивалась какая-нибудь другая. Но эта была последней, словно пара носков в ящике комода. Так что либо надевай дырявые, либо ходи босиком, а это еще хуже.

Вздохнув, он отбросил тонкое лиловое одеяло, которое купил на распродаже в китайском магазине после того, как от него ушла жена, забрав с собой все, включая одеяла. И правильно сделала, что ушла, ведь он был настоящей собакой во всем, кроме верности. Нет, так не годится. Назвать Хейдена собакой — значит оскорбить все семейство псовых. Скорее, он был хорек или крыса; зараза ходячая, вот кто он был такой. Саймон Хейден был человек неприятный, хотя и очень красивый.

Его лицо сбило с толку не только бессчетное множество доверчивых женщин, но и бывших друзей, продавцов подержанных машин, шедших ему на уступки там, где вовсе не надо было, и бывших начальников, сперва гордившихся тем, что такой красивый парень работает на них.

Ну почему мы вечно покупаемся на смазливые мордашки? Почему мы так беззащитны перед ними? Что это — оптимизм или тупость? Может, все дело в надежде — увидел человек красивое лицо и думает, что раз оно существует, то в мире все в порядке.

Ага.

Раньше Хейден любил повторять, что женщины хотят трахаться не с ним, а с его лицом, и был прав. Но это было в прошлом. Теперь желающих трахаться с любой частью его анатомии почти не осталось. Ну конечно, и сейчас еще случалось, что какая-нибудь бабенка, перебрав в баре, видела перед собой двух Хейденов сразу и принимала его за кинозвезду, чье имя выпало у нее из памяти. Но это бывало редко. Теперь он обычно пил в одиночку и в одиночку уходил домой. Ограниченный самовлюбленный красавец средних лет с увядающим лицом и пустым банковским счетом, показывающий туристам город, который давно перестал быть его другом.

Почему именно экскурсии? Потому что на этой работе один раз выучил текст, и можно больше ни о чем не думать. Да и туристы, которых он водил, слушали его, разинув рты. На Хейдена их благодарность действовала безотказно. У него всегда было такое чувство, как будто он дарит им свой город, а не просто показывает его примечательные места.

Время от времени среди туристов попадались красивые женщины. Для Хейдена они были как щедрые чаевые. Каким замечательным гидом становился он в такие дни! Остроумный и эрудированный, он знал ответы на все вопросы. А если не знал, то придумывал. Выдумки давались ему легко, ведь он всю жизнь только этим и занимался. Слушатели никогда не сомневались в его словах. Да и врал он изобретательно и интересно. Годы спустя, глядя на фотографии, привезенные с его экскурсий, люди говорили: «Видите собаку на портрете? Она прожила двадцать восемь лет, и герцог так ее любил, что поставил ей такое же большое надгробие, как себе».

Вранье, конечное, зато увлекательное.

Может, и сегодня среди экскурсантов окажется какая-нибудь красотка. Ухватившись обеими руками за края раковины, Хейден уставился в зеркало и коротко помолился:

— Сделай так, чтобы хоть одно прекрасное женское лицо оказалось сегодня в толпе старичья, их слуховых аппаратов и очков размером с телевизор.

Он так и видел их перед собой: кремовые туфли на резиновой подошве размером с небольшой катер на подводных крыльях, отутюженные летние костюмы, сто лет как вышедшие из моды. Слышал их громкие голоса, пристающие к нему с жалобами и бесконечными расспросами: где же замок, а где туалет, ресторан, автобус? Так неужели одно прекрасное лицо — это так много? Может, кто-нибудь возьмет с собой дочь, или сексапильную внучку, или сиделку, кого угодно, только бы облегчить ему день в окружении «Дома помады».

Он медленно произнес эти слова, глядя в зеркало, как актер, заучивающий роль. Сегодня он поведет на экскурсию группу из Дома помады. Что это такое, магазин, где продают только помаду? Или фабрика, где ее делают? Надо открыть конверт с подробным заданием, который ему дали на работе, и он все узнает.

Он улыбнулся, представив себе, как два десятка стариков и старух с перемазанными помадой губами внимают каждому его слову. Красные губы блестят, как клоунские носы или собачьи мячики. Вздохнув, он взялся за зубную щетку и стал готовиться к новому дню.

Саймон Хейден был очень тщеславен, и его стенной шкаф просто ломился от дорогущих тряпок — кашемировые свитера от Эвон Челли, раз-два-три-четыре костюма от Ричарда Джеймса, ремни за сто пятьдесят долларов. Вкус у него, безусловно, был, и стиль тоже, но ни тот ни другой не очень-то помогли ему в жизни. Да, с их помощью он довольно долго дурачил людей. Но рано или поздно все, даже самые непроходимые болваны, раскусывали его, и тогда он неизменно оставался без всего: без работы, без семьи, без шансов.

Самое интересное в людях типа Хейдена, — не считая их смазливых физиономий, конечно, — это искреннее непонимание, почему в конце концов все на свете начинают их ненавидеть. Хейден вел себя как свинья. И все же он, хоть убей, не понимал, как получилось, что он живет один в паршивой квартиренке, надрывается на бесперспективной работе и чуть ли не все свободное время проводит перед ящиком, пялясь на что угодно. Он знал, кто из борцов-профессионалов с кем враждует. Серьезно задумывался о приобретении рекламируемых по специальному «магазинному» телеканалу японских ножей для бифштексов. Предусмотрительно записывал на видео свои любимые сериалы, когда знал, что опоздает к началу хотя бы на минуту.

«И как это я дошел до жизни такой?»

Если бы кто-нибудь объяснил Саймону Хейдену, какое он дерьмо и почему, тот просто не понял бы. Он не стал бы ничего отрицать, просто не понял бы, и все. Потому что красивые люди уверены: мир должен прощать им все грехи только за то, что они существуют.

Закончив в ванной, он перешел в спальню. Конверт с инструкциями на день лежал на столике. Стоя в трусах и черных носках без рисунка, Саймон взял его и надорвал.

Крохотный человечек ростом не больше шоколадного батончика шагнул из конверта на его ладонь.

— Хейден, как жизнь?

— Броксимон! Сто лет тебя не видел! Ты-то как?

Броксимон, одетый в щегольской синий костюм в полосочку, потер ладошки одна о другую, словно от пребывания в конверте они загрязнились.

— Да ничего, грех жаловаться. А ты?

Хейден аккуратно поставил его на стол и пододвинул стул.

— Эй, Саймон, ты бы сначала набросил что-нибудь, а уж потом побеседуем. Я не хочу разговаривать с парнем, который стоит передо мной в одних трусах.

Хейден улыбнулся и пошел выбирать себе наряд на день. Поджидая его, Броксимон вынул крохотный CD-проигрыватель и поставил диск Лютера Вандросса.

Пока в его ушах зрела музыка, человечек подошел к краю стола, уселся и начал болтать ногами. Хейден жил паршиво. Квартира казалась нежилой. В ней не было изюминки, не было души, ничего такого, от чего захотелось бы сказать: «Ого! Вот это круто!» Броксимон твердо верил в то, что «каждому свое», но раз уж попал в дом человека, как тут не оглядеться по сторонам? И коли видишь, что в квартире нет ничего, кроме духоты, то так и приходится признать. Никаких оценок; просто что вижу, то и говорю. А видеть тут практически нечего, вот и все.

— Значит, сегодня я вожу этот «Дом помады», так?

Вернулся Хейден в белой сорочке с открытым воротом и черных отутюженных брюках, стоивших, похоже, немалых денег.

— Точно.

Броксимон сунул руку в карман и вытащил оттуда сложенный листок бумаги.

— Группа из двенадцати человек. Почти все женщины, средний возраст тридцать, тебе должно понравиться.

Хейден просиял. Его молитва услышана! Счастье-то какое, не верится прямо.

— А что у них за история?

— Слышал когда-нибудь про «Мальвелус» в Сикокусе, штат Нью-Джерси?

— Нет.

Хейден посмотрел внимательно, не разыгрывает ли его Броксимон этим дурацким названием.

— Это был самый большой супермаркет в области на стыке трех штатов. Но кто-то устроил там пожар, и он стал самым большим сгоревшим супермаркетом в области на стыке трех штатов.

Хейден похлопал себя по карманам, все ли на месте: ключи, бумажник. Потом спросил без особого интереса:

— Сколько погибших?

— Двадцать один человек, больше половины из «Дома помады». Пожар начался прямо рядом с их павильоном, так что у них не было шансов.

— А чем там торговали, косметикой?

— Угу. Парень, которому он принадлежал, — ты его сегодня увидишь, — имел неплохой бизнес, ведь он ничем больше не торговал. Только помадой, любой, какая есть на свете. Сегодня ведь все помешались на специализированных магазинах. Так вот, он привозил помаду из самых неожиданных мест, из Парагвая, например. Как-то даже в голову не приходит, что в Парагвае женщины красят губы помадой.

Хейден перестал расхаживать по комнате и уставился на Броксимона.

— А чем же?

Человечек тут же смутился.

— Не знаю. Просто… Ну, не знаю. Ну, это же Парагвай хренов.

— И что с того?

Не зная, что делать дальше, Броксимон встал и снова отряхнул оба рукава. Потом раздраженно спросил:

— Ну, ты готов или нет?

Хейден задержал на человечке свой взгляд с таким выражением, как будто хотел сказать: идиот ты. Эту мысль он сумел передать взглядом очень доходчиво. Наконец он кивнул.

— Отлично! Так пошли тогда, что ли?

Хейден взял Броксимона, посадил себе на правое плечо и вышел из квартиры.

* * *
Он всегда встречал автобус с туристами у кафе, где завтракал. Водитель автобуса был одним из тех недоумков, на которых еще действовали смазливая физиономия и редкие приступы очарования Хейдена, и только радовался возможности отклониться от маршрута, чтобы подобрать гида.

Двери автобуса с шипением отворились. Саймон Хейден взлетел по ступенькам, подогретый изнутри двумя чашками крепкого капуччино и оптимизмом, который приходит, когда знаешь, что впереди день в компании молодых женщин. Водитель Флем Сюль приветливо помахал ему щупальцем. Потом надавил другим на кнопку, и дверь закрылась. Хейдену всегда нравились осьминоги. Или осьминогие? Когда-нибудь потом он спросит у Флема, как правильно, а сейчас его ждут Женщины!

Подмигнув водителю-осьминогу, Хейден надел свою самую обворожительную улыбку и повернулся к пассажирам.

Броксимон стоял у обочины и смотрел, как отъезжает автобус. Вдруг откуда-то налетел принесенный ветром кленовый лист, на мгновение скрыв маленького человечка из виду. Тот резко оттолкнул его от себя, и лист покатился по улице дальше. Покачав головой, Броксимон сунул руку в карман и вытащил оттуда сотовый размером с карандашный ластик. Стремительно набрав какой-то номер, он стал ждать соединения.

— Привет, это Брокс. Да, я только что был с ним.

И стал выслушивать длинный обстоятельный ответ.

Вдали на перекрестке зажегся зеленый. Экскурсионный автобус повернул налево и исчез среди городских улиц.

Броксимон, глядя в небо, вышагивал на цыпочках взад и вперед, а голос на том конце все журчал и журчал. Наконец ему удалось вставить:

— Слушай, Хейден ничего еще не усек. Да, вот так. Он даже не догадывается. Ты меня понимаешь? Он не имеет ни о чем ни малейшего представления.

Броксимон увидел ярко-красную обертку от печенья, которая, подскакивая, неслась на него. И свернул с ее пути раньше, чем она столкнулась с ним. Глядя, как бумажка проносится мимо, он вспомнил, что еще не завтракал. От этой мысли ему захотелось побыстрее свернуть разговор и отправиться на поиски местечка, где можно позавтракать.

— Слушай, Боб, не знаю, как тебе еще объяснять: он ничего не понимает. Нет ни единого признака того, что наш простофиля Саймон увидел всю картину целиком.

Послушав голос на том конце еще немного, он перестал обращать на него внимание. Забавы ради он высунул язык и свел глаза к переносице. Постояв так немного, понял, что не в силах больше выносить словесный понос собеседника. И переспросил:

— Что? А? Что? Я тебя не слышу. Связь пропала.

С этими словами он нажал на кнопку отключения связи и совсем выключил телефон.

— Хватит. Завтракать пора.

* * *
Хейдену понадобилось несколько секунд, чтобы его глаза привыкли к синеватому сумраку автобуса. Ему так не терпелось посмотреть на женщин, что он даже сощурился, стараясь разглядеть сидевших перед ним. Первой, кого он увидел, была казуара в зеленом платье. Вы знаете, что это за птица такая? Вот и Хейден не знал и не помнил того единственного раза, когда видел ее в венском зоопарке. Он тогда еще остановился перед вольерой и подумал, до чего же причудливой бывает природа.

Теперь, увидев таращившуюся на него гигантскую птицу, он даже глаза от расстройства прикрыл. О нет, неужели они опять подложат ему свинью? И он вспомнил, как однажды водил группу, в которой…

— Прошу прощения…

Пытаясь определить, откуда долетел вопрос, он изо всех сил боролся с растущим недоверием.

— Да? — Он надеялся, что в его голосе прозвучала радостная готовность помочь.

— В автобусе есть уборная?

Уборная. Когда он в последний раз слышал это слово, классе в четвертом? Ухмыльнувшись едва заметно, он посмотрел на женщину, которая задала вопрос. Разглядев ее, Хейден немедленно перестал ухмыляться и едва не разинул рот от изумления, потому что она была совершенной, умопомрачительной красавицей. И слепой к тому же.

Вот именно — даже в затененном салоне он ясно видел, что глаза женщины посажены так глубоко, что от них просто не могло быть никакого толку.

— А-хм, да, уборная, э-э, в задней части автобуса, по левой стороне. — Не подумав, он без толку потратил на нее свою самую обворожительную улыбку.

Как резвый молодой щенок, влекомый одним желанием, срывается с места и мчится, таща за собой на поводке хозяина, так и Хейдену хотелось только одного — подбежать к ней, сесть рядом и начать задавать вопросы. Как ее зовут, как она здесь оказалась, откуда она… Но он сдержался и подавил свой безумный порыв. А про себя твердил: помедленнее, не спугни, не спугни.

Впервые с тех самых пор, как Саймон нанялся на эту жалкую службу, он порадовался, что работает экскурсоводом и что сегодняшняя экскурсия продлится целых четыре часа. Это был самый дорогой маршрут, осмотр всех-всех достопримечательностей, пятнадцать остановок, «выходя из автобуса, будьте осторожны, ступеньки». Обычно он ее ненавидел. Но сегодня слепой ангел, присоединившийся к группе, превратит поездку в блаженство.

Теперь это, конечно, не имело значения, но он все же обвел глазами остальных пассажиров автобуса. Людей и животных среди них было поровну, а еще пара мультяшек и большой, чуть не шести футов ростом, пакет карамелек. Все как всегда, ничего нового. Будь они его единственными пассажирами, ему стоило бы большого труда соответствовать случаю. Но благодаря ангелу в седьмом ряду, в кресле возле прохода, он очарует их всех.

Он вытащил и включил автобусный микрофон. Подув в него, он услышал ответное дуновение, донесшееся из динамиков, и убедился, что устройство работает. Так бывало не всегда, и в такие дни, вдобавок к прочим прелестям его работы, он уходил домой охрипшим.

— Доброе утро и добро пожаловать на борт!

Люди, животные и мультяшки, как один, улыбнулись ему в ответ. И только огромный прозрачный пакет бежевой карамели нетерпеливо зашуршал на своем месте. Как будто хотел сказать: «Ну поехали уже. Пора открывать лавочку».

Хейден не любил карамель. Вообще-то он ел много конфет, потому что был сладкоежкой, но карамельки дело слишком трудоемкое, да и хлопотное. Вечно они прилипают к зубам, а однажды в гостях у родителей он даже вытащил себе карамелькой дорогую пломбу. Зато в его памяти карамельки были накрепко связаны с детством, потому что отец их любил и сосал постоянно. Мать вечно расставляла по всему дому для мужа маленькие тарелочки с золотистыми кубиками.

— Сегодня я попытаюсь дать вам самое общее представление об этом городе. Естественно, мы начнем с центра и будем понемногу пробираться к…

— Прошу прощения…

Он сразу узнал ее голос и с ослепительной улыбкой, которая осветила бы салон не хуже лампы в тысячу ватт, повернулся к слепой красавице, готовый исполнить любое ее желание.

— Да?

— А уборная в этом автобусе есть?

Единственный способ превратить красоту в уродство — лишить ее разума. Как будто снимаешь крышку с банки, предвкушая лакомство, а тебе в нос ударяет запах тухлятины — тут даже самому голодному не останется ничего, кроме как выкинуть банку в помойку.

Хейден выдохнул так резко, как будто получил под дых. Она же минуту назад об этом спрашивала. Неужели она сумасшедшая? Неужели вся ее красота ничего не стоит, потому что вместо мозгов у нее яичница? А может, она просто не расслышала ответ. Возможно ли это? Может, она отвлеклась или задумалась о чем-то, когда он ясно сказал…

Он уставился на нее, не зная, что делать дальше. И пока он так глазел, его вдруг осенило. Он же знает эту женщину. Мы редко забываем по-настоящему красивых людей, но иногда случается и такое. Про ее вопрос он и думать забыл, прислушиваясь к внутреннему голосу, который твердил: мне знакомо это лицо. Но откуда?

Автобус вдруг дернулся и остановился так резко, что Хейдена основательно тряхнуло. Он обернулся посмотреть, что заставило водителя ударить по тормозам. Сквозь ветровое стекло он увидел группу младшеклассников, которых переводила через дорогу чернокожая женщина средних лет в дашики такого яркого цвета, что от него резало глаза, со стрижкой в стиле афро, делавшей ее голову похожей на аккуратный круглый куст. Когда все ребятишки благополучно перешли на другую сторону, женщина подняла руку и помахала водителю автобуса, благодаря его за то, что он остановился.

Сначала Хейден не узнал ни саму женщину, ни ее афрострижку или дашики; и только жест показался ему знакомым. Он знал этот жест. Было время, когда он жил с этим жестом целый год. Секунду спустя он уже не сомневался в том, кто она такая. Он вспомнил движение пальцев, вспомнил жест, вспомнил женщину.

Рывком повернув голову назад, он посмотрел на слепую красавицу. Ее он тоже знает. Что за чертовщина тут творится? С чего это мир стал вдруг таким знакомым?

Несколькими рядами дальше Дональд Дак посмотрел на казуару, сидевшую через проход от него, и медленно приподнял бровь. Казуара заметила и пожала плечами.

— Миссис Дагдейл! — Ее имя свалилось Хейдену на голову, как кирпич с крыши. — Она же была моей учительницей!

Водитель-осьминог посмотрел на него.

— Кто?

Хейден возбужденно тыкал пальцем в ветровое стекло в том направлении, куда ушли дети.

— Она — чернокожая женщина, которая только что прошла здесь с ребятишками. Она была моей учительницей в третьем классе!

Водитель какое-то время оглядывал пассажиров в зеркало заднего вида. По меньшей мере половина из них подались вперед в своих креслах, словно в ожидании чего-то важного.

Водитель напустил на себя равнодушный вид.

— Да? Она была твоей учительницей? Ну и что? Задавить ее я уже не успею.

— Выпусти меня. Мне надо с ней поговорить.

— Ты не можешь уйти сейчас, Саймон. Мы только начали экскурсию.

— Открой дверь, мне надо выйти. Открывай!

— Тебя прогонят с работы, парень. Если ты возьмешь и бросишь экскурсию, тебе конец. Не делай этого.

— Флем, этот вопрос не обсуждается, ясно? Просто открой чертову дверь.

Хейден был крупным мужчиной с впечатляющими мускулами. А Флем Сюль — всего-навсего осьминогом и спорить не собирался. Но все же не удержался и бросил последнее предостережение в спину Саймону, когда тот уже спускался на тротуар:

— У тебя проблемы, Саймон. Тебя выкинут пинком под зад, как только я расскажу об этом в конторе.

Хейден не слышал. Не слышал он и того, как за ним с шипением затворилась дверь и автобус отвалил от перекрестка. И конечно, он не видел того, как все пассажиры сгрудились у окон с одной стороны автобуса и глядели, что он будет делать дальше. Даже слепая красавица была там; прижавшись щекой к холодному стеклу, она внимательно слушала кого-то, кто рассказывал ей, чем в данный момент занят Хейден.

* * *
Он спешил за миссис Дагдейл с детьми. Поразительно, что он бросил и туристов, и даже возможность познакомиться ближе с роскошной слепой красавицей. Но стоило ему сообразить, кто та женщина, которая переводила детей через улицу, как он понял, что должен с ней поговорить.

Потому что ее третий класс так много для него значил?

Нет, черт побери.

Если бы Хейдену под страхом смерти пришлось вспомнить хоть что-нибудь приятное из того года в третьем классе у миссис Дагдейл, единственное, что пришло бы ему в голову, это золотая рыбка в круглом аквариуме на учительском столе, вид которой его успокаивал.

Тогда, может, потому, что миссис Дагдейл была одним из тех выдающихся педагогов, чей личный пример навсегда переворачивает нашу жизнь?

Не-а.

Она орала на учеников и швырялась в них мелом всякий раз, когда ей казалось, что они недостаточно внимательно слушают, а в ее классе такое случалось сплошь и рядом. Ее представление о преподавании сводилось к бесконечным докладам — о растительности Суринама, к примеру, — которые она заставляла готовить детей. Несправившихся (а таких, по мнению миссис Дагдейл, было большинство) она заставляла часами простаивать в углу у так называемой Стены позора. Другими словами, она ничем не отличалась от большинства учителей начальных классов. Хейден год вынужден был сносить ее капризы, посредственность и невежество, а потом перешел в четвертый класс.

Но с ней было связано одно происшествие, о котором он помнил до сих пор, и потому-то он и гнался за ней сейчас. Если бы не тот случай, он, возможно, вырос бы другим человеком. Это был один из тех редких моментов детства, оглядываясь на который, мы можем с уверенностью сказать: вот миг, когда что-то во мне изменилось навсегда.

Когда Саймон был ребенком, у него был друг, мальчик, которому досталось невезучее имя Клиффорд Шнацке. Сам Клифф был настолько зауряден, что без труда сливался с окружением, не выделяясь из миллионов мальчишек ничем, кроме имени. Какое-то время, пока девочки не вошли в их поле зрения, сделавшись вдруг необыкновенно привлекательными, Саймон и Клифф были неразлучны. В классе миссис Дагдейл они сидели за одной партой, что делало обучение у нее чуть более приятным.

В самом конце учебного года, перед тем как табели с оценками были отправлены родителям, Клифф вдруг запаниковал, что останется на второй год из-за правописания: слишком много контрольных он завалил. Он так долго и громко выражал свою тревогу, что Саймон наконец не выдержал и посоветовал ему подойти после уроков к учительнице и прямо у нее спросить. После долгого эканья и меканья Шнацке согласился, но при одном условии: друг подождет его у школы. И хотя Хейдену определенно было чем заняться после уроков, он согласился. Для чего же иначе друзья?

Клиффорда Шнацке мало что волновало в жизни, и это было сразу заметно. Обычно его лицо украшала легкая улыбка или беспечно-довольное выражение, которое говорило, что ни о чем таком он не думает и все в его жизни хорошо.

Но когда полчаса спустя Клифф возник на пороге школы, его щеки заливал румянец, как после глубокого унижения или горького плача. Увидев его, Саймон принялся настойчиво расспрашивать, что случилось в школе. Поначалу Клиффорд избегал даже смотреть другу в глаза, а не то что рассказывать. Но потом все же раскололся.

Когда он вошел в класс, миссис Дагдейл сидела за столом и смотрела в окно. Клифф, как мальчик воспитанный, подождал, пока его заметят. Когда миссис Дагдейл спросила, что ему нужно, он изложил свой вопрос как можно короче, ведь всем ее ученикам было известно, что она любит, когда говорят коротко и по делу.

Но вместо того чтобы заглянуть в свой журнал или прочитать Клиффу лекцию о том, как исправить орфографию, она вдруг спросила, что это за фамилия такая — Шнацке. Он не понял, о чем это она, и сказал, что не знает. Она спросила, считает ли он, что Шнацке — американская фамилия. Он сказал, что не знает, о чем она говорит. Она снова повернулась к окну и долго молчала. Немного погодя он повторил свой вопрос насчет отметки по правописанию.

Кто знает, почему и откуда вдруг в этой женщине проявилось такое, но миссис Дагдейл повернулась к маленькому мальчику и сказала:

— Встань на колени и спроси меня еще раз, Клиффорд. Встань на колени и спроси о своей отметке по правописанию.

Ребятишки глупы. Они доверчивы и свято верят всему, что говорят взрослые, ведь других авторитетов у них нет. Но, услышав приказ миссис Дагдейл, даже глупый Клиффорд Шнацке сообразил, что то, о чем она просит, так же несправедливо, как и необычно. И все же он послушался. Он поспешно опустился на колени и так же поспешно спросил, какая у него будет оценка. Несколько секунд учительница смотрела на него, а потом велела встать и убираться из класса.

Вот такая история. Не знай Хейден своего друга, то решил бы, что тот все придумал. Но он ничего не придумывал. Не успел он что-нибудь сказать или сделать, как дверь школы распахнулась и на пороге появилась миссис Дагдейл со знакомым портфелем коричневой кожи в руках. Увидев двух учеников, она фальшиво улыбнулась им и прошла мимо.

Оба мальчика надолго уставились в землю. Они даже друг на друга смотреть не могли, пока она не скрылась из виду, и все из-за того, что оба знали, как она только что поступила.

Саймон понимал, что должен действовать. Миссис Дагдейл обошлась с его другом отвратительно. Но Клифф все проглотит, потому что кишка у него тонка бросить ей вызов.

Но Хейден-то не таков! И единственный раз в жизни он совершенно спонтанно решился на бескорыстный поступок, чтобы исправить зло, причиненное другу. Бросив на Клиффа ободряющий взгляд, он затрусил по направлению к школьной автостоянке.

Когда он туда добрался, миссис Дагдейл уже сидела в своем бежевом «фольксвагене» и мотор был включен. Увидев, что он подходит к ее машине, она наполовину опустила стекло. Он навсегда это запомнил — стекло опустилось только наполовину; как будто все, что он мог сказать, не стоило ее усилий полностью опустить стекло.

Приближаясь к машине, он чувствовал себя уверенно, словно сам господь Бог, готовящийся метнуть испепеляющую молнию в погрязшего во грехе смертного. Он ей сейчас задаст, и уж кто-кто, а она это заслужила.

— Да, Саймон? Что ты хочешь?

Он посмотрел на нее и испугался. Вся божественная смелость, которую он хранил до того момента, куда-то улетучилась. Он почти видел, как она, его смелость, мчится прочь от него, петляя по автостоянке, а из задницы у нее идет дым, как у Вайли Э. Койота из мультика «Роудраннер». Хейден любил мультики.

— Почему… — только и сумел выдавить он из сведенных ужасом легких прежде, чем пасть жертвой гипервентиляции. Ему показалось, что у него сейчас разорвется сердце.

— Да, Саймон? Почему что? — Первые два слова она произнесла дружелюбно; два последних лязгнули, как стальной капкан.

— Почему… — Он задыхался. Язык окаменел.

— Да, Саймон?

Он видел, как ее правая рука отжала рукоятку тормоза. Поняв, что ничего больше он не скажет и только зря ее задерживает, она поджала губы и сверкнула глазами. Отчаявшийся и напуганный, он сделал единственное, на что в тот момент было способно его тело, — пожал плечами. Миссис Дагдейл наверняка сказала бы ему какую-нибудь гадость, но тут у входа на автостоянку замаячил Клиффорд Шнацке.

Она даже окно не стала закрывать. Выжав сцепление, она завела двигатель, покачала головой и уехала.

* * *
До конца своих дней Хейден не раз думал о том случае, представляя, что должен был сказать и сделать тогда. Воспоминание не оставляло его в покое, как часто бывает с воспоминаниями детства. Иногда он даже видел это во сне. И всякий раз, даже во сне, когда на экране его личного кинотеатра с системой оптимизации контрастности, резкости и цвета наступал решающий момент, он трусил.

Но, видит бог, на этот раз все будет по-другому! В последнее время ему и так досталось. Может, встреча с миссис Дагдейл на улице тридцать лет спустя — это испытание. Если он его пройдет, дела изменятся к лучшему. Кто знает? Жизнь иногда бывает такой коварной. А ее уроки не всегда очевидны. Да и вообще, ему не терпится выложить этой суке все, что он думает о ней теперь, годы спустя.

Пока он спешил за ней, в его мозгу, точно пламя в полной темноте, вспыхнула догадка: а что, если своими неудачами он обязан ей и той проклятой минуте? Не запугай она его тогда и не заставь молчать, кто знает, может, отвага, вибрировавшая на острие его души, и вырвалась бы наружу? И тогда до конца своих дней он был бы уверен, что отвага живет в нем и в любой момент придет ему на помощь.

А вместо исковерканного, бездарного, обремененного долгами, бесцельного существования, наполненного разогретыми в микроволновке обедами и противными запахами, Хейден мог бы претендовать на… Если бы не миссис Дагдейл. Он прибавил шагу.

Через несколько секунд после того, как он ее увидел, катившая по улице машина лениво оторвалась от мостовой и взлетела. С гудением описав пару кругов над головами прохожих, она скрылась за офисным зданием. Двое здоровенных шимпанзе, одетых по гангстерской моде тридцатых годов — двубортные пиджаки и черные шляпы-борсалино, — вышли на руках из ближайшего магазина, куря сигары и болтая по-итальянски. Хейден все это видел, но не придал значения. А все потому, что Дагдейл была близко.

Нагоняя ее, он по пути притрагивался к макушкам ее учеников. Несмотря на одержимость желанием нагнать свою старую учительницу, Хейден обратил внимание на то, какими горячими были детские головы под его ладонью. Точно маленькие кофейнички, источающие жар.

— Прошу прощения, миссис Дагдейл?

Она шла к нему спиной, но тут медленно обернулась. Увидев взрослого Саймона Хейдена, который стоял от нее в двух шагах, она не стала смотреть на него с недоумевающим вопросом во взгляде. Наоборот, в ее глазах явственно читалось: я знаю, кто ты такой, и что с того?

— Да, Саймон, что ты хочешь?

Аааах! Те же самые слова, которые она сказала ему на автостоянке у здания начальной школы тридцать лет назад. То же недоброжелательное выражение лица. Ничего не изменилось. Все осталось по-прежнему. Он почти полжизни прожил, а она все еще смотрит на него, как на гнилой фрукт на рынке.

Ну и черт с ней. Его время пришло. Настала пора действовать решительно. Настала пора сказать ей пару ласковых, чтобы она поняла, кто здесь босс.

Саймон был так шокирован словами миссис Дагдейл, что даже не заметил, как все ее ученики застыли на месте, глядя на него с напряженным вниманием. Не заметил он и того, что буквально весь мир вокруг него застыл на месте, желая увидеть, что же он будет делать дальше. Ну, то есть машины, конечно, ехали по улице, а мухи с жужжанием выписывали в воздухе безумные спирали. Но все — и мухи, и водители в машинах, и даже молекулы воздуха в их легких, — все и вся повернулось к Саймону Хейдену, чтобы стать свидетелями его поступка.

Он попытался заговорить. Надо отдать парню должное. Вдохновенные слова пришли ему на ум, самые подходящие для такого момента. Подходящие слова, идеальный тон. Он был готов. И уже начал говорить, но вдруг обнаружил, что у него нет рта.

Он подвигал вверх-вниз губами, точнее, не губами, а тем местом на лице, где они были раньше. Оно шевелилось и растягивалось, но лишь потому, что это была кожа, а он шевелил мускулами под ней. Мускулами, которые должны были управлять движениями губ, которых у Хейдена больше не было. На их месте была только кожа — ровная и гладкая, как продолжение щеки.

Он поднес обе ладони к лицу, но это лишь подтвердило его опасения — рта не было. Не веря себе, он продолжал ощупывать пальцами лицо, как будто искал в темноте выключатель.

Он поглядел на миссис Дагдейл. От выражения на ее лице этот ужасный миг показался ему еще хуже. Презрение. Ее лицо не выражало ничего, кроме презрения. Презрения к Хейдену, к его трусости, к тому, кем он был сейчас в ее глазах. Он заною пережил тридцатилетней давности момент истины, который она показала ему на школьной стоянке. И все же на этот раз он одержал бы над ней верх — если бы у него был рот.

Но рта не было. В панике он ударил ладонью по тому месту на лице, где полагалось быть рту. Одновременно он не сводил свирепого взгляда с женщины напротив — этой злодейки с африканской стрижкой, которая опять побеждала. Единственным оружием, которое у него теперь осталось, были глаза. Но они непригодны для такого рода военных действий. Яростный взгляд не имеет той убойной силы, того мегатоннажа, которым обладает хорошее, забористое словцо.

Каким-то уголком сознания Хейден помнил, что уже был здесь раньше, в этом самом моменте и в этой самой ситуации, без рта. Но его ярость и отчаяние, объединившись, отмели это дежавю прочь. Ну и что с того, что он уже был здесь, — ему надо найти выход сейчас. Ему надо найти способ одолеть Дагдейл, показать ей, что он не такой дурак, каким она его считает.

Со все возрастающим отчаянием он оглянулся вокруг, ища хоть какой-нибудь помощи. И тут его взгляд упал на маленькую девочку. Звали ее Нелли Уэстон, и она тоже училась у миссис Дагдейл. Ей то и дело доставалось от учительницы, которая считала ее медлительной и неряшливой недотепой.

Хейден взял Нелли на руки, и его ладонь скользнула за ворот ее спортивного свитера. Это произошло так быстро, что она и пикнуть не успела. Но стоило его ладони прикоснуться к ее голой спине, и девочка сразу поняла, чего он хочет, и улыбнулась так, как не улыбалась еще ни разу в жизни в присутствии учительницы.

Нелли поглядела на миссис Дагдейл, и рот ее распахнулся широко, как у куклы чревовещателя, которой она только что стала. Но она не возражала, зная, что сейчас будет. Из ее маленького девчачьего рта вырвался мужской бас, низкий и грозный, — голос Саймона Хейдена.

— Старая злая ведьма! Совсем не изменилась за тридцать лет. Наверняка так же мучаешь учеников, когда никто не видит. За закрытой дверью, когда тебе кажется, что никто не узнает. Клиффорда Шнацке помнишь, а? Помнишь, что ты с ним сделала, а? Ну так вот тебе сюрприз! Кое-кто видел и кое-кто знает, что ты ему сделала, хамка. Говнючка.

Нелли передала его слова в точности. Она чувствовала ладонь Хейдена у себя на спине, чувствовала, как он управляет ею, хотя это было и не нужно, ведь они были заодно. То, что хотел сказать он, хотела сказать и она, и она это сделала.

Когда Хейден кончил и с победоносным видом уставился на потрясенную Дагдейл, какой-то голос поблизости едва слышно произнес:

— Ну что ж, время пришло. Браво.

Он повернул голову вбок, потом посмотрел вниз и, к своему большому удивлению, увидел там щеголеватого коротышку Броксимона, руки в боки, улыбка от уха до уха. А он-то как здесь оказался?

Миллионы и миллиарды синапсов, соединений или что там еще есть внезапно замкнулись у Хейдена в мозгу. Что-то большое зрело в его голове, что-то прояснялось. Он вдруг поглядел на жизнь вокруг себя. На улицу, машины, людей, небо, на весь мир. А потом, мгновение спустя, Саймон Хейден понял.

Он судорожно схватил воздух ртом, который снова появился на его лице в тот самый миг, когда он сделал свое открытие. И опустил Нелли Уэстон на землю.

Этот город, эта планета, эта жизнь вокруг были его собственным изобретением. Это все создал он. Теперь он это знал. Где он их создал? В своих снах, которые снились ему каждую ночь.

Он посмотрел на миссис Дагдейл и удивился не меньше прежнего, увидев, что она кивает ему и улыбается. И Броксимон тоже. И все вокруг. Маленькая собачка на поводке тоже смотрела на него и улыбалась. Он знал имя этого пса — его звали Кевин. Он знал это, потому что сам создал его однажды ночью. Он сам создал весь этот мир.

Саймон Хейден наконец осознал, что его окружает город, мир, жизнь, которую он постепенно, ночь за ночью, создавал в своих снах. Все здесь было либо сформировано им самим, либо взято из его сознательной жизни и перенесено в мир его снов, где он мог играть, сражаться или пытаться разрешить дневные конфликты по собственным правилам.

За сорок лет жизни Саймон Хейден пересмотрел более четырнадцати тысяч снов. Такого количества материала хватит на целый мир.

— Я умер.

Это было утверждение, а не вопрос. Он посмотрел на Броксимона. Теперь человечек не только улыбался, но и кивал.

— Так вот что такое смерть — каждый сочиняет свою еще при жизни. И вот зачем нам снятся сны. Когда мы умираем, они соединяются, и из них получается какое-то место, страна. Туда мы и отправляемся, когда умираем, так?

На этот раз он посмотрел на свою старую школьную учительницу, ожидая подтверждения от нее, и она тоже кивнула.

— А потом ты живешь в этом мире, пока не догадаешься, что он такое, Саймон. — Она произнесла это бодрым голосом и таким тоном, каким обычно заявляют, что сегодня чудесный денек.

Мысли, образы и особенно воспоминания метались в мозгу Хейдена, как трассирующие пули в ночной перестрелке. Водители-осьминоги, летающие автомобили, слепые красавицы…

— Та слепая женщина… Теперь я ее вспомнил. Я вспомнил тот сон, в котором она была. Она все повторяла и повторяла одно и то же, это сводило меня с ума. Я видел этот сон сразу после женитьбы. Мне снилось…

Броксимон отмахнулся от его воспоминаний.

— Не важно, Саймон. Главное, теперь ты понял, что тут к чему, а отдельные кусочки соберешь вместе позже.

— Но я точно умер?

По какой-то причине на этот раз Хейден искал ответа у маленькой Нелли Уэстон. Она по-детски размашисто закивала, подтверждая, что он все правильно понял.

Он развел руки, указывая на мир вокруг.

— А это смерть?

— Да, твоя смерть, — ответил Броксимон. — И все, что есть вокруг нас, ты создал сам в то или иное время своей жизни. Кроме миссис Дагдейл, конечно, и того большого пакета карамели в автобусе. Помнишь, как твой отец любил карамель?

Хейден окаменел, не желая задавать следующий вопрос, но знал, что этого не избежать. Тихо, чуть ли не шепотом, он спросил:

— Сколько я здесь пробыл?

Броксимон посмотрел на Дагдейл, которая посмотрела на Нелли, которая посмотрела на Броксимона. Тот вздохнул, надул щеки и произнес:

— Ну, скажем так, с миссис Дагдейл ты встречаешься не впервые. Но до сих пор она всегда побеждала. Так что можешь гордиться собой, Саймон.

— Ответь мне, Броксимон. Сколько я уже здесь?

— Давно, дружище. Очень, очень давно.

Хейден содрогнулся.

— И я только сейчас начинаю понимать, что тут к чему?

— Кого волнует, сколько времени у тебя на это ушло? Теперь-то ты знаешь.

Девочка и женщина энергично затрясли головами в знак согласия. Хейден заметил, что и все остальные, кто был вокруг них, закивали примерно так же. Даже песик по имени Кевин, и тот кивал, — очевидно, в этом вопросе все были единодушны.

— И что мне теперь с этим знанием делать? Что мне вообще теперь делать?

Миссис Дагдейл сложила руки на груди, и на ее лице появилось знакомое выражение. Хейден хорошо его помнил.

— Сегодня ты наконец закончил первый класс, Саймон. Теперь ты переходишь во второй.

Ледяной холодок прокрался по спине Саймона Хейдена.

— Так смерть похожа на школу?

И снова все и вся вокруг расцвели улыбками и, похоже, очень обрадовались его успехам.

ГОРЯЧЕЕ, ТЕМНОЕ «ДА»



— Если бы я была мужем этой женщины, я поубивала бы все ее тряпки и схоронила их темной ночью в глухом лесу, — во всеуслышание сказала Флора Воэн вслед разодетой даме, которая только что миновала их столик.

Потом Флора многозначительно глянула на Лени Саломон. Их ногти покрывал один и тот же лак: матовый коричневый.

Изабелла Нойкор поглядела на одну, на другую и улыбнулась. Это были ее лучшие подруги; всем троим было по тридцать два года, и они выросли вместе. Но подруги не могли спасти ее сейчас. Никто не мог.

К бедру Лени, точно безмолвный преданный пес, прижалась ее трость. Женщина заметно хромала при ходьбе — ее левая нога была короче правой. Кроме того, она была самой красивой из них троих, но, как многие по-настоящему привлекательные люди, обращала на это мало внимания.

Лени Саломон и Флора Воэн были замужем, Изабелла нет. Лени и Флора не были влюблены в своих мужчин, Изабелла была. Странные вещи происходили с ней в последнее время, до того странные, что она и сама не всему верила. После всего случившегося с ней за последние месяцы она не верила, что эти события имели место на самом деле. И никому ничего не рассказывала, даже Винсенту.

— Догадайтесь, кто умер около года тому назад, а я об этом только услышала?

Флора откинулась на стуле и драматическим жестом уронила большую розовую салфетку в тарелку недоеденной спаржи. Она имела склонность к театральности — такая уж у нее была манера. Смеялась она громко, как мужчина. Говорила она, беспрестанно жестикулируя, как будто пыталась что-то объяснить глухонемому миру. Люди придерживались неодинакового мнения о ее внешности — одни считали ее сногсшибательной, других бросало в дрожь от ее длинных огненно-рыжих волос и почти восточных глаз. Винсенту она очень нравилась. После первой же встречи он назвал ее Большой Рыжухой, и с тех пор ее записочки нередко бывали подписаны «Рыжуха».

Лени делала вставные зубы — золотые, мосты, коронки. Она была зубным техником, причем из самых лучших. Ей нравилась ее работа, ее запутанность и сложность. Она называла ее практичной архитектурой. Когда кто-нибудь задавал ей вопрос, она словно брала его двумя пальцами и, крутя перед собой, рассматривала со всех сторон, как будто это был очередной зуб, который она делала.

— Кто-то из знакомых или из знаменитостей?

Флора взглянула на Лени и подмигнула. Потом перевела взгляд на Изабеллу и вкрадчивым голосом сказала:

— Кто-то, с кем мы с тобой были когда-то хорошо знакомы, но кто больше всего хотел познакомиться с Изабеллой.

— А? — Изабелла озадаченно свела брови, но несколько секунд спустя ее глаза медленно расширились — она вспомнила. В ужасе она прикрыла ладонью рот.

— Саймон?

Флора кивнула.

— Умер больше года назад.

Лени открыла от удивления рот.

— Саймон Хейден умер?

Флора сложила пальцы домиком и устремила молитвенный взгляд к небу, как святая с дешевых итальянских открыток на религиозную тематику. Все трое прыснули со смеху.

* * *
Стоя посреди громадного луга рядом с уродливой черной лохматой псиной по имени Хитцель,[1] Винсент Этрих наблюдал, как самолет проплыл футах в восьми у них над головами и рухнул на землю неподалеку. Этрих вздохнул. Хитцель наверняка тоже вздохнул бы, если бы мог понять, сколько времени и сил вложил его друг в эту штуку. Но и тогда радость от их совместной прогулки скоро вернула бы пса в хорошее расположение духа.

Качая головой, Винсент подошел к потерпевшей крушение модели и присел рядом с ней на корточки, упершись ладонями в колени. Как обычно, он был одет, словно тинейджер, — древние линялые джинсы, серые с белым кроссовки, как у скейтбордиста, и черная футболка с портретом Джона Леннона. Да и вид у Этриха был моложавый. При первой встрече вы наверняка дали бы ему лет тридцать, а не сорок с хвостиком, сколько ему было на самом деле.

Хитцель что-то услышал и тут же повернул голову влево. Этрих продолжал разглядывать останки своего самолета, недоумевая, какую же ошибку в сборке он допустил на этот раз. Собака залаяла так яростно, что Этрих мгновенно вышел из своего транса и посмотрел туда, куда указывал его компаньон. Позади них шумела листвой на резвом теплом ветру огромная роща. Но Хитцель указывал в другую сторону — в открытое поле.

Озадаченный, Этрих посмотрел вниз, на Хитцеля, и спросил:

— Что? Что там такое?

Собака, не обращая на него внимания, продолжала лаять.

Но вокруг ничего не было слышно, только этот раздражающий отрывистый лай да вздохи ветра в ветвях деревьев. Стояла середина лета; небо было цвета картона, воздух отяжелел от влаги. И никого вокруг.

Этрих часто приходил сюда с собакой побродить или поваляться на травке, глядя на облака. Переехав в Вену, он почти ничем не занимался, только набирался сил да думал о ребенке, которого скоро должна была родить Изабелла.

Этрих умер, но потом его вернула к жизни Изабелла. Он несколько раз пересекал великий рубеж туда и обратно. По ту сторону он изучил язык мертвых и узнал кое-какие необходимые вещи. Ожив, он решил, что все, чему он там научился, начисто исчезло из его памяти, точно стертое губкой. Он ошибался. Его память сохранила все, что он узнал. Но теперь, чтобы войти в потайную комнату своего мозга, где хранились эти знания, ему требовался ключ. А его как раз и не было.

Как только он смог отправиться в путешествие, они покинули Америку и прилетели в Вену. Этрих оставил жену, двоих детей и жизнь, которая раньше приносила ему удовлетворение и радость. Но он все бросил, потому что хотел быть с Изабеллой Нойкор. Он охотно отбросил все, чтобы остаток жизни провести с ней и их ребенком. Все сомнения были позади. Они вместе пересекли мост между тогда и сейчас.

Лай Хитцеля приобрел новый оттенок: он стал еще настойчивее, как будто они и впрямь были в опасности или накануне какого-то события. Этрих снова посмотрел в ту же сторону, что и собака, но ничего не увидел. И все же волнение Хитцеля его встревожило. Почему-то — кто знает? — он торопливо обернулся и поглядел туда, где несколько секунд назад потерпел крушение его самолет. Самолета не было.

Похоже, Этрих не удивился. Быстрым взглядом он обвел местность, чтобы проверить, не ошибается ли он. Не ошибался — модель исчезла. И только тогда тень тревоги появилась на его лице. Пес не ошибся — назревала настоящая беда.

— Хитцель!

Собака умолкла на мгновение, а потом снова залаяла.

— Прекрати! Пошли, нам пора.

Этрих прикоснулся к собачьей макушке. А потом зашагал назад, к своей машине, со всей скоростью, на какую только был способен. Он еще не совсем поправился и потому не мог бежать. А ему хотелось.

* * *
В двухстах ярдах позади них в густом лесу стоял другой человек с собакой. Звали его Джон Фланнери. Был он дороден и, пожалуй, низковат. Носил аккуратно подстриженную бороду цвета соли с перцем. Люди иногда отпускали замечания о его сходстве с поздними фотографиями Хемингуэя. Фланнери всегда приятно было это слышать. Хемингуэя он не читал, но его личность ему импонировала.

Сегодня на нем была новехонькая голубая футболка, не заправленная за пояс новехоньких бежевых шортов со множеством карманов. Странно, но он был бос, хотя и стоял на лесной почве, где полно всяких колючих и острых штук.

Собака, громадный датский дог, белая в черных пятнах, как промокашка в чернилах, звалась Любой. У нее были голубые глаза, и она неподвижно стояла рядом с Фланнери. Присутствие этих двоих и заставило собаку Этриха залаять. Интересно, что Хитцель их почуял, но перепутал направление. Этрих ничего не увидел, когда посмотрел туда, куда лаял пес, потому что там ничего и не было. Фланнери и Люба стояли далеко позади них и бесстрастно наблюдали, как двое других зашагали прочь и наконец скрылись из виду. Фланнери обеими руками держал игрушечный самолет Этриха. Он был абсолютно цел и выглядел так, словно его только что вынули из коробки.

Когда другие ушли, Фланнери повернулся лицом к лесу и поднял руку высоко над головой. Неуловимым движением запястья он послал самолет в самую гущу деревьев.

Вопреки всем законам логики и тяготения тот оставался в воздухе целых двадцать минут. Даже когда ветер вокруг них совсем стих, самолетик продолжал лететь через лес, — он огибал древесные стволы, подныривал или пролетал над огромными цепкими сучьями, которые при нормальном положении вещей ни за что не пропустили бы его. Самолет пролетал прямо рядом с ними. Он словно дразнил их, закладывая петли и внезапно уходя в сторону, чтобы избежать столкновений, которые непременно должны были произойти, но никак не происходили.

Немного погодя Фланнери и Люба сели на землю, чтобы полюбоваться представлением. Человек то и дело спокойным дружеским тоном обращался к собаке. Та смотрела на него так, словно понимала каждое слово.

В какой-то миг Фланнери вскинул руку. Деревянный самолетик тут же замер в пятнадцати футах над землей, подле могучего каштана, который хлопал ладошками желто-зеленых листьев. В полутора милях от них Этрих уже завел свою машину и отъезжал прочь. Фланнери кивнул головой и впервые за все время улыбнулся, точно ждал этого хруста гравия под колесами отъезжающего автомобиля, донесшегося со стоянки. Его рука упала, и самолетик полетел дальше.

— Похоже, все идет как надо, но расслабляться пока рано. Одна ласточка весны не делает, — сказал Джон Фланнери вслух.

Пословицы были его страстью. Он запоминал их целыми томами, и на любой случай у него находилась своя. Неожиданно ему на память пришла еще одна. Откусить легко, да проглотить трудно — подавишься. Поразмыслив над ней с минуту, он вдруг просиял улыбкой. Ведь этим можно воспользоваться. Черт побери, верно! Воспользоваться прямо сейчас и навсегда отравить жизнь Винсента Этриха.

Он приподнял подбородок, нацелив его туда, где парил самолет. Тот развернулся на сто восемьдесят градусов. Точно ожидая инструкций, он помешкал секунду-другую и полетел прочь. Прочь из леса, прочь от деревьев, прочь от Фланнери и от собаки Любы, самолет летел навстречу Этриху и его псу, навстречу Изабелле Нойкор, их нерожденному ребенку и тому горю, которое на них скоро свалится. Сегодня для них настал первый день конца. Даже Джон Фланнери, хотите верьте, хотите нет, немного сочувствовал бедолагам.

* * *
— Так как же умер Хейден?

Откинувшись на спинку стула, Флора Воэн скрестила на груди руки.

— Отчего это я не слышу печали в твоем вопросе, Лени?

Лени закатила глаза и ответила за всех:

— Потому что, когда Саймон хотел трахнуть какую-нибудь женщину, то говорил ей, что ему недолго осталось жить, и она из жалости ложилась с ним в постель. Так было со мной, так было и с тобой. И мне наплевать, если он сдох.

Флора кивнула и улыбнулась.

— Как дипломатично выражается наша Лени, не правда ли? Ее бы послом в какую-нибудь опасную страну отправить. Третья мировая началась бы через полчаса. «Мистер президент, ваша внешняя политика дерьмо. Очевидно, что вы либо ничего не смыслите в своем деле, либо у вас маленький член, и вы таким образом самоутверждаетесь».

— Мы не обо мне говорим. Как умер Саймон?

Флора глотнула воды и показала на стакан.

— В автомойке.

Ответ оказался настолько неожиданным, что все три, не сговариваясь, снова расхохотались.

— Нет, правда, как?

— Именно так. Мне сказала Сабина Баар-Бааренфельс. Саймон умер на автомойке в Лос-Анджелесе. Пока мыли его машину, у него отказало сердце.

Жизнь иногда подбрасывает ответы такие странные, хотя и удовлетворительные, что остается только в затылке чесать да рот разевать от удивления.

Саймон несколько лет гонялся за Изабеллой, он перепробовал на ней все известные ему способы затащить женщину в постель. Обычно соблазнение давалось ему легко, в этом он был настоящим профи. В ход шло все — любовь, смерть, любые уловки в самых разнообразных и многочисленных комбинациях. К его несказанному огорчению, ни одна из них не сработала. Когда они встречались, Изабелла бывала очаровательна, забавна, с ней было интересно, но всякий раз она видела все уловки Саймона насквозь. И с неизменной улыбкой останавливала его за милю от постели. Все это пронеслось в ее памяти, пока она смотрела на Флору Воэн и переваривала известие о смерти Саймона.

— А что он делал в Лос-Анджелесе? — Вопрос Лени растопил ледок, которым уже начала обрастать пауза.

— Какая разница? Но знаете, что меня больше всего раздражает? Что меня по-настоящему бесит? То, что теперь, когда мерзавец сдох, я вспоминаю о нем только хорошее. Например, как он однажды принес мне букет лилий, или как в другой раз мы с ним все утро валялись в постели и ели шоколад. А это неправильно, черт возьми. Саймон просто не заслуживает, чтобы о нем хорошо думали, не важно, жив он или мертв. Этой эгоистичной свинье повезло родиться с неотразимой физиономией, только и всего. Но стоило женщине поддаться его чарам, и он начинал с ней обходиться так, как будто она кусок старой жвачки, прилипший к подошве его ботинка.

Лени прикрыла глаза и согласно кивнула.

— Я скорее чувствовала себя пустой коробкой от пирожных, покрытой жирными пятнами, когда он меня бросил. Но я согласна. Кто сказал, что нельзя плохо говорить о мертвых?

Изабелла слушала подруг вполуха. Ее снова затошнило, и она ждала, справится ли ее желудок с едой или выбросит назад, наружу. Это была не единственная проблема, вызванная беременностью.

Она то внезапно чувствовала приступ тошноты, то ни с того ни с сего диарея, грохоча, точно лавина в горах, проносилась сверху вниз по ее внутренностям. Когда это случалось, ей приходилось все бросать и пулей нестись к ближайшему туалету. Отсутствие полного контроля над своим телом и его простейшими функциями смущало, а иногда и пугало ее.

Послушав себя еще несколько секунд, Изабелла поняла, что дело идет к худшему, и поспешно встала. Подруги посмотрели на нее.

— Меня сейчас стошнит.

Мгновенно озаботившись, Флора приподнялась на стуле и указала рукой через весь зал на туалетные комнаты. Зал в ресторане был большой, так что идти Изабелле предстояло далеко.

— Хочешь я пойду с тобой?

Изабелла помотала головой и встала из-за столика. Торопливо шагая, она прикрыла ладонью рот. Флора снова медленно опустилась на стул, но взглядом продолжала следить за подругой, которая пересекала зал.

— Может, мне все-таки пойти за ней? Вдруг голову понадобится подержать?

Лени передвинула свою трость немного правее.

— Забудь. Ты же знаешь, как это бывает неприятно. Тебе бы хотелось, чтобы кто-нибудь видел, как ты травишь? Я все никак не могу поверить, что Саймона больше нет.

Две красивые женщины в шикарном ресторане обсуждали любовника, которого делили когда-то. Каждая знала о Саймоне Хейдене какую-нибудь историю, которой не слышала другая. Теперь, когда он умер, ими можно было поделиться.

Они смеялись и разговаривали, а время шло. Изабелла не возвращалась. Флора и Лени заметили, что ее давно нет, но сначала не беспокоились. Изабелла была тщеславна и нередко мешкала перед зеркалом.

Наконец времени прошло слишком много, и Лени сказала об этом вслух. Флора тут же встала и пошла в дамскую комнату. Распахивая дверь, она была уверена, что сейчас увидит Изабеллу прихорашивающейся перед зеркалом у одной из раковин. Но не увидела.

— Изабелла?

Она взглянула на две туалетные кабинки. Обе были закрыты. В одной из них мощно пророкотал сливной бачок, и у Флоры мгновенно отлегло от сердца. Она была уверена, что это ее подруга. Но это оказалась не она. Дверь кабинки отворилась, и вместо Изабеллы на пороге показалась невзрачная женщина средних лет, которая сразу подозрительно уставилась на Флору, как будто та занималась чем-то неприглядным. Флора, не обращая на нее внимания, подошла к другой двери. Бдительная дама открыла воду и стала мыть руки над раковиной. В зеркало она продолжала наблюдать за высокой рыжеволосой женщиной, которая стучала по дверце кабинки ладонью.

— Изабелла?

— Извините — но что вы делаете?

Флора три секунды смотрела на женщину, а потом снова повернулась к двери.

— Изабелла, ты там?

— Перестаньте. Что вы делаете?

Флора обернулась и посмотрела на женщину испепеляющим взглядом.

— Вы закончили? Тогда не суйтесь не в свое дело и уходите.

Как истинная жительница Вены, женщина попыхтела, пофыркала, но все же удалилась.

Когда она ушла, Флора снова громко постучала в дверь кабинки. На этот раз так сильно, что дверь распахнулась. Внутри никого не было.

Флора развернулась и пошла назад в ресторан. Через слабо освещенное пространство она разглядела, что к Лени за столик кто-то подсел. Какой-то мужчина… Винсент Этрих.

Дело было в том, что, когда бы Флора ни увидела Этриха, она всегда на мгновение застывала. Еще до встречи Винсента с Изабеллой у него был изумительный короткий роман с Флорой, заставивший ее сгорать от восторга, желания, страсти. Все пошло не так, как она планировала. Два года прошло с того момента, как все закончилось (по ее инициативе), а она не переставала задаваться вопросом, не был ли Винсент тем самым мужчиной, которого она ждала всю жизнь. Пока все происходило, оба воспринимали свои отношения как нечто восхитительное, но недолговечное, как классическую интрижку. Пара дней вместе здесь, пара ночей там, — двое женатых людей отдыхали каждый от своей жизни, резвясь среди смятых простыней в окружении отельной прислуги.

Когда все кончилось, Флора сначала обрадовалась, потом опечалилась, а потом и поразилась тому, как много для нее, оказывается, значил этот роман. Месяц спустя она снова встретила Винсента в Нью-Йорке. И так испугалась своих чувств к нему, что едва позволила ему поцеловать ее в обе щеки, когда они встретились, чтобы пообедать. К ее разочарованию, такая отчужденность с ее стороны нисколько его, похоже, не обеспокоила. А она, естественно, дала волю фантазии, пока они были в разлуке. Лелеяла в глубине души надежду, что и он почувствует то же самое и при первой же встрече поспешит броситься в ее объятия, лучась ожиданием и благодарностью. Но Этрих смотрел на нее с нежностью, как на старого школьного приятеля, с которым приятно вспомнить прежние времена, и больше ничего.

Полгода спустя он по делам приехал в Вену, где они оказались на одной вечеринке, и там Флора представила его Изабелле. Позже она клялась Лени, что, когда эти двое пожали друг другу руки, она сразу поняла: вот оно — Судьба вышла на сцену. Однако истина заключалась в том, что она показывала этого мужчину Изабелле специально, чтобы та его оценила. Флора хотела, чтобы ее лучшая подруга встретилась с этим парнем, поговорила с ним, а потом дала ей совет, как завоевать его снова.

Однако то, что она рассказывала потом Лени, было отчасти правдой — через пятнадцать минут после встречи Изабеллы и Винсента Флора увидела достаточно, чтобы раствориться в толпе. Позже, увидев, как они вместе уходят с вечеринки, она сглотнула слезы и скорчила гримаску.

— Привет, Винсент.

Она всегда беспокоилась за свой голос, когда оказывалась рядом с ним. Беспокоилась, что он ее выдаст, став чересчур тонким или низким, или надтреснутым, или еще каким-нибудь, и тогда Винсент поймет, как сильно ее волнует его присутствие.

— Она там?

Внезапность его вопроса застигла ее врасплох. Флора села.

— Нет. Я не видела, чтобы она выходила. А вы?

Лени вытащила свой мобильный телефон и набрала номер Изабеллы.

— Нет, не видели. И потом, она бы нам сказала, если бы собралась домой.

Флора переводила взгляд с Лени на Этриха и обратно.

Оглядев ресторанный зал, он медленно покачал головой.

— Опять начинается. — Впечатление было такое, будто он обращается к кому-то кроме них.

Поднеся телефон к уху, Лени взглянула на подругу — понимает она, о чем он, или нет. Флора перехватила ее взгляд и движением плеч дала понять, что нет. Потом мягко спросила Винсента, что он имел в виду.

Он все равно не успел бы ответить на ее вопрос, даже если бы хотел. С невероятным, оглушительным грохотом витрина ресторана разлетелась на куски. Люди за передними столиками закричали и повскакивали со своих мест, а на них градом посыпались осколки стекла, большие и маленькие. Витрина, занимавшая всю переднюю стену ресторана, разлетелась вдребезги. Нижняя половина стекла еще стояла на месте, грозно сверкая зазубренным краем. Другая половина, верхняя, рассыпалась по полу, по столам, по плечам и коленям обедающих. Впечатление было такое, как будто в зале взорвалась бомба.

Поднялся такой крик, беготня и неразбериха, что никто не обратил внимания на причину переполоха. Секунду назад стекло было на месте, пропускало яркий солнечный свет, а в следующую секунду оно взорвалось, засыпав зал множеством сверкающих острых осколков. Какая-то женщина застыла на месте, выставив перед собой сумочку наподобие щита, точно хотела отгородиться от того, что может последовать за этим. Она вздрогнула, когда мгновение спустя раздался новый грохот — это официант уронил большой металлический поднос, почувствовав, как осколок врезается ему в щеку. Одна сторона осколка оказалась черной — это был фрагмент буквы из названия ресторана, написанного на стекле снаружи.

Лени, которую учили, как помогать раненым, тут же поспешила на помощь. Флора, не зная, что еще делать, пошла за ней.

Винсент обшаривал комнату глазами, примечая все: напуганный, истерзанный сомнениями, он не упускал ни одной мелочи. Вокруг царил хаос. И только он один знал его причину. Но легче ему от этого не было.

Ему хотелось, чтобы весь мир на мгновение замер и дал ему подумать, что делать дальше. Не обращая ни на что внимания, он запрокинул голову и закрыл глаза. Бесполезно — несколько секунд в персональной кромешной мгле не принесли желаемого результата, — ясно было только одно: надо немедленно найти Изабеллу.

Не поднимая головы, он открыл глаза. Высоко над столом висел его самолет. Он был неподвижен, словно подвешенный на проволоке. А еще он вырос, став вдвое больше того, который он сделал. Но даже с такого расстояния было понятно, что это его самолет — та же форма, тот же цвет. Только теперь он был два фута в длину. Вполне достаточно для того, чтобы пробить даже толстое стекло, если врезаться в него как следует на большой скорости.

Едва Этрих это понял, как самолет начал падать прямо на стол. Падал он медленно, как лист с ветки в безветренный день. Нырок, поворот, — казалось, он никуда не спешит. Приземляясь на стол, он опрокинул стакан с остатками красного вина.

Самолет лег так, что Этриху была видна кабина пилота. Он сам черным фломастером сделал там отличный набросок головы Изабеллы, как будто она была пилотом. И показал его ей, как раз когда она уходила на ланч с подругами. Задержавшись, она внимательно поглядела на свой портрет и улыбнулась. Не глядя на него, спросила:

— Значит, это я пилот твоего самолета?

Он обхватил сзади ее располневшую талию и прямо ей в ухо прогудел:

— Горячее, темное «да», кэп.

TUNICA MOLESTA



Изабелла Нойкор летела. Мало того, она летела, лежа на спине. Это было самое поразительное. Она все время вертела головой, поглядывая вниз, на тротуар, уверенная, что вот-вот упадет и тогда точно повредит себе что-нибудь, особенно на такой скорости. Но ничего не происходило, она продолжала энергично скользить вперед. Лежа на спине на высоте двух футов над тротуаром, она неслась бог знает куда. При этом она двигала руками так, словно гребла невидимыми веслами. Вниз, к коленям, вверх, к груди, вниз, к коленям, вверх, к груди… Чем быстрее она двигала руками, тем стремительнее становился ее полет.

Никому вокруг это не казалось удивительным. Она пролетела мимо пожилой женщины, выгуливавшей двух собачонок. Потом мимо мамаши с коляской, которая скользнула по ней равнодушным взглядом и отвела глаза. Ни слова не сказала, даже бровью не повела. Потом Изабелла обогнала мальчишку на желтом скейте, довольно резво продвигавшегося в том же направлении, что и она. Потом пролетела мимо хорошо одетого мужчины в честерфилде, стоявшего посреди тротуара и читавшего газету. Он взглянул на нее, когда она пролетала мимо, и снова уткнулся в газету. Никто не обращал внимания на Изабеллу; никто не удостаивал ее более чем беглым взглядом, когда она пролетала мимо, лежа на спине и двигая руками.

Когда ей нужно было обогнуть какое-нибудь препятствие, она просто переставала двигать одной рукой и с силой загребала другой. Так она поворачивала направо или налево. В точности как в лодке.

Да и в окружающем мире ничто не казалось ей странным. Она видела деревья, качающиеся на ветру, пешеходов, желто-синий прилавок с хот-догами, у которого расположилась, потягивая пиво, группа рабочих. Все было как всегда, кроме, пожалуй, ее способа передвижения, к которому она, впрочем, начала привыкать и даже стала получать удовольствие. Правда, она не представляла, куда именно направляется, но это не имело значения. Потому что при всей эксцентричности происходящего с ней ничего забавнее она в жизни не испытывала.

Это случалось уже в третий раз, а потому ей было не так страшно, как раньше, когда все было ново и непонятно. В первый раз она попала сюда прямо из своей квартиры, где сидела на кушетке, разглядывая журнал. Она переворачивала страницу, как вдруг — пуф — и она оказалась в этом месте, в этой стране или что это там было такое. Час-другой она бродила, напуганная до полусмерти. Но ничего не произошло. Она просто ходила, разглядывала все подряд и беспокоилась: «Что это такое? Где я? Как я здесь оказалась?» А потом вдруг снова — пуф! — и она у себя на кушетке.

Во второй раз она варила на кухне яйцо, как вдруг — пуф! — и она снова оказалась здесь. Похоже, город был тот же самый, но выяснить это у нее не было времени, потому что ее визит продолжался совсем недолго — всего несколько минут. Вообще-то она уже собралась было подойти к кому-нибудь и спросить, как вдруг — пуф!

На этот раз последним, что она видела, была ее собственная рука на серебристом замке серой туалетной двери. В следующий миг она уже летела над тротуаром, лежа на спине. Легко и просто.

Вспомнив что-то, Изабелла судорожно прижала обе руки к животу. Ребенок был там, внутри ее, и она шумно, с облегчением, выдохнула. Все в порядке. Раньше, когда она переносилась сюда, ребенок всегда оставался в ней, но кто знает, какие в этом таинственном месте правила. Всегда приходилось проверять, с ней Энжи или нет.

Впервые с момента прибытия она оглядела себя и увидела ту же одежду, которая была на ней в ресторане. Ничего не изменилось. Она в ясном уме, ребенок у нее в животе, одежда на ней та же… Все выглядело так, словно она просто перешла из одной комнаты в другую. Только в этой другой комнате она могла летать — на спине.

Свои перемещения она называла «миганием». Потому что все именно так и выглядело — сначала ты еще здесь, а потом миг — и ты уже там.

Это случилось в третий раз за месяц. Изабелла никому ничего не рассказывала, так как не была уверена, что именно хочет рассказать.

Если бы она попыталась описать кому-нибудь, что с ней происходит, то сказала бы так: в какой-то миг я исчезаю отсюда и появляюсь там. От меня не зависит, как и когда это произойдет. Иногда там все странно и нереально. Я вижу там то, что не представишь и не опишешь, просто слов таких нет. А иногда там все почти как в жизни. И никогда ничего плохого не происходит. Просто меня переносят туда на время, а потом возвращают в мою жизнь.

— Здравствуйте!

Изабелла так погрузилась в наблюдения за окружающим и в свои мысли, что даже не заметила, когда на ее животе возник крошечный человечек. Ростом не больше солонки, он тем не менее был одет в щегольской черный костюм, белую крахмальную сорочку и черный шелковый галстук, в котором отражались проносящиеся мимо огни. Его громкое «здравствуйте» вернуло ее к действительности. Стоя в тридцати дюймах от ее носа, он помахал ей рукой. У него был такой счастливый и исполненный надежды вид, что она почувствовала себя просто обязанной что-нибудь сказать.

— Здравствуйте. А вы кто?

Поддернув брюки, он присел на высокий холм ее животика. Но так аккуратно, что она почти не ощутила добавочного веса.

— Меня зовут Броксимон. Как поживаете? — И он снова помахал ей рукой.

— Простите? Как, вы сказали, вас зовут?

Он улыбнулся так, словно ему уже доводилось слышать этот вопрос.

— Броксимон.

— Броксимон. — Ей пришлось самой повторить его имя. Оно показалось ей знакомым, но она была слишком занята происходящим, чтобы пытаться понять почему. Но все же повертела имя на языке, точно знакомясь с новым вкусом.

Он скрестил руки на груди:

— Совершенно верно. И добро пожаловать, Изабелла. Давно пора нам встретиться.

Поскольку, заметив его, Изабелла совсем перестала двигать руками, ее тело стало замедлять свое движение, пока совсем не остановилось в воздухе. Потом оно плавно нырнуло и опустилось на тротуар.

Подавшись вперед и вытянув шею, Броксимон взглянул поверх ее живота на землю.

— Не волнуйтесь — как только вам захочется продолжить движение, вы можете это сделать. Все, что для этого нужно, — грести руками, как вы делали раньше.

— Вы знаете, кто я?

— Ну конечно, Изабелла. Вас все здесь знают.

— Все? Что значит «все»?

Броксимон неторопливо протянул руку и повел ею вокруг себя.

— Все, кого вы здесь видите.

Не успела она спросить, где это здесь, как он заметил кого-то в стороне слева от них и окликнул его:

— Йельден! Йельден, мы тут! — И обернулся к ней.

— Вы обязательно должны познакомиться с этим парнем. Настоящий оригинал.

Чепуха какая-то. Новости обрушивались на нее разом, но вызывали только новые вопросы. А ей нужны были ответы. Сняв Броксимона со своего живота, она поставила его на землю и встала. И только выпрямившись во весь рост, посмотрела туда, куда указывал малыш. В пяти футах от них стоял человек из сливочного масла.

— Изабелла, позвольте представить — Йельден Баттер.

Он был ярко-желтый. Его голубые джинсы и такого же цвета джинсовая рубашка оттеняли желтизну. Еще на нем была потрепанная соломенная шляпа с дыркой, из-под красной ленточки на шляпе выглядывал одуванчик. Из левого уголка рта свисала длинная соломинка.

— Здорово, Изабелла. — И он протянул ей руку. Но стоило ей протянуть свою, как он тут же отдернул ладонь и ткнул оттопыренным большим пальцем через плечо. И загоготал. — Во, бля! До сих пор все попадаются!

Броксимон закатил глаза и утешительно похлопал Изабеллу по туфле.

— Не обращайте внимания. Он живет в пятидесятых. Оттуда и все его шуточки, да что шуточки — вся его жизнь. Верно, Йельден?

Масло глянуло на них и самодовольно ухмыльнулось.

— А вы ели в детстве «Йельден Баттер», Изабелла?

Она так внимательно рассматривала желтого человека, что даже не расслышала вопрос. Ошибки не было — чем внимательнее она приглядывалась, тем яснее видела, что он и впрямь сделан из масла.

— Что?

— Я спросил, а вы ели в детстве «Йельден Баттер»?

— А что такое «Йельден Баттер»?

Йельден Баттер приложил руку к груди и обиженным голосом произнес:

— Это я. Нас ведь, кажется, только что познакомили.

Изабелла посмотрела на Баттера, потом на Броксимона и снова на Баттера.

Броксимон заметил в ее глазах нарастающую тревогу и пояснил:

— «Йельден» назывался популярный сорт масла, который продавали в Калифорнии в шестидесятых и семидесятых. Вот он и блистал в телевизионных рекламах этого масла. — И он показал на желтого человека.

Йельден сунул большие пальцы рук под мышки и очень громко запел:

Йельден Баттер в каше —
солнце в небе пляшет!
Броксимон поспешно зажал ладонями уши.

— Йельден, прекрати! Богом клянусь, если ты снова станешь орать эти проклятые вирши…

Поздно… Йельден добрался уже до третьего куплета, пока Броксимон порылся в кармане, вытащил зажигалку и одним щелчком зажег. Вытянув вперед руку, он сделал к куплетисту шаг. При виде крохотного язычка пламени, достаточного, чтобы его расплавить, Йельден немедленно заткнулся.

А Изабелла подумала: «Почему он его просто не задул?» Но потом вспомнила, где она. Здесь все по-другому. Может, в этом мире люди из масла не умеют задувать огонь.

Поспешно отступив на несколько шагов, Йельден сказал Броксимону:

— Ну ладно, ладно, не буду. Убери эту штуку. Я только пришел сказать, что тебя твой дружок ищет.

Изабелла понятия не имела, о чем он говорит. Какой еще друг? Она посмотрела вниз, на Броксимона, надеясь, что он понимает, в чем дело.

Броксимон спросил:

— Откуда ты знаешь? Когда ты его видел?

Йельден обиженно ответил:

— Пару часов назад. — И посмотрел на Изабеллу. — Соображаешь, о ком я, или нет?

Она отрицательно покачала головой.

— Нет.

— Саймона не знаешь? Саймона Хейдена? Да брось, знаешь ты его, ведь так?

— Саймон здесь?

— Это его мир. Добро пожаловать в страну Саймона Хейдена.

* * *
Если бы при жизни Саймона Хейдена спросили, как часто он видел во сне Изабеллу Нойкор со дня их первой встречи, он не без смущения вынужден был бы признать, что по крайней мере раз в неделю. По причине своей красоты он обычно не встречал у женщин отказа. А если и встречал, то либо тут же забывал строптивицу, либо из спортивного интереса начинал подыскивать ключик к ее сердцу, нужный ему лишь на короткий срок, до победы.

Изабелла отказывала ему часто, но каждый раз так мило, или остроумно, или эротично, что его интерес к ней перерос в легкую форму одержимости. А Хейден никогда не принадлежал к породе маньяков. Всю жизнь, кроме, разве что, нескольких последних лет перед смертью, ему с легкостью давалось все, за что он ни брался. У него просто не было причин для одержимости, все и так само шло ему в руки, только попроси. Более того, не надо было и просить, все сами предлагали ему все, на что он клал глаз.

Но только не Изабелла. Немного погодя он перестал понимать, имеет ли она для него значение сама по себе. Добиться ее имело значение, трахнуть — тоже. Залезть на нее, голую, да засадить поглубже — вот что имело значение.

Последний шанс завладеть ею Хейден потерял, пригласив ее на вечеринку, где она встретила Винсента Этриха. Сам Хейден познакомился с Винсентом в Лос-Анджелесе, куда приезжал по делам, и тот ему очень понравился. Отчасти потому, что оба были отчаянными юбочниками, и общего между ними хватало. Этрих хорошо знал Лос-Анджелес и свел Хейдена со многими интересными людьми. Вдвоем они тоже неплохо проводили время. Пару лет спустя, когда они случайно столкнулись в венском «Лоос баре», Хейден с лихвой вернул долг. А когда он услышал, что Винсент знаком с Флорой Воэн, то тут же пригласил его на вечеринку, где, как он знал, будут и Флора, и Изабелла, — о чем сожалел весь недолгий остаток своей жизни.

Меньше чем за неделю Этрих завладел сердцем Изабеллы, а также ее телом, разумом и душой. Хейден был потрясен, но что он мог поделать? Хуже того, Этрих был так благодарен ему за встречу с этой потрясающей женщиной и то волшебство, которое между ними происходило, что при каждой встрече только о ней и говорил, заливаясь соловьем. Разумеется, ни о каких подробностях он не распространялся, ведь он глубоко ее уважал. А Хейден нуждался именно в подробностях. В каких местах у нее родинки? Крикуша она или нет? Отказывается от чего-нибудь в постели или не знает стыда? Судя по намекам и молчаливым улыбкам Этриха, Изабелла Нойкор была тигрицей, ураганом и наслаждением во всех смыслах. Хейден боялся, что у него лопнет голова.

Его конец был уже близок, хотя он и не знал об этом. Жизнь, беспричинно и незаслуженно баловавшая Хейдена, перед концом вдруг отвернулась от него, выразительно вильнув хвостом на прощание, и больше никогда уже не была ему другом. До того самого сердечного приступа, случившегося почти два года спустя, он видел только ее задницу.

К счастью, дела позвали его обратно в Америку, и он сбежал из Вены, подальше от пары голубков, которых он сам же нечаянно соединил. Но это не мешало ему думать об Изабелле и даже видеть ее во сне. Иногда у него бывало такое чувство, будто его голова — это полная сквозняков комната, а Изабелла — ветер, дующий изо всех щелей. Как он ни пытался их заделать, она всегда находила новый способ пробраться внутрь и прикоснуться к нему.

Почему именно она? Почему эта женщина, а не одна из бесчисленного множества тех, кого он знал раньше? Кто знает — призраки выбирают нас, а не наоборот.

За два дня до смерти Хейден в последний раз видел ее во сне.

Однажды за ланчем она рассказала ему о том, что недавно прочитала и никак не могла выбросить из головы. Во времена Римской империи одним из распространенных способов казни была кошмарная штука, называвшаяся tunica molesta. Рубашку окунали в смолу, нефть или что-нибудь столь же горючее. Потом осужденного заставляли ее надеть и поджигали. Нерон особенно любил поджаривать так христиан. Хейден примерно знал, кто такой Нерон, но больше всего его впечатлило то, что Изабелла читает о таких вещах, как tunica molesta.

В одном из последних в своей жизни снов Саймон Хейден видел такую казнь. Только в нем жертвой был он сам, а рубашкой — Изабелла Нойкор. Раньше он был уверен, что носить Изабеллу на себе — это здорово, не важно, во сне или наяву, но сон с ним не соглашался.

Среди ночи он проснулся, поджав к животу колени и сжимая измятую подушку потными руками. Во сне Изабелла облепила все его тело, в каждом уголке жгло, как напалмом. Она трещала и плевалась искрами, горела, словно огонь. Боль была такой сильной и натуральной, что его крик наверняка разбудил бы соседа по кровати, если бы он спал не один. И пока он горел, она разговаривала с ним. Даже его вопли не могли заглушить ее голос, далекий, но явственно различимый. Она рассказывала ему что-то, убивая. Как могло пламя, или рубашка, или кто там еще быть женщиной? Но у снов нет правил — они сами создают их по мере своего развития.

Когда он наконец очнулся от этого кошмара и понял, что целым и невредимым вернулся в свой мир, в свою реальность, его била дрожь с ног до головы. Пережитое было чистым ужасом. Это был один из тех снов, которые надолго остаются в памяти, и можно только молиться, чтобы они никогда не повторились.

Он позвонил Изабелле в Вену, хотел поболтать и заодно спросить, что она думает о его сне, но ее телефон не отвечал. Саймон не общался с ней с тех пор, как она встретила Винсента. Сделав еще две безуспешные попытки, он понял, что Изабелла не отвечает потому, что уехала куда-нибудь с Этрихом. От этой мысли Саймон поджал губы и не стал больше звонить. Через день он умер.

* * *
— Хочешь с ним повидаться?

— С кем, с Саймоном?

Изабелла машинально прикрыла живот обеими руками, словно защищая своего нерожденного ребенка от самой идеи встречи с покойником.

Йельден Баттер подмигнул и вытащил изо рта соломинку.

— Его нетрудно найти.

Броксимон стоял, засунув руки в карманы, и глядел в землю.

— По-моему, это плохая идея.

— Почему плохая?

— Потому что, как мне кажется, она еще не готова, Йельден.

— Но пусть хотя бы попробует, Брокс. Что тут страшного?

Броксимон скорчил кислую мину, которая яснее слов говорила, что идея просто смехотворная.

— Что страшного? Не будь дураком — ты сам знаешь что.

Слушая, как эти двое говорят о ней, Изабелла почувствовала себя совсем обескураженной.

— О чем это вы толкуете?

Йельден посмотрел на нее.

— Хочешь увидеть Саймона, Изабелла?

— Да нет, не особенно.

Броксимон хлопнул в ладоши.

— Вот и хорошо, на этом и закончим.

Тихим задушевным голосом Йельден сказал:

— Тебе надо увидеться с Саймоном.

— Заткнись, Йельден. Оставь ее в покое.

— Нет, правда, надо: хотя бы ради твоего ребенка. — И желтый человек кивнул на ее живот.

Услышав это, Изабелла напряглась. Она уже хотела спросить: «Что вы имеете в виду?», как вдруг мигнула и тут же очутилась в ресторанном туалете в Вене. Она стояла посреди комнаты, лицом к раковинам и серебристым зеркалам над ними. В каждом она видела свое отражение на сером фоне туалетных кабинок. Она никак не могла переварить того, что с ней только что случилось. Мысленно она была еще там, с Броксимоном и человеком из масла. Глядя на свое отражение в одном из зеркал, она снова подумала о том, что сказал Йельден: «Хотя бы ради твоего ребенка». Что он имел в виду? Почему вновь встретиться с Саймоном Хейденом может быть так важно для ее нерожденного ребенка?

Она продолжала глядеть в зеркало, но видела в нем не себя, а то, что с ней только что произошло.

— Эй, ты.

Изабелла медленно повернулась на звук хорошо знакомого голоса. Винсент Этрих стоял у входа, придерживая дверь левой рукой. Он был единственным, кого ей сейчас хотелось видеть, и все же она никак не могла вернуться к реальности.

— Привет.

— В чем дело, Физз?

Из-за его спины неслись громкие беспорядочные звуки. Как будто что-то важное случилось в ресторане, и люди все еще судачили об этом.

Шум ее отвлек. Она еще колебалась, хотя знала, что рано или поздно придется рассказать Винсенту все.

— Ты знал, что умер Саймон Хейден?

Он потряс головой.

— Мне плевать. Я хочу знать, что происходит с тобой.

Она шагнула навстречу своему любовнику.

— Возможно, тебе придется узнать, что стряслось с Саймоном, чтобы понять, что происходит со мной.

* * *
Йельден Баттер и Броксимон все еще препирались относительно Хейдена, когда набрели на него. Йельден был за то, чтобы рассказать Саймону про Изабеллу, Броксимон — против. У обоих были для этого серьезные основания, так что интересно было бы взглянуть, какая сторона возобладает. Хейден не любил обоих, но эпизод с миссис Дагдейл научил его, по крайней мере, прислушиваться к словам здешних обитателей, потому что иногда это помогало ему разобраться в происходящем.

Он сидел за столиком уличного кафе и поедал большую порцию шоколадного пудинга с грецкими орехами (его любимый десерт — в точности такой готовила когда-то его мать). Оба сначала помахали ему, а потом злобно уставились друг на друга — каждый точно знал, о чем думает другой.

— Я знаю, что ты хочешь сделать, Йельден, но ты этого не сделаешь.

— Почему это, черт побери?

— Сколько раз мне еще повторять? Потому что ему полагается доходить до всего самостоятельно. В этом весь смысл его пребывания здесь.

— Ну да, но ведь Изабелла исчезла. И как он ее теперь обнаружит, если ее здесь нет? А?

В Йельдене росту было шесть футов. В Броксимоне — шесть дюймов. И все же оба каким-то образом практически одновременно почувствовали, как кто-то положил им на плечо ладонь. Они обернулись — в футе от них стоял Джон Фланнери. За ним огромная черно-белая собака, Люба. Она как-то чересчур внимательно рассматривала Броксимона.

— Джентльмены.

Руки Фланнери были скрещены на груди. Одна и та же мысль мелькнула у обоих: он же только что держал руку на моем плече. Но как, если у него руки скрещены? Фланнери увидел, что Хейден смотрит на них, и помахал ему. Хейден тоже помахал, не выпуская ложки, и вернулся к своему пудингу.

— Вы спорили о том, что сказать Саймону?

Что это за мужик такой? Откуда он знает, о чем они говорили? Никто из них никогда раньше его не видел. Но от него перло силой, как от раскаленного асфальта жаром, а в их краях это кое-что значило.

Однако Броксимона больше беспокоила догиня, чем Фланнери.

— А эта собака, она не опасна? Разве не полагается водить ее на поводке?

— Не опасна? Нет, Броксимон, она очень опасна. Стоит мне сказать ей словечко, и она тебя вмиг слопает. Она тупая, но очень послушная. Идеальная комбинация. — Ответив коротышке, Фланнери медленно оглядел второго сверху донизу, как будто тот был соблазнительной женщиной. — «Йельден Баттер в каше — солнце в небе пляшет». А от тебя попахивает, Йельден. Ты это знаешь? Если положить открытое масло в холодильник, оно впитает все запахи. Это с тобой и произошло — от тебя пахнет всем на свете. А это не очень здорово… И Хейдену вы не скажете ни слова, мистер Баттер. Понятно? Ни слова об Изабелле, и ни о чем другом тоже.

— Да кто вы такой?

Фланнери ухмыльнулся.

— А вот этого ты не хочешь знать. Понимаешь, о чем я?

— Да нет, хочу. Я очень хочу знать, кто вы такой, — сказал Йельден неприятным, вызывающим тоном.

Несмотря на хамский тон собеседника, Фланнери оживился, как будто услышал именно то, что хотел услышать.

— Ладно. Я — Король Парка.

Йельден подождал, не добавит ли тот что-нибудь. Потом хихикнул.

— Кто-кто?

— Я новый Король Парка. Понял? Знаешь, что это такое?

— Нет. А что, должен?

— Ну, если ты не знаешь, значит, ты тупее Любы, а это очень плохо, потому что она чертовски тупая. Ну ладно, ничего страшного. Броксимон, а ты знаешь, что это значит?

В знак полной капитуляции Брокс поднял обе руки ладонями наружу. Он не знал, что такое «Король Парка», и знать не хотел. Фланнери нарочно произнес это низким, шутливо-пугающим тоном, чтобы дать понять: с Королем Парка шутки плохи. Броксимон заговорил. Он был напуган, и слова выскакивали из него все быстрее и быстрее, пока наконец разобрать что-нибудь — не стало совсем невозможно.

— Нет, но это ничего. Я хочу сказать, мне до всего этого нет дела. Правда. Сам живи и другим не мешай. Короли, королевы, пешки… Мне все нравятся, знаете ли.

Фланнери медленно приложил указательный палец к губам, показывая Броксимону, что пора заткнуться. Тот так и сделал. Йельден бросил на труса уничтожающий взгляд. Броксимон увидел и одними губами ответил: «Съест меня».

— По-моему, Йельден, тебе нельзя доверять. А ведь доверие — основа любых отношений. Так что пришла тебе пора умереть.

— Да неужели? А умереть-то здесь нельзя, Король. Потому что это и есть смерть, к твоему сведению.

— Верно, только предметы и тут умирают, Йельден. А ты предмет. Так что никаких проблем. Смотри сюда. — Он поднес ко рту сложенные рупором ладони и прокричал Саймону, сидевшему футах в двадцати от них: — Эй, Саймон, масла больше нет, понял? Кончилось.

Хейден даже не оторвался от своего коричневого десерта. Он только кивнул и поднял ложечку, показывая, что слышал.

Йельден Баттер исчез. Броксимон так и не понял, как это случилось, но в одну секунду он еще был, а в следующую его не стало.

— Чччерт!

— Мальчиком Саймон Хейден каждое утро намазывал тост маслом «Йельден Баттер», так ему нравилась реклама по телевизору. Он настаивал, чтобы его мама покупала на рынке только такое масло. А когда он оставался один, то распевал эти рекламные куплеты. Но больше не будет. Теперь он помнит только маргарин: его мама клала его во все блюда, потому что где-то вычитала, будто маргарин гораздо полезнее. Так что масла «Йельден Баттер» больше не будет, — сказал Фланнери.

У Броксимона стал такой вид, как будто он вот-вот то ли наутек бросится, то ли описается.

— Так вы можете это сделать? Стереть его прижизненные воспоминания? Даже когда он мертв?

— Я же тебе говорю — я Король Парка.

— Черт.

— Ты это уже говорил. Как говорят русские: «На каждого сильного найдется и посильнее». Так что бай-бай, Йельден. Ну, пойдем, поболтаем с мистером Хейденом.

Он подобрал Броксимона и посадил его на спину своей собаке. Когда Фланнери направился к кафе, собака медленным скользящим шагом двинулась за ним. Окаменевший Броксимон только и мог, что чертыхаться себе под нос да судорожно хвататься за какой-нибудь клочок шерсти, чтобы не упасть.

* * * * * *
Как обычно, Хитцель сидел на заднем сиденье автомобиля, пристально разглядывая двоих людей спереди. «Рейнджровер» стоял на опушке Венского леса у поворота на Кобенцель. Это место они особенно любили, потому что с него открывался замечательный вид на Вену и равнины за ней, простирающиеся до самой венгерской границы. Особенно они любили приехать сюда в ясный летний вечер, привезти с собой все для пикника, устроиться на холмистом лугу где-нибудь повыше, есть и болтать, глядя, как сумерки опускаются на город и далеко внизу загораются огни.

Сейчас оба притихли и глядели вперед. До этого Изабелла долго говорила. Она рассказала Винсенту о трех своих путешествиях в непонятную страну. Описала все, что она там видела и испытала. А самое главное, она рассказала ему о встрече с Броксимоном и Йельденом Баттером. О том, как Йельден назвал тот мир Страной Саймона Хейдена и сказал: для их сына важно, чтобы она увиделась с умершим Саймоном.

Когда она закончила, последовало напряженное молчание, столь редкое для них. Винсент развалился в пассажирском кресле, обхватив руками голову и уперев одну ногу в приборную доску. Всякий раз, когда они были вместе, Изабелла садилась за руль, так как ему нравилось смотреть, как она управляется с автомобилем.

Он повернулся к ней.

— А почему ты думала, что я тебе не поверю?

Она набрала побольше воздуха в легкие и медленно-медленно выдохнула. На глаза навернулись слезы, но она не давала им воли.

— Все, чего я хочу, это чтобы мы оставались вместе и вместе растили нашего ребенка.

— Согласен, но дело ведь не только в этом.

— Да, очевидно, но почему они выбрали именно нашего ребенка? Почему именно Энжи?

— Ну, вообще-то, не выбери они нашего ребенка, дорогая, я был бы сейчас все еще мертв.

Она непроизвольно усмехнулась.

— Это верно.

— Расскажи мне еще раз, что они говорили насчет Страны Саймона Хейдена.

Пока Изабелла заново излагала эту часть своего повествования, Этрих, прищурившись, глядел прямо перед собой. Он всегда щурился, когда хотел сосредоточиться, — это помогало. Но стоило ей начать свой рассказ, как он затряс головой, будто она говорила что-то не так. Он перебил ее:

— Ладно, с этим все понятно. Может, ты еще что-нибудь видела, когда была там? Что-нибудь, что может оказаться важным? И не обязательно в этот раз, может, когда-нибудь раньше? Расскажи, что показалось тебе там самым странным?

Она поколебалась, перебирая в памяти события, отбирая что-нибудь, достойное пересказа. А потом сама удивилась собственным словам.

— А знаешь, что там было самым странным, самым изумительным? Как там все стыкуется одно с другим, без натяжек. Вот как сегодня — я повстречала человека, сделанного из сливочного масла. Сначала я, конечно, поразилась, но уже через несколько минут спорила с ним, как ни в чем не бывало. Про то, что он из масла, я и думать забыла. Думала только о том, какая он задница.

Этрих умер один в безымянной больничной палате. Никто из тех, кого он любил или хотя бы знал раньше, не пришел подержать его руку в час этого последнего испытания. Компанию ему составляли медсестры, врачи да одинокий старик, с которым они делили палату. У обоих обнаружилась кошмарная форма рака, разъедавшая их внутренности беспощадно, как соль разъедает лед.

Бывшая жена Этриха, с которой они прожили много лет, знала, что он умирает, но так его ненавидела, что отказывалась приходить. И детям запретила. Потому, что незадолго до того, как доктора поставили Винсенту Этриху смертельный диагноз, он бросил свою семью ради Изабеллы Нойкор. Но — такова жестокая ирония судьбы — она отказалась от него, и он остался ни с чем. А скоро он заболел.

— Винсент?

— Да?

— А там, куда ты попал, когда умер, тоже так было: без натяжек?

Он начал было отвечать, как вдруг услышал за пределами машины какой-то звук, который моментально заставил его выпрямиться. Рывком распахнув дверцу, он вышел из машины и отошел на несколько шагов.

— Винсент?

— Шшшш. — Он поднял руку, призывая ее к молчанию.

Она понятия не имела, что он делает, но подчинилась бесцеремонной команде.

Его рука застыла в воздухе, голова склонилась к плечу, пока он стоял и напряженно прислушивался к чему-то.

Изабелла аккуратно, стараясь не шуметь, открыла дверцу со своей стороны и вышла из машины. Она подумала, что, оказавшись снаружи, возможно, тоже услышит то, к чему прислушивался он.

Стояло лето, и все, что она услышала, были обыкновенные летние звуки: пели цикады, где-то далеко стрекотала газонокосилка, кричал ребенок, набирал обороты двигатель грузовика. Потом после небольшой паузы она услышала какой-то скрип, будто кто-то царапал по железу. Обернувшись, она увидела, как их собака неуклюже выбирается из автомобиля. Потянувшись, Хитцель подошел, сел рядом с ней и уставился на Этриха.

— Ты слышишь? — спросил он, стоя спиной к ней.

— Что, Винсент? Что ты такое услышал?

— Слушай внимательно. Ты можешь и не расслышать, потому что это очень далеко.

Настроившись на восприятие звуков, Изабелла вслушивалась в каждый шорох так внимательно, как только могла. Она постаралась полностью отдаться моменту и только слушать, не отвлекаясь на мысли, вопросы и другие заботы. Но, к своему огорчению, не могла расслышать ничего, кроме цикад да газонокосилки, которая вдруг замолкла, оставив только стрекот насекомых.

— Физз, ты ничего не слышишь? Каких-нибудь насекомых?

— Ну конечно, я их слышу! Их-то я и должна была услышать, этих жуков?

Выражение лица Винсента резко изменилось.

— Ты в самом деле их слышишь?

— Конечно. И что с того?

Она подумала, что он шутит, — разве можно не услышать этот грохот, окружающий их со всех сторон?

— Опиши, что ты слышишь.

— Цикад. Знаешь, такой характерный стрекочущий звук.

Он глядел на нее с таким выражением, как будто еще не решил, верить ей или нет.

— И он доносится издалека?

— Нет, он здесь, прямо вокруг нас. И очень громкий.

— Тебе он кажется громким?

— Да. — Его тон ей не понравился. — Что случилось, Винсент? Что происходит?

— То, что ты слышишь, совсем не цикады… Это мертвые. Кто-то из тех, кого ты принесла с собой, когда возвращалась оттуда.

— Откуда ты знаешь?

Он поглядел на нее с грустью.

— Потому что я помню этот звук с тех нор, как сам был мертв. Это одно из немногих воспоминаний, которые у меня сохранились.

ЛУНА В ЧЕЛОВЕКЕ



Первое, что Винсент Этрих услышал от Изабеллы Нойкор, было «Луна в человеке, да?». Она разговаривала с какой-то женщиной. Потом запрокинула голову и расхохоталась, широко раскрыв рот. Флора Воэн и Саймон Хейден привели em специально, чтобы познакомить с ней. Три-четыре года назад лицо этой Изабеллы можно было назвать красивым. Такая мысль пришла ему в голову, едва он ее увидел. Когда их представили друг другу, он показал на ее тяжелый плащ, и первое, что она услышала от него, было:

— А вы знаете, как такие плащи называют во Франции?

Она чуть заметно улыбнулась и посмотрела на Саймона и Флору, как будто хотела убедиться, что это не шутка. Наконец она снова перевела взгляд на Винсента.

— Нет, и как же?

— Упелянд. — Слово выбежало изо рта безупречным галопом, пританцовывая на скаку, точно лошадь.

— Хорошее слово, правда? У-пе-лянд.[2]

Обычно она не носила таких тяжелых вещей, но в тот вечер на улице было жутко холодно. Она только что вошла и еще не успела снять длинную, до пят, серую суконную накидку. Капюшон у нее был такой большой, что свисал до середины спины. Эта накидка в сочетании со светлыми волосами, голубыми глазами и розовыми с мороза щеками делали ее похожей то ли на принцессу из волшебной сказки, то ли на танцовщицу из айс-ревю.

— А что такое «упелянд»?

— Это такой плащ — большой и жутковатый.

— Как у Дракулы?

— Скорее как у доктора Живаго.

Она ему уже нравилась. Сообразительные, остроумные, готовые посмеяться над собой женщины никогда не оставляли его равнодушным.

Она начала расстегивать плащ.

— Ладно, а теперь я вам загадку загадаю. — Ее пальцы онемели от холода и двигались с трудом. Прежде чем продолжать, она сложила ладони лодочкой и подышала в них. — Вы когда-нибудь слышали про tunica molesta?

— Пыточную рубашку? Конечно. Были когда-нибудь в Музее пыток в Шестом округе? Там полно всяких интересных штук, стоит сходить.

Изабелла бросила быстрый взгляд на Хейдена, явно интересуясь, где тот откопал такого парня? Ей еще никогда не доводилось встречать людей, которые слышали бы про tunica molesta.

Пока они вчетвером болтали, стало очевидно, что между Изабеллой и Винсентом проскакивают искры. Флора и Саймон это видели, и оба приходили в бешенство. Но сделать ничего не могли.

Этрих рассказал забавную, удивительно нежную историю о драгоценной коллекции аккордеонов своего отца. И как Винсент еще мальчиком научился играть на аккордеоне после того, как влюбился в одну из моделей этой коллекции под названием «Гора Эверест».

— Неужели вы и правда играете на аккордеоне? — спросила Изабелла.

— Правда. Даже «Полет шмеля» сыграть могу.

Ей это очень понравилось, что было заметно не только по ее лицу, но и по ее жестам, позе. Изабелла вообще любила людей, которые умели всякие необязательные вещи, — разговаривали как чревовещатели, играли на аккордеоне, занимались фигурным катанием или ремонтом часов. Она даже влюбилась однажды в человека, который научил ее танцевать танго.

На столе в ее гостиной стояли разные милые ее сердцу безделушки, которые она в разное время делала своими руками, находила или покупала на блошиных рынках. Ни одна из этих вещиц ничего не стоила, но Изабелла дорожила ими из-за их причудливости, необычности или из-за того, что они напоминали ей о чем-то. К примеру, у нее был красный резиновый человечек, каких делали в двадцатые годы, и он выглядел в точности как фигура с ее любимого рисунка Бруно Шульца.[3] Рядом лежал громадный зуб — любимой собаки, давно умершей. Щербатая табличка с одного из венских домов с надписью «Tolstoy Gasse»,[4] лягушонок в балетной пачке и клочок промокашки с ее детского письменного стола в деревянной рамочке с инкрустацией. Этот клочок от края до края заполняли рисунки, каракули, какие-то таинственные знаки, которые она рисовала самой себе… Мир девятилетней девочки в ее собственных словах и иллюстрациях. Глядя на Винсента, аккордеониста и вообще интересного человека, она захотела показать ему эти вещи и послушать, что он скажет о них.

Но окончательно все решила музыка. Несколько минут спустя, пока они разговаривали, в комнате вдруг зазвучала музыка. Все замолчали, прислушиваясь, а потом вновь вернулись к разговорам. Пегги Ли[5] пела песню под названием «Эти маленькие глупости». Винсент поднял голову и улыбнулся, точно старого друга встретил. Да это и был старый друг — одна из тех песен, которые полюбились ему на всю жизнь.

Без колебаний он пригласил Изабеллу на танец. Она подумала, что это шутка, но он был серьезен. Никто в комнате не танцевал, а ему хотелось — прямо сейчас, с ней, под эту песню. Изабелла потрясающе танцевала, но еще никогда в жизни не выходила на площадку первой. Она повернулась к подруге, узнать ее мнение, но Флора Воэн занята была только тем, чтобы сохранить лицо и не выбежать из комнаты, рыдая. Хейден знал, что между Этрихом и Флорой был роман, и наверняка посмеялся бы сейчас над страданиями своей бывшей пассии, если бы не собственный полный провал с Изабеллой. Он был уверен, что, если бы это он пригласил Изабеллу на танец, она отказалась бы, не раздумывая ни минуты.

Этрих поднял руки в классическую позицию, приглашая ее присоединиться к нему. Она снова почувствовала себя юной девушкой, робеющей и нерешительной, но и радостно возбужденной тоже. Дрожащей от возбуждения — вот как следовало бы сказать. Она уже много лет не испытывала ничего подобного, но стоило ему пригласить ее на танец, и эмоции нахлынули волной. Шагнув ему навстречу, она вложила свои ладони в его протянутые руки, и они закружились в танце. Флора и Саймон подались назад, освобождая им место.

Люди вокруг оглядывались на них и улыбались. Потанцевать — какая замечательная мысль! Но следующая пара присоединилась к ним не раньше, чем песня отзвучала почти до конца. Так что вся площадка была в распоряжении этой пары незнакомцев. Этрих старался не прижимать ее к себе, и она это заметила. Чтобы испытать, а может, и подразнить его, она медленно пододвинулась к нему поближе. Так же медленно он отодвинулся от нее, и они продолжали танцевать, соприкасаясь только руками. Она как будто вновь оказалась в школе танцев, где готовилась к своему первому венскому балу в паре с мальчиком, который до ужаса ее боялся.

На середине песни рот Винсента оказался возле ее уха, и ясным тихим голосом он заговорил. В том, как он говорил, не было никакой сексуальности, только откровенность.

— Мои родители были самой романтичной парой, которую я знал. Каждый раз, когда я слышу эту песню, я думаю о них, потому что им обоим она очень нравилась. Оба знали ее слова наизусть.

Она подалась назад, чтобы взглянуть на него.

— Правда? Мне так нравится, когда люди знают слова любимых песен. А ваши родители еще живы?

— Нет, погибли в автокатастрофе много лет назад.

То, как он сказал эти слова, потрясло ее даже больше, чем сам факт. Столько в его голосе было тоски и грусти. Не колеблясь, она спросила:

— Какие они были?

Теперь Этрих подался назад и поглядел на Изабеллу с удивлением.

— Мои родители? Вы правда хотите знать?

И снова она была тронута его интонацией, в ней слышались одновременно и горячее желание, и сильное сомнение. Он явно хотел дать ответ на ее вопрос, но боялся того, что она с его ответом сделает. Двойственность его тона означала: «Я могу тебе доверять? Мне так хочется».

Часть нашей жизни — это поиски того единственного и необходимого человека, который поймет нашу историю. Но мы так часто делаем неправильный выбор. Проходят годы, и оказывается, что человек, который, как мы считали, нас понимает, относится к нам в лучшем случае с жалостью, а то и с безразличием или откровенной антипатией.

Те, кому мы на самом деле небезразличны, делятся на две категории: тех, кто нас понимает, и тех, кто прощает наши самые тяжкие грехи. Но найти человека, способного на то и другое, удается крайне редко.

Этрих не знал эту женщину, но ее рука твердо лежала в его ладони, и все в ней, казалось, говорило: «Я здесь — расскажи мне все, что захочешь».

Тем временем Флора и Саймон переместились в бар, где заказали по хорошей порции спиртного и с трудом поддерживали бессвязный разговор. Хейден первым заметил, что происходило рядом, но никак не мог поверить своим глазам.

— Флора, посмотри на них! Ну же, быстро!

Но Флора только что опрокинула стаканчик и смотреть на них вовсе не хотела, спасибо большое. Она и так видела больше чем достаточно. Просто Саймон, как обычно, ведет себя как последнее дерьмо и пытается сделать ей еще больнее. А потом предложит перепихнуться где-нибудь по-быстрому, чтобы не так обидно было.

— Флора, пожалуйста, посмотри.

С раздраженным лицом она со стуком опустила стакан на стойку и обернулась. Пара была достаточно близка к ним, чтобы она увидела слезы на щеках Винсента Этриха. Он даже не пытался их вытирать. Продолжая танцевать, он смотрел на Изабеллу так, словно она только что сказала что-то очень-очень важное.

Что это с ними творится?

Не отрывая глаз от танцоров, она произнесла уголком рта:

— Посмотри на них, Саймон. Как ты думаешь, что там у них происходит?

Но он не понял.

— Да брось ты. Они всего полчаса знакомы, а он уже плачет. Что она, на ногу ему наступила, что ли?

* * *
Изабелла украла Винсента с вечеринки. Они продолжали танцевать, не видя и не слыша никого, кроме друг друга. Флора и Хейден перестали смотреть на них и вернулись к своей выпивке. Потом заспорили о какой-то ерунде. Но поскольку внутри у обоих все клокотало и оба созрели для хорошей свары, они ее и получили. Немного погодя, когда Флора о чем-то заговорила, Саймон демонстративно выставил руку с часами и уставился на них, чтобы показать, как ему наскучила эта ссора. Флора пошарила по залу глазами в поисках парочки, но те уже ушли. Она обратила внимание Хейдена на этот факт, намекнув, что это он во всем виноват, ведь именно ему пришла в голову мысль пригласить Этриха на эту вечеринку. О чем он, черт возьми, думал?

БУМ-М-М! Удар гонга, возвестивший о втором раунде их поединка, прозвучал едва ли не во всеуслышание. Бойцы вышли на ринг, готовые к бою. Секс — самая сильная из страстей, с которой ничто не сравнится, но гнев может стать неплохим заменителем. Тот факт, что несколько лет тому назад Хейден и Флора были любовниками, сделал их особенно ожесточенными противниками. Стыдливость или сдержанность не смягчали словесных ударов, которыми они обменивались. Никакие скрытые планы или стремления, связанные с постелью, им тоже не мешали. Ведь они уже прошли через это на пути к постели и были уже по ту сторону. Результат выглядел грязным, неприглядным и правдивым. В своей перепалке они очень быстро добрались до самого низкого уровня в истории их отношений и, не сговариваясь, опустились даже еще ниже.

* * * * * *
В двух милях от них Изабелла на большой скорости вела свою машину по Линке-Винцайле, и лампочки на приборной доске горели ровным голубым светом в противовес ярким вспышкам неоновых и галогенных городских огней за окнами. Из динамиков негромко звучал старый альбом «Роллинг стоунз». Изабелла собиралась показать Винсенту нечто особенное — своего Кизеляка. Через десять минут они будут на месте. Они молчали. Обоим хватало того, что они оказались наедине друг с другом, — двое взрослых, убегающих в сверкающий огнями город, навстречу приключению, — оба были довольны, взволнованы, глубоко удивлены и исполнены ожиданий.

Винсент оглядывался по сторонам, стараясь, чтобы это было незаметно. Он считал, что о человеке можно судить по окружающим его вещам, — по тому, что у него в машине, на письменном столе, в сумочке или в карманах. Ты то, что ты носишь с собой.

К его восторгу и тайному облегчению, в машине Изабеллы в тот день царил очаровательный беспорядок. Рекламные буклеты и прочий почтовый мусор — желтые! бирюзовые! оранжевые! — валялись на полу. Компанию им составляли недавний номер «Тайм» и ежедневная венская газета. Прежде чем сесть, ему пришлось убрать с переднего сиденья кассеты — Борис Буковски и «Полуночники в забегаловке» Тома Уэйтса.[6]

Этрих представил, как Изабелла берет почту по дороге к машине. Она так торопится, что не успевает даже дойти до помойки, а просто бросает буклеты на заднее сиденье и забывает про них навсегда. На приборной доске валяются маленький черный фонарик и роскошная, вся в глубоких царапинах золотая шариковая ручка, бок о бок с восьмидюймовым резиновым Элвисом, танцующим на присоске. Этрих ткнул в Элвиса пальцем, тот сразу завибрировал и затрясся.

— В машине у меня бардак, я знаю. Но так не всегда бывает. Я видела, как вы оглядывались, — усмехнулась Изабелла, не поворачивая головы.

— Это бардак? Да это сущие пустяки. Вот я расскажу вам одну историю, она случилась на самом деле. Как-то раз люди из кинокомпании увидели мою машину на улице и позвонили мне. Оказалось, они хотели арендовать ее для фильма, который снимали тогда. А знаете почему? Потому что в этом фильме был один бомж, который жил в автомобиле. А мой в точности соответствовал их представлениям о том, как должна выглядеть машина, в которой живет бомж, вот и предложили мне пятьсот долларов в день за аренду.

— Не верю.

— Богом клянусь, правда. Присягнуть могу. — И он поднял руку, как будто давал клятву в суде.

— А как назывался фильм?

— «Ангелы в баре».

— Я его видела! С Арлен Форд.[7]

— Точно. Значит, вы видели мою машину.

У Изабеллы рот открылся от изумления. Она медленно прикрыла его ладонью, вспоминая что-то из фильма.

— Та сцена, когда полицейские подходят к машине того парня и выволакивают его наружу…

— Это моя машина и есть. — Винсент снова протянул руку и щелкнул по Элвису пальцем, отчего тот весь содрогнулся.

—.. а еще они нашли там кучу кошек, которые жили с ним… — Она расхохоталась. — Господи, неужели это и правда ваша машина?

Этрих кивнул:

— Да, только без кошек. Терпеть их не могу. А после съемок в машине воняло ими несколько недель. Я даже на автомойку пару раз съездил, пылесосить замучился, ничего не помогало.

— Для хозяина такой жуткой машины вы хорошо выглядите. А пахнет от вас просто здорово. Отличный одеколон. Но, может, вы не моетесь?

Ничуть не обескураженный, Винсент спокойно ответил:

— Да нет, это у меня только машина такая. Она для меня всегда была как ящик в платяном шкафу или комоде, куда бросают всякие вещи, но никогда ничего не вытаскивают. Ну, знаете, корешки от билетов, носки без пары, старый лед…

— Старый лед? — Она знала, что не ослышалась, но картинка была такой странной и нереальной, что ей захотелось услышать еще раз.

— Именно.

Снова наступило молчание, но обоим было легко и удобно. В молчании не было угрозы, будто застывшую картину оберегал хранитель экрана, как в компьютере. Наконец Этрих спросил:

— А можно мне узнать, куда мы едем? — Вообще-то ему было все равно; просто он хотел еще раз услышать ее голос.

— Вы правда хотите знать или пусть лучше будет сюрприз? Выбирайте.

Он задумался ненадолго и сказал:

— Пусть будет сюрприз. Но мне бы очень хотелось услышать что-нибудь о вас. Вы ведь почти ничего не рассказали. Это нарочно?

Она пожала плечами.

Но Винсенту этого было мало.

— Выкладывайте — у вас же есть что-нибудь мне рассказать.

— Мой отец врач.

Он ждал. Еще несколько минут прошли в молчании, прежде чем она посмотрела на него, приподняв брови.

— Это было что-нибудь.

— Да — профессия вашего отца. Но я-то хочу узнать что-нибудь о вас.

— Ну ладно, вот вам кое-что еще: когда я была ребенком, то хотела стать балериной. Тогда я очень хорошо танцевала, и меня приняли в балетную школу Венской государственной оперы. Там я и повстречала Флору. Мы с ней учились вместе. Но все же я танцевала недостаточно хорошо, а в балете это понимаешь рано, лет в четырнадцать — пятнадцать. У меня получалось, но недостаточно хорошо. Поэтому я ушла оттуда и поступила в американскую международную школу, — мои родители хотели, чтобы я изучала английский. Со мной часто так бывало в жизни. У меня многое получалось, но всегда недостаточно хорошо. Ничего выдающегося.

Она говорила без гнева или сожаления. Просто констатировала факт. Винсента тронула и ее искренность, и ее беспристрастная самооценка. Он знал таких женщин, к каким она только что себя причислила, но ни одна из них никогда не призналась бы в этом. Поскольку все они также были привлекательны, люди неизменно оценивали их достижения выше, чем те заслуживали. О, такая хорошенькая женщина танцует/ рисует/ пишет? Значит, ее работы должны быть хороши. А они не хороши. По правде говоря, они совсем не хороши. По правде говоря, это просто очередная смазливая мордашка силится стать кем-то или создать что-то интересное, но не может. Изабелла снова заговорила, но он, занятый мыслями о том, что она сказала раньше, не расслышал.

— Простите, что вы сказали?

Она переключила передачу, и машина плавно затормозила. Водителем она была великолепным.

— Я спросила, знаете ли вы, кто такой автографист?

— Автографист? Нет. Что за странное слово.

— Вообще-то он был всего один. Сам для себя и название придумал. Его я и хотела вам показать, среди прочего.

Этрих ждал продолжения. Он уже заметил импульсивную манеру речи Изабеллы.

— В начале девятнадцатого столетия жил здесь один человек по имени Йозеф Кизеляк, который работал клерком в какой-то конторе дворцовой канцелярии, не важно, в какой. Кизеляк всегда хотел стать поэтом или актером, но у него ничего не получалось. И вот, чтобы прославиться, он стал писать свое имя краской на всем подряд. На любых предметах — зданиях, мостах, мебели… Сотни Кизеляков повсюду. Я слышала, он пользовался для этого трафаретом или шаблоном. Или, по крайней мере, делал это очень быстро, чтобы успеть убежать… Кизеляк называл себя автографистом. Он даже написал книгу — она до сих пор издается, — о пешеходном путешествии через Альпы, где он оставил свое имя на каждой вершине, куда ему удалось забраться. У меня есть один экземпляр. Называется «Пешком по Австрии». Он стал таким знаменитым, или, скорее, печально известным, что его вызвали в приемную императора, где тот лично сделал ему нагоняй. Представляете, Винсент? Глава огромной империи Габсбургов вызывает к себе какого-то мелкого маньяка, чтобы запретить ему писать повсюду свое имя! Вероятно, автографист вошел, получил хорошую взбучку и сделал вид, что пристыжен. Но когда он вышел, император обнаружил, что тот умудрился нацарапать «Й. Кизеляк» поверх какого-то доклада, лежавшего у него на столе.

Когда Изабелла говорила, она постоянно горячо жестикулировала. Ее руки то описывали большие круги в воздухе, то ныряли и камнем падали вниз, точно чайки, охотящиеся над водой. То одна, то другая рука отрывалась от руля, чтобы подчеркнуть что-то. Ни одна не могла оставаться в покое. Выражение лица тоже все время менялось. Глядя на него, легко было понять, какие места истории ее по-настоящему вдохновляют, а какие она рассматривает как мостик к следующему интересному моменту. Этриху нравились ее энтузиазм и манеры, и он не мог на нее наглядеться.

— И что с ним стало?

— Он умер очень молодым — в тридцать с небольшим.[8] И, конечно, все его автографы со временем исчезли, осталось совсем немного, в основном там, наверху, в Винервальде, на камнях и деревьях. Странно и даже жутковато наткнуться на них посреди Венского леса. Я слышала, есть даже клуб фанатов Кизеляка, которые обмениваются картами с указаниями мест, где они находили его творения… Это я и хочу вам показать — подлинного Кизеляка. Я нашла его несколько лет назад.

— А как вы узнали про этого парня?

— Петрас Урбсис.

— Простите?

Она подмигнула.

— А это второе, что я покажу вам сегодня вечером.

* * *
Найденный Изабеллой «Кизеляк» был написан под замысловатым углом у самой земли на стене барочной церкви в глубине Пятого округа. Они стояли на тротуаре совсем близко друг к другу, и Изабелла снова и снова проводила лучом фонарика по стене, показывая Этриху автограф. Наконец она выключила свет, и они остались вдвоем на холоде глядеть на темную стену.

Этрих сказал:

— Представляете, как был бы счастлив Кизеляк, узнай он, что две сотни лет спустя красивая женщина будет хвастаться его автографом в темноте, словно каким-то сокровищем? Чертовски круто.

— Сокровищем? Да, правда. Мне это нравится, Винсент. Я никогда о нем так не думала, но для меня он и правда сокровище.

— Кому еще вы его показывали?

Прежде чем ответить, она замешкалась на мгновение.

— Никому — только вам.

Он даже испугался счастья, которое нахлынуло на него, когда он услышал эту новость. Только ему — ему одному.

— Идемте, я хочу показать вам кое-что еще.

Она продела свою руку под его локоть и мягко потянула вперед. Это был первый раз, когда они прикоснулись друг к другу, не считая того танца на вечеринке. Она повела его прочь от места, где осталась машина. Этрих бросил на нее взгляд через плечо. Она заметила.

— Не беспокойтесь, это ненадолго.

— А я и не беспокоюсь. Просто я перчатки в машине оставил, вот и думаю, не сходить ли за ними.

Без колебаний ее ладонь скользнула вдоль его руки в карман пальто, и ее теплые пальцы в перчатке стиснули его замерзшую голую ладонь. Очаровательнее всего в этом жесте было то, что она не придала ему особого значения. Она сделала это только для того, чтобы погреть его руку, и все. Только доброта, редчайшее из качеств, когда оно встречается в чистом виде. С другой женщиной и при других обстоятельствах это наверняка означало бы что-нибудь серьезное, решающий момент. Но он интуитивно понял, что это не тот случай. Ее простая заботливость его восхитила.

Он посмотрел на их руки, потом на нее.

— Куда мы идем?

— Я вам говорила — к Петрасу Урбсису.

— Звучит не то как чье-то имя, не то как название нового русского оружия. Что-то вроде нового вида танка-амфибии.

Она стиснула его руку.

— Это человек, хотя он действительно из России, вернее, был, потому что он из Литвы.

— Петрас…

— Урбсис.

— Урбсис. — Этрих подождал чуть-чуть, а потом вставил:

— А вы уверены, что он не литовское оружие?

Изабелла снова стиснула его ладонь, но разговаривать, похоже, больше не хотела. Они шли вместе по неказистому рабочему району, где пахло печным дымом, сырым камнем и зимой. Машины проезжали мимо, добавляя к местным ароматам вонь выхлопных газов. Правда, было уже поздно, так что их встречалось немного. Время от времени кто-нибудь показывался из-за угла или попадался им навстречу, но эти прохожие держали глаза долу. Все куда-то спешили, одни домой, другие просто куда-нибудь в тепло. Гулять в этой части города было скучно. Кроме бесконечной вереницы угрюмых многоквартирных домов да редких захудалых ресторанчиков и гастхаусов[9] смотреть было не на что. Этрих недоумевал, куда они направляются.

Пройдя половину следующего квартала, он замедлил шаг, увидев кое-что. Поравнявшись с этим, он знаком попросил ее остановиться. Они стояли напротив ярко освещенной витрины. Окна других магазинов, попадавшихся им на пути, были либо тусклы, либо совсем не освещены, так что в них ничего нельзя было разглядеть. Да и поздно уже — в такой час кто пойдет к ним за покупками?

Но эта витрина сияла так, словно Вена ни днем, ни ночью не могла обойтись без ее товаров. Именно ее яркость и привлекла его внимание прежде всего.

— Хочу взглянуть на это барахло в витрине. Чем здесь, черт возьми, торгуют?

Увидев, что там было выставлено, он потерял дар речи. Этрих работал в рекламном бизнесе. Большую часть своего времени он убеждал людей покупать вещи, в которых они не нуждались или даже не подозревали об их существовании. Вот почему он любил смотреть, как остальной мир продает свои товары.

В этой витрине десять флаконов одеколона «Олд спайс» выстроились, словно причудливой формы кегли. Рядом с ними расположились шесть узких мужских галстуков вульгарных старомодных расцветок с геометрическими узорами, которые нынче превратились в последний писк. Великолепно сохранившиеся галстуки из другой эры. В том, что они оригинальные, сомнений быть не могло. Свежевычищенные и отглаженные, возможно даже ни разу не надетые. Мертвый запас. Этрих запомнил это выражение с тех пор, как мальчиком работал в магазине канцелярских товаров. Так называли новый, не пользовавшийся спросом товар, который хранили на складе в надежде, что когда-нибудь и на него найдется покупатель.

За галстуками стояла открытая коробка с набором пластинок 33 1/3 оборота, на которых были записаны речи генерала Дугласа Макартура. Рядом с ними лежала большая открытая иллюстрированная книга о скульпторе Уильяме Эдмондсоне. Подле книги — восемь кусков белого мыла с выдавленным посередине названием: «White Floating». На расстоянии фута от них стояла дамская сумочка из зеленой крокодиловой кожи в отличном состоянии. По ее форме Винсент с первого взгляда понял, какая она старая: Лорен Бэколл[10] щеголяла с такими под мышкой в фильмах сороковых годов.

А между всеми этими предметами были в беспорядке разбросаны черно-белые фотографии той эпохи. Наклонившись, чтобы разглядеть их получше, Этрих заметил, что на многих присутствует один и тот же человек. В половине случаев он был в военном, но форма была незнакомая. Какой армии она принадлежала?

На одном из снимков мужчина сидел в окружении группы медсестер с высокими сложными прическами. Другой был сделан в баре, тот же самый мужчина и какая-то женщина сидели на высоких хромированных табуретах и касались стаканами, видимо, чокались. На третьем он стоял с той же самой женщиной, обняв ее за плечи, подле маленького автомобиля, а за их спинами огромные снеговые шапки покрывали вершины гор.

— Винсент.

Этриху стоило груда оторваться от витрины и размышлений о том, что там делает все это барахло, даже когда Изабелла Нойкор окликнула его по имени. Что-то было в самих этих вещах и в том, как они лежали в витрине. Может быть, они так странно выглядели, собранные вместе? Или все дело было в явной заботе и продуманности, с которой их раскладывали? Вся витрина напоминала чей-то очень личный фотоальбом или полку в гостиной, где хранят самые дорогие сердцу, самые важные сувениры и талисманы.

— Взгляните наверх.

— Что?

Она подняла руку и указала куда-то наверх.

— Посмотрите туда. Вон, над дверью.

Не понимая, почему она этого хочет, Этрих все-таки сделал, как она сказала. Он поднял голову и увидел над дверью большую черно-белую вывеску, на которой были написаны всего два слова: «Петрас Урбсис».

Он не поверил своим глазам.

— Как? Это и есть то место, куда вы вели меня, Изабелла?

— Ага. Можете продолжать разглядывать витрину. Она замечательная, правда? Он ее каждую неделю меняет.

* * *
— Он распродает свою жизнь. — Изабелла облизала ложечку.

Пока она говорила, Этрих внимательно глядел в свою чашку с кофе. Потому что, стоило ему глянуть на Изабеллу, и он в два счета терял нить своих размышлений.

— Как вы сказали?

Они сидели за столиком в глубине продымленного зала кафе «Старая Вена», одного из немногих в городе заведений, открытых поздно ночью. Они пришли туда после того, как Винсент вдоволь нагляделся на витрину Петраса Урбсиса.

Изабелла похлопала его ложечкой по тыльной стороне ладони.

— Это все, что есть у него в магазине: предметы из его жизни. Не все, но многие; вещи, которые представляли для него достаточную ценность, чтобы их хранить. А теперь он распродает все это.

— Но как можно продавать свою жизнь? И зачем?

— Потому что он старик, который хочет умереть спокойно, зная, что его сокровища в хороших руках. Это не такая безумная затея, как кажется. Продает он в основном пластинки и компакт-диски. Петрас без ума от музыки, всякой. По-моему, у него что-то около пяти тысяч пластинок.

— Да, Изабелла, но в той витрине были куски старого мыла. Не будете же вы утверждать, что он продает старое мыло, которое собирал годами.

— Почему бы и нет? Я бы не удивилась. Представьте хотя бы на минуту себя на его месте. Вы стары и одиноки. Никому нет до вас никакого дела, и никто не хочет вас слушать. Ваши истории, ваши жалобы, оставшиеся у вас надежды и мечты: всем-все-рав-но. Со стариками всегда так… Но у вас есть немного денег, уйма свободного времени и миллион воспоминаний, которыми вы хотите поделиться с другими. Так что может быть лучше, чем открыть свой маленький магазин и продавать в нем все, что вам было дорого, людям, которые будут наслаждаться этими вещами не меньше вашего? Прежде чем кому-то что-то продать, Петрас разговаривает с человеком. И если тот ему не понравится, продажа не состоится. Я сама не раз видела, как он отказывал покупателям. Он говорит, что люди, которые заходят в его магазин, это либо одинокие старики вроде него, соскучившиеся по беседе, либо меломаны, разделяющие его музыкальные вкусы, либо просто люди, заинтригованные витриной и не удержавшиеся от соблазна войти.

Этрих потер лоб, не придумав ничего другого.

— И у него есть покупатели?

— О да, почти каждый раз, когда я захожу к нему, он обязательно с кем-то разговаривает. Зачастую его собеседники выглядят одинокими оборванцами, или как будто они только что сошли с летающей тарелки, но его это не смущает… Помните ту танцующую фигурку на приборной доске моей машины? Мне ее подарил один покупатель, фанат Элвиса. Я оказалась в магазине в день, когда Петрас продал ему очень редкую запись Элвиса, где тот в Лас-Вегасе поет «Аве Мария».

Хотя Винсент и Изабелла сидели, уставившись на свои руки, когда она рассказывала об этом, оба одновременно захихикали, представив себе Короля, поющего эту самую священную из песен. В Вегасе.

Когда он заговорил снова, голос у него был восторженный, как у ребенка.

— Вы должны представить меня этому Петрасу. Я должен с ним встретиться.

Изабелла кивнула:

— Можем пойти туда завтра, если хотите.

— Обещаете?

Было ужасно забавно, что он так сказал, но она вдруг почувствовала себя счастливой.

— Да, Винсент, я обещаю.

ПЕТРАС



— О чем ты думаешь?

Отвечая, Винсент медленно тер глаза ладонями.

— Думаю, что нам надо поговорить об этом с Петрасом.

Они снова сидели в своей машине в Венском лесу. Хитцель положил голову Этриху на плечо. Окна были опущены. Изабелла скрестила руки и, отвернувшись от него, прислушивалась к окружающему.

— Как ты пришел к такому выводу?

Протянув руку, он ткнул пальцем в танцующего Элвиса на приборной доске.

— Я думал о том вечере, когда мы с тобой познакомились, и как ты рассказывала, откуда у тебя взялся он. — И он указал на маленькую фигурку.

Когда она заговорила, голос у нее совершенно изменился. Высокий и тонкий, он торопливо и гневно выкрикивал слова, точно говорил рассерженный ребенок.

— Я не хочу, Винсент. Я совсем не хочу идти к Петрасу за этим.

— Понимаю. Я бы тоже не хотел на твоем месте. Но, по-моему, сделать это все-таки придется, если, конечно, у тебя нет идеи получше.

Она знала, что он прав, но легче от этого не становилось. Еще полчаса назад Изабелла поняла, что другого выхода у нее нет. Едва узнав, какой звук она принимала за пение цикад, она сразу подумала: «Петрас». И это ей очень не понравилось.

Теперь она снова глядела на Винсента умоляющими глазами.

Видя ее отчаяние, он взял ее за руку.

— Родная, поступай так, как считаешь правильным. Ты же знаешь, я поддержу тебя. Не хочешь иметь дело с ним — не надо. Просто я не знаю, что нам еще делать.

— Ты так и не сказал, что, по-твоему, происходит со мной, Винсент. Ты ни словом об этом не обмолвился; не считая того, что я привожу с собой мертвых, когда возвращаюсь оттуда.

Она начинала изворачиваться. Иногда она делала так, когда ей хотелось спрятаться от неприятной правды. Непривлекательная, жалкая уловка. Но сегодня он не стал обращать на это внимания: развитие событий принимало слишком серьезный и опасный оборот. Изабелле придется признать правду и заняться этим прямо сейчас.

Его голос прозвучал жестко, жестче, чем ему самому хотелось бы.

— Что я могу сказать такого, чего ты не знаешь, Физз? Ты воскресила меня из мертвых. Чтобы сделать это, тебе пришлось пойти к Петрасу и научиться у него, как войти туда и вернуться обратно. Но ты помнишь, о каких последствиях он предупреждал тебя тогда. Тебе известно, как войти в смерть, но теперь кто-то использует твое знание против тебя. Они протаскивают тебя в эту дверь, когда им вздумается, хочешь ты этого или нет. Зачем-то они показали тебе смерть Хейдена. Зачем, не знаю. Думаю, им нужен наш ребенок, потому что Энжи опасен для них. Мы давно это знаем.

— А почему ты думаешь, что я должна увидеться с Петрасом?

Раздраженный, Этрих медленно сжал руку в кулак и опустил на грудь подбородок.

— Ты в самом деле хочешь, чтобы я ответил на твой вопрос?

Она поджала губы.

— Не говори так, Винсент. Не сейчас. Мне нужна твоя помощь, а не нотации. Да, скажи, почему ты думаешь, что я должна к нему пойти.

Первым желанием Винсента было наорать на нее. Но он сдержался и, повернувшись к собаке, некоторое время гладил ее по макушке, прежде чем заговорить.

— Когда я умер, ты пошла к Петрасу, и он показал тебе, как войти в смерть и вернуть меня оттуда. И оказался прав — его совет сработал. Я, честно, думаю, что нам надо пойти к нему теперь, рассказать, что с нами происходит, и послушать, что он скажет. Больше нам не к кому обратиться, Изабелла. Если кто и может дать нам совет, что теперь делать, так только он.

* * *
Венское Zentralfriedhof — Центральное кладбище — одно из самых больших кладбищ в Европе. Это огромное, в большей части красивое антисемитское место. Когда входишь через исполинские главные ворота внутрь, кажется, будто вступаешь в Элизиум, место упокоения великих и прославленных. И даже ожидаешь, что вот-вот покажется мирно пощипывающий травку единорог или Франц Шуберт выйдет из-за угла и прошествует мимо, сложив руки под фалдами сюртука и размышляя над очередным шедевром. Прямо у входа лежит Моцарт,[11] там же и Бетховен. Идешь дальше и видишь места последнего упокоения других великих и не очень: выдающихся писателей, генералов, которые сражались и пали в знаменитых битвах, политиков, врачей, архитекторов и социальных реформаторов, изменивших жизнь своего времени. За ними начинаются семейные участки: громады югендштиля и взбитые сливки барокко — памятники богачей — соседствуют с исполненными собственного достоинства простыми надгробиями из черного камня с золотыми буквами на могилах добрых бюргеров.

Но есть у главного кладбища Вены и своя постыдная маленькая тайна: еврейский участок. Многие могильные плиты здесь изуродованы или перевернуты, да так и оставлены. Многочисленные служащие кладбища неважно следят за этим участком.

Изабелла и Этрих шагали по кладбищу целых пятнадцать минут, прежде чем добрались до этой его части. Почти все время они молчали, слушая лишь стук собственных подошв о камень да хруст гравия под ногами. Непонимание и обида живой изгородью выросли между ними с тех пор, как они сидели в Венском лесу, пытаясь осмыслить то, что случилось с ними за день.

Изабелла знала, куда они направляются, Этрих — нет. Ему доводилось бывать на кладбище раньше, но только не в этой его части и не с такой целью. Шагая чуть позади нее, он чувствовал себя ребенком, который старается не отстать от родителей, пришедших на кладбище в воскресенье навестить могилу дедушки.

Она остановилась, помешкала немного, словно для того, чтобы сориентироваться, а потом свернула налево и пошла по проходу между могилами.

— Физз?

Она продолжала идти, не обращая на него внимания.

Этрих прибавил шагу и тронул ее за руку сзади, надеясь, что она остановится. Она так и сделала.

Но он не знал, что сказать. Он и окликнул ее только для того, чтобы она остановилась и посмотрела на него. Он так любил ее и знал, что в последний час все делал неправильно. И отчаянно хотел все исправить, чтобы теперь, когда они так нужны друг другу, между ними все было хорошо.

— Да?

Ее интонация и поза не выражали ничего, кроме нетерпения.

Мысли Винсента лихорадочно метались в поисках подходящей фразы, но все, что он смог придумать, было:

— А что мы ищем?

— Ковчег. Он где-то здесь. Мы уже близко — я помню эти места, в последний раз я тоже здесь проходила.

Она двинулась дальше, не глядя на него. В голосе ее не было эмоций — только информация.

— Какой ковчег?

— Его надгробие — копия «Ноева ковчега» Уильяма Эдмондсона.[12] Только больше оригинала. Вот он! Вон там, дальше, я его уже вижу.

Он посмотрел туда, куда она указывала. Ничего не зная ни о скульптуре Эдмондсона, ни о надгробии, он, вполне логично, шарил глазами в указанном направлении в поисках чего-нибудь похожего на каменную лодку, ковчег. Ничего подобного он не увидел, но Изабелла решительно направилась куда-то, и он последовал за ней.

Несколько минут спустя она остановилась у большого коричневато-серого камня, обтесанного в форме дома, только очень необычного. Или, точнее, двух домов, поскольку необычность отчасти в том и заключалась, что один дом стоял на другом. Верхний был поменьше размером, а формой напоминал пластмассовые дома из игры «Монополия». У него было четыре стены, шесть окон и наклонная остроконечная крыша. Совершенно обыкновенное здание.

Только покоилось оно в надлежащем углублении на плоской «крыше» большего дома. У этого было четыре окна и в одном конце что-то похожее на двойную дверь. Оба дома были водружены на две совершенно одинаковые каменные плиты. На одной из них, очевидно, вручную и довольно грубо было вырезано имя «Петрас Урбсис», даты рождения и смерти.

— Ты же, кажется, сказала «Ноев ковчег».

Этриху совсем не хотелось снова ее раздражать.

Но, глядя на этот странный и таинственный памятник, отмечающий могилу Петраса Урбсиса, он не мог удержаться от вопроса.

Подойдя к надгробию, Изабелла провела по нему пальцами.

— Это и есть ковчег. В значении — церковь. Но я всегда представляла себе ковчег церковью, плывущей на барже по какой-нибудь реке или океану. Эдмондсон был очень религиозным человеком. В юности ему было видение, в котором он говорил с Богом, и Бог сказал ему: «Будь скульптором». Большую часть жизни он провел, изготовляя надгробия и скульптуры для церкви. Церковь была для него ковчегом — убежищем от внешнего мира и зла, которое в нем есть.

Образ и стоящая за ним идея тронули Этриха. Он улыбнулся, несмотря на мрачность момента.

— Значит, церковь — ковчег, а наш мир — великий потоп?

— Да. Петрас любил работы Эдмондсона. Он говорил, что они просты до божественности. Он часами мог смотреть на репродукции с его скульптурами. И всегда улыбался при этом.

Но она не стала упоминать, что в тот день, когда она пришла к нему за советом, как вернуть Винсента из мертвых, он читал именно книгу Эдмондсона.

Глядя, с какой нежностью Изабелла касается могильной плиты, Винсенту тоже захотелось к ней прикоснуться. Но едва он это сделал, как тут же перенесся в магазин Петраса, — тот самый, который закрылся сразу после смерти хозяина.

Сначала он ощутил запах сандалового дерева. Петрас любил ароматические курения, и в разных местах его магазина всегда можно было найти заполненные песком пепельницы, в которых горели ароматические палочки. Потом Этрих осознал, что сидит на зеленой бархатной кушетке посреди комнаты. Ему часто доводилось сидеть на ней, когда они вдвоем навещали старика.

На этот раз Петрас, совершенно живой, стоял за прилавком и разглядывал что-то вроде фотоальбома размером с кофейный столик. На нем были очки для чтения с толстыми стеклами, которые он поправлял каждый раз, перелистывая страницу. Колокольчик над дверью звякнул, и он поднял голову. Вошла Изабелла. Одежда на ней была совсем другая, да и волосы намного короче, чем только что на кладбище.

— Изабелла, здравствуй! Давненько мы тебя не видели.

— Нам надо поговорить, прямо сейчас. Винсент умер.

Выражение лица Петраса не изменилось, когда он услышал эту новость. Он медленно закрыл книгу и положил на нее ладони. Изабелла подошла к прилавку и остановилась прямо напротив него.

— Ты должен помочь мне сейчас, Петрас.

— Я очень тебе сочувствую.

Она кивнула и продолжала смотреть на него, ее лицо не выражало ничего.

— Что ты собираешься предпринять, Изабелла?

Она ничего не сказала. В этом не было необходимости. Он знал, зачем она пришла. Наконец она взглянула на книгу, которую он читал.

— Эдмондсон. Ты ведь любишь его работы, правда?

— Да. Своими руками он говорил с Богом.

— Петрас, ты знаешь, зачем я пришла.

— Да, знаю. — Толчком он отодвинул книгу в дальний конец прилавка, но продолжал смотреть на нее, как будто она могла ему помочь.

— Теперь ты мне скажешь? Ты обещал, что скажешь, если Винсент умрет.

— Да, я в самом деле обещал. — Сняв очки, он опустил их в нагрудный карман. Вид у него стал покорный, как у проигравшего. — В Литве, еще мальчиком, я видел много такого, что было чудом. Никто бы мне не поверил, если бы я рассказал обо всем, что видел тогда, но это не важно. Не имеет значения, потому что я эти вещи видел и знаю, что это правда. Они действительно были. Много раз, когда кто-то умирал, оставались дела, не сделанные, не решенные… — Казалось, он подыскивает подходящее слово.

— Незавершенные?

Он ткнул в нее пальцем — как будто пырнул воздух.

— Да, да, — незавершенные. Например, один умерший не успел рассказать своей семье, где он спрятал деньги, другой не назначил наследника своего клочка земли. Такого рода дела, иногда серьезные, иногда не очень. Никто не хочет мириться с тем, что однажды умрет, поэтому мы пытаемся игнорировать этот факт. Вот и случается, что человек уходит, а что-то важное остается неясным… И тогда тем, кто остался, приходится трудновато. Поэтому иногда бывает необходимо поговорить с мертвыми, чтобы найти ответы на свои вопросы. В этом нет ничего сложного, надо только знать, как это делается…

— Я не хочу разговаривать с Винсентом, Петрас. Я хочу вернуть его. Воскресить из мертвых.

Кивком Петрас дал понять, что в точности знает, чего она хочет. И снова ткнул пальцем в воздух.

— Я могу научить тебя и тому и другому, Изабелла. Для тебя я могу это сделать. Но зачем? Зачем это нужно?

— Потому что так сказал Энжи. Сразу, как только рассказал мне о смерти Винсента.

Петрас указал на ее большой живот:

— Ребенок все еще разговаривает с тобой?

— О да. Он не перестает говорить со мной с дня своего зачатия.

— Покажи еще раз, Изабелла.

Она показывала уже дважды, но сегодня все было по-другому, потому что она отчаянно нуждалась в его помощи. Она подождала и прислушалась. Петрас и Винсент пристально наблюдали за ней, ожидая какого-нибудь знака — контакта, узнавания. Долгое время ничего не происходило, и понемногу в комнате стало нарастать ощутимое напряжение. Изабелла, нисколько не смущаясь, продолжала ждать. Наконец она слегка выпрямилась и провела тыльной стороной ладони по губам. Посмотрела на Петраса и сказала:

Я видел восток,
Я видел запад,
Я видел потоп.
Не имея понятия о том, что это значит, она спросила:

— Что это такое? Ты знаешь?

Старик кивнул и показал на книгу об Эдмондсоне на краю прилавка.

— Так он описал время, когда Бог говорил с ним, и то, что было ему явлено. Эти слова я прочел перед самым твоим приходом. Эти самые. Их сказал тебе твой ребенок? Твой Энжи?

Она нетерпеливо бросила:

— Ну конечно, Петрас. А иначе как бы я узнала?

— Да, правда. Разумеется, ты права, как же еще?.. Итак, я научу тебя. Но сначала я должен кое-что тебе рассказать. Есть одна большая опасность, когда говоришь с мертвыми. Она для всех общая: раз узнав дорогу туда, никогда ее не забудешь. Всю жизнь будешь помнить. Для некоторых людей это катастрофа. Как атомная бомба, понимаешь? Стоило людям узнать, как ее изготовить, и потом использовать, и они уже не в силах были сказать: «Это была ошибка, давайте разберем ее и зароем в землю». Вот почему, когда я был маленьким, говорить с мертвыми всегда просили стариков. Не важно, знают они или нет, все равно им скоро умирать.

— А ты когда-нибудь это делал?

Он махнул рукой, будто отгоняя такое предположение:

— Нет, я трус. Все храбрые поступки в своей жизни я совершил случайно. И у меня никогда не возникало необходимости говорить с мертвыми.

— Но ты знаешь, как это сделать?

— Да.

— Тогда покажи мне, Петрас.

Она не колебалась. Двое мужчин сразу оценили ее мужество и полюбили ее за это еще больше, каждый на свой манер. Этрих особенно, потому что он знал об Изабелле все. В том числе и то, что человек она не смелый.

— Вход у тебя в животе, прямо вот тут. — И он приложил ладонь к середине живота, над ременной пряжкой.

То же сделала и она — приложила ладонь к животу.

— Да, вот так, прямо на Bauchnabel. Как он называется на вашем языке?

— Пупок. А что там, Петрас?

— Твоя смерть — жизнь и смерть — находятся в этом самом месте. Здесь. Где когда-то ты была связана с матерью. Той связью, благодаря которой ты жила внутри ее тела. Но когда ты родилась, связь прервали, чтобы ты могла быть в этом мире. Когда ты умрешь, связь восстановится.

Не веря своим ушам, она пролепетала:

— Я умру и снова соединюсь с матерью?

— Нет, это будет уже другая связь, со всеми и со всем, не только с матерью. — Он заметил смятение на ее лице. — Но сейчас это не имеет значения, Изабелла. Все, что ты хочешь знать, находится здесь, и я покажу тебе, как этим пользоваться. Положи еще раз обе руки на живот… Раз в жизни каждому снится смерть.

Она не удержалась от смешка.

— А мне она все время снится.

— Нет, это другое. Раз в жизни человек видит во сне собственную смерть. И это правда. Сон такой отчетливый и подробный. Где, когда, как это случится, — в общем, все. Такой сон снится всем людям. Каждому из нас. Но за жизнь мы видим множество снов, и потому этот забываем так же быстро, как остальные. Мы ведь даже не помним, что нам снилось прошлой ночью, так? Сколько вообще снов помнит человек? — И Петрас поднял указательный палец. — Но о самом важном моменте своей жизни человек видит во сне всю правду. Один раз. Человек видит, как именно он умрет. Для одних людей это кошмар, для других — нормальный сон. Тихий и мирный… Итак, если тебе нужно побывать в смерти или навестить одного конкретного мертвеца, пока ты еще жива, найди этот сон и войди через него.

При этих словах изумление и неверие стали попеременно завладевать умом и сердцем Изабеллы. Неужели это правда?

— Но как человеку узнать, снился ли ему вообще этот сон? А вдруг он ждет его где-то в будущем? Разве это невозможно? И как быть тем, кому этот сон снится к концу жизни?

Петрас покачал головой:

— Каждый видит свой сон еще до того, как ему исполнится одиннадцать.

— Одиннадцать? Почему именно одиннадцать?

— Пубертация.

— Половая зрелость?

— Да. Каждый видит свой сон еще до того, как повзрослеет.

— Почему? Почему до того?

Он начал отвечать, но тут его прервал звон колокольчика у входной двери. Оба обернулись, раздраженные помехой.

Этрих наблюдал за ними со своего места на кушетке. Очевидно, они его не видели. Изабелла никогда не рассказывала ему подробностей его воскрешения из мертвых. Сказала только, что ей запрещено. Но теперь он видел, как все происходило, и был зачарован. Впечатление такое, как будто смотришь домашний видеофильм про самого себя, но вдобавок видишь, что происходило в тот миг в соседней комнате или у кого-то в голове. Ему вспомнилась прочитанная когда-то фраза о том, что человек не знает до конца, кто он такой, пока не выяснит, что думают о нем другие.

— Гутен таг.

Неопределенного вида лысый мужчина в больших коричневых очках и с дешевым чемоданчиком из коричневой пластмассы вошел в магазин. Ступал он робко, как будто с порога почувствовал, что помешал.

Петрас ответил ему по-немецки:

— Очень сожалею, но магазин закрыт. Пожалуйста, приходите в другой раз.

Человек сначала вроде бы смутился, но потом вдруг впал в крайнее раздражение. Подняв свой чемодан на уровень груди, он держал его руками, скрещенными в виде буквы «X».

— Как это закрыт? Дверь не заперта, на витрине табличка «открыто».

— Магазин закрыт. Я его хозяин. Если я говорю закрыт, значит, закрыт. Если дверь не заперта, а я говорю — закрыто, значит, закрыто. Если дверь заперта, а я говорю — открыто, значит, открыто. Мне продолжать или вы уже схватили суть?

— Но вы не имеете права так поступать. Существуют ведь муниципальные нормы…

— Ваша фамилия Кифниц или Мангольд?

Сердитый мужчина готов был еще много чего наговорить, но от вопроса Петраса слова замерли у него во рту. Закрыв рот, он облизал губы и боязливо огляделся по сторонам, точно опасался, что у стен могут оказаться уши.

— Мангольд. А вы откуда знаете?

— Не важно. Просто скажите им, что она должна знать. Скажите им, что так сказал ребенок — она должна знать.

Мангольд медленно опустил свой чемодан. И недоверчиво спросил:

— Ребенок так сказал? Неужели?

— Да, ребенок. Так что пойдите и скажите им об этом, и пусть нас оставят в покое.

— Хорошо. Да, да, хорошо.

И Мангольд без лишних слов скрылся.

Изабелла посмотрела, как закрывается входная дверь. Потом перевела взгляд на Петраса.

— Кто это был? И что ты ему сказал?

— То, чему я собираюсь научить тебя сейчас, очень опасно, Изабелла. Уже очень давно этого никто не делал, и многие считают, что не надо делать и впредь.

— Но ведь ты только что говорил, что во времена твоего детства это делали постоянно.

Вместо ответа Петрас пересек комнату и подошел к одному из книжных шкафов, занимавших всю стену от пола до потолка. Постоял перед ним, явно разыскивая что-то определенное. Найдя, он протянул руку, снял с полки какую-то книгу, вернулся с ней к прилавку и положил ее прямо перед Изабеллой. Книга была светло-горчичного цвета, толстая и, судя по исходившему от нее запаху плесени, грубо обрезанным страницам и общему потрепанному виду, довольно старая.

— Это очень редкая и ценная книга, не знаю даже, найдется ли сейчас еще хотя бы один экземпляр. Не думаю. Ее написал мой дальний родственник, профессор одного из университетов в Вильнюсе. В свое время не было такого ученого, который знал бы национальный фольклор и мифологию лучше, чем он. Этот человек всю жизнь только и знал, что ходил по деревням и собирал истории. А потом возвращался домой и добавлял то, что ему довелось услышать, к своей коллекции. Получилась вот эта книга. Он работал над ней тридцать лет. — Петрас похлопал по обложке ладонью и замолчал, давая Изабелле время освоиться с новой информацией, а заодно и взглянуть на его сокровище другими глазами. — Я перечитывал эту книгу много раз. Местами она такая интересная, что не оторваться, местами, естественно, скучная. Но знаешь, какая она в основном? Очень печальная. Почему я так говорю? Потому что ничего этого больше нет, Изабелла. Ни в Литве, ни в Латвии, ни в Финляндии, ни здесь, в Австрии… Магия исчезла отовсюду и не вернется больше никогда. Да, волшебные истории можно услышать и сейчас. Но истина ушла из них навсегда. Пойди сейчас в любую деревню, и ты нигде не услышишь новых историй, подобных этим, а все потому, что магии был положен предел. Ее отняли у нас навсегда. На земле не осталось больше ничего мифического или волшебного. Уцелели только старые истории, но и в них не бьется живое сердце. Они похожи на руины древней цивилизации, существовавшей тысячи лет назад. Нет больше свиней, исполняющих одно заветное желание, и облаков, говорящих на забытых языках. Нет и деревьев, что пели о конце света… Их нет, Изабелла. Все они ушли.

— А они на самом деле были? Истории не лгут?

— Конечно не лгут! — взревел Петрас. — Да и кому под силу выдумать такие глубокие и вдохновенные истории? Знаешь, от кого чаще всего узнавал их мой родич? От простых батраков и фермеров, крестьян, обитателей деревни. Неужели ты вправду считаешь, что у этих тупиц достало бы воображения их придумывать? Сотни и тысячи волшебных историй? Нет, они не создали их, они видели их своими глазами. Они сами или их отцы и деды становились свидетелями чудесных событий, которые превратились потом в часть их семейной истории. Нет, эти рассказы не лгут.

— Но что же тогда произошло? Почему они все исчезли?

— Потому что человек плохо с ними обращался и почти всегда использовал не по назначению. Вспомни историю нашего века, Изабелла. Подумай о том, как вел себя человек, и о том, каким он показал себя: эгоистичное, опасное чудовище, которое больше разрушает, чем создает, творит больше зла, чем добра. Так неужели ты считаешь, что современному человеку можно доверить магию и власть, которую она дает? Нет, конечно. Нам даже собственное выживание нельзя доверить. Да мы же себя от самих себя защитить не можем! Вот почему магию у нас забрали. И это очень печально, потому что с уходом магии наш мир сузился и стал скучнее. — Петрас отвел взгляд и, посмотрев вниз, смахнул с толстой книги пыль. — Есть где-то здесь и рассказ о том, как войти в смерть через тот самый сон. В точности, как я тебе говорил. Чего здесь нет, так это знания, как именно это сделать. И ты нигде его не найдешь, потому что знание у нас отняли. Почему? Потому что оно слишком опасно. Оставить его нам — все равно что позволить младенцам играть со змеями… Но его больше нет, Изабелла. От этой змеи осталась только кожа — прелестные мифы и волшебные сказки, которые мы рассказываем деткам перед сном. Кожа по-прежнему прекрасна, но змеи в ней нет.

— Но кто это сделал? Кто лишил нас этого? — Она показала на дверь. — Мангольд? Такие, как он?

Петрас покачал головой:

— Он всего лишь посыльный. Но я не могу ответить на твой вопрос. Ты либо сама найдешь ответ, либо не узнаешь его никогда.

— Хорошо, с этим я согласна. Но скажи мне одно — это был Бог? Бог отнял у нас магию?

Петрас заколебался, точно решая, говорить или нет.

— Бог — это не что-то одно.

Изабелла не знала, как реагировать. Она не поняла, что он имел в виду, но знала, что если попросит объяснить, то он откажется. И тогда она сделала единственное, что пришло ей на ум. Положив обе руки на живот, она сказала:

— Тогда покажи мне. Покажи, как найти Винсента.

* * * * * *
— Винсент?

Винсент увидел свою руку на могильном камне, хотя мысленно он был еще в магазине, со стариком и Изабеллой. Совместить эти две реальности воедино оказалось трудно. Как будто, глядя прямо перед собой, пытаешься свести вместе пальцы рук, сближая их с периферии поля зрения.

— Винсент, ничего не получается! Не работает!

Он снова был на кладбище, снова стоял рядом с Изабеллой у могилы Петраса. Он молчал, все еще пытаясь понять, где находится и сколько прошло времени. А она думала, что он внимательно слушает, ожидая, что она скажет дальше. Он же попросту онемел.

— Я делала все точно так, как научил меня Петрас, но на этот раз не сработало. Почему? Что это значит, Винсент? Почему у меня не получилось? Почему я не смогла попасть в смерть?

Этрих заметил неподалеку скамейку и повел Изабеллу к ней. Когда они уселись, он медленно и очень подробно рассказал все, что с ним случилось, когда он положил руку на могильный камень Петраса. Изабелла не перебивала. Она сидела, опустив голову и крепко сжав на груди руки. Он не знал, что значит эта поза, и не стал тратить время на выяснения. Гораздо важнее рассказать ей обо всем, что с ним случилось, пусть она все узнает и обдумает.

Похоже, его приключение нисколько ее не удивило. Она ничего не сказала, когда он закончил свой отчет. Несколько раз она порывалась что-то сказать, но останавливалась. Мысли не складывались в слова. Она сидела неподвижно, единственное, что выдавало ее волнение, это нервное движение взад-вперед вытянутой ступни. В конце концов оба уставились на эту ступню, как будто она знала что-то такое, чего не знали они.

— Когда ты умер, Винсент, Петрас научил меня, как войти в смерть и привести тебя назад. Но сейчас я не смогла этого сделать. Эта возможность для меня закрыта… Может быть, мне было позволено войти туда только один раз, тогда. Как бы то ни было, сейчас я не могу пойти и спросить у Петраса, почему со мной происходят такие вещи.

Все это она говорила, обращаясь к своей нервно ерзающей стопе. И только закончив, посмотрела на Винсента.

Он заговорил, не поворачиваясь к ней:

— Верно, но в то же время я попал в прошлое и узнал, как это сделать. Или почти узнал: Петрас как раз собирался сказать тебе все, когда ты произнесла мое имя и я снова оказался здесь.

— Что ты узнал, пока был мертв, Винсент? Вот в чем вопрос. Что ты узнал такого, что можно принести назад и защитить этим от них нашего сына?

КУПАНИЕ БУЙВОЛА



Лени Саломон влюбилась, на этот раз — серьезно. После того странного ланча с Флорой и Изабеллой она думала только о том, чтобы найти своего возлюбленного и забраться с ним на пару часов в постель.

Какой-нибудь месяц назад ей и в голову бы не пришло думать об этом человеке такое. Его звали Джон Фланнери. По нескольку раз в день Лени ловила себя на том, что повторяет это имя — ДЖОН ФЛАННЕРИ — просто для того, чтобы еще раз ощутить его на языке и, разумеется, подумать о его владельце. В последние дни она провела немало времени, думая о нем.

На первый взгляд менее подходящего любовника ей трудно было даже представить. Физически до ее излюбленного типа ему было как до луны пешком. К огромному своему сожалению, Лени клевала на красивые клише: ей нравились галантные, элегантно одетые, свободно владеющие тремя языками, набриолиненные обладатели узких, умещающихся в нагрудном кармане пиджака, изящных бумажников с прорезями для двенадцати кредитных карточек.

А этот мистер Джон Фланнери ростом был низковат, коренаст, да и вид у него был такой, словно все его вещи так и шли в носку прямо из сушилки, не успев даже поздороваться с гладильной доской. У него была бородка цвета соли с перцем, и в свои пятьдесят четыре года он слегка смахивал на Эрнеста Хемингуэя, именно на него, чьи книги Лени терпеть не могла.

А еще он был на двадцать два года старше самой Лени. Стоило ей об этом подумать, как ее чуть ли не в краску бросало. Тем не менее она в него влюбилась, и точка. Лени Саломон была прагматиком. Она была калекой. И красавицей. Много лет назад она вышла замуж не за того парня и с тех пор так и не нашла в себе смелости расстаться с ним, хотя и знала, что без него будет гораздо счастливее. Все это она про себя знала, но придавала этому знанию не больше важности, чем оно заслуживало. И вот теперь она влюбилась в мужчину, который стал мужчиной еще до ее рождения.

Они повстречались в трамвае. Он спросил, как добраться до квартиры Зигмунда Фрейда. Когда трамвай подходил к ее остановке у ратуши, они уже весело смеялись. Он успел пригласить ее на чашечку кофе, а она — ответить согласием. Раньше она никогда такого себе не позволяла, хотя мужчины все время пытались ее подцепить. Это было совершенно не в ее стиле, но, поговорив с ним минут пять, она решила, что ей просто необходимо послушать его еще.

Четыре года назад он прозрел. Точнее говоря, сидя однажды днем за огромным столом в Силиконовой долине, он вдруг понял, что вся его жизнь сводится к зарабатыванию уймы денег, с которой он останется, когда наступит старость.

Неделю спустя он уволился с работы, обратил в наличность все свое имущество и отправился путешествовать. С тех пор он дважды объехал вокруг света и останавливаться пока не собирался. Он видел призрак буддистского монаха в Сальяне, Непал. Учился готовить под руководством трижды коронованного повара в Риме, тренировал лошадей одного миллионера в северной Германии и помог одной женщине, которую встретил на кулинарных курсах, построить дом на острове Сифнос в Греции. В старости ему будет что вспомнить. Одной из причин, по которой Фланнери бросил работу, было именно то, что, прожив полвека, он не имел практически никаких воспоминаний. Было, конечно, несколько, так, горсточка, слабое оправдание пятидесяти лет жизни.

Заметив хромоту Лени, Джон улыбнулся. Она еще никогда не встречалась с такой реакцией. Ее это и поразило, и заинтриговало. Оказалось, что его мать в детстве переболела полиомиелитом. Результатом была такая же хромота, как у Лени. Он вырос, учась ходить медленно, приноравливаясь к ее шагу. Для ребенка это трудно. Зато он рано научился терпению и внимательному отношению ко всем, кто его окружает. Это сделало его куда более наблюдательным и восприимчивым к деталям, чем большинство людей.

Лени редко говорила о себе, так как была застенчива, замкнута и в глубине души не считала себя таким уж интересным человеком. Но в тот день она многое рассказала Фланнери о своей жизни. Она болтала в кафе и потом, когда они сидели в публичном саду, тоже. Он задавал личные вопросы, но никогда не выходил за рамки приличий и не лез не в свое дело. Неотразимые вопросы, заставлявшие ее задумываться, хотя речь шла о ней самой, о ее взглядах и ощущениях. Чувство было такое, точно она смотрелась в новое зеркало, которое показывало ей саму себя в таком ракурсе, какого она никогда прежде не замечала. Она рассказала ему в тот день о себе такое, чего, может, и не следовало бы говорить, но разговор оставил у нее только приятные воспоминания и желание вновь видеться и говорить с этим человеком.

Под конец их первой встречи Лени дала ему номер своего сотового, а не домашнего телефона. Записывая его, она прекрасно знала, почему так поступает: не хотелось, чтобы в один прекрасный день Джон позвонил ей домой и наткнулся на ее мужа. «Гадкая девчонка», — подумала она, передавая бумажку с номером Эрнесту Хемингуэю.

Долгое время она даже не представляла, к чему идет их связь. Фланнери был невероятно забавен, умен и неизменно проницателен. Несмотря на возраст, его глаза сияли, широко открытые навстречу жизни и всем ее возможностям. Многое из того, что он говорил, надолго оставалось в ее памяти. Нередко она ловила себя на том, что целый день обдумывает его слова. Особенно наслушавшись, как кудахчет или ноет о своих делах ее муж, бла-бла-бла.

Контраст между двумя мужчинами был разительный. Один тридцатичетырехлетний, красивый, успешный и наглухо закрытый для всего, что не входило в сферу его интересов. Зато второй — совсем, совсем другой, определенно.

А еще муж Лени не любил собак. Однажды Джон Фланнери пришел на их очередную встречу с Любой, датским догом, похожим на ожившее черно-белое полотно Джексона Поллока. Увидев огромную псину впервые, Лени прямо в ладоши захлопала от радости. Собака была тиха, как омут. На людей она смотрела с интересом, а особо везучим клала на колени свою массивную голову и закрывала глаза. Когда она в первый раз проделала это с Лени, та засмеялась и сказала, что у нее на коленях как будто лежит арбуз.

— Я всегда говорю, что выгуливаю аэробус.

— Вот-вот, точно! Ты и путешествуешь с этой громадиной?

Фланнери улыбнулся и потрепал Любу по спине.

— Ну конечно, а почему бы и нет? В поезда ее пускают. Когда она хорошо себя ведет и у нее есть билет.

— Она объехала с тобой весь свет?

— Нет, только Европу. Я приобрел ее в Греции, когда был там. С тех пор она со мной. А разве я не рассказывал тебе ее историю?

Лени покачала головой, едва не мурлыча от удовольствия. Она всегда полагала, что Фланнери — ирландец, с таким-то именем и талантом рассказывать — завораживающе, смешно, иронично. Ей уже не терпелось услышать продолжение.

— Помнишь, я говорил тебе, что поехал в Грецию, чтобы помочь приятельнице построить дом? Ее звали Хелен Варко. Мы познакомились в Риме, на курсах кулинарии, которые посещали вместе, и стали друзьями. Чего она не сказала мне с самого начала, так это что она умирает. Перед смертью ей хотелось сделать две вещи: научиться готовить пару-тройку отменных блюд у настоящего шеф-повара и начать строить дом, который она проектировала годами, на своем клочке земли на Сифносе… Люба была ее собакой.

Как это нередко бывало, Фланнери вдруг умолк и уставился куда-то в пространство. Со временем Лени научилась не отвлекать его в такие минуты. Она думала, что он предается воспоминаниям или обдумывает что-то, прежде чем продолжить рассказ. Она никогда не спрашивала, что означают эти внезапные паузы, и в конце концов даже полюбила их как еще одно проявление многогранной и непредсказуемой личности Джона.

На самом деле Фланнери не преследовал никакой другой цели, кроме драматического эффекта. Впервые он использовал этот прием в день их с Лени знакомства и увидел, как она буквально застыла на краешке стула, ожидая продолжения рассказа. С тех пор он включил его в свой репертуар.

— К чему все это идет?

Застигнутая врасплох, она и вправду не поняла, о чем он. Какое-то время она ничего не отвечала, только моргнула несколько раз, пытаясь угадать направление его мыслей.

— К чему идет что, Джон?

Он показал пальцем на нее, потом на себя, на нее, на себя. Смотрел он прямо на нее, но его глаза ничего не выражали.

— Это. Ты и я, Лени. К чему приведет то, что происходит между мною и тобой?

Не успела она обдумать его вопрос, а подсказанные и отшлифованные годами опыта вымыслы, домыслы, увертки и отговорки уже крутились у нее на языке. Лени Саломон хорошо умела лгать и изворачиваться, в этом она поднаторела. Скрытные люди все такие. Она уже знала, как будет маневрировать словесными уловками: сначала она спросит: «Что ты имеешь в виду, Джон? Я не знаю, о чем ты говоришь. Что между нами такое происходит?» И, что бы он на это ни ответил, она добавит…

Нет.

Ее сердце поднялось и громко сказало НЕТ, — не на этот раз, не с этим хорошим человеком. Не надо лжи, не надо притворства. Внутри Лени началось соревнование — кто кого перекричит: сердце вопило «Скажи ему правду!» — в то время как вся остальная ее перепуганная сущность возмущалась: «Ты что, спятила?»

Она почти влюбилась во Фланнери. Она его уже обожала. И это была правда. Никаких сомнений — еще пара встреч и разговоров, и она будет его со всеми потрохами. Так что же, все это ему рассказать? Да, именно это.

Он смотрел на нее неподвижно, как сова. Время от времени он моргал, но реже, чем ей хотелось бы. Он и впрямь походил на сову, когда сидел напротив и ждал от нее правды, от которой у всех начнутся неприятности. Ее увечную ногу заломило, и Лени едва не улыбнулась. Потому что эта нога всегда начинала ныть, когда у нее были проблемы. Она не знала почему, но это случалось регулярно; как будто даже нога предупреждала: «Не пытайся отрицать, ты влипла».

— А что думаешь ты, Джон?

Он ответил сразу:

— Когда-то я был женат. Я тебе не рассказывал, но это так. Боялся сказать, некоторым женщинам это не нравится. Им кажется, что развод — это обязательно пятно в биографии. Но наш брак был очень хорошим, и, оглядываясь назад, я не изменил бы в нем ни одной мелочи, даже если бы мог.

Лени не понимала, к чему он клонит, но предпочла не перебивать. Она-то с самого начала полагала, что Джон был женат и, может быть, не однажды.

— Наш брак распался через двенадцать лет просто потому, что мы начали развиваться в разных направлениях. Такое бывает. С тех пор я не слишком… общителен в этом смысле. И потому мне было так легко собраться и уехать из Америки. Ничто меня там не удерживало, никакие обязательства. Но когда я оказался в Греции, где помогал Хелен строить ее дом, я словно снова женился, и мне это очень нравилось. Тесная связь и общение с человеком, который тебе небезразличен, — прекрасная штука. И тогда я понял, как много потерял за годы, которые провел один.

Лени не удержалась и спросила:

— Ты был с Хелен?

Он медленно покачал головой.

— Нет. Никто из нас этого не хотел. Мы знали, что нам суждено быть только друзьями, но мы и за это были благодарны. Этого было более чем достаточно. Я считал, что Вена станет для меня лишь транзитной остановкой. Думал, пошатаюсь здесь несколько дней, взгляну на полотна Климта, может быть, оперу послушаю, поем захеровского торта… А потом я встретил тебя, и все началось. И вот я не знаю, что с этим делать. — Он улыбнулся, впервые за несколько минут, погладил собаку. — Я спрашивал у Любы, что мне делать, но она не отвечает.

Лени внутренне содрогнулась, но и сама не могла бы сказать, от страха или от радости. Слова не шли на ум. Хотелось что-нибудь сказать, но в голове не было ничего — ничего, кроме громадной надежды на то, что он продолжит говорить о своих чувствах.

— А знаешь, почему я пришел с Любой именно сегодня, а не раньше? Причин две — во-первых, я боялся, а вдруг ты не любишь собак. Смешно, правда? Ну не любишь, и какая разница? Но, пусть это глупо, для меня это было важно… Другая причина была такая: сегодня утром я проснулся и, лежа в постели, подумал: «А захвачу-ка я сегодня собаку. Если они друг другу понравятся, я расскажу Лени про то, что я разведен. Даже если ее это шокирует, все равно, пора ей узнать». Так что это вы с Любой во всем виноваты. Если бы вы друг другу не понравились, то ты ничего такого не услышала бы.

У Лени отнялся язык. Нет, не так. Просто мысли, слова, желание рассказать Джону о своих чувствах подвели ее, как хромая нога. И тут же она ясно, как при вспышке молнии, увидела, что своей беспомощностью перед ним обязана отчасти отсутствию опыта. Именно так — просто она не привыкла открыто говорить о своих чувствах. Даже с мужем, который плохо ее знал, и которому, что самое ужасное, не было до нее дела.

Фланнери завел ее в чужую страну, на языке которой она знала слов десять, чего едва-едва хватало, чтобы разбирать уличные знаки. Все вокруг было такое чужое, и от этого становилось страшно и весело в равной степени. Между ними ничего еще даже не произошло, но все же…

— Ты что-нибудь скажешь?

Голос у него был тихий и неуверенный, осторожный. Теперь все зависело от Лени. Оба это знали. Он свою правду сказал, настала ее очередь. Она знала, что любые слова, которые она произнесет сейчас, будут восприняты как правда. Она могла соврать, сочинить ложь размером с луну, и он все равно поверил бы ей, настолько серьезный момент переживали они сейчас вместе.

За несколько дней до этого Джон упомянул одну цитату, которую очень любил. Лени услышала ее впервые и тоже полюбила. «Раскрой объятия, если ты хочешь, чтобы тебя обняли».[13]

Пусть сейчас у нее нет слов, зато есть руки. Ими она и ответила на его вопрос. И когда она вдруг поняла, что делать, ее лицо впервые за все время разговора приняло спокойное выражение. Подняв руки со стола, она начала медленно разводить их в стороны, словно хотела показать ему, какой величины рыбу поймала. Постепенно расстояние между ее ладонями стало больше, чем любая рыба, а ее руки продолжали раздвигаться в стороны, насколько могли. Она раскрывала объятия, потому что хотела, чтобы ее обняли.

Фланнери сразу понял смысл ее жеста и, улыбаясь, энергично затряс головой. Увидев это, увидев, что он проник в суть ее пантомимы, Лени не могла больше устоять перед этим человеком. Будь что будет. Если в конце концов он сделает ей больно, что ж, так тому и быть. Она, как и он, стремилась накопить яркие, восхитительные воспоминания. И единственное, чего она никогда не испытывала…

Странное выражение возникло вдруг на ее лице. Фланнери заметил это и уже хотел было спросить, в чем дело, но удержался. Он понял, что наступил критический момент.

Лени поднесла ладонь к лицу и прикрыла ею рот. Ее первой мыслью было: «Я никогда не испытывала большой любви». Но едва это предложение, это понимание мелькнуло у нее в мозгу, как два совершенно иных слова выскочили перед ним и заняли место других двух слов: «настоящее доверие» сменило «настоящую любовь». Содрогнувшись, она поняла, что никогда не испытывала настоящего доверия. Это открытие оказалось для нее поучительным и страшным. Лени Саломон вдруг открыла, что никогда в жизни не только никого не любила, но и никому не доверяла по-настоящему.

Если она и доверяла кому-то, то всегда с оговорками, не важно, были то ее родители, ее муж или даже лучшие подруги Флора и Изабелла.

Она доверяла своей работе, но только потому, что доверяла ее точности и своему умению. Но людям, хотя бы одному-единственному человеку? Испытывала ли она стопроцентное доверие хотя бы к одному-единственному человеку? Нет. Не отнимая ладони ото рта, она сидела, глядя на Фланнери, но не видя его. Ее глаза наполнились слезами, и она заплакала.

Странная была картина: красивая молодая женщина сидит, зажав ладонью рот, в глазах скорее испуг, чем печаль, а по щекам льются слезы. Мужчина средних лет, сидящий возле нее, это видит, но ничего не делает. Не протягивает руку, чтобы дотронуться до нее, не заговаривает, не пытается ее успокоить. Но и не встает, чтобы уйти, как если бы они ссорились. Огромный датский дог спит на полу у ног мужчины, безразличный к происходящему. Случись вам наблюдать за этой парой со стороны, вы бы наверняка спросили себя: что, черт возьми, там стряслось? Что между ними происходит?

Но картинка, которую они составляют, настолько загадочна, что вы продолжаете смотреть на них. Наконец взгляд мужчины скользит к вам. Вы смущенно отводите глаза, но недостаточно быстро: в какую-то долю секунды ваши взгляды пересекаются. То ли его глаза, то ли лицо или поведение, то ли еще что-то, не поддающееся словесному описанию, пугает вас до полусмерти. Ощущение страха настолько сильное, что вы неловко встаете, бросаете на столик деньги — слишком много за бокал вина — и, не оглядываясь, торопитесь прочь. А случись вам оглянуться, вы встревожились бы еще больше, потому что незнакомец по-прежнему не отрывает от вас глаз, теперь уже от вашей спины. Впечатление такое, будто он запоминает, как вы выглядите, записывает номер вашего автомобиля на будущее, когда ваши пути снова пересекутся, на этот раз уже не случайно.

* * *
Несколько недель спустя, после странного ланча с подругами, Лени остановилась посреди тротуара и, побегав пальцами по клавишам сотового, набрала номер Джона. Улыбаясь, она закрыла глаза и подумала о том, где он может сейчас быть. Представила его дома, в его квартирке из двух маленьких, но очаровательных комнат, в доме на солнечной стороне улицы, во Втором районе, возле парка Аугартен. Один друг, на год уехавший в США работать по контракту, пустил его туда пожить. У Фланнери оказалось очень много друзей. Он всегда отзывался о них с большой симпатией, и, судя по тому, что жил он в квартире бесплатно, это чувство было взаимным. Она представила, как он, стоя посреди залитой солнцем гостиной, опускает руку в карман за голубым телефоном, который она подарила ему то ли в шутку, то ли всерьез.

Или он может быть сейчас в парке, с Любой, сидит на зеленой деревянной скамейке где-нибудь в зоне для выгула собак и читает газету, а пес лежит у его ног, удовлетворенно наблюдая суету вокруг. Лени любила ходить с ними в парк и наблюдать, как встречные — и животные, и люди — реагируют на Джонова гиганта.

— Алло?

Простой звук его голоса мгновенно успокоил ее, закрыв все хлопающие от сквозняка двери ее сознания. Он был именно там, где она хотела чтобы он был.

— Джон, это я, Лени.

— Привет, Босс.

Каждый раз, когда они разговаривали, он находил для нее новое имя, новое прозвище: Босс, Конфетка, Приятель. Список все рос и рос. Никто и никогда не обращался к ней так, как он. И от этих прозвищ она всегда улыбалась, потому что они были в его манере.

— Где ты?

Он ответил без промедления:

— У тебя на языке. В твоей ладони.

Ответ был настолько неожиданным и личным, что она чуть в обморок не упала.

— Джон, мы можем сегодня увидеться?

Теперь его голос изменился. Когда она услышала его вновь, он стал озабоченным, а не дразнящим.

— Разумеется. Что стряслось? Что-нибудь не так, Лени?

— Нет, нет. Да. Я не знаю. Просто мне нужно тебя увидеть.

И она вдруг чуть не заплакала. Почему?

— Разумеется, мы встретимся. Где ты? Я в парке с Любой.

Лени по-прежнему чуть не плакала, но в то же время по ее лицу расплывалась широкая улыбка. Она была рада услышать, что он именно там, где она и предполагала. Ей нравилось, что она не ошиблась на его счет. У нее возникло ощущение, что они настроены на одну волну.

— А где Люба? Ты газету читаешь?

— Она у моих ног, смотрит, как коккер-спаниель писает на куст, и да, я читаю газету. Неужели я настолько предсказуем? Какая тоска. Что стряслось, подружка? Голосок у тебя невеселый.

— У меня только что был какой-то странный ланч, и я не знаю, но было бы действительно очень здорово увидеться сегодня, если ты, конечно, не против.

— Нет, конечно не против. Хочешь прийти ко мне сюда или куда-нибудь еще?

«Я просто хочу с тобой трахнуться», — вот что ей хотелось сказать ему на самом деле, но она не решалась. С Фланнери Лени и так говорила и делала то, на что раньше не считала себя способной. Но эту фразу она не в состоянии была выговорить.

— Может, встретимся у тебя? Я сейчас в Первом районе. Возьму такси и буду у тебя через десять минут.

— А может, через часок? Я заскочу в пару мест по дороге, а потом встретимся у меня. Годится?

— Да — через час.

Облегченно выдохнув, она представила себе ключи от его квартиры, которые лежали во внутреннем кармане ее сумочки — их специальном домике. Хозяин квартиры оставил Джону два комплекта, когда тот въезжал. В первый же визит Лени, после того как они впервые переспали друг с другом, Джон отдал ей один комплект. И сказал: «Ну вот, теперь, если я потеряю мои ключи, ты придешь и впустишь меня своими». Иногда, наедине с собой, когда ей бывало грустно, Лени доставала из сумочки эти ключи и просто держала их на ладони. Теперь все было хорошо. Она захлопнула свой телефон и взялась за трость, прислоненную к ноге. Она пройдется по Кертнерштрассе, подышит воздухом, а потом поймает такси и поедет к его дому. Теперь все хорошо.

* * *
В ста футах от нее, в тени дверного проема, стоял Фланнери и наблюдал, как Лени медленно ковыляет прочь. Нажав кнопку отключения на голубом телефоне, он опустил его в карман. Не успев коснуться дна, тот зазвонил снова. Сегодня он пользовался популярностью. Снова вынув телефон, он ответил:

— Алло?

— Ты где?

Он ухмыльнулся, услышав этот требовательный голос. Эта не привыкла задавать вопросы, нет, она привыкла раздавать приказы, даже если они заканчиваются знаком вопроса.

— У тебя на языке. В твоих ушах.

Цыкнув от нетерпения, она оборвала его:

— Не валяй дурака. Где ты?

— Купаю буйвола.

Причудливость этого ответа на миг остановила даже ее.

— Что ты делаешь?

— Я в Калькутте, купаю водяного буйвола. Я стал джайнистом. Это один из наших ритуалов.

— Кем ты стал? — И она нетерпеливо провела рукой по длинным рыжим волосам.

— Джайнистом. Это такая религия. Основана на учении Махавиры, шестой век до нашей эры.

— Что ты, черт возьми, несешь?

Но теперь она хихикала, понимая, что он снова взял над ней верх. За это она его и любила. Она могла командовать кем угодно, но только не этим человеком. Она притворялась, будто злится на его выходки. На самом деле ей нравились его непредсказуемость и независимость от всех, в том числе и от нее.

— Ничего. Абсолютно ничего. Я на берегу Дуная, выгуливаю собаку. — Он говорил это, глядя, как пешеходы спешат по одной из оживленнейших улиц Вены. Дунай был в пяти милях.

— Давай сегодня встретимся. Умираю, до чего с тобой в постель хочется.

Он следил за хорошенькой женщиной, которая шла мимо, вертя безупречной попкой. Ее звали Урсула. На миг он задумался, стоит ли беспокоиться, чтобы войти в ее жизнь. Она любила небесно-голубой цвет и хорошо потрахаться в каком-нибудь необычном месте, например, на кухонном столе или на капоте автомобиля. Заглянуть в будущее Урсулы он не мог, зато знал все, что только можно было знать о ней сейчас.

— Эй, Ромео, ты меня слышишь? Хочешь со мной в постель или нет?

— Потише можно? Я тут как раз соображаю, получится ли сегодня встретиться, но я, похоже, не могу. У меня сегодня важная встреча в городе, которая может и затянуться. В противном случае я был бы счастлив хоть целый день снимать кожицу с виноградинок для вас, миссис Воэн. А как насчет завтра? Я принесу виагры, и у нас будет длиннннная вечеринка.

Он знал, что она согласится, но сначала минуту-другую попритворяется, будто думает. Потому что не хочет, чтобы он считал ее слишком доступной. Женщины такие предсказуемые.

— Может, пойдем в какой-нибудь отель? Обожаю встречаться с тобой в отелях. Так еще развратнее.

Он решил, что пора кончать разговор и идти искать Урсулу. И почему каждую вторую женщину в Австрии непременно зовут Урсулой? Кому вообще придет в голову назвать так свою дочь? До встречи с Лени оставалось еще около часа. Времени больше чем достаточно для того, чтобы забить стрелку с Уррррсулой. Уж слишком хороша задница, грех упускать. И, не задержавшись с ответом ни на мгновение, он произнес в телефон свою реплику голосом сексуальным, ликующим и добродушным одновременно:

— Флора Воэн, мы пойдем с тобой в любой отель, какой ты захочешь.

СКОРМИ МЕНЯ СВОЕЙ СЕСТРЕ



— Если я молчу, это еще не значит, что мне нечего сказать.

— Понимаю. Продолжишь, когда будешь готов.

— И это строго между нами.

— Конечно, между нами. Никаких проблем.

Саймон Хейден посмотрел на семнадцатую порцию шоколадного пудинга и резко оттолкнул ее прочь.

Броксимон вежливо ждал, когда Саймон продолжит, но тот молчал. Они сидели за одним столом с Волином Пойтером, Сибургом Разником, Тайри Мизой, Дьюри Гренко, Мескью Релл и Снеекабом. Точнее, за столом сидел Саймон, Броксимон расположился на ручке его кресла, а остальные сидели прямо на столе, потому что они были обыкновенными мухами. Однажды Саймон обедал с одной эксцентричной женщиной, которую хотел соблазнить, в ресторане на открытом воздухе и, чтобы позабавить ее, придумывал имя каждой мухе, которая садилась на их стол. Теперь эти мухи прилетели погостить.

— Ну и черт с ней! — сказала одна на мушином языке.

Но Саймон понял, ведь это была его смерть.

— Вот именно, — с искренним удовольствием ответила другая.

— Да кому она вообще нужна?

Хейден отмахнулся от этого утверждения ложкой.

— Проще сказать, чем сделать. Плюс ко всему, что я вообще могу сделать, если я умер и все такое.

О том, что творится вокруг, мухи знали больше Хейдена, но рассказывать ему ничего не собирались. Ни за что. Им и так хлопот хватало, они же были мертвые мухи. Вместо этого они устремили все свои глаза на Броксимона, который тоже все знал. Они хотели посмотреть, расколется он или нет.

Хейден позвал Броксимона, чтобы сообщить ему, что он застрял. Человечек понятия не имел, о чем он толкует, но его беспокойство воспринял как добрый знак. По крайней мере, это означает, что Хейден начал задумываться, а это уже прогресс. Брокс просто не мог поверить, что человек, испытавший такой прорыв, как Саймон, может вдруг сделаться вялым и незаинтересованным. Похоже было, что Хейден собрался почивать на лаврах, не имея никакого желания двигаться дальше, используя новые знания и понимание. Но какие тут лавры? Он ведь только начал, и впереди у него такой длинный путь.

— Она преследует меня, как призрак, Броксимон. Но как это возможно, здесь? Разве может кто-то преследовать тебя, как призрак, когда ты… того? А она меня мертвого преследует сильнее, чем живого. Она мне в самые печенки влезла. Я этого не понимаю. Бессмыслица какая-то.

Броксимон смотрел на свои до блеска начищенные двуцветные туфли. Ох и классные же туфли, черт их дери.

— Ты видел ее здесь?

Мухи зажужжали чуть громче. Становилось интересно.

Хейден так глубоко задумался о ней, что даже не слышал вопроса.

— Что?

— Ты видел Изабеллу с тех пор, как попал сюда?

Что-то в этом вопросе заставило Хейдена насторожиться.

— Нет. А что?

Броксимон наклонился и смахнул несуществующую пылинку с носка своей туфли.

— Ну, она тебе, наверное, снилась, когда ты был жив, так ведь?

Хейден невнятно промычал:

— Угу, да… Пять тысяч раз, не меньше.

— Ну так вот, Саймон: она должна быть где-то здесь, раз ты так часто видел ее во сне. Это же твой мир… В этом вся суть.

— Я никогда ее здесь не видел, — сказал Хейден, словно защищаясь от обвинения в том, что он исключительно по своей тупости или ненаблюдательности не заметил очевидного.

И все же Броксимон говорил дело: какая-нибудь версия Изабеллы должна найтись и здесь, ведь это его, Хейдена, мир. И он целиком состоял из битов и байтов информации, которые засели в его мозгу, когда он был жив. А уж Изабелла Нойкор засела там накрепко.

— Может, тебе пойти поискать ее, Саймон?

Когда Броксимон сказал эти слова, мухи почти одновременно перестали жужжать. Не слишком ли много он себе позволил?

— Да, но местечко-то тут не малое, Брокс, — ворчливо отозвался Хейден. — Даже если ты прав, с чего я, по-твоему, должен начать, с «Желтых страниц», что ли?

Броксимон хотел сказать: «Ты и впрямь идиот, Саймон», но сдержался, не желая все испортить. И все же чем больше времени он проводил с этим человеком, тем сильнее убеждался в том, что он дурак.

Ему не пришлось придумывать, что сказать, так как из-за угла маршевым шагом вышла миссис Дагдейл. На ней был еще один устрашающе пестрый, словно после взрыва на фабрике цветных мелков, дашики.

— А, Саймон, вот ты где!

Несмотря на возраст и тот факт, что он уже умер, Хейден рефлекторно выпрямился на стуле, увидев свою старую учительницу. А мухи, точно зная, кто она, сразу улетели.

— Здравствуйте, миссис Дагдейл.

Вместо ответа она посмотрела на недоеденную порцию шоколадного пудинга. Усаживаясь напротив, она поджала губы и одним пальцем отпихнула тарелку от себя до противоположного края стола.

— Так ты сладкоежка, да, Саймон? — Ее голос прозвучал сладковато-угрожающе.

Хейден сглотнул раз, потом другой.

— О прыщах здесь беспокоиться не приходится, миссис Дагдейл.

Она напустила на себя строгий вид.

— Не грубите мне, мистер. Я просто так отметила.

Хейден хотел схватиться за ширинку и предложить ей отметить еще и это. Но он не стал.

— Здравствуй, Броксимон.

— Здравствуйте, миссис Дагдейл.

— Какие у тебе сегодня веселенькие туфли.

Все трое посмотрели на кремовые с коричневым туфли Брокса.

— Ага, спасибо. Так что у вас стряслось, миссис Ди? А то мы тут вроде как заняты. У нас это, заседание.

Учительница до того не привыкла к такой откровенной наглости, что могла только смотреть на мелкого нахала, восседавшего на ручке кресла в своих сутенерских ботинках. Они оба были частью памяти Хейдена, но это еще не означало, что они должны были друг другу нравиться.

Она скрестила на груди руки и злобно посмотрела на обоих.

— Мне очень жаль прерывать ваше заседание, Броксимон. Но я пришла только потому, что меня послали сообщить кое-что Саймону.

Мужчины ждали. Миссис Дагдейл ела их глазами. Когда ей показалось, что они получили достаточно, она продолжила чуть менее оскорбленным тоном:

— Меня прислали сказать Саймону, что его хочет видеть Бог.

* * *
Офис Бога оказался вполне заурядным. Судя по обстановке, он вполне мог принадлежать дантисту откуда-нибудь из Северной Дакоты или мелкой сошке из среднего управленческого звена. Секретарь в приемной, невыразительного вида женщина лет сорока с чем-то, бесцветным голосом предложила ему сесть:

— Он пригласит вас через минуту.

И продолжала печатать — на пишущей машинке. Секретарша Бога пользовалась обыкновенной пишущей машинкой.

Хейден сел на зеленый стул и стал внимательно разглядывать комнату, чтобы ничего не пропустить и запомнить как можно больше. Офис Бога. Выше уже некуда. Он сидел в офисе Бога и ждал Самого, который лично пригласил его прийти.

Но зачем? Пока он ждал вызова, его посетила догадка не из приятных, — а что, если настал его личный Судный день? Никаких вспышек молний, никакого грома литавр и цимбал, а просто приходит старая школьная учительница и сообщает, что вас хочет видеть Бог. А что, если час спустя он, Саймон Хейден, будет стоять по пояс в кипящем дерьме, а легионы красных чертей будут тыкать его раскаленными вилами…

— Следующий.

В панике он бросил взгляд на дверь — нельзя ли сбежать. Попробовать можно, но только секретарша Бога смотрит сейчас прямо на него и наверняка сумеет его остановить, если он встанет и пойдет.

— Сумею. А теперь ведите себя как следует и ступайте внутрь. — Женщина произнесла это хрипловатым голосом, удивительно похожим на голос миссис Дагдейл.

Наступил день расплаты. Хейден все время чувствовал, что эта комбинация очаровательного чокнутого мира снов с путешествием по тропинкам памяти слишком легка для посмертной жизни, слишком хороша, чтобы быть правдой. И вот начинаются сера и пламень. И те самые раскаленные вилы и холодный пот, которые, как он всегда считал, должны ждать его после смерти. Ему захотелось плакать. Захотелось убежать, но было слишком поздно, да и куда бежать? Песенка спета. Его песенка спета.

Совершенно уничтоженный, терзаемый самыми худшими ожиданиями, Хейден встал и медленно пошел к двери. Видение той последней порции шоколадного пудинга вдруг предстало перед его внутренним взором, причиняя ему еще большие мучения. Недоеденная… Его мама готовила точно такой же, а он его взял и оттолкнул…

— Так нечестно! Могли бы меня хотя бы предупредить! — выразил он свое недовольство вслух.

На этот раз секретарша даже головы не подняла. Только повела пальцем в сторону двери и сказала:

— Шевелись.

Он подошел к двери и встал. Коснулся ручки, безвольно уронил руку, коснулся снова. Призвав на помощь всю свою невеликую храбрость, он повернул ручку, и дверь распахнулась.

Гигантский белый медведь восседал за гигантским черным столом в противоположном конце не такого уж большого кабинета. Совокупные размеры животного и стола зрительно еще уменьшали комнату. Медведь глядел на листок белой бумаги на столе. На нем были очки для чтения в прямоугольной черной оправе, которые он водрузил на самый кончик толстого черного носа.

Стол был пуст, не считая этого единственного листка и медного цвета таблички с именем на правом переднем углу. На табличке было написано «Боб».

Бог — это белый медведь по кличке Боб?

Впервые с того момента, как Саймон вошел в комнату, он осознал, что там не было стула. Был стол, за ним стул, на нем сидел медведь. Вот и все. Так что пришлось стоя ждать, что будет дальше.

Значит, Бог — это белый медведь?

Зверь за столом поднял голову, увидел его, и медвежьи черты тут же смягчились.

— Саймон! Ну, ну, ну. Давнееенько мы не видались, а?

— Сэр?

Боб снял очки и очень осторожно положил их на стол.

— Только не говори мне, что ты ничего не помнишь.

Теперь все стало ясно — это ловушка. Свести его с медведем, чтобы потом, когда Хейден неправильно ответит на его вопрос, люк под его ногами открылся и он кувырком полетел прямо в ад. Неудивительно, что в комнате нет другого стула: надолго он здесь не задержится. Один вопрос, один неверный ответ, и здравствуй, ад.

Теперь он и вправду растерялся. Медведь явно ждал какого-то ответа, но что мог сказать Хейден, чтобы не сморозить последнюю глупость?

— Ээ…

— Господи, Саймон, ты мне сердце разрываешь. Неужели ты и вправду все забыл?

Он посмотрел на медведя, напрягся, посмотрел внимательнее. Ничего. Наконец, когда напряжение достигло той точки, на которой любой другой медведь заревел и сожрал бы его с потрохами, этот принялся насвистывать. «Дождь капает мне на голову».[14] Свистел он что надо. На середине мелодии свист оборвался, и медведь снова посмотрел на человека.

Совсем сконфузившись, но где-то и приободрившись оттого, что его все еще не послали в ад, Саймон Хейден вглядывался в медведя, напрягая все свои серые клеточки, пытаясь вспомнить, где же…

— Господи-боже-мой, БОБ!

Тут медведь расплылся в улыбке и хлопнул себя по коленям.

— Наконец-то! А теперь иди и обними старого приятеля!

А мог бы и не говорить, потому что Хейден и так уже с распростертыми объятиями мчался через всю комнату к нему. Обеими руками обхватив огромного белого зверя, который встал и вышел из-за стола ему навстречу, Хейден изо всех сил прижал его к себе. Слезы стояли в его глазах. Медведь снова засвистел ту же песню, отчего Саймон стиснул его еще крепче.

Белый медведь Боб был первым и, возможно, лучшим подарком, который Саймон получил в жизни. Ему было три года, когда это произошло. Его родители были люди со странностями. Достаточно сказать, что, по их мнению, ребенок младше трех лет не мог оценить праздник Рождества. А следовательно, незачем было его и отмечать.

А поскольку родители Саймона были тупыми скупердяями, то на первое в жизни Рождество сына они купили:

1. Средних размеров ель, не украшенную ничем, кроме гирлянд из попкорна (самодельных), ведь в их представлении украшения были вещью бесполезной.

2. Большого мягкого медведя белого цвета, который по неизвестным причинам по дешевке продавался на бензозаправке.

Однажды декабрьским днем мистер Хейден пришел домой с лохматым белым медведем под мышкой. Вокруг шеи животного был закреплен картонный ошейник, а на нем большими черными буквами написано «Боб». Тощая миссис Хейден встала в дверях и до тех пор не давала мужу войти в дом, пока он не дал удовлетворительного объяснения, что такое он принес. Он сказал, что это мягкая игрушка, белый медведь, который, как ему показалось, будет идеальным рождественским подарком для крошки Саймона. Плюс ко всему и цена у него более чем удовлетворительная.

— Сколько? — спросила миссис Хейден, сжимая полотенце, которое держала в руках.

— Одиннадцать долларов на заправке «Шелл».

Она не знала, чему дивиться больше: цене или тому, что ее обычно такой ненаблюдательный муж отыскал подарок для сына на бензозаправке.

Это была любовь с первого взгляда. Рождественским утром маленький мальчик вошел в гостиную и сразу увидел елку, но она его не впечатлила. Подумаешь, стоит в доме дерево, увешанное попкорном: кому какое дело? Потом на стуле рядом с елкой он увидел белого медведя. Доковыляв до стула, он замер, очарованный белым видением, чудесным созданием, которое откуда ни возьмись появилось в их доме. Казалось, медведь сидел и ждал именно его.

— Здравствуй.

Медведь не ответил, но это было не важно. Саймон не знал, чего ждать от зверя, но пока тот сидел на своем месте и никуда не исчезал, мальчик был доволен и его молчанием.

— Я тебя лубу.

Даже жестокосердая миссис Хейден растаяла, услышав обращенные к новой игрушке слова малолетнего сына. Стоя рядом с мужем, она сжала его ладонь в своих. Несколько минут спустя, пока Саймон продолжал знакомиться со зверем, мистер Хейден поставил пластинку. Комнату наполнил голос Б. Дж. Томаса, который пел любимую песню Хейденов — «Дождь капает мне на голову».

Следующие девять лет эта песня была темой Саймона и медведя Боба. Иногда, когда мальчику хотелось спать, или было страшно, или, наоборот, радостно, он обхватывал медведя обеими руками и напевал ее на ухо своему самому верному другу. Он поверял Бобу свои тайны, рассказывал о своих страхах, о том, что больше всего ненавидел, и вообще обо всем, что считал важным в маленьком мире Саймона Хейдена. В третьем классе он рассказывал мягкому зверю о друге Клиффорде Шнацке и о хорошенькой новенькой девочке, в пятом жаловался на то, как его снова и снова избивал одноклассник-хулиган. Даже когда он стал слишком взрослым для пушистых друзей, Боба не выбросил, а сослал в дальний угол комнаты, где тот жил в полном одиночестве, пока не расползся, в буквальном смысле, по всем своим дешевым швам. Все эти годы медведь служил ему другом, доверенным лицом, хранителем секретов, талисманом, воображаемым защитником и, наконец, подушкой. Он никогда не жаловался и всегда был рядом, готовый на что угодно, только бы Саймон Хейден верил — в мире есть по крайней мере одна душа, на которую можно положиться всегда и во всем.

Много позже, в ином мире, медведь Боб мягко высвободился из объятий Хейдена и отступил на шаг, чтобы получше разглядеть своего бывшего товарища по комнате.

Хейден не сопротивлялся. Вытирая глаза тыльной стороной ладони, он позволил медведю оглядеть себя с головы до ног. При этом его посетила одна мысль.

— Боб! Мне же сказали, что я должен встретиться с Богом. — Он торопливо огляделся, чтобы убедиться, что Бог не следит за ними откуда-нибудь из-за угла.

— Мм-хм, — сказал Боб, который еще не закончил осмотр. Надо ли говорить, что большого толка от этого ответа не было.

— Но что…

Медведь поднял лапу в знак того, что Хейдену лучше бы помолчать, пока его оценивают. Когда с этим было покончено, зверь кивнул сам себе, точно выяснил то, что ему необходимо было знать об этом человеке.

— Я и был твоим Богом, Саймон. Я был единственным Богом, в которого ты когда-либо верил, Саймон. Подумай: кого еще в своей жизни ты любил так же сильно, как меня? Кому еще доверял всем сердцем, поверял все свои секреты, кого просил о помощи в трудную минуту? Меня. Твои родители были странными людьми; женщины, которые у тебя были, радовали тебя иногда, но никогда не дарили успокоения твоему сердцу. А доверять свои секреты друзьям-мужчинам тебе и в голову бы не пришло. Подумай об этом, и все сойдется.

У медведя был в точности такой голос, какой Хейден себе и представлял, «разговаривая» с ним много лет назад. Низкий и ласковый, он словно клал тебе руку на плечи и прижимал к себе. «Расскажи мне все, — словно бы говорил он. — Мне ты можешь довериться». И маленький Саймон Хейден доверял своему мягкому другу во всем. Глядя на него теперь, несмотря на то что копия была куда больше оригинала, Хейден вспоминал забытые подробности своего детства. Он быстро понял, что медведь прав: в те времена тот действительно был для него Богом. Он обладал всеми восхитительными качествами, которые мы приписываем обычно благосклонному божеству, и даже сверх того. И самое главное, он всегда оставался рядом, на расстоянии вытянутой руки или взгляда, готовый предложить поддержку, помощь и утешение в любой ситуации: грохочет ли гром, ссорятся ли родители или чудовища прячутся под кроватью, грозя ему, Саймону. Что бы плохого ни случалось в маленьком мирке Саймона Хейдена, он всегда находил укрытие и спасение у Боба. Слава Богу, что Боб есть. Слава Богу, что Бог есть.

— Должен тебе сказать, Саймон, ты не очень-то хорошо выглядишь.

— Ну, может, это оттого, что я умер, Боб.

— Нет, тут что-то другое. — Медведь медленно обошел человека кругом. — Ты устал, вот в чем дело. У тебя усталый вид. Отчего?

Хейден дернул плечом:

— Сплю я здесь плохо.

— В самом деле? Почему?

Хейден сунул руки в карманы и пожал плечами.

— Не знаю. Слушай, расскажи мне, пожалуйста, что я здесь делаю? Меня здесь все жутко напрягает, ну, то, что я ни черта про это не знаю. Думаю, я чувствовал бы себя гораздо лучше, если бы понимал, что это означает.

— Изабелла Нойкор.

Хейден навострил уши:

— Кто?

— Твоя Изабелла. Только не надо дурачком прикидываться.

— Изабелла. — Хейден произнес это имя так, словно оно было для него внове или словно просто сказать его вслух уже значило почувствовать себя лучше. — А что с ней?

— Она попала в беду, и ты должен ей помочь. Вот почему я здесь. И вот почему мы с тобой сейчас разговариваем.

С одной стороны, Хейдену стало легче, с другой — им овладело беспокойство. Он тут ни при чем. И он не виноват, как это было раньше, в жизни. Зато Изабелла при чем. Она в беде. Но он же покойник, что он может для нее сделать?

— Я же умер — чем я могу ей помочь?

— Она здесь, в твоем мире, Саймон. Тебе надо ее найти.

Сердце Саймона защемило.

— Она здесь? Она умерла? Изабелла умерла?

Боб мотнул своей большой белой головой.

— Нет, она еще жива. Но Хаос все время приносит ее сюда, а теперь он, похоже, нашел способ сделать так, чтобы она осталась здесь навсегда.

— Ничего не понимаю. Не представляю, о чем ты говоришь.

— Ладно. Присядь-ка, Саймон.

Хейден показал, что ему не на что сесть, потому что стула нет. Боб указал на свой, за письменным столом:

— Садись туда — на мой стул.

Хейден сел, и Боб заговорил.

— Меня послали сюда потому, что все это куда серьезнее, чем ты можешь представить. Поэтому было решено, что если кто-то, кого ты хорошо знаешь, объяснит тебе все…

— Боб, я и так уже совсем запутался. Давай, переходи к фактам.

— Ладно, ты прав. Ты знал, что Изабелла беременна?

Услышав это, Саймон как будто еще немного умер. Нет, он не знал, что Изабелла беременна. И это была не та новость, какую он желал бы услышать, живой или мертвый. Мало того что он потерял ее при жизни, так нет, еще покойником надо узнать, что другой завоевал ее целиком и полностью, легко и окончательно. До такой степени, что теперь она носит их ребенка. Хейдену было противно даже думать об этом. Почти так же, как и о том, что он мертв.

— Нет, я этого не знал. Кто отец — Винсент Этрих?

— Да, но это не самое главное.

Боб продолжал говорить, но Саймон его не слушал. Терзая себя, он представлял, как Этрих и Изабелла занимаются любовью всюду, где только можно: в постели, в автомобиле, на траве, стоя… Он рвал себе душу на части, воображая, как Этрих трахает Изабеллу, как она трахается с ним, и стонет, и двигается, и как ей это нравится, как она любит того, вокруг кого обвиваются ее прекрасные длинные ноги и к кому льнет ее сердце. Винсент Этрих, сукин сын.

Еще одна причина, почему эти видения сводили Хейдена с ума, была в том, что он знал: Этрих такой же бесстыжий бабник, как и он сам. Изабелла Нойкор отдала свое сердце не Галахаду какому-нибудь, который склонился перед ее алтарем и никогда в жизни не имел ни одной грязной мыслишки. О нет, она влюбилась в Винсента Этриха, который за свою жизнь голых задниц перевидал больше иного унитаза.

— Саймон, ты меня не слушаешь.

Тупо глядя на своего самого старого друга, Хейден на минуту забыл, где он. Когда ему удалось вспомнить, он почувствовал себя нерадивым учеником, которого учитель поймал дремлющим во время урока.

— Прости, прости меня, Боб. Извини, пожалуйста. Что ты говорил?

Медведь язвительно спросил:

— Хочешь, открою тебе тайну мироздания?

Хейден слышал вопрос, и он даже запечатлелся где-то в его сознании, только очень далеко, на самых задворках мозга.

— Что? Что ты сказал?

— Я спрашиваю, хочешь узнать тайну мироздания?

— Нет! — ответил Саймон Хейден немедленно.

Боб удивился.

— Это почему?

Хейден поднял руку на манер полицейского-регулировщика, точно желая остановить возможный поток дальнейших вопросов.

— А что я с ней буду делать? А? По интернету продавать? Слушай, Боб, я тут с простыми-то вещами разобраться не могу. Знаешь, что я имею в виду? Сложение и вычитание… Я не знаю, как сложить два и два. Не знаю, сколько это здесь будет. Броксимон и остальные все время мне что-нибудь показывают, и для них это проще пареной репы, но для меня не так. Нет, сэр, не так: я прихожу домой и, вперившись глазами в стену, пытаюсь соединить все вместе и получить одну большую картинку. И знаешь что? Единственный вывод, к которому я постоянно прихожу, это что я ничего не понимаю. То есть вообще ничего. А ты понимаешь, как это угнетает? Представляешь, каким тупым я себя чувствую? Так что спасибо, Боб, спасибо, нет. Тайну мироздания можешь оставить себе. Я и без нее достаточно запутался.

Хейден вытер губы ладонью, потом расстроенно провел ею по лицу и голове до самой макушки и крепко потер там, словно пытался погасить жгущее его пламя.

Медведь наблюдал за ним с холодным спокойствием. Когда Хейден закончил, он произнес:

— Очень плохо. Тебе придется узнать тайну, только так ты можешь спасти Изабеллу.

И, взмахнув лапой, медведь показал Хейдену тайну мироздания.

Это заняло времени не больше, чем нужно колибри, чтобы взмахнуть крылышками один раз. Тайна мироздания невелика, да и не очень-то сложна. В этом и есть проблема человека: он считает ее штукой сложной и потому все время не там ищет.

Хейден вынырнул из нового знания, как шахтер из клети, поднявшей его на поверхность: помаргивая от яркого солнечного света, со слегка кружащейся головой, с трудом сохраняя равновесие, и физическое, и умственное. А все потому, что место, где он был, совсем не похоже на то, где он есть сейчас. И это сбивает с толку и в то же время захватывает.

Но Хейден не знал одного — ради него Боб только что нарушил важнейшее правило Посмертия. Чего не делал раньше никто и никогда. Все, что происходит после смерти, каждый должен расследовать, расшифровывать, разгадывать, распутывать и распознавать сам, без посторонней помощи. Секреты посмертного бытия никогда не должны раскрываться посторонними. Правило номер один. И так было всегда…

До сих пор.

Наконец Хейден «увидел» Боба и не раздумывая произнес:

— Кария буриамп.

Боб кивнул и ответил:

— Скина халуп.

— Клапунда ла ме.

Белый медведь глубоко вздохнул и посочувствовал:

— Горпоп.

— Давай по-английски, Боб. Я еще не привык к новым словам.

— Как хочешь.

— Как мне это сделать? С чего я должен начать?

Впервые за время разговора медведь заколебался и отвел глаза. Хейден заметил, и это ему не понравилось. Посвящение в тайну мироздания несколько обострило его восприятие.

— Что такое?

Зверь упрямо не смотрел ему в глаза.

— Ничего.

— В чем дело, Боб? В глаза мне, пожалуйста, посмотри. Ты отвернулся. Да, я заметил.

— Хаос хочет удержать Изабеллу здесь. Вот почему он все время сюда ее приносит: хочет, чтобы она родила своего ребенка здесь. Если это случится, ни он, ни она никогда не смогут вернуться в свой мир.

Хейден, несмотря на посвящение в тайну мироздания, остался неисправимым эгоистом, и потому новость эта его нисколько не опечалила, скорее даже наоборот. Ладно, ребенок не его, но мысль о том, что Изабелла снова будет досягаема и у него появится еще один шанс, заставила его радостно насторожиться.

— Но этого не должно произойти, Саймон. Ее ребенок должен родиться и прожить свою жизнь там.

— Почему?

Белый медведь взревел. Не как славный игрушечный мишка, которого дети кладут с собой в кровать, а как настоящий дикий зверь, от чьего рыка кровь стынет в жилах и ноги примерзают к земле вместо того, чтобы бежать во всю прыть. Рев был страшный и такой оглушительный, что у Хейдена мурашки побежали по коже.

— Перестань рассуждать, как живой, Саймон. Думай, как покойник, потому что жизнь для тебя кончилась раз и навсегда. Теперь ты живешь в другом месте. И здесь есть куда более важные вещи, которыми тебе следует заняться. Никаких больше девочек, Саймон. Усек? Никакой двойной водки в баре с широкоэкранным телевизором и крендельками в счет заведения на закуску. Время вышло, тупой мудила.

— Что… — с трудом выдавил Саймон.

Страх ледяной рукой держал его за горло, и правильно делал: у медведя был такой вид, словно он вот-вот набросится и растерзает его на куски, а то и что похуже сделает. Например, схватит своей громадной белой лапищей, а другой прихлопнет, и останется мокрое место, как от раздавленного салатного листа.

— Что я должен сделать, Боб? Я на все согласен.

— Тебе надо пойти в Ропенфельд.

— Не пойду, — без малейшего колебания ответил Хейден.

Медведь заревел снова, на этот раз еще яростнее. Но Саймон Хейден и глазом не моргнул.

— Никакого Ропенфельда. Ни за что, никогда, — сказал он решительно.

По его голосу ясно было, что он не сдастся. Медведь там или не медведь, а для него этот вопрос закрыт.

Видя, что его не запугаешь, Боб решил больше не рычать, а испробовать дипломатический подход.

— В Ропенфельде Изабелла, Саймон. Именно туда ее все время уносит, хотя ни с одним из твоих кошмаров она еще не встретилась.

При одной мысли о Ропенфельде Хейден почувствовал, как страх ледяной змейкой скользнул по его спине. Глядя на Боба, он живо припомнил одну ночь много лет назад, когда ему снился сон, а точнее, кошмар, будто его заставляют разрывать медведя на части и скармливать ненавистной младшей сестренке. Сгустки липкой крови капали с клочков медвежьей шерсти, когда он отрывал их один за другим. Кровь стекала из уголков рта сестренки, когда та жадно и радостно пожирала все до единого клочки обожаемой игрушки Саймона. Даже глаза. А случилось это в Ропенфельде. Сны вроде этого всегда случались в Ропенфельде.

Все началось, когда Хейден был маленьким. У его отца был начальник по фамилии Ропенфельд. К этому начальнику, а заодно и к его имени, в доме Хейденов, сколько Саймон себя помнил, всегда относились с презрением. Если верить родителям, этот Ропенфельд был воплощенное Зло и делал все возможное, чтобы отравить жизнь бедному мистеру Хейдену.

Однажды ночью маленькому Саймону приснился кошмар, действие которого происходило в городе под названием Ропенфельд, как сообщил один из его жителей. Причем, произнося это название в первый раз, он растянул его так, что оно прозвучало как стон не нашедшей покоя души: «Рооооопенфельд!» За этим последовал мрачный, ужасающий сон, и мальчик проснулся, блея от ужаса, словно овечка под ножом. Когда родители пришли проверить рыдающего ребенка, он рассказал им все. Взрослые улыбнулись. Мистер Хейден счел весьма уместным и даже патриотичным то, что в первом настоящем кошмарном сне его сыну привиделся город под названием Ропенфельд. А миссис просто решила, что у Саймона слишком живое воображение.

Вот этого-то у Саймона как раз не было совершенно, но, как это ни удивительно, при всей своей посредственности он не перестал видеть такие сны. До конца жизни многие кошмары Саймона Хейдена разыгрывались в Ропенфельде. Он не мог понять, почему все происходит именно там, но со временем стал считать, что все дело в его персональной химии.

Иногда ему снилось, будто он тонет в озере Ропенфельд. Иногда он разбивался в самолете, который должен был приземлиться в городе с таким названием. Пилот объявлял: «Наш самолет приближается к аэропорту города Ропенфельд». И тут же раздавался раздирающий уши скрежет металла, что-то отваливалось, самолет давал крен и уходил в бесконечное пике. Хейдену столько раз снился этот сон, что он начал считать его вещим: видимо, ему суждено умереть в вихре пламени, падая с высоты в пять миль. Какое было бы разочарование, узнай он тогда, что умрет от сердечного приступа в своем автомобиле, проходя последнее ополаскивание на автомойке в Лос-Анджелесе.

Иногда в своих кошмарах пятнадцатилетний Саймон голым шел по коридорам средней школы города Ропенфельда, прикрываясь только учебниками, которые нес в руках. Одноклассники в роскошных одеждах тыкали в него пальцами и истерически хохотали. Сначала хохотали, потом вынимали пружинные ножи и накидывались на него. В другом сне машина, полная его мамаш, тормозила рядом с ним, когда он шел по Ропенфельд-стрит. Одна мамаша за другой выскакивали из нее, как клоуны в цирке. Их становилось все больше и больше. И каждая орала на него за то, что он не сделал того и разочаровал ее в этом.

Медведь еще поколебался, не зная, дозволено ли сказать то, что он собирался. Для Боба все это было в новинку. Впрочем, это было в новинку для всех здесь.

— Я не должен тебе это говорить.

— Что именно? — В голосе Хейдена не было ничего, кроме раздражения. Он решил, что медведь хочет испробовать на нем другой способ убеждения.

— Раньше или позже тебе все равно придется туда пойти, Саймон. Так здесь заведено: каждый умерший должен пойти в свой Ропенфельд и разобраться во всем, что там происходит. Выяснить, почему в свое время ему снились именно эти сны. Они — важнейшая часть постижения того, кем ты стал, через того, кем ты был. Возвращаясь в свои кошмары и переживая их заново, шаг за шагом, человек постигает важные стороны своей жизни. Так здесь заведено.

— Да? Ну и черт с ним, Боб. Я лучше подожду лет так еще тысчонку-другую, прежде чем браться за этот аспект моей жизни. А пока хватит с меня того, что я здесь оказался, — это и так уже кошмар. Моя тарелка полна, и добавки не нужно.

— Тебе нельзя ждать; ты должен отправиться туда сейчас же.

Не успел Хейден повторить свой отказ еще раз (и еще много, много раз), как вдруг почувствовал, что поднимается над полом, словно наполненный горячим воздухом шар. Он сразу понял, что происходит.

— Нет! Не делай этого!

— Мне очень жаль, но тебе придется туда отправиться. Ты должен попытаться спасти Изабеллу.

Хейден поднимался все выше. Он молотил руками по воздуху, как будто надеялся остановить или как-то управлять тем, что с ним происходит. Но это не помогало.

— Так нечестно. Это неправильно.

— Знаю, Саймон, но так нужно.

Хейден хотел ответить, но от ярости у него перехватило горло. Поднявшись над землей футов на пять, его тело замерло, а потом начало двигаться вперед в одну сторону. Кто-то его направлял. Окно в офисе было широко распахнуто, и через него Хейден вылетел наружу. Восхитительное было бы ощущение, не знай он, куда летит: ко всем этим паршивым, паршивым снам — чудовищам, увиденным трехмерным зрением и воображением перепуганного ребенка. К страхам, мгновениям безжалостных неудач, унижений, конфузов и еще более неприятным вещам, которые снились ему при жизни. Хейден летел им навстречу, навстречу Ропенфельду. И ничего не мог с этим поделать. И ради чего, ради спасения Изабеллы Нойкор? Спасения от чего? Да, ему известна тайна мироздания, но как употребить это знание?

СЕЛАДОН



Джон Фланнери опоздал на встречу с Лени, потому что его сбила машина. Новехонький «порше-кайенн», не что-нибудь там. Один из тех восьмидесятитысячедолларовых, с приводом на все четыре колеса, газотурбинных подобий «джипа», на которых любят разъезжать состоятельные мужчины, желающие показать всему миру, какие они крутые, бесшабашные, да к тому же еще и богатенькие. Машина типа «воскресный Рэмбо». Эта машина была еще такая новенькая, что одометр показывал всего двести тридцать километров, когда она проскочила на красный свет на Шведенплац и врезалась прямо во Фланнери, который в этот момент находился как раз на середине пешеходного перехода. Удар отбросил его назад, на тротуар, в гущу живой изгороди.

Многие видели, как это случилось. Некоторые завизжали. Другие встали, выпучив глаза и раскрыв рты, дивясь тому, какой необычный оборот приняли события, пока они шли по своим делам. Какая-то мамаша схватила двух своих ребятишек за руки и кинулась с ними в другую сторону. Дети все время оглядывались, пытаясь разглядеть, мертвый тот дядька или нет.

Вид у него был, вне всякого сомнения, мертвый. Фланнери лежал неподвижно, распластавшись на кустах мятым куском брезента. Водитель «порше» впал в панику. На мгновение даже мелькнула мысль, а не нажать ли на газ и свалить отсюда к чертовой матери. К счастью, здравый смысл возобладал над страхом. Сделав несколько глубоких вдохов, он медленно и осторожно выбрался из своей новой, прилизанной машины, которая только что превратилась в смертельное оружие. Перепуганный до смерти, он шагнул к телу. Чувство у него было такое, словно все его внутренности стали жидкими и вот-вот вытекут через задницу.

До этой минуты все в его жизни шло как нельзя лучше. Его бизнес был успешным. Жена — красавица, да еще и покладистая. И он всегда проезжал на желтый свет, когда тот уже готов был смениться красным. А почему нет? В конце концов, он — это он. Жизнь всегда давала ему дорогу.

К его ужасу и невероятному облегчению, тело на кустах пошевелилось. У кого-то вырвалось: «Он жив!» Какая-то женщина, задохнувшись, выпалила так быстро, что четыре слова слились в одно: «Господитыбожемой!» Тело снова пошевелилось: рука поднялась, опустилась и поднялась опять.

Наблюдая этот замедленный ужастик, который он сам же и вызвал к жизни, водитель снова едва не поддался дикому желанию сделать оттуда ноги. Бросить свою жизнь, жену, машину, бросить все и бежать куда глаза глядят. Он забыл, что его бумажник со всеми документами лежит на переднем сиденье автомобиля, рядом с мобильным телефоном, в адресной книге которого значились пятьдесят четыре номера. Он забыл, что у машины есть номера, по которым компьютер в считанные секунды выяснит, кто он такой. Он забыл обо всем, из чего несколько минут назад складывалась его жизнь. Только одна мысль осталась в его голове — беги, спасайся.

Потому что, даже если сбитый им пешеход выживет, то, что последует за этим, будет тянуться годы и годы и разрушит всю его жизнь: больница, реабилитация, огромные платежи по страховке, судебные процессы, испорченная репутация и, разумеется, деньги. Хотя внутри у него все визжало от страха, он не мог не думать о деньгах.

Вот что творилось у него в голове, пока он стоял и смотрел на тело, которое шевелилось медленно, точно омар или краб, слишком долго пролежавший на суше. И во всем виноват он, только он. Господи Боже, да у него теперь миллионы высудят. Миллионы у него были, но теперь он их потерял, потому что…

Тело медленно повернулось. Оно перевернулось с живота на спину, так что впервые стало видно лицо жертвы. Кто-то опять повторил: «Он жив!», как будто то, что происходило у них на глазах, нуждалось в словесном подтверждении. Но будет ли пострадавший жить дальше? Насколько серьезны его ранения?

Водителю надо было это выяснить. Он просто не мог больше стоять рядом и не знать, что произошло. Собрав остатки мужества, он подошел к пострадавшему, который лежал теперь на спине, глядя в небо. Удивительно, но на нем совсем не было крови. Разве такое возможно? Как это может быть, чтобы большая машина на полной скорости сбила человека, зашвырнула его вон куда, а у него даже кровь не пошла?

Пострадавший медленно перевел взгляд с неба на водителя и сказал:

— Мне нужна твоя машина.

Водитель в удивлении отпрянул. Джон Фланнери говорил не просто отчетливо и обращался именно к нему, он говорил по-фламандски. Откуда он мог знать, что водитель — бельгиец, а фламандский его родной язык?

Никто из зевак на этом тягучем экзотическом языке не говорил. Они, естественно, решили, что раненый от боли помешался и бредит.

— Слушай меня внимательно, повторять я не буду. Через минуту я перейду на немецкий, и все, кто здесь собрался, меня поймут. Я попрошу тебя посадить меня в твою машину и отвезти в больницу. Это надо будет сделать быстро, потому что полиция уже близко, и, как только они сюда доберутся, все станет официально. В твоих интересах, чтобы они тебя здесь не застали.

Водитель не верил своим ушам. Он вообще не верил в то, что все это происходит с ним. Но оно происходило, и поделать он ничего не мог.

— Ладно. Сделаешь.

Фланнери произнес эти слова утвердительно, а не вопросительно, как следовало бы. Водитель промямлил «да».

Во второй раз Фланнери заговорил громче и на безупречном немецком.

— Мне больно. Больно. Мне нужно в больницу. Сейчас. Немедленно!

Он повторял это снова и снова, как какую-то плаксивую жалобу. Зеваки советовали ему подождать — ведь наверняка «скорая» вот-вот подъедет. Единственная ошибка Фланнери была в том, что он встал как-то слишком быстро для человека, серьезно пострадавшего в происшествии. Но он знал, что до приезда полиции осталось восемь минут. Так что вставать пришлось быстро. Доковыляв до «порше», он открыл дверцу и выкрикнул:

— Отвезите меня. Отвезите меня в больницу немедленно! Я не могу ждать. Мне больно! Больно!

Водитель смотрел на все это вместе с остальными. Он оставался просто наблюдателем, пока кто-то не сказал ему:

— Поезжайте, поезжайте. Полиции мы все объясним, когда они приедут. А вы поезжайте. Везите его в больницу. Полиции мы все объясним.

Озадаченный и колеблющийся водитель снова сел в машину и завел мотор. Фланнери привалился к дверце пассажирского сиденья, он был бледен, как воск, измучен болью и явно нездоров. Когда толпа зевак осталась позади, он снова заговорил по-фламандски:

— Я скажу тебе, куда ехать. Когда мы будем там, ты отдашь мне все бумаги, которые у тебя есть на эту машину, и можешь уходить. Никогда не заявляй о том, что ее у тебя угнали. Никогда не пытайся получить страховку и продолжай выплачивать страховые взносы еще два года. Потом можешь перестать платить. Ты меня понял? Этот день станет для тебя счастливым, если не будешь дураком и сделаешь все, как я говорю.

— Но как…

— Заткнись. Не задавай вопросов. Если позднее мне понадобятся бумаги на владение, я с тобой свяжусь. Но, возможно, они мне и не понадобятся. Ничего плохого на этой машине совершено не будет, так что можешь не беспокоиться. Отдашь мне ключи и бумаги, выйдешь, где я скажу, и проваливай. Или можешь отвезти меня сейчас в больницу. Тогда вмешается полиция и все остальные, и ты потеряешь все. Гарантию даю. Но если оставишь машину мне и уйдешь с пустыми руками, ничего больше с тобой не случится, на этом все и кончится. Тебе выбирать. Можно ли верить моему слову? Да.

Водитель лихорадочно соображал, какой тут может крыться подвох, думал, что же делать, что делать. А что он мог поделать? Сам во всем виноват. Дурацкий красный светофор; дурацкая новая машина. Это из-за нее он казался себе неуязвимым. Это из-за нее он чувствовал себя неуязвимым до сегодняшнего дня. А свидетелей было так много. Наверняка нашелся бы кто-нибудь, кто дал бы против него показания. Все было против него. Куда ни кинь, всюду клин.

Краешком глаза Джон Фланнери следил за тем, как раскиселивается этот придурок. Прекрасное зрелище. Фланнери всегда любил такие моменты. Он запросто мог бы похитить машину с улицы и сэкономить время и силы, которых потребовал этот маленький фарс. Но обыкновенному угону никогда не сравниться с удовольствием лично наблюдать за тем, как Хаос в два приема заглатывает человеческую жизнь. Да еще и знать при этом то, чего не знает водитель: а именно, что он уже проделывал такие штуки, и не раз.

Но это только начало, вот что главное. Фланнери мог бы выдать водителю распечатку с точным указанием того, что, где и когда случится с ним в ближайшее время, плюс-минус месяц. К примеру, сегодня он покинет свою новенькую с иголочки машину, перепуганный, утративший уверенность в себе, пристыженный собственным поведением и вообще уничтоженный. Как ни старайся, он еще долго не сможет думать об этом происшествии спокойно. Инстинкт самосохранения — вот что поможет ему унести ноги с этого места.

Постепенно его «я» пройдет весь путь от обиды и беспокойства, гнева, беспомощности и, наконец, благодарности за пощаду, как если бы то были станции на пути к главной цели его путешествия, стольному граду под названием Паранойя.

Хотя водитель и так был параноиком — успешные люди в основном все такие. Но после сегодняшнего происшествия его паранойя удесятерится и завладеет его сердцем и умом, чего и добивался Фланнери.

Отныне он по нескольку раз в день будет задавать себе один и тот же вопрос: так что же стало с моей машиной? Что стало с человеком, который ее присвоил? Что мне делать — бояться? Или стыдиться? А что, если в один прекрасный день полицейские постучат в его дверь и скажут: «Пройдемте. Есть проблема».

Что, если?.. Что если? Что, если?.. Долгие годы самые заурядные вещи, события и предметы — телефонный звонок, стук в дверь, официального вида цветной конверт в почтовом ящике — будут представлять собой опасность, угрозу, предмет беспокойства, врага. Любой ночной стук — и дневной тоже. Сегодняшнее происшествие не разрушит жизнь этого человека, но нанесет ей серьезный удар, так что она долго еще будет идти прихрамывая.

Фланнери это обожал. В четырех кварталах от своего дома он велел водителю свернуть и остановиться на обочине. Они были на Обере-Донауштрассе, рядом с Дунайским каналом. С того места, где они остановились, была видна его пенная вода.

Фланнери ткнул пальцем:

— Перейдешь этот мост. На той стороне есть стоянка такси. Или можешь поехать домой на метро. А теперь давай ключи и документы.

Водитель протянул руку, чтобы выключить зажигание, но остановился:

— А откуда мне знать…

Фланнери покачал головой:

— Ниоткуда. Придется поверить мне на слово, что этим все и закончится. Как только ты выйдешь из машины, тут всему и конец. Счастливчик.

— Но я даже не знаю, кто вы такой. Я вашего имени не знаю. — Голос водителя прозвучал тоскливо, ни дать ни взять скорбящая душа в поисках утешения.

Фланнери поднял голову и некоторое время сидел, глядя в потолок машины. Он раздумывал, не признаться ли этому дураку, кто он такой на самом деле, а потом подтвердить свои слова делом. Вот было бы здорово! Но этим многого не добьешься. Точнее, не добьешься того, к чему Фланнери стремился: длительного состояния неотвязной тоски.

— Любишь поговорки? — Он задал вопрос, по-прежнему глядя в потолок. Но краем глаза видел, как подозрительно уставился на него водитель, точно ожидая нового подвоха.

— Поговорки? Понятия не имею. А при чем они здесь?

Голос его выдал; запальчивый, нетерпеливый тон сразу сказал Фланнери, с кем он имеет дело. Это был голос испорченного ребенка, который садится людям на голову, когда может; поверхностный эгоист, которому часто везло и который привык принимать это везение за следствие собственного таланта и необыкновенной проницательности. Который твердо верил в то, что его интересы важнее интересов других людей. Но сейчас в нем сохранили твердость лишь несколько монет в карманах его штанов.

— Послушай-ка вот эту — очень подходящая: «Если набрал полный рот слишком горячего супа, что дальше ни делай, все пойдет вкось». Великолепно, правда? — И Фланнери просиял, точно ребенок, увидевший начало любимой телепрограммы.

Водитель молчал. Его глаза были пусты.

Не важно. Фланнери спешил на свидание к Лени; хватит тут возиться. Сунув руку себе под зад, он извлек оттуда бумажник и мобильный телефон водителя. Тот протянул за ними руку.

— Нет. Не сейчас. — Фланнери поднес телефон к носу и начал набирать на нем цифры.

— Что вы делаете?

— Звоню в полицию. Знаете, как они повеселятся? Вы проехали на красный свет, сбили пешехода на переходе, а потом скрылись с места преступления — вашего преступления — вместе с жертвой. Сейчас я скажу им, где мы, и пусть едут нас забирать. МНЕ БОЛЬНО! МНЕ НУЖНО В БОЛЬНИЦУ! МНЕ БОЛЬНО!

Когда Фланнери кончил вопить, настало потрясенное молчание. Телефон был достаточно близко от водителя, и он услышал, как на том конце кто-то ответил:

— Polizei.

Выхватив у Фланнери телефон и судорожно шаря но кнопкам, он кое-как его выключил.

— Дайте мне мой бумажник.

Получив его, он вытащил из внутреннего отделения прозрачный пакет. В нем были все необходимые бумаги на машину. Ему хотелось задавать вопросы. Ему нужны были заверения в том, что весь этот ужас не выйдет за пределы сегодняшнего дня, этой минуты. Ему так много было нужно, но он знал, что не получит ничего, потому что… Когда он в последний раз решил проехать на красный, то набрал полный рот слишком горячего супа. Он сам во всем виноват. Так какой у него может быть выбор? Теперь он понял, зачем этот бугай вспомнил ту пословицу — потому что она тут как раз к месту.

Он отдал ключи от машины и бумаги. Фланнери взял не глядя.

— А теперь мне просто уходить?

— Открывай дверь и иди. С'est tout.[15]

Водитель нажал на ручку, та щелкнула, и дверца с его стороны приоткрылась. Машина стоила без малого сто тысяч евро. Он купил ее шесть дней назад. Уличный шум ворвался в салон. Он поглядел в окно. На улице было ясно и солнечно. Восхитительная струя свежего ветра проникла сквозь щель и лизнула его в лицо. Он почти на вкус чувствовал ее свежесть. Мимо легко и привольно текла зеленовато-коричневая вода в Дунайском канале. Больше всего на свете ему захотелось оказаться там, снаружи, подальше от этой машины, подальше от всего, что произошло за последние полчаса. Он представил, как переходит через мост и возвращается в центр города. Он пойдет и выполнит кое-какие поручения. Это поможет ему отвлечься. Он выполнит поручения и прогуляется. А потом позвонит жене. Нет, не надо. Что он ей скажет? Надо же как-то объяснить, куда девалась машина, придумать какое-то алиби. Такое, чтобы она поверила и приняла его без колебаний.

Зазвонил телефон и спугнул его мысли. Он посмотрел на экран, чтобы узнать, кто звонит, но там было написано «Номер не определяется».

— Алло?

— Это полиция. Вы звонили и повесили трубку.

Его ответ прозвучал спокойно и профессионально.

Это он умел. Тут он был в своей стихии.

— Извините, это была ошибка. Мы думали, что нас ограбили, но потом оказалось, что жена просто положила свои вещи в другое место. Прошу прощения за причиненное беспокойство.

Полицейский на том конце без особого интереса задал еще несколько вопросов и повесил трубку.

— Впечатляет. Врешь ты лучше некуда. Значит, и насчет машины что-нибудь придумаешь.

Водитель глазел на Фланнери, который и впрямь выглядел неважно.

— Вам и правда больно? Или это просто…

Вместо ответа Фланнери медленно приподнял левую штанину. На ноге было два перелома — один простой, другой раздробленный, да такой, что глядеть страшно.

— Показать еще?

Одного взгляда на эту ужасную ногу оказалось для водителя достаточно. Отпрянув, он так поторопился выбраться из машины, что чуть не упал.

— Эй, — Фланнери окликнул его в тот момент, когда он уже собирался захлопнуть дверцу.

Водитель посмотрел на него с тревогой. Господь Всемогущий, чего ему еще?

— Да?

— Остерегайся молчащей собаки.

Не уверенный, что он правильно расслышал, водитель наклонился вперед.

— Что вы сказали?

— Остерегайся молчащей собаки.

— Что? Что вы хотите этим сказать?

Поговорки всякие; почему этот тип прямо не говорит, чего он хочет?

Фланнери отпустил задранную штанину. Материал скользнул вниз, но не до конца, оставив на виду половину раны. Он облизнул губы и усмехнулся.

— Гав.

Водитель закивал торопливо и часто-часто, — да, теперь он понял, что ему хотели сказать. Фланнери смотрел ему вслед, пока он переходил дорогу и с удвоенной скоростью шагал к мосту.

Салон машины был черный с серебром, красивый до последней мелочи.

— Великолепно оборудованный, — произнес Фланнери дикторским голосом, будто продавал машину самому себе.

Коснулся руля, рычага переключения передач. Вдохнул неописуемый кисло-сладкий запах новой машины и новой кожи. Очень красиво. Все очень красиво. Он сделал хороший выбор. Но как же называется цвет этой машины? Он забыл спросить. Какой-то серовато-желто-зеленый. Нет, не совсем так. Он закрыл глаза на минуту, поискал и нашел слово: селадон. Он никогда раньше его не слышал, но теперь у него такая машина — «порше» цвета селадон.

— О'кей — хоккей.

Он медленно провел ладонями обеих рук сверху вниз по своей сломанной левой ноге так, словно она была насквозь мокрая, а он отжимал из нее воду. Дойдя до щиколотки, он поднял брючину, чтобы посмотреть. Нога снова стала целой — ни следа, ни отметины.

Через несколько минут у него свидание. Надо выглядеть презентабельно, а не как человек, которого только что сбила машина. Он провел руками вдоль всего тела, и грязная, рваная одежда превратилось в то, что было надето на нем час назад — новую белую футболку и бежевые брюки. Он провел руками по шее и лицу. От одного прикосновения все грязные разводы и царапины, полученные во время несчастного случая, исчезли. Борода была аккуратно подстрижена, а в салоне запахло одеколоном «Старая фланель». Он протянул руку и повернул к себе зеркальце заднего вида. То, что он там увидел, его вполне устроило. Пора к Лени.

* * *
— Селадон, — произнес Этрих с удивлением.

Незнакомое слово только что само прыгнуло ему на язык, как яйцо.

Изабелла поглядела на него, ожидая продолжения. Они сидели в трамвае и держались за руки, возвращаясь с Центрального кладбища в город. Посещение могилы Петраса Урбсиса ничего не дало. Оба были подавлены и совершенно не представляли, что делать дальше.

Этрих покачал головой:

— Понятия не имею, что это за слово такое.

— Тогда зачем говоришь?

— Не знаю. Само откуда-то выскочило.

«Ну и что?» — явственно говорил ее взгляд. Но Этрих покачал головой, потому что это было еще не все.

— Нет, ты не понимаешь.

— Так объясни мне, Винсент.

Он остановился, чтобы подумать, и взглянул на ее ладонь в своей руке. Отняв свою руку, он раскрыл ее пальцы и положил свою ладонь поверх ее ладони. Она что-то почувствовала — щекотку, не сильное, но настойчивое тепло. Он поднял руку. Посреди ее ладони красовалось слово «селадон», написанное аккуратными буквами соответствующего цвета. Она изумленно выдохнула и сжала ладонь в кулак.

Этрих заулыбался.

— Вот что оно значит. Этот цвет.

— Что значит?

— Селадон. Это цвет, которым написаны эти буквы. — Он указал на ее ладонь. Его улыбка стала еще шире.

— Откуда ты знаешь, Винсент? Ты ведь только что сказал…

— Я знаю, знаю. Погоди-ка минутку, Физз. Мне надо подумать.

Расстроенная тем, что уже случилось сегодня, она почти рассердилась на него за эту дурацкую шутку, которую он выкинул без всяких объяснений. В раздражении Изабелла не придумала ничего лучше, чем еще раз взглянуть на свою ладонь, где появилось незнакомое зеленое слово. Селадон. Ей захотелось потереть ладонью о брюки и стереть его.

Винсент долго молчал. Она то и дело поглядывала на него то прямо, то украдкой, искоса, проверяя, готов он что-нибудь сказать или нет. Но он продолжал смотреть в окно и ни разу даже не взглянул на нее.

Беспокойство и нетерпение Изабеллы усиливались с каждой минутой. Однако вместе с любопытством росла и ее злость. Что происходит? Она смотрела на слово на своей ладони, она смотрела на Винсента, она смотрела в окно. И ничего не могла придумать. Как им выбраться из переделки, в которую они попали, она тоже придумать не могла. Может, Винсент что-нибудь знает или будет знать, когда вынырнет из своего молчания. А вдруг он и в самом деле напал на след чего-то полезного?

Сунув руку в карман, он вытащил бумажник. Из него достал клочок бумаги. Она увидела, что на нем в столбик написаны какие-то слова.

— Что это?

— Дай-ка мне еще раз твою руку.

Она нахмурилась, но сделала, как он просил. Он посмотрел на нее, потом заглянул в свой список и спросил:

— Знаешь, что такое герменевтика?

— Герман что?

— Отлично.

И он положил свою раскрытую ладонь поверх ее ладони. И снова она почувствовала то ли тепло, то ли дрожь, то ли что-то в этом роде. Ничего страшного или неприятного, но достаточно ощутимо.

Этрих улыбнулся и сказал:

— Это значит объяснение, толкование.

— А?

— Взгляни на свою руку.

Там, где минуту назад красовалось слово «селадон», теперь печатными буквами того же цвета было написано «герменевтика». Она отдернула ладонь и прижала ее к груди.

Этрих показал на бумажку:

— Когда я читаю что-нибудь и встречаю незнакомое слово, я выписываю его на отдельный листок. Потом, когда возникает возможность, смотрю их в словаре. Иногда их накапливается целая куча.

Изабелла заглянула в его список и увидела, что герменевтика стояла в нем первой.

— И ты не знал, что оно значит, пока только что не приложил свою руку к моей?

— Вот именно. — Этрих сказал это ободряюще, в надежде, что она сама, без подсказки, поймет то, что становилось ясно ему.

— И что такое селадон ты тоже не знал?

На этот раз он ничего не сказал, давая ей возможность самой развить мысль, продумав ее вслух.

— Значит, все дело в нас, Винсент? В нас двоих — не только в тебе и не только во мне. Ответы приходят, когда мы вместе, когда мы связаны?

— Да, я думаю, что так оно и есть, Физз.

— Давай еще раз. Попробуй другое слово. — Она взяла у него список и по слогам прочла забавное второе слово.

— Борборигмус.

Потом протянула руку ладонью вверх и нетерпеливо пошевелила пальцами.

— Ну, бери — попробуем еще раз.

Этрих взял ее за руку и повторил слово. И засмеялся.

— Это газ, который образуется в животе. Когда живот урчит, потому что ты не поела или когда расстраивается.

— Газ в животе?

Отняв у него свою ладонь, она прикрыла ею рот, потому что ей тоже стало смешно. Потом, сообразив что-то, она опустила ладонь и заглянула в нее. На месте «селадона» оказался «борборигмус».

— Дай я попробую. Дай попробую. — Она схватила Винсента за руку и сказала: — Худна. — Ее глаза были полны ожидания.

Он не колебался.

— Это по-арабски. Означает временное прекращение огня. Откуда это?

— Из статьи про Израиль и Палестину, которую я читала вчера. Мне слово понравилось; понравилось, как оно звучит. Я все ходила и твердила его про себя — худна, худна.

— Но ты уже знала, что оно значит?

— Да, Винсент, но ты не знал. Дай еще попробую. Вот это мне нравится. Анак.

Этрих снова засмеялся.

— Дерьмо. По-эскимосски это значит «дерьмо».

— Правильно! — Она взглянула на свою ладонь, и там, на самой середине, увидела эскимосское слово, которое означало «дерьмо». — Хватит, пусть оно останется. Я хочу его сохранить.

Словно маленькая девочка, она сунула ему ладошку прямо под нос, чтобы и он тоже мог увидеть написанное там «дерьмо». Он взял ее руку и поцеловал в ладонь.

— Теперь я начинаю кое-что понимать. Помнишь, там, на кладбище, я увидел тебя в магазине Петраса в тот день, когда он научил тебя, как меня вытащить? Помнишь, как это случилось?

— Я дотронулась до его надгробия… — произнесла Изабелла.

— Нет, родная, мы оба дотронулись до его надгробия в одно и то же время. Помнишь? В одно и то же время. Вот в чем вся суть. Вместе. Вдвоем. Ты и я, а не каждый из нас по отдельности.

— Но я ничего не сделала, Винсент. Я ничего не сделала, чтобы это произошло. А ты? Все случилось не потому, что мы взяли и взмахнули нашими волшебными палочками вместе. Мы вообще ничего не контролировали.

Справедливость ее замечания несколько ослабила ветер, надувавший парус его надежды.

— Ты права, права… Но забудь пока об этом и подумай лучше вот о чем: вместе у нас это как-то получается. Сегодня я какое-то время провел в твоем прошлом, я был там на самом деле. Я видел каждую мелочь и слышал каждое слово из твоего разговора с Петрасом. А потом еще эта глупая игра со словами, которых никто из нас не знал раньше. Стоило мне взять тебя за руку, и я понимал их смысл. Понятно? Все происходит, когда мы двое становимся одним. Вместе мы можем то, чего не можем поодиночке. Спорю… Нет, уверен… Этим дело не ограничится.

Оно и не ограничилось, правда, им пришлось подождать до вечера, чтобы убедиться в этом. Когда Изабелла открыла дверь их квартиры, пес Хитцель, который сидел на стуле через комнату от них, поглядел, как они вошли, но не встал и не подбежал к ним, чтобы поприветствовать их, как обычно. Он сердился на них за то, что они не взяли его с собой на кладбище. Этрих объяснил ему, что собак на кладбище не пускают, потому что они писают на могилы и гадят где попало. Кому будет приятно, если на месте его последнего упокоения окажется кучка свежего теплого дерьма? Но, несмотря на все объяснения, собака продолжала горестно смотреть на него со стула.

Когда они уходили, Изабелла забросила на плечо сумочку и сказала:

— Это я виновата, Хитцель. Я не хочу за руль, а то бы ты мог подождать нас в машине. Мы едем на трамвае.

Теперь, когда они вернулись, пес оказывал им холодный прием. Особого внимания, правда, они на это не обратили, потому что головы у обоих были заняты теорией Винсента. Больше ни о чем говорить они не могли.

Изабелла сидела за кухонным столом, пока Винсент варил кофе и ставил перед ней чашки и сливки.

— Откуда взялся этот селадон? Почему ты вдруг произнес это слово вслух?

Он повернулся спиной к шкафу, в котором рылся в поисках сахара.

— Хороший вопрос. Я уже пытался найти на него ответ. И знаешь что? Он возник ниоткуда.

— Но ты должен был хотя бы видеть его раньше. Может, читал где-нибудь. Как иначе ты его выдумал?

— Не знаю, Физз. Насколько я помню, я действительно встречаю это слово впервые. Идея насчет того, что, когда мы с тобой соединяемся, получается что-то третье… Что-то такое, что знает больше, чем ты и я по отдельности, пришло одновременно с ним… Слушай, когда мы одновременно коснулись той могильной плиты, я вдруг оказался в твоем прошлом. Потом появился селадон. Что это? Стоило мне взять тебя за руку, и я нашел ответ. Вот тогда-то эта теория «я да ты — будет три» меня и посетила. И, кстати, не в первый раз. Заметь, я говорю сейчас не о ребенке. Тогда что это? Что за третья сила? Я не знаю. Но сегодня мы получили хорошее доказательство ее существования.

Оба помолчали немного, пока Этрих не принес кофе и не разлил его по чашкам.

— Есть кое-что еще. Только, пожалуйста, не бесись.

— С чего это я должна беситься? — Она уже поднесла чашку ко рту, так что когда она заговорила, ее дыхание подняло над горячей поверхностью облачко пара.

— Из-за вопроса, который я тебе задам. Расскажи мне, кто такой Франк Обермарс.

Она опустила кофейную чашку на стол, не сделав ни глотка. Несколько месяцев назад, когда они снова соединились, они поклялись всегда говорить друг другу всю правду, какой бы та ни была. С тех пор они несколько раз крупно поссорились и даже поскандалили. Но она держала слово и всегда говорила ему всю правду.

Однако теперь она боролась с искушением солгать. Ей хотелось спросить: «А кто такой Франк Обермарс?», потому что он не имел никакого значения. Точнее, он имел значение в историческом смысле, но не для них, не сейчас, и никогда больше. С Франком все кончено. Франк в прошлом. Франк был тогда, когда она покинула Этриха и поклялась, что никогда больше его не увидит, хотя и знала, что беременна его ребенком. Разрыв с Этрихом был причиной, Обермарс — следствием.

Это был неглупый симпатичный голландец, работавший в венском филиале «Филипс электроникс». При других обстоятельствах у них мог бы получиться полноценный роман. Но есть люди, которых мы встречаем чуть-чуть — на дюйм, на день, на удар сердца позже, чем следовало бы, и они так и не занимают большого места в нашей жизни. При других обстоятельствах, в другое время или в другом расположении духа мы охотно бросились бы в их объятия, с радостью приняли бы их предложение или вызов. Но мы встречаем их как раз тогда, когда нас снедает недовольство или мы полностью удовлетворены, а они совсем наоборот. И любая серьезная химическая реакция, которая могла бы между нами произойти при других условиях, не происходит.

Сначала Изабелла решила, что быстрый искрящийся флирт с умным и сексуальным партнером притупит боль потери. Поэтому она сказала «да» в ответ на предложение Франка и поехала с ним на большой уик-энд в чудесную приозерную деревушку под Зальцбургом. Там все было великолепно. Это восхитительное место голландец выбирал очень старательно.

Под конец их первого дня на озере он занимался с ней любовью три часа. И за все это время безрадостное, отрешенное выражение ни на миг не покинуло ее лица. Чтобы доставить ей удовольствие, он испробовал с ней все подходы и все приемы, которые он знал. А знал он их немало. Он привык к тому, что ни одна из его любовниц никогда не оставалась неудовлетворенной, поскольку знал, что именно нравится женщинам, и сам получал от секса истинное наслаждение. Но ни разу, ни на одну секунду у него не возникло ощущения, что Изабелла здесь, с ним, разделяет его эмоции и тем более его удовольствие. Потом Обермарс всегда вспоминал их свидание как попытку заняться любовью с опытной проституткой. С женщиной, знающей все нужные движения, но если вы заглянете ей в лицо, когда она не подозревает, что за ней следят, то не увидите в нем ничего, кроме пустоты, от которой у вас заледенеет сердце.

Он пробовал снова и снова, пока Изабелла совсем не застыла в неподвижности. Как только он перестал, она перекатилась на бок, подальше от него. Он думал, что она будет плакать, но она молчала, от чего ему стало еще хуже.

Он спросил, все ли с ней в порядке. Она ответила: да. Слово упало, как камень. Он спросил, чем он может ей помочь. Она сказала: ничем, но утром она хотела бы вернуться в Вену. Он и представить себе не мог, как проведет целую ночь наедине с ней и ее молчанием, и потому предложил ехать немедленно.

Тогда она повернулась и посмотрела на него.

— Да, так будет лучше. Ты хороший парень, Франк.

По какой-то причине она сказала это по-английски. Она в первый раз заговорила с ним на этом языке, хотя знала, что он владеет им в совершенстве. Может быть, потому, что теперь они пересекли границу другой страны сердечных отношений. Немецкий был языком До, английский стал языком После.

Обермарс ухмыльнулся и наклонился, чтобы подобрать с пола свою одежду. Ему не хотелось даже смотреть на Изабеллу, потому что в эту самую минуту она была еще очаровательнее, чем когда-либо. Он не знал, почему: то ли потому, что она была голая, то ли потому, что у него не осталось с ней ни одного шанса. Он никогда не видел ее такой раньше, не увидит и впредь. Желание, которое он испытывал, по силе могло сравниться лишь с владевшим им тогда чувством полного поражения. Ее лицо светилось в полумраке комнаты, белизна простыней контрастировала с ее загаром.

— Ты похожа на тост, — сказал он, не переставая искать второй носок.

Терять ему больше нечего. Можно говорить все, что придет в голову.

— На что?

Она медленно села, даже не пытаясь прикрыться. А он думал, что после произошедшего между ними сейчас и высказанного ею желания вернуться в Вену она станет кутаться.

— На тост. Это из-за твоей кожи и простыней. Ты похожа на золотистый тост на белой тарелке.

Ей запомнился этот образ и выражение лица Франка, с которым он это произнес. Она увидела, что он несчастен, увидела, как его дух покидает ее, покидает эту милую комнату и стремится прочь, в машину, и назад, в Вену, где их жизни не пересекутся больше никогда. Но ей было все равно. Все, чего ей хотелось, это поехать домой и придумать, как прожить остаток своей жизни.

* * *
Она вынырнула из тоннеля своих воспоминаний, моргая от звука Этрихова голоса. Помолчав немного, спросила:

— Что ты хочешь знать, Винсент? И как ты узнал о Франке?

Он через стол подтолкнул к ней сахарницу.

— Это пришло раньше, когда ты спросила, что такое анак. Я увидел тебя и его вместе, как на картинке, и тут же понял смысл слова.

— А-а. И что же это была за картинка?

Она взглянула на свою ладонь, но слово «анак» с нее исчезло.

— Вы стояли на площадке для отдыха на обочине автобана — ты попросила его притормозить, тебя тошнило.

Она положила руку на чашку и тут же почувствовала, как тепло лизнуло ее в середину ладони. Судя по тому, каким тоном говорил Винсент, про нее и Обермарса он знает все.

— Я сказала, что мне нужно в туалет и не мог бы он остановиться, пожалуйста. На самом деле меня рвало. — Ее голос вдруг стал почти гневным. — Мне необходимо было освободиться от тебя, Винсент. Освободить свой мозг, свое тело. С тобой все было кончено. С нами все было кончено. Мне необходимо было изгнать тебя из своего нутра, иначе мне бы не выжить. И тогда появился Франк. Я попробовала с ним, но это была катастрофа. Ты понимаешь, о чем я? Понимаешь?

— Ага. Пей свой кофе.

Она глядела на него с подозрением, не веря его ровному и спокойному тону.

— Будем говорить о Франке или поговорим о чем-нибудь другом? Потому что я хочу кое-что узнать, Винсент: дважды за сегодняшний день ты взял и вошел в мою жизнь — просто, как в комнату. Как ты это сделал? Впечатление такое, как будто ты поворачиваешь дверную ручку и входишь. Как тебе это удается?

Он отвел взгляд, потом снова посмотрел на нее.

— Я разговариваю со временем.

— Повтори, пожалуйста.

— Разговариваю со временем. Оно живое, оно все понимает… Слушай, Физз, помнишь, ты спрашивала, чему я научился, пока был мертвым. Я сказал, что не знаю. Я вообще мало что помню о том времени, так, отрывки какие-то; фрагменты и загадочные размытые снимки каких-то предметов, которые мне ничего не говорят. Но сегодня на кладбище я кое-что обнаружил. Я то ли осознал, то ли понял это, не знаю, но, видит Бог, оно сработало. Ты что-нибудь слышала про «ломографию»?

— «Ломография»? Нет, а что это?

— Интересная штука. Однажды мы очень удачно использовали ее в одной рекламной кампании у нас в агентстве. Много лет назад, еще при железном занавесе, в России продавали маленькие дешевые фотоаппараты под названием «Ломо». Наверное, так называлась компания, которая их производила. Они почти ничего не стоили и были совершенно примитивными. Пленку приходилось перематывать большим пальцем, а наводки на фокус у этой штуки, по-моему, вообще не было. Да и что еще могли выпускать в те годы в России? Зато всякий, кто хотел иметь фотоаппарат, мог его купить… Наконец какой-то башковитый парень додумался, как превратить недостатки этого фотоаппарата в достоинства. И тогда начали снимать, не глядя на объект и не пытаясь его сцентрировать. А то и вовсе без объекта. И даже в видоискатель не заглядывали. Снимали с бедра, из-за плеча, заводили руки за спину и щелкали то, что там оказывалось, пусть набекрень… Не важно. Снимки выходили спонтанными, случайными, называй как угодно… Главное было — снимать, любым способом и в любом направлении. Случай решит, выйдет из этого что-нибудь стоящее или нет… И знаешь что? Иногда выходило. Некоторые снимки оказывались просто фантастическими. Сегодня это целая индустрия: «Ломо»-выставки по всему миру, «Ломо»-галереи, клубы, веб-сайты… «Ломография» стала чрезвычайно популярной потому, что она работает. Девяносто девять и девять десятых процентов всех снимков никуда не годятся — не в фокусе, тусклые, барахло, короче. Но один на миллион великолепен… Мои воспоминания о том, как я был мертвым, похожи на пачку «Ломо»-снимков, разбросанных по столу. Девяносто девять и девять десятых процентов из них никуда не годятся, несфокусированное дерьмо. Непонятно даже, что такое на них отснято. Но сегодня, когда мы вместе коснулись Петрасовой могильной плиты, я обнаружил, что среди них есть один не просто понятный, но прекрасный.

— Расскажи.

Его взгляд упал на ее ладонь, все еще лежавшую поверх кофейной чашки.

— Я тебе лучше покажу.

Изабелла не знала, куда смотреть, потому что Винсент избегал ее взгляда. Вместо того чтобы смотреть на нее, он не отрывал глаз от ее чашки, так что и она в конце концов посмотрела туда же.

Теперь поверх чашки лежала ладошка, маленькая детская ладошка. На ее безымянном пальце было надето дешевенькое пластмассовое колечко в виде подсолнуха. Точно такое Изабелла носила в восемь лет. Она нашла его на земле в городском парке, когда однажды воскресным утром пошла гулять с родителями. Поскольку подсолнух был ее любимым цветком, она решила, что находка — это волшебный знак; кольцо принесет ей удачу. И два года упорно носила его, почти не снимая.

И вот на ее собственном запястье, поверх ее чашки — ладошка восьмилетней девочки с дешевым колечком. Ладошка маленькая, ногти обгрызены едва ли не до корней, нервно обкусаны. Их обкусала сама Изабелла, которая в детстве вечно из-за чего-нибудь переживала. Те самые ногти, та самая ладонь, то самое колечко.

Спокойствие, с которым она смотрела на эту руку, зная, что это ее собственная рука в восьмилетнем возрасте, удивило ее не меньше, чем то, что она видела.

А потом рука изменилась.

Ладонь стала больше, пальцы удлинились, ногти налились цветом — ослепительно-зеленым. Кошмарный, забавный цвет, памятный ей с одного дня, когда ей было двадцать. Флора купила флакончик психоделически-зеленого лака в качестве шуточного подарка для Лени. Все кончилось тем, что три подружки намазали им ногти на руках и ногах, потому что день выдался отчаянно скучный и они просто не знали, чем себя занять. А мать Флоры сфотографировала их с зелеными ногтями. Эта фотография в рамке до сих пор стояла на письменном столе Изабеллы.

— Что ты делаешь, Винсент? Почему это происходит? — Она не отводила глаз от собственной ладони.

— Я поговорил со временем. Попросил его сделать что-нибудь. Оно понимает, если попросить правильно.

— А что ты попросил его сделать?

— Показать твою руку в прошлом, настоящем и будущем. Ты их узнаешь? Они — это ты?

Она тупо смотрела на него.

— Пока человек жив, — сказал Этрих, — он думает, что время — это то, что на циферблате, часы, минуты и дни. Но это неверно; я это узнал, когда был мертв. Время — это еще…

Пока он говорил, ее рука снова стала меняться. То, какой она стала в следующий момент, заставило их обоих замолчать.

Зеленый лак исчез, уступив место изящному серебряному кольцу с яшмой, подаренному Винсентом на прошлой неделе. Короткий широкий шрам, который она получила, оцарапавшись о стену в день их возвращения из Америки, розовел у основания большого пальца. С первого взгляда было ясно, что это рука Изабеллы сегодняшней. Только без одного пальца.

ПО КОЛЕНО В ВОСКРЕСНЫХ КОСТЮМАХ



— Здесь я тебя покину.

— Что?

Хейден едва слышал медведя Боба, так далеко тот ушел вперед. Так они прошли уже не одну милю. Почти все утро они ходили по улицам города, города его сновидений. Но, поскольку ни на какие вопросы медведь не отвечал, человек понятия не имел, куда именно они направляются, кроме того, что идут они навстречу его кошмарам.

— Я сказал, здесь я тебя оставлю, Саймон.

— Что это значит? Ну остановись же ты хоть на минуту, пожалуйста! Всего на одну минуту, черт тебя побери!

Боб остановился, но не обернулся. Хейден смотрел на громадную белую спину перед собой и ждал. Ничего не происходило, и он решил воспользоваться остановкой, чтобы перевести дух. Когда он отдышался, медведь все еще стоял к нему спиной, и тогда Хейден стал оглядываться по сторонам. В этой части города он еще не бывал. А если и бывал, то забыл об этом. Он знал, что это место и все, что в нем было, возникли из его памяти и воображения. Но одно он усвоил здесь крепко: большая часть того, что человек делает, о чем думает и что создает в течение всей жизни, со временем забывается. То, что остается в нашей памяти, или в сердцах других, или на земле, когда мы уходим, часто удивляет нас самих.

Женщина в ярко-голубой погребальной маске «Вертящийся Бобо» из Буркина-Фасо прошла мимо и игриво бросила: «Привет, Саймон!» Хейден уже давно привык здесь к таким сумасшедшим встречам и легким взмахом руки показал, что ее приветствие не осталось незамеченным.

— Иди за ней, Саймон.

Думая о чем-то другом, Хейден не сразу понял слова Боба.

— Что?

— Иди за ней, — вон за той, в маске.

— Нет, Боб, я за ней не пойду.

Медведь по-прежнему не оборачивался, но, честно говоря, в данный момент Хейдену было на это наплевать. Чертов медведь, кем он себя вообразил — командует тут, как хочет.

— Что здесь вообще происходит, а? Где мы? Что это такое?

Женщина в маске исчезла за какой-то дверью в конце квартала. На мгновение Хейдену стало интересно, кто она такая и куда идет.

И вдруг его осенило, в голову пришла потрясающая мысль. Ни слова не говоря, он сорвался с места и помчался следом за исчезнувшей женщиной.

Боб скрестил на груди свои лапищи и цыкнул неодобрительно, словно критически настроенная тетушка. Давно бы так! Медведь провел с Саймоном Хейденом все его детские годы и прекрасно знал, что мальчик туповат. Но стать взрослым человеком и совсем не поумнеть — это впечатляло и обескураживало одновременно. Казалось, жизненный опыт, который должен был впитываться в него, словно вода в пористый камень, придавая ему солидности и веса, скатывался с него, как со стеклянного — ничего не задерживалось. Ну, может, в укромных уголках и оставалось, но уж точно не много.

Кроме этой женщины в синей маске, других кроликов в шляпе у Боба почти и не осталось. Если бы, увидев ее, Саймон не начал действовать, медведю пришлось бы поломать голову над тем, что делать дальше. Он водил Саймона по его же собственному городу мимо таких ключей и знаков, на которые давно обратил бы внимание даже дебил. Все без толку. Пять, нет, десять раз за это время медведю хотелось остановиться, ткнуть пальцем во что-то определенное и сказать: ПОСМОТРИ СЮДА, САЙМОН! ИЛИ ВОН ТУДА — не узнаешь? Но ему было велено по возможности избегать прямых подсказок и указаний, и он держался. И вот наконец, Саймон сам на что-то клюнул, слава богу.

— Думаю, насчет Саймона ты не прав. Раньше я и сам так о нем думал, но сегодня кое-что понял: он не так туп, как кажется. Просто у него плохой характер. Он способен злиться даже на мороженое, которое ест.

Боб услышал голос, но, как ни оглядывался, источника его не обнаружил. Только низко опустив голову, он наконец разглядел Броксимона, который стоял неподалеку, одетый, как всегда, с иголочки. Сегодня на нем был костюм в шотландскую клетку, который делал его похожим на гольфиста-профессионала тридцатых годов.

— А, Броксимон, здравствуй.

— Привет, Большой Боб. Есть время пойти промочить горло?

— Знаешь, у меня так закружилась голова, пока мы тут кружили с Саймоном, что мой желудок ни с чем, кроме холодного молока, не справится.

— Холодное молоко так холодное молоко, дружище. Здесь поблизости наверняка должно быть какое-нибудь местечко.

Боб поглядел налево и направо.

— А ты хотя бы знаешь, где мы? Я здесь вроде как потерялся. Совсем эту часть города не знаю.

— Я тоже. Но забегаловка какая-нибудь здесь наверняка найдется. Саймон их любит, так что наверняка воткнул где-нибудь поблизости. Их в этом городе не меньше тысячи. И во всех подают этот отвратный шоколадный пудинг с орешками, который он так любит. Пойдем, поищем, куда тут можно зайти.

И они пошли, причем Броксимон спешил как мог, чтобы не отстать от медведя.

— Слушай, Боб, мне надо у тебя кое-что спросить. Ты когда-нибудь слышал про Джона Фланнери? Знаешь его?

— Кого?

— Джона Фланнери. Здоровый бородатый мужик, жирный такой. — Броксимон погладил воображаемую бороду у себя на подбородке. — Он еще ходит с огромадным таким черно-белым догом по имени Люба.

— Нет, никогда о таком парне не слышал. А единственного датского дога, которого я знаю, зовут Спот. Наверное, я все-таки выпью.

* * * * * *
Сьюзи Николс. Вот как ее звали. Сьюзи Николс была та девушка в голубой маске, которая поздоровалась с ним на улице пару минут назад. Когда-то, в начале жизни, Хейден сильно ее любил. Может, и не больше, чем остальных женщин потом, но тогда ему было всего тринадцать, а кто же не знает, что первая любовь всегда полна вспышек и электричества, как воздух в грозу.

Но что делает Сьюзи в погребальной маске «Вертящийся Бобо» на улицах города снов Саймона Хейдена? Разумеется, идет на танцы — вечеринка для седьмых-восьмых классов в честь Хэллоуина.

Помните танцы в старших классах? Когда большая часть девочек большую часть времени были заняты тем, что бегали в туалетную комнату, чтобы обсудить последние события вечера. А большая часть мальчиков подпирали стенки, пытаясь принять крутой вид, чтобы показать девочкам, что им все по барабану, и в особенности они, девочки.

И всегда находилась по крайней мере одна девочка, которая безутешно рыдала в дальнем углу, расстроенная каким-нибудь последним событием, а ее подружки толпились вокруг, сочувствовали, цокали языками, говорили слова утешения. Классные придурки и неудачники являлись тоже и толкались друг подле друга весь вечер. Вместе они ничего не делали, а только прятались по темным углам и наблюдали за тем, что происходит вокруг. Парочка чудаков, стоявших еще ниже на лестнице престижа, тоже были тут, и у всякого, кто их видел, неизменно мелькала мысль: а эти-то чего приперлись?

Перспектива, вот что их привлекало. Дети всем сердцем верят в то, что на школьных танцульках может случиться что угодно. И каким-то чудом время от времени это действительно происходит. Складываются самые невероятные пары, под грохот музыки произносятся слова, которые меняют все, в открытую делятся секретами, которые пробуждают надежды, как шлейф волочащиеся за любым сборищем, подобным этому. Сегодня вечером может случиться невероятное; такое иногда бывает.

Следуя за девушкой в голубой маске, Хейден открыл какую-то дверь и очутился в гимнастическом зале своей школы на танцевальном вечере в Хэллоуин для седьмых-восьмых классов. Его окружали дети в маскарадных костюмах и навевающий ностальгию голос Барри Уайта.[16] Он сразу понял, где находится, и не мешкал ни секунды. Сьюзи, скорее всего, на том конце комнаты, у чаши с пуншем, где все девчонки, или в туалете, проводит экстренное совещание с лучшей подругой Мелиндой Сцеп.

Он вспомнил и вечеринку, и день, когда она была, но не сон, в котором они теперь жили. Впрочем, ничего удивительного в этом не было, ведь Хейден видел за свою жизнь четырнадцать тысяч снов. В одних носках он пересек спортивный зал (это была вечеринка без обуви — все разувались и оставляли туфли у входа в зал, чтобы не запачкать деревянный пол). Постепенно он стал осознавать, что на него глазеют многие танцующие. Это его смутило, но ненадолго, ведь у него на уме были вещи поважнее. Да и вообще, подумаешь, двенадцатилетние ребятишки глаза вытаращили.

А вот и Сьюзи. Ее голубая маска лежала лицом вниз на столе с угощением. Сама Сьюзи оживленно болтала о чем-то с Мелиндой, держа в руке бумажный стакан. Она была очень хорошенькой — рослой и хорошенькой. Вот почему он не узнал ее раньше, на улице, — ведь он принял ее за взрослую женщину. Сьюзи Николс уже в восьмом классе была достаточно высокой и имела вполне развитые формы, так что ее часто принимали за кого-то постарше, особенно если ее юное лицо прикрывала маска. Теперь Хейден вспомнил, что маска принадлежала ее брату, который служил в Корпусе мира в Буркина-Фасо. Оттуда он и привез эту умопомрачительную штуковину. А Сьюзи надела ее в Хэллоуин на танцы для средних классов, чем потрясла всех, кто ее знал. Обычно она была не из тех девчонок, которые любят привлекать к себе всеобщее внимание. И все же по какой-то неясной причине в тот вечер она пришла на танцы (куда вообще почти никогда не ходила) в маске «Вертящийся Бобо».

Первой Саймона увидела Мелинда Сцеп. Комично выпучив глаза, она поглядела вниз, а потом прикрыла глаза рукой, словно для того, чтобы не глядеть больше. Должно быть, она что-то сказала об этом Сьюзи, потому что та замолчала, повернулась и поглядела на Саймона в упор.

Увиденное отразилось на ее лице смесью испуга и удивления. Можно было подумать, что она смотрит на девятифутового марсианина или совокупляющихся оцелотов. Хейден помнил, как отчаянно хотел ей понравиться. Но теперь ее лицо яснее слов говорило, что смотрит она на него совсем не по той причине, по которой ему хотелось бы. Тут ему вспомнилось, что, когда он шел через танцевальную площадку, на него тоже смотрели. И тогда он глянул вниз.

Мужчины часто бросают взгляд на переднюю часть своих штанов, когда видят, что на них глазеют другие люди. Они думают, что у них ширинка расстегнута, поэтому на них и смотрят. Или там, на самом виду, появилось подозрительное влажное пятно. Или… еще что-нибудь. А для мальчиков и молодых людей в особенности все, что там, внизу, невероятно важно, волшебно, а иногда дико неловко для тебя и того, кем ты хочешь быть в глазах всего мира.

Немногое еще могло вогнать Хейдена в краску; особенно теперь, когда он умер. Но когда он взглянул вниз, на свои штаны, то, что он там увидел, его не только смутило, но и изумило. Его пенис, или чей-то пенис (потому что, видит Бог, это не мог быть его пенис, прибора такой длины он не видел никогда и ни у кого), торчал прямо из его ширинки, как деревянная палка. Длиной он был дюймов тринадцать, наверное. И походил на нос Пиноккио. Пиноккио-Порноккио. А еще на этой штуке, на пенисе-палке, сидел попугай.

— Эй, на палубе! — хрипло крикнула птица.

Потом подняла оба крыла и, энергично встряхнув ими, устроилась поудобнее на своем насесте. Хейден почувствовал, как ее когти переступают по его члену. Ощущение было не то чтобы болезненное, но и не слишком приятное.

Разинув от изумления рот, он поднял глаза и увидел, как вытаращилась на него Сьюзи Николс. Смотрела она ему не в лицо.

— Что за хреновина?..

Услышав это слово, она подняла невидящий взгляд на него.

Он хотел ей что-то сказать. Ему необходимо было сказать ей что-то важное. Поэтому он и прибежал за ней сюда.

— Погоди-ка, это же сон! Вот в чем все дело. Это наверняка один из тех кошмаров, которые снились мне в детстве.

Осознание этого ужалило его, как оса. Ну конечно! Медведь Боб говорил что-то такое… Он должен пойти и встретиться со своими кошмарами лицом к лицу. Вот в чем все дело, хотя он ничего такого и не помнит. Но что вы хотите, ведь он видел этот сон лет этак двадцать семь назад, или больше?

Краеугольные камни любого кошмара были налицо — любовный интерес, танцы в школе, — и в решающий момент его член вылез на всеобщее обозрение. Вуаля! Заварить из таких ингредиентов хороший, смачный кошмар — пара пустяков, никакой поваренной книги не надо; особенно если вам тринадцать лет. Что для любого подростка хуже страшной смерти? Да страшное унижение, конечно же! Потому что дети в глубине души не верят в собственную смерть. Вот почему они такие бесстрашные. Умрут все, но только не они. Зато, когда вы молоды, унижения поджидают вас на каждом углу. Вот почему подростки так чувствительны ко всяким неловкостям. Некоторым снилось, что они расхаживают по улице голышом. Хейдену снилось (очевидно), что у него встал на фут деревянный член, на который уселся попугай, и все это в присутствии Сьюзи Николс и вообще всей школы.

Он обнаружил, что не может пошевелиться. Он стоял, словно пригвожденный к месту, и беспомощно бесился оттого, что не в состоянии протянуть руку, согнать нахальную птицу и засунуть на место свой член. Судя по всему, правилами этого сна такое не допускалось. Он попробовал поднять обе руки по очереди — сначала правую, потом левую. Но не смог оторвать их от тела. Впечатление было такое, как будто он попал под воду. Нет, скорее в каплю древесной смолы или школьного клея, клаустрофобически густого, вязкого, который не дает ему пошевелиться и вообще управлять своим собственным телом. Он пробовал повернуться то в одну сторону, то в другую, но все без толку.

Сьюзи наблюдала за ним, а на ее лице отражался целый калейдоскоп эмоций. Когда Хейден понял, что освободиться ему не удастся, он попытался заговорить с ней, сам не зная о чем. О чем-нибудь, о чем угодно, только бы заговорить с ней, чтобы между ними образовалась хоть какая-нибудь связь. Извиниться перед ней, попросить, чтобы она подождала, когда все это кончится и они смогут поговорить, сказать, что все это просто смехотворно, но — Ничего. Он не мог говорить — снова. Он вспомнил случай, когда лишился рта, повстречав миссис Дагдейл. Теперь он даже не знал, есть у него рот или нет, потому что не мог освободить руку и пощупать лицо.

Вокруг них, придвигаясь понемногу все ближе, начали собираться дети. Но не слишком близко. Им хотелось посмотреть. Для них Хейден был все равно что действующий вулкан, к которому хочется подобраться поближе и заглянуть в кратер, чтобы увидеть, что там творится, но только без риска свалиться вниз и изжариться в раскаленной лаве. Он вытащил пиписку на танцах в школе. Вот это да! Что еще он выкинет?

Краем глаза Хейден увидел, что к ним идет мистер Набиско. Мистер Набиско? Это еще кто? Откуда он знает его имя? Он ведь никогда в жизни этого типа не видел. С другой стороны, Саймон ведь и не жил сейчас своей жизнью, — он жил в своих снах.

«Набиско» называлась компания — производитель бисквитов и печений, которые он так любил в детстве: «Орео», «Фиг Ньютонс» и «Трисквит»… А, теперь он вспомнил! Этот мужик преподавал испанский в их неполной средней школе.

— Какого черта ты тут делаешь, приятель?

Мистер Набиско был коренастый, носил лоснившуюся от утюга белую сорочку с четырьмя одинаковыми шариковыми ручками в нагрудном кармашке и прическу в стиле ранних «Битлз», которая нисколько его не красила.

— Я тебя спрашиваю, ты что тут делаешь? — И он ткнул пальцем в торчащий член Хейдена. — Пойдем-ка со мной, Мистер.

— Никуда он с тобой не пойдет, Мистер. Да кто ты вообще такой, пятый битл гребаный?

Хейден услышал слова, но, не в силах пошевелиться, он не мог также повернуть голову и посмотреть, кто их произнес. Голос раздался откуда-то сзади.

Мистер Набиско посмотрел в сторону говорившего. Увидев, кто это, он плотно сжал губы.

— Я тебя знаю? Ты из этой школы? — Подбоченившись, он ждал ответа, которого не последовало.

Школьный спортзал, вся огромная гулкая комната, наполненная призраками десятков тысяч прошлых игр, деревянными снарядами и детьми в носках, погрузился в тишину. Музыка смолкла, лишь несколько человек продолжали разговаривать.

Что-то слегка коснулось парализованного тела Саймона. Увидев, что это было, он почувствовал, как леденеет его кипящая от гнева кровь. А еще он освободился. Одного скользящего прикосновения было достаточно, чтобы сковавшее его нечто перестало существовать. Он снова мог шевелить руками и ногами. И первое, для чего он их употребил, были отчаянные поиски ближайшей двери.

Потому что Воскресные Костюмы был здесь. Это он нагрубил мистеру Набиско и теперь двигался к нему. Хейден не пугался так сильно с тех пор, как умер. Он не помнил ни своих снов, ни своих кошмаров, но забыть Воскресные Костюмы он не мог.

По иронии судьбы, это был один из последних кошмаров, которые Саймон Хейден видел в своей взрослой жизни. Ужасающий, кровавый, правдоподобный, он был настолько осязаем, неотвратим и безжалостен, что Саймон вскочил в три часа тридцать семь минут утра с распяленным в безмолвном крике ртом.

Средоточием ужаса в том последнем кошмаре был Воскресные Костюмы. Хейден понятия не имел, откуда взялось это странное имя. И все же он снова здесь, только что проскользнул мимо него к мистеру Набиско.

— Что нового, Хейден? У меня тут небольшое дельце. — Монстр говорил тихим, проникновенным, полным соблазна голосом. — Погоди, не уходи… Поболтаем с тобой, когда закончу.

«Поболтаем с тобой»… Фраза была как палец, которым его ткнули в глаз.

Монстр надвинулся на мистера Набиско, без всяких предисловий обвился вокруг него и начал душить. У бедняги не было даже возможности убежать. Змея кольцами обвивается вокруг своей жертвы. Воскресные Костюмы, чудовищная тварь из последнего кошмара Хейдена, был куда хуже любой змеи.

Битловская стрижка учителя моталась туда и сюда, пока он судорожно бился, пытаясь освободиться, вдохнуть, наполнить воздухом легкие. Полузадушенный хриплый крик, больше похожий на птичий клекот, чем голос человека, царапал ему горло.

В ответ на этот крик ученики бросились в атаку на Воскресные Костюмы. Они сбегались со всего спортзала. Те, кто был ближе других, бросались прямо на монстра, который отмахивался от них, как от комаров. Но они вставали на ноги и снова бесстрашно кидались в бой. Те, кто бежал издалека, неслись прямо к неизвестной твари. Все это произошло так быстро, что Хейден думать забыл о бегстве и застыл на месте, пораженный.

Дети большие и не очень окружили тварь, словно пчелиный рой, и рвали ее зубами и ногтями, грызли, царапали и били кулаками. Некоторые еще и кричали при этом. Одна девочка, стоя по колено в Воскресных Костюмах, которого она вместе с другими пыталась убить, высоким безумным голосом вопила: «Мама, мама!» Другие молчали, но все как один с безумной яростью сражались, чтобы остановить чудовище и уничтожить его. Когда монстр осознал, что они не боятся и не только не собираются сдаваться, но, наоборот, все прибывают и прибывают, он бросил обмякшего учителя на пол и обрушил всю свою мощь на атаковавших его детей.

На танцы пришли шестьдесят два школьника. И, каким бы страшным ни было кошмарное создание из сна Хейдена, нападение шестидесяти двух разъяренных, не знающих страха, напичканных углеводами и лопающихся от избытка адреналина двенадцати-тринадцатилетних подростков стало испытанием даже для него.

Схватка была свирепой, но на удивление равной. Столько ребятишек навалилось на Воскресные Костюмы сразу, что он не мог сосредоточиться на ком-то одном и оказался застигнутым врасплох. Похоже было, как будто на него навалился целый пчелиный рой, только каждая пчела в пять футов ростом. Единственный эффективный способ борьбы с ними, какой он мог придумать, — это вертеться и крутиться, выбрасывая свои конечности в стороны и стараясь сбить ими как можно больше ребятишек за раз. Проблема была в том, что стоило одному упасть, как на его место тут же вставали еще четверо.

Кровь и крики были повсюду. Те, кого монстр умудрялся схватить или ударить, были обречены, но детей было так много, что смерть нескольких почти не имела значения. Шестьдесят два ребенка стремились его убить. Шестьдесят два ребенка старались изо всех сил.

Хейден смотрел на побоище, не отрываясь, так, словно на его глазах разворачивалась кровавая автомобильная катастрофа. А потом он увидел голубую маску. Схватка вообще была на удивление красочной, ведь большая часть детей были в маскарадных костюмах. Брызги ярко-зеленого, оранжевого и серебряного были повсюду… и все это непрерывно двигалось. И все же африканская маска была такого исключительно яркого синего цвета, что он сразу увидел, когда она упала. А потом он увидел, как Сьюзи Николс взлетела в воздух и затрепыхалась вперед и назад, как флажок на леске.

Тринадцатилетний Хейден, который боготворил Сьюзи Николс и нисколько не боялся этого чудовища, пробудился в нем и бросился ей на помощь.

Сорокалетний Хейден, который до смерти боялся Воскресных Костюмов и много чего еще, застыл на месте.

Он чувствовал, как оба его «я» с силой тянут каждое в свою сторону.

Мужчина многое знал. Мальчик не знал страха.

Почуяв испуганное сопротивление другого, мальчик отделился от мужчины, которым он когда-нибудь станет, и пошел спасать Сьюзи Николс в одиночку. Но, разумеется, это оказалось невозможно. Не успел он сделать и двух шагов, как энергия стала вытекать из него, словно кровь из артерии. Ему едва хватило сил повернуться к старшему Хейдену и просипеть:

— Помоги!

Мужчина видел храбрость, величие и глупость своего молодого «я». Но он больше не был этим мальчиком, эти качества давно испарились. Сколько лет прошло с тех пор, как он в последний раз был храбрым?

Потом он увидел, как мальчик пошатнулся и позвал его на помощь. Хейден знал, что должен попытаться спасти его. Он должен был спасти это храброе, полное надежд сердце.

Прикидывая, как это лучше сделать, Хейден окаменел. До него вдруг дошло, что и мальчик, и Воскресные Костюмы были здесь сейчас, вместе. Его «я» из прошлого и его кошмар из настоящего стояли перед ним одновременно. Сорокалетний Хейден был в двух шагах от тринадцатилетней Сьюзи, своих одноклассников из восьмого класса и так далее. И все они были здесь вместе, сейчас.

Хейден-мужчина видел сон про Воскресные Костюмы. Хейден-мальчик видел себя во сне опозоренным перед Сьюзи Николс. Каждому из них кошмар другого представлялся смешным. Мальчик не боялся Воскресных Костюмов, потому что такие твари страшны только для взрослых. А мужчина считал сон про то, как на школьной вечеринке из штанов вылезает деревянный пенис с сидящим на нем попугаем, дурацким, но ничуть не стыдным.

— Здесь нет времени. Все происходит сейчас.

Наконец-то он понял, что в смерти время, которое он знал и в котором жил, исчезло. Нет больше начал, середин и окончаний. Осталось только сейчас, но это сейчас включало в себя все мгновения, прожитые им за всю жизнь. Поэтому Хейден-мальчик и Хейден-мужчина сосуществовали здесь одновременно. И все Хейдены, какие только были с момента его рождения, — их опыт, знания, сильные и слабые стороны, — все они существовали сейчас.

Не мешкая, Хейден одним усилием воли послал мальчику все, чем он был сейчас. Он отказался от власти над мгновением и передал ее тринадцатилетнему себе. И тут же энергия, которая покидала мальчика, как кровь, хлынула в него назад. Он поднялся с пола и, лишь однажды оглянувшись, ринулся в бой с Воскресными Костюмами.

Скоро все кончилось, потому что никто из детей не испытывал страха перед взрослым кошмаром. Взрослые не помнят, что это значит — не испытывать страха.

Чудовище — не чудовище, если его никто не боится.

* * *
Броксимон и белый медведь Боб сидели за стаканом клубничного коктейля в кафе, когда мимо фланирующей походкой прошел Хейден. Первым его увидел Броксимон, и соломинка медленно выскользнула у него изо рта. Боб увидел выражение удивления на лице маленького человечка (тот пил свой коктейль, стоя на столе рядом со стаканом, который был выше его, и разговаривал с медведем).

— В чем дело?

— Глянь-ка на улицу. — И он мотнул головой.

Боб выглянул и увидел Хейдена, который шел с видом человека, который только что выиграл джекпот. Оба молча следили, как он проходит мимо.

— Быстро он.

— Я же говорю тебе, мужик не дурак.

— Ну да, Брокс, но ты подумай, это как-то уж слишком быстро. То есть я…

— Иногда бывает и так, Боб. — И он щелкнул пальцами. — Раз — и готово.

— Насколько я знаю Саймона Хейдена, мальчика и мужчину, он не из тех парней, у кого все «раз — и готово». Обычно он собственные шнурки без карты найти не может. Сколько ему сейчас было лет? Я что-то не понял.

Броксимон улыбнулся.

— Я тоже, но ничего удивительного. Наверное, он сейчас примеряет свои возрасты, как одежду. Вперемежку.

Оба поглядели на пустую улицу. Круглый смешной автомобильчик с черными надувными шинами, в точности как из комиксов Р. Крамба,[17] протарахтел мимо. Изо всех окон торчали огромные пальмовые листья.

Боб покачал головой:

— Наверняка ему помогают. Саймон не справился бы один так быстро — уж слишком сложно. Он им сейчас нужен, вот они и устроили все так, чтобы он понял. Иначе ему бы ни за что так быстро не разобраться, в чем тут штука со временем.

Броксимон знал Боба много лет. Оба они впервые оказались в одном сне Хейдена, когда тому было тридцать восемь. Они всегда ладили. Инстинкт подсказывал Броксимону, что медведю можно доверять.

— Боб, я знаю, что нам не положено задавать друг другу такие вопросы, но я все равно спрошу, потому что мне до смерти надоело ходить в потемках. Ты знаешь, что здесь происходит? Потому что я — нет. Я знаю вот столько. — И он поднял свой мизинец.

— Хаос обрел сознание, — без колебаний ответил Боб. — Он научился думать, и точно знает, что ему надо. Сейчас он пытается захватить власть. — Он поднял стакан и заглянул в него, раздумывая, что сказать дальше. — Раньше Хаос просто существовал, как камень или волна. Но в последнее время он ухитрился обзавестись мозгами и научился ими пользоваться. Теперь он хочет быть боссом.

— А как же все это… — Броксимон жестом обвел мир вокруг.

— Разве это не хаос? Мы с тобой сидим, пьем клубничный коктейль, разговариваем, мимо проезжает машина, набитая пальмами?

— Нет, это воображение, а не хаос. Человеческое воображение может быть хаотичным, но чаще всего оно — единственное неизменное доказательство существования Бога, доступное человеку.

— Если Хаос победит и захватит власть, то мы с тобой исчезнем. Это аксиома. Хаос затянет Саймона, его воображение и все, что оно создало, в свой водоворот и расплющит там в лепешку вместе со всем остальным. Ты видел, что остается от города, когда через него проносится торнадо.

Броксимон ужаснулся, но не удивился. У него были кое-какие подозрения на сей счет, кое-что из слухов и событий последнего времени связывалось воедино. Все смутно указывало именно в эту сторону, но услышанное теперь объяснение разместило все факты на одной четкой ужасной картине в массивной черной раме из страха.

— А что предпринимается, чтобы это остановить? И можно ли это остановить? — Еще не кончив говорить, Броксимон сам уловил хнычущие нотки в своем голосе. Словно перепуганный ребенок, который надеется, что родители его утешат.

— Есть одна женщина по имени Изабелла Нойкор…

— Изабеллу я знаю. Мы с ней встречались. Мне велели не подпускать ее к Хейдену, потому что он должен найти ее сам. И все. Больше мне ничего не сказали.

— Тогда ты знаешь, что она беременна. Они считают, что при правильном воспитании ее ребенок может помочь в борьбе с Хаосом.

— И что, это ребенок Хейдена? Этого они мне не сказали.

— Нет, он от другого. Отец умер, но его вернули к жизни, чтобы он обучил сына.

Броксимон коснулся лба, не веря своим ушам:

— Что? Но это же против всех правил.

По морде Боба скользнула улыбка.

— Правил больше нет. Осталось одно — выживает сильнейший. Хаос об этом позаботился. Поэтому я все это тебе и рассказываю; раньше мне бы ни за что не позволили. Ты же знаешь, как эта система работала. Но теперь ставок больше нет, и они готовы принять любую помощь.

Броксимон поводил указательным пальцем из стороны в сторону, как будто это был автомобильный дворник.

— Ну ладно, у нас есть Хейден и беременная Изабелла: что между ними общего?

— Саймону часто снилась Изабелла, когда он был жив, поэтому Хаос и затаскивает ее сюда, в мир его снов. Он пытается придумать, как заставить ее остаться и родить ребенка здесь.

— Боб, но это же невозможно. Здесь нельзя рожать — это же смерть. Ребенок будет мертворожденным.

— Именно этого и добивается Хаос.

— Ого! А Хейден тут при чем?

— Он создал этот мир. И только он может удержать ее вне его.

БУМАЖНАЯ ТРУБА



Никто из его нынешних знакомых никогда и не предположил бы, что не так давно Джон Фланнери был одним из богатейших людей Америки. Только очень внимательный взгляд мог обнаружить следы его богатства, хотя некоторые еще сохранились. Он носил простые с виду часы от Джорджа Дэниэлса, которые обошлись ему в сто семь тысяч долларов на аукционе Кристи. В выписанной на его имя книжке Кредитанштальтбанка, скотчем приклеенной ко дну выдвижного ящика в комоде, значилась сумма в восемьсот тридцать девять тысяч сто тридцать три евро. Один глаз у его собаки был искусственный. Протез — чудо американской биоинженерии — был единственным в своем роде. Фланнери был непревзойденным кулинаром и однажды приготовил для Флоры простенький обед из непристойно дорогих продуктов. Она, конечно, этого не знала. Единственное, что она сказала, это что каждое блюдо в нем было почти так же хорошо, как секс. Холодные остатки он на следующий день скормил Лени.

Он обожал делать такие вещи; ему нравилось щекотать у людей в носу невидимым перышком, о существовании которого знал только он. Однажды, после того как они занимались любовью, Лени взяла с тумбочки у кровати его часы и впервые внимательно на них посмотрела. Он увидел, как ее глаза наполнились одобрением, и обрадовался. Все-таки она не полная дуреха.

— Какие красивые часы, Джон. Очень красивые.

— Спасибо. От отца достались.

И он бережно вынул часы у нее из рук. Ему не хотелось, чтобы она заметила или запомнила имя часовщика. Если ей станет любопытно, то она может найти название марки в интернете и обнаружить о часах Дэниэлса информацию, которая выдаст его с головой; не последними будут сведения о том, сколько они стоят. И тогда Фланнери придется попотеть, объясняя ей, как он стал владельцем часов одной из самых дорогих марок в мире. Люди, конечно, глупы, но осторожность в деталях все-таки не помешает. Надевая часы, он поглядел на них с нежностью. Он уже точно знал, как отвлечь ее от мыслей о них.

— Я когда-нибудь рассказывал тебе о моем отце?

Ее взгляд покинул его запястье и устремился на лицо. Он еще никогда не рассказывал ей о своей семье. Это был первый раз. Она определенно была заинтригована.

— Нет, никогда. Расскажи.

Открывая сегодня дверь в свою квартиру, Фланнери окликнул Лени и немного удивился, когда она не ответила. Ее еще нет? Он взглянул на часы. Два часа прошло с тех пор, как они говорили с ней по телефону и договорились встретиться здесь через час. Хм-мм. Лени никогда не опаздывала. Наверное, случилось что-то серьезное. Она ведь такая правильная маленькая девочка. Он был уверен, что она либо появится с извинением в виде маленького трепетного букетика, либо позвонит, как только сможет, и объяснит, почему опаздывает. Тем временем он решил пропустить стаканчик виски, чтобы обмыть свою новую машину.

Он как раз заказал себе новенький «порше-кайенн», когда Хаос бросил его на Изабеллу и Винсента. Это было единственное, о чем он жалел, вспоминая свое предыдущее назначение. Огромные деньга и власть ничего для него не значили. Но ему хотелось посмотреть, хорошо ли «порше» справился со своим полноприводным первенцем, и смутно сожалел тогда, что приходится упускать такой шанс. Теперь он узнает. Правда, выбор цвета — селадон — ему не нравился, он даже слегка поморщился, когда представил. Зато машина новая, да и ездить на ней все равно долго не придется.

Размышляя о «порше» и стаканчике хорошего виски, он повернул на кухню и увидел Лени, которая сидела за столом. Она смотрела прямо на него. Датский дог Люба спал у ее ног.

— Эй, привет! А почему ты не ответила, когда я звал?

И он направился к буфету и непочатой бутылке «Гленливет» 1967 года. Но, осознав, что Лени по-прежнему молчит, остановился на полдороге.

— В чем дело?

Лени подняла со стола руку. Под ней оказалась четырехдюймовая копия машины, которую только что украл Фланнери. Даже цвет тот же — селадон. Именно цвет, а не сама машинка, объяснил ему, что происходит.

Хаос пришел к нему в совершенно новом облике. Как-то, где-то, сам того не заметив, Фланнери допустил ошибку, и Хаос пришел его поправить. Или еще хуже. Фланнери упал на колени и, воздев над головой руки, простерся ниц перед этой копией Лени Саломон. Ему не было страшно, ведь страх — это сочетание того, что есть, с тем, что могло бы случиться. А Хаос ничего не комбинирует, он просто существует, и все. Фланнери просто злился на самого себя за то, что по невниманию допустил ошибку. Обычно он очень хорошо делал свою работу. Часто она удостаивалась одобрения.

* * *
Когда настоящая Лени решила, что времени прошло достаточно, она потихоньку отворила дверь ванной, взволнованная приготовленным ею сюрпризом. Она слышала, как Джон вошел и позвал ее. Словно маленькая девочка, она зажала обеими ладонями рот и захихикала.

На ней было чисто белое, только что купленное платье из хлопка и ничего под ним. Джон часто шутил, что в один прекрасный день она встретит его, стоя голая со стаканом в руке. Ну вот, сегодня его фантазия станет реальностью. Покупка платья оказалась делом куда более длительным, чем она предполагала, — продавщица в магазине «Ханро» показывала ей вещь за вещью, одну соблазнительней другой, и было очень трудно решиться. В конце концов белое одержало верх над черным, но это была белизна сексуальная, почти прозрачная. Если бы оттенкам давали названия, этот наверняка получил бы имя «Белый, можно подумать». К тому же Лени оставалось всего несколько дней до месячных, так что ее груди налились и отяжелели, и сквозь дразнящую белизну платья смотрелись просто великолепно.

Сначала, когда она вошла в квартиру Джона и обнаружила, что его там нет, ее охватило разочарование. Но потом она поняла, что это как раз хорошо, будет время подготовиться. Если Фланнери войдет, пока она будет переодеваться, придется ему немного подождать. Разочарован он не будет. Сегодня Лени чувствовала, что может вить из него веревки.

Она прошла в его ванную и сняла с себя одежду. Голая, она поглядела на себя в зеркало и восхищенно взвизгнула. Потом перебрала его коллекцию одеколонов на полочке над раковиной, раздумывая, не надушиться ли одним из них. Но Джон часто говорил, что ему нравится ее запах, что он его заводит. Он даже просил ее не пользоваться никаким дезодорантом и не принимать душ, собираясь к нему на свидание. «Я хочу нюхать тебя, а не „Эсти Лаудер“». Когда он сказал это впервые, она почувствовала неловкость и смущение, но позже эта фраза стала казаться ей невероятно обольстительной. Ни один мужчина никогда не говорил ей ничего подобного. И она втайне стала считать себя порочной, а еще — более женственной и сексуальной. Иногда, лежа с ней в постели, он проводил языком вдоль ее бедра, а потом вдоль всего бока до подмышки. Там он неизменно задерживался, и она чувствовала, как он дышит, втягивая носом ее запах.

И вот, стоя у кухонной двери, готовая отдать Джону всю себя, она наконец его увидела. Он стоял на коленях, к ней спиной, лицом в пол, и словно молился… ей же. Точная копия Лени Саломон сидела за столом лицом к двери, и даже одежда на ней была точно такая же, как на Лени некоторое время назад.

Теперь, когда Хаос научился думать, он вообразил себя остроумным и страшно забавным. Обычно он навещал Фланнери в собственной шкуре. Но сегодня он решил внести в свои визиты немного веселья и разнообразия. Фланнери трахается с калекой? Ну так сегодня калека оттрахает его самого.

Так он пустился на поиски Лени и обнаружил ее в магазине нижнего белья. Он следил за ней, пока она колебалась, не зная, какой халатик предпочесть. Когда ее образ отпечатался в его сознании, Хаос проник в квартиру к Фланнери и воссоздал Лени Саломон такой, какой он ее только что видел. Войдя в кухню, Джон увидел Хаос, обитающий в озадаченном теле его любовницы. В тот же миг он преклонил колена и пал перед своим создателем ниц.

Но здесь Хаос допустил ошибку. Он признавал в людях только самого себя. Все остальные человеческие качества он презирал как заблуждения или слабости. Хаос понимал хаос любви, но не ее узы. Анархию искусства, но не гармонию и общность, которые оно создает. Хаос знал, что не различает определенные человеческие качества, как дальтоник не различает цвета, но ему было все равно. Он не видел их потому, что они были за пределами воспринимаемого им спектра. Как очень высокий свист, который слышат только собаки. Вот почему время от времени он создавал кого-нибудь вроде Джона Фланнери и посылал ненадолго в мир. Были такие поручения, такие задачи, выполнить которые могло только живое, настоящее человеческое существо. Человеческий фактор, справиться с которым могли только люди.

Вот ведь ирония — Лени была незаменима в любой критической ситуации. Флора часто шутила, что хотела бы оказаться рядом с лучшей подругой, когда начнется Третья мировая война. Потому что Лени наверняка не потеряет голову и точно будет знать, куда бежать и что делать, когда земля начнет плавиться у них под ногами.

Заглянув в кухню и увидев Джона, который стоял на коленях перед точной копией ее самой, Лени спокойно подумала, что это какая-то шутка, трюк; Джон все это подстроил, чтобы ее напугать.

Вторая Лени на кухне заговорила. Она, эта женщина, эта копия, одетая в тот самый наряд, который Лени оставила на двери в ванной несколько минут тому назад, сейчас говорила с Фланнери. Что именно она говорит, разобрать было невозможно. Язык самозванки не был похож ни на что, слышанное Лени раньше. Торопливая мешанина диссонирующих звуков, изливавшаяся из ее рта, пугала. Высокие и мелодичные звуки походили на птичью трель. В них была настоящая музыка, только в этой музыке что-то было не так. Довольно приятная, она звучала как-то мертво — словно ее исполняли на поддельных инструментах вроде труб из бумаги и скрипок из сукна. Джон отвечал ей длинными фразами на том же языке. Затем последовал скоростной обмен репликами. Они разговаривали.

Посреди разговора другая женщина вдруг умолкла и посмотрела прямо на Лени. Но не увидела ее, потому что теперь, в отличие от их первой встречи, Хаос покинул Лени. Она была спокойной и собранной. Она видела, что происходит что-то странное, и понимала, что Джон является его частью. Вот и все. Как всегда в подобных ситуациях, она не позволяла своему разуму выходить за пределы этих двух фактов. Другая женщина перестала на нее смотреть и снова заговорила с Джоном на их тайном безумном языке.

Лени медленно сделала два шага прочь от двери, выставив назад руку, чтобы нащупать то, что может оказаться у нее за спиной. Она была голой, если не считать халата и дешевых босоножек из красной резины, которые она держала у Джона. Как счастлива она была в тот день, когда покупала эти смешные штуковины, зная, что будет с ними делать. Как здорово было потом сказать Джону, что она оставит босоножки у него, потому что так удобнее. Оба, конечно, знали, что удобство тут ни при чем. Оставив свои босоножки в его квартире, она как бы застолбила участок, заявила свои права на самого Джона и на его собственность, что в ту пору его вполне устраивало.

Стоя по-прежнему к ней спиной, Джон не отрывал глаз от другой женщины. Лени знала, что стоит только Джону ее заметить, и ей конец. Ей надо было добраться до входной двери, потихоньку открыть ее и бежать. Она медленно шагнула назад, как можно тише и осторожнее. Но ее хромая нога и тут ей подгадила, помешав держать равновесие. Нога превратилась в злейшего врага Лени, затрудняя каждый ее шаг. Всю жизнь она думала об этой ноге так, словно та была ее умственно отсталой сестрой, которая повсюду таскается за ней, портя и губя все, к чему ни прикоснется. Словно неразлучный компаньон, нога вечно требовала к себе повышенного внимания, а взамен создавала только неудобства и неловкие ситуации. Лени ненавидела ее и себя — за то, что так и не повзрослела достаточно, чтобы стряхнуть этот груз с души.

Пока Джон и другая женщина разговаривали, идти к двери было легче. Лени не могла двигаться совсем беззвучно; да и никто другой не смог бы. Но шум, производимый ими, заглушал тот, который создавала она. Оглянувшись через плечо назад, она приободрилась, увидев, как мало ей осталось до выхода.

Что-то из сказанного Джоном, похоже, рассердило женщину. Ее голос поднялся до крика, и полились странные слова. Фланнери впервые оторвал взгляд от пола, но она заверещала, и его голова тут же поникла опять.

Что она говорит? И как он это понимает? И кто она, эта самозванка? И кто он? Лени была уже почти у двери, почти на свободе, когда ее сердце и разум споткнулись об эту мысль, об этот вопрос: так кто же такой Джон? Что здесь происходит сегодня, когда все должно было быть совершенно иначе? Любовь, страсть, но теперь еще и смятение, — все ее теперешние чувства к нему вырвались из-под ее контроля и затопили ее душу до самых берегов. И она совершенно ничего не могла с этим поделать, хотя и знала, что надо спасаться.

Собака открыла глаза. Подняв свою гигантскую голову, она не обернулась, чтобы посмотреть на женщину, которая сидела за столом. Не смотрела она и на Джона Фланнери. Датский дог открыл глаза и уставился прямо на Лени.

В ее сумочке на полу ванной комнаты лежали гостинцы для собаки. Всякий раз, приходя в гости, она приносила ей какое-нибудь лакомство или игрушку. Прогулки с Джоном и собакой вдоль Дунайского канала были для нее одним из самых привлекательных моментов в их отношениях. Из-за ее хромой ноги далеко они никогда не ходили. Но собака, казалось, ничуть не возражала и спокойно укладывалась у их ног, когда они садились на какую-нибудь скамеечку, и все трое умиротворенно созерцали течение реки и суету мира.

— Твоя нога снова тебя беспокоит?

Лени застыла. Она не сразу узнала этот голос, хотя он явно был обращен именно к ней. Это был не Джон и не другая женщина. Но голос был очень знакомый; он жил в ее памяти, хотя она не слышала его уже очень давно. Она обернулась, и в тот же миг чья-то рука коснулась ее плеча, заставив ее отпрянуть.

Рядом стоял отец в своей любимой бейсболке с надписью «Нью-Йорк доджерс», в рабочей рубахе и полинявших армейских штанах. То, во что он всегда переодевался, вернувшись домой из офиса. То, в чем его похоронили четыре года назад.

— Папа?

Он выглядел таким настоящим и был настолько там, настолько рядом, что она забыла о том, где она и в каком отчаянном положении находится.

Но к тому времени Лени Саломон уже две минуты как умерла. Встреча с отцом была началом ее собственного посмертия. Отчего она умерла? Ее убил Джон Фланнери, или датский дог, или другая женщина. Кто именно из них троих в ответе за это убийство, не важно. В тот миг, когда собачий взгляд упал на Лени, растревоженную своей великой любовью к Джону, она умерла, не успев даже испугаться.

Нашли ее позже в парке на берегу Дуная, тело ее сползло со скамейки. Согласно полицейскому отчету, у нее была аневризма в мозгу, и смерть наступила мгновенно. Ее мозг просто выключился.

* * * * * *
Часы Изабеллы остановились в разгар похорон Лени. Она перевела взгляд на свое запястье только потому, что ни секунды больше не могла смотреть вперед. Прямо перед ней был гроб Лени Саломон, который вот-вот должен был опуститься в землю навечно. Сама мысль об этом была невыносима, не говоря уже о визуальном ее подтверждении. Невыносимо было смотреть на деревянный ящик цвета янтаря и знать, что лежит внутри.

Винсент стоял по одну сторону от Изабеллы, Флора — по другую. За всю церемонию она ни разу не выпустила ее руки. Как ни странно, ни та ни другая ни разу не заплакали. Винсент это заметил, но выяснять причину не собирался. Он знал, как они обожали свою умершую подругу. Если их горе молчаливо, так тому и быть.

Знал он и то, что, где бы ни оказалась сейчас Лени, с ней все в порядке. Как человек, к которому возвращается утерянная после сильного удара по голове память, так и Этрих полегоньку-потихоньку вспоминал, что такое смерть. Как он уже говорил Изабелле, большая часть этих воспоминаний возвращалась к нему в виде размытых, несфокусированных фотографий. Он подолгу разглядывал их, озадаченно поворачивая то так, то эдак, пытаясь догадаться, что на них изображено, что это означает и где снято. Но некоторые фотографии были резкими и отчетливыми. Этрих даже завел маленькую записную книжку, которую постоянно носил с собой в кармане и куда заносил все, что, как он думал, имело отношение к этим воспоминаниям, или ассоциации между ними и своими догадками.

Но он так и не понял, что один маленький участок его мозга теперь работал на несколько световых лет впереди остальной его части, ускоряясь еще больше, когда он вступал в физический контакт с Изабеллой. Эта часть его мозга распознавала важные детали «ломографий» и приходила к серьезным заключениям. Обгоняющее сознание — наблюдающее, анализирующее, упорядочивающее, — сверхразвитое чувство было одним из немногих вещей, которые он, сам того не подозревая, принес из смерти. Однако сейчас ему не было от этого чувства никакого толка: он едва начинал осознавать его существование и ее послания.

К примеру, на первой странице записной книжки среди обрывков воспоминаний, списков и каракулей свободных ассоциаций он написал «Фланнери». Но, записывая это имя, невесть откуда всплывшее в его памяти, Этрих думал, что речь идет о Фланнери О'Коннор,[18] чьими рассказами он зачитывался школьником. На седьмой странице, в уголке, он нарисовал первоклассный набросок датского дога.

Эта высокоразвитая часть его мозга знала и то, что они с Изабеллой находятся в большой опасности, и даже откуда эта опасность им грозит. Но, несмотря на всю свою блестящую информированность, предупредить Этриха она не могла. Они ведь были не в Смерти, где всегда найдется какой-нибудь Броксимон или медведь Боб, который нарушит правила, чтобы помочь. Этрих снова вернулся к жизни, а здесь подсказчиков нет.

Тем не менее в тот день, на похоронах, он первым увидел Джона Фланнери. Похороны проходили в Вайдлинге, деревушке милях в пяти от Вены. Буколическое, заполненное народом кладбище находилось на самой окраине деревни, по соседству с узкой петляющей дорогой в Винервальд — Венский Лес. Семейство Лени владело здесь участком земли.

Машины оставляли где попало, прямо у обочины, потому что у кладбища своей стоянки не было. По этой причине единственное свободное местечко, которое нашел Этрих, оказалось довольно далеко. Потом они долго шли назад и успели к самому началу церемонии. По пути они миновали «порше-кайенн» цвета селадон. Винсент узнал этот цвет, и по его лицу скользнула улыбка. Он хотел сказать об этом Изабелле, но, вспомнив о торжественности момента, сдержался. Однако он дважды оглянулся на машину, пока они шли, каждый раз повторяя про себя: «Селадон».

Этриху никогда не нравилась Лени Саломон, как и он ей. Поэтому он чувствовал себя слегка виноватым, отправляясь на похороны и не испытывая ничего, кроме обычной печали, которая возникает всегда, когда кто-то умирает скоропостижно и к тому же слишком рано. Сколько он ее знал, Лени всегда была с ним надменной и резкой. При первой же встрече он почувствовал, что от нее веет неодобрением, как веет холодом от человека, только что вошедшего в дом в морозный февральский денек. С тех пор отношения между ними так и не потеплели. Он знал, что она в курсе его романа с Флорой и того, что именно Флора познакомила его с Изабеллой. Неужели Лени невзлюбила его именно за то, что он ушел от одной ее лучшей подруги к другой? Может быть, Флора говорила о нем гадости, когда между ними все кончилось? Или у Лени были другие причины, по которым она никогда даже не пыталась скрыть свою неприязнь к Винсенту?

Пока они с Изабеллой спускались по короткому склону холма к кладбищу, он вспомнил как однажды летним вечером они всей толпой отправились в «хойриген»[19] в Северинг пить молодое вино и есть восхитительных жареных цыплят, которых там подавали. Настроение у компании было хорошее, а от вина все еще больше расслабились. В разгар вечера Этрих обнаружил, что сидит рядом с Лени. Между ними завязался живой, интересный разговор о любимых книгах. Это был первый случай, когда он почувствовал проблеск интереса с ее стороны. В какой-то момент он едва заметно коснулся двумя пальцами ее локтя, чтобы подчеркнуть свою мысль. Едва почувствовав его прикосновение, она резко отдернула руку, а по ее лицу промелькнуло выражение такой неприязни, что он не только поразился, но и обиделся.

Больше они никогда так долго не разговаривали. Он продолжал слышать о Лени и ее жизни от Изабеллы, которая всегда говорила о своей подруге с огромной любовью и уважением. Этрих выслушивал ее истории и забавные рассказики, стараясь ничем не выдать себя, но его мнение о хромой красотке нисколько не изменилось.

Они шли через все кладбище по направлению к изрядных размеров толпе, собравшейся у открытых дверей маленькой часовни. Когда они уже почти дошли, от толпы отделилась Флора, приблизилась к Изабелле, обняла ее и долго простояла так с закрытыми глазами. Этриху стало неудобно, он почувствовал неловкость, став свидетелем таких эмоций. Он не знал, что говорить или делать. С Флорой они давно уже помирились. И все же при каждой встрече он наблюдал, как лицо Флоры становится напряженным, а улыбка — деланной, как патентованная фальшивка политиков.

В конце концов он решил, что пусть лучше женщины поговорят и утешат друг друга. Он медленно отошел, то и дело оборачиваясь, на случай, если Изабелла словом или взглядом попросит его вернуться. Смешавшись с задними рядами, он остановился достаточно близко, чтобы любой случайный наблюдатель понял — он присутствует на этих похоронах. Оттуда он видел, как обе женщины рука об руку подошли к гробу и по очереди склонились, чтобы поцеловать его. Хотя это происходило при всех, у Этриха возникло такое чувство, как будто в тот момент там не было никого, кроме трех подруг, которые разговаривали перед последним прощанием. А он подслушивает их издалека.

Он отвернулся и стал разглядывать кладбище. Переводя взгляд с одного надгробия на другое, он вдруг прищурился и вытянул шею, чтобы получше разглядеть одно из них. Убедившись, что правильно прочитал надпись, он подошел к могиле поближе и уставился на нее со смесью грусти и уважения. Это была могила Арлен Форд, американской киноактрисы. Еще по дороге сюда Изабелла говорила, что кинозвезда похоронена на этом кладбище. А Этрих даже не знал о ее смерти. Ностальгия накрыла его, словно волна, пока он перебирал в памяти фильмы с ее участием и вспоминал, как он наслаждался ее игрой. В одном из ее фильмов даже его машину сняли.

На камне ниже дат ее рождения и смерти была какая-то цитата по-английски. Он прочитал ее несколько раз, и она ему понравилась, хотя что она значит, он не имел ни малейшего понятия.

Я сварю тебе суп и подержу тебя за руку

Он решил, что это, должно быть, знаменитая фраза из какого-нибудь ее фильма.

Вздохнув, он перевел взгляд с могилы на боковую дорожку и ряд надгробий за ней. Там стоял большой бородатый мужик. Нет, не большой, а толстый. И даже не толстый. Он был… с такого расстояния и не скажешь какой. Этриху показалось, что он смотрит на него и улыбается. А может, ему просто почудилось. Мужик был в черном костюме и белой рубашке, но без галстука. Глядя на его одежду, Винсент подумал, что он пришел на похороны. Но почему-то он не двигался с места, а просто стоял и улыбался. Казалось, он чего-то ждет. Может, привез кого-нибудь. Тогда все понятно. Чей-то шофер, наверное. Кто бы он ни был, невежливо так глазеть на людей, да и незачем. Этрих отвернулся и зашагал туда, где были похороны.

Увидев это, Джон Фланнери нахмурился. Он был искренне разочарован тем, что Винсент Этрих не сделал ничего, ну ровным счетом ничего такого, что говорило бы об узнавании или испуге. Фланнери рассчитывал на более ощутимые и восхитительные признаки дрожи в коленках при их первом столкновении. Вместо этого он получил всего лишь пару долгих взглядов, после чего Этрих развернулся и ушел. Что за паршивое начало! Пожав плечами, он сунул руку в карман, вытащил свежий сандвич с кониной и, поглядывая, как начинаются похороны его любовницы, с удовольствием впился в него зубами.

Вкус конины ему нравился; именно здесь, в Вене, он к нему привык. Сладковатый, сильный, слегка тошнотворный. Зная, как Лени любила лошадей, он однажды приготовил ей целый обед из огромного куска конского филе. Она так и вцепилась в него, съела две порции, ни разу даже не спросив, что это за мясо. Фланнери обожал проделывать с ней такие вещи. Он убеждал ее, что с ним она может поделиться любым секретом, страхом, мечтой. А потом брал и издевался над ней самыми хитроумными и изощренными способами, причем сама она об этом даже не подозревала. Он бы и с Флорой то же самое проделал, но, похоже, эта корова не думала ни о чем, кроме секса.

Он любил взять свежий конский сыр, помазать его сладкой горчицей «кремсер», добавить завиток острой горчицы, а сверху положить хороший кусок вареной конины. Доев свой сандвич и облизав блестящие от жира пальцы, он вошел на кладбище и присоединился к похоронам. Он знал, что муж Флоры сегодня здесь. Но Фланнери хотелось, чтобы она увидела здесь его, точнее, Кайла Пегга, и была тронута тайной поддержкой, которую он оказывает ей в час скорби. Он узнал об этом от Лени: Флора Воэн плохо переносила стрессовые ситуации. Она часто срывалась и теряла голову. Полезная информация. И наоборот, Флора подкинула ему немало лакомых кусочков насчет Лени. Более того, от них обеих он получил больше всего информации об Изабелле Нойкор и Винсенте Этрихе, что и было для него самое главное.

Фланнери обожал кладбища. Он наслаждался их опрятностью и искусственной красотой, потому что знал: и то и другое порождено боязнью и страхом. А отнюдь не любовью людей к своим усопшим. Кладбища представлялись ему чередой патетических жестов и святилищ, с помощью которых человеческие существа пытаются отпугнуть большого злого волка по имени Смерть. Держи карман шире! Все равно он придет за тобой, детка, сколько бы лилий ты ни положила на могилу мамочки сейчас, завтра или в любой другой день.

Однако люди боятся не столько смерти, сколько невообразимого хаоса, который может последовать за ней. Он чуял их страх, их жажду вечного порядка, но больше всего отчаяние — вот что люди приносили с собой, посещая кладбище.

Все шло всегда как по писаному: сначала они клали на могилу венки и букеты, вспоминали покойного папочку, роняли несколько слезинок, а потом начиналось самое интересное. «Когда-нибудь и я здесь буду». И начинают разглядывать мирное окружение так, как будто в первый раз его увидели, пытаясь вообразить тот роковой день, хотя сами-то прекрасно знают, что попадут они после смерти куда угодно, только не на кладбище. А потом начинались неизбежные, предсказуемые вопросы: что же такое смерть? Что, если это нестерпимый хаос? А что, если ад и правда существует? И начинаются бесконечно восхитительные клише, которыми люди, придя на кладбище, доводят себя до такого состояния, что домой уходят либо хорохорясь, либо, наоборот, бредут как в воду опущенные.

Особенно старики — они лучше всех. Подходя к толпе, он высматривал старичье, потому что за ними забавнее всего наблюдать на любых похоронах. Недолго уже осталось, а, бабуля? О чем ты плачешь — об усопшем или о своей жалкой, незаметной, неизвестно на что потраченной жизни, которая без пяти минут кончена? И доказательство имеется, прямо у тебя под носом, дорогая. Вряд ли станешь твердить carpe diem,[20] когда собственное завтра под вопросом. Характерно, что на похоронах старики либо рыдают больше остальных, либо с непроницаемым выражением лица слушают слова священника.

А он-то что может знать? Он что, недавно умер и снова воскрес, чтобы усладить слух собравшихся рассказом о том, что он видел по ту сторону? Едва эта мысль промелькнула у Фланнери в голове, как он заметил Этриха и Флору, стоявших по обе стороны от Изабеллы. Обе женщины выглядели сегодня особенно хорошо. Что и говорить, черное и впрямь выгодно подчеркивает женскую фигуру. С похотливым удовольствием он оглядел их с головы до ног. У Флоры грудь была лучше, зато у Изабеллы были потрясающие длинные ноги, — это так нравилось Фланнери в женщинах. Он подумал, какова, интересно, она в постели. Как все было бы просто, если бы он мог взять и убить ее и ее любовника и вернуться домой. Но, к несчастью, она была беременна тем самым ребенком, который представлял наивысшую опасность, а Этрих был его отцом. К тому же, в отличие от священника, который продолжал трепаться про загробный мир, Этрих действительно воскрес из мертвых, и это делало его опасным вдвойне.

Нет, убить их Фланнери не может. Зато он может обратить в мучения каждый день их жизни и постепенно свести Изабеллу с ума. Тогда она сама побежит прочь от своей проклятой жизни и без колебаний войдет в иное царство. Таков был план, и Фланнери он радовал. Высоко подняв голову, он зашагал к собравшимся.

Взглянув на Флору, он подумал об их отношениях и о том, как они впервые встретились. Или, точнее, как он подстроил их встречу. Подобно многим богатым женщинам, которым нечем заняться, Флора Воэн считала себя высокодуховной особой. Сначала она пробовала читать авторов вроде Томаса Мертона, П. Д. Успенского и Кришнамурти,[21] но ее рассеянному, вечно порхающему с предмета на предмет вниманию они оказались не по зубам, и она сочла их слишком заумными и сложными для понимания. Тогда она перешла к книгам и мыслям более доступным, ненавязчиво возбуждающим и умиротворяющим одновременно. Короче, к нью-эйджевой болтовне на тему «помоги себе сам», которая вкручивает вам, какая вы потрясающая личность, даже если вы сами считаете себя бесполезным куском дерьма. Но знаете что? Вы станете еще лучше, если будете следовать нашим несложным правилам.

Они повстречались на лекции Рика Чейфа. Чейф был автором бестселлера под названием «Открытое место» и как раз гастролировал по Европе, проталкивая переводы своей книги. Флора пришла на лекцию пораньше, чтобы занять хорошее место. Книга Чейфа ей очень понравилась, и она часто носила ее с собой в сумке. Просторная комната быстро заполнялась народом.

Наконец и рядом с ней уселся здоровый толстый мужик с бородой. У него в руках был экземпляр книги. Скосив взгляд, она заметила, что страницы книги пестрят закладками из желтых бумажек-липучек. Флора усмехнулась: ее второй экземпляр, который она хранила дома, выглядел точно так же, только закладки были голубые, а не желтые.

— Что, домашнее задание выполнено? — Она указала на книгу.

Говорила она по-английски, потому что ее сосед походил не то на американца, не то на англичанина. Он так и лучился искренностью и дружелюбием, словно говоря всем и каждому: «Здорово, как жизнь?»

Он посмотрел на нее, потом перевел озадаченный взгляд на книгу и только тут начал улыбаться.

— А знаете, я только сегодня выяснил, откуда взято название этой книги. Никогда раньше не догадывался, а ведь я эту чертову книжонку раза четыре прочел. — Акцент у него был австралийский, правда, она этого не поняла.

Заинтригованная, Флора улыбнулась. Она была в черном с синеватым отливом шелковом платье с высоким воротником, очень мило облегавшем ее фигуру. Вид у нее был сексапильный и серьезный одновременно.

— Правда? И откуда же?

Здоровяк постучал по книге:

— Библия, строки из Псалмов: «Он вывел меня на открытое место; Он спас меня, ибо он возлюбил меня».

На Флору это произвело сильное впечатление. Она откинулась назад и сложила на груди руки.

— Так вот оно что! В этом и есть вся суть книги.

— Правильно. Но почему у Чейфа нигде нет ни строчки о том, откуда он позаимствовал название? Я и еще кое-что узнал…

Его прервала женщина, которая встала перед аудиторией и постучала карандашом по микрофону, привлекая их внимание. Похоже, лекция должна была вот-вот начаться, но Флора уже увлеклась и хотела услышать, что еще скажет этот мужик. Наклонившись к нему поближе, она прошептала:

— Что вы еще узнали?

— Как читать в темноте.

Она была ошарашена и не смогла этого скрыть. «Чтение в темноте» было основной метафорой, на которой держалась вся книга. Речь шла о том, как научиться соединять человеческий дух с пятью основными чувствами, тем самым многократно увеличивая их силу. Автор Чейф настойчиво подчеркивал, насколько это необходимо для духовного роста и движения к той цели, к которой дух устремляется, но так ее и не достигает.

— Не может быть! Правда? Вы правда этому научились?

Фланнери кивнул и медленно поднял правую руку ладонью вперед, как свидетель, дающий присягу в суде.

Он представился как Кайл Пегг. Имя показалось ей странным, но когда он сказал, что родом из Австралии, это как будто все объяснило. К тому же она была любопытна.

— Вы и правда умеете читать в темноте?

— Да, теперь умею. А знаете что? Этому не так уж сложно научиться.

Флора, как и другие легковерные люди, не знала, что Рик Чейф и большинство прочих гуру психологической самопомощи, которых так много развелось в последнее время, были творениями Хаоса, такими же, как и Джон Фланнери, он же Кайл Пегг. Это был сравнительно безобидный, но увлекательный и удивительно действенный способ дурить людям головы. Все, что для этого нужно, — заставить их осознать собственные недостатки, что в наш век вины и сомнения совсем не сложно. Следующий шаг — убедить их в том, что, несмотря на это, они уже близки к «Ответу», ключу к счастью, концу радуги, нирване, и так далее. Еще пара крошечных шажков, и вы на месте. Если, конечно, сделаете все, как я скажу.

Только вот никакого такого места не существует, потому что люди все время меняются, а вместе с ними меняются их потребности и желания. Они просто не могут остановиться на чем-то одном и сказать: «Вот оно, вечное счастье». А все потому, что у человечества внимания не больше, чем у домашней мухи. Много ли вы знаете мух, которые обрели свое счастье и вечерами сидели дома?

Разумеется, Кайл Пегг умел читать в темноте. Для него это был не больше чем карточный трюк, обыкновенная ловкость рук, доступная даже плохому фокуснику. Он мог обучить этому кого угодно за пятнадцать секунд.

* * *
Лекция Чейфа показалась Флоре неплохой, но в общем ничего особенного. Может быть, ей понравилось бы больше, не повстречай она Кайла Пегга и не заморочь он ей голову еще до начала.

Ответы на вопросы аудитории, которые последовали за лекцией, показались Флоре нестерпимо долгими. Она скрестила руки на груди и даже не замечала нервного подрагивания солнечных очков, которые держала в одной руке, пока Кайл Пегг, которого это отвлекало, не покосился на нее. Он взглянул сначала на очки, потом на нее и приподнял брови, как будто спрашивая, все ли с ней в порядке.

Сделав отчаянное лицо, она прошипела:

— Зачем задавать такие глупые вопросы? Прочитали бы лучше книгу, там все написано.

— Хотите выпить кофе?

Ее удивило то, что он готов был встать и выйти вот так, под влиянием импульса. Такая смелость и непосредственность ей импонировали. Но, хотя предложение было соблазнительным, она потрясла головой.

— Нельзя же уйти сейчас, при людях, — неудобно. Потом пойдем.

Он не возражал. Он знал, что она не согласится, но хотел, чтобы у нее сложилось впечатление, будто ради ее удовольствия он готов на все.

* * *
После лекции они сидели в кафе «Шварценберг» и ели шоколадный торт с марципанами, каждый кусок размером с небольшое пианино. Кайл съел два. Флоре нравились и его ненасытность, и то, как очевидно он был увлечен ею. Флора была королевой драмы. Свет рампы был ей необходим. Те, кого не отталкивали эти два качества, становились ее лучшими друзьями на всю жизнь, а другом Флора была надежным.

Муж и дети ее обожали, но, как и все ее окружение, плясали под ее дудку и отлично знали, что под горячую руку ей лучше не попадаться. Одного любовника ей обычно не хватало, и она держала сразу двух. Причем совершенно не похожих. Она сразу им говорила, что моногамия — не для нее и это распространяется на них тоже. Так что берите или уходите. И некоторые уходили. Какой-нибудь любовник бросал ее, друзьям надоедало слушать тщеславную чушь, и они переставали отвечать. Флора Воэн обижалась, но недолго. Она была итальянкой. Она была нетерпеливой. Жизнь — это опера. Какой интерес ограничивать себя кем-то или чем-то одним. Ведь вокруг столько других, которых можно любить и с которыми можно дружить, поэтому Флора Воэн редко считала большой потерей, когда кто-нибудь говорил ей «баста».

Фланнери-Пегга больше всего заинтересовала таинственная способность Флоры выявлять в людях качества, которых они и сами в себе не подозревали. К примеру, в нем она с самого начала разглядела сексуальность и затаскивала его в постель при каждом удобном случае. Это толстяка-то Джона Фланнери. Его это ужасно забавляло, потому что полностью шло вразрез с тем планом завоевания ее сердца, который он заранее разработал. Но, надо отдать ей должное, она оказалась такой страстной и изобретательной любовницей, что жалеть о потерянном времени ему не приходилось. Плюс ко всему, она познакомила его с целым арсеналом сексуальных приемов, которые он тут же с успехом испытал на ее подруге Лени.

Когда Флора впервые увидела своего мужа, тот был блестящим предпринимателем, но при этом милым и скучным человеком, который находил удовольствие в том, чтобы собственноручно гладить свои трехсотдолларовые рубашки под звуки невразумительных симфоний Сибелиуса. Закатав рукава, она прорыла тоннель глубоко под отутюженную поверхность к неисследованным пластам его души. Там она обнаружила томившегося в заточении воскресного Рэмбо, который, при ее полной поддержке, занялся стрельбой из лука и даже дважды спрыгнул на тарзанке с восьмисотфутовой «Донаутурм».[22] Флора представляла собой интересное противоречие. При всем своем эгоцентризме она почти всегда искренне сопереживала и понимала других. За это ее и любили преданные друзья.

Однако всему есть предел. Лени никогда не доверяла Флоре настолько, чтобы рассказать ей про Джона Фланнери. Изабелле она тоже ничего не сказала, хотя и собиралась. Проблема с Флорой была в том, что зачастую она устремлялась с новостями в самом неподходящем направлении. Передавала их кому не следовало или пробалтывалась где не надо о том, что должно было оставаться в секрете. А все потому, что она так переживала и радовалась за вас, только вот вам приходилось потом расхлебывать. Кроме того, она любила задавать нескромные вопросы, ответы на которые либо совершенно ее не касались, либо вы еще не были готовы их давать.

Вскоре после их встречи Кайл Пегг попросил Флору никому не рассказывать о нем и об их отношениях. Когда она негодующе поинтересовалась, почему нет, он нашел единственный возможный ответ, который заставил ее заткнуться раз и навсегда:

— Потому что меня ищет Интерпол. Если меня найдут, я спекся.

Вот и все. Его признание было так неожиданно и восхитительно, что она заперла его в глубинах своего сердца и не обмолвилась о нем ни единой живой душе. За все время, что они были вместе, он почти ничего больше об этом не говорил. Только раз он обмолвился, что его «проблема», как он ее назвал, имела отношение к фальшивым американским долларам в Сирии. Ей хотелось знать все, но она добилась лишь признания в том, что Кайл Пегг не настоящее его имя, что было в некотором роде правдой. Когда она спросила, как его зовут на самом деле, он задумался и посмотрел на нее оценивающе. Потом суровым голосом сказал:

— Может быть, я и отвечу, когда решу, что могу полностью доверять тебе.

Это возбуждало. С преступником она еще никогда не была. К тому же фальшивомонетчик — это вам не убийца какой-нибудь. Какой за это полагается срок — за преступление без жертв? У нее был роман с мужчиной, который скрывался от правосудия, читал Рика Чейфа и обращался с ней, как с королевой. Фланнери готовил для Флоры умопомрачительные блюда. Рассказывал ей истории из своей жизни и описывал свои подвиги в местах вроде Самарканда и Алеппо. Этот человек знал жизнь не понаслышке. Удивительные, потрясающие пустячки нескончаемым занимательным потоком текли из его уст.

— А ты знаешь, что дятел какает, прежде чем взлететь, так что есть его можно целиком, со всеми потрохами.

— Историки говорят, что первый хлеб изготовили, скорее всего, совершенно случайно примерно восемь тысяч лет назад.

Он приправлял свою речь пословицами на каждый случай, над которыми она хохотала во весь голос. Например: «Когда удача порхать устанет, то и на глупую корову присядет». А необычайная проницательность его суждений порой заставляла ее видеть жизнь в совершенно иной, поразительной перспективе.

Как-то утром, составляя список покупок, Флора замечталась о Кайле Пегге и непроизвольно написала на листке бумаги слово «камин». Потому что именно таким представлялся ей новый любовник — похожим на большой камин, рядом с которым можно сидеть часами, глядя в потрескивающее пламя. Он излучает тепло и уют, но внутри его огонь. Кайл был преступником, но это делало его только привлекательнее в ее глазах.

* * *
Теперь Флорин преступник остановился в задних рядах толпы, чтобы разглядеть лица и позы участников похорон, пришедших воздать последнюю дань уважения Лени Саломон. Среди них был и ее муж. Фланнери знал Михаэля Саломона, потому что некоторое время изучал его, надеясь использовать в своих целях. Это был красивый парень, но внешность была его единственным достоинством. В некотором отношении он напоминал Саймона Хейдена. Было понятно, почему Лени спала с ними обоими.

Михаэль был стоматологом и ортохирургом. Лени делала искусственные зубы. Они познакомились, когда он зашел в ее офис посмотреть, как идет работа над мостом для маленького ребенка, потерявшего почти все зубы в ужасной катастрофе. Лени сделала мост, и он был безупречен, более чем. Не вставая со своей рабочей скамьи, она на раскрытой ладони протянула мост симпатичному хирургу и сказала:

— Вот, пожалуйста, зубки для мышонка.

Они стали встречаться. Ему удалось убедить ее, что он интереснее, чем кажется. Несколько месяцев спустя, когда он предложил ей выйти за него замуж, она согласилась, потому что чувствовала себя с ним защищенной и уверенной. Втайне ему даже нравилось, что она, такая красивая, к тому же еще и хромая. В этом была какая-то пикантность, космическое равновесие своего рода. Он свободно говорил по-английски, что было хорошо, ведь она любила говорить на этом языке. Одно время у него был мотоцикл «лаверда», на котором он выглядел героем. Ей нравилось кататься, прижавшись щекой к его спине и обхватив руками за талию. Михаэль обращался с ней как с леди и своей ровней. Жили они хорошо. У нее были две лошади. Он много зарабатывал, несмотря на то что был заурядным специалистом. Но он стажировался в Америке, что придавало ему определенный престиж в глазах венцев. Оба любили лосося на гриле, музыку эмбиент и современную прозу. Он был занудой; она — иногда сварливой, иногда мятежной. Ладили они неплохо, особенно когда редко виделись.

Но Лени умерла, и это была утрата. Как это могло случиться? Дантисты строят планы. Они все тщательно планируют заранее. Вся их совместная жизнь, до самого конца, уже была разложена по полочкам в его голове. На следующий год он планировал убедить жену родить ребенка. Он хотел построить на озере дом и ездить туда с сыном на рыбалку.

Фланнери наблюдал, как хаос, растерянность и смятение сменяют друг друга во взгляде Михаэля Саломона со скоростью автомобиля, который занесло на «черном льду». Такое потрясающее название существует для тех коварных ледяных пятен, которые зимой застигают водителей врасплох, и в следующую секунду их машина летит кувырком, а то и слетает с дороги. Доктор Саломон несся по «черному льду» с того самого момента, как услышал, что его жена мертва. Ужас был не только в полной потере управления, но и в том, что он никак не мог с этого льда выбраться. Куда бы он ни повернул, всюду находил лишь еще больше смятения и потерь. Он искренне любил ее, это правда, но она всегда была лишь частью его успешной деловой жизни. И только когда ее не стало, он понял, какой вес и значение она имела.

Теперь Михаэль переводил взгляд с ее гроба на землю, ту сырую коричнево-черную почву, в которой сначала будет лежать хрупкое тело его жены, потом ее голые кости, потом то, что останется, — горстка зубов, сгнившая туфля, покоробившаяся, точно отсыревший картофельный чипс, да расползающиеся лоскуты ткани, пережившие многолетнее путешествие под землей.

В тот самый миг, неприличный для Михаэля Саломона миг между прозрением и катарсисом, призрак Лени явился ему и всем, кто пришел на похороны, включая Джона Фланнери.

Пришедших было сорок один человек. Одни знали покойную хорошо, другие почти совсем не знали. Одних на похороны пригласили; другие услышали от первых или прочитали в колонке объявлений в газетах. Пришли два бывших любовника. Один все еще немного ее любил. Явилась одногруппница, которая терпеть не могла Лени, а та ее. Теперь она пришла позлорадствовать. Были здесь и дети; мальчик пришел потому, что был племянником Лени, девочка потому, что родителям не с кем было ее оставить. Был семидесятидевятилетний пенсионер, который совсем не знал умершую; просто вышел на утреннюю прогулку и остановился у церкви, потому что любил свойственное похоронам чувство общности. Около половины пришедших позавтракали. Другие не успели, а третьи просто не могли, зная, что им предстоит присутствовать на похоронах.

Ровно в одиннадцать часов семнадцать минут один и тот же образ возник перед внутренним взором каждого присутствующего: Лени сидела за кухонным столом в своей квартире, лицом к ним, словно ведущая теленовостей перед камерой. На ней было черное платье, в котором ее хоронили. Выражение лица спокойное и целеустремленное — не более. Перед собой она держала белый лист бумаги. На нем от руки жирными черными буквами было написано: «Стеклянный суп».

Глядя прямо перед собой, она подняла листок на уровень глаз, чтобы все могли разглядеть, что там написано. Мгновение спустя она опустила лист и проговорила те же два слова одними губами. СТЕКЛЯННЫЙ СУП. Потом покивала, словно подтверждая: да, да, вы все поняли правильно — СТЕКЛЯННЫЙ СУП.

Первыми на явление мертвой женщины отреагировали дети. Маленькая девочка, которая пришла на похороны потому, что ей не нашли бебиситтера, тут же закрыла глаза и загадала желание. Она как раз думала о феях и вполне резонно предположила, что видит именно фею в черном, которая пришла потому, что ее звали. Маленькая девочка загадала себе слона, но только маленького, синего, чтобы ложился с ней спать и составлял ей компанию ночью.

Маленький мальчик знал, что женщина, которую он видел, была его тетя Лени. Но он еще плохо представлял, что значит быть мертвым, и поэтому захихикал. Он как раз начал учиться читать, но только по-немецки. Он не знал, что означают английские слова «glass soup». Вот он и хихикал над ней и глупыми непонятными словами, которые она ему показывала. Он спросит у тети Лени, что они значат, когда увидит ее в следующий раз.

Взрослые реагировали на видение неодинаково. Их лица выражали удивление, испуг, некоторые были в ужасе, другие — в восхищении, ведь все они верили в разных богов и были уверены, что видение живой Лени на собственных похоронах — знак свыше. Но никто из них, ни один человек, даже Джон Фланнери, ни на миг не подумал, что виденное им видели и другие. Вот что удивительно.

Некоторые виновато озирались, как будто другие участники церемонии могли заглянуть в их головы и подсмотреть потустороннее видение, которое им только что было. Однако никто из присутствовавших на похоронах пока даже не подозревал и не мог представить, что другие видели то же, что и они. Люди смущенно отводили глаза, кто вниз, кто в сторону, а кто в небо, чтобы осушить слезы, или даже на гроб, чтобы убедиться, что он никуда не делся.

Но что же такое стеклянный суп?

МОЛИТВА О ДИНОЗАВРЕ



Джон Фланнери знал, что такое стеклянный суп. Едва увидев, как Лени подняла свою надпись, он повернулся кругом и заспешил прочь. Вид у него при этом был как у человека, которому срочно понадобилось в туалет. Глаза вытаращились; кулаки то сжимались, то разжимались. Добежав до машины, он долго мучился, пытаясь вставить ключ в замок, пока наконец не вспомнил, что машина открывается нажатием кнопки на ключе зажигания. Забравшись в машину и усевшись на сиденье, он первым делом пукнул. Раньше за Фланнери такое не водилось, но сейчас вышло смачно. Он так спешил по дороге с кладбища, что наглотался воздуха, и его встревоженное тело поспешило избавиться от него таким способом. Вздрогнув, он обернулся и посмотрел вниз, на свою задницу, как собака, которая только что пукнула; собаки, когда пукнут, часто делают вид, как будто то, что случилось, не имеет к ним ни малейшего отношения. И они удивлены этим шумом не меньше вашего.

Запахи газов, новой машины и дорогой кожи наполняли пространство вокруг него. Фланнери сидел, уставившись прямо перед собой, и знал, что надо двигаться, но не мог, так его поразило случившееся. Противник только что нарушил правила. Какая-то огромная новая динамика на подходе. Знай он, что все до единого на кладбище видели то же, что и он, испугался бы не на шутку.

В человеческом облике Джон Фланнери никогда не пукал и ничего не боялся. Да и чего ему бояться? Что может напугать такого, как он? Ему не нужно было есть, разве только для того, чтобы убедить других в том, что он тоже человек. Его сердце не билось, а если и билось, то исключительно с той же целью. Дышал он только потому, что, если бы кто-нибудь заметил, что он не дышит, могли возникнуть проблемы. Он здесь по делу, а тело — униформа, необходимая для его работы. И до сих пор он справлялся с ней отлично. Но за все случаи, когда ему приходилось воплощаться в человека, такого, как сегодня, он не помнил. Сегодняшнее событие его глубоко потрясло.

У живых был один мир, у покойников — другой. Граница между ними определена раз и навсегда, и никто ее никогда не нарушал. Когда-то этот закон был священен и нерушим для всех, кроме Хаоса. Он как не признавал никаких границ и запретов, так и не признает. Хаос творит, что захочет, потому-то Фланнери и порхал между жизнью и смертью с такой легкостью. А потом Изабелла Нойкор и Винсент Этрих тоже совершили переход. Но еще опаснее было то, что Лени Саломон, перейдя в другой мир, сумела послать четкое и ясное сообщение в этот. Для тех, кто его понял, в нем содержался ответ на главную загадку бытия, что не дает покоя человечеству с самого начала его существования.

Но поскольку Фланнери не подозревал, что другие тоже были свидетелями того, как передавала свое сообщение Лени, то он не знал, что видели они всего-навсего английские слова, которые для них означали «стеклянный суп», и ничего больше. Лени обращалась к живым на языке мертвых. А он не переводится. Вот и получилось, что живые увидели лишь два слова, которые по отдельности были им понятны, но вместе не имели никакого смысла, разве что складывались в сюрреалистический образ без содержания.

Вот почему в толпе не было заметно никакой реакции на видение, когда оно произошло. Большинство решили, что само событие — это какая-то жутковатая чушь и смысла в нем не больше, чем в том, что Лени сообщила. Мертвая женщина показывает листок с надписью «стеклянный суп». Ну и что? Что теперь, повернуться посреди похорон к мужу или соседу и объявить: «Знаете, я только что видела мертвую Лени! Она показала мне какую-то бессмысленную надпись». То-то остальные были бы в восторге; а уж сколько торжественности добавилось бы похоронам! Даже лучшие подруги Флора и Изабелла промолчали, хотя обе мгновенно поняли, что их видение означает что-то серьезное.

Вообще-то Изабелла так глубоко задумалась об увиденном, что некоторое время даже не замечала, что Винсента нет рядом. Обнаружив его отсутствие, она тоже не слишком удивилась. Это было в его духе — мистер Непоседа. Винсент никогда не мог долго стоять на месте. Он сам называл себя КСНВ — Король Синдрома Недостатка Внимания. Она решила, что он где-то рядом.

Но она ошиблась. Потому что, как и Джон Фланнери, Винсент Этрих знал, что значит «стеклянный суп». Когда Лени подняла свое рукописное знамение, он прочел эти два слова, и его глаза слегка расширились. Этрих не почувствовал ни страха, ни радости. Ему не захотелось бежать куда глаза глядят. На языке мертвых «стеклянный суп» обозначает и объясняет Мозаику, а Мозаика — это Бог. Один из первых уроков, которые человек получает после смерти, — что это такое и что означает.

Покидая похороны, Этрих мысленно был уже в Посмертии, медленно озирая все, что в нем есть. Выходя за ворота кладбища, он понял, что теперь может сделать очень многое; куда больше, чем раньше.

* * * * * *
— Черт.

Саймон Хейден и Лени Саломон смотрели на медведя Боба.

— Что такое?

— Не сработало.

— В каком смысле?

— Откуда ты знаешь?

Медведь потер голову и сердито сказал:

— Черт, черт, черт. Не сработало, ясно? Это моя работа, знать такие вещи. Не сработало.

Хейден и Лени переглянулись, в глазах у обоих стоял один и тот же невысказанный вопрос — почему он так уверен?

Хейден отвернулся, бормоча ругательства. Во-первых, ему стоило большого труда добраться до Лени. Найти Лени и ее мир снов на бескрайних просторах смерти. Но этого мало, найдя ее мир, надо было еще придумать, как попасть внутрь и отыскать там ее саму.

Но Хейден сумел. Более того, он все сделал в одиночку. Без помощи Боба или кого-нибудь еще. Искать Лени Саломон было сначала скучно, потом страшно и утомительно. Дороги то и дело заводили его не туда, надежды обманывали, но он все-таки нашел. Он понятия не имел, сколько его поиск занял бы в мире живых — тысячу лет или десять минут? Ведь это смерть, здесь время идет по-другому. Хейден был ужасно горд собой, пожалуй, он еще никогда так не гордился. Даже когда показал себя храбрецом перед миссис Дагдейл или не спасовал перед Воскресными Костюмами в школьном спортзале.

Он никогда не забудет лица Лени, когда он подошел к скамейке, где она сидела и кормила динозавра. Он ведь не знал, что, когда Лени была девочкой, ей по ночам без конца снились динозавры. Может, дело было в контрасте — она была хрупким ребенком с больной ногой, а они такие большие и сильные. А может, они ей просто нравились. Даже в детстве она с легкостью произносила их многосложные имена, как будто это были фамилии игроков любимой команды или слова самой любимой детской молитвы.

Когда Хейден наконец определил ее местоположение в смерти, взрослая Лени сидела на зеленой парковой скамейке у берега Дуная, примерно в четырех милях от того места, где ее похоронили. При жизни она очень любила здесь сидеть, неудивительно, что скамья оказалась вместе с ней в смерти.

У ее ног стояла большая плетеная коричневая корзина, полная готовых гамбургеров. Рядом подобострастно присел на задние лапы девятифутовый троодон, известный также как стенонихозавр. Низкорослый динозавр осторожно брал каждый предложенный ему бургер и изящным движением отправлял его в пасть лапой таких размеров и с такими когтями, что перед ними и бетонная стена не устояла бы, если бы чудовище вдруг взбесилось.

— Эй, привет, — начал Хейден с разумной дистанции, не вполне уверенный, что ему хочется познакомиться ближе с этим бургероядным чудовищем, из сна он там или нет.

Мертвая Лени повернулась к нему и, узнав своего бывшего возлюбленного, улыбнулась, хотя и не слишком тепло.

— Здравствуй, Саймон. — Голос ее ничего не выражал. Похоже, она нисколько не обрадовалась и не удивилась, увидев его здесь.

Он скрестил руки на груди и попытался встать поудобнее. Но стоило ему взглянуть на ее дружка-динозавра, как он тут же поднимался на цыпочки, готовый обратиться в бегство при первом его подозрительном движении.

Она опустила руку в корзину, вытащила оттуда очередной гамбургер и дала его зверю. Тот аккуратно подцепил громадным когтем мясо и поднес его к пасти.

— Я дам тебе бургер, Саймон, если ты скажешь, как его зовут.

Хейден только улыбнулся и пожал плечами. Он ничего не знал о динозавре и знать не хотел.

— Дональд?

— Его зовут троодон. Что значит «ранящий зуб». Когда я была девочкой, такие динозавры нравились мне больше всех, потому что они сравнительно небольшие. Однажды мы всей семьей поехали в Лондон, и я потащила всех в Музей Виктории и Альберта, специально чтобы увидеть скелет такого динозавра, который там хранится. А самым лучшим подарком в моей жизни был зуб троодона, который Изабелла Нойкор нашла в каталоге какого-то аукциона и купила для меня.

Хейден попытался принять заинтересованный вид, хотя на самом деле его интересовало только одно — как бы чертова мегаящерица его не съела.

— Что ты здесь делаешь, Саймон?

— Пришел навестить тебя.

— Это я вижу, но зачем?

Он не знал, что сказать. Момент был щекотливый: ему строго-настрого запретили сообщать ей что-либо из того, что он узнал о смерти. Это было табу, за пределами дозволенного, ни в коем случае. Все должно было исходить от нее. А ему нужно было выяснить, что именно знает Лени, и действовать соответственно.

— Мистер Парк Юрского Периода не будет возражать, если я присяду?

И он указал на динозавра, который наблюдал за ним с холодным интересом. Хейден постарался, чтобы его вопрос прозвучал легко и забавно. Не вышло.

— Троодоны были плотоядными. Они ели только мясо, — сказала она, наклоняясь за следующим бургером.

Хейден решил, что лучше постоять.

Когда-то у них был роман. Очень хороший роман, хотя и недолгий, что и бесило Лени до сих пор. Она пошла на отношения с ним, отлично зная, что Саймон — Казанова и долго с ней не останется. Все честно — она все знала, но сказала «да», потому что роман был именно тем, что ей тогда требовалось.

Беда в том, что Саймон обладал одним редким в мужчинах качеством. Это такая инстинктивная черта, о которой даже сами обладающие ей мужчины не догадываются. И все же именно она и есть самое сокрушительное оружие из их арсенала: рядом с ними женщине всегда хорошо. Хорошо на улице, хорошо в постели, хорошо обедать, заниматься любовью, смеяться, гулять — да все, что угодно. Рядом с ними дышится нормально. Не надо напускать на себя важный вид, не надо выпячивать грудь колесом и притворяться. Да, этот парень хочет залезть к тебе под юбку, но при этом его интересует, что делается у тебя в голове, и он не прочь провести с тобой время и вне постели. И такое ощущение возникает каждый раз, когда он рядом. Рядом с ним просто невозможно сделать что-нибудь не так. Ему интересно все, что ты скажешь или сделаешь.

Вот почему Лени не любила Винсента Этриха — он тоже обладал этим редким качеством. Каждый раз, оказываясь в одной компании с Винсентом, она вспоминала свое фиаско с Саймоном, и это бередило ее рану. Потому что, стоило ей почувствовать себя довольной и счастливой с Саймоном, как он тут же ее бросил. А теперь вот он, заявился, впервые с их последней встречи.

— Ты мне не ответил — что ты здесь делаешь?

Он подумал: «Вот мы, оба покойники, но она кормит динозавра, а я только что пересек целую вселенную, чтобы найти ее, и теперь не знаю, как объяснить, зачем я пришел».

— А с тобой что случилось?

Он смотрел на нее, не понимая сути вопроса.

— Хм-мм? Ты о чем?

— …когда ты умер, Саймон? Что с тобой случилось? Меня убили.

Она произнесла это спокойно, ничем не выдав ярости, растерянности и ощущения беспомощности, которые бурлили в ее душе с тех самых пор, как она поняла, что умерла. Сейчас ей больше всего хотелось схватить Саймона за грудки, встряхнуть как следует и заорать: «Так нечестно! Это неправильно! Это надо немедленно исправить! Это же невозможно. Нельзя же так». Но Хейден ничего этого не заметил, потому что выставлять напоказ свои эмоции было не в привычках Лени, ни тогда, ни сейчас.

Ее динозавр заржал, как лошадь. Он хотел еще мяса.

Хейден ничего не мог с собой поделать — будто в тумане, он подошел к скамье и тяжело опустился на край, подальше от зубастой твари.

— Так ты знаешь, что ты умерла?

Мизинцем она указала на троодона.

— В реальном мире динозавра гамбургерами не покормишь, Саймон. Да, я давно уже догадалась.

— Ты так быстро до всего додумалась?

Она ничего не ответила, только на ее губах словно заиграл отблеск лукавой улыбки.

Он это заметил и не захотел менять тему разговора.

— Лени, ты правда так быстро догадалась?

— Примерно через полдня после того, как сюда попала. Второй троодон убедил меня окончательно. Когда я была маленькой, они мне все время снились. — Против воли она рассказала ему правду.

— Черт!

Хейден вскинул руку и даже сплюнул от омерзения. Чувство огромной гордости своим достижением, которое он испытал, найдя Лени Саломон, вдруг растаяло в нем, словно кубик льда в микроволновой печке. Сколько времени понадобилось ему, чтобы понять, что он умер? Вечность? Половина вечности?

— Я не хочу, чтобы ты был здесь, Саймон. Я хочу, чтобы ты ушел.

Она закрыла глаза и склонила голову. А он ничего лучше не придумал, чем уставиться на троодона.

Похоже, она удивилась, когда мгновение спустя открыла глаза и снова увидела его.

— Ты еще здесь. Почему ты еще здесь? — Ее голос звучал требовательно.

— Лени, нам нужно кое о чем поговорить — это важно.

— Я не хочу с тобой говорить, Саймон. Я хочу, чтобы ты ушел. Почему ты не исчез?

Резкость ее тона, похоже, огорчила зверя. Хейден подумал, бывают ли динозавры, обученные нападать по команде, как псы.

— Почему ты еще здесь?

— Потому что я хочу быть здесь, Лени, — раздраженно ответил он.

— Здесь другие правила, — язвительно произнесла она. — Это мой мир, и сны тоже мои. Если мне что-нибудь в них не нравится, я приказываю, и это исчезает.

В подтверждение своих слов она повернулась к динозавру и сказала:

— Уходи.

Тварь в буквальном смысле испарилась. Не дав ему и минуты на то, чтобы переварить это чудесное исчезновение, Лени повернулась к Хейдену и тем же тоном произнесла:

— Уходи.

— Забудь об этом, Лени. Я настоящий, а не часть твоего сна.

— Ты не можешь быть настоящим, Саймон, ты же умер.

— Мы оба умерли, и именно поэтому я здесь, а не потому, что я тебе приснился.

Оба изо всех сил переваривали новую информацию. Но это было все равно что пытаться на скорость съесть буханку хлеба. Как ни жуй, рот все равно остается набитым, горло — сухим, а челюсти устают. А хлеба еще вон сколько — жевать не пережевать.

Рациональная даже в смерти, Лени не согласилась с этим. Она не могла принять и поверить в то, что сказал ей Саймон: будто он не часть мира ее снов. Этот мир научил ее вызывать и изгонять духов, этим она и занялась сейчас. Она вызвала того Саймона Хейдена, которого помнила и с кем была в жизни. Любовника, который обращался с ней хорошо, но недолго, и плохого парня, в которого он превратился, покинув ее корабль.

Вызванный Лени Хейден материализовался на том же месте, где до него стоял троодон. Этот второй Саймон был одет с иголочки. Его рубашка сияла густой глянцевой белизной, словно молоко, льющееся из бутылки. Ногти сверкали безукоризненно свежим маникюром. Он улыбнулся и обнажил зубы, цветом похожие на гнилую репу, а видом — на покосившиеся могильные камни. Похоже, ни зубная щетка, ни инструмент стоматолога не касались их с тех самых пор, как была изобретена бормашина.

— Черт! — воскликнул настоящий Хейден во второй раз. Он понял, что она только что сделала, но вид другого человека с таким же лицом, как у него, нисколько его не смутил. Что его смутило, так это коричневое кладбище у «него» во рту. — Что это с моими зубами? Они не такие. — Он пожалел, что у него нет с собой маленького зеркальца. Не может быть, чтобы они были так безобразны.

Хейден номер два ничего не сказал, но продолжал, к несчастью, скалить зубы. Сунув руки в карманы, он беспечно склонил голову набок а-ля Джин Келли,[23] в голливудской манере, словно говоря: я могу ждать хоть целый день, ведь я знаю, кто я такой.

— У тебя кошмарные зубы, Саймон. Я тебе не раз это говорила.

— Да, конечно, но не настолько же. Господи, Лени, неужели ты таким меня запомнила?

Она по-прежнему смотрела не на него, а на своего воображаемого Хейдена. Ее мозг работал очень быстро. Здесь, в этом месте, любой предмет может существовать в двух экземплярах, стоит только захотеть. Она могла бы создать пять Саймонов Хейденов пяти разных расцветок, если бы пожелала. Поэтому ее не смущало, что перед ней стояли два Саймона. Но она не могла понять, почему номер первый не исчез, когда она ему приказала. Впечатление было такое, как будто один из ее снов внезапно обрел собственный разум. Это пугало. До сих пор смерть казалась Лени вполне предсказуемой. Впервые здесь она словно крепко треснулась головой о крышу автомобиля, резко затормозив на большой скорости. Что это, проверка?

Настоящий Хейден подошел к номеру второму и внимательно его оглядел.

— Что это у тебя за одеколон?

— «Сандаловое дерево», — ответил номер второй голосом чуть более низким, чем у оригинала.

— «Сандаловое дерево»? В жизни не пользовался одеколоном с запахом сандалового дерева.

Лени откинулась на спинку скамьи, опираясь на разведенные в стороны локти:

— Это мне нравится запах сандалового дерева на мужчинах, если ты не возражаешь. Надеюсь, ты не против, если он будет пахнуть так, как нравится мне?

Будь настоящий Хейден где-нибудь в другом месте, он бы возражал. Для него одеколон был все равно что личная роспись, один из способов сказать миру, кто ты такой. Вонять отвратительным одеколоном с сандаловым деревом — все равно что подписываться не той рукой.

А еще номер два был на пару дюймов ниже, чем надо, но Хейден не стал привлекать внимание Лени к этому несоответствию. Он продолжал рассматривать своего клона, который был вовсе не клоном, но походил на него так сильно, что любой изрядно помучился бы, пытаясь их различить. У настоящего Хейдена таких проблем не было. Мерзкие зубы, тошнотворный одеколон, не тот рост… Он отмечал все больше и больше деталей, которые рознили его с этим самозванцем, и это его бесило. Придуманная Лени версия его самого вовсе не была им.

Его разочарование достигло апогея, когда номер второй попросил чего-нибудь поесть — может быть, авокадо? Хейден терпеть не мог авокадо. Эти странные зеленые штуковины всегда напоминали ему безногих лягушек…

— Я терпеть не могу авокадо. Никогда бы его не попросил.

Не успел он это промолвить, как Лени посмотрела на него полным возмущения оскорбленным взглядом и немедленно заплакала. Почему? Что он такого сказал?

Она плакала, уткнувшись лицом в ладони. Клон Хейдена посмотрел на него и неодобрительно цыкнул.

— Что? Что я такого сказал?

— Облажался ты, братец. Посмотри, что ты наделал.

— Но я только сказал, что не люблю авокадо.

Лени подняла лицо от влажной чаши ладоней. В ее глазах сверкали слезы:

— Ублюдок. Ты же говорил, что любишь авокадо. Это был один из самых лучших дней, которые я помню. А теперь оказывается, что ты все врал. Спасибо тебе большое, Саймон. Ты и правда ублюдок.

— О чем, черт возьми, ты говоришь, Лени?

Она упорно молчала, и тогда заговорил второй Хейден.

— Разве ты забыл тот день, когда вы с ней ходили за покупками и ты украл у нее авокадо?

Пристыженный, Хейден уставился в землю и попытался отыскать в памяти что-нибудь, соответствующее этим словам. Ходили за покупками? Украл авокадо? Убедившись, что он на нее не смотрит, Лени исподтишка наблюдала за ним, чтобы не пропустить выражения узнавания на его лице. Он погрузился в самые глубинные пласты своей памяти, но в первый раз поднялся на поверхность ни с чем. Он зарылся еще глубже и натолкнулся на что-то расплывчатое и бесформенное — призрак воспоминания, сгусток эктоплазмы в лучшем случае. Лени наблюдала за тем, как он пытается вспомнить, но не может. Ее глаза снова наполнились слезами.

Один из самых жестоких уроков, которые преподносит нам жизнь (и смерть тоже): то, что важно для нас, вовсе не обязательно так же важно для окружающих, даже для самых близких нам людей. То, что любим или ненавидим мы, им безразлично. То, что правда для нас, не всегда истинно для них. Как мог Саймон забыть? Как мог исполненный такой прелести день выскользнуть из его памяти и уйти в забвение навеки?

Муж Лени на выходные уехал из города на какую-то конференцию. Встреча с Саймоном была назначена в кафе. Ему надо было купить кое-каких продуктов для дома, и они пошли за покупками на ближайший рынок. Впервые за неделю выглянуло солнце; небо было голубым, как комната новорожденного. Он покупал то и это, а она, довольная, ковыляла рядом. Ее забавляла мысль о том, что встречные, наверное, считают их супружеской парой: красивый мужчина и его калека-жена.

На одном прилавке она заметила пару толстых зеленых авокадо и, повинуясь какому-то веселому капризу, купила оба. Позже, придя домой, она обнаружила, что в сумке их нет, а на их месте лежит записка, гласящая, что если она хочет увидеть свои авокадо живыми, то должна прийти сегодня же в такой-то час по указанному адресу. Это был адрес Саймона.

Когда она пришла, на столе в его гостиной стояло большое блюдо скверного гуакамоле[24] в окружении картофельной соломки и других закусок, которые он, наверное, купил, пока они вместе ходили по рынку. Они выпили две бутылки бароло и ни разу даже не притронулись друг к другу. Она пробыла у него до вечера. Небо за окном приобретало все более глубокий пурпурный оттенок. Она еще никогда с ним не спала, но тот день решил для нее все. Сюрпризы были ей в новинку. Тот случай дал ей понять, как сильно она их любит.

Тем временем номеру второму достаточно было бросить пару-тройку фраз о том авокадовом дне, чтобы Хейден вспомнил.

— Ах, да, конечно, я помню тот день. — Теперь он улыбался. — Ты еще морковной палочкой поперхнулась.

Она встала.

— Ну ты и ублюдок. Сукин сын.

— Что? Почему ты так расстроилась, Лени? Ну что тут особенного?

Она снова постучала себя в грудь, причем так сильно, что каждый раз, когда она ударяла по ней кулаком, мужчины слышали глухой стук.

— Потому что это были мои воспоминания и моя жизнь. А теперь ты все испортил, и я ничего не могу с этим сделать, ты, ублюдок! Теперь это всегда будет тот день, когда я подавилась морковной палочкой, а ты терпеть не можешь авокадо. А не день, когда ты похитил их у меня и приготовил нам гуакамоле. Спасибо большое — ты полностью уничтожил целое воспоминание, а оно было одним из самых любимых… Ты плохо закончил то, что было между нами, Саймон. Но ты был авокадовым вором, и я всегда с улыбкой вспоминала о тебе, даже потом. Тот день, то воспоминание были важны. Ты был мил, заботлив, и нам так здорово было вместе. После того как наши отношения кончились, когда ты все испортил, уйдя без всякой причины, я все еще дорожила тем авокадовым днем, я хранила его вот здесь. Он был такой хороший, он один стоил почти всего остального.

Не сказала Лени лишь одного: именно то приключение стало потом одной из основных причин, по которой она клюнула на Джона Фланнери. В самую первую их встречу он внешне безобидными вопросами вызнал у нее, как ей нравится, когда мужчина удивляет, выбивает из колеи, сбивает с ног воображением и заботливостью. Стоило Фланнери это узнать, и все остальное было проще простого.

— Ладно, Лени, отлично. Теперь моя очередь: Петрас. А? Не поняла? Ну так я повторю: Петрас. — Хейден говорил вызывающим, раздраженным тоном.

Она замолчала и нахмурилась.

— О чем ты говоришь?

— Петрас Урбсис.

Несмотря на свою странность, имя показалось ей знакомым. Она повернулась к созданному ее воображением Хейдену и бросила на него вопросительный взгляд, точно он мог помочь. Тот поднял обе руки, словно говоря: «Я ничего не знаю. Не забудь, ты ведь сама меня придумала».

Такой оборот дела ей не понравился. Ей не понравилось, как повернул это дело Саймон. Похоже, он собирается сбежать от ответственности. Ладно, еще секунд тридцать она ему подыграет, а потом вернется к авокадо.

— Понятия не имею, о чем ты говоришь. А что, должна?

— Петрасу Урбсису принадлежал тот классный чудной магазин в Вене, куда я водил тебя однажды. Неужели не помнишь? Парня, который распродавал там всю свою жизнь? Все, чем он владел, было выставлено на продажу. Я обожал этот магазин. Я так его любил, что однажды пригласил туда вас с Изабеллой. И даже познакомил с Петрасом. Но ведь ты ничего этого не помнишь, правда, Лени?

— Нет.

— Вот именно. Так что мы квиты. Я не помню твоих авокадо, а ты — моего Петраса Урбсиса.

Это было неправильно, Саймон передергивал. Все было не так, и в то же время — именно так. Он переиграл ее, поставил ей шах и мат, пользуясь ее же ходами. Лени вдруг поняла, что ей нечего возразить и она осталась с носом.

— Можно мне кое-что добавить к вашему диалогу? — слащавым голосом спросил Хейден номер два.

В пылу дискуссии Хейден и Лени совсем забыли про номера второго. Теперь оба уставились на него, раздосадованные его вмешательством.

— Нет!

— Уходи! — сказала она, и номер два испарился, как перед ним троодон.

— Лени, не важно, что ты обо мне думаешь, дело не во мне. Я тут не для себя. Я пришел из-за Изабеллы Нойкор.

Сердце Лени было полно обиды, а голова — вопросов. Все они исчезли, едва он произнес имя ее подруги.

— Изабелла умерла? — тут же спросила она.

— Хуже.

— В чем дело, Саймон?

— Пойдем со мной, я тебе покажу.

* * *
— Что это?

Но Хейден был слишком занят, чтобы отвечать. Вертя головой направо и налево, он высматривал в грохочущем автомобильном потоке хотя бы маленькую щелочку, которая помогла бы им проскочить на ту сторону. Такого безумного движения он еще не видел. Машины неслись буквально без остановки, даже не снижали скорость. Это напомнило ему виденные по телевизору документальные фильмы про кровяные тельца, несущиеся по венам. Вот и машины мчались мимо так быстро, что их было даже не разглядеть, — глаз различал только расплывчатые цветовые пятна.

— Что мы тут делаем?

Лени стояла позади него, подбоченясь. Она чуяла, что у него на уме, но сама ни за что в этот грохочущий поток не сунется, даже пробовать не станет. Это с ее-то хромой ногой? Да он что, спятил? И чего ради?

В довершение всего, Саймон ни слова ей об этом не сказал. На электричке они добрались до заброшенной окраины города, примыкавшей к этому безумному шоссе. Больше всего оно напоминало дорогу в аэропорт. По пути он и словом не обмолвился, куда они едут и почему, потому что боялся, как бы она не повернула назад, если узнает. Вместо этого он вел бессодержательный разговор, который утомлял их обоих до тех пор, пока они не сошли с поезда и, покинув станцию, не оказались у шоссе.

Вжж, вжж, вжж — поток машин не редел и не останавливался ни на секунду.

— Саймон, сюда ты меня привел, но клянусь тебе, если ты сейчас же не скажешь, где мы, я ухожу.

Приготовившись к самому худшему, он спросил со вздохом:

— Какая у тебя была любимая песня в детстве?

Неожиданность вопроса заставила Лени почти физически отпрянуть.

— Что?

Он повысил голос.

— Я отвечаю на твой вопрос. Какую песню вы с Флорой и Изабеллой, когда были девчонками, слушали все время, и особенно вместе?

Возмущенная, она рявкнула:

— Какое это имеет отношение вот к этому? — и показала на дорогу.

Какая-то машина, пронзительно и долго гудя, пролетела мимо. Хейден подождал, пока она проедет, и тогда ответил:

— Лени, ты задала мне вопрос. Я на него отвечаю. Сколько раз мне еще повторять? Какая у тебя была любимая песня в пятнадцать лет?

Ну ладно, ладно, она подыграет ему еще раз, а там посмотрит, к чему он клонит. Она зажмурилась, ища ответ на его вопрос на задворках своих воспоминаний. Любимая песня? Так, а в каком классе она была в пятнадцать лет, в десятом?

Хейден не стал ждать.

— Ну, если не помнишь, то скажи, какая у тебя была любимая рок-группа?

Она ухмыльнулась картинке и воспоминанию, припомнив и день, и настроение: какими крутыми они казались сами себе в этих майках и с этими прическами.

— «Эй-си/Ди-си». Мы все любили «Эй-си/Ди-си».

— Так. А какая песня «Эй-си/Ди-си» была у вас вместо гимна?

Она ответила не раздумывая:

— «Шоссе в ад».[25]

Хейден ткнул большим пальцем через плечо в сторону оживленной дороги.

Она посмотрела туда, потом снова на него:

— Что? Что ты хочешь сказать?

— Вот оно — твое «Шоссе в ад».

— Я не понимаю, Саймон.

Она опять с тревогой поглядела на дорогу. Дорога как дорога, во всяком случае, она ничего особенного в ней не заметила; обыкновенная дорога с большим количеством машин.

— Это мир твоих снов, Лени. Ты сама все здесь создала, в том числе и это. В юности ты любила эту песню, и в одном из своих снов, когда была подростком, увидела шоссе в ад, и это оно и есть. Проблема в том, что нам надо как-то через него перебраться, ведь то, что я хочу тебе показать, на другой стороне.

— Ты хочешь сказать, что все эти автомобили мчатся прямо в ад? — Она испугалась, не успев произнести это слово. — Ты хочешь сказать, что ад существует?

Хейден мог и желал дать ответ на этот вопрос, но знал, что ему не позволено. Сдерживая себя, он сказал только:

— Нам надо на ту сторону.

— Погоди-ка, Саймон, машины же едут в двух направлениях. Как они могут ехать в ад, если они едут туда и обратно?

Чтобы не смотреть ей в глаза, он уставился в землю.

— Саймон?

Полупустой бумажный стаканчик кока-колы вылетел из окна проезжавшей машины. Он шлепнулся на землю между ними, и его содержимое выплеснулось им на ноги. Лени взвизгнула и хотела наорать на того, кто это сделал, но тут увидела то, что ее остановило. Стаканчик, покачиваясь, лежал на боку в нескольких футах от нее. Ей было видно, что у него внутри. Три маленьких желтых кусочка. Приглядевшись, она поняла, что это ломтики лимона. Вздернув голову, она посмотрела туда, где минуту назад был автомобиль, потом снова на стаканчик. Медленно, понемногу Лени начинала понимать. Она взглянула на Саймона Хейдена; потом перевела взгляд на дорогу, на стаканчик, снова на дорогу.

Опасливо шагнув вперед, она стала вглядываться в проносящиеся мимо машины, пытаясь рассмотреть пассажиров. Это было трудно, потому что машины двигались очень быстро. Но у Лени уже возникло сильное подозрение, и она неудержимо рвалась его проверить. Пока все это происходило, в ее голове впервые за много лет снова и снова крутилась песня «Шоссе в ад». Когда они были подростками, это был их гимн и клич. Эту песню они слушали без конца, особенно когда собирались вместе, делали друг другу начесы и мечтали о блестящем будущем.

Увидев руку, она убедилась, что ее подозрение верно. Мимо пронеслась машина. Из окна пассажирского сиденья торчала голая рука, растопыренные пальцы играли с ветром. Мгновение были видны ногти — все до одного зеленые. Она не видела, кому принадлежала рука, но зеленых ногтей было достаточно.

Однажды, когда им было по двадцать лет, Флора шутки ради подарила ей бутылочку зеленого лака. От нечего делать подружки намазали им ногти на руках и ногах. И даже сфотографировались в таком виде. Желая подтвердить свою догадку, прежде чем обращаться к Хейдену с вопросами, Лени продолжала смотреть на дорогу. Через некоторое время она заметила кое-что еще, и это убедило ее окончательно.

Машины были все время одни и те же. Семь разных марок и моделей неслись в обоих направлениях снова, снова и снова. Одна и та же семерка, все время одна за другой. Всегда одного и того же цвета. «Опель» всегда был темно-синий, микроавтобус «фольксваген» бежевый; каждый проезжавший мимо фургон «мерседес-бенц» был белый. Как только она поняла, что машин всего семь, ей все стало ясно и про цвет. Чтобы исключить ошибку, она еще некоторое время проверяла каждый проносящийся мимо «мерседес». На заднем стекле, точно в одном и том же месте, виднелась переводная картинка — Астерикс и Обеликс. Лени узнала картинку, потому что приклеила ее туда сама, когда в возрасте двенадцати лет по многу раз перечитывала комиксы про хитрого Астерикса и его друга гиганта Обеликса.

Все до единого автомобили на этой конкретной «Дороге в ад» принадлежали однажды Лени Саломон. «Опель-кадет», «фольксваген» и «мерседес» — это были машины ее родителей; с ними она росла, пока не стала достаточно взрослой, чтобы начать водить собственные. И они тоже были здесь — желтый «фольксваген»-«жук», подарок на окончание школы, черный «БМВ-320» с наклейкой футбольной команды «Рапид» на заднем стекле. На заднем сиденье этой самой машины она занималась любовью с Саймоном Хейденом. «Интересно, а это он помнит?» — подумала она. Серая «ланчия», которую она купила и разбила в период увлечения скоростной ездой. И красная «хонда-сивик». Машина, которой она владела, когда умерла.

— Это ведь я там, правда? В каждой машине я. Я всегда пила колу с тремя ломтиками лимона. И зеленые ногти…

— Тепло.

— Что значит «тепло», Саймон? Я это или не я?

— Тепло значит близко. Не останавливайся.

— Близко? Это не игра.

Больше для себя, чем для нее, он сказал:

— Нет, это твой Ропенфельд.

— Что? Что ты сказал?

Рядом снова взревел клаксон.

— Ничего, Лени. Ты почти угадала. Посмотри еще. Ты все поймешь.

Ей хотелось узнать, что такое Ропенфельд, но это было не так важно. Теперь, когда у нее сложилось какое-то представление о происходящем, она стала смотреть на все другими глазами. Но, сколько бы она ни щурилась и ни приглядывалась, ей так и не удалось разглядеть, кто был внутри каждой машины, — одни силуэты. Как она ни старалась, знакомых лиц и фигур не замечала. Окружающий мир, ее собственное творение, был к ней безразличен. И когда она обратилась к самым глубинам своего сердца и попросила помощи, то никакого ответа не получила.

Какой-то запах проложил путь через все происходящее прямо к ее мозгу. Лени переставала замечать одни свои ощущения, когда она сосредоточивалась на других. Пристально вглядываясь во что-то, она могла забыть или перестать обращать внимание на запахи, звуки, холодные ноги или кислый металлический привкус во рту. Но этот запах был таким настойчивым, что не заметить его было невозможно. Он окутал ее со всех сторон, и она наконец обратила на него внимание.

Мокрая псина — пахло мокрой псиной. Животный, густой, не тошнотворный, но и не приятный запах. Придя в себя и сфокусировав на нем свое внимание, Лени поняла, что это такое. Она знала, что это за запах, и удивилась и устыдилась одновременно.

Так всю жизнь пахло ее собственное тело всякий раз, когда ей было очень страшно. Запах остался с ней и в смерти. Она была чистюлей, и все же начинала пахнуть мокрой псиной, — когда больше, когда меньше, — каждый раз, когда ей было по-настоящему страшно. Один доктор, к которому она ходила на консультацию, сказал, что это всего лишь небольшое гормональное отклонение и ничего с ним не поделаешь. В конце концов, это был только запах, который исчезал, как только опасность проходила. Доктор сказал, что на удивление многие люди страдают тем же самым. Не удовлетворенная его диагнозом, она сходила к двум известным эндокринологам, которые, в общем-то, повторили его слова. По иронии судьбы в любой критической ситуации именно Лени оставалась самым хладнокровным и надежным человеком. Но всякий раз, когда ее кожа начинала издавать этот характерный запах, она знала — это тело на своем языке кричит ей: УБЕГАЙ!

Ошибиться она не могла, но что-то тут было не так, ведь теперь она не испытывала страха. Любопытство — да. Тревогу и нервозность от происходящего. Но не тот страх, который всегда вызывал этот запах в прошлом.

Запах усилился, но лишь потому, что теперь все ее внимание было сосредоточено на нем. В нескольких футах от нее продолжали пролетать машины. Саймон Хейден по-прежнему стоял рядом и молчал.

Ответ пришел, когда три ломтика лимона в стакане из-под колы неожиданно напомнили ей одно имя — Генри Каунти. Так звали мальчика, с которым Лени время от времени встречалась, когда училась в школе. Он был американец, ужасно умный и склонный к маниакально-депрессивному психозу. Она так и не поняла, нравился ли он ей на самом деле, или ее завораживал его эксцентричный характер. Но он и впрямь обладал какой-то странной неодолимой притягательностью, которая какое-то время удерживала ее на его орбите.

Однажды, уже перед самым концом их отношений, они поехали в кино, и он вдруг рассердился на нее по дороге. Она пила колу из бумажного стаканчика. Выхватив стаканчик у нее из рук, он швырнул его в окно. В коле были три ломтика лимона. Стремительность и дикость его поступка напугали ее настолько, что запах тут же вырвался наружу.

А в день, когда они с Флорой и Изабеллой накрасили ногти зеленым лаком, по дороге домой к ней пристал какой-то тип. Он сидел через проход от нее в автобусе номер тридцать пять-А, потом сел рядом. Завязал разговор, засыпав ее вопросами о ее «интересных ногтях». Начиная с четвертого она перестала отвечать и отвернулась к окну, делая вид, что не замечает попутчика. Но он не желал оставаться незамеченным. К счастью, скоро автобус подъехал к ее остановке, и она вышла. Но незнакомец тоже вышел и пошел за ней следом. А когда она сделала вид, что не обращает на него внимания, он попытался коснуться ее руки.

— Убирайся! Не трогай меня! — сказала она громко и зло.

Он помешкал, думая, что она блефует. Поняв, что она серьезно и что у него могут быть из-за нее неприятности, он отступил на два большущих шага и улыбнулся. Всю дорогу до дома Лени больше не оглядывалась. Но ей было страшно, а вдруг он где-нибудь поблизости, и она хромала вперед, чувствуя собственный запах. Она ненавидела того типа за то, что напугал ее, и ненавидела собственное тело за то, что оно ее выдало.

— Это я в машинах, во всех до единой, — сказала она ровным голосом, по-прежнему не сводя глаз с шоссе.

Несмотря на шум, Саймон был уверен, что не ослышался. Когда она заговорила снова, ему не терпелось услышать, как она до этого додумалась.

— Но правит машинами страх, а не я. Я просто пассажир. Туда или обратно они едут, не важно. Все до одной. И вот почему здесь так пахнет — в каждой машине сижу я со своими страхами. — И она повела рукой слева направо, словно рисуя в воздухе арку, которая охватывала всю сцену. В конце этой арки ее поднятая рука замерла на мгновение, указывая вперед. Наконец медленно опустилась, словно придавленная к земле этим печальным открытием. И тут, к удивлению Хейдена, Лени как будто хихикнула. — Ты был прав, Саймон. Это действительно шоссе в ад. Мой собственный. — Стоя к нему спиной, она крепко зажмурилась и даже втянула губы, словно борясь со слезами. Может быть, так оно и было. — Он поступил в Гарвард. У меня никогда не было другого знакомого, который поступил бы туда. И после того, как он уехал, я никогда о нем больше не слышала.

Она говорила о Генри Каунти, но Хейден этого не знал. Он решил, что благоразумнее всего будет помолчать и дать говорить ей.

Но Лени нечего было больше сказать. Вместо этого она просто сделала глубокий вдох и шагнула к шоссе и его чудовищному движению. Машины неслись в обе стороны бесконечным потоком. Они и так уже стояли настолько близко, что ощущали порывы ветра от проносящихся автомобилей. Чем ближе она подбиралась к дороге, тем интереснее становилось Хейдену, что же она будет делать дальше. Похоже, собирается шагнуть прямо под колеса. Неужели такое возможно? И она это сделает?

Ступив на дорогу, она протянула обе руки вперед и резко развела их в стороны, как будто раздвигала шторы. Без единого звука картина перед ними разорвалась надвое, словно кусок вспоротого полотна, и за ней открылась глубокая чернота.

Впечатление было такое, как будто все, что они видели до сих пор, проецировалось на колоссальный экран, который Лени только что уничтожила, разорвав надвое. Дорога, машины, небо, горизонт… Там, где она стояла теперь, зиял огромный провал до самого центра Вселенной. Он шел вверх до самого неба и вниз до самой земли. Из расщелины на них смотрела густая тьма. Без колебаний Лени шагнула в ею самой сделанный проем и скрылась.

— Как она узнала? Как ей удалось так быстро во всем разобраться? — спрашивал Хейден, оглядываясь в поисках кого-нибудь, кто мог бы дать ответ. Но он один стоял у обочины оживленной трассы. Одинокий и несчастный. — Похоже, я полный дебил. Черт! — Он поспешно подошел к длинному разрыву в мире снов Лени, развел его болтающиеся края в стороны и нырнул за ней в темноту. — Вот черт!

* * *
— Большую часть своих страхов мы создаем при жизни. Так мы всегда при деле: все время есть чем заняться. Но когда мы умираем, нет смысла продолжать бояться.

Произнеся это, Лени посмотрела на Боба, как будто ожидая подтверждения. Зверь молчал, но его огромная медвежья башка медленно качнулась в знак полного и глубокого одобрения.

Саймон Хейден ничего не сказал. Он просто сидел рядом и дулся. Время от времени он бросал несчастный взгляд на медведя Боба; тот тепло и с полным одобрением смотрел на Лени. Все трое сидели на высоких хромированных табуретах посреди пустой сцены. Хейден был так расстроен происходящим, что даже начал потихоньку надеяться, что его друг Боб свалится со своего табурета. Белый медведь все время ворочался на нем, так что тот дрожал и скрипел от тяжести. Медведь-то был здоровенный, и задница у него была соответствующая. Как он вообще ухитрился устроиться на таком крохотном сиденье? Наверное, это все равно что сидеть на двадцатипятицентовике.

— Продолжай, — сказал Боб, по-прежнему не спуская глаз с Лени.

Она потерла ладони, как будто согреваясь.

— Я увидела три ломтика лимона в стаканчике, а потом руку с зелеными ногтями. То и другое напомнило мне случаи, когда я просто каменела от страха. И вдруг до меня дошло, что я принесла эти страхи сюда из жизни… Но это же глупо, зачем? Когда человек мертв, то, что происходило с ним в жизни, больше не имеет значения. По крайней мере, не должно. Я никогда больше не увижу Генри Каунти, если только сама его не вызову. А уж того типа из автобуса я ни за что вызывать не стану. Так зачем я позволяю этим страхам мчаться по моему шоссе? — И она даже головой затрясла, до того глупой показалась ей эта идея. — Это как если бы человек переезжал из Финляндии в Бразилию и взял с собой свою самую теплую куртку. Зачем? В Бразилии ведь всегда жара. И никакая куртка там не нужна… Когда я была жива, то больше всего боялась умереть. А теперь я умерла. И вся дребедень, которая так пугала меня раньше, теперь позади. Все кончилось, потому что теперь я здесь.

Слово «дребедень» она произнесла с таким нажимом, что и Боб, и Саймон подняли головы.

— Спасибо тебе, Саймон, — сказала она ему и улыбнулась.

Застигнутый врасплох, он еще некоторое время продолжал бешено ей завидовать, потом удивился, а затем снова впал в скептицизм.

— За что спасибо?

— Пока не знаю. Я еще не во всем разобралась, но пока все равно спасибо… Боб, где мы? Что это за место?

— Это театр.

Они ожидали продолжения, но продолжение не последовало.

— Боб, это мы и так видим.

Медведь снова поерзал на своем табурете.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, Саймон. Но я отвечал на вопрос Лени.

— Мертвые ставят пьесы?

— Здесь они только репетируют. Никаких пьес, одни репетиции.

— Какие репетиции?

— Особых снов, которые снятся людям по ночам, пока они еще живы. Это место было театром Лени. И у тебя тоже был такой, Саймон. Для отдельных, самых важных снов здесь отрабатывались постановка и хореография. На этой сцене определенные элементы снов Лени репетировали свои роли.

Хейден первым задал вопрос, который крутился на языке и у Лени:

— Каждый сон, который мы видим, имеет смысл? Все до одного? А как же сон, в котором я пришел на кухню и поджарил себе сырный сандвич на банджо вместо сковородки? Что означает этот сон?

— Нет, не все сны имеют значение, а только некоторые, может быть, десять-двенадцать за всю жизнь. К примеру, когда вы оба были живы, вам снилась эта встреча, каждому в свое время. Лени видела ее, когда ей было двадцать пять, а Саймон — когда ему было девять. Вы оба видели все, как оно есть сейчас, — сцена, мы трое сидим и разговариваем, декорации.

Теперь уже Хейден заерзал на табурете.

— Я видел Лени во сне, когда мне было девять лет? — спросил он недоверчиво.

— Да, но на утро быстро обо всем забыл. Единственное, что тебе запомнилось из того сна, это увеличенная копия меня, — побранил его медведь.

— Зачем нам снятся эти сны? Что толку видеть будущее, если не знаешь контекста?

Разговаривать с Лени Саломон было для медведя настоящим облегчением. Она была рациональнее Саймона Хейдена, и иметь с ней дело было куда проще. У нее не бывало вспышек гнева, она не предавалась утомительной, полной жалости к самой себе болтовне, что так часто случалось с Хейденом. Как истинный прагматик, Лени задавала вопросы по существу и, получив ответ, двигалась дальше, нравился он ей или нет.

— Помнишь такой тест, когда тебе очень быстро показывают десять-двадцать непохожих фотографий, а потом спрашивают, что ты запомнила?

— Это когда спрашивают про подробности?

— Именно.

Хейден и Лени кивнули как один — они помнили.

Боб продолжал:

— Наступало время, когда вы запоминали на этих фотографиях абсолютно все. Вы могли назвать точное число травинок на каждой из них. Или сказать, сколько там было облаков в небе, и описать форму каждого. Только я говорю не о фотографиях, а о ваших снах. Изначально человечество обладало двойным разумом. Один можно назвать дневным разумом, другой ночным. Они как нельзя лучше дополняли друг друга и были задуманы так, чтобы работать сообща. Когда в повседневной жизни человека возникала проблема, которую он не знал, как решить, ему нужно было только поспать, и все. Ночной разум со своим особым подходом играл во сне главную роль, он-то и помогал найти решение. Не всегда, но довольно часто. Двойной разум делал людей более совершенными, гибкими и разносторонними.

— Похоже на теорию про правое и левое полушария. В ней говорится, что каждое полушарие нашего мозга имеет свое предназначение. Одно создает, другое анализирует…

Огромной белой лапой Боб отмахнулся от предположения Лени.

— Нет, Лени, это совсем другое. Люди потому с таким трудом разбираются в жизни, что ее нужно воспринимать сразу на двух уровнях — сознательном и бессознательном. Представь, что твоя жизнь — это кусок мяса, и ты сразу поймешь, что его можно прожевать, только имея две челюсти, верхнюю и нижнюю.

В качестве иллюстрации медведь положил одну лапу поверх другой. Потом несколько раз похлопал ими, подражая жующим челюстям.

Хейден был не согласен.

— Большинство моих снов — смехотворная чушь. А остальные и помнить не стоит.

— Ты прав, но это сейчас, а не в прошлом.

— Почему же наши два разума больше не работают в согласии?

— Хаос, — ровно и спокойно ответил Боб.

— Объясни.

Хейден взглянул на Лени, слушает ли она. Потом он медленно наморщил нос, сощурил глаза и поднял указательный палец, давая другим понять, чтобы подождали секундочку, пока его тело решит, хочет оно чихнуть или нет. Оно хотело. Хейден был из тех людей, которые чихают так громко, что могут заглушить любой звук в комнате. Лени но его лицу увидела, к чему идет дело, и поспешно отвернулась — она еще при жизни испытала Саймонов артиллерийский чих.

Отвернувшись, она случайно заглянула в дальний угол за сценой и увидела там кое-что такое, на чем задержался ее взгляд. Хейден чихнул опять. Лени стало любопытно, она слезла со своего табурета и заковыляла посмотреть, что она увидела. Наклонившись, она подняла с пола ярко-желтый прямоугольный электрический фонарь. Из тех, у которых наверху ручка и луч такой силы, что прорезает самую густую тьму. Корпус фонаря был весь оклеен переводными картинками с персонажами диснеевских мультиков.

— Господи, это он.

Обхватив фонарь обеими руками, она уставилась на него, как на святыню. Она так расчувствовалась, что даже поднесла фонарь к губам и поцеловала.

— Что это такое? Что ты там нашла? — спросил Саймон, шмыгая носом.

Она подняла фонарь повыше, чтобы он увидел, и счастливым голосом сказала:

— Я его двадцать пять лет не видела. А он спас мне жизнь, когда я была ребенком. Боб, это ведь он, настоящий?

— Да.

— Как здорово. Я так рада.

Она вернулась на свой табурет, поставила фонарь на колени и прикрыла его обеими руками.

— Что такого особенного в этом фонаре, Лени?

— В детстве я ужасно боялась темноты. Мои родители зажигали в моей комнате ночники, оставляли открытой дверь в коридор, даже брали меня в свою постель, когда становилось совсем плохо, но ничего не помогало… Как-то летом я уехала в лагерь. Пока меня не было, отец покрасил потолок моей комнаты в сверкающий бирюзовый цвет и нарисовал на нем золотые звезды, вот такой величины. — Она развела большой и указательный пальцы, чтобы показать размер звезд: с крупную монету. — Но лучше всего было то, что он подарил мне его. — И она погладила фонарь, словно любимую зверушку. — Папа сказал, что, как только мне ночью станет страшно, я могу включить фонарь и направить луч в голубое небо наверху. И тогда я увижу, что в темноте нет ничего, кроме золотых звезд, а они все мои друзья… Знаете, сколько раз я включала его, чтобы поглядеть на звезды, когда была маленькой? Чуть ли не каждую ночь много лет подряд, и почти всегда это помогало. Много звезд, и все такие безупречные. Они были моими друзьями и защищали меня от темноты. Я поворачивалась на другой бок и засыпала.

— Попробуй сейчас.

Лени едва сдерживала нетерпение:

— Правда можно?

— Конечно — включи его и направь в потолок. — Ни голос, ни интонация Боба его не выдали, он просто предложил включить и попробовать.

— Ладно. — Ее большой палец скользнул на кнопку включения.

— А как же Хаос, Боб? Я думал, ты объяснишь нам про это.

— Да, потерпи минутку. Давай, Лени — жми.

Она включила фонарь. Луч света прыгнул через сцену и начертил яркий белый круг на противоположной стене. Лени направила луч к потолку.

— О боже!

Первое, что она вспомнила, увидев картину у себя над головой, это маленькие пластмассовые купола, которые надо потрясти, чтобы внутри началась метель. Снежинки в них обычно белые, но изредка встречаются золотые или серебряные. Теперь Лени показалось, как будто она сама находится внутри такого купола. Потому что луч ее фонаря высветил в воздухе миллионы разноцветных искорок и снежинок, медленно падавших на землю со всех сторон вокруг них. Пораженная, она водила лучом туда и сюда, вперед и назад, влево и вправо по потолку над сценой. Все небо было полно искрящихся сверкающих снежинок.

Но приглядевшись как следует, она обнаружила нечто еще более удивительное: то, что она приняла поначалу за снежинки, оказалось крошечными викторианскими елочными игрушками. Она сама увлеченно коллекционировала их много лет, и теперь по виду узнала многие, пока те проплывали мимо.

Что-то вдруг заставило ее перевести взгляд на Боба. Медведь смотрел прямо на нее, не обращая внимания на бурю. Многоцветная вьюга снежинок/украшений медленно падала на пол вокруг них. Хейден и Лени то и дело переводили взгляд с этого великолепия на Боба и обратно. Но медведь ничего не говорил, а только наблюдал за их реакцией.

— Протяните руки.

Сделав это, они сразу заметили, что ни одна упавшая на них снежинка не задержалась на месте. Коснувшись тела, они продолжали падать — сквозь плечи, руки, колени… пока не достигали пола. Хейден и Лени наблюдали, как падают разноцветные украшения, касаясь их тел и пролетая сквозь них, как будто те были из воздуха. Лени это восхитило. Она широко улыбнулась, глядя на свою раскрытую пустую ладонь, пошевелила пальцами и сказала:

— Наверное, мы и вправду призраки.

После ее слов в театре на миг установилась такая тишина, какая бывает лишь на безлюдной улице в три часа ночи в сильную метель.

Потом снова заговорил Боб:

— Вот так все и началось. Не спрашивайте меня когда, потому что я этого не знаю. Восемь миллиардов лет назад. Пять триллионов тысячелетий. Какая разница. Был большой взрыв. Вообще-то их было несколько, но до этого мы еще доберемся… Прежде чем разлететься на части, оно было Богом.

— Что было Богом?

— Все, соединенное вместе в один огромный орнамент. Он и был Богом. Но Бог разлетелся на части, разослав свои куски и кусочки по разным уголкам разных Вселенных. Из Его кусков и кусочков сложились эти Вселенные.

Медведь замолк, чтобы они глубже прониклись его словами, прежде чем продолжать. Лени поймала себя на том, что пристально вглядывается в пургу, бушевавшую вокруг, как будто теперь, когда она узнала, какую роль снегопад этот играет в истории, он сделался значительнее.

— А теперь представьте, что каждая из этих снежинок — это чья-то жизнь. Вот эта — дерево, а та — жук, а вот это человек… каждая снежинка — жизнь. Некоторые из этих живых существ наделены разумом, другие — нет. Жук умнее дерева. Но это никогда не имело значения, до недавнего времени. Каждое существо проживает свою жизнь, накапливает свой опыт и умирает.

— Потом что? — бросила Лени.

Хейден был поражен резкостью ее вопроса.

— А потом все, как видишь, оказываются здесь.

— Не тебя спрашивают. Боб, что потом?

Обиженный ее грубостью и тем, как она от него отмахнулась, Хейден бросил в ответ:

— Под ноги посмотри.

До сих пор Лени была так захвачена метелью и созерцанием медведя, который объяснял Бога, что ей и в голову не приходило посмотреть вниз. Теперь она посмотрела, и то, что она увидела на полу, ее поразило.

Снежинки, которые уже упали, и те, которые продолжали падать, прямо у нее на глазах складывались в великолепный абстрактный орнамент. Никогда раньше она не встречала ничего похожего, но изящество и простота, которые были в этом узоре, глубоко трогали. Это было все равно что набрести в музее на абстрактную картину и, поразившись сочетанию цветов и пропорций, фигур и эмоциональной силы, так и застыть перед ней, не в силах отвести глаз.

Не менее удивительно было представлять, что каждая снежинка — это чья-то жизнь и что она точно знает, где именно в этом орнаменте ее место, и падает прямо туда. Белые к белым, голубые к голубым, и так далее. Прямо на глазах у людей слои становились плотнее, краски ярче и богаче.

— Что это? — тихим, почтительным голосом спросила она.

— Мозаика.

— А что такое мозаика?

Теперь она обращалась к Хейдену, потому что это он велел ей смотреть вниз и сказал, как называется эта чудесная вещь у ее ног. Очевидно, он знал, что происходит.

— Откуда ты знаешь такие вещи, Саймон?

— Боб объяснил мне все еще до того, как мы с тобой встретились. Поэтому я и пошел тебя искать.

— Что такое мозаика?

— Воссоединившийся Бог. — Он взглянул на Боба, чтобы убедиться, что ничего не напутал. Медведь одобрительно кивнул.

Держась обеими руками за сиденье, Лени указала на мозаику ногой.

— Это Бог?

Хейден хотел было ответить, но Боб его перебил.

— Теория Большого взрыва говорит, что до определенного момента Вселенная будет расширяться. Но со временем ее движение замедлится, потом остановится, а затем повернет вспять. В конце концов все сожмется снова. Так же и здесь… Мозаик вообще-то две, Лени: одна — это твоя жизнь, и другая, побольше, это Бог. Возникают они одинаково. Когда ты родилась, твое бытие, как взрыв, ворвалось в новую для тебя жизнь и стало распространяться по ней во всех направлениях. Все, что с гобой происходило, все, что ты выбирала, все, из чего складывалась та личность, которой ты была, пока не умерла…

— Меня убили. — Лени помолчала, а потом, не в силах сдерживаться, процедила сквозь сжатые зубы снова: — Меня убили!

Боб отвел глаза. Даже он не смог вынести ее напряженного взгляда.

— Да, извини, — прежде чем тебя убили. Сколько бы ни жил человек, он складывает из своей жизни мозаику вроде этой. Со своим уникальным рисунком, сложить который мог только он один и никто другой. А когда человек умирает, то первое, что ему предстоит сделать в посмертии, — это узнать, каким способом добавить уникальную мозаику своей жизни к большой мозаике Бога.

— Протяни руку снова и смотри. — Лени сделала, как он ей велел, и стала ждать. Скоро на ее ладонь приземлилась ярко-зеленая снежинка/украшение и осталась лежать. Остальные по-прежнему, касаясь в падении ее руки, пролетали насквозь. А эта зеленая осталась.

— Она — это ты, — сказал Боб.

Услышав это, она страшно обрадовалась и улыбнулась крошечному зеленому многогранному объекту у себя на ладони. Потом перевела взгляд на рисунок на полу. Вспомнив слова Боба, она задумалась, где в этой мозаике ее место.

— А теперь посмотри на мозаику внимательно. Видишь в ней окошки — темные пятна, припорошенные другими снежинками?

Да, она их увидела. Более того, теперь, когда ее внимание привлекли к этим темным провалам, рассыпанным по всей мозаике, она заметила кое-что необычное: снег, который падал на них, таял немедленно и исчезал, едва коснувшись черноты. Темные пятна оставались темными, несмотря на густо валивший снег.

Чтобы убедиться, что она все поняла, Боб повторил еще раз.

— Время от времени случается Большой взрыв, и кусочки разлетаются в разные стороны, но потом в конце концов возвращаются. Возвращаясь, они складываются в новый узор.

— Они образуют другого Бога?

— Совершенно верно. Расстояние, которое они пролетают, и то, что случается с ними по пути туда и обратно, — все это их меняет. И когда они все-таки возвращаются, чтобы сложиться в мозаику, они уже другие. Твоя зеленая снежинка вполне могла быть белой в начале своего путешествия. Как и ты, Лени: в детстве ты была совсем иным человеком, чем в тот день, когда ты умерла. Так что твои изменившиеся форма и цвет изменили не только твою мозаику, но и Бога.

— Бог все время меняется? Бог?

Идея показалась ей зловещей и увлекательной одновременно.

— Да. Меняешься ты, меняется и Бог.

— А что происходит, когда все фрагменты возвращаются и новая мозаика складывается полностью?

— Происходит новый Большой взрыв, и все начинается сначала.

Все было так сложно и в то же время так просто. Не отрывая глаз от замечательного орнамента у ее ног, Лени обдумывала услышанное.

— Но есть еще кое-что, и это все меняет.

Она заставила себя оторвать взгляд от мозаики, чтобы посмотреть на Боба. Информация еще не уложилась в ее сознании. Она металась внутри нее, рикошетом отскакивая от ее настоящего и прошлого. Лени примеряла сказанное к одному, другому, третьему, к вещам, которые имели значение в ее жизни. Тайны, которые когда-то озадачивали или подчиняли ее себе, значительные события, которые происходили с ней, происшествия начинали обретать смысл сейчас, потому что она увидела общий контекст.

— Впервые за все время в нынешней мозаике Хаос обрел сознание — он научился думать. Хаос всегда был частью мозаики, но только в качестве силы, такой, как погода, к примеру. Но представь себе, насколько изменилась бы жизнь, если бы погода могла думать.

— Ну и что с того, что Хаос умеет думать? Какое это имеет отношение к нам?

Запрокинув голову, Хейден широко раскрыл рот. Несколько секунд он пытался ловить снежинки на язык. Потом повернулся к ней и сказал:

— Представь себе, что было бы, если бы тебя невзлюбила молния.

— И что с того?

— Ну как же, Лени, ведь если бы ты ей не понравилась, она гонялась бы за тобой при каждой возможности. Как те несчастные, в которых молния умудряется попасть пять-шесть раз в жизни. Почему? Почему именно они? А может, настоящая причина именно в том и есть, что они не понравились молнии, вот она и ударяет в них снова и снова.

Она взглянула на Боба — что он об этом думает. Медведь посмотрел на нее, но ничего не сказал. Он хотел, чтобы она как можно больше усвоила сама. Если она будет задавать свои собственные вопросы, приходить к собственным заключениям и выводам, дело пойдет значительно быстрее.

— Ну ладно, бог с ней, с погодой, — что там насчет Хаоса?

— Хаос не хочет, чтобы складывалась новая мозаика, ему нравится эта; ему нравится уметь думать. Вот он и делает все возможное, чтобы новая мозаика не сложилась. Поэтому в рисунке так много черных пятен — он уже нашел способ нарушить процесс.

— Как?

Хейден усмехнулся, потому что такой же односложный вопрос таким же воинственным тоном задал и он, когда услышал объяснение.

Боб сказал ей то же, что и Хейдену раньше:

— Простой ответ — люди. У каждого индивидуума в мозаике есть свое определенное место. Но когда Хаосу удается превратить человека в хаос, тот покидает свое место, и оно остается пустым, потому что ни для кого другого оно не подходит.

— Это Джон Фланнери меня убил?

— Тебя убил Хаос, а Фланнери — его часть.

— Но если он так силен, то почему он просто не возьмет и не переделает все по-своему?

— Потому что он еще не настолько силен и не понимает до конца, на что способен. Но, становясь умнее и сообразительнее, он сделал людей более склонными к хаосу. Он весь мир сделал более склонным к хаосу. Скоро равновесие нарушится.

— А какое отношение это имеет ко мне?

— Ты стала одной из первых, в чью жизнь он активно вмешался и чью судьбу переменил. До сих пор он действовал не так прямо; он убеждал людей делать то или это, но никогда ничего сам не менял.

— А почему он выбрал меня?

Хейден сказал:

— Потому, что ты лучшая подруга Изабеллы Нойкор.

— А при чем тут Изабелла?

— Ее ребенок. Дитя, которое она родит, может помочь остановить Хаос. Мы должны рассказать ей об этом, а еще мы должны рассказать ей, как это сделать, пока не поздно.

— Но как мы с ней свяжемся?

Боб сказал:

— Только ты можешь это сделать. Ты с ней и поговоришь.

— Я? Но я же умерла.

— Верно, но один способ все же есть.

ДВОРЕЦ МЛАДЕНЦА ЗИ КОНГ



Изабелла не знала, злиться ей или волноваться. Они с Флорой выходили с кладбища вдвоем. Этриха по-прежнему нигде не было видно.

— Ты Винсента видела?

— Нет.

— И я не видела. Примерно с середины похорон. Понятия не имею, куда он пошел.

Флоре было наплевать, куда пошел Винсент. Все, чего она хотела, это поскорее остаться с Изабеллой один на один и описать ей свое недавнее видение: Лени с табличкой, на которой было написано «стеклянный суп». Наверняка это что-нибудь значило.

— Но это просто странно. Винсент никогда вот так не исчезает тем более сегодня.

Флора сказала своему мужу, что вернется в город вместе с Изабеллой, но не раньше чем они где-нибудь поедят и наговорятся. Он крепко обнял ее за плечи и сказал, что будет ждать ее дома. О детях пусть не волнуется — он за ними приглядит.

Какой хороший человек. Такие случаи, как сегодня, всегда напоминали ей о его самом лучшем качестве: рядом с ним она чувствовала себя любимой. Флоре даже жалко стало, что она так мало любит его в ответ.

Выйдя с кладбища, женщины зашагали по узкой дороге к машине Изабеллы. Куда же девался Винсент? Мобильник Изабелла забыла дома, а похороны и исчезновение Винсента настолько выбили ее из колеи, что она даже не подумала одолжить Флорин. Ей хотелось немедленно позвонить ему и заорать в трубку: где ты?

Флора не могла решить, рассказать о своем видении в машине, пока Изабелла не будет ни на что отвлекаться, или подождать, пока они приедут в ресторан, сядут за столик и выпьют по паре бокалов вина, чтобы успокоиться.

А может быть, сегодня самое время поговорить о ее новом любовнике, Кайле Пегге. Просто взять да и рассказать лучшей подруге все и послушать, что она скажет. Смерть Лени вдруг сделала жизнь такой безотлагательной; все нужно делать, не откладывая на завтра, потому что завтра может и не быть.

Как это деликатно и трогательно со стороны Кайла — прийти на похороны. Она его сразу увидела, но виду не подала, потому что муж был рядом. Но Флора была глубоко благодарна ему за то, что он подумал о ней и пришел. От этого бремя утраты стало немного легче. Честно говоря, она не ожидала, что Кайл Пегг там появится. Флора почувствовала его заботу и поддержку. Какое счастье, что ей повстречались двое таких отличных парней.

Они уже поравнялись с машиной Изабеллы, а Флора так и не решила, стоит ей облегчать душу или нет. Лицо Изабеллы не выражало ничего, кроме напряжения, и понять, о чем она думает, было невозможно. Флора знала, что Изабелла была ближе к Лени, чем к ней. А еще она знала, что, хотя подруги и любили ее, обе считали, что она без царя в голове, не может здраво и перспективно мыслить.

Изабелла обошла машину и остановилась у водительской дверцы, невидяще глядя на связку ключей в руке. Что ей теперь делать? И где, черт побери, Винсент? У нее не было ни малейшего желания ехать сейчас куда бы то ни было, а уж тем более в какой-нибудь «гастхаус», слушать Флорину болтовню о Лени или о своих новейших личных проблемах. Флора, конечно, сущий бриллиант, но иногда — например, сейчас — хочется, чтобы она оказалась где-нибудь на другом конце города.

Вставляя ключ в замок, Изабелла заглянула в машину. На краю заднего сиденья пристроился Броксимон. Оторвавшись от журнала, он помахал ей рукой. Потом свернул свое миниатюрное чтение и спрятал во внутренний карман пиджака, поскольку это был порножурнал. Лучше ей этого не видеть. Он как раз смотрел картинки к иллюстрированной статье под названием «Ешь, пей, Мери бей».

— Grüss Gott, дорогие дамы, — сказал он.

Изабелла спокойно ответила:

— Ты подрос с нашей последней встречи.

Флора поглядела на Изабеллу через крышу машины и нахмурилась.

— Что ты говоришь? Кто подрос?

Броксимон положил ногу на ногу.

— Верно. Для этой поездки меня немного увеличили.

— И теперь ты здесь. Как ты можешь быть здесь, Броксимон; разве это возможно?

Он пропустил вопрос мимо ушей.

— Как себя чувствуешь, Изабелла? Как прошла церемония?

— Нормально. Как ты сюда попал?

— На самолете.

— На самолете? Ты сюда прилетел?

— Да, есть один рейс в неделю.

— Изабелла, о чем ты говоришь? С кем ты говоришь? — громко и встревоженно спросила Флора. Она не знала, что и подумать.

— Флора, ты не могла бы отойти на минуточку?

Флора сложила на груди руки и снова опустила их.

Потом поглядела влево и потопала ногой. Что, черт возьми, происходит? Почему Изабелла разговаривает сама с собой? Флора медленно отошла метра на три и сделала вид, что смотрит в сторону кладбища.

— Ты не прилетел сюда на самолете.

— Нет, прилетел, и ты полетишь со мной обратно… — он отогнул манжет и посмотрел на часы, — через два часа.

— Через два часа, вот как? Я сяду в самолет и полечу с тобой — туда?

— Надо, Изабелла.

— Вот так все бросить и улететь?

— Надо.

— Зачем?

— Из-за Энжи. Чтобы спасти своего сына Энжи, тебе придется полететь со мной.

* * *
До венского аэропорта езды полчаса. Изабелла гнала по автобану на грани дозволенной скорости, ее руки застыли на руле в положении три и девять часов. Всю поездку она смотрела прямо перед собой, не говоря ни слова. Флора сидела рядом, застыв и онемев от страха. Больше всего ей хотелось достать свой телефон, позвонить Винсенту Этриху и сказать ему, чтобы приезжал и забирал Изабеллу, пока еще не поздно. А что, если она не дозвонится до него вовремя?

Изабелла вела себя так, как будто все было в порядке вещей. С кладбища до ее машины они дошли нормально. А потом она открыла дверцу и заговорила с кем-то, кого там не было. Сначала Флора подумала, что это какая-то несвоевременная шутка, странный способ отвлечь их обеих от того, что они пережили, облегчить страшную тяжесть утраты Лени. Но потом, когда стало ясно, что никакая это не шутка и Изабелла действительно разговаривает с духами, стало страшно. Флора никогда раньше не слышала имени Броксимон, которое Изабелла то и дело употребляла, зато она знала не менее странное — Энжи. Так собирались назвать своего ребенка Винсент и Изабелла.

Но все стало еще хуже, когда Изабелла попросила ее отойти ненадолго от машины, чтобы она могла свободно поговорить с этим призрачным Броксимоном. Флора отошла на пару метров и стала смотреть в сторону кладбища, не переставая ломать голову над тем, как бы незаметно позвонить Винсенту.

Скоро Изабелла махнула рукой, зовя ее назад, и, когда Флора подошла, заявила, что ей срочно нужно в аэропорт, потому что она опаздывает на самолет. Может быть, Флора не откажется съездить туда с ней и отогнать потом ее машину в город, потому что она не знает, когда вернется?

Одна лучшая подруга Флоры умерла, другая прямо у нее на глазах сходила с ума.

Теперь они проезжали нефтеперерабатывающий завод в Швехате, минутах в шести или семи от аэропорта, а потом что? Счастливого пути, Изабелла, увидимся, когда у тебя крыша на место встанет? Мысли о страшном будущем крутились у Флоры в голове, как шарик в колесе рулетки.

Ну хорошо, ладно, Изабелла вела себя странно все последние недели, задолго до неожиданного кошмара со смертью Лени. Ну и что? Флора знала Изабеллу Нойкор двадцать пять лет, и та всегда была эксцентричной. В их троице Лени играла роль скалы, опоры для двоих других, Флора — примадонны, а Изабелла вносила элемент творчества и нестабильности. Она была не особо хрупкой и при случае любила представить себя эдаким крутым парнем. Но при малейшем затруднении или опасности крутизна слетала с нее, как шелуха. Она не умела держать удар и сразу падала под его тяжестью или убегала. Подруги чувствовали себя обязанными следить за тем, чтобы кто-нибудь или что-нибудь ей не повредили. Кстати, еще и поэтому Флоре так не нравился союз Этриха и Изабеллы. По собственному опыту она знала, что Винсент — натура ветреная, правда, с тех пор как он вернулся в Вену, упрекнуть его было не в чем. Но теперь, независимо от того, что она о нем думала, ей срочно нужна была его помощь.

Негромко, но достаточно отчетливо Изабелла сказала:

— Подумать только, что отсюда туда можно добраться на самолете.

Вместо того чтобы рявкнуть «Что за чушь ты несешь?», Флора принялась рассматривать ободравшийся лак но ногте большого пальца, медленно сосчитала до десяти и приготовилась отвечать на неожиданную реплику Изабеллы. Но не успела она раскрыть рот, как в ее сумочке зазвонил телефон.

Она сунула руку в сумку и, пошарив там, нашла и вытащила наружу телефон.

— Алло? О господи, Винсент, привет!

— Это Винсент? Дай-ка мне его. — Изабелла сняла руку с руля и пошевелила пальцами, прося трубку. — Дай мне с ним поговорить.

В нетерпении она протянула руку и попыталась схватить телефон, не глядя. Но, поскольку в это время она не отрывала глаз от дороги, ей удалось только выбить его у Флоры из рук, так что он упал на пол. Подпрыгнув, он затих под пассажирским сиденьем.

— Черт! Здорово. Изабелла, веди машину, ладно? Постарайся нас не угробить. А телефон я тебе сейчас дам, если он уцелел, конечно. — Флора скользнула с кресла и, сунув руку под сиденье, стала пытаться не глядя выудить оттуда телефон.

Сидевший позади них Броксимон всю дорогу помалкивал, не сводя глаз с Изабеллы. Услышав, кто звонит, он подался вперед. Но не успел ничего сделать, так как телефон вырвался из руки Флоры и улетел под сиденье.

* * *
Теперь Брокс был размером с маленькую собачку. Ему удалось приземлиться на ноги, но расстояние от кресла до пола все равно оказалось больше, чем он рассчитывал. Поэтому, приземлившись, он сморщился, так чувствительно отозвался удар по всей длине его ног. Но ему надо было добраться до телефона раньше, чем это сделает Флора. Плюхнувшись на четвереньки, он шустро полез под кресло за ее серебристой «нокией». Он видел, как пляшет по полу ее рука, шаря там и тут длинными пальцами. Брокс был так близок к телефону, что слышал даже голос Этриха, доносящийся из крохотного динамика. Что он там говорит? И слышат ли его Изабелла с Флорой?

* * * * * *
Несколько минут назад мальчики купили себе поесть и теперь несли еду домой. Чистенькие белые картонные коробки у них в руках были еще совсем теплыми. Одну пиццу из козьего сыра и ломтиков ананаса покрывал толстый слой луковых колечек. В ресторанном меню она значилась под номером семь, «Гавайский сюрприз». Вид у нее был отвратительный, а запах подозрительно напоминал освежитель воздуха, особенно когда пицца остывала. Но мальчику, который ее купил, номер седьмой нравился — это была его самая любимая пицца.

Они были на середине пешеходного мостика, перекинутого над автобаном. Один из них, вечный придурок, вытянул руки над головой. Коробка с пиццей лежала у него на кончиках пальцев, точно поднос, который официант с шиком несет к столику. Мальчишка задумал повыпендриваться немножко перед своим приятелем. К несчастью, пицца почти сразу потеряла равновесие и, скользнув через перила, полетела вниз, на дорогу.

Ошарашенный этим сумасшедшим по крутизне жестом, его друг, ни минуты не раздумывая, швырнул свою пиццу следом за первой. Только для большего шика он размахнулся, чтобы летела дальше.

Двое приятелей секунду-другую смотрели друг на друга, лопаясь от радости, а потом помчались прочь, хохоча, как два психа, над своей дадаистской выходкой. Тем не менее им не хотелось быть пойманными и наказанными за то, что они натворили. И лишь на долю секунды каждый из них задался вопросом, а что будет, когда их увесистые обеды обрушатся на несущиеся внизу автомобили.

У самого края моста сильный порыв ветра подхватил коробку и сорвал с нее крышку, а затем перевернул набок, точно ему не терпелось добраться до еды. Но любая пицца, свалившись с такой высоты, тут же рассыпается на части, не важно, сколько на ней липкого сыра. Номер седьмой потерял сначала желтые ананасовые кусочки, которые полетели вниз отдельно. Они были довольно крупными и падали быстро.

Несколько секунд спустя четыре ломтика ананаса ударились о ветровое стекло «рейнджровера» Изабеллы. Раздались четыре шлепка, и по непробиваемому стеклу расползлись желтые нитки и липкая слизь. То немногое, что не разбилось всмятку сразу, лениво сползло вниз, к спящим стеклоочистителям.

Еще более громкий взрыв донесся сверху, когда двадцатидюймовое тело пиццы приземлилось на заднюю часть металлической крыши. Изабелла была отличным водителем, спокойным и сосредоточенным. Но разве можно сохранять спокойствие, когда тебя атакуют пикирующие пиццы с ананасами?

К счастью, машина ехала по медленной полосе. Когда после первого удара Изабелла резко вывернула руль вправо, рядом никого не было. И хотя Флора пристегнулась ремнем безопасности, ее голова неестественно дернулась вбок, а потом со стуком ударилась о подголовник. Она даже взвизгнула от страха и возмущения всем происходящим. Но ее визг заглушил куда более громкий удар пиццы по крыше автомобиля.

Флорин телефон прокатился по застеленному ковром полу, врезался в металлическую ножку сиденья, отскочил от нее и, о чудо, оказался прямо у Флоры под ногой. Она этого не видела. Зато видел Броксимон. Он едва успел встать на четвереньки после толчка, как машина вильнула, и он больно ударился о металлическую раму сиденья. Теперь у него болело везде, но ему надо было добраться до этого телефона. Только он двинулся к нему, как Изабелла ударила по тормозам, и они остановились так резко, что завизжали покрышки. Телефон скакнул еще дальше.

Флора выскочила из машины как ошпаренная. Едва они остановились, как она расстегнула ремень, распахнула дверцу и кинулась вон. Ногой она отшвырнула телефон в сторону. Чудом избежав аварии, Изабелла вздрогнула от непонятного звука и взглянула вниз. Вот он, этот телефон! На него ей звонит Винсент. Она наклонилась и схватила его раньше, чем подоспел Броксимон, о котором она совсем забыла. Вокруг нее был сплошной хаос, но от того, что она держала в руке телефон, держала Винсента, ей стало легче.

— Винсент? Винсент, ты еще здесь? — Прижимая телефон к уху, она открыла дверцу и вышла из машины.

— Да, Из, я здесь. Что случилось? Что там у тебя произошло, ты в порядке?

— Даже не знаю.

Увидев на стекле ананас, она не сразу поняла, что это такое. Протянув руку, она хотела потрогать его и убедиться, что эти густые потеки и впрямь то, что она думает, но передумала и опустила руку. Взглянув следом на крышу, она увидела там кляксу от пиццы.

— О господи.

— Что у тебя там? — голос был пронзительным.

— Что-то только что ударилось об мою машину. По-моему, это был ананас. — Она подавила изумленный смешок.

— Изабелла, слушай меня. Кто еще с тобой в машине?

— Флора.

— Кроме Флоры — еще кто-нибудь есть?

Она замялась.

— Броксимон с тобой?

— Да. По-моему, он еще здесь. Но как ты узнал, Винсент? Ты тоже с ним знаком?

— Это не Броксимон. Ты меня слышишь? Уходи от него, Изабелла. Бросай машину.

В трех метрах от нее вышагивала взад и вперед Флора, переводя взгляд с Изабеллы на поток несущихся машин. Их машина стояла на обочине под странным, свидетельствующим о спешке углом к дороге. Похоже было, как будто ее бросили угонщики или шофер по непонятной причине вдруг остановился, выскочил из машины и убежал.

— Что мне делать, Винсент?

— Где ты сейчас? Где Броксимон?

— Я стою на дороге. Он все еще в машине, по-моему. Я ехала в аэропорт. Это он мне велел. Броксимон сказал…

— Забудь, — перебил ее Этрих. — Вот что тебе надо делать.

Когда Изабелла исчезла, Флора стояла к ней спиной. Кто знает, как повела бы себя эта взбалмошная женщина, если бы увидела, как ее подруга сделала шаг, другой, все еще прижимая телефон к уху, а в следующую секунду ее не стало.

Когда Флора наконец повернулась к Изабелле, она собиралась сказать: «Ну все, с меня хватит, я домой хочу. Поговорим позже, или по телефону, или вообще в другой раз. А теперь…» А теперь Изабелла исчезла. Как только Флора увидела и осознала этот факт, она стала звать подругу, сначала тихонько, потом громче. Какое-то время она была уверена, что Изабелла где-то здесь, просто ее не видно. Это как с собакой на прогулке: стоит хозяину отвернуться, как она тут же шмыгнет за какой-нибудь холмик или угол, так что приходится звать ее назад. Но они-то были на ровной дороге, где никаких углов и никаких холмиков не было, так что и укрыться негде. И, как бы Флора ни упиралась, пришлось ей признать тот факт, что Изабелла исчезла.

* * *
Когда через восемь минут из потока машин вынырнуло такси и остановилось сразу за «рейнджровером», рядом с ним уже никого не было. Прямо на каблуках, в шелковых чулках и строгом платье, Флора перемахнула через бетонный барьер безопасности, который доходил ей до пояса, одолела полную грязи канаву и двинулась вперед, навстречу цивилизации.

Из такси вышел Винсент Этрих и направился к машине Изабеллы. Такси развернулось и влилось в поток машин. Открыв дверцу «ровера», он увидел Броксимона, сидевшего на приборной доске спиной к ветровому стеклу. В знак приветствия он без энтузиазма отсалютовал Винсенту, приложив два пальца ко лбу.

— Привет, Винсент. Знаешь, кто я?

Этрих кивнул. О Броксимоне он слышал все в деталях.

— Ты опоздал.

— Она ушла?

Брокс поудобнее пристроил свой зад.

— Ушла. Они обе ушли. Вот уж не думал, что Флора способна на такое; она перелезла через эту стену и так и поперла, не останавливаясь, Богом клянусь. Похоже, она двинула домой.

В ярости Винсент грохнул ладонью о крышу машины.

— Черт побери! Если бы у меня было хотя бы парой минут больше… я приехал бы сюда, и ничего этого не случилось бы. Я бы ее остановил.

— Не думаю, Винсент. Все произошло слишком быстро. Они точно знали, что делают. Как только зазвонил телефон Флоры, я сразу понял, что это они. Я знал, что они постараются выкинуть какой-то трюк, но и представить себе не мог, что они используют твой голос как наживку. Это было гениально. Разумеется, она пошла, услышав тебя. Вышла из машины с телефоном в руке, сделала несколько шагов и раз — исчезла. Они обманом заманили ее туда. Сама она этого не сделала бы, у нее больше нет такой власти. Они сказали ей, что она в опасности и что там единственное место, где можно спрятаться. Она ответила, что хочет туда, и всё, попалась — свободный выбор. Она наверняка думала, что это ты ей помогаешь. А я оказался в дураках: решил, что спасу ее, если вывезу из города.

Этрих вздохнул и уставился в пространство.

— Может быть. Может быть, ты прав, но я бы хотел попытаться, черт возьми. Что такое они могли ей сказать, чтобы она кинулась туда очертя голову?

— Не знаю.

— А что теперь будет с тобой, Броксимон?

Человечек аккуратно стряхнул с коленки нечто не существующее.

— Со мной что будет? Ничего. Я остаюсь здесь. Назад-то ведь мне нельзя. Меня предупреждали, когда я вызвался это сделать. Так что я застрял здесь навсегда. Твой мир теперь мой новый дом, нравится мне это или нет. Не знаешь, случайно, где тут можно найти квартирку поприличнее?

Броксимон пытался замаскировать иронию и глубокую печаль, которые звучали в его голосе, но Винсент расслышал и то и другое. Он знал, на какую жертву пошел Броксимон, явившись сюда, чтобы спасти Изабеллу. И наверняка сейчас ему еще хуже оттого, что и задание не выполнено, и домой нельзя.

Этрих сел в водительское кресло и потянул на себя дверь. Когда она захлопнулась, он набрал полную грудь воздуха и медленно шумно выдохнул.

Броксимон вгляделся в его лицо и в точности угадал, о чем он теперь думает.

— Ты не можешь пойти за ней туда, так что даже думать забудь. Изабелла пошла туда по собственной воле. Живые могут навещать мертвых, сколько им заблагорассудится, если только знают как. Но мертвым нельзя, и ты знаешь это.

Этрих сунул руку в нагрудный карман, вытащил солнечные очки и надел. Потянувшись к ключу, который все еще торчал в замке зажигания, он запустил мотор.

— Не могу же я просто сидеть здесь и ждать, когда она вернется, если она вообще сможет найти дорогу назад. Не могу, понимаешь, Брокс. Если буду сидеть и ждать, я свихнусь.

— Пойдешь сейчас за ней, Винсент, назад уже не вернешься. Один раз Изабелла вернула тебя из мертвых. Но если ты попадешь туда опять, тебе придется там остаться. А от этого никому не будет лучше — ни тебе, ни ей, ни ребенку.

— И что же я должен делать?

Броксимон обрадовался, что Винсент наконец задал этот вопрос.

— Сейчас? Только ждать. Ждать и смотреть, что будет дальше. На похоронах только трое поняли, что значит «стеклянный суп»: ты, Изабелла и еще один парень, который называет себя то Джоном Фланнери, то Кайлом Пеггом, смотря с кем он. Ты ведь знаешь, кто такой Джон Фланнери, правда?

Этрих кивнул.

— Да, это я еще там выяснил. — И он ткнул пальцем туда, откуда приехал.

— Это хорошо, потому что тебе надо было узнать.

— Вы трое испытали жизнь после смерти. Но ты и Фланнери знаете об этом больше, чем она. Ей потребуется время, чтобы все понять.

— Она знает про мозаику, Броксимон. Мы много об этом говорили. И она испытала смерть, по крайней мере, мою.

— Но не свою собственную, в этом вся разница. Это совершенно другое. Сейчас она в посмертии Саймона Хейдена. До этого она была в твоем. Оба раза это было для нее так, как будто она попала в чужой дом и не знала, где там ванная, где кухня, где что… — Броксимон взглянул на Этриха и понял, что ничего из сказанного им до сих пор не помогло. — Но есть хорошая новость, Винсент, и это невероятно важно. Изабелла меня видела. Флора нет. И никто из тех, кто был на похоронах, тоже не увидел бы, хотя они и видели Лени, когда она подавала им знак. Но Изабелла видела меня и говорила со мной, а это значит…

Этрих закончил за него:

— …что теперь она может видеть в обоих мирах, и они для нее пересекаются.

— Вот именно, и в этом ее огромное преимущество. Хаосу это особенно не понравится, потому что так мы с ним почти на равных. С ней ему придется играть по правилам. Может быть, сама Изабелла этого еще не поняла, но она теперь грозный противник, Винсент. Можешь быть уверен, они из-за нее уже нервничают.

Этрих потянул себя за ухо.

— Грозный противник. Что это значит?

— Это значит, что она надерет им задницы. Это значит, что твоя женщина вступила в игру.

* * * * * *
— Раздевайтесь. Ложитесь на стол.

Неприятная музыка играла все время, пока Изабелла раздевалась. Это была ширпотребная, липучая, набившая оскомину мелодия из тех, что постоянно звучат в китайских ресторанах. Как будто какой-то однострунный инструмент непрерывно брякает и звякает на одной и той же высокой ноте.

— Все снимать? И белье?

— Нет, нет, трусики оставьте. Трусики и лифчик.

Доктор говорила нетерпеливо, не отрываясь от дощечки с прикрепленным к ней с листком, на котором что-то писала. Любое слово, срывавшееся с губ этой невысокой худенькой женщины, звучало как приказ. Изабелле было немного страшно, но интересно.

Сняв одежду, она, поеживаясь, вытянулась на белом столе для обследования. Несмотря на покрывавшую его белую матерчатую простыню, стол был холодный. Такой холодный, что она дрожала.

Доктор кончила писать и молча опустила дощечку на свой письменный стол. Еще одна особенность этой женщины, которую подметила Изабелла: говорила она, только если нужно было что-то приказать, все остальное она делала молча. Такой контраст обескураживал.

— А теперь взглянем на ваш Детский Дворец Зи Конг.

Изабелла оторвала голову от стола и посмотрела на врача.

— Что вы сказали?

К ее удивлению, доктор положила маленькую теплую руку ей на живот и нежно его погладила.

— Вот он, ваш Детский Дворец Зи Конг. Так это называется в китайской медицине. По-вашему чирево.

— Чирево?

Против своей воли Изабелла улыбнулась. Она ничего не могла с собой поделать. Что такое чирево?

Но доктор не видела тут ничего смешного и снова погладила ее по животу.

— Чирево. Ма-ты-ка.

— Матка. А, ну да, чрево!

— Да — чирево.

Вспомнив, как она в первый раз ходила к китайскому доктору в Вене, Изабелла повеселела и приободрилась, впервые с тех пор, как прибыла сюда. Хотя слово «прибыла» тут вряд ли уместно. Лучше сказать появилась или материализовалась. Как это уже бывало в прошлом, она перенеслась из одного мира в другой с такой легкостью, точно это было не сложнее, чем повернуть голову слева направо. Только что она стояла на шоссе недалеко от Швехата и разговаривала с Винсентом по мобильному. А в следующую секунду она уже сидела за столиком открытого кафе, ела сомнительный шоколадный пудинг с орехами из большой чашки и думала о дворце своего ребенка. На противоположной стороне улицы был дом с надписью на фасаде: ТРАДИЦИОННАЯ КИТАЙСКАЯ МЕДИЦИНА. Именно она и вызвала у Изабеллы целый букет воспоминаний о первых днях ее беременности. Им она предавалась с наслаждением.

Шепотом она повторила «чирево» и подцепила ложкой еще немного пудинга. Она не любила шоколадный пудинг, а этот к тому же был плохой. Слишком жидкий и водянистый, он имел консистенцию плохо взбитого молочного коктейля, в который, в качестве последнего оскорбления, всыпали горсть орехов. Но беременность сделала Изабеллу ужасной сладкоежкой, так что теперь она ела что угодно, лишь бы с сахаром.

На середине стола, зажатое между солонкой и перечницей, было меню. Она протянула руку и взяла его. Может, здесь найдется что-нибудь поаппетитнее. Хотя, судя по безвкусному пудингу, еда тут вообще сомнительная. Меню было черным с аккуратными белыми буквами. Открыв его, она сильно удивилась, увидев в нем всего два блюда: шоколадный пудинг и суп из лаймовых бобов.

Суп из лаймовых бобов?

Изабелла положила меню на место и снова бросила взгляд через дорогу, на здание китайской поликлиники. Насколько она понимала, делать ей здесь все равно пока нечего, вот она и позволила себе снова погрузиться в приятные воспоминания о первом визите к китайскому доктору.

Акупунктуру порекомендовал ей Петрас Урбсис. Услышав, что она почти все время чувствует вялость и слабость, он дал ей адрес своего врача. Изабелла не была паникершей, но тут поневоле задумалась, не является ли ее апатия следствием беременности. Она никогда раньше не пробовала лечиться акупунктурой и сначала колебалась, идти или нет, но потом вошла во вкус. Три-четыре дня после каждого сеанса она чувствовала себя словно заново родившейся, энергия так и кипела в ней. Врач была строгой серьезной женщиной, которая хорошо знала свое дело и заставила Изабеллу поверить, что она в надежных руках.

На другой стороне улицы дверь здания, за которым наблюдала Изабелла, распахнулась, и на пороге показалась какая-то женщина. Невзрачная, среднего возраста, вся в бежевом, — словом, смотреть не на что. Сначала Изабелла и не смотрела, продолжая грезить наяву о своих сеансах акупунктуры. Но наконец какая-то часть ее мозга словно встряхнула ее и сказала: «Погляди-ка, кто здесь». Она очнулась и сфокусировала взгляд на неизвестной женщине, которая к тому времени прошла почти полквартала.

Поняв, кто это, Изабелла встала и поспешила за женщиной, потому что ей нужно было с ней поговорить. В первый раз она увидела знакомого в мире Саймона Хейдена! Поразительно, особенно учитывая, кто это.

Она уже собиралась шагнуть на проезжую часть, как вдруг мимо нее проехал на красном трехколесном велосипедике белый бультерьер с черным ухом. Его она тоже узнала, потому что вспомнила, как однажды Саймон умопомрачительно долго рассказывал ей про любимого бультерьера по имени Флойд, который был у него в детстве. В другой раз она бы наверняка окликнула бультерьера по имени и попыталась остановить. А вдруг в этом странном месте собаки тоже разговаривают, тогда она могла бы узнать что-нибудь полезное. Но сейчас ей во что бы то ни стало нужно было догнать ту женщину. Собака проехала, а Изабелла бросилась через улицу.

Саймон Хейден, вне всякого сомнения, был человек эгоистичный и безнравственный. И все же однажды он совершил поступок, никак не вяжущийся с его характером, за что и понравился Изабелле. Как-то субботним утром, несколько лет тому назад, в квартире Изабеллы зазвонил телефон, и это оказался Саймон. Они с матерью приехали в город на пару дней. Изабелла решила, что это шутка, но оказалось — нет. Он хотел познакомить ее со своей мамочкой и пригласил выпить с ними по чашке кофе с пирожным в кафе «Демель» на Кольмаркт.

Приехав туда час спустя, она застала Саймона, который оживленно что-то рассказывал угрюмой неприветливой женщине, чей однотонный бежевый костюм был так безлик, что делал ее почти невидимой на фоне роскошного убранства кафе.

Увидев Изабеллу, он встал и с бьющим через край восторгом представил ее своей матери. Бет Хейден протянула руку, оглядев ее примерно с таким же интересом, как при выборе метлы на рынке. Час, проведенный в обществе матери и сына, был скучнейшим, но оказался в то же время удивительным свидетельством сыновней любви.

Пять месяцев назад Бет Хейден овдовела. Теперь она жила одна в обществе пенсионеров в Северной Каролине. Она ничего не любила. У нее не было ни друзей, ни хобби, ни планов на будущее. Все в ее жизни было плохим, неинтересным, подозрительным либо не стоящим усилий. После смерти мужа она унаследовала немного денег, но тратить их не планировала. Зачем? Она ни в чем не нуждалась и ничего не хотела.

Тут Саймон перебил ее и сладким голосом сказал:

— Неправда, ма. Ты же всегда кое-чего хотела, а теперь получила: ты ведь в Европе.

Начитавшись в юности книг Эптона Синклера о Ланни Бадде,[26] она всю жизнь мечтала побывать в Европе. Все время, пока они были женаты, она периодически недвусмысленно намекала мужу на это свое желание, но тот либо делал вид, что не замечает, либо говорил: «Не смеши меня».

На похоронах отца Саймон обнял мать за плечи и сказал:

— Мам, поедем с тобой в Европу — ты и я. Теперь тебя ничего не держит. Мы поедем, куда ты захочешь. А я буду твоим гидом.

Мать посмотрела на него так, как будто теперь уже она хотела сказать: «Не смеши меня», но потом согласилась.

Когда Изабелла повстречалась с ними в кафе в тот день, они путешествовали по Европе уже две недели и миссис Хейден она обрыдла. Такая дороговизна кругом. Еда то слишком горячая, то холодная, несоленая, безвкусная, вообще подозрительная. В Греции она такого в витрине у мясника навидалась, что кошмары до конца жизни ей обеспечены. Постели в Европе мятые, водители ненормальные, туалетная бумага как древесная кора, и все кругом дымят, как паровозы. Прямо деваться некуда. Все это она произнесла на одной неослабевающе скорбной ноте, так что Изабелла едва сдерживала смех. Впервые в жизни она повстречала настоящего мизантропа. Всем людям что-нибудь да нравится, но только не мамочке Саймона. Чувствуя собственное безрассудство и дерзость, Изабелла стала расспрашивать у нее, как ей понравился Лувр (толкучка), Испанские ступени (хиппи обкуренные кишмя кишат), Парфенон (смотреть не на что), а Венская Опера? Тоска.

Исчерпав все средства, Изабелла напоследок заказала кусочек своего самого любимого торта, который по счастливой случайности подавали только здесь, в кафе «Демель». Она обожала этот торт, сколько себя помнила, и если он не заслужил места на Господнем столе на небесах, то, значит, и никакая другая еда тоже. Да, такой он был восхитительный. Когда заказ принесли, она пододвинула его через стол к миссис Хейден, сказав, что ей обязательно надо это попробовать. Бет без церемоний ткнула в него своей вилкой и подцепила изрядный кус. Изабелла перехватила взгляд Саймона и уверенно подняла большой палец.

Проглотив свой кусок величайшего торта на земле, миссис Хейден спокойно положила вилку рядом с тарелкой.

— Вкус специфический. Но я не большая поклонница орехов.

* * *
Вдобавок она еще и ходила точно спешащая куда-то утка. Догоняя ее, Изабелла наблюдала, как она решительно переваливается вдоль по улице. Ну, может, не совсем переваливается, но носки все время так наружу выворачивает, что ее заметно покачивает из стороны в сторону.

Оказавшись в пределах слышимости от нее, Изабелла окликнула:

— Миссис Хейден? Бет? Миссис Хейден, подождите. Пожалуйста.

Женщина остановилась, но не обернулась. Изабелла догнала ее и прошла немного вперед, чтобы Бет могла увидеть, кто ее зовет.

— Миссис Хейден, вы меня помните? Меня зовут Изабелла Нойкор. Мы встречались несколько лет назад в Вене, когда вы были там с сыном. Мы с Саймоном друзья.

Бет Хейден ничего не сказала. Она ждала продолжения.

— Мы вместе пили кофе в кафе «Демель» в Вене, когда вы путешествовали по Европе.

Лицо миссис Хейден просветлело.

— Ах, да, Изабелла! Вы та девушка с исключительным тортом. Теперь я вас вспомнила. А этот торт! Ммм. Как он, говорите, назывался?

— Вы имеете в виду ореховый торт с марципаном?

— Вот-вот, ореховый. Совершенно верно. Более восхитительного десерта я в жизни моей не ела. Я так благодарна вам за то, что вы заставили меня его попробовать. Никогда не забуду тот кусочек.

Тут уже Изабелла пришла в замешательство. Даже само слово «восхитительный» звучало как-то не так. Для сварливых людей в мире не бывает ничего восхитительного. А судя по их предыдущей встрече, Бет Хейден была брюзгой на сто один процент.

— А что ты здесь делаешь, Изабелла? Саймона ищешь? Он придет ко мне на обед сегодня. Может, и ты зайдешь? Я приготовлю суп из лаймовых бобов, его любимое блюдо. Суп на обед, шоколадный пудинг на десерт.

Миссис Хейден засмеялась. Смех у нее был изумительный — светлый и полный радости.

Изабелла смутилась еще больше. Она ощутила сильное желание подойти поближе и проверить, настоящая ли это Бет Хейден или какая-нибудь самозванка, смеющаяся заразительным смехом и годами хранящая воспоминания о вкусе «восхитительного» торта, которым ее угостили много лет назад.

— Пойдем, поможешь мне готовить суп. Ты когда-нибудь пробовала суп из лаймовых бобов, а, Изабелла? Он очень вкусный.

* * *
Далеко идти не пришлось. Четыре квартала, один поворот налево, один направо, и они оказались у симпатичного разноуровневого дома, посреди большого участка земли.

— Это здесь Саймон вырос? — с любопытством спросила Изабелла.

Она вспомнила, что миссис Хейден, кажется, продала дом и переехала в кондоминиум для пенсионеров в Северной Каролине.

Бет переложила сумочку в другую руку, чтобы удобнее было открывать дверь.

— Да, здесь. Хочешь взглянуть на его комнату?

Саймон не пришел на обед в тот день, однако не похоже, чтобы его матушку это сильно огорчило. Она только закатила глаза и сказала, что уже привыкла — ничего страшного. Две женщины вместе сварили суп, накрыли на стол и сидели за разговором, дожидаясь его.

В отличие от их первой встречи, когда Бет Хейден выдала свою раздраженную тираду насчет Европы и погрузилась в молчание, сегодня она была прелестной болтуньей. Она пересказала всю свою жизнь, рассказала, как лечилась иглоукалыванием, про свой садик и даже про нового бакалейщика на рынке, который, Она была уверена, строил ей глазки. Ее было не остановить, и это нисколько не походило на их первую встречу. К тому же рассказывала она забавно, хотя почти исключительно о себе. Изабелла вставляла время от времени какой-нибудь вопрос или замечание, но и это было не обязательно, ведь у матери Саймона был запас историй и добровольная слушательница.

Наконец она спросила:

— А почему ты здесь, Изабелла? Разве ты не живешь в Вене?

— Живу, но сейчас я ищу вашего сына. Мне надо с ним поговорить.

Бет бросила взгляд на свои часики и покачала головой.

— Вряд ли он придет. А я-то думала, мы с ним твердо договорились на сегодня. Но Саймон не в первый раз забывает про наши встречи. Ах уж эти дети, вечно они или забудут, или найдут дело поинтереснее…

Это был упрек, но в нем звучало больше любви и готовности простить, чем злости. Она обожала своего сына, это было очень заметно.

Что-то тут было не так, но только когда Бет смолкла, до Изабеллы дошло, что именно. В тот день в кафе в Вене, доев свое пирожное до последней крошки, Саймон демонстративно сказал:

— Смотри, ма, моя тарелка чистая.

Ворчливая миссис Хейден глянула на его тарелку, хмыкнула и пожала плечом — ладно, порядок. Саймон, глупо улыбаясь, пояснил Изабелле:

— Это наша семейная шутка. Когда я был маленьким, у нас дома было два строгих правила, которые категорически нельзя было нарушать: я должен был приходить за стол, как только меня звали, и доедать все, что лежало у меня на тарелке, а иначе мне влетало.

— Влетало?

Изабелла никогда не слышала о родителях, которые проделывали бы такое со своими детьми.

— Вот именно. Мать давала мне ровно семь минут, чтобы сесть за стол. Она даже время засекала. Я мог быть где угодно, хоть за милю от дома играть в мяч, но ровно через семь минут я должен был сидеть за столом, а иначе — ой-ой. А потом я должен был съесть все, что мне положили, и никаких поблажек. Будь это хоть брюссельская капуста в горячем уксусе, если я не доедал все…

Миссис Хейден едва заметно улыбнулась и сказала:

— Тебя шлепали.

— Верно, ма, и не раз, помнишь? Вы, ребята, спуску сыну не давали.

И он похлопал ее по руке.

— Но это же ненормально! — гневно воскликнула Изабелла.

— Почему, только так и можно научить ребенка уважать родителей.

— Нет, миссис Хейден, это ненормально. Вам должно быть стыдно. Извините, мне нужно выйти.

Не дожидаясь, пока ее извинят, Изабелла решительно встала и отправилась в туалет.

А сегодня та же самая сторонница телесных наказаний сидит перед ней, вся белая и пушистая, и сладким, что твоя карамелька, голоском выражает мягкое сожаление о том, что ее сын в очередной раз обломал ее с обедом. Что-то тут было совсем не так. С другой стороны, из предыдущих своих визитов Изабелла поняла, что здесь нет никаких правил и искать какую-нибудь логику или закономерность в здешних событиях бесполезно.

Не зная, что сказать, она задумчиво скребла указательным пальцем крохотное темное пятнышко на белом столе. Похоже, кусочек пищи присох. Пятнышко стерлось легко, как помада. Под ним обнаружилась краска цвета травы. Чем дольше она скребла, тем больше зелени открывалось. Что это? Почему краска так легко сходит?

Заинтригованная, Изабелла отскребала все больше и больше белого, сначала только указательным пальцем, а затем от усердия стала скрести и большим. Зеленый.

Распластав ладонь по столу, она энергично протерла ладонью целый круг. За считанные секунды белая краска сошла, под ней проступила зеленая. Взглянув на Бет в надежде услышать объяснение, она была поражена, увидев, что на ее щеках блестят слезы.

— Стол на самом деле был зеленым, а не белым. Он никогда не был белым. Вся кухня никогда не была белой. Саймон почти весь дом переделал. От того, каким он был, когда мы в нем жили, почти ничего не осталось. Теперь он почти неузнаваем.

— Не понимаю. — Изабелла откинулась на спинку своего стула.

— Я, отец, даже цвет кухонного стола… Саймон все переделал в своих воспоминаниях, когда умер: нас, цвета, мебель. Ничего не оставил, как было. Наверное, он все ненавидел, Изабелла. От настоящих нас и нашей жизни осталось так мало. Саймон все переделал, когда умер, и создал из своих воспоминаний этот мир. В этом мире мы такие, какими он всегда хотел нас видеть, но не такие, какими были на самом деле. Как этот стол — он был зеленым, а не белым. Я даже помню день, когда мы купили его на распродаже.

— Разве вам можно мне об этом рассказывать?

Бет пожала плечом в точности как тогда, в Вене.

— Но ведь ты не Саймон. Здесь все его создания, и они знают правду. Только он не знает. Тут кругом ложь, обман, иллюзии и миражи… Но это иллюзии самого Саймона. И пока он этого не осознает, он будет заперт здесь.

Терять Изабелле было нечего, и она сказала Бет все, что думала.

— Если вы были ему плохой матерью, то Саймон имеет полное право переделать вас хотя бы здесь. И это еще комплимент — он не захотел совсем выбросить вас из памяти. Но женщина, которая шлепала его, когда он опаздывал к обеду, была ему не нужна. На его месте я бы тоже вас переделала. Иногда ложь — единственное наше спасение.

Мать Саймона не стала ничего говорить и оправдываться, она только посмотрела на Изабеллу долгим взглядом и медленно кивнула.

* * * * * *
Когда через два часа после похорон Винсент Этрих позвонил в дверь Флоры, она сидела одна на кушетке в своей гостиной, одетая в новехонькое шелковое нижнее белье от Ла Перла и слушала, как Отис Реддинг поет «Я любил тебя слишком долго».[27] Флора знала несколько способов сбросить напряжение, и это как раз были два из них. Она любила дорогое нижнее белье. Любила ощущать его прикосновение, любила чувство греховности, возникавшее всякий раз, когда она покупала белье и знала, что в нем ее увидит новый любовник, испытывала беспримесное наслаждение от того, что потакала своим слабостям, тратя ни с чем не сообразную сумму денег на клочок ткани весом и размером с воробышка. Во всех прочих аспектах своей жизни она была на удивление практична и даже экономна, но на белье, особенно «антистрессовое», как она его называла, не скупилась никогда. Иногда, бывая в хорошем настроении, она даже покупала белье про запас и прятала его на черный день. Такой, как сегодня: первое, что она сделала, вернувшись в свой пустой дом, это сняла одежду и облачилась в ненадеванный комплект, купленный в Риме месяца три тому назад. «Стоит мне почуять приближение нервного срыва, как я тут же иду покупать белье», — любила повторять она. И наверное, шопинговая терапия помогала, потому что трусиков и лифчиков у Флоры было много, а вот нервных срывов ни одного.

А музыка Отиса Реддинга была как антибиотик для ее души. Собственные проблемы оборачивались сущей чепухой по сравнению с проблемами человека, который так печально поет. Прослушав альбом-другой, она неизменно чувствовала, как на душе у нее становится легче.

Флора была раскованной женщиной и не моргнув глазом открывала дверь в одном нижнем белье, что она и сделала сейчас. Увидев, кто пришел, она скорчила гримаску, но нисколько не смутилась. Богу известно, Этрих видел ее и менее одетой.

— Винсент.

— Привет. Славное белье. У меня была знакомая, которая содержала магазин нижнего белья. Можно войти?

— Не самый удачный день для визитов, Винсент. Уверена, ты понимаешь, — похороны и все такое.

Смерив Флору холодным взглядом, он мягко отодвинул ее с дороги и шагнул в дом.

— Нам надо потолковать о твоем друге, которого зовут Кайл Пегг.

* * *
Когда Этрих вышел с кладбища тем утром, он знал, что такое «стеклянный суп», но понятия не имел, куда идет. Он будет настаивать на этом позднее, когда его попросят рассказать, как все произошло. Он видел, как Лени подняла свой знак, и понял, что должен сейчас же покинуть кладбище. Он не мог сказать зачем, просто знал, что надо идти, и все.

Но как же Изабелла, что она подумает, когда обнаружит, что он бросил ее в разгар похорон? Это была проблема, но не единственная: возникли и другие, требующие безотлагательного вмешательства. Придется ей поверить, что он оставил ее не без причины.

Подойдя к машине, он вытащил ключи и стал открывать дверцу, как вдруг поднял голову и нахмурился. Издалека это выглядело, как будто кто-то окликнул его по имени, и он всматривается, кто это. Вот только глаза у его были закрыты. Этрих услышал, как голос внутри него отчетливо произнес: «Иди в лес». И ничего больше. Открыв глаза, он увидел лес прямо через дорогу.

Деревня Вайдлинг находится на самом краю Винервальда. И по сей день он остается сказочным — темным, дремучим и бескрайним. Он покрывает в пять раз больше земли, чем все районы Манхэттена вместе взятые. В этом лесу легко заблудиться, хотя до центра Вены от него всего полчаса езды. Винсент и Изабелла любили в нем гулять и часто сюда приезжали. Ощущение совершенства, исходившее от четких — ничего лишнего — теней, и тишина леса создавали приятный контраст городу, ради которого стоило прогуляться сюда влюбленным.

Этрих не задавался вопросом, почему он услышал голос именно сейчас и что за приказ тот отдал. Он просто опустил ключи от машины снова в карман, пересек узкую проселочную дорогу и зашагал к лесу.

Теперь он больше, чем когда-либо, доверял своему внутреннему голосу, а также предчувствиям и интуиции. Изабелла воскресила его из мертвых. Зачем? Ради их еще не родившегося сына, Энжи. Кто знает, может, это Энжи говорит с ним сейчас, направляет его шаги. Может, именно он стоит за всеми странностями, которые происходили с Винсентом в последнее время, и даже за посланием Лени Саломон из Смерти. Стеклянный суп.

Винсент вошел в лес, и вокруг него тут же стало прохладно, как осенью. Воздух, в котором еще секунду назад стояли запахи сухой земли и разгара лета, стал сырым, плотным и насыщенным запахами.

Уперев руки в бедра, он сделал то, что всегда делал, входя в любой лес, — запрокинул голову и посмотрел наверх. Он любил смотреть, как солнце подмигивает сквозь древесную листву. То, что ему еще предстояло сделать, подождет минуту, пока он насладится игрой света и цветовых пятен высоко над головой.

Потом он пошел. Он понятия не имел, куда идет и что будет делать дальше, просто было такое ощущение, что надо идти. Тогда он этого не знал, но, пока он углублялся в лес, похороны Лени Саломон подошли к концу. Две ее лучшие подруги направились к машине, где Изабеллу уже ждал Броксимон.

Этрих шагал еще около часа, прежде чем остановился, чтобы оглядеться. Никакого знака или указания на то, зачем ему велели идти сюда, по-прежнему не было, но его это не смущало. Причина была, он в это свято верил, и скоро она обнаружит себя. Какая-то птица запела вдалеке, и солнце, посылая свои лучи сквозь кроны деревьев, разливалось лужицами света по земле.

На пути в чащу ему повстречался лишь один человек — старик, который дружелюбно улыбнулся Этриху и приподнял свою тирольскую шляпу.

Он понятия не имел, куда зашел. Правда, на отдельных деревьях даже в глубине леса попадались развешанные Австрийским клубом пешего туризма указатели, сообщавшие, что отсюда до какого-нибудь, к примеру, Альмхютте три часа пешком. Но Винсенту от этого было ни жарко ни холодно, ведь он все равно не знал, где находится Альмхютте или другие упомянутые в указателях места относительно Вены или Вайдлинга. Так что, с точки зрения Этриха, указатели с тем же успехом могли бы сообщать расстояние до Занзибара.

Пару раз в голове у него начинали метаться панические мысли вроде «Какого хрена я тут делаю?!». Но он гнал их прочь, каждый раз напоминая себе, что слышал голос.

КИЗЕЛЯК — было написано на дереве в нескольких футах от него. Но Этрих был так занят разглядыванием окружающего, что до него не сразу дошло, что это. Первой мыслью было — что за дурак потащился в такую глухомань, чтобы вырезать на стволе дерева свое имя? Кто его тут увидит?

Так подумало его сознание. А подсознание, разбуженное надписью «стеклянный суп», без колебаний объявило: «Я знаю это имя. Откуда?»

Он подошел к дереву, встал напротив и начал вспоминать, где он видел это чудное имя раньше. КИЗЕЛЯК. Вырезанное грубыми квадратными буквами, почти детскими по своей откровенной простоте, оно было здесь уже давно, потому что уже почти слилось со стволом дерева и вокруг каждой буквы поднялась кора. Еще год-другой, и имя растворится в ткани дерева. Нанесенный рукой человека шрам заживет и сделается почти невидимым.

КИЗЕЛЯК. Тот самый автографист. Надпись на стене в Вене, которую Изабелла так хотела ему показать в тот вечер, когда они впервые встретились. Тот чудак, который писал свое имя повсюду, пока не рассердил самого кайзера. Этрих случайно нашел подлинный автограф Кизеляка!

Взволнованный неожиданной находкой, он радостно закрутил головой, ища, с кем бы поделиться новостью. Но кругом были только деревья, их тени и солнечный свет, а им было безразлично. Как бы обрадовалась Изабелла, сделай они это чудесное открытие вместе. Винсент почувствовал, как ему ее не хватает.

Чтобы компенсировать свое одиночество, он протянул к дереву руку и скользнул пальцами сначала по стволу, потом по надписи. Он погладил ее сверху, вокруг, а после обвел пальцами каждую букву по отдельности. Словно слепой, читающий алфавит Брайля, он каждую букву чужого имени почувствовал своей кожей. Ему на ум пришла строчка из телерекламы, которую он видел еще мальчиком: «Позвольте вашим пальцам погулять по „Желтым страницам“». Вот и он позволил своим пальцам погулять по буквам автографа Кизеляка. Они сказали ему: «Здравствуй».

Чтобы позабавиться и заполнить тишину, окружавшую его со всех сторон, Винсент произнес вслух:

— Как поживаете?

— Очень хорошо, спасибо, — ответил Йозеф Кизеляк.

Он сидел на том же камне, где всего минуту назад отдыхал Этрих. Крой его костюма и причудливые бакенбарды соответствовали моде, распространенной среди мужского населения Вены начала девятнадцатого столетия.

— Мы боялись, что ты нас не найдешь, Винсент.

— Это вы сказали мне там, на дороге, чтобы я шел в лес?

— Нет, — улыбнулся Кизеляк. — Тебе уже давно посылают инструкции, но ты до сих пор их не слышал. Сегодня в первый раз. Поздравляю.

— Это, наверное, из-за Лени. Я видел ее сигнал. — И Этрих показал в сторону кладбища.

— С тех пор как ты вернулся к жизни, Винсент, все было для тебя сигналом. Пища, которую ты ел, цвет облаков, мой автограф на этом дереве… Список можно продолжать.

— Я не знал.

— Не страшно, потому что теперь ты знаешь. — Кизеляк говорил спокойно, весело и беззаботно.

Кивком Этрих указал на автограф:

— Это я его нашел или он нашел меня? Я хочу сказать, меня кто-то направлял или я пришел к нему самостоятельно?

Кизеляк положил ногу на ногу:

— Совершенно самостоятельно. Именно это они и хотели узнать — проснулся ты окончательно или нет. Судя по всему, окончательно.

У Винсента зачесался нос. Чтобы почесаться, он снял руку со ствола. В ту же секунду Кизеляк исчез. Просто взял и испарился. Увидев это, Винсент испытал то же, что и Флора на автобане, когда обнаружила, что Изабеллы нет. Разница между ними заключалась в том, что Этрих, в отличие от Флоры, точно знал, как поступить. Он приложил руку обратно к стволу, и Кизеляк появился снова, все так же сидя на камне, как будто и не исчезал никуда.

— Очень хорошо, Винсент. Очень, очень хорошо.

Этрих взглянул на свою ладонь на фоне дерева. Он понял, что, коснувшись дерева, прикоснулся ко всей его истории. И на какой-то миг сделал зримой ее всю, включая Кизеляка, который вырезал на нем когда-то свое имя.

Этрих уже проделывал нечто подобное, когда показывал Изабелле прошлое, настоящее и предполагаемое будущее ее ладони. Но теперь, когда он научился делать это правильно, ему стало понятно, что показать будущее нельзя, потому что оно еще не существует, даже во времени. И отсутствие пальца на руке Изабеллы было лишь одним из множества вариантов ее возможного будущего.

Единственное, что человек может сделать, — это увидеть прошлое и настоящее одновременно, и то если он постиг сущность времени. Этрих постиг: не зря же он разговаривал теперь с человеком, который вырезал свое имя на этом дереве двести лет назад.

— А с собой то же самое сделать сможешь?

— Не понимаю.

Кизеляк откинулся назад, уперевшись руками в камень.

— Что ты делаешь сейчас с деревом? Проникаешь в его историю, видишь все, что с ним связано. А с собой то же самое сделать можешь?

Вопрос напугал Винсента.

— Наверное, могу, но, по правде говоря, от одной мысли об этом мне страшно становится.

— Разве ты не хочешь посмотреть, что сделало тебя тем, кто ты есть? Разве ты не хочешь увидеть собственную жизнь такой, какой она была — или есть — на самом деле?

Несмотря на тревогу, Этрих чуть заметно улыбнулся, вспомнив кое-что.

— Зеркало правды.

— Что это такое?

— В школе у меня был учитель, который рассказывал нам про зеркало правды. Он говорил: «Представьте зеркало, которое показывает всю правду о вас, и дурную, и хорошую. Зеркало, которое, как Бог, знает про вас все и никогда не солжет». Мы много говорили об этом на уроке. А потом он спросил, кто из нас хотел бы заглянуть в такое зеркало. Немногие подняли руки.

— А ты, Винсент?

— Нет.

— У фараона Рамзеса Великого был ручной лев по имени Убийца Его Врагов. Ты знал об этом?

Этрих опешил. Он не мог взять в толк, о чем Кизеляк толкует. При чем тут Рамзес Великий? И какой-то ручной лев?

— Нет. Нет-нет, этого я не знал.

— А у него был, и у тебя есть. У тебя тоже есть Убийца Твоих Врагов. И очень сильный.

— Что-то я не улавливаю, — осторожно ответил Этрих. — Не понимаю, о чем вы.

— У тебя есть свой лев, Винсент; он внутри тебя и часть тебя. Убийца Твоих Врагов. Это он привел тебя в лес. Это он велел тебе коснуться моего автографа на дереве и научил, как вызвать меня. Он сможет творить настоящие чудеса, если ты узнаешь, на что он способен; если узнаешь, на что способен ты. Вызвать меня — лишь малая толика того, что ты можешь сделать. Но твой лев не приходит, когда позовешь. Он еще не ручной. Чтобы его приручить, ты должен посмотреть в зеркало правды и увидеть, кто ты есть. Другого пути нет, Винсент. Нельзя узнать, на что ты способен, если не знаешь, кто ты такой. Ты знаешь, что такое жизнь и что такое смерть. Ты даже знаешь, что значит «стеклянный суп». Настала пора выяснить, какие еще познания таятся в дальних уголках души Винсента Этриха. Не обращай внимания на зло и добро, которые в тебе. Не они сейчас важны. Ищи то, что бессмертно.

* * *
Это оказалось совсем не долго. Это вообще не потребовало времени — последовать совету Кизеляка. Немного погодя Винсент Этрих вышел из леса почти там же, где вошел в него. Его машины на дороге не было, но он не стал беспокоиться. Он знал, что Изабелла сейчас с Броксимоном, а значит, пока вне опасности.

Он вышел на дорогу и повернул направо, к Вайдлингу. До него минут пятнадцать ходьбы, но это хорошо. У него будет время привести мысли в порядок, а может, и принять какое-нибудь решение теперь, когда весь мир и его собственная жизнь предстали перед ним совсем в ином свете.

Он шел по обочине дороги, низко опустив голову, а мимо время от времени проносились одиночные машины. Он не замечал ни очаровательных виллочек эпохи югендстиля, укрывшихся среди деревьев, ни вековых домов из дерева и камня, напоминающих о том, что это когда-то была настоящая деревня, которую отделяло от Вены не меньше дня пути. Если бы Этрих захотел, он мог бы подойти к любой из этих стен, приложить к ней руку и увидеть, какая жизнь скрывалась за ней прежде.

Во дворе одной маленькой фермы он увидел бы зимний день 1945-го, когда наступающие русские убили тощую семейную лошаденку и вырезали куски мяса из ее еще не остывшего тела. А несколькими домами дальше он увидел бы Франца Шуберта в буйно зеленеющем саду в солнечный день, наслаждающегося покоем и здоровьем впервые за долгие месяцы. Теперь Этрих мог видеть все, что угодно, но знал, что должен сосредоточиться на том, как спасти от Хаоса Энжи и Изабеллу.

Таксист, живший как раз на этой дороге, отправлялся в Вену к началу смены. Он удивился, увидев человека в черном костюме, который знаком просил его остановиться. Местные жители редко надевали такие костюмы и пользовались такси. Они ездили на своих машинах или на велосипедах, а то и ходили пешком. Таксист очень обрадовался, когда незнакомец на правильном немецком, хотя и с сильным американским акцентом, попросил отвезти его в аэропорт. Далеко ехать, много денег. Хорошее начало дня.

Не проехав и половины пути, таксист, которого звали Роман Пальмстинг, начал жалеть, что подобрал этого пассажира. Он начал разговаривать сам с собой, когда по дороге в аэропорт они проезжали через центр Вены мимо театра «Урания».

Пальмстинг был туговат на ухо, потому что имел привычку подолгу слушать классику хеви-металла на дешевом плеере. Когда он услышал, как человек на заднем сиденье бубнит что-то себе под нос, то решил, что ему дают указания. Такое поведение ездоков его всегда обижало. Потому что он очень гордился своей честностью. Ни разу за все пятнадцать лет своей карьеры он не ошибся маршрутом и не выбрал окольного пути, чтобы содрать с седока побольше.

— Прошу прощения? — переспросил он, бросив взгляд в зеркало заднего вида.

Пассажир смотрел в окно и что-то говорил. Пальмстинг приподнял брови и снова перевел взгляд на дорогу. Он решил, что если этот парень по-настоящему захочет привлечь его внимание, то повторит еще раз.

Всего две минуты назад Этрих вспомнил про связку ключей от квартиры и машины, которую дала ему Изабелла. Поскольку это была единственная ее вещь, которая оказалась при нем, он вытащил ее из кармана и зажал в руке, словно талисман удачи, продолжая глядеть в окно.

Почти немедленно информация стала поступать потоком, как сигнал мощного радиоприемника, который ловит несколько станций за раз. Одна белиберда, пока не настроишь. Этрих осознал, что, когда взял ключи в руку, он думал о том, где Изабелла находится и что делает.

Теперь он получает ответ, но такой подробный и так быстро, что он в состоянии расшифровать лишь малую толику.

Все это было для него так ново. Потребуется время, чтобы узнать все, на что он теперь способен. Ему захотелось, чтобы все ненадолго остановилось или хотя бы замедлилось, чтобы он смог сориентироваться. Но, судя по всему, события шли своим чередом, и кто не успел, тот опоздал.

Тут он уловил нечто настолько странное, что даже повторил вслух, чтобы послушать, как оно звучит. «Детский Дворец Зи Конг». Каждое слово Этрих произнес отчетливо и звонко. Потом повторил еще раз, теперь как вопрос.

— Детский Дворец Зи Конг? Это что за чертовщина?

Таксист долго смотрел на него в зеркало заднего вида.

Следующие несколько секунд в мозг Этриха потоком лились образы: маленькая ручка похлопывает обнаженный живот. Женщина восточного вида в медицинском халате. Какая-то другая, белая женщина в бежевом. Рука на белом столе. Яркий оттенок зеленого. Фотография Саймона Хейдена. Снова женщина в бежевом, только теперь она плакала.

— Не понимаю. Ничего не понимаю. — Этрих беспомощно махнул рукой, как будто просил кого-то по ту сторону окна подождать минутку.

Роман Пальмстинг снова взглянул в зеркало и поджал губы. Он раздумывал, что будет делать, если пассажир окажется психом и начнет делать что-нибудь странное или опасное, а то и еще похуже. Светофор впереди из зеленого стал желтым, и таксист снова сосредоточил свое внимание на улице. Поэтому он не видел, как рот Этриха внезапно открылся и как тот безвольно откинулся на сиденье, побежденный. Зато Пальмстинг услышал его горестный вопль:

— Нет! Она не могла пойти туда, не могла!

Через несколько минут Этрих велел водителю свернуть с автобана и притормозить у «рейнджровера», который под каким-то странным углом стоял на обочине дороги. Пальмстинг с радостью исполнил эту просьбу и, получив свои деньги, счастливый укатил восвояси. Последнее, что он видел, отъезжая, это как его странный пассажир в строгом костюме стоял, облокотившись на открытую дверцу «ровера», и разговаривал с кем-то внутри. Правда, Пальмстингу показалось, что машина пуста. Значит, этот псих снова разговаривал сам с собой. Таксист, разумеется, не мог видеть крошечного человечка, который сидел на приборной доске автомобиля и внимательно слушал Винсента Этриха.

* * * * * *
Джон Фланнери писал в дневнике, когда в дверь позвонили. Он остановился, закрыл колпачком серебряную ручку и перечитал последнюю фразу: «Вблизи почти все женские киски выглядят как жевательная резинка».

Фланнери нравилось вести дневник, и он делал записи много лет подряд. Себя он считал фланером, завсегдатаем бульваров, внимательным наблюдателем и тонким ценителем жизни на земле и, в частности, человеческой жизни. Он любил людей, в самом деле любил. Он без колебаний убивал их и портил им жизнь, но это не мешало ему получать удовольствие от человечества, и он никогда не жаловался на то, что ему приходится работать с ними.

За его спиной раздался легкий шум: это догиня Люба подошла к входной двери и встала перед ней, как делала всегда, когда в дверь кто-то звонил. С каждым днем Фланнери все больше презирал эту псину, но поделать ничего не мог. Когда его назначили сюда, Любу отправили с ним в качестве так называемого партнера. Это значит, что ему все еще не вполне доверяли, хотя он не сделал ничего такого, чтобы это недоверие заслужить. Он был хорошим солдатом — выполнял приказ и никогда не жаловался. И какова награда? Псина размером с авианосец, которая следит за каждым его шагом да еще и стучит на него не реже раза в месяц. К счастью, Флора Воэн терпеть не может собак и потому, приходя сюда, Любу ни разу не видела.

У Джона Фланнери в Вене было две квартиры: одна маленькая, у Дунайского канала, где его посещала Лени. И эта, совсем в другом районе, в трех милях от первой, и снимал ее Кайл Пегг. Квартира Пегга была гораздо лучше, и он почти все свободное время проводил здесь. Она располагалась в верхнем этаже дома постройки девятнадцатого века, и из ее окон открывался прекрасный вид на всю восточную часть города. Свой письменный стол он поставил так, чтобы любоваться панорамой. Часто он просто сидел у окна со стаканом виски в руках — довольный жизнью человек.

Теперь, вставая, чтобы открыть дверь, он гадал, кто бы это мог быть. Фланнери никого не ждал. Лени об этой квартире не знала, к тому же она умерла. Флора дома. Для почтальона уже поздно. Может, это какие-нибудь сектанты ходят по квартирам и торгуют своей версией Бога, неизменно привлекательной. Фанатики всегда доставляли ему большое удовольствие.

Псина загородила собой всю дверь, так что Фланнери было никак не подойти. Такое случалось и раньше. Зверюга словно дразнила его своими размерами. Ему до смерти хотелось пнуть чертову скотину в зад, чтобы она убралась с дороги, но он знал, что его босса тут же об этом проинформируют и тогда проблем не оберешься.

— Может, подвинешься?

Их взгляды встретились, но собака не шелохнулась.

— Пожалуйста.

Люба отступила ровно настолько, чтобы он мог протиснуться.

— Спасибо.

Он открыл дверь. Перед ним стоял Винсент Этрих, в том же костюме и галстуке, что и на похоронах, и его легко можно было принять за одного из этих религиозных маньяков. Фланнери неподдельно изумился.

— Мистер Фланнери или мистер Пегг — как прикажете вас называть? — Ни малейшего напряжения или неуверенности, ни следа страха в голосе Винсента не было.

Физиономия Джона Фланнери расцвела улыбкой. Какое впечатляющее начало! Он и не представлял, что Винсент Этрих окажется таким спокойным во время их первой встречи, однако браво. Так гораздо интереснее, чем если бы он дрожал от страха, словно трусливая мышь.

— Предпочитаю Фланнери, если вы не возражаете. Входите, пожалуйста.

Этрих шагнул через порог, бросил взгляд на огромную черно-белую собаку и, не останавливаясь, прошел в гостиную. Фланнери снова удивился. Большинство людей, увидев Любу впервые, либо замирали в нерешительности, либо неуверенно ухмылялись чудовищу. Этрих не сделал ни того ни другого. Он посмотрел на собаку, как будто она была журнальным столом, и прошел мимо.

В гостиной он остановился у одного из окон и стал разглядывать впечатляющий вид. Фланнери подошел и молча встал у него за спиной. Ему не терпелось увидеть, как Этрих разыграет эту сцену. Раз он знает, что Джон Фланнери и Кайл Пегг — это одно лицо, то ему многое известно, однако, похоже, он ничуть не боится.

— Это Флора дала вам мой адрес?

— Да. Я только что говорил с ней, — ответил Этрих, не оборачиваясь.

Что было очень грубо. Улыбка Фланнери погасла. Это ему не понравилось. Этриху следовало повернуться к нему лицом, ответить на вопрос, а уж потом продолжать любоваться видом. Ведь это его, Фланнери, квартира, а Винсент Этрих здесь незваный гость.

— А Лени когда-нибудь сюда приходила, мистер Фланнери?

— Нет.

— Только Флора?

— Да.

Этрих потянулся вперед и двумя пальцами коснулся медной защелки на окне. Фланнери на мгновение показалось, что он хочет его открыть.

— Вы убили Лени. — Это было утверждение, а не вопрос.

У Фланнери не было причин лгать или изворачиваться.

— Да. Полагаю, можно сказать и так. Да, убил.

— А Флору вы бы тоже убили, чтобы заставить Изабеллу уйти туда?

— Может быть, но я никогда об этом не думал, — с готовностью ответил Фланнери.

В комнату вошла Люба и направилась к поролоновой лежанке, устроенной специально для нее под одним из окон.

— Не возражаете, если я сяду? — спросил Этрих все тем же спокойным тоном светской беседы. Никакой тревоги, никакого отчаяния.

— Нисколько. Может, выпьете что-нибудь? Кофе?

— Нет, спасибо. Я только присяду.

Винсент отошел от окна и приблизился к изящной черной кожаной кушетке, которую Фланнери очень любил. Это был один из уникальных предметов мебели в этой комнате. На поиски он потратил месяцы и в конце концов нашел ее в демонстрационном зале города Удин, в Италии. Стоила она семь тысяч долларов. Она была красивой, сексуальной, уютной и совершенной. Он едва не прибил Любу, когда, придя однажды домой, застал ее спящей на этой кушетке, вытянувшись во весь рост. Когда он согнал ее, на черной коже остались белесые пятна от ее слюны и (наверное) мочи, которые пришлось потом отскребать.

Усаживаясь на кушетку, Этрих сказал:

— Я хочу поговорить о раке.

Предложение настолько не вязалось с их прежним разговором, что Фланнери остановился и замер, совершенно озадаченный:

— О раке?

— Да. — Винсент положил обе руки на кушетку ладонями вниз.

С каждой минутой становилось все интереснее и интереснее. Фланнери уселся на другой конец кушетки.

— Расскажите мне что-нибудь, — продолжал Этрих. — Вы должны в этом разбираться, это же как раз по вашей части.

Их первая встреча оборачивалась не так, как планировал Фланнери, а совсем по-другому.

— Я ничего в раке не понимаю.

Фланнери всматривался в Этриха, пытаясь понять, не разыгрывает ли его он. Нет ли какой усмешки в его голосе или улыбки в глазах, указывающих на то, что он блефует?

— А что в нем непонятного?

Фланнери постарался, чтобы его голос звучал серьезно, но не слишком, так, на всякий случай.

— Каждый раз, когда рак съедает тело, он съедает и самого себя.

Фланнери кивнул.

— А это значит, что рак либо стремится к смерти, либо смертельно глуп. Потому что результат всегда один — рак умирает вместе с телом, которое атакует. — Этрих раздраженно повысил голос.

— Я никогда об этом не думал, но вообще-то ты прав, Винсент.

Люба подошла к мужчинам и положила свою большую голову Этриху на колени. Он, похоже, не возражал. Но знает ли он, что это разумная собака? Знает ли он, что она понимает каждое его слово? Фланнери поглядел на Этриха и задал себе вопрос, как много он знает и зачем пришел сегодня сюда.

— Хаос похож на рак, не так ли, Джон?

Не поднимая головы с колен Этриха, Люба перевела взгляд на Фланнери.

— Почему ты это говоришь? — Голос Фланнери остался безразличным.

— Потому что, где бы ни объявился Хаос, он разрушает все и исчезает сам. У него даже периода полураспада — и то нет. Болезни, астероиды, врезающиеся в землю, падающие самолеты… Они убивают и погибают сами, или как там называется то, что происходит с Хаосом потом. Как рак.

Фланнери покачал головой:

— Так было в старину, Винсент. Сейчас все изменилось. Теперь мы очень хорошо понимаем, что делаем. Хаос больше не выбирает свои жертвы наобум — всегда есть какая-то причина. Возвращаясь к твоей аналогии, все обстоит так, как если бы рак сам выбирал себе жертву.

Этрих погладил собаку.

— Но ты забыл одну важную вещь.

— А именно?

— Свою историю, то, каким Хаос был раньше. Старые недобрые деньки, когда у Хаоса не было мозгов и он разрушал без разбора. А ведь они по-прежнему часть тебя, Джон. Ты так же не можешь освободиться от них, как я от своего генетического кода. Сознание не избавляет тебя от прошлого, которое продолжает жить где-то в глубине твоего «я», вот в чем проблема. Взять хотя бы собаку — если загнать ее в угол и напугать как следует, она снова станет волком и укусит.

Этрих достал из кармана складной нож и открыл его. Быстрым злым движением он вогнал его в тонкую кожу дивана.

Фланнери окаменел:

— Эй! Ты что делаешь?

Из прорехи в диване что-то потекло. Прозрачная студенистая субстанция, похожая на гель для волос. Колбаска длиной дюймов шесть быстро заскользила вверх по ноге Этриха, переползла на его руку, ладонь, а оттуда прямо собаке на морду. Та отпрянула, но поздно — вещество уже втекало в ее глаз. Собака ничего не почувствовала.

Хаос вошел в собачий глаз. Тот первичный хаос, который был Любой с самого начала; чистая форма, которая когда-то составляла всю ее сущность и по-прежнему оставалась ее неотъемлемой частью.

Коснувшись того места на кушетке, где когда-то лежала Люба, Этрих нашел ее точно так же, как незадолго до того нашел Кизеляка, прикоснувшись к дереву в лесу. Только на этот раз он действовал осознанно. Потом вернулся к самому ее началу, когда она была свежеиспеченным, чистейшим хаосом. Именно он вынырнул только что из кушетки и воссоединился с Любой. Никаких мозгов, никакой утонченности. Подобно раку, древний хаос умел лишь одно — размножаться.

Развитой хаос не имел ни единого шанса против своей чистейшей изначальной формы.

Этрих не видел, что произошло с Любой, потому что не сводил глаз с Фланнери. Собака умерла в тот самый миг, когда хаос вошел в ее глаз. Живое тело — это упорядоченная вещь. Все его клеточки в отдельности и складывающиеся из них сложные структуры трудятся в гармонии ради достижения единой цели. Одной капли безумия и беспорядка, занесенной в самый центр этого сложного и хрупкого механизма хватит, чтобы он тут же вышел из строя.

Фланнери смотрел, как умирает Люба. Поскольку они оба были из одного теста, он прекрасно понимал, что будет дальше. Вызванный хаос продолжит свою работу. Когда собака умрет, он перейдет в то, чем она была прежде, и уничтожит это тоже.

Все, чем когда-либо была Люба, будет сначала заражено, а потом уничтожено. Жизнь за жизнью, воплощение за воплощением исчезали у Фланнери на глазах. Он следил за ними, не в силах оторваться. Никогда за все свои многочисленные жизни на Земле и в других местах он не видел ничего подобного. Зрелище так его заворожило, что он даже не заметил, как Этрих наклонился вперед и тихо тронул его за колено. Он не видел, как Этрих закрыл глаза, повернул голову в сторону, а потом отвернулся. Он не видел уверенности в глазах Этриха, когда тот открыл их вновь, словно принял какое-то важное окончательное решение. Фланнери потрясенно следил за тем, как стирается с лица земли всякий след собаки Любы.

— Джон. — Этрих подождал, потом повторил громче: — Джон.

Лицо у Фланнери было как у ребенка, повстречавшего двадцатифутового питона за едой: зачарованное и напуганное.

— Видишь это, Джон? Это я сделал. Слышишь меня? Я сделал с ней это.

Остолбенев от всего происходящего, Фланнери смог только медленно кивнуть. Да, он слышит. Да, он понимает.

— А теперь я сделаю то же самое с тобой. Это тебе за Лени и за все, что ты тут натворил. За всех, кому ты навредил, за все, что ты поломал; ты и твоя собака. Ты и все твои собаки. — Этрих говорил тихо, но в его голосе звучала холодная ярость, и Фланнери не удержался от ответа.

— Да пошел ты, Вине. Все равно твоя Изабелла сейчас там, где нам надо. А с этим ты ничего не поделаешь, так ведь?

— Не-а. Но я пошлю весточку, и этой весточкой будешь ты, Джон. — Этрих поднялся и, не оглядываясь, зашагал к двери.

Фланнери смотрел, как он уходит. Краем глаза он продолжал наблюдать за дыркой в диване, совершенно уверенный, что в любую секунду из нее выскочит что-нибудь еще. Но ничего не выскакивало, потому что Этрих уже нашел первичный хаос Джона и запустил его в действие, когда дотронулся до его колена.

Входная дверь щелкнула, закрываясь. Вскоре после этого Джон Фланнери ощутил легкое покалывание во всем теле, как бывает, когда во сне отлежишь ногу. Или когда отхлебнешь имбирного эля и пузырьки щекочут нос. Ощущение было странное, непривычное, но почти приятное.

Какое-то время.

ТОРМАШКИ



— Где мы?

Ясно было одно: они бежали. Трое людей мчались со всех ног, потому что за ними гнались космический пришелец, комодский дракон и Джордж У. Буш.

До этого все шло очень хорошо. Просто замечательно. Они отыскали Изабеллу. Саймон и Лени посовещались и состряпали план, как найти Изабеллу в посмертии Саймона. Но он не сработал. А потом по чистой случайности они натолкнулись на пса, который был у Саймона в детстве, бультерьера Флойда, и тот рассказал, что видел Изабеллу, когда она шла по улице вместе с матерью Саймона. Они рванули к дому Саймона и застали там обеих женщин, которые мирно сидели на крыльце и разговаривали о китайской медицине.

Чтобы отпраздновать воссоединение, они забрали Изабеллу и вместе поехали обедать в знакомый и любимый всеми троими «хойриген». При жизни Хейден неоднократно бывал там, приезжая в Вену, и четыре раза видел это место во сне. Вот почему они смогли пойти туда здесь и сейчас.

Кабачок в Зальманнсдорфе стоял на самом краю живописного раскинувшегося на холмах виноградника. Когда они пришли туда днем, в воздухе изумительно пахло жареным цыпленком и спелым виноградом. Изумительная погода последних дней лета выманила их на улицу, за столик под открытым небом. Кругом было спокойствие и почти полная тишина. В саду, кроме них почти никого не было, только в дальнем углу сидел за столиком и читал газету человек, которого Хейден когда-то знал.

Они заказали вина и цыпленка, который благоухал так, что устоять было невозможно. Потом на несколько минут блаженно расслабились, прежде чем говорить о последующих шагах. Изабелле не терпелось услышать, как они её нашли, но Саймон и Лени так сияли от гордости, что она решила подождать с расспросами и дать им насладиться триумфом.

Но долго наслаждаться им не пришлось. К их огорчению, а потом и раздражению, где-то заорало радио. Мир и тишину взорвало стаккато попсовой песенки. Лени посмотрела на Изабеллу и скорчила гримасу. Хейден завертел головой, пытаясь определить источник неприятной музыки, чтобы хотя бы попытаться сделать потише.

Безуспешно. Несносные завывания продолжали наполнять воздух, отчего их хорошее настроение тут же подернулось унынием, как язык больного — налетом. Хуже того, как только песня закончилась, ее тут же сменила другая, еще более мерзкая. Это была песня группы «Тормашки», пользовавшаяся дикой популярностью год или два тому назад. В то лето казалось, что по радио не передавали ничего, кроме нее. Какое-то время от нее просто не было спасения.

— Господи, как я ненавижу эту песню.

Лени обмахивалась ладонью, словно веером. Не из-за жары, а словно пытаясь отогнать мелодию, как надоедливого комара, зудящего над ухом.

Хейден сказал:

— Как я ненавижу эту чертову песню.

Лени бросила на него насмешливый взгляд.

— Саймон, я только что это уже сказала.

Он проигнорировал ее замечание.

— Я только что вспомнил, эта песня играла по радио в машине, когда я умер.

— Ого-го. Ты это вспомнил?

— Да. Я теперь все больше и больше вспоминаю. И не только приятное.

Тут они все ненадолго примолкли.

Изабелла, сама того не желая, начала подпевать радио. Она ничего не могла с собой поделать.

Все так и подпрыгнули, когда Хейден вдруг заорал:

— Да выключит кто-нибудь эту сраную песню в конце концов?

То ли его услышали и послушались, то ли потому, что это был его мир и здесь он был босс, но музыка оборвалась. Саймон поблагодарил поклоном и продолжал:

— Мало того что песня сама по себе глупая, но вы видели клип к ней? За группой гонятся по пустыне огромная ящерица и какой-то мужик в серебряном скафандре.

— И Джордж Буш. Про него не забудь.

— Верно, Буш тоже за ними гнался. А помните, чем заканчивается клип? Буш ловит всю группу и съедает.

— Съедает? — Изабелла телевизор не смотрела, поэтому клип не видела.

— Ага — президент Буш съедает черных рэперов. Вместе с одеждой.

Официантка принесла напитки и сообщила, что цыпленок будет готов через несколько минут. Когда она ушла, Изабелла спросила:

— А что дальше?

— Где?

— В этом клипе. Если Буш съедает музыкантов, то песня вроде как кончается, или нет?

Лени фыркнула.

— По идее должна, но не тут-то было.

Женщины продолжали разговаривать. Хейден перестал их слушать, а сосредоточился на воспоминаниях о песне и клипе. Точнее, о том моменте, когда он слышал ее в последний раз, перед смертью. Он как раз сидел в автомойке на бульваре Ла Сьенега в Лос-Анджелесе. Три дня назад его выгнали с работы. Еще месяцем раньше женщина, с которой он жил, попросила его съехать из ее дома. Теперь он вспомнил все подробно, до мельчайших деталей. Когда он попал сюда впервые, то даже не знал, что умер.

— Саймон.

Голос Лени донесся до него словно издалека. Он сделал вид, что не слышит. Лишь совсем недавно он начал ясно и с истинным пониманием видеть события своей кончившейся жизни. А теперь перед ним впервые во всех подробностях предстал тот предпоследний миг, и он хотел рассмотреть его, чтобы понять…

— Саймон!

— Что, Лени?

— Чем ты занят?

— А что?

— Да посмотри вокруг! Чем ты занимаешься?

Вернувшись к настоящему, он увидел, что все исчезло — и ресторанчик, и виноградники, абсолютно все, — а они втроем стоят в полной пустоте.

— Что случилось?

Лени схватила его за плечо.

— Об этом я тебя и спрашиваю. Что ты только что делал?

— Думал о том моменте, когда я умер.

— А еще о чем?

— Ни о чем, Лени, только об этом.

— Тогда что здесь стряслось?

Он покачал головой:

— Не знаю.

Они продолжали бы в том же духе, и, может, дело дошло бы до ссоры, если бы четверо музыкантов «Тормашек» в одинаковых белых спортивных костюмах и белых бейсболках набекрень не появились неизвестно откуда и не промчались в полном молчании мимо. Слышен был только свист развевающейся на ветру материи, топот ног да тяжелое дыхание четверых перепуганных мужчин, спасающихся бегством.

В нескольких футах от них один из четверки — самый неповоротливый — затормозил и повернулся к Хейдену.

— Сматывайся отсюда. Твоя подружка только что облажалась с нашей песней. — И он показал на Изабеллу. — Хаос ее слышал. Он давно собирался ее поймать, потому и слушал. Но сожрать он хочет тебя. Мы для него только закуска. Сечешь, о чем я?

Хейден бросил быстрый взгляд на женщин, потом снова повернулся к парню в белом:

— Почему меня?

— Потому что все в этом мире вышло из твоей памяти. А он хочет все уничтожить.

Не мешкая ни минуты, Хейден скомандовал:

— Изабелла, Лени, бежим.

Те ни о чем не спрашивали, у него и так на лице все было написано. А именно: верьте мне, мы в опасности, я боюсь, и вы тоже должны бояться.

Они побежали. Парень в белом бежал впереди, они — следом. Но вокруг все исчезло. Они бежали через пустоту навстречу пустоте.

— Где мы?

Хейден не знал, где они находятся, зато знал, что происходит. Хаос гнался за ними. Если теперь у него все получится, то он сотрет мир, созданный из воспоминаний и жизненного опыта Саймона Хейдена. Мы — это дни, прожитые нами, опыт, уместившийся в них, и то, что мы обо всем этом помним. Сотри их, и что останется от нас? Если Хаос разрушит его мир, то разрушится мир, в котором укрылась Изабелла ради своего неродившегося ребенка.

Они уже слышали его приближение. Он накатывался на них, словно летняя гроза.

На бегу Хейден протянул руку и схватил Лени за плечо.

— Помнишь, как ты вызвала ту версию меня? Ну, того парня, каким ты меня запомнила?

— Да, Саймон.

Он остановил их.

— Сделай это еще раз, Лени. Сделай сейчас же. Вызови все версии меня, какие только сможешь придумать, всех, какие вспомнишь.

Она не спрашивала зачем. Времени не было.

В считанные секунды она окружила их Хейденами, десятками, сотнями Хейденов, вызванных из воспоминаний Лени Саломон о времени, которое она провела с Саймоном, когда они оба были еще живы.

Хейден добрый, с иголочки одетый, забавный и очаровательный. Хейден небритый, с похмелья, эгоистичный и раздражительный. Напуганный и ранимый, удивленный и инфантильный, скупой и подлый. Подстриженный и волосатый, с грязными руками и со свежим маникюром, в костюме, в пижаме… Один за другим выныривали Хейдены из ее воспоминаний и окружали их троих, подобно толпе на станции метро в час пик. Они выныривали из ниоткуда полностью оформившимися. А поскольку они, как-никак, были разными версиями одного и того же человека, то немедленно вступали друг с другом в разговоры, сравнивая воспоминания. Лени, Изабелла и Саймон наблюдали за ними.

— Зачем тебе это понадобилось, Саймон? — спросила Лени.

— Затем, что Хаос пытается уничтожить мои воспоминания. Если ему это удастся, перестанет существовать и мой мир — этот мир. — Он посмотрел на Изабеллу. — И тогда она не выживет. Вот почему они обманом заманили ее сюда. Чтобы она застряла навсегда в том, что останется от этого мира. Что это будет, понятия не имею, может быть, краешек какой-нибудь.

— Но они-то тут при чем? — Изабелла указала на орды Хейденов вокруг.

— При том, что каждый из них что-то помнит, но все по-своему. Когда я психую, то запоминаю одно, а в нормальном настроении другое. Когда Хаос повстречается с этими парнями, ему придется вроде как профильтровать все их воспоминания, чтобы разобраться, где правда, а где нет, и только потом стирать. Это даст вам время куда-нибудь убраться. Вам двоим надо отсюда уходить; сейчас же, сию секунду.

— Куда уходить? И что будешь делать ты?

Хейден улыбнулся. Ни одна женщина еще не видела у него такого выражения лица.

— Теперь моя очередь. Останусь здесь и пущу в дело вот это… — он ткнул себя пальцем в висок, — чтобы сделать еще своих версий. Как можно больше. Столько, сколько успею до его прихода. А потом затеряюсь в толпе и буду надеяться, что какое-то время он меня не достанет. А теперь вам пора. Хватит разговоров.

— Куда, Саймон? Куда нам идти?

Он кивнул в ответ на ее вопрос. Он ждал этого вопроса, думал о нем и теперь готов был ответить.

— Если я все сделаю правильно, то Хаос надолго застрянет здесь с этими парнями и их воспоминаниями. Ему придется разобраться, кого из них создала Лени, а кого я. А еще ему придется понять, какие воспоминания настоящие, а какие нет. Это даст вам время найти в этом мире какое-нибудь место, которое еще существует. Ну а потом я не знаю, Лени. Придется вам двоим позже что-нибудь придумать. А сейчас уводи отсюда Изабеллу.

Растроганная, Изабелла запротестовала:

— А как же ты?

Он раскинул руки.

— Со мной все будет в порядке. Я здесь в отличной компании. Этих парней я знаю. — Он взял Изабеллу за правую руку, стиснул ее и отпустил. — А теперь идите. Со мной все будет в порядке. Увидимся. — И он сделал им знак, чтобы они уходили.

— Вот это да, Саймон. Вот это да. Спасибо.

— На здоровье. И удачи тебе с ребенком.

— Саймон? — Лени указала на все растущую толпу Хейденов вокруг. — Я только что подумала еще об одном Саймоне, которого можно к ним добавить. И, надо признаться, он меня чертовски удивил.

От ее комплимента напряженное выражение на миг покинуло его лицо. Он взмахнул на прощание рукой и шагнул прямо в толпу. Он шел сквозь нее, а она все прибывала и прибывала, так что под конец женщины перестали различать настоящего Саймона.

— Пойдем.

* * *
К огромному облегчению двух женщин, долго идти им не пришлось, скоро показались знакомые места. Сначала они не знали, чего ожидать, и ко всему относились с подозрением. Вокруг по-прежнему не было ничего; казалось, мир Саймона начисто стерли или они находятся у начала нового. Лени это напомнило самолет, заходящий на посадку в пасмурный день. Разные оттенки серого сменяли друг друга вокруг них, как облака в иллюминаторе.

Так продолжалось несколько миль. Пока они шли, серое вокруг них начало испаряться, и скоро перед ними замаячило что-то вроде контрольно-пропускного пункта. Они увидели, что идут теперь по примитивной, плохо вымощенной дороге. Она вела к небольшой будке и шлагбауму, какие обычно бывают у железнодорожных переездов в сельской местности. Самое абсурдное было в том, что стоило сойти с дороги и обогнуть будку со шлагбаумом, и можно было совершенно беспрепятственно оказаться на другой стороне. Никакой изгороди или барьера для того, чтобы задержать или не впускать, не было.

Местность вокруг была коричневой, голой и каменистой. Вдалеке виднелись заснеженные пики живописного горного хребта. Металлическая синева и белизна этих гор резко контрастировали с коричневой равниной вокруг.

Пораженные этим совершенно неожиданным зрелищем, вынырнувшие из удушающей серости женщины остановились, чтобы оглядеться. Но не успели они и слова сказать, как сзади затренькал звонок велосипеда. Обернувшись, они увидели краснолицего мужчину на велосипеде, нагруженном сверх всякой меры. Впечатление было такое, будто он сложил на него всю свою жизнь. Мужчина жал на педали изо всех сил, но из-за огромного груза езда у него все равно выходила медленной. Пыхтя и покряхтывая, велосипедист прокатил мимо, даже не взглянув на них.

Они наблюдали за тем, как он подъезжал к переходу. Футах в двадцати от шлагбаума он слез с велосипеда и остаток пути толкал его вперед. Из будки ему навстречу вышли двое мужчин в сером армейском камуфляже. Похоже, все трое друг друга знали. Они больше улыбались, чем говорили. Один пограничник похлопал велосипедиста по плечу, пока другой открывал для него шлагбаум. Тот помахал пограничникам и перевел велосипед через границу в другую страну.

— Где мы?

— Понятия не имею. Давай у них спросим.

— Как ты думаешь, по-английски они говорят или по-немецки?

— Вот сейчас и выясним.

Изабелла зашагала к переходу. Лени оглянулась сначала через одно плечо, потом через другое, чтобы убедиться, что сзади никто больше не подбирается.

Изабелла шла и спрашивала себя, чем это так пахнет вокруг. Пахло землей, сухостью, пылью и чем-то еще. Пряностью какой-то — тмином или шалфеем? Определенно чем-то съедобным. Вдали от всего на свете, посреди бесплодного, похожего на лунный пейзажа пряно и аппетитно пахло едой.

Пограничники с неподвижными лицами следили за ее приближением. Изабелла набрала полную грудь воздуха и приготовилась много жестикулировать, если не удастся объясниться с ними ни на одном языке. Начать она решила с английского.

— Здравствуйте! Ду ю спик инглиш? Одер дойч?

— И на том, и на другом, миссис. Английский, немецкий — какой предпочитаете. — У него был низкий властный голос и легкий неопределимый акцент.

— Прекрасно. Вы не могли бы сказать мне, где мы?

Мужчина показал на землю у себя под ногами.

— Мы в Смерти. А там Жизнь. — И он указал через границу.

Лени подошла и встала рядом с Изабеллой.

— А мы можем туда пройти? Это не запрещено?

— Конечно можете, миссис.

Лени посмотрела на подругу и уже открыла рот, чтобы что-то сказать, но Изабелла остановила ее, подняв руку.

— Мы обе можем пройти туда?

— Да, миссис.

— Но я еще живая, а она мертвая.

— Мы знаем. Мы видим ваши сердца — ваше бьется, а ее нет.

— И тем не менее мы обе можем туда пройти?

— Конечно, никаких проблем, — ответил второй страж.

Женщины переглянулись. Их смутило это простое «да» — почему все так легко?

— А кто был тот человек, который прошел тут раньше? — Лени указала на ту сторону границы.

— Мертвец, как и вы. Он ездит навещать свою мать, которая еще жива. Переходит границу два раза в неделю.

— А что это за вещи у него на велосипеде?

— С их помощью он пытается вступить с ней в контакт. Изобретательный парень, правда, ни одна из его идей до сих пор не сработала. Хотя это не совсем верно — иногда кое-что срабатывает, только очень редко. — На этот раз пограничник широко улыбнулся своему напарнику, который усмехнулся и кашлянул в ладонь. — Вы обе можете пойти туда, в Жизнь, но это не означает, что вы вернетесь к жизни. Понимаете?

Когда женщины ничего не ответили, второй пограничник добавил:

— Вы будете как в аквариуме. Рыбы совсем рядом, но между ними и вами толстое стекло. — Он развел ладони дюймов на десять, словно показывая толщину стекла.

Изабелла была слишком возбуждена близостью к Жизни, чтобы по-настоящему понять важность его слов. Умудряясь сохранять нейтральное выражение лица, она выслушала все про аквариум и стекло, но ни то ни другое не произвело на нее впечатления. Она лопалась от нетерпения. Жизнь была совсем близко, а с ней Винсент, дом и ее собственная жизнь. Она не знала, сколько времени прошло с тех пор, как ее заманили в мир снов Саймона Хейдена. Да и какое значение имело это теперь, когда Жизнь снова была так близко, в каких-то пятидесяти шагах.

— Давай, Лени, идем.

Один из пограничников подошел к шлагбауму и поднял его перед ними. Женщины пересекли границу и зашагали к далеким горам. Пограничники переглянулись. Один медленно встряхнул руками, словно говоря, вот, мол, какие славные курочки только что прошли мимо, я бы не прочь пощипать любую из них. Его коллега согласно кивнул, но на этом все и кончилось. На их переходе работы всегда хватало. Люди все время ходили туда-сюда. Эти двое повидали много странного. Так что две хорошенькие женщины внесли в их службу приятное разнообразие, но не более того. Кроме того, в постовой будке пыхтела на огне славная чечевичная похлебка, а они оба были голодны. Рецепт включал большое количество пряностей, чьи пикантные запахи уже витали в воздухе, предвещая хорошую еду.

Пограничники предпочитали думать о скором обеде.

* * *
Женщины шли вперед, ожидая чего угодно и ничего конкретно. Унылый пейзаж вокруг не менялся. Жизнь на первый взгляд ничем не отличалась от Смерти. Пересекая границу, обе ждали каких-то драматических событий. К примеру, что они вдруг перенесутся в какое-нибудь знакомое место или повстречают человека, которого знали при жизни, но ничего такого не случилось. Они просто прошли под шлагбаумом обратно в Жизнь и зашагали по плохой дороге, сплошь покрытой выбоинами и большими камнями. Восхитительный пряный аромат сопровождал их еще некоторое время, но по мере того, как они шли вперед, все слабел, пока не исчез окончательно. Изабелле его не хватало.

Они шли уже больше часа, когда она наконец произнесла:

— Ничего не понимаю.

Лени точно знала, что она имеет в виду.

— Я тоже.

— Я думала…

— И я тоже.

Жалея подругу и чувствуя такое же разочарование от того, что ничего не изменилось, Лени потянулась и взяла Изабеллу за руку. Это было неожиданно, но совершенно правильно. В жизни подруги часто держались за руки. У них троих, включая Флору, эта привычка осталась с детства.

Посмотрев на Лени, Изабелла увидела, что та плачет.

— Эй, в чем дело?

Лени нетерпеливо провела свободной рукой по глазам, отирая слезы.

— Ни в чем. Просто я надеялась, что ты сразу попадешь домой. Вот и все. — И она отпустила руку Изабеллы. Не зная, что делать дальше, она наклонилась и подняла с дороги камень. Подбрасывая его и чувствуя, как он оттягивает ей ладонь, она заговорила: — Я хочу, чтобы ты поскорее вернулась домой, родила своего ребенка и жила долго и счастливо. — И она изо всей силы зло запустила камень в сторону.

— Расскажи мне, когда тебе лучше всего было с Винсентом. Расскажи, когда ты особенно его любила.

Изабелла не раздумывала. Они продолжали идти, и по дороге она рассказала о том вечере, когда впервые повстречала Винсента и как они вместе ездили смотреть автограф Кизеляка и магазин Петраса Урбсиса. Обе шли, не глядя по сторонам. Рассказ был хорош, его хотелось слушать, не отвлекаясь.

Первой подняла глаза Лени, но только потому, что три раза подряд услышала что-то невозможное, вот и не удержалась. Ей просто необходимо было взглянуть, потому что провалиться мне на этом самом месте, если я не слышала чайку. Посреди этой ничейной земли, этой каменистой пустыни она явственно слышала крик чайки. Она хорошо знала этот звук, ведь квартира ее родителей в Вене была как раз на берегу реки. Она выросла, слушая, как кричат и разговаривают друг с другом чайки.

Подняв голову, Лени увидела, что они идут мимо той самой скамьи на берегу Дунайского канала, где ее нашли мертвой. Они вернулись в Вену. Прямо над их головами пролетала большая чайка. Лени тихо сказала:

— Изабелла, посмотри.

Та посмотрела и первым делом схватила Лени за руку:

— Что произошло?

— Не знаю, но мы здесь.

— Я хочу домой. Я хочу увидеть Винсента.

— Все это хорошо, но, по-моему, нам лучше пойти туда пешком. Кто знает, как тут на нас теперь все реагирует, а мне совсем не улыбается провести остаток вечности в метро.

Город стоял во всей своей красе. Летнее полуденное солнце заливало своим светом дома, выделяя горгульи, бюсты и венки на их фасадах. Обычно они, как и многие другие сокровища, не бросались в глаза, но только не в этот солнечный и восхитительно ясный день. Солнце снова напомнило им, как Вена щедра на архитектурные красоты, сколь многое тут радует глаз и западает в душу.

Уличные кафе, мимо которых они проходили, были полны загорелых тел, пирожных со сливками и темных очков. Запряженные в старинные экипажи лошади медленно цокали копытами по Рингштрассе, не обращая внимания на проносившиеся мимо машины. По Бурггартену бродили целые семьи, поедая мороженое. На траве, не разжимая объятий, спали влюбленные. На уличном лотке лежали персики величиной с грейпфрут.

Первую знакомую покойницу женщины повстречали на углу Гетрайдемаркт и Мариахильферштрассе. Уши Штайн, их одноклассница, погибла в авиакатастрофе через год после окончания школы. Подходя к оживленному перекрестку в паре кварталов от Музея Сецессиона, Лени и Изабелла увидели, как она, улыбаясь, идет им навстречу.

— Уши?

— Привет, вы, двое. А где Флора? — Она выглядела в точности как в школе; в точности как в тот день, когда она умерла.

Стараясь, чтобы голос не изменил ей, Изабелла спросила:

— А что ты тут делаешь?

— Ищу мою глупую мамочку; никогда она не может прийти вовремя. Мы договорились пообедать вместе. Казалось бы, что сложного в том, чтобы встретить родную мать, особенно если вы договорились, но сегодня все не так.

Уши умерла пятнадцать лет назад.

— Ну ладно, пойду искать мамочку дальше. Увидимся как-нибудь, ладно? Может, кофе вместе выпьем или еще что. — И она, не оглядываясь, зашагала в сторону Мариахильферштрассе.

Когда она отошла достаточно далеко, Изабелла прошептала:

— Она не знает! Не знает, что умерла.

Лени равнодушно подтвердила:

— Не знает и никогда не узнает. Она стала призраком, а призраки не знают, что они умерли. Они заблудились навечно. Вот почему она все ходит здесь и ищет свою мать.

— А как же вы с Саймоном? Почему вы не такие, как она?

— Потому что, когда она умерла, Хаос добрался до нее первым. А нам повезло. Призраков создает Хаос; вот откуда они берутся. Одно из новейших и самых хитрых его изобретений, всего каких-то несколько тысяч лет. Если душу запутать как следует, она никогда не отыщет пути к мозаике.

Проходя через Нашмаркт по дороге к квартире Изабеллы, они насчитали еще одиннадцать призраков. Среди них оказался один трансвестит, одна старуха, сидевшая у окна в многоквартирном доме прямо напротив уличного рынка, бомж, который умудрялся не просыхать даже в Смерти, и турчонок, умерший неделю назад от энцефалита. Эти и другие покойники были частью толпы, сквозь которую они шли. Лени отличала их от живых, Изабелла — нет. Теперь они могли видеть только ту Вену, где бывали вместе.

Они говорили о кофе, когда прямо перед ними произошел несчастный случай. Они только что миновали кафе «Одеон». При виде его Лени вспомнилась ночь, когда они втроем засиделись там допоздна, зайдя после вечеринки. Они тогда пили один кофе по-ирландски за другим и болтали, пока кафе не закрылось.

— Я тогда столько кофеина заполучила — целую неделю потом спать не могла.

В этот момент раздался оглушительный визг тормозов и страшный, мгновенно узнаваемый стук тела о машину.

Звук долетел спереди, со стороны оживленной Линке Винцайле. Какой-то человек, спеша и увлеченно разговаривая по мобильному, шагнул, не глядя, на шоссе между двумя припаркованными автомобилями, и тут же был сбит огромным желтым грузовиком из Голландии. Удар пришелся вскользь, так что прохожий мог бы остаться жить, если бы его не отбросило на ствол огромного дерева, которое росло между дорогой и тротуаром. Он врезался в ствол затылком, и конец. Смерть наступила раньше, чем его тело коснулось земли.

Женщины спешили к нему, когда из его макушки, словно пар, стала подниматься душа. Они обе ее видели: Лени — потому, что была мертва, а Изабелла — потому, что находилась на той Ничейной Земле между Жизнью и Смертью, где обнаженные души становятся видимыми.

Она была белой. Душа человека с телефоном была белой, вопреки всему, во что верят многие. Вороны тоже ее увидели. Хаос любит птиц. Ему нравится их нервозность и паранойя, их непрекращающиеся вопли, их никчемность и то, что они вечно всюду гадят. А поскольку птицы есть везде, кроме, разве что, сердца пустыни или открытого океана, то Хаос нередко дает им всякие мелкие поручения. К примеру, стащить отделяющуюся от тела душу раньше, чем она найдет свой путь к мозаике. Иногда душа долго не выходит из тела, потому что заблудилась и не может найти выход. В таких случаях очень кстати приходятся грифы. Они единственные среди птиц, кто обладает терпением; они умеют ждать.

Вороны прилетают в Вену из России. Обычно они появляются в конце октября, зимуют, а с наступлением весны возвращаются домой. Но попадаются среди них и лентяйки, которым неохота снова проделывать весь долгий путь на восток. Или такие, которым умеренный австрийский климат подходит больше. Каждый год с десяток ворон остаются в Вене. Они бросаются в глаза, потому что, едва потеплеет, их черные перья теряют свой блеск и лоск и становятся матово-черными и грязно-серыми, словно у бездомных пингвинов.

Троица немедленно возникла на месте трагедии и расселась на телефонном проводе. Вороны — птицы неспокойные. Они вечно во все горло переругиваются между собой, как будто хотят, чтобы весь мир знал об их присутствии. Но эти трое молча наблюдали, как умирает человек. Лени почти сразу заметила их и поняла, зачем они явились. Но сделать ничего не могла, мертвым ведь запрещено вмешиваться. Она хотела попросить Изабеллу что-нибудь сделать, но не решилась — кто знает, к чему это приведет. У Изабеллы сейчас одна задача, и очень важная, — вернуться в свою жизнь.

Душа умершего уже полностью отделилась от тела и теперь неподвижно висела в воздухе над ним. Момент был критический, именно теперь душа наиболее уязвима. Одна ворона похлопала крыльями, но с места не двинулась. Птицы ждали, что будет дальше. Они были нетерпеливы, но осторожны. Такое они проделывали не в первый раз.

Люди — живые, — желающие помочь, любопытные и напуганные, сходились к лежащему телу со всех сторон, не сделать что-нибудь, так поглазеть. Водитель грузовика заглушил мотор и открыл дверцу, но из своей высокой кабины так и не вышел. Он сильно испугался, и маленький мальчик, который еще жил в глубине его души, твердил: «Если я не двинусь с места, все пройдет. Если я останусь наверху, в безопасности, все кончится».

Первая ворона сорвалась с провода и камнем понеслась к парящей душе. Почти у цели большая птица вдруг остановилась и, хрипло каркая, свернула в сторону и улетела.

— Ты видела? Видела ту ворону здоровую? Что она делала?

— Проверяла. Смотрела, нет ли какой опасности.

— Какой опасности? Лени, о чем ты?

Издалека донесся звук приближающейся сирены.

Душа начала медленно подниматься. Женщины наблюдали за ней, и вороны тоже наблюдали за ней. Зеваки обступили тело, но не слишком близко. Одни присели на корточки, другие мрачно стояли, скрестив на груди руки. Молодая мама слишком сильно сжала ручку коричневой с голубым коляски, которую она толкала перед собой. Другая женщина нашла отлетевший в сторону мобильник покойного и осторожно положила его рядом с телом. Он почти сразу начал звонить. Люди вздрогнули так, будто покойник вернулся к жизни. Некоторые съежились от полной неуместности привычного звука.

— Это его душа в воздухе, да, Лени?

— Да.

Вторая ворона сорвалась с телефонного провода и ринулась к душе. В коляске заплакал, а потом и завизжал ребенок. Крик был таким неожиданно громким и горестным, как будто ребенка кто-то ущипнул. Ворона каркнула, возмутилась, но улетела.

— Здорово! — Лени победоносно сжала кулак и прижала его к боку.

— Хаос послал этих ворон за душой. Но видишь — ребенок отпугивает их своим криком.

— Почему? Как? — Мысли Изабеллы устремились к ее собственному ребенку.

Лени пожала плечами:

— Я правда не знаю; может быть, потому, что младенцы невинны и только пришли в эту жизнь. Их чистота напоминает душе, зачем она здесь и куда должна пойти, когда все кончится. Но это только моя догадка.

Мать вынула младенца из коляски, положила его на плечо и стала похлопывать по спинке, как делают матери. Оттуда, где они стояли, ребенок казался всего лишь розовым свертком, но кричал он удивительно громко. Последняя ворона расхаживала взад и вперед по проводу, часто кивая головой, снова и снова открывая клюв, из которого не вылетало ни звука.

— Сколько времени надо душе, чтобы оказаться в безопасности?

Не глядя на Изабеллу, Лени ответила:

— Это зависит от жизни, которую человек вел.

Утешенный, ребенок перестал плакать. Душа снова начала воспарять. И одновременно испаряться, словно водяная дымка. В ту же секунду, откуда ни возьмись, прилетела ворона номер один или два, схватила хрупкую душу широко разинутым клювом, словно флаг, и улетела вместе с ней. Ворона на телефонном проводе закаркала как сумасшедшая и замотала головой вниз-вверх, вниз-вверх, вниз-вверх.

Две женщины как зачарованные наблюдали эту сцену и потому не видели, как из детской коляски появился крохотный безукоризненно одетый человечек, перебрался через ее борт и спрыгнул на землю. Этого не видел никто, потому что те, кто мог его увидеть, следили за похитительницей душ, а те, кто не мог, глядели на мертвое тело, распростертое у корней дерева.

Человечек замешкался, отряхивая и оправляя свой бежевый пиджак свободного кроя. Оставшись доволен своей внешностью, он подошел к Лени и Изабелле.

— Здравствуйте, дамы.

— Броксимон!

Лени посмотрела вниз, на него, потом наверх, на Изабеллу.

— Ты с ним знакома?

— Да. Что ты здесь делаешь?

Броксимон ткнул большим пальцем через плечо.

— Пришел ущипнуть вон ту малютку. Но это не помогло. Ворона ведь утащила душу, не так ли? Мне оттуда было плохо видно.

— Так это из-за тебя ребенок заплакал?

— Ага. Иногда одного хорошего щипка хватает, чтобы они полчаса заливались. Этого обычно бывает достаточно. У Хаоса на большее терпения не достает. Но иногда щиплешь изо всех сил, а он поплачет чуть-чуть, да и замолкнет. И тут уж ничего не поделаешь. А вы знали покойного?

Изабелла взглянула на Лени.

— Нет. Но как ты тут оказался?

— Пришел вызволять вас отсюда.

— А для этого обязательно щипать младенца? — строго спросила Лени.

Броксимон нисколько не смутился.

— Если надо, можно и ущипнуть. Младенцы успокаиваются, а души — нет.

Сирена, которую они слышали, принадлежала полицейской машине. Она остановилась за фургоном, мигая синими огнями. Вышли двое копов, мужчина и женщина. Женщина сразу подошла к телу и осмотрела его спокойно и оценивающе. Ее напарник беседовал с зеваками, которые рады были проинформировать полицию обо всем, что видели.

— Винсент здесь.

Изабелла застыла:

— Винсент? Как он может быть здесь?

— Здесь может быть кто угодно. Вернуться на его сторону «здесь» — вот проблема.

— Где он?

— У тебя в квартире. Ты ведь и сама туда собиралась, или нет?

Изабелла уже хотела сказать «да», но тут, к ее несказанному удивлению, Лени перебила ее громким «нет».

— Нет?

— Нет.

— Так куда же вы шли?

— Не твое дело.

— Лени!

— Изабелла, он не настоящий; он из Хаоса. Из твоего собственного Хаоса.

Мысль была настолько неожиданной, что Изабелла остановилась.

— Что ты хочешь сказать?

— Он ведь из мира Саймона, так? Ты там с ним познакомилась?

— Да, — ответила Изабелла нерешительно, то ли утверждая, то ли спрашивая.

Лени покачала головой:

— Вот ты и выудила его из своих воспоминаний о мире Саймона, чтобы он тебе помог. Но это не сработает.

— Но я видела его и в другом мире, Лени, в настоящем. Сразу после твоих похорон, в Вайдлинге.

— Да, ты мне говорила. Но разве он помог тебе не попасть сюда?

— Нет.

— Вот именно. И вытащить тебя отсюда он тоже не может. Ты можешь воссоздавать его сколько угодно, делая чертовски правдоподобным, но он все равно останется иллюзией. Всю свою жизнь мы только и делаем, что создаем свой собственный Хаос, Изабелла. Нам даже извне его не нужно, мы и сами его умеем создавать лучше некуда. Мы делаем это потому, что верим, искренне верим в то, что наш Хаос спасет или поможет нам… Но обычно именно он нас и губит. Никто не может помочь тебе выбраться отсюда, кроме тебя самой. Ни Винсент, ни этот твой волшебный гном, ни сапоги-скороходы. Ни я, ни Саймон — только ты сама. Только ты сама можешь это сделать.

— А как же эта сценка с душой, которую мы только что видели; ворона, которая ее украла, и плачущий ребенок? Они-то настоящие?

— Они — да, а этот парень — нет. Никаких маленьких лепреконов, которые щиплют младенцев, не существует. Он твое создание. Ты сделала его из своих воспоминаний, потому что надеялась с его помощью найти выход отсюда. Но этого не будет. Он тебе не поможет.

* * *
В довершение всего фальшивый Броксимон отказался уходить. Когда они продолжили свой путь к дому Изабеллы, он потащился за ними без разрешения. Шагов через пятьдесят Лени раздраженно фыркнула и остановилась. Обернувшись к нему, она полувопросительно-полуобвиняюще бросила:

— Что это ты делаешь?

— Иду.

— Куда идешь?

— Не твое собачье дело, — нахально ответил он.

— Ах, вот как? Интересно.

Но что еще сказать в ответ, Лени не знала, а потому просто пошла дальше, только ускорив шаг.

Броксимон плелся в нескольких шагах позади. Он то и дело перебивал их разговор вопросами: а что это? а вон то? — как будто он был туристом, а они гидами. Скоро это стало их раздражать. К тому же, когда Броксимон переставал задавать вопросы, то начинал насвистывать дурацкую песенку «Тормашек», которая им так не нравилась.

— Броксимон, пожалуйста, перестань. Не хочешь уходить, так хотя бы заткнись. Не задавай больше вопросов и перестань свистеть.

— Почему?

Изабелла показала ему кулак, чтобы заткнулся, а не то худо будет.

— Лени, а почему он еще здесь, если то, что ты говорила, — правда?

— Не знаю — у него спроси.

Изабелла спросила.

И, к удивлению их обеих, получила ответ.

— Потому что ты меня сюда привела. И только ты можешь отправить меня обратно.

— Как?

— Не знаю — не я же меня сделал. Себя спроси.

Изабелла спросила, но оказалось, что она не имела об этом понятия. И Лени тоже.

БРОГСМА



Они стояли втроем у витрины пустого магазина и заглядывали внутрь. Поддельный Броксимон — позади женщин и чуть поодаль. Всю дорогу сюда он то и дело задавал вопросы не по делу, болтал и насвистывал песню «Тормашек». Им хотелось его придушить. Он был как тот противный маленький братик, который был у вас в детстве и, кажется, имел лишь одну цель в жизни — бесить вас каждым своим поступком.

— Почему мы заглядываем в пустой магазин?

Женщины демонстративно промолчали, хотя, по правде говоря, Лени тоже хотелось бы знать ответ на этот вопрос.

Изабелла продолжала молча смотреть. Они пришли сюда по ее желанию. Они направлялись к ее квартире, когда она без всяких объяснений свернула на боковую улицу и направилась сюда. Следующие десять минут она вела их молча.

Пустая витрина показалась Лени смутно знакомой. Но она прожила в Вене всю жизнь, поэтому многое здесь казалось ей знакомым, в какую бы часть города ее ни занесло.

— Почему мы смотрим в пустую витрину?

— Мы и в первый раз тебя слышали.

Голос Броксимона взлетел на пол-октавы вверх:

— Да, но в первый раз вы мне не ответили, поэтому я опять спрашиваю.

Не обращая внимания на обоих, Изабелла пристально вглядывалась в пустую витрину, как будто за ней и впрямь было что-то, видимое лишь ей.

— Изабелла, зачем мы сюда пришли?

— Здесь был магазин Петраса Урбсиса, ты разве не помнишь?

— Да, верно!

Лени вспомнила, как Саймон Хейден ругал ее за то, что она позабыла тот раз, когда он привел их с Изабеллой сюда и познакомил с Урбсисом.

— Я хочу зайти внутрь. Как думаешь, я смогу?

— Конечно, только зачем?

— Просто хочется, и все. А как это сделать, Лени?

— Открыть дверь и войти, — посоветовал Броксимон.

Изабелла глянула на Лени, которая согласно кивнула.

Она толкнула дверь. Та не шелохнулась. Она сразу подумала, что не сможет войти, что ей не дадут это сделать. Но в следующую секунду дверь поддалась под ее ладонью и легко открылась. Изабелла вошла.

Лени осталась снаружи с Броксимоном, полагая, что подруга надолго там не задержится. Вдобавок никакого желания заходить туда у нее не было. Единственное, что она вспомнила об Урбсисе, это что он много болтал и от него пахло. А теперь еще идти в его вонючий магазин? Нет уж, спасибо. Броксимон тоже не пошел. Он стоял рядом с ней и свистел. Лени была уверена, что делает он это исключительно ей назло.

— Петрас? Ты здесь?

Пустой магазин молчал. Неужели Изабелла всерьез верила, что он окажется здесь? Да, какая-то оптимистическая часть ее натуры рассчитывала именно на это. Она повторила свои слова, на этот раз без вопросительной интонации.

В магазине пахло плесенью, затхлостью, пылью и деревом. Пустотой и запустением. А ведь когда-то здесь было так необычно и оживленно. Неодолимый человек доживал здесь свои дни. Старый Петрас знал, что его жизнь подходит к концу. Вот он и хотел, пока еще не поздно, поделиться историями своей жизни с людьми, которые их оценят и будут беречь хранящие их вещи. Изабелла бесцельно бродила по большой, темной, пустой комнате в поисках хоть какого-нибудь следа Петраса Урбсиса.

На полу в углу комнаты стоял старый отключенный телефон. Грязно-серый, с вращающимся диском, каких Изабелла не видела уже давно. Присев рядом с ним на корточки, она продела палец в одно из отверстий на диске и медленно набрала свой домашний номер. Трубку она оставила на месте. Несколько прекрасных секунд она представляла себе черный телефонный аппарат, звонящий в ее квартире. Она видела, как он стоит в гостиной, на столике красного дерева рядом с диваном. Потом она представила, как Винсент входит в комнату и идет к телефону, чтобы снять трубку.

Набрав седьмую и последнюю цифру знакомой последовательности, она оставила палец в дырочке и смотрела, как он вместе с диском едет по окружности к исходной точке.

Когда снаружи кто-то забарабанил в стекло, она даже вздрогнула от испуга, настолько была поглощена этой сценой с Винсентом у них дома. Она и сама как будто была там, — казалось, протяни руку, и коснешься звонящего телефона.

Костяшками двух пальцев Лени снова постучала в стекло, на этот раз громче. Когда ей наконец удалось привлечь внимание подруга, она пожала плечами, словно спрашивая: «Ну что, скоро ты там?»

Коротышку Броксимона Изабелла со своего места разглядеть не могла, но предположила, что и он где-то поблизости. Ее Броксимон, — не настоящий, а тот самозванец, которого она нечаянно вызвала из своих воспоминаний, когда попала в беду.

Возможно, все дело было в том, что она стала думать о фальшивом Броксимоне. Или в том, что она вспомнила множество Саймонов Хейденов, собранных в одном месте, чтобы ввести в заблуждение Хаос, когда тот появится. А может быть, просто в том, что она увидела вращающийся диск телефона с цифрами и буквами, которые можно было по-разному соединять между собой.

Как бы там ни было, все произошло мгновенно: как облако, на миг скрывая яркое утреннее солнце, полностью изменяет мир в одно драматическое мгновение, так же внезапно ее неуверенность и сомнения уступили место кристальной ясности. Без колебаний она закрыла глаза и стала думать о Петрасе Урбсисе. Она постаралась как можно более тщательно воссоздать образ человека, которого хорошо знала и безмерно уважала. И особенно думала о присущей ему жизнерадостности в сочетании с энциклопедическими познаниями и безграничной любознательностью…

Время шло, пока она думала и вспоминала о нем, и вдруг услышала его голос совсем близко.

— Я тебе рассказывал когда-нибудь о бабочке Синий Морфо?

Хотя при звуке знакомого голоса ей захотелось завопить от восторга, она сдержалась и, закрыв глаза, одними губами проговорила «нет». Она никогда раньше не слышала о такой бабочке. Она надеялась и молилась, чтобы он заговорил опять и тем подтвердил ее догадку.

— Когда-то у меня был один экземпляр в рамке, вон на той стене висел, но потом я его продал. Семь дюймов размах крыльев, Изабелла. Представляешь? Изумительно!

Не в силах больше ждать, она открыла глаза и увидела Петраса, сидевшего на полу лицом к ней. Положив локти на разведенные колени, он улыбался своей щербатой улыбкой. Даже коричневые рабочие ботинки, которые он так любил, и те были на нем.

— Внешняя сторона крыльев Синего Морфо цвета электрик, яркого и насыщенного. Такую синеву невозможно даже вообразить, если никогда ее не видел. Но я люблю их не только за это. Есть и вторая причина, и она-то, я думаю, сможет тебе сейчас помочь.

* * *
Оттого что фальшивый Броксимон ростом был от горшка два вершка, ему приходилось поднимать голову, чтобы заглянуть в витрину. Поэтому он первым увидел одну из трех больших синих бабочек, порхавших по пустому магазину Петраса Урбсиса. Потом откуда ни возьмись появилась вторая, за ней третья. Некоторое время он глядел на них с детским изумлением. Странно было видеть, как эти роскошные бабочки порхают по магазину, странно и неуместно. Особенно потому, что они то появлялись, то исчезали. Смотришь — они тут, а потом хоп! — и нету. А потом снова тут. И как это они умудряются, прямо на виду?

Он показал их Лени, но на нее это, кажется, не произвело впечатления. У нее было другое на уме. Сначала она заглянула в магазин и увидела Изабеллу, которая сидела в углу на корточках и возилась со старым телефоном. Когда она заглянула во второй раз, Изабелла сидела в той же позе и разговаривала с Петрасом Урбсисом.

— Почему в этом магазине синие бабочки?

Лени так напряженно старалась разглядеть, что еще происходит в «этом магазине», что еле слышно пробормотала: «Не знаю». Она не видела ничего, кроме Петраса и Изабеллы, которые сосредоточенно наблюдали за бабочками. При этом старик указывал на них обеими руками, точно что-то объяснял про них Изабелле.

Так оно и было. До того как Синие Морфо влетели в комнату, Петрас объяснял ей различия между мимикрией и камуфляжем в животном царстве. Изабелла сначала подумала, какое это отношение имеет к тому, что происходит сейчас с нами, но промолчала и продолжала слушать. Скоро она уже слушала с интересом, который перерос в удовольствие, как это бывало и раньше во время ее визитов к Петрасу. Он был прирожденным учителем. Его заразительный энтузиазм делал интересными такие вещи, на которые она сама и за тысячу лет не обратила бы внимания, если бы он не заговорил и не рассказал о них. Если он находил что-то увлекательным, он изо всех сил старался сделать так, чтобы и вы с ним согласились.

Бабочки возникли из ниоткуда и оказались поразительными, как и говорил о них Петрас. Изабелле хотелось поговорить о них, задать вопросы, но он велел ей просто понаблюдать за ними сначала, а уж потом спрашивать. Она послушалась и заметила то же, что Броксимон, — казалось, бабочки то появляются, то исчезают, перелетая из света в тень и обратно. И происходило это не в одном каком-то месте. Она не могла понять, как это получается, и была заинтригована этой тайной.

Она наблюдала за бабочками, а Петрас наблюдал за ней. Он надеялся, что она сумеет прийти к верным выводам сама, ну а нет, так он ей все равно расскажет. Но лучше бы ей было додуматься самой. Чем больше она поймет сама, тем легче ей будет обнаружить и пустить в дело свой скрытый резерв, когда понадобится.

Однажды она зашла к нему в магазин, когда он расправлялся с огромным куском торта из кондитерской напротив. Торт был липкий, и он ел с таким удовольствием, что крошки и кусочки шоколада пристали к его губам в нескольких местах. Ни слова не говоря, она открыла сумочку, вытащила бумажный носовой платок и подала ему.

Петрас взял платок, но отложил его в сторонку, пока не кончил есть, перепачкавшись при этом еще больше. И только когда от торта не осталось ни крошки, он удовлетворенно вздохнул и взялся за платок.

— В этом разница между нами, Изабелла. Ты видишь крошку и хочешь ее смахнуть. А я верю в то, что всякий человек должен жить так, как старик, который ест шоколадный торт. Ведь для него в жизни не осталось уже ничего, кроме этого восхитительного сладкого вкуса во рту. Потому-то он и наслаждается им больше, чем ты, нисколько не заботясь о том, как выглядит.

Теперь, разговаривая с ним, она вспомнила тот случай и сказала, что старается посмотреть на этих бабочек так же, как он тогда ел шоколадный торт. Петрас усмехнулся, но промолчал. Она поднялась с пола и перешла в ту часть комнаты, которую бабочки облюбовали в тот момент для своих воздушных па.

Снаружи Лени наблюдала за ними через стекло витрины и еще больше недоумевала, что делать дальше. Петрас наблюдал тоже, по-прежнему ничего не говоря. И только Броксимон безразлично повернулся к витрине спиной и смотрел на проезжающие мимо машины.

Три бабочки, похоже, не возражали против присутствия Изабеллы, даже когда она подошла совсем близко и начала переходить с места на место, стараясь рассмотреть их под разными углами.

— У них шизофренические крылья.

Петрас сменил позу.

— Что ты имеешь в виду?

— Сверху синие, а снизу черные. Так, по крайней мере, кажется.

— И зачем это им, как ты думаешь?

Она продолжала смотреть на бабочек.

— Не знаю.

— Посмотри, что происходит с ними, когда они перелетают со света в тень. Но для этого лучше сесть и смотреть снизу.

То в тени, то на свету бабочки ныряли и плясали, кружились и играли друг с другом в прятки.

— Они исчезают. Они исчезают, когда вылетают на свет.

— Нет, просто оттуда, где ты сидишь, так кажется. На самом деле они никуда не деваются, просто ты на мгновение теряешь их из виду. Такой у них камуфляж, Изабелла. Помнишь, что я рассказывал тебе о мимикрии и камуфляже? Это и есть их способ выжить.

Она поглядела на Петраса:

— Поэтому изнанки крыльев у них черные? Чтобы никто не разглядел их снизу?

— Ненадолго, всего на миг, — поправил он ее, — ровно столько, чтобы хватило времени скрыться. Но помни — только с изнанки их крылья черные. Сверху они синие; ярчайшего синего цвета. Для врагов они темные, для остального мира — синие.

Глядя на старый телефон, Изабелла поняла: она может вызвать Петраса из своей памяти, как до этого вызвала фальшивого Броксимона, но с одним отличием. Броксимона она вызвала нечаянно, создав его из собственного страха, слабости и нужды. Петрас, наоборот, был полностью осознанным творением, продуктом любви и доверия лучшим воспоминаниям о друге. И его она привела сюда в помощь себе.

В этом ни на что не похожем мире на границе между жизнью и смертью ей стало ясно, что она способна творить удивительные вещи. Даже более удивительные, чем Лени, ведь она оказалась в этом мире живой, а та нет. В то же время Изабелла осознала, что должна быть предельно осторожна и точна в своем выборе. Здесь она могла творить «лепреконов» или вызывать мертвых, но каких и для чего, зависело исключительно от ее дальновидности, проницательности и воли.

* * *
Немного погодя, когда она уходила, Петрас сказал ей на прощание:

— Сердце и разум редко лгут одновременно, Изабелла.

Она остановилась у двери, ожидая продолжения, но он молчал.

— Я не понимаю.

— Что бы ты ни делала, прислушайся к себе, прежде чем действовать. Постарайся понять, какая часть тебя говорит правду, а какая лжет потому, что так безопаснее или проще.

— Познай себя? — спросила она с улыбкой.

— Поззззнай себя, — отозвался он, растянув согласную так, что ответ прозвучал как жужжание пчелы.

Когда она вышла за порог и захлопнула за собой дверь, на улице ее встретили с кислыми лицами Лени и псевдо-Броксимон. Ждали они долго.

— Ну?

— Я хочу «мор им хемд». Пытаюсь вспомнить, есть тут какое-нибудь местечко, куда мы могли бы за ним пойти.

Ответ Изабеллы был настолько неожиданным, что Лени машинально переспросила:

— Чего ты хочешь?

Изабелла повторила:

— «Мор им хемд».

Броксимон посмотрел на обеих женщин и спросил, не адресуясь ни к одной:

— А что такое «мор им хемд»?

Лени перевела взгляд с Изабеллы на Броксимона, потом снова на Изабеллу, и вид у нее был смущенный.

— Шоколадный торт.[28]

* * * * * *
Винсент Этрих думал о еде, когда зазвонил телефон. Пока он шел через гостиную, чтобы ответить, его мысли были заняты миской супа. Большой белой миской с густым гуляшом и несколькими ломтями свежего хлеба. Коричневый хлеб, коричневый суп, белая миска…

Он взял трубку и рассеянно сказал:

— Алло?

— Стеклянный суп.

Слова оказались так близки к тому, о чем Этрих думал, что ему понадобилось целое мгновение, чтобы отделить одно от другого. И еще мгновение, чтобы вспомнить и осознать значение услышанного.

Стеклянный суп.

— Кто это?

— Тот, кто знает Изабеллу и стеклянный суп.

Броксимон вышел из комнаты для гостей, где Этрих положил ему на кушетку детский конверт.

— В чем дело? — Он дремал. В его голосе слышался отголосок зевка.

Этрих ткнул пальцем в телефонную трубку и сделал Броксу знак подождать.

— Что вам нужно?

— Дело не в том, что нужно мне, мистер Этрих, а в том, что нужно вам.

Винсент изо всех сил старался вспомнить, слышал ли он этот голос раньше. Кажется, нет.

— Я не знаю, о чем вы говорите.

— Ну, тогда нам надо встретиться, и я все объясню; если у вас есть время, конечно.

Броксимон одними губами произнес:

— Что стряслось?

Этрих отнял трубку от уха и медленно, тоже одними губами ответил:

— Стеклянный суп.

Мгновенно все поняв, Броксимон напрягся.

— А вы, случайно, не друг Джона Фланнери? Если так, то нам незачем встречаться.

Голос на том конце провода сдержанно возразил:

— Вы не правы. Что бы вы сказали, если бы я сообщил вам, что она здесь?

— Изабелла?

— Да, она в Вене.

* * *
За пределами квартиры присутствие Броксимона превращалось в настоящую проблему. Это стало ясно, как только он поселился у Этриха и стал сопровождать его по делам недалеко от дома. Люди не просто останавливались и глазели на Броксимона, — нет, они застывали посреди улицы, разинув рты. Многие при виде отлично сложенного, щегольски одетого крохотного человечка прикрывали ладонью рот. Он был как только что из сказки или какого-нибудь фильма Феллини. Ростом Броксимон был чуть выше девятнадцати дюймов. Выше, чем когда он выбрался из конверта на столе у Саймона Хейдена, но все же невозможно мал для своего нового окружения. Однако при таком росте у него было лицо мужчины, а вся одежда, которую он прихватил с собой, была нарядна, элегантна и вызывала дополнительные проблемы. Когда Брокс впервые демонстрировал Этриху свой гардероб, тот отрицательно тряс головой при виде каждой вещи.

— В чем дело, ты что, в полосочку не любишь?

— Броксимон, ты же видел, как на тебя реагируют люди на улице. Если не хочешь привлекать к себе здесь внимание, не носи больше эту одежду.

— Почему нет?

— Потому что в этом мире люди девятнадцати дюймов роста — это дети. Но на ребенка ты не похож. Понимаешь, как это все усложняет? Карлики, и те выше, — по крайней мере, мне так кажется. Ты сам говорил, что не хочешь привлекать внимание, и правильно. Лучше тебе не высовываться.

Этрих сидел на кушетке, а Броксимон стоял рядом с ним. Его макушка не доставала до Этрихова колена.

— Ну и что же мне делать?

Этрих, словно только этого и ждал, протянул руку к стоявшему рядом с ним красно-черному пакету с белой надписью «Спортс экспертс»:

— Вот твой новый гардероб.

В пакете оказались две пары жестких, ненадеванных детских джинсов цвета индиго, две желтых водолазки и сиреневая бейсболка с надписью «Хоумранбой» по козырьку. У Броксимона от возмущения глаза сперва полезли на лоб, потом в них отобразилось уныние и, наконец, гадливая покорность. Однако он не сказал ни слова против, потому что знал — Винсент прав.

— Дома носи что хочешь, но для улицы это твоя униформа.

— Что-нибудь еще, командир?

— Да. — Этрих вытащил из-под пакета пачку бумаг. — Если кто-нибудь спросит, почему ты такой маленький, отвечай, что у тебя синдром прогерии Хатчинсона Гилфорда. — И он вручил бумаги Броксу, который поглядел на них с подозрением.

— Я скачал пару статей об этой болезни из интернета. В них все написано.

— Какая у меня болезнь?

— Прогерия — очень редкое генетическое заболевание, от которого человек старится в семь раз быстрее обычного. Страдающие им дети в возрасте тринадцати лет умирают от старости. Я знаю об этой болезни потому, что мое рекламное агентство проводило кампанию для одного фонда по ее изучению. Когда мы будем выходить и кто-нибудь тебя спросит, говори, что ты мой сын и у тебя прогерия.

Броксимон глядел на Этриха с таким видом, будто надеялся, что это анекдот и он сейчас услышит самую его соль. Поняв, что Винсент нисколько не шутит, он взорвался:

— Да пошел ты знаешь куда! Ты что, спятил? Какая еще прогерия? Я думал, ты название выдумал. Да кто поверит, что я — твой сын, да еще и больной какой-то чудной болезнью, которая называется, как планета из фантастического фильма?

— А что, Брокс, в человека двух футов роста, одетого в двубортный пиджак и штиблеты от Гуччи, по-твоему, поверить легче?

Броксимон посмотрел на свои изумительные туфли от Гуччи, каждый размером с крупную мышь. Он смотрел, а его губы дрожали от наплыва эмоций. Он знал, что Винсент кругом прав, но от этого было только хуже.

Он пришел сюда, чтобы помочь спасти Изабеллу, и немедленно потерпел фиаско. Дорога домой, в мир Хейдена, ему заказана, а здесь ему совершенно нечего делать, кроме как изнывать от безделья, смотреть австрийское телевидение да спать. Броксимон за всю свою жизнь столько не спал.

Но худшее было еще впереди. Последней соломинкой стал рюкзак. Броксимону так надоело торчать в квартире, что он пользовался любой возможностью выйти куда-нибудь с Этрихом. Винсент не возражал, ему жалко было беднягу, но некоторые вещи предпочитал делать в одиночку. Другая проблема состояла в том, что Броксимону трудно было угнаться за Винсентом, даже когда тот шел медленно. Переходя широкую оживленную улицу, Броксимон спешил как мог и все равно двигался не быстрее какой-нибудь старой бабки. Машины были нетерпеливы и ошибок не прощали. Их гудки преследовали его повсюду. Пробегая мимо несносных горластых монстров, он метал в них яростные взгляды, но все, что он видел, были серебристые ухмылки решеток радиаторов.

Этриху до смерти хотелось сказать: «Слушай, дай, я подниму тебя и перенесу на ту сторону. А там снова поставлю, — подумаешь, делов-то». Однако, прожив с Броксом всего ничего, он понял, что тот тщеславный спорщик, отчаянно боящийся этого мира.

Но однажды, когда они шли через Шонбрунненштрассе, его сбили. Слава богу, это был только велосипед, да и тот задел его вскользь. Какой-то посыльный в серебристых солнечных очках и оранжевом костюме мчался между машинами на своем велосипеде, не заметил в этой сумятице Брокса и сбил его. Сам велосипедист почувствовал лишь легкий толчок. И поехал дальше.

Броксимон, напуганный, дрожащий, медленно поднялся с тротуара. Он уже понял, что придется внести радикальные изменения в свою жизнь, иначе этот мир сожрет его живьем. Целых два дня после этого он не высовывал носа из квартиры, даже из своей комнаты не выходил, и молчал.

Этрих знал, что нужно делать, и сделал это. Однажды он пришел домой в полдень и принес еще один пакет из «Спортс экспертс», который оставил в шкафу в прихожей. Он ждал, когда Броксимон придет в себя и сам заведет об этом разговор. Три дня спустя он заговорил, причем очень агрессивно, но Этрих был готов. Он подошел к шкафу, взял оттуда пакет и принес его в гостиную. Ни слова не говоря, он поставил пакет рядом с Броксимоном на пол и снова вышел из комнаты.

Пять минут спустя, когда Этрих стоял на кухне со стаканом холодного грейпфрутового сока в руках, из гостиной раздался вой, за которым последовал долгий протяжный вопль «Нееееет!». Он не пошевелился. Подождал, не последует ли за этим что-нибудь еще. Когда ничего не последовало, он отпил сока и посмотрел в окно на маленький садик, разбитый внизу, во дворе.

Прошло еще немного времени, и кто-то кашлянул у него за спиной. Винсент обернулся и увидел Брокса, который стоял у двери в кухню и держал эту штуку в обеих руках. Похоже, он плакал. Этрих был так тронут и смущен этим зрелищем, что даже отвернулся.

— Неужели ты серьезно насчет этой штуки?

— А у тебя есть идея получше, Брокс? Это же тебя задавили на улице. С этим надо что-то делать.

— Меня не задавили. Меня только сбили с ног.

Этрих допил свой сок и почмокал губами, прежде чем ответить.

— Ну да, а в следующий раз задавят, так?

Это был рюкзак. Но рюкзак особый, специально приспособленный для переноски маленьких детей. Сажаете в него своего меньшого и выходите в магазин или покататься на велосипеде, а малыш гуляет вместе с вами и видит мир. Но самое ужасное было в том, что Броксимон, прежде чем прийти с рюкзаком на кухню и скандалить с Этрихом, примерил его, и тот подошел идеально. Убедившись, что Винсента поблизости нет, он пристроил рюкзак так, чтобы самому залезть и вылезти из него, и чертова штука подошла. В ней оказалось даже удобно.

— И что, я должен ездить в этой штуковине на твоей спине каждый раз, когда мы выходим на улицу?

— Я этого не говорил, Брокс. Просто я буду брать его с собой, так что, когда он понадобится, мы будем готовы… И, кстати, ты хоть видел, как эта штука называется? Видел, что там на ярлыке написано?

Этрих притворился, будто в стакане остался еще сок, и, поднеся его ко рту, снова запрокинул голову. Да, он знал, как этот рюкзак называется, но другого такого, который подошел бы Броксимону, в магазине не нашлось.

— «Бебий баскет». Полагаю, они имели в виду «бэби-баскет», да с грамотностью у них не очень. И что, я должен теперь выходить на улицу в этом смехотворном тряпье, да еще и кататься на твоем горбу в штуковине под названием «бебий баскет»?.. Слушай, у меня идея — может, тебе просто взять да и убить меня? Меньше будет возни. Квартира у тебя на высоком этаже; выкини меня в окошко. Мы, маленькие люди с диагнозом прогерия, падаем так же быстро, как и вы, большие.

Этрих почесал себе нос:

— Не впадай в мелодраму. Соку грейпфрутового хочешь?

* * *
После сегодняшнего зловещего звонка Броксимон пошел к шкафу в прихожей и вынул оттуда «бебий баскет», не дожидаясь напоминаний Этриха. Каждый раз, когда они возвращались домой с прогулки, Броксимон относил чертову штуковину в шкаф и запихивал как можно глубже. Это ничего не меняло, но ему становилось чуточку легче.

Выбравшись из темного царства с пальто и рюкзаком в руках, он вздрогнул, услышав раздосадованный голос Винсента прямо у себя за спиной.

— Знаешь, что еще сказал этот козел? Сладенько так, безобидно спросил, известно ли мне, что словом «анижо» эскимосы обозначают падающий снег, а «анжу» по-французски и сорт груш, и название провинции. Он знает имя моего сына и развлекается с ним. Подонок дразнил меня своей осведомленностью.

Брокс прикрикнул на него:

— Успокойся! Что хорошего, если ты придешь на встречу с ним весь на нервах?

— Он знает имя моего сына, Броксимон! Он знает и про Энжи, и про стеклянный суп, и про то, что Изабелла здесь. Хаос здесь — он только что говорил со мной по телефону. Я не на нервах — я жутко за них боюсь.

— Ну так перестань — от этого легче не будет. Пошли, встретимся с этим парнем, послушаем, что он скажет.

— А знаешь, что он ответил, когда я спросил, можно ли мне взять тебя с собой? Спросил, что такое прогерия — что-то вроде профитроля? Хотел узнать, съедобный ли ты.

* * * * * *
Изабелла, Лени и фальшивый Броксимон сидели вместе на коричневой скамье в парке и рассматривали странную громадину, которая возвышалась прямо над ними.

— Это называется «флактурм».

— Как-как?

— Флак-турм.

— Хм-мм. — Фальшивый Броксимон никогда не слышал этого слова, да и не удивительно, он ведь не говорил по-немецки.[29]

— Это башня противовоздушной обороны. Немецкие военные построили их во время Второй мировой. На них они поставили пушки, чтобы отражать налеты американских самолетов. Она из чистого бетона. После войны оказалось, что башни такие мощные, что их нельзя ни взорвать, ни снести, не повредив все дома вокруг. Так их и оставили стоять. По-моему, штук пять еще в разных районах города осталось.

— А сейчас их как-нибудь используют?

— Никак. Да и на что они годятся? Какой-то архитектор предлагал построить на одной из них отель, но город отказался. По-моему, вот эта башня единственная, которую для чего-то приспособили. В ней устроили аквариум. Там полно рептилий и экзотических рыб. Даже акулы есть. А под этим стеклянным навесом, сбоку, оранжерея тропических растений. Там внутри, как в джунглях. Обезьяны прыгают, попугаи летают.

— Акулы и обезьяны живут в башне ПВО? Сюр какой-то.

Потерпев неудачу в кафе, они втроем пришли в этот парк с башней посредине, откуда до дома Изабеллы было всего десять минут ходьбы.

Перед этим они зашли в кафе напротив магазина Петраса, где, по воспоминаниям Изабеллы, подавали «мор им хемд». Кроме того, ей нужно было обдумать то, что она узнала от Петраса, прежде чем снова увидеться с Винсентом.

Когда они вошли в кафе, там было наполовину пусто. Столиков — выбирай, не хочу. Они остановились у большого стола возле окна, из которого на него лился свет. Изабелла огляделась в поисках официанта, чтобы сделать заказ, но того нигде не было видно. Она устроилась на широком сиденье и с улыбкой осмотрелась по сторонам.

Лени хотела что-то ей сказать. Но фальшивый Броксимон, сидевший на подоконнике, почуял, что у нее на уме. Злобно вытаращившись на нее, он помотал головой. «Пусть Изабелла сама во всем разберется, — говорил его взгляд. — Молчи». Лени отвернулась.

Откровение снизошло на Изабеллу через пару минут. Сначала она то ли не замечала, то ли не обращала внимания, что появившиеся наконец официанты, проходя мимо, не реагировали ни на ее поднятую руку, ни на голос. Официанты венских кафе славятся своей несдержанностью и неуправляемостью. Они приходят и уходят, когда им вздумается, а если вас это не устраивает, тем хуже для вас. Кафе не место для спешки. Туда не приходят, чтобы быстро проглотить чашку кофе и бежать дальше. Туда приходят болтать, читать и мечтать. Официанты это знают и ведут себя соответственно.

Со временем, однако, стало понятно, что официанты не игнорировали Изабеллу — они ее просто не видели.

— Они меня не видят. — Голос ее прозвучал спокойно и бесстрастно. Она просто констатировала факт.

Лени утвердительно кивнула, не открывая глаз, потому что не хотела видеть лица подруги. Псевдо-Броксимон не отреагировал никак.

— Почему ты меня не предупредила, Лени?

— Помнишь, пограничники рассказывали нам про того человека с велосипедом, который несколько раз в неделю переходит границу, чтобы попытаться вступить в контакт с матерью? Но это ему почти не удается. И так происходит со всяким умершим, который возвращается сюда.

— Но я-то живая!

— Ты пришла сюда из мира Саймона Хейдена. Именно за этим Хаос и заманил тебя туда; потому что для всякого, кто добровольно выбрал это состояние смерти, возврата уже нет.

— Но я же вернула Винсента из мертвых. Я привела назад нас обоих. Я уже делала это раньше.

Она пришла в смятение, когда они оба помотали головами.

— Тогда Винсент только-только умер. И ты пришла, когда он еще не успел создать собственный мир, который является второй стадией смерти. Если бы это случилось до того, как ты его нашла, ты бы ни за что его не вытащила.

— Тогда где это все? Где мы все трое находимся? — Изабелла сделала отчаянный жест рукой, вбиравший в себя все вокруг, все настоящее, весь ее мир, который она знала в мельчайших подробностях.

— По ту сторону стекла. Помнишь? Ты теперь по нашу сторону.

* * *
Они сидели в парке, вместо того чтобы идти к дому Изабеллы, потому что она боялась своей реакции, когда увидит Винсента снова. Увидит, но не сможет прикоснуться? Почувствует его запах, но не сможет поцеловать? Вот что самое страшное, когда оказываешься по ту сторону стекла. Она вернулась в свой мир, вернулась ко всему, что так хорошо знала. Вот оно все, прямо перед ней. Она все видит, все слышит… Она не сомневалась, что если бы ей удалось заказать тот «мор им хемд», она бы наверняка ощутила его густой сладкий дух. Все в ее жизни было на своих местах — кроме нее самой.

* * * * * *
— Здравствуйте, молодой человек. Как вас зовут? — спросил по-немецки красивый пожилой мужчина в серой тирольской шляпе, восхищенный видом Броксимона, сидевшего на спине Этриха в своем «бебий баскете».

Броксимон хотел притвориться, будто не слышит, но это было нелегко, потому что на светофоре горел красный и они вместе стояли у края тротуара, ожидая зеленого. Так что деваться было некуда, а этот в шляпе определенно ждал ответа.

— Винсент, что он сказал?

Этрих запрокинул голову и перевел:

— Он хочет знать твое имя.

— А, англичане! Я говорю по-английски. Здравствуй, маленький человек. Как тебя зовут?

— Марвин Гэй,[30] — ответил Броксимон самым глубоким басом, на какой был способен, и отвернулся.

Совсем рядом проехал красно-белый городской автобус, заглушив слова пожилого мужчины. Броксимон не просил его повторить, но тот все равно повторил. На этот раз его голос звучал совсем иначе. И акцент пропал.

— А я думал, тебя зовут Броксимон.

На светофоре загорелся зеленый, но никто из них не двинулся с места. Старик улыбнулся, остальные — нет.

— Кто вы?

— Винсент, мы же только что по телефону говорили. Неужели забыл?

— Так это были вы?

Пожилой джентльмен в изысканно-галантном приветствии приподнял шляпу.

— Что вы здесь делаете? Разве мы не договорились встретиться на Хельденплац?

— Планы изменились. Хочешь увидеть Изабеллу? Она тут неподалеку.

Этрих тут же начал разрываться между глубоким подозрением и желанием увидеть Изабеллу. Она здесь? Близко? Как он по ней соскучился! А ребенок? Что с ребенком?

— Где она?

— В парке, в нескольких минутах ходьбы отсюда. Я отведу тебя туда прямо сейчас, если хочешь.

Броксимон пропищал через плечо Этриха:

— А почему мы должны вам доверять?

Старик протянул руку и пощекотал Броксимона под подбородком.

— А почему бы и нет? Я ведь предлагаю всего лишь прогуляться до парка.

Броксимон наклонился вперед и зашептал что-то Этриху в дальнее от старика ухо. Этрих слушал, но ничего не говорил, и выражение его лица не менялось. Потом он сказал:

— Хорошо, мы пойдем с вами.

— Отлично. Следуйте за мной.

Он прошел на несколько шагов вперед, а Броксимон продолжал нашептывать что-то Этриху. Наконец Брокс выпрямился на своем сиденье и спросил:

— А вы теперь как, вместо Джона Фланнери?

— Да.

— Вы Хаос?

— Скажем лучше, представитель фирмы.

— Не староваты для такой работенки-то?

Старик погрозил Броксимону пальцем — ах, негодник! — и подмигнул.

— Если на крыше лежит снег, это еще не значит, что в камине нет огня. Но чудесами я не занимаюсь, это забава для молодых. Так что и не просите. Кстати, те двое, которых присылали сюда до меня, уж какие чудеса творили, а посмотрите, что с ними Винсент сделал. Отлично ты этого Фланнери отделал, мне понравилось. Я здорово посмеялся. И его, и эту его псину. Они просто испарились. Работа настоящего гения. Тебя там недооценили, Винсент. Не отдали тебе должного. Я их предупреждал; я им говорил: Этрих — человек умный, хитрый. Пошлите теперь меня, дайте мне просто поговорить с ним. Я знаю, он послушает. — И он похлопал Винсента по груди. — А все потому, что порядок — моя специальность; я прибираюсь. Видел бы ты письменный стол у меня дома — ни пылинки. Старики, как правило, лучше умеют все организовать, у нас больше опыта. А кроме того, делать-то нам особенно нечего… На углу повернем направо — и мы почти пришли… Люблю четкие контракты. Договоры, железные соглашения и обязательные условия. Чтоб — никаких уверток. Никаких дыр в заборе, чтобы никто не мог ускользнуть. Люблю, чтобы все было подписано, заверено печатью и доставлено адресату. Тогда все знают, кто и где находится. Сюрпризы — мои враги.

Ни Этрих, ни Броксимон не понимали, к чему клонит старик, да и не прислушивались, что он там такое болтает. Зато они приглядывались — к его жестам, к походке, к тому, как он то и дело оборачивался, чтобы улыбнуться им.

— Вы не сказали, как вас зовут.

— Можете называть меня Патнем.

В конце улицы показался силуэт «флактурма». Этрих знал, что это такое, Броксимон — нет. Однако в тот момент у него на уме была отнюдь не архитектура. Увидев башню, он даже нахмурился, настолько странно и неуместно она выглядела. И тут же вернулся к изучению словоохотливого пожилого джентльмена в шляпе.

— Вот я и сказал им, дайте мне пойти и поболтать с Винсентом Этрихом. Дайте я попробую заключить с ним такой договор, который нас всех устроит. Он же разумный человек. Я уверен, способ найдется. А они сказали: давай, пробуй.

— А съесть Броксимона вместо профитроля тоже входит в вашу сделку?

— Это была шутка, Винсент! Я просто пошутил. Да брось, неужели ты правда подумал, что я серьезно? Я не обязан был приводить вас сюда. Не обязан показывать тебе Изабеллу. Это мое решение… Подарок, в доказательство моих добрых намерений.

Они поднялись по нескольким ступеням и вошли в парк. Там, направо от входа, была огороженная площадка для футбола и баскетбола. Сейчас она кишела мальчишками всех возрастов, которые играли, бегали, кричали, а их футбольные и баскетбольные мячи так и свистели в воздухе. Вокруг клеток стояли скамьи, откуда другие подростки наблюдали за игроками, или за девочками, которые смотрели игру, или просто выпендривались, курили, вопили, пели, демонстрировали как умели приемы карате или движения наимоднейшего танца…

Одна девочка случайно оглянулась и увидела Броксимона. Пронзительно взвизгнув, она прижала пальцы к лицу. Ее подружки тоже обернулись посмотреть, чего она визжит. Увидев его, они повели себя по-разному. Одна вскочила и, не оглядываясь, бросилась в глубину парка. Две другие начали хихикать, причем каждая пихала соседку в бок, чтобы та перестала.

Мальчишки были еще хуже. Увидев Броксимона, одни уставились на него, разинув рты, другие заулыбались, кто злобно, а кто по-идиотски — будто в зоопарке на какого-нибудь чудного зверя наткнулись. Никогда еще они не видели такого крохотного уродца с отчетливо взрослой физиономией, сидящего в детском рюкзаке, вот и глазели в полное свое удовольствие.

Этрих заметил это и подмигнул. Он сказал:

— Они ведут себя как обыкновенные дети, Брокс. А все дети бестолковы.

Каждый раз, когда такое случалось, — а этот раз был далеко не первый, — Броксимон чувствовал себя глубоко уязвленным и пристыженным. Реакция на него жителей этого мира только подогревала его желание исчезнуть. Но он ни разу даже не заикнулся об этом. Да и что толку? Все равно поделать ничего было нельзя, а у Этриха и без того проблем хватало.

— Хочешь, я сделаю так, чтобы они убрались отсюда? Буду счастлив, если ты согласишься. — Патнем немного отстал и теперь шагал за спиной у Винсента, рядом с Броксимоном.

Сам того не желая, малыш вдруг поддался любопытству. И спросил:

— А что вы можете сделать?

— О, многое. Для начала я могу натравить на них птиц. Забавно. Было бы весело. В точности как у Хичкока, только здесь, в парке. Скажи только слою, и ужастик «Птицы» станет явью.

Патнем показал на высоченный каштан по соседству. Приглядевшись повнимательнее, они увидели, что на его ветвях полным-полно ворон. Здоровые, толстые, их было там штук двадцать пять, не меньше. И, как ни странно, все до одной молчали, что вообще-то не свойственно их горластой породе. Дети, увлеченные делами своего шумного и подвижного мира, не обращали на них внимания.

— Или крыс, если предпочитаешь что-нибудь более приземленное. В этом парке их полно. Их сейчас не видно, потому что днем они предпочитают не высовываться. Но они с радостью помогут, если я их попрошу. — Голос Патнема преисполнился сочувствием и заботой.

— Давайте лучше просто пойдем отсюда, — не без сожаления отказался Броксимон, успевший уже нарисовать в своем воображении восхитительную картину, как эти юные негодяи со своими королевами в облегающих джинсах улепетывают под объединенным натиском крыс и воронья.

Этрих закинул рюкзак с ним повыше и прибавил шагу.

— Сколько нам еще идти?

— Уже почти пришли. Пойдемте.

В сотне футов впереди них Изабелла запрокинула голову, чтобы еще раз взглянуть на пятнистую серую громаду «флактурма». Лени первой увидела Винсента, когда они со стариком показались в конце аллеи.

— Изабелла!

— Да? — Головы она не повернула.

— Винсент здесь.

— Что? Где?

Лени показала:

— Там. Вон он.

— О господи боже.

Увидев его, Изабелла непроизвольно обхватила руками свой выпирающий живот, их еще не рожденного ребенка. Ее руки словно говорили: смотри, Энжи, смотри, вон твой отец.

— А кто это с ним? Что за старик?

— Не знаю.

Фальшивый Броксимон увидел себя настоящего в рюкзаке за плечами Этриха. Не в силах отвести от него глаз, он также не мог разобраться в своих чувствах. «Это он, — думал он, — это я. Это тот, кем я должен быть». И он почувствовал себя опротестованным векселем.

Патнем подвел Этриха к столикам для пикника футах в двадцати от Изабеллы и ее провожатых. Жестом он пригласил Винсента сесть спиной к башне. Когда тот сел, он ткнул пальцем в пустую скамейку неподалеку.

— Она сидит там и смотрит на тебя. Улыбается и гладит свой живот.

Винсент посмотрел туда, но ничего не увидел. Броксимон тоже.

— Я никого не вижу.

— Да, Изабелла там, а с ней Лени Саломон и Броксимон, плохая копия вот этого. Наверное, она сделала его сама.

Винсент и настоящий Броксимон слушали, но ничего не видели.

— Докажите.

— Изабелла, — позвал Патнем, — вы не могли бы подойти к нам?

Она взглянула на Лени — та энергично кивала головой: иди. Изабелла подошла к столу и села к Винсенту лицом. Его лицо похудело, щеки втянулись. Он что, совсем ничего не ест? Да, именно это пришло ей в голову, когда она впервые после долгой разлуки увидела лицо человека, которого любила больше всех на свете: он ничего не ест.

Патнем указал прямо на нее и сказал Винсенту:

— Она уже здесь. Сидит прямо напротив тебя. Скажи, что захочешь.

Винсент смотрел в ее сторону, но мимо нее. Он напоминал Изабелле слепых, чьи глаза на вид ничем не отличаются от зрячих. И то, как неловко чувствуешь себя перед ними, как будто они тебя видят, но не совсем.

— Я жду доказательств.

Вместо того чтобы ответить, старик смотрел на Изабеллу и ждал. Потом снова повернулся к Винсенту и заговорил:

— Она просит тебя положить обе руки на стол, ладонями вниз.

Что ему было терять? Подняв руки с колен, он положил их на стол. Ему хотелось обернуться и посмотреть, что думает обо всем этом Броксимон. Но Этрих не желал ни на секунду выпускать из виду лицо Патнема: а вдруг на нем мелькнет какое-нибудь подозрительное выражение?

— Теперь смотри на левую ладонь. Я только передаю тебе ее слова.

Винсент нерешительно поднял руку и, повернув ее ладонью вверх, уставился на нее. На ней корявым, но четким почерком Изабеллы было написано бирюзово-голубое слово «селадон».

— Теперь взгляни на правую руку.

Посередине правой ладони красовалось слово «анак», которое, как уже знал Этрих, по-эскимосски значило «дерьмо».

Он вспомнил случай на кладбище, когда они оба положили руки на надгробие Петраса. Тогда Винсент моментально перенесся во время, когда Изабелла узнала от старика, как войти в Смерть. А потом, в тот же самый день, они вместе сидели в трамвае и, держась за руки, играли в игру «угадай слово». Незнакомые слова вроде «селадона» или «анака». Игра стала возможна только потому, что теперь, когда они соприкасались, совершалось волшебство.

— Чего вы хотите, мистер Патнем?

— Теперь ты мне веришь, Винсент? Ты веришь, что она здесь?

— Да. Но почему я ее не вижу?

Броксимон знал ответ на этот вопрос, но молчал. Ему не терпелось выбраться из рюкзака на землю, но он знал, что сейчас неподходящий момент просить Этриха об этом.

— Ты никогда больше не увидишь Изабеллу здесь. Она слишком далеко зашла в Смерть, обратный путь для нее заказан, И она сделала это по доброй воле, Винсент. Она сама так решила; никто ее не принуждал. А если кто-то решает уйти туда сам, то остается там навсегда. Таков закон, нерушимый, как скала. И нам он неподвластен.

Броксимон знал, что это правда. Но он также знал, что Изабелла ушла туда потому, что ее обманул Хаос, — ведь он был тогда с ней. Она сделала это для того, чтобы защитить своего ребенка. Даже не видя надписей на ладонях Винсента, он знал, что Изабелла существует сейчас в другом измерении и никогда не сможет полностью покинуть его. Всему конец. В отчаянии он задал Патнему вопрос:

— Если она ушла насовсем, то что ты тут делаешь? Вы ведь победили. Что же ты еще хочешь?

— Сделать Винсенту предложение, как я и сказал по телефону. Видишь ли, он ведь и сейчас может быть рядом с Изабеллой, только не здесь.

По ту сторону стола Изабелла медленно выпрямилась, словно кошка, поднимающаяся с належанного места в солнечном луче. Настороженная, но неуверенная, она посмотрела, касаются ли еще ее ладони ладоней Этриха.

— Пока ты здесь, Винсент, даже в одиночку ты продолжаешь представлять для нас опасность. Ты слишком много знаешь о жизни, смерти и о том, что лежит между ними. Буду с тобой честен и перейду прямо к делу. Вот наше предложение — мы сделаем так, что вы с Изабеллой окажетесь в одном посмертии, твоем. Ты уже умирал однажды, так что первая ступень тебе знакома. Если ты согласишься на наше предложение, мы пошлем тебя сразу на вторую ступень, то есть в мир снов. Думаю, что Броксимон тебе уже все про это рассказал. Там тебя встретят Изабелла и Энжи, и вы трое навсегда останетесь вместе. А самое приятное заключается в том, что ты сам сотворишь свой мир. Он будет как глина под твоими руками, и ты вылепишь из нее все, что захочешь, вплоть до мельчайших подробностей. И это будет твой собственный рай, выполненный по индивидуальному проекту, Винсент. Мы даже позволим тебе консультироваться с Изабеллой и включить в него то, что ей понравится. И тогда это будет ваш рай.

Несмотря на миллион аргументов против, Винсент избрал другой путь.

— А как же Энжи? Что будет с ним, когда он родится в том мире?

Патнем медленно потер ладонью о ладонь так, словно они болели и он пытался согреть их и заглушить боль.

— Энжи вырастет здоровым и счастливым в вашем раю. Не самое плохое местечко для детства, а? И вы сами решите, сообщать ему о том, где он находится, или нет.

— А что будет, когда он вырастет?

Старик откинулся на спинку стула и сплел пальцы на затылке.

— Вы подарите ему отличную подружку или жену, работу по его вкусу и сверкающий красный «феррари». — Он улыбнулся собственной шутке и поглядел в небо на пролетающий над ними самолет. — Позже можно подарить ему пару детишек, если он их захочет, или большой дом с видом на океан… В общем, что-нибудь по его вкусу. Все в твоей власти. Дай ему, что он захочет. Ты ведь будешь там хозяином, это будет твой мир.

— В чем же тут подвох?

Патнем отвечал без колебаний:

— В том, что ты всегда будешь знать. Вы с Изабеллой всегда будете знать, где вы находитесь, как это место называется и как вы в него попали. Каким бы прекрасным ни стал ваш мир, вы всегда будете знать, что на самом деле его не существует.

— Ха! — не сдержав раздражения, крякнул из «бебий баскета» Броксимон.

По улице проехала машина с опущенными стеклами. Из ее окон грохотала старая песня «Эй-си/Ди-си».

Сидя на скамейке в двадцати футах от них, Лени услышала песню и слегка улыбнулась. Ей вспомнились прежние деньки и то, как она совсем недавно перешла «Шоссе в ад» в своем собственном мире.

Изабелла тоже слышала музыку, но отреагировала на нее совершенно иначе. В миг, когда машина проезжала мимо, она как раз смотрела на Броксимона в рюкзаке. И спросила себя: когда же я в последний раз слышала «Эй-си/Ди-си»? Когда мы с Саймоном ели пиццу и я рассказывала ему о своем прошлом, потому что он приставал с расспросами. Она рассказала ему немного о своем детстве. О Брогсме, своем воображаемом друге. О том, как он повсюду ходил вместе с ней, потому что Изабелла многого боялась. Ее Брогсма был наполовину взрослым, наполовину ребенком одного с ней возраста. Вот потому-то он всегда знал, что делать, ведь в нем соединились лучшие черты взрослого и ребенка. Он давал ей самые лучшие советы. С ним было веселее, чем с другими. И никто, кроме самой Изабеллы, не мог его видеть, поэтому он всегда был на ее стороне, когда она в нем нуждалась. Он приходил, когда она нуждалась в утешении, и ободрял ее, когда ей было страшно.

Брогсма.

Броксимон.

— О господи боже мой! Он имя перепутал! Он подумал, что его звали Броксимон. Как это ужасно мило.

Патнем посмотрел на нее после этого неожиданного всплеска эмоций и подумал: о чем это она? Но она продолжала смотреть на Броксимона, ничего больше не говоря, и он вернулся к разговору с Этрихом.

Изабелла всегда знала, что небезразлична Саймону Хейдену, но никогда раньше не понимала, до какой степени. Теперь она осознала, что Саймон забрал воспоминания о ее детских рассказах с собой в Смерть, и одним из обитателей его мира снов стал ее Брогсма.

И потому, что Саймон был привередой в одежде, он передал это качество и ее Брогсме. Это сейчас на нем почему-то был костюм скейтбордиста, а когда она встречала его раньше, он неизменно бывал одет с безукоризненностью английского лорда или итальянского миллионера. Но это все из-за Саймона, ведь он тоже так одевался.

С самого начала щеголеватый Броксимон всегда приходил ей на помощь. Именно он первым заговорил с ней в мире Саймона Хейдена. Позже, когда она повстречала его в реальном мире на похоронах Лени, он тоже пытался ей помочь, но не вышло.

Она оглянулась на скамью, где рядом с фальшивым Броксимоном сидела Лени. Какая ирония: она, Изабелла, создала его по воспоминаниям о «настоящем» Броксимоне, думая, что он выручит ее из этой передряги. Но теперь она поняла, что оба Броксимона были лишь бледными копиями того существа, которое она выдумала, когда была девоч