КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406465 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147313
Пользователей - 92544

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Баев: Среди долины ровныя (Партитуры)

Уважаемые гитаристы КулЛиба, кто-нибудь из вас купил у Баева ноты "Цыганский триптих" на https://guitarsolo.info/ru/evgeny_baev/?
Пожалуйста, не будьте жадными - выложите их в библиотеку!
Почему-то ноты для гитары на КулЛиб и Флибусту выкладывал только я.
Неужели вам нечем поделиться с другими?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Безымянная: Главное - хороший конец (СИ) (Фэнтези)

прикольно. продолжение бы почитал

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кравченко: Заплатка (Фантастика)

В версии 1.1 уменьшил обложку.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Искатель. 1968. Выпуск № 05 (fb2)

- Искатель. 1968. Выпуск № 05 (пер. Раиса Ефимовна Облонская, ...) (и.с. Журнал «Искатель»-47) 3.41 Мб, 169с. (скачать fb2) - Константин Георгиевич Паустовский - Гюнтер Продль - Владимир Игоревич Малов - Джордж Генри Смит - Борис Иванович Смагин

Настройки текста:



Искатель № 5 1968

СОДЕРЖАНИЕ
К ПЯТИДЕСЯТИЛЕТИЮ ЛЕНИНСКОГО КОМСОМОЛА
Л.КОНСТАНТИНОВ — Сабля  полковника
Владимир МАЛОВ —  Академия «Биссектриса» 
Борис СМАГИН — Разведчик   Лавриненко 
Юрий ТАРСКИЙ — Высадка главных сил 
В.ДОБКИН — Их профессия — спасатели
Орест МАЛЬЦЕВ — Обыкновенный парень Ариф Джавадов
К.ПАУСТОВСКИЙ — Воздух метро
Хуан ЛАРГО ЛОПЕС — Первый шаг
Гюнтер ПРОДЛЬ — Следующее убийство через 47 минут
Джордж СМИТ — Отщепенцы 
№ 5 (47)
ВОСЬМОЙ ГОД ИЗДАНИЯ

Л.Константинов Сабля полковника

Более двухсот бойцов частей особого назначения в годы гражданской войны были награждены высшей в то время наградой Республики Советов — орденом Красного Знамени, тридцать из них получили эту награду дважды.

Рассказ

В рабочем кабинете квартиры, где живет пожилой полковник в отставке, на ковре висит сабля. Изогнулся полумесяцем стальной клинок. Неизвестный мастер-оружейник увенчал рукоять серебряной головкой сказочной птицы. Ее красный глаз-камешек потускнел, но смотрит на мир так же грозно, как в былые времена. По клинку выгравировано: «За верность революции». Хозяин редко вынимает саблю из ножен. Лишь иногда долго-долго всматривается в зеркальную гладь клинка…

Это было время, когда на улицах городов и деревень расклеивались плакаты: «Товарищ! Ты умеешь обращаться с оружием? Ты можешь зарядить винтовку и работать в общем строю? Ты справишься с пулеметом, с ручной бомбой? Если нет, немедленно иди в свой комитет и запишись на обучение. Член Российского Коммунистического Союза Молодежи должен быть готов во всеоружии защищать дело социализма!»

Шел 1919 год. В один из дней этого года секретаря комсомольской организации Виктора Сторожука срочно вызвали в ЧК. От металлических мастерских (бывшие «Загоруйко и сыновья») до особняка купца Свининникова, где разместилась Чрезвычайка, — километр. Виктор шел улицей, ловя на себе косые взгляды обывателей, лузгающих семечки на скамейках перед домами. Из подворотни прокричали злую частушку: «Я про комсу вам спою, про любовь свободную, отдавай скорей жену…», дальше шла брань. Виктор остановился, погрозил кулаком. Визгливый голос захлебнулся.

Городок был небольшим, здесь все знали друг друга. Знали, что Виктор Сторожук, слесаренок из мастерских, — секретарем у ненавистной кулацким подворотням комсы и каким-то командиром в ЧОНе, где выдали ему солдатскую папаху и длинную, до пят, кавалерийскую шинель. Почти новую, только дырочка на левом плече. Вот и сейчас Виктор идет в этой шинели, а папаху сунул в карман — солнце нынче ласковое.

Председатель Чрезвычайной комиссии Владимир Сидорович Петренко ждал Виктора. Он хмуро и озабоченно поглядывал на карту, всю в синих, красных и зеленых кружочках. Синий цвет — ликвидированные банды, зеленый — там, где и сейчас льется кровь. А красным обозначены места, где полегли в боях с бандитами большевики, комсомольцы и комбедовцы. «Здесь будем памятники ставить», — говаривал председатель. Красного цвета на карте было густо.

Рассказ Сторожука о делах в мастерских Петренко выслушал без присущего ему внимания, не переспрашивал, как обычно, чтобы отчетливо представить себе мельчайшие детали, не указывал Виктору на недочеты — видно, сегодня не за этим вызвал. Помолчав немного, спросил:

— Ты как будто сказал, что к тебе на учет новенькая стала. Ну и как — что она за товарищ? Стоящий, проверяли?

«Уже знает, — с неудовольствием подумал Виктор. — И как это он? Откуда? Хотя, конечно, у него опыт, он уж небось забыл, чего я и узнать не успел. И зачем я ее только на учет поставил?» Виктор поначалу даже не отдал себе отчета в том, что случайный вопрос председателя ЧК заставил его подумать о девушке с еще большей досадой, чем обычно. Но спрошено — надо отвечать.

— Да вот у нас мнение — исключать ее надо. Завтра собрание, ну и…

— Это чье же мнение, общее или твое лично? — все еще не улыбаясь, поинтересовался чекист. Голос его звучал сейчас сухо, строго.

— Мое, — кивнул Виктор. — Чего там — классово чуждый нам элемент…

Петренко недовольно поморщился. Ну и загнул, голова, — классово чуждый! Хлопец он верный, не подведет, если что, но вот насчет знания людей у него еще, как говорится, ах я швах. Ну, да это дело наживное. Поправим. — Вольно ты скор, секретарь, на оценки. Так говоришь, чуждая она нам? Давай выкладывай факты.

Виктора смутил тон Петренко, но он продолжал стоять на своем:

— А как же: интеллигентка она. Гимназии посещала, по-французски умеет. Это вам раз. В комсомол вступила, потому что революция прижала, — два. Много о себе понимает: ребята у нас в мастерских в рванье да лохмотьях ходят, а она в белую блузку вырядилась. Вот… — он загнул третий палец.

— Ты погоди, торопыга, — снова вмешался Петренко. — Ты что же — против грамоты или не по душе тебе, когда люди чисто одеты?

Виктор от удивления несколько раз хлопнул своими длинными пушистыми ресницами, предметом зависти окрестных девчат. «Уступи, Витенька, реснички, за каждую по разу поцелуем», — шутили они, чем сильно уязвляли комсомольского секретаря. Вопрос Петренко смутил его, заставил задуматься. А тут еще Владимир Сидорович «подлил масла в огонь оскорбленного самолюбия», как было сказано в одной книге про приключения английских рыцарей.

— А ведь Владимир Ильич по происхождению тоже из интеллигентов…

— Не-е-ет, Ильич из металлистов. Из Питера, с Путиловского. Нечего контру разводить…

— Ну вот и договорились, — Петренко не удержался и захохотал. — А ты парень не промах, чуть что — самого председателя ЧК в контры зачислишь. Вот что я тебе скажу, Сторожук. Ты у всех на виду, можно сказать, молодую революцию в нашем городе представляешь — учиться тебе надо. Грамотой гордиться надо, а не бежать от нее. Вот так, значит. Понял мысль?

Виктор и сам не раз думал об учебе, только не знал, правильные ли это мысли, когда борьба кругом и столько крови льется. Он откладывал их свершение в далекое будущее, когда у комсомольцев на все будет времени хватать, даже на учебу.

— Скинем всю контру — пойду учиться. В институт, на инженера…

— Вот, вот! И тебя тогда из комсомола — р-раз!.. Это тебе не гимназия, поднимай выше… — не удержавшись, уколол его Петренко.

Виктор в растерянности мял папаху. Выходит, прав Петренко: дубина ты, товарищ Сторожук, дубиной. А еще секретарь ячейки называешься.

— Не переживай, — добродушно пробасил председатель Чрезвычайки. — Перемелется, мука будет. А теперь к делу. Насчет Ларисы Колосовой вот что: подумайте хорошенько, а потом решайте. Батьку ее я хорошо знал: царская каторга познакомила нас, почитай, шесть лет вместе отбыли. Сама девчонка горя хлебнула — другим на всю жизнь хватит. Мать ее по чужим людям бельишко стирала да кухарничала, чтоб дочку выучить. В гимназию ее не принимали — кухаркина дочка, сам понимаешь. Да нашлись добрые люди, сочувствующие, помогли. Брат ее у нас работает, ты его знаешь — Вася Колосов. К нему и приехала она, как мать сыпняк свалил. Так-то. А вы — «классово чуждый элемент»…

— Так чего ж молчала? — совсем приуныл Виктор. — У нее ж, можно сказать, самое что ни на есть пролетарское происхождение…

— Не все о себе говорить любят. Особенно когда не спрашивают, — мягко объяснял председатель ЧК. — Девушка она гордая и заслугами своими хвастаться не станет, секретарь. У нас для нее будет важное поручение, для Ларисы, затем и звал тебя, чтобы обсудить…

Лариса Колосова появилась в городе с месяц назад. Знали ее здесь мало. После смерти отца — сшибла жандармская пуля при побеге с каторги — мать с братом и с ней подалась в Херсон, к родственникам. Матери тоже не довелось увидеть светлые дни: слегла она от сыпняка, да так и не встала. Лариса, оставшаяся в Херсоне одна, года через два после смерти матери разыскала брата.

Встречи у них по-настоящему не вышло: только и успел Василий, что определить ее на жилье, и тут же умчался в погоню за очередной бандой «зеленых». Так что их вместе даже не видели.

Ее направили в контору металлических мастерских — самого крупного городского предприятия. Город, такой маленький после Херсона, показался ей сначала чужим, неуютным. Она никак не могла привыкнуть к нему, к его сутолоке и гаму, к его шумным молодежным компаниям, к тому, что здесь все знакомы друг с другом и все здороваются. Она и вообще-то нелегко сходилась с людьми, а тут и совсем замкнулась, держалась гордо и как-то отчужденно. В мастерских ее так и прозвали гордячкой, а многие ребята считали, что она чурается их, обыкновенных работяг в замасленных рубашках и кепках. Что там, мол, говорить! Конторская барышня, вот и весь сказ.

И вот однажды, примерно неделю спустя после ее появления в мастерских, Лариса подошла к Виктору Сторожуку и попросила поставить ее на учет.

— Комсомолка? — не поверил секретарь. — Покажи билет!

Показала. Все честь по чести: фамилия… выдан… членские взносы… И наискось крупно написано: «Коммунистический долг выполнила». Но даже эти слова не произвели впечатления на недоверчивого секретаря ячейки.

— Разберемся, — сурово сказал девушке Сторожук. — Может, по ошибке билет выдан.

Так возникло, выражаясь современным языком, персональное дело Колосовой. Но тут подоспели события, которые, заставили комсомольцев посмотреть на Ларису Колосову совсем другими глазами.

Город занимал важное стратегическое положение, через него проходили хлебные дороги, отборное зерно шло из глубин Украины. Он был как бы хлебным перевалочным пунктом. До революции местные купцы жирели на зерне; центральная улица (она так и называлась — Хлебная) была сплошь застроена двухэтажными домами наиболее удачливых хлебных спекулянтов, возле которых кормились приказчики, маклеры, перекупщики и прочая торговая мелкота.

Вокруг на сотни верст раскинулись степи. Ровные, как натянутое полотно, они протянулись от горизонта до горизонта, и казалось, вся земля — вот такие бескрайние разливы пшеницы. Зелеными островками плыли в желтом море богатые хутора. Залегли в зреющих хлебах овраги. Понимая, что основные силы большевиков заняты на фронтах, подняли головы недобитые помещичьи и кулацкие сынки. Это были злобные и опасные враги; местные уроженцы, они знали все ходы и выходы в степных просторах и деревнях, держали в страхе деревенскую бедноту — когда еще ждать помощи из города? — они грабили и убивали без разбору. Вот подлинный документ эпохи, донесение киевского губвоенкома о зверствах банды Соколовского: «Погром в городе Радомысле имел ужасающий характер, большинство убитых — женщины, старики, дети. Пока зарегистрировано 235 трупов. Много трупов брошено бандитами в реку. На трупах детей массовые уколы штыками. У женщин проколоты штыками груди. У некоторых разрезаны животы… Все трупы обобраны чуть ли не донага. Женщины и дети обезображены до ужаса».

Напрягая последние силы, молодая республика разрывала огненное кольцо фронтов. А внутри этого кольца вспыхивали кулацкие мятежи. Крупные, вроде банды Григорьева, были разгромлены регулярными частями Красной Армии. Но оставалось еще очень много мелких банд — всяких «коршунов», «зеленых», «батька Андрия», «батька Степана», сумасшедшей Маруськи… Мелкие это были болячки, но от этого не легче. Такая банда в полсотни сабель вырубала активистов и комнезамовцев в очередном селе и исчезала бесследно в мареве степей, рассыпалась по хуторам, отъедалась и отсыпалась до следующего налета.

Каждую ночь дали пламенели пожарами. На крестьянских телегах привозили в город изрубленных комнезамовцев — под три залпа опускали в землю.

Стояла в городе небольшая красноармейская часть. Тягаться с бандами ей было не под силу — только бы город удержать. И еще было несколько десятков коммунистов и комсомольцев. Рядом с их рабочими местами стояли винтовки. Случалось, отстреливались от бандитов на окраинах. Иногда уходили в степи, пробивались через засады и возвращались угрюмые, иссушенные солнцем, везя на подводах раненых и погибших друзей.

Городской отряд ЧОНа да горстка красноармейцев — вот и все силы, противостоявшие разбойничьим кулацким хуторам.

— Если банды объединятся, нам их не сдержать, — докладывал Петренко ревкому. — Мы можем поставить под ружье максимум полторы сотни людей. Многие из них впервые держат винтовки. Остальных забрали на фронт… Дай мне, председатель, в ЧК человек пять коммунистов. Ты мои потери знаешь, — проговорил раздумчиво Петренко. — Мысль у меня одна появилась…

— Нет у меня людей. Нет! — жестко ответил предревкома. — И тебе, Петренко, это известно не хуже моего. Твоим коммунистам очень туго, знаю, но ведь каждый — золото. Справишься. — Он устало закрыл глаза ладонью. — А-а… говоришь… мысль?

— Тут недавно мои хлопцы перехватили связную. К Свининникову - младшему шла. Приказ у нее нашли — бандам сгруппироваться. Готовить мятеж. Очень подробные инструкции у нее, понимаешь, все в деталях.

— Кто посылал?

— Молчит. Мое мнение: либо эсеры новую контру заварили, либо ее послало на связь сборище тех же эсеров, украинских эсдеков и незалежников. В мае оно было, в Киеве… Вот я и подумал, а не воспользоваться ли нам…

— Ясно. Будет план, доложишь. И торопись. А людей нет и неоткуда взять, — уже мягче отказал все-таки предревкома.

— Тогда прошу ревком разрешить мне отобрать среди комсомольцев. И еще — мне нужна Лариса Колосова. Ведь связная…

— Хорошо… Это на твое усмотрение…

Бывший унтер-офицер царской армии Супрун был крут. Солдатскую науку знал досконально: как-никак в армии лет двадцать прослужил. Но в последние годы пытался приспособиться к мирной жизни — определился ночным сторожем в ревком. Там его и нашел Сторожук. Виктору стоило немалого труда уговорить Супруна обучать чоновцев.

— Ни, — отказывался бывший унтер-офицер. — Не хочу. У мене самостийна линия життя. Ни до червоных, ни до билых, ани до зеленых я не пиду. Я сам по соби, як той анархист, тильки наоборот: про мене уси власти добри.

Он нарочно говорил по-украински. Я, мол, не солдат, а теперь такой же «шпак», как и остальные.

Хитрый Сторожук затащил однажды Супруна на пустырь, где проходили занятия чоновцев. Парни и несколько девчонок неумело вертели в руках винтовки.

— Слушайте мою команду! — страшным голосом выкрикивал заместитель командира взвода Микола Марченко. — Я командую: «Равняйсь!», а вы что делаете?

Комсомольцы выстроились изломанной линией. — А теперь говорю вам: «Заряжай!»

Защелкали затворы, кто кулаком вколачивал обойму в магазин, кто ткнул ствол в спину товарищу…

— Молокососы! — не выдержал и закричал истошно Супрун. — Цуценята! Вы ж друг друга перестреляете! Бандиты ростовские!

(В Ростове у бравого унтер-офицера когда-то стащили бумажник.)

Комсомольцы исподтишка посмеивались. На этот счет они получили строгие инструкции от Сторожука.

— А как надо? — наивно спросил Виктор.

— В шеренгу по одному стройся! — зычно рыкнул Супрун, в один момент забывший о своей «штатскости».

Не особенно церемонясь, построил чоновцев. — Равняйсь! Полуоборот головы направо, животы убрать, глаза на грудь четвертого человека. Эй ты, куда винтовку выпер? Приклад до правого носка, и штык, штык примкни! Крайний слева, не шевелись, говорю тебе, лаптух с половой, строй для солдата есть святое место. Смирно!

Супрун повернулся к секретарю ячейки.

— В армии я из такой зелени за год солдатов делал. Орлов!

В строю зашевелились.

— Команды «вольно» не было! — громыхнул унтер.

— Надо из них сделать красных бойцов за десять дней, — сказал Сторожук. — Для этого у них есть все: революционный энтузиазм, желание сражаться с врагами трудового народа, комсомольская дисциплина. Нет только знания военного дела.

Он прошел перед строем. Супрун строго по-уставному следовал за Сторожуком. Унтер-офицер забыл, что на плечах у него латаная гимнастерка, пузырятся стираные-перестираные штаны, а разбитыми вдребезги сапогами лихо не щелкнешь. На него повеяло родными армейскими ветрами, перед ним стояли новобранцы, для которых он высшая власть. Разве ж это допустимо, чтобы человек даже команду «кругом!» не умел выполнить?

— Вольно! — скомандовал Сторожук. — Товарищи комсомольцы! Центральный Комитет призвал нас обучиться военному делу. Апрельская директива предписывает организовать коммунистов в боевые подразделения, которые должны быть готовы по приказу партийного комитета к быстрому сбору и выступлению. Учитывая напряженность текущего момента, это относится и к нам, комсомольцам. Мы должны уметь собственными руками дать по зубам классовому врагу, который пытается нас задушить. Лозунг Цекамола: «Победа куется в мастерских, катится по рельсам и завершается ударом штыка!» По постановлению партийного комитета города все комсомольцы объявляются мобилизованными для борьбы с бандами. Совсем недавно мы отдали по мобилизации каждого второго комсомольца фронту. Сейчас они проливают свою святую пролетарскую кровь в борьбе с мировым капиталом. Наша с вами задача, товарищи, уничтожить подлых наймитов капитала внутри страны. Обучать нас будет видный специалист военного дела, боевой товарищ Супрун, которого много лет мировая гидра угнетала в казармах и окопах. Все его команды выполнять как решение ячейки!

Рисунки П.Павлинова

На Супруна речь Виктора произвела большое впечатление. Особенно насчет «видного специалиста», «мировой гидры» и угнетения. Он расправил плечи, подтянулся. И когда Сторожук сказал: «Товарищ инструктор, приступайте к занятиям», — Супрун ответил: «Рад стараться!»

Хутор кипел страстями. В хозяйском доме — просторном, крытом жестью — гулял Свининников-младший. Он восседал под разлапистым фикусом и вместе со своим «штабом» глушил самогонку.

То была не обычная, каждодневная, тупая и бесконечная пьянка. Сегодня все было куда торжественней: к Свинин-никову прибыл его приятель, атаман такой же, как и у него, банды — Бокун. По сему случаю в доме хозяина хутора Трофима Стригуна собрался весь свининниковский штаб: заместитель Свининникова Сироконь, личный адъютант Мишка Гундосый и начальник штаба Иван Решетило, в прошлом петлюровский сотник. У стены под вышитыми рушниками сидела хозяйка, смиренно сложившая руки на коленях и мирно улыбавшаяся. В душе она все время боролась с искушением запустить в дорогих гостей «чем бог послал». Прислуживали хозяйская дочка Параска и наймичка Марыся. Гундосый время от времени лениво, словно для порядка, уговаривал Параску погулять с ним в степи, где он ей все, «ну, чисто все» расскажет про жизнь. А она так же привычно шептала в ответ: «Маты не дозволяють, а я б пишла…»

Пили и на обширном подворье хутора. Бандиты установили тачанки с тупорылыми пулеметами так, чтобы держать под огнем степь, окружившую хутор, распрягли лошадей, сложили под деревьями пожитки. Хоть они и чувствовали себя в безопасности, но оружие каждый держал при себе.

Свининников наливал стопку за стопкой.

Хозяин полудремал, размышляя о том, в какую копеечку влетят ему «гости». Впрочем, волновался он не особенно. Свининников всегда щедро расплачивался награбленным.

Решетило и Сироконь молча хлестали самогон, закусывая крепко и последовательно.

Свининников и Бокун держали совет, что делать дальше. Не завтра, не послезавтра, а вообще, в будущем. Приятели предчувствовали, что очень скоро им придется туго. Дошли слухи о разгроме Струна на Черниговщине, Зеленого под Киевом, Ангела… Да и другим приходилось не сладко.

В городах большевики организовали этот ЧОН, в деревнях — пораздавали оружие голытьбе. Приходится все время держать ухо востро. Как бы после крупных банд большевики не взялись всерьез и за мелкие.

Перспективы не из веселых.

— Я так думаю, — рассуждал Бокун, — погуляю, пока смогу, насолю побольше, и… — атаман выразительно рубил рукой.

— Рано отчаиваться, — убеждал Свининников, — крестьянин недоволен большевиками, а это уже много. Мы — мужицкая держава.

— Бунтует богатый селянин, — уточнял Бокун. — Но сила сейчас не у него. Подрезали его большевики под корень. Сто хворобин в печенку!..

Бокун был из зажиточных хуторян и знал, что говорит.

Вот так, слово за словом и текла по самогонке мирная беседа. Будто об урожае на будущий год беседовали или о том, ехать или не ехать на ярмарку в соседнюю Знаменку. А между тем банды Свининникова и Бокуна оставили кровавый след по всей округе. У каждого был свой «стиль». Свининников вешал и рубил только большевиков и комнезамовцев, а потом проводил горластые «митинги». В партии эсеров его в свое время учили, что вся опора на крестьянство, то есть на кулака.

Бокун, ни к каким партиям никогда не принадлежавший, выжигал все подряд — питал он лютую ненависть ко всем, кто отобрал у него землю. Там, где проходила банда Бокуна, оставались одни головешки.

В дверь просунулась чубатая голова одного из караульных. Он поманил Гундосого.

— Узнай, чего там, — лениво процедил Свининников. — Нет, все-таки самогонка из пшеницы лучше, у бурячанки слишком дух резкий.

— Там якась дивчина до вас добивается, — доложил Гундосый.

— Это еще что за новости? — удивился атаман. — Нехай войдет!

Вошла девушка. На чеботках — многослойная пыль, серая, едкая, степная. Пыль села и на лицо, только глаза блестят. Каштановые волосы коротко острижены. Одета в аккуратную свитку, какие носят здешние девчата, но сразу видно — с чужого плеча. Весь ее вид, манера здороваться и разговаривать свидетельствовали — не местная, не степнячка. Из города.

Первым делом Свининников спросил, откуда она.

— Из Киева, — сказала девушка. И капризно закусила губку. — Ваши вандейцы ни за что не хотели меня пропустить. А я так устала! Mon dieul Как я устала!

— Вы говорите по-французски? — оживился Свининников. — Какой приятный сюрприз в этой дикой глуши!

Он тоже перешел на французский. Атаман — купеческий сынок, недоучившийся студент, скороспелый прапорщик империалистической войны — считал себя интеллигентным борцом за интересы крестьянства. Всаживая пулю в лоб связанному комнезамовцу, он любил порассуждать о жестокости бытия и очищении кровью.

— Сотни километров пути, товарные вагоны, грязные лапы мешочников, эти бесконечные патрули, проверки документов, облавы, — рассказывала между тем девушка. — И вдруг у вас, у своих, вместо «здравствуйте» гнусное: «Под ними юбку, зараза, может, ты там пушку прячешь!» Боже мой, до чего довели народ! Кстати, как раз перед вашей дверью у меня пропала бриллиантовая брошь — подарок князя Ухтомского, воспоминание о первом бале. Вы понимаете, как она мне дорога, эта безделушка, как мне не хочется, чтобы к светлому воспоминанию прикасались чужие…

Девушка так и сыпала словами. Свининников улучил паузу.

— Я прикажу наказать виновных, мадемуазель! — заверил он и для убедительности даже приложил руку к сердцу. — Впрочем, вы должны их простить — такая война, как наша, ожесточает нравы.

— Я понимаю, все отлично понимаю, но это очень обидно…

Бокун таращил глаза. Поток французских слов привел его в недоумение.

— Про що воны, га? — толкнул он локтем Гундосого.

— Видчепиться, — отмахнулся тот, наполняя самогоном стопки, — хиба не чуете — про политыку балакають.

— За нашу дорогую гостью, — поднялся со стаканом Свининников. — За неожиданный подарок судьбы! Все деловые разговоры потом!

Ему хотелось быть галантным и предстать перед незнакомкой рыцарем, даже в мерзкие времена не утратившим душевного благородства.

— Нет, нет, — запротестовала девушка. — В таком виде я не могу сесть за стол. Нет, нет! На мне грязь всех теплушек. Я даже чувствую, как она липнет. Кажется, все отдала бы за ведро теплой воды, о ванной я и не говорю…

— Марыся! — гаркнул внезапно оживший хозяин дома. — Помоги панночке помыться.

Он погремел ключами, открыл пузатый комод, достал кусок мыла, которое тогда было дороже золота.

От такой щедрости хозяйка чуть не подавилась куриной косточкой.

Революция родила коммунистические части особого назначения, задачей которых была защита своей матери революции от внутренних врагов. И формировались эти части из самых храбрых и преданных сынов — коммунистов и комсомольцев, по каким-либо уважительным причинам не ушедших на фронт.

Впоследствии комсомольский поэт скажет:

Это были все бойцы решительные, Делу верные, ребята свойские: Пулями к телам их попришитые, Кровью смочены билеты комсомольские…

С трехлинейками уходили ребята в бои. Возвращались не все. Ведь они даже подучиться солдатской науке порой не успевали — не было времени, не было опытных командиров. Где удавалось, привлекали в качестве инструкторов бывших унтер-офицеров и других «чинов» старой армии.

Виктор Сторожук был командиром взвода отряда особого назначения. Но весь его опыт ограничивался несколькими стычками с бандитами — огневыми, быстрыми, стихийными. Поэтому и пришлось идти на поклон к Супруну. Понимал Виктор: одного желания сражаться с врагом мало, воевать нужно учиться.

Супрун муштровал чоновцев по всем правилам. Комсомольцы раздобыли ему тужурку, еще кое-что из одежды. Бывший унтер постепенно освоился и больше не заводил разговоров о «самостийной» линии.

Несколько раз на пустыре, где проходили занятия, появлялся председатель ЧК Петренко. Он одобрительно кивал головой, глядя, как Супрун до седьмого пота гоняет чоновцев, беседовал с ребятами о текущих событиях, делился новостями.

— А куда исчезла Колосова? — спросил как-то Виктор чекиста.

— Скоро встретитесь, — ответил неопределенно Петренко. И перевел разговор на другое: — Как у твоих ребят с оружием?

— На сорок человек двадцать две винтовки. К каждой — по две обоймы. Есть ещё три нагана и несколько бомб. В мастерских ремонтируем два пулемета…

— Не густо, заходи к нам — подбросим. Взяли недавно небольшой склад с оружием, так что теперь есть. А что с одеждой?

— Сами видите — кто в чем. На весь взвод — ни одной целой пары ботинок.

— С одеждой трудно. Раздобывайте, где можете. А теперь посмотрим, чему научились.

И Петренко принялся довольно придирчиво экзаменовать чоновцев по огневой подготовке. Супрун чувствовал себя как на инспекторской проверке в былые времена. Он ел глазами начальство, на все вопросы отвечал строго по-уставному, исподтишка показывал комсомольцам кулаки: мол, старайтесь, не подводите.

Петренко остался доволен. Поблагодарил Супруна за службу трудовому народу и пообещал переговорить с военкомом, чтобы зачислили инструктора на жалованье.

Девушка отдохнула, отоспалась. Когда на следующий день встретилась со Свининниковым, была тщательно причесана, аккуратно одета: длинная коричневая юбка и белая блузка с высоким строгим воротничком делали ее похожей на гимназистку.

— Леся, — протянула узенькую белую ладошку. Глядя на девушку, на ее руки, любой сразу сообразил бы, что физический труд ей незнаком, жила раньше в холе и ласке. — Я прибыла по поручению известных вам лиц…

— Ни от кого связных не ожидаю. — После ночной пьянки Свининников смотрел на мир хмуро и подозрительно. Голова трещала, хотя адъютант вылил на голову атамана ведро ледяной колодезной воды. Нет, надо все-таки пить пшеничную, а не бурячанку. Белки глаз прорезали красные нити. Словом, самочувствие атамана было неважным. От вчерашнего гостеприимства не осталось и следа.

— Вот, взгляните-ка, — Леся протянула Свининникову квадратик серого картона. Обычный клочок — обтерся, завернулся по краям. Брось такой в пыль, на дорогу — никто не подберет. — Вы должны знать, что с ним делать.

Свининников поднес к картонке горящую спичку. Картонка долго не загоралась, потом огонек словно нехотя лизнул закраины. Картон сгорел, и в руках атамана остались чуть оплавившиеся металлические буквы: «С» и «Р».

— Гм, старый способ опознавания, — проговорил Свининников, всматриваясь в рисунок букв.

— Наша партия не осуждает вас за то, что вы вопреки директивам нарушили дисциплину и… как бы помягче выразиться, стали предводителем вот этих… — Леся указала рукой за окно, где завтракала, чистила оружие, мыла лошадей и обстирывалась его банда.

— Но-но, полегче, — вскинулся Свининников. — Пока в Киеве разрабатывается туманная тактика, эти люди гибнут в борьбе с большевизмом.

— Давайте называть вещи своими именами, — спокойно сказала Леся. — Зарубить комнезамовца в нынешних условиях так же безопасно, как раздеть путника на большой дороге.

Она состроила презрительную гримаску, давая понять, что лично ей противно и то и другое. Заговорила жестко, решительно:

— От вас ожидают большего. Вы знаете, как напряжена сейчас обстановка. Лозунг дня: сплачивать, объединять все силы для борьбы с большевизмом, наносить удары по самым уязвимым местам. Не размениваться на мелочи, на бессмысленную лихость.

Леся перешла на доверительный тон:

— На вас очень надеются, ценят ваш боевой опыт и непримиримость к врагу. Впрочем, все это сказано в письме…

Она попросила нож, распорола подкладку свитки, извлекла листок папиросной бумаги.

Пока Свининников читал, она задумчиво постукивала пальцами по краешку стола, посматривала в окно. Голубела за квадратами стекол степь, у самого края горизонта подпирали небосвод тополя — там был другой хутор.

Атаман сказал:

— Мне надо все обдумать. Если вы не возражаете, встретимся позже.

— Нет, не возражаю. Тем более что понимаю ваше состояние: вести очень важные, а голова, наверное, раскалывается…

Свининников натянуто улыбнулся, поняв намек. Но в ее словах не слышалось ни презрения, ни упрека, и он промолчал.

На следующей встрече атаман спросил:

— В письме, помимо инструкций, есть приписка, что цель укажете вы. Что за цель?

— В этих местах есть только одна цель, достойная вашего внимания. Город… Он опора большевизма в степях. Придет время, красные окрепнут, и тогда город станет плацдармом для наступления.

— Этот орешек мне не по зубам.

— В одиночку — да. Но есть еще Бокун, есть другие, которых вы знаете. Наше влияние на них не распространяется, они самостийники, но вы-то у них авторитетом пользуетесь…

Леся зло и азартно сверкнула глазами.

— А если внезапно из пулеметов, как косой по траве, — чтоб после этого пусто и голо…

— Мы думали о городе, — сказал Свининников, — определенные планы у нас есть, но не такие конкретные… — И вдруг без всякой видимой связи спросил девушку:

— Вы из Киева?

— Вообще-то из Херсона, но в данном случае — из Киева. Да и детство мое там прошло.

— Как же, бывал, бывал… Даже свидания назначал у памятника святому Владимиру. Внизу, на Подоле.

— Видно, не очень были влюблены, если даже забыли, что памятник этот на Владимирской горке стоит…

— Прошу прощения, оговорился… Ах, Киев, Киев… Золото куполов, синь Днепра… Там мои лучшие годы прошли. Кстати, у вас в Киеве друзья есть? Могут оказаться

общие знакомые…

Леся назвала несколько фамилий. Действительно, нашлись и общие знакомые, и даже оказалось, что сестра одной из Лесиных подруг ходила к памятнику Владимира на свидания с юным студентом Свининниковым.

— А я тогда была маленькой и страшно завидовала тем, кто ходит на свидания.

Посмеялись: тесен мир. Шел мирный светский разговор, какой бывает у малознакомых людей, желающих больше узнать друг о друге.

— Как вы очутились в этих местах? — спросила Леся.

— В городе жил мой отец — очень уважаемый в здешних местах человек. Где он, я не знаю. В родительском доме сейчас большевистская ЧК заседает. Страшно подумать, что оплевано и уничтожено все, что было дорого… После фронтов подался к Петлюре, был ранен, думал отлежаться у отца — я еще не знал, что он вынужден был бежать отсюда ночью, как какой-нибудь каторжник. Приехал, а здесь никого… Затянулись раны, отлежался, ушел в степь, собрал лихих хлопцев, у которых есть о чем поговорить с красными, и айда саблей махать…

— Вот этой? — Леся указала на клинок, лежавший на скамье.

— О, у этой сабли богатая история! Я ее снял с убитого комиссара. Знатно рубился красный, если бы Гундосый не снял его из маузера, не одолеть бы в сабельной схватке. Комиссаровы пальцы прикипели к рукояти, пришлось отрубить. Но что за клинок! Восточной работы, древний, теперь такие не делают. Видно, во многих руках побывал, вспоен кровушкой…

Леся взяла оружие. Тускло сверкнула золотая чеканка на ножнах. Рукоять завершалась серебряной головкой сказочной птицы.

— Феникс… По преданию, сгорев, эта птица возродилась из пепла…

— Мы пройдем через любое пламя, чтобы победить, — очень серьезно сказала Леся.

В горницу заглянул адъютант.

— Вернулись наши. Все нормально. Дома комбедовцев выжгли, а самих в колодец отправили — испить водицы. Одному живот землей набили — пусть жрет нашу землю, — он грязно выругался.

Леся отвернулась к окну, смотрела, как прибывшие бандиты сгружают с тачанок узлы, какую-то утварь.

— Отбивались? — спросила она через плечо.

— Какое там… У них и оружия не было. Темнота деревенская.

Гундосый помялся: видно, хотел что-то сказать, да не решался.

— Ну что там? — резко спросил Свининников.

— Ребята обижаются… Давно ничего подходящего но брали — все горшки да ухваты. Надо бы эшелончик перехватить, а то разбегутся к добычливым…

— Все бы грабить, — вскипел Свининников, — а что великие идеи кровью захлебываются, так до этого никому дела нет…

Последние слова были явно рассчитаны на связную центра. Но она не поддержала атамана.

— Люди рискуют жизнью, и требование награды за риск вполне справедливо.

Она сказала это громко, так что услышали бандиты, топтавшиеся в сенях. Оттуда кто-то крикнул:

— Правильно скумекала, хоть и баба. Жалованья нам небось не платят.

— В борьбе издержек не избежать. И мы обязаны их компенсировать. А вот настраивать против себя местное население накануне сложной операции, вызывать озлобление не разумно, — тихо убеждала атамана Леся.

— Не понял, — у Свининникова портилось настроение. Не хватало еще, чтобы эта девчонка стакнулась с его головорезами, поучала его.

— Уничтожили пятерых, восстановили против себя сотню…

— Так что же, сидеть сложа руки?

— Я вам уже сказала: собирать силы для главного. У меня очень мало времени, поэтому прошу торопиться. Я думаю, стоит без промедления собрать всех… — она замялась, — повстанческих командиров… Да… Посоветоваться, разработать план.

— Командуете?

— Нет, советую и предлагаю…

— А стоит ли вообще заваривать эту похлебку?

— Решайте сами. Риск есть риск, а война есть война. Но если вы колеблетесь, я хотела бы встретиться с вашими людьми. Их мнение важно и для вас и для нашего дела.

Свининников поинтересовался, нет ли у Леси личных просьб.

— Разместили меня прилично. Хорошо бы время от времени выйти в степь, погулять, побыть одной. А ваши повстанцы, наверное, и за ворота не выпустят?

— Я распоряжусь…

На подворье хутора чубатые, обвешанные оружием бандиты плотным кольцом окружили пулеметную тачанку. Многие, несмотря на жару, были в сапогах и кожушках. Щетинились давно не бритые физиономии. Взлетали над головами кулаки, подтверждая правоту очередного оратора. На тачанке, у пулемета, стояла Леся. Рядом Свининников со своим штабом.

Говорила Леся.

— Вы проливаете кровь за свое будущее счастье, чтобы жить так, как вам хочется. Окончится эта жестокая война, и каждый из вас вернется домой, к своей земле. Всей своей крестьянской душой стремитесь, чтобы такой день настал как можно быстрее. А что получается? Неделя за неделей проходят в набегах, не приносящих вам ни победы, ни славы. Что изменится, если вы вырубите еще несколько большевиков? На их место придут новые, запасутся винтовками и в следующий раз встретят вас пулями. Для Советов эти ваши укусы болезненны, слов нет, но не смертельны. А время уходит. Все больше селян тянутся к большевикам. По нашим сведениям, даже зажиточные мужики становятся на их сторону, потому что по горло сыты гражданской войной, а Советская власть помотает им наладить хозяйство…

Из толпы понеслись улюлюканье и свист.

— Как же, они помогут… Всю землю забрали…

— Продотряды все закрома вылизали…

— Чуть что — реквизиции…

— Землю отобрали не у всех! Многим ее дали. Большевики перешли от продналога к продразверстке. Несмотря на тяжелейшие условия, они помогают крестьянам зерном и машинами…

— Вы что, за Советскую власть агитируете? — закричал Свининников.

— Я излагаю обстановку такой, какой она сложилась на сегодняшний день. Ваши люди должны знать правду. Правильно я говорю? — обратилась Леся к бандитам.

— Правильна-а…

— Валяй излагай про текущий момент…

— Не маленькие, разберемся что к чему…

— Но нам с Советской властью не по пути! Голытьбе — другое дело. А то что же получается: у тебя отбирают твой пирог, отрезают по ломтю Ивану, Петру да Марье, а остальное возвращают — на, угощайся! Кто держал в зубах весь пирог, не согласится на его шматок.

Леся говорила очень спокойно, почти не повышая голоса. И странное дело, ее слушали довольно внимательно — ведь речь шла об их собственном будущем. Имело значение и то, что эта дивчина прибыла откуда-то очень таинственно и с ней шептался сам Свининников.

— А если Красная Армия разобьет Деникина и возьмется за вас? Выстоите вы против богунцев или против Котовского?

В кольце, окружившем тачанку, прошел легкий гул. Да, против Котовского не выстоять…

— Выход один: пока большевики заняты сражением на фронтах, наносить им удары здесь. Такой план разработали наши руководители в Киеве. Он требует объединения сил. Вам поручается взять город…

Бандитская сходка снова заволновалась.

— Ты дывысь, хоч дурна, так хытра…

— У городи коммунистов багато, так боны тоби його и виддадуть…

Леся подняла руку, переждала выкрики.

— В городе коммунистов мало, почти все они ушли на фронт. Там есть и наши люди, они нас поддержат. И второе. На железнодорожной станции скопилось огромное количество вагонов с ценными товарами. Их задерживают, потому что в первую очередь пропускают эшелоны с хлебом. Вы хотите возвратиться к мирной жизни не с пустыми руками. Вам нужно будет подправлять разрушенные хозяйств». А чем? Села нынче нищие — в них ничего не возьмешь. Вы же заслужили вознаграждение за свои боевые труды, за то, что жертвуете жизнью, когда другие греются под боком у солдаток… Удачный штурм города вознаградит вас за все.

Леся сказала совсем доверительно:

— Верные люди сообщают, что на станции есть эшелоны с мануфактурой, солью, ценными товарами…

Это сообщение пришлось по душе «борцам против большевизма». Пограбить, пожить вольготной разгульной жизнью, пустить красных петухов над хатами ненавистных бедняков — да, это им любо!

Кто-то первым истошно завопил: «На город!..»

— Знаешь хутор Стригуна? — спросил Петренко у Виктора.

Виктор покачал головой. Чекист и чоновец склонились над картой.

— Смотри — вот он. — Петренко ткнул остро отточенным карандашом в еле приметную точку. — Этот хутор — база Свининникова. И отсюда он совершает набеги по всей округе. Удачно бандит окопался — сил у нас в этом районе никаких. Добраться к хутору большому отряду незамеченным — невозможно. По всему пути — кулачье, подкулачники, Свининникову сразу донесут. Он снимется — тогда ищи ветра в поле. А выжидать дальше нельзя — каждый день гибнут люди. Где выход?

У Сторожука сверкнули глаза.

— Поручите нам: подберемся по одному, незаметно, забросаем гранатами. Главное — внезапность…

— Не сможете. Это ты не по-комсомольски рассуждаешь: раз — и в дамках. Не обижайся, но дело это посерьезнее, чем кажется. Свининников — бывший офицер, и разведка, охранение у него поставлены отменно. Противника нельзя недооценивать. И кроме того: уничтожим его, останется Бокун, атаманы помельче. Если громить, так всех вместе. Одним ударом — и конец…

— Ого! — обрадовался Виктор. — Масштабы!

— Были бы у нас силы, вышибли бы их по одному, по очереди, не давая объединяться. Это лучший вариант. Но раз сил у нас нет, приходится рисковать. Сейчас появились кое-какие возможности, не буду о них рассказывать. Рано еще. У нас с тобой задача более конкретная. На хуторе находится наш человек. С ним необходимо встретиться, получить нужные сведения. Ты этого человека знаешь…

— Ваш товарищ? — уважительно спросил Виктор.

— Наш. Ты его еще из комсомола собирался исключить…

— Неужели…

У Виктора вытянулось лицо. Захлопал ресницами, полез рукой в потылицу — вот так так!

— Да. Она там под видом связной антибольшевистского центра. Когда посылали, учитывали все: настоящую связную мы перехватили, у Ларисы есть образование, соответствующий внешний вид, чтобы произвести впечатление на Свининникова, она умеет держать себя как интеллигентная барышня из бывших. Мы узнали, что Свининников ищет связь с центром, вот мы и пошли ему «навстречу». Специально для Ларисы никакой легенды не придумывали — так ее труднее будет на чем-либо зацепить. Только имя сменили — Леся. Задача у нее сложная, но пути к ее решению выбраны простейшие. На это вся надежда — не придет Свининникову в голову, что его так запросто купили.

— И Лариса уже там?

— Да. Ни одна душа живая об этом не должна знать. Ни одна: иначе не только сорвется операция — погибнет наш прекрасный товарищ. Я тебе одному рассказываю. Потому что к хутору Стригуна пойдешь ты. Согласен?

— Еще бы! Везде пройду, если нужно.

— Мешочников видел? Сходи на станцию, еще посмотри: как одеты, как разговаривают, что на что меняют. Сойдись с ними, узнай цены, выясни ходкие товары. Ты будешь спекулянтом: не голодным рабочим, который последнюю рубашку на меру зерна меняет, а барыгой, живоглотом. К таким у кулаков больше доверия — свои, ворон ворону глаз не выклюет. Уяснил картину?

Петренко говорил короткими рублеными фразами. Лишних слов он вообще не любил, а тут чувствовалось — продумал все до мелочей.

— Но это на случай, если столкнешься с подручными Свининникова или других атаманов. У тебя задача иная. Подойдешь к хутору незаметно. Лариса вечером выйдет гулять в степь. Вот тогда ты и объявишься. Но так, чтобы былинка не шевельнулась, чтобы даже ветер шепоток на хутор не принес…

Виктор вскочил, вытянулся.

— Можете не сомневаться, товарищ председатель ЧК. Выполню все в лучшем виде!

— Ну что ж, давай обсудим детали.

Проговорили они долго. Петренко попросил чаю, и кто-то из сотрудников притащил им пузатый купеческий самовар.

— Свининниковский, — улыбнулся чекист. — Знал бы сынок, о чем идет разговор у папенькиного самовара…

По городку ползли тревожные слухи. Откуда-то стало известно, что крупные банды собираются совершить на него налет. Обыватели злорадствовали: дождались большевички! Но на всякий случай чинили ворота, вешали пудовые замки, прятали ценное в тайники — «зеленые» выбирают все подчистую. Им дела нет — кто свой, кто чужой.

Ревком принял решение раздать весь наличный запас оружия в надежные руки.

Чоновский патруль задержал подозрительного типа. Парень лет двадцати шатался по базару, крупно выпил и в подпитии похвалялся, что красным крышка. Пытался оказать сопротивление, да зря — молотобоец из мастерских Вася Коробко легонько его пристукнул, а потом смущенно объяснял: «Я не хотел его так, чтоб свалился, кто ж его знал, что такой хлипкий».

Петренко сам допрашивал арестованного.

— Значит, крышка? — спросил насмешливо.

— Вроде того, — нагло скалился парень, — так уси говорять.

Тут же при парне Петренко звонил кому-то, сообщал о полученных сведениях, предлагал разработать план эвакуации.

— Осторожнее, товарищ председатель, — кивнул конвойный на задержанного.

— Неопасно, — рассеянно бросил чекист. — Завтра отправим его в губернскую ЧК.

Ночью арестованный сбежал. Оказалось, прогнили доски пола, он сделал подкоп и… Дежурный по ЧК за потерю бдительности был наказан: десять суток ареста, отсидеть после окончания гражданской войны. Так сработала еще одна пружина петренковского плана.

Чоновцы каждый день собирались на пустыре. Супрун водил их в «атаки», учил отрывать ячейки. Ребята до одури собирали и разбирали затворы, пронзали штыками соломенные чучела. На одном из них кто-то краской написал: «Свининников — гад и контра».

Сторожук добрался до хутора в три дня. Быстрее не смог: пришлось идти пешком, только дважды попадались попутные подводы. Лямки мешка оттянули плечи. И без того дышавшие на ладан башмаки разлетелись в прах. Дороги серыми лентами пересекали степь, подкатываясь к самому небу. Виктор избегал сел, только один раз зашел, чтобы наменять чего-нибудь из еды.

По совету Петренко он держался как нахальный, уверенный в себе мешочник — сам черт ему не брат. В селе напросился на обед к солдатке. Отмерил ситца, а солдатка выставила на стол чугунок борща, разваристую картошку, самогон. Во время обеда в хату вошли двое, поздоровались. По тому, как торопливо поставила хозяйка новые стаканы на стол, как уговаривала выпить, Виктор понял: гости пожаловали не простые.

— Чего меняешь? — спросили.

— Ситец, — Виктор лениво ворочал ложкой в густом, до одури пахнущем борще.

— Слышал, что на станции недавно вагон с мануфактурой исчез. Не оттуда ли ситчик? — задумчиво протянул один.

— Оттуда, — равнодушно подтвердил Виктор.

— Грабишь?

— Да не без того…

— Покажи документ.

Виктор отложил ложку, достал из-за пазухи наган, положил на стол:

— Вот…

Пришельцы захохотали.

— Видно птаху по полету.

— Отмерь им ситцу, — прошептала хозяйка.

Виктор с треском оторвал два куска: берите, мол, девкам на подарки, горячее целовать будут.

— Люблю, когда уважение оказывают, — сказал высокий парень.

Когда они ушли, хозяйка с боязнью проговорила:

— Это сынок Марка Панасовича заходили…

Кто такой Марко Панасович, Виктор не стал уточнять.

К хутору подошел днем. Долго кружил вокруг по степи, оглядывая подступы, запоминая, где можно укрыться. Нашел глубокий овраг, поросший кустарником. В его склонах пастушата вырыли ямы-схованки, там можно было пересидеть непогоду. Виктор залег в рожь неподалеку от хутора.

Ему хорошо было видно, как бандиты возятся у лошадей. Потом к хутору проскакали двое верховых, спешились у крыльца, небрежно бросили поводья. «Шишки», — решил Виктор. И из хутора неслись всадники: один, второй, третий…

«Эх, парочку бомб бы туда», — размышлял Виктор. Он даже ощутил тяжесть бомбы в руке, представил, как он хлебами подползает вплотную к дому, набитому бандюками. Но у него было другое задание, и Сторожук с сожалением отбросил мысли о внезапном налете.

Время тянулось медленно. Он было вздремнул, когда на дорогу, вливавшуюся из хутора в рожь, вышли двое. Ларису Колосову Виктор узнал сразу: тоненькая, стройная, в той же белой блузке, в которой и на работу ходила. Рядом с нею вышагивал приземистый широкоплечий мужчина лет тридцати. «Свининников», — догадался Сторожук.

Они шли неторопливо, оживленно переговаривались. Виктор слышал все так отчетливо, будто они стояли с ним рядом.

— Петлюра совершил огромную ошибку, когда сделал ставку на опереточные атрибуты старого украинского казачества. Ему бы надо было прочесать огнем всю Украину… — разглагольствовал Свининников.

— Он и пытался. Не дали, — перебила Лариса, — народ не дал. Вы задумывались, почему его разгромили? Потому что народ…

— Леся, серденько, вы рассуждаете, как большевичка.

— При чем тут эти большевики? Наша партия сейчас отметает любые иллюзии: только факты, действительная расстановка сил. Иллюзии — удел слабых. Смотрите: по всей Украине против большевиков действуют вооруженные отряды. Ни в решительности, ни в жестокости им не откажешь. Почему же их постоянно бьют? Даже самых сильных — проходит несколько месяцев, и — как это вы говорите? — крышка? Уж на что хитер был Григорьев… А где он? Батько Нестор пристрелил после того, как разгромили красные. По пьянке, потому что не было уже за Григорьевым силы, а битые атаманы никому не нужны. Так в чем же причина?

В том, что крестьяне и рабочие в массе своей поддерживают большевиков и помогают им. И если у нас сейчас нет лозунгов, которые отняли бы народ у большевиков, нам остается одно: покончить с Советами несколькими внезапными стремительными ударами, поддержанными извне. Только это!

«Ишь ты, — удивился Сторожук, — послушать, так выдающийся борец против большевиков. Ведь вот такие умные, трезво мыслящие враги наиболее опасны…»

Свининников шел рядом с девушкой, небрежно постукивая веточкой по голенищу сапога. «Контра ползучая, — кипел яростью Сторожук, — увивается…»

Атаман и Леся гуляли долго, и Виктор понял, что в этот. вечер ему с девушкой не встретиться. Приходилось ждать.

Встреча состоялась на следующий день. Лариса вышла в степь одна. Виктор окликнул ее:

— Скажите, я на этом хуторе телку не выменяю?

— Была, но уже нашелся покупатель.

Это был пароль, и они обменялись им серьезно, хотя узнали друг друга сразу.

— Как там у нас? — спросила Лариса.

— Неспокойно. Еще один бандит объявился, какой-то Сависько. Хлеба в городе нет, а на базар больше не везут, бандитов боятся: уже прошли слухи о налете. Ну, а в остальном все по-старому. Вот только еще несколько ребят ушли на фронт. Просился и я — не отпустили. Поредела ячейка сильно. Алешу-гармониста схоронили. Был в патруле, перестрелка, погиб парень, одним словом. Да ты о себе расскажи, у нас-то все нормально…

Лариса слабо улыбнулась.

— Ничего себе нормально — патрули, голод, мобилизация… Это у меня жизнь райская: отъедаюсь, отсыпаюсь, веду светские беседы, дипломатические переговоры с атаманами. Ладно, давай о деле, а то еще хватятся меня, пойдут искать. Передай Петренко: на хуторе побывали атаманы почти всех окрестных банд. С планом налета на город согласились — пограбить хочется. Тем более что лазутчики из города подтвердили — крупных сил там нет. Я упорно внушаю Свининникову, что он может стать вождем всех антисоветских сил в этом районе, если их объединить и подкрепить это объединение крупным успехом. Потому и старается.

— Тебе он верит?

— Здорово помог пароль. Пришлось, правда, немного помитинговать. Пока никаких подозрений не выказывал. Наоборот, чересчур внимателен, боюсь, как бы не предложил сыграть бандитскую свадебку. Да, самое главное: к налету банды будут готовы недели через две. За это время вы должны успеть подготовиться к встрече.

— Трудно тебе? — сочувственно спросил Сторожук. И сам ответил: — Конечно, трудно, о чем говорить. Но ты держись, Лариса, боевой ты наш друг. Не думал я, что ты такая смелая. А я-то хорош: белоручка, мол, ты, мамина доця, буржуечка недобитая. А ты прямо герой!

— Будет тебе, Виктор! Что пустое говорить. Сам видишь — так надо!..

Условились, что Виктор через недельку заявится снова — узнать точные сроки и маршрут налета. Попрощались.

Леся уходила к хутору медленно, плечи ее сникли, и даже на расстоянии чувствовалось, как тяжело ей возвращаться в бандитское логово.

А Виктору надо было вновь шагать десятки километров, избегая настороженных, враждебных глаз.

Шло заседание ревкома. Присутствовали не все: кто вместе с рабочими патрулями охранял город, кто с продотрядом ушел в степь. Докладывал Петренко. На город готовится бандитский налет, он возможен в ближайшие дни. Опасность огромная. И в связи с этим вырастает ответственность каждого коммуниста. Если город будет сдан — бандиты перережут железнодорожную нить, по которой идет хлеб с юга в крупные промышленные центры. А там голод. Председатель ЧК предлагал сформировать еще один отряд особого назначения, поставить под ружье всех способных держать винтовку. Все силы должны быть мобилизованы на разгром банды.

Кое-кто предлагал приступить к эвакуации советских учреждений: необходимо позаботиться о людях, ценностях, документах.

— Подумаем, — неопределенно отвечал Петренко. - Это крайний выход. Город должен держаться до последнего.

Приняли резолюцию: «Считать важнейшей задачей текущего момента защиту города от налета. Объявить военное положение». Военное положение в городе существовало всю революцию и гражданскую войну, но ревком считал полезным еще раз напомнить об этом.

После заседания председатель ревкома и Петренко остались наедине.

— Ты всерьез думаешь об эвакуации, товарищ Петренко? — спросил предревкома.

— Нет. Но полезно сделать вид, что мы не уверены в своих силах, паникуем. Более того, я бы днями вывез из города несколько второстепенных учреждений — об этом сразу станет известно Свининникову. Пусть бандиты смелеют.

— Хорошо. Скажи, ты уверен в успехе?

Петренко свел брови. За последние дни он исхудал, под глаза легли темные круги. Сказывались бессонные ночи, усталость, невероятное нервное напряжение.

— Могут быть случайности. Может не выдержать Колосова. Или бандиты что-нибудь пронюхают об операции. Да мало ли что может стрястись! Но это наш единственный выход. Судьба операции в руках у Колосовой. Только бы продержалась дивчина…

Вот уже который час Лариса доказывала главарям банд: город должен быть взят утром в понедельник.

— Мы по-другому делаем, — упрямился Вокун. — Лучший день — воскресенье. Люди на базар едут еще с вечера. С ними войдет часть наших. А потом паника, переполох — все нам на руку.

— Может, вы и правы. У вас опыт, вам виднее. Но в воскресные дни город охраняется особенно усиленно, разве не так? ЧК к вашей тактике приноровилась. Вот и нужно вы брать такой день, когда нас меньше всего ждут!

— То правда, правда, — кивали атаманы, и… все начиналось сначала.

Они сидели за столом пятеро, чьи имена наводили страх на всю округу. Но крупными считались только банды Свининникова и Бокуна, остальные помельче — два-три десятка головорезов. Атаманы были одеты кто во что — в пиджаки, френчи. Бокун натянул на себя суконную поддевку. Свининников щеголял в кожаном галифе и такой нее куртке, перетянутой офицерскими ремнями.

На столе мутнел в бутылях самогон, но к нему почти не прикасались — дело предстояло серьезное, сначала надо было договориться, а выпить успеется.

Адъютанты атаманов ржали, как стоялые жеребцы, у крыльца.

Леся сидела у края стола — строгая, неприступная, деловитая. Свининников представил ее на совещании как представительницу киевского антибольшевистского центра. Какие именно организации входят в этот центр, уточнять не стал. Атаманам импонировало, что о них знают аж в Киеве и направили оттуда своего представителя.

— Наши люди сообщают, что в городе паника. На вокзал вывозят имущество и архивы, — докладывал Свининников. — Гундосый побывал в лапах ЧК, так председатель при нем договаривался об эвакуации. Винтовки пораздавали рабочим, но это не страшно: застанем врасплох, выбьем поодиночке…

Атаманы кивали головами: так, так, выбьем…

— Ну, так на чем порешим? Навалимся с разных сторон или все вместе, кучно, прорвемся в город и уже там их покромсаем? Я за второе. Так сподручнее, все силы под рукой. А то выйдет: я до тебе в Киив, а ты до мене в Полтаву. — Свининников был горд: наконец-то затевалось дело, достойное его офицерского прошлого.

— Разом воно сподручнее, — поддержал Бокун.

На том и порешили. План был такой. Банды собираются в десяти верстах от города и вместе двигаются по направлению к нему. Неподалеку от городских окраин разворачиваются для атаки — впереди тачанки с пулеметами. Стремительным ударом сбивают реденькие заставы красных, тачанки врываются на центральную площадь, где ревком, ЧК и другие учреждения. Налет поддерживается «изнутри», еще с вечера в город войдет ударная группа с задачей во время нападения усилить панику.

День налета — понедельник.

Атаманы сели на лошадей и ускакали — готовить банды.

Леся смущенно улыбнулась.

— Дорогой Михаил, если вы так же решительно будете брать город, как мое сердце, то победа нам обеспечена.

Она порылась в складках свитки, извлекла откуда-то массивное обручальное кольцо.

— Его мне надел жених. Он полковник, сейчас в Польше. Очевидно, в ближайшее время мы услышим его имя — назревают новые события. Ему я обещала хранить верность. Но… — Леся лукаво улыбнулась глазами, — нынешняя жизнь странная и изменчивая. Все может быть…

Раззадоренный атаман не удержался от бахвальства:

— Мы возьмем этот город, Леся. Мы выпотрошим их, как карасей. И тогда я пошлю за вами нарочного с вестью- город ваш, Леся…

— Зачем нарочного, я буду с вами, рядом…

— Вы останетесь здесь. Нет смысла подвергать вас опасности. Управимся сами. Вы будете находиться на хуторе, ожидать нас. Как только закончим — сразу уйдем в степи, отсидимся. Вдруг большевики подтянут крупные силы…

— Но я не смогу спокойно сидеть на хуторе и ждать…

— Леся, спорить бесполезно. Вы для меня дороже города. Было бы глупо рисковать вашей жизнью.

Он не стал ей объяснять, что им движут не одни нежные чувства. Вчера вечером сбежавший из ЧК Гундосый отвёл его в сторону и горячо зашептал:

— Не подобаеться мени ця дивка, чуешь, отамане? Хочбый мене, а чую я, щось воно не тэ. Ти и залыш тут, так воно вирнише буде. Колы що — удавлю…

Свининников тогда еще вызверился на него, чуть не ударил: какие могут быть подозрения и у кого? Успокоившись и трезво поразмыслив, все-таки решил последовать совету адъютанта. Лучше бы иметь ее при себе, ну да вдвое прошито — крепче держит.

Леся понимала, что, если начнет настаивать, это может вызвать подозрения у осторожного Свининникова: он хотел иметь заложницу на случай неудачи. Оставалось надеяться, что выручат свои.

Они шли по принарядившейся в сиреневый вечерний убор степи. Свининников говорил о любви, обвенчанной с тяжелыми испытаниями. И в этом недоучившийся студент не мог удержаться от слащавой патетики. Леся думала: «Виктор был позавчера. До города ему — три дня. Должен успеть. Не имеет права не успеть».

— Послезавтра ваш день, Михаил, — говорила Леся Свининникову. Они шли по степи, сиреневой от заходящего солнца. Воздух казался настоянным на запахе спелых хлебов, был густым и прозрачным.

Свининников тяжело ступал коваными сапогами, вдавливая в пыль полевые цветы. Он был чисто выбрит, подтянут.

— Вот скоро и расстанемся, Леся, — сказал он. — Когда-то теперь свидимся? Очень вы мне пришлись по сердцу…

Степи подступили вплотную к городу. Прямо у околиц окраинных домов начинались разливы ржи. Рожь стояла высокая, в рост человека, тяжелый колос гнулся к земле. Синими искорками вкрапливались в желтизну колокольчики. Скоро уборка, придут мужики с косами, ляжет рожь под косой на горячую, насквозь прогретую солнцем землю. А пока стоит не шелохнется под едва приметным степным ветерком.

В нескольких километрах от города дорога ныряет в глубокий овраг. Овраг ни обойти, ни объехать: крутые склоны, непролазный кустарник. С противоположной городу стороны ползет по пологому склону, а потом круто поднимается вверх.

Здесь идеальное место для засады. Это знал Петренко, но это же знал и Свининников. Бандиты одолевали овраг небольшими группами под прикрытием пулеметных тачанок. Но не прогремел ни один выстрел, не шевельнулся ни один куст. Банда, наконец, выкатилась из оврага и поползла по дороге струящейся лентой: всадники, повозки, пешие. Миновав опасное место, бандиты и их вожаки на какое-то время забыли об осторожности. Строгий порядок был нарушен, смешались в обычную толпу пулеметные тачанки. После крутого подъема не так просто было развернуть тачанки к бою.

Здесь, в ровной как стол степи, отряд особого назначения, коммунисты и комсомольцы встретили бандитов. Они лежали в хлебах много часов подряд, ожидая непрошеных гостей. Вереница тачанок и конников втянулась в засаду, как змея в бутылку. И тогда ударили взахлеб пулеметы. Они в считанные мгновения размочалили голову и хвост колонны, вышибли бреши в ее боках. Звонко хлопали винтовочные залпы. Бывшему унтер-офицеру Супруну, ныне красному инструктору, удалось все-таки кое-чему научить чоновцев. Захваченный горячкой боя, он лихо командовал: «Прицел — постоянный… залпом…»

Потом чоновцы, городские рабочие, горстка красноармейцев, коммунисты поднялись в атаку. Это была страшная атака: штыки довершили то, что не успели пулеметы.

Виктор Сторожук и ребята из мастерских искали Ларису Они осмотрели каждого убитого и раненого, обошли пленных. Один из бандитов сумрачно процедил:

— Панночка з Кыева на хутори зосталысь…

Прибежал Петренко.

— Свининникова не видели?

— Нет…

— Ушел, гад! Виктор, на коней и — за ним!

Наспех собранная группа — Петренко, Сторожук, чекисты и чоновцы — унеслась в степь. Гулко стонала земля под неистовым карьером. Группа неслась туда, где пламенело солнце.

Не успели.

Неподалеку от хутора Стригуна, на перекрестке степных дорог Петренко и Сторожук наткнулись на изуродованное бандитскими саблями тело девушки.

…Петренко сказал:

— Похороним в городе, как бойца революции. Здесь поставим камень с надписью. Чтобы годы прошли, а новые люди шапки снимали перед ее светлой памятью!

— Я его догоню, — сказал комсомолец председателю ЧК.

— Возьми ребят с собой, бомбы и патронов побольше, — посоветовал тот. И очень по-штатскому добавил: — Не смею задерживать…

Виктор возвратился в город через несколько дней. Он пришел к Петренко хмурый, отрешенный от всего — глаза лихорадочно блестели, рука на перевязи. Молча положил на стол чекиста саблю атамана. Петренко не стал ни о чем расспрашивать. Он повертел саблю, протянул было Виктору: «Возьми». Потом передумал:

— Пусть пока у меня побудет. Вручим тебе торжественно, перед строем и надпись сделаем, чтобы память была…

Владимир Малов Академия «Биссектриса»

«Академия наук — по понедельникам и средам с 17 часов».

(Табличка на двери шестого класса «А». Повешена 16 сентября 2058 года. На этой же двери вырезано ножом слово «Биссектриса»)

(Записки школьнина XXI вена)
Маленькая фантастическая повесть

Утро начинается в нашем городе так же, как и во всех таких городах. Солнце выползает из-за горизонта, словно кто-то невидимый тащит его за собой на веревке. Летом первые солнечные лучи скользят по зеленым листьям, а если зима — освещают выпавшие за ночь снежинки, и тогда снежинки тоже начинают светиться, сами становятся маленькими солнышками.

А на крышах домов солнечных лучей уже дожидаются зоркие глаза фотоумножителей. И когда лучи, наконец, доберутся и до них, утро уже в самом разгаре. Сонные дома оживают. Автоматика срабатывает — распахиваются задернутые на ночь шторы, в комнатах звучит легкая, почти невесомая музыка, и мигом слетают остатки сна, а в столовой уже вкусно дымится завтрак. А потом каждый из нас прощается с родителями и, взяв портфель с учебниками и видеолентами, на которых ежедневно записываются для повторения все школьные уроки, выходит из дома в это ласковое от солнца утро.

Если на улице осень, под ногами шуршат опавшие листья — утром их еще не успели убрать. Шагать по ним легко и приятно, и идти хочется долго-долго, но школа — вот она уже, совсем рядом. И во дворе ее тот же мягкий ковер из листьев, до самого входа в главное здание.

Зимой прокладываешь себе дорожку в снегу, а за тобой тянется длинный и узкий след; и такое тоже бывает только по утрам; когда возвращаешься из школы домой, улицы уже успевают очистить от снега, и тротуары снова блестят под ногами разноцветными пластиковыми плитами.

И каждый из нас живет от школы в двух шагах. Городок наш маленький, каких на Земле тысячи. Несколько десятков ровных и прямых улиц, иногда перпендикулярных, иногда сходящихся под острым углом. Уютные площади. Разноцветные и разноэтажные дома.

Солнце карабкается по небосводу. Еще ни разу я не видел, чтобы в нашем городе утром не было солнца. Погодой стараются управлять так, чтобы дожди и снега над ним шли только по ночам, когда на улицах все равно никого нет. Взрослые говорят, что в городе это очень хорошо, а мне бывает иногда чуточку грустно: ведь это страшно здорово — попасть под неожиданный дождь, спасаться от него бегством или просто поиграть под дождем в футбол, как это частенько случалось, наверное, моему отцу, когда он сам был мальчишкой. А удается нам такое не часто. Удовольствие вымокнуть под дождем взрослые все-таки предусмотрели — в зеленом парке для отдыха, кольцом окружающем город, погодой не управляют, и дождь начинается там тогда, когда над парком сами собираются тучи. Но парк большой — совсем как дремучий лес в сказках, и там можно даже заблудиться — нас редко пускают туда одних. Зато по вечерам, засыпая, я то и дело слышу за окнами шорох дождя, похожий на шуршание осенних листьев, когда разбрасываешь их ногами.

…То утро, с которого началась вся эта история, тоже было солнечным. И, как всегда, с портфелями под мышками мы шагали к школе. Отличник Андрюша Григорьев, наверняка вышедший чуть пораньше других, — солидно и не спеша, Володька Трубицын — весело насвистывая и размахивая портфелем, как если бы сам он был часами, а портфель — маятником. Толик Сергеев, с которым вечно случалось что-нибудь очень забавное, — задумчиво, углубленный в свой сложный внутренний мир и не обращая никакого внимания на досадные проявления мира внешнего, словно внешний мир начисто отражался стеклами его больших круглых очков. Выскочил из своего подъезда Алеша Кувшинников, снова полный самых невероятных планов на сегодняшний день, покосился в мою сторону, и мы пошли в школу вместе. А где-то в тот же момент взяла свой портфель Леночка Голубкова. И Катя Кадышева… И все остальные, весь наш шестой «А» — пятнадцать мальчишек и девчонок, маленьких людей XXI века, как называл нас Галактионыч,

В тот день первым уроком была география — экскурсия в Африку. Мы сели в школьный континентслет, и скоро наш маленький городок остался где-то за тысячами километров. Сначала мы должны были познакомиться с африканской природой. Галактионыч специально для первой посадки выбрал место поглуше. Континентолет опустился вдали от больших городов прямо в тропическом лесу, на обочине какой-то глухой, узкой дороги, И, один за другим спускаясь по легкой металлической лестнице, мы вышли из континентолета на эту дорогу…

…Тогда мне полагалось выкрикнуть то самое слово, которое впервые сказал Архимед, открыв закон Архимеда. Архимед выскочил из ванны, в которой он его открыл, выкрикнул это свое знаменитое слово и от радости промчался по афинским улицам в чем был, не обращая внимания на взгляды прохожих. Но я промолчал, остался за своим столом, и никто, взглянув на меня в этот момент, не смог бы догадаться, что произошло что-то исключительное — даже сам наш проницательный Галактионыч. Он и отучил меня от излишней эмоциональности — учитель, руководитель и основатель нашей школьной Академии наук Михаил Галактионович. Это уже случалось: дважды, когда мне казалось, что я открыл нечто новое, он разбивал мои иллюзии несколькими словами. «Открытие — вещь редкая». Это была одна из любимых поговорок Галактионыча, как мы его не слишком почтительно называли. Редкая вещь — открытие…

И ничего я не выкрикнул, хотя знаменитая «Эврика!!!» так и вертелась у меня на языке. Я только выпрямился на стуле, вытер лоб и крепче уперся локтями в стол.

«Спокойно! — сказал я сам себе. — Проверь сначала…»

Все было no-прежнему в классе — за стеклянной стеной, выходившей прямо на озеро, так же желтела полоска нашего школьного пляжа. На стендах стояли те же приборы, что и прежде, а на стеллажах — те же книги, и так же поблескивали кнопки пульта управления световой классной доски. И сам Галактионыч сидел на своем обычном месте за кафедрой и что-то терпеливо объяснял нашей застенчивой и маленькой (такой маленькой, что иногда мне хотелось взять ее наладонь и бережно куда-нибудь поставить, на книжный шкаф, что ли) Леночке Голубковой. Леночка морщила лобик, внимала каждому слову, следила за каждым жестом Галактионыча и послушно кивала.

Мой стол был последним в классе — стоял в самом углу, прямо под нашим «академическим» вестником «Архимеда, в котором рассказывалось о последних научных достижениях членов «Биссектрисы», — иными словами, прямо под большим фотостереоскопическим портретом улыбающегося Андрюши Григорьева, занимавшим четверть площади вестника. Причины улыбаться у Андрюши были, но об этом я расскажу чуть позже. Мой стол был последним, и поэтому лиц ребят я не видел, только склоненные над столами затылки — четырнадцать самых разных затылков, по которым я давно уже научился угадывать, как подвигаются дела их владельцев. Затылок Толика Сергеева был каменным и зловещим вот уже третью неделю: Толя занимался математикой и бился сейчас над доказательством «теоремы Сергеева» и третью неделю не мог сдвинуться с того места, с которого начал. Затылок Алеши Кувшинникова, вечно взъерошенный, выражал мучительные раздумья и сомнения — работа двигалась, чем-то она кончится?.. По затылкам девчонок читать было труднее, но и они давали какую-то пищу для размышлений. Дела в «Биссектрисе» шли полным ходом.

Здесь занимались многими проблемами сразу — и физикой, и химией, и биологией, даже историей — ею занималась Леночка Голубкова. И хотя Галактионыч, учреждая нашу школьную Академию наук, предупреждал и потом еще много раз повторял:

— Не ждите открытий! Скорее всего их у вас не будет, но научитесь вы здесь многому — рассуждать, мыслить, умению ставить эксперименты, подбирать приборы, предвидеть результаты опытов…

…Однажды гордости нашего класса, постоянному отличнику Андрею Григорьеву, удалось, пусть какой-то мелочью, дополнить учебник физики по разделу «Оптика». И много дней после этого Андрюша ходил важным и недоступным, а мы просто сходили с ума: ведь надо же — открыть что-то свое, ввинтить в сложную машину научного прогресса пусть маленький, но все-таки свой винтик! Мы прямо смотрели ему в рот, когда он, не торопясь, солидно рассказывал о том, как «делалось открытие» — это подлинные его слова. Знания Андрюши были «фундаментальными», как говорили не раз учителя, ни разу в жизни он не получал меньше пятерки, и вот учителя-то как раз и не удивились, когда он в самом деле что-то открыл, и явление, открытое им, описали в новой редакции учебника. Подумать только — Ньютон, Менделеев, Лобачевский, Эйнштейн и наш Андрюша, спокойный, уравновешенный мальчик, лучший из учительских примеров положительного ученика, когда-либо приводившихся в нашей школе.

Тем, кто делал для «Архимеда» его фотостереоскопический портрет, пришлось порядком повозиться. Андрюшу снимали не меньше десяти раз, и каждый из портретов Галактионыч забраковывал — слишком уж важным получалось Андрюшино лицо. Галактионыч даже хмурился, когда разглядывал один за другим эти высоко поднятые Андрюшины носы и гордо прищуренные глаза. Наконец улыбка отличника получилась более или менее простой и доступной.

…Все это, весь наш класс, я охватил одним взглядом, едва проглотив эту завертевшуюся на языке «Эврику!». Леночка Голубкова отошла от Галактионыча и села за свой стол. Теперь я и ее видел только с затылка — попробуй пойми, о чем она думала, этого никогда мне не удавалось. Но я уже отворачивался от ее затылка, я представил, что действие Установки Радости, только что придуманной мной, уже начиналось.

Я посмотрел на Галактионыча, склонившегося над своей кафедрой, и он показался мне совсем молодым; и на сердце у меня стало легко и радостно от того, что у нас такой замечательный учитель, хотя, признаюсь, бывали моменты, когда мы думали и иначе, — всякое случалось. Я посмотрел на окаменевший затылок Толика, и мне захотелось ему помочь, поделиться с ним своей радостью. Он обрадуется, ему станет легче и веселее, и он быстрее справится с геометрией, возьмет и в самом деле докажет эту теорему. Тогда портрету Андрюши придется в вестнике потесниться. Я даже скатал из листа бумаги плотный, тяжелый комок, точно адресовал его в окаменевший затылок, чтобы его хозяин обернулся в мою сторону, сверкнул гневно своими очками, но Толик лишь передернул плечами и продолжал с виду бессмысленное занятие — водить пером по бумаге, зачеркивать написанное и писать снова.

Я мысленно повернул ручку Установки Радости по часовой стрелке еще дальше — и тут мне стало еще веселее, я даже замурлыкал себе под нос какую-то веселую песню, первую пришедшую на ум. А когда ручка была повернута до конца, я чуть было не заорал эту песню на весь класс — воображаю, что бы тогда произошло! Но сдержался, мгновенно свернул ручку против часовой стрелки до самого нуля, и тут настроение стало обычным. До того обычным, что я даже испугался — не показалось ли мне все, что я только сейчас ощутил, не было ли какой-нибудь галлюцинации, и схватился за ручку снова. Прилив радости захватил меня опять, и я отрегулировал его так, чтобы радость была умеренной, еще раз вытер со лба пот и радостно посмотрел на нашего Галактионыча.

Слово «Биссектриса» вырезал на двери мой лучший друг Алеша Кувшинников. Удержать его я, конечно, не смог, хотя будь это не Алеша, а кто-нибудь другой, я бы ни за что этого не позволил — дверь была очень красивой, из светло-зеленого пластика, и цвет ее был такой нежный, словно она сама изнутри все время светилась. Но идея принадлежала Алеше Кувшинникову, и сам я в тот момент, когда он орудовал ножом, стоял в конце коридора, чтобы предупредить его, если появится кто-нибудь из учителей. Алешка же и придумал для нашей Академии наук такое название — через день после того, как Галактионыч предложил нам ее открыть, чтобы каждый из нас смог заниматься в Академии той наукой, которая интересует его больше всего. И мы тогда очень здорово заспорили: просто Академия казалась скучной, посыпались разные названия.

— Алхимики, — сказал Толик Сергеев.

— Нет! — возразил Володя Трубицын, а попросту — Труба, невысокий аккуратный мальчик. — Почему же алхимики? Лучше — Академия Ясная Мысль.

Алешка фыркнул.

Андрюша промолчал.

Уроки кончились, и мы, уже без Галактионыча, спускались вниз по темной лестнице; был вечер, сквозь окна на лестничных площадках нам весело подмигивали городские огоньки. В коридорах, классах, на лестнице было темно — только негромко и уютно гудели маленькие юркие уборочные машины, наводя порядок в школе к завтрашнему дню.

И где-то на предпоследнем пролете Алешка остановился, и за ним остановился сразу весь наш шестой «А» — десять мальчишек и пять девчонок, — потому что Алешка бежал впереди всех, а тут вдруг загородил всем дорогу. Посмотрев на всех немного свысока, он выкрикнул:

— Биссектриса! Вот это название!

И помчался по лестнице дальше, перепрыгивая через три ступеньки, не дожидаясь того, что скажут остальные.

На следующий день он вырезал надпись на классной двери, прямо под аккуратной табличкой, повешенной Галактионычем за час до этого. Вырезал с огромным трудом — пластик был твердым, как железо, лезвие ножа жалобно скрипело и гнулось. Алеша весь вспотел, и мне было жалко смотреть, как он изнемогает. Но он все-таки довел задуманное до конца. Буквы получились огромными и разными, надпись чуть было даже не уместилась на двери, и поэтому последние буквы Алеше пришлось тесно прижать друг к другу, а передние, наоборот, стояли друг от друга на таком расстоянии, словно между собой враждовали. Не слишком это получилось красиво, надо признать.

Галактионыч долго потом допытывался, кто это так изуродовал дверь, а Лешка сидел весь красный, опустив голову и прилежно читая учебник. Галактионыч посмотрел на каждого из нас, а на Алешу почему-то так и не взглянул.

— Так кто же это постарался? — еще раз спросил Галактионыч. — Надо бы мне сказать автору несколько слов…

Алеха засопел и усиленно заерзал на своем месте. От учебника он не отрывался — книга no-прежнему поглощала все его внимание, начисто вырубая из его восприятия сумму внешних впечатлений.

— Молчите? — Галактионыч вздохнул. — Что же…

И вдруг прибавил совсем неожиданно:

— А придумано, кстати, неплохо. «Биссектриса»! Неожиданно и оригинально. Академия «Биссектриса»…

И тут Алеха впервые приподнял голову, и тогда-то Галактионыч впервые взглянул в его сторону.

— Неплохо придумано! — сощурившись, сказал Галактионыч. — Жаль, что я не смогу сказать этого автору лично… Чтобы честно признаться, нужна смелость. Но, видно, не все в нашем классе такие же храбрые, как Алеша Кувшинчиков. Видно, кто-то из вас не бросился бы тигру навстречу…

(Случай, окотором вдруг вспомнил Галактионыч, был вот таким. Год назад мы проходили по зоологии тигра и специально отправились на континентолете в один из индийских заповедников, чтобы на них посмотреть. Проводник-индиец вел нас в джунгли все дальше и дальше — туда, где водились тигры. Мы чувствовали себя в полной безопасности, потому что были окружены невидимым кольцом гипнотической защиты: хищники не обратили бы на нас никакого внимания. Но когда рядом с нами действительно сказались тигры, Катя Кадышева, еще не успевшая их заметить, нечаянно вышла за это защитное кольцо… Прыжок ближайшего тигра в ее сторону был молниеносным. И так же мгновенно вслед за Катей бросился Галактионыч. Но Алеха его опередил. Тигр промахнулся — Алеша повалил Катю на землю, и зверь пронесся над ними по воздуху. Прыгнуть еще раз он не успел: Алеша и Катя уже были внутри кольца. И Галактионыч тогда, совсем как равному, пожал Алехе руку, а потом его даже расцеловал…)

Алеша стал пунцовым. Он сделал движение, словно совсем уже собрался встать, но так и не встал. Над учебником он склонился так низко, как только мог…

— Придумано неплохо! — повторил Галактионыч еще раз. — Академия «Биссектриса»! — Он как будто взвешивал название на слух. — Но довольно об этом.

И больше об этом не говорили…

Академия, как я уже рассказывал, была придумана Галактио-нычем. Случилось это так. В один прекрасный день Галактио-ныч дал нам на литературе сочинение на тему «Кем я хочу быть?». И вот тут-то, поскольку мы писали такое сочинение в первый раз, выяснились любопытные вещи. Два мальчика и одна девочка мечтали стать учеными-физиками, два мальчика — космическими географами, три мальчика и одна девочка — биологами (и я среди них: мои родители были биологами), один мальчик — астрономом, один мальчик — математиком (Толик), одна девочка химиком (Катя), две девочки — актрисами, и еще один мальчик (Володя Трубицын) — писателем-фантастом.

После этого Галактионыч несколько дней ходил задумчивым, и мы все гадали, что это такое с ним происходит. А потом он как-то взял и сказал нам посреди урока физики, кончив объяснять второй закон Кузьмина-Исаченкова:

— Большинство из вас хотят стать учеными. А как вы себе представляете труд современного ученого?

Сначала в классе стало тихо.

— Ну, делать открытия, — первым ответил Кувшинников, — сидеть в лаборатории, где много приборов, и ставить эксперименты.

— По сути, это верно, — солидно дополнил его Андрюша Григорьев, будущий автор дополнения к учебнику физики по разделу «Оптика». — Но не просто ставить эксперименты — думать, вести направленный поиск.

— Встречаться с журналистами, — сказала Катя Кадышева, вдумчивая и рассудительная, очень справедливая, — мы все ее за это любили.

— И писать толстые научные книги, — подвел итог Толик Сергеев, — учебники…

Галактионыч стоял за своей кафедрой, заложив руки за спину, и глядел на нас, как мне показалось тогда, чуточку растерянно. Фигура его в синем лабораторном халате четко рисовалась на фоне нашей классной доски, на которой светились интегралы и чертежи.

— Сто лет назад, — заговорил Галактионыч, — шестиклассники проходили то, что теперь знают еще до школы. А вы сейчас учите то, что сам я, в свое время, узнал только в институте. Сказывается уровень развития науки и техники. Вам сейчас по плечу задачи, которыми в двадцатом веке занимались конструкторы и инженеры — люди взрослые. И все-таки при всем этом вы остаетесь детьми, для которых мир взрослых — за семью морями. Сложные технические понятия вам доступны уже сейчас, а вот простые, человеческие, вы еще только откроете для себя. Такое уж у нас время! Вы даже не знаете толком, что это значит — быть ученым… И все-таки большая часть из вас выбрала именно этот путь. Тогда давайте начнем учиться быть учеными прямо сейчас. Он остановился и сделал паузу.

— Почему бы нам не открыть в классе свою Академию наук? Будем собираться раза два в неделю, и в пределах уже пройденного заниматься тем, что вас интересует. Кому-то захочется доказать новую теорему — пожалуйста, буду только рад. Кто-то усомнится в справедливости описанного в учебнике закона — пожалуйста, открывайте новый. Пусть каждый изберет себе по душе отрасль науки, ведет направленный поиск.

Здесь Галактионыч едва заметно загадочно усмехнулся.

— А если кто-то из вас и в самом деле пойдет по избранному пути, в этой нашей Академии вы сделаете первые шаги.

В классе произошло движение. То, что предложил нам Галактионыч, было настолько неожиданным, что сейчас мы оценивали его слова, сразу еще не зная, как на них отвечать.

— А президентом кого? — спросил Алеша. — Если Андрюшку, так он зубрит целыми днями, даже в футбол не играет, а потом задается, что отличник. Вон Катя тоже учится лучше, чем я. Но она совсем другое дело…

Алеша осекся — Галактионыч взглянул на него очень строго.

— Президентом будет тот, кого вы сочтете самым достойным, — сказал он жестко. — И если достойным вы считаете Григорьева, командовать вами будет он.

Алеха замолчал и сидел до конца урока насупившись.

— Ну так как? — спросил Галактионыч уже весело. — Будем академиками? Будем учиться быть учеными?

И не было больше урока. Был поток наших самых разных вопросов и мудрых ответов Галактионыча, потому что идея захватила всех. И только две девочки — будущие актрисы, мальчик, решивший посвятить свою жизнь фантастическим романам, чувствовали себя не совсем в своей тарелке.

— А что же нам? — спросил, наконец, будущий фантаст Володя Трубицын. Он растерянно посмотрел на актрис, потом на остальных. — Как же вы без нас?..

Галактионыч развел руками.

— Раз нет тяги к науке… Впрочем, на заседания Академии наук было бы полезно ходить и тебе, Ведь фантастика должна быть научной.

Проголосовали. Президентом большинством голосов был избран очень немногословный и сдержанный не по летам Саша Чиликин. Президент удовлетворял всем требованиям, какие только могла ему предъявить наша требовательность, — зазнайкой он не был, всегда делал то, что обещал. Было у него еще одно чрезвычайно редкое качество, снискавшее ему уважение не только среди нашего класса, но и всей школы: способность сохранять хладнокровие в самые острые моменты наших частых футбольных схваток. И его подчеркнутая невозмутимость смущала, как правило, разгорячившихся противников куда сильнее, чем если бы он принимался спорить с ними до хрипоты. И с ним соглашались.

Вскоре состоялось первое заседание Академии; на нем каждый выбрал себе научную тему и получил полный простор для работы над ней. И Галактионыч предоставил нам абсолютную самостоятельность: не спрашивал, кто над чем работал, помогал, только если его просили помочь.

Сначала в составе Академии было тринадцать человек. Но уже на второе заседание пришли и те две девочки, что собирались стать актрисами.

— Искусство требует жертв, — несколько торжественно сказала в объяснение одна из них. — Я принесла в жертву само искусство Теперь хочу быть биологом.

Вторая сменила будущее столь же окончательно и бесповоротно: Леночка Голубкова решила стать историком.

Поворот по часовой стрелке — и я чувствую, как на меня опускается что-то легкое, почти невесомое, становится радостнее, и радостнее видится все, что меня окружает. А если повернуть ручку еще дальше, радость заполняет меня целиком. Но я не забываю при этом скосить глаза и на самых ближайших соседей. Бот Трубицын приподнял голову от каких-то записей, на лице будущего фантаста проявилась улыбка; вот он склонился над блокнотом снова, но перо полетело по страницам гораздо быстрее, почерк стал каким-то приплясывающим. И Толик (он сидит чуть дальше) тоже стал проявлять какие-то первые признаки радости. Но я гашу эту начинающуюся радость одним поворотом ручки и углубляюсь в свои теоретические выкладки.

Итак, если напряженность Поля Радости (научный термин, изобретен мной), создаваемого Установкой…

Установка работала. Послушно, по моему приказу, воздействовала на те центры головного мозга, которые управляют настроением человека. Если тебе грустно, поверни ручку Установки по часовой стрелке. И тогда смело смотри по сторонам. Уже ничто не покажется тебе унылым и безрадостным. Если светит солнце — как здорово, что оно светит! Если на улице ночь и идет мелкий холодный дождь, — а почему нельзя любить холодный дождь так же, как любишь теплое солнце?! И люди вокруг покажутся в этот момент добрыми и прекрасными; может, даже чуточку прекраснее и добрее, чем на самом деле, но это лучше того, если мир видится тебе хуже, чем он есть в действительности.

Ручка ^маленькая, круглая, плоская. Я чувствую пальцами ее рифленые ребра, она очень послушна в руках. А если снять с Установки Радости кожух, на меня глянут все детали и провода, которые вместе создают это пока еще очень маломощное Поле Радости. Кожух снимается легко, и вот уже мой взгляд скользит по всем соединениям, пытаясь придумать, как можно изменить схему, чтобы напряженность Поля в несколько раз увеличилась, устранить те непонятные перебои вее работе, которые возникали вдруг в самый неожиданный момент.

Иногда я заглядывал в будущее, но не слишком часто, не давал воли воображению. Заглядывал в тот момент, когда все уже будет готово и совершенно. Я тогда подзову к своему столу Галактионыча; он будет смотреть схему и слушать мои объяснения, а потом я в доказательство легко-легко поверну ручку, и мы вместе почувствуем на душе этот радостный прилив. Поверну ее по часовой стрелке еще дальше, и нам станет еще веселее. Может, мы даже оба расхохочемся. А потом, когда я остановлю ручку на разумном пределе (нормальная постоянная радость, хорошее, приподнятое настроение), Галактионыч снимет очки, посмотрит на меня невооруженным глазом и скажет!

— Здорово! Такого еще никто не делал! Молодец!

И вот тогда я расскажу ему все по порядку — как впервые пришла мне в голову мысль найти способ воздействовать не мозг человека, чтобы можно было управлять его настроением…

Когда мы вышли из континентолета на ту африканскую дорогу и немного по ней прошли, глядя по сторонам на деревья, каких никогда раньше не видели, нам вдруг встретился мальчишка-негр нашего примерно возраста. Он брел по дороге, не обращая на нас никакого внимания. И только когда его окликнули, он поднял голову в нашу сторону…

До этого мы видели людей вокруг нас серьезными, радостными, веселыми, а грустными или печальными только изредка. Но в глазах мальчишки грусть была такой, что мы немедленно окружили его и стали наперебой расспрашивать, что с ним произошло, перебирая все языки, в которых знали хотя бы по слову. Он ничего не ответил, только расплакался — расплакался так, словно до этого долго-долго сдерживался, и убежал. Мы кинулись за ним вслед, но догнать не смогли. И мы так и не узнали, какая у него случилась беда.

Мне тоже было в этот день очень грустно, да и не только мне одному, наверное. Когда мы летели назад, в континентолете было тихо, как на контрольной. Это была наша первая встреча с большим человеческим Горем лицом к лицу. Мы знали, что горя на Земле становится в общем-то все меньше, и когда-нибудь его не станет совсем — так нам все говорили. А можно ли сделать что-нибудь, чтобы горе исчезло с Земли побыстрее? Что для этого нужно?

Я думал над этим весь день до самого вечера. Вечером у нас было очередное заседание Академии. И тогда у меня вдруг вспыхнула в голове идея — каким способом можно дарить людям радость.

Я расскажу Галактионычу, как я бился над схемой. Нелегкое это было дело. С того дня, когда мне захотелось выкрикнуть «Эврика!!!», прошло чуть ли не два месяца до того момента, как Установка выработала первую порцию радости. Расскажу и о том, как иногда хотелось все бросить, если работа не получалась, не ладилось что-то. Бывало, и я действительно бросал, принимаясь на день-два за что-нибудь другое, а потом, нет, снова возвращался к тому, о чем думал все время. (А ведь правда, сколько же раз я мог все бросить, махнуть рукой, даже подумать страшно!) И о том, как я мучился оттого, что никому не рассказывал, над чем работаю, — не слишком-то мне было удобно перед нашими, обычно каждый из нас знал, чем занимается его сосед. И иногда мне казалось даже, что ребята начинают поглядывать на меня искоса. И много раз я хотел рассказать но останавливался: наверное, боялся — вдруг не получится ничего. Нет, лучше сначала довести работу до конца…

Галактионыч будет стоять рядом, слушать. Между прочим слушать он умеет так, что ему рассказать можно о чем угодно. Потом мы солидно, на равных, поговорим с ним о технической стороне моей работы и немного помечтаем о том времени когда каждый из жителей земного шара будет носить такую Установку в кармане. Ведь у каждого, наверное, бывают моменты, когда захочется повернуть ручку по часовой стрелке.

Но все это потом. А пока надо тысячу раз все проверить. Найти способ увеличить напряженность Поля Радости, добиться полкой надежности работы; и только тогда, когда сомнений уже не останется, я встану со своего рабочего места в нашей Академии наук (можно встать так, чтобы в поле зрения попал невзначай и наш стенной «Архимед» с Андрюшиной деловой улыбкой) и негромко этак сказать:

— Михаил Галактионович! Можно вас на минуту…

И обязательно посмотреть в этот момент в сторону Леночки Голубковой.

Галактионыч занес ручку над классным журналом, и наш шестой «А» замер. Зашуршали учебники: каждый в последний момент старался извлечь из учебников максимум возможной информации, чтобы тут же, если вызовут, ее и выложить. Урок физики начался.

Перо ручки Галактионыча скользнуло по журналу сверху вниз. Пятнадцать фамилий: наконец Галактионыч поставил против одной из них точку, поднял от журнала голову и объявил:

— Голубкова…

И Леночка встала и послушно пошла к доске — отвечать второй закон Кузьмина-Исаченкова.

Из школьных предметов Леночка больше всего не любила физику — особенно последние разделы учебника, посвященные физическим теориям, обоснованным в самое последнее время. А их-то мы как раз и проходили вот уже второй год. Даже математика давалась Леночке гораздо легче. Даже химия, не говоря уже об истории, которую Леночка Голубкова, как было известно всем, избрала делом своей дальнейшей жизни. На физике Леночка переставала быть сама собой. О некоторых ее ответах по последним разделам учебника в школе ходили легенды. Многое в них, конечно, было преувеличено, но много было кристально правдоподобного. Леночку и так было нетрудно смутить, а в кабинете физики она смущалась в десять раз сильнее, чем обычно. И она путалась и сбивалась даже тогда, если, случалось, знала урок отлично. Уж такой она была человек!

И в этот раз Галактионыч улыбался ей что было сил, радостно кивал головой, если ей удавалось сказать что-то верно, и совсем не хмурился, когда она говорила не то…

Галактионыч, по-моему, даже вздохнул, когда выводил ей в журнале двойку. Леночка еще убито шла по проходу между столами, возвращаясь к своему месту, когда перо Галактионыча снова взлетело к верхней графе нашего журнала и стало опускаться вниз, выбирая новое место для точки.

Леночка была расстроена. До самого конца урока она сидела неподвижно, внимательно смотрела на Андрюшу Григорьева, обстоятельно и неторопливо, со знанием дела объясняющего то, чего не смогла рассказать она, в пальцы Леночки взволнованно перебирали страницы учебника лист за листом. И временами, если в классе становилось очень тихо, был слышен только шелест ее учебника,

И на перемене, когда Галактионыч, как-то по-особому взглянув на Леночку (Леночка сидела тихо-тихо), ушел из класса, я не выдержал. Была среда, в пять часов вечера у нас должна была состояться очередная Академия «Биссектриса», на которой я собирался доводить свою схему до совершенства. По этому случаю Установка была у меня с собой, лежала на дне портфеля. Я подошел к Леночке, остановился возле ее стола и… покраснел. Ничего другого и не оставалось, если рядом была Леночка и ее огромные синие глаза смотрели на тебя в упор. Я стоял так довольно долго, чувствуя себя последним на свете болваном и ругая себя последними словами, — не знал, с чего начать. Но когда Леночка покраснела тоже, я рывком открыл портфель и выложил на стол Установку.

«Только бы не было сейчас перебоев! — лихорадочно думал я про себя. — Только бы их не было!»

Но Установка включилась безупречно. И когда я повернул ручку сразу до самого конца, Леночка захлопнула учебник физики, все еще лежащий перед ней, бросила последний взгляд на Андрюшины построения и формулы, так и оставшиеся на доске после того, как он получил причитающуюся ему за второй закон Кузьмина-Исаченкова пятерку, и поднялась со своего места. Видимо, она сама сначала удивилась тому, что с ней происходит. Не губы ее уже раздвигались в улыбке, глаза озорно заблестели, наконец она звонко рассмеялась, но посмотрела все-таки на Установку Радости с заметным недоумением. И я тоже улыбался вовсю: стояли мы с ней совсем рядом, напряженности Поля Радости с избытком хватало на двоих.

Огорчение Леночки сняло как рукой. Ей было весело и хорошо, о только что полученной двойке она уже не думала. А мне было хорошо вдвойне — потому что работала Установка, в еще и оттого, что хорошо было Леночке Голубковой. Мне было так радостно и легко, что я вдруг ни с того ни с сего стал рассказывать ей об Установке, даже не дожидаясь неизбежных вопросов. Я снял с Установки кожух и показал ей все эти соединения и контакты. Весело и беззаботно я пожаловался Леночке на то, что никак не могу увеличить радиус действия Установки. Со спокойным сердцем я признался в том, что иногда Установка начинает работать с перебоями, и тут я еще пока ничего не могу поделать. Леночка, весело и радостно улыбаясь, задала мне несколько вопросов. Я ответил на них с прежней радостью и легкостью. А потом Леночка вдруг обернулась и поделилась своей радостью с остальными — крикнула на весь класс:

— Ребята! Идите сюда!..

Я весело оглядел всех столпившихся вокруг ребят. У тех, что стояли ко мне ближе, настроение тоже заметно улучшилось. Губы Трубицына, будущего писателя-фантаста, тронула улыбка. Алеха, он, конечно, стоял к нам с Леночкой ближе всех, улыбался широко и открыто. Толик Сергеев остался где-то в задних рядах: на него Установка не действовала, и он серьезно тянул голову над головами других ребят, соображая, что же такое с ним происходит. И на его широком и круглом лице, блестевшем стеклышками очков, было написано такое напряженное раздумье, что я засмеялся сильнее прежнего, захохотал во все горло и продолжал смеяться еще некоторое время даже после того, как выключил Установку, и все сразу снова стали серьезными.

Если уж говорить всю правду, сначала я чуть-чуть об этом пожалел. Не хотелось, чтобы ребята узнали об Установке так рано. Я собирался сделать каждому человеку Земли подарок, а кто же заранее рассказывает о том, что он собирается подарить. Но отступать было уже поздно. Шестой «А», члены Академии «Биссектриса» ждали от меня объяснений.

И через несколько секунд я нажимал на кнопки пульта управления световой классной доски, стирая с нее световую запись, оставшуюся после урока физики, и набирая подробную схему своей Установки. Академики столпились перед доской. А потом я стал говорить так, как если бы отвечал урок. Указка порхала на доске.

— А вот это — регулятор напряженности, — объяснял я, — вот здесь и вырабатывается напряженность. Когда она воздействует на те центры головного мозга, которые определяют настроение, человеку становится радостнее и он может забыть любую неприятность. И когда такие вот Установки начнут выпускать серийно, каждый сможет управлять своим настроением сам. Захотелось немного бодрости, случилось в жизни что-нибудь нехорошее — берись за ручку Установки…

Я скосил глаза на Леночку Голубкову. Смеяться она уже перестала, и на ее лице вновь появились первые признаки того самого настроения, что после физики подняло меня с места чуть ли помимо моей воли, подтащило к Леночкиному столу и заставило выложить из портфеля Установку.

— Бывают ведь моменты, когда человеку необходимо поднять настроение. А с такой Установкой можно даже поддерживать его все время на одном уровне. Хорошая повседневная радость…

Я подробно рассказал о принципе работы Установки, не скрыл и того, что иногда по неизвестной причине она начинает работать с перебоями. Остановившись, я оглядел лица ребят, стоящих передо мной, и, немного волнуясь, стал ждать, что они мне скажут. Лица были разными. Президент понял не все и, видимо, формулировал в уме те вопросы, которые он сейчас мне задаст. Труба подошел к делу по-писательски: он больше смотрел на меня, чем на Установку, и больше слушал, как я говорю, чем старался вникнуть в смысл сказанного. Лицо Андрюши Григорьева было ясным: он, конечно, понял все, что я говорил, с первого взгляда и в пояснениях не нуждался. На лице Толика Сергеева застыли восхищение и такая откровенная радость, словно действие Установки наконец-то, с опозданием, уже когда ее включили, все-таки проняло и его. Явзглянул на Алеху…

Алеша Кувшинников был моим лучшим другом. Толик Сергеев тоже был моим другом, частенько в школе и вне школы нас видели втроем (кто-то из классных остряков, кажется писатель-фантаст, даже придумал нам общее прозвище по первым буквам наших фамилий — МКС: тот, кто хорошо знает историю науки, вспомнит, что именно так называлась одна из систем физических единиц, принятых в XX веке, — метр, килограмм, секунда). Но лучшим другом был все-таки Алеша. Мы были соседями по дому, его родители были знакомы с моими, мы вместе пошли в школу и просидели за соседними столами вот уже шесть лет. Чего только мы не придумали за это время, и именно Алеша был автором самых невероятных и смелых проектов. В первом классе, когда Галактионыч рассказывал нам историю освоения планет солнечной системы, мы с Алехой собирались бежать на Марс, чтобы перекопать его археологически от Северного полюса до Южного в поисках следов исчезнувших марсианских цивилизаций. Мы ни на секунду не усомнились, что такие цивилизации существовали, хотя рейсы космонавтов свидетельствовали вроде бы совсем о другом.

Во втором, когда Галактионыч открыл для нас великого фантаста XIX века Жюля Верна и весь наш класс переживал длинный период страшного увлечения его книгами, мы, прочитав за вечер известный всем роман «Вверх дном», стали подумывать о том, как бы и в самом деле изменить наклон земной оси, чтобы наш маленький городок оказался поближе к югу. Если вы помните, у героев Жюля Верна ничего не получилось, но ведь технику XXI века не сравнишь с той, которую имел в виду французский фантаст; с нашей точки зрения проект был вполне осуществим, но до конца мы его так и не разработали — увлеклись другим. В то время человек впервые вышел за пределы солнечной системы. Экспедиция из трех кораблей пересекла орбиту Плутона, обогнула планету со стороны открытого космоса. И хотя о сверхдальних межзвездных перелетах на Земле еще только думали, все-таки звезды стали тогда к Земле чуточку ближе. И мы с Алехой решили стать после школы великими путешественниками, первооткрывателями новых космических путей, стали усиленно к этому готовиться. По утрам сверх обязательной, положенной для каждого школьника программы стали выделывать еще какие-то немыслимые, совершенно фантастические с виду упражнения, изобретенные нами самими для развития необходимых космонавту качеств — выносливости, ловкости, выдержки.

Целыми вечерами мы пропадали в школьной астрономической обсерватории, не отрываясь от телескопа и шепча про себя звучные, пленительные названия созвездий и туманностей… Мечтали о том, как мы подлетим на своих кораблях к этим звездам близко-близко, исследуем их планетные системы и опустимся на одной из планет. Между прочим, один из героев космоса, знаменитый капитан Юрий Попов, тот самый, что впервые совершил посадку на планету Сатурн, родился в нашем городе. Мы с Алехой стали часто бывать на улице, названной его именем, на которой он в юности жил, — чтобы попасть на нее, надо сесть на третий номер городского троллайна (остановка прямо против школьных ворот) и проехать пять или шесть кварталов. И останавливался троллайн прямо против бронзового бюста капитана. С тех пор как мы сами решили стать межпланетчиками, о Юрии Попове мы думали уже не только как о знаменитом земляке, чьей судьбе можно лишь позавидовать, но скорее как о будущем, старшем, правда, но все-таки товарище… Потом прошло и это увлечение звездными дорогами. На смену им пришло что-то другое. Мы учились уже в пятом классе, перешли в шестой, и к тому времени, когда Галактионыч открыл в нашем классе самую настоящую Академию наук, мы уже всерьез собрались стать учеными. Мы получили возможность экспериментировать, ставить опыты, какие только хотели, искать в науке свои пути, и тогда решение укрепилось еще сильнее.

А сейчас я ждал, что скажет мой лучший. друг Алеша Кувшинников. Может (тут меня вдруг снова кольнуло, как это уже не раз бывало) — может, обидится, что я до сих пор ничего ему не рассказывал? И при этой мысли я снова почувствовал себя неловко.

А он повел себя так: внимательно осмотрел схему, что-то про себя непонятное пробормотал, потом сказал:

— Надо доделать! Устранить неполадки, чтобы не было перебоев, чтобы устройство работало надежно. Предлагаю работать над этим всем вместе. Наверное, это самая грандиозная вещь, какая только могла быть сделана в нашей Академии.

Я посмотрел на него внимательно. Не такой был человек Алеша Кувшинников, чтобы ограничиваться только этими словами. Обычно в его голове возникали по всякому поводу столь ослепительные идеи, что иногда мне оставалось лишь завидовать — как это я не смог додуматься сам?!

Алеша заново пробегал схему глазами. На одном из узлов Установки Радости взгляд его задержался, потом он вроде бы ни с того ни с сего взглянул на огромный глобус Земли, стоявший в одном из углов класса, и вот тут-то Алеху и осенило: — Ребята, — сказал он, — надо увеличить мощность Установки настолько, чтобы можно было управлять настроением сразу всей Земли…

На секунду он запнулся, сам, видимо, обдумывая то, что только сейчас нам сказал, потом обратился к шестому «А» с взволнованной речью, которая и сейчас вспоминается мне как один из самых блестящих образцов ораторского мастерстве:

— Конечно! Без всяких индивидуальных приборов. — Алеха топнул ногой. — Мы сами будем управлять настроением сразу всей Земли! Вот отсюда! Из нашего города! На Земле всем и всегда будет хорошо! Тем, кто уже счастлив, >то не повредит. А тем, кому счастье чнужно, мы его подарим.

Шестой «А» зашумел. Алеша уже вспрыгнул на стол, глядел на головы академиков сверху вниз.

— И всем тогда на Земле будет хорошо? — спросила Леночка Голубкова.

— У всех всегда будет хорошее настроение, — отрезал Алеха. — В пределах разумного, чтобы нз слишком… Просто хорошее настроение.

— Какова же должна быть мощность Установки? — серьезно спросил Президент.

— Рассчитаем, — ответил Алеха. — Во всяком случае, достаточной, чтобы охватить даже самые отдаленные уголки Земли.

— Большая работа! — рассудительно произнес Андрюша.

— Конечно! — Алеха обернулся к нему. — Ну и что же! Но если работать всем вместе… Ведь принцип действия уже разработан, осталось только найти способ увеличить напряженность Поля Радости, вырабатываемого Установкой, всего… всего в сколько миллионов раз.

— И когда мы построим такую сверхмощную Установку, никто о ней не будет знать? — спросила Катя Кадышева.

Сразу наступила тишина. Академики, уже вовсю увлеченные идеей, переглянулись.

— Никто, кроме нас, не будет знать, что его хорошее настроение от чего-то зависит?

Алеша думал долго, даже слишком долго. Он сосредоточенно смотрел в пол и теребил на своей курточке пуговицы.

— Да, ребята, — сказал он и, по-моему, сам удивился новой, только что пришедшей к нему мысли. — Работать будем в тайне. Об Установке будет известно только нам. Может, если люди будут знать, что их хорошее настроение зависит не от того, что они делают, а от напряженности Поля Радости, может, им уже не захочется такой радости, а?.. А мы ее просто им подарим…

И тут же я подумал о Галактионыче.

…Галактионычу скоро должно было исполниться сто сорок. Выглядел он, впрочем, лет на шестьдесят, если даже не меньше. Однажды мы были на экскурсии в парижском Лувре — там есть статуя понтийского царя Митридата VI. Мы долго оставались в том зале, где она стоит: Митридат VI, оказывается, удивительно был похож на нашего учителя — такое же энергичное и решительное лицо, тот же прямой взгляд, хотя Митридат, конечно, выглядел чуточку моложе. Кто-то из нас сказал об этом Галактионычу — он долго потом улыбался…

Держался учитель прямо, ходил всегда быстро, голос у него был звучный и совсем не старческий. Даже волосы его были не седыми, а так — только слегка седоватыми. Удлинять человеческую жизнь научились в конце прошлого века, как раз когда Галактионычу исполнилось семьдесят, И Галактионыч стал одним из первых людей на Земле, кому решили удлинить жизнь, а для этого, конечно, надо было быть достойнейшим из достойнейших. Вряд ли действительно можно было найти второго такого учителя. Если он начинал вести первый класс, то вел его до самого окончания школы, преподавая в классе все предметы сразу — от самых простых до самых сложных. И все знал в совершенстве. Но даже не это было главным в Галактионыче. Когда-нибудь я пойму, что в нем было главным…

В нашем городе Галактионыч работал с первого года его существования — уже пятьдесят лет. И чуть ли не половина города называла себя его учениками. И Юрий Попов тоже был его учеником! Я прекрасно помню тот день, когда знаменитый капитан, лицо которого знают во всех странах мира, пришел в школу, к Галактионычу, сел за стол, за которым сидел когда-то, и они стали вспоминать с учителем голы, забитые им в футбольном первенстве школы пятнадцать лет назад. И Галактионыч прекрасно помнил чуть ли не каждый из этих голов! И наверное, точно так же он знал и помнил все и о нас…

Он научил нас читать и писать, дифференцировать и интегрировать — всего не перечислишь. Мы знали Галактионыча шестой год, а казалось — знали всегда, просто не могли представить, что было время, когда мы еще не были с ним знакомы.

По его жизни мы могли учить историю XX века. О себе Галактионыч не очень-то любил рассказывать, но зато, если уж нам удавалось каким-нибудь способом его разговорить (почему-то лучше всех это удавалось Леночке Голубковой), каждый рассказ стоил сотни страниц учебника. Галактионыч и наша страна были почти ровесниками. И глазами Галактионыча-мальчишки мы отмечали на карте первые новостройки, чертили маршруты полетов Чкалова и дрейфа «Челюскина», вместе с ним строили по комсомольской путевке первые линиимосковского метро — линии, которым сейчас уже больше ста лет. На одной из московских площадей вместе с нами стоял летним воскресным утром повзрослевший Галактионыч, молчаливая серьезная толпа затаила дыхание, слушая голос из громкоговорителя, — война! Я сам видел старинную фотографию, кто-то снял эту московскую площадь воскресным утром двадцать второго июня. И все наши видели ее. И вместе с учителем мы поднимались по сигналу ракеты в атаку — двадцать третий километр Ленинградского шоссе, позади Москва. Жизнь Галактионыча была связана с такими вехами истории, которые и сейчас, в XXI веке, даже нас, мало еще что в общем-то знающих, заставляют оглядываться на то время с гордостью и восхищением. Сталинград и рейхстаг, Братск, гагаринский «Восток», первая высадка на Луне — все это был для нас Галактионыч.

Ему можно было рассказать о чем угодно. Время у него находилось для каждого из нас, как бы он ни был занят. Часто мы приходили в его маленький домик на городской окраине, где в трех комнатах были собраны вещи, при виде которых замирали наши сердца. Осколок от снаряда, сохранившийся от той войны. Первый камень с Луны, привезенный Галактионычу в подарок одним кз членов экспедиции, бывшим его учеником. И одиннадцать томов сочинений другого его ученика, ставшего знаменитым писателем. Наверное, писателя из него тоже сделал Галактионыч.

И вот у нас впервые заводился от Галактионыча секрет.

Экстренное заседание Академии получилось коротким. Перемена кончилась, и в класс каждый момент мог войти Галактионыч. «Биссектриса» постановила нижеследующее:

1. Немедленно начать разработку Установки Всемирной Радости путем увеличения мощности уже существующей индивидуальной Установки Радости.

2. Назначить для этого внеочередное третье занятие Академии по субботам, не пуская на него никого из посторонних. По понедельникам и средам вместе с Галактионычем заниматься обычными делами.

3. Как только опыты по созданию Всемирной Установки Радости окажутся положительными, посвятить во все наши дела Галактионыча…

Последний пункт был принят единогласно. Его, немного поколебавшись, предложил Президент. И после этого все на какое-то время опять замолчали, а потом Труба хотел что-то сказать, но тут уже все подняли руки, и я тоже, конечно, поднял. Ведь рассказать об этом Галактионычу было совсем другое дело, не то что еще кому-нибудь.

Потом мы еще немного поговорили до конца перемены. Хотелось, чтобы и в самом деле на Земле всегда была радость, хотелось, чтобы это время наступило скорее, раз мы можем это сделать.

Я стер с доски запись схемы. Доска погасла. В класс вошел Галактионыч, и начался следующий урок. Должно быть, в нашем поведении было что-то такое необычное, потому что не раз Галактионыч оглядывал пристально весь класс, словно собирался нам что-то сказать или о чем-то спросить. Но каждый раз, видимо, раздумывал.

Этого и следовало ожидать — первая попытка увеличить мощность разработанной мной Установки Радости до всемирного масштаба была предпринята третьим членом системы МКС — Толиком Сергеевым почти сразу же после того исторического момента, когда наш шестой «А» решил взять на себя управление настроением всей Земли. Попытка не удалась, и это опять-таки никого не удивило: ведь каждый из нас знал Толика достаточно хорошо.

Такой ученик есть, наверное, в каждом классе — был и во все времена. Ученик, с которым вечно что-нибудь происходит. Если на дом задают выучить по литературе стихотворение, он обычно учит другое, как правило, вдвое или втрое длиннее заданного. В школьные сочинения он любит вставлять такие неожиданные литературные обороты, что когда учитель читает их потом вслух, жизнь класса удлиняется лет на двести-триста — если верить тому, что смех продлевает жизнь. Он аккуратно приходит в школу в те дни, когда занятия в ней отменяются. Не раз можно увидеть, как он спотыкается в таком месте, где споткнуться ну просто невозможно; и когда он все-таки спотыкается, не можешь поверить глазам. Год назад в день рождения Толика мы подарили ему разыгранный нами шуточный спектакль «История его жизни», записанный на видеоленту. Это придумал, конечно, Алеха. И он же исполнял главную роль. В большой тайне от Толика мы собирались в нашем классе по вечерам и долго репетировали, отрабатывая каждый сюжетный ход. Там был эпизод, когда Толик должен войти в школьную дверь. И в течение нескольких мгновений он успевал упасть в лужу, оставшуюся после ночного дождя, уронить в следующую лужу портфель, споткнуться на пороге, уронить портфель второй раз и т. д., и, кроме того, с крыши прямо на ногу Толику падал кирпич…

В тот день Толик пришел в школу радостный и возбужденный. По его круглому лицу блуждала загадочная улыбка, и на первой же перемене, когда Галактионыч ушел из класса, мы не выдержали, обступили Толика, требуя объяснений.

— Эврика! — радостно сообщил нам Толик и сбивчиво и путано стал излагать нам суть предложения.

Миллиард! Именно во столько раз увеличится мощность Установки Радости, если внести в ее схему те изменения, которые он предлагал. Академики слушали внимательно, но сумрачно: каждый из нас с первых же слов Толика понял, что такой вариант, если он даже и возможен, требует увеличения размеров Установки до размеров примерно всего нашего города. Нам же, по понятным причинам, требовались габариты самые компактные.

На этом последнем, ускользнувшем от Толика обстоятельстве внимание его остановил Президент. Толик махнул рукой, запнулся на полуслове и огорчился так явно, что нам даже стало перед ним немного неудобно.

Пять дней спустя существенное изменение в схему внес Андрюша Григорьев. Он не улыбался и не сиял. Выражение его лица было деловым и озабоченным. Он немного повозился с моим прибором прямо на наших глазах на очередном субботнем заседании Академии. Из прибора он изъял несколько деталей, а на их места вставил несколько новых, чуть-чуть повернул ручку — и мы почувствовали прилив радости в десять примерно раз больший по сравнению с прежним максимальным уровнем, до которого довел работу Установки я.

— Так я и думал, — удовлетворенно сказал Андрюша, выключая Установку, и неторопливо пустился в объяснения: — Туда-то мы поставили то-то, там-то заменили тем-то…

И снова все получилось таким простым и гениальным, как и все исходившее от Андрюши, что нам оставалось только слушать и удивляться.

А еще через день маленькое, совсем почти незначительное изменение внес в схему Алеша; и после этого мы застряли на одном месте.

Академики стали задумчивыми. Проблема захватила нас целиком, даже Леночка Голубкова морщила лобик в несколько раз сильнее, чем обычно. Желание управлять человеческой радостью укрепилось в сердцах членов «Биссектрисы» окончательно. Над проблемой думал каждый. И раз в неделю, по субботам, мы тайно собирались в нашем классе и докладывали о том, что каждый из нас успел уже придумать. Окна класса наглухо зашторивались. Во-первых, для того, чтобы никто не мог видеть нас с улицы; во-вторых, если быть откровенным, — чтобы в наши глаза не лезло озеро, плескавшееся возле самой стены, да еще не отвлекали внимание разноцветные фигурки футболистов, то и дело врывающиеся на тот участок футбольного поля, который тоже был виден в окно.

Суббота и воскресенье отводились отдыху и спорту. По субботам школа была удивительно пустой, нас встречали и провожали одни только автоматические машины для уборки, производившие в этот день во всех закоулках школы особую недельную мойку.

Через три недели в шестом «А» безнадежно упала успеваемость. Леночка Голубкова, успевшая было исправить свою последнюю историческую двойку по физике (ох уж эти законы Кузьмина-Исаченкова!), получила сразу две по истории. Алеша не смог взять простейшего интеграла. Труба, о котором Галактионыч сказал как-то, что язык у него подвешен, как ни у кого, не сумел на уроке литературы как следует осветить вопрос о фантастике второй половины XX века — теме, которая принадлежала ему по праву. Вдобавок даже сам наш уважаемый Президент впервые поплыл по астрономии. И не один, а вместе с Катей Кадышевой.

Несколько двоек по разным предметам получил и я, но вряд ли стоит рассказывать об этом подробнее. Вдобавок ко всему Толик Сергеев, очень задумавшись над проблемой и переходя при этом улицу, на наших глазах едва не попал под троллайн прямо против школьных ворот. Толик заметил машину лишь в тот момент, когда она затормозила перед самым его носом… И лишь с Андрюшей ничего не случалось, и в школе он по-прежнему отвечал на любой вопрос с точностью метронома и со знанием Всемирной Энциклопедии и аккуратно получал пятерки.

Галактионыч, наверное, терялся в догадках. И настал день, когда я впервые увидел его вконец растерянным, — другого такого дня еще не было. В этот день в начале первого урока, вместо того чтобы ответить, как обычно, на наше приветствие, он пробормотал:

— Ничего не понимаю! Меня вот только что спросили, почему никого из вашего класса уже полтора месяца ни разу не видели на футбольном поле! Ничего не понимаю!..

Мы стояли перед ним, не поднимая глаз. В классе была такая тишина, что, кажется, плеск озера был слышен даже через герметически закрытые окна.

— Ничего не понимаю! — пробормотал Галактионыч в третий раз и тяжело вздохнул. — Садитесь…

Однажды утром городская газета вышла с портретом Галактионыча чуть ли не во всю первую полосу. Идя в школу, я видел, как люди везде ее читали.

Днем по всем каналам связи на школу обрушился поток поздравлений от бывших учеников Галактионыча — со всех концов света. А наш черед поздравить учителя с его стосорокалетием пришел вот только сейчас.

Когда в начале коридора мелькнул синий халат Галактионыча, Алеха покинул свой наблюдательный пункт возле двери и рванулся в класс.

— Идет!.. — прошелестело по классу.

Примерно так же, наверное, суетились на палубах матросы Колумбовых кораблей после того, как один из них разглядел с мачты землю и довел суть наблюдения до сведения товарищей. Маленькая площадка перед кафедрой Галактионыча, на которой только что каким-то чудом размещались асе академики, минус поставленный на часы Алеша, опустела в течение секунды. На кафедре в одиночестве остался огромный букет цветов. Букет алел, голубел, пламенел, желтел, чернел, белел — в нем были все цвета и все возможные их оттенки. Кто-то, убегая от кафедры на свое место, догадался в последнюю секунду зажечь на световой доске число, месяц и год, и ярко-красная надпись, размахнувшаяся на полдоски, была, вероятно, первым зрительным впечатлением Галактионыча, когда он появился на пороге. А мы к этому времени уже все стояли за своими столами в полном порядке.

Галактионыч на пороге остановился. Нам показалось — за секунду он успел взглянуть в глаза каждому. И сейчас я думаю, что в наших глазах увидел что-то новое, необычное и улыбнулся нам только поэтому.

— Здравствуйте, академики! — сказал негромко Галактионыч.

Букет на кафедре алел, голубел, желтел… Мы все сегодня шли в школу с цветами.

— Спасибо! — сказал Галактионыч, улыбаясь все так же — и грусть и радость были в этой улыбке одновременно. — Спасибо, ребята! — и быстро пошел к кафедре.

И улыбка на его лице осталась прежней…

Дни рождения бывали, конечно, у каждого из нас. И тогда папы и мамы, бабушки дарили нам что-нибудь хорошее и умели еще сказать при этом что-то такое, отчего на сердце становилось легко-легко, словно включили вдруг Установку, И нам хотелось сказать учителю что-нибудь, чтобы он помнил эти слова. Но мы вдруг словно онемели, и ни у кого, не только у одного меня, не было тогда в голове хоть сколько-нибудь путной мысли, которую можно было бы превратить в эти самые хорошие слова. Мы молчали, чувствуя себя неловкими, неуклюжими, но Галактионыч, как всегда, сам пришел нам на помощь.

— Не надо ничего говорить, — все так же негромко сказал учитель. — Я и так все хорошо понял. — И тронул цветы пальцами. — Спасибо…

С тех пор я много раз слышал, как говорят это слово «спасибо»; есть много способов его произнести и тысячи разных оттенков, с которыми оно воспринимается, но никто еще с тех пор не говорил мне это «спасибо» так, как сказал тогда наш учитель.

Мы сели. Каждый из нас не сводил с Галактионыча глаз.

Накануне мы задержались в школе допоздна. Мы придумали не меньше тысячи предметов, которые могли бы подарить Галактионычу, но все это было не то, что надо.

Идея принадлежала Леночке Голубковой. Леночку осенило в тот самый момент, когда к сердцам нашим уже подступало отчаяние. Алеха большими шагами ходил по классу, не глядя ни на кого из нас. Президент сидел молча, смотрел в дальний угол. Володя Трубицын забрался на подоконник, болтал ногами и насвистывал что-то грустное, И в этот момент Леночка наморщила лобик, подняла на нас свои синие глаза и даже не сказала, прошептала скорее:

— Ребята, а что, если мы подарим ему радость на целый день?! Хорошее настроение?!

Леха даже ударил кулаком по столу — это было как раз то! Прежде чем подарить радость всем, мы могли подарить ее только одному человеку. И какому!!! Это был и подарок и эксперимент одновременно, еще один шаг к нашей конечной цели.

…Галактионыч сидел за своей кафедрой. В глубине одного из ее ящиков была спрятана Установка Радости, настроенная на оптимальный режим работы. Галактионыч должен был испытывать сейчас бодрость, прилив сил, отличное настроение. Учитель улыбался нам из-за огромного букета.

И вдруг сказал:

— Ребята, вы подарили мне сегодня хорошее настроение. И больше мне ничего не надо.

Мы остолбенели.

— Вот этим, — Галактионыч еще раз тронул пальцами цветы. — А еще тем, что не могли сказать мне ни слова, волновались. И этим тоже…

И начался обычный урок…

…Обо всем, что связано у меня с этой Установкой Радости, может, когда-нибудь, я напишу совсем по-другому. Это будет рассказ о тех же самых событиях — о том, как мне удалось ее впервые собрать, как мы решили дарить всем людям Земли ежедневную хорошую порцию радости, о наших муках, связанных с усовершенствованием Установки, о том, как первый такой подарок мы сделали Галактионычу в день его рождения.

Это будет рассказ о тех же самых людях — Алешке Кувшинникове, вечно что-то придумывающем, увлекающемся; постоянном отличнике Андрюше Григорьеве, авторе серьезного дополнения к учебнику физики по разделу «Оптика»; о Толике Сергееве, нескладном, невезучем и добром; о маленькой застенчивой Леночке Голубковой; о Кате Кадышевой; вообще обо всех наших.

И все-таки это будет совсем другой рассказ: я стану старше. А если потом, когда пройдет еще какое-то время и мне захочется написать об этом и в третий раз, это будет уже третий рассказ…

Галактионыч сказал нам однажды: с течением времени взгляды твои меняются, на одни и те же события смотришь по-разному. Сначала мне не очень-то верилось: ну как это может быть так?! А теперь я начинаю верить. Потому что прошло всего лишь полгода с того дня, когда Галактионыч в последний раз ушел из нашего класса, а я с тех пор переживал этот день не меньше ста раз, и каждый раз по-другому.

Галактионыча теперь нет. Нет больше и Установки Радости. Мы больше не вспоминаем о ней, словно ее не было. И произошло все так быстро и неожиданно, что никто даже бы не поверил, если б не случилось этого на самом деле.

Галактионыч заболел почти сразу же после своего дня рождения и еще несколько дней приходил в школу больным, пока врачи не настояли на своем. Он думал, что быстро поправится, и так и сказал нам на последнем уроке, который у нас проводил. А потом прозвенел звонок, Галактионыч собрал с кафедры все свои записи и книги и пошел к двери. Все последние дни настроение у него было просто великолепным, потому что теперь мы решили оставить Установку Радости в его кафедре надолго — до того времени, пока мы не построим другой, которой хватит на всех людей сразу. Погасла световая доска. Дверь за учителем закрылась. Тогда мы не знали, что навсегда…

А еще Галактионыч говорил: человек взрослеет не постепенно, просто в его жизни выдаются иногда такие дни, когда он сразу становится старше и не меняется до следующего такого же дня. Детство, случается, кончается в один день, и взрослым тоже иной раз становишься в течение одного дня. И все это время, пока в наш класс приходили новые учителя — по одному на каждый предмет, — а мы продолжали ждать, когда же снова мелькнет в конце коридора синий халат Галактионыча, никто из нас не знал, что такой поворотный день уже караулит нас, что он совсем близко.

И он пришел…

Я хорошо помню утро — мы втроем, с папой и мамой, сидели а столовой, привычно залитой веселым солнечным светом, и родители расспрашивали меня, что нового в нашей школьной Академии наук, как мы там одни, без Галактионыча. Завтрак оказался очень вкусным, настроение у меня было отличное, и я рассказывал родителям об очередной истории, приключившейся с Толиком Сергеевым…

Потом я вышел за порог. Пластиковые плиты были темными после ночного дождя, в щелях между ними еще не просохла вода, — в ней отражались лучики солнца. Я шел в школу медленно: нарочно вышел из дому чуть раньше. И всю дорогу я подставлял солнцу лицо — хотелось, чтобы оно побыстрее загорело.

У школьных ворот я встретился с Леной, взял ее портфель, и мы вместе пересекли школьный двор, болтая о каких-то пустяках. И вместе мы поднялись по лестнице в тот класс, где должен был состояться первый урок. Учитель был совсем молодым, первый год в школе; и мы замечали иногда, что он очень волнуется, и тогда старались показать ему, что урок очень нам интересен.

На перемене мы играли на школьном дворе а волейбол. Мяч, туго накачанный, ну просто звенел от ударов, и Алеша Кувшинников вытягивал самые безнадежные мячи, старался изо всех сил, изредка поглядывая в ту сторону (я это заметил), где среди девчонок стояла Катя Кадышева. А школьный звонок уже звал нас на следующий урок…

А потом прошло еще чуть-чуть времени, и в нормальной школьной жизни вдруг словно что-то оборвалось. Мир в глазах стал неясным, нерезким. И странно, все, что было в тот день дальше, сейчас я припоминаю с трудом, словно вижу старую, потертую видеоленту. Даже не могу припомнить, как именно я все узнал.

Галактионыч умер… Врачи уже не могли ему помочь. И это было так неожиданно и невозможно, что сначала я плакал и сам себе удивлялся, потому что еще не верил в невозможное. До этого, видимо, я твердо считал, что человек уже научился управлять миром так, как он хочет, и впервые на моих глазах мир оказался сильнее человека, вышел из повиновения.

Школа вдруг стала пустой и гулкой, словно а субботу, когда мы собирались на наши очередные незапланированные занятия. И сначала я шел куда-то вместе со всеми, потом ходил по школьным коридорам один и о чем-то все время думал, но вот о чем — тоже не могу припомнить. И когда я снова заглянул в наш класс с надписью «Биссектриса» на двери, в нем никого не было. Лишь возле учительской кафедры, прямо на полу, сидел Алеша Кувшинников, и перед ним лежал маленький черный пластмассовый ящичек — придуманная мной Установка Радости, ручка на нуле. Алеша, видно, только что вытащил Установку из ящика кафедры Галактионыча.

И я сел на пол рядом с Алешей, и мы долго молчали, глядя в разные стороны. Алеша пошевелился. — Я знаешь о чем думаю?

Он замолчал, подбирая получше слова:

— Вот перед нами штука, которая запросто может нас обоих развеселить. Сейчас нам далеко до веселья. Но вот хочется ли тебе поднять сейчас настроение?..

И вот тогда я взглянул на маленький черный ящичек — ручка на нуле. А ведь правда, как все просто, поверни ручку до отказа, забудется все; не об этом ли я мечтал, когда все еще только начиналось и когда встретил того маленького грустного негра? И вдруг я отчетливо понял: сегодня мне это даже не пришло в голову. И Алеше тоже. И наверное, вообще никому не пришло бы…

— Я думаю, — сказал Алеша, глядя куда-то в сторону, — когда ты встретил в Африке того парня, не надо было придумывать, каким бы хитрым способом вернуть ему радость. Но надо было обязательно его догнать и помочь ему сразу же, помочь как-то очень просто. Люди должны помогать друг другу! Это мы знаем! А надо еще знать, как им надо помогать в каждом случае. Может быть, тому негру нужно было просто сказать что-то такое, чего раньше ему никто и никогда не говорил…

Мы встали и теперь смотрели на Установку Радости сверху вниз. Над нами нависла тишина. И перед моими глазами вдруг прошли миллиарды улыбающихся, счастливых человеческих лиц, промелькнули все страны и континенты мира. Я вспомнил, как часто в последнее время мы крутили наш школьный громадный глобус — осматривали поле действия нашей будущей Всемирной Установки Радости. Глобус был огромным, континенты медленно плыли перед нашими глазами — Север Земли, Юг Земли, Восток, Запад… Миллиарды людей, которым мы хотели внушить вечную радость — хорошую порцию радости изо дня в день, что бы ни случалось…

А потом Алеха, зажмурившись, наступил на маленький черный ящичек ногой.

Хрустнули детали. И ничего во мне при этом не шевельнулось.

— Значит, она не нужна людям, — медленно сказал Алеша, — если вот так… Но помогать мы им будем. И радость дарить тоже. Постараемся даже сразу всем на Земле.

…Мы начинаем привыкать к нашим новым учителям — по одному на каждый предмет. Они хорошие и добрые, а новая учительница по математике вообще очень славная и совсем молодая. И живет она, оказывается, на той же улице, что и мы с Алешей. Алеха, когда увидел ее в первый раз, вдруг стал как-то по-особому приглаживать свои непокорные вихры, но тут же он почему-то оглянулся на зеленоглазую и красивую Катю Кадышеву…

Мы стараемся учить то, что задают нам новые учителя, как можно лучше. И в мире все идет по-прежнему: день сменяется ночью, а вслед за ночью снова начинается день. И теперь я уже знаю точно: так будет всегда, что бы ни происходило с людьми.

А потом, когда уже прошло какое-то время, мне стало вдруг казаться, что Галактионыч все прекрасно знал — и об Установке Радости и о том, как мы хотели подарить радость сразу всей Земле. Ждал, что же мы сделаем, и ничего нам не подсказывал. Ждал, когда мы сами поймем, что радость нужно дарить людям совсем другими способами. Первым из нас это понял Алеха. За ним поняли, наверное, и все остальные.

Откуда у меня берется уверенность, что Галактионыч все прекрасно знал, сказать я не могу. Ведь он не выдал себя ни разу, а мы скрывали, что делаем, на совесть. Но Алеха, когда потом я рассказал ему о своем предположении, вдруг полностью с ним согласился:

— И мне кажется точно так же. И знаешь почему?

Тут Алеха запнулся, словно понял, что нечаянно проговорился. Но отступать было бы уже неловко, и он взглянул на меня испытующе.

— Вот почему это мне кажется. Помнишь, я вырезал на двери «Биссектрису»?

Я кивнул.

— Галактионыч хотел потом узнать, кто это сделал, но я так и не сознался.

Алеха помедлил.

— Потом я ему во всем признался. Дня через три. И так, конечно, чтобы никто из наших не слышал. Что же он мне, ты думаешь, сказал? Он сказал: «Я все знаю! И если уж ты вырезал, пускай надпись так и останется. Академия «Биссектриса»! Я тогда просто обалдел. Откуда же он мог знать? А он, наверное, действительно знал о нас все. Возможно, даже то, чего не знаем мы сами. Какие мы были, какие мы есть. А еще то, какими мы станем…

День, когда мы все стали старше, прошел. Мы учились… На уроке географии с новой учительницей слетали в Южную Америку, где попали под такой ливень, по сравнению с которым самый проливной из наших дождей в парке для отдыха показался бы редкими брызгами. Мы играли в футбол, загорали, потому что уже началось лето, и Алеха снова стал что-то такое придумывать — пока даже точно не знаю что. Катя Кадышева сделала первый синтез. Мы все стояли вокруг колбы, в которой громко бурлила какая-то жидкость — сначала она была голубой, а потом стала оранжевой. Катя следила за этим превращением затаив дыхание, а потом, когда реакция кончилась, облегченно вздохнула: все прошло именно так, как надо. У Кати были очень счастливые глаза. А Труба потихонечку перешел от слов к делу — написал начало своего первого фантастического романа: о полете к Южному Кресту. Алеша прочитал начало и очень его одобрил. И я даже стал понемножку забывать о своей Установке Радости, хотя времени прошло совсем мало. Была ли она в действительности, могла ли дарить людям радость? Но о Галактионыче я думал все время.

Через несколько дней у школьных ворот, когда кончилась занятия и мы прощались друг с другом, чтобы разойтись в разные стороны, Андрюша Григорьев вдруг прямо схватился за голову.

— Олух! — простонал он. — Ну какой же я олух! Не сообразить такой элементарной вещи! Какой из меня после этого ученый! Ведь даже если бы Установка…

И он выдал нам вот что. А все действительно было просто, и было удивительно, почему мы не сообразили этого с самого начала. Мощность нашей Всемирной Установки Радости никак нельзя было бы сделать равномерной — она неминуемо должна была с расстоянием ослабевать, как слабеют звук или свет. И если в момент действия такой сверхмощной Установки стоящие рядом с ней сошли бы от радости с ума, на противоположной стороне Земли радость была почти незаметной. Можно было бы поставить ретрансляторы, но Установка перестала бы быть тайной.

— Ну какой же я осел! — повторял Андрюша. — Я должен был сообразить это с самого начала.

— Да? — переспросил Алеша Кувшинников. На секунду он задумался. — Да, мы не предусмотрели и этого…

И пошел в свою сторону, помахивая портфелем, а Андрюша почему-то еще долго стоял на месте и смотрел ему вслед, как-то странно пожимая плечами.

А с Академией все было по-прежнему.

Дважды в неделю, по понедельникам и средам, к пяти, когда школа пустела, мы снова приходили в наш класс на заседания.

Теперь я знаю, как к нашей Академии относились взрослые: совершенно случайно услышал разговор двух наших учителей. Один из них назвал Академию любопытным педагогическим экспериментом, но не слишком удачным, потому что Академия наук воспитывает слишком односторонне, в одном научном направлении, а не все же из нас в самом деле станут учеными. Другой ответил, что Академию надо рассматривать гораздо шире, и это совсем не одна наука, может быть даже совсем не наука. Тут они даже немного поспорили, но я так и не узнал, чем кончилось дело, — неловко было слушать чужой разговор, и я побыстрее ушел.

Нас потом спрашивали, будем ли мы продолжать Академию без Галактионыча. И мы ответили, что будем. Толик Сергеев вернулся к своей злополучной теореме. Мне почему-то кажется, что он так и на сумеет ее доказать, но пока он стоит на своем. Он вообще очень упорный. Если что-нибудь придумал, ни за что не отступится. Леночка Голубкова шуршит в эти дни страницами толстых книг и журналов, иногда делает из них какие-то выписки в большую, пухлую тетрадь. Историей она, видно, увлеклась всерьез.

А может, кто-то из нас и раздумал уже стать ученым? Сам я, например, начинаю подумывать о другом. Но в Академию мы приходим все.

Мы собираемся в классе по понедельникам и средам после пяти, каждый занимается своим делом — Алеша Кувшинников, Толик Сергеев…

Андрюша Григорьев, чей портрет все еще висит на «Архимеде» (как-никак единственное открытие «Биссектрисы»), снова что-то считает и ставит какие-то опыты. Три дня назад случилось невероятное. Мы с Алехой шнуровали бутсы, готовясь выйти на футбольное поле, когда в раздевалку вдруг вошел Андрюша Григорьев и тоже стал готовиться к игре. Он играл с нами полтора часа и даже забил гол, но следующим утром опять получил пятерку. А на Академии снова что-то свое считал и собирал какую-то схему…

А я в эти дни открываю свою тетрадь и пишу. И этому меня тоже научил Галактионыч. На каком-то уроке литературы мы говорили о том, какое место в жизни современного человека занимает книга. Галактионыч сказал нам: в XX веке часто гадали, какими станут книги в будущем. Размером с пуговицу, чтобы читать их с помощью особых аппаратов? Или говорящие, записанные на магнитную проволоку, чтобы не читать их, а слушать? А книга, если это, конечно, не справочник или какое-нибудь еще специальное издание, книга осталась прежней. Потому что нет большего удовольствия, чем держать ее в руках именно такой, к какой люди давно привыкли: такого же веса, тою же формата и так же пахнущую типографской краской. (Даже учебники остались точно такими же, как в XX веке, даже классный журнал, который был у Галактионыча.)

И по-настоящему хорошая книга, как сказал тогда Галактионыч (он дважды повторил это слово «по-настоящему»), может даже лечить людей вместо лекарств. Если ты заболел, иди не к врачу, а в библиотеку.

— Что у тебя болит? — спросит библиотекарь, выслушает твои жалобы. — Ах вот в чем дело?!

И снимет с полки «Трех мушкетеров».

— А у тебя? — И протянет кому-то томик Аркадия Гайдара или Жюля Верна.

А третьему даст «Повесть о настоящем человеке», а кому-то Пушкина, а еще кому-топропишет «Хаджи Мурата» и «Робинзона Крузо»…

Я не знаю, что случилось с нашим шестым «А» после всего, о чем я рассказал, но что-то, наверное, случилось. И тогда я вспомнил слова нашего учителя — захотел сам написать для ребят хорошую книгу. Но какую, о чем? И вдруг понял, что надо мне написать о них же самих — об Установке Радости, как мы ее изобретали и мечтали о том, чтобы на Земле всегда было всем весело и хорошо, но больше всего все-таки о нас самих. Ведь совсем не Установка Радости и то, как она работала, главное во всем, что случилось. Мало ли что мы еще изобретем, откроем, напишем в свое время! Главное — это все-таки мы сами и то, что мы поняли за это время, и то, какими мы стали. И пусть они, наши академики, прочитав мои записи, посмотрят на самих себя со стороны. Если это им в чем-то поможет, значит, книгу я снял для них с полки верно. А может, и не только для них одних…

…Алеха задумчиво смотрит в окно. За окном одна из улиц нашего маленького тихого города. Неслышно катит по ней троллайн в ту сторону, где улица, на которой жил Юрий Попов. А у школьных ворот толпится стайка ребят из других классов: занятия кончились, они расходятся по домам. Академии «Биссектриса» у них нет… Толик Сергеев склонился над доказательством, затылок у него каменный. Труба придумывает какие-то новые приключения своим героям. Маленькие люди XXI века…

Дверь, на которой висела табличка «Академия наук», недавно заново полимеризовали — раньше дверь была зеленой, а теперь стала голубой. И надпись, процарапанная ножом, исчезла, дверь засверкала чистотой. Алеша стал старше; и теперь он долго колебался, ходил задумчивый и сам не свой. Но потом решился все-таки; поставил меня в конце коридора, вырезал «Биссектрису» заново — ровными, аккуратными буквами.

Борис Смагин Разведчик Лавриненко

Рассказ

Как Лавриненко?

— Молчит, товарищ майор.

— Где же он, Лавриненко?

— Стоим на приеме.

В самом деле, куда ты пропал, Алексей Лавриненко?..Казалось бы, хоть во сне человек сможет отдохнуть от войны… Не выходит. Всю ночь одно и то же. Бомбежки, бомбежки… А к утру и того хлестче. Сон, как явь, самая натуральная. Будто снова он в артиллерии. Большой дом, из окна видна колокольня, ощерившаяся пулеметами. Решение командира — огонь на себя. И дрожит земля От неистового гула…

И задрожала земля. Зашуршали земляные крошки, упали на лицо, в рот, на шею. Так с куском глины во рту Лавриненко и проснулся.

Грохот разом оборвался, ушел куда-то вдаль. И настала тишина. Тьма, цепкая, липкая тьма окружала его. Даже кошачьи глаза старшины ничего не могли различить…

…Алексей вскочил, сбив табуретку, и быстро ощупал пространство вокруг себя. Рация — стоит. Фонарик? Нет его. И левой половины стола нет. И стена рухнула, словно отрубило. Говорил же Рубену, что непрочная! А где Рубен? Где Виктор Васильевич? Спички в мешке… Зажигалка в кармане…

Щелкнул пару раз, и засветилось яркое пламя. Хорошо, что вчера заправил… Вот она — его конура, вся как на ладони. В углу что-то блеснуло. Слава богу — фонарик! По полу и стенам пробежало желтое пятно. Двери, ведущей к лазу из погреба под домом прямо на склон горы, как таковой уже не было. На ее месте громоздилась груда досок и еще какого-то хлама, придавленная тяжелыми глыбами глины… Лаз был длинный, несколько метров. Если его завалило, то в эту сторону не выйти.

Лавриненко сел на постель, погасил фонарик. Что делать? Страха не было, он даже не успел прийти. Однако первой мыслью было то, что воздуха в этом самодельном гробу осталось лишь на пару часов. Машинально достал портсигар. Но как тут закуришь? Лавриненко почему-то вспомнил немецкое «Rauchen verboten». На бензохранилище было так написано. Проходили вчера мимо. Хотел было бросить туда гранату — и опростоволосился. Ребята отругали почем зря. Нельзя, задание другое…

Алексей оторвал кусок газеты, поджег. Пламя разгоралось медленно. Потом язычки заплясали и потянулись в угол. Тяга есть — значит, воздух будет. Он наступил ногой на горящую бумагу, она погасла. Стало еще темнее.

Теперь — главное. Рация, как там она?

Расположение ручек Лавриненко выучил наизусть. Он знал рацию и все ее повадки, как мать знает все о своем единственном ребенке. Уж что он знал, то он знал. Руки действовали сами по себе, как бы независимо от сознания. Тут ему не надо света, он прекрасно работал бы и с закрытыми глазами. Щелкнул тумблер. И немного погодя огоньком надежды засветилаеь сигнальная лампочка, Алексей надел наушники и начал вращать ручку настройки.

Эфир молчал, молчал, как проклятый, хотя уже наступило утро и десятки наших и немецких станций должны были заполнить его писком морзянки, шифром и даже открытым текстом. А тут — гробовая тишина. Лавриненко включил проверку. Станция снова молчала. Алексей укрепил к стене свой единственный светильник-фонарик и снял крышку. Ага, вот в чем дело! Ну, это еще полбеды. Быстро подчистил проводок, подсоединил отпаявшуюся емкость.

И снова нет ответа. Значит — антенна? Хорошо, посмотрим антенну. А пока надо проверить свое хозяйство. Оружие в исправности. Автомат, два диска, гранаты, пистолет в кармане. Нож. Еда? Хватит — в вещмешке тушенка, колбаса консервированная, сало, сухари, сахар, даже заварка для чая. И с водой все в порядке. Хорошо еще, что поставил ведро по ту сторону постели. Спрятал, чтобы ребята впотьмах не наступили, а оказалось, как в воду глядел, А вот лампа погибла безвозвратно… Лишь темная лужица вытекшего бензина обозначает место, где придавила ее глыба земли.

Вот он — первый выход в большую разведку! Так рвался, так хотелось. И вот — на тебе! Земляной гроб. Молчание. И ничего нельзя сделать.

Как так ничего? Надо рваться, зубами, когтями рваться к тому месту, где поврежден антенный провод. Работать одной рукой неудобно, в другой — фонарь, а без него и глаз нет.

Где же ребята? Ладно, не ныть, не ныть… Копать, копать, копать… Земля, подрезанная ножом, падает в протянутую руку, а фонарь — он дьявольски мешает. Кто там, наверху? Слышно ли, как он копается здесь?

Лавриненко вытер лоб, присел, погасил фонарь. Надо успокоиться, немного отдохнуть.

Вчера они пришли сюда втроем. Три бойца подразделения майора Каленова, три разведчика. Нет — два разведчика и третий — радист. Помощник, подчасок, как выразился Толя Куркин — самый лихой парень в разведроте. Куда до него скромному старшине — армейскому радисту, который в роте-то без году неделя… Ведь не расскажешь, как лежал под разрывами, закрывая рацию своим телом, как сидел в церкви, вызывая огонь на себя, как отбивался гранатами на НП. Или как стоял на связи 56 часов без сна и отдыха. То ж просто работа! Ключ, микрофон, наушники. Ни тебе ножа трофейного, ни «вальтера».

Вот у ребят в роте — дело другое. Один Горбачев шесть «языков» взял, немецкого майора прямо из штабной землянки вынул и нашему майору доставил! То класс!

А Рубен, добродушный увалень Рубен после налета на фашистский штаб примчался на ихней же машине с важными документами. Прямо оттуда — и к нам!

Да, хорошо было вчера, когда они втроем вошли в этот тихий, на редкость тихий и пустой прикарпатский городок. Под вечер он выглядел очень красиво.

Еще с горы полюбовались они скопищем красных черепичных крыш, среди которых горделиво возвышались острые шпили церквей. Городок располагался в лощине. И с трех сторон входили в него узкие ленты проселочных дорог. Они были пустыми. И сам городок выглядел спящим, хотя только-только наступил вечер. Ни одна труба не дымилась. Ничто не нарушало этот странный покой. Разведчики осторожно спустились с горы, осторожно вошли в город. Они обошли его весь, одну улицу за другой. И никого не встретили. Только в одном из домов увидели кошку, безмятежно сидевшую у открытого окна. Видимо, затеяли что-то фашисты, если выгнали жителей. Значит, прав был майор Каленов…

Надо было спешить. Фашисты могли вернуться, и даже очень скоро. Разведчики подыскали и оборудовали подходящее убежище — в большом винном погребе каменного дома, даже постель из спальни через лаз притащили; замаскировали выход. И тогда Лавриненко первый раз вышел в эфир. Ему приятно было видеть, как в терпеливом ожидании сидели около него асы разведки и смотрели на него с уважением, как на равного.

…Задание давал сам майор:

— Дойти до Ежевиц, найти там укромное место, замаскироваться и сообщать обо всем, что увидите. После того, как мы освободили Хаустово, Ежевицы — наиболее подходящее место для перегруппировки фашистских сил. Значит, вы должны стать там нашими глазами. И «языки» что бы были. Ясно? А вообще — не маленькие. В случае каких неожиданностей сообразите сами, как действовать. Все!

«Не маленькие» относилось и к Алексею.

А ведь это первый выход в разведку Алексея Лавриненко, радиста роты и ее нового комсорга.

Алексей на фронте с 42-го, орденоносец, классный радист, и в школе был секретарем комсомола. Выбрали его без сомнений, но «комсорг разведроты должен быть хорошим разведчиком», сказал кто-то из ребят.

Майор два месяца никуда не отпускал Алексея. И вот, наконец, сказал:

— Пойдешь с нашими лучшими ребятами, есть у кого учиться.

Так куда же они делись? Вечером ушли в городок, оставили его одного. Выход закрыли и замуровали для маскировки. По режиму Лавриненко полагалось спать. Вот он и выполнял добросовестно. Лег в десять, проснулся в пять. Но уже не по режиму — разбудил грохот и шум обвала, разбудила земля, осыпавшаяся на лицо.

Старшина копал изо всех сил, но дело подвигалось очень медленно. Он сам провел сюда антенну, провел хитро, опасаясь, что иначе рация будет плохо тянуть. И мысль засесть в подвале принадлежала ему. В подвале никто рацию искать не будет: все ученые, все знают, что земля экранирует радиоволны.

Рация и впрямь тянула неважно — ведь до штаба сорок километров и две горы. А теперь приходится рыть ножом, ковырять эту плотно утрамбованную землю.

Где сейчас ребята? И что случилось наконец?

Случилось то, чего, собственно, и ждали, из-за чего им было приказано занять наблюдательную позицию в этом заброшенном городишке. Танки пришли поздно вечером, когда солнце село за горы и стало абсолютно темно. Новолуние — прекрасное время для грабителей. Двигались, позвякивая гусеницами, колонны танковой группы, сосредоточивавшейся здесь. А под утро потайной лаз винодела не выдержал тысячепудовой туши металла. Перекосилась земля, рухнула, закрыла намертво дверь тайника. А танкисты и не заметили этого, они гнали свои танки под надежную защиту густой зелени карпатских лесов.

Разведчики увидели подходившие танки, многое узнали, но не могли вернуться к Алексею и его рации. Слишком быстро «все произошло. Лаз со стороны горы был засыпан, а во дворе дома и на улицах городка было полно фашистских солдат. Тогда ребята решили пробираться к своим, а тут случилась еще одна беда. В ночной перестрелке с вражеским дозором автоматная очередь прошила Рубену обе ноги. И потащил его на себе тоже раненный Виктор Васильевич…

Ничего этого Лавриненко, конечно, не знал.

…Наконец Алексей добрался до изоляционной трубки. Это уже неплохо, потому что через нее к темной трубе, проходящей в углу здания, тянется маленький провод. Обрыв? Не беда. Это легко исправить. Что еще? Aга! Надо очистить трубку от земли. Он погасил фонарик. Туг мознно работать на ощупь. Сколько времени прошло? Как бы там ни было, спешить нельзя, оборвешь провод, тогда пиши пропало…

Лавриненко слез со стула, включил рацию. Как всегда, он работал не торопясь, спокойно, с виду как будто лениво. А сердце екало. Вдруг и сейчас эфир не ответит? Что тогда? Он хороший радист — «слухач» старшина Лавриненко. Но здесь, в погребе, заваленном землей, что он мог сделать, одинокий солдат? Одинокий? Черта с два! В наушниках застрекотал знакомый голос Петьки Вублейникова. Сейчас это была райская музыка — занудный надоевший Петькин голос. Лавриненко чуть не. закричал от радости… А Петька бубнил свое: «Даю настройку: шесть, пять, четыре, три, два, один. Я «Кабель-один» прием…»

Микрофон валялся под столом, разбитый комком глины. Алексей взялся за ключ.

«Я Лавриненко, я Лавриненко, — отстукивал группы цифр гвардии старшина. — Слушайте меня. Я Лавриненко».

Ему отвечали: «Вас поняли. Ждем сообщений».

И он стал писать четырехзначные числа при свете фонарика. Начал передавать: «Погреб засыпало. Выясню обстановку — доложу. Остался один. — Что с остальными — не знаю. Лавр». Он всегда подписывался так. Ответили: «Ждем донесений. На приеме круглосуточно. Будьте внимательны и осторожны». Беспокоится майор. Теперь надо заниматься делом. Кроме «языка», надо завести глаза. И уши. А для этого существует один путь. Наверх.

Он сел на постель, достал банку тушенки, открыл ее, налил в кружку воды.

Хороший складной ножик подарил ему Рубен. «В знак дружбы». В прошлом году, говорят, снял им часового — тот и пикнуть не успел. А сейчас бывалому ножу тоже предстоит работа. Но уже по другой части.

Путь наверх из винного погреба — минимум полтора метра плотной, утрамбованной глины. А затем подвал настоящий, низкий, душный, но с окнами на уровне земли, откуда можно уйти.

Лавриненко очертил ножом контуры будущего лаза и вонзил нож в землю. Глина была утрамбована донельзя плотно. Да, хозяин делал погреб на совесть. Пробиться наверх будет нелегко. И главное — надо работать бесшумно.

Его сообщений ждали. Сообщений? Лавриненно покачал головой. Пока он мог сказать лишь одно: «Копаю». И почти двое суток он передавал одно короткое слово: «Копаю».

Алексей пробился в подвал под вечер второго дня. Здесь тоже было темно, лишь бледные лучи света проникали сквозь маленькие, накрест забитые досками окошки. Лавриненко прислушался. Сверху кто-то ходил. Да, слышно хорошо. Вот человек прошелся по комнате, вот зазвонил телефон.

Лавриненко подполз вплотную к окну подвала, выходящему во двор, приник к щели между досками. Двор буквально кишел фашистами. Они ходили по двору, курили, разговаривали.

Да, здесь размещалась большая часть. Два автобуса и легковая машина стояли в кустах. Справа выглядывала пушка и черный крест на желто-бурой броне. К крыльцу бежал диковинного вида солдат в цветной жилетке, с судком в руках. А затем донеслось далекое стрекотанье пишущей машинки. «Ага, значит, в доме штаб», — отметил про себя Лавриненко.

Ясно, почему крест-накрест забиты окошки: прежде чем разместить в доме штаб, фрицы проверили подвал и аккуратно забили окна.

Теперь посмотрим, что делается с противоположной стороны дома. Алексей подполз к другому окну. Сквозь густую траву пробивается кусок вечернего неба. Значит, это окно выходит на склон горы. Следовательно, если нужно будет уходить, то лучше здесь: ночью потихоньку оторвать доски и кубарем вниз…

Старшина вернулся в свое убежище, тщательно заткнул двумя подушками открытый им лаз и быстро защелкал ключом. Теперь ему было о чем рассказать.

И про окно, через которое можно покинуть подвал, тоже сказал. Ключ замолчал. Застучало сердце. Гулко и тревожно. Пожалуй, ничего ему в жизни так не хотелось, как услышать простую фразу: «Продолжайте вести наблюдение!» Точно! Майор так и сказал: «Продолжать наблюдение!» Ничего, мы еще повоюем!

Ночь прошла спокойно. Наверху было тихо, и Алексей уснул. Спал он крепко, без снов.

Проснулся Алексей другим человеком. Теперь он разведчик, не просто радист, он в логове врага и должен следить за каждым его движением. Он один представлял всю группу. И один отвечал за все.

Теперь он знал точно: наверху располагался штаб. И не маленький.

В одной из комнат, прямо над подвалом помещался кто-то важный, «герр оберст» по чину. И старше его в доме. видимо, никого не было. Лавриненко немного знал немецкий, но быструю речь понять, конечно, ему трудно. Да и слышимость была отвратительная. Что ж! Продвинемся к «герр оберсту» поближе. Начнем второй этап земляных работ.

Теперь для сна не оставалось времени. Ночью Лавриненко копал, пробиваясь наверх, к своему «герру оберсту». Немцев слышно было все лучше и лучше. И наконец, он услышал их голоса так, как будто сидел рядом. Сутки теперь выстроились в боевой ряд боевых часов. Днем Алексей лежал у окошка, смотрел, что происходило во дворе и около штаба, запоминал, записывал. Потом передавал. Майор сказал, что интересно все. Алексей и старался увидеть «все». Так прошло еще двое суток…

В штаб то и дело приезжали офицеры связи с документами, отсюда они везли приказы. Алексей сообщал теперь майору не только о том, что видел сквозь маленькое забитое окошко, но и о том, что удавалось услышать и разобрать из разговоров в комнате фашистского полковника.

Прошли через двор танки — передал. Появились тяжелые орудия — передал. Прибыл к полковнику обер-лейтенант, как оказалось, соседней пехотной дивизии — Лавриненко передал и об этом. И о звонках из штаба корпуса — все передавал Алексей. Он слушал приказы, в которых поминались номера частей и маршруты, и передавал их своим. Тридцать танков сегодня пришло в город, тридцать новых танков.

На скамеечке близ окна расположились два офицера. Холеный штабник, его Лавриненко видел уже не раз, и загорелый танкист с черепом на рукаве (эту эмблему Алексей тоже хорошо знал). Офицеры оживленно болтали, понижая голос, когда мимо проходили солдаты. Сквозь непонятные фразы прорвалось несколько знакомых слов: «корпус, наступление, вечером», и три раза танкист упомянул знакомое место — Ореховице. Лавриненко хорошо знал этот чистенький карпатский городок. Там они стояли в августе.

Ясно! И Лавриненко передал: «Танковая дивизия СС (череп на рукаве офицера), корпус, наступление, вечер, Ореховице». Получил ответ: «Молодец, наблюдай дальше, ждем». И потом вопрос: «Сколько продержишься?»

Ответил: «Сколько нужно». Лавриненко понял, чего от него ждут, понял, что сидит в самой гуще интересующих майора событий. Значит, надо глядеть в оба, до конца использовать все выгоды своего укрытия!

А потом, когда все кончится, он сможет выйти навстречу своим, как разведчик, сделавший все, что от него требовалось.

И тут ему пришла в голову одна мысль. Ведь «герр оберет» ночует в своей комнате. У него — документы. А что, если улучить момент, пробраться ночью наверх, прикончить его, и с сумкой, полной важных документов, через окошко да под гору! «Мальчишество, — подумал Лавриненко. — Точно как в кино… Погоди, погоди! А как поступил бы на моем месте настоящий разведчик? Ну, скажем, Куркин?»

Лавриненко продолжал размышлять вслух. «Чушь, братец, живая чушь! Пристрелят тебя, как только вылезешь со всеми твоими бумагами, если они и будут… А может, их и нет, никаких бумаг? Но рискнуть нужно».

Он пробрался в подвал и затем еще раз обдумал свое дерзкое предприятие. А почему дерзкое? Он уже подкопался к комнате полковника весьма основательно. Оставалось прорезать пол. А там — «по обстановке». «Настоящий разведчик обладает интуицией, — часто повторял майор, — и действует так, что потом операцию можно расписать по секундам». Угол комнаты приходился как раз около кирпичной трубы, пересекавшей здание. Здесь стояла кровать. Лавриненко отлично слышал, как скрипели пружины. Старшина осмотрел доски пола, полностью очищенные им самим от земли. Они, видно, не очень толстые. Правда, местные сорта деревьев со временем становятся такими крепкими, что могут соперничать с железом. Справится ли с ними золингеновская сталь?

Алексей приступил к работе. Дом спал. Спал и сам «оберст», и его телефоны, и его денщик.

Прежде всего Лавриненко решил соорудить себе подобие смотрового отверстия. Он начал ковырять ножом в толстой доске. Наконец лезвие перестало ощущать упругое сопротивление дерева. Алексей вытащил нож и приник к щели. Он долго щурился и вдруг увидел совсем рядом грязноватый низ кровати. Одна из пружин выскочила, и острый конец ее висел прямо над отверстием. Потом Лавриненко различил полоску света в отдалении. Это горела лампа… Он еще раз прикинул, насколько нужно расширить дыру в полу и величину предполагаемого лаза, и, по возможности соблюдая тишину, продолжал резать доску.

Лавриненко действовал ножом, пока пальцы не превратились в деревяшки. Они уже совеем не слушались его… Да и забрезжил рассвет.

Поспал часа два, опять полез к своему наблюдательному пункту. Наблюдал, записывал, передавал… Только о своем новом проекте ни гугу! Еще засмеет майор.

Так прошел этот день. Снова угомонились фрицы. И снова полез Алексей наверх, под потолок, уже основательно затупившимся ножом резать неподатливые доски. Мысли текли спокойно, в такт движениям рук. Время исчезло. Он пристроился работать, лежа на спине. Так было удобнее, но так больше хотелось спать. Лавриненко отполз в сторону, повернулся на живот, с удовольствием потянулся и пополз к окошку. На улице светало. Издалека доносилось пение моторов. В коляске штабного мотоцикла дремал наполовину прикрытый брезентом водитель. Часовой стоял, покуривал в компании низенького солдата. Они оживленно беседовали, помогая себе руками. Воздух был чистый, легкий, мягкий, как обычно в горах на рассвете. Эх, вдохнуть бы его как следует!

Вдруг Алексей почувствовал, что нестерпимо хочется пить. И надо поспать хоть пару часов.

Лавриненко снял доски, закрывавшие отверстие — вход в его тайник, - спустился, закрыл отверстие и в привычной темноте полез к ведру. Но пить было нечего. За ночь ведро опустело. Где-то его проела ржавчина. Медленно, капля за каплей уходила вода. Забыв об осторожности, Лавриненко со всего маху ударил ведро ногой. Оно жалобно зазвенело и откатилось в сторону, обнажив мокрую глину. Глина намокла — вода ушла навсегда. Лавриненко лег на кровать, тщательно облизал сухие губы и стал дышать размеренно, спокойно, глубоко вдыхая воздух.

В голове гудело. Он лежал и думал, все ли сделал, как надо. Опыта нет. Только рассказы других разведчиков.

Надо ждать вечера и наблюдать.

В этот день Лавриненко, наконец, воочию увидел своего «оберста». Полковник вышел на крыльцо, отдал распоряжение мотоциклисту и снова исчез внутри дома. Алексей запомнил узкое лицо с угрюмо нависшими бровями и железный крест, блестевший ниже острого кадыка.

Алексей лежал на земляном полу, а в окошко заглядывали лучи солнца, и совсем рядом, за окошком был колодец.

Старшина вытирал капли пота и глотал слюну. Вода эта пока была для него такой же недосягаемой, как солнце, дом, река, свои.

К вечеру, когда все стихло, Лавриненко спустился в погреб. Он уже привык к пожару во рту. Ему казалось, Что всегда так было. Но он понимал, что долго не протянет.

Наверху раздался сильный грохот. Здорово гремит. Даже сквозь подушки слышно. Сердце тревожно билось. Может быть, наши наступают? Алексей прислушался и понял, что ошибся. Всего лишь гроза, ливень! Сколько капель, стаканов, кружек, ведер воды падало, пропадало зря!..

Он передал очередное донесение по радио. Майор сказал, что, если сможет, пусть уходит. Даже без рации. Алексей порезал все провода, снял лампы и старательно раздавил их, сжег бумажки. Надел ватник, забрал консервы, гранаты, две запасные обоймы, перекинул через плечо автомат и полез в подвал. На улице все еще погромыхивало. И тут Лавриненко понял, что вот сейчас он вылезет под этот дождь и прежде всего напьется. И будет пить до тех пор, пока вода лезет в глотку.

Он уже подползал к окошку, когда раздался еще один удар грома. И здание зашаталось, будто схватили его железные руки и трясут. Гроза? Черта с два! Это бомбят, это наши бомбят! А может быть, от него, от Лавриненко, и узнали, что тут штаб? Так вот почему майор приказал уходить!

Взрыв раздался совсем близко. Ослепительная вспышка ворвалась в подвал. Она быстро погасла, обернувшись устрашающей темнотой.

«Пора действовать», — подумал Лавриненко. И уже не боясь, что шум выдаст его, отломал доски, которыми было забито окно. И пока очередная вспышка разрыва сменялась тьмой, он вылез на волю. В двух шагах, невидимая из погреба, оказалась большая кадка, доверху наполненная водой. И, забыв об опасности, Лавриненко стал жадно пить эту изумительную воду. Он перевел дыхание и оглянулся. Рядом возникла фигура часового, того самого солдата, которого он видел все эти дни: коренастого немца с большими ушами. Ушастый повернулся и остолбенело уставился на старшину. В следующее мгновенье Лавриненко прыгнул на часового. Наконец-то сослужил настоящую службу трофейный нож! Часовой не успел крикнуть.

Надо было убираться, пока никто ничего не заметил. И тут старшина сообразил: одежда! Переодеться, конечно, переодеться! А потом действовать. В общей суматохе. Не сумел добраться до полковника из подвала, надо использовать самый простой способ — дверь. Алексей змеей скользнул в подвал, подтянул к себе убитого. Скинул с себя ватник, гимнастерку и брюки, засунул их в глубину кирпичного лаза, забросал глиной. Быстро переоделся, взял свой автомат, благо он тоже был немецким, переложил в карман гранаты и преобразился в ефрейтора танковых войск СС. А во дворе началась отчаянная суматоха. «Ищут», — подумал Лавриненко.

Но фашистов занимало что-то другое. Подъехала машина, на нее начали грузить ящики, чемоданы. За первой машиной стремительно подскочила другая. «Russische Panzer!» — крикнул кто-то. «Так, так, — сообразил Алексей. — Наши прорвались, панцер — это же танки. Что, сволочи, запрыгали? Драпают. Хорошо. Спокойно! Вот сейчас как раз и нужно использовать суматоху».

Лавриненко пробрался к крыльцу, откуда торопливо выносили вещи. Он действовал так, как будто давно уже обдумал эту операцию, продумал все детали, учел все неожиданности. Действовал уверенно, даже, может быть, нахально, действовал, как настоящий, опытный разведчик, обостренная интуиция которого подсказывает выход из самых трудных ситуаций.

И сердце, словно почуяв и оценив эту уверенность, вдруг замедлило сумасшедший темп своей работы и застучало в такт мыслям спокойно и монотонно.

В дом быстрыми шагами вошел рослый блондин, солдат отборных войск. Никто не удивился, все были заняты своими срочными делами. Лишь на крыльце Алексея встретили вопросом:

— Wer ist da? Heinrich?

Алексей повернул голову. Давясь гласными, как учил переводчик Борька Подольский, ответил:

— Нет, я к господину полковнику.

Спросивший не заметил погрешностей произношения (вот где пригодилась учеба!) и показал в глубь дома. Алексей быстро проскочил комнату, где двое солдат лихорадочно упаковывали большой сундук. Третий, в погонах фельдфебеля, перелистывал большой блокнот, показывая, что именно паковать. Через комнату стремительно прошел офицер в черном плаще. Солдаты вытянулись, вытянулся и Лавриненко. Офицер вяло махнул рукой. Путь был свободен. Лавриненко крупным шагом, почти по-строевому, вступил в соседнюю комнату, тщательно закрыв за собой дверь. Полковник передавал какие-то бумаги рослому танкисту в расстегнутом кителе. Кое-что полковник рвал и бросал на пол. А на диване покоился большой желтый портфель, набитый так, что с трудом сходились застежки. Танкист как раз пытался всунуть туда очередную порцию документов. Полковник повернулся на стуле и встретился глазами с Лавриненко.

— Что вам нужно? — спросил полковник быстро.

Старшина угадал лишь смысл сказанного. Автоматная очередь слилась с грохотом очередного разрыва, упавшего рядом с домом снаряда. «Спасибо нашим, к месту ударили», — подумал старшина, хватая портфель. Полковник рухнул, зарывшись лицом в бумаги. Упал и танкист.

Лавриненко рывком открыл дверь в соседнюю комнату, швырнул туда гранату, захлопнул дверь и отскочил к стене.

Взрыв потряс воздух. Путь назад был отрезан.

Алексей бросился к окну, дернул на себя маскировочную штору и… уперся руками в металлическую решетку. «Успели поставить. Как же — штаб!» — подумал он. Лавриненко рванул на себя диван, пододвинул его к двери, бросил на него кресло, другое…

В дверь ломились. Алексей дал очередь из автомата. Вторую. Все патроны туда, к фрицам, один — последний — для себя. Другого пути не было. Вдруг он почувствовал, как под ногами зашатались доски. Лаз! Значит, еще не все потеряно! Несколько ударов, и доски провалились, обнажив темное отверстие. В подвал, в родной подвал!

Лавриненко бросил в дыру драгоценный портфель. В этот момент рухнула его баррикада, фрицы ворвались в комнату. Автоматная очередь настигла Лавриненко. Что-то ударило в плечо и в ногу, но он успел спрыгнуть вниз.

Никто из фашистов не отваживался спуститься в подвал. Они стреляли в лаз. Лавриненко полз к дальнему окну. Может быть, удастся уйти через него, скатившись с горы к своим, которые, наверное, уже где-то близко. Нога его онемела, сапог наполнился кровью. Левой руки он не чувствовал. Уже не было сил оторвать доски забитого окна.

А выстрелы гулким эхом отдавались в подвале. Лавриненко лежал в дальнем углу и ждал. Надо экономить патроны — вторая обойма на исходе, правда, еще остается пистолет. И тут автоматные очереди стихли. Видно, фрицам уже не до него. Во дворе раздавались громкие голоса, шум поспешно отъезжающих машин. Артналет усиливался.

— Что с господином полковником? — разобрал старшина.

— Ermordet!

«Убит», — перевел про себя Лавриненко. Все-таки добил он этого своего «знакомого».

— Франц, машина уходит.

«Сейчас убегут, — понял Алексей, — и придут наши».

— Брось в подвал парочку гранат, — раздался вдруг голос.

Лавриненко сжался, стараясь слиться с землей, инстинктивно закрыл голову портфелем. Грохот наполнил подвал. Вдруг стало нестерпимо тихо. И больше он уже ничего не слышал.

…Майор Каленов нервно ходил по двору. Сияло солнце, все как будто было очень хорошо. Операцию провели успешно. Не зря сидел в подвале старшина Лавриненко! Уже звонили из соседней части, что нашли двух пропавших разведчиков; оба они ранены, один из них тяжело, уже помчался туда молоденький лейтенант Панкин, чтобы узнать, что и как, и вообще помочь ребятам. Но Алексея нигде не могли найти. И все подвалы в окрестности облазили и кругом все осмотрели — нет старшины Лавриненко.

— Искать, искать, — приказал майор Каленов. — Переверните весь дом, а старшину найдите. Он наш герой сегодня.

…Сквозь очередной кровавый сон услышал Алексей далекие голоса. «По-нашему говорят. Во сне всегда говорят по-нашему». Алексей приподнял голову. Голова отчаянно болела, ногой он не мог шевельнуть. «Портфель, где портфель? — подумал он. — Ага, вот он. Здорово его покромсала граната. Ну, да кое-что, наверное, осталось. Спас меня портфель». В разбитое, уже без досок, окошко лезло веселое солнце. Оттуда доносились крики. Лавриненко прислушался. Там кричали по-русски, он ясно слышал, и пополз к свету, к окну. Полз долго…

С трудом Лавриненко перекатил свое тело через подоконник.

— Смотрите, фриц ползет! — закричал рыжий парень.

Он вдруг замолчал. Раненый приподнялся на руках и глядел прямо на Петьку Бублейникова.

— Сам ты фриц, рыжий черт, — прошептал старшина, — а я — разведчик Лавриненко.

Юрий Тарский Высадка главных сил

Репортаж с военно-морских учений

Которые уже сутки корабли десантного отряда пашут форштевнями серо-желтые волны Балтики. Они держат курс к берегам «противника».

Знакомым путем, переходя с трапа на трап, спускаюсь глубину корабля. Здесь стоят бронетранспортеры и танки. От каждого к палубе тянутся цепи штормовых креплений. Хожу с опаской, высоко поднимая ноги. Десантники бегают — хоть бы что. Они тут хозяева. Парни в черных беретах с золотыми якорями чистят оружие, копаются в моторах бронетранспортеров. За эти дни я пригляделся к ним, к их необычной форме. Здесь на корабле подружился с ними. А знакомство наше началось еще на берегу. Незадолго до выхода в море.

Я в подразделении морской пехоты. Напротив меня — майор Николай Семенович Нестеренко, заместитель командира подразделения по политической части. На его широкой груди несколько рядов орденских планок. Войну он начал рядовым пехотинцем-пулеметчиком 22 июня 1941 года. Последнюю пулеметную ленту израсходовал по фашистскому доту в истекающей кровью Праге. А последний орден — Красной Звезды — был вручен ему к пятидесятилетию Великого Октября.


Рисунки П.Павлинова

— Что за войска наша морская пехота? — отвечает на мой вопрос Николай Семенович. — Это войска особые. Непременно подчеркните это. Морские пехотинцы могут делать все. Взрывать мосты и разминировать гавани. Если надо, вдвоем устраивать тарарам на целый взвод в тылу противника. И лазать по скалам, как альпинисты. И бесшумно снимать вражеских часовых. И снайперов среди них набрать проще простого.

Морская пехота! С ее боевой историей мы знакомы. В тяжелые для страны военные годы всегда создавались отряды морской пехоты. Так было в Отечественную войну 1812 года, при обороне Порт-Артура. Революционные моряки прославили себя на полях сражений в годы гражданской войны. И в дни битвы с гитлеровцами парни в черных бушлатах, сойдя на сушу с палуб родных кораблей, бились с врагом насмерть. Их легендарные штурмы наводили страх на фашистов. Недаром враг называл их «черной тучей».

— Морская пехота, — раздумчиво говорит майор, — сегодня уже не ходит пешком. И «черной тучей» ее не назовешь. Если уж говорить образно, это скорее «черная молния». И по стремительности и по силе огневых ударов. Время изменило тактику и вооружение морской пехоты. И форма у морских пехотинцев ныне уже не та. Черная куртка, перетянутая матроским ремнем, заправленные в сапоги брюки, лихо сдвинутый набок берет с золотым якорьком. Но, как и прежде — на груди треугольник полосатой тельняшки — «морской души».

Зазвонил телефон. Недолго поговорив, майор повернулся ко мне:

— Десантники начали погрузку на корабли. Уверен, увидите много интересного…

В помещении, где стоят бронетранспортеры и танки, полумрак. Только в круге прожекторного луча на стене театральная тень амфибии с расчехленным пулеметом. В дальнем углу группа офицеров. Разложили на броне карту, что-то обсуждают. Неподалеку от меня устроился на ящике с инструментом белокурый сержант. Это Виктор Немонихин, механик-водитель танка. Он только что вылез из люка своей машины. Видно, проверял что-то перед боем; известно, у механика всегда избыток забот. Сейчас сидит успокоенный, разминает сигарету. Пальцы у него Тонкие, гибкие, как у музыканта.

Недавно я видел танк Виктора среди прибрежных валунов, на бешеной скорости проскакивающий через широкие траншеи, с ходу берущий сыпучие дюны приморского пляжа… А после завершения учений встретил и его самого возле горячего танка, заляпанного болотной жижей. Кончится день, танковый экипаж погрузит опять на корабль умытую и ухоженную машину, и никогда не скажешь, что тремя часами раньше она пронесла десантников через штормовой прибой, лесные чащи и топи. Ей приходилось испытывать и не такое.

— Тяжелая, говорите, машина? Это — точно, — улыбается Виктор и ласково пришлепывает ладонью по броне. — А плавает, как рыба. Машины у нас что надо.

Все о машине, о себе почти ничего. От товарищей Виктора я знаю, что он рос в подмосковном городе Воскресенске. После школы работал на заводе вулканизаторщиком. Вот и все мои сведения. Пытаюсь расспросить его поподробней, а он в ответ лишь улыбается: «Нет еще у меня никакой биографии, а значит, и рассказывать нечего». А потом с лукавинкой советует:

— Вы лучше Сашу Волошина порасспросите. Вот у кого замечательный экипаж! Наши парни прозвали его «шахтерским». Это потому, что все в нем горняки. Крепкие хлопцы… А теперь насчет вашего вопроса: трудно ли служить в морской пехоте? Если честно, — трудно. Мы — гвардейцы, и спрос с нас большой. Иной раз на долгом учении каждая жилочка, каждый мускул ноет. Но поглядишь на ребят и дивишься: откуда у них только силы берутся! И у самого их будто прибавляется. И уже стыдишься своей минутной слабости…

Завтра «бой». Отданы последние приказы. Штурманы проложили кратчайший курс в точку намеченного удара. На полевых картах офицеров-десантников стремительные карандашные стрелы, уже вгрызлись в берег, взяли в клещи голубое полукружье бухты.

Последние часы перед высадкой. В кубрике десантников тишина и спокойный синий свет ночников. За переборкой однотонно гудят машины. Десантники спят. Только два офицера в полутьме торопливо скребут бритвами щеки. Говорят: «Морская традиция. Бреемся перед боем…»

Корабли с морской пехотой идут в первом броске. Но и среди них есть один — ему штурмовать берег самым первым. Остальные следуют ему в кильватер.

Пять часов утра. На востоке вдоль горизонта пролегла бледно-палевая полоса. Светает. В дымке вырисовываются силуэты кораблей с десантом. Перед ними идут «пахари моря» — тральщики. Очищают путь от мин.

В далекой дали, наконец, возникает берег: едва возвышающаяся над водой темная полоса. Поднятые по тревоге десантники торопливо одеваются. Их командир приказывает: «Греть моторы!» Водители бросаются к машинам. Проходят считанные секунды, и начинают реветь двигатели. Все вокруг заволакивает едким сизым дымом, берег быстро надвигается. Уже можно рассмотреть желтую линию песчаного пляжа, на которую обрушивается прибой. Сразу за ней посадка молодых деревьев. Позади нее черная стена леса. Над кораблем проносятся самолеты. Они летят в сторону берега. Миг — и их уже нет, а воздух долго еще сотрясается от бешеного рева двигателей.

Над лесом- тучи бомбовых разрывов. Авиация наносит массированный удар. Раскатисто ухают орудия кораблей огневой поддержки десанта.

Берег опоясывается ослепительными вспышками выстрелов. Вперед выдвигаются ракетные катера. Они обгоняют нас. Кажется, мы стоим, а они летят над водой.

Ракетный залп. Огненные стрелы уходят в серое небо. Резко повернув, катера мчатся вдоль берега. За ними тянутся густые шлейфы дымовых завес. Получено донесение: на берег сброшен воздушный десант «противника».

Мы идем в первом броске. Наша задача — стремительным ударом захватить плацдарм на берегу и удерживать его до подхода главных сил десанта. Задача трудная: «противник» располагает крупными силами, у него было время, чтобы хорошо подготовить свою оборону. Морские пехотинцы в касках и в оранжевых спасательных жилетах, надетых поверх курток, уже сидят в боевых машинах. Бесшумно расползаются в стороны массивные створки ворот в носу десантного корабля. Плавно опускается аппарель — штурмовой мост для схода техники на воду. В прямоугольнике гигантских ворот кусок зеленого моря и, как занавес, белая полоса дымовой завесы. Берега не видно. Он угадывается по ярким пульсирующим огонькам выстрелов.

Командир десантников рубит воздух ладонью. Быстро шевелящиеся губы произносят лишь короткую фразу. За грохотом моторов голос не слышен. Но команда может быть только одна: «Вперед!»

Лязгая гусеницами, танк срывается с места. Вот он вкатывается на аппарель, тяжело переваливается и ныряет в воду. За ним устремляются остальные машины. Берег совсем близко. Мы идем к нему строем фронта. Впереди танки. Они огнем расчищают дорогу бронетранспортерам.

Берег рядом. Под колесами машин песчаная отмель. Огонь с берега заметно усиливается. «Противник» хочет во что бы то ни стало остановить десантников и снова сбросить в море. Бойцы покидают амфибии и устремляются через молодую посадку к далекому лесу. Саперы с миноискателями словно пылесосами «чистят», прощупывают каждый метр земли.

Справа и слева от небольшого плацдарма, захваченного морскими пехотинцами, непрерывно бьют пушки и тяжелые пулеметы. Командир десантников и радист засели в штабном блиндаже, отрытом на окраине леса.

— Как меня слышите? — вызывает корабли радист. — На берегу закрепились. Проходы через минные поля сделаны. Начинайте высадку главных сил…

Стрельба постепенно отдаляется, глохнет. Морская пехота выполнила боевую задачу — стремительным штурмовым ударом захватила и расширила плацдарм.

Десантные корабли выплывают из клубов дымовой завесы. Над ними самолеты прикрытия. По опущенным аппарелям в море сползают боевые машины. На броне каждой эмблема морской гвардии.

Начинается высадка главных сил морского десанта…

В.Добкин Их профессия ― спасатели

Очерк

П осле двух часов разговора о профессии военного водолаза-глубоководника, после попыток проникнуть в «мир безмолвия», не выходя из теплой, солнечной комнаты гостиницы маленького прибалтийского городка, главстаршина Николай Бельчук поставил вопрос ребром: — А вы видели когда-нибудь спуск под воду, товарищ журналист?

Я вспомнил все, что читал о легендарном Эпроне, книги Кусто и даже своего школьного приятеля, работающего ныне водолазом, на пляже в городе Киеве, и ответил: — Не видел.

— А мы завтра уходим в море, на отработку спусков, — говорит Николай. — Понимаете, есть вещи, которые невозможно рассказать, это надо увидеть. Самому.

ТРИДЦАТКА

Тридцатка, затерявшись среди портовых буксиров, гидрологических судов, катеров, выглядела бы вполне гражданским судном, если бы не вахтенный с карабином у сходней и группа офицеров, собравшихся покурить на земле в последние минуты перед отходом.

А вообще-то корабль — спасатель экипажей подводных лодок — судно мирное. На нем не установлено никакого вооружения, и по международной конвенции он придет на помощь, если потребуется, любому надводному кораблю, терпящему бедствие.

На правом борту огромный колокол, стальная «комната», с помощью которой экипаж терпящей бедствие подводной лодки- выводится на корабль-спасатель.

На корме второй колокол, поменьше, для подъема водолазов с грунта. Сейчас он закреплен по-походному: ожидается шторм.

Но основное оружие корабля — группа водолазов-глубоководников, классных специалистов. Все они разные по возрасту, хотя основной костяк — молодые ребята срочной службы, комсомольцы, разные по характеру, но объединяет их всех любовь к своему делу, любовь искренняя и даже фанатичная. Ведь на эту нелегкую службу идут только добровольно.

Капитан-лейтенант Владимир Игнатьевич Солопко, ветеран водолазного дела и самый опытный специалист на судне (его знают на Балтике) очень точно характеризует своих воспитанников, некоторые из его характеристик я записал.

«МИЧМАН ВЛАДИМИР СОПОТ. Новички, в первый раз идущие на глубину, мечтают попасть к нему в пару, Говорят — «С Сопотом не вспотеешь!» Надежный товарищ. Выполняет самые сложные задания. Достал учебную торпеду с предельной глубины. На флоте служит с 19 лет. Под водой пробыл около 3 тысяч часов».

Мысленно прикидываю: 3 тысячи часов! 125 дней, более четырех месяцев. И не пробыл, а проработал, поднимая со дна мины и снаряды, устраняя аварии, рискуя жизнью.

«МИЧМАН ИВАН НАУМЕНКО, старшина команды водолазов Человек, который и минуты не., может, просидеть без работы Утверждает, что ему это противопоказано, организм так устроен. Служил на Тихом океане, на Севере. Но по-настоящему влюблен в Балтику. Десятки рапортов написал — добился, чтобы вернули в отряд, где: начинал свою водолазную карьеру. Служит на сверхсрочной».

«ЛЕЙТЕНАНТ ПЕТР ГАЕНКО, командир группы водолазов Человек, который понимает все с одного, слова — надо».

«ГЛАВСТАРШИНА НИКОЛАЙ БЕЛЬЧУК, комсорг корабля Под воду ходит всегда как на свидание. С удовольствием».

Эти люди и десятки других и есть главное оружие тридцатки. Завтра им предстоит очередное испытание: мужества, мастерства, смекалки. Мне действительно повезло. Я. увижу работу водолазов под водой.

В ПОХОДЕ

Просыпаюсь от внушительного толчка в бок. С трудом отыскиваю выключатель настольной лампы. Осматриваюсь. Ничего особенного, просто на меня свалилась килограммовая пепельница из литого стекла. В каюте все «плавает» — зубная щетка и мыльница, вылетевшие из своих гнезд, стул, пачка сигарет.

Мой сосед, — врач Саша Иванченко, тоже проснулся и. наводит порядок. Пепельница упрятана в стол, стул закреплен между шкафом и койкой.

— Баллов пять, — определяет Саша, водворяя на место портрет своей дочери Наташки, — тоже морячка, шторма не боится.

Ночь. Все иллюминаторы задраены по-походному, корабль упрямо пробирается сквозь ревущее море, тяжело зарываясь носом в волну. Бросает так, что кажется, на теле не остается живого места. Не до сна. И только мой второй сосед, лейтенант Гаенко, спит безмятежным сном. Он одним из первых пойдет на сто метров и считает, что главное перед этим делом отлично выспаться. На глубине 100 метров давление составляет 11 килограммов на квадратный сантиметр. Представляете, какие гигантские нагрузки испытывает водолаз на такой глубине! На каждый сантиметр… При таких глубинах водолаз может работать всего несколько минут. А потом продолжительный подъем и долгие часы одиночества в декомпрессионной камере с постепенным снижением давления: иначе кессонная болезнь, враг номер один для водолаза.

На точку пришли в полночь. Ветер утих. Корабль становится на якорь. На мачте загораются два зеленых огонька: «Внимание! Веду водолазные работы». Слева и справа по борту огни рыбацких судов. Ют, рабочее место группы водолазов, ярко освещен огнями прожекторов. Группы водолазов выстроились вдоль борта. Капитан-лейтенант Солопко ставит задачу — отработка спусков водолазов в ночных условиях. Первыми на 100 метров идут главстаршина сверхсрочной службы Николай Бельчук и лейтенант Гаедко. Водолазы надевают толстые костюмы из верблюжьей шерсти,мягкие собачьи унты. Это все, что водолаз может надеть сам. Дальше им занимаются товарищи: брезентовый костюм, шлем из кованой меди. Во всей этой амуниции водолаз весит 180 килограммов. Идёт проверка аппаратуры.

— Первый! Как меня слышите?

— Пять баллов слышимость.

— Вас понял.

Проверено крепление. Водолаз сидит в металлической беседке. Последние инструкций.

— Нарушена связь. Ваши действия?

— Один удар по колоколу.

— Самочувствие?

— Нормальное.

— Первого на трап.

Сотни раз они слушали эти инструкции. Но каждый раз все повторяется снова: ведь человек идет туда, где каждую минуту может произойти самое неожиданное. И тогда эти сигналы, его таблица умножения, спасут жизнь ему, а может, и жизнь товарищу.

Задраен иллюминатор. Заработали компрессоры, пошел воздух. Теперь вот эти шланги, что тянутся вслед за водолазом, — живая нить, связывающая его с кораблем. Первый — воздух. Второй кабель — связь. Третий — свет.

— Первый на трапе!

Первый — это Николай Бельчук, комсорг, корабля.

— Есть на трапе. Давайте второго! — команда с мостика.

На трапе стальной колокол. В нем водолазы будут подниматься на поверхность. В Днище колокола вмонтирована лампа. Яркий световой столб прорезает холодную неприветливую толщу воды.

— Первый! Проверить укупорку второго.

— Укупорка второго в порядке.

— Второй! Проверить укупорку первого.

— Порядок.

Водолазы один за другим уходят в глубину. Еще несколько минут видны их фигуры, потом все поглощает вода. Теперь за ними можно следить только по глубиномеру и радиосвязи. Остановка, еще остановка.

— Перевести водолазов на гелио-воздушную смесь!

— Есть перевести водолазов на смесь!

Голоса из глубины становятся неузнаваемыми. Вязкий гелий меняет артикуляцию. Команды становятся лаконичнее. Кажется, что человек говорит, набрав в рот камешков.

Медленно движутся стрелки глубиномера. 80, 90, 100…

— Приступить к работе!

А здесь, на борту, декомпрессионные камеры уже готовы принять водолазов. Отсек небольшой, с трудом вытянешь ноги. Одна койка. Горит неяркая лампочка. Матрос, дежурящий у камер, положил на койку журналы.

— Часов восемь сидеть будут, — объясняет он.

— Девять, — уточняет лейтенант Саша Иванченко. У него листок с графиком. По этому графику водолазов будут выводить на поверхность.

Первая пара водолазов уже на борту. Где-то на отметке 80 метров они перешли в колокол. Вот он покатился по рельсам. Теперь его горловину соединяют, с камерой. Заглядываю в глазок. Ребята уже перешли туда и помогают друг другу освободиться от костюмов. Усталые лица. Машу им рукой. Они улыбаются, показывают жестом: «Спать!» А ведь в камере сейчас такое же давление, как на глубине 80 метров! Просто невероятно, что человек может спать при такой нагрузке. Невероятно, но факт. Вот уже выпал из рук журнал. Лейтенант Гаенко закрыл глаза. Вспоминаю — «главное перед этим делом — выспаться». Значит, и после этого — тоже.

А на юте работа идет своим чередом. Команды, проверка аппаратуры. Даже свободные от вахты водолазы все собрались здесь. Ведь там, под водой, их товарищи. Скоро утро, а спуски продолжаются. И в репродукторе на командном посту время от времени раздается: — Я первый. Вижу грунт!

ЗА ЧТО ДАЮТ ОРДЕНА

Это было 25 лет тому назад, но в памяти, словно на внезапно застывшей киноленте, — весенний сад, цветущая яблоня и двое мальчишек лет по восьми, склонившиеся над каким-то ящиком. И вдруг — взрыв. Белые лепестки еще долго кружились в воздухе, опускаясь на дно воронки — все, что осталось на месте взрыва.

Много горя принесла война. И спустя десятки лет она напоминает время от времени о себе неразорвавшейся бомбой, ловко замаскированной миной. Война разбросала эту смерть замедленного действия не только по земле…

Николай Бельчук носит на кителе орден Красной Звезды рядом с Почетным знаком ВЛКСМ. Орденами Красной Звезды награждены мичман Сопот, лейтенант Гаенко и многие другие водолазы-глубоководники. Все эти награды — за разминирование портов Балтики, очистку фарватеров рек от мин и снарядов, награды за подвиг в мирные дни. У каждого из них на счету десятки поединков под водой, сотни обезвреженных мин, снарядов. И десятки историй, трагических и мужественных.

…Проверена герметизация — кажется, все в порядке, Бельчук опускается на грунт. Здесь не глубоко, катер стоит в устье реки. Для водолаза-глубоководника такой спуск — прогулка.

Но на этот раз тревожит не глубина. Где-то здесь обнаружен подводный склад боеприпасов. Нужно быть крайне осторожным. …Двенадцатикилограммовый ботинок нащупывает дно. Бельчук осторожно пристраивает вторую ногу. И даже через металлическую подошву ощущает: стоит на чем-то твердом. Камень? Николай стравливает воздух и почти ложится на дно. Сквозь толстое стекло иллюминатора он видит, наконец, на чем он стоял. Нет, это не камень. Это мина.

Лоб покрывается холодной испариной. Мучительно хочется провести рукой по лицу, сбросить вдруг навалившуюся тяжелым грузом усталость. Рука, закованная в негнущийся брезент, тянется к шлему. Стой! Спокойствие. Надо собрать в кулак всю волю, чтобы не волновать товарищей там, на борту катера. И спокойно доложить наверх обстановку:

— Вижу мину. Наполовину замыта песком. Разрешите приступить к осмотру…

Так начались большие работы по разминированию фарватера реки.

Готовились тщательно. Водолазов консультировали специалисты-саперы. Ботинки со свинцовыми подошвами обшили войлоком, соорудили ящик для укладки снарядов, дно с песком, бортики войлочные — все предусмотрено, никаких сюрпризов быть не может.

И пошли спуски. Пять-шесть часов утомительной, опасной работы под водой.

Только тогда на Даугаве водолаз Бельчук поднял со дна 435 авиабомб, мин, снарядов — почти половину подводного склада. В сводке все это называлось взрывоопасными предметами. 435 раз он держал в руках смерть, в течение месяца ежедневно спускаясь под воду.

Это было первое настоящее боевое крещение комсомольца Николая Бельчука — его первый большой экзамен на мастерство. И он выдержал этот экзамен.

А была зима. Порывистый ветер натягивал кабели, шланги, обеспечивающие водолазу воздух, связь. Легкий катерок болтало. Вместе с ледяной шугой пришла беда. Огромная льдина уперлась в катер, медленно подталкивая его в сторону моря. А под водой водолазы сейчас должны поднимать очередной опасный груз…

И тогда мичман Франчук, руководивший спусками, приказал всей команде скалывать лед. В воздух одна за другой ушли красные ракеты, извещающие о беде. Шланги, обеспечивающие водолазу жизнь, были уже на пределе, когда подоспел буксир и помог катеру устоять против бешеного напора льда…

Николай Бельчук и пятеро его товарищей были удостоены правительственных наград.

…Я никогда не забуду тех двух мальчишек в весеннем яблоневом саду. И каждый раз, встречаясь с человеком опасной и гуманной профессии — сапером, вспоминаю их и хочу пожать руку — за других мальчишек, за других людей, которым они спасли жизнь.

БУДНИ

Вторые сутки не проводятся спуски. Шторм. Корабль получил новое задание и перешел в другой район. Тридцатка стоит на обеспечении учений подводных лодок. Где-то там, под водой, лодки «охотятся» друг за другом, пускают торпеды в условного противника. Тридцатка дежурит на случай, если понадобится ее помощь.

И все равно обеспечение — это небольшой отдых. Свободные от вахты моряки смотрят кинофильмы, любителей не смущает никакой шторм. В одной из кают заседает комитет комсомола корабля. На тридцатке 55 комсомольцев, четыре первичные организации. Дел много. Необходимо обсудить, что нужно сделать к юбилею комсомола, решить, кого из ветеранов комсомола пригласить на встречу с моряками, подумать насчет очередной встречи с шефами — рабочими местного линолеумного завода, написать рекомендации ребятам, которые после службы идут в военно-морские училища.

На шкафуте целая армия рыболовов, вооруженная спиннингами. В случае удачи на ужин будет жареная треска. В каждой каюте неторопливый разговор о службе, о близких, о доме. Второй корабельный врач Валентин Кистанов прокручивает записанный на пленку с глубины разговор с Владимиром Игнатьевичем Солопко. Капитан-лейтенант спускался в подводной камере.

Кружится бобина.

— Что вы ощущаете, входя в воду?

— Смену впечатлений. Из солнечного дня — в безмолвие. Вода сначала голубая, потом зеленая, а вот сейчас черная.

— Владимир Игнатьевич! Вы решили бросить курить? Пообещайте хоть со дна!

— Брошу, доктор, но с первого апреля.

В каюте хохочут. Доктор — ярый враг курильщиков.

Можно часами слушать Владимира Игнатьевича Солопко — живую историю отечественного водолазного дела. Он начал службу еще до войны, в сорок первом, в училище штурманов морской авиации. Но в начале войны его взяли на флот. В боях за Невскую Дубровку был контужен и чудом спасен. В том сорок первом году защитник Ленинграда полтавчанин Володя Солопко получил комсомольский билет. В сорок третьем он впервые спустился под воду. В Ленинграде, на Неве, поднимали корабли, на плаву заделывали пробоины и возвращали суда в строй. И после войны принимал участие в подъеме десятков судов, испытывал новое подводное снаряжение, обучал молодежь. У него десятки учеников — на Северном, Тихоокеанском, Черноморском флотах и, конечно, здесь, на Балтике.

Как все настоящие люди, он скромный человек, и больше всего боится, когда у меня в руках появляются блокнот и карандаш.

— Ну зачем? — говорит он. — Вот вы бы про Жбанова написали — это человек.

Один из его рассказов я записал по памяти вечером у себя в каюте.

В МЫШЕЛОВКЕ

…Почти две недели подряд мы поднимали по частям старый корабль. Корпус его был в четырех местах пробит торпедами и годился только на металлолом. Работа монотонная, скучная для глубоководника. Каждый день несколько часов под водой. Закладываем заряд, откалываем «кусочек» в несколько тонн, подводим трос, и кран тащит очередную порцию лома на баржу. Вот и все.

Однажды вошел в дыру, оставленную торпедой. Быстро выполнил задание и возвращаюсь обратно. Снова плыву в пролом и вдруг чувствую — попал. Рваные края борта зацепились за груз на спине. Пытаюсь вернуться назад — тщетно. Сижу как на крючке. А наверху уже беспокоятся: в чем дело? Говорить пока не хочу, зачем беспокоить напрасно. Делаю еще попытку, еще. Может, отцепить груз? Невозможно, Все, думаю, труба. Связываюсь с кораблем.

«Застрял, освободиться не могу. Придется резать борт. Прошу помощи».

Знаете, три часа лежал в этой проклятой мышеловке. Вся жизнь прошла перед глазами раза три туда и обратно.

А выручил руководитель спусков. Говорит! «Подумай, Игнатьич, не может быть, чтобы ты не придумал».

И придумал. Раскачался вперед — назад, рванул. Вырвался, рубашку разорвал, вода попала внутрь, но глубина была небольшая — метров двенадцать, и в шлем не попала.

Я это на всю жизнь запомнил: «Подумай». Ведь растеряться на грунте — самое последнее дело.

ЕЩЕ ОДНА ЖИЗНЬ

Николай Бельчук родился в сорок втором в Белоруссии. Его родная деревня Страдичи находится в двенадцати километрах от легендарного Бреста. Менее чем за год до рождения Николая Бельчука эта земля стала свидетелем подвига. И первый урок героизма спустя много лет он получил у израненных стен Брестской крепости, куда привез их школьный учитель истории. Не знаю, о чем он думал на этом уроке, вглядываясь в мертвые глаза бойниц, израненные стены. Наверное, о людях, которые сложили здесь головы, чтобы он, Коля Бельчук, жил, чтобы он был счастлив, мечтал, выбрал себе любимую профессию и помнил, что счастье это нужно защищать.

После восьмилетки он поступил в строительное училище здесь же, в Бресте. А там при городском клубе ДОСААФ открылись курсы легких водолазов. На реке Муховец, притоке Буга, должно было совершиться его первое подводное крещение. Изучали снаряжение, отрабатывали спуски на суше, в учебном классе. Под воду спуститься, к сожалению, так и не пришлось — учеба закончилась, Бельчук получил диплом строителя и уехал работать в Мозырь.

Итак, первое знакомство с водолазным делом остановилось на теории. Но мечта осталась надолго. Николаю и сейчас еще трудно объяснить, почему его так увлекли тайны морских глубин. Можно понять мальчишек, родившихся в Керчи или Севастополе, в Риге или Владивостоке. А Бельчук и море-то впервые увидел, когда ехал к месту службы. И когда помкомвзвода перечислял морские специальности, Николай остановился на давно уже выбранной — водолаза.

Первый спуск запомнился на всю жизнь. Глубина всего шесть метров. Задраен иллюминатор. Трап ведет до самого грунта. Да и все это происходит в обычном бассейне, где дно выложено кафелем и периодически меняют воду. Но вот трап кончился.

Нужно отпустить руки и сделать несколько шагов. Но почему-то не хочется оторваться от этой надежной металлической лестницы. И когда все-таки первый шаг сделан и вода играет тобой, как рыба легким поплавком, раскачивая, разворачивая во все стороны, человек понимает: шаги для новичка-водолаза так же сложны, как первые шаги ребенка по земле.

Потом были задачи посложнее. На специальном полигоне на глубине 15 метров лежала подводная лодка. Водолаз должен с закрытыми глазами разбираться в аварийно-спасательных устройствах подлодки. Так их тренируют. С завязанными глазами, на ощупь он должен определить назначение каждого вентиля. Всю лодку прощупать руками. Только тогда в настоящей боевой обстановке водолаз сумеет быстро подвести системы жизнеобеспечения лодки и спасательный колокол. Ведь от водолаза в случае настоящей аварии зависит часто жизнь тех, кто находится в лодке.

Орест Мальцев Обыкновенный парень Ариф Джавадов

Очерк

Я уже давно на берегу.

Но все помнится ревущая Балтика, два зеленых огонька на мачте, яркие вспышки ракет, светящееся тело колокола, всплывающего из темной пучины, голоса людей, скрип электролебедок и традиционное похлопывание по шлему: «Счастливо тебе там, на дне, товарищ:»

Родом он из Ленкорани. Ленкорань это там, на юго-востоке Азербайджана, где рис, чай и тунга, там, где, казалось бы, люди ласковой природой субтропиков изнежены, а вот поди же…

Каспий в объятиях зимы. Не лед, не снег, а ветер. Неописуемой ярости северный ветер — хазри. Массы холодного воздуха внезапно вторгаются на Апшерон и несут, несут обложные осадки.

Бакинские норды. Тогда отчаянно бушует древний Хазар, проявляет свой нрав.

В такую погоду Арифу часто вспоминается его отец Турбан Джавадов, погибший на фронте в Великую Отечественную войну.

Ветер, и льды, и волны, и снег гремят, и секут, и валят с ног, словно при яростном огневом налете. И тогда весь нефтепромысел похож на передовую. Вот, пригнувшись, пробегает по эстакаде за очередной пробой девушка-лаборантка. Борясь с ветром, устанавливают бурильщики, как орудие на боевую позицию, металлические блоки вышки. Все предельно собраны, все начеку — в этих условиях малейшая оплошность может обернуться бедой.

Вот так и сегодня. Ветер быстро набрал силу, потушил в море только что смеявшиеся солнечные блики, нагнал заряды взвихренного мокрого снега. И разразился очередной одиннадцатибалльный шторм со скоростью ветра около тридцати метров в секунду.

Волны вздыбились, вспенились. Бал за валом. Брызги вперемежку со снежными хлопьями.

В бурю и на суше невесело: человека чуть не с ног валит; эльдарские сосны гнутся, как тростинки, да так со временем и остаются расти наклонно, с кронами, будто распущенными по ветру флагами.

А каково-то в море, на Камушках?

«Камушки»… Так ласково бакинцы называют Нефтяные Камни — поселок, построенный на сваях в открытом море, где работают, учатся и отдыхают мужественные сильные люди, преимущественно такие же молодые, как Ариф. Они добывают веками нетронутую нефть, залегающую глубоко под морским дном.

— Каково на Камушках? — Георгий Заплетин улыбается, — Все нормально. Полный порядок.

Заплетин — секретарь комитета комсомола нефтепромыслового управления имени XXII съезда КПСС. Высокий, очень подвижный парень неистощимо жизнерадостного нрава.

Порядок, впрочем, не совсем полный — покорежена часть пирса. Но в общем действительно буря не снизила уровня добычи нефти. Танкеры и сквозь мглу кипящей ночи пробрались к промыслу и, приняв в свои отсеки десятки тысяч тонн «черного золота», благополучно доставили его в Баку.

Такие, как Ариф, выстояли, выдержали натиск стихии — им и шторм не помеха. Не просто выстояли и выдержали. Далеко не просто, не с легкостью. Опасность превозмогалась возросшей самоотверженностью. И все же, прекрасно зная это, Заплетин повторил:

— Нормально все. Ничего особенного.

На Нефтяных Камнях хороших людей много. И он назвал мне Арифа Джавадова, старшего оператора на первом промысле, групкомсорга, парня с в общем-то обычной биографией. Школа, служба в армии, после демобилизации — нефтепромысел. Начал с оператора второго разряда, теперь — пятого. Ростом Ариф невысок, зато широк в плечах, лицо открытое и приятное. Может показаться нерасторопным. До стеснительности скромный. А в работе — огонь. Подменить заболевшего товарища, постоять за него вторую вахту — он первый.

Мне довелось видеть Арифа в труде, когда жестокий норд раскачивал мачты буровых вышек, пригоршнями кидал в лицо иголки снега. Ариф пробирался сквозь ураган от одной скважины к другой, проверял давление, записывал, подходил к задвижкам, промывал скважину, а закончив свои дела, бросался помогать буровикам.

— Как люди в таких условиях добиваются перевыполнения плана? — продолжал Заплетин. — Откуда берутся лишние тонны? Вот, например, в прошлом году по предложению Джавадова нефтяники взяли обязательство добыть сверх плана десять тысяч тонн нефти. И, мало сказать, добились — выдали тридцать четыре тысячи! Чувство ответственности, трудолюбие? Да, конечно. Но еще и научная организация труда. Ариф — студент третьего курса Азербайджанского института нефти и химии имени Азизбекова. И не один он учится. Ребята на Камушках подкованные. Овладевать смежными профессиями им несложно. Теперь обычная картина: как кто заметит неполадки в работе другого, так спешит на помощь. Разные специальности у людей, а цель одна — нефть. Нефтяной горизонт капризен: увеличив сверх меры мощность одной скважины без учета положения на всем участке — можешь прогадать на других Какую скважину вовремя отключить или, наоборот, разбудить бездействующую, какую промыть, какую отрегулировать — глядишь, геологи позволят увеличить отбор нефти — насчет этого наши ребята мастаки, не прогадают. А посмотрите на участок. Красиво раскрашено оборудование? Но дело не только в красоте. Издали ясно: зеленая задвижка — нефть идет туда-то, красная туда-то. Коллектор серебристый — идет газ, зеленый — идет нефть. Опять же Ариф предложил. Это вообще у него, можно сказать, в крови: как новое интересное дело — раньше всех подхватывает».

Недавно в списки комсомольско-молодежной бригады Джавадова включили славного сына азербайджанского народа, героя-молодогвардейца Али Дадашева.

Об Али Дадашеве, расстрелянном гитлеровцами вместе с Кошевым и Громовой, узнали совсем недавно из допросов бывших полицаев и обнаруженных документов. И теперь он, как живой, целый год будет числиться в составе бригады нефтяников Каспия, его норму отработают ребята.

Рисунок С.Прусова

— Когда я думаю об Арифе, — говорил мне еще на Камушках Заплетин, — то вспоминаю наших космонавтов. Я сидел с ними рядом на Пятнадцатом съезде ВЛКСМ. Комаров был делегатом от Азербайджана. Когда его хвалили, он краснел и смущался, человек и начинается герой? По-моему, нет такой грани. Все высокое начинается от земли,

Был у нас случай, — продолжал Георгий, — чепе. Две девушки шли по эстакаде. Навстречу — машина. Они посторонились, но одна поскользнулась на деревянном настиле у самого края эстакады. Падая, девушка схватилась за подругу, и обе оказались в море. А волнение — девять баллов. Январь. Случайно увидел их парень лет восемнадцати, Исмаил Сеидов. Телогрейку скинул и — в волны. За ним другой — Вагиф Керимов, постарше. Оба из той же бригады, где Ариф Джавадов. Подтянули девушек к свае. А дальше? Все четверо еле держатся на воде, а на эстакаду не поднимешься: сваи скользкие, одежда намокла. Как раз подоспел Ариф. На секунды счет шел. И Ариф единственно правильное решение принял. В море прыгать — пользы мало, наверх все равно тонущих не выбросишь. Джавадов мгновенно соскользнул по свае вниз, уцепился ногами з-а поперечную балку, по одному всех четверых к себе подтащил и держит. А там уж народ прибежал, канат бросили, подняли на эстакаду. Отогрелись они немного в медпункте — и опять на работу, осваивать скважину. И что же?

Когда я, вручая ему за трудовые успехи награду — Почетную грамоту ЦК ВЛКСМ, вспомнил об этом случае, Ариф удивился: «Да будь на нашем месте другие комсомольцы, они сделали бы то же самое». Смутился. В глазах Арифа — это было не геройство, а обыкновенная, законная вещь.

Законная… Может быть, и вправду нет ничего особенного, все типично в тех черточках, из которых составился у меня скупой портрет Арифа Джавадова, вожака молодых нефтяников на суровом морском промысле?.

Судите сами.

Хуан Ларго Лопес  Первый шаг

Генералу Энрике Листеру, Мадридским Чапаевым называли его бойцы республиканских батальонов.

Рассказ

Были и такие, которые сидели здесь за неповиновение властям. Они обычно вспоминали пережитое с иронической двусмысленной улыбкой, словно говорили: «Ничего, мы еще сквитаемся».

Тяжелая кованая дверь со скрипом отворилась, и Хесус оказался в тесном каменном дворе внутренней тюрьмы. Высокое серое здание и четырехметровые стены, окружавшие двор с трех сторон, создавали настроение безнадежности. Это был настоящий каменный мешок. А человек привык к высокому голубому небу, к просторным долинам, к морской глади, к ветру, к густым хвойным лесам.

Человек был молод. Его руки привыкли к работе — к тяжелому молотку каменотеса, к острому топору лесоруба. Теперь этим рукам придется привыкать к безделью. Придется привыкать к кандалам.

Раньше ноги человека легко несли своего хозяина, легко отплясывали веселые танцы на праздниках.

Теперь им придется ходить в такт барабанной дроби. Десять лет в такт барабанной дроби. По часу в день. Десять лет в тесном дворе тюрьмы. Десять лет по кругу. Десять лет… Десять.

Так огласил прокурор.

Десять лет в кандалах и полосатой одежде арестанта. Десять лет изо дня в день. Когда человек выйдет, ему будет тридцать… Так вот, она какая, тюрьма! Сколько рассказов слышал он о ней от стариков в долгие зимние вечера у домашнего очага. Сколько разных историй, сколько судеб было связано с этим мрачным серым зданием…

Одни попали сюда за драку, другие за кражи, третьи за любовные скандалы. Каких только пунктов и подпунктов не было в законах, чтобы упрятать человека за эти мрачные стены на долгие-долгие годы.

— Смирно! — заревел полный, невысокого роста, усатый и краснощекий капитан, — Смиррно, собаки! Кому говорят?!

Замерла шеренга арестантов. Капитан зашагал вдоль строя, пристально вглядываясь в каждого новичка.

— Как вам нравятся ваши фраки?.. Если у сеньоров будут какие замечания, скажите: не жмет ли где, не тесны ли под мышками? Быть может, не устраивает расцветка? Говорите, не стесняйтесь. Мы уж постараемся. Если жому не нравятся узоры, то намалюем другие, такие же, только поперек ваших спин… ваших благородных спин, простите, сеньоры. А если кому наше меню придется не по вкусу, то из особого котла кормить будем, — он изящным жестом показал на бетонные будочки у стены. Там были отхожие места.

Рядом с Хесусом стоял невысокий худощавый паренек лет восемнадцати. Он не слушал издевательскую речь капитана, а все оглядывался по сторонам с нескрываемым любопытством. Капитану это явно не понравилось.

— Вашей милости скучно слушать? Ему, как видно, не интересно слушать меня?

Парень молчал и спокойно смотрел в глаза капитану. Через секунду увесистый кулак тюремщика нанес ему удар в живот. Парень скорчился и рухнул как подкошенный. Проворный сапог капитана опустился на руку паренька. Хесус услышал хруст костей. Душераздирающий вопль разнесся по двору. Капитан все давил каблуком руку арестанта, спокойно покручивая пышный ус.

— За что сидишь? — ласково спросил садист. — А?.. Не слышу… За что посадили, спрашиваю?

— Ка… арманщик… — с трудом выдавил паренек.

— Ах, карманщик, — понимающе произнес капитан. — У моего деда в 1830 году какой-то карманщик часы золотые украл. Подарок самого императора Фердинанда Австрийского. Не ты ли, случайно, конфисковал их? А?

— Нет, ваша… милость, — простонал парень.

— Не ты?! Так это был твой отец или твой дед? — Капитан пнул беднягу носком сапога в лицо.

Хесус не выдержал. Он сделал шаг вперед. Мгновенным ударом в подбородок сбил капитана с ног. Охранников, которые тут же бросились к Хесусу, встречал кулаками. Арестанты разбежались по двору. Поднялась суматоха.

Хесуса свалили. Не помогли чугунные кулаки потомственного каменотеса. Били ногами. Кто-то в растерянности ударил в колокол. В зарешеченных окнах появились лица заключенных. Продолжая избивать, Хесуса связали. Так бы и прикончили его, но капитан пришел в себя и заорал:

— Не бить его! В карцер… на месяц! — На счет Хесуса у него были свои планы.

Проклятый карцер! Он холоднее самого холода. Влажные, покрытые плесенью стены, сплошной мрак. Никакой подстилки — спи на бетонном полу. Сырость и холод — постоянная пытка. Два раза в день приоткрывается смотровое окошечко, Надсмотрщик протягивает Хесусу ломоть хлеба и кувшин воды.

Человек теряет счет часам, дням, неделям. Настала длинная темная, страшная ночь. Человек погребен заживо.

На любой вопрос Хесуса ответа нет. Таков тюремный закон! Арестант в карцере полностью изолируется от внешнего мира. Даже от мира тюрьмы. Он обязан сидеть и раздумывать о своем неугодном начальству поведении. Но Хесус думал о другом. То он составлял планы побега, то придумывал способы мести Жирному таракану, как он окрестил капитана.

Чтобы думать, необходимо время. У Хесуса его оказалось более чем достаточно. О чем только не передумал он. Но чаще всего мысли возвращались к царящей в мире несправедливости. Как избавиться от нее — он не знал и, сколько ни думал, ничего придумать не мог.

Надсмотрщик объявил Хесусу, что срок наказания истек. Кончилась бесконечная кошмарная ночь. Его повели по лестницам, переходам и коридорам. Открыли дверь камеры № 26.

Большое помещение казалось тесным. Оно было битком набито заключенными. Кто просто лежал на нарах, кто читал, кто беседовал. Вошел Хесус. Все умолкли и обернулись к нему.

— Добро пожаловать в наши владения, — сострил кто-то.

Все засмеялись. Улыбнулся и Хесус. Он был по-настоящему рад, что избавился от вечной ночи карцера. Как приятно снова оказаться среди людей, слушать человеческую речь, смеяться, видеть дневной свет, хоть и через зарешеченное окно.

— Получай, — надзиратель протянул Хесусу тощий сверток постельных принадлежностей: матрац толщиной пальца в два, маленькую подушку, истертое хлопчатобумажное одеяло.

Дубовая дверь захлопнулась, арестанты вернулись к своим делам.

Хесус взял сверток, направился к свободному месту на полу — все нары были заняты. Только он расстелил матрац, как услышал голос:

— Я тебе говорю, да-да, новенькому… тебе. Что уставился на меня как на барышню? Тащи сюда свой матрац. По ночам продувает. Сифонит, говорю, по ночам, а врачи мне рекомендовали тепло. Только вот перепутали и прислали сюда, а не на Средиземное море. Неси матрац, говорю!.. Каррахо!..[1]

— Обойдешься, — спокойно ответил Хесус.

Он успел заметить, что постель соседа состояла из трех матрацев, двух одеял и стольких же подушек. Хесус счел такую постель достаточно роскошной для наглеца. Он совсем не хотел создавать ему дополнительные удобства. Тем более за свой счет.

В камере наступила тишина. Говоривший помолчал немного, поднялся с нар и небрежной, раскачивающейся походкой подошел к Хесусу.

— Ох, и трудно же мне с вами, ласточки! — здоровяк нагнулся и хотел выдернуть матрац.

Хесус верно рассчитал удар: громила тяжелым кулем рухнул на бетонный пол.

Арестанты повскакивали с мест, с любопытством ожидая развязки. Громила медленно поднялся, выставил вперед кулаки и двинулся на Хесуса. Ударить ему не удалось, Хесус кошкой прыгнул на него и оба свалились на пол. Они, сцепившись, катались по камере, и тузили Друг друга. Арестанты шарахались в стороны, давая место дерущимся. В однообразной тюремной жизни для большинства из них такая драка — развлечение. Хесусу от этого было не легче…

Силы дерущихся были примерно равные, но Хесус должен был выйти из боя победителем. Он изловчился, схватил громилу за волосы и несколько раз ударил его головой об пол. Тот затих.

Тяжело дыша, Хесус встал. Громила лежал на полу с разбитой головой. Все молчали. Хесус дотащился до своей постели и лег. После карцера он ослаб, и силы оставили его.

Неожиданно дверь в камеру распахнулась. На пороге стояли надзиратель и капитан.

— Форхан, не успел прийти на бал, как весь праздник испортил, — съязвил капитан. — Что, еще месяц карцера захотел? Я все видел!

— Я бы этого не сказал, — выговорил Хесус с трудом. Собрав силы, он поднялся и ответил, как положено по тюремному уставу: — Никак нет, ваша милость.

— Ладно, — сказал капитан. — Сегодня я добрый. Я хочу поделиться приятной новостью. — Он усмехнулся. — Как вы знаете, сеньоры, в Испанском королевстве нет каторжных работ. Но… — Он поднял палец. — Но… для особо отличившихся решили сделать исключение. Прибыл приказ. Особо отличившимся выдать пригласительный билет на каторжные работы. Сеньор Форхан, вы у меня фигурируете одним из первых. Думаю, что свежий воздух каменоломен просветлит ваш ум, а занятия спортом умерят ваш пыл. Будьте готовы к дороге: гардероб, аккредитив… — и началось обычное капитанское словоблудие, любимая форма издевательства над заключенными.

Как и во всех тюрьмах, в камере сидели преступники самого разного масштаба. Правительство не делало никакого различия между уголовниками и людьми, выступающими в защиту прав человека.

Громила был типичным представителем высшей касты уголовников. Физическая сила давала ему право сильного — право притеснять других, обирать их, унижать, запугивать и эксплуатировать. Он был в камере царьком, устанавливающим свои законы — законы кулака.

Хесус еще не разбирался в социальных теориях. Для него громила ничем не отличался от помещика или от владельца лавки. Громила был испечен из того же теста, что и они, и Хесус поступал с ними, как считал справедливым. Сильных побеждают силой. Жаль только, что ему, Хесусу, не придется больше столкнуться с этим громилой, ведь его отправляют на каторжные работы…

Несмотря на кандалы, мысль о том, что он вновь увидит небо, выйдет из каменного мешка, радовала Хесуса. Да и шансов на побег в каменоломне куда больше. Но о побеге думать было рано. И в этом Хесус убедился очень скоро.

Их привезли в лагерь для каторжников, расположенный километрах в пятидесяти от Сантьяго. Немногим более двухсот арестантов содержалось в нем. Все в кандалах и полосатых тюремных одеждах. Четыре деревянных барака, окруженных двумя рядами колючей проволоки. В каждом — ряды двухъярусных нар. Вот и весь лагерь.

Кормили здесь немного лучше, чем в тюрьме, но работа была очень тяжелой и длилась ежедневно по десять часов с получасовым перерывом на обед. Обед привозили себе сами заключенные под охраной цивильных гвардейцев прямо в каменоломню. Бараки находились в полутора километрах от каменоломни. Каждый день — утром и вечером — заключенным приходилось дважды отмеривать это расстояние.

Кандалы натирали ноги до крови, очень скоро они превратились для заключенных в добавочную пытку. У многих арестантов появлялись на ногах незаживающие язвы, но охранники на это не обращали внимания. В лазарет отправляли только для перевязки, да и то самых тяжелобольных, потерявших способность передвигаться.

К концу дня арестанты начинали дышать как рыбы, выброшенные на берег прибоем. Пыль и духота в раскаленной солнцем каменной яме превращали каменоломню в подобие ада, но люди приспосабливались — никто не начинал работать, не повязав нижнюю половину лица платком, кашне или просто куском материи, оторванной от рубахи. В таких невыносимых условиях оказался Хесус. Но он видел, что даже здесь люди старались создать для себя видимость нормальной жизни. Однако многим это не удавалось, и они на глазах теряли человеческий облик. А этого и добивалась администрация, для этого и соорудили лагерь. Сильные духом выживали, внутренне сопротивлялись установленному режиму, стремясь найти отдушину в каком-нибудь занятии. Отдушиной для Хесуса стало чтение книг. Их давал ему пожилой учитель из Сантьяго, который оказался здесь «за вздорные мысли и возмущение спокойствия». Так гласил приговор. Книг было мало, а лагерная администрация выдавала арестантам только одну-единственную — Библию. Хесус и ее прочел несколько раз.

Недостаток книг восполнялся долгими беседами со старым учителем. От него Хесус впервые услышал слова «социализм», «классовая борьба», «материализм». Понял их связь со своей жизнью. Многое объяснил молодому человеку учитель из Сантьяго. И если Хесус трудно усваивал какие-нибудь научные понятия, учитель умел привести такой наглядный пример из жизни, что у него словно пелена с глаз спадала. Ему начинало казаться, что он давно знал про все это, но просто не находил нужных слов, чтобы выразить мысль так же просто, как его новый друг.

Спокойный, уверенный голос учителя Хесус слушал затаив дыхание. Он звал своего собеседника учителем. «Учитель, разъясни», — обращался к нему Хесус. Однажды старик заметил, что у него есть имя и фамилия.

— Я всегда вас буду звать учителем. Всю жизнь.

Чего только не знал этот человек! В его рассказах оживала вся история человечества — история борьбы трудящихся за свободу. Все теперь виделось Хесусу отчетливее, вся его прошлая короткая, но бурная судьба. Мысленно он уже шел по пути борцов за свободу…

Каторга тоже была школой. Хесус мог наблюдать, как охранники и правительство любой ценой стараются сломить людей, их волю, стремятся сделать из человека послушного раба, закрыть ему глаза на правду. Он научился различать суть вещей, научился быть сдержанным, научг лея побеждать в споре. Теперь Хесус узнал, что сила не единственное средство победить противника и отстоять себя. Вовремя сказанное слово иногда куда действеннее кулаков. Но бывают такие времена — и это узнал Хесус от учителя, — когда единственным средством отстоять справедливость может быть только борьба.

Учитель был слабым, больным человеком. Он старался держаться стойко, но это давалось ему не легко.

Толкать целый день тяжелую тачку с камнями ему уже не под силу. К вечеру учитель совсем выдыхался и с трудом возвращался в барак.

Хесус взял за правило всегда быть рядом с ним. Он оберегал старика ка. к малое дитя, незаметно старался подсунуть ему часть своего скудного арестантского пайка и делал все возможное, чтобы облегчить трудное каторжное житье. Хесус видел, что в таких условиях учитель долго не протянет. Единственным выходом, единственным спасением был побег…

С первого дня каторги Хесус искал способ обмануть охрану, найти хоть какую-нибудь оплошность в ее системе. Постепенно в его голове созрел план побега. Ему хотелось осуществить свой план немедленно, но это было не под силу одному. Он яростно сжимал кулаки. Что делать? Медленно умирать в бараке, дожидаясь окончания срока, или же бежать любой ценой? Но как? Как?

Однажды вечером Хесус заговорил с учителем о побеге. Барак уже спал. Хесус спросил:

— Учитель, вы понимаете, что мы не выйдем отсюда живыми?

И сам испугался. Ему не хотелось огорчать учителя, но тот отнесся к вопросу спокойно. Помолчал немного, а потом просто сказал:

— Знаю…

— Но вы же столько раз говорили, что с насилием мириться нельзя! — воскликнул Хесус. — А побег?

— У меня не хватит сил для этого.

У Хесуса уже был план побега, он хорошо все продумал. Может быть, старый друг оценит его? Учитель долго не отвечал.

— В принципе ты прав. Только все нужно еще тщательнее и детальнее продумать… А теперь спи. Отложим разговор на завтра.

Прошел следующий день, похожий на все остальные. «Сегодня как и вчера»… — говорил учитель про эти дни. Наступила ночь. Хесус снова вернулся к прерванному разговору.

— Горяч ты, Хесус… — сказал учитель. — Такое делается только раз и наверняка. Ошибки исключаются. Второй возможности у нас не будет, сам понимаешь… Но попробовать можно. — Старик изложил свой план. Он был прост.

Барак спал. Тускло мерцали светильники в проходе между рядами нар, едва пробиваясь острыми лучами сквозь тяжелый обморочный воздух. Стояла особенная, ни с чем не сравнимая тишина, наполненная храпом, стонами, бредовым бормотанием…

В темном углу этой мусорной ямы два человека — молодой и. почти старик — обсуждали план побега.

Начало светать. Резкая барабанная дробь ворвалась в спящий барак. Арестанты с проклятьями и руганью поднимались с нар,

Каторжники походили на разбуженных от зимней спячки медведей — грязные, немытые, обросшие многодневной щетиной. И хотя два раза в неделю после работы цирюльник стриг и брил желающих, большинство людей возвращались из каменоломни настолько усталыми, что сразу после ужина заваливались спать. Многие и умываться по утрам перестали. Баню устраивали раз в месяц, тогда же меняли белье. Грязь и паразиты навеки поселились в лагере.

Мрачно выползали арестанты из бараков. Звеня кандалами, строились по группам. Охрана наскоро пересчитывала их, и унылая, похожая на похоронную колонна неровным строем направлялась в столовую, в такой же барак, как и остальные. Две сотни людей под погребальную музыку звякающих кандалов шли за кружкой горячей жижи, именуемой начальством кофе, за куском ржаного черствого хлеба. Это был так называемый завтрак. Иногда по праздникам, чтобы арестанты могли помолиться за пославшего им милость святого, каждому выдавалось утром по миске овсяной каши… После такого завтрака, заключенным приходилось работать с шести утра до полудня. Выдержать подобный режим казалось невозможным. Но каждое утро люди поднимались, жадно проглатывали завтрак и работали, работали, работали, пока кто-нибудь не падал от солнечного удара или истощения… Такого освобождали от работы. Падре из ближайшего селения наскоро читал заупокойную. В грубом деревянном ящике двое арестантов с почетным эскортом из охраны выносили покойника. Прямо за лагерной проволокой его зарывали в землю. Много длинных дней долбил он ее под неусыпным надзором блюстителей закона, чтобы найти в ней покой навеки.

Кладбище было на виду у всех. Обряд похорон совершался на глазах у заключенных. Это должно было укрепить в них мысль о том, что это единственная возможность освободиться от мучений.

Сегодня как и вчера…

Сегодня как и вчера, как много месяцев подряд.

Хесус и учитель вошли в столовую. Подгоняемые охранниками, арестанты торопились скорее покончить с завтраком. Но сегодня…

Хесус и учитель медлили.

Вот в бараке-столовой осталось всего несколько человек. Вдруг учитель захрипел и стал валиться на бок. Хесус подхватил старика. Равнодушно скользнул взор охранника.

— Отведи его в изолятор, — приказал он Хесусу. — Кажется, для твоего дружка срок освобождения близок. Да пошевеливайся, остальные тебя ждать не станут, — добавил он.

Хесус подхватил учителя под мышки и почти понес его к небольшому домику.

Один из охранников двинулся следом.

На дверях домика была прибита табличка:

ПУНКТ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ.

К ВАШИМ УСЛУГАМ ДОКТОР ЭРНЕСТО ГАРСИЯ.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

В сопровождении охранника Хесус ввел учителя к гостеприимному доктору и посадил на скамью у двери.

Доктор Гарсия завтракал. Чашка горячего душистого кофе распространяла неповторимый аромат. Зато лекарствами у доктора Гарсия и не пахло. На столе, за которым доктор обычно принимал больных, на белой салфетке расположился скромный завтрак лагерного эскулапа — поджаренный хлеб с маслом, сыр, поднос с фруктами, бутылка вина. Хесус невольно сглотнул слюну. Ему стало не по себе при виде такого натюрморта. Он с трудом оторвал взгляд от стола.

Учитель, казалось, несколько пришел в себя, но сидел с полузакрытыми глазами, тяжело привалившись к стене.

— Ну, в чем дело? — спросил, наконец, доктор, оторвавшись от трапезы.

— Номер четвертый заболел, — разъяснил сопровождавший арестантов охранник.

— Что случилось, дружище? — с притворно ласковой улыбкой спросил Гарсия

— Плохо мне, — с трудом сказал учитель и неожиданно добавил: — Дело в том, доктор, что кормят нас из разных котлов, да и работа у нас несколько разная — у вас полегче, у нас потруднее. Вот и стало мне за вас неловко, уважаемый доктор. Доктор Гарсия был в отличном настроении. Он еще шире улыбнулся:

— Вот это мне нравится. Если человека не покинуло чувство юмора, значит все в порядке.

— Если нас покинет чувство юмора, — опять заговорил учитель, — что же останется?

— Ну ладно, хватит, — не выдержал доктор. — У меня кофе стынет. Что с вами?

— Наверное, сердце… или печень…

— Какое сердце! — вмешался охранник, — Просто легкий обморок.

— Легкий обморок… легкий обморок… так, так, так, — запел доктор, роясь в медицинском шкафчике, — Легкий обморок… На-ка, прими вот это. Радикальнейшее средство — как рукой все снимет…

Учитель взял таблетку, положил ее на язык, поморщился.

— Обыкновенный аспирин…

— Ну, вот что, ты вполне здоров, — вспылил доктор. — Ты, я вижу, не только правительство собираешься учить, как нужно управлять государством, но и докторов вниманием не обошел. Я окончил Сорбонну и знаю, что делаю! Идите отсюда.

Учитель поднялся с лавки.

— Работать может? — спросил охранник.

— Конечно, может! Что за глупый вопрос?! До самой смерти.

Они вышли из приемной. Хесус, учитель и охранник. Плац перед воротами был уже пуст — колонна каторжников ушла в каменоломню. Начальник охраны почесал лысый затылок и махнул рукой:

— А-а-а, черт с ними, одного охранника им хватит.

У Хесуса замерло сердце от радости…

Но сержант заявил, что двое его парней опоздали к подъему и вот-вот выйдут из столовой для обслуживающего персонала.

— Так что все в порядке, лейтенант. Обеспечим охраной этих бездельников.

Четверо вышли из лагерных ворот.

Двое — в полосатой одежде — впереди, двое — в синих мундирах, с карабинами за плечами — метрах в трех сзади.

Дорога шла в гору.

Каменистая, пыльная, разбитая сотнями ног, тянулась она серой безразличной лентой.

Было еще рано, но восходящее из-за дальнего леса солнце уже припекало. День обещал быть жарким.

Ему и впрямь предстояло быть жарким…

Учитель и Хесус молчали, привычно меряя дорогу и стараясь не очень звенеть кандалами. Шаг был строго ограничен длиной цепи, связывающей ноги, — кандалы диктовали скорость.

Охранники весело переговаривались за их спиной. Они обсуждали вчерашний поход в соседнюю деревушку и прелести какой-то Маркиты. Они были спокойны: куда денутся два закованных в железо человека…

Дорога свернула за скалистый уступ.

Лагерь с охраной на дозорных вышках скрылся из виду.

Четверо продолжали шагать по дороге.

Вдруг учитель опять застонал, заохал, замедлил шаг. Разговор яа спиной оборвался. Учитель замолчал, прислушиваясь, сделал еще несколько шагов, повалился в дорожную пыль и задергал ногами.

Растерявшиеся охранники подбежали к нему. Учитель стонал и бился в припадке. Глаза его были закрыты, из горла вырывались нечленораздельные звуки.

Один из охранников попытался приподнять упавшего, но тот оказался чертовски тяжелым. Не разгибаясь, он повернулся к Хесусу и увидел, что его приятель неподвижно лежит в пыли с окровавленным лицом, а заключенный пытается снять с его плеча карабин. Он не успел ничего предпринять, потому что учитель обеими руками вцепился в него. Охранник отшвырнул старика — он был значительно сильнее учителя, справиться со стариком не представляло труда. Хесус использовал момент и взвел курок:

— Руки вверх!

Черный зрачок карабина глядел в упор на растерянного охранника. Он медленно поднял руки. Сзади подошел учитель.

— Никто тебя не тронет, если будешь вести себя тихо, — быстро сказал учитель, забирая у обалдевшего парня карабин, — Бери на плечи своего приятеля и шагай, куда скажем.

Охранник взвалил еще не пришедшего в сознание товарища на спину и двинулся в сторону от дороги, в горы.

У зарослей невысоких колючих кустарников учитель приказал остановиться.

Солнце поднялось выше. На небе ни облачка. Безжалостные лучи его жгли все вокруг. Зной. Духота.

Запряженные в повозку волы лениво передвигали ноги. Возница поминутно щелкал кнутом и, не переставая, бранился. Но привычные волы нисколько не ускоряли шага.

Повозка отчаянно скрипела и еле двигалась, оставляя за собой неподвижное облако едкой пыли.

Без устали ругаясь, возница вытирал лицо большим клетчатым платком. Наконец ему и это надоело. Он замолчал. Лицо его, защищенное от солнца широкополым сомбреро, стало безразличным и задумчивым. Вдруг он услышал близкий голос. Двое вышли из-за скалы и преградили дорогу.

— Куда путь держишь?

Возница встрепенулся. Перед ним стояли жандармы.

— В Сантьяго, — поспешно ответил возница. Он старался говорить как можно вежливее и даже снял сомбреро.

Он знал, что с жандармами нужно быть осторожным. Им ничего не стоит прицепиться к пустяку, побить «грубияна», а то и отправить в каталажку «за неповиновение властям».

— В Сантьяго? Это нам по пути, — сказал один, старый и худой. — Подвезешь?

— Конечно, сеньоры, конечно. С большим удовольствием. Садитесь. Только вот скотина проклятая совсем идти не хочет. Еле плетутся, — указал он кнутовищем на волов.

— Ничего, мы не торопимся, — ответил старый жандарм.

Они сели сзади, свесили ноги, возница щелкнул кнутом, повозка покатилась.

— Как бы сделать, чтобы проклятые волы двигались порезвее? — сказал через некоторое время молодой жандарм вполголоса, так, чтобы возница не слышал.

Это был плотный и сильный парень. Мундир ему явно тесен, сковывает движения, рукава коротковаты.

— Спокойно, Хесус, не волнуйся, — ответил второй. — Привязали мы их крепко. Не развяжутся. А хватятся нас только в полдень, в обед. В запасе часа три-четыре.

Они замолчали. Потом старик снова заговорил:

— Как бы не наткнулись на них раньше полудня. Тогда все пропало. Схватят.

— Вряд ли, — возразил молодой. — Крестьяне не любят появляться там, где бывают жандармы. Видел, как посмотрел нанас возница.

Они снова умолкли.

Колеса отчаянно скрипели. Волы медленно ползли по дороге. Возница умолк окончательно. Даже кнутом не щелкал. Прошел час. Другой. Повозка медленно катилась по дороге. «И чего ато им вздумалось глотать пыль?» — недоумевал возница. Но говорить с жандармами у него не было никакого желания.

Дорога пустынна. Редко кто отправится в путь по такому пеклу. Иногда в стороне от дороги можно было заметить одинокие фигурки крестьян, обрабатывающих свои крохотные участки.

А вот и первые дома окраины Сантьяго. Гвардейцы спрыгнули с повозки, поблагодарили возницу, перебросили через плечо карабины и направились в город. Возница облегченно вздохнул. Наконец он избавился от неприятных попутчиков.

Они спокойно шли по безлюдным солнечным улицам, изредка обмениваясь ничего не значащими словами.

Учитель остановился перед роскошными воротами богатого особняка, огляделся по сторонам и уверенно открыл калитку.

— Вот мы и пришли, — сказал он изумленному Хесусу.

Двухэтажный каменный дом с большими широкими окнами, с просторной застекленной верандой утопал в зелени.

В саду было тихо, свежо и безлюдно. Они прошли посыпанными светлым песком дорожками. Поднялись по отлогой парадной лестнице к массивным резным дверям и вошли в просторный, отделанный бронзой вестибюль с высокими старинными зеркалами. Вестибюль украшали мраморные скульптуры, изображавшие прекрасных обнаженных женщин.

Хесус впервые видел такое великолепие. Он понимал, что таким особняком мог владеть только очень богатый человек. Быть может, миллионер. Когда-то он видел такие особняки, но только издали, сквозь ограду. Он робко ступал по мягкому пушистому ковру. Никто не встретил их.

Налево от себя они увидели полураскрытую дверь. Учитель подошел к ней, заглянул и, с удовлетворением кивнув головой, поманил Хесуса. Тот неуверенно последовал за ним.

Они оказались на просторной веранде. Из сада доносился шелест листвы старинных каштанов да щебет птиц, прячущихся в их кронах. Пенье птиц и шум листвы только подчеркивали тишину и покой. Хесус и учитель в пропыленной и измятой форме цивильных гвардейцев казались людьми, прибывшими из другого мира. Да так оно и было..

В углу веранды спиной к вошедшим, в низком удобном кресле возле маленького журнального столика сидел седой человек с пышной шевелюрой и, покуривая трубку, читал газету.

Он не обернулся на шаги, а просто спросил:

— Это ты, Пилар?

— Нет, это мы, — улыбаясь, ответил учитель.

Человек удивленно повернул голову и с недоумением уставился на гвардейцев.

— Что вам здесь нужно? — недовольно спросил он.

Хозяин был высок, сухопар и не так стар, как показалось Хесусу.

— Сеньор Хорхе, так вы встречаете своего старого друга? — сказал учитель с иронией. — Придется вас отвести туда, где ваш друг был недавно…

Тот, кого назвали сеньором Хорхе, вгляделся пристальнее в лицо учителя, брови его поднялись, глаза засветились радостью, и на губах появилась улыбка. Он шагнул навстречу гвардейцам, широко распахнув объятия.

— Ну надо же! Ну надо же! — приговаривал он. — Что за маскарад, объясните мне?..

Учитель и хозяин дома обнялись, похлопывая друг друга по плечу, по спине, заговорили быстро, вспомнили какого-то Пачеко. Хесус стоял рядом и внимательно смотрел на них.

— Да, — спохватился учитель, — позволь тебе представить нового члена нашей партии. Его зовут Хесус. Каменотес, Теоретически еще не совсем подкован, но наделен такой энергией, такой физической и духовной силой, что еще покажет себя.

Сеньор Хорхе дружески пожал Хесусу руку.

— Насколько я понимаю, — обратился он к «жандармам», — вам срочно надо демобилизоваться. Эта амуниция теперь ни к чему. Не так ли?

Учитель кивнул.

Сеньор Хорхе пригласил друзей на второй этаж — там их никто не увидит и не помешает дальнейшей беседе.

Комната, в которой они оказались, служила спальней для гостей.

— Для вас будет самым безопасным провести несколько дней в этой комнате, — сказал сеньор Хорхе. — Здесь вас никто искать не будет.

Они остались одни. Учитель рассказал, что хозяин особняка — один из руководителей коммунистического движения в Испанском королевстве.

На следующий день Хорхе сообщил им, что вся полиция поднята на ноги, разыскивают их повсюду. За побег суд дополнительно приговорил учителя к тридцати годам тюрьмы, а Хесуса — к пятнадцати.

— Не огорчайся, — сказал Хесусу учитель. — Они знают, что ты моложе, и рассчитывают еще не раз прибавить тебе срок заключения. Они люди справедливые и добросовестные, но постарайся не попадаться им в лапы… Пусть утешаются заочным приговором.

Они провели в этом доме более месяца. Тесное общение с Хорхе и старым учителем еще больше убедили Хесуса в правильности выбранного им пути. Был сделан первый шаг по дороге борьбы за свободу.

Борьба была еще впереди…

Авторизованный перевод с испанского Эд. Лисицына

Гюнтер Продль Следующее убийство через 47 минут

«В США с начала ХX века преступниками убито 750 тысяч человек (из них около 250 тысяч моложе 25 лет). Эта цифра превышает число американцев, павших на полях битв всех войн, которые вели США, В 177 750 случаях (что составляет 23,3 процента от общего количества преступлений) убийца не был обнаружен».

(«Ньюсуик», 28 октября 1967 года)

Документальная повесть

Семисотпятидесятитысячное убийство этого столетия в Америке произошло согласно сообщению газеты «Нью-суик» во вторник вечером 10 октября 1967 года в нью-йоркском районе Манхэттен. Преступников, так же как и в предыдущих 177749 случаях, обнаружить не удалось. Как позже рассказал привратник, двадцатитрехлетняя Эрика Буннэ, одетая в манто из голубой норки, вышла из своей элегантно обставленной квартиры в доме № 37 на Парк-авеню, села в такси марки «импала» и сказала шоферу, чтобы он отвез ее в фешенебельный ночной ресторан на Бродвее. С этого момента Эрика Буннэ, шофер и машина исчезли бесследно.

Раймонд Б. Грюневальд, руководитель следственного отдела, ведавшего делами без вести пропавших, сообщил об этом происшествии представителям прессы только 17 октября:

— Мне кажется, господа, Эрику Буннэ похитили и уничтожили по поручению одного гангстерского синдиката. Это сделали, по всей вероятности, для того, чтобы помешать ей дать показания на предстоящем процессе против торговцев наркотиками. Прокуратура вызвала ее в качестве свидетельницы обвинения, но она исчезла как раз накануне процесса. Я думаю, что этих сведений для прессы вполне достаточно.

Несмотря на краткость информации, репортеры не задали прокурору больше вопросов. Возможно, потому, что преступления такого рода перестали быть сенсацией, и в газетах им уделяли не больше пяти строк. По статистике в США каждые сорок семь минут происходит преднамеренное убийство. Иначе —течение шестидесяти семи лет тридцать одно — ежедневно. Описанием рядового убийства американского читателя не удивишь. Разве исчезновение одного человека могло взбудоражить нервы, после того как моряк Ричард Шпек убил в одном из интернатов Чикаго восемь слушательниц школы медсестер? Или когда студент Чарльз Уитмен с крыши Техасского университета в городе Остин из любви к острым ощущениям подстрелил, как зайцев, из спортивной винтовки шестнадцать человек, а восемнадцатилетний ученик Роберт Смит из города Меза в штате Аризона ворвался в дамскую парикмахерскую и застрелил из револьвера армейского образца пятерых женщин, сидевших в зале ожидания?

Из скупого сообщения руководителя следственного отдела Грюневальда американская общественность узнала лишь, что за смертью Эрики Буннэ скрывается гангстерский синдикат, Но и к этому уже привыкли. Таким образом, на происшествие почти никто не обратил внимания, ибо преступления бандитских синдикатов раскрывают только в телевизионных постановках, а кого же волнуют истории без логического завершения? Сообщение об этом случае никогда бы не попало в Европу, если бы репортер одного из западногерманских телеграфных агентств не навел по своей инициативе дополнительные справки. Он уделил этому время только потому, что убитая была немка и полученную информацию можно было продать в газеты ФРГ.

Эрика Буннэ родилась в Варендорфе в зажиточной буржуазной семье, получила образование в коммерческом училище, а когда ей исполнилось девятнадцать лет, заняла первое место на конкурсе красоты, проводившемся на курорте острова Нордерней в Северном море. Некий солидный господин, член жюри конкурса, принял участие в ее судьбе и обещал свое содействие при получении места манекенщицы в фирме готового платья. После совместно проведенного двухнедельного отпуска он сдержал свое слово, и Эрика Буннэ действительно заключила контракт с такой фирмой. Она работала на выставках одежды в Дюссельдорфе, Кельне и Франкфурте-на-Майне.

После ряда знакомств с влиятельными людьми этой отрасли промышленности последовало соответствующее вознаграждение: тысяча долларов в месяц за турне по Америке в качестве манекенщицы на выставке западногерманской моды. Однако вскоре выяснилось, что предполагалась «работа» в одном из нью-йоркских ночных клубов, где вся одежда манекенщицы должна была состоять из нескольких сверкающих аппликаций. Девятнадцатилетняя девушка была тогда еще достаточна храбра, чтобы отказаться от предложенного ей гонорара, и наивно решила, что сумеет прийти к благополучию и богатству, работая в качестве няни или уборщицы. После шести месяцев плохо оплачиваемой случайной работы Эрика избавилась от «европейских предрассудков» и стала работать в одном из ателье обнаженной моделью для фотографов-любителей, а также репортеров солидных журналов.

Эрика Буннэ из маленького Варендорфа в течение года взлетела до двадцатого этажа стеклянного небоскреба на фешенебельной и грешной Парк-авеню в Манхэттене. Только ежемесячная плата за квартиру со сказочным видом на Нью-Йорк составляла две тысячи долларов. Несколько десятков тысяч пришлось уплатить за обстановку, дорогие меха и драгоценности, которыми молодая немка украсила свой «высотный полет» над Парк-авеню. Это были суммы, во много раз превышавшие зарплату обнаженной модели и гонорары за фотографии в различных изданиях. Вот что писала позже по этому поводу западногерманская пресса: «Квартира Эрики Буннэ была, очевидно, сортировочной станцией одного из самых могущественных синдикатов торговли наркотиками, Бывшая манекенщица и фотомодель знала слишком хорошо, какими суммами здесь оперировали, от кого и кому поступал товар. Самое же скверное в этой истории — она не сумела сохранить эти сведения в тайне и тем самым вынесла себе смертный приговор…»

Мать Эрики, Марта Буннэ, сказала в одном из интервью по этому поводу: «Жизнь моей дочери лежит на совести ФБР! Американская полиция вынудила ее работать в качестве своего осведомителя. Сначала она отказалась, но ей пригрозили в случае неповиновения посадить на десять лет в тюрьму за соучастие в торговле наркотиками.

Единственной виной дочери было то, что она любила человека, торговавшего наркотиками. Она не имела представления об этой стороне жизни любимого и узнала все только от ФБР. Я посетила Эрику весной 1967 года в Нью-Йорке. Она мне рассказала обо всем. Дочь была в отчаянии и уже тогда опасалась за свою жизнь, Когда я потребовала, чтобы она уехала со мной домой, Эрика сказала, что будет сейчас же арестована, если попытается покинуть Америку. Я обратилась с просьбой о помощи в посольство ФРГ в Вашингтоне. На мое письмо не ответили. В конце концов мне пришлось оставить дочь в Нью-Йорке одну, поскольку моя просьба о продлении визы была отклонена американскими властями».

Причины, по которым мать видела жизнь своей дочери в более безобидном свете, чем это было на самом деле, можно понять. Вне всякого сомнения, Эрика Буннэ была не только просто любовницей торговца наркотиками. Поэтому ФБР и вынудило ее стать осведомительницей. Это подтвердил процесс в нью-йоркском районе Бруклин, где Эрика Буннэ должна была выступить главной свидетельницей обвинения,

Обвиняемым был пятидесятидевятилетний Джозеф Боннано, один из восьми крупнейших гангстерских боссов, дирижировавших преступным миром Америки и оказывавших на политическую и экономическую жизнь страны большее влияние, чем кто-либо из министров в Вашингтоне. За несколько недель до начала процесса американская телевизионная компания Эн-би-си сделала в одной из передач сенсационное разоблачение: «Преступный мир, которым руководят эти восемь гангстеров, называют «Коза ностра», «Мафия» или «Синдикат». Он представляет собой величайшую экономическую силу в США. Прибыли от торговли наркотиками, нелегальных азартных игр и проституции составляют 50 миллиардов долларов а год. Это больше, чем доходы огромных автомобильных концернов, и больше, чем стоимость всех акций, продающихся ежегодно на нью-йоркской бирже. «Синдикат» наносит и огромный моральный урон стране, втягивая в свои сети тысячи молодых американцев, не нашедших по каким-либо причинам возможности применения своих сил». (Разумеется, о том, что этими «какими-либо причинами» являются безработица и сам хваленый «американский образ жизни», телевизионная компания умолчала.)

Однако передача Эн-би-си объясняла, почему власть гангстерских боссов до сих пор остается непоколебимой: «Девять миллиардов долларов по оценке сенатского комитета по борьбе с организованной преступностью выплачивается в качестве взяток сенаторам, министрам, мэрам, профсоюзным руководителям; одна только полиция получает 4,5 миллиарда. Эта сумма больше, чем полицейские получают в качестве жалованья от государства»,

Гордясь своей властью, Джозеф Боннано, известный в преступном мире под кличкой Банановый Джо, в сопровождении четырех самых дорогих и опытных адвокатов Америки вошел с достоинством в здание суда. Он был на свободе, поскольку уплатил залог в два миллиона долларов. Перед этим гангстер демонстративно подъехал к «храму Фемиды» в роскошном черном бронированном «линкольне», таком, в каком ездят американские президенты. Он с дружелюбной улыбкой выслушал речь бруклинского районного прокурора, который обвинил его в подстрекательстве к убийству, торговле наркотиками, попытке дать взятку, вымогательстве и многом другом.

Еще входя в зал, он заявил представителям печати: «Обвинить можно во многом. Самое главное суметь доказать. — А затем добавил: — Сегодня меня отдают под суд уже в четырнадцатый раз. Тринадцать раз я покидал подобные здания свободным и неопороченным человеком. Вы, конечно, не думаете, что в этот раз будет иначе?»

Причину, по которой власти ни разу не сумели доказать виновности Боннано в убийствах, раскрыли американский «Лайф» и западногерманский «Штерн». Боннано умел как никто другой решить проблему ликвидации трупа после убийства. Он купил похоронное бюро и провел в нем некоторые новшества: внедрил гробы-тандемы, изготовлявшиеся в его же мастерской.

Каждый из этих гробов имел верхний и нижний этажи. В «верхнем ярусе» лежал покойник, для погребения которого имелись официальные документы, «в партере» находился убитый подручными Боннано человек, при жизни стоявший на пути гангстера и этим самым заслуживший бесплатное погребение…

Именно поэтому Раймонд Б. Грюневальд был вынужден отказаться от поисков трупа Эрики Буннэ и выбрал другой путь, назначив главным представителем обвинения прокурора Кимбелла, имевшего личные счеты с гангстерскими боссами.

Фотомодель с Парк-авеню была не единственной жертвой «мероприятия» по ликвидации свидетелей перед процессом против главаря гангстеров. В «Гамбургер абендблат» от 17 октября 1967 года было напечатано по этому поводу: «Как сообщают, за последние месяцы уже несколько человек, имевших отношение к банде, погибли при таинственных обстоятельствах. Среди них, кроме членов банды, также агенты отдела по борьбе с торговлей наркотиками».

Нью-йоркские газеты описали ловкое двойное убийство, являющееся одним из звеньев этой цепи преступлений. В Бруклине в середине сентября был найден торс мужчины, упакованный в мешок из-под сахара. Голова и кисти рук были отрублены, чтобы сделать невозможной идентификацию убитого. Однако убийца совершил роковую для него ошибку. На левом предплечье трупа обнаружили татуировку, занесенную в картотеку уголовной полиции. Следователю ничего не составило определить личность убитого. Им оказался Билли Керр, рядовой гангстер из банды Джо Боннано, насчитывающей восемьсот человек. Да и вообще, как писали нью-йоркские газеты, расследованию этого убийства сопутствовал ряд благоприятных обстоятельств. Нашелся свидетель, показавший, что он видел, как полный мужчина, одетый в пальто из верблюжьей шерсти, выкинул мешок из машины марки «крейслер». Свидетель записал даже номер этого лимузина, Не прошло и двух часов, как владелец «крейслера» — убийца Керра — был обнаружен. Его звали Роджер Спилсбюри. Он также был известен полиции как подручный Джозефа Боннано.

«Свое признание в том, что он убил Керра, а затем упаковал в сахарный мешок, Спилсбюри сделал довольно своеобразно — при помощи кольта сорок восьмого калибра, с которым он никогда не расставался. Ну, скажем, как некоторые со своей любимой зажигалкой! Когда чиновники уголовной полиции обнаружили его в одном из маленьких нью-йоркских отелей и хотели арестовать, он встретил их градом свинца. После короткой перестрелки преступник был убит». Так смачно и бодро вечерняя газета «расследовала» убийство Билли Керра.

А итог был печальным: минимум три человека из ближайшего окружения Джозефа Боннано, очевидно информированные о преступлениях своего шефа, были лишены возможности дать показания.

В первые дни процесса над гангстером прокурор Кимбелл не производил впечатления человека, уверенного в успехе своего дела. Правда, обвинение выставило шестнадцать свидетелей, подробно рассказавших, что обвиняемый снял для исчезнувшей Эрики Буннэ еще год назад дорогие апартаменты на Парк-авеню, что он очень часто посещал ее квартиру, принимал участие в оргиях, устраиваемых несколько раз в неделю. На Боннано это не произвело никакого впечатления. Прокурор обстоятельно и скучно опрашивал по очереди жителей дома. В костюме или в пижаме они видели обвиняемого у окна? Как часто? В какое время дня и ночи он приходил и уходил? Один или в сопровождении других лиц?.. Все это время Боннано читал газеты, болтал с адвокатами или дремал, за что судья сделал ему предупреждение и пригрозил оштрафовать на сто долларов за неуважение к суду. Все четыре адвоката обвиняемого, как бы пытаясь доказать необходимость своего присутствия, по очереди заявили категорический протест, мотивируя его тем, что поскольку каждый американец имеет право говорить или молчать перед судом, плакать или смеяться, так почему же запрещается спать?

Джозеф Боннано немного встрепенулся, когда прокурор обратился к присяжным:

— Почему этот трижды дедушка, которому в следующем году исполнится шестьдесят лет, снял и обставил молоденькой девушке такие дорогие апартаменты? Вы полагаете, чтобы оборудовать любовное гнездышко? Ни в коем случае, дамы и господа, присяжные заседатели. Вы слышали здесь показания швейцара, управляющего домом и уборщиц. Он настолько жаден, что за все время они не получили от него ни одного цента на чай. Боннано не заставит нас уверовать в то, что он обожал и боготворил эту девушку, что он наслаждался последним взлетом вспыхнувшей любви со всей страстью любовника, глубоко переживающего уходящие годы. В подобных выводах не было бы ни капли правды, ибо он любил эту девушку так же сильно, как всех других в двенадцати городах Америки, кому он оплачивал дорогие квартиры только для того, чтобы заключать там преступные сделки по продаже наркотиков. Именно для этой цели служили апартаменты Эрики Буннэ на Парк-авеню. Боннано поднялся и, улыбнувшись, крикнул прокурору: — Вы хотите представить меня в образе немощного старикашки! И суд это позволил! Уважаемые члены суда, я категорически требую, чтобы прокурора лишили слова и призвали к порядку.

Это заявление развеселило не только зрителей, но и судью с присяжными заседателями. Ничто не напоминало о том, что отсюда хотят отправить на электрический стул одного из опаснейших преступников Соединенных Штатов.

Когда вызвали для дачи показаний патера одной из религиозных сект, присутствующие развеселились еще больше. Он подтвердил, что Боннано выплачивал ему и еще двенадцати проповедникам подобных сект по пять тысяч долларов ежемесячно, чтобы они в своих проповедях не выступали против контролируемой гангстерами нелегальной игры «намбарс-рэкет». Азартные игры, включая лотерею и тотализатор, в большинстве штатов запрещены, как продажа виски во времена «сухого закона». Но еще с тех давних пор гангстеры взяли в свои руки заботы по удовлетворению потребностей своих земляков в алкоголе и азартных играх, считая взятки людям, проповедующим с амвона высокую мораль и закрывающим глаза на рэкет, косвенными затратами на рекламу.

Патер Митчелл, выступавший, кроме своей церкви, еще в ряде нью-йоркских телевизионных программ перед паствой с напутственными словами, получил из этого фонда за 1966–1967 годы девяносто тысяч долларов, не уплатив подоходного налога. В свою очередь, слуга церкви в своих проповедях ни слова не говорил против греховной игры «намбарс-рэкет». Более того, иногда он выступал в роли прорицателя и называл своим духовным детям «счастливые» номера.

— От кого же вы получали свое месячное содержание? -

спросил его дружелюбно прокурор Кимбелл.

Меленький седоволосый мужчина в сутане сначала стыдливо посмотрел на носки своих ботинок, а потом ответил:

— От Боннано, сэр!

Один из четырех защитников вскочил с места:

— Скажите, пожалуйста, обвиняемый приходил к вам в церковь и вручал деньги в обмен на квитанцию?

Свидетель взглянул на прокурора, как будто хотел перед ним заранее извиниться за свой неудовлетворительный ответ.

— Не совсем так. Сам он не приходил, он до этого не снизойдет. Что же касается церкви, он в нее вообще не ходит.

— Кто же тогда приходил? — прервал его адвокат.

— Один из его людей, — ответил свидетель.

— Откуда же вы знали, что это был один из людей Боннано? Он вам сам это сказал? Как звали этого человека? — Защита подвергла свидетеля перекрестному допросу.

Седоволосый патер задумчиво поднял руку.

— Он не представился. Но я знал, что он пришел от Боннано. В Бруклине все знают, что такие люди приходят от Боннано.

Адвокат выслушал ответ с улыбкой удовлетворения. — Ах, вот как! Все знают. Благодарю вас, господин свидетель, у меня к вам больше вопросов нет. Прокурор Кимбелл пытался спасти положение:

— Значит, господин свидетель, вы можете присягнуть, что; в городе все знали о взятках Боннано?

Этот вопрос для свидетеля был, по-видимому, очень неприятен. Он смущенно провел указательным пальцем по краю своего воротничка, затем храбро кивнул головой и сказал:

— Да, я думаю, что это было известно всем. Об этом часто писали в газетах. Если я не ошибаюсь, недавно говорили даже по телевидению…

Вероятно, для того, чтобы святой отец выглядел перед репортерами в лучшем свете, судья спросил его:

— Что же, собственно говоря, вы делали с этой массой денег, патер Митчелл? Истратили на себя?

Свидетель испуганно поднял руки:

— Нет, нет, ваша честь. Ни одного цента. В этом я готов присягнуть. Я их истратил на благотворительные нужды. В моём приходе только бедняки, безработные и многодетные. Вот им я и помогал. И только поэтому брал деньги. Говорить им, чтобы они не играли в «намбарс-рэкет» — все равно что плевать против ветра. Ведь они играют потому, что каждый раз надеются на главный выигрыш. Особенно безработная молодежь. Хоть во что-то ей надо верить?

Рисунки  Ю.Макарова

Патера отпустили с богом. Правда, позже ему пришлось сесть на скамью подсудимых за сокрытие доходов от налогообложения. Однако гнева гангстерского босса он мог не бояться: его показания ни на йоту не приблизили Джозефа Боннано к электрическому стулу.

И все же, когда уже казалось, что обвинитель не может привести никаких веских доводов, в ходе процесса наступил сенсационный перелом. Многочисленные меры, принятые для гарантии безопасности присутствующих на седьмой день процесса, обещали что-то необычное. На крышу здания суда поднялись полицейские снайперы, площадь перед зданием суда оцепили около ста полицейских, и в зал пропускали только по особым пропускам.

Незадолго до начала заседания произошел небольшой инцидент. Молодой человек с футляром для скрипки в руках неожиданно попытался прорвать цепь полицейских. С давних пор футляры для скрипок считаются в Америке чрезвычайно опасными предметами. Во всяком случае, в детективных фильмах в них находится по меньшей мере автомат с предохранителем, поставленным на боевой взвод. Вероятно, так думали и полицейские, несколькими ловкими приемами, «обезоружившие» подозрительного. Ко всеобщему удивлению, в футляре оказался не автомат, а обыкновенная скрипка. Молодой музыкант, недавно окончивший консерваторию и вынужденный работать за гроши в ночном баре, хотел пройти сквозь шеренгу полицейских только для того, чтобы сократить себе путь домой. Этот инцидент отвлек зевак от настоящей сенсации дня. К зданию, почти никем не замеченный, подъехал бронированный полицейский автомобиль. Из него вышли два немного испуганных, но в общем с виду безобидных человека. На них не было ни арестантских костюмов, ни наручников. Никто не понял, почему их доставили с такой помпой. Несколько чиновников уголовной полиции своими фигурами загородили неизвестных от посторонних взглядов и быстро провели их в здание суда.

В зале запаздывание начала заседания вызвало нервозность. Боннано беспокойно беседовал со своими адвокатами, прокурор прохаживался между своим местом и входом в зал. Председатель суда несколько раз спросил его, когда же можно будет продолжить заседание. Прокурор встал на свое место и взял слово только после того, как один из чиновников суда сделал ему какой-то знак рукой.

— Ваша честь, я прошу меня извинить за задержку начала сегодняшнего заседания и позволить вызвать двух свидетелей, имена которых я до сих пор не назвал суду, поскольку жизни этих людей угрожает серьезная опасность. Речь идет о Билле Керре и Роджере Спилсбюри.

Джозеф Боннано и его адвокаты не успели прийти в себя, как в дверях появились заботливо прикрытые агентами уголовной полиции: человек, труп которого, по сообщениям американских газет, был обнаружен без головы и кистей рук, и вместе с ним его мнимый убийца, якобы застреленный полицейскими в момент задержания.

Репортеры бросились к телефонам, чтобы передать сенсационные сообщения, и заявили категорический протест, когда их отказались выпустить из зала. Прокурор Кимбелл вежливо извинился перед ними и попросил снизойти до понимания мер, предпринятых им ради безопасности свидетелей. Извинившись также за мистификацию прессы мнимым убийством Билли Керра и гибелью Роджера Спилсбюри, прокурор обратился к присяжным:

— Я прошу вас, дамы и господа, понять мое необычное, возможно, и недопустимое поведение. Я должен был поступить так хотя бы ради того, чтобы дать вам возможность, наконец, вынести справедливый приговор подсудимому;

Четыре адвоката обвиняемого сидели неподвижно в своих кожаных креслах. Боннано пребывал на широкой скамье подсудимых с настороженным выражением лица.

Первым для дачи показаний вызвали Роджера Спилсбюри. Он положил руку на Библию и присягнул, что будет говорить «перед судом правду и не что иное, как только правду». Прокурор начал допрос:

— Правда ли, господин свидетель, что в сентябре этого года вы позвонили мне в прокуратуру по телефону? Скажите, ка кого числа это было?

— Это было двенадцатого сентября. В шестнадцать часов, — ответил Спилсбюри дрожащим от волнения голосом.

— Зачем вы это сделали?

— Я хотел с вами встретиться в каком-либо укромном местечке вне Нью-Йорка.

— Почему вы хотели встретиться со мной в укромном месте, а не в прокуратуре?

— Я не хотел, чтобы нашу встречу наблюдал кто-нибудь другой.

— Состоялась эта встреча?

— Да, в тот же вечер, в двадцать один час.

— Что вы рассказали мне тогда?

Спилсбюри помедлил, взял стакан воды, стоявший на столике, смочил пересохший рот и ответил:

— Я дал показания.

– Против кого были направлены эти показания?

— Против Бананового Джо.

— Вы хотите сказать — против подсудимого Джозефа Боннано?

Спилсбюри утвердительно кивнул.

— Что было основным в этих показаниях?

Свидетель кинул беспокойный взгляд на подсудимого и торопливо сказал:

— Банановый Джо дал мне задание пришить Билли Керра…

— Что вы понимаете под словом «пришить»? Вы хотите сказать, что должны были убить Билли Керра?

Прежде чем Спилсбюри успел ответить на этот вопрос, один из адвокатов взял слово:

— Я протестую, ваша честь! Прокурор задает вопросы о действиях, не имеющих отношения к данному процессу.

Судья дружелюбно кивнул ему головой и обратился к прокурору:

— Вы в самом деле хотите вести речь о действиях, не являющихся предметом обсуждения на данном процессе?

— Ваша честь, я прошу аннулировать мой вопрос, — ответил прокурор и стал перелистывать свой блокнот, как будто собирался спросить свидетеля о чем-то другом. На самом же деле он пытался сформулировать вопрос, на который Спилсбюри дал бы ожидаемый от него ответ.

— Господин свидетель, действительно ли на предварительном следствии по делу обвиняемого от вас потребовали дачи показаний? — спросил, наконец, Кимбелл.

Спилсбюри послушно кивнул. Кимбелл заранее познакомил его с казуистикой ведения судебного процесса. — Это верно, — сказал он,

— Вы дали эти показания?

— Нет, не дал.

— Почему вы их не дали?

Спилсбюри сначала не ответил. Он неуверенно посмотрел на прокурора, как будто хотел убедиться в том, должен ли он говорить.

— Свидетель, вы присягнули говорить только правду. Итак, почему вы отказались дать показания?

— Потому что вы мне посоветовали молчать! — смело ответил он.

На местах зрителей поднялся шум. Адвокаты заявили протест, мотивируя его тем, что обвинитель помешал нормальному ведению процесса, вследствие чего невозможно вынесение справедливого приговора. Они внесли предложение отложить продолжение процесса.

— Ваша честь, — поднялся прокурор. — Разрешите мне сделать заявление, которое докажет суду, что обвинитель не препятствовал вынесению справедливого приговора, а всячески спообствовал ему.

Защитники запротестовали вновь, однако судья дал Кимбеллу слово. Прокурор рассказал присяжным, что скрывалось за мнимыми убийствами Билли Керра и Спилсбюри.

Спилсбюри получил задание от Боннано ликвидировать до предстоящего процесса Билли Керра. Однако он не без оснований опасался, что, будучи нежелательным свидетелем убийства, позже будет убит сам, и поэтому попытался спасти свою шкуру. Он установил контакт с Кимбеллом. При этом Спилсбюри рисковал тем, что будет осужден за свои собственные преступления. Его расчет оказался правильным — прокурор был больше заинтересован в наказании босса гангстеров, чем в осуждении мелкой сошки. Кимбелл уже несколько лет назад объявил синдикатам гангстеров войну и использовал подвернувшийся шанс заполучить в руки главного свидетеля обвинения. Правда, осуществил он это не совсем обычным путем. Он быстро разъяснил Билли Керру, приговоренному боссом к смерти, что мнимая смерть гораздо приятней, чем бесплатное, хотя и шикарное погребение в одном из гробов-тандемов Боннано, и уговорил его укрыться от посторонних глаз в хорошо охраняемом армейском арсенале. Кимбелл знал, что у Боннано есть всюду подкупленные люди и что тот своевременно мог быть информирован о любых действиях полиции, поэтому устроил инсценировку убийства Керра с такими подробностями, как будто оно произошло в действительности. При этом ему помогали сотрудники, на которых он мог положиться больше, чем Боннано на своих подручных. Директор бруклинского морга предоставил в его распоряжение мужской труп, соответствующим образом обработанный, с вытатуированным китайским драконом, труп, ранее предназначавшийся для занятий по анатомии на медицинском факультете университета. Роджер Спилсбюри отвез его в своем «крейслере» на заранее условленное место и позвонил Боннано, что его задание выполнено. По приказанию босса он переехал на другую квартиру — в отель третьего класса в Гарлеме, попутно сообщив прокурору адрес своего нового жилища. Вслед за этим сахарный мешок с трупом обнаружил переодетый молочником сотрудник Кимбелла, сообщил об этом полиции и назвал прибывшим полицейским номер «крейслера».

По делу об убийстве началось следствие, появились репортеры, сделавшие фотографии, и все пошло так, как об этом позже сообщили газеты. В это время Роджер Спилсбюри трясся шесть бесконечных часов за свою жизнь в гарлемском отеле. Он думал о том, кто появится первый… Люди Боннано или сотрудники уголовной полиции, имевшие от Кимбелла задание «пристрелить» его холостыми патронами. Больше всего его беспокоил тот факт, что его собственный револьвер был заряжен тоже только холостыми патронами. Правда, он знал, что в коридоре для его защиты находятся агенты, переодетые постояльцами или служащими отеля. Но кто гарантирует, что люди Боннано не стреляют быстрей и точней? Шесть часов, проведенные Спилсбюри в отеле до появления чиновников следственной комиссии, были длиннейшими в его жизни.

В четыре часа с минутами в дверь постучали, и голос, которого Спилсбюри никогда не слышал, приказал;

— Открывайте! Полиция!

Спилсбюри лежал на постели. Он встал, взял со стола свой револьвер и стал ждать, когда выломают дверь. И именно эти последние секунды, а не шесть часов нервного ожидания оказались наихудшими. Спилсбюри уже глубоко раскаивался, что затеял эту игру. Разве мог в Америке появиться прокурор, который сумел бы довести Джозефа Боннано до электрического стула? Те, кто пытался это сделать раньше, были не глупей Кимбелла и все же ничего не добились. Может быть, он попал в расставленный капкан? Может быть, Боннано специально для Спилсбюри придумал этот рафинированный способ отправить его в лучший мир?

Все, что он в последние дни сказал, сделал, слышал, показалось ему совершенно бессмысленным.

Но что это? Он удивленно поднял голову. Бронзовая ручка двери медленно повернулась, и дверь приоткрылась, целая и невредимая. Спилсбюри с перепугу забыл закрыть ее на ключ. В образовавшуюся щель заглянуло добродушное розовощекое лицо в полицейской фуражке.

— Мистер Спилсбюри?

У хозяина комнаты пропал голос, он молча кивнул головой. Дверь открылась полностью, и в комнату нерешительно вошли два полицейских и два агента в плащах.

Спилсбюри и вошедшие молча смотрели друг на друга. Казалось, присутствовавшие не знали, что делать дальше.

— Вы должны стрелять, когда вам скажут: «Мы из уголовной полиции! Вы арестованы!» — проинструктировал его в свое время Кимбелл. Поэтому Спилсбюри ждал от полицейских условленных слов.

— Вы знакомы с Билли Керром? — спросил один из гражданских и, когда Спилсбюри утвердительно кивнул, продолжил:- Пойдете с нами!

Это были совсем не те слова, тем не менее Спилсбюри поднял свой револьвер, расстрелял все патроны и стал ждать, когда полицейские, как договорились, откроют ответный огонь. Сначала он неуверенно ощупал свой живот, а затем, удовлетворенный, свалился на затоптанный ковер.

Когда в коридоре послышались испуганные голоса проживающих в отеле, привлеченных стрельбой, оба полицейских в форме вышли из комнаты. С закрытыми глазами, лежа на спине, Спилсбюри слышал, как они разгоняли любопытных по своим комнатам.

— Сэр, вы должны лечь иначе! — сказал кто-то над ним. — Лицом вниз, а то могут заметить, что вы живы.

Спилсбюри открыл глаза, перевернулся, подтянул бедро и спрятал руки под живот.

— Теперь лучше? — спросил он.

Полицейский немного изменил его позу, положил рядом револьвер и удовлетворенно сказал:

— Вот теперь все более естественно. — Затем подошел к двери и нарочито громко крикнул полицейскому, ожидавшему в коридоре: — Он убит, вызовите из морга машину!

Через полчаса двое сильных мужчин, одетых в халаты, сильно пахнущие дезинфекцией, принесли похожий на гроб ящик из оцинкованного железа. За ними в комнату пытался проникнуть фоторепортер, но его не пустили. Он сделал несколько снимков, стоя в коридоре, затем дверь перед его носом захлопнули.

Спилсбюри было не легко поместиться в ящике. Наконец он кое-как устроился и вновь закрыл глаза. «Санитары», прежде чем закрыть ящик крышкой, закурили сигареты, а один из полицейских посоветовал:

— Вдохните несколько раз поглубже воздух. После того как закроют крышку, вам будет душновато.

— Ничего. В машине крышку снимем. Иначе мы действительно привезем труп, — пошутил другой.

Роджер Спилсбюри, целый и невредимый, прибыл в бруклинский морг и сразу же вышел из него через черный ход в котельной. Затем прокурор Кимбелл сам отвез его, спрятанного между грязными рубашками и простынями в машине, принадлежавшей прачечной, в армейский арсенал, где Спилсбюри должен был находиться вместе с Билли Керром под охраной во избежание покушения на их жизнь.

Керр и Спилсбюри изложили на 420 страницах все, что знали по поводу преступлений Джозефа Боннано. Однако этот единственный в своем роде документ не имел для прокурора Кимбелла никакого значения до тех пор, пока оба свидетеля не выскажут это под присягой перед судом. Разумеется, Боннано и его адвокаты решили любыми средствами воспрепятствовать этому и, надо сказать, во многом преуспели. Прокурор убедился в этом печальном факте на седьмой день процесса сразу после того, как зачитал свое заявление, и прежде, чем успел после этого задать Спилсбюри первые вопросы.

Джозеф Боннано на скамье подсудимых неожиданно согнулся, опустил голову на грудь и сильно захрипел. Волей-неволей судья должен был прервать заседание и вызвать судебного врача. Один из адвокатов запротестовал:

— Her никакой необходимости. Ясам врач и могу оказать помощь подсудимому.

— Ваша честь, — возразил прокурор, — на теперешней стадии процесса как подсудимый, так и его защитники будут всеми способами пытаться воспрепятствовать опросу свидетеля Спилсбюри. А это может произойти в случае, если подсудимый симулирует заболевание, поскольку, согласно процессуальному кодексу суд может опрашивать свидетеля только в присутствии обвиняемого. Никто в зале не может отрицать, что подобное заболевание может быть преднамеренным в случае принятия подсудимым определенных медикаментов. Все знают, что современная фармакология располагает большим количеством средств, с помощью которых даже у самого здорового человека можно вызвать сердечный приступ, частичный паралич дыхательных путей, потерю сознания и тому подобное. Господам защитникам обвиняемого это тоже прекрасно известно.

Пока прокурор Кимбелл пытался убедить судью и присяжных в наличии массы коварных возможностей затянуть процесс, адвокаты Боннано, развив кипучую деятельность, претворяли эти возможности в жизнь. Двое из них заявили категорический протест по поводу оскорбительной версии прокурора, двое других, как сестры милосердия, занялись оказанием помощи своему «полумертвому» подзащитному.

Они положили его на скамью, один снял с себя пиджак и положил ему под голову, другой дал стакан воды и пару пилюль из коробочки, надписи на которой никто не успел прочесть. Босс торопливо проглотил их как раз в тот момент, когда судья вынес свое решение и сказал:

— Заявление прокурора принимается во внимание. Обвиняемому может оказать помощь только судебный врач.

Джозеф Боннано поднялся со своей скамьи, платком вытер пот, струившийся по его лицу, и сказал судье страдальческим голосом:

— Большое спасибо, ваша честь. Я думаю, что мне уже не нужен врач. Я чувствую себя лучше. Позвольте мне лишь немного подышать свежим воздухом.

Волоча ноги, он подошел к двери зала, затем повернулся к судье, бледный как смерть, и сказал:

— Ваша честь, мне опять очень скверно, вызовите, пожалуйста, врача.

Двое полицейских, стоявших в дверях, поспешили к нему на помощь, но не успели. Джозеф Бонанно упал, сильно стукнувшись головой о паркетный пол.

Судебный врач констатировал сердечный приступ и потребовал немедленной отправки в больницу, чтобы сделать кардиограмму и принять прочие срочные меры.

— Как вы считаете, — спросил его судья, — речь идет о серьезном заболевании или это симуляция?

— Симуляция? — изумился врач, ничего не знавший о подробностях хода процесса. — Симулировать такой тяжелый приступ?

Ваша честь, это полностью исключено. Пульс и давление крови не изменяются по желанию человека.

– А можно ли вызвать сердечный приступ принятием медикаментов? — спросил Кимбелл, проталкиваясь через толпу репортеров, окруживших Боннано.

— Что ж, это не исключено, — ответил молодой врач.

— Ваша честь, — обратился Кимбелл к судье, — я предлагаю заключить обвиняемого под стражу и подвергнуть в полицейском госпитале необходимым исследованиям. Не исключено, что сердечный приступ обвиняемого вызван преднамеренно с целью затянуть процесс и помешать важнейшим свидетелям дать свои показания.

Не заботясь больше о лежавшем на полу без движения гангстерском боссе, адвокаты энергично запротестовали против этого предложения и потребовали, принимая во внимание очень тяжелое положение подзащитного, доставить Боннано в частную клинику. Судья быстро прервал спор:

— Судебный врач только что засвидетельствовал, что в настоящее время обвиняемый ввиду своей болезни не может больше участвовать в заседании суда. По этой причине продолжение процесса откладывается на неделю. Предложение, сделанное обвинителем, может обсуждаться только после возобновления заседания. — А затем, обратившись к прокурору, заявил:

— Я не могу отдать приказ об аресте обвиняемого, поскольку в ходе процесса до сих пор не выявлены факты, которые послужили бы для этого веским основанием.

Таким образом, в точности были соблюдены буквы американского процессуального кодекса, и процесс против Джозефа Боннано был приостановлен в самый опасный для подсудимого момент. Адвокаты смогли беспрепятственно доставить своего подзащитного в частную клинику его домашнего врача, диагноз которого и методы лечения не могли контролироваться прокуратурой. Сколько будет болеть Джозеф Боннано, два дня, две недели или два года, угадать в этот момент было невозможно.

Неужели прокурор Кимбелл вновь проиграл битву с гангстерами?

— Отложено, не отменено, — с уверенностью ответил он осаждавшим его репортерам. — Спилсбюри и Керр на следующей неделе все равно расскажут о том, о чем нам помешали услышать сегодня, и тогда ни сердечный приступ, ни какой-либо другой трюк не спасут Боннано от электрического стула.

Мог ли прокурор и в будущем полагаться на Керра и Спилсбюри как на основных свидетелей обвинения? Когда представители прессы ушли, а Боннано увезли, они оба, бледные и нерешительные, подошли к его столу.

— Ничего, ребята. Через неделю мы продолжим, и тогда наступит ваша очередь. Боннано больше не удастся выкинуть подобный номер, это ему только повредит, — прокурор оптимистично улыбался, пытаясь их подбодрить.

Оба отрицательно покачали головами.

— Сэр, мы решили отказаться от своих показаний — сказал Спилсбюри. — Все, что мы написали — ложь. Ведь вы сами убедились, что ничего не сможете сделать против Бананового Джо. Отпустите нас, и мы сами позаботимся о своей шкуре.

Ангельским голосом прокурор пытался заверить их, что им нечего бояться: они защищены от Боннано лучше, чем любой другой американец.

— Сэр, как долго вы собираетесь нас прятать в арсенале? До гробовой доски?

— До тех пор пока Боннано не осудят, а это произойдет на следующей неделе, после того как вы дадите против него показания. Это точно, как дважды два — четыре.

Оба посмотрели на него с недоверием.

— Даже если вы сумеете усадить Бананового Джо на электрический стул, тысячи других останутся в живых и отомстят нам. В один прекрасный день они узнают, где вы нас спрятали, и взорвут весь арсенал, если не сумеют нас заполучить каким-либо другим путем. Отвезите нас в вашем бронированном автомобиле миль за двести, а там уж мы сами позаботимся о себе. Возможно, когда Банановый Джо поймет, что ему нечего бояться, он оставит нас в покое.

Между тем Кимбелл придумал уже новый ход и, к удивлению обоих, легко согласился с их планом.

— Ну хорошо. Не могу удерживать. Если вы выходите из игры, машина отвезет вас за пятьдесят миль от Нью-Йорка.

Оба гангстера были очень удивлены таким быстрым поворотом событий, но не могли не обрадоваться тому, что им удалось так легко отделаться. Однако если бы они были умней, то верили бы прокурору меньше! Вне всякого сомнения, он мог их задержать. В его сейфе находился написанный ими документ объемом в 420 страниц, в котором оба признались, что гнали о преступлениях Боннано. И если бы они отказались дать показания перед судом, он посадил бы их в тюрьму за умалчивание и соучастие в преступлениях своего босса.

Поэтому Спилсбюри и Керра отвезли не за пятьдесят миль от Нью-Йорка, а в тюрьму. На следующее утро им вручили приказ об аресте, написанный с точным соблюдением закона. Так они оказались между двух огней. В случае если бы они отказались выступить в качестве свидетелей обвинения, им пришлось бы сидеть до начала процесса в полицейской тюрьме, где их могла бы достать длинная рука босса. У них был и другой вариант- снова поручить охрану своей жизни армии и дать пока-ния против Боннано. Так прокурор Кимбелл разъяснил гангстерам их щекотливое положение.

Между тем события развивались совсем по-другому. На следующее утро в бюро Кимбелла вошли два сотрудника. Вместе со своими удостоверениями они предъявили приказ об аресте, подписанный верховным судьей Соединенных Штатов Уорреном, и забрали названных в этом ордере Роджера Спилсбюри и Билли Керра с собой, не сказав прокурору, где он сможет отыскать в случае необходимости обоих главных свидетелей обвинения. Когда Кимбелл вежливо осведомился о причинах, вынудивших вмешаться верховного судью, господа из ЦРУ сообщили под строгим секретом, что гангстеры арестованы в интересах безопасности Америки. Оба были замешаны в величайшей со времен существования Соединенных Штатов афере с изготовлением фальшивых денег. Одна из гангстерских банд напечатала стодолларовые купюры лучшего качества, чем подлинные, в таком количестве, что это серьезно угрожало подрывом денежной системы США, а вместе с тем и безопасности государства. Поэтому расследование этого дела поручили вести ЦРУ, а все остальные аспекты соблюдения законов отходили на задний план.

Если читатель подумает, что фальшивыми были не деньги, а оба сотрудника ЦРУ и приказ об аресте, подписанный судьей Уорреном, то он ошибется. Действительно, в этот период одна гангстерская банда изготовила фальшивых денег на сумму пятьдесят миллионов долларов и отправила их лицам, занимавшимся сбытом. Всего было запланировано изготовить денег до пяти миллиардов долларов.

И все же читатель будет прав, если заподозрит в раскрытии этого преступления один из трюков Боннано.

Чтобы вырвать Спилсбюри и Керра из рук прокурора Кимбелла и тем самым спасти свою голову, Боннано, как предполагала в своих сообщениях американская пресса, предал через своих связных в ЦРУ всех участников банды фальшивомонетчиков, организованной им самим или с его ведома.

Несколько пачек фальшивых денег, спрятанных в квартирах Керра и Спилсбюри, были достаточным основанием для ареста обоих гангстеров агентами ЦРУ. Так представляла себе эти события «Ньюсуик». Другие газеты были откровенней: «Боннано имеет в ЦРУ подручных, и уж они-то будут чрезвычайно благодарны гангстерам за предательство фальшивомонетчиков, устранив в качестве платы двух опасных свидетелей обвинения. Каким бы ни было в действительности «кооперирование» между гангстерами и секретной службой, на этот раз оно сработало безукоризненно. Как только Спилсбюри и Керр оказались в руках ЦРУ, Джозеф Боннано сразу выздоровел! Раньше чем предполагали, всего через четыре дня после начала перерыва, заседания суда были возобновлены. Прокурор-неудачник сидел с кислой физиономией и без своих свидетелей. Им не было вручено приглашение присутствовать на суде.

21 декабря 1967 года в девять часов утра судья произнес приговор, вынесенный двенадцатью присяжными заседателями) «Не виновен!»

Тремя неделями позже, 21 января 1968 года, представитель ЦРУ сообщил на пресс-конференции в Нью-Йорке об открытии величайшей аферы с изготовлением фальшивых денег. На нью-йоркском аэродроме Кеннеди детективам ЦРУ удалось задержать адвоката Джоэля Ли из Майами-Бич с 4 миллионами 700 тысячами фальшивых долларов, Всего удалось обнаружить фальшивых денег на пятьдесят миллионов долларов. Экономика страны была спасена от серьезного покушения. Но какой ценой?

Перевел с немецкого Н. Савинков

Джордж Смит  Отщепенцы

Фантастический рассказ

Старый, покрытый ржавчиной космический корабль летел вокруг планеты Олимпия по орбите, близкой к орбите Станции Космического Контроля. Лену Сесмику, который стоял у иллюминатора в директорском кабинете, он показался невероятно древним. Словно не настоящий корабль, до которого всего несколько миль,

а картинка, вырезанная из учебника истории и наклеенная

на какой-то черный фон.

— Просто не верится, что он настоящий, — сказал Леи, оборачиваясь к Джексону Таунли, директору Станции. — В жизни не видал такой древней посудины.

— И я тоже, Лен, — сказал Таунли, хмуро и озабоченно глядя на своего молодого помощника. — Но я его ждал. Сегодня утром получено сообщение с Азгардской Контрольной, так что я знал, что он появился в нашей системе. Только не думал, что он нагрянет так скоро. — Что-нибудь неладно, сэр? С этим кораблем?

— Да, Лен, — в раздумье ответил тот. — Боюсь, что да. Это «Теллус-два», в самом скором времени оп запросит у нас разрешение на посадку… И придется ему отказать.

— Отказать? Но, судя по его виду, он пробыл в космосе многие годы. Должно быть, все припасы кончаются, а людям необходимо почувствовать твердую почву под ногами и глотнуть свежего воздуха. Вы не знаете, что это такое, когда…

— Я и сам был астронавтом, Лен, так что я все знаю, — скаэал Таунли.

— Тогда в чем же дело? Я не понимаю.

— «Теллус-два» в карантине. Ему не разрешено садиться ни на одну цивилизованную планету, это распоряжение Совета Галактики.

— Вы хотите сказать, у них на борту заразная болезнь?

— Да. На «Теллусе» одно из самых опасных заболеваний, известных человеку.

— А, значит карантин временный, — сказал Сесмик, подходя к радиофону. — Я вызову Новую Тулсу, пускай пришлют врачей и сестер…

— Доктора и сестры тут без надобности, — негромко сказал Таунли.

— Но неужели мы ничем не можем помочь? Они же там просто сойдут с ума!

— Когда они попросят разрешения сесть, мы позволим им выйти на нашу орбиту ровно на столько времени, чтобы произвести необходимый ремонт и погрузить провизию и топливо.

— И это все, сэр? Неужели вы им больше ничем не поможете? — Лену вспомнились долгие перелеты, в которых он участвовал, и тоска, которая разъедает душу, тоска по голубому небу, по глотку свежего воздуха, по твердой почве под ногами.

— Больше мы ничем не можем помочь. Азгардская Контрольная даже и в этом им отказала.

— Но почему?

— Пять лет назад Сириус-три разрешил «Теллусу» опуститься — и теперь там бесплодная пустыня. Впервые за двести лет «Теллусу» разрешили посадку, и, сейчас же разразилась катастрофа. Это космический Летучий Голландец, он будет странствовать от планеты к планете, пока не распадется на части, как было когда-то с «Теллусом-один». Тогда его команде дадут другой корабль, и эти люди и их потомки опять будут скитаться по Галактике в поисках планеты, которая пожелает их выслушать.

— Не понимаю… Я…

— Может, так оно и лучше. У Совета Галактики есть серьезные основания держать его в карантине, и мы будем исполнять приказ. Вернее, исполнять будете вы, — сказал директор, взглянув на часы. — Через час я должен быть на заседании Планетарного Совета. Предпочел бы не сваливать все это на вас, но мне необходимо быть на Совете.

— Хорошо, сэр. Я прослежу, чтобы все было в порядке.

Директор Таунли посмотрел туда, где находился «Теллус»; Волк-359, солнце Азгарда и Олимпии, осветил ржавые бока древнего корабля.

— Я постараюсь вернуться как можно скорее, но в ближайшие два-три дня здесь командуете вы, Лен.

— Хорошо, сэр. Постараюсь быть на высоте.

— Верю, Лен, но помните, что от распоряжения Советао «Теллусе» отмахнуться нельзя, его надо выполнять безо всяких изменений.

Через несколько минут после ухода Таунли в дверь постучали, вошел радист, и Лен с виноватым видом вскочил с директорского кресла.

— У видеофона капитан «Теллуса», он вызывает директора, мистер Сесмик.

— Директор отбыл на планету, — ответил Лен. — Говорить буду я.

Рисунки В.Колтунова

В радиорубке у космического видеофона собрались четверо или пятеро сотрудников Станции. Они уже разглядели древний корабль и сгорали от любопытства.

— А вот и исполняющий обязанности директора, — сказал главный связист Пол Норуич, увидев Лена. На его угрюмом лице появилась улыбка, за которой он надеялся скрыть свою неприязнь к Сесмику.

Не обращая внимания на Норуича, Лен сел перед видеофоном. С экрана на него в упор смотрел высокий человек с коротко остриженными седыми волосами, держался он так прямо, будто линейку проглотил. На нем был костюм незнакомого Лену покроя из блестящей, но уже потертой материи. Чуть позади стояли несколько мужчин и девушка лет двадцати. Она была высокая, стройная, темноволосая.

— Это вы и есть мистер Сесмик? — напористо спросил седовласый.

— Да, это я, — ответил Лен, не понимая, почему не знакомец так явно нажимает на слово «мистер».

— Мы просили разрешения на посадку и хотели бы знать, почему в нашей просьбе отказано, — холодно и вызывающе продолжал тот.

— Потому… видите ли… — Лен не в силах был оторвать взгляда от. высокой девушки. Она тоже глядела на него пристально, но сурово и недружелюбно. — Это распоряжение Совета Галактики, ни одна цивилизованная планета не вправе разрешить «Теллусу» сесть…

На лице капитана «Теллуса» выразилось презрение.

— При чем тут Совет Галактики?

Лен выслушал еще какие-то резкие слова, потом прервал эту тираду:

— Вам будет разрешено находиться на орбите, пока вы не закончите необходимый ремонт. Провизию и топливо, сколько требуется, вам достоят.

Тут вперед порывисто вышла девушка.

— Мистер Сесмик, — сказала она, — я взываю к вам как человек к человеку. Мы в отчаянном положении. Нам просто необходимо опуститься на планету. У нас на борту двадцать человек больны космической депрессией.

Лен нахмурился. Он знал: если жертвы этого заболевания не проведут несколько дней на твердой почве какой-нибудь планеты, они сойдут с ума и до конца своих дней останутся, буйно помешанными. Непонятно, чем вызвано распоряжение Совета, но оно слишком сурово. Чем могут повредить целой планете каких-нибудь несколько сотен людей?

Он обернулся к Норуичу.

— Составьте сообщение для передачи на Базу Тулсы. Сообщите, что на «Теллусе-два» есть случаи космической депрессии и что исполняющий обязанности директора Сесмик рекомендует снять карантин и разрешить посадку.

Через четыре часа пришёл ответ:.

«По вашей рекомендации разрешаем «Теллусу» посадку. Посадка может быть произведена только на острове Карсон в Тайронском море. Необходимые припасы и наземный персонал доставить на остров. Корабль может пробыть на острове не больше педели. Никому, кроме жертв космической депрессии, покидать корабль не разрешается. Больных держать под наблюдением врачей и сразу же по выздоровлении отправить обратно на «Теллус». В 13.00 вернется Таунли и вас сменит, а вы немедленно возглавите операцию на острове. Это ваша забота».

Радиограмму подписал Дэвидсон, глава Совета. В назначенный час Лен Сесмик и два его помощника в легких костюмах поднялись по трапу «Теллуса-два».

Капитан корабля Воулак шагнул им навстречу и стал навытяжку. Одет он был еще пышнее прежнего, и, как и надеялся Лен, рядом с ним стояла темноволосая девушка.

— Добро пожаловать, сэр. Прекрасно, что вы решили посетить нас. — Капитан зачем-то выкинул руку вперед и вверх. Лен, не поняв, что означает этот жест, как раз протянул руку, чтобы обменяться рукопожатием, и на миг наступило замешательство.

Капитан опомнился первым и, повернувшись к девушке, представил ее!

— Моя дочь, лейтенант Кэтрин Боулаш.

Девушка тоже почему-то подняла руку, а капитан тем временем обернулся к другим встречающим и сказал с гордостью:

— А это наш вождь, барон Курт Шустер.

Барон держался еще прямее капитана, и волосы его были острижены еще короче. Он щелкнул каблуками и, не замечая протянутой руки Лена, деревянно поклонился.

— Вы очень любезны, что пригласили нас на корабль, капитан Боулак, несмотря на прием, который мы вам оказали, — сказал Норуич, когда их ввели на корабль.

Глаза девушки сверкнули.

— Нас не впервые так встречают, — сказала она. — Проклятие Совета Галактики всюду нас преследует..

Капитан кивнул в знак согласия.

— За последние двести лет этот корабль садился на планеты всего шесть раз.

— Конечно, мы должны исполнять распоряжения Совета… но на этот раз я их не понимаю, — сказал Лен.

— Мы идеалисты, сэр, — произнес барон. — А в этой Галактике идеалистам больше нет места.

— Мы подготовили небольшую церемонию в вашу честь, мистер Сесмик, — сказал капитан. — Может быть, когда вы посмотрите, вам все станет яснее.

— Но прежде надо предложить господам прохладительного, — вмешалась Кэтрин.

— Ну, разумеется, — сказал барон. — Гости у нас такая редкость. Не угодно ли пройти в мои апартаменты, господа?

Апартаменты барона были необычайно просторны и роскошны даже для такого огромного корабля как «Теллус». Держа в руках стакан отличного виски, Лен расположился в глубоком кресле в гостиной и прислушивался к беседе барона и капитана с Джонсоном и Норуичем.

— У нас всегда хватает средств на наши нужды. Любой корабль, странствующий между разными солнечными системами, может иметь на борту достаточно товаров, чтобы извлекать из них выгоду. Торговать-то нам разрешают, — с горечью говорил капитан. — Наши товары они не считают разносчиками заразы.

Лен поднял глаза от золотистой жидкости, светящейся в его стакане, и заглянул в фиалковые глаза Кэтрин Боулак. Она ответила ему взглядом таким пристальным, что он отвел глаза и принялся рассматривать развешанные по комнате полотнища. Они свисали с палок, и на их золотом поле красовалась зеленая планета. Кажется, он что-то читал о таких вот полотнищах. Как же их называли? А, да — флаги. Что-то древнее, историческое, из двадцать первого века, а то и еще раньше. Жаль, что Олимпия такая окраинная планета и не слишком развитая — почти сплошь океан, суши мало. Будь у него возможность больше читать о прошлом, он, быть может, разгадал бы загадку «Теллуса».

— Не знаю, что бы мы делали, если бы Олимпия обошлась с нами так же, как Азгард, — продолжал капитан.

— Неужели вас не удивляет, что они даже не позволили нам запастись всем необходимым, мистер Сесмик? — спросила Кэтрин.

— Похоже, что они что-то скрывают, — заметил барон.

— Скрывают? — повторил Сесмик, и все три олимпийца недоуменно переглянулись. — Что вы хотите этим сказать? Чего ради они станут от вас что-то скрывать?

Барон снисходительно засмеялся.

— Мы вовсе не думаем, что они что-нибудь скрывают от нас. Но похоже, они что-то затеяли и не хотят, чтобы это стало известно вам.

При первом же упоминании об Азгарде лицо Норуича потемнело, и теперь он резко спросил:

— Что у вас на уме? Выкладывайте!

Барон так стремительно к нему повернулся, словно вдруг почувствовал, что они могут найти общий язык.

— Я хотел сказать… Ну, допустим хотя бы, что азгардианцы вздумали высадиться на Минерве, второй планете вашей солнечной системы…

— Да на что она им? — смеясь спросил Джонсон. — Там жара, как в преисподней.

— Помолчите, — сказал Норуич. — Мне это интересно.

Барон улыбнулся, и в разговор вступил капитан.

— Представьте, что они решили захватить Минерву и сейчас стягивают для этого космический флот. В таком случае им вовсе ни к чему, чтобы поблизости околачивался посторонний корабль, разве не так?

— Захватить? Я не понимаю, что это значит, — сказал Лен. — Если бы жители Азгарда решили, что им почему- либо нужна Минерва, они просто обратились бы в Совет Галактики за разрешением.

— А ведь азгардианцы, кажется, не гуманоиды? — вмешался барон.

Сесмик был сбит с толку.

— Не гуманоиды? Вы хотите сказать, что они биологически отличаются от нас, олимпийцев?

— Я хочу сказать, что они ведут свой род не от нашего древнего племени, не от таинственного племени Матери Земли.

— Да… да, они не гуманоиды. Они родом с какой-то планеты неподалеку от Сириуса.

— Так я и думал, — с торжеством изрек барон. — И большинство в Совете Галактики не гуманоиды, не так ли?

— А ведь верно! — воскликнул Норуич. — Как это я раньше не подумал.

Лен выпрямился в кресле.

— В Совет входят представители двадцати различных видов разумных существ, — сказал он. — Не понимаю к чему вы клоните.

— Да ни к чему. Право же, ни к чему. Просто мы думали…

Стук в дверь помешал барону досказать свою мысль. Вошел молодой человек, поднял руку и громким голосом доложил, что люди к смотру готовы.

— Вот этого мы и ждали, — сказал барон. — Это мы и хотим вам показать, господа. Выть может, тогда вы нас поймете.

Когда все поднялись и пошли за бароном, Лен ухитрился приотстать и оказался рядом с Кэтрин. Ему давно хотелось поговорить с ней с глазу на глаз, и он воспользовался случаем.

— Какая странная у вас, должно быть, жизнь, ведь вы всегда на корабле, — начал он. — Неужели вы не тоскуете по простой, обыкновенной жизни? Неужели вам не хотелось бы, чтобы у вас было больше друзей и знакомых?

— Наверно, тосковала бы. Все мы, наверно, тосковали бы, не будь у нас нашего Дела. У нас есть цель, а вы, привязанные к своим планетам, ее лишены, — ответила она с гордой улыбкой.

— Какая же цель? Что у вас за дело? — спросил Лен.

Выражение ее лица позабавило его.

— Дело, которому служит «Теллус», — то, что пытались навсегда отнять у человечества, когда триста лет назад отправили первый «Теллус» скитаться в космосе.

— Вот как! Ну, а ваша роль в этом деле?

Девушка расправила плечи, и лицо ее стало почти неправдоподобно гордым и заносчивым.

— Рожать детей. Рожать детей для Земли! Рожать человечеству воинов. Рожать самых храбрых, самых прекрасных солдат на свете!

Лен от удивления раскрыл рот.

— Солдаты? А что это такое?

Губы Кэтрин искривила презрительная усмешка.

— Вас, я вижу, превратили в покорное стадо. Это все виноваты ваши правители, ведь настоящие ваши вожди были уничтожены или изгнаны в космос. Вы даже не знаете, что такое солдат! Не удивительно, что вами правят какие-то пауки!

Лен даже и не пытался скрыть растерянность:

— Право, я никак не пойму…

— Ну, еще бы! Где вам понять, за что стоит мой народ? Только мы и есть настоящие сыны человечества. Мы — законные правители. Триста лет назад, во второй межзвездной войне, над нами взяли верх, отняли у нас оружие, обрекли вечно скитаться в космосе и вообразили, что с нами покончено. Но они не могли отнять у нас наши идеалы. Сейчас вы сами, увидите, мы уже почти дошли до зала, собраний.

Лен глядел на нее и не верил глазам -хорошенькое личико Кэтрин исказилось, точно, какое-то мерзкое существо вселилось в нее и стадо распоряжаться ее мыслями и речами. Она источала ненависть, слепую, бессмысленную ненависть. Неприязнь к какому-либо определенному человеку Лен мог понять, вот и они с Нрруичем недолюбливают друг друга, но такое…

— Эти болваны собрали со всех планет цвет человечества — политиков, аристократов, военных и пропагандистов и изгнали их в космос. Они не ведали, что творят, во что превращают человечество! — Девушка стиснула его руку, впилась в нее ногтями. — И вот, докатились… людьми правят какие-то нелюди!

Она отпустила руку Сесмика и снова горделиво расправила плечи.

— Но недалек день, когда нас опять призовут. Этого мы и ждали — и мы, и наши отцы, и еще прежде наши деды. Вот вы увидите. У вас в жилах течет не кровь, а вода, но, может, и вас проймет. Мы Ничего не забыли. Мы сберегли знамена, и песни, и любовь к отчизне, и ненависть к врагам. Все это досталось нам в наследство от доброго старого времени.

Они вошли, видимо, в самое просторное помещение корабля, и у Лена голова пошла кругом, он растерянно огляделся. Что он натворил? Зачем ввязался в эту дикую историю?

В зале собралось человек пятьсот, они стояли, выстроившись в ряды и колонны. Барона и капитана встретили приветственными кликами. Этот дружный грозный клич, казалось, издавали не глотки, а каждый мускул напрягшихся тел. Барон поднял руку, и все смолкло.

— Народ «Теллуса», к: нам прибыли гости. Спойте им — скомандовал он, и все как один тотчас запели: Кэтрин снова схватила Лена Сесмика за руку.

— Слушайте их, слушайте! Слыхали вы чта-нибудь подобное? Это песнь Земли. Космический легион пел ее перед битвой за Титан. Слушайте!

Если забуду тебя,
о Земля, Значит,
я слеп навек! Забуду тебя,
планета моя,
Значит, я нем навек!

Капитан Боулак и Норуич вполголоса беседовали неподалеку, сквозь безликие слова песни до Лена доносился их разговор.

— Прежде мне это не приходило в голову, — говорил Норуич. — В самом деле, если они присвоят Минерву, их жизненное пространство будет вдвое больше нашего. Они обгонят нас числом и через двадцать, лет раздавят нас.

— Вооружитесь — и не раздавят, — возразил капитан. — Если у вас будет оружие, не раздавят.

Песня, наконец, была допета, и люди зашагали мимо них.

Сперва шли мужчины, не свободно и прихотливо рассыпавшись, как шли бы олимпийцы, а ровными рядами, словно по линейке, и все в ногу.

— Вот маршируют настоящие мужчины, — сказал барон, блестя глазами. — Вы когда-нибудь видели, как маршируют?

— Нет, не видал, — ответил Лен.

— Ах, как много, как бесконечно много потеряло человечество! И всему этому мы могли бы вновь его научить. Вот перед вами проходят ветераны. Конечно, это не сами ветераны, а потомки героев, тех, что были изгнаны с Земли.

— А что за палки у них на плечах?

— Просто палки, мистер Сесмик, — ответил барон. — Но придет время, и у нас будут винтовки. Когда нас изгнали, нам не позволили взять с собой ни инженеров, ни машин, так что настоящего оружия у нас нет.

— А вот проходят Верные Дочери! — воскликнула Кэтрин. Она вся дрожала от возбуждения, глядя, как шагают рослые молодые женщины. — Посмотрите, как они выступают! Они знают, что сегодня совсем особенный день!

— Великолепно, а? — обратился капитан к Джонсону. — Ведь, правда, на это нельзя смотреть без волнения?

— Они и в самом деле умеют ходить в ряд, — равнодушно ответил Джонсон.

— Смотрите! Вон он, Первый штурмовой батальон! — в упоении воскликнула Кэтрин, когда появились. полсотни молодых мужчин в черных рубашках и рыжевато-коричневых брюках. Они несли какие-то нелепые копья, глядели прямо перед собой, и лица у них были точно у истуканов.

— Форма! — вдруг сказал Лен. — На них форменная одежда. Теперь я вспомнил. Я видел людей в форме в какой-то старой книге.

— Да, вы правы, — сказала Кэтрин, и глаза у нее. так и сияли. — Это форма. Уже почти триста лет никто не ходит в форме. Как это, должно быть, скучно! — Она с презрением посмотрела на белый тропический костюм Лена. — Не понимаю, как женщина может спать с мужчиной, который никогда не носил форму!

— Большинству женщин это нисколько не мешает, — довольно резко ответил Лен.

Но Кэтрин была слишком поглощена зрелищем и не обратила внимания на его тон.

— Смотрите, вот идут матери-патриотки. Сколько сыновей они народили! Посмотрите, какие лозунги они несут.

Мимо шагала добрая сотня женщин. Лица у всех жесткие, одержимые. Глаза устремлены на знамена, которые плывут впереди колонны. Многие несут огромные, написанные от руки плакаты.

ДОЛОЙ ЧУЖАКОВ! ПЛАНЕТЫ — ЛЮДЯМ! СМЕРТЬ НЕЛЮДЯМ! НЕУЖЕЛИ ТЫ ДОПУСТИШЬ, ЧТОБЫ ТВОЯ СЕСТРА СТАЛА ЖЕНОЙ ПАУКА?

ОДНА РАСА, ОДНА ВЕРА. НАВЕКИ.

СМЕРТЬ! СМЕРТЬ!

УБЕЙ НЕЛЮДЕЙ! СМЕРТЬ ПРЕДАТЕЛЯМ!

Смерть? Убей? Лен провел… рукой по лбу. Он почувствовал, что Джонсон придвинулся поближе к нему, обернулся, и взгляды их встретились, и в глазах Джонсона Лен увидел ту же тоску и растерянность, какая терзала его самого.

— Великолепно! Восхитительно! — сияя, восклицали Кэтрин и барон. Капитан что-то озабоченно говорил Норуичу.

— Наверно, сохранились старые книги, — донеслось до Лена. — И уж наверно, кто-нибудь согласится делать для нас оружие.

— Проклятые пауки! Нет, не видать им моей жены! — скрипнув зубами, сказал Норуич.

— Ну конечно, не видать, — успокаивал его Воулак. — Но только если вы сами, и не вы один, готовы взбунтоваться и начать борьбу.

— Смотрите, смотрите! — вне себя от радостного волнения закричала Кэтрин. — Вот они, юные герои!

Перед ними маршировали совсем еще мальчики, все в светло-коричневых штанах и рубашках, в руках — плакаты, очень похожие на те, что несли патриотки-матери:

НИКАКИХ СОГЛАШЕНИИ С ПАУКАМИ! ДОЛОЙ БОЛТОВНЮ, ДА ЗДРАВСТВУЕТ ВОИНА! ДАЙТЕ НАМ ОРУЖИЕ, И МЫ БУДЕМ СРАЖАТЬСЯ]

Потом шли юные матери. Тяжело ступали совсем еще девчонки с огромными животами. Лен отвернулся.

— Каждая из них родит воина! — гордо сказала Кэтрин, голос ее звенел.

А женщины неистово, одержимо принялись кричать:

— Борьба! Война? Долой чужаков!

У Лена голова шла кругом. Он не верил своим ушам Ничто в; его жизни не помогало ему понять, откуда берется этот чуть ли не священный огонь в глазах пассажиров «Теллуса» и что он означает. От их исступленных воплей путались мысли.

И вместе с ними вопил Норуич:

— Теллус! Теллус!! Теллус!!!

Джонсон все еще стоял рядом с Леном.

— Что будем делать, сэр? — прошептал он, — Этот корабль — просто летучий, сумасшедший дом-. Туг все по мешанные.

— Да, конечно. Вы, правы,. Попробую чем-нибудь отговориться, и уйдем, — сказал Лен. — Надо отсюда выбираться.

— Ну, — обратился к ним барон, — теперь вы сами видите, в каком направлении будет развиваться: человечество. Впервые после злополучной истории с Сириусом-три нам разрешили сесть на планету. Тамошние тупицы нас не поняли и вместо того, чтобы напасть на чужаков, взяли да и передрались между собой,

— Значит, несчастье на Сириусе-три случилось, оттого что там опустился «Теллус»? — спросил Лен.

— Быть может, косвенно — согласился барон. — Они не поняли. Они приняли нашу идею, но не пожелали, чтобы мы стали их вождями — мы, призванные стать, во главе всего человечества.

— Сириус-три теперь бесплодная радиоактивная пустыня, — тихо сказал Джонсон. — Я был там во время практики.

— Знаю, — сказал Лен.

Тяжкий- груз вины лег на его плечи. Надо действовать, быстро, очень быстро! Он повернулся к капитану: — Все это было очень интересно, но…

— Интересно? — перебил Норуич. — Это было великолепно!

Капитан и Кэтрин улыбнулись, глаза барона вспыхнули.

— Мы рады, что вы нас поняли. Мы ждали долгие томительные годы, и никто ни разу не оценил по достоинству Дело, за которое стоим мы, за которое стояли наши предки.

— Это и правда так великолепно, что. мне, пожалуй, следует сейчас же доложить Совету, — продолжал Лен.

Капитан, барон и Кэтрин улыбнулись, Норуич же с сомнением заметил:

— Не доверяю я Совету, они могли продаться азгардианцам.

Уже без улыбки барон сказал:

— Мы тотчас предоставим в ваше распоряжение радио, вы можете доложить прямо с борта корабля… А пока придется вам и вашим друзьям воспользоваться нашим гостеприимством.

— Благодарю вас, вы очень любезны, — ответил Лен, искоса глянув на Шконсона и Норуича. — Но — я должен лично Доложишь Совету. В таких важных случаях Совет не одобряет докладов по видеофону.

— Неправда! — возмутился Норуич. — Вы же сами знаете, что это неправда. Какого черта вы тут темните, Сесмик?

— Замолчите, Норуич! — прикрикнул Лен.

— Знаю я вас, Сесмик. Вы что-то затеяли: вам тут все не по вкусу. Ни вы, ни Джонсон не способны понять, как опасны азгардианцы. Моего брата убили на Азгарде. Они уверяли, что это несчастный случай, но теперь-то я понимаю…

Лен попытался утихомирить Норуича, но барон, и Остальные не сводили с них глаз.

— Полагаю, что я понял, — произнес, наконец, барон. — Но вам не удастся все погубить. На этот раз мы слишком близки к цели. Наши лазутчики уже действуют среди здешних островитян, а скоро они выберутся с острова и возвестят всей Олимпии об опасности, которую несут азгардианцы. И о преступной слепоте и предательстве правителей Олимпии.

Лен направился было к выходу, Джонсон — за ним.

— Я покидаю ваш корабль, вы не имеете права меня задерживать.

— Вот мое право! — заявил барон и выхватил из-за пояса какой-то странный цилиндрик. Одним концом он направил цилиндрик на пол у ног Лена, из цилиндрика вырвался огонь и прожег в металлической обшивке аккуратную круглую дырочку.

— Это вам тоже незнакомо, мистер Сесмик. Оружие у нас есть. Правда, немного, но все-таки есть. Мы смастерили эту штуку из атомного сверла, которое нашли во время наших странствий. Право же, это весьма действенное оружие. Прожжет дырку у вас в голове не хуже, чем вот тут в полу.

Услышав, что им грозят насилием, Сесмик и Джонсон побледнели. Лен сделал шаг назад и посмотрел на барона, точно мышь на змею.

— Вы не станете… вы не можете… обратить это… против другого человека.

— Не стану, говорите? — засмеялся барон. — Только попробуйте не подчиниться, и я с наслаждением вас продырявлю.

— Так чего же… чего вы от меня хотите? — спросил Лен, трудно глотнув.

— Я хочу, чтобы вы пошли в радиорубку, связались со своим Советом и сказали им правду про нас.

— Правду? — Лен не верил своим ушам.

— Ну разумеется. Не думаете же вы, что мы отпустим вас с корабля, чтобы вы распускали про нас всякие небылицы!

Теперь уж Лен твердо знал, что этот человек помешан, все они на борту «Теллуса-два» помешанные, но помешательство их заразительно.

— Согласен, — с легкостью ответил он. — Я скажу о вас правду. Ведите меня в радиорубку.

— Мистер Сесмик, мистер Сесмик, — запротестовал Джонсон, — вы сами не знаете, что делаете.

В несколько минут Лен связался с Советом Олимпии, и вот перед ним на экране видеофона комиссия Совета и его непосредственный начальник, Джексон Таунли.

— Я говорю из радиорубки «Теллуса-два», — сказал Лен. — Я посетил этот корабль, и его команда и пассажиры пожелали, чтобы я рассказал вам правду о них.

На лицах членов Совета выразилась вся гамма — от легкого удивления до серьезной озабоченности.

— Я не стану выдумывать про этих храбрецов никаких небылиц, — продолжал Лен, — ибо они просили меня этого не делать.

— Ну конечно, — отозвался глава Комиссии. — Продолжайте, мы вас слушаем.

И Лен Сесмик продолжал. Он подробно рассказал обо всем, что видел. Рассказал о марширующих мужчинах, женщинах и детях, о песнях, флагах, плакатах, о лозунгах, которые выкрикивались хором.

— И этих-то людей не допускают на планеты вот уже триста лет, — сказал он в заключение. — А они предлагают нам план действий. Эти люди хотят стать нашими вождями и повести нас в бой на планету Азгард. Они предлагают, чтобы мы зажили как в старые времена. Они просят нас выковать оружие и последовать за ними в поход против всех чужаков, чтобы в нашей Галактике и следа их не осталось. Дело Совета решить…

— Хватит, — сказал барон, выключая экран… — .Вы сказали о нас правду, это нам и требовалось. Народ Олимпии услышит правду… И правда эта сделает его свободным.

— Народ Олимпии свободен. Свободен и разумен. Так же как и все остальные народы нашей Галактики, — сказал Лен.

— Вы болван, мистер Сесмик, трусливый болван, — сказал барон. — Уберите его с моих глаз. Выставьте его с корабля и его приятелей тоже. Меня от него тошнит.

Вперед выступили стражи, Лена и его товарищей подтолкнули было к трапу. И вдруг Норуич закричал:

— Погодите! Я с вами! Азгардианцев надо уничтожить!

Барон небрежно от него отмахнулся.

— Можете вернуться, когда к нам присоединятся миллионы ваших олимпийцев. Сейчас нам не до вас, нам надо привести в исполнение наши великие планы.

Когда троих олимпийцев выпроводили с корабля, на поле уже начали прибывать полицейские вертолеты. К «Теллусу-два» со всех сторон сбегались люди.

Лен зашагал им навстречу. Все шло именно так, как он надеялся. Совет выслушал его бредовую речь и тотчас же начал действовать. После этой речи, надо думать, его будущее загублено, но он по крайней мере исправил свою ошибку — конечно же, нельзя было разрешать «Теллусу» посадку.

— Закройте люки! — крикнул он полицейским. — Никого не выпускайте с корабля и никого не впускайте.

К нему подбежал полицейский инспектор.

— Нас прислал мистер Таунли, сэр. Он сказал, вы знаете, что тут к чему, и примете над нами команду.

Впервые с той минуты, как Лен поднялся на корабль отщепенцев, на лице его появилась веселая улыбка. И Таунли и Совет поняли! А впрочем, как было не понять? Кто, кроме сумасшедших, может всерьез говорить о войне и завоеваниях?

— Прекратите доставку припасов на корабль, — распорядился он. — Пусть ваши люди разыщут агентов «Теллуса», которые выбрались на остров. С этой минуты остров в карантине.

— В карантине? — озадаченно переспросил инспектор.

— Да-да, инспектор! — крикнул Лен. Он бросил взгляд на упавшего духом Норуича и подумал о людях, которые у него на глазах по-братски помогали команде «Теллуса». — Все, кто находится на этом острове, соприкасались с носителями смертельно опасной инфекции. Эта болезнь может уничтожить жизнь во всей вселенной!

— Болезнь, сэр? — с тревогой спросил инспектор. — Что еще за болезнь?

— Человечество переболело ею в давно прошедшие времена, даже ее название и то уже забыто, — ответил Лен.

Перевела с английского Р. Облонская

К. Паустовский  Воздух метро

Рассказ

Впервые рассказ был опубликован в журнале «Смена» в 1935 году.

Пожилой ученый работал всю ночь. Только на рассвете он захлопнул пожелтевшие книги и постучал в стену соседу. Сосед-писатель тоже не спал. Он писал книгу о своем времени, рвал написанное и жаловался, что ничего не выходит. Ему казалось, что он потерял чувство времени. Ученый удивлялся: он был уверен, что каждый день, если уметь видеть и обобщать, говорит о новизне эпохи.

— Вы попросту устали, — говорил ученый. — Когда я очень устаю, я еду в метро первым поездом, на рассвете. Сегодня они сговорились ехать вместе.

Туманные огни плыли и преломлялись в глубине мраморных стен. Камень жил: в нем открывались целые миры тихого блеска и неуловимых узоров, напоминающих морозные узоры на стеклах.

Белизна стен казалась снежной, и удивительный воздух ровной струей шея из тоннелей и как будто усиливал свет ламп: так он был чист и свеж.

— Можно подумать, что рядом море, — сказал писатель и улыбнулся.

В ответ ему улыбнулась девушка, сидевшая в нише у мраморного пилона. Она была в синем лыжном костюме. Лампочки, как пушистые солнца, отражались в изгиба» ее натертых до блеска лыж и в ее веселых глазах.

Девушка казалась очень маленькой среди мощных архитектурных линий метро: высоких сводов, пилонов и стремительных, плавно уходящих вдаль тоннелей.

— Начинается, — сказал ворчливо ученый. — Еще не было случая, чтобы я не застал здесь девушек, которые ждут юношей, и юношей, поджидающих девушек.

— Им и карты в руки, — сказал писатель., — Ведь они строили метро.,

— Я понимаю, — сердито ответил ученый. — Я понимаю, но все-таки каждый раз им завидую. Зависть — низменное чувство, но в данном случае я его не стыжусь.

Бесшумно подошел поезд, похожий на торпеду из стекла, кожи и полированного дерева. Пассажиров почти не было… Над головой нависала спящая Москва, затянутая зимним угрюмым дымом.

Против ученого и писателя села девушка с лыжами. Юноши не было, и это развеселило старика. Он говорил с писателем, но одобрительно поглядывал через очки на девушку, слушавшую его, чуть приоткрыв рот.

— Недавно я перечитывал один исторический роман, — сказал писатель. — Мне запомнилась почему-то фраза: «Мужик лениво выкапывал пешней замерзший труп стрельца». И мне показалось, что это происходило где-то на берегах Неглинки.

— Вот именно, — согласился ученый. — История Неглинки — это история замечательная. Была грязная река, заросшая по берегам вербами. Текла она через деревянную и безалаберную Москву. В ней мочили кожи, купались, по ней плавали гуси и утки. В теперешнем Александровском саду стояла мельница, а в омуте около нее бездельные московские людишки удили окуней. Екатерина хотела устроить на Неглинке, у Кузнецкого моста, водопад и поставить над ним свою статую, но из этого ничего не вышло.

По зимам на льду Неглинки бывали жестокие кулачные бои. Школяры греко-славянской академия сворачивали свинчатками хрящи студентам. В двенадцатом году наполеоновская гвардия мыла в Неглинке сапоги. В двадцатых годах прошлого века Неглинку загнали в подземную трубу. А сейчас мы едем под Неглинкой в этом блестящем вагоне.

— А нам, — неожиданно сказала девушка и смутилась, — а нам из-за этой Неглинки пришлось очень трудно: здесь плывуны. Постоянно прорывалась вода, крепления трещали, как спички, перемычки сносило одним ударом. Бывало, работали по пояс в воде. Боялись мы этой Неглинки, но ничего, одолели.

— Вот видите! — укоризненно сказал ученый писателю. — Вот видите! Вы слепой человек.

— Что я должен видеть?

Ученый пожал плечами.

— Да посмотрите вы на нее наконец!

Писатель взглянул на девушку. Она засмеялась, и он засмеялся и неожиданно ощутил радость от стремительного хода поезда, льющейся за окнами реки огней, тихого гула колес.

На Крымской площади они вышли. Серебряный свет снегов стоял над Парком культуры и отдыха. Кое-где еще горели прозрачные, острые огни.

Девушка побежала по реке на лыжах. Лыжи шуршали и звенели по насту. Девушка оглянулась и помахала на прощанье рукой.



Примечания

1

Испанское ругательство

(обратно)

Оглавление

  • Искатель № 5 1968
  •   Л.Константинов Сабля полковника
  •   Владимир Малов Академия «Биссектриса»
  •   Борис Смагин Разведчик Лавриненко
  •   Юрий Тарский Высадка главных сил
  •   В.Добкин Их профессия ― спасатели
  •   Орест Мальцев Обыкновенный парень Ариф Джавадов
  •   Хуан Ларго Лопес  Первый шаг
  •   Гюнтер Продль Следующее убийство через 47 минут
  •   Джордж Смит  Отщепенцы
  •   К. Паустовский  Воздух метро