КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400542 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170336
Пользователей - 91039
Загрузка...

Впечатления

Гекк про Ерзылёв: И тогда, вода нам как земля... (СИ) (Альтернативная история)

Обрывок записок моряка-орнитолога, который на собственном опыте убедился, что лучше журавль в небе, чем синица в жопе.
Искренние соболезнования автору и всем будущим читателям...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про В: Год Белого Дракона (Альтернативная история)

Читал. Но не дочитал. Если первая книга и начало второй читаемы, на мой взгляд, то в оконцовке такая муть пошла! В общем, отложил и вряд ли вернусь к дочитке.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Для Stribog73 По твоему деду: первая война - 1939 год. Оккупация Польши. Вторая, судя по всему 1968 год. Оккупация Чехословакии. А фашизм и коммунизм - близнецы-братья. Поищи книгу с названием "Фашизм - коммунизм" и переведи с оригинала если совсем нечем заняться. Ну или материалы Нюрнбергского процесса, касаемые ОУН-УПА. Вердикт - национально-освободительное движение, в отличие от власовцев - пособников фашистов.
Нормальному человеку было бы стыдно хвастаться такими "подвигами" своего предка. Почитай https://www.svoboda.org/a/30089199.html

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 6 за, 4 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: -4 ( 4 за, 8 против).
Stribog73 про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Ребята, представляю вам на вычитку 65 % перевода Путей титанов Бердника.
Работа продолжается.
Критические замечания принимаются.

2 ZYRA
Ты себя к украинцам не относи - у подонков нет национальности.
Мой горячо любимый дедуля прошел две войны добровольцем, и таких как ты подонков всю жизнь изводил. И я продолжу его дело, и мои дети , и мои внуки. И мои друзья украинцы ненавидят таких ублюдков, как ты.

2 Гекк
Господа подонки украинские фашисты. Не приравнивайте к себе великого украинского писателя Олеся Бердника. Он до последних дней СССР оставался СОВЕТСКИМ писателем. Вы бы знали это, если бы вы его хотя бы читали.
А мой дедуля убивал фашистов, в том числе и украинских, а не писателей. Не приравнивайте себя и себе подобных к великим людям.

2 nga_rang
Первая война - Халхин-Гол.
Вторая война - ВОВ.
А ты, ублюдок, пососи у меня.

Рейтинг: +3 ( 8 за, 5 против).
ZYRA про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Начал читать, действительно рояль на рояле. НО! Дочитав до момента, когда освобожденный инженер-китаец дает пояснения по поводу того, что предлагаемый арбалет будет стрелять болтами на расстояние до 150 МЕТРОВ, задумался, может не читать дальше? Это в описываемое время 1326 года, притом что метр, как единица измерения, был принят только в семнадцатом веке. До 1660года его вообще не существовало. Логичней было бы определить расстояние какими нибудь локтями. В общем, не "асилил"! Книга ни о чем. Меня конечно сейчас забросают грязными носками, но это, на мой взгляд, такой собирательный образ еврейства, какой сложился в народе. Ничего не делать, получить все на дармовщинку, про успехи в сражениях не надо! Это как "белый господин" с ружьем среди индейцев. Ну и конечно еврейское кумовство, сиречь коррупция. " Отнеси подарок тому, а я с ним поговорю, чтобы он сделал все как надо". Ну и, опять повторюсь, какие могут быть метры в устах китайца 13-го столетия? Автор тупо поленился заглянуть в Вики. А мог бы быть великим прогрессором введя метричную систему мер.

Рейтинг: -3 ( 2 за, 5 против).

Пятая профессия (fb2)

- Пятая профессия (и.с. Мастера остросюжетного романа) 1.74 Мб, 508с. (скачать fb2) - Дэвид Моррелл

Настройки текста:



Дэвид Моррелл Пятая профессия

Сари, дочери и другу

— Не понимаю, — сказала Алиса. — У меня все в голове перепуталось.

— Когда живешь не в ту сторону, это бывает, — сочувственно сказала Королева. — Сначала обычно немножко кружится голова, но зато…

— Как это жить не в ту сторону?! — ошеломленно повторила Алиса. — Ни о чем подобном я никогда не слыхала!

— …но зато в этом есть свое преимущество — начинаешь помнить и то, что уже было, и то, чего еще не было.

— Я не могу помнить то, чего еще не было, — сказала Алиса. — Я помню только то, что уже было.

— Довольно убогая память, — заметила Королева.

Льюис Кэрролл «Алиса в Зазеркалье». 1871.
Перевод А. Щербакова

Путь самурая означает безоговорочную готовность принять смерть за своего господина.

Миямото Мусаси, самурай, семнадцатый век.

Пролог ОБЕТ ВЕРНОСТИ

ПЯТАЯ ПРОФЕССИЯ

Появление профессии, которой посвятил себя Савидж, не обусловлено каким-то одним историческим событием. Первые смутные упоминания о ней содержатся в старинных хрониках. Если говорить о формировании человеческого общества, то сначала появились охотники, затем — земледельцы, а вместе с ними — примитивный обмен и, как следствие, — проститутки и политики. Существуют разные мнения по поводу очередности зарождения этих четырех профессий, однако то, что именно они были первыми, ни у кого сомнений не вызывает.

Став обладателем той или иной собственности, человек вынужден был заботиться о ее защите. Тогда-то и появилась на свет савиджская — пятая — профессия. И хотя ее появление не было зафиксировано в каком-либо официальном документе, два описанных ниже события свидетельствуют о том, что она возникла в далеком прошлом.

COMITATUS

Когда четыреста лет спустя после Рождества Христова англосаксы завоевали Британию, они принесли с собой германский кодекс абсолютного повиновения своему военачальнику. Кодекс обязывал вассалов или comitatus всеми средствами защищать своего вождя, а если потребуется, отдать за него жизнь. Одним из блестящих примеров подобного рода вассальной преданности является сражение на берегу реки Блэкуотер возле города Малдона в Эссексе в 991 году.

Скандинавские пираты, постоянно совершавшие набеги на побережье, обосновались на острове, который во время отлива соединялся с берегом узкой тропой. Местный британский военачальник, Биртнот, привел преданных ему comitatus к этой тропе и приказал викингам не двигаться с места. Враг, однако, бросил ему вызов.

Засверкали мечи. Песчаную тропу оросила кровь. В разгар сражения один из молодых солдат Биртнота струсил и обратился в бегство. Другие же, приняв беглеца за Биртнота, последовали за ним. Остались на поле брани только сам Биртнот и его телохранители.

В Биртнота угодил дротик. Он вытащил его и заколол им своего противника. Меч одного викинга отрубил его правую руку. Беззащитный теперь, он не мог более сопротивляться и был рассечен противником на куски. И хотя Биртнота более не было в живых, верные ему comitatus продолжали стоять насмерть. Продолжали защищать его труп, мстить за его смерть. Они противостояли противнику с еще большим упорством, проявляя при этом чудеса доблести. Смерть их была мучительной, но тем не менее радостной, потому что они не нарушили кодекса верности.

Подлинный англосакский документ той поры, описывающий их героическую гибель, завершается таким абзацем:

«Годрик то и дело бросал копья, целясь их острием в викингов. Он шел впереди своего войска, храбро разя врага, пока не пал в бою. Он не был похож на того Годрика, который бежал с поля брани».

Эти двое Годриков олицетворяют главную сложность или противоречивость профессии Савиджа. С одной стороны, защита своего вождя и господина была священным долгом comitatus, но, с другой стороны, возникал вопрос: если дело совершенно безнадежно, если вождь мертв, должен ли телохранитель защищать самого себя, свою жизнь? Всякий раз, когда Савидж размышлял над этой моральной проблемой, он неизменно вспоминал Акиру и исторический факт из области совершенно иных традиций, прекрасно иллюстрирующий особенности пятой, и самой благородной, профессии.

СОРОК СЕМЬ РОНИНОВ

В Японии такими comitatus были самураи. Это военное сословие сформировалось спустя одиннадцать веков после Рождества Христова, когда у местных правителей — даймё — возникла насущная необходимость в надежной защите своих владений. На протяжении веков верховный военный правитель, именовавшийся сёгуном, пользовался неограниченной властью над даймё. Тем не менее каждый самурай приносил клятву верности своему местному господину. В 1701 году в обстановке всех этих сложных проявлений верноподданничества произошел инцидент, послуживший основой для создания одной из известнейших легенд в Японии.

Трое даймё были вызваны во дворец сёгуна в Эдо (современный Токио) для принесения клятвы верности. Но эти даймё были совершенно несведущи в придворном этикете. Двое из них обратились за помощью к дворцовому церемониймейстеру и в обмен на дорогие подарки были вознаграждены ценными советами.

Третий же даймё, князь Асано, был слишком бесхитростен, чтобы задабривать подарками церемониймейстера, господина Киру. Тот почувствовал себя уязвленным и в присутствии сёгуна высмеял Асано. Публично униженному Асано не оставалось ничего иного, как защищать свою честь. Он вытащил меч и ранил Киру.

Обнажить меч в присутствии сёгуна считалось тяжким преступлением, поэтому во искупление вины он приказал Асано совершить харакири. Даймё повиновался. Но этим дело не кончилось. Самураи Асано были повязаны неумолимым кодексом «гири» (свободный перевод данного слова означает «бремя долга»), они обязаны были отомстить за своего господина, уничтожив человека, который стал причиной его гибели, а именно — церемониймейстера Киру.

Закон «гири» должен был исполняться настолько неукоснительно, что сёгун понимал: предстоит дальнейшее кровопролитие. Чтобы положить конец кровавой вражде, он послал своих самураев к замку Асано с требованием немедленной сдачи вассалов Асано. В замке тем временем старейшина самураев Асано — Оиси Ёсио — держал совет со своими подчиненными. Одни изъявляли готовность драться с воинами сёгуна. Другие предпочитали «последовать за господином», то есть совершить харакири. Но Оиси чувствовал: большинство считает, что со смертью господина утратила силу принесенная ему клятва верности. Пожелав испытать, кто чего стоит, он предложил разделить имущество их господина и разойтись. Многие презренные воины с радостью приняли это предложение. Оиси выдал им некую сумму денег и приказал уйти. Из более трехсот самураев остались лишь сорок семь. С ними Оиси заключил договор, который был скреплен кровью.

Эти сорок семь человек сдались воинам сёгуна, заявив, что отныне они снимают с себя обязательства, налагаемые «гири», и больше не испытывают чувства вины перед своим мертвым господином. Они притворились, будто смирились с судьбой и стали бродячими самураями, то есть самураями, лишившимися господина, и впрямь разбрелись в разные стороны.

Однако подозрительный сёгун разослал повсюду своих соглядатаев, дабы убедиться, что вражде действительно положен конец. Желая ввести соглядатаев в заблуждение, ронины повели самый что ни на есть презренный образ жизни. Одни ударились в пьянство, другие — в распутство. Один продал жену в наложницы. Другой убил тестя. А еще один ухитрился подсунуть свою сестру ненавистному князю Кире. Казалось, все сорок семь ронинов смирились с тем, что мечи их ржавеют, а люди плюют им открыто в лицо, и окончательно погрязли в бесчестье. Но вот минуло два года после смерти князя Асано, и соглядатаи сёгуна, по-видимому, уверовали в то, что самураи не помышляют о мести и вражда окончена. Сёгун отменил дальнейшую слежку и отозвал своих людей.

В 1703 году сорок семь ронинов снова сошлись вместе и напали на замок Киры. Дав волю долго сдерживаемой ярости, они убили ничего не подозревающую охрану, обезглавили презренного врага и, отмыв голову от крови, отправились в паломничество к могиле своего отомщенного хозяина, чтобы возложить на нее голову врага.

И все-таки цепочка «долгов» на этом не завершилась. Следуя законам «гири», ронины нарушили клятву, данную сёгуну, ведь он приказал прекратить вендетту. Один закон чести вступал в противоречие с другим. Оставалось единственное приемлемое решение. Сёгун приказал, ронины повиновались. С ликованием самураи вонзили себе в живот меч, поведя лезвие слева направо, а затем резко вверх, в доблестном ритуальном самоуничтожении, называемом сэппуку. Могила сорока семи ронинов и по сей день считается одним из священных памятников старины.

Comitatus. Сорок семь ронинов. Савидж и Акира. Кодексы чести и долг. Честь и верность. Обязанность защищать своего господина, а в случае необходимости отомстить за него — даже ценою собственной жизни. Такова пятая, и самая благородная из всех, профессия.

Часть первая ВОЗВРАЩЕНИЕ МЕРТВЕЦА

ЛАБИРИНТ

Глава 1

Следуя профессиональной привычке, Савидж нажал кнопку этажа на один уровень ниже, чем тот, который ему требовался. Разумеется, непрошеный посетитель смог бы добраться на лифте лишь до второго сверху этажа. Только компьютерная карточка, опущенная в прорезь кабины лифта, автоматически поднимала нужных лиц на самый верх здания. Савиджу тоже выдали такую карточку, но пользоваться ею он отказался. Он вообще ненавидел лифты. Их обособленность внушала ему опасения. Никогда не знаешь, что может ожидать тебя за открывающимися дверьми. Нет, Савидж не ожидал на сей раз какого-либо подвоха, просто он считал, что за одним нарушением диктуемых профессией правил неизбежно последуют другие, и когда придет настоящая беда, то достойно встретить ее он уже не сможет.

Кроме того, в этот теплый сентябрьский день в Афинах он хотел проверить систему безопасности того человека, к которому его пригласили. Хотя у него частенько бывали богатые и влиятельные клиенты, как правило, политики и крупные предприниматели, встреча с человеком, совмещающим оба эти поприща, да к тому же являющимся живой кинолегендой, была для Савиджа особой честью. Такое случается нечасто.

Когда лифт остановился и двери распахнулись, Савидж отступил немного в сторону. Внутренне сосредоточившись, он острожно выглянул в коридор и, когда никого не обнаружил, расслабился и прошел к двери, на которой по-гречески было написано «пожарный ход». Ручка беспрепятственно повернулась.

Савидж осторожно шагнул за дверь и оказался на лестничной площадке. Каучуковые подметки заглушали шаги по бетону. Все двадцать семь этажей казались вымершими. Полная тишина. Савидж повернулся к находившейся рядом справа двери и подергал ручку. Отлично. Так и должно быть. С той стороны задвижка непременно — в случае необходимости — могла быть открыта. Но здесь непрошеные посетители остановились бы и не смогли подняться выше. Савидж сунул в замочную скважину два металлических зубца — один для доступа к системе рычагов, второй для отыскания щелей, через которые можно добраться до задвижки и отодвинуть ее. Через семь секунд он открыл дверь, огорчившись, что запор оказался таким простым. Полагалось бы провозиться по крайней мере с ним вдвое дольше… Н-да…

Савидж проскользнул в проем, медленно затворил за собой дверь и стал внимательно оглядывать идущие вверх ступени. Никаких телекамер ближнего обзора он не обнаружил. Здесь царила полутьма, что оказалось для него весьма кстати. Он добрался до следующей площадки и снова внимательно огляделся. Охраны нигде не было видно. Попробовал ручку, нахмурился: дверь была не заперта. Но мало того, когда он открыл эту дверь, то и за ней не обнаружил охраны.

По заглушающему шаги ковровому покрытию Савидж двигался вдоль коридора, отыскивая нужный ему номер. Едва войдя в коридор, он сразу же учуял резкий запах табачного дыма. И вот сейчас, повернув за угол, Савидж увидел в дальнем конце коридора сгрудившихся в кучку троих мужчин. Один стоял, засунув руки в карманы, второй покуривал сигарету, а третий пил кофе.

Между тем охранники тоже заметили Савиджа и насторожились. Внешне они походили на футболистов, широкогрудых, с бычьей шеей, так что костюмы им были явно малы. Человеку несведущему они могли внушить страх, но профессионалу было ясно, что при такой фигуре непросто «потеряться» в толпе, а могучие мускулы не всегда способны компенсировать ловкость и маневренность в ближнем бою.

Савидж постарался придать своему лицу дружелюбное выражение. При росте шесть футов он ссутулился так, что казался на несколько дюймов ниже. Приближаясь к охранникам, он изобразил искреннее восхищение по поводу их внушительной внешности, повергнув их тем самым в высокомерный восторг.

Изучая его документы, разумеется, фальшивые, охранники устроили настоящий спектакль. Они даже обыскали его, однако, не воспользовавшись детектором металла, не обнаружили у него за отворотом пиджака небольшой нож.

— Все в порядке, проходите, вас ждут, — сказал один из охранников. — А почему вы не воспользовались лифтом?

— Не сработала компьютерная карточка. — Савидж протянул ее охраннику. — Пришлось остановиться на этаж ниже и подняться по лестнице.

— Но ведь двери на лестницу заперты, — заметил второй охранник.

— Значит, на сей раз гостиничная прислуга оставила их открытыми.

— Как бы то ни было, виновному несдобровать, — пригрозил третий.

— Я вас отлично понимаю. Сам не терплю небрежности в работе.

«Футболисты» закивали, искоса поглядывая на визитера, расправили плечищи и препроводили Савиджа в номер.

«Нет, — подумал он. — Незыблемое правило охранника — никогда не покидать своего поста».

Глава 2

Савидж оказался в довольно просторной, со вкусом обставленной гостиной. Но что сразу же привлекло его внимание и к чему он отнесся крайне неодобрительно, это стена напротив входа, почти целиком скрытая плотными портьерами. А в широкую щель между ними виднелась часть огромного, от пола до потолка, окна, из которого открывалось великолепное зрелище — Парфенон на Акрополе. Хотя обычно Афины окутаны пеленой удушливого смога, сейчас ветер разогнал его, воздух очистился, и в лучах полуденного солнца засияли развалины древнего храма. Савидж позволил себе задержаться лишь на минуту у окна, любуясь великолепным зрелищем, — он вообще не любил огромных окон с раздвинутыми портьерами: они невольно привлекали внимание врага, побуждая установить телескопическое наблюдение или подслушивание с помощью работающих на микроволнах микрофонов, а то и пустить в ход снайперскую винтовку.

Потенциального клиента, с которым Савиджу предстояло встретиться, в гостиной не оказалось. Он огляделся по сторонам. Дверь слева от него — судя но всему, гардеробная, а может быть, ванная и спальня. Из-за двери справа доносился приглушенный женский голос, и Савидж понял, что спальня находится именно там. Видимо, женщина разговаривает по телефону, решил он. В голосе ее чувствовалась настойчивость, словно она пыталась в чем-то убедить своего собеседника.

С профессиональной выдержкой Савидж продолжал оглядывать гостиную. Чуть правее от двери, в которую он вошел, висели две картины Моне и три — Ван Гога.

Охранники-громилы откровенно заскучали. Двое из них, пошаркав ногами, поправили галстуки и отправились на свои посты в коридор, несомненно для того, чтобы снова коротать время за кофе и сигаретами. Третий, продолжая демонстрировать служебное рвение, закрыл за ними дверь и, подперев ее спиной, скрестил руки на груди. Он так сильно прижал их к грудной клетке, что со стороны могло показаться, будто его терзает невыносимая боль.

Прислушиваясь к шелесту кондиционера, Савидж перешел к горке и стал рассматривать коллекцию выставленных за стеклом китайских ваз.

Привалившийся к двери телохранитель вдруг вытянулся по стойке «смирно».

Дверь по правую руку от Савиджа распахнулась, и в комнату вошла женщина-легенда.

Глава 3

По официальным данным ей было сорок пять лет. Но выглядела она такой же ослепительно юной, как и в последнем своем фильме, снятом десять лет назад. Высокая, стройная, изящная.

Проницательные голубые глаза. Безупречный овал лица, обрамленного доходящими до плеч, выбеленными солнцем волосами, чувственные губы. Гладкая загорелая кожа. Мечта любого фотографа.

Десять лет назад на пресс-конференции по случаю присуждения ей «Оскара» за лучшую женскую роль года она удивила всех, объявив, что больше не будет сниматься в кино. А замужество месяцем позже явилось еще большей сенсацией — избранником ее стал монарх маленького, но необычайно богатого островного государства неподалеку от Французской Ривьеры. Когда пошатнулось здоровье супруга, она сама занялась его делами, удвоив доходы от туризма и казино.

Правила она так же, как играла в фильмах. Кинокритики называли ее манеру игры «огонь и лед». Страстно, но в меру. Именно так она исполняла в фильме любовные сцены. Сцена, в которой она обольщала блистательного похитителя драгоценностей, чьи ухаживания на протяжении всего фильма настойчиво отвергала, считается в истории кинематографа блестящим примером сексуальной игры. Она знала, чего хотела, но добивалась поставленной цели лишь тогда, когда была уверена, что это не сопряжено с риском. Казалось, ей было приятнее отдавать, нежели получать, как в сцене обольщения похитителя драгоценностей, — она даровала ему ночь, которую он будет помнить всю жизнь.

Ее подданные-островитяне изъявляли ей почтение в расчете на великодушие и щедрость. В ответ она махала им ручкой, и только, но порой внезапные порывы ее великодушия по отношению к больным, бездомным, одиноким бывали ошеломляюще щедрыми. Такое сострадание к несчастным подданным могло быть воспринято как слабость, подобная огню, способному растопить ее холодную сдержанность. Однако подобные эмоции охотно пускались ею в ход ради достижения той или иной политической цели, и в этом случае они не знали границ. Если, конечно, это не было сопряжено с каким-либо риском и пока ее подданные любили свою благодетельницу.

Приблизившись к Савиджу, она улыбнулась. Ослепительно. Кино в реальной жизни. Со своей стороны, Савидж оценил эффектность ее появления, прекрасно понимая, что женщина осознает производимое ею впечатление.

На ней были черные кожаные сандалии ручной работы, брюки-юбка в складку бордового цвета, шелковая блузка цвета яйца малиновки (три верхние пуговки расстегнуты, чтобы виднелась слегка приоткрытая загорелая грудь, а нежно-синий цвет явно выбран был для того, чтобы подчеркнуть голубизну глаз), часы от Картье и бриллиантовый кулон с такими же серьгами (их сияние вместе с выбеленными солнцем волосами усиливало блеск ее огромных глаз).

Стоя рядом с Савиджем, она повернулась к телохранителю и глазами указала ему на дверь:

— Спасибо.

Здоровяк телохранитель нехотя удалился, сожалея, что не удастся послушать разговор.

— Прошу прощения за то, что заставила вас ждать, — произнесла женщина, приблизившись к Савиджу еще на шаг, так что он мог ощутить тонкий аромат ее духов. Голос ее был бархатист, рукопожатие — твердо.

— Пять минут? — Савидж пожал плечами. — Нет нужды извиняться. Моя профессия приучила меня к терпению. А кроме того, у меня была возможность полюбоваться вашей изумительной коллекцией. — Он указал жестом на стоявшие под стеклом китайские вазы. — Надеюсь, по крайней мере, что она ваша. Вряд ли какой-нибудь отель в мире, даже «Король Георг Второй», мог бы украсить апартаменты всех своих — или даже только избранных — клиентов бесценными произведениями искусства.

— Я повсюду вожу их с собой. Частичка дома всегда при мне. Вы цените китайскую керамику?

— Ценю? Можно сказать, да, хотя почти ничего о ней не знаю. Но в любом случае наслаждаюсь красотой, ваше величество. Вашей — прошу прощения за неуклюжий комплимент — в том числе. Знакомство с вами для меня большая честь.

— Как с членом королевской семьи или как с бывшей кинозвездой?

— Как с бывшей актрисой.

Быстрый взгляд, короткий кивок головы.

— Вы очень любезны. Может быть, вы почувствуете себя более раскованно, если мы отбросим формальности? Пожалуйста, называйте меня именем, которое я носила в бытность киноактрисой. Джойс Стоун.

Савидж изобразил изящный кивок.

— Мисс Стоун.

— О, да у вас зеленые глаза.

— Ничего особенного, глаза как глаза, — откликнулся Савидж.

— Наоборот. Просто замечательно. Хамелеоний цвет. Ваши глаза и одежда одного цвета. Серый пиджак. Голубая рубашка. Не очень внимательный информатор сказал бы, что ваши глаза…

— Серо-голубые, но никак не зеленые. Вы проницательны.

— А вам известны чудесные свойства света. Вы искусно пользуетесь этим.

— Это полезно в моей работе. — Савидж повернулся к картинам на стене. — Изумительно. Если не ошибаюсь, «Кипарисы» Ван Гога совсем недавно были проданы на аукционе «Сотби». Неизвестный покупатель заплатил за нее весьма значительную сумму.

— Не помните, сколько именно?

— Пятнадцать миллионов долларов.

— И теперь вам известен таинственный покупатель.

— Я, мисс Стоун, имею дело с информацией, не подлежащей разглашению. Если бы я не умел хранить тайн, то завтра же остался бы без работы. Все, что вы говорите, для меня словно исповедь. А я сам — ваш священник.

— Исповедь, священник? Надеюсь, это не означает, что я не могу предложить вам выпить?

— Пока я на вас не работаю, можете.

— Но я предполагала, что вы пришли сюда для того, чтобы взяться за дело, которое…

— Я здесь, чтобы выслушать вас, — вежливо напомнил Савидж. — Пока меня не наняли.

— С вашими-то верительными грамотами? Я уже заранее решила вас нанять.

— Прошу прощения, мисс Стоун, но я здесь для того, чтобы выяснить, захочу ли я принять ваше предложение.

Чудо-женщина пристально изучала лицо Савиджа.

— Так, так. — Теперь она смотрела на него в упор. — Обычно люди считают за честь работать на меня.

— Я не собирался вас обидеть.

— Разумеется. — Она подошла к дивану.

— Если вы, мисс Стоун, не против…

Она вскинула брови.

— Лучше бы вам сесть вот на этот стул. Диван слишком близко к окну.

— К окну?

— Или позвольте мне задернуть шторы.

— Ага, теперь поняла. — В ее голосе звучало любопытство. — Но так как я очень люблю солнечный свет, то лучше сяду туда, куда вы мне предложили. Скажите, а вы всегда так защищаете людей, на которых не собираетесь работать?

— Сила привычки.

— Интригующая привычка… мистер… Боюсь, что позабыла ваше имя.

Савидж усомнился в этом. Эта женщина, похоже, помнила абсолютно все, что хотела помнить.

— Это совершенно не важно. То имя, которое я вам назвал, — вымышленное. Обычно пользуюсь псевдонимом.

— Тогда как же мне вас представлять в обществе?

— Никак. Если мы придем к соглашению, вы не должны привлекать ко мне внимание.

— На людях. Но как же мне вас называть приватно?

— Савидж.[1]

— Простите, не поняла…

— Это псевдоним.

— Вы получили его, служа в организации «Моя Воля»?

Савидж не выразил удивления.

— Название вашего подразделения — это акроним, не правда ли? Море, Воздух, Земля. Морская пехота Соединенных Штатов, более известная как СИИЛз — Морские Котики.

Савидж с трудом подавил желание нахмуриться.

— Я вам уже говорила, что нахожу ваши верительные грамоты впечатляющими, — продолжала женщина. — Привычка пользоваться псевдонимом свидетельствует о том, что секретность для вас превыше всего. Но, проявив настойчивость, я кое-что о вашем прошлом все-таки узнала. Если я вас как-то встревожила, то хочу особо подчеркнуть — все, что мне известно, останется в тайне. Но… слухами земля полнится. Та помощь, которую вы оказали некоему члену английского парламента в защите его от террористов Ирландской республиканской армии, снискала вам известность в определенных кругах. Этот государственный деятель просил меня еще раз поблагодарить вас за спасение его жизни. Итальянский финансист также безмерно благодарен вам за возвращение его похищенного сына. Западногерманский промышленный магнат считает, что его корпорация неизбежно обанкротилась бы, если бы вы не обнаружили его соперника, крадущего их технические разработки.

Савидж молчал.

— Не надо скромничать, — проговорила женщина.

— Вам тоже. Информаторы у вас превосходные.

— Это одна из привилегий королевских фамилий. Восхищение итальянского финансиста было особенно впечатляющим. Вот его-то я и спросила, как с вами можно связаться. Он снабдил меня номером телефона — в моей прошлой жизни мне сплошь и рядом приходилось иметь дело с этими людьми — вашего агента.

— Надеюсь, вам неизвестно его имя.

— Непосредственно с ним я не говорила. Только через посредников.

— Хорошо.

— Теперь о деле.

— Еще одно мое правило, мисс Стоун. Не стоит вдаваться в подробности сейчас и здесь.

— Но нас никто не сможет подслушать. Здесь нет никаких подслушивающих устройств, микрофонов…

— А почему вы так уверены?

— Телохранители только сегодня утром проводили проверку.

— Именно поэтому я повторяю…

— Чтобы я не вдавалась в подробности? Мои телохранители не внушают вам доверия?

— Да нет, почему же, внушают.

— Похоже, что как-то не очень.

— Я не любитель критиковать.

— Еще одно весьма похвальное правило. Ну, что же, Савидж. — Ее улыбка была подобна сиянию бриллиантовых серег. Она наклонилась вперед и коснулась его руки. — Не хотите ли осмотреть местные достопримечательности?

Глава 4

Черный «роллс-ройс» вырулил из потока машин и остановился на овальной автостоянке. Савидж с двумя телохранителями — третий остался в отеле присматривать за номером — вышли из машины. После того как охранники рассекли толпу, чтобы устроить в ней коридор для Джойс Стоун, она легко выскользнула из салона, попав в «клещи» телохранителям.

— Покатайтесь в округе. Мы вернемся примерно через час, — сказала Джойс шоферу, и «ролле» влился в ноток уличного движения.

Затем она обратилась к Савиджу:

— Вы продолжаете меня удивлять.

— Да?

— В отеле не позволили мне сидеть у окна, но ни словом не обмолвились по поводу выхода на публику.

— Быть знаменитостью вовсе не означает быть отшельницей. Пока вы не оповещаете всех вокруг о своем дневном расписании, умелый водитель вполне сможет уйти от любого преследования. — Савидж кивнул в сторону потока машин. — Особенно в Афинах. К тому же вы умеете одеваться так, чтобы не привлекать внимания. Возвращаю вам комплимент, которым вы наградили меня, — вы легко приспосабливаетесь к окружающей обстановке.

— Этому я научилась в бытность актрисой. Одна из самых трудных ролей — выглядеть вполне заурядной…

Перед тем как отправиться на прогулку, она сменила юбку-брюки и блузку от дизайнера на потертые джинсы и мешковатый серый свитер с высоким ворогом «хомутом». Бриллианты оставила в отеле. Часы тоже сменила на обыкновенный «таймекс». Пыльные «рибоки» на ногах. Бросающиеся в глаза белые волосы спрятаны под соломенной шляпой с огромными, опушенными вниз полями.

И хотя прохожие останавливались поглазеть на «роллс», они почти не обращали внимания на выпорхнувшую из него женщину.

— С этой своей ролью вы справляетесь блестяще, — похвалил ее Савидж. — Посмотрев на вас сейчас, ни один продюсер не даст вам сыграть даже в массовке.

Она с издевкой изобразила реверанс.

— Тем не менее я должен высказать еще одно предложение, — продолжал Савидж.

— Я знала, что оно не замедлит появиться.

— Прекратите разъезжать в «роллсе».

— Но мне это нравится!

— Ну и прекрасно. Держите его для особых случаев, а для повседневного пользования купите добротную, но ничем не приметную машину, которую, естественно, придется слегка модифицировать.

— Разумеется.

— Пуленепробиваемые стекла. Тонированное стекло заднего обзора. Бронированная сталь обшивки.

— Разумеется.

— Не иронизируйте, мисс Стоун.

— Я и не думаю иронизировать. Просто мне нравятся люди, получающие удовольствие от своей работы.

— Удовольствие? Для меня это не забава. Я обеспечиваю людям безопасность.

— И у вас ни разу не случилось осечки?

Савидж колебался. Застигнутый врасплох, он почувствовал, как на него надвигаются стеной мучительные воспоминания. Блеск меча, фонтан крови.

— Случилось, — наконец вымолвил он. — Однажды.

— Поразительная откровенность.

— Только однажды. Вот почему я столь скрупулезен: чтобы не оступиться вновь. Но если моя откровенность заставляет вас сомневаться в моей…

— Напротив. Моя третья кинокартина оказалась провальной. Конечно, я могла сделать вид, что ничего не произошло, но я трезво оценила случившееся и извлекла из него урок. И завоевала «Оскара» только потому, что выкладывалась на съемках до предела. В семи предшествующих фильмах.

— Жизнь — не кино.

— А смерть? Видели бы вы рецензии на тот мой третий фильм. Меня просто похоронили.

— Нас всех когда-нибудь похоронят.

— Вам что, в могилу хочется? Прекратите это, Савидж.

— А вам никто никогда не говорил, что есть жизнь?

— Секс? Этому я научилась довольно рано. Смерть? Для этого существуют люди, подобные вам. Чтобы оттягивать ее приход насколько возможно.

— Да, верно, смерть, — произнес Савидж. — Враг.

Глава 5

Они направились вслед за группой туристов к западному склону Акрополя. Это был единственный туристический маршрут с относительно пологим склоном. Минуя пихты, они достигли каменного входа, известного как «Прекрасные Врата».

— Вы бывали здесь прежде?

— Несколько раз, — ответил Савидж.

— Я тоже. Интересно: вас приводили сюда те же самые причины, что и меня, или нет?

Савидж ждал от нее пояснения.

— Руины учат. Учат тому, что в этом мире ничто — будь то богатство, слава, власть — не вечно.

— «Рассказывал мне странник, что в пустыне…»

Она живо повернулась к нему.

— Шелли. «Озимандия».

— Я очень хорошо учился в средней школе.

— Но не уточняете, в какой именно. Это будет, как всегда, далеко от правды, мне пора привыкать. А продолжение стиха помните?

Савидж пожал плечами.

— «Все рушится. Нет ничего быстрей
Песков, которым словно не пристало
Вокруг развалин медлить в беге дней».

— Шелли присуще удивительное чувство слова. Будь он японцем, писал бы, наверное, прелестные хокку.[2]

— Телохранитель, цитирующий стихи?

— В сущности, мисс Стоун, я не совсем телохранитель. Понимаете, я ведь не просто стараюсь кого-то от чего-то уберечь, прикрыть собою. Мои функции значительно шире.

— Кто же вы в таком случае?

— Организатор защиты, или главный защитник. Вот, к примеру, Шелли, ведь, кроме столь дивно описанного песка, его стихотворение напоминает мне о…

Савидж указал на ступени, по которым они поднимались. Мрамор подвергался на протяжении веков разрушительному воздействию не только времени, но и ступавших по нему сначала многочисленных иноземных полчищ, а затем — нескончаемого потока туристов, но более всего он пострадал от выхлопных газов.

Они проходили через Пропилеи,[3] полуразрушенная широкая мраморная дорожка была покрыта деревянными изгибами. Они миновали пять портиков, поднимаясь все выше и выше, достигнув наконец площадки, откуда вправо и влево расходились две тропинки.

После изнурительной летней жары в сентябре установилась приятная теплая погода, а вместе с ней в Афины хлынули туристы. Вот и сейчас, группами и поодиночке, они пробегали мимо Савиджа и Джойс с выпученными глазами, едва переводя дух после крутого подъема. Некоторые фотографировали Браронию и менее впечатляющий Дом Арефорроя.

— Прикажите своим людям следовать за нами, — сказал Савидж. — Я буду наблюдать за тем, что происходит впереди.

Повернув направо, они прошли к обширному прямоугольному Парфенону, который в древние времена являлся храмом, посвященным Афине, греческой богине мудрости и справедливой войны. В 1687 году конфликт между оккупантами привел к тому, что венецианцы взорвали турецкий склад боеприпасов, находившийся в Парфеноне, в результате чего была уничтожена значительная часть памятника, были разрушены колонны и большая часть крыши. Восстановительные работы не закончены и по сей день. Великолепные дорические колонны были в лесах. Внутрь храма, дабы уберечь его от дальнейшего разрушения, посетителей не пускали.

Савидж поспешил отвернуться от туристов, подходивших к крутому южному склону Акрополя. Облокотившись на упавшую колонну, он смотрел на раскинувшиеся внизу Афины. Утренний бриз утих. Несмотря на безоблачное голубое небо снова начал наползать смог.

— Вот здесь, не опасаясь быть подслушанными, мы можем поговорить. Мисс Стоун, причина, по которой я не был уверен, что смогу на вас работать…

— Но вы еще не знаете, зачем вы мне понадобились!..

— …заключается в том, что организатор защиты, или главный защитник, является одновременно и слугой и хозяином. Вы сами распоряжаетесь своей жизнью — определяете, куда желаете пойти и чем заняться, но ваш защитник решает, каким образом вы попадете в нужное вам место и какие меры предосторожности при этом следует соблюдать. Но вы обладаете репутацией властной женщины. Поэтому я не уверен, что вы готовы подчиняться приказам человека, которого сами же наняли.

Она, вздохнув, пристроилась рядом с ним.

— Если проблема только в этом, то можно считать, что ее не существует.

— Не понял.

— Речь идет не обо мне. В беде оказалась моя сестра.

— Поясните.

— Вы о ней что-нибудь знаете?

— Рейчел Стоун. Десятью годами младше вас. Тридцать пять лет. Была замужем за сенатором из Новой Англии, баллотировавшимся на пост президента и погибшим от пули неизвестного убийцы. Вдова политика и сестра кинозвезды, она оказалась в числе наиболее заметных и привлекательных женщин нашего времени. За ней принялся ухаживать греческий корабельный магнат. В прошлом году они поженились.

— Поздравляю. Домашнее задание выполнено на «отлично».

— Вы тоже заслуживаете «пятерку».

— Этот брак очень смахивает на Парфенон. Развалины. — Джойс Стоун порылась в скромной сумочке из гобелена, извлекла из нее пачку сигарет и стала закуривать. — Вы не джентльмен, — резко бросила она Савиджу.

— Потому что не поднес вам зажигалку? Я ведь только что объяснил вам: когда дело касается защиты, вы становитесь служанкой, а я хозяином.

— Чушь какая-то.

— Вовсе нет, если учесть, что руки у меня всегда должны быть свободными на тот случай, если кто-нибудь станет вам угрожать. Так зачем же я вам понадобился?

— Моя сестра хочет получить развод.

— Тогда ей нужен адвокат, а не я.

— Этого ее ублюдочный муженек ни за что не допустит. Она останется его пленницей до тех пор, пока не переменит свое решение.

— Пленницей?

— Разумеется, она не закована в цепи, если вы об этом подумали. Но она — пленница, хотя ее и не пытают. — Джойс удалось наконец зажечь сигарету. — Если не считать изнасилований ежедневно утром, днем и вечером. Он говорит, это для того, чтобы напоминать ей, что она теряет. Мол, ей нужен надежный мужчина. А вот ему нужно продырявить его мерзкую башку. Вы носите пистолет? — спросила она, выпуская струйку дыма.

— Иногда.

— Тогда, что от вас проку?

Савидж отлепился от колонны.

— Вы совершили ошибку, мисс Стоун. Если вам нужен убийца…

— Нет! Мне нужна моя сестра!

Савидж снова облокотился на колонну.

— Значит, вы имеете в виду возвращение похищенной.

— Называйте, как хотите.

— Если я соглашусь принять ваше предложение, мой гонорар составит…

— Я заплачу миллион долларов.

— Плохой из вас торговец. Я мог бы согласиться и на меньшую сумму.

— Но я предлагаю именно столько.

— Предположим, что я возьмусь за эту работу… Мне потребуется наличными половина этой суммы вперед, остальное — по возвращении вашей сестры. Плюс деньги на текущие расходы.

— Можете останавливаться в лучших отелях, заказывать самую дорогую еду в ресторанах. Несколько лишних тысяч долларов для меня ничего не значат.

— Вы не поняли. Под «расходами» я подразумевал не менее нескольких сотен тысяч долларов.

— Что?

— Вы просите меня начать борьбу против одного из наиболее влиятельных и могущественных людей Греции. Каково его состояние? Пятьдесят миллиардов? На расходы по безопасности такие люди не скупятся, пробить его систему защиты будет непросто. Теперь скажите, где находится ваша сестра. Я проведу разведку. Через неделю, считая с этого дня, я сообщу вам, можно ли ее вызволить. Смогу ли я это сделать.

Джойс Стоун потушила окурок и поднялась.

— Почему?

— Не уверен, что понял ваш вопрос.

— У меня складывается впечатление, что сама операция для вас более важна, чем деньги. Почему же вы решили принять мое предложение?

На одно короткое завораживающее мгновение перед глазами Савиджа возникло видение: сверкающая сталь и бьющая фонтаном кровь. Подавив воспоминание, он уклонился от ответа на щекотливый вопрос.

— Вы приказали шоферу прибыть через час. Пора. Пойдемте, — сказал он. — А когда сядете в машину, прикажите ему ехать в отель какой-нибудь другой дорогой, не той, которой он ехал сюда.

Глава 6

Следуя своим обычным правилам, Савидж, чтобы вернуться в Акрополь, а точнее в район, находящийся к северу от него и представляющий собой самый популярный среди туристов торговый центр Афин — Плаку, избрал совершенно иной маршрут. Выйдя на узенькую извилистую улочку, он оказался в царстве многочисленных лавочек. Несмотря на вновь сгустившийся смог Савидж сумел уловить запах готовящегося неподалеку шиш-кебаба, тут же сменившегося ароматом свежесрезанных цветов. Крикливые продавцы жестами приглашали покупателей, на все лады расхваливая свой товар: самодельные коврики, изделия из кожи, горшки и чугунки, серебряные браслеты и медные урны. Он пробрался сквозь лабиринт узеньких переулков, заскочил в какой-то подъезд, убедился, что «хвоста» за ним нет, и, миновав таверну, вошел в лавчонку, торговавшую мехами для вина.

Внутри на потолочных балках висели грозди мехов, источавших сильный, но приятный запах. Проходя под ними, Савиджу пришлось наклонять голову, и в результате он неожиданно для себя оказался возле прилавка, за которым стояла дородная женщина.

Познания Савиджа в греческом были весьма скудными. Поэтому он заговорил выученными наизусть фразами.

— Мне нужен специальный товар. Мехи для вина совершенно особого рода. Если ваш уважаемый хозяин согласился бы уделить мне несколько минут своего драгоценного времени…

— Ваше имя? — спросила женщина.

— Пожалуйста, скажите ему, что оно означает качество, противоположное «кротости».

Она почтительно поклонилась и прошествовала вверх по лестнице. Несколько секунд спустя женщина вернулась, жестом предложив Савиджу следовать за ней.

Пройдя мимо ниши, в которой сидел давно небритый мужчина с обрезом, внимательно оглядевший посетителя, Савидж поднялся по лестнице и оказался перед открытой дверью, которая вела в комнату, совершенно пустую, если не считать стола, за которым восседал мускулистый человек, наливавший в стакан прозрачную жидкость.

Когда Савидж вошел, хозяин комнаты воззрился на него с таким видом, будто его визит явился для него полной неожиданностью.

— Уж не привидение ли это?

Человек этот был греком, но говорил по-английски.

Савидж ухмыльнулся.

— Может быть, ты меня не знаешь?

— Неблагодарный негодяй, не показывавшийся столько времени, я уж позабыл, что ты когда-то звался моим приятелем.

— Дела, дела…

— Эти твои дела не иначе, как выдумка.

— Нет, все обстоит именно так. Но теперь я смогу отчасти восполнить свое долгое отсутствие.

Савидж выложил на стол греческий эквивалент десяти тысяч американских долларов. Раскладывая купюры, он покрыл ими круглые отметины, оставленные наполнявшимся регулярно стаканом. Запах лакрицы — напиток узо готовился с добавлением аниса — витал в комнате.

Грек заметил взгляд, брошенный Савиджем в сторону бутылки.

— Может быть, соблазнишься?

— Ты ведь знаешь, что я пью крайне редко.

— Ну, этот недостаток вполне простителен.

Грек выкатил грудь колесом и залился веселым смехом. Видно, спиртное на него не действовало, а узо, подобно формальдегиду, сохраняло его тело в неизменном виде. Тщательно выбритый, с безупречной стрижкой, с ухоженными черными волосами, он отхлебнул из стакана, поставил его на стол и занялся деньгами. Его смуглая кожа излучала здоровье.

И все-таки, пересчитывая деньги, он казался озабоченным.

— Слишком щедро. Чрезмерно много. Ты озадачил меня.

— Ко всему прочему, тебя ждет подарок. Не позже чем через час, если ты согласишься добыть необходимую мне информацию, тебе доставят бочонок самого лучшего узо.

— Действительно лучшего? Ты ведь знаешь мой вкус?

— Конечно, знаю. Но я взял на себя смелость выбрать редчайший сорт.

— А именно?

Савидж назвал.

— Ну, это уже чрезмерно щедро.

— Воздаяние за талант.

— Как говорят в вашей стране, — грек снова отпил из стакана, — ты и полицейский, ты и джентльмен.

— Бывший полицейский, — поправил его Савидж. Сам он ни за что не сообщил бы о подобном факте своей биографии, но грек и без него знал об этом. — А ты — надежный информатор. Сколько же лет прошло с тех пор, когда я впервые прибег к твоим услугам?

Грек задумался.

— Шесть лет наслаждения. Все мои бывшие жены и многочисленные потомки благодарят тебя за постоянное покровительство.

— Они возблагодарят меня еще сильнее, когда я увеличу втрое количество денег, лежащих сейчас перед тобой.

— Я знал. Предчувствовал. Проснувшись утром, я сказал себе, что сегодня произойдет нечто особенное.

— Но не без риска.

Грек поставил стакан на стол.

— Рисковать приходится каждый день.

— Готов ли ты приступить к делу?

— Буду готов, когда немного подкреплюсь. — Грек допил остатки узо.

— Имя… — начал было Савидж.

— Как говорил величайший английский бард: что в имени…

— Имя? Вряд ли оно тебе понравится. — Савидж вытащил спрятанную в кармане куртки бутылку лучшего из лучших, наиредчайшего узо.

Грек ухмыльнулся.

— Это мне нравится, и очень. А вот как насчет другого имени.

— Ставрос Пападрополис.

Грек грохнул стаканом о стол.

— Пресвятая матерь, будь она трижды… — Он быстро налил еще стакан и залпом осушил его. — Только полное безрассудство может толкнуть на такое!

Савидж оглядел практически пустую комнату.

— Вижу, ты, как всегда, осторожен. Надеюсь, твои недостатки не мешают тебе ежедневно проводить тщательную уборку, не так ли?

Грек явно обиделся.

— В тот день, когда в этой комнате кроме моего стола и стула появится другая мебель, знай, доверять мне больше нельзя.

Савидж кивнул. Грек не только свел до минимума обстановку в комнате. Ковра на полу тоже не было. И никаких картин на стенах. Даже телефона. Аскетизм убранства этой комнаты затруднял установку скрытых микрофонов. Несмотря на это грек каждое утро обходил все помещение, сканируя его двумя различными типами современных электронных аппаратов: улавливателем радиосигналов и микроволн, которые свидетельствуют о наличии «жучка», он «ощупывал» каждый дюйм комнаты. Но подобный вид сканирующего устройства засекает только «активные» микрофоны, постоянно передающие сигналы.

Чтобы обнаружить «пассивный» микрофон, то есть такой, который при отсутствии звуков пребывает как бы в «дремлющем» состоянии и который опытный наблюдатель в случае необходимости может выключать с помощью дистанционного управления, следует применять второй аппарат. Он называется нелинейным стыковочным детектором. С помощью приспособления, напоминающего насадку современного пылесоса, он посылает микроволны, определяющие наличие диодов в схемах скрытых магнитофонов и передатчиков. Несмотря на то что этот аппарат необычайно сложен в пользовании, грек никогда не пренебрегал контрольной проверкой с его помощью, даже если уже при первой обнаруживал какой-нибудь микрофон. Потому что опытный соглядатай всегда устанавливал и активные и пассивные мониторы в надежде, что какой-нибудь недотепа, обнаружив активный микрофон, успокоится и не станет искать дальше.

С присущим ему юмором грек называл ежедневную охоту за микрофоном «дезинфекцией».

— Прошу извинить меня за этот вопрос, просто я хотел лишний раз подстраховаться, — сказал Савидж.

— А если бы ты его не задал, тогда уже я задумался бы: можно тебе доверять или нет.

— Главное, что мы поняли друг друга.

Грек отпил из стакана и согласно покивал.

— Узы дружбы. — Он вдавил ладони в стол. — Но пока ты все же не ответил на мой вопрос. Пападрополис?

— Меня интересует его домашний распорядок.

— Значит, не бизнес? Слава Зевсу, а то уж я начал было волноваться. У этого подонка больше двухсот кораблей. Немножко денег он зарабатывает, перевозя зерно, масло, станки. Но основная прибыль идет от контрабанды оружия и наркотиков. Любой, кто станет выяснять подробности о его прибыльном бизнесе, наверняка окончит жизнь в рыбьих желудках.

— Но, быть может, свою частную жизнь он охраняет не менее бдительно, — предположил Савидж.

— Без сомнения. Чтобы защитить честь семьи, грек пойдет даже на убийство, хотя вполне возможно, что в действительности ему на это глубоко наплевать. Но ведь бизнес — средство выживания. Его тайны, в том числе и семейные, надежно охраняются, но все равно что-то просачивается, возникают всевозможные слухи и сплетни, которые разносятся с неимоверной быстротой. Правда, главе семьи лучше о них не сообщать.

— Ну, тогда собери для меня информацию и по этому поводу, — сказал Савидж.

— А что прежде всего тебя интересует?

— Сам Пападрополис и его жена.

— Насчет этого у меня уже сейчас кое-что имеется.

— Собери побольше, — приказал Савидж. — Где сейчас находится женщина и как с ней обращаются. Хочу сравнить твою информацию с теми сведениями, которыми я уже располагаю.

— Могу я спросить, зачем тебе это нужно?

Савидж покачал головой.

— Спросить-то ты, конечно, можешь, да только ответа, боюсь, не получишь. Чем меньше ты будешь знать о моих делах, тем лучше.

— И для тебя тоже. Если я ничего не буду знать о твоих замыслах, то ничего не смогу о них сказать, даже под пыткой.

— Но этого не случится, — заверил его Савидж. — Пока ты будешь вести себя осторожно.

— Я всегда осторожен. Так же, как и ты, я пользуюсь услугами посредников, но даже они не знают друг друга, я никогда не свожу их вместе. Я лично общаюсь лишь с самими клиентами да с несколькими доверенными лицами. Но что-то ты встревожился, друг мой.

— Со мной случилась беда. Шесть месяцев назад. И теперь я стал вдвойне осторожен. — При одном воспоминании о тогдашнем событии на Савиджа нахлынула дурнота.

— Осторожность никогда не лишняя. Но мне кажется, что ты не вполне искренен со мной.

Савидж подавил соблазн продолжить откровения.

— Это сугубо личное дело. Ничего интересного.

— Не уверен в этом, но отдаю должное твоей осмотрительности.

— Накопай для меня то, что сможешь. — Савидж пошел к двери. — Пападрополис и его жена. Два дня. Больше времени дать не могу. Ты должен представить мне исчерпывающую информацию.

Глава 7

Киклады — группа крошечных островков в Эгейском море к юго-востоку от Афин. Название свое этот архипелаг получил от греческого слова «киклос» или «круг». Согласно древнему поверью, эти острова окружают остров Делос, на котором, согласно легенде, родился бог-прорицатель Аполлон. На самом же деле Делос находится не в центре, а на восточной оконечности архипелага. А несколькими километрами восточнее Делоса раскинулся Миконос — один из знаменитейших греческих курортов, излюбленное место туристов.

Савидж летел на двухмоторной «сессне» к Миконосу. Из соображений предосторожности он выбрал не привычный, а окольный путь: полетел сначала на восток от Афин, затем начал забирать все больше к югу, пока не увидел в Эгейском море интересующую его цель. Он связался по радио с аэропортом Миконоса и сообщил, что не собирается идти на посадку. Объяснив далее, что он совершает полет исключительно ради тренировки и удовольствия, он попросил диспетчера сообщить, какие воздушные пути не следует занимать, пообещал не нарушать установленных правил и полетел дальше.

Ему пожелали счастливого пути.

Через некоторое время, набрав высоту в полтора километра, Савидж включил автопилот и приступил к съемкам местности. Телескопические линзы фирм «Бош» и «Ломб», установленные на фотокамере «Никон», существенно увеличивали размеры снимаемых объектов. После обработки пленки снимки будут отпечатаны с еще большим увеличением. Главная задача, подсказывал ему многолетний опыт, состоит в том, чтобы сделать как можно больше снимков, и не только основного объекта, но и окружающей его местности. Незначительные, на первый взгляд, детали в конечном итоге могли стать непреодолимым препятствием в осуществлении разрабатываемого им плана.

Вот именно: как можно больше фотографий.

Савидж несколько раз проверял автопилот, каждый раз корректируя курс, а затем снова возвращался к съемкам. Голубое небо, тихая, безветренная погода. Казалось, что «сессна» скользит по шелковистому шоссе. Руки Савиджа твердо держали камеру. Если не считать легкой вибрации самолета, никаких помех не возникало, — условия для фотосъемки были практически идеальными.

Главным объектом съемок был городок Миконос, находящийся на западной оконечности острова. Он раскинулся вокруг двух небольших заливов, а полуостров, разделяющий эти заливы, был застроен домами. Ослепительно белые кубической формы дома были обращены ребрами друг к другу. То тут, то там виднелись красные, а иногда синие купола церквей. Ветряные мельницы выстроились в ряд вдоль пирса.

Но не красота города, а его план привлекал внимание Савиджа. В древности Миконос частенько подвергался пиратским налетам. В целях большей безопасности город строился в виде сложного лабиринта улиц. Пираты без труда входили в город, но чем дальше углублялись в него, поднимаясь вверх по склонам, тем больше убеждались, что теряются в его сложном лабиринте, рискуя окончательно утратить ориентир. Пираты видели стоявшие в бухте свои корабли, но, чтобы добраться до них, вынуждены были долго мыкаться по улицам и переулкам, рискуя угодить в ловушки, расставленные защитниками города. В общем, после нескольких неудачных попыток пираты махнули рукой на Миконос, предпочитая более легкую добычу на других островах.

«Да, — подумал Савидж, — лабиринт. Возможно, я смогу использовать его».

Продолжая кружить над островом, беспрестанно фотографируя, он добрался до глубокого залива на северной его оконечности. Возможно, именно здесь придется проводить операцию. Затем изучил скалистый мыс на восточном побережье. Ну, это лишь на самый крайний случай. И, наконец, достиг той цели, ради которой предпринял это путешествие: владений Пападрополиса на берегу залива Анны в юго-восточной части острова.

После встречи со своим греческим информатором два дня назад Савидж не сидел сложа руки и к своей радости понял, что узнал довольно много всего. Он слетал в Цюрих и Брюссель — к своим наиболее надежным в Европе двум информаторам — и получил исчерпывающие сведения о ценах на оружие на черном рынке и системах безопасности, используемых контрабандистами.

В ходе словно бы случайных бесед и с помощью щедрых подарков «друзьям» — ох, как он счастлив видеть их в добром здравии вопреки слухам об их гибели! — Савиджу удалось выяснить то, о чем он сам уже давно догадался. Пападрополис был высокомерен и заносчив. Греческий миллиардер был слишком опьянен властью, чтобы нанимать охрану, которая, по соображениям высокого профессионализма, должна была бы отдавать приказания своему же хозяину.

Савидж также узнал, что Пападрополис безгранично верит в новейшие достижения электронных технологий, а поскольку к тому же увлекается компьютерными и видеоиграми, то нанял специалиста по охранным системам для установки сигнализации во всех его европейских поместьях.

Но Савиджа интересовало лишь поместье «Миконос». И ему достаточно было узнать имя приглашенного Пападрополисом специалиста, чтобы понять, что представляет собой эта охранная система. Вот так же точно ученый-искусствовед способен безошибочно определить принадлежность той или иной картины определенной эпохе.

Его давнишний и надежный грек-информатор полностью подтвердил то, что сообщила Савиджу Джойс Стоун. Сестра кинозвезды содержалась в неволе на роскошной вилле ее муженька-миллиардера в поместье «Миконос».

«Ты хочешь развода, сука? Да ни одна женщина в мире еще не уходила от меня. Надо мной же все будут смеяться. Неблагодарная жена годится только для одной цели — ложись, сука! Я тебя поучу».

Но лето перешло в осень. Начало туристического сезона в Афинах совпало с окончанием сезона на Миконосе. Пападрополис обдумывал, как еще можно унизить жену, и придумал: он оставит ее на острове на всю осень и зиму.

Савидж положил камеру, выключил автопилот и перешел на ручное управление «сессной». Шесть долгих месяцев из-за постигшей его беды, о которой он чуть было не проговорился своему греческому информатору, Савидж находился в уединении: он выздоравливал. Руки, ноги, голова и спина все еще болели от нанесенных ему ран.

К тому же его постоянно преследовали воспоминания, очень похожие на кошмары.

Но прошлое, продолжал он убеждать себя, изменить нельзя. Главное, что у него есть настоящее.

И его работа.

Ему необходимо заняться делом.

Доказать себе, что он способен работать.

Развернувшись, Савидж повел самолет над сказочно прекрасным, бордового цвета Эгейским морем, любовно поглаживая фотокамеру. Как хорошо оказаться при деле!

У него было такое чувство, словно он воскрес из мертвых.

Глава 8

Савидж нащупал ногами дно и двинулся к берегу. В черном комбинезоне он был абсолютно невидим в темноте. Притаившись за валунами, он взглянул наверх, туда, где смутно виднелся силуэт клифа, а потом повернулся к морю. Водителю катера — англичанину, которого Савидж всегда нанимал для подобных операций, — было приказано, как только Савидж соскользнет в воду в полукилометре от острова, сразу же убираться прочь из этих мест. Никаких прожекторов и опознавательных знаков на катере установлено не было. В кромешной темноте, когда луна скрыта грозовыми тучами, охранник не сможет увидеть лодку. А в грохоте волн, разбивающихся о прибрежные скалы, он и не услышит ее, хотя Савидж принял необходимые меры предосторожности: укрыл мотор звукопоглощающим кожухом.

Удовлетворенный тем, что добрался до этого места незамеченным, если, конечно, у охраны не было приборов ночного видения, Савидж потянул за прочный нейлоновый шнур, привязанный к поясу, и вытащил из воды небольшой резиновый плотик. Укрывшись за скалой, куда не залетали холодные брызги волн, Савидж расстегнул «молнию» на водонепроницаемом кармане плота и вытащил оттуда объемистый рюкзак. Пока он плыл к берегу, ведя на буксире плот, ему было даже жарко. Теперь же, стягивая с себя резиновый комбинезон, он дрожал от холода. Он спешил переодеться в шерстяной спортивный костюм, который был в рюкзаке, потому что структура шерстяной пряжи такова, что она служит как бы изолятором, удерживающим тепло тела даже в холодной воде. Он надел высокие с ребристыми подошвами башмаки и тщательно зашнуровал их. Согревшись, намазал лицо черным маскировочным кремом, затем натянул черные перчатки, достаточно тонкие, чтобы не затруднять движения пальцев.

В рюкзаке остались лишь необходимые для работы инструменты: каждый был завернут в отдельный кусок материи, дабы избежать металлического клацанья. Савидж подогнал лямки рюкзака и затянул пояс. Рюкзак был тяжелым, но Савиджу во время службы в СИИЛз приходилось перетаскивать и не такие, поэтому его мощная спина спокойно приняла груз. Потом он засунул резиновый костюм, трубку, маску и ласты в карман плота и надежно привязал его к скале. Савидж не знал, вернется ли он сюда, но, если все-таки вернется, надо, чтобы плот был под рукой. Плот не обнаружат до утра, а к тому времени, если он не вернется, это уже не будет иметь решающего значения.

Он подошел к клифу. Ветер набирал силу, тучи затянули все небо. С минуты на минуту начнется дождь. «Отлично», — подумал Савидж. Его план был рассчитан как раз на штормовую погоду. Именно поэтому он выбрал для операции сегодняшний день. Все гидрометеослужбы сходились в том, что около полуночи обрушится на землю первый осенний дождь.

Но Савиджу нужно было успеть до дождя взобраться на вершину клифа: ливень существенно затруднит крутой подъем. Он нащупал небольшой уступ в скале и, уперев в него носок ботинка, начал восхождение. Двухсотфутовая громада клифа на всем пути к вершине была испещрена трещинами, и такому опытному альпинисту, как Савидж, не составляло труда взбираться по отвесной скале даже в полной темноте.

Ветер крепчал. Брызги разбивающихся о подножие скалы волн жалили лицо, мокрые камни скользили под ногой. Савидж изо всех сил цеплялся руками за уступы, буквально вдавливая башмаки в камни. На полпути к вершине была глубокая расщелина. Он знал по проведенным им аэрофотоснимкам, что она тянется до самой вершины. Поэтому, когда он наконец добрался до нее, то втиснулся внутрь и, благодаря многочисленным выбоинам и уступам, служащим великолепной опорой для рук и ног, стал подниматься значительно быстрее. Мысленные часы подсказывали, что он поднимается уже десять минут, но Савидж думал сейчас только об осторожности и больше ни о чем. В расщелине ветра не было, но теперь вместо морских брызг на него обрушился поток дождя, и он едва сдержался, чтобы не полезть быстрее вверх. Подтянувшись наконец на обеих руках, он обнаружил, что не может отыскать следующую опору, и с облегчением вздохнул — он добрался до вершины клифа.

Дождь лил как из ведра, и его одежда моментально вымокла. Зато он был невидим за густой пеленой дождя среди непроглядной тьмы. Савидж выбрался из расщелины, перевалился через гребень скалы и затаился в кустах. Он угодил коленями в грязь. Как всегда перед началом операции, душа замирала от страха.

Савидж опасался, что, несмотря на тщательную подготовку, операция может провалиться, как шесть месяцев назад.

Теперь у Савиджа появилась возможность проверить себя и убедиться в собственной профпригодности.

Он глубоко вздохнул, отбросил прочь все эмоции и сосредоточился на трудностях, которые ему предстоит преодолеть.

Озираясь вокруг, сквозь толщу дождевой стены он не обнаружил каких-либо признаков присутствия охраны и выполз из кустов.

Глава 9

Судя по фотографиям, сделанным с самолета, первым препятствием, с которым должен был встретиться Савидж на своем пути, была кованая ограда вокруг поместья. Сверху невозможно было определить ее высоту, но обычный стандарт составлял семь футов. Увеличив фотографии, Савидж разглядел, что по верху ограды проложено несколько рядов колючей проволоки, поддерживаемых скобами в виде латинской цифры пять.

Из-за дождя тьма стала настолько непроглядной, что Савиджу не удалось увидеть ограду. Но еще раньше, изучая фотографии и сравнивая ее вероятную высоту с расстоянием между кустами и оградой, он вычислил, что она должна находиться примерно футов на двадцать впереди. Снимки не зафиксировали установленных на столбах телекамер, поэтому Савидж нисколько не опасался обнаружить себя перед дистанционными приборами ночного видения. Но по привычке пополз. Набухшая от дождя земля превратилась в сплошное месиво.

Когда Савидж дополз наконец до забора, он достал из рюкзака инфракрасный фонарик и инфракрасные очки. Луч от такого фонаря невооруженным глазом не виден, сквозь очки он казался зеленоватым. Савидж принялся водить фонариком по забору, пока не обнаружил скобы, поддерживающие колючую проволоку.

Он искал вибрационно — резонансные датчики, однако не обнаружил ни одного. Как он и предполагал, ограда служила всего лишь «демаркационной линией» владений, а не сооружением для обнаружения непрошеных гостей. Она только преграждала любопытным доступ на чужую территорию. Колючая проволока для заурядного любителя приключений превращалась в непреодолимое препятствие. Если бы какое-нибудь животное, например бродячая собака, наткнулось на забор, то никакого сигнала тревоги не последовало бы.

Савидж убрал очки и фонарь в рюкзак, надел его на спину и как следует закрепил с помощью поясного ремня. Дождь лил не переставая. Савидж отошел от ограды, разбежался, оттолкнулся и прыгнул.

Прыжок вознес его вверх на половину высоты ограды. Он ухватился за металлическую скобу, поддерживающую колючую проволоку, подтянулся, перекинул тело прямо на колючки и, подогнув колени, мягко приземлился с другой стороны забора. Одежда и перчатки были основательно порваны, а руки и ноги изранены в кровь. Но Савидж не придал этому ни малейшего значения. Колючая проволока являлась препятствием разве что для дилетантов и новичков.

Сидя на корточках и заслоняя глаза от дождя, Савидж пытался хоть что-нибудь разглядеть в окружавшей его кромешной тьме. Английский наставник Савиджа, готовивший его к этой многосложной профессии, любил повторять, что жизнь — это скачки с препятствиями и охота за отбросами.

Вот сейчас и должны были начаться для Савиджа эти самые скачки с препятствиями.

Глава 10

Миконос — скалистый остров с тонким слоем земельного покрытия. Свое имение Пападрополис выстроил на вершине одного из высоких холмов. Судя по фотографии Савиджа, именно от того места, где он сейчас находился, начинается подъем к имению.

Сверху основания холма не видно. Пападрополис решил, что таким образом создается как бы естественный барьер на подходе к имению и, следовательно, не было особой нужды строить каменную ограду вместо железной. Кроме того, тиран, видимо, не хотел постоянно лицезреть глухую каменную кладку — это могло бы его раздражать, к тому же металл, по его мнению, был более устрашающим материалом, чем камень и известняк.

Савидж попробовал представить себе ход мыслей своего оппонента. Итак, Пападрополису сверху не был виден склон холма из-за достаточной его крутизны, следовательно, именно там и должны быть сконцентрированы датчики, регистрирующие появление непрошеных визитеров. На аэрофотоснимках отчетливо просматривалась вторая ограда: она была несколько ниже первой, но не настолько, чтобы через нее можно было перепрыгнуть. Она находилась на полпути к вершине холма.

Но, к сожалению, фотография не могла зафиксировать замаскированные детекторы, которые, несомненно, находились между первой и второй оградами. Он снял с плеч рюкзак и вытащил из него устройство, размером походившее на радио «Уокмэн». Это был работающий на батарейках вольтметр, регистрирующий электрические сигналы, исходящие от подземных датчиков давления. Он не мог рисковать, пользуясь вольтметром со светящейся шкалой, поэтому выбрал прибор, работающий на звуковой волне.

Сверкнула молния. В наушнике послышался громкий сигнал, и Савидж замер на месте. И снова свет померк — наступила тьма. И зуммер в наушниках стих. Савидж расслабился. Все нормально: вольтметр отреагировал на атмосферное электричество, а не на скрытый датчик. В противном случае он продолжал бы посылать сигналы и после того, как молния потухла.

Вспышка молнии, хотя и заставила Савиджа поволноваться, все же оказалась полезной. В нескольких ярдах впереди она высветила контур второй ограды. Тоже железной, но без колючей проволоки. Савидж понял, что это сделано сознательно: уж если кто-то беспрепятственно перелез через первую, то вторая, высотой пониже, тем более его не остановит. И таким образом, у пришельца возникал соблазн влезть на другой, якобы тоже «незащищенный», барьер.

Савидж приближался к ограде очень осторожно. При очередной вспышке молнии он разглядел небольшие металлические коробочки, укрепленные на опорных столбах ограды. Это были вибрационные детекторы. Если бы кто-нибудь стал карабкаться на ограду, то сигнал тревоги немедленно предупредил бы охранников, находящихся в поместье. На компьютерном мониторе моментально высветился бы участок, где произошло вторжение.

Теоретически обмануть датчики невозможно. Но Савиджу было известно, что подобные детекторы срабатывают, лишь получив определенную порцию вибрации. Иначе сильный порыв ветра или случайно опускающаяся на ограду птица всякий раз служили бы поводом для ложной тревоги. После нескольких подобных случаев охранники утратили бы веру в техническое совершенство системы и перестали на нее реагировать. Поэтому перебраться через ограду можно было, лишь применив наиболее рискованный, но тем не менее наилучший из возможных способов.

Перерезать проволоку. Причем специфическим способом.

Савидж предусмотрительно захватил с собой специальные щипцы-«кусачки». Встав на колени и выбрав проволочную струну на уровне плеча, он «перекусил» ее. У него при этом не возникло страха, что он поднял тревогу, он не запаниковал и не бросился бежать прочь, а спокойно выждал сорок секунд, затем таким же образом расправился со второй струной, выждал еще сорок секунд и, наконец, перекусил третью. При этом каждый раз возникала вибрация, подобная той, которую может вызвать сильный порыв ветра, не говоря уже о потоках дождя, обрушивающегося сейчас на ограду. Точно рассчитанное по времени подобное повреждение ограды оказалось недостаточным для того, чтобы задействовать датчики.

В течение двенадцати минут Савидж проделал в ограде отверстие два на два фута, просунул в него рюкзак, а затем прополз в него сам, делая это как можно медленнее и стараясь не задеть висящие вокруг провода.

Савидж спрятал щипцы в рюкзак и снова надел его на плечи. Теперь помимо вольтметра в руках у него был миниатюрный микроволновый, работающий на батарейках детектор. При этом он снова надел инфракрасные очки, потому что дальше, судя по фотографиям, его ждали очередные неприятности в виде металлических столбов, практически на самой вершине холма. Создавалось впечатление, что ведется строительство еще одной ограды. Кое-где между столбами были протянуты линии проводов.

Но Савидж знал точное предназначение этого сооружения.

Он с опаской разглядывал сквозь очки проемы между столбами, — если его подозрения оправдаются и в столбы вмонтировано специальное лучевое устройство, то не успеет он и шага сделать, как последует сигнал тревоги.

Но, подползая все ближе и ближе к вершине размытого дождем склона, он так и не смог разглядеть инфракрасные лучи между столбами. Что означало…

И в тот момент, когда ему все стало ясно, наушник, подсоединенный к микроволновому детектору, запищал.

Савидж как вкопанный застыл на месте.

«Ну да, — подумал он, — конечно же микроволны». Он был бы разочарован, если бы Пападрополис использовал инфракрасные лучи. Потому что от них возникало слишком много ложных тревог, порождаемых ветром, например, или дождем. А микроволны обеспечивают надежную защиту и не реагируют на погодные катаклизмы. Подобную преграду одолеть будет труднее.

И снова при вспышке молнии вольтметр, присоединенный к наушнику, взвыл как ненормальный. Савидж подождал, пока потухнет молния, опасаясь, как бы вспышка не совпала с электрическим полем от подземного датчика давления. Но когда вой прекратился, он понял, что единственным препятствием является микроволновая система.

Он подошел к объекту. В свете молнии ему удалось разглядеть ближайший столб. По обе стороны столба были прорези: одна для излучения микроволн, другая — для их приема. О том, чтобы перепрыгнуть через волны, не могло быть и речи — прорези были слишком высоко над землей. Устроить подкоп тоже нельзя — слишком тонок здесь пласт земли.

И все же создатель этой охранной системы, при всей его изобретательности и уме, допустил ошибку. Подобная система работала бы намного эффективнее, расположи он столбы не в одну линию, а таким образом, чтобы микроволны пересекались между собой, образуя сеть.

В этом случае защита оказалась бы абсолютно надежной, и, доведись незваному гостю появиться здесь, он неминуемо попал бы в зону действия микроволн. Но фотографии, сделанные Савиджем, показали, что столбы стоят в ряд.

И значит, сквозь систему можно пробраться.

Савидж вытащил из рюкзака металлический зажим и закрепил его на столбе над прорезями, излучающими и принимающими микроволны. Затем соединил между собой несколько металлических деталей и, получив трехфутовый шест, воткнул его в зажим так, чтобы он наклонился в его сторону. Затем перекинул рюкзак через столб, ухватился за шест и, подтянувшись, оказался на столбе. В какое-то мгновение Савиджу показалось, что сейчас он грохнется вниз, потому что шест сделался скользким от дождя. Ветер толкал его в спину. Но ребристые подошвы помогли удержаться на шесте и благополучно перепрыгнуть через микроволны.

Совершив воздушное сальто, он приземлился на пропитанную дождем землю. Он скорчился от боли, хотя прошло уже шесть месяцев с тех пор, как он получил жестокие травмы. Савидж вышел из кувырка и, пригнувшись к земле, стал разглядывать теперь уже близкую вершину холма.

Там чуть заметно брезжил огонек, казавшийся призрачным из-за дождя. Никаких признаков охраны. Быстро, но без суеты Савидж вытащил из зажима шест, разобрал его, затем снял со столба зажим и уложил все это вместе с ненужными теперь инфракрасными очками, в рюкзак. Затем, держа в вытянутых вперед руках вольтметр и микроволновый детектор, стал подниматься выше.

Приблизившись почти вплотную к усадьбе, Савидж улегся на раскисшую землю и принялся разглядывать ее. Свет прожекторов, освещавших лужайку перед домом, из-за сильного ливня был тусклым. А за лужайкой, ярдах в пятидесяти отсюда, — нагромождение белых кубов, арок, куполов, имитирующее расположение домов на Миконосе. Это и есть поместье Пападрополиса. Именно на нем было сосредоточено сейчас внимание Савиджа. Кроме дуговых прожекторов на всех четырех углах дома и единственного освещенного окна, все поместье было погружено во тьму.

Сделанные им аэрофотоснимки, конечно, не могли зафиксировать присутствие телекамер ближнего обзора над дверьми, но Савидж подозревал, что они существуют, хотя при таком ливне изображение, передаваемое на экран монитора, будет, разумеется, нечетким, а охранник, наблюдающий за ним, в три часа утра вряд ли смотрит в оба глаза.

Приблизившись к дому, Савидж заметил над дверью — справа от окна, светившегося на противоположной стороне здания, — телекамеру. Это заставило его круто повернуть вправо и пробираться к двери под тупым углом. По пути он вытащил небольшой спецбаллон.

Добежав до двери, Савидж поднырнул под телекамеру и, стараясь не попасть в ее поле зрения, спрыснул линзы водой, содержащейся в баллоне под давлением; возникший эффект можно было истолковать как обрушившийся на камеру дождевой поток. Это еще больше ухудшило и без того плохую видимость, и охранник конечно же должен был слегка встревожиться, но не настолько, чтобы поднимать тревогу.

Савидж занялся замком — это была отличная, надежная задвижка, на которую у него ушло всего двенадцать секунд. Но дверь открывать он пока не решался.

Вместо этого Савидж вытащил из рюкзака детектор металла и просканировал дверь по периметру. Металл сверху справа, в четырех футах над дверной ручкой, послал соответствующий сигнал в наушник. Ага. Еще один датчик.

Савидж понял принцип устройства охранной системы. Электромагнит в двери удерживал металлический рычаг в дверной раме; если дверь открывалась, рычаг поднимался и нажимал на кнопку, включающую сигнал тревоги.

Савидж вытащил из рюкзака мощный подковообразный магнит, прилепил его сверху к дверной раме и стал осторожно открывать дверь. Его магнит заменил дверной, в результате чего рычаг не мог подняться и нажать на контактную кнопку. Проскальзывая в образовавшуюся щель, Савидж повел магнит за собой по дверной раме, а затем, прежде чем отлепить его от рамы, плотно прикрыл за собой дверь. Теперь магнит, вмонтированный в дверь, снова удерживал рычаг от поднятия вверх.

Итак, Савидж проник внутрь дома. Но он не позволил себе ни на секунду расслабиться.

Глава 11

Джойс Стоун подробно описала внутреннюю планировку поместья. Держа в памяти расположение комнат, Савидж осторожно двигался по темному коридору. Исследуя помещение слева, он заметил светящийся циферблат часов на духовке, это была кухня, обширная, благоухающая соблазнительными ароматами жаркого с чесноком, оставшегося от ужина. Минуя стойку, Савидж вошел в темную столовую с прямоугольным столом такой длины, что за ним с каждой стороны вполне могло разместиться человек по пятнадцать гостей. Хозяин и хозяйка, соответственно, восседали на разных концах.

Но Пападрополиса в поместье не было. Человек из разведывательной группы Савиджа сообщил, что Пападрополис вместе со свитой охранников этим утром вылетел на своем личном самолете на Крит. Отлет тирана оказался непредвиденным подарком Судьбы. Потому что с отлетом Пападрополиса не только значительно уменьшилось количество охранников в усадьбе, но и их ретивость в отсутствие хозяина наверняка заметно поубавилась.

Так, по крайней мере, считал Савидж. И весьма на это рассчитывал, в чем и намеревался вскоре убедиться.

Пройдя через столовую, он остановился у двери, прислушиваясь к приглушенным голосам троих человек. Они доносились снизу — туда вела находящаяся слева лестница. Теперь Савидж услышал их веселый смех. «Еще бы, — подумал он, — радуются тому, что сидят в тепле и уюте».

Продолжая двигаться в темноте, Савидж достиг пустынной гостиной. Дойдя примерно до ее середины, он услышал, как скрипнул стул, и нырнул за спинку дивана. Звук исходил из соседствующей с гостиной арки. Затаив дыхание, Савидж подполз ближе к выходу из гостиной и увидел свет, пробивающийся сквозь затуманившиеся от дождя решетчатые окна. Окна находились по обе стороны от главного входа в здание, а в вестибюле мелькал еще один отсвет — красный, от сигареты, значит, в нише возле двери сидел охранник.

Савидж поднял пистолет. Он стрелял не пулями, а дротиками, заряженными быстродействующим снотворным, а передняя и задняя часть дротиков были окрашены инфракрасной краской, так что Савидж мог еще и целиться в полной темноте. Светящиеся пятнышки были заметны только сквозь его специальные очки.

Послышался глухой звук. Савидж тут же — как мог тихо — рванулся вперед и, пробежав через вестибюль, подхватил охранника, валящегося с кресла, и, что более важно, поймал выпавший из его руки «узи», не дав ему загреметь на мраморном полу. Затем усадил охранника за креслом так, чтобы ноги его не высовывались из ниши.

Повесив «узи» через плечо, Савидж стал изучать лестницу, ведущую вверх. Судя по свету наверху, там находился коридор, о котором упоминала Джойс Стоун. Переводя взгляд с вестибюля на коридор, а затем снова на вестибюль, Савидж стал медленно подниматься…

Достигнув лестничной площадки, он прижался к стене и осторожно заглянул сквозь арку в ярко освещенный коридор. Конца коридора ему увидеть не удалось, но пока нигде поблизости охраны не было видно. Однако спальня Рейчел Стоун находилась именно в дальнем конце коридора и, следовательно, у ее двери обязательно должна быть охрана.

Савидж рискнул заглянуть немного дальше в дугообразный коридор, но по-прежнему ничего не увидел.

Тогда он полностью высунул голову из арочного проема и увидел наконец весь коридор целиком.

Действительно охранник сидел на стуле в дальнем конце, читая журнал.

Савидж осторожно втянул голову обратно, чтобы внезапное резкое движение не привлекло внимания охранника.

Есть ли часовой в другом конце коридора?

Савидж перешел на правую сторону арки и с еще большей осторожностью посмотрел в другую сторону коридора.

Даже не посмотрел. А лишь хотел посмотреть. Его остановил шум. Щелчок взводимого пистолета.

В левой стороне коридора все-таки был охранник. Савидж рефлекторно прицелился. Оружие выплюнуло дротик. Часовой отпрянул назад, колени у него начали подкашиваться, а глаза закатываться, когда он попытался вытащить стрелу, торчащую из его горла.

Савидж молил Бога, чтобы взведенный пистолет охранника не выстрелил, когда тот грохнется на пол. В то же мгновение он, перекувырнувшись, прыгнул в коридор и выстрелил в охранника справа. Этот видел, как его напарника отбросило назад, поэтому отшвырнул в сторону журнал и, схватившись за пистолет, вскочил со стула.

Савидж снова выстрелил. Дротик вонзился этому охраннику в левое плечо. И хотя тот отчаянно пытался прицелиться, глаза его стали закатываться, и он рухнул на пол.

Толстый ковер заглушил грохот от падения тел. По крайней мере, Савидж очень на это надеялся. Чувствуя, как кровь стучит в висках, он кинулся к двери, которая, по словам Джойс Стоун, должна была вести в спальню ее сестры. Дернул ручку: заперто. Савидж подозревал, что задвижку можно открыть лишь с этой, внешней стороны, но никак не с внутренней. Открыв замок, он быстро просканировал дверную раму металлодетектором, но, не найдя даже намека на сигнализацию, быстро вошел в комнату и запер за собой дверь.

Глава 12

Спальня была шикарная, но Савидж едва заметил дорогостоящую обстановку, он осматривал комнату, пытаясь найти Рейчел Стоун. Лампа на ночном столике включена. В постели явно кто-то только что спал: смятые простыни были откинуты в сторону. Но в спальне никого не было.

Савидж заглянул под кровать, за портьеры на стенах — заметил, что окна зарешечены, — поискал за канапе и креслом.

Да где же она, черт возьми?!

Увидев дверь, он открыл ее, понял, что это ванная, повернул выключатель. Дверь в душевую оказалась закрытой. Заглянув в нее, Савидж убедился, что и она пуста.

Где…?!

Он открыл еще одну дверь. Стенной шкаф. Платья. И тут прямо перед ним возникла Рейчел Стоун. Сверкнули ножницы. Савиджу удалось остановить острое лезвие буквально в миллиметре от своего левого глаза.

— Ублюдок!

Яростное негодование на ее лице внезапно сменилось недоумением и любопытством. Увидев, однако, намазанное маскировочным кремом лицо Савиджа, женщина в страхе отпрянула в угол шкафа.

— Кто..?!

Савиджу пришлось быстро закрыть ладонью ее рот и покачать головой. Отобрав у нее ножницы, он теперь показал ей молчать, затем вытащил из кармана карточку, запечатанную в прозрачный, водонепроницаемый пластик.

Рейчел взглянула на темные, выведенные от руки буквы.

«МЕНЯ ПОСЛАЛА ВАША СЕСТРА. Я ВЫТАЩУ ВАС ОТСЮДА».

Перевернув карточку, Савидж показал продолжение послания.

«В ЭТОЙ КОМНАТЕ МОГУТ БЫТЬ СПРЯТАНЫ МИКРОФОНЫ. ГОВОРИТЬ НЕЛЬЗЯ».

Женщина настороженно рассматривала карточку… и Савиджа… постепенно немного успокоилась и наконец кивнула.

Он показал ей следующую карточку.

«ОДЕВАЙТЕСЬ. УХОДИМ. СЕЙЧАС ЖЕ».

Но Рейчел Стоун не двигалась.

Савидж вытащил еще одну карточку.

«ВАША СЕСТРА ПРОСИЛА МЕНЯ ПОКАЗАТЬ ВАМ ЭТО. КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ТОГО, ЧТО МЕНЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОСЛАЛА ОНА».

Он вытащил обручальное кольцо с огромнейшим бриллиантом.

Теперь Рейчел Стоун согласно закивала, выражая тем самым готовность следовать его указаниям.

Она кинулась за одеждой к шкафу.

Но Савидж остановил ее. Покачав головой, он молча указал на джинсы, свитер и кроссовки.

Она поняла и без малейшего намека на смущение сняла ночную рубашку.

Савидж старался не замечать ее наготу: все свое внимание он сконцентрировал на двери, в которую в любую секунду могли вломиться охранники.

«Быстрее», — мысленно торопил он Рейчел. Кровь застучала в висках с бешеной скоростью.

Савидж был настолько озабочен, что, когда снова взглянул в ее сторону, он не заметил ни джинсы, которые она натягивала на гладкие, чувственные бедра, ни шелковые трусики, открывавшие отличный вид на треугольник волос внизу живота.

Нет, внимание Савиджа занимали две другие — более или наиболее важные для него — особенности ее внешности.

Во-первых: Рейчел Стоун была на десять лет моложе своей сестры, но они вполне могли сойти за двойняшек. Высокая, худая, стройная. Синие глаза. Изумительное овальное лицо, обрамленное роскошными волосами, доходящими до плеч. И все-таки одно-единственное различие было. Джойс Стоун была блондинкой, а Рейчел — золотисто-каштановой шатенкой. Но сие различие не имело ни малейшего значения. Сходство между сестрами было поистине невообразимым.

Во-вторых: кожа на лице Джойс Стоун была гладкой и загорелой, а у Рейчел — покрытая ссадинами и синяками. Вдобавок к ежедневным изнасилованиям Пападрополис избивал жену, намеренно уродуя ее лицо. Унижение было главным оружием тирана. Устрашать и господствовать.

«Но этому пришел конец», — подумал Савидж. Впервые он чувствовал себя обязанным довести дело до победного конца не только из профессиональных, но и моральных соображений. Рейчел Стоун, возможно или даже наверняка, была развращена роскошью. Но никому не дано права низводить человека до положения животного…

«Ну погоди, Пападрополис, — подумал Савидж. — Я заварил эту кашу исключительно ради того, чтобы доказать себе самому, что рано еще на мне ставить крест. Но сейчас главное для меня — разделаться с тобой. Сукин ты сын!»

Оглянувшись на Рейчел, он увидел, что она готова.

Савидж наклонился к ее уху, ощутив при этом гонкий аромат ее духов, и прошептал:

— Возьмите, что вы считаете нужным.

Она понимающе кивнула и тоже чуть слышно сказала:

— Я отдам вам все, что смогу. Только вытащите меня отсюда.

Савидж направился к дверям.

Глава 13

С грацией танцовщицы Рейчел Стоун бесшумно сбежала по лестнице. В темном вестибюле Савидж тронул ее за руку и направил в гостиную, из нее — в коридор возле кухни, чтобы они смогли выйти из здания тем же путем, каким вошел он.

Но она вырвала руку, и ее длинные ноги понесли ее к главному входу.

Савидж ринулся следом, намереваясь перехватить женщину до того, как она включит сигнализацию.

Но вместо того чтобы открыть дверь, Рейчел протянула руку вверх, к находящейся над дверной рамой кнопке, и Савидж понял, что, несмотря на желание побыстрее улизнуть отсюда, женщина обладает несгибаемой волей и твердостью духа, — она просто отключила сигнализацию.

Она распахнула дверь. Дождь хлестал косыми струями. Савидж вышел вслед за Рейчел на широкие белые ступени и тихо притворил за собой дверь. Оказавшись без какого-либо прикрытия в свете дуговых фонарей, он повернулся к женщине, намереваясь отдать ей конкретные указания.

Но она бежала мимо колонн, по ступеням вниз, в бурю!

Нет! Он рванулся следом, собираясь не пустить ее дальше. Черт, да неужели она не понимает, что там могут оказаться охранники?! Не может же она так просто перебраться через ограду — сигнализация сработает!..

Дождь лил теперь еще сильнее, чем когда он пробирался в поместье, и пронизывал холодом насквозь. Но несмотря на то, что его колотила дрожь, Савидж знал: часть влаги, катящейся сейчас по его лицу, — пот. От страха.

Он догнал женщину и уже собрался было схватить ее и оттащить за ближайшую статую, но тут же изменил свое намерение. Потому что Рейчел бежала не просто наугад, а по бетонной дороге, извивающейся по всему периметру поместья, туда, где ее пересекала короткая аллейка. В самом ее конце дуговой фонарь высвечивал длинное, узкое одноэтажное здание с шестью огромными воротами, открывающимися вверх.

Гараж. Вот куда она стремилась. Они спрячутся за ним, чтобы он мог объяснить Рейчел, как они будут выбираться из поместья, минуя датчики сигнализации.

Поднажав, Савидж догнал женщину, на ходу бросив тихим, но властным голосом:

— За мной. За гараж.

Но Рейчел и не подумала его слушаться, а вместо этого ринулась к воротам, которые находились напротив главного здания. Схватилась за ручку на вделанной в ворота двери, но тщетно.

— Боже, заперто, — сквозь слезы прошептала она.

— Мы должны добраться до противоположной стены, чтобы не попасться на глаза охранникам.

Рейчел продолжала крутить ручку.

— За мной! — рявкнул Савидж.

И круто повернулся, услышав возглас, исходивший от усадьбы.

Из двери с пистолетом наготове выскочил охранник, настороженно озираясь по сторонам.

«Черт бы их побрал», — выругался про себя Савидж.

Вслед за первым охранником выскочил второй.

Савидж надеялся, что охранники не разглядят их за плотной завесой дождя.

Тем временем появился третий охранник, и Савиджу стало ясно, что через несколько секунд вся многочисленная охрана начнет прочесывать территорию поместья.

— Да, выбора нет, — констатировал он. — Ваша идея, Рейчел, абсурдна, но на данный момент я ничего лучшего придумать не в состоянии.

Дождь хлынул с ошеломляющей силой, едва Савидж принялся за замок. Когда, справившись с замком, он распахнул дверь, Рейчел проворно скользнула внутрь и протянула руку к выключателю. Савидж успел захлопнуть дверь за секунду до того, как в гараже вспыхнул яркий свет.

Он оглядел находившиеся здесь шикарные машины новейших марок.

— А ключи? Вы вряд ли прихватили их с собой. Я, конечно, могу завести какую-нибудь из них, замкнув провода напрямую, но для этого понадобится минута времени, которой по вашей милости у нас нет.

Рейчел подскочила к роскошному «мерседесу».

— Ключи у нее всегда в замке.

— Что?

— Ни одному вору даже в голову не придет украсть машину у моего мужа.

— Тогда почему дверь в гараж была заперта?

— Разве не ясно?

— Нет.

— Чтобы я не смогла воспользоваться машиной, если каким-то чудом сумею выбраться из дома.

Савидж устремился к «мерседесу», но Рейчел сама уселась на водительское место и грохнула дверцей до того, как он смог воспрепятствовать ей. Она повернула ключ зажигания, который действительно оказался в замке. Наконец двойной двигатель машины зарычал: гараж наполнился едким выхлопным газом.

Рейчел тут же нажала кнопку дистанционного управления на приборной панели. Послышалось скрипение и подвывание. Ворота плавно поползли вверх.

Савидж едва успел распахнуть дверцу машины и нырнуть внутрь, как Рейчел нажала на акселератор. Его откинуло на спинку сиденья. Он чудом успел захлопнуть дверцу, едва не размозжив ее о стремительно надвинувшуюся раму ворот.

— Вы чуть было не уехали без меня! — укоризненно заметил Савидж.

— Я знала, что вы справитесь с ситуацией.

— А что, если бы не справился?!

Рейчел крутанула руль влево, и машина полетела по дороге прочь от гаража. Луч дугового фонаря скользнул по ее опухшему, покрытому синяками лицу. Она еще сильнее вдавила акселератор в пол и снова вывернула руль почти до отказа, на сей раз вправо, чтобы выскочить на дорогу, ведущую прочь от усадьбы.

Савидж не успел пристегнуться, и его откинуло в сторону заноса.

— Что, если бы вы не успели заскочить в машину? — продолжала Рейчел. — У меня сложилось впечатление, что вы весьма находчивы…

— А вот у меня сложилось впечатление, что вы порядочная сука.

— Муженек постоянно называет меня сукой.

— Прошу прощения.

— Не стоит распускать на мой счет нюни. Мне нужен спаситель, способный на решительные действия.

— Что вам нужно в данный момент, — сказал Савидж, наклоняясь к приборной панели, — так это включить «дворники».

— Я же сказала, что вы весьма находчивы.

Савидж огляделся по сторонам и увидел, что охрана пытается заблокировать машине дорогу. В руках у них было оружие, но пускать его в ход они, похоже, не собирались…

Почему? Поначалу это показалось Савиджу странным, но он тут же все понял.

«Они с удовольствием размазали бы мои мозги по асфальту, — подумал он. — Даже были бы за это вознаграждены. Но они не станут стрелять из-за боязни попасть в жену Пападрополиса. Потому что в этом случае всех их, разумеется, даже не расстреляют. Нет. Скормят акулам».

Савидж смотрел прямо перед собой. Блеснула молния. В ее ослепительном сиянии он увидел на дороге человека, в руках которого было ружье, но который, как и другие охранники, не решался стрелять.

Однако не в пример остальным охранникам этот слепил мощным фонарем водителя, стараясь заставить его съехать на обочину.

Рейчел приставила ладонь к глазам козырьком, стараясь защититься от слепящего света, и, не сбавляя скорость, неслась прямо на человека с фонарем.

Охранник отскочил в сторону, причем так пластично, как это способен проделать только человек, долго и упорно занимавшийся гимнастикой. Оказавшись по ту сторону автомобиля, где находился Савидж, он продолжал высвечивать кабину.

И это тоже показалось Савиджу странным, потому что ослепить Рейчел теперь он уже никак не мог.

Дальнейшее логическое размышление Савиджа все расставило по своим местам.

Охраннику важно было увидеть и запомнить лицо Савиджа! Чтобы в дальнейшем описать его внешность Пападрополису и самолично или с помощью других людей опознать его.

Савидж мгновенно прикрыл лицо руками и наклонил голову на тот случай, если охранник решит выстрелить по нему.

В тот момент, когда машина промчалась мимо человека с фонарем, Савидж обернулся и стал смотреть сквозь заднее стекло. Охранники бежали по дороге от усадьбы в гараж к машинам. В доме зажглись все огни. Человек с фонарем стоял спиной к усадьбе, прищурившись и стараясь разглядеть людей в «мерседесе». Луч фонаря мешал Савиджу внимательно рассмотреть лицо охранника, но тот внезапно погасил его, и при вспышке молнии Савидж попытался разглядеть своего преследователя.

Черты лица, конечно, оказались смазанными. Из-за стекавших по стеклу струй дождя. Из-за того, что зрение Савиджа еще не полностью восстановилось после слепящего луча фонаря. Из-за того, что «мерседес» на огромной скорости мчался прочь от охранника.

И все-таки Савидж увидел достаточно. Человек с фонарем был азиатом. Ловкий отскок в сторону от мчащейся машины — был ли он результатом гимнастических упражнений, как вначале подумал Савидж, или же охранник занимался боевыми искусствами?

Четыре секунды. Именно столько времени было отведено Савиджу на изучение стоящего под дождем человека. Молния потухла. Ночь снова сомкнулась над ними.

Но и этих четырех секунд было достаточно, чтобы отметить следующее: мужчине было лет тридцать пять — тридцать шесть, пяти футов десяти дюймов ростом, он был элегантен и крепок на вид. Одет в темные слаксы, подходящую по цвету штормовку и свитер с воротником «черепашья шея». Коричневое, красивое и суровое лицо, тяжелая нижняя челюсть и широкие скулы.

Да, азиат. Но Савидж мог еще точнее конкретизировать свои впечатления. Японец. Савидж за эти четыре секунды не только определил национальность этого человека, он узнал его и содрогнулся от безумного предположения, что этот мужчина…

Савидж боялся даже думать об этом.

…Акира?

Нет! Исключено!

Но пока «мерседес» мчался в темноту, все дальше и дальше от усадьбы, Савидж, анализируя свои моментальные впечатления, понял, что главным в наружности восточного человека была не его жилистая фигура и не суровые черты лица.

Нет. Главным в ней была печаль, ощущавшаяся во всем облике японского охранника.

Акира был самым печальным человеком из всех, с кем Савиджа сводила судьба.

Но этого не может быть!

Савидж пребывал в шоковом состоянии. Как-никак Рейчел находилась под его попечительством. Держалась она хорошо и старалась не выказывать явных признаков истерии.

— Вам ни за что не пробиться сквозь ворота.

— Увидим. — Женщина еще больше увеличила скорость.

— Но ворота сделаны из стали особого сплава.

— Эта машина тоже. Покрыта броней. Держитесь за приборную панель. «Мерседес» сокрушит ворота подобно танку.

Находившиеся у ворот охранники разбежались врассыпную. Стремительно быстро приближались цельнометаллические ворота. Яростно обрушившись на них всей своей массой, «мерседес» успешно одолел этот барьер.

Савидж оглянулся назад и сквозь заливаемое дождевыми потоками стекло увидел фары преследующих их машин.

Он размышлял.

Над тем, что…

Человек, сидящий за рулем первого автомобиля, был точь-в-точь похож на Акиру.

— Я вас напугала? — Рейчел хихикнула.

— Вовсе нет.

— Тогда почему вы так побледнели?

— Потому что я, похоже, увидел призрака.

Глава 14

У Савиджа было заготовлено несколько вариантов плана похищения Рейчел с острова. Окажись условия идеальными, он доставил бы ее к месту, где один из членов савиджской команды припас для них мотоцикл. В полукилометре от усадьбы. Отсюда они могли бы добраться до любой из трех пещер-гротов, в каждой из которых их ждала небольшая, но оснащенная мощным мотором лодка, готовая доставить их к рыбачьему траулеру, курсировавшему близ острова.

Одной из возможных случайностей, о которых беспокоился Савидж, была, разумеется, погода. Пока он пробирался в поместье, буря была ему на руку, — чем сильнее дождь, тем лучше он был защищен от посторонних глаз. Но он надеялся, что ко времени побега шторм утихнет, а вместо этого он лишь усилился. Ветер слишком силен, а волны чересчур высоки, следовательно, лодка не пройдет по такому морю. К тому же рыболовецкий траулер в такую погоду тоже подвергается опасности и вынужден будет искать убежище.

Разумеется, Савидж никогда не строил свои планы в расчете только на хорошую погоду, даже если все прогнозы казались благоприятными. Один из его разведчиков обнаружил на острове безопасную пещеру, в которой беглецы могли укрыться до той поры, пока погодные условия не позволят им воспользоваться лодкой. Савидж полностью исключал возможность преследования с собаками, так как знал, что Пападрополис ненавидит псов и не держит их в своей усадьбе. Но даже если бы собаки и были, при таком ливне они все равно оказались бы бесполезными.

Савидж учитывал также, что стража вполне способна отыскать лодку в пещерах, и поэтому предпочел вертолет, который будет его ждать на ближайшем острове — Делосе. Ему оставалось всего лишь послать радиосигнал с помощью передатчика, находящегося у него в рюкзаке, и вертолет моментально прибудет к назначенному месту.

Но что, если дождь не прекратится и вертолет просто нельзя будет поднять в воздух? Что, если люди Пападрополиса окажутся в месте предполагаемой встречи? А пока их преследует погоня, о том, чтобы добраться до пещеры, не может быть и речи. У него оставался последний вариант плана, самый рискованный, но в данной ситуации единственно возможный.

— Сейчас будет развилка. Сворачивайте налево, — приказал он.

— Но таким образом мы отправимся на северо-запад. То есть…

— К Миконосу, — кивнул Савидж.

— Но этот городок — лабиринт! Нас загонят в угол прежде, чем мы сумеем спрятаться!

— А я и не собираюсь прятаться. — Савидж оглянулся назад и увидел стремительно приближающиеся фары преследующих их автомобилей.

Акира?! Нет, не может быть!

— Что значит «не собираюсь прятаться»? Что же тогда нам…

— Развилка. Делайте, что вам говорят. Налево.

Резко повернув, машина полетела уже не по бетонной дороге, а по разбитому, грязному шоссе. Земля раскисла от доходя. Тяжелый, бронированный «мерс» утопал в глубоких выбоинах, заполненных жидкой грязью. Колеса буксовали, зад задирался и вилял, но машина неслась вперед.

«По крайней мере, преследующим нас машинам придется испытать то же самое», — подумал Савидж. Он заметил, что количество машин, участвующих в погоне, заметно увеличилось.

Топкая дорога заставила Рейчел сбросить скорость до тридцати миль в час. Но и при этом она с трудом удерживала руль и выравнивала автомобиль, чтобы тот не загремел в придорожную канаву, выполняя приказ Савиджа.

— Удовлетворены?

— Пока — да. Кстати сказать, вы неплохо водите.

— Пытаетесь завоевать мое доверие?

— Никогда не помешает, — сказал Савидж. — Но я не лгал.

— Мой муж лгал мне без передышки. Откуда мне знать…

— Что я не делаю того же? Дело в том, что моя безопасность зависит от вас, и если бы вы не смогли справиться с управлением, я бы предложил поменяться местами.

— Комплимент принят. — Рейчел сосредоточенно смотрела прямо перед собой, пытаясь наращивать скорость.

Савидж снова оглянулся назад. Нет, погоня не приблизилась. Но, к сожалению, продолжалась.

— Мой муженек нанял кретинов. У них был шанс остановить нас еще на территории поместья — достаточно было прострелить шины. Но они не догадались.

— Это не имело особого смысла.

— Почему же? Не понимаю.

— Шины на такой тяжелой машине должны быть непременно повышенной прочности, которым не страшна даже пуля сорок пятого калибра.

Мощный порыв ветра обрушился на автомобиль.

Рейчел чуть было не съехала с дороги. Дрожащим голосом она спросила:

— А что будет, когда мы доберемся до Миконоса?

— Если мы до него доберемся. Сейчас — все внимание на дорогу.

Они въехали в деревушку Ано-Мера. В этот поздний час она казалась вымершей. Ни одного огонька. «Мерседес» на вымощенной булыжником дороге вновь набрал скорость. Но как только автомобиль проскочил деревню, Рейчел пришлось опять сбавить скорость.

Снова грязь.

Савидж облегченно вздохнул.

Рейчел не поняла его.

— Я сделала что-нибудь не так?

— Да нет, просто я опасался, что охрана свяжется с людьми в деревне, которым ваш муж платит за то, чтобы они следили за проезжающими чужаками, и мы попадем в ловушку.

— Вы аккуратно готовите домашние задания.

— Стараюсь, но всего не предугадаешь, всегда существует опасность напороться на нечто непредвиденное. Знание — сила. Неосведомленность…

— Заканчивайте же! Что вы имеете в виду?

— Неосведомленность — смерть. Мне кажется, что преследователи нас нагоняют.

— Это я тоже заметила. В зеркальце заднего обзора. Просто разговор помогает мне забыть о страхе. Если нас схватят…

— Вреда вам не причинят…

— До приезда муженька. Тогда он меня изобьет, жестоко изобьет, а потом изнасилует. Но вас…

— Убьют.

— Тогда почему вы мне помогаете? Сколько вам заплатила сестра?

— Не в этом дело. Следите лучше за дорогой, — буркнул Савидж. — И если мы доберемся до Миконоса — а это еще восемь миль пути, — неукоснительно выполняйте мои инструкции.

— Значит, у вас все же есть план.

— И даже не один. Повторяю, — Савидж взглянул на преследующие и, вполне возможно, уже почти нагнавшие их автомобили, — ваша жизнь зависит от безоговорочного подчинения моим приказам. Делайте все в точности, как я велю.

— Когда мне приказывал муж, я отказывалась подчиняться. Но когда это делаете вы, я готова следовать за вами даже в ад.

— Будем надеяться, что до этого дело не дойдет.

Глава 15

Фары «мерседеса» озарили стены кубических строений, ослепительно белых даже в непроглядной темноте.

— Миконос! — Рейчел сильнее надавила на педаль акселератора.

— Нет! — крикнул Савидж.

Слишком поздно. Внезапно возросшая скорость придала «мерседесу» ускорение, и он заскользил по грязи, как гидроплан по воде. Машину занесло вбок, развернуло дважды — руль стал совершенно бесполезен, живот Савиджа свело, и они стукнулись об ограду, идущую вдоль дороги.

Рейчел перевела рычаг на задний ход и снова ударила по педали акселератора.

— Прекратите! — сказал Савидж.

Но худшее уже было сделано. Вместо того чтобы отскочить от ограды и снова очутиться на дороге, Рейчел заставила «мерс» скользнуть вбок и врезаться в насыпь, которая застопорила ходовую часть машины и приподняла ее вверх. Колеса крутанулись, но не в грязи, а в воздухе. Машина стала бесполезной. Усилий двух человек не хватило бы для того, чтобы столкнуть такую громаду с насыпи.

Фары преследующих их автомобилей стремительно приближались.

Рейчел выкарабкалась из машины. Савидж постарался как можно быстрее к ней присоединиться. Его ботинки утопали в грязи. Он поскользнулся и чуть не упал, но сумел чудом удержаться на ногах, а вот Рейчел упала. Савидж поднял ее и, схватив за руку, повлек вперед. Все происходящее походило на кошмарный сон: они вовсю бежали по грязи, оставаясь при этом на месте.

И тем не менее, подвластные силе энергии, они продолжали упорно двигаться вперед. Сверкающие белизной кубы становились все больше и объемнее, а фары машин — все ближе и ближе.

И вдруг, словно по команде, ощущение топтания на месте исчезло. Ботинки Савиджа застучали по выложенной камнями дороге, и ему показалось, что он избавился от каната, удерживавшего его на месте. Они с Рейчел ринулись вперед по твердому покрытию улицы.

Когда они ворвались в городок, Савидж понял, что «мерс» здесь им не пригодился бы. Улица, по которой они бежали, была очень узкой и извилистой. К тому же она вдруг раздвоилась и так резко пошла вверх, что машина не смогла бы подняться по ней ни на какой скорости. Слушая рев машин, Савидж выбрал левое ответвление и побежал по нему, внезапно оказавшись перед очередной развилкой. Ошарашенный, он понял, что не важно, какое направление выбирать, вскоре появится очередная развилка.

Миконос представлял собой сложный лабиринт, сооруженный в древности в целях защиты от пиратов, — здесь было удобно устраивать западни.

За спиной послышались звуки захлопывающихся дверей, злые голоса и громкое эхо от топающих по улицам ног. Савидж посмотрел на расходящиеся в разные стороны две дороги. Левая вела вверх, правая — вниз. Он без колебаний двинулся направо: к бухте. Держа Рейчел за руку, он побежал, но вскоре убедился, что и эта улица стала подниматься вверх.

«Она ведет нас туда, откуда мы начали путешествие по лабиринту», — подумал он.

Савидж крутанулся на месте, и они стали возвращаться назад, откуда ушли. Кроме шума дождя да яростных возгласов преследователей, не было слышно ни единого звука. Лишь белизна домов, случайный свет в окне да периодически сверкавшая молния помогали Савиджу ориентироваться в полной темноте.

Наконец он обнаружил переулок, которого не заметил ранее. Он шел очень круто вниз и был настолько узок, что плечи Савиджа то и дело касались стен. Они вышли на другую, горизонтальную, улицу, настолько ровную, что Савидж не мог понять, в какую сторону им следует бежать, чтобы в конце концов достигнуть гавани. Однако, услышав слева погоню, они с Рейчел помчались вправо.

В конце этой улицы обычной развилки не было, а было только одно ответвление, и вело оно наверх!

«Нет! Нам надо двигаться к гавани!»

Савидж повернулся и стал оглядывать проулок, которым они только что бежали. Грохот шагов и брань охранников приближались. В конце проулка блеснули лучи фонарей. Один из охранников приблизился к другому, осветив его лицо фонарем.

Этот второй оказался японцем. И Савидж с беспокойством подумал об Акире. Японец схватил первого охранника за руку и убрал луч фонаря со своего лица. Они побежали по проулку. Туда, где находились Савидж и Рейчел.

«Пока они нас не заметили. Но скоро это произойдет».

Савидж споткнулся о какой-то предмет у стены. Стена была только что выкрашена белой краской, а предмет, о который споткнулся Савидж, оказался лестницей. Он приставил ее к стене, и Рейчел проворно полезла вверх. Савидж последовал за ней, краем глаза следя за тем, как лучи фонарей ощупывают двери домов, переулки и приближаются… приближаются…

Очутившись на крыше, он стал поднимать лестницу. Она заскрипела, царапая стену, и фонари мгновенно метнулись в их сторону. Свет ослепил Савиджа. Он откинулся назад, продолжая тянуть на себя лестницу, и услышал характерный звук выстрела из пистолета, снабженного глушителем, — пуля просвистела у самого его уха. В следующий миг Савидж был уже невидим людям с улицы.

Он хотел было опустить лестницу по другую сторону дома, но передумал.

— Рейчел, беритесь за другой конец.

Они неуклюже бежали, таща лестницу, но внезапно остановились, когда под ними разверзлась пропасть пересекающей путь улицы.

А вдали виднелись смутные огоньки заливаемой дождем гавани.

— Опустите лестницу.

Он перекинул лестницу через улочку, уперев ее конец в крышу на противоположной стороне и устанавливая ее как можно надежнее.

Рейчел поползла вперед, но мокрые от дождя перекладины были скользкими, и одно колено у нее соскользнуло вниз. Рискуя потерять равновесие и превозмогая страх, она снова уперлась коленом в перекладину и поползла дальше.

Савидж держал лестницу, обеспечивая ей устойчивое положение. Он смотрел вниз, на разверзшуюся под ним черную пасть улицы, и, хотя не видел лучей фонариков, слышал крики преследователей. Потом оглянулся назад, туда, откуда они с Рейчел пробирались по лестнице на крышу. Там не было ни души.

Дождь хлестал его по глазам. Он, прищурившись, посмотрел на Рейчел, пытаясь разглядеть ее на противоположной стене. Потом лег животом на лестницу, оттолкнулся ногами и быстро заскользил по перекладинам вперед.

Очутившись на следующей крыше, Савидж встал и подтянул к себе лестницу. Взявшись за ее концы, они с Рейчел побежали дальше, к другой улочке, опускаясь все ниже и ниже к заливу.

Перебравшись через очередной проулок, пропустив, естественно, Рейчел вперед, Савидж обернулся. Сверкнувшая молния заставила его зажмуриться, но все-таки в ослепляющем белом свете он смог разглядеть появившуюся над стеной голову. Голову японца. Савидж вспомнил его сверкающий меч!.. Японец резко выпрямился во весь рост.

К нему тут же присоединился еще один человек, он встал рядом с японцем и навел пистолет на Савиджа.

Японец на скользкой от дождя крыше потерял равновесие. Но он всегда двигался настолько изящно и ловко, что вряд ли кому-нибудь могло бы прийти в голову, что он может упасть. Тем не менее именно это и произошло, японец повалился на человека с пистолетом, сбив его с ног. Выстрел ушел в пустоту. Человек с пистолетом опрокинулся на спину. И с воплем полетел вниз.

Японец взглянул вниз и поспешил к Савиджу и Рейчел. Его движения снова были изящны и легки.

«Он остановится! — думал Савидж. — Не сможет одолеть две глубокие расселины без лестницы, которой воспользовались мы.

Не обманывай себя. Если это Акира, он отыщет какой-нибудь способ.

Но ведь тебе прекрасно известно, что это не может быть Акира!»

На грани отчаяния Савидж схватил лестницу. Чувствуя, что Рейчел старается изо всех сил ему помочь, он взглянул на японца, надеясь, что когда тот доберется до края крыши, то неизбежно остановится. Но тот и не думал останавливаться, а, изогнув свое пластичное, ловкое тело и расправив руки, он как бы воспарил в воздухе. Затем, съежившись или собравшись в комочек, приземлился на крыше с противоположной стороны и, чтобы самортизировать силу удара, перекатился по ней, а потом также легко и изящно вскочил на ноги и продолжил бег.

Обремененные лестницей, Савидж с Рейчел спешили к следующей улице. Но на сей раз вместо того, чтобы перекинуть ее на очередную крышу, Савидж приставил ее к стене. Пока Рейчел скатывалась по ней вниз, Савидж в полном изумлении наблюдал за тем, как японец перелетает через проулок.

Где-то рядом заорали охранники. Савидж спустился вниз и откинул лестницу прочь, чтобы японец не смог ею воспользоваться. Проулок уходил вниз и вправо. Они с Рейчел во весь опор помчались дальше. У себя за спиной Савидж услышал бешеный топот ног, японец подбежал к краю крыши.

«Он прыгнет с крыши и, может быть, разобьемся. Ну, на худой конец что-нибудь себе повредит.

Да как же — жди. Он похож на кошку».

Достигнув конца проулка, Савидж увидел перед собой еще одну идущую горизонтально улицу и снова растерялся, не зная, в какую сторону податься. Где этот чертов залив?

Свет, пробивавшийся из окна, высветил в конце улицы воду, стекавшую куда-то вниз.

Он схватил Рейчел за руку и побежал в ту сторону. Крики охранников слышались совсем рядом. Погоня приближалась. Впереди замелькали лучи фонарей.

Открывшийся справа переулок вел еще дальше вниз. Чем ближе к заливу, тем более узкой становилась улица, уподобляясь бутылочному горлышку, обращенному к морю. Это Савидж знал. Каждый раз, добегая до очередной развилки, он рисковал ошибиться и случайно свернуть в проулок, ведущий наверх, то есть уводящий от цели.

Но Савидж должен был признать, что преследователи разгадали его план. «Они постараются опередить нас и первыми выйти к заливу».

Он молил Бога, чтобы они заблудились в лабиринте. Но среди криков и проклятий Савидж отчетливо слышал шаги единственного неотступно следовавшего за ним человека.

Несомненно, это был японец.

И вдруг, словно разбив вдребезги оковы кошмара, Савидж выскочил из лабиринта, оставив позади все бесчисленные преграды. Теперь путь был свободен — по пляжу, к докам. И никакие преследователи здесь их не ждали. Рядом Савидж слышал частое дыхание Рейчел, совершенно выбившейся из сил.

— Постарайтесь продержаться еще чуть-чуть, — произнес Савидж. — Мы почти у цели.

— Господи… надеюсь, — прошептала она, с трудом переводя дыхание.

— Как бы там ни было, — выдохнул Савидж, — но вы держались отлично. Я горжусь вами.

Это не был банальный комплимент. Женщина повиновалась ему беспрекословно. Но добрые слова, без сомнения услышанные Рейчел после долгого-долгого перерыва, совершили чудо, на которое так надеялся Савидж. Женщина собрала остаток сил и помчалась быстро, словно желая его обогнать.

— Я ведь не шутила, когда сказала, что пойду за вами в ад, — проговорила она.

Глава 16

Яхта — одна из многих — была пришвартована в дальнем конце причала. Запасной вариант Савиджа. В том случае, если бы лодки в гротах были обнаружены, рыболовецкий траулер не пришел бы в назначенное место из-за плохой погоды, а вертолет не смог бы сняться с Делоса и подобрать Савиджа с Рейчел, последней надеждой на спасение была эта яхта, которую член команды Савиджа оставил в гавани Миконоса.

Савидж прыгнул на борт, отвязал канаты, которыми яхта была привязана к причалу, и, подняв крышку над мотором, схватил ключи, прикрепленные липкой лентой в условленном месте. Вставив ключ в замок и повернув его, он чуть не закричал от радости, когда услышал рычание двигателя. Затем он нажал на акселератор и почувствовал покачивание палубы, когда яхта, вильнув, стала на хорошей скорости удаляться от причала.

— Спасибо! — обняла его Рейчел.

— Ложитесь на палубу!

Она мгновенно повиновалась.

Пока яхта отходила от причала, вздымая волны, казавшиеся карликовыми по сравнению с гигантскими волнами шторма, Савидж, прищурившись, смотрел через плечо на берег. Бушевавшие волны заставляли яхту то вставать на дыбы, то зарываться в воду носом, но все-таки Савиджу удалось разглядеть бегущего по пирсу человека.

Японец. Свет фонаря высветил печальное лицо японца, точь-в-точь такое, как у Акиры.

Но сейчас это лицо было не просто печальным. Оно выражало целую гамму чувств. Смятение. Отчаяние. Ярость.

И, как ни странно и удивительно, — страх.

«Чепуха какая-то», — подумал Савидж, но он не ошибся. Страх на лице азиата доминировал над всеми остальными чувствами.

— Савидж? — послышался напряженный, едва различимый в грохоте волн голос.

— Акира? — Ответный зов Савиджа заглушила обрушившаяся на него волна, он закашлялся и выплюнул соленую воду изо рта.

Тем временем на причале появились остальные охранники. Они целились в яхту, но стрелять не решились из опасения попасть в жену хозяина. Их лица выражали безысходное отчаяние.

Японец закричал:

— Но я видел тебя!..

Шторм заглушил конец фразы.

— Видел меня? — заорал Савидж. — Это я видел тебя!

Савидж не мог позволить себе отвлекаться. Ему надо было выполнить задание, а для этого необходимо благополучно вывести яхту из залива.

— …мертвым! — прокричал японец.

Рейчел приподняла голову и спросила:

— Вы знаете этого человека?

Савидж изо всех сил сжимал рулевое колесо яхты. Сердце стучало так громко, что, казалось, вот-вот вырвется из груди. На него накатилась дурнота. Кружилась голова. Еще тогда, в лабиринте, он предвидел, что японец прыгнет со стены, как кошка.

«Да. Как кошка», — подумал Савидж. И девять жизней как не бывало.

— Знаю ли я его? — переспросил он у Рейчел, пока яхта боролась с бушующими волнами, стараясь выбраться из залива. — Да, знаю. Господи, помоги мне.

— Ветер! Я ничего не слышу!

— Шесть месяцев назад я видел его мертвым!

ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ

Глава 1

Шесть месяцев назад Савидж работал на Багамах. Он был приставлен нянькой к девятилетнему сыну американского производителя косметических товаров, и главной его обязанностью было следить, чтобы, пока родители отдыхают, мальчика не умыкнули террористы. Проведя небольшое расследование, Савидж установил, что в адрес этой семьи никогда не поступало никаких угроз, а поэтому его задача, в сущности, заключалась в том, чтобы составить компанию мальчику, пока родители будут наслаждаться прелестями местных казино. Теоретически подобную роль можно было поручить кому угодно, но, оказывается, бизнесмен частенько позволял себе оскорбительные высказывания в адрес местного населения. Поэтому Савидж пришел к выводу, что потенциальные террористы обладают более темной кожей, нежели его наниматель. Но в таком случае, зачем было парфюмерному боссу вообще ехать на Багамы? А не в Лас-Вегас, например? Может быть, потому, что более эффектно произнести в кругу друзей, что ты ездил именно на Багамы, а не куда-нибудь еще…

Савидж не был согласен с подобной постановкой вопроса, но никак этого не выказал. Его работа все же заключалась не в обожании своего клиента, а в обеспечении его безопасности, и, кроме того, несмотря на явную антипатию к своему нанимателю, он наслаждался обществом его сына. Без отрыва от производства, то есть, так сказать, обеспечивая парнишке надежную охрану, Савидж обучил его виндсерфингу и нырянию с аквалангом. На денежки бизнесмена он нанял рыбачью лодку, которую водил, к особому бунтарскому удовольствию Савиджа, местный багамский капитан, и, не пользуясь наживкой, показал восхищенному ребенку магию летающих рыб-парусников и марлинов. Короче, он вел себя с мальчиком так, как следовало бы вести себя любящему отцу.

А когда парнишка вместе с родителями улетел домой, в Атланту, Савидж почувствовал гнетущую пустоту. «Да, — думал он, — получил настоящее удовольствие. Не всякая работа столь приятна». И остался на Багамах еще на три дня. Плавание, бег, наращивание мускулов. Отпуск. И вполне заслуженный. Но потом появилась жажда работы. Савидж позвонил одному из своих посредников — ресторатору из Барселоны, и тот сообщил, что некий ювелир из Брюсселя им интересовался и что если Савидж свободен, то его агент свяжется с ним.

Глава 2

Агент Савиджа, англичанин Грэм Баркер-Смит, который в свое время лично тренировал Савиджа и сделал из него исполнительного защитника, жил в доме, перестроенном из бывшей каретной, на элегантной, мощенной кирпичом улице в Нью-Йорк-Сити, в полуквартале от площади Вашингтона. И как любил говаривать Грэм, «в полночь здесь слышен вой наркоманов».

Ему было пятьдесят восемь лет, и он здорово располнел от чрезмерного потребления шампанского и икры. В своей худосочной молодости он служил в английском элитном подразделении командос — Особых парашютных частях, а после увольнения в запас состоял в защитных эскортах при нескольких премьер-министрах. Но потом понял, что армейские и гражданские заработки не шли ни в какое сравнение с гонорарами, которые он мог получать в качестве наставника защитников. Америка предлагала ему широчайшие возможности на этот счет.

— Это было после того, как застрелили президента Кеннеди. А после него — Мартина Лютера Кинга. А затем — Роберта Кеннеди. Всех, мало-мальски причастных к большой политике, волновали политические убийства. Разумеется, Сикрет сервис завладело рынком охраны высокопоставленных политиков. Так что я выбрал выдающихся бизнесменов. «Вот у кого деньги», — думал я и после волны терроризма в семидесятых сколотил себе умопомрачительное состояние.

Несмотря на двадцать лет, проведенных в Америке, Грэм так и не избавился от английского акцента, а речь его превратилась в довольно забавную смесь американских и английских выражений.

— Некоторые бизнесмены, которых мне пришлось защищать, — Грэм сложил губки бантиком, — были всего лишь одетыми в классные костюмчики от братьев Брукс хулиганьем. Элегантный фасад. И никакого класса. Ничуть не походили на тех аристократов, на которых я привык работать. Но вот чему я выучился: защитник обязан подавлять свои суждения о нанимателе. Если позволить возобладать своему негодованию, то неизбежно совершишь, сам того не желая, ошибку, которая приведет к смерти клиента.

— Значит, по-твоему, защитник вообще не имеет права неодобрительно относиться к действиям своего клиента?

— Это было бы непозволительной роскошью. Если бы мы оказывали услуги только тем, кого безоговорочно одобряем, то большую часть времени не имели бы работы вообще. У каждого человека свои недостатки. Но все-таки минимум требований к потенциальному клиенту я всегда соблюдал. Например, я никогда не помогал торговцам наркотиками, оружием, террористам, мафиози, развратителям малолетних, людям, избивающим своих жен, и членам различных военных группировок. Мне просто не удалось бы настолько подавить свое отвращение к ним, чтобы я смог их защищать. Но если у тебя нет полной уверенности в том, что ты имеешь дело со стопроцентным злом, то ты не вправе судить своего клиента. Конечно, ты всегда волен отказаться от работы, если предложенная сумма кажется несерьезной или же дело — чересчур опасным. Наша терпимость вовсе не означает лопоухости. Прагматизм. Вот на чем основывается наша профессия. Способность притереться к обстоятельствам.

Грэму доставляла огромное наслаждение возможность пофилософствовать на подобные темы, и он, несмотря на запрещение кардиолога, позволил себе закурить огромную сигару, дым от которой облаком окутал его лысую голову.

— Ты когда-нибудь задавался вопросом, почему, собственно, я выбрал тебя в качестве ученика?

— Думаю, из-за той подготовки, которую я получил в СИИЛз.

— Да, подготовка впечатляла, нет слов. Когда ты пришел ко мне, я увидел сильного парня, привычного к стрессам и экстремальным ситуациям. Достойное прошлое. Перспективный ученик. Разумеется, пока сырой материал. Я бы даже сказал так — грубо очищенный. Только не обижайся, пожалуйста. Ведь я собираюсь отвесить тебе комплимент. Разумеется, СИИЛз — одна из наиболее мощных группировок командос в мире, хотя мой САС сам по себе уникален. — Глаза Грэма сверкнули. — Но военные настаивают на строжайшем подчинении приказам, в то время как защитник — лидер, никем не ведомый. Или, если конкретизировать эту мысль, защитник устанавливает со своим нанимателем определенное равновесие: командуя, он одновременно подчиняется, позволяет клиенту делать все, что тому заблагорассудится, но требует при этом непременного соблюдения определенных условий. Отношения, подобные этим, называются симбиозом.

— Это слово мне знакомо, — сухо заметил Савидж.

— Отдавать и брать, — сказал Грэм. — Защитник предлагает услуги военного специалиста — верно. Но, ко всему прочему, он должен обладать способностями и умением дипломата. И, прежде всего, быть существом думающим. Так именно твой ум — вот, что меня в тебе привлекало. Ты подал в отставку из СИИЛз…

— Потому что был не согласен с тем, что произошло на Гренаде.

— Да, да, вторжение армии Соединенных Штатов на этот крошечный островок в Карибском море. Вот уже несколько лет, как ты работаешь на меня, а день интервенции, насколько мне помнится, — двадцать пятое октября тысяча девятьсот восемьдесят третьего года.

— Твоя память, как всегда, превосходна.

— Поскольку я британец, то безотчетно точен. Шесть тысяч американских солдат — соединенные силы рейнджеров,[4] морских пехотинцев, СИИЛз и Восемьдесят Второй Соединенной Десантной — атаковали Гренаду с тем, чтобы спасти тысячу американских студентов-медиков, взятых в плен советскими и кубинскими частями.

— Предположительно захваченных в плен.

— В твоем голосе ничуть не меньше злости, чем в тот день, когда мы с тобой впервые встретились. Ты до сих пор считаешь, что вторжение было неоправданным?

— Если быть совершенно точным, то на острове действительно не все было в порядке. В результате государственного переворота был свергнут премьер-министр — он был прокубинцем, но его место занял марксист. Всего лишь разные оттенки красного. Переворот вызвал гражданские беспорядки. Сто сорок демонстрантов были застрелены местными солдатами. И бывший премьер был убит. Но ведь американские студенты-медики остались в своей коммуне, и ни один из них не был ранен. Так что суть дела в том, что два политика-коммуниста просто-напросто стали драться за власть. Я не знаю, почему американские студенты изучали медицину на прокубинском острове, но переворот вовсе не угрожал стабильности в Латинской Америке.

— А как насчет кубинских, восточнонемецких, северокорейских, ливийских, болгарских и советских технических специалистов, оказавшихся в действительности обыкновенными солдатами?

— Ну, это — явное преувеличение американской разведки. Лично я видел только солдат местной армии да кубинских строителей. Верно, когда началось вторжение, кубинцы похватали ружья и стали драться так, словно прошли военную подготовку, но, скажи на милость, какой молодой кубинец ее не имеет?

— А выстроенная взлетная полоса в десять тысяч футов, способная принимать бомбардировщики дальнего действия?

— Я видел полосу, но она в два раза короче и пригодна лишь для приема коммерческих самолетов, доставляющих туристов. А вторжение являлось всего лишь шоу. Соединенные Штаты обнаружили полную беспомощность, когда в семьдесят девятом Иран захватил в качестве заложников сотрудников нашего посольства в Тегеране. Рейган победил Картера на выборах только потому, что поклялся принимать незамедлительно самые решительные меры, если американцам будет грозить какая-либо опасность. Сразу же после переворота на Гренаде арабский террорист вогнал грузовик, начиненный взрывчаткой, в бараки американской морской пехоты в охваченном войной Ливане. Погибло двести тридцать американских солдат, выполнявших миротворческую миссию. И что же? Ведь на эту омерзительную акцию Рейган никак не ответил, не стал применять в отношении Ливана санкции. Потому что ситуация на Среднем Востоке была чересчур сложной. Так что же он предпринял, дабы сохранить свое лицо? Приказал американским войскам высадиться на маленьком островке в Карибский бассейн якобы для освобождения американских заложников.

— Но американцы восприняли события на Гренаде как борьбу за свободу, как значительную победу Соединенных Штатов над силами коммунизма в западном полушарии.

— Потому что никаких репортеров, кроме военных, на остров не пускали. На языке обывателей это называется ложью, а в политике — дезинформацией.

— Верно, — согласился Грэм. — Дезинформация. Вот то самое слово, которое я надеялся услышать. Как я уже упоминал, прежде всего меня привлек в тебе твой ум. Способность отступить от шаблонного образа мыслей, докопаться до истины и самостоятельно оценить ситуацию. Так почему же твоя реакция на вторжение была столь резко отрицательной?

— Ты ведь отлично знаешь. Я был в первом эшелоне, нанесшем удар по острову. Нас сбросили на парашютах с транспортного самолета в открытое море. На парашютах были также спущены плоты, потому что нам предстояло преодолеть некоторое расстояние до острова. Но Морфлот неверно оценил погодные условия. Ветер оказался намного сильнее, чем предсказывали. А ночью поднялись такие огромные волны, что плоты отнесло в сторону. И прежде чем мы добрались до них, множество… множество моих друзей… утонуло.

— Погибли с честью.

— Да.

— Во имя процветания родной страны.

— Во имя процветания президента-киноактера, пославшего нас в бой, чтобы самому прослыть героем.

— И ты с отвращением отказался продолжать службу в военно-морских силах, несмотря на пятьдесят тысяч, предложенные военным ведомством. Бывший рекрут СИИЛз, один из лучших специалистов своего дела, ты мог бы потребовать у вербовщика наемников соответствующую твоей квалификации грандиозную плату.

— Я не хотел быть наемником.

— И правильно. Тебе необходимо более высокое положение. С присущей тебе мудростью ты понял, что твое назначение — быть не солдатом, а защитником.

Грэм откинулся на спинку кресла за огромным столом красного дерева и с наслаждением запыхал сигарой. Несмотря на тучность, он носил идеально сидевшие на нем костюмы, скрадывавшие изъяны его фигуры: серый в тончайшую полоску костюм и жилет, галстук приглушенных темно-бордовых тонов и изысканный голубенький платочек, который всегда выглядывал из кармашка пиджака.

— Галстук не должен подбираться под цвет платка и наоборот, — настойчиво повторял он Савиджу, инструктируя, как именно следует одеваться охраннику, когда он сопровождает именитого клиента на полуофициальное заседание или банкет. — Носи одежду, подобающую соответствующей ситуации, но твой костюм не должен выглядеть элегантнее костюма твоего клиента.

Умение правильно одеваться было одним из множества правил поведения исполнительного защитника, которым Грэм обучал Савиджа. Занятия оказались куда более сложными, чем представлялось Савиджу, когда он впервые пришел к своему будущему наставнику в конце восемьдесят третьего года. Но к чести бывшего десантника следует заметить, что он и не предполагал, будто на новой работе ему понадобится только его отменная физическая и военная подготовка. Совсем наоборот. Подготовка в подразделениях командос научила Савиджа ценить и уважать знания и тщательнейшим образом готовиться к любому заданию. Знание — сила. Неосведомленность — смерть. Вот почему он пришел к Грэму — набраться знаний и постичь все тонкости своей новой профессии.

Что касается оружия, то Савиджу не требовалось особой подготовки. Не существовало такого оружия — огнестрельного, взрывчатого, стреляющих и обыкновенных ручек и даже струн от роялей, — которым Савидж не смог бы воспользоваться.

Но вот техника слежения… Прежнее обучение Савиджа было ориентировано на нападение, штурм, а не слежение.

А подслушивающие устройства?.. Так называемые «жучки»?

Савидж знал по опыту, что в джунглях жучки являются разносчиками всякой заразы, но он и не предполагал, что в данном случае это были миниатюрные микрофоны, которые можно вмонтировать в телефонные аппараты, лампы, стены.

А маневренное управление машиной?.. Савидж никогда не убегал от противника. Он всегда нападал. А езда в машине сводилась к транспортировке его и его товарищей к ближайшему аэродрому или морскому порту, откуда их доставляли в место назначения. В сущности, вождение автомобиля было развлечением, когда во время увольнительной Савидж брал напрокат «корвет» и носился от бара к бару, пока не наступало время возвращаться в часть.

— Развлечение? — Грэм подмигнул. — От этого я тебя излечу. И забудь навсегда о красивых, броских машинах. Что же касается баров, то ты будешь пить умеренно, причем самые изысканные вина и только во время еды, но на задании — никогда. Куришь?

Савидж курил.

— С этим придется тоже покончить раз и навсегда. Иначе ты можешь не заметить внезапно возникшую опасность для твоего принципала…

— Кого?

— Принципала. В той профессии, которой, как ты уверяешь, хочешь обучиться, клиент называется принципалом. Лучшего слова не придумаешь, потому что клиент становится главным — единственным — объектом твоего постоянного, пристального внимания и защиты. Мало ли что может произойти, пока ты закуриваешь или достаешь из кармана зажигалку! Думаешь, я противоречу себе, поскольку сам курю сейчас эту вот сигарищу? Отнюдь. Я свое уже отработал и сменил профессию защитника на профессию учителя и заботливого дяди, спасающего своих учеников от безработицы. За определенную плату, разумеется. Но вот ты, скажи, как ты сможешь защитить принципала с сигаретой в руках? Да, учить тебя придется многому.

— Так научи.

— Для начала ты должен доказать, что стоишь того.

— Каким образом?

— Почему ты решил стать…

— …телохранителем?

— Исполнительным защитником. Телохранитель — головорез. Защитник — творческая личность, артист. Так почему же ты выбрал именно эту профессию?!

Привыкший к оскорбительным окрикам военных инструкторов, Савидж даже внимания не обратил на гневную вспышку Грэма и принялся перебирать в уме мотивы, приведшие его сюда, стараясь подобрать слова, способные точно выразить его мысль.

— Чтобы быть полезным.

Грэм вскинул брови.

— Не худший из возможных ответов. Развей свою мысль.

— В мире слишком много боли.

— Почему бы в таком случае не вступить в Корпус Мира?

Савидж внутренне подтянулся.

— Потому что я солдат.

— Который теперь решил стать защитником? Comitatus. А, я вижу, что это название тебе незнакомо. Не важно. Скоро ты все поймешь… Потому что я решил взять тебя в ученики. Придешь сюда через неделю. К тому времени прочтешь «Илиаду» и «Одиссею». Обсудим этические проблемы.

Савидж не выказал удивления, хотя подобное задание показалось ему странным. Он привык повиноваться — да! И к тому же догадывался, что это не просто проверка его дисциплинированности, но и начало его образования, путь к новым знаниям. Навыки, приобретенные им ранее, вся предшествующая его подготовка, какой бы отменной она ни казалась, — лишь минимум того, что требуется для его новой профессии, которую Грэм назвал пятой и наиболее благородной из всех.

После «Илиады» и «Одиссеи» Грэм заставлял Савиджа читать и другие произведения классики, в которых военное искусство приравнивалось или смыкалось с искусством исполнительного защитника.

— Как видишь, традиции и их восприятие имеют первостепенное значение. Существуют правила и кодексы. Этика и, представь себе, эстетика профессии. В свое время я обучу тебя тактике. А сейчас главное — возлюбить своего принципала, но и жестко его контролировать. Подобные отношения уникальны. Идеальный баланс. Мастерство на грани искусства.

Именно Грэм заставил Савиджа прочитать англосакские хроники, в которых повествуется о битве при Малдоне, когда верные comitatus до последнего защищали труп своего погибшего военачальника от посягательств викингов. И от Грэма же он услышал знаменитую японскую легенду, основанную на реальном историческом факте, о сорока семи ронинах, которые отомстили за своего погибшего военачальника, обезглавив врага, после чего исполнили волю сёгуна и совершили харакири.

Кодексы и долг.

Глава 3

— Для тебя есть задание, — сказал Грэм.

— А почему так торжественно? Что, очень опасное?

— Да нет, обычная работа. За исключением одной детали. — И Грэм рассказал ему.

— Клиент — японец? — переспросил Савидж.

— А почему ты так насторожился?

— Я с японцами никогда не работал.

— Это тебя пугает?

Савидж подумал.

— С людьми других национальностей мне приходилось иметь дело, но тогда я хотя бы в общих чертах имел представление об их культуре. Работать в этом случае намного проще. Но японцы… Я о них почти ничего не знаю.

— Они многое заимствовали из американской культуры. Одежда, музыка и…

— Это объясняется послевоенной оккупацией. Японцы хотели задобрить своих поработителей. Но их мышление, традиции, духовный мир совершенно уникальны, и я сейчас говорю не только о принципиальном различии между Востоком и Западом. Достаточно сказать, что даже в коммунистическом Китае люди настроены более прозападно, чем японцы.

— А мне показалось, будто ты сказал, что ничего о них не знаешь…

— Нет, я сказал, что почти ничего не знаю о них. Это не означает, что я их не изучал. Потому что знал: в один прекрасный день придется защищать японца. И хотел быть к этому готов.

— И что? Готов?

— Надо подумать…

— Боишься?

Гордость заставила Савиджа приосаниться.

— Чего?

— Что comitatus ты сможешь быть, а вот самураем — нет.

— Амаэ.

Грэм живо взглянул на него.

— Такого слова я не знаю.

— Это японское слово. Означает необходимость подчиняться мнению, бытующему в среде конкретного индивидуума.

— Вот как? Любопытно.

— Омотэ и ура. Коллективное мнение и личное. У истинного японца никогда не узнаешь, что он думает на самом деле. Он всегда говорит лишь то, что согласуется с мнением, бытующим в его среде.

— Я все еще не…

— Японская кастовая система зиждется на абсолютном подчинении вассалов своему господину. В древние времена приказ шел от сёгуна к даймё, а от него — к самураю, дальше к крестьянину, потом к торговцу и от него уже к неприкасаемым — людям, забивавшим животных и дубившим шкуры. Особое место в данной иерархии занимал император, не обладавший никакой реальной властью, но пользовавшийся огромным авторитетом как наместник японских богов на земле. Эта строгая система иерархии разрушена послевоенными демократическими реформами, привнесенными Соединенными Штатами. Но несмотря ни на что она все еще существует.

— Мои поздравления.

— По какому поводу?

— Как всегда, ты попытался узнать о стране как можно больше.

— Нет, ты послушай, — продолжал Савидж. — Как я смогу защищать человека, говорящего лишь то, что согласуется с мнением какой-то определенной группы людей? И который не скажет мне, о чем он думает, а в глубине души считает, что намного круче своих вассалов, которым в данном случае являюсь я? Прибавь к этому замечательную японскую привычку избегать одолжений, дабы не быть обязанным оказать услугу еще более значительную. А ко всему прочему, японцы считают величайшим оскорблением для себя, если человек более низкого положения демонстрирует свою власть по отношению к нему.

— И все же я…

— Все, чему ты меня научил, можно выразить двумя словами: защитник должен быть одновременно и хозяином и слугой. Слугой, потому что защитника нанимают для работы. А хозяином, потому что наниматель обязан подчиняться приказам защитника. Ты говоришь о балансе, об искусстве обладания и отдачи. А теперь ответь, как я смогу выполнять свои обязанности по отношению к принципалу, который скрывает свои мысли, не приемлет услуг человека, более низкого по положению, и не намерен следовать приказам своего слуги.

— Согласен, задачка не из легких…

— И все-таки ты настаиваешь, чтобы я согласился?

— С целью дальнейшего обучения.

Савидж метнул в сторону Грэма суровый взгляд, но тут же расхохотался.

— Ты действительно порядочная скотина.

— Считай эту работу вызовом. Расширением собственных горизонтов познания. Пока ты все делал блестяще. Это похвально. Но все-таки не достиг еще вершин своего искусства. Неосведомленность — смерть. Чтобы стать лучшим, необходимо учиться, учиться и учиться. Кто это сказал? И учти, что самурайские традиции предоставляют огромные возможности для учения. Рекомендую погрузиться как можно глубже в культурные традиции твоего принципала.

— А предлагаемый им гонорар?..

— Ты не будешь разочарован. Более чем… Компенсирует…

— Что?

— «Гири», — сказал Грэм, удивив Савиджа знанием этого чисто японского термина. — Обет верности и долг по отношению к хозяину и любому, кто окажет тебе услугу. Даже если твоя служба не ознаменуется какими-либо событиями, скучать тебе не придется.

Глава 4

Тусклая влага лилась с прокопченного неба. Она отскакивала от маслянистого гудрона и образовывала грязный туман, оседавший на окнах аэропорта Ла Гардиа.

Савидж сидел в переполненном зале ожидания «Америкэн Эйрлайнз» и смотрел, как «Дуглас-10» подруливает к платформе прибытия. Периодически он оглядывал бурлящую вокруг пеструю — и даже чересчур — толпу в поисках потенциальной опасности, но не находил. Хотя, конечно, искусный враг постарался бы никоим образом не привлекать внимания, поэтому Савидж оставался настороже.

— Как зовут принципала? — спросил он у Грэма.

— Муто Камити.

Японцы ставят фамилию впереди имени. «Почтительная» частица «сан», соответствующая слову «господин», присоединяется к фамилии, хотя при более близком знакомстве можно обращаться и по имени. Поэтому к принципалу следует обращаться «Камити-сан».

— Прибывает в Нью-Йорк завтра, — сообщил Грэм, — пройдя иммиграционный и таможенный контроль в Далласе.

— Цель приезда?

Грэм пожал плечами.

— Ну же. Он бизнесмен? Политик? Кто?

Грэм покачал головой.

— Ты же сам упомянул о специфической японской традиции ура — держать собственные мысли при себе. Принципал и поступает в соответствии с духом ура.

Савидж шумно вздохнул.

— Именно поэтому я с такой неохотой взялся за эту работу. Если мне неизвестна даже в самых общих чертах цель его приезда, то каким образом я должен сводить на нет гипотетическую угрозу опасности? Политик, например, должен опасаться убийства, тогда как бизнесмен — похищения. Стратегия защиты разрабатывается с учетом характера опасности.

— Разумеется. Но меня заверили в том, что потенциальная угроза ничтожно мала, — ответил Грэм. — К тому же принципал приезжает со своей личной охраной. Один сопровождающий. Пойми, если бы он был чем-то обеспокоен, то наверняка не ограничился бы единственным охранником. От тебя требуются услуги шофера и подмена телохранителя, когда тот спит. Простейшее задание. Пятидневная работа. Десять тысяч долларов, помимо моего посреднического гонорара.

— За шоферские услуги? Он явно переплачивает.

— Он настаивал на том, чтобы ему был выделен лучший из лучших.

— А его телохранитель?..

— Зовут его Акира.

— Акира и все?

— Он исповедует те же правила, что и ты: пользуется псевдонимом, чтобы враг не смог ничего о нем узнать.

— Отлично. Но насколько он эффективен как телохранитель?

— Судя по донесениям, в высшей степени эффективен. Эквивалентен тебе. Кстати сказать, языкового барьера не предвидится: и принципал, и его охранник хорошо говорят по-английски.

Но Савидж не был удовлетворен столь скудными сведениями.

— С моей стороны, наверное, было бы чересчур самонадеянно думать, что принципал настолько доверяет мне, что готов заранее сообщить, куда именно мы поедем?

— Он достаточно благоразумен, чтобы не говорить лишнего. А тебе действительно придется везти его на машине, хотя и не особенно далеко. — Грэма явно забавляла наша беседа. — Он уполномочил меня передать тебе этот запечатанный конверт с соответствующими инструкциями.

Глава 5

«Дуглас-10» подрулил к главному вестибюлю. Моторы замерли. Встречающие направились к выходу, спеша обнять прибывших друзей и родственников.

Савидж оценивающе оглядел толпу, пропуская и рассекая ее взглядом, изучая боковые выходы.

Никакого намека на опасность.

Савидж двинулся к толпе встречающих. Как обычно, потребовалось подождать, пока трап подгоняли к выходу. И вот совершенно пустая платформа внезапно заполнилась людьми.

Радостные объятия, страстные поцелуи.

Савидж вновь проверил все, что находилось в поле его зрения. Вроде ничего подозрительного. Он сосредоточил внимание на платформе.

Теперь, после первой волны, выходили остальные пассажиры. Принципал с телохранителем летели первым классом. Переплата означала не только удобные сиденья большего размера, не только заботливейших стюардов, лучшую еду и море бесплатных коктейлей (которые охранник должен был бы отвергнуть), но также и привилегию входить в самолет и выходить из него до и, соответственно, после входа и выхода всех остальных пассажиров.

Возможность первым войти в самолет давала определенные преимущества. Вы быстро проходите в самолет, не задерживаясь в толчее, и, таким образом, избегаете возможной опасности. Но выход на виду у всей толпы предполагает огромную ответственность телохранителя перед клиентом. Профессиональный телохранитель будет настаивать, чтобы принципал подождал, пока большинство пассажиров выйдет из самолета. Таким образом, можно будет максимально контролировать ситуацию, поскольку толпа встречающих существенно поредеет.

Поэтому Савидж воодушевился, не обнаружив среди богатых и разряженных пассажиров первого класса, шествующих с гордо поднятыми головами и яростно сжимающими ручки своих атташе-кейсов, ни одного азиатского лица. Многие из этой публики были в ковбойских сапогах и стэтсоновских шляпах, что неудивительно, поскольку самолет прибыл из Далласа, где незадолго до этого приземлился «Боинг-747» из Японии. Судя по всему, остальные японцы с этого рейса либо остались в Далласе, либо отправились дальше каким-то другим маршрутом.

Савидж ждал.

Вот появились еще европейцы. Снова радостные объятия.

Поток пассажиров мало-помалу превратился в тощий ручеек.

Стюард «Америкэн Эйрлайнз» вывез из самолета старую женщину в инвалидном кресле. Теоретически «Дуглас-10» был пуст.

Но только теоретически.

Савидж огляделся по сторонам. Толпа встречающих полностью рассосалась. В то же время уже собралась другая толпа — улетающих и поэтому возбужденных людей, готовящихся к посадке в самолет.

Там, где находился Савидж, было практически пусто. Служитель чистил пепельницы.

Никакой угрозы.

Савидж продолжал ждать.

И тут наконец появился японец, одетый во все темное — брюки, свитер с воротником под горло и куртку с вязаными манжетами и воротником.

Лет тридцати пяти. Элегантен, но в меру. Во всем его облике чувствовалась сила. Жилистый, гибкий. Движется мягко, как танцор. Грациозно. Сдержанно. Ни одного лишнего жеста. Владеет воинским искусством, о чем свидетельствуют мозоли на кончиках пальцев и ребрах ладоней. Руки совершенно свободны. Ни дорожной сумки, ни атташе-кейса. Просто красивый японец ростом пяти футов десяти дюймов, с коричневатой кожей, коротко остриженными черными волосами, с квадратным лицом, мощной челюстью и широкими скулами и с цепкими глазами, похожими на два лазера.

Судя по всему, это был Акира, и он произвел на Савиджа неизгладимое впечатление. Нужно быть идиотом, чтобы решиться на противоборство с таким человеком. Савиджу до сих пор приходилось работать с телохранителями намного слабее его по уровню мастерства, поэтому мысль о том, что на сей раз придется иметь дело с асом, заставила его мысленно улыбнуться.

За Акирой следом появился второй японец. Основательно за пятьдесят. Слегка сутул, с животиком. В руке атташе-кейс. Синий костюм. Черные волосы тронуты сединой. Чрезмерно смуглый даже для японца. Обвислые щеки. Усталый чиновник.

Однако у Савиджа был наметанный глаз. Этот усталый чиновник вполне мог расправить плечи и втянуть живот. Это, видимо, и был Муто Камити — принципал Савиджа, и, похоже, он тоже владел боевыми искусствами (в отличие от других принципалов, которых Савиджу приходилось охранять), потому что, как и у Акиры, кончики его пальцев и ребра ладоней были покрыты мозолями.

Савиджу было приказано надеть коричневый костюм и пестрый галстук, чтобы принципал мог его узнать. Савидж не протянул руки подошедшим к нему Акире и Камити. Это было бы непростительной промашкой для телохранителя. Вместо рукопожатия он по японскому обычаю слегка поклонился.

Лица у обоих японцев оставались по-прежнему бесстрастными, но в глазах мелькнул живой интерес и легкое изумление: оказывается, этот белый с Запада знаком с японским этикетом. Савидж вовсе не рассчитывал на ответную реакцию азиатов, но внезапно понял, что правила вежливости предполагают ответную реакцию, хотя их поклоны оказались намного более сдержанными. Акира, например, лишь чуть-чуть наклонил голову вниз, не переставая при этом осматривать вестибюль.

Савидж почтительным жестом пригласил японца следовать за ним. Проходя через зал ожидания, он внимательно оглядывал находящуюся там публику. Камити следовал за ним, а замыкал шествие Акира, настороженно следя за происходящим вокруг.

В ту секунду, когда Савидж увидел своего принципала, он поднял правую руку к наружной части нагрудного кармашка пиджака и нажал кнопку работающего на батарейках передатчика. Радиосигнал зазвучал в приемнике, находящемся в машине, которую один из его команды припарковал на стоянке аэропорта. Как только помощник Савиджа услышал сигнал, он тут же включил мотор и повел автомобиль к условленному месту.

Тем временем Савидж с двумя японцами спустились вниз по лестнице, в багажное отделение. Усталые пассажиры, выстроившиеся вдоль ленты транспортера, подхватывали свои чемоданы и устремлялись наружу к стоянке такси.

Савидж продолжал тщательно следить за тем, что происходит вокруг, стараясь держаться подальше от любого скопления людей. Поэтому, не задерживаясь у транспортера — о багаже будет кому позаботиться. — Савидж жестом указал на раздвигающиеся двери, и Камити с Акирой спокойно последовали за ним.

«Отлично», — подумал Савидж. Первое впечатление его не обмануло. Эти двое великолепно понимали, что и как следует делать.

Они остановились на тротуаре под бетонным козырьком. Моросил дождь, термометр показывал шестьдесят градусов — необычно много для апреля. Влажный ветерок не приносил облегчения.

Савидж оглядел поток двигающихся слева машин и увидел выруливающий к обочине темно-синий «плимут». Рыжеволосый мужчина вылез из кабины, обошел автомобиль и распахнул заднюю дверцу. Прежде чем сесть в машину, Камити подал рыжеволосому несколько багажных квитанций. Савидж понял, что его принципал искушен в подобного рода делах, и взял на себя заботу о квитанциях, лишь бы Акира не прерывал наблюдения и ни на что не отвлекался.

Савидж скользнул за руль, нажал кнопку, запирающую замки всех дверей, и набросил ремень. Рыжеволосый отправился за багажом. Камити и Акира почти последними покинули самолет, значит, их чемоданы уже должны быть на ленте конвейера. Можно считать, что принципал прибыл вполне благополучно.

Через минуту чемоданы были уже в багажнике «плимута». В тот же миг Савидж отъехал от тротуара и, взглянув в зеркальце заднего обзора, увидел, как его помощник направляется к стоянке такси. Савидж расплатился с ним заранее. Отвлекаться на выражение благодарности у Савиджа не было возможности, и рыжеволосый помощник, по-видимому, это прекрасно понимал.

Савидж же тоже не стал объяснять, почему выбрал такую неприметную машину: коль скоро принципал и его телохранитель с самого начала продемонстрировали полное взаимопонимание с ним, значит, им ясно, что такой машине легче затеряться в общем потоке на шоссе. Не то чтобы Савидж опасался появления «хвоста». По словам Грэма, степень риска на этом задании была минимальной. И все же Савидж неукоснительно следовал основным принципам своей профессии, и поэтому «плимут», внешне ничем не отличаясь от других машин, был оснащен пуленепробиваемыми стеклами, бронепокрытием, усиленной подвеской и модифицированным двигателем «В-8».

Работали «дворники», шины шуршали по мокрому асфальту: Савидж искусно лавировал в потоке машин. Аэропорт с многочисленными служебными постройками остался позади, «плимут» устремился к Гран-Сентрал-парк-уэй. Конверт с инструкциями, который вручил ему Грэм, хранился в кармане пиджака, но Савиджу не нужно было в него заглядывать — он знал все указания своего принципала на память. Правда, он так и не понял, почему Камити предпочел аэропорт Ла Гардиа, а не Ньюаркский. Ведь оттуда и ближе, и маршрут не столь сложен. Ведь вот сейчас он едет в Манхэттен, хотя для того, чтобы попасть в нужное Камити место, они вынуждены будут проехать до северной оконечности острова, потом повернуть на запад и через Нью-Джерси направиться в Пенсильванию. Он не понимал логики Камити, а этот сложный, запутанный маршрут попросту ставил его в тупик.

Глава 6

Дождь прекратился в самый час пик. Чтобы не попасть в пробку, Савидж перебрался на другой берег реки по мосту Джорджа. Вашингтона. Он спросил, не желает ли принципал отведать сакэ,[5] которое он держал подогретым в термосе, — температура его, конечно, не идеальная, но вполне приемлемая.

Камити отказался.

Савидж сказал, что в «плимуте» имеется телефон, на случай, если Камити-сан понадобится с кем-то связаться.

И снова японец отказался.

В салоне воцарилась тишина.

Однако когда «плимут» проехал двадцать миль по автостраде № 80, Камити с Акирой перебросились короткими фразами. На японском.

Савидж по роду своей работы отлично знал несколько европейских языков, но японский был ему недоступен: сложнейшая система суффиксов и префиксов разила его наповал. Но поскольку Камити знал английский, Савидж очень удивился, что в его присутствии разговор ведется на не знакомом ему языке. Как же он может охранять человека, который явно желает что-то утаить от него, своего телохранителя?

Акира подался вперед, к Савиджу.

— В конце этого участка шоссе вы увидите ресторанно-гостиничный комплекс. Кажется, он называется «Ховард Джонсон». Пожалуйста, остановитесь слева от плавательного бассейна.

Савидж был озадачен по двум причинам.

Во-первых, Акира, оказывается, отлично знает дорогу.

Во-вторых, блестяще владеет английским. В японском языке нет буквы «л», и, говоря по-английски, японцы часто путают «л» и «р», и у них нередко получается «прииз» вместо «плииз» или «Ховалд» вместо «Ховард». Акира обладал безупречным произношением.

Савидж кивнул и, следуя полученным указаниям, съехал с шоссе. Слева от плавательного бассейна был щит с табличкой «ЗАКРЫТО». Из-за ремонтного вагончика появился лысеющий человек в спортивном костюме, оглядел машину и, увидев на заднем сиденье двух японцев, поднял с тротуара небольшой кейс.

Этот кейс — металлический, с цифровым замком — был точной копией того, с которым Камити вышел из самолета.

— Пожалуйста, — снова обратился к Савиджу Акира, — возьмите кейс моего господина, выйдите из машины и обменяйте его на кейс, который в руках у этого человека.

Савидж выполнил приказ.

Вернувшись, он подал кейс своему принципалу.

— Хозяин вас благодарит, — сказал Акира.

Савидж, пораженный столь, странной акцией обмена кейсами, наклонил голову.

— Мой долг услуживать вам. Аригато.

— Мой хозяин высоко ценит вашу отменную вежливость.

Глава 7

Возвратившись на автостраду № 80, Савидж взглянул в зеркало заднего обзора, проверяя, не висит ли кто-нибудь на «хвосте». Машины, ехавшие сзади, все время менялись местами. Отлично.

Было уже темно, когда «плимут» пересек обозначенную горами границу между Нью-Джерси и Пенсильванией. Фары встречных машин позволяли Савиджу изучать своих пассажиров в зеркальце.

Принципал казался спящим, челюсть отвисла, голова запрокинута назад, глаза закрыты, хотя вполне возможно, он медитировал.

Но Акира сидел настороже, выпрямившись, в строгой позе. По его лицу, как и по лицу его хозяина, невозможно было догадаться, что у него на уме. Черты стоические, невозмутимые.

В то же время в его глазах была такая неизбывная печаль, которой никогда не видел Савидж. Для любого, мало-мальски знакомого с японской культурой, подобное умозаключение показалось бы наивным, потому как все японцы по своей природе склонны к меланхолии. Это Савидж хорошо знал. Суровые обязательства, которым подвластны японцы в силу устоявшихся традиций, воспитали в них осторожность и сдержанность, они избегали услуг со стороны других людей, чтобы не чувствовать себя в долгу перед ними или ненароком кого-нибудь не обидеть. В древние времена, как явствовало из книг, японец не всегда решался указать прохожему на оброненный кошелек, потому что, в соответствии с тогдашним представлением о чести, обронившему кошелек полагалось вознаградить своего доброжелателя суммой, значительно превышающей содержимое кошелька. Нечто похожее Савидж отыскал в одной из старинных хроник, где говорилось о человеке, который упал с лодки в реку и начал тонуть. Люди, гулявшие на берегу, не обращали на него ни малейшего внимания. Иначе спасенному человеку пришлось бы всю жизнь платить своему благодетелю за спасение до тех пор, пока ему самому не посчастливилось бы спасти своего спасителя или же умереть, как предназначили ему боги, швырнув в реку и не позволив никому вмешиваться в божественный промысел.

Совесть и чувство долга определяли поведение японцев. Они безоговорочно следовали кодексу чести, который порой оказывал на них гнетущее воздействие. И тогда ритуальный суицид — сэппуку — оставался единственно возможным выходом из положения.

В результате своих изысканий Савидж понял, что подобные свойства души присущи лишь избежавшим влияния западной цивилизации японцам, отвергнувшим американскую культуру, наводнившую Японию после войны вместе с оккупационными войсками. Но Акира производил впечатление человека неразвращенного и, несмотря на отменное знание Америки и ее культуры, истинного патриота Страны Богов. И все же скорбь в его глазах очень уж отличалась от традиционной японской меланхолии. Печаль проникла в сокровенные тайники его души. Такая мрачная, глубокая, черная — всепоглощающая. Как стена из черного дерева, непроницаемая для эмоций. Савидж ощущал ее почти физически. Она заполнила собой весь «плимут».

Глава 8

В одиннадцать вечера проселочная дорога, вьющаяся среди окутанных тьмою гор, привела их к городку под названием Мэдфорд-Гэп. И снова Камити с Акирой обменялись несколькими репликами на японском, и Акира опять наклонился вперед, к Савиджу.

— На главном городском перекрестке, пожалуйста, сверните налево.

Савидж повиновался. Удаляясь от огней Мэдфорд-Гэпа, он помчался по узенькой, извилистой дороге, надеясь только на то, что навстречу им не мчится какая-нибудь машина. На обочине кое-где можно было припарковаться, но весенняя оттепель утопила эти несколько естественных парковок в грязи.

Машину с обеих сторон обступали разлапистые деревья. Дорога круто пошла вверх, виляя из стороны в сторону. Фары «плимута» высвечивали лежащие на обочинах белоснежные сугробы. Минут через десять дорога выровнялась, а крутые повороты стали мягкими и плавными. Впереди и сверху, над лесом, Савидж заметил какое-то свечение. Проехав сквозь открытые ворота, он развернулся и, обогнув груду булыжников, выехал наконец на огромную поляну. Сады под паром; прожекторы выхватывали из темноты дорожки, скамейки, кусты. Но внимание Савиджа привлекло жуткое, выплывающее словно из небытия или страшного кошмара здание.

Поначалу он было решил, что здесь не одно здание, а несколько: одни из кирпича, другие из тесаного камня, третьи из бревен. Все разной высоты: пять этажей, три, четыре. Каждое в своем стиле: современный жилой городской дом, пагода, замок, шале. Одни строения были прямоугольные, другие — округлой формы. Трубы, башенки, фронтоны и балконы дополняли странную архитектурную сумятицу.

Но, подъехав ближе, Савидж понял, что все эти казавшиеся разнородными строения, оказывается, соединены в единое и необычайно загадочное здание. «Боже мой, — подумал он, — какой же длины этот дом? Полкилометра?» Он был огромен.

Савидж установил, что ни в одной, кроме средней, части дома не было дверей, а к этой самой средней части вела дорожка, и у входа на деревянном крыльце их ждал человек в ливрее. Ливрея с эполетами и золотыми позументами напомнила Савиджу униформу швейцаров в дорогих отелях. И тут же на стене он заметил табличку, на которой было выведено «Мэдфорд-Гэпский Горный Приют». И понял, что это поразительное здание — не что иное, как отель.

Когда Савидж подъехал к крыльцу, швейцар спустился по ступенькам вниз и подошел к машине.

Мускулы Савиджа непроизвольно напряглись.

«Почему же, черт побери, у меня такие неполные инструкции? Меня следовало предупредить, где именно мой принципал предполагает остановиться. Это место… на вершине холма, в полной изоляции, где лишь я да Акира будем охранять Камити. Но Камити по-прежнему не считал нужным объяснить, зачем мы сюда прикатили, и вряд ли он смог бы описать внутреннюю планировку в этом здании, где практически невозможно проконтролировать приход и уход живущих здесь людей…» В общем, Савидж понял, что попал в кошмарную для любого телохранителя ситуацию.

Вспомнив загадочный обмен кейсами, Савидж повернулся к Камити, собираясь ему сказать, что, конечно, ура, то есть приватные мысли, хороши в Японии, но мы в Америке, и он хотел бы знать, что здесь в конце концов происходит?!

Но он не успел открыть рта, его упредил Акира.

— Мой хозяин понимает вашу озабоченность. Он признает, что ваше чувство долга дает вам право возражать по поводу этого кажущегося со стороны довольно рискованного предприятия. Но вы должны понять, что здесь, кроме еще нескольких гостей, больше никого нет. А эти гости тоже имеют охрану. За дорогой ведется наблюдение. Никаких неприятностей не предвидится.

— Я не обычный телохранитель, — сказал Савидж. — Обычный телохранитель — вы! И при всем моем уважении к вам должен признать — да, я обеспокоен. Вот вас разве не смущает такая ситуация?

Акира наклонил голову, стрельнув глазами, удивительно печальными, в сторону Камити.

— Я выполняю волю своего хозяина.

— Точно так же должен вести себя и я. Но, честно говоря, не нравится мне все это.

— Ваши возражения приняты к сведению. Мой хозяин освобождает вас от ответственности.

— Вам, конечно, виднее. Но если я берусь охранять человека, никто не может освободить меня от ответственности за его безопасность.

Акира вновь поклонился.

— Разумеется. Я с удовольствием изучил ваш послужной список и рекомендации, после чего охотно согласился с хозяином, когда он решил остановить свой выбор на вас.

— Тогда весь этот разговор ни к чему. Я сделаю все необходимое, — сказал Савидж. — Абсолютно все. Но впредь никогда не стану работать с вами и вашим хозяином.

— Не будем заглядывать далеко вперед.

— Ну, тогда за дело.

Швейцар в ливрее все еще стоял возле машины. Савидж нажал кнопки, открыв двери и багажник. Он вышел из машины и приказал швейцару отнести чемоданы в здание. Чувствуя, как напряжены нервы, он еще раз настороженно вгляделся в непроглядную темень и первым, впереди Камити и Акиры, направился к лестнице.

Глава 9

Вестибюль представлял собой типичный образец построек конца прошлого века. Стены обшиты деревянными панелями. Фургонные колеса вместо канделябров. Допотопный подъемник, соседствующий с величественной лестницей, два крыла которой соединялись наверху, образуя балкон. Но несмотря на весь исторический шарм, здесь царило запустение и пахло плесенью.

Савидж стоял к Камити спиной, оглядывая пустынный вестибюль, Акира — тоже, а их принципал тем временем вполголоса беседовал со стоявшей за конторкой пожилой женщиной, волосы которой сильно смахивали на паутину.

— Подъемником мы не станем пользоваться, — сказал Акира.

— Я всегда советую своим принципалам по возможности избегать их.

— Мой хозяин тоже предпочитает подниматься по сей необыкновенной лестнице.

Как будто бы Камити бывал здесь раньше.

Третий этаж. Поднимаясь наверх, Савидж слышал, как шествующий за ними швейцар громыхает чемоданами о стены. «Ну, это уж совсем Не годится, — подумал он. — Тебе нужно было воспользоваться подъемником. Но, видимо, что-то заставило тебя воздержаться от этого. Здесь действуют какие-то свои правила».

Человек в ливрее остановился возле одной из дверей.

— Благодарю. Оставьте чемоданы у входа, — распорядился Савидж.

— Если так предпочтительнее, сэр…

— Чаевые…

— Получены, сэр.

Швейцар вручил три ключа не Савиджу и не Акире, а Камити. Савидж наблюдал, как швейцар спустился вниз и исчез из виду. Вполне возможно, он получил образование в одной из школ телохранителей. Потому что знал: занимать руки охранников нельзя никакими вещами.

Камити отомкнул замок и отступил назад, давая Акире возможность обследовать комнату.

Акира, вернувшись, коротко кивнул Камити, затем повернулся к Савиджу и, подняв брови, сказал:

— Может быть, вы…

— Да.

По стандартам отелей, обслуживающих состоятельную публику, и даже вообще по любым стандартам комната была предельно скромной. Облупившаяся батарея. Тусклая лампочка под потолком. Дешевые занавески на единственном окне. Пол — исшарпанный, сосновый. Кровать — узкая, с прогнувшимся матрацем, покрытая видавшим виды рукодельным пледом. В ванной гибкий шланг висел на держателе над утратившими блеск кранами. Здесь тоже стоял всепроникающий запах плесени. Телевизора в номере не оказалось, хотя телефон был — старомодный, черный аппарат с наборным диском вместо кнопок.

Савидж заглянул в единственный шкаф. Неглубокий, пропитанный все тем же неистребимым запахом плесени. Потом прошел к еще одной двери возле окна с батареей под ним. Дверь вела на балкон. Прожекторы высвечивали небольшое овальное озеро под самым окном. Справа стеной вздымались скалы. Слева отчетливо вырисовывался пандус. Темная тропа за водной гладью вела прямо к соснам, вверх, к обрыву. У Савиджа волосы зашевелились на голове.

Он вышел из комнаты.

— Одобряете ли вы комнату моего хозяина? — спросил Акира.

— Если ему нравится ощущать себя в спортивном лагере…

— Спортивном ла…?

— Это шутка.

— Ага. Конечно. — Акира выдавил улыбку.

— Я имею в виду, что комната отнюдь не шикарная. Большинство моих клиентов отказались бы жить в такой.

— Мой хозяин предпочитает простоту.

— Разумеется, желание Камити-сан — превыше всего. — Савидж поклонился своему нанимателю. — Меня тревожат балконы. Перебраться с одного на другой и проникнуть в номер принципала не составляет никакого труда.

— Балконы на этой стороне принадлежат нашим комнатам, и, как я уже упоминал, в отеле кроме нас всего несколько других гостей, — сказал Акира, — которым, как и их телохранителям, можно доверять безоговорочно. Остальные принципалы — компаньоны моего хозяина. Так что никаких осложнений не предвидится.

— Меня беспокоят также деревья на другом берегу озера. Сейчас я не могу разглядеть, что творится в их кронах, а ведь ночью, когда отель ярко освещен, оттуда можно увидеть в окне фигуру Камити-сан.

— Стрелок-снайпер? — покачал Акира головой.

— Я приучен размышлять подобным образом.

— Хозяин одобряет осторожность, но говорит, что сейчас нет оснований опасаться за его жизнь. Чрезвычайные меры предосторожности здесь ни к чему.

— Но…

— А сейчас мой хозяин примет ванну.

Принятие ванны для японцев является одним из наиболее приятных ритуалов. Потому что, как знал Савидж, купание — не просто мытье. Сначала Камити наполнит ванну и будет тереть тело мыльной мочалкой. Потом выпустит воду, вымоет ванну, вновь наполнит ее и будет отмокать, а затем, возможно, повторит эти процедуры несколько раз подряд.

— Как угодно, — сказал Савидж, — хотя вряд ли здешняя вода окажется такой же теплой, к какой он привык в Японии. — Насколько ему было известно, японцы моются водой, которую большинство европейцев и американцев посчитало бы крутым кипятком.

Акира пожал плечами.

— Человек всегда должен быть готов к неудобствам, с которыми обычно связаны путешествия. А вот вам бы я посоветовал наслаждаться красотой здешних мирных мест. Пока мой хозяин будет принимать ванну, я закажу обед. Когда он ляжет в постель, вы сможете отдохнуть.

Камити взял свои чемоданы, и на этот раз оставив руки Акиры свободными. Кивнув Савиджу, Акира проследовал за своим хозяином в номер и запер дверь.

Савидж стоял, не шелохнувшись. Оставшись в одиночестве, он особенно остро ощутил дарившую в отеле тишину. Взглянул на свой чемодан и чемодан Акиры. Потом оглядел глухие двери вдоль всего коридора, обратив внимание на висящие на стенах выцветшие фотографии окруженного скалами озера еще до того, как здесь был выстроен отель, а также бородатых мужчин и женщин в капорах, сидящих в ландо, — все из прошлого века, — и давно ушедших в небытие целых семей, устроивших пикник на берегу озера.

И снова его охватила тревога. Повернувшись налево, он принялся рассматривать верхнюю площадку величественной лестницы. Еще дальше влево простирался, по крайней мере ярдов на сто, пустынный коридор. Повернувшись направо, Савидж увидел еще один коридор, который доходил до ниши, забитой старинными креслами-качалками.

Савидж осторожно подошел к нише и увидел, что там коридор не кончается, а круто поворачивает к главному входу в отель, затем снова делает крутой поворот и продолжается ярдов на сто вдоль всего здания. Эта часть коридора казалась еще более пустынной и заброшенной, и не только потому, что в нем как бы сконцентрировались таинственные образы прошлого, но из-за тревожного ощущения, что ты внезапно попал в другое время, в какой-то неведомый мир. Ирреальный.

По спине у Савиджа забегали мурашки.

Глава 10

Двумя часами позже Савидж улегся на продавленный матрац и принялся читать буклет, найденный на ночном столике.

История возникновения «Мэдфорд-Гэпского Горного Приюта», оказывается, весьма любопытна, что отчасти объясняет испытываемое здесь ощущение нереальности. В 1870 году некая меннонитская[6] чета, владевшая неподалеку фермой, взобралась на гору Мэдфорд и с изумлением обнаружила, что ее вершина представляет собой ровную площадку, в центре которой находится озерцо, питаемое вешними водами. Местечко, казалось, создано самим Богом.

На том месте, где нынче находится вестибюль отеля, они выстроили хижину, куда стали приглашать своих единоверцев для совместных молитв. Со временем хижина уже не вмещала всех желающих участвовать в совместных молитвах и хижину пришлось расширить, а когда о приюте прослышали аутсайдеры, то коммуна решила пристроить дополнительные помещения к основному зданию, чтобы пришедшие издалека странники могли здесь отдохнуть и укрепиться в меннонитской вере.

В 1910-м пожар уничтожил первоначальные постройки. К тому времени чета, обнаружившая это божественное место, отошла в мир иной. Сыновья и дочери почивших, продолжившие дело родителей, приступили к постройке нового приюта. Но они были простыми фермерами и понимали, что без помощи специалистов им не обойтись, а поэтому наняли менеджера и пригласили архитектора из Нью-Йорка, который оставил свою профессию, не выдержав жизни в большом городе. Архитектор принял меннонитскую веру и посвятил свою жизнь «Горному Приюту».

Но интуиция горожанина из Нового Вавилона подсказала ему, что приют должен быть не похож ни на что, уже известное людям, он должен быть единственным в своем роде. И все для того, чтобы необращенные прониклись духом меннонитской веры и, отринув угар и отчаяние мирской жизни, отправились в Пенсильванию — насладиться величественной красотой дикой природы и творением самого Господа — озером.

Каждая пристройка отличалась присущим только ей стилем. По мере того как росла популярность приюта, появлялись все новые и новые пристройки, так что в конце концов здание достигло двухсот пятидесяти ярдов в длину. Сюда приезжали люди даже из Сан-Франциско и других отдаленных мест и каждый раз заказывали одни и те же номера. Лишь в 1962 году владельцы отеля с неохотой согласились установить телефон в каждой комнате. Но так как в отеле по-прежнему строго соблюдались правила, предписываемые меннонитской верой, радио и телевидение были запрещены. Танцы и карты, как, разумеется, алкоголь и табак, тоже. Не существует лучшего времяпрепровождения, чем внимать слову Божьему в этом благословенном месте.

Глава 11

Последнее ограничение, судя по всему, было милостиво отменено по случаю приезда таинственных гостей, потому что на следующее утро, когда Савидж проводил Камити на первый этаж отеля, в огромном зале его уже ждали трое мужчин, причем двое из них курили.

Потолок подпирали массивные деревянные колонны. Три из четырех стен были украшены окнами, из которых открывался вид на портики или озеро и крутые лесистые склоны. Зал был пронизан солнечным светом. Пылающий в нем камин разгонял утреннюю прохладу. В дальнем конце зала стоял рояль, а вдоль стен — множество кресел-качалок. Однако внимание Савиджа прежде всего привлек огромнейший стол в центре зала и трое мужчин возле него. Камити направился к столу.

Как и японцу, тем троим было основательно за пятьдесят. На всех были дорогие костюмы, а зоркий, проницательный взгляд на их лицах позволял принять их за бизнесменов или дипломатов. Один из троицы был американец, второй — испанец, а третий — итальянец. Они либо не знали японских обычаев, либо игнорировали их, но так или иначе они приветствовали Камити не поклоном, а рукопожатием, после чего все четверо уселись за стол, по двое с каждой стороны. Притворные улыбки исчезли. Начался деловой разговор.

Савидж остался у входа в зал; он находился слишком далеко, чтобы слышать, о чем шел разговор за столом. Оглядывая стены зала, он обнаружил справа итальянского, а слева — испанского телохранителя — оба стояли спиной к своим принципалам, сосредоточенно следя за тем, что происходит за окнами зала снаружи. У противоположной стены, в дальнем конце зала, телохранитель американца обозревал часть территории, где находилось озеро.

Профессионалы, подумал Савидж.

Савидж тоже повернулся спиной к залу и стал наблюдать за пустынным вестибюлем отеля. Как он понял, трое собеседников Камити имели более солидную охрану, не ограничивающуюся присутствующей сейчас в зале. Кое-кто, видимо, патрулировал прилегающую к отелю территорию, другие отдыхали, как, например, Акира, дежуривший у двери Камити с двух часов ночи и до рассвета, когда его сменил Савидж.

Совещание началось в восемь тридцать. Время от времени спокойная беседа прерывалась каким-нибудь взволнованным возгласом, потом возвращалась в прежнее русло, чтобы снова взорваться решительным протестом, за которым неизменно воцарялось всеобщее согласие. К одиннадцати тридцати беседа достигла пика интенсивности и завершилась.

Камити поднялся из-за стола и направился к выходу, за ним последовали остальные в сопровождении своих телохранителей. У всех был такой обескураженный и недовольный вид, что Савидж не сомневался: сейчас принципал объявит ему о предстоящем отъезде. Поэтому он был весьма удивлен, когда тот вдруг сообщил:

— Теперь я пойду к себе в номер и переоденусь. В полдень мы с коллегами поиграем в теннис.

К тому времени Акира отдохнул и сопровождал Камити на корт, где он играл в паре с испанцем против американца и итальянца. Небо очистилось, воздух опять нагрелся до шестидесяти градусов. Вошедшие в азарт игроки вскоре вспотели и то и дело вытирались полотенцами.

Савидж тем временем тоже решил пробежаться, чтобы размять мышцы, а заодно выяснить, приняты ли какие-либо дополнительные охранные меры.

Добежав до тропы, пролегавшей среди голых деревьев и мимо валунов и уходящей вверх по склону к озеру, Савидж увидел почти на самом обрыве человека с ружьем и «уоки-токи».[7] Охранник, заметив Савиджа, никак не реагировал на его появление, видимо, зная, что он — один из телохранителей, и вновь уставился на дорогу, ведущую из долины вверх на гору.

Савидж продолжал подниматься вверх по извилистой тропе, добрался до островков снега и льда среди деревьев и остановился на самом краю обрыва, завороженный представшим его взору зрелищем мирных пастбищ и лугов в окружении гор. Деревянные ступени вели вниз, к уступу в скале, где был установлен щит с настораживающей надписью, гласившей: «Только для тренированных скалолазов».

На обратном пути к отелю Савидж засек еще одного стрелка с ружьем и «уоки-токи»: он укрывался среди сосен на гребне холма. Человек оглядел Савиджа и, кивнув ему, продолжал наблюдение за своим участком.

К тому времени, когда Савидж добежал до отеля, теннисный поединок завершился. Камити с испанцем победили, и японец, довольный, отправился в номер, где принял ванну и съел доставленный ему туда ленч. Савидж стоял на часах в коридоре, а Акира прислуживал хозяину за трапезой. В два часа совещание возобновилось, а в пять завершилось. И снова принципалы, судя по всему, были неудовлетворены его ходом, особенно американец; его лицо так и пылало от гнева.

Вся компания отправилась в просторную столовую на втором этаже, облюбовав один из множества пустующих столов. Здесь они не только курили, но, нарушив еще одно правило отеля, распивали коктейли. Прежней угрюмости как не бывало, она сменилась неожиданной веселостью; беседа то и дело прерывалась взрывами смеха. После обеда и выпивки они в сопровождении охраны прошлись по территории, обмениваясь шутками. В восемь часов все разошлись по комнатам.

Савидж пребывал на посту до полуночи, после чего его сменил Акира. В восемь тридцать утра началась очередная деловая встреча, такая же напряженная, как и накануне, словно вечернего дружелюбия вовсе и не бывало.

Глава 12

К концу третьего дня совещаний четверка, встав из-за стола, обменялась рукопожатиями, но не отправилась по обыкновению в столовую, а разошлась по своим комнатам. Все выглядели вполне довольными.

— Акира упакует мои вещи, — сказал Камити, когда они с Савиджем добрались до третьего этажа. — Вечером мы уезжаем.

— Как будет угодно, Камити-сан.

И тут тишайший звук сковал сердце Савиджа. Тоненькое поскрипывание поворачиваемой дверной ручки.

Из комнаты, находившейся напротив номера Камити, вышли четверо. Мускулистые. Чуть за тридцать. Японцы. В темных костюмах. У троих в руках были мечи, но не стальные, а деревянные — боккэны.

У Камити перехватило дыхание.

Савидж оттолкнул его в сторону, крикнув:

— Бегите!

Автоматически он бросился к принципалу, заслонив его своим телом, хотя было совершенно ясно, что ему и самому нужно бежать. Но он не имел права думать о собственной жизни.

Один из грозной четверки взмахнул боккэном.

Савидж энергичным движением ноги оттолкнул японца и, ударив по запястью руку, державшую боккэн, сумел избежать удара. Затем крутанулся на месте и рубанул ребром ладони по шее второго нападающего.

Но удар не достиг цели.

Боккэн угодил Савиджу по локтю. Рука сломалась и развернулась в другую сторону. Послышался хруст кости. Савидж застонал.

Несмотря на то что теперь Савидж был существенно ограничен в своих действиях, он смог увернуться от очередного направленного на него удара и нанес нападающему сокрушительный удар ребром ладони по переносице.

И тут он почувствовал, что рядом находится тот, кому здесь не место.

Камити.

— Нет! — крикнул Савидж.

Камити сделал выпад в сторону нападающего.

— Бегите! — снова заорал Савидж.

Боккэн врезался в здоровую руку Савиджа. И снова он застонал от боли. Прошло четыре секунды.

Дверь с шумом распахнулась, и из комнаты выскочил Акира.

Деревянные мечи замелькали в неистовом водовороте.

Акира рубил мечом и совершал немыслимые выпады. Тем временем один из злодеев нанес боккэном Савиджу удар по грудной клетке. Он скорчился от боли не в силах дышать. Пытаясь подняться с пола, он увидел, что Акира свалил одного из нападающих.

От удара деревянным мечом Камити громко вскрикнул.

С обеими перебитыми руками Савидж теперь мог наносить удары только ногами, но успел сделать лишь один, попав убийце прямо в пах. Другой нападающий врезал ему боккэном по правой коленке. Нога переломилась, и пока он падал, дергаясь от мучительной боли, меч перерубил ему второе колено, затем позвоночник и под конец — основание черепа.

Савидж ничком грохнулся на пол, из носа хлынула кровь.

Напрягшись из последних сил, он попытался приподнять голову и увидел сквозь застилающую глаза пелену, как Акира мечется из стороны в сторону, нанося с потрясающей точностью удары руками и ногами.

Лишь трое из четверых нападающих были вооружены боккэнами. Четвертый японец оставался за спинами товарищей, и его руки казались свободными. Но вдруг его правая рука с молниеносной скоростью скользнула вниз и в ней блеснул отполированный до блеска, стальной, чуть изогнутый длинный самурайский меч — катана.

Он исторг команду по-японски. Трое с боккэнами отступили назад, тот, что с катаной, вышел вперед. Острое, как бритва, лезвие со свистом впилось в поясницу Камити и легко, словно скользя в воздухе, разрезало его пополам. Туловище Камити распалось на две части.

Вокруг образовалась лужа крови. Внутренние органы Камити вывалились на пол.

С отчаянным воплем Акира, подобно дикому зверю, бросился к убийце, намереваясь перерубить ему шею, прежде чем тот сможет обрушить свой меч на него.

Но он опоздал. Убийца переменил стойку, держа катану обеими руками.

Савидж увидел, как Акира отпрыгнул назад, и ему показалось, что он вовремя ускользнул от занесенного над ним меча. Но убийца больше не сделал ни единого замаха. Он просто равнодушно взирал на то, как голова Акиры свалилась с его плеч. И как из него фонтаном хлещет кровь.

А тело еще целых три секунды до того, как упасть, продолжало стоять на ногах.

Голова Акиры, словно тыква, грохнулась на пол, покатилась и вдруг застыла на месте перед Савиджем, а потом вдруг встала на обрубок шеи, и глаза Акиры встретились с глазами Савиджа.

Широко открытые глаза. И к тому же мигающие.

Савидж закричал, ему почудилось, что к нему приближаются чьи-то шаги, и в тот же миг — будто его собственную голову тоже разрубили на части.

Все вокруг залил красный свет.

Затем белый.

А потом он погрузился в небытие.

Глава 13

Веки Савиджа были такие тяжелые, словно кто-то придавил их монетами. Наконец с трудом ему все-таки удалось их разомкнуть. Казалось, более трудная задача никогда в жизни перед ним не вставала. От ударившего в глаза света он заморгал. И снова зажмурился. Но яркий свет жег глаза даже сквозь веки, и Савиджу захотелось прикрыть их рукой, но он не мог пошевельнуться. Руки будто были придавлены колодами.

И не только руки, но и ноги. Ими он тоже пошевелить не мог!

Он старался оживить в памяти, что же с ним произошло, но тщетно, мысли тонули во тьме.

От беспомощности Савидж запаниковал. Его обуял страх. Не в силах пошевелить телом, он попытался подвигать головой из стороны в сторону, но понял, что она обмотана чем-то толстым и мягким.

Страх усугублялся все более с каждой минутой.

— Нет, — вдруг раздался голос. — Не надо двигаться. — Это был мужской голос.

Савидж заставил себя снова открыть глаза. И увидел тень, заслонившую от него свет. Это была тень сидевшего в кресле у окна человека, который сейчас поднялся во весь рост, чтобы опустить жалюзи.

Сознание Савиджа начало постепенно проясняться. Он понял, что лежит На спине, в кровати. Попытался приподняться, но не смог. У него перехватило дыхание.

— Пожалуйста, — сказал мужчина, — лежите спокойно. — Он подошел к кровати. — С вами произошел несчастный случай.

В голове стучало. Савидж набрал в легкие воздух, намереваясь заговорить, но не смог исторгнуть ни звука, словно его горло было залито бетоном.

— Несчастный случай? — Его голос был сродни звуку перекатывающейся на берегу гальки.

— Вы разве не помните?

Савидж покачал головой и тут же взвыл от нестерпимой боли.

— Пожалуйста, — повторил мужчина, — не шевелитесь. Даже головой не двигайте. Она вся изранена.

У Савиджа глаза поползли на лоб.

— Вам сейчас нельзя волноваться. Кризис миновал, но мне не хочется, чтобы случайность… Вы понимаете? — Мужчина сверкнул очками. На нем был белый халат. На груди — стетоскоп. — Я знаю, что вы напуганы. Это совершенно естественно, но постарайтесь взять себя в руки. Кратковременная потеря памяти — обычное явление при различных повреждениях, и прежде всего головы. — Он приложил стетоскоп к груди Савиджа. — Я доктор Хамилтон.

Доктор говорил слишком пространно, слишком быстро и сложно. Савидж ничего не понимал. Ему необходимо восстановить в памяти весь ход событий, с самого начала…

— Где?

Врач ответил успокоительным тоном:

— В больнице. Понимаю ваше состояние. Вы плохо ориентируетесь в обстановке. Это пройдет. Выздоровление пойдет быстрее, если вы не будете волноваться.

— Я не то имел в виду. — Савидж чувствовал, как у него немеют губы. — Где?

— Не понимаю. Ах, ну да… Вы хотите спросить, где именно находится больница.

— Да, — выдохнул Савидж.

— В Гаррисберге, в Пенсильвании. Скорую помощь вам оказали в местной клинике за сотни миль отсюда, но там не было спецоборудования, которое вам требовалось, поэтому наша травмокоманда доставила вас оттуда на вертолете.

— Да. — Веки Савиджа затрепетали. — Травма. — Сознание его снова затуманилось. — Вертолет.

И снова темень.

Глава 14

Савидж проснулся от боли. Каждый нерв в теле отзывался жесточайшей, мучительной болью, какой ему никогда прежде не приходилось испытывать. Что-то сковывало его правую руку. Охваченный паникой, он стрельнул глазами в сторону медсестры, которая вынимала иглу из вены на внутренней стороне руки.

— Это обезболивающее, — пояснил подошедший к нему доктор Хамилтон. — Демерол.

Савидж смежил веки, давая тем самым понять, что все понял; он прекрасно помнил, что кивок головой причиняет страшную боль. Но, с другой стороны, боль была даже полезна. Благодаря ей все происходящее воспринималось необыкновенно ясно.

У его кровати имелись поручни. Справа на металлическом штативе была укреплена капельница с какой-то желтой жидкостью.

— Что это? — спросил Савидж.

— Парентеральное питание, — ответил врач. — Ведь вы находитесь здесь уже пять дней, а обычным способом мы вас кормить не могли.

— Пять дней? — Голова Савиджа пошла кругом.

Проясненное болью сознание воспринимало и другие факты.

Он обнаружил, что не только на голове у него была марлевая повязка, но и руки и ноги были в гипсе.

А врач — почему вдруг он сейчас заинтересовался внешностью врача? — лет сорока, блондин, с веснушками на щеках.

— Насколько я плох? — На лице Савиджа выступила испарина.

Врач заколебался.

— Ваши руки и ноги перебиты в нескольких местах. Вот почему мы ввели катетер. С закованными в гипс конечностями мы не смогли бы добраться до вен на руках.

— У меня голова в бинтах?..

— Основание черепа у вас сломано. С правой стороны четвертое, пятое и шестое ребра — тоже.

Савидж внезапно осознал, что его грудь стягивают тугие жгуты. Теперь ему стало ясно, почему затруднено дыхание и почему во время вдоха его пронизывает боль.

Начал действовать демерол. Мучительная боль несколько поутихла.

Но наркотик вместе с болью притупил и ясность мыслей. Нет! Слишком на многие вопросы он должен получить ответы!

Он силился сосредоточиться.

— Это самые страшные раны?

— Боюсь, что нет. У вас отбиты почки. Разрывы аппендикса и селезенки. Внутренние кровоизлияния. Пришлось оперировать.

Несмотря на все возрастающую тупость от демерола, Савидж понял, что через пенис в мочевой пузырь введен катетер, трубка от которого выкачивает мочу в контейнер, подвешенный где-то в изножье кровати.

— Остальные раны, слава Богу, совсем ерундовые, я имею в виду многочисленные поверхностные ушибы, — заключил врач.

— Другими словами, меня оттрахали и высушили.

— Прекрасно, что вы не утратили чувство юмора. Это верный признак выздоровления.

— Жаль, что должен сдерживаться и не смешить вас, — смеяться больно. — Савидж прочистил горло. — Так, значит, несчастный случай?

— Вы до сих пор не вспомнили? — нахмурился врач.

— Это все равно что пытаться разглядеть что-то сквозь туман. Некоторое время назад… Да, вспомнил. Я был на Багамах.

— Когда это было? — быстро спросил врач. — В каком месяце?

Савидж напряг память.

— В начале апреля.

— То есть примерно недели две назад. Можете ли вы вспомнить, как вас зовут?

Савидж чуть было вновь не впал в панику. Под каким же именем он работал в последний раз?

— Роджер Форсайт? Правильно или нет?

— Это имя значится на водительском удостоверении, которое обнаружено в вашем бумажнике. А адрес?

Савидж попытался сосредоточиться и вспомнил адрес, который был указан в водительском удостоверении: ферма в пригородах Александрии, штат Вирджиния. Ферма принадлежала Грэму, но была оформлена на имя вымышленного владельца. Грэм разрешал Савиджу и другим телохранителям, работавшим на него, пользоваться этим адресом.

Грэм? Сердце учащенно забилось. Да. Он отлично помнил Грэма.

Врач кивнул.

— Именно этот адрес значится в водительских правах. Номер телефона мы узнали по справочнику. Звоним не переставая. Но безуспешно. Вирджинская полиция даже посылала к вам на дом своего сотрудника, но дома никого не оказалось.

— И не могло оказаться. Я живу один.

— Есть у вас друзья, родственники, с которыми вам хотелось бы связаться?

Демерол затягивал Савиджа в липучую трясину. Он опасался, что напутает что-нибудь в своих ответах.

— Я не женат.

— Родители?

— Умерли. Сестер и братьев нет. — Глаза Савиджа начали слипаться. — А друзей я беспокоить не хочу.

— Ну, если вы в этом уверены…

— Да. Совершенно.

— Что ж, по крайней мере, ваши ответы соответствуют информации, содержащейся в ваших документах. Это свидетельствует о правильности моего прогноза — у вас кратковременная потеря памяти. Это очень часто случается после черепной травмы, хотя и не всегда.

Савидж отчаянно боролся с заволакивающим сознание туманом.

— Но вы так и не ответили на мой вопрос. Что за несчастный случай со мной произошел?

— Вы помните «Мэдфорд-Гэпский Горный Приют»?

Несмотря на одолевшую Савиджа дремоту, он вдруг вспомнил.

— Мэдфорд-Гэп? Ну конечно. Отель. Странный…

— Отлично. Значит, вы все-таки вспоминаете. — Доктор Хамилтон подошел ближе. — Вы там гостили и однажды отправились на прогулку…

Савидж помнил, что все было именно так.

— И упали с обрыва.

— Что?!

— Хозяин отеля упорно повторял, что в том месте выставлен щит с надписью: «Только для тренированных скалолазов». А вы игнорировали это предупреждение и продолжили путь по опасному маршруту. Видимо, ваша нога соскользнула с ледового покрытия. Если бы не уступ на глубине в тридцать футов от вершины скалы, вы оказались бы на дне ущелья глубиной в тысячу футов. Так что вам еще повезло. Когда вы не вернулись в отель к обеду, был организован поиск. Перед закатом вас удалось найти и, таким образом, спасти. Иначе вы умерли бы от гипотермии и полной потери крови.

Лицо врача скрылось за туманной дымкой.

Между тем Савидж упорно старался придать ясность мыслям и зрению.

— Упал с…? Но ведь это не…?! — В панической смятенности чувств он все-таки понял, что это неправда, что с ним произошло нечто более страшное. Кровь. В его меркнущем сознании возникло видение хлещущей фонтаном крови.

Сверкание острого, как бритва, меча. Потом что-то упало.

И он впал в забытье.

Глава 15

Тело Камити, разрубленное пополам. Из обезглавленного тела Акиры фонтаном хлещет кровь. Голова шмякается на пол и, откатившись, встает на обрубок шеи перед Савиджем.

Акира смотрит на него, моргая глазами.

Савидж с криком проснулся.

Все его тело, даже под бинтами и гипсом, взмокло от пота.

В палату вбежала испуганная медсестра.

— Мистер Форсайт? С вами все в порядке? — Она быстро проверила его пульс и давление. — Вы встревожены. Я введу дополнительную порцию демерола.

— Нет.

— Что?

— Я не хочу находиться под действием наркотиков.

— Но таковы указания доктора Хамилтона. — Она выглядела взволнованной. — Я обязана ввести вам демерол.

— Нет. Объясните ему, что мое сознание должно быть абсолютно ясным. Скажите, что демерол затуманивает мне память. И еще, что я начинаю…

— Да, мистер Форсайт? — В палату зашел блондинистый доктор.

— Что же вы начинаете?

— Вспоминать.

— О вашем несчастном случае?

— Да, — солгал Савидж. Инстинкты, присущие телохранителю, подсказали: говори лишь то, чего от тебя ожидают. — Хозяин отеля был прав. Ступени, ведущие вниз по крутому склону, мог одолеть только классный скалолаз — это было написано на щите черным по белому. Когда-то я был неплохим альпинистом. Мне неприятно об этом говорить, но, похоже, я был слишком самонадеян. Попытался спуститься по обледенелой скале. Потерял равновесие. И…

— Упали.

— У меня было такое чувство, будто этот уступ старается меня ударить.

Доктор Хамилтон скорчил снисходительную гримасу.

— Переоценка собственных возможностей, достойная сожаления. Но, по крайней мере, вы остались в живых.

— Он не хочет, чтобы ему вводили демерол, — сказала медсестра.

— Да ну? — Доктор Хамилтон был явно озабочен. — Это необходимо для вашего же блага, мистер Форсайт. Без обезболивающего…

— Я буду сильно страдать. Это ясно. Но от демерола у меня мозги затуманиваются. А мне кажется, что это наихудшее из всего, что только можно себе представить.

— Как я понимаю, вам необходимо восстановить в памяти события, предшествовавшие несчастному случаю. Но, зная характер ваших травм, я представляю себе, какую боль…

— Я испытываю, когда пройдет действие демерола? — Савиджу хотелось добавить: и я смогу использовать преимущества своей профессии. Но, чувствуя, как нарастает боль, он сказал: — Я предлагаю компромисс. Полдозы. Посмотрим, как я это перенесу. Ведь добавить всегда можно.

— Пациент торгуется с врачом? Я не привык… — Глаза доктора Хамилтона злобно сверкнули. — Ладно, поглядим, как вы справитесь с болью. Если мое предположение окажется верным…

— Я — гуттаперчевый мальчик.

— Я в этом не сомневаюсь. Ну, если вы настроены так решительно, может, слегка подзаправитесь?

— Крекеры и куриный бульон.

— Именно это я и хотел вам предложить.

— Если я удержу пищу в желудке, то отпадет надобность в катетере.

— Совершенно верно. Моим следующим шагом будет отмена капельницы.

— А так как демерол снижает отток мочи, то, не принимая наркотики, я буду способен писать самостоятельно. И мне не понадобится этот чертов катетер, влезающий мне в…

— Это чересчур, мистер Форсайт. Не надо торопиться. Но если вы сможете обходиться полдозой демерола и ваш организм не отторгнет крекеры и бульон, я отменю и капельницу и катетер. Посмотрим, как вы сможете, выражаясь вашими же словами, — глаза врача снова сверкнули, — писать.

Глава 16

— Хотите еще яблочного?

— Пожалуйста.

Савиджа приводил в полное смятение тот факт, что он не мог пользоваться руками. Он медленно потянул из трубочки, поддерживаемый медсестрой.

— Должен сказать, что я просто поражен, — сказал доктор Хамилтон. — Ну, раз вы смогли переварить и завтрак и обед, завтра попробуем что-нибудь более существенное. Кусочки мяса. Может быть, пудинг.

Савидж попытался подавить болевой спазм, сковавший его тело.

— Прекрасно. Пудинг. Нет слов!

Доктор нахмурился.

— Может быть, увеличить дозу демерола?

— Ни в коем случае. — Савидж заморгал. — Со мной все в полном порядке.

— Это понятно. Как же иначе. Ведь серый цвет лица присущ вам от рождения, а губы вы кусаете ради удовольствия.

— Снизьте мне дозу демерола до минимума. Мне необходимо прочистить мозги. — И вновь с ужасающей живостью перед его мысленным взором предстало то страшное видение: стальной меч рассекает тело Камити пополам, а голова Акиры подобно тыкве грохается на пол.

Фонтан крови…

Падение с обрыва? Кто придумал легенду? Как распорядились телами Акиры и Камити?

Необходимо быть настороже. Нельзя утратить бдительность и сболтнуть лишнее. Необходимо придерживаться их легенды. Он должен наконец понять, черт побери, что же происходит.

Волна мучительной боли прервала поток тревожных мыслей. Савидж затаил дыхание, подавляя непроизвольный стон.

Врач, озабоченно хмуря брови, подошел к его кровати.

Боль отпустила, и Савидж смог перевести дух. Он закрыл глаза, затем вновь открыл их и попросил сиделку:

— Дайте, пожалуйста, еще сока.

Врач с облегчением вздохнул:

— Вы самый волевой из всех попадавшихся мне пациентов.

— Этим я обязан исключительно медитации. Когда из меня вытащат катетер?

— Вполне возможно, что завтра.

— Утром?

— Посмотрим. А пока у меня для вас небольшой сюрприз.

— Да ну? — Савидж насторожился.

— Вы говорили, что не желаете сообщать о случившемся своим знакомым. Но одному из них все-таки удалось узнать о постигшей вас беде, и он приехал сюда. Ждет в коридоре. Но я не хотел впускать его, прежде чем узнаю — желаете вы этого или нет?

— Это мой друг?

— Филипп Хэйли.

— Вы это серьезно? Старина Фил! — Савидж не знал никакого Филиппа Хэйли. — Ведите его сюда. И если вы не против, дайте нам поговорить наедине.

— Ну, конечно. А вот после визитера…

— Что-нибудь не в порядке?

— Да уже несколько дней как… Вам необходимо шевелить конечностями, а при том, что ваши руки и ноги в гипсе, самостоятельно вам не справиться.

— Ну так вы поможете. Договорились?

Обрадованный врач вышел. А следом за ним и медсестра.

Савидж с нетерпением ждал появления визитера.

Глава 17

И вот дверь наконец распахнулась.

Хотя Савидж в жизни не слыхал ни о каком Филиппе Хэйли, его сознание было достаточно ясным, и он узнал вошедшего в палату человека.

Американец. Возраст — за пятьдесят. Дорогой костюм. Проницательные зоркие глаза солидного бизнесмена или дипломата. Один из принципалов, с которыми Камити беседовал в «Мэдфорд-Гэпском Горном Приюте».

Савидж прекрасно знал, что рано или поздно кто-то явится к нему. Именно поэтому он настаивал на уменьшении дозы демерола. Но хотя мозг его функционировал нормально, сам он был полностью скован жгутами, повязками, гипсом. Первоклассный телохранитель чувствовал себя абсолютно беспомощным. Филипп Хэйли мог без труда прикончить его. Укол. Капля яда, уроненная Савиджу в рот. Струя газа, выпущенная из аэрозольной упаковки, прямо в нос.

У визитера в одной руке был букет роз, в другой — коробка шоколада. И то и другое могло служить оружием. Савидж отметил усы и морщинки у глаз на лице американца и кольцо на руке. Эмблему старейшего университета Новой Англии. В нем могла скрываться игла с мгновенно действующим и не поддающимся обнаружению ядом.

— Надеюсь, запах этих роз не вызовет у вас приступа тошноты, — сказал визитер.

— Если у вас не вызывает тошноты, то, надеюсь, и у меня не вызовет, — ответил Савидж.

— Вы относитесь ко мне с подозрением? — Он положил розы и шоколад на стул.

— По привычке.

— Похвально.

— Филипп Хэйли?

— Имя как имя. Не лучше и не хуже других. Типично американское. Такое же, как и Роджер Форсайт.

— Признаю, что псевдоним я выбрал себе суровый. И, как вы сами понимаете, с ним нет никаких хлопот.

— Совершенно верно. Но должен сказать, что человек, берущий себе псевдоним, не может быть мягким. Вам присущи мужество и сильная воля.

— Похоже, это не так. Ведь я же все-таки оказался довольно беспечным. И упал. — Савидж пристально посмотрел на мужчину.

— Жуткая трагедия.

— Ага, упал прямо на пол коридора в «Мэдфорд-Гэпском Горном Приюте».

— Ну, все-таки не со скалы… Однако трагедия от этого не становится менее ужасной.

— Какое-то время я ничего не мог вспомнить. А когда вспомнил, то удержал рот на замке и никому не сказал правды. «Легенду» поддерживал как мог, — сказал Савидж.

— Мы на это и надеялись. Учитывая вашу репутацию. Но все равно мне пришлось навести кое-какие справки. Чтобы не ошибиться.

Савидж, чувствуя нарастающую боль, прикрыл глаза.

— Камити с Акирой… Как обошлись с их телами?

— Их сразу же увезли. Можете не беспокоиться, к ним отнеслись с должным почтением. Были соблюдены все соответствующие японские церемонии. Прах вашего принципала и его телохранителя покоится вместе с прахом их благородных предков.

— А как же полиция? Как вы объяснили?..

— Мы ничего не объяснили, — сказал Филипп Хэйли.

Кровь прихлынула к голове Савиджа.

— Ничего не понимаю.

— Все очень просто. Представителей власти никто не приглашал.

— Но персонал гостиницы должен был…

Филипп покачал головой.

— Были приняты соответствующие меры. Такой жуткий случай навсегда погубил бы репутацию отеля. И коль скоро в отеле кроме нас никого не было, там находился самый минимум обслуживающего персонала. И каждый служащий в обмен на обет молчания получил солидное вознаграждение. А после того, как дан обет молчания, они не посмеют обратиться в полицию, если бы даже очень захотели, ибо сами будут признаны соучастниками преступления. А главное, полиция не отыщет никаких улик.

— Но… кровь. Было слишком много крови.

— В отеле срочно проведена реконструкция, — продолжал Хэйли. — Как вам, конечно, известно, опытные эксперты способны обнаружить следы крови даже там, где, по вашему мнению, пол вымыт тщательнейшим образом. Поэтому заменяют не только ковровое покрытие, но и сам пол, деревянную обшивку стен, двери и даже потолок. Старые доски и деревянные панели тут же сжигают. Так что невозможно будет обнаружить и намека на кровь.

— Что же, тогда, как мне кажется, остается всего пара вопросов. — Голос Савиджа прозвучал на удивление глухо. — Кто, черт побери, прикончил их и почему?

— Все мы разделяем ваши горечь и гнев. Но боюсь, что на последний вопрос ответа вам дать не смогу. Мотивы, двигавшие убийцами, по-видимому, тесно связаны с вопросами, обсуждавшимися на совещании. Но они находятся вне сферы вашей компетенции, поэтому я не волен объяснить вам, почему был убит ваш принципал. Могу лишь сказать, что мои коллеги и я являемся объектами пристального наблюдения нескольких враждебных группировок. Сейчас проводится тщательнейшее расследование. Мы надеемся вскоре обнаружить и наказать виновных.

— О чем речь? О бизнесе? Разведслужбах? Или террористах?

— Я ничего не могу добавить к сказанному.

— Убийцы были японцами.

— Это мне известно. Их видели, когда они удирали с места преступления. Но японских убийц вполне мог нанять любой человек, а вовсе не японец. Национальная принадлежность убийц ничего не значит.

— Ничего, если не принимать во внимание, что Камити с Акирой тоже были японцами.

— И Акира являлся мастером воинских искусств, против которого следовало выставить силу такого же качества, — откликнулся Филипп Хэйли. — Опять то же самое: наниматель мог и не быть японцем. Давайте считать эту тему закрытой. Пожалуйста. Ведь цель моего визита — выразить наше общее сочувствие и заверить вас, что будет сделано все возможное, чтобы отомстить злодеям.

— Иными словами, вы хотите, чтобы я забыл о случившемся.

— При вашем нынешнем состоянии разве у вас есть выбор? Но потом, когда вы поправитесь, вам следует, как нам кажется, считать взятые на себя обязательства завершенными. — Филипп Хэйли достал из внутреннего кармана пиджака толстый конверт. Показав, что в нем находится пачка стодолларовых купюр, он заклеил клапан и положил конверт рядом с правой рукой Савиджа.

— Вы считаете, что я смогу принять деньги при том, что не уберег принципала?

— Ваши раны свидетельствуют о том, что вы сражались героически.

— Как оказалось, отнюдь не героически.

— Без оружия? Против четырех мастеров меча? Вы не бросили принципала на произвол судьбы. И сражались достойно, можно сказать, не щадя своей жизни. Мои компаньоны выражают вам свое почтение. Эти деньги считайте компенсацией. Ваши медицинские счета уже оплачены. Поощрительный гонорар, так сказать. Проявление нашей доброй воли. И мы, естественно, рассчитываем на ответную реакцию с вашей стороны. Не разочаруйте нас.

Савидж уставился на своего собеседника.

Дверь распахнулась. На пороге стоял доктор Хамилтон.

— Прошу прощения, мистер Хэйли, но я вынужден просить вас удалиться. Мы не можем нарушать график процедур.

Хэйли поднялся с места.

— Я как раз собирался попрощаться. — И, повернувшись к Савиджу, продолжал: — Надеюсь, я немного развлек вас. Ешьте шоколад и любуйтесь розами, Роджер. Я навещу вас при первой же возможности.

— Буду с нетерпением ждать вас, Фил.

— Как поправитесь, подумайте о небольшом отпуске.

— Намек понял. И — спасибо вам. Я высоко ценю вашу заботу и внимание.

— Для того и существуют друзья. — И Филипп Хэйли удалился.

Доктор Хамилтон улыбнулся.

— Ну, как, самочувствие улучшилось?

— Я просто счастлив. Вы можете принести сюда телефон?

— Хотите поговорить еще с одним другом? Превосходно. А я-то уже начал волноваться по поводу вашего отказа от каких-либо контактов с внешним миром.

— Можете оставить волнения в прошлом.

Савидж сказал врачу, какие кнопки на телефоне следует нажать.

— Пожалуйста, пристройте трубку мне под подбородок.

Врач повиновался.

— Отлично. Если не возражаете, я хотел бы еще ненадолго остаться один.

Хамилтон вышел из палаты.

С замиранием сердца Савидж слушал гудки на другом конце провода.

«Мы рассчитываем на ответную реакцию с вашей стороны. Не разочаруйте нас», — сказал Филипп Хэйли.

И милому старине Филу не было нужды добавлять: «Если вы откажетесь сотрудничать с нами и будете вмешиваться в наши дела, мы смешаем ваш прах с прахом Камити и Акиры».

Сквозь помехи Савидж услышал гудок автоответчика. Никакого текста там не было, и сразу же пошла запись.

— Это Савидж. Я нахожусь в больнице города Гаррисберга, штат Пенсильвания. Немедленно давай сюда.

Глава 18

Номер, по которому звонил Савидж, не являлся номером телефона Грэма на Манхэттене, но использовался для промежуточной связи. Грэм абонировал его из соображений безопасности, потому что клиенты иногда считали неблагоразумным связываться с ним напрямую. Бывали клиенты, имевшие таких могущественных врагов, что Грэм общался с ними исключительно на нейтральной почве, чтобы те не смогли установить, услугами какой конторы пользуется интересующее их лицо, и не стали бы мстить Грэму. Один раз в день Грэм подходил к обычному телефону-автомату и набирал номер, который оставляла ему служба информации. Он прижимал к микрофону телефонной трубки аппарат дистанционного управления, нажимал соответствующие кнопки и посылал кодированный сигнал, включавший магнитофон на другом конце линии, и тот выдавал всю поступившую информацию. Таким образом, никто не смог бы установить, что эта информация предназначена именно ему.

Если бы Савидж был способен передвигаться, он бы воспользовался платным телефоном в холле больницы и позвонил бы Грэму домой. Но он лишен был такой возможности. А коль скоро ему пришлось прибегнуть к помощи Хамилтона, то обнаружить перед ним номер Грэма он, естественно, не мог, а потому и прибег к промежуточной связи.

Интересно, Грэм уже звонил в справочную службу сегодня? А что, если Филипп Хэйли — до того как Грэм получит его сообщение из больницы — решит, что надеяться на молчание Савиджа нельзя? Что, если Грэма сейчас вообще нет в Штатах, и он вернется лишь через несколько дней, чтобы проверить службу информации?

Сейчас его судьба зависит то того, как скоро его информация достигнет Грэма.

Изнемогая от боли, Савидж взалкал демерола, но вместе с тем он должен был оставаться бдительным. Филипп Хэйли вполне мог прислать того, кто вместо роз и шоколада принесет смерть. Впрочем, какое имеет значение — ясный у Савиджа ум или нет? С гипсом на руках и ногах он ведь все равно не сможет защитить себя.

«Но я не могу просто так сдаться! Не могу просто валяться, ожидая, когда нагрянет убийца».

Савидж никогда ранее не бывал в Гаррисберге. Знакомых у него в этом городе не было. Но ведь не более чем в ста милях отсюда — Филадельфия.

Когда доктор Хамилтон зашел в палату, полагая, что Савидж закончил разговор по телефону, он попросил его набрать еще один номер.

— Хотите поговорить еще с одним приятелем?

— Я внезапно почувствовал тягу к общению.

После того как врач выполнил просьбу Савиджа и снова деликатно удалился, тот с тревогой стал ждать реакции на другом конце провода — возьмут или не возьмут трубку?

Послышалось хриплое рычание, а затем:

— Алло.

— Тони?

— Смотря для кого.

— С приветом из прошлого, дружище. Я тот, кто спас тебе на Гренаде жизнь.

— Савидж?

— Слушай, мне нужна твоя помощь. Я нуждаюсь в защите, дружище. Похоже, я вляпался в дерьмо по самые уши.

— Защита? С каких это пор…

— С этих самых. Если ты можешь…

— Для тебя? Даже если бы я трахался с Рэкел Уэлч, то сказал бы ей, что у меня есть дела и поважнее. — Тони хохотнул, довольный своей шуточкой. — Когда я тебе буду нужен?

— Уже нужен.

— Что, так фигово?

— Может, хуже не бывает. — Савидж коснулся пальцами толстого конверта, оставленного Хэйли. — У меня под рукой нечто, тянущее на пятнадцать тысяч долларов, так что…

— Можешь об этом позабыть. Если бы не ты, быть мне тогда покойником. Я — твой должник. Поэтому работаю бесплатно.

— Я тебя не об одолжении прошу, Тони. Речь идет о деле. Тебе предстоит отработать каждый доллар. Возьми с собой надежного друга. И главное, не забудь оборудование.

— С оборудованием проблем нет. Но вот с друзьями сейчас напряженка.

— Когда нужно, они находятся. Дуй сюда.

Глава 19

Спустя три часа — нервных, изматывающих — Тони с одним итальянцем уже входил в палату Савиджа. У обоих лица, заросшие щетиной, и грудь колесом.

— Вот это да, Савидж! Мне нравится, как тебя отделали. Выглядишь точно так же, как я после Гренады. Что случилось? Кто?..

— Не нужно вопросов. Наблюдай за дверью. Врач-блондин — в норме. Медсестры работают посменно. Проверь их всех. Если кто-нибудь еще…

— Я все понял.

Чувствуя себя наконец-то в безопасности, Савидж позволил доктору Хамилтону, явно недовольному появлением стражей, вколоть ему дополнительную дозу демерола. Савиджа окутал туман, и боль исчезла. Но и с телохранителями на посту, находясь даже в бессознательном состоянии, он не смог избавиться от ужасных видений. Отрубленная голова Акиры — в который раз уже — возникла перед ним и принялась ему подмигивать.

И Савидж очнулся. Страх пронзил его. Но, едва открыв глаза, он успокоился — Тони со своим напарником были рядом. Оба катетера — убраны. А из коридора доносился возмущенный, с сильным английским акцентом голос:

— И вы хотите, чтобы я загасил кубинскую сигару?

Грэм! Наконец-то!

Лысый, дородный, безупречно одетый наставник вошел в палату.

— Ого, — только и произнес он, обозревая спеленатого бинтами Савиджа.

— Верно, — проговорил Савидж. — Я не слишком хорошо выгляжу.

— Твои друзья?..

— Вполне надежные.

— Я приехал сразу же, как только узнал…

— Не сомневаюсь, — сказал Савидж. — А теперь как можно быстрее вытащи меня отсюда.

Глава 20

Коттедж в южном пригороде Аннаполиса стоял на вершине поросшего лесом холма, откуда открывался умопомрачительный вид на Чесапикский залив. Кровать Савиджа находилась рядом с окном, и, лежа на высоких подушках, он мог любоваться белыми гребнями нагоняемых ветром волн. Ему нравилось наблюдать за парусниками, количество которых по мере приближения лета росло с каждым днем. Скованный гипсом Савидж предавался фантазиям. Он представлял себе, будто стоит на навесной палубе одной из таких лодок, положив руки на рулевое колесо, а волосы его теребит ветер. Ему казалось, он ощущает вкус соленых брызг на лице и слышит хриплые крики чаек. И вдруг вспомнил катящуюся к нему голову Акиры. Парусники сразу же исчезали, и перед его мысленным взором возникли изрубленные тела и потоки крови. И снова он возвращался к печальной реальности.

Рядом с ним все время находились двое телохранителей. По иронии судьбы, он, защитник, сам нуждался в защите. Телохранители были уже другие, не Тони с приятелем. Так как Савидж вызвал Тони по больничному телефону, при желании не составило бы труда установить номер телефона Тони, добраться не только до него, но и вычислить местонахождение коттеджа, а значит, и Савиджа. Поэтому Грэм заменил телохранителей. Кроме того, он счел необходимым сменить номер своей справочной службы, потому что его тоже можно было вычислить с помощью того же больничного телефона.

И наконец, Грэм нанял надежного врача, ежедневно посещавшего Савиджа, и не менее надежную медсестру, находившуюся с больным круглосуточно. Каждую пятницу Савиджа возили к рентгенологу, следившему за тем, как идет сращение костей.

Грэм навещал Савиджа каждую субботу, привозил крапчатых устриц, белужью икру и мэнских омаров. И хотя никто не запрещал ему курить, все же он предусмотрительно распахивал окно. Теплый майский ветерок, сдобренный дымом гавайской сигары, становился сладковатым на вкус.

— Этот коттедж и прислуга должны влететь тебе в копеечку, — заметил однажды Савидж.

Грэм отпил холодного «Дом Периньона» и затянулся сигарой.

— Ты стоишь того. Ведь ты лучший из всех защитников, которых мне доводилось встречать. Расходы эти — сущая мелочь по сравнению с гонораром агента, который я получаю благодаря тебе. Ко всему прочему, это — свидетельство чувства верности или преданности, связывающего учителя с учеником. Друзей. Я бы даже сказал — равного с равным. Ты ни разу не поколебал моей веры в тебя. Я не хочу поколебать твою веру.

— …Я ведь могу попроситься в отставку.

Грэм поперхнулся.

— Не надо портить такой прелестный полдень…

— Где гарантия, что, когда снимут гипс, я окажусь таким же, как прежде. А если вдруг я стану менее проворным. Или хромым. Или… — Савидж замялся, — не буду способен на рискованные операции.

— Это все проблемы будущего.

— Но они существуют реально уже сейчас… Когда я увидел разрубленное пополам тело Камити…

— Во время службы в СИИЛз ты видел вещи пострашнее.

— Верно. Ребят, моих друзей, разрывало в клочья, так что потом невозможно было даже определить, где та или иная часть тела. Но там мы противостояли врагу. И если была возможность — приходили друг другу на помощь и защищали друг друга. Но главная наша задача состояла все-таки не в этом.

— Не в защите? Понимаю. Ты впервые не смог защитить своего принципала.

— Если бы я был более осторожен…

— «Если» — словечко из лексикона игроков. В данном же случае ты оказался перед лицом, значительно превосходящим тебя по силе. В такой ситуации самый лучший защитник может потерпеть фиаско.

— Но я принял на себя обязательство защищать своего принципала.

— И доказательством того, что ты выполнил его до конца, является твое израненное тело. Ты сделал все, что мог.

— И все-таки Камити мертв. — Голос Савиджа дрогнул. — И Акира тоже.

— А почему ты сокрушаешься по поводу телохранителя принципала? У него было такое же обязательство перед хозяином, как и у тебя. Беря на себя охрану принципала, он прекрасно сознавал все возможные последствия этого.

— Почему меня тревожат мысли об Акире? — задумчиво произнес Савидж. — Мне кажется, я испытывал по отношению к нему нечто вроде кровного родства.

— Это вполне естественно. Отдай ему полагающиеся почести. Но не вздумай из-за этого бросать профессию.

— Мне необходимо все тщательно обдумать.

— Порой размышления бывают губительными. Сосредоточься на том, что тебе необходимо вылечиться и полностью восстановить силы. Думай о ближайшей пятнице. В следующий свой визит я буду иметь удовольствие лицезреть твои руки-ноги без гипсовых доспехов.

— Точно. И вот тогда-то начнется настоящая боль.

Глава 21

Если бы у Савиджа была сломана одна рука или одна нога, он чувствовал бы себя вполне дееспособным и смог бы тренировать остальные части тела. Но с такими чудовищными ранениями он и без гипса оставался недвижим. Руки-ноги усохли, мышцы, поражавшие когда-то упругой эластичностью и твердостью, совершенно размякли. У него не было сил даже поднять руку. А о том, чтобы согнуть ее, не могло быть и речи… От такой мучительной боли можно было впасть в агонию. Безвыходность ситуации затягивала его в болото отчаяния.

В течение часа ежедневно сиделка легонько поворачивала конечности Савиджа, а затем начинала их поднимать до тех пор, пока он не стискивал зубы от боли. Колени и локти казались деревянными. Но почему же дерево так остро ощущает боль?

Наблюдая за этой процедурой в одну из суббот, Грэм только сочувственно покачал головой.

— А я привез подарок, — заявил он в следующий свой приезд.

— Резиновые мячи?

— Сжимай их не переставая. Они помогут восстановиться мышцам предплечий. — Грэм прислонил к изножью кровати доску. — Упрись в нее ступнями. И нажимай. Это поможет укрепить лодыжки и бедра.

Савидж попробовал и моментально вспотел: каждое движение отдавалось болью в груди, дыхание судорожно вырывалось из гортани.

— Наберись терпения, — сказал Грэм.

Сквозь распахнутое окно в комнату ворвались какие-то голоса. А потом послышался треск.

— Боже. Что?..

— Не волнуйся. Просто еще один подарок тебе. Я нанял команду, они сооружают в саду ванну с горячей водой. Эти люди не знают о твоем присутствии здесь. Но даже если бы и знали, не беда, им можно доверять — я частенько прибегал к их услугам. Ванна, или, точнее, бассейн с горячей водой для подводного массажа будет оснащен специальным приспособлением. Таким образом, ежедневно, после упражнений, потоки горячей воды будут успокаивать твои ноющие мышцы.

Савидж, все еще занятый мыслями о Камити и Акире, вспомнил о японском обычае «отмокать» чуть ли не в кипятке.

— Спасибо, Грэм.

— А кроме того, водные процедуры хорошо влияют на восстанови тельные процессы организма.

— Ты, как всегда, находчив.

— Просто знай тискай свои яйца.[8]

Савидж расхохотался.

— Отлично, — сказал Грэм. — По крайней мере, с чувством юмора у тебя все в порядке.

— Только вот поводов для смеха маловато.

— Ты о своем состоянии или о Камити и Акире?

— И о том, и о другом.

— Надеюсь, ты больше не помышляешь об уходе на покой.

— Кто напал на них, Грэм? Почему? И еще одно. Ведь ты всегда говорил, что обязательства защитника по отношению к клиенту не заканчиваются в случае смерти последнего.

— Но человек по имени Филипп Хэйли избавил тебя от всех обязательств. Он сообщил, что будет проведено расследование с целью установления виновных в смерти Камити. Он заверил тебя, что твой принципал будет отомщен. Более того, он сказал, что твое вмешательство лишь повредит расследованию.

— А что, если Хэйли постигнет неудача?

— Значит, позор падет на него. Ты должен думать сейчас только об одном — как поскорее выздороветь. Отдыхай. Спи. Надеюсь, что сны твои спокойные.

— Ни черта подобного.

Глава 22

Постепенно, заставляя себя преодолевать мучительнейшую боль, Савидж научился-таки сгибать колени и локти. После агонии, продолжавшейся многие дни, он мог поднимать ноги и даже садиться. Первые попытки встать и начать ходить с костылями закончились весьма печально: он едва не упал, сиделка успела в последний момент его подхватить.

Савидж попросил телохранителя приладить к потолку над кроватью гимнастические кольца и стал пытаться дотягиваться до них, а затем с их помощью слезть с кровати. Нарастающая сила в руках помогла ему крепче держать костыли. И вот наконец ноги тоже перестали быть деревянными. Савиджа распирало от гордости в тот вечер, когда, не прибегая к посторонней помощи, он смог дотащиться до туалета и помочиться самостоятельно.

И все это время он не переставал благословлять Грэма за драгоценнейший подарок — горячую ванну. «Отмокая» в бурлящей, источающей пар воде, он старался выбросить из головы обуревавшие его проблемы, обрести душевное спокойствие. Но воспоминания об Акире и Камити не давали покоя, и каждый раз он испытывал при этом жгучий стыд за гибель принципала и гнев против тех, кто его убил. Все его физические страдания, казалось, не могли искупить его вины за гибель принципала. И Савидж решил не щадить свое тело, чтобы физическая мука не затихала ни на секунду.

Снова приехал Грэм и расположился в шезлонге рядом с ванной, в которой лежал Савидж. Его костюм-тройка и темные очки «Рэйбан» казались неуместными в царившей здесь сугубо сельской атмосфере.

— Так, значит, твой отец служил в ЦРУ.

Савидж быстро взглянул на своего учителя.

— Этого я тебе никогда не говорил.

— Верно. В первую нашу встречу ты уклонился от разговора об отце. Но надеюсь, ты же не думал, что я на этом успокоюсь? Мне, разумеется, пришлось, прежде чем взять тебя в ученики, провести тщательнейшую проверку.

— Впервые за все время нашего знакомства, Грэм, ты здорово меня рассердил.

— Наверное, мне не следовало бы рассказывать тебе, что я сделал. Я не рискнул бы навлечь на себя твое недовольство, если бы меня не вынуждали к этому обстоятельства.

Савидж поднялся из ванны.

— Погоди-ка… Я сейчас подам тебе костыли.

— К черту их, не волнуйся. — Савидж ухватился за поручни. Его тощие ноги задрожали. Осторожно ступая, мелкими шажками он пересек помост и опустился в шезлонг рядом с Грэмом.

— Впечатляюще. Я и не подозревал, что ты достиг таких грандиозных успехов.

Лицо Савиджа пылало гневом.

— А твоего отца я упомянул в связи с тем, что он имеет прямое отношение к твоему решению уйти в отставку. Тысяча девятьсот шестьдесят первый. Куба.

— Что с того?

— Работая на ЦРУ, твой отец был одним из организаторов высадки американского десанта. Но администрация Кеннеди здорово перетрухнула. И изменила план. Вторжение, увязшее в болоте, обернулось катастрофой. Белый дом не смог признать свои ошибки. Надо было найти виновного. Какого-нибудь чиновника ЦРУ. Козла отпущения, настолько лояльного к властям, что ему и в голову не придет возражать против обвинения в свой адрес и назвать истинных виновников неудачи.

— Моего отца.

— На его голову обрушились все громы и молнии господни. Так все выглядело внешне. Ну а если говорить о закулисной стороне дела, то он получил довольно приличное вознаграждение.

— Мой замечательный отец. — Голос Савиджа сделался совсем глухим. — Он так любил свою страну. Как гордился принесенной на верность ей клятвой. Я-то был тогда еще мальчишкой. И не мог понять, почему он вдруг стал все время находиться дома. Ведь прежде он был ужасно занят. Ни минуты свободной. Все время в каких-то поездках. Можешь себе представить, что когда он прилетал, то старался наверстать упущенное… Устраивал вечеринки. Ходил со мной в кино. Покупал пиццу. В общем, осыпал меня королевскими милостями. «Я люблю твою мать, — говаривал он, бывало. — Но гордость моя — это ты». И вдруг все изменилось. Чем дальше, тем больше. Ему теперь некуда было спешить, нечего делать, и он только и знал, что пить пиво и смотреть телевизор. Затем пиво заменил на бурбон. Потом перестал смотреть и телевизор. И наконец, застрелился.

— Прошу прощения, — сказал Грэм. — Воспоминания, видимо, причиняют тебе боль. Но я обязан был напомнить тебе о твоем прошлом.

— Обязан? Грэм, да Я не просто рассержен. Я начинаю тебя ненавидеть.

— На то есть причина.

— И хорошо бы ей быть, черт побери, поосновательнее!

— Твой отец сдался. Признал свое поражение. Без сомнения, он очень хорошо взвесил все «за» и «против». Но отчаяние взяло верх над здравым смыслом. В Японии суицид является благороднейшим способом разрешения, казалось бы, безысходных проблем. Но в Америке это считается позором. Не хочу показаться некорректным, но много лет назад, узнав о твоем прошлом, я всерьез забеспокоился: а что, если, чувствуя ответственность за смерть отца, ты решил посвятить себя службе в самом крутом военном подразделении Соединенных Штатов. В СИИЛз. И я задался вопросом — почему? И пришел к выводу… пожалуйста, прости… что ты стараешься как-то компенсировать самоубийство своего отца, его неспособность перенести поражение.

— Достаточно!

— Нет, не достаточно. Когда я узнал о твоем прошлом, я спросил себя: «А достоин ли этот кандидат — по всем меркам достойный — стать защитником?» И пришел к выводу, что твое намерение преуспеть там, где потерпел фиаско отец, будет главным побудительным мотивом твоего успеха на этом поприще. Поэтому я принял тебя в ученики. И теперь могу признаться, что после случившегося с тобой я всерьез опасался, что ты покончишь с собой, как твой отец. Заклинаю тебя не впадать в отчаяние. Несколько лет назад ты сказал: «В мире так много боли». И был совершенно прав. Да. Столько людей, попавших в беду. Нуждающихся в твоей помощи.

— А что будет, если помощь понадобится мне самому?

— Разве я не пришел тебе на помощь? В следующую субботу надеюсь увидеть тебя в значительно лучшем настроении.

Глава 23

Савидж начал тренироваться с удвоенной энергией не для того, чтобы умерить отчаяние, а чтобы наказать себя за неспособность защитить Камити. К тому же боль и усталость позволяли подавить воспоминания об отце.

«Но в СИИЛз, а затем и в телохранители я пошел вовсе не затем, чтобы взять как бы реванш за его смерть, — думал он. — Я делал все это, чтобы испытать себя, чтобы мой отец — будь он жив — мог мной гордиться. Хотел показать всей этой сволочи, загнавшей отца в угол, что он научил меня стойкости.

А может, все это действительно оттого, что я хочу вычеркнуть из памяти поражение отца, и Грэм, таким образом, опять прав. Прав он и в том, что я, как и отец, оказался несостоятельным».

Упражнения по накачке пресса. Начнем с пяти. Каждый день прибавляя по одному. Гимнастические кольца над кроватью помогли восстановить в руках силу и позволили Савиджу приступить к отжиманию, опять-таки в определенной прогрессии. На костылях он ухитрился спуститься по поросшему травой склону вниз, к Чесапикскому заливу. Потребность в визитах врача отпала. Равно как и в сиделке. Савидж остался на попечении двух его телохранителей.

Тем временем наступил июнь, и Грэм каждую субботу констатировал достигнутые Савиджем за неделю успехи. Время от времени Грэм возвращался к болезненной для него теме, касающейся самоубийства отца, и он решил скрывать депрессию и демонстрировать учителю бодрость духа.

Четвертого июля Грэм привез фейерверки. С наступлением темноты учитель с учеником принялись за дело. Весело смеясь, они подожгли «бутыльбахи», «дамапальцы» и «мортироядра». У разбросанных ниже по склону коттеджей также гремел салют и виднелись крутящиеся огненные колеса. С оглушительным треском в небе над заливом взорвалась каскадом цветных огней гигантская ракетища.

Грэм наконец угомонился, хлопнул пробкой, открывая очередную бутылку «Дом Периньона», и плюхнулся прямо на газон, пренебрегая опасностью попортить брюки росой.

— Я в полном восторге.

— От чего? — спросил Савидж. — Значит, эти фейерверки были не просто подарком, а проверкой?

Грэм нахмурился.

— Не понимаю, о чем ты.

— Взрывы салюта подобны звукам огнестрельного оружия. Ты хотел проверить, насколько крепки мои нервы.

Грэм громко рассмеялся.

— Я неплохо тебя изучил.

— Ты все-таки здорово умеешь находить нестандартные подходы.

— Ну и какая беда, если так?

— Никакой. До тех пор, пока мы понимаем друг друга.

— Но я просто хотел убедиться.

— Все правильно. Учитель должен постоянно убеждаться в способностях ученика. Но ты здорово проверил прочность нашей дружбы.

— Друзья всегда проверяют друг друга на прочность. Просто никогда в этом не признаются.

— Ты можешь не волноваться. Разве телохранители не сообщили тебе, что я начал упражняться в стрельбе?

— Сообщили. Ты занимаешься этим в близлежащем тире.

— Значит, ты должен знать, что я достиг почти той же меткости, что и раньше.

— Почти? Это не то.

— Будет лучше.

— Ты до сих пор опасаешься, что убийцы Камити или люди Хэйли могут достать тебя?

Савидж покачал головой.

— Они сделали бы это, пока я был абсолютно беспомощным.

— Если бы они отыскали тебя. Может, они до сих пор тебя ищут.

Савидж пожал плечами.

— Но теперь я фактически поправился, так что вполне могу себя защитить.

— Ну, это еще требует проверки. Завтра я вылетаю в Европу. Придется на время прервать наши еженедельные встречи. И боюсь, телохранители твои потребуются в другом месте. Скажем, в Европе… Так что, как мне ни прискорбно это сообщать, ты остаешься здесь в одиночестве.

— Ничего, справлюсь.

— Другого выбора нет. — Грэм поднялся с газона и отряхнул брюки. — Надеюсь, одиночество тебя не страшит.

— Усталость исключает одиночество. Кроме того, летом Чесапикский залив столь прекрасен, что человеку не нужно ничего другого. Поэтому я с нетерпением ожидаю наступления лета. И мира в душе.

— Если все начнут вести себя подобным образом, я лишусь работы.

— Мир. Вот о чем стоит поразмышлять.

— Предупреждаю: не слишком напрягай извилины.

Глава 24

К середине июля Савидж уже проходил каждое утро по десять миль. С августа стал бегать. Делал по сто отжиманий и упражнений для пресса. Мускулы обрели прежнюю эластичную твердость. Он плавал в заливе, сражаясь с подводными течениями. Купил весельную лодку и продолжил вытяжку и накачку мышц рук и ног. Ежевечерне улучшал меткость стрельбы.

Оставалось единственное — возобновить занятия боевыми искусствами. Сила духа была ничуть не менее важна, чем физическая сила. Первые занятия закончились обескураживающим разочарованием. Ясность души замутнялась злобой и стыдом. Чувства были разрушительны, мысли рождали смятение, отвлекали от основной задачи. Савиджу необходимо было обуздать свой дух и привести его в соответствие с телом. И тогда всеми его действиями будет управлять инстинкт, а не рассудок или интеллект. Рассудочность в бою неизменно ведет к гибели. Спасение — действовать рефлекторно, как подсказывает инстинкт.

Чтобы снова обрести твердые, как дерево, мозоли на ребрах ладоней, Савидж часами колотил ими по бетонным блокам. К третьей неделе сентября он был в полной боевой готовности.

Глава 25

В один из дней он с наслаждением катался на лодке по заливу, угадывая приближение дождя по запаху надвигающихся серых туч. И вдруг на некотором отдалении — ярдах в ста от него — заметил моторку: двое мужчин явно наблюдали за ним.

На следующее утро, совершая пробежку по лесу, Савидж опять засек голубой «понтиак», припаркованный на проселочной дороге в том же самом месте, что и накануне, и двое сидящих в нем типов, с любопытством взирающих на него.

В тот вечер, следуя своему собственному раз и навсегда установленному расписанию, Савидж выключил свет в десять тридцать…

А потом выполз из коттеджа.

Небо было затянуто тучами, непроглядная темень окутывала все вокруг. Одетый во все черное, с покрытыми маскировочным кремом руками и лицом, Савидж прополз с крыльца, мимо ванны, по газону, к смутно видневшейся вдали купе деревьев.

Затаившись в кустах, он принялся ждать. Трещали сверчки. Волны бились о берег. От ветра скрипели ветви деревьев, шевеля листвой.

Вдруг где-то совсем рядом, слева от Савиджа, треснула сухая ветка. А справа зашелестели ветви кустарника. И тотчас же оттуда вышли двое. Затем к ним присоединились еще двое, вынырнувшие из-за коттеджа, и все четверо устремились в дом.

Через десять минут трое из четверых вышли из дома и растворились в темноте.

Савидж покрепче сжал рукоятку пистолета и замер.

На рассвете из коттеджа вышел человек в костюме-тройке, расположился в шезлонге рядом с ванной и закурил сигару.

Грэм.

«Ах ты, сволочь», — подумал Савидж.

Он вышел из укрытия и побрел к дому.

— Какое прелестное утро, — приветствовал его Грэм.

— Ты переполошил меня.

— Прискорбно.

— Боже мой, и все это только для того, чтобы проверить, заметил ли я твоих идиотов в лодке и в машине?

— Мне надо было убедиться, что ты действительно вылечился.

— Да они же специально выставлялись напоказ.

— Только для тренированного наблюдателя.

— Неужели ты не мог поверить?..

— В то, что ты полностью восстановил форму? Повторяю: я должен был в этом убедиться.

— Спасибо за доверие.

— А можно тебе доверять? Ты готов к очередному заданию?

СТАЛКЕР

Глава 1

Савидж из последних сил старался удержать яхту на плаву. Шторм был кошмарный. Проливной дождь и ночная тьма практически лишали его возможности отыскать выход из гавани. Единственной надеждой были периодические вспышки молнии. То и дело оглядываясь назад, Савидж с тревогой вглядывался сквозь завесу дождя в ослепительно белые постройки Миконоса и едва различимый дуговой прожектор в самом конце пирса. Охрана из владений Пападрополиса продолжала следить за яхтой, в бессильной ярости наблюдая за тем, как она ускользает от нее, мелькая в бурном водовороте волн. Однако стрелять не осмеливались из боязни попасть в жену их хозяина.

Несмотря на темень и расстояние, отделявшее преследователей от яхты, внимание Савиджа было приковано только к одному человеку. Красивому, жилистому, смуглокожему, с самыми печальными на свете глазами. Это был японец.

— Савидж? — закричал он, подбегая к самому краю причала.

— Акира?

Невозможно!

Охрана бросилась по пирсу назад. Японец наклонился вперед, разглядывая Савиджа, затем помчался вслед за остальными. Их поглотила тьма.

Сильный порыв ветра заставил яхту лечь набок. Волны затопили палубу.

Продолжая лежать на палубе, Рейчел приподняла голову.

— Вам знаком этот человек? — спросила она. Вспышка молнии осветила ее опухшее, сплошь в синяках и ссадинах лицо. Промокшие насквозь джинсы и свитер прилипли к ее хрупкому телу.

Савидж изучал светящуюся панель управления. От грома содрогнулся свес кормы. Савидж почувствовал тошноту. Но не от качки. Его преследовало видение отчлененной от тела головы Акиры и крови.

— Знаком? Черт побери, похоже, что да.

— Ветер! Я ничего не слышу!

— Шесть месяцев назад я видел, как он умер. — Нахлынувшая волна заткнула его слова ему обратно в глотку.

— Я все равно ничего!.. — Рейчел подползла к Савиджу, схватилась за кронштейн и с трудом поднялась на ноги. — Мне показалось, вы сказали!..

— Объяснять нет времени! — Савидж поежился. Но не от холода. — К тому же я не уверен, что способен это объяснить. Спуститесь вниз! Переоденьтесь!

Огромная волна ударила в борт яхты и едва не перевернула ее.

— Задрайте все люки! Проверьте, чтобы никакие предметы не перемещались свободно по каюте! И сами привяжитесь к креслу!

Следующая волна сотрясла яхту.

— А как же вы?

— Я не могу оставить мостик! Делайте, что я сказал! Идите вниз!

И он вперил взгляд в залитое дождем окошко над панелью управления.

Стараясь разглядеть в кромешной тьме хотя бы что-нибудь, Савидж почувствовал рядом с собой какое-то движение, взглянул вправо и увидел исчезающую внизу Рейчел.

Дождь продолжал полосовать стекло. Яростный блеск молнии позволил Савиджу увидеть, что яхта вышла из гавани. Впереди, насколько хватало глаз, простиралось темное бушующее море. От грохота грома дребезжали стекла. Ночь взяла их под свой кров.

Савидж совершенно не различал, где левый, а где правый борта, где носовая и кормовая части яхты. Он окончательно утратил ориентацию в этом безумном буйстве стихии.

«И что теперь? — думал он. — Куда ты плывешь?» Он попытался отыскать навигационные карты, но не смог. Оставить же управление яхты, чтобы как следует поискать, он не мог себе позволить, к тому же он вдруг понял, что, если бы даже нашел карты, все равно не смог бы заняться их изучением в этом кромешном аду.

Выбора не было, оставалось только одно — положиться на собственную интуицию и проведенные ранее изыскания. Ближайшим островом, насколько он помнил, был Делос, это к югу отсюда. Там их должен был ждать вертолет на тот случай, если бы все другие планы побега с Миконоса рухнули.

Делос находился совсем рядом. В шести милях. Но сам островок был маленький: полтора квадратных километра. Мимо него легко проскочить и утонуть, так и не сумев добраться до вожделенного острова, отстоящего уже на двадцать пять миль от Делоса. Единственным разумным выходом было направить яхту к острову, лежащему по другую сторону от Делоса. Этот остров, Ринея, немного больше Делоса и находится всего в полутора милях отсюда. Решение казалось правильным.

«А если я промахнусь? Тогда, коли погода не изменится к лучшему, яхта перевернется и утонет».

Савидж посмотрел на светящийся диск компаса и крутанул рулевое колесо. Яхта помчалась наперекор волнам сквозь хаос и шторм на юго-запад.

Она взметнулась на гребень волны и, помедлив какую-то долю секунды, скользнула, казалось, в разверзшуюся бездну. Удар о шедшую следом волну был настолько силен, что Савидж с трудом удержался за руль, его самого чуть не поглотила морская пучина. Он с трудом принял мало-мальски устойчивое положение и в ту же секунду увидел луч света, пронзивший темноту справа.

Это Рейчел открыла люк и вылезла из каюты под палубой наружу. Совершенно не думая о себе, он беспокоился, что длительное пребывание в мокрой одежде может привести к переохлаждению, чреватому пагубными последствиями для здоровья Рейчел. На ней был желтый непромокаемый плащ. Видимо, она все-таки послушалась Савиджа и переоделась. Пряди мокрых золотисто-каштановых волос липли к ее щекам.

— Я же приказал вам оставаться внизу!

— Успокойтесь и возьмите вот это! — Она протянула Савиджу плащ.

В свете огней приборной панели он увидел решимость в ее глазах.

— И наденьте заодно сухую рубашку и свитер.

— Вы — упрямая…

— Я отлично осведомлена о гипотермии!

Савидж скользнул взглядом по плащу и свитеру, а затем уставился на ее опухшее от синяков лицо.

— Ладно, договорились.

— Не будем спорить? Вот это сюрприз!

— Такой же, как вы для меня. Можете подержать руль? Когда-нибудь управляли яхтой?

— Смотрите. — Она схватила руль.

Савидж медлил, но пронизывающий до костей холод заставил его ослабить хватку.

— Держите курс прямо по компасу. Курс — юго-запад.

Под навесом, в углу, защищенном от дождя и брызг волн, Савидж постарался переодеться как можно быстрее и моментально почувствовал прилив новых сил, возблагодарив небеса за удивительные ощущения сухости и тепла. Надев защитный плащ, он взял у Рейчел руль и проверил направление.

Тютелька в тютельку.

Прекрасно. Савидж намеревался похвалить Рейчел, но как раз в этот момент на яхту обрушилась громадная волна. Рейчел не удержалась на ногах и чуть не упала. Савидж вовремя схватил ее за руку и удержал от падения.

Она перевела дух.

— Что вы имели в виду, говоря, что я вас удивила?

— Я часто работал с богачами и знаю, что они практически все ужасно капризные. Они смотрели на меня как на слугу. Не понимая…

— Насколько их жизнь зависела от вас. Что касается меня, то от вас зависит еще и мое достоинство. Сейчас я сидела бы в своей роскошной тюрьме и умоляла бы муженька, чтобы он меня не насиловал. Если бы вы меня не спасли, я до сих пор была бы его «грушей» для отработки боксерских ударов.

И когда в свете пронзившей тьму молнии Савидж снова увидел распухшее, в синяках лицо Рейчел, его охватила ярость.

— Понимаю, что сейчас не время и не место обсуждать подобную телу, но я искренне сожалею, что вам пришлось терпеть такое.

— Увезите меня от него. Это все, что мне нужно.

«Если смогу», — подумал Савидж. И он взглянул на бурное клокочущее море.

— А что, если люди моего мужа настигнут нас?

— Сомневаюсь, что они ринутся за нами в такую бурю. На их месте я подождал бы прекращения шторма и воспользовался вертолетом.

— Куда мы направляемся?

— На Делос или Ринею. Надеюсь, компас нас не подведет. А течение не будет слишком сильным.

— А куда мы направимся дальше?

— Тише!

— Что?

— Дайте послушать.

— Послушать — что? Я слышу только раскаты грома.

— Нет, — сказал Савидж. — Это не гром.

Рейчел склонила голову набок и внезапно простонала:

— О Господи!

Где-то впереди слышался невероятный грохот.

— Волны, — выдохнул Савидж. — Это волны разбиваются о скалы.

Глава 2

Грохот становился все громче и громче. Ближе и ближе. Савидж изо всех сил вцепился в руль. Глаза щипало. Он безуспешно старался проникнуть взглядом сквозь темноту. В ушах звенело от похожих на бомбовые взрывы ударов по корпусу судна. Савидж пытался повернуть яхту к северу, подальше от рифов. Но ураганный ветер и огромные волны, бросая судно из стороны в сторону, понесли его в направлении все нарастающего грохота, чего Савидж старался всеми силами избежать.

Яхта попала в мощный водоворот. В какой-то момент под напором встречного течения она накренилась, а потом завалилась набок. На палубу хлынули потоки воды.

— Боюсь, мы перевернемся! — крикнул Савидж. — Соберитесь с духом!

Но Рейчел внезапно нырнула в нижнюю каюту.

— Нет! — заорал Савидж.

— Вы ничего не понимаете! Я там видела спасательные жилеты!

— Что? Надо было раньше сказать мне! Нам сразу же надо было надеть их!

Рейчел мгновенно вернулась и, подавая один спасательный жилет Савиджу, второй стала натягивать на себя.

Яхту накренило круче по ветру, сильнее к западу, к беспрерывному буханью волн. На правый борт с планшира хлынула вода, заливая палубу и креня яхту еще сильнее.

— Держитесь за меня! — крикнул Савидж.

Следующий удар волны был подобен взрыву снаряда. Яхта перевернулась вверх дном.

Савидж потерял равновесие, грохнулся на палубу и, схватив Рейчел, увлек ее за собой в воду.

Его накрыла волна. Он изогнулся и застонал, захлебываясь морской водой.

Рейчел вцепилась в его спасательный жилет.

Савидж вынырнул из воды, судорожно хватая ртом воздух.

— Ногами рабо… — не успел прокричать он, как его накрыла следующая волна.

Надо уплывать от яхты прочь. Нельзя, чтобы она накрыла нас. И утащила на дно.

— Ногами!

Рейчел отпустила его руку, Савидж еще сильнее вцепился в пояс ее спасательного жилета.

«Ногами!» — мысленно приказывал он Рейчел.

И снова с головой уходил под воду.

Черт побери, ногами же! Он с трудом вынырнул, сделал вдох, захлебнулся водой и конвульсивно закашлялся. Тьма вокруг была совершенно непроглядной, какой-то черный беснующийся кошмар.

Сверкнула, слепя глаза, молния. В умопомрачительно ярком свете Савидж увидел вздымающиеся над ним волны, а за ними — еще более высокая гряда волн. Целые громады волн.

Нет! — внезапно понял он.

Это — не волны.

Это — горы!

Савидж изо всех сил сжимал пояс Рейчел, дабы не потерять ее в этой водяной круговерти. Когда они оказались в очередной раз на гребне волны и вспыхнула молния, у него душа ушла в пятки: он увидел огромные валуны у подножия гор, куда неминуемо их бросит волна.

И снова их поглотила кромешная тьма. Между тем набравший силу очередной могучий вал вознес их высоко вверх и швырнул на обрывистый берег.

Рейчел закричала. Савидж, грохнувшись на валун, — тоже, но крик его был заглушён шумом волн.

У него все поплыло перед глазами.

То ему казалось, что он снова лежит в гаррисбергской больнице, погружаясь в успокоительную тьму демерольного сна.

То будто он снова в «Мэдфорд-Гэпском Горном Приюте» и на него обрушиваются один за другим удары японских деревянных мечей.

Потом он увидел сверкнувший сталью острый, как бритва, самурайский меч-катану, отрубивший голову Акиры.

И хлещущую фонтаном кровь.

И свалившуюся с плеч голову.

И как она покатилась, а потом снова встала на обрубок его шеи.

И как замигали его глаза.

— Савидж?

— Акира?

Безумие!

Хаос!

Его накрыли волны.

Глава 3

— Ш-ш-ш, — прошипел Савидж. — Тихо.

Но Рейчел продолжала стонать.

Он прикрыл ей рот ладонью. Она дернула голову, пытаясь отстранить его руку, видимо, считая, что Пападрополис собирается снова бить ее.

Страх прошел тотчас же, как Рейчел поняла, где находится. Она с облегчением вздохнула и успокоилась.

Савидж убрал ладонь; он держал ее в объятиях, крепко прижав к груди. Они сидели в небольшом углублении в скале, напоминающем пещеру, вход в которое был скрыт валуном. Солнце стояло высоко в небе, а потому проникало в их убежище, согревая плечи Савиджа и высушивая на нем одежду. Рейчел скрывал от солнечных лучей огромный валун у входа. На небе — ни облачка. Нежный, едва ощутимый ветерок.

— Вас мучили кошмары? — прошептал он.

Она кивнула.

— Вы начали кричать. Пришлось вас успокоить, чтобы они не услышали.

— Они?

Савидж указал на проем. В сотне ярдов ниже пологого гранитного склона продолжали биться о берег волны. Бурей яхту выкинуло на прибрежные валуны, и ее корпус разломился пополам. У кромки воды валялись крупные обломки. Двое коренастых мужчин-греков в рыбацких комбинезонах стояли у воды и, уперев руки в бока, оглядывали место крушения.

— Черт, это люди моего мужа?!

— Не думаю. Конечно, рыбацкая одежда еще ничего не означает. Вполне возможно, что охрана специально облачилась в рыбацкие комбинезоны, чтобы походить на местных жителей. Но оружия и, что еще важнее, «уоки-токи», чтобы рапортовать о любой находке, я у них не вижу. — Савидж подумал немного и продолжал: — Осторожность никогда не помешает. Пока я не решил, что нам делать дальше, не хочу обнаруживать наше здесь присутствие.

— Где мы находимся?

— Понятия не имею. Нас волной выбросило на скалы, и вы сразу же отключились. — Савидж изо всех сил старался не выпустить зажатого в руке пояса ее спасательного жилета, прекрасно понимая, что, если их разнесет в разные стороны, они не смогут отыскать друг друга. Откатывающиеся назад волны едва не утащили его под воду. Но Савиджу удалось встать на ноги. Волны ударяли его в бедра, подсекали колени. Он потерял равновесие, ушел под воду, вновь встал на ноги и вытащил за собой Рейчел. — Я принес вас сюда и, на свое счастье, нашел это укрытие. Буря продолжалась вплоть до рассвета. Вы заставили меня поволноваться. Я не был уверен, что вы придете в себя.

Рейчел подняла голову с его груди, попыталась сесть прямо и застонала.

— Где болит?

— Лучше спросите, где не болит.

— Я ощупал ваши руки и ноги. По-моему, переломов нет.

Женщина осторожно пошевелила ими и зажмурилась.

— Как деревяшки. Но, по крайней мере, двигаются.

Савидж поднял палец и стал водить им справа налево, а затем вверх-вниз перед глазами Рейчел.

Ее реакция оказалась нормальной.

Потом Савидж показал ей три пальца.

— Сколько?

Она ответила правильно.

— А теперь?

— Один.

— Не тошнит?

Рейчел покачала головой.

— Конечно, чувствую я себя не лучшим образом, но меня не тошнит.

— Если почувствуете тошноту или вдруг все поплывет перед глазами, сразу скажите мне.

— Вы думаете, что у меня сотрясение?

— Не думаю, а знаю точно. Иначе вы не находились бы так долго в бессознательном состоянии. Мы просто должны надеяться, что оно не особенно сильное.

«И в черепе нет трещин», — подумал он про себя.

— Они там что-то делают, — сказала Рейчел.

Мужчины вошли в воду и направились к большому, застрявшему в скалах обломку яхты. Но волны откидывали их назад. Греки повернулись друг к другу и быстро что-то залопотали, бурно жестикулируя для большей выразительности.

Один из них вдруг закивал и, выбравшись на берег, побежал куда-то вправо. Вскоре он исчез за выступом склона. Тот, что остался, снова взглянул на разбившуюся яхту, затем оглядел берег слева от него и стал смотреть на море.

— Ищет находившихся на яхте, — сказал Савидж. — Будем надеяться, что моя догадка верна и эти двое не работают на вашего мужа и что второй побежал за помощью в близлежащую деревушку. Самый большой обломок яхты слишком далеко от берега, и им одним не справиться. Но им не терпится обследовать его. Как знать, может, там сейф, набитый деньгами и драгоценностями.

— Но если тот, второй, приведет сюда всю свою деревню…

— Они начнут прочесывать окрестности. — Савидж почувствовал, как заколотилось у него сердце. — Надо отсюда убираться.

Он поднялся на ноги и притаился за валуном. Рейчел, поморщившись, встала рядом на колени.

— Вы уверены, что сможете двигаться? — спросил Савидж.

— Говорите, что нужно делать.

— Как только он перестанет смотреть в нашу сторону, ползите за мной. И не просто ползите. Пригните голову вниз. Почувствуйте себя змеей.

— Я буду смотреть на вас и все повторять вслед за вами.

— Двигайтесь медленно. Постарайтесь слиться с землей.

Рейчел указала пальцем.

— Он снова смотрит на останки яхты.

— Пошли. — Савидж распластался у выхода из пещеры и выскользнул наружу, в проход между валунами.

Рейчел поползла следом.

— На него не смотрите, — прошептал Савидж. — Люди порой чувствуют, когда за ними наблюдают.

— Я наблюдаю исключительно за вами.

Савидж пополз вверх по склону. Дюйм. Затем другой. Настороженно озираясь по сторонам.

Хотя солнце немилосердно жгло ему спину, по позвоночнику то и дело пробегал холодок. Савидж опасался, что с минуты на минуту их могут обнаружить люди, хлопочущие над останками яхты.

Но секунды складывались в минуты, а окрика, способного заставить его замереть на месте, все-таки не последовало. Он чувствовал, как Рейчел двигается за ним по пятам.

Савидж взобрался на гребень холма, скатился в небольшую впадину по другую сторону его и подождал, пока Рейчел проделает то же и окажется с ним рядом, затем задрал голову к небу и жадно вдохнул воздух полной грудью.

Но отдохнуть он позволил себе всего одну секунду. Отерев пот с лица, он повернулся к гребню холма и осторожно поднял голову. Оглядывая берег, Савидж вдруг услышал голоса: убежавший в деревню мужчина возвращался, ведя за собой других рыбаков, женщин и детей.

Разбитую яхту разглядывали со смесью ужаса и любопытства. Детишки рассыпались по берегу, а женщины сбились в кучки и принялись бурно что-то обсуждать. Кое-кто из мужчин принес с собой шесты и веревки. Обвязавшись ими, они кинулись в воду и стали тыкать шестами в застрявшую в валунах часть корпуса яхты, стараясь высвободить ее из каменного плена. Остальные же крепко держали веревки, готовые в случае необходимости тут же вытащить своих товарищей на берег.

Человек, остававшийся на берегу, пока его приятель бегал за подмогой, давал указания женщинам и детям, кивая на находящийся за его спиной склон. Те моментально разбежались по берегу и, оглядывая валуны, стали карабкаться вверх по склону.

— Они нас скоро обнаружат.

Савидж вдруг посмотрел назад и замер на месте.

— В чем дело? — спросила Рейчел.

Савидж указал жестом в сторону моря. Из пещеры, где сектор обзора был ограничен из-за валуна, не просматривалось все пространство до горизонта. Теперь же, с вершины холма, ему был виден крошечный островок, находящийся в четверти мили от них на восток.

— Теперь я знаю, где мы находимся. На Ринее. Западнее Делоса.

— Это хорошо или плохо?

— На Делосе нас ждет вертолет. Он арендован мной, чтобы забрать нас в случае, если уйти на лодке не удастся. Буря была чересчур жестокой и улететь он не мог. Если мы сможем перебраться через этот пролив…

— А вдруг пилот не стал ждать?

— Ему было приказано оставаться на Делосе в течение сорока восьми часов на тот случай, если я не смогу связаться с ним сразу. Все мое снаряжение осталось на яхте, а она… Так что сообщить пилоту, где мы находимся, я не могу. Но мы должны во что бы то ни стало успеть до завтрашнего дня добраться до Делоса.

— Но как?

— Единственным доступным нам способом. Делос чересчур далеко, поэтому добраться до него вплавь невозможно. Нужно украсть лодку.

И снова, едва начав сползать с гребня, он остановился.

Откуда-то издалека донесся гул.

Савидж вздрогнул.

Гул вскоре стал походить на жужжание. Савидж попробовал сосредоточиться и определить, что же это все-таки такое. В конце концов стало ясно — рев мотора. А вскоре в небе появилась точка, маленькое пятнышко, быстро увеличивавшееся в размерах и на глазах превращавшееся в уродливое подобие гигантской стрекозы. От крутящихся винтов отскакивали солнечные блики.

Вертолет держал курс на остров.

— Наверное, нет нужды объяснять, кто это, — сказал Савидж. — Они пролетят над берегом. Увидят этих людей… А когда обнаружат обломки… Быстрее.

Они поползли дальше и вскочили на ноги, только скрывшись от вертолета за гребнем холма. Островок был практически голым. Кроме редких кустиков жесткой травы и чахлых цветочков вокруг были лишь обнаженные, изъеденные временем напластования гранита. Пробираясь сквозь нагромождения скал, он пытался припомнить, что ему было известно о ближайших к Миконосу островах. Но коль скоро пребывание на них не было предусмотрено его планом, то знания его казались довольно скудными. Но кое-что он все-таки вспомнил.

Ринея была маленьким островом. Пять квадратных миль. Жителей — раз, два, и обчелся. Туристы посещали Ринею нечасто. Основной достопримечательностью являлось древнее кладбище, но даже сравнительно большое количество саркофагов и старинных усыпальниц с погребальными алтарями не могло сравниться с величественными руинами Делоса.

Савидж размышлял над сложившейся ситуацией. Люди, находящиеся в вертолете, обнаружив обломки яхты, несомненно, срочно вызовут подкрепление и прочешут остров. А остров настолько маленький, что для этой операции им не потребуется много времени.

Он проверил, не отстает ли от него Рейчел.

А что, если сотрясение мозга даст себя знать и она грохнется сейчас в обморок?

И где, черт побери, они могут спрятаться?

Глава 4

Когда Рейчел споткнулась, Савидж кинулся к ней и удержал ее от падения.

Его руки случайно коснулись ее вздымающейся груди.

— Со мной все в порядке. Просто я подвернула ногу.

— Правда?

— Вы ведь тоже недавно оступились. — По ее покрытому синяками лицу струился пот. Она быстро взглянула через плечо назад и пришла в ужас. — Надо спешить!

Шум вертолета стих пять минут назад, но эхо постепенно замирающего воя винтов, отраженное гранитом, слышалось далеко окрест. Видимо, пилот обнаружил рядом с местом кораблекрушения посадочную площадку, решил Савидж. Вскоре на катерах и вертолетах прибудут вспомогательные поисковые отряды.

Ослепительно яркое солнце поднималось все выше и выше. Перед ними простирались голые холмы.

Рейчел растянулась вдруг прямо на камнях.

Господи!

Савидж бросился к ней.

Раскинув в стороны руки, она судорожно ловила ртом воздух.

— Вы были правы, — прошептала она.

— Значит, вы тогда не просто оступились?

— У меня кружится голова.

— Это не обязательно от сотрясения. Может быть, несколько минут отдыха…

— Нет. Ужасно кружится.

Только этого не хватало, подумал Савидж.

— Меня сейчас вытошнит.

— Это от страха. Но вы должны мне доверять. Положитесь на меня. Я вызволю вас из беды.

— Я так надеюсь…

— Задержите дыхание. Прежде чем начать поиски, им все равно потребуется какое-то время, чтобы сорганизоваться.

— Но через какое-то время?..

Савидж сожалел, что не мог сказать в ответ что-нибудь утешительное.

— Простите, — сказала Рейчел.

— За то, что упали? Ну что ж, бывает.

— Нет. За то, что втравила вас в это дело.

— Вы ни во что меня не втравливали. Никто и ни к чему меня не принуждал. Я шел на риск вполне сознательно. — Савидж помог ей подняться. — Главное — не сдаваться. Ваш муженек пока что не победил.

Ободренная его словами, Рейчел усмехнулась, на ее лице появилось довольное выражение.

Савидж посмотрел вперед, мысленно обращаясь к себе с вопросом: «И что ты намереваешься делать?»

Тяжело дыша, он оглядывался по сторонам в поисках места, где можно было бы им укрыться.

На гранитных скалах кое-где виднелись следы древних построек, имевших круглую форму и сооруженных из камня. Крыши этих странных построек обваливались, но, судя по сохранившимся стенам, эти постройки изначально по форме напоминали пчелиный улей.

Гробницы?

Может быть, удастся спрятаться там…

Нет, это же так очевидно! Они прежде всего обыщут именно эти развалины!

Но не можем же мы просто стоять здесь!

Рейчел сжала Савиджу руку.

— Я готова.

Поддерживая ее под руку, Савидж пошел вперед.

Глава 5

Внезапно почва под ногами вздыбилась. Одна нога ушла вбок. Савидж стукнулся бедром о гранитную скалу. И провалился. Вниз.

Падение было настолько неожиданным, что Савидж даже не мог откатиться, чтобы смягчить удар. Лежа на спине в темноте, он отчаянно пытался отдышаться. Рядом со стоном рухнула Рейчел. Взметнувшийся при этом столб пыли начал оседать, проникая в рот и в нос, застилая глаза. Савидж помотал головой, восстанавливая зрение.

Они находились в яме.

А в шести футах над головой сквозь щель пробивалось солнце.

Савидж прокашлялся и наклонился к Рейчел.

— Вы как?

— Да вроде ничего. Подождите-ка, я попробую… — Она попыталась сесть. — Да. Все нормально. Я… А что произошло?

— Мы в могиле.

— Где?!

Савидж отдышался и принялся объяснять. В Древней Греции существовали различные виды захоронений. Те руины, что наверху, назывались могилами «Толос». «Толос» — прилагательное, обозначающее улеобразную форму. Но иногда могилы представляли собой ямы, выложенные изнутри камнями, а сверху накрытые гранитной плитой. Труп помещали в мраморный саркофаг в сидячей позе, с поджатыми коленями и опущенной головой и погружали в яму. Рядом с саркофагом раскладывали оружие, украшения, еду и одежду. Иногда яму еще и засыпали землей. Но Ринея — остров каменистый, здесь обходились без земли. Насколько понимал Савидж, в данном случае для захоронения была использована естественная трещина в горной породе. Только с одной стороны, там, где трещина была шире, ее заполнили плоскими камнями, чтобы плита плотно закрывала могилу.

По крайней мере, так было в момент захоронения покойника.

— Грабители могил, — продолжал Савидж, — отодвинули плиту, похитили ценности и водворили ее на место, чтобы никто ничего не заметил. Но, похоже, они торопились и впопыхах сделали все кое-как. Поэтому тот угол, на который мы наступили, лишенный прочной опоры, держался на честном слове.

Савидж указал на щель, сквозь которую был виден солнечный свет.

— Под нашей тяжестью угол крышки опустился, мы скользнули вниз, а она вернулась в прежнее положение, сработав по принципу мышеловки.

Рейчел нервно передернула плечами.

— Если бы щель оказалась шире и доска поехала…

— Тогда плита грохнулась бы в могилу и раздавила нас. — Когда глаза Савиджа привыкли к темноте, он огляделся по сторонам. Никаких других зазоров между краями могилы и крышкой не было. — А может быть, крышка покоится на саркофаге.

Они оказались рядом с мраморным контейнером в виде высокого прямоугольника с квадратным основанием шириной в три фута. Саркофаг помещался в центре могилы достаточно просторной, чтобы вместить плакальщиков, в обязанности которых входило размещать в могиле вещи усопшего. На стенах саркофага были вырезаны силуэты воинов и коней.

Савидж снова взглянул вверх, на плиту.

— Похоже, мы нашли-таки убежище.

— Убежище? Да оно больше смахивает на ловушку. Они обнаружат щель и не преминут заглянуть внутрь.

— А если бы никакой щели не было?

Савидж встал и потрогал плиту.

Она зашаталась, словно висела на петлях.

— Осторожнее! — испуганно воскликнула Рейчел.

Савидж подпер плиту плечом и стал ее двигать. Солнечная щелка стала стремительно уменьшаться. Чувствуя, как колотится сердце, Савидж услышал приближающийся шум вертолета. Наконец плита встала на свое место, в темноте он слышал теперь лишь напряженное дыхание Рейчел.

Глава 6

— Надеюсь, вы не страдаете клаустрофобией. — Голос Савиджа гулким эхом отдавался в небольшом замкнутом пространстве.

— Думаете, после того, что мне довелось испытать, я испугаюсь какой-то могилы?

Савидж усмехнулся.

— По крайней мере, теперь можно отдохнуть. Садитесь рядом. — Он обнял ее за плечи. — Голова все еще кружится?

— Нет. — Рейчел положила голову ему на плечо.

— Испытываете тошноту?

— Да. Но, мне кажется… Может быть, это оттого, что я ничего не ела?

— Ну, эту проблему нетрудно решить…

Савидж расстегнул «молнию» на кармане и вытащил пакет, запечатанный в пластик.

— Это что? — спросила Рейчел.

— Вяленое мясо.

Она откусила кусочек.

— Видимо, я действительно проголодалась. Вкус просто удивительный. Вовсе не то, что я предполагала…

— Вам никогда не доводилось есть вяленое мясо?

— Нет, ведь я богата и избалованна.

Савидж рассмеялся и тоже откусил кусочек.

— Вы, несомненно, испытываете жажду, но тут я бессилен вам помочь.

— Как долго мы сможем продержаться без воды?

— Без воды? Пару дней. То есть, конечно, это не означает, что вы будете испытывать неудобство. Но уже сегодня ночью мы выберемся отсюда.

Он намеренно лгал, желая ее подбодрить. Наглухо закрытая могила. Вентиляции никакой. Становилось жарковато. По щекам катился пот. Совсем скоро начнутся муки…

Воздух в могиле был спертым и насыщен пылью.

— Мне надо…

— Что?

— Пописать, — сказала Рейчел.

— Не только вам.

— Но это неприлично.

— А, ерунда. Заползайте в саркофаг. К тому времени, как все благополучно завершится, у нас с вами не останется друг от друга никаких секретов.

Она помедлила, затем последовала его совету.

Савидж старался не прислушиваться к интимным звукам. И чтобы отвлечься от охватившего его волнения, решил обдумать предстоящие действия.

К ночи люди Пападрополиса должны будут приостановить поиски. Если, конечно, не решат воспользоваться фонарями и факелами. Или прожекторами с вертолетов.

Но еще до наступления ночи они смогут обрыскать весь этот крошечный остров. И решат, что либо они нас упустили, либо мы утонули.

«Ну и как ты считаешь?» — спрашивал себя Савидж.

Они боятся Пападрополиса. А поэтому не прекратят поиски. Будут прочесывать остров снова и снова.

И Акира тоже?

Если это действительно был Акира.

Но Савидж не сомневался, что это был именно он.

Акира…

Печальный и потрясенный Акира, наблюдавший за тем, как Савидж уплывает на яхте…

Который прокричал с причала имя Савиджа…

Голова которого шесть месяцев назад упала с его плеч и, подкатившись к Савиджу…

Помигала ему…

Акира настигает их. Он не остановится на полпути.

Потому что я чувствую, что для него возвращение Рейчел является не самым главным.

Он мертв! И теперь его дух гонится за мной.

Шесть месяцев назад что-то произошло. Но, Бог мой, что?

Глава 7

Обливаясь потом, Савидж взглянул на светящиеся стрелки наручных часов. Девять сорок семь. Сейчас солнце уже село. Наши преследователи должны собраться и обсудить создавшееся положение. Во рту пересохло, сознание мутилось от пребывания в душном, тесном подземелье. Осторожно отстранив Рейчел, он встал, качнувшись в сторону, но потом обрел устойчивое положение.

— Пора.

Поговорив немного вначале, после того как Савидж задвинул крышку, они погрузились в полное молчание, лишь изредка обмениваясь шепотом короткими замечаниями. Но даже это было сопряжено с риском, потому что он не мог с уверенностью сказать, поглощает могила звуки или же, наоборот, усиливает их. Оказавшийся рядом с могилой человек мог ничего не услышать, а мог сразу же засечь местонахождение беглецов.

Почти все время они пребывали в полудреме. И сейчас Рейчел не хотела просыпаться.

Савидж потряс ее за плечо, она не реагировала, он встряхнул ее посильнее. На сей раз она отреагировала, но реакция ее была настолько вялой, что он встревожился не на шутку: может быть, сотрясение мозга начало проявляться в полной мере?

— Вставайте, — сказал он. — Вам полегчает, если вы глотнете свежего воздуха.

Эта перспектива воодушевила Рейчел. Она хоть и с трудом, но все-таки встала.

Савидж, пригнувшись, подлез под плиту и попробовал приподнять ее край.

Плита даже не шелохнулась.

Он напрягся изо всех сил, но плита словно приросла к яме.

Савиджу показалось, что его сердце сдавил кулак.

А что, если крышка захлопнулась, когда я ее прикрывал? Что, если ее не удастся сдвинуть с места?

Боже, да если она встала на свое место, нам даже вдвоем не поднять такую махину! Мы задохнемся!

Трясущимися руками Савидж налег на плиту, собрав все свои силы.

Пот выступил изо всех его пор. Обезумев от напряжения, он произнес про себя благодарственную молитву, услышав скрежет сдвинувшейся плиты.

Плита сместилась на какую-нибудь четверть дюйма, один угол чуть заметно накренился, балансируя на стенках склепа.

Савидж продолжал упираться в крышку, и наконец она пошла вверх так же внезапно, как и тогда, когда они упали в могилу.

В открывшийся просвет были видны луна и звезды. Но главное — он ощутил на своем потном лице свежее дуновение ветерка. Савидж жадно вдыхал воздух.

Рейчел тотчас же оказалась рядом и, прижавшись к нему, тоже наслаждалась свежим воздухом.

— Это настолько… — начала было она, но Савидж моментально прикрыл ладонью ее рот и стал напряженно вслушиваться в темноту.

Не слышал ли кто-нибудь ее слов?

Ночь оставалась безмолвной. Ни шороха, ни шепота, ни осторожных шагов.

Савидж пошарил рукой по краю могилы, отыскал обломок скалы и подпер им крышку, чтобы она, не дай Бог, не грохнулась на них, когда они будут вылезать наружу. Он приподнял Рейчел, помогая вылезти из ямы. А когда убедился, что с ней все в порядке и она затаилась, полез за ней следом, косясь на плиту.

Лежа на земле, он обозревал окрестности. Ни одного подозрительного силуэта. Никаких движущихся теней.

Он с удовольствием кивнул и, вытащив подпиравший крышку камень, легким движением ноги вернул плиту на место. Если преследователи окажутся завтра на этом месте, то лучше, чтобы они не догадались о нашем убежище и не узнали, что беглецы все время находились с ними рядом. Пусть считают, что мы их обогнали и ушли на почтительное расстояние.

Если мы обгоним их.

Повернувшись к Рейчел, Савидж указал рукой в ту сторону, откуда они вчера пришли. Теперь надо отправляться обратно. Рейчел, все поняв, кивнула.

Он не прополз и нескольких метров, как вдруг остановился. Его рука нашарила выемку в граните, наполнившуюся дождевой водой накануне. Облизав пальцы, Савидж установил, что вода тепловатая, но пить ее можно вполне. Он подал Рейчел знак, окунув пальцы в воду и поднеся их к ее губам.

Она отдернула голову. Но тут же, сообразив, в чем дело, облизала его пальцы, а потом устремилась к выемке и прильнула ртом к воде.

Он подождал некоторое время, но потом решил, что на первый раз достаточно, мягко отстранил ее от воды, чтобы ей не стало плохо. Рейчел нахмурилась, но повиновалась. Теперь Савидж занял ее место и стал пить, зачерпывая воду ладонями. Вытерев губы, он наконец осмотрел темные холмы и потянул женщину за собой.

Глава 8

Через полчаса они достигли гребня холма, с которого открывался вид на море. Луна серебрила волны. Берег, у которого покоились останки яхты и где утром шныряли рыбаки, был теперь совершенно пуст.

Савидж выглянул из-за гребня холма направо. Жители деревушки пришли именно оттуда. Их дома находились там. Через несколько секунд Савидж уже знал наверняка, что его предположение совершенно правильно.

В окнах нескольких дюжин сгрудившихся в кучку домишек, построенных из камня, горел свет. Справа от Савиджа на берегу, в безопасной дали от волн, стояли два вертолета. Среди домишек бродили мускулистые мужчины с автоматами. У некоторых в руках были «уоки-токи», и они что-то без конца говорили в микрофоны.

Савидж продолжал рассматривать деревню. Слева от него виднелся причал, где стояли на приколе шесть мощных катеров, каждый из которых был достаточно вместителен для дюжины человек.

Еще дальше влево, на покрытом галькой пляже, лежали восемь одномачтовых рыбацких суденышек. «Весьма соблазнительные суда», — подумал Савидж.

Вот именно.

Вертолеты охраняются.

Рыбацкие лодки — нет.

Значит, это ловушка.

Тогда каким же образом нам выбраться с острова?

Через пять минут у него уже родился план. С помощью жестов он пытался втолковать Рейчел, что именно ей нужно делать, но она решительно отказывалась понимать. После нескольких неудачных попыток Савидж решился на тишайший из возможных шепотов.

— Ползите по обрыву направо. Мимо деревни и дальше — ярдов пятьдесят, там подождите меня. Я могу основательно задержаться. Услышите стрельбу — не паникуйте.

— Но…

— Вы обещали делать все, как я скажу.

Рейчел выглядела перепуганной до смерти.

Савидж укоризненно взглянул ей в глаза и потыкал пальцем в нужном направлении.

Рейчел нерешительно поползла вправо.

Савиджу сделалось безумно жаль ее: он прекрасно понимал, что ее терзает страх — страх одиночества. Но у него не было выбора. Он не мог взять ее с собой. Она не просто помешала бы ему осуществить задуманное, из-за нее их обоих могли убить.

Савидж подождал, пока Рейчел не исчезла в темноте, и сосредоточил внимание на деревне. Слева находились вожделенные рыбачьи лодки. Ловушка была настолько очевидной, что где-то поблизости наверняка скрывались боевики.

«В ту же секунду, как я появляюсь на берегу, чтобы украсть лодку, меня пристрелят. Может быть, для большего удобства внезапно зажгут прожекторы. Это легко проверить».

Он скользнул вниз по склону.

«Я могу основательно задержаться», — сказал он Рейчел, но необходимость соблюдать тишину удержала его от дальнейших разъяснений. А ведь «основательно» — это значит — на долгие часы. Он должен был двигаться настолько медленно, чтобы казаться тенью, отбрасываемой предметами, когда на них падает лунный свет.

Через тридцать минут, в течение которых Савидж прополз не больше пятидесяти футов, он застыл на месте.

Его слух уловил едва различимый звук. Шелест одежды, коснувшейся скалы. Прямо перед ним. За грудой булыжников.

Савидж осторожно приподнял голову.

Там действительно засел невидимый сверху боевик. С ружьем, нацеленным в сторону рыбачьих лодок.

Савидж выбросил руки вперед и, обхватив голову снайпера, запрокинул ее назад.

Хруст сломанной шеи был слишком слаб, чтобы его могли услышать на расстоянии. Мертвец осел на землю.

Савидж перебрался через булыжники, взял зажатую в руке покойника винтовку 30–06 с телескопическим прицелом, а из кармана извлек револьвер «магнум-357» и кучу патронов.

Забрав оружие, он, извиваясь, пополз обратно вверх по склону. Где-то рядом залегли другие. Это было совершенно очевидно. Но дорога наверх была им уже опробована, поэтому он полз несколько быстрее.

Поднявшись на вершину, Савидж помедлил, проверяя, все ли спокойно в деревне. Но боевики внизу не прыгали в разные стороны в поисках укрытия и не карабкались вверх по склону, как если бы их предупредили о вторжении. Первая часть плана была, таким образом, благополучно завершена. А вторая? Вторая часть казалась настолько опасной, что Савидж чуть было не отказался в последний момент от ее осуществления.

«Если с первой попытки ничего не получится, второй уже не будет. Мы не можем остаться здесь еще на день в надежде только на то, что вторично остров прочесывать не станут. Чем дольше мы будем прятаться, тем больше будем терять силы от отсутствия пиши. И где гарантия, что, прочесывая остров вторично, люди Пападрополиса не отыщут нас. Или, скажем, Рейчел не выдержит напряжения. Ведь она буквально на грани нервного срыва. Нет, действовать необходимо сейчас».

Он сказал Рейчел: «Ждите меня. Услышите стрельбу, не паникуйте».

«Черт побери, Рейчел, постарайтесь сохранять самообладание!»

Он выстрелил из винтовки и кинулся в глубь острова. Звук выстрела отозвался громоподобным эхом над голой землей.

Услышав возникший в деревне переполох, он нажал на спусковой крючок еще раз и продолжал бежать. А в деревне опять послышались крики. Он в третий раз выстрелил из винтовки, а спустя две секунды еще и из револьвера.

Ночная тишина нарушилась. Сапоги застучали по камню — это боевики помчались из деревни вверх по склону. Выстрелив дважды из револьвера, Савидж нажал на спусковой крючок винтовки и решительно изменил свой маршрут, направляясь уже не в глубь острова, а к берегу.

Крики становились все ближе и громче. Боевики устремились к гребню холма. Савидж между тем, пригибаясь к земле, но не сбавляя скорости, продолжал бежать все дальше влево.

Боевики рассыпались по склону холма. В небе вспыхнула сигнальная ракета, освещая местность, где находился Савидж.

Он пригнулся еще ниже и помчался еще быстрее, пытаясь вырваться из пятна света.

Он правильно все рассчитал. Боевики, услышав выстрелы из двух разных видов оружия, решили, что между Савиджем и снайпером завязалась перестрелка. Они вытянулись цепью и, направляясь в глубь острова, стали прочесывать склон холма.

Савиджу предстояло, воспользовавшись суматохой, реализовать задуманное. Под прикрытием ночи он добежал до противоположного конца деревни, поднялся на холм и стал искать Рейчел. Но никак не мог ее найти.

Двинулся дальше по краю.

И тут на него прыгнула какая-то тень.

Он едва не вспорол мозолистыми пальцами глаза потенциальному противнику и только тогда увидел, что это Рейчел. Она затрепетала в его объятиях, но времени успокаивать ее не было.

На берегу, как раз под ними, начал завывать мотор вертолета. Винты стали медленно вращаться.

Одновременно с этим в небе взорвалась еще одна ракета, осветив склон на противоположной стороне деревни.

«Поиск принял более интенсивный характер», — с удовлетворением отметил про себя Савидж. Рассредоточившись, боевики уходили все дальше в глубь острова. Они вызвали по радио вертолет на подмогу, чтобы добавить его прожекторы к осветительным ракетам.

Рейчел плотнее прижалась к Савиджу.

Он прошептал ей в самое ухо:

— Без паники. Через пять минут мы отсюда выберемся.

И он потянул ее за собой вниз по склону.

Лопасти винтов вращались все быстрее и быстрее, их шум становился нестерпимо пронзительным. Лунный свет и светящиеся приборы на панели позволяли разглядеть пилота в выпуклой плексигласовой рубке. Второй пилот уже подбегал к вертолету.

Савидж потянул Рейчел за руку.

Второй пилот распахнул дверцу, собираясь влезть в кабину, но вдруг откинулся назад, а потом рухнул на землю, сраженный ударом в челюсть.

Это Савидж сразил его прикладом винтовки, а потом откинул в сторону, выхватил револьвер, нацелив его в сидевшего за рулем пилота.

— А ну, вылезай к чертовой матери или подохни.

Летчик быстро отцепил пристяжной ремень, рывком распахнул дверцу пилота и вывалился из кабины.

Савидж влетел в кабину, увлекая за собой Рейчел.

Но подгонять ее не было нужды. Задыхаясь от волнения, она сама толкнула Савиджа вперед:

— Поехали!

Он захлопнул дверцу и, даже не пристегнув ремня, нажал на педали и вцепился руками в рычаги управления. В СИИЛз их не обучали управлению геликоптерами, но Грэм требовал, чтобы защитник умел управлять всеми средствами передвижения, включая и воздушные. Конечно, не реактивными истребителями и не «боингами». Для обучения в этом случае потребовалось бы слишком много времени, так как их системы управления были чересчур усложнены. Но пропеллерными самолетами и вертолетами — обязательно. Овладеть техникой их управления можно было за несколько месяцев в часы досуга.

«Слава Богу, — подумал Савидж, — что это не армейский вертолет». Потому что их приборные панели повергали его в полное отчаяние. Этот геликоптер предназначался для гражданских и туристических целей. Управлять им предельно просто. Поступай в соответствии с инструкцией, и порядок. Все приборы просты и даже элегантны на вид.

Визг моторов перешел в рев. Винты вращались настолько быстро, что казались абсолютно неподвижными.

— Ну, вперед же! — завопила Рейчел.

Савидж потянул на себя рычаги, и вертолет взметнулся вверх. От резкого броска захватило дух. Они были свободны.

Савидж направил вертолет вперед и вверх, прорезая облака над залитым лунным светом морем. Бросив тревожный взгляд назад, он увидел крошечные, бегущие вниз по склону фигурки. И от деревни к берегу сломя голову мчались боевики с нацеленными вверх винтовками.

Набирая скорость, Савидж заметил, что их дула извергают пламя.

«Вы опоздали», — подумал он.

Пристегнув ремень безопасности, Савидж повернулся к Рейчел.

— Пристегнитесь.

— Я уже пристегнулась.

— Вы, конечно, что-то… — ухмыльнулся он. — Должен признаться, что я потрясен. Не многие…

И тут женщина закричала. Он невольно вздрогнул. И, повернувшись к ней, увидел дуло пистолета, нацеленное ему прямо в голову.

Пистолет был в руке у Акиры.

Глава 9

— Давай-ка не будем забывать, где мы находимся. — Глаза Акиры были такими же печальными, какими они запомнились Савиджу, а его английский все также безупречен. — Нет-нет. Не тянись к оружию. Я немедленно выстрелю. Ты умрешь. А вертолет потеряет управление. Прежде чем я смогу отбросить твое тело и схватить рычаги управления, мы рухнем на землю. Тогда я Тоже погибну. Но не только я. Твой принципал тоже.

— Каким образом ты?..

— Очень просто. Я рассуждал так: яхта разбилась, интересно, удалось ли уцелеть кому-нибудь. И если удалось — ведь в свое время ты служил в СИИЛз, а следовательно, был мастером по выживанию, — то что бы на твоем месте стал делать я? Предположим, отыщу хорошее укрытие и спрячусь, но все равно мне необходимо как можно быстрее убраться с острова, пока не обессилел от голода и жажды. Не сомневаюсь, что где-то поблизости тебя ожидает спасательная команда. Предположительно, на Делосе. Кстати сказать, я обнаружил твой вертолет. Итак, рассуждая дальше, я решил, что ты должен будешь обязательно добраться до Делоса, прежде чем спасательная команда снимется с места и уйдет. Какие в этом случае у тебя варианты? Самое очевидное — украсть рыбачий баркас, поэтому люди моего принципала раскидали снайперов по всему склону, как горох на грядке. Но у тебя репутация человека, моментально приспосабливающегося к любым обстоятельствам. Отвлекающий удар? Кража вертолета? Я просчитал все возможные варианты и спрятался в этом геликоптере. В конце концов, что я терял в случае ошибки? Ну, полежал бы пару часов без движения — и все. Я способен так лежать несколько дней. И вот результат — я добрался до тебя.

— Ты был не столь разговорчив во время нашей совместной работы в «Мэдфорд-Гэпском Горном Приюте». — Савидж покосился на пистолет Акиры. Потом, содрогнувшись, заглянул в глаза Акиры — грустные и задумчивые. Глаза человека, которому — он сам это видел — отрубили голову.

— «Горный Приют»? Да, именно поэтому я здесь, — сказал Акира. — Поэтому я тебя преследовал. Поэтому я спрятался здесь. Мне необходимо задать тебе вопрос. Почему ты все еще жив? Шесть месяцев назад я видел тебя мертвым.

Савидж едва не потерял контроль над вертолетом. Машина резко нырнула носом вниз. Он быстро вернул ее в нормальное положение. Геликоптер продолжал набирать высоту. Он перевел дыхание, но слова Акиры не укладывались у него в голове.

— Видел меня мертвым? Это я видел тебя мертвым!..

— Нас преследуют, — сказала Рейчел.

Савидж оглянулся и Акира тоже.

«Сейчас, — подумал Савидж, — я выбью пистолет у него из рук».

Но тотчас же инстинктивно почувствовал, что поколебать бдительность Акиры невозможно.

— Отлично, — сказал японец. — Ты сумел подавить соблазн.

— Почему ты решил, что я не предприму никаких попыток?

— Я рассчитывал на твое благоразумие. Но будет лучше, если мы все станем руководствоваться здравым смыслом и доверять друг другу. В подтверждение моих намерений… — Акира вложил пистолет в кобуру под курткой.

В кабине сразу же воцарилась более спокойная атмосфера.

Савидж оглянулся назад, пытаясь разглядеть преследователей.

— Я никого не вижу, — сказал он.

Рейчел указала назад и чуть левее курса вертолета.

— Вон там огни.

— Катер?

— Это второй вертолет, — объяснил Акира.

— Черт возьми, а на борту есть оружие?

— Люди, находящиеся на нем, вооружены автоматами, но сам вертолет — точная копия нашего. Он не оснащен никаким оружием.

— Если он нас догонит, — взволнованно прошептала Рейчел, — боевики могут открыть двери и начать стрельбу.

— Они не станут этого делать.

— Откуда такая уверенность?

Савидж поспешил ее успокоить.

— Они могли сделать это, когда мы покидали поместье. Они боятся угодить в вас.

— Но это не помешало им обстреливать наш вертолет.

— Думаю, они растерялись и не соображали, что делают. У них было время, чтобы понять, насколько глупо они поступили. Если по их вине этот вертолет разобьется, Пападрополис им отрежет…

— Это уж точно. — Рейчел вздрогнула. — Мой муж и не на такое способен.

— Таким образом, вы являетесь нашей охранной грамотой, — сказал Акира.

— Как это нашей? Ведь ты на их стороне, — удивился Савидж.

— Ничего подобного. В поместье я прибыл за день до твоего появления, чтобы заменить заболевшего охранника. — Акира повернулся к Рейчел. — В ту самую секунду, когда я понял, для чего меня наняли, а именно для того, чтобы охранять пленницу жестокого человека, мне стало ясно, что ни под каким предлогом я не стану выполнять столь грязную работу. Если откровенно, у меня были собственные планы вашего спасения. Так как Пападрополис не сообщил мне истинной цели моего пребывания в усадьбе, — он сказал, что ему кто-то угрожает и он нуждается в защите, — я решил, что таким образом наше соглашение полностью аннулируется, и посчитал себя свободным от каких бы то ни было обязательств.

— Тогда зачем ты держал меня на мушке? — спросил Савидж.

— Чтобы ты не напал на меня. Мне нужно было, чтобы ты внимательно меня выслушал.

— Они нагоняют нас, — проговорила Рейчел.

— Они могут попытаться заставить нас сесть. Там, справа, — остров. — Савидж указал на бурую громаду гор. Чтобы обойти ее, он увеличил скорость. Мотор взревел с такой силой, что задрожал фюзеляж.

Стрелка, указывающая количество оставшегося топлива, метнулась и встала посередине. Савидж покачал головой.

— Такая скорость требует больших затрат горючего.

— У наших преследователей скорость ничуть не меньше, поэтому и расход горючего будет таким же, — сказал Акира. — Я бы не беспокоился на этот счет. У них изначально в баках бензина было несколько меньше, чем у нас. Поэтому им вскоре придется идти на посадку. Так что не беспокойся. Кстати, видимо, вы оба голодны и хотите пить? — Акира наклонился. С улыбкой, не погасившей, однако, печаль в его глазах, он протянул Рейчел флягу и пакет с бутербродами.

Рейчел трясущимися руками отвинтила крышечку фляги и, жадно припав к горлышку, сделала несколько больших глотков. Внезапно она отстранила флягу и, нахмурившись, посмотрела на мужчин.

— Вы уклоняетесь от обсуждения главного вопроса.

Савидж понял, что именно она имела в виду.

Печальные глаза Акиры сузились.

— Да.

— То, о чем вы говорили, сильно смахивало на бред. Может, объясните?

Савидж с Акирой ничего не ответили. Лишь внимательно разглядывали друг друга.

— «Я видел тебя», — повторила Рейчел в смятении, обратившись к Акире. — На причале, когда мы уплывали, вы крикнули именно эти слова.

Потом повернулась к Савиджу.

— А вы в ответ крикнули то же самое… только выделив слово «тебя». Гром заглушил последующие несколько слов, и я расслышала только последнее — «мертвым». Помните, я тогда еще спросила, знаете ли вы этого человека. Вы не ответили мне. А через несколько секунд проговорили: «Помоги мне Бог, если знаю». И голос у вас был такой, словно ничего ужаснее в вашей жизни не случалось. «Шесть месяцев назад я видел, как этот человек умер». Но был очень сильный ветер, и мне показалось, что я не расслышала ваших слов. Потому что ваши слова смахивали на бред. А теперь этот человек тоже утверждает, что видел, как вас…

— Обезглавили. Савидж, как тебе удалось выжить?

— А как это удалось тебе? — в свою очередь спросил Савидж.

— Меч отрубил тебе голову. Она покатилась по полу.

— Потом остановилась, встав на обрубок шеи, — продолжил Савидж. — И глаза моргнули.

— Твои.

— О Боже, — простонала Рейчел. — Все ясно. Вы оба психи.

— Нет, — сказал Савидж. — Но коль скоро мы оба живы, значит, кто-то из нас страшно ошибается.

Рейчел побледнела и покачала головой.

— О Господи, да неужели вы не понимаете, что это невозможно. Если вы не сумасшедшие, то один из вас лжец. — По взгляду, брошенному на Акиру, можно было понять, что она осуждает незнакомца.

Акира, отметая всякие возражения, лишь пожал плечами и повернулся к Савиджу.

— Еще разок, — произнесла Рейчел, — вдумайтесь в то, что вы говорите. Вы утверждаете, что видели его без головы?

— Именно так, — проговорил Акира, искоса глянув на Савиджа.

— А вы, соответственно, видели без головы его? — спросила она Савиджа.

Савидж кивнул. По его телу пробежал холодок, как будто он увидел в кабине привидение.

Рейчел всплеснула руками.

— Я повторяю. Так как ничего подобного быть не может, значит, это ложь.

— Вы мне верите? — спросил Савидж.

— Вы же знаете, да. Сколько раз надо это повторять и доказывать? Я ведь поклялась, что последую за вами в ад.

— Похоже, что я именно там сейчас и нахожусь. Я знаю, что все было именно так. Я видел собственными глазами. И знаете, Рейчел, я вам точно говорю… можете считать меня психом, мне все равно… говорю, что видел, как убийца-японец отрубил голову этому человеку. Эта сцена преследовала меня последние шесть месяцев.

— Точно так же, как меня преследовала сцена твоей гибели, — сказал Акира.

— Твои слова ничего не значат, — отмахнулся Савидж. — Мы с Рейчел друг другу верим. Но вот могу ли я доверять тебе?

— Чисто профессиональный подход к проблеме. Профессиональная, я бы сказал, точка зрения, как и у меня. Я был бы разочарован, если бы ты не оказался подозрительным, как черт. Даже больше: я заподозрил бы тебя в нечестности, если бы ты сразу же всему поверил.

— Слушайте, вы оба начинаете меня пугать, — пробормотала Рейчел.

— Только начинаем? Да я пребываю в страхе с того момента, как увидел Акиру в поместье.

— Можешь себе представить, насколько я сам был потрясен, — живо продолжал Акира. — Я не поверил собственным глазам, когда ты проехал мимо в машине… когда преследовал тебя в Миконосе… когда окликнул с причала…

— Это все чепуха, не достойная внимания чепуха, — огрызнулся Савидж. — Главное — то, что я видел шесть месяцев назад. Только в этом я действительно уверен. Я видел, как тебя обезглавили, а ведь это не то, что, скажем, выстрел в грудь, когда человек может всего лишь показаться мертвым. Вроде бы человек умер, а потом пришел врач и воскресил его!

— Да? Тогда почему же я здесь? Каким образом я могу с тобой разговаривать?

— Черт побери, вот этого я не знаю!

— Прекратите! — крикнула Рейчел. — Вы меня окончательно напугали.

— Я напуган ничуть не меньше вас, — сказал Акира. — Как же мне вас убедить? Пойми, Савидж, что последние шесть месяцев ты был моим кошмаром. Пока я поправлялся от ран…

— Нанесенных?..

— Боккэном.

Рейчел взвизгнула:

— А что это означает по-английски?

— Это такие деревянные мечи, — пояснил японец. — Они сломали мне руки, ноги, разорвали селезенку, аппендикс, раздробили ребра и череп. Мое излечение длилось шесть месяцев.

— То же самое случилось и со мной, — кивнул Савидж. — Таким образом, мы вернулись к самому началу. Либо мы оба сошли с ума. Либо ты лжешь. Либо…

— Лжешь ты, — перебил его Акира. — Я ведь знаю, что видел. Как тебе удалось выжить?

Савидж прочитал в глазах Акиры за привычной печалью еще и смятение.

— Ну, хорошо, — сказал он. — Предположим, что каждый из нас видел, как другой умер. Но ведь это же невозможно. — Он отчаянно пытался найти объяснение. — Если мы не сумасшедшие и ни один из нас не лжет…

— Тогда? — Акира наклонился вперед.

— Ты рассуждаешь ничуть не менее логично, чем я. Существует третья возможность.

— Неизведанная, — кивнул Акира. — И так как мы оба живы…

— В то время как ни ты…

— Ни тем более ты…

Голова Савиджа пошла кругом.

— Тогда что же произошло на самом деле?

— Предлагаю это выяснить сообща.

Глава 10

— Похоже, огни справа от нас удаляются, — сказала Рейчел.

Савидж убедился, что преследовавший их вертолет развернулся и взял курс на остров, расположенный справа по борту.

— У них почти кончилось горючее.

— Слава Богу. По крайней мере, одной заботой у нас меньше. — Рейчел в изнеможении закрыла глаза.

— А у нас-то как с топливом? — спросил Акира.

Савидж взглянул на индикатор.

— Почти четверть бака.

Рейчел встрепенулась.

— Этого достаточно, чтобы добраться до материка?

— Да. Если мы будем идти прямо по курсу.

— Если? А что нас может заставить с него свернуть?

— Савидж имеет в виду очевидный факт, что пилот, преследовавшие нас, несомненно, радировал на материк, чтобы нам наперерез послали дополнительные вертолеты, — пояснил Акира. — Они знают, откуда мы держим путь. Если следовать по этому — маршруту, нас найдут.

— Поэтому мы полетим туда, где нас меньше всего ждут. — Савидж поменял курс с северо-западного на западный. — При данных обстоятельствах нам лучше отправиться на север.

Но ведь таким образом мы окажемся вдали от Афин. И нам придется израсходовать больше топлива, — сказала Рейчел.

— Чтобы сберечь топливо, нам нужно просто скинуть обороты, — сказал Савидж.

— Хотите сказать, что тогда нам хватит топлива, чтобы приземлиться в нужном месте?

Савидж ничего не ответил.

— …А-а, черт! — вырвалось у Рейчел.

Глава 11

Мотор чихнул: датчик показывал, что горючее почти на исходе, но Савидж наконец-то добрался до материка. В предрассветном сумраке он приземлился на заброшенной лужайке, где должен был бы приземлиться вертолет с Делоса, если бы Савидж воспользовался им. Вместе с Рейчел и Акирой он быстро побежал к кустам, обрамлявшим лужайку. В какой-то момент Савиджу показалось, что Акира сейчас выхватит пистолет и скажет, что специально ввел Савиджа в заблуждение, но ничего подобного не произошло, японец держал руки по швам и, по-видимому, сам опасался того же со стороны американца.

— За этими кустами — грунтовая дорога, — сказал Савидж. — А в ста ярдах налево будет амбар.

— В котором стоит автомобиль?

Савидж уже на бегу кивнул.

— Но что будет, если мы не сможем до него добраться?

— Я приготовил две разные посадочные площадки. К тому же есть выбор портов на случай, если бы мы стали бежать на катере или лодке. Ты ведь отлично знаешь, как это бывает: если что-то не заладится, пойдет наперекосяк, то уже все. Но следует продумать как можно больше путей отступления.

— Кто бы тебя ни готовил, он сделал это отлично.

Добравшись до дороги, они побежали налево.

— Власти, разумеется, обнаружат вертолет, — сказал Акира. — Если Пападрополис решит заявить о пропаже жены, эксперты снимут отпечатки пальцев.

— Твои значатся в картотеке?

— У меня никогда не снимали отпечатков.

Савидж поморщился:

— А мои снимали.

— Значит, Пападрополис употребит всю свою власть на то, чтобы установить, кто ты такой. И пошлет людей. Они убьют тебя за то, что ты похитил его жену.

— Прежде чем вылезти из вертолета, я тщательно стер свои отпечатки Пальцев со всего, к чему прикасался. А вот твое имя Пападрополису известно.

— Не совсем так. Ему известен лишь мой псевдоним.

— Отлично, это одна из важнейших вещей, которым меня обучили, — сказал Савидж. — Анонимности. Предупреждать нападки нервных оппонентов.

— У тебя был классный инструктор.

— Он бывал и редкой сволочью.

— Таковы все классные инструкторы.

— Я… — Грудь Рейчел вздымалась, она едва переводила дыхание. — Я не могу с такой скоростью…

Мужчины подхватили ее под руки. Держа ее на весу, они побежали к смутно вырисовавшемуся в предутренней мгле силуэту амбара, где находился темный «фиат». Через пять минут они выехали на дорогу: Рейчел сидела между Савиджем и Акирой на переднем сиденье.

Сидя за рулем, Савидж чувствовал рядом с собой ее взмокшую от пота одежду.

— Худшее позади. Теперь вы в безопасности. Постарайтесь заснуть. Вскоре у вас будут горячая пища, свежая одежда и очень-очень мягкая постель. Я ее сам проверял.

— Больше всего, — сказала Рейчел, — я мечтаю о ванне.

— Это предусмотрено, — ответил Савидж, — и организовано. И главное — сколько угодно теплой воды.

— Горячей воды.

— Это очень по-японски. — Акира наблюдал за тем, как из серого небо превращается в ослепительно голубое: рассвет набирал силу. — Куда мы направляемся?

— На ферму, к востоку от Афин. — Глаза Савиджа горели от усталости. — Я арендовал заброшенный дом, выдав себя за писателя. «Мне необходимо уединение, — сказал я. — Я собираю материал для написания новой биографии Аристотеля».

— И что же на это ответил владелец?

— Он решил, что я имею в виду Аристотеля Онассиса. Взял с меня обещание рассказать ему побольше грязных сплетен об Ари и Джеки.

— И ты пообещал?

— Не только пообещал, но и немедленно исполнил его просьбу, сказал, например, что Ари вполне может состязаться с Папой Римским в святости. «Эх вы, профессорня!» — только и воскликнул этот человек, хотя деньги взял. Думает, что я полный кретин. Так что ждать его с визитом не приходится.

Акира хихикнул.

Глава 12

Машину они спрятали за фермой. Залитые солнцем луга обрамляли виноградники. И хотя внешне дом выглядел неказистым, внутри он был отлично меблирован и чист. Несколько дней назад Савидж лично проверил, готов ли дом для приема Рейчел.

По дороге на ферму Акира с Савиджем опять поговорили о преследовавших их кошмарах, но, прибыв на место, все их внимание было обращено на Рейчел. Чего она желает, поинтересовались они. Поесть? Еще поспать? И услышали в ответ: «Принять ванну». Савидж позаботился, чтобы в доме круглые сутки было электричество. Электронагреватель включили на полную мощность. Рейчел провела в ванне не менее часа, а когда появилась в гостиной в платье от Сен Лорана, которое передала для нее сестра, то, несмотря на синяки и кровоподтеки на лице, выглядела просто великолепно.

Взглянув на ее лицо, Акира нахмурился.

— Увидев вас в вертолете, я решил, что у вас лицо просто в грязи. Я никак не предполагал, что все это на самом деле… Я знал, что муж вас унижал, но… Какой же мерзавец мог так…

Рейчел прикрыла рукой самый большой синяк.

— Прошу прощения, — поспешно заметил Акира. — Я лишь хотел выразить сочувствие, а отнюдь не пробуждать печальные воспоминания. И, главное, помните: синяки — вещь преходящая.

— Вы имеете в виду те, что у меня на лице? — уточнила Рейчел.

— Вашу душу сломить таким путем не способен никто.

Рейчел убрала руку с лица и улыбнулась.

— Благодарю. Мне было очень важно услышать что-нибудь подобное.

Савидж был восхищен. В прекрасных синих глазах, оттеняемых бордовым ситцевым платьем, читались сила и достоинство. Зачесав мокрые каштановые волосы за уши, она тем самым подчеркнула благородство и красоту своего лица, черты которого теперь, когда отеки от ушибов начали спадать, проявились во всей своей изысканности.

— Если бы ваш муж даже убил вас, он не смог бы убить вашу душу, — сказал Акира. — Я верю в синто.

Рейчел вопросительно взглянула на него, и он пояснил:

— Это древнейшая религия Японии.

— И все-таки… Я никогда особенно не интересовалась религиями.

— Согласно синтоизму, после смерти наши души сливаются с окружающим миром. Жизнь не кончается, она лишь изменяет форму. Но при этом сохраняет свою индивидуальность, растворяясь в общем потоке бытия. Ваш муж не смог бы причинить вред вашей душе, потому что она неуязвима. И возродится к новой жизни.

— Меня интересует эта жизнь, — сказала Рейчел.

— Это естественно. — Акира пожал плечами. — Синтоизм не настаивает на том, чтобы вы позабыли о той жизни, которая вас интересует больше всего.

— А в этой жизни я хочу есть.

— Скоро будет готов жареный барашек, — сказал Савидж.

— О, это должно быть очень вкусно.

Барашек и в самом деле оказался очень вкусным.

Но во время еды Савидж опять потребовал, обратившись к Акире:

— Расскажи еще раз.

— Я уже пять раз тебе рассказывал.

— Расскажи в шестой. Мы оба умерли, а на самом деле живы. И всякий раз, как я на тебя гляжу, меня оторопь берет. Я вижу…

— Ками.

— Что?

— Привидение. Ну ладно, я старался понять. Но безуспешно. Итак, если хочешь снова послушать…

— Только давай поподробнее. Всегда можно припомнить еще какие-то детали, которые не упоминались прежде. Ты мог просто не придать им значения.

— Очень хорошо. Меня нанял…

— …Муто Камити.

Затем Акира принялся описывать внешность человека, бывшего их принципалом.

Возраст около шестидесяти. Слегка сутул. Выпирающий животик. Черные волосы, тронутые сединой. Ввалившиеся щеки. Кожа — коричневая.

— Именно таким я его и запомнил, — согласно кивнул Савидж. — Где он тебя нанял?

— В Токио.

— Род его занятий?

— Не имею представления.

— Ну, должно же было у тебя возникнуть какое-нибудь предположение на этот счет. Опиши его офис.

— Я ведь говорил, что мы встречались на нейтральной территории. В парке.

— Верно, — сказал Савидж, — а затем в его лимузине вы поехали вместе…

— Точно.

— Опиши шофера.

— Худощав, отлично знает свое дело. Нас от шофера отделяло дымчатое стекло. Поэтому разглядеть его как следует мне не удалось.

— Может Камити быть политиком?

— Да, но может быть и бизнесменом. Главное впечатление от встречи с ним — его совершенно очевидная усталость.

— Усталый чиновник. У меня было именно такое же впечатление. — Савидж помолчал. — Но чиновники бывают самые разные. Опиши его руки.

— Кончики пальцев мозолистые. Так же, как и ребра ладоней.

— Как твои и мои. Занимается каратэ.

— Я тоже пришел к такому выводу. Но в Японии, где боевые искусства широко распространены, ими занимаются многие деятели.

— Какое у тебя было задание?

— Сопровождать Камити-сан в Америку. Он должен был вовремя попасть на какую-то важную встречу, по крайней мере он так сказал. Нападения не ожидалось, тем не менее на всякий случай он посчитал нужным обзавестись телохранителем.

— Вот это меня и удивляет. У Камити был личный шофер, значит, должен быть и другой обслуживающий персонал, способный взять на себя его охрану.

— Это он тоже объяснил, — сказал Акира. — Ему был необходим телохранитель, знающий Америку, ее обычаи, образ жизни.

— Ты работал на американцев?

— Я работал на многих. Мой беглый английский являлся при найме одним из важнейших условий. Для богатых американцев, приезжающих в Японию. И богатых японцев, посещающих Америку.

— Он сообщил тебе, что намерен нанять в Америке еще и телохранителя-американца?

— Да. Это меня не смутило. Мне все равно понадобился бы сменщик на то время, пока я ем и сплю, привлечение телохранителя из местного населения является общепринятой практикой в подобных ситуациях, — сказал Акира.

— Итак, вы вылетели из Токио в…

— Даллас.

— По пути произошло что-нибудь интересное?

— Мой хозяин беседовал с японцами, летевшими тем же рейсом. Затем мы встретились с несколькими американцами.

— В аэропорту?

— Да, и встреча была мимолетной. О чем шел разговор, я не слышал. Потом полетели в Нью-Йорк.

— Где мы и встретились, — заметил Савидж. — Покатавшись с часок в автомобиле, мы остановились.

— Хозяин сказал, что тебе были даны соответствующие инструкции. По-японски он сообщил мне некоторые детали, в которые ты не был посвящен.

— Мы остановились у «Ховарда Джонсона». И обменялись…

— Кейсами. Это меня удивило.

— Как и меня. Затем приехали…

— После многочасового путешествия мы прибыли в самое необычное из виденных мною мест. Здание напоминало несколько строений, соединенных вместе, — одни были из кирпича, другие — из тесаных камней, третьи — из бревен. Различались они и по высоте: пять этажей, три, четыре. Каждое здание было в своем стиле: городское здание, пагода, замок, шале. У одних были прямые стены, у других — выгнутые. Печные трубы, башенки, фронтоны и балкончики лишь усугубляли, — Акира помедлил, — архитектурный сумбур.

— Вот именно. Сумбур.

— Меня волновало отправление служебных обязанностей в столь непредсказуемом месте.

— Да нет же, это я был обеспокоен, а ты сказал, чтобы я не беспокоился, поскольку все меры предосторожности приняты.

Акира покачал головой.

— Ведь я же просто повторил то, что сказал мне мой хозяин. Об организации защиты мне ничего не было известно.

— У обрыва сидели снайперы. Три остальных принципала имели при себе каждый по два защитника, как и Камити.

— Национальность остальных принципалов? — спросил Акира.

— Американец, испанец и итальянец.

Рейчел отложила ложку.

— О вашем бизнесе я ровным счетом ничего не знаю.

Савидж с Акирой взглянули в ее сторону.

— Я — обыкновенный человек и, видимо, поэтому должна сидеть смирненько, но вот я вас слушала, слушала и подумала…

— Да? — прищурился Савидж.

— Может быть, это и не важно, но…

— Мы слушаем вас, — сказал Акира.

— Как Камити вышел на вас?

Акира выглядел растерянным.

— Вы оба просто с ума сходите по анонимности. Не думаю, что вам приходилось себя рекламировать.

Савидж рассмеялся.

— Разумеется, нет.

— Тогда каким образом вы с Акирой оказались на этом задании?

Акира пожал плечами.

— Это стандартная процедура. Меня рекомендовал мой агент.

— И меня тоже, — сказал Савидж. — Это действительно неважная деталь.

— А ведь пять минут назад вы утверждали, что мелочей не бывает и всякая мелочь имеет значение.

— Она права, — согласился Акира. — Нам необходимо осмыслить все от начала до конца, не упуская из виду ничего.

— Но мой агент ничего не знал о Камити, — удивился Савидж. — Он даже не мог сообщить мне профессию принципала. Бизнесмен, политик… Камити просто связался с ним и сказал, что ему нужен телохранитель на пять дней за весьма солидное вознаграждение.

— Мой агент тоже ничего не знал, — согласился Акира и, повернувшись к Рейчел, пояснил: — Бизнесмен нуждается в особом роде защиты в отличие от политика. Ведь его постоянно подстерегают разного рода опасности: похищение, грабеж, убийство. Я помню, что был в полном смятении от недостатка информации.

— Ну, уж если вы постоянно просите друг друга повторить все, что с вами произошло, тогда почему бы не учинить допрос и вашим агентам? Может быть, они смогут вспомнить нечто такое, что поначалу казалось несущественным.

Савидж поднял брови.

— Ну, что ж… — сказал Акира.

— Почему бы и нет? Попытка не пытка. Сами мы пока ни до чего не додумались.

Внезапно Савидж пришел в полное расстройство.

— Но твой агент — в Японии, мой — в Америке, а вести подобные разговоры по международному телефону, естественно, нельзя.

— Значит, — сказал Акира, — нам предстоит встретиться с ним. Но лететь для этого в Японию нет необходимости. Когда я работаю в Америке, то пользуюсь услугами американского агента.

— Как его зовут?

Акира колебался, с сомнением глядя на Рейчел и словно бы решая про себя, насколько откровенным можно быть в данной ситуации. Потом, видимо, решил, что ему следует честно ответить на заданный Савиджем вопрос, и сказал:

— Грэм Баркер-Смит.

— Господи…

Глава 13

Савидж так стремительно вскочил на ноги, что стул грохнулся на пол.

— Это имя моего агента. Сукин сын.

— Грэм — твой агент?

У Савиджа был совершенно безумный вид, и Акира невольно вскочил на ноги.

— Здесь какая-то ошибка. Я сказал «американец». Но на самом деле он…

— Англичанин. Ему примерно шестьдесят. Довольно тучный. Лысый. Курит сигары. Носит только костюм-тройку.

— Самого лучшего качества, — вторил ему Акира. — Обожает шампанское и икру.

— Белужью. Шампанское — «Дом Периньон». Это Грэм. Вот сволочь!

Рейчел всплеснула руками.

— Пожалуйста, пусть кто-нибудь… Так что же получается: у вас общий агент, а вы и не знали об этом?

— Мы и не должны были этого знать, — ответил Савидж. — Наша профессия тайная по самой своей сути. Характер работы, которую нам приходится выполнять, чрезвычайно опасен. Наша жизнь постоянно находится под угрозой.

— Нашим хозяевам мы гарантируем абсолютную верность, — продолжал Акира, — полную конфиденциальность. Предупредительность и почтение. Но мы не всегда можем рассчитывать на такое же отношение к себе со стороны хозяина, поэтому скрываем свое подлинное имя на тот случай, если хозяева захотят убрать нас. Или если враги наших хозяев решат проучить нас.

— Вы говорите так, словно появились из другого времени, — тихо произнесла Рейчел.

— Если вы поняли это, то поймете и все остальное, — уверенно сказал Акира. — Как бы я хотел жить лет триста назад.

Савидж в недоумении уставился на Акиру, но тут же перевел взгляд на Рейчел.

— Видите ли, мы просто обязаны быть одержимыми. И не только в отношении своих клиентов. Но и в отношении самих себя. Телохранитель безоговорочно доверяет своему агенту. Потому что агент направляет всю работу, является связующим звеном между клиентом и…

— Вами, защитниками, — договорила вместо него Рейчел и повернулась к Акире. — Значит, и Грэм в качестве агента тоже должен быть одержимым.

— И абсолютно надежным. Он не имеет права поколебать доверие клиента, — сказал Савидж.

— Или раскрыть анонимность защитников, права которых он представляет? — спросила Рейчел.

— Именно. Вот почему мы с Савиджем ни за что на свете не узнали бы о том, что у нас общий агент. Если бы Грэм даже случайно назвал мне имя какого-нибудь защитника, интересы, которого он представляет, я моментально перестал бы ему доверять и начал бы подыскивать себе другого агента.

Савидж прошелся вокруг стола.

— Так, значит, Грэм соблюдал этику, умалчивая о том, что нас мучают одни и те же кошмары?

— Ты лечился шесть месяцев. И я тоже. Он тебя навещал.

— Каждую субботу, — ответил Савидж. — На берегу Чесапикского залива.

— А ко мне он наведывался каждый четверг. На остров Мартаз Виньярдз.

— При этом он великолепно знал, что я считаю тебя убитым?

— А что я в свою очередь считаю убитым тебя.

— Его поведению нет оправданий. Он должен был нам обо всем рассказать!

— Ты считаешь, что он каким-то образом причастен к случившемуся?

— Чертовски смахивает на то, — ответил Савидж.

Лицо Акиры посуровело.

Рейчел взяла их за руки.

— Не следует нервничать, друзья, но…

— Мы не собираемся отправиться ближайшим рейсом в Штаты и бросить вас на произвол судьбы, если вы об этом беспокоитесь, — сказал Савидж. — Ваша безопасность по-прежнему наша главная забота.

— В таком случае… — плечи Рейчел поникли. Веки сами собой стали смежаться. — Мне необходимо… — Она уронила голову. — Я безумно устала.

— Идите в спальню и поспите.

Рейчел зевнула.

— А вы как же?

— Не беспокойтесь. Мы с Акирой будем спать по очереди. Один из нас будет постоянно охранять вас, и днем и ночью.

Она уронила голову на сложенные на столе руки. Савидж отнес ее в спальню.

Глава 14

Когда Савидж вернулся в кухню, Акиры там уже не было. Он стремительно обежал все остальные комнаты, но и там его не оказалось. Савидж распахнул входную дверь и обнаружил Акиру сидящим на покосившихся ступенях крыльца. Его коричневое лицо было обращено к солнцу.

— Что-то не так? — спросил Савидж.

— Надо было оглядеться.

— Ну, и?..

Акира указал рукой на виноградники.

— Кажется, все в порядке. Виноград уже собран. Так что межи просматриваются насквозь. В поле тоже ни души. Ты удивительно удачно выбрал дом.

— Спасибо. — Савидж сел рядом. — Если принять во внимание твою квалификацию, подобная похвала дорогого стоит.

— Простая констатация факта.

Савидж ухмыльнулся:

— Я чертовски стараюсь выглядеть скромнягой.

Акира ухмыльнулся в ответ, хотя его глаза оставались печальными.

— Твой английский просто великолепен, — сказал Савидж. — Где ты его учил?

— Расскажу как-нибудь.

— Судя по всему, ты не в настроении. Омотэ и ура. Верно?

Акира повернулся к нему.

— Личное мнение и общественное мнение? Ты знаком с японской логикой?

— Стараюсь помаленьку.

— Похвально. Но и обидно. Тебе никогда не преуспеть в этом.

— Так я и думал.

— А как женщина? — спросил Акира.

— Она отлично держалась. В самом деле я просто восхищен. Она заслуживает того, чтобы ради ее спасения не жалеть сил. Ты знаешь, она даже не шевельнулась, когда я стал накрывать ее одеялом. Видимо, проспит до вечера.

— Да, — без тени сомнения, уверенно подтвердил Акира.

— Но нам тоже не мешало бы поспать. Если хочешь, я отстою первую вахту. Ты сможешь принять ванну и…

— Ты измотан сильнее, чем я, — прервал его Акира. — И работал дольше. Так что отдыхай первым.

— Этак мы можем спорить до бесконечности. — Савидж поднял с земли два камешка, потряс в ладонях, потом зажал по одному в кулак и вытянул руки вперед, говоря: — Отдыхает маленький камешек.

— Ребячья игра?

— А почему бы и нет?

Акира указал на левый кулак. Савидж раскрыл ладони.

— Похоже, тебе отправляться почивать, — сказал он.

Акира отвесил поклон и рассмеялся.

— Хай.

— Это по-японски «да»?

— А также «разумеется», «конечно», «всенепременно». Все зависит от интонации. — Акира вглядывался в лицо Савиджа. — Таких, как ты, мы называем искренними людьми. Доброжелательными. Серьезными.

— Но с бередящей душу обязанностью.

— Двумя, — уточнил Акира. — И первая заключается в том, чтобы доставить нашего принципала твоему нанимателю.

— Все подготовлено для этого.

— Пока ты проделал все безукоризненно. Но чтобы ускорить процесс, предлагаю над дальнейшим планом поработать сообща.

— Это для меня большая честь. — Савидж сложил ладони вместе и поклонился.

— А затем двинем в Нью-Йорк.

Савидж принял решительную позу.

— И добьемся от Грэма ответов на наши вопросы.

— Но есть нечто, что я пока с тобой не обсуждал. Это не касается случившегося с нами.

— Я знаю, — сказал Савидж. — Это касается Камити.

Акира был явно удивлен.

— Сорок семь ронинов?

— Тебе и это известно?

— Их месть затянулась на целых два года, но в конце концов они отомстили за смерть своего господина.

— Камити был единственным принципалом, которого я потерял. — Голос Акиры сорвался.

— И единственным, которого потерял я. Если в этом каким-то образом замешан Грэм… — Савидж зло сверкнул глазами. — Это даже не Рейчел… не наши общие кошмары… то, что произошло с Камити…

— Он должен быть отомщен. — Акира встал. — Если в этом вопросе мы пришли к согласию, то…

— Могли бы стать друзьями, — подхватил Савидж.

Акира скосил глаза.

— Друзьями?

«Слишком многого я захотел», — подумал Савидж.

— Временными партнерами, — сказал Акира. — В ответ на выказанное тобою уважение ко мне я тоже хочу проявить к тебе уважение и потому прибегаю к вашему, западному, обычаю…

Они пожали друг другу руки. Рукопожатие Акиры оказалось таким же сильным, как захват самураем рукоятки меча.

Сравнение напомнило Савиджу о мече, разрубившем пополам тело Камити и отделившем от туловища голову Акиры.

Но он только еще сильнее сжал руку Акиры.

И подумал о Грэме.

Часть вторая ВРЕМЯ БЕЗУМИЯ

ГОНКИ С ПРЕПЯТСТВИЯМИ В ПОИСКАХ ИСТИНЫ

Глава 1

Из афинского аэропорта улетать было нельзя. Там наверняка дежурили люди Пападрополиса. Единственным международным аэропортом поблизости был Салоники, в нескольких сотнях миль к северу от Афин, да еще дальше — Корфу. Без сомнения, за этими пунктами тоже установлено наблюдение. Пападрополис наверняка решит, что беглецы захотят воспользоваться именно самолетом невзирая на то, что до двух последних аэропортов им придется добираться довольно долго.

Предпочтительней в данной ситуации было отправиться на машине, хотя это и наиболее трудный способ передвижения. В этом случае им пришлось бы отправиться на север в Югославию — страну, в четыре раза превосходящую Грецию по площади, затем одолеть горные массивы северной Италии и, наконец, через Францию — на остров близ Лазурного берега, принадлежащий сестре Рейчел.

Конечно, лучше всего было бы отправиться по морю. Даже такой всемогущий человек, как Пападрополис, не в силах расставить своих людей во всех портах Греции, хотя находящиеся близ Афин наверняка взяты им под контроль, точно так же, как и железнодорожные вокзалы. Поэтому Савидж, Акира и Рейчел отправились в Патрай, находящийся от них в четырех часах езды на западном побережье Греции. Там они подумали было о том, чтобы договориться с местным рыбаком насчет переправки их в Италию. Но усомнились в надежности этого способа. Не предпочтет ли этот рыбак сдать их властям, нежели нарушить международное законодательство. Легальный выезд представлялся им более безопасным.

— Все равно я настроен скептически, — заявил Акира. Было восемь вечера. Он стоял вместе с Савиджем и Рейчел в темной аллее рядом с ярко освещенной пароходной кассой возле причала и осматривал поток машин и пешеходов. — Конечно, рыбацкий баркас лучше, чем автомобиль, но значительно медленнее, чем самолет.

— Который, как мы решили, нам не подходит, — напомнил ему Савидж.

— Касса так же ненадежна, как и аэровокзал.

— Несомненно. Я пойду сам. Конечно, людям Пападрополиса известно, что я белый и предположительно американец, но здесь я смогу сойти за европейца. А вот японцу надо держаться в тени. Тебя моментально засекут.

Через десять минут Савидж вернулся.

— Никакой слежки не заметил.

— Но это не означает, что ее не было.

Савидж согласно кивнул и вручил билеты своим спутникам.

— Вполне возможно, что паром они тоже держат под наблюдением.

— Или находятся на пароме, — сказал Акира. — Ограниченное пространство. Группа захвата.

— Но это и нам дает некоторые преимущества: мы сможем их обнаружить.

Акира предвидел подобную возможность.

— Верно.

— Сколько времени нам потребуется, чтобы добраться до Италии? — спросила Рейчел.

— Девятнадцать часов.

— Сколько?

— Паром делает две остановки на побережье, прежде чем входит в Адриатическое море, — пояснил Савидж. — Но его медлительность нам на руку. Пападрополис вряд ли подумал, что мы выберем столь длительный путь к спасению. Мы отплываем через пятьдесят минут. А сейчас давайте вернемся в машину.

Глава 2

Савидж с Рейчел выехали на причал и пристроились в длинный хвост машин и небольших грузовичков для прохождения таможенного контроля и погрузки на паром. В Италии, разумеется, им тоже предстояло пройти таможню, но греки особенно тщательно проверяли багаж на предмет возможного вывоза предметов старины и антиквариата. При том, что таможенный контроль был не слишком строгий, по крайней мере, не такой строгий, как иммиграционный контроль, все же им предстояло показать паспорта.

Паспорта. Свой Савидж достал из сейфа в Афинах. Акира свой держал всегда при себе в непромокаемом пакете.

Но паспорт Рейчел Пападрополис всюду носил с собой, лишая ее таким образом возможности улизнуть за границу.

Рейчел можно было бы обратиться в посольство Соединенных Штатов, посетовать на утерю паспорта и попросить выписать новый, но на это ушло бы несколько дней, а других документов, подтверждающих ее личность, у Рейчел не было. И наверняка Пападрополис уже проинформировал консульство на этот счет.

Можно было раздобыть для нее фальшивый паспорт. Но вся беда в том, что лицо Рейчел было в синяках, которые не смогла скрыть никакая косметика. Стоило таможеннику сравнить лицо на фотографии с лицом стоящей перед ним особы, чтобы стало ясно: фотография сделана не далее чем день назад, и, следовательно, паспорт поддельный.

Отправляясь за Рейчел, Савидж не подозревал о ее синяках и ссадинах. Но профессиональная привычка заставила его предусмотреть подобный непредвиденный случай и разработать подробный план бегства с учетом невозможности достать для Рейчел паспорт. Джойс Стоун показала ему фотографию своей сестры. Савиджа поразило абсолютное сходство между сестрами, хотя Рейчел и была на десять лет моложе.

Поэтому он предложил Джойс вернуться в свою островную империю и использовать всю свою власть, чтобы заставить чиновников не штамповать ее паспорт по приезде. Специальный курьер привез его Савиджу в Афины. Соответственно, никому и в голову не могло прийти, что Джойс Стоун уехала из Греции.

Сравнивая фотографию Джойс с лицом ее младшей сестры, Савидж вновь был поражен их невероятным сходством. Но два различия все-таки имелись. У Джойс Стоун были светлые волосы, у Рейчел же — каштановые. И Джойс выглядела, как всегда, кинозвездой, в то время как Рейчел — всего лишь побитой женой.

«Из всего этого можно извлечь солидную выгоду», — подумал Савидж. На ферме возле Афин он дал Рейчел краску, чтобы она осветлила волосы. И сейчас, по пути к таможенному контролю, он, взглянув на Рейчел, в изумлении покачал головой. Светлые волосы придали ей полное сходство с ее сестрой, а синяки лишь сделали ее старше. Теперь вообще было не отличить ее от Джойс.

Таможенник осмотрел машину.

— Чемоданов нет?

— Только эти сумки, — показала Рейчел, в точности следуя наставлениям Савиджа.

— Паспорта, пожалуйста.

Савидж и Рейчел протянули документы. Вскоре Акира должен был взойти на паром и отыскать их. А пока так меньше шансов привлечь к себе внимание.

— Джойс Стоун? — Таможенник в полном обалдении смотрел на Рейчел. — Прошу прощения. Не узнал… Я являюсь поклонником вашего таланта, смотрел все ваши картины, но…

— Вы имеете в виду эти синяки?

— Наверное, вам очень больно. Пострадало ваше великолепное лицо. Что за ужасное?..

— Дорожное происшествие возле Афин.

— Мои глубочайшие сожаления. Мои соотечественники — такие неумехи!

— Да нет, я сама виновата. Слава Богу, ни я, ни он особенно не пострадали. Я возместила бедняге расходы на починку автомобиля и на лечение.

Таможенник вытянулся по стойке смирно.

— Ваше Величество исключительно добры. Даже и с этими ушибами вы так же красивы, как в кино. И благородны.

— Могу я просить вас об одолжении?

Рейчел коснулась руки офицера.

— Не говорите никому, что я нахожусь на борту. Обычно я благосклонно принимаю знаки внимания, изъявляемые поклонниками. Хотя я покинула мир кино, мне дорого внимание тех, кто все еще меня помнит.

— Ваше великолепие навсегда пребудет в наших сердцах.

— Но не в таком виде. Могут сказать, что я подурнела.

— Вы прекрасны.

— Вы очень добры. — Рейчел продолжала держать беднягу за руку. — Но на борту могут оказаться фотографы. Если вам нравятся фильмы с моим участием…

— Я их боготворю.

— Тогда, пожалуйста, не разрушайте их очарование. — Рейчел дружески пожала руку таможенника и тотчас же отпустила ее.

Он отступил на несколько шагов назад.

— Я вижу, что вы не везете никакой контрабанды. Так что прикажите вашему шоферу проследовать на борт.

— Благодарю. — Рейчел одарила таможенника очаровательной улыбкой.

Савидж поехал к парому.

— Вы актриса ничуть не хуже вашей сестры, а может, даже лучше, — пробормотал он. — Очень, очень недурно сыграли.

— Э-э, я всегда ей завидовала, — произнесла Рейчел, едва шевеля губами. — У нее всегда все получалось лучше. Но сейчас, когда я так напугана, я смогла превзойти ее.

— Не собираюсь возражать. — Савидж запарковал автомобиль на пароме. — А теперь подождем Акиру.

Глава 3

Но и через двадцать минут, когда паром отчалил, Акира все еще не появлялся.

— Оставайтесь в машине, — приказал Савидж Рейчел.

Савидж вылез из машины и стал внимательно оглядывать проходы между длинными рядами автомобилей. В трюме воняло маслом и выхлопными газами. Все машины были пусты: пассажиры перебрались на верхние палубы. Они спали, ели, покупали освежающие напитки и любовались луной и сверкающим огнями побережьем. Металлический пол трюма слегка вибрировал под воздействием работающих под ним двигателей парома.

Акиры нигде не было.

— Я передумал, — сказал Савидж. — Выбирайтесь из машины. Держитесь со мной рядом. Если что-то случится — бегите. Наверху должны быть охранники. И тогда держитесь ближе к ним.

Рейчел быстро встала с Савиджем рядом.

— Что-нибудь не так?

— Пока не знаю. — Савидж продолжал осматривать трюм. — Но Акире пора уже было бы к нам присоединиться.

— Или, как человек в высшей степени осторожный, он решил получше присмотреться к пассажирам.

— Возможно… А мог и в беду попасть.

Несмотря на то что его со всех сторон прикрывали ряды автомобилей, Савидж чувствовал себя беззащитным, словно бы голым.

Он взял за правило не отправляться за рубеж с оружием. Конечно, на многих пропускных пунктах в различных странах проверка проводилась небрежно, а пистолеты, состоящие по преимуществу из пластика, не отражались на экранах просвечивающих аппаратов, особенно если перевозились в разобранном виде. Но на этот раз у Савиджа был цельнометаллический револьвер «магнум-357», не разбиравшийся на части: в лучшем случае можно было лишь отделить от него барабан — и все. К тому же в пору, когда Греция и Италия довольно терпимо относились к террористам, фанатики не преминули этим воспользоваться и преподнесли гостеприимным хозяевам несколько жестоких сюрпризов. После этого, естественно, проверка на границах ужесточилась. Поэтому прежде чем отправиться на паром, Савидж с Акирой выкинули свои пистолеты в канализационный люк.

Но сейчас Савидж пожалел об этом. Шаги звонко раздавались в металлической коробке трюма. На лестнице появился какой-то человек. Савидж молил Бога, чтобы это был Акира.

Нет! Человек был европейского типа, белый.

Савидж почувствовал, как ему словно сдавили грудь невидимые сильные руки. Он болезненно выдохнул.

Человек был в униформе, член команды парома: он проверял ряды между пустыми машинами. Увидев Рейчел и Савиджа, направился к ним.

— Прошу прошения, сэр. Но пассажирам запрещено здесь находиться.

— Я знаю. Просто жена забыла свой кошелек. Пришлось вот вернуться.

Человек подождал, пока Савидж и Рейчел прошли мимо, направляясь к лестнице. Савидж при этом не сводил глаз с верхней площадки лестницы.

— Наверное, чем больше народа, тем безопаснее, правда? — Рейчел старалась казаться спокойной, но это плохо у нее получалось. — Так, может, сольемся с толпой?

— И отыщем Акиру. Но помните одно, — сказал Савидж, — вашему мужу неизвестно, как я выгляжу, и его люди ищут женщину с рыжевато-каштановыми волосами, а не блондинку.

— Но синяки не скроешь.

— Если вы обопретесь на поручни и обхватите лицо ладонями, делая вид, что внимательно смотрите на воду, то в темноте ваше лицо никто не опознает. Ну как, готовы?

Она секунду пребывала в смятении, а затем кивнула.

— Только держите меня за руку.

Глава 4

Паром был огромный и мог перевезти одновременно до шестисот пассажиров. Над трюмом находились палубы Б и А, на которых размещались каюты и ряды шезлонгов для отдыха и для палубных пассажиров. Савидж снял каюту, но пока не появился Акира, он не мог ею воспользоваться, рискуя оказаться в ловушке.

Поднимаясь наверх по лестнице, он услышал разноголосый шум, доносившийся с главной палубы, — смесь различных языков и наречий. Морской ветерок обдувал его потный лоб. Савидж покрепче сжал дрожащую руку Рейчел и шагнул в распахнутый люк. И тут же их подхватила волна оживленно болтающей, куда-то спешащей публики.

Рейчел вздрогнула.

Савидж обнял ее за плечи и повел сквозь толпу подальше от освещенного пространства к поручням, где была тень. В тот момент, когда она оперлась о металлические перила локтями и обхватила щеки ладонями, Савидж повернулся лицом к толпе.

Где же Акира?

На пароме имелась прогулочная площадка, обрамлявшая ресторан и бар на средней палубе. Сквозь окна Савиджу были видны сидящие за столиками люди.

Акира.

Где, черт побери, Акира?

Пять минут. Десять. В душе Савиджа шевельнулся страх. Но поиски пришлось отложить, он не мог оставить Рейчел ни на минуту, даже заперев ее в каюте.

От толпы европейцев отделился азиат и направился к Савиджу.

Акира!

— Двое, — прошептал он, приближаясь.

Савидж мельком взглянул в сторону ресторана и повернулся к морю, но при этом не теряя японца из виду.

— Проведи их мимо еще разок, — буркнул он едва слышно.

Когда он снова взглянул на палубу, Акира уже исчез. Растворился в толпе.

Мимо прошествовали двое: пиджаки были им чересчур тесны и не вмещали мускулистые грудные клетки. На лицах мужчин застыла угрюмая ухмылка.

«А может, эти люди расхаживают здесь только затем, чтобы дать нам понять, что за нами установлено наблюдение, в то время как другие члены команды наблюдают за Акирой?» — подумал Савидж. Такое вполне возможно. Но эти двое не так уж неуклюжи, а интересует их никак не Акира, а Рейчел, поэтому, пока Акира не обращает на преследователей внимания, они не могут быть уверены в том, что отыскали нужного им японца. Так что раз ребятки не схватили Акиру и не допросили его с пристрастием, им придется ждать, пока японец не встретится с двумя белыми — мужчиной и женщиной. Затем, поняв, что Рейчел покрасила волосы, они поймут, что обнаружили именно тех, кого ищут.

«Так что же нам делать? — спрашивал себя Савидж. — Играть в прятки по всему парому?»

Чувствуя, как отчаянно колотится у него сердце, он пристально вглядывался в толпу, ища в ней лица, выказывающие интерес к нему и Рейчел. А когда мимо прошел Акира, а за ним снова проследовали те же мускулистые ребята, Савидж понял, что их всего двое.

Но проблему это все-таки не решало.

«Черт, что же нам с ними делать?»

Простейшим способом было бы заставить Акиру водить их по прогулочной палубе до тех пор, пока все пассажиры не отправятся спать. Тогда Савидж мог бы начать, так сказать, охоту за сталкерами, вывести их из строя и вышвырнуть за борт.

А вдруг разведчикам приказано, пользуясь специальной связью, через определенное время докладывать своему начальству о положении дел, даже если они неутешительны? В СИИЛз, например, существовала именно такая практика. Если команда не рапортовала в назначенное время, первое, что приходило командиру в голову, — у них возникли технические сложности, и поэтому они направляются в надежное укрытие. Если же не следовало и очередного по графику доклада, командир решал, что вся команда либо захвачена в плен, либо, еще того хуже, убита.

Поэтому если не предоставить этим людям возможность в определенное время позвонить, они тем самым дадут Пападрополису знать, в каком направлении двигаться.

Анализируя таким образом ситуацию, Савидж, естественно, встревожился, — а что, если они уже отрапортовали? И доложили начальству, что обнаружили японца, по приметам являющегося Акирой? В таком случае уже завтра утром на пароме появятся еще несколько человек. А остановка будет в Игуменице.

Слишком много неясного.

Но необходимо было что-то срочно предпринять и найти выход из создавшегося положения.

Сквозь окно ресторана Савидж увидел Акиру, сидящего за столиком и опускающего в чашку пакетик чая. Те двое ненавязчиво следили за ним, расположившись за несколько столиков от него. Один из них что-то сказал своему напарнику. Тот кивнул. Первый поднялся и вышел из ресторана в дверь, противоположную той, возле которой стоял Савидж.

Савидж быстро повернулся к Рейчел.

— Пошли.

— Но куда?..

— Нет времени объяснять.

Он провел Рейчел через дымный зал бара в дальний конец ресторана и, выйдя на палубу, взглянул туда, где были установлены телефоны-автоматы. Интересующий Савиджа субъект опустил в прорезь кредитную карточку и нажал ряд кнопок.

— Рейчел, обопритесь, как прежде, на перила.

Савидж быстро подошел к соседнему с этим типом телефону и снял трубку.

— Мы пока не знаем, — говорил тот. Почувствовав присутствие постороннего, он обернулся к Савиджу и нахмурился.

Савидж притворился, что не заметил взгляда «незнакомца», и продолжал набирать какой-то номер.

— Именно японец, — говорил мужчина. — Под описание подходит, но нам ведь не были указаны какие-то специфические детали. Возраст, рост, вес — это недостаточно для того, чтобы быть полностью уверенным.

— Привет, дорогая, — сказал Савидж в трубку. Номер он набрал наугад и теперь слушал сигнал «занято». — Нет, я просто хочу тебе сообщить, что попал на паром из Патрая.

— Убедиться? — переспросил человек. — Каким же образом?..

— Ага, в Италию прибудем завтра в пять вечера, — сказал Савидж.

— Спросить его? — Человек снова хмуро зыркнул в сторону Савиджа, не имея возможности говорить свободно, как ему хотелось бы. — Но ведь если это он, то, по-моему, лучше всего подождать и проверить, не встретится ли он со своими друзьями. Из того, что мне известно об этом человеке, нас двоих будет явно недостаточно для того, чтобы заставить его сотрудничать.

— И я страшно хочу тебя видеть, дорогая, — промурлыкал Савидж в трубку.

— А-а, ну эта идея мне кажется много лучше. Да-да, присылайте побольше посредников на «переговоры».

— Да нет, все, по-моему, вполне. Всех клиентов по списку я опросил. — Савидж продолжал разговор с короткими гудками. — Мне наобещали черт знает чего.

— Корфу? — Голос мужчины прозвучал озадаченно. — Но ведь это вторая остановка. Почему бы им не сесть на паром в Игуменице? А, понятно, понятно. Если команда в Кофру уже подготовлена, то пусть остается на своем месте. Им все равно не уйти с острова в этот час. Они просто не в состоянии пересечь пролив и попасть с Корфу на Игуменицу.

— Я тебя тоже люблю, дорогая, — снова промурлыкал Савидж.

— Хорошо. Увидимся завтра в девять, — сказал мужчина. — Если за это время случится что-нибудь экстраординарное, я дам вам знать.

Он повесил трубку и пошел обратно в ресторан.

Савидж тоже повесил трубку и в темноте отправился к Рейчел, стоящей в одиночестве у поручней.

— Планы изменились, — сказал он.

— Не понимаю.

— Похоже, и я не очень понимаю. — Савидж нахмурился. — Я разрабатываю пока лишь детали.

Глава 5

К часу ночи прогулочная палуба практически опустела. Большинство пассажиров отправились на нижние палубы спать, хотя в баре и ресторане оставались посетители. Но немного.

Одним из немногих посетителей, остававшихся в ресторане, был Акира. Он заказал еду и принялся так тщательно пережевывать каждый кусочек, что пара сторожевых псов, тоже продолжавших сидеть за столиком в углу, стали с подозрением поглядывать на него и не желали скрывать этого.

В любой момент они могли решить, что для наблюдения им следует занять более удачное место.

— Пора, — сказал Савидж Рейчел. Пока она стояла рядом со входом в ресторан, невидимая изнутри, он периодически заглядывал внутрь. И теперь он уже сам был способен вызвать подозрение. «Да, — решил Савидж. — Самое время».

— Вы уверены, что это сработает? — Голос Рейчел подрагивал.

— Не уверен. Но это единственное, что я могу в данный момент придумать.

— Не буду говорить, что вы вселили в меня уверенность…

— Все будет хорошо. Просто повторяйте про себя: «Вот еще одна возможность доказать себе, что я — более талантливая актриса, чем моя сестра». — Он умело сымитировал ее дрожащий голос.

— Я слишком напугана, чтобы шутить.

— Ну же, произведите на меня впечатление. Идите.

Савидж улыбнулся и подтолкнул ее в спину.

Она, обернувшись, улыбнулась в ответ, глубоко вздохнула и вошла в ресторан.

Оставаясь в темноте, Савидж наблюдал за двумя здоровяками. Они взглянули на Рейчел и чуть было не выронили из рук чашки с кофе. В отличие от них, Акира продолжал жевать с непередаваемым спокойствием.

Рейчел подсела к его столику. Акира положил на салфетку вилку и нож, словно она была именно тем человеком, которого он ожидал здесь увидеть. Он что-то произнес, затем, продолжая разговор, наклонился к Рейчел. Она живо поддерживала беседу и, видимо, для большей убедительности, указала пальцем вниз, на нижние палубы. Акира пожал плечами и кивнул.

У нее за спиной человек, несколько ранее звонивший по телефону, поднялся с места и направился к выходу.

Савидж поджидал его в темноте: человек, счастливый от одного предвкушения победы, кинулся к телефонам-автоматам.

Быстро оглядевшись по сторонам, Савидж убедился, что на прогулочной палубе никого нет. Он схватил мужчину за левую руку и правую ногу и бросил через перила в море. С высоты примерно пятиэтажного дома.

Гладкая поверхность моря была твердой, как бетон, а у мужчины от неожиданности перехватило дух, и он не успел крикнуть.

Савидж, оставаясь в темноте, вернулся к окну ресторана. Он видел, как Акира встал, расплатился и вышел из зала с противоположной стороны вместе с Рейчел.

Второй сталкер замешкался, видимо, не зная, насколько быстро вернется его напарник. Однако оставить Акиру и Рейчел он не мог — в этом Савидж не сомневался. Как он и предполагал, мужчина, поколебавшись секунду, бросил на стол деньги и поспешил за ними вслед.

Савидж пошел вдоль опустевшей палубы. Ему не было необходимости перебираться на другую сторону парома и следить за сталкером. Он прекрасно знал, куда тот отправится.

Савидж проворно спустился по лестнице на палубу А. Ему следовало поспешить. Потому что он абсолютно точно знал, что Акира с Рейчел дойдут до каюты, снятой Савиджем, а сталкер, услышав, как щелкнет замок, поспешит к своему напарнику, чтобы сообщить ему, где именно скрывается жена их хозяина.

Пока Савидж, имитируя сильное опьянение, чуть не свалился с лестницы и стал шарить по карманам, будто бы ища ключи от каюты, сталкер рванулся мимо него к лестнице, ведущей на прогулочную палубу, спеша отыскать своего партнера. Савидж мгновенно нанес ему удар в живот и рубанул ребром ладони по скуле, после чего поволок его по пустынному коридору — со стороны могло показаться, что человек просто безобразно напился, — и стукнул трижды в дверь своей каюты.

Дверь приоткрылась на дюйм.

— Драку заказывали? — спросил Савидж.

Глава 6

Каютка была крохотная и вмещала только самое необходимое: верхнюю и нижнюю койки, маленький шкафчик и раковину. Рассчитанная на двоих, для четверых она была явно тесновата. Пока Рейчел запирала дверь, Акира помог Савиджу уложить сталкера на нижнюю койку. Быстро скрутив ему руки за спиной его же ремнем, а ноги — галстуком, они обыскали его и с удовлетворением отметили, что и он не рискнул пронести через таможню огнестрельное оружие.

— Он ужасно бледен, — произнесла Рейчел. — Его скула… так распухла…

Ударение на последнем слове заставило Савиджа повернуться к ней. Он вдруг понял, что Рейчел впервые видит следы насилия не на своем теле, а на чьем-то другом.

— А дыхание сильно…

— Не беспокойтесь, — успокоил ее Савидж. — Я ударил его не настолько сильно, чтобы что-нибудь повредить. Он вскоре очнется.

— Давайте-ка попробуем ему в этом помочь. — Акира набрал в стакан холодной воды и плеснул ее сталкеру на лицо.

Он заморгал, пытаясь сфокусировать взгляд. Увидев же стоящих возле него Савиджа, Рейчел и Акиру, попытался было подняться, но с ужасом понял, что и руки и ноги у него связаны.

— Лежи спокойно, — сказал Савидж. — Не стоит глупить и звать на помощь. Твой приятель тебя не услышит.

— А где..?

— Упал за борт, — оборвал его Савидж.

— Сукин кот, — процедил сквозь зубы сталкер.

— Есть предложение, — вступил в разговор Акира. — Нам хотелось бы, чтобы ты хорошенько выспался, а утром позвонил.

— Вы не собираетесь меня убивать?

— Такая возможность всегда остается. — Глаза Акиры выражали вселенскую печаль. — Будешь с нами сотрудничать — не придется тебе так рано отправляться к своим предкам.

— Предкам? Это что, японские штучки?

— Если угодно, можешь называть это так. Да. — Губы Акиры сложились в узкую, ледяную улыбку. — Японские штучки.

— А какой нужен звонок?

— В семь часов утра паром прибывает в Игуменицу. После того как он направится на Корфу, позвонишь своим начальничкам и скажешь, что тебя с приятелем засекли, что мы запаниковали и сошли с парома в Игуменице, устремились на восток, в глубь материка, к Иоаннине, по девятнадцатому шоссе.

— Ну, а все мы, естественно, останемся на пароме и продолжим путь на Корфу? — спросил мужчина.

— Точно. А отряд, который должен взойти на борт парома на Корфу, таким образом будет отозван.

Мужчина стал подозрительно спрашивать:

— А дальше что? Что будет, когда мы доберемся до Корфу? Поплывем дальше в Италию?

— Наши дальнейшие планы тебя не касаются.

— Я хотел спросить, что со мной-то будет? Зачем мне звонить? Вы моего напарника уже убрали. Почему бы вам и от меня потом не избавиться?

— Даем тебе слово, что не причиним тебе никакого вреда, — сказал Акира.

Человек рассмеялся.

— Слово? Не смешите меня! Слова — штука дешевая. Как только мавр сделает свое дело, он сможет преспокойно помереть. Вы же не позволите мне выжить, чтобы рассказать Пападрополису о том, куда вы на самом деле отправились.

Глаза Акиры сверкнули.

— Мое слово — не дешевка, как ты изволил выразиться.

Мужчина повернул голову в его сторону.

Потом посмотрел на Савиджа.

— Послушай, мы с тобой оба американцы. Это хоть что-то должно значить, а? Неужели, черт побери, ты не соображаешь, что мне грозит?

Савидж присел с ним рядом.

— Ну, разумеется, понимаю. С одной стороны, ты беспокоишься, что мы уберем тебя, чтобы не волноваться о своем будущем. С другой, что Пападрополис сдерет с тебя шкуру, если узнает, что ты помог нам скрыться. Ему наплевать, что тебе хочется спасти свою жизнь. С его точки зрения, ты предатель. И он тебя накажет. Страшно. Поэтому у тебя возникает комплекс проблем, что вполне понятно. Но вопрос состоит лишь в том, что ты предпочтешь: немедленную смерть или ее отсрочку?

— И можешь не сомневаться: если не захочешь нам помочь, через секунду окажешься в компании своего бывшего приятеля, — пообещал Акира. — А у нас имеются и другие способы избежать ловушки.

— Тогда, ради всего святого, используйте их.

— Но что тогда нам с тобой-то делать? — задумчиво спросил Савидж. — Сейчас наша забота не Пападрополис, а ты. Что же нам с тобой-то делать?

Человек испуганно стрельнул глазами сначала в сторону Акиры, затем снова остановил взгляд на Савидже и наконец перевел его на Рейчел.

— Миссис Пападрополис, не позволяйте им…

— Ненавижу это имя, — оборвала его женщина. — Не называйте меня так. Я никогда не принимала его. И не хочу его снова слышать. Моя фамилия — Стоун.

— Мисс Стоун, не позволяйте меня убивать. Я видел, как вы побледнели, когда услышали, что этот человек, — он кивнул в сторону Савиджа, — убил моего напарника. И вы почувствуете себя в тысячу раз хуже, если позволите ему меня прикончить. Я ведь вот, рядом с вами. Вы со мной разговариваете. Зовут меня Пол Фэррис. Мне тридцать четыре года. Я — телохранитель по профессии, а не убийца. У меня жена и дочурка. Живем мы в Швейцарии. Если вы позволите этим людям меня убить, даже не видя этого своими глазами, вы все равно будете раскаиваться в этом до конца своей жизни.

Рейчел нахмурилась. И сглотнула.

— Неплохо, — сказал Савидж. — Но перед тем как тебя разбудить, мы покопались в твоих карманах. И проверили твои документы. Зовут тебя не Пол Фэррис. А Хэролд Траск. Ты не соврал лишь насчет своего возраста. Рейчел, он не заслуживает сочувствия.

— Неужели вы думаете, что во время работы я таскаю с собой настоящее удостоверение личности? — спросил мужчина. — Те, за кем мне приходилось наблюдать, очень мстительны и, если они дознаются, кто за ними следит, они, чтобы свести счеты, достанут моих жену и ребенка. Я уверен на сто процентов, что вы оба тоже не носите с собой настоящих удостоверений.

— Убедительно, — сказал Акира. — Но не по делу. Ты ведь так и не захотел помочь нам. Даже если бы Рейчел не велела нам тебя убивать, это не возымело бы на нас никакого действия. Мы не можем рисковать ее жизнью. Если бы Пападрополис ее отыскал или она сама решила бы к нему вернуться…

— Никогда! — заявила Рейчел. — Я к нему ни за что не вернусь!

— …муж, конечно, избил бы ее, и не сомневаюсь, очень жестоко, но не убил бы. А вот нас, если узнает, кто мы и где находимся, убьет обязательно. Если поймает. Так что заставить тебя замолкнуть навсегда — всего лишь мера самозащиты.

— Соображай, — сказал Савидж. — Будешь нам помогать?

— То есть буду ли звонить начальству? А вы меня потом отпустите?

— Мы ведь уже сказали.

Человек колебался.

— Будем считать, что вы меня заставили.

— Какой разумный человек, — подивился Акира.

В глазах мужчины замелькали цифры.

— Но при этом…

— Это становится утомительным.

— Мне необходим дополнительный стимул.

— Деньги? Не стоит так сильно испытывать судьбу, — предупредил его Савидж.

В разговор вступила Рейчел:

— Заплатите ему.

Савидж, нахмурившись, взглянул на нее.

— Ведь он рискует, — продолжала она. — Мой муж будет в ярости, узнав, что этот человек солгал ему.

— Все верно, мисс Стоун. Мне необходимо забрать жену с дочкой и на время исчезнуть. А для этого требуются деньги.

— Это в том случае, если жена и дочь у тебя действительно имеются, — прервал его тираду Савидж. — И сколько же ты хочешь?

— Четверть миллиона.

— Что за бред.

— Ну хорошо, давайте остановимся на двухстах тысячах.

— Пятьдесят тысяч, и скажи спасибо.

— Но откуда мне знать, что они у вас имеются?

Савидж, с отвращением глядя на него, покачал головой.

— У тебя что, есть выбор?

Мужчина побледнел.

— Не зли ты меня! — воскликнул Савидж.

— Хорошо. — Мужчина сглотнул. — Договорились. Только еще одно.

— Ты просто невыносим, — печально произнес Акира.

— Нет, послушайте. Нужно, чтобы вы помогли мне как-то избавиться от преследований Пападрополиса.

— Утро вечера мудренее, — сказал Савидж.

— Могли бы, по крайней мере, развязать мне руки и ноги.

— Знаешь, единственное, чего мне по-настоящему хочется, так это заткнуть тебе пасть, — рявкнул Акира.

— Ну, мне же надо в туалет сходить.

Акира гневно потряс кулаками.

— Не думаю, что смогу выдержать этого парня даже до завтрашнего утра.

— Это видно по вашему лицу, — сказала Рейчел и расхохоталась.

Глава 7

В десять минут восьмого на следующее утро, едва паром отчалил от пристани Игуменицы и взял курс на остров Корфу, Савидж, Акира и Рейчел, стоя рядом с мужчиной у телефона-автомата, с тревогой ожидали дальнейшего развития событий. Савидж крепко сжимал запястье мужчины, державшего телефонную трубку.

— Слушайте, я понимаю, что все пошло насмарку, не стоит мне напоминать об этом. Но, черт побери, это не моя вина. Мой напарник подошел к нему слишком близко. Японец засек его: это было как раз перед заходом в Игуменицу. И затерялся в толпе. Чтобы снова найти его, потребовалось некоторое время. А когда мы нашли его, с ним уже были американец вместе с миссис Пападрополис. Они, видимо, спали в одной из кают. Черт побери, а что я мог поделать? Стучаться в каждую дверь и орать: «Миссис Пападрополис, вы тут?» Японец, судя по всему, был просто приманкой, они хотели выяснить, есть ли на пароме группа слежения или нет. Если бы все было спокойно, троица преспокойно отправилась бы на Корфу.

Мужчина умолк. Савидж слышал, как орет человек на другом конце провода.

— Нет, остановить их перед выездом с парома мы не могли, — продолжал мужчина.

Снова крик в трубке.

— Послушайте, я же вам говорю, это не моя вина. Мой напарник так испугался, что сбежал. Решил, что Пападрополис его прикончит.

Вопли на другом конце провода стали настолько громкими, что он отнял трубку от уха.

— На его, а не мою задницу. Я же остался, хотя, надо признаться, что следить за ними в одиночку чертовски тяжело. Едва не потерял их при высадке в Игуменице. Направляюсь на восток по шоссе номер девятнадцать. Почему не позвонил раньше? Каким же это образом? Тогда бы я точно потерял их из виду. Да я и сейчас не смог бы позвонить, если бы они не остановились заправиться. Я в ресторанчике неподалеку от них. Слежу за ними сквозь окно. Они не понимают, что… Минутку. Черт, они уже садятся в машину. Слушайте, мне кажется, они гонят к границе. К Иоаннине. Отсюда до югославской границы не больше часа езды. Передайте всем, чтобы следили за пограничными постами. Черт, они отъехали. Больше не могу говорить! Позвоню позже!

С трудом переводя дыхание, мужчина грохнул трубку на рычаг.

Савидж отпустил его руку.

Пленник вытер тыльной стороной ладони вспотевший лоб. Потом прислонился спиной к телефону, все еще дрожа от напряжения.

— Нормально?

— Весьма правдоподобно, — заявил Акира.

— И что теперь? — Человек, видимо, подозревал Савиджа с Акирой в самых дурных намерениях. Видимо, ждал, что сейчас же его прикончат.

— Расслабимся и насладимся путешествием, — сказал Акира.

— Что, в самом деле?

— Ты выполнил свою часть сделки.

Мужчина глубоко вздохнул и расправил плечи.

— Похоже, что Пападрополиса со своей шеи я скинул. Они будут искать моего напарника.

— Которого им никогда и ни за что не найти, — произнес Акира. — Да, похоже, что на этом твои треволнения закончились.

— И наши тоже, — сказала Рейчел. — На Корфу нам некого бояться. Люди моего мужа будут ждать нас на югославской границе.

— И не дождутся, — усмехнулся Савидж и повернулся к мужчине. — Главное для тебя — сразу же, как можно быстрее, вернуться на материк. Притворишься, что преследуешь нас. Звони им. Продолжай посылать лживые донесения.

— Это само собой. Если я не появлюсь на одном из югославских контрольно-пропускных пунктов, то моей легенде никто не поверит. Но к тому времени, естественно, я потеряю вас из вида.

— Совершенно верно.

— Так что осталась всего одна крошечная формальность.

— Да? Какая же?

— Вы забыли дать мне деньги.

Глава 8

Спустя полтора часа, когда паром достиг Корфу, они увидели, как мужчина выехал на причал и влился в поток автомобилей.

— Он все еще может нас выдать, — сказал Акира.

— Не думаю, — возразил Савидж. — У Рейчел правильно сработала интуиция, это она сказала, что ему следует заплатить. Он понимает, что, если выдаст наше истинное местонахождение, мы его заложим. А Пападрополис просто убьет.

— Значит, отправляемся в Италию? — спросила Рейчел.

— А зачем? — улыбнулся Савидж. — Теперь аэропорт Корфу совершенно безопасен: наблюдение с него снято. Давайте ближайшим рейсом вылетим во Францию. Сегодня же вечером вы встретитесь со своей сестрой.

Однако Рейчел выглядела встревоженной.

Но почему? — недоумевал Савидж.

— А после этого мы полетим прямо в Нью-Йорк, — сказал Акира Савиджу, и к обычной печали в его глазах добавилась ярость. — Мы вынудим Грэма расколоться. Заставим его рассказать, почему мы видели смерть друг друга.

Глава 9

— Рада? Разумеется… Еще бы… — ответила Рейчел.

Машину они оставили в аэропорту Корфу, самолетом компании «Алиталия» прилетели в Рим, где пересели на самолет «Эр-Франс», следующий в Ниццу.

Полдень. Погода чудесная. Рейчел сидела у окна и, беседуя с Савиджем, смотрела на Корсику, проплывающую справа по борту, и на сверкающее голубизной Средиземное море.

Но Савидж чувствовал, что она не столько увлечена красотами Средиземноморья, как хочет скрыть от него выражение своего лица.

— Я заметил, что еще там, на пароме, вы не слишком обрадовались, когда я сказал, что сегодня же вечером вы увидите свою сестру.

Рейчел продолжала, не отрываясь, смотреть в окно.

— А вы думали, что я от радости начну прыгать? Это после всего того, что я перенесла? Да я сейчас как выжатый лимон. Я в стрессовом состоянии. Онемела. Все еще не могу поверить в свое спасение.

Савидж взглянул на ее лежащую на колене руку, сжатую в кулак, с белыми костяшками.

— Рейчел…

Она еще сильнее сжала кулак.

— Я хочу, чтобы вы на меня взглянули.

Рейчел еще дальше отодвинулась от него к окну.

— Мечтаете снова увидеть мою сестру? Ну, еще бы. Она мне больше, чем сестра. Она мой ближайший друг. Если бы не она… и вы… мне никогда бы не выбраться с Миконоса. Муж продолжал бы меня избивать.

Она содрогнулась.

— Рейчел, пожалуйста. Посмотрите на меня.

Она замерла, затем потихоньку повернулась к нему. Синяки лишь подчеркивали мрачное выражение ее лица.

Савидж взял ее за руку и палец за пальцем стал разгибать кулак, накрывая ее ладонь своей.

— Что в вами?

— Я стараюсь представить, что ждет меня в будущем. Сестра. Счастливое воссоединение. Возможность отдохнуть и подлечиться. Ну, конечно, меня будут баловать и все такое. Холить, лелеять. Будут давать самое-самое. А затем — что? Клетка есть клетка, не важно, позолоченная она или нет. Я так и останусь пленницей.

Савидж ждал продолжения, внезапно вспомнив об Акире, сидевшем в самом конце салона и изучавшем пассажиров.

— Мой муж не успокоится, пока не заполучит меня обратно. Когда он узнает, где именно я нахожусь, то будет денно и нощно следить за поместьем сестры. И вылететь из этой клетки мне не удастся никогда.

— И да и нет. Всегда есть возможность улизнуть.

— Улизнуть. Ну, конечно. Только за пределами поместья сестры я никогда не буду чувствовать себя в безопасности. К тому же мне придется выдавать себя за другое лицо, маскироваться, стараться быть незаметной в толпе. Мне придется таиться от всех до конца моих дней.

— Ну, не так уж все страшно, как вам представляется.

— Нет, так. — Рейчел быстро оглядела ряды пассажиров впереди и с боков, досадуя, что, увлекшись, заговорила слишком громко, и перешла на шепот, выделяя каждое слово: — Я просто в ужасе. Скажите, что случилось с людьми, которых вы спасали до меня?

Савиджу пришлось солгать. Потому что всякий раз, когда требовались его услуги, он совершенно точно знал, что сможет лишь на время предотвратить опасность, но не избавить клиента от нее окончательно.

— Продолжали нормально жить.

— Чепуха. Хищники не упускают добычу.

Савидж промолчал.

— Я права?

Савидж обратил взгляд к проходу между рядами.

— Послушайте, я с вами разговариваю, извольте смотреть на меня. Ведь я же на вас смотрела!

— Ну, хорошо. Если хотите знать мое мнение — ваш муж чересчур заносчив и высокомерен, чтобы смириться со своим поражением. Так что вам придется соблюдать осторожность.

— Ну, обрадовали вы меня, ничего не скажешь. — Рейчел выдернула руку из ладони Савиджа.

— Вы настаивали на том, чтобы я сказал вам правду.

— И я ее сполна получила.

— Обычно конфликт улаживается путем переговоров.

— Ваши речи достойны адвоката!

— А чего вы хотите?

— Последние несколько дней — какими бы жуткими они не были — в вашем обществе я чувствовала себя надежно защищенной, как никогда раньше. В вашем обществе я ощутила себя личностью, уверенным в себе, достойным уважения человеком. Вы обращались со мной так, словно я для вас — абсолютно все в жизни.

— Так оно и было.

— Я была для вас просто клиентом, — отозвалась Рейчел с горечью. — И если вы доставите меня к сестре, получите причитающийся вам гонорар.

— Вы ничего не знаете обо мне, — перебил ее Савидж. — Я рискую жизнью не только ради денег. А потому, что во мне нуждаются люди. Но я не могу навсегда остаться…

— С каждым, кто в вас нуждается?

— Раньше или позже, но приходится расставаться. Вас, например, ждет не дождется ваша сестра.

— И вы меня сразу забудете?

— Я никогда вас не забуду.

— Тогда возьмите меня с собой.

— Что? В Нью-Йорк?

— Только с вами я чувствую себя в безопасности.

— Рейчел, да через три недели, попивая шампанское в бассейне на вилле вашей сестры, вы обо мне и не вспомните.

— К такому хорошему человеку я постоянно буду питать чувство верности.

— Подобные разговоры уже происходили, — сказал Савидж устало. — И не единожды. Человек, меня обучивший…

— Грэм.

— Верно. Так вот, он постоянно повторял: «Никогда не преступай черту официальных отношений с клиентами». И был прав. Потому что чувства мешают трезвому расчету. Из-за них происходят все ошибки. А ошибка в нашем деле равнозначна смерти.

— Ради вас я готова на все.

— Что? Последуете за мной в ад?

— Я ведь обещала.

— И выжили. Но мы с Акирой однажды уже побывали в аду, и нам необходимо выяснить, кто, черт побери, нас в него вверг. Поверьте, вам это ни к чему. Лучше плавайте в бассейне… И вспоминайте о двух ваших преданных слугах, пытающихся найти объяснение кошмару.

— Секундочку, не двигайтесь.

— Что?

Рейчел наклонилась к нему и взяла его лицо в ладони.

Савидж поежился.

— Нет, — сказала Рейчел. — Сидите спокойно.

— Но…

— Тихо. — Она поцеловала его, едва коснувшись губами его губ, и Савидж почувствовал, будто его пронзили тысячи иголок. Рейчел накрыла его рот своим ртом и втянула в него его губы. Савидж ощутил, как ее язык проникает все глубже ему в рот, пробует, ласкает, мечется…

Савидж не противился, но, даже чувствуя нарастающее возбуждение, был сдержан и не отвечал на ее поцелуй.

Рейчел медленно отстранилась.

— Вы прекрасны.

Она гордо взглянула на него.

Савидж провел пальцем по ее щеке.

Ее охватил трепет.

— Не могу, — сказал Савидж. — Это против правил. Я отвезу вас к сестре. А затем мы с Акирой отправимся в Нью-Йорк.

Рейчел отпрянула от него, словно уклоняясь от удара.

— Не могу дождаться, когда наконец увижу сестру.

Глава 10

Их самолет совершил посадку возле Ниццы около четырех часов пополудни. Перед вылетом с Корфу Савидж позвонил из аэропорта Джойс Стоун. И вот, когда они приблизились к иммиграционному и таможенному контролю, к ним подошел стройный человек в безукоризненном сером костюме. На лацкане пиджака у него была приколота идентификационная эмблема, хотя Савидж понятия не имел, что означают на ней полосы разного цвета. За спиной мужчины маячил человек в форме.

— Мсье Саваж? — осведомился по-французски безукоризненно одетый мужчина.

— Да.

— Прошу вас и ваших спутников следовать за нами.

Акира не выказал ни малейшего беспокойства и, лишь слегка нахмурившись, мельком взглянул на Савиджа, но тот ободряюще кивнул и взял руку Рейчел.

Они вошли в боковую комнатку. Охранник запер дверь. Безукоризненно одетый мужчина присел за стол.

— Мсье, как вы, наверное, знаете, приезжие должны ставить во Франции не только паспортную, но и иммиграционную визу.

— Да, мы это знаем. Надеюсь, у нас все в полном порядке. — Савидж выложил на стал паспорт и визу. Перед тем как пойти на задание и зная, что ему придется переправлять Рейчел к сестре во Францию, он заказал для себя и для нее визы.

Чиновник просмотрел документы.

— А вот паспорт мисс Стоун, — сказал Савидж. Так как у Рейчел был паспорт ее сестры, а та являлась французской подданной, иммиграционная виза, естественно, не требовалась.

Чиновник просмотрел паспорт.

— Великолепно. — Он, казалось, вовсе не удивлен тем, что перед ним, в сущности, весьма влиятельная и, можно сказать, знаменитая особа.

Савидж подозвал Акиру.

— У моего друга с паспортом все в порядке, но боюсь, что визы у него нет.

— Да, так меня и проинструктировала ваша влиятельная покровительница. Но пока вы находитесь в пути, все бумаги были подготовлены. — Чиновник положил визу на стол и протянул руку за паспортом Акиры.

После беглого просмотра он проштамповал все документы и вернул их.

— У вас есть предметы, о которых следует заявить в таможенной декларации?

— Нет, ничего.

— Пройдите, пожалуйста, за мной.

Они вышли из кабинета, прошли через контрольно-пропускные пункты, запруженные народом, и подошли к выходу из аэропорта.

— Приятного пребывания во Франции, — пожелал безукоризненно одетый мужчина.

— Благодарим за содействие, — ответил Савидж.

Чиновник пожал плечами.

— Ваша влиятельная покровительница была крайне настойчива. Правда, разумеется, делала это с неподражаемым шармом. Когда есть возможность, я всегда с удовольствием исполняю ее желания. Она просила меня передать вам, что подготовила все для вашего переезда. Сюда, пожалуйста, вот в эту дверь.

Озадаченный, Савидж вышел. За ним последовали и Рейчел с Акирой. Ослепительно яркий солнечный свет озарил стоянку, на заднем плане которой покачивались пальмы. То, что он увидел, повергло его в ужас.

Джойс Стоун, позабыв о предупреждении Савиджа, прислала за ними роскошный «роллс-ройс». А за рулем сидел один из мощных телохранителей, которого Савидж видел в номере Джойс Стоун в гостинице возле Акрополя.

— Мне это не нравится, — сказал Акира.

Рейчел моментально насторожилась.

— Почему?

— Все не так, как следует, — прошипел Савидж. — Не хватает лишь надписи сбоку: «Очень Важные Персоны». Да что там, можно просто нацепить мишень.

Широкоплечий водитель выбрался из машины, расправил плечи и ухмыльнулся Савиджу.

— Значит, вам все-таки удалось. Э, когда я услыхал, то ей-ей был потрясен.

Савидж терялся в догадках.

— Вам что, сказали? Вы знали, кто будут ваши пассажиры?

— За последние три дня хозяйка все ногти изгрызла. И не могла сдержаться, чтобы не рассказать мне. — Он продолжал ухмыляться.

— Черт знает что!

— Да все нормально, — удивился человек.

— Нет, — вступил Акира, — ненормально.

Охранник сразу посерьезнел.

— Эй, а ты кто, черт возьми, такой?

Акира не обратил на него внимания и повернулся к Савиджу.

— Мы сможем достать другую машину?

— А эта-то чем плоха? — поразился охранник.

— Ты все равно не поймешь.

— Да прекратите вы, она набита всем, чем нужно, под завязку.

— На данный момент стереосистемы и кондиционеры с холодильниками не имеют особого значения, — сказал Акира.

— Нет, я имел в виду полный комплект.

Савиджу стало не по себе, когда он увидел поток выезжающих из ворот аэропорта машин и выходящих из дверей людей. Поэтому для того, чтобы осознать значение слов телохранителя, ему потребовалась одна секунда.

— Укомплектована?

— Под передними крыльями — автоматы. Стреляют сразу два. С каждой стороны ослепляющие гранаты. Позади канистры с жидкостью для дымового заслона. Полностью пуленепроницаема. Бронированный топливный бак. Даже если случайно в бак попадет мина, стальная плита отгородит его от салона, и пламя отсечется. Так что по полной схеме укомплектована. Противотеррористическое барахло, в которое так верит хозяйка.

Акира, нахмурившись, смотрел на Савиджа.

— Ну что ж, может быть…

— Если не принимать во внимание претенциозность этой чертовой игрушки, — ответил Савидж.

— Но здесь, в южной Франции, может быть, это в порядке вещей? Пока мы разговаривали, я видел, как мимо проехало штук пять похожих на этот, совершенно вульгарных автомобилей.

— Ну что ж, уговорил, — заколебался Савидж.

— Вульгарных? — обиделся здоровяк. — Вовсе и не вульгарных. Это ж мечта…

— Смотря для кого, — сказал Савидж.

Рейчел поежилась.

— Не нравится мне стоять здесь.

— Ладно, — сдался наконец Савидж. — Садимся. — Он прикрыл Рейчел, открывая заднюю дверцу, и она быстро юркнула в машину. — Акира, садись рядом, — сказал он и, повернувшись к здоровяку, добавил: — Поведу я…

— Но…

— Садись рядом или отправляйся пешком.

Казалось, телохранитель оскорблен в своих лучших чувствах.

— Обещайте, что всю ответственность вы берете на себя.

— Договорились.

— О чем?

— О том, что всю ответственность я беру на себя. Садитесь в машину. — Пока Савидж усаживался за руль, охранник обежал автомобиль и сел рядом, захлопнув за собой дверцу.

— Где кнопки управления? — спросил Савидж.

— Машина работает в автоматическом режиме.

— Я говорю об ослепляющих гранатах, дымовой завесе, автоматах.

— Поднимите панель слева от коробки передач.

Савидж увидел ярко светящиеся кнопки. Он повернул ключ в замке зажигания и устремился прочь со стоянки аэропорта.

Савидж направился не в Ниццу на запад, а по шоссе № 98. Это прибрежная дорога, вьющаяся вдоль Лазурного берега, которая должна была привести их к Антибу, Антибскому Мысу, и чуть дальше — к Каннам. В море, возле этого блистательного города, находился архипелаг, на одном из островов которого была столица не менее блистательных владений Джойс Стоун. Она правила ими от лица своего немощного мужа.

— Ага, — буркнул здоровяк, — по этой дороге прямо к…

— Я уже бывал в южной Франции.

Полтора года назад Савидж сопровождал американского продюсера на Каннский международный кинофестиваль. В то время террористы угрожали напасть на «поставщиков пропаганды расистской тирании». Исходя из политической обстановки, Савидж согласился с принципалом воспользоваться вместо каннских какой-нибудь скромной сельской гостиницей. Пока принципал спал, он находился вне зоны предполагаемого насилия. Готовясь к этому заданию, Савидж приехал в Канны на несколько дней раньше принципала и провел разведку как Канн, так и близлежащих окрестностей, изучая транспортные магистрали, главные и боковые улицы на тот случай, если придется спасать принципала.

— Так что на юге Франции я бывал, — повторил Савидж. — И сумею отыскать дорогу к твоей хозяйке.

Чем дальше от аэропорта Ниццы, тем меньше на дороге становилось машин — большинство поворачивало на северный суперхайвэй. Эта магистраль шла параллельно шоссе, по которому сейчас ехал Савидж, и привела бы его в Канны намного быстрее, но он и не собирался въезжать в город. Он условился с Джойс Стоун, что, не доезжая полукилометра до Канн, их будет ждать катер, который доставит их на яхту, а та, в свою очередь, в островные владения Джойс Стоун. Надежный, тщательно законспирированный способ доставки Рейчел к сестре.

— Не хотелось бы тебя огорчать, — вдруг сказал Акира. — Но, похоже, к нам кое-кто прицепился.

Савидж взглянул в зеркальце заднего обзора.

— Фургон?

— Следует за нами от самого аэропорта.

— Может быть, он направляется к одной из вилл на побережье.

— Он пропускает машины и держится все время позади нас. Если бы он торопился, то обогнал бы и нас.

— Давай-ка проверим.

Савидж сбросил скорость. Фургон тоже притормозил.

Мимо них промчался «порше».

Савидж наддал газу. Фургон не отставал.

Савидж взглянул на сидящего рядом здоровяка.

— Наверное, было бы глупо надеяться, что ты захватил с собой пистолеты?

— Никто не думал, что они могут понадобиться.

— Если нам удастся выжить, я выбью из тебя все дерьмо.

Рейчел впала в жуткую панику.

— Но как им удалось нас обнаружить?

— Должно быть, ваш муж решил, что именно ваша сестра организовала эту операцию.

— Но ведь он считал, что мы поехали в Югославию!

— Верно. Видимо, большая часть его команды рыскает именно в тех местах, — сказал Савидж, наращивая скорость. — Но здесь, на юге Франции, он мог просто на всякий случай — вдруг нам посчастливится уйти от преследования и добраться сюда — держать несколько человек, следивших за аэропортом.

— Я не заметил ничего подобного, — сказал Акира.

— Не в самом аэропорту, а снаружи. Ну, а когда этот кретин подрулил на своем «роллсе»…

— Эй, подбирай слова, — оскорбился здоровяк.

— …они устроили ловушку. — Так что они не одни. Где-то впереди должна быть другая машина, с которой они связываются по рации. А ты, — тут Савидж взглянул на здоровяка, — если не закроешь пасть, я попрошу Акиру тебя задушить.

Савидж объехал медленно тащившийся грузовик, набитый цыплятами. Фургон сделал то же самое.

Слева, ниже по спуску, Савидж увидел раскинувшийся у моря Антиб. Курорт утопал в цветущих садах, издали были хорошо видны старинные романские церкви и узенькие, мощенные булыжником улочки. Отлогая возвышенность справа была сплошь застроена изысканнейшими виллами.

Савидж добрался до поворота и нажал на акселератор. Скорость нехотя, но все-таки сменилась.

— Автоматический режим, — неприязненно заметил Савидж. — Просто не могу поверить. — Он снова зыркнул на сидящего рядом здоровяка. — Тебе разве не известно, что обыкновенная коробка передач работает намного эффективнее, когда уходишь от погони?

— Знаю, но зато автоматическая удобнее в городе, когда постоянно приходится останавливаться. А улицы здесь буквально запружены машинами. Так что стандартная коробка создает трудности.

Савидж выругался и сделал очередной разворот. Перед ними оказался склон, противоположный виллам, усеянный различными отелями в таком количестве, что практически моря не было видно.

Преследующий их фургон подобрался ближе.

— Может быть и другое объяснение, — внезапно сказал Акира.

— Тому, что нас засекли? — Савидж вывел «роллс» из виража.

— Твой телефонный звонок из Корфу. Этот недотепа, сидящий рядом с тобой, только что сказал, что твоя нанимательница в открытую говорила о спасательной операции.

— Эй, что значит недотепа?

— Если будешь без конца встревать в разговор, — сказал Акира, — мне и впрямь придется тебя задушить.

Савидж нахмурился, увидев впереди еще один поворот.

— Подозреваю, что телефоны твоей нанимательницы прослушиваются, — продолжал Акира. — И кроме того, в доме наверняка окопались шпионы.

— А ведь, приступая к заданию, я ее предупреждал, — сказал Савидж, — что безопасность Рейчел зависит от сохранения предстоящей операции в строжайшей тайне.

— Приступая к заданию… А после того как ты приступил, она отбросила всякие предосторожности.

Савидж, прищурившись, смотрел в зеркальце заднего обзора. Фургон подъехал еще ближе.

— Думаю, ты прав. Кто-то из персонала Джойс Стоун работает на Пападрополиса. Вот почему команда в аэропорту была наготове.

— И что вы намерены предпринять? — спросил здоровяк.

— Для начала я с удовольствием выкинул бы тебя из машины, — сказал Савидж.

— Впереди! — рявкнул Акира.

У Савиджа сдавило грудь при виде появившегося впереди фургона.

Он тормознул, вильнул и развернулся боком, перегораживая узенькую дорогу.

— Рейчел, проверьте, надежно ли вы пристегнуты.

Преследовавший их фургон стремительно приближался.

Савидж нажал одной ногой на тормоз, а второй на акселератор, крутанув рулевое колесо. Маневр был трудный. Если бы он надавил на тормоз чересчур сильно, то задние колеса заклинило бы. А ему было необходимо сбалансировать между торможением и вращением задних колес во время разворота. Следствием этого баланса был вращательный момент. И когда Савидж крутанул руль, машина развернулась вокруг своей оси. При развороте на сто восемьдесят градусов шины взвизгнули и задымились. Ремень безопасности впился Савиджу в грудь.

Теперь перегораживающий дорогу фургон оказался позади «роллса», а преследовавший их — впереди. Савидж убрал ногу с тормоза и нажал на акселератор. «Роллс» рванулся навстречу надвигающемуся фургону. Шофер фургона вильнул в сторону. Савидж пролетел мимо. В зеркальце заднего обзора он увидел, как фургон резко затормозил, а фургон, перегораживавший дорогу, обойдя тот, что продолжал стоять на месте, продолжал погоню.

— По крайней мере, теперь они оба у нас сзади, — с облегчением вздохнул Савидж. — Если мы вернемся в Антиб, то сможем, наверное, «затеряться» там.

Но тут он увидел выезжающий из-за поворота третий фургон.

— Черт побери, — пробормотал здоровяк. — Они позаботились о прикрытии.

Фургон развернулся и перегородил дорогу. В заднее зеркало Савидж увидел, что один из тех двух фургонов блокирует дорогу сзади, а другой мчится следом за ним.

— Мы в ловушке, — сказал Савидж.

Дорога была слишком узкой, и Савидж не мог объехать блокирующий дорогу фургон. Теперь слева от него находился пологий, уходящий вверх склон, справа — еще более пологий, ведущий вниз.

Савидж решительно потянулся к кнопкам на консоли.

— Пора этим штуковинам поработать.

Система была придумана кокаиновыми королями Южной Америки. Савидж нажал на одну из кнопок, под фарами выдвинулись «крылышки». Он нажал следующую кнопку, и «роллс» сотрясла автоматная пальба. Оба автомата стреляли одновременно сквозь крупное отверстие над фарами.

Фургон, блокировавший дорогу спереди, содрогнулся от потока крупнокалиберных пуль. Стекла фургона разлетелись вдребезги. Пули изрешетили металлический корпус, буквально обратив его в кучу железного лома.

Савидж отпустил кнопку и резко нажал на тормоз. «Роллс» вильнул и чуть было не врезался в искореженный до неузнаваемости фургон.

Он обернулся, чтобы посмотреть, что творится позади. Один из оставшихся фургонов все еще перегораживал дорогу, но второй остановился. Из него выскакивали люди, судя по всему, изготавливавшиеся к стрельбе.

— Рейчел, закройте глаза, зажмите уши.

Савидж нажал еще две кнопки на консоли и тоже закрыл глаза и зажал ладонями уши. И все-таки шум был такой, словно разверзся ад.

Истинное светопреставление.

Два ослепляющих снаряда вырвались из отверстий с двух боков «роллса» и взорвались, ударившись о землю. Эти снаряды носили невинное название «салют», видимо, по ассоциации с фейерверком. Но вспышки и грохот, производимые этими небольшими, не больше спичечного коробка, игрушками, вполне могли и ослепить и оглушить целую дюжину человек. Даже одной хватило бы вполне, чтобы совершенно вывести из строя несколько десятков людей.

Сидя в «роллсе», Савидж сквозь зажмуренные глаза ощутил слепящие вспышки. Грохот грозил прорвать барабанные перепонки, невзирая на зажимающие уши ладони. Он слышал отчаянные вопли преследователей, корчащихся возле огромной машины. А может, это были крики его спутников, находившихся в «роллсе»? Может быть, это он сам кричал? «Роллс» встряхнуло. В ушах зазвенело.

И внезапно хаос прекратился.

— Все быстро вылезайте из машины! — крикнул Савидж и нажал кнопку, приводящую в действие систему дымовой завесы.

Они выскочили наружу и оказались плотно окутанными густыми клубами дыма.

Слепящие снаряды и дымовая завеса должны были помочь им скрыться от нападающих. К тому же «салют» мог оказаться для преследователей смертельным, если снаряды взорвались рядом с противником. В густом дыму нельзя было разобрать, убит по случайности кто-нибудь из команды Пападрополиса или нет. Но Савидж был уверен, что как минимум полминуты они не смогут двигаться с места из-за причиненных взрывом болевых ощущений.

С трудом ориентируясь в дыму, Савидж обежал «роллс», столкнувшись со здоровяком и отпихнув его в сторону, и обнаружил наконец поддерживающего Рейчел Акиру. Никому ничего объяснять ему не пришлось. Они с Акирой великолепно понимали, что единственным путем к спасению является пологий спуск, ведущий к отелям на побережье.

Под покровом дымового облака они подхватили Рейчел под руки и помчались вниз. Ощупью они пробирались по каменистому, поросшему травой склону, ничего не различая в дыму, и вдруг ворвались из тьмы прямо в ослепительный солнечный день.

— Бегом, — быстро скомандовал Савидж.

Подгонять Рейчел не было нужды. Она вырвалась вперед и, не раздумывая, прыгнула с четырехфутового уступа вниз. Потеряв равновесие, она упала и по инерции продолжала катиться вниз, однако сумела вскочить на ноги и продолжила бег.

Савидж с Акирой прыгнули за ней следом. В любую секунду их преследователи могли прийти в себя и, выскочив из полосы дымовой завесы, продолжить погоню.

Рейчел споткнулась и потеряла несколько секунд. Савидж с Акирой ее нагнали. Спускаясь все ниже, они пробежали мимо расположенных на склоне теннисных кортов. Игроки, прекратив игру, смотрели на облако дыма, расползавшееся над дорогой наверху. Кое-кто заметил беглецов, но снова переключился на дымовую завесу.

Склон становился все более пологим, а отели казались теперь огромными и очень высокими. Савидж остановил Рейчел и Акиру около каких-то, видимо, служебных построек под пальмами, рядом с бассейном. Преследователей нигде не было видно.

Правда, к большому своему неудовольствию, Савидж заметил приближающегося к ним, едва держащегося на ногах здоровяка.

— О черт, чуть было вас не потерял. Спасибо, что подождали.

— Мы вовсе и не собирались тебя ждать, — сказал Акира. — По правде говоря, ты здесь никому не нужен. Мы просто обдумываем, что делать дальше. Единственное, что мы совершенно точно знаем…

Мужчина вытер пот с лица.

— Что именно? Поскорее, давайте…

— Что нам с тобой не по пути. Куда бы мы ни отправились, твой путь будет лежать в противоположном направлении.

— Слушайте, кончайте хохмить. Мы должны держаться друг за друга.

— Нет, — отрезал Акира.

— Посмотри вверх, — сказал Савидж.

Акира проследил за его взглядом — преследователи уже мчались вниз по склону.

— Хочешь, чтобы я за тебя подержался? — спросил Акира и, схватив здоровяка за шею, надавил ему пальцем за левым ухом.

Человек от боли осел на землю. Застонав, он стал извиваться, стараясь ослабить хватку японца.

Акира надавил еще раз.

— Ты не пойдешь с нами.

Лицо человека побелело.

— Хорошо. Я выбываю.

— Выбывай. — Акира подтолкнул его в спину.

Здоровяк еще раз испуганно взглянул на Акиру и, пошатываясь, кинулся к отелю.

Вдали слышался уже приближающийся вой сирен.

— Нам тоже пора, — сказал Савидж. Он указал на преследователей, успевших преодолеть уже четверть разделявшего их расстояния, затем схватил Рейчел за руку и потащил за собой.

— Но куда? — задохнулась женщина.

Пробежав мимо двух гостиниц, они выскочили на оживленную, идущую вдоль пляжа, улицу. Савидж остановил проходившее мимо такси, и они быстро сели в него.

Савидж ответил наконец на вопрос Рейчел:

— Куда? Я здесь работал полтора года назад. Тут живет один человек, который мне кое-чем обязан.

И, обращаясь уже к шоферу, продолжал по-французски:

— Мы опаздываем на вечеринку. Я заплачу вдвое больше, если вы доставите нас за пять минут.

— Благодарю покорно, мсье. — Автомобиль рванул с места и устремился в Антиб. Таксист заметил дымовое облако на верхней дороге. — Что там произошло?

— Авария.

— Серьезная?

— Да нет.

— Все равно жаль.

— Продолжайте ехать по этой дороге, а потом покажу, куда свернуть.

— Слушаюсь, мсье. — Шофер взглянул на дорогу как раз вовремя, чтобы избежать столкновения с грузовиком.

Сидя на заднем сиденье, Савидж обернулся и стал смотреть в окно. Преследователи пока не появились на обсаженной пальмами улице. А когда появятся, то уже не смогут определить номер их такси.

В Антибе проживало больше шестидесяти тысяч человек. И хотя в октябре поток туристов существенно редеет, узенькие улочки все еще кишат людьми. И когда такси стало стопориться чуть ли не на каждом шагу, Савидж приказал водителю остановиться, заплатил обещанную сумму и вместе с Рейчел и Акирой выбрался из машины.

Они свернули в переулок, где во дворах на веревках сушилось белье. Справа доносился шум бьющихся о берег волн, а слева, возвышаясь над проулком, виднелся замок тысячелетней давности.

Рейчел торопливо шагала вперед, лавируя между мусорными баками. На ходу она обернулась к Савиджу с озабоченным видом:

— Но вы назвали водителю определенный адрес. Если люди моего мужа допросят его, он, конечно же, назовет место, куда мы направлялись.

— Адрес фальшивый, — ответил Савидж.

— Стандартная ситуация, — пожал плечами Акира.

Они дошли до конца переулка. Здесь Рейчел остановилась и перевела дух.

— Так, значит, все это выдумка?

— Нет, — сказал Савидж. — Правда то, что мы пообещали вас защитить.

— Пока я смогу платить.

— Я уже говорил: деньги не имеют значения. Важны вы сами.

Дойдя до очередного перекрестка, Савидж потянул Рейчел направо.

— У вашего мужа длинные руки. Он подослал шпиков на остров к вашей сестре, — сказал Акира. — Если мы решим доставить вас туда, то окажемся еще в одной ловушке, затем в следующей… И в конце концов вас все-таки поймают.

— Значит, все бесполезно, — прошептала Рейчел.

— Не все, — произнес Савидж. — Вы должны мне верить.

Смешавшись с толпой, они продолжали путь.

— Полтора года назад, — принялся рассказывать Савидж, — когда я работал в этом районе, мне потребовалось несколько усовершенствовать машину. В Антибе я отыскал человека, способного справиться с подобной работой. Но деньги для него значили мало. Потому что, говорил он, ни за какие деньги нельзя купить то, о чем он мечтает. Ему требовались специфические услуги. «Какого рода?» — спросил я. Угадайте, о чем он мечтал? Дело в том, что он увидел несколько плакатов с рекламой кинофильмов, которые мой клиент оставил в автомобиле, и решил, что я имею какое-то отношение к Каннскому кинофестивалю. А он мечтал увидеть воочию своего кумира — Арнольда Шварценеггера. «Ну что ж, — ответил я, — такое вполне возможно. Но если это произойдет, ты не будешь ни о чем его спрашивать, а лишь пожмешь ему руку. А потом и я однажды явлюсь к тебе и тоже попрошу об услуге». — «Ну, разумеется, — ответил тот человек. — Долг платежом красен. Я к вашим услугам. Добро пожаловать в любое время».

— Итак, теперь пришло время тебе прибегнуть к его услуге, — кивнул Акира.

— Да. Нам нужна машина.

— А что дальше? — спросила Рейчел.

— Все зависит от обстоятельств, которые вынуждают нас изменить первоначальные планы, — подтвердил Савидж. — Мы обязаны исполнить взятые на себя обязательства — спасти вас. Так что ваше желание — то, к чему вы пытались склонить меня в самолете, похоже, сбывается.

— Вы берете меня с собой? — выдохнула женщина. — В Нью-Йорк?

— К Грэму, — добавил Акира. — Но я должен пояснить, почему согласился на это.

— Ну и почему же? — спросил Савидж.

— Потому что теперь мы охраняем не только эту женщину, но и самих себя. Нам предстоит выяснить тайну кошмара, который нам вместе пришлось пережить: я имею в виду твою и мою смерти. И если эта женщина каким-то образом…

— Ты будешь ее защищать, — сказал Савидж.

— Ну, разумеется. — Глаза Акиры выражали печаль. — Аригато за напоминание. Теперь мы трое повязаны между собой. Но наши пути пролегают в разных направлениях.

— У нас нет выбора, — сказал Савидж.

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

Глава 1

Через тридцать шесть часов они прибыли в нью-йоркский аэропорт Кеннеди. Этому предшествовал перелет через Марсель в Париж, где Савидж наконец решил, что синяки Рейчел поблекли и с помощью косметики их вполне можно скрыть. Настала пора сделать нормальную фотографию на паспорт. Рисковать, выдавая себя за сестру, Рейчел уже не могла. Прибегнув к услугам надежного человека в Париже, Савидж обеспечил ее полным набором фальшивых документов на имя Сьюзан Портер. И если бы кто-то, и прежде всего какой-нибудь дотошный иммиграционный чиновник, усмотрел бы в ее внешности сходство со знаменитой кинозвездой, Рейчел сейчас оставалось бы всего лишь поблагодарить его за комплимент. Кстати, именно так и случилось, но предусмотрительный Савидж научил Рейчел, как следует в этом случае держаться, и благополучно провел ее через паспортный контроль.

Акира, державшийся от Савиджа и Рейчел особняком, чтобы не дай Бог никто не заподозрил, что они путешествуют вместе, присоединился к ним после паспортного контроля в аэропорту Кеннеди.

— Я наблюдал за толпой. Похоже, нашими персонами никто не заинтересовался.

— Мы на это и надеялись. Пападрополису и в голову не может прийти, где сейчас находится Рейчел. Скорее всего он думает, что мы все еще на юге Франции и пытаемся переправить ее на остров к сестре.

Они шли через шумный, переполненный зал ожидания.

— Так, значит, я теперь свободна?! — воскликнула Рейчел.

— Давайте назовем это временной передышкой, — ответил Савидж. — Откровенно говоря, ваша проблема не может считаться решенной. Пока мы всего лишь на полпути к ее решению.

— Я с радостью воспринимаю эту временную передышку и надеюсь, что мы успешно преодолеем все трудности, которые ждут нас впереди. Я счастлива уже оттого, что не нужно постоянно оглядываться, проверяя, не следует ли кто-нибудь за тобой по пятам.

— Ну, а теперь в путь, — добавил Акира. — Нам нужно разобраться с Грэмом.

— Ясно. Я представляю для вас обузу. Прошу прощения. Но должна признаться, что если бы не вы… Я не знаю, как мне… Впрочем, никакие слова не способны выразить мои чувства… Спасибо.

И она обняла их обоих.

Глава 2

Они доехали на такси до Центрального железнодорожного вокзала и по Сорок второй улице вышли на Лексингтон-авеню. Там они снова сели в такси, доехали до Сентрал-парка, а оттуда прошли пешком два квартала до отеля, находящегося на тихой улочке неподалеку от Пятой авеню.

Номер, который Савидж заказал предварительно по телефону, оказался огромным.

— Рейчел, — сказал Савидж. — Спальня в вашем распоряжении. Мы с Акирой попеременно будем спать на этом диване в гостиной.

Они распаковали дорожные сумки, купленные в Париже.

— Есть кто-нибудь хочет? — Савидж выслушал пожелания своих спутников и заказал сандвичи с копченой лососиной, салаты, фрукты и воду в бутылках. Вскоре все это было доставлено им в номер.

В последующие несколько часов они отдыхали, принимали ванну и ели. Несмотря на то что они поспали в самолете, усталость все-таки чувствовалась, поэтому они заказали в номер кофе и чай, что позволило им взбодриться. Под вечер Савидж отправился в ближайший магазин и купил всем куртки и перчатки, потому что прогноз погоды, переданный по телевизору, сулил сырую, промозглую ночь.

В девять часов вечера Савидж обратился к своим спутникам:

— Вы готовы?

— Нет, — ответил Акира. — Нам необходимо обсудить еще несколько вопросов. Ответы на них я уже знаю, но все равно обходить их молчанием не стоит. Может быть, все-таки Рейчел оставить здесь?

— Мы считаем, что слежки за нами не было, — возразил Савидж, — но с полной уверенностью утверждать этого не можем. Если мы оставим ее одну, она может подвергнуться опасности.

— Такая возможность не исключается.

— Мы не имеем права рисковать.

— Согласен, — сказал Акира.

— Так в чем тогда дело?

— Есть нечто, только что пришедшее мне в голову. Меня вдруг осенила догадка. А именно, что защищать Рейчел было поручено тебе, — продолжал Акира.

— Что в этом удивительного?

— А то, что мне поручено было защищать ее мужа. На Миконосе я появился за день до тебя, по воле Грэма. Он же отослал тебя спасать Рейчел. Тебе не кажется несколько странным, что человек, организовавший в свое время охрану Камити, отослал двух его бывших охранников на Миконос, и это наше первое задание после выздоровления?

— То есть мы неизбежно должны были встретиться? — По спине Савиджа пробежал холодок.

— Гарантии, что мы обязательно встретимся, не было никакой. Но я таки гнался за тобой.

— Точно так же, как я погнался бы за тобой, если бы мы оказались на месте друг друга, — проговорил Савидж. — Грэм отлично знал, сколь привержены мы своему долгу.

— И мой профессионализм. Не важно, сколько на это потребовалось бы времени, но рано или поздно я бы тебя отыскал.

— В мире существует всего несколько человек, обладающих равной тебе выучкой, и я согласен — ты смог бы меня отыскать. Поэтому выходит, что нас хотели свести лицом к лицу, — сказал Савидж.

— И заставить припомнить пережитый нами кошмар.

— Кошмар, которого в действительности не существовало. Но почему же мы верили в реальность происшедшего. Зачем Грэм свел нас полгода назад, а затем снова — сейчас?

— Вот почему я и подумал о том, чтобы оставить Рейчел здесь. Мы ведь не знаем, что нас ждет, не вовлечем ли мы ее в историю намного худшую, чем та, из которой стремимся вызволить.

— Тогда что же нам делать? Оставаться здесь?

— Я хочу лишь узнать, почему человека, который сейчас сидит передо мной, я видел мертвым.

— И я тоже, — ответил Савидж.

— Значит, надо ехать к Грэму, — заявила Рейчел.

Савидж с Акирой удивленно взглянули на нее.

— И я еду с вами, — решительно добавила она.

Глава 3

Прогноз погоды оказался на удивление точным. Пятую авеню продувал насквозь холодный влажный ветер, от которого у Савиджа слезились глаза. Он вытер их носовым платком, застегнул верхнюю пуговицу на куртке и стал наблюдать за тем, как исчезают в глубине Гринвич-Виллиджа огни отпущенного ими такси.

Рейчел стояла рядом. С другой стороны ее прикрывал Акира.

— Напоминаю еще раз, — сказал Савидж. — Если мы попадем в какую-нибудь передрягу, бегите. О нас с Акирой не беспокойтесь. Возвращайтесь в отель. Если мы не вернемся до полудня, расплачивайтесь с гостиницей и уезжайте из города. Я дал вам десять тысяч долларов. Этого на первое время хватит. Как связаться с родителями и сестрой, как получить деньги, чтобы об этом не пронюхал ваш муж, я объяснил. Город выберите наугад. И начинайте жизнь заново.

— Наугад? Но как же вы меня отыщете?

— Никак, зато никто другой тоже не найдет. А это — самое главное. Пока вы в отрыве от своей прошлой жизни, мужу вас не найти. И вам обеспечена безопасность.

— Я буду обречена, — она содрогнулась, — на одиночество.

— Альтернатива этому намного хуже.

Все трое зашагали по Пятой авеню.

Пройдя три квартала, неподалеку от Вашингтон-сквер они свернули в переулок, где находился особняк, обнесенный железной оградой, с острыми пиками по верхнему краю. В железной калитке под ручкой виднелась замочная скважина. Савидж нажал на ручку, но как он и предполагал, калитка была заперта. Это его не удивило.

Он оглядел ограду. Высоковато. А кроме того, мимо снуют машины и пешеходы, так что их попытка перелезть через ограду никак не может остаться незамеченной.

Несмотря на бытующий миф о якобы безразличных ко всему ньюйоркцах, занятых исключительно своими делами, несомненно, кто-то в этом случае обязательно вызвал бы полицию.

— Прошу, — сказал он Акире. — Сделай одолжение.

По пути они заехали в таверну в Ист-Сайде, где хозяин, один из доверенных лиц Савиджа, продал им набор отмычек.

Акира открыл замок так легко, словно у него был ключ. По своим прежним визитам сюда они оба знали, что ворота не оборудованы датчиками. Акира открыл калитку, подождал, пока Рейчел и Савидж проскользнули внутрь, затем осторожно прикрыл ее. На случай, если придется поспешно ретироваться, он оставил калитку незапертой. Любой, живущий по соседству, обнаружив, что ворота не заперты, просто посетует на нерадивца, и только.

Они стояли, оглядывая соседние дома. В прошлом веке здесь размещались конюшни и каретные дворы. Теперь дома внутри были перестроены, но внешний их вид не был нарушен. Здесь сохранялись резные двустворчатые ворота, через которые когда-то выезжали кареты. Переулок до сих пор был вымощен булыжником. Уличные фонари, напоминавшие газовые, старинные, усиливали ощущение словно бы остановившегося времени.

Жилище здесь стоило исключительно дорого.

Переулок был довольно широкий. Предназначенные для стоянки карет дворы позволяли теперь обитателям здешних домов держать в заново построенных гаражах громоздкие современные автомобили. Окна повсюду были ярко освещены. Но внимание Савиджа привлекали лишь огни, мерцавшие в четвертом слева доме.

Вместе с Рейчел и Акирой он и направился к нему. Остановившись у входа, Савидж нажал на кнопку интеркома.

Дубовая дверь была обшита изнутри полосками металла. Савидж это помнил. Но несмотря на это он все-таки услышал, как внутри зазвонил звонок. Через десять секунд Савидж опять нажал кнопку звонка, а еще через десять секунд — снова. Он ждал, когда услышит по интеркому голос Грэма.

Однако ответа не последовало.

— Спит он, что ли? — удивился Савидж.

— В десять вечера? С включенным светом?

— Значит, не хочет, чтобы его беспокоили, или же куда-нибудь вышел.

— Есть один способ убедиться в этом, — сказал Акира. — Если он дома, то дверь помимо замка должна быть закрыта на засов.

В двери было два очень надежных замка с секретом. Однако Акира моментально справился с ними. Попробовал дверь — и она легко растворилась.

Савидж проскользнул внутрь. Он бывал здесь так часто, что отлично помнил охранную систему Грэма. Окна были не только забраны решетками, но на них, как и на дверях квартиры и на воротах гаража, были установлены датчики. Поэтому, войдя в квартиру, следовало немедленно открыть дверцу стенного шкафа слева и нажать на консоли серию кнопок, отключающих сирену, которая не только переполошила бы всю округу, но и высветила бы соответствующий сигнал на мониторе в полицейском участке. И в считанные минуты сюда прибыла бы патрульная машина с мигалкой. Поэтому отключить сигнал тревоги следовало не позже чем через десять секунд.

Савидж рывком распахнул дверцу шкафа. Год назад после нескольких попыток ему удалось, по профессиональной привычке, запомнить порядок, в котором следовало нажимать кнопки.

Он быстро проделал все, как обычно это делал Грэм. Красная лампочка перестала мигать, и воя сирены не последовало.

Савидж прижался спиной к дверце шкафа.

В двери показался силуэт Акиры.

— Этот этаж я проверил. Его здесь нет.

Савидж был настолько занят отключением сигнала тревоги, что поначалу не обратил внимания на грохот, но теперь различил резкие, пульсирующие звуки музыки.

— Хэви металл?

— Это радио, — сказал Акира. — Наверное, Грэм не выключил его перед уходом. Если бы какой-нибудь любитель поживы захотел проникнуть внутрь, он услыхал бы музыку, решил, что хозяин дома, и поспешил бы ретироваться.

— Но зачем это Грэму? Ведь сирены испугали бы взломщика намного сильнее, чем любая музыка. Кроме того, снаружи я и наш собственный звонок-то с трудом услышал, не то что музыку. Так что особого смысла оставлять приемник включенным я не усматриваю.

— К тому же это совсем не похоже на Грэма — уйти и забыть выключить радио. Хэви металл? Да ведь он ненавидит рок. Он слушает исключительно классику.

— Что-то здесь не так. Проверь верхние этажи. А я загляну в подвал. Рейчел, оставайтесь здесь.

Когда Акира принялся взбираться вверх по лестнице, находящейся слева, Савидж почувствовал, как внутри у него все сжалось. Он пересек огромную, занимающую все пространство этого этажа комнату. Здесь находился кабинет Грэма, хотя единственной приметой кабинета был стол из хромированного металла и стекла в дальнем его конце. Все остальное убранство комнаты позволяло считать ее обычной гостиной. Справа от Савиджа книжные полки обрамляли большой камин. Слева — массивная стереосистема с колонками по бокам. Они-то и исторгали эти оглушительные звуки. В центре комнаты стояли кофейный столик — тоже из хромированного металла и стекла — и два кожаных дивана, делившие комнату на две равные половины. Натертый до блеска пол был застелен огромным афганским ковром. Во всех четырех углах комнаты стояли большие горшки с широколистными растениями. Ослепительно белые стены, с несколькими картинами на них — все кисти Моне, — усиливали ощущение простора, возникавшее от фактического отсутствия мебели.

Человек, незнакомый с жизненным укладом Грэма — в отличие от Савиджа, — не мог знать, что тот хранит свои бумаги в нишах за книжными полками, а стереосистема должна была убедить тех немногих клиентов, удостоенных чести побывать в этом доме, что мощные каденции 3-й («Героической») симфонии Бетховена надежно защищают доверительный разговор от не выявленных хозяином подслушивающих устройств.

На кофейном столике стояли три пустые бутылки из-под шампанского. Пройдя к письменному столу в дальнем конце комнаты, Савидж осмотрел набитую сигарными окурками пепельницу и высокий, на длинной ножке, бокал, на самом донышке которого оставалась какая-то жидкость.

Савидж подошел к двери, видневшейся слева от стола, и осторожно ее приоткрыл. Ступени вели в темный подвал. Расстегнув куртку, он вытащил из кармана пистолет 45-го калибра, который купил у хозяина кабака в Ист-Сайде вместе с отмычками. Акира купил себе точно такой же.

Обхватив рукоятку пистолета рукой в перчатке, Савидж принялся шарить другой рукой по стене, пока не обнаружил выключатель и не зажег в подвале свет. Чувствуя, как покрывается от волнения потом, он сделал шаг вниз. Затем еще. И еще.

Затаив дыхание, он остановился у основания лестницы, держа пистолет двумя руками прямо перед собой.

Большую часть подвала занимали три стола, на которых были разложены рулоны проводов, батарейки, диски и прочие разнообразные детали, необходимые для монтажа подслушивающих устройств.

Плавильная печь. Держа 45-й наготове, Савидж заглянул за нее — никого. Пот градом катился у него по лицу. Никаких других потайных мест, где можно было бы спрятаться, Савидж здесь не обнаружил. И полез наверх.

Но облегчения при этом не испытывал.

Глава 4

Когда — к нему присоединился обследовавший верхние этажи и тоже не обнаруживший ничего подозрительного Акира, Савидж все еще не избавился от беспокойства.

Рейчел опустилась на диван.

Акира спрятал пистолет под куртку. Электрогитары все еще продолжали завывать.

— Может быть, мы чрезмерно подозрительны? Возможно, столь необычному выбору музыки есть какое-нибудь простое объяснение?

— Ты ведь и сам этому не веришь.

Рейчел зажала уши руками.

— Может, ему нравится заниматься самоистязанием.

— Давайте-ка пожалеем себя. — Савидж нажал кнопку на консоли стереосистемы, и хэвиметаллическая музыка милостиво смолкла.

— Слава Богу, — вырвалось у Рейчел. Она изучала кофейный столик. — Кстати, вы заметили эти пустые бутылки?

Акира кивнул.

— Грэм обожает шампанское.

— Но три бутылки даже за целый вечер один человек выпить не в состоянии.

— Грэм могучего телосложения и способен много выпить алкоголя, — возразил Савидж. — Однако вы правы — эти три пустые бутылки выглядят странно. Я ни разу не видел, чтобы он до такой степени перебарщивал.

— Может, у него были гости, — предположил Акира.

— Бокал всего один, — сказала Рейчел. — Если у него были гости и он убрал их бокалы, то почему заодно не убрал и свой, а также пустые бутылки? И еще кое-что. Вы обратили внимание на этикетки?

— Нет, — пробормотал Савидж. — А чем они примечательны?

— Тогда на ферме возле Афин, говоря о Грэме, вы упомянули, что он пьет «Дом Периньон».

— Верно, он пьет только эту марку, — подтвердил Акира.

— Так вот: две из трех бутылок — «Дом Периньон». А вот третья — «Асти Спуманте».

— Что? — насторожился Савидж.

— А это что за шум? — спросила Рейчел.

Савидж живо повернулся к ней. После оглушительной музыки его слух не успел адаптироваться. И вот теперь он отчетливо различал приглушенное гудение.

— Точно, — констатировал Акира. — Слабая вибрация. Откуда она исходит?

— Может, от холодильника? — предположил Савидж.

— У Грэма кухня на втором этаже, — ответил Акира. — Отсюда никакого холодильника не услышать.

— Может, печь включена? — опять предположил Савидж.

Акира подставил руку к вентиляционной трубе.

— Тяга отсутствует.

— Тогда что?..

— Похоже… — Рейчел, нахмурившись, прошла мимо Савиджа, — …из этой двери возле книжных полок.

Она распахнула двери и отпрянула прочь — огромное облако сизоватого дыма окутало ее. Легкое гудение превратилось в грохот. От ядовитого дыма женщина моментально зашлась кашлем.

«Только это не дым», — вдруг понял Савидж.

Гараж Грэма! Савидж нырнул в дверной проем. В гараже было темно, но свет, проникавший из гостиной, пронизывая дым, позволял, хотя и на ощупь, двигаться вперед. Савидж добрался до «кадиллака» Грэма. Его мотор работал, а за рулем виднелась обмякшая фигура человека с лысой головой.

Савидж подскочил к открытому окну возле сиденья водителя и, просунув руку, выключил зажигание. Мотор заглох. Стараясь не дышать, он рывком распахнул дверцу автомобиля и, схватив Грэма под мышки, притащил тело в гостиную.

Рейчел проворно захлопнула дверь, но Савидж успел наглотаться ядовитых газов и теперь мучился от кашля.

Акира опустился на колени возле Грэма, пытаясь нащупать пульс.

— Лицо багрово-красное, — сказала Рейчел.

Акира приложил ухо к грудной клетке Грэма.

— Одноокись углерода. Сердце не бьется.

Савидж оглядел Грэма и, обращаясь к Акире, распорядился:

— Приступай к искусственному дыханию — рот в рот. Я займусь массажем сердца.

Акира немедленно принялся за дело, а Савидж, положив ладони на сердце Грэма, сначала легкими, а затем все более интенсивными движениями стал массировать ему грудь.

— Рейчел, наберите девять-одиннадцать, — буркнул Савидж.

Рейчел, пошатываясь, направилась к телефону и взяла трубку.

— Не надо, Рейчел, — остановил ее Акира. — Нет смысла. — Он посмотрел на лицо Грэма и медленно поднялся на ноги.

— Продолжай искусственное дыхание! — рявкнул Савидж.

Акира в отчаянии покачал головой.

— Ты разве не чувствуешь, его тело уже остыло. Взгляни на его ноги. Когда ты положил его на пол, они так и остались согнутыми, как в машине. Смерть наступила довольно давно. Оживить его мы не в состоянии.

Савидж искоса взглянул на согнутые колени Грэма и перестал делать массаж сердца.

Рейчел положила трубку.

Несколько секунд все пребывали в оцепенении.

— Господи. — Руки Савиджа тряслись. Он с трудом поднялся на ноги.

Шейные мышцы Акиры были так напряжены, что смахивали на натянутые веревки.

К ним, стараясь не смотреть на труп, подошла Рейчел.

Взглянув на нее, Савидж заметил, что она необычно бледна. Он подхватил ее как раз вовремя, когда у нее подкосились ноги и она чуть было не упала. Он помог ей дойти до того дивана, за спинкой которого лежало тело Грэма.

— Опустите голову между коленей.

— Я просто на мгновение потеряла равновесие.

— Я понимаю.

— Мне уже лучше.

— Ну, разумеется. Я принесу воды, — сказал Акира.

— Да нет, правда, я нормально себя чувствую. — Бледность постепенно исчезла с ее лица. — Просто на какую-то секунду все перед глазами поплыло. А теперь… Да. — Она собралась с силами. — Я в полном порядке. Не беспокойтесь. Я не грохнусь в обморок. Я ведь обещала, что не буду вам мешать. И не повисну мертвым грузом у вас на шее. — Ее голубые глаза сверкали гордостью и решимостью.

— Мешать? Да наоборот, — поспешно заметил Савидж. — Если бы не вы, мы, наверное, так и не обнаружили бы… — Он закусил нижнюю губу и посмотрел туда, где лежало тело Грэма. — Бедняга. А ведь я пришел сюда с твердым намерением его задушить. Но если бы он был сейчас жив, я бы его обнял. Черт побери, мне будет его недоставать. — Он сжал кулаки, стараясь подавить нахлынувшие на него чувства. — Так что же за чертовщина тут произошла?

— Ты, наверное, имеешь в виду, что произошло на самом деле? — поправил его Акира.

— Именно так.

Рейчел ничего не понимала.

— Три бутылки из-под шампанского, — сказал Акира.

— Ага. Пьяный мужчина решает пойти — или поехать — освежиться. Заводит машину и прежде, чем успевает открыть дверь гаража, вырубается и погибает, отравившись выхлопными газами.

— Коронер отвергнет подобное объяснение.

— Разумеется, — хмыкнул Савидж.

— Ничего не понимаю, — решительно заявила Рейчел.

— В гараже было темно, а дверь, ведущая в гараж, оказалась запертой, — сказал Акира. — Даже пьяному в дымину человеку, очутившемуся в полнейшей темноте, стало бы ясно, что дверь в гараж закрыта. И его первым побуждением было бы открыть наружную дверь.

— Если, конечно, у него не было дистанционного прибора для открывания ворот, а прибор, установленный в машине, не хотел приводить в действие до того, как прогреется мотор.

— Но в гараже Грэма на самом деле две двери. Как в конюшне, которую этот гараж должен напоминать, и открываются они, распахиваясь в обе стороны.

— Иными словами, двери гаража специально держали закрытыми.

— Либо я чего-то не понимаю, — пробормотала Рейчел, — либо вы хотите сказать, что… Грэм покончил жизнь самоубийством?

— Он сидел в одиночестве, орало радио, а он сидел, попивая шампанское, курил и размышлял. Когда он выпил уже довольно много и достиг в этом смысле определенной кондиции, он отправился в гараж и сел в машину. Не потрудившись даже выключить радио. А чего об этом беспокоиться? Убедился, что дверь в гостиную надежно закрыта и гараж, таким образом, запечатан. Повернул ключ в замке зажигания. Выхлопные газы воняют ужасно, но после нескольких глубоких вдохов у него веки налились свинцом. Он отключился. А потом и вообще отдал концы. Тихо. Без единого звука. Да-а, — заключил Савидж. — Вот на это коронер купится.

— Грэм именно так и поступил бы. Он всегда слишком заботился об антураже вообще и о собственной внешности в частности, чтобы пустить себе пулю в лоб. Ведь кровь может попортить его «тройку», — произнес Акира.

Рейчел было совсем не по себе.

— Но ведь для самоубийства необходимо хоть какое-то основание, — сказал Савидж.

— Может, возникли сложности со здоровьем? — предположил Акира.

Савидж пожал плечами.

— В последнюю нашу встречу, три недели назад, он казался вполне здоровым. Тучноват, конечно, но был оживлен, как никогда. Даже если бы он узнал, что болен раком, то сначала перепробовал бы все возможные и невозможные средства вплоть до операции и, лишь узнав, что конец неизбежен, покончил бы с собой. Таков был Грэм. Но опережать события он не стал бы.

— Значит, бизнес?

— Это уже ближе к истине, — согласился Савидж.

— И все-таки я ничего не понимаю, — упрямо повторила Рейчел.

— Вряд ли у него могли возникнуть финансовые проблемы, — продолжал Акира. — Грэм был достаточно богат. Он вкладывал деньги в надежные акции. Скорее всего какой-то клиент решил ему отомстить или же некий враг его клиента, проведавший о действиях Грэма, направленных против него.

Савидж подумал и согласился:

— Да. Это вполне правдоподобно. В молодые годы Грэм служил в английских коммандос и отличался необычайным мужеством и отвагой. Но, выйдя в отставку, набрал вес и, размякнув от чрезмерного потребления шампанского и икры, понял, что утратил былые способности. Он вложил все свои знания и талант в меня, понимая, что самому ему не суждено воспользоваться ими на практике. Однажды он признался мне, что не устоит перед хорошо тренированным противником. И если бы Грэм знал, что за ним охотятся и смерть его будет жестокой, он вполне мог бы пойти на самоубийство.

— Особенно, если бы этими охотниками оказались мы сами, — добавил Акира.

— Но не стоит забывать, что, посылая нас на Миконос с определенной целью, Грэм должен был догадываться, что уж коли мы с тобой встретимся, то непременно потребуем от него ответа на мучающие нас вопросы и что — как бы злы мы ни были — не станем его убивать. К тому же коронер о нас понятия не имеет.

— Согласен, — кивнул Акира. — И все-таки коронер должен будет предположить, что кто-то за Грэмом охотился, иначе весь сценарий развалится. Где-то здесь, вполне возможно, за этими вот книжными полками, где Грэм хранил свои досье, полиция обнаружит подтверждение тому, что Грэм опасался за свою жизнь.

— И знал, что смерть его будет мучительной.

— И выбрал благородный способ ухода из жизни. — Акира поднял вверх брови. — Очень по-японски.

— Может быть, кто-нибудь из вас двоих все же объяснит мне… — в который раз начала было Рейчел.

— Не убивал он себя, — оборвал ее Акира.

— Но, судя по вашим высказываниям, можно предположить…

— Просто мы ставим себя на место коронера, — ответил Савидж. — Выносится вердикт — самоубийство. Но коронеру не известно, что Грэм никогда не стал бы слушать хэви металл. И что он ни за что не стал бы смешивать «Дом Периньон» с «Асти Спуманте». Грэма убили. Его заставили — я считаю, что тут поработали несколько человек, — выпить то шампанское, которое у него было. Но двух бутылок оказалось недостаточно. Поэтому они послали человека купить еще одну, и он купил, но не то, что пил всегда Грэм, а руководствуясь собственным вкусом. Когда Грэм потерял сознание, его посадили в машину, включили двигатель, заперли дверь в гостиную, подождали, пока он умрет, а затем спокойно ушли.

— Но прежде чем уйти, эти люди слушали хэви металл, — сказал Акира. — И музыку они выбрали по своему вкусу. Им казалось, что включенный приемник придаст самоубийству некое правдоподобие, поэтому они и оставили его включенным, а сами затем включили внешнюю сигнализацию и смылись.

— Все обставили очень умело, не придерешься, — прошипел Савидж. — Гады. Я бы…

— Отплатил им? — Глаза Акиры сверкнули. — Это и без слов понятно.

Глава 5

Савидж подхватил тело Грэма под руки, а Акира — за ноги. Рейчел распахнула дверь, и мужчины снесли его обратно в гараж.

Они усадили Грэма за руль «кадиллака». Облако ядовитых газов было настолько густым, что Савидж старался не дышать, пока усаживал покойника за руль в той самой позе, в какой они его обнаружили. Ведь как только прекратилась циркуляция крови, она под действием земного притяжения отхлынула вниз, заполнив определенные дивертикулы в животе, бедрах и ногах, придав коже в этих местах лиловато-красноватый оттенок. Если бы коронер заметил окрас кожи в верхней половине туловища, он бы понял, что тело передвигали.

Труп действительно переносили из гаража в гостиную, но очень ненадолго, и вряд ли кровь могла переместиться из нижней части тела в верхнюю. Поэтому коронер вряд ли что-нибудь заподозрит.

Савидж повернул ключ в замке зажигания и услышал рычание мотора «кадиллака». Он захлопнул дверцу и вместе с Акирой поспешил в гостиную.

Комната была окутана удушливым дымом. Савидж услышал, как Рейчел захлопнула дверь. Его душил кашель.

— Окна! — крикнул Акира.

Они разбежались по комнате, нажимая кнопки, отключающие сигнализацию на окнах, и, подняв рамы, принялись жадно глотать воздух.

Холодный ветер, вздымая шторы, ворвался в комнату. Серые клубы дыма поднялись к потолку, распались на тонкие лоскуты и вылетели в распахнутые окна.

Савидж, стоя у окна, прислушивался к приглушенному рокоту автомобильного двигателя. Затем повернулся к двери, ведущей в гараж, и тихо молвил:

— Прости, друг.

— Но был ли он другом? — спросил Акира. — Друг не способен на предательство. Как же он мог позволить себе такое?

Скорбь и гнев слились воедино, затрудняя дыхание, отчего голос Савиджа сделался хриплым.

— Давай попробуем это узнать. — Он пересек комнату и потянул книжные полки на себя.

Стена поехала вбок, открывая следующий ряд полок с металлическими контейнерами, в которых хранились документы Грэма.

Савидж с Акирой принялись быстро просматривать их.

Рейчел приблизилась к ним.

— Вы сказали, что коронер даже не предполагает о вашем существовании. Что именно вы имели в виду?

— Какая-то странная череда случайностей. Убийство Грэма. Наше появление здесь с целью добиваться ответа на наши вопросы. Это не случайное совпадение, эти события как-то связаны между собой. — Савидж продолжал просматривать документы Грэма.

— Это невозможно доказать.

— А вот и нет, — сказал Акира. — Сможем. — Он принялся просматривать очередную коробку с бумагами. — Эти документы Грэм хранил только для заполнения налоговых деклараций. Если бы не налоги, его приверженность секретности никогда бы не позволила ему сохранять подобные документы. Разумеется, он принимал меры предосторожности и использовал псевдонимы как для обозначения оперативников, так и клиентов. Поэтому даже если бы противник и обнаружил эти досье, ничего страшного не произошло бы. Код к псевдонимам хранится в сейфе банка, открыть который можно только в присутствии самого Грэма, а также его адвоката, а следовательно, код — вне пределов досягаемости. Но нам-то с Савиджем не нужен никакой код, мы прекрасно осведомлены, под какими псевдонимами фигурируем в досье Грэма. Потому что выбрали их сами. Кстати сказать, те имена, которые известны вам, и являются нашими псевдонимами.

Они стали просматривать ящик за ящиком.

— А что вы ищете? — спросила Рейчел.

— У Грэма имелись два комплекта досье: один — на оперативников, в котором была отражена вся их прошлая и настоящая деятельность, другой — на клиентов, прибегающих к его услугам. Они тебе не попались?

Акира проверил последний ящик.

— Нет.

— И мне тоже.

— Что вы ищете? — снова спросила Рейчел.

— Наши досье, — ответил Савидж. — Они исчезли.

— Псевдоним, который Грэм присвоил Камити, нам неизвестен, точно так же, как псевдоним вашей сестры и вашего мужа, — сказал Акира, — но так как здесь нет наших досье, то, думаю, что нет также и остальных. Вот доказательство, которого недоставало. Тот, кто убил Грэма, унес наши досье. Коронер не знает о нас и не знает наших псевдонимов — это понятно. Грэма убили, чтобы он не рассказал нам, почему мы видели друг друга мертвыми.

— А вот и предсмертная записка, которую, как и предсказывал Акира, мы должны были обнаружить. Напечатана на машинке, конечно. Потому что Грэм ее, разумеется, не писал.

— Оставлена убийцами. Все ясно, — сказала Рейчел. — Вы меня убедили. Но могли ли они быть уверены, что полиция обязательно заглянет за эти книжные полки?

— Конечно. Потому что они не задвинули их как следует.

— Однако нам пора ретироваться отсюда, — сказал Акира. — Соседи могут поинтересоваться, почему в гараже не прекращается гудение мотора, и вызвать полицию.

Они рассовали досье снова по контейнерам и водворили их на место.

Савидж задвинул стенд с полками, оставив, как это сделали убийцы Грэма, небольшой зазор.

Акира включил радио, и снова завыли гитары.

— Комната достаточно проветрена. По-моему, газом больше не пахнет. — Рейчел закрыла окна.

Савидж огляделся по сторонам.

— По-моему, все как было до нашего прихода. У нас на руках перчатки, так что никаких отпечатков мы не оставили. О'кей.

Акира вышел из дома, проверил, нет ли кого на улице, и подал знак Рейчел.

Савидж включил у входа охранную систему и захлопнул за собой дверь, а Акира запер ее на оба замка.

Ступив на вымощенную булыжником мостовую, Савидж взял Рейчел под руку.

Ее сотрясала нервная дрожь, но она не преминула напомнить своим спутникам:

— Не забудьте закрыть замок на воротах.

— Не беспокойтесь. Мы не забыли бы. Но спасибо за напоминание, — сказал Акира. — Это впечатляет. Вы постигаете нашу науку не по дням, а по часам, Рейчел.

— Если события будут развиваться и впредь такими же темпами, как сейчас, то по завершении дела, если, конечно, оно когда-нибудь завершится, я стану, черт побери, настоящим профессионалом.

Глава 6

Они шли по вечерней, освещенной фонарями Пятой авеню, направляясь к погруженной во мрак Вашингтон-сквер. От порывов холодного сырого ветра на глазах у Савиджа опять выступили слезы.

— Интересно, убийцы убрались оттуда или нет?

— Судя по всему, да. Ведь они свое дело завершили, — сказал Акира.

— А завершили ли? Если они хотели заставить Грэма замолчать навсегда, следовательно, должны были заподозрить, что мы там появимся.

— Как они могли о нас узнать?

— Единственное объяснение, которое приходит в голову…

— Говори.

— …что Грэм работал на тех людей, которые его и убили, — пробормотал Савидж.

— Но почему же он стал им помогать? В деньгах Грэм не нуждался. И очень ценил преданность. Почему же он пошел против нас?

— Минутку, — вмешалась Рейчел. — Дайте-ка мне сообразить. Вы хотите сказать, что убийцы Грэма сейчас наблюдают за нами? — Она огляделась вокруг. — Они нас тоже попытаются убить?

— Они будут следить за нами, — ответил Акира. — Но убивать? Вряд ли. Кто-то основательно потрудился, чтобы заставить нас с Савиджем поверить, что мы видели друг друга мертвыми. Зачем, не знаю. Но для кого-то мы представляем определенный интерес. Кем бы этот человек ни оказался, он постарается защитить свои интересы.

Савидж остановил проезжавшее мимо такси. Они быстро нырнули в него.

— Таймс-сквер, — сказал Савидж.

Весь следующий час они пересаживались из одного такси в другое, ездили в метро, снова в такси и наконец пробежались по Центральному парку.

Рейчел удивилась, увидев, сколько в парке любителей бега трусцой.

— А я-то считала, что ночью в парк лучше не соваться.

— Бегают обычно компаниями. Видите? Наркоманы их не беспокоят.

Удивление Рейчел возросло вдвойне, когда она обнаружила, что Акиры с ними нет.

— А где?..

— За деревьями, валунами, он прячется, потом проделывает тот же путь, что и мы с вами, только в обратном направлении. Если за нами кто-то следит, он с ними разберется.

— Но он не объяснил, что собирается делать.

— В этом нет нужды.

— Вы что, можете читать мысли друг друга?

— Просто знаем, что в каждом случае полагается делать.

Через десять минут Акира возник из темноты.

— Если слежка и была, то у них хватило ума не бегать за нами по парку в полночь.

Незаметно они достигли развилки дорожки.

— Рейчел, идите сюда, — позвал Савидж, поворачивая вправо. — Так возвращаться в гостиницу безопаснее.

Глава 7

Четвертый мужчина взмахнул своим катаной. Лезвие его со свистом рассекло воздух и, вонзившись в талию Камити, продолжало двигаться легко, словно сквозь пустоту, разрубив его тело пополам. Верхняя и нижняя части туловища Камити разлетелись в разные стороны. Все вокруг мгновенно было залито кровью. Внутренности вывалились на пол.

Акира, яростно вопя, бросился на убийцу, пытаясь ребром ладони перерубить ему горло, но тот изловчился и снова взмахнул катаной.

Убийца взял катану обеими руками.

Савидж лежал на полу в состоянии агонии. Ему казалось, будто Акира успел вовремя отскочить и увернуться от удара сверкающего лезвия. Но человек с мечом не стал замахиваться в третий раз. Он с равнодушным видом наблюдал, как голова Акиры свалилась с плеч.

Из шеи его фонтаном брызнула кровь. Обезглавленное тело продолжало стоять на ногах еще несколько секунд и только потом рухнуло на пол.

Голова Акиры подобно тыкве брякнулась на пол, покатилась к его телу и взгромоздилась на шею перед самым лицом Савиджа.

Широко открытые глаза мертвой головы смотрели на него в упор, а потом вдруг подмигнули.

Савидж закричал.

Он неистово старался превозмочь боль в перебитых руках и ногах и, оперевшись на них, подняться с пола. Ему не удалось ни защитить Камити, ни помочь Акире. Но все-таки оставалось обязательство отомстить за них, прежде чем его убьют.

Савидж заставил неистово ноющие конечности повиноваться, поднялся на ноги, но тут же почувствовал на себе чьи-то сильные руки и попытался их стряхнуть с себя, но тщетно. Теперь эти сильные руки обхватили его, сцепившись пальцами у него за спиной. Так что он уже не мог ни шевельнуть руками, ни вдохнуть полной грудью.

— Нет, — произнес Акира.

Савидж пытался разъять сковавшую его цепкую хватку.

— Нет, — повторил японец.

Савидж перестал сопротивляться. Заморгал. И хотя со лба у него катился пот, все тело покрылось мурашками и его бил озноб.

Это Акира…

Не может быть!

…крепко сжимал его в объятиях.

Нет! Ты же мертв!

Лицо Акиры маячило перед ним всего в нескольких дюймах, его глаза, которые только что подмигнули ему, теперь выражали тревогу. И все это при том, что голова, отсеченная от туловища, существовала как бы сама по себе.

Акира вновь, на этот раз шепотом, повторил:

— Нет.

Савидж обвел комнату медленным взглядом. Видение залитого кровью коридора в «Мэдфорд-Гэпском Горном Приюте» поблекло, как бы подернулось дымкой и рассеялось, уступив место со вкусом обставленной гостиной в люксе отеля на Пятой авеню.

В комнате царил полумрак, если не считать тусклого бокового света над креслом в углу слева от двери, ведущей в коридор.

Акира, спавший, пока нес вахту Савидж, сейчас сменил его.

Савидж с облегчением вздохнул.

— Порядок. — И расслабился.

— Ты уверен? — спросил Акира, придерживая его за руку.

— Кошмар.

— Наверняка тот же самый, что преследует и меня. Расслабься как следует.

Савидж кивнул.

Акира отпустил его.

Савидж рухнул на диван.

Дверь, ведущая в спальню, распахнулась и появилась Рейчел. При виде Савиджа и Акиры она глубоко вздохнула и быстро двинулась к ним. На ней была едва доходящая до бедер голубая ночная рубашка. Хлопчатобумажная ткань топорщилась на груди, а подол рубашки вздымался при ходьбе.

Но Рейчел не выказала ни малейшего смущения. Да и Савидж с Акирой словно ничего не замечали. Теперь она была частью их команды.

— Вы кричали, — сказала она. — Что случилось?

— Меня опять преследовал кошмар, ответил Савидж.

— Тот самый?

Савидж кивнул и взглянул на Акиру.

— Меня он тоже мучает, — сообщил японец. — Еженощно.

В смятении чувств Савидж вглядывался в лицо Акиры.

— А я думал, что теперь, когда мы вновь встретились, с этим безумным наваждением будет кончено.

— Я тоже так думал. Но этого не произошло.

— Я старался об этом не упоминать. — Савидж безнадежно махнул рукой. — Я все еще не могу убедить себя в том, что не мог видеть тебя мертвым. Я вижу тебя! Слышу твой голос! Могу до тебя дотронуться! Мы уже несколько дней находимся вместе. И все-таки я по-прежнему убежден, что видел тебя мертвым.

— А я видел мертвым тебя, — сказал Акира. — Каждый раз, когда у меня возникают сомнения, я вспоминаю шесть мучительных месяцев лечения, смотрю на покрытые шрамами руки и ноги и понимаю, что ошибки быть не может.

Савидж расстегнул рубашку и продемонстрировал два огромных шрама — результат операции: на груди слева и на животе.

— Вот. Мне пришлось удалить аппендикс и селезенку. Они были разорваны в результате ударов деревянным мечом.

— То же самое было и со мной. — Акира распахнул рубашку и показал два шрама, идентичных савиджским.

— Итак, мы знаем… можем доказать… что вы оба были изувечены, — сказала Рейчел. — Но, судя по всему, ваша «смерть» — часть вашего кошмара.

— Неужели вы не понимаете, что дело совсем не в этом? — воскликнул Савидж. — Тот факт, что Акира на самом деле жив, не исключает тот, что я знаю и что видел своими глазами. Это хуже чем déjà vu, чем то жутковатое ощущение чего-то, некогда действительно произошедшего со мной. Все с точностью до наоборот. Не знаю даже, как это чувство охарактеризовать. Видимо — jamais vu, то есть того, что я видел, никогда в действительности не происходило. И все-таки я верю тому, что было тогда, и потому должен выяснить, каким образом появился стоящий сейчас передо мной призрак.

— Это предстоит выяснить нам обоим, — сказал Акира.

— Но Грэм мертв. А кто еще способен объяснить нам, что, черт побери, происходит? Как нам выяснить это? С чего начать поиск?

— А почему бы вам… — начала было Рейчел, но сразу же умолкла.

— Да? Продолжайте, — повернулся к ней Савидж.

— Это просто предположение.

— Пока что все ваши предположения были весьма удачны, — сказал Акира.

— Ну, это очевидно. — Рейчел пожала плечами. — Я уверена, что вам обоим эта идея приходила на ум, но вы отвергли ее.

— А именно? — Акира с любопытством взглянул на нее.

— Начните с самого начала, вернитесь на шесть месяцев назад, туда, где все это происходило.

— В «Мэдфорд-Гэпский Горный Приют».

Глава 8

Они позавтракали в номере и выписались из отеля вскоре после семи часов утра. Соблюдая всемерную осторожность, они отправились в агентство по прокату автомобилей спустя час после его открытия. Сначала Савидж хотел было позаимствовать автомашину у одного из своих сотрудников, но потом решил, что чем меньше людей будут знать о его пребывании в городе, тем лучше. Особенно теперь, когда Грэм мертв.

Рейчел призналась, что ее тоже мучил кошмар: она видела во сне Грэма, сидящего за рулем «кадиллака», в облаках сизого дыма и держащего путь в вечность. Но ведь у «кадиллака» вполне могло закончиться горючее, объяснила она причину своей тревоги, и если соседи не услышат приглушенного рокота мотора до того, как это произойдет, то вполне возможно, что труп Грэма будет в течение нескольких дней разлагаться в гараже, пока кто-нибудь не учует трупный запах и не вызовет полицию. Так вот, ноздри Грэма, забитые мушиными личинками, и завершили ее кошмар, заставив немедленно пробудиться!

— Не могли бы мы, назвавшись соседями, позвонить в полицию и сообщить о том, что в гараже Грэма творится что-то странное? — спросила Рейчел.

— Не могли бы. Дело в том, что все поступающие в полицию сообщения записываются на компьютере и поэтому не составляет труда вычислить звонившего, если даже он не назвал номера своего телефона. Если бы мы позвонили из дома Грэма или из уличного таксофона, сразу же стало бы ясно, что это никакой не сосед. Так как нам неизвестен замысел убийцы Грэма, то лучше оставить все, как есть, пусть события развиваются по задуманному ими сценарию.

Савидж вел взятый напрокат «таурус» за город; Рейчел погрузилась в задумчивое молчание. Акира спал на заднем сиденье.

Савидж вознамерился повторить путешествие в «Горный Приют». Из Манхэттена по мосту Джорджа Вашингтона он выехал в Нью-Джерси и продолжал путь по автостраде № 80. Через двадцать минут стали то и дело попадаться мотели, к которым он приглядывался особенно внимательно.

«Холидэй Инн». «Бест Уэстерн».

— Вот, — наконец произнес он. — «Ховард Джонсон». Именно здесь Камити попросил меня обменяться чемоданчиками с каким-то типом, что тогда, помнится, весьма меня озадачило.

Октябрьский день был на удивление хорош, и солнце быстро разогнало ночной холод. Покинув Нью-Джерси и оказавшись в Пенсильвании, они поехали по шоссе, пролегающему среди скал. Через какие-нибудь полчаса машина уже петляла по горной дороге.

Рейчел стала успокаиваться.

— Я всегда любила осень. Какие дивные краски!

— В прошлый раз здесь на деревьях даже почки еще не набухли. И тут и там виднелись островки грязного снега. Мы проезжали здесь в сумерки. Небо казалось покрытым тучами из угольной пыли. Просыпайся, Акира. Скоро будем сворачивать с шоссе.

Савидж вел «таурус» точно так, как шесть месяцев назад, пробираясь сквозь лабиринт узеньких дорожек, пока не обнаружил указатель: «МЭДФОРД-ГЭП».

Городок был маленький. Убогий. Движения на дорогах практически никакого. Разве что несколько пешеходов. Витрины большинства магазинов закрыты ставнями.

— Акира, по-моему, мы ехали этим путем, а?

— Мы ведь приехали сюда вечером. Кроме тусклого света фонарей, я практически ничего не видел. Проехав главный перекресток города, мы свернули налево.

— Вот здесь. — Савидж ударил по тормозам и повел машину вверх по аллее, усаженной деревьями. Однако вскоре выехал опять к указателю «Мэдфорд-Гэп».

— Судя по всему, это был не главный перекресток. — Савидж проехал чуть дальше. — Здесь. Ага. Вот он.

Возле светофора он повернул налево и поехал вверх по извилистой дороге. Шесть месяцев назад грязь и снег на обочинах внушали ему тревогу: ни разминуться со встречной машиной, ни свернуть в сторону было невозможно. Дорога была настолько узкой, что он рисковал быть прижатым к придорожным деревьям.

Но сейчас, как и тогда, встречных машин не оказалось. Да и грязная тогда дорога сейчас, слава Богу, была суха и укатана. А при свете дня он сумел бы без труда избежать столкновения со встречной машиной.

Он миновал крутой поворот, поднявшись на уровень выше, где одинокие домишки ютились в густом лесу.

— Ну, Рейчел, сейчас вы увидите это необычное здание… конгломерат разных стилей. Длинное, примерно в пятую часть мили.

Машина одолела вершину холма и стала спускаться вниз по склону. Савидж нажал на тормоза, почувствовав, как ремень безопасности впился в грудь. «Таурус» начало заносить в сторону.

Он смотрел и не верил своим глазам.

Впереди не было никаких дорог. Только огромные валуны и великолепные в осеннем уборе деревья.

— В чем дело?

— Ты снова поехал не по той дороге, — сказал Акира.

— Нет. Это та самая дорога.

— Днем выглядит все иначе, чем ночью. Ты не можешь быть уверен на сто процентов. Ты сбился с пути.

Савидж проехал назад к Мэдфорд-Гэпу.

Он проехал по всем дорогам, сворачивающим после Мэдфорд-Гэпа налево, но все они вели в никуда. Наконец он остановился у придорожной таверны.

Их таверны как раз высыпала компания мужчин, нахлобучивавших шляпы или кепки, сплевывая на землю коричневую от жевательного табака слюну.

— Скажите, как добраться до «Мэдфорд-Гэпского Горного Приюта»? — обратился к ним Савидж.

— «Горного Приюта»? — Сухопарый мужик прищурился. — Никогда не слышал о такой хреновине.

Глава 9

Савидж гнал машину, одержимый желанием бежать отсюда как можно быстрее. Видя перед собой лишь щербатую белую полосу деревенской дороги, он не замечал на возвышающихся по бокам склонах холмов ярких красок деревьев — оранжевого, красного и желтого.

— Но ведь он, «Горный Приют», был тут! — Савидж еще добавил скорость. — Мы с Акирой оба видели его. Мы ночевали в нем и обедали. Неотступно следовали за Камити по бесконечным тамошним коридорам! Провели там три дня и три ночи.

— Такое старинное строение, — вторил ему Акира. — Канделябры в виде фургонных колес. Допотопная лестница. Я живо ощущаю запах плесени в вестибюле. И дыма в огромной гостиной на первом этаже.

— Но нет здесь никакого «Приюта», — заметила Рейчел.

«Таурус» проскрежетал колесами на повороте. Крутя рулевое колесо, Савидж внезапно понял, что выдает больше семидесяти миль в час. Он ослабил давление ноги на педаль газа. За голой скалой, на которой красовалась табличка «берегись обвала», он увидел заброшенную бензоколонку со скрипящей на ветру вывеской, выбитыми стеклами и, свернув с дороги, остановился на бетонной площадке, где прежде находились колонки.

— Мы опросили дюжину самых разных людей. — Хотя Савидж больше не вел автомобиль, он все еще крепко сжимал руками руль. — И ни один из них понятия не имел о разыскиваемом нами «Приюте».

Он с трудом переводил дыхание. Рывком распахнув дверцу, выскочил из автомобиля, жадно втянув в легкие свежий воздух.

Рядом тотчас же очутились Акира и Рейчел.

— И ведь это не какой-то там задрипанный отелишка, находящийся за много километров от Мэдфорд-Гэпа, чтобы старожилы могли не знать о нем. — Савидж смотрел на утесы, громоздившиеся за бензоколонкой, но он был слишком поглощен своими мыслями и попросту их не замечал. — «Приют» является главной приманкой для туристов, а Мэдфорд-Гэп — часть его названия.

— И мы проверили все дороги, ведущие на вершину горы, — сказал Акира.

— И даже прокатились назад по той дороге, по которой, как ты утверждаешь, вы ехали шесть месяцев назад, — проговорила Рейчел. — Обследовали деревья на тот случай, если бы в этих местах вдруг произошел опустошительный пожар. Но никаких следов пожара не обнаружили. А полгода — слишком короткий срок, чтобы лес мог оправиться от испытания огнем.

— Да, — согласился Савидж. — Обгорелые деревья не укрыли бы небольшую хижину, об огромном отеле и говорить не приходится. А кроме того, пожар для местного населения стал бы притчей во языцех на многие годы. Но даже если бы пожар и в самом деле случился, озеро возле гостиницы никак не могло бы пострадать. Но, как ни странно, и озера никакого нет!

— И тем не менее мы уверены, что видели своими глазами и отель и озеро, — произнес Акира.

— Уверены? — задумчиво произнес Савидж. — Так же как и то, что видели друг друга мертвыми? Но ведь мы живы.

— А… — Акира замялся, — «Горного Приюта» никогда не существовало в природе.

Савидж кивнул, шумно вздохнув:

— У меня такое чувство, как будто… Словом, все, как я рассказывал вчера в отеле. Jamais vu. Что все здесь невзаправдашнее. Я не могу доверять собственным ощущениям. Будто я с ума схожу.

— Что с нами произошло? — спросил Акира.

— И где? И почему? — Савидж нахмурил брови.

— Идите дальше по своим же следам, — сказала Рейчел. — Куда вас отправили отсюда?

— В больницу, — откликнулся Савидж.

— Моя находилась в Гаррисберге, — сказал Акира. — В ста милях отсюда к югу. Меня доставили туда на вертолете.

— В Гаррисберге?! — Савидж остолбенел на месте. — Ты никогда мне этого раньше не говорил…

— Об этом у нас не заходила речь. Что ты так смотришь? Только не вздумай сказать, что тебя туда тоже переправили по воздуху.

— А врач был случайно не блондином?

— Блондином.

— И с веснушками?

— И в очках?

— И звали его?..

— Хамилтон.

— Чертовщина какая-то! — воскликнул Савидж, и они снова быстро сели в машину.

Глава 10

— Куда она запропастилась? — ворчал Акира.

— Но ведь не прошло еще и десяти минут. — Савидж никак не мог найти место для парковки, поэтому позволил Рейчел выйти из машины, а сам стал кружить, объезжая квартал по часовой стрелке. И хотя, возражая Акире, Савидж сказал, что она отсутствует всего десять минут, его ответственность за безопасность Рейчел вместе с растущей день ото дня симпатией к ней невольно заставляли его нервничать.

Наступил полдень. Машин становилось все больше и больше. Савидж доехал до перекрестка, повернул направо и сосредоточенно повел машину вперед.

— Ага, — сказал Акира. — Вот и она. Отлично.

У Савиджа сразу же отлегло от сердца. Он увидел выбежавшую из гаррисбергской публичной библиотеки Рейчел, которая поспешила к «таурусу» и быстро нырнула в салон. Машина тотчас сорвалась с места.

— Я заглянула в телефонную книгу, — сообщила она. — Вот фотокопия карты города. И список больниц в данном районе. Однако времени на все это потребуется больше, чем ты рассчитывал. Их оказалось несколько. Ты уверен, что не помнишь названия той больницы, в которой лежал?

— Никто его не упоминал, — покачал головой Акира.

— Но оно наверняка значилось на постельном белье и халатах.

— Демерол глушил меня наповал. — Савидж пожал плечами. — Если название и значилось на белье, я его попросту не замечал.

Акира просмотрел список и зачитал его вслух для Савиджа.

— Районная остеопатическая больница, гаррисбергская больница, гаррисбергская государственная больница.

— Остеопатическая? — переспросил Савидж. — Это нечто, подобное хиропрактике, да?

— Нет, смысл теории остеопатической медицины состоит в том, что большинство болезней проистекает от повреждения тканей и смещения костей, — пояснил Акира.

Савидж задумался на минутку, потом тряхнул головой.

— Давайте попытаемся…

Глава 11

— Прошу прощения, сэр, — сказала пожилая женщина в приемной гаррисбергской больницы, — но у нас в штате нет доктора Хамилтона.

— Пожалуйста, — нервно проговорил Савидж, — проверьте еще разок.

— Но я уже трижды проверяла. Компьютер показывает, что у нас нет никакого Хамилтона.

— Может быть, он и не состоит в штате больницы, — вступил в разговор Акира, — а занимается практикой, присылая сюда своих пациентов.

— Что же, такое, конечно, возможно, — согласилась пожилая женщина.

— Нет, — отрезала Рейчел.

Савидж с Акирой быстро взглянули на нее.

— Я специально посмотрела в телефонной книге и список практикующих частных врачей. Хамилтон в нем не значится.

— Наверное, он работает в другой больнице, — сказал Акира, после чего сквозь запруженный народом вестибюль они направились к выходу.

— Что меня действительно беспокоит, — пробормотала Рейчел, — так это то, что в телефонной книге не значится доктор Хамилтон.

— Возможно, он скрывает номер своего телефона.

— А зачем практикующему врачу скрывать свой номер телефона?

Двери с шипением раздвинулись в стороны.

Глава 12

Полный мужчина в справочном бюро гаррисбергской государственной больницы покачал головой, но, быстро пробежав еще раз по клавиатуре компьютера, решительно заявил:

— Не-а-а. Нет никакого Хамилтона. Извините.

— Не может быть, — прошептал Савидж.

— После того, что случилось в Мэдфорд-Гэпе, нет ничего невозможного, — заметил Акира.

— Должно же быть какое-нибудь объяснение всему этому. Впрочем… Это произошло шесть месяцев назад. Значит, он мог сменить место работы и даже переехать в другой город.

— А как можно это выяснить? — спросила Рейчел толстяка за конторкой.

— Попробуйте обратиться к начальнику отдела кадров. В компьютере содержатся сведения только о тех, кто работает в больнице в данный момент.

— А где помещается отдел кадров?

Мужчина объяснил, как туда пройти.

— Но вам лучше поторопиться. Скоро пять. Они заканчивают работу.

— Я это сделаю, — быстро сказал Акира. — А ты, Савидж, наведи справки во всех остальных больницах.

Японец помчался по коридору, старательно обходя больных, запрудивших вестибюль, Савидж поспешил в другой конец зала, к платным телефонам-автоматам.

— Встретимся здесь, — крикнула ему вдогонку Рейчел.

— А где?..

— Поняла!

Савидж услышал, как она нетерпеливо задала вопрос толстяку в справочной:

— Как мне попасть в бизнес-офис?

Савиджу стало интересно, зачем ей это понадобилось. Но сейчас его больше всего беспокоило то, что все телефоны оказались занятыми. Он взглянул на часы: без шести пять. Встревоженный, он вытащил из кармана пригоршню мелочи, просмотрел список адресов и телефонов, которые ему вручила Рейчел, и как только освободился один из телефонов, ринулся к нему. Набирая нужный ему номер, он боковым взглядом окинул вестибюль. Рейчел уже ушла.

Глава 13

Они сидели в кафе гаррисбергской госбольницы.

— В отделе кадров мне сообщили, что за последние пять лет не был зарегистрирован ни один доктор Хамилтон, — сказал Акира.

— Зато в другой больнице доктор Хамилтон обнаружился-таки, — быстро отозвался Савидж.

Акира подался всем корпусом вперед.

— Три года назад, — продолжал Савидж. — Женщина. Пожилая. Умерла от сердечного приступа.

Акира снова откинулся на спинку стула.

— Похоже, доктор Хамилтон — такой же плод фантазии, как «Мэдфорд-Гэпский Горный Приют», — мрачно подытожил Савидж.

— И этим не ограничивается перечень несуществующих вещей и персон, — внезапно вступила в разговор Рейчел. — Вы, конечно, можете считать себя живыми, но в действительности вы не существуете.

— Что вы имеете в виду? — удивился Акира.

— К примеру, гаррисбергские больницы. Я обратилась в бизнес-офис, и пока они выясняли интересующие меня сведения, я обзвонила другие больницы, ведь до окончания рабочего дня, как вы помните, оставалось всего несколько минут, но я успела-таки сделать соответствующий запрос.

— Какой именно? — строго спросил Акира.

— Бизнес-офис — контора, рассылающая пациентам счета за пребывание в больнице. Я представилась страховым агентом и сказала, что моя компания несколько месяцев назад перечислила им деньги за ваше лечение. А теперь с вашей стороны поступили жалобы. В каждой больнице я спрашивала, почему они высылают уведомления на суммы, превышающие уплаченные нами. Люди, с которыми я разговаривала, отнеслись ко мне сочувственно и проверили компьютерные файлы. И, представьте себе, никакой информации о вас в компьютерах больниц не содержится.

Савидж так крепко сжал в руках чашку, что едва не раздавил ее.

— Так где же мы, черт побери, находились?

— Может, в остеопатической, — пожала плечами Рейчел. — Но завтра, когда мы обратимся туда, я подозреваю, что…

— Мы получим те же самые результаты, — сказал Акира. — Не существует «Мэдфорд-Гэпского Горного Приюта». Мы не видели друг друга мертвыми. Никогда не встречались с доктором Хамилтоном. Не лежали в гаррисбергской больнице. Чего еще не происходило с нами?

Савидж с трудом поднялся с места и пошел от них прочь.

— Ты куда? — Рейчел помчалась за ним следом. И Акира тоже.

— В справочное.

— Но зачем? — Рейчел старалась приноровиться к широкому шагу Савиджа. — По-моему, мы задали все интересующие нас вопросы.

— Нет. Кое-что еще следует выяснить. Дорогу в пункт неотложной помощи.

Глава 14

В ярко освещенном вестибюле усталая медсестра оторвалась от бумаг и посмотрела на них через стол.

— Слушаю вас, сэр? Чем могу вам помочь?

Глянув в напряженно-сосредоточенное лицо Савиджа, она нахмурилась и перевела тревожный взгляд на Рейчел и Акиру.

— Мне нужен врач, — сказал Савидж.

— Произошел какой-то несчастный случай? — Она встала. — Судя по вашему виду, не с вами. Наверное, пострадал кто-то другой?

— Я же говорю: мне нужен врач.

Медсестра недоуменно уставилась на него.

— Конечно, конечно, сэр, — заявила она затем. — Пожалуйста, подождите здесь. — И исчезла в длинном коридоре.

— Успокойся и наберись терпения, — увещевал его Акира.

— Я стараюсь, но у меня ничего не получается. Мне не терпится докопаться до истины.

Тем временем вернулась медсестра в сопровождении высокого мужчины, судя по одежде — хирурга.

— Слушаю вас, сэр, — проговорил мужчина, обращаясь к Савиджу. Я доктор Рейнолдс. Заведующий этим отделением. Я смогу чем-ни…

— Мне необходимо сделать рентген.

— В связи с чем? — Врач окинул Савиджа пристальным взглядом. — Что вас беспокоит? Где вы испытываете боль?

— Везде.

— Что?

— Я хочу… мне необходимо сделать… рентген всего организма.

— Всего организма?.. Зачем?.. Что именно вас беспокоит?

— Боль, пронизывающая все тело — от макушки до пят. Я не в силах терпеть ее долее. Мне необходимо знать, что со мной. Пожалуйста, сделайте мне рентген — это единственное, о чем я прошу.

— Но мы не можем просто так, ни с того ни с сего…

— Я заплачу.

— И все-таки мы не можем… Вы обращались к своему врачу?

— Я много путешествую. И постоянного врача у меня нет.

— Но без предполагаемого диагноза…

— Я же сказал, что оплачу оказанную вами услугу.

— Дело не в оплате. Мы не можем без всякого повода делать рентген. Если испытываемая вами боль стала сильна, как вы говорите, то лучше бы вам пройти обследование в стационаре.

— Назовите, пожалуйста, свое имя, — сказала молоденькая девушка, сменившая усталую медсестру. На ней почему-то не было белого халата.

— И название вашей страховой компании.

— Я передумал, — пробормотал Савидж.

Врач нахмурился.

— Вы отказываетесь пройти обследования?

Савидж кивнул в ответ. Подозрительный взгляд главврача насторожил его.

— Я-то думал, что если попрошу об… Да, мой друг был абсолютно прав. Я должен успокоиться.

— Но с вами все-таки явно что-то не в порядке.

— Тут вы правы. Но вот что именно? Главное, мне надо успокоиться. Я прислушаюсь к вашему совету и немедленно заведу себе врача. Не беспокойтесь, пожалуйста.

Глава 15

Пожилой врач с седоватыми усами, в подтяжках, вышедший из кабинета с табличкой: «Только для технического персонала», изъявил, готовность провести полное рентгеновское обследование любому, кто заплатит пять тысяч долларов. Когда позже он распахнул дверь своего кабинета, Рейчел, Савидж и Акира вскочили со своих мест.

— Итак? — живо спросил Савидж.

— Пленки получились превосходно. Повторных съемок делать не придется. Я внимательно их изучил.

Савидж с тревогой и нетерпением ждал, что врач скажет дальше.

— И что же вы обнаружили?

— Вы так щедро заплатили за рентгеновские снимки, так почему бы вам самим не взглянуть на них?

Врач повел их в рентгеновский кабинет с черными шторами на окнах. Слева вдоль стены стояли штативы с висевшими на них пленками, освещаемыми люминесцентными лампами.

Врач указал на крайние слева пленки и, обращаясь к Савиджу, сказал:

— Вот ваши, а те, что дальше, — он повернулся к Акире, — ваши.

Они впились глазами в пленки: не прошло и минуты, как Акира смущенно взглянул на врача.

— Не имею понятия, как их читать.

— Вы просили определить, достаточно ли хорошо срослись у вас кости. Я хочу задать вам встречный вопрос: о каких переломах идет речь?

— Боже, — прошептал Савидж. — Я был прав.

— Я не вполне понимаю, какие повреждения имеете в виду вы, но достаточно хорошо разбираюсь в том, что видно на пленках. — Врач взял в руки карандаш и, водя им по пленкам, принялся объяснять: — Не стану утомлять вас медицинской терминологией. Скажу просто. Это — бедро правое. Это — правая икра. Левая нога — верх и низ. Правая сторона грудной клетки. Левая. Черепная коробка в различных ракурсах.

Затем врач перешел к снимкам Акиры и, объяснив, что на них запечатлено, подвел итог сказанному:

— Никаких повреждений не обнаружено. Ни малейшего следа калийных отложений, которые неизбежно появляются в местах переломов. Почему же вы сказали, что и у одного и у другого были сломаны руки, ноги, ребра, травмированы черепа, в то время как ни одного из названных вами повреждений рентген не показал?

— Мы думали, что все было так, как мы сказали, — пояснил Акира.

— Думали? Описанные выше травмы должны были бы причинить вам такие страдания, которые невозможно забыть. А вы, похоже, не вполне уверены в том, что действительно пережили нечто подобное.

— Все было именно так, как мы сказали, — заверил врача Савидж.

Его охватила дрожь. Рейчел сжала ему руку.

— Вы не могли страдать, — продолжал врач, — потому что были совершенно здоровы.

— Можете мне поверить, я говорю правду. Нам предстоит как следует разобраться что к чему.

— Прежде чем вы станете в этом разбираться, попытайтесь ответить еще на один вопрос, — не унимался врач. — Меня смущают странные совпадения. Вы заявляете о совершенно идентичных ранах, которых на самом деле у вас не было. Ладно. Но на снимках у вас обоих видны следы хирургических операций, — он указал карандашиком на снимки, — никак не связанные с мнимыми переломами костей.

— Да, нам обоим вырезали селезенку и аппендицит, — сказал Акира.

— Вы мне показали соответствующие шрамы. Они выглядят в точности так, как если бы эти органы действительно были удалены. Однако рентгеновские снимки не могут служить бесспорным подтверждением моего заключения. Это можно установить только хирургическим путем. Но сейчас речь о другом. Операция, о которой я говорю, была проведена у вас не на теле, а на черепе.

— Что?! — удивленно воскликнул Савидж.

— А-а, понятно. Из-за повреждений черепа, — высказал догадку Акира.

— Нет. — Врач указал на два одинаковых снимка. — Видите эти крошечные кружочки? У каждого из вас над левым ухом? Здесь ошибиться невозможно, это убедительные доказательства.

— Чего?

— Вторжения в левую височную долю мозга. — Врач повернулся к Савиджу и Акире. — И ни один их вас понятия не имеет об этой операции?

Савидж был явно смущен.

— Мне хотелось бы получить ответ на свой вопрос.

— Нет, — сказал Савидж, — мы ничего не знали.

— В это трудновато поверить.

— Вы поверили бы, если бы провели с нами последние несколько дней. Пожалуйста, помогите нам. — Савидж подавил обуявший его гнев. — Помогите нам.

— Каким образом? Я сделал все, что мог.

— Да нет, посоветуйте, куда нам можно обратиться. Куда нам отсюда отправиться?

— Могу сказать вам совершенно определенно, — врач снова обратился к снимкам, — такая операция по плечу только настоящему гению. Я всего лишь пенсильванский врач, в скором времени собирающийся на покой. Но я не перестаю интересоваться публикациями о новейших достижениях нейрохирургии. И не слышал ничего о столь сложной и удивительно тонкой работе. Соединения костей черепа и сами черепа отлично закамуфлированы. Великолепная работа. Куда вам отсюда отправиться? — спрашиваете вы. Туда, где за деньги покупают суперзвезд. К лучшим нейрохирургам в самых крупных клиниках.

JAMAIS VU

Глава 1

Нейрохирурга звали Антонио Сантицо, по-английски — Энтони. У него было красивое лицо, густая темная шевелюра, смуглая кожа и удивительно умные глаза. Но при этом выглядел он каким-то измученным — результат постоянных физических перегрузок, решил Савидж. Вот и сейчас он только что закончил семичасовую сложнейшую операцию. Однако фигура врача была стройной и подтянутой вследствие его страстного увлечения теннисом, и, как он объяснил, через час ему предстоит сразиться с очередным партнером.

— Мы знаем, как вы заняты, — сказал Савидж, — и потому особенно ценим ваше согласие принять нас.

Сантицо пожал плечами.

— Обычно я этого не делаю. Но нейрохирург, к которому обратился ваш терапевт из Гаррисберга, оказывается, знаком с моим школьным приятелем, работающим сейчас в Гарвардском медицинском колледже. В Гаррисберге отличные врачи, но, судя по тому, что сообщил мне по телефону приятель, тамошний нейрохирург правильно сделал, послав вас сюда.

А сюда — это в Филадельфию, в больницу при Пенсильванском университете. Всего в ста милях на восток от Гаррисберга, она находилась в два раза ближе, чем второй по величине Пенсильванский университет в городе Питтсбурге.

— У меня пристрастие ко всему таинственному, — сказал Сантицо. — Шерлоку Холмсу, Агате Кристи. Странные истории, удивительные разгадки, ключи к тайнам. Но мозг является самой удивительнейшей загадкой природы. В нем таится разгадка того, благодаря чему мы становимся людьми. Именно поэтому я избрал эту специальность.

В сверкающий белизной кабинет вошла секретарша, неся на подносе чашки и кофейник.

— Замечательно, — сказал Сантицо. — Как раз вовремя. Вы думали, это кофе? Нет. Мой чай из трав. Не желаете ли?..

— Спасибо, — ответил Акира. — Немного, если позволите.

— Боюсь, что он несколько крепче того, к которому вы привыкли в Японии.

Акира согласно кивнул в ответ.

— Но не сомневаюсь, что в нем достаточно свежести.

— Я учился в Гарварде с одним из ваших соотечественников, — продолжал Сантицо. — Никогда не забуду, что он сказал мне однажды. Мы тогда только-только поступили в интернатуру. Бесконечные изнурительные занятия сводили меня с ума, выхолащивали все силы. Мне казалось, я не выдержу. А вот ваш соотечественник говорил: «В перерывах между занятиями делай приятные физические упражнения». Я решительно возразил: «Если я и так устал, думаешь, мне захочется делать еще какие-то упражнения?» Знаете, что он мне ответил? «Усталость гнездится у тебя в мозгу. Ее следует забивать усталостью физической. И физическая усталость снимет умственную». Мне казалось это невероятным. Я так и сказал ему. Он же в ответ произнес всего лишь одно слово.

— Это было «ва», — сказал Акира.

Сантицо расхохотался.

— Верно! Как вы похожи на моего соученика!

— «Ва»? — задумчиво переспросила Рейчел и нахмурилась. Когда все обратили взгляды к ней, она невольно потянулась за чашкой.

— «Ва» означает «равновесие», — пояснил Акира. — Мозговая усталость нейтрализуется…

— Упражнениями. Физическими, — закончил Сантицо. — Как все-таки был прав ваш соотечественник! Обычно бывает трудно выкроить время для физических упражнений, особенно после многочасовых операций. Но я превозмогаю себя и отправляюсь на корт. Потому что именно регулярная игра в теннис сделала меня лучшим нейрохирургом. — Спохватившись, он взглянул на часы. — Через пятьдесят минут мне предстоит встреча со своим партнером по теннису. Так покажите же мне эти, как считается, загадочные снимки.

Он взял протянутый ему Савиджем большой конверт.

— Не стоит так волноваться. Не забывайте о «ва». Теннис и нейрохирургия. Шерлок Холмс.

Глава 2

— М-м.

Уже несколько минут Сантицо разглядывал снимки черепов Савиджа и Акиры на флюоресцентном экране в углу кабинета.

Скрестив руки на груди, он одновременно слушал Савиджа, коротко излагавшего суть того, что произошло с ним и Акирой полгода назад.

— Исполнительные защитники? — переспросил Сантицо, продолжая изучать снимки. — Похоже, что вы оба обладаете весьма любопытной профессией. Но даже если это так…

Он вынул из нагрудного кармашка миниатюрный фонарик, похожий на карандаш, и внимательно осмотрел левую сторону головы у обоих мужчин.

— М-м…

Он сел за свой стол, отхлебнул из чашки травяного чая и на мгновение задумался.

— Хирург проделал ювелирную работу. Это поистине произведение искусства. Предупреждаю сразу же: я касаюсь лишь косметической стороны операции. Великолепная маскировка самого факта операции. Минимальная кальцификация вокруг того места, откуда были удалены, а затем восстановлены кусочки кости. Видите ли, стандартный способ иссечения кости состоит в том, чтобы высверлить дырочки по краям участка, который предстоит удалять. Глубина этих дырочек просчитывается настолько тщательно, что дрель не затрагивает мозговую ткань. Затем очень тонкая и особо прочная проволока вводится в одну дырочку и тянется под черепной коробкой к другой, продевается в нее и выходит наружу, после чего хирургу только остается взяться за концы проволоки и вынуть нужную ему часть черепа. Конечно, проволока очень тонка, однако в конечном итоге все равно не сможет избавить череп от кальцификации. Но даже без кальцификации подобные дырочки отчетливо просматриваются при просвечивании рентгеновскими лучами. В данном случае, — Сантицо потер подбородок, — никаких дырочек нет, виден лишь небольшой кусочек кости, который был вынут из черепа, а затем снова поставлен на место. Какой-либо зазор между черепной костью и этим кусочком практически отсутствует, так что кальцификации как таковой просто не существует. Я удивлен, что обыкновенный врач, к которому вы обратились с самого начала, сумел это заметить.

— Но каким же инструментом пользовался хирург? — спросил Савидж.

— Вот мы и добрались до самого главного вопроса, не так ли? — сказал Сантицо. — Чтобы сделать дырочку такого размера, как эта пломба, хирург мог бы воспользоваться дрелью со сверлом в пять миллиметров. Но он употребил такой инструмент, который не оставляет видимых следов. Единственное, что приходит мне в голову, это… Кусочек черепа скорее всего был удален с помощью лазерного луча. Лазеры уже используются в медицине для сшивания артерий и восстановления сетчатки глаз. Пройдет совсем немного времени, и лазер станут применять в повседневной хирургической практике. Я лично уже экспериментировал с лазером. Вот почему я и сказал, что в другом случае работа хирурга может считаться ювелирной. Несомненно, хирург, извлекший кусочек черепной кости и вернувший его на прежнее место, является высококвалифицированным мастером своего дела. Но не уникальным и не единственным в своем роде. Потому что среди лучших нейрохирургов я могу назвать, по крайней мере, дюжину, включив в нее и себя, которые вполне могли бы справиться с подобной задачей. Но это всего лишь поверхностное суждение. Главным образом же критерием служит только одно: добился он своей цели или нет, а коль скоро в вашем случае мы не знаем, зачем была проведена операция, то я не могу высказать окончательного суждения о ее качестве.

— Но… — Акира помедлил немного, потом спросил: —…может ли операция развеять?..

— Ваши сомнения? Скорее всего — да, — ответил Сантицо. — Но, может быть, и нет. Какое вы использовали выражение? Кажется противоположное déjà vu?

— Jamais vu, — подсказал Савидж.

— Точно. Нечто, что, как вам кажется, вы видели, но на самом деле не видели никогда. С подобной проблемой мне пока не приходилось сталкиваться. Но я люблю учиться. Так что эту фразу я запомню. Вы понимаете, — продолжил он, ставя чашку с чаем на стол, — что, если бы не эти ваши снимки, я бы вас принял за психов?

— Я согласен, наша история выглядит весьма странно, — сказал Савидж. — Но нам в любом случае следовало рискнуть. Так же, как и вы, мы — прагматики. В своей профессии мы руководствуемся только фактами. Мы решаем чисто физические проблемы. Как доставить принципала в целости и сохранности к месту назначения. Как уберечь своего подопечного от пули наемного убийцы. Как избежать столкновения с несущейся наперерез машиной. Но порой просчитанные заранее факторы вступают в противоречие с реальностью. Или с нашим представлением о реальности. Мы оказываемся в полной растерянности, а не просто нервничаем, что для нас давно уже стало нормой. Нас обуревает страх.

— Совершенно естественно, — ответил Сантицо. — Я прочел его в ваших глазах. Позвольте мне быть с вами абсолютно откровенным. У меня настолько перегруженное расписание, что я согласился принять вас только потому, что меня просил об этом мой однокашник. Он посчитал, что ваша история может показаться мне интересной. И оказался прав. Я заинтригован.

Сантицо взглянул на часы.

— Через полчаса я должен быть на теннисном корте. Потом мне предстоят визиты к своим пациентам. Давайте встретимся здесь же через… — он подумал немного, — …через два с половиной часа. Постараюсь организовать вам встречу еще с одним моим коллегой. А пока мне нужно, чтобы вы сходили в радиологический кабинет. — Он поднял телефонную трубку.

— Снова рентген? Чтобы сделать контрольные снимки? — спросил Савидж.

— Нет. Магнитно-резонансные.

Глава 3

Болезненно выглядящий мужчина с седоватой бородкой в чуть великоватой ему куртке спортивного покроя сидел рядом с Сантицо.

— Это доктор Уайнберг, — представил его нейрохирург.

Они пожали руки друг другу.

— Доктор Уайнберг — психиатр, — сказал Сантицо.

— Вот как? — Савидж внутренне напрягся.

— Вас это беспокоит? — вежливо осведомился Уайнберг.

— Нет, разумеется, нет, — ответил Акира. — У нас возникло затруднение, и мы хотели бы его разрешить.

— Любыми способами, — добавил Савидж.

— Великолепно. — Психиатр вытащил из кармана своей спортивной куртки записную книжку и ручку. — Не возражаете?

Савидж забеспокоился. Он всегда противился записи каких-либо своих высказываний, однако на сей раз вынужден был сказать:

— Записывайте все, что хотите.

— Замечательно. — Уайнберг что-то нацарапал в своем блокноте. Как показалось Савиджу, дату и место беседы.

— Ваши магнитно-резонансные снимки должны принести сюда, — сообщил Сантицо, — а пока доктор Уайнберг сможет задать вам несколько вопросов.

Савидж жестом руки изъявил согласие.

— Jamais vu. Насколько я понял, этот термин изобрели вы.

— Верно. Ничего иного для характеристики испытываемого мною смятения я придумать не мог.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

И Савидж стал рассказывать, Акира же время от времени дополнял его рассказ отдельными деталями. Рейчел внимательно слушала.

Уайнберг делал какие-то пометки в своем блокноте.

— Итак, подведем итоги, — сказал наконец психиатр. — Вы оба считали, что видели друг друга мертвыми, так? И не смогли отыскать гостиницу, в которой разыгралась кровавая трагедия? А также больницу, в которой вас лечили, и врача, который вас пользовал?

— Верно, — сказал Савидж.

— События, травмировавшие вас и вашу психику, произошли полгода назад.

— Да, — подтвердил Акира.

Уайнберг вздохнул.

— На какое-то мгновение… — Он отложил ручку.

— Давайте рассмотрим данную ситуацию в гипотетическом плане, — согласился Савидж.

— Я не хотел вас обидеть.

— А я и не подозревал вас в этом.

— Сейчас объясню. — Уайнберг откинулся на спинку кресла. — Обычно пациентов направляют ко мне на консультацию с соответствующими документами, в которых содержатся общие сведения о пациенте, история болезни и предполагаемый диагноз. Если это необходимо, я беседую с родственниками и даже с начальством пациента. Но в данном случае я ничего о вас не знаю. Лишь с ваших слов мне известно о вашем необычном, если в этом случае уместно употребить подобное безобидное выражение, прошлом. Никакой возможности проверить то, в чем вы пытаетесь нас убедить, у меня тоже нет. Да и возможно ли вам верить? Первое, что приходит в голову, это что вы оба — патологические лгуны или что вы — репортеры, проникшие сюда, чтобы узнать, действительно ли психотерапевты настолько легковерны, как гласит молва.

Глаза Сантицо сверкнули.

— Макс, я же говорил тебе, что их рассказ, а главное, их рентгеновские снимки заинтересовали меня. Скажи, что думаешь на этот счет?

— Все, что я говорил, лишь логическое упражнение, — откликнулся Уайнберг. — Я просто рассуждал.

— Ну, понятно, ты ведь по-другому не можешь, — заметил нейрохирург.

Уайнберг снова вздохнул и развел руками.

— Наиболее вероятным представляется такое объяснение: вы оба пострадали от взаимной мании в результате практически смертельных побоев, кем-то нанесенных вам.

— Каким образом? Рентгеновские снимки не показали никаких следов побоев, — живо возразил Савидж.

— Не согласен. Рентген показал, что у вас не было перелома рук, ног или ребер и черепа ваши также невредимы. Но это не означает, что вы не подверглись избиению. Я постараюсь реконструировать гипотетический ход событий. Вас обоих наняли для охраны некоего человека?

— Да.

— Который отправился на какое-то совещание, проходившее в сельской гостинице. И там же он был убит. С особой жестокостью. Мечом, разрубившим его пополам.

Акира кивнул.

— Вы пытались его защитить и были забиты до полусмерти, — продолжал Уайнберг. — Уже теряя сознание, вы упали и в лежачем положении увидели происходящее рядом в непривычном ракурсе. Поскольку вы оба живы, значит, надо установить причину такой галлюцинации. Я считаю, что она заключается в комбинации дезориентации и невероятной боли.

— Но почему у двух разных людей одновременно возникла одна и та же галлюцинация? — спросила Рейчел.

— Из-за владевшего ими чувства вины.

— Боюсь, что не вполне вас понял, — нахмурился Савидж.

— Насколько я понял, профессия для вас значит гораздо больше, чем обычное занятие. Я имею в виду, что ваша личность ориентирована на защиту, спасение людей. Это моральная основа вашей личности. В этом смысле вас можно сравнить с преданными своему долгу врачами.

— Верно! — воскликнул Акира.

— Но в отличие от врачей, которые неизбежно теряют своих пациентов и соответственно обязаны возводить барьер, защищающий их от людских страданий, вы достигли уникальных успехов. Вы ни разу не потеряли ни одного из своих клиентов. Поэтому рейтинг вашего успеха приближался или равнялся, как угодно, ста процентам.

— Если не считать…

— Событий, происшедших шесть месяцев назад в сельской гостинице, — закончил Уайнберг. — Тогда вы впервые не смогли защитить своего клиента. Вашей репутации был нанесен сокрушительный удар. Никогда не проигрывая, вы не были морально готовы к фиаско. Шок был особенно сильным из-за того, что убийство вашего клиента было совершено таким жестоким способом. Естественной реакцией на подобные события является чувство вины. Потому что вы выжили, а ваш клиент — погиб. Потому что ради защиты жизни клиента вы готовы пожертвовать своей собственной. Но этого не произошло. Он погиб. А вы — все еще живы. И чувство вины стало для вас невыносимым. Подсознание пытается как-то смягчить это чувство. И строит вашу защиту на смутном видении, стараясь уверить вас, что вы якобы видели смерть другого охранника. Оно настойчиво навязывает вам мысль, что скорее всего хозяина никак нельзя было спасти, так как и его и вашего напарника убили, а вас самих едва не отправили на тот свет, хотя вы геройски, правда, безуспешно, старались выполнить свой долг. Так как по складу характера вы очень похожи один на другого, то, соответственно, ваши галлюцинации оказались схожими и их даже нетрудно предугадать.

— Ну хорошо, а почему же тогда мы не смогли отыскать эту сельскую гостиницу? — спросил Савидж.

— Потому что в глубине души вы стараетесь уверить себя в том, что ничего подобного вообще никогда не происходило. А разве есть лучший способ уверить себя в этом, чем просто доказать самим себе, что самой гостиницы не существует? Или врача, который вас лечил? Или больницы, в которой вы лечились? В действительности они существуют, если, конечно, все вами изложенное — правда. Однако, когда жгучая потребность опровергнуть самих себя побуждает вас пуститься на поиски этой самой гостиницы, вы ее не находите.

Савидж с Акирой переглянулись. И словно по команде, кивнули.

— А почему же тогда, — в голосе Акиры прозвучал скептицизм, — мы оба знали, где должен был находиться отель? Или врач? Или больница?

— Это объяснить легче всего. Вы друг друга поддерживали. И то, что говорил один, сразу же подхватывал другой. Для укрепления собственной мании и избавления от чувства вины.

— Нет, — сказал Савидж.

Уайнберг пожал плечами.

— Я ведь говорил, что все это чисто гипотетические соображения.

— А почему, — не сдавался Акира, — мы лежали в гипсе, если никаких переломов у нас не было? Почему потребовалось столько месяцев для восстановления способности двигаться?

— В гипсе? — переспросил Уайнберг. — А может, это были просто иммобилизаторы, помогавшие сращиванию порванных связок? Может быть, повязки на груди вовсе не были такими уж плотными и лишь скрывали повреждения кожи, а не сломанные ребра? А может быть, черепа все-таки были повреждены, но настолько искусно залатаны, что это нельзя обнаружить даже с помощью рентгена? Вы ведь признаете, что вам вводили демерол. А он затуманивает сознание, так что под его воздействием человек может вообразить ситуацию, весьма далекую от реальности.

— Ну, разумеется, — вступила в разговор Рейчел. — И, конечно, там не было меня. И я не испытала их боль, которую пришлось претерпеть им. Признаюсь, мне нравятся оба эти мужчины. Мы вместе пережили многое. Но я отнюдь не идиотка и из нас троих имею больше оснований оставаться беспристрастной. Мои друзья отнюдь не возбуждали маниакальных идей друг в друге.

— Наверняка вы слыхали о так называемом «Стокгольмском синдроме», — сказал Уайнберг. — Люди в состоянии стресса стараются идентифицировать себя с теми, от кого зависит их собственная безопасность.

— А вы, разумеется, слыхали о «Синдроме страуса», — быстро отреагировала Рейчел. — Психиатр засовывает голову в песок, столкнувшись с проблемой, о которой раньше не слыхал.

Уайнберг подался всем корпусом вперед, осклабился и вдруг расхохотался.

— Ты был прав, — обратился он к Сантицо. — Это действительно забавно.

— Макс, ты сублимируешь. Признайся. Ведь она тебя рассердила.

— Чисто гипотетически.

На сей раз рассмеялся Сантицо.

— Ну, разумеется. Давай напишем гипотетическую статью. О феномене гипотетической злости.

— Слушайте, что тут у вас происходит? — спросил Савидж.

Сантицо наконец-то прекратил смеяться.

— Тест на предмет определения — психопаты вы или нет. Мне это было необходимо. А Макс, конечно, великолепен. Очень одаренный человек с изощренным умом и талантом актера.

— Я не играл, — сказал Уайнберг. — Я услышал настолько ошеломляющие вещи, что хочу послушать еще.

Кто-то постучал в дверь.

— Войдите. — Сантицо повернулся вместе с креслом.

Секретарша, уже появлявшаяся здесь с чаем, на сей раз принесла большой коричневый конверт.

— Магнитно-резонансные снимки, — сообщил Сантицо.

Минуты две он разглядывал пленки, потом, обращаясь к Уайнбергу, сказал:

— Макс, большое тебе спасибо. Отныне это касается только меня одного.

— Ты уверен?

— Да. За мной обед. — Сантицо снова взглянул на пленки. — Потому что никакая психиатрия не способна объяснить вот это. Это по моей части.

Глава 4

Савидж вместе с Рейчел и Акирой разглядывали смутные Изображения на снимках. На каждом было по двенадцать кадров, расположенных по четыре в три колонки. В них мало что можно было понять, даже меньше, чем в предыдущих рентгеновских снимках.

— Великолепно, — объявил Сантицо. — Лучшего качества нельзя пожелать.

— Вы, наверное, дурачите меня, — сказал Акира. — Это же какие-то чернильные пятна.

Сантицо хихикнул.

— Я понимаю, почему у вас сложилось такое впечатление. — Он снова взглянул на пленку. — Для того чтобы вы поняли, мне придется начать с азов, хотя и они могут оказаться для вас достаточно сложными. МРС новая техника фотографии, основанная на магнитном резонансе, которая позволяет нам как бы приоткрыть вашу черепную коробку. Прежняя техника не позволяла получать достаточно детализированные снимки, в то время как МРС дает возможность впрямую заглянуть вам в мозг. Мы делаем множество снимков в разных ракурсах, которые вместе образуют фактически трехмерное изображение.

— Ну и что вы в них разглядели? — спросил Акира.

— Позвольте мне еще немножечко вас помучить, — попросил Сантицо. — Мозг состоит из множества частей. — Он указал на различные кадры МРС. — Правое полушарие контролирует левую часть тела и наоборот.

Нашу способность мыслить пространственно обеспечивает правое полушарие, а говорить — левое. Полушария разделены на доли. Передняя доля. Теменная доля. Затылочная дола. Височная доля. Они, в свою очередь, делятся на множество более мелких долей. Зрительная кора. Обонятельный тракт. Область физических, соматических ощущений. Гипофиз. И так далее. Функционировать же такому невероятно сложному органу помогают наличествующие в нем биллионы связующих нервов, по которым передается энергия и информация. Нервы эти называются нейронами. Их можно сравнивать с электропроводами и телефонными кабелями, но это, разумеется, упрощенное объяснение. Механизм их действия невозможно описать с помощью какой бы то ни было аналогии… Кстати, у вас в роду эпилептиков не было? Сами припадками не страдаете?

Вопрос оказался настолько неожиданным, что Савидж вытаращил глаза.

— Эпилептиков? Припадки? Нет. А в чем дело? Что заставило вас думать об этом?

— Просто ищу какое-то объяснение вот этому. — Сантицо указал на темное пятнышко на более светлом участке снимка. Оно находилось с левой стороны, ближе к центру. — Это ваш мозг сзади. Пятно находится в височной доле. На одной линии с кусочком кости, извлеченной из виска, а затем снова возвращенной на место.

У Савиджа было такое чувство, словно в горле у него застрял кусок льда.

— Пятно? Боже ты мой, какое?..

— Это лезия, то есть участок пораженной ткани. Вот почему я спросил об эпилепсии. Аномалия в данной зоне иногда свидетельствует о подобных заболеваниях.

— Вы хотите сказать, что у меня в мозгу опухоль?

— Нет. — Сантицо повернулся к Акире и указал на другой кадр. В вашем мозгу точно такое же пятно. Совпадение, я бы даже сказал, идентичность пятен, подводит меня к мысли, что это не опухоль.

— Тогда что же? — спросил Акира.

— С научной точки зрения? Заживающий шрам. От проведенной в ваших мозгах операции.

Глава 5

Савидж пребывал в состоянии шока от всего только что услышанного, а Сантицо между тем продолжал:

— Еще немного информации из области азов. Совершенно очевидно, что оперировали вас не по поводу удаления опухоли. Подобная операция требует вторжения в мозг. При этом часть черепной коробки должна быть неизбежно удалена.

— Но не была, — сказала Рейчел, — если не считать кусочка кости диаметром в пять миллиметров.

— Совершенно верно. Удалить столь ничтожную часть черепа можно было с одной-единственной целью… — Сантицо колебался, — …вживить в мозг электрод, который можно было бы впоследствии вынуть.

— Зачем? — Савидж с трудом переводил дыхание.

— Если брать во внимание известные в медицине и серьезные обстоятельства, то можно сказать так: электроды используют при многих медицинских показаниях. Я вот упомянул эпилепсию. Вживленный в мозг электрод может соизмерять электрические импульсы, исходящие от различных групп нейронов. При эпилепсии различные мозговые уровни передают как нормальные, так и ненормальные потоки импульсов. Если нам удастся установить источник ненормального потока импульсов, мы сможем прооперировать определенный участок и исправить положение.

— Но мы не эпилептики, — решительно возразил Савидж.

— Я просто привожу пример, — пожал плечами Сантицо. — А вот другой. Пациент с нарушением зрения, слуха и обоняния — эти нарушения имеют непосредственное отношение к мозгу и не зависят от внешних рецепторов — может иногда быть вылечен, если внутренние рецепторы, находящиеся в мозгу, стимулируются электродами.

— Но мы отлично видим и слышим, — возразил на сей раз Акира.

— И тем не менее считаете, что видели друг друга мертвыми. И не можете отыскать гостиницу, в которой лечились. И врача, пользовавшего вас. Кто-то нарушил ваши мозговые функции. Особенно ваши возможности к вос…

— …поминаниям, — живо отозвался Савидж.

— Или, что еще более интересно, кто-то заставил вас помнить то, чего на самом деле никогда не было? Jamais vu. Вы изобрели изумительный термин.

— Вспомнить то, чего на самом деле не было? Но я ведь это не в прямом смысле… Я ни за что не поверил бы…

— Могу свести вас в анатомичку, — продолжил Сантицо. — Рассечь мозг трупа и показать вам любую его часть. Могу вам объяснить, почему вы видите, слышите, ощущаете, обоняете и почему чувствуете боль. Хотя сам по себе мозг чувствовать боли не может. Но вот чего я сделать не в состоянии, так это показать вам мысль. И уж, разумеется, я не смогу отыскать в мозгу ту часть, в которой прячутся воспоминания. Я изучаю память вот уже в течение десяти лет и чем больше узнаю, тем больше у меня рождается вопросов… Опишите мне, что вы испытываете, когда вспоминаете о каком-то прошлом событии.

Савидж и Акира наморщили лоб, а Рейчел выпалила:

— Ну, это когда вам кажется, что в голове прокручивается фильм.

— Большинство людей так это и описывают. Происходит какое-нибудь событие, и кажется, что мозг работает словно камера, фиксирующая на пленке череду событий, кадр за кадром. Чем больше происходит событий, тем больше «фильмов» накапливается в нашем мозгу. Когда наступает определенная необходимость и требуется что-либо вспомнить, чтобы понять настоящее, мы просто выбираем нужную бобину и проецируем фильм на ментальный экран. И, разумеется, мы считаем непреложным тот факт, что воспоминания неизменны, как фильм.

Рейчел кивнула.

— Но фильмы тоже подвержены воздействию времени. Они рвутся. Они выцветают. Из них можно вырезать отдельные сцены, и так далее. Мы объясняем прошлые события по аналогии с современными. Нет никакого экрана. Мы просто его воображаем, как и разворачивающееся на нем действие. А еще труднее становится описать память, когда мы переходим от конкретных событий к заученным абстракциям. Когда я думаю о математической величине «пи», то никакого фильма в голове у меня не возникает. Каким-то образом, интуитивно, я понимаю, что означает «пи». А когда думаю об абстрактном понятии «честь», то тоже не вижу никакого фильма. Просто я знаю, что обозначает данное слово. Почему я могу вспоминать и понимать подобные абстракции?

— У вас есть ответ на этот вопрос? — У Савиджа заныла грудь.

— Самой распространенной теорией является следующая: воспоминания каким-то образом закодированы в нейронах головного мозга. Эти биллионы нервов — так следует из данной теории — не только передают электричество и информацию, но также и сохраняют передаваемую информацию. Частенько этот процесс уподобляют функции компьютера, но опять-таки аналогия — как и в случае с прокручиваемыми в наших головах кинофильмами — еще ничего не объясняет. Наша память куда сложнее самого сложного компьютера. Да, действительно, кажется, что нейроны способны передавать информацию от одной инфосети к другой, сохраняя таким образом наши воспоминания, если какой-то участок мозга поврежден. С другой стороны, существуют два типа памяти — короткая и длительная, и их взаимосвязь является абсолютно парадоксальной. Короткая память имеет дело с недавно полученной, но незначительной информацией. Например, номер телефона моего зубного врача. Если мне необходимо записаться к нему на прием, я смотрю в записную книжку, запоминаю его номер ровно настолько, чтобы дозвониться в приемную врача, а затем сразу же его забываю до тех пор, пока мне снова не потребуется позвонить. Тогда я повторяю всю процедуру заново. Длительная память имеет дело с продолжительным запоминанием необходимой информации: например, номер телефона моего дома. Какой физический механизм заставляет меня быстро и легко забывать телефонный номер зубного врача, а свой помнить постоянно? И почему пациенты, страдающие определенными видами амнезии, неспособны удержать в памяти недавние события, вне зависимости от степени важности, зато великолепно помнят даже незначительные факты, имевшие место несколько десятков лет тому назад? Никто не может этого объяснить.

— А вы-то во что верите? — спросил Акира.

— В мюзикл Лернера и Леви.

— Не…

— Морис Шевалье и Гермиона Джингольд пели замечательную песню «Я хорошо это помню». Персонажи песни — бывшие любовники, встречаются спустя много лет и делятся воспоминаниями о прошлом: «Мы ходили туда», «Нет, по-моему, сюда», «На тебе было такое-то платье», «Да нет, совсем другое», «Ах, ну конечно же, помню прекрасно». Но в действительности они ничего не помнили. Нет, я понимаю, что песенка была о том, что старость — не радость, и поневоле со временем все забывается. Но боюсь, что все остальные тоже сродни этим старикам… В нашей памяти может храниться огромное количество специфической информации, однако она может и стираться. Объем такой информации больше, чем можно себе представить. У нас с доктором Уайнбергом есть довольно сентиментальная традиция. Каждую субботу, вечером, если мы не на дежурстве и нет вызовов, вместе с нашими женами смотрим какой-нибудь фильм, а затем идем ужинать. После всех недельных стрессов нам хочется хоть немного развлечься. Вчера Макс припомнил фильм, который мы якобы смотрели вчетвером. «Но, Макс, — сказал ему я, — этот фильм я смотрел по кабельному телевидению, никак не в кинотеатре». — «Да нет же, — продолжал настаивать он, — мы вчетвером видели его в городе». — «Прекрати, — отвечал я. — Я вообще всю ту неделю просидел на конференции. Ты с нашими двумя женами ходил в кино без меня». Спросили у жен, но они не смогли припомнить ничего конкретного. Так до сих пор мы и не выяснили, кто же из нас прав.

— Ну, разумеется, — сказал Савидж. — Вы же сами только что объясняли, что короткая память не задерживается в голове.

— Но где заканчивается короткая и начинается длительная память? И как убедиться в том, что длительная память действительно все еще функционирует? В этом состоит главная причина ограниченности нашего сознания. Мы можем что-либо запомнить только в том случае, если не утратили такую способность. То, что нами забыто, не имеет субстанции. Мы не можем вспомнить то, что нами забыто… Опишите нам будущее.

— Не могу. Его не существует, — пожал плечами Савидж.

— Как и прошлого, хотя память оставляет нам иллюзию, будто оно на самом деле существует — в нашем мозгу. Мое мнение таково: после того как воспоминания закодированы в мозгу, они вовсе не остаются неизменными. Я считаю, что они меняются, причем постоянно, пополняясь новыми деталями, или наоборот — их «теряя», а также «перемещая во времени и пространстве». В результате у каждого из нас существует своя версия прошлого. Изменения обычно незначительны. Ну, в самом деле, какая разница, смотрели мы с Максом фильм раздельно или вместе? Однако бывает, что различия имеют принципиальное значение. У Макса как-то раз была пациентка — невротичка, с которой в детстве очень скверно обращался отец. Беспощадно издевался над ней. Так вот, в своем воображении она создала совершенно идиллическую картину собственного детства с добрым, любящим отцом. Чтобы вылечить ее, Максу пришлось разрушить ее ложные воспоминания и заставить ее открыто признать все те кошмары, через которые она прошла в детстве.

— Ложная память, — сказал Савидж. — Jamais vu. Но наша ложная память отнюдь не является следствием психологических проблем. Снимки мозга свидетельствуют о том, что нечто было внедрено в наш мозг хирургическим путем, и это нечто рождает в нем совершенно иную реальность. Такое возможно?

— Если вы хотите узнать, смог бы я сделать нечто подобное, то мой ответ будет отрицательным. Ни я, ни другие известные мне нейрохирурги не смогли бы такое сделать. Существует ли подобная возможность? Да. Теоретически. Но даже если бы я знал, как это осуществить на практике, я бы не стал этого делать… Данная область медицины называется психохирургией. Она видоизменяет вашу сущность, личность, и за исключением некоторых необходимых случаев — иссечение мозговой ткани для прекращения у больного эпилептических припадков или лоботомия для снятия саморазрушительных импульсов — она является крайне неэтичной областью медицины.

— Но теоретически как бы вы сделали эту операцию? — спросила Рейчел.

Сантицо явно не хотелось продолжать разговор на эту тему.

— Пожалуйста, — продолжала настаивать Рейчел.

— При необходимости я вживляю в мозг пациента электроды. Да. И прошу их описать то, что они чувствуют.

— Подождите, — прервал его Акира. — Как же они могут описывать ощущения, если у них обнажены мозги? Они же находятся в бессознательном состоянии.

— Ах, да, — вздохнул Сантицо. — Я чересчур увлекся и забыл, что разговариваю не с медиками. Привык, понимаете ли, обсуждать подобные проблемы в кругу нейрохирургов. Вы, видимо, считаете, что обнажать мозг означает то же самое, что и обнажить сердце. Я напомню вам еще раз: мозг, то есть наш рецептор чувств, сам по себе чувствительного рецептора не имеет. Он не чувствует боли. Используя местную анестезию для того, чтобы боль не распространялась далее определенного участка, можно удалить довольно солидный кусок черепной коробки и обнажить величайшую из тайн природы. Введя в мозг пациента электрод, я могу заставить его, например, почувствовать запах апельсинов, которых в данный момент нет и в помине, и вкус яблока, услышать музыку из своего далекого детства, даже пережить оргазм. Я обладаю возможностью, манипулируя чувствительными рецепторами, внушить ему, что он плывет в лодке, а глаза ему слепит солнце и ветер раздувает его волосы, что он слышит грохот разбивающихся о скалы волн, что все это — его давнишняя мечта — Австралийский барьерный риф, к которому он стремился долгие годы, или что он пережил все это во время своего отпуска несколько лет назад.

— Но будет ли пациент помнить те иллюзии, которые вы ему внушили? — спросила Рейчел.

— Разумеется… Точно так же, как и такой значительный для него эпизод, как операция.

— Таким образом, это объясняет, что именно произошло, — сказал Савидж.

— С вами и вашим другом? Ничего подобного, — ответил Сантицо. — Я вам только что описал метод активизации памяти пациента с помощью электродной стимуляции различных нейронов. У вас же идут воспоминания о событиях, вообще…

— … никогда не происходивших, — закончил за него Акира. — Тогда почему мы их помним?

— Я же сказал, что все это голая теория, — продолжал Сантицо. — Но если бы я обнажил левую височную долю вашего мозга… и простимулировал нейроны электродами… если бы подробнейшим образом описал, что вы должны будете вспомнить, показал бы вам пленку, на которой было бы все запечатлено или, что еще лучше, заставил бы нанятых актеров разыграть фиктивные события… Если бы накачал вас амфетаминами для того, чтобы процесс запоминания прошел быстрее… а по окончании всего этого с помощью электрода «запаял» бы кое-какие нейроны, чтобы все воспоминания об операции начисто стерлись… тогда вы помнили бы то, чего никогда не происходило, и забыли бы о настоящих событиях.

— Так нам устроили промывание мозгов?

— Нет, — покачал головой Сантицо. — Промывание мозгов довольно грубое выражение и впервые появилось во время войны в Корее. Оно применяется для описания процесса, когда пленника вынуждают согласиться с глубоко чуждыми ему политическими убеждениями. Методология разработана в СССР и базируется на теориях Павлова о стимуле и реакции на него. Подвергните пленника непрекращающимся пыткам, погрузите его в пучину боли, сломайте его дух, а затем предложите награду, если он согласится предать свою горячо любимую страну. Как мы знаем, некоторые не смогли противостоять пыткам. Но что самое странное и чудесное, большинство справилось с бедой. Особенно, когда к павловской теории обработки добавлялись психосуггестивные наркотики. Но если вы просмотрите пленки из далеких пятидесятых, то увидите, что пленников, подвергавшихся подобным процедурам, всегда можно было отличить от остальных, потому что они и выглядели соответственно, как обрабатываемые. Изможденные лица. Трясущиеся руки. Остекленелые глаза. И их признания в совершенных ими военных преступлениях казались неубедительными. У вас обоих подобных симптомов не наблюдается. Вы напуганы — да, это видно. Но вы дееспособны. Никаких подобных вышеописанным внешних проявлений у вас не наблюдается. Вы совершенно здоровые во всех отношениях личности. Не собираетесь сдаваться и оставлять свою профессию. Нет, обработке вас не подвергали. Проблема ваша устремлена отнюдь не в будущее. Вас не программировали для совершения каких бы то ни было поступков в будущем. Что-то произошло в вашем прошлом. Или не произошло. А что произошло на самом деле, этого вы не помните.

— Но зачем с нами все это сделали? — недоумевал Савидж.

— Зачем? Единственное, что мне приходит в голову…

Тренькнул телефон. Сантицо схватил трубку.

— Алло? — Внезапно он напрягся, вслушиваясь в голос на другом конце провода. Лицо его помрачнело. — Сейчас буду.

Он положил трубку.

— Несчастный случай. Мне срочно нужно бежать в операционную.

Встав, он повернулся к книжной полке.

— Вот вам. Несколько основополагающих монографий: «Программы мозга» Юнга, «Психология памяти» Бэдделея, «Память, закрепление образов и мозг» Хорна. Изучите. Завтра позвоните моей секретарше. Она подберет нам время для встречи. Мне действительно пора.

И Сантицо быстро направился к двери. Акира выскользнул из кресла, в котором сидел.

— Но вы начали говорить, что вы думаете…

— Зачем все это проделали с вами? Нет. Ничего не могу придумать, — ответил Сантицо уже у дверей. — Я хотел лишь сказать, что единственный, кто мог бы ответить на ваш вопрос, это хирург, который делал вам операцию.

Глава 6

Им удалось получить номер в гостинице неподалеку от больницы. Заходящее солнце обволакивали облака смога. Сделав заказ — рыбу и рис для Акиры, бифштекс с жареной картошкой для Савиджа и Рейчел, — каждый из них взял по книге и в полном молчании углубился в чтение. Когда доставили заказ, они отложили книги в сторону и решили за едой, которую Савидж называл «подзаправкой», обсудить положение дел.

— Мне очень трудно разобраться в медицинских терминах и понять, что именно они обозначают, — сказал Акира. — Весьма неприятно в этом сознаваться, но боюсь, мое знание английского оставляет желать лучшего.

— Нет, — возразила Рейчел, — ваш английский идеален. Но, честно говоря, эти термины для меня все равно что японская грамота.

— Комплимент принят. Вы очень добры. Аригато, — ответил Акира.

— Это означает?..

— Спасибо.

— А как полагается ответить мне? Как сказать?..

— «Пожалуйста»? Одним из самых простых выражений будет «домо аригато». Это слегка упрощенная, отнюдь не изысканная форма и означает «большое спасибо».

— Прекрасно, — просветлела Рейчел. — Домо аригато.

Несмотря на печаль, постоянно отражавшуюся у него в глазах, Акира улыбнулся.

— Итак, — вступил в разговор Савидж, — пока вы упражнялись в любезностях и пополняли культурный запас…

— Не будь занудой, — прервала его Рейчел.

Савидж пронзительно взглянул на нее, восхитился ею и не смог подавить улыбку.

— Видимо, я действительно стал занудой. Но мне кажется, я кое-что понял из этой книги, и мне стало страшно.

Рейчел с Акирой стали внимательно слушать.

— Память оказалась более сложной штукой, чем я предполагал. И не только потому, что никто так и не понял, каким образом мозговые нейроны накапливают и удерживают информацию, но что меня действительно испугало, так это смысл того, что называется «быть способным запоминать». — Савидж слышал, как в голове у него пульсирует кровь. — Память мы считаем ментальной записью прошлого. Но вся беда в том, что, согласно научной теории, прошлого не существует. Это фантом того, что обычно называют настоящим. И это касается не только прошлого года, прошлого месяца или вчерашнего дня. Но и того, что произошло двадцать минут назад. Мгновение назад. Произносимые мною сейчас слова являются прошлым, и оно уже запечатлелось в нашей памяти.

Рейчел с Акирой молча слушали.

— В этой книге изложена теория о том, что когда мы видим яблоко, падающее с дерева, слышим, как оно стукается о землю, поднимаем его, нюхаем или кусаем, то не переживаем все эти события одновременно с ощущениями. Существует временной разрыв, отставание, возможно, длящееся одну миллионную долю секунды, в течение которой импульс достигает мозга. К тому времени, как мы почувствуем вкус яблока, все, что мы называем настоящим, оказывается в действительности прошлым. Этот временной разрыв объясняет наличие déjà vu. Мы заходим в комнату, и у нас появляется странное ощущение, что мы здесь когда-то бывали, хотя точно знаем, что этого не было. Почему? Да из-за одной миллионной доли секунды, в течение которой мозг получает информацию от органов зрения и объясняет нам, что мы видим. Если чуть-чуть нарушается синхронность в действии обоих полушарий головного мозга, то одно из них получает информацию немного позже другого. И тогда мы видим комнату дважды. И думаем, что подобное ощущение уже когда-то случалось, потому что так оно и было на самом деле. Только не в далеком прошлом, как нам кажется. А за долю секунды до этой мысли, потому что одна доля мозга получила информацию чуть позже второй.

— Но наша проблема не déjà vu, a jamais vu, — сказал Акира. — Почему же ты так разволновался?

— Да потому, что теперь я не могу быть уверенным в настоящем. О прошлом и говорить не приходится. Потому что настоящего, по крайней мере с точки зрения мозговых ощущений, просто не существует. Все, о чем он говорит, представляет собой запоздалую реакцию на событие.

— Может, это и правда, — вмешалась Рейчел, — но на данный момент, из практических соображений, даже принимая во внимание временной разрыв, мы воспринимаем, грубо говоря, настоящее. Твоя проблема и без других преувеличений достаточно сложна.

— А разве я что-то преувеличиваю? Я напуган, потому что считал, что сражаюсь с ложной памятью, которую мне имплантировали в мозг шесть месяцев назад. А что, если это было вовсе не шесть месяцев тому назад? Откуда мне знать, что операция не имела места совсем недавно? Может быть, вчера или сегодня утром? — Савидж повернулся к Рейчел. — Во Франции, когда вы узнали о наших псевдонимах и «легендах», то сказали, что, похоже, все, касающееся нас, — ложь. И я теперь склоняюсь к тому, о чем раньше даже помыслить не мог: к тому, что вы вполне можете оказаться правы. Сколько в моей голове ложных воспоминаний? Откуда мне знать, кто такой я на самом деле? Как мне убедиться в том, что вы с Акирой именно те, за кого я вас принимаю? А вдруг вы актеры, нанятые для того, чтобы обмануть меня и лишь усугубить мою манию?

— Но этого не может быть, — ответил Акира. — Мы слишком долго были вместе и слишком многое пережили. Спасение Рейчел. Погоня на вертолетах. Паром в Греции. Фургоны, старавшиеся покончить с нами во Франции.

— Я невольно задаюсь вопросом: а вдруг ничего этого не было? Мои ложные воспоминания могли быть имплантированы только сегодня. Мое прошлое — все, что я о себе знаю, может быть ложью от начала до конца, о чем я даже не подозреваю? Встречался ли я когда-нибудь с сестрой Рейчел? А может быть, Грэм вовсе не умирал?

— Если так думать, — сказал Акира, — то точно свихнешься.

— Именно, — отрубил Савидж. — О том я и говорю — мне страшно. Мне кажется, что я смотрю сквозь плотный туман: или будто пол качается, или лифт летит в шахту. Полностью дезориентирован. Моя индивидуальность была ориентирована на защиту людей. Но каким образом мне защитить себя самого от собственного мозга?

Рейчел обняла его одной рукой.

— Ты должен поверить в то, что мы — не актеры. Мы — все, что у тебя есть. Верь нам.

— Верить вам? Да я даже себе не верю.

Глава 7

Этой ночью, маясь судорогами от кошмаров, Савидж внезапно проснулся оттого, что чья-то рука гладила его по щеке. Пораженный, он схватил руку и вскинулся на диване, готовый защищаться.

Но тут же успокоился. В мягком свете лампы, стоящей в углу комнаты, он увидел рядом с собой взволнованное лицо Рейчел.

— Что случилось? — Савидж быстро оглядел комнату. — Где Акира?

— В коридоре. Я попросила его оставить нас вдвоем.

— А почему он?..

— Потому что я его попросила, — повторила женщина, ее светлые волосы, подсвеченные сзади слабым светом лампы, создавали нечто вроде светящегося нимба вокруг ее головы.

— Да нет, почему ты попросила его уйти?

— Потому что мне необходимо побыть с тобой.

— И все-таки это не ответ на вопрос…

— Ш-ш-ш. — Рейчел прикоснулась к его губам. — Ты слишком много думаешь. И задаешь чересчур много вопросов.

— Вопросов не может быть чересчур много.

— Правильно, но иногда намного мудрее вообще их не задавать.

Савидж почувствовал аромат ее косметики.

— Я не мог представить…

— Знаю, — ответила она, — что не мог. Ты так долго был защитником, что автоматически начинаешь подозревать всех без разбора. Вопросы, которые у тебя возникают, являются неизбежной мерой предосторожности. Ответы же — гарантия безопасности. Главное для тебя — обеспечить безопасность клиента. — Она коснулась пальцами его щеки. — Я много лет никому этого не говорила.

— Не говорила чего?

— Что люблю Тебя.

Савидж съежился и стряхнул ее руки со щеки.

— Не глупи. Это абсурд.

— Именно это говорил Кьеркегор[9] в «Страхе и трепете»: «Авраам верил в Бога но причине абсурдности веры». Вера абсурдна. Как и любовь. Потому что и вера и любовь лишены здравого смысла. Бога может просто не быть, а человек, которого ты любишь, может тебя предать.

— Что ты этим хочешь сказать?

— С того самого момента, как ты появился в моей спальне на Миконосе, ты обращался со мной так, словно во мне заключается смысл твоей жизни. Мне крупно повезло. Я не могу не любить тебя, хотя прекрасно понимаю, что мы оказались вместе лишь потому, что тебя наняли для моей защиты. Мне следовало бы быть умнее. И не влюбляться в тебя. Но я люблю тебя… В полном соответствии с тем самым абсурдом.

— Вспомни, что говорил Уайнберг: люди в состоянии стресса стараются идентифицировать себя с теми, от кого зависит их собственная безопасность.

— Верно, я полагаюсь на тебя, — сказала Рейчел. — И идентифицирую себя с тобой. Но, что самое важное, я хочу заняться с тобой любовью.

— Нет, я…

— Не нет, а да.

— Но…

— Черт же тебя побери, лежи спокойно.

Она целовала его и одновременно расстегивала ему ремень на брюках.

И к своему собственному удивлению, он позволил ей это.

Глава 8

Во сне он занимался любовью с сестрой Рейчел, и сцена была практически один к одному схожа со знаменитой сценой из самого популярного фильма Джойс Стоун «Кошачья Лапа». Актриса играла богатую американку, живущую на Французской Ривьере. Обаятельнейший вор, похититель драгоценностей, на протяжении всего фильма упорно пытается ее соблазнить. И вдруг, решив завоевать его доверие и выудить информацию, она соблазняет его. У вора на протяжении всего фильма крепнет уверенность в том, что он никогда в нее не влюбится. Но он ошибался — женщина похищает его душу.

Джойс Стоун и Рейчел Стоун. В сновидениях Савиджа они слились в единый образ. Он занимался любовью не только с легендарной кинозвездой, но и со своей клиенткой, которую поклялся защищать. И даже когда он поглаживал ее груди с напрягшимися сосками, гладкие, длинные руки и твердый вогнутый живот, сползая вниз и касаясь треугольника волос, он повторял себе, что его поведение предосудительно, противоречит принципам профессии, полное безумие, в общем, почти что инцест.[10] За все время своей работы профессиональным защитником он ни разу не поддался чарам и ухищрениям женщин, которых защищал. Грэм постоянно твердил ему: «Никогда не вступай в интимные отношения с клиентом. Это помешает тебе объективно оценивать ситуацию. Ослабит бдительность. И, таким образом, ты сам будешь невольно способствовать гибели своей подопечной».

Но во сне Савидж снова и снова переживал эти вдохновенные мгновения, когда он вонзался в нее, выгибался и не мог остановиться. Чувство вины боролось со страстью. Чувства брали верх над долгом. Когда он кончил и Рейчел застонала, поднимаясь ему навстречу, повторяя снова и снова «люблю тебя», а Савидж испытывал опустошенность, у него было такое чувство, словно он предал самого себя, омрачил свою душу глубочайшей печалью, затаившейся на самом дне его «я». Ему хотелось кричать: «Нет! Мне нельзя! Долг повелевает не поддаваться соблазнам. Почему я не устоял?!»

И внезапно сновидение сменилось. Эякуляция[11] вырвалась из него с ошеломляющим звуком, похожим на выстрел кольта 45-го калибра, и он проснулся с ощущением ребенка, сознающего, что уже много дней в доме творится что-то неладное, и потому сон его тревожен. Он вылезает из постели и бежит вниз по лестнице к отцовскому кабинету, но мать кидается к нему и удерживает у дверей кабинета. Однако он заглядывает в полуоткрытую дверь и видит кровь. Много крови. И тело отца на деревянном полу — левая часть головы замотана полотенцем, чтобы остановить кровь, бьющую струей из сквозной раны.

Чувствуя, как слезы градом катятся по щекам, Савидж закричал, с удивлением услышав при этом голос маленького мальчика, в устах которого были совершенно неуместны произнесенные им слова: «Ты — сволочь, ты же обещал, что больше никогда-никогда от меня не уйдешь. Будь ты проклят!»

Мать ударила его по лицу.

Глава 9

На какое-то мгновение Савидж забыл, что он находится вовсе не возле отцовского кабинета и не видит кошмар, творящийся там. В следующую секунду он решил, что перед ним элегантный номер на Французской Ривьере, где Джойс Стоун соблазнила вора бриллиантов. В полном смятении он открыл глаза и увидел Акиру, сидевшего в углу их гостиничного номера в Филадельфии, читая журнал. Заметив, что Савидж проснулся, он поднялся, бросил взгляд в сторону запертой двери спальни и, нахмурившись, двинулся к нему.

— Сон не принес тебе отдыха. Мне очень жаль.

Савидж протер глаза.

— А каким, по-твоему, он мог быть, если Рейчел меня трахнула?

Акира присел на краешек кровати.

— Она попросила меня понаблюдать за коридором. Сказала, что вам предстоит конфиденциальный разговор.

— Да уж более конфиденциального не придумаешь, можешь мне поверить.

— Детали меня не интересуют.

— Да она и так все тебе сама рассказала.

— Ничего она не рассказывала. Только пригласила потом снова вернуться в номер, вот и все. И сразу же ушла к себе. Насколько я понимаю, она сейчас спит.

— Ей повезло больше, чем мне.

— Меня совершенно не касается то, что произошло между вами. Ты вел себя безупречно.

— Ну да, ну еще бы.

— Ясно, что ты страшно нравишься нашему принципалу. И если будет позволено мне сказать, она тебе тоже нравится.

— То, что произошло сегодня вечером, совершенно недопустимо.

— В обычных обстоятельствах, да, — сказал Акира. — Но наши нынешние обстоятельства вряд ли можно назвать обычными. Ты чересчур строг к себе… Ты запуган и…

— Это не оправдывает моего поведения. Ты ведь тоже испытываешь страх, но тем не менее держишь себя в руках.

— Мои национальные традиции предписывают скрывать отчаяние, и столько лет меня воспитывали в этом духе, что… Позволь кое-что тебе рассказать. — Акира на мгновение умолк. — Во время Великой восточноазиатской войны мой отец служил в авиации. Был пилотом.

Савидж недоуменно взглянул на своего собеседника.

— У вас принято называть ее Второй мировой войной, — пояснил Акира. — После капитуляции моей страны отец вернулся домой и обнаружил, что его родного города больше не существует. Этот город назывался Хиросимой. Его родители, жена, двое детей — все погибли от атомной бомбы, сброшенной вашей страной. Многие годы он горевал, не в силах примириться с утратой. Единственной отрадой для него было восстановление Японии, в котором он принимал посильное участие. Великолепный механик, он переделывал военные самолеты для гражданских нужд и вскоре достиг финансового благополучия. Потом снова женился. Я оказался единственным ребенком в семье, потому что моя мать — его вторая жена — во время взрыва атомной бомбы находилась неподалеку от Хиросимы и подверглась атомной радиации. Вскоре она умерла. Горе отца было просто невыносимым. Он выжил только благодаря тому, что всю оставшуюся жизнь посвятил мне.

Акира на секунду прикрыл глаза.

— На Японию так часто обрушивались стихийные бедствия — тайфуны, цунами, землетрясения, что фатализм стал общенациональной чертой характера, а безопасность — общенациональной одержимостью. Отец не уставал повторять мне, что коль скоро нам не дано предотвратить бедствия, то и дело обрушивающиеся на нашу многострадальную родину, то мы, по крайней мере, должны научиться стойко и с достоинством выносить любые удары судьбы. Поэтому он отдал меня в ученики самому строгому сэнсэю[12] в самую престижную додзё,[13] где я обучился дзюдо, айкидо, различным типам каратэ[14] и, разумеется, владению мечом. Через некоторое время я решил употребить полученные знания на пользу людям, став защитником, хотя уже знал, что даже приверженность долгу и порядочность не способны противостоять судьбе и что абсолютной защиты не существует. Например, моего отца сбила машина, и он умер от полученных ран. А ведь он всего лишь переходил улицу…

— Мне очень жаль, — произнес Савидж. — На твою семью обрушилось так много невзгод. Я начинаю понимать, почему ты так редко улыбаешься и почему даже в эти редкие мгновения твои глаза остаются печальными.

— Мой сэнсэй называл меня «человек, не ведающий радости». — Акира пожал плечами. — Но несчастья, выпавшие на долю моей семьи, лишь одна из причин того, почему я редко улыбаюсь. Когда-нибудь я объясню тебе и остальное. Но сейчас я приоткрыл частицу своего «я» лишь для того, чтобы показать: я, так же, как и ты, испытываю страх. То, что произошло с нашей памятью, заставляет меня ежесекундно спрашивать себя, кто же я такой на самом деле. Ведь вполне возможно, что во всем моем рассказе нет ни единой капли правды. И все это уже не просто пугает меня, это приводит меня в ярость. Неужели я горевал по отцу, матери и всем нашим предкам, которые никогда и не существовали? Я должен это выяснить.

— Правильно, — согласился Савидж. — Я тоже хочу узнать, что из того, что мне о себе известно, действительно имело место в моей жизни, а что — нет.

— Предположим, что это невозможно.

— Должно стать возможным.

— Но как?..

— Завтра едем в Балтимор. Мне нужно повидать там одного человека. Большего пока сказать не могу. Не задавай никаких вопросов по этому поводу.

— Но ты сказал «едем», — раздался неожиданно голос Рейчел. — Означает ли это, что ты снова готов довериться нам?

Савидж повернулся к Рейчел, стоявшей в дверях спальни. На ней была голубая ночная рубашка, плотно обтягивавшая ее грудь. Его тело напряглось при воспоминании о недавней близости. И хотя по ее виду можно было предположить, что сон ее был такой же тревожный, как у Савиджа, смотрелась она великолепно.

— Давайте скажем так. — Он примирительно поднял руки. — Я очень хочу вам доверять.

Глава 10

Балтимор находился к юго-западу от Филадельфии — девяносто минут бешеной езды. Когда Савидж остановил «таурус» возле двухэтажного дома в довольно благоустроенном районе городских окраин, он оглядел аккуратно подстриженные кусты, тщательно обработанный участок вокруг здания и наконец выключил двигатель. Несмотря на прохладную октябрьскую погоду, на лбу у него выступила испарина.

— Кто здесь живет? — спросила Рейчел.

— Вопрос на засыпку, — ответил Савидж. Он вышел из автомобиля и поежился.

— Помощь не потребуется? — Акира взялся за ручку дверцы.

— Нет. — Савидж решительно остановил его. — Я сам должен выяснить.

— Выяснить что? — спросила Рейчел.

— Если я скажу, то вы сочтете меня сумасшедшим. Если все пройдет нормально, я позову вас в дом. В любом случае проверка не займет много времени. Каков бы ни был ее результат.

Савидж приосанился и зашагал по дорожке, мимо взрыхленных газонов, дошел до крыльца, поднялся по ступенькам вверх, вслушиваясь в отдающийся в тишине звук своих шагов, и взялся за ручку входной двери.

В какой-то момент он вознамерился было постучать, но передумал, решив, что следует вести себя естественно, как всегда. Просто войти.

В прихожей пахло плесенью. Откуда-то из глубины дома доносился аромат тушеного мяса с чесноком в красном вине. Справа находилась гостиная, забитая мебелью, укрытой пластиком, дабы орава животных здесь не изодрала ее в клочья.

Из дальнего конца коридора слышались переливы актерских голосов, по TV транслировали очередную серию популярного телесериала. Савидж также отчетливо различал характерные удары деревянной ложки о края металлической посудины, как при замешивании жидкого теста.

В отличие от полутемного вестибюля, кухня оказалась ярко освещенной. Взору Савиджа предстала морщинистая седовласая женщина, размешивавшая тесто, одновременно глядя на экран портативного цветного телевизора, стоящего рядом с микроволновой печью.

Пройдя к разделочному столу, возле которого стояла женщина, он улыбнулся.

— Ма, сюрприз.

Она от неожиданности резко вскинула голову, взглянула на Савиджа и уронила деревянную ложку.

— Ты…

— Знаю, что приезжал не так уж часто, как полагалось бы примерному сыну, но пойми, у меня масса работы. По крайней мере, я ежемесячно посылал вам деньги. Я вижу, ты неплохо управляешься с домом. Выглядит он замечательно. — Савидж продолжал улыбаться.

— Что ты здесь делаешь?

— Я же сказал: извини, что не приезжал. Прошу прощения, ма, постараюсь исправиться.

— Отвечай на вопрос. Что ты здесь делаешь?

— Да нет, не подумай ничего такого, со мной ничего страшного сейчас не происходит. Тебе не придется меня прятать и посылать за врачом, как в последний раз. Просто мне захотелось заехать на минутку домой. Вспомнить прошлое. Папу. — Савидж сделал шаг вперед, намереваясь ее обнять.

Женщина отпрянула.

— Не надо так, ма. Не злись. Я же попросил прощения за…

— Не подходи. Кто ты такой?

И Савидж понял, что оправдались его худшие предположения, у него закружилась голова. Ноги стали ватными. Превозмогая слабость, он сделал еще один шаг.

— Твой сын.

Женщина закричала:

— Нет, пожалуйста, не надо…

Ее крик становился все громче, пронзительнее, отчаяннее.

По ступеням лестницы из подвала загремели шаги. Рослый старик в рубашке с закатанными рукавами, с руками работяги ворвался в кухню. Седой, с поредевшими от старости волосами, с темными, характерными для больной печени пятнами на лице. Несмотря на преклонный возраст, он выглядел довольно крепким и сильным.

— В чем дело, Глэдис? — воскликнул старик, обращаясь к жене.

Женщина, бледная от страха, стояла молча, прислонившись спиной к столу возле раковины. Прерывисто дыша, своим костлявым трясущимся пальцем она указывала на Савиджа.

— Кто ты, черт побери, такой? — заорал мужчина.

— Френк, он говорит… — У нее перехватило дыхание. — Зашел прямо сюда. Перепугал меня до смерти. Назвал меня… Он думает, что он — наш сын.

Щеки старика сделались красными от гнева. Он рванулся к шкафчику, рывком выдвинул ящик и вытащил молоток.

— Во-первых, да будет тебе известно, приятель, что наш единственный сын умер двадцать лет назад от кистозного фиброза. — Он взметнул молоток вверх и двинулся к Савиджу. — А во-вторых, у тебя есть всего семь секунд, чтобы унести отсюда свой поганый зад, пока я не размозжил тебе башку и не вызвал копов.

Савидж поднял вверх руки. У него свело живот, словно в нем гнездился клубок змей. Он не мог преодолеть сковавший его ужас.

— Подождите, послушайте меня. Происходит нечто чудовищное. Вы заблуждаетесь. Позвольте же мне объяснить.

— Происходит нечто чудовищное, говоришь? А ведь и правда: ты ворвался в мой дом, до смерти напугал мою жену. Если ты не уберешься отсюда к чертям собачьим, обещаю тебе: произойдет нечто еще более чудовищное.

Женщина рванулась к висящему на стене возле холодильника телефону.

— Подождите! — крикнул Савидж.

Она нажала три кнопки.

— Пожалуйста! Выслушайте! — взмолился он.

— Полиция! Срочный вызов!

— Убирайся! — заревел мужчина.

Чтобы избежать удара занесенного над ним молотка, Савидж отпрянул назад, ударившись спиной о дверную ручку, и вдруг понял, что не в силах шевельнуться от страха.

И от обуявшего его ужаса.

Потому что коренастый мужчина, который сейчас шел на него с молотком, был его отцом, не тем, каким он запомнился Савиджу с детства, каким он был за несколько часов до того, как застрелился, а таким, каким бы он стал, будь у него шанс состариться. Савидж узнал ямочку на квадратном подбородке, небольшую щель в нижнем ряду зубов, шрам на тыльной стороне правой руки.

Женщина, дрожа от страха, бормотала по телефону адрес.

— Не-ет! — закричал Савидж. — Вы же мои родители! Я же ваш сын!

— Ты псих, вот кто ты такой! Может быть, удар по голове выбьет из нее!..

— Почему же вы не помните меня?

Савидж увернулся от удара. Молоток просвистел у него над ухом и грохнул по ручке двери. Удар оказался настолько оглушительным, что у Савиджа зазвенело в ушах.

— Хватит!

Мужчина снова замахнулся.

Савидж, спотыкаясь, пятился по коридору к выходу. Миновал дверь кабинета, в котором застрелился его отец. Внезапно откуда-то выпрыгнул кот и вцепился Савиджу в ногу.

— Не-ет! — Человек, размахивая молотком, продолжал следовать за ним.

— Если вы не мой отец, тогда кто же? — Савидж в отчаянии шарил руками за спиной, пытаясь открыть входную дверь. Кот продолжал драть ему ногу. Савидж изловчился и отшвырнул его. — Ради Бога, скажите, кто же я?

Он повернулся и, выскочив из дома, ринулся на крыльцо, с трудом удерживая равновесие, и скатился по ступеням вниз.

Стоя у машины, Акира и Рейчел с ужасом наблюдали за происходящим.

Едва Савидж добежал до машины, все трое шмыгнули в кабину.

— Сволочь! — Мужчина продолжал преследовать Савиджа, но, поняв, что не сможет его догнать, швырнул изо всех сил молоток в дверцу отъезжающей машины.

Савидж ударил по педали акселератора. Взвизгнув шинами, «таурус» рванул с места. Вдалеке завыла сирена приближающейся полицейской машины.

— Что случилось? — удивился Акира.

— Просто я увидел мертвеца. — Савидж поднес руку к горлу и принялся его массировать, словно пытаясь восстановить застрявший в нем голос.

— Объясни, я ничего не понимаю, — сказала Рейчел.

— То-то и оно. Я тоже ничего не понимаю. Господи, помоги. Что же они с нами сделали?

Глава 11

— В своих фантазиях я мечтал, чтобы так было, но не надеясь, что это возможно. — Савидж яростно крутил рулевое колесо, обгоняя другие машины и не обращая внимания на щиты с афишами и объявлениями, видневшиеся на каждом шагу в лесистых окрестностях города. — Логическое завершение jamais vu. Ужасающая реальность. А я должен был убеждать себя в том, что мой страх — всего лишь страх, в действительности все обстоит иначе. Я должен был убедиться, что моя ложная память ограничивается «Мэдфорд-Гэпским Горным Приютом» и гаррисбергской больницей. И что же? Черт побери, ведь эти мужчина и женщина действительно мои отец и мать. Я вырос в этом доме. Я видел свою мать год назад. И она выглядела именно так, как эта женщина. А мой отец, если бы остался в живых, сейчас выглядел бы точно так, как этот мужчина.

Рейчел с Акирой продолжали молча слушать.

— Вы мне не верите? — спохватился Савидж. — Думаете, что я просто выбрал наобум какой-то дом и зашел?

— Нет, — сказал Акира. — Я тебе верю. Просто это…

— Что? Ты же знаешь, что мы видели друг друга мертвыми. Тебе придется поверить и в остальное.

— Похоже, я поняла, что имеет в виду Акира, — вступила в разговор Рейчел. — Он не хочет тебе верить. То, что ты говорил вчера вечером… я отнесла за счет переутомления, мы действительно долго находились в шоковой ситуации. Но теперь я наконец понимаю. Даже не столько понимаю, сколько чувствую. Если твоя память была полностью перестроена, то тебе действительно не на что опереться. Все, буквально все, ты подвергаешь сомнению.

— Вот почему мы и направляемся сейчас в Литтл-Крик, штат Вирджиния, — сказал Савидж. — Нужно выяснить, в чем еще я не имею права быть полностью уверен.

Лесополоса начала редеть, уступая место топи, за которой раскинулись пляжи.

У южной губы Чесапикского залива Савидж с шоссе № 60 повернул на запад и, проехав две мили, выехал к военно-морской базе — Литтл-Крик.

— О Господи, какая махина! — невольно вырвалось у Рейчел.

За базой можно было разглядеть административные и жилые кварталы, площадку для гольфа на восемнадцать лунок, две лужайки для отдыха, спортивно-оздоровительный центр, пристань для яхт, открытый бассейн, озеро с каноэ и водными велосипедами. Впечатление о грандиозности базы усиливало огромное количество персонала и стоящие на якоре в заливе тридцать два боевых корабля.

— Сколько здесь базируется моряков? — спросила пораженная Рейчел.

— Девять тысяч. Кроме того, плюс три тысячи человек обслуживающего персонала, — ответил Савидж. — Но «моряк» — слишком общее понятие. Большинство, конечно, принадлежит к традиционным формированиям. Но есть также и подразделения спецназначения. Здесь располагается учебная база восточного подразделения СИИЛз.

Он с гордостью обозревал базу.

— Именно такой я ее и помню. — В голосе вдруг зазвучали нотки страха. — Я хотел добраться сюда как можно быстрее. А теперь не хо…

Он заставил себя выйти из машины и направился к часовому у ворот базы. Солнце клонилось к закату. Тяжелые удары сердца отдавались в его ушах.

— Слушаю вас, сэр? — Часовой вытянулся в струнку.

— Мне хотелось бы видеть капитана Джеймса Макинтоша.

— По какому вопросу, сэр?

— Мы друзья. Я не видел его несколько лет. А сейчас оказался рядом… и решил заглянуть к нему.

Часовой подозрительно покосился на Савиджа.

— Я не собирался заходить на территорию базы, — поспешил заверить его Савидж, — и нарушать систему безопасности. Просто доложите ему, что я здесь. Если он не пожелает со мной встретиться, что ж, так тому и быть.

— Какое подразделение, сэр?

Сердце Савиджа ускорило свой бег.

— Так, значит, он все-таки находится здесь?

— Этого, сэр, я вам сказать не вправе, пока вы не назовете подразделение.

— Учебная команда СИИЛз.

И снова охранник покосился на него.

— Минутку, сэр. — Он зашел в здание, находящееся за воротами. Сквозь открытую дверь Савидж видел, как он поднял телефонную трубку. Через минуту часовой вернулся. — Сэр, капитан Макинтош сейчас отсутствует. У него увольнительная на двадцать четыре часа.

— Вам не сказали, куда он отправился?

Лицо часового приняло суровое выражение.

— Нет, сэр.

— Ну, разумеется. Большое спасибо. Попробую наведаться завтра.

Савидж, огорченный, поплелся обратно к автомобилю и все объяснил Акире и Рейчел.

— У меня нет ни малейшего желания ждать до завтра. Я знаю, где его можно найти. — Савидж задумчиво вел автомобиль прочь от базы, по направлению к Вирджиния-Бич.

Глава 12

Таверна «С-Корабля-На-Берег» находилась в квартале от моря. Но несмотря на это здесь воздух был пропитан морем и слышался крик чаек. Савидж втянул в себя соленый воздух с примесью сигаретного дыма и тут же услышал элвисовскую версию знаменитой «Джонни-будь-паинькой». Они вышли из машины на залитую солнцем улицу и вскоре очутились в полутемном баре.

Когда глаза привыкли к полумраку, Савидж увидел, что за столиками расположились молодые подтянутые люди, явно не привыкшие к цивильной одежде. Они много пили и оживленно беседовали между собой. В стеклянных витринах вдоль стен красовались модели авианосцев, линейных кораблей, эсминцев, подводных лодок, минных тральщиков, десантных ботов на воздушной подушке и патрульных катеров. Тут же стояли модели «Меримака» и «Монитора» — первых кораблей Соединенных Штатов, оснащенных оружием, которым, по иронии судьбы, пришлось сражаться друг против друга во время гражданской войны.

— Владелец этого заведения — бывший сержант СИИЛз, — пояснил Савидж своим спутникам, направляясь мимо столика, за которым шла ожесточенная борьба по армрестлингу, к небольшому свободному пятачку возле стойки. — Выйдя в отставку, он не смог примириться с гражданской жизнью и, чтобы быть поближе к базе, открыл этот кабачок. Сюда приходят матросы и почти все ребята из СИИЛз.

Бармен за стойкой приветствовал их улыбкой. Ему было за пятьдесят: короткая «ежиком» стрижка, телосложение как у футболиста, белая рубашка с короткими рукавами, какие носят моряки, и татуировка морского котика на правом предплечье.

— Ну, друзья, чего желаете?

— Сельтерской.

Рейчел с Акирой присоединились.

Бармен пожал плечами.

— Хэролд, ты что, не узнаешь меня? — спросил Савидж.

— Да вроде как нет. — Бармен вгляделся повнимательнее. — А что, мы знакомы?

— Когда-то я частенько захаживал сюда.

— Да здесь столько народа перебывало, что всех и не упомнишь. А когда это было?

— Октябрь тысяча девятьсот восемьдесят третьего.

— Извини, приятель. Столько лет минуло. Тут и через год-то все начинают казаться на одно лицо. Да и память у меня уже не та, что раньше.

— Я тебя понимаю.

Бармен бросил косой взгляд на Акиру и отправился за сельтерской.

— То, что он меня не помнит, еще ничего не значит, — сказал Савидж. — Но то, что я знаю его и помню этот кабак, значит для меня многое.

Рейчел, похоже, его слова не показались убедительными.

— Хочешь сказать, что здешняя ситуация ничем не отличается от предшествующей? — спросил Савидж. — Так?

Но ответить ей так и не удалось. Вернулся бармен с сельтерской.

— С вас три семьдесят пять.

Савидж протянул ему пятерку, говоря:

— Оставь сдачу себе.

— Спасибо, приятель.

— Скажи, а капитан Макинтош по-прежнему здесь бывает?

— Мак? Ну, конечно. По крайней мере, несколько раз в месяц он сюда наведывается.

— А сегодня вечером он не приходил?

— Не знаю. Я его не видел. Возможно, его обслуживала за столиком одна из официанток. — Бармен опять покосился в сторону Акиры и отправился к кассе.

— Мне кажется, он не слишком жалует японцев, — сказал Акира.

— А может быть, японцев здесь никогда и не было. Он не единственный, кто на тебя смотрит, — сказала Рейчел.

— Я заметил.

— Может быть, их внимание привлекаешь ты. — Савидж обернулся к Рейчел. — Окажись ты здесь одна, думаю, добрая сотня моряков стали бы оспаривать честь пригласить тебя за свой столик.

— Уж не знаю, расценивать это как комплимент или угрозу, — парировала Рейчел.

— Расскажи нам о капитане Макинтоше, — попросил Акира.

— Мы с ним вместе служили в СИИЛз. После Гренады я подал в отставку. Он же получил повышение, став инструктором. Мы были друзьями. И довольно близкими. Я очень хорошо его помню. Он, как живой, стоит у меня перед глазами. Вместе проходили обучение. В бой шли тоже вместе, на одном корабле. Частенько ходили сюда, пили, куролесили… Боже, неужели все это тоже из ложной памяти. Не может быть… Да, кстати, — плечи Савиджа свело судорогой, — вот и он собственной персоной.

Отлично сложенный светловолосый человек лет тридцати — тридцати пяти вошел в таверну. Высокий, с точеными чертами лица, загорелый, он был одет в джинсы, кроссовки и джинсовую рубашку с тремя расстегнутыми верхними пуговицами, открывавшими волосатую грудь. На руке — часы для подводного плавания.

Он помахал рукой компании, сидящей за одним из столиком, и направился к ним. Савидж сорвался с места и, лавируя в толпе, бросился к нему.

— Мак!

Светловолосый красавец остановился в недоумении, стараясь определить, кто его окликнул.

— Мак, — повторил Савидж, протягивая ему руку. — Как дела?

Мак смотрел на него во все глаза, ничего не понимая.

Савидж старался развеять возникшую неловкость, пустив в ход свою самую дружелюбную и обаятельную улыбку.

— Да в чем дело? Мы вместе прошли через столько тяжелых испытаний… Неужели ты не узнаешь меня?

— Узнаю ли я? — Мак, нахмурившись, продолжал смотреть на Савиджа, но, видимо, никак не мог его вспомнить.

«Нет! — в отчаянии подумал Савидж. — Только не это! Не ужели опять то же самое?» Он почувствовал свинцовую тяжесть в теле, дурноту, подступившую к самому горлу, и пустоту в желудке. Руки и ноги онемели.

Мак фыркнул и повернулся, чтобы уйти.

Савидж заступил ему дорогу.

— Подожди. Пожалуйста. Ты что, в самом деле?..

— Говорю же тебе, что получил, получил деньги. Черт бы тебя подрал, держи свою двадцатку. И отвяжись от меня. Давай вали отсюда.

Савидж растерянно смотрел на деньги, которые Мак совал ему в ладонь. Голова закружилась.

— Но…

И Мак решительно направился прочь.

— Ты же мне ничего не должен… — Савидж в полном недоумении побрел за Маком сл