КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 352368 томов
Объем библиотеки - 410 гигабайт
Всего представлено авторов - 141285
Пользователей - 79227

Впечатления

дубровская про серию Магический спецкурс

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Измеров: Ответ Империи (Попаданцы)

Наконец-то по прошествии нескольких месяцев я смог «домучить данную книгу»... С чем меня можно в общем-то и поздравить... Нет, не то что бы данная книга была бесполезна (скучна, бездарна и тп), - просто для чтения данной СИ требуется наличие времени, нужного настроения, и бумажного варианта книги. По сюжету последней (третьей книги) ГГ оказывается в очередной «версии» параллельного мира где СССР и США схлестнулись в очередном витке противостояния. Читателям знакомым с первыми двумя частями решительно нечего ожидать чего-либо «неожиданного» и от третьей книги: все те же попытки инфильтрации, «разговор по душам» со всевидящим ГБ, работа в закрытом НИИ, шпионские интриги с агентами иностранных разведок, покушения и похищения, знакомства и лубоффь с очередными дамами и... размышления на тему «почему у них вышло, а у нас нет»... И если убрать всю динамику и экшен (примерно 30%) и простое жизнеописание окружающей действительности (20%), то оставшиеся 50% займут лишь размышления ГГ о сущности процессов «его родной больной реальности» и их мрачных перспективах. И опять же с одной стороны ГГ немного «обидно за своих» и он тут же принимется доказывать «плюсы и достижения» нового курса своей родной реальности (восстановление страны от времен Горбачевской разрухи и укрепление мощи обороноспособности). Однако вместе с тем ГГ все же признает что вот положение простого человека «у нас» фактически рабское, как и вся система ценностей навязанная нам извне, со времен 90-х годов. Таким образом ГГ осознавая «очередную АИ реальность», с каждым новым открытием «понимает» всю сущность процессов «запущенных у нас». Вывод к которому он приходит однозначен — пока «у него дома» будет царить философия «потреблядства», пока будут работать люди и схемы запущенные еще в 90-х, никакой замечательный президент или правительство не смогут добиться настоящего перелома от произошедшего (со времен краха СССР). А то что мы делаем и строим, (тенденция вроде «на рост») конечно замечательно — но может в любой момент быть «отключено» по команде извне... Так же довольно неплохо описаны способы «новой войны» когда при молчащих орудиях и так и не стартовавших пусковых, достигаются намеченные (врагом) цели и задачи на поражение страны в грядущей войне (применение высокоточного оружия, удар по энергосистеме страны, запуск «случайных событий», хаос и гражданская война и тд и тп.). P.S Данная книгу как я уже говорил, читал «в живую», т.к она была куплена "на бумаге" в коллекцию.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Плесовских: Моя вторая жизнь в новом мире (СИ) (Эротика)

Ха-ха.Пролистала. До наивности смешно!
63-ти летняя бабенка попала в тело молодой кобылки в мире , где не хватает женщин. У каждой там свой гарем из мужичков. Ну и отрывается по полной программе с гаремом из 20-ти мужей, которые имеют ее во все возможные дырки.
Причем в первую ночь по местному закону, каждому из 20-ти дала .. Н-да, как говориться такое можно выдержать только с магией..
Скучная, нудная порнушка практически без сюжета!!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
чтун про Атаманов: Верховья Стикса (Боевая фантастика)

Подвыдохся Михаил Александрович. Но, все же, вытянул. Чувствуется, что сюжет продуман до коннца - не виляет, с "потолка" не "свисает". Дай, Муза, ему вдохновения и возможности закончить цикл!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Чукк про Иванович: Мертвое море (Альтернативная история)

Не осилил.

Помечено как Альтернативная история / Боевая фантастика , на самом ни того, ни другуго, а только маги.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
чтун про Михайлов: Кроу три (СИ) (Фэнтези)

Руслан Алексеевич порадовал, да, порадовал!!! Ничего скказать не могу, кроме: скорей бы продолжение, Мэтр... (ну, хоть чего-нибудь: хоть Кланы, хоть Кроу)!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
чтун про Чит: Дождь (Киберпанк)

Вполне себе читабельное одноразовое. Вообще автор нащупал свою схему и искусно её культивирует во всех своих книгах. Думаю, вполне потянет на серию в каком-нибудь покетном формате, ну, или в не очень дорогой корке от "Армады" например... Достаточно затейливо продуманный сюжет, житейский психологизм, лакированные - но не кричащие рояли, happy end - самое оно скоротать слякотный осенний день.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Падение ангела воскресения (fb2)

- Падение ангела воскресения (а.с. Падение ангела воскресения-1) 381K, 186с. (скачать fb2) - Glen Manitu

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Падение ангела воскресения
Часть 1

Пока существует человек, будет существовать и война

Альберт Эйнштейн

Выдержка из Закрытого заседания Расширенного Конклава Святой Инквизиции

Записано по распоряжению Великого Инквизитора Эллиота Жене, куратором Лелием Упием Децием в ночь 5-6 июля (год 998 M.41)

…Братья, спокойней… пожалуйста, претор, присядьте, дозвольте закончить мысль.

Да… я утверждаю увиденное мной правда, и подтверждаю это бумагами. (брат Бернард Йоргао показывает изящную коробку наполненную документами).

Да… сектор 13/2 скрытый от нашего взора сотнями… лет ужасных ворп-штормов и жутким поясом планет, населенных темными эльдарами, существует.

(волнение в зале)

Да-да, дорогой претор, существует, и я докажу вам это. (претор Волков лишь криво усмехается)

Я знаю это звучит невероятно, но то, что мы знаем о Цитадели из древних легенд, которые дошли до нас неясными обрывками… воспоминаний святого брата-инквизитора Ариэля Шиэля…. Это все правда.

Невероятная священная правда!

Я своими глазами видел Великий Собор, посвященный Космическому Десанту Вседержащего Императора…я видел легендарную громадную полуразрушенную крепость на Принципии.

Я видел Святого Древнего Воина на Фема. Я…

Невероятно (гул, в зале шевеление, первые ряды из наиболее почитаемых в смятении), Доказательства, дайте нам доказательства, брат…

·     Вероятно у милейшего Бернарда помутилось на секунду в сознании (это претор, он зло ухмыляется и что-то нашептывает святому брату Десмонду)

·     Это же блеф- возмущается Великий Инквизитор Ценапис.

(Общий гул, выкрики , с задних рядов поднимается инквизитор-дознаватель Зиктеншейн и успокаивает наиболее возбужденных инквизиторов Гаарди и Келлиса )

-Дайте ему слово!

-Доказательства, брат…дайте нам это…

(Великий Инквизитор блаженно улыбается и с нетерпением смотрит на брата Бернарда )

-Какие вам нужны доказательства?… Что Туле существует? Что есть тот громадный памятник диктатору на Лазареве? Что нынешняя Капелла Бессмертного Императора стоит рядом с развалинами Той древней церкви? Что то легендарное сражение на Новом Курске- Было? И еще миллион Тех событий- Были …Это же все записано Шиэлем!!! Смеете ли вы опровергать Святого???

(шум в зале, восторженный гул с задних рядов).

-Нет мы не опровергаем, но пусть доказательством будут фильмы, -это опять претор- Дайте те голофильмы, о которых вы заявили в начале.

(Йоргао подает знак рукой куда-то в зал.

Встает инквизитор Белецки и скрипторий Жуан, с трудом они подтаскивают небольшой ящик к трибуне, у которой страстно выступает святой брат Бернард.)

·     Перед тем как я продемонстрирую вам правду…я думаю последним ударом по вашему скептицизму ,добрейший претор, будем живое явление человека с Туле…

(Аплодисменты, претор кивает, шум в зале).

-Позвольте представить вам… (по коридору вдали слышен тяжелый гул шагов, многие братья оборачиваются и стремятся узреть нечто)… доказательство, что существуют Схолы, что существует Гетерия ,что существует наконец планета освященная Самим Императором! (шаги приближаются) Славный слуга Бессмертного Вседержащего Бога (двери в зал открываются, входит человек в силовом доспехе…)

_____________________________________________________________________________

Неусыпное око организаций наблюдающих за жизнью граждан Империума, безусловно, охватывает и такую часть людских предрассудков, как легенды и сказания.

Которые составляют бесконечную историю Терры и ее сателлитов.

Эти учреждения исходят из древнего принципа - Что благо для государства, во благо и живущих в нем, изменяя сознание человеческой расы.

А сознание это те самые легенды и сказания. Это История.

Историей можно легко манипулировать, выдавая пирровы победы за величайшие деяния в истории.

Ее можно уничтожить, забыть об ужасных поражения прошлого. А потом выдумать по-новому, уже в новом свете и приводя новые факты.

Организации выдают себя за Apologetus Imperium.

Они последняя инстанция в потоке лжи и глупости. И именно эти люди являются той мрачной составляющей, которая подтачивает изнутри могучее объединение как Империум.

Ни Хаос со своим страшным настоящим, ни таинственные некроны со своим прошлым не могут определить судьбу человечества. Великое государство созданное Императором может погрязнуть в коррупции, утонуть в слизком болоте называемом ересью, навеки исчезнуть, как многие древние цивилизации.

Лорд-диктатор Ромуальд Сайнетеке

(объявлен еретиком, самозванцем, пропал без вести)

Падение Ангела Воскресения

Иным, нет места, среди людей…

Изгнанник

Пролог (датировано 7 апреля 356 М.40)

(98 лет до начала Второй Тулийской Войны, Сегментум Обскурус, сектор Цитадель Империума, планета Туле, Арморис, канализации под районом Главных Врат, район заражения, около входа в лабораторию 4)

1.

Смертоносные побеги, оснащенные когтистыми наростами, в которых пульсировала новая жизнь, на секунду остановились.

Они словно раздумывая, ощупали воздух… и заплясали в танце предвкушения. Нечто голодало, но, сейчас наблюдая из темноты, было уверено в своей победе и видимо растягивало удовольствие.

Этот отвратительный танец продолжался несколько секунд, потом щупальца резко рванулись к жертве, человеку в черном силовом доспехе.

Эренарх прекрасно слышал дыхание твари, но не один мускул не дрогнул на его лице.

Он даже не обернулся, лишь сделал движение влево, уходя от смертельных хлыстов.

Даже несмотря на кажущуюся громадную скорость, щупальца не задели человека.

Пространство напомнило яростное шипение, видимо существо ожидало, что стоявшая к нему спиной жертва умрет в жестоких муках.

Но нечто просчиталось

Движение Эренарха в сторону было настолько резкое, настолько сверхъестественное, что, казалось, тварь опешила.

Вероятно до этого ей не встречался такой проворный кусок плоти.

Не сказать, чтобы Эренарху этот рывок дался очень уж легко, все же тяжелый болтер немного ограничивал его движения, но для него, космического десантника, не было ничего невозможного.

Пришлось, правда, упасть на одно колено, и резко отклониться всем корпусом.

Щупальца чудовища хлестанули по воздуху.

Из темноты вырвался рев негодования, в секунду сменившийся криком боли. Заработал тяжелый болтер, огненным серпом пройдясь по щупальцам.

Ошметки плоти попадали на слизкий пол.

Существо еще не осознало, что оно может проиграть, поврежденные отростки опять впустую захлестали по воздуху.

Эренарх сделал шаг назад и перенаправил поток смерти из своего тяжелого болтера в темноту, туда, где, по его мнению, было тело создания.

Десантник угадал.

Выпущенные на свободу, визжащие от ярости, кусочки металла впились в чудовище.

Боль и гнев заставили потерять всякое благоразумие, и зверь рванулся из мрака, стремясь разорвать своего достойного соперника.

Тварь видимо еще не сформировала себя и представляла собой незаконченную биомассу из двух несчастных, что некогда угодили в ее ловушку.

Тело чудовища было разделено на две неравномерные части, щедро обтянутые остатками человеческой одежды. Большая часть постоянно пульсировала, исторгая из себя некую жидкость, обволакивающую поврежденные щупальца.

Из малой, на тонких отвратительных шеях, словно из-за угла выглядывали две искаженные человеческие головы, обтянутые слизкой пленкой.

Все это держалось на трех щупальцах, напоминающих человеческие ноги с увеличенными ступнями.

Дикий хохот вырвался из двух отвратительных голов, бессмысленные глаза осветились дикой яростью, длинные шершавые языки как живые вырвались из уст, предвкушая новую плоть.

Но чудовище недооценило противостоявшего ему существа.

До этого оно охотилось только за людьми, но теперь столкнулось со сверхчеловеком, специально выращенным для боя.

На Эренарха вид монстра не произвел должного впечатления

Вторично загрохотал тяжелый болтер, но теперь космический десантник целился по “ногам”.

Удар полоснул словно бичом, хлесткий и ужасающий, в секунду лишив чудовища инициативы.

Но тварь, даже потеряв одну из конечностей, передвигалась очень быстро.

И мгновенно оценив ситуацию, космический десантник не отпуская гашетки, резким движением, усиленным фибропучковыми псевдомускулами силового доспеха, рванул тяжелый болтер выше, туда, где располагались мерзкие головы.

Длинная очередь, выпустив “детей смерти”, пробороздила все тело чудовища, и добралась до одной из голов, разнеся ее вдребезги.

Видимо это подействовало, тварь отшатнулась и взревела от боли.

Щупальца в который раз бессильно захлестали по воздуху.

Десантник в свою очередь благоразумно отступил еще на шаг, не прекращая стрелять.

Еще одна стая злобных шершней с гудением накинулась на обреченное чудовище, вырывая куски плоти.

Тварь, наконец, зашаталась и с глухим стоном рухнула на пол.

Эренарх еще раз нажал на гашетку тяжелого болтера, добивая чудовище.

Тело монстра вздрогнуло и покрылось еще большей сеткой рваных ран.

Но тварь все еще шевелилась, тело пульсировало в безумном бите, словно отталкиваясь друг от друга мерзко трещали кости.

Космический десантник усмехнулся.

В это время заработала коммуникационная сеть.

o  Брат Эренарх - послышалось в шлеме- Это брат Септимий, тебе нужна помощь?

·     По-видимому, да- ответил космический десантник- Эта гнида начала отторгать тела, ты далеко?

·     Судя по ауспексу, нет.

Прошло, буквально несколько секунд, и из темноты выскользнула еще одна фигура в силовом доспехе черного цвета.

На правом наплечнике доспеха хищно раскрыла пасть голова саламандры.

В отличие от Эренарха, этот человек был вооружен громадным огнеметом.

-Надеюсь, брату Ультрадесантнику еще нужен священный огонь.

- Еще как нужен, брат… Феникс.

Септимий оценил шутку и, бросив взгляд на тело мутанта, зловеще рассмеялся.

Огненный сполох вырвался из гигантской форсунки.

Прометий охватил корчившиеся тела за какие-то доли секунды.

То, что было когда-то людьми, а сейчас представляло собой полумягкую биомассу с множеством отростков, взвыло от дикой боли и мгновение спустя забилось в предсмертных судорогах.

·     Где иногда даже плазма бездейственна, на плоть хорошо действует наш огонь, -пояснил без тени усмешки воин ордена Саламандр.

o  О чем ты говоришь?

o  Я, видел как наши братья, неподалеку всадили в похожую уродину такое количество святой энергии, что показалось они, могли бы разнести среднего размера танк. Белым Шрамам повезло, что я оказался рядом.

По приказу Марка, я передвигаюсь по охраняемому периметру и добиваю этих уродцев.

В их разговор ворвался грубый голос.

·     Ты на открытой частоте, Септимий, еще одно проявление фамильярности, и я оторву твою безмозглую голову- голос брата-капитана был приглушен непонятными помехами.

o  Ваш статус, брат Эренарх?- продолжил капитан, казалось он был раздражен.

o  Жизненная активность- ноль процентов- откликнулся Эренарх и благодарно кивнул десантнику с огнеметом -Спасибо, Септимий

·     Подтверждаю, брат- ухмыльнулся тот- Жизненная активность-ноль. Извините, брат- капитан.

·     Принято- смягчился тот

o  Западное направление, чисто- откликнулся еще один хрипящий голос в воксе шлема, ему вторила перекличка всего Караула Смерти.

o  Восточное, чисто

o  Подтверждаю.

o  Север, чисто

o  Юг, чисто.

o  Чисто, брат-капитан.

o  Подтверждаю. Детекторы жизни ноль, отметки детектора движения, только наши. Сбор через пять минут, братья. Место-сектор 5. Эфир-частота 019.-подытожил брат-капитан.

Капитан отключил открытый канал своего подразделения и переключился на заданную частоту.

·     Это Янус, частота 019, командир- прохрипело в шлеме. Новамарин был как всегда первым. За ним, с некоторым опозданием, откликнулись и остальные бойцы его подразделения.

o  Норман, принял

o  Стальц, в процессе.

o  Эренарх, на связи.

o  Майлус, брат-капитан.

o  Септимий, командир.

o  Даймон, я здесь, сэр

o  Это Фоггс, все-таки здесь воняет

o  Не засоряй эфир Фоггс- откликнулся капитан- До сбора сохранять радиомолчание. Сайрус, конец связи.

Брат-капитан Марк Сайрус удовлетворенно кивнул и посмотрел на стоявшего рядом человека.

·     Милейший, Самаэль, никакой активности в районе периметра.

o  Я удовлетворен- откликнулся тот

Тот к кому обратился капитан Марк, был закован с головы до ног в черный силовой доспех с богато украшенными наплечниками. На правом брильянтами был выложен символ презрения к смерти- череп. Его пустые глазницы были заполнены рубинами. На левом золотистыми буквами было выбито «Действуй во благо».

В районе груди была изображен двуглавый Имперский Орел, сжимающий в когтях факел и меч. Он был также украшен золотыми узорами. В навершии двух голов орла мрачно алела буква =I=, тот знак, который в конечном итоге и выдавал неизвестного. Человек был вооружен странным энерготопором с сияющими, переливающимися серебром, вероятно, древними рунами, одна из которых представляла собой надпись на одном из старых языков Святой Терры , и уродливым пистолетом серого цвета.

Картину дополняла книга с цифрой 13, прикованная к поясу человека двумя цепями.

Сайрус с некоторой завистью посмотрел на этот доспех.

Во истину создававший его ремесленник был, по меньшей мере, гением.

А тот, кому принадлежал этот доспех, был счастливым хозяином сего произведения искусства.

Силовой доспех не был огромен, заметил про себя брат-капитан, он был, по меньшей мере, элегантен, лишенный уродливой массивности брони претора Инаоху и бездумных фетишей сэра Вейланда, инквизитора Кентебрийского.

Капитану было с чем сравнивать,даже легендарный доспех Великого Инквизитора Йорга Гесса не вызывал у него подобного удивления и не производил подобного впечатления на космического десантника.

Обладатель пресловутого доспеха, тот к кому обратился с таким почтением капитан, был молодым инквизитором по имени Джулиан Самаэль.

Человеком невзрачной наружности, с немного сплюснутым носом, тонкими губами и выразительными серыми глазами.

Во всех словах Марка он ощущал насмешку, над своим возрастом, над своим положением … наблюдателя от Инквизиции. Тем более что инквизитор не довольствовался отведенной ему ролью в данном деле Караула Смерти.

Джулиан был слишком молод для командования такой спецкомандой как Караул, он был неопытен, и поэтому был приставлен к тогдашнему командиру убойной команды инквизитору Шалему Сету…именно тогдашнему… Шалем погиб в гряде Кавезиса пять дней назад…

Командование на себя взял брат-капитан Сайрус, и трения между ними возникли сами собой,как будто из пустоты.

Но инквизитор , только недавно вставший на тернистый путь очищения человечества от скверны ереси , уже знал себе цену и смерил капитана презрительным взглядом.

Капитан ухмыльнулся, заметив этот секундный взгляд молодого инквизитора.

Ему вспомнился их вчерашний разговор.

·     Могу ли вас спросить о вашем доспехе?

o  Я понимаю вашу заинтересованность , капитан, если вы хотите знать его происхождение , то боюсь вас разочаровать, имена многих обладателей скрыты даже от меня, знаю что последний носивший его, был инквизитором , убившим архиеретика Алито.

o  Не примите за оскорбление, но какими подвигами вы заслужили доспех героя?

Дальше разговора не получилось, инквизитор был раздражен каверзным вопросом, брат-капитан не стал настаивать. Вчера, казалось, что охлаждение между командой караульных и инквизитором прошло, но разговор о происхождении доспеха еще более усугубил внутреннюю неприязнь.

Уважение Космического Десанта надо заслужить и после этого разговора, при каждом удобном случае брат-капитан напоминал инквизитору об этом, правда, в завуалированной форме.

Для него, огромного космического десантника ордена Гвардии Ворона, призванного защищать рубежи Империума от инопланетной скверны, не было никаких авторитетов.

Даже среди Инквизиции.

И общение с молодым, но уже амбициозным Самаэлем не доставляло ни малейшего удовольствия.

Этот господин, лез вперед, и уже успел подпортить настроение своим чванливым и надменным нравом. Это вызывало глухое раздражение уже всего подразделения, от недавно прибывшего в распоряжение убойной команды Майлуса, с которым толком никто не познакомился, до Нормана, высоченного, почти нелюдимого Космического Волка.

Без сомнения инквизитор был храбр, что он уже доказал сегодня, при зачистке своими руками убив троих мутантов.

Но доказывать свою строптивость , тем более в команде брата- капитана Марка Сайруса , было негоже.

Тем паче в данной ситуации…

А ситуация была самая тревожная.

Приказ, полученный Караулом на первых порах, не содержал ни точных координат, ни конкретных данных.

Предстояло обследовать громадную территорию, не имея ничего за душой.

Лишь слухи, допросы полубезумных выживших солдат Имперской Гвардии и бесконечные домыслы указывали на то, что в канализации города твориться какая-то чертовщина, связанная, по данным инквизитора, с экспериментами Адептус Механикус.

Адепты этой организации наотрез отказались делиться какой-либо информацией и фактически обвинили Караул в провокации.

Позже при вмешательстве лорда-экспедитора кое-что начало проясняться, и поклонникам Бога-Машины пришлось пойти на попятную, указав конкретные объекты и области заражения.

К сожалению, время было потеряно, и уже погибли достойные солдаты и офицеры Имперской Гвардии.

Кроме них умерли и те адепты Культа Механики, которые решили исправить ситуацию своими руками.

Это был неизвестный вирус, он вырвался из-под контроля Адептус Механикус и распространился по обширному сегменту канализации под районом Главных Врат, где в свою очередь располагался ряд подземных лабораторий.

Теперь , обладая более конкретными данными, следовало действовать и немедленно.

Вирус успешно покрыл громадное расстояние подземного города и вырвался за пределы одного сектора.

И девять космических десантников, вся убойная команда под руководством брата-капитана Марка Сайруса, вместе с инквизитором Джулианом Самаэлем, который оказался ее десятым участником , выдвинулась в предполагаемый очаг заражения.

2.

Марк в задумчивости погладил свой массивный плазмаган, исписанный неизвестными ему рунами Бога-Машины… Он никогда не расставался с древним , почти святым оружием, даже пошел одно время на небольшой конфликт с Инаоху из-за этого.

-Это дар Примарха Воронам- говорил брат-капитан-Гвардия никогда не расстается со святыми символами.

Строптивый капитан всегда нравился претору, и тот, после некоторого раздумья, дал свое добро…

Сайрус заметил первых подошедших к месту сбора

Кивком брат-капитан поприветствовал обоих.

Громадный Волк Норман и второй, Янус, Новамарин.

За ними показались и остальные, Ультрадесантник Эренарх, он был вооружен тяжелым болтером.

Даймон, боевой брат из ордена Черных Драконов, странный боевой брат с отвратительными остро заточенными отростками на руках, наконечники которых играли бликами на покрывающем их адамантии.

Стальц и Фоггс из ордена Белых Шрамов, Майлус и Септимий воины ордена Саламандр. Последний с огнеметом.

·     Начало положено, братья, вы сами все видели - положение хуже некуда, и поэтому мы здесь - сказал капитан, когда караульные образовали небольшой совет. В его голосе не было ни грамма патетики. - За моей спиной переборка, из которой возможно и исходит вся эта гниль, заполонившая канализацию. Наша задача исходит из названия нашего подразделения. Уничтожайте все движущееся, ползущее и летающее. Вероятность рандеву с уродами, которые уже встретились нам, по-видимому, 200% процентная.

Первой идет команда зачистки- я , Норман, Даймон и Фоггс, за нами интервал два метра - Саламандры, потом поддержка - Стальц, Эренарх и инквизитор. Повторяю, стреляйте, потом думайте, выживших там нет.

Вероятно лишь мутанты-гвардейцы, лабораторные крысы Адептус Механикус. Вопросы?

·     Использование гранат?-это был один из Белых Шрамов, Фоггс

o  Ограничено пространством.- откликнулся капитан- И твоими руками.

Все ухмыльнулись.

·     Приоритетная цель? -вставил Ультрадесантник, гася эти усмешки.

Капитан взглянул на инквизитора. Тот кивнул.

·     Некий активный элемент-35, точного описание нет- пожал плечами Самаэль - Известно, что это тварь постоянно, находиться в главном секторе лаборатории, и представляет собой быстро меняющуюся громадную биомассу.

o  Вероятность сопротивления?

o  Вероятность существует, брат- едко заметил инквизитор.

Эренарх взглянул на инквизитора и процедил. Вырвался сухой голос, искаженный внешним вокалайзером шлема.

·     Почтенный…я не

Марк понял, что сейчас скажет Ультрадесантник и хмуро приказал ему промолчать. Ему тоже не нравилось непочтительное отношение инквизитора к Адептус Астартес, ему многое не нравилось в самом Самаэле, но сейчас было не время выяснять отношения.

·     Надеюсь, все?- добавил капитан.

Десантники промолчали.

·     Мы больше чем космические десантники , мы - Караул Смерти- провозгласил Марк

o  Мы - Караул Смерти- повторили нестройно десантники.

o  Я думаю, нет времени болтать, помолитесь, возблагодарите Императора и своего Примарха… и за дело, братья.

С грохотом заработали внутренние механизмы, и дверь лаборатории медленно поползла вверх.

Темное чрево раскрылось, словно приглашая десять маленьких человеческих фигурок внутрь.

-Всем, включить инфравизоры - в воксе шлема Эренарха раздался искаженный помехами голос Сайруса- Медленно входим, расстояние между отрядами - два метра, любое движение - сигнал, повторяю любое движение - открываем огонь. Готовность три секунды, две…одна …Вперед.

Эренарх шел одним из последних, сзади был лишь инквизитор.

-Судя по всему это вторичный сектор- вслух размышлял хрипловатый голос, принадлежавший брату-капитану.- Через него идем в оружейный сектор, далее наша цель, сохранять дистанцию, братья.

-Сектор набит ксенооружием, стрельба там приведет к катастрофе- заметил инквизитор.

-Хвала Императору, что вы прояснили нам эту истину- усмехнулся брат-капитан…

Космические десантники просто так не рискуют своей шкурой, тем более убойная команда Караула Смерти, поэтому они шли очень выверяя каждый шаг.

Впереди Эренарха, медленно ступая, шли два боевых брата из ордена Саламандр.

Септимий, вооруженный массивным огнеметом, на секунду остановился и шумно вздохнул, словно предчувствуя недоброе.

А вокруг казалось оживали стены, они были пропитаны какими-то живыми организмами , образующими наросты и разнообразные коконы. Тысячи искрящихся красноватых теней скользили по потолку , образуя огромные колонии и отторгаясь друг друга, в инфравизорах десантников они отражались непонятными красно-желтыми огнями, перемешиваясь с слепящими зеленоватыми бликами.

·     Всем следить за стенами- раздался по воксу голос капитана- постепенно выключать визоры, жизненная активность слишком большая. Ну что скажете, инквизитор?

o  Весьма впечатляющее зрелище, боюсь что в этих коконах что-то есть, что-то вызревает, надо быть настороже.- отозвался Самаэль.

o  Согласен- хмуро ответил брат-капитан- Выключаем визоры, включаем наплечные фонари, образуем оборонительный круг, плечом к плечу, медленно…инквизитор в центр…

- Брат-капитан- откликнулся кто-то из десантников- Коконы наполняются.

-Вижу.

Коконы и вправду увеличились в размерах, жизненная активность в них усилилась.

Внутренние удары стали чаще. Казалось, некие существа уже выросли и пытаются выбраться на волю.

-Сэр!!!- настойчиво напомнил голос Даймона. Один из коконов треснул, из него начала сочиться зеленоватая масса жидкости.

-Огонь! - взревел капитан.

Оборонительный круг ожил.

Сгустки плазменной энергии понеслись навстречу пульсирующим коконам, загрохотал тяжелый болтер , подвывая своим меньшим братьям, словно плетью хлестнув по стенам.

Утробно загудел огнемет , создавая невыносимо жаркий заслон из прометия.

Стены в ответ заревели на сотни голосов, мужских, женских , детских , умоляюще взывая к стреляющим.

Примерно с десяток коконов лопнуло от огня Караула Смерти, еще некоторое количество выпустило своих обитателей.

Таких тварей Эренарх не видел никогда и впервые где-то далеко , в глубине его души, заворочался маленький червячок страха.

Извращенные твари…и …Страх…Страх вокруг них… Страдания…Глаза… Зовущие…Голоса…Повторяющие.

Они так быстро менялись , что глаза Ультрадесантника не успевали уловить постоянную картинку.

Дрогнул палец на гашетке, дымные шлейфы от выпущенных болтов казалось прекратили свое движение к тварям.

Время словно остановилось .

Сквозь страх прорвался ругательство Сайруса, голос был какой-то растянутый, как резина.

-Огоооооонь…

Опять загрохотал тяжелый болтер Эренарха, присоединяясь к остальным караульным.

Но твари изменились, они приобрели форму…

Перед ним стоял его ужас, его проклятие, оставшееся еще с Валаама.

Это были полностью сформировавшиеся существа.

Маленькие… человеческие… дети.

Они протягивали к нему маленькие ручки , смеялись и говорили на незнакомом языке, что-то повторяя, что-то прося

-Император сохрани.

·     Господи, да эти гниды играют на наших страхах, только недавно они пугали нас , теперь они действуют на нашу жалость- проревел брат-капитан- Помните , что мы лучшие космические десантники. И дали священный обет, вспомните его.

-Нет гнева и жалости, есть лишь смерть и есть ее караул- пробормотал Эренарх.

Мозг космического десантника не дал расползтись окружающему ужасу и проникнуть глубоко в сознание, ставя на его пути миллионы барьеров. От молитв до клятв на крови.

Ультрадесантник вздрогнул. Мир на секунду представлявшийся таким медленным, внезапно ускорил свое движение.

Страх испарился, осталась лишь злоба на самого себя.

Чей-то дребезжащий, старческий голос прохрипел рядом.

-Имммпеееераттор!!!

Но не все преодолели себя и свой внутренний ужас, остановившись на самом пограничье ,у последней черты.

Пал забившийся в судорогах Майлус, словно задыхаясь он сорвал с себя шлем. У космического десантника вытекли глаза, кровь непрекращающимся потоком хлестала горлом, вены на лице невероятно вздулись и казалось готовы были разорваться.

-Уходите!!!

Гримаса боли на миг исказила лицо воина огненных Саламандр, и он приставил дуло болтера к голове.

Эренарх как завороженный узрел…

- Господи нет! Не делай этого, брат- но что мог сделать Ультрадесантник находясь слишком далеко.

С ревом негодования из оборонительного круга вырвался огромный Норман, в одной руке он держал болтер словно это была пластмассовая детская игрушка, во второй искрился десятками цветов энергомеч.

Огромный Космический Волк в два прыжка преодолен расстояние до “детей”, и с диким хохотом врезался в массу существ.

Запел кровавую мессу болтер.

Хрипя словно от возбуждения, взвизгнул меч, погружаясь в маленькое человеческое тельце.

-Раааааааасс- орал вздохновенно Норман- Раааааасс.

Движения десантника ускорились, он превратился в машину смерти.

И это помогло, существа дрогнули.

Сначала они пытались скопом наброситься на Волка, но их коротенькие ручки не доставали до безумного Нормана. Отрубленные конечности, головы, окровавленные тела десятками устилали пол вторичного сектора лаборатории. Поддержанный огнем братьев-караульных Волк разметал детей, запустив в одно из существ болтером, чудовищным ударом снеся тому голову.

Энергомеч как цыплят насадил еще троих уродцев.

Но Волк не думал вытаскивать его обратно, наоборот глубже, глубже… протолкнуть в растерзанные тела.

- Леееемааан!!!

Теперь Норман дрался голыми руками, мощнейшими ударами калеча и убивая.

Одному существу он оторвал голову и с диким воем использовал ее в качестве оружия.

- Рааааас!!!

Казалось шлем Эренарха разорвался от гневного мстительного воя Космического Волка.

С Норманом что-то произошло. Что-то будто бы вырвалось из-под контроля разумного существа лучшего воина человечества.

Подсознание нашло из своих недр проклятого мутанта, сумасшедшего гибрида.

Урода, способного на многое ,но в своем безумии не разбирающего своих и чужих.

Эренарх однажды видел нечто подобное, там…на Вааламе, секундной цветной картинкой …мелькнули безумные братья из Роты Смерти.

-Вульфен- вздрогнул от собственного шепота Ультрадесантник. -Проклятие…

Минута и последнее существо, добитое Эренархом, было разорвано на части обезумевшим сыном Расса.

Эренарх даже не успел предупредить остальных.

Но караульные и так все поняли без него. Даймон вскинул болтер.

-Нет!!!- закричал Ультрадесантник. - Не делай этого , брат!!!

Медленно словно завороженные обернулись все караульные, готовясь испепелить проклятого.

-Не стрелять!!!

Сорвав с себя шлем , Норман, бросился на своих братьев.

Эренарх содрогнулся от ужаса, видя перед собой громадные звериные клыки безумного Волка и белые глаза без зрачков.

Первым на пути обезумевшего от крови Космического Волка оказался новамарин.

Но Янусу не дали умереть, высокая тень повисла над космическим десантником, и сильный удар отбросил его в сторону.

На пути проклятого Волка застыл брат-капитан, он был без шлема, мертвенно-бледное лицо с черными глазами исказило нечеловеческое страдание.

Проклятый дико взвыл и бросился на Марка.

Сайрус с решимостью взглянул на приближающегося Нормана.

Брат-капитан уклонился от громадных лап и тяжелой керамитовой перчаткой резко , почти молниеносно , ударил по незащищенной шее Волка.

Норман припал на колени, но видимо нечеловеческим усилием воли поднялся, и мощной серией ударов отбросил опешившего капитана.

В этом момент рявкнул выстрел.

Невидимая человеческому глазу пуля настигал Нормана в тот момент, когда безумный попытался приблизиться к Сайрусу.

Она размозжила голову Космического Волка.

Но десантник не упал, огромное тело сверхчеловека продолжало свой бег, с каждым шагом замедляясь и замедляясь, пока не попало в объятия Ультрадесантника.

Эренарх нутром понял- тот, кто сделал это должен был обладать поистине бесчеловечным характером и стальными нервами. Этим человеком…

Хотя нет, не человеком, другой породой… инквизитором… был Самаэль.

Хрипловатый голос прошипел в воксе, он пропадал и снова возникал, меняясь интонациями.

- Благодарение Императору, я успел…почему вы не стреляли…безумен… конечно безумен… Нет… капитан …Я принял решение…

Сжимая в руках мертвое тело Нормана, Эренарх сглотнул предательский комок у горла. Тело обмякло, полузвериные черты медленно разгладились , и на Эренарха теперь смотрел тот самый Волк, который однажды уже спас ему жизнь.

Медленно , словно во сне он опустил тяжелое тело на пол и тихо пробормотал.

-Спи спокойно… брат, ты уже там… с Рассом…

3.

Казалось все технологии ксеносов вокруг, от криокамер с неизвестными уродливыми биоформами до самых причудливых вооружений инопланетян, скрытых прозрачными защитными колпаками из неизвестного космическим десантникам материала, отпугивали существо, наполнившее канализацию Армориса своими детьми.

Брата-капитана Марка Сайруса не покидало ощущение, что весь комплекс подземных лабораторий сплошная гигантская ловушка.

Подозрения вызвал даже пресловутый оружейный сектор Адептус Механикус.

Он был абсолютно чист и пуст.

Ни мутантов-детей, ни кровавых коконов, ни слизких стен, ничего.

Здесь царствовали порядок и успокоение.

Криокамеры и защитные колпаки располагались в причудливом порядке, некоторые стояли плотными группами и видимо представляли одну и туже расу ксеносов, другие отделялись от основной массы разнообразными перегородками и светящимися на сотни огней панелями управлений.

Один из таких колпаков скрывал от глаз десантников мутной защитной пленкой уродливое оружие серого цвета, привлекшее внимание брата-капитана. Он ясно рассмотрел яркую, словно надувшуюся от собственного величия колбу под стволом ксенооружия.

o  - Интересный экземпляр… -раздался рядом голос инквизитора- Это винтовка рабов К'тан, капитан…

·     Вероятно это спусковой механизм… - пробормотал рядом кто-то.

·     Возможно… если не хотите проклятия Императора за техноересь…мне рассказывали некие легенды , что подобным ксенооружием уже пользовались наши предки. И вероятно удачно. Известно лишь …

Но Сайрус в отличие от собеседника инквизитора уже не слушал объяснения Джулиана, он отдал приказ.

·     Даймон, отметки движения?

o  Чисто , брат-капитан- откликнулся десантник.

o  Что с дверью в первичную лабораторию?

o  Все готово , сэр.

- Принято… выдвигаемся- злобно прошептал Сайрус- Всем , сбор минута, время убивать.

Оно уже ощущало их ненавистное дыхание, оно чувствовало гнев, ненависть и то чувство, на которое были способны только эти глупые биоформы- месть.

И когда рухнула последняя преграда на их пути, оно наконец-то смогло оценить своих врагов.

Это были девять существ похожих на тех , которыми оно питалось, правда повыше, помассивней, одетые в странную черную кожу, наверное неприятную на вкус.

Вооруженные, готовые убивать, готовые истреблять.

Это ощущалось существом, его подсознанием, внутренним взором.

Их специально готовили для этого. Оно ощущало и это

В отличие от ярости своих врагов тварь руководствовалась другими потребностями.

Оно все явственней ощущало свой неистребимый голод, затуманивший разум, даже элементарные инстинкты Нового Существа.

Голод- струился по десяткам отростков, он проникал в глубину бездонного сознания.

Голод, бесконечный, страшный голод, который перемешивался с новым чувством схватить, раздавить и выпить все соки.

- Помилуй нас Император…что мы наделали…

Самаэль отступил на шаг и с ужасом посмотрел на огромную тварь, буквально заполнившую весь первичный сектор лаборатории. Чудовище было не просто большое , оно было громадно и уродливо.

Десятки мерзких перепончатых щупалец блуждали в непонятном танце, вызывая Караул Смерти на бой.

Еще с десяток маленьких отростков пульсировали в своем бесконечном развитии,

срастаясь в мощные когти буквально на глазах потрясенного инквизитора. Толстое лоснящееся тело исторгало жидкость, наполняющую словно живительным соком новые маленькие отростки, сотни красноватых глаз загорались бесноватым огнем и тут же тухли, уступая место пузырчатым образованиям.

Страх холодной костяной рукой сотряс душу инквизитора. Даже пройдя тысячи психотестов , Самаэль не выдержал тяжелого давления ужасных глаз, обращенных как казалось только к нему одному.

Он не выдержал вида чудовища, так хотелось отвернуться.

Глаза настойчиво звали его приблизиться, слиться в едином порыве, соединиться в экстазе боли. Барьеры, сковавшие и защищающие сознание Джулиана, осыпались, сквозь эти остатки мерзкой волной в его сознание ворвался ужас.

Он сделал шаг назад, и рука автоматически легла на красноватую панель автоматической блокировки гигантской двери. Но ничего не произошло, испуганный инквизитор надавил еще раз. Никакого эффекта.

Лишь красноватая панель, словно издеваясь, подмигнула Джулиану.

В этот момент брат-капитан приказал открыть огонь по мутанту…

Эренарх видел много смертей в своей жизни, иногда ему казалось, что его жизненный путь оканчивается в том или ином месте, будь то звездный скиталец, населенный генокрадами, или Валаам, но всяких раз провидение мягкой рукой отводила от него сень смерти.

Рядом гибли его старые друзья, опытные боевые братья, а он жил и продолжал сражаться. В какой то момент ему показалось что он заговорен, избран, укрыт святой рукой бессмертного Робаута Жиллимана.

Но сегодня что-то произошло, хотя нет, его гордость, его непоколебимость сломалась еще на Валааме. Сегодня же его душу добила смерть его братьев-караульных.

Убойная команда Караула Смерти таяла буквально на глазах.

Первым погиб Янус, новамарина словно незащищенного толстой керамитовой броней, дикаря, громадная костяная коса разрезала на две одинаковые половинки с дьявольски хирургической точностью.

Ужасные щупальца цепкими объятиями обхватили разъяренного Стальца и подтащили к безмерному распухшему телу чудовища.

На помощь бросился Фоггс, но срубив одним движением энергомеча уродливый отросток, воин Белых Шрамов поплатился за свою яростную , но бесполезную попытку спасти боевого брата.

Два крюка, как нож сквозь масло, прошли сквозь силовой доспех и вспороли грудь Фоггса.

Десантник не мог умереть так просто, движимый ненавистью, чувствуя лишь отголоски ужасной боли ,он продолжал сражаться пока еще два отростка не обрушились на израненного сверхчеловека.

Чудовище торжествующе захрипело, обхватывая тело космического десантника хлесткими как бичи щупальцами. В сплетении ужасных отростков, почти поглотивших Стальца, наконец раздался гневный призыв.

·     За Императора!!!

Ухнула граната, разрываясь сотней осколков, кроша органику чудовища. Уродливые отростки в секунду вспыхнули серым огнем, противно запахло паленым мясом.

Существо взвыло от дикой боли, крича на десятки голосов.

·     Спасибо, брат- заревел Марк.

Ахнул огнемет Септимия, словно дракон выплевывая смертоносную смесь.

Загрохотали болтеры, адскими косами разрывая гигантские щупальца на куски.

Прорывая своеобразный защитный слой отростков, носители смерти с бешенным упорством, подобно живым впивались в тело чудовища, рваными бесконечными ранами покрывая жирное тело мутанта.

Умалишенный вой существа словно вторил бесконечной злобе выпущенных из болтеров смертоносных зарядов.

·     Так!!!- торжествующе заорал Эренарх, он уже увидел как капитан медленно, словно наслаждаясь моментом, выдернул чеку плазменной гранаты и легким движением бросил, нет…катнул… мягко катнул страшный снарядик к телу обреченного монстра.

o  Благословленным Императором, я караю- провозгласил Сайрус.

Отростки немедленно схватили неизвестный предмет. Это инстинктивное движение существа стало немедленным катализатором действия гранаты.

Нет, она не взорвалась, лишь хлюпнула словно раздавленная. Не было громадного взрыва, не было осколков, крошащих плоть. Не было… было лишь дыхание… дыхание высокой температуры, сжигающей все на своем пути, уничтожающей и карающей.

Биомасса содрогнулась от адской боли и сквозь десяток внезапно открывшихся впадин, Ультрадесантник услышал такой крик боли, что казалось военный дух его силового доспеха не справиться с этим триумфом боли.

Вместе с этим криком, воздух усеяли красноватые кристаллики, они окутали всю зараженную область.

·     Вэээээээээээ…

Захлестали бессильно, разрезая воздух, щупальца твари. Они не доставали ни до брата-капитана, который торжествующе выдернул еще одну чеку, все также медленно, словно насмехаясь. Ни тем более до Эренарха, который так и остановился в дверях первичной лаборатории и продолжал вести огонь оттуда.

И вновь взметнулся в обогащенный смертью воздух отвратительный визг обреченного чудовища, это гранаты не только капитана , но других караульных нашли каждый свой рот, свой отросток безумного пожирателя, неспособного даже перед лицом смерти совладать с инстинктами.

-Септимий!

-Я , брат-капитан!

-Действуй.

И адское пламя добило мутанта.

Огромная туша монстра раскололась на две части, языки пламени, захватывая новые и новые территории, пожирали чудовище. Тварь еще пыталась сопротивляться, трансформируя в своих недрах все новые и новые отростки, но огонь жадно поглощал органику.

Эренарх тяжело вздохнул и прикрыл глаза, они победили… победили.

Ультрадесантник улыбнулся и взглянул на красноватые кристаллики, продолжающие свой безумный воздушный танец.

Самаэль рукой нащупал выпуклую панель и заблокировал первичную громадную дверь лаборатории.

Дрожа от страха, он помассировал вспотевший лоб.

Да, все что он делает правильно, несомненно правильно, он мог умереть вместе с космическими десантниками, но все таки сделал свой выбор.

Этот чертов эксперимент вышел из-под контроля, и не его вина, что так все обернулось. Все из-за тупиц вроде Боримира…все из-за таких людей, а он все должен исправлять…все приходиться делать самому…

И вот теперь результат … Караул Смерти…несомненно он заражен…да-да… как и многие до него.

Они не первые… они и не последние

Джулиан подавил истеричный смешок.

-Господин Император , прости прегрешение мое.

Все во благо Твое и во благо Человечества.

Инквизитор дрожащей рукой нажал на спусковой крючок уродливого пистолета, превращая в шлак антиблокировочную панель гигантской двери.

В этот момент в его голове ворвалась страшная опустошающая мысль о том, что он еще вернется сюда. Обязательно вернется.

В начале Пути

Отведи от нас гибель и ересь

Упаси от неверья и страха

Береги наши души от сглаза

Ты все видишь, и все знаешь

Ты карающий меч…

Мы же тени твои

Господи спаси …

Император сохрани…

( Литания Второй Тулийской Схолы )

последние две строчки повторяються три раза

записано исповедником Гаем Катоном III.

Преамбула (датировано 458М.40)

(Сегментум Обскурус ,Сектор Талладар, планета Лиир, казематы Инквизиции)

Кап, кап.

И где же этот дьявольский сток?

Вода не унимается, еще раз падая на невидимый камень, теперь уже побыстрее, кап-кап.

Чтобы не сойти с ума, я опять буду считать.

Раз, два три-четыре, пять, шесть.

Черт, сколько я уже здесь?

Неделю, две, месяц?

Время для меня как будто пропало.

Оно как будто испарилось, исчезло в этом каземате.

Сначала я считал, дни… недели… как капли.

Кап-кап.

Потом мне надоело.

Стало интересней следить за хамиссами, за их бесконечными склоками, побоищами и даже войнами.

В моей камере однажды их набралось около сотни.

Они возникли из темноты как по волшебству.

Две армии крысоподобных омерзительных существ.

Две армии когтей, зубов.

Сотни зеленоватых глаз, полных взаимной злобы и ненависти.

Твари не обращали на меня никого внимания.

Минуту постояв друг напротив друга в абсолютной тишине.

Сигналом для них стал я.

Вернее мой кашель.

Хамиссы словно ждали этого и с остервенением набросились друг на друга.

Послышались первые пискливые стоны, первые предсмертные хрипы…

Я понял, что это их Война.

Дьявол!!!

И здесь в моем каземате идет бесконечная, кровавая война.

За территорию, за еду, за самок, не важно за что…

Или все-таки важно.

А если…

Возможно ли такое в животном мире?

Мне говорили, что твари подобные этим, обладают зачатками разума.

Если они ведут свои войны во имя самой войны, если они воюют просто, чтобы повоевать?

Возможно ли такое?

Если да, тогда эти хамиссы в чем-то похожи на нас, на людей.

Только им, наверное, не хватает своего божка, истукана, на которого бы они молились и подносили ему свои дары и жертвоприношения.

Или я стал для них богом?

Во имя которого они вели свои бесконечные войны?

Может они видели во мне своего Императора?

Ведь не зря эти голохвостые собираются в моей камере каждый день, их все больше и больше.

Неужели для них я БОГ?

Господи, я же схожу с ума, придай мне сил. Придай частицу себя, не покидай.

О, Император…

Но если все это так, то я стал плохим богом.

Я иногда вмешивался в их войну.

Я брал на себя роль ангела мщения и разрешал конфликт самым кровавым способом.

Убивая всех.

Абсолютно.

Я не щадил никого.

Но через день на место побоища, стекались все новые и новые когорты хамиссов.

И опять битва повторялась, они убивали друг друга, перед этим словно прося моего благославления, моего знака.

Каждый день.

Каждый час.

Словно вызывая меня.

Словно, крича о смерти.

Но теперь я устал.

Нет, не считать как робот эти дьявольские капли, не воевать в бесконечной войне или быть богом хамиссов.

Я устал жить, верить, ждать. Первые дни мне казалось, что меня спасут, вот-вот, и ребята вытащат меня из этой дыры.

Вот-вот…

Каждый человек верит в чудо, надеется…

А я устал…

Даже надеяться, даже верить…

Все-таки инквизитор был прав, когда говорил , что мы в любом случае проиграем.

В любом.

Он как будто знал все наши судьбы наперед.

Дознаватель Исайя Роланд прибыл на Лиир вчера и уже успел разобрать около тридцати дел , касающихся инцидентов 608,562, 124 и 73.

Нет, он никогда не торопил события, да и возраст был уже не тот.

Предстояло лишь разобраться с некоторыми эпизодам , в частности касающимися небезызвестной Самнитской Резни или пресловутого Дела Фабрегаса.

Перед глазами инквизитора мелькали люди, их судьбы, изломанные ересью.

Проклятые и забытые человеческие души.

Обвинения в адрес еретиков были разнообразны и справедливы.

Все они, в скором времени, подлежали публичной казни, в назидание.

И казнить их были должны на родных планетах, опять же в назидание.

На многих диких планетах, откуда было большинство еретиков, наказанием за отступничество было, к примеру, четвертование, как у последнего заключенного Найси.

Но инквизитора это совершенно не трогало.

Для него заключенные казематов Лиира были уже мертвыми оболочками, продавшими свою бессмертную душу Хаосу.

Смерть была для них самым легким испытанием перед встречей с Бессмертным Императором, смерть была освобождением из этих страшных стен.

Сегодня нужно было рассмотреть оставшиеся дела и поспешить с этой мрачной планеты.

Даже Исайя чувствовал себя здесь неуютно.

Лиир был огромным казематом со своими бесконечными пыточными, безумными криками заключенных и еще тысячей злых атрибутов, приписываемых Инквизиции.

Дурная слава закрепилась за этой тюрьмой. Поговаривали, что в этих стенах живут души покойников , несправедливо осужденных Инквизицией в давние незапамятные времена и проведших здесь всю жизнь.

Говорили, что дух святого Исповедника Карлоса Мендеса блуждает здесь и проклинает своих мучителей.

Роланд усмехнулся, ему прекрасно было известно, что Мендес умер не здесь.

Лиир стал такой мрачной и зловонной клоакой, что ему приписывали весь негатив, шедший от Инквизиции.

Сейчас было около девяти утра по местному времени.

Но свет от красноватого и вдобавок единственного солнца планеты, конечно, не пробивался сквозь многометровые стены в комнату, когда-то бывшую пыточной камерой, где ныне расположился инквизитор.

Дознаватель не любил яркого освещения, поэтому свет от трех настольных ламп, двух на столе инквизитора и одной на столе его помощника, горел слабо, еле освещая бумаги и огромные тома с делами заключенных.

Роланд задумчиво посмотрел на своего помощника , корпевшего над очередным документом.

Леандро Дани, невзрачный толстяк в черной тоге, словно почувствовав взгляд инквизитора, поднял голову.

Напротив него, за почти неосвещаемым столом , сидел худощавый человек средних лет с безобразным шрамом, пересекающим всю левую сторону лица.

-Дани , - инквизитор поднес ко рту платок и вытер бескровные как у вампира, губы. - Сколько еще фамилий насчитывает список?

o  Двенадцать, милорд, - ответил помощник. Как будто сомневаясь, он привстал из-за стола и начал нервно перебирать бумаги. Секунду спустя Дани утвердительно кивнул. - Да, двенадцать, мастер Роланд.

·     Тогда продолжим, - кивнул инквизитор. -Если мы с вами будем разбирать дела с таким же энтузиазмом, то надеюсь успеем к вечерней мессе.

Леандро низко поклонился и позвонил в колокольчик.

·     Охрана! - звонок и приказ, вероятно, услышали, послышались тяжелые шаги. Щелкнул замок, и дверь приоткрылась.

Толстяк выскользнул из-за стола, держа в руке пухлую кожаную папку. Вероятно отдав некоторые распоряжение, он через пять минут возвратился и поклонился инквизитору.

·     Ведут- сказал Дани, открыл папку и прочел- Заключенный номер 791.

Инквизитор кивнул.

Это послужило знаком для помощника, и один из толстых томов, заполнивших его стол, перекочевал в руки Роланда.

Открыв первую страницу, инквизитор пробежал ее глазами и брезгливо поморщился.

Немного погодя, дознаватель удовлетворительно хмыкнул и одобрительно кивнул Дани.

В это время осторожный стук в дверь возвестил о прибытии охраны.

-Пусть введут заключенного- сказал Роланд и отложив дело на стол подальше от себя, устало прикрыл глаза.

Дани позвонил в колокольчик. Дверь распахнулась, и волна света из ярко освещаемого коридора ворвалась в полутемное помещение, где находились дознаватель и его помощник.

Два человека в серых балахонах ввели в комнату закованного в цепи заключенного. Это был человек в штанах военного покроя и кителе без знаков различия.

Дани уже приготовил стул для заключенного и знаком отослал охранников.

Те хотели что-то возразить, но Леандро в ярости зашипел на них

Заключенный все это время не предпринимал никаких агрессивных действий. Он сам сел на приготовленный стул и скованными руками почесал заросшее волосом лицо.

Охранники ретировались.

Повисла тягостная тишина. Было слышно как заскрипела ручка по бумаге, помощник начал оформлять бумаги допроса.

Заключенный бросил взгляд на дознавателя, но лишь на секунду, потом, тяжело вздохнув, он безразлично уставился куда-то себе под ноги.

Наконец тишину нарушил инквизитор.

·     Почему у вас не вызывает удивление такой прием со стороны Инквизиции? Или вы не удивлены поданным стулом, вкусной едой, предоставленной вам сегодня с утра, или добрым отношением охраны?

Заключенный лишь пожал плечами.

Инквизитор заинтересованный этим молчанием приоткрыл глаза.

·     Я немного знаком с вашим делом, обвинения против вас весьма… - Дознаватель опять поднес к губам платок, - …интересного свойства.

Я бы отнял бы у себя некоторое время в разговоре с вами, но мне даны инструкции, так что я должен соблюдать протокол. Есть ли у вас какие либо жалобы, кто-либо угрожал вам, хорошо ли вас кормят?

Помощник Дани заметил жест инквизитора и начал документацию допроса.

Инквизитор нахмурился, увидев, что заключенный все еще молчит.

·     Я повторяю свой вопрос , - Роланд немного повысил голос. - Я надеюсь, вы умеете разговаривать?

o  Да , - прохрипел заключенный.

o  Итак?

Заключенный опять промолчал.

·     Вы отказываетесь говорить со мной, хорошо , - инквизитор открыл пухлое дело. - Просто прекрасно, с вами будет говорить закон Инквизиции, вы сами вынуждаете меня пойти на крайние меры, но сначала соблюдение процедур, ваше имя.

o  791 , -Эхом откликнулся заключенный.

Инквизитор усмехнулся.

- Вы издеваетесь надо мной, поймите, вас вызвали не просто так, и я прибыл на Лиир в частности из-за вашего дела. - Соврал, дознаватель, пытаясь вызвать собеседника на разговор.

·     И зачем же вы прибыли на Лиир?

o  В поисках правды, например.

Теперь уже заключенный рассмеялся.

Инквизитор недоуменно посмотрел на заключенного, потом перевел взгляд на Дани. Тот с выпученными глазами смотрел на этого человека , посмевшего смеяться над словами его учителя и дознавателя самой Инквизиции.

Смех человека был каким-то желчным , недобрым. В этом смехе инквизитор услышал затаенное упорство и злость.

-Почему вы смеетесь? - Мягко спросил инквизитор, он еще надеялся разговорить заключенного. -Вы не верите мне?

·     Нет ,- смех испарился, и на его смену пришла эта рубленая фраза, означающая ответ и все проклятия в адрес Роланда.

Инквизитор перелистнул страницу дела заключенного и резко переменил тон разговора.

-Ваше имя?- залаял инквизитор, это много раз помогало, допрашиваемый не мог перестроиться на другой стиль допроса и обычно автоматически подчинялся его воле.

Но видимо с этим заключенным такой фокус не прошел?

-Ваше имя? Звание? Должность?

·     Не брызжите слюной , почтенный инквизитор, - холодно сказал заключенный, его голубые глаза сверкнули. - Если хотите ответов , просто ответьте сколько я уже здесь.

Инквизитор пропустил первые слова и уткнулся в дело, ища ответ на вопрос заключенного.

·     Одиннадцать месяцев.

Заключенный вздрогнул и поднял глаза на инквизитора.

-О господи!

Инквизитор помассировал виски и мельком взглянул на страницу дела. Но его мысли внезапно прервал голос заключенного.

-Я готов.

Роланд хмуро взглянул на заключенного и повторил вопрос.

-Ваше имя?

·     Красс, Сергей Вентидий.

o  Звание?

-Принцепс.

·     Должность?

o  Командир экскувиторов Первого Тулийского Полка.

Инквизитор удивленно вскинул брови и перелистнул дело на первую страницу.

Инквизитор удивленно вскинул брови на заключенного.

-Военный? Здесь ?- инквизитор взглянул на Дани, перевел непонимающий взгляд на принцепса, но тот уже смотрел себе под ноги. -Дани , это какая-то ошибка!!!

Помошник приподнял тело из-за стола и обеспокоено подошел к инквизитору.

-Этот человек даже не относиться к моим делам , Леандро, это несомненно какая-то ошибка. Хотя нет. - Инквизитор задумался и помассировал лоб. - Подождите…

·     Инквизитор Шиэль попросил рассмотреть вас это дело, не далее чем вчера, - напомнил Дани.

o  Ах, да, - вспомнил дознаватель и тихо выругался. - Конечно… садитесь, Дани, садитесь.

Помощник отошел от стола дознавателя.

На вчерашней полуденной мессе к нему подошел Шиэль и настойчиво попросил заняться делом заключенного номер 791.

Обстоятельно.

Вообще появление инквизитора Шиэля здесь на Лиире было чем-то из ряда вон выходящим. Но Роланд пока оставил свои мысли при себе.

…-Послушайте, Роланд, у меня к вам личная просьба, - тихо прошептал Шиэль

Роланд с беспокойством посмотрел на невысокого, крепкого мужчину в черном балахоне.

·     Говорите.

o  Примите дело 791. Я знаю, что это против ваших правил, но эта просьба личного порядка.

o  Не понимаю с каких это пор вас заинтересовали заключенные Лиира.

o  С недавних пор в мою компетенцию входит и посещение тюрьмы.- Шиэль наклонил голову влево. - Итак?

o  Не хочу вдаваться в некоторые подробности, но если я беру дело под свою ответственность, то могу ли я знать каковы последствия…-обеспокоенной пробормотал дознаватель.

o  Не дергайтесь, Роланд, все уже обговорено, вам лишь предстоит разобрать дело, все остальное на ваше усмотрение, - кривая усмешка появилась на устах Шиэля. - Кстати, разбор данного дела позволит мне наконец-то закрыть вопрос о Экстерминатусе Герадота-5.

Роланд тяжело вздохнул.

- Какой результат требуется от меня?

Шиэль пожал плечами.

- Пока только анализировать дело, возможно, подчистить некоторые нелицеприятные факты. В общем… я не буду вас учить? Вы согласны?

-Да…-как он мог отказать ведь у каждого свой грех.

…Инквизитор задумался и посмотрел на заключенного, тот казалось был погружен в себя.

Роланд начал тщательное изучение дела. Первые листы представляли описание, биографию принцепса, разнообразные отчеты, жалобы, характеристики. Отличный воин и великолепный командир.

Какое то чувство подсказало посмотреть последние страницы документа . Там были листы обвинения и самое важное…

В конце дела инквизитор нашел то, что не заметил до сих пор, на последней странице в самом низу документа твердым размашистым подчерком было написано.

"Настоятельно требуется изолировать. Великий Инквизитор Ибрагим Стракач".

Внизу добавлена еще надпись: исполнено экзекутор Нимнулл, данный человек переведен в квадрат 12.

Квадратом 12 был Лиир.

Значит этим делом занимался Великий Инквизитор Стракач.

Имя данного человека вызывало мрачные ассоциации у Роланда, нужно было немедленно сообщить Шиэлю об этом факте.

Стракач иногда был истиной в последней инстанции. Могущественной силой, с которой не спорили, которую боялись. Почти как Самаэля…

Инквизитор вздрогнул при этом имени и поспешил исторгнуть его из своих мыслей, читая молитву Вседержащему Богу-Императору.

Справившись со своим внутренним страхом, инквизитор Роланд открыл первую страницу и, глубоко вздохнув, написал следующую фразу.

"Пересмотрено: Исайя Роланд.

Заключение: Данный человек подлежит последующему заточению в Лиире. Все доказательства подтверждены документально…"

Тут инквизитор задумался: - И все-таки прежде надо сообщить Шиэлю.

Роланд посмотрел на Дани и тихо приказал.

-Увести. До моего распоряжения.

Хочется спать, но снова мешают проклятые хамиссы.

Опять начинаю считать эти проклятые капли.

Раз, два…

Одиннадцать.

Одиннадцать месяцев я в этом аду, одиннадцать месяцев среди этих проклятых стен.

Как же быстро летит время.

Казалось, еще вчера я еще был на Туле. Как будто вчера…

Я вспомнил своих боевых товарищей, где они… что с ними? Затерялись ли как я в застенках инквизиции или нет.

После этого я вспомнил Фема, свою пиррову победу.

·     …Командир, командир, - он умирал у меня на руках.

Я посмотрел на его развороченную грудь. Клинок чудовища разорвал силовой доспех и проник в человеческое тело.

Он не плакал, лишь изредка хрипел от дикой боли.

Господи, ведь я так и не сдержал слово, данное его отцу. Я не сдержал ни одного слова, какими присягал, какими клялся.

Парень умирал…

Умирал в расцвете сил, молодой и здоровый.

Умирал, успев закрыть меня от клинка этого ублюдка.

·     Говори, говори, -взмолился я. - Я знаю, Император придаст тебе сил.

o  Сергей… мне больно, - кровавая пена выступила на его губах, у меня затряслись руки в диком ознобе.

o  Черт побери, парень, только не умирай, - закричал я

o  Где все ребята?

o  Их нет, ты последний, не умирай, прошу.

o  Господи как больно, жжет, больно

o  Живи… парень… живи… Император придай ему сил.

Казалось, его взгляд на минуту прояснился, стал каким-то чистым и осмысленным.

·     Экскувиторы- прохрипел он наш клич

o  Мы- в ответ пробормотал я.

o  Экскувиторы!- я не знаю сколько минут свой жизни он вложил в этот крик, но сколько страсти было в этих словах!!! Сколько бесконечной воли!!! Это был словно гимн мужеству. Гимн всем погибшим.

o  Мы, мы ,мы - заорал захлебываясь в слезах я, ему в лицо

o  Помни, командир- попытался улыбнуться он. Это были его последние слова. Проклятая Фема, проклятая бесконечная война.

o  Сергей…-послышалось сзади

Потом я обернулся…

Я в первый раз видел глаза Телледия, они страдали , рядом библиарий скорбно опустил взгляд , лишь губы брата-капитана мелко дрожали в бесконечных проклятиях.

А вокруг них стояли немногие космические десантники, гвардейцы, все те, кто тогда выжил.

Как статуи, как монументы подобные Древнему Воину на злосчастной площади. Они безмолвствовали...

И тогда эту тишину прорезал крик обезумевшего человека.

В этом крике было такое отчаяние и осознанный ужас произошедшего.

Что сначала я не понял, кто это кричит.

И только через несколько секунд понял, что это Я.

Я !

Я, о чем-то молю Императора!!!

…-Ненависть не может служить оправданием, - эти странные слова вырвали меня из страшных воспоминаний.

В моей камере сидел странный худой, словно жердь, человек в белой тоге. На мой топчан он положил принесенный фонарь и немного еды. Хлеб и что-то в кувшине.

·     Здравствуй, сын мой- я, наконец, смог рассмотреть его.

Выражение кротости было написано на этом скуластом невыразительном лице.

·     Я уже пять минут говорю с тобой, а ты в своих мыслях- покачал укоризненно головой человек- Ты болен?

o  Нет- спросил хрипло я- Кто вы?

o  Меня зовут проповедник Сатиах, я здесь, чтобы нести слово Божие, Слово нашего Бессмертного Императора.

Выражение его лица немного изменилось, я заметил какой-то фанатичный блеск в глазах проповедника при имени Бога.

·     И зачем же мне это Слово ?- зло выругался я.

Блеск в глазах пропал, на меня проповедник посмотрел как на умалишенного.

·     Ты же не еретик- кротко сказал священник- Ты сын нашей веры, лучше успокойся, поешь, я принес тебе немного еды.

Я посмотрел на хлеб и на кувшин и отвернулся от проповедника к каменной стене.

·     Спасибо, святой отец- буркнул я- Не хочу.

o  Но почему? Сын мой, мне говорили, что ты не ел последние дни, хочешь уморить себя голодом?

o  Соблюдаю диету.

-Твое юмор не уместен, так ты ничего не добьешься- в этих словах Сатиаха я услышал скрытый смысл.

Для заключенного Инквизиции это было как призрачная соломинка для утопленника. Но все же мне показалось, что это шанс.

·     Лучше скажите зачем вы здесь- я так и не повернулся к нему.

Проповедник тронул меня за плечо.

·     Все же я должен видеть ваши глаза.

Я пересилил себя и обернулся к этой роже.

Проповедник выражал такую непоколебимость, такую любовь к Императору, что мне стало тошно. Я ненавидел таких фанатиков.

В отличие от наших величайших союзников из орденов Космического Десанта, эти никогда не воевали, ну, может быть, лишь комиссаров можно было отнести к этим фанатикам, а эти прятались за спинами многочисленной паствы.

В минуты ужасного боя именно такие как Сатиах принимали самые жестокие и кровожадные решения. Один их крик, и сотни людей лягут костьми под танки…

Сатиах вздохнул.

·     Хорошо, если ты так хочешь… перейду к делу, у тебя есть шанс выбраться отсюда. Это будет тяжело, но для нашей Церкви нет ничего невозможного.

Но само собой -услуга за услугу.

Я презрительно хмыкнул. Вероятно он заметил мое состояние , но все же продолжил.

-Если ты согласишься принять мое предложение, я выдвину тебе, некоторые условия…и тогда тебя ждет свобода.

Я усмехнулся

-Вы не священник, Сатиах, а торгаш.

Проповедник осенил меня святым знаком аквилы.

-Я прощаю тебе твою глупость, сын мой. Видимо тюрьмы инквизиции действуют на вас еще хуже. Вы заражаетесь как еретик и хулите на Бога.

·     Император - щит наш- зло ответил я- Черт вас возьми, сначала посидите здесь, послушайте крики пытаемых, обезумевших, пытающихся размозжить себе голову, ибо повеситься здесь невозможно!

Проповедник улыбнулся.

-Еретикам нет прощения, мой друг. Еретиков лечит прометий и наши молитвы. Вирус сидит и в вас.

·     Скажите это своим братьям, несправедливо обвиненным и всю жизнь проведшим здесь в этом аду. - Я не унимался, казалось, какой-то бес вселился в меня и развязал язык.

Сатиах впервые кивнул.

·     В чем-то вы правы, но пока закончим наш теологический диспут, я все же пришел сюда не за этим. Вы готовы выслушать мое предложение?

Я кивнул. Я еще держался, а так хотелось броситься под ноги священнику и целовать его длани. Где-то в глубине души, внутренний голос просто умолял это сделать Он дал мне надежду, а это так много для заключенного Лиира.

·     Сын мой, повелением епископа, я прибыл на Лиир и провожу некоторый набор в добровольческие отряды…

o  Их функции…- перебил я его, и ожидал увидеть совсем другую реакцию. Бешенство, ярость, но выражение благодушия застыло на его лице.

o  Истребления еретиков.

o  Руками еретиков?

o  Если вы считаете себя еретиком… тогда да. После выполнения задания им обещано прощение и забвение их грехов.

o  Им?

o  Все же вы не первый с кем я разговариваю- улыбнулся Сатиах.

o  Что это штрафные отряды? Или вы собираетесь перехватить знамя борьбы у Инквизиции?

o  Скорее дополнить когорту Инквизиции.

o  Странная позиция…

o  Почему ?- удивился проповедник

o  Потому что инквизиторы весьма закрыты даже от своих союзников, и это вы прекрасно знаете.

o  О, вы наивны, друг мой- сказал Сатиах и опять посмотрел на меня как на буйнопомешанного, но не опасного, по крайней мере сейчас, заключенного- Это всего лишь люди, а люди падки.

Я промолчал, у меня было свое мнение на этот счет. Проповедник, уверовав в свою маленькую словесную победу, продолжил.

-Вы согласны, дитя мое.

-Предположим, что от меня требуется?

Я готов был услышать все, но то, что я услышал дальше возмутило даже мое предательское внутреннее эго.

-Преданность нужно подтвердить делами. Например, умиротворить Валаам.

-Куда это вы клоните- вздрогнул я- Если вы хотите сделать палачом гражданских, то увольте.

Я понял что этими словами кажется перерезал спасительный канат и сейчас иду к дну. Проповедник казалось с облегчением вздохнул.

-Я знал, что вы откажетесь принцепс. Поверьте, мне самому ненавистна эта миссия.

Я впервые верил, что он говорит правду. Сатиах поднялся с топчана.

·     Другой бы на вашем месте согласился…

Я усмехнулся: - Да? Тогда все их все равно бы ждала судьба ребят из 414-ого штрафного.

Проповедник странно взглянул на меня, взгляд был преисполнен нового чувства, подозрения: - А вы оказывается много знаете. Опасный еретик существует в вас, мой друг, постарайтесь избавиться от него хотя бы в этой жизни.

Не ожидая моего ответа, он отвернулся и зашагал к выходу.

Но я не думал смолчать, ядовитый вопрос висел на языке.

Мой ответ настиг Сатиаха в тот момент, когда его рука дважды ударила в дверь, вызывая охранника.

·     Сколько людей вы завербовали, святой отец, скольких иродов взрастите еще своими руками и своими проповедями.

Но Сатиах не ответил. Дверь захлопнулась, и я опять остался один. Щелкнул замок, и мне показалось, что в этом звуке проворачиваемого ключа я слышу свою смерть.

Нервы были ни к черту, и я отломил кусочек хлеба. Он был каким-то невкусным, словно набитым опилками. Откупорив крышку кувшина, я отхлебнул напитка.

Он напомнил мне старое доброе вино с планеты Лазарев. Хлебнув еще, отломил еще хлеба.

И вдруг мир качнулся перед моими глазами.

Камера заходила ходуном.

-Господи, что-то подмешано в вино-догадался я.

Ужасный пожар обхватил мои внутренности, и через секунду я взвыл от дикой боли.

Рухнув с топчана, я из последних сил пополз к двери. Но силы уже покинули меня.

Ноги и руки налились свинцом, лишь слабеющий мозг еще контролировал сознание. Я мог еще видеть и слышать. Щелкнул замок, и дверь вторично открылась.

Но вместо проповедника или охранника я узрел громадную фигуру космического десантника.

·     Капеллан- вздрогнул я при виде ужасающей череполикой маски. Десантник вошел в мою камеру, и последнее что я увидел, это был его левый наплечник, на котором ясно была видна принадлежность к ордену Имперских Кулаков.

Мне показалось, что я знаю вошедшего.

Потом мир померк, и я закрыл глаза, как мне тогда показалось навсегда.

О, Император, прошу верни мне моих экскувиторов.

Принцепс Сергей Вентидий Красс после битвы на площади Фема.

Часть 1. Возмездие

(Вторая Тулийская Война, датировано 12 ноября 454 М.40)

(Сегментум Обскурус, сектор Цитадель Империума ,третий день тяжелых боев под столицей Туле, предместье городка Эней.)

Совершенно Секретно, сектор 13/2 , лорду-экспедитору Цитадели Империума и планетарному правителю Туле, Брайану Уилсону.

Приказ 90 ИТГ

1.Настоящим приказом Вам предписывается в 24 часа передать все полномочия своему заместителю, до прибытия военного управляющего планеты - Магистрата.

2.В сроки указанные ниже убыть на Терру, до особых распоряжений…

Высший совет Терры

Три подписи Высших лордов

… Туле прекрасна. Сколько себя помню, восторгаюсь этой планетой, особенно временем заката.

Вы когда-нибудь видели, чтобы два светила уходили на покой.

Возможно. На Иридии или Геркароте …

Но здесь на Туле они уходят по очереди. Сначала большое. Только представьте, закройте глаза…

И наступает полутьма. Она приятна и местные аборигены называют ее Первым Исходом.

Потом, словно нашкодивший ребенок, который испугался, один играть в огромном поле, уходит малое светило.

Оно как будто зависает над нами и дарит последние лучи буроватого света.

Малое солнце, прощаясь, мигает своим громадным глазом и скрывается за самым огромным пиком Туле, Мечом Кавезиса.

Ступая словно в пелене колыбели, в высоченных деревьях оккупировавших всю гору, оно гаснет. И приходит мрак…

Полковник Фредерик Анастасиу из письма своим детям.

*****

С неба обрушился огненный шквал.

Сметая все на своем пути, он прошелся по позициям 27-го Тулийского Гвардейского полка, собирая свой ужасный урожай.

Так заканчивался еще один день, крупица великой войны, которая дошла и до Туле.

Вот уже третий день гвардейцы не сдавали ни пяди земли на родной планете.

Враг, захлебываясь в собственной и чужой крови, упорно шел вперед, не считаясь с потерями. Бои шли с переменным успехом.

И где нападающему казалось, что он прорвется, появлялись новые защитники планеты. Было понятно, что враг не только недооценил мужество и героизма гвардейцев, но и просчитался стратегически - нехватка тяжелой техники заставила прекратить фронтальные удары.

Нужно было что-то большее, чем тупой молот, ломающий броню, здесь пригодился бы кинжал, бьющий под сердце или в спину.

И враг, казалось, остановил всякие попытки с ходу взять Туле.

Но защитники планеты не знали с кем они имеют дело, фанатичные псалмы жесточайших из воинов Хаоса легиона Носителей Слова, опять загремели под небом Туле.

Теперь враг изменил себе, концентрированный удар был нанесен в стык между первым и четвертым батальонами полка.

Тихая ночь господствовала над залитой кровью и пеплом планетой, казалось, этот мир отдыхает от войны.

- Три-восемнадцать

Караульный хрипло окликнул человека, приблизившегося к блиндажу.

Свет поспешно включенного наплечного фонаря выхватил из мглы знакомую фигуру.

Этого человека невозможно было перепутать даже во мраке, вечно расстегнутые ремешки каски и массивный дополнительный подсумок с гранатами выдавали Майкла Эткинса за милю.

-Двадцать- ноль- четыре - последовал ответный пароль.

Но гвардеец словно засомневался.

-Капрал?

В ответ понеслись ругательства: - Чанг, выключи свет… твою мать.

Но гвардеец еще секунду не выключал фонарь, пока не заметил нашивки 23-его разведывательно-штурмового батальона.

- Чанг!!!

Наконец свет, еще секунду назад пронзавший темноту, быстро угас.

Человек приблизился и присмотрелся .

Его серые глаза на измазанном грязью и защитной краской лице были преисполнены злобы.

-Что у тебя за привычка врубать фонарь, идиот, - тихо зашипел капрал и опять витиевато выругался. - Не хватало, чтобы меня подстрелил снайпер.

-Да пошел ты, Майк, - огрызнулся гвардеец- Чего тебе?

-Таггерт там?

-Они вернулись два часа назад, - зашипел гвардеец.

- Мне нужно разбудить его, - Эткинс развел руки. - Приказ капитана Уолкера и лейтенанта Тревеса.

Недовольно бурча, гвардеец подчинился и пропустил капрала в блиндаж разведчиков. Майкл осмотрелся, несмотря на мрак, он заметил стол, кривой стул и три лежащие скорченные фигуры людей, обнимающих снайперские винтовки.

Все лежали на деревянных лежаках прикрытые офицерскими кожаными пальто, еще один разведчик спал немного в стороне, привалившись на вещмешок, сделав из него что-то вроде подушки. Стараясь ступать осторожнее, чтобы не разбудить уставших людей, капрал направился к нему.

Кроме разведчиков, спали еще двое гвардейцев в невероятных для сна позах, прямо на голой земле.

Под ногами мерзко зашуршала бумага. Капрал поднял один из листков валявшихся на полу и пробежал его глазами.

-Темень…- Майкл поводил по плечу и нащупал продолговатый хоботок наплечного фонарика. Слабоватый свет осветил на миг грязную бумажку в руках.

Пришлось напрячь зрение, но уже с первых слов, взывающих к мужеству солдат и сержантов, было понятно, что это такое.

Очередная агитка.

Скомкав листовку, Майкл отбросил ее в сторону и продолжил свой путь.

Оказавшись около разведчика, Майкл склонился и потряс его за плечо. Ответом ему было лишь тяжелый вздох, солдат просто перевалился на другой бок. В темноте Майкл успел рассмотреть изможденное лицо с характерным шрамом, он понял, что не ошибся.

-Кайл!

Голос капрала Эткинса ворвался в сознание Кайла Таггерта, пробуждая уставший мозг. Наконец сержант открыл глаза и недовольно поморщился от света фонарика.

o  Тебя вызывает взводный 4-ого, - сказал капрал.

Кайл с трудом поднялся с деревянного лежака, ужасно болела спина.

- Майк, дай воды.

Капрал протянул флягу, сделав глоток, Таггерт скрипнул зубами и следующим движением ополоснул свое лицо. Протер опухшие , красные от усталости глаза и тихо выругался.

- Что случилось?

·     Сегодня мы потеряли отделение Свигга - сказал мрачно капрал - Восемь человек, всем вспороли животы.

·     Когда это произошло?- выдохнул Кайл и медленно вернул флягу Эткинсу.

Майкл мотнул головой: - Не знаю, видимо, ты, как и я, был… в поиске - капрал поправил хэллганн за спиной - Ладно, я жду тебя снаружи, у Дайка.

Кайл даже не слышал, как Эткинс вышел из блиндажа.

Усталость накатывалась на мозг как девятый вал, сержант сел на колченогий стул и прикрыл глаза.

Хотелось спать, отдохнуть… хотя бы час…

Но не прошло и минуты, как Таггерт резко поднялся, подошел к вещмешку извлек из него громадный катачанский нож. Следующим движением сержант забрал свою винтовку у лежака. Задержавшись около своих друзей разведчиков, он улыбнулся, словно читая молитву, и вышел вслед за капралом.

Таггерт с удовольствием вдохнул освежающий ночной воздух. Резкий пронизывающий ветер выбил последние остатки сна, цепляющиеся за мозг.

- Как холодно, черт, черт…в задницу такую службу.

Кайл обернулся на голос, Чанг, съежившись, грелпоочередно руки, засовывая их в карманы бронежилета.

Заметив взгляд Таггерта, караульный ухмыльнулся.

-Огонька не подбросишь?- в темноте мелькнул металлический мундштук с кривой самокруткой.

-Ты до сих пор куришь это дерьмо? - отозвался сержант- Смотри, все мозги, прокуришь.

·     Сама забота- показал зубы Чанг- ну давай…давай

Пошарив по своему бронежилету, Кайл извлек из верхнего кармашка маленький квадратный предмет.

·     Чудо священного огня- усмехнулся Кайл- подарил Ольгерд…

На секунду вспыхнул огонек и ту же погас. Чанг с удовольствие затянулся.

Таггерт помассировал нос, пытаясь изгнать сладковатый запах наркотика.

·     Что знаешь про Свигга, Люм?

- Слухи… одни слухи… парням вспороли животы… -Чанг шумно вздохнул. - Говорят там видели тех сумашедших… послушай ,а это же взвод Тревеса, Кайл…он тоже бывший “сталкер”.

- Разведчик- поморщился Кайл, ему не нравились какие либо сравнения- он и попросил нас…ну я пойду… Майкл ждет

-Удачи, Кайл, она тебе понадобиться , береги бронежилет как мать родную и передай капралу вот это- он показал всем понятный жест со поднятым средним пальцем.

Сержант усмехнулся и, кивнув, медленно шагнул в темноту.

Пока он шел к Дайку воспоминания хаотичным потоком наполнили его сознание.

…Свигг, теперь и ты чертов пройдоха, даже ты…вечно травящий свои анекдоты…погиб. А с ним еще парни.

Боже с кем они сражаются…безумцы… культисты.

Ольгерд что-то говорил вчера о еретиках… Где-то он слышал нечто-то подобное…

Еретики- вчерашние граждане Туле, женщины, мужчины с обезумевшими глазами, распевающие странные псалмы.

Это Отступники осквернившие приходы около Энея.

И что это за война… С кем? За что они воюют эти отступники…

Он видел как казнили мать, принесшую ужасную жертву, своего малыша, которому было не более года….

Нет ее не расстреляли, и не повесили… Хм…Много чести…

Говорят, только когда Ольгерд поднес иконку с изображением Императора, в глазах женщины что-то проснулось. Глаза ожили, и она заплакала.

Но было поздно…огонь разгорался…Император не знал жалости!

Сержант нашел капрала у пулеметного гнезда Дайка. Два солдата дремали, привалившись друг к другу. Эткинс, опершись на бруствер, ковырял ложкой банку с мясом сарта, то и дело всматриваясь в даль.

Кайл сразу узнал друга.

Кроме подсумка “свободного охотника” - как называли гвардейцы - Эткинса выдавал огромный цепной топор, покоящийся в кожаном открытом чехле.

По словам самого Майкла, это был подарок родного отца сыну, единственное наследство, которое мог дать генерал Эткинс сыну, не оправдавшему его ожиданий и надежд.

О своей жизни капрал рассказывал немного , да и что мог рассказать солдат солдату…

Услышав шаги Таггерта, Эткинс толкнул одного из гвардейцев.

Тот непонимающими глазами уставился на Майкла.

Капрал протянул ему банку с недоеденным мясом.

·     Буди Дайка, мы уходим. - капрал обернулся к Таггерту- Топаем, в расположение взвода Тревеса, тут недалеко их траншея.

o  Привет, Мэрдок- окликнул пулеметчика проходящий сержант.

Но он не услышал ответного пожелания удачи, в глазах гвардейца мелькнул страх.

Глядя на удалявшиеся тени, солдат содрогнулся и затормошил напарника.

Траншея вела разведчиков, словно праведная и единственная дорога к блиндажу лейтенанта.

Они продвигались в полной тишине, не обменявшись ни словом, словно были на задании.

Кайл слишком давно знал капрала, чтобы задавать ему ненужные вопросы.

Если Эткинс молчит, значит он не знает ничего, если ни считать домыслов и слухов.

Таггерту с каждым шагом становилось не по себе.

В этой ночи было что-то пугающее.

Этот бесконечный, черный желоб окопа.

Испуганные гвардейцы, на которых натыкались сержант и капрал.

Полнейшая, мертвая тишина вокруг несла в себе вирус страха

Казалось, отовсюду веяло поражением.

В солдатах жил ужас.

В этой мрачной безмятежности с яростным надрывным ревом в небо поднялось нечто.

-Люстра - прошептал Эткинс.- Эти уроды освещают поле боя.

Таггерт усталым и безразличным взглядом проследил полет осветительной ракеты, которая, описав крутую дугу, взорвалась в воздухе. Вспышка в ночи, словно тысяча солнц, больно ударила по глазам сержанта. Он прикрыл ладонью глаза.

Стало удивительно светло, как днем.

Только свет был неестественным, неживым.

Кайл отчетливо увидел траншеи и стоявших в них людях, они смотрел куда-то вперед.

Гул проклятий и молитв донесся до ушей сержанта и капрала.

Ледяной голос Эткинса позади заставил вздрогнуть даже опытного разведчика.

-Император, защити нас, это правда!

Сержант обернулся к капралу, у которого на лице застыл такой гнев, что Кайлу стало не по себе.

Он взглянул туда, куда смотрел Майкл и десятки других глаз. И сжал с силой, на какую был способен, рукоять катачанского ножа.

Там впереди, в синем свете ракеты как знак судьбы, перед глазами Таггерта, открылась картина казни гвардейцев.

Около огромного бункера стояли распятия.

Восемь ужасных металлических крестов, на которых висели тела людей.

Сержант вздрогнул и зашептал проклятия.

-Восемь, восемь наших парней - сказал сзади Эткинс и сглотнул комок, подступающий к горлу - Мать вашу, восемь.

И хотя никто не видел их глаз, казалось, что мертвецы с мольбой смотрят на позиции взвода.

Словно просят о мести.

-Солдаты не должны так умирать - прошептал Кайл.

Один из них качнулся, Таггерту показалось, что он просит о помощи.

Что он еще живой?

- Император, прости - пробормотал Кайл.- Прости, друг.

Эткинс взглянул на разведчика.

Не понимая, что он сам делает, сержант сорвал с плеча винтовку и прицелился в мертвеца.

Его дальнейшие действия остановил тихий голос. От этого голоса у Таггерта задрожали руки.

- Они умерли - буквально в нескольких шагах от сержанта сидел, сжавшись в комок, испуганный солдат, он трясся от страха, мерно качая головой, словно в такт какой-то музыке - Они умерли давно, еще до Первого Исхода.

Сержант содрогнулся и медленно опустил винтовку. Стало так тяжело на душе, что казалось еще секунда и навернуться слезы.

-Мы пытались спасти их - сказал солдат, и его голова, повернулась к сержанту, сверкнули безумные глаза - Когда убили первого, мы поднялись в атаку, но нас отбросили … а потом им всем выпустили кишки, кишки - он отвернулся от Таггерта, и опять закачал головой.

Кайл медленно опустился на дно траншеи около солдата.

Сержант не узнал свой голос.

Хриплый, словно, шипение, громадной змеи, он вырвался из сухих обескровленных губ.

-Кто сделал это?

Солдат не обратил на него внимания и засвистел какой-то гнусный мотивчик.

Дрожь прошла по спине капрала, он взглянул на Таггерта.

Лицо Кайла, исказила гримаса гнева, и сержант, схватив за грудки гвардейца, встряхнул его.

-Кто сделал это?- заорал Кайл, его голос заметался по извилистой траншее.- Кто???

- Десантник Хаоса- ответил безразлично гвардеец, и их взгляды опять встретились -Мы все так умрем. Под бой этих проклятых барабанов. Нам всем выпустят кишки. Всем.

Кайл тяжело поднялся и взглянул на Майкла, который все это время молчаливо наблюдал за ним.

Лейтенант Тревес, как и многие в эту ночь, не смыкал глаз. Известие об ужасной смерти второго отделения терзало, конечно, не только его.

Ужас сковал весь взвод.

Тревес прекрасно видел моральное состояние своих людей.

От сорока четырех человек его взвода в живых осталось восемнадцать.

Но с поиска возвращались те, на кого он мог положиться.

Его друзья.

Люди, с которыми в недавнем прошлом он сам недавно ползал на брюхе и убивал с одного выстрела.

Номинально, они не подчинялись командованию 27-ого Тулийского Гвардейского Полка, действуя малыми оперативными группами.

Но по отделениям были приписаны к каждой из рот.

Разведчики 23-его разведывательно-штурмового батальона из Нового Курска.

Лейтенант даже не слышал, как они вошли. Впрочем, кроме него в бункере вальяжно расположились и три неизвестных Кайлу человека в черно-зеленой форме штурмовиков 27-ого полка с массивными плазмаганами. Они то и заметили вошедших и надменно кивнули разведчикам, словно подчеркивая свой статус.

Впрочем, разведчики ответили тем же.

-Таггерт, личный номер 783565, 23-й разведывательный.

-Ли, личный номер 000689,2-ая штурмовая рота.

Не дожидаясь никакого разрешения, сержант и капрал уселись на два убогих обрубка, заменяющих стулья и придвинулись к столу, за которым сидели взводный и штурмовики.

Тревес не обратил на них никого внимания, его полные жгучей ненависти глаза рассматривали руки. Зазвенел металл.

Вздрогнув, лейтенант посмотрел на катачанский нож, который пробил стол в паре сантиметров от его пальцев. Один из штурмовиков, старший сержант с рябым плоским лицом, криво улыбнулся.

Тревес перевел взгляд с дрожащего ножа сначала на штурмовика, а потом на пришедших разведчиков.

-Привет, лейтенант- зло бросил Эткинс.

Таггерт молчаливо подпер голову рукой, и, казалось, безразлично уставился на стол.

- Я думаю, вы поняли, зачем вы здесь?- начал хрипло лейтенант - Я бы никогда не посмел отдать такой приказ, но я был должен…

-Хочешь я скажу, что ты должен -взвился капрал- Да у тебя взвод наложил в штаны от страха, а сам ты, вместо того чтобы ободрить людей, скрылся как крот в норе -Майкл выругался и гневно взглянул на лейтенанта.

- Люди видели то, что не видел ты, Майк, они видели как режут на куски их товарищей и ничем не могли помочь- ответил лейтенант- они видели, как Свигга зарезали словно свинью.

-А где был ты?

-Я был там и видел это- казалось безразлично ответил Тревес- Я видел Силета, Фекса… я видел их глаза

-Ты прятался здесь! - вскипел капрал- Ты…прятался за их задницы- его жест указал на штурмовиков.

-Я был на передовой с солдатами- заорал, наконец, Тревес.- Я был с ребятами, я видел как резали Надаля…

Капрал и лейтенант чуть было не схватились. Все это время штурмовики лишь неопределенно хмыкали и не принимали участия в словесной перепалке лейтенанта и капрала.

Голос Таггерта подействовал как холодный душ на разгорячившихся боевых друзей.

-Расскажи, что случилось, Кен.

Лейтенант вздрогнул и как-то сразу обмяк, секунду спустя из его уст вырвалось проклятие.

Тревес начал рассказывать.

Возможно, сам взводный сделал ошибку, атаковав позиции еретиков.

Но время нельзя вернуть назад.

Он сделал то, что был должен сделать.

Утром взвод захватил опорный пункт Носителей Слова, потеряв четырех бойцов.

Тревес распорядился оставить боевое охранение из отделения Свигга. Это были ветераны его взвода, искушенные в боях за Сигму-16 и Принципий.

Лучшие из лучших во всем батальоне.

Стойкие и верные Императору бойцы.

Их перебили этим же вечером прямо во время артиллерийского обстрела

Примерно полсотни культистов под вой еретических песен бросились на опорный пункт.

Все это прекрасно видел лейтенант и ничем не мог помочь Свиггу.

Основные силы взвода отсек и накрыл огненный шквал артиллерии отступников.

Но не давая возможности помочь, бог войны как будто дозволил смотреть на гибель людей Тревеса.

На их казнь.

Потеряв около двадцати культистов, еретики ворвались в окопы, опоясавшие бункер.

Выживших заставили страдать на виду у всего взвода.

Казнью руководил огромный десантник Хаоса.

Несчастных гвардейцев под восторженные вопли еретиков привязали к специально заготовленным металлическим крестам.

И началась экзекуция.

Ни один поток плазмы, ни один лазерный луч, ведомый рукой гвардейцев, не долетел бы до этого места, они не могли стрелять в своих друзей.

Даже расчеты автопушек не могли…никто бы не смог…

Лишь глаза видели.

Сердце ненавидело.

Мозг не понимал происходящего.

-Во имя Хаоса Единого и Неделимого!!! - заревели еретики когда в руках огромного палача оказался цепной меч

Он запел песнь, от которой кровь леденела в жилах слышавших.

Несчастные закричали от ужаса. Они призывали гвардейцев помочь.

Как они кричали!!!

Они обращались к своим друзьям с просьбой убить себя и проклинали своих палачей.

·     Ребята, господи, убейте…

o  Убейте нас, ребята, во имя Императора…

Первый несчастный гвардеец захлебнулся кровью.

Палач знал свое дело.

Так не должны умирать солдаты.

И тогда хлестанул по холму стаббер Дайка поднимая комья земли и…

Гнев обуял взвод, и в первый раз за этот вечер они поднялись в атаку, без команды, пытаясь отбить своих обреченных товарищей.

Но их отбросили.

Потеряв, пять человек, солдаты отступили.

Вторая атака была также бесполезна, потеряв еще троих, гвардейцы могли лишь наблюдать и молить Императора, что бы он облегчил страдания их товарищей…

Весь вечер гремели ритуальные барабаны и скандировались псалмы, ломая волю Имперской Гвардии…

Тревес заплакал, трясясь от бессилия и ненависти.

Майкл с бледным лицом зашептал проклятия.

Один Таггерт ледяным взглядом окинул друзей.

·     Теперь это наша война- сказал Кайл -и сейчас время свести кое с кем счеты.

o  Мы идем с вами- раздался наконец голос старшего сержанта штурмовиков.

Кайл безразлично кивнул и небрежно откозырнул Ли.

Тот усмехнулся и подал знак своим подчиненным.

Кайл с яростью выдернул катачанский нож из стола.

В кромешной темноте к бункеру, захваченному культистами Носителей Слова, тихо, ползли два незаметных горбика. Один более массивный, немного уродливый отставал…

·     Отстегни подсумок- захрипел голос Кайла.

Майкл отрицательно помотал головой.

Сержант кивнул упорству капрала…

Медленно словно улитки, незаметные человеческому взгляду, они приближались к траншеям хаоситов.

Ужасные кресты с жертвами были все ближе и ближе.

Было ли это ошибкой командования Хаоса или еретики понадеялись на свою психологическую атаку.

Но так или иначе стоявших на посту еретиков было всего четверо.

Двое стояли на левом фланге, вероятно в дозоре, еще двое охраняли сам бункер.

Караульные, погруженные в богомерзкие молитвы, не могли видеть, да не успели бы узреть разведчиков свалившихся как снег на голову.

Одному перерезали глотку, второй умер в страшных муках, катачанский нож пробил ему череп.

-Все готово, Кайл.

Сержант с капралом приблизились к бункеру, который охраняли две фигуры в балахонах.

Отступники так и не увидели лица своих врагов. Лишь выскользнувшие из ниоткуда тени стали вестниками смерти сектантов .

Теперь не было никаких преград на пути к мести.

Майкл вопросительно взглянул на Кайла.

-Мигни нашим- просипел сержант.

-Понял…

Тяжелый топот наверное услышал бы глухой, Майкл яростно проклял штурмовиков в их дурацких панцирях.

Ли свалился чуть ли не на голову гвардейцам.

·     Твою мать, быстро же вы - усмехнулся старший сержант штурмовиков

o  Ты …- голос у Майкла задрожал от ярости- Ты чего на прогулке…бурут хренов…

o  Я…

o  Выпустил бы тебе потроха, да занимаемся одним делом- зло прохрипел капрал.

Ли тихо выругался и обернулся к своим подчиненным, что-то выговаривая.

Майкл вопросительно взглянул на Таггерта.

-Ну, пора…

Но Таггерт, словно прислушавшись, поднял руку в предупреждении.

-Слышишь?

Капрал непонимающе взглянул на сержанта.

Но тут Эткинс, услышал, сначала очень далеко, потом ближе, ближе…

Монотонные удары боевых барабанов.

В этих звуках была какая-та дисгармония и ярость.

Носители Слова готовились к атаке.

·     Десять миль…Может ближе…- неуверенно пробормотал Эткинс.

o  У нас есть еще время - злобно усмехнулся Кайл- Давайте, парни.

Майкл толкнул дверь бункера.

В его чрево полетели продолговатые предметы.

Два громких хлопка взорвали тишину, яркий свет на миг осветил пространство.

Крики проклятий и богохульств повисли в воздухе.

Рев отчаяния хаоситов и торжествующий хохот солдат слились воедино.

В этой безумной тесноте, давили друг друга ослепленные еретики.

-Карать - заорал Кайл.

Завыли плазмаганы штурмовиков, выплевывая сгустки сфокусированной, словно живой энергии.

Она настигала повсюду мечущиеся в темноте тела. Кровавая карусель завертелась с ужасающей силой.

Еще два взрыва своей жуткой дисгармонией заглушили на миг стоны раненых.

Но посреди этого тартара возник удивительно могучий громоподобный голос.

·     Во имя Хаоса Единого и Неделимого, объединитесь жалкие черви.

Таггерт вздрогнул и обернулся к стреляющему капралу.

-Эта скотина здесь!

Капрал выстрелом уложил еще одного культиста и вытащил из подсумка осколочную гранату.

Голос подобный органу взвыл один из еретических псалмов.

Культисты остановились, их глаза преобразились и подобно леммингам они бросились на разведчиков.

Словно направленные единым мозгом, словно были единым существом.

Это была их ошибка.

Тот, кто видел осколочные гранаты в действии знает их поражающий эффект, они словно специально сделаны, чтобы нашинковать наступающих осколками.

Таггерт видел много раз, когда граната разрывала людей в клочья, видел оторванные конечности, мерзкие обрубки ног и рук, то, что оказывается последствием ее воздействия.

Несмотря на ободряющую песнь демагога, еретики остановились и попятились в ужасе, когда увидели катящиеся к их ногам предметы в форме эллипса.

·     Граната- взревел Таггерт, и солдаты отшатнулись от дверного проема.

Казалось, земля содрогнулась, и бункер, словно чахоточный больной, выплюнул ошметки мяса и крови.

"Там внутри, наверное, был ад," - подумал капрал

Эткинс взглянул на Таггерта, тот злобно оскалился. Рядом матерились штурмовики.

Стоны тяжелораненых и покалеченных были словно сладкой музыкой, бальзамом для гвардейцев.

Майкл заглянул в проем и бросил осветительный патрон.

Такой страшной картины, такого моря крови гвардейцы не видели за все три дня боев.

С шипением в красную жидкость упали еще три осветительных патрона.

Солдаты медленно ступали по ступеням бункера.

Кайл побледнел от увиденного.

Он видел многое, раздавленных и порванных в клочья дредноутами Хаоса гражданских, убитых с выпущенными кишками…

Но то, что увидели он и остальные гвардейцы, поразило их до глубины души.

Во вспышках брошенных осветительных патронов корчились в агонии обрубки, отдаленно напоминающие человеческие тела.

Даже сейчас в их лицах, исполненных невыносимой боли, проскальзывала ненависть.

Даже уже пред ликом смерти они ненавидели.

Тусклый свет заметался по бункеру, это разведчики включили наплечные фонари.

Лучи выхватывали из темноты заляпанные кишками, остатки кожи, красные от крови стены.

Направленные фотонные потоки, наконец, нашли того, за кем пришли сюда гвардейцы.

Посреди моря крови, убитых и тяжелораненых культистов стояло огромное существо.

Его багровый силовой доспех был словно создан из плоти и крови мертвецов.

Огромный десантник Хаоса в руках сжимал цепной меч.

То был тот демагог, который заправлял казнью.

Чудовищное создание не двигалось.

Без шлема он представлял еще более отвратное зрелище.

Защитник Человечества превратился в чудовищную тварь, ведомую Неделимым Хаосом.

Дары Темных Богов коснулись его, извратив телесно и духовно. Странные искажения ужаснули людей.

Перед ним стоял монстр.

Чудовище.

Предатель.

Архиеретик.

Но мерзкие наросты по всему лицу не затронули удивительно изумрудные глаза.

Они выражали животный гнев.

Он осмотрел гвардейцев, и его взгляд уткнулся в Кайла.

То ли потому что Кайл первым нашел его взгляд, то ли еще по какой либо другой причине. Это было не важно.

Сержант не отвернулся и не потупил взор , он принял вызов.

Он взглянул в эти изумрудные глаза с такой ненавистью, на которую только был способен…

Со стороны казалось, они так сильно ненавидят, что читающаяся в их взорах ярость, которую мог узреть каждый взглянувший в эти глаза, могла испепелить за считанные доли секунды.

Не прошло и пары секунд как лицо монстра исказилось в гримасе боли, потом его меч запел песню смерти.

Десантник Хаоса ринулся вперед.

Кайл как будто ждал этого момента.

-Умри! - заорал сержант.

Рев винтовок заглушил ужасный вопль десантника.

Пучки плазмы попали точно в грудь, они проникли сквозь силовой доспех и вызвали нетерпимую боль у хаосита. Демагог с ревом пошатнулся, но уже вошел в свою стихию- ближний бой.

Цепной меч с мерзким визгом врезался в одного из гвардейцев, находя дорогу к кишкам.

Мгновение и тварь уже обернулась к следующей жертве.

Еще труп.

Теперь на его пути был Таггерт.

Удар страшной силы обрушился на Кайла.

Но, сержант, даже упав на спину, успел блокировать цепной меч своим оружием.

-Нет, Кайл! - заорал капрал. - Умри, гнида.

Взвыли винтовки в страшном втором залпе.

Заорали, матерясь, гвардейцы, словно вторя святой энергии.

Еще и еще.

Крича от ненависти и злобы, проклиная не подыхающее, кажущее бессмертным существо, стреляли в упор.

Еще и еще.

Сгустки плазмы, казалось, перемешивались с гневом солдат и отбрасывали десантника все дальше в центр бункера.

Еще и еще.

Наконец чудовище опустилось на колени, дикий импульс исказил его обезображенное ранами лицо.

Проклиная гвардейцев и выплевывая черную жижу изо рта, демагог захрипел Нечистую Мессу. Он уже видел, как люди приближаются к нему, он понял, что ждет его.

-За Свигга - тихо сказал Кайл…

Майкл отстегнул наплечный мешок с топором и переглянулся с Ли.

Старший сержант поиграл желваками…

Скрипя бесчисленными зубьями, захрипел ужасающий цепной топор , взвизгнул катачанский нож, зашипел словно рассерженная змея энергоклинок старшего сержанта.

Словно ища плоть, словно крича песнь смерти, орудия убийства с мерзким хрустом врезались в плоть чудовища…

Огромное безголовое грузное тело рухнуло на окровавленный пол.

Тяжелый цепной меч, словно потерявшая хозяина собака, заскулил и затих.

Через три часа на рассвете войска лорда Валтариса атаковали позиции 27-ого Полка.

Чудовища прорвали оборону первого батальона, и зашли в тыл взвода Тревеса, но их ждали только пустые окопы.

Еретики заполонили траншеи и заголосили о своей победе.

Но внезапно их радостный крик оборвался, его заменил обреченный стон… еретики вошли в бункер…

Доклады культистов о незапланированных потерях, только еще более разогревали его раздражение.

Темный Апостол, окруженный верными терминаторами, злобно осмотрел пустые металлические кресты и усмехнулся.

Гвардия провела его на этот раз, но только на этот.

Рев двигателей внезапно нарушил созерцание Валтариса, даже издали можно было заметить величественные формы огромного черного челнока.

Своим мрачным видом он казалось, заслонил два солнца планеты.

Валтарис посмотрел вслед неизвестному кораблю и надменно бросил приказ, командиру терминаторов.

Начинался еще один день на Туле. Еще один день войны.

Душа ренегата лечиться молитвами, тело каленым железом

Великий Инквизитор Джулиан Самаэль из разговора с Магистратом.

Часть 2. Братство стали

(Вторая Тулийская Война, датировано 17 ноября 454 М.40)

(Сегментум Обскурус, сектор Цитадель Империума ,Восьмой день, индустриальный центр столицы Туле, Арморис).

Душа бессмертна. Но не плоть.

Плоть тлеет, кровь, ведущая в бой, иссыхает, и однажды тело умирает от жесточайших ран.

Для космических десантников есть продолжение достойной жизни после смерти, его получают достойнейшие братья.

Они становятся воинами, закованными в адамантий.

Имя им, воины древности - Дредноуты, но даже они страдают…

Вы когда-нибудь слышали как плачут Древние?…

Наверное нет …это …страшная бесконечная скорбь.

Ведь кажется, что для них во всем мире нет ничего способного растопить их ярость.

Наверное, лишь смерть подобных им способна вызвать слезы…

Цензор Марк Лукулл

книга 5-ая “Фронтальные атаки”

…Дорогая Элизабет, обязательно приезжай на Туле, я покажу вам Арморис.

Это центр аборигенской культуры, куда уже вплетена нить Империума.

Здесь древние традиции первых поселенцев переплетаются с культом Благословленного Императора.

Особенно впечатляет Дворец проконсула и изображения космических десантников в храме Ситтил.

На это стоит посмотреть.

Говорят сам Император, посещая Туле много веков назад, повелел воздвигнуть храм в честь одного из Великих Легионов Прошлого.

Но вот что странно, на огромных иконостасах нет ничего, что указывает на название Легиона…

P.S Обязательно передай поцелуй Карлу и Фрейберге…

Полковник Фредерик Анастасиу из письма жене.

Ужасное сражение, уже пятый день шедшее в самом центре Армориса, словно безмерное чудовище запихивало жертву за жертвой в огромную пасть старухи по имени Смерть.

Буквально мясом и кровью 47-ая дивизия Селисцид, 1-ый и 27-ой Тулийские Гвардейские Полки удерживали столицу, не пропуская ударную группировку Пожирателей Миров и Носителей Слова дальше Индустриального центра.

Ужасная дезорганизация и страх ломали все представления об обороне.

Бреши затыкались всем имеющимся под рукой материалом.

Милиция, Арбитры воевали плечом к плечу, умирали, но держали позиции.

Район Главных Врат, окруженный со всех сторон, не сдавался. Там бились до последнего патрона, до последней гранаты.

Сражаясь во имя своей святой земли, на которой жили.

Сражаясь с молитвой на устах во имя Императора, надеясь на помощь, ибо кроме молитв не было надежды на спасение.

Люди верили, Он должен был их услышать!!!

Ибо те, кого Он должен защищать, гибли!!!

Но, казалось, Избавитель был глух…

На улицах кипела кровь, позиционные бои то переходили к жестоким рукопашным схваткам, то опять превращались в кошмарные перестрелки.

Отдельные дома, улицы, целые кварталы превращались в опорные пункты защитников планеты, откуда их с трудом выбивали только отряды десантников Хаоса.

Так куда не успевали солдаты, устремлялись наспех сколоченные гражданские отряды.

Их хватало буквально на какие-то часы. Иногда этого было достаточно. В самые страшные минуты боя то тут, то там возникали люди, закованные в пласталь и керамит называемые здесь не иначе как Элита Туле, легендарные экскувиторы Цитадели Империума, они задерживали сектантов, но и их было слишком мало на огромный город.

И ужасная поступь Хаоса не угасала и новые волны культистов, направленные Апостолом Валтарисом, бросались в этот ад.

Еретики рвались к Району Проконсула, к святому памятнику Адептус Механикус, к капелле Бессмертного Императора.

Защитники держались.

Но их сопротивление продолжалось бы недолго, если бы не пришедшие на помощь Имперские Кулаки.

Сверхлюди, божественные ангелы мести Императора ответили на зов Туле.

На планету прибыла 2-ая рота Претории под командованием Николаса Коулуса.

Они высадились в самом пекле сражения, и среди них были Древние, божественные дредноуты. Воины-победители…

Артемиус снизошел на Туле одним из первых.

Древний видел тысячи планет и десятки тысяч разрушенных городов, и каждый раз он жалел город, словно это было живое существо.

Он жалел каждую улочку.

Разрушалась древняя история и устоявшийся мир живущих здесь людей.

Он укорял себя, самобичевал упреками в неспособности Космического Десанта помочь СЕЙЧАС. Сколько он помнил себя , они все время опаздывали. Почти всегда.

Одна из улочек Армориса надолго осталась в памяти брата Артемиуса, существующего в «Триарии» , огромном дредноуте Легиона Имперских Кулаков.

Именно Легиона.

Он никогда не признавал действия Примарха Ультрадесантников правильными.

Они разрушили такой привычный, как казалось мир.

Он впитал это правило от своего наставника. Он запомнил его слова.

-Мы родились в Легионе и умрем с именем Его на устах.

Для Артемиуса Легион был Легионом.

Имперской машиной, способной сокрушить хребет любого врага. Величайшим Оружием и Величайшим Проклятием.

Дредноут жил и каждую атаку в боевом безумии гудел почти еретический клич: - За Легионы!

Его боевой клич раздражал Магистра Ордена.

Хотя, не показывая это на виду всех братьев, Магистр одно время настойчиво требовал от воина древности прекратить использовать, как он выражался, еретические выражения.

Но даже Магистр своим авторитетом не мог совладать с тем, кто старше его на пять тысяч лет.

Кто мог сказать "Нет".

Кто мог повести за собой в бой

Кто был не один в своем глухом противодействию командованию.

Могущественный древний “Сталинград” пробуждался от от стасисного сна.

Брат Ксеркс был вторым "Я" Артемиуса.

И Артемиус рассматривал того, кто стал ему братом, другом после смерти.

С кем ему предстояло идти в бой.

Они никогда не были друзьями, когда существовали в плоти и крови.

В безумные годы молодости завидовали друг другу.

С мудростью, данной Императором, и годами бесконечных войн они стали присматриваться друг другу, оценивать способности и недостатки.

Глупость и гордыня уходили на второй план.

Сначала это не была дружба.

Скорее это было взаимное уважение к успехам друг друга.

Ибо каждый из них был достоин, быть великим и избранным воином Императора.

С течением времени они сдружились. Могущественные Древние. Солдаты Тех Войн.

Они стали почти единым целым.

Защищая своими панцирями слабых гвардейцев и космических десантников.

Став для живых Братством Стали.

Штурмовой отряд лейтенанта Тревеса стоял насмерть, защищая стратегически важный дом, из которого отлично простреливалась вся улица, ведущая на площадь Фема.

После событий у укрепленного района около Энея и отражения ужасной атаки культистов в секторе Главных Врат ,истерзанный взвод Кена дополнили два отделения штурмовиков такого же обескровленного 3-ого батальона 27-ого полка.

Из уже ставших ветеранами солдат, кто выжил в первую неделю боев, начали формировать отряды специального и штурмового назначения.

Тревесу предстояло оборонять твердыню.

Командование приказало держать оборону до прибытия основных сил.

Время шло…

А культисты уже в который раз рвались туда…

Но им мешала эта своеобразная крепость.

Предпринимая бездумные попытки с ходу взять эту твердыню, они усеяли всю улицу своими телами. Сотнями тел.

Теперь их командование действовало более избирательно.

Около роты предателей короткими перебежками, скрываясь среди трупов, приближались к зданию.

Но все же и этот отряд еретиков не смог прорвать оборону штурмовиков Имперской Гвардии.

Культисты попались в западню.

В тесноте подъезда людской массе было не развернуться.

Большинство, гвардейцы перебили еще на лестничных пролетах, просто закидав гранатами.

Некоторые прорвались и сейчас сражались с людьми Тревеса.

У еретиков не было ни малейшего шанса… Хотя это и были полубезумные милиционеры, у которых оставалась хоть какая-то организация и порядок

Заскрежетал цепной топор, потроша кишки у зарвавшегося поклонника Хаоса.

Безумец завизжал от адской боли, бессознательным движением он пытался запихнуть внутренности обратно.

Но Майкл не дал ему даже такой возможности, цепной топор еще раз вонзился в плоть еретика.

Тело рухнуло на усеянный обломками мебели пол и забилось в судорогах.

А вокруг продолжалась яростная схватка. В злобном перезвоне штык-ножей Майклу слышались мольбы и проклятья погибающих.

Хрипели от ярости и боли и озверевшие от крови люди, постепенно утрачивающие свой облик, превращаясь в безумных убийц.

Гвардейцы теснили хаоситов.

-Убей- звенело в голове Эткинса.

И Майкл ринулся в этот ад, повинуясь древнему инстинкту.

Цепной топор, гудя, впился своими мономолекулярными зубьями в ближайшего культиста и пробороздил ужасную рану на груди.

Вторым ударом он снес голову еще одному безумцу.

Капрал оттолкнул навалившее окровавленное тело.

Вовремя.

Он успел блокировать выпад еще одного хаосита.

В следующую секунду катачанский нож подоспевшего Таггерта обрушился на шею культиста.

Рядом дрался Тревес, штык-нож с отвратительным хрустом вошел в горло хаоситу, лейтенант с удивительным, почти людоедским спокойствием, смотрел, как с диким криком культист схватился за рукоятку, пытаясь выдернуть, зазубренный клык… Грохотал тяжелый стаббер Дайка, выплевывая в упор поток смерти.

Дрались обезумевшие люди, работая штыками и ножами стремясь лишь УБИТЬ.

Еретики дрогнули перед яростью гвардейцев и обратились в бегство.

Но никому в этот раз не суждено было спастись.

Основную массу добили выстрелами в спину.

Даже одного идолопоклонника, пожелавшего сдаться, закололи штыками и выкинули мерзкий труп на улицу, прибавляя еще одно тело к мертвецам внизу.

Воспользовавшись относительной тишиной, Таггерт устало опустился на пол и прикрыл глаза.

За последние три дня он поспал всего пять часов. Тяжелые воспоминания опять навалились неприятным грузом на мозг.

Погибли его друзья разведчики, нарвавшись на засаду… Бейкеру выкололи глаза…

Господи за что…Захаров подорвал себя гранатой…Мерич…Жаан…

Не осталось никого, с кем он сражался на Сигме-16, Мертвом Источнике, Принципии.

Один Эткинс…

Захрустело раздавленное стекло, рядом, шумно вздохнув, присел еще кто-то.

o  Нет у кого-либо… пожевать чего-нибудь?- раздался откуда-то издалека голос капрала.

·     У меня только хлеб- откликнулся кто-то, люди о чем-то разговаривали, и Кайл слышал их все тише и тише.

Уставший мозг принимал в свои объятия Морфей… Бог сна успокаивал солдата.

·     …И откуда у тебя этот нож, сынок.

o  Рядовой Таггерт, товарищ командир…

o  Э-эээ будь проще, где ты достал его, дай… о, он похоже именной, …Юргенс…Арчибальд.

o  Да, сэр…на Заме, сэр.

o  Операция “Ужасающая Мощь”?

o  Да, сэр…под заградительным огнем мы вытаскивали катачанцев, помня старый девиз “Не оставляй на поле боя даже мертвого товарища”…

o  Молодец, рядовой…-шесть лет назад…

Дом содрогался, словно от ударов громадным молотом.

Но для Кайла это стало лишь отдаленным тихим эхо.

-Миномет- молнией мелькнуло в сознании.

Сержант понял, что на мгновение уснул. Может быть жалкие секунды, но все же лучше чем ничего.

Тяжело поднявшись на ноги, он осмотрелся.

Застывшие как изваяния гвардейцы у окон, глухо ругался Дайк, прилаживая тяжелый стаббер, при этом стараясь одновременно и сожрать кусок темного хлеба.

Капрал всматривался в прицел снайперской винтовки. Лейтенант расположился рядом и настойчиво терзал вокс-кастер.

-Отвечайте, вашу так…

-Все-таки у них хватило ума подтащить сюда минометы- злобно сказал Эткинс, Таггерту, оторвавшись от прицела.

Из рассеченного лба текла тонкая струйка крови, но капрал, казалось, не замечал ее.

-Как спалось ?- усмехнулся Майкл.

Кайл не ответил другу, вслушиваясь как лейтенант вызывает отделения взвода.

·     Второе отделение, Проктор, Проктор!!! - кричал захлебываясь в наушник Тревес, хрип и скрежет в эфире был ответом на его зов- Четвертое… Ли…

Лейтенант обернулся к Кайлу.

Тот сочувственно шмыгнул носом.

-Молчат…молчат, что за дерьмо…Ли…Проктор, прием… идиоты, прости меня Император…Ли

Голос командира отделения штурмовиков, расположившихся тремя этажами ниже, наконец, прорвался сквозь помехи.

·     На связи Ли, командир, у меня трое убитых… гранаты почти закончились… Проктора нет в эфире уже час, Немцович погиб… чертовы минометы… Кен, а Прозецки все нет… черт…мне сообщили отделение Проктора погибло, ребят накрыло точнехонько , одни ошметки. Знаешь, командир, я в жизни не видел подобной мясорубки…это не люди, психи какие-то…что там, Синкх??? Господи… Император сохрани, это “Дефайлер”…Кен… ты видишь его… Кен? Гранатометы… Танака…

Последних слов Ли, никто не уже слышал, все прильнули к окнам. Словно прорываясь сквозь черный дым пожарищ, на улице показалось искаженное чудовище Хаоса, громадная паукообразная тварь, служившей в качестве ударной силы еретиков.

Гвардейцы переглянулись. Кто-то зашептал молитву, кто-то, ругаясь, скрипел зубами от негодования.

Майкл резким движение вытер кровь с лица и негодующе уставился на лейтенанта.

o  Где же Седьмая рота, Тревес? Мы уже шестнадцать часов, обороняем этот чертов дом и потеряли кучу отличных ребят- он оглядел находившихся в комнате людей, словно ища поддержку- Где этот мудак Прозецки, …где эта помощь…

Что ему мог ответить лейтенант, он лишь беспомощно сорвал с себя шлем и прислонился к бетонной стене, словно ища прохлады среди раскаленного войной пространства.

Капитан Вальтер Прозецки слишком поздно понял, что его рота попала в ловушку, устроенную культистами.

Слишком тихо было на этих улочках.

Слишком.

Рота шла на выручку к Тревесу, и теперь этим испуганным зажатым в ловушку людям нужна была помощь.

Все изменилось после того, как аръегардный отряд доложил о первых потерях.

Прежде чем кто-либо успел отдать стоящий приказ, кинжальный огонь уложил треть подразделения буквально за считанные секунды.

Ребят срезало как косой.

Вспыхнул словно спичка сопровождающий роту “Леман Расс”.

Еретики в который раз сеяли зерна Хаоса, пожиная такие вкусные для себя плоды.

Люди беспомощно метались по улице, пытаясь укрыться от губительного вражеского огня. Вдобавок на улице появились громадные десантники Хаоса.

Одним своим видом они посеяли еще большую панику среди роты.

Впрочем, Вальтер уже ничего этого не слышал и не видел, капитан, словно спал, обняв асфальт, и лишь застывшие от внезапной, резкой боли глаза пели гимн смерти.

Но Седьмая рота не погибла, в этот момент на оперативный простор вырвались дредноуты Имперских Кулаков, круша все на своем пути.

Древние спешили на помощь Имперской Гвардии.

Сегодня Артемиус был в своей стихии, его громадное пятиметровое тело появившееся на разрушенной улице, обороняемой Седьмой Гвардейской ротой, вызвало рев восторга у солдат Императора.

Им казалось, что они попали в ловушку, зажатые со всех сторон бесчисленными культистами и отделением десантников Хаоса.

Гвардейцам казалось, что это конец, но тут они увидели желтый корпус дредноута, который в считанные секунды завертел кровавую кашу из еретиков.

Мерно завращалась штурмовая пушка, исторгая смерть. Считанные секунды понадобились Древнему, чтобы заставить замолчать навсегда целый дом, откуда велся губительный опустошающий огонь.

Гвардейцы, воодушевленные таким поворотом событий, атаковали культистов, засевших в доме напротив.

Ситуация в корне изменилась, теперь уже еретики оказались в незавидном положении обороняющихся.

Даже десантники Хаоса отступили, увидев настоящую ярость, исходившую от “Триария”.

Артемиусу показалось, что они попятились.

Они испугались.

- За Легионы! - взревел он и бросился за десантниками.

Культисты, пытавшиеся было перекрыть ему дорогу, оказались рассеяны в мановение ока. Штурмовая пушка и энергетический кулак сделали свое дело.

Некоторые глупые поклонники Хаоса, попавшиеся под ноги, были безжалостно растоптаны.

В своем гневе Артемиус не заметил странности в поведении десантников Хаоса.

Только тогда, когда он заметил куда завела его слепота и дух битвы, то заревел от ярости.

Он попал в ловушку.

Перед ним стояли три громадных дредноута отступников.

Бывшие братья. Подлые безумные еретики.

Эти Древние возможно видели самого Императора, но сейчас в диком безумии они терзались от боли, видя перед собой красную пелену и ВРАГА.

Монстры Хаоса словно были злобным отражением Артемиуса.

Дредноут Хаоса - тот, что слева - вероятно согрешивший больше всех, был награжден извращенным подобием энергокулака, чудовищным крюком.

Их металлические тела разбухли от наростов.

Многие лета назад, когда у них были имена, их любили и почитали.

Хаос дал им свою любовь.

Существа, некогда защищавшие Человечество, превратились в рабов.

Рабов своей боли и ненависти.

Они страдали, ища смерти в бою из столетия в столетие.

Их разбуженную месть направляли Боги Ворпа.

Дредноуты медленно сжигали себя в ненависти, стараясь вырваться из цепких лап Хаоса.

Чтобы карать, жечь людей, стараясь облегчить свои страдания.

Их безумие, сдерживали искаженные фигуры десантников Хаоса, десятками цепей… крича от возбуждения и бесполезно успокаивая своих братьев.

Рвущиеся, воющие от отчаяния чудовища просили отпустить их. Боль толкала их в бой… и они кинулись вперед.

Ненависть нельзя сдержать.

Осыпаясь, красноватыми искрами, лопнули звенья цепей.

Гнев вырвался на свободу.

Дредноуты столкнулись в безумном танце смерти…Первая жертва попалась в клетку.

Броня Древнего выдержала первый удар лазерных пушек еретиков.

Атака потрясла его до основания, но Артемиус уже набрал ход и вошел в рукопашную схватку, его штурмовая пушка и энергетический кулак вступили в действие.

Он ударил наотмашь и правый дредноут с громадным трудом удержался на конечностях.

Загрохотала пушка, сбивая куски керамита, и превращая центральный дредноут в одноногого калеку.

Артемиус содрогнулся всем телом, когда энергокулаки отступников в ответной атаке, обрушились на него, круша броню.

Отклонясь корпусом, дредноут смог смягчить удары, но неповрежденный дредноут слева вцепился в штурмовую пушку, и опять Артемиус ощутил удары энергокулаков, они грянули о корпус, срывая как когтями броневые листы, высвобождая снопы искр.

Заскрежетал металл, фронтальная броня покрылась кривой сетью трещин.

Нужно было раскидать врагов, ибо у него не было иного выхода, поражение явно не входило в планы Древнего.

Нервно взвизгнули сервоприводы торсового разворота.

Дернувшийся в сторону саркофаг"Триария" протаранил одного дредноута Хаоса и легко освободился от другого.

Ему это удалось!!!

Грузно рухнул на горячий от боя асфальт дредноут-еретик, потерявший часть ноги.

-Пока он не встал есть неплохие шансы - пробурчал Древний.

А вокруг кипела рукопашная схватка, культисты, теснимые Седьмой Гвардейской ротой, сдали позиции и медленно отступали.

Воздух был пропитан гнилым дымом, жженым человеческим мясом.

Но у дредноутов был свой бой, они словно оказались одни в своем закрытом для прочих мире, в мире боли и страданий, взаимной ненависти и злобы.

Опять заскулила роторами штурмовая пушка. Ее заряды огненным потоком прошлись по шкуре еретика, отхватывая громадные куски адамантия.

Энергокулак “Триария” врезался в еретика слева, магнакольцевые катушки отчаянно заныли, в своем диком вращении отрывая огромные пласты металла, яростно терзая броню противника.

Но древние воины Хаоса, не замечая боли, ослепленные яростью, с удвоенной энергией набросились на Артемиуса.

Промахнулся, разрубая воздух, своим извращенным крюком еретик.

Но все же “Триарий” не избежал еще одного последовавшего удара.

Артемиус почувствовал, как деформировалась штурмовая пушка. Боль пронзила его покалеченное тело, соединенное с оружием нервными связками.

Он сделал шаг назад, но еретики достали дредноут еще раз, фронтальная броня в который раз выдержала удар.

С яростью трубя о победе, хаоситы набросились на обреченный “Триарий”.

Но Имперский Кулак не думал сдаваться, размахивая здоровым манипулятором, он заставил дредноуты отступить.

-Склонись или умри- заревели они.

Забытый Артемиусом дредноут-калека атаковал. Он уцепился энергокулаком за нижнюю конечность, не давая маневрировать.

И тут же спаренная лазерная пушка одного из хаоситов продемонстрировала свою демоническую силу.

Поток нечистой энергии пронзил пространство и устремился, как живой, ища свою цель.

Деформированная штурмовая пушка была вырвана с корнем вместе с частью корпуса.

Импульс боли ошеломил "Триария", не чувствуя самого себя, Артемиус сделал все же шаг вперед, топча дредноута-калеку.

Отступление, никогда - как заклинание пронеслось в сознании.

Он бы не отступил не в одной из двух своих жизней.

Эта черта Имперских Кулаков сослужила им дурную славу, они никогда не оставляли позиций и были за это не мало раз наказаны и весьма жестоко.

Инцидент с Железной Клеткой был лишь одним из напоминаний. Возможно самым жестоким и кровавым, но не единственным.

«Триарий» не отступил, даже видя свое поражение.

И на Артемиуса обрушились энергокулаки Хаоса, вызывая нестерпимую, словно человеческую, боль.

Чудовищный серп вонзился в поврежденный бок.

Огнеметы опалили корпус.

Полуслепой, покалеченный Артемиус вознес к Императору молитву.

«Сталинград» находился недалеко от места боя Артемиуса, сдерживая атакующих Пожирателей Миров.

Ксеркс пришел на помощь батальону гвардейцев, закрепившихся в руинах старого дворца Администратума.

Вместе с дредноутом буквально через несколько секунд высадились и космические десантники, ведомые Телледием, капелланом Имперских Кулаков.

Вступив в схватку под радостные крики Гвардии, они обрушили гнев Императора на еретиков, истребив большинство из них…

Громадная фигура в черном силовом доспехе приблизилась к Древнему. Глаза череполикого шлема осветились мягким желтым светом. Розариус заиграл зеленоватыми лучами.

·     Приветствую тебя, брат Ксеркс.

·     Здравствуй, друг, я вижу, мы вовремя откликнулись на просьбу этой планеты.

o  Да, и нам предстоит один из тех самых великих дней…

o  Я просто надеюсь на это- глухо расхохотался Древний- Говори же, оставим все церемонии.

Капеллан казалось ничуть не смутился.

·     Ты должен помочь, мудрый воин…пока самая сложная обстановка здесь…и возможно безумные попытаются прорвать здесь хлипкую оборону Гвардии…Прошу защити их…я надеюсь на тебя, брат…

o  Я это Стена…-молвил огромный дредноут.

o  Спасибо, брат…

o  Довольно слов, капеллан ,иди же и порази врага во имя Императора…да хранит тебя Рогал Дорн.

o  Да сохранит тебя твой доспех… Ксеркс…

Оставив со «Сталинградом» отделение девастаторов брата-сержанта Номада и около взвода гвардейцев, капеллан повел основную массу солдат вниз по улице, к святой площади Адептус Механикус.

Ксеркс почувствовал первый импульс боли, исходивший от Артемиуса, но не смог отступить с поля боя.

В этот момент Дети Кхорна атаковали…

Десяток безумных, размахивающих цепными мечами, ревущих “Черепа для Кхорна” существ врезались в самое слабое место в обороне дворца, гвардию.

Мужественно оборонявшиеся солдаты гибли под цепными мечами берсеркеров. «Сталинград» поспешил на помощь.

Безумные в своем величии Пожиратели Миров слишком поздно увидели в дымке и желтой городской пыли огромный лик Ксеркса.

Над человеческими криками "Держать строй" и безумными воплями еретиков вдруг послышалось: - За Императора!

Дредноут ворвался в кишащую массу Пожирателей. И схватив одно из тел, разорвал на части.

“Сталинград” обагрил свой манипулятор кровью, вырывая головы, ломая руки и ноги.

Дети ККхорна бросались на дредноут с яростью обреченных.

Но они сталкивались словно с каменной стеной и умирали.

Что могли поделать против адамантиевой брони цепные клинки и вся ярость чудовищ?

- Рогал Дорн!

Для Ксеркса ближний бой был стихией, которую он подчинил и над которой властвовал.

Его энергокулак и мульти-мелта терзали и разрывали на куски берсеркеров.

Многих он просто покалечил и теперь со стороны видел, как их тут же добивали штыками, боевыми ножами и просто камнями гвардейцы и Имперские Кулаки.

Люди праздновали нелегкую победу, но к своему удивлению увидели, что дредноут, без сомнения главный творец победы, уходит.

Ксеркса звал Артемиус.

Лазерный луч вторично обрушился на Артемиуса, и дредноут, словно от боли, присел на колено.

Это стрелял оправившийся дредноут-калека, ему наконец-то удалось подняться, не предпринимая участия в ближнем бою, архипредатель обстреливал покалеченного Артемиуса.

Артемиус ощущал все сильнее и сильнее свою беспомощность. Он проклинал себя за авантюрность и молил Императора придать ему сил.

Но словно в ответ его возвращали к действительности глухие удары по броне.

“Триарий” выставил вперед энергокулак, стремясь оградиться от смертельных ударов еретиков.

Это ему частично удалось, атаковал лишь один дредноут, но его удар сотряс раненного Древнего.

В который раз Имперский Кулак устоял.

Но боль пронзила израненное, покалеченное существо в танке с амниотической жидкостью "Триария"

И он не смог больше молчать.

·     Брат, брат Ксеркс- тихо вырвалось у Артемиуса- Помоги мне.

А гвардейцы, отбросившие культистов, сейчас беспомощно наблюдали за гибелью дредноута.

Их лазганы были бесполезны против боевых машин. Но они попытались.

Из разрушенных домов, зияющих дыр окон летело все, что могло отвлечь дредноуты еретиков.

Осколочные гранаты, кирпичи, обломки мебели.

Но безжалостные машины убийства не обращали никого внимания на пустые попытки людей помочь Артемиусу.

“Триарий” мысленно благодарил солдат за их героизм, но сейчас ему…

ему Имперскому Кулаку… показалось, что он смертельно устал.

И Артемиус опустил манипулятор.

И удары обрушились с двух сторон. Огромный дредноут, Бессмертный Древний, рухнул на раскаленный войной асфальт.

-Брат, помоги мне, -сознание начало затухать.

И когда гвардейцам казалось, что обезумевшие дредноуты еретиков, наконец, добьют Артемиуса.

Когда захохотали от восторга наблюдавшие за боем космические десантники Хаоса.

Когда казалось все кончено…

В ту секунду, воздух сотряс рев.

-Я здесь, брат!!!

Из пыльного потока, казалось, из самого чрева боя вырвался этот рев.

-Я здесь, брат!!!

Ксеркс был рядом.

«Сталинград» появился за спиной дредноута-калеки, и его энергокулак врезался в корпус еретика, дробя металл. Оснащенный чрезвычайно мощными кольцевыми сервоприводами манипулятор пробил толстую шкуру предателя. Хрипя от злобы, еретик попытался вырваться из смертельных объятий Имперского Кулака.

Но второй удар проделал еще большую дыру в его корпусе, оборвав жалкую жизнь еретика, заключенного в бронированную оболочку.

Лишенное центрального мозга чудовище Хаоса замерло в бессмысленной позе.

Дредноуты, добивавшие Артемиуса, повернулись к Ксерксу.

Взревев от ярости, они бросились в бой.

-Я здесь, брат!!!- опять взревел Древний

В столбах черного дыма гвардейцы увидели, как огромный дредноут Имперских Кулаков столкнулся с ренегатами.

Отдирая адамантий, словно эта была слабая плоть, Ксеркс почувствовал удары справа, это космические десантники Хаоса вступили в бой под истеричные крики своего командира.

Это взбесило Ксеркса, развернув тело, он схватил одного из хаоситов и оторвал ему ноги.

Отбросив трепещущее тело, он обрушился на дредноуты.

Они молотили друга как обезумевшие древние люди.

Они просто желали друг, другу смерти, поливая огнем и круша металлические тела, в которых обитали.

Удар за ударом, ломая броню…удар за ударом, ревя от ярости…

Удар и еще удар…

Превращенный в раскаленный шлак выстрелом из мульти-мелты, рухнул один из бронированных бегемотов.

Теперь они остались один на один.

«Сталинград» мгновенно оценил своего безумного врага.

Страшный крюк был блокирован энергокулаком. Но еретик непостижимым движением высвободился из смертельной ловушки. Но второй удар резкий, страшный чуть не пригвоздил хаосита к земле.

- Именем Его!- восторженно возвестил Ксеркс.

Гвардейцы, наконец, увидели свою цель. Их ярость обрушилась на десантников Хаоса.

Рота бросилась врукопашную.

Семьдесят маленьких людей вклинились в этот страшный бой.

И это перевесило чашу весов в пользу Империума.

Сковав десантников, некоторые смельчаки бросались на дредноут, и умирали, умирали, умирали.

Жертва гвардейцев была не напрасной, Ксеркс нашел слабое место в обороне дредноута, чудовище слишком поздно сманеврировало и энергокулак врезался в разбухшее тело, минуя напрасную защиту, страшный крюк, все… страшный удар разворотил корпус монстра до основания, отчего во все стороны полетели брызги мерзкой жидкости, тем самым освободив душу еретика от вечных мук.

В этот момент выстрелила спаренная лазерная пушка последнего предателя.

Лучи когерентного света вспороли адамантиевые листы брони Ксеркса.

С тяжелым стоном огромный «Сталинград» упал, подминая под себя стреляющего.

Вздох ярости пронесся по полю боя.

Гвардейцы с удвоенной энергией набросились на десантников Хаоса.

В этом море голов, хрипящих звуков и проклятий, никто не слышал, как встает изуродованный Артемиус.

Даже сильно покалеченный, истерзанный дредноут представлял серьезную силу на поле боя.

Древний вклинился в сражение, чем окончательно подорвал мораль хаоситов.

Десантники поняли, что их ничего не спасет.

Они умерли жестокой смертью…

И как бывает, почти всегда, после ужасного боя, на покалеченную землю обрушилась тишина.

В этой поистине божественной тишине, Артемиус осмотрелся.

Разорванные энергокулаками дредноутов, затоптанные, заколотые штыками и ножами тела усеивали асфальт Армориса.

Среди человеческих тел выделялись чудовищные дредноуты, среди них был и «Сталинград».

Артемиус, ковыляя, дошел до тела Ксеркса.

Он был еще жив, но развороченный, искрящий проводкой и истекающий маслом корпус свидетельствовал о том, что существо, в дредноуте скоро умрет.

·     Я пришел на твой зов - тихо сказал Ксеркс- Брат, пусть тот, кто будет жить в моем теле, будет помнить меня, как я помнил Веллизария, а Веллизарий помнил брата Титуса. Пусть не запятнает он себя неправедными деяниями и защищает наших братьев. Поклянись.

o  Клянусь именем своим, брат

o  Спасибо, брат-голос Ксеркса затухал- Император сохрани…

Гвардейцы обернулись на безумный рев дредноута.

Артемиус оплакивал своего брата.

Лицо лорда Валтариса осветилось улыбкой, когда он узнал о высадке Имперских Кулаков на Туле. Слухи превращались в реальные факты, на улицах появились Преторианцы.

-Это становится все интереснее день ото дня - усмехнулся Апостол Хаоса -Дементору стоит поторопиться с взятием Киммера.

Валтарис обернулся к командиру терминаторов.

-Милорд, я весь во внимании- склонился тот

-Готовьте приказ, Ясвеп…

Десятки тысяч кораблей бороздили вселенную, и только один прокладывал курс на Туле, ведомый опытным навигатором.

Астрономикон указывал путь огромной барже стартовавшей с Терры.

В глубоком космосе среди черного бескрайнего неба зажигались и гасли звезды.

Шла бесконечная война, десятки, если не сотни конфликтов вспыхивали в данную минуту.

И многие из них вообще не трогали Высших Лордов Терры.

Возможно, где-то далеко от Святой Планеты сражались и гибли не менее достойные и праведные солдаты, возможно миллионами гибли гражданские, разрушались миры.

Но ни одну из этих планет не летел человек, наделенный властью немногих в галактике. Властью дарованной ему и только ему.

Его воля не могла ограничиваться ни одной организацией, ни одной личностью.

Эти неограниченные полномочия диктовали обстоятельства.

Данный конфликт заинтересовал верховных правителей и поэтому на Туле летел диктатор Империума.

Магистрат.

Кто? Кто тот безумец, что вызвал меня на бой?

Кхарн Предатель

Часть 3. Падение цитадели

Мы утоляем нашу жажду

Кровью и болью врагов.

Мы тени, солдаты войны,

Остатки вчерашних снов

Мы страх и червь сомнений,

Мы верим только в смерть.

Живем мы одной войной

И верим только в месть.

Мы дети ваших адских снов,

Мы Пожиратели Миров

(лейтенант Маний Верилий. Ода “На Руинах ”)

…Слушайте, ибо я говорю Слово, сплотитесь, внушите себе, слушайте.

Вы бессмертны, вы меч, карающий предателей.

Вы дети, изгнанные мертвецом, которые будут жить вечно.

Мы отомстим.

Мы отомстим за изгнание, пожрем души тех, кто будет сопротивляться, и дадим истинное освобождение душам принявшим веру, ибо вокруг Единого и Неделимого Хаоса есть только Мы, его Дети.

Слушайте, я верую и призываю. Верую и караю. Верую и уничтожаю.

Веруйте, ибо есть только он. Он спасет нас, он с нами…

Демагог Лериор, 58-ая Темная Месса

(Вторая Тулийская Война, датировано 17 ноября 454 М.40)

(Сегментум Обскурус, сектор Цитадель Империума ,восьмой день, Северное побережье, осадный лагерь около крепости Киммер)

Тысячи культистов молились, их страшные песни доносились до ушей защитников Киммера.

Потоки ненависти в этих молитвах медленно превращались в Вызов тварей Ворпа, созданий параллельного искривленного пространства, где обитали боги тьмы.

Богохульство и ересь витали в небе, искажая сознание и время, но Киммер стоял как непреодолимая стена.

Тысячелетия войн и конфликтов не разрушили цитадель. Его стены подкрепляла святая вера людей и их гнев.

Цитадель держалась.

Как оплот святости, несмотря на уже десяток атак и миллионы проклятий.

Как святой посреди моря нечисти, очерченный божественным кругом.

Оборонявшие стены древней цитадели своим ответным песнопением словно столкнули два урагана взаимной злобы.

Над обоими противоборствующими лагерями неслись молитвы. Пророчества.

Ненависть разделилась. Она вопросительно застыла в своем зените и ожидала свою сестру - Смерть…

Тихий переливающийся смех, словно опытный вор, проник в сознание Дементора.

o  Слышишь, ты слышишь их безумные вопли?… Я пытаюсь понять многих из них, что движет ими? Странные стимулы? Вера? Боги Хаоса?- последнее голос произнес с еле заметным презрением- Нечто, что они называют Императором… эти глупые люди непонятны, в них чувствуется угроза, послушай их? Слышишь?

-Они зовут…- пробормотал Дементор

-Вслушайся, как они зовут их, они просят, они умоляют, трепеща от боголепия- голос тихо рассмеялся.

-Они просят Хаос, они просят Кровавого Бога дать им солдат его.

Культисты просили у Хаоса - Воинов ККхорна.

Чудовищных Кровопускателей.

Неспособные взять крепость поклонники Неделимого Хаоса, культисты Носителей Слова яростно молились, терзая и истязая сами себя.

Подкрепляемые опытными демагогами они несли Черное Слово Хаоса, пытаясь отыскать помощи у высших созданий мрака.

Под выкрики громадного десантника Хаоса, отступники выли нескончаемые черные мессы, неся хулу на Императора Человечества и вознося оды Неделимому Хаосу.

Истерические выкрики менялись монотонным боем барабанов и воем тысяч глоток.

Их услышали.

Возможно сам Кровавый Бог.

Что-то могущественное откликнулось на их Призыв и выпустило на землю Туле своих зверей.

Чудовищ бесконечного Ворпа.

Они появились в конце молитвы, и их торжествующий рев заглушил песнопения еретиков.

Десяток чудовищных красноватых тварей.

Демоны Хаоса снизошли до смертных.

Это были порождения Бездны, тьма во плоти. Их огромные мускулистые руки сжимали зазубренные мечи.

Безумные глаза искали тех на кого можно выместить свою злобу, но всюду находили покорные взгляды и запахи, присущие Тьме.

Они выли, словно от боли, и искали глупцов, вызвавших их эфирные тела в этот материальный мир.

Наконец чудовища заметили десантника Хаоса и стремительно бросились к нему, что-то ворча и свирепо размахивая мечами. Все живое умирало под их ногами.

За три шага они остановились и затряслись в экстазе.

Казалось, они нападут.

Человек был абсолютно спокоен, его силовой доспех непонятного цвета и черный изодранный плащ не вызывали никаких ассоциаций не с одним из Легионов Отступников.

Было ясно одно, этот человек был волшебником, умеющим вызывать демонов.

Чудовища протянули свои громадные лапы к вызвавшему их

Но он был абсолютно спокоен.

Одно их движение и человек, стоявший перед ними, был бы разорван на части.

Но демоны покорно застыли около ног человека и опустили руки, хрипя от возбуждения.

Их пустые глаза с подобострастием уткнулись в землю.

-Черви, сильные могучие черви - засмеялся человек- Я, Гхорх, призвал их, узрите Силу Хаоса- заорал он.

Он торжествующе взглянул на культистов.

Еретики, потрясенные столь сильным эффектом вызова, сотнями возносили молитвы.

Некоторые в божественном экстазе грызли землю в безумных танцах и судорогах.

Волшебник дьявольски расхохотался и вознес руки к небу Туле. Готовясь воспеть Великий Хаос, откликнувшийся на зов своих поклонников.

То, что услышал, спустя секунду, человек, заставило его вздрогнуть

-Ме-е-е

Волшебник взглянул на Кровопускателей ККхорна и увидел, как их морды исказил страх: - Ме-е-е.

Демоны блеяли, вереща от ужаса.

Медленно они попятились назад.

Что могло испугать их?

Безумных монстров. Кто?

Волшебник обернулся и замер.

С вершины холма у подножия, которого пелась Месса, и где располагался штаб осады Киммера, спускались четыре существа.

Их трудно было назвать людьми. Три из них были чудовищами, страшными монстрами, проклятыми созданиями, поделившие свои тела с демонами, вселившимися в тела людей. Их называли Одержимыми десантниками Пожирателей Миров.

Четвертым был сам Дементор, лорд Хаоса и лидер группировки Пожирателей Миров.

Волшебник недоуменно посмотрел на демонов. Твари испуганно верещали с каждым шагом Пожирателей.

Человек никак не мог понять, что случилось. Почему Кровопускатели воют от страха? Почему они прячутся друг за друга и беспокойно озираются по сторонам?

Но даже взгляд волшебника не мог увидеть того, что подсознательно чувствовали Воины ККхорна.

Импульс энергии проник в пустые оболочки.

Они испытывали Страх.

Они переживали Боль. Такую безобразную, проникающую в сознание, не затуманенное интеллектом, терзающую их безумные инстинкты.

Они чувствовали Великое Презрение к ним и слышали тихий переливающийся смех.

Он ощущали Фантом. Блуждающий за Пожирателями. Видение чего-то могущественного.

Тень Изначального Хаоса.

Внезапно демоны смолкли.

Волшебник видел лишь перед собой зловещие фигуры одержимых и лорда Хаоса.

Какими только мутациями не награждал Хаос своих последователей, но волшебник прекрасно знал, что командир старается скрыть эти дары.

Лорд Хаоса, закованный в черный силовой доспех с фиолетовым левым наплечником, был похож на обычного человека.

Он казался карликом, но что самое важное - человеком, по сравнению с одержимыми.

Но он-то и был чудовищем.

Косоподобное щупальце, обтянутое серой кожей, находившееся там, где должна быть правая рука. Поговаривали, что щупальце Лорда способно разрезать даже тактическую броню дредноута.

Белые как молоко глаза исказили когда-то красивое лицо, левый наплечник скрывал костяные наросты на шее. Это было неестественно, но Лорд Хаоса пытался скрыть мутации, видимо у него на это были свои причины. Впрочем, не было глупца способного задать этот риторический вопрос.

Волшебник с каждым шагом ощущал внутреннюю тревогу. Что привело сюда командира?

Неудачи Гхорха? Неспособность взять крепость?

Но твердыню не взять единым штурмом, в этом убедились уже сотни и сотни еретиков.

Возможно, он пришел посмотреть на вызов? На Его вызов?

Последнее обстоятельство, безусловно, льстило волшебнику, но нельзя было исключать ничего, ярость Лорда Хаоса была ужасной, и он это помнил, пощады и милосердия не было в списке добродетелей командира , впрочем, и самого понятия как добродетель. Страх - вот что всегда было с Дементором, и Гхорх знал это.

И медленно пересиливая себя, склонил колено. Его примеру последовали культисты.

Затихшие демоны сжались в кучу, и их бездумные глаза уткнулись в капитана.

Только они могли встретиться с взглядом Дементора, все остальные, даже волшебник, предпочли не искушать судьбу.

-Мы готовы, командир- выдавил из себя волшебник.

Тихий голос Лорда Хаоса донесся справа. Гхорх украдкой взглянул на него. Капитан смотрел на огромные стены Киммера.

o  Веди их в бой, у нас мало времени, на стены, Гхорх, я хочу видеть вас на стенах, больше я не потерплю ошибок, волшебник, если ты проиграешь, я отдам тебя, им- Лорд кивнул на одержимых десантников.

·     Да, мой лорд- вздрогнул волшебник.

Гхорх резко поднялся, и тысячи культистов, движимые Хаосом, завыли Темную Мессу. Загудели барабаны, искаженные голоса опять вознесли хвалу Хаосу Неделимому, и огромная масса еретиков медленно направилась к древней крепости.

Штандарты Носителей Слова, яростные крики демагогов и спокойный холодный голос волшебника слились в единый, яростный порыв.

Это была самоубийственная атака, но Гхорх прекрасно знал, что его главное оружие - демоны - должны добраться до подножия стен.

Культисты были лишь не более чем боеспособным мясом. Кровоспускателям нужен был временный щит.

Сектанты годились и на эту роль.

Их встретил шквальный огонь.

Первые ряды наступающих были срезаны словно серпом.

Но еретики не думали отступать. Они уже прошли треть пути.

Гхорх оглянулся назад на капитана, волшебнику показалось, что Дементор смеется.

-В атаку!!!- заревел Гхорх

Монотонные удары барабанов сменились более частым битом.

Человеческая масса ускорила шаг.

Защитники крепости усилили огонь. Волшебнику показалось, что он вошел в жерло чудовищного вулкана.

Пучки плазмы и лазерные лучи метались в темной массе, уничтожая безумцев.

Неся колоссальные потери, культисты, чуть было не попятились назад, страх сковал их сознание.

Даже пораженные чумой Ереси некоторые не хотели умирать словно скот.

Но еретиков ждало чудо.

Восторженные песни демагогов подкрепили их волю.

Гхорх понял, что это Лорд Хаоса послал помощь.

Он еще раз обернулся и увидел вторую волну культистов, брошенных в этот ад.

Теперь среди них были даже дредноуты Пожирателей.

Немногие из первой волны наступления добрались до стен Киммера, но среди этих выживших были Кровопускатели.

Гхорху удалось задуманное. Мановением руки он указал на стены.

Чудовищные создания не обращая внимание на шквальный огонь через считанные минуты, оказались на стенах и посеяли панику в рядах гвардейцев и милиционеров.

Они почувствовали Страх и Кровь.

Все это превращалось в обычную резню, чем в бой.

Монстры действовали - убивая глупцов, рискнувших напасть и наслаждались результатом, - сталкивая испуганных, раненных вниз к культистам.

Страх, перерастающий в дикий ужас, наконец, подействовал и на смельчаков пытавшихся остановить Детей ККхорна.

Отступление превратилось в бегство.

Люди прыгали, вниз, ломая конечности, лишь бы спастись от ужаса и неистовства чудовищ.

Неважно куда, просто на секунду уцелеть, убежать, зарыться в землю.

Монстры с визгом бросились на испуганных людей. Одна из тварей спрыгнула со стены и ринулась во внутренний двор. Заголосили женщины и дети.

Крепость стала одновременно защитой и мышеловкой для многих беженцев.

Гхорх с удовлетворением облизнул губы. Как много невинных жертв, как много боли!!!

Это почувствовали и культисты и воззвали к Хаосу. Каждый предсмертный вопль, каждая смерть придавали их песням силы. Они воззвали к ККхорну, призывая его сынов. Ворп ответил.

Под крики еретиков, стоны обреченных и рев Кровоспускателей разорвалось пространство, на землю снизошел Великий Демон ККхорна.

Кровожад появился как раз напротив ворот и одним ударом своего зловещего топора снес одну из створок.

Гхорх заорал от восторга.

Волшебник первым бросился в проем, увлекая за собой толпы растерявшихся, на миг культистов Носителей Слова.

На лице наблюдавшего за этим действом Дементора появилась легкая усмешка.

Это была агония Киммера, демоны властвовали внутри, к ним постепенно присоединялись культисты.

Паника властвовала в людях когда-то защищавших цитадель, теперь же они предоставляли собой объятых страхом животных. Помутнение охватило почти всех. Почти.

Были еще очаги сопротивления. Милиционеры и гвардейцы засели в маленьких башенках цитадели, где их было трудно достать, и яростно отстреливались.

Еретики и Кровопускатели оказались в капкане внутреннего двора. В одну секунду из охотников они сами превратились в жертву.

Лишь одно существо двигалось среди этого ужаса.

Дементор прекрасно видел, как чудовищная фигура Великого Демона появилась на крепостной стене.

Лорд Хаоса тихо рассмеялся.

В его сознание ворвался голос.

- Ты видишь результат своих действий. Смерть за смерть и во имя смерти. Ты долго сомневался и теперь должен видеть это , узри его слабость, узри бессилие своего бога.

В следующее мгновение он увидел Его. Незаметный человеческому глазу и ощущаемый лишь демонами Дух оказался за спиной Кровожада.

Кровожад почувствовал или увидел это Нечто и с ревом обернулся.

Он не успел сделать не единого движения. Фантом резким движением оторвал ему голову и столкнул трепещущее тело во внутренний двор.

Культисты взвыли от отчаяния.

Защитники крепости, ободренные убийством чудовища, бросились в контратаку.

-А теперь самое время - тихо сказал Дементор. Он обернулся к своим телохранителям.

Их глаза, секунду назад затянутые пленкой безразличия, засветились багровым, почти кровавым огнем.

-Черепа для Кровавого Бога, кровь на алтарь ККхорна- сказал Лорд.- Принесите им тьму.

Чудовищные Одержимые ринулись на крепость, а за ними словно из воздуха возникли другие Пожиратели.

Их набралось около сотни, безумная толпа чудовищ, вооруженная лишь тяжеленными цепными мечами, ворвалась в цитадель…

Истерзанная земля тихо стонала, упиваясь уже ненужной кровью, сначала она с радостью впитывала ее как губка, теперь захлебывалась в потоках терпкой влаги.

Киммер пал.

Снизу ухнул гранатомет. Ракета, описав замысловатую дугу, воткнулась в переднюю клешню «Дефайлера». В ответ гвардейцы услышали лишь радостный хохот наступающих культистов.

·     Бронированная тварь- выругался Тревес, он закричал в вокслинк- Ли… Ли экономь ракеты.

В ответ послышалась грубая брань и проклятия. Лейтенант переполз к пулеметчику.

Сухо щелкнула снайперская винтовка Эткинса, унося еще одну жизнь.

-Минометы, я вижу минометы- заорал Таггерт.

-Вижу- сквозь снайперский прицел, капрал увидел две фигурки у миномета, одну из них подносившую мину, он поймал в перекрестье. Палец мягко лег на курок.

Он даже не увидел результатов своего выстрела. Но вероятно удачно, потому что на их окна обрушился ураганный огонь. Майкл сжался в каменную стену и прикрыл глаза от осколков.

Каменная крошка вихрем заметалась по комнате.

Хаос боя продолжался недолго, внезапно все стихло..

·     Черт, они выпустили сюда весь свой выводок- раздался голос Таггерта, сержант осторожно выглянул из укрытия- Кажется, решили разобраться с нами… Дайк.

o  Я

o  Перебирайся сюда, тут лучше обзор для твоей «мухобойки». Лейтенант, что там с Ли, у меня молчание.

Тревес отрицательно покачал головой.

·     Эфир чист, Кайл.

Ни гранат, ни тяжелого оружия, ничего- мрачно констатировал сержант.- Остается ждать, возможно, они опять полезут в рукопашную, чтобы перебить нас.

Он медленно открутил крышку фляги с водой и сделал глоток.

Капрал всмотрелся в надвигающую массу еретиков и тяжело вздохнул.

·     Это конец- сипло сказал кто-то из гвардейцев.

Словно в протест загудел пулемет Дайка, к нему присоединились и все остальные штурмовики.

Если бы рядом не находилась такое мощная тварь как «Дефайлер», то культисты в очередной раз дрогнули. Но в ответ на окна оборонявшихся обрушилась вереница неправедного огня, заставив замолчать пулеметчика Гвардии. Взрывная волна отбросила Дайка как тряпичную куклу в глубь разрушенного здания. Кто-то рядом с Тревесом завопил от дикой боли.

По окнам ударили гранатометы.

Кайл отшатнулся от окна, огненный смерч выбил последние остатки стекол.

Кашляя и протирая глаза, сержант подполз к командиру. Ругаясь, он держался за раненное плечо.

·     Кайл, уходи, бери всех выживших и уходи.

o  А ты?

o  Уходи, это мой приказ, бери ребят и уносите ноги, дом не удержать- захрипел от боли лейтенант.

Взрыв прервал его слова, пыль столбами взметнулась вверх, закрывая от Таггерта всю окружающую действительность словно белым покрывалом. Но даже эту пелену дыма сержант увидел, как обмякло лицо убитого лейтенанта.

-Кен,Кен… дьявол…Гвардия- заорал Кайл. Ему откликнулся только один голос, Эткинс.

·     Я, Кайл

o  Уходим - ориентируясь только по памяти, Таггерт быстро отполз от окна и наткнулся на еще одно мертвое тело штурмовика. Рядом засопел капрал.

Вдвоем они, наконец, нашли выход и вырвались на разрушенную лестничную площадку.

Он ненавидел себя, в который раз повторяя себе злые истины

У изгнанников, отступников и ренегатов нет имен.

У них нет души.

У них нет ничего.

Они сама пустота.

Для всех они мертвы, прокляты и забыты.

Их предыдущие подвиги вычеркнуты и тщательно затерты всеми писцами Империума.

Во имя и во благо Человечества.

В назидание потомкам их дела будут передаваться шепотом и дела осуждаться, а за некоторыми как за загнанными зверьми охотиться.

Сто лет назад у него было имя.

Он никогда его не забывал, но все-таки оно было.

Он был одним из этих обреченных. Долгий век, скрываясь в темноте подземного города.

Подальше от людей, от военных, от Экклезиархии.

Печать проклятия лежала на нем, как груз вечной ответственности за своих братьев.

Над ним, как и над многими другими, нависло ужасное ярмо Инквизиции.

Сын тьмы.

Иуда.

ЕРЕТИК.

Он прекрасно помнил тот день. Их предали, оставили на съедение монстрам, одних.

Девять человек против армии Тьмы, девять погибших душ и эта тварь, мерзкий жалкий человек в холеном доспехе…

Злоба захлестнула его сознание, он ненавидел весь мир, он сходил с ума, он не хотел такой жизни, но хотел жить, помогать, быть нужным.

Он ударил со всей силы по каменной кладке.

Его словно кто-то уговаривал, обещая облегчение, обещая избавить от терзающих мук совести. Он закрыл глаза.

·     Кто ты для них, что ты чувствуешь, что? Гнев!!! Предатель, отступник, ренегат, еретик - вот кто ты для них, смерть только смерть, неси смерть…

Он ответил, облизав пересохшие губы, из глотки вырвался полурев-полуответ:

- Да

-Ненависть- глупые, слабые, ты перережешь всех, зарежешь как свиней на бойне, вытащишь их сердца…

-Да- гнев не уходил, голос нашептывал, переливаясь сотнями криков и проклятий- Месть, лишь месть, во имя себя, боли…

Но сквозь этот хаос он услышал пронзительный смех.

До боли знакомый.

Родной.

Он услышал себя. Он видел себя.

Он стоял в строю. Восхищенно улыбаясь.

Мальчишка, ребенок, но уже воин. Он слышал...

-… И никто не устоит на нашем пути…

Медленно повторяя слова, пересиливая гнев в сознании, он повторил эти слова.

·     …Нет ни одного правила превыше нас…

Злобный голос в сознании завизжал, выкрикивая анафемы в его адрес.

·     …Император, Человечество…

o  Мы дети твои, Жиллиман…

Он закричал от дикой боли, ненависть вихрем вырвалась из его сознания.

Слова клятвы, словно легионы солдат теснили гнев, куда-то внутрь, добивая и терзая злобное чувство.

Имперские Кулаки вошли на истерзанную покрытыми шрамами боя улицу. Тишина столь неестественная, столь противная казалась скрытой ловушкой.

Но Воронину она показалась естественной, словно здесь побывала Смерть, он ощутил лишь слабые психические потоки живых существ, но все же рассредоточил людей и выслал вперед скаутов.

Они вернулись через несколько минут, выскользнув из черного дыма, заполнившего полумертвый от войны город.

·     Сэр, вы должны видеть это…

Библиарий непонимающе взглянул на скаутов и приказал своей группе выдвигаться по указанному направлению.

Буквально за поворотом находилось то, что первыми увидели скауты, многие космические десантники непонимающе застыли, переглядываясь и перешептываясь.

Трупы такой массой усеяли площадь перед полуразрушенным зданием, что показалось культистов гнали сюда просто на убой.

Колоссальной искореженной грудой металла навеки застыл разорванный надвое «Дефайлер».

-Наши Древние были здесь- сказал тихо кто-то.

·     Брат Ирод- согласились рядом

Библиарий мрачно осмотрел поле боя и почувствовал непонятные импульсы неясной, словно мертвой энергии.

Голос Воронина заставил вздрогнуть даже ветеранов, он был какой-то холодный и отстраненный.

-Здесь гуляла смерть…и это сделал… не Древний.

Приказав зачистить здание, Воронин направился к «Дефайлеру»…

-Брат Михаил-голос сержанта Номада отвлек библиария.

-Да, брат-сержант

-Мы нашли двух выживших гвардейцев, тяжелораненные, старший сержант Ли и рядовой Брюстер…

-Любопытно- библиарий обернулся, лицо брата Михаила, покоящееся в психическом капюшоне, выражало крайнюю заинтересованность, в руке он держал массивный силовой молот, искрящийся серебром- Мне хотелось бы побеседовать с ними, - после недолгого раздумья библиарий добавил. - Брат- сержант…

-Да, сэр?

- Укрепите здание и передайте брату-капитану, что мы заняли форпост-7, вы свободны.

Библиарий жестом отослал сержанта и повернулся к «Дефайлеру», осматривая почерневшую и обглоданную словно зверем сталь.

Простить труса все равно, что простить еретика.

Капеллан Имперских Кулаков Телледий

Часть 4. Магистрат

…Есть несколько способов добиться победы во имя Империума, это, несомненно, переговоры, карающая сила оружия, убийство неугодного правителя, взброс семян недоверия и уничтожение веры.

Я предлагаю только два вида для достижения победы, переговоры и убийственный молот "Леман Рассов".

Что я не могу сокрушить силой слова, то сокрушу я танками Имперской Гвардии.

Я задавлю тьму в ее основании во имя и во благо Человечества…

Солнечный Махариус

(Вторая Тулийская Война, датировано 18 ноября 454 М.40)

(Сегментум Обскурус, сектор Цитадель Империума, девятый день, восточный Арморис, космопорт Инеус.)

Для меня каждый человек солдат. Не важно, каким бы хилым и трусливым он не казался.

Мужество и героизм не рождаются вместе с людьми. Их куют обстоятельства, под час самые жесточайшие, самые ужасные.

Их кует смерть.

Именно в горниле боя у воина рождается такое чувство как самопожертвование.

Именно так и из года в год, из века в век это чувство будет передаваться потомкам.

Ибо, мы люди так сражались с самого рождения нашей великой цивилизации, потому что мы воины, мы настоящая Армия Человечества.

Лорд-экспедитор Цитадели Империума Гидеон Уилсон из обращения к гражданам.

Девять дней Имперская Гвардия, не пропускала войска Валтариса в центр города. Кварталы и даже целые районы переходили из рук в руки.

Один только Район Главных Врат стал дважды ареной ожесточенного рукопашного побоища с участием безумных культистов и прорвавшимся на помощь милиционерам, подразделений Двадцать седьмого Тулийского полка.

Мобильные группы еретиков, терминаторы Хаоса и рапторы сеяли панику в районе Министорума и Индустриальном районе Адептус Механикус.

Особенно тяжелая ситуация сложилась в районе епископа Зинга, капелла Бессмертного Императора, обороняемая Сестрами и Арбитрами, еле сдерживала напор космических десантников Хаоса, которых поддерживали дредноуты Пожирателей Миров.

Пришедшие на помощь милиции и Гвардии, Имперские Кулаки закрепились на крупнейших заводах города и подавляли атаки еретиков.

Терминаторы Хаоса и благословленные Императором космические десантники наконец-то столкнулись в кровавой битве.

Имперские Кулаки, руководимые библиарием Ворониным, в некоторых местах даже отбросили объединенные войска Носителей Слова и Пожирателей Миров.

Но из-за своей малочисленности вряд ли могли переломить ситуацию.

Культисты наполнили город, убивая жителей и оскверняя приходы Экклезиархии.

На улицах появлялись самые ужасающие создания Ворпа, чудовища, вызванные еретическими молитвами- монстры Хаоса.

Они не могли долго оставаться на святой земле, но все же наносили чудовищный ущерб порядкам гвардейцев и милиционеров.

Линии фронта не было. Тот ад, в котором оказались 47-ая Дивизия Селесцид, 1-ый и 27-ый Тулийский Полки, а также милиция, назывался не иначе как «слоеный пирог».

Еще день назад солдаты не пропускали врага в центр города, теперь же маленькие отряды хаоситов мелькали даже в районе Первого Тулийского Полка.

Еще хуже обстояли дела на периферии.

Увязшая в тяжелых боях 501-ая Дивизия Уренгоя застряла около Лоша.

Жесточайшие бои уносили жизни многих достойнейших солдат, стремившихся прорваться в город.

8-ая Бронетанковая слишком медленно ползла к столице. Траки ее танков слишком медленно измельчали живую массу отступников, заполонивших всю Пустошь.

Что-то непонятное творилось с 34-ой Армией Тханга.

Положение Армориса и всего Туле было самое отчаянное…

Комиссар пошевелился. Импульс дикой боли прокатился по всему телу Александра и пронзил его мозг.

Ольгерд выругался.

Но, несмотря на это, он все-таки сделал еще одну попытку приподняться.

На этот раз его придержала чья-то жесткая, но заботливая рука.

-Не шевелитесь, сэр.

Ольгерд с трудом раскрыл глаза и увидел гвардейца с белой сумкой медика, хлопотавшего около у него.

·     Что со мной? - хрипло сказал комиссар.

Гвардеец хмуро отмахнулся и вытащил из своей сумки шприц и молниеносным движением воткнул в шею Ольгерда.

Комиссар захрипел от еще более страшной боли, обуявшей все тело. В глаза ударил кровавый туман.

Ему показалось, что он умирает. Но это была всего лишь оборотная сторона стимуляторов.

Через секунду он уже стоял, опираясь на своего спасителя.

Ольгерд смог, наконец, оглядеться.

- Император сохрани, - прошептал медик.

Черный вонючий дым, окутавший космопорт, медленно рассеивался, открывая страшную картину артиллерийского налета еретиков.

Недалеко виднелся остов "Василиска", около него лежала на боку развороченная прямым попаданием, словно разорванная жестоким зверем, "Химера", ставшая вечным саркофагом для экипажа.

Уткнулись в землю, словно заснув, два "Сентинеля". А вокруг них словно памятники виднелись темные обожженные бугорки распотрошенных "Леман Рассов".

Все это было подкрепление, высланное Восьмой Бронетанковой Бригадой осажденному Туле.

Тридцать пять танков.

Сейчас они представляли из себя груды искореженного металла. Дымящиеся могилы полные мертвецов.

Ольгерд от бессилия сжал кулаки, ему показалось, что медик и он единственные, кто выжил в этом аду.

Но он ошибался.

Кашель и ругань солдат вернули комиссара к действительности.

Подавленные гвардейцы поднимались с земли. Медленно, словно зомби, они помогали своим товарищам, ища по стонам и воплям раненных.

Комиссар при помощи медика заковылял к ближайшей группе солдат, которые образовали своеобразный медицинский пункт.

Завидев Ольгерда, многие попытались отдать воинское приветствие. Комиссар лишь слабо отмахнулся.

-Комиссар, сэр… Восьмая Бронетанковая прислала подкрепление…-послышался слабый голос. Комиссар обернулся, говоривший раненный лежал на спине, около него суетились два медика и перевязывали страшные кровоточащие раны на голове.

-Кто вы?

-Майор Вудд, сэр- раненный захрипел от боли.- Наши танки…

Комиссар тяжело вздохнул: - Танков больше нет, Вудд…

- О, Император- пробормотал майор- Арморис остался беззащитен, наша бригада скована живой массой культистов, танки бесполезны против их ловушек, мин и их безумия…- его отрывистый голос был преисполнен ненависти и внутреннего отчаяния

Ольгерд жестом остановил этот поток горечи.

·     Ни слова больше, майор, отдыхайте.

Ольгерд пристально посмотрел на Вудда и окружавших его солдат. Заметив в их глазах только тупое отчаяние.

В этот момент комиссар обругал себя. Хотелось сделать героический жест, зажечь окружающие его мутные глаза огнем ненависти к врагу, но он промолчал.

С какой-то затаенной надеждой комиссар перевел взгляд на небо, где в самом зените блаженствовали два светила. И казалось небо ответило Александру…

Грохот мощных двигателей заставил вздрогнуть всех. На малом солнце Туле появилась маленькая точка, постепенно превращающаяся в серебристый корабль. На земле это вызвало шок.

.Уже не надеясь на спасение, они словно ждали смерти, созерцая корабль. Люди зашептали молитвы.

Послышались отдельные крики радости, которые слились в восторженный единый рев, когда гвардейцы увидели на корпусе Имперского орла.

Через минуту корабль приземлился и открыл свое гигантское чрево.

И одним из первых, кто ступил на разгоряченные солнцем плиты космопорта, был человек в силовом доспехе пепельного цвета.

Зинг принес в бункер, атмосферу обреченности и еще большую истерику, его голос, изуродованный образ страха и ненависти, заметался среди бесконечных изображениях подвигов 1-ого Тулийского Полка.

·     Я настаиваю на фронтальной атаке - визгливый голос епископа, словно кинжал, разрезал тишину огромного бункера - они осквернили приходы, их гнилые руки добрались бы до дверей капеллы Нашего Императора, если бы не Сестры.

Он сбился на фальцет, и последние слова диссонансом отозвались в ушах брата-капитана Коулуса, полковника Анастасиу и еще двух десятков гвардейских офицеров, образовавших полукруг около трехмерной карты, изображавшей район Адептус Министорум.

Там тысячи точек разнообразных цветов и размеров вели свой параллельный виртуальный бой, умирая и убивая врага.

Анастасиу перевел взгляд на скульптуру за спиной Зинга.

Изваяние Имперского орла, словно нимбом возвышалось над головой епископа. Поток мысленной брани в адрес Зинга прервал огромный капитан Имперских Кулаков, Фредерик даже вздрогнул от неожиданности.

·     Не лезьте не в свое дело, священник -отозвался Коулус и взглянул на Анастасиу, тот кивнул в знак одобрения- Зинг, неужели вы не понимаете, что у нас недостаточно сил, чтобы отбить ваши приходы…

o  Как???- кровь ударила в толстые щеки епископа- это Ложь, наглая ересь, а как же ваши терминаторы, и экскувиторы Первого Полка…

Капитан сложил на груди руки и медленно покачал головой.

·     Я не брошу своих людей в эту мясорубку, впрочем, как и полковник- отпарировал Коулус.

o  Экскувиторы нужны около Генераториума- кивнул полковник- капелла окружена, можете убедиться- он пригласительным жестом подозвал Зинга-можете убедиться.

Но епископ и не думал интересоваться положением окруженной капеллы, он вплотную придвинулся к Анастасиу.

-Кажется, меня окружают одни трусы- скривился Зинг. Красный от гнева полковник заскрежетал зубами.

-А мне кажется, среди нас есть идиот- злобно сказал Коулус- Может, вы поведете Сестер в бой, лично? Уничтожите дредноуты Пожирателей Миров голыми руками, без танков и огневой поддержки?

Зинг вздрогнул и обвел всех ненавистным взглядом и заметил в глазах Коулуса усмешку.

Епископ злобно прищурился: -Я запомню эти слова, капитан.

-Сколько угодно, а теперь выйдите, пожалуйста - скрипнул зубами брат-капитан.- Если это все, что вы можете сказать.

·     Вы еще пожалеете о ваших словах, капитан, и вы полковник- епископ повернулся к кряжистому Анастасиу- даже вы, все вы- ярость запылала в глазах епископа- вы распространяете Ересь, вы бросили на произвол судьбы Капеллу, вы…

o  Она окружена с трех сторон, Сестры обречены- спокойно сказал Анастасиу- примеритесь с фактом Зинг, вероятно район придется отдать.

Рев негодования вырвался из тщедушного тела священника, он в бешенстве затряс кулаками.

-Гнусные отступники, пусть Император снизойдет и покарает вас, в ваших сердцах горит пламя анархии

-Вы слишком высокопарно выражаетесь, Зинг- усмехнулся Анастасиу- Я предлагал вариант спасения, но вы его отвергли. Вы слишком жадны и глупы, Зинг, вам хочется всего. Но имейте смелость снизойти до малого, нам нужно спасти людей и сдать капеллу.

-Выбора нет, Зинг- кивнул один из офицеров.

-У вас есть другой вариант, самый ужасный, погибнут и Сестры Битвы и церковь. В первом вы хотя бы сохраняете право на месть. Император видит, что это делается во имя укрепления этого участка фронта.- Добавил полковник и, тяжело вздохнув, переместил взгляд на трехмерную карту.

Коулус взглянул на потускневшие глаза Зинга и понял, что тот не собирается больше спорить. Епископ медленно пошел к выходу.

В этот момент открылась дверь бункера, и в нее вошел, дежурный офицер.

·     Сэр, -обратился он к Анастасиу - прибыл комиссар Ольгерд.

Зинг застыл, предвкушая дурные известия. Головы всех офицеров, включая Коулуса, повернулись, ожидая комиссара.

·     Спасибо, лейтенант- офицера отстранил появившийся за его спиной Ольгерд- Господа, у меня для вас две новости, отвратительная и занятная.

Анастасиу и Коулус переглянулись.

-Подкрепления 8-ой Бронетанковой больше нет, нас накрыла артиллерия в районе космопорта.- Ольгерд сморщился и потрогал перевязанную голову- У нас больше нет танков, полковник, все, что могло стрелять уже брошено в город.

Анастасиу выругался.

Ольгерд пожал плечами и подошел к остальным офицерам.

-Это как я понимаю новость отвратительная - сказал растянуто капитан Имперских Кулаков- Вторая новость, занятная?

Комиссар медленно обвел всех холодным взглядом.

·     Прибыл Магистрат, он будет здесь с минуты на минуту.

Словно в ответ словам комиссара раздались тяжелые шаги, и взгляды всех вторично уткнулись в дверь. В бункер вошел человек в силовом доспехе пепельного цвета. В полутьме окружавшей лоно бункера никому не удалось рассмотреть лицо Магистрата. Военный управляющий, словно чувствуя замешательство офицеров, шагнул на свет.

Это был человек лет тридцати, но седые волосы и сеть морщинок вокруг темных глаз придавали ему лишние годы.

Его силовой доспех не содержал ни одного Имперского символа, в руках он держал черный, скатанный в трубку пергамент.

Коулус с удивлением увидел черепообразную металлическую печать.

·     Сэр?- вырвалось у Анастасиу.

Магистрат медленно прошел мимо епископа и взглянул на тактическую трехмерную карту.

После чего поочередно обвел взглядом каждого из офицеров.

Анастасиу стало как-то не по себе от этого властного взгляда.

·     Я уполномочен взять командование на себя- буднично прозвучал его низкий голос- Этим приказом и повелением Высших Лордов- он протянул пергамент Ольгерду- Все войска данного сектора, флот, заводы и гражданское население, включая Адептов Министорум и Механикус- он немного повысил голос- передаются под мой Диктат … в том числе и вы капитан.

Коулус вздрогнул: - На каких основаниях?

·     Капитан, тут подпись Магистра Ордена Имперских Кулаков- откликнулся Ольгерд, он передал пергамент Коулусу.

Брат-капитан, даже не читая, медленно прошел по направлению к Магистрату.

Их взгляды встретились. Один властный и спокойный, другой гневный и непонимающий.

Высоченный капитан как скала навис над военным управляющим, казалось, что секунда и он скажет "Нет", но он лишь пожал плечами. - Где вы были раньше, Магистрат?

Тут очнулся словно от столбняка Зинг, епископ обезумевшими глазами вырвал пергамент из рук Коулуса.

И пробежав его глазами, бросился к ногам Магистрата.

Коулус невольно отодвинулся.

-Справедливости -завопил священник -они здесь все… все предатели, капелла- он задыхался от волнения -они говорят, что ее невозможно отбить, это ересь, ересь- он затрясся в судорожных всхлипываниях.

Потрясенные офицеры переглядывались. Магистрат отошел от епископа и посмотрел на тактическую карту.

Анастасиу выдохнул, он был рад, что наконец-то появился Тот, Кто Мог Принять Решение. Уилсон улетел на Терру, его заместитель Картрайт погиб вчера вечером, попав в ловушку мобильных отрядов Пожирателей Миров.

Его истерзанное тело было вывешено на всеобщее обозрение в районе Главных Ворот на Здании Суда Адептус Арбайтес. Это жуткое зрелище поколебало дух даже некоторых ветеранов. Милиция к этому моменту сдала площадь, и только силами 27-ого Полка наступление бесконечной орды культистов было остановлено. В этой ситуации без единого командования все сообщения и приказы шли через командира 1-ого Тулийского Полка, в одночасье он стал лордом целой планеты.

Теперь прибыл Магистрат, и все поменялось.

Полковник взглянул на священника.

Всхлипывающий епископ рвал на себе одежды и дико хохотал.

-Поднимите Зинга и уведите его - распорядился полковник и напряженно посмотрел на военного управляющего.- Ваши распоряжения, сэр.

Обреченного Зинга взяли под руки два офицера.

На трехмерной карте сталкивались разноцветные точки: в полнейшей тишине взрывалась тяжелая техника, гибли люди.

Магистрат словно коршун застыл над голографическим изображением.

·     У вас есть штурмовой отряд, полковник?- наконец произнес он

o  Остатки 23-ого батальона.

o  Коулус- не отрываясь от карты, обратился к брату-капитану Магистрат- мне нужны ваши воины- Капитан после недолгой паузы кивнул- и взрывчатка

-Есть, сэр.

-Нееет -взвыл Зинг, он вырвался из рук державших его офицеров- Безумцы, Император покарает вас- он подбежал к военному управляющему- Я знаю, что вы хотите сделать, знаю, вы все здесь предатели, все- он погрозил кулаком- грязные распространители ереси, ублюдки, у вас нет такой власти, нет и никогда не будет.

-Ошибаетесь -наконец ответил Магистрат- Мой приказ не обсуждается, никем и ничем, я отдам это распоряжение, ибо я ничуть не сомневаюсь, что капелла будет с минуты на минуту взята.

Его слова оказались пророческими, то, что не видели люди, находившиеся в бункере, увидели оборонявшие капеллу.

Дредноуты Пожирателей Миров прорвались через пролом в стене, мужественно защищаемый Сестрами Битвы.

Сквозь мины, растяжки гранат громадные искаженные чудовища ворвались в церковь Бессмертного Императора.

Но офицеры, конечно, не увидели ни страшной резни, ни огромного чудовища, вошедшего вместе с дредноутами и десантниками Хаоса в капеллу.

На трехмерной голографической проекции Зинг и остальные узрели лишь, как огромное здание в середине карты быстро наполнилось красноватыми фигурками.

·     О, господи- выдохнул кто-то из офицеров- Храм пал.

Повисла гнетущая тишина. Ее нарушил епископ, его дикий надрывный рев, напоминал вой обреченного загнанного волка.

- УУУУУУУ

Последние действия его странного союзника заставили, вспомнить, наконец, слова Дзхаара , сказанные ему тридцать лет назад: “Не доверяй Пожирателям Миров, никогда”.

Лорд Хаоса взревел от бешенства. Как был прав Дзхаар.

Осторожность и выгоды от этого союза толкнули Валтариса объединиться с Дементором. И теперь он пожинал плоды своей глупости.

С первой их встречи что-то подсказывало ему, что доверять этому странному существу опасно.

Что его привело на Туле? Резня?

Лорд Хаоса начал задумываться над этим только сейчас.

А тогда Валтарис не предал этому значения. Да и зачем? Он получил все что хотел. Дементор передал большую часть своих войск под командование Носителей Слова и лично Валтариса.

Он казалось начал добиваться своей цели.

Как и каждого Темного Апостола Валтариса сжигала древняя ненависть к ценностям, возвышающим Бессмертного Императора.

Туле была этим символом.

Целью, что не тронул ни один из Проклятых Легионов.

Вторжение было бы сокрушительным ударом по влиянию Живого Трупа.

Но не только этим руководствовался Валтарис.

Самолюбие, гордыня, страсть к возвышению - вот чем жил Темный Апостол. Стремление доказать свое превосходство.

Вот что толкало его делать безумные, как казалось с первого взгляда, шаги.

…И еще такие сладостные, такие мощные Дары, которые ему давал Хаос.

Вот то, что привело его сюда на планету.

В отличие от Валтариса лидер Пожирателей Миров вместе с оставшейся группировкой , подкрепленной некоторым числом демагогов, направился к Киммеру.

И как будто исчез.

Испарился.

Когда слухи о взятии Киммера подтвердились, сомнения Темного Апостола еще более усилились.

Он начал подозревать. С прибытием соглядатая его раздражение усилилось.

Любопытным казалось и странное появление волшебника, этого странного Гхорха на следующий день после высадки банды Пожирателей Миров в лагере Дементора.

Размышление Апостола прервал Ясвеп, огромный терминатор, командир его “псов войны”.

·     Прибыл Леторий, и он выдвигает уже другие условия.

o  Неужели?-красные глаза Валтариса хитро сверкнули- Чего хочет этот ублюдок?

o  Милорд дозвольте сказать рабу твоему.

o  Говори Ясвеп.

o  Я бы не стал говорить с ними в таком тоне, даже вам, они нужны нам Повелитель, не отторгайте рапторов.

o  Посмотрим, мой друг, посмотрим…

Он где-то видел эти изображения, может в своем прошлом, закрытом неизвестной темной пеленой. В мрачных затянутых серебристой пленкой увтаров подземельях, Лорд Хаоса нашел то, что искал. Фрески, изображения, изломанные, рассыпающиеся на глазах скульптуры.

Странные до боли знакомые существа населяли стены всего подземелья, они сражались с еще более отвратительными чудовищами, чередуя бесконечные поражения и победы.

Что-то знакомое было во фресках. Словно где-то видел этих древних.

Остановив свое внимание около одного из изображений, он осторожно смахнул пыль и грязь с него.

Два чудовища сплели тела, в безумной схватке, отрывая куски тела, друг от друга.

Одно из них, с косоподобными щупальцами, противостояло змееобразной шестирукой твари. Они убивали себя, несмотря на изображенную агонию и боль.

Злоба и страдания так удались художнику, словно он рисовал их с натуры.

Тихий, шелестящий голос ворвался в сознание Дементора.

Выбивая остатки подозрений, оставляя лишь вопросы.

Лорд Хаоса закрыл глаза.

Тень громадного создания возникла в его мозгу, постепенно трансформируя неясное изображение в четкий рисунок громадного чудовища.

·     Тут была битва?

o  Война, дитя

Тень медленно придвинулась к фрескам, всматриваясь в изображения.

·     Ты был здесь - твердый голос Дементора натолкнулся на тихий смех- ты вел меня все это время именно сюда, для чего?

o  Познание это ключ ко всему. Тебе нужно разворошить свое прошлое, чтобы вспомнить. Да я был здесь слишком давно… так давно, что бог, которому ты поклоняешься, еще не существовал…

Смех прорвался сквозь ментальную оболочку, созданную чудовищем, и вихрем вырвался вон из подземелья, эхом пугая еретиков и безобразных Пожирателей Миров, занявших Киммер.

Дверь бункера открылась, впустив еще три тени. Но Магистрат не обратил никого внимания на них.

-Господа, позвольте озвучить основные цели на сегодняшний момент- темные, почти черные глаза Магистрата зловеще сверкнули, в его голосе послышался металл- Наша первоочередная задача - эвакуация гражданского населения на Новый Курск и Принципий.

Имеющимися силами задержать группировку противника, по возможности истребить и обратить в бегство. Беря на себя командование, я преследую эти две вышеозначенные цели.

Для этого нам нужно сохранить боевое ядро наших соединений.

Первое.

Избегать фронтальных столкновений. Наносить неожиданные фланговые удары силами космодесанта и штурмовых отрядов Гвардии.

Второе.

Я приказываю разминировать заводы в районе Индустриального Центра, Адептус Механикус обязаны и далее выпускать продукцию для армии. Кстати, кто отдал этот приказ?

-Я -откликнулся капитан Имперских Кулаков- действуя по обстоятельствам…

-Обстоятельства изменились- холодно перебил его военный управляющий- Больше ни одного приказа без моего указания, вам понятно. Никакой самодеятельности.

- Да, сэр- прохрипел, еле сдерживая ярость, Коулус.

Магистрат пристально посмотрел на брата-капитана.

·     И не надо скрипеть на меня зубами, капитан, ваша ярость понадобится для врага.

От вас мне нужно лишь абсолютное подчинение и молниеносные действия.

·     Сэр, в наличии нет достаточно числа тяжелой техники?- откликнулся полковник, стремясь погасить конфликт.

o  Я это понял пока ехал сюда- кивнул Магистрат- но мне не нужны танки. Бронетехника бесполезна в городе, несмотря ее на защищенность. Мне нужны люди, Анастасиу. Каждый способный носить лазерную винтовку, не задействованный в эвакуации будет призван в соединения милиции. Остальные немощные, раненые, женщины и дети будут эвакуированы на планеты Новый Курск и Принципий.

o  Третье, брат-капитан- Коулус удивленно взглянул на Магистрата.- Наши колоссальные потери в бронетехнике нужно как-то возместить, уничтожение артиллерии еретиков одна из тех задач, которые я ставлю перед Имперскими Кулаками. Я слышал, ваши воины особо специализируются на уничтожении танков, надеюсь это правда и они себя покажут с наилучшей стороны.

o  Мы Имперские Кулаки, сэр- с достоинством сказал Николас- и то что вы слышали о нас истинная правда.

o  Хорошо.А теперь перейдем к самому главному, я хочу выслушать доклад по сегодняшней обстановке на фронте. И есть ли у вас предложения по операции "Капелла"?

o  Дайте подробный план здания- распорядился полковник

Но Магистрат недовольно покачал головой: - Я хочу послушать ваших подчиненных.

Голографическая карта видоизменилась, искрясь разнообразными цветами.

·     Итак, я жду - офицеры смущенно смотрели в глаза Магистрату, лишь Коулус отвел взгляд и сейчас наблюдал за действиями фигурок на виртуальном поле боя.

o  Разрешите, сэр- из группы военных выдвинулся человек в силовом доспехе серебристого цвета.

Магистрат прищурился- Кажется я прежде не видел вас, представьтесь.

Я только что прибыл с передовой, сэр. Мое имя Сергей Вентидий Красс, я принцепс экскувиторов 1-го Тулийского Полка.

Раскайсяс именем Его на устах и умри с миром

Асмодей, дознаватель-капеллан Темных Ангелов

Часть 5. Лик Императора

Просыпаясь, каждый день, не забудьте помолиться Нашему Благословенному Императору.

Нашему Светилу в этом бесконечном Космосе. Нашей Миссии в океане тьмы.

Веруйте!!!

Веруйте, ибо в минуты отрады Он будет с нами, Он будет радоваться нашим победам, смеяться вместе с нами, потому что в сердце каждого из нас.

Веруйте, ибо в самые дни поражений он будет рыдать по нашим павшим.

Веруйте, ибо в страшные минуты отчаяния Он снизойдет на бренную землю и поможет своим детям.

Исповедник Урмас Иллир “Дары нашего Бога”

(Вторая Тулийская Война, датировано 19 ноября 454 М.40)

(Сегментум Обскурус, сектор Цитадель Империума десятый день, глубокая ночь, канализации под районом Адептус Министорум, северный Арморис)


Том 2 стих 144.
…Этот злобный народ заплатил страшную цену за смерть солдат Императора.
Сегодня я буду плакать по моим бойцам и верным Гвардейцам... Но только сегодня. Я бросил их в настоящий Ад
Тысячи и тысячи мертвецов будут преследовать, и проклинать меня, всю оставшуюся жизнь.
Их души навеки останутся там, на Кюрасао.
Но какое мне дело до них, если их жертвой, я спас миллиарды.

Примарх Пожирателей Миров Ангрон из письма к Кораксу, Примарху Гвардии Ворона.

До Второй Тулийской Войны малая тропа, по которой ступали люди, была дорогой роботов-чистильщиков канализации Армориса.

Это было сто лет назад, за эти долгие годы Подземный мир изменился.

Все началось с испытанием нового прототипа вирусных бомб в одной из лабораторий.

Что-то вырвалось из-под контроля Адептус Механикус.

Такое ужасное зло, что один раз некоторые свидетели из числа высших чиновников, утверждали, что видели, Караул Смерти.

Космодесантники спустились в недра канализации, чтобы не вернуться.

И тогда Арморис посетил Великий Инквизитор Самаэль, впрочем, он тогда еще не был Великим, он был одним из подающих надежды.

Этот человек расследовал, данный инцидент, а потом приказал оцепить целый подземный район под Главными Вратами.

Свидетели утверждали, что всю неделю предсмертные крики неизвестных монстров терзали и искажали святую планету.

Чистка подземного района навсегда изменила жизнь горожан.

Чистка уничтожила многих монстров, но уже не могла непосредственно изменить предрасположенности к мутациям существ, живущих под землей…и даже некоторых жителей Армориса.

В недрах города иногда поселялись такие ужасные искажения, что даже Арбитры и помогающая им армия не всякий раз спускались сюда вслед за преступниками, совершившими преступное деяние и стремящимися уйти от наказания.

Немногие безумцы убегали в Ад, как называли канализацию местные жители.

Подземный мир Армориса стала домом для многих извращенных тварей Туле.

Индустриальный район, эксперименты Адептус Механикус, отходы производства видоизменили их генетический код, но Самаэль, внимательно наблюдавший за Туле, не придавал этому значения.

…Он тихо рассмеялся, взирая на обезглавленное тело десантника Хаоса.

Израненный, оставшийся в живых культист трепыхался под его ногой, визжа от страха. Но даже дрожа от ужаса, он молился и возносил хвалу Хаосу.

-Смерть лишь избавление, смерть лишь дар- лепетал сектант.

Бездонные зеленые глаза с усмешкой взглянули на идолопоклонника.

o  Ты уверен? Посмотри вокруг. Все ли кто шли с тобой умерли достойно? Как подобает воинам ?- В его голосе не было ни намека на гнев. - Нет! … И ты умрешь, как они… Я перебью тебе ноги и руки. Тебя сожрут крысы, заживо. Но сначала ты будешь чувствовать, как они выгрызут тебе глаза, залезут в глотку и попробуют на вкус твои кишки.

·     Будь ты проклят.- Захрипел культист.

·     Это значит "нет" ?- Холодно спросил изгнанник- Тогда ты сам выбрал свою судьбу.

Хрустнула кость, культист взвыл. Ему откликнулось ужасное эхо, рев невидимого чудовища.

·     О, он идет сюда- засмеялся изгнанник. -Адраил познакомься со своим ужином.

Кость хрустнула еще раз.

Культист яростно заревел, проклиная своего врага. Чудовищный рев приближался.

Изгнанник, пожав плечами, сделал шаг в темноту. Через минуту он услышал вопль хаосита.

-Нет, нет…

-Смерть - лишь дар- откликнулся изгнанник

Сзади опять закричал обреченный культист, теперь он умолял, он увидел, кто пришел за ним.

·     Убей, прошу, убей меня, нет аааа…

o  Помни, смерть - лишь избавление.

Сержант даже дернул плечами от негодования.

На нервы действовало это чертово чавканье.

Мягкие ботинки, в которые были обуты разведчики, с мерзким звуком хлюпали каждый раз, попадая в небольшие выбоины и ямы, наполненные отходами города.

Странный, такой жуткий мир был поблизости, только протянуть руку и дотронуться до извивающего клубка слизней, затеявших свою непонятную игру у ног разведчиков.

Стены вокруг были пропитаны и усеяны живыми существами, построившими здесь целую вселенную. Это был мир мерзости.

Кое-где виднелась заросшая белым мхом каменная кладка-дом для чутких хватателей, разнообразные насекомые, вроде гигантских чадилов, сновали, воюя друг с другом, слепые черви иох извивались в бесконечных судорогах, так и норовя рухнуть на головы людям.

Довершали и без того отвратительную картину легионы бесцветных крыс, снующих в бесконечном поиске жертвы.

Посреди этой кишащей массы двигались две маленькие фигурки людей.

Кайл Таггерт, сержант 23-его Новокурского разведывательно-штурмового батальона, и его друг, капрал Майкл Эткинс, как можно скорее преодолевали живые препятствия, отталкивая и убивая дерзнувших оказаться на пути людей монстров.

Катачанский нож и цепной топор несли быструю смерть.

Истекающие кровью и слизью глупые существа с хрипом и стонами отползали в сторону, где умирали секунду спустя, добиваемые своими собратьями.

Скоро стонущий и страшный мир канализации оставил разозленных его сопротивлением людей. Впереди все еще мелькали странные существа , но теперь на солдат опасались нападать, словно чувствуя их еле скрываемую злобу.

Искаженный мир отступил и растворился в своем бесконечном сумраке.

Лишь два маленьких, еле заметных луча света метались среди окружающей мглы канализации, придавая этой безрадостной картине еще больше жуткого одиночества.

-Ненавижу этот бронежилет- гневно прошептал рядом Майкл.

Кайл усмехнулся этим словам, его больше раздражала вонь вокруг , и слабый свет их с капралом, наплечных фонарей.

Скользкая тропа, по которой они ступали, так и норовила скинуть солдат вниз.

Усеявшие всю дорогу слизни, слишком медленно передвигавшиеся, сотнями умирали под ботинками солдат.

Сержант с отвращением сплюнул.

Рев неизвестного и невидимого чудовища поблизости заставил вздрогнуть Кайла.

Таггерт облизал пересохшие губы и оглянулся на Майкла.

-Что это?

Тот пожал плечами, но сильнее сжал плазмаган.

Таггерт и Эткинс нарушали даже своим присутствием этот своеобразный мир.

Их тихие ругательства вперемешку с тирадами в адрес окружающего пространства пугали устоявшийся мир.

Но они были не одни.

Огромный желоб, по которому ревел поток нечистот и грязной воды, лился громадной рекой, скрывая еще одного участника этой самоубийственной экспедиции.

Его присутствие среди этого моря вони вокруг выдавал лишь мерзкое попискивание в наушнике капрала Эткинса.

Таггерт то и дело беспокойно оглядывался на сосредоточенное и мрачное лицо Майкла.

Брат Артемиус, громадный дредноут Имперских Кулаков, скрывал свое массивное тело в потоках грязи.

Иногда писк пропадал, но через десяток секунд возникал вновь.

Дредноут тащил огромный закрепленный контейнер с минами, снарядами и другой разнообразной взрывчаткой.

Его и без того гигантское тело иногда на секунду возникало из волн нечистот и пугало бесцветного вида крыс.

Их стаи сновали даже в воде, оставляя следы на черной нечистой жидкости.

Но в отличие от маленьких людей, с которыми, шел, рука об руку Артемиус, дредноут не ощущал запахов, он видел лишь мерзость окружающего мира, отвратительный мир, наполненный Ересью и мутациями.

Некоторые инстинкты подталкивали его схватить, давить, рвать гниль, населявшую этот мирок. Он видел Искажение.

Видел и все равно шел вперед. Выполняя, приказ неизвестного доселе ему человека в пепельном силовом доспехе.

Продвижение маленького отряда заметили культисты Носителей Слова.

Валтарис был бы просто глупцом, если бы не выставил охранение в важнейших узлах канализации.

Их искаженные, полные лести, голоса доложили известие о продвижении двух гвардейцев тени Лорда Хаоса, Ясвепу.

Темный Апостол даже не выслушал своего верного последователя, и решение принял сам.

Валтарис даже не думал, к каким ужасным для хаоситов последствиям может привести его слепота.

Если бы он мог предположить, он бы не сделал таких поспешных шагов как его последний разговор с Ясвепом.

Огромные искаженные фигуры космических десантников Хаоса появились в лучах наплечных фонарей разведчиков.

Им казалось, что они исполнят приказ своего командира и захватят людишек живыми.

Три громадных хаосита против двух солдат.

Чистая победа.

Почти. Они не учли одного…

Забурлила грязная вода, выпуская из своих недр нечто.

За спинами солдат Хаоса появилось что-то доселе неизведанное, громадное, залепленное экскрементами и тиной, облепленное пиявками-зиракс.

То был“Триарий”.

Его появление было проявлением чего-то титанического.

Чудовищная исполинская сила. Контейнер, висевший на фронтальной броне, придавал ему еще более искаженный, враждебный вид.

Союзник Гвардейцев, до того молчавший, наконец, заговорил.

Его гневный голос заставил затрепетать даже его союзников.

Таггерт и Эткинс отпрянули в сторону.

В одну секунды скрытые шлемами ухмылки десантников Хаоса сменились неподдельным ужасом, но они не подумали отступить.

·     О, брат, я приношу на твой алтарь только троих- загремел Артемиус.- За Легионы!

Металлическое чудовище столкнулось с изменниками.

В этой пляске смерти дредноут сыграл первую скрипку. Энергокулак словно молот прошел сквозь тело миссионера, выбивая все внутренние органы.

Дредноут поднес к корпусу уже полумертвого хаосита, словно наслаждался своей жертвой, словно вдыхал его гнилой запах. Таггерту показалось, что там были глаза Древнего.

Он видел. Он наслаждался смертью.

Прошли доли секунд. Мгновения. Рев негодования вырвался из уст хаосита.

Он проклинал Артемиуса.

В ответ взвизгнул энергокулак. Со скрежетом заработали сочленения манипулятора, разрывая тело на куски.

На ошметки силового доспеха и кровь сразу набросились местные падальщики.

·     Первый, брат - безумные хаоситы в ответ с бешеной энергией набросились на дредноут.

Глупцы.

Цепные мечи против адамантиевой брони, против гордости, против Имперского Кулака.

Импульс гнева заставил содрогнуться все тело “Триария” - чудовищный по силе удар обрушился на второго десантника Хаоса.

Артемиус бил наотмашь, описав невероятную дугу, энергокулак, снес голову миссионеру. Брызнул поток крови. Лишившееся мозга, тело хаосита, управляемое одной ненавистью, все же нанесло удар, цепным мечом, выбивая из брони Артемиуса лишь голубоватые искры.

-Второй, брат, ты видишь.

Третьему было уготовлена самая страшная смерть.

Корпус дредноута завертелся и отступивший на миг десантник Хаоса оказался у покрытой слизью стены канализации.

В ту же секунду штурмовая пушка словно таран, со спины, сокрушила безумца.

Хаосит в отчаянии заревел от неясного потока, образовавшегося от смеси боли, гнева и… страха.

Миссионер захлебывался в потоках жидкости, заполнившей весь шлем.

Он попытался приподняться, но новый удар пригвоздил его к слизкому полу.

На этот раз энергокулак огромного дредноута пробил доспех.

Одним движением Артемиус поднял хаосита и прижал к покрытой мхом стене.

Хвататели почуяли добычу, тысячи цепких лапок прикоснулись к шлему хаосита.

Десантник Хаоса захрипел и сделал последнюю попытку вырваться.

Но было поздно.

Кровь тоненьким ручейком просочилась через дыхательный аппарат шлема, насыщая колонию существ питательной жидкостью.

Обезумевшие от крови хвататели буквально вырвали тело еретика из энергокулака Артемиуса.

Их щупальца проникли сквозь защитный шлем, вырывая плоть кусок за куском.

Визг тысяч глоток смешался в единую песнь смерти.

Имперский Кулак словно ждал этого, прометий бурлящим потоком вырвался из огнемета, установленного под манипулятором, охватив стену. Огонь за несколько секунд пожрал всю колонию.

·     Ксеркс, это был третий- тихо сказал Артемиус.

“Триарий” медленно отошел от стены.

·     В священном огне да упокоиться его душа- прогудел дредноут, он обернулся к двум гвардейцам. - Нужно спешить, сколько до цели, братья?

Потрясенные солдаты не сразу поняли смысл этой фразы.

Наконец Майкл с трудом сглотнул комок, он посмотрел на Таггерта, затем перевел взгляд на дредноут.

·     Еще километр, брат…

o  Артемиус- ответил, помедлив, дредноут, его громадное тело развернулось, и он сделал шаг в грязную мутную воду.

Почему он пришел сюда?

Молитвы уже не лечили израненную душу. Но каждый раз, он все равно приходил сюда, слушая молитвы и литургию, слушая плач по мертвецам и слушая радость неизвестных побед.

Они лечили его безумие, его изгнание, его медленную смерть.

Но сегодня он не услышал не молитв, не криков о помощи, ни стрельбы.

Он слышал Рев.

Вой ненависти.

Злобные крики просящие, зовущие.

Значит они прорвали оборону -подумал он- Защитники капеллы перебиты или принесены в жертву Хаосу.

Сколько бы он не старался абстрагироваться от мира поверхности, все равно он чувствовал, что нужен там.

Там гибли люди, там гибли дети.

Месть.

Для этого он был создан. Для этого он убивал проникших в Ад еретиков. Только для этого.

Он вспомнил слова своего командира. Сейчас они громким эхом отразились в его сознании.

·     Сюзерены, представляющие Империум, лишь безликие тени, отдающие приказы, они приходят и уходят. Мы же защищаем Человечество. Не во имя чьих-то глупых интересов где-то наверху, а во имя будущего. Мы верим и потому грудью встаем на защиту миллиона миров

Сквозь голос командира он опять услышал эти безумные, проклинающие, искажающие вопли.

Гнев охватил его сознание, резким движением он отодвинулся от прохладной стены и ринулся в темноту.

Образы Бессмертного Императора ярким калейдоскопом мелькали перед глазами идолопоклонников.

Он был здесь во всех ипостасях.

Он сражался с безумными чудовищами, поражая священным мечом и очищая своим Словом безумные души от скверны.

Он благословлял идущих в дальний поход легионы солдат, Он смотрел на всякого вошедшего в эту церковь своим печальным взглядом.

Для адепта тьмы Цесхимия Кнегга и сотен культистов, пришедших вместе с ним в церковь, все это было прахом, глупым собранием лживой веры в Лживого Бога.

·     Восславим Хаос Единый и Неделимый, ибо он дарует нам силу- обратился Кнегг к культистам, заполнившим капеллу.

o  Дарует силу- откликнулись еретики.

o  Восславим Его и озарим эти стены своим темным взглядом

o  Темным взглядом.

Тысячи голосов искаженным эхом пронзили пространство, и споры Хаоса еще раз осквернили стены церкви.

Ритуал только начинался, вокруг импровизированного жертвенного круга сгрудилось около сотни культистов.

В центре стояла святая статуя Императора Скорбящего.

Кнегг взглянул на статую каким-то змеиным, злым взглядом.

Больное, мертвенно-бледное лицо скривилось, словно от боли, и он прикоснулся рукой к статуе. Тронул и с визжанием отпрянул.

·     Он злится- воскликнул еретик. Культисты взревели от негодования.

o  Он боится наших молитв- засмеялся Цесхимий- Веруйте, братья, Проклинаем

o  Проклинаем- завизжали еретики.- Ненавидим.

По статуе пробежала тень, тысячи искр охватили золотистую фигуру Императора, словно защищая от плевков и богохульств.

·     Ведомые Тобой, мы Веруем и Уничтожаем- завопил адепт. Культисты на сотню голосов затянули страшный мотив, стараясь перекричать друг друга.

o  Пусть ведут жертву.- закричал Цесхимий. Культисты заревели от восторга, восхваляя Хаос.

o  Тишина- заревел гневный голос откуда-то слева.

Культисты во главе с Цесхимием обернулись к этому гневному властному голосу.

Четыре громадных терминатора Хаоса тащили связанную жертву, девушку в силовом доспехе.

Когда к Цесхимию приблизился первый терминатор, Кнегг затрясся в исступлении.

- Благородный Хесус, где вы нашли подобное? Вы же поймали одну из Дочерей Императора.

Огромный воин не ответил, знаком он приказал своим подчиненным бросить девушку к жертвенному кругу.

-Девственница, непорочная- завопили культисты, обступая Сестру Битвы.

Цесхимий Кнегг улыбнулся.

·     Молитесь во славу Хаоса Неделимого, кровью ее мы призовем, Отражение Мглы, Мирргаара.

o  Мирргаар, снизойди- возопили еретики, лишь терминаторы молча наблюдали за действом ритуала как немые статуи.

Десятки крепких рук схватили девушку и поднесли ее к центру жертвенника, к святому постаменту.

Она кричала от ярости, пытаясь хотя бы вцепиться зубами хоть в одного еретика.

Цесхимий с ритуальным клинком направился следом.

Она проклинала еретиков, пока кривой черный клинок не коснулся ее горла.

Кровь невинного окропила святую статую Императора.

Еретики возопили еще с больше силой, восхваляя тьму. Молитва поддерживалась самим Цесхимием.

Теперь они звали Демонического Принца Мирргаара.

Осквернив храм, они желали превратить его в свой молитвенник.

Семя этого существа давало им право осквернить святую капеллу.

В едином вздохе культисты повторяли жестокие древние молитвы, зовущие существо.

Они остановились в небольшом тупике, уйдя от основных связующих коммуникаций подземного мира. Артемиус стоял позади двух гвардейцев, закрывая своей огромной массой все пространство.

Таггерт подозрительно посмотрел на покрытую грязно-зеленым мхом стену. Он удивленно оглянулся на капрала. Эткинс в руке держал небольшой аппарат, экран, которого играл с темнотой желтоватыми сигналами.

-Здесь- прошептал Эткинс- По расчетам Красса, это именно здесь. Если обрушить стену, мы войдем в разрушенную трапезную, ….Твой друг все хорошо продумал, но не учел, что посылает на эту операцию нас.

-Он не знал, это был приказ полковника. А вот план его полное дерьмо.

-Отличный план- возразил капрал

·     Черт, все это хорошо -откликнулся приглушенно Таггерт- Но первое -нам нужно заложить заряды под несущие колонны церкви, второе - если прорвемся в трапезную, мы окажемся лишь ПОД молитвенным залом. А там толщина…

o  Ты можешь хоть минуту помолчать- зашипел капрал- мы войдем в трапезную, проберемся коридором до заваленного выхода к молитвенной, Остается установить заряды и делать ноги.

o  Да-да, и положить внутри сотню другую еретиков- усмехнулся сержант.

Капрал погрозил ему кулаком.

-Слишком все просто и очевидно- пробормотал Кайл.

Он повернулся к безмолвному Артемиусу.

-Давай.

Древний пришел в движение, огромная масса дредноута надавила на каменную кладку. Заскрежетал металл, и с грохотом обрушилась кирпичная кладка, не выдерживая напора адамантиевого чудовища.

Вспыхнули фонари, освещая темную трапезную.

Ни души.

Запустение подкреплялось разрушением, словно кто-то, обладая безумной силой, вымещал на железных столах свою злобу.

Майкл вздрогнул, впрочем, на что он надеялся? Красс говорил, что трапезная давно замурована, в связи некоторыми ужасными событиями, про которые не стал уточнять. Но даже солдатам была известная довольно мрачная история о падении и ужасном грехе исповедника Адраила.

-Некоторые знания - порок- так говорил лейтенант Тревес.

Черт, как же он прав, что-то совсем не хочется знать, что произошло здесь- подумал Майкл.

Холодок костяной рукой пробежался по телу, и капрал содрогнулся от ощущения зла в этом месте.

Цесхимий рванул на груди свое жалкое рубище и бесновато закатил глаза. Сотни культистов с вдохновением на лице взирали на адепта.

Даже терминаторы Хаоса заинтересованно посмотрели на жертвенный круг, где обруганная, оплеванная, оскверненная стояла статуя Императора Скорбящего.

·     Верим в тебя, ты наш Бог, пошли Повелителя, помоги, мы верим. Мы сделали все, о чем ты просил- возопил Кнегг. Культисты вздрогнули, когда над жертвенником заметалось синеватое пламя. Оно постепенно увеличилось в объеме. Мерзкий запах, словно из могилы, окутал пространство вокруг жертвенника. Удушливыми кольцами он вознесся вверх к капелле, к росписям на потолке.

o  Славься - заорал Цесхимий- Хаос Неделимый, Славься.

Подкрепляемое еще сотней глоток ужасное песнопение подхватили и терминаторы Хаоса. Жертвенник постепенно наполняла противная грязно-желтая жижа, погружая в свои недра золотую статую Императора Скорбящего.

Кто-то из культистов пал на каменный пол, в корчах кусая полы балахона, взвыли десятки глоток. Некоторые в отчаянии рвали одежды и истязали друг друга

Им не могли не ответить. Их услышали.

Казалось воздух исказил громкий шепот тысячи противных глоток, повторяющих на разные лады имя тьмы. Имя Принца.

Словно шелест сухих листьев по капелле разнеслось: - Мирргаар, Мирргаар!!!!

Хохот вперемешку с дикими криками вырвался из недр жертвенника, опутав капеллу диким воплем.

В кровавой дымке перед глазами Цесхимия начал проясняться Образ.

Принц не был громаден, скорее уродлив в своем величии.

Десятки громадных червей в постоянном движении, словно живым панцирем облегали его сухое, покрытое редким волосом, красноватое тело. Приплюснутая маленькая голова покачивалась на тонкой отвратительной шее.

Десятки глаз в одну секунду, открылись, поражая культистов своим безумным светом.

Его мерзкие конечности медленно потянулись к Цесхимию. Сухое шипение вырвалось из маленькой головы: - Склонись

У адепта затряслись конечности в диком телодвижении, он пал ниц.

Мирргаар снизошел.

Он был еще слаб, и, словно перебирая сотни языков, мерзкая отвратительная голова зашипела вновь: - Даааааааай.

Цесхимий вздрогнул, он понял, что тот просит. Чудовище, пытаясь насытить себя жизнью и вырваться из круга, просило жертву.

В безумном вопле к Принцу бросился один из культистов.

-Возьми меня, Повелитель.

Костлявая лапа схватила глупца и поднесла его к пасти, десятки глаз на мерзкой голове зажмурились в экстазе.

-Да будет так- Мирргаар сжал чудовищную ладонь, хрустнули кости. И словно сок, кровь еретика пролилась в пасть Принца.

Чудовищное создание захрипело в диком хохоте:- Дай еще.

Его рука протянулась к Цесхимию еще раз.

В этот момент с диким свистом, оставляя в воздухе серебристый спиралевидный след, в тело чудовища воткнулось нечто.

Мирргаар взревел, от дикой боли. Она пронзила все его демоническое естество. Мерзкая голова чудовища повернулась к стрелявшему.

Около одного из иконостасов, изображающих сражающегося Императора, стоял громадный космический десантник в черном силовом доспехе. В руках он держал странную серую винтовку.

Мирргаар завизжал, терзаемый страшной болью, предчувствуя последствия выстрела.

Человек прицелился в монстра. Спиралевидный луч вырвался из оружия и диким свистом понесся к Принцу.

Закованный в своей клетке, обессилевший от вызова Мирргаар сделал движение, укрывая свою голову лапами. Но это удалось лишь частично, серебристая масса окутала голову. Принц возопил.

Артемиус одним движением манипулятора снес стену и ворвался внутрь, и на лицах еретиков, скопившихся внутри капеллы, отразилось такое отчаяние, что даже Цесхимий, стоявший спиной к месту действия, нутром почувствовал нечто ужасное.

-Спасайтесь- вырвался дикий крик из толпы идолопоклонников. Кнегг обернулся, его лицо исказил ужас, прямо за его спиной в считанных метрах возвышался огромный дредноут Имперских Кулаков.

- Бегите, еретики- проревел Артемиус. Адепт рванулся в сторону. В такт его движению Артемиус обрушил на него энергокулак.

Тело Цесхимия, подброшенное могущественной силой, с мерзким хрустом врезалось в одну из несущих колонн капеллы.

В ту же секунду загрохотала штурмовая пушка. Сотня носителей смерти в диком хохоте понеслись навстречу жертвам. Они настигли трех терминаторов Хаоса, скосив их словно косой.

Толпа культистов заметалась, словно в клетке. Но им повезло, дредноут переключил свое внимание на демона, запертого в своей импровизированной тюрьме. Он увидел и человека, стреляющего по монстру. И мгновенно оценив ситуацию, бросился ему на помощь.

Луч словно обжег конечности монстра, и дикий крик наконец-то вырвался из пасти демона. Приказ культистам: - Убейте его!!!!

С воплями гнева на секунду застывшие, растерявшиеся еретики бросились на космического десантника. Повинуясь приказу Принца, они, казалось, не заметили ни Артемиуса, ни Таггерта с Эткинсом, сосредоточив все свое внимание на космическом десантнике.

Захрипели плазмаганы солдат, неся смерть сектантам повсюду.

-О господи, Император, сохрани наши души- прошептал Кайл, увидев Мирргаара, его рассудок помутился от вида монстра, но, пересиливая себя, Таггерт, собрав в легкие весь воздух, заорал что есть мочи: - Контейнер, Артемиус, контейнер.

В диком хаосе боя, заполонившем капеллу, дредноут все же услышал крик Таггерта.

Как он мог забыть. Одним движением “Триарий” перебил цепь, связывающую его с контейнером.

В ту же секунду Древний оказался напротив монстра. Манипулятор проник в самое сердце жертвенного круга, и с диким визгом вошел в тело Принца.

Ослепленный монстр завыл от отчаяния, Артемиус резким движением перехватил длинную шею и рванул на себя. Чудовище рухнуло, половина тела оказалась за пределом защитного круга, в секунду вспыхнув мягким голубоватым светом.

Мирргаар пытался подняться, но какая-то неведомая сила прижала его к земле, позволяя Артемиусу топтать костлявое чудовище. Грязно-желтая жидкость захлестала из множества ран Принца.

Своей кровью, своей плотью он сам приносил жертву человеческому богу. Мирргаар взвыл от нахлынувшего чувства полного поражения.

Но страдал не только он.

В безумном крике Хесуса, пытавшегося, поднять в атаку своих мертвых братьев, послышалась почти человеческая горечь. Он тормошил их мертвые тела, чувствовал их боль, их утрату.

Он впервые страдал за долгие годы.

Что-то произошло с ним. Вокруг оживали образы.

Ему казалось, что церковь воскресла, скрывая от него безумный бой.

Остались лишь обступившие его тени.

Иконостас с Его именем засветился на сотни лиц.

Образы вокруг обращались к нему.

На десяток распевных голосов.

Они смеялись, они пели.

Они звали его с собой.

-Хесус…

Сквозь их голоса он услышал. Голос шел откуда-то сверху, и терминатор посмотрел туда.

- Хесус…

По огромной небесной лестнице спускался человек. Терминатор вздрогнул.

-Хесус…

Он слышал Его голос, он видел Его.

Хесус вспомнил, и слезы вырвались из прогнивших глазниц, он бессильно опустил взгляд

Человек остановился на последней ступени и шагнул навстречу терминатору.

-Прости, прости- зашептали непослушные губы, рыдая. Хесус плакал взахлеб, не сдерживая себя.

- Хесус, блажен тот, кто ищет прощения- тихо ответил Он- Пойдем.

Терминатор медленно поднял взгляд.

Человек в золотистой броне протягивал ему свою длань.

·     Прости меня, прости меня!!! Прости.

Глупые жалкие боги тьмы…

Катахартис

Часть 6. Тень Хаоса

…Я не знаю.

Я повторяю себе это в сотый раз. Не знаю, выжил ли я в этой мясорубке.

Не знаю, мог бы я как они не сойти с ума. Может быть да, но, скорее всего, нет.

Вечная память, вечная слава этим солдатам.

Пусть их помнят, пусть их узнают те, кого они защитили. Пусть назовут своих детей их именами.

В который раз я прошу лишь этого, но людская память слишком коротка и люди слишком беспринципны…

Генерал- лейтенант Лемюэль Чанг, 41-ая Армия Лазарева, “Воспоминания о Туле”

(Вторая Тулийская Война, датировано 20 ноября 454 М.40)

(Сегментум Обскурус, сектор Цитадель Империума одиннадцатый день, бункер Первого Тулийского Полка, юго-восточный Арморис).

…Карл, сын мой, в который раз я восторгаюсь тобой. Из твоего письма я узнал, что ты прошел главный тест своей жизни и улетаешь на Эптириус.

Я знаю, что там идут тяжелые бои с Тау.

Будь осторожен, прошу не за себя, а за твою мать и твою сестру…

Береги себя, но не прячься за спинами подчиненных, ибо долг каждого офицера вести солдат в бой.

Береги себя и помни мое сердце всегда рядом, хоть мы с тобой разбросаны по космосу сотнями, если не тысячами световых лет.

Если бы знал, как я хочу видеть вас всех здесь, после той встречи около года назад, остались только воспоминания и ваши образы.

Они всегда со мной, ты всегда со мной.

Полковник Фредерик Анастасиу из письма лейтенанту Карлу Эдуару Анастасиу, лейтенанту 77-ого Отдельного Иерихонского штурмового батальона.

-Почему вы не отдали приказ об отходе первого батальона?- зло поинтересовался Магистрат.

Полковник Альтц, командир 27-ого Тулийского Полка, невысоких крепыш с копной черных волос, вопросительно посмотрел на Коулуса, словно ища поддержки. Затем перевел взгляд на Красса. Но принцепс лишь пожал плечами.

- Вы не ответили, полковник - напомнил военный управляющий.

Альтц замялся и сердито засопел. Его вызвали три часа назад, прямо с передовой.

В связи с прорывом еретиков в районах 2-ого и 8-ого батальонов. Создалась ситуация окружения всего района Главных Врат. В этом импровизированном котле могли оказаться и милиция и весь 27-ой полк.

Альтц, гордый, надменный человек, потерявший на миг контроль за ситуацией, растерялся.

Усугубило ситуацию и гибель полкового комиссара Жино. В одной из рукопашных, буквально охвативших весь район, он был тяжело ранен и впоследствии скончался от ран.

Нити управления, связь между подразделениями, все было разрушено, и Магистрат не мог больше ждать.

Его решение отозвать полковника было продиктовано не только ситуацией окружения, но и тем, что, срывался весь его план ответного контрудара.

Весь план летел к чертям.

В район срочно выдвинулись Анастасиу и Ольгерд, а с ними, подкрепления в виде 3-ех резервных батальонов Первого Полка.

А еще вчера ситуация была другой.

Уничтожение оскверненной капеллы Бессмертного Императора приостановило на целый день продвижение армии Валтариса в городе.

Взрыв был такой силы, что его слышали здесь, в бункере.

Герои, посланные на это задание, вероятно, покоились под развалинами церкви.

Разведка всех подразделений передовой линии фронта, с которыми была связь, доложила, что культисты в панике отступили, это дало защитникам города некоторое время.

Двадцать четыре часа войска окапывались, зарывались в асфальт, как кроты, укрепляли наиболее сложные участки фронта.

Но это явно было недостаточно.

Нехватка тяжелого вооружения - вот что беспокоило военного управляющего.

Несмотря на его заявление, танки были нужны, просто необходимы на площадях, на открытых пространствах, везде, где один мощный выстрел мог заткнуть любую вражескую огневую точку.

Танки. Их просто неоткуда было взять. Главный сборочный цех Адептус Механикус переходил из рук в руки. Капеллан Телледий и библиарий Воронин предпринимали пока, безуспешные попытки отбить важнейшую стратегическую точку.

Единственным плюсом затишья оказалась срочная мобилизация, охватившая весь город.

Любой способный стрелять хотя бы в теории вставал под ружье.

Мужчины и женщины шли в наспех организованные вербовочные пункты, на заводы, контролируемые Империумом, получая стандартное оружие в виде лазерной винтовки и бронежилета.

Ручейки раненых, детей, стариков в эти минуты затишья бесконечной массой текли к направлению космопорта. Эвакуация не останавливалась ни на секунду.

Но Валтарис оправился от неожиданного удара.

Сегодня после яростной артподготовки, культисты волной нахлынули на передовые линии обороны.

И после тяжелых позиционных боев прорвались. Опять разорвались наушники штабных вокс-офицеров от призывов о помощи, взахлеб крича о критических потерях.

На стыках большинства батальонов прорыв казалось был неминуем, но защитники держались.

Пока.

Валтарису к счастью не хватало координации, да и его культисты были лишь бессмысленной толпой за редким исключением в виде предателей, коих к счастью опять же было мало.

Но отсутствие координации нивелировалось ужасными фронтальными атаками.

Но все-таки не все еще было потеряно , и военный управляющий это знал.

Выступ на юго-западе района Главных Врат был одной из причин не выбрасывать преждевременно белый флаг.

Он стал костью в горле Валтариса.

И даже недавний сконцентрированный удар еретиков не смог поколебать защитников этого редута.

В том ужасном побоище Валтарис потерял бесчисленное количество культистов, около трех полнокровных отделений своих десантников и самое главное пять “Лэнд Рейндеров”.

Их расстреляли в упор, подпустив на расстояние выстрела.

Громадные “Бэйнблэйды”, резерв Магистрата, прибывшие с ним танки сделали свое дело.

После этого эти монстры только своим видом напугавшие толпу безумцев, передавили большинство из них. Превратив поле боя в кошмарное кровавое море.

Это был успех.

Небольшой.

Но все же успех.

И именно там на этом выступе уже концентрировались штурмовые подразделения Гвардии. Скауты Имперских Кулаков невидимыми тенями застыли, ожидая приказа.

Готовился контрудар.

Он не должен был сорваться.

-Альтц!!!

Полковник содрогнулся, непослушные руки инстинктивно накрыли красивые эполеты на защитной форме.

·     Сэр?

o  Своим распоряжением я разжаловал вас , полковник, идите на передовую, берите винтовку и сражайтесь, если не умеете командовать.

o  Командир…

Темные глаза Магистрата недобро блеснули.

- Умоляете??? Скажите лучше как мне восполнить потери первого штурмового батальона, который вы бросили, вы бросили лучших солдат, Альтц, благодарите Императора, что я не расстрелял вас на месте, на передовую, рядовой, хотя бы там вы искупите свою трусость перед погибшими.

Полковник тяжело вздохнул и рванул золотистые погоны.

Он протянул их Крассу.

Принцепс отрицательно помотал головой. На глазах Альтца появились слезы.

Шаркающей походкой он побрел к выходу, на секунду остановившись.

Альтц осмотрел бункер и заметил изваяние Имперского Орла, секунду спустя он отдал воинское приветствие.

Но прежде чем Альтц успел покинуть бункер вошел дежурный офицер.

С угрюмым лицом он осмотрел полковника и направился к Магистрату.

·     Что у вас?

o  Для вас пакет, сэр- военный управляющий взял протянутый пакет и на секунду нахмурился, всматриваясь в подчерк. Он медленно вскрыл печать и начал читать.

o  Кстати что там с Зингом- спросил капитан Имперских Кулаков

o  Горячка , сэр- сказал офицер- врач все время с ним, у епископа высокая температура, вероятно от нервных переживаний.

Красс поначалу вслушивался в разговор офицеров, но потом всмотрелся в читающего Магистрата.

Было нечто одновременно притягивающее и отталкивающее в этом человеке. Его темные глаза пугали, в них отражалась такая власть, такая решимость, что казалось он, не задумываясь, бросит на жернова победы всех имеющих людей.

Но после нескольких дней Красс понял, что для этого мрачного нелюдимого человека, теперь полного диктатора Цитадели Империума, главным достоинством профессионализма командира было сохранение жизни подчиненных.

Это было совершенно непонятно такому человек как Альтц, бросившему своих солдат и сбежавшему с поля боя как последний трус.

Непонятно половине офицеров штаба, всем этим жирным крысам.

Магистрат помассировал подбородок и с усмешкой посмотрел на всех, сделав знак дежурному офицеру удалиться.

- Планируется контрудар.

Не ясно, какое впечатление это произвело на всех, но в одних глазах Магистрат точно прочел желание яростной битвы. Коулус даже не скрывал этого.

-Детали?- голос капитана космических десантников яростно задрожал.

·     Я рискую своим резервом- в руках у военного управляющего появился продолговатый предмет, его наконечник сверкнул красным светом и увеличился в размерах.

Лазерная указка, догадался капитан.

Вслушиваясь в последующую речь Магистрата не смог не отметить, что план хорош за одним, большим "Но".

Никто не мог сказать, сколько продержится милиция и части 27-ого полка, сковывая штурмовые части еретиков.

Уточнив моменты, касающиеся своих действий, брат-капитан с интересом послушал предложения принцепса.

Даже Магистрат казалось удивился, слушая необычные мысли Красса. Но скептицизм блуждал в его бездонных черных глазах.

Если быть объективным, неплохо -подумал Коулус- он хочет, чтобы штурмовые группы отсекли основную часть культистов от поддержки тяжелой техники. В частности от дредноутов Хаоса. Тогда наши тяжелые танки раздавят их и ворвутся на площадь Главных Врат.

После того как план “Капелла” командира экскувиторов сработал, брат-капитан стал относиться к нему еще более уважительно.

Красс держался независимо в отличие от большинства офицеров штаба, впрочем, с фронтовиками это было сплошь и рядом.

Но у него было и еще одного качество.

Кроме независимости у него была некоторая толика безразличия к жизни. Даже делая скидку на защищающий принцепса силовой доспех.

Это всегда импонировало капитану в людях.

В них он редко видел бесстрашных и напористых персонажей.

Только фанатики-исповедники или комиссары являлись людьми, в которых страх забился в такие темные уголки их души, откуда его нельзя было достать.

В обычных людях это было редкостью.

Для боя без страха и жалости, жили они, космические десантники Императора Человечества.

Магистрат, казалось, погрузился в себя. Предстояло взвесить все "за" и "против", он видел стремление капитана ринуться в бой, он видел расчет Красса, он изучил свой план, но то, что написано на бумаге, не выдержит испытание боем. Люди, их моральное состояние - вот что беспокоило его. Они могли отступить, струсить или наоборот, переборов себя, раздавить врага.

Впрочем был и другой вариант, более рисковый, более бесшабашный…

Устоявшуюся тишину, наконец, нарушил голос Коулуса.

·     Мобильность, сэр - горячо поддержал Красса брат-капитан- в нашем распоряжении прыжковые ранцы, терминаторы способные сокрушить врага, одно ваше слово, сэр?

o  Спокойней- неожиданно холодно отозвался военный управляющий, его темные глаза сверкнули- Спокойней, господа, у меня есть другое предложение , и возможно для вас брат-капитан оно более приемлемо.

Как и планировалось концентрированный удар обрушится здесь- лазерная указка уткнулась в маленький район, который тот час отразился красным светом.- Но… но…

Магистрат задумчиво почесал нос.

·     Меня беспокоит эвакуация гражданского населения, единственное место выбраться из нашей ловушки для Валтариса, захватить площадь Механикус.

o  Фема?

o  Да. Предлагаю сконцентрировать здесь ваши подразделения и лучшие части 1-ого полка, господа.

Красс и брат-капитан переглянулись и недоуменно посмотрели на Магистрата.

·     Главная задача постараться задержать их и не дать прорваться к посадочным зонам. Да… я могу вам приказать, но не стану делать этого.

Сейчас я могу лишь просить об этом вас обоих. Ибо это ваше решение.

Если контрудар удастся. Если вы сдержите Апостола, мы вышвырнем войска Хаоса из города. Ваше слово.

·     Император ведет нас в бой- глухо сказал брат-капитан, он словно ждал этого предложения Магистрата- Преторианцы будут там, сэр.

o  Экскувиторы Туле почтут за честь сражаться с Преторией Императора, сэр, плечом к плечу- кивнул Красс.

o  Плечом к плечу ,во имя Святой Терры и Бессмертного Императора-эхом откликнулся Коулус

Магистрат тяжело вздохнул, он не ожидал от этих людей другого ответа.

-Ты помнишь мертвую планету, где ты возродился? Ты помнишь Хреспи. Пустой никчемный мирок, когда-то заселенный, живущий, радующийся пустым страстям… и в одну секунду разрушенный, ты помнишь? Ощути этот песок, валуны с еще не остывшей кровью и злобой.

Миллионы лет назад там шла война.

Так давно- печально добавил голос.

Дементор вздрогнул. Имя этой планеты злобным эхом отразилось в его сознании.

·     Там ты стал, кто ты есть сейчас… Лорд Хаоса- тихо засмеялся голос- чемпион ККхорна…О да, ты прошел безумный бесконечный путь от человеческого дитя до монстра преследуемого людьми. Ты- Чудовище.

Отражение Кровавого Бога.

Ты стал и отражением его рабов, которые идут за тобой. Они не чувствуют ничего кроме ярости и боли.

Идеальное оружие.

Но… даже они боятся тебя, они видят в тебе угрозу.

Даже затуманенное сознание одержимых видит искажения на твоем теле.

Вассал-волшебник видит твои Дары… и подозревает.

Как он прав!!!

Ибо эти дары не мог дать Хаос Неделимый.

Никто из богов.

Не мог дать их ни безумный ККхорн, ни сладкий Слаанеш, ни гнилой Нургл, ни даже хитроумный Тзинч.

Никто.

Они слишком слабы, что бы дать такой дар.

Слишком молоды.

Слишком безразличны к вам, людям.

Все годы пока они существуют они питаются вашим сознанием, как паразиты существуя на ваших страстях. Пытаются управлять вами словно марионетками, дергая за невидимые ниточки.

Некоторые слушают и внимают их словам, словно они что-то могут.

Глупые жалкие боги тьмы…

Есть только одно чем можно жить, миллионы и миллиарды лет.

Становясь тенью, становясь безумной машиной для убийства, напиваясь и насыщая плотью и кровью свою сущность.

Превращаясь и превращая мир вокруг.

Ты знаешь, и я знаю, что это и поэтому тогда я выбрал тебя.

Именно тогда тридцать лет назад, я видел твое глупое безжизненное тельце посреди разрушения, постигшего мир Хреспи.

Я сказал слово “Живи”, и ты Жив. Ты возродился посреди тысяч мертвецов, мертвых холмов, опустошенной земли.

Ты был жив даже посреди атомных вихрей и того, что глупые люди называют Экстерминатус, ты жив благодаря мне и этому чувству.

-Месть- прошептал Дементор.

-Правильно.

-Но кто дал мне эти дары, ты?

- Нет -печально сказал голос- тебе не дали умереть те, кто держал меня в заключении долгие годы.

·     Кто они?

Голос тихо засмеялся:- Взгляни на изображения, внимательно, не замечая изломов , трещин, не замечая миллиардного слоя засохшей крови…Сделай Это. Проникни туда, это те, кто сделал из тебя урода.

Впрочем, надо отдать им должное, они спасли тебе жизнь. Какое благородство с их стороны!

В сознание проникло изображение.

Его одинокая, оторванная от мира фигурка стояла на маленьком валуне посреди пустыни. Желтое, бесконечное, мертвое, море окружало живое существо и его единственный приют, раскаленный от солнца камень.

Ощущение пустоты - вот что ощутил сейчас Лорд Хаоса.

Чувство одиночества.

Триумф Смерти.

Дементор обхватил голову, ужасная боль в груди заставила его упасть на камень. Хотелось выть от отчаяния.

Он попытался закричать, но слипшиеся, словно завязанные тугим узлом, губы, не подчинялись.

Зубы словно склеенные и запечатанные не поддавались.

Он не издал ни одного звука.

Боль исказило его лицо. Хотелось закрыть глаза. Уйти от боли, от этого мира, от этого поганого солнца.

Его помутневший взгляд выловил движение, казалось затмившее горизонт. Он узрел. Он увидел Их.

Бесконечная живая волна существ двигалась на него.

Казалось все пространство наполняется этим топотом миллиона ног. Хрипом миллиона легких. Оглушительным злобным ревом.

-Катахартис, Катахартис,Катахартис.

Они двигались на него. Мозг отказывался подчиняться ,они были отвратительны, омерзительны, чудовищны. Море когтей, лап, кожистых хвостов. Миллиарды ненавистных глаз.

-Катахартис!

Бесконечным потоком они приблизились к валуну, и словно это непреодолимое препятствие обогнули его с двух сторон.

И продолжили свой путь

Внезапно одно из чудовищ неожиданно остановилось, оно принюхалось, ворочая своей головой, на секунду припало к земле. Внезапно оно обернулось и взглянуло в глаза Лорда Хаоса. Дементор вздрогнул. Существо с косоподобными мерзкими лапами, мощными кожистыми отростками и вытянутой мордой, чудовище, уродливое искажение, с какой-то детской непосредственностью, изумлением взглянуло в его глаза.

-Дети Стаи- ненавистно сказал тихий голос- Старый Враг.

Чудовище приблизилось. Единственное из всего бесконечного потока оно взобралось на валун, на секунду приостановилось и, словно сомневаясь, тронуло лапой тело Лорда Хаоса.

-Катахартис!

Дементор опять поймал взгляд монстра. В его маленьких маслянистых глазах Дементор увидел презрение.

Клацанье вырвалось из монстроподобной головы. Оно обнюхало Лорда Хаоса и, словно поперхнувшись, помотало головой.

Лишь на секунду оно задержалось около Дементора, всматриваясь в него, словно ища важное для себя, потом одним гигантским прыжком ринулось в общую массу Стаи.

У чемпиона Хаоса помутился рассудок даже успокаивающий голос не смог удержать его сознание.

Кровавая вспышка пронзила мозг.

-Слабак- холодно прошептал голос.

Он очутился себя стоящим около стены во внутреннем дворе Киммера. Сзади кто-то лебезил, тихо подвывая от радости. Дементор тяжело вздохнул, пытаясь восстановить дыхание.

- Милорд…

Лорд Хаоса казалось, не замечал еретика, его косоподобное щупальце с мерзким скрипом пробороздило полосу на стене.

·     Мой повелитель, послание от Валтариса- повторил культист и, дрожа от страха, застыл у ног Дементора. Чемпион Хаоса обернулся и взглянул на культиста.

o  Говори.

o  Темный Апостол требует объяснений, он обеспокоен, он …

Лорд Хаоса тихо рассмеялся, культист еще сильнее сжался в землю.

·     Обеспокоен? Требует? Что может требовать эта разукрашенная обезьяна?

o  Милорд, я лишь передаю слова Апостола…

Недалеко от Дементора и посланника лорда Валтариса кипела работа.

Каменистая почва словно сопротивляясь, все же медленно поддавалась.

Культисты напряженно, вот уже двенадцать часов вгрызались в землю, копая ее лопатами, ножами, ногтями. В своем безумии они умирали от усердия, отдавая души Хаосу.

Гхорх, наблюдавший за работой, недовольно покрикивал на культистов. Иногда его слова тонули в диком едином стоне цепных мечей.

Волшебник злобно то и дело оборачивался назад, останавливая взгляд на берсеркеров ККхорна, недалеко с пеной у рта, сражающихся на цепных мечах.

Гхорх никак не мог забыть чувства страха, когда чудовища ворвались в Киммер, рвя на куски всех, кто попадался на их пути. Ибо совладав с защитниками крепости, чудовища обрушили свой гнев друг на друга.

Все во имя ККхорна.

Все во имя Крови, для его трона.

Безумные твари нападали на культистов, даже на дредноуты Хаоса.

Лишь вмешательство Лорда Хаоса остановило безумную резню. Понадобилось лишь его появление, лишь брошенное в хаос боя Слово.

Словно приказ для толпы чудовищ. На незнакомом языке.

Приказ, остановивший одержимых, берсеркеров, культистов, сумасшедших Древних - всю сражающуюся массу. Но не Гхорха.

Волшебник был на крепостной стене, и он видел лидера Пожирателей Миров, блуждающего среди замороженных внезапным заклинанием монстров.

С каждым его шагом на душе волшебника было тревожней и тревожней.

С каждым шагом чудовищная тень за спиной Лорда Хаоса все увеличивалась и увеличилась в размерах. Тень громадного многогорукого чудовища. Тень Изначального Хаоса.

Земля Киммера проявила сущность Катахартиса, но он уже и не думал скрываться. Зачем, он нашел что искал, осталось лишь сделать маленький шаг. Неприметный пространству и времени.

Незаметный этому странному миру даже его богам

Никому.

Валтарис с ледяным спокойствием взглянул на человека в черной изорванной тоге.

Чудовищные, невероятно больные, наполненные ненавистью глаза Апостола встретились с раболепным взглядом человека.

·     Говори, Кнегг.

Человек вздрогнул и опустил голову, что-то пробормотав, истерично закивал в ответ.

Это было невероятно, но Цесхимий Кнегг, адепт тьмы, тот, кто призывал Мирргаара выжил.

Страшный удар Артемиуса не убил еретика.

Врезавшись в колонну, он лишь на миг потерял сознание.

Секунду спустя он уже энергично работал, всем своим естеством пытаясь выбраться из бойни, которую устроили дредноут Имперских Кулаков, гвардейцы и неизвестный космический десантник в черном силовом доспехе.

Цесхимий видел как невероятно быстро умер демонический принц , как были разорваны братья-еретики, пытавшиеся тщетно вырваться из этого ада.

Ему это удалось. Он выбрался как раз в тот момент, когда оскверненная капелла содрогнулась от первого внутреннего толчка, и крик ужасающий, мерзкий, визгливый на минуту исказил пространство.

Это сам лорд Валтарис оплакивал Мирргаара.

Теперь Цесхимий Кнегг отвечал за свои действия перед этим громадным существом, который своими красноватыми кожистыми крыльями казалось заполнил все пространство вокруг, остановил время и требовал немедленных ответов.

Сейчас он был и прокурором , судьей и без сомнения палачом для еретика.

-Повелитель… обряд Очищения прошел без происшествий, принц был вызван…но нам помешали обстоятельства- голос Цесхимия задрожал от смеси страха и негодования- Мерзкие лоялисты помешали ритуалу Испития крови, дредноут… гнилая машина убила обессилевшего принца… после этого Хесус впал в дикое безумие и начал петь нечистую молитву Живому Трупу…

Валтарис почуствовал, что внутренний гнев отходит куда-то очень далеко, забивается в глубины сознания, уступая место расчету и анализу.

-Вероятно, обряд не был проведен достойно. Были ли принесены жертвы?

·     Да, милорд, принц ожил и один из братьев насытил его своей кровью. Потом…- Кнегг запнулся и содрогнулся от невероятного стыда.

o  Нас постигла неудача- равнодушно заметил Валтарис- Но мы не проиграли, нет…нет…-тихий смех вырвался из уст Апостола- Это лишь битва, а там…

Цесхимий впервые поднял взгляд на чудовище, стоявшее напротив.

Валтарис всматривался в бесконечный кровавый закат Туле.

Малое солнце пыталось тщетно догнать большее и еще отражало в своих лучах обезумевший объятый войной город .

Кое-где вспыхивали десятки, если не сотни вспышек, гулкая канонада ласкала слух двум безумцам, наблюдающим ужасное зрелище.

·     А там идет война, Цесхимий, и мы победим в ней, ибо так записано и так будет.

Держать строй…держать строй, братья… во имя Императора!!!

Библиарий Имперских Кулаков Михаил Воронин в разгар боя на площади Фема

Часть 7. Старые долги

В каждом из нас живет дьявол, иногда он вырывается на свободу и сеет страдание и смерть

В каждом из нас существует ангел , и не дай бог что бы он обрел свободу…

Потому что иногда безумие добра хуже всех сил зла вместе взятых.

Архиеретик Иона

(Вторая Тулийская Война, датировано 21 ноября 454 М.40)

(Сегментум Обскурус, двенадцатый день, сектор Паладинум , планета Того-Прайм, покои кардинала Миллса)


Бесконечная справедливость для лояльных, свет для заблуждающихся и вечное наказание для еретиков- вот наш девиз, вот ваши Истинные Слова. Вот те действия, которыми вы руководствуетесь и которыми живете и будете жить.

Инквизитор Джонас Стилис “Вечные наставления”

Покои Миллса освещали лишь два полуслепых фонаря, но и эти источники света доставляли беспокойство больному кардиналу.

Приступ лихорадки поразил кардинала три дня назад.

Болезнь сломала этого когда-то деятельного представителя Церкви.

Судороги, сводившие его с ума, чередовались с коротким, как сейчас улучшением состояния здоровья.

В эти моменты пожелтевший иссохший как скелет священник принимал тысячи посетителей.

Он не мог двигаться, но мозг кардинала работал как часы.

Мозг не умер, в отличие от тела уже скованного параличом. Кардинал мог мыслить.

Иного от него сейчас не требовалось, даже перед ликом смерти, все существо Миллса работало во имя и на благо Империума.

Сегодня Миллс принял особо важную персону, и поэтому отменил все запланированные встречи, даже с планетарным губернатором, бароном фон Энге.

Ибо на планету прибыл Великий инквизитор Джулиан Самаэль, чтобы навестить умирающего учителя.

Человек, имевший достойный сан инквизитора и охраняющий покой Империума, уже девяносто лет не считался таким на сто процентов.

Поврежденные и отжившие свое органы были заменены бионикой.

А прожил этот человек достаточный срок, достойный для одних и отвратительный для других. Ибо был инквизитором.

…-Вы задаете мне вопросы, на которые я не смогу дать вам ответа, Джулиан - последние слова дались кардиналу особенно тяжело, удушье обожгло легкие, и священник захрипел от боли. Капельки пота показались на лбу.

Сидевший напротив него человек, помедлив, поднялся из кресла и подошел к изголовью массивной кровати, где терзался в судорогах иссохший как скелет священник.

·     Кардинал …

Хриплый смех оборвал его последние слова. Приступ как будто отступил, но молоточки продолжали свой перестук в голове. Кардинал мог опять говорить.

·     Вы прекрасно притворяетесь, ваша обеспокоенность… вы просто актер… впрочем, у вас был прекрасный учитель.

o  Был? Вы все еще живы, благословением Императора

o  Джулиан, ваша лесть явно не к месту- кардинал прикрыл глаза- Что конкретнее привело вас ко мне, давайте ближе к делу.

«Хитрая, старая лиса- мысленно усмехнулся Инквизитор- знает, что я прибыл не просто так ».

·     Я пришел просить совета, учитель- проговорил сквозь зубы Самаэль.

o  Совета? Пятьдесять лет вы, Джулиан, не просили у меня совета?- кардинал медленно открыл глаза - Эти вопросы о Туле подозрительны, вы направляетесь туда?

o  Да.

o  И какого же совета вы хотите от меня? Впрочем- кардинал задумался- Есть совет достойный многих ,Самаэль.

Инквизитор с презрением смотрел на желтые трясущиеся руки лежащие поверх одеяла, на покрытые пленкой больные глаза и выругался. Но на его лице не дрогнул ни один мускул. Наоборот, почтение и даже выражение угодливости застыло на его лице.

·     Не летите туда, - взгляды инквизитора и Миллса встретились , Самаэль заметил огонек горечи в больных глазах кардинала.- Не считайте меня пророком, но я думаю вам достаточно того, что случилось на Туле, сто лет назад.

Тогда Самаэль потерял руку, то столкновение с зараженным Караулом Смерти стоило жизни еще пятерым инквизиторам.

Ему повезло, и он выжил. Но это вряд ли можно было назвать жизнью, стимуляторы и постепенная замена механизмами живого тела сделало из него бесчувственное полукибернетическое существо.

·     Это была ошибка, учитель…

o  Это была глупость -в голосе кардинала послышались суровые нотки наставника- глупость, в которой вы потеряли более половины посланной с вами ячейки молодых, деятельных инквизиторов и все во имя чего, вашего самовозвышения, личной выгоды ?

o  Оставим прошлое, учитель- гнев мелькнул в глазах инквизитора- я не просил меня осуждать, никто не смеет осуждать инквизитора!

o  Я могу- хмыкнул кардинал- Во-первых, я стар, слаб и скоро умру, во-вторых, я ваш первый учитель, Джулиан, а в третьих, вы знаете что я прав

Самаэль пожал плечами и присел в кресло с совершенно безмятежным видом.

·     Вы совершите еще большую глупость если опять направитесь туда- продолжил кардинал- война и смерть уже около трех недель питаются этой планетой, крупномасштабное сражение идет везде, вся Цитадель охвачена вирусом ереси…

o  Я знаю, но мной движет не только мое личное стремление, закончить некоторые дела на Туле- ответил инквизитор- Но и, собственно, приказ…

o  В связи с уничтожением капеллы нашего Благословленного Императора?- перебил его оживившийся кардинал.

o  Да, но это лишь ширма, некоторые вопросы, которые я вам задал в начале беседы , думаю навели вас на некоторые размышления и подозрения, и поэтому я прибыл за советом

o  Излагайте, Джулиан - кардинал вздохнул и с интересом взглянул на инквизитора.

o  Не сочтите это каким-то бредовым размышлением или фантазией, но по нашим данным на планете… установлена некая отметка, если хотите маркер, возможно психический маяк - Инквизитор немного замялся- Волны энергии…

o  Продолжайте…

o  Эти потоки ментальной, крайне негативной энергии идут именно с Туле.

o  А, Лазарев?

o  Нет- покачал головой инквизитор- За этой планетой мы наблюдаем, но главная угроза исходит с Туле, энергия уже привлекла на Туле некоторые Легионы Предателей Ересь на планете приобрела самые отвратные черты, если вообще можно говорить о каких-то видах ереси.

Кардинал вопросительно взглянул на Самаэля.

·     Район поисков я надеюсь ограничен?

o  Север Туле…Конкретнее Киммер

o  Киммер?- удивленно вскинул брови кардинал- Древняя крепость, развалины некой цивилизации, но по моим данным там все заполнено еретиками…стойте, вы намекаете на Вызов?

o  Демонический Принц? Нет- отрицательно покачал головой Самаэль- Это было бы слишком просто… мы бы решили этот вопрос , знаете организация не дремлет.

o  Но и не знает с чем имеет дело, иначе последовал бы удар- усмехнулся кардинал.

Инквизитор кивнул: - Несомненно.

·     И вы думаете, я смогу помочь вам в этом деле? Старый разбитый старик? Чем?

o  Возможно, учитель, даже не чем, а кем - в глазах Джулиана заиграли искорки самоуверенности- Ваши люди подойдут для этого дела как никто лучше

Вопрос застыл на лице кардинала, от удивления расширились зрачки.

·     Я знал что подобная наглость у инквизиции в крови, но даже ваша власть имеет некоторые границы ,Джулиан. Надеюсь, вы знаете о том, что я у вас попрошу.

Самаэль ответил: - Санкции получены.

Кардинал прикрыл глаза, закружилась голова. Тело охватила дрожь.

·     Хотите совет, вы же просили совета, Джулиан.- сквозь зубы проговорил Миллс.

o  Да?- откликнулся Самаэль- Я просил совета? Возможно, я подразумевал помощь?

o  Не увиливайте, вы словно змея, скользкая , хитрая и очень, очень мудрая

-Спасибо -улыбнулся Самаэль.

·     Не льстите себе, вы еще и глухи как эти мерзкие пресмыкающиеся, глухи к советам- шумно вздохнув, кардинал заскрипел зубами от боли- Я уже предупреждал вас, чтобы вы не летели на Туле, вы не изменили своего мнения, что же послушайте второй совет… ни в коем случае ни сталкивайтесь с планетарным правителем.

o  С Картрайтом? С этим напыщенным кретином?- рассмеялся инквизитор.

Кардинал, тихо ответил: - Какой же вы глупец, Самаэль. Нет, это не Картрайт.

Этот человек, Магистрат, прибыл в Цитадель с Терры. Даже я не знаю его имени, и, наверное, никто не знает.

Инквизитор пожал плечами, но смутное чувство недовольства охватило его разум. Почему кардинал с таким предубеждением говорит об этом человеке с Терры? Почему он так уверен в собственной правоте?

Неужели этот Магистрат обладает столь значимыми полномочиями. Это размышление вырвалось у него спустя секунду в виде вопроса.

Кардинал прерывисто закашлял и легким движением руки поманил Джулиана к себе.

·     Мой ученик… Верховные лорды наделили его Высшей властью-Summum Imperium , он Диктатор, диктатор….понимаете…не самозванный царек, захвативший планетарный сектор или скопление миров, ни лорд-самозванец типа Сайнетеке, а Магистрат… у него нет ни имени, ни фамилии… лишь Великая Воля Бессмертного Императора и его слуг…

Инквизитор хмуро взглянул на возбужденного донельзя кардинала.

·     Адептус Терра не могли пойти на такой шаг без согласования с нашим Конклавом- неуверенно возразил Самаэль, но тут же осекся увидев яростный всплеск в глазах кардинала.

o  Глупец… какой же вы глупец, Джулиан, высший диктат не согласуется и не выбирается, он назначается и поэтому он и называется диктатурой- кардинал напряженно взглянул в глаза Великого Инквизитора- они не прибегали к этому уже около 200 лет… Господи… они направили человека с такими полномочиями что даже Космический Десант находиться в его прямом подчинении.

o  А Инквизиция?

o  Наших представителей в Цитадели нет. Если конечно вы…

o  Я лечу туда - нервно дернул правой рукой Самаэль- хочу познакомиться с данным субъектом, слишком власти в одних руках это путь к ереси. А ересь есть раскол в нашем государстве.

o  Вы говорите моими словами, Джулиан- устало улыбнулся кардинал- будьте осторожны и хранит вас Император.

Кардинал заворочался на кровати и попытался приподняться, но было видно, что он слабеет с каждой секундой.

·     Я дам вам своих людей, Джулиан, но берегитесь - имя нашего Храма не должно быть раскрыто, если что-либо произойдет.

Инквизитор удовлетворенно кивнул.

Тишина и безмятежность жили здесь в этом месте. Нарушаемые лишь тихим скрежетом увтаров.

Паукообразные создания миллионами жили здесь, образуя свои королевства, и никто за миллиарды лет не беспокоил их, не разрушал вереницы бесконечных многометровых паутин. Но пришло время и одно существо потревожило мириады увтаров.

Оно покусилось на ряд камней служивших им домом. Разрушило их мир.

Впрочем если увтары могли мысли они поняли ,что это существо живет ради разрушения, его богом был Кхорн.

Был.

Ибо Лорд Хаоса стал сомневаться в его величии.

·     Могильник…как давно я не был здесь- голос казалось был очарован зрелищем этого страшного гроба, словно израненного миллионами рун и знаков. - Могильник, оскверненный и усыпанный заклятьями врагов моего народа… алтарь Ненависти…смотри…смотри, как они бояться этой мощи скрытой в нем. И как их влечет эта мощь, влечет эта сила.

Бессмертная, сокровенная , древняя как сама смерть.

Они скрывали от моего народа тайны, которые не стоили и части тех усилий, из-за которых разгорелась та война. Ужасная кровавая война.

- Кто победил в ней?

·     У священных войн нет победителей, это не глупые игры твоих жалких богов. Мы уничтожали а не играли между собой во власть.

o  Почему ты каждый раз насмехаешься над моими богами, ответь. Хоть раз ответь искренно, без тайн и недомолвок.

Голос тихо рассмеялся.

-Наивный человек, ты придаешь тем, кто называет себя богами слишком большой авторитет, они лишь прах вселенной. Частица того огромного, что окружает тебя.

Вера в них, вот что могущественнее всех богов вместе взятых.

Ваша вера спасает их от забвения, от уничтожения. Ваши глупые культисты взывают к ним, лебезят от возбуждения, прося дары.

Вы с бесконечными жертвами просите у них силу и могущество. А они в ответ лишь смеются и играют вами словно в шахматы, интересуясь лишь значением той или иной фигуры.

Я не насмехаюсь над ними, они не стоят этого…Я лишь сравниваю… кто был до них, кому поклонялись наши враги…

Как изменился мир, в котором жили мы и наши враги, как измельчали пороки и страдания миллиардов разумных червей…

Когда я проснулся там на Хреспи я не узнал мир вокруг, как же он обмельчал!

От нас остался лишь еле незаметный запах и пепел вокруг…прах и пепел, Дементор.

Лорд Хаоса напряженно всмотрелся на разрушенный алтарь и неясно увидел очертание громадной искаженной руки ласкающей камни.

-Ответь наконец мне, кто ты…Я видел твоих врагов, они ужасны…я видел, как ты убил посланца моего бога…Я видел твои очертания они схожи с рисунками, которые я видел в разрушенном подземелье.

Кто ты?

Искаженная рука продолжала ласкать камень, голос был также тих, но к нему прибавились торжествующие нотки.

·     Я лишь тень моей расы, я тень древней войны…Я месть, ведущая за собой легионы моих солдат… Я поведу их…скоро…

-Сведения касающиеся приказа 34-09 несущественны, Ибрагим- Джулиан был недоволен, он брезгливо слушал хриплый искаженный помехами голос в в вокслинке - Мы вылетаем немедленно…

Не слушая своего собеседника, он медленно открепил от ушной раковины наушник и провел латной перчаткой по всему лицу. Дрожь прошла по всему телу инквизитора. Он опять ощущал металлические пластины, это был верный признак, что пора принимать лекарство.

Инквизитор осмотрелся, келья в которую его проводил доверенный слуга Миллса, была неприметной, тихой комнаткой, освещенной всего одной лампадкой. Стол, один стул и скамья у стены напротив. Вот и все, если не считать зеркала. Пересиливая себя, Самаэль приблизился к нему и мельком взглянул на свое отражение.

Секунду спустя вне себя от ярости он разбил его. То, что смотрело на него секунду назад, не было человеком. Не было…

Audaces fortuna juvat - Смелым судьба помогает

Вергилий

Часть 8. Рождение Схол

…Так завершился день кровавый, сегодня снова в бой,

И попрощайся ты с судьбою, лишь повторяй за мной,

Клинок свой оголи…

Господь мой, сбереги…

И тысячи проклятий отведи…

Из боевой песни 23-его батальона Нового Курска (Сотни чужих дорог)

Поверьте в себя! И если вы поверите в себя, вы поверите в окружающих боевых товарищей.

А если вы поверите в товарищей. То мы будем едины.

Как те герои из легенды о Святой Терре, о которых я вам рассказывал совсем недавно, те герои, что остановили танки великого врага около своей столицы, те герои что, презрев опасность, сражались почти голыми руками. Потому что они верили, …верили в Победу.

Комиссар 97-ого Валгальского Гвардейского Полка Андрей Викторов.

(Вторая Тулийская Война, датировано 22 ноября 454 М.40)

(тринадцатый день, сектор Цитадель Империума, планета Туле, район Главных Ворот)

Тысячи разрушенных домов своими бессмысленными, трагическими остовами заполнили все пространство Района Главных Врат.

Среди этих черных от гари и красных от крови человеческих могильников блуждал порывистый ветер, разнося по обезумевшему от войны городу дух смерти.

Поднимая пыль и пепел, он стремился очистить Арморис, унося трупные запахи вон из города.

Но ветер натыкался на встречный воздушный поток, несущий в столицу Туле аквилон с побережья моря Тханг.

Два вихря столкнулись в неистовой битве, в черте города, поднимая тучи грязи. Забивая песком легкие сражавшихся людей, призывая безумцев остановиться. Заставляя немногих благоразумных скрываться в непрочных погибающих конструкциях Армориса.

В одном из таких домов, смотревших на мир десятком слепых обоженных глаз, на первом этаже здания, скрывались четыре участника взрыва капеллы Бессмертного Императора. Сержант Кайл Таггерт, капрал Майкл Эткинс, брат Артемиус- Древний воин Имперских Кулаков и их новый товарищ, космический десантник в черном силовом доспехе.

Сейчас они отдыхали, привалившись к стене, устроив своеобразный бивуак.

Кайл сидел около стены. Из кирпичей соорудив себе импровизированный стол, на тщательно вытертом катачанском ноже покоился кусок непонятного цвета колбасы и распакованная пачка галет.

Рядом что-то бормотал во сне капрал, причмокивая губами.

Даже Артемиус, огромный, казалось, бесчувственный дредноут, как будто спал, не отвлекаясь на мерзкий шум снаружи.

Его правый манипулятор, оснащенный энергокулаком и огнеметом, безвольно повис, предавая “Триарию” беззаботный вид.

Кайл откусил кусок твердой как камень галеты и медленно задвигал челюстью, незаметно поглядывая на нового спутника.

Космический десантник сидел напротив. У него было больное, мертвенно-бледное лицо, пронзительные же зеленые глаза жили, казалось, своей собственной жизнью.

Выражение неописуемого страдания застыло в его взгляде.

Иногда десантник замечал, что за ним наблюдают. Сталкивался взглядом с Таггертом и тут же отводил, словно пугаясь.

Он так и не произнес ни слова, после мясорубки в церкви, просто последовал за ними как тень.

Никто не спросил ни его имени, ни откуда взялся этот космический десантник.

Вместе они скрылись от спешно организованной погони, перебив около десятка культистов, которые тотчас стали пищей подземных крыс. Бежали на восток, ибо знали путь назад либо перекрыт, либо стал ареной боя культистов и подземных обитателей Ада. После двух часов блужданий по слизким канализационным дорожкам, перепрыгивая вонючие стоки, они выбрались… Согласно ауспексу Эткинса… они оказались в сердце самых ожесточенных боев.

В районе Главных Врат…

Таггерт обтер рукавом губы и достал флягу с водой, тут-то он и заметил взгляд нового товарища.

Десантник с каким-то диким выражением следил за движениями гвардейца, наверное, силился спросить, но не мог подобрать слова.

-Есть хочешь?- Хрипло спросил сержант.

Десантник кивнул и протянул руку.

Таггерт залез в подсумок и вытащил большую банку с мясом сарта.

Незнакомец одним движением сорвал крышку и съел мясо.

Выражение на его лице изменилось спустя секунду.

Он поднялся и отошел в угол. Кайл недоуменно посмотрел на него, секунду спустя он выругался. Десантник блевал.

-Что с тобой? Я думал, вы можете переварить все, даже камни , - тихо поинтересовался Кайл, когда громадный человек повернулся к нему.

Тот вздрогнул, не ответив, сел. Таггерт внимательно посмотрел на сверхчеловека.

·     Кто ты?

Десантник не ответил, лишь боль отразилась на его лице.

·     Кто ты, десантник ?- повторил Кайл -Где твои братья…

Глухой, преисполненный презрения голос дредноута Артемиуса ответил сержанту.

·     У отступников, ренегатов и отщепенцев нет братьев, Кайл

Таггерт заметил яростный секундный всплеск в глазах десантника.

·     У них нет друзей. Предавшие своих братьев, своего Примарха, свой Легион, они вынуждены вечно искать прощения. У них нет даже имен. - Продолжил свою обвинительную речи “Триарий”.

Десантник медленно встал и шагнул к дредноуту. Кайл оказавшийся между ними не знал, куда себя деть.

-Древний, ты обвиняешь меня?- Наконец раздался голос десантника. В нем не было агрессии, лишь какое-то тупое отчаяние застыло в зеленых глазах. Ярость, замеченная Кайлом секунду назад, куда-то пропала, словно испарилась.- Ты даже не знаешь кто я и откуда?

·     Я вижу, что ты совершил нечто, что оборвало твою связь с родным орденом, ты затер символ- оснащенный энергокулаком манипулятор медленно указал на правый наплечник черного доспеха незнакомца. Очертание крайне знакомого символа на секунду застыло перед глазами Кайла.

Лишь на секунду.

Десантник отвернулся от Артемиуса и Таггерта.

Он уже видел такие символы относительно недавно, всего полгода назад.

На маленькой планете Мертвый Источник, находящийся на границе двух секторов Цитадели Империума и Божественной Марии, разгорелся, казалось старый конфликт.

Издавна эта богатая минералами планета была предметом дележа всех без исключения лордов-экспедиторов Туле и правителей соседнего скопления. Дело редко доходило до вооруженных столкновений, но если и доходило, то обходилось по счастью без жертв.

Теперь же обе стороны после 48 часов словесного противостояния понесли тяжелые потери и обвинительные тексты, подкрепленные печатями лордов секторов, понеслись к самой Терре.

Каждый из них доказывал свою правоту.

А маховик войны набирал свою скорость.

Две Имперские дивизии 24-ая бронетанковая, подкрепленная 23-м Новокурским батальоном, противостояла трем Марианским сводным полкам.

По счастью общего столкновения удалось избежать, с тайной миссией на планету прибыл некий инквизитор Шиэль, с ним прибыли и космические десантники в замысловато раскрашенных синих доспехах.

Тогда то непосредственный командир Кайла капитан Реньярд озвучил имя ордена, к которому они принадлежали.

·     Ультрадесантник? - Таггерт не в первый раз видел сверхлюдей, и уже повоевал плечом к плечу, несмотря на свой 25-ти летний возраст , и их внешний вид и своеобразные манеры уже не впечатляли его.

Он прекрасно знал, он прекрасно видел , что, к сожалению, защитники Человечества тоже умирают. Но сейчас он немного смутился.

Ультрадесантникы не раскрашивают свои доспехи в эти темные цвета, похожие одновременно на цвета злобы и отчаяния.

Дредноут, как будто прочитав мысли сержанта , прогудел.

·     Когда-то он был и Ультрадесантником, и тем из немногих Избранных , кто защищает наш Империум от ксеносов.

Ультрадесантник метнул на Артемиуса безразличный взгляд.

-Оступник - с горечью сказал огромный дредноут. Казалось в это слово вложил все обвинение, всю тяжесть обвинения-Скажи что ты лишь отступил, ибо предатель, умрет от моей руки сейчас же!

-Нет, я не предавал- откликнулся десантник, казалось он был подавлен, но Кайл заметил некий отдаленный блеск в глубине глаз сверхчеловека , непонятный и не свойственный защитнику Империума.

- Я не предавал- тупо добавил сверхчеловек, и крупная невидимая его собеседникам слеза медленно скатилась по щеке- Я остался один… нас предали, эта тварь… мерзкий жалкий инквизитор… этими руками- голос человека преобразился, хрип негодования вырвался из его уст- Я почти убил его, я заставил его страдать, как он заставил страдать нашу команду.

Десантник с горечью взглянул на Артемиуса, потом перевел взгляд на разведчика, и тут Кайл увидел, нечто непонятное, странное, покатившееся по щекам сверхчеловека…

Слезы?

Черт побери, слезы?!!

Кайл вздрогнул и взглянул на Артемиуса. Чудовищный дредноут шагнул к Ультрадесантнику.

-Тогда почему ты затер символ, запятнав ересью священный доспех, носимый до тебя боевыми бессмертными братьями- голос дредноута все такой же глухой и осуждающий был словно мотивом судьи, зачитывающим смертный приговор -Что случилось с твоими братьями-караульными?!

Десантник опустил взгляд.

-Я не имел возможности отомстить, я узрел смерть своих братьев, их истребляли, как неспособных обороняться свиней - десантник сжал кулаки- Они… посчитали нас нечистыми, весь мир посчитал на проклятыми…словно на дичь на нас охотились сотни людей.

Его голос отрывистый, словно рубил эти жестокие для уха Кайла фразы.

·     Почему?

o  Иным нет места среди людей- усмехнулся десантник, этот оскал на секунду исказил лицо, затем пропал скрываемой бесконечной болью- Я иной… и поэтому я почти затер святой символ в один из дней полных отчаяния. В тот день я перестал считать дни и недели. Для меня они стали бесконечностью…Но у меня не хватило духу стереть символ до конца. Что-то остановило меня.

o  Иной?- словно эхом откликнулся Таггерт

Ультрадесантник кивнул.

-Мое тело покрыто ужасными черными струпьями, кожа на руках сгнила, для всех …я умер…умер. Я иной, я не человек.

-Только люди умеют плакать- тихо возразил Кайл, и тут сержант поймал взгляд сверхчеловека, он как будто благодарил.

Дредноут же задумчиво прогудел.

·     Ты помог нам…изгнанник, теперь мы послушаем тебя… я думаю не время бороться между собой, да и время рассудит. Время покажет правду. Расскажи нам, кто ты? Если ты караульный, знал ли ты брата Септимия…

Таггерт протянул замолчавшему десантнику недоеденные галеты и подал флягу с водой.

“Триарий” что-то одобрительно проворчал.

Изгнанник уже не видел отчуждения и страха ни в глазах Таггерта, ни в глазах Эткинса, проснувшегося незадолго до начала его рассказа.

Он больше не слышал осуждающих ноток в голосе Древнего.

Его рассказ заставил его новых спутников задуматься.

Глухое ненавистное молчание повисло и словно живое не желало уходить из разрушенного дома.

Но так не могло продолжаться вечно.

·     Слуги инквизиции не есть Великий Император -изрек дредноут- за свою жизнь я видел многих из них, сотни жалких карьеристов, мелких и крупных мошенников, промышляющих даже работорговлей…но из этих сотен есть честные слуги Императора, и еретики стонут под их священными ножами правды нашего Спасителя.

Еретик, предавший вас, должен быть наказан, а ты брат вернуться в свой Орден, в лона Примарха Твоего, Робаута.

·     Спасибо, братья- откликнулся Ультрадесантник.

Кайл вздрогнул , не каждый из сверхлюдей назовет тебя братом, то есть боевым товарищем по оружию. И он, и Майкл удостоились этой чести уже дважды…

Цепной меч взвизгнул, и Красс наконец-то увидел восхищенный взгляд брата-капитана.

Вернее блеск в глазах и легкая улыбка отразились на лице Коулуса.

Принцепс и капитан находились в громадной, ярко освещенной комнате у массивного стола из красноватого металла. Все вокруг буквально пело о том, что это оружейная.

Странные алебарды, громадные сероватые клинки воинственно смотрели на двух находившихся здесь людей невидимыми глазами.

·     Что это, принцепс? - удивленный, непонимающий взгляд брата-капитан уставился на странный цепной меч в руке Красса.

Принцепс протянул меч капитану и космический десантник с удивлением обнаружил, что у этого цепного меча две массивные цепи идущие паралельно по одной стороне лезвия , вдобавок …оснащенные уродливыми белесыми когтями величиной в 3 дюйма..

·     Это разработка наших Техножрецов, за основу они взяли цепной меч, хранящийся в святой комнате Храма Космодесанта. Пришлось, правда, уменьшить массу. Материалов подобных тому, из которого сделан меч в храме, на Туле просто нет…

o  А почему две цепи, никогда не видел ничего подобного.

Принцепс усмехнулся: - Это смутная история, связанная с первым лордом -экспедитором, известно лишь о его недовольстве, связанное со штурмовыми подразделениями Имперской Гвардии.

Цепи усеяны когтями священных ордиар, как только животное умирает, Механикус удаляют когти с лап…

-Но мне говорили, что эти существа живут по сорок-пятьдесят столетий.

·     Таких мечей у нас не более десятка, этот родовой, уже восемь столетий его передают принцепсам и воинам моей семьи…впрочем, как и доспех.

Брат-капитан кивнул и осторожно взял в руке массивное на вид, но такое легкое на вес оружие.

·     Он с легкостью режет силовые доспехи как еретиков, как мерзкие тела темных эльдаров. Его имя “Неистовый ”…

Капитан нажал на руну активации , и две цепи меча с уханьем набрали скорость.

Зубья чудовищных ордиар с противным чмоканьем разрезали воздух.

-Он твой , капитан- послышался голос принцепса.

Коулус удивленно вскинул брови.

·     В моей семье есть два обычая… первый, связанный с родовым знаменем, которое мы не берем не в одну битву, второй - с этим цепным мечом. Прими его и не задавай вопросов, если я погибну, заберешь его в вечное владение.

o  Ты хороший человек, принцепс, и я не останусь в долгу- брат-капитан бережно положил цепной меч на стол, потом также медленно снял с груди массивный серый медальон, на котором гордо блеснул Имперский орел.

o  Это вручил мне сам Магистр, говорят, амулет заговорен и спасает от смерти, это мой святой символ. Прими его и не задавай вопросов.

Принцепс тяжело вздохнул и принял медальон из рук брата-капитана. Прошли минуты полной тягучей, словно резина тишины

·     Нас ждут…время выдвигаться.

Да, их ждали.

Черно-зеленые ряды гвардейцев застыли по стойке смирно, серебристые доспехи экскувиторов Туле отражали свет находящихся в зените солнц Цитадели, золотистые ряды громадных сверхлюдей, Имперских Кулаков, неподвижно, словно древние статуи, встречали командиров.

В этих рядах ощущалась некая незримая мощь, и Красс ощутил частицу ее и в себе.

Да, это была Воля.

Бесконечная воля и жажда победы.

Тысячи глаз, ожидая приказа, взирали на двух вышедших из дверей бункера людей.

Тысячи жизней, тысячи счастливых и несчастных людей, колеблющихся и твердых характером.

Когорты солдат , преданных Бессмертному Императору.

Легионы избранных, лучших и способных сдержать страшные удар Хаоса.

Восхищение охватило Красса, когда их с капитаном встретил восторженный словно ураган, рев солдат Гвардии и космических десантников.

Здесь не было пока только Древних и терминаторов.

Одних приведет Телледий, другие придут с библиарием.

-На Фема -тихо прошептал Красс и взглянул на невозмутимого брат-капитана, тот словно титан-предводитель следил за своим войском, сжимая в правой руке цепной меч , подаренный ему принцепсом.

Левая же рука медленно вознеслась и прикоснулась к груди.

Этому движению последовали все. Как будто связанные единым разумом солдаты Империума повторили как один это движение к сердцу.

Там была их истинная вера, она струилась по капиллярам сознания и обволакивала мозг десятками молитв и литаний.

Они шли в бой.

Возможно последний в их жизни.

Ольгерд ворвался в бункер Первого полка как вихрь.

Темные грязные бинты на его лице были пропитаны кровью, глаза яростные и осуждающие словно искали виновного.

Он оттолкнул дежурного офицера попытавшегося перегородить ему дорогу, видимо тот не узнал Александра, и с трудом открыл массивную дверь в комнату брифинга.

Там как коршун застыл над трехмерной картой Магистрат.

Комиссару показалось, что их последней встречи тот так и остался прикован, словно Прометей к скале, к этой карте.

·     Сэр…Милорд- Магистрат медленно поднял на него красноватые от недосыпа глаза.- Вы должны знать… он опередил нас.

Магистрат вздрогнул, его лицо исказила злоба.

-Где?

-В районе Главных Врат, юг, юго-запад от направления нашего удара

-Конкретнее, комиссар?- ярость полыхнула в глазах военного управляющего. Но Ольгерд не отвел взгляда, не приучен был этот человек боятся даже своего начальства, даже своих непосредственных командиров.

Комиссар лишь тяжело вздохнул, горечь мелькнула и погасла в глазах.

-Улица Себастьяна Тора уже захвачена, площадь Главных Врат полностью под контролем еретиков, сейчас их орда разделилась на три части.

Первая идет южнее нашего возможного наступления- Ольгерд подчеркнул “возможное наступление” так, что это выражение не ускользнуло от слуха Магистрата- вторая и третья - двигаются к Фема. Сэр…три батальона поддержки пали… полковник Анастасиу ранен, но находиться на передовой.

Магистрат яростно выругался.

·     Комиссар, активируйте директиву 1/1, общее фронтальное контрнаступление… - Магистрат заложил руки на спину и заходил по комнате. - Офицер… - взревел диктатор. Вбежал человек. - Приказ ударной группировке, “Сила Ветра”, повторяю “Сила Ветра”… ВЫПОЛНЯТЬ!!!

Комиссар, уже выбегая из бункера, услышал голос Магистрата, голос тихой надежды, затаенной грусти, словно молитва по павшим героям

·     А это что такое, черт меня возьми?

Ольгерд обернулся и взглянул непонимающе на диктатора. Тот внимательно всматривался в трехмерную голографическую карту и вероятно, что-то привлекло его внимание.

Военный управляющий, словно почувствовав взгляд комиссара, поднял больные глаза и прошептал.

-Слава бессмертным героям…

Кайл медленно подошел к разбитому окну и взглянул на истерзанную артиллерией , мертвую улицу Армориса.

Где-то надрывался миномет, и два тяжелых стаббера гулко отбивали невидимую чечетку. Посреди этого отдаленного фона, продолжая разрушать город, носился порывистый ветер, все напористей разгоняя черный неприятный дым.

Десятки трупов усеяли улицу, остовы двух “Химер”, черные, обугленные металлические трупики, оставили бы у кого-нибудь новичка тяжелый, неизгладимый след в душе.

Но сержант безразлично осмотрел улицу, устремил свой взгляд дальше, туда… за черный дым.

Кайл словно почуял опасность, как старая хитрая лиса, напряженно взглянул в черный искалеченный войной горизонт.

Он не ошибся, частыми перестуками, как назойливый отбойный молоток, приближалось нечто. Словно гигантский паук, переставляющий свои массивные лапы, из черного дыма показалось мерзкое порождение ереси, создание - “Дефайлер”.

·     Вот дерьмо - громко выругался Кайл и стал считать - Господи, раз, два, три… о боже , что это?

Метнулся к окну капрал, Ультрадесантник, оказавшийся как по мановению волшебной палочки рядом, метнул свой оценивающий взгляд на улицу.

Три громадные паукообразные демонические машины были в авангарде, за ними на некотором расстоянии двигались высокие, массивные казалось чуть сгорбленные фигуры. Они были искажены, непонятны, от них веяло неповторимым первобытным ужасом.

·     Терминаторы- выдохнул Ультрадесантник, он был не то удивлен, не то возбужден. Тварей было около десятка, за ними , вопя и размахивая разнообразными рваными стягами, двигались сотни, если не тысячи культистов.

Массу невозможно было сосчитать, и у Кайла зарябило в глазах. Что-то помутило рассудок, и он вскинул плазмаган.

-Рано - пробурчал голос дредноута- Подпустим их ближе. Они не видят нас.

-Знаешь, не самая выгодная позиция почтенный, все-таки первый этаж… - возразил капрал - Глупо умирать вот так.

Артемиус не ответил, он следил за приготовлениями Ультрадесантника, тот медленно, словно живую, гладил серую уродливую винтовку со святящейся колбой и напевал неслышный даже дредноуту мотив.

Кайл напряженно всматривался на черно-бурую массу еретиков, заполнившую улицу, он уже видел белесые полусумасшедшие глаза еретиков, непонятные отростки на силовых доспехах терминаторов.

Все ближе и ближе эта страшная масса ползла по улице.

В этом людском потоке, совращенном ересью, было все… ненависть, гнев, злоба, жажда борьбы… не было лишь сострадания.

Как они были уверенны в собственном величии и непоколебимости веры.

Как уверены…

Кайл обернулся к товарищам и увидел, что Майкл уже развязал свой пухлый подсумок с гранатами.

Сержант с удовлетворением увидел среди всех снарядиков уродливые очертания плазменных гранат.

У соседнего окна расположился Ультрадесантник со своей винтовкой, энергоклинок был аккуратно отложен в сторону.

Артемиуса же не было видно, вероятно Древний что-то задумал.

Внезапно Кайл ощутил на себе красноватую точку снайперского прицела, он медленно поднял взгляд и увидел в доме напротив фигурку человека, потом еще и еще.

Люди, словно муравьи, двигались по соседнему зданию, занимая выгодные позиции у окон.

Таггерт увидел, как снайпер поднял вверх большой палец руки и убрал прицел с сержанта.

-Мы не одни - крикнул он.

-Знаю - откликнулся Ультрадесантник - гвардейцы в черно-зеленой форме и какие-то люди в серо-синих комбинезонах, численностью около взвода.

-Милиция Туле и парни из 27-ого Полка- ответил Эткинс.

-Черт, не густо - протянул Кайл - у них, похоже, нет тяжелого вооружения.

-Нет, вижу автопушку - возразил Майкл - справа, два окна, вон двое суетятся.

-Кажется, у нас есть шансы - усмехнулся криво сержант и огляделся. Казалось его сарказм не заметил никто…

Еретики были все ближе и ближе. Не замечая засады, они все глубже вязли в этой стихийно созданной ловушке.

Шаг за шагом заходя в болото смерти.

Шаг за шагом ступали по асфальту города противные щупальца созданий Хаоса.

Шаг за шагом, медленно с достоинством сокращали пространство со смертью терминаторы Хаоса.

И когда первый “Дефайлер” пересек своеобразную черту, установленную Таггертом в двух десятках метров от него, Кайл нажал на спусковой крючок винтовки.

Странная отдача сотрясла его тело, винтовка как живая выплюнула сгусток плазмы неясного цвета, который с визгом впился в тело металлического паука.

Секунду спустя Кайл ощутил себя посреди взбесившегося вулкана.

Тупо нажав еще раз на курок, наконец, он услышал надрывный рев автопушки, хриплые плевки лазганов и разрывы осколочных гранат.

Нервно дернув конечностями, уткнулся в землю “Дефайлер”, Кайл успел с удовлетворением отметить, что тварь не выстрелила ни разу.

Два монстроподобных паука тяжело водили клешнями, готовясь растерзать глупца, который решится броситься на них в рукопашную.

Но люди спрятались за каменными и бетонными перегородками и отвечали опустошающим огнем по культистам.

Многие из них в панике бросились назад.

Не дрогнули лишь громадные, искаженные терминаторы Хаоса.

Даже, несмотря на сконцентрированный огонь, они обрушили свою огневую мощь, прежде всего на автопушку, заставив ее расчет умолкнуть на время. Терминаторы словно бы не обращали внимания на огонь лазганов и продвигались вперед, как вдруг серебристый поток, словно гневный жнец, вырвался из дома напротив и обрушился на одного из них.

Словно ужасная лапа вырвала кусок плоти вместе с пресловутым силовым доспехом из тела терминатора.

Он не издал ни малейшего звука. Ноги подкосились, и сгорбленное тело рухнуло на асфальт.

Еще одного поток поднял в воздух и словно гигантской рукой бросил на стену. Внутри бронекостюма мерзко хлюпнуло.

Кайл обернулся и увидел измазанную рожу капрала, он что-то возбужденно вопил, показывая на десантника.

·     Вот это дура, господи. Вот это мощь - наконец то прорвалось сквозь тартар боя.

И третий раз серебристый поток нашел свою жертву. Это воодушевило героев, оборонявших этот кусочек столицы Святой Планеты.

·     За Императора!- понеслось отовсюду, и Кайл заорал окончание этого призыва, превращая его в дикий клич, который несся, казалось, отовсюду.

o  ААААААААА - он смешивался с воплями, криками о помощи.

Он слился в едином порыве с хаосом боя.

Опять заработала автопушка, кряхтя от усердия.

Таггерт обернулся в поисках подсумка с гранатами и увидел разгоряченную физиономию Эткинса.

-Горячо-то как, твою мать, ах как жарят пулеметчики.

Криво усмехнувшись, Кайл, нащупал в подсумке уродливую головку плазменной гранаты и медленно вытащил ее.

В это время один из “Дефайлеров” ринулся к их окну. Таггерт выругался и крутанул головку гранаты, она в тот час осветилась зеленым цветом.

-Три…

-Ка-а-айл.

Внезапно в голове сержанта пронеслось, что одной гранатой тварь не остановить. Резким движением Таггерт засунул гранату в подсумок и бросил мешок под клешни приближающемуся монстру.

-Вниз, Майк, вниз - капрал успел сделать неловкое, впрочем, спасительное движение, упав на живот.

Кайл отшатнулся за спасительную стену.

-Господи, спаси - ахнул взрыв, сопровождаемый глухим ревом демонического существа, заключенного в стальную оболочку “Дефайлера”.

Тварь успела сделать движение и всей массой воткнуться в проем окна, разрушая часть стены.

·     Десантник - в пыли заполнивший своеобразный опорный пункт, нельзя было разобрать даже собственных рук. - Где ты?

Сейчас Кайл, возможно, напрасно терял время. Уже пинком подняв оглушенного и ничего не соображающего Эткинса и крича в полной прострации, солдат рисковал нарваться на культистов, которые, воспрянув духом, ринулись в ответную контратаку.

Некоторые из них ворвались и в дом Кайла.

О, Император, лучше бы они этого не делали.

Загудел энергомеч, погружаясь в одно из тел.

Дико вскрикнув, культист попытался инстинктивно вырваться, но Ультрадесантник взбешенно вырвал ему кадык и отбросил тело в сторону.

На пороге были еще двое, всего лишь люди. Пыль застилает им глаза, подумал изгнанник. Слепцы….

Ослепленные культисты увидели лишь громадную тень перед собой. Страшный удар рассек одного из них пополам, второго задев лишь по касательной.

Но этого хватило, чтобы замертво рухнуть на бетонный пол от болевого шока

А вот еще один полуслепой глупец, на него хватит и рук.

Хруст костей посреди этого ада был словно музыкой для слуха Ультрадесантника.

Труп осел, около стены, бессмысленно дергая ногами.

-Десантник!!! - орали где-то недалеко

Это были гвардейцы.

Он увидел их, оглушенных, безоружных, кашлявших песком, у одного носом текла кровь.

Контузия.

-Наверх, за мной - он дернул за плечо сержанта со шрамом на щеке.

Через секунду все вместе они оказались на втором этаже здания. Ультрадесантник с тяжелым вздохом помог уложить капрала, ему досталось более всего.

Сержант держался бодряком, но все еще харкал пылью.

-Спахххсибо - спустя минуту просипел Таггерт, он провел по голени и с радостью нащупал катачанский нож и, перевернув на живот Эткинса, вытащил его цепной топор.

·     Топор отца, Тагг…- прохрипел капрал - Береги…

o  Знаю.

Эткинс, откашливаясь, что-то протестующе забормотал, но Таггерт силком оттащил его в угол комнаты.

Вовремя.

По ступеням уже поднимались.

Ультрадесантник повернулся к сержанту и отметил, что тот готов драться.

-Ну-ну… ближе, твари - захрипел Таггерт - Ближе.

Первый культист лишился своей головы даже не видя сержанта, катачанский нож со свистом разрубил плоть.

Но нижние этажи ломились от еретиков, еще двое рванулись наверх.

И тут Кайл увидел и в который раз восхитился мощью защитников Империума.

Движение мечом, и один из культистов с глухим стоном рухнул как мешок, второго Ультрадесантник рванул на себя и резко отклонился, так что тело, не задев его самого, вылетело в разбитый проем окна.

Еще двое.

Цепной топор снес руку по плечо, катачанский нож резанул сонную артерию. Второй культист заметался между Ультрадесантником и сержантом и, наконец, угодил на энергомеч.

Теперь трое. Какие мерзкие дураки.

Как свиньи не понимают, что ждет их на бойне, так и культисты бросались на смертоносные клинки воинов Императора.

Брызнувший поток крови на секунду ослепил Кайла, и один из еретиков выбил нож из правой руки, одновременно резанув по ней.

Таггерт присел на колено и выругался.

Хохоча от радости, культист ринулся вперед, но сержант уже сквозь боль обхватил рукоятку цепного топора и рубанул снизу. Зубья вспороли тело еретика, топор вошел под последнее ребро.

·     На, сука - заорал дико Кайл и еще сильнее вдавил может кнопку-регулятор топора. - Наааа.- он всмотрелся в дикий отчаянный взгляд еретика, который понял, что его ждет.

Топор захрипел от возбуждения, разрезая человеческое мясо.

Таггерт отпихнул от себя разрубленное тело и обернулся к Ультрадесантнику. Того уже окружили трое безумцев, размахивающих массивными мачете.

Энергомеч с дикой скоростью обрушился на еретиков.

Ультрадесантник быстрым движением рубанул по руке одного, в туже секунду обрушив меч на нижние конечности культистов.

Докончил кровавое пиршество Кайл, топор, хрипя, пробороздил всю спину культиста, но и это было еще не все.

- Без жалости и сострадания - напомнил Ультрадесантник и воткнул меч в брюхо еще живому предателю.

Ультрадесантник обернулся к Таггерту, тот, морщась, зажимал рану на руке.

Вот ублюдки, достали же?- В этот момент дикий крик загнанного в угол человека заставил вздрогнуть сержанта. - Что там такое?

Ультрадесантник пожал плечами.

·     Артемиус ?

Ответом на вопрос Кайла был обезумевший уродливый вой десятков людей, который заставил Ультрадесантника улыбнуться.

·     Артемиус!

Самое жуткое творилось с культистами внизу.

Там разверзся такой ад, что казалось все демоны Хаоса, сам человеческий дьявол плачет по своим детям

“Триарий” ворвался в эту столпившуюся людскую массу и размозжил одному еретику голову.

Энергокулак с ревом обрушился на спину другого, ломая кости.

Кто-то пал, и монстр втоптал безумца в камни пола.

Еретики с визгом попятились.

Страшный, скрытый пылью Артемиус убивал одного предателя за другим.

В тесноте, в полном неведении они дрогнули перед неизвестным нечто.

Их страх, зарождающийся кошмар, подкрепил рев “Триария”, приносящего жертвы своему брату.

- За тебя, Ксеркс!!! Vae victis*!!! Горе им, горе.

Немногие осознали, что их невидимый страшный враг представляет собой дредноут, эти то немногие и вырвались из мясорубки.

Остальные были растоптаны и сокрушены.

Дредноут устремился за еретиками, успевшими вырваться из адской ловушки.

Сквозь пыль, наступая на трупы, он снес стену и сразу же вклинился в уличный бой.

Масса культистов, заполонившая улицу, сразу же отхлынула назад, словно живое существо, эта масса людей, не видящих дредноут, все же ощутила его ярость.

Как гигантский кошмар “Триарий” ворвался в кишащий ересью людской поток и с ревом обрушился на предателей.

А сверху, с крыш, из разбитых окон, из-за бетонных разрушенных стен велся ужасный опустошительный огонь, он подкреплял действие одинокого бронированного саркофага на поле боя.

И только сейчас в пылу боя, немногословный, мрачный Артемиус, наконец, ощутил прилив какой-то новой энергии.

Она окутала его сознание, его бессмертную душу некой защитной пленкой.

Невидимым коконом, словно он Древний стал Великим избранным Императора.

Он воин!!!

И те, кто сражается на его стороне, тоже Воины, закованные в броню света, Избранные, поражающие своим освященным оружием врага.

Лучшие из солдат.

И восторженный рев одинокого дредноута, великого Древнего, прожившего пять тысяч лет, поразил всех до глубины души.

Словно он читал молитву Императору, его Богу и только ему.

- Sursum corda**! Ко мне, ко мне, мои бессмертные братья, воины shola palatinaes.***!!!

Ему ответил неясный гул… зарождающаяся психическая волна, она в секунду окутала улицу.

Из улочек, разбитых окон, разрушенных каменных кладок заорали воодушевленные люди , и крик их схож с водным потоком, неким гигантским водопадом.

- Мы

А за ним за этим могущественным кличем понеслось то , от чего стоявший у разбитого окна Таггерт задрожал. Это был рев.

Древнее великое, как сам человек, Слово.

Призыв окутал его сознание, яростным воплем тысяч людей.

Стоявший рядом десантник тоже радостно заорал это Слово.

Однажды он слышал нечто подобное, там… дома… отрывок голографического фильма об обороне дворца Императора… когда Ягатай Хан контратаковал космопорт…

-УРААААААА!!!

*Vae victis!!!-Горе побежденным(латынь)

**Sursum corda!- Выше голову (перенос.знач. В АТАКУ!)

***Воины shola palatinaes- Схоларии (лучшие из воинов, воины схол)

Есть ли во всем Империуме планета, где матери не скорбят по павшим сынам?

Магистрат

Часть 9. Бессмертные

И тогда содрогнулась земля от поступи двух Армий.

Света и Тьмы.

И был тем днем бой,

И смерть собрала свой урожай на долгие годы вперед…

Древний скрипторий

(Вторая Тулийская Война, датировано 22 ноября 454 М.40)

(тринадцатый день, сектор Цитадель Империума, планета Туле, район Адептус Механикус, площадь Фема)


1.

- Приближаются…

Брат-капитан Николас Коулус переглянулся с принцепсом и встревожено взглянул на человека в силовом доспехе грязно-желтого цвета, который произнес эти необычные слова.

Конечно вовсе не странного цвета доспех и отнюдь не многочисленные руны, которые , словно, награды Империума, искрились на броне, подчеркивали статус этого человека.

Нет, конечно, не это…

Лицо в психическом капюшоне…

Глаза… вот что давало знать кто пред тобой.

Глаза, в которых жил Ворп, параллельное искривленное пространство полное разнообразных уродливых созданий - демонов.

Этот человек мог повелевать и управлять этой странной энергией.

Он был одним из тех избранных, в которых дар псайкера обрел истинное значение и мощь.

Он был библиарием Космического Десанта.

Михаил Воронин, библиарий Имперских Кулаков, чье поистине ледяное спокойствие начало понемногу раздражать брата-капитана, наконец, произнес.

o  Это наш брат… Николас… нет причин для беспокойства, посмотри…

Библиарий резко вскинул руку и два человека, брат-капитан Николас Коулус и принцепс экскувиторов Сергей Вентидий Красс, направили туда свои взоры.

Он был прав, соседняя с площадью улочка излучала могущественную псионическую энергию. Волны энергии.

Михаил ощущал эти потоки, словно паук ощущает ниточки своей паутины.

Их нельзя было не ощущать, они выплескивались наружу, заставляя трепетать и восторгаться.

Эти знамения мог излучать только один космический десантник.

К постаменту Древнего Воина приближался Телледий.

Его силовой доспех контрастировал с золотистыми рядами Имперских Кулаков, окруживших пьедестал.

Он был словно противоположностью серебристым доспехам экскувиторов и выше понимания простого человека, простых гвардейцев, заполнивших пространство вокруг.

Казалось, что черная молния разорвала на две части солнце.

Это перед Телледием немедленно расступились первые ряды космических десантников и эккувиторов.

Пали на колени некоторые из простых гвардейцев, даже железная дисциплина Тулийских Полков спасовала перед энергией Императора.

Впрочем, иного не могло и быть.

Сверхчеловек, облеченный знаком Бога, что есть выше?!!

Лишь Вера.…Лишь Религия Бога…

Одним своим видом Телледий внушал бесконечное уважение, наполняя сердца окружающих его мудростью и верой в Императора.

Два сервитора с совершенно бездумными глазами двигались за ним, держа в своих щупальцах огромную книгу.

Замыкали шествие Древние, могущественные дредноуты. Они шли уверенные в своих силах, великие солдаты великих войн, элита Империума.

Некоторые из них видели такой психоз сражений и битв, что конфликт на Туле казался для них не более чем-то вроде разминки или глупой шутки.

Даже среди этих шестиметровых мастодонтов выделялось одно массивное тело.

-Ирод!- вскричал кто-то.

Строй людей колыхнулся и поддался вперед.

-Ирод!!- имя как вирус окутало сознание простых солдат Гвардии и Космического Десанта.

-Ирод!!!

Великий Брат Ирод.

Он был не просто громаден…

Величественность.

Вот только одно это слово, что могло описать золотистый бронированный саркофаг под именем “Сатрап”, жилище брата Ирода, бессмертного воина Кулаков.

Древние символы, смеющиеся черепа, воинственные руны древней Терры, изображенные на фронтальной броне, безразлично взирали на еще один мир, который предстояло защитить.

Немедленно смыкались ряды Десанта за этой процессией, восторженные взгляды Преторианцев провожали божественных Древних и Телледия.

Особенно Телледия.

Люди чувствовали дух Света, идущий от него.

Аура Святого Крозиуса выплескивалась наружу, заставляя молодых десантников читать молитвы во славу Примарха, а гвардейцев во славу Благословленного Императора.

Глаза череполикого шлема сияли призрачным огнем, все его существо было сгустком неестественной божественной энергии.

Иного не могло быть, ибо это был капеллан.

Пройдя сквозь строй, он начал восхождение наверх по огромной лестнице, ведущей к памятнику Древнему Воину, где его встречали библиарий, брат-капитан и принцепс.

И когда он взошел на предпоследнюю ступеньку, они шагнули навстречу. Телледий мрачно посмотрел на огромный дредноут-памятник и перевел взгляд на боевых друзей.

-Наконец-то, Телледий - брат-капитан улыбнулся и кивнул капеллану.

·     Приветствую, боевые братья- голос, скрытый череполиким шлемом, казалось был холоден, никаких эмоций не существовало для этого человека- приветствую, принцепс, я рад что вы и ваши солдаты присоединились к нам.

На секунду взгляд капеллана задержался на медальоне на груди Красса, но Телледий решил промолчать. "Возможно не время", - подумал он.

·     Спасибо, капеллан- откликнулся Красс- это мой и их долг. С именем Его на устах мы победим.

o  Да будет так- капеллан сделал круговое движение крозиусом, словно освещая эту область светом и мудростью Бога-Императора- Брат-капитан…

o  Да? -энергично откликнулся Коулус- Договаривай, друг

·     Это возможно последняя попытка спасти город, - вздохнул капеллан, - мы стянули почти все войска, на эту чертову площадь… Это твое окончательное решение, Николас?

-Да - ответил Коулус и бросил взгляд на цепной меч, подаренный ему принцепсом- да… и мы не сделаем ни шагу назад, потому что мы последняя надежда для гражданских, раненных и искалеченных людей. Последний бастион для людей, которых мы призваны защищать от теней самих же себя.- Он сжал в руке плазменный пистолет, и последние слова дались ему особенно тяжело - Эвакуация займет еще долгих двенадцать часов, и мы будем стоять до последнего космического десантника, до последнего гвардейца.

Библиарий печально посмотрел на него: - Если Валтарис нанесет удар не здесь? Что тогда? Если они ударят в обход нас. Тогда космопорт обречен.

-Он придет, он изберет этот путь - зло сказал брат-капитан - он долго искал встречи именно с нами, словно проверяя силу на Гвардии. Он придет сюда и пойдет этим путем.

-Хорошо, что хоть у тебя такая уверенность - сказал Телледий и успокаивающее поднял Крозиус, блеснул символ Императора.- Пусть он жаждет сразиться с сильным противником лицом к лицу, мы предоставляем ему этот шанс, я с тобой, брат. До конца.

Николас улыбнулся и обнял капеллана. Потом взглянул на принцепса, тот кивнул, словно что-то одобряя.

…Голос брата-капитана взметнулся над площадью.

·     Гвардия, солдаты Императора, слышите ли вы меня, если слышите, то откликнитесь…

Сотни человеческих глоток стали ответом на его призыв.

- Так точно, сэр!

·     Экскувиторы, Элита Цитадели, воины, закованные в сталь, видите ли вы меня.

o  Мы видим вас, милорд !

o  Претория Империума, дети Рогала Дорна, Имперские Кулаки- здесь ли мои боевые братья?

o  Да, брат-капитан- прогрохотали громадные сверхлюди в золотистых силовых доспехах.

o  Я вижу и слышу вас, мои братья… Я называю вас так, потому что все кто идет со мной в бой будет мне братом, от плоти и от крови, будь то простой солдат или генерал, слабый духом или великий герой.

Вы достойны называться братьями, ибо мы стоим здесь перед лицом Великого Врага.

За нами ваши жены и дети, гвардейцы и экскувиторы.

Ни для кого из вас не будет секретом, что сделают с вашими родными те твари, снизошедшие сюда на Туле, на весь сектор.

За нами люди, которых мы поклялись защищать, мои верные десантники.

Единые духом мы должны победить, ибо Император и наш Примарх ведут нас в бой. Единые одной целью мы должны сдержать ересь, ибо в данный момент мы единственная защита для космопорта.

Будьте едины, будьте безжалостны.

Aut vincere, aut mori*, братья, для нас назад дороги нет. Помните об этом.

Библиарий покачал головой и отвел взгляд от брата-капитана.

Он терзался сомнениями и не верил в прямолинейность действий хаоситов.

Да, это была самая короткая и явная дорога к космопорту, но Валтарис не был глупцом без мозгов, это был мудрый тактик и прожженный стратег, в конце концов, в его руках были мобильные отряды, способные нанести значительный ущерб противнику… размышление Воронина прервал другой голос, капеллана.

-…Встретимся с ними лицом к лицу и сокрушим хребет еретикам - торжественно вещал Телледий- Пусть они услышат наш клич, их безумные души вздрогнут от страха…повторяйте за мной, воины. Нет ничего могущественнее единства и братства, нет Бога кроме Бессмертного Императора. Нет и не будет…

Ему ответил восторженный рев, повторяющий как заклинание.

- Примарх - наш Предок, во славу твою и во славу Его на Земле!!!

Тени, казалось, отодвинули свет на миг, когда на площадь снизошли первые твари из Армии Валтариса, в первый раз дрогнули сердца гвардейцев и космических десантников.

Библиарий гневно взглянул на Телледия, Коулуса и принцепса, стоявших в стороне, и выругался.

Капеллан вздрогнул.

Красс правой рукой обхватил медальон.

Лишь Николас как каменное изваяние устремил свой взгляд на армию Хаоса.

Ему прекрасно было виден весь фронт событий.

Чудовища снизошли…

-Посмотрите на них, братья ,- протянутая рука брата-капитана Коулуса уткнулась в темную массу вдали- Взгляните на своего врага ! Крепитесь друзья, помните не шагу назад во имя Святой Терры! Во имя вашей планеты освященной самим Императором!

Молитвами и литаниями справившись с остатками страха, сейчас тысячи глаз ненавистно смотрели туда, куда указывал капитан.

Там чудовищная армия Хаоса пополняла свои ряды.

Культисты наводняли площадь Адептус Механикус своим гнусным шепотом и повизгиванием.

Тоненькими ручейками из разных улочек они сливались с единой массой Хаоса.

Святая земля содрогалась от чудовищной поступи Пожирателей Миров, Мессы Искаженных Демагогов разрывали пространство и их подхватывали тысячи еретиков.

Каждый их возглас, каждая чудовищная молитва усиливали внутреннюю ненависть армии Валтариса.

Даже слабые культисты перенимали силу гнева у миссионеров Хаоса, культисты жили этим и убивали ради этого.

Руководимые человеком в черном изорванном балахоне, они вопили на разные голоса темные гимны, стремясь перекричать друг друга.

Культисты соседствовали с чудовищными десантниками Хаоса Неделимого Носителей Слова, грозными Пожирателями Миров Дементора, безумными берсеркерами Кхорна.

Эта была чудовищная искаженная армия нелюдей.

Тут были даже башнеподобные дредноуты.

Извращенные воины Древности, наделенные дарами Хаоса, терзались вечной болью.

Их энергокулаки изменились на гигантские когти, спаренные лазерные пушки,исказились и покрылись грибовидными наростами разнообразных цветов, костяные гребни на корпусе разрастались в причудливые сады, только одним своим видом пугающие непосвященного и слабовольного.

Существа, существовавшие в металлических телах, так жаждали своей смерти, что энергия ненависти наполнила пространство вокруг них.

Их как цепных зверей держали десятки таких же страшных измененных существ.

Иногда монстры рвались с такой силой, что казалось бронированные саркофаги не выдержат тварей, живущих внутри искаженных Древних.

Злоба и гнев, исходящие от дредноутов, передавались всем поблизости.

Но их удерживал злобный психический маяк огромного чудовища, окруженного личной охраной, терминаторами Хаоса во главе с Ясвепом.

Взгляда этого существа было достаточно, чтобы дредноуты затихали и проводили несколько минут в глубоком трансе.

Его огромная искаженная фигура резко выделялась даже на фоне безумных адамантиевых чудовищ.

Когда-то чудовище было доблестным солдатом и защитником Человечества, космическим десантником Императора.

Теперь силовой доспех навсегда врос в его тело, а вместо оружия доблести монстр держал черный серп.

Огромное четырехметровое существо с кожистыми красноватыми крыльями, наростами на спине в виде серых шипов держало свое массивное тело на слоноподобных ногах.

Чудовищный Валтарис так много раз преступал границу добра и зла, что навсегда остался на черной стороне и стал Лордом, Темным Апостолом Хаоса.

Его грехи невозможно было сосчитать, грехи, которые Хаос считал бесконечной данью и за которую давал соответствующие дары.

Ужасные дары.

Валтарис прекрасно слышал слова Коулуса, он ответил капитану, и его голос исказил пространство.

Поток ментальной энергии почувствовали все находившиеся поблизости культисты, залепетав, они растянулись в раболепных поклонах и завыли черные мессы.

·     Неужели это все, капитан- засмеялся Лорд - вы хотите победить вашей болтовней и верой в Гнилое Создание, предавшее Нас?

Верой в Бессмертного Императора, как вы его называете, вы даже слабых людишек научили называть его Богом, БОГОМ!??! Ха-ха-ха- его отвратительный смех передался всей чудовищной армии - Вы их привели с собой, да же не открыв всей правды, кто сражается с ними…кто воюет как вы, кто ТАК Похож на Вас, Кулаки, кто когда-то был Легионом Лоргара, легионом Носителей Слова. Мы космические десантники, люди.

Обреченный вздох пронесся по площади Фема, когда Темный Апостол произнес последние слова, вздох ужасного разочарования.

Николасу показалось что на него смотрят глаза гвардейцев, люди не понимали о чем идет речь, они были в смятении. Слова опытного демагога вирусом проникли в их души сея хаос. Всплыла дикая, ужасная Правда Предательства.

-Господи- послышался голос капеллана-Придай нам сил.

-Да- закричал наконец брат-капитан-Да, что говорит это чудовище правда, … когда-то наши Легионы сражались под знаменем Святой Терры, во имя и во благо человечества. Нас вел Он.

Мы сражались бок о бок. С ними…

Мы были больше чем братьями, мы были Легионами Императора…Мы были единым целым. Но пришел момент, когда Они отвернулись от Нас - он сглотнул комок в горле- Они предали Императора, они предали нашего Примарха, предали Человечество, они предали нас. Гнусные поклонники хаоса, бывшие нам братьями теперь лишь искажение того доброго начала. Они отступники, ренегаты и Еретики.

-Славная речь Николас- откликнулся Валтарис- и все же зачем ты привел сюда людей,наверное надеясь использовать как щит, не правда ли, мой друг. Как вы всегда и делаете, называя их пушечным мясом…

Что же… я накормлю ими моих цепных псов!

Последние слова Апостола чуть не заглушили взбесившиеся дредноуты, Древние что-то почувствовали, оглянулись культисты, и дрожь сотрясла души многих из них.

Ибо они увидели ужасное.

Демонов-десантников.

Великих Одержимых.

Вопли ужаса, безумные крики - все смешалось воедино, когда Валтарис, хохоча, приглашающим жестом приказал чудовищам выдвинуться в передние ряды.

Колыхнулись передние ряды культистов, и твари, ревя от восторга, показали свою сущность солдатам Императора.

·     Господи - их увидели наконец Космические Десантники, экскувиторы и гвардейцы.

И по строю понеслось слово, ужасное, безумное, повторяющееся, уничтожающее души и волю.

-Одержимые, одержимые, одержимые…

Дрогнул зелено-черный строй гвардейцев, люди поддались назад, ужас и страх руководил ими в эти секунды.

Но в ту же секунду среди них замелькали огромные фигуры в золотистых доспехах и маленькие в серебристых, останавливая громадный людской вал.

А с постамента громко закричала кажущаяся крохотной фигурка в серебристом доспехе, сжимающая в правой руке энергомеч.

·     Что же это такое? Стыдитесь, друзья, мы еще не начали бой, а вы…вы уже готовитесь бежать подобно кверлингам!!!

Посмотрите, посмотрите вокруг, с нами Десант, с нами Император.

И кого, кого вы, дьявол меня побери, боитесь? Этих гнид? Мы убивали их в городе и убьем их сейчас.

Мы Гвардия и с нами Бог!!!

Людской строй колыхнулся обратно подобно гигантской волне.

Красс разгоряченный и злой повернулся к командованию десантников.

·     Пусть геенна огненная развернется под их ногами -витиевато выругался он.

o  Он всего лишь люди - надменно сказал библиарий- слабые люди.

Красс метнул на него непонимающий взгляд, голубые глаза сверкнули, но принцепс не ответил, хотя было видно, что он еле сдерживает ярость.

Сергей нашел в себе силы лишь отвернуться.

·     Принцепс, - окликнул его капеллан- простите моего брата, он был не сдержан.

Красс обернулся, череполикий шлем Телледия словно отразил всю полноту чувств скрываемых под ним, глазницы словно бы потемнели, вероятно, капеллану нелегко дались эти слова.

Но на то и дана была великая мудрость Императора Телледию, чтобы сдерживать чувства и сглаживать острые углы противоречий, в отличие от экспрессивного Михаила.

·     Спасибо, Телледий, я иду к моим солдатам, там я буду наверное нужнее… прощайте…даст Бог увидимся…

Николас кивнул этим словам и протянул громадную руку в латной перчатке.

-Сила и Честь, друг

·     Сила и Честь.

Глядя вслед удаляющей фигуре Красса, брат-капитан прочел короткую защитную молитву…

Рассматривая строй лоялистов, Валтарис не мог отказать себе в некотором подобии игры, которую разыгрывал уже много раз, всякий раз в свою пользу.

Перед ним стояли его старые враги, Имперские Кулаки, все свои годы отличавшиеся поразительным упорством, переходящим в тупое упрямство.

Этим он и решил воспользоваться, сыграть на упрямстве, кодексе чести и тому подобной чуши.

Пусть будет так.

-Неужели вы не хотите доказать мне что вы - Десант Императора, Избранные, мой дорогой капитан- Валтарис поднял огромный серп над собой - Тогда победите … лицом к лицу… сойдитесь со своим братом- он улыбнулся, и его в глазах сверкнул огонек насмешки.

Многие из молодых космических десантников вздрогнули, когда услышали нарастающий рокот песен культистов.

Под монотонный барабанный бой шевельнулись ряды еретиков.

Показалась огромная тень воина.

Искаженная фигура, бывшая когда-то, вероятно, тысячи лет назад, десантником Империума, была уродлива.

Костяные наросты извратили его лицо, громадные рога словно нимб, возвеличивающий смерть, взвились над гнилым черепом еретика.

Несущий печать Хаоса Неделимого, огромный десантник сжимал в руках по цепному мечу. Его багровый доспех уже давно потерял значение и свой изначальный цвет, превратившись в подобие вечного панциря, испещренного темными символами жестоких богов Ворпа.

Дуэлист сделал ровно десять шагов навстречу строю защитников планеты и застыл в ожидании противника.

·     Представляю вам, Гнииба Величайшего, Мастера Клинка, избранного и отмеченного печатью настоящих Богов - голос Валтариса насмешливый, громкий прекрасно слышали все, в том числе и человек, ответивший на этот вызов судьбы.

Шелохнулись ряды космических десантников, и под тихий выдох сотен людей вышел человек в золотистом доспехе, в руках он держал по энергомечу.

Выйдя из строя и пройдя ровно пять шагов, он остановился и, обернувшись, поклонился огромной людской массе.

Строй зашевелился, и десантники единым возгласом приветствовали храбреца.

-Номад!

- Удачи, брат.

-Удачи, брат- слышалось отовсюду- Да поможет тебе Рогал Дорн.

·     Император видит тебя, Номад!!! Мы молим Его о победе.

Брат-сержант кивнул и обернулся к своему чудовищному противнику.

Они начали почти одновременное движение друг к другу, медленно покрывая расстояние, как будто предчувствуя что-то недоброе.

Выверяя каждый шаг, каждую секунду до боя.

Как они были непохожи эти два солдата двух армий.

Но что-то непонятно их и сближало.

Они не были полными антагонистами друг друга, ведь каждый из них нес возможно частицу величайшего из людей, Императора Человечества…

Клинки столкнулись в бешеном вихре.

И тот час же два десантника покачнулись и рухнули оземь, закрывая своими телами небольшие куски разгоряченной от солнца площади Фема.

И вздрогнули одновременно два строя - один читая молитвы, другой терзаясь проклятиями.

Они поняли…

Два огромных сверхчеловека убили друг друга. Одним ударом.

Не щадя себя и не защищаясь, словно знали, что эта защита бесполезна и призрачна как сама жизнь.

2

Апостол взбешенно взглянул на Ясвепа, и командир терминаторов все понял без слов.

-Цесхимий!!!

Тот, к кому обращались эти слова, человек в рваном черном балахоне раболепно поклонился и взмахнул рукой.

Чудовищная Ересь буквально наполнила пространство.

Словно единый организм культисты, поддерживаемые демагогами, воззвали к Хаосу.

Черная Месса взвилась над небом Туле.

В ее словах было все - от бурлящего Гнева до тихой холодной Ненависти.

Проклятия в адрес Мертвеца на Золотом Троне.

Анафемы в адрес Человечества, на каждого из солдат Императора, стоявшего сейчас на площади Фема.

Ересь как пресс медленно опускалась на Имперских Кулаков, гвардейцев и экскувиторов.

Дрогнули самые слабые духом, дрогнули… Попятились гвардейцы…

Закричал яростно принцепс, пытающийся остановить Элиту Туле, но…

Дрогнули даже ветераны Кулаков.

Попятились первые ряды терминаторов, терзаемые навалившимся грузом чудовищной усталости.

Дрогнули души, и глаза умоляющие, а кое-где и злые обернулись к командирам.

Господи- подумал Сергей- неужели вот так…. мы проиграем…

Даже у Красса дрогнуло что-то внутри, кольнуло… больно…

Господи, Спаситель…твои дети просят тебя…

Шаг за шагом, оставляя метр за метром, солдаты Императора отступали к святому памятнику.

Шаг за шагом оставляли они часть родной земли, шаг за шагом предавали ее.

Назад, еще шаг назад, Господи, когда это все кончится.

Брат-капитан яростно обернулся к Телледию, у которого суетились сервиторы.

-Поздно… поздно, как же поздно - кричал рядом библиарий.

И тогда Коулус взглянул на своих боевых братьев, гвардейцев, весь строй, подавшийся назад.

Он положил свой меч и пистолет около памятника и вознес руки к небу.

Его голос дрожал от слез и ярости.

·     Я не умею говорить и читать молитвы… но послушайте меня, братья, ОН с нами, ОН видит и знает все, что, мы делаем, - после этих слов он с полными глазами слез обвел взглядом братьев - Примарх… услышь нас…прошу тебя услышь нас. Мы знаем, ты ответишь братьям …РОГАЛ ДОРН.

Это было как зарождающийся ураган, цунами, чудовищный ветер.

Он обхватил сознание сотен космодесантников: - РОГАЛ ДОРН!!!

И вырвалось СЛОВО.

Это стало катализатором ответного клича Десанта.

Навстречу Ереси, черному гневу Хаоса понеслось Святое Имя.

Валтарис в гневе посмотрел на массу людей, закованных в золотистую броню.

·     Дорн, - загрохотали десантники. - Дорн!

Как удар по наковальне, слово повторялось: - Дорн!!

Как Эликсир для слабых и сломанных душ, слово лечило: - Дорн!!

Громадные Древние, молчавшие как изваяния, загудели: - Дорн!!!

Эхом оно отражалось от стен, имя Примарха, имя истинного космического десантника.

-Дорн, Дорн, Дорн - как колокол. - Дорн!!!

Смолкли культисты, оглушенные этим Чудом, даже Валтарис, словно зачарованный, слушал Имя.

Взвизгнули некоторые из сектантов и забились в корчах.

Бесцветная жидкость захлестала из внезапно открывшихся ран дредноутов Хаоса, и взвыли они от отчаяния.

Бились головой об асфальт некоторые Десантники Хаоса.

Заревел от восторга строй солдат Императора, люди поддались вперед, возвращаясь на свои позиции.

Космический Десант в который раз спасал отчаявшихся и потерявших надежду.

Валтарис очнулся от забытья и обернулся к Ясвепу: - Заставь их Петь!!! - его рев даже не пришлось повторять - демагоги не дрогнули.

Завыли культисты Цесхимия, повторяющие на разный лад.

- Хаос, Придай Сил, детям своим

- Хаос, покарай, направь…

Но этого было недостаточно.

Это не могло остановить и повергнуть в шок избранных Империума.

Уже был слышен голос капеллана Имперских Кулаков, Телледий стал читать Очищающие Литании.

Уже раздавались команды библиария и капитана, и первые линии терминаторов пришли в движение, а огромные Древние занимали свои позиции по флангам.

Экскувиторы Туле выдвинулись на левый фланг, рассредоточивались гвардейцы, присоединяясь к огромным десантникам.

Валтарис почувствовал святые молитвы капеллана, словно укол десятков кинжалов.

Как перезрелые тыквы взорвались головы культистов, стоявших поблизости от Апостола.

Лорд Хаоса взбешенно заорал.

- Ясвеп, убей их, убей их всех, вырви их сердца, я скормлю их демонам.

Терминатор Хаоса поклонился и взмахнул рукой.

Пришли в движение первые ряды культистов.

Расступились…

Открывшаяся пасть адского животного выпустила берсеркеров Кхорна.

С воплями гнева чудовища понеслись на позиции верных Императору солдат.

С цепей сорвались дредноуты Хаоса, топча глупцов, оказавшихся поблизости, и бросились за берсеркерами.

Следом хлынули одержимые, а за ними вся остальная масса безумных хаоситов.

Их встретила стена золота и серебра, стена невероятного людского упорства, бесконечного мужества.

Первыми их встретили лучшие из людей - Адептус Астартес, космические десантники, ибо первый удар был направлен во фронт.

Преторианцы приняли на себя страшный удар Пожирателей.

Загудели штурмовые пушки, залаяли болтеры, выплевывая смерть из разгоряченных стволов.

Упали первые жертвы начинающегося ада, разорванные пулями тела могли служить напоминание для тех у кого есть сознание, но противостоящие Кулакам чудовища не чувствовали ничего кроме запаха крови и осознания боя вокруг.

Их вел сам Кхорн, Бог Резни.

Основная масса существ Хаоса, словно окруженная невидимым защитным коконом, с ревом врезалась в порядки Кулаков.

Ухнули два строя, выдыхая проклятия.

Загудели цепные мечи Пожирателей, в ответ энергокулаки первой цепи терминаторов обрушились на хаоситов.

Загрохотали болтеры, выплевывая потоки боли в упор.

Первая волна Пожирателей была сметена за секунды.

Но за ними была бесконечное море бывших братьев.

Чудовищные Одержимые. Безумные искали смерти и сами несли ее вокруг.

Сплелись в своей схватке громадные дредноуты, проклиная и гудя свои молитвы.

Топча своих и чужих, монстры молотили, вырывая друг из друга куски металла.

Вокруг них десятки тел сплелись в смертельных поединках.

Монстров было слишком много, чудовищный первый напор Пожирателей возымел свое действие, пали первые терминаторы.

Цепь медленно начала отступать, теснимая бесконечной волной десанта Хаоса.

В некоторых местах огромного фронта чудовища прорвались.

Это увидел брат-капитан, он наблюдал бой, находясь на ступенях монумента Святого Древнего Воина.

Николас обернулся к библиарию, тот протянул его странный цепной меч и плазменный пистолет .

В глазах Воронина Коулус прочитал просьбу.

Но капитан отрицательно мотнул головой

·     Нет, Михаил, ты нужен здесь, ибо здесь последняя линия обороны, не подпускай еретиков к монументу.- Он обнял библиария и кивнул капеллану.

Телледий взмахнул Крозиусом.

·     В бой!

o  Кулаки- заорал Коулус- Мы с вами.

И бросился по ступеням вниз.

Капеллан секунду промедлив, взглянул на библиария.

Глаза Михаила засветились яростным огнем: - Только посмей умереть, безумец!!!

Капеллан словно того и ждал, дикий смех прорвался сквозь ужасающий череполикий шлем.

Одним гигантским прыжком Телледий нагнал Коулуса.

Битва только началась.

В центре одержимые десантники Хаоса столкнулись в кровавой схватке с разрозненной первой терминаторов.

Преторианцы дрогнули, но им пришла на помощь вторая цепь, терминаторы, вооруженные только огромными громовыми молотами и штурмовыми щитами сверхлюди, созданные для ближнего боя, вступили в бой.

·     Рогал Дорн! - опять пронеслось над площадью

Им ответил гневный рев хаоситов.

Брызгая слюной, израненные, с отрубленными конечностями люди и монстры столкнулись в рукопашной.

Ужасная давка охватило все поле боя, и возникали моменты, когда противники сражались буквально голыми руками, вырывая друг у друга конечности и выдавливая глаза.

Не было в этот час возможности упасть мертвецу, и мертвые сражались среди живых, защищая телами более удачливых братьев.

-За Императора! - Неслось отовсюду.

Трещал, металл … силовые доспехи не выдерживали чудовищных ударов одержимых десантников.

Но Имперские Кулаки держались, молитвами и верой.

Оружием и волей.

Держались просто, потому что были Преторианцами.

Капеллан устремился на левый фланг, где еретики добивали один из дредноутов, пришедший на выручку экскувиторам и Гвардейцам.

Тут сложилась критическая ситуация.

Красс, взревев от негодования, срубил хаоситу голову, и, даже не обращая внимания на размахивающий цепным мечом безголовый труп, бросился на следующего противника.

Ухнул болт-пистолет принцепса, разнося голову зарвавшемуся культисту.

Рядом четыре гвардейца, вопя от ярости, кололи штыками громадного израненного берсеркера.

Недалеко выли от дикой боли два культиста, раздавленные громадным израненным дредноутом Имперских Кулаков.

У громадины отсутствовали манипуляторы, но Древний продолжал сражаться своей массой опрокидывая и топча мерзких сектантов.

Но казалось, что на место одного убитого культиста встают двое новых, словно возрождаясь подобно мертвецам из древних сказаний.

Масса людей восхваляющий Хаос Неделимый, волнами накатывалась на левый фланг огромного фронта.

Культистов подкрепляли Демагоги, управляя глупцами и вводя в дикий восторг безумцев своими песнопениями.

И если бы среди этого нечистого потока были лишь сектанты, то наверное Гвардия выстояла.

Но среди них были ужасные еретики, архиотступники, воины Хаоса Неделимого, космические десантники Носителей Слова.

Как нож проходит сквозь масло, так и десантники прошли сквозь штыки, мат и проклятия Имперской Гвардии, оставляя вокруг разрубленные и истерзанные тела.

Там их уже встречали.

Впрочем, дети Хаоса даже не помышляли о поражении.

Спокойные и величавые воины тьмы, сыны Валтариса, столкнулись с Элитой Туле.

Заголосили словно от внутреннего восторга, цепные мечи, разнося смерть вокруг.

Зашипели словно змеи от гнева энергоклинки.

Запела свою песнь страшная безносая старуха…

Сергей блокировал страшный удар громадного десантника и с трудом удержался на ногах.

Отражая бешеные наскоки хаосита, он даже не помышлял об ответной атаке, так была страшна, дикая скорость и безумные песнопения еретика, которые он вкладывал в каждый удар.

Всё тяжелее давались принцепсу хоть какие бы то ни было действия против еретика.

Все тяжелее держался в руках энергомеч, казалось еще секунда, вот-вот дрогнет рука Красса, и воин тьмы наконец насладится экстазом победы.

И принцепс споткнулся и выронил меч, торжествующе захохотал демагог, он надвинулся на Сергея всей огромной массой и вознес меч, проклиная Императора…

Но тихий голос, такой холодный и бесчувственный, остановил еретика.

-Обернись, мой грешный брат - Красс не сразу узнал голос капеллана.

Он был рядом, держа в правой руке святой Крозиус, в левой плазменный пистолет.

Глаза череполикого шлема сияли призрачным огнем. На груди сотней цветов отражался святой медальон-крест, розариус.

Голос Телледия, в котором не было ни грамма эмоций, прорвался сквозь металл.

-Хочешь ли ты мира и покоя?

Словно не было вокруг жаркой битвы, не было гибнущих, а был капеллан, демагог Хаоса и невольный свидетель этого, принцепс Красс.

И этот страшный вопрос.

-Хочешь ли ты мира и покоя?

Демагог взревел от ярости и обрушил на капеллана страшный удар.

Телледий не отступил и не уклонился от энергоклинка.

Крассу показалось, что огромный священник упадет замертво, разрубленный хаоситом.

Но лишь слабо мигнул розариус, защищая Телледия, а жезл власти капеллана, святой Крозиус, вскользь прикоснулся к Носителю Слова.

В ту секунду блеснул символ Императора, тело демагога исказил чудовищный импульс, дробя кости изнутри.

-Devictus beneficio**- тихо сказал капеллан, и, даже не взглянув на тело поверженного врага, протянул свою руку принцепсу, помогая подняться с разгоряченного асфальта.

3.

Если левый фланг стал ожесточенной бойней среди гвардейцев и экскувиторов с одной стороны и десантников Хаоса Неделимого с другой, то центр сражения стал настоящим безумием и кошмаром, где люди сходили с ума от творимого здесь смертоубийства.

Ибо здесь столкнулись Имперские Кулаки и дети Кхорна…

Коулус ворвался в это кишащий океан взаимной злобы и зарубил безумное чудовище бросившееся ему наперерез.

Около него сразу же сплотились космические десантники и гвардейцы.

Он повел их на помощь окруженным терминаторам.

Терзаемые со всех сторон детьми Хаоса, воины Человечества яростно отбивались, обагряя энергокулаки кровью еретиков.

-Только держите строй, ребята, - орал Коулус. - Помощь близка.

Он никогда так не дрался ни в одной из битв, меч плясал в его руках как живой.

Он рубил и замечал перед собой только обезумевшие искаженные лица полудемонов.

Лишь один раз он выстрелил в горячке боя, поток плазмы пробил громадную дыру в голове берсеркера, бросившегося на него сзади.

А вокруг кипел ад, ужас плясал вперемешку с гневом.

Крики ненависти слились в единой порыв, освобождая безумие битвы.

-Страдайте - чей-то хрипящий голос рядом выплевывал это слово как молитву. - Страдайте.

Цепные мечи грохотали, выбивая плоть и потоки крови.

Рядом бились как львы его верные братья.

Один из десантников крушил болтером словно палицей гнилые черепа еретиков. Другой с оторванной рукой продолжал вести опустощающий огонь.

Рядом его прикрывал, размахивая энергомечом и не подпуская к себе безумных хаоситов, ослепленный брат-сержант.

И это было почти повсюду…

Бесконечная кровавая битва… где не было права на отступление ни у детей Валтариса, ни у солдат Императора.

Николас с диким криком погрузил латную перчатку в череп берсеркера, выдавливая глаза, он даже не обратил внимания на цепной меч врага, который хрипя вонзился в бок.

Рядом загрохотали болтеры , хрипели лазганы.

-Плечом к плечу, братья - орали рядом. - Давай… давай.

Мат и потоки проклятий перемешивались с рычанием и криками о помощи.

Гнев и ярость сплелись в поднятой пыли и брызгах крови и были подобны молитвам.

Боевыми ножами, цепными мечами, наконец, руками они прокладывали свою кровавую дорогу к окруженным терминаторам.

И человеческий напор сломил сопротивление одержимых.

Группа Николаса прорвалась к своим братьям и по узкому коридору, прорубленному в порядках врага, усеянного трупами чудовищ, вывела окруженных терминаторов…

Это был лишь эпизод ужасной битвы, где победили солдаты Императора…

Все мужество космических десантников перекрывала ярость Пожирателей Миров, их было слишком много.

Казалось, что океан багровых и кровавых доспехов захлестнул золотых воинов в центре сражения.

Кулаки медленно отступали, оставляя островки невероятного мужества и героизма в безумном хаосе.

Но первые линии терминаторов и Древних сделали свое дело.

Они выбили дыхание у самой первой, самой ужасной атаки, в которой шли Пожиратели Миров.

Дорого платил Валтарис за эту фронтальную атаку, он потерял почти все дредноуты, но что стоили эти жизни перед удовлетворением Его самолюбия.

Теперь Избранные Кхорна были скованы ближним боем.

Левый фланг лоялистов, на котором казалось победа была неизбежна, также устоял.

Валтарис взбешенно увидел там капеллана, который вдохновлял выживших гвардейцев, и фигурки воинов в серебристых доспехах.

Он недооценил этих экскувиторов, он недооценил людишек.

Носители Слова наткнулись на стену Гвардии Императора.

Но был шанс выиграть эту кровопролитную схватку!

Валтарис усмехнулся и слабо подал незаметный знак Ясвепу.

Гулко забили ритуальные барабаны.

В бой вошли свежие силы культистов во главе с Цесхимием.

Они ударили в центр.

Масса живой плоти как кинжал прорвалась сквозь вторую цепь громадных терминаторов.

Заполняя пространство еретическими криками, культисты столкнулись с Имперскими Кулаками.

Молитвы сектантов затухали обрываемые мечами и болтерами.

Плоть рвалась просто бесподобно.

Николас воткнул в одного из еретиков меч, с наслаждением провернул его, видя в глазах безумца дикий страх и крики боли, застрявшие в глотке.

Теперь капитан с наслаждением нажимал на курок своего пистолета, видя как святая плазма уничтожает культистов.

Вокруг него рвались на части безумные тела, ломались конечности.

Здесь гуляла смерть.

Но культистов было слишком много.

Они бросались на мечи и под пули, подставляясь и умирали, вознося молитвы Хаосу.

Но из сотни безумцев хотя бы один наносил смертельный удар.

И медленно отступал к монументу поток золота, терзаемый чудовищной армией культистов.

Оголялись левый и правый фланги.

Библиарий прекрасно видел весь фронт, ему с постамента было отчетливо видно, что центр просел.

-Держать строй… держать строй, братья… во имя Императора!!!

Напрасно взывал к ним библиарий.

Основа всего сражения отступала.

Один лишь правый фланг стоял непоколебимой крепостью, там Гвардия, руководимая Иродом, сдерживала безликую массу культистов.

Он обратил свой взор на левый фланг, где виднелись фигурки принцепса и Телледия.

Вокруг черного воина гулял такой поток психической энергии, что за его безопасность библиарий даже не беспокоился.

Но Николас…

Брат-капитан вместе со спасенной группой терминаторов оказался в ловушке, окруженный бесконечной волной культистов.

И тогда навстречу бесконечной волне хаоса, ринулись ведомые библиарием остальные Имперские Кулаки, оставленные в резерве, спасая своих братьев.

В хаосе боя, наскакивая на своих и чужих, библиарий наткнулся на забрызганного кровью капитана.

Тот добивал еще трепыхающееся тело одержимого.

Коулус был без шлема, и его гневные непонимающие глаза уткнулись в библиария.

·     Михаил!??

o  Я не брошу тебя умирать- отмахнулся Воронин, отчаянное положение вокруг обезумевшего от боя капитана заметил не только он, Кулаки усилили огонь по десантникам Носителей Слова и культистам, окружающим Николаса и его маленький отряд.

Словно из-под земли вырвался нечеловеческий рев, это чудовищные берсеркеры, потрясая тяжелыми цепными мечами, в резне не замечающие ни чужих, ни своих, ворвались на расстояние рукопашной с капитаном.

Михаил, не помня себя от бешенства, заорал:

·     Я говорю Слово, ибо Император ведет меня и вещает моими устами - изыди.

Он указал перстом на одного из берсеркеров, его тело переломилось в чудовищном импульсе.

·     Изыди, ибо я говорю Слово- аура боли образовалась еще в одном существе, и с ревом отчаяния оно схватилось за голову.

И Михаилу это придало новые силы.

·     Слушайте, ибо я говорю Слово, и Бессмертный Император дает мне частицу себя.

Поток нарождающейся энергии почувствовал Николас и взглянул на библиария, его глаза закатились и с устрашающим рыком, он указал на еретиков.

Святой импульс вырвался из библиария, преобразуясь в колоссальную волну, которая понеслась навстречу еретикам.

Валтарис, хохоча, обернулся к Ясвепу.

·     Ты видишь , видишь это…Глупцы умрут.…Все до единого… Они использовали свой резерв. Их конец близок.

o  Надо ли напомнить о договоре детям воздуха?…- спросил терминатор

o  Я не доверяю ни Леторию, ни его рапторам- тихо откликнулся Апостол- даже несмотря на наш договор, он слишком независим, обождем… у него будет время попировать кровью наших врагов.

У Ясвепа в отличие от его Повелителя было другое представление о битве.

Он прекрасно видел, что масса культистов, продавив центр, может оказаться в смертельном котле, если вовремя ударят левый и правый фланги лоялистов.

Ослепленный мифической победой Валтарис не замечал очевидного.

·     Как прикажете, мой лорд - поклонился с усмешкой Ясвеп.

Он уже видел, что правый фланг во главе с Иродом, всей своей массой, ударил в тыл наступающим культистам.

Но Ясвеп недооценил коварство Валтариса, у него были свои планы насчет битвы.

Левый фланг, где находились Красс и Телледий, также перешел в контрнаступление, но ударил не в тыл врага, а во фронт правого фланга еретиков.

Истерзанный, ослабленный ужасными атаками фланг, возглавляемый десантом Хаоса, дрогнул.

Попятились назад демагоги Носителей Слова, вопя от гнева и возмущения, но если десантники сохраняли еще какое-то подобие строя, то культисты в панике бросились бежать, обнажая громадные прорехи в обороне.

Они ПОБЕЖАЛИ!!!

И вслед им понесся крик Красса, подкрепляемый молитвами Телледия.

-Бейте их, поражайте врага… экскувиторы, поражайте… Гвардия… в атаку!!!

Впрочем этот крик был запоздалым, воины Императора контратаковали почти одновременно, без команд, на инстинктах, словно чувствуя плечо боевого товарища.

-За Императора!

Фланг, поредевший от бегства сектантов, принял на себя страшный удар экскувиторов и гвардейцев.

Сметая все на своем пути , молот Императора погнал обезумевшую от собственного поражения и невероятного стыда толпу еретиков, нещадно избивая и терзая их.

Телледий усмехнулся - победа как некий мираж в начале этого побоища воплощалась наконец-то в реальность.

Ярость солдат Императора сметала все на своем пути, уже отчетливо был виден штаб Валтариса, и сам Темный Апостол, окруженный верными псами войны во главе со страшным Ясвепом.

Победа была рядом, но что-то терзало душу капеллана, что-то подсказывало…

Внезапно преследуемые хаоситы остановились.

И когда надрывно закричал Красс, останавливая Гвардию и экскувиторов, Телледий все понял.

Господи… спаси нас…

Лорд Хаоса… обманул их… провел… как глупых мальчишек. …

Это ловушка.

Западня.

Капкан для глупцов.

Телледий прекрасно видел лицо Валтариса, Апостол, насмехаясь, поклонился капеллану.

·     Телледий, наша битва еще не закончена… передай мое глубочайшее уважение брату-капитану, мы еще встретимся.

У капеллана задрожала державшая Крозиус рука, когда Валтарис обернулся к нему спиной и закричал куда-то в небеса.

·     Леторий, время лакомится человечиной, они ждут тебя.

В небе загрохотали прыжковые ранцы.

Избиение культистов, берсеркеров и одержимых, оказавшихся в капкане Имперских Кулаков и Гвардии, продолжалось.

Окруженные не сдавались, ибо не надеялись на милосердие победителей. Сдавленная со всех сторон громадная людская масса таяла на глазах.

Резней руководили библиарий и Ирод.

Но брат-капитан Николас Коулус уже безразлично взирал на эту мясорубку, его взгляд устремился туда, где сражались Красс и Телледий.

Там был свой капкан.

Там твари Хаоса сеяли смерть.

И Николас повел тех немногих терминаторов, что вывел из окружения, на выручку окруженным воинам Императора.

Крозиус освятил раптора уже на излете, слабое красноватое знамение окутало чудовище.

Тварь забилась в судорогах и рухнула оземь.

Телледий мгновенно обернулся и выстрелил из плазменного пистолета, убивая одного из монстров, уже посеявшего панику в рядах гвардейцев.

Это был уже второй наскок чудовищ.

Первый был подобен смерчу… твари были буквально везде… и не было спасения, отчаявшиеся люди, секунду назад представлявшие собой боеспособный коллектив, дрогнули.

Строй рассыпался.

Третьего такого наскока тварей сильно поредевшие экскувиторы и напуганные гвардейцы не выдержали бы.

Если бы не приказ командира экскувиторов и не Гимн Веры могущественного капеллана.

·     Ко мне, друзья, общий строй, плечом к плечу. Все винтовки в небо, не отвечать на огонь с земли. Пусть даже вас будут резать и показывать вам ваши же кишки. Стоять насмерть. Делай как я!

Красс страшный в гневе, бледный словно мертвец, со свалявшимися окровавленными русыми волосами, призывал драться.

Командир превращает бессмысленное стадо в боевую единицу в трудные минуты боя.

Это истина войны.

Это Аксиома победы.

Люди сплотились, зазвучал голос Телледия, святой Крозиус как стяг поднялся над маленькими людьми.

Подкрепляя веру.

Уничтожая страх!

Капеллан мог заменить тысячу комиссаров, тысячу исповедников.

Один его вид внушал людям, что Бог-Император здесь и с ними!

…Загрохотали прыжковые ранцы.

Небо потемнело от рапторов…

Третий наскок …

·     Делай как я! - опять закричал Красс, оглядывая людей- Все как один!

o  Едины! - откликнулся строй.

o  Все как один!- повторил принцепс. - Небо… Держать строй…

Aut vincere, aut mori*- Победить или умереть (лат.)

Devictus beneficio**- Побежден благодеянием

…Это всего лишь пепел на губах… принцепс… все, что осталось от нашей победы…

Брат-капитан Имперских Кулаков Николас Коулус

Часть 10. Пепел победы

(Вторая Тулийская Война, датировано 24 ноября 454 М.40)

(вечер пятнадцатого дня, сектор Цитадель Империума, планета Туле, Арморис, Космопорт Инеус)

Приказ № 1/13

Строго Секретно

…В целях обеспечения безопасности сектора Цитадели Империума, удовлетворяя запрос лорда-коммандера Сигмы-16 Ф. Джексона и исполняя волю Военного Управляющего данного планетарного скопления.

Приказываю:

1.      Имперскому Флоту блокировать орбиту планеты Сигма-16.

2.      Разрешаю использовать директиву 1833 линкору “Несущий Бессмертный Свет”…

Да пребудет с нами мудрость Его

вице-адмирал Курт Хансен.

…Сегодня я наблюдал тысячи трупов, Господи… солнце застыло в молодых глазах.

А вереница открытых грузовиков заполненных мертвецами была, казалось, бесконечна…

Я со слезами на глазах обернулся к Кендару Келлу.

·     Что скажешь их матерям… генерал, они придут и спросят, за что умерли их дети, их кровь от крови, плоть от плоти. Они спросят, ты ведь знаешь…Во имя чего такие жертвы?

Во имя Императора…полковник…

лорд-протектор Цитадели Империума Карл Эдуар Анастасиу ( книга Воспоминаний, глава “Высадка на Сентрадде”)

- Какая к дьяволу оперативная обстановка, лейтенант? - Анастасиу был страшно раздражен, его слабый голос не мог перекричать весь шум вокруг. - Вы, что не понимаете, я нужен здесь, я нужен людям моей планеты!!!

Худой офицер улыбнулся словно извиняясь

-П-п-простите, сэр, еще один транспорт, п-позвольте- он чуть ли не силой надел на Фредерика наушники.

Анастасиу дернул правой рукой, пытаясь сопротивляться, но понял что это бесполезно.

Он как мумия был спеленат бинтами и лежал на пустых ящиках из-под НЗ.

Около него сидел неизвестный ему лейтенант с нашивками 8-ой Армии Лазарева.

Рядом стонали от боли тяжелораненые гвардейцы, суетились медики.

Где-то дальше надрывно голосили женщины и дети.

Под всю эту какофонию в космопорт прибывали эвакуационные транспорты с Принципия и Нового Курска.

Сейчас один из этих монстров, грохоча маневровыми двигателями, подходил к земле, поднимая в воздух тучи черной пыли.

Но даже этот по истине демонический рев, не мог заглушить надрывного хрипа в динамиках громкоговорителей, установленных повсюду, которые сообщали о порядке эвакуации.

-Первыми идут дети и женщины… движение сектор 2 , транспорты 12, 13-06, раненные переправляются по потоку к транспортам 1-34, 12, 16.

Не создавайте осложнений… Повторяю… порядок…

Фредерик повернул голову влево и заметил знакомую толстую фигуру в красноватом, свободном балахоне. Без сомнения это был Зинг, только поседевший, с нервно дрожавшими руками, он состарился, наверное, лет на двадцать.

·     Зинг, светлейший епископ…- позвал его сквозь шум полковник.

Толстяк, вероятно, услышал, обернулся и начал тупо рассматривать полковника, наверное, что-то сверкнуло у него в сознание, потому что секунду спустя, он диким выражением лица вдруг бросился в сторону, чуть не сбив с ног двух санитаров с носилками.

Фредерик выругался про себя, когда голос из репродуктора заявил о прибытии нового транспорта. Анастасиу обернулся к лейтенанту.

·     Снимите эти чертовы наушники, молодой человек… я вам приказываю…

Сэр… да, сэр - вздрогнул офицер, он поднялся и дрожащими руками осторожно снял массивные “затычки”. - П-п-п-пррростите.

Контуженный ? - с сочувствием посмотрел на него командир 1-ого Полка. - Голова раскалывается… знаю…

Есть немножко… - изобразил улыбку лейтенант. - Нас потрясло при высадке в космопорту… потом попали под минометный обстрел в городе… попали, мать их так.

Ничего, - подбодрил его Анастасиу, - у меня, например, сломаны обе ноги, и пробито легкое. Ничего, держусь на стимуляторах.

Да-да, сэр, вы молодец- закивал лейтенант- но вас все равно эвакуируют на Новый Курск… Ну что я вас уговариваю. Вам об этом сказал тот человек в с-с-иловом д-д-доспехе.

Полковник усмехнулся.

·     Мы еще повоюем, на нас войн хватит!

Опять заработал репродуктор, заглушая их разговор и повторяя, наверное, в тысячный раз порядок эвакуации.

·     Каждый гражданин имеет право…

Одно и тоже, одно и тоже каждую минуту - злобно подумал Анастасиу.

-Сектор А-1, корабли 68-01, посадочная площадка только для…

-Что вы сказали, сэр - сквозь шум опять прорвался заикающийся голос лейтенанта, он медленно опустил руки, которыми закрывал голову.

-Мы еще повоюем, сынок.

-Да, сэр.- он нервно кивнул. - К-к-конечно

Анастасиу вздохнул.

-Женат?

Лейтенант опять кивнул, словно заведенная игрушка, и вдруг резко поднялся, одергивая китель.

-Сидите, лейтенант - выкрикнул невидимый ему неизвестный, но даже в хаосе космопорта Фредерик узнал голос Ольгерда.

-Нет-нет, я п-пойду, сэр… космопорт… я обещал полковнику принести в-в-оды.

Полковник усмехнулся этому вранью, не каждый захочет даже сидеть в присутствии комиссара.

Комиссар неодобрительно посмотрел на лейтенанта, но промолчал, секунду спустя он приветствовал полковника.

-Здравия желаю, командир- Александр как будто не изменился, все тот же военного покроя китель, распахнутое кожаное пальто с символами Императора, но теперь он был без фуражки, его лысая голова была щедро обмотана свежим бинтом чуть ли не по глаза. - Пришел попрощаться, Фред, я слышал тебя эвакуируют…

·     Я устал просить, оставить меня, - по старчески пожаловался полковник, - …будь, что будет… как ты, Алекс?

Как видишь - улыбнулся комиссар, его лицо покрылось морщинками, куда-то на секунду делись его вечно холодные змеиные глаза - я рад, что ты выжил…

Видимо я Императору пока не нужен - скривился полковник.

Да, наверное, я пришел сюда не с пустыми руками…. вот, возьми - он полез за пазуху и вытащил мятый треугольник письма и осекся, увидев перевязанного полковника - О черт, подожди, я прочту тебе.

Не надо, ты его все равно читал, комиссар

Ольгерд нахмурился, его задели эти несправедливые слова, он отрицательно покачал головой.

-Нет, не читал… и не думал читать… знаю и без этого, что он жив.

·     Нет черного штампа на письме? Счастливец Карл…

Ольгерд улыбнулся: - Нет, с Эптириуса на Принципий, переводят 24-ый Стальной Легион, там я и узнал, твой сын оставлен со своим батальоном формировать Силы Планетарной Обороны…

·     Спасибо тебе, Алекс… если бы не руки, видишь… пожал бы твою клешню.

Комиссар хмыкнул и молча проследил, как вдали двигается группа легкораненых, потом перевел взгляд на Анастасиу.

- Подожди… с Эптириуса? - Полковник нахмурил лоб … - Из такой глуши? К нам… переводят Стальной Легион?- он произнес все слова чуть ли не по слогам.

Комиссар кивнул.

-Черт меня побери, мы несем большие потери, Фред, если не сказать громадные… Первый Полк потерял две трети состава, многие наши с тобой выпестованные птенцы погибли… Пала вся Элита.*

-Господи… неужели, как?

-Сколько ты был без сознания, полковник - недоуменно пробормотал комиссар

-Не знаю, Алекс…

·     Они столкнулись на Фема, там была настоящая мясорубка. Если бы не космические десантники нашего Императора, Гвардия бы дрогнула.

Мне говорили, что они попали в кольцо и их почти всех перебили.

Но они сдержали Апостола…А когда на площадь ворвались наши танки, там было все кончено…остался один полубезумный Красс…командир, потерявший всех своих боевых товарищей…

·     Элита…- содрогнулся полковник, его лицо потемнело- Лучшие, о Император…Господин-Избавитель, спаси их души

…Говорят, что Благословленные Десантники тоже пожертвовали многим, … чтобы сдержать Валтариса, я своими глазами видел мертвых терминаторов. Даже полубоги пали… Но мы победили… - голос комиссара дрогнул, в нем появились высокие нотки - Враг уходит из города !

Удар Магистрата смел еретиков… танки наматывали их кишки на траки… И Восьмая Бронетанковая в городе… Фред…мы победили. Мы их победили…

Полковник уже не слушал комиссара, лишь плотнее сжал губы.

Эти слова о победе, эти нотки радости…

Голос Ольгерда, словно куда-то уходил, проваливался в тихий омут, поглощающий звуки космопорта вокруг.

Что-то дрогнуло в душе Анастасиу.

В эти секунды ему хотелось кричать от всех слов, от тупой боли, которая засела в груди и не желала уходить.

Но этого нельзя делать … можно в мыслях… повторять… До бесконечности…

-Господи, ну почему такой ценой… ну почему, Император!!!

Глаза полковника заволоклись слезами, и хриплый крик наконец-то вырвался, он шел от сердца полковника, из самой души.

-Ребята… Господи… ребята… простите… что не был с вами… простите…

… Сэр - комиссара тронули за плечо, он обернулся.

-А это вы, лейтенант…

-Сэр… вы все сидите и сидите…Полковника как тридцат-т-ть м-ми-ннут унесли в транспорт, вот я и решил… выяснить может вам нехорошо…

Ольгерд тяжело вздохнул и взглянул на лейтенанта.

- Спасибо…

Александр встал и застегнул на все пуговицы плащ.

Побрел… медленно… прочь, не отвечая на воинские приветствия и не замечая никого…

Глухой, бесстрастный голос из репродуктора возвестил о прибытии нового транспорта.

Небо затянулось грязными черно-свинцовыми облаками еще в первой половине дня, скрывая Арморис от яркого света небесных светил.

За какие-то несколько секунд два солнца Туле спрятались за облака, словно за призрачную защиту.

Людям в городе казалось …вот-вот… станет свежее, станет легче дышать… пойдет дождь.

И как будто все шло к нему.

Грохотал где-то вдали гром.

Порывистый северный ветер нес свое дыхание в город, словно это были потоки новой энергии.

Но небо лишь концентрировало тьму, как будто раздраженно хмурясь.

Словно за этим раздражением пряча слезы…

-Подтянутся, парни - негромкий хрипловатый голос нарушил тишину святой площади.

Через Фема шли гвардейцы в черно-зеленой форме 27-ого Полка, по их движениям было видно, что солдаты сильно измотаны.

Но они все еще старались изобразить хоть какое-то подобие общего строя, хотя это удавалось с трудом. Еле волочили ноги.

Многие были ранены и их поддерживали под руки товарищи.

Другие тащили оружие братьев по оружию.

Через не могу… на остатках пресловутой человеческой воли.

Грехом и вечным позором было в полку бросить свой святой лазган.

Сзади строя четверо на разбитой двухколесной телеге волокли автопушку.

Их было около взвода, израненных, но не поверженных людей.

Глаза усталые пустые разочарованные …разные…

Не было лишь в этих глазах поражения…

Защитники Района Главных Врат уходили на переформирование…

Один неполный взвод…

Все что осталось от 27-ого Гвардейского Тулийского полка.

Их вел сержант с перевязанной правой рукой.

Его китель был во многих местах изорван.

Одна из нашивок на груди, на которой был изображен символ принадлежности к подразделению, была вырвана с “мясом”, другая еще держалась, но была готова оторваться в любое секунду.

Еще можно было прочитать…

"Таггерт… 23-ий Новокурский…"

Сержант обернулся к строю и выхватил из общей массы знакомую грязноватую физиономию капрала.

Тот криво улыбнулся …

…Они выжили… вопреки всему, вопреки самой смерти…

Они выжили в бесконечной рукопашной охватившей всю улицу…

Все было как в тумане.

Ориентируясь по стонам и воплям, их нашли скауты Имперских Кулаков.

И бережно погрузили на массивные “Бэйнблейды” Имперской Гвардии... вместе со всеми.

Вместе.

Всех... …

Живых и мертвых…

Мертвых и живых

Рядом шли Ультрадесантник и Артемиус... Что-то говорили танкисты, хмуро ругаясь друг с другом... сидели на броне какие-то солдаты…

Потом и они пропали...

Все как в тумане...

·     Реже шаг, друзья - прохрипел Кайл. - Замыкающие, подтянутся к строю. - Он уже заметил движение впереди и тихо скомандовал обессилевшим людям.

А навстречу шли штурмовики 8-ой армии Лазарева, целая рота.

Их можно было распознать по грязно-белым панцирным доспехам. Слева шел их ротный, огромный мужик с обветренным красным лицом, также в панцире, со звездами капитана на шлеме.

Мощные, здоровые парни.

Все с хэллганами, и плазмаганами, огнеметами, весь комплект.

"Элита. Чертовы подкрепления", - подумал Кайл и усмехнулся той мысли, наверное, так думали парни вокруг.

·     Интервал в колонне - раздался громкий грубый голос. Штурмовики медленно подтянулись.

- Слушай мою команду, принять вправо! - послышалось спустя пару секунд

- Как же вы поздно ребята, и где вас черт носил. - Незлобно прошептал сержант.

А два строя неуклонно сближались.

Безразличные, усталые взгляды гвардейцев натыкались на воодушевленные, блестящие, почти радостные взоры штурмовиков.

Отряд Кайла остановился.

Таггерт небрежно отдал воинское приветствие, встретившись с взглядом капитана “мальчиков славы ”.**

В эти секунды ему было все равно, что сделает ему за это нарушение, и как поступит старший по званию.

Но то, что он услышал спустя секунду, заставило его вздрогнуть от навернувшихся на глаза скупых мужских слез.

Громкий отрывистый голос из строя штурмовиков восторженно проревел.

- Рота… Равнение налево… Равнение на Гвардию… Строевым … Ма-а-а-рш

Ладонь капитана взметнулась к шлему.

Элита.*- экскувиторы Туле (Элита Туле)

Мальчики славы**- штурмовики (сленг гвардейских войск)

Мне достаточно одного неверного шага, одной ошибки с его стороны…

Инквизитор Ариэль Шиэль о Великом Инквизиторе Джулиане Самаэле.

Интерлюдия

(Вторая Тулийская Война, датировано 25 ноября 454 М.40)

(шестнадцатый день, дальний космос, корабль Великого Инквизитора Джулиана Самаэля “Торквемада Торжествующий” )

Совершенно Секретно.

Директива L 001

Исходя из тяжелой стратегической ситуации на планете Туле…

Приказываю

…6.Сформировать новые соединения Имперской Гвардии, отвечающие тактической обстановке на Туле и в целом Сектора 13/2 ( исходить из имеющегося людского материала, в частности включить в новые подразделения расформированные части 48-ой дивизии Селисцид , 27-ого Тулийского Гвардейского Полка, 23-ого Новокурского РШБ, понесшими потери как - частичные (75% от численного состава) так и полные - безвозвратные (95%). Включить в новые подразделение т.н. подразделения “ветеранов” и отличившихся бойцов 1-ого Тулийского Гвардейского Полка.

7. Утвердить численность- 7 подразделений по 900 человек каждое.

8. Присвоить новым подразделениям статус “Вечных”.

Именем Императора и своим Диктатом нарекаю подразделения как Imperium Shola Palatinaes…

Руководствуясь волей Бессмертного Императора, а также данными мне полномочиями Summum Imperium

Магистрат сектора 13/2

Дикий крик из кают-компании, где расположился его учитель, заставил Ибрагима вздрогнуть.

Ужас словно гигантское существо своими мерзкими отвратительными лапами сотряс душу.

…Там же Самаэль - метнулось в сознании.

В этом крике инквизитор определил и бесконечную боль, страдание и, главное, ярость.

Нечеловеческую ярость.

Благо Ибрагим был недалеко.

Господи, какой же я трус - опять замелькала опустошающая мысль.

В который раз Ибрагим пересиливал внутренний ужас неизвестного. Два начала боролись за его сознание.

Страх и благоразумие.

Страх только ему понятными утверждениями первым оккупировал человеческий мозг этим Ужасным Неизвестным и вечным риторическим вопросом: "А что там?".

Благоразумие наоборот подсказывало, что ничего страшного за дверью нет.

Все же он ученик Самаэля…он инквизитор…

Ибрагим сглотнул подступивший комок к горлу и нажал на серебристую панель.

Дверь медленно поползла в сторону, давая возможность прежде оглядеться.

Яркие, даже чересчур ослепляющие фонари придавали кают-компании неестественный, ярко-белый цвет, который отражался от металлических стен.

Ибрагим не заметил резного ни деревянного стола, обычного стоявшего посреди кубрика, ни стульев. Их видимо убрали.

Окинув непонимающим взглядом кают-компанию, Ибрагим шагнул вперед и наткнулся на черную ширму из плотного материала. Она возникла из ниоткуда, словно из воздуха.

Зловещий голос опередил его дальнейшие движения.

o  Не шевелитесь, милорд, я удаляю последнее скопление…так… так… прелестно… просто замечательно.

- Сегодня же день очищения - прошептал Ибрагим.

Болезненный хрип учителя заставил ученика задрожать от гнева.

Ибрагим остановился и зашевелил губами, вознося Императору очищающие молитвы и помогая учителю справится с нечеловеческими страданиями.

·     Квисгл, принеси мне лазерный скальпель А-2- произнес тот же зловещий голос

·     Да, хозяин- Этот бубнящий звук Ибрагим узнал сразу, Квигсл - сервитор префекта Алида, личного врача Великого Инквизитора.

Сервитор откинул ширму, устремился куда-то к противоположной стене, и, нажав на невидимую панель, вытащил из открывшегося темного чрева невзрачную коробку бронзового цвета, исписанную молитвами во славу Императора-Целителя.

Секунду спустя сервитор скрылся за ширмой, послышалось шуршание.

·     Кровь…милорд, вот это всего лишь запекшаяся кровь, мерзкие кеттициалиды… обезволивающее, Квигсл…

o  Да, хозяин.

o  А вот это наш враг… вы даже не почувствуете, милорд… Квигсл, дай тот порошок…

o  Да, хозяин…

o  Так… прекрасно… действие лекарства медленно проходит… Милорд… возможно следует удалить и этот нарост, - произнес Алид. - Возможно…

Ибрагим вздрогнул когда, наконец, услышал холодный голос Самаэля.

- Хватит на сегодня.

- Как прикажете, милорд… болван, собери скальпели, - это, наверное, было уже к сервитору, - и убери здесь.

- Да, хозяин, - беспристрастно откликнулся сервитор.

Ширма вторично открылась, и перед глазами предстал сначала Алид, худой, среднего роста мужчина с золотистого цвета волосами, одетый в скромный черный халат с рунами святой медицины, восхваляющей Благословленного Императора.

Его коричневые злые глазки уперлись в Ибрагима.

Поклон не замедлил себя ждать.

- Приветствую инквизитора Ибрагима Стракача - лицо медика расплылось в мерзкой улыбке.

“Наглец, но дело свое знает”, - подумал инквизитор и холодно кивнул в ответ.

·     Ибрагим, мой мальчик, ты здесь?- в голосе пока невидимого Самаэля не было никакого намека на официоз.

o  Да, Лорд, я услышал… крик …я думал… - Стракач запнулся.

o  Все в порядке, мой ученик…Алид - обратился к врачу скрытый ширмой Самаэль.

o  Да, милорд?

o  Пусть займутся моим доспехом… Иди.

o  Как прикажите, светлейший - Алид поклонился невидимке и, нелепо размахивая руками, вышел из кают-компании.

Ибрагим посмотрел вслед медику и, когда обернулся к ширме, увидел наконец, своего учителя.

Инквизитор вздрогнул и сейчас же преклонил колено.

Он сделал это движение даже не из-за того, что ему хотелось показать свою преданность Лорду, а чтобы не видеть лишний раз ужасные уродства на теле Самаэля.

Великий Инквизитор понял этот жест, но видимо не придал ему значения.

Неполноценность, от которой он страдал уже почти 100 лет, угнетала Джулиана. Делала его ярость ужасной и кровавой.

А месть стала самой ужасной чертой его характера.

Это было особенно заметно в те секунды, когда после нескольких дней, даже месяцев забытья, он вспоминал о своих уродствах.

Либо когда ему кто-нибудь напоминал об этом.

До сих пор он не мог забыть скрытую издевку претора Инаоху, после инцидента с заражением команды 2.1 .

- Вот то, что осталось от монсеньера Тулийского…

Если бы претор не был одного ранга с Самаэлем, то он бы жестоко пострадал за это на дыбе, а так все обошлось лишь осуждением Конклава и личными, хотя опять же с издевкой, извинениями Инаоху.

Конечно, конфликт претора и Самаэля не вытекал из этих почти детских огульных обвинений в уродствах друг друга.

У этих своеобразных отношений была более давняя история, выходящая за рамки отношений между влиятельными членами Конклава.

Старая вражда…

·     Нет ничего страшного в шрамах, полученных Его слугой во славу Империума - холодный голос Лорда-Инквизитора словно призывал встать с колена Ибрагима и взглянуть на своего учителя.

И Ибрагим медленно поднял взгляд.

На него смотрело существо, которое давно перестало быть человеком, скорее оно было похоже на того же сервитора, с бездумным видом натирающего пол.

Почти сто лет назад у Джулиана было человеческое тело, но сейчас перед Ибрагимом стоял другой Самаэль. Хотя того Джулиана, ученик, конечно, не застал, перед ним стоял монстр, который в памяти многих людей остался как незнающий жалости палач многих планетарных скоплений по всему Империуму.

Именно монстр, ибо человеком его можно было назвать с большой натяжкой.

Левая рука, точнее ее механический манипулятор с десятком отводов и полупрозрачных трубок, был пристыкован к истерзанному телу, буквально нашпигованному вживленными пластинами из темного металла.

Живот обрамлял некий священный аппарат с рунами Адептус Механикус.

Правая рука была искалечена меньше, но все же один вид механического бицепса вызывал содрогание у Ибрагима.

Вживленные провода обрамляли темно-синюю кожу и как змеи впивались в мощную шею Самаэля.

Лицо Великого Инквизитора, испещренное многочисленными шрамами, было почти не тронуто, если не считать уродливого носа, разрубленного и теперь скрепленного прозрачными пластинами с десятком отверстий.

О шрамах в нижней части тела Ибрагим ничего не знал, скрытые в данный момент теплыми штанами мехом наружу, они были не видны, но, скорее всего, также безобразны.

·     В который раз я удивляюсь твоей боязни, ученик. Твоему страху увидеть шрамы, полученные во имя Императора. Посмотри, они ужасны… Я ненавижу их и ненавижу людей, кто напоминает об этом. Но есть и более уродливые представители нашей профессии - после этих слов он зашелся в диком хохоте, некоторое время спустя он знаком велел Ибрагиму подняться.

o  Ну же… не стоит так сторонится старика, ведь и ты и Джеан мои ученики… не бойся, скоро я скрою от тебя и от нее мои старые долги…- Самаэль усмехнулся и повернулся к сервитору, который в ожидании приказаний застыл рядом.

Ибрагим вздохнул и посмотрел на истерзанную страшную спину Лорда. Все те же трубки с мерзкой жидкостью, все те же вживленные провода.

·     Иди…

Сервитор медленно ретировался.

Джулиан обернулся к ученику, улыбка замелькала на обезображенном лице.

·     Ибрагим, мы скоро будем в Цитадели, известно что-либо тебе о целях миссии, возложенной на меня.

Стракач раболепно поклонился.

·     От меня все скрыто печатями вашей мудрости, Лорд.

o  Достойный ответ, мой мальчик…Что же, ты будешь рядом со мной, и я хочу кое о чем рассказать.

o  Я - внимание и губка, впитывающая ваш…

Самаэль кивнул: - Оставь свое чувство слуги здесь, на корабле, Ибрагим, на Туле, куда мы летим, мы господа и повелители граждан Империума.

Мы скрытая мощь, нашего Вседержащего и Попирающего всю Вселенную Благословенного Императора. Некоторые глупцы называют нас карающей десницей Бога. Миссия, которую поручили нам, способна выполнить лишь Инквизиция и никто другой… а именно остановить некоторых подозрительных личностей в данном секторе.

·     Это отступники?

o  Хуже, отступники классифицируются как безумцы или ренегаты, мы же будем иметь дело с посланцами Хаоса. А также с представителями Адептус Терра. И весьма могущественными личностями. Вероятно преступившими все Его Законы.

Ибрагим нахмурился.

·     Еретики? Посланцы Хаоса? Богохульники?

o  Возможно, …никто не застрахован, от черной чумы - задумчиво пробормотал Самаэль. - Я просто надеюсь на это. Я подозреваю!

“Я подозреваю” - эта фраза стала настоящей визитной карточкой милорда, одной этой фразы хватило, чтобы повергнуть в пучину святой ядерной энергии планеты Пирр, Стандхейм, чтобы вырезать все население Ведити Прайм.

·     Простите? - не понял последней реплики ученик.

Самаэль взглянул на него и улыбнулся: - Это пока не важно, мой мальчик, это лишь вторичное задание. Первым нашим делом, будет расследование Киммера и результаты исследований нашего подразделения.

Ибрагим удивленно посмотрел на Лорда, и вопрос вырвался из его уст.

-Но я думал мы будем там одни… вы, Джеан и я

·     Мои люди повсюду в этом секторе, какое-то время я следил за ним особенно пристально… создал обширную агентурную сеть и еще… - Великий Инквизитор пристально взглянул на ученика. - Мой мальчик, вы заблуждаетесь в том, что на корабле мы одни… Но не время сейчас об этом, - после этих слов Самаэль улыбнулся, Ибрагиму показалось, что он специально не договаривает, даже не из-за того, чтобы не выдать каких-то тайн, а просто… ему нравиться играть в эти бесконечные недомолвки с собеседником.

o  Вы думаете, что мы можем вступить с кем-то из чиновников в конфронтацию? - Этот вопрос висел у Ибрагима на кончике языка еще в начале разговора.

Самаэль довольно кивнул.

·     Люди неограниченные в правах, организации подобные нам, несут печать ответственности, несут слово и закон Бессмертного Императора в бренный мир.

Есть люди неограниченные в своих полномочиях и открытое столкновение с ними глупо.

Например, это я - не без тени самодовольства отметил Джулиан, и тут же взбешенно сверкнул глазами. - Но недавно я был очарован посланием и довольно реалистичным… в секторе, куда мы направляемся, установлен summum Imperium. Это значит, там есть некто наделенный Необратимым Правом, возможно с самой Святой Терры, … хотя я не верю этому факту. Кто-то кто могущественнее отдельного взятого высшего чиновника. Тот факт, что ему подчиняются планетарные правители, говорит о многом.

·     Не говорите ли вы о Диктаторе, той должности, что записана в “Анналах Протектум” и упомянута в древних терранских рукописях…

Самаэль довольно рассмеялся: - Мой мальчик, вы далеко пойдете…

Да…Да... и еще раз да. Это Военная Диктатура.

·     Полномочия поистине могущественные, милорд, власть поистине безгранична.

o  Концентрация власти в одних руках - есть путь к ереси, мой Ибрагим. Власть разлагает…

Ибрагим кивнул: - Мудрость ваша очевидна, но там есть то, чего нет у остальных лордов-правителей, у диктатора есть, например, пункты 28 и самое главное пункт 29 “Анналов Протектум”, касающийся Космического Десанта нашего Императора, в частности Караула Смерти…

Стракач осекся, внезапно лицо Джулиана потемнело, и он зловеще шаг за шагом приблизился к Ибрагиму. Инквизитор задрожал от ужаса, увидев перед собой ужасного, другого Самаэля. Улыбка сошла с его уст.

Лицо у Лорда приобрело землистый цвет, механическая рука медленно протянулась к шее человека, но пальцы застыли в сантиметрах от кадыка. Самаэль внезапно опустил руку.

Ибрагим тяжело перевел дух.

·     Я бы не рекомендовал тебе, мой мальчик, говорить в моем присутствии о Космическом Десанте, в частности о Карауле, - прошипел лорд.

Зловещее предупреждение Самаэля сильно повлияло на Ибрагима, он рухнул на колени и поцеловал протянутую правую длань.

·     Простите, милорд… простите…

Самаэль усмехнулся.

·     Ты прекрасно знаешь, мое отношение к ним, они независимы, грубы. Я не верю им и многих подозреваю, их существование как необходимое зло, противостоящее еще большему злу.

o  Да, повелитель, я пониманию. Я ищу прощения…

o  Зови Джеан, я хочу говорить с ней, - Самаэль выдернул свою руку из пальцев ученика. - И поскорее, Ибрагим!

Джулиан остался один, он ненавидел одиночество, пусть даже на некоторое время, он начинал мучиться воспоминанием.

Лишь одним. Самым дурным.

Он никогда не терзался мыслями о миллиардах убитых его приказами, он видел, как по его распоряжению сжигали невиновных, и спокойно взирал на это с чистой совестью.

Но одно воспоминание засело у него прочно и, скорее всего, навсегда в памяти.

Мысль об ужасных уродствах, которые ему нанес тот враг, ужасали Великого Инквизитора.

Те ошибки вылились в то, что ему пришлось возвращаться туда… и проиграть…

Самое страшное - его враг был еще жив, и это доставляло неописуемые страдания Джулиану.

Он вспоминал свой грех…бесконечный грех.

…Он бежал… Его подгонял дикий страх. Все вокруг было не так.

Темнота. Ужас. Его мертвые соратники. Он бежал от дикой боли, сжимая окровавленную культю, бывшую когда-то его левой рукой. Он бежал от своей дичи. Хотя пять минут назад был загонщиком, охотником…

Рука…он вспомнил, как потерял ее…

·     Ты ли это, почтенный?- этот страшный голос … опять…

А вокруг тьма… страх разлагает душу… страх, сломавший его однажды… ломает его опять.

·     Ты был с нами тогда, - твердо говорит неизвестный

o  Святые братья, еще один и он последний, - кричал он. - Дело будет сделано

o  Они все мертвы… инквизитор, одного насадил, как клопа на крюк… знаешь тут много крюков, второму я оторвал ноги, а потом голову… третий… захлебнулся.

o  Нет!!! Умри, еретик, - серый уродливый пистолет в его руке задрожал, выплевывая сгустки непонятной энергии. Пространство вокруг освящается серым светом.

o  Я еретик?.. Я?.. Ты, гнида, предал нас, бросил, оставил сходить с ума моих боевых братьев.

o  Это Самаэль, команда-1, ответьте, … ответьте… - в эфире лишь тишина…

o  Они все мертвы… идиот, ты привел своих глупцов сюда на верную гибель.

o  Еретик… мерзкий мутант… Покажись…

Вокруг лишь темнота. С разбитым, теперь бесполезным шлемом он как слепой кутенок…Страх… ужас вокруг…

Шестым чувством он почувствовал нечто и нанес удар массивным энерготопором.

С шипением мощное оружие врезалось в нечто, вызвав мириады искр, осветив огромную фигуру в силовом доспехе.

·     Это ты! Ты! Я знал, что ты вернешься.

o  Умри, еретик! - Взревел он. - Мутант! Создание тьмы!

Выпад. Выпад. Потом пустота. Опять темнота вокруг...

-Как ты и они выбрались оттуда?

-Марк подсказал про ксенооружие, хвала Императору оно работало, разбило эту чертову дверь. Что ты сделал с нами, инквизитор? Что такое ты сделал… мои братья сошли с ума!

·     Мразь. Вы были лишь материалом… - кричал он

o  Тварь… отродье ада, жалкий мозгляк… - слышалось в ответ, неизвестный словно играл с ним в одну ему понятную игру с предсказуемым финалом.

- Где ты, жалкий еретик, - кричал он, - покажи свое искаженное, уродливое лицо и сразись с инквизитором.

·     Я здесь, - раздался голос за спиной.

Он обернулся и, опираясь на слух, обрушил страшный удар. Пустота.

Лишь искры, миллионы искр…

·     Мерзкое отродье, я убью тебя, как убил всех мутантов-караульных, где ты?

o  За это я оторву тебе твои руки.

o  Где ты покажись, мутант!

Страшный удар отбросил его на стену, секунда, и левую руку он уже не чувствовал. Боль ворвалась в его сознание жестокой волной.

-ААААА!!!

-Подожди, еще не до конца, вот сейчас…- деловито посоветовал неизвестный.

Он почувствовал, как хрустнула кость, и затрещали жилы…

-АААААА!!! - Он взвыл и взмахнул энерготопором. Видимо топор пришелся в цель, на секунду, может быть больше, огромная фигура в силовом доспехе с уродливой винтовкой за спиной осветилась мягким голубоватым цветом и, медленно покачнувшись, рухнула.

Он ударил еще раз.

Мимо.

Темнота.

-Нет, я не умру так… нет.

Он побежал от темноты… побежал, сжимая окровавленную культю.

Тогда он выбрался оттуда… он не убил последнего еретика… он лишь слышал его, слышал его дыхание, его ужасные слова.

·     Я найду и убью тебя… инквизитор… рано или поздно.

Конец 1 части



Оглавление

  • В начале Пути
  • Часть 1. Возмездие
  • Часть 2. Братство стали
  • Часть 3. Падение цитадели
  • Часть 4. Магистрат
  • Часть 5. Лик Императора
  • Часть 6. Тень Хаоса
  • Часть 7. Старые долги
  • Часть 8. Рождение Схол
  • Часть 9. Бессмертные
  • Часть 10. Пепел победы