КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424190 томов
Объем библиотеки - 578 Гб.
Всего авторов - 202066
Пользователей - 96190

Впечатления

ZYRA про Терников: Приключения бриллиантового менеджера (Альтернативная история)

Спасибо автору за информацию, почти 70% текста, на мой взгляд, можно было бы и в Википедии прочитать. До конца не прочёл, но осталось впечатление, если убрать нудные описания природы, географии, и исторического развития страны, то, думаю получится брошюрка страниц на тридцать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Михайловский: Война за проливы. Операция прикрытия (Альтернативная история)

Почитал аннотацию... Интересно, такое г... кто-то читает?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Олег про Рене: Арв-3 (ЛП) (Боевая фантастика)

Очередной роман для подростков типа голодных игр

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Гвор: Поражающий фактор. Те, кто выжил (Постапокалипсис)

Еще одна «знакомая» книга которую я когда-то читал и (естественно отчего-то) не откомментировал... (непорядок «Аднака»)) На этот раз (ради разнообразия) эту часть я читал «на бумаге» (откопав ее в очередной стопке на развале) и приобретя ее в очень (даже) приличном состоянии, после чего... она где-то полгода отлеживалась у меня на полке, «пока наконец и до нее дошли руки».

Вообще (до чтения) я думал что это «почти клон» Рыбакова («Ядерная ночь. Эвакуация», «Следопыты тьмы-1000 рентген в час») и ничего «нового» я здесь в принципе не увижу... Вначале: шок от того что «большие пушки все же загрохотали», потом анархия и новая гражданская, потом поход «за хабаром» и «все, все, все...».

С одной стороны — все так... В этой части описывается «очередной вариант» апокалипсиса «по русски» и «новый чудный мир» (наступивший после оного). Все так... но — небольшая поправка: да — все то же что и в книгах Рыбакова, однако гораздо «сильней и пронзительней», поскольку акцент сделан (не сколько) на послевоенной разрухе и мыслях «наладить технологическую цепочку» в (новом) каменном веке, а... на «прелестях гражданской войны», сменившей вспышки ядерного безумия...

Представьте себе — что все условности «старого мира» минуту назад были повергнуты в пыль... и теперь перед Вами встает множество (ранее) прозаичных (но очень животрепещущих) проблем вроде обеспечения «чистой едой и водой», безопасности (от заражения и других выживших) и просто отсутсвие целеполагания (извечные русские вопросы «шо делать и куды бечь»... И это очень легко сидеть на диване и думать «а что бы я сделал в первую очередь», а потом пойти попить кофейку... А в ситуации когда все рушится и нет «прежних» ориентиров можно вообразить «черти что»...

А теперь представьте в этой ситуации не только самого себя, а еще пару-тройку тысяч выживших... А ведь кто-то уже «догадался как решать эту проблему»... И пока Вы стоите и «тупите», в Ваш дом, уже кто-то врывается и... (варианты, варианты)

В общем — книга как раз об этом, хотя (справедливости ради) все же стоит сказать что постоянное «чередование мельком» главных действующих лиц (группами по местам «обитания ареала») несколько напрягает... Наверняка (субъективное мнение) эти периоды можно было сделать подлинее (что бы не вспоминать какой-там был аврал» на 5-й странице «до»))

А так (повторяюсь) — намного сильнее Рыбакова и (местами) весьма откровенно... Откровенно о том что надо делать — если действительно хочешь выжить, а не размышлять на тему «а тварь ли я дрожащая и имею ли я право?»

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Петровичева: Лига дождя (Фэнтези)

ещё даже не видя года "издания" уже можно всё понять. бизнесмену, пережившему буйные девяностые в 2020-м никак не может быть тридцать лет, значит - начало двухтысячных писево.
турьевск, воскресенск, волоколамск, суффикс "ск" - районный центр. когда я дошёл до "пед.института", уже не удивился. а что ещё в райцентре за вуз может быть?
такое нищебродное описание "торгового центра" из бывшего общежития только подчеркнуло, что - начало 2000-х, что райцентр. много кто сейчас "ТЦ" в помойках видел? серию магазинчиков в провинциальных подвалах - да, гордого "ТЦ" они не удостаиваются.
ну и вишенкой на торте стало: ггня-студентка "никогда не видела
сотовых телефонов". это - писево 90-х, даже никакого не 2005, как стоит у афторши.
чтиво вытащено даже и не из ящика стола, с запылённого 20 лет чердака. хорошо, что заблокировала, афтар.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Деревянко: Перемещение (Триллер)

В который раз удивляюсь тому как автор ухитрялся писать фактически фантастику в криминальной серии «Черная кошка»... Причем писать так — что бы «данный факт» не только не вызывал удивления, но и заставлял искать другие книги автора.

Очередной рассказ (из комментируемого мной сборника) продолжает тему справедливости и нашего отношения к беззаконию... С беззаконием у нас все стандартно:
- там где это касается лично нас (или упаси... близких) - мы уподобляемся «лицам вопиющим в пустыне», проклинающим «тех кто должен», и умоляющим «тех кто способен помочь».
- там же где беззаконие никак не задевает нас — это лишь тема для «беседы на кухне», после которой все «ужасы» сразу забываются, как и те (кто собственно «попал в жир ногами», в результате «дурости» или просто неповезло)...
- ну а если от беззакония (ты) имеешь вполне ощутимую и осязаемую выгоду (например в силу своей профессии), так и вообще... начинаются чудеса...

ГГ данного рассказа не считает «себя чем-то хуже остальных» и «выполняет свой приказ», а что касается всяких заумных рассуждений — то (в целом) для него (они) не так уж важны... Наверняка он видит мир лишь «очередным конвейером» где каждый «может попасть под пресс» (обстоятельств) и где неважно - что ты за человек, важно являешься ты «жертвой» или «охотником»... Находясь «в стае» ГГ послушно выполняет приказы и не задумывается о последствиях своей работы пока... пока все не меняется «кверх ногами». Прийдя домой, после трудного рабочего дня ГГ встречает жену которая смотрит (модный по тому времени) сериал «Скользящие» (с которого судя по всему у автора и родился «умысел» данного рассказа) и начинается))

Не буду пересказывать «суть метаморфоз» (происходящих с героем) и «выверты» параллельных миров — однако при всей кажущейся простоте (происходящего с героем) автор (словно бы) говорит нам: «...твое бездеятельное сочувствие или равнодушие мигом изменится, окажись ты на месте вчерашнего неудачника». И именно твои конкретные действия хоть что-то значат в этой жизни, а все твои «бездеятельные сочуствия» - лишь повод оправдать самого себя и позабыть скорее об этом... Мол — я конечно подлец (сделал «то и то»), но ведь в глубине-то души... я...

В общем — это очередной (из множества) рассказов (произведений) автора в которых он предлагает (каждому) осмыслить «степень своей вины» (в том или ином), и сподвигнуть (всех нас) на какие-то действия (если не сейчас — то в будущем). А не на молчаливый «равнодушный проход мимо» (как обычно), поиск причин «не вмешиваться» и оправданий "так лучше"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Крапивин: Мальчик со шпагой (Детская фантастика)

Я на Крапивине вырос.) "Мальчик со шпагой", зачитанный, со стёршейся твёрдой обложкой из родительского дома давно перекочевал в мой.) Первая книга Крапивина, которая попала в мои руки.
Самое меньшее - в рожу, тому кто посмеет при мне обозвать великого детского писателя педофилом. Переломать руки и просто оторвать безумную голову больному психу, который посмел такое озвучить. Тот, кто посмел такое написать - больной!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Полицейское управление (fb2)

- Полицейское управление (и.с. Мастера остросюжетного романа) 1.24 Мб, 301с. (скачать fb2) - Вильям Дж Каунитц

Настройки текста:



Вильям Каунитц Полицейское управление Роман

Эта книга — плод авторского воображения. Действующие лица, события, диалоги — вымысел, их нельзя воспринимать как существовавшие, происходившие и имевшие место в действительности. Любое сходство событий, происходящих в книге, с фактами реальной жизни, равно как сходство персонажей и места действия, — итог случайного совпадения.

Посвящается моим дочерям Бет Энн и Тэффи

Глава 1

Вторник, 9 июня

Он лежал на смятых простынях, закинув ноги на спинку кровати. Потом открыл глаза и попытался сосредоточить их на телефоне.

— Лейтенант, у нас небольшая проблема. Не могли бы вы приехать в участок?

— Выезжаю.

Мэлоун вздохнул, нетвердой рукой положил трубку на рычаг и сел. Посмотрел на пустую подушку рядом и вспомнил, что Эрика не захотела остаться на ночь.

Голова трещала с похмелья после вчерашней вечеринки, когда на пенсию провожали сотрудника. Он взглянул на часы, стоявшие на плетеном ночном столике: пятнадцать минут десятого.

Только Служба может заставить человека, страдающего похмельем, встать с кровати в выходной день.

— Небольшая проблема, — пробормотал он, поднимаясь.

Двадцать минут спустя Дэн Мэлоун сворачивал на Элизабет-стрит. Каждый раз, подъезжая к работе, он надеялся увидеть какие-нибудь перемены, но все было как обычно. Все те же китаянки в черных «пижамах» шаркали соломенными сандалиями, гуляя со своими дочерьми, одетыми в модные джинсы.

Вечно скучающие мужчины с прилипшими к губам сигаретами подпирали дверные косяки. Магазин одежды Ната Хаймовица на углу Элизабет и Хестер-стрит был открыт с раннего утра.

Мэлоуну нравились ароматы Чайнатауна. Дух свежего имбиря, китайской капусты и огурцов всегда поднимал настроение: каждому времени года было присуще свое неповторимое сочетание запахов. Стоял июнь, и запахи переполняли всю округу.

Он припарковал машину перед пожарным гидрантом у входа в ресторан Сун Хонг By, вытащил из-за солнцезащитного козырька карточку с номером машины, бросил ее на приборный щиток.

На противоположной стороне улицы стояло кремово-желтое четырехэтажное здание полицейского участка, построенное сто лет назад. Прямо по центру его фасада проходила черная пожарная лестница. Элизабет-стрит, 19, 5-й полицейский участок, единственное здание в Нью-Йорке с постоянным током в сети, будь оно неладно.

У подъезда выстроились радиофицированные патрульные машины, на тротуаре стояли полицейские мотоциклы с колясками, у входа были сложены заградительные козлы и барьеры.

Флаг на крыше обвился вокруг шеста, в утреннем свете тускло горели зеленые фонари у входа.

Войдя в участок, Мэлоун помахал рукой дежурному лейтенанту, прошел через комнату сборов и перекличек и поднялся по узкой извилистой неоготической лестнице с помпезными дряхлыми перилами и ступенями, отполированными ногами тысяч полицейских.

Дэн Мэлоун — высокий, ладно скроенный человек с длинным тонким носом и шапкой волос песочного цвета, чуть тронутых сединой. Одежда его не отличалась строгостью: бежевые брюки, синий блайзер, белая сорочка с расстегнутым воротом. Он очень гордился тем, что его никто не принимал за копа.

Дежурная комната бригады детективов ничем не отличалась от сотен себе подобных. На новых зеленых металлических столах стояли древние пишущие машинки.

Дверь в кабинет лейтенанта была замаскирована зеркалом с односторонней светопроводимостью. В клетке для задержанных, втиснутой в угол, сидел на стуле огромный плюшевый медведь. Кто-то из ребят приколол ему на грудь шерифскую звезду, а в сложенные лапы вложил пустую пивную банку и игрушечный автомат. На окнах стальные решетки. Многочисленные картонные коробки для мусора набиты битком, наверху красуются банки из-под пива и коробочки из-под пиццы.

Детектив Гас Хайнеман, навалившись на стол всей своей трехсотфунтовой тушей, двумя пальцами печатал рапорт; густые мохнатые брови почти полностью скрывали его крошечные глазки. На работе он слыл обжорой и завзятым игроком в кости. На капустниках и в полицейском клубе он всегда играл по-крупному, стремясь доказать свое превосходство.

Детектив Патрик О'Шонесси, облаченный, по своему обыкновению, в безвкусный костюм из полиэстра, стоял возле шкафа и вынимал оттуда папки с делами.

— А, лейтенант! Ясно солнышко! Явились с утра пораньше!

— Что тут такого стряслось, чтобы дергать меня в выходной? — спросил Мэлоун, запустив руку за деревянную перегородку и открывая задвижку.

— Сержант Брэди позвонил с Кристи-стрит, 141. Там нашли труп, и Брэди просил, чтобы вы подъехали, говорит, случай необычный, — ответил Хайнеман.

— Что именно — не сказал?

— Нет. Но сказал, могут возникнуть осложнения.

Мэлоун понимающе кивнул.

— Кто поедет со мной?

— Моя очередь, — отозвался Штерн.

Джейк Штерн — лысеющий штангист, не расстающийся с кистевым эспандером. У него крупный кривой нос. Джейк сломал его на тренировке, в гимнастическом зале.

В тот злополучный день Джейк лежа поднимал штангу. Четырежды выжав двести фунтов, он уже собирался проделать это в пятый раз, как вдруг откуда-то выскочил гомик и пощекотал ему мошонку. Он выпустил штангу, она рухнула и придавила окровавленного и оглушенного Джейка к полу.

В тот день парень, виновник этой трагедии, впервые узнал, какими могут быть настоящие неприятности.


Когда полицейская машина без опознавательных знаков свернула на Кэнэл-стрит, лейтенант спросил сидевшего за рулем Штерна, что произошло за время его отсутствия, в РВД (регулярный выходной день). Не отрывая глаз от потока машин, медленно ползущих в туннель Холланда, Джейк ответил:

— Все было спокойно. Сцапали несколько мелких воришек, ничего серьезного. Знаете, Лу, мне уже начинает надоедать всякая мелюзга, — заключил Штерн. Он назвал Мэлоуна «Лу», в нью-йоркской полиции так обычно обращались к лейтенантам. Для краткости.

Когда детективы подъезжали к дому номер 141, один из двух дежуривших у входа полицейских помахал им рукой.

— Третий этаж, Лу, — сказал он, когда они приблизились.

Пол в квартире был покрыт вытертым линолеумом, который не меняли лет пятьдесят. В одной из стен комнаты была длинная и узкая кухонная ниша. Возле раскрытого окна стояла бронзовая кровать и комод, размалеванный художником-любителем. На помятом матрасе лежал труп белого мужчины. Голова трупа повернута вправо, глаза открыты. Жидкость, вытекшая изо рта, комочком застыла на щеке, нижняя часть тела посинела, шея и челюсть уже успели окоченеть.

В кресле, закрыв лицо руками, сидела поникшая женщина в бордовом махровом халате, туго стянутом на талии. На чистой белой коже виднелись потеки косметики. На вид ей было лет двадцать пять. Оценивающе окинув ее взглядом, Штерн шепнул лейтенанту:

— А грудь у нее ничего, верно?

Над женщиной склонился сержант Брэди, к губам его прилипла мокрая потухшая сигара. Лицо сержанта было испещрено шрамами и оспинками от прыщей, мучивших его лет тридцать назад.

— Рад вас видеть, Лу, — произнес он с явным облегчением и, отойдя от женщины, чтобы поздороваться с детективами, встал между лейтенантом и Штерном.

— Вообще-то это дело не совсем по вашей части, но сами мы разобраться не смогли.

Он почесал голову, посмотрел на труп и добавил:

— Дело щекотливое…

— А в чем дело, сержант? — спросил Мэлоун, глядя на труп.

— Он священник, — прошептал Брэди.

Мэлоун подошел к кровати и дотронулся до трупа.

— Как давно он умер?

Женщина метнула на лейтенанта быстрый взгляд.

— Часа два назад.

Мэлоун пододвинул стул к женщине и сел, глядя на нее в упор.

— Ваше имя?

— Мэри Коллинз. Он был постоянным клиентом. Приходил всегда по понедельникам в семь утра, каждую неделю.

Пока она говорила, Мэлоун изучал ее лицо. Высокие, словно выточенные резцом скульптора, скулы, гладкая кожа, пожалуй, слишком гладкая, даже пушка нет. Возникшее с самого начала подозрение переросло в уверенность. Он молча протянул руку и провел по шее женщины под подбородком, нащупал тонкий послеоперационный шрам. Лейтенант отметил и адамово яблоко; непропорционально большие руки явно не соответствовали всему ее облику. Он сунул руку за отворот халата и обнажил твердые груди с идеально круглыми сосками, которые казались отштампованными из каучука и приклеенными. Лейтенант коснулся одного из сосков. Слишком твердый.

— Какое имя ты получила при рождении, Мэри?

— Гарольд.

— Внизу тебя тоже переделали?

— Нет! — оскорбилась она.

Мэри (Гарольд) Коллинз встала, распахнула халат и, откинувшись назад, вытянула застрявший между ног вялый член, потом запахнула халат и снова уселась с видом истинной леди.

— Он знал, что ты трансвестит?

— Естественно.

— Расскажи, как все произошло.

— Ну, пришел, как обычно, и мы сразу легли. — Она отбросила назад волосы и пригладила их рукой. — Он перевернул меня на живот, мы занялись любовью, и тут он вдруг как заорет: «Прости меня, Господи!» И обмяк. Я решила, что он кончил, но он больше не шевелился и его грудь была неподвижна. Он перестал дышать.

Она закрыла лицо руками и, плача, принялась раскачиваться из стороны в сторону.

— Как же это страшно, когда кто-то умирает, совокупляясь с тобой. Господи, прости! Не знаю… Не знаю…

— Ты здесь живешь?

— Нет, только работаю. А живу в Челси.

— Одевайся, поедешь с нами. — Он посмотрел на сержанта: — Кто еще знает о случившемся?

— Только те, кто находится в этой комнате.

— Позаботьтесь, чтобы никто ничего не узнал, — жестко сказал Мэлоун. — Его опознали?

Брэди помахал в воздухе бумажником из бурой кожи.

— Преподобный Джеймс Гэвин. Церковь Святого Ансельма в Бруклине.

Мэлоун подошел к кровати, мельком взглянул на тело, потом набросил на него край свисающей до пола простыни. Вернулся к Мэри Коллинз, которая опять спрятала лицо в ладонях.

— Мэри, поверь, нам всем хочется уладить это дело быстро и без лишнего шума. Ты сделаешь все, о чем я тебя попрошу?

Мэри уронила руки на колени и посмотрела на лейтенанта.

— Я не хочу скатиться на дно. Не собираюсь садиться в тюрьму и драться за свою жизнь. Ведь нашего брата сажают с обычными уголовниками.

Мэлоун удовлетворенно улыбнулся и кивнул своим сослуживцам.

— Тебе не придется сидеть, — пообещал он.

Он позвонил в управление патологоанатому и договорился, что смерть зарегистрирует дежурный врач в морге. Потом набрал номер резиденции архиепископа, твердо зная, что человек, которому он звонит, не станет усложнять ему жизнь. Родившийся в трущобах Филадельфии, эксперт по каноническим законам и глава секции наследия Экклезиаста, который разбирается с непокорными священниками, монсеньор Терранс Макинерни уже привык, что ему звонят «по важному делу» из полиции. Поскольку Макинерни был личным секретарем Его преосвященства, в его обязанности входило улаживание мирских дел, которым, казалось, нет конца.

Голос монсеньора был исполнен невозмутимого достоинства.

— Чем можем быть полезны, лейтенант?

— К сожалению, должен сообщить вам, монсеньор, что отец Джеймс Гэвин из церкви Святого Ансельма ушел от нас в мир иной.

Молчание. Потом:

— Упокой, Господь, его душу. Не могли бы вы рассказать, при каких обстоятельствах он умер? Почему вмешалась полиция?

— По-видимому, отец Джеймс шел сегодня утром по Кристи-стрит, когда у него случился сердечный приступ. Прохожие внесли его в один из ближайших домов. Одна молодая женщина была настолько добра, что позволила оставить его у себя в квартире до приезда «скорой». К несчастью, он скончался до прибытия врачей. Все ушли, оставив бедную женщину одну с трупом. Когда приехала полиция, хозяйка квартиры была в истерике.

— Могу представить состояние бедной женщины, — сочувственно произнес Макинерни.

— Я связался с патологоанатомом. Доктор Соломон Эпштейн готов немедленно произвести вскрытие. Вы можете забрать останки через несколько часов.

Монсеньор вздохнул.

— Я знаю Эпштейна. На каком этаже, вы сказали, живет эта дама?

— На третьем.

— Понятно. Был ли на отце Гэвине воротник священника?

— Нет.

— Как вы узнали его имя?

— Из удостоверения личности, найденного в бумажнике.

— Ясно. Газетчики уже пронюхали?

Мэлоуну показалось, что он уловил в голосе монсеньора едва заметное напряжение.

— Мы сделали все возможное, чтобы об этом не узнали газетчики. Пока об этом знают лишь несколько человек.

— Как самочувствие молодой женщины?

— Неплохо. Хотя все это произошло в трудное для нее время.

— А в чем дело?

— Она хотела уехать из Нью-Йорка. Ей пообещали работу в коктейль-баре в отеле Лас-Вегаса, но в последний момент отказали. Она расстроилась, а тут еще эта неприятность свалилась.

— Может быть, мы сумеем воздать ей за доброту. Как, вы сказали, ее имя?

— Гарольд.

Слышно было, как у монсеньора перехватило дыхание. Последовало напряженное молчание. Мэлоун ждал, давая собеседнику время опомниться. Потом произнес:

— Он трансвестит, работает под именем Мэри Коллинз.

Монсеньор сердито задышал.

— Я договорюсь с похоронным бюро Шихана, чтобы они забрали тело отца Гэвина. И пошлю человека за его личными вещами. Хотел бы поблагодарить вас за чуткость, проявленную в этом деле.

— Рад помочь, монсеньор.

— Дама будет упомянута в служебном рапорте? — Напряжение в голосе архиепископа нарастало.

Мэлоун помолчал, прежде чем ответить. Ему хотелось, чтобы монсеньор почувствовал, что теперь в долгу перед ним.

— Дама? Какая дама, монсеньор? Отец Гэвин умер на улице естественной смертью. Он был совершенно один.


Шел второй час, а Эпштейн все не звонил. Мэлоун сражался с накопившимися на столе бумагами. И вдруг в голову пришла мысль: а что, если смерть Гэвина не была естественной? Схватив трубку, он набрал номер Эпштейна и скоро услышал ответ:

— Чистейшей воды сердечный приступ.

— Спасибо, Сол.

— Всегда к твоим услугам. Извини, я сейчас занят — режу селезенку.

И Эпштейн повесил трубку.

Мэлоуну надо было позвонить еще в одно место. Он набрал номер Эрики Соммерс. Услышав в трубке ее веселый голос, улыбнулся и сказал:

— Спасибо за прошлую ночь. Ты была потрясающе хороша.

— Жаль, что я не смогла остаться. Сегодня у меня много работы, и я знала, что ты не отпустишь меня до обеда.

Он рассмеялся.

— Жалуешься?

— Наоборот.

— Как насчет сегодняшнего вечера?

— Извини, но сегодня я занята.

— Чем?

Молчание. Потом:

— Дэниел? Я тебя ни о чем не спрашиваю и не жду вопросов от тебя. Кстати, это твое правило.

— Я позвоню тебе через день-два.

— Это будет замечательно.

Мэлоун вернулся к бумагам. Перед ним лежала папка, на которой было напечатано: «Энтони Сардильо. М/В/33. Убит выстрелом из ружья 12 февраля 1938 года». Сделанный полицией снимок Сардильо, лежащего на мокрой от дождя мостовой, был приколот к делу. Большая часть головы снесена выстрелом.

Мэлоун любил разглядывать старые фотографии. Детективы на них все как один смахивали на мистера Магу: в соломенных шляпах, с дешевыми сигарами в зубах.

Полугодовая «пятерка» — форма ДД-5 «О дополнительных расследованиях по нераскрытым преступлениям», рабочая форма следственного отдела, — лежала поверх целой груды «пятерок», накопившихся за сорок лет.

Не доведенные до конца дела об убийствах не подлежали закрытию; правила ведомства требовали, чтобы детектив, на котором висит дело об убийстве Сардильо, время от времени представлял такие «пятерки». В этот раз, как всегда, детективу нечего было добавить к делу Сардильо. Мэлоун знал дело наизусть, как и все дела о нераскрытых убийствах. Он еще раз просмотрел «пятерку», подписал ее и бросил распухший том в проволочную корзину для документов.

Штерн и О'Шонесси сходили в магазин за едой, купили сосиски, сандвичи, пиццу для Гаса. Детективы ели в своей комнате, а Мэлоун у себя в комнате грыз бутерброд с сыром и баклажаном и читал очередное дело.

Штерн закинул ноги на стол, наклонился, достал банку пива и открыл ее, швырнув жестяную пробочку через плечо. Отхлебнул из банки и посмотрел на сидевшего напротив О'Шонесси.

— Все еще встречаешься с Пеной?

— Конечно. Таких не бросают. Все бесплатно: постель, кормежка и любовь, стоит только мне захотеть.

— Слушай, а каково это — заниматься любовью с женщиной, которая пользуется противозачаточной пеной? Неприятно, наверное?

— Ничего неприятного! — огрызнулся О'Шонесси.

Штерн подмигнул Хайнеману.

— Слушай, Пэт, а какая пена на вкус?

— Да, Пэт, она бывает разного вкуса? — присоединился и Хайнеман.

— Черт, откуда мне знать! — заорал О'Шонесси. — Вы же знаете, что я этим не занимаюсь!

— Жаль. А надо бы тебе попробовать, — посоветовал Штерн.

Зазвонил телефон, и Хайнеман снял трубку. Выслушав кого-то, ответил:

— Ясно.

Встал с куском пиццы в руке и, подойдя к кабинету Мэлоуна, заглянул внутрь.

— К нам едет инспектор, — объявил он.

Пятнадцать минут спустя инспектор Николас Замбрано вошел в 5-й участок. Тяжеловесный, с голосом, похожим на скрипучий гравий, он отслужил в полиции тридцать три года. Несмотря на огромные габариты, он сохранил крепкие мышцы. Картину портил только большой живот. Смуглое лицо, большие карие глаза и теплая средиземноморская улыбка говорили о доброте, хотя Николас Замбрано мог быть и требовательным, и жестким.

Войдя в кабинет Мэлоуна, он кое-как разместил на стуле свою почти двухметровую внушительную фигуру.

— Как дела, Дэн?

— Нормально. Кофе?

— Только мой сделай покрепче, — ответил Николас и хитровато подмигнул.

Мэлоун вышел в соседнюю комнату и вернулся с двумя стаканами, до половины наполненными кофе. Выдвинув нижний ящик стола, он достал бутылку «Джек Дэниелс» и помрачнел, увидев, что бутылка, откупоренная всего два дня назад, уже пуста на две трети. Долив оба стакана доверху виски, он подвинул один инспектору. Замбрано, развалившийся на стуле, поднес стакан к носу, с удовольствием вдыхая запах виски.

— Удивился, застав тебя на работе. Ведь ты сегодня выходной.

— Кое-какие дела потребовали моего присутствия. Решил заехать и разгрести эту груду бумаг.

Замбрано укоризненно вздохнул.

— Нельзя, чтобы Служба заменяла жену. Если ты совершишь эту ошибку, то в один прекрасный день, проснувшись, обнаружишь, что женился на уличной девке. Мой тебе совет: женись, обзаведись семьей.

— Я ведь был женат, если вы помните. Обжегся.

— Ерунда! Не все браки разваливаются.

— При нашей работе чаще всего кончается этим.

Замбрано вздохнул, сдаваясь, и спросил:

— Сколько ребят у тебя в бригаде?

— По списку — двадцать четыре. Двое сейчас работают в управлении, один прикомандирован к представителю президента в нашем городе и один на больничном с сердечным приступом. Остается двадцать человек.

Замбрано замялся.

— Дэн… мэр хочет забрать одного из твоих людей на неделю или чуть дольше. Приехала его приятельница, которую надо покатать по городу.

— Инспектор! Мы уже замучились катать его подружек. Какого черта он не возьмет одного из своих охранников?

— Во-первых, она хочет сначала заехать в Маленькую Италию, где у нее полно друзей, а твой участок ближе всего. Во-вторых, если кого-то из его охранников увидят в «Блуминдейле», когда тот тащит пакеты за дамой, весь мир тотчас узнает, что Красавчик Гарри завел себе новую подружку, — вот тебе и ответ. Говорят, он без ума от этой девушки. Может быть, он даже назначит ее комиссаром.

— Ну и ну. А его жена примет у нее присягу.

Замбрано ухмыльнулся, осушил стакан и подвинул его Мэлоуну.

— Кофе на этот раз не надо.

Мэлоун налил добрую порцию виски и вручил стакан инспектору. Несколько секунд Замбрано изучал темную сверкающую жидкость, потом поднял голову.

— Ты знаешь инспектора Бовена?

— Того, что по связям с землячествами?

— Тот самый. Возможно, он скоро заглянет к тебе, чтобы проверить, как обстоят у тебя дела с общинами, как у тебя с этой стороной работы.

— С чем?

— Последнее дитя, которое выродили конторские крысы в управлении. Они убедили комиссара, что каждое подразделение в ведомстве, включая участковые бригады детективов, должны заниматься этими связями. Предполагается, что ты будешь узнавать о нуждах землячеств и составлять программы для их обеспечения. Операцию назвали «Участие». Бовена назначили офицером связи между управлением и детективами отдела.

— Ну и что мне составлять? Да мои парни так и норовят заставить подать на них жалобу каждую бабу, которая приходит в контору, если она хоть отдаленно смахивает на приличную женщину.

— Напиши обычную ерунду по четыреста сорок пятой форме и покажи Бовену.

— Посмотрите на эту гору бумаг! И они еще хотят добавить мне писанины!

Замбрано пожал плечами.

— Я обрисовал тебе обстановку и сказал, какую почту хотят получать от тебя в управлении. Все, что от тебя требуется, — приукрасить свою работу.

Он залпом прикончил виски и встал.

— Спасибо за гостеприимство. — Подойдя к двери, Замбрано обернулся: — Между прочим, человек в красной ермолке позвонил комиссару и выразил благодарность.

Глава 2

Среда, 10 июня

На следующее утро, в 7.40, сержант Брэди стоял за массивной конторкой 5-го участка, листая сержантский блокнот. Он взглянул на дежурного лейтенанта, начинающего смену с обычных записей в журнале, на настенные часы и, вынув изо рта сигару, положил ее в пепельницу. Время построения второго взвода.

— Какие пожелания, Лу? — спросил Брэди у дежурного лейтенанта.

Тот поднял голову.

— Скажи смене, чтобы избавили меня от своих пуэрто-риканских головоломок. У меня сегодня не то настроение, чтобы выслушивать всякую галиматью. Кстати, Джордж, скажи в секторе «Чарли», чтобы купили мне на обед свиную отбивную.

— Будет сделано, Лу.

Брэди сунул блокнот под мышку и направился в комнату инструктажей, где собралась смена.

— А ну, всем строиться! — гаркнул он, входя.

Второй взвод нехотя, оставив кофе и сигареты, выстроился в две неровные шеренги.

Брэди оглядел подчиненных.

— Внимание, перекличка!

Он выкликал имена, определяя каждому полицейскому участок, сектор, время обеда, давая оперативные задания.

— Повестки пока отложить. Больше двигаться. Обратить внимание на места, где нередки несчастные случаи. Сектор «Адам», следите за грабителями инкассаторов. Сектор «Дэвид», лепите штрафы на машины и штрафуйте нарушителей правил стоянки у здания суда. Судьи жалуются, что им негде поставить машину. Седьмая бригада занимается розыском зеленого «олдсмобила», которым пользовались при совершении убийства. Правый передний бампер смят. Номера Нью-Джерси, справа на ветровом стекле трещины. Сектор «Чарли», лейтенант хочет на обед свиную отбивную. Можете прихватить и «дудочку», к тому времени он совсем иссохнет. — «Дудочкой» называли бутылку из-под содовой, наполненную виски. — Задания ясны?

Две шеренги полицейских стояли молча, тупо глядя перед собой.

— Так, теперь проверка, — буркнул Брэди.

Сержант Брэди отдал Службе сорок лет жизни. Через год — в отставку. И слава Богу. Ему все труднее становилось ладить с новым поколением полицейских. Какая выправка, какой блеск были в старые добрые времена! Производя смотр первой шеренги, он уныло взглянул на маленьких коренастых женщин-полицейских с широкими, как доски объявлений, задами и боками, наплывающими на портупеи. Черные с их проклятыми прическами «афро», на которых с трудом держались форменные фуражки. Пуэрториканцы с их проклятым пушком, как на персике, и сальными бакенбардами. Даже ирландцы прониклись духом вседозволенности и отрастили длинные лохмы, которые опрыскивали лаком, и усы, похожие на велосипедные рули. В раздевалке воняло как в гнусном французском борделе. На весь участок был только один белый с коротко подстриженными волосами, в аккуратно пригнанной форме и сверкающих ботинках — и тот проклятый гомик! Да. Самое время уходить.

Сержант остановился перед женщиной-полицейским, фигура которой напоминала пожарный гидрант.

— Где ваш фонарик?

— Остался в шкафчике, сержант, — тупо ответила она.

— Ах, в шкафчике! А что вы станете делать, если придется ловить преступника в темном подвале? Отлучитесь с дежурства и побежите в раздевалку? Сейчас же идите наверх и заберите фонарик.

Брэди прошелся перед взводом.

— Занять посты!

Вдоль всей Элизабет-стрит стояли радиофицированные машины. В них в ожидании смены сидели патрульные. Наряды пеших патрульных толпились у входа в участок, обсуждая события прошлой ночи. Как только первый полицейский новой смены появился в дверях, патрульные вылезли из машин и зашагали в участок.

Патрульные Джо Велч и его напарник Кармин Росси подошли к своей машине. Велч сел за руль, напарник рядом. Оба засунули дубинки между передним и задним сиденьями, бросили назад записные книжки, фонари положили рядом с собой, конверты с повестками — на приборный щиток.

Велч начал собирать страницы «Дейли ньюс», разбросанные на сиденьях. Росси вытащил из-под сиденья пустые пивные банки и пакеты из-под еды, оставленные ночной сменой. Велч взглянул на указатель бензина.

— Вы обязаны заправиться за час до конца смены, вы, ублюдки! — заорал он вслед торопливо удаляющейся паре ночных патрульных.

Сначала они заправились у 6-го участка, потом заехали к Моше, на угол Кэнэл и Бакстер-стрит, где у кассы их всегда ждал пакет с двумя закрытыми крышками бумажными стаканами кофе (в одном — очень сладкий) и бутербродами с плавленым сыром. Остановив машину, Велч торопливо вошел в переполненную лавку. Моше суетился за стойкой, но, увидев патрульного, поспешил к кассе.

— Как сегодня дела, Джо? Уже поймал бандита? — спросил хозяин лавки.

— Еще нет, Моше. — Велч вытащил из бумажника доллар и отдал Моше. Тот вручил ему пакет, выбил чек и сдал четыре четвертака «сдачи».

Они остановились под Бруклинским мостом. Росси отрыл отделение для перчаток и положил пакет на его крышку. Вынув один стакан с кофе и бутерброд, протянул напарнику. Крышки от стаканов они аккуратно положили рядом на панель: полицейские никогда их не выбрасывают. Пригодятся, если придется срочно срываться с места.

Созерцание реки успокаивало. Буксир тащил две баржи с мусором, разгоняя тупым носом зеленоватую воду. День на реке только занимался. Треск рации нарушил идиллию.

— Пять Бой. Прием.

— А, черт! — выругался Росси.

— Пять Бой слушает. Прием.

— Пять Бой, поезжайте к «Четэм-Тауэрс», Парк-роу, 170. Поступила жалоба на страшное зловоние.

— Вас понял. — Росси положил трубку на место и повернулся к напарнику: — Допьем кофе и поедем. Куда спешить? Наверняка ничего срочного.


«Четэм-Тауэрс» — жилой двадцатичетырехэтажный комплекс из голых цементных блоков, с навесными балконами — стоял в нижнем Манхэттене, под сенью Манхэттенского моста и парка Колумба. К нему вели подъездные пути, имевшие форму полумесяца. Отдельные крошечные площадки для игр с кубами вместо обычных качелей придавали сооружению причудливый вид на фоне окружавших его старых домов.

У входа толпились жильцы и смотрели на подъезжающий автомобиль. Полицейские вылезли из машины и направились по лестнице к подъезду дома.

— Третий этаж, квартира 3Ц, — сказал ждавший их в парадном швейцар.

Когда лифт был между вторым и третьим этажами, патрульные почуяли знакомое зловоние. Велч посмотрел на напарника.

— Кто-то созрел.

Лифт остановился, они вышли. Велч выхватил носовой платок. Кофе и сыр фонтаном хлынули на мундир и пол коридора.

Вонь сделалась невыносимой. Полицейские закашлялись, рты их наполнились густой слюной, дыхание сперло. Казалось, они вот-вот проглотят свои языки.

— Ты как? — крикнул Росси, прикрывая рот и нос платком.

— Порядок. Форма теперь ни к черту, — хрипло выдавил Велч.

— Господи, тут гниет какой-то сукин сын, — сказал Росси.

Останавливаясь у каждой двери, они дошли до номера 3Ц.

— Достань нашатырь! — гаркнул Росси, и его тоже стошнило.

Джо Велч побежал по коридору, барабаня в двери.

— Откройте! Полиция! Нужен нашатырный спирт!

Наконец где-то в середине коридора приоткрылась дверь, показалась рука с серой пластиковой бутылкой. Велч схватил бутылку, дверь захлопнулась. Он подбежал к двери 3Ц и начал поливать нашатырем пол и саму дверь.

— Кармин, оставайся здесь, я вызову сержанта и бригаду, — сказал Велч, выливая все до последней капли.

— Пусть привезут кристаллы, они нам понадобятся! — крикнул Росси вслед напарнику.


Гас Хайнеман заглянул в кабинет лейтенанта.

— Лу, вызывают бригаду. Похоже, в «Четэм-Тауэрс» лежит труп.

— Они так считают?

— В квартиру не входили. Ждут нас.

— Чья сейчас очередь?

— Пэта.

— Поезжайте оба и поглядите. Возникнут подозрения — вызовете меня. Если обычная смерть, справитесь сами.

Подъехав к дому, они увидели сержанта Брэди, стоявшего в толпе жильцов. Вырвавшись из кольца любопытных, он подошел к сослуживцам.

— Что у вас, сержант? — спросил О'Шонесси.

— Ждали вас, чтобы войти туда. Набросали кругом кристаллов ДБ-45, там стоять невозможно.

— Узнали, кто проживает в квартире?

— Женщина, белая, по имени Сара Айзингер, лет тридцати пяти, одинокая, — ответил Брэди.

— Первым делом надо узнать, что происходит в квартире, — сказал Хайнеман.

Подъехала «скорая», со скрипом затормозила и остановилась за машиной детективов.

— Наверное, догадались, что нам понадобятся противогазы, если кристаллы не помогут, — сказал сержант, глядя на «скорую».

— Вызовем начальника? — спросил Хайнеман, взглянув на напарника.

— Подождем. Пока нам не о чем доложить, кроме вони. Посмотрим, что внутри, — ответил О'Шонесси.

Горстка полицейских и сыщиков в штатском собралась в холле, выжидая, пока подействуют кристаллы и превратят невыносимую вонь в терпимый запах, слегка отдающий фиалками.

Хайнеман повернулся к Брэди.

— Сержант, перепишите всех, кто там собрался. Если произошло убийство, нам понадобятся адреса свидетелей.

— Слушаюсь, — отозвался Брэди.

Детективы надели противогазы. О'Шонесси взял склянку с кристаллами.

— Ну, вперед! — Хайнеман ударил в дверь ногой и вышиб ее.

Полицейские закашлялись от непереносимого зловония, ударившего из квартиры. Двое выбежали в коридор. Стоя в дверях, О'Шонесси бросал в квартиру кристаллы. Справа от входа была кухня. Стол с черными чугунными ножками опрокинулся, его стеклянная столешница была разбита вдребезги. Кухонные шкафы открыты, их содержимое валялось на полу. О'Шонесси вошел в квартиру и обернулся.

— Подождите здесь, — велел он полицейским.

Детективы вошли. О'Шонесси подбросил еще кристаллов.

Полуразобранный диван-кровать был повален, подушки раскромсаны, столики и лампы разбиты. И нигде никаких трупов.

— Пусто, — сказал Хайнеман, проходя через гостиную, — но где-то он должен быть.

Маски заглушали голоса, создавая странный резонанс.

Подойдя к окну, Хайнеман включил кондиционер. Посмотрел вниз, взгляд его задержался на двойной крыше Манхэттенского банка, похожего на пагоду. Банк стоял на углу Четэм и Кэтрин-стрит. Гасу всегда нравились изгибы кровли. Цепочка туристических автобусов. Вот из них выходят пассажиры. Такой чудесный день, а он занимается поисками трупа!

За гостиной был маленький коридор со стенными шкафами. На полу валялось белье. Закрытая дверь, очевидно, вела в ванную. Пэт взглянул на друга.

— Должно быть, там, — сказал он и открыл дверь.

— Матерь Божия! — воскликнул он.

Ванная комната была выдержана в голубых тонах. Пол выложен керамической плиткой и застелен пушистыми голубыми ковриками. Сама ванна до краев наполнена багровой жидкостью. В ней лицом вниз плавал распухший труп обнаженной женщины. Длинные белокурые волосы веером лежали на поверхности мерзкой вязкой жижи, смеси крови и еще черт знает чего.

Кишащие личинки покрывали затылок, какие-то мерзкие создания пировали на человеческой плоти. Руки жертвы были скованы за спиной наручниками, сплетенные пальцы беспомощно торчали кверху.

— Никогда ничего подобного не видел, — с трудом выговорил О'Шонесси. — Позвони-ка начальнику, скажи, пусть отрывает от стула зад и мчится сюда. Мы имеем дело с убийством.

Лейтенанта ждали в коридоре. Приехав, он первым делом спросил:

— Кто побывал внутри?

— Только мы с Пэтом, — ответил Хайнеман.

— Очень хорошо. Пусть никто не входит туда без веских оснований. Судебным властям сообщили?

— Они уже выехали, — ответил О'Шонесси.

— Сержант, — Мэлоун повернулся к Брэди, — остаетесь за старшего. Если появится кто-нибудь из управления, не пускайте их на место преступления. Не хочу, чтобы они все испортили. В последний раз какой-то тип из отдела планирования показывал газетчикам орудие убийства. Он попал на первые страницы, только вот убийца ушел.

— А если какая-нибудь шишка начнет качать права?

— Позовете меня. Я разберусь.

— Все понял, — ответил Брэди.

— Ну, пошли посмотрим. — Мэлоун направился к квартире 3Ц.

Пэт О'Шонесси шел рядом с блокнотом в руках.

Лейтенант заглянул в квартиру.

— Ну и бойня здесь была!

— Похоже, что драка была жуткая, — согласился О'Шонесси.

— Или кто-то что-то искал, — добавил Мэлоун и хотел войти, но Брэди остановил его, протянув пару резиновых перчаток.

— Благодарю. — Мэлоун взял перчатки. — Почти забыл про них. Кстати, пусть никто не входит без перчаток.

Вскоре лейтенант стоял около ванны, опустив глаза и качая головой, как бы не веря своим глазам.

Опустившись на колени, он осторожно стер слизь с наручников указательным пальцем.

— «Смит и Вессон», — сказал он, наклонив голову и пытаясь разобрать серийный номер. — Можно выяснить, откуда они.

— Когда ее убили, по-вашему? — спросил О'Шонесси.

— Трудно сказать. — Мэлоун перевел взгляд с трупа на приоткрытое окно. — Судя по степени разложения и обилию червей… Я бы сказал, с неделю назад.

Мэлоун встал с колен и посмотрел на своих подчиненных.

— Надо тщательно обыскать квартиру. Не пропустите ни одной мелочи. Найдите ее записную книжку, чековую, сберегательную. Отыщите ее медицинскую карту. Установите, были ли у нее друзья, враги, любовники? Часто ли меняла партнеров? Не лесбиянка ли? Где работала? Когда прибудут эксперты, скажите, чтобы искали как никогда тщательно.

— Им это вряд ли понравится, — заметил Хайнеман.

— А мне на это наплевать. Через каждую комнату провести воображаемую линию и каждый кусок битого стекла, дерева и все остальное занести в протокол, измерив расстояние до трупа.

— Не хотите вызвать подмогу?

— Когда доложу в управление, попрошу несколько человек для сбора улик. Не надо, чтобы здесь толклось много народу, будут только мешать друг другу. — Лицо Мэлоуна посуровело. — Никто, подчеркиваю, никто не должен входить в эту квартиру без веских причин! Никаких полицейских, названивающих отсюда своим подружкам, или любителей сувениров.

— Мы все поняли, — ответил О'Шонесси.

— Хорошо, вызывай остальную бригаду, и за дело. Работать тщательно и аккуратно. Без спешки и по порядку, как учили в академии: кто? когда? где? как? почему? — и, растолкав детективов, он пошел звонить инспектору Замбрано.

Вернувшись пять минут спустя, Мэлоун увидел фотографа, делавшего снимки комнат в разных ракурсах, и детектива, измерявшего расстояния и сообщавшего их своему напарнику, который наносил все на схему. Специалисты по отпечаткам рассыпали повсюду пудру, а потом собирали ее щеточками из перьев. Детективы заглядывали во все щели и углы, отыскивая улики. Все, что можно было рассматривать как доказательство, оприходовалось и помещалось в пластиковые мешки.

Брэди встал снаружи у двери квартиры, на которую повесили таблички с надписями, воспрещающими вход на место преступления. Когда приехали детективы из управления, сержант занес их имена и время прибытия в протокол осмотра места преступления. Команды детективов отправились обходить «Четэм-Тауэрс» в поисках свидетелей, друзей жертвы, всех, кто мог что-нибудь знать. Дополнительные бригады пошли опрашивать лавочников, смотрителей гаражей, водителей автобусов, маршруты которых проходили мимо дома.

Бо Дэвис и Гас Хайнеман проверяли машины, припаркованные в радиусе пяти кварталов, записывая все номера. Позже их пропустят через компьютер Национального центра криминальной информации. Возможно, убийца запаниковал и бросил автомобиль. Проверяли, нет ли в подземном гараже чужих машин.

Джейк Штерн изучал содержимое нижнего ящика бельевого шкафа, стоя на коленях. Нагнувшись, он провел рукой под нижней полкой, попытался заглянуть под шкаф.

— Ничего? — спросил Мэлоун.

— Лу, прибыла труповозка, — раздался незнакомый голос.

— Посылай их сюда, — не оборачиваясь, приказал Мэлоун.

В квартиру вошли два санитара с мешком, широкие ремни которого волочились по полу. С профессиональным безразличием санитары положили мешок рядом с ванной и принялись за дело.

Все прервали свою работу, сбились в кучку и смотрели, как тело вынимают из ванны. Детективы ничем не отличаются от простых обывателей и пожарных, когда речь заходит о смерти. Всем приходят в голову одни и те же мысли: «Она умерла, я жив. Когда-нибудь и я умру. Интересно, сколько мне еще жить? И что будет после? Пустота?»

Без малейших колебаний санитары запустили голые руки в красную жидкость и извлекли тело. Слизь и черви посыпались на пол. Корка на поверхности треснула. Новая волна зловония поднялась из ванны.

Нижняя челюсть Сары Айзингер висела на одном суставе. Ее обезображенный труп был на полпути между ванной и мешком, когда челюсть со стуком упала на пол. Тело засунули в брезентовый мешок, один из санитаров наклонился, подобрал челюсть и равнодушно бросил ее туда же.

— Не закрывайте. — Мэлоун опустился на колени, чтобы осмотреть труп спереди.

Он медленно провел по телу руками, от шеи вниз, в надежде отыскать раны или предметы, прилипшие к телу. Приподнял плоскую грудь, пощупал под мышками, развел ноги.

— О Господи! Взгляните на это!

Между ног Сары Айзингер торчал изогнутый конец карнизного прута.

Глава 3

Вечер того же дня

Мэлоун сидел у себя в кабинете и просматривал бумаги по делу Сары Айзингер. В общей комнате детективов опрашивали женщину, пришедшую с жалобой на то, что ее изнасиловал сожитель. Перелистывая бледно-голубые страницы дела, Мэлоун в который уже раз был поражен равнодушным тоном документов: время и место преступления, описание сцены преступления, имя и анкетные данные жертвы, имена и адреса опрошенных, номера значков полицейских, присутствовавших на месте преступления, их имена, сделанные уведомления.

«Интересно, — подумал Мэлоун, — найдется ли хоть один человек, который будет оплакивать Сару Айзингер?»

Положив папку в корзину для текущих дел, он выпрямился и потянулся, потом выдвинул нижний ящик стола, достал бутылку «Джек Дэниелс» и стакан. Сдувая с него пыль, решил, что виски продезинфицирует стакан, налил и подошел к окну. На Кэнэл-стрит чернокожий парень обдуривал туристов в «три листика». Мэлоун усмехнулся: этих дураков ничто не научит.

Кабинет Мэлоуна представлял собой квадратную комнату с грязными серо-зелеными блочными стенами, двумя конторками для дел, железным сейфом; в стеклянном книжном шкафу на полках стояли: «Руководство по патрульной службе», «Уголовный кодекс», «Уголовно-процессуальный кодекс», лежали груды непрочитанных управленческих бумаг. Зеленый металлический стол с серой пластмассовой крышкой и стеклом. Стандартный стол полицейского управления. За спиной Мэлоуна к стене приколот большой лист картона с самыми необходимыми номерами телефонов.

Вернувшись к столу, он уже занес ногу, чтобы пинком закрыть нижний ящик, как вдруг заметил угол рамки из золоченой бронзы, выглядывавший из-под толстого манхэттенского телефонного справочника. Давно он не смотрел на эту фотографию и не предавался воспоминаниям. Мэлоун сел, нагнулся, вытащил фотографию в рамке и поставил перед собой на стол. Долил в стакан бурбона и выпил, глядя прямо в огромные черные глаза на снимке. Он еще мог припомнить день, когда сделал эту фотографию: 4 мая 1960 года, почти двадцать два года тому назад.


Он приметил ее в зоопарке «Проспект-Парк» перед бассейном с морскими котиками — яркую нимфу с короткими угольно-черными волосами и носиком эльфа. Ей было восемнадцать. Ему — двадцать. Дэн Мэлоун и Хелен Фрейзер влюбились друг в друга с первого взгляда. Он собирался защищать диплом по истории в бруклинском колледже, потом стать полицейским, а в будущем — непременно шефом детективов в самом большом полицейском участке. Хелен Фрейзер намеревалась защитить диссертацию по психологии и стать детским психиатром. Они хотели пожениться и жить вместе долго и счастливо.

Брак, который начался блаженством, закончился крахом, подумал он, осушая стакан. Их союз длился восемь лет, девять месяцев и двадцать четыре дня. Сначала все было прекрасно: они каждый день делились друг с другом, рассказывали о событиях, происшедших за долгий день, у них были общие интересы. Через год получили дипломы. Она стала работать в Хантер-колледже и была деятельным членом литературного и психологического клубов. В начале второго года их брака он получил назначение в полицейское управление. Превращение штатского в полицейского немедленно началось.

Его первый курс в академии можно назвать курсом запретов. «Не вмешивайся, если ты не на дежурстве», «не обсуждай работу со штатскими», «не лезь на рожон», «не ругайся с начальством», «не доверяй газетчикам, адвокатам, наркоманам и проституткам».

Ему нравилась четкая программа. Учили праву, полицейским процедурам, традициям. Два раза в неделю после обеда в академию приходили опытные полицейские и проводили факультативные занятия с курсантами. Эти занятия полностью поглощали его. С широко открытыми глазами он внимал рассказам опытных патрульных, познавая секреты будущей профессии: никогда не стой перед закрытой дверью, из-за нее могут выстрелить и убить тебя; выезжая на место происшествия, помни, что задержанных могут поддержать друзья из засады; помни, что женщина или ребенок могут убить тебя точно так же, как мужчина; если женщина одета в монашескую рясу, это совсем не значит, что она монахиня; в толпе держись своего партнера, не отходи от него ни на шаг; сдвинь кобуру на живот, чтобы никто не мог обезоружить тебя, подкравшись сзади.

После занятий, одетый в серую форму курсанта, он ехал на метро на Лексингтон-авеню, в их квартирку с одной спальней на Восточной Семьдесят девятой улице. Обычно они занимались любовью, потом шли обедать в ресторан «Лючано» на Мэдисон-авеню. И Хелен, и Дэну нравилась итальянская кухня, и оба они были слишком молоды, чтобы считать калории.

После выпуска из академии Дэна направили в 79-й участок, который вместе с 73, 77, 80 и 88-м составлял тогдашний 13-й дивизион, оккупационные войска Бед-Стай-гетто. Этого гетто, погрязшего в насилии. Только он начал становиться на ноги, как семейная жизнь дала трещину. Большинство полицейских, оттрубив свои восемь часов, торопились домой. Но были и другие — те, что горели на работе, не считались во временем и, подобно гончим, безостановочно шли по следу. Мэлоун принадлежал к их числу. Его именной список задержанных рос, и Дэн все больше времени проводил в суде и все меньше дома с Хелен.

Сотрудники 79-го участка после работы расслаблялись у «Лероя» на Гейтс-авеню. Заведение, наполненное дымом, со сверкающими стеклянными шарами, мигающим светом и музыкой в стиле «соул». Отдыхали после смены с четырех до полуночи, а веселье обычно продолжалось до четырех утра. Жены полицейских называли эти часы «с четырех до четырех» и ненавидели. Мэлоун все больше приобщался к управленческому фольклору. Молодые полицейские приходили послушать матерых циничных ветеранов, выдающих легенды о «Службе». Потягивая пиво без пены, Мэлоун внимал рассказам разжалованных детективов. В их бедах вечно был виноват кто-то другой. Многие грешили на подруг или бывших жен, которым они доверили служебную тайну, а те разболтали своим подругам или написали анонимку. Ребята из полиции нравов рассказывали, как подружки, скачки и пьянки сжирали их трудом и потом заработанные деньги. Тут Мэлоун впервые узнал, как высок в полиции процент самоубийств, разводов, даже арестов. «Мне и в голову не приходило, что меня могут посадить, пока я не пришел на Службу», — признался один бывалый дежурный смены «с четырех до четырех».

Откровением стали слова другого ветерана: «Парень, это единственная работа на свете, к которой ты приступаешь голодным, сексуально озабоченным, с пересохшей глоткой и без цента в кармане, но к концу дежурства все эти трудности разрешаются наилучшим образом».

Теперь Хелен день-деньской проводила в одиночестве. Она работала в школе и убеждала себя, что его просто захватила новизна работы. Это пройдет, и все у них снова будет нормально. Но однажды утром, после ночного дежурства, ему позвонили домой и сообщили, что он переводится в бригаду детективов. Внезапное повышение не было итогом лихой перестрелки или нашумевшего ареста, просто его дядюшка Пэт встретился с тогдашним начальником отдела, с которым они когда-то вместе служили в патруле. Вот так иногда становятся детективами — благодаря связям.

Мэлоуну присвоили звание детектива третьего класса, и теперь ему редко удавалось выкроить время для дома. Заботливо приготовленные обеды оставались несъеденными, концерты и выставки он не посещал. Все время уходило на следствие, слежку, сбор сведений от осведомителей, свидетельские показания в суде присяжных. И бесконечное крючкотворство — по три-четыре экземпляра каждой бумаги. Он уже принимал как должное крушение личных планов, с головой погрязнув в работе, которую Хелен все больше ненавидела.

Как-то вечером он вернулся домой после пятнадцатичасового дежурства измотанный до предела. Скользнув в постель, прижался к жене с ласками, но она, проворчав что-то, отвернулась, толкнув его бедром, и со всех сторон подоткнула под себя одеяло.

Утро прошло в напряженном молчании. Она сердилась, потому что все время была одна, уступив мужа проклятому полицейскому делу, а он злился, потому что она отказала ему в любви.

Они пили утренний кофе в постели, просматривая свежие газеты, оба старались держаться поближе к своему краю кровати. Тишину нарушал только шелест переворачиваемых страниц.

Наконец она не выдержала:

— Смотри, Вестенберг исполняет «Страсти по Матфею» в Кафедральном соборе. Хочешь пойти?

Ее лица не было видно за страницами рубрики «Искусство и отдых» в «Нью-Йорк таймс». Первый шаг был сделан, и он сразу почувствовал облегчение.

— Кто меццо-сопрано?

— Отложив свою газету, он наклонился, чтобы заглянуть ей в лицо, и увидел, что она плачет.

— Я тебя люблю, — сказал он.

— Что с нами происходит, Дэн? Мы стали чужими. Почему ты так отдаешься этой работе? Я хочу понять, объясни мне.

— Такая у меня служба. Мне некогда заняться бумагами, каждый раз я собираюсь разобрать их, но дел полно, они наваливаются со всех сторон. В нашей бригаде — пятеро. Каждое дежурство — более двадцати дел на каждого. Некоторые бумаги мы просто спускаем в сортир. Дела о квартирных и уличных кражах мы часто просто складываем в папки. Но откладывать расследование убийства, поджога, изнасилования или перестрелки нельзя. У меня иногда даже нет времени арестовать человека, я звоню и уговариваю его прийти в участок. И так без конца.

Встревоженная Хелен схватила его за плечи и яростно встряхнула.

— Но ты любишь эту работу!

Он кивнул.

Она прижалась к нему.

— Уходи в отставку, поступай на юридический факультет. Преподавай. Води такси. Все что угодно, лишь бы жить нормальной жизнью! Мне нужен мой муж.

— Это уже у меня в крови. Я не могу по-другому.

— Обещай мне, что по крайней мере постараешься работать меньше и раньше возвращаться домой.

— Я постараюсь, — с сомнением сказал он, радуясь примирению.

Шли годы. Он стал сержантом, потом заместителем начальника десятой бригады. Доктор Хелен Мэлоун преподавала детскую психологию в колледже Святого Иоанна, коротая вечера в еврейском семейном центре.

Они превратились в постельных партнеров; обмениваясь несколькими словами, занимались любовью без страсти, хотя Хелен научилась ее имитировать. Как-то вечером, вернувшись домой, он увидел жену, удрученно сидевшую на кровати. У ног ее стояли чемоданы. Он понял, что она сейчас скажет. Хелен тихо заплакала.

— Дэн, мне опостылела наша жизнь. Я так больше не могу. Ухожу, чтобы не сойти с ума.

Он открыл было рот, чтобы попытаться уговорить ее, но Хелен прижала палец к его губам.

— Прошу тебя, не надо. Я решилась.

Взяв его лицо в ладони, нежно поцеловала в щеку.

— Я хочу, чтобы ты знал: я ни разу тебе не изменила.

Его глаза наполнились слезами.

— Я тоже не изменял тебе.

Слезы капали с ее ресниц.

— Я знаю.


Эта картина стояла перед его мысленным взором так отчетливо, как будто все произошло вчера, но боль уже притупилась. Он налил себе еще, положил фотографию обратно в ящик и плотно задвинул его.

— Лейтенант, вам звонят по второму! — крикнул один из детективов из соседней комнаты.

Мэлоун увидел мигающую кнопку, допил виски и снял трубку.

— Говорит капитан Мэдвик из Главного следственного управления, — сообщил приятный голос.

— Чему обязан, капитан?

— Меня попросил позвонить наш шеф. Он хочет знать, нет ли чего-нибудь необычного в деле Айзингер.

Мэлоун встал. Почему шеф следственного управления заинтересовался в общем-то заурядным делом, которое, скорее всего, так и не будет расследовано?

— Пока ничего, — ответил он. Прижав трубку к плечу, достал папку с делом. — Вас интересуют улики или что-нибудь на месте преступления? Как ваше имя, повторите, пожалуйста…

— М-Э-Д-В-И-К, — раздраженно произнес тот по буквам.

— Из Главного следственного управления?

— Разумеется, лейтенант.

— Вы звоните с работы?

— Конечно.

— Я сейчас вам перезвоню, — и Мэлоун повесил трубку.

Взял телефонный справочник, снял трубку и набрал номер.

— Главное следственное управление.

— Попросите к телефону капитана Мэдвика.

— У нас нет никакого капитана Мэдвика, приятель.

— Говорит Уолтер Феррел из «Нью-Йорк таймс», — соврал Мэлоун, — Ищу капитана Мэдвика, он работает у вас. Пишу статью об убийстве Розенберга. Он занимался этим делом.

— По-моему, человека с таким именем у нас в управлении нет. Подождите, я проверю по спискам… Сотрудник по имени Мэдвик у нас не работает, — сообщил дежурный офицер чуть погодя.

Мэлоун поблагодарил, повесил трубку и набрал номер оперативного управления. Не называя себя, попросил дежурного сержанта разыскать капитана Мэдвика. Такого сотрудника в списках этого управления тоже не оказалось.

— Может быть, он в отставке? — спросил сержант.

— Скорее всего, — согласился Мэлоун.

Он сидел за столом, лениво помахивая папкой с делом Айзингер, и размышлял. Звонивший, без сомнения, служил в полиции. Он говорил как полицейский. Мэлоун открыл дело и еще раз просмотрел список вещей, найденных в квартире убитой. Улики или необычные предметы — вот что интересовало лжекапитана Мэдвика. Мэлоун проверил пакеты: чековая книжка, связка ключей, записная книжка, тридцать два доллара шестьдесят семь центов, косметичка, маникюрный набор, пилка для ногтей и губная помада. В отдельном пакете — пара наручников и погнутый стальной прут для штор.


Дверь квартиры Сары Айзингер была опечатана официальной печатью с цитатой из статьи закона, воспрещающей вход посторонним. Вынув полицейское удостоверение, Мэлоун перерезал острым краем печать, достал из пакета связку ключей, подобрал подходящий; при этом заметил в пакете позолоченный ключ и подумал, что надо бы узнать, от какого он замка. Управляющий починил дверной косяк. Три замочные скважины были прикрыты стальными пластинами. Распахнув дверь, Мэлоун вошел в квартиру.

Его почему-то поразил царивший там погром. Как будто могло быть по-другому. Навести порядок было некому. Кондиционер еще шумел. Пудра, с помощью которой искали отпечатки пальцев, покрывала стены и мебель, в пол и ковер втоптаны сигаретные окурки. Мэлоун и сам точно не знал, что он ищет, но что-то явно не давало покоя кому-то из управления. Он решил начать с ванной комнаты с ее покрытой жуткой бурой коркой ванной. Открыл шкафчик с лосьонами и кремами. Он совал палец в баночки с кремами, лосьоны сливал в раковину, тщательно пропуская сквозь пальцы. Ничего не обнаружив, вышел в коридор рядом с ванной. Обыскал стенные шкафы, опустился на колени, провел рукой под нижними полками.

Сорок минут спустя Мэлоун стоял перед холодильником, обследуя морозильную камеру. Он вспомнил старый телевизионный фильм Хичкока, в котором жена забила мужа насмерть мороженой бараньей ногой. В холодильнике не оказалось ничего, кроме полупустой банки кофе и пачки масла. Следующим объектом обыска были кухонные шкафы и тумбочка под мойкой. Мэлоун стоял, прислонившись к стене, вспоминая, не упустил ли чего. Взглянув на крошечную плиту, увидел на дальней конфорке кофейник из пирекса. Снова обвел глазами квартиру. Может быть, он увидел то, что искал, но не придал этому значения? А какой замок открывает позолоченный ключ? Занятый этими мыслями, он рассеянно поднял прозрачный кофейник и начал рассматривать его. Вокруг широкой части шел металлический ободок, концы которого скреплялись болтиком, прижимающим ободок к кофейнику. Болтик был завинчен не до конца и плохо держал обод. Мэлоун попытался ногтем прижать его, и тут увидел полоску шестнадцатимиллиметровой пленки длиной около трех дюймов. Она была вставлена между ручкой и боком кофейника, спрятана под металлическим ободком. Должно быть, Сара Айзингер отвинтила болтик ножом, засунула полоску, попыталась завинтить снова, но убийца, или убийцы, помешал ей это сделать.

Поместив пленку под лампу, он попытался рассмотреть изображение, но тщетно. Насчитал шестнадцать кадров. Потом положил пленку в нагрудный карман и пошел выключить кондиционер.


Наутро, часов в девять, Мэлоун вошел в дежурку своей бригады. О'Шонесси по телефону клялся в верности Пене. Хайнеман полагал, что Пэт обожает ходить по лезвию бритвы с пузырьком нитроглицерина, воткнутым в задницу.

Детектив Бо Дэвис, выходец с Юга, жил в Ист-Мэдоу, на Лонг-Айленде, с женой и двумя детьми. Он любил свою семью, работу, дом, похожий на ранчо, даже обнесенный изгородью для защиты от никогда не виданных здесь циклонов. Спал он с любовницами гораздо чаще, чем с женой. Его кредо: не попадайся на крючок. За шестнадцать лет непрерывных измен у него не было ни единого скандала.

Дэвис сидел на вращающемся стуле, положив ноги на стол и любуясь своими новыми ковбойскими сапожками. На нем был белый спортивный пиджак в широкую синюю полоску, белые вельветовые брюки, расклешенные книзу, синяя рубашка с белым галстуком, на котором красовалась золотая булавка, в центре ее был изображен маленький полицейский жетон.

— Готовишься ко Дню всех святых? — поинтересовался Мэлоун, проходя мимо Дэвиса к себе в кабинет.

— У меня свидание с девицей. На ее собственной постели. Она весьма разнообразна в любви. — И Дэвис, наклонившись, стряхнул невидимую пылинку с новых сапожек.

Мэлоун пригласил всех к себе в кабинет.

Если человека убивают так зверски, как убили Айзингер, не может быть и речи о том, чтобы сунуть дело в старую папку и раз в год пополнять ее «пятерками» с обычной надписью: «Новых данных нет».

— Что у нас по делу Айзингер? — спросил Мэлоун, мимоходом взглянув на перечень ночных происшествий и с чувством облегчения убеждаясь, что ничего серьезного не случилось. Это давало возможность вплотную заняться делом Айзингер.

Первым докладывал Гас Хайнеман. Просмотрев записную книжку убитой, он разыскал адрес ее родителей в Нью-Джерси. В соответствии с принятыми правилами он послал в полицейское управление Нью-Браунсвика телекс с просьбой уведомить о смерти Айзингер ближайших родственников. Больше в записной книжке не было ничего интересного, за исключением двух номеров, возле которых вместо имен стояли цифровые коды: 703 и 212. В телефонной компании таких номеров не знали, и Хайнеман послал запрос в диспетчерскую патрульной службы, где, по слухам, знали больше телефонов, чем в любом другом месте.

Просмотрев тощую стопку личных бумаг, он нашел страховую карточку и теперь ждал ответа федеральных властей на запрос о месте работы убитой.

Бо Дэвис слушал доклад Хайнемана, прислонившись к шкафу и разглядывая свои ухоженные ногти.

— Что у нас со свидетелями? — спросил его Мэлоун.

— Ровным счетом ничего, — ответил Дэвис. — Не могли найти ни одного ее знакомого. Несколько соседей раскланивались с ней в лифте, но и только.

— Опросили всех жильцов?

Дэвис проверил свои записи.

— Человек десять пропустили. Не было дома. Номера квартир записаны.

— А другие дома в округе?

— Проверили, тоже пустой номер. Никто ее не знал. Не женщина, а призрак.

— Что говорят эксперты?

О'Шонесси ответил:

— Найдено несколько неплохих отпечатков в пятнадцати разных точках, достаточно для установления личности, если мы сможем раздобыть подозреваемого.

— А это, случайно, не отпечатки самой Айзингер? — спросил Мэлоун.

— В морге с ее пальцев срезали кожу и прокатали. Отпечатки не ее.

— Вчера я съездил на место преступления и нашел вот это. — Мэлоун вынул найденную пленку, умолчав о звонке лжекапитана Мэдвика. — Давайте-ка посмотрим.

О'Шонесси подошел к шкафу с оборудованием, извлек проектор, установил его, погасил свет и задернул шторы.

Джейк Штерн аккуратно вставил пленку под яркую лампу проектора. Конический луч высветил на стене неясную картинку. Штерн подкрутил объектив, наводя резкость. Теперь даже на темном негативе было четко видно, как мужчина и женщина занимаются любовью в постели.

— Похоже, этот тип умеет дышать ушами, — пошутил О'Шонесси.

— Надеюсь, что ему скоро придется сделать вдох, и мы увидим его физиономию, — заметил Мэлоун, с интересом разглядывая изображение.

Мужчина вынырнул на поверхность на третьем кадре.

— Джейк, отошли пленку в лабораторию. Пусть увеличат кадр и сделают несколько снимков, — приказал Мэлоун.

— Есть, — отозвался Штерн, выключая аппарат и вынимая пленку.

Мэлоун подошел к большому столу у стены, на котором были разложены вещи, изъятые из квартиры Айзингер. Каждая вещь в отдельном пронумерованном пластиковом пакете, с квитанцией, выписанной в отделе вещественных доказательств.

Мэлоун поднял пакет с ключами.

— Кто знает, от чего этот? — Он указал на позолоченный ключ.

— Ни к одному замку в квартире не подходит, — ответил Штерн.

Мэлоун посмотрел на ключ. Обычный, только позолочен, с выбитым шестизначным номером. Он передал ключ Хайнеману.

— Проверь в отделе потребительских товаров. Узнай, где и для кого сделан. Что с наручниками?

— Еще ничего не известно.

Мэлоун, подойдя к стоявшей в углу доске, выкатил ее на середину комнаты. Взяв кусок мела, стал составлять диаграмму дела Айзингер. Детективы сгрудились вокруг.

Наверху Мэлоун вывел печатными буквами: «Убийство Айзингер». Далее — серийные номера дела, дата, место и время преступления. Планы комнат — пунктиром, в более крупном масштабе — ванная комната. На правом краю доски перечислены вещественные доказательства, каждый предмет под своим номером. Слово «свидетели» — внизу слева. Место под ним осталось пустым.

Мэлоун отошел, стряхнув мел с рук, и нахмурился.

— Не ахти как много, а?

Он посмотрел на доску и перевернул ее обратной стороной.

— Ладно. Бо, я хочу, чтобы вы с Пэтом еще раз обошли весь дом. Допросите тех, кого не застали вчера. Должен же быть хоть один человек, который ее знал. Проверьте местных лавочников, она наверняка ела и чистила зубы. И не теряйте время на заигрывания с девицами.

Мэлоун записал задание на доске.

— По каждому вопросу мне нужен рапорт, — добавил он и повернулся к Штерну: — Джейк, ты поезжай в морг. Найди Эпштейна. Передай, что я хочу знать, когда и как она умерла.

Мэлоун посмотрел на доску.

— Остальным удерживать крепость. Гас, сиди на телефоне. Посмотрим, что это нам даст.


Перед зданием с ярким кирпичным, фасадом на углу Тринадцатой улицы и Первой авеню стояла тележка под красным зонтиком. Она была заставлена свежими букетами: розы, герберы, гвоздики, ирисы, тюльпаны, нарциссы — богатство их красок подчеркивало очарование июньского утра. Студенты медицинского института, в джинсах и белых халатах, гордо щеголяя торчащими из карманов стетоскопами, шли от госпиталя Бельвью к своим общежитиям на Первой авеню. Возле тележки с цветами стояла группа студенток-медсестер, они поглядывали на студентов и хихикали.

Поднимаясь по широкой лестнице здания, Джейк Штерн бросил взгляд на цветы. Они напомнили ему о жене, Марше. Она обожала копаться в саду их дома на Говард-Бич. Он всегда знал, где ее искать. Если жены нет в доме, значит, хлопочет над своими растениями. Сейчас, когда их единственный сын Джефф уехал изучать управленческие науки в Бинэмтонский университет, она вообще не вылезала из сада. Уже в вестибюле он вспомнил, как едва не потерял семью. Это произошло три года назад. У него тогда завязался роман с одной из подруг жены.

Как-то вечером эта подруга вместе с мужем пришла к ним в гости. Джейк много выпил и потерял голову. Марша застала мужа и подругу занимающимися любовью под кухонным столом. Она ничего не сказала, но когда наутро Джейк отправился на свидание, сказав, что едет на станцию техобслуживания, она поехала за ним. Когда спустя два часа Джейк и подруга выходили из мотеля, Марша стояла возле машины, притопывая ногой. Он на всю жизнь запомнил тот ужасный миг. Внезапное расстройство кишечника. Сорок минут спустя в гостиной их дома Марша Штерн предложила мужу немедленно сделать выбор между семьей и любовницей. Посеревший от страха Штерн обвел глазами дом. Золотистый ковер от стены до стены, мебель в стиле провинциальной Франции, защищенная пластиковыми чехлами от пыли, люстры с хрустальными подвесками, упакованный в целлофан массивный обеденный гарнитур с резьбой в виде фигурок ангелов; вспомнил свой гимнастический зал в подвале — его гордость.

Он взмолился о прощении, и Марша сдалась. Джейк ни разу не рассказывал об этом случае в бригаде и больше никогда не изменял жене.

Навеянное цветами настроение улетучилось, едва он ступил на лестницу, ведущую вниз, в морг. В подвале вдоль коридора стояли ряды ящиков из нержавеющей стали, их запертые крышки сверкали под люминесцентными лампами. На чистых цементных полах были видны равномерно размещенные желобки. Тележки с трупами, накрытыми белыми простынями, стояли вдоль коридора, к большим пальцам торчавших из-под простыней ног были прикреплены бирки с именами. В углу подвала стоял громадный морозильник. Штерн знал, что в нем лежат трупы грудных младенцев, ожидавшие своей очереди на вскрытие студентами-медиками. Всепроникающий сладковатый запах витал в холодном воздухе, от него першило в горле. Штерн часто посещал это место, где время замедляло свой бег, и ненавидел его. Толкнув двойные двери, на которых висел черный резиновый фартук, он повернул направо, в прозекторскую.

Шесть столов были заняты. Четыре трупа вскрыты от горла до низа живота. Ребра раздвинуты, внутренности извлечены. Возле каждого стола стояли весы. Один из ассистентов распиливал чей-то череп дисковой пилой.

Сол Эпштейн, насвистывая «Зиппета ду-да» и помахивая в такт скальпелем, будто дирижер, изучал внутренности. Микрофон, висевший над его головой, записывал и слова, и мелодию.

Войдя в прозекторскую, Штерн закатил глаза.

— Как поживает мой любимый вампир?

— Хосе, дай быстрее пилу! Сейчас поработаем над живым, — сказал Эпштейн, глядя на приближавшегося Штерна.

— Ты здесь как дома, Сол.

— Что привело тебя сюда? — Эпштейн опять запустил руки во внутренности мертвеца.

— Сара Айзингер.

Эпштейн извлек из тела печень и протянул ее Штерну.

— Ты голоден? Очень неплохо с луком и беконом, — и бросил печень на весы.

— Расскажи о результатах вскрытия, и поскорее, чтобы я мог отсюда смотаться. — Штерн подошел к столу, заглянул в раскрытую грудную клетку.

Эпштейн улыбнулся.

— Ладно! Неизвестная личность или личности умышленно избили ее до полусмерти, затем засунули прут от карниза во влагалище. Череп Сары Айзингер раскроен, нижняя челюсть сломана. Длина прута двадцать семь дюймов. Внутренности разорваны. Тот, кто это сделал, крутил прутом у нее в теле, как рыболов удочкой. Ей пришлось помучиться перед смертью. Обильное внутреннее кровоизлияние и шок. И того, и другого в отдельности достаточно, чтобы убить ее.

— От чего же все-таки наступила смерть? — Штерн невольно восхитился, наблюдая, как работают искусные руки Сола.

— Она захлебнулась. Мы обнаружили воду в легких. Наверняка она еще дышала, когда они сунули ее в ванну.

— Как долго она пролежала там мертвой?

— Чтобы сказать точно, надо подождать результатов лабораторных исследований органов. Судя по степени разложения, около недели.

— Мэлоун будет признателен, если вы поторопите лабораторию.

Эпштейн положил на весы другой орган.

— Джейк, старина, твой лейтенант должен понять, что тот, кто создал время, не придумал для него никаких ограничений.

Штерн пожал плечами.

— Еще что-нибудь, Сол?

— Под ее ногтями обнаружена человеческая кожа. Она боролась, это очевидно. Кожа — с лица мужчины белой кавказской расы, с густой бородой. Как только заключения будут готовы, направлю вам.

— Спасибо, Сол. — Штерн повернулся к выходу.

— Джейк, подожди, я выйду с тобой. — Эпштейн отложил скальпель и стянул перчатки.

В коридоре он обнял Штерна за плечи и повел к выходу. По дороге им пришлось посторониться, пропуская ассистента с очередной тележкой.

— Хочу поблагодарить тебя и Мэлоуна за сообщение о Гэвине, — сказал Эпштейн.

— Да брось ты, док!

— Скажи Мэлоуну, что я получил открытку с благодарностью от губернаторства.

— Ну и что к ней прилагалось? Набор скальпелей?

— Назначение в медицинский центр университета в Бруклине, штат Нью-Йорк.

— Это хорошо?

— Лучше не бывает. Голубая мечта. Губернаторство всегда все делает, как надо.


Они принялись за работу, начав с верхнего этажа дома, где жила Сара Айзингер. Сегодня им повезло: большинство соседей сидели по домам. Но итог оказался таким же, как прежде: убитую никто не знал. После двухчасового опроса они дошли только до шестого этажа. Оставалась еще одна квартира — 6Б. О'Шонесси нажал кнопку звонка, вделанную в центр бронзового глазка, и отступил на шаг. За дверью раздался звон. Никакого ответа. Он позвонил еще раз.

— Никого нет. Придется зайти снова. — Дэвис подчеркнул номер на плане.

— Чем могу помочь, господа?

Обернувшись, детективы увидели привлекательную женщину лет тридцати пяти, которая вышла из лифта, неся пакеты с продуктами.

— Меня зовут Джанет Фокс, и это моя квартира. Если вы не скажете, кто вы такие и какого черта здесь делаете, я так заору, что убежите сами.

Дэвис показал ей полицейский жетон и удостоверение.

— Мы — детективы. Вчера в этом доме произошло убийство, которое мы расследуем.

— Бедная Сара. Я только сегодня об этом услышала. Она была такая милая, — произнесла женщина.

— Вы ее знали? — спросил О'Шонесси.

— Мы дружили.

У Джанет Фокс оказалась очень уютная квартира с балконом-террасой, откуда открывался вид на кварталы Чайнатауна. Хозяйка уселась на мягкую оттоманку, перед которой стоял большой пуф для ног. Детективы переглянулись, и Дэвис вскинул брови, давая знак, что первый вопрос задаст он. О'Шонесси кивнул и подошел к софе, стоявшей напротив оттоманки.

Джанет Фокс впервые встретила Сару Айзингер в домовой прачечной. Они подружились. Когда одна уезжала в отпуск, вторая забирала почту, поливала цветы. Иногда они вместе пили чай, болтая о пустяках. Джанет точно не знала, где работала Сара. В каком-то бюро путешествий где-то в Манхэттене.

А ее личная жизнь? О, этот предмет они никогда не обсуждали.

— Никогда? — недоверчиво переспросил Дэвис.

Свидетельница неловко заерзала, подалась вперед, поджала под себя ноги.

— Мне кажется, у нее кто-то был, — неохотно сказала она.

Полтора года назад Сара пришла к ней и спросила, есть ли у нее знакомый гинеколог. Она хотела вставить спираль.

— У нее были друзья? — спросил Дэвис.

— Не знаю.

— Знакомые?

— Сара была не очень общительной.

— Других подруг в доме у нее не было?

— Насколько я знаю, нет.

— Значит, за пять лет, которые она прожила в этом доме, вы ни разу не видели ее вместе с кем-нибудь?

— Я никогда не обращала на это внимания, но, пожалуй, нет, ни разу, — раздраженно ответила она и быстро добавила: — Впрочем, погодите. Я видела ее с мужчиной, примерно полтора года тому назад. Шел очень сильный дождь. Я возвращалась домой с работы и бежала к подъезду, когда услышала, как Сара окликнула меня. Она вылезала из машины, раскрывая зонтик. Я подбежала к ней, и мы пошли под одним зонтом. За рулем машины сидел мужчина.

— Она не сказала вам, кто он? — спросил Дэвис, глядя на Пэта, державшего наготове блокнот и ручку.

— Нет. Я не спрашивала, а она промолчала. Думаю, мы и подружились-то в основном потому, что я не лезла в ее личные дела, а она в мои.

— Опишите человека, сидевшего в машине.

— Я торопилась из-за дождя, поэтому взглянула на него только мельком.

— Белый или черный?

— Белый.

— Молодой или старый?

— Пожалуй, молодой.

— Старше двадцати?

— Да.

— За тридцать?

— Да.

— За сорок?

— Да.

— Больше пятидесяти?

— Я бы сказала, сорок с небольшим.

— Сорок пять?

— Затрудняюсь ответить.

— Подумайте.

— Ну, может, года сорок три.

— Как он выглядел? Смуглый? Брюнет? Блондин?

— Блондин. Светлые волнистые волосы.

— Цвет глаз?

— Не знаю.

Она припомнила, что мужчина был очень хорош собой. Тонкие, скульптурно вылепленные брови показались ей выщипанными. Она не могла сказать, какого он был роста: он ведь сидел за рулем. Около шести футов, предположила она. Хорошо сложен. Машина? Маленькая, красная, японская. Возможно, «хонда». Еще женщина сказала, что бывали случаи, когда она забирала почту Сары Айзингер. Не было ли в почте чего-нибудь запоминающегося? Нет, обычная почта, бывали, правда, письма из-за границы.

— Из какой страны?

— Из Израиля.

— Может быть, вспомните еще что-нибудь, что могло бы помочь следствию?

— Извините, больше ничего. Я вообще-то и сама удивляюсь, что так много вам рассказала.

— Вы нам очень помогли. — Дэвис пересек комнату и сел рядом с напарником.

Джанет Фокс с облегчением вздохнула и, взглянув на свои ладони, увидела, что они взмокли. Только теперь она поняла, в каком напряжении пребывала во время беседы.

— Джанет, мы хотели бы задать вам еще один вопрос, — сказал Дэвис.

Мышцы ее живота напряглись.

— Да?

— Вы сказали, что узнали об убийстве только сегодня. Как это могло случиться, ведь оно произошло в вашем доме?

Она взглянула на него в явном замешательстве, потом сказала:

— Я на несколько дней уезжала из города.

— Куда?

Свидетельница заерзала на оттоманке.

— Я была на Конкорде с моим боссом. Он женат. Его зовут Джозеф Гроссман.

Дэвис повернулся к сослуживцу.

— Пэт, может быть, продолжишь обход квартир? Я останусь, задам Джанет еще несколько вопросов. Сэкономим время. Заодно узнаю фамилию врача, к которому ходила Сара.

О'Шонесси был на втором этаже, когда Дэвис спустился к нему.

— Ну и как? — О'Шонесси сделал неприличный жест рукой.

— Ничего такого, — ответил Дэвис. — Очень приятная дама. Посидели, поговорили, вот и все. Что у тебя?

— Пусто. Она исправно вносила квартплату, не доставляла никому никаких неудобств, никто ни черта о ней не знает.


— Как продвигается «Дело железного прута»? — громогласно спросил Замбрано, протискивая свою тушу в кабинет Мэлоуна.

Тот достал дело Айзингер из корзины и передал Замбрано, который уселся и начал внимательно его изучать. Потом он посмотрел на Мэлоуна.

— По-моему, козыри у тебя есть. Нужна помощь?

— Если понадобится, я позову.

— Дэн, я знаю, что сейчас не время, но через несколько недель я собираюсь подать ежегодный рапорт о том, как ты руководишь бригадой. Постарайся привести в порядок документы и не забудь об операции «Участие».

Мэлоун подался вперед и поднял брови.

— Вы знаете, инспектор, служить здесь — все равно что мочиться в темные штаны: и тебе тепло, и никто не замечает.

— Чудесная аналогия, Дэн. Но не забудь про чертовы бумаги.

В кабинет вошел Хайнеман, прикрыв за собой дверь.

— Бвана![1] Мне только что позвонил знакомый диспетчер с телефонной станции. Вы даже не догадываетесь, чьи номера были отмечены цифрами в книжке убитой.

— Не паясничай и говори скорее.

— Оба — секретные номера ЦРУ! — Хайнеман хлопнул в ладоши.

— А, черт! Только этого нам не хватало! — Мэлоун ударил ладонью по столу.

Хайнеман прислонился к двери.

— Загородный номер — их прямой, в штаб-квартире в Маклине. Другой — номер для служебного пользования в их нью-йоркском филиале.

— Ты с ними связался?

— А зачем? Все равно по телефону ничего не скажут.

Выходя, Замбрано оглянулся и ядовито усмехнулся.

— Осторожнее с этим делом! Я бы на вашем месте поберег свою задницу. Нам с ними не тягаться.


Шел уже четвертый час, когда О'Шонесси и Дэвис вернулись от гинеколога Сары Айзингер.

— Доктор сказал, что подобрал ей «перчатку Кетчера», — доложил Дэвис.

— По-моему, эта спираль так и не найдена в ее квартире? — Мэлоун еще раз проверил список изъятых вещей. — Интересно, где она? — думал он вслух. — Обычно женщины не бросают такие вещи где попало.

Откинувшись на спинку стула и сплетя пальцы на затылке, он выслушал доклад Дэвиса о беседе с Джанет Фокс.

Хайнеман вошел в кабинет, подождал, пока Дэвис закончит доклад, потом сказал:

— Наручники от «Гринблаттса». Я им только что звонил. Говорят, продали их некоему Филиппу Александеру в декабре. Имя и адрес, которые оставил им этот тип, разумеется, ложные.

— Что-нибудь еще?

— Наш человек из отдела социального страхования сообщил, что в книжке Айзингер числятся два нанимателя: Восточная судоходная компания в Лонг-Айленд-Сити и «Брэкстон турс» в Манхэттене. О пароходной компании им ничего не известно. «Брэкстон турс» — большая туристическая фирма, которой управляют брат и сестра Олдридж и Тэа Брэкстоны. Организуют дорогие туры для отдельных групп. Специализируются по Среднему Востоку.

— Это все? — Мэлоун встал.

— Мы нашли по номеру мастерскую, где делают замки с позолоченными ключами. Находится на Кэнэл-стрит. Ключи сделаны для клуба «Интермедия» в Истсайде. Я звонил приятелю из Девятнадцатого участка, он сказал, что это закрытый клуб для богачей и знаменитостей. Там можно вытворять что угодно, и никто не задает никаких вопросов.

Мэлоун вышел в комнату бригады, посмотрел на часы.

— Поеду в «Брэкстон турс».

— Хотите, я с вами? — вызвался Хайнеман.

— На них вышел Пэт, возьму его. А вы с Джейком займитесь «Интермедией». Проверьте в управлении недвижимости, кому принадлежит здание. Потом позвоните в Олбань, узнайте, на чье имя зарегистрирован клуб. Проверьте, кто закупает для него выпивку.


«Брэкстон турс» занимала целый ряд офисов на шестнадцатом этаже огромного стеклянного здания на Парк-авеню. Кабинеты были разделены прозрачными перегородками, между ними с деловым видом ходили красивые женщины. Ковры, удобная дорогая мебель. Тэа Брэкстон ждала их. В дорогом костюме от «Шанели» из белого натурального шелка; пепельно-белокурые волосы до плеч подчеркивали зрелую красоту загорелого лица, выражение которого говорило о внутренней собранности.

— Мы ждали прихода полиции с тех пор, как узнали из газет о смерти Сары, — сказала Tea, взмахом руки отсылая секретаря.

Мэлоун понял все, едва войдя в кабинет. Он приблизительно знал, что она расскажет. Сара работала в компании полтора года, была замкнутой, друзей не имела. О ее личной жизни Тэа ничего не знала. Какая жалость, что такое страшное несчастье произошло с этой красивой молодой женщиной. Кто ответит за это варварство? В газете только отрывочные сведения.

Выйдя из-за своего стола, Тэа подошла к директорским креслам, обитым холстом и стоявшим у огромной стеклянной стены, сквозь которую открывалась панорама города.

— Что вы можете рассказать нам о Саре Айзингер? — спросил Мэлоун, наблюдая, как солнце позолотило ее светлые волосы. Ее ответ оказался именно таким, какого он ждал.

— Она была добросовестным сотрудником.

— Кажется, у нее было мало друзей. Не знаете, почему?

— Она предпочитала уединение. Не все подвержены стадному чувству. — Тэа взглянула на стоявшего перед нею Мэлоуна.

— Что ж, верно сказано. — Он отошел к противоположной стене, рассматривая картины. — Должно быть, туристический бизнес приносит неплохой доход, — сказал он громко, чтобы она слышала. — А чем именно занималась Айзингер в вашей компании?

— Она организовывала туры на Средний Восток, в частности в Израиль.

И Тэа объяснила, что Сара, будучи израильтянкой, без труда работала с еврейскими группами. Евреи любят путешествовать. Сара устраивала чартерные рейсы и получала пять процентов комиссионных от сумм, превышающих сто тысяч долларов.

Мэлоун спросил, занимается ли компания чем-нибудь, кроме туризма. Тэа ответила, что это их основная деятельность, но в последнее время они стали вести еще и социологические исследования.

— А что это такое? — спросил Мэлоун, завороженный панорамой Манхэттена.

Тэа объяснила, что, перед тем как открыть дело за рубежом, компании хотят знать как можно больше о стране, с которой устанавливают отношения. Не зная обычаев, можно потерять огромные деньги. Например, то, что считается вежливостью в Штатах, может быть воспринято как грязное оскорбление в некоторых странах.

Мэлоун, казалось, удивился: разве не у всех компаний есть подобные отделы?

Нет, только у крупных, ответила она. Многие небольшие компании, жаждущие ухватить толику денег ОПЕК[2], не имеют таких отделов и приходят за сведениями в «Брэкстон турс».

— Интересно. — Мэлоун повернулся к ней. — Вы не знаете, кто мог желать ее смерти?

— Разумеется, нет.

— А как ее любовные связи?

Она положила руки на бедра.

— Мы не вмешиваемся в личную жизнь своих служащих.

— Никаких служебных романов? — спросил он, почувствовав ее раздражение и решив продолжать в том же духе, чтобы посмотреть, куда это может привести.

— Я не слышала ни об одном.

— Она была гетеросексуальной, бисексуальной, лесбиянкой?

— Понятия не имею. И вообще мне это безразлично.

— У нее были близкие подруги?

— Я не слышала ни об одной.

— А как она попала в вашу компанию?

— Откликнулась на наше объявление в «Нью-Йорк таймс». Мы искали человека, знающего языки. Сара говорила на шести языках.

— В самом деле? На каких же?

— Немецкий, польский, английский, иврит, испанский, латынь.

— Тело Айзингер обнаружили через неделю после убийства. Почему вы не заявили, что она пропала?

— Сара взяла недельный отпуск. Она ездила к родителям в Нью-Джерси. На работу должна была выйти вчера.

— Не припоминаете ничего такого, что могло бы нам помочь?

— Увы, ничего. — Тэа открыла фаянсовую шкатулку, стоявшую на столе, достала сигарету и закурила. — Надеюсь, вы поймаете преступников. — Она закрыла крышку.

— Поймаем. Мы хотели бы опросить ваших сотрудников, если не возражаете.

— Конечно нет. — Тэа затянулась сигаретой.

Открылась дверь, и в кабинет вошел худощавый мужчина в безукоризненно сшитом бежевом костюме.

— Привет, я Олдридж Брэкстон. — Подойдя к Мэлоуну, он протянул руку.

На лице Брэкстона были заметны признаки увядания: «паучьи лапки» вокруг глаз, темные круги. Непокорные черные волосы уложены в модном стиле «афро».

— Хорошо знали Сару? — спросил его Мэлоун после короткого представления.

— Не так хорошо, как хотелось бы. Она была с большими странностями. Напоминала человека, который боится радоваться жизни, — ответил Олдридж, подходя к свободному стулу и садясь рядом с сестрой.

— Что вы можете рассказать о ее личной жизни?

— Боюсь, ничего.

Мэлоун подошел к рабочему столу Тэа, поднял приглянувшуюся ему золотую статуэтку богини в развевающемся платье. В широко раскинутых руках она держала змей. Внимательно изучив фигурку, Мэлоун поставил ее на место.

— Может быть, вы что-нибудь вспомните…

Брэкстоны переглянулись и одновременно покачали головой.

— Тогда расспросим ваших служащих.

Тэа Брэкстон подошла к столу и нажала кнопку на пульте. Появилась секретарша.

— Арлин, проведите этих господ по бюро. Это полицейские, они будут расспрашивать всех о смерти Сары.

Выйдя из кабинета, Мэлоун быстро нацарапал в блокноте записку для О'Шонесси: «Запроси „Нью-Йорк таймс“ об объявлении Брэкстонов о найме сотрудников со знанием языков. Когда помещено и когда снято».

Он передал записку О'Шонесси и последовал за секретаршей.

— Эта Брэкстон — крепкий орешек, она что-то утаивает, — прошептал О'Шонесси.

Мэлоун бросил на него взгляд.

— Возможно. — Потом прошептал: — Займи Арлин, пока я буду говорить с телефонисткой.

Обогнав секретаршу, он вошел в комнату телефонистки и закрыл за собой дверь. Телефонистка была готова им помочь.

— Саре звонил мужчина, говорил с акцентом, — сказала она. — Они всегда говорили на иностранном языке.

— На каком?

— Я не знаю.

— На испанском?

— Нет. Это был один из европейских языков.

— Французский?

— Нет.

— Немецкий?

— Может быть. Я в языках не сильна.

— Как звали мужчину?

— Он никогда себя не называл, просто просил позвать Сару Айзингер.

— Старый он или молодой?

— Не знаю. Как я могла бы определить его возраст?

— По голосу. Подумайте.

— Я бы сказала, от тридцати до сорока.

— Когда он начал звонить?

— В тот самый день, когда она устроилась на работу.

— Вы здесь единственная телефонистка?

— Да. Если я болею или в отпуске, берут временную работницу.

— Как часто он звонил?

— Каждый день, когда она была на работе. Иногда два-три раза в день.

— Он никогда не называл своего имени?

— Никогда.

— Все звонки проходят через вас?

— Да. Только у Брэкстонов прямая линия.

— Кто-нибудь еще звонил ей по личным делам?

— Пожалуй, нет.

Мэлоун заметил скользнувшую по ее лицу тень.

— То, что случилось с Айзингер, может произойти с любой женщиной, которая живет одна, — сказал он. — Очень важно выяснить, с кем она разговаривала. Все останется между нами, я вам обещаю.

Он склонился над пультом, глядя на нее.

— Прошу вас.

Она смотрела на него. Загудел зуммер. Сняв трубку, она соединила звонившего с внутренним номером.

— Может быть, вы спасли бы жизнь другой женщине, — сказал Мэлоун.

— Ей время от времени звонила какая-то Андреа, — проговорила телефонистка.

— О чем они говорили?

— Я не знаю. Они говорили на разных языках.

— Каких?

— Я не знаю. Иногда — по-английски.

— О чем? — небрежно спросил Мэлоун.

— Лейтенант! Я не подслушиваю разговоры!

— О, я прекрасно это знаю! Но иногда случается, телефонистки нажимают не ту кнопку.

— Ну, вообще-то я один раз слышала часть их разговора. Это было в четверг, как раз перед тем, как Сара взяла отпуск. Она сказала Андреа, чтобы та посмотрела песню. Сара была очень возбуждена.

— Упоминала название песни?

— Нет. Только сказала, чтобы та посмотрела эту песню и что все поймет.

— Что поймет?

— Я не знаю. — Она пожала плечами, состроив гримасу.

Глава 4

Пятница, 12 июня

Когда Мэлоун поднялся к себе, придя на работу, у дверей дежурки сидела на скамье пожилая пара. Седые волосы женщины были стянуты в пучок. Черное поношенное платье было ей велико. Опустив голову, она поглаживала большим пальцем пластиковую обложку записной книжки, лежавшей у нее на коленях. Мужчина, сгорбившись, рассматривал свои руки, покрытые старческими бурыми пятнами. Бросив на посетителей взгляд, Мэлоун вошел в комнату, где работала бригада, и направился прямо к кофеварке. Наполняя чашку, он выбирал взглядом, какую взять булочку из разорванного пакета, лежавшего возле кофейника. Вытащил одну, облитую глазурью, откусил немного и отступил на шаг, спасаясь от фонтана сахарной пудры.

— Кто они? — Он указал на дверь.

— Айзингеры. — Штерн поднял глаза от пишущей машинки. — Утром им сообщили из управления в Браунсвике.

— Дай мне минуту, потом зови их, — попросил Мэлоун, направляясь в свой кабинет.

Сначала он просмотрел форму 60 — список ночных происшествий.

Некая Роза Дженнингс, негритянка тридцати двух лет, будучи сыта по горло пустыми обещаниями своего женатого дружка, помочилась в кастрюлю, пошла на кухню, достала из-под мойки хранившийся там щелок, потом смешала его с содержимым кастрюли. Крепко держа кастрюлю обеими руками, встряхивая содержимое, она склонилась над своим спящим дружком, долго его разглядывая, потом с криком «Лживый ублюдок!» выплеснула смесь ему в лицо. Все, красавцем его больше никто никогда не назовет. Роза Дженнингс, свершив возмездие, подошла к телефону, вызвала «скорую», полицию и жену пострадавшего.

«Заботливая дама», — подумал Мэлоун, допивая кофе из чашки, на которой красовалась надпись «Коп».

Еще одно бытовое преступление. Примитив. Пока ему везет.

— Лейтенант, к вам Ханна и Джекоб Айзингеры, — объявил Штерн, вводя пожилых супругов и усаживая их на стулья.

— Прежде всего позвольте выразить вам наши соболезнования, — заговорил Мэлоун, — и заверить, что мы делаем все возможное, чтобы найти и покарать преступников.

Айзингеры молчали, как бы застыв в скорбном оцепенении, и смотрели пустыми глазами на карточки и списки телефонов на столе. Мэлоун принялся сочувственно задавать вопросы. С кем дружила дочь? Кто мог желать ее смерти? Было ли в прошлом их дочери что-либо, способное заинтересовать полицию? В ответ ни слова. Лейтенант взглянул на О'Шонесси, Дэвиса и Штерна, подпиравших стену. Дэвис безнадежно пожал плечами.

— Неужели вы не можете вспомнить ничего полезного для нас? — взмолился он.

Ханна Айзингер заговорила. Она поведала историю, которую Мэлоун уже знал. Ее преследовали, но она пережила нацизм. Эмигрировала в Палестину, начав новую жизнь. Рассказала о рождении дочери, о том, как они были счастливы, наблюдая за ее превращением в красивую девушку. Потом Сару призвали на военную службу, где она пережила свою первую любовь. Когда Айзингеры решили уехать в Штаты, Сара заявила, что поедет с ними.

— Вы знаете друзей вашей дочери?

Джекоб Айзингер как бы с вызовом развел руками.

— Друзей? Мы научились жить без такой роскоши, как друзья. Сара была такой же.

Мэлоун стал задавать вопросы наугад, вразброс, надеясь зацепиться за что-нибудь, за ниточку, которая помогла бы распутать клубок.

— Что ваша дочь делала во время службы в армии?

— Она служила писарем на базе снабжения в сорока километрах от Иерусалима, — ответил отец.

Ханна Айзингер, потянувшись через стол, с мольбой схватила Мэлоуна за руку.

— Почему нам не отдают нашу дочь? Мы должны похоронить ее. Таков закон.

Слова застряли у Мэлоуна в горле. Он посмотрел на своих детективов, Штерн бросил подпирать стену и вышел из кабинета.

— Я распоряжусь, чтобы ее вам отдали, — мягко сказал Мэлоун.

Айзингер спросил, могут ли они уйти.

— Еще несколько вопросов. Сколько лет было вашей дочери?

— Тридцать четыре, — ответила мать.

— Долго ли она прожила в Америке?

— Шесть лет, — сказал отец.

— Не найдется ли у вас какой-нибудь фотографии вашей дочери? — спросил Мэлоун, вспомнив, что в досье имеется только снимок, сделанный в морге. Ханна Айзингер взглянула на мужа. Его лицо задрожало, он с трудом кивнул. Открыв свою записную книжку, Ханна вынула маленькую черно-белую зернистую фотокарточку. Сара Айзингер стояла на длинном причале на фоне вереницы грузовых судов, удерживаемых тугими швартовыми. Девушка на снимке, смеясь, отмахивалась от невидимого фотографа.

— Где был сделан снимок? — спросил Мэлоун, изучая карточку.

— Я не знаю, — ответила мать.

— Когда это было?

— Во время одного из отпусков Сары, в Европе, еще до того, как мы уехали в Штаты, — ответил Айзингер.

— Она часто брала отпуск, пока жила в Израиле?

— Часто, — ответила мать.

Мэлоун положил фотографию перед собой, постучал по ней средним пальцем.

— Значит, вы не знаете, где находится это место?

— Нет, — сказала Ханна Айзингер, — а это важно?

— Может быть. Вы позволите мне оставить у себя эту карточку?

Джекоб Айзингер молча склонил голову. Мэлоун воспринял это как знак согласия.

— Ваша дочь рассказывала о мужчинах в ее жизни?

— Никогда, — твердо сказала Ханна Айзингер.

— А чем занималась ваша дочь в Америке? — глядя на стариков, продолжал расспросы Мэлоун.

— Она работала в туристическом бюро, организовывала туры в Израиль, — ответила мать.

— Это все? — спросил Айзингер, поднимаясь и помогая встать жене.

— Спасибо, что пришли, — сказал Мэлоун, вставая и огибая стол. — Кто-нибудь из моих помощников отвезет вас на вокзал.

— Мы возьмем такси, — ответил Айзингер.


Почта из управления прибыла в 14 часов. Фотографии, заказанные Мэлоуном, прибыли в конверте из плотной желтой бумаги. Он достал карточки, сначала бегло просмотрел все, потом стал разглядывать по очереди и более внимательно. Рядом с кроватью стул, на котором была аккуратно сложена офицерская форма. На спинке стула висел китель со знаками различия, по которым можно было определить, что владелец его служит в квартирмейстерском корпусе.

Мэлоун передал фотографии Дэвису.

— Майор, — заметил Бо Дэвис: — Держу пари, что кольцо на пальце — из Уэст-Пойнта и что он обожает волосатый пир, — и добавил: — А она ничего, симпатичная. Интересно, как ее зовут?

В этот миг ввалился Гас Хайнеман и взгромоздился на стул.

— Плохие новости, — заявил он, с трудом поднимая левую ногу и кладя ее на край стола.

Хайнеман ездил в центр информации. Владельцем «Интермедии» числилась корпорация «Агамемнон», здание принадлежит компании «Менелай». Явно подставные. Настоящих владельцев разыскать вряд ли удастся, на это уйдут недели.

— Надеюсь, господа, вечером у вас нет неотложных личных дел? — жестко спросил Мэлоун. — Сегодня мы отправляемся взглянуть на «Интермедию».


«Сидение на ветке» — так называют полицейские из телевизионных фильмов тщательное исследование маленького участка улицы. Мало кто станет тратить время на изучение почтового ящика или фонарного столба. Но сыщики это делают. Они просиживают долгие часы в машине или стоят в подворотне, дожидаясь, пока кто-то появится в зоне наблюдения либо покинет ее. Или просто ждут, не случится ли чего.

Клуб «Интермедия» занимал четырехэтажное здание из бурого кирпича на Восточной Пятьдесят восьмой улице. В этой части города очень чисто, никакого мусора, все деревца окопаны. Швейцары выгуливают на поводке дорогих комнатных собак. Трусят по тротуарам любители бега.

Шесть каменных ступеней ведут к двойной двери с чугунной решеткой. Окна темные и пустые.

О'Шонесси и Дэвис сидели на переднем сиденье такси, принадлежавшего управлению и припаркованного на южной стороне Пятьдесят восьмой улицы. Детектив Старлинг Джонсон развалился сзади на продавленном сиденье. Джонсон — чернокожий полицейский, недавно в очередной раз разведенный, с лицом херувима, в огромных очках в роговой оправе, с пушистыми бакенбардами.

Зеленый «бьюик-электра», конфискованный федеральным бюро по борьбе с наркотиками в Сан-Франциско и переправленный в Нью-Йорк по указанию правительства, был обменен полицейским управлением на белый «эльдорадо», конфискованный в Гарлеме. «Бьюик» сейчас стоял на Саттон-Плейс, в квартале от «Интермедии». Впереди сидели Мэлоун и Штерн. Сзади развалился Гас Хайнеман, непрерывно жующий «Милки Уэй» и раскидывающий обертки по вытертой бархатной обивке. Прошел час. «Интермедия» была погружена во мрак, горело одно окно на верхнем этаже.

У Гаса Хайнемана забурчало в животе.

— Есть хочу, — простонал он, похлопывая себя по громадному брюху.

— Кто-нибудь из вас работал с Хаем Ротманом? — спросил Джейк Штерн, сжимая эспандер левой рукой.

— Ротман по прозвищу Самоубийство? Я имел такое удовольствие, — ответил Мэлоун. — Сукин сын пытался любое убийство, которое ему доводилось расследовать, превращать в самоубийство. Как-то летом я дежурил в Центральном парке. — Прошло несколько месяцев, как я окончил академию. Около шести утра совершаю обычный обход, разговариваю с сержантом по радио и тут замечаю ноги, торчащие из куста. Это был покойник. В левом виске дыра, в правой руке зажат револьвер 38-го калибра. Ну, я вызвал сержанта, обнес место происшествия веревкой, словом, сделал все, как учили. Через час появился Ротман с грошовой сигарой в зубах. Посмотрел на труп, передвинул сигару из одного угла рта в другой и произнес: «Определенно самоубийство». Я не удержался и сказал, что он просто болван, ибо мертвецу пришлось бы обвить свою шею рукой, чтобы выстрелить в левый висок. Кроме того, никаких следов пороховой гари. «Дай-ка я взгляну, паренек», — сказал Ротман, нагнулся, вытащил револьвер из руки мертвеца, выстрелил в воздух, вытер ствол о левый висок покойника и вложил в его левую руку. Потом поднял голову и взглянул на меня: «Как я и говорил тебе, парень, чистое самоубийство!» Сегодня такое дерьмо просто трудно представить!

— Это верно, — отозвался Штерн.

Мэлоун снял трубку с рычага передатчика, установленного под приборной панелью. Проверил, стоит ли указатель частот на двойке и можно ли связаться со своими. Низко пригнувшись, чтобы никто не увидел, что он пользуется радио, спросил:

— Бо?

— Слушаю, Лу.

— Что-нибудь видите?

— Пока ничего.

Детективы ждали. Никто не входил и не выходил из здания. Клуб был еще закрыт. Капли дождя плясали на крышах машин, стекали струйками по ветровым стеклам. Дэвис и О'Шонесси глубже вжались в сиденья. Старлинг Джонсон подремывал.

— Как там Пена? — спросил Дэвис О'Шонесси.

Старлинг Джонсон тотчас приоткрыл правый глаз.

— Ты еще с ней встречаешься?

— Конечно. Представляешь, за четыре года не потратил ни цента!

И тут «Интермедия» пробудилась к жизни, как по мановению волшебной палочки. Засверкали огни, и почти сразу же стали подъезжать лимузины, заполняя стоянку перед клубом. Люди собирались солидные.

— За работу, — бросил в микрофон Мэлоун.

Записан номер каждой машины, словесный портрет каждого гостя, время прибытия каждого лимузина. Дождь кончился, наступила ночная тишина, лишь иногда нарушаемая взрывами шума, доносившегося из «Интермедии». Спустя час со стороны Саттон-Плейс плавно подъехал лимузин и затормозил перед клубом. Окна лимузина были необычайно широкие и затемненные. Из него вылезли Олдридж Брэкстон и еще двое мужчин. Они поднялись по ступеням и скрылись за дверьми клуба.

— Ему-то чего тут надо? — удивился Мэлоун.

Детективы поудобнее устроились на сиденьях. Почти тотчас же за лимузином Брэкстона, на расстоянии полуквартала, остановился фургон с потушенными фарами. В кабине вспыхнул огонек сигареты.

— За Брэкстоном «хвост», — сказал по радио О'Шонесси.

— Потише, — ответил Мэлоун. — Нам незачем светиться.

Время шло. Перед «Интермедией» то и дело останавливались одиночные такси, из них вылезали пассажиры. Дэвис и Джонсон дремали, О'Шонесси бодрствовал, Мэлоун непрерывно следил за клубом и грузовиком. Из окна грузовика вылетела сигарета и шлепнулась на асфальт. Где-то вдалеке завыла полицейская сирена. Через полтора часа двери «Интермедии» открылись и появился покачивающийся Брэкстон. За ним по пятам шли двое его попутчиков и женщина в развевающемся черно-белом платье и с шарфом. Глаза ее были ярко подведены. Вся компания смеялась. Один из мужчин схватил женщину за руку и, как бы играя, тащил в машину. Брэкстон, забежав вперед, распахнул дверцу лимузина.

— Приготовились, — сказал Мэлоун.

— Кто эта девушка? — спросил его Хайнеман.

— Кажется, я ее знаю, — ответил Мэлоун.

Они пригнулись, когда лимузин проезжал мимо. Грузовик тотчас тронулся и покатил следом.

— Что дальше? — спросил по рации О'Шонесси у лейтенанта.

— Поиграем в чехарду. Я еду первым. Трогай.

Ночь была на исходе. Продуктовые фургоны первыми прокладывали путь сквозь рассветную мглу. По пустынным улицам сновали такси. По свободной мостовой трусцой пробежала женщина. Полицейские, как один, повернули головы, разглядывая ее прыгающую в такт бега грудь.

«Бьюик» тащился за грузовиком кварталов десять. Потом его сменило такси. Лимузин устремился на север по Йорк-авеню. Доехав до пересечения с Восемьдесят второй улицей, он выехал за встречную полосу и остановился перед кооперативным домом. Брэкстон вылез, немного постоял, обмениваясь шуточками с остальными пассажирами. Спустя пару минут из машины выбрались женщина и двое мужчин, они торопливо зашагали к подъезду дома. Брэкстон сел в лимузин, и тот сразу отъехал.

Грузовик остановился в трех кварталах на восточной стороне Йорк-авеню.

Штерн повернулся к лейтенанту.

— Что дальше?

Мэлоун взглянул на часы: 4.48. Брэкстон, скорее всего, поехал домой. В любом случае они знают, где его найти. Сейчас его интересовали те трое, что вошли в дом, и те, кто сидел в грузовике. Брэкстона он решил не преследовать. Машины могли срочно понадобиться.

— Сидим тихо. — Мэлоун взял микрофон, переключился на регулярную частоту, запросил центральный пульт. Вызвал через него патрульную машину для проверки грузовика и находившихся в нем людей.

Через несколько минут позади грузовика затормозила бело-голубая патрульная машина. Двое полицейских, из ветеранов, с глубоко врезавшимися в животы ремнями, с трудом выбрались из машины и, разделившись, стали обходить грузовик с двух сторон.

— Ваши документы, приятель. Что вы здесь делаете в такой час?

Детективы не слышали этого разговора, но знали его наизусть.

Дожидаясь, пока водитель достанет документы, патрульные внимательно изучали сидевших в кабине грузовика. Шоферу лет двадцать пять, черные вьющиеся волосы закрывали низкий лоб, на макушке, словно приклеенная, маленькая вязаная ермолка. Пассажир пониже ростом, обезьяноподобного вида и тоже в ермолке. Пока один патрульный разглядывал документы, второй подошел к заднему борту грузовика. Он поставил ногу на бампер, как бы проверяя, завязан ли шнурок на ботинке, и потрогал дверцы. Они оказались незаперты, и он открыл их. В этот миг из кабины выскочил пассажир, подбежал к патрульному и, сердито вскинув голову, закричал:

— Вы не имеете права!

Это было ошибкой. Патрульный, ни слова не говоря, врезал ему в пах, а когда человек согнулся, ухватил за волосы, запрокинул ему голову и с силой съездил кулаком в лицо. Потом полицейский прижал его к борту и молотил до тех пор, пока тот не сполз на землю. На рубашке была видна кровь. К ним подбежал шофер.

— Забирай этого ублюдка и уматывай. — Патрульный бросил бумаги, которые проверял, на сиденье грузовика. Шофер помог приятелю подняться и потащил его в кабину. Детективы видели, как грузовик, чихнув несколько раз, сорвался с места и покатил вниз по Йорк-авеню.

— Пойду взгляну. — Мэлоун вылез из машины и подошел к патрульным: — Нелегко пришлось?

Рубашка патрульного, который избил пассажира, была заляпана жиром. «Слишком много пиццы», — подумал Мэлоун, оглядывая коллег. От обоих несло перегаром, оба были небриты.

— Ордер на обыск! — ухмыльнулся патрульный. — Представляете? Этот вонючий иностранец потребовал у меня ордер на обыск!

— Как их зовут? — спросил Мэлоун.

Патрульный, проверявший документы, прочитал в своей книжке:

— Хиллель Хенков, шофер, пассажир — Айзек Арази, адрес у них один — Борден-авеню, Лонг-Айленд-Сити. Грузовик зарегистрирован в Восточной судоходной компании по тому же адресу.

Мэлоун задумчиво посмотрел на Хайнемана.

— Там работала Сара Айзингер, прежде чем устроиться к Брэкстонам. — Он повернулся к полицейским: — Что было в грузовике?

— Несколько коробок со странной маркировкой, — ответил патрульный, избивший пассажира.

— Что за маркировка?

— Не знаю. Но в одном уверен: в кузове воняло авиационным бензином.

Левая бровь Мэлоуна поползла вверх.

— Вы уверены?

— Я четыре года служил в Первой воздушно-десантной бригаде. Мне знаком этот запах. Я бы открыл один из ящиков, кабы тот тип не развонялся.

— Чем еще можем быть вам полезны, Лу? — спросил первый патрульный. — А то нам не терпится вернуться на службу народу.

«Вот дерьмо. Наверное, припрятали пол-ящика пива в машине, не терпится выпить». Вслух Мэлоун сказал:

— Это все, спасибо.

По пути к машине патрульный обернулся и помахал рукой.

— Что дальше? — спросил О'Шонесси.

Мэлоун посмотрел на Гаса Хайнемана. Тот прислонился к «бьюику» и разглядывал игральные кости, на которых со всех сторон были семерки.

— У тебя есть настроение сыграть? — спросил Мэлоун, кивнув на дом, в который вошли дружки Брэкстона.

Хайнеман кивнул, спрятал кости в карман рубашки, отлепился от «бьюика» и направился к дому. Через четверть часа он вернулся, на лице сияла довольная улыбка.

— Швейцар оказался отставным полицейским. Сказал, что компания поднялась в квартиру на тридцать первом этаже, принадлежащую «Брэкстон турс». Квартира угловая, окна выходят на Восемьдесят вторую улицу.

Мэлоун задрал голову и принялся разглядывать похожую на ущелье улицу. На домах были ажурные балконы.

— Вон то здание, — сказал он, — прямо напротив квартиры Брэкстонов. Если сумеем подняться на крышу, можно заглянуть в окна. — Мэлоун повернулся к Дэвису: — Бо, достань из-под сиденья бинокль. Мы с тобой Поднимемся, остальные пусть останутся здесь, вдруг кто-то выйдет, пока мы наверху. Надо будет проследить за ними.

Ранняя утренняя дымка плыла высоко в небе над городскими улицами. Дэвис заглянул за ограждение крыши и отшатнулся, ладони у него сразу вспотели. Мэлоун стоял на крыше, расставив ноги, и пытался сориентироваться. Сверху все выглядело совсем иначе. Расслабившись на минуту, он посмотрел через реку и увидел красные верхушки труб завода «Кон Эдисон», они величаво устремлялись ввысь в лучах восходящего солнца. Он разглядел пену у многочисленных теннисных кортов, густо усыпавших берег Лонг-Айленд-Сити. Кирпичный генераторный завод «Мидтаун-Туннел» возвышался прямо над темным зевом тоннеля. Готические опоры моста Куинсборо, казалось, поддерживали само небо.

Отвернувшись, Мэлоун подошел к краю крыши и принялся разглядывать дома в поисках нужного. Перед ним раскинулись акры, застроенные стеклянными, серебряными стальными небоскребами, домами пониже и совсем низкими; пентхаусы, террасы, двухквартирные дома, весь Манхэттен.

Отыскав нужное здание, Мэлоун перегнулся через край крыши и начал отсчитывать этажи снизу вверх. Дойдя до тридцать первого, он повел биноклем справа налево, одновременно наводя резкость. Вдруг он напрягся и наклонился еще ниже, подкручивая настройку резкости.

— Ну, что там? — спросил Дэвис.

Мэлоун молчал, бинокль будто приклеился к его глазам. Прошло несколько минут, прежде чем он, резко обернувшись, передал бинокль Дэвису и указал на нужное окно.

Дэвис поднес к глазам бинокль, подкручивая фокусировку.

— Ну и ну! — произнес он. — Во дают! Даже не определить, кто с кем что делает!

— Узнаешь женщину?

— Нет. А у нее красивая грудь.

— Ты смотришь на порнозвезду из фильма, пленку которого я нашел в квартире Айзингер.


Одну стену спальни занимали металлические шкафы с черными цифровыми навесными замками. У противоположной стены в четыре яруса располагались армейские койки. Со стен и потолка свисали большие ошметки отслоившейся краски. Стены над шкафами были оклеены глянцевыми плакатами с обнаженными женщинами. Хайнеман лежал на нижней койке, свесив руку на пол. В спальне раздавался густой храп, в воздухе — хоть топор вешай. С верхней койки спрыгнул О'Шонесси, подошел к своему шкафчику, достал туалетные принадлежности, зажал их под мышкой и пошел по коридору, запустив правую руку в трусы и почесываясь.

Когда он вернулся, свежий, благоухающий, как парфюмерная фабрика, помытый и побритый, проснулся Старлинг Джонсон.

— Эй, послушай, — не выдержал Джонсон, — мало того, что я вынужден нюхать это дерьмо, ты еще тут развонялся, как французская шлюха!

Он спрыгнул вниз, надел штаны и босиком направился в комнату бригады. Там вкусно пахло свежим душистым кофе. Джонсон налил себе чашку и посмотрел на единственного детектива, склонившегося над пишущей машинкой. Тот поднял голову и кивнул Джонсону, который проворчал:

— Привет.

Мэлоун сидел в кабинете, откинувшись на спинку стула и положив босые ноги на стол. На коленях у него стояла чашка кофе. Он смотрел на доску. Начертанная на ней схема начала пополняться новыми подробностями.

— Кое-что есть, — сказал Джонсон, взглянув на доску.

— Еще конца не видно, — отозвался Мэлоун.

— Отпустишь ребят или будем продолжать?

Мэлоун в отчаянии воздел руки горе.

— Упустить их не хочется, но ведь мы не железные.

Один за другим в кабинет входили детективы и сонными глазами смотрели на доску. Зазвонил телефон. Не снимая ног со стола, Мэлоун взял трубку. Ночь возле «Интермедии» вымотала лейтенанта, сейчас ему вовсе не хотелось услышать скрипучий голос инспектора Замбрано.

— Удалось узнать что-нибудь вчера вечером?

Мэлоун поморщился и отставил трубку подальше от уха. Держа ее перед носом, он доложил о действиях группы прошлой ночью. О'Шонесси проводил женщину до домика на сваях на Парк-Плейс в Бруклине. Мужчины поехали к высотным домам Сохо.

— Ты их не задержал?

— Еще нет. О'Брайен и Малленс работают с женщиной, Мартинес и Валенти — с мужчинами. Попытаются узнать имена.

— Почему не проследили за грузовиком?

— Потому что у меня мало людей и машин. Кроме того, я хотел, чтобы грузовик убрался оттуда к чертовой матери и мы получили возможность понаблюдать за тем, что происходит внутри квартиры.

— Сколько человек дежурят днем?

— Один в участке. Двое следят за женщиной. Двое — за мужчинами. Сегодня я освобожу их от ночной смены.

— Значит, в участке останется всего один человек? — В голосе инспектора сквозило плохо скрытое беспокойство.

— Получается, так.

— А вчерашняя команда у тебя на казарменном положении?

Мэлоун с трудом сдержался.

— Вы опять правы.

— Перегибаешь палку?

— Думаете, я не понимаю?

Замбрано зевнул.

— Ну, мне пора вылезать из постели и ехать в соляные копи. Увидимся. — Он повесил трубку.

Мэлоун посмотрел на свою.

— Сукин ты сын!

Потом взглянул на детективов. Усталые люди могут дать маху.

— Идите по домам и отоспитесь.

— А вы что собираетесь делать, Лу? — спросил Старлинг Джонсон.

— Нанесу визит в судоходную компанию в Лонг-Айленд-Сити.

Мэлоун уже выходил, как вдруг О'Шонесси крикнул, что ему звонят по третьей линии. Вернувшись в комнату, Мэлоун взял трубку.

На этот раз не было ни представлений, ни притворства. Человек, ранее назвавшийся Мэдвиком, был краток:

— Для тебя же будет лучше, Мэлоун, если ты не станешь совать нос в дело Айзингер!

— Пошел ты… — сказал Мэлоун, бросил трубку и уехал.


Темно-красный седан держался на почтительном расстоянии от такси, пока оно ползло в потоке утреннего транспорта по Флэтбуш-авеню, направляясь к Бруклинскому мосту. Проехав мост, такси свернуло на Парк-роу и помчалось на восток, к площади Четэм. На Бауэри повернуло на север и, доехав до угла улицы Хестер, остановилось во втором ряду. Из такси вышла женщина. Шикарное платье и парик, бывшие на ней прошлой ночью, уступили место простой одежде, голова была покрыта платком. Женщина торопливо прошла полквартала по улице Хестер и нырнула в трехэтажное здание, над входом в которое красовалась вывеска на иврите. Справа от двери висела табличка на английском: «Истсайдская миква».

Темно-красный седан, подъехав к тротуару, остановился возле пожарного гидранта.

— Что такое миква? — спросил О'Брайен у напарника.

— Религиозная баня, в которую еврейские женщины ходят раз в месяц после менструации, — ответил Малленс.

— Женщины такого сорта тоже?

— Все без исключения.

Двадцать минут спустя женщина вышла из миквы и пошла по улице в северном направлении. О'Брайен вылез из машины. Женщина прошла пять кварталов, время от времени нервно озираясь по сторонам. Посреди шестого квартала она вошла в ресторан с надписью на иврите и села за свободный столик у окна. Она так ушла в свои мысли, что даже не обратила внимания на мужчину, вошедшего немного позже и усевшегося через три столика от нее.

Согбенный официант с изможденным лицом, шаркая ногами, подошел к О'Брайену:

— Что-нибудь закажете?

Женщина нехотя ковыряла вилкой еду, которую ей принес тот же официант, и поглядывала в окно, то налево, то направо, иногда бросая взгляд на часы. О'Брайен прикончил молочное блюдо и собирался заказать еще одно, когда в ресторан вошел мужчина и направился прямо к столику, за которым сидела женщина.

— Ну? — грубовато спросил он, опускаясь на стул напротив. О'Брайен хорошо слышал их разговор.

— Его там не было, — сказала она.

— Ты уверена, что это единственная миква, куда она ходила?

— Да, уверена, — раздраженно ответила она.

— Мы должны найти этот проклятый лист.

— Что еще я могу сделать?

— Не знаю, но ясно одно: полиция уже влезла в наши дела. Мужчина подался вперед и понизил голое, так что О'Брайену больше ничего не удалось расслышать. Вдруг женщина откинулась на спинку стула, явно чем-то встревоженная.

— Я не знаю, куда она это спрятала, только все твердила о какой-то проклятой песне…

Глава 5

Пятница, 12 июня, полдень

Ван-Дэм — последний выезд на запад со скоростной Лонг-Айлендской автострады перед Мидтаунским тоннелем. Борден-авеню начиналась с противоположной стороны Ван-Дэм и прорезала промышленное сердце Лонг-Айленд-Сити. На Борден-авеню и Тридцатой улице мужчины в защитных стальных касках стояли на платформах, загружая и разгружая склады. Тротуары перед зданием компании «Олкок и Олкок, тара» были запружены людьми, сколачивающими деревянные контейнеры. Перед снабженческой компанией «Провижн» безостановочно сновали машины, развозившие приправы по городским отелям и ресторанам. Всюду стояли отцепленные от грузовиков трейлеры. Улицу пересекали рельсы железной дороги. Ритм движения постоянно нарушали грузовики, пятящиеся к месту погрузки. Огромные чаны, стоявшие перед «Биддл энд Пикл компани», источали острый пряный аромат.

Старлинг Джонсон не пошел домой. Делать ему было нечего, и он решил составить компанию Мэлоуну. Усталости он не чувствовал и был не прочь поработать еще. Тем более в последнее время он обнаружил, что сна ему требуется все меньше и меньше. Он никак не мог привыкнуть к одинокой жизни, хотя развелся два года тому назад, а один жил уже три года. Все еще казалось слишком громким тиканье часов, а тишина оглушала; он еще не мог заснуть без спиртного. Он ненавидел, приходя после работы домой, сразу включать телевизор или радио, но он не мог обойтись без голосов других людей. У него была девушка, по правде говоря, их было несколько. Но он тяготился ими и ловил себя на том, что считает минуты в ожидании, пока они встанут, оденутся и уйдут. Он выработал твердое правило: ни одна женщина не ночевала, и никому из них не разрешалось оставлять свои вещи в его квартире. Если после их ухода он обнаруживал что-то, немедленно выбрасывал находку в мусорное ведро. Ни одна из женщин не могла предъявить права на него или его жилище.

Перед тем как отправиться в Куинс, они остановились перекусить. Завтрак состоял из яичницы и кофе. Поев, они проехали через Мидтаунский тоннель и выскочили на Борден-авеню рядом с будкой сборщика платы за проезд. Сборщику денег потребовалось несколько секунд, чтобы записать номер и пропустить их. Джонсона раздражала задержка, возможно, он просто устал. Он поставил машину напротив Восточной судоходной компании. Понаблюдав с полчаса за объектом, оба решили, что он явно не вписывается в общую картину. У зданий всех других компаний на Борден-авеню кипела работа: подъезжали и отъезжали грузовики, возившие товары. Но Восточная судоходная казалась вымершей. Здание, за которым они вели наблюдение, в полтора этажа высотой, было построено в форме неправильного восьмиугольника. Они видели несколько погрузочных платформ, подъезд к которым преграждали железные ворота. Высокие окна были забраны металлической сеткой. По другую сторону здания располагался железнодорожный полустанок, обнесенный забором, поверх которого тянулась колючая проволока. За зданием тек грязный Ньютаун-Крик. Серые крестообразные мачты скоростной лонг-айлендской электрички скрадывали высоту здания, вокруг которого стояли мощные фонари и телевизионные камеры, позволяющие наблюдать за прилегающей территорией.

— Что-то здесь не так. Должно быть, и внутри происходят любопытные вещи. — Джонсон, поморщившись, вздернул брови.

— А вот мы сейчас и поглядим. — Мэлоун вылез из машины и первым подошел к двери с надписью: «Торговые предложения только по предварительной договоренности».

Войдя, они очутились в крохотной приемной, стены которой были оклеены обоями под дерево. За стеклянной перегородкой у дальней стены сидела секретарша в огромных очках, которая равнодушно приветствовала их:

— Могу я вам чем-нибудь помочь, господа?

— Нам надо поговорить с хозяином. — Мэлоун порылся в кармане и вытащил целую пачку визиток. Выбрал одну и взглянул на нее, прежде чем вручить секретарше.

— Я Джон Тримз из Министерства труда США, а это мой помощник, Тайрон Вашингтон. Мы здесь по служебному делу.

Джонсон ткнул лейтенанта в бок:

— Тайрон Вашингтон! Ну надо же! Громко сказано!

— Вас понял. — Мэлоун подмигнул ему, оглядывая приемную.

В глубь здания вела только одна дверь, плотно прилегающая к стене, почти незаметная. У входа стояла кадка с авокадо. Несколько стульев, обитых дерматином, пластиковый, заляпанный кофе столик с лежавшими на нем старыми журналами довершали убранство.

Вошел мужчина лет сорока, со смуглым лицом, на котором выделялся крупный ястребиный нос. Одет в шорты цвета хаки, пропотевшую майку и римские сандалии на босу ногу. Под майкой перекатывались мускулы.

— Я — Дэвид Анкори. Чему обязан? — Захлопнув ногой дверь, он прислонился к ней. Он говорил с мягким британским акцентом.

Мэлоун забрал визитную карточку у женщины и, подойдя к Анкори, протянул ее ему. Тот взглянул на визитку и улыбнулся.

— Итак?

— Мы получили сведения о том, что в Восточной судоходной компании нарушается федеральный кодекс о труде, — солгал Мэлоун, — И мы хотели обсудить это с владельцем компании.

— Понятно. — По лицу Анкори скользнула насмешливая улыбка.

Мэлоун понял, что визитная карточка никого не обманула.

Ну и черт с ним. Игра начата, и посмотрим, к чему она приведет.

— В таком случае, вам лучше потолковать с самим мистером Андерманом. — Анкори открыл дверь, пропуская детективов вперед.

Мэлоун вошел первым и очутился в узком коридоре из рифленого железа. Окон не было. Вверху шумели вентиляторы. Через каждые три метра в коридор выходили обитые металлом двери с врезными кодовыми замками.

Анкори остановился перед дверью под номером 6 и набрал шифр. Щелкнул замок, дверь открылась. Детективов провели через нее в другой узкий коридор со стенами пепельного цвета. Обогнав детективов, Анкори быстро шел впереди. В конце коридора он открыл тяжелую дверь и придержал, пока они проходили. В комнате за заваленным грузовыми коносаментами[3] столом сидел Яков Андерман, представительный мужчина лет шестидесяти.

Его глаза, полуприкрытые тяжелыми веками, смотрели холодно и неприветливо. Усталый вид, волосы, редкие на макушке, зато пушистые на висках, беспорядочными прядями свисали за уши. Правая щека иногда дергалась от тика. От него разило табаком и дешевым лосьоном после бритья.

Из белой, расстегнутой на груди рубашки торчали густые седые волосы. Сногсшибательно модные синие итальянские брюки совершенно не вязались с помятым обликом Андермана.

Он мрачно поглядел на вошедших.

— Только избавьте меня от ерунды насчет министерства труда. Вы из полиции. Так что выкладывайте, зачем пришли, и убирайтесь, — резко заявил он.

— Почему вы решили, что мы полицейские? — спросил Мэлоун.

— За свою жизнь мне пришлось пожить в разных странах. Я пришел к выводу, что вы одинаковы по всему свету. — Он постучал себе по кончику носа. — Я вас чую.

Сдержав ярость, Мэлоун достал удостоверение и толкнул по столу к Андерману, который мельком взглянул на него и швырнул обратно.

— Ну и что из этого? Ну, я потрясен. Что дальше?

— Слушай, приятель. Советую сменить тон. Мы здесь по службе. Если ты отказываешься помочь нам здесь, я вытащу твою толстую задницу в полицейский участок и произведу на ней соответствующую операцию. Понял, приятель?

Дэвид Анкори сделал шаг к Мэлоуну. Старлинг Джонсон преградил ему путь.

— Спокойно, парень. Спокойно.

Андерман поднял руку, останавливая Анкори. Достал сигарету «Голуаз» и закурил. Закашлялся, потом улыбнулся и пожал плечами.

— Трудная была неделя. У всех бывает, верно? Так чем могу служить? — спросил он, попыхивая сигаретой.

— Мы расследуем убийство Сары Айзингер. Она ведь работала у вас? — спросил Мэлоун.

— Да, я читал о ее смерти. Но почему вы сразу не сказали?

— Дело в том, что многие не хотят говорить с полицией, но у всех найдется время потолковать с представителями правительства Штатов.

— Ясно. — Андерман стряхнул пепел в пепельницу. — Мне трудно представить, что кто-то мог желать смерти Сары. Она была такой милой девушкой.

И Андерман рассказал Мэлоуну, что Айзингер работала у него четыре года. Потом однажды прибежала в контору и гордо заявила, что уходит, увольняется.

— Сказала, почему уходит?

— Ей не понравился великий американский образ жизни. Сказала, что хочет найти себя. Бродить по пляжам без лифчика, босиком, ощущая ногами песок, слушать космическую музыку волн, и прочая ерунда. Слюни разочарованных.

— А почему она была разочарована?

— Этого я не знаю.

— Что за работу она у вас выполняла? — спросил Мэлоун.

— Она занималась инвентарными ведомостями и составляла график разгрузок. И делала это очень хорошо. — Андерман раздавил сигарету в пепельнице.

— На что были ведомости?

— Промышленное оборудование высокой точности.

— Я заметил, что ваши платформы заперты. И работа не кипит, если можно так выразиться, ни снаружи, ни внутри вашего заведения. Может быть, объясните, почему?

Облокотившись на стол и подперев ладонью подбородок, Андерман стал теребить пальцами губы, как бы решая, стоит отвечать на вопрос или нет.

— Дело в том, что мы страхуем сами себя, — он, видимо, все-таки решил ответить, сочтя, что ссориться пока не стоит, — Я отказываюсь платить возмутительно высокие страховые взносы. Обеспечиваю себе безопасность, тщательно подбирая работников, исключая потери от хищений. В итоге наши тарифы ниже, чем у конкурентов. Ворота открывают, только когда подъезжают грузовики.

— Вы не нанимаете водителей из профсоюзного объединения? — Мэлоун был поражен.

— Я нанимаю, кого хочу. — Андерман не скрывал раздражения. — Гангстерам у меня делать нечего. Естественно, приходится иногда подмазывать кое-кого. Я нанимаю израильских студентов, которые учатся в этой стране, и американских студентов, которые приходят по рекомендации друзей. Ни одного человека с улицы.

Видел ли Андерман или слышал что-нибудь об Айзингер после ее увольнения?

Андерман состроил кислую мину. Сначала она изредка звонила, а потом исчезла. Ни слуху ни духу.

Мэлоун повернул голову и взглянул на Дэвида Анкори, топтавшегося у двери, скрестив руки на груди. Потом снова посмотрел на Андермана.

— Вы знакомы с Олдриджем Брэкстоном?

— Никогда не слышал этого имени. А ты, Анкори?

Анкори отошел от двери, пересек комнату, поглядывая на

Джонсона, и стал возле Андермана.

— Нет. Не слышал, а что?

— А то, что Хиллель Хенков и Айзек Арази, которые у вас работают, преследовали вчера вечером мистера Брэкстона на грузовике вашей компании. Что запрещено законом.

— Так это вы их избили?

Андерман зло прищурился.

— Избили? Я об этом ничего не знаю. — Мэлоун повернулся к Джонсону: — Ты слышал о каком-то избиении?

Старлинг Джонсон покачал головой.

— Ну конечно. Вы ничего такого не слышали. Полицейские никогда не знают о таких вещах.

Солнце пробивалось сквозь забранное сеткой высокое окно, наполняя маленький кабинет неровными полосами света.

— Почему они преследовали. Брэкстона и его друзей? — спросил Мэлоун.

— Вот вы у них и спросите.

— Где они? Я должен с ними поговорить.

— Без проблем. Я послал их в Чикаго забрать кое-какой товар. Как только вернутся, свяжу их с вами.

— Что вы можете о них рассказать?

— Я могу сказать, что от них одни неприятности. Деятели Лиги защиты евреев, которые хотят быть большими сионистами, чем сами сионисты. Студенты, которые тратят больше времени на провозглашение всяких лозунгов своей лиги, чем на работу. Я подумываю избавиться от них, потому что работаю, чтобы делать деньги, а не бороться за принципы. Эти двое думают, что, раздавив яйца какому-нибудь арабу, станут героями местного масштаба. Чушь собачья. Безобидные люди. Они и из бумажного мешка вылезти не сумеют, если посадить их туда.

— Когда вы ждете возвращения Хенкова и Арази?

— Через день. Может, через два. Не волнуйтесь, полицейский. Они с вами свяжутся, — пообещал Андерман.

— Вы были знакомы с Сарой в Израиле?

— Да.

— Ее родители связывались с вами? — осторожно спросил Мэлоун.

— Нет, — ответил Андерман, и в его глазах промелькнула тень, потому что он солгал.

Старлинг Джонсон въехал на машине без опознавательных знаков на площадь Эриксона и остановился за грузовиком фирмы «Силенд». Потом повернулся к Мэлоуну:

— Хотите, я пойду с вами?

— Лучше схожу один. Они странные ребята.

Мэлоун пересек улицу, лавируя в потоке машин, направлявшихся к туннелю Холланда. Остановился на тротуаре на южной стороне Варик-стрит, проверяя, нет ли слежки, потом повернулся и вошел в подъезд дома номер 131. Если верить указателю, корпорация фондового развития размещалась на десятом этаже. В действительности эта корпорация была штабом разведывательного отдела нью-йоркского полицейского управления. Любой полицейский, если он в здравом уме, старался держаться подальше от этого места.

Выйдя из лифта, Мэлоун оказался в приемной, убранство которой состояло из коммутатора старого образца и зеленого металлического стола, покрытого пластиком Формика, неизбежной принадлежности нью-йорского полицейского управления. На него подняла глаза подтянутая дама лет пятидесяти.

— Я бы хотел поговорить с лейтенантом Джо Манелли. По-моему, он работает в протокольном отделе.

Дама холодно взглянула на Мэлоуна и, протянув раскрытую ладонь, коротко произнесла:

— Документы.

Мэлоун вручил ей свое удостоверение.

Она достала из-под стола синюю папку с компьютерными распечатками. Пока она искала букву «М», Мэлоун оглядел помещение. На стене — две телекамеры. В каждом месте, куда он заходил по этому проклятому делу, оказывались телевизионные камеры.

Женщина прижала удостоверение к строке печатных символов, содержащих кодированные данные на лейтенанта Дэниела Мэлоуна. Ее средний палец пробежал по строке.

— Ваш регистрационный номер в налоговом управлении, сэр?

— 833949.

— Когда произведены в сержанты?

— Август шестьдесят седьмого.

— Куда вас распределили после окончания академии?

— В Семьдесят девятый участок, патрульным.

Она вернула ему удостоверение и захлопнула папку.

— Между прочим, сэр, что такое, «сорок девятый»?

— Что? — Мэлоун не сразу сообразил.

Ее правая рука была спрятана под столом, и Мэлоун подумал, что ему в живот, вероятно, направлен револьвер 38-го калибра.

— «ЮР-49» — официальное обозначение управления.

— Двадцать восемь?

— «ЮФ-28» — просьба об отпуске.

— Спасибо, Лу. — Она усмехнулась.

Мэлоун наклонился к ней.

— Ну как, я прошел испытание?

— Лейтенанты всегда проходят. — Она нажала кнопку на панели. Единственная дверь в комнате распахнулась. — Проходите, Лу.

Дверь захлопнулась, едва он прошел. Перед ним была другая дверь, она открылась, и Мэлоун увидел улыбающегося Джо Манелли. Он почти не изменился за три года. Немного прибавилось седины, но не фунтов. Пожалуй, только искорок в глазах старого друга больше не было.

Они обменялись рукопожатиями, и Манелли провел его в свой кабинет.

— Как дела со шпионами? — Мэлоун опустился в кресло.

— Так и валятся отовсюду. Какими судьбами, Дэн?

Манелли задал вопрос обыденным тоном, но Мэлоун заметил морщинки вокруг глаз и рта, что свидетельствовало о настороженности.

Когда Мэлоун закончил рассказ о деле Айзингер, Манелли пожал плечами, как бы говоря: «Ну и что?»

— А почему ты прибежал ко мне?

Мэлоун положил ногу на ногу.

— Я хочу установить связи Айзингер с ЦРУ. Те два телефонных номера засекречены. Это означает, что у нее был прямой выход на них в Нью-Йорке и Маклине. Не можешь ли ты организовать для меня встречу с одним из их людей? С тем, кто мог бы ответить на некоторые вопросы.

— И всего-то? — насмешливо спросил Манелли.

— Нет. Это не все. Мне надо, чтобы ты проверил несколько имен по вашим каналам. — Мэлоун вынул лист бумаги и положил перед Манелли. — Здесь список связанных с этим делом, включая саму жертву. Возможно, появятся новые имена, если расследование пойдет успешно.

Манелли подался вперед, барабаня кончиками пальцев по столу.

— Ты хоть понимаешь, о чем просишь?

— В списке управления числится пока еще и ваш отдел. А куда же мне, в конце концов, обращаться? В округ Нассау?

— Дэнни, мои мальчик, наш отдел не имеет, повторяю — не имеет связей с ЦРУ. И мы не ведем, повторяю — не ведем досье на американских граждан. Это против проклятого закона, политики управления и проклятой Конституции США.

— Чушь, — отрезал Мэлоун.

Около минуты (показавшейся Мэлоуну вечностью) Манелли смотрел на него с холодной улыбкой на губах.

Мэлоун первым прервал затянувшееся молчание:

— Джо, мы были друзьями много лет. Вместе пришли на Службу. Учились в одной группе в академии. Сейчас я вляпался в то, что растет на твоем поле. И прошу об услуге. За последние годы я помогал тебе много раз. Сейчас настала твоя очередь. Помнишь Энн Логан?

Манелли покосился на него. Это имя он не вспоминал уже долгие годы. Лет десять назад женатый сержант Манелли завел подружку, которая забеременела. Он пришел к своему другу, Мэлоуну, и тот устроил прием у врача в Нью-Джерси. В те времена аборты были запрещены законом.

— Сигарету не дашь? — Манелли потянулся через стол. — Я бросил курить два года назад. Сейчас только «стреляю», своих не держу.

Мэлоун зажег для него сигарету, Манелли схватил его за руку, глядя на приятеля поверх языка пламени.

— Ты никогда не задумывался, сколько идиом мы используем в работе? — Манелли снова откинулся на спинку стула.

— Иногда.

— Когда кто-то хочет «купить тебе костюм» или «подарить новую шляпу», это означает, что тебе заплатят, если ты закроешь глаза на нарушение закона или плохо выполнишь работу. Самое сильное выражение, Дэнни, мой мальчик, это «у него душа нараспашку». Эта маленькая идиома означает, что человеку можно доверять, что он без колебаний даст ложные показания перед судом присяжных, не подведет своих друзей и Службу. Дэнни, мальчик мой, а у тебя-то душа нараспашку?

Манелли вдруг показался Мэлоуну стариком, и он почувствовал жалость к бывшему другу. Он посмотрел на бесстрастное лицо сидевшего перед ним человека.

— У меня всегда душа была нараспашку.

— Ладно, старик. — Манелли хлопнул ладонью по столу. — После дела Наппа на Службе стали закручивать гайки. Комиссар полиции и всякие лощеные задницы забыли про отдел разведки. Они настолько помешались на уличной коррупции, что оставили нас в покое. Но тут грянул Уотергейт, и сразу все изменилось. Нашу работу закрутили похлеще, чем задницу моллюска, а она у него, как ты знаешь, водонепроницаемая. Никто никому не доверяет. Людям из ЦРУ прижгли одно место за то, что они обучали наших ребят в конце 50-х и начале 60-х. Один из «героев» Уотергейта работал раньше у нас, и он не выстоял. Наши тайные дела велено было прикрыть, уничтожить все разведывательные досье, оборвать связи, на которые у нас не было формального разрешения, и прекратить «игры» с общественно опасными группами. Господи, да мы, по сути дела, вовсе прикрыли свою лавочку.

На лице Мэлоуна появилась недоверчивая усмешка.

— Вы — да вдруг прикрыли?

— Ну, не совсем, — с легкой улыбкой согласился Манелли. — Мы объединили сведения, полученные неофициальным путем, с данными отдела по работе с молодежью, а дела по терроризму поручили частным детективам, которым доверяли. Формально мы перешли на «первую скорость», сосредоточив усилия на больших умниках, а тебе известно, какое это занудство — иметь с ними дело.

— И теперь?

— Времена изменились. Мы работаем с иностранными шпионами и бандитами, многие из которых защищены дипломатическими паспортами, что не мешает им убирать всякого, кто не нравится, в любом самом захудалом районе. Строим работу по принципу: как можно больше сведений. Работа распределена по отделам, которые отвечают только за порученную им часть. Поддерживаем тесные связи с ФБР. Иногда делаем за них ту работу, которая не вписывается в рамки их устава, прикрываем, если дело становится щекотливым, и им не очень удобно засвечиваться… Сейчас как раз это и происходит. — Манелли подался вперед, лицо стало мрачным. — Ты не мог найти более неподходящего момента, чтобы явиться сюда со своей маленькой драмой.

Мэлоун почувствовал, что его загнали в угол.

— Но почему, Джо?

— Того, что я тебе сейчас скажу, ты никогда не слышал. Понятно?

Мэлоун кивнул.

— Помнишь, писали о покушении на второго секретаря Кубинской миссии при ООН? Его имя — Родригес, и произошло это двенадцатого мая прошлого года на углу Пятьдесят восьмой улицы и бульвара Куинс.

— Помню.

Манелли продолжал:

— Оказалось, что Родригес возглавлял кубинскую разведку в нашей стране. Кастро был взбешен. Он пригрозил одним ударом смести всех резидентов ЦРУ в Латинской Америке. Парни из Агентства постарались убедить его, что наша служба не имеет к этому отношения. Сказали, что это дело рук психов из антикастровской группировки, действовавшей на свой страх и риск. Было обещано узнать и сообщить имена этих людей, чтобы агенты Кастро занялись ими. Тут начались проколы. Дело поручили Колфилду и Уильямсу из Сто восьмого участка. При нападении был использован девятимиллиметровый пистолет «дир», его нашли на месте происшествия.

— Пистолет «дир»? — Мэлоун был поражен.

Манелли объяснил, что во время Второй мировой войны ОСС[4] произвело около миллиона этих орудий убийства, названных «освободитель». Это маленький пистолет, который можно было спрятать в кулаке и который заряжался патроном сорок пятого калибра. Просто затвор и рукоятка с патронами.

«Освободитель» вручался подпольщикам, бывшим в подчинении Управления стратегической разведки на оккупированных территориях. Гладкоствольный пистолет был прекрасным оружием ближнего боя.

Во время войны во Вьетнаме «освободитель» чуть видоизменили специалисты из ЦРУ. Получился пистолет «дир» для условий Юго-Восточной Азии. Свинчивающаяся алюминиевая рукоятка и стальной ствол.

Не знаю, как Колфилду и Уильямсу это удалось, но они выследили, откуда оружие. Проследили груз, отправленный ЦРУ около восьми лет назад. Они даже нашли четырех свидетелей, которые уверенно опознали террориста. Они не только видели его на месте преступления, но даже и то, как он выстрелил из пистолета.

— Ну и что? Не пойму, в чем тут дело.

— А дело, старик, в том, что стрелявший и его сообщники — оперативники, работающие по контракту с ЦРУ в «Омеге-7», антикастровской группе. Можно добавить, что оружие, из которого стреляли в Родригеса, было использовано при совершении еще шести убийств в Штатах. И все жертвы — люди Фиделя.

— Господи, ну и помойка!

— Сейчас Колфилд и Уильямc добиваются ордера на арест, а Вашингтон хочет, чтобы дело было спущено в сортир.

— И что теперь будет?

— Понятия не имею. — Вынув из синего стакана карандаш, Манелли принялся крутить его в пальцах, сосредоточенно о чем-то размышляя. — Ребята из ЦРУ ничего тебе не скажут, Дэнни Они по уши в дерьме в Сальвадоре и Никарагуа. Будут отрицать все. Советую не лезть в эти дела, тебе могут прищемить нос.

Он посмотрел на Мэлоуна, проверяя, подействуют ли его слова, потом с довольным видом стал ждать ответа.

— Ничего не выйдет, Джо. Я не спускаю дела в сортир.

Манелли снова начал крутить карандаш.

— Ну, не послушаешь доброго совета, тебя самого туда спустят.

— Неужели? И кто же?

— До меня дошли только слухи. — Манелли продолжал крутить карандаш.

Мэлоун выхватил карандаш из его рук, сломал и швырнул обломки через плечо.

— Расскажи мне о них, Джо.

— Ходят слухи, что ты влез не в свою область.

— Да? Тогда послушай меня, приятель. Я не закрою дело Айзингер, пока не добьюсь своего. Раскрою эту чертову интригу. Если не смогу сделать это в рамках Службы, пойду к кое-кому из друзей-газетчиков, которые с великим удовольствием проведут расследование и опубликуют материалы об убийстве, в котором замешано ЦРУ.

Манелли пытливо взглянул на него, скомкал лист бумаги, на котором малевал чертиков, и бросил в корзину, будто баскетбольный мяч.

— Ну что ж, Дэнни-бой, ты совершеннолетний. Окажу тебе услугу, позвоню кое-кому. Но не приходи плакаться в жилетку, если прищемишь себе член.

Манелли проводил его до лифта, и они расстались, молча и без рукопожатий.

Вернувшись к себе, Манелли запер дверь и принялся прохаживаться по комнате в глубокой задумчивости. В углу у окна стоял шкаф для досье с пятью ящиками, скрепленными стальной скобой, удерживаемой наверху засовом и магнитным замком. Лейтенант достал из-за шкафчика магнит, поднес к замку и открыл его. Вынув скобу, положил ее на верхний ящик и достал из него телефон. Поставил на крышку ящика и несколько минут в нерешительности постоял, о чем-то размышляя, потом закусил нижнюю губу, снял трубку и, дождавшись ответа, произнес всего несколько слов:

— Мне надо настроить рояль.


Ахмад Марку и Айбан Язиджи увидели, как такси свернуло с Флэтбуш-авеню на Лафайет-авеню, и поспешили к обочине тротуара. Когда такси остановилось перед ними, оба парня быстро забрались на заднее сиденье. Переждав поток, шофер осторожно отъехал от тротуара. Глядя одним глазом на дорогу, вторым он рассматривал пассажиров в зеркале заднего вида, потом сказал:

— Возникли сложности. Вас велено проинструктировать, как их преодолеть.

Пассажиры молча глядели на лицо в зеркале.

Шофер продолжал:

— За Андреа Сент-Джеймс следили, когда она обедала с Яковом Андерманом. Один из моих людей как раз что-то покупал в Нижнем Истсайде. Он увидел Андреа, когда она шла по Хестер-стрит, за ней ехали два детектива в полицейской машине. Мой человек решил понаблюдать. Андреа вошла в ресторан, один из полицейских вошел за ней. Немного погодя появился Андерман, сел за столик Андреа, и у них завязалась оживленная беседа.

— Вот черт! — Айбан Язиджи хлопнул ладонью по сиденью.

— Похоже, она все время работала на Андермана, — продолжал Шофер. — В любом случае Андреа стала помехой.

— Думаешь, ей что-то известно? — спросил Марку.

— Возможно. Работая в «Интермедии» и выполняя наши мелкие поручения, она могла из кусочков сложить целое. Ничего нельзя оставлять на волю случая. Вы должны провести с ней обстоятельную беседу.

— А потом? — спросил Марку.

Такси затормозило перед Бруклинской публичной библиотекой.

— Мы полагаем, она должна умолкнуть навсегда.

Ахмад Марку вручил шоферу долларовую бумажку.

— Сдачу оставь себе.

— Спасибо, спортсмен. На той стороне улицы — станция метро. Я бы отвез вас обратно в Манхэттен, но времени нет. Дела.

— Понятно. — Язиджи открыл дверцу.

Таксист смотрел им вслед, пока они шли через дорогу к метро. Внезапно заговорила рация под приборной панелью.

— ОСН[5]-7, где вы сейчас? Прием.

Шофер снял микрофон с рычага. Посмотрев на здание Бруклинской библиотеки, решил не упоминать его. Очень уж неподходящее место.

— ОСН-7 — Центральной. Нахожусь на углу Христофора и Девятой. Прием.

— ОСН-7, свяжитесь с руководством. Прием.

— ОСН-7. Вас понял.

Повесив микрофон на место, таксист поехал искать телефон-автомат. Ему надо было позвонить своему начальству в полицию.

Когда Мэлоун и Джонсон вернулись на работу, они обнаружили там Хайнемана, печатавшего «пятерки», и Дэвиса, с трудом отбивающегося от разъяренной матроны, требовавшей, чтобы ее квартиру проверили на отпечатки пальцев. В конце концов, у нее или нет утащили телевизор и пару серег?

Мэлоун подошел к Дэвису.

— Парни, я же велел вам идти домой спать.

Дэвис протестующе поднял руку.

— Мы решили дождаться вашего приезда, вдруг понадобимся. Не волнуйтесь, все нормально. Мы не подадим рапорт о сверхурочных. Закончим с этим делом, дадите нам отгулы, тогда и отдохнем как следует.

Мэлоун прошел в кабинет, просмотрел шестидесятую форму, потом взглянул на О'Брайена, который ждал его, обмякнув на стуле. О'Брайен доложил, что женщина, за которой вели слежку от «Интермедии» до квартиры Брэкстона, опознана как Андреа Сент-Джеймс. Она проститутка, работает в «Интермедии». О'Брайен добавил, что проследил за нею до миквы, и пересказал ее разговор в ресторане с неизвестным мужчиной. Из ресторана они довели ее до дому.

— Опиши человека, с которым она встречалась в ресторане.

О'Брайен открыл блокнот и прочитал приметы.

— Андерман, — сказал Мэлоун, подходя к доске. Написал на ней «Сент-Джеймс» и сдул мел с рук. Он подумал, что, должно быть, эта самая Андреа и звонила на работу Саре Айзингер.

Мэлоун неохотно позвонил Джо Манелли и сообщил последние новости. Манелли пообещал помочь. Разговор получился холодным и официальным. Тем временем кабинет Мэлоуна наполнился детективами.

— Что теперь? — спросил Хайнеман.

Мэлоун посмотрел на их усталые лица.

— Идите по домам. Утро вечера мудренее.

О'Шонесси, глядя в расписание, произвел в уме некоторые подсчеты.

— Я мог бы встретиться с ней да еще успеть на поезд в восемь сорок две на Хиксвилл. Останется время на свидание с Пеной.

— А твои супружеские обеты? Они для тебя что-нибудь значат? — ехидно спросил Дэвис.

— Я возложил их на себя пятнадцать лет назад, и они истекли за сроком давности.

Мэлоун поднял телефонную трубку и, придерживая ее подбородком, набрал номер, свободной рукой делая пометки на листке бумаги.

— Инспектор, говорит Дэн Мэлоун. У меня появилось настроение сходить пообедать. Не хотите ли присоединиться?


«У Джино» — замечательный ресторанчик в сердце Маленькой Италии, замечательный тем, что там мало посетителей. Пол посыпан опилками. Старинные столы и стулья с резными спинками в беспорядке громоздились у стойки бара и в обеденном зале. Рядом с дубовой стойкой висела большая картина, писанная маслом. На ней был изображен Джино в окружении пожилых итальянских гуляк.

— Дэнни, как дела? — приветствовал хозяин входившего в ресторан Мэлоуна.

Лысая голова Джино, как всегда, сияла. Живот вырос просто до угрожающих размеров. Мэлоун представил своего спутника. Джино передвинул сигару «Де Нобили» из одного уголка рта в другой.

— Рад познакомиться, инспектор. Приятно слышать, что твой земляк сделал карьеру в управлении.

— Мы хотели бы занять голубой кабинет. — Мэлоун улыбнулся.

— Пожалуйста. Следуйте за мной, сэр.

Джино повел их в обеденный зал, квадратную комнату с маленьким балконом по всему периметру. Несколько завсегдатаев из соседнего района приветствовали их, узнав Мэлоуна, и снова уткнулись в свои тарелки со спагетти. Джино подвел их к столику, стоявшему у лесенки, ведущей на балкон.

— Одну минуту, сэр, сейчас я накрою ваш столик, — с этими словами Джино вытряхнул пепельницу прямо на пол. Сорвав со стола скатерть, стряхнул и постелил обратной стороной.

Замбрано повернулся к Мэлоуну.

— Шикарное местечко, — прошептал он.

— Я никогда не мелочусь, — ответил тот.

Они заказали выпивку, после чего Мэлоун попросил принести дежурное блюдо дня.

Когда принесли напитки, Замбрано поднял бокал.

— Ваше здоровье, приятель.

Они чокнулись.

Джино принес тарелку ракушек, блюдо макаронных рожков, плошку моллюсков в белом соусе и огромную порцию салата.

— Приятного аппетита, — сказал он, расставил еду и удалился в бар.

Тут же вернулся с бутылкой кьянти и парой простых стаканов.

— Хрусталь побили в моечной машине. — Он подал каждому стакан. Изогнувшись, достал из стенного шкафчика итальянский хлеб.

Замбрано отломил горбушку, обмакнул ее в вино.

— Что с делом Айзингер? — спросил он, жуя хлеб.

— Не хватает людей, чтобы вести слежку за судоходной компанией и «Интермедией» одновременно. — Мэлоун сделал глоток, наблюдая за реакцией инспектора. Следующий ход был за Замбрано.

Инспектор подцеплял на вилку макароны.

— А если бы хватало? — Он отправил в рот макароны.

Разрешение получено. Мэлоун мог продолжать.

— Следил бы. За Андерманом, Брэкстонами, Андреа Сент-Джеймс, — ответил он, тоже принимаясь за еду.

— Что еще? — спросил Замбрано.

— Прослушивание всех необходимых телефонов.

— Это очень дорогостоящая операция. — Замбрано потянулся за салатом. — И мне было бы трудно отстоять ее из-за одного незначительного убийства, о котором публика уже начала забывать. На дворе июнь, на нас висит семьсот восемьдесят три убийства. Одним больше, кого это волнует.

— Я нутром чую, что это серьезное дело.

Замбрано отпил вина.

— В чем это выражается?

— Кое-какие мелочи, — ответил Мэлоун, передвигая ложкой макароны в тарелке. — Например, в ее телефонной книжке найдено два номера ЦРУ, но оказывается, что там никогда не слышали об убитой. Далее, некий сотрудник разведотдела предложил мне забыть о деле Айзингер. И еще мне угрожают по телефону, причем это делает явно кто-то из наших. Поэтому мне кажется, что в этом деле замешаны важные фигуры.

— Может быть, расскажешь подробнее об этих звонках?

— Пока нет. Но как только что-нибудь прояснится, вам первому расскажу.

Замбрано допил вино и посмотрел на лейтенанта.

— Из сказанного тобой следует, что ты можешь запросить у суда особые полномочия.

Мэлоун подложил себе рожков.

— Мы можем воспользоваться и незаконными средствами. — Он поднял стакан.

— Ты серьезно? В наше-то время? Да у тебя одно место пустят на колбасу, и мое тоже, если засекут.

После этих слов наступило молчание. Оба с аппетитом ели. Мэлоун знал правило: сначала еда, потом разговор; этот ритуал придумали умные люди, и оба они относились к нему с уважением.

Откинувшись назад, Замбрано схватил себя за жирное брюхо, нависавшее над ремнем, и потряс.

— Я, наверное, прибавил фунтов пять. — Он потянулся за вином. — Могу дать тебе несколько ребят на неделю, — сказал Замбрано, наполняя стакан.

— Сколько? — Мэлоун подчистил тарелку коркой хлеба.

— Шесть, может быть, семь человек.

— Как насчет сменных машин для наружного наблюдения?

— Сейчас у нас нет лишних.

— Обойдусь без них. Может быть, фургон?

— Никаких шансов. — Замбрано махнул рукой. — К каждому району прикреплено по одному. Наши используют на окраинах.

— Если мне удастся прибрать один к рукам, вы ведь не заметите?

— Если начальство не увидит. Давай действуй.

— Мне нужен помощник по организации операции.

Замбрано вздохнул.

— Я дам тебе Джека Харригана из Десятого участка. Один из лучших, «свой парень».

Соглашение было достигнуто. Мэлоун получил то, что хотел, не ставя при этом Замбрано в неловкое положение откровенным выклянчиванием.

Мэлоун завершил ритуал:

— Спасибо, инспектор.

Он подозвал Джино.

— Черный кофе и самбукку с кофейными зернами.

Замбрано поднял маленький стаканчик и посмотрел на белый напиток.

— Дэн, ты хороший полицейский. — Он попробовал самбукку и почмокал губами. — Но это дело Айзингер застряло у тебя костью в горле. Выплюни его, пока оно не задушило нас обоих. Засунь его в долгий ящик.

Мэлоун не поднял глаз.

— Не могу, инспектор.

— Это что, личное?

— Вы чертовски правы.

— Но почему ты так им озабочен?

Мэлоун покачал стакан.

— Служба уже лишила меня жены, многих друзей и сна. Но мне все еще нравится быть полицейским. Это то, что я умею делать лучше всего. Большинство убийств, которые я расследую, бытовые, остальные связаны с наркотиками либо бандитскими разборками. На них, в принципе, всем наплевать. Но иногда попадается дело, которое вопит: «Расследуй меня до конца!» Таково дело Айзингер. Ну и, кроме того, я терпеть не могу, когда на меня давят. Мы, ирландцы, все такие — упрямые и твердолобые.

— Я знаю, но ты уже исчерпал почти весь лимит. Даю тебе восемь дней, потом придется сдать дело в архив.

— Приказываете прикрыть дело?

— Нет. Бог наказал бы меня за это. Но есть и другие начальники.

Глава 6

Вторник, 16 июня, утро

Джанет Фокс сидела на постели, скрестив ноги и снимая бигуди, когда позвонили в дверь. На часах было всего десять минут десятого. Она слезла с постели и пошла взглянуть, кто пришел.

— Детектив Дэвис, — произнес голос за дверью. — Я вчера заходил к вам со своим напарником.

Она вспомнила. Широкоплечий, с узкими бедрами. Посмотрев для верности в глазок на двери, она попросила подождать минутку. Побежала в спальню, натянула брюки и однотонную хлопчатобумажную рубашку, наскоро причесалась.

— Я пришел опросить еще несколько человек в вашем доме, — сказал Дэвис, входя в гостиную.

— Но меня вы уже спрашивали. — Она закрыла за ним дверь.

Он посмотрел на нее.

— Джанет, дело движется очень медленно. Пока вы единственный человек, который дружил с Айзингер. Может быть, вспомните какие-то подробности, пусть на ваш взгляд самые пустяковые, самые незначительные?

Она улыбнулась.

— До первой утренней чашки кофе меня бесполезно спрашивать о чем-либо. Присоединитесь?

Кухня была залита солнечным светом: Джанет поставила на круглый стол у окна тарелку с горячими рогаликами и села.

— Ломала голову, но так ничего больше и не вспомнила, — сказала она, намазывая маслом рогалик.

— Трудно поверить, что Сара так ревниво оберегала свою личную жизнь. — Дэвис отломил кусочек, не отрывая взгляда от лица хозяйки.

— Почему? Скрытных людей очень много.

— Какой она была, на ваш взгляд?

— Иногда казалось, что она боится окружающего мира, а иногда Сара была сильной и держала все в руках. — Джанет помолчала, — Вы поймаете тех, кто ее убил?

— Мы приложим все усилия.

Дэвис заметил, что глаза у Джанет зеленые.

— Сара была доброй и отзывчивой. Недавно у меня оборвался роман, и я была не в себе. Сара утешала меня, и я выплакалась у нее на плече. В ту пятницу, когда я собиралась уехать на уик-энд, она пришла и подарила мне свою Библию. Сказала, что книга принесет мне покой и наставит на путь истинный.

— У вас только что кончился роман, а вы собрались уехать на уик-энд с вашим боссом?

— Это ничего не значило. Я хотела проверить, смогу ли быть с другим мужчиной. — Она не поднимала глаз от чашки.

— А почему вы не рассказали о Библии раньше?

Она равнодушно пожала плечами.

— Я просто не подумала об этом. Это же всего лишь Библия. Хотите на нее взглянуть?

— Не откажусь.

Края страниц были потерты и надорваны. Литография на первой странице изображала навьюченных арабов, идущих по вечной Вифлеемской дороге над Сионской пропастью. Один из арабов напоминал Мэлоуна. Дэвис улыбнулся. На заднем плане старик вел ослика, на котором сидела девочка и, смеясь, махала рукой давно забытому художнику. Дэвис как бы перенесся в тот день, когда Земля была юной. Он чувствовал присутствие Сары Айзингер: ее духи, следы помады и грима. Дэвис машинально листал страницы.

— Могу я взять книгу на несколько дней?

— Если обещаете ее вернуть.

— Конечно. Теперь я у вас в долгу. — Он поднял чашку с кофе. — Может быть, пообедаем как-нибудь вечером?

Еще один женатый мужчина с проблемами. Но, в конце концов, разве не все они такие? Она улыбнулась и ответила:

— Почему бы и нет?


Дежурная комната детективов была пуста. Из-за двери кабинета лейтенанта доносились взрывы смеха. Мэлоун медленно повернул дверную ручку. Все детективы столпились вокруг доски.

В центре группы стоял О'Шонесси. К доске был прикреплен поспер с голой женщиной, которая лежала на спине, раскинув ноги; у поспера стоял Штерн с указкой в руке. Рядом — Старлинг Джонсон.

— Итак, господа, перед вами женский половой орган, — изрек Джейк Штерн. — Наш друг и коллега Пэт О'Шонесси наконец-то вкусил этот чудесный плод.

Группа собравшихся вежливо зааплодировала! Посыпались замечания:

— Прекрасная лекция.

— Лучше поздно, чем никогда.

— Добро пожаловать в клуб.

— Господа, этот напряженный отросток, напоминающий длинную лодку, — самое чувствительное место на теле женщины. Клитор. Прошу обратить внимание на маленький бугорок вверху, состоящий из губчатой ткани. Это лжеклитор — наиболее возбудимое место в райских кущах.

— Блестящая диссертация. — Хайнеман зааплодировал.

Разразилась буря рукоплесканий.

Штерн поклонился, принимая восхищение присутствующих. Он поднял руку, требуя тишины.

— Прошу обратить внимание, что лжеклитор напоминает человека, стоящего в лодке. Наш друг Пэт заблудился. Вместо того чтобы сосредоточиться на «человеке в лодке», он уделил внимание другой части.

— Да, так я и сделал, — признался пораженный О'Шонесси.

— Обычная ошибка новичков, — сказал Старлинг Джонсон.

Рассвирепевший Мэлоун ворвался в кабинет.

— Извини, что прерываю твою лекцию, но я истратил двадцать пять долларов на обед с Замбрано, чтобы рассказать ему, как вы переутруждаетесь и как не хватает людей, работающих по делу Айзингер. И что я вижу? Группу пожилых кобелей, поучающих друг дружку, как доставить удовольствие женщине. Если вы до сих пор не научились этому, то уже никогда не научитесь.

— Учиться никогда не поздно, — отозвался Штерн, шмыгнув за дверь последним.

Мэлоун не смог сдержать улыбку.

— Как поживаете, Лу?

Мэлоун обернулся. Курчавый ирландец сидел на стуле, подпирая стену, и чистил ногти серебряным перочинным ножом.

— Я — Джек Харриган. Меня одолжили вам на пару недель. Со мной шесть человек.

Детектив-сержант Джек Харриган, отличник университета в Гринпойнт. Мэлоун сразу почувствовал, что этому человеку можно доверять.

— Что за люди с тобой? Хорошо их знаешь? — нахмурясь, с сомнением спросил Мэлоун.

Харриган уловил беспокойство, сквозившее в вопросе Мэлоуна.

— Я лично их отбирал, по одному. Если прогорим, каждый будет держаться как Гибралтарская скала.

— Умеют обращаться с оборудованием для подслушивания и пользоваться видео?

— Несомненно, как и то, что летом гвинейцы ходят в майках. — Харриган пододвинул стул к столу. — Так в чем там дело?

Следующие полтора часа Мэлоун знакомил сержанта с подробностями дела Айзингер. Закончив, взглянул на Харригана.

— Я хочу, чтобы ты координировал операцию.

Харриган, склонив голову, подергал себя за мочку уха.

— Каждый год совершается масса убийств. Мы спускаем тормоза, только когда убивают полицейского или если какому-нибудь важному типу надерут задницу. Так почему столько шума из-за дела Айзингер?

Мэлоун помассировал переносицу.

— Оно стало для меня очень личным, Джек.

Харриган сжал губы и кивнул.

— Я понимаю. Четыре года назад у меня было такое дело. Когда убийцу приговорили к пожизненному заключению, я просто испытал наслаждение. — Он нахмурился. — Но для такой операции, какую вы задумали, у нас явно не хватает людей и машин. Шесть-семь детективов не в состоянии вести круглосуточную слежку за полудюжиной подозреваемых.

Мэлоун согласился. Он поделился с Харриганом планами: две пары детективов будут, сменяя друг друга каждые двенадцать часов, вести слежку за Восточной судоходной компанией. То же у «Интермедии». Остальные будут сменять друг друга, ведя слежку за разными людьми, то есть их не станут приставлять к конкретному человеку. Может быть, кому-нибудь повезет.

— А как насчет колес?

— Кое-что я уладил. Телефонная компания дает на время несколько грузовиков после ремонта. Еще достал почтовый фургон и «скорую» из готамского пункта. «Кон Эдисон» дает один фургон. В понедельник навестил друга в Бед-Стай. Дает два такси-универсала. В радиомагазине купил восемь портативных раций, настроенных на одну волну.

— И где вы собираетесь разместить весь этот автопарк?

— У Первого участка. Там будет штаб, Я договорился с отделом наркотиков. Дают стол и телефон.

Харриган ухмыльнулся.

— Да, вы выполнили домашнее задание.

Вскоре пришел Бо Дэвис и, доложив Мэлоуну о свидании с Джанет Фокс, отдал Библию. Когда Дэвис удалился, Мэлоун взвесил книгу на руке и, пролистав несколько страниц, бросил на стол.

Спустя три часа в кабинет заглянул Хайнеман.

— Пришел Андерман и привел двух бородатых.

— Арази и Хенков. — Мэлоун поспешил в дежурную комнату.

— Видите, полицейский? Я говорил, что приведу их, — сияя, сказал Андерман.

Двое из грузовика молчали, дерзко вскинув головы.

Потертые джинсы, жидкие бороденки, ермолки. Арази — тощий парень с небесно-голубыми глазами навыкате и дергающимся кадыком. Хенков — коротышка с мощной грудью и круглыми плечами, говорившими о недюжинной силе. Переносица заклеена широким пластырем. Мэлоун кивком указал им на стулья. Они уселись, ерзая и с нахальной ухмылкой разглядывая стены.

— Зачем вы оба преследовали Олдриджа Брэкстона и его друзей? — спросил Мэлоун.

Арази взглянул на лейтенанта.

— Мы не обязаны вам отвечать.

Мэлоун почувствовал раздражение от визгливого голоса.

— Ни один фашист-полицейский не может принудить нас отвечать, — заявил Хенков.

Встав со стула, Хайнеман подошел и остановился между лейтенантом и допрашиваемыми, потом каблуком тяжелого ботинка изо всех сил ударил Арази по ноге. Тот вскочил и запрыгал на одной ноге, обеими руками схватившись за поврежденную.

— Ты сделал это нарочно!

Лицо Хайнемана выражало полную невинность. Он прижал руки к сердцу.

— Сэр, мы здесь не бьем людей. Это было бы непрофессионально.

Андерман приблизился к своим работникам, зло прищурив глаза и всем видом выражая недовольство их поведением.

— Оставьте свои низкопробные фокусы для других, — прошипел он.

— Ну что же, попробуем еще раз, — сказал Мэлоун. — Зачем вы следили за Олдриджем Брэкстоном? — повторил он.

— Мы не за ним следили, — ответил Хенков. — Нас интересовали два его арабских дружка.

— Как их зовут?

— Ахмад Марку и Айбан Язиджи, те двое, что были с ним в «Интермедии». Марку — саудовец, а Язиджи из Ливана Оба состоят в «Мусульманском братстве».

— Ну и что? Это не дает вам права преследовать людей.

— Мы состоим членами Лиги защиты евреев в Сити-колледже. Наша обязанность — следить за арабами-фанатиками и докладывать об их передвижениях руководству лиги.

— Вот что, мой юный друг, большинство людей считает вашу лигу такой же ненормальной, как и «Братьев-мусульман». Советую вам впредь поступать в соответствии со статьей двести сорок, пункт двадцать пять, уголовного законодательства, где сказано, что запрещается беспокоить людей преследованием. И если я еще раз поймаю вас за этим занятием, то устрою вам небольшие каникулы на Райкерс-Айленд, понятно?

Оба парня с угрюмым видом кивнули.

— Кто убил Сару Айзингер? — спросил Мэлоун.

Арази потряс головой.

— Я не знаю. О смерти Сары я узнал от мистера Андермана.

— Ты произнес ее имя так, будто тебе приходилось повторять его много раз, — заметил Мэлоун. — Гас, присмотри-ка за студентами. Я хочу побеседовать с мистером Андерманом.

И, ухватив Андермана за локоть, повел его в свой кабинет.

В кабинете Мэлоун уселся и принялся карандашом гонять по столу пару скрепок. Андерман, сидя напротив, рассматривал стену.

— Мистер Андерман, вы со своими студентами заврались. Неужели вы думаете, я куплюсь на сказочку о том, что вы следите за арабами из братских чувств к ЛЗЕ[6]?

Андерман пожал плечами.

— Полицейский, это чистая правда.

— Вы не распознаете правду, даже если споткнетесь о нее.

— Я занимаюсь только импортом, и более ничем. — Андерман поднялся.

— Оставь свою задницу на месте. Я еще с тобой не закончил.

Андерман нехотя подчинился.

— Кто убил Айзингер?

— Я не знаю.

— Почему ее убили?

— Тоже не знаю, полицейский, как и эти два болвана. Они просто корчат из себя крутых парней.

— Между прочим, как прошел ленч с Андреа Сент-Джеймс? Жаль, что вы не нашли листок в микве. — Откинувшись назад, Мэлоун пристально взглянул на собеседника.

Андерман открыл рот, у него перехватило дыхание, настолько его поразил вопрос.

— Как вы узнали об этом?

— У нас свои секреты. А листок мы нашли в ее квартире при первом же обыске, — солгал Мэлоун.

— Невероятно. — Андерман недоверчиво взмахнул рукой.

— Он был на кухне, за карнизом. — Мэлоун надел на карандаш третью скрепку.

Андерман вскочил со стула и перегнулся через стол, вплотную приблизив лицо к лицу Мэлоуна.

— Отдайте мне список, он мне просто необходим.

— Почему?

— Если бы вы нашли его, то знали бы, почему.

Зрачки Андермана расширились. С явным облегчением он медленно уселся на место. Нет, его так просто не проведешь!

— А вы ничего, молодец, полицейский, — похвалил он.

— Люди имеют привычку недооценивать нас, — усмехнулся Мэлоун.

Андерман тяжело поднялся.

— Полицейский, приятно было побеседовать. Если захотите снова встретиться, буду ждать со своим адвокатом.

— Мы можем договориться сейчас, Андерман. Помоги нам, и мы этого не забудем.

— Шалом, полицейский. Мне надо идти, работа ждет.


Как только Андерман и парни ушли, Мэлоун попросил Хайнемана достать где-нибудь фургон для наружного наблюдения.

— Да вы что, Лу? Эти вещи сейчас на вес золота! Почти невозможно!

Мэлоун ободряюще потрепал его по плечу.

— А ты постарайся.

Вернувшись в кабинет, Мэлоун взял Библию и пролистал страницы в поисках тайника, но его не было. Затем потер страницы пальцами, не склеены ли. Нет. Поднес книгу к свету и посмотрел в переплет корешка — снова ничего. Придерживая обложку средним пальцем, провел по внутренней стороне подушечками пальцев — и нашел. Тонкий слой засохшего клея внизу обложки. Под бумагой что-то спрятано. Выдвинув верхний ящик стола, Мэлоун крикнул бригаде:

— Всем сюда!

Он достал из ящика перочинный нож, открыл, осторожно провел лезвием по нижнему краю обложки. Из прорези вытащил листок папиросной бумаги. На нем было отпечатано десять адресов: Трентон, Веллингтон, Саванна, Сан-Диего, Эврика, Корпус-Кристи, Джуно, Тексэс-Сити, Ньюарк. Он узнал последний адрес: Борден-авеню в Лонг-Айленд-Сити. Встал, подошел к шкафу с папками. Из нижнего ящика вынул дорожную карту Штатов и повесил ее на доску. Держа перед глазами список, обвел красным фломастером каждый город, указанный в нем. Потом отступил на три шага и принялся изучать карту.

— Может быть, это заведения для сексуально озабоченных евреев? — предположил О'Шонесси.

— Евреи никогда не бывают сексуально озабоченными, — сказал Штерн и подошел к доске, задумчиво разглядывая карту. — Все города на побережье или рядом с ним.

Хайнеман посмотрел на Мэлоуна.

— Есть идеи?

Мэлоун перерисовал карту и пометки на ней в блокнот, сунул его в карман, а Библию и список передал Дэвису.

— Оприходуй и спрячь подальше.

— А как обозначить?

Мэлоун немного подумал.

— Запиши просто: книга и лист папиросной бумаги.

— Разве мы не собираемся узнать, что находится в отмеченных местах? — спросил Хайнеман.

Мэлоун оглядел помощников.

— Не по служебным каналам. Они имеют обыкновение давать утечку информации. Никто не должен обсуждать нашу находку за стенами этой комнаты. Никто не должен ничего об этом знать. Ясно?

Детективы кивнули.

Старлинг Джонсон подошел к доске.

— Здесь чертовски большая территория. Нам одним просто не справиться. Как вы собираетесь выполнить эту работу?

— В рабочее время, парень, — подмигнул ему Мэлоун.


После обеда Дэвису позвонил его приятель из армейской разведки. Мужчина, герой порнофильма, найденного на квартире Айзингер, был опознан. Им оказался майор Джеймс Лэндсфорд, место службы — Форт-Тоттен, Куинс.

— Он ждет нас, чтобы дать показания, — доложил Дэвис.

— Со мной пойдут Пэт и Старлинг. Остальные держат оборону здесь, — распорядился Мэлоун.


Форт-Тоттен занимает несколько акров земли у западного конца пролива Лонг-Айленд. Кросс-Айленд-парквей ведет прямо к воротам форта, охраняемым лощеными парнями из военной полиции, с лакированными кобурами и белыми аксельбантами. Тут стоит будка для часовых. С дороги видна шеренга машин за воротами, с белыми звездами на дверцах кабин.

По имевшимся у Мэлоуна сведениям, к Форт-Тоттен не была прикреплена ни одна воинская часть. Официально он считался местом, где военнослужащие ждали отправки на зарубежные базы.

В центре форта располагались три казармы с поднимавшимися в небо антеннами необычной формы. Казармы окружены оградой, по которой пропущен электрический ток. Солдаты в полевой форме с автоматами на груди патрулировали по периметру ограды. Невдалеке — вертолетная площадка. Был и причал, где теснились корабли, напичканные высокочастотной аппаратурой. Мачты антенн причудливых очертаний. Мэлоуну вскоре предстояло поближе познакомиться со всем этим.

Джип с двумя вооруженными солдатами военной полиции показывал полицейской машине дорогу до здания КПП, где стояли еще двое часовых. Часовые вытянулись, отдавая честь, потом один из них, повернувшись как на параде, открыл дверь КПП.

Внутри их ждал высокий худощавый офицер с короткими седыми волосами, в сшитой на заказ форме.

— Добро пожаловать, господа. Я — полковник Клеймор, начальник военной полиции этой базы, — сказал он с легким акцентом уроженца южных штатов.

Кабинет Клеймора был обставлен по уставу. В углу — американский флаг, на стенах — портреты Президента, министра обороны, председателя объединенного комитета начальников штабов, а также картина, изображающая Вашингтона, переправляющегося через Делавэр.

— Чем вызван ваш интерес к Лэндсфорду? — спросил Клеймор, раскачиваясь на стуле.

— У нас есть серьезные основания полагать, что он замешан в убийстве.

— Ну… Боюсь, вы немного опоздали. Дело в том, что он умер. Его нашли несколько часов назад. Сердечный приступ.

— Я должен взглянуть на тело, — сказал Мэлоун.

— Должны, лейтенант?

— Да. Вот именно — должен.

— Вы забыли, видимо, что находитесь на территории военного объекта. Здесь не вы командуете, лейтенант.

— Дело запутанное, полковник. Если вы откажете, я расскажу вам, что произойдет потом. У нас есть связи с маленькой старой газетой и телевидением. Там наши друзья. Эти ребята из четвертой власти просто ухватятся за историю о том, как армейский полковник Клеймор отказал местному шерифу в содействии при раскрытии убийства беззащитной девушки.

Клеймор тихо и медленно произнес:

— Дело касается национальной безопасности.

— Они все касаются, других просто не бывает. Не беспокойтесь, мы — верноподданные американцы.

— Он покончил с собой, — нехотя признался Клеймор.

Мэлоун, сам не зная почему, ждал этого ответа. Их взгляды встретились.

— Мы полагаем, что его шантажировали.

— Да, вы правы, — согласился Клеймор. — Он оставил записку, в ней говорится о шантаже.

— Могу я взглянуть на нее?

— Она засекречена.

— Какие обязанности были у Лэндсфорда в Форт-Тоттен?

— Его работа была секретной, извините.

— Что вы можете рассказать о нем самом?

— Женат. Трое детей. Закончил Уэст-Пойнт. Имел пару «Пурпурных сердец» и другие награды за Вьетнам.

— Я все-таки хотел бы взглянуть на труп. Просто чтобы удовлетворить свое нездоровое любопытство.

Начальник Форт-Тоттен с негодованием покачал головой.

— А, черт! Ну ладно, пошли.

По дороге к джипам выяснилось, что их повезут в интендантство. Мэлоун спросил, всегда ли Лэндсфорд числился в интендантской службе.

— Он служил в пехоте, — ответил Клеймор, садясь за руль.

Лицо майора Джеймса Лэндсфорда было залито кровью. Маленькое отверстие на правом виске густо покрыто пороховой гарью. Левая сторона головы снесена. Оружия не было видно. Мэлоун понял, что военные припрятали его до прихода полиции.

Даже после смерти Лэндсфорд, казалось, сохранил военную выправку. Подбородок прижат к шее, ноги составлены вместе, как будто, прежде чем спустить курок, он вытянулся по стойке «смирно». Какие-то люди в военной форме без знаков различия тщательно обследовали помещение. Полицейских они просто игнорировали.

Опустившись на колени рядом с трупом, Мэлоун потер пальцем у входного отверстия пули. Кусочки сажи прилипли к коже. Просунув руку за воротник, он потрогал тело, оно уже остыло.

Мэлоун поднял глаза на Клеймора, который внимательно наблюдал за ним.

— Где оружие, которым он воспользовался?

— У нас.

— Может быть, дадите взглянуть на записку?

— Я же сказал, она засекречена.

— Создается впечатление, что в этом форте все засекречено, чего ни коснись. Возникает вопрос: чем вы здесь командуете, Клеймор?

Казалось, Клеймор рассердился. Не ответив, он направился к горстке военных, собравшихся в соседней комнате. Мэлоун удержал его, схватив за локоть.

— Где живет семья Лэндсфорда?

— В Техасе. — Клеймор стряхнул руку Мэлоуна. — Лэндсфорд летал туда каждый выходной.

— Каждый выходной? — удивился Мэлоун. — Так далеко? Это же безумно дорогое удовольствие.

— Штатским не понять нас, простых армейских парней, — ответил Клеймор.


Лейтенант Джо Манелли курил сигарету, прислонившись к джипу. Увидев выходящих из интендантства Мэлоуна и его спутников, выплюнул сигарету и помахал ему рукой.

— Кого я вижу! — произнес Мэлоун, глядя на приближающегося Манелли.

— Случайно проезжал мимо. Увидел вашу машину и сказал себе: «Джо, держу пари, это машина управления и принадлежит она моему старому приятелю Мэлоуну».

— Заливаете, лейтенант! — вырвалось у Джонсона.

Манелли увлек Мэлоуна в сторону, говоря:

— Взгляни на их лужайки. Хотел бы я иметь такой газон возле дома!

— Какого черта, Джо? Чего тебе надо?

— Я офицер связи между фортом и городскими властями.

— Включая Службу?

— Верно.

— Ну выкладывай, в чем дело.

— Дело в том… В общем, я здесь, чтобы сказать тебе… вернее… предложить, чтобы ты забыл об этой базе и о том, что ты здесь видел, включая Лэндсфорда. Этого хотят на четырнадцатом этаже, понятно?

Мэлоун удивленно посмотрел в глаза Манелли.

— О нашем расследовании знает комиссар полиции?

— Комиссару известно обо всем, что происходит на Службе.

— Побереги эти враки для слушателей академии. Почему именно это дело?

— Потому что начальство не хочет, чтобы армия США была вовлечена в твою проклятую маленькую трагедию. Ясно? Если ты забыл, я тебе напомню, что этот город содержат банки и правительство. И никто не хочет вызвать их гнев.

— Ты полагаешь, что я оставлю дело нераскрытым?

Манелли приобнял его за плечи.

— Речь идет о национальной безопасности.

Мэлоун вырвался. Ему уже осточертело слушать о национальной безопасности. Они молча пошли, по клочкам городка, невольно восхищаясь ими и ухоженными лужайками.

Наконец Мэлоун взглянул на старого приятеля.

— Что происходит, Джо?

— Дэнни, я не знаю и знать не хочу. Я тот человек, которого зовут, когда возникают трения с местной жандармерией.

— Когда будут новости от твоих друзей из ЦРУ?

— Такие вещи не решают за один день.

Помолчав немного, Мэлоун повернулся к Джо Манелли.

— Передай на четырнадцатый этаж, что я поступлю как надо.

— Не сомневался в этом ни минуты. — Манелли похлопал его по спине.

Когда детективы возвращались к своей машине, Мэлоун сказал Старлингу Джонсону:

— Напомни, чтобы я попросил Бо связаться с его другом из армейской разведки. Мне нужна копия личного дела Лэндсфорда. Не пойму, как пехотинец, увешанный боевыми наградами, очутился в интендантстве.

— Слушаюсь, шеф. — Старлинг завел машину.

У поста они остановились. Подошел солдат, проверил сидевших в машине и махнул рукой, пропуская. Вдруг О'Шонесси схватил лейтенанта за плечо.

— Смотрите!

С шоссе Кросс-Айленд на полукруглую подъездную дорожку к воротам свернул грузовой фургон. За рулем сидел Дэвид Анкори. Из будки поста выглянул часовой, посмотрел на подъезжающий грузовик и его шофера и пропустил без досмотра. Такси-универсал, следовавшее за фургоном, развернулось и остановилось на обочине шоссе.

Когда они проезжали мимо, шофер такси надел черные очки. Человек Харригана знал свое дело.

Мэлоун обернулся, глядя, как фургон исчезает среди построек военного городка.

— Что делает Анкори на военной базе? — спросил О'Шонесси.

— У меня вопрос поинтереснее. Почему часовой пропустил его, даже не спросив документы? — ответил Мэлоун.

Мэлоун с интересом рассматривал аппаратуру в квадратном сером фургоне без окон, который был припаркован перед 5-м участком на служебной стоянке. По углам размещены красные рефлекторы. Смотровые щели, сквозь которые велось наблюдение за ничего не подозревающими людьми и фотосъемка. Если бы какому-нибудь прохожему пришло в голову заглянуть в фургон сзади, он увидел бы нагромождение ящиков. Этот оптический обман был гордостью ребят из транспортного отдела.

Они попали внутрь через раздвижную металлическую дверь, в центре которой было окошко из зеркала с односторонней светопроводимостью. Слева располагался туалет с химикалиями, разлагавшими выделения организма.

Когда Мэлоун, наконец, отвернулся от электронного оборудования, он обнаружил стоявшего перед туалетом Хайнемана, удивленного компактностью места. Поразмыслив, он пришел к заключению, что его задница наверняка раздавит эту штуку.

— Как тебе удалось достать такую машину? — спросил Мэлоун.

— Ничего особенного, хозяин, — сияя, ответил Хайнеман, подражая негру с Юга, — просто ветеран Крымской войны, с которым мы вместе служили в Седьмом гусарском корпусе, работает в транспортном отделе. Короче, фургон прибыл из Бронкса на техобслуживание. Он в вашем распоряжении на несколько дней.

— По-моему, настало время заглянуть в «Интермедию». — Мэлоун повернулся к Бо Дэвису: — Зайди в магазин Эйба, который торгует армейской и военно-морской формой. Он находится рядом со старым призывным пунктом. Покажи Эйбу свой значок, скажи, что работаешь со мной, и попроси одолжить нам два офицерских мундира. Из Старлинга и Джейка выйдут прекрасные офицеры. Воспользуемся ключиком, который нашли в квартире Сары Айзингер, и постараемся с его помощью попасть в клуб.

— Что с Андреа Сент-Джеймс? Она наверняка знает от Андермана, что мы следим за ней. Задержать ее?

— С ней поиграем еще. Узнав от Андермана о слежке, она испугается, потеряет самообладание и, возможно, будет менее осторожна. Может, и выведет на кого-нибудь.

Мэлоун спросил Хайнемана, работают ли телефоны в фургоне. Тот заверил, что все телефоны подключены к станции. Мэлоун подошел к батарее телефонов и поднял трубку одного из них.

Ответил Джек Харриган:

— Лу, я только что собирался вам позвонить.

— Расскажи об Анкори, что он делал в Форт-Тоттен?

Харриган доложил, что Анкори поехал к форту прямо из Восточной судоходной компании. Человек Харригана следовал за ним в такси. В форте Анкори пробыл сорок шесть минут и вернулся прямиком в свою компанию.

Помолчав, Харриган сказал:

— Лу, я должен сообщить, что Андреа Сент-Джеймс ускользнула от нас. Вошла в гостиницу «Гренада» и исчезла. Вероятно, воспользовалась боковым выходом.


Пэт О'Шонесси вытянулся на продавленном диване и закурил. Оставалось четыре часа до того, как они попытаются проникнуть в «Интермедию». Поэтому он навестил свою подругу, которую детективы прозвали Пеной. Остальные разбрелись по своим делам: Хайнеман поехал в клуб 6-го участка, где намечалась игра по-крупному, Штерн пошел в тренировочный зал, Мэлоун и Джонсон поехали в индийский ресторан на Второй авеню, раздобыть какой-нибудь еды.

Пэт наблюдал, как Пена мыла посуду в крошечкой кухне. Интересно, что бы она сказала, узнав, каким прозвищем ее наградили ребята из его бригады. Он помнил, как она сообщила ему о том, что собирается пользоваться пенными противозачаточными таблетками. Подняв глаза и надеясь на его одобрение, она произнесла: «Тебе больше не надо будет применять эти резиновые штуки».

Квартира с нехитрой мебелью во многом напоминала ее жизнь — простую и унылую. Когда бы он ни позвонил, она всегда была к его услугам. Похоже, думал он, она проводит жизнь в ожидании его нечастых звонков. Верит ли она на самом деле в ту ложь, которой он ее кормит? Мужчины во все времена лгали одинаково. Как она могла верить? Видимо, одиноким женщинам, которые встречаются с женатыми мужчинами, нужна эта ложь, помогающая сохранить чувство собственного достоинства. Иногда ему становилось жаль ее и ей подобных. Женатые приятели заглядывали к ним несколько раз в неделю, а долгие выходные дни они коротали в одиночестве, находя утешение в бутылке джина.

Пена не относилась к обычному типу манхэттенских одиноких женщин, околачивающихся в барах. Она никогда не ходила туда. Пена была простой женщиной, и Пэт знал, что она его очень любит. Но именно это и беспокоило его больше всего. Она отдавала ему все, что имела, а в ответ получала только ложь. Но, в конце концов, она уже совершеннолетняя и должна отвечать за свои решения и поступки. Он ее не принуждал. Пэт успокаивал себя: она так живет, потому что сама этого хочет. Ему совсем не хотелось терять такую удобную любовницу.

Глядя, как она вытирает тарелки, он думал: она хорошая баба, хоть и провинциалка.

Когда Пэт позвонил и сказал, что зайдет, Карен Мэрфи, так на самом деле звали Пену, выбежала из своей квартирки на Шестьдесят шестой улице и истратила последние пятнадцать долларов на кусок мяса для ростбифа. Не важно, что в кошельке осталась только мелочь. Она приготовит обед для своего Пэта.

Когда они впервые встретились, Карен была еще девственницей в свои тридцать один год; сколько раз, лежа в постели, она мечтала о том, как это произойдет у нее с мужчиной, иногда поглаживала себя руками, представляя, что не одна. Они познакомились с Пэтом на одной из грандиозных манхэттенских вечеринок, где, как правило, никто друг друга не знает и куда каждый приходит со своей бутылкой вина в бумажном пакете. Ее покорили теплота Пэта и его прекрасная добрая улыбка. Она сразу влюбилась в ямочку на его подбородке. Именно о таком мужчине она всегда мечтала, но существовала проблема — он был женат. Весь первый вечер они проговорили. Он казался таким искренним, и ей в голову не приходило, что он может обманывать. Он врал про свое одиночество, говорил, что мечтает найти человека, с которым хотел бы разделить судьбу, сетовал на неверность жены, ее жестокое отношение к детям. Она увидела в нем несчастного мужчину, нуждающегося в теплоте и сочувствии, несчастливого в своей семье, больше всего на свете любящего детей и ставившего их превыше всех своих желаний. Именно такого мужчину она могла полюбить.

Сегодня, моя тарелки, она собиралась с силами, чтобы спросить Пэта о его планах на их совместное будущее. За прошедшие годы он часто упоминал об этом, но не вдавался в подробности. За эти годы он должен был решить и сделать выбор, думала она. Последняя тарелка вытерта. Вытерев полотенцем мойку, она повесила его на крючок, вошла в гостиную, присела на пол у ног Пэта, положив голову ему на колени, и спросила, понравился ли ему обед.

— Потрясающе. Ты великолепно готовишь.

— Я так тебя люблю. — Она заглянула ему в глаза.

Он попытался сказать в ответ то же самое и не мог. Просто не мог выговорить эти слова. Много раз собирался, хотел сказать их и не мог.

— Я тоже, Карен.

— Пэт, мы когда-нибудь сможем жить вместе? — Она ждала ответа, затаив дыхание.

«Опять начинается, — подумал он. — Что делать? Встать и уйти или остаться и еще раз соврать?» Пэт почувствовал укол вины оттого, что попусту отнял у нее столько лет жизни. Но ему были приятны ее прикосновения, он уже почувствовал возбуждение. Ужасно жаль будет бросить ее. «Ни за что, потяну еще годик-другой, а там…»

— Карен, мне всегда казалось, ты понимаешь, что я думаю о нас с тобой. Как только дети вырастут, я уйду от жены, и мы с тобой будем жить вместе. Я обещаю.

Она была счастлива. Ее Пэт думает о ней. Она прикоснулась к нему.

— Пойдем в спальню.

Выгнув спину, Карен Мэрфи сняла хлопчатобумажные трусики. Больше на ней ничего не было. Она смотрела, как он раздевается. Сбросив ботинки, он залез в постель в носках и в майке. Его боксерские трусы были велики на пару размеров, майка посерела и вытянулась, потеряв всякую форму.

Карен любила его самого, а не плотские утехи с ним. У него был маленький член, и он расстраивался из-за этого, требуя от Карен постоянных уверений в том, что она удовлетворена. Секс ей был безразличен. Но еще мать учила ее, что любовные игры — одна из обязанностей женщины и лучше исполнить ее как можно быстрее. Она научилась имитировать оргазм одновременно с ним.

Карен начала ласкать его и, почувствовав его готовность, легла на спину. Он тут же вошел в нее, без поцелуев и иной прелюдии. Карен начала дико извиваться и произносить грубые возбуждающие слова, поскольку знала, что это ему нравится. По его участившемуся дыханию она поняла, что он почти готов. Обхватив его ногами, она вжалась тазом в его тело, которое вдруг ослабло.

Карен продолжала держать его бедра стиснутыми ногами и приговаривала:

— Ты был великолепен. Мне так нравится заниматься с тобой любовью.

Не отвечая, он вырвался из тисков, перекатился на постели и тотчас заснул, а она лежала рядом и смотрела на его лицо. «Секс совсем не важен», — подумала Карен и, нагнувшись, легонько поцеловала его в губы.

В тот же вечер, без нескольких минут девять, серый фургон остановился напротив «Интермедии». Свет уличных фонарей, пробиваясь сквозь мрак, падал на тротуар ровными кругами.

Старлинг Джонсон и Джейк Штерн вышли из-за угла Пятьдесят седьмой улицы и зашагали к входу в клуб. Джонсон отошел от напарника к пожарному гидранту. Надо было проверить радиопередатчик, пристегнутый под мышкой.

— Погуди, если меня слышишь, — сказал он, поставив ногу на гидрант и делая вид, будто завязывает шнурок на ботинке.

Прозвучал гудок.

Джонсон опустил ногу, выпрямился, пригладил руками мундир, чтобы проверить, ладно ли он сидит. Посмотрел на напарника.

— Пойдем отрабатывать свой хлеб, приятель.

Лестница вела к массивным дверям из красного дерева, на которой висел большой бронзовый молоток. Джонсон поднял его, взглянул на Джейка и четыре раза стукнул по двери.

Высокий, поразительно тощий мужчина с прилизанными черными волосами, лакированными ногтями и огромной «бабочкой», подчеркивающей его оттопыренные уши, открыл дверь и впустил их.

— Добрый вечер, господа. Меня зовут Пол. Вы члены «Интермедии»?

— Я — капитан Джефферсон, — соврал Джонсон. — А это — капитан Джейк Штерн. Наш друг, майор Лэндсфорд — член вашего клуба. Его перевели по службе в другое место, и он отдал нам ключ. Лэндсфорд уверял, что никаких сложностей не возникнет, его взносы уплачены за три года вперед. Во всяком случае, он так сказал.

— Могу я взглянуть на ключ? — спросил мэтр.

Джонсон невозмутимо вручил ему ключ.

— Пожалуйста, подождите здесь, господа.

Мэтр повернулся и пошел к двери слева от гардероба, открыл ее и вошел. Щелкнул замок. Подойдя к шкафу с досье, он нашел карточку на букву «Л» и вынул досье Лэндсфорда. Досье каждого члена клуба содержало данные о сексуальных привычках и личных наклонностях каждого гостя, а также указания, как с ним обращаться. В досье Лэндсфорда говорилось, что это офицер, любящий развлекаться в обществе дам и имеющий право вместе со своими друзьями пользоваться любыми услугами клуба и выдвигать любые требования. Мэтр закрыл досье, положил его на место и задвинул ящик.

Пол, мэтр, не знал и знать не хотел, что происходит внутри клуба. Он исполнял полученные указания, не совал нос в чужие дела и зарабатывал большие деньги. Если хозяева «Интермедии» хотят, чтобы любые желания Лэндсфорда и его друзей выполнялись с особым усердием, Пол сделает все, как нужно.

— Вы оба друзья майора Лэндсфорда? — спросил мэтр, выйдя из кабинета и подходя к двум детективам.

— Да, мы его друзья, — ответил Штерн.

— Майор Лэндсфорд давненько не заглядывал к нам, — сказал Пол.

— Его перевели. Перед отъездом мы играли в покер. Он проигрался и поставил на кон часы и этот ключ, заверив, что членство в клубе можно передать другому человеку. Джейк сорвал банк и выиграл ключ.

— Должно быть, вы близкие друзья майора Лэндсфорда?

— Да, так оно и есть, — твердо ответил Штерн.

— В таком случае, господа, приглашаю вас быть нашими гостями сегодня. Сначала я проведу вас в бар.

Бар, наполненный людьми и табачным дымом, был отделан в духе декаданса: банкетки, обитые красным бархатом, гравированные стеклянные витражи, толстый ковер и тусклое освещение.

По дороге мэтр объяснил им, что на втором и третьем этажах расположены отдельные номера, где пары с любыми сексуальными наклонностями, как гомо, так и гетеро, могут наслаждаться охлажденным вином и чистыми простынями. Официантки, выставив напоказ пышные бюсты и зады, проталкивались сквозь толпу гостей с подносами, уставленными закусками и напитками.

В углу на банкетке сидели две женщины. Одна, похожая на валькирию, с длинными, заплетенными в косы белокурыми волосами, стройная, миниатюрная, отзывалась на имя Урсула. Другая — вьетнамка, Айрис Ли. Длинные черные прямые волосы ниспадали ниже талии. Урсула внимательно посмотрела на двух военных, потом бросила на Старлинга Джонсона такой взгляд, после которого мужчину тянет проверить, застегнута ли у него ширинка.

— Кто такие? — спросил Джонсон.

— Наши девушки. Хотите с ними познакомиться, господа?

— С огромным удовольствием. — Штерн поправил галстук.

Заказав для своих гостей выпивку, мэтр направился к дамам.

— Кто они? — спросила у мэтра Айрис Ли.

— Друзья Лэндсфорда. С ними рекомендуется обращаться как с почетными гостями нашего клуба.

Подняв бокал, Урсула провела по его краю кончиком языка.

— Кто нам заплатит?

— Вас обеих не обидят.

— Ниггер выглядит как висельник.

— Немного разнообразия не повредит. — Мэтр оставил дам и пошел к бару. Обе последовали за ним.

— Давно служите в армии? — начала разговор Айрис Ли.

— Меня призвали в шестнадцать лет, — ответил Штерн, заглядывая в глубокий вырез платья вьетнамки.

Урсула прильнула к Джонсону, разглядывая три ряда орденских планок.

— Вам пришлось повоевать. — Она провела пальцем по нашивкам.

— Было дело. — Джонсон смотрел, как напарник усаживается у стойки с вьетнамкой, нашептывая ей на ухо и хихикая, будто нетерпеливый юнец.

— Неистовые дикари меня возбуждают. — Урсула просунула колено между ног Джонсона.

— Меня тоже, крошка, — отозвался Старлинг Джонсон.


— Я больше не могу спокойно слушать этот треп. — О'Шонесси сидел в фургоне, прижав к уху наушник.

После второго бокала Айрис Ли предложила продолжить веселье на втором этаже.

Детективы с радостью согласились.

— Она им не доверяет, — предположил Хайнеман.

— Она сомневается, — возразил Мэлоун. — Сейчас они отведут ребят наверх и начнут игру, чтобы посмотреть, пойдут ли они до конца. Бытует мнение, что наш брат полицейский на это не идет.

— Они не на тех напали. — Дэвис ухмыльнулся.

— А если она найдет микрофон на Старлинге?

— Тогда мы ворвемся, как кавалерия, спасающая колонистов.


Урсула и Джонсон расположились на козетке с соломенной спинкой, прекрасно вписывавшейся в интерьер гостиной второго этажа, обставленной в стиле барокко. Они сидели уже почти час. Девушкам пора было приниматься за работу. Айрис Ли взглянула на Урсулу и едва заметно кивнула. Та поняла намек и скользнула на пол к ногам Джонсона. Айрис Ли и Штерн слились в долгом поцелуе, потом она опустилась перед ним на колени.

— Тебе нравится, когда на тебя смотрят? — спросила она.

Теперь из динамика в фургоне не доносилось ни звука. Детективы сбились в кучку, вытянув шеи и внимательно глядя на черный круг в центре прибора.

— Не надо было им этого делать. — Мэлоун с досадой покачал головой.

— Лу, по-моему, они уже это делают, — отозвался Хайнеман.

Поначалу тихие, едва слышные звуки, доносившиеся из динамика, не оставляли в этом сомнения. Детективы напряглись, вытянулись как на параде и обратились в слух.

— Черт! Не могу в это поверить! Выключи проклятый магнитофон! — крикнул Мэлоун О'Шонесси.

— Можно мне завтра туда пойти? — рассмеявшись, О'Шонесси щелкнул клавишей записи.

Гас Хайнеман прислонился к стене и, уронив голову на руки, давился от смеха.

Звуки достигли крещендо, затем последовал долгий вздох.

— Лу, мне кажется, наши кавалеристы добрались до конца, — сказал Хайнеман, вытирая глаза платком.


Айрис Ли настояла на том, чтобы заказать для гостей ужин. Подали мартини в «замороженных» бокалах. После второго тоста официант вкатил сервировочный столик с тарелками. Айрис Ли велела ему накрыть стол в углу комнаты.

После ужина подали сыр, фрукты. Официант поставил на стол бутылку «курвуазье» и серебряную коробку с сигарами.

Расстегнув рубашки, детективы развалились в креслах, посасывая громадные коричневые сигары и наслаждаясь не только их качеством, но и запретностью плода, поскольку сигары были кубинские.

— Да, это тебе не армейская столовка! — сказал Джонсон, выпуская клуб дыма.

— Вы, леди, знаете, как ублажить солдат. — Штерн поднес сигару к носу, вдыхая букет.


В фургоне раздался дружный стон. — Сволочи бесстыжие!


Айрис Ли свернулась клубочком у ног детектива Джонсона, положила голову ему на колени и обвила руками его ноги.

— Что еще для вас сделать?

— Спасибо, все было чудесно. — Джонсон погладил ее по волосам.

— Такой опытный солдат наверняка выполняет в Форт-Тоттен ответственную работу, — проворковала она, лаская кончиками пальцев его бедро.

— Какого дьявола тебя это заинтересовало?

— Я плачу налоги и хочу знать, надежно ли меня защищают.

— Не волнуйся, — сказал Штерн, — ты упала бы в обморок, увидев, какое у нас там оружие.

Джонсон бросил на Штерна предостерегающий взгляд и уже открыл рот, чтобы что-то сказать, как вдруг наверху послышался пронзительный крик.

— Что там происходит? — Штерн вскочил, подняв глаза к потолку.

— Успокойся, это турок. Ему так нравится — чем громче кричит девушка, тем больше он ей платит.

— Нам начинает нравиться членство в вашем клубе. — Джонсон запустил руку под шелковую блузку Айрис Ли.

Опять крик! Немного тише и глуше.

— Такое впечатление, будто турок наигрался. — Штерн опять посмотрел вверх.

Айрис Ли расстегнула лифчик и обнажила грудь, казавшуюся непропорционально большой по сравнению с худощавым телом. Джонсон ущипнул ее.

На этот раз сомнений не оставалось. Ужасный, леденящий кровь крик, умоляющий о пощаде.

Детективы вскочили и бросились к двери.

— Бросьте, парни. Ничего там не происходит. — Айрис Ли, снова застегнув лифчик, поспешила за ними.

Не слушая ее, детективы вышли и оглядели пустой коридор. Еще крик, и они решились. Крадучись пошли на звук вдоль стены и наткнулись на темную лестницу, скрытую пыльными выцветшими занавесками. Штерн раздвинул их и одним прыжком очутился на лестнице. Джонсон последовал за ним.

Лестница тонула во мраке. Стоя на нижних ступенях, полицейские настороженно прислушивались и смотрели вверх, на тонкий луч света. Потом стали осторожно подниматься и почти дошли до верхней ступеньки, как вдруг перед ними возникла темная фигура.

— Это частное владение, — угрожающе произнес негромкий голос.

Джонсон, отделившись от стены и балансируя, поставил ногу на следующую ступень.

— Мы члены клуба, — сказал он.

Из темноты вынырнула рука, сжимавшая стальной прут. Джонсон пригнулся, ушел от мощного свинга, потом выпрямился, обрушил левую руку на локоть противника, а правой ударил его по запястью. Он взял руку незнакомца на излом, и локоть хрустнул. Резко повернувшись, Джонсон спустил орущего противника с лестницы. Тот докатился до самого низа, сорвал своим телом занавески и застонал от боли.

Джонсон и Штерн рванулись вперед, вбежали в холл третьего этажа и пригнулись, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте. В конце холла из-под двери просачивалась тонкая полоска света. Оттуда снова послышались жуткие звуки, и детективы бегом ринулись к двери. Джонсон на ходу прокричал в миниатюрный микрофон, спрятанный под мышкой:

— Оставайтесь на месте. Мы справимся сами.


— Что будем делать? — спросил О'Шонесси.

— Подождем и послушаем, — ответил Мэлоун.

— Они времени зря не теряют.

— А если сами не справятся?

— Тогда будем действовать как эти гребаные истребители гангстеров в детской игре!


Штерн ударил в дверь ногой чуть выше дверной ручки. Дверь с треском распахнулась. Полицейские ворвались внутрь, пригнувшись, дабы не быть отличными мишенями.

Окна в помещении были закрыты ставнями, свет с улицы проникал сквозь щели. В огромной комнате стояла кровать с причудливым орнаментом на четырех толстых ножках и тяжелое деревянное кресло.

К креслу была привязана полуобнаженная женщина, над которой склонились двое смуглых мужчин. Женщина была в полубессознательном состоянии. Распухшее окровавленное тело, грудь испещрена багровыми точечками. Возле кресла валялось множество горелых спичек. Истязатели повернулись к вломившимся в комнату полицейским, один из них метнулся навстречу, выхватив из заднего кармана дубинку. Штерн перехватил его руку и ударил коленом в пах, а рукояткой пистолета — по голове. Смуглый рухнул на пол, из раны на лбу хлынула кровь.

— Ну все, Абдулла, представление окончено, — прорычал Джонсон. — Встань к стене, пока я не прострелил тебе вторую дырку в заднице.

Он поднял револьвер, приняв боевую стойку, и прицелился в лицо второго мужчины.

Андреа Сент-Джеймс попыталась встать, но повалилась на пол вместе с креслом.

— Помогите мне, — взмолилась она.

Отступив на шаг, Штерн держал обоих мужчин под прицелом. Джонсон снял мундир, подошел к лежащей Андреа, опустился на колени, развязал ее и осторожно укрыл.

— Пошли отсюда, — сказал он. — Мы упрячем этих ублюдков за решетку на пару лет.

Андреа Сент-Джеймс схватила его за руку.

— Не надо полиции, умоляю вас. — Слезы катились по ее распухшим щекам. — Только выведите меня отсюда!

— Но… — заспорил было Джонсон.

— Не надо арестов, пожалуйста…

Джонсон взглянул на Штерна, тот пожал плечами.

— Если не будет заявления, мы не сможем открыть дело.

В комнату влетели мэтр и обе девушки. Штерн обернулся.

— К стене, мои прелестницы.

— Что это вы вытворяете? — возмутился мэтр.

— Мы уходим, и дама уходит с нами, — объявил Джонсон, подхватывая Андреа на руки.

— Какого черта? Кто вы такие? — закричала Урсула.

— Мы офицеры и джентльмены, милочка, — ответил Джонсон, направляясь к выходу.


Отделение скорой помощи в госпитале Бельвью было переполнено поступившими за ночь. В щель неплотно прикрытой двери Мэлоун наблюдал, как врач осматривает Андреа Сент-Джеймс. Ничего не меняется, подумал он. Еще одна жертва бессмысленной кровавой бойни. Ночь за ночью колют, режут, стреляют. Мэлоун поглядел на людей, сидевших в очереди и ждавших, когда их сошьют снова, белый мужчина прижимал к щеке оторванный кусок кожи. Вероятно, порезали дружки на углу.

Усталый до смерти практикант вышел из операционной и наткнулся на Мэлоуна.

— Оставите ее в больнице? — спросил тот.

— Где? У нас больных как сардин в банке. Я ее зашил. Теперь ее надо передать лечащему врачу.

Мэлоун отошел к помощникам.

— Нам нужно найти безопасное место.

— Будем действовать официально или обойдем закон? — спросил Дэвис.

— Обойдем. У нас нет повода задерживать ее. Бо, позвони Делмору в отель «Бартон». Он предоставит нам на несколько дней номер и не будет лезть с расспросами.

— А сиделки? — поинтересовался Джонсон.

— Украдем двух парней у Харригана.

Администрация отеля «Бартон» на Лексингтон-авеню была рада сотрудничать с нью-йоркским полицейским управлением, зная по опыту, что небольшие услуги приносят большой урожай. Андреа Сент-Джеймс поместили в номере, который стоил триста долларов в сутки. Из огромных окон открывался вид на Манхэттен. Большая гостиная была обставлена во французском провинциальном стиле. Розовая спальня и кружевные простыни выглядели просто несуразно. Андреа лежала в постели в больничной рубахе с запахом на спине. Она дергалась и металась, лицо ее было забинтовано.

Подвинув стул к кровати, Мэлоун поставил на ночной столик с мраморным верхом кассетный магнитофон, раздумывая, как лучше допросить Андреа. Он знал лишь, что она проститутка, которая снялась в порнофильме с Лэндсфордом, и что между нею и Андерманом наверняка есть связь. И можно предположить, что именно она звонила Саре Айзингер в «Брэкстон турс» и была той самой женщиной, которой Сара говорила о какой-то песне.

Из-под нагромождения бинтов на него глядели испуганные, полные смятения глаза. Он заметил, что ногти на руках Андреа обломаны. Лак, некогда покрывавший их, облупился, и сквозь него проступали безобразные желтые пятна.

Андреа Сент-Джеймс была в полуобморочном состоянии. Ее руки комкали и скребли простыню, пребывая в непрерывном движении.

Она прикрыла глаза, и Мэлоун испугался, что женщина заснет под действием успокаивающего, которое ей дали в Бельвью.

Мэлоун упирался коленями в край кровати.

— Вы подверглись жестокому избиению. Как вы себя чувствуете сейчас?

— Кто вы?

— Полиция

— О, слава Богу! Это Яков послал вас. Вы из отряда.

— Да, это Яков послал меня, — подыграл ей Мэлоун.

Она вцепилась в плечо Мэлоуна.

— Скажите Якову, что это был Уэсти. Я видела его с ними. Он предал. Яков был прав… Скажите ему… Должен был вытащить меня… Нет списка… Не могла найти список… Сара… Бедная милая Сара…

Она царапала ему плечо, словно пытаясь выкарабкаться из небытия, и едва ворочала языком. Потом широко открыла глаза, уставилась на него и опять смежила веки. Андреа пыталась что-то сказать, но лишь едва слышно бормотала.

Мэлоун взял ее за руку и принялся успокаивающе поглаживать.

— Андреа, скажите мне, что передать Якову.

— Яков… в отряде предатель… предупредите его… Уэсти. Я видела его первый раз с Сарой… в ресторане, вместе с двумя другими… Один из них был в такой смешной рубашке… Был прекрасный день… «Форт-Сэррендер»… Сара… помню, он помахал ей. О, как больно… — Ее рука соскользнула с плеча Мэлоуна.

Мэлоун слизнул пот с верхней губы, широко открытыми глазами глядя в пространство. Потом закусил нижнюю губу. Он не ослышался?

Внезапно Мэлоун ощутил ломоту в висках. Пододвинулся ближе. Сомнений не оставалось. Безусловно, в деле замешана полиция, только где именно и в чем? Он наклонился и молча следил за ее губами, пытаясь разобрать слова.

Потом, приблизив губы к ее уху, прошептал:

— Андреа… Скажите мне, кто убил Сару?

Она уже теряла сознание.

— Уэсти… нет… не знаю… да… это он… Уэсти… Предупредите Якова…

— Андреа… Скажите мне о песне…

— Сара… пыталась предупредить нас… Она вычислила предателей в отряде…

— Скажите о песне… — повторил он.

— «Песнь Асафа»… В Сариной интерпретации…

Сердце у него заколотилось.

— Андреа, расскажите мне об отряде…

Глаза ее широко раскрылись, она попыталась приподняться на локтях.

— Вы не от Якова! — неожиданно громко закричала она, потом рухнула и потеряла сознание.

Мэлоун выключил магнитофон. Вставая, заметил на столике телефонный аппарат в стиле ретро, взял его и отнес подальше от кровати, насколько позволяла длина шнура. Поставив его на пол, вернулся за магнитофоном.

У двери он остановился и, не оборачиваясь, произнес:

— Ради Сары вы должны были помочь нам. Не говоря уже о том, что двое полицейских рисковали жизнью, чтобы спасти вас.


Андреа лежала с закрытыми глазами, вслушиваясь в отдаленное тиканье часов. Тик-так… безостановочно, с унылым постоянством. В голове начало проясняться. Неужели это был сон? Ее допрашивал мужчина, который сказал, что он от Якова. Нет, не сон, все слишком реально. Боль не утихала, ныло все тело. Подняв голову, она осмотрелась, чтобы убедиться, что в комнате никого нет. Медленно спустила на пол ноги, сперва одну, потом другую. Толстый, прохладный ковер. Голова вдруг закружилась, и она опять рухнула на кровать, свесив ноги.

Она отдыхала, собираясь с силами и чувствуя ужасную боль в груди. Через несколько минут предприняла новую попытку. На этот раз сползла с постели, опираясь на руки. Стоя на четвереньках, она озиралась в поисках телефона. Увидев его на полу в дальнем углу, очень медленно поползла туда, каждое движение причиняло боль. Добравшись, увидела надпись на белом диске в центре аппарата: «Отель Бартон», номер 345. Сбросив на пол телефонную трубку, легла к ней лицом. Цифры расплывались перед глазами. В город надо звонить через шестерку. Зная, что все должно получиться с первой попытки, поскольку на вторую сил не останется, Андреа сосредоточилась и набрала номер. Ей сразу ответили, и она, запинаясь, заговорила на иврите.

Андреа Сент-Джеймс почувствовала, что спасена. Друзья приедут за ней.


«Золотая кухня» на Первой авеню была любимым ресторанчиком Мэлоуна. Пробравшись сквозь толпу к свободному столику у окна, он огляделся. Несколько знакомых лиц. Обедали парочки, потягивая вино, которое подавали здесь в графинах, одиночки делали вид, будто читают книгу или газету, тайно надеясь, что кто-нибудь к ним подсядет. Мэлоун почему-то вспомнил отца Гэвина. Интересно, было ли богослужение на его похоронах? А Мэри, урожденная Гарольд Коллинз, все еще занимается своим делом? Вероятно, да. Мэлоун подумал, что многие в этом зале разговаривают сами с собой, так же как и он сам. Пожалуй, большинство.

Затем его мысли снова переключились на дело Айзингер. Как им удалось незаметно провести Андреа мимо людей Харригана? Может быть, один из детективов отлучился в туалет, а другой заболтался с какой-нибудь красоткой? Кто такой Уэсти? Имя определенно мужское. Но чье? И что это за отряд внутри отряда? Работа кого-то из наших? Ключом ко всему был Андерман. Кто же этот сукин сын, в конце концов?

И потом — «Форт-Сэррендер». О нем мог знать только полицейский. Мэлоун прокрутил пленку с записью разговора с Андреа раз двенадцать. Она сказала, что мужчины были в «смешной рубашке». Они были в майках. Мэлоуну доводилось их видеть. Может быть, Уэсти и его приятели были из «Форт-Сэррендер»?

Тут ход его мыслей резко изменился. Мимо ресторана прошла потрясающе привлекательная женщина. Длинная тонкая белая юбка облегала ноги, сквозь нее проступали края бикини. Он представил себя в постели с женщиной, как она обвивает его длинными ногами, и почувствовал жжение внизу живота. Ее длинные черные волосы разметались на подушке, влажные от пота, он чувствует под собой скольжение ее тела… Мэлоун не стал ждать десерт. Расплатившись по счету, он направился в старомодную телефонную будку в дальнем конце ресторана. Набрав номер, подождал ответа. Усмехнулся, пытаясь вспомнить, звонил ли он после последней встречи, завершившейся дежурными уверениями в том, что «это было чудесно».

Эрика Соммерс рассмеялась, услышав его голос.

— Я только что о тебе подумала.

— Если ты можешь оторваться от своей работы, я хотел бы тебя видеть.

— Ты где, Дэнни?

— В четырех кварталах от тебя.

Возбуждение его нарастало.

— Дай мне час, я закончу работу.

— Конец связи, — ответил он полицейским паролем и повесил трубку.


Эрика Соммерс прочитала страницу, заправленную в пишущую машинку:

«Джефферсон Стрэнджер наблюдал, как шелковые одежды соскальзывают с соблазнительного тела его невесты. Он отступил на шаг, пряча горящий желанием взгляд. Кристина сбросила сорочку, протянула к нему руки. Это было побегом из прошлого, и она молила Бога, чтобы Джефферсон никогда не узнал о нем. Когда он обнял ее, она подумала о Дэвиде, о том, насколько сильнее были его руки».

Постукивая карандашом по зубам, она перечитала текст. Вычеркнула прилагательное. «Хорошего понемножку, — сказала она себе и взглянула на часы. — Черт! Сейчас должен прийти Мэлоун». Она помчалась в ванную, на ходу сбрасывая блузку.

Эрика Соммерс сочиняла «дамские романы» — двести страниц побега от действительности. Такими романами заставлены полки в аптеках и супермаркетах.

Эрика приняла душ и стояла обнаженной, подняв одну ногу на край ванны, думая о Мэлоуне. Они познакомились на спектакле два года назад. Он опоздал и, пробираясь между рядами, наступил ей на ногу. В антракте подошел извиниться, и ее сразу потянуло к нему. В его улыбке была теплота, от которой у Эрики все таяло внутри. Но после первого свидания она поняла, что было бы ошибкой стать его постоянной подругой. С мужчиной такого типа нельзя быть ни в чем уверенной. Ни дать ни взять персонаж из ее романов. Возможно, она ошиблась. Она легла с ним в постель во время четвертого свидания. То, что произошло между ними, превзошло ее ожидания и фантазии и было совершенно необычно. Он был требователен в любви, откровенен, но в то же время оказался внимательным, чутким любовником. Из всех ее мужчин, которые у нее были, он один смог раскрепостить ее сексуальность. Они проводили в постели долгие часы, познавая тайны физической близости, не надоедая друг другу. Иногда, оставаясь одна, она начинала думать о нем, и ее охватывало желание.

Она считала Мэлоуна одиноким и странным. Мужчина, способный полностью отдаваться объятиям, но неспособный поделиться частицей своего «я». Он насквозь проникся неписаным кодексом полицейского, тайными запретами и правилами. В отношениях с ним Эрика дошла до того предела, когда люди либо что-то решают, либо расстаются. Она была разведена уже пять лет и созрела для того, чтобы разделить с кем-нибудь жизнь. От мужчины ей требовалось две вещи: честность и участие. По ее мнению, это были простые требования, и ее удивляло, что мужчины находят их такими трудными.

Эрика Соммерс была необыкновенно привлекательна, особенно впечатляли высокий лоб и аристократической формы нос. Изогнутые, резко очерченные брови. Русые волосы с подстриженной спереди челкой сзади каскадом падали на плечи. Смуглая кожа оттеняла большие янтарные глаза.

Мэлоун явился ровно через час после звонка.

Она приготовила напитки, и они сидели на балкончике, глядя на чернильные воды реки.

— С каждым разом ты становишься все красивее.

— Спасибо, лейтенант. Надеюсь, вы не повторяете этого всем своим приятельницам.

Он хотел сказать, что их просто не существует, но вместо этого ответил только:

— Нет.

На ней был белый сарафан и сандалии. Устраиваясь поудобнее, она подобрала под себя ноги и поглядела на него. Потом начала подробно рассказывать, чем занималась после их прошлого свидания. Ходила покупать платье и обнаружила чудесную кондитерскую рядом со Второй авеню, специализирующуюся на греческих сладостях. Убрала квартиру, устроила стирку. Почти закончила свой последний роман «Ярость Кристины». Она подумывала начать писать серьезную книгу, действие которой будет происходить на юге во время Гражданской войны. Закончив отчет, она откинулась назад и посмотрела на него.

— А теперь расскажи, что у тебя нового. — Эрика отпила вина, наблюдая за ним. — Есть интересные дела?

Ему хотелось ответить: «Да, дело Айзингер». А также телефонные звонки несуществующего капитана Мэдвика, друг по имени Манелли и еще тип, которого зовут Андерман. Это и многое другое хотел бы он ей рассказать. Но не мог. Она не имела отношения к Службе. Не была ее частью.

— Ничего нового. Все та же ежедневная рутина.

Разочарование отразилось на лице Эрики. Задумавшись, она молча потягивала вино. Она влюблена в тень, отгородившуюся стеной молчания. Защитный ров. Мужчина без прошлого, настоящего, будущего. Ей хотелось быть с ним на равных и в то же время сохранить свою независимость. Она не девочка, которая бегает за своим парнем. Когда бы она ни спросила его о разводе, бывшей жене или работе в проклятом управлении, он или замолкал, или отвечал уклончиво. Номер домашнего телефона он дал ей лишь на третий месяц знакомства. Иногда Эрика спрашивала себя, почему она терпит все это. Но, глядя в его лицо, прикасаясь к нему, знала ответ. Знала давно.

— Для лейтенанта детективного отдела у тебя слишком скучная работа, Дэниел.

— Обычная работа. — Он махнул рукой.

Они помолчали еще немного, потом он наклонился и поцеловал ее в грудь сквозь мягкую тонкую ткань. Она откинула голову назад и прижала его к себе. Его рука скользнула по гладкой ноге Эрики.

— Не здесь, Дэниел.

Они пошли в спальню, держась за руки.

Время шло. Они дважды занимались любовью и теперь лежали, слушая доносившийся сюда городской шум. Она решила попытаться еще раз.

— Расскажи о своей жизни с женой, Дэниел.

— Мне нечего рассказывать, — резко ответил он.

— Пожалуйста, не будь таким грубым со мной. Мне не по себе, когда ты такой.

— Несколько минут назад я был нежен. — Он погладил ее по бедру.

Она сбросила его руку с наигранным презрением.

— Все мужчины нежны в такие минуты. Когда «они» жесткие, они мягкие, и наоборот. Все женщины знают это, лейтенант.

Он посмотрел на нее и улыбнулся.

Держась за руки, они погрузились в спокойный сон.

Солнце взошло в пять двенадцать. Сидя на постели, Мэлоун смотрел на ее обнаженную красоту и изумлялся тому блаженству, которое они дарили друг другу. «Я знаю, что ты хочешь, — думал он. — Но я не могу дать тебе это. Разве ты поверишь, если я скажу, что человек может зверски убить другого человека, что отец растлил собственную дочь, что тело человека можно превратить в неузнаваемое черное месиво, что банды зверья рыщут по нашему городу, грабя и убивая? Что полиция — единственное, что отделяет общество от варварства и анархии?

Можешь ты этому поверить? Этому способен верить только полицейский. Или рассказать, что лишь горстке политиков и судей в этом городе небезразлична твоя судьба и судьба остальных? Ты хочешь знать, каково это — работать в бетонной сточной трубе, когда идешь с пистолетом, приглядываясь к ночным теням, прислушиваясь к шагам за спиной? Или рассказать о всепроникающей коррупции? Знаешь, сколько должен заплатить судья за свою черную мантию? Я знаю. Хочешь знать, почему полицейские так скрытны? Потому, что видят, как город погружается в море вонючего дерьма, и не хотят, чтобы это дерьмо проникало в их личную жизнь. Поэтому я не могу поделиться с тобой своими мыслями».

Открыв глаза, она увидела, что он смотрит на нее. На мгновение ей показалось, что глаза его увлажнились. Эрика взяла его лицо в свои ладони.

— Ты не можешь уснуть?

— Я хочу рассказать тебе о своей прошлой семейной жизни, — ответил он. И она тотчас окончательно проснулась.


Квадраты света падали на фасад отеля «Бартон». Усталые официанты ворчали, ожидая, пока последние гости покинут темнеющий ночной клуб. Вестибюль опустел. Уборщицы начинали свою ночную смену, стирая пыль с листьев растений. Какая-то парочка вошла с темной улицы и направилась к лифтам. Время от времени мистер «Смит» или мистер «Браун» выходили из бара и, подойдя к портье, регистрировались, получая номер, пока «жена» ждала у стойки с бокалом в руке его возвращения с ключом.

В холл поспешно вошел мужчина и решительным шагом направился к лифту.

Андреа Сент-Джеймс беспокойно спала, то и дело просыпаясь. Она ждала. Два детектива развалились на диване в комнате рядом с ее спальней и допивали последние две банки пива из шестибаночной упаковки. Они смотрели вечернюю телепрограмму. Громкий размеренный стук заставил их повернуть голову. Достав пистолеты, они пошли к двери и встали от нее по разные стороны.

— Кто?

— Адвокат Андреа Сент-Джеймс, — последовал ответ. Под дверь просунули визитную карточку.

«Хэнли, Грин, Дейтон, Форбс»

Уолл-стрит, 12, Нью-Йорк, Нью-Йорк.

Г. Джастин Хэнли, адвокат.

Г. Джастин Хэнли был старшим партнером в юридической фирме с безупречной репутацией, известной своей осторожностью при ведении щекотливых дел и огромными гонорарами. Г. Джастин Хэнли выглядел так, как и должен был выглядеть Г. Джастин Хэнли, выпускник Эксетера и Йеля, житель Саутхэмптона и обладатель Парк-авеню. В два часа ночи он был свеж, как по утрам, в начале рабочего дня. Темно-серый, умеренно старомодный костюм, немного надменное выражение лица, возвышавшее его над обществом, в котором он оказался. Хэнли был тверд, вежлив и снисходителен. Ему известно, что его клиентка не арестована, а находится под охраной полиции. И он, и его клиентка благодарны за это. Однако долг адвоката — проследить, чтобы она получала точно квалифицированную врачебную помощь. Поэтому он вынужден немедленно забрать клиентку с собой. Помощь управления будет оценена по достоинству, и он уверен, что все формальности могут быть улажены здесь и сейчас. Ему было бы неприятно обращаться в суд с жалобой на незаконное задержание. Как бы между прочим он осведомился, знакомы ли они с Кодексом о гражданских правах?

— Наказание за его нарушение очень сурово, — заверил он.

Опираясь на адвоката, в простыне поверх больничного халата, Андреа Сент-Джеймс покинула отель «Бартон». Ее подвели к ожидавшему лимузину. На заднем сиденье сидел какой-то человек. Адвокат помог ей сесть рядом, и она, рыдая, уткнулась в колени Андермана, который погладил ее по волосам.

— Теперь все будет в порядке. Ты едешь домой.

Глава 7

Среда, 17 июня, раннее утро

Яков Андерман пришел на работу пораньше, чтобы проследить за погрузкой трейлера. Груз требовал его личного внимания. Погрузчики загружали трейлер, а рабочие закрепляли груз. Едва погрузка окончилась, дверцы закрыли и опечатали. Андерман дал знак, кто-то нажал кнопку, и дверь склада поползла вверх. Заслышав скрип колес, Андерман повернул голову. Прямо перед платформой стояла машина, преграждая путь. Из нее вылез Мэлоун, за ним детективы. Андерман передал свой блокнот человеку, стоявшему рядом, и спрыгнул с платформы. Глаза его победно сверкали.

— Все воюете с ветряными мельницами, полицейский?

— Андреа Сент-Джеймс, — выпалил. Мэлоун и, подойдя к Андерману, взял его под руку и развернул обратно к платформе. — Вы провели блестящую операцию прошлой ночью. Примите мое восхищение.

— Понятия не имею, о чем вы говорите.

Они шли вдоль трейлера, Мэлоун разглядывал чудовищные колеса. Дойдя до кабины, повернули назад. Дэвид Анкори выглядывал из будки диспетчера.

— Если ее снова схватят, меня может не оказаться рядом, — сказал Мэлоун.

— Рядом с кем? — Андерман наслаждался моментом.

— Мне надо задать ей еще несколько вопросов.

Андерман вырвал локоть из руки полицейского.

— Стойте здесь. Я пошел звонить адвокату. Ему и зададите свои вопросы.

Глаза Мэлоуна прищурились. Он резко повернулся и направился к платформе, сделав знак детективам, чтобы следовали за ним. На платформу вела короткая лестница. Мэлоун взобрался по ней и, выпрямившись, огляделся. Потом направился к трем мужчинам, разбиравшим деревянные ящики, и спросил их имена. Они ответили на ломаном английском. Мэлоун предъявил полицейский значок и потребовал у них регистрационные карточки иностранцев. Смутившись, рабочие поглядывали на Андермана, беспомощно пожимали плечами. Мэлоун отдал детективам приказ арестовать их. Штерн и Хайнеман начали надевать на рабочих наручники.

— Какого черта, что это вы делаете? — взвизгнул Андерман, подбегая к лестнице.

Дэвид Анкори появился из будки диспетчера.

— Все проживающие в стране иностранцы обязаны иметь при себе и предъявлять по первому требованию зеленую карточку. В противном случае им вменяется в вину нелегальное пребывание в стране, — сказал Мэлоун.

Андерман влез наверх. Отдуваясь, он воинственно заявил:

— Вы городская, а не федеральная служба! Эти проклятые карточки они оставили дома! Они находятся в стране на законных основаниях!

— Тем хуже! — Оттолкнув Андермана, Мэлоун повернулся, чтобы уйти, но взбешенный Анкори преградил ему путь. Они стояли, глядя в упор друг на друга.

— На твоем месте я бы ушел, — прошептал Мэлоун.

Видно было, как на шее багрового от злости Анкори пульсирует жилка.

— И побыстрее, — добавил Мэлоун более жестким тоном.

— Дэвид! — позвал Андерман.

Анкори бросил взгляд на хозяина и отступил в сторону. Когда Мэлоун спускался, Андерман крикнул ему:

— Вы подвергаете меня травле, полицейский!

— Что ж, можно сказать и так, — согласился Мэлоун.


Г. Джастин Хэнли, адвокат Андреа Сент-Джеймс, в нетерпении ждал у входа в федеральный центр временного задержания. Когда арестованных вывели из машины, он подошел к ним.

— Лейтенант Мэлоун?

Мэлоун посмотрел на него.

— Да?

— Вот моя визитная карточка. — Визитка, которую он оставил полиции в отеле «Бартон», была невзрачной. Теперь он протягивал другую — на дорогой бумаге, с витиеватой надписью. «Лейтенанты должны видеть, кто есть кто», — подумал Мэлоун, возвращая ее.

— Благодарю, но мне она пока не нужна.

Хэнли застыл. Этот небрежный ответ заставил истинного аристократа нахохлиться.

— Эти люди не рабы, они — мои клиенты, — заявил он, указывая на рабочих.

Хайнеман задержался у входа, вопросительно глядя на Мэлоуна.

— Я повторяю, они — мои клиенты, — настаивал адвокат.

— Как их зовут, советник?

— Зовут?

— У каждого человека есть имя. Вы должны знать их, если эти люди — ваши клиенты.

Лицо Хэнли исказилось.

— Какая разница! — Он осекся. — Я представляю их интересы!

— О! Большая разница. — И Мэлоун пошел прочь.

Хэнли побежал за ним, схватил за плечо, развернул.

— Я настаиваю на их немедленном освобождении! — Голос его сорвался, нижняя губа дрожала.

Мэлоун улыбнулся.

— Уберите руки, советник, — лейтенант говорил тихо, почти шепотом, и Хэнли понял, что второго предупреждения не будет. Он убрал руку. Как он ненавидел уличные сцены! У себя в коллегии, среди почитателей, Хэнли был чемпионом, здесь, среди низов общества, он терялся.

— Вы слишком натягиваете резинку, Мэлоун. Она лопнет и снесет вам голову.

Мэлоун подошел к адвокату вплотную. Он увидел выступившие у корней его волос капельки пота. Лейтенант провел кончиками пальцев по лацкану пиджака Хэнли.

— Вы ведете себя непрофессионально, угрожая мне, советник, — сказал он и ушел. Адвокат остался стоять со сжатыми кулаками. Мэлоун оглянулся. — Когда увидите Андермана, скажите, что ему не мешает поделиться с вами некоторыми сведениями. Например, сообщить имена задержанных.

Длинный коридор вел к камерам, в которых задержанные иностранцы ждали своей участи. Выходцы с Востока держались вместе, тихо переговаривались на родном языке. Латиноамериканцы тараторили по-испански, бросая тревожные взгляды на офицеров иммиграционной службы, которые вели опрос через решетки камер. Некоторые из задержанных сидели на полу, скрестив ноги; старые привычки быстро вернулись к ним. Лейтенанта ждал Хайнеман.

— Почему так долго?

— Пришлось преподать замечательному члену коллегии урок уличной жизни.

— Этот замечательный адвокат через час заставит их выпустить, — сказал Штерн.

Мэлоун согласился.

— Но я не мог отпустить его, не наказав за прошлую ночь. Между прочим, когда Андерман заберет их отсюда, фургон внешнего наблюдения должен стоять в южном конце Борден-авеню. Я хочу знать, что происходит внутри этого заведения.

Андерману и его адвокату понадобилось меньше двух часов, чтобы освободить задержанных. Мэлоун поговорил с иммиграционной службой, и они до четырех часов гоняли Андермана и Хэнли от одного стола начальника к другому, заставляя улаживать формальности, после чего голубой «форд»-седан уехал в Восточную судоходную компанию. Приехав туда и вылезая из машины, Андерман и рабочие проклинали полицию на четырех языках. Во время поездки Андерман пришел к заключению, что пребывание у него Андреа Сент-Джеймс становится опасным. Слишком много людей идет по ее следу. Вернувшись к себе, он набрал номер «Эл-Ал». Подходящий рейс оказался через полтора часа.

Продавец горячих сосисок поставил свою тележку напротив здания сталелитейной компании «Таушер». Он раскрыл желто-синий зонт над тележкой, открыл пуск пара и помешал оранжевую воду. Под нагромождением сосисок лежал пулемет «брен» в водонепроницаемом пакете. Длинные волосы продавца прикрывали пластиковый провод, который тянулся к миниатюрному приемнику, воткнутому в ухо. Подошел рабочий в стальной каске и заказал сосиски со всеми приправами. Потом отошел от тележки, откусывая на ходу свисающие с бутерброда куски капусты и огурцов. Подождав, пока клиент отойдет подальше, продавец склонился, поправляя ряд пластиковых стаканов.

— Серый фургон, который был у «Интермедии» прошлой ночью, стоит на той стороне улицы, — прошептал он в один из стаканов.

Ответ последовал немедленно:

— Мы ждем.


Голубой седан выехал из ворот склада и пересек Борден-авеню. На заднем сиденье рядом с Айзеком Арази сидела Андреа Сент-Джеймс. За рулем — Хиллель Хенков. Лучи фар полоснули по Тридцать первой улице.

Продавец сосисок наклонился.

— Голубой седан только что уехал. Андреа на заднем сиденье.

Сидевший в фургоне внешнего наблюдения О'Шонесси передал по радио Мэлоуну, что Андреа Сент-Джеймс увезли.

— Поезжай за ней, — сказал Мэлоун, — я постараюсь присоединиться к вам.

Бо Дэвис включил первую скорость и освободил ручной тормоз. Фургон покинул стоянку. Мэлоун и Хайнеман выбежали из полицейского участка.

— Быстрее, — сказал Мэлоун, садясь на переднее сиденье.

Хайнеман взял лежавшую на панели мигалку и укрепил ее на крыше.

— Поехали. — И Хайнеман включил сирену.

Голубой седан выехал на Лонг-Айлендскую автостраду с Гринпойнт-авеню. Машин было на редкость много. Андреа Сент-Джеймс смотрела на ряды домов, стоящих вдоль дороги и напоминающих очертания буквы «А». Прежде она никогда не обращала на них внимания. Небольшой сквер, которого она тоже раньше не замечала.

Гандбольное поле, покрытое любительскими рисунками. Странно: иногда людям недосуг что-либо замечать. Андреа грустила при мысли об отъезде. Вид заслонил фургон с пыльным кузовом, на котором кто-то вывел пальцем бранное слово.

О'Шонесси поддерживал радиосвязь с Мэлоуном. Седан ехал перед ними, машин через пятнадцать.

— Лу, может быть, остановить и перехватить Андреа? — спросил О'Шонесси по радио.

— Нет. Я не хочу засвечивать фургон. И потом, надо узнать, куда они направляются.

Поток машин, выезжающих с шоссе Бруклин-Куинс, вливался на Лонг-Айлендскую автостраду у подножия холма, где создалась пробка. Машины едва двигались, шоферы проклинали все на свете. О'Шонесси стоял у двустороннего зеркала, глядя на проезжающие мимо машины. С фургоном поравнялся белый «кадиллак». За рулем сидела женщина. Юбка задралась выше колен, ноги были расставлены. О'Шонесси так и прилип к ней глазами, но спохватился, осознав, что ему грозит, если сейчас он упустит что-нибудь важное.

Пока голубой седан катил по шоссе, со стороны Манхэттена к Мидтаунскому тоннелю подъехала полицейская машина без опознавательных знаков, но с пронзительно ревущей сиреной. Постовые тут же перекрыли левую полосу, пропуская полицию. Многие заволновались при виде мчавшегося полицейского автомобиля с крутящейся на крыше мигалкой, отбрасывающей красные блики. Вдруг случилось что-то такое, о чем можно будет посудачить за обедом? Авось не так скучно будет тащиться по Лонг-Айлендской автостраде в час пик.

Голубой седан свернул на шоссе Ван-Вик и покатил на юг.

— Похоже, они направляются к аэропорту Кеннеди, — доложил по рации О'Шонесси.

За Либерти-авеню поток машин поредел. Водители жали на газ, давая выход накопившемуся после пробки раздражению.

Бо Дэвис включил четвертую скорость.

Хайнеман выехал на южное шоссе по обочине Лонг-Айлендской автострады, прибавил газу и помчался по разделительной линии, обгоняя остальные машины.

Полицейский фургон держался за голубым седаном. Сидевшие в нем детективы сначала не заметили грузовичок с эмблемой «Херца», который, обойдя их слева, начал вилять и обгонять машины, пока не обошел голубой седан и не пристроился прямо перед ними.

— Пэт, смотри! Знакомый грузовик! — Бо Дэвис нажал на акселератор.

Брезентовый полог раздвинулся, и из кузова грузовика показались два ствола с продолговатыми овальными снарядами на концах.

Хиллель Хенков увидел клубы дыма и резко вывернул руль, пытаясь уклониться от снарядов. Андреа Сент-Джеймс закричала и закрыла лицо руками. Седан взорвался, превратившись в оранжевый шар. Он взлетел на двадцать футов вверх, переломился пополам и развалился. Посыпались искореженные обломки.

Спустя час южное шоссе было все еще перекрыто. Поток машин пропускали в объезд по Ямайка-авеню. «Скорые» и «неотложки» выстроились на обочине. Пожарные поливали пеной тлеющий остов седана. Бронированный фургон управления перегородил шоссе. Детективы осматривали место происшествия. Разбросанные останки собирали в пластиковые мешки.

Мэлоун и его помощники стояли рядом с детективами района Куинс. Их возглавлял заместитель начальника Уолтер Унтермайер, слывший на Службе лодырем и взяточником.

Поскольку происшествие имело место в районе Куинс, официально оно должно было расследоваться его участком, но Унтермайер явно хотел спихнуть дело на кого: нибудь другого. Зная, что случившееся связано с делом Айзингер, Мэлоун вызвался взять следствие на себя. Кроме того, надо было скорее сматываться отсюда: дел было по горло. Когда движение снова открыли, Мэлоун подъехал к зданию Восточной судоходной компании. Там было пусто, все двери и ворота заперты, только телекамеры продолжали крутиться, поблескивая красными огоньками.

Он подошел к стоявшему напротив фургону внешнего наблюдения. Оттуда вышел Штерн, чтобы передать сообщение Харригана: исчезли Брэкстоны и Андерман, полиция потеряла след.

Мэлоун злобно пнул покрышку фургона, потом привалился спиной к борту, закурил и глубоко затянулся. Высоко над головой многоголосо гудела Лонг-Айлендская автострада. На западе на пурпурном фоне заката величественно вздымалась громада Эмпайр-Стейт-Билдинг. Мэлоун почувствовал себя как на войне. Неизвестные люди превращали его город в поле брани.

В участке, куда они приехали через двадцать минут, их ждал инспектор Замбрано.

— Допрыгались до военных действий, лейтенант? — сказал он. — Прекрасно!

— Не я их начал. — Мэлоун обошел стол и достал непочатую бутылку «Джек Дэниелс».

— Я-то это знаю. Но вот мэр… — Он вдруг утратил чувство юмора. Его расстроило, что в центре города кого-то смели с лица земли из гранатометов. Это плохо влияет на туризм. И он хочет получить ответы на несколько пустячных вопросов: например, кто это сделал? Почему? И, что более важно, не повторится ли такое снова?

Мэлоун разлил виски по стаканам.

— У тебя есть что-нибудь? Комиссару надо сказать Красавчику Гарри хоть что-то.

— Почему бы не сказать ему, чтобы он катился к чертовой матери? — Мэлоун протянул Замбрано виски. — Унтермайер решил отдать это дело нам. Но пока все, что мы имеем, — это осколки гранат и описание грузовика.

— Вы были на месте происшествия. Почему не преследовали?

— За грузовиком следовали О'Шонесси, Дэвис и Штерн. Они вынуждены были свернуть с шоссе, чтобы не попасть в огонь. Там была чертова мясорубка. Когда я подъехал, грузовика и след простыл.

Замбрано разглядывал искристую жидкость.

— Что происходит, Дэн?

Мэлоун отпил виски.

— Пока точно не знаю.

— Но есть идеи, не так ли?

Мэлоун чуть пожал плечами.

— Вы будете первым, кому я скажу.

Замбрано встал и предупредил:

— Будь осторожен. Помни, пусть лучше тебя будут судить двенадцать человек, чем шестеро вынесут вперед ногами.

Мэлоун налил еще и поднял стакан.

— Об этом, инспектор, я не забываю никогда.

Как только Замбрано ушел, Мэлоун позвал к себе детективов. Доска была выдвинута на середину и повернута чистой стороной. С мелом в руке Мэлоун расхаживал перед доской, поглядывая на усталых детективов. Потом подвел итоги:

— Андерман и Брэкстоны ушли в подполье. Мы у разбитого корыта. Все, что имеем, — это труп, да и его нет, потому что он захоронен. — Он повернулся к доске. — Айзингер работала на Брэкстонов после того, как уволилась от Андермана.

— Лу, — прервал О'Шонесси, хлопнув себя по колену, — я забыл сказать вам, что был в «Таймс». Там никогда не было объявлений от «Брэкстон турс». И еще. Мои люди в туристическом бизнесе сообщили, что Брэкстоны не специализировались на поездках в Израиль. Они устраивали туры в арабские страны. Мекка и прочее.

Мэлоун погрозил ему пальцем и снова повернулся к доске.

— Итак, Айзингер пришла к Джанет Фокс и дала ей Библию. Это было под вечер в пятницу. В лаборатории Эпштейна определили, что она была убита в ночь с пятницы на субботу, под утро. Я попросил техническую службу снять и проверить замки входной двери. Они не повреждены, а это означает, что она открыла дверь сама или у кого-то были ключи. — Палец Мэлоуна уперся в детективов. — Или подонки ждали ее, когда она вернулась от Джанет Фокс. — Он взглянул на Бо Дэвиса: — Ты спишь с Джанет Фокс?

Ухмыляющиеся лица детективов повернулись к Бо Дэвису в ожидании ответа.

— Нет, Лу. Я просто беседовал с ней. И ничего больше. Она очень мила, но у меня просто не было времени ею заняться. Издержки Службы.

— Так найди время. Пригласи леди на обед и постарайся поближе познакомиться. Мне нужен ответ на один очень важный вопрос.

— А где я возьму баксы на вино и обед?

Мэлоун недоверчиво покачал головой, потом подошел к телефону и позвонил Артуру на Бакстер-стрит в «Клауд рум». Поговорив с Артуром, положил трубку и сказал Дэвису:

— Все устроено. От супа до десерта. Теперь будем в долгу перед Артуром.

Следующим на очереди был Хайнеман.

— Ты выяснил, кто владеет клубом «Интермедия»?

— Пусто. Хотя проверил все корпорации, одну за другой.

Мэлоун скрестил руки на груди и покачался на каблуках.

— Ты пошел не по тому пути. Клуб находится в районе, где на открытие подобного заведения требуется разрешение городской плановой комиссии, а к ним с дутой компанией не сунешься. Проверь еще раз.

Мэлоун опустил глаза, избегая смотреть на детективов.

— Теперь самое неприятное. В этом деле замешан кто-то с нашей Службы. Не думаю, что речь идет о коррупции. Кто-то причастен к убийству и сводит со мной личные счеты. Так что, если после того, что вы сейчас услышали, кто-то из вас откажется принимать дальнейшее участие в расследовании, я пойму и дам ему другое задание.

— Эй, Лу! — крикнул О'Шонесси. — Почему так получается, что Бо может переспать с женщиной, находясь при исполнении служебных обязанностей, а я нет?

Мэлоун закрыл глаза и улыбнулся.

— У тебя есть Пена.


Было уже поздно, и детективы разошлись по домам. Мэлоун остался сидеть со стаканом в руке, глядя на доску. Рядом, в комнате бригады, двое детективов из ночной смены смотрели по телевизору «Берни Миллер». Оттуда доносился шум кварталов Чайнатауна, смешанный с бормотанием полицейской рации и приглушенным смехом из телевизора. Сколько бы он ни пил, его постоянно преследовал запах горелого мяса. Он обволакивал со всех сторон. Обуглившиеся куски тел, разбросанные по обочине, стояли перед глазами. Неузнаваемые спекшиеся головешки. Почему, какого черта он так любит свою Службу? Он снова наполнил стакан. Сегодня ночью он не хотел быть один. Полицейский никогда не должен оставаться в одиночестве. Есть много мест, где он мог бы скоротать ночь с друзьями-полицейскими, выпивая и болтая о женщинах и Службе. Но не сегодня. Сейчас ему хотелось женского тепла и нежности. Чтобы проснуться утром и ощутить ее прикосновение, положить свою руку на ее бедро. Прижаться к ней. Избавиться от запаха смерти.

Он снял трубку и набрал номер Эрики Соммерс.

Она уловила его состояние.

— Приходи, Дэнни. Я приготовлю что-нибудь на ужин и наполню горячую ванну.

Уже выходя из кабинета, он вспомнил кое о чем, вернулся обратно, взял блокнот, задумался на мгновение, потом написал: «Песнь Асафа»?

Глава 8

Четверг, 18 июня, утро

Бо Дэвис сел, заложил руки за голову и наблюдал, как Джанет Фокс встает с постели. Прошлой ночью он сделал вывод, что у нее потрясающая попка. Гладкая и твердая как орех, без малейшего изъяна. Подойдя к двери, Джанет обернулась:

— Пойду приготовлю завтрак, — и кивнула на телефон: — Почему бы тебе не позвонить?

Через несколько минут она вернулась с подносом, на котором стояли кофейник, тарелка с сыром и два стакана с апельсиновым соком. Поставив поднос на столик, взглянула на Бо.

— Дома все в порядке?

— Прекрасно. Дети поехали на Джонс-Бич вместе со своей матерью.

Когда она подавала ему кофе, он погладил ее грудь.

— Ты мне очень нравишься, Джанет.

Она отчужденно посмотрела на него, потом улыбнулась. Внутри у нее все кипело. «Почему все они считают своим долгом говорить нежности? У него в предместье живут жена и дети, я здесь, в большом городе, с ним в постели. Я все понимаю. Какого черта он не может понять?» Она легла в постель, подоткнув под спину подушки, и, отпив кофе, произнесла:

— Бо, последний женатый мужчина, с которым я встречалась, рассказывал, что они с женой живут врозь. А мне было невдомек, что это значило лишь то, что его жена спит в отдельной кровати. Все женатые мужчины сначала заливаются соловьем о лунном свете и розах, а потом остаешься одна и устаешь ждать телефонного звонка, и делается больно. Ты был со мной откровенен, я знаю, что ты женат. И не надо усложнять наши простые отношения, согласен?

— Я только хотел сказать тебе…

Она прижала палец к его губам.

— Я знаю. Ты хотел бы убедить меня, что я значу для тебя больше, чем партнер по сексу. Не надо.

Он с удивлением покачал головой и поднес к губам чашку.

— Зачем ты так?

— Я отложила небольшую сумму и решила вернуться к учебе, чтобы получить, наконец, диплом. Всегда хотела учиться на юридическом, и сейчас собираюсь это сделать, пока еще не слишком поздно.

Она наклонилась, поставила чашку на ночной столик, потом повернулась и провела рукой по его груди, теребя пальцами волоски. В голосе появились веселые нотки.

— Что ты вчера в ресторане рассказывал мне о «восьмидесяти пяти»?

Он отвел непокорную прядь с ее лба и улыбнулся.

— Код 10–85 — местонахождение полицейского. Когда один из нас сообщает, что у него «восемьдесят пять», это означает свидание. На жаргоне нашей Службы этим числом обозначается девушка.

Невинно улыбнувшись, она вырвала волосок из поросли на его груди.

— Ой! — Он схватился за грудь, будто его ранили.

— Вот-вот, детектив Дэвис, это меня и интересовало. Значит, «восемьдесят пять». Счастливый в браке мужчина, который знает, что надо женщине, и умеет делать массу изумительных вещей и который появляется раз или два в неделю. — Она начала ласкать его. — Ты случайно не знаешь, где я могу найти такого парня?

— Знаю. — Он поставил чашку на пол, повернулся и обнял Джанет. Они поцеловались, все сильнее прижимаясь друг к другу. Почувствовав ее страсть, он начал целовать ей грудь. Джанет подтолкнула его голову вниз, и он, не сопротивляясь, скользнул к ее бедрам. Она ждала, потом вскрикнула, изо всех сил сжав его голову ногами. Стоны становились громче, ее голова металась по подушке. Наконец по ее телу пробежала судорога, она громко закричала. Он продолжал ее ласкать, но Джанет перевернула его на спину и потом обхватила ногами его бедра… Задыхающиеся, с колотящимися сердцами, готовыми выскочить из груди, они лежали и смотрели невидящими глазами в покрытый трещинами потолок.

— Я хочу быть твоим «восемьдесят пять», — сказал он.

— Я очень рада. — Она улыбнулась.

— Ты не будешь возражать, если я спрошу тебя про Сару Айзингер?

Она повернула голову и с любопытством взглянула на него.

— Когда ты вчера позвонил и пригласил поужинать, я решила, что ты хочешь со мной переспать, и все. Я была не права?

— Ты была права. Но я просто обязан задать этот вопрос.

Она взъерошила ему волосы.

— Какой?

— Айзингер зашла к тебе в пятницу вечером, когда ты собиралась встретиться со своим шефом.

— Бывшим шефом, — поправила она.

— Сара отдала тебе Библию и ушла. Мы почти уверены, что ее убили той ночью. Вспомни, когда ты открыла дверь и увидела ее с книгой, какое у нее было лицо, как она выглядела?

— Она была напугана.

— Почему ты так решила?

Она пожала плечами.

— Страх был написан у нее на лице. Она все время озиралась по сторонам. Протянула мне Библию, крикнула, чтобы я взяла ее. Я спросила, что с ней. Она ответила, что ее состояние вызвано месячными и она на грани срыва.

— Спасибо, Джанет. Ты мне очень помогла.

— Пожалуйста, детектив Дэвис. Возможно, ваша «восемьдесят пять» может оказать еще какую-нибудь услугу, прежде чем вы отправитесь на службу?

Он привлек ее к себе.

— Да. Пожалуй.


В календаре монсеньора на сегодня не было отмечено никаких встреч. После обеда он собирался просмотреть бухгалтерские книги своей епархии.

Звонок по внутренней связи прервал его размышления, и он с раздражением посмотрел на нарушивший его покой аппарат. Услышав, что его желает видеть Мэлоун, монсеньор хотел было сказать секретарю, чтобы тот перенес встречу на следующую неделю. Потом вспомнил, что это имя связано со смертью отца Гэвина. Могли возникнуть проблемы.

Макинерни, крупный мужчина с обезоруживающей ирландской улыбкой и густыми черными волосами, был облачен в черные брюки, шерстяную рубашку-поло[7], мокасины на низком каблуке. Рукопожатие сильное, как у шахтера.

— Что мы можем сделать для вас, лейтенант?

— Окажите мне услугу.

Макинерни успокоился. Обычное дело. Понимающая улыбка появилась на его лице.

— Один хороший поступок влечет за собой другой. Вам что, дали новое задание?

Мэлоун вынул лист бумаги и передал священнику.

— Я хочу знать, что находится по каждому из этих адресов.

Макинерни пытливо прищурился.

— Да они разбросаны по всей нашей цветущей стране.

— Верно.

Священник с непроницаемым лицом смотрел на посетителя.

— Почему Церковь, Мэлоун? У вас есть свои источники.

Мэлоун беспомощно воздел руки.

— Потому, что эта информация нужна мне быстро. Потому, что я не могу использовать обычные полицейские каналы. И потому, что вы мой должник.

Священник нахмурился.

— Почему вы считаете, будто у меня есть источники подобных сведений?

— Каждый архиепископ имеет священников, которые прошли специальное обучение и ведут щекотливые дела Церкви. Они могут получить сведения быстро и осторожно, если нужный человек нажмет нужную кнопку.

— Вы полагаете, что этот человек — я?

— Вы угадали, монсеньор.

Макинерни снова посмотрел на бумагу.

— Вы, конечно, понимаете, что Церковь ни при каких обстоятельствах не должна быть вовлечена в мирские дела. У нас хватает своих.

— Даю вам слово, что, кроме моих детективов, никто ничего не узнает.

Монсеньор проводил его до двери.

— Как вы думаете, что мы найдем по этим адресам?

— Склады, — ответил Мэлоун, выходя из кабинета.

2 декабря 1978 года, около половины первого ночи, старый слесарь-водопроводчик вышел из синагоги Бобовер, находящейся на Сорок восьмой улице, в доме 1533, в квартале Боро-Парк Бруклина. Втянув голову в плечи, он плотнее прижал воротник пальто к ушам, чтобы защитить их от пронизывающего ветра, под порывами которого стонали даже обнаженные ветви деревьев. Когда он проходил мимо дома на Сорок седьмой улице, из темноты вынырнули трое мужчин и потребовали у него кошелек.

— Не бейте меня, — умолял старик.

Они забрали деньги и оставили его валяться на тротуаре, истекая кровью, которая сочилась из многочисленных ран на груди и животе. Водопроводчик скончался.

В полдень того же дня в 66-м участке дежурили четверо полицейских. Три машины патрулировали улицы. Один сержант сидел в приемной, другой обедал тут же, в участке. Один полицейский сидел у панели коммутатора, и один детектив дежурил в комнате бригады.

Вдруг поднялась суматоха, в участок вломилась толпа, и мгновение спустя сержант в приемной оказался в кольце суетливых бородачей в черных пальто, черных широкополых шляпах, меховых шапках, широких, застегивающихся у колен штанах и белых носках. Две тысячи хасидов окружили участок.

Они явились с требованием лучшей полицейской защиты. Они орали, раскидывали стулья, пишущие машинки, потрошили шкафы с делами. В участке шел кулачный бой. Полицейский у коммутатора успел передать одно сообщение, прежде чем его свалили на пол: 10–13. Это означало, что участок подвергся нападению.

Полицейские в патрульных машинах помчались на подмогу. На сигнал откликнулись патрульные соседних участков. Вступил в действие план срочной мобилизации. В бой вступили полицейские в шлемах, вооруженные дубинками. Прошло десять минут, как прозвучал сигнал 10–13, и к осажденному участку прибыло около ста полицейских автомобилей и десять карет скорой помощи. Битва длилась около получаса. Когда она окончилась, выяснилось, что ранены шестьдесят восемь полицейских и восемь гражданских лиц, а первый этаж участка разгромлен.

С четырнадцатого этажа главного управления последовал приказ комиссара: никого не задерживать.

В двадцать пять минут седьмого утра того же дня, почти за шесть часов до нападения на участок, полиция арестовала трех человек за убийство водопроводчика.

Пробираясь сквозь обломки по разгромленному первому этажу, один чернокожий полицейский заметил другому:

— Бог мой, если бы такое сотворили наши, сейчас эти проклятые улицы были бы усеяны черными трупами!

Все, кто слышал его, мысленно с ним согласились.

С этого дня 66-й участок вошел в историю управления как «Форт-Сэррендер»[8].

Мэлоун сам не знал, что он ищет в 66-м участке, Андреа Сент-Джеймс сказала в отеле, что на одном из трех мужчин была майка «Форт-Сэррендер». След ничтожный, но попробовать стоило. Существовал только один способ получить свободный доступ к записям в полицейском участке.

Он с облегчением вздохнул, увидев в приемной дежурного сержанта. Лейтенант мог бы его легко узнать. Подойдя к стойке дежурного, Мэлоун помахал перед ним своим значком.

— Я лейтенант Дермонт из районной инспекции, — соврал он. — Должен проверить ваши записи за два года.

Сержант взглянул на него с холодным презрением, с каким полицейские всегда смотрят на проверяющих, и молча встал. Мэлоун проследовал за ним в канцелярию.

— Это лейтенант из районной инспекции, — громко объявил сержант, предупреждая всех, что к ним пришел соглядатай.

Мэлоун поймал ледяной взгляд канцеляриста. Старая перечница в роговых очках, с гладким лицом без возраста. Канцелярской крысе, наверное, подтянули кожу, решил Мэлоун. Этот человек был неотъемлемой частью полицейской Службы. Оберегая секретность документов, он занимался и хозяйственными делами — вызывал при необходимости монтера или слесаря, заказывал туалетную бумагу, готовил нужные формы документов, короче, был незаменимым винтиком в спаенной работе всего участка. Капитаны приходят и уходят, а канцеляристы остаются, тихо и незаметно строя свою собственную империю. Мэлоун имел дело с некоторыми из них и знал к ним подход. Они в тайне трепетали при мысли о переводе на патрульную службу.

В нью-йоркском полицейском управлении патрульные работают в три смены. Первая — с полуночи до восьми утра, вторая с восьми до шестнадцати, и третья — с шестнадцати до полуночи. Дежурные бригады работают, сменяя друг друга.

Устав патрульной службы требует, чтобы расписание для каждого патрульного составлялось с первого числа каждого месяца. Это необходимо, поскольку людей часто перебрасывают с места на место.

Сидя в углу канцелярии, перебирая списки дежурных бригад, Мэлоун чувствовал на себе взгляды канцеляриста, пытавшегося угадать, какие имена интересуют лейтенанта. «Интересно, что бы он сказал, — подумал Мэлоун, — узнав, что я и понятия не имею, что ищу?»

Закончив просматривать списки, он задумался. Возможно, его приход сюда был ошибкой. Этим он себя раскроет. Мэлоун помнил телефонные звонки «капитана Мэдвика» и скрытые угрозы Манелли.

Лейтенант взглянул на канцеляриста, который собирался отнести старые бумаги в архив.

— Дайте мне взглянуть книгу «входящих и исходящих», — произнес Мэлоун тоном, не терпящим возражений.

Эта книга, гроссбух под номером 7, содержала сведения о всех переведенных полицейских, дату перевода, откуда и куда переведен.

Канцелярист достал книгу из шкафа и сунул ее Мэлоуну под нос.

«Ну погоди, доберусь до тебя, ублюдок», — подумал Мэлоун, беря книгу.

Он медленно перелистывал страницы, пробегая глазами колонки имен и по-прежнему не зная, что ищет. Улыбнулся, прочитав приказы: патрульный Ричард Койн переведен в 66-й из школы рекрутов 12 марта 1979 года, а потом оттуда — в Бюро анализа управления 10 июня 1979 года. Еще один ирландец похоронил себя в штабных дебрях.

Он начал листать быстрее, нетерпение росло. «Зря я сюда пришел», — думал Мэлоун.

Расслабив щиколотки, начал напрягать мышцы бедер. И тут он их увидел в списке. Трое патрульных: Келли, Брэмсон и Станислав переведены в один и тот же день, одним приказом, в одно и то же место — полицейскую академию. Такие переводы были не только необычны, Для них требовались серьезные причины. Он еще раз перечитал три фамилии и почувствовал, что нашел то, что искал.

На этой странице был список тридцати четырех патрульных, и канцелярист хорошо знал каждого из них.

— Подойдите сюда, — Мэлоун обернулся к нему, — мне нужна ваша помощь.

Тот лениво процедил:

— Да, лей-те-нант?

— Я должен ответить на запрос по поводу одного полицейского, назначенного к вам за последние два года. Он белый, невысокого роста, очень худой. Я просматриваю переводы за несколько лет и хочу, чтобы вы дали мне описание этих людей и сообщили все, что вы о них можете вспомнить.

Глупая улыбка появилась на лице канцеляриста.

— У меня плохая память, лей-те-нант. Даже не помню, что ел сегодня на завтрак.

— Вот как? А теперь послушай меня внимательно, приятель. Возможно, ты здесь большая шишка, но со мной такое дерьмо не пройдет. Если расследование застопорится из-за твоего нежелания помочь, я позвоню шефу инспекционной службы, и еще до конца сегодняшнего дня ты будешь патрулировать в Гарлеме все восемь часов подряд. На следующее Рождество тебе уже не придется собирать бутылки с выпивкой, которые тебе суют в благодарность за мелкие одолжения. Ты в это время будешь морозить яйца на переходе у школы в Гарлеме. Понял, приятель?

Лицо канцеляриста посерело. Над верхней губой выступила обильная испарина.

— Все, что пожелаете, Лу. — И, придвинув стул, уселся рядом.

«Страх — замечательный помощник», — подумал Мэлоун, указывая на первое имя.


Мэлоун отошел от трейлера «Умберто», отгрызая на ходу куски коричневого жареного лука, свисающие с сандвича с горячей сосиской. «Умберто» — один из лучших и самых знаменитых ресторанов — расставлял свои трейлеры вдоль аркады за домом номер 1 на Полис-Плаза. Привозили блестящие желтые столы и белые зонты, под сенью мрачных правительственных зданий создавалась атмосфера пикника. Мэлоун пытался перестать думать о деле Айзингер хотя бы на несколько минут. Он шел к подъезду дома 1 на Полис-Плаза мимо скульптуры Розенталя, массивного сооружения из пяти дисков, символизирующих пять районов города. Пересек улицу и подошел к церкви Святого Андрея. Откусывая от сандвича, прошагал мимо входа в маленький садик сбоку от церкви. Поставил ногу на ограду и принялся изучать статую: фигуру, склонившуюся к кресту святого Андрея.

— Это святой покровитель Шотландии, — сказал, подходя, Замбрано.

— Все это чушь, — ответил Мэлоун.

— Ты что, безбожник? — Замбрано нахмурился.

— Я перестал верить в эту ерунду примерно в то же время, когда начал проявлять интерес к женщинам.

— Ну ты даешь! — Замбрано пошел вперед, Мэлоун поплелся за ним, жуя свой сандвич.

— Как ты отыскал меня? — спросил Замбрано.

— Я позвонил в контору, и мне сказали, что вы на совещании у руководства.

— Скажешь, что тебя гложет?

«Настал момент истины», — подумал Мэлоун и, набрав в грудь побольше воздуха, начал рассказ о телефонных звонках «капитана Мэдвика», о своих беседах с Манелли, о разговоре с Андреа Сент-Джеймс, обо всем, что произошло с того момента, когда он завел дело об убийстве Сары Айзингер. Он рассказал Замбрано, как, вернувшись в свой участок после посещения 66-го, позвонил в академию, попросил позвать к телефону Келли, Брэмсона или Станислава. Ему ответили, что в академии не числятся люди с такими именами. Он просмотрел в управлении кадров приказы о переводах и обнаружил тридцать семь подобных случаев. Составил список и начал звонить. Ответ был один — нет таких. Он направился в отдел кадров управления и, выдавая себя за проверяющего, просил показать личные дела каждого из этих сорока полицейских. Таких дел в картотеке не оказалось. Он направился в отдел идентификации, где попросил старого приятеля об услуге. Карточки с отпечатками пальцев этих людей были изъяты и заменены другими, с номерами, значение которых понятно только шефу оперативного отдела.

Мэлоун посмотрел на Замбрано.

— Сорок полицейских исчезли в дебрях Службы.

Замбрано остановился.

— Дэн? Как мы переводим людей на конспиративное положение?

— Направляем в какое-нибудь административное или вспомогательное подразделение, и они исчезают. Документы на них изымаются и запираются в сейф, имена вычеркиваются из городских справочников, зарплату им выдают городские службы или переводят на анонимные счета.

— Ну вот видишь?

— Это не то. Таких сотрудников не больше десятка на все управление. А здесь сорок человек! Телефонные звонки «капитана Мэдвика», трое полицейских, вошедших в ресторан с Сарой Айзингер, напрямую связывают кого-то с нашей Службы с ее убийством. Этих полицейских, по-видимому, используют для грязных дел важные шишки с самого верха.

Замбрано ускорил шаг, глядя прямо перед собой; лицо его побагровело.

Мэлоун остановился, наблюдая за ним. Пройдя метра три, инспектор тоже остановился и, повернувшись, поманил к себе лейтенанта.

Они зашагали по площади, думая каждый о своем.

Дойдя до арки муниципалитета, Замбрано свернул налево и подошел к маленькому памятнику с вмурованной в него ржавой решеткой. Он наклонился, пытаясь разобрать стершуюся надпись: «Тюремное окно „Сахарного дома“, 1765, использовался британцами для заключенных патриотов».

Замбрано выпрямился.

— Ты знаешь, что я потерял брата на «Гвадалканале»?

— Нет.

— Я всегда мечтал уйти на пенсию с руководящей должности, — Он пожал плечами. — По-моему, это мне уже не грозит. Скажи, чем я могу помочь?

— Харриган и его люди должны оставаться в моем распоряжении дольше, чем мы условились. Кроме того, мне нужен свой человек «наверху», который помог бы выяснить кое-что и сбить их с моего следа.

Замбрано положил руку на плечо Мэлоуна, развернул его и увлек прочь, говоря:

— Я рассказывал тебе о своем первом дне на Службе?


Войдя в свой кабинет, Мэлоун тут же вызвал Дэвиса и О'Шонесси. Протянул Дэвису список с именами сорока полицейских.

— Все эти парни погребены где-то в дебрях Службы. Мне надо, чтобы вы их разыскали.

Дэвис и О'Шонесси обменялись скептическими взглядами.

Первым заговорил О'Шонесси:

— А в чем, собственно, дело?

Мэлоун присел на край стола и рассказал им о майке «Форт-Сэррендер» и о своем посещении 66-го участка.

О'Шонесси просмотрел имена.

— А как мы их найдем?

— Ну, их личную жизнь, надеюсь, не уничтожили. Все они наверняка женаты и живут в пригородах или в самом городе.

Он спрыгнул со стола, прошел в библиотеку, взял «Устав патрульной службы» и вернулся. Заглянув в оглавление, полистал толстую книгу.

— Вот что нам нужно. Пункт 104/1, на шести страницах перечислены требования к районам, где проживают полицейские. Они обязаны жить либо в Нью-Йорк-Сити, либо в округах Уэстчестер, Рокленд, Оранж, Патнэм, Нассау, Саффолк.

— Работы хватит! — О'Шонесси даже присвистнул.

— Не так страшно, как кажется. Некоторых можно найти без особого труда. Отметьте в списке необычные имена. Например, Эдвин Брэмсон из Шестьдесят шестого. Поищите его имя в телефонных книгах каждого округа. Я думаю, вы его найдете. Запишите адрес, походите по соседям, расспросите. Как только убедитесь, что эти люди работают в полиции, садитесь им на хвост и узнайте, в каком они подразделении. Думаю, обнаружив одного, вы сразу выйдете и на других. Запомните: надо держать ухо востро, они полицейские, держите их на длинном поводке, это очень важно. Иначе вас обнаружат.

Четверть часа спустя детективы сидели на своих местах, роясь в телефонных справочниках. Джейк Штерн, проходя мимо них к ящикам с досье, нагнулся и прошептал на ухо О'Шонесси:

— Как поживает Пена?

— Залетела, — коротко отозвался тот.

Все оторвались от дел и подняли головы.

— Вот это да! Теперь вы с женой планируете грандиозную свадьбу? — спросил Старлинг Джонсон.

— Брось издеваться! У меня голова пухнет от проблем! — отрезал О'Шонесси.

— Как это случилось? — опять спросил Старлинг Джонсон.

— Проклятая пена не сработала, вот как. Она звонила мне несколько дней подряд. Я думал, соскучилась. Вчера вечером заехал к ней. Она встретила в дверях с поцелуями. Я тащу ее в спальню, стаскиваю проклятые бумажные трусы, занимаюсь с ней любовью. «Не уходи», — просит она, когда я выдохся. Ну, я лежу, пытаюсь вспомнить, во сколько отходит электричка домой, а Пена вдруг начинает спрашивать, всерьез ли я говорил всю ту чушь, ну, знаете, о далеком совместном будущем.

— Ну и? — спросил Джейк Штерн.

— Ну а потом говорит, что у нее задержка, и контрольный кролик откинул лапы.

— И? — поторопил его Джонсон.

— И я спросил, уверена ли она.

— И? — подал голос Дэвис.

— Она сказала, что уверена.

— И? — спросил на этот раз Штерн.

— Что вы заладили: и? и? и? И ничего! У нее будет ребенок, вот вам и «и».

— Ты ей сказал? — спросил Джонсон.

— Сказал, что женат, что мой дом в Хиксвилле заложен, что шестеро детей. И еще сказал, что я католик и не верю в разводы. Потом предложил заплатить за аборт.

— Ну ты даешь! — Джонсон хлопнул себя по лбу.

— А что она ответила? — спросил Штерн.

— С ней случилась истерика, потом она вышвырнула меня вон. Кричала, что я лицемер, и заявила гордо, что не позволит убить ее ребенка.

Бо Дэвис поднял глаза от телефонного справочника.

— Нашел Эдвина Брэмсона. Адрес: Вудчак-Пойнт, 21, Нортпорт.

— А где это? — спросил О'Шонесси.

— Округ Саффолк.

Глава 9

Суббота, 10 июня, утро

Посланец от Макинерни прибыл утром. Здоровенный детина в черном костюме и черных ботинках. Костюм был ему тесен и делал его похожим на двуногое млекопитающее, подстриженное под ежик. Он был одним из доверенных лиц монсеньора. Мэлоун засомневался, что такой тип легко отпустит грехи. Послание было кратким: Макинерни хочет как можно скорее видеть Мэлоуна.

Джейк Штерн поставил машину на Мэдисон-авеню, в трех кварталах от резиденции архиепископа. Монахиня в традиционном одеянии ордена впустила их и провела в сверкающий вестибюль. Пальцы монахини непрерывно перебирали четки. «Интересно, — подумал Мэлоун, — что придает религиозным учреждениям специфический запах?» И решил, что доллары и фимиам.

Макинерни вышел ему навстречу из-за богато украшенного стола. Поприветствовав детективов, прошел мимо них и открыл дверь для монахини.

— Спасибо, сестра.

Он посмотрел ей вслед, потом ногой захлопнул дверь. Подошел к столу, стоявшему у окна, поднял папку, раскрыл и, вынув лист плотной белой бумаги, подал Мэлоуну.

— Здесь сведения по вашему списку. Вы были правы, это склады.

Мэлоун внимательно прочитал документ.

— У ваших людей не было возможности проникнуть внутрь?

Макинерни нахмурился.

— Мы священники, а не взломщики.

«Ну да», — подумал Мэлоун. У него было свое мнение на этот счет, но он придерживал его при себе и спросил:

— Что-нибудь еще обнаружили?

— Всеми складами заправляют исключительно израильтяне.

Макинерни посмотрел на лейтенанта взглядом заботливого дядюшки с материнской стороны.

— Что вас гложет, Дэниел Мэлоун?

— Я и сам пока не знаю. — Сложив бумагу, Мэлоун сунул ее в карман.

Макинерни взглянул на часы. Он не любил попусту тратить время.

— Если это все, пожелаю вам доброго дня. Святая Церковь — строгая хозяйка.

— Спасибо, монсеньор.

Мэлоун, сопровождаемый Макинерни, пошел к двери, потом вдруг остановился.

— У вас есть связи в издательстве «Тин пэн»?

Макинерни удивился.

— У нас везде есть друзья. Почему вы спросили?

— Нам нужна копия «Песни Асафа». Слышали о такой?

Макинерни хлопнул себя по груди и, запрокинув голову, рассмеялся.

— В вашем богословском образовании явно есть пробелы, Дэниел.

— То есть?

Монсеньор снял с полки Библию, перелистал страницы.

— Вот ваша «Песнь Асафа», семьдесят второй псалом, — и архиепископ громко зачитал: — «Как благ Бог к Израилю, с чистым сердцем».

В псалме говорилось о недовольстве Бога своим народом. О том, как благоденствуют богатые, другие же страдают. Как гордыня обвила богатых, будто ожерелье; дерзость, как наряд, одевает их. Голос Макинерни был полон печали. Он читал, как Бог спас народ от уничтожения и вывел его через дикие места к спасению:

— «А грешили они еще более против Него, издеваясь над Всевышним. И отступили от Него в своих сердцах, требуя пищи для своих грехов. Несмотря на то, что Он сделал для них, они говорили против Бога. Они сказали: „Может Бог накрыть стол в пустыне?“»

Детективы внимательно слушали. Завораживающий голос священника заглушал какофонию гудков на Мэдисон-авеню. Каждый переносился мыслями в дни Иакова. Макинерни читал, как они лгали Ему своими языками. Нечестивые в своем сердце и неустойчивые в вере. Но Он, полный благости, простил их множество раз, отводя от них свой гнев. Они всего лишь плоть: буря пронесется и не вернется снова.

Джейку Штерну снова было тринадцать лет. Была Суббота, и мать зажигала субботние свечи. Его отец читал поминальные молитвы. Спустя столько лет он вновь ощутил вкусный запах жареной курицы и испытал приятную горечь воспоминаний.

Мэлоуну тоже было тринадцать. Он стоял в церкви с матерью. Перед ними «Седьмой день Креста». «Мама, как Бог может быть одновременно во всех церквях мира?» — спросил он тогда.

Макинерни прервал чтение и опустил Библию.

Наступило неловкое молчание. Его нарушил Мэлоун, который, подойдя к телефону, набрал номер участка. Ответил Хайнеман. Мэлоун попросил его достать Библию Сары Айзингер. Металлический, лязг брошенной на стол трубки резанул слух Мэлоуна. Вернулся Хайнеман и снова взял трубку.

— Библия у меня.

— Найди семьдесят второй псалом.

— Нашел. «Как благ Бог к Израилю…»

— Читать не надо. Посмотри, нет ли чего-нибудь между страницами и не подчеркнуты ли строки.

Слышно было, как Хайнеман листает страницы, бормоча:

— Бог возложил свою веру… Ничего… Они грешники… О, мой народ… А-ла-ла… Нашел! Восемьдесят второй псалом. Первые четыре строфы подчеркнуты чернилами.

Мэлоун положил трубку и бесцеремонно взял Библию из рук монсеньора. Нашел восемьдесят второй псалом.

Боже! Не промолчи, не безмолвствуй и не оставайся в покое, Боже!

Ибо вот, враги Твои шумят, и ненавидящие Тебя подняли голову!

Против народа Твоего составили коварный умысел и совещаются против хранимых Тобою!

Сказали: «Пойдем и истребим их из народов, чтобы не вспоминалось более имя Израиля».


Мэлоун совещался за закрытыми дверями с Джеком Харриганом уже около сорока минут. Первым делом он спросил сержанта, узнал ли тот что-нибудь об Андермане и Брэкстонах.

— Пусто, — ответил Харриган.

Мэлоун стоял у окна, глядя на бесконечную толпу туристов.

— Анкори?

— Машина Анкори и еще три грузовика отъехали от Восточной судоходной компании незадолго до того, как уехала Андреа Сент-Джеймс. Твои ребята сидели в фургоне внешнего наблюдения, мои поехали за ними. Приехав в аэропорт Кеннеди, они получили груз в опечатанных контейнерах из Франции. Поговорив с таможенником, один из моих людей узнал, что в контейнерах автозапчасти для Восточной судоходной компании. Из аэропорта они поехали в Форт-Тоттен и больше не выезжали оттуда. Насколько я знаю, они и сейчас там.

— Как ты думаешь, что происходит в форте?

Харриган покачал головой.

— Мы не можем подобраться ближе, не рискуя провалить всю операцию.

Мэлоун полез в карман, вынул лист бумаги и отдал Харригану.

— Здесь имена сорока полицейских, переведенных из различных участков. Пусть один из твоих людей походит по барам вблизи этих участков и поспрашивает насчет этих парней. Но осторожнее. Не мне тебя учить. Что-нибудь вроде: «Я учился с таким-то, как у него дела?» Надо узнать, что они из себя представляют как полицейские.

Харриган взял список и сунул в карман рубашки.

Мэлоун посмотрел в глаза сержанта.

— Надо установить подслушивающую аппаратуру в Восточной компании и у Брэкстонов. Они могут вернуться, расслабиться и выболтать что-нибудь.

Харриган прислонился к стене.

— У нас нет оснований просить такой ордер в суде.

Они обменялись осторожными взглядами.

— На этот раз обойдемся без ордера, — ответил Мэлоун.

Харриган кивнул и, оттолкнувшись от стены, вышел из кабинета.

Мэлоун опять выглянул в окно. Солнце било в глаза. Было видно, что стекло покрыто пылью и грязью. На подоконнике валялись окурки и горелые спички. Между рамами в паутине застряли дохлые мухи. «Проклятое окно, наверное, не мыли несколько лет», — подумал он. Потом внезапно вспомнил дело Грейсона. Впервые за много лет. Тогда Мэлоун только начинал карьеру детектива. Патрульный Джозеф Грейсон четверть века прослужил на одном месте. Знал всех. Это случилось в вечернюю смену с 4-х до 12-ти. Грейсон зашел в гриль-бар Макдэйда. В рапорте было сказано, что он пришел по личному делу, но все знали, что Грейсон обходился пивом и своими бутербродами. Вошел и застал налет. Два ублюдка выпустили пять пуль ему в грудь. Патологоанатом утверждал, что Грейсон даже не успел понять, что произошло. Дело поручили Мэлоуну. Это был его первый убитый полицейский, но не последний.

Через день после убийства до бригады дошел слух, что Ники Джордано, местный хулиган, похвалялся в баре, будто бы знает, кто убрал полицейского. Мэлоун помнил, как куражился перед дружками Ники, когда он вытаскивал его из бара.

— Запри дверь и сними с него одежду, — приказал шеф бригады, глядя на перепуганного бандита.

Джордано развели руки и приковали наручниками к клетке для задержанных. Он напоминал анатомический рисунок Микеланджело. Лейтенант дал Мэлоуну зажигалку «зиппо» и приказал:

— А ну, выжги из этого дерьма правду.

Рука Мэлоуна дрожала, когда он приблизился к Джордано. Одной секунды, пока он держал фитиль под гениталиями Джордано, вполне хватило.

— Эспозито и Готти! — крикнул он.

Известная шпана с Неви-стрит.

— Расстегни наручники, — сказал начальник.

Мэлоун освободил бандита.

— Подойди сюда, подонок, — прорычал лейтенант.

Джордано со страхом приблизился, прикрывая руками гениталии.

— Нагнись и разведи ягодицы!

Джордано колебался. Лейтенант ударил его по спине, заставив нагнуться.

— Ну!

Джордано повиновался, и лейтенант сунул ему в зад дуло пистолета.

— Ты будешь свидетельствовать в суде против своих дружков. Расскажешь всю правду. И еще скажешь суду, что мы обошлись с тобой как с джентльменом. Если не сделаешь этого, темной ночью я разряжу пистолет в твою задницу.

Джордано понял. Он выступил свидетелем обвинения, и его дружки попали на электрический стул.

Теперь, спустя годы, Мэлоун сам стал лейтенантом, шефом бригады детективов. Дела, подобные делу Грейсона, были ему понятны, он знал, как их вести. А дело Айзингер? Какая нить связывает всех этих людей? Он уже понял, что искал в паутине самого паука. Но его пока нигде не было видно.

Глава 10

Вторник, 23 июня

Мэлоун просыпался и снова погружался в беспокойный сон, напоминавший обломки его крушений. Когда дневной свет проник в спальню, он устроился на подушках, глядя на танцующие в снопе солнечного света пылинки.

Он подумал об этих проклятых контейнерах, которые ввозят и вывозят с проклятого склада. «Как заглянуть внутрь?» — спрашивал он себя. Пылинки напоминали ему контейнеры: видит око, да зуб неймет!

«Они бы знали, — подумал вдруг Мэлоун. — Ну конечно!» Он взглянул на часы. Вылез из-под простыни, сел, достал телефонную книгу из ночного столика. Открыв, нашел букву «3». Замбрано был один на странице. Сонный голос Замбрано оживился, когда Мэлоун попросил о немедленной встрече.

— Прямо сейчас? Ты знаешь, который теперь час?

— Деланное раздражение было просто данью субординации. Инспекторам не полагается звонить в пять утра.

— Это важно. Мне нужна ваша помощь.

— Когда и где?


Мэлоун остановился на красный свет на углу Боури и Брум-стрит. Посмотрел на спящих в подворотнях бездомных, поднял глаза на светофор. Улицы были пустынны, и он поехал на красный, повернув на Брум-стрит.

Поставив машину на площади Сентр-Маркет, Мэлоун пешком дошел до угла Грэнд-стрит, потом вошел в темные двери «Голландца», сел у окна и стал ждать своего друга.

— Эй, Дэн! — крикнул Замбрано, переходя улицу.

В глазах его Мэлоун заметил возбуждение. Сейчас Замбрано делал то, что нравилось ему больше всего на свете: играл в полицейского на улицах Нью-Йорка.

— Ну, что стряслось? — спросил Замбрано, войдя и садясь рядом.

— Мне нужно, чтобы вы организовали для меня встречу с Карло Фабрицио.

Лицо Замбрано посуровело.

— Почему ты так уверен, что я могу это сделать?

— Да все вокруг знают о ваших с ним особых отношениях.

Замбрано развел руками, одновременно пожав плечами, типичным итальянским жестом, выражающим согласие.

— Что тебе от него надо?

Мэлоун ответил.


Уличные торговцы устанавливали свои лотки вдоль Мэлберри-стрит. Женщины из близлежащих домов торговались по-итальянски. Мэлоун заметил одну в черном траурном платье, спорившую с торговцем рыбой, который пропускал мимо ушей ее увещевания и продолжал пересыпать свою рыбу кусочками льда.

Пройдя примерно три четверти квартала, они сошли с тротуара, пересекли улицу и, протолкавшись сквозь толпу и обогнув два киоска, подошли к четырем ступенькам, ведущим в подвальное помещение клуба. Два маленьких окна, выходящих на улицу, были замазаны черной краской. На двери медными буквами было написано: «Общественный клуб „Нестор“. Только для членов клуба». Они спустились по ступеням, и Мэлоун требовательно постучал в дверь, как стучат полицейские. Дверь открыл здоровенный детина с выпирающими под грязной майкой мышцами. На шее у него висел золотой византийский крест. Детина пригладил волосы, оценивающе оглядывая посетителей.

— Чего надо, полицейский?

Мэлоун молча оттолкнул его и вошел. Они очутились в большой комнате с обитой кожей стойкой бара, тянувшейся вдоль дальней стены. В конце стойки размещался грубый кофейный автомат. В комнате стояло несколько столов. За одним из них, в углу под бра, пять человек играли в покер. Они посмотрели на вошедших. Вышибала схватил Мэлоуна сзади за плечо.

— У тебя есть ордер, полицейский?

Солидный мужчина в синем деловом костюме выбрался из-за карточного стола и махнул вышибале.

— Все в порядке, Чич!

У мужчины были совершенно белые волосы и наманикюренные ногти. Он улыбался, показывая великолепные коронки, но глаза оставались холодными, в них таилась угроза. Подойдя к Замбрано, он обнял того за плечи. Последовало ритуальное похлопывание и объятия старых друзей.

— Как дела? — спросил Тони Рао.

— Все нормально, Тони, — сказал Замбрано и представил ему Мэлоуна.

Рао, пригласив их обоих за стол, показал вышибале три пальца, давая понять, что хочет три эспрессо.

— Что привело вас сюда? — спросил Тони, обращаясь к Замбрано.

— Мне надо с ним встретиться, — ответил Замбрано.

Чич принес кофе и отошел.

Рао стал ложечкой отрывать кожицу от лимона, плававшего в кофе.

— Это невозможно. Он ни с кем не встречается, кроме членов Семьи. Недавняя история заставила его сторониться чужих. — Рао пристально взглянул на Замбрано. — Даже друзей.

Замбрано перегнулся через стол.

— Ты просто скажи Карло Фабрицио, что его хочет видеть Николас Замбрано.

Рао изящным жестом поднял чашку и выпил кофе.

— Я прослежу, чтобы ему сообщили о твоем желании. Написав на спичечном коробке номер телефона, он передал его Замбрано.

— Позвони по этому телефону сегодня в одиннадцать часов. Когда двадцать минут спустя они вышли из клуба «Нестор»,

Мэлберри-стрит все еще была заполнена торговцами и утренними покупателями.

— Позавтракаем «У Ратнера»? — спросил Мэлоун.

— Почему бы и нет? Надо скоротать четыре часа.


Ноги Карло Фабрицио свешивались с огромной кровати. Это был хрупкий человек с запавшими глазами и кривым носом. Когда ему передали просьбу Замбрано, он улыбнулся. Отпустив Рао, Карло лежал, глядя сквозь открытые двери на качающиеся ветви дерева. Он вспомнил свою первую встречу с Замбрано.

Двадцать девять лет минуло с того дня, когда он впервые увидел этого полицейского из окна клуба. Тот, с трудом пробираясь сквозь разыгравшийся буран, заглянул в окно, проходя мимо. Карло Фабрицио с приятелем стояли у окна, глядя на снежную круговерть. Когда полицейский посмотрел на них, Карло кивнул ему, и тот кивнул в ответ.

— Карло, гляди! — Приятель выскочил из клуба и слепил снежок.

Замбрано, почувствовав, что за его спиной что-то происходит, оглянулся. Лицо его скривилось от боли, когда в него ударил снежок, фуражка слетела в снег.

Парень, бросивший снежок, со смехом вернулся в клуб.

— Видели эту дурацкую полицейскую рожу?

Дверь распахнулась. Патрульный Замбрано стоял на пороге, сунув руки в карманы своей зимней шинели.

Вода стекала по его лицу. Глаза искали обидчика. Увидев его у стойки бара, Замбрано направился туда Фабрицио наблюдал за ним. «А полицейский-то храбрец», — подумал он.

— Ну, ты чего, а? Шуток не понимаешь? — спросил парень, видимо не ожидавший такого поворота событий.

Замбрано ответил по-итальянски:

— Я понимаю шутки. Посмотрим, понимаешь ли их ты?

Он вынул руки из карманов. На правой был намотан ремень от дубинки, в левой — ручка от помойного бака, обмотанная черной изоляционной лентой. Глаза шутника расширились от страха, он пытался защититься от ударов, прикрывая лицо руками. Дубинка опустилась на голову парня, появилась зияющая рана, наполнившаяся кровью. Парень начал опускаться на пол. Замбрано перенес вес на другую ногу и успел ударить по лицу противника металлической ручкой. Послышался хруст ломающейся кости, и все вокруг вздрогнули. Глаза парня закатились, он рухнул на пол. Засунув дубинку и металлическую ручку обратно в карманы, Замбрано пошел к выходу.

На его пути стал Фабрицио.

— Ты покалечил одного из моих людей, — сказал он.

— Тебе придется поучить их вежливости.

— Это почему, крестьянин?

— Потому, что они — твое второе «я». Если твои люди — идиоты, то и ты такой же.

Фабрицио кивнул.

— В этом есть смысл. — И он отступил в сторону.

Замбрано прошел мимо него, потом оглянулся.

— Эта улица принадлежит мне. Если кто-нибудь из вас опять меня рассердит, я выбью из него проклятые мозги и привлеку к ответственности. И буду героем, понятно?

— Я понял.

Потом их пути пересекались неоднократно. Встречая полицейского, Фабрицио всегда подходил, чтобы несколько минут поболтать с ним. Семена дружбы были посеяны, хотя дружба эта так и не дала плодов. Фабрицио всегда первым прерывал беседу, говоря, что, пожалуй, пойдет.

— Кто-нибудь увидит нас вместе. Я бы не хотел, чтобы из-за меня у тебя возникли неприятности.

Когда Замбрано женился, Фабрицио подарил молодым кофейный столик из итальянского мрамора. После смерти матери Фабрицио Замбрано всей семьей пришли на отпевание. Фабрицио сказал тогда за его спиной, когда он опустился на колени перед гробом:

— Надеюсь, ты не поставил машину поблизости, здесь полно фотографов.

Связь между полицейским и мафиози была скреплена одной душной августовской ночью. Патрульный Замбрано стоял в подворотне, дожидаясь обхода постов сержантом. Звуки выстрелов заставили его насторожиться. Он вышел из подворотни. Еще два выстрела. Достав револьвер, Замбрано пошел на звук. Из переулка показался человек. Он держался за бок и, проковыляв через тротуар, свалился на мостовую.

Это был Карло Фабрицио.

— Похоже, они накормили меня свинцом, — произнес он, увидев склонившееся над ним знакомое лицо.

— Заткнись! Сейчас отвезу тебя к врачу.

Вдруг Замбрано услышал топот бегущих ног. Трое вооруженных людей появились на углу.

— Убейте их обоих! — закричал один.

Замбрано броском прикрыл собой Фабрицио и, держа револьвер в вытянутых руках, выстрелил. С той стороны тоже стреляли. Замбрано был напуган, но вспомнил наставления инструктора в академии: не дергай спуск, плавно нажимай на него, целься в корпус, держи открытыми оба глаза. Замбрано выстрелил, один из нападавших упал, получив пулю в живот. Ответная стрельба усилилась. Пули впивались в асфальт рядом с Замбрано. Один из нападавших встал, чтобы получше прицелиться, Замбрано выстрелил дважды. Человек согнулся, опустил пистолет, как бы не веря своим глазам, взглянул на Замбрано и рухнул замертво. Третий, посмотрев на лежащих приятелей, убежал.

Фабрицио сжал руку полицейского.

— Я никогда не забуду, что ты сделал для меня этой ночью, никогда!


Ровно в одиннадцать часов Замбрано набрал номер, нацарапанный Рао на спичечном коробке.

— В «Ла-Терраца», в три часа, — ответил незнакомый голос.

«Форд»-универсал и «мерседес» стояли перед рестораном.

Хорошо одетые мужчины прохаживались по тротуару перед «Ла-Терраца».

— Они ждут нас? — спросил Мэлоун.

— Это его обычная свита, — ответил Замбрано.

Увидев полицейских, мужчины разделились и заняли позиции вдоль стены здания и возле припаркованных машин, следя цепкими глазами за всем происходящим.

Рао сидел один на террасе ресторана.

— Эй, Тони, — позвал один из телохранителей.

Рао поднял голову, внимательно взглянул на полицейских.

В «Ла-Терраца» кипела жизнь. Официанты в белых рубашках носились как угорелые от стола к столу. Туристы глазели на стеклянные прилавки, уставленные итальянскими деликатесами.

Карло Фабрицио сидел за дальним столиком в углу ресторана. Он был один, не считая обслуживавшего его официанта. Карло сидел прямо, сложив руки на столе перед собой.

— Он похож на старого винодела, — прошептал Мэлоун.

Увидев их, Фабрицио поднялся навстречу старому другу.

Крестный отец одной из самых больших криминальных Семей в Нью-Йорке обнял и поцеловал Замбрано в обе щеки. Мэлоуна он приветствовал кивком.

— Прекрасно выглядишь, Карло, — заметил Замбрано, выбирая печенье из стоявшей на столе корзинки.

— Я неплохо себя чувствую, Николас. — Карло улыбнулся. — Помнишь снежок?

— Что случилось с тем парнем?

— Он продолжал делать глупости, пока с ним не произошел несчастный случай. Непоправимый.

Мэлоун чувствовал неловкость, слушая, как друзья предаются воспоминаниям. Он имел «с ними» дело и раньше и знал, что невозможное становится возможным, когда за дело берется мафия. Но сидеть рядом с Фабрицио как бы означало установить дипломатические отношения с организованной преступностью. «Надо через это пройти», — решил он.

— Какое у вас ко мне дело? — Фабрицио перевел взгляд на Мэлоуна.

Тот вынул из кармана сложенный лист и положил на стол. Постукивая по нему пальцем, Мэлоун сказал:

— Здесь список складов, разбросанных по всей стране. Надо узнать, что в них хранится.

— Это важно для тебя, Николас?

— Да, очень, — ответил Замбрано.

— Там могут возникнуть сложности?

— Там охрана. Но для ваших людей не составит особого труда проникнуть туда и выйти незамеченными. Навряд ли будут осложнения.

Фабрицио мрачно взглянул на Мэлоуна.

— Надеюсь, что нет, лейтенант. Это было бы некстати для нас обоих.


В два часа того же дня откуда-то вдруг вынырнули Яков Андерман и Брэкстоны и как ни в чем не бывало возобновили свою обычную работу. Первым побуждением Мэлоуна было притащить их в участок и как следует допросить. Но он понимал, что это ничего не даст. Они наверняка подготовились к беседе с ним, на все вопросы дадут ответы, и их адвокаты на подхвате. Расследование затянется на неопределенное время, а его у Мэлоуна было мало.

В три часа дня Тэа и Олдридж Брэкстоны спустились в метро на Пятьдесят девятой улице. Обычно они не ездили на метро, но сегодня были вынуждены смириться с неудобствами и воспользоваться общественным транспортом, чтобы убедиться в отсутствии слежки.

На перроне теснились покупатели. Многие тащили пакеты из универмага «Блуминдейл». Олдридж Брэкстон, наклонившись, заглянул в темный туннель, потом посмотрел на часы.

— Чертовы поезда, — пробормотал он.

Какой-то бизнесмен, стоявший в нескольких футах от него, тщательно складывал страницы «Нью-Йорк таймс». По платформе, пританцовывая, прошел чернокожий парень в яркой африканской рубахе и поношенных сине-красных кроссовках. На голове у него были наушники портативного радиоприемника, на шее болталось костяное ожерелье, черные очки скрывали глаза. Белые расступались перед ним, черные из среднего класса косились, а «братья и сестры» одаривали улыбками.

Бизнесмен тоже заглянул в туннель и полистал газету.

Неожиданно на платформу вкатился поезд. Он быт изукрашен и размалеван уличными художниками. Все поспешно отступили от края платформы. Двери вагонов открылись, и из них повалила толпа, навстречу ей хлынула другая, пытаясь попасть в вагон. Слышались крики, ругательства. Тэа с братом локтями и плечами проложили себе путь в вагон. Тут же чей-то палец уперся в низ живота Тэа.

— Это ты сделал? — прошипела она брату.

— Что именно?

— Ладно, не важно, — пробормотала она.

Все стены вагона были разрисованы из краскораспылителей. Люди, набившиеся в вагон как сельди в бочку, хватались за поручни, облепленные многочисленными руками.

«Осторожно, двери закрываются!» — произнес голос из динамика с явным латиноамериканским произношением.

«Следующая станция — „Бридж-Плаза“», — немыслимо коверкая слова, сказал тот же голос.

Поезд дернулся, остановился, качнувшись, дернулся снова и наконец покатил со станции. Олдридж смотрел на притиснутых друг к другу людей.

— Господи, как они выносят это изо дня в день? Настоящая скотовозка.

Бизнесмен стоял в толпе, верхний край газеты упал ему на лоб, он глядел из-под него в окно на проносившиеся мимо огни туннеля. В измазанном стекле было видно отражение Брэкстонов.

Чернокожий парень стоял в передней части вагона, слушая свое радио и дергаясь в такт музыке. Все старались держаться от него подальше, но никто на смотрел не парня, опасаясь оскорблений. Он запрокинул голову и поправил очки. Он ясно видел Брэкстонов; они держались за поручни прямо перед ним.

Пока поезд метро мчал Брэкстонов по туннелю, приближаясь к мосту Куинсборо, Ахмад Марку и Айбан Язиджи вышли из своего убежища в Сохо и замахали руками проезжавшему мимо такси. Ремонтники из компании «Кон Эдисон» работали на углу. Один из них сдвинул крышку люка, другой натягивал оранжевую жилетку.

Такси с Марку и Язиджи повернуло на Западный Бродвей.

Джек Харриган едва закончил инструктировать техников, ставящих «жучки» на телефоны Брэкстонов, когда детективы, сидевшие в грузовике компании «Кон Эдисон», передали по радио, что преследуют такси, которое направляется на юг, и сейчас едут по мосту Триборо.

Брэкстоны вышли из метро на эстакаду и спустились вниз по лестнице. Задержавшись у разменного киоска, они наблюдали за спускающимися по лестнице пассажирами. Мимо прошел бизнесмен с аккуратно сложенной «Таймс» под мышкой. Олдридж Брэкстон подошел к двери, выходящей на мостик, соединяющий северную Бридж-Плаза с южной. Толкнув дверь, вышел и прошел до середины мостика. Движение по мосту Куинсборо было интенсивным. Автобусы выстроились в очередь с северной стороны Бридж-Плаза. Он не заметил ничего подозрительного. Убедившись, что за ними не следят, вернулся и позвал сестру.

Черный парень в цветной рубашке, пританцовывая, спустился по лестнице. Подбежав к выходу, он выглянул на улицу и увидел, как Брэкстоны садятся в такси. Запомнив номер, пригнул антенну от правого наушника ко рту.

— Особый-2 — Центральной. Прием.

В три пятьдесят восемь центральная объявила по полицейскому радио приказ засечь такси, везшее Брэкстонов.

— Не останавливайте их. Сообщайте местонахождение и направление движения, — передал диспетчер.


Патрульный Фрэнк Мэрфи величественно вышел из радиофицированного патрульного автомобиля, как и подобает настоящему моторизованному полицейскому. Черные краги сияли, бриджи хранили складку, нашивки сверкали. Он подошел к только что остановленной им машине. За рулем сидела женщина. Мэрфи знал наизусть, что последует дальше. Он скажет, что она превысила скорость, а дама примется кокетничать. Он потребует права, она начнет беспомощно рыться в сумочке. «Офицер, меня раньше ни разу не штрафовали», — невинно объявит она. Затем начнет ссылаться на личные неурядицы, заставившие ее превысить скорость. Мэрфи, понимающе улыбаясь, заберет права и техпаспорт и возвратится к своему автомобилю, чтобы выписать штраф. Потом вернется к нарушительнице с квитанцией в руках. Тут дама преобразится, вырвет у него документы и рванет с места, обозвав его на прощание сволочью.

Все это часть Службы, думал Мэрфи, шагая обратно с квитанцией в руке. Случайно взглянув на проходящие мимо машины, он увидел такси с мужчиной и женщиной на заднем сиденье. Посмотрев на номер, заторопился, подбежал к нарушительнице, кинул квитанцию и документы ей на колени и бросился к своему автомобилю, услышав вслед: «Фашист проклятый!»

В четыре четырнадцать такси подкатило к входу в отель «Интернэшнл» в аэропорту Кеннеди. С трудом выбравшись из маленькой машины, Брэкстоны прошли в вестибюль отеля. Подъехав, патрульная машина встала недалеко от входа. Патрульный Мэрфи достал из-под переднего сиденья портативную антенну, вставил в гнездо на дверце и стал ждать.


Тэа и Олдридж Брэкстоны прошли через полный народу вестибюль к лифтам. Выйдя на шестом этаже, они быстро зашагали по длинному коридору к запасному выходу. Оглянувшись и никого не заметив, Брэкстон толкнул дверь и, сопровождаемый сестрой, вышел на лестницу. По гулкой металлической лестнице они пробежали до третьего этажа. Возле номера 302 остановились, прислушиваясь. Олдридж Брэкстон поднес часы к глазам и следил за секундной стрелкой. Ровно через пятнадцать секунд постучал в дверь три раза, подождал и постучал еще четырежды.

Дверь открыл Ахмад Марку. Кивнув ему, Брэкстоны прошли в номер, мало чем отличавшийся от других гостиничных номеров.

Двуспальные кровати, покрытые светло-серыми покрывалами, привинченные к стенам картинки с пасторальными сюжетами, ночные столики, о края которых гасили сигареты.

В комнате полумрак, шторы на окнах задернуты. Напротив окна стояли в ряд четыре стула. Там сидел Айбан Язиджи, который никак не отреагировал на появление Брэкстонов. Ахмад Марку запер дверь и сел с ним рядом. Брат и сестра заняли свободные стулья. Тэа положила ногу на ногу, показывая икры и бедра. Все четверо смотрели на фигуру в тени штор. Человек, стоявший там, осторожно выглядывал на улицу. Тэа заерзала и подоткнула юбку под колени.

— Вы уверены, что слежки не было? — спросил полицейский Джозеф Станислав, наблюдавший из окна за входом в отель.

Он заметил полицейскую машину, остановившуюся в тридцати футах от входа. Патрульный вышел из машины и теперь направлялся к грузовику компании «Кон Эдисон».

— Уверены, — ответили все четверо в унисон.

Уэсти Станислав обернулся, держа в руке автоматический пистолет, повел им вдоль ряда, изучая по очереди лица сидящих. Тэа Брэкстон почувствовала, как у нее взмокли ладони. У ее брата неожиданно приоткрылся рот, и он проглотил застрявший в горле комок. Ахмад Марку и Айбан Язиджи сидели неподвижно, не отрывая глаз от пальца на спусковом крючке.

Станислав перевел взгляд на Марку, на его губах появилась притворная улыбка, но глаза оставались холодными и жесткими.

— Поздравляю, вы прекрасно поработали с Андреа Сент-Джеймс. Это была работа профессионалов и хороший урок для Андермана.

Следующим объектом его внимания стала Тэа Брэкстон. Он приблизился к ней, улыбка исчезла.

— Тебе следовало найти кого-то со стороны для Лэндсфорда. Не надо было брать из «Интермедии».

— Теперь я это поняла, — ответила Тэа.

Станислав стал поглаживать ее по щеке дулом пистолета.

— Может быть, пристрастие к женщинам заставило тебя так поступить?

Глядя ему в глаза, она обеими руками взяла его за запястье и оттолкнула.

— Я выбрала Сент-Джеймс, считая, что она лучше других справится с этим делом.

Станислав отошел от Тэа, засунул пистолет под ремень сзади и опять улыбнулся. Потом принялся вышагивать по комнате, о чем-то размышляя. Внезапно обернулся, лицо его исказилось от гнева, ноздри раздувались.

— Использовать Сент-Джеймс было серьезной ошибкой.

Он вдруг обрушил свой гнев на арабов.

— Из-за вашей тупости ей удалось ускользнуть, и нам пришлось действовать на грани провала.

Четверка нервничала, ожидая, когда иссякнет его гнев. Тэа облизала губы.

— Больше никаких ошибок. Если кто-нибудь из вас опять совершит глупость, я лично прослежу, чтобы из него сделали отбивную.

Ответом было трепетное молчание. Станислав отвернулся и, снова подойдя к окну, выглянул из-за штор.

— Андерман ничего, не подозревает?

— Нет, — ответила Тэа, проводя ладонью по волосам и стараясь выглядеть спокойной. — После того как Сент-Джеймс была убита, он прислал человека с указанием уходить и скрыться в Джерси. Мы оставались там, пока он не дал знать, что можно вернуться.

— Он связывался с вами в Джерси? — Станислав раздвинул шторы чуть шире.

— Нет. Он дал телефон юридической фирмы, куда мы должны были позвонить, если нас начнет допрашивать полиция.

— Что нам делать без списка складов? — спросил Олдридж Брэкстон. — Это нарушает все наши планы.

Станислав смотрел в окно: патрульный остановил таксиста.

— Есть новый план, — сказал он, садясь на подоконник. Встреча длилась еще час. Закончив совещание, Станислав встал и снова посмотрел в окно. «Пэн-Эм-747» шел на посадку. Патрульная машина исчезла, снова образовалась пробка.

— Олдридж с сестрой, уходите первыми.

Когда Брэкстоны ехали одни в лифте, глядя на мигающие огоньки указателей этажей, Олдридж заметил:

— Он был, как всегда, несносен.

Тэа взглянула на брата и взяла его за руку.

— Я сейчас подумала, насколько уязвимы Станислав и его приятели. По-моему, дорогой братец, нам пора пересмотреть свой контракт с полицейским управлением.

Глава 11

Пятница, 26 июня

Все докладные от людей Харригана касались одной темы: людей, за которыми велась слежка. Они направились в отель «Интернэшнл», провели в нем девяносто шесть минут, вышли по отдельности: сначала Брэкстоны, которые сразу отправились в свое бюро. Марку и Язиджи вышли вместе и, поймав такси, поехали на Атлантик-авеню, в арабскую часть Бруклина. Пообедали в курдском ресторане, где имели разговор с каким-то типом средневосточного обличья, и покинули ресторан.

Мэлоун сидел, похлопывая пачкой докладных по краю стола и глядя вверх, на лоскутья отслаивающейся краски. Признаки разложения. Он думал о том, зачем эти люди ездили в отель. Потом придвинул блокнот и стал записывать по порядку возможные, причины: «Встреча с кем-нибудь? С кем? Что-то забрать? Нет. Для этого не нужно приезжать вчетвером. Устроить оргию? Зачем для этого ехать в Куинс? Получить инструкции? Спланировать что-то?» Мэлоун набрасывал идеи, потом стал их изучать. Хайнеман отвлек его, просунув голову в дверь.

— Вам звонят по третьему.

— Хотите выпить со мной чашку эспрессо?

Мэлоун медленно положил трубку. Ему послышались враждебные нотки в голосе Тони Рао.

Мэлоун остановился перед дверью клуба «Нестор», думая, стучать или нет. «А, наплевать!» — решил он, толкнул дверь и вошел.

Вышибала, в той же красновато-коричневой майке, играл в карты. Взглянув на Мэлоуна, он сердито нахмурился и опустил глаза.

Тони Рао стоял за стойкой, наливая в маленький стакан «амаретто». Увидев Мэлоуна, он вышел из-за стойки, остановился перед ним, задумчиво покусал кончики пальцев, потом взял лейтенанта под руку и вывел на улицу. Они пошли вдоль Мэлберри-стрит, Рао то и дело останавливался поприветствовать уличного торговца, помахать чистильщику обуви или погладить по головке ребенка, не забывая, одобрительно оглядеть маму. Они дошли до Грэнд-стрит и миновали полквартала, когда Тони внезапно нырнул в магазин «Сыры». Мэлоун вошел следом. Покупатели смотрели на них и тотчас отворачивались, увидев, кто вошел.

Мафиози стал за рядом висевших в витрине сыров, бросая быстрые взгляды по обе стороны улицы.

— Лови, — он вдруг бросил Мэлоуну маленькую коробку. На крышке была надпись на иврите. Мэлоун открыл коробку и высыпал содержимое на ладонь. Несколько девятимиллиметровых патронов, головки которых окрашены красной краской. Он повернулся к Рао:

— Трассирующие пули? Это же военное ведомство!

Рао молча вышел из магазина.

Они прошли Грэнд-стрит и повернули на Сентр-стрит.

— Вы хотели узнать, что внутри складов? — Рао остановился и закурил, пригнув голову к сложенным ладоням. — Боеприпасы. Одному из моих людей чуть не отстрелили там задницу, когда его застукал какой-то псих с автоматом. Эти патроны — со склада в Нью-Джерси. Это все, что мы могли разузнать. Очень сильная охрана.

У Мэлоуна голова пошла кругом от вопросов.

— А зачем вам эти склады? Может быть, для нас найдется работа?

Мэлоун взглянул на него.

— Забудь о них, Тони.

Тони Рао усмехнулся.

— Я серьезно. Вам одним там не справиться. — Потом он спросил: — Куда выслать счет?

— Какой счет?

— Как какой? Я должен был сделать кучу телефонных звонков. Знаете, сколько это нынче стоит?

— Вычти из своих налогов. Мы милосердны.

— Позовите своего шефа! — резко бросил Мэлоун секретарше.

Она взглянула на него и потянулась к телефону. Через несколько секунд Дэвид Анкори вел его по коридору со стенами из рифленого железа, проходившему через всю компанию. Анкори придержал для него дверь, и Мэлоун очутился в прокуренном кабинете Андермана. Он сел без приглашения. Андерман самоуверенно усмехнулся.

— Все не сдаетесь, полицейский?

— Мы люди настырные, — ответил Мэлоун и поставил на стол принесенный с собой кассетный магнитофон. Посмотрел на противника в упор и нажал кнопку. Послышался надтреснутый голос Андреа Сент-Джеймс. Лицо Андермана исказилось, он изогнулся на стуле, отвернулся и сел спиной к Мэлоуну. Слова, прослушанные лейтенантом десятки раз, наполнили маленький кабинет.

Когда пленка кончилась, Мэлоун нажал на «стоп». Андерман все еще неподвижно сидел спиной к нему. Потом резко повернулся, задыхаясь от гнева, и грозно наставил на Мэлоуна палец.

— Вы! Забирайте свою пленку, магнитофон и выметайтесь из этого здания. И никогда не возвращайтесь. Я подам на вас в суд. На полицейское управление. На город. Вы меня оскорбляете. Не даете мне работать.

Он приблизил свою физиономию к лицу Мэлоуна, и того обдало чесночным и табачным духом. Потом вдруг ударил по столу с такой силой, что Мэлоун подумал, как бы он не сломал себе руку.

Лейтенант глядел на него с насмешливой улыбкой. Он был наверху блаженства. А теперь — последний удар. Он достал из кармана коробочку с патронами и небрежно бросил на стол.

Андерман уставился на нее, потом поддел крышку ножом для разрезания бумаги, и из коробки посыпались патроны. Андерман закусил губу и покачал головой, как бы не веря своим глазам.

— Откуда это у вас?

— Со склада в Нью-Джерси.

— Мне докладывали, что там происходят странные вещи. — Андерман не сдержался и хлопнул себя по колену. — Я действительно недооценил вас, полицейский. — Он взглянул на Мэлоуна. — Может быть, договоримся?

— Умные люди всегда могут договориться. — Мэлоун собрал патроны. — Я хочу знать об Айзингер, о Брэкстонах, Марку, Язиджи. О полицейском по имени Уэсти. Отряде и капитане Мэдвике. Можете начать в любом порядке.

— Сколько людей знает о складах?

— Я и мои детективы. Но только я и один из моих друзей знаем, что в них хранится. — Он усмехнулся. — Небольшая подстраховка.

— Если я расскажу вам все, вы отдадите мне список?

— Согласен.

— Где вы нашли его? Мы обыскали все.

— Был вклеен в обложку Библии.

— Надо же. — Андерман закурил. — А если я ничего не скажу?

— В таком случае об этих складах будут кричать заголовки утренних газет. Это я вам обещаю, мистер Андерман.

— Очень трудно довериться гою. Особенно в синем мундире.

Мэлоун вздохнул.

— Я читал о целой стране гоев, которые нашили желтую звезду Давида на свою одежду, чтобы скрыть живших там евреев от фашистов. Это Дания. Помните? Последняя война. Может быть, вам приходилось о ней слышать?

Андерман глубже вжался в кресло. Наступило молчание, потом он заговорил:

— Мы маленькая страна, не имеющая огромных просторов, которыми располагаете вы. Неожиданное нападение может лишить нас военной техники и запасных частей. Поэтому мы храним их в дружественных странах. Если понадобится, мы сможем перебросить их в Израиль за несколько часов. Мы используем Форт-Тоттен для перераспределения грузов, прибывающих в Штаты. Кто-то узнал об этой операции. Они шантажировали Лэндсфорда и получили копии расположения складов. Сара каким-то образом вернула список. За это она заплатила жизнью. — Он откинулся назад, сцепив руки на затылке, и посмотрел на Мэлоуна. — Вот и все.

— Не совсем. У меня есть несколько вопросов. Расскажите о Саре Айзингер. Она была вашим человеком?

— Да, — с неохотой ответил Андерман. — Еще в Израиле она помогла компьютеризовать наши склады, разбросанные по всему свету. Приехав в эту страну, продолжала работать на нас. — Он замолчал, раздумывая, рассказывать дальше или нет.

Мэлоун продолжал на него нажимать.

— Расскажите, что с ней произошло.

— Она влюбилась и потеряла голову. Начала брать отгулы, исчезала на выходные. Я был вынужден уволить ее из соображений безопасности. Она не хотела говорить, с кем встречается, и это было уже слишком

— Вы хотите сказать, что не знали, с кем она спит?

— Именно это я имею в виду. Сара была профессионалом, ее трудно было выследить. Отказалась обсуждать со мной свою личную жизнь. Даже дошла до того, что обвинила меня в ревности, как будто я сам хотел ее для себя.

— Между вами что-нибудь было? — Мэлоун не сводил с Андермана пристального взгляда.

— Только деловые отношения, ничего больше.

— Когда она начала встречаться с тем человеком?

— Точно не знаю. Может быть, год тому назад.

— Расскажите о Брэкстонах. Какое отношение они имеют к этой истории?

— Я знаю только, что когда Сара уволилась, она начала у них работать.

— Кто такие Марку и Язиджи?

— Проживают в Штатах под видом студентов. Каким-то образом связаны с Брэкстонами. Когда мы узнали, что между Брэкстонами, двумя арабами и «Интермедией» существует связь, мы внедрили в клуб Андреа Сент-Джеймс.

— Вы не боялись, что Сара узнает Андреа?

— Риск был минимален. Сара не бывала в клубе, а «обязанности» Андреа требовали ее присутствия там по ночам.

— Как вы поддерживали связь с Андреа?

— Мы тайно встречались на Семьдесят второй улице.

— Как вам удалось использовать военную базу США для своих целей?

— С одобрения вашего правительства. Некоторые политики в Вашингтоне не доверяют нам. Они считают нас вероломными и боятся, что мы будем прятать на вашей территории атомное оружие или другие ужасные вещи. Поэтому в соглашении есть пункт, по которому ваша сторона может проверять все грузы, ввозимые нами.

— А что взамен получает Дядя Сэм?

Андерман поднял палец.

— Взамен мы ведем для вас разведку в некоторых… — он ущипнул себя за нос, — частях света, о которых лучше не упоминать.

— Почему вы исчезли после убийства Сент-Джеймс?

— Потому что не хотел быть замешанным в этом деле. К тому же мне нужно было время подумать, что же, черт побери, происходит.

— Брэкстоны прятались вместе с вами?

— Разумеется, нет. Я о них ничего не знаю.

Мэлоун помолчал, обдумывая услышанное.

— Вы очень убедительно рассказываете, Андерман.

— Просто я говорю правду.

— Дерьмо все это. Говорить подоходчивее и не слишком уклоняться от истины — это правило вашей работы, не так ли?

— Я сказал все, что знал.

— Да? А кому понадобилось с таким риском добывать список?

Андерман воздел руки вверх, потом опустил.

— Не знаю. Полагаю, если бы об их существовании стало известно, у Вашингтона могли быть неприятности. США хотят построить базы на Среднем Востоке для сил быстрого развертывания. Существуют особые отношения с Эр-Риядом. Может быть… — Он махнул рукой. — Да мало ли…

Мэлоун посмотрел, как Андерман прикуривает очередную сигарету. Пришло время спрашивать про полицейских и капитана Мэдвика.

— Когда-нибудь слышали о капитане Мэдвике?

Андерман выпустил клуб дыма.

— Нет.

— Что такое отряд?

— Не знаю, полицейский.

— Кто такой Уэсти? Он из полиции?

Андерман уже не был похож на усталого и рассерженного бизнесмена. После долгого молчания он сказал:

— Мэлоун, я ничего не знаю ни о полицейских, ни об отряде, ни о капитане Мэдвике. У меня хватает своих проблем, я не хочу заниматься вашими. — Он расправил плечи. — Я рассказал вам правду, а вы верите бреду больной женщины. Это не очень умно, полицейский.

«А он молодец, — подумал Мэлоун, — врет весьма уверенно. За дурачка меня принимаешь, Андерман? Агент Моссад влюбляется, а вы даже не знаете в кого. Чушь!»

— Как вы узнали, что Айзингер украла список?

— Она сама позвонила. Я сказал, что выезжаю к ней сию же минуту. Она настояла, чтобы я приехал утром. Я спросил, кто заставил ее, но она не захотела рассказывать по телефону. Обещала все объяснить утром. А ночью ее убили.

— Она была взволнована, когда говорила с вами?

— Нет. Спокойна. Если бы мне показалось, что она хоть в малейшей опасности, я сразу помчался бы к ней.

Мэлоун бился с ним еще час. Было нелегко отличить правду от лжи. Но лейтенант был терпелив. Он решил раскрутить Андермана.

Когда Мэлоун, наконец, поднялся, Андерман схватил его за руку.

— Я уверен, что вы никому не расскажете, о чем мы тут говорили. Мне было бы неприятно, если бы пришлось…

Мэлоун сбросил его руку.

— Желаю успехов, Андерман.

— Шалом, полицейский.

Когда Мэлоун вышел, Андерман подскочил к стене и принялся колотить по ней в приступе гнева и отчаяния. Успокоившись, снял трубку телефона. Раздалось гудков пятнадцать, прежде чем ему ответили. Андерман заговорил:

— Очень срочно. Джон Харриган Берк через три часа.

На другом конце молча повесили трубку.

Через три часа Андерман стоял на борту «Серки Лайн», глядя на панораму Манхэттена. Сойдя у статуи Свободы, поднялся по узкой лестнице к короне статуи, сделал круг по маленькой площадке, проверяя, нет ли слежки, потом направился к месту встречи. Пароход был набит китайскими туристами. Ужасно одетыми, но с японскими камерами, болтающимися на плечах. А еще немцы, итальянцы, англичане, французы и американцы. Когда паром пришвартовался, Андерман подождал и сошел последним. Он пошел по набережной, глядя на неспокойную воду. Подойдя к красным строениям Первой морской компании, оглянулся, будто разглядывал пожарный катер. Он проверял, нет ли слежки. Резко свернул к Батарейному парку, прошел через него к Западной Батарее и обогнул круглый форт.

Наконец он подошел к памятнику, имеющему форму полумесяца. Около железной ограды стояло две скамейки. Пакеты, банки из-под пива, алюминиевая фольга, коробки из-под гамбургеров валялись у ограды. Сквозь треснувшие плиты пробивались трава и ветки кустов. Он обошел колонну, читая надписи: «Воздвигнуто в честь погибших в море радистов; Дэвид Стэйер, пароход „Мезада“, 3.2.22, Северная Атлантика; Джек Филлипс, пароход „Титаник“, 14.4.12, Атлантика». Он двигался медленно, оглядываясь по сторонам.

В пятидесяти футах стоял другой памятник в честь американских героев обеих войн, спящих вечным сном в прибрежных водах Атлантического океана. Памятник состоял из восьми массивных стел с выгравированными в алфавитном порядке именами. В центре на черном пьедестале торчал лысый американский орел с острыми когтями. Человек, с которым у Андермана была назначена встреча, стоял перед первой стелой, разглядывая ее. Там было написано: «Джон Харриган Берк, матрос первого класса, корабль ВМС „Виргиния“».

Лейтенант Джо Манелли повернул голову.

— Какого дьявола могло случиться, чтобы так рисковать?

— Мэлоун знает о складах. Спрашивал и об отряде.

— Дерьмо! — выругался Манелли и пнул монумент.

— Вот именно.

И Андерман рассказал о встрече с Мэлоуном.

— Думаешь, он догадывается о нас?

— В этом я не уверен. Врал я достаточно убедительно, но поверил ли он, это вопрос.

Манелли потер усталые глаза. Андерман подошел к нему вплотную.

— Его придется убрать, — прошептал Андерман.

— Что значит «убрать»? Ради Бога, он же полицейский! Мы не убираем своих.

— Этот человек опасен.

— Зачем его убивать? Ну, узнал он про склады. Большое дело! Все можно отрицать. Ты меня слышишь, все отрицать! Ничего не предпринимай. Я расскажу моим людям о том, что произошло, потом свяжусь с тобой. — С этими словами Манелли повернулся и зашагал прочь.

Мимо Андермана проехал на скейте парень. Он был черный, в цветной рубашке и с наушниками на голове. Балансируя на доске, он поправил темные очки, когда поравнялся с Андерманом.

Глава 12

Понедельник, 29 июня

— Сколько на твоих? — спросил О'Шонесси Бо Дэвиса, который сидел, согнувшись и опустив локти на руль. Тот потянулся, взглянул на часы.

— Без двадцати пяти шесть.

— Надо же! Встать в четыре, чтобы устроить слежку за полицейским!

— Это часть Службы. — Дэвис закрыл глаза.

— Ты слышал историю про Маккормика по прозвищу Бешеные Глаза?

— Что с ним случилось? — Дэвис разомкнул веки.

— Болван открыл стрельбу прямо в соборе Святого Петра. Какой-то пуэрториканец вытащил восемь долларов из сумки одной растяпы. Маккормик открыл пальбу по парню в церкви, в него не попал, но перебил на шестьдесят тысяч статуй и витражей. Начальство хотело поджарить ему яйца и оставить на алтаре как епитимью.

Дэвис хмыкнул.

— Это избавило бы его от забот.

В 7.46 из дома на Вудчак-Пойнт-лейн вышел мужчина и открыл гараж. Он был похож на профессионального боксера-тяжеловеса — ростом под два метра, с огромными кулаками и ножищами и широкими как плотина плечами. Детективы сидели в машине на расстоянии квартала.

Верзила вывел машину из гаража, вылез, пошел закрывать ворота, нагнулся, рубаха его задралась, обнажая кобуру, прикрепленную к правому бедру тонкими ремнями. Оснастка бюро. Они нашли Эдвина Брэмсона, бывшего полицейского 66-го участка.


Он открыл глаза и почувствовал, что что-то не так. Он лежал под свежими простынями, голый. Знакомые светло-серые обои. Потом он увидел свои брюки, брошенные на стул. На полу валялись женские трусы и лифчик. Вспомнил вчерашнюю страсть, провел рукой: за своей спиной. Дотронувшись до Эрики, повернулся.

Вчера вечером он решил, что в Эрике Соммерс воплощена идеальная женщина: красивая, умная и соблазнительная. Он еще не до конца понимал, чего от нее хочет. Ему захотелось остаться с нею на всю жизнь. Вчера он опять говорил с нею о своей бывшей жене, начиная понимать, что во многом виноват в их неудавшемся браке.

Это было началом новых отношений. Он легко поцеловал Эрику в макушку и встал. Сегодня нельзя было опаздывать, поскольку за списком должен приехать Андерман.

Открыв глаза, Эрика первым делом увидела Мэлоуна, скачущего на одной ноге и натягивающего носок.

— Доброе утро, — промурлыкала она, потягиваясь.

— Не хотел тебя будить.

Он подошел, сел на край кровати. Она приподнялась на локтях, простыня на груди натянулась.

— Я рада, что ты пришел вчера вечером.

— Я тоже. — Он поцеловал ее в нос.

— Все было чудесно, правда?

Она почувствовала, что краснеет.

— Ты покраснела.

Она закрыла его глаза ладонями.

— Не смотри.

Он наклонился и поцеловал ее.

Простыня соскользнула, она притянула его к себе.

— По-быстренькому тоже можно.


Эдвин Брэмсон ехал на помятом «форде» с разбитым задним фонарем. Он еще не сменил зимние шины. Надпись на бампере «форда» гласила: «Ружья не убивают… убивают люди».

Машины едва ползли в пробке, водители пустыми глазами смотрели вперед. Брэмсон ехал в среднем ряду. Он не утруждал себя и не смотрел в зеркало заднего вида, что выдавало в нем самоуверенного человека.

У выезда с главной дороги на Лейквилл-роуд Брэмсон остановился у ряда телефонных будок. Наклонившись вправо, распахнул дверцу. Подбежал какой-то человек и скользнул на сиденье рядом с Брэмсоном. У человека была большая голова и огромный торс, бугрящийся от мышц, а талия — совсем тонкая. Ни одного волоска на гладкой коже. Несмотря на внушительный вес, он двигался легко и грациозно.

В небе кружил вертолет дорожного патруля.

О'Шонесси толкнул напарника.

— Видел, какие мускулы?

— Не хотел бы остаться наедине с любым из них, — отозвался Дэвис.

Брэмсон поехал на север, на бульваре Йеллоустоун остановился перед жилым домом с вывеской: «Гамильтон».

Из дверей дома вышел мужчина и сел на заднее сиденье «форда». У него были грубоватые, но красивые черты лица и белокурые вьющиеся волосы. В отличие от первых двух, он был одет в дорогой синий костюм и подобранный в тон галстук.


Закусочная «Дорик» была переполнена. Троица решила занять свободную кабину в конце длинной стойки. Они заговорили тихо, почти шепотом, едва не соприкасаясь головами.

Официантка подошла взять заказ. Когда она удалилась, мужчина в синем костюме достал горсть монет и включил музыкальный автомат, стоявший рядом.

О'Шонесси подошел к стойке и уселся поближе к этим троим. Пиджак он оставил в машине, рубашку выпустил, прикрыв рукоятку «смит-и-вессона» 38-го калибра. Когда бармен взглянул в его сторону, заказал кофе и тост. Уперев локти в стойку, он смотрел в зеркало и пытался уловить хотя бы обрывки разговора сидевших справа от него мужчин. Кто-то из них громко заржал. Наверное, тот, что с головой, похожей на арбуз. Неужели с такой фигурой держат на Службе?

В музыкальном автомате ковбой заливался о том, как он встретил даму в обтягивающих джинсах. Как только пластинка кончалась, парень в костюме запускал музыку снова. О'Шонесси заказал вторую чашку и попросил счет. Трое просидели еще двадцать три минуты, потом выбрались из тесной кабины.

Брэмсон оставил чаевые. О'Шонесси ничего не оставил. Он больше не собирался приходить в эту забегаловку. Он тянул время, роясь в кармане, разглядывая чек. Потом пошел к кассе. Они стояли перед ним, каждый платил за себя. «Арбуз», заплатив, повернулся к Брэмсону и ткнул его пальцем со словами:

— В среду постреляем, потом все уберем и отвалим.

— Заткнись, ты, придурок, — прошипел человек в синем костюме.

— Эй, Уэсти, здесь же никого нет!

— Замолчи, я сказал, — процедил тот. «Арбуз» поднял руки.

— Ладно, ладно! Не выпрыгивай из штанов!


Рабочий день у Мэлоуна начался позже, чем обычно. Войдя в комнату детективов, он взглянул на часы: 9.37 утра. Ничего себе, «быстренько». В его кабинете с докладом ждали Дэвис и О'Шонесси.

— Вы уверены, что он сказал «Уэсти»?

— Абсолютно. Я стоял рядом с ним.

— Что было дальше?

Дэвис взглянул на напарника, тот пожал плечами. Мэлоун заметил этот жест.

— Так что же случилось потом?

— Мы ехали за ними до здания ОСН на Флэшинг-Мэдоу.

— О Господи! — Мэлоун ударил ладонью по столу, потом откинулся на спинку стула и задумался.

Наступило молчание. Детективы смотрели на лейтенанта, пытаясь прочитать его мысли. Когда он заговорил, по голосу чувствовалось, что он расстроен.

— А как насчет парня, которого Брэмсон подсадил в Куинсе?

Ответил О'Шонесси:

— После того как они вошли в здание, мы поехали обратно, на бульвар Йеллоустоун. Он живет в Гамильтон-Хаус. Его зовут Джозеф Станислав, разведен, проживает в доме уже два года.

Мэлоун достал список полицейских, переведенных на другую работу. Эдвин Брэмсон, Джозеф Станислав, Чарльз Келли. Все трое из 66-го участка, переведены одним приказом. Мужчина, подсевший у телефонных будок на Лейквилл-роуд, определенно был Чарльзом Келли. Мэлоун крикнул Штерну, чтобы тот принес ему все телексы за последние 24 часа.

Штерн вошел с серой папкой, в которую были подшиты тонкие листы с дырочками по краю. Лейтенант попросил поискать сообщения, относящиеся к полигону, и смотрел, как Штерн медленно переворачивает страницы. У них было по крайней мере три имени, с которыми они могли работать. Мэлоун был ошеломлен, узнав, что эти люди — полицейские, и заинтригован: в чем и почему они оказались замешаны?

Штерн постучал пальцем по листу.

— Вот тут есть кое-что. Вчера передали в половине второго ночи. — Он прочел вслух: — «Стрельбы на открытом воздухе, назначенные на среду, отменяются. Члены отряда будут уведомлены о дате на перекличке». — Он посмотрел на лейтенанта. — Вот так.

Мэлоун вспомнил, как Харриган утром рассказывал о результатах обхода питейных заведений близ 66-го участка. О'Брайен провел большую часть ночной смены, выпивая с полицейскими, болтая о Службе, о дурацком контракте, который управление заключило с мэрией, о несправедливости равной оплаты с пожарниками и о женщинах.

Работники «Форт-Сэррендер» были завсегдатаями бара «У Джерри», убогой забегаловки для рабочего люда, запрятанной под землю под станцией «Утика-авеню» на Брайтонской линии.

О'Брайен пристроился к подвыпившему полицейскому из отдела по борьбе с бандитизмом. Кто в участке не знал Брэмсона, Келли и Станислава? — сказал тот. Господи, да они были живой легендой! Он сказал, что эти трое были назначены в отдел по борьбе с бандитизмом 66-го участка. Они сеяли ужас на улицах. Станислав был их мозгом. Он мог заставить леопарда отдать пятна со шкуры. Станислав воевал во Вьетнаме в спецчастях, действовавших в тылу врага. Как-то он сказал сослуживцам во время попойки, что считает генерала Уэстморленда величайшим воином после Александра Македонского. Ну, его и окрестили «Уэсти». Два раза его выдвигали в сержанты, но так и не повысили.

Он чувствовал, что его кандидатуру придерживают наверху. Черные, латиноамериканцы, женщины, которые едва умели читать, получили повышение раньше, чем он. А все из-за тех самых инцидентов. Списки на повышение благополучно пролежали положенное время и были сданы в архив.

Чарльз Келли, продолжал рассказывать полицейский из 66-го, грубая скотина, садист. Любил, например, защелкнув наручник на кисти задержанного, крутить его до тех пор, пока жертва не начнет извиваться от боли. Любит оружие, по слухам, владеет целой коллекцией нацистских пистолетов и винтовок.

Брэмсон — псих и пьяница, ненавидел всех и вся. Когда он служил в армии в батальоне военной полиции в Левенуорте, его боялись не только заключенные, но и охрана. Его тяжелой походки и холодной жестокости.

Все трое были угрюмы и нелюдимы. Никогда не водили дружбу с сослуживцами. Зато, собравшись втроем, они как бы набирались сил друг от друга. Закатывали дикие пьянки.

У них было самое большое количество задержанных, но этот список изобиловал злоупотреблениями и смертью. Каждый полицейский Бруклина знал об этих арестах.

Однажды, когда они преследовали двух грабителей, те свалились с крыши.

Объявилась свидетельница из дома напротив, которая сообщила детективам из отдела по расследованию убийств, что видела, как обоих просто столкнули вниз. Позднее она отказалась от своих слов. Говорили, что с нею побеседовали с глазу на глаз Келли и Брэмсон.

За шесть лет службы в группе борьбы с уличной преступностью участвовали в восьми перестрелках, итогом которых стали восемь трупов. В каждом случае около убитого находили оружие, и баллистическая экспертиза показывала, что из этого оружия преступник стрелял по преследующим его полицейским. После одного случая вдруг объявился свидетель, который заявил, что видел, как полицейский застрелил убегавшего человека, потом достал из своего кармана пистолет и, выстрелив из него несколько раз подряд, вложил в руку убитого им преступника. Но через несколько дней свидетель отрекся от своих показаний.

— Чудеса, а? — громко хохотал рассказчик, чокаясь кружкой пива с О'Брайеном.

Вышестоящие офицеры были уверены, что эти трое нарушают закон, но доказать не могли.

— Слыхал когда-нибудь, чтобы ниггер пользовался «вальтером ППК»? Я лично — нет!

Почти каждый месяц на всех троих поступали жалобы. Применение насилия и превышение полномочий. Эти случаи рассматривались на коллегии защиты гражданских прав, но после тщательной проверки вину доказать не могли. Эти трое устраивали все так, что комар носа не подточит.

Однажды Станислав, Брэмсон и Келли надумали снять банк у тотошников, но они не знали, где он находится. Тогда они захватили главного приемщика ставок, чтобы выбить у него этот адрес. Приемщик оказался несговорчив, отказался им помогать.

Брэмсон и Келли в своем участке приковали его к стулу и вышли из комнаты. С ним остался Станислав, который, прислонясь к стене, стал молча смотреть на напуганного приемщика. Через десять минут дверь распахнулась, в комнату ворвались Брэмсон и Келли, приплясывая и издавая воинственные кличи индейцев. Они были голые, в волосах торчали перья, знак объявления войны, а свои члены они обвязали длинными красными лентами. Лица и грудь покрыли боевой раскраской. Они размахивали над головой стальными прутами для загона скота, будто томагавками, скакали вокруг оцепеневшего пленника и вопили.

Потом по сигналу Станислава стали тыкать прутами своего врага, и через несколько секунд тот корчился на полу, пытаясь избежать участия в их военной игре. Еще несколько уколов, и он запросил пощады. В конце концов он выдал нужный мучителям адрес. Келли ринулся на него и напоследок ударил в пах.

Потом его оттащили в клетку для задержанных и заперли. Станислав остался дежурить, а остальные двое поехали проверять адрес. Они взяли банк и, освобождая тотошника, предупредили, чтобы помалкивал. Но тот не стал молчать, и через неделю троицу вызвали на коллегию защиты гражданских прав. Когда оглашали выдвинутые против них обвинения, эти трое обменивались удивленными взглядами, а потом начали хохотать.

«Голые? Ленточки на шлангах? Да вы сошли с ума. А тот, кто подал жалобу, наверняка только что вышел из психушки».

В протоколе записано, что Станислав орал на судей. И они сочли, что обвинения беспочвенны.

О'Брайен слушал, катая стакан между ладонями и уставившись на батарею бутылок, которые украшали полки бара.

Потом повернулся и, с деланным безразличием посмотрев на бородатого легавого в поношенной одежде, поднял руку и потер пальцами друг о друга.

— У них, наверное, деньжата водились, и немалые, а?

Полицейский украдкой оглядел шумный бар.

— Очень большие, — прошептал он. — У них все было схвачено. Букмекеры, приемщики ставок, торговцы, даже проститутки. Говорили, что все сутенеры должны были выкладывать им деньги за каждую из своих девиц. За что им было обещано избавление от конкурентов.

О'Брайен насторожился. Пьян или нет, парень на соседнем стуле — полицейский, и нюх у него отточен. Чтобы не подчеркивать свой интерес к тем троим, он сменил тему, переключившись на условия работы полицейских, и был тут же вознагражден горячей речью:

— Проклятые мусорщики зарабатывают больше нас, а ведь ни один из этих ублюдков не работает больше трех часов в день! Поезжай в любой день недели на Четвертую авеню и увидишь шесть-семь мусоровозок около бара Мак-Гилла. Они торчат там с одиннадцати до четырех дня.

Когда бородатый прервал свою речь, чтобы позвать бармена, О'Брайен как бы между прочим спросил:

— Наверное, дома у них сплошной ад?

Бородач растерянно взглянул на него.

— У кого?

— Ну, у этих троих, про которых ты рассказывал.

— А, у них…

Он мало знал о личной жизни трех приятелей. Слышал, что Станислав разведен и большой любитель женского пола. Но осторожен, его никогда не встречали ни с одной женщиной. У Келли была семья где-то в Лонг-Айленде, но жил он один, в ветхом деревянном домишке в самом конце грунтовой дороги в окрестностях Грейт-Нек. Как-то вечером Келли напился, и его отвез домой один из сослуживцев. Полицейский, отвозивший Келли домой, по секрету сообщил приятелю, что его просто в дрожь бросило при виде покосившейся развалюхи и разбитых машин перед домом на лужайке. Одна из них стояла без колес, на ящиках из-под молочных бутылок. В участке ходили слухи, что у Келли патологическое пристрастие к оружию, он испытывал перед ним восторг, граничащий со сладострастием. На женщин времени не тратил. А что происходило в этом доме на отшибе, лучше, наверное, не знать.

Наверняка он знал лишь, что Брэмсон был женат. Ходили слухи, будто семья боится и ненавидит его. Но он не мог знать о побоях, ругани, безмолвных обедах в атмосфере страха, ужасе, охватывающем членов семьи при появлении Брэмсона в доме.

Джек Харриган сделал из этого разговора однозначный и пугающий вывод: речь шла о трех полицейских, которые перешли грань, отделяющую нормальных людей от психопатов.

Остальные в списке походили на этих троих тем, что у них тоже было огромное количество задержанных, и все они имели военный опыт, служили в пехоте.

Мэлоун задумался, лицо его приняло отрешенное выражение. Он взглянул на прикрепленную к шкафу липкой лентой фотографию: на горе Сурибаси развевался флаг. Края ленты высохли и загибались. Мэлоун подумал о морских пехотинцах, которые погибли, чтобы водрузить этот флаг. Потом медленно встал и протянул руку за ключами от служебной машины, висевшими на крючке над шкафом. Эти трое не были полицейскими в его понимании. Надо было действовать, и побыстрее.

Переходя улицу на пути к Гамильтон-Хаус, Мэлоун заметил, что швейцар занят. Войдя в подъезд, быстро прошел, мимо в сверкающий вестибюль. Швейцар посмотрел ему вслед и возобновил разговор с блондинкой, которая улыбалась, показывая коронки. Вошедший не вызвал у швейцара подозрения: респектабельный мужчина, белый. Почтовые ящики с именами жильцов висели на стене в конце холла.

Джозеф Станислав жил в квартире 24Ж. Мэлоун подсчитал: десятый этаж. В двери под номером 24Ж оказался всего один замок — редкость для Нью-Йорка. Вытащив из нагрудного кармана черный мешочек, Мэлоун огляделся. Ряд круглых люминесцентных ламп заливал неестественным молочным светом коридор и ковер, затканный цветами. Коридор был пуст, все двери заперты. Мертвая тишина. Он заметил, что коврик перед квартирой 24Ж засунут под косяк. Стараясь не сдвинуть коврик, он выбрал из мешочка две металлические планки, вставил одну из них в замок и принялся заталкивать в щель, пока не почувствовал, что пластинка коснулась язычка автоматического замка.

Оглядевшись по сторонам, он вставил вторую планку и, надавив ею на первую, начал поворачивать по часовой стрелке, отжимая замок, чувствуя, как один за другим сдвигаются штыри в цилиндре. Наконец замок открылся, и Мэлоун быстро вошел в квартиру, закрыв и заперев за собой дверь.

Перед створчатым окном рядами, как на террасе, стояли цветущие комнатные растения. В квартире царил идеальный порядок, все было прибрано и вычищено до блеска. Дорогая, со вкусом подобранная мебель. В углу бар, набитый всевозможными бутылками.

Джозеф Станислав был человек аккуратный.

Мэлоун неторопливо прошелся по квартире, внимательно осматривая каждую вещь, прежде чем дотронуться до нее и сдвинуть с места. В спальне нашел два нетабельных револьвера — «кольт-кобра» и «смит-и-вессон» — на предохранителях. Станислав был осторожен. Ванная комната облицована сверкающими серыми плитками, оклеена серебряными обоями. Он заглянул за занавеску: ванна блистала чистотой. Открыв аптечный шкафчик, просмотрел лекарства на полках, закрыл его. На полу стояла тумба. Нагнувшись, он заглянул в нее: рулоны туалетной бумаги, обувная щетка, куски мыла, тряпки. За трубами парового отопления стояли весы. Заметив их положение на полу, Мэлоун вынул весы и увидел стоящую за ними сумку. Сунул туда руку, потом выдернул и обернул пальцы туалетной бумагой. Снова залез в сумку. Спираль. На ней виднеется тонкий слой пудры. Подняв ее к свету, увидел отпечатки пальцев и торжествующе улыбнулся. Спираль Айзингер так и не нашли в ее квартире. Положил ее обратно, сумку поставил на место, заложив весами и стараясь, чтобы все выглядело как прежде. Вспомнил, что видел в аптечке электробритву. Вынул ее, снял головку и вытряхнул застрявшие в бритве волоски на туалетную бумагу. Потом сложил бумагу, сунул в карман рубашки. Выйдя из квартиры, где он пробыл четверть часа, проверил, не сдвинулся ли коврик.

Вернувшись после обеда в участок, Мэлоун увидел нетерпеливо ждавшего его Андермана. У Мэлоуна были неотложные дела, но он хотел сначала отделаться от Андермана. Достав список складов, он молча протянул его Андерману. Тот спросил, есть ли копия, и Мэлоун соврал, что нет. Андерман даже не пытался скрыть недоверие.

Войдя в комнату бригады, Мэлоун увидел в углу говорившего по телефону О'Шонесси, который безуспешно пытался утихомирить разгневанную Пену. По другому телефону Бо Дэвис разговаривал с Джанет Фокс. Ему начинало нравиться быть ее «85».

Сержант Харриган чистил ногти, временами прихлебывая пиво. Мэлоун только что написал имя «Андерман» на доске, на свободном месте под словом «Интермедия». Брэмсон, Станислав и Келли тоже значились на доске.

Рядом с именем Станислава Мэлоун поставил звездочку и в скобках написал: «спираль». Доску больше не выносили в комнату бригады. Мэлоун приказал перенести ее в свой кабинет, поставить рядом со шкафом, прикрыв пыльной простыней от чужих глаз. Никто не должен был ее видеть, кроме детективов бригады.

Мэлоун отступил от доски, постукивая по зубам кусочком мела и перечитывая написанное. Подошел и вывел рядом с именами трех полицейских сокращение «ОСН». Потом повернулся к Харригану:

— Проводку установили?

Харриган устало потер щеку.

— В Восточной судоходной компании кабели подземные, а распределительные щиты — в конторе, и это можно сделать только с помощью дорогого лазерного оборудования. — Он почесал ногу. — У нас нет таких штук.

— Как с Брэкстонами?

— Там все просто. Единственная сложность: они не говорят по телефону. А если и приходится, то исключительно о деле. Но есть одна тонкость. — Он снова почесался. — Телефонная будка на углу. Несколько раз Брэкстон бегал туда звонить. Думает, что умнее всех. В будке я подключил провод.

— Сосредоточь внимание на Станиславе.

Харриган кивнул, пожевал губами.

— Людей не хватает. Придется снять откуда-нибудь.

— Что дала слежка за арабами?

— Ничего. Два дурака. Марку и Язиджи ходят в школу, шляются с приятелями по Атлантик-авеню. За их невинность можно поручиться.

— Сними наблюдение с арабов и прикрепи людей к Станиславу.

О'Шонесси бросил трубку так, что она слетела с аппарата.

— Вот дрянь!

— Что случилось?

— Эта баба меня с ума сведет!

Харриган поднял палец и покрутил им как штопором.

— В аду нет места гневу, мой милый!


Пятым питейным заведением был бар для одиноких — «У Брэдли» на Лафайет-авеню.

В начале седьмого вечера бар начинал наполняться. Раз в неделю, около пяти вечера, накрывался стол с холодными и горячими закусками. Появлялись манхэттенские бедняки, они заходили поесть и пообщаться.

Мэлоун сидел в конце длинной стойки, вертел в пальцах стакан, почти не обращая внимания на окружающих. Хайнеман отправился в Куинс, в «Асторию», играть в карты. Дэвис, Штерн и Джонсон сидели в баре неподалеку от Мэлоуна. Они забавлялись, наблюдая за пожилым господином с крашеными волосами, увешанным золотыми цепочками и браслетами, который пытался заигрывать с любым, кто оказывался рядом. Начинающие мошенники и застенчивые одиночки пытались завязать беседу. Пришедшие в поисках «правильного мужчины» одинокие женщины напускали на себя независимый вид, что делало их еще более жалкими.

Мэлоун отпил глоток. Он был озадачен. Неужели у нее была связь со Станиславом? Он вспомнил фильм «Лаура». Детектив, вызывая в памяти портрет Лауры, влюбился в убитую женщину. Теперь Мэлоун злился на Айзингер, которая спала со Станиславом. Не могла найти получше. Он посмотрел на входную дверь. Его приятель должен прийти с минуты на минуту.

Джейк Штерн попытался начать разговор.

— Женщина — как автобус. Если вы пропустили один, надо просто дождаться следующего, и он обязательно придет.

«Эрика Соммерс — не автобус», — подумал Мэлоун, протягивая стакан бармену.

В дальнем конце стойки сидела женщина. Это была крупная брюнетка с широкими плечами и красивым лицом. Детективы видели, как она только что отшила малого в визитке, похожего на адвоката. Потягивая виски со льдом, О'Шонесси с восхищением наблюдал, как брюнетка отразила приставание еще одного соискателя.

— Может быть, это замена Пене, — пояснил О'Шонесси.

Джейк Штерн нахмурился.

— Я по ней уже с ума схожу. Видел, какая грудь? Она великолепна.

Старлинг Джонсон подвинул свой стакан.

— Попробуй, друг. По-моему, эта дама только и умеет, что говорить «нет».

Штерн пил, наблюдая за дамой. Потом с грохотом поставил стакан.

— Почему бы нет?

Она почувствовала, что к ней проталкивается еще один придурок. Внезапно он оказался рядом и помахал бармену, заказывая выпивку. У него было лицо драчуна: квадратная челюсть и сломанный нос. Пухлые губы, обширная лысина. Но очень приятная улыбка.

— Теперь мне все ясно. — Он щелкнул пальцами.

— Что именно? — осведомилась брюнетка с ледяной улыбкой.

— Вспомнил, где я вас видел. Мы вместе служили на флоте. Подлодки. Помните?

— На флоте? — Ее изумление сменилось широкой улыбкой, обнажившей ровные белые зубы. — Хорошее начало.

— Старался вовсю. — Он держался подальше, стараясь не прикасаться к ней, чтобы окончательно завоевать доверие.

Оба рассмеялись.

Она отпила «Кровавой Мэри».

— Вы женаты?

— Да. Но у меня не все ладно.

Она понимающе улыбнулась.

— А у кого ладно? Вы любите кошек?

— О! Да я их просто обожаю! Восхитительные животные!

— У меня три.

«Наверное, твоя квартира провоняла кошачьей мочой», — подумал он, делая знак бармену.

Она опустила глаза.

— Меня зовут Элен Мак-Глейд.

Он увидел, как у нее покраснела мочка уха, и придвинулся ближе.

— Джейк Штерн.


Джек Файн был звездой местного значения благодаря своим статьям в «Дейли ньюс» три раза в неделю и нескольким рекламным роликам, прославляющим пиво на телевидении. Тоненький человечек с вечно недовольным лицом, длинными волосами и неизменным галстуком-бабочкой. Его пьянство стало притчей во языцех, дикие вечеринки — предметом зависти, его остроты считались непревзойденными. Нередко его можно было увидеть на Третьей авеню поливающим фонарный столб в предрассветные часы.

Мэлоун увидел Файна в дверях и помахал ему. Газетчик кивнул и начал проталкиваться сквозь толпу, что-то недовольно ворча в ответ на приветствия и вяло пожимая протянутые руки.

— Привет, привет. Рад видеть, как дела…

Мэлоун держал наготове неразбавленный мартини. Файн опрокинул мартини залпом, Мэлоун тут же протянул другой, заготовленный заранее.

— Получил твое послание. В чем дело? — спросил Файн.

Мэлоун наклонился к нему и доверительно зашептал:

— Мне надо, чтобы ты поместил кое-что в своей следующей статье. А именно: «Из надежного источника стало известно, что одно из правительственных агентств вместе с высокопоставленными чинами из полицейского управления пытаются замять дело об уголовном преступлении».

Файн придвинулся ближе.

— Ты что, схватил солнечный удар или еще что-нибудь? Я не могу поместить такой материал в обход редактора. Он захочет узнать источник, и я как миленький должен буду его назвать.

Мэлоун, подняв стакан на уровень глаз, рассматривал сквозь стекло искаженное лицо репортера.

— Этот источник — я.

Файн сердито поглядел на него.

— Я не могу держать это в тайне.

— Только для тебя и твоего редактора.

Репортер привалился спиной к стойке, скрестив на груди руки и задумался. Подошел бармен. Тони, «известный игрок», угощает их. Бармен поставил перед ними выпивку и кивнул в сторону Тони. Они подняли стаканы, приветствуя «известного игрока», тот вяло кивнул в ответ.

Мэлоун заметил, что Штерн и брюнетка исчезли.

Файн сказал:

— Должно быть, это очень серьезное дело, раз ты кладешь голову под топор. Может быть, расскажешь мне?

— Я потом тебе расскажу. Сделай, как говорю, и гарантирую тебе исключительное право на материал. Можешь потом получить Пулитцеровскую премию.

Файн чмокнул губами, выудил оливку из стакана и сунул в рот.

— Я тебе рассказывал про одну крошку, которую встретил у Макбейна? Она оказалась самой потрясающей миньетчицей по эту сторону Миссисипи.

Они лежали голыми, изучая друг друга. Она была крепко сложена, с сильными мускулистыми ногами и отвисшей грудью. Три кошки восседали, как на насесте, на гардеробе, стоявшем рядом с кроватью. Абиссинец, рекс и «гавана» коричневой окраски. Поджав хвосты, коты глядели вниз на любовников, их желто-зеленые глаза были похожи на змеиные. В квартире царил бедлам, кругом валялись газеты, пакеты, одежда. И от всего этого воняло кошачьей мочой.

Штерн не терял времени даром. После коротких скомканных ухаживаний он перешел непосредственно к делу.

Элен Мак-Глейд не имела ничего против.

Она дышала тяжело и хрипло. Всепоглощающая страсть охватывала ее, приближая момент, когда она могла совершить ужасные, чудовищные поступки. Кричать, сквернословить. Ей нравилось, когда она не могла держать себя в руках. Она разомкнула объятия и начала языком водить по его телу, по обвисшим складкам кожи, покусывать их, скользя все ниже. Он плыл по течению. Все мысли, а с ними и все неурядицы исчезли, осталось только блаженство. Штерн обхватил ее голову, но Элен вдруг перекатилась через него и улеглась, давая понять, что теперь его очередь. Он покорился, и тут она словно взбесилась. Тело ее изогнулось, она содрогнулась, а потом начался кошмар. Она обхватила своими мощными ногами его талию, замком сцепив ступни. Он оказался в тисках. Она прижалась плотнее. Воздух толчками вырывался из его легких. Ее руки, прежде раскинутые в стороны, вдруг начали молотить его по спине. Ее длинные острые ногти оставляли кровавые борозды. Боль пронзила сначала плечи, потом поползла ниже. Задыхаясь, он выдавил:

— Ты раздавишь меня…

Потом попытался высвободиться из ее тисков. Закричал. Боль стала чудовищной. Она продолжала дубасить его по спине. Он отключился, впал в беспамятство и больше не сопротивлялся. Она ударила его враз обоими кулаками, вскрикнула, потом опять и, наконец, затихла, ослабив захват.

— Ты кончил? — пробормотала она.

Он задыхался, откашливался.

— Как я мог… Нет… Ты же выбила из меня все дерьмо…

— Я люблю именно так заниматься этим. Жестоко. Со страстью. — Она погладила его влажную голову. — А ты сильный мужчина. У меня еще не было такого.

Он был польщен, даже боль отступила.

— Это потому, что у меня никогда не было такой страстной женщины, как ты…

— Ложись на спину. Я сделаю тебе хорошо. — Она заметила сомнение в его взгляде. — Я буду нежной, вот увидишь.

Она толкнула его на спину и опять начала лизать, постепенно спускаясь вниз. Кошки молча наблюдали. Все его страхи улетучились. Он руками направлял ее голову, ее движения убыстрялись…

— О! Мне так это нравится! — вдруг крикнула она, увеличивая темп.

«О Боже! Она опять входит в раж», — подумал он, с ужасом глядя на нее. Она подняла голову и укусила его в живот, одновременно сжимая рукой его член. Он застонал от боли, пытаясь руками оттолкнуть ее.

— Ты меня убиваешь…

Он схватил ее за волосы в тщетной попытке оторвать от себя. Не сразу, с большим трудом ему удалось освободиться. Его член поник и ужасно болел. Саднил искусанный живот, на котором остались две красные подковы от зубов. Он уже слез с кровати, как вдруг что-то пролетело в воздухе. Он сразу не понял что. И тут когти абиссинца вцепились ему прямо в искалеченное место. Он дико заорал, стены отразили эхо. Схватив кота за шкирку, запустил им через всю комнату. Потом схватил одежду в охапку, выскочил из спальни и голышом выбежал в коридор.

Никогда больше, клялся он себе, возвращаясь домой на машине и отчаянно пытаясь придумать, чем бы объяснить многочисленные следы укусов, царапины и синяки на своем теле.

Глава 13

Вторник, 30 июня

Мэлоун наблюдал, как бегуны заворачивают на дорожке. Человек, ради которого он сюда пришел, возглавлял группу, рассекая воздух горделиво вздернутым подбородком. У него был гладкий высокий лоб, глубоко посаженные глаза под нависшими густыми бровями, из ушей торчали пучки темных волос, седая шевелюра подстрижена по-военному строго.

Опустив локти на барьер, Мэлоун наблюдал, как ноги бегуна размеренно ударяют по дорожке. Несмотря на то что бегущий впереди был самым старшим в группе, его никто не обгонял — то ли из страха, то ли он просто бежал быстрее.

Заместитель начальника управления Уитни Занглин славился пристрастием к железной дисциплине. Последние десять лет он посвятил созданию отряда специального назначения, боевой ударной силы управления.

Когда он принял командование отрядом, было еще три таких же подразделения, но постепенно он прибрал их под свое крыло.

«Мы — ударная боевая единица Службы», — однажды заявил он женщине-корреспонденту, которая писала статью для воскресного выпуска.

Занглин не общался ни с кем из сослуживцев и никогда не посещал торжественных собраний. Каким-то образом он избежал обычной казенной процедуры управления и докладывал непосредственно самому комиссару, минуя другие инстанции.

Комплекс ОСН был расположен в пустынном уголке Флэшинг-Мэдоу-парк, за высоким забором и живой изгородью, и охранялся круглые сутки. У единственного входа дежурили мотоциклисты. Покинув Гамильтон-Хаус, Мэлоун позвонил в ОСН и попросил о встрече с начальником. Звонил он из лаборатории Сэма Эпштейна, куда занес волосы, взятые из бритвы Станислава. Он хотел, чтобы патологоанатом сравнил их с найденными под ногтями Айзингер. Мэлоун предупредил Сэма, чтобы тот никому не говорил ни слова об этом. Улики не могли быть предъявлены суду, ведь он добыл их незаконным путем. Если будет доказана идентичность, Мэлоуну придется придумать предлог для проведения обыска на квартире Станислава.

Занглин вдруг наддал ходу и, свернув, подбежал к Мэлоуну. Он снял с барьера полотенце и стал вытирать лицо и шею, наблюдая за лейтенантом.

— Лейтенант Мэлоун? — спросил он.

— Да, сэр.

— Следуйте за мной, — приказным тоном произнес Занглин.

Радиофицированные машины срочных вызовов выстроились рядами перед зданием штаба. Занглин провел Мэлоуна прямо в свой просторный кабинет. На полках стояли многочисленные кубки, выигранные командами отряда специального назначения. Занглин попросил подождать, пока он примет душ и переоденется.

Мэлоун стал рассматривать фотографии: вот Занглин пожимает руку президенту Картеру, вот он с мэром, губернатором. Даже с кардиналом. Лейтенант пристально изучал портрет человека в просторной шелковой мантии с широким красным поясом.

— Напыщенные болваны, — заключил он, отходя от фотографий.

На столе лежали три стопки докладов. Мэлоун начал было листать их, но поборол соблазн и отошел от стола. На стене висел девиз отряда. Мэлоун все разузнал, прежде чем явиться сюда. По сути дела, в распоряжении Занглина было маленькая армия. Под эгидой отряда были собраны все морские, конные, летные, тактические, экстренные силы управления. Большинство структурных изменений, происшедших на Службе за последние три года, имели непосредственное отношение к отряду специального назначения. Каждая машина быстрого реагирования отряда имела в своем распоряжении две тысячи патронов 38-го калибра, винтовки, автоматы, приборы ночного видения, гранаты со слезоточивым газом, дымовые шашки. Отряд был идеальным местом, чтобы спрятать четыре десятка полицейских.

Вошел Занглин в прекрасно сшитой форме заместителя начальника управления. На плечах его блестели две звезды.

— Так какое у вас к нам дело, лейтенант Мэлоун? — спросил Занглин, подходя к своему столу.

Мэлоун ощутил смутное беспокойство: он уже где-то слышал этот голос.

— Я разыскиваю троих полицейских, есть основания полагать, что они приписаны к вашему отряду.

— Зачем они вам?

— Они имеют отношение к расследованию, проводимому моей бригадой.

Занглин начал постукивать по столу карандашом.

— Полагаю, вы не из разведки?

Мэлоун кивнул.

— Назовите их имена.

— Эдвин Брэмсон, Джозеф Станислав, Чарльз Келли.

Занглин ткнул в его сторону карандашом.

— Таких нет в моем отряде.

Он откинулся на спинку стула, наблюдая за реакцией Мэлоуна.

— А может быть, вы…

— Лейтенант, — прервал его Занглин, — я знаю каждого, кто служит под моим началом.

— Но, может быть…

— В отряде специального назначения не бывает «может быть». Но чтобы вас успокоить… — Он выдвинул верхний ящик стола. — Вот списки всех полицейских отряда на сегодняшний день.

Мэлоун листал страницы, на которых были четко напечатаны имена. Тех, кого он искал, здесь не было.

Внезапно у него пересохло в горле: он вспомнил, где слышал этот властный голос. Положив списки на стол, он молча вышел из кабинета.

Открылась боковая дверь, и в кабинет вошли те, кого искал Мэлоун: Брэмсон, Станислав и Келли.

Занглин взглянул на них.

— Слышали?

— Слышали. — Станислав подошел к окну и увидел, как Мэлоун идет к автостоянке. Брэмсон потер подбородок.

— Андерман предложил Манелли убрать Мэлоуна.

— Вся штука в том, — добавил Келли, — что ни Андерман, ни Манелли не знакомы с истинным положением дел.

Стадион «Шеа», молчаливый колосс, украшенный развевающимися флагами, возник перед Мэлоуном. Он направил автомобиль к воротам для прессы, где стоял ряд телефонов-автоматов. Не заглушая двигателя, вылез из машины и порылся в карманах в поисках мелочи.

— Попросите к телефону командира Занглина, — сказал Мэлоун ответившему дежурному отряда.

— Шеф разговаривает по другому телефону.

— Я подожду.

Стеклянные двери телефонной кабины были разбиты. Стены и полочка испещрены цифрами и именами. На полу — пустые банки, салфетки. Типичное городское рококо. Зажав трубку подбородком, Мэлоун закурил.

— Соединяю с командиром.

— Занглин у телефона.

Мэлоун сказал, приблизив трубку к губам:

— Я узнал ваш голос, «капитан Мэдвик», — и повесил ее.

Занглин смотрел на телефонную трубку, словно не верил своим ушам. Потом взглянул на Станислава.

— Кончайте с Мэлоуном. Используйте друзей Марку с Атлантик-авеню, пусть все выглядит как несчастный случай.

— Мэлоуна трудно застать врасплох. Таких, как он, хитростью в могилу не заманишь.

— Мне наплевать, как вы это сделаете. И надо, обсудить еще кое-что. Сегодня мне звонила Тэа Брэкстон. Они с братцем решили, что стоят гораздо больше, чем им платят. Она считает, что мы, — он сделал широкий жест рукой, — сейчас в таком положении, в котором не можем позволить себе терять друзей, превращая их во врагов.

Станислав, Брэмсон и Келли переглянулись и весело рассмеялись. Похоже, вскоре им удастся неплохо позабавиться.

Глава 14

Среда, 2 июля, утро

Мэлоун, Хайнеман и Штерн, все трое в тюремных робах, выглядывали из зарешеченного окошка автобуса управления тюрем. Поднимая облако пыли, автобус тяжело объезжал рытвины на дороге. Он остановился в нескольких сантиметрах от ворот открытого стрельбища управления, на которых виднелась огромная красная надпись: «Стой! Предъяви удостоверение и жетон». Рядом с воротами располагалось караульное помещение, за ним — автостоянка с телеграфными столбами в три ряда.

Подошел полицейский с физиономией пропойцы, привстал на носки, вгляделся в лица заключенных в автобусе. Пожал плечами, как бы говоря: «Меня никто не предупреждал», открыл ворота и отошел.

Комплекс стрельбищ разместился в укромном уголке парка Пэлхем-Бей. Пять стрельбищ были оборудованы недалеко от залива Истчестер и окружены высокими земляными валами, предохранявшими яхтсменов от шальных пуль. Стрельбища от «А» до «Г» могли принять до пятидесяти стрелков. Вдоль стрельбища «Г» — питомник для служебных собак, используемых при поисках наркотиков и взрывчатки. Внутри комплекса было место для саперных работ и даже улица, где имитировались столкновения с демонстрантами.

Мэлоун почувствовал вину перед другом детства Томом Маккоули. Они вместе росли, ходили в одну школу, играли в одной команде, увлекались одними и теми же девушками. Маккоули попал на службу в управление исправительных работ спустя год после того, как Мэлоун стал полицейским. Маккоули дослужился до должности заместителя начальника городской тюрьмы Райкерс-Айленд. Заключенные этой тюрьмы занимались уборкой стрельбищ. Их привозили ежедневно в восемь утра и увозили в четыре. Это было единственное уязвимое место в охране. Комплекс постоянно патрулировали джипы, на ночь спускали собак, бункеры были оборудованы сигнализацией. Кроме того, над ним летали вертолеты, пробивавшие мрак мощными прожекторами, лучи которых освещали участок. Но каждый день сюда привозили заключенных, которые собирали мусор и стригли траву. На стрельбище можно было проникнуть под видом заключенных, переодевшись в их робы. Мэлоун отправился к другу детства и попросил: «Окажи мне услугу, старик. Нужен тюремный автобус и несколько роб для заключенных. Надо кое-кого выследить».

Старлинг Джонсон поставил автобус перед стрельбищем «А». Узкие грунтовые дорожки, стойки, неровные ряды закрашенных камней. Купа худосочных деревьев бросала тень на несколько столов для пикников, которыми редко пользовались, поскольку почти все предпочитали съездить за четыре минуты в Сити-Айленд, ибо на стрельбище был сухой закон. Кто-то когда-то решил, что выпивка и оружие несовместимы, но полицейские этому не верили.

Перед классом номер 3 стояла группа инструкторов, обсуждая последнюю модель кольта. Один из них назвал ее шедевром.

Выйдя из автобуса, детективы разделились. Каждый должен был действовать сам по себе. Они надвинули кепочки на глаза, чтобы их никто ненароком не узнал.

Группа мужчин в выцветшей форме стояла перед классной комнатой номер 2. На поясах — револьверы, с рукояток которых свисали очки для стрельбы. Мэлоун насчитал тридцать одного человека, когда появившийся в дверях инструктор пригласил группу в класс. Присев на корточки и сделав вид, будто поправляет камни, ограждающие сток, Мэлоун подобрался поближе. Медленно, стараясь не привлекать к себе внимания. Недалеко от входа сидели и отдыхали двое заключенных, курившие одну сигарету. Они посмотрели на него. Мэлоун с равнодушным видом приблизился еще на шаг.

Двойные двери классной комнаты были открыты. Ноги Мэлоуна ныли от напряжения. Подобравшись к двери, он заглянул внутрь и тут же отпрянул. Инструктор по стрельбе читал лекцию, он был в хорошо подогнанной по фигуре форме, на бедре висел кольт 38-го калибра в расстегнутой кобуре. На металлическом столе у него за спиной сидели еще двое, один — здоровенный белокурый малый со светлой кожей и вьющимися волосами. Другой — Дэвид Анкори, доверенное лицо Якова Андермана.

Пока инструктор рассказывал об огне на поражение в ближнем бою, Анкори и блондин терпеливо ждали, свесив ноги со стола.

Отвернувшись от двери, Мэлоун двинулся обратно на корточках, сосредоточив внимание на работе. Потом уселся, привалившись спиной к листу рифленого железа, вытянул ноги и закурил. Посмотреть со стороны — еще один заключенный устроил перекур. Он сидел прямо под открытым окном, и ему было прекрасно слышно. Хайнеман и Штерн появились из-за угла и, приблизившись к Мэлоуну, присели рядом.

— Что там? — прошептал Хайнеман.

— Тсс… Слушай…

Инструктор говорил:

— Господа, сейчас я прочитаю вам разделы тридцатый и тридцать пятый параграфа второго Уголовного кодекса. «Если применение полицейским оружия на поражение оправдано при обстоятельствах, описанных в пунктах данного параграфа, это все равно не оправдывает полицейского, применившего такие меры к человеку при задержании или аресте».

Было слышно, как он захлопнул кодекс. Эхо пронеслось по классу.

Мэлоун представил себе инструктора, буравящего взглядом лица своих учеников, готовых выслушать его точку зрения.

— Иными словами, господа, если вы средь бела дня пытаетесь на углу Мэдисон и Пятьдесят третьей задержать злоумышленника, который только что взорвал Папу Римского и всех святых, или собираетесь пристрелить наркомана, который поднес нож к вашему брюху, вы, господа, — последовала долгая пауза, — будете в большой заднице… — Опять пауза. — Вопросы есть, господа?

Служащий стрельбища прошел мимо, направляясь в сортир. Он бросил взгляд на трех бездельников заключенных и продолжал путь.

Послышался возглас из класса:

— Эй, Уэсти, когда пойдем стрелять?

Впервые Мэлоун услышал голос Станислава.

— Ладно, ладно, расскажу все, что знаю. — Он говорил важно, как всезнайка. — После того как наш добрый приятель Дэйв закончит свое представление, вас разделят на две группы. Первая пойдет к мишеням, стрелять из «узи». Вторая останется здесь, сдавать экзамен. Потом наоборот. Конечно, вопросы, которые мы зададим первой группе, будут отличаться от вопросов для второй.

Послышался ропот.

Станислав продолжал:

— После сдачи экзаменов вам поставят оценки. Когда в отряде появятся места, вас туда переведут. А пока вернетесь на нынешнее место службы.

Свист, аплодисменты.

— Господа, вы не имеете права никому рассказывать об отряде. Это совершенно секретно. Никогда ни с кем не обсуждайте того, чему вас здесь учили. Ни с женой, ни с девушкой, ни на исповеди. Даже с вашим напарником. Есть вопросы?

Долгое молчание.

Наконец Уэсти сказал:

— Ладно. Теперь передаю слово нашему другу Дэвиду Анкори.

Раздался знакомый голос Анкори:

— Перед вами, господа, пятидюймовый атташе-кейс, набитый огнестрельным оружием. Каждый боец отряда получит такой же чемоданчик. Он облицован материалом типа С, толщиной в четверть дюйма, который способен отразить разрывные пули. Держите его поближе к себе, он может спасти вам жизнь. — Открыв чемодан, он вынул автомат «узи». — Вы видите один из лучших автоматов в мире. Изобретен в Израиле майором Узи Галом, назван в его честь. За минуту может выпустить шестьсот пятьдесят пуль. Калибр девять миллиметров. Полностью заряженный «узи» весит восемь и восемь десятых фунта. У него есть переключатель, позволяющий вести огонь как одиночными выстрелами, так и очередями. — Он передернул затвор. — У автомата почти нет отдачи. — Донесся щелчок спущенного затвора. — Мушка коническая, прицел в виде буквы «L», с разметкой от ста до двухсот ярдов. — Он спрятал «узи» под правую руку. — Это оружие легко скрыть.

Мэлоун услышал стук: автомат положили на стол.

— А теперь подойдите, я покажу вам, как собирать и чистить оружие.

Мэлоун кивнул детективам.

— Пошли отсюда.


Доктор Соломон Эпштейн работал с волосками, используя разбавленный желатин. Поместил их на предметное стекло, склонился над микроскопом, наводя резкость. Белый халат Сэма был расстегнут. Он посмотрел на Мэлоуна.

— Что тебе известно о волосах?

— У мужчин они начинают выпадать после двадцати лет.

Усмехнувшись, Сэм стал смотреть в микроскоп. Разглядывая образцы, он сделался словоохотливым.

— Волосы на голове имеют круглое сечение, на торсе — овальное, как почки. На бороде — треугольное с вогнутыми сторонами. Состоят из стержня, оболочки и наружной коры. Патологоанатом может определить, кому принадлежит волос: человеку или животному и на какой части тела он рос. — Эпштейн отодвинулся от стола. — Взгляни.

Оседлав белый хирургический стул, Мэлоун склонился над микроскопом. Патологоанатом смотрел из-за его плеча.

— Обрати внимание, клетки четкие и ровные. Клетки волос животного выглядят по-другому, как мешочки. Ты смотришь на человеческий волос. Слева — волос из-под ногтей Айзингер, он сломан у основания. И продольные трещины на стержне.

— Что это означает?

— Это означает, что Айзингер вырвала этот волос с лица человека. Вероятно, ее убийцы.

— Что еще ты можешь сказать?

— Оба волоса из бороды мужчины кавказской расы. Она густая, а волосы у него вьющиеся, белокурые.

Мэлоун встал и, сунув руки в карманы, принялся вышагивать по комнате. Остановился перед полками с экспонатами. В стекле отражался Эпштейн, который смотрел на Мэлоуна с самодовольной улыбкой на ястребином лице. На стеклянных полках стояли банки с человеческими органами. Мозг с торчащими из него булавками, на которых были прикреплены бумажки с обозначениями. Правое и левое полушария. Серая масса, казалось, была сплетена в клубок, который никогда не распутать.

— Док, у меня вопрос на миллион долларов.

— Хочешь знать, принадлежат ли оба волоса одному и тому же человеку?

Эпштейн подошел к полкам.

— И что же?

— Возможно, вот и все, что я могу сказать. У волосков одинаковые микроскопические характеристики и, по моему мнению, они принадлежат одной и той же человеческой особи.

Мэлоун был явно разочарован.

Эпштейн продолжал:

— Волосяные волокна — не отпечатки пальцев. Они служат косвенными доказательствами. Если найдешь убийцу, я выступлю свидетелем. Эти волосы могут стать гвоздями в его гробу. — Эпштейн хитро улыбнулся. — В том случае, если волосы, которые ты принесешь, будут приняты судом к рассмотрению как вещественное доказательство.


В среду вечером в баре «У Брэдли» жизнь била ключом. Из динамиков лилась музыка. По телефонам уже отзвонили: предупредили жен, что не вернутся домой к обеду. Предлог — неожиданное совещание или важный клиент, как обычно.

Мэлоун сидел в дальнем конце стойки, стиснутый со всех сторон, и держал в руках стакан «Джек Дэниелс» со льдом. Конечно, всегда можно найти законное основание для обыска, но Мэлоун считал, что хороший полицейский обойдется без посторонней помощи, все сделает сам. Чтобы снова попасть в квартиру Станислава и снять необходимые отпечатки пальцев со спирали и коробочки, надо получить ордер. То есть пойти в суд и убедительно доказать, что это необходимо и что Джозеф Станислав имеет отношение к убийству Сары Айзингер.

Виски кончилось, и Мэлоун толкнул стакан по стойке в сторону бармена, сделав знак повторить. Он взял стакан, но пить не стал. Он думал об Эрике. Чем она сейчас занимается? Наверное, печатает или правит свою рукопись. Вспомнил прошлую встречу и вздохнул. Какого черта он здесь делает? Он выпил еще, и алкоголь начал действовать. Мэлоун почувствовал блаженное состояние. Он проникся зажигательной атмосферой бара, даже начал притопывать ногой в такт музыке. Потом повернулся, чтобы взглянуть на танцующих. Квадратную танцплощадку обрамляли маленькие столики с мерцающими свечами внутри красных фонариков. Царил полумрак. Танцоры покачивались рядом с Мэлоуном. «Гарменто» держал в объятиях черную красотку, которая плотно прижималась к нему, голова ее лежала на плече партнера. Женушка, наверное, сейчас в Джерико, играет в маджонг с подругами. Давай, парень. Он опять повернулся к стойке, и ему пришла в голову мысль. Устав патрульной службы предписывал при подозрении на участке в преступлении полицейского немедленно доложить об этом по инстанции. Он едко усмехнулся. Ха! Начальство! Сорок полицейских с заместителем начальника управления во главе, возможно, причастны к преступлениям и убийствам. Хотите сделать на этом карьеру? Только не рассказывайте ничего своей мамочке! Он залпом выпил виски и заказал еще.

Штерн, Дэвис и Джонсон вошли в заведение и, озираясь, остановились в дверях. Мэлоун обернулся и увидел, как они проталкиваются сквозь толпу. Дела не должны обсуждаться в присутствии гражданских лиц, поэтому он поглядел по сторонам и, увидев свободную банкетку между служебным баром и кухней, обернул свой стакан салфеткой и махнул детективам, веля следовать за ним.

— Слышал, вы не зря провели время на стрельбищах, — сказал Старлинг Джонсон, протискиваясь к лейтенанту и усаживаясь рядом.

Тот поднял стакан и кивнул.

— Нам нужны доказательства, чтобы привязать Станислава к делу Айзингер, — ответил он. — Есть идеи?

Детективы переглянулись и пожали плечами. Мэлоун посмотрел на Бо Дэвиса.

— Ты говорил, что Станислав развелся и живет в Гамильтон-Хаус уже два года.

— Верно. — Дэвис развел руками.

— Тогда же Айзингер начала работать на Брэкстонов.

Штерн вздернул брови.

— Ну и что?

Подошла официантка. Штерн с вожделением оглядел ее стройную фигуру. Приняв заказ, она повернулась, но Штерн схватил ее за бедро и повернул к себе.

— У меня есть желание залезть к тебе в трусики.

Она посмотрела на него сверху вниз.

— У меня там уже есть одна задница, и другая мне не нужна!

Вырвалась и ушла с оскорбленным видом.

Детективы заржали.

— Я ей понравился, — заявил Штерн, глядя, как официантка удаляется, виляя бедрами.

— Я хочу, чтобы вы нашли бывшую жену Станислава, — сказал Мэлоун.

— Мы с Пэтом звонили в телефонную компанию, — отозвался Дэвис.

Мэлоун только теперь заметил отсутствие О'Шонесси.

— Где Пэт?

— Домашние неурядицы. Так вот, по данным «Ма Белл» в городе и предместьях числится более трех сотен Станиславов.

Официантка принесла заказ. Штерн одарил ее широкой улыбкой, она поморщилась и усмехнулась.

Дэвис сказал:

— Лу, чтобы проверить всех, нужна уйма времени. А бывшая жена, может быть, уехала, или снова вышла замуж, или живет под своей девичьей фамилией.

— Время — как раз то, чего нам не хватает. — Мэлоун вертел в руке стакан.

Они помолчали.

Штерн вытаращил глаза, увидев, как Старлинг Джонсон смешивает пиво с ликером. Когда тот выпил, Штерн поморщился.

— Как ты можешь пить такую дрянь?

Джонсон облизал пальцы.

— Каждый травится по-своему.

Лицо Джонсона было едва различимо в полумраке, только глаза и зубы поблескивали в свете мерцающих ламп.

— Досье Станислава исчезло, верно?

— Верно. — Мэлоун насторожился.

— Похоже, надо действовать по этническому признаку. Станислав ведь польское имя.

Мэлоун хлопнул его по плечу.

— Ты просто гений!

— Ты уверен, что хочешь найти ее и выйти напрямую? — спросил Джонсон, потягивая свое пойло.

Мэлоун задумался.

— Нет, я не хочу, чтобы он знал, что мы идем по его следу. Ставлю на то, что он забыл о вещах, которые его любовница оставила у него в ванной.

Мэлоун взял из вазочки пригоршню печенья и стал по одному бросать в рот. Потом сказал Джонсону:

— Достань в участке женщину-полицейского. Найдите бывшую жену, и пусть наша походит по близлежащим салонам красоты и прочим местам, где обычно плодятся местные сплетни.

Глава 15

Четверг, 2 июля

Войдя в комнату бригады, Мэлоун перехватил взгляд Хайнемана, который кивком указал на дверь кабинета лейтенанта.

Там он застал О'Шонесси. Тот сидел как в воду опущенный, а Бо Дэвис тщетно пытался его утешить. У О'Шонесси под глазами залегли темные круги.

— Оставь меня в покое, — твердил он.

Закрыв за собой дверь, Мэлоун вопросительно посмотрел на Дэвиса.

— От него ушла жена, — объяснил тот.

— Все эта дрянь! — О'Шонесси, вскочив, пнул ногой стол.

— Что произошло? — спросил лейтенант.

О'Шонесси закурил сигарету.

— Как только я вошел в дом вчера вечером, сразу понял: что-то не так. «Дорогой, у нас к обеду гости», — передразнил О'Шонесси. — Тогда я уж понял. Вошел в столовую, а там она — сидит за моим столом и пьет мой чай. Эта ирландская шлюха!

— О черт! Пена! — воскликнул Мэлоун.

— А как она узнала твой адрес? — спросил Дэвис.

— Она работает в магазине «Сире» в Ребаке. Запросила мою кредитную карточку. Вам! И вот он я. Распечатка с компьютера: адрес и все остальное. Привет, я — Пена. Ваш муж живет со мной несколько лет. Жду прибавления, и он — папочка. — О? — восклицает моя жена. — Заходите же в дом, милая. Осторожнее, здесь ступеньки. Я заварю чай, и мы с вами мило побеседуем.

— Есть какие-нибудь способы исправить положение? — спросил Мэлоун.

— Ни одного. Моя жена лишена чувства юмора.


День был на исходе. О'Шонесси, записавшись в журнал, отбыл на поиски квартиры. Мэлоуну позвонил Харриган. Один из его детективов сфотографировал троицу, отвечавшую описаниям Станислава, Брэмсона и Келли, когда они покидали комплекс ОСН. Мэлоун позвонил Эрике, предложил пообедать вместе. Она радостно согласилась:

— С удовольствием, Дэниел.

От ее голоса у него закружилась голова, и он стал вспоминать прошлую встречу. Приятные грезы прервал шум в соседней комнате, потом в кабинет ворвался Замбрано, потрясая газетой.

— Добрый день, инспектор. Как дела?

— Как дела? Мой проклятый телефон трезвонил, не умолкая. — Он сунул газету в лицо Мэлоуну. — Ты бы держал этот цирк при себе. С ума сошел, публикуешь такую статью?

— Какую статью? — На лице Мэлоуна застыло недоумение.

Замбрано прочел ему заметку Файна. В последнем абзаце была ссылка на «компетентный источник» в полицейском управлении. Замбрано ткнул пальцем в заметку.

— Вот это! — Он вытаращил глаза, на шее и висках вздулись вены.

Мэлоун посмотрел на потолок, на куски облупившейся краски.

— Кто сказал, что материал дал я?

— Да из этих двух проклятых строчек все ясно! Ты подсказал идею, все управление знает, что вы с Файном дружки!

Мэлоун достал две чашки и непочатую бутылку «Олд Грэнд Дэд». Поднес чашку к глазам, потом сдул с нее пыль, с треском откупорил бутылку и разлил виски.

— Мне надо кое-что узнать. Я подумал, что если подпалить кому-нибудь задницу, то можно сделать кое-кого более сговорчивым.

Замбрано серьезно посмотрел на него.

— Или заставить пойти на крайние меры.

Равнодушно пожав плечами, Мэлоун протянул инспектору чашку. Замбрано взял, выпил, поставил чашку на стол и, казалось, смягчился.

— Я только что от начальника оперативного отдела. Он расспрашивал о тебе.

«Почему один из высших чинов управления заинтересовался мной?» — подумал Мэлоун, перекатывая чашку в ладонях.

— Что вы ему рассказали? — спросил он.

— Сказал, что ты надежен на все сто. — Замбрано, приблизившись, приложил палец к губам. — Начальник оперативного отдела — не тот человек, которого можно ухватить за задницу. Он возвысился, потому что был одним из самых хитрых и жестоких людей в «дворцовой страже». И теперь я советую тебе время от времени поглядывать через плечо.

— Что вы скажете об Уитни Занглине? — спросил Мэлоун.

Замбрано закатил глаза и присвистнул.

— Важная птица! Знаешь о Красном батальоне?

— Только понаслышке.

— Когда-то Красный батальон был тайным подразделением разведки. Их задачей было внедрение и уничтожение бандитских групп. Пять лет назад их переориентировали. — Замбрано выдернул волос из ноздри и принялся внимательно его рассматривать. — Терроризм.

Мэлоун слушал, затаив дыхание.

— Помнишь взрыв бомбы в Международном торговом центре пять лет назад?

Мэлоун кивнул.

— Красный батальон знал, что должно произойти. Один из их осведомителей продал информацию. Вместо того чтобы доложить напрямую, они передавали сведения по своей внутренней цепочке, проверяя достоверность. Когда они, наконец, решили действовать, было поздно. Погибли двадцать семь человек, которых можно было спасти. Узнав об этом, комиссар едва не спятил. Командира разжаловали в капитаны и отправили в отставку. Старослужащих уволили. Остальных вернули на старое место службы, на уличное патрулирование.

Замбрано пододвинул пустую чашку Мэлоуну, и тот, на миг очнувшись, налил ему виски.

— Примерно тогда же Уитни Занглин организовал отряд специального назначения как ударную боевую группу. Теперь у него под ружьем больше людей, чем в армиях некоторых стран. Занглин пошел к комиссару с жалобой, что у его отряда нет связи с разведкой. Он сказал, что разведка слишком отгородилась, и убедил комиссара, что отряду необходим собственный разведывательный отдел. Красный батальон попал под командование Занглина, который, по сути дела, создал его заново, укомплектовав своими людьми, специально отобранными.

Мэлоун вспомнил Анкори, учившего бойцов отряда, как пользоваться «узи».

— Почему Занглин имеет такой вес?

Замбрано потряс головой.

— Не знаю. Но он важная шишка. Ему никогда не урезают бюджета. — Он поднял чашку. — И это, мой дорогой лейтенант, признак того, что у него большие связи.

— Какие?

Замбрано ухмыльнулся.

— Ты что, хочешь, чтобы я разносил сплетни?

— Хочу.

— Я слышал кое-какой шепоток, негромкий, но все же. Занглин близок к Картеру Мурхаузу.

— Политический деятель?

— Вот именно. Пять лет назад этот Мурхауз выдвигался на мэра и попросил комиссара, чтобы Занглин командовал охраной. С тех пор их несколько раз видели за общей трапезой.

— Ну, это немного.

Замбрано щелчком отодвинул чашку. Встал, потянулся, расслабился и подошел к окну. Уселся на подоконник. Наклонился, обхватив руками колени, и тут заметил, что он в разных носках. Один — черный, другой — темно-серый.

— Вчера я ходил на ленч, который ежемесячно устраивает капитанская благотворительная ассоциация, и под звон стаканов с мартини кое-что прослышал о Занглине. Вроде бы он по задницу увяз в дерьме.

Мэлоун заинтересовался.

— Нельзя ли узнать подробнее?

— Ты никогда не думал, что ничто на нашей Службе не проходит мимо, а точнее сказать, все начинается с бумаги в бюро аудита и счетов? Мой двоюродный брат работает там. Хочу пригласить его на ленч. — Замбрано поднялся. — Какие у тебя планы на завтра?

Рот Мэлоуна растянулся в улыбке.

— Отлично. Начальник оперативного отдела ждет тебя в пять часов. Он просил, чтобы ты не опоздал.


На столе лежали фотографии трех мужчин, шагающих к своему автомобилю и не подозревающих, что их снимают. Мэлоун перекладывал их, разглядывая по очереди. Узнал Станислава. Дэвис, в свою очередь, Брэмсона и Келли. Мэлоун вынул из стола фотографию Сары Айзингер, которую выпросил у ее родителей. Положил на стол к остальным, потом, собрав все фотографии в стопку, протянул Джейку Штерну.

— Обойдите все точки вокруг Гамильтон-Хаус. Покажите фотографии. В этой части Куинса живет много одиноких. Возможно, появится ниточка, связывающая Станислава и Айзингер.

Джек Харриган, запрокинув голову, осушил банку пива и швырнул ее в корзину для мусора. Мэлоун перехватил взгляд, которым Харриган проводил Штерна.

— Что с тобой, Джек?

Харриган посмотрел в глаза лейтенанту.

— Моим людям не нравится следить за полицейскими.

Мэлоун вздохнул.

— Никому не нравится. Я думаю, что большинство подозреваемых честные люди, просто обмануты, а кто-то в верхах манипулирует ими.

— Я не хочу, чтобы моих ребят клеймили потом бездельники из отдела служебных расследований.

— Обещаю, этого не будет. Мы делаем правое дело.

Харриган коротко кивнул и вышел.

Мэлоун понял, что время, отпущенное ему, на исходе.


Стиральные машины грохотали на бетонных основаниях. Крутились сушильные барабаны. На доске прачечной самообслуживания были наклеены местные объявления. Женщины ждали возле сушилок. Некоторые укладывали чистое белье в пакеты. Джин О'Дэй, с накрученными на бигуди волосами, в домашнем халате с рисунком из желто-зеленых маргариток, просторном, скрывающем ее стройную фигуру и ремень с кобурой на талии, засунула белье в машину, насыпала нужное количество порошка и смягчителя, установила режим стирки и опустила монеты. Машина начала крутиться, в окошке появилась обильная пена.

Повернувшись, Джин заметила, как три женщины быстро отвели глаза. Собрав свои коробки, она подошла к ним.

— Привет. Меня зовут Джин О'Дэй.

Детектив Джонсон поставил машину напротив прачечной, чтобы видеть, что там творится. Развалившись на переднем сиденье, он решал кроссворд и одним глазом следил за Джин. Она стояла в группе женщин, оживленно болтая.

День начался у Джонсона рано. Оставив кровать одной из подружек в 4.13, он оделся и поехал в участок. Чтобы раздобыть женщину-полицейского на целый день, надо было получить разрешение начальника участка. Полицейские участки разделены на две части — патрульную и детективную. Первыми командуют капитаны, вторыми — лейтенанты.

Капитан несет ответственность за участок и его работу. Иногда пути двух отделений пересекаются, возникают трения. Но не в 5-м участке. Капитан Бруно был, есть и будет настоящим уличным полицейским. Этот участок был уже третьим, в который его назначили начальником, и о нем говорили как о восходящей звезде. Тяжкое бремя командования городским полицейским участком начинало сказываться. Когда-то с лица капитана не сходила улыбка, но это было давно. Теперь он выглядел усталым и озабоченным. У него заканчивалась ночная смена, когда Джонсон постучал в дверь. Изучив список дежурных с восьми до четырех, Карини сказал:

— Возьми О'Дэй. Она, пожалуй, единственная толковая из всех баб. — И, когда Джонсон выходил, добавил: — И скажи своему начальнику, что за ним должок.

Первое, на что обратил внимание Джонсон, была плоская грудь полицейского О'Дэй. Второе — глаза. Они напоминали ему серые бутылочные пробки. И третье — широкая, во весь рот, улыбка.

Поговорив с ней несколько минут, он сделал вывод, что она умна, обладает быстрой реакцией и полна желания работать, поскольку имеет честолюбивую мечту получить золотой жетон детектива. Пока они обсуждали задание, у Джонсона разыгралась фантазия. Вот полицейский О'Дэй на кровати, голая, плоскогрудая, он покусывает большие коричневые соски, а она стонет от блаженства. Она ласкает его, ее белая рука на его черной коже. Потом она…

— Поезжайте к себе домой и переоденьтесь во что-то такое, что сделает вас похожей на домашнюю хозяйку. Встретимся здесь через час.

Джонсон вычислил адрес Станислава через польскую ассоциацию Пуласки и поехал в контору в центре города. Там его встретила старая женщина. Бабуля явно испугалась, увидев перед собой негра. Ласково ей улыбнувшись, он предъявил удостоверение и значок детектива. Она тут же успокоилась и сказала, что ее муж, упокой Господь его душу, работал в автоинспекции. Стала жаловаться на мизерную пенсию, едва позволяющую сводить концы с концами.

— Да, мэм. — Джонсон был терпелив, выказал интерес к ее рассказу. Когда минут через двадцать она перевела дух, он вставил, свою просьбу. Он разыскивает товарища, однокашника. Скоро сбор класса, и он, зная, что Джозеф Станислав состоит в ассоциации, решил поискать его здесь.

Она открыла один из четырех деревянных ящиков с карточками.

— Станислав Джозеф, — повторила она, перебирая карточки. Вытащила одну. Оказалось, он сменил адрес.

— А какой был раньше?

— Пиквик-драйв, 24, Перл-Ривер, Нью-Йорк, — прочитала она.

— Ну да, верно. Я помню, он жаловался на проклятые водоросли в Перл-Ривер.

Крытые носилки с шестами. Восемь букв. О'Дэй явно увлеклась разговором. Он поймал брошенный в его сторону взгляд и, как ему показалось, уловил в нем любопытство. «Принимаю желаемое за действительное», — подумал он.

Паланкин. Восемь букв. Он вписал слово в клеточки. Потом детектив Джонсон и полицейский О'Дэй совершили приятную прогулку обратно в участок. Познакомились поближе. Когда они подъехали, из дверей участка вывалился третий взвод. О'Дэй не терпелось доложить лейтенанту. Дамы в прачечной оказались словоохотливыми, рассказала О'Дэй. От них не может ускользнуть ни одно мало-мальски важное событие на Перл-Ривер. Особенно если дело касается неверных мужей. Самой разговорчивой оказалась толстуха с родимым пятном на кончике носа. Она сказала, что у Станислава был «роман» с женщиной-полицейским из его района. Приблизившись вплотную, толстуха прошептала: «Я уверена, она проделывала с ним все эти штучки, которые так нравятся мужчинам».

Джин О'Дэй в ответ понимающе кивнула. В этот миг Джонсон и перехватил тогда ее взгляд. «Он что, всегда ходит в таких обтягивающих брюках?» — подумала она.

Мэлоун внимательно ее выслушал. Когда она закончила доклад, он подошел к доске. Вписал рядом с именем Станислава: «женщина-полицейский». Айзингер не служила в полиции. Если именно она была любовницей Станислава, женщина ошибалась. Но Станислав мог иметь двух любовниц, одна из которых служит в полиции. Айзингер узнала о ней, и вскоре он ее убил. Или? Если Дэвид Анкори читает лекции, обучая применению «узи», почему бы Айзингер не обучать полицейских работе с компьютером или ремонту аппаратуры на складах? Да мало ли еще чему. Они могли встретиться во время лекции. Любовники всегда где-то знакомятся. Тогда понятно, почему женщина думала, что та со Службы. Идея понравилась Мэлоуну, в ней явно была логика.

Детектив Джонсон склонился к полицейскому О'Дэй.

— Может, перекусим вместе?

Она улыбнулась.

— Я не возражаю.


В витрине ресторана на Остин-стрит манекен в виде мальчика держал на вытянутых руках пиццу. За последние два часа Хайнеман и Штерн протерли подметки, гуляя по району, где жил Станислав.

Владелец пиццерии, Рико, лунолицый толстяк с гладким блестящим черепом, посмотрел на фотографии, которые дал ему Штерн.

— Они в чем-нибудь замешаны?

Штерн заверил, что ничего серьезного, просто ищут свидетелей одного несчастного случая. Хозяин успокоился. Да, он их помнит. Красивая пара. Блондин на одной фотографии и женщина, стоящая у пирса, на другой часто обедали вместе. Толстяк прошептал с заговорщицким видом:

— Они были очень влюблены друг в друга. У меня на душе делалось тепло, когда я видел, как они держатся за руки и целуются. Как дети.

Подробно расспросив его, Хайнеман позвонил Мэлоуну и доложил. Потом они съели пиццу, вдвойне вкусную, потому что она была за счет заведения, и поехали в Гамильтон-Хаус.

Швейцар оказался напыщенным индюком и попрошайкой. Детективы распознали его мгновенно. Штерн сказал швейцару, что они частные сыщики и работают на одного клиента, врача, готового заплатить большие деньги за информацию о своей жене.

— Какие сведения вам нужны? — Швейцар надвинул фуражку.

— У врача есть основания полагать, — сказал ему Хайнеман, — что его жена встречается с одним из жильцов этого дома. Он следил за ней не один раз.

Штерн показал фотографии, которые швейцар просмотрел одну за другой пронзительным взглядом. Потом сложил их и сунул обратно Штерну, а сам побежал открыть дверь даме с собачкой. Вернувшись, тихо спросил:

— Сколько?

— Сотня, — процедил Штерн.

— У меня слабая память. Пять сотен.

— Пошел ты… — Штерн отошел.

— Три сотни.

— Две.

— Смеешься.

— Две с половиной, — сказал Хайнеман.

— Ладно. Квартира 24Ж. Имя — Станислав. У нее свой ключ.

Хайнеман строго посмотрел на него.

— Ты уверен, приятель?

Швейцар скорчил презрительную мину.

— Уверен.

Детективы переглянулись.

— Подожди здесь. Я съезжу, — сказал Штерн.

— Как насчет денег? — спросил швейцар.

— Сейчас я этим и займусь, — ответил Штерн.

Он добрался до участка за сорок шесть минут, бегом поднялся по лестнице, запыхавшись вбежал в комнату бригады. Улики по делу Айзингер лежали в пластиковом пакете, завернутом в лист с подробным перечнем. Все ключи в пакете были с бирками, кроме двух. Он взял их, потом написал на листе расписку, свое имя, номер, звание, дату, время изъятия. Опять завернул пакет, убрал на место и запер.

— Привез деньги? — спросил швейцар.

Пропустив вопрос мимо ушей, Штерн спросил:

— У Станислава есть машина?

— Да. Красная «хонда». Держит в гараже.

Джанет Фокс видела, как в ту дождливую ночь Айзингер вышла из красной «хонды».

— Какую ренту платит Станислав?

— Пятьсот двадцать пять за квартиру и семьдесят пять за гараж. Так где мои деньги?

Штерн схватил его за золоченые лацканы.

— Через три недели, ровно в два часа, сюда придет человек и отдаст тебе конверт. Там будет твой гонорар.

— Через три недели!

Штерн стиснул его покрепче. Губы швейцара задрожали.

— Так принято. Мы должны проверить твои россказни. А пока держи рот на замке. — Отпустил одну руку и указал на Хайнемана. — А если ты его все-таки раскроешь, мой большой друг явится сюда и спляшет тарантеллу на твоем брюхе!

— Это здесь. — Штерн остановился перед дверью 24Ж. Первый же ключ из двух, привезенных им, открыл замок. Подавив соблазн войти, Штерн снова запер дверь, положил ключ Айзингер в карман. Когда они ждали лифт, Хайнеман сказал:

— Погоди-ка минутку.

Он сбегал к квартире и поправил коврик у двери.


Мэлоун провел остаток рабочего дня, читая и подписывая докладные по пятой форме. Он думал: может ли полицейский, платя алименты, снимать квартиру и гараж за шестьсот долларов? Ответ: не может. Если не имеет левых доходов или кубышки, плотно набитой зелеными.

В четыре часа грубоватый, прокуренный голос окликнул его из комнаты бригады:

— Лу, вам звонят по третьей.

Мэлоун взглянул на часы. Эрика ждала его, и он торопился закончить. Он уже хотел крикнуть, что его нет на месте, но какой-то внутренний голос побудил его снять трубку. Он нажал на мигающую кнопку.

— Лу, это сержант Винсент из Девятнадцатого. Вы знаете Эрику Соммерс?

— Да! — Мэлоун вскочил, у него бешено забилось сердце.

— Вам надо приехать к ней. Здесь убийство.


Дом 3 по Ист-Энд-авеню стоял на обрыве над Ист-Ривер. Тридцатипятиэтажное здание из зеркального стекла, увенчанное пентхаусом, с огромным вестибюлем, увешанным картинами и заставленным скульптурами.

Мэлоун мчался в машине без опознавательных знаков с включенными сиреной и мигалкой. Он ехал на север по ФДР-драйв, пробиваясь сквозь вечерний поток транспорта. Через тридцать шесть минут он добрался до Восемнадцатой улицы. Ист-Энд-авеню была расположена между Восемнадцатой и Восемьдесят первой и перегорожена всевозможными полицейскими машинами. Несколько машин без опознавательных знаков стояли посреди мостовой, патрульные автомобили выстроились вдоль тротуаров. Бело-голубой фургон отдела уголовных расследований загораживал въезд в гараж дома 3 по Ист-Энд-авеню.

Мэлоун обогнул кордон на Восемнадцатой, остановил машину на середине квартала и выскочил, не выключая мигалки. Подбежав к ближайшему полицейскому, спросил: — Где это?

— В гараже, Лу. — От неожиданности полицейский шарахнулся при виде золотого жетона, который сунул ему Мэлоун.

Он бежал по подъездной дорожке, виски ломило от боли.

В гараже не было ни души, машины стояли в своих очерченных желтыми линиями пронумерованных прямоугольниках. Вдали слышались голоса, и Мэлоун побежал в ту сторону. Почувствовал запах бензина и горелого масла. Голоса зазвучали ближе, громче. Он свернул направо и увидел группу детективов с нагрудными знаками на плащах, столпившихся вокруг зеленого «олдсмобила» Эрики Соммерс. Фотограф, стоя на коленях на переднем сиденье, снимал что-то, находившееся сзади.

Мэлоун помедлил, страшась увидеть то, что лежит в «олдсмобиле». Потом подошел, держа в руке жетон детектива и чувствуя спазмы в желудке. Он растолкал коллег.

На заднем сиденье распростерлось тело мужчины, его руки были скованы наручниками за спиной, на голову натянут пластиковый пакет, прикрученный к шее проволокой. Глаза мертвеца вылезли из орбит, рот широко открыт. Напряжение спало, Мэлоун почувствовал слабость в ногах. Сержант Винсент уже говорил, что с ней все в порядке, но он должен был убедиться сам.

— Где она? — Он повернулся к детективам.

Двое полицейских дежурили у входа в квартиру Эрики Соммерс на шестнадцатом этаже. На ходу предъявив жетон, Мэлоун ворвался внутрь.

Она сидела в гостиной в кресле с высокой спинкой, пристально разглядывая геометрические узоры на ковре.

Услышав, что дверь открылась, Эрика подняла голову и удивленно посмотрела на Мэлоуна. На ней были белые джинсы и голубая майка. Не говоря ни слова, она бросилась в его объятия. Он утешал и успокаивал ее, бормоча нежные слова, и лишь потом понял, что она вовсе не в истерике. На лице не было слез. Только выражение бесконечного удивления.

— Я решила ехать за покупками и увидела его в машине. Чувство было такое, будто я сама подверглась насилию. Каким животным надо быть, чтобы сделать такое? — Впервые в ее голосе прозвучал страх.


Лейтенант Джек Уэйд, из бригады детективов 19-го участка, был щеголем. Среднего роста, с тихим голосом, совершенно лысый. Зеленые, с серыми крапинками глаза. Он вошел с балкона в сопровождении лейтенанта Джо Манелли, который казался очень обеспокоенным. Они подошли к обнимающейся паре и ждали, пока Мэлоун обратит на них внимание.

Мэлоун взглянул на них через плечо Эрики.

— Я прослежу, чтобы ее не впутали в это дело, — сказал Уэйд. — Она не будет упомянута в докладных, и газетные пройдохи не узнают ее имени.

Мэлоун благодарно кивнул.

— Можно тебя на несколько минут? — Манелли кивнул в сторону балкона.

Мэлоун молча показал, чтобы они шли туда и ждали его, отвел Эрику в спальню и закрыл дверь,

— Ложись и постарайся уснуть.

— Там был труп, Дэниел. Почему в моей машине, какого черта происходит, Дэн? Это имеет отношение к тебе, к нам с тобой?

— Кто-то, видимо, решил, что это удобное место для свалки трупов.

— Не рассказывай мне сказки, Дэниел. Я имею право, черт побери, знать, что происходит.

— Я сам не знаю, что происходит. Но будь уверена, тебе обеспечат круглосуточную охрану.

— А я не хочу, чтобы толпа немытых полицейских ходила за мной в ванную или к печатной машинке.

Он провел с нею еще полчаса, уговаривая и успокаивая, потом пошел на балкон, где его с нетерпением ждали.

— Что произошло в этом проклятом гараже? — спросил Мэлоун.

Ответил Джек Уэйд:

— Она обнаружила труп без четверти четыре. Вахтер услышал ее крики и прибежал. Когда мы приехали на место происшествия, она назвала ваше имя, поэтому мы вам позвонили. Медицинский эксперт еще не приехал. Он в Уайтстоуне, там тройное убийство. Я взглянул на тело: посинение и трупное окоченение головы и шеи, три входных пулевых отверстия над левым ухом, кучно расположенные, похоже, выстрелы произведены из двадцать второго калибра. По моему мнению, он пролежал от четырех до шести часов. Стало быть, его убили где-то после девяти утра и до полудня.

Уэйд помолчал, раскуривая сигару.

— Два сторожа дежурят в гараже с восьми утра. Значит, труп поместили в машину во время их дежурства. Их допросили, они ничего не видели и не слышали. Оснований не верить им нет. Оба чисты, мы проверили, на них ничего нет, кроме пары кружек пива в парке.

Уэйд с беспокойством взглянул на Мэлоуна.

— Кто-то чертовски потрудился, заталкивая его в машину вашей подруги. Не знаете почему?

Мэлоун будто и не слышал его.

— Труп опознали? — спросил он.

Джо Манелли, до сих пор стоявший к ним спиной, глядя вниз на реку, резко повернулся. На лице его было тревожное выражение.

— Он наш подопечный, Дэн. Исмаил аль-Банна.

Мэлоун был поражен.

— Аль-Банна?!

— Вижу, ты понял. Аль-Банну разыскивают в шести странах, чтобы арестовать за терроризм. Политические похищения, убийства. Недавно французская разведка сообщила нам, что он скрывается в Нью-Йорке. Удалось узнать, что аль-Банна причастен к взрывам на Новый год в Нью-Йорке. Он один из главных организаторов террористических актов.

Манелли яростно потер большой палец левой руки.

— Ох, не нравится мне это, скажу я тебе. Очень не нравится. Террористы держатся вместе, они хорошо знают друг друга. Могут убить своего, только если он предал. Но аль-Банна не был завербован ни нами, ни ФБР, ни армейской разведкой.

— Может быть, кто-то из низов убрал его?

— И засунул в машину твоей подруги.

Мэлоун подумал об Эрике.

— Если я вам больше не нужен, пожалуй, пойду к ней.

Все трое вернулись в комнату. Уэйд и Манелли пошли к выходу, а Мэлоун поспешил в спальню. Оба лейтенанта поднимались по трем ступенькам, ведущим в облицованный мрамором холл, когда вдруг Манелли, обернувшись, крикнул Мэлоуну:

— Кто-то послал тебе предупреждение, ясно? За подписью Айзингер!

Когда оба ушли, Мэлоун позвонил в бригаду, рассказал о случившемся Штерну и оставил телефон Эрики, сказав, что будет там. Повесив трубку, пошел в спальню. Она сидела, прислонившись к бронзовому изголовью кровати, крепко обхватив себя руками, и невидящим взором смотрела комическое шоу по телевизору. Подсев, Мэлоун взял ее за руку.

— Ну, как ты?

Она вымученно улыбнулась.

— Этот случай имеет отношение к нам с тобой, да, Дэниел?

Он глубоко вздохнул, прежде чем ответить:

— Это было предупреждение. Для меня. Чтобы я прекратил расследование дела… Иначе…

— Они убьют меня.

— Никто никого не убьет. Тебе надо ненадолго уехать из города, на несколько дней, пока я докопаюсь до истины.

Она отвела взгляд.

— Думаю, это лучший выход.

И заплакала.


Когда Мэлоун поздно вечером вернулся в участок, на дежурство заступала ночная смена. Войдя в комнату бригады, он увидел, что на одном из столов полно коробок с едой из китайского ресторана, и на ходу прихватил холодный рулет с яйцом. В комнате бригады сидели трое детективов. Двое печатали на пишущих машинках, Третий мурлыкал по телефону с женщиной, явно не с женой. Увидев Мэлоуна, он прикрыл трубку ладонью и сказал:

— Какой-то тип звонит вам каждый час. Имени не называет.

Не реагируя, Мэлоун вошел в кабинет и захлопнул дверь.

Достал бутылку, налил себе добрую порцию виски. Тот, кто убрал аль-Банну, конечно, преподнес подарок всему миру, но Мэлоун был уверен, что убийца преследовал другую цель. Слава Богу, Эрика в безопасности. Он сам отвез ее к сестре на Вашингтонские Холмы и взял с нее слово никому не звонить и не говорить, где она находится.

Алкоголь подействовал успокаивающе, и тут из соседней комнаты крикнули:

— Звонит тот тип, по четвертому!

Голос в трубке был едва слышен, Мэлоун уловил легкий акцент.

— Я был в гараже. Я их видел.

Мэлоун держал наготове блокнот и карандаш.

— Сколько их было?

— Трое. Одного я узнал.

— Кто это был?

— Мистер Мэлоун, я боюсь. У меня семья. Я живу в том же доме, что и мисс Соммерс. Она милая дама, но я не могу рисковать. Вы должны меня понять.

— Откуда вы знаете мое имя и номер телефона?

Я слышал, как полицейские разговаривали в лифте. Они сказали, что ее друг — лейтенант, работает в Чайнатауне. Мэлоун его имя, сказали они.

— Я обещаю, что никто не узнает о нашем разговоре.

Долгое молчание.

— Если вы хотите встретиться, я расскажу, что видел. Но вы должны обещать…

— Обещаю. Где и когда?

— Завтра вечером, в одиннадцать. Поезжайте на восток по Первому шоссе, сверните к Глен-Коув. Буду ждать на дороге к заправочной станции.

— Почему так далеко от города?

— У меня заведение в Рузвельт-Филд. Закрываемся в девять. Пока уберусь и приготовлю все на следующее утро, будет десять. Я не хочу, чтобы нас увидели вместе.

— Увидимся завтра в одиннадцать.


На другом берегу реки, в Бруклине, Ахмад Хамед не отрываясь смотрел на бочку сушеных фиников, стоявшую на заднем дворе его бакалейной лавки на Атлантик-авеню. Потом отвернулся от телефона, висевшего на стене, заглянул прямо в бешеные глаза стоящего рядом человека и неуверенно спросил:

— Как я говорил?

Станислав хлопнул его по плечу.

— Ты был просто великолепен!

На другой стороне улицы, прямо у входа в «Дайм сэйвингс бэнк», на переднем сиденье такси развалились два детектива.

— И чего его принесло в это заведение? — спросил грузный полицейский своего напарника.

— А черт его знает! — ответил тот и, закрыв глаза, задремал.

Глава 16

Четверг, 2 июля, ночь

Случай был торжественный. Хрустальные люстры, переливаясь разноцветными огнями, заливали светом столовую клуба «Алгонквин», где собрались сливки судейского братства, чтобы проводить на заслуженный отдых судью Майкла Брайнза. Судья Аристотель Ниаркос, уставившись неподвижным взглядом на место оратора во главе стола и постукивая серебряным ножом по льняной салфетке, не слышал ни слова. Перед мысленным взором проплывали соблазнительные формы Маркель.

Его вернули к действительности громкие рукоплескания.

Судья Брайнз направился к трибуне. Ухватившись для устойчивости за ее края, старик начал речь. «Теперь старый хрыч никогда не умолкнет», — подумал Ниаркос.

Ниаркос прекрасно выглядел в свои без малого шестьдесят лет. Хотя он и ненавидел банкеты, но именно они давали ему возможность улизнуть из дому. Он всегда оставлял пригласительный билет на видном месте, чтобы жена обязательно увидела его. С годами он научился использовать любой предлог для продолжения бесконечных поисков совершенной женщины. Они закончились два года назад, когда он нанял Маркель Сфирос своей секретаршей.

После утомительного получасового выступления судья Брайнз сошел с подиума, глаза его наполнились слезами. Ниаркос встал и зааплодировал вместе со всеми. Пора. Он встал и быстро вышел из столовой.

— Советник, не сделаете ли одолжение ветерану войны? Подпишите ордер на обыск.

Ниаркос вздрогнул, уставившись на размытую фигуру, маячившую в тени.

— Гас? Ну и выбрал же ты время! Я очень тороплюсь. Приходи утром ко мне в контору.

Хайнеман, приблизившись к судье, шепнул:

— Мы всегда шли вам навстречу, ваша честь. Ваше имя не упоминалось на процессе Наппа. А сейчас мы нуждаемся в вашей услуге.

Откашлявшись, Ниаркос пожал плечами и сдался. Сунув руку в карман, достал очки со срезанными вверху линзами.

— Все документы здесь, — сказал Хайнеман. — Я лично подобрал. — Он протянул бумаги и заискивающе улыбнулся. — Как поживает Маркель?

— Ждет меня сейчас, — ответил Ниаркос, просматривая бумаги.

— Прекрасная женщина, — сказал Хайнеман. — Напоминает мне о девушке, которую я встретил в Греции, когда высадился с десантом во время войны. ОСС. Трудные были времена.

Ниаркос взглянул на него поверх срезанных стекол очков.

— Наверное, если бы меня звали Голдбергом, ты бы рассказал, как сражался вместе с Хагана.

Хайнеман медленно пожал плечами.

Ниаркос возобновил изучение бумаг, отмечая основные пункты. Вдруг его брови вытянулись в одну линию.

— В этом деле использовалось незаконное подслушивание разговоров.

Хайнеман оскорбился.

— Ваша честь!

— Ваши обоснования недостаточны.

Хайнеман не отвечал. Он знал правила игры. Человеку в мантии всегда надо оставлять лазейку.

— Почему заявка на скрытый обыск?

— Мы предполагаем, что у подозреваемого хранится оружие.

Ниаркос сложил все документы в стопку, положив сверху последний лист, где ставились подписи. Достал ручку, нажал кнопку и подержал над строкой, где должна была стоять его подпись.

Прочитав последний параграф, расписался.

— Ордер должен быть использован в течение десяти суток.

— Да благословит вас Аллах на десять подвигов нынче ночью! Судья рассмеялся.

— Хватит и одного!

Глава 17

Пятница, 3 июля, утро

Морис Данбар остановился, не успев пройти и четырех шагов по приемной. Он побледнел, мышцы живота и рук напряглись, глаза тревожно расширились. Вынув сигару изо рта, он глубоко вздохнул и с вымученной улыбкой поспешил навстречу неожиданному гостю.

Тот, кто так напугал Данбара, сидел в кресле с плетеной спинкой, просматривая последний номер журнала «Яхты». Лейтенант Мэлоун, нью-йоркское полицейское управление.

Морис Данбар впервые встретил его восемнадцать лет назад. Это была случайная встреча в Томпкинс-парке в Бруклине.

Патрульный Мэлоун был в вечерней смене на четвертом посту. Тут надлежало внимательно приглядывать за туалетами в парке, не допуская сборищ половых извращенцев. Мэлоун проверял подземные туалеты каждый час.

Стоял сентябрь, листья потихоньку желтели и делались оранжевыми. Без четверти семь Мэлоун заглянул в отвратительно воняющий туалет. Перед писсуарами никого не было. Двери кабин открыты. Все, кроме последней. Стараясь не шуметь, патрульный опустился на колени, пригнулся и заглянул под дверь. Он увидел пару ног, спортивную сумку, стоящую между ними, спущенные брюки. Усмехнувшись и уже зная, в чем дело, Мэлоун выпрямился, тихонько прошел в соседнюю кабину и заглянул через перегородку.

На «троне» сидел Морис Данбар. Перед ним, засунув ноги в сумку, стоял голый семнадцатилетний чернокожий парень.

— Привет, ребята, — сказал Мэлоун и помахал им рукой.

И вот теперь Морис Данбар, стараясь не выказывать охватившего его панического ужаса, с протянутой рукой шел приветствовать Мэлоуна как старого друга.

Мэлоун бросил журнал на столик и встал, чтобы пожать руку президенту «Ассоциации исследований Данбара».

Мэлоун увидел знакомую испуганную улыбку, которая появлялась на лице Данбара всякий раз во время его нечастых визитов.

Тогда, в Томпкинс-парке, он не дал делу ход. Не стал их арестовывать. После окончания смены его ждала жена Элен. Они собирались пойти ужинать. У него не было ни малейшего желания отказываться от своих планов ради жалкого привода, который, как он прекрасно знал, кончится долларовым штрафом и напутствием «Больше никогда этого не делайте» какого-нибудь судьи-либерала. Поэтому он отпустил любовников, предупредив, чтобы предавались страсти подальше от общественных мест.

Морис Данбар тогда едва не потерял сознание от облегчения. Обалдев от счастья, что его не арестуют, он сам чуть ли не насильно сунул в руку патрульного свою визитную карточку.

— В любое время, если вам понадобится моя помощь, приходите прямо ко мне в контору…

Потом он не раз пожалел о своей минутной слабости. Полицейский приходил раз в несколько лет и требовал услуг, зная, что ему не откажут.

— Морис, старый друг, мне необходима маленькая услуга… — Мэлоун посмотрел на испуганное лицо Данбара.

— Дэн? В любое время… Вы же знаете!

Морис Данбар, обняв Мэлоуна за плечи, повел его в свой кабинет, убранный коврами, с огромными зеркальными окнами.

Лейтенант разглядывал встревоженную совиную физиономию, окутанную клубами дыма.

— Если я назову вам четыре фамилии, сможете дать на них финансовую справку?

Данбар опять затянулся сигарой.

— Есть номера страховых карт?

Мэлоун скорчил удивленную мину.

— А разве это необходимо?

Данбар захохотал.

— Вы смеетесь надо мной? Без них не обойтись при открытии счета, покупке автомобиля, установке телефона… — Морис Данбар поджал губы и выпустил густое облако дыма. — Они — становой хребет нашей работы.

— Я очень тороплюсь, Морис.

— Но есть и другие пути. Как их зовут?

Мэлоун передал ему лист бумаги. Данбар прочитал вслух:

— Уитни Занглин, Эдвин Брэмсон, Джозеф Станислав и Чарльз Келли. Чем они занимаются?

— Они — полицейские, — выдохнул Мэлоун.

Данбар бросил на него быстрый взгляд и снова уткнулся в список.

— Думаю, мы сможем обойтись без номеров. Довольно необычные имена, кроме Келли. С ним будет сложнее. Наши компьютеры содержат данные по именам, месту рождения, роду занятий и номерам страховок.

«Ассоциация исследований Данбара» была седьмой по величине компанией по проверке платежеспособности граждан. Она занимала двадцать первый, двадцать второй и двадцать третий этажи небоскреба на Мэдисон-авеню. Двадцать третий этаж был разделен на множество отдельных помещений, набитых сложным электронным оборудованием и консолями с безостановочно вращающимися огромными катушками.

Морис Данбар ввел лейтенанта в альков без окон, с четырьмя рядами столов, заставленных компьютерами. Служащие не разгибая спины загружали банки данных.

Как только они вошли, к ним подбежал худой человек восточной наружности.

— Мистер Данбар, доброе утро. Могу ли я вам помочь?

Морис Данбар покачал головой.

— Нет, спасибо, Джон.

Он подошел к компьютеру и сел, пригласив Мэлоуна сесть рядом.

Мэлоун посмотрел на экран лимонного цвета.

— Как работает эта штука?

— У каждого сотрудника, допущенного к данным, есть свой опознавательный код. Он вводит его в компьютер, и появляется сигнал, допускающий к работе. Потом вводится код нужного банка данных. В верхнем левом углу зажигается код входа. Нажимается кнопка «ввод», и необходимые сведения появляются на экране. Вот и все.

— У каждого банка данных свой отдельный код?

— Верно. Вы должны иметь правильный код для каждого банка данных — финансового, медицинского, имущественного, уголовного. Число сотрудников, допущенных ко всем банкам, ограничено.

— У вас есть данные по всей стране?

— Нет. Только по трем штатам. Если, например, клиент хочет получить данные о человеке, который живет в Калифорнии, вводится код допуска по Калифорнии. Как почтовый индекс.

Мэлоун усмехнулся.

— А защитники прав человека знают о ваших возможностях?

— Плевать мы на них хотели, — с презрением ответил Данбар.

Он подвинул стул к компьютеру.

— Мне необходимо как можно больше исходных данных.

Следующие четверть часа Мэлоун перечислял все, что мог вспомнить. Данбар вносил в соответствующие графы каждую мелочь.

— Начну с Уитни Занглина. Не думаю, чтобы Занглинов было много.

Морис Данбар набрал свой код и нажал кнопку «ввод». После введения исходных данных появился ряд значков, отражавших денежные дела Уитни Занглина, белого, пятидесяти пяти лет, заместителя начальника нью-йоркского полицейского управления.

Оказалось, что Уитни Занглин был весьма состоятельным человеком.

Морис Данбар жевал кончик сигары, золотистые крошки табака прилипли к его губам, зубы покрылись бурой слизью.

Он обернулся.

— Хотите копию?

— Да. — Мэлоуну подумалось, насколько беспечны люди. Казалось, после нашумевшего дела о коррупции в полиции, дела Гросса и Наппа, каждый взяточник должен был опасаться разоблачения и не выставлять свои деньги напоказ. Но бесчестные люди почему-то считают, что их никто никогда не разоблачит.

Уитни Занглин был очень богатым человеком.

Через восемнадцать минут у Мэлоуна были распечатки на Эдвина Брэмсона и Джозефа Станислава. Они тоже оказались на удивление состоятельными людьми. Данных на Чарльза Келли не оказалось, но Мэлоуну они и не требовались. У него были все основания предполагать, что и Келли тоже неплохо зарабатывал.

Когда он вернулся в участок, на Элизабет-стрит из автобусов выходили туристы. Мэлоун на секунду задержался на ступеньках, чтобы взглянуть на них. Провинциальная непосредственность, широко распахнутые глаза. Чистенькие и опрятные, они спускались на землю и попадали в объятия поджидавших уличных торговцев. Туры, театры, булочки — все за бешеные деньги. Мэлоун повернулся и вошел в здание.

Помахав дежурному, направился к лестнице и тут заметил в комнате для перекличек Старлинга Джонсона, который любезничал с женщиной-полицейским О'Дэй. Мэлоун улыбнулся и стал подниматься, шагая через две ступеньки.

У окна стоял инспектор Замбрано, спрятав руки в карманы и раскачиваясь на каблуках. У него был встревоженный вид. Мэлоун подошел к нему и спросил, что стряслось.

— Вчера я обедал со своим двоюродным братом, который служит в финансово-юридическом отделе управления.

— И?

— Тебе что-нибудь известно о финансовых делах нашей Службы?

— Только то, что мне платят жалованье каждую вторую пятницу.

— Этим обычно и ограничиваются познания полицейских.

И Замбрано прочитал ему лекцию о финансовой деятельности полицейского управления. В конце каждого финансового года управление должно представить бюджет на следующий год. В графу затрат обычно включают зарплату, ренту, телефонные разговоры, электроэнергию, отопление и бензин. Существует наличный фонд, из которого берут деньги на осведомителей и разъезды. Деньги получают по оформленным документам, которые обязательно проходят через главного бухгалтера или его заместителя. Ни один командированный их не минует.

— Ну и что? — спросил Мэлоун. — Какое отношение все это имеет к делу Айзингер?

Замбрано отвернулся от окна.

— Занглин имеет отдельный наличный фонд, которым сам распоряжается. Так сказал мне брат. И он может делать с этими деньгами все, что хочет, никто его не проверяет. Тот стадион, который ты видел, построен на эти деньги. И только что он закупил сотню автоматов «узи» и двадцать пять глушителей.

— Откуда он берет наличные?

— Занглин выписывает чеки на счет «Симонсон оптикал дивижн». Нидерландская корпорация на Антиллах. Их обналичивает «Уиллемстил бэнк» в Кюрасао.

— Надо же! Сокращенные названия компании и отряда совпадают[9]. — Мэлоун присвистнул. — Вы поняли систему?

— Ни на йоту.

— Если Занглин занимается незаконными делами, почему его заказы проходят через управление?

— Это же лучший способ не привлекать внимания. Существует статья восемнадцатая законодательства США. И в 1968 году принят закон, по которому ни корпорации, ни частные лица не имеют права приобретать автоматическое оружие без разрешения федеральных властей и без уплаты специального налога. Глушители запрещено приобретать всем, кроме правительственных агентов и полиции. И, — Замбрано поднял палец, — полицейское управление не платит пошлин, вот почему можно сэкономить огромные суммы, получая оружие по нашим каналам.

Мэлоун достал компьютерные распечатки и протянул инспектору. Там значились огромные счета, намного превышавшие заработки указанных лиц. Владение недвижимостью, частные школы и шикарные автомобили без заклада. Полицейские, имеющие чековые книжки без ведома городского кредитного союза. Замбрано с гримасой отвращения вернул распечатки.

— Что будешь делать дальше?

— В пять у меня встреча с начальником оперативного отдела. Я обязан явиться… — замявшись, он подошел к О'Шонесси, печатавшему докладную по форме 5.

— А потом? — не отставал от него Замбрано.

— Да так, ничего. — Мэлоун сделал вид, будто читает то, что печатает О'Шонесси.

— А потом, лейтенант?

Мэлоун сжал губы и молчал.

— У нас на Службе нет «звезд», Дэн, — сказал Замбрано. — Все мы актеры на характерных ролях.

Мэлоун неохотно рассказал ему о телефонном звонке и назначенной на одиннадцать вечера встрече на шоссе в Глен-Коув.

— И ты собираешься ехать?

— Хм…

— Один?

— Ага.

— Как умно. Мне кажется, тебе должно было прийти в голову, что это ловушка.

— Я думал об этом.

— Ну, чтобы тебе легче было думать, я поеду с тобой.

Мэлоун заспорил было, Замбрано остановил его, подняв руку.

— Бесполезно. Это приказ.

Замбрано тоже подошел и прочитал, что печатает О'Шонесси.

Тот работал с таким сердитым видом, будто машинка была его кровным врагом.

— Что это с ним? — спросил Замбрано Мэлоуна.

Тот пожал плечами.

— Личные неурядицы.

О'Шонесси посмотрел на инспектора.

— Вы когда-нибудь задумывались о том, что жизнь — это всего-навсего бутерброд с дерьмом?

Замбрано скрестил руки на груди и обдумал ответ.

— Вот что я вам скажу, молодой человек. Лучше стараться чувствовать себя счастливым. Если вы сами этого не чувствуете, знайте, что остальным плевать на это с высокой горы.


Треножник с камерой стоял на полу ванной комнаты. О'Шонесси, глядя в окуляры, наводил резкость, чтобы сфотографировать спираль. В спальне Джонсон сыпал черный порошок на поверхность туалетного стола. Скорчившись так, что коленки были на уровне глаз, он кисточкой разравнивал порошок. Становились видны бороздки, петли, характерные для рисунка отпечатков пальцев. Положив кисточку на место, он взял три полоски липкой ленты, оторвал защитную пленку с клейкой стороны и осторожно наложил ленту на отпечаток. Прижал, стараясь не сдвинуть с места. Подцепив конец, аккуратно отодрал ленту, осмотрел, убедился, что снял отпечатки трех пальцев: среднего, указательного и безымянного.

Ленту с отпечатками он поместил в пластиковый пакет, который убрал в чемоданчик.

Таким же образом снял еще несколько отпечатков с той же поверхности. Когда все отпечатки было аккуратно убраны, он достал из чемоданчика маленький ручной пылесос, работающий на батарейках, и снял весь порошок с поверхности туалетного столика и с пола.

Прислонившись к стене в спальне, Мэлоун смотрел на кровать королевских размеров. Ему становилось не по себе, когда он представлял на ней Сару Айзингер со Станиславом. По его мнению, женщина, воспитанная в духе благочестия, читающая Библию, совершающая обряд «очищения», не должна была иметь ничего общего с распустившим перья легавым. Чем больше он об этом думал, тем сильнее его это беспокоило.

Пока Мэлоун с детективами работал в квартире Станислава, фургон с эмблемой телефонной компании стоял возле комплекса отряда специального назначения. Станислав, Брэмсон и Келли были на службе. Если эти трое выйдут, детектив даст из фургона сигнал по радио, и Мэлоуну тут же позвонят в квартиру Станислава.

Ордер, пока официально не оформленный, лежал в кармане лейтенанта. Сначала он хотел сравнить отпечатки пальцев, взятые здесь, с отпечатками, найденными на квартире Сары Айзингер. Если они совпадут, он тотчас выполнит необходимые формальности.

Пусть кот подольше посидит в мешке, иначе в твой гроб заколотят гвозди, как говорит Эпштейн.


Полис-Плаза, 1 — оранжевое кирпичное строение, напоминающее кубик Рубика на ходулях. Здание знаменито огромным количеством залов заседаний, маленьких, с маленькими столами, средних, со столами среднего размера, и огромных, — с громадными столами. Там нет отдельных буфетов и туалетов для начальства, обособляющих работяг от «белой кости». Сплошные залы заседаний.

В пять часов вечера рыжеватая женщина-сержант втолкнула Мэлоуна в один из больших залов.

— Шеф будет через одну-две минуты, — сказала она и, бросив на него сочувственный взгляд, поспешно вышла.

Стены зала — из белого пластика «формайк», стулья в красных чехлах стоят вокруг овального стола. На белых стенах висят фотографии бывших начальников оперативного отдела. Мэлоун переходил от одной к другой, всматриваясь в лица. Когда он впервые пришел на Службу, начальник оперативного отдела назывался инспектором. Много воды утекло с тех пор. Подойдя к окну, лейтенант отодвинул солнцезащитные жалюзи. Далеко внизу вечерний поток машин образовал пробку. На ФДР-драйв они стояли бампер к бамперу. Автомобили скатывались с Бруклинского моста, заполоняли Уорт-стрит, и шум уличного движения, поднимаясь вверх, проникал сквозь толстые термостойкие стекла. Люди спешили к метро под аркой муниципалитета, заранее настраивая себя на воинственный лад перед полным опасностей возвращением домой.

Услышав, как поворачивается дверная ручка, Мэлоун обернулся. В дверях появился Джо Манелли, который посмотрел на лейтенанта с холодным вызовом, лицо его было бесстрастно.

Ни тот, ни другой не вымолвили ни слова.

Мэлоун подошел к столу и сел, не отрывая глаз от человека, стоявшего в дверях. Тот повернулся и молча вышел, захлопнув за собой дверь.

Итак, судя по всему, у начальства его ждал суровый прием. Для начала его заставили ждать и хорошенько понервничать. Что ж, посмотрим, кто кого.

В 6.48 начальник оперативного отдела Мак-Куэйд вошел в зал с кожаной папкой под мышкой. Взглянув на задремавшего лейтенанта, прошел к своему креслу во главе стола.

Открыв глаза, Мэлоун посмотрел на него и выпрямился, всем видом показывая внимание. Четыре золоченые звезды на погонах командира сверкали так же ярко, как золотые дужки его очков.

— Итак, мы наконец встретились, лейтенант. Я много слышал о вас последнее время.

Мэлоун откашлялся.

— Надеюсь, ничего плохого, шеф.

Мак-Куэйд открыл папку, вынул стопку докладных и начал читать вслух: «Лейтенант Мэлоун — надежный и грамотный командир. Дальновиден и последователен в исполнении долга, оценки выше средних».

Мэлоун с интересом слушал его.

Мак-Куэйд бросил бесстрастный взгляд на противоположный конец стола.

— Похоже, ваше начальство из следственного управления считает вас честным и грамотным работником. Вы согласны с этой оценкой?

Мэлоун увидел враждебно сжатые губы Мак-Куэйда и разозлился.

— Я всегда старался работать добросовестно, — сказал он.

— А сейчас? Скажите мне, лейтенант, какой смысл вы вкладываете в слово «честный»?

Мэлоун призадумался.

— Верность Службе и руководству.

Мак-Куэйд вдруг с такой силой хлопнул ладонями по столу, что очки, подпрыгнув, свалились с его носа. Вскочив, он заорал:

— Так какого же черта вы пытаетесь разрушить свое управление? Манелли предупреждал вас. Занглин предупреждал. Но нет! Вы стоите на своем, суете нос куда не следует, собирая в кучу всякое дерьмо! Послушайте меня хорошенько. Оставьте в покое управление, или я вас уничтожу. Выкину так быстро, что и глазом моргнуть не успеете. Понятно, Мэлоун?

Мэлоун посмотрел прямо в глаза начальника.

— Я не брошу дело Айзингер.

Мак-Куэйд был взбешен.

— Вы что, думаете, вы один святой? Никогда не ошибались? Не шли на поводу? На нашей Службе нет неприкосновенных. Если мы захотим, вы в наших руках. — Он начал рыться в папке и, выудив какую-то бумагу, помахал ею перед Мэлоуном. — Закон, правда, предусматривает пятилетний срок давности, но мы-то с вами знаем, что в суде нет закона. Есть инсценировка судебного заседания. Всякий на Службе это знает. У меня здесь доказательства того, что десять лет назад вы содействовали незаконному аборту. Вы совершили уголовное преступление.

«Манелли, грязный сукин сын», — подумал Мэлоун.

Мак-Куэйд продолжал:

— Я могу предъявить обвинение и докажу, что вы опозорили звание офицера и тем самым нанесли ущерб Службе. И могу сказать, что за этим последует: вас уволят.

Мэлоун выдавил улыбку.

— Дело такого рода никогда не будут пересматривать в суде, и вы это знаете.

Мак-Куэйд подался вперед.

— Может быть, да, а может быть, и нет. Как только вы предстаете перед судом, вы становитесь меченым. И, кроме того, должны будете заплатить судебные издержки в размере двадцати пяти тысяч из своего кармана. Наше учреждение не примет чека на издержки по административному делу. У вас есть такие деньги, лейтенант?

Мэлоун упрямо тряхнул головой и встал.

— Я еще не сказал, что разговор окончен! — заорал начальник отдела.

Мэлоун шел к двери, чувствуя, как подмышки щекочут струйки пота. Он уже взялся за дверную ручку, когда хриплый голос Мак-Куэйда остановил его:

— Вы не отступитесь, не так ли?

— Я не могу, — тихо ответил Мэлоун.

Лицо Мак-Куэйда вдруг смягчилось. Он похлопал по сиденью стула, стоявшего рядом с ним.

— Идите сюда и сядьте!

Мэлоун заколебался.

— Прошу вас.

Медленно шагая обратно, Мэлоун подумал, что нелегко идти против системы. Некоторые уже пробовали до него, но безуспешно.

Мак-Куэйд вытирал лоб платком, пока Мэлоун устраивался на стуле.

— Вы думаете, что все жизненно важные решения принимаются на улице, — сказал он, поворачиваясь к Мэлоуну, складывая платок и убирая его в карман. — Так вот, позвольте уверить вас, что нет. Не думайте, что так уж легко работать в этой соковыжималке. Правые хотят, чтобы мы убивали черномазых и пуэрториканцев, вооружив полицию базуками и гранатометами. Левые — чтобы мы допустили бунт, анархию, убийства. Политики смотрят на бюджет полиции и облизываются. Они хотят пристроить к нам своих дружков. Не будет больше лейтенантов и капитанов. Они хотят поставить штатских на руководящие должности в полиции. Свиней вроде членов совета. Вы посмотрите, что творится на Службе. У нас есть полицейские с желтыми билетами, есть такие, которые не умеют объясниться по-английски. Нас вынуждают нанимать женщин. Некоторые из них не весят и сотни фунтов даже в мокром виде; они не достают ногами до педалей в автомобиле, у них не хватает силенок, чтобы нажать на спусковой крючок табельных револьверов. Мы должны снижать уровень требований, чтобы брать на работу женщин и испанцев. Мы превращаемся в управление карликов. Всем угодить и не допустить развала управления — нелегкая задача.

Он взял очки и принялся постукивать дужкой по зубам; глаза его хитро следили за Мэлоуном.

— А теперь я скажу, почему вы должны закрыть дело Айзингер. — Он придвинулся ближе и заговорил тихо и доверительно. — Управление участвует в операции, настолько щекотливой, что в случае огласки Службе придет конец. Это все, что я могу вам сказать, лейтенант. Вы должны поверить мне на слово.

Мэлоун подавил дрожь. Его знобило.

— Операцией руководит Занглин?

— Да.

— А как мы поступим с убитой Айзингер, с погибшими Андреа Сент-Джеймс и двумя детьми? Просто забудем о них?

Мак-Куэйд положил подбородок на сцепленные пальцы.

— Я даю вам слово, что ни один человек из нашего управления не причастен к их гибели.

Мэлоун потер усталые глаза.

— Короче, чего вам от меня надо? — Он уронил руки на колени.

— Забудьте все, что связывает дело Айзингер со Службой, отделом. Не переходите в стан разрушителей.

Усталый, Мэлоун кивнул, сдаваясь.

Мак-Куэйд облегченно вздохнул.

— Ну и прекрасно. У вас ведь небольшая зарплата, верно?

Мэлоун знал, что последует за этим вопросом. Указание главному бухгалтеру о прибавке в пять тысяч долларов в год.

— Да.

— Я дам указание, чтобы вам прибавили.

«Взятка, даже названная по-другому, остается взяткой», — подумал Мэлоун. Вслух же он сказал:

— Спасибо, сэр.


Два обстоятельства привлекли его внимание при изучении карты отпечатков пальцев. Во-первых, от бумаги исходил горьковатый запах тлена, и, во-вторых, не было никаких данных. Сверху напечатано: «Убийство. Сара Айзингер». Отпечатки напоминали порванный пергамент: прерывистые линии, неясный рисунок, пробелы там, где не было кожи. Хоть они и промыли кожу растворителем и очистили ее, она оказалась слишком рыхлой из-за разложения. Тогда они срезали кожу с кончиков пальцев, вымочили в пятнадцатипроцентном растворе формальдегида, чтобы укрепить, потом накатали краску и сделали отпечатки. Бедная Сара, Все, что осталось от нее, — отпечатанная формула, выведенная из кругов и петелек: 405V101 12; I 17w100. Отныне у нее не было имени, только формула. Бедная мертвая Сара.

Отдел опознания располагался на пятом этаже. До похода к Мак-Куэйду Мэлоун заглянул туда и оставил отпечатки, снятые в квартире Станислава.

— Сделай одолжение, старик, — попросил он старого приятеля в отделе. Это было в двадцать минут пятого вечера.

Выйдя от Мак-Куэйда, он спустился на пятый этаж по гулкой металлической пожарной лестнице. Он хотел выждать, пока пройдет охвативший его гнев.

— «Мама» собирается подбросить мне деньжат, — бормотал он, сбегая по винтовой лестнице.

Отпечатки, снятые на месте преступления, и те, которые принес Мэлоун, были разложены на сравнительной доске. Черным обведены сходные линии. Отпечатки совпадали. Те, что были сняты с ночного столика Станислава, и те, что нашли в квартире Айзингер. Четырнадцать совпадений.

Мэлоун только что вбил еще один гвоздь в гроб противника.

Глава 18

Пятница, 3 июля, вечер

Проститутка, стоявшая на Кресчент-стрит, перестала подпирать стену и направилась к машине. Не дойдя несколько футов, остановилась и настороженно заглянула в салон. Не увидела ни радио под приборным щитком, ни лежавшей на заднем сиденье формы, ни пустых контейнеров из-под кофе. Потом ее опытные глаза уставились на сидевшего за рулем человека. Еще один женатик, вырвавшийся из дому за пачкой сигарет или за пакетом молока, решила она. Нагнулась к машине и улыбнулась.

— Привет, сладкий мой. На прогулку?

— Сколько?

— Двадцать, сладкий мой.

— Хватит и десяти.

— Пятнадцать, и ты получишь по высшему разряду.

— Ладно.

Она обошла машину и, замешкавшись, мельком взглянула на другую прогуливающуюся проститутку. «Сестра» заметила это и кивнула. Номер машины и описание «Джона» она запомнит. Уличная страховка от маньяков.

Открыв дверцу, она села рядом.

Детектив Пэт О'Шонесси протянул ей пятнадцать долларов.

— Поезжай по Кресчент и сверни на Сорок четвертую, — велела она. — Остановись перед тем грузовиком и подай чуть назад.

Она положила деньги в большой блокнот, достала из сумки пачку бумажных салфеток. Положила блокнот с деньгами в сумку, поставила ее на пол, зажав лодыжками. Обвила рукой шею мужчины, а другой начала массировать его через брюки.

— Какой большой… — Она расстегнула ему «молнию».

О'Шонесси быстро огляделся. Кнопки дверей утоплены, двигатель работает, стекло с его стороны чуть приспущено.

Зажав в руке салфетки, проститутка наклонилась к его коленям. Через четверть часа она все еще продолжала, но салфетки оставались чистыми. Прервав работу, она подняла голову.

— Ты пил, дорогой?

— Нет. — Он чувствовал себя мерзопакостно.

— Послушай, я уже выбилась из сил. Продолжение обойдется тебе еще в десятку. Не могу же я потратить на тебя всю ночь.

— Я сегодня не в форме. — Он оттолкнул ее голову, выпятил брюхо и застегнул «молнию».

— Конечно, я понимаю. — Она сунула салфетки обратно в сумку.

Он высадил ее на углу Хантер и Двадцать седьмой улицы. Настроение было ужасное. Он чувствовал злость, одиночество и омерзение. Даже ударил кулаками по рулю.

— Я не могу сделать это даже с черной проституткой! — заорал он.

Светофор на Двадцать седьмой и Бридж-Плаза переключился на красный. Расфуфыренные проститутки стояли в ленивых позах на всех углах, зазывая автомобилистов. По Двадцать седьмой сновали трансвеститы. В тени притаились сутенеры, зорко следя за подопечными.

— Я такой же, как они, ничуть не лучше! — плакал Пэт, тряся руль.

Загорелся зеленый свет.

И вдруг Пэту стало нечем дышать. Руки онемели, он почувствовал дурноту. Рванул ворот рубашки. Он уже доехал до середины Бридж-Плаза, когда резкая боль пронзила левую сторону груди и плечо. Схватившись руками за грудь, он пытался сделать вдох.

Испуганные водители вцепились в рули, пытаясь объехать машину О'Шонесси, которую развернуло поперек мостовой. Удар о бордюр. Машина пересекла тротуар и врезалась в витрину кафетерия. Боль прошла. Стало темно и тихо.

Мэлоун и Замбрано доедали макароны, когда Джино подошел и сказал, что Мэлоуна просят к телефону. Звонил Бо Дэвис.

— Пэт в реанимации в «Элмхерст дженерал».


— О'Шонесси, Патрик! — крикнул Мэлоун женщине за окошком регистратуры.

— Вниз, в коридор, и направо, — высунувшись, она показала рукой.

Расталкивая людей, каждого из которых привело сюда несчастье, он промчался по коридору и распахнул обитые толстой резиной двери, ведущие прямо в кардиологическое отделение. Чернокожий санитар с буграми мышц, выпирающими из-под коротких рукавов майки, преградил путь.

— Сюда нельзя, господа.

Мэлоун сунул ему под нос жетон.

— Одного из моих сотрудников привезли сюда. О'Шонесси.

— Им сейчас занимаются. — Санитар показал на дверь с маленьким окошком посередине.

Оба полицейских подошли и заглянули в оконце. Палата была разделена на отдельные кабины белыми занавесками. О'Шонесси лежал на топчане, слишком длинные ноги свисали. От него к пластиковым емкостям тянулись трубки. Цветные провода, опутывавшие грудь и руки, были подсоединены к мерцающим экранам приборов. Врачи и медсестры, склонившиеся над больным, боролись за его жизнь.

Мэлоун попытался успокоиться и начал разглядывать большую ступню О'Шонесси, в надежде, что она шевельнется. Но она оставалась неподвижной.

— Несмотря на всю его браваду, он был одинок, — сказал Мэлоун, отходя от окошка.

— Он слишком уж переживал последнее время.

Их кто-то окликнул:

— Эй, парни, вы из бригады?

В помещение вошел полицейский. Он был без головного убора, совсем молодой, лет двадцати с небольшим, с черными курчавыми волосами, большими карими глазами навыкате и крупными, как у лошади, зубами. Три верхние пуговицы на форменной рубашке расстегнуты, на шее блестит золотая цепь, в ухе — золотой шарик сережки.

Замбрано предъявил ему жетон. Полицейский схватил его за руку и поднес ее к глазам, разглядывая бляху.

— Вот это да! Никогда не видел так близко уполномоченного комиссара полиции. Большая честь для меня!

Отвернувшись, Мэлоун спрятал улыбку. Освободив руку, Замбрано изумленно покачал головой.

— Его значок и удостоверение в Сто четырнадцатом, — сообщил полицейский. — Мы сделали для него все, что могли.

— Спасибо, — ответил Мэлоун.

— В машине мы нашли игральную карту с телефонным номером. Его жена сказала дежурному офицеру, что ей наплевать на то, что с ним произошло.

— Они разводятся, — сказал Мэлоун.

— Еще один созрел, — рассудил полицейский. — Я-то побывал дважды в этой шкуре.

Замбрано, взглянув на часы, поторопил Мэлоуна:

— Надо идти. У нас встреча на Лонг-Айлендской автостраде. Мэлоун вернулся к окошку. Сестра склонилась над топчаном, поправляя трубки. Ее форменное платье задралось, обнажая длинные ноги и красивые бедра. Зад был тяжеловат. Пэт оценил бы ее на восьмерку.


Они неслись по Лонг-Айлендской автостраде на восток. В полицейской машине без опознавательных знаков. Молодые деревца выстроились вдоль дороги, трава блестела от росы. Полная луна медленно плыла по звездному небу.

Светящийся зеленый знак впереди гласил: «Дуглас-парквей». Через пять минут они миновали еще один указатель: «Округ Нассау». Окрестности изменились. Массивные строения Куинса исчезли, погасли огни большого города. Опустилась зловещая темная ночь. Они проехали перекресток Шелтер-Рок-роуд. За квадратным щитом рекламы на перекрестке прятался черный автомобиль. Джозеф Станислав и Эдвин Брэмсон ускользнули от преследовавших их людей Харригана, сделав запрещенный разворот посреди моста Куинсборо. Сейчас, сидя в черном лимузине, они разглядывали каждый проезжающий мимо автомобиль с помощью прибора ночного видения. Машину и Мэлоуна они видели у комплекса ОСН и сейчас узнали бы.

Мэлоун огляделся.

— Совсем ни к чему было вам тащиться со мной.

— Обожаю играть в полицейских. Моя служба подходит к концу, хочется немного встряхнуться перед выходом в отставку.

— Когда подаете бумаги?

— Осталось еще три года.

— У вас масса друзей на Службе. Они вас не оставят.

Замбрано громко расхохотался и наклонился к Мэлоуну:

— Пока ты работаешь, то для всех желанный гость, как только уйдешь, никому не будешь нужен. Помни это.

Мэлоун недоверчиво ответил:

— Я слышал это от многих.

Замбрано рубанул рукой воздух, будто каратист.

— Когда придет твое время, уходи и не оглядывайся назад. Раз и навсегда.

— Какие планы на будущее?

— Скорее всего, осяду во Флориде, как большинство наших. Буду травить байки о Службе, брать уроки ча-ча в штанах «бермуды».

— С вашими знаниями и опытом? Вас тотчас приберут к рукам предприниматели.

Они не заметили, как черный автомобиль, выкатившись из-за поворота, пристроился сзади. Станислав передал по радии описание машины и ее пассажиров. За рулем сидел Эдвин Брэмсон.

— Кто-то едет с ним.

— Ему не повезло, — заметил Станислав. — На следующем повороте развернись и возвращайся в город.

На Уиллис-авеню, у перекрестка, стоял восемнадцатиколесный тягач-трейлер с включенным двигателем, из выхлопной трубы валил густой черный дым. Два приземистых крепыша сидели в кабине. Они получили сигнал от Станислава и теперь в молчании наблюдали за дорогой. Ждали.

Подняв подголовник, Замбрано откинулся назад.

— Вообще-то я даже рад, что скоро уйду. Служба наша катится под откос.

— Почему?

— Ты видел этого полицейского в больнице? Рубашка расстегнута, на шее цепь и в довершение всего проклятая серьга в ухе! Уму непостижимо: нью-йоркский полицейский с серьгой! Еще немного — и они начнут румяниться и подводить глаза.

Мэлоун улыбнулся.

— Времена меняются. Полицейские уже не соблюдают субординацию.

— Да брось ты, Дэн! Серьги! Что, черт возьми, случилось с дисциплиной?

— Она осталась. Просто меньше стало формальностей.

— Дерьмо все это. Ты слышал, что стряслось в Сто двенадцатом?

— Нет.

Замбрано выпрямился и повернулся к Мэлоуну.

— Ночное дежурство с воскресенья на понедельник. Сержант не может связаться с патрульными в секторе «Ида-Мэри». Они не отвечают на его «85». Сержант принимается искать. Патрульная машина подвозит его к многоэтажному гаражу на бульваре Куинс. Здание выстроено в форме улья со спиральным пандусом. Под самой крышей тусклый свет. Сержант едет, и, как ты думаешь, что он там находит? Патрульную Дебору Моуден в одной рубашке, с задранными на руль ногами. И кто ее партнер? Патрульный Фрэнк Уотсон.

Мэлоун широко улыбнулся.

— И чем они занимались, инспектор?

— Тем самым. На дежурстве! В полицейском автомобиле! И знаешь, что эта нахалка сказала сержанту?

— Что у них обеденный перерыв. — Мэлоун рассмеялся.

— Верно. Ты откуда знаешь?

— Потому, что я ответил бы так же.

Пока они болтали, тягач, который уже ехал сзади, начал приближаться и пошел на обгон. Поравнявшись с ними, водитель трейлера резко вывернул руль и со всего маху врезался в полицейскую машину со стороны пассажира. Ее развернуло, бросив на разделительный бордюр.

— Берегись! — с опозданием крикнул Замбрано.

Мэлоун бешено крутил руль. После столкновения машину отбросило от бордюра, дверца и крыло прогнулись. Мэлоун все-таки справился с управлением. Грузовик продолжал преследование, пытаясь ударить бампером сзади.

Открыв окно со своей стороны, Замбрано высунул наружу руку с револьвером, прицелился в приближающееся чудовище и выстрелил шесть раз подряд. Тягач чуть отстал. Замбрано перезарядил револьвер. Мэлоун уворачивался от преследователя. Грузовик опять навис над ними — гигантское хищное чудовище. Мэлоун резко повернул вправо, но на этот раз уйти не удалось. Громадина врезалась в них — два задних колеса легковушки оторвались и покатились по дороге… Она беспомощно осела, со скрежетом скользя днищем и высекая искры, потом врезалась в ограждение.

— Выбираемся! — крикнул Замбрано.

Дверца со стороны водителя была смята, стекло хоть и треснуло, но не вывалилось, и Мэлоун, выбив лобовое стекло, стал вылезать на капот. Замбрано ногами вышиб дверцу, выбросился на асфальт и, сразу вскочив, успел повернуться лицом к грузовику. Оглянувшись, он увидел Мэлоуна, который на четвереньках сползал с машины. Приняв оборонительную стойку, Замбрано вытянул руку с револьвером и выстрелил, целясь в водителя грузовика. В этот миг Николас Замбрано не думал о таких вещах, как жизнь и смерть. Он слышал голос своего отца: «Николас, проживи жизнь честно. Помни, мы итальянцы, честь и гордость для нас — все».

Мэлоун был уже на земле, когда тяжеловоз ударил Замбрано, и тело, взлетев, исчезло во мраке. Грузовик смял машину, Мэлоуна отбросило в сторону.

Тягач отъехал задним ходом от искореженной машины и остановился. Хотя транспорта в этот час почти не было, и слева, и справа уже начали останавливаться машины, из которых выглядывали перепуганные люди, не спешившие бросаться на помощь.

Левая дверца грузовика распахнулась, и Ахмад Хамед, человек, звонивший Мэлоуну в присутствии Станислава, спрыгнул на землю. Поглядев на раздавленное тело инспектора Замбрано, он улыбнулся. Они выполнили задание. Ахмед выхватил висевший на поясе пистолет «хеклер-и-кох» и побежал к разделительному бордюру. Тут он увидел распростертое неподвижное тело Мэлоуна. Правая рука подвернута, левая вытянута вдоль тела, пальцы растопырены. Вокруг головы — лужа крови.

Засунув пистолет за пояс, Ахмад Хамед полез через бордюр.

Он знал, что Станислав спросит, удостоверился ли он в смерти Мэлоуна, и не хотел вызвать его гнев.

Правая нога Ахмада Хамеда едва успела коснуться земли с противоположной стороны разделителя, когда Мэлоун резко выпрямился и наставил на него табельный револьвер 38-го калибра. Почти в упор он три раза выстрелил в замершего от неожиданности человека. И Ахмад Хамед понял, что сейчас умрет. Он изумленно посмотрел на расплывающееся ярко-красное пятно и задрал рубаху непослушными пальцами. Увидел три кровавые раны на животе и медленно, как бы неохотно опустился на колени.

Мэлоун осторожно приблизился к нему, замахнулся ногой и ударом в лицо отправил Ахмада в вечность.

Последующих событий Мэлоун почти не помнил. Он был в полуобморочном состоянии, но все же смог, привалившись к барьеру, послать несколько пуль вслед удалявшемуся грузовику. Мэлоун помнил, как теплая густая жидкость пропитывала брюки, а он сидел, не чувствуя немеющих ног, и держал на руках тело Николаса Замбрано. От запаха горячего металла и крови его тошнило. Он не слышал воя сирен и не видел приближавшихся мигалок. Кровь смешивалась со слезами, и он глотал их, чувствуя горечь невосполнимой утраты.

Глава 19

Суббота, 4 июля, утро

Мэлоун открыл глаза и едва не закричал от боли. Сначала он почувствовал боль в шее, потом в ребрах. И еще страшную пульсирующую боль в голове. Вынув из-под простыни руку, кончиками пальцев осторожно провел по марлевой повязке. Падая, он ударился головой, и теперь там была рваная рана.

— Пришлось наложить шестьдесят восемь швов, чтобы вас залатать, — тихо произнес Гас Хайнеман.

Мэлоун уставился на стоявших у его постели Гаса Хайнемана и Бо Дэвиса. На их лицах застыла тревога.

— Где я? — глухо пробормотал он.

— В госпитале Нассау, — ответил Дэвис. — Опасность миновала, вы поправитесь.

— Замбрано? — спросил Мэлоун без всякой надежды.

Их мрачные лица сказали ему все. Его охватила неукротимая жажда мести. Воздаяния по жестоким законам улицы. Детективы сделали вид, будто не заметили, как он провел рукой по лицу, вытирая слезы. Потом он с трудом приподнялся, сел и откашлялся.

— Что у вас нового?

Хайнеман открыл блокнот и начал читать рубленые фразы полицейского рапорта:

— «Тягач был брошен на Гини-Вудс-роуд. Полиция округа Нассау искала отпечатки пальцев, результат отрицательный. Эта машина была угнана вчера с рынка „Хантс-Пойнт“, заявление об угоне номер 14061-52. Рядом с тягачом обнаружены следы шин, указывающие на то, что там ждала другая машина. Полиция Нассау сняла отпечатки рисунка протекторов. Опросили всех водителей, попавших в затор на месте происшествия. Результат — двадцать восемь имен и столько же разных описаний аварии. Тип, которого вы прикончили, опознан как Ахмад Хамед, въехавший в страну по туристической визе из Ливии 12 мая 1976 года. Осмотр места происшествия проводил прибывший туда капитан Маккормик из Сто пятого участка. Он подготовил два доклада по официальным формам: „Необычные обстоятельства“ и „Ранения, полученные при исполнении служебных обязанностей“. На их основании — по статье „Применение огнестрельного оружия“ — Маккормик делает заключение, что вы применили оружие в пределах, допустимых уставом. На месте побывали полицейский комиссар и начальник оперативного отдела».

Хайнеман оторвал глаза от блокнота.

— Это все.

Мэлоун вспомнил, что в одной из докладных по пятой форме, полученной от детективов Харригана, говорилось о том, что Станислав посетил овощную лавку на Атлантик-авеню, принадлежащую человеку по имени Ахмад Хамед:

— Долго я был без сознания?

— Около двенадцати часов.

Мэлоун со стоном спустил ноги с постели. Сел и, согнувшись, обхватил себя руками за бока, пытаясь унять боль.

— Как Пэт? — со стоном выдавил он.

— Полагают, что он выживет, — сказал Дэвис, содрогаясь при виде мучений лейтенанта, — но с работой покончено. Отправят в отставку.

Мэлоун глубоко вдохнул и медленно, с присвистом, выдохнул.

— Что еще?

— Вы на первых страницах. Прессе выдали обычную чушь, что расследование ведется. Вы лежите здесь под другим именем. Чтобы не дать им совершить еще одно покушение.

Снова заговорил Дэвис:

— Джейку и Старлингу удалось проникнуть в гараж Станислава и прикрепить на днище его автомобиля «жучок». Троица стала очень осторожна после происшествия с вами. Пользуются только телефонами-автоматами в разных частях города. Причем по какой-то системе, потому что один, из них ездил, записывая адреса и номера этих телефонов.

— А как телефон-автомат, который рядом с квартирой Брэкстона?

— К нему никто не подходил.

Мэлоун сидел и разглядывал свои ноги.

Продолжал Хайнеман:

— Командование в ваше отсутствие взял на себя сержант Харриган. Нам приказано вас охранять. Остальные ведут слежку за подозреваемыми. Я разговаривал с сержантом несколько минут назад. Он сказал, что намечается какая-то встреча. Все они, и те трое, и Олдридж с сестрой, мечутся по городу, проверяя, не следят ли за ними.

— Джейк — парень что надо. — Мэлоун начал подниматься с кровати.

Дэвис и Хайнеман, взяв его под руки, помогли встать.

— Где моя одежда?

— Вам нельзя выходить. Врач сказал…

— Мою одежду, — оборвал Мэлоун.

Дэвис пожал плечами, как бы говоря, что вынужден подчиниться, и пошел к шкафу.

— Я съездил к вам домой и привез кое-какую одежду. То, в чем вас доставили, уже не наденешь.

Дэвис достал коричневые вельветовые брюки, белый пуловер и легкую спортивную куртку. Нагнувшись, вытащил ботинки и белье.

Развязывая пояс просторного больничного халата, Мэлоун спросил:

— Мой жетон и револьвер?

— В Сто пятом участке, — ответил Хайнеман.

Мэлоун медленно, морщась от боли, натянул брюки.

— Кто сообщил жене Замбрано?

— Комиссар и католический капеллан.

— Как она это восприняла?

— Говорят, очень тяжело.

Встав на колено, Дэвис помог Мэлоуну натянуть носки и взглянул на искаженное болью лицо лейтенанта.

— Эрика Соммерс звонила каждый час. Она очень волновалась за вас. Мы, конечно, не сказали ей, где вы находитесь.

— Хотите, мы наберем ее номер? — предложил Хайнеман. Мэлоун посмотрел на телефон, стоявший на белом больничном столике, и сказал:

— У меня есть более важные дела.

В голосе его прозвучала затаенная угроза.


Волна теплого воздуха овевала лицо Олдриджа Брэкстона, стоявшего на переходе на Йорк-авеню. Он был уверен, что слежки нет. И все-таки, когда загорелся зеленый свет, перешел на другую сторону улицы и постоял на тротуаре, оглядываясь. Лишняя предосторожность не повредит.

Полный мужчина средних лет вышел из-за угла на другой стороне Йорк-авеню. На нем были солнечные очки, какие носят летчики, в руке — желтая соломенная шляпа. Шел он неторопливо, разглядывая витрины магазинов, как человек, собирающийся сделать покупку. Потом он подошел к цветочнику, заставившему своим товаром половину тротуара. Нагнулся, разглядывая цветы, поднял глицинию и подержал перед собой, восхищаясь душистыми красными бутонами. Потом перевел взгляд на мужчину, стоявшего в полуквартале от него. Держа горшок с глицинией в одной руке, другой нажал кнопку спрятанной в шляпе «уоки-токи».

— Он идет на север по Йорк, только что миновал Шестьдесят девятую улицу.

Синий «стингрей» выехал с Семьдесят первой улицы на Йорк-авеню. За рулем сидел мужчина со сросшимися бровями. Пассажир был старше и совершенно лысый, кожа обтягивала его череп и лицо, будто пластиковая маска. Шофер нахмурился.

— Он подходит, — сообщил он по «уоки-токи».

Джейк Штерн вел серый фургон, а Джонсон, сидя сзади, изучал сигнальные точки на сетке координат.

— Далеко он? — раздался голос Харригана, когда они выехали из туннеля Бруклин-Бэттери.

— Около четверти мили, — ответил Джонсон.


Джозеф Станислав выехал из туннеля со стороны Бруклина и подкатил к будке сборщика платы за проезд.

Площадка была забита машинами. Станислав внимательно оглядывал лица, сидящих в автомобилях людей. Его не покидало ощущение слежки. Жаль, что тогда вечером он был на шоссе. И жаль, что погиб Замбрано, а не Мэлоун.

Подъехав к шлагбауму, он опустил стекло, показывая полицейский жетон.

— Я на дежурстве. Ошибся улицей и выехал к вам. Нельзя ли мне развернуться? Жена ждет меня в Висте.

Сборщик внимательно посмотрел на жетон.

— Нет проблем. — Он вышел из будки к столбикам, разделявшим подъездные полосы, отодвинул четыре столбика и остановил поток, шедший со стороны Бруклина. Потом махнул Станиславу, чтобы тот разворачивался.

— Он уходит от нас! — встревоженно крикнул Старлинг Джонсон.

— Останови фургон, — приказал Харриган. — Если мы сейчас выедем из туннеля, он нас тут же засечет. Узнает фургон. Надо подождать, пока он не въедет в туннель.

Рев клаксонов в туннеле эхом отражался от стен, выложенных белой плиткой. Машины стояли, соприкасаясь бамперами.

Эдвин Брэмсон вел машину через мост Джорджа Вашингтона на Палисэйдз-парквей. Чарльз Келли, обернувшись, смотрел в заднее стекло, проверяя, не привязалась ли к ним какая-нибудь машина.

— Есть кто-нибудь? — спросил Брэмсон.

— Вроде нет, — ответил Келли, не спуская глаз с дороги. — Шло такси, но свернуло на Форт-Ли.

— Впереди есть площадка, мы можем остановиться и понаблюдать за дорогой. Потом развернемся, доедем до Ньяка и опять развернемся. Мы без труда их засечем.

— Эти верблюжатники загубили дело, — проворчал Келли. — Надо было самим действовать.

— Теперь поздно об этом говорить, — ответил Брэмсон, включая музыку.

Такси съехало со скоростной полосы моста к Форт-Ли. Водитель, наклонившись, открыл отделение для перчаток и вытащил портативное радио.

— Птица-2 вызывает Гнездо. Прием.

В фургоне наружного наблюдения Джек Харриган снял микрофон.

— Гнездо слушает. Прием.

— Объект проехал мост Джорджа Вашингтона, направляется в Джерси. Двигается на север по Палисэйдз-парквей. Птица-2 углубляется в Форт-Ли. Если б я продолжал ехать за ними, они наверняка засекли бы меня.

Харриган постучал ногой по металлическому полу фургона.

— Где находятся Птица-1 и Птица-3?

— Оба ждут у нью-йоркского конца моста. Мы решили, что события должны разворачиваться в городе. Как только они проверят, что слежки нет, сразу вернутся.

— Будем надеяться, что вы правы. — Харриган помолчал, потом передал: — Птица-2, возвращайтесь в город, остановитесь с нашей стороны моста. Свяжитесь с Птицей-1 и Птицей-3. Затем преследуйте объект, часто меняя машины. Не попадитесь им на глаза, мы не должны их потерять. Прием.

— Вас понял. — Детектив в такси убрал радиопередатчик обратно в отделение для перчаток.

Харриган передал:

— Гнездо — Птице-1 и Птице-3. Слышали мои последние указания?

Из фургона телефонной компании, стоявшего на площадке пропускного пункта со стороны Нью-Йорка, передали:

— Птица-1. Вас понял.

Недалеко от въезда на ФДР-драйв стояло такси-универсал. Чернокожий водитель, открыв капот, рассматривал карбюратор. Подняв лежавший на аккумуляторе бумажный пакет, произнес в него:

— Птица-3. Вас понял.


Старлинг Джонсон не отрывал глаз от экрана.

— Как ты думаешь, они вернутся в город? — спросил он Харригана.

Сержант был мрачен. Мэлоун в госпитале, Замбрано убит, и вся тяжесть руководства операцией легла на его плечи. Его начинала пугать необычность ситуации и преследование полицейских.

— Они развернутся. — Он постарался придать своим словам уверенность. С отсутствующим видом нажал несколько кнопок на передатчике и поднес микрофон к губам.

— Птицам 4 и 5: где находитесь сейчас? Прием.

Детектив с похожим на маску лицом передал из «стингрея»:

— Птица-4 движется по Йорк-авеню на север. Только что проехали Семьдесят четвертую улицу. Объект вижу.

— Птица-5, иду по Йорк на север. Объект только что свернул на Семьдесят шестую.

Элегантно одетая женщина с любопытством посмотрела на бегущего пузатого мужчину, бормочущего что-то в свою желтую шляпу:

— Поверни на юг. На запад. Стой. Мы слишком близко к нему. Сигналы слишком сильные. Он направляется в Истсайд.

Старлинг Джонсон сидел перед экраном, будто корабельный стрелок-наводчик, выкликающий координаты цели.

Харриган крикнул Джейку Штерну:

— Если ты его видишь, значит, мы слишком близко.

— Он исчез из виду. — Штерна охватила паника при виде автобуса, преградившего им путь на выезде с Десятой авеню.

Харриган подался вперед.

— Что случилось?

— Автобус загородил нам дорогу.

— Сигнал слабеет, — предупредил Джонсон.

— Объезжай этого идиота, — приказал Харриган.

Фургон въехал на тротуар, Штерн нажал на клаксон, разгоняя прохожих, которые жались к стенам. Обогнув автобус, фургон вернулся на проезжую часть.

— Командир пятого — Гнезду. Ваше местонахождение? Прием.

В приемнике воцарилась мертвая тишина. Старлинг Джонсон, отвернувшись от экрана, обменялся быстрой улыбкой с Харриганом. Сержант схватил микрофон.

— Это вы, Лу?

— Поняли правильно. Где находитесь? Прием.

— Восемь и Пять — два, направление — восток, — передал Харриган.

— Еду к вам, — передал Мэлоун, как ни в чем не бывало.

— Порядок! — радостно завопил кто-то из динамика.


«Павильон» — роскошный жилой дом с массивными, облицованными деревом коридорами и фонтанами, отделен от Ист-Ривер небольшим парком Джона Джея. Переговорив с торговцем «фольксвагенами» на Семьдесят шестой улице, Брэкстон вернулся и перешел на другую сторону. Перед гаражом «Павильона» стояла небольшая группа шоферов в униформе. Брэкстон взглянул на них, проходя мимо. Он вошел в парк со стороны Семьдесят шестой. Парк представлял собой просто ряд деревьев и скамеек и тянулся до Семьдесят седьмой улицы. Брэкстон прошагал через парк и вышел на Семьдесят седьмую улицу возле площади Чероки. Посмотрел на здание с необычным фасадом из белого камня и желтого кирпича, с окнами из дымчатого стекла и темно-желтыми пожарными лестницами. Обратил внимание на крытые галереи, проходящие через здание на Семьдесят восьмую улицу. В случае необходимости по галереям можно ускользнуть от преследования. Повернувшись лицом к парку, он осмотрелся. Сиделки и опекаемые ими инвалиды, разодетые, увешанные бижутерией дамы, игроки в теннис, использующие площадки для гандбола, очередь перед раздевалками бассейна, достойного олимпийских игр. Обычная здесь суета. Черный сухогруз шел по реке, исчезая за домами на Семьдесят седьмой улице.

Олдридж Брэкстон не был нервным человеком, но события последних дней повлияли на него. Он всеми фибрами души чувствовал близость опасности. По расчетам, все должно было пройти без сучка и задоринки. Никакого риска, говорил Станислав. Не надо было верить. А теперь эта встреча с жуткими мерами предосторожности, с кружением по городу, со звонками только из определенных автоматов. Брэкстона тошнило от страха.

Штерн оглянулся, сидя за рулем фургона.

— Сержант, не возьмете руль на минутку? Мне так приспичило, что сейчас лопну.

Харриган пробрался вперед и занял место водителя.

Штерн пошел назад и согнулся над маленьким туалетом. Справляя нужду, крикнул Джонсону:

— Как продвигаются дела с полицейским офицером О'Дэй?

— Мы с ней почти семья. — Джонсон ухмыльнулся.

Штерн вышел из туалета.

— Я рад, что шеф поправился.

— Я тоже, друг мой.

— Гнезду и Птицам: где находитесь? Прием, — это был голос Мэлоуна.

— Пять и два, Мэдисон, направление — восток, — передал Харриган.

— Птицы 1, 2, 3 — на ФДР-драйв, — передал шофер такси-универсала.

— Птица-4 припарковался на углу Йорк-авеню и Семьдесят шестой. Объект вошел в парк Джона Джея.

— Птица-5, пешком вхожу в парк. Передачу заканчиваю.

Мэлоун повернулся к Хайнеману.

— Похоже, встреча назначена в парке.

Хайнеман кивнул. Бо Дэвис сказал с заднего сиденья:

— Брэкстон или кто-нибудь из них могут опознать фургон.

Мэлоун передал:

— Командир пятого — Гнезду. Прием.

— Слушаю. Прием.

— Гнездо, спрячьте фургон поблизости. Вас могут узнать.

— Вас понял.

Харриган повесил микрофон на место и потянулся к шкафчику с фотоаппаратурой над радиопередатчиком. Открыв дверцу, достал две кинокамеры. Аккуратно положил на полку и выбрал два подходящих телескопических объектива.

Фургон спрятали в гараж, среди мусоровозов, между рекой и Семьдесят третьей улицей. Харриган и Штерн вышли из гаража и ждали Джонсона, который отключал оборудование. Они отошли в сторону, давая дорогу тяжело груженному мусоровозу. Харриган сообщил Мэлоуну по «уоки-токи» свое местонахождение. Когда подошел Джонсон, все трое направились к жилому дому на угол Семьдесят восьмой и площади Чероки. Войдя через галерею с Семьдесят восьмой, поднялись на крышу.

С крыши они видели весь парк как на ладони. Джонсон приспособил вентиляционную трубу, доходившую ему до пояса, как подставку для камеры. Вторую Штерн установил в нишу пожарной лестницы. Они старались не подходить к самому краю, чтобы их не заметили снизу. Птица-5 тем временем растянулся на парковой скамье и подставил лицо солнечным лучам.


Они сидели на скамье рядом с декоративным бассейном и смотрели на расхаживающего перед ними Станислава. Со стороны казалось, что он читал лекцию начинающим студентам. Камеры могли только снимать движение губ, когда действующие лица поворачивались к ним. Станислав был угрюм. Брэмсон и Келли иногда прерывали его, время от времени и Брэкстон вставлял словечко.

Харриган сообщил Мэлоуну свое местонахождение и предупредил, чтобы командир не приближался к ним. Встреча в парке могла закончиться с минуты на минуту, и при выходе из парка ее участники, чего доброго, опознают его.

Совещание в парке Джона Джея завершилось через двадцать две минуты. Первыми поднялись и ушли Брэмсон и Келли. Потом удалился Брэкстон. Станислав смотрел им вслед и, когда они ушли, приблизился к балюстраде. Отсюда открывался вид на реку, и Станислав принялся разглядывать ее быстрые воды.

Птица-5 поднялся со скамейки, потянулся, так что поднятые руки образовали над головой букву «V». Потом повернул направо и вышел из парка.

Мэлоун, Дэвис и Хайнеман сидели в машине в гараже для мусоровозов и ждали сообщений. Харриган, Штерн и Джонсон с крыши наблюдали за Станиславом.

Штерн первым заметил человека, идущего по площади Чероки. Вот он перешел Семьдесят седьмую улицу и остановился у входа в парк. Обернулся, глаза цепко оглядели балконы и окна «Павильона». Так же внимательно он осмотрел машины, стоявшие поблизости. Видимо, удостоверившись, что за ним не следят, он пошел в парк, к тому месту, где стоял Станислав.

Тот обернулся и увидел перед собой строгое лицо Занглина.

— Нас хочет видеть Настройщик Роялей, — сказал Занглин, прислонясь спиной к перилам и настороженно оглядывая парк.

— Когда?

— Немедленно. И мы, черт возьми, никак не должны притащить за собой «хвост».

«Клойстер», ресторан, построенный в форме иглу[10], со стрельчатыми окнами и крестовым сводом, стоял на холмах Тюдор-Сити. Чтобы добраться туда, Станиславу и Занглину потребовалось почти три часа. Сперва они плыли на стейтен-айлендском пароме, потом проехали через Гарлем, затем посидели и выпили в баре «Окна в мир». В шесть двадцать машина Занглина остановилась перед въездом на холмы Тюдор-Сити. Станислав положил на приборный щиток карточку с номером автомобиля и вышел. Пока он запирал машину, Занглин прочитал лозунг на стене: «Да здравствуют борцы за свободу новой Африки!»

Перед входом в ресторан стоял лимузин марки «Мерседес-Бенц». Неподалеку от машины гулял человек в темном костюме и шоферской фуражке. Увидев Занглина и Станислава, он помахал им и подошел. Они обменялись рукопожатиями, Занглин коснулся плеча человека в фуражке и вместе со Станиславом вошел в ресторан.

Фургон наружного наблюдения стоял в квартале от ресторана, его зеркала с двусторонней светопроводимостью уставились на «Клойстер».

Мэлоун нажал на кнопку передатчика

— Гнездо — Центру. Прием.

— Вас слушают. Прием.

— Сделайте запрос: Нью-Йорк, номер: Оскар, Юнион, Чарли, 486.

Через несколько секунд пришел ответ:

— Оскар, Юнион, Чарли, 486 — лимузин «Мерседес-Бенц» выпуска 1949 года, черный. Проверим, числится ли в угоне.

Мэлоун ждал, пока центральная проверит банк данных по угнанным автомобилям. Он посмотрел на шофера, который закурил сигарету, прислонясь к лимузину.

— Центральная — Гнезду. В угнанных не числится.

— Кому принадлежит машина?

— Владелец — «Мурхауз интернэшнл», Уолл-стрит, 81, Нью-Йорк.

— Вас понял. Конец связи.

— Надо, чтобы наши люди вошли в ресторан. — Мэлоун повернулся к Харригану.

— Занглин и Станислав тотчас узнают полицейских, — предупредил Харриган.

— Эти двое очень старались обнаружить слежку. Я хочу знать почему.

У лейтенанта все еще болела голова, резало глаза, и он чувствовал во рту вкус крови. Он с трудом проглотил слюну, подавляя тошноту. Надо при первой же возможности позвонить Эрике, думал он. Надо войти в ресторан так, чтобы их не опознали. Кто пойдет? Он посмотрел на своих людей, и взгляд его остановился на Старлинге Джонсоне.

— Если ты снимешь пиджак и галстук и войдешь через служебный вход, можешь сойти за одного из чернокожих мойщиков посуды, пришедших вечером подработать.

— Попробую. — Джонсон начал стаскивать пиджак.

— Покажи им немного шикарной жизни. — Прищелкнув пальцами Дэвис изобразил тросточку.

— Когда войдешь, скажи, что тебя прислало бюро. Многие рестораны нанимают прислугу через бюро трудоустройства.

— А что дальше? — спросил Джонсон.

— Ты же детектив, импровизируй, — ответил Мэлоун, забирая у него пиджак.

Глава 20

Суббота, 4 июля, вечер

Вздрогнув, Мэлоун проснулся и не сразу понял, где находится. Донеслись обрывки музыки и вой пожарных сирен. Тело ломило, трудно было разомкнуть веки. Во рту пересохло. Он потер щетину на лице и подумал, как было бы хорошо, будь рядом Эрика. Чуть улыбнувшись своим мыслям, он решил, что, наверное, идет на поправку, раз ему захотелось любви. Провел кончиками пальцев по шву на голове, похожему на длинного паука. Он снял повязку, вспомнив, как кто-то сказал, что раны лучше затягиваются на воздухе. Посмотрел на часы: 8.15. Нахмурился. Неужели он так долго спал? Ведь хотел вздремнуть минуту-другую, положив голову на стол. Отснятую с крыши пленку проявили и отвезли в школу для глухонемых в Бронксе. Ее ученики умели читать по губам.

Одного из детективов направили к телефону-автомату рядом с домом Брэкстона. Вернувшись с совещания в парке, тот кому-то сразу же позвонил, а уж потом вошел в дом.

Мэлоуну оставалось лишь ждать и думать. Иногда это тяжелее всего — ожидание и невеселые мысли.

Но это не так. На самом деле это означает, что сначала надо таскаться по улицам, барам, забегаловкам, задавая вопросы, требуя ответных услуг от должников. Потом ждать и думать. Глаза ломило, как будто они плавали в озерах расплавленной лавы. Мэлоун обхватил голову руками, взгляд его упал на последние заметки в блокноте.

Картер Мурхауз из «Мурхауз интернэшнл», Уолл-стрит, 81. Так звали человека, с которым встречались Занглин и Станислав.

Детектив Джонсон сыграл свою роль прекрасно. Чернокожий полицейский без труда вошел на кухню ресторана. Прислуга была слишком занята, чтобы заметить еще одного ниггера, явившегося мыть посуду за гроши. Миновав кухню, он вошел в маленькую кладовку рядом с холодильником, снял с крючка белую куртку, напялил ее и через двустворчатые двери вошел в зал ресторана.

Он узнал Занглина и Станислава, сидевших посреди обеденного зала. Третьего он тоже узнал — это был Картер Мурхауз, который баллотировался в мэры.

Сейчас, глядя на заметки в блокноте, Мэлоун вспоминал, что ему известно о Картере Мурхаузе.

Прадед Мурхауза нажил состояние на торговле с Китаем. Дед удвоил это состояние, вложив его в железные дороги, а отец утроил, занявшись банковскими операциями. Сыночек, Картер, скупал компании и иные доходные предприятия.

Все Мурхаузы были ярыми кальвинистами, пугающе жестокими и мстительными. Говорили, что теперешний глава семьи — не исключение.

Картер Мурхауз однажды выставил свою кандидатуру от консерваторов на выборах мэра. Поражение, первое в его жизни, было унизительным. Кальвинизм и консерватизм — не те «измы», которые пользовались популярностью в Нью-Йорке.

Поначалу, хотя Мурхауз не завоевал сердца всех избирателей, он добился признания и вошел в восьмерку лучших нью-йоркских кандидатов. Он проповедовал жесткие меры борьбы с преступностью, внес ряд дельных предложений по перестройке этой системы. Даже «Нью-Йорк таймс» предоставила ему возможность высказать пространные и заумные замечания по упорядочению городских расходов. По ходу избирательной кампании тема преступности, казалось, пробудила в Мурхаузе затаенную жестокость, и это обескуражило избирателей, хотя многие из них имели свои счеты с преступным миром. Мэлоун не мог припомнить точно, когда именно появилась газетная статья в «Таймс», критиковавшая Мурхауза, но основанием для нее послужило его выступление на собрании начальников полиции в Вашингтоне. С того дня и началось его падение. Даже «Нэшнл ревью» в смятении отреклась от него.

Мэлоун пытался вспомнить его последние выступления, отчаянную битву, которую он вел с умеренными в последние дни кампании.

Но отрывочных воспоминаний было явно недостаточно, следовало больше узнать об этом человеке, изучить его, как он изучал мотивы и поведение преступников.

Сидя и размышляя в полумраке своего кабинета, Мэлоун проникался убеждением, что чопорный Мурхауз, отгородившийся от простых смертных происхождением, деньгами и властью, на самом деле обыкновенное животное, из тех, которых Мэлоун всю жизнь ловил и сажал в клетку, именуемую тюрьмой.

Он подумал о Замбрано. Панихида состоится завтра вечером. Мэлоун решил не ходить. Не хотелось ловить быстрые, пытливые взгляды. Кроме того, он ненавидел панихиды. Эти ритуалы придуманы для обогащения могильщиков. Евреи поступают правильно: хоронят без лишних обрядов, сразу же. Он знал наперед, как будет проходить церемония похорон Замбрано. Шепчущиеся и переминающиеся с ноги на ногу полицейские в белых перчатках. Большой зал, наполненный запахом увядающих цветов, алтарь, на котором теснятся свечи и церковная утварь. Почетный караул у гроба. Сменяющие друг друга родственники, принимающие соболезнования. Застывший холодный труп в парадном облачении, мертвые губы как будто растянуты в улыбке. Выслушивать все эти дурацкие замечания: «Разве он не чудесно выглядит? Как будто уснул, правда?»

Мэлоун не хотел в этом участвовать. Он сходит на мессу и запомнит своего друга живым. Зачем ему этот набальзамированный, пахнувший косметикой труп?

Нагнувшись, он вытащил из нижнего ящика стола бутылку бурбона. Налил на три пальца в кружку и поднял бокал, салютуя пустому стулу: «За тебя, дружище!»

Едва он проглотил виски, голова закружилась, желудок свело спазмом, рот наполнился слюной. Прижав ладонь к губам, он ринулся в туалет — закуток с одной кабиной, писсуаром, рукомойником и заляпанным мыльной пеной зеркалом. Опустился на колени перед унитазом, и его вырвало желто-зеленой жижей. Из глаз потекли слезы. Его рвало до тех пор, пока желудок не очистился полностью. Сжавшись в комок от боли, ухватившись за края унитаза, Мэлоун поднялся. Раковина была забрызгана пеной, кусок мыла захватан до черноты. Сунув голову под кран, Мэлоун открыл холодную воду. Замбрано был прав: он превращается в бродягу из ночлежки.

Вернувшись в кабинет, Мэлоун принялся названивать по телефону, разыскивая Джека Файна. В редакции «Дейли ньюс» его не оказалось. Мэлоун начал обзванивать излюбленные притоны Файна. «У Дангерфильда» Винни сказал, что не видел репортера несколько дней. После ряда неудачных попыток он разыскал Файна в баре «У Уэстона». Мэтр, Боб Дингл, попросил подождать и пошел звать Файна. В трубке слышался приглушенный шум питейного заведения: музыка, звон стаканов, громкие голоса, перемежающиеся взрывами хохота. Мэлоун даже представил себе клубы сигаретного дыма, наполнившие бар.

Раздался надтреснутый голос Файна.

— Дэн, ужасно жаль Замбрано. Его будет не хватать. Как ты? — Файн орал, перекрикивая шум.

— Джек, сделай мне одно одолжение, и немедленно. — Он поймал себя на том, что тоже кричит, и понизил голос: — Ты можешь мне помочь?

— Если смогу, сделаю, — ответил Файн.

— Устрой мне пропуск в фильмотеку. Хочу знать все о Картере Мурхаузе.

Файн издал удивленный возглас.

— О! Мурхауз причастен к делу Айзингер?

— Может быть.

— У меня есть одна знакомая, которая служит в Си-би-эс. Я позвоню ей домой. Они начинают работу в семь, но она любит приходить пораньше, пока не хлынула толпа. Я тебе перезвоню. Ты где?

— На Службе.

Вскоре Файн позвонил и сообщил, что встреча назначена на утро понедельника.

Мэлоун долго смотрел на телефон, прежде чем позвонил еще раз.

— Привет, Эрика, — мягко произнес он.

Ее голос звучал сухо и отчужденно:

— Как ты себя чувствуешь, Дэниел?

— Нормально. И скучаю по тебе, — и затаил дыхание, вслушиваясь в тон ее голоса.

— Когда тебя выписали из госпиталя?

Судя по прохладному тону, ему не стоило сейчас изливать нежные чувства.

— Сегодня утром.

— Понятно. — Лед в июне. — Тебе неизвестно, что я обезумела от горя? Я плакала целый день. Звонила на твою проклятую работу тысячу раз, ни один из твоих суперменов ничего не знал. Они никогда ничего не знают. Непоколебимая мужская солидарность. Обломала все ногти, выгляжу дерьмово. Ты, Дэниел Мэлоун, не мог выкроить для меня жалкую минутку своего драгоценного времени, не мог дать мне знать, что ты жив.

— Мне очень жаль… — он осекся.

— Да ни черта тебе не жаль! Единственное, о чем ты жалеешь, так это о том, что в сутках не семьдесят два часа, и ты никак не наиграешься в «Держи вора».

— Эрика. Убили полицейского. Масса неотложных дел. Поверь, я собирался позвонить раз семь, но все время мешали срочные дела Службы.

— Твоя Служба слишком тяжела для нас двоих. Прости, Дэниел, я правда хотела, чтобы у нас все сложилось как надо. — Она заплакала.

— Разреши мне прийти. Мы поговорим.

— Нет! Я тебе не «бам-бам, спасибо, мадам». И ждала большего от наших отношений, а по твоей милости чувствую себя проституткой!

Он покачал понурой головой. Она была права, он сознавал это, и ему было очень жаль.

— Эрика, пожалуйста, можно я…

— Как ты смеешь так поступать со мной? — Плакала она. — Ни одного звонка. Я хочу ощущать надежность отношений…. Никогда мне больше не звони, пожалуйста.

«Щелк».

Он сидел и слушал гудки. Потом крикнул в трубку:

— Если тебе нужна надежность, выходи замуж за охранника! Я не виноват, что ты ошиблась.

Он вскочил и бросился в комнату бригады, но, добежав до кофеварки, повернул обратно. Набрал ее номер. Занято. Он сел за стол и набрал снова. Потом опять. Еще раз. Еще. Короткие гудки. Все время короткие гудки.

Он опять отправился в комнату бригады и сказал детективу, печатавшему рапорт об аресте уличного хулигана, что собирается вздремнуть.

— Позаботься, чтобы меня разбудили в семь утра! — крикнул он.


— Привет, я — Эвелин Нортон. Джек Файн предупредил, что вы придете в понедельник утром.

Лет тридцати с небольшим, черные, зачесанные назад волосы, зеленые глаза, приятная улыбка и крепкое рукопожатие. Воротник блузки расстегнут с таким расчетом, чтобы возбудить мужское любопытство. Черная, с разрезами по бокам юбка и пиджак мужского покроя. Весьма привлекательная дама.

Эвелин показала на стул. На столе стоял телевизор с цветной таблицей на экране. Ее духи заставили Мэлоуна вспомнить об Эрике.

— Чем могу быть полезна? — спросила Эвелин Нортон.

— Он ответил, что хотел бы получить все сведения о Картере Мурхаузе. Взяв карандаш, она подалась вперед.

— Может быть, уточните, какого рода?

— Все, что у вас есть.

— Позвольте мне объяснить, как устроена наша картотека, — сказала она с приятной улыбкой. — В фильмофонде объединено несколько систем. Есть картотека знаменитых и скандально знаменитых личностей. Краткий алфавитный указатель, составленный по последним событиям. Примером может служить, — она на миг задумалась, — убийцы Садата, бегущие к трибуне. Последние новости Си-би-эс в том порядке, как они были показаны. Есть картотека тематическая. Начиная с семьдесят пятого года все заложено в компьютер. До семьдесят пятого — карточки. Поэтому, — заключила она, — как вы понимаете, чтобы я смогла вам помочь, вы должны выражаться яснее.

— Мне нужно знать все об этом человеке.

— Понимаю. — Она скрестила руки на груди. — Предположим, я подготовлю прижизненный некролог на Картера Мурхауза.

— Это было бы великолепно.

Она встала, и он двинулся за нею мимо секретарских кабинок в большую комнату, где стояли фильмоскопы и ящики картотек. Она указала на помещение с видеоаппаратурой и большими катушками пленок на стенах.

— Это зал просмотра кинокадров.

Следующие тридцать две минуты они подбирали материалы на К. Мурхауза. Она находила и называла индексы, которые он вносил в серые карточки заказов.

Когда они закончили, она взглянула на него и улыбнулась.

— Некоторые материалы находятся в подвальном помещении.

Библиотека располагалась на втором подземном этаже. Выйдя из лифта, они ступили в лабиринт коридоров, переходов со сводчатыми потолками и стенами из белого камня.

— Одно время здесь была бойня какой-то большой компании, — сказала она.

Он шел за нею по коридорам, где работали ремонтники. В конце длинного извилистого прохода она повернула направо, сделав ему знак следовать за нею.

Они очутились в помещении со сводчатым потолком высотой в четырнадцать футов.

Ряды передвижных стоек, заставленных коробками с пленкой, на коробках — желтые этикетки с указателями кодов и краткими аннотациями к содержимому. Холодное унылое место. Он заметил кислородные баллоны и маски под стеклом.

— Зачем они?

Она указала на надпись на двери: «При тревоге немедленно покинуть помещение или надеть маски».

— При тушении пожаров мы используем разбрызгивающую систему, вытесняющую кислород из воздуха. Система пожарной безопасности при хранении пленок. Если кто-то окажется в помещении в момент срабатывания сигнализации, он должен будет надеть маску, иначе задохнется.

С карточками в руках они ходили по рядам, выбирая нужный материал. Отобрав, вернулись в комнату для просмотра кинокадров на четвертом этаже, и Эвелин показала, как пользоваться аппаратурой.

Когда она вышла, он поставил первую видеокассету и, откинувшись на спинку стула, сосредоточил внимание на большом экране.

Стюарт Кинг, надежда Си-би-эс, появился в кадре, представляя кандидата Мурхауза. Вот Мурхауз пробирается сквозь приветствующую его толпу. Мэлоун заметил одну деталь и нажал стопкадр. Они выглядели значительно моложе, лица были утонченнее, волосы гуще, но он узнал Станислава и Занглина, прокладывающих дорогу Мурхаузу.

Это было в начале кампании, поэтому толпа поклонников была большой и пока еще дружелюбной. Мурхауз выступил тогда с речью в старом Бруклинском морском пароходстве, представив свой проект, известный как реконструкция промышленности Нью-Йорка.

Просматривая фильм, Мэлоун вынужден был признать, что выступления Мурхауза звучали убедительно, например, когда он расписывал свой проект сбора налогов и вложений в небольшие производства, создавая промышленную зону в малонаселенных районах города.

Но вот фильм, снятый три недели спустя после начала кампании. Мурхауз начинает обсуждение реорганизации работы общественного транспорта. Люди должны попадать на работу вовремя и не зависеть от перебоев и поломок транспорта. Кроме того, люди должны чувствовать себя в безопасности в метро и в автобусах. И тут он коснулся темы преступности. Мэлоун будто завороженный наблюдал, как разворачиваются события на несмонтированной пленке фильма. Мурхауз отклонился от заранее заготовленного текста, и его вкрадчивая речь уступила место пламенным призывам одержимого. И толпе это нравилось, во всяком случае, какое-то время, весьма долгое. Мурхауз одобрил смертную казнь и предложил создать особые суды для нарушителей закона, которые не руководствовались бы процессуальными нормами.

В более поздних фильмах высказывания Мурхауза о преступности и вовсе превратились в разглагольствования фанатика. В конце одной его речи отчаявшиеся помощники стащили оратора с трибуны. Толпа реагировала все более вяло. Хотя всегда находилась горстка людей, внимавших ему с чувством внутренней солидарности.

Теперь Мэлоун вспомнил, что говорилось в той разгромной статье в «Таймс». Мурхауз хотел возврата к карательному правосудию, похожему на кровную месть диких племен, а не на конституционные законы цивилизованного города. Глядя, как на экране разворачиваются события, Мэлоун наблюдал, как из Мурхауза начинает выглядывать зверь с высунувшимся жалом и горящими глазами. Мэлоун понимал скрытый смысл угроз. Мурхауз говорил о черных, пуэрториканцах и бедноте как о криминальных элементах. Мэлоуну, равно как и тем, кто заглядывал в рот кандидата (а такие находились в каждой аудитории), было ясно, что он имеет в виду.

Позже, в продолжение кампании, Мурхауз перешел к теме терроризма, предрекая, что Нью-Йорк превратится в Бейрут, если не принять срочных мер. Он говорил о плохой работе иммиграционной службы, которая вот уже несколько лет пускает в страну кого попало. При свойственном Нью-Йорку смешении рас и народностей такие речи не могли найти положительного отклика. Но Мурхауза это не волновало. Он говорил с глубоким убеждением, ему не было дела до мнения слушателей.

Мэлоун видел, как кандидат постепенно сам себе роет яму.

Он был поражен снисходительностью средств массовой информации. Ведь Мурхауз обличал их как своих личных врагов. То, что он увидел, было отвратительно, то, что не было показано широкому зрителю, обличало Мурхауза как внешне елейно-вежливого тайного человеконенавистника.

Были в его речах и намеки. Когда он говорил о вредном иностранном влиянии на прессу, он явно имел в виду сионистов и евреев. Большинство его скандальных высказываний не публиковалось. Редакторы поступали так не для того, чтобы оправдать самого Мурхауза, а в надежде уберечь и без того мечущийся в горячке город от его снадобий, которые были вреднее, чем сама болезнь.

Пламенные речи Мурхауза действовали и на зрителя. Мурхауз ни в грош не ставил закон, которому служил Мэлоун, презирал тех простых людей, которых Мэлоун пытался защитить. В мясорубке политической борьбы Мурхауз лишился своего покрова благопристойности и потерпел разгромное поражение.

Просмотрев все фильмы, Мэлоун выключил аппарат. Закурил и принялся следить за клубами дыма. Он получил то, за чем пришел. Он имеет представление о человеке. Он понял, что Мурхауз очень опасен и что он не умеет ни прощать, ни забывать.

Из холла фильмотеки Мэлоун позвонил в бригаду.

Ответил Бо Дэвис.

— Готовы переводы? — спросил Мэлоун.

— Все готово. Фильм, перевод, озвучивание. Приезжайте скорее. Это настоящая гремучая смесь.

— Еду. Кто на вахте?

— Да вся команда здесь.

Мэлоун взглянул на часы: 9.53 утра.

— Я хочу, чтобы вы с Джеком поехали на квартиру Станислава и воспользовались ордером на обыск. Но прежде свяжитесь с Харриганом, убедитесь, что Станислав сидит в отряде. Пусть узнает об обыске после возвращения домой. Это даст нам лишнее время. И не забудь оставить расписку об изъятии улик.

Повесив трубку, набрал номер сестры Эрики на Вашингтонских Холмах. Линия была занята. Немного погодя оператор сообщила, что там снята трубка.

У входа в участок его остановил какой-то луноликий человек.

— Лейтенант Мэлоун? Я — заместитель инспектора Обергфолл. Вас вызывает к себе начальник оперативного отдела. — Инспектор был человеком лет пятидесяти, грузным и, казалось, давно разучившимся улыбаться.

— А в чем дело? — Мэлоун вглядывался в бесстрастное лицо инспектора.

— Узнаете обо всем от командира.

— Я сейчас. Только скажу своим людям несколько слов. — И Мэлоун направился мимо инспектора.

Но Обергфолл схватил его за руку.

— Немедленно, лейтенант. Все ваши люди уже находятся на Полис-Плаза, 1.


Обстановка на любом месте преступления всегда одинаковая, хотя сами преступления отличаются друг от друга.

В коридоре толпятся полицейские. Два офицера охраняют дверь служебного кабинета Джо Манелли на Полис-Плаза, 1. У входа натянута веревка с печатью. Камеры внешнего наблюдения отключены.

Обергфолл приподнял веревку, и Мэлоун поднырнул под нее. Начальник оперативного отдела беседовал в углу с первым заместителем полицейского комиссара. Увидев Мэлоуна и Обергфолла, Мак-Куэйд извинился перед собеседником.

Вся верхушка управления была здесь. Полицейские офицеры тихо переговаривались. Мэлоун заметил своих детективов и хотел подойти к ним, но Обергфолл удержал его. Инспектор сам подошел к детективам, приказал следовать за ним. Он повел их в кабинет Мак-Куэйда, и они, гуськом проходя мимо Мэлоуна, пожимали плечами. Мэлоун обрадовался, что среди них нет Штерна и Дэвиса. Значит, обыск у Станислава будет проведен.

Мак-Куэйд приблизился к Мэлоуну и отвел его к окну.

— После нашей встречи многое изменилось, — сказал он.

— Что же именно?

— Замбрано. А теперь вот это.

Мэлоун смотрел ему в глаза и ждал объяснений.

Мак-Куэйд потер руки. Над верхней губой его проступила испарина.

— Случилось несчастье. Манелли мертв. Самоубийство.

Мэлоун был поражен. Прижав ладони к глазам, он тер их, пока не пошли красные круги. Еще один мертвый полицейский.

Сара Айзингер, сколько еще жертв принесет твоя смерть?

Он молча смотрел из окна на город.

— Расследование проведете вы, — сказал Мак-Куэйд.

— Какие-нибудь указания с четырнадцатого этажа? — спросил Мэлоун, глядя на золотой купол муниципалитета, но видя перед собой полицейского комиссара за громоздким столом под портретом Рузвельта, в глубокой задумчивости, не знающего, что ему теперь делать.

— Район ваш. Будете вести, как любое другое дело.

Мэлоун презрительно прищурился.

— Прекратите нести чушь!

Мак-Куэйд закусил губу.

— Поступайте, как сочтете нужным, лейтенант.

— Что произошло?

— Полицейский комиссар получил конверт с фотографиями. Манелли в постели с мужчиной и женщиной, втроем. Полицейский комиссар вызвал Манелли и приказал подать в отставку, как опозорившего свое доброе имя. Отправитель снимков послал такой же конверт и жене Манелли, а она ирландка, католичка из Бронкса. Очень строгих правил. Выставила его из дому, вот он и сломался. — Мак-Куэйд достал из кармана письмо и протянул Мэлоуну. — Это адресовано вам.

Мэлоун взял письмо и прочел:

«Дэн, верь мне, когда я разговаривал с тобой, я не знал, чем они занимаются. Они использовали меня. Подставили Брэкстонов. Они собираются убить тебя. Мне страшно. Останови их, пока не поздно. Сделай для меня это. Прошу тебя».

Все. Мэлоун сложил письмо, сунул в карман.

— Где он?

— Там. — Мак-Куэйд указал на дверь кабинета.

— Где мои люди? — В голосе Мэлоуна звучали враждебные нотки.

— Они ждут вас у меня в кабинете.

На лице Мак-Куэйда читались мрачные опасения. Самоубийство полицейского не укрепит его репутацию в глазах общественности.

— Пойдемте посмотрим.

Они вошли в тихую комнату. Мак-Куэйд плотно прикрыл дверь. На белом пластиковом стуле сидел мертвец. Голова запрокинута и чуть склонена набок. В правой руке зажат револьвер. Рот открыт, веки полуоткрыты. На левом плече запеклась кровь. Мэлоун обошел комнату, оглядывая место происшествия. Коснулся лица Джо тыльной стороной ладони. Кожа была холодной, как резина, и покрыта сеточкой лопнувших капилляров.

— Черт побери! — Мэлоун пнул стул. — Вы могли предотвратить это!

Мак-Куэйд беспомощно пожал плечами.

— Но как? Я и понятия не имел.

— Вы — начальник оперативного отдела. Вы прекрасно знали, чем занимаются Занглин и его команда. — Он указал на тело. — Вам не уйти от ответственности.

— Лейтенант, не теперь! Поговорим об этом позже. Сейчас есть более неотложные дела.

— Сколько у него осталось детей?

— Трое. Один еще в начальной школе.

— По крайней мере, они получат пенсию.

— Они ничего не получат, — сказал Мак-Куэйд. — У Манелли неполный стаж. А самоубийства не относятся к гибели при исполнении служебных обязанностей. Его семья получит только те деньги, которые он отчислил в пенсионный фонд, и годовую зарплату.

Зернистые черно-белые фотографии были разбросаны по полу. Мэлоун наклонился, разглядывая их. Манелли в постели с Олдриджем и Тэа Брэкстон. Явно не в духе Манелли. Он вспомнил, как умер майор Лэндсфорд. Тоже самоубийство, выстрелил из пистолета, поводом к которому послужил порнофильм. Он начинал сомневаться в том, что это самоубийство.

— Дело поручается мне? — В тоне Мэлоуна не было ноток сомнения.

— Да.

— Тогда вам лучше уйти. Я намерен применить собственный метод расследования.

— Я остаюсь, — сказал Мак-Куэйд. — Возможно, вам понадобится свидетель.

Они посмотрели друг другу в глаза, двое полицейских, вступающих в молчаливый сговор. Мэлоун понимал, чего ждет от него начальник оперативного отдела.

Собрав фотографии, он бросил их в мусорную корзину. Протянул руку.

— Дайте спички.

Мак-Куэйд подал ему коробок. Мэлоун чиркнул спичкой и поджег содержимое корзинки. Потом начал обыскивать письменный стол. Выдвинул и обшарил все ящики. Не найдя того, что искал, он медленно оглядел комнату. Платяной шкаф? Открыв дверцу, сначала поискал на полу, потом раздвинул висевшую на «плечиках» форму.

— Какого черта вы ищете? — спросил Мак-Куэйд.

— То, что всегда есть под рукой у каждого полицейского. — Мэлоун отступил на шаг, оглядывая полку. Там стояли три коробки из-под обуви. Угол нижней был в масляных пятнах.

— Вот это. — Он вытащил нижнюю коробку.

Набор для чистки оружия. Мэлоун поставил коробку на стол.

— Вам совсем не обязательно при этом присутствовать.

— Я начинаю отдавать должное вашему методу, Мэлоун. Я остаюсь. Чувствую, мне есть чему поучиться.

Мэлоун собрал шомпол для чистки ствола. Достал из коробки кусок ветоши, вставил в паз шомпола. Откупорив бутылку с растворителем, обмакнул в него ветошь. С трудом разжав мертвые пальцы, вынул из них револьвер, открыл барабан, высыпал патроны, оставив одну стреляную гильзу. Проверил марку оружия — «смит-и-вессон». У этой модели барабан крутится против часовой стрелки. Мэлоун поставил его так, что стреляная гильза оказалась напротив ствола. Потом закрыл барабан и положил револьвер рядом с неподвижной рукой. Отступив, Мэлоун оглядел место происшествия. Почувствовал, что не хватает какой-то мелочи, и рассыпал оставшиеся патроны по столу. Опять отступил, посмотрел, наконец кивнул Мак-Куэйду.

— После проведенного мною расследования я пришел к заключению, что лейтенант Манелли погиб в результате несчастного случая, когда чистил служебный револьвер. Я засвидетельствую это перед судом присяжных.

— В «Уставе патрульной службы» говорится о том, что табельное оружие должно содержаться в чистоте и готовности к немедленному применению, — ответил Мак-Куэйд. — Поскольку смерть наступила по вышеуказанной причине, это будет считаться гибелью при исполнении служебных обязанностей.

Мэлоун взял предсмертную записку. Пробежал глазами и бросил в огонь. Края начали загибаться и обугливаться. Скоро от записки осталась лишь щепотка пепла.

Мак-Куэйд подошел к лейтенанту.

— Обергфолл потом здесь все приберет. А мы сейчас пройдем ко мне в кабинет и поговорим.

Глава 21

Понедельник, 6 июля, пополудни

Кое-кто из собравшихся слонялся по комнате, другие расселись по стульям. На всех лицах — уныние. Увидев в кабинете Мак-Куэйда столько народу, Мэлоун остановился от неожиданности.

— Привет, полицейский, — меланхолично приветствовал его Андерман. Лицо Дэвида Анкори было бесстрастным, но уши его пылали.

В кабинете были установлены кинопроектор и экран. Рядом — магнитофон и кассеты со звуковым сопровождением.

Мак-Куэйд повернулся к Мэлоуну.

— Когда Обергфолл поехал за вами и вашей бригадой, он обнаружил все это и привез сюда.

Мэлоун, кивнув своим, подошел к Андерману и сел рядом.

— Ну? Какие новости?

— Что может быть нового, полицейский?

— Так. Для начала: человек, с которым вы встречались в Бэттери-Парк, мертв. Его имя Манелли, помните такого?

Лицо Андермана вытянулось.

Мэлоун продолжал.

— Теперь я вижу человека, не имеющего никакого отношения к полицейским из оперативного отдела и к студенту-раввину, обучающему их обращению с автоматом «узи». Вам интересно, мистер Андерман? — с презрением процедил он.

Андерман заерзал, хотел что-то ответить, но передумал и отвернулся. Мэлоун приблизился к нему вплотную.

— Вы с самого начала делали из меня дурака. Когда-нибудь я возьму и засуну вам в задницу кнут для скота.

Андерман, привстав, показал на стопку листов с записью переговоров.

— Подождите, пока не услышите это.

Мак-Куэйд мрачно сказал:

— Мы перед лицом кризиса. Давайте работать вместе и не поминать старое.

Он сделал знак Обергфоллу, который кивнул и пошел зашторивать окна.

Мак-Куэйд взял один листок, пошел к двери и щелкнул выключателем. Потом немного приоткрыл дверь, чтобы из коридора просачивалось немножко света.

Обергфолл включил проектор. Держа бумагу в полоске света, Мак-Куэйд смотрел на экран, где появилась дрожащая неясная картинка.

Станислав, расхаживающий перед скамейкой в парке. На ней сидят какие-то люди и смотрят на него.

Мак-Куэйд прочел:

— Станислав говорит: «Мы должны действовать. Брэмсон встречался с нашим арабом. У нас хватит людей, чтобы уничтожить… Все готово… Пластиковых бомб достаточно, чтобы выполнить задачу».

Келли: «Пострадают и полицейские».

Станислав: «Это неизбежно. Все мы знали, на что идем. Манелли придется убрать».

Мэлоун впился глазами в экран, пытаясь читать по губам.

Олдридж Брэкстон вскочил.

— Брэкстон говорит: «Вы все сошли с ума. Мы с сестрой не будем в этом участвовать. Это сумасшествие. Мы не пойдем с вами».

Станислав стоял к камере спиной. Кулак занесен над головой Брэкстона. Брэмсон, вскочив, толкает Брэкстона обратно на скамейку. Камера дает крупным планом дрожащие ноги Олдриджа Брэкстона.

Мак-Куэйд продолжал:

— Келли говорит: «Я согласен».

Теперь Брэмсон: «Я сделаю это».

Станислав: «После выполнения задания мы вернемся к повседневной работе, как будто ничего не случилось».

Они по очереди покидают парк. Пленка крутится быстрее, мелькают белые пятна, светящиеся точки в углу экрана.

Появился идущий через парк Занглин. Подходит к Станиславу. Оба шагают прочь от реки. Камера ловит движение губ.

Мак-Куэйд продолжал:

— Занглин говорит: «Настройщик роялей хочет нас увидеть».

Станислав: «Когда?»

Занглин: «Прямо сейчас. И мы должны быть уверены, что не приведем за собой „хвост“».

Они покидают парк. Опять светящиеся точки. И вот уже Станислав и Занглин идут через небольшой сквер в Тюдор-Сити. После короткого разговора с человеком в шоферской фуражке они входят в ресторан. Мак-Куэйд, захлопнув коленом дверь, включает свет. Подходит к магнитофону. Встречается глазами с Мэлоуном и качает головой, как бы говоря: и как только вас угораздило в это впутаться?

Он включает магнитофон. Щелчок, потом голос Брэкстон:

— Алло?

— Это я. — В голосе слышна паника. — Они все спятили!

— Как и ты. Зачем звонишь мне?

— Я должен с тобой поговорить. Они психи.

— Олдридж, успокойся и скажи, что произошло.

— Они собираются взорвать бомбы по всему городу, потом в окрестностях. Сначала взорвут еврейский склад в Куинсе. И они думают, что мы пойдем с ними!

— Я ухожу с работы через пять минут. Приезжай сейчас ко мне домой, поговорим. Надо найти выход.

— Хорошо. Ты помнишь того полицейского, которого Станислав хотел подставить?

— Манелли. Да, я его помню. И помню, что ты в тот вечер был великолепен.

Олдридж, игнорируя ее замечание, торопливо продолжал:

— Они хотят его убрать. После убийства того полицейского на мосту он сложил два и два и обо всем догадался. Сказал, что пойдет к городскому прокурору.

— Что они собираются делать?

— Не знаю, и мне наплевать. Манелли не наша забота. Сейчас надо позаботиться о себе.

— Брат, дорогой, но такая жизнь чертовски возбуждает!

Щелчок. Обергфолл раздвинул шторы. Мэлоун стоял, сжав кулаки.

— Кто мне расскажет, как ваш отдел оказался вовлеченным в это?

Андерман беспомощно посмотрел на Мак-Куэйда.

— Скажите ему.

Мак-Куэйд принялся расхаживать вокруг стола. Потом заговорил:,

— Это началось несколько лет назад, когда был похищен нефтяной магнат в Латинской Америке. За него потребовали многомиллионный выкуп. Потом третьего апреля ФАЛН взорвало здание «Мобил-ойл» в Нью-Йорке. Один человек убит, несколько ранено. После того случая на нас начинают давить компании, правления которых находятся в Нью-Йорке. Дело принимает скверный оборот, когда Мурхауз создает так называемый «гражданский комитет» по проверке мер безопасности, которые предлагают компаниям агентства, имеющие лицензии. Потом он послал предложения в Вашингтон, что еще больше осложнило обстановку. Теперь каждый начал искать террориста под кроватью. Прежде у нас не было разведданных на арабов, ни на плохих, ни на хороших. Тотчас стали говорить, что в Нью-Йорк без труда может въехать любой желающий, как в Париж. Или в проклятый Алжир, или еще куда-нибудь. Агентство предложило нам проводить негласный отбор.

Тут Мак-Куэйд взглянул на Андермана.

— Я им ответил, что у нас не хватит полицейских, чтобы играть в Лоуренса Аравийского[11]. Тогда нам предложили связаться с людьми, имеющими большие возможности в этой области. Таким образом мы стали сотрудничать с Андерманом и его людьми. До той поры я и не подозревал, сколько агентов Моссад обосновалось в Нью-Йорке, не говоря уж о других городах и округах.

Андерман сердито перебил его:

— У нас не больше агентов, чем у других первоклассных разведок дружественных нам стран. Вам надо беспокоиться о вражеских разведках. Когда-нибудь интересовались кубинской миссией? Почему такой маленький остров разместил свое представительство в таком огромном здании? Думаете, они хранят там мешки из-под сахара?

Мак-Куэйд и бровью не повел, будто Андермана вовсе не было в комнате.

— Мы поверили ЦРУ, обещавшему, что израильская разведка сумеет внедрить своих людей в арабские формирования в городе. Дело в том, что как только мы «прыгнули в постель» к Андерману, они тут же подняли вопрос о хранении оружия на нашей территории в качестве платы за услуги.

Мак-Куэйд повернулся, заискивающе посмотрев на Мэлоуна.

— Послушайте, лейтенант, все начиналось с малого. Мы согласились расширить охранные возможности управления. А со временем… Но вы знаете, что бывает, когда слоны предаются страсти: шум, земля дрожит все сильнее, грохот все громче. Комиссар приказал создать антитеррористическую группу. Я согласился, а разве можно было поступить иначе? Эта группа, или отряд, должна была быть небольшой и способной обезвредить террористов до того, как они нанесут удар. Члены отряда получили разрешение действовать иногда за рамками закона. Но Занглин мог ввести отряд в действие только с разрешения полицейского комиссара. Все шло прекрасно, пока отряд не разросся как снежный ком и в него не стали попадать типы вроде Брэкстонов, которые играли там не последнюю роль.

Андерман вскочил, лицо его пылало от гнева.

— Брэкстонов привели ваши люди! Прошу не забывать этого. Ливийцы использовали их в небольших операциях, иногда для шантажа, но Брэкстоны были мелкой сошкой. Мы хотели избавиться от них, но Занглин не дал. Это казалось бессмысленным, у них не было никаких связей. Занглин хотел иметь своих людей, он не доверял нашим. Ваш шеф не сказал вам, что у нас был согласован вопрос о психологической проверке членов отряда. Мы привыкли работать с профессионалами, а не с «мешугэнами»[12], вроде Станислава и его приятелей.

Начальник оперативного отряда Мак-Куэйд достал безукоризненно чистый платок, снял очки и стал задумчиво полировать стекла.

— Занглин. Черт бы его побрал. Он пользовался моим полным доверием, пока вы не подняли волну, Мэлоун. Мы тогда просмотрели ваше досье, и стало понятно, что вы прекрасный полицейский. Настоящий командир. И после того как мне не удалось вас купить… — Он горько улыбнулся Мэлоуну, нацепил очки и достал из ящика стола лист бумаги. — Я позвонил Джеку Брину, заместителю Занглина. Мне показалось, что он ждал моего звонка. Вы знаете, что на нашей работе нельзя не доверять друг другу. Все на этом держится. Особенно когда мы пускаемся в такие безумные авантюры. Я приказал Джеку доложить обстановку, и, когда он рассказал, мне стало страшно. Видите ли, Андерман прав. Трое полицейских, заправлявших отрядом, даже не числились в нем. Джек сказал, что они не прошли психологического отбора. Но проклятый Занглин продолжал держать их в отряде. Он говорил Джеку, что их будут использовать только как инструкторов. Кроме того, проверка показала, что они — законченные убийцы. — Он покачал головой, как бы не веря своим словам. — Ну что ж, по крайней мере, в этом Занглин не ошибался.

Мэлоун подошел к Андерману и молча остановился перед ним. Тот разглядывал свои ботинки. После долгого молчания Мэлоун с угрозой в голосе спросил:

— А как в эту картину вписывается Мурхауз?

Андерман, не поднимая головы, ответил:

— Точно не знаю, могу лишь поделиться своими догадками. Занглин часто встречается с этим человеком, поскольку он был членом комитета, составленного из самых влиятельных людей города для шефства над отрядом. Предполагалось, что отряд будет согласовывать свои действия с частными агентствами, охраняющими многие компании в городе. Но это же безумие. Привлекать посторонних к самым секретным операциям. — Он помолчал, подумал и продолжал: — Полицейский, я могу высказать лишь свое мнение. Я думаю так же, как Джо Манелли. Мурхауз имеет собственный секретный отряд внутри нашего. Отряд в отряде. Ударная группа для элиты, члены которой не числились в отряде, а были рассеяны по управлению. У нас не было выбора. Город заложен банкам и нефтяным компаниям. Они могут потребовать оплаты в любой момент, когда захотят.

— Кто отдал приказ о создании этого отряда и каково его назначение? — спросил Мэлоун.

— Хотел бы я знать, — ответил Мак-Куэйд.

— Занглин создал официальный боевой отряд, — сказал Мэлоун.

— Это было совершенно секретное подразделение. В него принимали людей по особому списку.

Мэлоун сердито взглянул на Мак-Куэйда.

— Давно уже не секретное. Слишком много трупов. Кто платил по счетам?

— Был образован фонд в несколько миллионов долларов, чтобы давать взятки. Каждая корпорация внесла свою долю. Они назначили распорядителя расходов, который стал связным между управлением и деловыми людьми.

— Картер Мурхауз — Настройщик Роялей.

— Да, — подтвердил Мак-Куэйд.

— Они создали оптическое предприятие «Симонсон» на Голландских Антильских островах для отмывания денег и оплаты счетов. Держу пари, что этот фонд не единственный, просто о существовании других мы не знаем. И у Занглина, у Станислава и его приятелей есть свой собственный волшебный источник зелененьких. Им нужно лишь, чтобы Мурхауз вовремя отвернулся, пока они набивают карманы.

Мэлоун задумался. Почему Мурхауз допустил это? Конечно, не из-за денег. Почему разговор шел о бомбах? Рисковать прикрытием? Где мотив?

Мэлоун повернулся к Андерману.

— Что случилось с Сарой? Почему ее убили?

Андерман достал сигарету, постучал ею по столу, потом вдруг разломил и выбросил.

— Хотите знать, полицейский? Хорошо, я скажу. Сара преподавала вашим компьютерный курс, когда встретила Станислава. Они начали встречаться. Узнав об этом, я приказал ей немедленно это прекратить, сказал, что связь с полицейским делает невозможным ее работу у нас. Она ответила, чтобы я не лез в ее личную жизнь. Мы старались отговорить ее. Она ушла от нас и продолжала встречаться со Станиславом. Он устроил ее на работу к Брэкстонам. Я взывал к ее благоразумию, но тщетно. Она стала выходить в свет со Станиславом и его друзьями и увидела, что они сорят деньгами. У нее возникли подозрения, она позвонила мне. Начала задавать вопросы об источниках финансирования отряда. К этому времени Станислав уже ей надоел, она захотела вернуться. Я попросил ее подождать и постараться разузнать, чем они занимаются. Одновременно я сумел внедрить Андреа Сент-Джеймс в «Интермедию». Саре приказал никогда не связываться со мной напрямую. Она должна была делать это через Андреа. Они ежедневно звонили друг другу. Сара что-то нашла. Она начала говорить про Библию и Песнь. Дело в том, что около нее постоянно торчал либо Станислав, либо кто-то из Брэкстонов. Она не могла говорить по телефону открытым текстом. Когда Андреа сказала мне о Лэндсфорде, я не связал его с фортом. «Один армейский офицер», сказала она.

Андерман бесцельно бродил по комнате. Казалось, он в растерянности. Посмотрев на всех по очереди, опять сел и продолжил рассказ:

— В четверг, перед тем как ее убили, Сара провела ночь у Станислава. Она была в ванной, когда обнаружила в шкафчике список и микрофильм. Узнала адреса, указанные в списке, спрятала все в своей записной книжке и пошла в спальню. Утром он сделал ей предложение. Она не ожидала и рассмеялась. Но, заметив, как изменилось его лицо, взяла себя в руки. Сказала, что ее устраивают и нынешние отношения. К тому же ее родители никогда не дадут согласия на такой брак. Видите ли, полицейский, во многих отношениях Сара была странной женщиной. Она могла вступать в интимные связи только с людьми иной веры. Один короткий роман за другим. Как только мужчина начинал относиться к ней слишком серьезно, она порывала с ним. Роковая женщина. К несчастью, дети Холокоста[13] не сохранили чистоту души.

Станислав был взбешен. Ради нее он оставил семью. Он влюбился по уши. Сара почувствовала опасность и попросила время на раздумье. Сказала, что попробует договориться с родителями. От него она помчалась домой, позвонила мне и рассказала о находке. Я велел ей немедленно приехать ко мне. Но она боялась встретить Станислава на улице. Подумала, что он может сразу обнаружить пропажу и броситься за ней. Конечно, ей не надо было ехать домой. Но она потеряла голову от страха. Тогда я сказал, чтобы она закрылась на все замки и никого не впускала. Тут же поехал к ней. На дорогу ушло около часа. — Он прижал ладони к щекам и принялся раскачиваться. — Мы с Анкори выскочили из дома. Поехали через мост Вильямсбург и попали в пробку из-за аварии. Впереди столкнулись три машины. Простояли на мосту минут сорок. Когда приехали к Саре, дверь ее квартиры была распахнута. Сара лежала в ванне, мертвая. Он, должно быть, сразу обнаружил пропажу и поехал к ней. Видимо, захватил и подручных.

Мэлоун почувствовал, как у него заныла рана на голове.

— Вы заперли дверь и ушли?

— А что еще мы могли сделать? — спросил Дэвид Анкори.

— Это Станислав звонил Саре на работу?

— Да, он часто звонил. Проверял, на месте ли она. Говорил с ней по-польски и по-немецки.

— Кто назначил Занглина командиром отряда? — спросил Мэлоун Мак-Куэйда.

— Мэр. Но мне известно, что за этим стоял Мурхауз. Они были знакомы со времен избирательной кампании Мурхауза.

Мэлоун подошел к телефону на столе Мак-Куэйда.

— Что вы намерены делать? — спросил тот.

— Хочу положить этому конец, пока не поздно. — Мэлоун набрал номер.

Ответил сержант Харриган из фургона наружного наблюдения.

— Джек, где подозреваемые? — В голосе Мэлоуна прозвучали тревожные нотки.

— Я пытался с вами связаться! — закричал Харриган. — Марку и Язиджи приехали к Брэкстонам домой и увезли их на взятой напрокат машине. Едут сейчас по ФДР-драйв, следом, в другой машине, Станислав, Келли и Брэмсон.

— Где они сейчас, в какой точке?

— Минуту. — Мэлоуну было слышно, как «Гнездо» связывается по радио со своими «Птицами». В трубке потрескивали разряды. Потом сержант торопливо доложил: — Драйв и Семьдесят первая, едут на север.

— Задержать всех.

— Вас понял.

— Я буду на связи. Сообщите, как пройдет задержание. Позвоню в бригаду и опять переключусь на вас.

— Хорошо.

Мэлоун нажал кнопку «пауза» и набрал другой номер.

— Мы не можем сказать, кто куда поехал, — сообщил Бо Дэвис.

— Это сейчас не важно. Ордер использовали?

— Без труда. Получили все, за чем приехали, и оставили расписку.

— Оставайтесь на связи. Буду звонить.

Он снова нажал на кнопку внешней связи.

— Джек, как дела?

Голос Харригана срывался.

— Мы потеряли их в потоке машин!

— Выходи в открытый эфир! Перекройте дорогу! — приказал Мэлоун.

Глаза присутствующих были прикованы к лейтенанту. Он слышал гудки и обрывки разговоров в трубке. Сейчас патрульные машины уже мчатся к месту назначения. Успеют ли? Куда едет Станислав? Мэлоун жалел, что не участвует в преследовании. Будь он там, все могло пойти по-другому. Харриган выкрикивал приказания, указывал, кому куда ехать.

— Харриган, какого черта? Что там происходит?

Вскоре Харриган вышел на связь:

— Они поехали к вертолетной площадке в Истсайде. Наши ворвались туда, когда вертолет уже поднялся в воздух.

— Вызывай авиацию, береговую охрану. Пусть поднимут свои вертолеты.

— Не надо. Директор аэропорта сказал, что вертолет был зафрахтован, чтобы доставить их на Кроличий остров. Полет займет четыре минуты. Туда поехали машины из Сто четырнадцатого и Сто восьмого.

— Я не кладу трубку. — Мэлоун посмотрел на людей, сидевших вокруг. Андерман казался расстроенным, Хайнеман и Джонсон готовы были мчаться на передовую, ждали только команды. Мак-Куэйд прикидывал, как ему в дальнейшем, если понадобится, откреститься от всего происходящего. Казалось, они ждут уже целую вечность. Восемь минут спустя Харриган опять вышел на связь:

— Они улизнули. На острове их ждали машины. Я дал сообщение по городу.

— Продолжай действовать. — Мэлоун бросил трубку, потом опять быстро набрал номер. Ответил диспетчер отряда специального назначения. Занглин находится в недельном отпуске, сообщил он Мэлоуну.

— Что будем делать? — спросил Андерман.

— Остановим их.

Поманив за собой своих детективов, Мэлоун направился к двери.

— Куда вы? — закричал вслед Мак-Куэйд.

— К первоисточнику, — отрезал Мэлоун.

Глава 22

Понедельник, 6 июля, вечер

Клуб «Стайвезант» находился на Парк-авеню в районе шестидесятых улиц в одном из великих строений прошлых лет. Старомодное здание с множеством тихих мрачных комнат, заставленных тяжелой мебелью, сверкающей полировкой от заботливого многолетнего ухода.

На первых четырех этажах стоял затхлый сладковатый запах старых книг и еще более старых денег.

Из Полис-Плаза, 1 Мэлоун помчался на Уолл-стрит, 81, в здание «Мурхауз интернэшнл». Представившись секретарше Мурхауза, старой деве с голубыми волосами, он сказал, что ему необходимо поговорить с владельцем. У него есть сведения о готовящемся покушении на жизнь Мурхауза. Секретарша разинула рот и прижала ладонь к тому месту, где у женщин должна находиться грудь.

— Он сейчас в своем клубе «Стайвезант», — сказала она.

Старик мажордом провел в клубе всю свою жизнь, обслуживая сильных мира сего. Мэлоун и ему сообщил об опасности, грозящей жизни Мурхауза, после чего старик сказал, что Картер Мурхауз сейчас в сауне. Он привел Мэлоуна в подвальное помещение, в раздевалку, где приятно пахло хвоей. К хвойному запаху примешивался легкий кисловатый запах пота.

Здесь мажордом оставил его. Мэлоун разделся, убрал свою одежду в пустой шкафчик, взял из лежавшей на деревянном столе рядом с душем стопки полотенце и обернул им талию. Потом взял еще одно, прикрыл им револьвер и вошел в сауну.

Сквозь клубы пара пробивался слабый свет единственной лампы. В нос ударил острый аромат сухого горячего дерева. Мэлоун увидел одинокую фигуру на верхней полке.

— Мурхауз?

— Кто это?

Картеру Мурхаузу, наверное, было под шестьдесят, но выглядел он лет на десять моложе. Интересное лицо, подбородок с ямочкой, тонкие губы, мускулистое тело. Черные, холодные глаза, повергающие многих в трепет. Густые вьющиеся серебристые волосы. В жизни он был меньше ростом, чем на экране.

Добравшись до верха, Мэлоун уселся рядом с Мурхаузом, который проворчал:

— Что вам угодно?

Мэлоун прищурился и увидел, что Мурхауз настороженно смотрит на него сквозь пар.

— Мне угодно, чтобы вы рассказали, где найти Занглина, Станислава, Брэмсона и Келли.

— Боюсь, что я понятия не имею, о ком вы говорите. Почему вы пришли ко мне?

— Слушай, мерзавец! — отрезал лейтенант, и физиономия Мурхауза злобно перекосилась. — Для начала скажу, что мы знаем о вашем ударном отряде для толстосумов и оптическом заводе «Симонсон» в Кюрасао.

Мэлоун рассказал ему все, даже изложил содержание телефонного разговора брата и сестры Брэкстонов. После этого стало слышно, как шипит вода на раскаленных камнях. Обшитые деревом стены сауны вызывали боязнь замкнутого пространства.

— Мы выяснили, кому принадлежит «Интермедия».

Мурхауз вздернул брови, признавая поражение.

— Очень толково вы все устроили. Полицейский не смог бы так.

Мурхауз вроде бы не слышал его. Он подался вперед и уперся локтями в колени.

— Собственность эта была куплена адвокатом от имени подставной корпорации в Делавэре, а затем ее акции были переведены в другую корпорацию в том же штате. Когда заключают такую сделку, полагается назвать основного владельца и адвоката, ведущего ее. Поэтому вы отдали кое-какие акции Олдриджу Брэкстону, сделав его держателем контрольного пакета. Он подписывает пустые бланки без дат и сумм, переводя корпорацию во владение одного из ваших несуществующих концернов. Олдридж Брэкстон — великолепная подсадная утка. Теперь нужен еще адвокат, которому можно довериться. Кто же это? Престон Мурхауз — ваш племянник и представитель оптического отделения фирмы «Симонсон» в Штатах. Немного семейственности не помешает, верно?

Мурхауз запрокинул голову и провел ладонью по волосам, сохраняя невозмутимый вид.

— Интересная история. Вы не пробовали писать фантастику? У вас очень живое воображение. Плохо, что, кроме него, у вас ничего больше нет. Ни единого доказательства, подтверждающего всю эту мерзость.

Мэлоун следил за ним глазами.

— Управление и Андерман больше не играют в вашей команде. Для вас и ваших дружков все кончено.

Мэлоун вытер пот на груди.

— Помогите нам избежать катастрофы, и я сделаю так, что вы останетесь в стороне. Иначе загремите вместе с ними.

Мурхауз и бровью не повел.

— Вы что, серьезно?

— Совершенно.

Мурхауз посмотрел на него и насмешливо хмыкнул.

— Приведите мне пример из недавнего прошлого, когда человека в моем положении арестовывали, судили и приговаривали. Не говоря уже о том, что тогда вам придется арестовать несколько наиболее влиятельных лиц в этой стране. — И он растянулся на полке, делая вид, будто наслаждается жаром.

Мэлоун посмотрел на него с затаенной злостью.

— Вы что, думаете, такие, как Станислав и его друзья, не потащат вас за собой? Полицейские трясутся даже при мысли о том, что могут сесть в тюрьму. Заключенные их ох как не любят. А Брэкстоны? Да они друг друга заложат, чтобы избежать тюрьмы.

Мурхауз приподнял голову.

— Разве не вы мне сказали, что это брат и сестра? Значит, у них вместо крови вода.

— Или дерьмо.

Понимая, что теряет время, Мэлоун спустился вниз и вышел из сауны.

Мурхауз смотрел ему вслед, не меняя позы и даже не попытавшись остановить лейтенанта.

Мэлоун быстро принял душ и оделся. Он сидел на скамеечке перед шкафом, надевая носки, когда вошел Мурхауз, на ходу обертывая талию полотенцем. Он приблизился к Мэлоуну, и тот, подняв голову, увидел мокрое тело и распрямившиеся волосы Мурхауза.

— У меня чисто академический интерес к вашей гипотезе. Полагаю, вы понимаете, что в вашей теории заговора есть огромная прореха?

Мэлоун влез в ботинки и встал, притопывая ногами. Лицо его было в нескольких сантиметрах от лица врага.

— И что же это за прореха?

— Мотив. Зачем мне участвовать во всех этих делах?

— Из древнейших на свете побуждений — алчности и мстительности.

Мурхауз отступил на шаг.

— Да вы что, смеетесь?

— Поражение на выборах стало слишком большим унижением для великого Картера Мурхауза. Ваше первое и единственное поражение в жизни. Вы ушли в себя, вынашивая планы мести людям, которые вас отвергли. Этим жлобам с синими воротничками, которые разглядели ваше истинное лицо сквозь расистские бредни. И еще — либеральная, или, вернее сказать, еврейская пресса, которая посеяла семена вашей неудачи. Вы их всех ненавидели.

Глаза Мурхауза расширились от гнева.

— Когда вас попросили стать распорядителем фонда отряда, вы увидели свой шанс. Вы ведь предупреждали об анархии на улицах. Теперь можно было превратить ее в реальность. Вы познакомились с Занглином и Станиславом во время своей предвыборной кампании. Вам не составило труда сколотить свой отряд под крылом спецназа. Заключили соглашение с Занглином и компанией. Они получили доступ к деньгам, не ко всем, конечно, но достаточным, чтобы сделать счастливым среднего полицейского. От них требовалось лишь подобрать несколько арабов и подложить в городе бомбы.

Первыми на очереди стояли израильские склады. Лучшей мести евреям и не придумать. Предать огласке наличие складов и выжить их из страны. Напугать город насилием на улицах. Все шло по плану, пока Станислав и Айзингер не влюбились друг в друга.

— Ну все! Хватит! — Мурхауз туже запахнул полотенце и пошел прочь от Мэлоуна. — Я иду звонить полицейскому комиссару! Может быть, он пощадит вас. Вы больной человек, лейтенант.

Мэлоун бросился на него, Мурхауз ударился о шкаф, рассек бровь, расквасил нос и в недоумении уставился на свою окровавленную руку. Казалось, он на грани бешенства.

— Ты заплатишь за это жизнью, Мэлоун. Слышишь? Ты умрешь!

— Ты мне грозишь? Послушай-ка, что я тебе скажу, умник. Тот закон, который проповедуете вы, закон улицы, не знает различия между богатыми и бедными. Это улица с двусторонним движением, приятель.

Мэлоун пошел к выходу, но вдруг замешкался, потом развернулся и врезал Мурхаузу в челюсть. Тот обмяк и, ударившись спиной о шкаф, сполз на пол.

Глава 23

Понедельник, 6 июля, ночь

Уэсти Станислав снял гараж на Западной Восемьдесят девятой улице на имя Фрэнка Макмагона. Отсюда, из надежного безопасного укрытия, они нанесут решительный удар. Из окон окружавших гараж многоквартирных домов лилась латиноамериканская музыка. Цветочные ящики на окнах были или пусты, или заполнены бутылками и банками. Мужчины в майках, сидя на корточках на тротуаре, играли в шашки. Из пожарного крана текла струя, под которой резвились дети. На Восемьдесят девятую с проспекта Колумба выехала патрульная машина. Один из игроков поднял голову, посмотрел и снова уставился на доску.

В гараже стояли два грузовика с платформами, на которых громоздились остовы ржавых автомобилей, прикрепленные стальными тросами; с боков их удерживали вертикальные стальные прутья. Каждый из этих автомобилей был набит взрывчаткой, бензобаки грузовиков наполнены горючим под завязку. Пироманьяки пришли бы от такого в восторг.

За грузовиками стоял микроавтобус с дымчатыми стеклами.

Свет от висящих на цепях голых лампочек падал на сидевших по-турецки на одеяле Ахмада Марку и Айбана Язиджи. Еще пять арабов чистили автоматы «узи», тихо переговариваясь и не обращая внимания на больших черных мух, вившихся над ними.

Занглин, Станислав, Келли и Брэмсон играли в карты за раскладным столом. Олдридж Брэкстон с сестрой, сидя на армейских нарах, смотрели телевизор. Олдридж отгонял мух свернутым журналом. Тэа нагнулась поправить усы антенны.

Сдавал Занглин. Он тщательно, нудно тасовал карты, глаза его внимательно следили за игроками сквозь табачный дым.

Станислав, Брэмсон и Келли наслаждались обстановкой. Когда-то Занглин лично расследовал жалобы на превышение служебных полномочий этой троицей. Это было, когда они служили в 66-м участке. Он нашел трех свидетелей, которые видели, как эти полицейские сбросили двух убегавших грабителей с крыши. Еще двух свидетелей он сумел освободить от тюрьмы. Если возникнут сложности по ходу выполнения задания, его приятели ответят за все. Занглин умел выходить сухим из воды.

Он сдал каждому по три карты, открыв одну. Келли везло, у него был туз. Сдавая, Занглин мысленно проигрывал предстоящую операцию, пытаясь найти слабые места в тщательно продуманном плане.

Они должны выехать из гаража в 4.30 утра и направиться к складам Андермана в Куинсе по условленному маршруту. Шесть разбитых машин, набитых взрывчаткой со взведенными детонаторами, надо быстро снять с платформ с помощью крана, которым оборудован каждый грузовик, и оставить возле складов с оружием. Через семь минут — взрыв, грибоподобный огненный шар. Склады превратятся в дымящиеся воронки. Из Куинса они поедут в Гарлем и Эль-Баррио, где взорвут остальной груз, посеяв панику и беспорядки. Люди, думал Занглин, всегда готовы поджигать и грабить, надо только немного их подтолкнуть. О складах с оружием станет известно, и под натиском возмущенных масс израильтяне будут вынуждены покинуть страну. Мурхауз даже предложил оставить на месте взрыва одного или двух мертвых арабов для пущей достоверности и чтобы отвлечь внимание полиции от истинных виновных и направить ее по ложному следу.

Занглин счел идею великолепной. «Братья-мусульмане» и «Черный сентябрь» будут идеальными козлами отпущения.

Пророчества Картера Мурхауза, сделанные во время предвыборной кампании, должны сбыться. У Занглина тоже были причины отомстить тем, кто встал на его пути к креслу комиссара полиции. Во всем этом деле Занглин видел иронию судьбы: как командира отряда спецназа, его призовут подавить мятеж, им же и поднятый.

Мурхауз обещал каждому по двести тысяч долларов за сегодняшнюю работу. Какой легавый не мечтает сорвать столь крупный куш? Он слышал о крошечной стране в Европе — Лихтенштейне, где в банках открывают номерные счета и не задают лишних вопросов, в отличие от швейцарских.

По плану, Брэмсон и два араба поедут в первом грузовике, Келли и два других араба — во втором. Занглин, Станислав и остальные — на расстоянии выстрела сзади в микроавтобусе, готовые вмешаться в события в любой момент. Пока он не находил в этом плане слабых мест. Но, как человек осторожный, Занглин подготовил пути отступления.

Когда все игроки, кроме него, открыли карты, он отвел глаза от Брэкстонов и перехватил выжидающий взгляд Станислава.

— По-моему, пора, — тихо сказал Занглин, открывая свои карты.

Станислав, показал, что понял его, подмигнул и злорадно усмехнулся. Он бросил карты на стол.

— Я — пас.

Потом поднялся, подошел к микроавтобусу, закурил, прислонившись спиной к машине. Он еще не был дома и не подозревал, что квартира подверглась обыску. Прямо из комплекса ОСН вся троица поехала на Манхэттен, где ждала, пока Марку и Язиджи заберут Брэкстонов.

По дороге на вертолетное поле он смотрел, нет ли «хвоста». Шестое чувство подсказывало, что за ними следят, но из-за интенсивного движения проверить было невозможно.

Один из людей Марку ждал их на Кроличьем острове, гадая, почему это место называется островом. Воды там не было. Большой участок земли в форме кроличьих ушей, в обрамлении железнодорожных путей, между Скиллмэн-авеню и Северным бульваром, связанный с внешним миром виадуком Ханивелл в Лонг-Айленд-Сити.

Он вспомнил Сару и рассердился на себя за то, что все еще тоскует по ней. У него никогда не было такой женщины, как Сара. Он привык к девицам, которых подцеплял в барах для одиноких.

Сара была другой, совсем другой. От нее всегда очень приятно пахло, косметика на лице была почти незаметна. И она смотрела на него с тем особым блеском в глазах, с каким женщина смотрит на единственного желанного мужчину на свете. Он никогда не мог понять, что нашла в нем такая элегантная дама. Однажды, когда они были вдвоем в его квартире, он спросил ее об этом.

— Дело в том, что ты такой милый. Мой собственный большой гой, — поддразнила она его.

Они были вместе всего три раза, когда она игриво спросила, нравится ли ему делать кое-какие вещи, приятные женщинам.

— Настоящий мужчина этого не делает, — ответил он.

Она прижалась к нему обнаженным телом и потрепала по волосам.

— Мне бы очень понравилось, если бы ты сделал это, — взяв его голову в руки и подталкивая вниз, сказала она. — Я тебя научу.

Он отдал ей всего себя, а она предала его. Станислав ударил ногой по покрышке, давая выход гневу. Она использовала его, украла секретный список, не уходила, оказывается, от Андермана и смеялась, когда он сделал ей предложение. Каким же идиотом он был! Он счастлив, что убил ее. И это доставило ему наслаждение. Он навсегда запомнил выражение ужаса в ее глазах, стоны, когда он медленно загонял прут в избитое тело, пока Брэмсон и Келли держали ее.

Она так и не заговорила, с невольным восхищением вспомнил он.

Подняв глаза от покрытого масляными пятнами пола, он увидел, что Брэкстоны о чем-то шепчутся, подошел к задней двери микроавтобуса, открыл ее и забрался внутрь. Откинув крышку ящика для инструмента, вынул автомат «ингрэхэм», потом обойму и цилиндрический глушитель. Вставил обойму, привернул глушитель, засунул автомат в бумажный пакет и вылез из машины.

— Посмотри на этих болванов, играющих в карты, как будто им наплевать на все на свете, — говорил сестре Олдридж Брэкстон. — А эти вонючие семиты, ковыряющие в носу. Они даже не сгоняют с себя проклятых мух.

Сестра прошептала:

— Когда мы выедем отсюда, они будут слишком заняты, чтобы следить за нами, и мы сможем убежать от этих безумцев.

— Тэа, я чувствую исходящее от них зло. Я хотел бы…

Он замер, увидев, как голова сестры разлетелась на кровавые куски, но не успел издать ни звука: его тело сорвало с нар, руки взметнулись, хватая воздух. Какую-то долю секунды Олдридж Брэкстон чувствовал, как, бешено крутясь, несется сквозь коридор, полный мерцающих огней. Потом все исчезло.

Глава 24

С понедельника на вторник, 6–7 июля

Раздевалка полицейского участка северного Мидтауна провоняла стойким запахом пота. Вдоль шкафов стояли скамейки, с них свешивались старые газеты. Пустые мешки из-под одежды висели на крючках, просунутых в вентиляционные отверстия. Сонные полицейские запихивали в мешки гражданскую одежду. Некоторые надевали бронежилеты, большинство обходилось без них. Слишком жарко, чтобы совать свое тело в «печку» из кевлара. Они доставали из шкафов ремни, застегивали на поясе; дубинки стучали по стали и дереву револьверов, по коленкам. В каждом участке города сейчас творилось одно и то же. Полицейские готовились к последней, самой тяжелой ночной смене. Близился вторник.

За четверть часа до начала смены на инструктаж и развод на посты построился первый взвод участка северного Мидтауна. Сержант добрался до середины списка, как вдруг ожил телетайп. Ровное гудение аппарата заглушил треск печатающего устройства.

Раздался сигнал срочного сообщения. Дежурный лейтенант выскочил из-за своей конторки и побежал читать сообщение. Прочитав, оторвал листы, сложил по порядку. Вышел в комнату, где собрался взвод.

— Внимание. Поступили распоряжения для вашей смены.

Он оглядел взвод. Шум прекратился. Лейтенант начал читать. Обычный порядок службы отменяется до особого распоряжения. Выезжать только на срочные вызовы при угрозе чьей-то жизни. Все патрульные подключаются к поиску следующих лиц.

Он прочел их словесные портреты. Настоящие имена не назывались, не сообщалось, что разыскиваются полицейские. Указанные лица могут быть в обществе арабских экстремистов. Они представляют угрозу национальной безопасности. Есть секретные сведения об их предполагаемом месте назначения в Куинсе. Особое внимание уделять мостам, туннелям. Отмечать колонны из двух и более автомобилей. При обнаружении сообщать немедленно, указывая местонахождение подозреваемых. Муниципальная полиция поднята по тревоге. Детективы в штатском ведут патрулирование на автомобилях без опознавательных знаков.

— Теперь послушайте. Дело, видимо, серьезное. Так что будьте начеку, следуйте инструкциям. Заметите этих типов — немедленно докладывайте и ждите. Самим ничего не предпринимать.

Идя вдоль шеренги, он слегка улыбнулся.

— Маленькое замечание. Никаких свиданий, никаких отлучек. — Он оглядел всех по очереди. — Вопросы есть?

Вопросов не было.

— Занять посты!


Патрульные Энди Дженкинс и Хуан Ривера вышли из участка вместе с остальным составом первого взвода.

— Интересно, что стряслось? — спросил Энди Дженкинс.

Хуан Ривера пожал плечами.

— Кто знает?

Они подошли к радиофицированной патрульной машине номер 2356. Открыв правую дверцу, Ривера поставил меж сиденьями дубинку, потом начал выгребать мусор. Энди положил сумку и блокнот на приборную панель, уселся за руль.

— Ты видел когда-нибудь арабского экстремиста?

— Не-а. Была у меня арабская курочка с Четвертой авеню, когда я работал в Семьдесят восьмом участке.

— Ну и как она?

— У нее под мышками воняло, как из задницы.

Через десять минут машина отъехала от участка. Первая остановка была на Амстердам-авеню, «У Рокко», где их ждала пицца и полдюжины пива.


Оборона склада была укомплектована личным составом. Людей разместили у окон, на крыше, у выходов. Андерман уже имел военный опыт такого рода и знал, как готовиться. Его кабинет превратился во временный штаб, куда стекалась вся информация. По радио поступали сообщения на английском и на иврите. На столах и стульях разложены карты, все подходы к складу прочерчены красным. Для задержания и перехвата на улицах были расставлены автомобили с мощными бамперами. Андерман объединил силы с полицией, своим недавним врагом.

Он сам проверял посты, отдавая приказы.

Детектив Гас Хайнеман крутил настройку радио, ловя сообщения, между делом жевал «Милки Уэй». Израильский коллега рядом принимал сообщения на иврите.

Детективы Дэвис, Джонсон и Штерн изучали карты, проверяя, не допустили ли ошибку.

Мэлоун, Мак-Куэйд и Джек Харриган стояли вокруг стола Андермана, обсуждая расположение сил.

— В гавань сообщили? — спросил Мэлоун.

— При чем здесь гавань? — удивился Мак-Куэйд.

Мэлоун показал на карте.

— Вот остров Манхэттен. К востоку — Ист-Ривер, к северу — Гарлем-Ривер; на юге — Верхний и Нижний заливы. На западе — Гудзон. Мы знаем, что их цель — здесь, в Лонг-Айленд-Сити. Здесь, в Ньюспойнте, проходит граница Бруклина и Куинса. Занглин может погрузить свой «табор» на корабль или баржу и направиться из Манхэттена к Бруклину или Куинсу. Бруклин пересекают многочисленные каналы и протоки. В нескольких кварталах отсюда — Спринг-Крик. Вот здесь — Маскет и Гаванус. — Отложив карту, он посмотрел на Мак-Куэйда. — Я считаю, необходимо уведомить гавань и береговую охрану.

Мак-Куэйд неохотно согласился. Подошел к рации, чтобы передать необходимые сообщения. Андерман положил руку на плечо Мэлоуна.

— Один из моих вертолетов находится в Форт-Тоттен.

— У нас есть свой. — Мэлоун смотрел на карту.

Усмехнувшись, Андерман потрепал его по плечу и отошел, отдавая какие-то распоряжения на иврите.

— Какие еще меры приняты? — спросил Мэлоун подошедшего Мак-Куэйда.

Тот ответи