КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438911 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207260
Пользователей - 97869

Впечатления

Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как совершать покупки выгодно

Порубежная война (fb2)

- Порубежная война (а.с. На службе государевой-6) 941 Кб, 236с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Роберт Зиновьевич Святополк-Мирский

Настройки текста:



РОБЕРТ СВЯТОПОЛК-МИРСКИЙ РУКА МОСКВЫ ИЛИ СОБИРАНИЕ ЗЕМЛИ

ИСТОРИЧЕСКАЯ ХРОНИКА XV–XVII столетий, которая, рассказав понемногу о великих князьях, боярах и вельможах московских и литовских, о королях Запада и ханах Востока, о служителях церкви и еретиках, о тайных заговорах и открытых войнах, о славных победах и горьких поражениях, о мирных делах и великих смутах, словом, о разных лицах и событиях, хорошо известных по летописям и документам, главным образом повествует о множестве НЕОБЫЧАЙНЫХ ПРИКЛЮЧЕНИЙ И УДИВИТЕЛЬНЫХ ПОДВИГОВ дворянина Василия Медведева и его потомков, а также многих других ОБЫКНОВЕННЫХ ЛЮДЕЙ, чьи жизнеописания не вошли ни в одну летопись, чьих имен невозможно отыскать в исторических сочинениях, но ЧЬИ ДЕЛА, слившись воедино с делами миллионов таких же простых смертных грешников, вольно или невольно для них самих, но неизменно по воле Господа нашего ТВОРИЛИ ИСТОРИЮ.

Смерти, дети, не бойтесь,

ни войны, ни зверя,

дело исполняйте мужское,

как вам Бог пошлёт.

Поучение Владимира Мономаха.

ПОРУБЕЖНАЯ ВОЙНА

Иван Васильевич, муж сердца смелого и рыцарь славный, не могучи более (позора) терпеть, выбился из-под (татарской) зависимости, a пограничные и близлежащие земли русских княжат себе подчинил и более хитростью, чем силою под свою волю привел, а также и замков, издавна Литве принадлежащих много взял.

Увидев могущественную державу — целое государство огромное к западу по солнцу — Новгород Великий, город весьма большой и людный, с огромным количеством купцов разных со всех стран полночных, известный и богатый, — он и его захватил.

Этой победой и взятием города того славного, Иван Васильевич, князь московский, вознесся и на все края княжества Русского и Литовского помыслы свои обратил.

Видя, что с грозным князем московским войною своей власти добиться будет трудно, король Казимир предпочел с ним спокойнее обходиться, и просил князя Ивана o мире; и заключили они перемирие между собой на несколько лет, и таким образом, как Новгород Великий, так и целый ряд княжеств, от Литвы оторванных, навсегда пропали …

Хроника Литовская и Жмудская (Запись о событиях 1479–1495 г).

Однако, правдой также является и то, что мы пожинаем плоды собственных поступков.

Мы обладаем свободной волей.

Наивысшая, Божественная сила лишь отвечает на наши желания.

Это последствия наших поступков неизбежны, а не сами поступки.

Махабхарата.

ПРОЛОГ ПОДСНЕЖНИКИ КНЯЖНЫ ОЛЕНЫ

Москва, Кремль, 28 марта 1486 года

Странствующий рыцарь Николас Поппель въехал, наконец, в Москву, совершив на этот раз исключительно длительное путешествие.

Из своей родной Силезии он направился во Францию, затем через Ла-Манш в Англию, снова на материк и через Швецию в Ливонию, далее через Псков в Новгород, потом в покоренную недавно Тверь, и уж оттуда, наконец, в столицу Московии — и при этом все верхом, да верхом, чтобы наблюдать прелести завораживающе дикой и очаровательной русской природы, и лишь изредка, когда стояли особо лютые морозы — в кибитке, укрытый теплыми медвежьими шкурами.

У него были весьма серьезные верительные грамоты от австрийского императора Фридриха III и его сына — наследника престола Максимилиана, в которых говорилось, что рыцарь Николас Поппель направляется в славный город Москву для ознакомительного визита, ибо до империи доходят известия о великой и могущественной державе Московии, с которой хотелось бы установить дружеские отношения, а посему всех просят оказывать рыцарю в путешествии необходимую помощь и поддержку.

Все и оказывали.

Согласно русскому обычаю, не успевал рыцарь выезжать из одного города в другой, как впереди него уже скакал гонец, везущий срочное сообщение о том, что, так, мол, и так — едет к вам, некий посол не посол но, что-то вроде гостя, словом — кто его знает, но от самого ихнего императора, так что вы уж там встретьте, как подобает, да присматривайте за ним, чтоб лишнего ничего про нас и города наши не узнавал, языки, глядите, не распускайте, его поите, как следует, сами пейте мало, про себя ничего не рассказывайте, а про ихнее все узнавайте, да выпытывайте досконально…

Разумеется, в первую очередь, еще как только странствующий рыцарь пересек рубеж за Псковом, гонец поскакал в Москву, и еще задолго до приезда туда гостя, Великий князь Московский Иван Васильевич все уже про него знал…

Рыцарь же не знал ничего, и только диву давался, как его хорошо встречают, где бы он не появился, так, будто его тут давно уже ждут. Ему все больше и больше нравилась страна, и к моменту приближения к Москве, восхищенный Николас Поппель совершено искренне полюбил ее, и в полном восторге говорил всем, а также писал в своих донесениях императору, что это самая замечательная, самая гостеприимная и самая прекрасная земля, которую только ему довелось видеть за все время его многочисленных и дальних странствий…

Особенное впечатление на Николаса Поппеля произвела недавняя встреча в Новгороде с архиепископом Геннадием, высоким иерархом православной церкви и, как оказалось, человеком весьма мудрым и начитанным.

А дело было так.

Прибыв в Новгород, рыцарь Николас Поппель, как обычно, обратился к старшему по рангу чиновнику, которым оказался новгородский посадник, и предъявил ему свои верительные грамоты. Посадник, рассыпавшись в любезностях, устроил рыцаря на жительство в один из купеческих новгородских домов, сетуя при этом на ужасную нищету после двукратного ограбления Москвой Новгорода («да нет, что я говорю, какого ограбления, просто, после присоединения Новгорода к Великому Московскому княжеству, дворы купеческие намного беднее стали — все разграбили, разворовали московиты проклятые, — да что уж тут поделаешь, такова видать, воля Всевышнего, — по грехам нашим наказание…»)

Приготовившись к скромной жизни в разоренном купеческом доме, Николас Поппель был потрясен обилием и разнообразием подаваемых к столу блюд, а особенно, напитков и никак не мог вообразить себе, что же подавали и пили раньше, если теперь все это называется нищетой.

Рассказывая, по обыкновению за столом о своих многочисленных странствиях, рыцарь не мог не вспомнить самого яркого эпизода, который глубоко запал ему в душу во время посещения Испании. Там, проезжая через центральную площадь одного из небольших городков, он оказался невольным свидетелем страшной казни — на костре, прямо посреди площади при огромном стечении народа живьем сжигали молодую женщину. Страшный крик жертвы, вопли толпы и удушливый сладковатый запах горелого мяса, висящий в неподвижном, раскаленном южным солнцем испанском воздухе произвели на Николаса Поппеля неизгладимое впечатление.

Однако на новгородцев его рассказ столь же сильного впечатления не произвел, и они в ответ наперебой стали рассказывать ему о том, как семь лет назад, во время первого пришествия Великого князя Ивана Васильевича с миром у них — вон там, рядом — на Волхове (а дело было лютой зимой), столько голов мужских, женских и детских посекли, что весь лед на Волхове красного цвета был, а по весне отмерзли да и плыли два дня по реке эти отрубленные головы.

Должно быть, именно во время этих застольных бесед присутствовал в доме купца некто, кто рассказал о Николасе Поппеле архиепископу Геннадию и, к огромному удивлению рыцаря, он через неделю получил приглашение в гости на подворье самого архиепископа.

Оказалось, что Геннадия как раз больше всего интересует именно то испанское впечатление гостя, о котором он рассказывал в кругу новгородских купцов. Дело в том, — признался Поппелю архиепископ, — что и здесь в Московии тоже завелись некие тайные еретики. Пака они еще не выявлены окончательно, но ведется огромная работа и рано или поздно все они будут выведены на чистую воду, и вот тогда-то встанет вопрос — что же делать с проклятыми отступниками от веры?

Одним словом, — испанский опыт расправы с еретиками, оказывается, больше всего интересовал архиепископа Геннадия и Николас Поппель подробнейшим образом, с истинно немецкой обстоятельностью, рассказал архиепископу Геннадию все, что он знал об испанской инквизиции, методах и формах ее работы (дознания, расследования, допросы, пытки), и даже о религиозной политике самого короля Фердинанда II, у которого Николас Поппель имел честь получить десятиминутную аудиенцию.

Расставшись с архиепископом и отправившись в дальнейшее путешествие, Николас Поппель вскоре позабыл о своем рассказе архиепископу и, должно быть, так никогда и не узнал, что его слова настолько глубоко запали в душу новгородского православного иерарха, что он велел немедленно записать все услышанное, и через двадцать лет упорной борьбы, когда служители тайной веры были действительно разоблачены, не только припомнил все сам, но в, качестве примера, переслал, записанный из уст странствующего рыцаря рассказ о борьбе испанского короля-католика со своими еретиками самому Великому московскому князю. Рассказ Ивану Васильевичу очень понравился, и вскоре запылали по всей Русской земле костры не хуже испанских…

Впрочем, это случится еще не скоро, а тем временем рыцарь Николай Поппель, расставшись с гостеприимным Новгородом, отправился дальше, к конечной цели своего странствия.

По русским дорогам рыцарь путешествовал в сопровождении всего лишь двух слуг, не имея никакого багажа и никаких денег, если не считать десяти золотых, подаренных ему московитскими разбойниками с большой дороги. Они вздумали было напасть на рыцаря, сразу учуяв по богатой и яркой одежде иноземца (а ведь всем известно, — иноземцы непременно должны быть богаты!), однако когда оказалось, что ни у рыцаря, ни у его слуг нет ни копейки за душой, а тут еще Николас, нисколько не испугавшись, простодушно улыбаясь скромно спросил, нет ли у них чего-нибудь поесть, устыдившиеся разбойники, — подлинные патриоты своей земли, дабы не уронить чести, вынуждены были пригласить рыцаря к своему столу.

От этого стола все они не вставали целые сутки.

А все потому, что рыцарь Николас Поппель был человеком чрезвычайно веселым, добродушным, невинным и наивным, как дитя и при всем этом — великолепным рассказчиком.

В отличие от худого и тощего странствующего идальго Дон Кихота, описанного гораздо позже одним великим испанским писателем, Николас Поппель был широкоплечим и грузным толстяком, любителем пива с большим животом, и, несмотря на свой возраст, (а к тому времени ему не было еще и сорока лет) — совершенно лысым; однако, весь фокус был в том, что лысину рыцаря скрывали превосходный парик с длинным ниспадающими на плечи вьющимися черными волосами и надетая поверх него огромная широкополая шляпа, густо украшенная страусовыми перьями. Николас Поппель любил и мог хорошенько выпить, и потому по всей Московской земле он оставлял о себе самые добрые воспоминания, ибо редко какому иноземцу удавалось выдержать до конца (до утра, а то и до полудня) непрерывное застолье, не падая от изнеможения под стол и весело продолжая рассказывать бесконечные байки.

Вот так же и у разбойников, скромно попросив перекусить, рыцарь к полуночи так разошелся, что прямо в процессе очередного захватывающего рассказа об одном из своих странствий, резко стащил со вспотевшей головы парик и отшвырнул его далеко в угол, отчего несчастные разбойники, никогда в жизни дива такого не видевшие, побелели и застыли с кубками в руках, будто перед ними возник призрак с того света. Николас тут же успокоил потрясенных собутыльников, убедив их, что это вовсе не скальп, а всего лишь некое подобие шапки, разбойники пришли в неописуемый восторг и застолье продолжалось до утра, после чего, провожая рыцаря и снабдив его охраной до ближайшего поселения, дабы никто не посмел обидеть дорогого гостя, они дали ему на дорогу еще десять золотых, и теперь это были единственные деньги рыцаря.

И тут самое время сказать, что именно лысина и была главной причиной того, что жизнь странствующего рыцаря сложилась именно так, а не иначе.

Дело в том, что маленький пухлый Николас начал лысеть уже с пятнадцати лет, в чем, впрочем, не было ничего удивительного, поскольку не только батюшка, но также дед и прадед, чьи портреты украшали стены фамильного замка, сверкали лысыми как колено головами. Однако бедному Николасу это служило слабым утешением, поскольку соседские мальчишки, сверстники и соученики непрерывно и постоянно подшучивали над лысым толстяком, и именно это послужило причиной выбора им странной и необычной профессии путешественника!

Уже в шестнадцать лет, желая как можно дальше убежать от постоянных насмешек, юный Николас отправился в свое первое странствие, и это определило всю его дальнейшую жизнь.

К двадцати пяти годам он объездил не только всю родную Силезию, Австрию, Германию, но и впервые отправился в более далекое путешествие на самый край европейского континента — в Португалию.

Молва о странствующем рыцаре и его захватывающих рассказах о дальних краях докатилась до императорского дворца, и Николас Поппель был удостоен чести быть принятым своим ровесником — сыном императора и наследником престола — Фердинандом. Фердинанд и его придворные — молодые повесы и веселые дамы — были очарованы Поппелем и тут он, наконец, впервые в жизни осознал, что дело вовсе не в лысине, а в чем-то совершенно другом: если ты человек не просто полный, а еще и не пустой, если ты умеешь забавлять людей, отдавая им все, что в есть в твоей душе — они полюбят тебя, будь ты хоть лысым, хоть кривым, хоть горбатым уродом.

Вскоре Максимилиан представил Николаса своему отцу — императору Фридриху, и тот, в присутствии всего австрийского двора, полушутя-полусерьезно посвятил Николаса Поппеля в ранг Главного Странствующего Рыцаря Австрийской империи.

Николас путешествовал по всей Европе, был в Англии, Ирландии, Скандинавии, а потом император и его сын попросили его отправиться в Московию, о которой после Великого стояния на Угре и победы над ханом Ахматом, в Европе стали распространяться самые невероятные слухи, как об одной из таинственных и могущественных держав на Востоке, которая находится еще дальше, чем лежащее на окраине цивилизованной Европы и утопающее в дремучих лесах Великое Литовское княжество.

Так совпало, что путешествие в Московию уже давно было в тайных планах самого Николаса и вот — мечты сбываются! — и, наконец, подумать только! — странствующий рыцарь, объехавший полмира, въезжает в таинственную и далекую столицу — загадочный и бесконечно далекий город Москву!

Стоял солнечный теплый весенний день и потому Николас Поппель въезжал в московский посад верхом, продав свой возок на полозьях еще две недели назад.

В Москву приезжало довольно много иноземцев и, казалось, посадский люд должен был привыкнуть к их виду, однако то ли солнечный день, то ли весеннее настроение, то ли широкополая шляпа со страусовыми перьями и яркий бархатный камзол с пуфами желтого цвета и бордово-красный плащ так развесели мальчишек, что они с визгом, смехом и криками веселой птичьей стайкой сопровождали рыцаря, пока он пробирался по грязной дороге к мосту через Москву-реку, за которой виднелись кремлевские стены в стадии перестройки.

Как раз в это время приглашенные из Италии мастера-архитекторы начали широко развернувшееся работы, разрушая старые обветшалые кремлевские стены из белого камня и возводя на их месте новые из красного кирпича.

Царила весенняя распутица, повсюду горы строительного мусора, грязь непролазная на берегу по колено, и лишь покинув посад и выехав на мост через Москву-реку, Николас перевел дыхание и, выпрямившись в седле, во все глаза смотрел на открывшееся перед ним небывалое зрелище огромного количества золотых церковных маковок с православными крестами за строящимися стенами и возводимой тут же башней Кремлевской крепости.

Толпа мальчишек, сопровождающих рыцаря настолько выросла, когда он приблизился к въездным московским воротам, и поднимала такой шум, что стражник у ворот вынужден был звонко ударить алебардой по камню и громовым голосом рявкнуть:

— А ну тихо, сорванцы! Не видите что ль, — сама великая княгиня и княжна на вас смотрят!

Действительно, сверху с недостроенной кремлевской стены на яркий и шумный въезд в московские ворота странствующего рыцаря глядели сама Великая Московская княгиня Софья и ее десятилетняя дочь Великая княжна Олена.

Не только мальчишки, но и все прохожие на мосту, услышав возглас стражника, задрали головы и, увидев столь высоких особ, сорвали с голов шапки, бросились на колени и стали низко кланяться.

Рыцарь, усвоивший к этому времени русский язык настолько, чтобы понять что происходит, сразу сообразил, как ему повезло: не успел он въехать в столицу, а уже удостоился чести увидеть саму Великую московскую государыню и ее дочь!

Николас решил тут же проявить свое утонченное европейское воспитание, лихо спрыгнул с коня и, сорвав с головы шляпу и изящно отставив назад левую ногу, низко склонил голову перед стоящими высоко на стене первыми дамами княжества.

Однако, в порыве галантности, рыцарь слегка не рассчитал своего движения, да еще весенний московский ветерок помог, одним словом — снялся вместе со шляпой парик, и ярко сверкнула, отразив лучи весеннего солнца, словно золотая церковная маковка, совершенно лысая голова странствующего рыцаря.

Юная княжна Олена сначала прыснула в кулак, затем звонко. заливисто расхохоталась и, не удержав равновесия, сделала шаг назад…

… За полчаса до появления рыцаря у Московских ворот Великая княгиня Софья гуляла с дочерью в небольшой березовой роще, находившейся прямо за окнами деревянных великокняжеских палат на территории Кремля. Княжна Олена в тяжелом парчовом платье, перепрыгивая через лужи, собирала росшие там и тут подснежники.

Софья задумчиво глядела на дочь:

— А ты знаешь, Оленка, что подснежники, быть может, первый цветок на земле созданный Господом?

— Нет, матушка, а почему?

— Говорят, что когда Бог изгнал Адама и Еву из рая, где было тепло и солнечно, он поселил их на землю, а там в это время была зима, и шел снег. Ева замерзла и горько заплакала; она рыдала и, раскаиваясь в своем грехе, с печалью вспоминала, как хорошо и тепло жилось в райских садах. Видя ее раскаяние и искренние слезы, Господь сжалился над ней и превратил несколько снежинок в подснежники. Ева была так очарована красотой этих нежных цветков, что начала собирать их, — вот как ты сейчас, — и немного утешилась.

— А за какой грех, матушка? За то, что она разговаривала со змеем?

— За то, что она не поверила своему Создателю, а поверила клевете дьявольской и нарушила заповедь, которую дал первым людям Господь — не вкушать от древа познания добра и зла.

Олена, собрав букетик подснежников, прижала его к груди и задумчиво спросила:

— А почему познание добра и зла такой большой грех?

— Потому что в раю господствовало одно добро и Ева с Адамом были чисты и непорочны, ибо даже не ведали о существовании зла. А когда Ева нарушила заповедь Господа, зло открылось им, и тогда они больше не могли выносить Бога, так как Истина и Любовь испепеляли их познавшие тьму души.

Олена задумалась.

— Матушка, а вот я была на днях у тетушки Елены Волошанки и помогала ей вышивать большую пелену, над которой она как раз начала работать, а когда она и другие девушки и женщины вышивают, чтобы не скучно было, приглашают гостей и все ведут интересные беседы. В тот раз у нее были ее супруг братец Иван Иванович, дьяк Федор Курицын, Марья Любич и толмач Неждан Кураев. Так вот они все как раз спорили о пользе знаний и о том, должно ли человеку познавать мир и до какой степени…

Софья заинтересовалась:

— И часто они беседуют при тебе на такие темы?

Олена по-детски вздернула плечиками:

— Не знаю, я не часто бываю у нее.

— Знаешь, доченька, — ласково сказала Софья, — мне тоже очень интересно было бы послушать, о чем они говорят, но меня туда никогда не зовут. Если ты еще раз услышишь о чем-нибудь подобном, расскажи мне подробно, ладно?

Олена задумалась, вздохнула и сказала:

— Хорошо, матушка. Только мне придется сказать им, что ты об этом просила.

— Зачем?

— Чтобы быть честной и перед тобой и перед ними. Иначе получится, что я просто твоя наушница.

Щеки Софьи слегка покраснели:

— Олена, кто тебе дороже — родная мать, выносившая тебя в своем лоне или какая-то волошанка Елена, которая тебе вовсе даже и не родственница, а всего лишь жена, не совсем родного брата?

— Но, матушка, лицемерие и ложь — это тяжкие грехи. Я говею сейчас, готовлюсь к причастию, и не хочу придти на исповедь с такими грехами.

— Ты хочешь сказать, что никогда никому не лжешь?

— Я старалась, матушка. Во всяком случае, сознательно — нет.

Софья вздохнула.

Наивное дитя… Не дай Бог, вырастет эдакой правдолюбицей. Какое тяжелое будущее ее ждет… Вот намучается с ней муж… А может, ничего — перерастет еще…

— Ой, матушка, смотри!

Во время этой беседы они, покинув рощу, медленно взошли по деревянным ступеням лесов на строящуюся кремлевскую стену, как делали это часто во время прогулок. Когда они поднялись на эту стену впервые, она лишь на полсажени[1] возвышалась над землей. Потом она с каждым днем росла — вот уже две сажени, вот три и теперь, когда они стояли здесь, глядя со стены на посад и на мост через реку-Москву, прямо под ними, — высота стены достигала уже не менее пяти саженей.

— Смотри, смотри, матушка, кто это? Какой смешной!

Софья глянула вниз и увидела странствующего рыцаря Николаса Поппеля, подъезжающего к воротам в окружении визжащих от восторга посадских мальчишек.

В это время стражник у ворот гаркнул что-то, все задрали головы и пали ниц, кланяясь Великой княгине и Великой княжне.

Вот тут-то странствующий рыцарь Николас Поппель и совершил свой опрометчивый жест.

Увидев столь неожиданно блеснувшую на солнце лысину на месте черных длинных завитых локонов, княжна Олена, прыснула, заливисто звонко расхохоталась и, не удержав равновесия, сделала шаг назад.

Софья повернула голову и дико закричала…

Василий Медведев терпеливо ждал, пока Великий князь изволит обратиться к нему, но Иван Васильевич негромко беседовал о чем-то с Патрикеевым в дальнем конце своей новой каменной палаты, которая служила ему тем, что в последствии назовут кабинетом.

Василий Медведев с любопытством разглядывал каменные стены — он был в этом помещении впервые. Итальянские архитекторы построили для Великого князя новые каменные палаты, но в отличие от европейцев, Иван Васильевич, а следом за ним и Великая княгиня Софья, не пожелали в них жить, считая, что для будничной жизни гораздо здоровее деревянные хоромы.

Поэтому теперь Великий князь, ночуя по-прежнему в своем старом деревянном кремлевском тереме, приходил в каменный каждый день как бы только на службу: здесь он принимал иностранных послов, советовался с боярами, диктовал указы дьякам, а также принимал лиц для особых поручений, одним из которых как раз и был, вызванный из своего имения на порубежной реке Угре, дворянин Василий Медведев.

Медведев уже стал думать, что Великий князь и вовсе забыл о нем, — целый год — со времени Тверского похода — ни разу Медведева не звали в Москву, и он начал уже было привыкать к обыденной и будничной жизни обыкновенного порубежного дворянина.

— Давно я тебя не видел, Медведев, — наконец обратился к нему Великий князь, и указал Патрикееву на Василия — Ты погляди, Иван, возмужал-то как: усы, борода, косая сажень в плечах, а семь лет назад мальчишкой стоял тут, помню.

Медведев тоже вспомнил, и вдруг его осенило.

Батюшки… Да ведь точно — ровно семь лет назад! Сегодня же 28 марта и в тот день, помню, как раз родился первый сын Великой княгини Василий, а затем в колокола ударили по всей Москве, когда я выезжал из нее. А и правда — как незаметно время летит… подумать только: целых семь лет…

— Но я пригласил тебя не для того, чтобы делиться воспоминаниями. — сурово сказал Великий князь. — Сейчас не о прошлом — о будущем думать надо. После того, как привели мы Тверь в наше владычество, Московское княжество снова подросло и теперь надо подумать о дальнейшем. Меня очень беспокоят ваши соседи — Верховские княжества. То жалуется мне король Казимир, будто наши служилые дворяне на них нападают, людей якобы бьют, да земли себе берут; то наши жалуются, будто литовцы с ними подобное чинят, а то нет-нет, да и просится кто-нибудь перейти к нам на службу из тех, кто королю ранее присягали. Сетуют, что, мол, притесняют их за веру нашу православную в Княжестве Литовском… Пора бы, конечно, разобраться с этим как следует, да все некогда! А сейчас вот друг мой любезный, хан Менгли-Герей и супруга его Нурсултан помощи просят. Говорят, сына Нурсултан, что был казанским ханом, насильно скинул с престола братец его. Так что, придется мне сейчас на Казань войско двинуть, да и, помочь доброму другу нашему. Я же не забыл, как он помог нам, напав на Подолье и Киев, и оттянул, таким образом, силы Казимира не позволив ему помочь Ахмату, который на нас с огромным войском за данью шел.

Медведев даже бровью не повел.

То, что я тоже к этому руку приложил он, конечно, не помнит. Теперь, значит, Менгли-Гирей главным помощником в том деле оказался. Ну да ладно, не привыкать, знакомо мне уже это все…

— Да и с Вяткой что-то делать надо, — продолжал Великий князь. — Одним словом — недосуг мне сейчас. Я решил так: вот тебе Медведев грамота с моей подписью и печатью. — Он искоса глянул на Патрикеева и тот, кивнул головой, и старчески шаркая ногами, направился к Медведеву, держа в руках свиток. — В этой грамоте я назначаю тебя моим особым великокняжеским представителем на угорской порубежной земле. А поручено тебе следующее. Первое: разобраться, кто из Верховских князей кому должен служить, а кому служить хочет. Второе: тех княжат, которые, как дошли до меня вести, порой на обе стороны служат — то вашим, то нашим — расспросить твердо, с кем они быть желают, взять с них в том должные крестоцеловальные грамоты, да проследить: ежели, будучи на нашей стороне, вновь затем к Литве переметнуться, — наказывать беспощадно, вплоть до лишения жизни и передачи всех их земель да имущества в нашу великокняжескую казну. Третье: объедешь с этой грамотой все Верховские княжества и ежели кто королем Казимиром недоволен и к нам на Московскую службу перейти желает — пусть грамоты на мое имя тебе передают, а ты мне их потом привезешь, и про твое право на это в грамоте сей тоже записано. И последнее: дворянам нашим Картымазову, Бартеневу, Зайцеву и Копыто предписывается отдельными грамотами, кои гонцы уже повезли к ним, во всем тебе помогать и быть с тобою заодно, дабы все вы служили мне, как и крест целовали — верой и правдой!

Медведев поклонился, принял из рук Патрикеева грамоту и, так же как когда-то, спрятал ее на груди.

— Денег тебе на это дело не даю никаких, ибо слыхал я дань в казну возишь исправно, земля твоя процветает, а Картымазову, я вон, недавно по заслугам его вообще вдвое былого земли пожаловал, так что не убогие вы там — сами справитесь… Если вдруг возникнут особые трудности, — Великий князь сделал многозначительную паузу, — обращайся к наместнику моему Боровскому воеводе Образцу. Он о твоем новом назначении знает, и если понадобиться готов предоставить тебе целое войско… Но постарайся обойтись без этого… Мне не хотелось бы, чтоб король Казимир имел хоть малейшие основания обвинять меня в том, что я затеваю какую-то порубежную войну… Я человек мирный и…

Кто-то осторожно постучал в дверь.

Патрикеев подошел, ему о чем-то доложили и он, многозначительно прокашлявшись, направился к Великому князю.

— Ну что там такое, Иван, говори, — раздраженно спросил Великий князь.

— Государь, — улыбаясь в седые усы, сказал Патрикеев, — тут доложили, что в Москву въехал рыцарь тот, ну помнишь, говорил я тебе о нем — Николашка Пепел, зовут его, ну этот — от императора австрийского. Так вот донесли, сейчас к Кремлю подъезжает, небось, на прием проситься будет, что сказать-то ему?

— Да кто он такой, чтоб я его принимал, он даже не посол…

— Ну… Посол не посол, но верительные грамоты, докладывали мне, у него в порядке — вроде как личный посланник императора австрийского Фридриха…

— Ладно, Иван, ты пока сам его прими, отправь куда-нибудь поприличнее на постой, да пусть приглядывают, чтоб зря по Москве не шастал, да наших секретов не вынюхивал. А там поглядим, может, и приму я его.

И вдруг, словно вспомнив о Медведеве, обернулся к нему:

— Что это я тебе еще хотел сказать, Василий?.. Ну, в общем, так: помни о главном, о чем я еще семь лет назад говорил тебе, да друзьям своим передай — землю нашу, разбросанную повсюду, воедино собирать надо, ты понял?

— Да, государь, — поклонился Медведев.

— Вот и отлично! Ступай с Богом.

Медведев вышел, и яркое весеннее солнце ударило ему в глаза, точно так же, как когда-то.

Пробираясь между лужами, битым красным кирпичом и строительным мусором — совсем рядом возводили новую кремлевскую стену — Медведев направился к воротам.

Его чуткое ухо уловило какой-то детский смех и гомон где-то за воротами, потом кто-то прикрикнул, и вдруг наступила странная внезапная тишина.

Эту тишину сперва нарушил заливистый и звонкий детский хохот, а затем разорвал пронзительный женский крик, и краем глаза Медведев успел заметить какое-то движение чуть впереди над головой.

Когда-то в детстве, желая выработать у сына молниеносную реакцию, отец часто совершенно неожиданно бросал в него каким-нибудь предметом и Василий должен был не просто уклониться, а мгновенно поймать этот предмет, и крепко удержать в руках каким бы внезапным ни был бросок и каким бы тяжелым ни был предмет.

Вот так и сейчас Медведев автоматически шагнул чуть вперед, увидев падающее со стены тело, и безошибочным движением успел подхватить его на руки.

Сила падения с высоты пяти саженей была так велика, что даже крепкий, ловкий и натренированный мужчина в расцвете сил, каким был в свои двадцать семь лет Медведев, едва удержался на ногах и непроизвольно опустился на одно колено, чтобы не дать телу девочки коснуться земли.

Он скорее по одежде сразу догадался, кто это, хотя тут же вспомнил, что однажды, правда издалека, видел княжну Олену, когда в прошлом году Великая княгиня вместе с детьми провожала в Тверской поход своего супруга.

Василий бережно поставил великокняжескую дочь на ноги и, сняв шапку, улыбнулся, попытавшись пошутить, чтобы успокоить испугавшегося ребенка.

— Какой подарок с небес, княжна. Мне показалось, что ко мне спускается ангел.

Однако княжна Олена вовсе не выглядела испуганной, просто она изумленно глядела на Медведева широко открытыми глазами, по-прежнему прижимая к своей груди букетик подснежников.

Со всех сторон к ним устремились придворные, слуги, стражники, строители и сама Великая княгиня Софья, запыхавшись, сбегала вниз по лестнице, на ходу крестясь, и благодаря Бога за чудо.

В те несколько коротких мгновений, когда они еще оставались одни, княжна Олена сказала:

— Похоже, что ты спас мне жизнь… Как тебя зовут?

— Василий Медведев, княжна.

— Я не забуду.

Даже тогда, в голосе и манерах маленькой десятилетней княжны было что-то мягкое, ласковое и одновременно величественное, будто уже начинала проглядывать сквозь время ее трогательная, полная нежной любви и скорби печальная участь будущей Великой Литовской княгини и некоронованной польской королевы.

— Возьми это на память от меня, — протянула Олена Медведеву маленький букетик подснежников.

— Благодарю, княжна. Я сохраню этот дар до конца моих дней.

И тут обрушилась на них буря радости, восхищения, и восторга, великую княжну подхватили, куда-то повели, Медведева стали хлопать по спине и по плечам, восхищаясь его ловкостью, потом все вдруг расступились, и он оказался перед лицом Великой княгини московской Софьи, урожденной Палеолог, племянницы последнего императора павшей Византии — Константина.

— Я узнала тебя, Медведев, — сказала Софья, — ты всегда верно служил нам, и мы не забудем твоего сегодняшнего поступка.

Царственным жестом она сняла со своего пальца перстень с дорогим камнем и протянула Медведеву.

Медведев принял дар своей государыни, низко склонив голову. Когда он ее поднял, Великая княгиня уже удалялась с дочерью в сопровождении возбужденной толпы сбежавшихся придворных.

Все шумели, галдели, твердили о чуде и о Промысле Господнем, а кто-то уже же взбегал по крутой лестнице на звонницу и сразу зазвенел радостно один колокол, затем другой, третий, и вот уже над всей Москвой повис гул и звон тысяч колоколов, бьющих во здравие по случаю чудесного спасения великокняжеской дочери…

Медведев вышел за кремлевские ворота, сел на коня, с которым ожидал его Гаврилко Неверов, сопровождающий на этот раз хозяина в Москву, и они поскакали к себе домой на Угру.

Но прежде чем сеть в седло, Медведев бережно спрятал в своем тайнике — наконечнике ножен дедовского меча — драгоценный подарок: маленький букетик подснежников, собранных нежными ручками великой княжны Олены…

И точно так же, как когда-то, удаляясь от Москвы, Василий, улыбался, вслушиваясь в летящий далеко за город радостный многоголосый перезвон тысяч церковных колоколов, но только на этот раз, в отличие от прежнего, он точно знал, что звучат они в честь спасения великой княжны, а, стало быть — хотя бы отчасти, хотя бы немножко, хотя бы чуть-чуть — но и в его честь…

Часть первая РАСПРЯ

Глава первая ДВОРЯНИН АРИСТОТЕЛЕВ

Год 1486 запомнился русской истории двумя событиями — одним незначительным, даже забавным, и записей о нем сохранилось множество, вторым значительным и печальным, но о нем, вопреки всякой логике, неизвестно решительно ничего.

Первое — приезд в Москву странствующего рыцаря Николаса Поппеля, описанный подробно.

Второе — смерть человека, построившего Успенский собор — чудо кремлевской архитектуры и поныне восхищающее миллионы людей; отчеканившего едва ли не первые золотые монеты Великого московского княжества; наконец создавшего, быть может, самые современные и самые скорострельные по тем временам пушки, которые так хорошо показали себя во время осады Новгорода и Твери, а особенно во время Великого Стояния на Угре.

Некоторые даже утверждали, что не будь этих пушек — не было бы и самого стояния — перешли бы реку ордынцы…

И вот в русской истории смерть такого человека — знаменитого архитектора и оружейника Аристотеля Фиорованти проходит настолько незамеченной, что о ней неизвестно ничего. Ну, просто, решительно ничего: ни в какой день, какого месяца, это случилось, ни, как и отчего он умер, ни где погребен, да и вообще об этом упоминается лишь мимоходом: «…где-то около года 1486 скончался…»

И это все, что мы сегодня знаем о смерти Мастера…

…Великая княгиня Софья Фоминична пригласила к себе Аристотеля Фиорованти и его сына Андреа, заранее назначив для себя этот день, и потому подготовилась к встрече основательно.

Она надела одно из самых роскошных золототканых парчовых платьев, в которых появлялась обычно во время торжественных приемов, ее придворные девушки — или, как она любила называть их на европейский манер, фрейлины — Береника и Паола постарались и сделали своей госпоже необыкновенно красивую прическу, которая, впрочем, в местных условиях большого значения не имела, поскольку здесь принято было надевать на голову так называемый волосник, а затем поверх него головной убор (с непокрытой головой женщине неприлично появляться), но Софье доставлял удовольствие тот факт, что она сама знает, какая великолепная прическа спрятана под всем этим.

— Береника, принеси мне шкатулку с перстнями для пожалований — последний я подарила Медведеву, храни его Господь, за то, что он таким чудесным образом появился под стеной и спас нашу бедную Оленку. Сейчас мне надо будет пожаловать Андреа, а мой палец пуст. — Она протянула руки: не считая больших, семь пальцев из восьми были украшены дорогими византийскими перстнями — подарками отца, матери, дяди-императора, тетки, но мизинец левой руки был свободен и на него Софья, подсмотрев еще в юности этот обычай у итальянских княгинь, надевала перстень, специально предназначенный для пожалования кому-либо — а такие случаи в жизни царственных особ возникают довольно часто — вспомнить только недавний случай с Медведевым — и как только один перстень был кому-то подарен, следовало немедленно надеть на палец другой, специально для этой цели предназначенный.

Береника открыла перед Великой княгиней шкатулку, в которой находилось несколько десятков разнообразных перстней с драгоценными камнями, и Софья, порывшись в них, выбрала:

— Пожалую Андреа вот этим, с ониксом, чтоб хранил его от зависти недругов в будущей нелегкой жизни.

Полюбовавшись перстнем на пальце, она спросила:

— Они уже здесь?

— Да, государыня, — ответила Паола.

— Как здоровье нашего дорогого Саввы? — озабоченно спросила Великая княгиня, как бы вдруг вспомнив.

— Государыня, — ответила Береника, — вчера у него был жар, но сегодня уже лучше. После того как немецкого доктора Антона не стало, мы обратились к нашему придворному лекарю Джордано, и он изготовил какую-то микстуру. Сегодня Савве стало гораздо лучше. Я думаю, что завтра он вновь сможет смешить тебя, государыня, так же как и нас всех.

Софья едва заметно улыбнулась своей загадочной улыбкой.

— Жаль, он бы сейчас славно потешил моих дорогих гостей. Паола, поставь на стол вон тот кувшин с вином и серебряные кубки, а ты, Береника, принеси мою любимую дыню.

Когда все поручения были исполнены, Великая княгиня распорядилась:

— Теперь оставьте меня одну. И через несколько минут пригласите первым Андреа. Путь кто-нибудь из вас посидит тем временем с Аристотелем. А его впустите ко мне лишь после того, как выйдет сын.

Оставшись одна, Софья вздохнула и задумалась.

Ну, вот и настал этот день, мой милый, славный Аристотель… Как жаль что тебе не сорок… Впрочем, и так ты сделал достаточно много для того, чтобы имя твое навсегда осталось в истории этой земли…

Очень неприятное событие произошло в прошлом году перед самым походом Великого князя на Тверь.

Заболел татарский царевич Каракуча, сын Касимовского служилого хана Даньяра, и пригласили к нему немецкого лекаря Антона — самого лучшего кремлевского медика.

Но что-то пошло не так, Антон Каракучу лечил неудачно, и принц спустя неделю скончался. Иван Васильевич, похваставший перед своими служилыми татарскими князьями, что у него при дворе, дескать, лучшие специалисты Европы, почувствовал себя смертельно оскорбленным. Ну, где это слыхано, скажите, чтобы хороший лекарь не мог излечить совсем молодого человека?! Ну ладно бы старец какой — тут уж сам Господь решает, но чтоб юноша в расцвете сил…

Сильно осерчав и решив, что немец Антон — лекарь совершенно никчемный, а также, желая загладить свою невольную вину перед родителями молодого человека, Иван Васильевич сделал широкий жест и отдал несчастного немца в полное распоряжение семьи покойного, согласно простому и справедливому принципу: жизнь за жизнь.

Родители и родственники юноши, правоверные мусульмане, оказались, однако, людьми отнюдь не столь кровожадными, как думал о них Великий князь, и потребовали с немца всего лишь выкуп за жизнь Каракучи в сумме, которую иноземный лекарь хоть и с трудом, но мог выплатить.

Узнав об этом, Иван Васильевич еще больше рассердился и, вызвав к себе Даньяра, прямо таки потребовал от него незамедлительной расправы над виновным. Даньяру ничего не оставалось делать, как подчиниться.

Вечером того же дня ханские слуги отвели немецкого лекаря Антона под мост через Москву-реку и там перерезали ему горло.

Этот ужасный случай произвел на всех иноземцев, находящихся на службе у Московского государя, крайне тяжелое впечатление. Но самым неожиданным образом отреагировал на него мастер Аристотель, которому к тому времени исполнилось 69 лет.

На следующую ночь, несмотря на уговоры сына и друзей, Аристотель, прихватив изрядную сумму из заработанных денег, попытался тайно покинуть столицу.

Разумеется, ничего из этого не вышло — его задержали на первой же заставе недалеко за воротами Кремля и под стражей препроводили обратно. Великий князь Иван Васильевич впал в ярость. Он велел отобрать все найденные при нем деньги (отправив их в свою личную казну), а самого его посадил под стражу в пустом доме, принадлежащем еще вчера зарезанному Антону, чтоб Аристотелю пострашнее было. Несчастный старик чуть не умер от разрыва сердца, и только вмешательство Софьи спасло его.

— Дорогой, — нежно сказала Софья, обнимая супруга после пылких любовных утех, — я непрерывно восхищаюсь не только твоей мужской силой, но и мудростью… Я сейчас вдруг почему-то вспомнила, как прозорливо поступил ты с молодым князем Василием Верейским. Ты позволил ему бежать в Литву, и это было самым разумным решением. Только теперь со всей отчетливостью стала видна ясность и дальновидность твоего редкого ума. Без всякой войны и крови ты приобрел целое княжество. Наследник бежал за рубеж, и его отцу, старому князю ничего не оставалось, как отписать перед смертью все свое княжество тебе. Конечно, Аристотель Фиорованти вовсе не князь…

— Уж не хочешь ли ты сказать, что я должен был позволить этому изменнику бежать?! Какая неблагодарность! Я столько для него сделал, я столько…

Софья закрыла ему рот поцелуем.

— Милый, — сказала она нежно, — разумеется, ты прав. Старик Аристотель поступил опрометчиво и необдуманно — он просто глупец. Но ты в своей мудрости никогда не допустишь, чтобы из-за этого нелепого случая мы лишились притока в Московию столь нужных нам сейчас иноземцев. Только что ты посылал Курицына к королю Матияшу и наказывал привезти новых пушкарей, строителей и, наконец, искателей руд, крайне необходимых нам — ведь в наших обширных землях повсюду прячутся огромные богатства, а мы не умеем их найти!!! А теперь только представь, как эти приезжие люди посмотрят на нашу державу и что подумают о тебе, узнав, что известный и прославленный мастер, столько для нас сделавший, ограблен своим государем и сидит взаперти только за то, что вздумал выехать за московские ворота! Кто к нам поедет после этого?!

— Послушай, Софья, тут ты конечно права, но между нами говоря, старик уже не на что не годен, он еле ноги передвигает, его последние пушки стреляют хуже, чем предыдущие, сын же явно не унаследовал никаких талантов отца, и не случайно был у него лишь подмастерьем, потому что сам по себе он ни на что не способен!

— Ты хочешь сказать, — вкрадчиво прошептала Софья, — что они тебе больше не нужны?

— Знаешь, если честно — то да. Сейчас приехали молодые ребята — фрязины[2], немчины, венгры — работа у них кипит. Вон, видишь, как Кремль строят — не по дням, а по часам растет…, А этот Аристотель, он, понимаешь… Да еще целых десять рублей в месяц! За что?

— Дорогой, — Софья нежно погладила мужа по лицу, — положись на меня: я их сюда призвала, я же тебя от них избавлю. Не забивай себе голову пустяками. Послушай, миленький, ты сейчас идешь на Тверь, и, быть может, Аристотель с его пушками тебе еще разок пригодится. Выпусти его, верни часть денег, покажи всем, что ты по-настоящему великий в доброте своей государь, прости его, обласкай, возьми с собой в поход, а потом через годик, когда все забудется, я как-нибудь приглашу старика к себе в гости вместе с сыном, и больше ты о них никогда ничего не услышишь.

— Ты что? Уж не собираешься ли ты …

— Ну что ты, дорогой, как тебе могло прийти в голову такое?! — она нежно обняла мужа, — ни о чем не беспокойся… Просто время идет… Аристотель уже старый человек… А его сын… Если он не унаследовал способностей родителя — мы найдем ему другое применение…

— Только не вздумай раздавать чужеземцам земли, которые я подарил тебе! Ты помнишь мое условие — только коренным московитам!

— О чем ты говоришь, милый! Я вовсе не собираюсь… У меня даже в мыслях такого не было. Ты же знаешь, какая у тебя послушная жена — я никогда и ничем не нарушила ни одного твоего наказа! Меня воспитывали по-гречески! А по поводу обоих Фиорованти — я же сказала — забудь. Для тебя они больше не существуют!..

… В дверях показалась Паола и вопросительно посмотрела на госпожу.

— Да-да, Паола, пусть Андреа войдет.

Вошел молодой человек с продолговатым смуглым лицом и низко поклонился.

— Здравствуй, Андреа. Я пригласила тебя, чтобы сообщить приятную, как мне кажется, весть, а твоего батюшку, чтобы он порадовался вместе с тобой.

Легкий румянец покрыл щеки Андреа.

— Благодарю государыня, — удивился он и снова поклонился, — чем я заслужил твою милость?

— Давай-ка поговорим откровенно, мой юный друг… Когда я впервые увидела тебя в Риме, тебе было лет пять, и я запомнила твои необыкновенно печальные глаза.

— Они были такими, должно быть потому, государыня, что как раз незадолго перед этим скончалась от болезни моя матушка.

— Да, я знаю, бедный Родольфо остался вдовцом и, когда по моему приглашению вы прибыли в Москву, тебе было уже двенадцать.

— Да государыня и столько же лет мы прожили здесь вместе с батюшкой.

— За эти годы ты прекрасно освоил язык, и теперь разговариваешь как урожденный московит. Надеюсь, ты не забыл итальянского?

— Нет, государыня, — улыбнулся Андреа, — я даже помню несколько характерных чисто болонских выражений, которым научил меня в детстве отец. Ты ведь знаешь, государыня, что он родом из Болоньи.

— Конечно, Андреа, — тонко улыбнулась Софья, — я разузнала все о твоем отце, прежде чем рекомендовала своему супругу пригласить вас в Москву. Однако поговорим о тебе. Скажи мне честно, Андреа, так, как сказал бы ты своей покойной матушке, которую, как я знаю, ты очень любил — упокой Господь ее душу, — нравится ли тебе твое нынешнее ремесло? Готов ли ты продолжить дело своего отца с таким же блеском?

Андреа помрачнел, опустил голову, вздохнул и ответил:

— Государыня, я нахожусь на службе и, разумеется, сделаю все, что мне будет велено, так хорошо, как только смогу, однако, положа руку на сердце, я опасаюсь, что Господь не дал мне и сотой доли таланта моего драгоценного батюшки. Как он ни старался передать мне свое искусство, боюсь, я не смогу повторить даже малой толики того, что он сделал. Я помню все его уроки, я знаю, как надо делать, но у меня никогда не бывает такого озарения, какое я наблюдал не раз у батюшки, когда он вдруг, казалось бы, нарушая все нормы и правила, делал нечто, что приводило его к блестящим результатам…

— Ты хороший мальчик, Андреа. Ты вырос мужественным и честным мужчиной, и я думаю, что ты заслуживаешь лучшей судьбы. Я хочу помочь тебе. Мне говорили, что во время медового месяца с твоей юной супругой княжной Ольгой Воротынской ты был в маленьком поместье, которое она принесла тебе в приданое, и будто бы тебе очень понравилось там.

Андреа удивленно вскинул глаза, и его смуглые щеки снова покраснели.

— Мне действительно очень понравилась русская деревня и, как ни странно, хотя я никогда этим не занимался, у меня появилась масса идей, как можно улучшить, облагородить и сделать более достойной жизнь там. Однако, государыня, откуда тебе известны такие подробности?

— Мой юный друг, — снова улыбнулась Софья, — тяжкая участь монархов в том и заключается, что они должны знать так много всего, в том числе, порой, мельчайшие подробности жизни некоторых подданных…

Великая княгиня взяла лежащую на столе полуразвернутую грамоту с ее печатью и протянула Андреа:

— Прочти это.

Андреа прочел, затем, как бы не поверив своим глазам, прочел еще раз и растерянно спросил:

— Я… не понимаю, что это?

— Это — жалованная грамота, которая означает, что с сегодняшнего дня с лица земли навсегда исчезает некий итальянец — Андреа Родольфо Фиорованти и на свет появляется русский дворянин Андрон Иванович Аристотелев, которому я жалую, принадлежащие мне по воле Великого московского государя земли, вместе с живущими на этих землях людьми тяглыми, слободичами, данниками, а земли эти находятся недалеко от впадения в Оку реки Угры и примыкают к тем землям, которые княжна Ольга Воротынская принесла тебе в своем приданом.

Андреа рухнул на колени, затем распластался ниц и поцеловал кончик туфельки Великой княгини.

— Но есть два условия, дорогой Андреа, — сказала Великая княгиня, когда Андреа, поднявшись с пола, остался стоять на коленях. — Первое: ты уезжаешь в свое имение вместе с супругой завтра же на рассвете, не говоря никому из твоих московских знакомых ни единого слова, ты также не должен сообщать никому за рубежом о перемене своего имени. Андреа Фиорованти больше не существует, ты понял?

Андреа кивнул головой, но Софья не была уверена, уяснил ли он, как следует смысл сказанного, настолько потрясенным и растерянным выглядело его лицо.

— Вот тебе подорожная проездная грамота и документы, удостоверяющие твою прежнюю родословную и чисто русское происхождение. В подорожную вписан, как ты видишь, твой батюшка. Я выпросила у Великого князя разрешение на двухнедельный отдых для Родольфо, чтобы он мог поехать вместе с тобой, увидеть твои новые земли, и чтобы его родительское сердце полностью успокоилось по поводу твоей дальнейшей судьбы.

— Благодарю, государыня, — все еще не прядя в себя, промолвил молодой человек.

— И второе, — продолжала Софья, и голос ее стал жестким, — ты до конца дней своих не должен приезжать в Москву, дабы не узнал тебя никто из видевших ранее, а если такой человек случайно встретиться в другом месте, ты обязан, ссылаясь на вот эти документы, заявлять, что являешься исконно русским московитом. Кстати имя я для тебя выбрала сама, так что можешь считать себя моим крестником. Андрон по-гречески означает «Мужественный». И я думаю, тебе придется стать таким, если ты хочешь чего-то добиться в тех краях, где тебе придется жить. А теперь скажи — ты доволен столь неожиданным поворотом судьбы?

— Я не могу выразить, государыня… как я счастлив.

— Вот и славненько. Я сама обрела здесь свою вторую отчизну, и мне хотелось бы, чтобы люди, которых я привела с собой, тоже ее обрели. Да вот еще что, — Софья, будто внезапно, вспомнила о чем-то, — Лет шесть назад вы с батюшкой сделали для меня тайник под старыми кремлевскими палатами…

Андреа кивнул, не сводя благодарного взгляда с государыни.

— Я помню, Родольфо показал мне тогда тайную кнопку для того, чтобы войти туда… Однако, боюсь, что пройдет еще с десяток лет, твоего дорогого батюшки может уже не быть с нами и… и, я не смогу найти эту кнопку…. Если вдруг такое случиться ты поможешь мне?

Андреа побледнел.

— Но… государыня, — приложив руку к сердцу и глядя Софье прямо в глаза, сказал он, — я даже не представляю, где она находится. Я действительно помогал батюшке облицовывать тайник стеклом, но где расположена кнопка, позволяющая войти туда, никто кроме батюшки не знает. Весь механизм он придумал и изготовил сам. Как тебе известно, он большой мастер по изготовлению хитроумных механизмов… Потому, кроме него и тебя никто больше в мире не знает этого.

— Гм… Ну что же, Андреа, благодарю тебя… Мне придется попросить Родольфо, чтобы он еще раз показал ее мне.

Похоже, он говорить правду… Значит, — только Родольфо и я…

Вспомнив о тайном подземном хранилище, Софья, как это уже не раз бывало, вдруг вполне осязаемо ощутила таинственный теплый свет, исходящий от хранящейся там великой святыни…

Все правильно… Все верно… Все идет так, как должно…

Софья вздохнула и вернулась к реальности.

— А теперь, дворянин московский, Андрон Иванович, прошу тебя уже в этом качестве принять этот перстень, в знак моего покровительства, и пожелать тебе счастливого пути, долгой жизни в силе и здравии, много детей и внуков и да будут они верными слугами московского престола!

Софья торжественно сняла с пальца кольцо для пожалования, и новоиспеченный дворянин московский Андрон Аристотелев, поняв, что его визит к государыне закончен, принял кольцо, поцеловав его, и в низком поклоне, пятясь по итальянскому обычаю, покинул палаты государыни.

Как только он вышел, заглянула Паола.

— Просить Родольфо?

— Пока нет, Паола. Сейчас сын сообщит отцу неожиданную и приятную новость. Дай им поговорить об этом несколько минут, и лишь затем приглашай…

Глава вторая ХРОНИКИ ОТЦА МЕФОДИЯ (1486)

«… лета 6994…»[3] — Начал писать, аккуратно заточенным гусиным пером отец Мефодий, да приостановился, и перо повисло в воздухе. Чтоб не упала на драгоценную бумагу жирная клякса от только что разведенных густых чернил из хорошо настоявшейся березовой сажи, отец Мефодий убрал руку подальше и задумался.

А что, собственно, произошло в этом 1486 году?

Вон уже лето за окном, считай, полгода прошло, а как будто ничего особенного и не случилось…

Ну, вот разве что Ксения Кудрина, вышедшая в прошлом году замуж за зверолова Якова, родила два месяца назад сыночка, но разве это событие достойно упоминания в серьезной хронике? Вот Анна Алексеевна — хозяйка Медведевки должна скоро родить — это, конечно, следует отметить…

Но опять же, а что если вот этот два месяца назад рожденный сын Ксении и Якова окажется в будущем каким-нибудь прославленным человеком — великим воином, ученым или подвижником церкви, тогда, выходит, надо было упомянуть в хрониках день его рождения, дабы потомки не забывали, но с другой стороны, как узнаешь, кто кем станет…

Отец Мефодий вздохнул, отодвинул в сторону, аккуратно прошитую руками его жены-кружевницы тетрадь из листов дорогой бумаги, и пододвинул другую. Эта тетрадь была гораздо толще — почти книга, со страницами грубыми, желтыми, из худшей бумаги, и страницы эти густо пестрели ровной скорописью.

Отец Мефодий начал аккуратно вписывать туда дату рождения никому пока неведомого, только что пришедшего в этот мир человечка.

Вот если проявит он себя чем-нибудь достойным, когда вырастет, тогда отец Мефодий (а может уже сын его? или внук?) перепишет его имя из этой «черной» тетради в ту «белую» хронику и вставит в соответствующий год.

Внося в хронику записи о разных значительных событиях, в конце каждого года Мефодий оставлял 5–6 строк, для того чтобы потом можно было внести необходимое дополнение.

Впрочем, за последние семь лет, записывая в «черную» книгу ежедневно практически все будничные, и любые мало значительные события, отец Мефодий еще ни разу не столкнулся с необходимостью дополнить чем-нибудь ту самую — «белую» хронику, которая представляла собой предмет его тайной гордости. Он тешил себя надеждой, что, быть может, его скромный труд когда-нибудь, хоть несколькими строчками, вольется в настоящую летопись из тех, кои пишут десятилетиями монахи в знаменитых монастырях, и по которым спустя столетия потомки смогут узнать хоть что-нибудь о далекой прошлой жизни.

Сегодня, как и каждый раз, делая запись в «черновую» книгу, отец Мефодий снова перечитал от начала до конца ту, чистовую — с главными событиями — а вдруг уже появилось что-нибудь, достойное быть туда внесенным…

ХРОНИКИ

дел и событий в порубежных местах Угорских,

составленные смиренным служителем Божьим Мефодием,

протоиреем храма во имя пресвятой Троицы,

что в селении Медведевка,

на западном рубеже Великого Московского княжества

Год 1479

Март

Пожаловал Великий князь Московский Иван Васильевич дворянским званием простого воина Василия Медведева и дал в кормление ему лежащее на берегу реки Угры имение Березки.


Апрель


Дворянин Медведев, приехав в свое имение Березки, нашел дом разрушенным и сожженным, имение разоренным, а на всей принадлежащей ему земле не жил тогда ни один человек, за исключением банды грабителей под командой некоего Антипа Русинова, засевшей глубоко в Черном болоте Татего леса, и нападающей оттуда на окрестных дворян, как московских, так и литовских.

Медведев сразу познакомился со своими ближайшими соседями — дворянами Картымазовым и Бартеневым и узнал, что в ночь его приезда дочь Картымазова Анастасия была похищена неизвестными.

Медведев, воин славный и мужественный, немедля вступил в борьбу с разбойниками и вскоре одержал решительную победу, выручив попутно из их плена литовского дворянина князя Андрея Святополка-Мирского, который впоследствии наряду с Федором Картымазовым и Филиппом Бартеневым станет одним из его близких друзей.

В тот же месяц разбойники покинули земли Медведева, переправившись на литовскую сторону, однако часть их, преимущественно семейных и с детьми, глубоко раскаявшись в своем прошлом, решила остаться жить с новым хозяином.

Руками этих людей было отстроено новое поселение, названное Медведевка, и они же стали его коренными обитателями.


Май


Узнав, что дочь Картымазова похищена по приказу литовского князя Семена Бельского, Медведев, Картымазов и Бартенев отправились на поиски девушки.


Июль


После многочисленных приключений друзьям удалось освободить Настеньку.

В это же время завязалась их дружба с татарским мурзой Сафатом, верным слугой крымского хана Менгли-Гирея, друга и союзника Великого московского князя Ивана Васильевича.


Август


Друзья вернулись, и в это же время по благословению игумена волоцкого Иосифа, прибыл в Медведевку и я — автор этих строк, дабы заложить здесь новый храм во славу Господа нашего и православной Церкви, что и было в тот же год исполнено…


Сентябрь


Состоялась свадьба Филиппа Бартенева и Настасьи Картымазовой.


Ноябрь


Дворянин Василий Медведев взял в жену сестру Филиппа Бартенева Анну, называемую по обычаю здешних мест Анницей.

Вспыхнуло у князей Андрея Большого и Бориса Углицкого недовольство их старшим братом Великим московским князем Иваном Васильевичем, и постановили удельные князья возвратить свои отнятые братом права.

Стали созывать они дворян своих и Федор Картымазов, будучи служилым дворянином князя волоцкого, отправился по его призыву в Углич.

По вызову же Великого князя в Москву уехали Медведев, а с ним и Бартенев, земли которого находились на противоположной стороне Угры, но принял он согласно воле пропавшего без вести отца московское подданство.


Год 1480


Зимой


Зимою был схвачен Филиппом Бартеневым по приказу государя князь Оболенский.

Наместник Боровский воевода Образец наградил Филиппа Бартенева за поимку князя, а государь принял Филиппа в Московское подданство.

Зимою того же года подошли к Изборску ливонцы, и Филипп Бартенев в составе русской рати был отправлен на Ливонскую войну.

Василий Медведев по приказу Великого князя прибыл в Новгород, в сопровождении своих слуг Алеши Кудрина и Ивашки Неверова.

Во время осады Новгорода Ивашко был тяжело ранен и оставлен Медведевым в доме купца Манина, где за раненым ухаживала купеческая дочь Любаша.

Федор Картымазов все это время находился в ставке мятежных братьев Великого князя.

Зимою этого ж года прибыла на берега Угры ордынская сотня во главе с Богадуром, сыном хана Золотой Орды Ахмата. Хан Ахмат поручил сыну разведать броды, ибо готовился летом идти в поход на Москву, за давно не плаченной в Орду данью.

В ходе неожиданной стычки на льду реки Угры Анница Медведева — прекрасная лучница — убила девятерых ордынцев и в качестве ответной акции людьми Богадура была уведена в плен Настасья Картымазова.

Переговоры по ее освобождению вел сосед и приятель московских друзей, литовский дворянин Леваш Копыто. Богадур согласился вернуть плененную Настасью, при условии: Анница должна состязаться с ним в стрельбе из лука.

Анница выиграла состязание и Настенька была освобождена, но Богадур, униженный поражением и в то же время восхищенный восемнадцатилетней супругой Медведева, попытался напасть на Медведевку, в результате чего был убит самой Анницей.

Филипп Бартенев прославился во время отражения нападения ливонцев, как славный воин и разбогател.

Федор Картымазов помог примирению братьев с государем, за что был достойно вознагражден.


Май


Настасья Бартенева родила близнецов: Алексея и Елизавету.


Июль


После длительного отсутствия возвратились домой Медведев, Картымазов и Бартенев.

Филипп привез с собой мастеров для постройки нового дома и слугу-приятеля лива Генриха.

В Медведевке поселились также купец Манин и его дочь Любаша, вышедшая замуж за Ивашку Неверова.

В тот же месяц все Угорские дворяне отправились на службу к Великому князю, поскольку ожидалось нашествие огромного войска хана Ахмата.


Осень


Началось то событие, которое потом стали называть Великим стоянием на реке Угре.

Ордынское войско расположилось на правом берегу реки Угры, а московское — на левом. Ни одна сторона не решалась перейти реку. Хан Ахмат ожидал поддержки от польского короля Казимира.

Но король хану помочь не мог, поскольку трое православных князей — Федор Бельский, Иван Ольшанский и Михаил Олелькович — затеяли заговор.

Заговор, однако, был раскрыт, князья Олелькович и Ольшанский схвачены, а князю Федору Бельскому при помощи Василия Медведева удалось бежать.

Поздней осенью того же года случилось страшное несчастье: ордынцы полностью сожгли имение Бартеневка, и в их руки попала Настасья Картымазова.

Она была поймана ошибочно, в результате стечения обстоятельств, вместо Анницы, которую хотел повидать сам хан Ахмат, и героически погибла в плену, не выдав свою золовку и подругу.


Октябрь


Стояние на Угре завершилось отступлением обоих войск, и хан Ахмат вскоре был убит.

Говорят, что к его смерти приложил руку Сафат, который отомстил, таким образом, за смерть Анастасии Бартеневой.

Филипп Бартенев, вернувшийся еще более разбогатевшим, после выполнения очередного поручения Великого князя, был настолько потрясен гибелью своей молодой жены, что впал в глубокое отчаяние и, казалось даже, у него навсегда помутился рассудок: всю зиму он просидел босым в рубище на развалинах своего дома и все уже стали думать, что он никогда не поправится. Один лишь Генрих ухаживал за ним, не отходя ни на шаг.


Год 1481


В этот год наступил, наконец, долгожданный мир, и много новых людей из разоренных после нашествия Ахмата мест, перешли жить в Медведевку, Картымазовку и Бартеневку.


Купец Манин построил свой дом в отдалении от господского, и вскоре вокруг выросло сельцо, которое стало именоваться Манино. Купец Манин с большим успехом торговал медом и напитками, а также стал одним из первооткрывателей нового необычайно крепкого напитка, которому еще нет названия, но который настолько чист и прозрачен, что в народе его называют просто вода или чаще уменьшительно — водка.


Год 1482


Январь


В Москве состоялась свадьба наследника престола Ивана Ивановича Молодого с юной волошской княжной Еленой, дочерью молдавского господаря Стефана.


Летом


В столице Литовского княжества, городе Вильно за участие в заговоре и покушении на жизнь короля были публично казнены князья Олелькович и Ольшанский.


Осень


Пришла в Бартеневку молодая убогая татарочка именем Чулпан. Позже говорили, будто ее и Филиппа связывает какая-то тайна в прошлом. Но, так или иначе, с ее приходом Филипп начал выздоравливать не по дням, а по часам.


Сентябрь


Девятого сентября родился у Медведева первый сын, нареченный Иваном, и был крещен мною в нашей церкви, а на крестины съехалось множество гостей, даже приехал из Литвы друг Медведева князь Андрей.

Именно тогда, впервые со времени ужасной трагедии, показался впервые на людях Филипп и был он на крестинах вместе со своими малютками-близнецами.


Год 1483


Январь


Князь Василий Удалой со своей супругой Марьей, племянницей Великой московской княгини Софьи, согласно проездной грамоте, подписанной самим Великим князем, хотели проехать за рубеж в Литву через земли Медведева.

Однако князь Туреня-Оболенский, ссылаясь на другую грамоту, тоже за подписью Великого князя, хотел задержать князя Василия и его супругу.

Медведев, защищая своего гостя, вступил в вооруженное столкновение с людьми Турени-Оболенского и ранил самого князя.

Вскоре после этого он был вызван гонцом в Москву, где, однако, полностью оправдался перед Великим князем.

Узнали мы также, что летом друг Медведева в Литве князь Андрей Святополк-Мирский двадцати семи лет отроду женился на пятнадцатилетней Варваре Русиновской, которую многие жители Медведевки знали с раннего детства как дочь разбойника Антипа Русинова.

Выяснилось, впрочем, что Антип Русинов в прошлом знатный придворный и воевода, а встал на путь разбоя из-за смерти своей горячо любимой супруги, в которой он винил Великого московского князя. Дела это старые да темные, а нынче осенью Медведев, Картымазов и Бартенев — все ездили на свадьбу своего друга в Литву.


Август


Не смогла поехать вместе с Медведевым его супруга Анница, поскольку незадолго до этого родила дочку, нареченную Анастасией.


Октябрь


В Москве у наследника престола Ивана Ивановича и Елены Волошанки родился сын Дмитрий.


1484


В этом году кончилась льгота на дань, прописанная в жалованной грамоте Великого князя Василию Медведеву.

С этого года Медведевка должна платить дань в государеву казну в полном объеме.

Купец Манин предложил Василию Медведеву, что он сам из собственных купеческих средств будет вносить ежегодную дань, а за это Медведев разрешил Манину построить невдалеке от деревушки по его имени названной, винокурню, которая будет производить в больших количествах изобретенный Маниным тот самый крепкий напиток.

Я отношусь к этому сдержанно и призываю жителей Медведевки в своих проповедях не слишком увлекаться Манинским питьем, которое гораздо быстрее, чем обычный мед делает трезвого человека пьяным.

К лету этого же года Филипп Бартенев полностью отстроил сожженный во время нашествия Ахмата дом, однако прямо во время празднования новоселья, когда собрались все окрестные дворяне, произошел неприятный случай. Не успели еще гости разъехаться как толпа вооруженных и нетрезвых молодых людей из-за рубежа — жители Верховских княжеств — напали на дом Бартенева.

Говорят, что причиной тому послужила какая-то ссора, возникшая несколько дней до того на торгу в Опакове, из-за пришлой татарочки Чулпан, живущей в доме Бартенева.

Бартенев, Медведев, Картымазов и Леваш Копыто легко отразили нападение и захватили в плен одного из молодых людей — юного князя Тимофея Мосальского.

Вскоре приехали с извинениями родители молодых шалопаев — представители верховских княжеств, привезли, дары, просили прощения за своих дерзких отпрысков, и молодой князь был отпущен. Однако, все наши дворяне посчитали это событие дурным знаком того, что вскоре в угорских краях снова разгорится порубежная война, потому что Верховские князья все время меж собой чинят какие-то распри.

Той же осенью в нашем храме во имя Пресвятой Троицы свершил я обряд крещения в православную веру Чулпан и нарек ее православным именем Дарья — в честь нашей святой великомученицы.


1485


Самым значительным событием этого года было взятие Великим московским князем Твери и присоединение к Москве Тверского княжества.

Ездили на Тверь по призыву Великого князя все наши дворяне — Медведев, Картымазов с сыном, Филипп Бартенев, наш новый сосед Макар Зайцев с сыном, а также Леваш Копыто.

Великий Тверской князь бежал в Литву, Тверь пала и теперь наше княжество еще больше выросло и укрепилось, а вместе с ним растет и укрепляется самодержавная власть московского государя, который именует себя теперь во всех грамотах Великим князем всея Руси.


1486

Нет, ничего такого, что можно добавить…

Внимание отца Мефодия привлек какой-то шум со двора, и он выглянул на улицу сквозь распахнутое окошко.

Мимо церкви к хозяйскому дому направлялся небольшой кортеж.

Впереди верхом на лошадях ехали Филипп Бартенев, лив Генрих Второй и между ними крещеная татарочка Дарья. Следом на небольших, но крепких лошадках, прирученных и дрессированных Филиппом — большим любителем лошадей — непринужденно держась в седлах, словно заправские наездники, двигались вслед за отцом шестилетние близнецы Алексей и Елизавета. Шествие замыкал уже поседевший, но все еще очень сильный и ловкий пятидесятичетырехлетний грек Микис, некогда учитель и наставник самого Медведева, дающий ныне уроки верховой езды и рукопашного боя по-гречески близнецам Филиппа.

Медведев и Анница встречали гостей. Четырехлетний Ваня и двухлетняя Настя тоже были тут как тут, радуясь и прихлопывая в ладоши. Несмотря на то, что Анница находилась на седьмом месяце беременности, это по ее фигуре было почти незаметно — воспитанная в постоянных физических упражнениях, живущая всю жизнь на лоне природы, она легко переносила беременность, легко рожала, не оставляя своих привычных дел и занятий вплоть до последнего дня. Родив двух детей и будучи беременной в третий раз, она даже не располнела, только еще больше похорошела, как хорошеет и расцветает женщина в самую лучшую пору молодости — Аннице только что исполнилось двадцать четыре года.

Отец Мефодий улыбнулся и вернулся к прерванным занятиям.

В приезде Филиппа не было ничего необычного — сегодня воскресенье и каждую неделю по воскресеньям, отстояв обедню в своих церквах, собирались в гости в Медведевку ближайшие друзья со своими семьями.

Вот сейчас, верно, Картымазовы явятся, возможно, вместе с Зайцевыми — но те живут подальше и не каждое воскресенье бывают, а вот Леваш Копыто наверняка прибудет — разве он может упустить такой случай?! За последний год, после возвращения из тверского похода в котором все они вместе участвовали и даже составляли отдельный Угорский отряд, они так сблизились, что решили, вернувшись не прерывать доброй традиции и с тех пор, вот уже целый год собираются по воскресеньям — Леваш Копыто, например, ни одной встречи не пропустил…

Отец Мефодий подумал и решил вписать этот факт, в свою черновую книгу. Нет, не о том, что Леваш Копыто весь год бывал на обедах в Медведевке, но о самих этих обедах и доброй традиции еженедельных семейных встреч близких друзей и родственников…

А вдруг спустя лет пятьсот кому-нибудь станет интересно узнать, как же люди жили этом далеком пятнадцатом веке в промежутках между боями, войнами и кровопролитными схватками — ведь была же у них, наверно, нормальная человеческая жизнь…

И делая с доброй улыбкой запись в свою черновую книгу, отец Мефодий даже не подозревал, что этот обыкновенный мирный воскресный обед был достоин записи не в эту обыденную книгу незначительных событий, а в ту, другую — белую хронику…

Потому что вот-вот, уже очень скоро, случится маленькое, но, как это часто бывает, роковое в своих последствиях событие, которое снова разрушит, только было установившийся хрупкий мир на реке Угре и ввергнет все окрестные землю в пучину новой жестокой и кровавой войны, которая получит впоследствии название — «Порубежная война»…

Глава третья ЦВЕТОК НА ВЕТРУ ИЛИ СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА (1486)

…Аристотель Фиорованти, которому в этом году исполнялось семьдесят лет, терпеливо ожидал, когда Паола, сидящая чуть поодаль на скамье и углубленная в какое-то рукоделье, скажет, когда ему, наконец, можно войти в палаты Великой московской княгини.

Внезапное приглашение вместе с сыном удивляло, но не вызывало опасений, поскольку Аристотель всегда видел в лице Софьи некую тайную покровительницу и никому в этой жутковатой стране с дикими нравами и непредсказуемыми людьми он не доверял больше чем ей.

Уже в ту далекую минуту, когда он впервые увидел ее в Риме, еще совсем юную, восемнадцатилетнюю девушку, любимицу папы Римского Павла II и воспитанницу кардинала Виссариона — его болонского друга, он сразу же тайным чутьем художника ощутил, что эту девушку ждет большое будущее.

В то время на самого Аристотеля обрушились серьезные неприятности, а ведь все так хорошо начиналось…

Еще будучи двадцатилетним юношей, едва успев закончить старейший в Европе Болонский Университет, он уже стал известен в кругах итальянских зодчих, и даже мастер Гаспаро Нади написал о нем в своей хронике, как об ученике, помощнике и даже употребил слово «соавтор», описывая сложную операцию подъема нового колокола на башню дворца дель Подеста.

После этого карьера Аристотеля стремительно пошла вверх, и в 1455 году он уже стал известен во всей Италии, тем, что изобрел совершенно уникальный механизм и с его помощью на целых пять саженей передвинул высокую и неимоверно тяжелую колокольню церкви Санта-Мария Маджоне так, что от нее не отпал ни один кусочек штукатурки.

В Болонье он был назначен городским инженером, затем строил канал в Парме. И тогда же начался период его многолетней дружбы с семейством герцогов Сфорца, — сначала со старым Франческо, а затем с его сыном, почти ровесником Аристотеля — Галеаццо-Мария, о котором Фиорованти всегда вспоминал, как об одном из замечательных и щедрых господ-друзей.

Наконец, по личному приглашению короля Матияша I он отправился в Венгрию, где выполнил множество работ по укреплению королевского замка, а в 1471 году его пригласил сам папа Римский, считая, что кроме него, никто не сможет передвинуть, не повредив, обелиск Калигулы поближе к базилике Святого Петра, потому что именно возле этого обелиска во времена Нерона был распят апостол Петр.

И вот тут-то Аристотеля постигла сокрушительная неудача, впрочем, не первая.

Еще в 1455 году в Венеции он лихо выпрямил наклонившуюся башню храма Сант-Анжела, но случился неожиданный конфуз — эта башня на третий день рухнула и навсегда погребла под своими развалинами доброе имя Аристотеля в глазах венецианцев.

И вот сейчас, в Риме, Аристотель позволил себе необдуманный и роковой поступок. По какому-то пустяку он поссорился с мастером гильдии чеканщиков, которые били монету для римского двора. И надо же было Аристотелю, желая еще выше утвердить свой авторитет мастера, изготовить в своей мастерской несколько десятков монет, для эксперимента: он хотел доказать, что сделанные его руками монеты ничем не отличаются от тех, которые чеканят члены гильдии. Совершенно неожиданно его коварный недруг явился в мастерскую с отрядом городской стражи, Аристотеля арестовали по подозрению в изготовлении фальшивых монет, и ему даже пришлось несколько недель отсидеть в тюрьме.

На этот раз его репутация действительно очень серьезно пострадала, официальное судебное разбирательство затягивалось, и не видно было ему конца, и вдруг Аристотель почувствовал себя в пустоте: все от него отвернулись, никто не давал никаких заказов и вскоре он, вдовец, один воспитывающий сына, начал испытывать серьезные материальные затруднения.

Именно тогда и отыскал его через некоего Альдо Мануцци, прибывший из Москвы посол Семен Толбузин и, многозначительно передав ему привет от бывшей знакомой, сиротки Зои, а ныне Великой московской княгини Софьи, предложил необыкновенно выгодный контракт на инженерно-строительные работы в далекой Москве.

Десять рублей в месяц, собственный дом и полное содержание — вот, что обещал ему Великий Московский князь Иван Васильевич, и по тем временам это были вполне приличные деньги, если учитывать, что небольшая деревня стоила три рубля, а поселение с землей и тяглыми людьми, — например, крупное село Степанковское в Коломенском уезде на реке Москве — всего 22 рубля.

Одним словом, это было предложение, от которого Аристотель Фиорованти в данный момент своей жизни никак не мог отказаться. Он взял с собой сына, своего верного слугу Пьетро, и отправился в далекое путешествие.

Да, деньги действительно были хорошие, и Аристотелю удалось скопить приличное состояние; да, работа была интересной, и он воздвиг одно из лучших строений своей жизни — Успенский собор; и Великий князь относился к нему вроде бы неплохо, и Великая княгиня Софья покровительствовала, и пить по-русски научился, да вот к одному никак не мог привыкнуть итальянский мастер: к ничтожной стоимости человеческой жизни, как таковой, в Московском княжестве.

Когда для строительства Успенского собора ему откуда-то пригнали несколько сот каких-то людей, которые целыми сутками без устали дробили камень, обтесывали глыбы, сновали, как муравьи и мерли, как мухи, трудясь в ужасных нечеловеческих условиях, Аристотель попытался у Патрикеева (до Великого князя его не допустили) как-то вступиться за этих несчастных, попросить для них лучшей пищи, одежды и больше отдыха.

Патрикеев посмотрел на него как-то странно, будто не понимая, о чем он говорит, а его ответ совершенно потряс Аристотеля: «Да ты о деле думай! Для тебя главное дело — храм возвести! А людишек-то этих у нас тыщи, одни помрут, новых дадим, больше прежнего, а ты работай, работай! Понял?»

И потом еще много раз видел Аристотель странное и непонятное ему пренебрежение человеческой жизнью, притом больше всего его поражало то, что люди, которые вот так бессмысленно гибли, — не роптали, не противились, напротив, они сами считали, что жизнь их не важна, а важно дело, которое они совершают, и эту великую загадку русского народа Аристотель так никогда и не смог постичь.

И когда в прошлом году беспощадно, бессмысленно и нелепо был зарезан, как овца, под мостом славный, милый и добрый человек, замечательный доктор, немец Антон, которого Аристотель хорошо знал и с которым успел подружиться, коротая в интересных беседах при свече время в длинные осенние вечера, — из-за чего? — из-за одной-единственной профессиональной ошибки, но притом даже родственники несчастного больного не желали смерти врача, а Великий князь повелел! — этого, надорванные трудом, преклонными годами и страхом, нервы Аристотеля не выдержали.

Какое-то безумие нашло на него и, не слушая ничьих советов, не имея никаких документов, он вскочил в кибитку и велел погонять, погонять и погонять, чтоб поскорее и подальше умчаться от этого ужасного города…

Если бы не постоянная заступница земная — Великая княгиня Софья, да не заступница небесная Пресвятая дева Мария, так бы верно и сложил бесславно свою голову Аристотель Фиорованти на московской земле.

Да вот, слава Богу, вроде все обошлось. Вступилась за него Софья, сменил свой гнев на милость Великий князь, взял даже его с собой в Тверской поход в прошлом году и потом еще проявлял милость не однажды, так что, вроде, все уладилось…

…И тут вдруг вышел из покоев Великой княгини потрясенный и счастливый Андреа, бросился отцу на шею, и пока Паола покинула их на несколько минут, Аристотель с изумлением выслушал столь восхитительную и неожиданную новость.

У него вдруг словно камень с души спал, — ведь главной, тоскливо мучавшей его заботой было будущее Андреа, которое неизвестно как было устроить, потому что талантов к отцовскому делу у него, увы, не было, а какая ужасная судьба могла ожидать его после того, как Господь примет к себе отцовскую душу, было совершенно неизвестно.

Матерь Божия, Пресвятая дева Мария, неужели все так хорошо обернулось?! Аристотель готов был прямо тут пасть на колени и молиться, но Паола вышла из покоев Великой княгини и пригласила его войти.

Наспех попрощавшись с сыном, который обещал дожидаться отца дома, готовясь вместе со своей юной супругой к завтрашнему тайному отъезду из Москвы, Аристотель не вошел — вбежал в покои Великой княгини и со слезами на глазах бросился ей в ноги, целуя краешек парчового платья.

— Мой дорогой Родольфо, — растроганно сказала Софья и соизволила прикоснуться своей царственной рукой к небритой щеке старого мастера. — Как я рада тебя видеть!

— Государыня, благодарю за сына — теперь я могу умереть спокойно!

— Ну что ты, Родольфо, не будем говорить сегодня о смерти. Помнишь, когда-то я сказала тебе, что ты обретешь в моем государстве великую славу, если, конечно, выживешь. А чтобы выжить и сотворить нечто великое, тебе придется стать сильным, ибо только тогда твое имя останется в веках, потому что Господь помогает сильным. Я думаю, Господь помогал тебе, ибо ты совершил много замечательных дел: изготовил лучшие в мире орудия, чеканил монеты, построил замечательный мост через Волхов, набросал план перестройки Кремля, по которому теперь работают твои земляки, наконец, ты построил Успенский собор, которого одного достаточно, чтобы прославить твое имя в веках. Я уже не говорю о десятках твоих свершений на далекой первой родине. Чего еще может желать человек? Слава, величие, благодарность потомков — все это связано с твоим именем. Я уже не говорю о некоторых замечательных твоих свершениях, которые в силу определенных обстоятельств должны остаться в глубокой тайне: помещение, которое ты соорудил для моей библиотеки, сохранит ее не на века — на тысячелетия. Кстати, я уже забыла — Андреа во всем помогал тебе, когда вы строили это хранилище?

Аристотель насторожился.

— Только до определенной степени, государыня. Я не мог обойтись без его помощи во время самой постройки и укладки внутренних стен из особого стекловидного камня, секрет, которого я тут же уничтожил. Однако весь сложный и уникальный механизм доступа к помещению я разрабатывал один, Андреа ничего не знает о нем.

— Это хорошо, — сказала Софья. — То есть я хотела сказать, хорошо что кроме меня и ты еще знаешь как туда попасть. Если вдруг я забуду, ты мне напомнишь.

Это плохо, — подумал Аристотель, — это очень плохо. Похоже, что она хотела бы остаться единственной обладательницей этой тайны…

— Я всегда к твоим услугам, государыня, а после твоего сегодняшнего благодеяния я в неоплатном долгу.

— Пустяки, Родольфо, пусть твой сын, раз, у него нет твоего божественного дара, применит свои способности в другом месте, и пусть твои потомки послужат, как и ты послужил, величию и славе моей державы.

Великая княгиня вынула откуда-то из многочисленных складок своего роскошного парчового платья маленькую золотую монетку и, улыбаясь, протянула Аристотелю.

— Это твоя?

Аристотель повертел монету и тоже улыбнулся.

— Да, — ответил он.

— Я обнаружила ее случайно и провела несколько часов перебирая сотни других твоих монет, но нигде больше не нашла вот этого маленького цветочка с пятью лепестками, который вытеснен здесь. Я догадалась — fiori a venti — цветок на ветру — это твоя фамилия.

— Да, государыня, я помечал этим знаком каждую тысячную монету, чтобы не сбиться со счета. В Болонье я гравировал на монетах другое изображение — всадник, скачущий против ветра и разбрасывающий цветы.

— Никто кроме меня не называет тебя «Родольфо», это ведь твое подлинное имя, верно?

— Если признаться честно, государыня, я не знаю толком своего подлинного имени. Батюшку моего — тоже архитектора и инженера — звали Фиорованти ди Родольфо, и с детства он называл меня Родольфо, хотя при крещении мне дали совсем другое имя, но уже в дипломе Болонского университета я был вписан как Аристотель… Возможно потому, что, желая похвалить за успехи, так называл меня именем греческого мудреца мой учитель Гаспаро Нади.

— Я думаю, что и в нашу историю ты войдешь под этим именем. Подай нам сладкое, Береника.

Софья пригласила Аристотеля к столу, собственной рукой наполнила два серебряных кубка красным вином из бутыли венецианского стекла и тут появившаяся, как из под земли Береника, поставила на стол большое блюдо с маленькими ароматными ломтиками сушеной дыни.

Аристотель и Софья сидели друг против друга; это блюдо стояло на столе как раз между ними и, увидев его, Аристотель побледнел и на несколько секунд лишился дара речи.

Один из самых странных, страшных и удивительных случаев немедленно вспомнился ему.

26 июля 1471 года в Ватикане он беседовал с папой о передвижении обелиска Калигулы, и точно также, как сейчас, на столе между ними стояло блюдо с точно такими же кусочками сушеной дыни.

Сушеная дыня — один из самых изысканных деликатесов, привозимых с Востока. Там спелую дыню аккуратно разрезают на небольшие дольки и подвергают действию лучей раскаленного солнца. Дольки мгновенно покрываются твердой корочкой, сохраняя внутри весь аромат свежей дыни. Папа Павел II, любитель сладостей, выслушивая рассуждения Аристотеля о том, как лучше передвигать статую, ел один за другим эти дынные дольки и все предлагал Аристотелю, но Аристотель отказывался, говоря, что он не любит сладкого, и вдруг в определенный момент разговора глаза папы остановились так, будто взор его внезапно устремился в глубь себя. Аристотель умолк на полуслове, а папа внезапно глубоко вздохнул, и голова его опустилась на грудь. К нему немедленно бросились стоящие в дверях стражники, поднялась суета, вызвали лекаря, но было поздно. Папа скончался на глазах Аристотеля Фиорованти во время беседы с ним.

Трагическое происшествие глубоко тронуло чувствительную душу художника, и Аристотель в тот же день рассказал об этот своему другу и патрону герцогу Галиацци-Мария Сфорца.

Папа был человеком весьма преклонного возраста, милейшим и добродушным, казалось, не было никого, кто мог бы желать его смерти, да и проводившиеся в таких случаях исследование не выявило никаких следов вредных веществ: заключение гласило, что папа скончался от сердечного приступа.

Однако, спустя некоторое время герцог Галиацци-Мария не без саркастической иронии мельком сказал Аристотелю будто его повар, состоит в дружеских отношениях с папским поваром, и тот сообщил по секрету, что те самые дольки дыни, которые ел перед смертью папа, преподнесла в дар своему покровителю и благодетелю именно несчастная сиротка Зоя. Тогда Аристотель не придал этим словам никакого значения, полагая, что раздраженный неудачным сватовством герцог хочет найти что-нибудь негативное в своей несостоявшейся избраннице. Дело в том, что герцог пытался, было, одно время претендовать на руку сиротки Зои, но кардинал Виссарион и тогда еще живой папа объяснили ему, что Зоя предпочла бы мужа греческой веры, поскольку именно такого вероисповедания были все ее предки.

Спустя много лет, когда Аристотель жил уже в Москве, успел познакомиться с обычаями и нравами этого княжества, услышал множество рассказов о том, как предана православию Великая княгиня Софья, он вдруг вспомнил о словах герцога и ему пришла в голову мысль, которую он, впрочем, тут же отогнал от себя, как негодную и недостойную. Папа Павел II, отыскав для бедной сироты Зои, жениха в далекой и таинственной Московии, был твердо уверен, что воспитанная на ступенях папского престола самозабвенная католичка Зоя, выйдя замуж за этого восточного владыку, поможет сближению и единению двух ветвей христианства: православия и католицизма. Но как потом стало известно, не успела Зоя ступить на русскую землю и стать Софьей, как все католическое воспитание будто ветром сдуло — к вящей радости всего народа, она немедленно стала креститься по-гречески, молиться и прикладываться к иконам как истинная правоверная православная христианка. Вот тогда то и подумал Аристотель, что единственным человеком, заинтересованным в смерти папы была бедная сиротка Зоя: ведь папа уже сделал свое дело, нашел ей подходящего мужа и уже в дороге находились послы, чтобы доставить ее в Москву; уже были выданы ей немалые деньги на приданое из папской казны (предназначенные, между прочим, на войну с турками) и, стало быть, теперь папа больше не нужен; более того — живой он мог бы помешать, вдруг передумав или изменив свое решение, а уж если он умрет, его приказы из соображений приличия менять не станут…

Тогда Аристотель отбросил от себя эти дурные мысли, а сейчас, сидя напротив тридцатишестилетней Великой московской княгини и глядя на аккуратно разложенные дольки дыни, он, семидесятилетний старик, вдруг подумал, что, в сущности, Софья только что сказала ему о том, что он уже сделал все, что мог и, стало быть, больше не нужен. При здешнем отношении к человеческой жизни не было бы ничего удивительного…

Аристотель, преодолев секундное замешательство, благодарно улыбнулся и, склонив голову, мягко сказал:

— Благодарю, государыня, я не люблю сладкого.

— Тогда выпей глоток вина, — Софья подняла свой серебряный кубок и улыбнулась, — а я люблю сладкое, особенно дыню. — Она пристально посмотрела в глаза Аристотелю. — Какую из этих долек ты бы мне предложил, Родольфо?

Аристотель смутился.

Нет, это вздор, это мое испуганное московскими ужасами воображение… А может она меня испытывает?

— Какую ты сама пожелаешь, государыня, — любезно склонил он голову.

Софья протянула руку и выбрала кусочек, который был ближе всего к Аристотелю. Она положила его в свой чувственный рот и стала медленно разжевывать. Аристотель с облегчением вздохнул и отпил глоток вина.

— Я все хотела спросить тебя, Родольфо, кое о чем. Через год или два после приезда к нам ты отправился в очень далекое путешествие на север, и мне говорили, будто ты добрался до самих Соловков. Что ты искал там?

— Белых кречетов, государыня. Мой друг и патрон, герцог Сфорца, просил меня прислать белых кречетов, которые столь высоко ценятся в Европе.

— И что же — добыл ты ему этих кречетов?

— Частично, государыня. Дело в том, что в тот период, когда я приехал, перья кречетов были серого цвета, но через несколько месяцев они должны были побелеть. Я написал об этом герцогу и отправил ему двух таких кречетов.

— И что же — они побелели?

— Да, государыня, но это очень печальная история. Мне рассказывали, что как раз когда кречеты стали белоснежными, герцог, предчувствуя свою кончину, ибо он знал, что против него готовится заговор, — выпустил их из клетки на волю. Вечером того же дня герцог был убит заговорщиками.

— Да, я слышала об этом. — Софья вздохнула и отправила в рот третью дольку дыни.

Аристотель, окончательно успокоившись, отпил очередной глоток вина, вкус которого напомнил ему Болонские виноградники и лихую студенческую юность.

— Андреа успел сказать о том, что я выпросила у моего супруга двухнедельный отпуск для тебя?

— Да, государыня.

— Я хочу, чтобы ты своими глазами увидел, в каком замечательно красивом месте пройдут дни его жизни с очаровательной женой и детьми, ибо я надеюсь, что они родят тебе много внуков.

Софья встала из-за стола, и Аристотель понял, что настала минута прощания. Он низко поклонился.

— Спасибо за все государыня, лишь благодаря тебе моя жизнь обрела некий смысл.

— Это я благодарю тебя, Родольфо. Мы всегда будем помнить о твоих заслугах. Желаю тебе приятного отдыха.

Аристотель Фиорованти, изящно поклонившись, так же как и его сын, пятясь в поклоне, согласно европейскому этикету, покинул палаты Великой княгини.

Софья подошла к окошку, распахнула его и вдохнула полной грудью свежий весенний вечерний воздух.

Затем она взяла со стола бутылку вылила ее содержимое за окно, так же как и содержимое своего кубка, затворила окно и, выбрав место на полу, где каменные плиты не были покрыты шкурами, уронила бутылку.

На звон разбившегося стекла вбежала Береника.

— Какая я неуклюжая, — сказала Софья. — Прибери здесь все, да выбрось подальше, чтобы никто не порезался.

Прощай Родольфо…

От палат Великой княгини до дома Аристотеля было вовсе не далеко, но какое-то необъяснимое желание заставило мастера свернуть с дороги и направиться к построенному им некогда Успенскому собору.

Он не стал входить внутрь, лишь подошел к стене и, прижавшись щекой к белому шероховатому камню, погладил ладонью теплые и сухие плиты, слегка поцарапав ногтем твердый как железо раствор, соединяющий их.

Аристотель улыбнулся своему воспоминанию.

Белые кречеты… Только я сюда приехал, меня сразу наши итальянцы предупредили: «будешь писать кому-нибудь на родину, помни — все твои письма прочтут московиты и не сомневайся, что толмачи у них отменные»… Да только не было, ну не было у меня никаких секретов, разве что этот, на который я намекнул бедному Галиаццо… Интересно понял он меня, или нет… Я процитировал ему отрывок из Данте: «коротко время, а кратко нельзя сказать многое, тем более что истину, похожую на ложь, мы должны хранить в сомкнутых устах, иначе осрамлены и осмеяны будем». Вот он тут весь главный секрет: для того чтоб цемент на столетия крепким был — одну сотую часть помета белых кречетов должно к нему примешать… А она у меня спрашивает: зачем я туда ездил? Не буду же я Великой государыне о таких низменных вещах, как птичий помет за столом рассказывать… Да и надо ли вообще? Все равно, кроме меня, никто пропорций не знает и целые горы помета ему не помогут…

…На рассвете следующего дня московский дворянин Андрон Аристотелев вместе с супругой Ольгой, урожденной княжной Воротынской, и престарелым отцом покинули Москву и отправились в свое поместье.

Центральная деревня поместья называлась Бышковицы, и подъезжая к месту своей будущей жизни, Андрон Аристотелев вдруг подумал о том, что длинная цепь событий последнего года его жизни, возможно, была отнюдь не такой случайной, как вначале казалась…

Ведь именно Паола, фрейлина Великой княгини, познакомила его с Ольгой.

Ольга Воротынская, несмотря на древность своего рода, ведущего свои корни от черниговских Рюриковичей, была очень бедна: большая семья, четверо старших братьев и две сестры — все это привело к тому, что при разделе имущества ей достался жалкий клочок земли при впадении Угры в Оку с двумя небольшими деревеньками. Перспектив выйти замуж за богатого наследника княжеского рода или даже боярского сына не было никаких, но тут Паола, с которой она недавно познакомилась, приехав погостить в Москву, намекнула ей, что Великая княгиня принимает участие в судьбе сына итальянского мастера, и в случае женитьбы не прочь пожаловать ему земли, которые по странному совпадению граничат с теми, что братья выделили ей в приданое.

Смуглолицый молодой красавец произвел на Ольгу более чем благоприятное впечатление, и можно с чистой совестью сказать, что этот брак был скорее по любви, чем по расчету, поскольку никаких твердых расчетов на будущее ни у жениха, не у невесты на момент вступления в брачный союз не было…

…На третий день после приезда из Москвы Аристотель Фиорованти сидел на скамье во дворе дома своего сына; небо было необыкновенно голубым, воздух по весеннему теплым, пение птиц звучало небесной музыкой, и Аристотель подумал, что, может быть, именно это, а вовсе не все то, чем он всю жизнь занимался, и есть настоящая прекрасная и близкая Господу жизнь.

Он еще успел порадоваться за сына, представив себе, какое прекрасное будущее его ожидает, прежде чем вдруг почувствовал, что его сердце остановилось и больше не бьется.

Еще одну минуту он все видел и ощущал, только не мог ни пошевелиться, ни позвать на помощь.

Со всей отчетливостью он вдруг почувствовал во рту вкус старого болонского вина в серебряном кубке Великой княгини, и только теперь постиг подлинный смысл всего, что произошло.

Дыню она ела, а вот, к вину не притронулась

Да, он действительно сделал свое дело и, возможно, действительно больше не нужен, и вдруг на одно мгновение ему показалось, что он начинает понимать загадочные души этих московитов, для которых жизнь — это только дело, которое необходимо выполнить; но тут же его затухающий ум снова перенесся к последней встрече с бывшей сироткой, которую он впервые увидел в Риме много лет назад и совсем недавно попрощался с ней, как с Великой княгиней могущественной державы.

Аристотель не испытывал к Софье ничего, кроме глубокой признательности, ибо сейчас в эти последние секунды своей жизни он ясно осознал, что так, как она поступила — это правильно и хорошо, потому что самое главное, действительно сделано, жизнь прожита не зря, за сына он теперь совершенно спокоен, а о чем еще может мечтать человек, расставаясь с жизнью в таком замечательном месте, в окружении близких — сына, его жены и будущих внуков, которых он уже видел другим, неземным взором…

Аристотель сомкнул веки, и белые кречеты, взмахнув широкими крыльями, закрыли от него яркое солнце и понесли во тьму…

Прощай, Болонья… Прощай, Рим… Прощай, Москва… Прощай, Зоя…

… Однако будущее дворянина Аристотелева складывалось отнюдь не так оптимистично, как думал о том в последние минуты своей жизни его отец.

Не успело наступить лето, как возникли серьезные проблемы, которые скоро начали принимать угрожающий характер.

Будучи человеком новым в этих краях, дворянин Аристотелев стал расспрашивать соседей о том, кто мог бы помочь ему.

Один из соседей сказал, что недавно был у него в гостях некий человек, который предъявлял грамоту, подписанную самим Великим Московским князем, а в грамоте той говорилось о том, что человек этот является полномочным представителем самого государя Ивана Васильевича в здешних местах.

Сосед охотно сообщил имя этого дворянина и место его жительства, заметив, при этом, что находится оно совсем недалеко отсюда.

На следующий же день дворянин Андрон Аристотелев, оседлав коня, отправился в сторону монастыря Преображения, что на Угре, для того, чтобы поделиться своими проблемами и попросить помощи у дворянина Василия Медведева…

Глава четвертая ВОСКРЕСНЫЙ ОБЕД В МЕДВЕДЕВКЕ (1486)

Не успели Медведевы обняться и расцеловаться с Бартеневыми, как подъехали Картымазовы. Они прибыли всей семьей, недавно выросшей — Петр, которому уже исполнилось двадцать два, в конце прошлого года, после возвращения из похода на Тверь, женился на тогда еще семнадцатилетней Анастасии Зайцевой, и теперь Картымазовых стало четверо, а скоро ожидался кто-то пятый — Настя уже была беременна.

Родители ее — Зайцевы сегодня не приехали, но просили передать через дочь и зятя свои горячие приветы.

Еще через четверть часа появилось и все большой семейство Леваша Копыто.

Леваш в свои пятьдесят шесть выглядел на двадцать лет моложе, не только благодаря веселости, подвижности и полноте, сгладившей все морщины на его круглом добродушном лице с длинными, как у запорожских казаков усами, но, возможно, еще и благодаря своей жене Ядвиге, которая была на двадцать лет моложе его, и которую он горячо и нежно любил, будто начисто позабыв о первом ее муже — злодее Яне Кожухе Кротком, похитившем когда-то покойную дочь Картымазова и жену Филиппа Настеньку.

Тогда, семь лет назад, Леваш по приказу своего патрона, князя Федора Бельского, напал внезапно ночью на землю, незаконно занятую Кожухом, перебив почти всех его людей, но самому Кожуху удалось бежать, захватив с собой пленницу и бросив на произвол судьбы свою жену с двумя детьми. Левашу Ядвига приглянулась с первого взгляда; да и сама она, узнав вскоре, не без тайной радости, о том, что стала вдовой (за Кожуха ее выдали насильно, и она не испытывала к своему мужу ничего, кроме смертельного страха, потому что он ее постоянно бил) согласилась на предложение столь симпатичного и обаятельного мужчины — и вскоре они, сыграв свадьбу, зажили счастливо и весело, родив еще двух своих детей. Леваш оказался не только превосходным воином и весельчаком-пьяницей, но, как ни странно, и очень хорошим отцом — дети в нем души не чаяли, особенно дети Кожуха, которые от своего родного отца не слышали никогда ласкового слова. Вот так и вышло, что теперь семейство Копыто состояло из шести человек: Леваш, Ядвига, 15-летний Ян и 12-летняя Данута (дети Кожуха), а также 6-летний Данила и 3-летняя Галина — дети Леваша и Ядвиги.

Таким образом, вместе с четырьмя Медведевыми, да пришедшим еще раньше купцом Маниным, всего оказалось двадцать человек.

Летом такие обеды было устраивать, конечно, легче, чем зимой; вот и сейчас стояли теплые дни начала июня, и под березками, невдалеке от дома, был накрыт вкопанный специально для этой цели длинный стол с лавками по обеим сторонам, который мог вместить не то что двадцать, а и полсотни человек. Пятеро медведевских девушек ухаживали за хозяевами и гостями, руководствуясь незаметными, но хорошо им понятными сигналами Анницы, да и когда такие обеды происходят каждую неделю, немудрено привыкнуть и самим знать что, когда, кому и как подавать.

Дети до пятнадцати лет, разумеется, не садились за один стол со взрослыми — для них в стороне был вкопан специальный детский стол, где за ними ухаживали их няньки и кормилицы под присмотром бабушки Филиппа и Анницы Анны Борисовны.

Однако, прежде чем сесть за стол, дети пошептались о чем-то и бросились к Медведеву. Шестилетние Бартеневские близнецы, Лиза и Алеша, схватив Медведева за обе руки, стали клянчить:

— Дядь Вась, дядь Вась, покажи Копытам — они еще не видели!

— Что показать? — с притворным удивлением спрашивал Медведев.

— Они говорят, — сказала смелая девочка Данута Копыто, — что будто бы у вас есть цветочки, которые вам подарила сама Великая княжна Олена в Москве, а я не верю.

— А почему не веришь? — спросил Медведев.

— Потому что цветочки давно бы уже завяли.

— Ну что ж, тогда придется показать, раз ты такая недоверчивая — сказал Медведев и отправился в дом, окруженный детьми, пока его гости рассаживались за столом.

В большом Медведевском доме была одна маленькая, но светлая комнатка. Анница подала Василию идею, насчет ее использования, и он охотно согласился: они устроили в этой комнате нечто вроде маленького музея реликвий, которых в их семье со временем уже накопилось некоторое количество. Здесь был и знаменитый тисовый лук, с которым Анница одержала победу над самим сыном великого хана Ахмата; здесь находилась старинная греческая книга о приключениях Одиссея, подаренная некогда Медведеву князем Федором Бельским; здесь хранилось ручное зеркальце несчастной тверской княжны Марьи, первой супруги Великого московского князя, и, наконец, здесь лежали последние реликвии — перстень, подаренный Медведеву Великой княгиней Софьей за спасение дочери, и самый дорогой и трогательный дар — подснежники княжны Олены. Когда Медведев привез их домой в наконечнике ножен своего меча, Аннице пришла в голову хорошая мысль: засушить букетик, чтобы он сохранился на долгие времена. И теперь Медведев показывал его маленькой Дануте.

— Вот он, видишь и совсем как свежий! Кстати, — ты очень похожа на княжну Олену — у вас одинаковые глаза.

Девочка осторожно дотронулась одним пальчиком к засушенным подснежникам.

— Ой, как здорово! Я как будто бы прикоснулась к самой Великой княжне!

Мальчиков меньше интересовал букетик — их, разумеется, привел в восторг огромный тисовый лук. Впрочем, они уже видели его не раз и, тем не менее каждое воскресенье во время традиционных обедов они каждый раз одинаково восторгались, восклицали и хлопали в ладоши.

После традиционного осмотра реликвий Медведев вернулся к столу.

Разговор за воскресным обедом обычно начинался с обсуждения погоды и после этого, беседа входила в свободное русло.

— Как продается твой замечательный продукт, Онуфрий Карпович? — спросил купца Манина Картымазов.

— Отлично, не успеваю изготовлять. Нанял уже пятерых парней и троих девок — работают с утра до ночи, и все не хватает.

— По-прежнему торгуешь с Верховскими княжествами? — спросил Филипп. — Не опасно ли? Они там вечно дерутся между собой за землю — можно и под руку попасть.

— А я давно уже сам туда не езжу, — рассмеялся Манин, — теперь помощники мои возят, продают, я же в основном за изготовлением слежу, а то один раз не усмотрел и целая партия мутной пошла.

— Ругались, небось, покупатели? — улыбнулся Картымазов.

— Да нет, они даже не заметили, им любую дай — выпьют, но я сам имя свое в чистоте блюду. Водичка-то Манинской зовется, а честь купеческая — она ведь любых денег дороже.

— Ты уже пошлину за прошлый год в казну отправил? — негромко спросил Медведева сидящий рядом Картымазов, и Медведев молча кивнул в ответ.

Казалось, этот вопрос не имел ничего общего с предыдущим разговором, но все догадывались, что между растущим на глазах богатством Манина и той легкостью, с которой, не нарушая привычного уклада жизни, как своего, так и своих людей, Медведев уплатил первую пошлину, есть некая тайная связь, однако вслух никто из тактичности об этом не спрашивал.

— Послушайте, какой замечательный случай произошел у нас недавно… — начал Леваш Копыто, явно желая переменить тему, но тут его прервали.

Еще во время разговора о торговых успехах купца Манина, Медведев краем глаза уловил некое движение вдали в гнезде смотровой вышки, которая была видна ему, возвышаясь над внутренним частоколом. Никола, свесившись сверху за край ограждения, говорил что-то кому-то, кто находился внизу. Спустя некоторое время чуткое ухо Медведева среди множества обыденных звуков уловило глухой стук копыт двух всадников, въехавших через ворота на внутренний двор имения. И вот сейчас к столу робко приблизился Клим Неверов и, многозначительно покашляв, подошел к хозяину. Гости еще оживленнее стали разговаривать, делая вид, будто ничего не случилось, но все знали, что если Неверов позволил себе нарушить традиционный воскресный обед, то произошло нечто достаточно серьезное, а, кроме того, чутким слухом обладал не один Медведев; любитель лошадей Филипп и такие опытные воины как Леваш, Микис и Картымазов тоже поняли, что кто-то приехал.

Клим сказал что-то Медведеву, Медведев кивком извинился, встал и вместе с Климом отправился к воротам.

На полпути к сторожевой вышке его встретил Гаврилко.

— Извини, что оторвали Василий Иванович, но там человек приехал, дворянин с Угры, грамота вроде в порядке, говорит у него к тебе срочное дело.

Андрон Аристотелев стоял, держа коня под уздцы, и ожидал.

Увидев приближающегося Гаврилку он понял, что с ним должно быть и есть тот, для встречи с кем он приехал. Андрон вежливо поклонился и спросил:

— Имею ли я удовольствие разговаривать с Василием Медведевым?

— Да, это я.

Медведев мгновенно узнал этого смуглого, черноволосого молодого человека.

Его цепкая память сразу же выхватила нужный фрагмент из прошлого: осада Новгорода, на специально изготовленных деревянных настилах прямо на Волхове стоят и палят по стенам города пушки, и старый мастер Аристотель снует между ними, отдавая команды, а рядом с ним — стройный юноша. Ларя Орехов, который сопровождал тогда Медведева, гордо сказал: «Вот наш знаменитый мастер Фиорованти, а тот парень рядом — его сын».

И вот теперь этот молодой человек стоял перед Медведевым и протягивал ему грамоту.

Медведев ничем не выдал своего удивления, когда прочел, что грамота сия выдана Великой княгиней Софьей ее служилому дворянину Андрону Ивановичу Аристотелеву на владение землей, расположенной в каких-то сорока верстах ниже по течению Угры.

Что все это значит?.. Грамота не поддельная… Где Аристотель, который, как говорили, никогда не расстается со своим сыном — верным помощником?.. Зачем Великая княгиня пожаловала ему землю и сделала его московским дворянином, скрыв иноземное происхождение?..

Он вежливо поклонился, возвращая грамоту, и как бы невзначай спросил:

— Аристотелев… Аристотелев… Знакомая фамилия. Не мог ли я встречать где-нибудь твоего батюшку?

— Не думаю, — ответил Андрон, — мы раньше жили далеко отсюда, на севере. Мой батюшка скончался почти полгода назад. Он покоится на кладбище в моем имении, откуда я сейчас приехал.

Медведев вспомнил своего отца.

«Остерегайся чужих тайн, сынок, — часто они бывают смертельно опасными».

Ну что ж, пусть будет так… Значит — дворянин Аристотелев.

— Чем могу быть полезен? — спросил Василий.

— Соседи сказали мне, будто Великий московский князь назначил тебя своим законным представителем в наших краях. До Боровского наместника далеко, к тебе — ближе. Мне нужна помощь. Дело в том, что я женат на княгине Ольге Воротынской, и она получила в приданое от братьев — отец ее умер — небольшой кусок земли на Угре. Спустя некоторое время Великая княгиня Софья Фоминична, оказала мне честь и пожаловала в кормление еще земли — рядом с Ольгиными. Сначала все было в порядке, но потом стали приезжать братья моей супруги, князья Дмитрий и Семен Воротынские. Они утверждали, что земля, которой пожаловала мне Великая княгиня, принадлежит им. Они требовали, чтобы я покинул эту землю. Разумеется, я отказался, мы поссорились, и вот вчера вдруг приехали мои шурины с целым отрядом и, можно сказать, захватили нас с Ольгой. Они пригрозили, что если в течение трех дней мы не соберемся и не уедем, — они насильно погрузят нас со всеми вещами на паром и переправят на Московскую сторону Угры. Если же я попытаюсь вернуться, то, как сказал Семен: «придется выразить соболезнования нашей любезной сестре, которая столь преждевременно стала вдовой».

Медведев внимательно слушал.

Не слышал, чтобы у кого-то из людей, живущих по ту сторону Угры, кроме Леваша и Филиппа, были земли принадлежащие Москве. Но сорок верст — это далеко, наши соседи могут и не знать… Возможно, как это часто бывало, кто-нибудь из Воротынских перешел на Московскую службу со своими землями, а потом… Во всяком случае, двух мнений быть не может: если Великая княгиня собственной персоной дарит кого-то землей и подписывает жалованную грамоту —, она знает, что делает, и земля эта — московская.

— Как тебе удалось ускользнуть? — спросил Медведев.

— Будто предчувствуя недоброе, я еще несколько дней назад приказал конюху в соседнем сельце держать наготове коней. Когда вчера Воротынские наехали на нас, они ночью больше сторожили конюшню, а не меня — пешком-то далеко не уйдешь. На рассвете я выскользнул через окно, и, прежде чем они хватились, успел добраться до оседланных лошадей. Дорога заняла у меня часов пять, да еще час твои ребята меня держали.

— Ясно, — сказал Медведев. — Вот что, Андрон: я действительно имею полномочия от Великого князя наблюдать в этих местах за порядком и блюсти московские интересы. Твоя грамота действительна, стало быть, ты — законный владелец, а братья Воротынские не правы. И мы им это объясним. Ты, должно быть, утомился с дороги, а тут у меня, как раз в гостях за столом мои друзья — соседние дворяне. Кстати, у каждого из них тоже есть грамота Великого московского князя, в которой им поручено помогать мне в делах вроде твоего, коль возникнет надобность, так что мне все равно придется посвятить их в курс твоего дела. Я приглашаю тебя отобедать с нами и заодно все вместе обсудим, как дальше поступать.

— Благодарю, с удовольствием, — улыбнулся Андрон, — тем более что у меня сегодня маковой росинки во рту не было — я с рассвета в седле.

Медведев сделал пригласительный жест, и они направились к входным воротам во внутренний двор поместья.

… — А мы уже слышали об одном из этих Воротынских, — сказал Филипп. — Помнишь, Василий, когда в прошлом году напали на меня эти мальчишки — тот, которого мы поймали, говорил, что он близкий приятель князя Семена Воротынского, и выходило, что вроде этот Семен-то и был инициатором всей заварушки…

— Да, хорошо помню, — подтвердил Медведев.

Он привел Андрона к столу, представил его всем и познакомил персонально с каждым из своих друзей.

Андрона накормили, он еще раз поведал о своих несчастьях, и вот теперь шло обсуждение ситуации.

— Что ж это нам так не везет с именем Семен, — сказал Картымазов, — князь Бельский младший брат Федора — негодяй, похититель и душегуб тоже Семеном звался…

— Семен-то ладно, да меня вот другое имя интересует, — ответил Медведев, — Скажи, Андрон, не было ли среди друзей твоих шуринов, захвативших дом, человека по имени Степан?

Андрон немного подумал.

— Нет… Этого имени никто не произносил.

— Гм… Ну ладно, а ты можешь приблизительно сказать, сколько человек находится сейчас в твоем доме?

— Я могу сказать точно, потому что Ольга вчера готовила на всех. Она еще сказала… Да, — вместе с ее братьями семнадцать человек.

— Я думаю, сделаем так, — сказал Медведев, — сегодня ты, Андрон, переночуешь у нас, а завтра на рассвете мы отправимся в твое имение и попытаемся убедить князей Воротынских, что они не правы.

— Ты намерен ехать один? — спросил Картымазов.

— Нет, мы съездим вдвоем с Филиппом. — Я не думаю, что князья Воротынские станут оказывать нам вооруженное сопротивление, учитывая, что мы, как ни как, слуги Великого московского князя, и нападение на нас грозило бы серьезными последствиями. Они прекрасно понимают, что государь наш Иван Васильевич только и ждет повода, чтобы двинуть большое войско и занять все эти княжества силой. Кроме того, их всего семнадцать человек и даже если они вздумают ввязаться с нами в драку, мы с Филиппом разделаемся с ними без труда.

— Отлично, — сказал Филипп. — Я давно мечтал о какой-нибудь поездке, пора уже размять косточки. Когда выезжаем?

— Как только взойдет солнце, будь у нас. Но, на всякий случай, кольчужку-то приодень.

Все знали, что после смерти Настеньки Филипп ни разу не взял в руки оружия. Правда, он несколько месяцев учился искусству борьбы у отца Мефодия, который владел им в совершенстве, и потому был уверен что даже кольчужка ему не нужна.

— Вы, конечно, как хотите, — сказал Леваш, — но мой многолетний боевой опыт говорит, что самыми опасными всегда оказываются совершенно безопасные прогулки. А потому, Федор Лукич и Петруша, будьте на всякий случай готовы, да и Зайцевых предупредите.

— Да, это правильно, — поддержал Медведев, — мало ли что. Одним словом так: если вдруг, паче чаяния, мы с Филиппом не вернемся послезавтра к полудню, то, по-видимому, вам придется навестить имение дворянина Аристотелева и выяснить, что там такое происходит. Андрон, расскажи, пожалуйста, моим друзьям, какой путь отсюда до твоего имения наиболее короткий и удобный.

На рассвете следующего дня Медведев и Филипп в сопровождении Андрона Аристотелева выехали из Медведевки и направились вниз по течению Угры на восток.

У монастыря они пересекли Угру, и теперь до конечной цели им оставалось проехать каких-то сорок верст по дороге вьющейся вдоль речного берега.


К полудню они въехали в ту деревушку, где Андрон припрятывал коней. Он спросил у конюха, что слышно и конюх ответил ему, что Андрона вчера искали князья Воротынские, но поскольку конюх сказал, будто его не видел, князья вернулись обратно в имение.

До имения оставалось около версты, и когда крыши домов уже стали видны из-за леса, они подъехали к небольшому кладбищу.

Андрон перекрестился и сказал:

— Здесь упокоился мой батюшка, царство ему небесное.

Медведев напряг зрение, вглядываясь в свежий большой крест, стоящий неподалеку от входа.

«ИВАН АРИСТОТЕЛЕВ» было глубоко выцарапано на дереве, а под этой надписью — рисунок: цветок с пятью лепестками, как бы склонившийся под порывами ветра. Медведев никогда раньше не видел такого рисунка, но спрашивать Андрона ни о чем не стал.

Подъезжая к воротам хозяйского дома, Василий с Филиппом переглянулись и перестроились так, чтобы быть по обе стороны от Андрона.

Во дворе царила странная пустота и зловещая тишина.

Все трое спешились и медленным шагом направились к дому.

Медведев и Филипп зорко глядели по сторонам, но нигде ничего подозрительного не было видно.

Василий обратил внимание, что все окна дома застеклены, что было в этих местах большой редкостью, ибо дорогое тогда стекло ввозилось из-за рубежа, чаще всего из Италии.

Вдруг неожиданно, разрушая полуденную тишину, раздался громкий звон выбитого стекла и все трое мгновенно повернули головы в ту сторону.

— Андрон! Берегись… — резкий женский крик прервался мгновенно, будто женщине закрыли рот и оттащили от разбитого окна.

— Ольга! — закричал Андрон и бросился в дом.

Медведев и Филипп молниеносно развернулись и мгновенно заняли освободившееся пространство, встав друг к другу спиной, и приготовившись к бою.

Из-за дома, из-за пристроек, из кустов и стожков свежескошенной травы как из-под земли появились люди.

— Он же говорил — семнадцать, — негромко сказал Василию Филипп, улыбаясь.

— А тут тридцать восемь будет, — так же негромко ответил Медведев и тоже улыбнулся. — Но они не посмеют. А если посмеют…

— Да мы их раскидаем Вася! Ты погляди, как они идут и трясутся от страха…

Медведев оглядел людей, медленно наступавших плотным кольцом, и повернулся лицом к дому.

— Есть ли здесь князья Воротынские? — громко спросил он.

Дверь широко распахнулась и оттуда неторопливо вышли двое молодых людей одетых в богатые литовские одежды.

Но, прежде чем дверь снова закрылась, Медведев успел увидеть, как в сенях связывают веревкой Андрона и молодую женщину прижавшихся друг к другу.

— Мы — князья Воротынские, — сказал молодой человек постарше. — Я — Дмитрий, а это мой брат Семен. — А вы кто такие?

Медведев вынул из-под своего кожана грамоту в серебряном футляре и протянул Дмитрию.

— Я — Василий Медведев — полномочный представитель Великого князя московского Ивана Васильевича на Угорских землях.

Дмитрий открыл серебряный футляр, неторопливо вынул грамоту, пробежал ее глазами и спросил:

— А где грамота на проезд за рубеж?

— Мы находимся на московской земле, — ответил Медведев.

— Вы находитесь на земле Великого Литовского княжества, принадлежащей мне и моему брату. У вас нет проездных документов, стало быть, вы пересекли рубеж незаконно. Советую вам добровольно сложить оружие и сдаться моим людям, мы отвезем вас королевскому наместнику, и он решит, как дальше быть.

— Дворянин Аристотелев предъявил мне грамоту с личной печатью Великой московской княгини, по которой эта земля жалована ему. Мы — Аристотелев, я, и мой друг, дворянин Филипп Бартенев, — не имеем никаких оснований сомневаться в подлинности грамоты нашей Великой княгини. Мы полагаем, что это вы незаконно находитесь на московской земле, а потому, предлагаю вам немедленно покинуть ее, и отправиться восвояси во избежание серьезных последствий.

Князья Воротынские расхохотались.

— Нет, ты видал таких наглецов? — спросил у брата Семен. — Какие последствия, Медведев? Вас двое, а нас полсотни. И, потом — все что здесь происходит — вообще не ваше дело! У нас своя РАСПРЯ и нечего вам в нее вмешиваться. Уходите домой с миром иначе пойдете в острог под стражей!

— Во-первых это не ваша семейная РАСПРЯ — вы посягаете на землю Великого Московского княжества! Я советую вам подумать, — очень серьезно сказал Медведев, — Вы начинаете здесь порубежную войну! Даже король Казимир, думаю, не одобрит ваши действия, а уж тем более Иван Василевич! Подумайте о последствиях! Да поберегите здоровье ваших людей. Прикажите им немедленно оставить этот двор, мы же давайте сядем спокойно за стол и обсудим сложившееся положение. Разрешим все мирно и по закону.

— Да ведь и мы о том же, — сказал Дмитрий, — «Мирно и по закону» — это хорошие слова. А значат они следующее: либо вы сейчас мирно уйдете отсюда, либо я прикажу мои людям схватить вас.

Кольцо сжималось все плотнее. Медведев, тем временем, сосчитал, что здесь во дворе находится тридцать восемь человек.

Но Семен сказал — пятьдесят, где же остальные двенадцать? Или просто пугают? Но Дмитрий не вернул мне грамоту — значит, думает, что удастся схватить нас…

— Остановитесь! — угрожающе сказал Медведев и выхватил свой меч.

Кольцо людей, которые их окружали, застыло на месте, но в воздухе сухо прозвенел характерных лязг сабель, вынимаемых из ножен.

— В последний раз предлагаю, — сказал Медведев Воротынским, — обсудим дело мирно, иначе вы горько пожалеете об этом.

— Нет, ты посмотри, — сказал Семен, — он еще пугает нас!

Дмитрий Воротынский слегка побледнел и резко скомандовал:

— Взять их!

В течение ближайших двух минут тихий двор усадьбы дворянина Аристотелева превратился в ожесточенное поле борьбы, где в первые секунды вообще невозможно было разобрать, что происходит и кто с кем борется.

Но уже через минуту от начала столкновения вокруг Медведева и Бартенева образовалось пустое пространство, как бы огороженное барьером из лежащих человеческих тел.

Медведев старался не наносить смертельных ран, не позволяя противнику приблизиться к себе и, время от времени, нанося то плашмя лезвием, то рукояткой меча удары, которые исключали людей из боя, не лишая их, однако, жизни.

Филипп демонстрировал чудеса борцовского искусства: с непринужденной легкостью он отшвыривал от себя по два по три человека, нападавших на него с оружием, не получая при этом сам ни единой царапины.

Медведев уже подумал, было, что еще минута, и они справятся со всеми этими людьми, которые, как они с Филиппом и предполагали, оказались воинами слабыми и неопытными, однако в этот момент произошло нечто совершенно непредвиденное.

По какой-то условной команде одного из братьев Воротынских люди стоявшие довольно плотным кольцом вокруг Филиппа и Василия, вдруг резко отступили назад, так что кольцо их окружения мгновенно расширилось от двух до пяти саженей, и Медведев с Филиппом, стоя спиной друг к другу, оказались в центре пустого пространства.

Филипп вообще ничего не понял, а Медведев догадался в последнюю секунду, но было уже поздно.

Значит, все-таки пятьдесят, и вот они где, эти двенадцать

На крыше дома Аристотелева вдруг засуетились какие-то фигурки, и когда Медведев понял, что означают их странные действия, небо вдруг показалось ему решетчатым, потому что с крыши на них с Филиппом набросили огромную сеть, связанную из толстых веревок.

В ту же секунду кольцо окружения вновь резко сжалось, люди, наступая, прижимали к земле края сети, и Медведев с Филиппом очутились в центре этого кольца, как мухи, застрявшие в паутине.

Но даже тогда был момент, когда казалось, что они вот-вот вырвутся, потому что Филипп, используя свою нечеловеческую силу, разорвал несколько ячеек сети, хотя никто бы не поверил, что веревки такой толщины можно разорвать.

Однако, даже этот подвиг уже не мог их спасти.

Целая толпа людей навалилась на них и, последнее что успел увидеть Медведев, прежде чем потерял сознание от страшного удара по голове, это был шестопер, занесенный над головой Филиппа, который уже почти вырвался из сети, отбросив в стороны повисших на его руках противников…

Глава пятая ПЕЛЕНА ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ (1486)

Основными, часто любимыми, и при этом весьма полезными в житейском смысле занятиями женщин на Руси в пятнадцатом веке, как впрочем, и во многих последующих веках, были пряжа, ткачество и шитье.

Крестьянки просиживали целые вечера над веретеном, городские жительницы орудовали чаще иглой и нитью, и даже в великокняжеском дворце Московского Кремля, живущим там женщинам, занимающим самое высокое место в иерархии тогдашнего общества, не чужды были эти же занятия.

Великая княгиня Тверская — так теперь, после покорения Твери и передачи ее во владение Ивану Ивановичу, именовалась его супруга, в девичестве волошская княжна Елена, дочь молдавского господаря Стефана, нареченного впоследствии Стефаном Великим, — не желая нарушать древних традиций, также коротала вечера за вечным женским занятием.

Правда, в отличие от женщин простых кругов, это немудреное занятие превращалось в палатах великой княгини Елены в то, что спустя много лет назовут салоном или собранием кружка интеллектуалов, где неторопливая ручная работа совмещалась с неторопливыми беседами на всевозможные темы, преимущественно касающиеся вопросов главных и вечных: сути и смысла человеческой жизни, таинства Господня и всего, что связывает человека с Высшими Небесными силами.

Обычно в этих беседах непременно принимал участие супруг двадцатидвухлетней княгини — двадцативосьмилетний наследник московского престола Иван Иванович, с детства любивший книгу и беседы больше, нежели оружие; завсегдатаями были также сочинитель, переводчик, интеллектуалист, объездивший полмира, главный посольский дьяк Великого князя, Федор Васильевич Курицын (эта его должность соответствовала в то время той, которая стала впоследствии именоваться министром иностранных дел) и другой, не менее выдающийся человек своего времени, тоже посольский дьяк (заместитель министра иностранных дел) и младший брат Федора Васильевича — Иван Волк Курицын. Осталось навсегда неизвестным, почему кличка «Волк» прилипла к имени Ивана — быть может, хотел он так отличиться от своего более знаменитого и успешного старшего брата — а, может, это было какое-нибудь стершееся сейчас из памяти истории обыкновенное детское прозвище. Но не в прозвище дело — Иван Волк тоже умел хорошо держать перо в руках и писать, подобно брату, не только посольские документы, но и весьма интересные литературные произведения.

В таких беседах обычно участвовали еще приближенные княгини Елены, к которым относились ее первая фрейлина и лучшая подруга, приехавшая с ней из Валахии, Марья Любич, подающий большие надежды молодой придворный толмач-переводчик Неждан Кураев, а также несколько девок из московских девиц высокородного происхождения, которые помогали Елене в ее вышивке.

Буквально несколько недель назад Елена задумала вышить большую пелену-покрывало[4] и, сознавая, что работа эта потребует очень много времени и усилий, изначально рассчитывала на несколько лет ежедневного и кропотливого труда, который можно было, впрочем, скрасить приятными и услаждающими ум беседами.

Вот и в тот теплый июньский вечер Елена с иглой в руках сидела за большим растянутым на раме холстом, по которому шло вышивание; две девушки помогали ей, а вокруг удобно расположилось не только постоянное вышеупомянутое общество — сегодня здесь были и новые гости, что слегка сковывало беседу, учитывая, кем были эти новички.

Дело в том, что раньше, еще весной, несколько раз в традиционных вечерних беседах приняла участие княжна Олена, которая, несмотря на свой весьма юный возраст, выказывала большую любознательность, и стремление к знаниям, так что Иван и Елена стали поощрять девочку к занятиям и беседам. И вот недавно княжна вдруг намекнула, что ее старшая на год сестра, великая княжна Феодосия и сама матушка Великая княгиня Софья заинтересовались этими беседами и хотели бы их посетить.

Посоветовавшись в своем узком кругу, главные устроители — Елена, Иван, да братья Курицыны решили, что отказ в этой ситуации означал бы обиду, ссору и разрыв отношений, и постановили пригласить Софью с обеими старшими дочерьми, заранее условившись о нейтральной и невинной теме обсуждения, дабы, не дать никакого повода Софье — женщине весьма образованной и умной (это знали все) — для малейших подозрений, как с точки зрения нравственности обсуждаемых тем, так и в смысле их полного соответствия православному духу, потому что, беседуя свободно наедине, они часто бывали куда более смелыми, подвергая порой сомнению и обсуждениям даже основополагающие идеи христианства вообще и православия в частности.

Поначалу разговор не клеился и все вели себя слегка напряженно, но вскоре общую обстановку разрядил любимый шут Великой княгини Савва, которого она тоже привела с собой.

Савва столь уморительно перевоплотился в каждого, изобразив скуку, уныние и скованность на лицах и в поведении присутствующих, что девушки прыснули и захихикали, мужчины сначала сдержанно смеялись, а затем начали открыто хохотать и, таким образом, благодаря усилиям Саввы, лед стеснения был сломан.

Беседа постепенно начинала входить в спокойное, размеренное и естественное русло, а Савва, с чувством удовлетворения от хорошо выполненного дела, увидев свою дальнейшую ненужность, забрался в уголок и там, на груде клубков ниток, доставленных недавно для работы над пеленой, свернувшись калачиком, уснул, как это было в его обычае…

— Незримая судьба, или как говорят в иных странах — фатум — это то, что всегда занимает ум человека, — говорил Федор Курицын, расхаживая по комнате и поглаживая бороду, — но, действительно ли судьба правит нами? Что же тогда такое Господь Всевышний? Кто предопределяет жизнь и смерть каждого из нас — сам Господь или некий таинственный рок, который ему не подчинен?

— Ну, дорогой братец, тут ты что-то загнул! — возразил Иван Волк. — Господу все подчинено, стало быть — судьба тоже.

— Я вспомнил сейчас о судьбе князя русов Олафа, коего наша летопись именует Олегом. На меня в детстве, произвел огромное впечатление рассказ о его судьбе, который я прочел в одной древней летописи. — сказал задумчиво Иван Иванович.

— Ты имеешь в виду предание о предсказании волхвами его смерти посредством коня? — спросила Елена, не отрываясь от шитья.

— Да, именно это, ведь вы только подумайте: они объявили ему, что жребий показал, будто князю суждено принять смерть от своего любимого коня. Тогда князь решил, как бы перехитрить судьбу, и тут же передал этого коня слугам, велев хорошенько за ним ухаживать, а сам сказал, что он больше близко к нему не подойдет. И что же? Оказалось, что Олег совершил еще много славных походов, покорил Царьград, состарился и уже глубоким старцем вдруг вспомнил о предсказании.

— Да-да-да… — покивал головой Федор Курицын, — это замечательная история!

— Значит, волхвы ошиблись? — тоненьким голоском спросила княжна Олена и тут же покраснела, устыдившись своей смелости.

— Увы, дорогая сестра, — продолжал Иван Иванович, — самое интересное в этой истории происходит в конце. Князь Олег вспомнил вдруг на старости лет о своем коне и спросил у слуг, какова его судьба, на что те ответили, что конь уже много лет тому назад издох. Олег очень огорчился, подумав о том, как много раз этот конь помогал ему в битвах и даже спасал жизнь, а он так бессмысленно отказался от своего лучшего друга, потому что в те времена, — Иван Иванович тонко усмехнулся, — мужчины еще не были так привязаны к женщинам как нынче — меч и конь — были первой и главной их любовью. Одним словом, Олег так огорчился, что даже заплакал, спросил у слуг, куда они дели труп его славного коня, и они сказали ему. Он отправился туда и нашел давно побелевшие от снегов и дождей косточки своего любимца, сел возле них и стал со слезами раскаиваться в том, что предал своего дорогого друга, который мог еще послужить ему очень долго. Вот тут-то предсказание волхвов и свершилось: из черепа коня выползла ядовитая змея и ужалила князя в ногу, после чего тот быстро скончался. Таким образом, эта история хочет убедить нас в том, что у каждого человека есть предназначенная ему судьба, и он не может от нее уклониться.

— Я, кажется, догадываюсь, к чему клонит государь, — снова улыбнулся своей тонкой улыбкой Иван Волк, — продолжай, продолжай это очень интересно.

Поскольку Иван Иванович был уже коронован своим отцом на Великое московское княжение, придворные именовали его так же, как и Великого князя Ивана Васильевича — государем.

— Так что, любезные сестрицы, — сказал Иван Иванович, обращаясь уже не только к Олене, но и к Феодосии, которая слушала эти разговоры, не проронив ни слова и крепко сжав губы, — волхвы оказались правы! Они верно предсказали князю смерть от коня! Но заметьте — они не сказали ему, когда она ждет его.

— А что если бы Олег не послушался этих старцев, а тут же сел на коня и двинулся по своим ратным делам, — хитро спросил Волк Курицын.

— Я думаю, на первой же версте он упал бы с коня и свернул себе шею! — воскликнул Иван Иванович.

— Ага, — улыбнулся Федор Курицын, — ты хочешь сказать, государь, что судьба неизбежна, но у человека есть определенный выбор в пределах этой неизбежности?

— Да именно так! Князь Олег мог погибнуть в расцвете молодости, по причине своего любимого коня, а скончался в глубокой старости, хотя и по той же причине. Можно сказать, что он сэкономил целую жизнь, — рассмеялся своим почти беззвучным смехом Иван Иванович.

— На все воля Господня, — вкрадчиво сказала Великая княгиня Софья, — однако Господь в премудрости и доброте своей дает человеку некоторую возможность выбора. Конечно, волхвы были язычники, но если предположить, что Господь всемилостивейший решил их устами предупредить чадо свое об опасности, исходящей от коня, то мы в этом случае можем говорить о силе веры. Если бы Олег был человеком слабой веры, он презрительно отринул бы предсказание, и жизнь его пресеклась бы. Но сила веры позволила ему прожить еще много лет, хотя судьба, предначертанная Господом ему, как и каждому из нас, свершилась.

— Очень глубокая и разумная мысль, государыня, — склонился в любезном поклоне Федор Курицын.

— Не хотелось бы кощунствовать, — задумчиво сказал Волк Курицын, — но я хочу обратить внимание, что на самом деле мы совершенно не представляем себе волю Всевышнего, не знаем какова она, и если идти дальше — есть ли она вообще…. Мы лишь можем предполагать, что, ослушавшись волхвов и сев на коня, князь тут же принял бы смерть, но точно этого мы не знаем. А, может быть, Господь имел в виду как раз именно ту саму смерть от змеи в черепе и тогда Олег, не расставаясь со своим любимым конем, прожил бы точно такую же жизнь…

Великая княгиня Софья пристально посмотрела на Ивана-Волка.

— Неисповедимы пути Господни! И нам действительно не дано проникнуть в Его замыслы, — холодно сказала она.

Казалось бы, ничего не произошло, не было даже спора или острой дискуссии, но вдруг воцарилась какая-то напряженная пауза, а Иван Волк Курицын ощутил странный, внезапный холодок в душе, будто, проходя мимо, едва коснулась его своим невидимым одеянием сама смерть…

— А вот еще я хотела спросить, — Елена Стефановна как бы поторопилась разрушить неловкую паузу, меняя тему разговора, — что вы думаете о конце света, который наступит через шесть лет?

— В неправославных странах летоисчисление идет по другому календарю, — сказал Федор Курицын, — по нему выходит, что это будет не 7000-ый, а всего лишь 1492-й год от Рождества Христова, так что получается — до конца света еще далеко.

— Наше православное летоисчисление самое верное, — назидательно сказала Софья Фоминична и вдруг резко встала. — Княжна Феодосия, княжна Олена, пойдемте нам пора.

Все присутствующие поклонились.

— Продолжайте, продолжайте, — сказала Великая княгиня, — у вас тут очень интересные беседы, — она небрежно пнула ногой свернувшегося калачиком Савву, который, немедленно проснувшись, затрусил рядом с ней как собачонка.

Великая княгиня вышла, подталкивая дочерей в спину впереди себя…

Y

Вдаве Соломнии Кочановой в доме возля леса…

Тайнопись Y

От Саввы Горбунова

Преемнику.

Среда, 23 июня 1486 года

Москва, палаты великой княгини.


Во славу Господа Единого и Вездесущего!


Считаю своим долгом немедленно сообщить о возникшей ситуации. Несколько часов назад Великая княгиня с двумя младшими дочерьми посетила палаты Елены Стефановны. Там, как обычно, кроме самой Елены и ее супруга, находились наши сестра Марья, брат Неждан, а также дьяки братья Курицыны. Полагаю, что Софья появилась там не случайно. Как я уже не раз сообщал, у меня есть все основания подозревать, что она начала плести тонкую и сложную интригу с хорошо известными нам целями — добиться опалы или даже смерти Ивана Ивановича, Елены и сына их Дмитрия с целью в конечном итоге посадить на московский престол своего сына Василия.

Я начинаю подозревать, что Софья стала относиться ко мне холоднее, чем прежде, но, к счастью, сегодня был тот случай, которых становится все меньше, когда я имел возможность присутствовать при беседе и слышать каждое слово. Я не могу сказать ничего дурного о наших братьях и сестрах, самой Елене, Иване, Марьи и Неждане, но дьяки Курицыны вели себя чудовищно неосторожно. Я серьезно опасаюсь, что эта невинная беседа может привести к весьма тяжелым последствиям. Братья Курицыны, насколько мне известно, не посвящены в таинство нашей веры, а лишь просто разделяют некоторые убеждения, которые являются нашими догматами. В имевшей место беседе о судьбе человека и роли в ней Бога они допустили несколько опасных суждений, которые могли бы поставить под сомнение их традиционно христианские верования, и слова эти не ушли от внимания столь умной и образованной женщины, как Софья.

Некоторые высказывания Курицыных даже возмутили ее, и она, едва ли не впрямую подчеркнула свою верность и преданность православным канонам, как бы желая тем самым подвергнуть сомнению истинность веры присутствующих в догматы греческой веры.

Покинув покои Елены, Софья около получаса размышляла о чем-то, нервно кусая губы, а затем, узнав, что Великий князь свободен, отправилась к нему, не взяв меня с собой. Таким образом, мне неизвестно о чем беседовали супруги, но, полагаю, Софья нашла нужные слова, чтобы очернить своих врагов в глазах супруга…

… — Ты чем-то взволнована? — спросил Иван Васильевич, — целуя супругу в лоб.

— Нет, дорогой, просто немного устала. Я была сейчас в палатах у твоей невестки. Наконец-то меня соизволили пригласить на их странные разговоры. Елена вышивает пелену, а ее супруг и твои лучшие дьяки Курицыны развлекают ее умными беседами.

— Да, я слышал об этом, они даже приглашали меня несколько раз, да все как-то недосуг.

— Пойди непременно, дорогой. Я думаю, тебе очень понравится. Кроме того, ты узнаешь очень многое о своих любимых Курицыных, которым доверяешь множество секретных дел.

— Что ты имеешь в виду? — насторожился Иван Васильевич.

— Мне трудно тебе это объяснить, но ты сходи, непременно сходи…

— Я пойду, обязательно, но ты не хитри! Что тебе вдруг так не понравилось в Курицыных?

— Ты уверен, что они подлинно православные христиане?

Иван Васильевич от изумления вытаращил глаза.

— Ты что, Софья, — конечно! От дедов-прадедов, а что пришло тебе в голову?

— Нет-нет, ничего, дорогой. — Она обняла мужа и, встав на цыпочки (он был значительно выше ее), поцеловала в щеку. — Все в порядке.

— Ты со своими хитростями, Софья, иногда меня поражаешь. До меня тут дошло, что ты недавно такое учудила!

— Чем же я не угодила тебе, милый супруг? — невинно расширила глаза Софья.

— Скажи мне, кто такой дворянин Аристотелев и за что ты пожаловала его землей?

— Ах это… Ну-у…, — опустила глаза Софья, — ты его не знаешь, это один молодой человек, который оказал мне… или, точнее, тебе… большую услугу и я посчитала нужным вознаградить его за это.

— Это ж какую такую услугу он тебе оказал, интересно? — с ревнивой подозрительностью спросил Иван Васильевич.

Софья вздохнула.

— Дорогой, помнишь, я обещала, что улажу дело с надоевшим и ненужным тебе Аристотелем Фиорованти и его никчемным сыном? Ты последнее время слышал что-нибудь о нашем старом мастере?

— Мне сказали, что он скончался еще весной, а что касается его сына…

— Вот видишь, дорогой, я тебе обещала, что больше никогда не услышишь ни о самом Аристотеле, ни о его сыне. А как ты знаешь, я всегда выполняю свои обещания. И это ответ на твой вопрос: какую услугу оказал нам с тобой никому доселе неведомый человек, которого я пожаловала дворянским званием и дала ему поместье.

— Ты хочешь сказа, что он…?

— Не думай об этом! Аристотеля и его сына больше нет — вот и все. Разве ты не этого хотел?

— Все это замечательно, моя дорогая, и я дал тебе достаточно земли, чтобы ты могла в разумных пределах наделять ею нужных нам людей, а ты что сделала? Ты хоть знаешь, что ты пожаловала этому своему Аристотелеву землю, которая никогда нам не принадлежала?! Эта земля находится на территории Великого Литовского княжества, и владеют ее, если я не ошибаюсь, какие-то князья Воротынские. Эта не наша земля, понимаешь?

— Ну и что, — с притворным легкомыслием улыбнулась Софья, — была не наша — стала наша. Я думаю, Аристотелев так просто свою землю не отдаст, в крайнем случае, ему помогут. Ты же давно говорил, что нам пора двигаться на запад.

— Да, Софья, но не путем войны…

— Какая война, Иван? Аристотелев докажет свои права на эту землю и все. А там, глядишь, и другие потянутся, и так постепенно, шаг за шагом… Как это в народе говорят — курочка по зернышку…

— Ты что, — читаешь мои мысли? — улыбнулся Иван.

— Иначе я не была бы тебе верной женой и помощницей…

— И что бы я без тебя делал? — Игриво спросил Иван Васильевич.

— Вот уж не знаю, дорогой… — Сказала Софья гораздо серьезнее, чем это подобало для шутливого диалога…

… Мне кажется, необходимо сообщить нашим единоверцам, находящимся в окружении Елены Волошанки, чтобы они каким-то образом предупредили не только братьев Курицыных, но и других гостей, которые бывают у них о том, что те должны быть осторожнее, высказывая свои мысли, которые могут навести на след таких рьяных гонителей нашей веры, как архиепископ Геннадий или Иосиф Волоцкий. Из придворных разговоров до меня уже доходят неясные слухи о том, будто архиепископу Геннадию удалось отыскать в Новгороде неких еретиков. Надеюсь, речь идет не о наших братьях…

Возвращаясь к моим опасениям, относительно расположения ко мне Софьи, я не могу не вспомнить странную болезнь, которая свалила меня с ног и заставила пролежать в постели три дня. Путем детального анализа услышанных мною впоследствии разговоров, я пришел к выводу, что за время моей болезни Софья с кем-то тайно встречалась. Мне ничего не известно об этой встрече, но в то же самое время имел место другой весьма странный факт: бесследно исчезли мастер Аристотель Фиорованти и его сын. В Москве упорно распространяют слухи будто он скончался и похоронен на каком-то кладбище, но там где обычно хоронят иноземцев, я не нашел его могилы, так же как и не удалось мне обнаружить никаких следов его сына Андреа. После нелепой попытки бегства из Москвы под впечатлением казни немецкого лекаря, Фиорованти впал в немилость у Великого князя, однако позже государь подозрительно сменил гнев на милость, после чего болонский мастер и его сын бесследно растворились. Больше всего меня в этой истории беспокоит моя внезапная болезнь. Не сомневаюсь, что она стала следствием не смертельного отравления и тогда это может быть проявлением какого-то недоверия, возникшего ко мне со стороны Софьи по неизвестной мне причине. До этого странного случая я не замечал таких признаков.

Однако возможно я ошибаюсь и это простое стечение обстоятельств.

Тем не менее, еще раз призываю к осторожности столь необходимой в то время, когда с одной стороны мы находимся все ближе к нашей заветной конечной цели, а с другой — нам противостоит столь грозный, могущественный и опасный противник, как Софья.

Во имя Господа Единого и Вездесущего!

Брат десятой заповеди, Член Верховной Рады,

Савва.

Глава шестая СУДЬБА ВЛАСА БОЛЬШИХИНА (1486)

Когда из черной бездны пустоты и небытия сознание Медведева стало очень медленно и постепенно возвращаться, первым, что он осознал, было странное чувство, будто когда-то он уже испытывал точно такие же или очень похожие ощущения…

Снова звенели, переливаясь, колокольчики, будто в степной дали, и в то же время Василий как бы осознавал, что далекое степное прошлое давно позади, так что это никак не может быть Дикое поле, потому что после него было еще много-много разных событий. И вдруг он вспомнил…

Ага! Вот оно что — это замок Горваль… Князь Семен Бельский улыбнулся и повернул шар в подлокотнике кресла, а я рухнул в какую-то каменную бездну, ударился головой и потерял сознание… Нет, какой Бельский? Это же было очень давно, после этого была Анница, Ванечка, Настя… Что это? Где я?..

Медведев ощутил холодное прикосновение чего-то мокрого ко лбу, от чего назойливый звон бубенцов как бы слегка утих, и Василий попытался открыть глаза, с трудом приподняв невероятно тяжелые веки.

Кто это склонился надо мной? Ах да, Сафат, тот самый Сафат, который потом… Нет, какой Сафат? Это же не замок Горваль. Но кто же это такой, чье это лицо, будто знакомое, виденное когда-то давно…

Даже в этом тяжелом пограничном состоянии между небытием и возвращением к жизни феноменальная память Медведева работала безошибочно…

Да, конечно — это Влас Большихин… Ага… Значит мы в Новгороде… Нет, что за чертовщина? Это не я лежал с окровавленной головой, это Влас… Как же это было… какие-то люди напали на нас во дворе дома купца Манина, Ивашку ранили, но я с ними со всеми справился, а один убежал… Меня еще за эти подвиги Патрикеев в темницу усадил, но Филипп нашел этого сбежавшего Большихина, Влас рассказал как было дело, и с меня сняли обвинение. Да нет, это тоже было давно, и с тех пор я его больше не видел, потому что Филипп помог ему деньгами и, кажется, Влас с новой женой скрылся в Литве!

И вдруг ярко и отчетливо вернулась, словно обрушилась на голову, память и Василий сразу вспомнил все. В том числе и то, последнее, что он видел, перед тем как потерять сознание: шестопер, занесенный над головой Филиппа.

Да, конечно, это мы с Филиппом поехали к Аристотелеву, а там нас поджидали Воротынские! И вот образовалась заварушка, только при чем здесь Большихин, откуда он тут мог оказаться?

Поморщившись и непроизвольно застонав, Медведев повернул голову, пытаясь осмотреться.

Теперь сознание почти полностью вернулось к нему, и стало ясно почти все: Воротынские все же захватили их, и вот теперь Василий с окровавленной головой сидит, прочно привязанный к столбу, который представляет собой опору большого деревянного сарая, по-видимому, для хранения сена, потому что с прошлого года еще остались там и тут его остатки, а к другой опоре — такому же столбу — сидит привязанный Филипп Бартенев и сочувственно смотрит на него. Прошло, наверно, довольно много времени, потому что тогда был полдень, а сейчас уже вечер, судя по желтым лучам низкого солнца, пробивающимся сквозь щели в бревенчатых стенах сарая; словом, понятно почти все, кроме одного: откуда здесь взялся давным-давно забытый исчезнувший из жизни печальный неудачник Влас Большихин… Но это пустяки, это потом выясниться сейчас главное другое:

— Ты как, Филипп? — хрипло спросил Медведев.

— Да я то ничего, за тебя все переживаю. Боялся, как бы вовсе тебе голову не проломали, но раз очнулся и можешь внятно говорить, значит все нормально, и скоро мы с тобой отсюда выберемся. А твоя голова в этом деле нам очень пригодится, — Филипп говорил так, будто с ним ничего не случилось.

— Но мне, кажется, твоей голове тоже изрядно досталось: я помню шестопер, который над ней занесли?

— Шестопер? Какой шестопер? — удивился Филипп и тут же вспомнил, — ах да, кто-то, помню, действительно, замахивался, да я успел его руку перехватить и, кажется, сгоряча ее переломал. Но, ты уже без памяти был, не помнишь… Да я, Вася, после того шестопера почти всех раскидал, сеть порвал, тебя левой рукой поднял, через плечо перекинул, а правой все отбивался, но тут человек пять огромным бревном с ног меня сбили… Вот от этого бревна у меня на каких-то пару минут разум помутился, а когда очнулся, гляжу, — все! Лежим мы с тобой связанные, с ног до головы, прямо, как младенцы спеленатые… Но, слава тебе Господи, что ты очнулся… Мы с Власом за тебя переживали, но я вспомнил про твое знаменитое средство, которое когда-то блестяще вылечило мою рану в груди — слава Богу у тебя на шее кроме крестика и мешочек с ним висел… Влас намазал им твою рану, потом водичкой лоб протер — ты и очнулся!

— А Влас-то откуда здесь взялся?

— Влас, — Филипп огляделся и сказал шепотом, — Влас поможет нам выбраться отсюда. Ты ведь часов шесть был без сознания, ничего не знаешь! А за это время князья перевезли нас в свое имение — Воротынск!

— Послушай, так что получается? Мы сказали нашим, что если не вернемся…

— Завтра до полудня, — напомнил Филипп.

— То есть, только завтра в полдень они начнут собираться, — стал прикидывать Медведев, — на сборы им нужно время, допустим, на ночь выедут, это значит, будут здесь не раньше, чем утром послезавтра…

— И опоздают, потому что братцы Воротынские решили нас с тобой, как московских разбойников и захватчиков завтра в полдень прилюдно казнить прямо вон там, на площади, — Филипп мотнул головой куда-то в сторону. Но до этого времени мы отсюда выберемся — Бог во время послал нам Власа, и он тебе сейчас все расскажет…

— Да-да, расскажи, Влас, а то я вообще не пойму как ты-то тут очутился?

— Во-первых, Василий Иванович, я уже давно не Влас Большихин, а Ян Курилович, благодаря, между прочим, вашей доброте и рублю Филиппа Алексеевича…

— Ладно-ладно, забудь об этом, — смутился Филипп.

— Одним словом, мы с Пелагеей — она еще тогда беременна была — в Литву переехали. За деньги, что Филипп Алексеевич дал, нам один человека все нужные грамотки выправил и работу хорошую нашел. В общем, стали мы Яном и Яниной Куриловичами, а работу получили очень хорошую в доме купца одного. Янина горничной, а я, поскольку грамотен, всякими купеческими бумагами занимаюсь. Сыночек родился у нас — Филиппом вот назвали в память о Филиппе Алексеевиче… — Он тяжело вздохнул и на секунду задумался. Потом продолжал: — Да видно по всей жизни какой-то я невезучий. Вот, вроде, наладилось все, денежек с Пелагеей накопили, — купец, надо сказать, очень щедрый, хороший человек, да только тут новая напасть пришла с той стороны, с какой меньше всего ожидал… В общем, пока я по купеческим делам туда-сюда ездил, дома подолгу не бывал, стал вдруг замечать я, возвращаясь, что супруга моя Янина все больше и больше охладевать ко мне стала. А тут еще добрые люди — слуги в купеческом доме — помогли, как водится: рассказали, будто нарочно купец меня в дальние поездки посылает, приглянулась, мол, ему Пелагея моя, то бишь, Янина. Я не поверил, спросил у нее. Она у меня женщина честная, правдивая, так, мол, и так, говорит, действительно, пока тебя тут не было завязалась любовь у нас. И говорит, мол, сердце ее разрывается, потому что и ко мне привязана, и его вдруг полюбила, а я ей не удивляюсь — он человек статный, мужчина красивый и возраст подходящий — только сорок недавно исполнилось. «Что ж теперь делать будем?» — спрашиваю, а она: «Не знаю» — говорит. А тут вдруг купец меня снова в поездку посылает, вот сюда в Воротынск. Привез я по заказу братьев-князей товар кое-какой, ну, они мне денежки для купца передали, приняли нормально, и должен был я сегодня обратно ехать, а тут утром вдруг возвращаются откуда-то князья и вас привозят. Я, было, сначала едва не проговорился, что хорошо знаю вас, а потом язык прикусил, думаю, надо проведать. что и как, может и я вам помогу, как вы мне когда-то. А князь Семен Воротынский мне и говорит: «Схватили мы московских разбойников, которые землю нашу забрать хотели!» И еще добавил; «Это все из-за сестры, она за такого же московита замуж вышла, а эти, мол, дружки ее мужа.» В общем, я так понял, что сестру с ее мужем тогда же через рубеж, через речку Угру, в одних нательных рубахах отвезли без вещей и денег, чтобы, мол, в Московию пешком, как нищие, возвращались, а на вас они очень обозлились. Говорил Семен, будто вы много людей его убили и покалечили. Одним словом, решили они с братом казнить вас завтра смертной казнью. Палача уже нашли и топор точить велели, чтоб головы вам отрубить, но пока князей не было дома, я тут с одним слугой их близко сдружился — Денисом его зовут. Так вот у этого Дениса беда большая и деньги ему нужны, а взять неоткуда. А когда вас сюда посадили, Денис мне сказал, что сегодня в ночь его к вам в охрану поставят. Тут я и придумал выход: я предложил ему все деньги, которые от князей для купца получил — потом дома я из своих отложенных купцу верну — а деньги эти может и Дениске и вам жизнь спасут, как мне когда то деньги Филиппа Алексеевича… Только я обещал ему, что после того как ночью он поможет вам бежать, вы его с собой возьмете, чтоб мести князей ему избежать…

— Разумеется, — сказал Филипп.

— Конечно, — подтвердил Медведев. А тебя-то самого, как сюда пустили?

— Не только пустили — сами попросили. Дело в том, что я за эти годы кое-какие лекарские навыки усвоил, Меня купец часто к одному своему знакомому доктору в Вильно посылал, я там, бывало, месяцами бумаг каких-то для купца дожидался, а доктор тот, тем временем, меня кое-чему в лекарском деле научил. Так вот сегодня князь Семен вернулся с рукой пораненной…

— Да-да, помню, кажется, я его мечом полоснул, — сказал Медведев.

— Наверно, а своего лекаря у него нет. Ну, я ему рану очистил, перевязал, а он мне и говорит: «Раз ты, мол, хорош в этом деле, сходи, глянь на одного из этих московитов, а то, он все без сознания, боюсь, помрет. Так, мол, позаботься, чтоб хотя бы до завтра протянул, потому что я, мол, своими глазами хочу увидеть, как его голова в корзину упадет!» Я вам и Филиппу Алексеевичу веревки немного ослабил так, чтоб незаметно было. В полночь Дениска на охрану заступит, и часа в три, когда все крепко уснут, он меня сюда впустит, я вот уже ножик острый припас веревки разрезать, а Дениска обещал нас дворами до леса провести и коней там подготовить, так что вы тут как-нибудь только до ночи продержитесь — а там все!

— Отлично, — сказал Медведев, — будем ждать.

… Чудодейственное средство грека Микиса залечивало раны быстро, и к полуночи голова Медведева перестала болеть, полностью прояснилась и лишь саднящая боль в затылке напоминала о ране. Благодаря тому, что Влас расслабил веревки, руки и ноги не так затекали, и Василий с Филиппом решили пару часиков вздремнуть, чтобы освежить силы перед ночным побегом.

Воины опытные, закаленные в схватках и сражениях, прошедшие множество воинских испытаний, они научились спать в любых условиях, переносить любые неудобства, не поддаваясь страху и опасению грядущих несчастий, неизменно веря в успех, победу и в то, что из любой ситуации они рано или поздно выберутся.

Они проснулись около трех ночи, переговорили шепотом, обсудив детали поведения и всевозможные повороты событий в процессе предстоящего побега.

Ночь выдалась темная безлунная, тихая, так что слышны были шаги охранника, мерно ходившего взад-вперед за стенами сарая и вот, наконец, когда едва-едва забрезжил летний рассвет, за стенами послышались какие-то шорохи, шепот, холодный звон оружия, дверь сарая скрипнула, и темный силуэт приблизился к ним.

— Это я, — полушепотом сказал Влас, — Денис просил подождать еще немного, он заглянет и скажет, когда можно выходить, а я тем временем перережу веревки, чтобы вы были готовы.

Медведев почувствовал, как руки Власа нащупывают веревки на его груди, и в ту же секунду произошло нечто совершенно неожиданное.

Обе створки дверей сарая внезапно широко распахнулись, замелькали в темноте искорки кремней, с десяток факелов ярко вспыхнули, осветив привязанных к столбам узников и растерянного Власа, застывшего с ножом в руке возле Медведева.

— Ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай, — с насмешливым укором произнес князь Семен Воротынский, стоя рядом со своим братом Дмитрием в окружении толпы вооруженных людей с факелами, — я не думаю, что купец Елизар Бык обрадуется, когда узнает, на что его слуга решил потратить хозяйские денежки. Ты кого хотел подкупить? Не знал, что Дениска мой преданный слуга? — Князь повернул голову в сторону молодого человека с длинными черными усами.

Несмотря на необычность и напряженность ситуации, несмотря на полный провал плана побега, несмотря на неизвестное будущее, Медведев в эту секунду подумал вовсе не об этом.

Елизар Бык??? Тот самый Елизар Бык, возле дома которого мы хотели спасти Настеньку, тот самый Елизар Бык, который под Новгородом, насмешливо улыбаясь, вывернул мне под ноги три бочонка с рыбой, где я так ничего и не нашел и, возможно, тот самый Елизар, который еще в юные годы в компании с каким-то Симоном и Корнелиусом пытали старца Иону… Неужели именно к нему в дом попал Влас? Почему я вчера не спросил у него, как зовут купца?..

Тем временем события развивались быстро.

Черноусый Денис насмешливо сказал Власу:

— Да мне князь в три раза больше заплатит за верную службу, не придется скитаться с вами, бандитами, а деньги твои и так моими станут.

— Нет, все-таки я законченый неудачник, — тихо сказал Медведеву Влас, — А мне так хотелось вам помочь. Ничего мне в жизни ни разу не удалось, может, напоследок хоть одно доброе дело сделаю — убью негодяя!

— Стой, — крикнул Медведев, но было поздно.

Влас, вскинув нож, бросился на Дениса с криком: «Сдохни, предатель!» Но Влас еще в Новгороде показал себя плохим воином, да он им никогда и не был, а потому не успел преодолеть даже те три шага, которые отделяли его от Дениса.

Денис мгновенно выхватил саблю, сделал резкий выпад вперед и проткнул насквозь Власа, тут же выдернув саблю. Влас остановился как вкопанный, уронил нож и удивленно посмотрел на кровь, сразу хлынувшую из раны на груди.

— Прости все грехи мои, Господи, — прошептал он и рухнул замертво.

— Ваш план не удался, — сказал Семен Воротынский и кивнул своим людям, — свяжите-ка их покрепче, заприте в погребе возле нашего дома да поставьте усиленную охрану. Уж оттуда-то они точно не убегут…

Василия и Филиппа отвязали от столбов, положили на землю и крепко стянули руки и ноги прочной веревкой.

Филипп лежал прижавшись щекой к остаткам прошлогоднего сена, вдохнул его аромат и подумал, как должно быть хорошо сейчас в Бартеневке, где его возвращения ждут не дождутся лив Генрих Второй и Утренняя Звезда Чулпан…

Глава седьмая НЕВЕСТА КНЯЗЯ МОСАЛЬСКОГО (1486)

… В теплый солнечный июньский день немногочисленные жители городка Воротынска, который, собственно, и городком-то назвать нельзя, — так себе, окруженное частоколом поселение, — не намного больше Медведевки, стекались к центральной площади.

Еще вчера всем было объявлено, что в полдень состоится казнь каких-то московских разбойников и поскольку старожилы городка Воротынска не могли припомнить проводилась ли еще когда-либо в прошлом эта процедура, любопытных набралось довольно много, преимущественно людей мастеровых и крестьян, поскольку остальные, находясь на княжеской службе, исполняли свой долг в качестве воинов, оцепивших площадь.

Войско князей Воротынских было не очень многочисленным — не больше сотни, да и то половина из них пострадали в имении Аристотелева, а остальные все были здесь. Надо отдать справедливость, не все воины, служившие князьям Воротынским, были столь слабыми и необученными как те, что едва справились с Медведевым и Бартеневым. Человек двадцать приближенных воинов княжеской дружины обладали довольно высокими навыками в боях и потому составляли элиту княжеской дружины, и сейчас именно эти воины сопровождали князей Дмитрия и Семена, когда те появились на площади и заняли свои места в специально огороженном для них месте, куда слуги вынесли из дома и поставили два золоченых кресла.

Прямо перед ними возвышался наспех сколоченный помост из пахнущих смолой досок, на самом краю помоста большая колода, а под ней внизу плетеная корзина для падающих голов.

Одним словом, все было обставлено, как полагалось, народ шумел и волновался, князья заняли свои места, Семен взмахнул шелковым платком, толпа расступилась и на площадь выехала повозка, в которой под конвоем дюжины стражников везли осужденных на казнь.

Медведев и Бартенев стояли в этой повозке на коленях, их руки за спиной были крепко стянуты, да к тому же еще короткая веревка соединяла связанные руки со связанными ногами, так что они не могли даже пошевельнуться. Несмотря на протесты, на головы им набросили холщевые мешки так, что они не могли ничего видеть, однако это не мешало им переговариваться.

— Давай, Вася, думай, — говорил Филипп, — надо что-то делать, а то они и вправду отрубят нам головы.

— Я думаю, думаю, — отвечал Медведев. У меня есть один хороший план, надо только вынудить их, чтобы они разрезали хотя бы веревки между руками и ногами. Сейчас обожди, я придумаю, у нас еще есть время. Я убежден, что князья будут говорить речь, потом священник будет читать молитву, а к тому времени я что-нибудь придумаю.

Медведев был прав: князь Семен действительно обратился к собравшимся с речью.

Он горячо заклеймил московских захватчиков, выразил глубокую преданность королю Казимиру и Великому Литовскому княжеству.

Тем временем с голов приговоренных сняли мешки и, зажмурившись от яркого солнца, Медведев сказал на ухо Филиппу:

— Я все придумал, слушай внимательно…

Он начал шепотом излагать Филиппу свой план, но тут тишину, которую нарушал лишь голос князя Семена, патетически проклинающий московских захватчиков вдруг резко прервал другой звук — стук копыт по деревянным настилам, ведущим к городской площади.

Прискакавший всадник спрыгнул с коня возле помоста, и князь Семен, прервав свою речь, воскликнул:

— О, здравствуй, дорогой друг, как ты вовремя! Мы тут затеяли, как видишь, небольшое развлечение!

— Ты узнаешь его? — спросил Василий Филиппа.

— Конечно, — шепнул Филипп, — это князь Тимофей Мосальский, которого мы с тобой допрашивали в прошлом году и отпустили. Хороший парень.

— Ну, сейчас и увидим, какой он хороший, — сказал сквозь зубы Медведев.

— Я случайно проезжал неподалеку, — сказал, слегка запыхавшись, Тимофей Мосальский князьям Дмитрию и Семену, — и узнав имена людей, которых вы схватили, тотчас помчался сюда.

— Да-да, — скривился в насмешливой улыбке Дмитрий, — ты, кажется, знаешь, по крайней мере, одного из них. Помнится, ты угодил к ним в плен, и, я слышал, они даже пытали тебя…

— Ты прибыл во время, — подхватил князь Семен. — Через несколько минут они поплатятся за все, в том числе и за тебя.

— Друзья, — немного волнуясь, сказал Тимофей, — мне нужно срочно поговорить с вами. Мы не можем пойти в дом?

— Можем, — широко улыбнулся Семен, — вот сейчас отрубим им головы и пойдем.

— Нет, минутку, — стал нервничать Тимофей, — приостановите это действо, нам необходимо срочно поговорить наедине.

В это время слуга принес третье кресло.

— Зачем наедине? Садись и говори! А ты чего так разволновался?

Дальнейший разговор друзей звучал негромко, и Медведев с Филиппом не слышали, о чем шла речь.

На звоннице церкви ударил колокол.

— Полдень, — сказал Филипп.

— Да, — кивнул Медведев, — наши начали собираться. Я уверен, что к утру они будут, нам надо продержаться…

— Мне кажется, Тимофей хочет нам помочь, — сказал Филипп.

Филипп был прав. Князь Тимофей Мосальский действительно пытался помочь приговоренным.

— Дмитрий, Семен, мы дружим с детства, поймите меня правильно, вы сделаете большую ошибку, если лишите их жизни. Я участвовал в прошлом году в набеге на Бартеневку и говорю вам, эти люди очень опасны: у них много воинственных друзей, неизвестно, сколько людей они могут собрать, и если они начнут мстить вам, тут начнется такая бойня, что трудно себе представить.

— Плевать на московитов, — воскликнул Семен, — ничего они нам не сделают. Мы сами можем собрать недурную армию, — нас вон сколько, посчитай: Белевские, Одоевские, Мезецкие, Любутские! Да если мы объединимся — нам никакая Москва не страшна.

— Но это порубежная война!

— Не мы ее начали, — сказал Дмитрий и указал пальцем на Медведева и Бартенева. — Это они в компании с нашим шурином хотели отнять наши исконные земли! Они не подчинились нашим просьбам о мирном решении и побили наших людей, они заслуживают смерти!

— Однако Дмитрий, Семен, опомнитесь — это же произвол! Вы должны отвезти их в Речицу или Смоленск и сдать королевскому наместнику! Вы не имеете права чинить самовольный суд и расправу!

— А ты что, — может, поедешь и донесешь на нас?

— В прошлом году, когда мы наехали на Бартеневку, вы все отступили, а я попал к ним в плен…

— Да я помню — во всем виноват был вон тот здоровый — Бартенев или как его, — из-за какой-то татарки он сделал калекой хорошего парня, — вставил Семен.

— Послушайте, друзья, — горячо продолжал Тимофей, — я не об этом, правы мы были или нет, но эти люди поступили со мной благородно, они меня отпустили. И не забывайте, что тогда же к ним приезжали наши отцы и старшие братья, в том числе и ваш ныне покойный батюшка! Они просили за меня и обещали, что в дальнейшем между нами будет мир. Зачем вы хотите снова разжечь войну? Нежели вы не понимаете, что либо мы все погибнем в ней, либо, что еще хуже — вынуждены будем стать московскими слугами! Вы этого хотите?

— Мы никогда не станем служить Москве! — надменно сказал Семен.

— Мы подданные Великого Литовского княжества и присягали королю Казимиру, и пусть какие-то там дворянчики с берегов Угры не думают, что могут безнаказанно распоряжаться на наших землях! Они убили пятерых и покалечили два десятка наших людей и уже потому заслуживают смерти! А если вдруг начнется расследование, мы скажем, что они погибли в бою, нападая на нас и все тут! Мои люди это подтвердят — все до единого — я уже говорил с ними об этом! А если ты, предав нашу дружбу с детских лет, посмеешь донести — никто тебе не поверит — но нашим другом тебе больше не быть — это точно!

Тимофей Мосальский начал было снова что-то горячо говорить, но в эту секунду его слова вдруг заглушил грохот мощного взрыва, раздавшегося где-то неподалеку. Вслед за ним подряд грохнули еще три столь же сильных и оглушительных. Казалось, несколько бочек пороха взорвались неподалеку одна за другой.

Столбы черного дыма взметнулись в небо сразу с четырех сторон, народ всполошился и тут же на площадь вбежал стражник и заорал истошно:

— Городскую стену взорвали сразу с четырех сторон! Какие-то люди ворвались в город и мчаться сюда! Их много!

Братья Воротынские вскочили с места.

— К оружию! — скомандовал Семен, выхватывая саблю — Всем ко мне! Сплотить ряды!

Но было уже поздно.

Давно покойному Яну Кожуху Кроткому, который, несмотря на его пристрастие к медовым напиткам, был опытным воином и держал под свои началом более сотни отлично вышколенных и вооруженных людей, не удалось когда-то более десяти минут продержаться против необыкновенно опытного и беспощадного противника — Леваша Копыто — все люди Кроткого были убиты в течение нескольких минут, Синий Лог мгновенно захвачен, а сам Ян Кожух едва успел бежать, пользуясь тайным ходом.

Люди князей Воротынских были далеко не так хорошо обученными, их оказалось меньше сотни, а опыта у Леваша за последние семь лет отнюдь не убавилось, а потому внезапный захват маленького городка, обнесенного даже не стеной, а старым, прогнившим частоколом занял не более нескольких минут.

Не успели еще братья-князья выхватить оружие, как на площадь с гиком ворвался ударный отряд конников Леваша — всех на подбор грузных, огромных, с длинными украинскими казацкими усами, страшных и беспощадных, а сабли-молнии сверкали в их руках налево и направо с бешеной скоростью.

Невзирая на то, оказывали им сопротивление или нет, попадались ли на пути люди с оружием или мирные жители, они буквально прорубили себе в разбегающейся толпе широкую кровавую дорогу прямо на глазах онемевших от ужаса братьев-князей, и уже через минуту, оба брата Воротынские и Тимофей Мосальский были безжалостно брошены на землю мощными ударами огромных кулаков, придавлены сапогами и, едва дыша и теряя сознание, с трудом осознали, что их связывают по рукам и ногам.

Несколько всадников первым делом подлетела к помосту, и кто-то из них очень ловко, оставаясь верхом, виртуозными движениями сабли, не нанеся ни одной царапины, разрезал веревки на руках и ногах узников.

И как раз в ту минуту, когда Медведев и Бартенев, распрямили плечи и, растирая руки, огляделись вокруг, на площадь, неторопливо, будто на прогулку, въехал Леваш Копыто, окруженный как обычно несколькими своими приближенными — такими же, как и он сам толстяками.

Позади этой группы ехали верхом Зайцев со старшим сыном и Андрон Аристотелев.

— Я же говорил, что мы успеем как раз вовремя, — сказал Леваш спешившись. — Здравствуйте, мои дорогие, — он обнял Василия и Филиппа. — Что они с вами сделали, негодяи! Но ничего, не пройдет и часа как они за все заплатят. Что я тут болтаю — вы, небось, проголодались?! Фома, — обратился он к своему постоянному стольнику, — давай, накрывай прямо вон там на площади!

— А как вы здесь оказались? — спросил Медведев. — Вы же только час назад должны были выехать.

— Э-э-э, Вася, если б мы только час назад выехали, тебе пришлось бы серьезно поломать голову как сойти живым с этого помоста.

— У меня был недурной план, — сказал Медведев, — Я как раз начал рассказывать о нем Филиппу, когда…

— Я не на секунду не сомневаюсь, — перебил его Леваш, — что ты выбрался бы и сам, но кто-то же должен наказать этих негодяев за их неслыханную дерзость, и сделаю это я. Семаш, — обратился он к одному из своих спутников, — вели вкопать три кола прямо вон там, напротив столов, где мы будем обедать, да прикажи как следует смазать их свиным жиром, и мы посмотрим какую песенку споют нам сидя на них эти вот князья.

— Подожди, — сказал Медведев, — из тех троих, что здесь были, — он указал на кресла, — один ни в чем не виноват. Впрочем, ты, возможно, его даже помнишь — это тот парень, которого мы захватили в прошлом году, во время набега на дом Филиппа…

— А-а-а! — воскликнул Леваш, — То-то мне его лицо показалось знакомым — Он из Мосальских что ли? Да ведь я еще в том году был у них в гостях вместе с купцом Маниным… А как он тут оказался?

— Я слышал, он говорил, будто проезжал мимо и узнал о готовящейся казни. Он хотел отговорить от нее Воротынских, и я думаю, он помог бы нам…

— Семаш, — позвал своего слугу Копыто, — выпусти на свободу молодого князя Мосальского, а Воротынским дай священника, и пусть молятся — скажи через час их ждет нелегкая смерть!

Медведев хотел что-то сказать, но Леваш не позволил ему.

— Все остальное потом, Василий! — тоном, не допускающим возражения, сказал он. — А сейчас вы с Филиппом идете прямо в княжеский дом, и пусть только попробуют княжеские слуги не помыть, не причесать и не одеть вас как подобает! А насчет их хозяев не беспокойся — без вас не начнем.

Медведев махнул рукой и, обняв Филиппа за плечо, направился вместе с ним к дому. По дороге они поздоровались с Зайцевыми и Аристотелевым.

— А ты-то откуда здесь? — удивился Медведев. — Мне говорили, будто Семен с Дмитрием перевезли вас с Ольгой на ту сторону Угры, едва ли не раздетыми?

— Но он оказался парень не промах, — ответил за Андрона Зайцев, — он тут же нашел коня и через три часа уже был у нас, но это еще не все. Он оказался великолепным специалистом по инженерному делу: мы прибыли под Воротынск еще ночью, и под утро Андрон мастерски подложил под стены их частокола четыре бочки пороха. Это обеспечило нам внезапность и молниеносность нашего появления.

— Хорошенькое дело, — воскликнул Филипп, — а если б мы ночью убежали, как собирались.

Макар Зайцев улыбнулся:

— Никуда бы вы не убежали — Леваш обставил весь городок вокруг — мышь не проскочит.

Казалось, темная тень пробежала по лицу Филиппа. Он вспомнил вдруг Сарай-Берке и то, как они когда-то подбирались к этому городу, которого теперь уже не существует.

— И что? — спросил Филипп. — Всех входящих и выходящих..?

— Я сначала был против, — вздохнул Зайцев, — но потом понял, что Леваш прав: не должно было остаться никого, кто мог бы предупредить Воротынских. Мы ведь знали, что вас повезут на плаху. Неизвестно было, какой приказ получили ваши охранники. Перерезать горло связанным людям ничего не стоит… Нет, Леваш был прав. У него все-таки огромный опыт. С того момента как взорвалась первая бочка с порохом и до того как мы появились на площади прошли считанным мгновения.

— Ладно, Филипп, — сказал Медведев, — пойдем и вправду приведем себя в порядок…

… Через два часа порядок в городке Воротынске был полностью восстановлен.

Разумеется, тот порядок, который посчитал нужным навести в захваченном поселении Леваш Копыто: следы крови смыты, убитые убраны, оставшиеся в живых воины посажены под замок, часть перепуганных горожан, отправлена на кладбище хоронить покойников, другая часть (тоже под охраной) собрана на площади для того, зачем она сюда и пришла вначале — посмотреть на казнь, только теперь — на другую.

В центре помоста, на котором недавно стояла плаха с топором, теперь высились два прочных заостренных кола густо смазанных стекающим по ним свиным жиром — народу объявили, что через час на эти колы будут посажены князья Семен и Дмитрий Воротынские.

Несчастные горожане, сбившиеся кучкой на площади, уже не переговаривались, парни не приставали весело к девушкам, а те не хихикали и не лузгали семечек, как это было в ожидании той, первой казни.

Женщины плакали, мужчины угрюмо молчали. Но не только потому, что им было жаль своих князей — их страшило собственное будущее.

Они прекрасно понимали, что казнь, затеянная братьями, была беззаконием и произволом, и что теперь, когда московиты захватили столицу маленького и слабого Воротынского княжества, всего-то и состоявшего из десятка деревень, — а значит фактически все княжество — победители имеют полное право на месть, что было вполне естественным по представлениям того времени; более того — княжество со смертью молодых князей, скорее всего, вообще перестанет существовать и, по-видимому, тут установится власть Москвы. А коль так случится, новая власть вряд ли хорошо отнесется к тем, кто раньше не только служил Воротынским, но и готов был закрыть глаза на убийство двух московитов, один из которых, как разнеслось шепотом по толпе — был ни больше не меньше, как приближенным самого Великого московского князя…

Василий Медведев и Филипп Бартенев, умытые, причесанные, в одежде, тщательно приведенной в порядок трясущимися от страха руками слуг молодых князей Воротынских, вышли на площадь, где перед помостом уже был накрыт ломящийся под тяжестью блюд стол, за которым восседал Леваш со своими друзьями.

Они двинулись к столу и вдруг, по дороге, Филипп вздохнул и перекрестился.

Василий сразу понял, что это значило.

Должно быть, они одновременно вспомнили, как семь лет назад, однажды ночью уже видели подобное застолье.

Тогда Леваш, старый друг отца Филиппа Алексея Бартенева, сообщил им, что Ян Кожух Кроткий, похитив Настеньку Картымазову, скрылся вместе с ней в неизвестном направлении. Воспоминание о несчастной Настеньке, а следом за тем и об ее ужасной смерти всегда причиняло Филиппу огромную боль, хотя прошло уже шесть лет со времени ее гибели, а рядом с Филиппом постоянно находилась тихая маленькая крещеная татарочка Дарья. Но Анница, от которой брат с детства никогда ничего не скрывал, говорила Василию, что, несмотря на упорные слухи и нежную привязанность к своей утренней звезде, как называл татарочку Филипп, он по-прежнему верен покойной супруге, которую так любил…

— О! Совсем другое дело! — воскликнул Леваш. — Присаживайтесь, друзья — нас ждет увлекательнейшее зрелище!

— Леваш, — тихо спросил Медведев, сев рядом, — Ты, в самом деле, собираешься публично посадить их на кол?

— Василий, — с укоризной, но так же тихо ответил Леваш, — а ты, в самом деле, подумал, что я так сделаю? Я поступил так лишь один раз и то в молодости с человеком, который увез, обесчестил и убил девушку, мою невесту. А сейчас… Вообще-то если сказать честно, эти мерзавцы заслуживают такой казни за то, что они с вами учинили, и у меня рука бы не дрогнула, но я подозреваю, что они сами лишат меня такой возможности!

— Что ты имеешь в виду? — покосился на него Медведев.

— Как только я освободил этого юношу — Тимофея Мосальского, — он сразу же попросил меня, позволить ему поговорить со своими друзьями. И вот он беседует с ними уже два часа. Я обещал тебе зрелище и сейчас ты его увидишь. Но сперва выпьем за то, что мы снова вместе!

После нескольких речей и хорошей закуски Леваш распорядился:

— Привести сюда пленников!

Князей Воротынских со связанными за спиной руками подвели к помосту, с кольями.

Рядом с ними стоял юный князь Тимофей Мосальский.

— Вот что я вам скажу, братья-князья Воротынские — обратился к ним Леваш. — Вы нарушили все законы — и Литовского княжества и Московского, и законы Божьи и человечьи! Вы хотели лишить жизни ни в чем не повинных людей, которые прибыли к вам с миром, и на которых вы первые напали, виня их потом за то, что они защищали свою жизнь! Этот поступок заслуживает самого сурового наказания.

— Прости Леваш, — перебил его с низким поклоном князь Мосальский. — Прежде чем ты продолжишь, позволь мне сказать слово и, быть может продолжение твоей речи будет иным.

— Что ж, изволь, коли просишь, — согласился Леваш и, садясь, шепнул Медведеву, — Ну вот, я же тебе говорил…

— Я обращаюсь к вам ко всем, — сказал Тимофей собравшимся за столом, — по просьбе моих друзей, стоящих здесь перед вами. Я знаю их с детства, и поверьте — они не плохие люди. Но согрешить может каждый, — лишь святые безгрешны, — главное, это осознать свой грех и покаяться. Они глубоко сожалеют о своем поступке и искренне раскаиваются в нем.

Тимофей сделал паузу. Князья Воротынские стояли, опустив головы.

Мосальский продолжал:

— Они просят прощения у своей сестры и ее супруга и намерены никогда больше не вступаться в их землю а, напротив всеми своими силами помогать семье Аристотелевых во всем. Они просят прощения у Медведева и Бартенева, они просят прощения у родных и близких всех, кто погиб в результате этого происшествия. Наконец, они просят прощения у всех, кто сейчас находится здесь и всех кто не может нас слышать, если то решение, которое они приняли, не приведи Господь, принесет в будущем кому-то горести и беду.

Братья Воротынские низко поклонились на три стороны.

Тимофей продолжал:

— А решение они приняли такое: просить Великого московского князя Ивана Васильевича о принятии их в подданство и оставить за ними принадлежащие им земли и людей, дабы могли они исправно нести службу Московскому княжеству! Вот их просительные грамоты.

Легкий ропот пробежал по толпе и сменился как бы общим вздохом облегчения — все поняли, что князья сделали единственно верный в их положении шаг, чтобы избежать преследований со стороны Москвы, — о бывшем своем княжестве никто не думал — Москва всегда казалась страшнее и опаснее Литвы…

— Ну что же, — сказал Леваш, принимая грамоты у Мосальского, — Я думаю, это единственно правильное решение. Грамоты я передаю Василию Медведеву, потому что он уполномочен принимать такие документы и передавать их лично Великому князю. Раз ты говорил от имени своих друзей, позвольте и мне сказать от имени моих. Мы настолько давно знакомы, что, мне кажется, я не ошибусь, выражая их мнение. Медведев и Бартенев люди благородные смелые и я уверен, что они, как истинные христиане примут к сердцу раскаяние князей Воротынских и простят им грехи их, как Бог велит. Меня же извините за то, что тут у вас беспорядок наделал — он обвел взглядом еще дымящийся в местах взрывов частокол и пятна крови на деревянных настилах площади — постараемся убрать и поправить перед отъездом — ведь теперь мы все свои!

Леваш отдал распоряжение разобрать помост и попросил Воротынских, чтобы они помогли своими людьми.

— Кого ты ищешь? — спросил Медведев, увидев, что Филипп непрерывно вертит головой.

— Я думаю, мы еще не со всем здесь покончили. Я хочу увидеть того черноусого Дениску.

— Сейчас спросим.

Медведев обратился к Дмитрию Воротынскому и попросил привести сюда Дениса, который нес ночью караул. Дмитрий сдержанно поклонился Медведеву и глянул на брата. Семен кивнул, Дмитрий скрылся в доме и вскоре вернулся с Денисом.

Филипп встал и вышел навстречу.

— Послушай, Денис, — ты убил человека только за то, что он хотел помочь нам. Ты мог бы сразу отказаться, когда он предлагал тебе деньги. Но ты согласился, обманул его, а затем убил. Я считаю, что это подлый поступок, и ты должен понести за него наказание.

Денис вздохнул, выпрямился и сказал.

— Теперь все мы в ваших руках и вы можете сделать, что хотите.

— Ты неправильно понял меня, — сказал Филипп. — Сейчас здесь действительно все в нашей власти, и твоя жизнь тоже. Но я хочу дать тебе шанс. Сейчас ты возьмешь саблю, а я встану против тебя без всякой брони и оружия. Если тебе удастся нанести мне хотя бы одну царапину саблей — ты свободен, но если я нанесу тебе удар безоружной рукой…

— Я не выйду с саблей против безоружного! — сказал Денис. — Это ниже моей чести. И я не совершил никакой подлости — я дворянин князя Воротынского и всегда верно служил ему! А если ты хочешь драться со мной — бери саблю, и будем драться. Меня не пугает твой рост и твоя сила — посмотрим, как ты владеешь оружием!

— Минутку, — вмешался Медведев. — Позволь Филипп я предложу другое решение, и если Денис — действительно человек чести, как он говорит — то он его примет! Послушай меня Филипп, я думаю, это решение удовлетворит всех и будет достойным памяти Власа Большихина. Ты, Денис, как никто другой, знаешь все подробности происшедшего — ты был с князьями Воротынскими у Аристотелевых и видел все, что там произошло, ты был и здесь. Так вот — если ты честный и порядочный человек — возьми бумагу и опиши все, как было, ничего не укрывая, от начала и до конца! И если дойдет до какого-либо расследования, пообещай, что ты готов будешь встать перед кем угодно, хоть перед самим королем Казимиром и рассказать всю правду о том, что тут произошло!

— Что ж, — это справедливо, — сказал Денис я готов все описать и предстать перед любым судом.

— Ты согласен, Филипп? — спросил Медведев.

— Йох-хо! Ты как всегда смотришь вперед гораздо дальше, чем я… Пусть будет так!

На том и порешили.

К Медведеву и Филиппу подошел Тимофей Мосальский.

— Я хотел проститься, — мне надо ехать.

— Спасибо за помощь — сказал Медведев, — мы видели, как ты пытался остановить казнь.

— Я бы ни за что ее не допустил, даже ценой свой жизни — уверенно сказал Тимофеей. — И мне бы удалось! Ведь убедил же я Дмитрия и Семена перейти на московскую сторону! Однако простите мне надо ехать — к батюшке в гости приезжают родители моей невесты, и я непременно должен быть. Для нас это большая честь, потому что мы бедные провинциалы, а они живут в столице, знатны и богаты! Но моя невеста убедила их, что не может без меня жить, а они ее очень любят и вот — согласились!

— Поздравляю, — улыбнулся Медведев, — И кто же эта замечательная девушка, если не секрет?

— Княжна Елизавета Сангушко, — с гордостью сказал Тимофей — она образована, училась в специальном пансионе, за ней увивались столичные кавалеры, но она выбрала меня!

— Что же, остается только пожелать тебе счастья, князь! — еще раз улыбнулся Медведев и поглядел вслед удаляющемуся молодому человеку.

Где-то я один раз уже слышал это имя?… Ну конечно, — Варежка на своей свадьбе с князем Андреем вспоминала о любимой подруге по пансиону… Она так и сказала: «Я делила холодную каменную келью с моей подружкой княжной Елизаветой Сангушко, и она всегда страшно мерзла там, а мне ничего — я привыкла, потому что не в княжеском дворце, а в лесу, в землянке выросла…» Гм… И вот теперь эта самая княжна Елизавета Сангушко — невеста нашего соседа Тимофея Мосальского… Неужели мир так мал и тесен?

Медведев вздохнул и вернулся к друзьям и делам, которые его ждали.

И тогда он еще не знал, что на самом деле мир еще меньше и теснее, чем ему казалось…

Глава восьмая ДРУЖЕСКИЕ УСЛУГИ (1487)

20 июля 1487 года случилось редкое диво — средь бела дня в безоблачном небе яркое солнце вдруг стало темнеть, будто нашла на него серая невидимая тучка.

Затмения случались и раньше, вызывая обычно тревоги, опасения и страхи, Известное дело: знаки не небе всегда не к добру — то ли солнце затмевается, то ли луна, а то появится жутковатая хвостатая звезда, все знали — жди теперь мора, войны, смуты и всяческих кровопролитий.

Но на этот раз было не так.

Вместо страха и дурных предчувствий веселье и радость царили на улицах Москвы, звонили победно колокола на всех звонницах, а народ, указывая на затмевающееся солнце, кричал и радовался, истолковывая знак этот, как поражение московских врагов и новую светлую победу — наконец-то Казань взята, покорена и станет отныне вечной московской данницей.

Хоть и не совсем правы были веселящиеся московиты — пройдет еще несколько десятков лет, прежде чем Казань и все ханство казанское прочно и навечно войдут в состав московского государства, однако и радость их вполне оправданной тогда казалась — действительно, сделан первый серьезный и решающий военный шаг, пошатнувший и даже разрушивший могущество опасных соседей.

Это была очень странная война, да, в общем, и не война даже, а можно сказать, что решение Ивана Васильевича и весь этот поход — это всего лишь дружеская услуга, оказанная верному союзнику — ответный жест дорогому другу, крымскому хану Менгли-Гирею, который так выручил и поддержал его в трудный час Ордынского нашествия 1480 года, отправив целое войско громить Подолье и Киев, дабы не позволить королю Казимиру помочь идущему на Москву Ахмату.

История похода на Казань — причудливая смесь любви и трезвого расчета, страстных желаний и холодных политических решений.

Еще десять лет назад правил Казанью могущественный политик — молодой красивый и сильный мужчина хан Ибрагим. Как и положено мусульманину, у хана был большой гарем, однако больше всех любил он старшую жену Нурсултан, которая старшей была отнюдь не по возрасту, напротив, она была моложе остальных жен, но до сей поры в Казани помнят и воспевают ее красоту, ум и сильный характер.

Однажды — теперь уже неизвестно при каких обстоятельствах — увидел ее крымский хан Менгли-Гирей и с первого взгляда понял, что не забудет эту женщину никогда и будет страстно желать ее, несмотря на то, что и он, (тоже правоверный мусульманин), сам обладал большим гаремом, в котором были жены и помладше, чем Нурсултан.

И вот в 1479 году во время неудачного похода против Вятки молодой хан Ибрагим был убит.

Менгли-Гирей, узнав об этом, немедленно предпринял всевозможные попытки, чтобы утешить вдову и его старания увенчались успехом: в 1482 году Нурсултан вышла замуж за Менгли-Гирея, немедленно потеснив всех многочисленных жен его гарема и заняв там почетное место «старшей жены», то есть такое же, какое она занимала в гареме первого мужа.

К этому времени обоим молодоженам было по тридцать пять лет, оба находились в расцвете зрелости, и Нурсултан отправилась тешиться новой любовью в Крым, захватив с собой своего юного младшего сына Абдуллу-Латифа, старшего же — Мохаммеда-Амина оставила по дороге в Москве под покровительством лучшего друга нового мужа — Великого московского князя.

На казанском престоле сел новый царь Алегам — сын Ибрагима от одной из «незначительных» жен.

Время шло. Мохаммед-Амин стал сильным и красивым юношей, и тут случилось так, что нити разных интересов стали сплетаться в причудливый клубок.

Дело в том, что как бы хорошо не жилось в Московском княжестве юному и тщеславному Мохаммед-Амину, но перспектива стать казанским царем была намного привлекательней. Властная и предприимчивая Нурсултан тоже не прочь была бы видеть своего сына на казанском троне. Менгли-Гирею эта идея пришлась тем более по душе — подумать только, как возросло бы могущество Крыма, если бы Казанским ханством управлял его пасынок.

И, наконец, Великая княгиня Софья, которая всегда ревностно следила за всеми политическими действиями супруга, немедленно увидела в сложившейся ситуации уникальную возможность.

Никто не знает, какие разговоры происходят в супружеских спальнях, но Иван Васильевич внезапно ощутил острое желание восстановить попранную справедливость и законный порядок вещей: кто такой, в конце концов, этот Алегам, и какое он имеет право на престол, который по закону принадлежит Мохаммед-Амину — сыну «старшей» жены покойного царя и таким образом, законному наследнику!?

Подумано-сказано-сделано, а повод найти никогда не трудно.

Алегам вздумал было в начале зимы 1486 года повоевать Вятскую землю, и хотя вятичи никогда не были большими друзьями Москвы, Иван Васильевич тут же заявил, что это злобный и враждебный акт, направленный против него и, не медля, в апреле 1487 года отправил походом на Казань большую армию под руководством старого и опытного воина князя Даниила Холмского.

Этот поход оказался славным и блистательным: Казань была на удивление быстро захвачена, а дабы показать свою строгость повелел Иван Васильевич воеводам своим (сам он, разумеется, в поход не ходил — в Москве оставался) жестоко расправиться с побежденными: всех князей и уланов, поддерживающих Алегама беспощадно, передушить, а самого Алегама заточил с женой в Вологде, а мать и сестер его сослал на Белоозеро.

Правда одна ложка дегтя упала в эту огромную бочку меда — очень обиделся за своего друга и родственника Алегама хан тюменский Ибак, тот самый, который собственноручно отрезал голову хану Ахмату — злейшему врагу Москвы и до этой поры находился с Иваном Васильевичем в самых дружеских отношениях. Он стал напоминать о дружбе и просил освободить Алегама с родней и отправить к нему, но Иван Васильевич хладнокровно рассудив, что Ибак свое дело сделал и, стало быть, больше не нужен, преспокойно отказал ему во всех просьбах. Угрозы Ибак особой не представляет, потому что находится далеко, а вот Менгли-Гирей — гораздо больший друг!

И вот теперь ликующие москвичи видели в солнечном затмении не знак беды, несчастий и войн, а знак падения давнего врага — вот, оно дескать, как: видали — сила нашего князя затмила навсегда казанское солнце.

Одним словом, все заинтересованные лица были довольны: Менгли-Гирей, Нурсултан, Мохаммед-Амин и особенно Великая княгиня Софья Фоминична.

В миг солнечного затмения она находилась в тихом, темном подземном переходе, и в то время как снаружи угасали солнечные лучи, она ощущала здесь невидимый, но волшебный свет лучей, исходящих от святыни, о которой никто кроме нее не знал.

Она вспоминала дядю, отца и его слова о Великом третьем Риме.

Она молилась и благодарила Богородицу за то, что еще один шаг в этом направлении сегодня совершен…

… В то время как на улицах Москвы плясали и веселились, в Волоколамском монастыре шла заутреня. Однако самое главное лицо — основатель и настоятель Волоколамского монастыря игумен Иосиф на этот раз не участвовал в службе.

Он принимал гостя и немаловажного.

Архиепископ новгородский Геннадий прибыл еще с утра и сперва они беседовали в трапезной, а после затмения, когда солнце вновь позолотило маковки монастырской церкви, оба священнослужителя решили прогуляться и углубились внутрь монастырского сада, разговаривая о чем-то оживленно, но негромко, хотя эта мера предосторожности была излишней — в саду кроме них никого не было.

— То, что ты рассказал мне — очень важно: впервые за много лет нам, наконец, удалось увидеть их в лицо — сказал Иосиф.

— Это еще не они, это самый низкий слой и, как оказалось, они знают очень мало.

— Наум покаялся?

— Покаяться-то покаялся, да толку с того нету. Книжки, которые он назвал, нам с тобой давно известны — астрология там, кабалистика… А про остальных еретиков он ничего не знает — это мы точно установили.

— Ну, хорошо, а сообщники?

— Он назвал только четверых и получается так, будто были они сами по себе: их всего тут в Новгороде пятеро и никого больше знать не знают. А что, мол, книжки еретические читали, да разговоры вели так это, мол, по глупости бес попутал. А что грамоте иудейской учились, так это, мол, для того, чтоб книжки читать, что на том языке написаны.

— Но ты же сам понимаешь — так быть не может. Наверно, кто-то из пяти — хотя бы один кто-то! — должен был знать того, кто давал им эти книжки, кто соблазнял их в тайную веру, — Иосиф глубоко вздохнул и сказал: — Очень плохо ты сделал, что не посадил всех под замок.

— И этого Наума и тех четверых я пытал по всей строгости — они во всем покаялись. Мало того, они были арестованы…

— …Но тут же отданы на поруки!

— Поручители — люди надежные, как я мог думать, что этот Наум со своей компанией так их подведет и утечет… Я боялся, что вообще в Литву побежали, но по верным донесениям — в Москве укрылись где-то…

Иосиф вздохнул.

— Ну что ж, все в руках Господа. Это уже кое-что. Мы знаем, какие книги они читают — это раз; мы знаем, что вся эта их компания разбита на группки по пять человек и только один из пяти знает того, кто управляет ими сверху — это два; и, наконец, по книгам, которые они читают, и по признаниям можно судить хотя бы относительно об их стремлениях — это три. Скажу тебе прямо, Геннадий, если мы не выжжем их как заразу каленым железом…

— Вот-вот, каленым железом, а еще лучше огнем выжечь. Тут как-то заехал к нам в Новгород по дороге в Москву один рыцарь фряжский — Николаем Поппелем зовут, он был в Испании и рассказал мне подробно, как испанский король защищает латинскую веру от таких, как у нас, еретиков. Я с его слов подробную запись сделал — она там, в бумагах, что я тебе оставил вместе со списками допросов сбежавших еретиков.

Иосиф снова вздохнул:

— Спасибо, непременно внимательно прочту. Мне давно нравится испанский подход к делу… Ну что ж, будем надеяться, что это начало их конца. Тебе в Москву к митрополиту Геронтию не с руки ехать, а вот я, давно там и не был, и поеду. Правда, не к Геронтию. Надеюсь, скоро у нас появится очень могущественный союзник. Я все обдумаю. Благодарю тебя за ценные документы, а главное за твой личный визит… Это большая дружеская услуга, и я ценю ее! Я думаю, мы ухватили змею за хвост!

Тайнопись Z

Елизару Быку в Рославле от Симона Черного

Казань, 18 июля 1487 года

Во имя Господа Единого и Вездесущего

Дорогой друг!

Я с тревогой узнал от тебя, что впервые за двадцать лет существования нашего братства над нами нависла серьезная угроза. Уверен, что ты уже принял все необходимые меры от имени Преемника, однако окажи еще одну дружескую услугу — проведи все через нашу Раду, потому что неизвестно, как и когда я выберусь отсюда и как скоро смогу найти столь доверенного гонца, как сейчас. Как ты помнишь, я всегда был противником принятия в наши ряды людей подверженных каким-либо опасным страстям или порокам. Но меня не послушались и вот ты сам видишь результат: какой-то жалкий новгородский пьяница, поп Наум совсем недавно получивший звание брата первой заповеди, напившись до смерти, разболтал о своей принадлежности к некой новой тайной вере, мерзавец! Мало того, что один из наших ценнейших и недостижимых в своем мастерстве людей высшего ранга — брат Савва опасается, что, возможно, находится под подозрением у Софьи, так еще и эти жалкие ничтожества едва не подставили нас под удар. Хорошо, что тебе удалось вовремя организовать их побег в Москву и от всей души надеюсь, что они там растворяться и исчезнут навсегда, чтобы никто от них даже никаких следов не нашел, как не нашел Савва никаких следов исчезнувшего, будто растворившегося в воздухе, мастера Фиорованти. Если бы до сих тор над нашими братьями в Новгороде надзирал бы брат Аркадий, я уверен — ничего подобного не случилось, но из-за этой дурацкой истории с перстнями и Медведевым, который пошел по его следу, нам пришлось срочно убрать его и вот что из этого вышло! Необходимо принять самые строгие меры для того, чтобы не допустить в дальнейшем ни одного подобного случая. Геннадий, а через него Иосиф получили ниточку, а Иосиф начнет идти по ней пока не доберется до клубка, а клубок этот — мы с тобой, мой друг. Надо сделать так, чтобы Иосиф думал, что он ухватил за хвост змею, а оказалось бы, что это ящерица! Пусть ничего, кроме этого оторванного хвоста не останется в его руках!

Прости, я должен прерваться! Я не мог отказать себе в удовольствии побывать в том месте, где вершиться история, но иногда это бывает опасно, и сейчас я вижу через окно ужасные картины того, как московиты расправляются со сторонниками схваченного ими Алегама. Здесь идет ужасная резня, и мне надо покинуть дом и отправить невредимым гонца с этим посланием, прежде чем сюда ворвутся московские воины.

Поздравляю тебя с очередным расширением НАШЕГО княжества — Казань взята и покорена!

Во имя Господа Единого и Вездесущего.

Симон.

Тайнопись Y

Член высшей рады брат десятой заповеди Елизар Бык по поручению Приемника всем остальным членам Высшей рады

24 июля 1487 года

Впервые за двадцать лет нашего существования в Новгороде произошло то, от чего мы постоянно предостерегаем всех, кто дает рекомендации для вступления в наше братство новых членов.

Архиепископом новгородским Геннадием были схвачены и пытаны брат первой заповеди Наум и с ним еще четверо наших братьев. К счастью, они в силу своего положения знали мало, и удалось сохранить главную тайну — имя сестры третьей заповеди, которая поддерживала с ними контакт. Все пятеро пытанных Геннадием благополучно перевезены в Москву и находятся сейчас в безопасном месте.

Ничего подобного никогда больше не должно произойти.

В связи с этим предлагаю для рассмотрения и принятия решения предложение Преемника:

1. Подвергнуть строгому наказанию (решить конкретно какому) братьев старших уровней, допустивших произошедшее в Новгороде. Особо строго (решить как именно) наказать тех наших братьев, которые лично ручались за Наума и остальных в его группе.

2. Группе наших братьев-сестер, находящихся в Москве разработать меры, относительно того, чтобы Наум и четверо остальных новгородцев которые были с ним, естественным и убедительным образом никогда больше не попали в руки недругов, которые ждут нашей погибели.

3. Предпринять самые жесткие меры к тому, чтобы не допустить возможности такого же рода случаев в любом другом месте на территории княжеств, где находятся наши братья по вере.

Из-за невозможности собрать всех членов высшей рады вместе прошу каждого в недельный срок письменно сообщить мне о своих предложениях по выполнению трех вышеперечисленных пунктов.

По поручению Преемника — Елизар Бык

Во славу Господа Единого и Вездесущего.

Глава девятая НОВЫЙ МАРШАЛОК, МОНАСТЫРСКАЯ ПОДРУГА И ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ (1488 г.)

… Князь Андрей Святополк-Мирский медленно пробирался верхом по узким улочкам Вильно, заполненными тележками, мастеровыми, прачками, слугами, прохожими, детьми, собаками и такими же, как он, всадниками, которым надо было куда-то добраться.

Он ехал на встречу с маршалком дворным и с тоской вспоминал те добрые времена, когда его окружали не грязные, шумные городские улицы, а поля, рощи и дубравы по дороге к дому гетмана Ивана Ходкевича. И уж конечно с особым нежным чувством вспоминал он ту заросшую плющом калитку монастырского сада, где его всегда поджидала юная пансионатка, совсем еще девочка, которая смотрела на него огромными глазами, а в них было так много любви…

Андрей поймал себя на мысли, что в его воображении Варежка чаще предстает в образе девочки-подростка, воспитанницы монастырского пансиона, а не в образе княгини Варвары Святополк-Мирской, его супруги, матери его двухлетнего сына и этой очаровательной крошки, нареченной в честь матери Барбарой, которая лишь несколько месяцев назад увидела свет.

Боже мой, как быстро несется время, трудно поверить, что та самая Варежка — десятилетняя маленькая разбойница, дочь разбойничьего безрукого атамана, какой он впервые увидел ее восемь лет назад, — стала сейчас матерью двоих детей, хотя она по-прежнему выглядит совсем юной, ее фигура почти не изменилась, впрочем, что же здесь удивительного — ведь совсем недавно ей исполнилось лишь восемнадцать лет.

Вспомнив о той былой Варежке и о монастыре, Андрей вспомнил и загородный дом покойного уже ныне маршалка дворного Ивана Ходкевича, так странно, нелепо и неожиданно покинувшего этот мир.

Еще в 1485 году, когда по его поручению Андрей находился в готовой вот-вот пасть под напором московитов Твери, пришло тревожное известие об очередном набеге татар Менгли-Гирея на Киев, и Ходкевич решил лично проверить, как город готовится к осаде и даже возглавить оборону. Однако до Киева он так не доехал, угодив в засаду. Татары увезли его в Крым, но получить желанного выкупа им не удалось — Иван Ходкевич скоропостижно скончался в Бахчисарае…

Место маршалка дворного, отвечающего за безопасность королевской особы и княжества в целом, оставалось свободным почти полтора года, и вдова Ходкевича, родная и любимая сестра князя Федора Бельского, Агнешка, все надеялась, что это место достанется ее сыну Александру; и если бы король Казимир не уехал на очередные четыре года в Польшу, быть может, так бы и случилось, но Литовская Верховная рада рассудила иначе. Место маршалка дворного досталось Вацлаву Станиславовичу Костевичу и, таким образом, князь Андрей стал его прямым подчиненным.

К тому, что по своему складу характера, по опыту и по отношению к подчиненным это был человек совершенно отличный от Ходкевича, примешивалось еще и то обстоятельство что маршалок Костевич находился некогда в близкой дружбе с князем Юрием Михайловичем Четвертинским, который до сих пор не мог простить князю Андрею нелепой дуэли и гибели своего сына. Костевич был тогда одним их помощников маршалка Ходкевича, именно он по его поручению расследовал дело о той злосчастной дуэли и потому именно он лучше всех знал, что на князе Андрее нет никакой вины. Тем не менее, Андрей всегда ощущал в его холодном и пронзительном взгляде какой-то укор, какое-то сомнение, даже недоверие, одним словом, отношения с новым маршалком складывались совсем не так как с Ходкевичем. Ходкевич был как отец и только теперь, после его смерти, князь Андрей стал особо глубоко понимать это; в Костевиче же ощущалось не только что-то чужое, а даже враждебное. В отличие от Ходкевича, который обычно принимал князя Андрея и других подобных ему офицеров для тайных и особых поручений в своем загородном доме вдали от любопытных глаз, Костевич, напротив, расположил свою канцелярию в одной из комнат городской ратуши в самом центре столичного города. Именно туда и направлялся сейчас князь Андрей с тяжелым сердцем, пытаясь успокоить себя аргументом, что служба есть служба и командиров не выбирают.

Несмотря на то, что Андрей явился на прием с присущей ему пунктуальностью вовремя, ему пришлось подождать еще с четверть часа, прежде чем маршалок пригласил его к себе.

— Рад видеть тебя в добром здравии, князь. Надеюсь, твоя супруга также здорова. Я слышал, она недавно родила дочь.

Несмотря на внешне вежливую и заботливую форму обращения, голос Костевича не выражал никаких интонаций, а взгляд оставался ледяным.

— Благодарю, пан маршалок, мы все здоровы, — склонил голову Андрей.

— Вот и отлично. Я хочу поручить тебе одно щекотливое и сложное дело.

— Все дела, которые я до сих пор выполнял, были именно такими, — не удержался от едва скрываемой иронии Андрей.

— Тем лучше. Тебя ждет дальнее путешествие и множество разговоров. Дело вот в чем: Верховная рада нашего княжества весьма обеспокоена состоянием дел в Верховских княжествах. Некоторые из тамошних князей, не известив короля и раду, стали служить Москве. Теперь их соседи постоянно жалуются, будто они нападают на них, отнимают их добро, жгут их дома и убивают людей. С другой стороны — Великий московский князь засыпал короля и сейм жалобами, будто наши литовские подданные творят такие же бесчинства по отношению к московским. Тебе предстоит поехать туда и своими глазами увидеть все, что там происходит. Я хочу, чтобы ты переговорил с князьями Белевскими, Мезецкими, Воротынскими, — он протянул Андрею свиток в плотном футляре и продолжал, — одним словом, здесь перечислены фамилии тех с кем тебе необходимо встретиться. Там же находится и твоя верительная грамота. Я хочу, чтобы ты лично увиделся со всеми потомками черниговских князей, живущих по течению Угры, вплоть до ее впадения в Оку — от Вязьмы и до Опакова. Я хочу получить от тебя подробное донесение о состоянии тамошних дел, и о настроениях владельцев порубежных земель. Рад буду также услышать или прочесть твои суждения по поводу того, что нужно сделать для того, чтобы остановить эти постоянные переходы на московскую сторону и закрепить эти земли за нами.

— Хорошо, пан маршалок, я все сделаю.

Андрей взял грамоту и хотел, было, откланяться.

— Это еще не все, — холодно сказал Костевич. У меня тут лежит, — он кивнул головой на стол, заваленный бумагами, — груда жалоб от тамошних дворян. Многие из них стали жертвами какой-то банды грабителей и разбойников, нападающих на людей, особенно тех, которые везут какие-либо ценности. К сожалению, разбойники чаще всего действуют с закрытыми лицами, и никто не сумел как следует описать их. Одни говорят, что ими командует какой-то безрукий старик, другие — напротив, что это высокий стройный черноволосый молодой человек… Я хочу, чтобы ты на месте собрал все сведения об этих разбойниках и уж, несомненно, ты будешь щедро награжден, если тебе удастся обнаружить их местонахождение.

Сердце Андрея сжалось. В какой-то момент показалось, что Костевич все знает, — таким проникающим и пронзительным был неподвижный взгляд его глаз с полуопущенными веками.

Нет, это невозможно, никто не знает. Он не может ничего знать.

— Я сделаю все, что в моих силах, — невозмутимо сказал Андрей.

Костевич молча склонил голову в знак прощания; Андрей с достоинством поклонился и вышел…


… — Боже мой, — воскликнула Варежка, закрывая лицо руками, — я так и знала, что когда-нибудь это случится. И как назло, ни отец, ни Макс так давно не подают о себе вестей!

— Пока еще ничего не случилось, — Андрей ласково обнял ее. — Не тревожься, сердце мое.

— Как же мне не тревожиться, — воскликнула Варежка, — ведь ясно же по описанию, в этих рассказах речь идет о моем батюшке и Максе.

— Это мы знаем. Они нет. Если бы даже я приложил все старания, чтобы найти Антипа, уверен, что мне бы это не удалось. Тебе не хуже меня известно, какой у твоего отца живой, острый и быстрый ум, он чувствует опасность издалека, и я готов заключить с тобой пари на сто поцелуев, что когда я приеду в те места, Антипа и Макса там уже не будет.

— Почему я тебе всегда верю? — Варежка смотрела на него такими же влюбленными глазами, как смотрела из-за решетки монастырской ограды, и Андрею от этого вдруг стало легко и тепло на сердце.

Он нежно обнял жену, поцеловал и сказал:

— Раньше у меня была одна маленькая Варежка, а теперь есть другая…

— Я только что была у нее — спит мое золотце.

— Теперь я люблю сразу двух Варежек, но тебя особенной любовью… Попроси нянек, чтобы не тревожили нас, и побудем вдвоем, я хочу обнять тебя на прощание. Через два часа мне надо выезжать…

… — Я не привык менять свои решения, — сурово сказал Антип. — С самого начала я говорил всем вам, что мы пробудем в этих местах до тех пор, пока здесь благоприятная ситуация между миром и войной. Мы пробыли тут более пяти лет! И вы не можете упрекнуть меня в том, что кошельки ваши пусты! Но сейчас, — повторяю, — ситуация меняется. Во-первых, мы достаточно примелькались, и вы сами знаете, какие грамоты шлют маршалку Костевичу насчет нас. С минуты на минуту он направит сюда войско — нас окружат, выловят и всех перевешают — вы этого хотите? Во-вторых, со дня на день здесь начнется кровопролитная война Московского и Литовского княжеств за Верховскую землю, и мы рискуем оказаться между двух огней. И, в-третьих, я хочу, чтобы мы приняли окончательное решение о том, когда мы закроем наше дело, как договаривались.

— Позволь мне сказать, Антип, — поднялся Нечай Олехно и когда Антип кивнул, продолжал. — Ты мудрый воевода и мы всегда слушались твоих советов. Я думаю, — все, что ты сейчас сказал правильно, и нам надо поскорее уносить отсюда ноги…

Нечай Олехно неторопливо, толково и обстоятельно стал объяснять собравшимся у костра мужчинам, почему он согласен с Антипом, и Антип был очень рад этому.

Нечай, житель маленькой деревеньки Томашки, затерянной в лесах между Кобрином и Берестьем, примкнул к отряду более пяти лет назад и вскоре, благодаря своему спокойному рассудительному нраву, чем-то напоминающим Антипу нрав Епифания, давно живущего мирной жизнью в Медведевке, быстро снискал среди остальных членов лесного отряда уважение и авторитет. Он стал вторым помощником Антипа после Макса, и невольно между ними произошло естественное распределение обязанностей — Макс со своим живым умом и характером непоседливого, рискового авантюриста, занимался больше разведкой и разработкой операций: где, когда, как, на кого напасть и как после этого отступить с захваченной добычей, как можно быстрее; Нечай же непосредственно командовал людьми, занятыми в операции, назначая конкретно, кто, где, как и что именно будет делать, чтобы операция прошла быстро и без кровопролития. Антип же контролировал общий план и вносил свои коррективы. В свое время он был опытным воеводой московского войска и прославил себя в знаменитой Шелонской битве, так что командование небольшим отрядом из сорока пяти человек не представляло никаких затруднений, а с такими помощниками — тем более. Благодаря этому за все пять лет грабительской деятельности в Верховских лесах, ни разу не пришлось прибегнуть к мерам крайнего характера — никто из ограбленных не был убит и никто в отряде не погиб. Конечно физические увечья оказывались порой неизбежными, но не приводили к трагическому исходу, и люди Антипа, даже гордились тем, что они не какие-то окаянные душегубцы, а просто люди, у каждого из которых стоит за спиной своя драматическая история и все они были уверены, что их, так же как и Антипа, плохо сложившаяся жизнь, несправедливость сильных мира сего и тому подобные обстоятельства вынудили выйти на большую дорогу, для того, чтобы обеспечить себе и своим семьям достойную жизнь…

Антип вздохнул с облегчением, потому что знал: теперь, когда его поддержал Нечай, большинство будет согласно.

Так и оказалось. Все проголосовали за переезд на новое место, которое укажет Антип.

— А насчет того, когда нам завязать с этим делом, — закончил Олехно, — я думаю, Антип так: мы тут славно с тобой погуляли и кое-чего нажили. Но ты сам говорил, чтобы никто никогда не схватил тебя за ворот и не припомнил старых грешков, надобно укрыться где-то там, где тебя никто не знает, и выправить такие грамотки, чтобы каждый со своей семьей мог уехать подальше из Литвы — кто в Московию, кто в Польшу, кто в Ливонию и чтобы там потом, когда ты купишь дом и землю, никто не интересовался откуда у тебя денежки! А энто дело стоить, как я слыхал о-о-чень дорого-о-о-о. Так что, мое мнение такое: давай еще лет пять где-то в хорошем месте поработаем — и тогда все! Завязываем и расходимся все в разные стороны с новыми бумагами — и нету нас, ну, так что, вроде, никогда и не было! И пусть маршалок Костевич ищет тогда ветра в поле!

Все громко зааплодировали, засвистели и заулюлюкали в знак одобрения.

Антип вздохнул и кивнул головой в знак согласия.

Вообще-то он хотел закончить свою разбойничью карьеру раньше. Во-первых, года давали знать свое — ему скоро исполнится сорок восемь, и большинство этих лет прожиты в тяжелых условиях лесных лагерей, постоянной опасности и риска. Он начал уставать. Но главное — Варежка и внуки… Больше всего на свете Антип опасался, что его ремесло может повредить ей. Он никогда не думал, что его маленькая, любимая доченька, из-за спасения которой он, собственно, и вынужден был встать на этот путь, станет когда-нибудь княгиней в древнейшем роду, будет так любить и станет так любима, родит ему внуков… Нет именно ради ее будущей жизни, именно ради ее детей и своих внуков поступил так Антип тогда, шестнадцать лет назад, спасая двухлетнюю Варежку от пожизненного заключения в монастыре, но он почему-то всегда думал что ее мужем станет кто-то совсем другой — обычный, незаметный человек, или в крайнем случае кто-то из своих (одно время он даже Макса рассматривал, как возможного будущего зятя), но жизнь распорядилась, как всегда иначе, чем нам хочется, и Антип оказался достаточно мудр, чтобы не встать на пути счастья дочери, даже не одобряя в душе ее выбора, и был сейчас рад этому безмерно — он не поссорился с ней, не потерял ее любви и доверия… И, быть может, ему еще удастся насладиться радостью, открыто и ничего не опасаясь, гулять по улицам Вильно держа за руки внука и внучку… Но Нечай Олехно прав — для этого надо еще пару лет потрудиться, а потом уже все — на покой! И тогда он, приняв другую фамилию, скромно наймется к своей дочери воспитателем ее детей… Ах, как же это будет здорово, и какого славного и смелого воина воспитает он из Дмитрия-Густава, а какой умной и образованной барышней станет маленькая Баська — тоже Барбара… Варежка… Неужели-неужели все повториться и начнется сызнова… Маленькая, любимая девочка Варежка, но теперь уже внучка…

— Все это хорошо, глубокоуважаемый Антип и дорогие друзья-панове разбойники, — встал Макс, — но есть одно обстоятельство, которое, я думаю, мы должны рассмотреть, прежде чем уедем отсюда навсегда.

— Говори, — кивнул Антип.

— Через молодую жену немолодого вяземского старосты, мне удалось узнать, что через неделю ее муж покупает в наших местах целое имение и большой кусок земли. Для этого он кое-что продал, кое-что заложил — в общем собрал приличную сумму в золотых монетах. О-о-очень приличную — вы понимаете?

— Нет, я не понял, — сказал Нечай Олехно, — мы что же, должны отнять у него эти деньги, что ли?

— В том-то и дело, что у него мы их не отнимем, — потому что повезет он их с охраной.

— Тогда я совсем ничего не понимаю, — сказал обескураженный Олехно. — Мы не нападаем на охраняемые повозки. К чему ты все это говоришь?

— А вот к чему, — подмигнул Макс. — Слушайте! Дело в том, что он покупает все это у одного молодого князя, который недавно женился на какой-то столичной барышне и теперь переезжает с ней в Вильно, поближе к ее богатым родителям, двору и всяческим вытекающим отсюда возможностям! Князя этого, как я узнал, зовут Тимофей Мосальский, а имение и земли его лежат в десяти верстах отсюда!

— Ближе к делу, Макс, — попросил Антип.

— Так вот. На старосту мы напасть не можем, но как только он подпишет купчую и передаст золото молодому Мосальскому, тот немедля, в тот же день отправится в столицу! Он уверен, что никто не знает об этой сделке, и о том, что он поедет с золотом, а потому никакой охраны с ним не будет! И действительно об этом в наших местах знают только пять человек — сам князь Тимофей, его жена, вяземский староста и его жена (для которой он, кстати, эту землю покупает) и, наконец — я, узнавший об этом, поверьте, совершенно случайно! Просто очаровательная жена старосты пригласила меня на днях в гости, поскольку случай представляется удобный — муж уезжает, чуть ли не на неделю. Я из простого любопытства спросил — куда же, а она мне все и рассказала!

— А почему ты уверен, что Мосальские поедут в Вильно с такими деньгами и без охраны?

Макс широко улыбнулся.

— Узнав об этой истории от жены вяземского старосты, я тут же навел справки у некоторых вполне симпатичных дворовых девушек князя Тимофея. Они, кстати, очень огорчены его отъездом, прямо безутешны — называют его молодую жену жабой и уродиной…

— Макс, мы не о девушках, — снова перебил его Антип.

— Да-да, извини, я, как всегда увлекаюсь, когда речь заходит о прекрасной половине человечества! Одним словом, я выяснил точно — они едут втроем, считая кучера. В коляске будут молодой князь, его жена и… золото. А спереди кучер. Четверка лошадей. И это все! И проезжать они будут по хорошо известной нам дороге. Олехно я думаю у той большой лужи в лесу, где все замедляют ход — было бы лучше всего…

— Когда они должны ехать в Вильно? — спросил Антип.

— Где-то, через неделю — в четверг или пятницу. Как только они сами решат — я буду знать точно.

— Это, конечно заманчиво, — сказал Антип, — но какое-то внутреннее чувство подсказывает мне, что этого делать не следует… Нам как раз нужна неделя, чтобы ликвидировать лагерь, засыпать землянки убрать вышки… Давайте же тихо исчезнем отсюда и все…

— Антиииип! — взмолился Макс — ну как можно упускать такой шанс! Удача отвернется от нас, если мы не возьмем того, что она сама дает нам в руки! Я обещаю тебе, что заберем у молодых только половину денег — остальную оставим! Нет честно!

— А может Макс прав, — поддержал Нечай — как раз соберемся в дорогу, и перед отъездом — последний раз. Если даже кто хватится — нас уже и след простыл — и от лагеря один мусор. Риску никакого!

Антип вздохнул и согласился.

Но в глубине души, осталось у него какое-то странное чувство тревоги, словно что-то недоброе должно случиться.

Привычным усилием воли Антип подавил его, и стал думать о другом.

Часто мы не прислушиваемся к таинственному внутреннему голосу, который подсказывает нам, чего не надо делать — и все равно делаем это…

А ведь, возможно, это был голос нашего ангела-хранителя?…

… — Боже мой, как я рада, что мы, наконец, будем все время вместе в моем дорогом родном Вильно!!! — Юная княгиня Елизавета Мосальская, урожденная Сангушко, — обняла и горячо поцеловала в губы своего молодого супруга.

Разумеется, она никогда не позволила бы себе такой вольности на людях, но сейчас их никто не видел: возница сидел на облучке, где-то там впереди, крытая французская коляска, заказанная отцом для любимой дочери в Париже, мягко катилась по полевой дороге, и они, будто плыли сквозь прекрасный мир полей и лесов совсем одни в этом маленьком тесном пространстве закрытой повозки…

Молодой князь Тимофей Мосальский тоже был доволен — наконец кончится эта тупая провинциальная жизнь, здесь, где на его глазах друзья юности спиваются, грубеют, становятся злыми, жестокими…

Вот взять, например, братьев Воротынских — ведь такие славные ребята были раньше, в детстве и юности — веселые, задорные, шутники выдумщики! А до чего дошло?! Чуть было, хороших людей не погубили, а заодно и себя и свои души притом! Еще бы — такой смертный грех как нести!? Хорошо, что я вовремя приехал, — как пить дать, посадили бы их на кол московиты! А что они потом сделали? Нет, точно в них как бы сломалось что-то и изменилось — ведь раньше они были людьми чести и совести, а сейчас что? Испугавшись страшной смерти, на все соглашались, а потом, когда опасность миновала, давай назад откручивать… Нехорошо это и бесчестно… Как мне, все же, повезло с Лизой! Ах, спасибо батюшке, что отвез меня тогда в Троки и там, на балу я познакомился с моей милой. Это было с первого взгляда — ведь мы только посмотрели друг на друга и сразу поняли и решили, что всегда будем вместе! Она мне потом говорила и оказалось, что у нас было совершенно одинаковое чувство… Господи, благодарю тебя, за то что Ты дал мне ее — она такая милая, добрая, любящая… И родители ее, хоть сначала косились на меня, потом стали лучше относится… Сейчас батюшка, тесть мой, обещал должность хорошую при дворе… Прощай Угра, прощай юность, прощайте друзья, дай Вам Бог счастья и удачи, и не дай Бог ссорится между собой и драться, да менять государей, как это все чаще и чаще тут делается! Нет, нет, я просто счастлив, что уезжаю отсюда и надеюсь — навсегда!

Переполненный нежными чувствами Тимофей ответил своей юной супруге нежным и долгим поцелуем, и возможно он продолжился бы еще дольше, но вдруг карета резко дернулась и остановилась.

Молодые люди еще не успели отпрянуть друг от друга, как дверцы с обеих сторон одновременно резко распахнулись и в тот же момент острый кончик клинка тонкой, длинной сабли уперся Тимофею в горло.

Лиза сдавленно вскрикнула, потому что и к ее груди прикоснулось лезвие сабли другого человека, распахнувшего дверцу с ее стороны.

Но, несмотря на страх, неожиданность и невероятность происходящего, ее поразило нечто совсем другое. Она лишь мельком, походя, взглянула на крупного, рослого мужчину, угрожавшего смертью ей, потому что не могла оторвать взгляда от другого — того, что угрожал ее мужу.

Этот другой — высокий, стройный, с длинными черными вьющимися волосами, спадающими на плечи, в белоснежной батистовой сорочке без ворота, был так же как и второй в маске — маски скрывали все лицо обоих мужчин до самого подбородка, но шея — шея была открыта полностью и именно от шеи этого, черноволосого и стройного Лиза не могла оторвать взгляд.

Тем временем этот, высокий весело сказал, обращаясь к Тимофею:

— Князь, наконец-то и с тобой это случилось! Ты не поверишь, но это факт — на тебя напали неуловимые и свирепые лесные разбойники, о которых ты, должно быть, слышал множество рассказов. Но не пугайся — мы на редкость благородные разбойники, а потому не будем лишать тебя всех денег; они, я полагаю, находятся в этом сундучке, который так судорожно прижимаешь к себе! Передай-ка его мне, и наш казначей отсчитает в нашу пользу половину твоего золота, вырученного за продажу родного имения! А тебе и половины вполне хватит, не правда ли? Если же ты станешь упорствовать, мы не только можем взять у тебя все золото, но также пригласить в гости твою юную супругу, которая, как я слышал, очень красива!

С этими словами он перевел взгляд на Лизу и вдруг на секунду застыл, будто окаменев.

Пока он произносил свой монолог, обращаясь к Тимофею, Лиза не сводила глаз с длинного и тонкого шрама на его шее…

… Не может быть… Не может быть, чтобы в мире был другой, такой же… Вот он тут сверху раздваивается, а тут снизу как бы зазубрина… Боже мой, Боже мой… Почему я никогда не могла отвести взгляда от этого шрама, когда Макс приходил и разговаривал с Варежкой… Может потому, что мне так нравилось его красивое лицо и я смущенно опускала взгляд и натыкалась глазами на этот шрам… Никто не знал, как я была тайно влюблена в него, как ждала, когда он приедет к Варежке и несколько раз мы даже разговаривали… А потом долгими бессонными ночами, в той проклятой монастырской келье, я видела перед глазами его лицо и этот шрам… Я даже, помню, спросила однажды у Варежки, отчего у ее брата такой шрам, а она ответила неясно, будто он забияка и это след какой-то дуэли… Это он! Это он!!! Значит все странные разговоры, которые велись потом в монастыре после ее ухода и замужества — ПРАВДА??? Значит она вовсе не дочь знатного дворянина??? НЕУЖЕЛИ ЭТО ВОЗМОЖНО?

Богемскому принцу Максу фон Карлофф, как он любил представляться, понадобилось несколько секунд, чтобы узнать бывшую княжну Елизавету Сангушко, подружку Варежки, пять лет делившую с ней келью в монастыре, видевшую его не один раз, слышавшую его характерную речь с едва заметным акцентом.

Он немедленно принял решение.

Прежде всего, он убрал свою саблю и кивнул Нечаю, стоявшему с противоположной стороны, чтоб он сделал то же самое.

— Прошу простить, княгиня — весело сказал он, будто и не смутившись, — это была всего лишь шутка — мы, дворяне соседних княжеств горячо поздравляем тебя и твоего супруга с недавней женитьбой и желаем счастья!

Он галантно поклонился Елизавете и растерянному Тимофею, который вообще не успел ничего понять, а затем еще раз обратился к Елизавете.

— Я надеюсь, княгиня, что ты простишь нам эту шутку и навсегда забудешь об этом маленьком происшествии, — он особо многозначительно подчеркнул слова «навсегда забудешь», — прошу тебя обещать мне, что ты никогда и никому не будешь рассказывать о нашей, быть может, не совсем удачной шутке, чтобы никому не было стыдно потом…

— Да, конечно, я обещаю, — с трудом выдавила из себя улыбку Елизавета.

— Вот и хорошо! Счастливого пути! Трогай — резко крикнул он вознице, и карета рванулась с места.

И все же юная княгиня Елизавета успела увидеть в окошко еще кое-что…

Всадники, окружавшие карету, быстро двинулись в лес, первым скакал Макс и там, на опушке их ждал еще один. Его Елизавета тоже не могла не узнать — он был без руки — конечно, это отец Варежки, который тоже несколько раз приезжал в монастырь…

— Кто эти люди? — изумленно спросил Тимофей, — Я никого из них, кажется, не знаю. А ты??

— Нет, что ты милый, откуда? — затрясла головой Лиза.

— Все это, однако, чрезвычайно странно… Что за дурацкие шутки? Впрочем, зная наших здешних шалопаев, я вполне допускаю, что их наняли например Димка и Семка Воротынские чтоб попугать нас… Почему ты дрожишь? Ты испугалась?

— Только чуть-чуть, в самом начале… Но теперь уже все прошло… Конечно это все нелепые выходки твоих приятелей… Я так рада что мы наконец отсюда уезжаем!

— И я!

Они снова поцеловались, потом еще и еще, и уже через час Тимофей стал забывать об этом странном происшествии.

Лиза искренне любила Варежку, это была ее близкая подруга, и хоть они два года уже не виделись, но теплые и сердечные дружеские чувства все еще жили в ее сердце, а потому она дала себе мысленно клятву, что никогда и никому не откроет страшной тайны, которую узнала сегодня.

Она сдержала свою клятву, но жизнь бежала дальше, и никто не знал что это событие — лишь начало длинной и причудливой цепочки разных событий и обстоятельств, которые начнут постепенно разворачиваться в будущем…

Однако, будущее никому не ведомо…

И не было здесь Медведева, который на всю жизнь запомнил слова своего отца насчет того, что ничего в мире не бывает случайным…

… Со времени происшествия в Воротынске прошел год и для Медведева и Анницы он оказался, быть может, самым счастливым годом их супружеской жизни. За все это время они расстались всего лишь один раз, и то ненадолго — прошлой весной Василий ездил в Москву отвозить Великому князю грамоту Воротынских — а потом весь год — подумать только целый год! — они были ежедневно вместе и рядом.

Минувшим летом Анница родила сына Олега — это был уже третий ребенок в их семье после Ивана и Настеньки — и весь год они наслаждались счастьем пребывания то наедине, то с детьми, которых они с самых ранних лет воспитывали так, как воспитывали их самих родители.

Хватало времени и для дружеских встреч. Василия часто навещал Картымазов, бывали Зайцевы, приезжали Филипп и Леваш, а не так давно они все вместе были на крестинах первого внука Федора Лукича: Настя родила Петру, крепыша-младенца, которого при крещении в честь дедушки нарекли именем Федор.

Картымазов по-прежнему стройный худощавый выглядел намного моложе своих сорока семи лет, оставаясь таким же подвижным, бодрым и веселым.

Исполнение должности возложенной на Медведева Великим князем, тоже не доставляло за это время больших хлопот. Братья Воротынские, казалось, сдержали свое слово, во всяком случае, они ни разу больше не вступались во владения Андрона Аристотелева, который несколько раз бывал в гостях у Медведевых, а один раз даже со своей уже беременной супругой. Они постепенно сдружились, и Андрон сетовал, что если бы не слишком большое расстояние, виделись бы чаще, а так все-таки, что не говори, пять-шесть часов верхом или в карете — это далековато…

Лето заканчивалось, и в один из теплых августовских дней неожиданно, но к всеобщей радости, приехал князь Андрей.

Конечно, сначала он заехал к Бартеневым, потому что двигался с запада, и Бартеневка на той стороне Угры лежала прямо на его пути.

Филипп, разумеется, не мог просто так отпустить друга, которого не видел несколько лет, тут же были посланы гонцы в Картымазовку и Медведевку, и через час в саду возле нового еще пахнущего смолой дома Филиппа началось дружеское пиршество. Спустя некоторое время подъехал Леваш и даже Зайцев, с которым Андрей познакомился еще во время тверских событий.

Наутро следующего дня Андрей переправился через Угру в том самом месте, где семь лет назад Анница, пытаясь спасти Настеньку, сразила девятью стрелами девять ордынцев.

В Картымазовке Андрей окунулся в траурную атмосферу — это был день смерти Настеньки, — отстояли заупокойную, а затем пошли на кладбище к ее могиле, и были здесь не только Филипп с детьми, лив Генрих Второй, Дарья-Чулпан и вся семья Картымазовых, но и Медведевы, Зайцевы, Микис и Леваш.

Андрей так никогда и не видел Настеньку, но много слышал о несчастной девушке, а потом горячо любимой жене Филиппа, а также о ее страшной и героической смерти — все уже знали, что она умерла, спасая Анницу, чтобы Ахмат и его люди думали, что это именно Анница, а не она, попала в их руки. Этот день Андрей провел в Картымазовке и переночевал там, а на рассвете поехал к Медведеву, намереваясь на следующее утро отправляться в Вильно: задание, данное маршалком, было выполнено и следовало привезти отчет.

Еще позавчера во время застолья Василий, поглядывая искоса на Андрея, понял, что он приехал не только в гости, хотя, разумеется, дружеские чувства тоже играли немаловажную роль.

В Медведевке Андрея встретила целая толпа ее первых поселенцев — бывших людей Антипа, которые хорошо помнили его, еще с тех пор, когда, будучи пленником и заложником в давно не существующем Татьем лесу, он обучал десятилетнюю Варежку языкам и основам наук. Все они знали, что Варежка теперь — княгиня Святополк-Мирская и все это вместе взятое вызывало на их глазах слезы умиления. Андрей тоже растрогался, и Василий впервые увидел на его, обычно невозмутимом и даже холодном лице, отражение какого-то душевного волнения.

Андрей поцеловал руку Анницы и нежно обнял ее, поиграл с повисшими на нем маленькими Медведевыми: пятилетним Ваней и трехлетней Настенькой, поносил на руках маленького Олега, рассказал о своих детях, а потом, когда Анница деликатно оставила их наедине, и состоялся, наконец, разговор, ради которого, возможно, как подозревал Василий, и приехал сюда князь Андрей.

Впрочем, начался этот разговор не сразу. Они долго молчали, а потом Медведев не выдержал:

— Ну, ладно, говори уже, говори. Я же знаю, что ты хочешь мне что-то сказать.

— Да, Василий. Я хочу, чтобы ты знал, зачем я здесь. Маршалок Костевич отправил меня в поездку по Верховским княжествам. И я проехал по ним. От Вязьмы и до Синего лога.

— Что же интересного ты узнал?

— В сущности ничего такого, чего не знал раньше. Верховские княжества сейчас — бочка с порохом. А фитиль уже давно горит, и осталось всего лишь несколько вершков.

— Я знаю, — сказал Медведев, — мне там недавно чуть не отрубили голову.

Андрей улыбнулся.

— Я слышал эту историю.

— От кого же, интересно.

— Сначала мне рассказывал ее один брат Воротынский, а потом — другой.

— Но, надеюсь, перед этим они сказали тебе, что уже год как являются подданными Великого московского княжества?

— Уже не являются. Они написали жалобу в сейм о том, что их силой вынудили.

— И конечно сделал это злой московит Медведев в компании с еще более ужасным московитом Бартеневым, которых они собирались публично казнить на площади Воротынска! И как их назвать после этого, этих самых Воротынских???

Андрей рассмеялся.

— Очень просто — подлецами и негодяями. Вообще-то, зная хорошо вас с Филиппом, я все равно не поверил ни единому их слову, а после того, как ко мне ночью тайно пришел некий человек, назвавшийся Дениской Картавиным и рассказал мне все, чему он был свидетелем, картина и вообще стала ясна. Не только с Воротынскими, но и со всеми Верховскими княжествами.

— И как же она, по-твоему, выглядит?

— Да, очень просто: Литовское княжество слабеет, оно теряет силу и, желая скрыть это, начинает делать ошибки, вроде запрещения строительства новых православных храмов, усиления католического влияния, не понимая, что тем самым ведет губительную для себя политику. А Московское княжество, напротив, силу набирает, оно обогатилось покорением Новгорода, Твери, Казани и теперь жаждет новых завоеваний. И оно действует всеми честными и нечестными способами, употребляя все средства, включая твой ум, энергию, и способности, Василий.

Медведев хотел возразить, но Андрей остановил его.

— Подожди, я вовсе не упрекаю Московское княжество и тем более тебя. Тут дело вовсе не в тебе и не во мне. Больше того, дело даже не в тех, кто дает нам задания и посылает их выполнять. Мне кажется, здесь сейчас происходит какой-то высший, таинственный процесс, который движим, быть может, волей Всевышнего, а быть может, дьяволом, но у меня такое чувство, что никакие усилия, даже великих князей и королей, не говоря уже о таких ничтожных пылинках как мы, не смогут остановить это движение, потому что это ход времени, если хочешь…

— Однако, мой дорогой друг, я помню, был в нашей жизни один момент, когда мы с тобой, маленькие пылинки, как ты выразился, сумели изменить ход событий. Уверен — ты помнишь ту ночь в 1479, когда ты, никем незамеченный переплыл Угру и тайно пришел ко мне…

— Да, друг мой, я хорошо это помню, но скажи по правде: разве на самом деле мы хоть что-нибудь изменили? Разве заговор все равно не был открыт? Разве головы князей Ольшанского и Олельковича не упали из-под топора палача в корзину? А то, что Бельскому удалось спастись — ничего не изменило — это все лишь твоя личная заслуга перед ним, и я не думаю, что твой Великий князь особо наградил тебя за это. Ему нужен был не Бельский, ему нужна была земля по самую Березину.

Медведев вздохнул и задумался.

— Но если мы ничего не меняем, даже выполняя ИХ приказы, то в чем же тогда смысл нашей жизни, в чем смысл их жизни? И кто мы тогда?

— Я думаю, мы всего лишь рядовые и конкретные исполнители воли, как я уж тебе говорил то ли Божьей воли, то ли дьявольской. При этом мы даже не куклы, каких я однажды видел на рынке Вильно, где кукловод двигает сверху пальцами, и много нитей тянутся от этих пальцев к фигуркам внизу, а те — простые тряпичные мертвые куклы — ходят, разговаривают, любят и умирают совсем как живые люди. Так вот, я думаю, что это они: императоры, короли да великие князья — и есть те самые куклы, которые принимают решения и, согласно чьей-то — то ли Божьей то ли дьявольской воле — решают куда пойти, кого завоевать, кого казнить, кого миловать… Мы же с тобой лишь исполняем эти решения. А если воспротивимся исполнять их, будет то же, что произошло с моим тестем, некогда славным воеводой Антипом Русиновым, который рассказывал мне свою историю, впрочем, и ты ее знаешь. Или, например, с наставником твоей юности Микисом, о котором ты мне так много рассказывал…

Медведев глубоко вздохнул.

— Ты говоришь так, будто вытаскиваешь слова откуда-то у меня изнутри, где я прятал их от самого себя… Но ты прав… наверно… Когда мне было двадцать лет, я был преисполнен светлых надежд, и мне казалось, что нет ничего прекраснее, чем служба Великому князю. После того, как я увидел все, что мне довелось увидеть, я… нет, я, разумеется, ни словом, ни делом никогда не нарушил своей клятвы, и долг свой выполнять буду, как и выполнял, — с честью, но мои мысли… Мои мысли — они ведь не принадлежат Великому князю — они мои. И я скажу тебе, Андрей: мы исполнители — это верно, но даже не это самое тягостное. Самое отвратительное то, что, повелевая нам выполнять те или иные дела, они не только порой обманывают нас, они в любой момент готовы сознательно пожертвовать нашими жизнями, ради любой своей маленькой прихоти. Мы для них, действительно, лишь более или менее ловкие слуги, которых в любой момент можно заменить другими… Вот например, у меня почему-то не выходит из головы странная судьба исчезнувшего без следа мастера Аристотеля, который так много сделал для великого князя…

Андрей молча покивал головой.

— К счастью, — продолжал Медведев, — от всего этого: от крови, грязи и мерзости есть спасение. Есть одно убежище, в котором ты становишься другим — или может, наоборот — всегда остаешься прежним, и забываешь обо всем.

Андрей проследил за взглядом Василия.

За распахнутым окном был виден луг, и на его зеленой траве, заливисто смеясь, водила хоровод со своими двумя старшими детьми Анница, подыгрывал на дудочке Алеша, и улыбалась, держа на руках маленького Олега, Ксения.

— Ты совершенно прав, мой друг: семья и дружба — вот утешение и опора в жизни. Я рад видеть тебя. Честно говоря, когда маршалок Костевич давал мне задание, я первым делом подумал: наконец я встречусь с друзьями!

— Я видел вчера, как посветлели лица Филиппа и Картымазова, когда мы сидели все вместе, и думаю, каждый из нас вспомнил тот далекий незабываемый вечер, когда мы в первый раз собрались там же в Бартеневке, еще той, старой, несгоревшей, и говорили о лешем, псах, лошадях и белом лебеде на червленом поле…

— Я думаю, в ближайшее время нас ждет война, — сказал вдруг Андрей.

— Увы, — вздохнул Медведев, — я тоже так думаю, и все, что случилось со мной в Воротынске, и все что ты узнал, объехав Верховские княжества, это — подготовка к ней…

— Что ж, мы не в силах остановить хода времени, все будет так, как будет… — Андрей обнял Василия за плечо, будто хотел сменить тему: — окажи мне услугу, пока еще не стемнело: давай-ка съездим перед сном на прогулку в бывший Татий лес… Мне почему-то так хочется посетить то место, где я впервые увидел Варежку… А потом и тебя.

— С удовольствием, — сказал Медведев, — в последнее время я тоже все чаще предаюсь воспоминаниям. Что бы это значило?

— Я думаю, возраст, дружище. Раньше мы были юношами, и впереди нас ждала радостная молодость. Сейчас мы в самом расцвете этой молодости, и теперь впереди виднеется уже не такая радостная перспектива…

Они рассмеялись, еще сильные, молодые, здоровые и красивые, но уже впервые, быть может, ощутившие на себе неумолимый бег времени…


Вернулись поздно и сразу легли спать.

На рассвете Андрей уехал.

Глава десятая КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА (1488–1489)

Странствующий рыцарь Николай Поппель прибыл в Москву вторично в конце 1488 года.

Первый визит очень понравился ему, и он восторженно рассказывал о своем путешествии в Московию императору Фридриху и его сыну Максимилиану, особо подчеркивая, что Московия — огромное и сильное государство, которое, вопреки распространенному в Европе заблуждению, вовсе не подчиняется ни Польше, ни Литве, более того, оно является гораздо могущественнее обоих этих государств.

Рассказы о далекой и воинственной стране, лежащей на самом краю европейского мира, способной служить щитом от вторжения в Европу турок, татар и монголов, воодушевили австрийского императора, и вот, отдохнув от долгого путешествия, Николас Поппель снова отправился туда, где ему все так понравилось.

На этот раз у него был высокий статус официального императорского посла и, соответственно, его повсюду принимали еще богаче, лучше и роскошнее, чем в прошлый раз.

К концу 1488 года Поппель добрался до Москвы, но тут его постигло серьезное разочарование: Великий князь московский был постоянно занят и долго не мог принять его, дело откладывалось с недели на неделю, с месяца на месяц и лишь ранней весной 1489 года Поппель удостоился быть принятым государем.

По простодушию и наивности Поппель не знал, что цель его визита, как и содержание всех его документов, которые он никогда не хранил особо тщательно, уже давно были известны и, возможно, именно это послужило причиной задержки.

Императорский посол приехал с двумя предложениями, и ни одно из них глубоко не заинтересовало московский двор.

Первое заключалось в том, что Поппель предлагал Ивану Васильевичу выдать замуж в ближайшем будущем одну из двух своих подрастающих дочерей (тринадцатилетнюю Феодосию или двенадцатилетнюю Олену) за баденского марграфа, племянника императора. Если ответ будет положительным, то сам император возьмется уладить это дело, держа его до поры в секрете, потому что, дескать, ближние европейские соседи, Литва и Польша, будут очень недовольны, если узнают, что московский князь породнился с императором римским, как официально именовал себя Фридрих, и, таким образом, стал союзником одного из самых могущественных европейских государей.

Однако, к удивлению Поппеля Иван Васильевич воспринял это предложение весьма прохладно, уклончиво сказав, что по этому делу он пошлет своего посла к императору.

Слегка сбитый с толку, Поппель попытался выяснить в чем чело и вскоре главный дьяк и переводчик Федор Курицын (тот самый, которого в более поздние времена назвали бы министром иностранных дел), взяв Поппеля под руку и отведя в дальний угол, объяснил, что московский князь не считает для себя особой честью выдавать дочь всего лишь за племянника императора. Но вот если бы сам наследный принц и будущий император Максимилиан, который, как известно как раз сейчас подыскивает себе невесту, заинтересовался бы женитьбой то, быть может, Иван Васильевич отнесся к этому предложению более внимательно, разумеется, при условии что его дочь останется православной, и ее не будут принуждать к переходу в другую веру. Добродушный Поппель радостно воскликнув: «О-о-о!», заявил, что, зная положение при своем дворе, он вполне допускает такую возможность, и если бы он имел счастье взглянуть на обеих московских принцесс для того, чтобы потом красочно описать их красоту предполагаемому жениху, то он охотно берет на себя миссию передать такое предложение. Однако, и здесь беднягу ожидало разочарование. Хмуро выслушав переведенные ему слова Поппеля, Иван Васильевич еще больше помрачнел и заявил, что «…нет у нас в земле такого обычая, чтоб прежде дела показывать дочерей».

Таким образом, первая задача миссии оказалась невыполненной (наследник императорского престола и будущий император Максимилиан женился вскоре на английской принцессе), но Николас Поппель тешил себя надеждой, что ему больше повезет со второй.

Для того, чтобы приступить к ее выполнению, посол Николас Поппель стал настойчиво просить Великого князя о беседе исключительно наедине, с глазу на глаз, ибо, дескать, это дело весьма секретное и требует высокой конфиденциальности. Иван Васильевич долго не соглашался, наконец, спустя еще месяц, принял половинчатое решение поговорить с Поппелем, как напишут потом в летописях: «поотступив от бояр» в присутствии Федора Курицына. Поняв, что большего он не добьется, Поппель почти шепотом сообщил, что если бы, паче чаяния, Великий московский князь захотел получить титул короля (что значительно подняло бы его авторитет во всей Европе и сделало его братом всех европейских монархов), то стоит только ему попросить, и он, Поппель, берется это уладить.

Бедный, наивный странствующий рыцарь так никогда и не понял таинственной души людей страны, которая ему так понравилась.

Вместо того, чтобы рассыпаться в благодарностях и немедленно принять столь заманчивое предложение, Великий князь московский Иван Васильевич (переговорив прежде с супругой) гордо выпрямился, посмотрел на Поппеля холодным взором свысока и ледяным голосом заявил: «Мы Божьей милостью государи на своей земле изначала, от первых своих прародителей, а поставление имеем от Бога, как наши прародители, потому любого чужого постановления, как прежде не хотели ни от кого, так и теперь не хотим!»

Вот так вершится история.

Кто знает, кто знает…

Быть может, согласись тогда Иван Васильевич, и совсем иной была бы судьба Московского королевства и выросшей из него потом Российской империи…

Но в прошлом изменить ничего нельзя — да и надо ли, если б даже можно? Все есть так, как есть и, стало быть, так угодно было Господу.

Бесплодной оказалась миссия Николая Поппеля, и он никогда уже больше не приедет в Московию, хотя до конца дней своих будет вспоминать о двух этих путешествиях и писать о них как едва ли не самых лучших в своей жизни.

Но его приезд послужил толчком для ответного посольства в Европу, которое отправилось туда вскоре, и повлекло за собой целый ряд разных исторических последствий, так что в некотором косвенном смысле, приезд странствующего рыцаря Николаса Поппеля сыграл свою роль в великой и вечной игре событий и времен.

Однако, отправляясь в Москву, многого, очень многого не знал Николас Поппель.

Например, не знал он того, что мысли Ивана Васильевича в начале 1489 года были заняты совершенно другим.

Между Казанью и Новгородской землей оставалось еще одно значительное пространство — его следовало покорить раз и навсегда, и присоединить к Москве навечно.

Этим пространством была область вятичей.

В XIII веке земли в долинах рек Череповец и Вятки населяли два родственных народа: чудь и остяки, которых иногда еще именовали общим названием вотяки. Это мирные языческие племена, язык которых был близок к языку зырян и пермяков, считались народами финского происхождения. Они были трудолюбивыми земледельцами, жили преимущественно хлебопашеством, рубкой леса, смолокурением, пчеловодством, однако их любимым занятием оставалась охота. Мужчины, несмотря на свою малорослость и на вид подслеповатые глаза, были весьма искусны во всех видах охоты, отличаясь зоркостью и меткостью. Вотяки отчаянно сопротивлялись распространявшемуся вокруг христианству, старательно соблюдали свои обычаи, которые казались христианам крайне дикими, а то и вовсе непристойными. Так, например, вотятская девушка могла выйти замуж лишь после того, как у нее будет один или два ребенка, причем, чем больше детей у нее, тем более дорогой и заманчивой невестой она считалась. И уж вовсе поражал христианских путешественников и миссионеров обычай гостеприимства: если путник останавливался переночевать в шалаше или землянке из липовых листьев и хвороста (других жилищ вотяки не строили), то хозяин считал своим долгом непременно предложить гостю на ночь свою жену и самым большим оскорблением, которое можно было нанести вотяку — это отказаться от этого предложения.

Разумеется, христианское окружение не могло долго терпеть этих варварских языческих проявлений, и вот постепенно, шаг за шагом, началась колонизация вотятских земель.

Первыми сюда прибыли новгородские ушкуйники, за ними потянулся всякий отчаянный, лихой или укрывающийся по разным причинам от государева глаза люд из окрестных русских княжеств.

Леса богатые пушным зверем и реки полные рыбы показались пришельцам весьма привлекательными и они стали оседать здесь.

Никакой войны, наподобие той, которая спустя много веков происходила при колонизации вновь открытого европейцами американского континента, здесь не было.

Мирные вотяки завидев пришельцев, легко покидали свои дома и отступали вглубь в леса и болота, пока отступать стало некуда, а число их настолько уменьшилось, что они попросту растворились в общей массе христиан, заселивших эти места и построивших, по своему обычаю города, самым крупным из которых — столицей всей этой области стал город Хлынов, именуемый впоследствии Вяткой, по имени реки на которой он стоял.

Таким образом, к концу XV века — к тому времени когда пала Казань, имеющая большое влияние ввиду своего соседства и на Вятскую область — весь этот край был заселен православными христианами, вольницей, выходцами из разных городов земли русской, которые, прижившись здесь, стали называть себя вятичами.

Вот за этих-то вятичей и вступился Иван Васильевич два года назад, найдя предлог для войны с Алегамом за Казань. Но теперь он решил, что эти вятичи у него, как бельмо на глазу, тем более, что никакой серьезной военной силой они не обладают. Обдумав детально план кампании, Великий князь московский приступил к решительным действиям, и на этот раз даже не удосужился выдумывать никаких предлогов. Просто 11 июня 1489 года большая рать во главе с воеводой князей Даниилом Васильевичем Щеней двинулась в поход и 16 августа уже окружила Хлынов.

Однако, не потребовалось даже сражения — «Большие люди всей земли Вятской» согласились давать дань и служить службу, что означало признание прямой зависимости от Москвы, но московитам этого было мало — они хотели полного и безоговорочного включения Вятской земли в состав Московского государства.

Московские полки стали готовиться к штурму города, и вятичи, хорошо зная военные нравы московитов, с ужасом представляя какие страшные и необратимые потери они понесут, приняли все поставленным им условия.

Но и это не облегчило участь вятичей. «Отцы города» Хлынова были беспощадно казнены, те, кому повезло больше — позорно сечены кнутом посреди торга, а затем последовали меры, ставшие уже тогда обычными для московских завоевателей: все основные землевладельцы, а также люди, имевшие авторитет и влияние, были немедленно под конвоем разосланы по близким к Москве городам и волостям, — в Боровск, Кременск, Алексин, и напротив, — люди, живущие в тех городах давно — то есть «свои» давно московские — получили обширные земли вятичей и переселились туда.

Так вятская земля совсем мирно и почти добровольно вошла в состав Московского княжества, которое за последние десять лет, с момента покорения Новгорода, выросло более чем в шесть раз.

Интересно то, что в том же 1489 году Великий князь отправил к императору Фридриху и сыну его Максимилиану грамоту, в которой писал, что хочет быть с ним в дружбе, и в этой грамоте Иван Васильевич впервые именовал себя Государем и царем всея Руси

Посольство возглавил преданный слуга и старый друг великой княгини грек Юрий Траханиот, и одной из главных целей этого посольства было отыскать в Европе и привезти в Москву, согласно списку, большое количество иностранцев, специалистов в самых различных областях, которых в самой Московии не было, и в которых она так нуждалась.

Однако, прежде чем посольство Траханиота отправилось в путь произошло еще много разных событий…

…Еще в конце 1488 года состоялся первый Собор, на котором рассматривался вопрос о еретиках. Митрополит Геронтий был к тому времени уже стар и тяжело болен, архиепископ Геннадий из-за имевших некогда место разногласий с митрополитом не приехал, но был Иосиф Волоцкий.

Собор глубоко разочаровал Волоколамского игумена, впрочем, он почерпнул очень много ценного и полезного для себя. Он понял главное: есть некая сила или некие силы, причем весьма и весьма могущественные (он не исключал даже самого Великого князя), которые не заинтересованы в решительном искоренении ереси. Собор так и не принял никакого решения, кроме осуждения еретиков, бежавших из Новгорода в Москву, которые и так уже были осуждены. Но Иосиф был готов к такому исходу событий. Он уже знал из многочисленных донесений, что ересь при московском дворе укрепилась, притаилась, оплела своей сетью двор и великокняжескую семью, и в этих условиях бороться с ней становилось чрезвычайно трудно. Но Иосиф все обдумал заранее. Теперь ему предстояло сделать весьма рискованный шаг, который мог стоить ему головы в случае неудачи, но который в случае успеха мог привести его к торжеству и полной победе.

Великая княгиня Софья Фоминична была несколько удивлена, когда Паола сообщила ей, что некое высокопоставленное духовное лицо хотело бы повидаться с ней в обстановке самой высокой секретности, поскольку речь будет идти о будущем православной церкви и безопасности как Московского престола так и всей державы.

Софья насторожилась, но, убедившись, что речь идет о знаменитом игумене Иосифе Волоцком, организовала такую тайную встречу поздно ночью.

Никто, кроме верной Паолы никогда не узнал об этой встрече, но, быть может, именно там, во время короткого, холодного делового и предельно откровенного разговора, решилась не только судьба княжества и престолонаследия, но также судьбы многих людей, которые еще ничего о том не ведая, с этой минуты были обречены.

Впервые за все время своего пребывания здесь Софья встретила человека, равного ей по силе воли, глубине ума и почти невероятного искусства предвидеть будущее.

Они сошлись в главном и заключили некий тайный союз.

Встреча длилась недолго, Иосиф, никем не замеченный покинул Кремлевские палаты, утром вполне открыто и официально вернулся в Волоколамск, а Великая княгиня, обогатилась полученным от Иосифа неведомым ей доселе знанием о невидимых пружинах того, что, быть может, происходило рядом с ней, знании особо поразительном, потому что исходило от человека, который жил отсюда далеко, но, казалось, сквозь зелень лесов и синь неба видел все, что происходит здесь в Московском Кремле.

Но главным было не это.

Софья ощутила, что обрела в лице Иосифа могущественного союзника в исполнении своих собственных самых тайных и далеко идущих намерений: ее сыну, великому княжичу Василию, исполнилось десять лет и времени впереди оставалось все меньше и меньше.

Необходимо было все обдумать глубоко и всесторонне, а потом начать действовать, но безошибочно, ибо каждая ошибка могла стать роковой.

Софья начала думать.


Великая княгиня и раньше имела обычай гулять по утрам то с Феодосией, то с Оленой, а то и с обеими дочерьми вдоль строящихся из красного кирпича стен Московского Кремля, наблюдая за их ростом.

Теперь она стала делать это еще чаще.

Бывало, лишь солнце едва покажется из-за горизонта, а Великая княгиня уже задумчиво прогуливается, опередив на несколько шагов, своих фрейлин и охрану. Все думали, что она озабочена постройкой итальянскими мастерами Кремлевских стен и потому так тщательно следит за их работой, и Софья охотно поддерживала это мнение.

Она не раз встречалась с главным строителем кремлевских стен и башен Антонио Джиларди, называемым здесь Антоном Фрязиным, а потом все чаще стала общаться с молодым веселым смуглым итальянцем Джузеппе, мастером кирпичной кладки, у которого она дотошно выпытывала о всевозможных таинствах его мастерства.

Впрочем, не только по утрам, но и по вечерам перед закатом любила Софья навещать гигантскую стройку.

Вот так и сейчас, тихим весенним вечером 1489 года она шагала рядом с Джузеппе на высоте нескольких саженей — настолько уже выросла стена — и слушала его объяснения. Они говорили по-итальянски, и Софья наслаждалась возможностью поговорить с кем-то на языке своей юности.

— Как? — удивленно восклицала Софья. — Значит внутри стены есть пустое пространство? А я была уверена, что она целиком состоит из кирпича.

— Нет, государыня, — любезно объяснял ей Джузеппе — курчавый и черноволосый, сверкая ослепительно белыми зубами, — кирпич с одной и с другой стороны — лишь обрамление стены, а вся ее прочность, ее сила и непробиваемость заключается именно в забутовке, в том, что находится между этими кирпичами. Вот, например, здесь — изволь пройти, государыня…

Софья увидела серую твердую массу, находящуюся между кладками. Из нее торчали куски битого белого камня, из которого была построена кремлевская стена раньше, еще при Дмитрии Донском и которую теперь разбирали, строя новую из широкого, длинного красного «двуручного» кирпича.

— А как же удается заполнить внутренность стены всем этим, ведь кажется, будто все тут едино, слитно.

— Изволь пройти сюда, государыня, — любезно подавая руку провел ее Джузеппе несколько шагов вперед, — взгляни!

Софья увидела, что пространство между стенами заполнено густой жидкостью похожей на кашу.

— Что это? — спросила она.

— Это — раствор; здесь известь, песок и — но это наш большой секрет, — сказал Джузеппе улыбаясь, — неимоверное количество яичных белков. Сегодня мы залили его туда, завтра к утру он станет густым, тогда мы бросим в него все эти камни, — он указал на груду битых белых камней от прежних стен, — и через день все это схватится, засохнет и будет твердым, как железо. Пушечные ядра могут разрушить кирпич, но они никогда не пробьют этой сердцевины.

— Как интересно! — с почти искренним изумлением воскликнула Софья, слегка опираясь на руку Джузеппе. — Скажи мне, и много там этого раствора?

— Много, государыня, я думаю с два моих роста будет.

— Восхитительно, — сказала Софья. — И когда вы намерены заполнять это камнями?

— Завтра с утра, государыня, как только взойдет солнце.

— Джузеппе, — сказал Софья, чуть крепче сжимая руку молодого человека, — я хочу посмотреть, как вы это делаете — и увидеть своими глазами то, чего потом никто не увидит — то, что внутри Кремлевской стены! Я приду завтра с утра.

— Как тебе будет угодно, сударыня, для меня огромное счастье видеть тебя, и я хотел бы, чтобы это счастье не покидало меня никогда. Сегодня утром тебя не было и я уже начал печалиться, оттого, что солнце твоей красоты не осчастливило моих глаз.

— Ах, Джузеппе, — улыбнулась Софья, — спасибо, но я совершенно отвыкла от цветистых итальянских любезностей — мне здесь их никто не говорит… А сегодня утром я не пришла, как обычно, на прогулку, потому что мы со всем двором очень рано на рассвете выезжали в подмосковный лес.

— Надеюсь, ты хорошо развлеклась, государыня.

— Незабываемо, — улыбнулась Софья. — Итак, до завтра, Джузеппе, увидимся на рассвете.

Джузеппе низко поклонился, изящным жестом сняв с головы бархатный венецианский берет.

— Я буду неизмеримо счастлив видеть тебя, государыня…

Тайнопись Y

От Саввы Горбуна

Москва, Кремль

18 апреля 1489, ночь.

Приемнику

Верховной Раде

Срочно

Во имя Господа Единого и Вездесущего!


Сегодня я впервые в жизни использовал свое право брата десятой заповеди и члена Верховной Рады, приняв единолично, ни с кем не советуясь, решение, и сообщаю сейчас об этом братству.

Не знаю, чем для меня могут быть чреваты последствия этого поступка, но точно знаю одно: необходимо немедленно принять все меры по защите наследника престола Ивана Ивановича — отныне ему каждую минуту грозит смертельная опасность! Софья приняла решение начать действия по продвижению на московский престол своего сына Василия. Теперь ей необходимо убрать с дороги двух главных претендентов — Ивана и младенца Дмитрия. Первый шаг она уже попыталась сделать сегодня, и только чудом мне удалось спасти от гибели нашего наследника престола.

Однако, по порядку. На утро сегодняшнего дня был намечен традиционный весенний выезд кремлевского двора в подмосковный лес. Мне предстояло много работы: хозяйка дала понять, что я буду основным развлечением для всех, и я до поздней ночи придумывал и готовил новые номера, чтобы не ударить лицом в грязь. Так как мне требовалось много места, а Софья рано ушла спать, Паола испросив у хозяйки согласия, разрешила воспользоваться палатой Великой княгини.

Я приготовил несколько смешных мимических сцен с прыжками и переворотами через голову и так устал, что решил вздремнуть несколько оставшихся до рассвета часов в моей игровой собачьей будке в углу великокняжеской палаты. Многолетний опыт на службе братству приучил меня спать очень чутко и, несмотря на усталость, я мгновенно проснулся, услышав тихий скрип двери. Было еще темно, и я скорее услышал, чем увидел через щель своей будки, как в палату вошли Софья и Паола.

Софья говорила взволнованным шепотом по-итальянски. Она напомнила Паоле об их сиротской юности и обо всех лишениях, которым они подвергались в Риме, когда осиротевшую Паолу приставили в качестве служанки к сиротке Софье. Она сказала, что если ее сын Василий не вступит на престол, то произойдет следующее: после смерти ее супруга, которого, по ее мнению, очень скоро отравят, Иван вступит на престол и тогда Софью и всех ее слуг ждет смерть в подвалах какого-либо монастыря, куда их немедленно бросят. Поэтому, сказала она, необходимо принять меры и спросила Паолу, готова ли та выполнить все ее поручения какими бы они ни были, или предпочитает смерть или жалкое существование в монастыре на старости лет. Паола горячо заверила хозяйку в своей преданности и сказала, что выполнит все, что ей будет поручено. Тогда Софья видимо что то вручила ей — я слышал звук открывающейся шкатулки — и сказала: «Савва приготовит новые номера, все будут увлечены ими, и хохотать, не сводя глаз с горбуна. В самом смешном моменте мы вместе подойдем к Ивану и я скажу ему на ухо несколько слов. Его приспешники, конечно же, будут во все глаза следить за мной — на тебя же никто не станет обращать внимания. Именно в этот момент ты одним незаметным движением уронишь в его чашу вот это. Он не умрет сразу — лишь через несколько дней. Никто ничего не заподозрит. Ты готова?» «Да, государыня» — ответила Паола и, по-видимому, взяла из рук Софьи яд. «У тебя все получится» — сказала Софья — «а теперь пойдем поможешь мне одеть платье, а потом разбудишь этого соню Савву — он сегодня нам очень нужен!»

Они ушли, и не успел я выбраться из будки и шмыгнуть в свою коморку, как за мной пришла Паола. С этой минуты я находился под постоянным наблюдением и не мог никого ни о чем предупредить.

Но я не мог также допустить гибели наследника престола. И я принял решение действовать самостоятельно.

У меня было время для того чтобы обдумать детали и постараться сделать это так, чтобы максимально себя обезопасить. Кажется, это удалось.

Все происходило так, как и предвидела Софья. Самым смешным оказался новый номер с живой коровой, где я изображал неуклюжего мужика с ведром, который пытается подоить ее. У меня было много всяких падений и переворотов — я заставлял корову бодаться и бить меня копытами — падал и отлетал далеко в сторону якобы от ее ударов, одни словом — все хохотали до упаду.

Я находился в центре лужайки а вокруг — весь двор, за исключением самого великого князя, который в последнюю минуту отказался ехать, сославшись на какие-то важные дела, связанные с походом на вятичей.

Работая с коровой, я старался не упускать из виду великой княгини и Паолы, которая была все время рядом с нею. И вот в один из смешных моментов, когда все смотрели на меня, Софья и Паола встали и за спинами всех остальных подошли к Ивану Ивановичу. Софья встала так, чтобы закрыть своим телом скатерть, разосланную перед ним на траве, а Паола — я видел это своими глазами — очень ловко, будто поправляя платье, бросила что-то в чашу, стоящую на скатерти.

Но я к счастью был готов к этому.

Мне важно было не допустить, чтобы Иван Иванович пригубил хоть один глоток из этой чаши, поэтому следовало торопиться.

Только они отошли, я, падая в очередной раз под хохот всех окружающих, выронил ведро, толкнув его так, чтобы оно покатилось в нужную сторону.

Спасибо польскому Станьчику, который научил меня ловкости и проворству в исполнении таких номеров!

Ведро покатилось и опрокинуло чашу с вином, стоящую перед Иваном Ивановичем. Слуги тотчас убрали ее, немедленно заменив скатерть и поставив новую чашу с вином на место прежней, а я тут же подкатился колобком к ногам наследника престола, подхватил свое ведро, поцеловал его сапог в качестве как бы извинения и вернулся к корове продолжать свой номер.

Все это произошло очень быстро, и я надеюсб выглядело естественно.

Досада конечно видна была во взглядах Софьи и Паолы, я даже видел, как Софья пожала ей руку, как бы говоря ничего, мол, случай еще представится.

Я очень опасался, как бы не изменилось отношение ко мне великой княгини, в случае если б в ее сердце закралось какое-либо подозрение в умышленной моей неловкости с ведром. Но Софья вела себя со мной как обычно — если бы она вдруг стала особо милостива, я бы заподозрил что-то неладное, но, кажется, все обошлось, и я вздохнул с облегчением.

Кстати, надо сказать, что в последние месяцы она проявляла ко мне быть может немного больше внимания и симпатии, что вы должны были заметить по подаркам и все растущим суммам которые я отправлял регулярно своей «мамочке» Соломонии Сабуровой…

Однако, какое-то странное внутренне беспокойство и чувство угрозы не покидает меня, а потому буду осторожнее. Начиная с этого письма, я перестану отсылать послания в адрес вдовы Соломонии, а буду во время прогулок незаметно оставлять их там, где было условлено для случаев срочных посланий.

Тем более, что это послание — срочное!

Софья может повторить свою попытку в любую минуту!

Сейчас ночь, а раним утром, через несколько часов мы идем с ней на обычную утреннюю прогулку по строящимся кремлевским стенам.

Эти стены вызывают во мне чувство тоски и отвращения…

Не знаю отчего.

Примите срочные меры по защите наследника московского престола!

Во имя Господа Единого и Вездесущего!

Савва.

… Они вышли на рассвете, и Савва обратил внимание, что с ними нет как обычно фрейлин и охраны. Не было также и дочерей.

Это насторожило его, но не испугало, — мало ли какие причуды могут быть у Великой княгини, тем более, что несколько раз уже гуляли вот так — вдвоем, когда дочери болели.

Софья ласково погладила Савву по голове и, поманив пальцем, пошла вперед. Белый утренний туман расползался по всему кремлевскому подворью, застревая клочьями в лесах, покрывающих уже высокие кремлевские стены.

Они поднялись наверх, и Софья неторопливо шла по строящейся стене, пока не остановилась у большой груды колотых белых камней.

Она ласково улыбнулась Савве и он, добросовестно исполняя свою роль, присел перед ней на четвереньках, согнув руки в ладонях так, будто он — домашняя собачка, ставшая перед хозяйкой на задние лапы.

— Ах, Савва, Савва, — сказал Софья, и вдруг Савва с изумлением увидел, что из ее глаза выкатилась слеза. — Если б ты знал, как мне тебя будет не хватать…

Она наклонилась, поцеловала его в лоб и резким сильным движением обеих рук столкнула со стены, туда вниз, прямо в застывающую массу серого раствора.

И в те несколько секунд пока Савва находился в воздухе, он сразу и все понял: не было никакой попытки отравления — все это лишь очередной трюк, еще одна проверка, последнее испытание, которого он не выдержал, а все доброе отношение Софьи к нему в последнее время было всего лишь коварной уловкой, направленной на то, чтобы усыпить его осторожность — и вот теперь он должен умереть так глупо и нелепо.

Грузное большое тело шлепнулось о мякоть серого мягкого густого раствора, сразу поглотившего Савву, и через несколько мгновений, поверхность застыла и успокоилась, будто ничего и не было.

Софья напряженно вглядывалась: ей казалось, что должны появиться какие-то пузырьки воздуха, но потом поняла, что раствор слишком густ и воздух не вырвется наружу.

Так правильно и верно, так и должно быть — это препятствие мешало мне, и теперь, наконец, я могу свободно действовать, не опасаясь никаких соглядатаев. Он, несомненно, был одним из тех, о которых рассказывал Иосиф, но Иосифу об этом вовсе не надо знать… Я ведь и сама подозревала горбуна со времени той истории с наследством покойной Марьи. Никто кроме Саввы не знал, что я передала его своей племяннице, а сам Иван давно забыл о нем. Но кто-то ему напомнил… Нет-нет: Савва заслужил неожиданную быструю и не очень мучительную смерть — он был непревзойденным мастером лицедейства!

Софья смахнула слезу со щеки и глубоко вздохнула.

Позади раздались голоса и топот ног: Джузеппе и его команда поднимались на стену.

— О, государыня, — сорвав с головы берет, расшаркался Джузеппе, а рабочие так и вовсе упали на колени, — прости я не ожидал, что ты явишься так рано…

— Я же говорила тебе вчера, что приду посмотреть, как вы строите стену. Не обращайте на меня внимания, работайте, как обычно, а я тут в сторонке постою и посмотрю.

Рабочие бросились к груде белых тяжелых каменных обломков и дружно начали швырять и сталкивать их вниз.

Софья представила себе, как где-то там, в глубине они плавно ложатся на грудь Саввы — почему-то ей казалось, что он непременно лежит, вытянувшись, на спине, — даже красивый и совсем не горбатый, а камни медленно и плавно опускаются на его тело, пока не закрывают его целиком в этом темном и густом пространстве серого раствора внутри кремлевской стены.

И вдруг она вспомнила, как еще в раннем детстве слышала слова, сказанные ее отцу Фоме Палеологу его братом и ее дядей — последним византийским императором Константином: «Стены Константинополя слишком слабы: если б в них было больше костей врагов, они стали бы крепче.»

Должно быть, император говорил образно и вкладывал в свои слова какой-то понятный собеседникам смысл, но тогда, девочкой, она поняла их буквально, представив себе сразу со всей силой и красочностью детского воображения человеческие кости, замурованные в городских стенах, и сейчас этот образ внезапно припомнился ей.

Ну, что ж, — чем больше костей врагов будет в кремлевских стенах, тем крепче они станут — и да выстоять им века!

— Это незабываемое зрелище, Джузеппе, — сказала она. — Теперь я знаю из чего состоят кремлевские стены.

В полдень того же дня Софья официально объявила о пропаже своего любимого скомороха.

Его искали долго, повсюду, но так никогда и не нашли.

Не нашли также и его матери, вдовы Соломонии, которой он так часто писал письма…

Великая княгиня была безутешна…

Часть вторая ВОЙНА

Глава первая ГОРОСКОП ДЛЯ НАСЛЕДНИКА ПРЕСТОЛА

Тайнопись Z

От Симона Черного

Москва

29 апреля 1489

Елизару Быку

в Рославле

Во имя Господа Единого и Вездесущего!

Дорогой друг!

Пожалуй, впервые за всю 25-летнюю историю нашего братства нас постиг столь тяжелый удар. У нас бывали потери и раньше — но никогда еще такого уровня. Савва — брат десятой заповеди, член Высшей рады, один из самых преданных нашему делу людей, мужественный воин и непревзойденный мастер своего дела, покинул этот мир. Теперь в этом нет никаких сомнений. Еще никогда не было случая, чтобы один из нас — стоящих во главе дела, таких как ты, я, Никифор Любич, доктор Корнелиус — тех, кто были с нами всегда, с самого начала, людей, обладающих огромным опытом работы и умением находить выход из любой ситуации, — находясь при исполнении своей миссии, был столь жестоко и коварно убит нашими врагами. Впрочем, у нас еще никогда не было столь могущественного противника…

Я вынужден был оставить все дела и срочно прибыть в Москву для того, чтобы выяснить, что здесь произошло. И хотя бы отыскать останки нашего брата.

Сколько раз мы разрабатывали всевозможные планы, в результате которых некий враждебный нам человек исчезал бесследно, будто его никогда и не было на этом свете.

И вот впервые с нами поступили точно так же.

От нашего брата Саввы не осталось ничего, даже его скоморошьего колпака — он исчез, растаял, пропал, будто никогда и не жил.

Должен признать, это было сделано мастерски и, полагаю, никто никогда, даже через пятьсот лет, не обнаружит его останков.

В отдельном письме, приложенном к этому, ты найдешь подробное описание всего, что мне удалось узнать, всего, что предшествовало таинственному исчезновению Саввы. Но не читай последнюю страницу. Сделай сам вывод и лишь после этого прочти ее. Там мое мнение. И если наши суждения совпадут — значит, по-видимому, так оно все и было. При случае напоминаю тебе, что в своем последнем письме Савва был явно встревожен и настойчиво просил принять меры по охране жизни наследника престола, его супруги и сына.

Наш покойный брат Савва, как всегда, верно и всесторонне оценил то, что видел. Мы должны немедленно предпринять самые решительные меры по охране нашего наследника престола.

Я предлагаю:

1. Усилить охрану Ивана Ивановича, Елены Волошанки и маленького Дмитрия, так, чтобы никто, ни при каких обстоятельствах, не мог подойти к ним ближе, чем на две сажени.

2. Постараться заменить всех поваров, кухарок и прочих, готовящих для этой семьи еду, преданными нам людьми, дабы свести на нет возможные попытки отравления.

3. Совсем недавно наследник Иван заболел камчюгом — редкой для такого возраста и не опасной для жизни болезнью ног — у него болят суставы и на них нарастают шишки. Сейчас Великий Московский князь ищет за рубежом лекаря для сына. Предлагаю использовать это немедленно. Пусть доктор Корнелиус укажет лучшего, соответственно его знаниям, европейского врача, который хорошо разбирался бы в ядах и мы устроим его приглашение для лечения камчюга. Пусть этот врач ни на шаг не отходи от наследника престола и бережет его здоровье больше своего, иначе он ненадолго переживет пациента. Пусть доктор Корнелиус хорошенько объяснит ему это и заплатит вперед за десять лет его семье жалованье гораздо большее, чем то, которое он будет официально получать от Великого князя. И это, пожалуй, все относительно мер безопасности.

Но я полагаю, мы не должны оставить без ответа столь дерзкий вызов и нанести ответный удар. Нам нужен новый человек в ближайшем окружении Софьи. У меня родилась одна неожиданная идея. Помниться именно сейчас доктор Корнелиус делает очередную операцию лица нашему брату второй заповеди, используемому до сих пор для особых, хорошо тебе известных поручений, Степану Ярому. Я написал доктору Корнелиусу особое и срочное послание и попросил, чтобы на этот раз он постарался применить свое искусство во всей полноте: Степан Ярый должен выглядеть молодым и привлекательным красавцем, перед которым некая сорокалетняя женщина не должна устоять. Подробности этого замысла я объясню позже, когда продумаю все детали…

Да и вот еще что: я попросил Марью Любич, чтобы она обратилась к своему брату — думаю, что и эта помощь нам не помешает.

Во славу Господа Единого и Вездесущего

Симон Черный

От Марьи Любич

Москва, Кремль

Палаты Великой Тверской княгини Елены

1 мая 1489.

Ивану Любичу

В Кракове

Милый, дорогой, любимый братец Иванушка!


Это письмо доставит тебе и передаст лично в руки мой добрый друг и брат по вере Неждан Кураев.

Этот блистательный молодой человек в совершенстве владеет девятью европейскими языками, и потому я попросила именно его проехать через четыре княжества, чтобы обратиться к тебе с просьбой.

Заранее заверяю тебя, что эта просьба не связана прямо с деятельностью нашего братства, но обращаюсь к тебе, как сестра к брату, ибо, возможно, твое высокое искусство поможет отвести опасность, а быть может даже спасти жизнь очень хорошему, доброму и светлому человеку, которого так любит та, кому я служу непосредственно.

Зная твое высокое мастерство, о котором так много рассказывал батюшка прошлым летом, когда мне удалось на несколько дне съездить к нему, я полагаю, что это не будет для тебя трудным. Прошу тебя срочно составить гороскоп — что ждет этого человека в ближайшем будущем, чего надеяться, чего опасаться.

Вот необходимые данные: Иван Иванович родился в Москве 15 февраля 1458 года около полудня под знаком Водолея и мне известно, что в момент его рождения была сильная вьюга.

Передай гороскоп Неждану, и он тотчас отвезет его обратно, и еще у меня к тебе личная маленькая просьба. Я знаю, что ты учился многим наукам и искусствам у мастера Леонардо да Винчи и других великих мастеров в Италии, Франции, а теперь вот в Польше, а потому думаю, что ты научился хорошо разбираться в людях.

Для меня очень важно твое мнение, ведь кроме отца, ты единственный близкий мне человек на всей земле, тем более мы с тобой близнецы и я всегда душой чувствую, когда у тебя горести, а когда радости, так же, думаю, как и ты мои.

Скажи откровенно — каким ты находишь моего посланца?

Дело в том, что вот уже несколько лет он, являясь близким моим другом, пытается исцелить страшную рану, которая осталась в моем сердце после известной тебе встречи с князем Федором Бельским. Подумать только, я была восемнадцатилетней девушкой, с тех пор прошло десять лет, а мне кажется, что моя огромная любовь ничуть не уменьшилась. Должно быть, мне суждено всю жизнь любить мужчину, для которого я было всего лишь мимолетным увлечением…

Представь себе, совсем недавно, на одном из выездов в подмосковный лес, я совершенно неожиданно для себя среди гостей, стоявших в стороне, вдруг увидела ЕГО. Он, конечно, не узнал меня, но такое смятение охватило мою душу, что я вынуждена была отпроситься у своей госпожи под предлогом внезапного недомогания…

Бедный, бедный Неждан. Он любит меня, о чем не раз уже заявлял, он очень заботлив, и без его теплоты и нежности мне было бы гораздо труднее выжить, однако, боюсь, я никогда не смогу ответить ему взаимностью… Хотя, хотя…

Знаешь, я раньше никогда об этом не задумывалась, мне никогда этого не хотелось, а теперь вдруг… Догадайся, чего мне хочется?…

Да-да, своего родного маленького ребеночка…

Неждан готов жениться на мне, даже зная, что я никогда не смогу полюбить его так, как он любит меня. Но его настойчивость…

Одним словом, напиши мне, как он тебе понравился.

И, конечно же, я буду рада узнать любые мелочи о твоей жизни — как учишься, кто твои друзья, каковы ближайшие планы.

На том прощаюсь и нежно обнимаю тебя, мой дорогой далекий братец!

Твоя любящая сестра Марья

Тайнопись Z

От купца Елизара Быка в Рославле

19 июня 1489 г.

Симону Черному

В Москве

Во имя Господа Единого и Вездесущего!


Дорогой друг!

Я сделал все, как ты просил, и не заглядывал в последнюю страницу.

Мои выводы в точности совпали с твоими.

Но я осмелюсь предположить, что подлинный замысел, возможно, был еще тоньше, чем кажется на первый взгляд.

Быть может, Савва совершил вовсе не подвиг, так ловко опрокидывая кубок с вином, а чудовищную ошибку, которая привела его к гибели.

Не кажется ли тебе, что это была всего лишь ловушка, устроенная подлинной главной исполнительницей представления, в котором наш многоопытный Савва был на самом деле марионеткой, руководимой ею?

Ты совершенно прав в том, что замысел и его исполнение вполне достойно наших самых лучших операций. Я также согласен с тобой в том, что мы обязаны нанести ответный удар, внедрив нашего красавца в окружение Софьи. Буквально неделю назад он вышел из рук доктора Корнелиуса в Вильно и навестил меня здесь по его указанию.

Я публично представил его всему городу как моего приемного сына и устроил грандиозный банкет в честь свидания с ним, чтобы как можно большее число людей узнали об этом. Я выдал ему все необходимые документы, подтверждающие этот факт, и теперь направляю его к тебе, восхищаясь, как всегда, тонкостью и глубиной твоих замыслов.

Доктор Корнелиус постарался на славу — Степан выглядит в свои двадцать девять двадцатилетним красавцем, перед которым не устоит никакая женщина. Более того, наш доктор все совершенствуется, и следующую операцию по обновлению лица Степану придется делать не через три, а уже через целых пять лет. Прилагаю тебе также адрес врача, о котором ты просил и с которым уже проведена соответствующая работа. Его зовут Леон Майстершпиц. И он ждет приглашения в Москву.

Я думаю, решение нашей Рады по укреплению безопасности наследника Московского престола обрадует тебя. Сделано все, что ты просил, и даже больше. Отныне те, кто готовит еду для него и подают ее, находятся под нашим полным контролем. А с той минуты, как рядом с ним появится доктор Леон, шанс отравления практически исключается. От других опасностей, вроде несчастного случая на охоте, его уберегут наши люди, находящиеся всегда рядом.

Немного о личном.

Надеюсь, ты найдешь время и окажешь мне честь быть гостем на моей свадьбе в сентябре. Да, да, — я женюсь. В конце концов — у тебя уже есть взрослый потомок — и мне хочется успеть. Видит Бог, наш Единый и Вездесущий, который, впрочем, редко на нас смотрит, я не сделал ничего для того, чтобы как-нибудь изменить ситуацию в свою пользу.

Несчастный Влас Большихин глупо и нелепо погиб в какой-то дурацкой стычке в Верховских княжествах, между прочим, — внимание!!! — пытаясь спасти жизнь тому самому Медведеву, о котором мы с тобой давным-давно ничего не слышали.

Таким образом, Яна Курилович стала внезапно вдовой, и теперь ничего не стоит на пути к нашему законному браку. Разумеется, я позабочусь о сыне Власа должным образом. Как ты понимаешь, я откладываю это дело на осень, чтобы пока дать свободу действия моему так называемому приемному сыну Степану: вдруг кому-нибудь вздумается проверить в Рославле, действительно ли он наследник моего огромного состояния, как все здесь полагают. Но если это необходимо для дела, я готов отложить свадьбу на более поздний срок — в конце концов, это лишь пустая формальность…

Очень любопытно, что покажет гороскоп — какая судьба ждет нашего дорогого будущего Великого Московского князя.

Сообщи.

Во славу Господа Единого и Вездесущего

Елизар Бык

От Ивана Любича в Кракове

Марье Любич,

Палаты Великой Тверской княгини Елены

11 июля 1489.

Милая, любезная и дорогая моя сестрица Марья!


С огромным удовольствием выполнил твою просьбу относительно гороскопа. Причем, в очень короткие сроки, благодаря помощи необыкновенно талантливого молодого человека, с которым мы вместе снимаем чердак здесь у одной прачки. Этому юноше, которого зовут Николай Коперник, всего шестнадцать лет, однако его талант поражает: он знает на память сотни астрологических таблиц и умеет делать вычисления с высокой точностью, хотя только начинает учебу в знаменитом Ягеллонском университете, где я ее уже заканчиваю. Я думаю, этого мальчика ждет великое будущее. Однако, вернемся к гороскопу. Боюсь, что результаты не очень обрадуют тебя.

Сам гороскоп занимает двадцать четыре страницы и я прилагаю его к этому письму для подробного ознакомления, однако обращаю твое внимание на несколько очень важных пунктов.


УРАН

*22-й градус Льва

Почтовый голубь прилетает рано утром к своим хозяевам.

Это означает опасные болезни и возможность покушения.

ПЛУТОН

*18-й градус Льва

Алхимик демонстрирует опыт перед студентами.

*Сатурн в VIII-м доме

Страх смерти делает человека внимательным к жизни.

*Сатурн в знаке Стрелец

Сатурн вынуждает Тельца точно прицелиться.

IX ДОМ

*9-й градус Козерога

Ангел движется небесным путем.

Человек в смертельной опасности.

МАРС

*25-й градус Водолея

Бабочка выходит из кокона сначала правым крылом.


Все это свидетельствует о том, что в будущем году Водолея ожидает смертельная опасность со стороны Тельца. Возможен роковой исход. Следует приостановить влияние Марса. Опасность будет грозить, вероятно, со стороны некоего алхимика, который спрятан в коконе, как бабочка, и если не удастся его распознать, удар может быть нанесен. Если тебе и твоим друзьям дорога жизнь этого человека — опасайтесь приглашений со стороны Тельца.

Неждан Кураев произвел не только на меня, но и на юного Николая Коперника самое благоприятное впечатление. Это, несомненно, одаренный, умный, веселый человек с доброй душой и, полагаю, что он был бы хорошим мужем. Однако, разумеется, это решать тебе самой, я прекрасно понимаю твои чувства, твою горечь, так же как и твои надежды на будущее.

Признаюсь, что я составил (впрочем, уже давно) гороскоп для тебя, но не покажу его, как бы ты меня об этом ни просила. Могу лишь сказать, что в ближайшее время тебя ждет счастье и возможное рождение столь желаемого ребенка, однако в последствии тебя подстерегают серьезные испытания.

О моей жизни: я учусь, учусь и учусь, вот уже десять лет, но мне по-прежнему все интересно, и чем больше я познаю, тем более отчетливо вижу, как мало я знаю об этом мире и об окружающих людях.

Кстати, кроме уже упомянутого Николая Коперника у меня появился еще один новый замечательный друг — наш земляк, который тоже учится здесь вместе со мной медицине. Это князь Михаил Глинский, но я не знаю, зачем ему медицина — в свои двадцать лет он прирожденный воин, забияка, великолепный фехтовальщик и сам император Максимилиан удостоил его рыцарского титула. Мы с ним очень подружились и, возможно, через год после окончания медицинского курса, мы вернемся на родину в наше Великое Литовское княжество вместе. Я думаю, что князь Михаил станет великим, славным воином и совершит множество замечательных подвигов. Его гороскоп, составленный Коперником, подтверждает не только это, но даже предрекает, что он породнится с некой правящей династией, а сын его племянницы станет великим и кровавым монархом, которого будут именовать Грозным. Правда, пока, у него еще нет никакой племянницы! Его сопровождает очень трогательный старик — учитель и воспитатель, немец по имени Ганс Шлейниц, который в начале казался мне добродушным седым чудаком и не более. Но когда в какой-то уличной внезапно вспыхнувшей стычке — обычное вечернее развлечение подвыпивших студентов, — где его оскорбили, он вдруг выхватил свой меч и легко разогнал целую банду юных насмешников, которые с позором бежали, не нанеся старому воину ни одной царапины, — я понял что это все еще грозный противник!

Так что, дорогая сестрица, как видишь, я живу весело, разделяя время между учебой, веселыми студенческими пирушками и мимолетными романами со здешними очаровательными красотками.

Однако, в нашей судьбе, как судьбе всех близнецов, есть много схожего. Я все жду, ищу и не могу встретить ту единственную женщину, которую вижу иногда в своих снах и мечтах и которая должна сделать меня счастливым… Встречу ли я ее когда-нибудь?..

Обнимаю тебя с теплотой и нежностью,

твой всегда любящей тебя братец Иван.

Тайнопись Z

От Симона Черного

Москва

23 августа 1489

Елизару Быку в Рославле

Во имя Господа Единого и Вездесущего!


Дорогой друг!

Очень рад, что наши мнения совпали!

Думаю, ты совершенно прав, предположив, что никакой попытки отравления не было, а все это лишь ловко подстроенная ловушка для Саввы.

До сих пор считалось, что последний раз его видели вечером, когда он ушел в свою коморку. Но мне удалось отыскать одного стражника, который нес караул ранним утром следующего дня, и он готов поклясться, что видел скомороха, идущим вместе с Великой княгиней на рассвете в сторону строящейся Кремлевской стены.

Однако, строители, которые полчаса спустя поднялись на стену, все как один утверждают, что Великая княгиня Софья была там одна…

У меня есть одно страшное подозрение, но думаю, что никогда не удастся найти ему подтверждение. Чрезвычайно умна, хитра и коварна Софья!

Она по гороскопу — Телец и именно от Тельца согласно предсказаниям Ивана Любича будет исходить опасность.

Пророчество гороскопа дает, впрочем, шанс избежать опасности, если уберечь наследника престола от, как там написано, любых приглашений со стороны Тельца. Тогда, возможно, злой рок отступит.

Я велел справляться о датах рождения всех, кто имеет доступ к наследнику престола, чтобы уберечь его от контактов с любыми Тельцами.

Если для тебя это не будет затруднительно, прошу повременить со свадьбой хотя бы до весны. Наш герой начал действовать и, кажется, добился первых успехов. Думаю, что в любой момент возможна детальная проверка в Рославле, действительно ли он тот, за кого себя выдает, а поэтому останься пока холостяком с любимым приемным сыном — наследником огромного состояния.

Я думаю, у нас все получится.

Во славу Господа Единого и Вездесущего

Симон Черный.

Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ

15 января 1490 года у дворянина Аристотелева и его супруги Ольги родился второй ребенок — дочь, которую решили наречь Прасковьей.

На крестины съехались все родственники, близкие друзья и знакомые. Андрон горячо приглашал Медведева с Анницей, но они извинились, сославшись на какие-то очень срочные дела, однако Андрон справедливо предполагал, что Медведев не хотел встречаться с братьями Воротынскими, которые как ближайшие родственники, конечно же, на крестинах были. Встретившись с ними, Василий неминуемо поставил бы их в неловкое положение: как бы они смотрели ему в глаза — ведь, дав некогда публично обещание служить Москве, они снова переметнулись на литовскую сторону, хотя за это время, начались разногласия и между ними самими. С детства дружные, действующие всегда вместе, они сейчас, к удивлению Ольги и младших братьев, стали часто ссориться. Дошло едва не до драки, и все из-за воли покойного отца, согласно которой, земля между детьми была разделена несправедливо, как считали оба брата, а тут еще странным образом доля Ольги из-за Андрона отошла к Москве.

Андрон опасался, что, выпив на крестинах манинской водки, братья вовсе перессорятся и испортят весь праздник.

Но случилось иначе.

Братья веди себя на редкость дружелюбно, но праздник все равно оказался испорченным.

Когда гости сели за пиршественный стол, прискакал вдруг весь заметенный снегом гонец и вручил дворянину Аристотелеву грамоту непосредственно от его государыни Великой княгини Софьи. Княгиня вызывала своего дворянина к себе немедля, дав ему на сборы ровно столько времени, сколько понадобится, чтобы накормить гонца, дабы вместе с этим гонцом тут же ехать в Москву.

Делать нечего служба — есть служба и дворянин Аристотелев, хоть и не воин, но все же человек армейский — военный инженер, собрался довольно быстро и, распростившись с огорченной супругой, и приятно удивленными гостями (надо же каков наш Андрон! сама Великая княгиня за ним гонцов шлет), сел на коня и вместе с этим гонцом отправился в путь…

…Уже на следующий день к вечеру он предстал перед лицом государыни.

— Андрон, — милостиво обратилась к нему Софья. Мне понадобилась твоя помощь, потому что никто кроме тебя, — никто, — она подчеркнула это слово, — не выполнит этого. Мне нужен очень преданный человек. Я ни разу не обращалась к тебе целых четыре года, но всегда помнила о том, что ты у меня есть.

— Государыня, я в неоплатном долгу перед тобой и если для выполнения твоего поручения потребуется моя жизнь — я охотно сложу ее на алтарь моего поклонения тебе.

— Ах, Андреа, ты говоришь не как московит, а как итальянец. Здешние мужчины не умеют делать дамам таких комплиментов… Мне также приятно видеть на твоем пальце перстень с ониксом, подаренный мной когда-то.

— Я никогда не расстаюсь с ним, государыня, — стоя на одном колене склонил голову Андрон.

— Перейдем к делу. Сейчас из Европы возвращается, отправленное туда еще в прошлом году после визита Поппеля, посольство, возглавляемое Юрием Траханиотом, но обратно возвращаются не только послы — большой отряд лучших европейских мастеров разных наук и ремесел и среди них находится человек, который очень нужен мне сейчас. Даже не он сам, а то, что он везет с собой. После странного исчезновения моего любимого скомороха Саввы — ах да, ты ведь ничего не знаешь… Представляешь, однажды утром мы просыпаемся, а его нет. Исчез, растворился… Я долго грустила, но потом вдруг вспомнила о чудесной музыке, которую так часто слышала в соборах Рима. Ах, какая это музыка! Вот я и уговорила супруга, чтобы он пригласил органного мастера, который привез бы сюда этот удивительный инструмент, разобранный на части, собрал бы его здесь и радовал бы меня его небесными звуками. И вот, вместе с посольством, которое сейчас приближается к Вильно, к нам едет Джованни Сальваторе, которого в в московитских грамотах окрестили «арганный игрец». Он везет с собой орган — тонкий и нежный инструмент, и я боюсь, что, если они не доберутся до конца зимы, то весенняя слякоть может повредить и даже уничтожить это музыкальное чудо. Так что, дорогой Андреа, ах, прости, — Андрон, мой тебе наказ: ты немедленно отправишься к Вильно — я дам тебе целый отряд помощников — ты передашь Джованни Сальваторе мое письмо и вы, не теряя ни минуты, вместе с ним и органным инструментом отправитесь на санях обратно, с тем, чтобы успеть до начала весны. Ты говоришь по-итальянски — этим и объясняется мой выбор. Я не хочу, чтобы у Джованни возникли какие-либо неприятности в пути. Я надеюсь, что к середине февраля вы будете уже здесь, в то время как посольство Траханиота доберется до Москвы не ранее марта. Ты все понял?

— Да, государыня, я должен привести мессира Сальваторе вместе с органом к середине следующего месяца.

Софья улыбнулась.

— Все правильно, Андрон. Я жду тебя с Джованни и его органом 14 февраля.

— Я выполню твой наказ, государыня, или сложу голову, выполняя его.

— Ты будешь щедро вознагражден, дворянин Аристотелев. Успеха.

…Почти месяц Софья провела в напряженном ожидании.

Аристотелев и порученное ему дело — это лишь маленькая часть сложной и большой игры, которую Великая княгиня начала ради будущего своего сына, ради будущего Великого Третьего Рима в тот день, когда со слезой искреннего сожаления легким толчком руки отправила своего любимого скомороха и лицедея Савву в небытие.

План был обширен и сложен, однако до сих пор все шло, как задумано. Вскоре после того, как все поиски исчезнувшего Саввы окончились безрезультатно, княгиня явилась к супругу и со слезами на глазах стала просить, чтобы он нашел для нее какое-либо развлечение вместо любимого скомороха.

Иван Васильевич сделал целый ряд предложений, и Софья медленно и осторожно подвела его к мысли о музыке. Иван Васильевич имел в виду русские дудки и свистелки, и Софья радостно ухватилась за эту мысль.

— Да, Иван, — да! Я знала, что ты мудр и проницателен — ты всегда даешь прекрасные советы! Дудки, — именно дудки! Ты натолкнул меня на замечательную мысль. Спасибо тебе, любимый. Я вспомнила, как часто слышала орган, когда жила при дворе у папы. Это тоже дудки, только очень большие и связанные вместе. Ты даже не представляешь, какую небесную музыку они издают. Вчера мы с тобой составляли список для Траханиота, ну, ты помнишь, — там были мастера, которые умеют находить золотую и серебряную руду, мастера, которые умеют отделять эту руду от земли, хитрые мастера, который умеют к городам приступать, каменщики, умеющие строить палаты, да еще серебряных дел мастера, которые могут отливать серебряную посуду и кубки, чеканить и делать на этой посуде надпись… Так вот я прошу тебя, Иван, добавь еще одного — «арганного игреца» — Траханиот многих знает — он найдет.

Нежный поцелуй закрепил дело, и «арганный игрец» был внесен в список.

…Следующим ходом комбинации был разговор с главой посольства. Юрий Траханиот и два его брата — греки, прибывшие вместе с Софьей в ее свите, когда она ехала в Москву к своему будущему супругу; семья Траханиотов всегда верно служила Палеологам, и у Софьи не было никаких опасений. С Юрием она могла говорить открыто.

Но разумеется с глазу на глаз.

— Юрий, — сказала она, — в списке лиц, которые тебе предстоит найти, находится органный мастер. Великому князю все равно кем он будет, но я хочу лучшего. Еще юной девушкой, живя в Риме, я помню одного мастера, который потряс меня своей игрой. Потом я узнала, что он не только исполнитель, но умеет сам изготавливать и собирать этот волшебный инструмент. Вот тебе письмо для Джованни Сальваторе — так его зовут — разыщи его, где бы он ни был, и передай ему наедине и в собственные руки. В этом письме предложение, от которого он не откажется. Я расплачусь с ним здесь. Тебе же следует обеспечить доставку его и органа в целости и сохранности.

— Я постараюсь, государыня, — поклонился Юрий.

Софья нахмурила брови:

— Постараюсь? Я надеюсь, ты помнишь, чем вся семья Траханиотов обязана моему отцу.

— Ни мы, ни наши потомки никогда не забудем этого, — поклонился снова Траханиот.

— Так ты уж… Постарайся… Юрий. И не только постарайся. Сделай это для меня.

И от того тона, каким были сказаны эти слова, мурашки пробежали по всему телу старого Траханиота.

Он как бы опомнился и склонился до земли.

— Можешь не сомневаться, государыня, все будет сделано.

Теперь оставалось только ждать.

…Софья, желая скоротать время в ожидании Сальваторе, подробнее заинтересовалась новым и необычным романом, возникшим у ее подруги детства и верной фрейлины Паолы.

Паоле, как и Софье, было уже под сорок и за годы жизни в Москве у нее случалось много мимолетных романов, как с приезжими иностранцами, так и с московитами в основном из кремлевских слуг высокого ранга. Паола была очаровательной темпераментной брюнеткой, и мужчины не сводили с нее глаз, но она всегда умела быстро и легко обрывать одну любовь, чтобы освободить место для следующей. А тут вдруг случилось нечто такое, чего не было у нее никогда в жизни, и даже Софья, с которой они подружились, когда им было по тринадцать лет, никогда не видела и даже не предполагала ничего подобного.

В конце прошлого года на литовском купеческом подворье в Москве появился молодой богатый купец, мужчина обворожительной красоты. Он быстро сблизился со скуповатыми иностранцами, всевозможными «фрязиными», как их здесь называли, они подружились, и он стал частым у них гостем, щедро угощал их и развлекал, швыряя золото налево и направо.

Именно местные итальянцы, работающие на кремлевских стройках, и познакомили его с Паолой, которая с первого взгляда была так потрясена его небывалой красотой, что почувствовала, как у нее задрожали ноги, и знакомая горячая волна пробежала по всему телу.

Еще никогда в жизни она не испытывала такого чувства.

Сперва молодой красавец, казалось, даже не обратил внимания на не очень юную итальянку, однако после того, как Паола применила несколько давно отработанных и безошибочно действующих на мужчин приемов, он вдруг как бы заново открыл ее.

И тут неожиданно вспыхнула такая страстная и яркая любовь, которой Софья, будучи свидетельницей многочисленных предыдущих коротких влюбленностей Паолы, даже не могла себе вообразить.

Из верной и преданной фрейлины — исполнительной, готовой в любую минуту дня и ночи явиться по первому требованию хозяйки, Паола вдруг превратилась в неловкую, забывчивую и рассеянную женщину, которая думает только о своем возлюбленном и больше ни о чем.

Сначала Софье казалось, что эта страсть скоро пройдет, однако, увидев глубокое увлечение Паолы, насторожилась.

Не говоря ни слова Паоле, она пригласила своего дьяка Алексея Полуехтова, однажды уже оказавшего ей немаловажную услугу, в силу которой их стала связывать нить некой тайны.

Она попросила Полуехтова очень осторожно, не привлекая ничьего внимания, детально выяснить всю подноготную новоявленного красавца, вплоть до посылки в город Рославль, в Литву, откуда он якобы был родом, людей, которые бы на месте проверили, действительно ли он тот, за кого себя выдает.

И выполняя это поручение, Алексей Полуехтов-младший, не мог бы даже предположить, что тот, о ком он сейчас собирал сведения, никто иной, как его родной брат по отцу, о существовании которого он знал, но никогда в жизни не видел, а если бы и видел — ни за что бы не распознал — такого мастерства достигло высокое искусство доктора Корнелиуса!

Поистине, неисповедимы пути Господни!

Результаты проверки превзошли все ожидания.

Купец Степан Бык оказался приемным сыном бездетного купца Елизара Быка, очень широко известного не только в Рославле, но и далеко за его пределами несметным богатством и неслыханной щедростью.

Посланные в разведку люди своими глазами видели документы, свидетельствующие о том, что в случае смерти купца, его приемный сын Степан становится наследником огромного состояния, едва ли не самого большого купеческого состояния во всем Литовском княжестве.

Проверка не выявила ничего, что могло бы вызвать хоть какое-то подозрение.

Степан оказался в Москве по купеческим делам. Не он нашел кремлевских «фрязиных», а они его; не он встретил Паолу, а она его, — одним словом, он был вне всяких подозрений, а тем временем Паола сияла от счастья и начала задавать Софье странные вопросы о том, как бы госпожа посмотрела на ее замужество, уверяя, что молодой красавец Степан, не только готов жениться на ней, но и оставить ради нее свое купеческое дело, поступив, как и она, в услужение Великой княгини, надеясь, что мужу первой фрейлины государыни место уж как-нибудь найдется.

Софья стала уже задумываться об устройстве счастья своей верной подруги и преданной служанки с ее будущим супругом, и в этих маленьких житейских заботах время пролетело незаметно, и наступил февраль.

Дворянин Аристотелев блестяще справился с поручением, сделав государыне неожиданный и приятный сюрприз: уже двенадцатого февраля утром он, исхудавший, утомленный, но сияющий от радости выполнения порученного дела, доложил Софье, что инструмент в разобранном состоянии в целости и сохранности доставлен на двенадцати санях, а мессир Джованни Сальваторе готов предстать перед Великой княгиней хоть сейчас.

Софья вручила Андрону мешочек золотых монет, отчеканенных некогда его отцом, сказала, что это только малая часть ее благодарности, а основную она выкажет ему позже, подарила драгоценный камень для новорожденной Прасковьи, выразив намерение считать ее отныне своей крестницей, и милостиво отпустила дворянина Аристотелева домой.

Наутро следующего дня она назначила встречу мастеру органного дела мессиру Джованни Сальваторе.

… — Здравствуй милый Джулиано, — сказала Софья по-итальянски, растроганно улыбаясь и протягивая для поцелуя руку красивому, высокому, стройному, седому пятидесятилетнему мужчине с длинными волосами, спадающими на плечи и холодным пронзительным взглядом больших серых глаз.

Коротким едва заметным, но чувственным движением губ он поцеловал руку Софьи и, подняв глаза, сказал, мягко улыбаясь:

— Вы ошибаетесь, мадам, — меня зовут Джованни.

— Это для всех, — сказала Софья, но в моей душе ты навсегда останешься Джулиано Сантини, который когда-то так много сделал для меня.

— Ах, мадам, я все давно позабыл, кроме той благодарности, которую вы оказали мне, ибо лишь она незабываема.

— Я часто вспоминала тебя, а не так давно, думая о тебе подала одному нашему земляку сладкие дынные дольки…

— Как, — удивился Сальваторе, — я не помню… Разве я давал вам рецепт?

Софья беззвучно рассмеялась.

— Нет, Сальваторе, эти дольки были совершенно безобидными и невинными в отличие от тех, которые ты изготовил для покойного папы Римского Павла Второго…

— Сударыня, — вкрадчиво сказал Сальваторе, — те тоже были безобидными! Никто никогда не только не обнаружил, но даже и не заподозрил наличие в них чего-нибудь вредного для здоровья.

— Именно поэтому я так высоко ценю тебя, мой старый друг.

Сальваторе вздохнул и улыбнулся.

— Честно признаться, я сразу догадался, что мне придется здесь не только играть на органе…

— Мой дорогой Джулиано, ах прости, Джованни, никто кроме меня в этой стране — даже Паола, моя ближайшая наперсница, — не знает ничего о том, что ты не только мастер органных дел и выдающийся исполнитель, чье искусство невыразимо трогает сердца, но и блестящий алхимик, равных которому не сыщется во всей Европе…

— Да, об этом мало кто знает. Даже в Риме. Итак, что же меня ждет?

— Прежде всего, музыка. Я хочу, чтобы ты как можно быстрее отыскал тут у нас в Кремле подходящее помещение и установил там орган. Я так давно не слышала его волшебных звуков… Все мои близкие, в том числе мой супруг, наши дети, его сын от первого брака — наследник престола и…

— Я так сразу и подумал, государыня. — мягко перебил Джованни, — Наследник престола… Речь идет о нем?

Софья вздохнула.

— Да, Джованни, ты угадал.

— Я не угадывал, я просто хорошо информирован. Дорога до Москвы была долгой, Андреа прекрасно говорит по-итальянски, а чего он сам не знал, то перевел со слов других. Я сразу подумал, что речь пойдет об Иване Ивановиче. Затем, вероятно, о его супруге, а после об их младенце, кажется его зовут Дмитрий… И в результате твой сын, Василий…

Софья нахмурилась и перебила собеседника.

— Не будем забегать так далеко вперед, мой дорогой друг. Если ты думаешь, что в этой далекой и забытой Богом стране тебе будет легко, ты глубоко заблуждаешься. Наследника престола окружает некая тайная сила, а меры безопасности кажутся непреодолимыми. Не может быть и речи о какой-либо нездоровой пище — все, кто изготовляют и подают ее, находятся под строгим контролем. К наследнику невозможно подойти ближе, чем на две сажени — его охраняют, и, наконец, недавно из Германии прибыл некий лекарь Леон Майстершпитц. Его фамилия столь трудна для московитского выговора, что его здесь зовут просто Леон Жидовин, так же как всех итальянцев зовут просто — фрязины. Приготовься, — ты тоже очень скоро станешь Иваном Фрязиным.

— А от чего же лечит наследника этот доктор? Я слышал о нем — он действительно хороший врач.

— Дело в том, что у наследника недавно обнаружилась странная болезнь, называемая здесь камчюгом. Мне кажется, что это что-то вроде подагры, хотя Иван так молод, а подагра, обычно, удел стариков. Так вот под предлогом лечения этого камчюга к нему и приставлен Леон. Но — на самом деле он специалист по выявлению ядов.

— Да-да, я слышал об этом, — кивнул Джованни.

— Как видишь, твоя задача не будет простой.

Джованни улыбнулся.

— Мои задачи никогда не бывали простыми. И эту, я полагаю, мы решим. Когда ты желаешь услышать мое первое органное выступление, государыня?

— Как можно скорее, дорогой Джованни.

— Признаюсь честно, я вчера, в ожидании встречи с тобой, не терял зря времени. Паола показала мне Кремлевские палаты, и я выбрал одну, в которой думаю, звук будет недурным. Я полагаю, что первое мое выступление мы можем назначить уже на первый день марта. Я буду счастлив показать тебе, государыня, чему научился за эти годы.

— Прекрасно, Джованни!

— Я полагаю, на этом концерте должна присутствовать ты, государь и близкие тебе люди, а через два дня, ну скажем третьего марта, предлагаю назначить концерт для наследника и его близких. Желательно, чтобы в этот день ты, государыня, и все кто с тобой связан, находились как можно дальше от Кремля во избежание каких-либо подозрений.

Глаза Софьи сверкнули.

— Ты уже нашел решение?

— Дорога была длинной, и я нашел его давно. А теперь я даже знаю, как его реализовать.

— Ты станешь богачом в этой стране, Джованни. Ты и твои потомки.

— Надеюсь, государыня! Честно говоря, Европа мне изрядно надоела! Кроме того, в моем гороскопе так и написано — я должен разбогатеть на старости лет в далекой и дикой стране…

— Кстати, о гороскопах! — вспомнила Софья, — я слышала краем уха, что у них там есть какое-то предсказание, в силу которого они ужасно опасаются встреч с Тельцами. Ты случайно не Телец, Джованни?

— Нет, государыня. Джованни Сальваторе рожден под знаком Скорпиона.

— Это хорошо, — сказала Софья. Итак, до встречи первого марта. Я жду приглашения.

— Оно не замедлит последовать… А что касается наследника московского престола… Мне кажется, ты можешь больше не думать о нем.

Софья протянула свою пухлую руку и едва прикоснулась кончиками пальцев к шершавой щеке Джованни.

— Я знала, что ты единственный человек в мире, который сможет сделать это…

Глава третья ЗАНОЗА

Органный мастер сеньор Джованни Сальваторе, сразу же переименованный в Московии в Ивана Спасителя, и еще чуть позднее просто в Ивана Фрязина (а чем он лучше других, таких же фрязиных, которые давно здесь живут?) при помощи людей, предоставленных ему Великой княгиней в количестве даже большем, чем ему требовалось (уж чего-чего, а людей-то в этом краю ни на что не жалели), успешно справился со свой задачей, и к первому марта 1490 года одна из Кремлевских палат была переоборудована в небольшой органный зал. Он был предназначен для слушания органной музыки исключительно высокопоставленными представителями кремлевского двора и, прежде всего, разумеется, великокняжеской четой: одно кресло, всем своим видом напоминающее трон с высокой спинкой, украшенной двуглавыми византийскими орлами — для Великого князя, второе чуть поменьше, но изящнее и тоже с орлами — для Великой княгини, — стояли в самом центре, в том месте, где звук, взлетающий к высоким сводам и отражающийся от стен, производил наибольшее впечатление. Чуть поодаль на почтительном расстоянии стояли еще десять уже не похожих на трон обычных кресел для бояр и приближенных и еще дальше обыкновенные лавки для свиты. Здесь расположились ближайшие доверенные лица Великого князя и Великой княгини, в том числе Паола, которая впервые с разрешения государыни привела своего жениха. Глянув на него искоса лишь один раз, Софья оценила красоту и привлекательность этого стройного молодого человека с необыкновенно правильными и приятными, истинно мужскими чертами лица, и в душе не только перестала удивляться любви Паолы к нему, но даже ощутила некую странную неуместную и неведомую доселе зависть.

Великая княгиня Софья всю вторую половину февраля подготавливала своего супруга к первому восприятию никогда прежде не звучавшей в Москве, да и во всем княжестве, необыкновенной, хотя и не очень православной, но изумительно красивой музыки.

Софья, еще будучи примерной католичкой, почти приемной дочерью папы Римского, вскоре после конфирмации, не раз стоя на коленях, и молитвенно сложив руки, в огромном соборе Петра и Павла в Риме, с восторгом и замиранием сердца слушала удивительные, волшебные звуки.

И вот теперь, первого марта, в специально подготовленной кремлевской палате состоялась встреча московской знати с органной музыкой.

Великий князь Иван Васильевич не без тщеславного удовольствия уселся в предназначенное для него удобное мягкое кресло, потрогал подлокотники, обтянутые нежнейшим итальянским бархатом, удовлетворенно покивал головой сидящей рядом в таком же почти троне-кресле супруге, расположился в нем поудобнее и стал рассматривать высокие блестящие трубки, взлетающие под потолок.

Чуть поодаль расселись удобно в мягкие кресла, испытывая непривычное удовольствие после жестких русских лавок, самые именитые бояре — среди них Патрикеев, Тучков, Ощера, Маммон и, впервые попавший в столь именитую компанию, архимандрит Симоновского монастыря Зосима, по прозвищу Бородатый.

После смерти в прошлом году престарелого митрополита Геронтия, место церковного московского владыки оставалось свободным, и Зосима мягко и осторожно к нему подбирался.

Никто из присутствующих даже и представить себе не мог, что этот высокий иерарх православной церкви занимает отнюдь невысокое место всего лишь брата третьей заповеди среди служителей тайной веры, которую он исповедует.

Внешне Зосима строго придерживался православия, выглядел благочестивым и разумным, чем особо понравился Великому князю, который все более и более склонялся в пользу Зосимы при беседах о предстоящем назначении главы церкви. Зосима и займет этот пост, но спустя еще полгода, а в этот вечер он впервые удостоился чести быть в столь высоком кругу и, возможно, с этого дня началось его восхождение к высшему сану…

Сеньор Джованни Сальваторе, еще не научившийся ни слову по-русски, предстал перед обличием великокняжеской четы, низко до земли поклонился так, что его длинные седые волосы коснулись пола, пятясь задом по европейскому обычаю, подошел к стульчику у клавиатуры, выждал необходимую паузу и начал играть.

Выступление продолжалось около часа.

Великая княгиня была в восторге, вздыхала и незаметно пожимала руку сидящему рядом супругу.

Иван Васильевич слушал музыку так же внимательно, как выслушивал доклады Патрикеева об очередном заговоре в Новгороде и, не желая показаться в глазах любимой супруги грубым или неотесанным, кивал головой, когда видел в ее глазах умиление, отвечал на ее пожатия, когда она пожимала ему руку, но на самом деле органная музыка не произвела на него столь большого впечатления, какого он ожидал, выслушивая в течение двух недель восторженные речи Софьи.

Тем не менее, по окончанию выступления он соизволил милостиво улыбнуться «арганному игрецу» Ивану Фрязину и указал на него глазами Патрикееву, мол, дай ему что-нибудь, что не говори, он для нас недурно постарался…


… Софья подумала обо всем заранее и еще за неделю до первого назначила на третье марта весенний выезд за город — на речку Яузу, постаравшись уговорить супруга и большую часть двора присоединиться к этому выезду.

Однако Иван Васильевич не поехал, но большинство двора составило Софье компанию и, таким образом, третьего марта, когда было назначено выступление мессира Джованни перед наследным Великим князем Иваном Ивановичем, его супругой Еленой Волошанкой и всей их свитой, ни Софьи и никого из ее приближенных в Кремле не было.

В отличие от Ивана Васильевича, его тридцатидвухлетний сын Иван Иванович явился, не ожидая никаких особых потрясений, поскольку ничего не слышал об органной музыке, кроме того, что она существует, и что ее играют в католических божницах. В руках наследника была книга в тесненном кожаном переплете с большой матерчатой закладкой, вышитой руками его супруги. Их семилетний сын Дмитрий под присмотром нянек тоже был приведен для прослушивания неслыханной доселе музыки. Пришли, разумеется, и все приближенные — друзья по диспутам и спорам о сути и смысле бытия — братья-дьяки Курицыны, настоятели Алексей и Дионисий и конечно Марья Любич с Нежданом Кураевым, отношения между которыми становились близкими настолько, что это уже было заметно всем, кто понимал в этом толк, по взглядам, нечаянным прикосновениям и неоправданно долгим негромким беседами.

Иван Иванович уселся в кресло-трон, улыбнулся своей супруге и, открыв книгу на заложенной странице, принялся читать в ожидании начала действа.

За его спиной сел доктор Леон, и незаметно оглянувшись по сторонам, успокоился, не видя никакой опасности.

Еще задолго до третьего марта, братья и сестры тайной веры, узнав о предстоящем выступлении сеньора Джованни, провели свое беглое расследование, которое подтвердило, что сеньор Сальваторе действительно является известным в Италии органным мастером, а также исполнителем и родился под знаком скорпиона, так что никакой угрозы от его приглашения не исходит.

Сеньор Джованни Сальваторе, как и в прошлый раз, вышел, держась еще дальше от кресла-трона и, низко поклонившись, начал играть.

При первых же звуках музыки Иван Иванович закрыл книгу и начал вслушиваться в странные неслыханные доселе звуки. Он поудобнее устроился в кресле и, положив руки на мягкую бархатную обивку, ощутил вдруг легкий укол чуть ниже локтя. Подняв руку, он увидел, что маленькая заноза, застрявшая должно быть между обивкой и деревянным поручнем уколола его. Продолжая прислушиваться к чарующим и странным звукам музыки, Иван Иванович выдернул эту занозу, уронил на пол и углубился в ощущения, которые охватили его.

В отличие от отца, органная музыка произвела на него совершенно неожиданное впечатление. Неизвестно почему он почувствовал вдруг, как душа, будто отделившись от тела, начинает сливаться с этой музыкой, постепенно разрастаясь, охватывая сначала пространство между ним, женой и сыном, затем все шире, включая всех сидящих, а потом будто вырывается за пределы кремлевского терема, расширяясь, охватывает всю Москву, все княжество, всю Европу, весь мир и, наконец, мчится куда-то в бесконечность с ужасающим восхищением понимая, что этот путь ведет к самому Господу…

Иван Иванович внезапно вспомнил свое раннее детство, а потом увидел себя тринадцатилетним, уже на коне и в доспехах, — он участвовал тогда в Шелонской битве, но не в самом бою, а лишь наблюдая, и вспомнился вдруг ему один смелый воевода, который вызвал у него восхищение, но потом что-то не сложилось у этого воеводы и ему отрубили руку… А затем перед ним возникла Угра и орды Ахмата на другом берегу, он вспомнил приказ отца вернуться и свой дерзкий отказ… Потом — Елена, горячая волошская принцесса, страстная возлюбленная, добрая жена, хорошая мать, и сынок Дмитрий… И почему-то книги, которые всегда странно манили его… И еще он подумал — как забавно, кажется, у него всегда в руке была книга, но он ни разу не мог вспомнить, чтобы когда-нибудь держал в этой руке оружие…

Место, куда вонзилась заноза, сперва заныло немного, как от укуса осы, но вскоре перестало болеть, и какое-то странное чувство опьянения и невыразимой печали охватило вдруг Ивана Ивановича, и все пронеслось так быстро, что он даже не успел заметить, как музыка кончилась, игрец Фрязин откланялся и ушел, Елена прикоснулась к его руке, спросила: «Что с тобой? Пойдем?» и только тогда он, как бы очнулся, с трудом возвратился в этот час и в эту комнату, будто пробудившись от странного сна, и тогда он еще не знал, что жить ему осталось всего четыре дня.

… Резкое обострение камчюга началось у Ивана Ивановича уже на следующий день.

Болезненно увеличенные суставы пальцев ног вдруг начали распухать и причинять все большую боль.

Доктор Леон, увидев обострение болезни, принял все меры, известные ему и медицине того времени, которые только были возможны.

Конечно, в первую очередь Леон Майстершпитц подумал о том, ради чего он был сюда приглашен.

Когда полгода назад в его венецианский дом явился некий человек в черном и предложил ему отправиться в неведомую далекую страну, вполне успешно практикующий в Венеции врач отказался, однако человек в черном, говоря о гонораре, назвал число, которое в быстром и живом уме доктора Майстершпитца, умеющем производить мгновенные математические операции, предстало как превышающее по крайней мере в три раза самые фантастические доходы, которые он мог бы получить в течение ближайших десяти лет своей венецианской жизни. И тогда доктор Леон призадумался. Человек в черном был очень терпелив и, скромно опустив взор, ждал. Доктор Майстершпитц поинтересовался авансом, и человек в черном молча кивнул своему слуге, который внес в комнату тяжелый сундучок и услужливо открыл его перед доктором Леоном. У венецианского врача была жена и семеро детей, и он прекрасно представлял себе вес и ценность чистого золота. Содержимого сундучка хватало на то, чтобы его жена не знала забот, а дети получили хорошее образование. Неизвестно как может сложиться карьера в Венеции, — вот умрет завтра какой-нибудь богатый больной и все скажут, что никудышный, дескать, лекарь этот доктор Майстершпитц — и все, — никто больше не пойдет к нему — что тогда делать?!!

Одним словом, доктор согласился.

И не только на это.

Он подписал тайный контракт, в котором обещал расплатиться своей собственной жизнью в том случае, если далекий знатный пациент умрет не от камчюга, а от яда. Забавно было то, что когда доктор уже прибыл в эту загадочную и далекую Московию и предстал перед Великим князем Иваном Васильевичем, сына которого он и должен был лечить от этого самого камчюга, Иван Васильевич поставил ему такое же грозное условие, как и человек в черном полгода назад в столь далекой сейчас Венеции. Доктор Леон, зная, что ему и так уже нечего терять, только улыбнулся и заявил Великому князю, что если ему не удастся излечить наследника престола, он готов сложить свою голову. Великий князь Иван Васильевич удовлетворенно хмыкнул и принял доктора Леона на должность кремлевского медика с жалованием восемь рублей в месяц. Доктор Леон в душе лишь улыбнулся, низко кланяясь своему новому государю, поскольку жалование, которое он должен был получать от человека в черном, оказавшегося тут же в Москве, превышало обещанное Великим князем ровно в два раза.

Камчюг не был опасной смертельной болезнью, и доктор Леон искренне полагал, что быстро излечит своего пациента от этого недуга. Что же касается возможности отравления — она казалось совершенно невероятной: к наследнику никто не мог даже приблизиться, всю его еду и питье тщательно проверяли, равно как все книги и предметы, которые брал в свои руки Иван Иванович, дабы не содержали они ни малейший следов какого-либо вещества опасного для здоровья.

И поэтому сейчас, четвертого марта, когда вдруг суставы Ивана Ивановича покраснели и начали болезненно расти на глазах, доктор Леон принял самые современные и действенные меры, — он начал прикладывать к воспаленным суставам стеклянные банки, специально привезенные им с этой целью из Венеции, наполняя их горячей водой, но, к огромному изумлению доктора, это не только не помогло, но и стало ухудшать состояние больного.

Пятого и шестого марта доктор Леон, ни на шаг не отходя от пациента, отчаянно боролся за его жизнь, с ужасом видя катастрофическое ухудшение его состояния.

Седьмого марта 1490 года тридцатидвухлетний Иван Иванович в присутствии своей супруги, которая до последней минуты держала его за руку, скончался, испытывая мучительные боли и произнеся перед смертью щемящие и странные слова:

— И это уже все?

Через минуту он захрипел и утих.

Доктор Леон не верил своим глазам.

Как только все вышли, он собственноручно раздел покойника и внимательнейшим образом осмотрел все его тело.

Кроме страшных и кровоточащих ран, в столь короткое время образовавшихся на ногах, приведших к смертельной горячке и быстрому угасанию, он не мог обнаружить на теле ничего, что подсказало бы подлинную причину смерти, потому что он прекрасно понимал — это не камчюг, а с другой стороны, он был совершенно уверен в том, что никакой яд не мог попасть в тело его пациента ни через пищу, ни через какой-либо предмет, к которому он прикасался.

И вдруг он заметил на руке покойного чуть ниже локтя точку и синь вокруг, которая при жизни могла быть краснотой.

И в эту минуту в комнату вошли великокняжеские слуги, молча взяли доктора Леона под руки и повели куда-то, а он, не сопротивляясь и даже не понимая, что происходит, все время думал только о том, что это за точка и возможно ли, что яд все же проник в тело его пациента вопреки всем принятым мерам.

И в тот момент, когда доктора Леона бросили в грязный сырой, наполненный крысами подвал, где-то в кремлевских застенках, он вдруг вспомнил неслыханной красоты органную музыку и наследника, который сидел прямо перед ним в удобном кресле-троне, опираясь руками на его подлокотники. Он вспомнил, как тот вздрогнул, будто укололся занозой, а потом все гладил руку в том самом месте…

Доктор Леон закричал страшным голосом, бросился к двери, стал колотить в нее, звать охрану, умолять, чтобы хоть кто-нибудь пришел к нему и выслушал сообщение государственной важности, но никто не стал ничего слушать, его лишь избили до полусмерти, и он остался лежать на полу, отбиваясь слабеющими руками от наседающих крыс. Учитывая, что он не православный, ему даже не позволили повидаться со священником, через которого он хотел передать, то о чем догадался…

На сороковой день после смерти наследника престола Ивана Ивановича Молодого, доктора Леона бесцеремонно схватили под руки, набросили на голову грязный вонючий мешок, повезли куда-то и, за Московой-рекой на Болвановке, просто и деловито отрубили голову при малом стечении народа, ибо всего лишь несколько бездельников, пьяниц и мастеровых, пришли поглядеть на казнь какого-то доктора Жидовина, который пообещал вылечить, да не уберег жизни нашего дорогого наследника московского престола…

Упокой Господь его душу…

И да покоится он с миром…

Глава четвертая РАССЛЕДОВАНИЕ (1490–1491)

Тайнопись Z

От Симона Черного

Москва

20 октября 1490

Елизару Быку

в Рославле

Во имя Господа Единого и Вездесущего!


Дорогой друг!

С удовлетворением спешу сообщить тебе, что три дня назад состоялся «Собор на еретиков», где мы одержали полную и сокрушительную победу над Иосифом и его сторонниками. Все это — благодаря тому, что около месяца назад нам, наконец, удалось добиться намеченного — избрания Зосимы митрополитом при активной поддержке самого Ивана Васильевича и ломая упорное сопротивление некоторых наших противников. Необходимо поставить перед Радой вопрос о досрочном присвоении Зосиме уровня как минимум брата шестой заповеди — он, как-никак, глава всей русской православной церкви, а в нашей иерархии занимает недостойно низкое место. Все-таки он достаточно много постарался сам, а беглость его ума и, умение приятно расположить к себе, сыграли немаловажную роль, особенно в поддержке московского государя, которому Зосима постарался понравиться.

К нашим успехам можно также отнести довольно удачную попытку внедрения брата Степана Ярого, которому благодаря браку (уж не знаю какому по счету в его жизни) с престарелой итальянской красоткой Паолой, удалось получить место стремянного при дворе Великой княгини. Правда, за все время выполнения им своей новой роли он видел Великую княгиню вблизи всего лишь один раз, когда она садилась в тапкану,[5] а он, встав на колено, откинул ступеньку, чтобы она могла войти. Впрочем, ему вовсе не нужно находиться рядом с государыней для того, чтобы узнавать все подробности и детали ее жизни, как это делал наш незабвенный трудолюбивый брат Савва. В отличие от него Степан не должен кривляться и лицедействовать — он целыми днями лежит на итальянской кровати, а его супруга весь вечер рассказывает ему обо всем, что произошло, в благодарность за его нежные ласки, от которых она без ума.

Именно благодаря Паоле нам удалось узнать то, что не удавалось даже Савве.

Савва лишь подозревал, что Великая княгиня могла встречаться с Иосифом Волоцким и что-то в тайне обсуждать с ним. Теперь же мы знаем точно — она действительно с ним встречалась совсем недавно во время вышеупомянутого «Собора на еретиков», и даже по обрывкам фраз, которые вытянул из своей женушки наш Степан, можно предположить, что речь идет как раз о том, чего мы постоянно опасаемся: Софья хочет возвести на престол своего сына Василия и готова ради этого на все. Вокруг нее постепенно, медленно, но верно, собирается группа единомышленников, а игумен Иосиф их духовный наставник.

Этими двумя достижениями ограничиваются добрые вести, дальше — только дурные.

К моему огромному изумлению, несмотря на то, что для этого были призваны несколько десятков наших лучших людей, нам не удалось ни на шаг продвинуться в расследовании более чем странных обстоятельств смерти Ивана Ивановича. Всем своим существом я чувствую, да нет, не чувствую — уверен — это дело рук Софьи, но как ей это удалось, не могу вообразить. Детальнейшим образом было проверено абсолютно все — нигде, ни в чем не содержалось никакой отравы, но меня тревожит доктор Леон, с которым я лично разговаривал за день до кончины Ивана Ивановича. Когда состояние больного на глазах катастрофически ухудшалось, этот лекарь заверил меня, что он не видит никаких оснований подозревать яд, и, по его мнению, это всего лишь сильное и резкое обострение камчуга.

Правда, есть несколько любопытных обстоятельств.

Во-первых: очень странно, что доктор Леон был схвачен и отведен в темницу с такой поспешностью, как будто кто-то с минуты на минуту ждал смерти Ивана Ивановича и готовился немедленно убрать опасного свидетеля. Мне стало известно, что доктора схватили в тот момент, когда он, по-видимому, детально осматривал тело покойного. Стражники, взявшие его, проговорились нашим людям о том, что когда они вошли, покойник лежал на столе совершенно обнаженный, а доктор Леон внимательно ощупывал и осматривал его.

Во-вторых: несмотря на все наши усилия, на все наши связи, в течение сорока дней пребывания доктора Леона в темнице, нам не удалось добиться того, чтобы хоть один человек под каким бы то ни было предлогом, мог бы с ним повидаться до казни.

Гораздо позднее, совсем недавно, я узнал, что с одной стороны был самый жесткий приказ, исходящий от Великой княгини не допускать к доктору никого, даже священника, мотивируя это тем, что у нас нет иудейских раввинов, а никто другой не мог бы отпустить несчастному грехи перед смертью; с другой стороны — Иосиф Волоцкий пригрозил самыми строгими карами любому священнослужителю, который вздумает посочувствовать узнику и посетить его… Вот я и думаю в чем же причина этих мер? Уж не обнаружил ли чего-нибудь доктор Леон, да только не успел никому сказать…

Хотя, впрочем, все это, быть может, лишь бесплодные рассуждения, и я боюсь, что мы никогда не узнаем истины.

У меня зародился некий план, и я предлагаю познакомиться с ним, прежде всего, тебе, как самому близкому человеку.

Полагаю, что мы в противовес партии Софьи должны создать партию наследника престола Дмитрия и добиться его официального коронования. Мне кажется, что в этом мы можем рассчитывать на поддержку старого Патрикеева и его зятя князя Семена Ивановича Ряполовского, к этому следует добавить одно весьма пикантное обстоятельство, которым, мне кажется, необходимо непременно воспользоваться.

Нам хорошо известно, что Иван Васильевич уже давно испытывал более чем теплую симпатию к своей невестке, а с той поры как она стала вдовой, государь принял живейшее участие в том, чтобы утешить ее в горе и она, насколько мне известно, отвечала ему определенной взаимностью, ибо его горе в потере сына не менее горя вдовы.

Дело дошло даже до того, что Иван Васильевич стал посещать тот кружок, который собирается вокруг нашей сестры Елены Волошанки, когда она работает над своей бесконечной пеленой, напоминающей мне почему-то ковер, который днем ткала, а ночью распускала Пенелопа в ожидании загулявшего Одиссея.

Братья Федор и Иван-Волк Курицыны рассказывали мне, что он даже принимает участие в дискуссиях и, как им кажется, постепенно склоняется в нашу сторону. Красота, образование и молодость нашей сестры Елены Волошанки весьма способствует этому.

Что ты думаешь о создании некой группы в пользу юного Дмитрия, а при удачном стечении обстоятельств нам, быть может, даже удастся отдалить Ивана от Софьи настолько, чтобы ее ядовитое змеиное жало перестало нам угрожать…

Кстати о яде!

Этот Джованни Сальваторе, органный исполнитель не подходил к Ивану Ивановичу даже близко, не разговаривал с ним вовсе, и не виделся с ним ни до, ни после своего выступления, не говоря уже о том, что он не Телец, а Скорпион.

И все же я решил провести очень тщательную проверку.

Я отправил вчера Неждана Кураева в Венецию, с тем, чтобы он собрал там все доступные и недоступные сведения о сеньоре Джованни Сальваторе.

И вдруг перед отъездом Неждан обратился ко мне с просьбой: благословить его брак с Марьей Любич, если она даст на то согласие. На секунду мне показалось, что он все знает, хотя я хранил тайну своего отцовства от него необыкновенно тщательно — кроме меня и тех людей, которые его воспитывали в детстве, никто не знал правды, но в них я уверен и все же мне показалось, что он попросил меня не как у брата десятой заповеди, а как отца… Впрочем, быть может, это всего лишь моя старческая сентиментальность…

Итак, дорогой друг, жду твоего ответа и столь ценного для меня мнения по поводу моего плана.

P.S. Полагаю, что уже можешь спокойно назначить день своей свадьбы, и если я получу на нее приглашение — то непременно приеду!

Во имя Господа Единого и Вездесущего

Симон.

Тайнопись X

От Марьи Любич

Москва

6 января 1491

Неждану Кураеву

Венеция

Во имя Господа Единого и Вездесущего!


Милый Неждан!

Все четыре месяца после твоего отъезда я непрерывно думаю о твоих словах и твоем предложении. Та нежность и забота, которой ты окружаешь меня все последние годы, кажется, наконец, стала растапливать лед, сковавший с давних пор и по известной тебе причине, мое сердце.

Возможно, нам следовало расстаться для того, чтобы я вдруг поняла, как мне тебя недостает каждый день, каждый час и каждую минуту, потому что, когда ты был рядом со мной, это казалось таким же обычным и естественным как заход и восход солнца.

И представь себе, что я теперь уже с трудом думаю о тех месяцах, которые мне еще предстоит провести в ожидании твоего возвращения.

Ты сумел сделать то, что казалось невозможным — пробудить во мне давно угасшие чувства, которые, как я думала, уже никогда не возродятся. Пока еще я не могу ответить тебе такими же чистыми и открытыми словами любви, с которыми ты обращаешься ко мне, но если ранее мне казалось, что я уже никогда не смогу этого испытать, то теперь прошлое все удаляется и удаляется, а будущее, связанное с тобой, кажется мне все ближе, все светлее и радостнее.

Благодарю тебя за то, что ты возродил в моей душе ту радость, без которой женщина, наверно, вообще не может жить на свете.

Перед отъездом ты сказал мне, что просил благословения брата Симона. Я сначала не придала этому значения, предполагая, что ты просто обратился к самому высшему по рангу нашему брату, однако потом я вспомнила, каким взглядом Симон смотрит иногда на тебя, когда ты не видишь этого. Кто он тебе? Старший родственник? Дядя? Ты никогда не говорил мне об этом… Я сама очень люблю и уважаю Симона, потому что он очень много сделал для меня, и я никогда не забуду тех несколько лет в Валахии, когда он готовил княжну Елену и меня вместе с ней к нашему будущему! Каких хороших учителей он нам находил и какие глубокие, поучительные мысли высказывал в беседах с нами.

Спасибо тебе за все, милый мой, и знай — я жду твоего возвращения.

Во имя Господа Единого и Вездесущего.

Марья

Тайнопись X

От Неждана Кураева

Венеция

3 марта 1491

Марье Любич

Москва

Во имя Господа Единого и Вездесущего!


Моя любимая, сердце мое!

Ты даже не можешь представить себе того невыразимого счастья, которое испытал я, читая твое письмо! Больше десяти лет я ждал этого момента, больше десяти лет я мечтал о нем и страшился, что никогда его не дождусь. Благодарю тебя, любимая, за твое чистое, доброе, открытое и совсем не оледенелое сердце, и оно, я уверен, еще запылает любовью, которую мне так хочется зажечь в нем.

С удовольствием сообщаю о выполнении твоей просьбы: по дороге в Венецию я остановился на несколько дней в Кракове и навестил твоего брата. Не стану скрывать, что я и у него попросил твоей руки, разумеется, предупредив его, что окончательное слово останется за тобой.

К моей огромной радости он ответил согласием и вообще отнесся ко мне с братской сердечностью.

Благодаря Ивану я познакомился с двумя его замечательными друзьями, которые также произвели на меня огромное впечатление, как люди совершенно необыкновенные.

Один из них совсем еще юноша по имени Николай Коперник, невероятно талантливый математик и астролог, другой — постарше и совершенно иной — красавец, обаятельный мужчина, смельчак, воин и забияка, князь Михаил Глинский, который вместе с твоим братом заканчивает обучение медицине.

Кажется, они оба намерены в будущем году возвращаться в Литву, а я расставался с ними с огромным сожалением, поскольку все трое стали мне как родные братья, о чем я, должно быть, много раз восторженно говорил им во хмелю, поскольку последний вечер мы провели в мужской компании в веселой пирушке, и я даже не помню, как они погрузили меня в кибитку и отправили в дальнейший путь.

Думаю, мой ответ на заданный тобой вопрос относительно Симона повергнет тебя в изумление.

Я уже очень давно знаю, что он — мой родной отец.

Но из-за того, что Симон никогда сам не говорил мне этого, я стесняюсь открыть ему все, что знаю, ибо сведения получены мной несколько странным образом.

Когда я был маленьким мальчиком — с тех пор, как себя помню — я жил в Польше в небольшом приморском городке в семье голландского картографа.

К шести-семи годам, я уже вполне понимал польский язык, но мои приемные родители между собой разговаривали только по-голландски и, разумеется, я не мог ни слова понять из их бесед. Некоторое время я считал их родными отцом и матерью, но потом стал замечать, что время от времени к ним приезжает еще молодой, но уже поседевший человек — и это был Симон, который платил им деньги.

После моих настойчивых расспросов они признались, что являются лишь моими приемными родителями, а этот седой человек — мой тайный и богатый покровитель, который отдал меня им на воспитание ввиду того, что мои родные мать и отец погибли при каких-то необыкновенных и трагических обстоятельствах. Меня почему-то страшно мучила эта тайна, и я решил во что бы то ни стало раскрыть ее.

Для этого у меня был только один путь: я заметил, что после каждой встречи с седым человеком и разговоров с ним, которых я не мог слышать, мои приемные родители долго потом беседовали между собой по-голландски, и я догадывался по их взглядам и жестам, что речь шла обо мне и о Симоне.

Ты не поверишь, но я в течение нескольких месяцев, незаметно расспрашивая их о том, как называется тот или иной предмет или действие по-голландски, уже через полгода я изучил этот редкий и трудный язык настолько, что мог понимать практически все, о чем они говорят.

И вот постепенно, шаг за шагом, из бесед между собой этих добрых и славных людей я узнал правду.

Оказалось, что я незаконнорожденный ребенок, моим настоящим отцом был Симон, а мою мать убил ее муж за измену.

Симон всю жизнь заботился обо мне, не жалея никаких денег на мое воспитание и образование.

Опыт с голландским языком открыл мне самому мои подлинные способности — выяснилось, что я очень легко схватываю и усваиваю разные языки.

Благодаря моим приемным родителям, Симону и нанятым им учителям, которые меня обучали, я не только научился картографии, математике, медицине, но — и это главное — к восемнадцати годам я свободно владел одиннадцатью языками.

Именно благодаря этому Симон и счел возможным отправить меня в Валахию обучать языкам княжну Елену и там я впервые увидел тебя.

Я с нетерпением жду моего возвращения и встречи с тобой.

Однако, боюсь, мне придется еще немного задержаться.

Чего только я ни делал, с кем только ни разговаривал, до кого только я не добирался, но мне так и не удалось добыть никаких дополнительных сведений об органном мастере Джованни Сальваторе, кроме единственной и не очень достоверной информации.

Я нашел одного человека, старого пьяницу лавочника, который уверял меня, будто знал органиста Джованни Сальваторе в молодости совсем под другим именем — имя это: Джулиано Сантини.

Мне удалось отыскать запись в одной церковной книге, свидетельствующую о том, что некий Джулиано Сантини, по возрасту такой же, как Джованни Сальваторе, родился в Милане в конце апреля, что означает знак Тельца.

Но пока я не смог найти никаких доказательств того, являются ли Джованни Сальваторе и Джулиано Сантини действительно одним и тем же лицом или, быть может, старый пьяница что-то напутал.

Не желая подвести своего дорогого отца, я хочу сделать все, что в моих силах, чтобы выполнить его поручение и добыть еще какие-нибудь сведения.

Добыв их, или убедившись в невозможности ничего больше узнать, я немедленно отправлюсь в обратный путь, и буду мчаться к тебе с такой скоростью, с какой это будет возможно.

И если б действительно, как люди часто это говорят, у любви были крылья, я летел бы к тебе без устали, без сна и отдыха, пока не увидел твое милое родное лицо и не прикоснулся б своими губами к кончикам твоих пальцев.

И пусть моя любовь даже отсюда по-прежнему согревает и хранит тебя, сердце мое.

Во имя господа Единого и Вездесущего.

Твой Неждан.

Глава пятая БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ (1491 г.)

ТЕТРАДЬ ОТЦА МЕФОДИЯ

Сегодня исполняется десять лет с тех пор как я начал эти записки.

Сначала я представлял их как некую черновую тетрадь, куда буду вносить только конкретные события, происшедшие в том или ином году с тем, чтобы те из них, которые позже окажутся важными, переносить в основную «белую» рукопись истории этого места и этой земли, куда Господь меня привел, а я посему счел долгом своим рассказать потомкам о том, что здесь свершалось.

Но в этой черновой тетради мне все чаще и чаще хотелось не только сообщать, что в такое-то число такого-то месяца от сотворения мира. родился некий раб божий, но и хотелось поделиться своими мыслями, впечатлениями и чувствами, которые меня в это время охватывали.

Наверно, это признак приближения зрелого возраста, потому что раньше у меня не было желания, присущего людям старшим, рассказывать о прошлом, подробно описывая его детали. А сейчас вот и я стал таким же — да и что удивляться — когда двенадцать лет назад я впервые ступил на эту землю, мне было двадцать четыре года, а сейчас уже тридцать шесть, и возраст этот представляется вполне зрелым.

За эти годы на моих глазах произошло много замечательных событий, некоторые из которых возможно даже войдут в часть той Большой Летописи, которую пишут братья мои — мудрые и образованные служители Божьи в разных храмах и монастырях. Тешу себя мыслью, что, возможно, когда-нибудь и мои скромные записки вольются в общий поток знания о прошлом.

Я, однако, вижу своей скромной задачей описание жизни и быта самых обыкновенных людей, которые редко попадают в исторические хроники, поскольку там основное место занимает описание жизни и деяний королей, великих князей и доблестных воинов, которые делами и подвигами своими изменяют наш мир.

А у нас тут происходят самые обычные житейские события.

Казалось бы, ничего особенного, но, тем не менее, жизнь меняется на глазах.

Когда я впервые появился на этой земле, где горели дома и где молодой владелец этой земли, тогда еще двадцатилетний юноша, мужественно отстаивал свои права, мне и в голову не могло прийти, все что случится потом. Я так хорошо помню его юное лицо… А вот сейчас он только что отстоял обедню — тридцатидвухлетний мужчина со своей двадцатидевятилетней супругой и четырьмя детьми, а пятого кормилица держала на руках… Девятилетний Иван, семилетняя Анастасия, четырехлетний Олег, совсем маленькая — три годика — Анна и младенец Василий… Господь дает любящим супругам детей, и это великий дар Божий, а ведь, если подумать, разве вырастить и воспитать этих детей, сделать их истинными христианами, добрыми людьми — это не меньший подвиг, чем подвиги королей, великих князей и героев, в результате которых не рождаются, но гибнут сотни и тысячи порой ни в чем не повинных людей…

Как-то игумен Волоцкий Иосиф рассказывал мне, что был свидетелем клятвы юного Медведева в том, что он приложит все свои силы, чтобы на земле его царило благоденствие и процветание, а не смерть и пожарища…

Ну что ж, он, похоже, достойно выполняет свою клятву.

Только за последние восемь лет я отметил в своей церковной книге более дюжтны венчаний, и десятки новорожденных увидели божий свет.

Разрослась не только сама Медведевка, но и новое сельцо Манино и хотя я, как слуга Божий, не одобряю употребления того продукта, который столь успешно производит и продает купец Онуфрий Манин, я не могу не отметить его набожность и христианскую доброту — мало того, что, как мне известно, именно он оплачивает из своих доходов все подати Медведева, так он еще делает очень много для всех жителей как самой Медведевки, так и Манинских, не говоря уже о том, какие щедрые подношения и пожертвования он каждый раз передает храму, где я смиренно служу Господу в качестве настоятеля, благодаря чему храм этот украсился премного, новыми колоколами обогатился, и теперь со разных мест съезжаются к нам жители на молебны. Даже из Картымазовки, где есть свой храм, некоторые предпочитают наш, да и сам Картымазов и вся его семья — у него теперь уже двое внуков — тоже приезжают к нам помолиться, особенно когда старые друзья: Медведев, Картымазов и Бартенев время от времени собираются вместе, чтобы вспомнить былое, в котором их многое связывало, да и о будущем подумать.

Зайцевы, тоже вот, хоть и живут далеко, стали их друзьями, и уж особо хочется отметить еще недавно новообращенную нашу татарочку Чулпан, в крещении Дарью, которая как ни одна женщина в округе смиренно приходит в храм, не пропуская ни одного богослужения и так горячо молится, и во всем мне исповедуется… Однако только я, да Господь Бог знаем то, о чем она просит, и я вместе с ней молю Господа об исполнении ее молитв.

Расписался я сегодня, как никогда, видно потому что пробежал мысленным взором десять лет, которые пролетели незаметно…

Однако пора идти — ждут уже меня прихожане со своими радостями, горестями да молитвами.

Сниспошли, Господь, и далее мир и благоденствие на нашу землю, молим тебя покорно.

Аминь.

… В середине июня Медведева и Картымазова срочно вызвали в Москву.

Они прибыли в Кремль, где их встретил слегка постаревший и потерявший глаз в какой-то стычке Ларя Орехов и тут же отвел к Патрикееву.

Патрикеев еще больше постарел за это время, отяжелел, еле передвигался, одышка мучила его, но Медведева и Картымазова он встретил на редкость приветливо, многозначительно сказав:

— Государь очень доволен вами, по-прежнему помнит и ценит вас, и пригласил сегодня для дачи особых поручений. Первым он ждет тебя, Василий.

Едва передвигая ноги, он медленно вышел, и Медведев вынужден был идти рядом с ним так же медленно. До палат Великого князя было каких-то двадцать шагов по белокаменному кремлевскому переходу. Несколько бояр жались к стенам, пропуская толстого Патрикеева, и вдруг откуда-то из-за поворота прозвучали женские голоса: один строгий и повелительный, другой — юный и беспечный, и тогда бояре еще больше вжались в стену, Патрикеев немедленно остановился и многозначительно оттолкнул Медведева к стене напротив и только тогда Медведев понял, кому так почтительно все уступают дорогу.

Великая княгиня Софья Фоминична в сопровождении своей дочери Олены двигалась навстречу. Все низко поклонились, и Медведев лишь краем глаза успел оценить, как изменилась и похорошела пятнадцатилетняя княжна Олена.

Она сразу узнала его.

— Ой, — сказала она, — и приложила руку ко рту.

— Что случилось? — строго спросила Софья.

И в этот момент они поравнялись с Василием.

— Я узнала тебя сразу, Василий Медведев, я тебя хорошо помню, — сказала Олена.

— Я счастлив, княжна, — лишь едва подняв на нее глаза и тотчас опустив их, почтительно ответил Медведев.

— Это хорошо, Олена, мы всегда должны помнить и ценить преданных слуг, — холодным тоном сказала Софья и слегка подтолкнула Олену вперед.

— Именно так я и хотела сказать, матушка!

Быть может, это только показалось, быть может, это была лишь случайность, но Медведев был уверен, что в тот миг, короткий и неуловимый, когда Великая княжна Олена проходила мимо, она легким, никому не заметным движением руки на долю секунды коснулась его плеча.

… Великий князь принял Медведева так, будто они расстались только вчера.

— Вот что, Василий, — сказал он, — у меня, наконец, освободились руки, и я хочу раз и навсегда покончить с этими порубежными войнами да беспорядками, которые творятся в Верховских княжествах. Мне надоело выслушивать постоянные жалобы всех этих Воротынских, Белевских, Мезецких друг на друга, мне надоело выслушивать жалобы короля Казимира на то, что наши слуги чего-то там им творят — пора с этим покончить! Но я не хочу объявлять официальной войны, да и кому, за что? Мы посмотрим, как нам лучше поступить, а для этого следует досконально знать, что у них там и как… Одним словом, Медведев, вот тебе мой наказ: до весны будущего года я хочу иметь полные и достоверные сведения о том, какие укрепленные крепости есть нынче во всех городах и господских дворах Верховских княжеств, сколько у кого пушек и пищалей, где они находятся и, наконец, самое главное — сколько у кого в подчинении людей, как вооружены, опытны ли и на чью сторону смотрят. Но на этот раз я не хочу, чтобы ты ездил туда сам, Медведев, там тебя слишком хорошо знают после истории с Воротынским, да и дворяне соседние, если поедут, могут вызвать ненужные разговоры. Ты меня понял?

— Да, государь, — поклонился Медведев, — у меня есть люди, которых никто не знает, и я пошлю их туда.

— Они надежны?

— Как я сам, государь.

— И… много у тебя таких людей?

— Есть несколько, государь, — уклончиво ответил Медведев.

И Иван Васильевич понял, что это уже не тот двадцатилетний юноша, который предстал перед ним впервые еще в тех старых кремлевских палатах.

— Ты все еще не расстаешься с дедовским мечом? — с едва уловимой насмешкой спросил Иван Васильевич.

— Он еще ни разу не подвел меня, государь, и благодаря ему, я всегда с честью выполнял свой долг перед тобой.

— Ну что ж, Василий, ты раньше, бывало, справлялся с моими поручениями хорошо, даст Бог, и на этот раз справишься.

— Все будет исполнено в точности, государь, — низко поклонился Медведев, сказав это таким же ровным и уверенным тоном, как говорил много лет назад.

— Ну что ж, ступай. Поезжай сразу домой, да начинай исполнять. Картымазова можешь не дожидаться, я ему другое поручение дам. Он задержится здесь немного.

— Слушаюсь, государь, я отправлюсь немедля.

Медведев вышел, и успел обняться с ожидавшим приема Картымазовым.

— Я отправляюсь домой, Федор Лукич, а тебя здесь задержат по какому-то делу. Вернешься — заезжай в гости, будем ждать с нетерпением.

— Конечно, — улыбнулся Картымазов и, хлопнув по плечу Василия, пошел в сопровождении Патрикеева к Великому князю.

Он низко склонил перед государем свою лысую, седую с боков голову и выпрямился, спокойно ожидая.

— Помнится, когда мои братья взбунтовались, ты помог мне помириться с ними, и я обещал, что за это одарю тебя землею вдвое. Я выполнил свое обещание?

— Да, государь, благодарю, — поклонился Картымазов.

— Мне кажется мои братья, особенно Андрей, прислушивались к твоему мнению?

— Я всего лишь обыкновенный, незнатный дворянин, и если они прислушивались то не к моему личному мнению, а к мнению всего простого дворянства, которое я пытался им высказать.

— Тебе это великолепно удалось, и теперь мне снова нужна твоя помощь. Видишь ли, недавно до нас дошли слухи, что сыновья хана Ахмата собирают войско на нашего друга и союзника Менгли Гирея, и я попросил Бориса и Андрея, чтобы они выделили своих воевод на помощь нашему другу. Борис сразу же послушался меня, а вот Андрей… Андрей… не сделал того, что я просил. Я хотел бы поговорить с братцем по-семейному, полюбовно, понять его, — и вот я пригласил его в Москву. Он здесь. Он приехал со своими людьми и, мне кажется, боится меня. Я тут давеча на обед его приглашал на завтра, а внятного ответа не получил. И вот я послал за тобой. Мой дворецкий князь Петр Шестунов проводит тебя и укажет дом, я думаю, что если ты, именно ты, скажешь ему, что он может не опасаться своего старшего брата, тебе он поверит.

— А он, действительно, может не опасаться, государь? — спросил Картымазов, смело глядя в глаза Великому князю.

— Я и тебя приглашаю на этот обед. Все будет на твоих глазах. Отправляйся, старый воин, он послушает тебя. Приезжайте завтра…

… На следующий день князь Андрей Большой в сопровождении своих бояр, окружавших его плотной стеной, прибыл в Кремль. Великий князь встретил брата необычайно ласково, обед затянулся до позднего вечера, братья беседовали и расстались по-дружески, даже по-братски и Великий князь пригласил своего брата и его бояр снова на обед.

Картымазов полностью успокоился после вчерашнего, ибо чувствовал бы себя обманутым, а честь свою затронутой, если б оказалось, что доброе по старой памяти отношение князя Андрея Большого к простому дворянину, могло завлечь его в западню.

Поэтому, когда назавтра Федор Лукич явился в числе свиты князя Андрея, и случилась какая-то заминка (дворецкий, князь Петр Шестунов, сказал, что великий князь ждет за столом, и пригласил туда всех бояр, Андрея же просил на минуту задержаться), Картымазов не заподозрил ничего дурного.

Но он не знал, что Андреевых бояр уже развели по разным комнатам и держали там, не выпуская.

Когда князь Андрей Большой с Картымазовым вошли в палату, следом за ними там появился сам государь.

Великий князь Иван Васильевич ласково обнял брата, сказал ему, что-то вроде «сейчас пойдем обедать» и вышел.

Прямо за тем в палату вошел внезапно боярин князь Ряполовский, и Картымазов с изумлением увидел на его лице слезы.

Ряполовский отер их со своей щеки и обратился к Андрею: «Государь и князь Андрей Васильевич, пойман ты Богом и государем Великим князем Иваном Васильевичем всея Руси, твоим старшим братом».

Картымазов увидел, как смертельная бледность покрыла лицо Андрея, но мужество не покинуло князя. Казалось, он даже вздохнул с неким внутренним облегчением, как вздыхает человек, когда случается, наконец, то, чего он всю жизнь страшился и опасался, прежде, чем перекрестившись, сказал: «Вольны Бог да государь! Бог нас будет судить, а я ни в чем неповинен».

Ряполовский, по-прежнему утирая слезы, быстро вышел, а вместо него в комнату ворвались простые стражники, грубо схватили родного брата Великого князя — Андрея Горяя, как простого преступника, швырнули на колени и тут же стали заковывать в цепи.

Затем вошел дворецкий Петр Шестунов, протянул Картымазову тяжелый кожаный мешочек, наполненный золотыми монетами, и сказал:

— Великий князь благодарит тебя за службу и просит передать, что ты больше не нужен, и можешь отправляться домой!

Князь Андрей Большой поднял глаза и посмотрел на Картымазова взглядом, который тот не позабыл до конца дней своих.

Федор Лукич молча взял из рук Шестунова тяжелый мешочек с деньгами, молча вышел и решительно зашагал по кремлевским переходам, не обращая ни на кого внимания, грубо расталкивая всех на ходу — маленький, быстрый, дерзкий пятидесятилетний мужчина со стиснутыми губами — он подошел к дверям покоев Великого князя, и двое стражников, видя странное выражение его лица, уже схватили наперевес протазаны, а собравшиеся вокруг бояре и придворные замерли.

Наступила мертвая тишина.

Но Картымазов не собирался входить к Великому князю.

Он развязал тесемки кожаного мешка и, подняв его над головой, перевернул.

Перезвоном колокольчиков, прозвучавших в полной тишине, рассыпались по каменному кремлевскому полу, на пороге покоев Великого князя золотые монеты с изображением святого Георгия, пронзающего змия, и чеканными буквами ARISTOTELES.

Никто кроме Патрикеева не понял, что означал этот жест, но Патрикеев отвернул голову в сторону, будто и он тоже не понял, да и вообще ничего не видел.

Картымазов резко повернулся, вышел из Кремля и через полчаса во всю прыть мчался в сторону Угры.

В тот же день Иван Васильевич послал в Углич людей, которые схватили там обоих сыновей Андрея — Ивана и Дмитрия, заковали в цепи, да отвезли в темницу в Переяславле, где они оба — родные племянники государя московского — ни в чем перед ним не повинные, томились до конца дней своих и там оба умерли…

… Неделю спустя Медведев провожал у ворот своего дома простую крестьянскую телегу, запряженную жалкой лошаденкой. В телеге сидели женщина, мужчина и шестилетний мальчик очень бедно одетые, а весь их скарб состоял из двух ветхих узелков.

Правда, трудно было предположить, что эта простая на вид телега имеет двойное дно, и там, в плоском длинном ящике, лежат пару сот монет разной чеканки и пять-шесть плотно свернутых и очень не похожих друг на друга нарядов. Они были пошиты точно по размерам трех пассажиров телеги, так что в любую минуту они могли преобразиться то в пару богатых горожан, идущих на прогулку с ярко наряженным ребенком, то в стражника, арестовавшего нищенку с шестилетним бродяжкой, а то в благочестивую купеческую пару, отвозящую ребенка на учение какому-нибудь мастеровому…

— Ну что, Алеша, Вера, вы все поняли? — спросил Медведев. — А может все же оставить Ванюшку?

— Нет, — улыбнулся Алеша, — пусть привыкает, должно же расти новое поколение…

— Поезжайте с Богом, мы все будем молиться за вас.

— Спасибо, Василий Иванович, не тревожься, все сделаем, как следует, не первый раз, — улыбнулся уже двадцативосьмилетний Алеша, бывший маленький мальчик, так легко умевший менять свою внешность.

Медведев смотрел им в след, пока телега не скрылась за поворотом.

Вернувшись в дом, он сказал Аннице:

— Что-то Федор Лукич давно из Москвы не едет.

— А он, Вася, приехал. Еще три дня назад.

— Как? И не зашел к нам?

— Нет, но зато он зашел к Манину.

— И? — насторожился Василий.

— Я посылала вчера Надежду. Но она оказалась бессильной. После смерти Настеньки это случается с ним все чаще и чаще. Надежда сказала, что ничего не может сделать, если человек сам хочет отвернуться от жизни. Ее умения хватило лишь на то, чтобы увидеть: к старой, ране добавилась свежая, иная, но тоже очень болезненная, и обе не заживают, потому что его непрестанно мучает совесть. Хотя вины на нем нет. Теперь он будет пить каждый день с утра до вечера, пока окончательно не потеряет сознание.

Медведев тяжело вздохнул и впервые подумал о том, не слишком ли дорого стоит щедрость купца Манина…

Хотя при чем тут купец и его товар?

Конечно, дело совсем не в этом…

Глава шестая ВОЙНА (1492 г.)

Год 1492 был годом, ожидаемым многими православными, чье летосчисление велось по Юлианскому календарю, как год конца света, поскольку это был ровно 7000 год.

Кликуши и юродивые, бродившие по дорогам и сидевшие на папертях храмов, пугали прихожан воплями и криками; кто о том, что грядет конец света, и сейчас наступит апокалипсис, кто о том, что вот-вот придет антихрист, и весь мир погрузится во мрак, а кто о том, что надо бы немедля спасать свои души, отдав все имущество в храмы и присоединиться к сирым бездомным и убогим, ведь сказано в писании: «Блаженны нищие духом; ибо их есть Царствие Небесное»…

Однако жизнь по-прежнему шла своим чередом, люди рождались и умирали, любили и женились, радовались и страдали.

В конце марта Алеша, Вера и Ванюша вернулись здоровые, целые и невредимые, и Алеше уже не надо было, как когда-то, срочно просить лист бумаги, чтобы угольком нарисовать все то, что он хранил в памяти. Все было уже давно записано и тщательно спрятано в тайнике под дном телеги, осталось лишь достать это оттуда и передать Медведеву, что Алеша и сделал.

— Вот, Василий Иванович, полный список — от Любутска до Вязьмы. Честно говоря, это было не очень сложно. Не то, что ловить карету с Яном Кожухом Кротким или искать в Новгороде исчезнувшего Большихина.

— Спасибо, Алеша, спасибо, Вера, а ты как, герой, — он потрепал по волосам мальчика, — не страшно было?

— Ни капельки! — бойко ответил мальчуган, и в его улыбке на худом веснушчатом лице мелькнуло что-то, напомнившее Медведеву того далекого Алешу, каким он был тринадцать лет тому назад…

Три дня спустя Медведев явился в Кремль и через Ларю Орехова доложил верховному воеводе Ивану Юрьевичу Патрикееву, что поручение государя выполнено.

Патрикеев взял документы, велел Василию подождать и отправился к Великому князю.

Через полчаса Медведева пригласили в палату государя.

— Молодец! Мои воеводы оценят степень важности этих документов, но и на первый взгляд видно, что они достаточно обширны. Много людей у тебя занимались этим?

— Трое, — ответил Медведев.

— Ну что ж, передай им от меня благодарность, тебе же продлеваю еще на пять лет сроки заповедности и несудимости[6] твоей жалованной грамоты. Поезжай домой и передай всем своим друзьям, кто рядом с тобой живут, чтобы не ввязывались ни в какие порубежные свары. Мы изучим твое донесение и сами без вас разберемся, кто, с кем, где и как будет сражаться, а кто добровольно перейдет к нам…

— Как прикажешь, государь, — поклонился Василий, — благодарю за пожалование.

— Ты помнишь наш первый разговор о собирании земли, Медведев?

— Да, государь.

— Ты видишь, как я тружусь над этим… Новгород, Тверь, Казань, Вятка, Верея… С того дня как ты стал моим дворянином, Медведев, Московское княжество увеличилось вшестеро… Настал черед Верховских…

Иван Васильевич будто ожидал одобрения или поддержки со стороны собеседника, но Медведев молчал, и ни один мускул не дрогнул на его непроницаемом лице.

— Можешь идти! — сурово сказал Великий князь.

Когда Медведев, молча поклонившись, вышел, Патрикеев спросил:

— А не стоило ли взять всех этих угорских дворян да приставить к нашим воеводам — они же места знают: переходы, реки, броды?

— Нет, Иван, не стоит, — сказал Иван Васильевич. — Я думал об этом. Они не только не помогут, но даже повредят. Они слишком тесно связаны с теми, кто живет там — начнут втихомолку предупреждать своих друзей и знакомых об опасности, задерживать передвижение наших войск, проводя дальней дорогой, да мало ли чего еще! А нам нужна внезапность!

— Не перестаю восхищаться твоей мудростью… Но значит ли это, что ты уже не доверяешь Медведеву? — удивился Патрикеев.

— Я никому не доверяю, — ответил Иван Васильевич. — Даже тебе, братец.

Патрикеев грузно опустился на колени:

— Чем я заслужил, государь?

— Да пошутил я, вставай, не валяй дурака. Конечно, я ему доверяю, а тебе тем более. Но мы не будем больше затевать там никаких мелких стычек. Мы пошлем туда настоящее войско с лучшими воеводами и либо они к нам примкнут, либо мы их сами примкнем.

— Но это же война, государь.

— Да, Иван. Война. Настоящая война!

… И все же для многих людей, чьи души принял к себе Господь, год семитысячный — 1492-й, действительно, оказался концом света, ибо этот земной мир перестал для них существовать, и одним из этих людей был король польский и Великий князь Литовский Казимир IV Ягайлович.

До нас дошли свидетельства современников, которые говорили о нем так: «Был он роста высокого, стройный, с продолговатым худым лицом и лысой головой, говорил шепеляво, но нрава простого, любимым развлечением его была охота на дичь и птицу, и поэтому он всегда больше любил жить в Литве, где охотничьих просторов гораздо больше. Однажды он послал из Литвы дары своему сыну Владиславу, тогда уже королю чешскому, а по дороге князь Рыбницкий отнял у королевских посланцев все эти дары, однако, спохватившись, и глубоко раскаявшись в своем поступке, стал просить прощения у короля, на что Казимир велел сказать ему так: «Пусть только охотничьих собак вернет, а все остальные дары может себе оставить». Был он также человеком не гордым, всегда трезвым, ибо ни вина, ни пива, ни меда никогда не пил; щедрый, простой, в бане веником себя хлестать очень любил, легко переносил тяжкий труд, холод, ветер, жару, дым, и во всем этом очень походил на отца своего Ягайлу; супругу же свою Елизавету необычайно любил, так же как и она его».

В начале мая король находился в Великом Литовском княжестве, и здесь его сразила дизентерия. Монахи-бернардинцы вместе с лучшими лекарями пытались лечить его литовским горячим хлебом и печеными грушками. Король терпеливо выполнял все их требования, однако ничего не помогало, сердце его ослабело, а ноги отекли, так что он не мог ходить, и тогда его личный медик — лекарь Яков из Залесья сказал королю открыто, что нет уже для него спасения.

— Ну что ж, значит надо умирать, — совершенно спокойно ответил король.

Он умер в Гродно 7 июня 1492 года…

Именно в это же время в другом конце Европы в испанском порту Палос некий Христофор Колумб снаряжал три корабля и собирал экипаж из бродяг и проходимцев, иногда специально для этой цели выпущенных из тюрьмы, для того чтобы оправится на поиски новых земель…

По мнению некоторых историков, год 1492 — это конец средневековья.

Тело короля отвезли в Краков, и одиннадцатого июля он был похоронен с необыкновенными, невиданными дотоле почестями. Хорунжие несли двадцать флагов земель, находящихся под властью покойного короля.

Он был похоронен в Вавельском замке и резной саркофаг работы величайшего мастера Вита Ствоша до сего дня украшает его усыпальницу.

Король Казимир был, пожалуй, последним королем славной эпохи благородных рыцарей и прекрасных дам.

На смену приходила новая, совсем иная эпоха, в которой многое решали не личное благородство, отвага или мужество, а количество денег, товара и наемных армий, сложная интрига, коварство и зачатую тайное и подлое убийство..

После смерти короля Казимира на польский трон взошел его старший сын Ольбрехт, а Великим князем Литовским стал его младший брат Александр.

Ольбрехту было в этот момент тридцать три года, Александру — тридцать один и оба они были еще неженаты, что создавало серьезнейшую династическую проблему в обоих, связанных унией державах.

… В мае 1492 года близнецам Алексею и Елизавете Бартеневым исполнилось двенадцать лет, но и в день своего рождения они подчинялись тому же строгому распорядку дел и занятий, как и всегда.

День выдался жаркий и Филипп, сидя на колоде в тени, наблюдал за тем, как грек Микис обучает его детей борьбе.

Лиза, одетая как мальчик, коротко постриженная, ни в чем старалась не уступать своему брату — оба крепкие, высокие, сильные — в отца, лишь Елизавета стройнее и в лице ее отражались черты покойной матери.

Филипп, глядя на них, думал о том, как много удалось достичь в их воспитании за последние годы, да и чему удивляться — у них были прекрасные учителя: родная тетка Анница учила их стрелять из лука и в свои двенадцать лет они уже были очень меткими лучниками. Медведев давал им иногда уроки фехтования и Алексей, обещающий быть таким же высоким и крепким, как Филипп, уже сейчас превосходил отца в этом искусстве, хотя, впрочем, чему тут удивляться: Филипп вот уже тринадцать лет не брал в руки оружие. Отец Мефодий время от времени давал им уроки никому не ведомой в этих местах восточной борьбы, которой он сам научился много лет назад в далеких краях, во время длительного путешествия к святым местам. Это было замечательное искусство, при помощи которого человек, даже не имея в руках оружия, мог справиться с несколькими вооруженными противниками. Отец вместе со своими детьми учился этому искусству у отца Мефодия, а также искусству греческой борьбы у Микиса и, таким образом, при огромной силе и мощи Филиппа трудно было сказать, опаснее ли он был с палицей и тяжелым ливонским щитом, который давно уже служил украшением светлицы в новом Бартеневском доме, или сейчас без всяких доспехов и оружия…

Труднее всего было приучить детей к строгому распорядку и дисциплине и здесь, как ни странно, главную роль сыграла Чулпан — тихая молчаливая, внешне покорная, но обладающая какой-то огромной внутренней силой — она умела, не говоря лишних слов, повести детей туда, куда им не хотелось и, поощряя их мягкой улыбкой, побеждала их лень, инертность и нежелание, и так постепенно они привыкли, точно также, как привыкли когда-то Филипп и Анница, когда их воспитывал покойный отец.

При мысли об Утренней Звезде Чулпан, (когда они оставались наедине Филипп всегда называл ее так), сердце Филиппа сжалось и вдруг, распрямившись, как долго сжатая пружина, громко застучало в груди. Неизвестно каким чувством, каким-то тайным внутренним движением этого сердца он вдруг понял, что долгожданный миг наступил.

Двенадцать лет он хранил верность своей трагически погибшей жене, двенадцать лет он исполнял обет — воспитать детей так, как воспитали его с Анницей родители, двенадцать лет он каждый день видел рядом с собой Чулпан, ту самую, которая вернула его к жизни, когда все были уверены, что возврата нет и не будет — ту самую Чулпан, которая тихо, терпеливо и мужественно помогала ему во всем все эти годы.

Вопреки многочисленным слухам и сплетням за все двенадцать лет Филипп ни разу не прикоснулся к ней даже пальцем, но благодарность постепенно перерастала в симпатию, симпатия — в нежное влечение, и, наконец, он понял, что снова любит.

Он пошел к отцу Мефодию, исповедался ему во всех грехах вольных и невольных и прямо во время исповеди спросил, что ему делать.

Отец Мефодий ответил, что на все воля Божия и будет так, как Бог велит, а нам всем знать этого не дано.

Тогда Филипп пошел на кладбище, не в урочный день — обычно он посещал могилу Настеньки каждое воскресенье, — а на этот раз пришел во вторник. Он опустился на колени, обнял руками землю, под которой где-то там лежали ее бренные останки, плотно зажмурил глаза, так плотно, что даже выступили слезы, и с усилием преодолевая неведомый и таинственный барьер, отделяющий живых от мертвых, увидел вдруг как бы в тумане ласково улыбающееся лицо Настеньки. Она едва заметно кивнула ему головой и, сделав легкий прощальный жест кончиками пальцев, растворилась, и только нежное облачко тумана осталось на ее месте. Филипп вытер слезы и отправился домой.

Но прошел еще целый год, прежде чем его душа созрела, и вот сейчас именно в этот момент, когда его дети перешагнули сегодня первый рубеж зрелости, он вдруг ощутил, что час настал.

Филипп встал, быстрыми шагами направился к Угре и спустился вниз по тропинке, ведущей к воде.

Он знал, что Чулпан здесь, он видел, как она шла к реке, придерживая по восточному обычаю на голове корзину с бельем для стирки. Дарья стояла на коленях и, свесившись с мостков, полоскала в быстрой и прозрачной воде Угры белый платок.

Услышав шаги, она обернулась и застыла неподвижно.

Необычное выражение лица Филиппа заставило ее приподняться и, уронив платок, она встала, машинально вытирая мокрые руки о передник.

Филипп подошел к ней, вдохнул полной грудью и просто сказал:

— Я люблю тебя, Чулпан, стань моей женой.

Щеки Чулпан побледнели, рот приоткрылся, чуть раскосые татарские ее глаза расширились и две прозрачные слезинки выкатились из них.

Совершенно неожиданно она упала на колени, обхватила ноги Филиппа и крепко прижалась к ним, горячо шепча:

— Благодарю тебя, Господь Всемогущий, хвала Аллаху, я так долго ждала этого, неужели это случилось… Нет, не было и не будет никогда у меня никакого мужчины, кроме тебя…

Белый платок уплывал, погружаясь в быструю прозрачную воду и таким вот странным и причудливым образом на берегу реки Угры, на том самом месте, где воины хана Ахмата, родного отца Чулпан, сражались с друзьями и близкими Филиппа, где те и другие проявляли беспощадную жестокость, где голубые воды Угры были настолько разбавлены кровью сражавшихся, что стали красными, ибо одинакового цвета кровь у всех людей, где бы они ни родились, — здесь на этом самом месте, где было загублено столько человеческих жизней, наконец, победила и воцарилась любовь.

…Через месяц состоялась свадьба. В Бартеневку съехались все старые друзья: Картымазовы, Медведевы, Леваш Копыто с семьей, Зайцевы, Андрон Аристотелев, и даже за князем Андреем в Литву послали гонца — однорукого Матвейку, но князь Андрей прислал подарки и просил передать с огромными извинениями, что в виду вступления на престол нового Великого князя Литовского Александра, дела службы не позволяют ему отлучиться.

Ближайшие друзья Филиппа, которые втайне давно уже ждали этого, радовались искренне — Чулпан своей скромностью, добротой и смирением давно уже завоевала всеобщую симпатию. Филипп же был вдвойне счастлив еще и оттого, как восприняли дети это известие.

В тот день, после объяснения с Чулпан, он вечером перед сном, волнуясь и смущаясь, опасаясь их реакции, начал было издалека. Но дети не позволили ему долго мучаться.

— Что я слышу! — воскликнула Лиза. — Неужели ты, наконец, решился жениться на Дарье?! Отец, я давно хотела тебе сказать, что мы с Алешкой знаем, как ты любил нашу бедную маму, но мы же не дети — прошло много лет, ты мужчина в расцвете сил и всем видно, что Дарья любит тебя, и мы тоже ее любим. — Лиза обняла отца и поцеловала.

— Я одобряю, — солидно сказал немногословный Алеша, — Но это значит, что теперь мы будем звать Дарью мачехой?

— Не говори глупостей, — шлепнула его по руке Лиза, — мы не будем звать ее мачехой, потому что это обидно для нее, и мы не будем называть ее мамой, потому что это обидно для нашей мамы! Мы будем звать ее Дарьей, как и раньше, а то, что она батюшкина жена это их дело, а не наше.

Особенно был доволен таким исходом отец Мефодий, который один, кроме Господа Бога знал, как долго молилась Дарья для того, чтобы услышать из его уст эти долгожданные слова:

— Венчается раба божья Дарья рабу божьему Филиппу…

… Пока на Угре веселились и плясали, совсем недалеко, в нескольких десятках верст, великокняжеское войско под командованием князя Федора Телепня-Оболенского брало один за другим с необычайной легкостью города верховских княжеств.

Быстро были взяты Серпейск и Мезецк, а князь Семен Воротынский окончательно рассорившись со своим братом и получив за это тысячу московских воинов под свое командование, двинулся на Мосальск.

Вскоре в Бартеневке, Медведевке и Картымазовке стали толпами появляться беженцы из захваченных и разоренных московитами сел, городов и крепостей.

Слушая их рассказы о том, с какой необыкновенной легкостью великокняжеские войска захватывают врасплох, бывшие литовские владения, Медведев прикусывал ус и теребил бороду, один зная причины этой легкости.

Только что вступивший на престол Великий князь Литовский Александр Казимирович не успевал получать известия о захвате одних земель, как приходили очередные, о захвате следующих.

Он решил сам ознакомиться с происходящим и выехал поближе к театру военных действий.

С тринадцатого по двадцатое сентября 1492 года он пробыл в г. Минске, где выслушал весьма пессимистические прогнозы своих воевод и советников. Сильное, хорошо вооруженное московское войско без объявления войны, без официального предъявления каких бы то ни было претензий, неумолимо и неуклонно захватывало юго-восточные земли, продвигаясь к Вязьме. Те, кто пытались оказывать сопротивление, беспощадно уничтожались, остальные — трусливо переходили на московскую сторону и давали новые присяги верности, позабыв старые.

Уже были захвачены Хлепень, Рогачев, начисто сожжены Мценск, Любуцк и Мосальск, когда Великий князь Александр начал понимать, что легко остановить это нашествие ему не удастся.

Именно тогда впервые возникла смелая и неожиданная идея, высказанная панами литовской рады: женить Великого князя Александра на дочери московского князя Великой княжне Олене. По мнению литовских радных, такое политическое решение остановило бы московское наступление.

В Москву прибыло посольство пана Станислава Глебовича с этим предложением.

Иван Васильевич предложение выслушал, принял послов благосклонно и обещал подумать, а тем временем московские войска неуклонно двигались на запад.

Это уже не были мелкие порубежные распри, стычки и ссоры.

Это была настоящая, полноценная ВОЙНА…

Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.)

В конце лета 1492 года Великая княгиня Софья приняла органного игреца Ивана Фрязина, бывшего Джованни Сальваторе, по его просьбе.

В официальном письменном прошении органный мастер сообщал, что некоторые части инструмента уже износились, и он хочет попросить государыню помочь ему в приобретении новых, а также других необходимых запасных частей, дабы в будущем избежать подобных неприятностей.

Софья прекрасно поняла, что речь, по-видимому, пойдет не только о музыке, и постаралась обставить встречу так, чтобы о ней не знал никто, кроме Паолы, которая привела мастера в Кремль, да и ту Софья немедленно отпустила, наказав тотчас отправляться в свои покои и не выходить оттуда.

Великая княгиня не только уединилась с музыкантом в самой далекой палате, но и присела на скамью, которая находилась так далеко от дверей, что при всем желании нельзя было услышать ни слова из их разговора.

— Мой дорогой Джулиано, я догадываюсь, что не органный инструмент главная цель твоего желания повидаться со мной.

— Отчего же? — с неподдельной искренностью воскликнул мастер. — Прошло уже два года, некоторые части износились, а иные и вовсе закончились, и я подумал, что если вдруг мне снова придется выступать перед самыми знатными людьми, как это имело место весной два года назад…

— Да-да, я хорошо помню это необыкновенно успешное выступление. Ты доволен моей наградой?

Джулиано Сальваторе низко поклонился:

— О, да, государыня, она была необычайно щедра.

Возникла пауза. Сальваторе тихонько кашлянул и сказал:

— А насчет частей к органу…

— Насчет частей к органу, — разумеется, ты получишь все необходимое. Я уверена, что не только эта забота привела тебя ко мне.

— Зная твой глубокий и тонкий ум, государыня, я сам, тем не менее, не умом, а сердцем почувствовал, что настала некая пора, и ты нуждаешься во мне снова…

Софья улыбнулась.

— Мало того, что ты музыкант и лекарь, так ты еще и провидец. Да… я вспоминала о тебе. Ты уже овладел русским языком?

— О, да, государыня, вполне достаточно для того, чтобы слышать, о чем вокруг говорят.

— И о чем же вокруг говорят?

— О разном, государыня, о разном… Кто об урожаях, кто о засухе, а некоторые судачат об одном весьма высоком по своему достоинству человеке, который, быть может, чаще, чем следует, навещает свою невестку… Впрочем, в этом нет ничего удивительного — он так любит ее сына, своего внука, что поговаривают, будто он даже собирается торжественно короновать этого мальчика. Таким образом, если потом господь приберет к себе душу деда — внук немедленно займет его место…

— Да, да, Джулиано и до меня доходят такие слухи… И мне кажется, что этого не следовало бы допускать… А ты сам как полагаешь, Джулиано?

— Я здесь лишь для того, чтобы выполнять твои особые поручения, государыня. Поэтому я полагаю, что, скорее всего, произойдет так, как захочешь ты.

— Ах, Сальваторе, я всего лишь слабая женщина и порой сама не знаю, чего хочу…

— Твоему первенцу Василию пошел четырнадцатый… В этом возрасте многие уже начинали властвовать. Но если государь успеет короновать внука… У Василия останется очень мало шансов…

— Да-да, Джулиано, ты прав — так много препятствий стоит на пути… А теперь еще эта коронация… Как же быть…

— Я всегда полагал, государыня, что, начав какое-то дело, следует доводить его до конца…

— Это очень разумное правило, Джованни, и всю жизнь я следовала ему… Но данный случай особый… Малейшая тень подозрения и все погибнет… И я сама и Василий… — Она не договорила, но ощутила тайное сияние святых мощей, исходящее откуда-то из-под каменных плит пола, подумала о Великом Третьем Риме и перекрестилась. — Нельзя допустить коронации… Но нельзя также допустить, чтобы малейшая тень подозрения легла на меня…

Джулиано опустился на одно колено, но вовсе не из желания продемонстрировать свою преданность, а из опасения быть услышанным, ибо если как он знал, в Венеции и стены имеют уши, то почему бы им не быть в Кремле, который строили венецианцы. Поэтому он заговорил тихо, почти шепотом, так, что даже сама Софья едва слышала его.

— Я все продумал, государыня. Есть один верный человек — его фамилия Лукомский…

Тайнопись Z

От Симона Черного

Москва

2 августа 1492

Елизару Быку

в Рославле

Во имя Господа Единого и Вездесущего!


Дорогой друг!

Не могу удержаться от того, чтобы, вопреки всей нашей многолетней переписке, вместо того, чтобы писать сначала о главных и существенных для нашего братства делах, я пишу тебе, как другу о чем-то сугубо личном.

Вчера я стал дедом!

Марья родила здорового крепкого младенца, Неждан на седьмом небе от счастья, а я испытываю странные смешанные чувства.

С одной стороны, это — необыкновенная таинственная радость от того, что я вижу живое продление моего рода, о чем я раньше никогда не задумывался, а с другой стороны — я вдруг ощущаю себя уже как бы старцем, стоящим на краю могилы…

Пожалуй, впервые с того момента, когда мы стояли с тобой в ранней юности на днепровском обрыве, оба готовые произвести полный расчет с этой жизнью, я впервые испытываю столь глубокое душевное волнение. Как ты знаешь, я был всегда спокоен, холоден и сдержан.

Но довольно об эмоциях — перейдем к делу.

Сообщаю тебе, что наш план создания сплоченной группы вокруг Великого князя постепенно приводится в исполнение. Отношение Ивана Васильевича к своей невестке более чем доброжелательное, Патрикеев и Ряполовский не только горячо поддерживают идею коронации юного Дмитрия, но и подбирают все новых и новых сторонников этого замысла. Нам удалось добиться того, что теперь московский государь уделяет больше внимания невестке и внуку, чем своей супруге и ее детям. Недавно мне рассказывали о том, как юная княжна Олена горько плакала, жалуясь матери, что отец ее совсем не любит и не виделся с ней уже более двух месяцев. Передают, что Софья в ответ на это сказала, что она сама видит своего супруга нынче гораздо реже, чем прежде, и утешила дочь тем, что вскоре ее выдадут замуж, и она станет великой княгиней или королевой, будет царствовать в своем государстве, а любовь супруга заменит ей недостающую отцовскую, в то время как вот ей, Софье, уже не на что и надеяться.

Мне стало жаль несчастную княжну, и я подумал, не сделали ли мы ошибки, не обратив должного внимания именно на нее, — а ведь она несколько раз посещала кружок нашей сестры Елены, и все отмечали ее ум, любовь и стремление к знаниям, а также расцветающую красоту. И хотя пока Иван Васильевич не дал ответа литовским послам, которые просили ее руки от имени Великого князя Александра, можно предполагать, что, захватив окончательно значительную часть южных и западных русских земель, он согласиться на это, с тем, чтобы закрепить этим политическим браком свои военные достижения…

Однако и лагерь наших врагов не дремлет. Софья, видя свое медленное и неуклонное отдаление от супруга, которым она столько лет безраздельно властвовала, предпринимает какие-то меры.

Нашему брату Степану Ярому удалось узнать от своей супруги Паолы, что Великую княгиню недавно посещал тот самый органный исполнитель, которым мы в свое время очень интересовались.

Неждан, как ты помнишь, просидел несколько месяцев в Венеции, но не смог добыть никаких сколько-нибудь интересных для нас сведений, кроме того, что, возможно, (заметь, только возможно!), он некогда носил имя Джулиано Сантини, который был рожден под знаком Тельца. И если это так, он мог бы быть тем, перед встречей с которым остерегал покойного Ивана Ивановича гороскоп. Быть может, нам удастся узнать о нем более подробно, поскольку представляется случай.

Как я уже писал, встреча этого Сальваторе с Софьей происходила в обстановке чрезвычайной секретности, что выглядит странно, ввиду ничтожности просьбы — речь шла о каких-то запасных частях для органа. Зачем тогда было закрываться в самой дальней палате без окон и с одной дверью, да еще велеть Паоле, которая обычно прислуживает госпоже вплоть до ее отхода ко сну, немедленно отправится к себе со строгим наказом ни на шаг не выходить из своих комнат.

Я направил несколько наших людей для того, чтобы посмотреть, какие последствия может иметь эта встреча. Представь себе, что нам удалось кое-что выяснить: этот Джованни Сальваторе сблизился в последнее время с неким человеком по фамилии Лукомский. Говорят, он заплатил ему немалую сумму денег и тот в сопровождении еще нескольких людей выехал на днях в Литву со всеми проездными документами, подписанными Великой княгиней, якобы для того, чтобы приобрести недостающие части для органа. Это письмо привезет тебе нарочный, который намного опередит группу Лукомского. Прошу тебя распорядиться от нашего имени, чтобы за ними всеми как следует присмотрели: где будут, куда поедут, с кем встретятся. Быть может, таким образом, нам удастся пролить свет на то, кем на самом деле является этот загадочный игрец.

Рад твоему счастью с новой супругой. От всей души желаю тебе достойных наследников.

Во славу Господа Единого и Вездесущего.

Симон.

Тайнопись Z

От Елизара Быка

из Рославля

6 сентября 1492

Симону Черному

в Москву

Во имя Господа Единого и Вездесущего!

Дорогой друг!

Как это странно, что ты напомнил мне о том далеком времени, когда мы стояли на Днепровском обрыве, переживая огромный всплеск эмоций и тогда, должно быть, наши судьбы связались воедино, и далее мы, хоть и по-разному, но испытываем одни и те же радости и горести.

Едва ли не в тот же день, когда у тебя родился внук у меня родился сын, и я всю жизнь привыкший к холостяцкой жизни, впервые своими большими, грубыми и неуклюжими руками поднял крохотное, легкое, как пушинка, тельце младенца, который когда-то, я надеюсь, станет взрослым мужчиной и выберет достойный путь в жизни.

Поэтому я, как никто другой хорошо понимаю твою радость, ибо и меня обуревают точно такие же чувства.

Однако к делу.

Я выполнил твою просьбу, и наши братья проследили за всеми передвижениями Ивана Лукомского, между прочим, называющего себя князем, а также трех людей, прибывших с ним: неких смолян, братьев Селевиных, и одного поляка Матеуша, именуемого иногда Матвеем, который, как выяснилось, служит переводчиком в посольском приказе у Алексея Полуехтова, который в свою очередь предан Софье.

В определенный момент они все разъехались. Часть из них поехали в Вильно (братья Селевины), а Матеуш — в Ковно. Ничего особенно они там не делали, действительно покупали какие-то органные части, какие-то средства от ржавчины и для придания блеска органным трубам, а также встречались с различными органными мастерами, преимущественно итальянцами.

А вот что касается самого Лукомского, то тут есть кое-что интересное. Он навестил одного нашего старого знакомого — князя Семена Бельского и провел с ним в беседах, перемежающихся буйными пирушками, целых несколько дней.

Мы давно уже прекратили наблюдение за князем Семеном, и у нас не было в доме своего человека, однако поставщик соли из Белой — брат третьей заповеди — несколько раз под разными предлогами являлся во время пирушек, чтобы услышать хотя бы обрывки разговоров. Из этих обрывков следовало, что речь шла:

Первое — о каком-то визите Лукомского к Великому московскому князю;

Второе — о нанесении какого-то серьезного вреда извечному врагу князя Семена его родному старшему брату князю Федору Бельскому, литовскому беглецу, живущему ныне в Мореве, которую пожаловал ему Великий московский князь. Речь шла о том чтобы ловко свалить на него вину за какой-то заговор.

Третье — о возможности перехода на московскую сторону самого князя Семена Бельского.

Во всем этом, кажется, нет ничего подозрительного и, тем не менее, все это немного странно, особенно столь неожиданный визит Лукомского к Семену Бельскому, с которым, как оказалось, они много лет знакомы, и этот Лукомский даже служил у него в свое время начальником охраны. Потом он перешел на Московскую сторону и давно уже живет в Москве.

Вся группа сейчас находится на обратном пути и, быть может, тебе удастся проследить там у себя, что каждый из них будет делать, а это, в свою очередь, подскажет ответ на интересующий нас вопрос.

Доктор Корнелиус Моркус благодаря нашим связям и смене королевской власти в Литве добился, наконец, перехода в официальный статус из того странного и нелегального, в котором он до сих пор находился.

Теперь он — один из многих королевских лейб-медиков, имеющих право вполне официально принимать пациентов. Он был на крестинах моего сына и просил передать тебе сердечный привет. На том остаюсь,

Во имя Господа Единого и Вездесущего

Елизар Бык.

Глава восьмая ЗАГОВОР (1493 г.)

В среду 1 марта 1493 года маршалок дворный Костевич, срочно пригласив к себе Андрея, сообщил, что Великий князь Литовский Александр хочет немедленно видеть князя Святополка-Мирского для личного знакомства и особого поручения.

Во время правления Казимира королевская резиденция находилась в замке в Троках.

Однако, новый Великий князь предпочитал жить в столице, где за рекой Вильняле был хоть и не замок, но вполне подходящий дворец. В конце концов, Казимир был одновременно королем Польским и Великим князем Литовским, Александр же правил лишь одной Литвой.

Александр и раньше часто бывал в Вильно — город очень нравился ему, и сейчас у него были большие планы в отношении превращения его в крупнейшую европейскую столицу, непременно с университетом, чтобы город был центром науки (Александр сам был очень хорошо образован), с красивыми и высокими костелами, как в Кракове, — чтобы город был религиозным центром и, наконец, с большой рыночной площадью и невысокими пошлинами — чтобы литовская столица могла стать подлинным торговым центром.

Одним словом, у Великого князя Александра, воспитанного в лучших гуманистических традициях (его учителем являлся никто иной, как сам Ян Длугош, великий историк и автор многотомной «Хроники польской») было очень много планов, связанных с развитием культуры, религии и торговли.

Однако, у него не было абсолютно никаких военных планов — Литва и так огромная страна, протянувшаяся от Балтийского моря до Черного, ни в каких новых завоеваниях не нуждалась — хватило бы сил удержать старое — и вот тут то — не успел взойти на престол новый, молодой государь, как сразу столкнулся с абсолютно неожиданной для него проблемой военного характера.

Напористые московиты, официально не объявляя никакой войны, отхватывали кусок за куском литовские земли, перекраивая сложившиеся границы в свою пользу.

Переговоры о сватовстве к дочери Великого московского князя юной княжне Олене, не дали ни положительного, ни отрицательного ответа; московские войска упорно двигались к Вязьме, литовские советники разводили руками и говорили, что на общий сбор серьезной армии понадобится не меньше года.

Александр находился в некоторой растерянности, а тут еще маршалок дворный Костевич, ответственный за безопасность короны и лично Великого князя, сообщил ему об этом странном и непонятном заговоре, который мог бы еще более обострить отношения с Москвой.

Необходимо было принять какие-то срочные меры, и вот Александр поручил Костевичу выбрать лучшего из его офицеров, объяснить ситуацию, снабдить его всей необходимой информацией и, возможно, отправить в длительное и опасное путешествие, но перед этим Великий князь хотел лично поговорить с избранником Костевича и выслушать его возможные предложения относительно того, как успешнее справиться с этим делом.

Еще в первом разговоре с Великим князем Костевич после короткого размышления назвал имя Андрея, как одного из самых опытных и не раз отличившихся в исполнении сложных дел. Александр вспомнил, что однажды, будучи вместе с отцом в Литве, он уже видел этого красивого высокого мужчину, и отец сказал, что это именно он арестовал заговорщиков Олельковича и Ольшанского, казненных впоследствии за измену державе и посягательство на жизнь короля. Александр сразу же охотно согласился на эту кандидатуру, и вот теперь князь Андрей сидел перед Костевичем в его кабинете в ратуше и слушал.

— Это очень странное и дурно пахнущее дело. — говорил Костевич. — Судя по всему, готовится покушение на жизнь Великого московского князя, но у меня есть серьезные подозрения, что это не настоящее покушение, а лишь имитация его. Все известные нам данные указывают на то, что нити заговора будут тянуться к нам, к Великому князю Александру в первую очередь, а также к живущему в Москве, известному своей склонностью к заговорам против государей, князю Федору Бельскому. Заговорщики, по всей видимости, слепые исполнители, не ведающие истинных мотивов тех, кто ими руководит, будут схвачены, пытаны и казнены как литовские доброхоты, которые, действуя по поручению Александра, хотели отравить Великого московского князя. Тебе хорошо известно, какую беспощадную необъявленную войну ведет сейчас Иван Московский, захватывая Верховские княжества — ты ведь сам был там не так давно. Так вот, эта вся история с покушением на жизнь московского государя, как мы полагаем, будет использована как повод для объявления войны и широкомасштабного наступления огромного московского войска на нас. Мы же совершенно не готовы к этому, нам необходим по крайней мере год, чтобы собрать общее ополчение и достойно защититься. Я думаю, мы должны обнажить все подлинные пружины этого хитрого замысла, чтобы не дать Великому московскому князю никаких шансов выступить против нас.

— Что известно конкретно? — спросил Андрей.

— Сейчас скажу. Поскольку когда-то князь Федор Бельский избежал казни, скрывшись в московском княжестве, мы еще тогда подкупили одного из слуг его брата князя Семена Бельского, предполагая, что возможно между братьями существует какая-либо тайная нить. Однако оказалось, что между ними не только нет никакой связи, напротив, они ненавидят друг друга, и наш человек, так и не добыв никаких сведений, остался, тем не менее, по-прежнему служить Семену Бельскому. За двенадцать лет он стал одним из самых приближенных слуг князя Семена и вдруг недавно сообщил нам обо всем этом странном деле. Суть его такова: из Москвы в Литву прибыл некий человек, называющий себя князем Лукомским, с тремя своими помощниками. Официально они прибыли вполне легально для приобретения запасных частей к органу, установленному в Кремле итальянским органистом Джованни Сальваторе. Все было бы ничего, но так называемый князь Лукомский, отправив своих людей за покупками, сам посетил своего старого друга князя Семена Бельского и пробыл у него три дня. Друзья много пили, наш человек как ближайший доверенный князя Семена прислуживал им, и вот что он донес. Лукомский, действуя от имени какой-то московитской группы, якобы недовольной правлением Ивана, его жестоким обращением с родным братом, которого недавно заключил в темницу без всякой вины, решила покончить с тираном и составила заговор. Поскольку эта группа не хочет себя выдавать в случае возможной неудачи, у Лукомского возник такой план: надо свалить всю вину на литовских заговорщиков так, чтобы казалось, будто нити заговора тянутся в Литву, едва ли не к самому Великому князю, а при случае направить подозрение на князя Федора Бельского, который якобы тесно связан с литовскими заговорщиками. Для этого князь Семен, чей почерк похож на почерк брата, должен написать от имени этого брата некое письмо в Литву, подтверждающее что он, Федор Бельский, состоит в заговоре с целью отравить Великого московского князя. Семену план очень понравился, тем более, что Лукомский обещал, что впоследствии именно он, князь Семен Бельский будет приглашен в Москву как один из людей, раскрывших покушение, и одарен многочисленными землями, отнятыми у Федора…

— Очень странная история, — сказал Андрей, — зачем такие сложности: специальная поездка в Литву, втягивание в игру Семена Бельского…

— Да вот и я так сначала подумал, — вздохнул Костевич, — уж не пьяная ли это болтовня двух старых негодяев, встретившихся за чаркой после многолетней разлуки. Но на всякий случай, под предлогом взимания пошлины, я велел тщательно обыскать людей Лукомского, которые делали у нас какие-то покупки, связанные с органом и среди них оказались разные средства, предназначенные якобы для чистки органных труб. Наши люди незаметно отсыпали понемногу от этих порошков и доставили нашему новому, очень способному лейб-медику при великокняжескому дворе, доктору Корнелиусу Моркусу. И что ты думаешь? Оказалось, что все эти порошки, предназначенные для чистки органных труб, являются редкими и очень сильнодействующими ядами, которые изготавливают только в Венеции. И тогда я подумал, что это уже не может быть совпадение. Я доложил обо всем королю и назвал тебя в качестве одного из наших лучших офицеров для особых поручений. Я думаю, что ты сможешь успешно справиться с этим делом.

— Благодарю за доверие, — склонил голову Андрей.

Маршалок встал:

— Пойдем, Великий князь ждет.

Поездка в карете заняла полчаса, и все это время Андрей сосредоточенно думал.

Костевич, как бы не желая мешать ему, отвернул голову в сторону и смотрел в зарешеченное окошечко.

Король принял их ласково и дружелюбно.

С первого взгляда на его задумчивое слегка меланхоличное лицо Андрею, тридцативосьмилетнему опытному воину, повидавшему в жизни немало, сразу стало ясно: — это человек добрый, мягкий, но нерешительный и слабохарактерный. Не такой нужен был бы сейчас государь Великому Литовскому княжеству, терзаемому своим грозным соседом.

Но, увы, королей, как и родителей не выбирают…

— Я рад тебя видеть, князь, — любезно сказал Александр, демонстративно садясь не на трон, стоявший на возвышении, а в простое кресло в углу тронной залы, — я тебя помню, отец говорил мне, что ты лучший.

— Благодарю, государь, — склонил голову Андрей.

— Маршалок все рассказал тебе?

Андрей молча поклонился.

— Что ты обо всем этом думаешь? — спросил Великий князь, внимательно глядя прямо в глаза Андрею.

— Я думаю, что нам известно только небольшая часть какой-то сложной интриги.

— Я хочу, чтобы ты досконально разобрался во всем этом.

— Какова конечная цель? — спросил Андрей.

— Не допустить, чтобы у Великого московского князя появился в руках козырь против нас.

— Какие у меня полномочия? — спросил Андрей скорее у Костевича, чем у Великого князя.

— Самые широкие, какие только пожелаешь, — сказал Великий князь и обратился к Костевичу: — Пусть князь Святополк-Мирский получит все, что ему необходимо.

— Да, разумеется, — поспешно согласился Костевич, — деньги, документы…

— Государь, — обратился князь Андрей к Александру, — мне понадобится один человек.

— Любой. Говори и он сейчас будет здесь.

— Государь, это узник, он сидит в темнице, и был приговорен к смертной казни, замененной потом вашим милостивым батюшкой королем Казимиром на пожизненное заключение. Я сам арестовал его тринадцать лет назад.

Великий князь поморщился.

— Это сложнее. Закон есть закон, и он должен быть одинаков для всех… — Он задумался. — Впрочем, я же Великий князь, я обладаю правом помилования даже пожизненных заключенных. А за что он сидит, кстати?

— За участие в заговоре против вашего батюшки, короля Казимира.

— Насколько я помню, главные заговорщики давно казнены, а один, князь Бельский, убежал в Московию.

— Да, государь, а это именно тот человек, который отбывает наказание в некотором роде вместо князя Бельского.

— Хорошо, если он тебе нужен, я сейчас же напишу грамоту о помиловании. Кто он и как его зовут?

— Это личный канцлер и близкий друг князя Федора Бельского Юрок Богун.

… Государственные преступники, осужденные на пожизненное заключение, отбывали свой срок в самых глубоких, мрачных и сырых камерах великокняжеской тюрьмы.

Комендант тюрьмы-крепости чрезвычайно внимательно осмотрел все документы, сверил с образцом еще непривычную подпись нового государя на помилованной грамоте и сказал:

— Вам придется подождать, сударь, пока за ним спустятся, пока раскуют, пока приведут.

— Хорошо, — сказал князь Андрей, и при этом золотая монетка случайно выскользнула из манжеты его кружевной рубахи и оказалась на столе возле руки коменданта, который тотчас прикрыл ее, — я подожду в карете у выхода из темницы, и когда он будет готов, просто выведите его за ворота.

— Не беспокойтесь, мы постараемся сделать все необходимое так быстро, как это возможно.

Тем не менее, князю Андрею пришлось ждать больше часа, прежде чем скрипучие ворота отворились и двое стражников вывели оттуда худого, обросшего длинными волосами, с бородой до пояса человека, с завязанными тряпкой глазами. Поддерживая его под руки, поскольку он едва двигался, стражники подвели его к карете и усадили рядом с князем Андреем.

— Снимите эту повязку с него, сударь, вечером, иначе он может ослепнуть, — сказал тюремный стражник. — Там, где он находился тринадцать лет, было почти темно.

Карета тронулась и неузнаваемо изменившийся Юрок Богун, всегда гладко выбритый, щеголеватый человек, года на два моложе князя Андрея, похожий сейчас на дряхлого старца, хриплым шепотом спросил пересохшими губами:

— Кто ты?

— Тот, кто арестовал тебя, в далекий осенний день через несколько минут после того, как некий дворянин Медведев вместе с твоим хозяином и другом умчались в карете навсегда.

— Князь Андрей? — едва слышно спросил Юрок.

— Да, это я.

— Куда ты меня везешь?

— На свободу. Я выполнял приказ короля, арестовывая тебя, а теперь я выполняю приказ его сына, Великого князя Александра, который помиловал тебя.

— Почему он это сделал?

— Потому что я попросил его об этом.

— Зачем?

— Насколько мне известно, ты был привязан к Федору Бельскому и любил его как друга и брата?

— Да, и сейчас люблю.

— Это хорошо.

— Почему хорошо?

— Потому, что я хочу, чтобы ты спас ему жизнь.

Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.)

Такого не бывало уже добрых лет пять, и потому Никола, как раз в этот день дежуривший ночью на вышке, дважды протер глаза всматриваясь в черную точку, медленно передвигающуюся по воде наискосок от западного берега Угры к этому, восточному.

Никола знал, что на берегу сейчас никого нет: Гаврилко дежурит на развилке дорог к монастырю и парому, а Юрок Копна со стороны Картымазовки.

И вдруг он вспомнил что однажды, давно, четырнадцать лет назад, он уже видел такую голову, причем в том же самом месте.

Никола схватился за веревку, чтобы разбудить спящего Клима Неверова (веревка спускалась вниз и, переброшенная через несколько сучков, тянулась в комнату домика охраны под вышкой, где всегда спал бессменный начальник караула Клим Неверов и еще кто-нибудь из молодых ребят) и, поколебавшись мгновение, (самому покинуть вышку, чтобы разбудить Медведева он все же не решился), дернул веревку. Через мгновение дверь скрипнула, а из домика охраны вышел сонный бородатый Клим Неверов и, задрав вверх голову, вопросительно мотнул головой.

Ивашко, перегнувшись через барьер вышки, шепотом сказал:

— Разбуди хозяина. Кто-то плывет к нам через Угру.

«Один?» — жестом спросил Неверов, показывая палец.

— Да, — шепнул Никола, — Такое уже было — может это к нему.

Неверов проскользнул к хозяйскому дому и осторожно постучал в известное ему окно.

Через несколько секунд окно распахнулось, и выглянул Медведев в нижней белой сорочке.

— Что там? — сонно спросил он.

— Кто-то плывет через Угру прямо к нам. Никола просил передать тебе.

— Сейчас, — сказал Медведев.

Еще через минуту он распахнул створки окна и легко выпрыгнул из него с дедовским мечом в руке.

— Пошли, глянем.

Они быстро спустились с пригорка по тропинке.

Пловец как раз выходил на берег.

Медведев сразу узнал его.

Клим тоже.

— Иди, — сказал Медведев. — Я думаю, нет надобности, говорить тебе, и Николе, что…

— Василий Иванович… — обиженно развел руками Клим и, скрывшись в зарослях, двинулся обратно.

— Здравствуй, дорогой друг, — шагнул Василий навстречу Андрею.

Андрей как раз надел на мокрое тело сухую одежду, свернутую в плотный узелок, который он держал над головой.

Они обнялись.

— Я умышленно поплыл в том же самом месте, где и много лет назад. Я был уверен, что твоя служба охраны работает по-прежнему хорошо и, как только тебе доложат, ты сразу все поймешь.

— Что-то случилось?

— Да, — сказал Андрей. — Где поговорим?

— Тайно?

— Желательно. У меня есть все документы для официального и законного пересечения рубежа, но я решил не использовать их. Пусть нигде не останется никаких следов того, что мы встречались.

— Хорошо. Тогда следуй за мной.

Как и много лет назад они вошли в темные заросли, Медведев нащупал нужный пень и нужный рычажок.

Пень плавно отодвинулся, и они спустились по ступенькам в сырой холодный проход.

Здесь царила кромешная тьма, но Медведев должно быть хорошо ориентировался, потому что нащупал углубление в стене, из которого вынул трут и кремень. Чиркнул-щелкнул несколько раз и тусклый огонек озарил узкий, но вполне достаточный для прохода коридор. Медведев пошел вперед, Андрей — за ним.

Где-то примерно посреди прохода Медведев остановился и внимательно осмотрел стены вокруг.

— Что? — спросил Андрей.

— Нет-нет, ничего, — ответил Медведев, и они двинулись дальше.

И тут вдруг Медведеву в душе стало почему-то стыдно за то, что он что-то скрывает от лучшего друга. Но с другой стороны, зачем Андрею знать, сколь опасная тайны, хранится именно в этом месте… Просто, Василий при случае проверил, не осыпалась ли земля, нет ли какой возможности обнаружить глубоко скрытый тайник, в котором спрятано на долгие годы сказочное сокровище Амрагана. И потом, ведь никто, никто на свете не должен знать, что он, не просто Василий Медведев, а еще и Четвертый Хранитель… Вот уже тринадцать лет…

Не пора ли подумать о пятом?

Чтобы не разбудить Анницу, детей и никого из прислуги, Василий пригласил Андрея в ту самую «музейную» комнату, где хранились все ценнейшие реликвии Медведевского семейства.

Здесь Василий налил Андрею и себе по кружке вовсе не манинского новомодного напитка, а старого доброго греческого вина, которое все еще каким-то чудом доставал где-то грек Микис.

— Давай выпьем за встречу, — сказал Медведев, — и, по-видимому, скорое расставание — подозреваю, что раз ты здесь, таким образом и в такой час, мне с утра придется куда-то ехать…

Андрей вздохнул.

— Боюсь, Вася, не с утра, а прямо после того, как я тебе расскажу, что у нас там стряслось.

Медведев пожал плечами и улыбнулся.

— Я и сейчас чувствую себя так же, как в двадцать лет: готов собраться за полчаса и отправиться хоть на край света, если дело доброе.

— Дело доброе, — кивнул Андрей. — Пожалуй, второй раз в нашей жизни представляется случай повлиять на ход событий, на которые обычно мы не имеет никакой возможности повлиять…

Андрей подробно рассказал Василию все, что узнал от маршалка Костевича.

— Я ничем не нарушил своего долга, рассказав тебе это, поскольку сейчас наши с тобой цели абсолютно сходятся. Неизвестно, а вдруг это заговор настоящий, и твоему Великому князю действительно грозит смерть. Нам в Литве она совершенно не выгодна, тем более, если окажется, что произошла она якобы по нашей вине. Ты же, как верный слуга государя, должен предупредить его об опасности. Мне известно, что Лукомский приближается к Москве, а Великий князь готов сразу же принять его, поскольку этот ловкач послал вперед гонца с сообщением, что везет крайне срочные сведения державной важности. Вероятно, имеется в виду поддельное письмо, якобы написанное князем Федором Бельским. Неизвестно, что может произойти, когда они встретятся. Одна капля яда (а яды они везут очень хорошие) и… сам понимаешь.

Медведев нахмурился:

— Да, ты прав, надо ехать. Но я не понял одного, зачем тебе понадобился Юрок Богун?

— Ты его знал? — спросил Андрей.

— Да, и всегда восхищался его работой. В сущности, как я понял, он сам анализировал все, что узнавал, и преподносил Федору так, что тому оставалось лишь принять то или иное решение. Боюсь, князь недостаточно высоко ценил его…

— А ты бы оценил?

— Почему ты спрашиваешь, — удивился Медведев.

— Видишь ли, я отправил Юрка Богуна к Федору, чтобы тот знал о поддельном письме и не только приготовился к защите, но и был готов нанести ответный удар — разоблачив заговорщиков. Но поскольку я не был уверен, хватит ли у князя сил и мужества сделать это, я решил поехать к тебе, потому что тут я уверен — ты сделаешь это точно!

— Спасибо, дружище, ты не первый раз оказываешь мне огромную услугу.

— Не тебе, — вздохнул Андрей, — это не имеет к нам никакого отношения. Я просто выполняю свой долг и знаю, что ты его тоже выполнишь.

— Конечно.

— А что касается Юрка Богуна, я позволил себе, не спросив твоего разрешения, посоветовать ему после посещения князя Федора отправиться в Медведевку. Он сирота, и в Литве у него никого нет, а после освобождения из тюрьмы, где он сидел по такому обвинению, вряд ли ему удастся найти работу. Я сам арестовал его тогда в Кобрине и, хотя просто выполнил свой долг, меня терзали упреки совести — князь Бельский, сбежавший с твоей помощью в Москву, живет припеваючи, а несчастный, и по сути ни в чем не повинный человек, должен сидеть до конца своих дней в темном подвале… Мне кажется, что сейчас князь Федор вряд ли будет нуждаться в его услугах, и я подумал…

— Ты правильно подумал, — кивнул Василий. Я с удовольствием возьму его к себе.

— Вот и отлично, — Андрей встал — Тогда в путь!

— Я буду готов через полчаса.

Друзья обнялись.

…Князь Федор Бельский не поверил своим ушам, когда слуга доложил о том, что его хочет видеть Юрок Богун.

— Кто-кто? — изумленно переспросил князь.

— Этот человек говорит, что его зовут Юрок Богун, и он будто бы много лет назад служил у тебя канцлером.

— Это невозможно, — сказал Федор. — Юрок Богун отбывает пожизненное заключение. Где этот человек?

Слуга подошел к окну.

— Да вот он, стоит на крыльце.

Федор глянул и побледнел.

— Невероятно, — прошептал он.

У него снова, как когда-то, заныло сердце и все внутри сжалось, потому что это был действительно Юрок Богун. Гладковыбритый, слегка постаревший, изящно одетый, но, несомненно, он, а те воспоминания, которые были связаны с ним, с покойными Ольшанским и Олельковичем, с неудачным заговором и позорным бегством — все это обрушилось вдруг на уже давно успокоившуюся душу князя Федора Бельского.

Неужели опять что-то… Почему он здесь? Сбежал? Хочет, чтобы я его приютил? Но я уже давно не тот — у меня нет ни такой власти, ни таких денег. Боже, что ему нужно? Зачем он явился сюда, как страшная тень прошлого, чтобы напомнить о том, что я тщетно пытаюсь забыть все эти годы…

С большим трудом он взял себя в руки и даже улыбнулся, шагнув навстречу Богуну, когда того ввели к нему.

— Здравствуй, Юрок, как я рад тебя видеть, — сказал князь Федор Бельский и обнял своего канцлера.

Но от наблюдательного Юрка не ускользнула фальшь улыбки и легкая дрожь обнимающей его руки князя Федора.

— Ты убежал? Скрываешься? — тревожно спросил Федор.

— Нет, — ответил Юрок, — меня помиловали. Федор, ты много сделал для меня в юности, благодаря тебе я получили образование, я служил тебе верой и правдой…

— Да-да, я всегда ценил это, — поспешно перебил Федор.

— Позволь мне сказать. Я думаю, что мое появление вряд ли тебя обрадовало, поскольку я одним своим видом напоминаю тебе о той сокрушительной неудаче, которую ты потерпел, в то время когда я находился рядом и помогал, а потому эта неудача, быть может, косвенно связывается у тебя со мной. Я ничего не буду у тебя просить и сейчас же уйду, но я должен, в благодарность за все доброе, что ты для меня сделал, попытаться отвести от тебя угрозу. Твой брат, который принес тебе в жизни столько зла, снова хочет нанести тебе подлый удар…

Юрок рассказал князю Федору все, что сообщил ему князь Андрей о поддельном письме Семена и о той ловушке, которую заготовил для него Лукомский.

И тут Юрок увидел, как сильно изменился князь за эти годы. Раньше подобные известия вызывали у него блеск в глазах, мгновенное прояснение мыслей и порой очень остроумные ответные ходы.

Сейчас перед ним сидел совсем другой человек.

Князь Федор закрыл лицо руками и прошептал:

— Господи, за что? За что мне опять такое? Я давно живу мирно, я давно все забыл… За что, Господи?

Юрок вздохнул и поклонился.

— Если я не нужен тебе больше …

— Да-да, конечно, ступай… Впрочем, постой. Может быть… Нет-нет, ничего… Спасибо, Юрок, ты поступил очень благородно, иди… Я буду всегда помнить это.

Юрок низко поклонился и вышел.

Князь Федор не остановил его.

Юрок покинул имение князя в городке Мореве и спросил первого попавшегося прохожего, по какой дороге ему ехать, чтобы добраться до реки Угры.

…Софья, глядя куда-то в пространство, словно пытаясь преодолеть время и расстояние, видела свое детство, веселых родителей, еще живого дядю, последнего Византийского императора Константина, и слезы катились из ее немигающих глаз по щекам, а она этого не замечала, вслушиваясь в небесную органную музыку.

Джованни Сальваторе вдохновенно и упоенно играл, перебирая своими тонкими длинными пальцами клавиши инструмента, потряхивая время от времени головой, от чего его красивые седые волосы рассыпались по плечам, а Софья слушала, слушала, и душа ее разрывалась от странного и необыкновенного чувства возвращения в далекое прошлое, чувства невинности и беззаботности, веселья и открытости, когда все родные еще живы, когда жизнь прекрасна и когда еще не надо ни от кого ничего скрывать, а слезы все катились и катились по ее щекам.

Кроме нее, только Береника и Аспазия находились в органной палате, Паола сегодня была нездорова.

Софья знала, что поездка Лукомского уже завершилась, что он и люди, которые ездили с ним вернулись, но каковы результаты поездки она не знала, разговаривать же слишком часто с органным игрецом Иваном Фрязиным ей было как бы ни к лицу, но заказать музыку она могла.

Джованни Сальваторе в последний раз тряхнул головой и, вскинув ее к небу, сыграл последние аккорды.

Музыка умолкла и наступила мертвая тишина. Софья вынула платок и утерла слезы.

— Спасибо тебе, Иван, ты прекрасно играл сегодня.

И снизошла до неслыханной милости — протянула руку для поцелуя органному игрецу.

Джованни Сальваторе встал на колени с необыкновенной осторожностью кончиками пальцев прикоснулся к руке государыни и, склонив голову, едва касаясь губами ее руки, тихо шепнул по-итальянски одно слово:

— Stasera![7]


… Симон Черный еще не успел уснуть в своем московском доме, когда встревоженный слуга постучал к нему.

— Срочный гонец из Вильно от Корнелиуса Моркуса.

Симон резко поднялся с постели и опустил ноги на пол.

— Немедленно сюда.

Случилось что-то крайне важное: гонец от Моркуса из самого Вильно — этого еще не было.

Симон быстро оделся.

Измученный, уставший, еле стоявший на ногах гонец прошептал:

— Брат Корнелиус просил срочно… Он сам определял… Очень сильные яды… Венецейские… у людей Лукомского. Он хочет отравить Великого князя… Мне не удалось их обогнать — они уже здесь…

Они не только здесь — они уже в Кремле. Иван Васильевич сию минуту пирует с ними. Кого послать? Что сделать? Некого… Каждая минута дорога… Придется самому.


Симон, не обращая никакого внимания на гонца и слугу, быстро вышел из комнаты, выбежал из дома, вскочил на неоседланного коня и помчался в сторону Кремля.

Стражник беспрепятственно пропустил его, поскольку Симон числился одним из Фрязиных, строящих кремлевскую стену.

Оставив у ворот коня, он, запыхавшись, побежал, перепрыгивая через мусор и кирпичи, к Вознесенскому собору, где протопопом служил брат седьмой заповеди Алексий.

Симон вбежал в собор — там шел молебен — он проскользнул в служебное помещение, поднял крышку сундука и стал вытаскивать оттуда какие-то грязные лохмотья.

Через несколько минут он преобразился в юродивого — оборванца, увешанного цепями и веригами.

Растрепав бороду и волосы, измазав лицо и руки сажей и посыпав голову золой из печи, он покинул храм и, опираясь на суковатую палку, побежал в сторону кремлевских палат Великого князя…

Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.)

Обычно во время приемов в Кремле, которые происходили довольно часто (то приезжало какое-нибудь посольство, то уезжало, то праздник, а то и просто пожаловать кого-нибудь хочется), Иван Васильевич, согласно давным-давно заведенному еще его предками обычаю сидел за отдельным столом. Чуть поодаль с обеих сторон сидели ближние бояре и советники: Патрикеев, Оболенский, Маммон, Ощера и другие, еще чуть подальше — остальные придворные а сбоку у стены устанавливался гостевой стол, где восседали приглашенные Великим князем на обед или ужин.

Как правило, желая поощрить гостей, Великий князь посылал им (через стольничего) как бы со своего стола чашу с вином и полагалось выпить ее до дна, что было своего рода проверкой гостя на устойчивость и доставляло огромное удовольствие всем присутствующим.

В большинстве случаев гость обязанный пить до дна, (ему открыто говорили, что в противном случае это будет расценено как неуважение к государю), с трудом, захлебываясь и порой проливая вино, допивал огромную чашу, объемом с кружку[8], и через несколько минут падал замертво, после чего его уносили под громкий хохот присутствующих.

Из всех иноземцев, которые выдержали это испытание и продолжали еще несколько часов пировать, как ни в чем не бывало, вошли в историю только двое: покойный болонский мастер Аристотель Фиорованти и странствующий рыцарь Николай Поппель.

Русины, литвины и поляки в счет не входили — они в подавляющем большинстве спокойно выпивали в честь Великого князя кружку, не пролив ни одной капли, и всем своим видом показывая, что могут выпить еще несколько.

Именно таким человеком и был князь Лукомский, высокий крупный и бородатый, с огромным животом. Он едва ли не тремя глотками опорожнил пресловутую кружку, весело крякнул, встал, низко, ткнувшись лбом в стол, поклонился Великому князю и многозначительно взглянул на Патрикеева.

Патрикеев так же многозначительно взглянул на Великого князя.

Смысл этих никому непонятных переглядываний заключался в том, что еще перед своим приездом Лукомский послал гонца Патрикееву с письмом, в котором просил приема у Великого князя, обещая передать письменное известие государственной важности.

Разумеется, когда Лукомский приехал, Патрикеев спросил его, в чем именно заключается этот пресловутый секрет, но Лукомский начал мяться и лишь показал Патрикееву нижнюю часть письма с подписью князя Федора Бельского, заверяя, что письмо содержит настолько серьезную державную тайну, что он может передать ее лично государю.

Конечно, Патрикеев мог бы применить силу, нажим, угрозу и отнять это письмо, но он не хотел ссориться с Лукомским.

Этот странный князь, год назад прибежавший из Литвы, ухитрился чем-то понравиться государю, Иван Васильевич ласково принимал его уже несколько раз и даже сейчас узнав что Лукомский возвращается из Литвы, куда он ездил со своими людьми якобы как доброхот на разведку под предлогом покупки каких-то там деталей, необходимых огранному игрецу Великой княгини, Иван Васильевич даже решил пригласить его на ужин.

Патрикеев опасался, что Великий князь может быть недоволен насилием по отношению к новому фавориту, и потому разрешил Лукомскому самому вручить это якобы столь важное письмо Великому князю.

И вот сегодня вечером, впервые за много лет, Великий московский князь Иван Васильевич, находясь в прекрасном расположении духа, сделал то, что делал крайне редко и лишь по отношению к особо высокопоставленным гостям — он милостиво кивнул Лукомскому и жестом пригласил его подойти поближе к великокняжескому столу.

Грузный Лукомский бодро засеменил ножками и, бухнувшись на колени перед столом Великого князя, склонил голову, протягивая свернутое в трубку письмо.

Иван Васильевич не стал сразу читать.

Он отпил добрый глоток вина, обглодал нежную ножку куропатки и, вытерев жирные пальцы о волосы, как это было в обычае тех времен, обернувшись привычно — нет ли где рядом Софьи, которая всегда очень сердилась на него за это, — развернул грамоту и стал ее читать.

По мере чтения лицо его все более мрачнело, он взглянул на стол придворных и знаком подозвал к себе дьяка Федора Курицына и Патрикеева. Когда те подошли и низко поклонились, он протянул письмо Курицыну и спросил:

— Ты не раз видел грамоты, писанные князем Федором Бельским. Это его рука?

Федор Курицын вгляделся в текст, и его лицо тоже помрачнело.

— Очень похоже, — сказал он.

— Патрикеев, — сказал Великий князь, — мы пригрели змею на груди: князь Федор Бельский хочет отравить меня и в этом письме своей рукой пишет об этом черным по белому.

— Как, государь? — поразился Патрикеев.

— А вот так! — рявкнул Великий князь. — Иди и немедля отправь гонца, чтоб схватили его и всех близких ему слуг и заточили в… — он на секунду задумался, — да, в нашу самую крепкую темницу в Галиче!

Патрикеев побежал исполнять приказание.

Великий князь обратился к своему дьяку, передавая ему письмо:

— Спрячь это в секретный архив.

Федор Курицын взял бумагу и направился в другую сторону.

Великий князь закрыл лицо руками и прошептал:

— Господи, помоги мне. Как жить с этими неблагодарными людьми? Как править ими? Надоумь меня, Господи!

Лукомский одними глазами посмотрел налево и направо. Придворные, поняв, что произошло что-то необычное, сгорая от любопытства, провожали взглядами — одни Патрикеева, другие — Курицына.

И Лукомский решился.

Быстрым, незаметным движением он уронил маленький кристаллик, в стоящий перед ним на столе кубок Великого князя.

Иван Васильевич отвел руки от лица, глубоко вздохнул и взял в руки кубок.

И тут произошло нечто совершенно необыкновенное.

Тринадцать лет на пальце Ивана Васильевича находился перстень, подаренный ему когда-то добрым другом, Менгли-Гиреем, и привезенный мурзой Сафатом. В этот перстень был вправлен красный камень, похожий на яхонт, но на самом деле это не яхонт, а кость таинственного зверя единорога, и свойство ее таково, что как только рядом с ней оказывался яд, она мгновенно меняла цвет с красного на зеленый.

Иван Васильевич хорошо помнил, как надел этот перстень на единственный свободный палец его украшенных перстнями рук, и тогда он подумал еще, что вряд ли когда-нибудь этот подарок пригодится, а сейчас был ошеломлен, увидев как красный камень на глазах превратился в зеленый и засиял таинственным пульсирующим светом.

Иван Васильевич застыл с кубком в руке и еще не успел осознать до конца всего, что произошло, как тут к нему подбежал, ковыляя, запыхавшийся Патрикеев и горячо зашептал на ухо:

— Государь, измена! Прискакал Медведев! Он докладывает: доподлинно известно — Лукомский хочет тебя отравить!

— Сядь на место Иван, — спокойно сказал Великий князь и посмотрел на Лукомского, который покорно стоял на коленях перед его столом.

Больше никто, ни Патрикеев, ни Курицын не находились так близко от кубка, чтобы бросить туда яд.

Иван Васильевич посмотрел на перстень, все еще сияющий странным зеленым цветом, затем на Лукомского и широко улыбнулся.

— Шелудивый пес! — сказал он.

И резко скомандовал охране:

— Взять его!

А потом добавил подбежавшему запыхавшемуся Патрикееву:

— И тех, что были с ним тоже. Пытать всех до смерти!

И пока стражники вязали Лукомского и вытаскивали из-за столов его людей, Великий князь встал и быстрыми широкими шагами вышел из гридни.

В коридоре он увидел мокрого от пота, грязного и взлохмаченного Медведева, который тут же вскочил и низко поклонился.

Когда он выпрямился, Иван Васильевич придвинув свое лицо так близко, как никогда до сих пор, и спросил горячим шепотом:

— Как ты узнал?

— У меня много друзей, — ответил Медведев — У заговорщиков есть поддельное письмо от Федора Бельского. Оно написано его братом в Литве.

Некоторое время Иван Васильевич вглядывался в лицо Медведева, как бы в поиске слов, которых так и не нашел и сказал лишь:

— Не нравишься ты мне, Медведев. И особенно друзья твои! Как они все это узнали?

— Я не спрашивал, государь, я сразу помчался, чтобы успеть во время предостеречь тебя, государь. И счастлив, что успел!

Великий князь странно улыбнулся.

— Что ж, спасибо за службу…

И резко повернувшись, ушел, крикнув по дороге:

— Патрикеева ко мне!

Он остановился в арке, задумчиво глядя сквозь венецейские окна на кремлевский двор, ожидая появления Патрикеева.

Когда тот приковылял, Иван Васильевич открыл первую попавшуюся дверь — это была библиотека — и втолкнул туда воеводу.

— Вот что, Иван, разберись досконально с этим Лукомским и его людьми. Я должен знать, кто их послал! Александр? А может, мой братец Борис, тихоня? А может еще кто-нибудь?

— Все узнаю, клянусь, государь, все вытянем из псов окаянных. А что с Бельским? Раз так, то может его…

— Ничего, пусть посидит. И вот еще что, Патрикеев, не кажется ли тебе странным появление этого Медведева так вовремя?

— Государь, — взволнованно и почти искренне сказал Патрикеев, — Медведев — верный слуга, не раз проверенный в десятках дел! Я готов поручиться за него головой…

— Десятках дел… Десятках дел… Именно это меня и беспокоит! Боюсь, что этот Медведев слишком много знает, а люди, которые слишком много знают, становятся для державы опасными. Я склоняюсь к мысли, что с ним пора…

Какой-то шорох раздался сзади, и великий князь испуганно обернулся.

Княжна Олена с книжкой в руках виноватым тоном, кланяясь низко, произнесла:

— Прости меня, батюшка, служебницу и девку твою, я читала и не слышала, как вы с воеводой вошли. Позволь мне удалиться…

— Что ты здесь делаешь в столь поздний час?

— Читаю, батюшка.

— Ступай и ложись спать. Вот выдам тебя замуж, куда-нибудь подальше, там и будешь делать все, что хочешь, а у нас девкам после захода солнца спать положено!

— Да, батюшка, — низко поклонилась Олена, — я иду, батюшка.

И, прижимая к груди книгу, выскользнула за дверь.

— Государь, — взволнованно сказал Патрикеев, — неужели ты хочешь… Медведева… Но он еще не стар, он не чем себя не запятнал, он может нам еще пригодиться…

— Ладно, — раздраженно сказал Иван Васильевич, — мы подумаем, как с ним поступить…

… Симон опоздал на несколько минут. Когда он подошел к великокняжеским палатам оттуда выводили связанных Лукомского и его людей.

Позвякивая цепями, Симон укрылся в тени.

Как это возможно? Кто-то опередил меня? Кто бы это мог быть? Я знаю только одного такого человека! Ну, конечно, а вот и он.

Медведев устало вышел из кремлевских палат и, сжав губы, направился к выходу, где его ждал Малыш, сын того Малыша, на котором Василий приехал в Москву четырнадцать лет назад и кобылы чечерской породы, подаренной князем Федором Бельским Филиппу.

Проходя мимо арки, Василий, конечно, заметил в ней какого-то юродивого, но поглощенный своими мыслями, даже представить себе не мог, что это тот самый нищий с посохом набитым венгерскими золотыми, которого он встретил во дворе своего сгоревшего дома в «Березках» в первый же день пребывания на своей земле…

… Софья стояла на коленях у своего домашнего алтаря и горячо молилась.

Она с минуты на минуту ожидала трагической вести, и когда дверь позади скрипнула, она не обернулась, боясь выдать себя, а лишь чаще стала креститься и бить поклоны перед иконой святого апостола Андрея.

Паола на цыпочках подошла сзади и тоже опустилась на колени.

Софья не выдержала напряжения и повернула к ней голову.

— Что-то случилось? — спросила она, затаив дыхание и широко отрыв глаза.

— Нет, государыня, ничего, — ответила Паола. — Просто я встретила нашего органного игреца, и он просил передать тебе, что инструмент снова испортился, а потому выступление откладывается.

— Ах, вот как? — выдохнула Софья. — Откладывается… Ну что ж я терпеливая… Я подожду…

И продолжала истово молиться…

ЭПИЛОГ ДВОРЯНИН ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ

Осенью 1493 года, по приказу Великого князя, Иван Лукомский и поляк Матвей, латинский переводчик, были сожжены живьем в клетках, подвешенных над водой Москвы-реки.

Вместе с ними казнили двух братьев Селевиных, как сообщников вышеупомянутых заговорщиков, покушавшихся на жизнь великого московского князя.

Одного брата засекли кнутами на торгу до смерти, другому просто отрубили голову.

И хотя не удалось достоверно доказать никакой причастности литовских властей или Великого князя Александра к этому заговору, в народе, который всегда любит иметь в ком-нибудь врага, говорили, что это несомненно дело рук злобных литвинов и проклятых католиков.

Несмотря на то, что большинство экспертов-дьяков признали письмо князя Федора Бельского поддельным, оказались, однако, и такие, которые склонялись к мысли о его подлинности, и не будучи уверенным до конца, Великий князь решил не рисковать.

Таким образом, князь Бельский лишенный всех своих земель и имущества, коротал дни в темнице…

… В темнице также коротал свои дни и родной брат Великого князя Андрей Большой, по прозвищу «Горяй», и жить ему оставалось совсем недолго. Он умер в той же темнице 6 ноября 1494 года, пережив на полгода своего брата Бориса, с которым они вместе взбунтовались когда-то против Ивана Васильевича — Борис, оставаясь на свободе, умер еще раньше — 29 мая.

Теперь у Великого московского князя не было больше никого, кто мог бы претендовать на престол.

Единственным законным наследником по-прежнему оставался несовершеннолетний Дмитрий, который навсегда вошел в русскую историю как Дмитрий Внук.

…К началу 1494 года Верховские княжества навсегда прекратили свое существование.

Граница Великого московского княжества расширилась, продвинулась за Вязьму и прочно закрепилась там.

Великий князь литовский Александр, опасаясь дальнейшей экспансии, снова отправил послов с предложением заключить мирный договор на вечные времена и скрепить его другим договором — брачным, в чем, наконец, добился успеха, и 5 февраля 1494 года мир был заключен.

Значение этого договора для будущего Российского государства было огромно. Границы с Литовским княжеством на западе сильно отодвинулась, открывая два новых направления — на Смоленск и на Северские земли.

На следующий день после заключения мирного договора состоялось заочное обручение Андрея Казимировича и Олены Ивановны.

Еще через месяц солидное московское посольство во главе с князьями Ряполовским и Патрикеевым (сыном Ивана Юрьевича) вместе с дьяком Федором Курицыным отправилось в Литву для того, чтобы присутствовать при ратификации обоих договоров Великим Литовским князем Александром.

Портрет Олены Ивановны, писанный одним из венецианских мастеров, подчеркивающий всю самобытную и оригинальную красоту юной княжны, произвел на Александра огромное впечатление.

Что же касается мирного договора, то он сводился к обещанию «не вступаться» в земли друг друга и к лозунгу: «Кто мне друг, тот и ему друг, кто мне недруг — тот недруг и ему».

Заочно уже влюбленный в юную московскую красавицу, Великий князь Александр согласился на то, на что никогда не соглашался его отец: признать новый титул Ивана Васильевича — «Государь всея Руси».

Он не отдавал себе отчета, какими ужасающими последствиями будет чревато такое признание: большая часть земель Великого Литовского княжества были русскими, да и в целом это было русское княжество, в несколько раз большее московского.

В августе 1494 года в Москве побывало посольство Яна Хребтовича, главной целью которого было уточнить все мельчайшие условия вступления в брак Великого князя Александра и Великой княжны Олены.

Все было оговорено до мелочей, и отъезд Олены Ивановны из Москвы к своему будущему мужу был намечен на 15 января 1495 года.

… Десятого января 1495 года Медведев был срочно вызван в Москву.

Как всегда он явился к Ларе Олехову, который провел его к Патрикееву, однако Патрикеев вопреки всем ожиданиям повел Василия вовсе не в сторону палат Великого князя, а в противоположную.

Видя удивления Медведева, Патрикеев, кряхтя и задыхаясь, сказал:

— Скажи мне спасибо, что едва спас твою шкуру. Я думаю, тебе стоит на некоторое время убраться отсюда как можно дальше. Вот тебе новые грамоты и отныне ты больше не служишь Великому князю.

— Как? — поразился Медведев остановившись. — Я больше не дворянин Великого князя?

— Не-а, — цикнул зубом Патрикеев, — ты теперь дворянин Великой княгини.

— Софьи Фоминичны? — изумился Медведев.

— Сейчас увидишь.

Они вошли в палаты на женской половине Кремля, Патрикеев пошептался о чем-то со стражниками, и сказал, странно улыбаясь:

— Входи.

Медведев вошел и застыл в изумлении.

В красивой девятнадцатилетней девушке с книгой в руках трудно было узнать двенадцатилетнюю девчонку, которую он поймал, когда падала она с кремлевской стены.

— Здравствуй, Василий Медведев.

Медведев опустился на колено и поклонился.

— Когда-то ты спас мне жизнь, — сказала Олена, — я не забыла и никогда не забуду об этом. Теперь попрошу тебя сослужить еще одну очень важную для меня службу.

— Государыня, — взволнованно сказал Медведев, — я готов отдать за тебя жизнь.

— Надеюсь, что до этого не дойдет, — улыбнулась Олена. — Ты, должно быть, знаешь, что я выхожу замуж и через три дня отправляюсь в Вильно, где меня ждет жених. Через месяц я стану Великой Литовской княгиней. Я выпросила у батюшки, чтобы он отдал тебя мне. Он согласился, и вот я предлагаю тебе службу при моем дворе в должности начальника моей личной охраны.

— Я глубоко тронут, государыня, и сердечно благодарю, — тень смущения пробежала по его лицу.

— Ни о чем не беспокойся, — сказала Олена, — я знаю, что у тебя есть жена, которую ты очень любишь и дети. Ты будешь в Вильно один недолго, как только все наладится, я пожалую тебе хороший дом где-нибудь поблизости от меня, ты привезешь туда всю свою семью, а твоя жена, надеюсь, послужит украшением моего литовского двора.

Медведев лишь опустил голову, не зная, что сказать.

— Патрикеев проводит тебя куда следует, ты получишь все необходимое обмундирование, лошадь и оружие. Пятнадцатого января мы выезжаем. Я хочу, чтобы ты всегда был недалеко от меня. А вдруг я снова упаду с какой-нибудь стены. Кто же меня тогда поймает?

— Пока я буду рядом с тобой и останусь жив, тебе на грозит никакая опасность, — поклонился Медведев.

… Пятнадцатого января 1495 года с большой свитой Великая княжна Олена выехала из Москвы и через месяц прибыла в Вильно, где ей предстояло стать Великой княгиней Литовской.

Среди многочисленной свиты, сопровождавшей Олену, находился Василий Медведев.

Бывший дворянин Великого князя.

Дворянин Великой княгини.

Брест, июнь 2007 г.

Приложение

Возраст некоторых жителей имения «Медведевка» и некоторых основных действующих лиц эпопеи в 1494 году.

Василий Медведев, 35 лет — владелец имения.

Анна (Анница) Медведева, 32 года жена Василия

Иван, их сын — 12 лет

Анастасия, их дочь — 10 лет

Их дети: Олег — 7 лет

Анна — 6 лет

Екатерина — 2 года


Священник — отец Мефодий Яковлев, 39 лет

Аксинья, — его жена, кружевница, 34 лет.

Их дети — в возрасте 6, 4, 3, 2 и 1 лет.


Микис Петридис, 62 года, учитель и наставник Медведева в детстве.


Манин Онуфрий Карпович, 64 года, купец, живущий на земле Медведева


Люди Медведева:


Никола Коровин, 32 года, — «наблюдатель»


Семья Кудриных:


Алексей Кудрин, 31 год, их сын, разведчик, следопыт, актёр.

Вера Кудрина (ур. Коровина), 28 лет, жена Алексея

Иван Кудрин 6 лет, их сын


В результате порубежных войн с 1492 по 1494 гг в Медведевке и Манино поселились еще 18 семей беженцев и, таким образом, население на землях Медведева приблизилось к двум сотням человек.


Некоторые другие главные действующие лица:


Федор Картымазов — 54

Василиса Картымазова, его жена — 51

Петр Картымазов, их сын — 31

Анастасия Картымазова, (урожденная Зайцева жена Петра) — 26

Их дети 6, 4,3,1 год


Филипп Бартенев — 36

Алексей и Елизавета близнецы Настеньки — 12

Чулпан — Дарья — 30


Лив Генрих Второй — 44


Андрей-Святополк-Мирский — 39

Барбара (Варежка), его жена — 25

Дмитрий-Густав, их сын — 9

Барбара, их дочь — 7

Андрей, их сын — 4


Антип Русинов, отец Варежки, разбойник — 53

Максимилиан, его помощник — 35


Елизавета Сангушко-Мосальская, подруга Варежки — 24


Соседи Медведева:


Леваш Копыто — 64


Макар Зайцев — 49


Андрон Аристотелев — 30


Служители тайной веры:


Симон Черный — 51


Елизар Бык — 50


Корнелиус Моркус — 54


Никифор Любич — 69


Марья Любич — 33


Неждан Кураев — 39


ИСТОРИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


Иван Васильевич, Великий князь Московский — 54


Софья Фоминична, Великая княгиня Московская — 44


Их дети:

Феодосия — 19

Олена — 18

Василий — 15

Юрий — 14

Дмитрий — 13

Симеон — 7

Борис — 5

Андрей — 4

Евдокия — 2


Иван Иванович Молодой, сын Ивана Вас. от первого брака — (умер 1490 в возрасте 32 года)


Елена Стефановна («Волошанка») — его супруга — 30


Дмитрий («ВНУК») — их сын — 11


Младшие братья Великого Московского Князя:

Андрей Васильевич Большой («Горяй») — 48

Борис Васильевич Волоцкий — 45

Крымский хан Менгли-Гирей — 44 лучший друг Великого Московского Князя


Нурсултан — 44 — жена Менгли-Гирея


Патрикеев Иван Юрьевич — 75 лет — Приближенный и двоюродный брат Великого Московского князя.


Аристотель Фиортованти — (ум. 1486 в возр. 70 лет) — Великий мастер.


Иосиф Волоцкий, игумен, — 54 борец с еретиками


Джованни Сальваторе, — 52 — «арганный игрец»


Александр Казимирович — Великий князь литовский — 33


Примечания

1

1 Сажень = 3 аршина = 7 футов = 2,13 м (Здесь и далее примечания автора)

(обратно)

2

Так в ВМК называли всех итальянцев. Ввиду трудности произношения итальянских фамилий звали просто переводя имя на русский манер. Хорошо известны: Павел Фрязин (отливший Царь-Пушку), Иван Фрязин (денежник), Петр Фрязин — строитель кремлевской стены и др.

(обратно)

3

В XV веке летоисчисление велось, как тогда считали, от сотворения мира. Год 6994 соответствует году 1486. В дальнейшем в произведении все даты будут указываться в современном летоисчислении.

(обратно)

4

Эта пелена хранится в настоящее время в Государственном Историческом Музее в Москве.

(обратно)

5

Тапкана — (стар.) дорожная повозка (15–16 в.)

(обратно)

6

Заповедная грамота — запрещает государевым гонцам, послам и прочим лицам приезжать и ночевать в данном имении, а также требовать себе кормов, проводников и подвод; «несудимая» — дающая право судить на своей земле подданных, казнить и жаловать их, а самому быть подвластным только Великому князю.

(обратно)

7

Stasera! (итал.) — Сегодня вечером!

(обратно)

8

Кружка — старинная русская мера объема = 1,23 л

(обратно)

Оглавление

  • ПОРУБЕЖНАЯ ВОЙНА
  • ПРОЛОГ ПОДСНЕЖНИКИ КНЯЖНЫ ОЛЕНЫ
  • Часть первая РАСПРЯ
  •   Глава первая ДВОРЯНИН АРИСТОТЕЛЕВ
  •   Глава вторая ХРОНИКИ ОТЦА МЕФОДИЯ (1486)
  •   Глава третья ЦВЕТОК НА ВЕТРУ ИЛИ СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО МАСТЕРА (1486)
  •   Глава четвертая ВОСКРЕСНЫЙ ОБЕД В МЕДВЕДЕВКЕ (1486)
  •   Глава пятая ПЕЛЕНА ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ (1486)
  •   Глава шестая СУДЬБА ВЛАСА БОЛЬШИХИНА (1486)
  •   Глава седьмая НЕВЕСТА КНЯЗЯ МОСАЛЬСКОГО (1486)
  •   Глава восьмая ДРУЖЕСКИЕ УСЛУГИ (1487)
  •   Глава девятая НОВЫЙ МАРШАЛОК, МОНАСТЫРСКАЯ ПОДРУГА И ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ (1488 г.)
  •   Глава десятая КРЕМЛЕВСКАЯ СТЕНА (1488–1489)
  • Часть вторая ВОЙНА
  •   Глава первая ГОРОСКОП ДЛЯ НАСЛЕДНИКА ПРЕСТОЛА
  •   Глава вторая АРГАННЫЙ ИГРЕЦ
  •   Глава третья ЗАНОЗА
  •   Глава четвертая РАССЛЕДОВАНИЕ (1490–1491)
  •   Глава пятая БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ (1491 г.)
  •   Глава шестая ВОЙНА (1492 г.)
  •   Глава седьмая ИНТРИГА (1492 г.)
  •   Глава восьмая ЗАГОВОР (1493 г.)
  •   Глава девятая ДРУЗЬЯ И НЕДРУГИ (1493 г.)
  •   Глава десятая БЛАГОДАРНОСТЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ (1493 г.)
  • ЭПИЛОГ ДВОРЯНИН ВЕЛИКОЙ КНЯГИНИ
  • Приложение
  • *** Примечания ***