КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471703 томов
Объем библиотеки - 691 Гб.
Всего авторов - 219946
Пользователей - 102223

Впечатления

Витовт про Щепетнов: Изгой (Боевая фантастика)

Хороший цикл, но недописаный. Возможно в планах автора закончить приключения попаданца в мире фентези.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovik86 про Кузнєцов: Закоłот. Невимовні культи (Космическая фантастика)

Книга сподобалася. На мою думку, найкраще читати так, як пропонує автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Ратникова: Обещанная герцогу (Фэнтези: прочее)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Жемчужина его гарема (fb2)

- Жемчужина его гарема (пер. Г. Степанова) (и.с. Искушение (Радуга)-207) 221 Кб, 97с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джейн Портер

Настройки текста:



Джейн Портер Жемчужина его гарема

Пролог

Заставить девушку выйти замуж?

Увезти ее из дома? Перевезти через Атлантический океан как заложницу? Держать в плену до тех пор, пока она не сдастся, уступая желанию своего отца, который хотел, чтобы она вышла замуж… Даже несмотря на то, что жених на двадцать лет старше нее?

Шейх Кален Тарк Нури слышал вещи и похуже.

Он завершил в Нью-Йорке большое дело и теперь ужинал, празднуя удачную сделку. Он все-таки купил эти чертовы акции.

Шейх Нури получал то, что хотел. Всегда.

Постукивая по поверхности стола, застеленного белоснежной скатертью, Кален Нури чувствовал в себе желание охотника, хищника.

Преследовать.

Схватить когтями.

Бывают вещи и похуже, чем попытка жениться на молодой женщине без ее согласия.

Например, предательство. Покушение на убийство. И раскрытие заговора, согласно которому должны были убить не только султана Бараки, но и его молодых сыновей. Племянников Калена.

Шейх Кален Нури сжал челюсти. Никто не имел права причинять зло его семье. Никто не смел тронуть Малика и его детей. Никто. Даже Омар аль-Иссидри глава кабинета министров его брата.

Кален знал, что Омар лелеет планы укрепить собственную власть в Бараке благодаря свадьбе своей дочери и Ахмеда Абизхаида, человека, который подвергался жесточайшей критике султана.

Омар был опасен, потому что он был слаб. Ахмед был опасен, потому что он был жесток. Объединившись, они могли сокрушить династию Нури. Но Малик — честный и благородный Малик — отказывался в это верить.

Свадьба двадцатитрехлетней Киры аль-Иссидри и Ахмеда Абизхаида не должна состояться. Это была бы очень опасная связь, она приблизила бы Ахмеда к султану и его детям.

Именно поэтому Кален не хотел, чтобы эта свадьба состоялась.

Но его слуги не выполнили свою работу. Кто-то подвел его.

Это привело Калена в ярость. Если бы ситуацию разрешили правильно, проблемы бы больше не было.

А теперь Кира завтра вечером прилетит в Бараку прямо на супружеское ложе.

Если только Кален не придумает что-нибудь.

Глава первая

Ей хотелось начать все сначала. Если бы она только могла!

Ей бы хотелось перемотать кассету на то место, с которого все пошло не так. На ту ночь. На ту вечеринку. Ту неделю, когда ей исполнилось шестнадцать.

Если бы она тогда не высовывала носа из дому, пытаясь узнать что-то запретное… Пальцы Киры Гордон нервно сжали телефон.

— Я не выйду за него замуж. Я не могу выйти за него замуж. Отец, это невозможно.

Омар аль-Иссидри вздохнул.

— Невозможно другое — то, что в свои двадцать три ты все еще не замужем!

В Бараке молодые женщины выходили замуж рано, но Кира не была бараканкой. Хотя и англичанкой ее тоже нельзя было назвать, несмотря на то, что она большую часть жизни провела в Манчестере со своей независимой матерью.

— Ты должна понять, Кира, это очень важно для всех нас. Ты должна выйти замуж. Ахмед Абизхаид выбрал тебя. Это большая честь для нас.

Отец словно не слышал ее. Он вообще никогда никого не слушал, по крайней мере, ни одну женщину. Именно поэтому ее мать и оставила его много лет назад.

Ее отец не имел ни малейшего представления, насколько она пропиталась идеями Запада, как изменилось ее мнение о жизни в Бараке, где лицо женщины закрыто чадрой. Барака была маленьким королевством в Африке с прекрасными горами, золотыми пустынями и великолепным портом.

— Отец, я живу в Далласе. У меня здесь работа, друзья…

— Но нет мужа.

— Мне не нужен муж, — раздраженно ответила Кира. — Я недавно закончила учебу и еще не начала делать карьеру.

— Карьеру?!

— Да. Я хочу работать!

— Это дело рук твоей матери! Я не должен был позволять ей увозить тебя из страны.

Кира прикусила язык. Родители так и не нашли общий язык в вопросе о том, как нужно воспитывать дочь.

— Брак — это честь, — продолжал ее отец. — А удачный брак — честь для всех нас.

— У меня нет желания выходить замуж, — повторила Кира.

— Но я хочу этого. Ты — мое единственное дитя. Ты — мое будущее. — Нет.

Ее отец издал звук, полный негодования и гнева.

— Не позорь меня, Кира аль-Иссидри! Не позорь свою семью!

Понимая эмоции своего отца, она все же ничего не могла поделать. Она никогда не сможет стать такой, кем он хотел бы ее видеть.

Взглянув на часы, Кира поняла, что уже поздно.

— Мне нужно идти. Я могу опоздать на работу…

— Работу? Какая работа по воскресеньям?!

Еще одна вещь, которой отец не знал… Он даже не подозревал, какой была на самом деле его дочь.

— Я танцую.

Снова неодобрительное молчание. Он никогда не поощрял ее занятий балетом.

Его дочь не должна носить пачку и трико на людях.

Его дочь не должен касаться — пусть даже в танце — представитель противоположного пола.

А ее мать, такая непокорная и смелая, умерла.

Но именно мама, неисправимая бунтовщица, заставила Киру прекратить заниматься танцами.

Ты не должна сопротивляться отцу. Он не похож на нас. Он может сделать все, что угодно, если его спровоцировать…

После восьми лет ежедневных занятий в балетной школе, которые она обожала, ей пришлось отказаться от них.

— Я думал, ты бросила танцы, — медленно произнес Омар аль-Иссидри.

— Так я и сделала, — спокойно ответила Кира. Тогда это просто разбило ей сердце. — Мне нужно идти, — добавила она, твердо зная: что бы ни сказал сейчас отец, это не изменит ее решения. В Америке Кира нашла свой мир и уже не вернется на родину.

И дело было не в том, что Барака с ее причудливым смешением культур — берберской, бедуинской, арабской и европейской — не привлекала ее. Но там женщины до сих пор подчинялись мужчинам, они были изолированы и скрыты от всех, а Кира провела слишком много лет в Англии и Америке, чтобы избрать такой путь.

— Кира, ты не можешь быть настолько безответственной.

Девушка ясно ощутила, как они с отцом бесконечно далеки.

— Мне очень жаль, но я не могу пойти на брак без любви. Для меня это неприемлемо.

Повисло тяжелое молчание. Наконец Омар аль-Иссидри произнес:

— Двадцать четыре часа, Кира. Только это время я могу тебе дать.

— Нет.

— Я не прошу. Я тебе приказываю. Ты вернешься домой через двадцать четыре часа или я заставлю тебя это сделать, — произнес мужчина и повесил трубку.

Двигаясь как во сне, девушка собрала свои танцевальные принадлежности, взяла кошелек и направилась к машине. Выйти замуж за человека, которого она даже не знает?

Кира взяла мобильник и набрала номер отца.

— Я не могу поверить, что ты говорил серьезно, — произнесла она, как только он поднял трубку. — Неужели ты мне угрожаешь? Я столько лет не жила в Бараке, я уже семь лет не была…

— И все же ты — бараканка. И я был с тобой очень терпелив. Я разрешил тебе закончить обучение в Штатах, но теперь пришла пора вернуться домой.

— Барака — не мой дом! — она быстро затормозила, чтобы не врезаться в грузовик.

— Ты родилась в Атике и провела здесь детство.

— Да, до четырех лет. — Возможно, она и родилась в Атике, столице Бараки, где все здания выкрашены в белый цвет, а улицы узкие и изогнутые, но сама девушка была англичанкой, а не бараканкой. И все ее представления о родине были воспоминаниями гостя, приехавшего на каникулы.

Эти визиты нагоняли на нее ужас. С каждым годом прав становилось все меньше, а общение с людьми все короче. Отец поставил себе цель: сделать из нее идеальную бараканскую женщину — красивую, умелую и покорную.

— Я никогда не вернусь, — решительно произнесла девушка, медленно говоря по-английски и повторив это по-арабски. — Я бы скорее умерла, чем вернулась.

На один момент Омар аль-Иссидри замолчал, а потом произнес жестким и холодным тоном:

— Будь осторожней со своими желаниями.

И повесил трубку.


Омару аль-Иссидри не понравилось бы, чем занимается его дочь.

Шейх Кален Нури наблюдал, как красивые девушки, одетые в топики, обтягивающие крепкие груди, и короткие белые шорты, танцуют на стадионе.

Взгляд Калена скользил по рядам молодых женщин, не обращая на них ровным счетом никакого внимания. Его взгляд был прикован к брюнетке в последнем ряду. Кира аль-Иссидри. Дочь Омара.

Ее отец был в ярости, когда четыре года назад она из Англии переехала учиться в Штаты.

Интересно, что бы сделал Омар, если бы узнал, что его дочь выставляет напоказ свое тело перед шестидесятитысячной аудиторией?


Кира аль-Иссидри была в беде.

Еще немного — и ей станет плохо.

Но отнюдь не солнце тому причиной: она поняла, что никогда по-настоящему не знала своего отца. Если он действительно решит выполнить свое обещание, ей негде будет спрятаться, некуда бежать.

У ее отца было слишком много денег и слишком большие связи. Омар аль-Иссидри, правая рука султана, имел в своем распоряжении все ресурсы Бараки. И если он захочет, чтобы она вернулась домой, у нее не останется другого выхода.

Кира заставила себя сосредоточиться на привычных движениях танца, но угрожающий голос отца продолжал звенеть в ушах.

Кира подставила лицо солнцу и попыталась забыть об ужасном предчувствии, которое терзало ее.

Через несколько часов после окончания игры, Кира стояла на балконе дорогой квартиры с бокалом вина.

Владелец команды, который платил девушке, редко просил ее о чем-либо, и Кире пришлось отправиться на его вечеринку.

Теперь она стояла на балконе и пыталась расслабиться. Но угроза отца заглушала любые мысли. Он поклялся привезти ее домой силой. Поклялся заставить ее выйти замуж.

Что же ей теперь делать?

Омар аль-Иссидри служил султану Бараки уже четырнадцать лет. У ее отца были власть, связи, богатство.

Кто согласится помочь ей? Кто захочет рисковать своей жизнью?

День был невероятно длинным, и теперь она словно заперта на этом балконе, оглушаемая рок-музыкой и громким смехом богатых мужчин, соблазняющих красивых женщин.

Кире не следовало сюда приходить. Эти люди были совершенно непохожи на нее.

Кира устала и была подавлена. Спокойно. Думай позитивно. Ничего плохого не случится. Все хорошо.

Кира ненавидела подобные вечеринки. Жара, шум, запах ликера и непонятное веселье лишали ее присутствия духа. Они напоминали ей прошлое.

— Только не прыгайте вниз, — произнес за ее спиной холодный и насмешливый мужской голос. Произношение было не американским и не британским, а скорее каким-то экзотическим.

Кира подавила в себе желание обернуться.

— Я не собираюсь прыгать, — столь же холодно ответила она.

— Даже несмотря на то, что вы в безвыходном положении?

Девушка заглушила чувство тревоги.

— Звучит несколько самонадеянно, вы не находите?

— Вовсе нет, если знать о вас так много.

Кире не понравился этот насмешливый тон.

— Мне кажется, вы блефуете, — произнесла она, покрутив бокал в руках. — И этот разговор меня не интересует.

— Это вы блефуете, Лалла Кира аль-Иссидри.

Арабский. И не просто арабский, а бараканский диалект.

Он должен знать ее отца, раз назвал Кирой аль-Иссидри.

Кира повернулась к незнакомцу, но тень скрывала его лицо.

— Кто вы?

— Друг семьи.

Внезапно Кире стало нечем дышать. Ее отец уже прислал кого-то за ней, не подождав даже обещанные двадцать четыре часа.

Девушка сделала глубокий вдох, чтобы немного успокоиться.

Было в тоне незнакомца что-то такое, от чего Кире хотелось закричать.

— Выйдите на свет, — холодно сказала она. — Я хочу взглянуть на вас.

— Для чего?

— Хочу видеть труса, которому доставляет удовольствие запугивать женщину.

— Ну, в таком случае… — Говоривший вышел из тени. — Так лучше? — произнес он, засунув руки в карманы. — Теперь вы хорошо рассмотрели этого труса?

Кира резко втянула воздух и отшатнулась.

— Может, мне лучше было остаться в тени, — произнес незнакомец и медленно направился к ней.

— Вы и так можете сделать все, что хотите.

— А что я такого хочу? — его голос звучал заинтригованно.

— Увезти меня в Бараку силой.

— А.

Этот единственный звук был странно красив.

Незнакомец остановился довольно близко от девушки.

В неверном свете луны Кира попыталась рассмотреть лицо этого человека. Она увидела черные прямые брови, твердую линию подбородка и высокие скулы.

Очертания подбородка и скул показались ей смутно знакомыми. Даже слишком знакомыми.

Кира закрыла глаза, прогоняя воспоминания. Мужчина показался ей похожим на человека, который разбил ей сердце когда-то.

— Мой отец не подождал даже те несчастные двадцать четыре часа, которые он мне обещал. Он мне солгал.

На мгновение воцарилась тишина.

— Я не посланец вашего отца.

Девушка едва могла дышать, ее охватил странный ужас.

— Тогда кто вы, черт вас возьми?

— А вы меня не помните?

Этот вопрос привел Киру в ужасное состояние. Ее сердце, грудная клетка, легкие превратились в одни большой комок нервов.

Девушка поняла, кто это. Она узнала голос незнакомца сразу, но не могла поверить, ведь прошло столько лет.

— Уверен, вы меня помните, — добавил он.

Кровь прилила к лицу девушки.

— Выйдите на свет еще раз.

— Это тупо.

Но все-таки мужчина зажег спичку, и в небольшом огоньке, осветившем его черты, Кира рассмотрела незнакомца. Она глядела на это лицо и видела то, что запрещала себе заметить раньше.

Спичка прогорела. Кира отвела взгляд. Ей хотелось отогнать нежданное видение.

Она могла забыть его черты, но всегда помнила эти глаза. Цвета почерневшего янтаря.

Эти глаза, обрамленные черными ресницами, никогда не улыбались. Они заглядывали внутрь человека, в его сердце, в его душу…

Ни у кого на свете не было таких глаз. Никто никогда не смотрел на Киру так, как он. Как шейх Кален Нури.

Кира крепче сжала руками бокал. Какая же слепая страсть сжигала ее тогда…

Каким глупым увлечением это было…

— Шейх Нури, — выдохнула Кира.

Его темная голова склонилась.

— S-salamualikum.

Традиционное бараканское приветствие, означающее «Мир тебе!».

Сам Кален Нури стоял на расстоянии какого-нибудь фута от нее.

С тех пор, как она в последний раз видела этого человека, прошло столько лет… и вот он здесь.

— Но вы же не будете отрицать, что мой отец послал вас, — ее голос звучал очень напряженно. — Вы не можете лгать мне.

Он пожал плечами:

— Я могу сказать вам правду. Но вы сами должны решить, стоит меня слушать или нет. И вам выбирать, чему верить.

— Я хочу услышать правду.

— Я знаю, что у вашего отца есть планы на ваш счет.

Пока он говорил, Кира не могла отвести от него взгляда. И пока девушка пристально смотрела в его лицо, с ней произошла странная перемена. Что-то внутри словно ликовало: «Ты здесь, ты и вправду здесь!» Хотя человек, стоящий перед ней, был опаснее любого, кого мог послать ее отец.

— Мой отец работает на вашего брата, — произнесла она.

Кален сделал рукой отрицательный жест.

— Ваш отец работает исключительно для своей собственной выгоды.

— Вы не доверяете моему отцу.

— Нет. — Шейх изучал Киру столь же внимательно, как и она его. — А вы ему доверяете?

— Он же мой отец.

— Наивность молодости.

— Наивность?

— Это слово мягче, чем, скажем, глупость.

У нее в висках застучала кровь.

— Что вам нужно?

— Я хотел бы дать вам кое-какие советы.

Кира молча смотрела на него.

— Вам не следует выходить замуж за мистера Абизхаида.

«Нет, — безмолвно ответила Кира. — Мне бы скорее хотелось выйти замуж за тебя».

— В самом деле? А что не так с Ахмедом Абизхаидом?

— Он стар, волосат и толст.

— И что из этого?

— У него есть дети от предыдущего брака, и все они старше вас.

Кира ничего не ответила.

— К тому же у него весьма сомнительные политические амбиции. Но если все это вас привлекает…

Он умолк, и Кира наконец отвела взгляд.

— Меня мой будущий муж ничуть не привлекает, и вы сами прекрасно это понимаете.

— Значит, вам нужна моя помощь.

— Я не желаю, чтобы вы мне помогали. — Ей ничего не было нужно ни от одного мужчины. Однажды она доверилась человеку, всего лишь один раз… Девушка оказалась по-настоящему наивной, но теперь Кира не повторит свою ошибку.

— Значит, вы отвергнете мою помощь, чтобы навредить себе?

— Вы ничего обо мне не знаете, шейх Нури.

— Я знаю наверняка, что это красивое лицо будет скрыто под чадрой навсегда, если вы не позволите мне помочь.

Киру наполнил ужас. Она немало знала о той жизни, на которую намекнул шейх Нури, знала о женских кварталах — тайном мире женщин — и меньше всего на свете желала себе такой участи. Она закончила университет с лучшими оценками и сразу же получила должность директора по связям с общественностью в компании «Сэнфорд ойл», международной фирме, которая базировалась в Далласе. Кира путешествовала, работала, преуспевала.

Как она могла позволить кому-то отнять у нее свободу?

Нет. Ее не заставят так жить. Не заставят носить чадру.

— Я не жила в Бараке с четырех лет, — произнесла она.

— Ваш отец уже послал людей за вами.

Кире стало жарко, потом холодно.

— В этот момент у вашего дома трое мужчин уже ждут вас, — Кален сделал паузу. — И они не уедут отсюда без вас.

— Значит, я не пойду домой.

— У вашего отца неограниченные источники информации. Куда бы вы ни отправились, вас везде будут ждать его люди.

— Нет!

— Да. И вы прекрасно знаете, что я говорю вправду.

Кира закрыла глаза. Он был прав.

Глава вторая

На чью сторону встать — отца или шейха?

— Я не играю в эту игру, шейх Нури.

— Возможно, вы в ней и не участвуете, но ваш отец — да. Трое мужчин сейчас стоят у вашей двери. У них машина, самолет, план полета. Если вы поедете домой, то попадете прямо в их лапы.

— Почему я должна вам верить?

— А зачем мне лгать?

Слова мужчины звучали вполне разумно, но в его действиях не было смысла.

Что заставило шейха Нури оказаться здесь?

Значит, дело касалось или бизнеса, или экономики. И Кире не хотелось принимать участия ни в том, ни в другом.

— Но у вас есть свои причины находиться здесь, — возразила она, обернувшись.

Шейх Нури был одним из самых богатых и могущественных людей в мире. Он был в этом доме особым гостем. Именно из-за него босс, скорее всего, и попросил Киру прийти сюда.

— Да, это так.

— И вы хотели, чтобы сегодня я была здесь, не так ли?

— Вы — единственная причина, по которой я здесь, — Кален протянул ей руку. — Так, может, пойдем и разберемся с нашим делом?

Кира взглянула на него и внезапно снова ощутила себя шестнадцатилетней. До безумия влюбленной в человека старше ее на десять лет. Она знала, что в их жизнях нет ничего общего, но она так хотела быть частью его мира.

— С делом? — переспросила она.

— С делом, которое касается людей, проникнувших в ваш дом.

Шейха Нури внизу ждала машина. Внутри нее было темно, тонированные окна почти не пропускали свет с улицы. Кира вжалась в сиденье, конвульсивно вцепившись в дверную ручку. Ей потребовалось все ее самообладание, чтобы не покрыться холодным потом.

Ничего плохого не случится…

Тебя лишь подвезут домой…

Если бы Кира не оставила свою машину на стадионе, то могла бы сама доехать до дома. Она бы чувствовала себя в большей безопасности и не сидела бы в машине рядом с человеком, которого никогда не знала по-настоящему.

Они ехали в полном молчании. Немного погодя, Кален опустил стекло окна.

— Мы уже недалеко, не так ли?

— Да.

Кончиком пальца девушка провела по стеклу. Она очень любила свой маленький домик, гамак, подвешенный на заднем дворе. Ей нравилось, что у нее есть что-то, принадлежащее ей одной. Ее маленький мир.

Очень скоро они оказались на знакомой улице.

— Вот ваш дом, — произнес Кален, затормозив перед подъездной дорожкой.

— Да, — сердце билось так быстро, словно готово было выпрыгнуть из груди. Кира повернула голову и внимательно посмотрела на шейха Нури. — Пожалуйста, скажите еще раз, что вы — не посланец моего отца!

— Я не посланец вашего отца, Кира.

Кира почувствовала исходящую от него мощь…

Он мог бы быть султаном. Если бы наследником по праву рождения не был провозглашен его брат Малик, этот мужчина мог бы стать королем.

— Но вы говорили с моим отцом? — настойчиво спросила Кира.

— Нет, — в уголках его глаз появились морщинки. — Между вашим отцом и мной далеко не самые теплые отношения. Ему приходится меня терпеть, поскольку я брат Малика, но он мне не нравится. И Омар аль-Иссидри прекрасно об этом знает. И здесь я потому, что ему это очень не понравится.

Единственным ответом на эти слова стало ее молчание. Назвать спокойной атмосферу между ними было нельзя. Воздух словно наэлектризовался.

— Вы сказали, что я должна сама выбрать яд.

— Да.

— Вы заявили: они или я, так?

— Да.

— А почему всего два пункта?

Какое-то время Кален молчал, затем небрежно пожал плечами.

— А кто еще захотел бы пойти против воли вашего отца? Кто еще решился бы вывернуть наизнанку весь мир, чтобы предотвратить нежеланную свадьбу?

— Я не хочу помощи от мужчины, — сказала она, помолчав немного.

— Хотеть чего-то и нуждаться в чем-то — две разные вещи. Возможно, моей помощи вы и не хотите, мисс аль-Иссидри, но я вам нужен. Есть вещи и похуже, чем принять защиту, которую я вам предлагаю.

— Например то, что меня силой привезут домой и заставят выйти замуж за мистера Абизхаида? — короткий нервный смешок вырвался из ее груди. — Я думаю, что и сама с этим справлюсь, — произнесла она. — Отоприте дверь. Я выхожу.

Кира услышала, как щелкнул замок.

— Вы помните, что в вашем доме сейчас посетители? — спокойно спросил Кален.

Девушка посмотрела на свой дом, но не увидела ничего, что подтвердило бы слова шейха Нури.

— Но я никого не вижу.

— А ты думала, что они специально для тебя вывесят приветственную табличку, laeela.

Laeela. Дорогая, любимая. Арабское проявление нежности походило на поцелуй шелковистых песков Сахары. Никто так не называл Киру до сих пор.

— Я буду об этом помнить, — девушка вышла из машины и захлопнула дверь. — Спасибо за то, что подвезли, шейх Нури.

Дверь седана тут же открылась снова.

— Тебе нужна моя помощь, — видимо, он решил перейти на «ты».

— Нет, — ответила Кира. — Мне нужна моя машина. Если вы на самом деле хотите мне помочь, верните сюда машину к завтрашнему утру. Я оставила ее на стоянке у стадиона. А мне завтра с утра на работу.

Он мягко рассмеялся.

— Ты что, на самом деле думаешь, что завтра сможешь поехать на работу?

В его голосе звучала настоящая тревога. Девушка остановилась.

В его глазах не было ничего угрожающего — лишь цинизм и недоверие.

Несмотря на дорогое пальто и элегантные ботинки, он был человеком солнца и пустыни. Он был бербером, а не европейцем.

Девушка испуганно шагнула было к дому, затем сделала еще шаг и, наконец, побежала. Дверь дома распахнулась так быстро, что Кира даже не успела разглядеть мужчину, который возник у нее на пути. Он схватил ее.

Все случилось настолько стремительно, что девушка даже не успела закричать. Только что она бежала в дом, чтобы там спрятаться, и внезапно попала в плен.

Кира беспомощно повернула голову. Шейх Нури спокойно наблюдал за происходящим.

Если бы только кто-нибудь помог ей… Если бы кто-то проявил сочувствие…

Тебе не шестнадцать. Ты женщина. Борись, Кира, борись.

Наконец ее голосовые связки вышли из онемения, и девушка закричала. Паника уступила место гневу. Она больше никогда и никому не позволит диктовать ей свою волю.

— Отпусти меня! — потребовала Кира. — Сейчас же отпусти меня! Я никуда не поеду!

Она ударила нападавшего локтем, потом лягнула его. Кира знала, что один из ее ударов был весьма чувствительным. Мужчина, схвативший ее, выругался и со свистом втянул воздух.

— Я никуда не поеду! — крикнула Кира, извиваясь и стараясь попасть ногой ему в пах или колено.

Шейх Нури мог бы остановить все это. Он мог бы помочь ей. Он сказал, что может.

Ее блуждающий взгляд наткнулся на шейха, и, ненавидя себя, она взмолилась:

— Кален! Кален, помоги мне!

Этого было достаточно.

— Отпусти ее, — холодный голос шейха Калена Нури разорвал воздух.

Человек, схвативший Киру, замер.

— Ваше Превосходительство.

— Отпусти ее, — повторил шейх Нури по-баракански.

Этот приказ исходил от человека, принадлежавшего к королевской семье. Его авторитет не подвергался сомнению.

— Но, Ваше Превосходительство, нас послали сюда, чтобы мы привезли в Бараку эту девушку!

Кален уже поднимался по ступеням крыльца.

— Вы осмеливаетесь отнимать мою женщину?

Воцарилось молчание.

— Вашу женщину? — повторил человек, державший Киру.

— Мою женщину. — Несмотря на то, что шейх говорил довольно тихо, его голос показался раскатом грома.

Руки, удерживающие Киру, разжались.

— Лалла аль-Иссидри находится под моей защитой.

— Но нас послали именно за ней, — заговорил другой мужчина, вышедший из дома. Где-то здесь был и третий. — Сиди аль-Иссидри выразился очень ясно.

— Значит, я буду выражаться так же, — ответил шейх. — Она моя.

Кален взглянул на Киру, и она ощутила ужас и благодарность. Его янтарные глаза затуманились, и он властно добавил:

— Кира аль-Иссидри — моя женщина. Она принадлежит мне.

Все трое нападавших исчезли.

«Магия», — думала Кира, глядя, как они садятся в машину и отъезжают.

Машина исчезла за поворотом. Какое-то мгновение они оба молчали. И это молчание было нелегким.

— Значит, все началось, — произнес шейх Нури, нарушив тишину.

Кира поняла, что произошедшее на ее крыльце было лишь началом больших проблем.

Шейх Нури только что публично бросил вызов ее отцу. И он смог это сделать, потому что был четвертым претендентом на престол после брата и своих племянников.

Ее отец будет в ярости.

А она отвергла своего отца. Приняла защиту Калена Нури. За несколько минут она все перевернула в их жизнях.

— Мне необходимо позвонить отцу, — произнесла она.

— Уверен, он уже обо всем узнал.

— Мне необходимо хотя бы попытаться поговорить с ним.

Шейх Кален Нури шагнул к ней. Он так долго смотрел на девушку, что она вздрогнула и отвела взгляд.

— В конце концов, он все-таки мой отец.

— И чего ты этим звонком достигнешь?

Кира не нашла в себе сил ответить, и Кален поднял ее лицо за подбородок.

— Чего ты этим добьешься? Твой отец собирался использовать тебя во имя своих политических амбиций! Ты для него лишь бездушный предмет, который он хочет использовать с наибольшей выгодой.

Каждое его слово причиняло Кире невыносимые мучения.

— Ты ничем не отличаешься от него, не так ли, шейх Нури?! — В горле пересохло, слова давались ей с трудом. — Ты тоже меня используешь! Используешь, чтобы отомстить моему отцу. По крайней мере, будь мужчиной и признай это!

Она поняла, что на сей раз оскорбила его.

— А тебе не хватает бараканского женского благоразумия и молчаливого языка! — ответил Кален, его большой палец медленно поглаживал ее подбородок.

Кира чувствовала, что ее кожа горит и все нервы напрягаются от его прикосновения.

— Я не бараканка.

— Я начинаю думать, что ты вполне заслужила мужа-бараканца. Он научил бы тебя покорности и самоконтролю.

Гнев мелькнул в глазах Киры.

— Жаль вас разочаровывать, шейх Нури, но есть вещи, которым нельзя научить.

— А вот тут ты ошибаешься, laeela. Научить можно чему угодно. Нужен только хороший учитель. А тебе потребовался бы не только очень хороший, но и очень терпеливый учитель.

Жар потек по венам девушки.

Он заставил ее покраснеть.

— Мне не нужен мужчина, — она говорила отчаянно. Безумно. Она испытывала глубокие чувства к шейху Нури в течение очень долгих лет, а сейчас, когда мечты стали явью, все идет не так. — Я не хочу никакого мужчину.

— Захочешь, когда встретишь нужного человека.

— Такого человека не существует.

Он долго смотрел на Киру изучающим взглядом.

— Он уже был у тебя, — сказал мужчина, интимно понизив голос.

Девушка вздрогнула.

— Никогда.

— Был. — Глаза Калена сузились, и черные ресницы скрыли их выражение. — Много, много лет назад.

Кира закрыла глаза. Он блефует. Шейх Кален Нури ничего не знает.

Палец Калена по-прежнему ласкал ее кожу, от подбородка он добрался до чувствительной точки за ухом.

— Всегда есть тот единственный, который может превратить девушку в женщину…

Кира резко отодвинулась, разрывая сеть, которой Кален ее опутывал.

Она вошла в дом, чтобы воздвигнуть между собой и им хоть какую-то преграду, но шейх немедленно последовал за ней.

Невероятно.

Все ее нервы были напряжены, а чувства — обострены.

— Собирай чемодан, — велел Кален. Он смотрелся очень странно в ее небольшом домике, таком солнечном и счастливом. — Нам нужно уехать как можно быстрее.

Собраться. Уехать. Он постоянно путал ее.

— Я не могу просто так уехать. У меня есть работа, определенные обязательства…

— Ты же сама решила принять мою помощь, помнишь?

Этот вопрос заставил девушку замолчать. Кира не знала, что ответить.

Она собрала одежду, блузки, юбки, рубашки… Все это полетело в чемодан вместе с туфлями, ремнями и нижним бельем.

Она была готова через десять минут. Кален одобрительно кивнул.

— Хорошо. Пошли.

Кира сидела на заднем сиденье и смотрела в одну точку. Водитель молчал, но, очевидно, он знал, куда ехать.

— Куда мы направляемся? — наконец выдавила из себя Кира.

— В Лондон.

— В Лондон?

— Знаешь, такой большой город в Англии.

Много лет назад Кира серьезно увлеклась Каленом Нури. Каждая мысль девушки была о нем, не говоря уже о снах и мечтах. Теперь воспоминания об этом периоде жизни были ей отвратительны.

— Мне не нужна твоя помощь.

— Слишком поздно. Ты уже сидишь в моей машине.

— Так останови ее.

— И скоро полетишь на моем самолете.

— Не полечу.

— Полетишь, потому что ты, Кира аль-Иссидри, уже не можешь отказаться. Игра началась.

— Нет, — у Киры сжалось сердце. — Я не знала, что делаю. Я не думала…

— Ты прекрасно все знала. Ты понимала: или я, или они. И предпочла меня.

Девушка едва могла дышать. Попробуй другую тактику, шептал внутренний голос, должно быть что-то такое, что его заденет.

Она заговорила снова:

— Я ценю ваше беспокойство, шейх Нури, но мне уже двадцать три года, почти двадцать четыре. Я живу в Далласе, вся мой жизнь здесь, и я просто не могу поехать с вами в Лондон.

Кален Нури ничего не ответил.

Машина по-прежнему двигалась по шоссе.

— Вы так же принадлежите Западу, как и я, шейх Нури, — она попыталась подобрать к нему ключ. — Вы прожили в Лондоне по меньшей мере пятнадцать лет. Вы же не стали бы подобным образом обращаться с англичанкой, верно?

— Стал бы. Если бы она дала мне обещание.

— Но я не давала никаких обещаний!

— Одно — дала. Ты позвала меня. Попросила моей помощи, и я тебя услышал. Я взял тебя под свою защиту.

— Я взрослый человек, Кален…

— Вот именно. Кален. Так ты позвала там, возле дома. Ты обратилась ко мне по имени, данному мне родителями. Ты сказала: «Кален, помоги мне». Если ты взрослый человек, Кира аль-Иссидри, ты не будешь играть в подобные игры, как ребенок.

Девушка медленно выдохнула.

— Я не считаю, что это игра.

— И правильно делаешь. Это не игра.

Он откинулся на спинку сиденья, словно сказал все, что хотел. Обсуждение этой темы было закрыто.

— Я взрослый человек, — повторила Кира, глядя прямо в глаза Калену. — И за мной не нужно присматривать. Особенно мужчинам.

Эти слова привлекли внимание шейха.

— Мужчинам, — тихо повторил он. — Что же такое произошло, что отвратило вас от мужчин, мисс аль-Иссидри?

Лицо Калена было задумчивым, густые черные ресницы обрамляли проницательные золотистые глаза. Кира почувствовала, как внутри словно сворачивается тугой клубок.

— Ничего особенного не произошло.

— Интересно.

На его губах Кира заметила нечто, похожее на улыбку.

— Ты, наверное, удивишься, если вдруг узнаешь, что в этом мире есть очень хорошие мужчины.

Он бросил вызов ее отцу, а теперь и ей самой.

Он наслаждался своей силой. Своим контролем.

Кален мог жить в Лондоне, мог на много лет уехать из Бараки. Его одежда была из самых дорогих итальянских магазинов, его произношение было безукоризненным, но он все равно оставался шейхом. И одним из самых богатых и влиятельных людей в мире.

Его золотистые глаза посмотрели прямо на Киру. Этот взгляд обнажал, но не в чувственном, а моральном смысле. Кален видел что-то такое, что она пыталась скрыть от всех. Этот человек видел все тайны, видел гнев и вызов.

У Киры было чувство, что она борется за свою жизнь.

— Я пытаюсь быть последовательной, шейх Нури.

— Последовательной? И каким же образом?

— Мне необходимо отстоять независимость, которой я так гордилась. Я не стану выходить замуж за того, кого отец выбрал.

— Столько огня, laeela, столько вызова. Пожалуй, я мог бы измениться до такой степени, чтобы мне понравился кто-то вроде тебя.

Глава третья

В одиннадцать часов они вылетели в Лондон. Это был личный самолет Калена Нури — суперсовременная модель.

Шейх Нури проводил ее в спальню, расположенную в хвосте самолета, хотя о сне Кира не могла даже думать. Однако, когда самолет набрал высоту, девушка все-таки заснула.

Ее разбудило сообщение пилота, что они готовы приземлиться в аэропорту, смежном с Хитроу.

Оттуда они отправились в дом шейха Нури в Кенсингтон-гарденс.

— Странно, что ты ведешь себя так тихо, — произнес Кален, когда машина проезжала мимо элегантных викторианских особняков.

— А что я могу сделать? — Кира не могла заставить себя хотя бы взглянуть на этого человека. Он привез ее сюда, силой заставил приехать в Лондон! Точно так же люди ее отца привезли бы ее в Бараку…

Машина остановилась перед высоким домом с красивой дверью, выкрашенной в черный цвет, и узорчатыми панелями вокруг больших окон.

Шейх Нури вышел из машины. Дверь дома немедленно открылась, и дворецкий поспешил к машине, чтобы приветствовать хозяина и его гостью.

— Добро пожаловать в будущее, — произнес Кален, ухмыльнувшись.

При этом лицо-шейха осталось таким, каким она всегда его помнила: жестким, потрясающим своей классической красотой — как у мраморной статуи.

— В мое будущее? — спросила Кира.

Ухмылка стала шире.

— Твою жизнь со мной.

Девушка была не в силах поверить услышанному. Это невероятно.

Кира, так долго сходившая с ума по шейху Нури, находится под его протекцией!

Она, Кира Гордон, вынуждена будет жить с человеком, которым всегда восхищалась. С человеком, бывшим ее тайной девичьей любовью!

Оказавшись в своей спальне, Кира почувствовала себя тигрицей, заточенной в клетку.

Дом Калена. Спальня для гостей в доме Калена. Близость этого человека ее просто убьет.

Кален тоже использовал ее, чтобы добраться до Омара аль-Иссидри, и все-таки вместо презрения девушка чувствовала скорее… любопытство. И сексуальное желание.

Ей хотелось тепла и близости с ним, ощущения его кожи.

Кира открыла шкаф и заглянула внутрь. Пусто.

Ящики бюро также пусты.

Прекрасно.

Хотя комната была явно меблирована на мужской вкус, Кира боялась, что она принадлежит другой женщине и не хотела бы ни с кем ее делить. Она ни с кем не смогла бы делить шейха Калена Нури.

Значит, это ее комната. Высокий белый потолок. Покрашенные стены. Спинка кровати, обитая темно-зеленым бархатом. Два небольших туалетных столика с зеркалами.

«Дом Калена, — про себя повторила Кира. — Его комната для гостей».

Кален.

Семь лет назад она пошла на одну вечеринку, чтобы увидеть его. Малик Нури хоть и был старшим сыном и наследником трона, но именно по Калену сходили с ума все девчонки.

Кален жил в Лондоне, часто путешествовал, свободно тратил деньги и портил этим своих друзей… и женщин.

Все девушки его круга пытались представить себе, каково это — быть женщиной Калена.

Их привлекали не только и не столько его деньги, сколько его осанка и отношение к жизни.

Его надменность. Цинизм. Его красота. В Бараке женщины должны оставаться чистыми, нетронутыми до свадьбы. Но когда Кален Нури входил в комнату и смотрел на какую-нибудь девушку или женщину — даже если на ней чадра и видны только глаза, — он смотрел на нее глазами хозяина. Словно уже владел ее сердцем, телом и душой.

Он был воплощением тайны и опасности, чувственности и власти. Мечта любой девушки.

И он был мечтой Киры.

Именно поэтому она выскользнула тогда незаметно из дома — на вечеринку, устраиваемую в честь Калена Нури.

Вечеринка, на которую могут пойти молодые девушки, по законам Бараки должна быть закрыта для представителей противоположного пола и проходить под надзором старших. Но на том вечере не соблюдалось ни то, ни другое.

А на следующее утро Кира приняла решение оставить Бараку, чтобы никогда больше туда не вернуться.

В дверь постучали, и девушка поспешила ее открыть. В коридоре стояла горничная, держа в руках чехол с одеждой и несколько пакетов с логотипами самых дорогих ювелирных магазинов Лондона.

— Это от Его Превосходительства, — произнесла девушка, слегка поклонившись.

Поклон? Ей?

— Не желаете, чтобы я все распаковала, мисс? — предложила горничная.

— Нет, благодарю вас. Я справлюсь, — ответила Кира. — А что это? — спросила она, когда горничная повесила принесенный ею наряд в шкаф и поставила остальное на кровать.

— Это подарки, мисс. Дары. Его Превосходительство делает то же самое для всех своих женщин, — горничная жизнерадостно улыбнулась.

— А у него много женщин? — осторожно спросила Кира.

Та внезапно густо покраснела.

— Простите меня, мисс, я вовсе не хотела сказать, что…

— Все в порядке, — успокоила ее Кира. — Спасибо.

Горничная направилась к двери.

— Если вам понадобится что-нибудь, просто позвоните.

— А шейх Нури? Он… еще здесь?

— Нет, мисс, он уехал на весь день, но вернется к ужину.

— Ясно.

— Ужин подают в семь. И Его Превосходительство всегда переодевается.

— Как мило, — с издевкой произнесла Кира.

Кален выгнал ее из собственного дома, запер в своем особняке в Лондоне, а сам отправился работать.

Кира подошла к шкафу, посмотрела на принесенную горничной одежду и аккуратно закрыла дверцу. И убрала с постели все пакеты.

Она не его женщина. И ей не нужны подарки. В полседьмого Кира приняла ванну. Завернутая в светло-зеленое полотенце, девушка просмотрела одежду, которую привезла с собой.

В итоге она надела то, что обычно носят американки. Независимые. Преуспевающие. И свободные.

Надев старые джинсы «Левис», Кира облачилась в белоснежную блузку и собрала длинные волосы в пучок.

Никаких украшений.

Немного косметики.

Легкие кожаные туфли без каблуков.

Ну вот, теперь можно и выйти.

Кира появилась в столовой ровно в семь. Кален был уже там. Горничная сказала правду: он действительно был в вечернем костюме.

— Ты выглядишь… — голос шейха Нури дрогнул, когда его взгляд наконец скользнул по девушке, — прелестно.

Кира покраснела. Он сделал над собой усилие, чтобы не подвергнуть насмешке ее наряд.

Но разве она просила, чтобы ее привозили в Лондон? Разве она вообще просила его хоть о чем-нибудь?

— Спасибо, — ответила девушка, стараясь скрыть свои внутренние терзания.

— Тебе идет голубой цвет, — заметил Кален, подвигая ей стул и присаживаясь напротив.

— Я не ношу голубое, — возразила Кира, опустив глаза на блузку. Потом она увидела джинсы и все поняла.

— Очень элегантно.

— Но ведь ты сам велел горничной передать мне, чтобы я оделась повседневно.

Черная бровь изогнулась.

— Это она тебе так сказала?

— Не уверена. Я вообще ничего не поняла, кроме «Его-Превосходительство-удалился-вы-должны-подождать».

Кален нахмурился.

— У меня есть работа, laeela. Свои дела.

— И у меня есть работа. Мне сейчас следовало быть в Далласе, на работе, а не сидеть в спальне и ждать, когда же ты вернешься домой!

— Тебе придется привыкнуть.

Ей придется привыкнуть?! Почему именно она всегда должна идти на компромисс? Почему ей нужно вечно что-то менять, к чему-то привыкать?

— А я не хочу ни к чему привыкать! Мне нравилась моя жизнь. Я любила свою работу…

— Танцевать в группе поддержки?

— Ты прекрасно знаешь, что помимо этого я работала на крупную компанию. И у меня была ответственная должность.

— Ну, так чем ты занималась сегодня днем? — невозмутимо сменил тему Кален, наполняя бокалы вином.

— Ничем.

— Ты могла бы поймать какие-нибудь программы, посмотреть телевизор, поболтать с друзьями…

— Это напрасная трата времени. Мне нужно нечто большее.

— Тогда тренируй мозги. Читай. У меня здесь великолепная библиотека, и тебе предоставляется прекрасная возможность заказывать новые книги через Интернет.

— Читаю я на ночь, перед тем как лечь спать. Я не могу читать весь день, — ее раздражение нарастало. — Шейх Нури, я училась в колледже не для того, чтобы сейчас играть в вашу принцессу.

— Ты злишься из-за того, что я уделил тебе мало внимания.

Кира громко расхохоталась.

— Да я тебя даже не знаю! Поэтому твое предположение, что я так остро нуждаюсь в тебе, занимательно, но неверно.

— Ты говоришь очень смело для двадцатитрехлетней девушки.

— Женщины, — Кира нервно вздрогнула, но заставила себя сидеть на месте. — Я взрослая женщина, выросшая в окружении мужчин. В отличие от твоих актрисок и моделей, с которыми ты привык иметь дело, мне не нужны ни твое богатство, ни твоя дурная слава, ни связи.

— У моей дамы очень острый язычок.

Кира покраснела.

— Вообще-то я — не твоя дама.

Кален нахмурился. Он обвел взглядом столовую, украшенную букетами белых орхидей и лилий.

— Разве ты не живешь в моем доме, laeela? Разве о тебе здесь не заботятся, не предупреждают каждое твое желание? Разве не я предлагал тебе свою протекцию?

Киру бросило одновременно в жар и холод. Это его излюбленное laeela снова все в ней перевернуло. Это слово было интимным проявлением нежности, а Кален не был похож на мужчину, который привык к легкому флирту. Он был слишком серьезным. Шейх Нури лениво наблюдал за ней.

«Легковозбудимая девочка», — подумал Кален Нури. Она молода, чувствительна и часто нервничает.

Он сделал глоток из своего бокала.

Ему нужно прикоснуться к ней.

Шейх изучал ее покрасневшее личико. Прошлой ночью девушка была белой как мел, а сегодня вся горит. Светится.

Ей нужна твердая рука. И нужно, чтобы кто-нибудь ее успокоил.

Он мог дать ей и то, и другое.

— Тебе не нужно бояться, — произнес он. — Я всегда буду хорошо обращаться с тобой.

— А я и не боюсь, — резко ответила Кира.

«Нет, — подумал он, — она не боится. Она просто в ужасе».

Кира понимала, что напряжение, возникшее между ними, — не просто интерес. То чувство, что кипело в ней, было слишком глубоким, слишком сильным, а интерес к Калену начался в те далекие времена, когда она была еще школьницей.

— Не стоит беспокоиться за меня, — ее голос звенел, как натянутая струна. — Со мной все в порядке.

— Hamdullаh, — ответил Кален. Слава Богу.

К горлу Киры подступили рыдания. До вчерашнего дня она и не думала, что вновь увидит этого человека. А сейчас она в его доме, под его защитой. Это было невероятно, невообразимо, невозможно!

Hamdullаh. Это слово эхом отдавалось в голове Киры. Только из-за него она становилась такой напряженной, нервной, отчаянно жаждущей большего…

Hamdullаh.

— А как твой день? — вежливо спросила Кира. — Как ты тут живешь?

— Очень хорошо, мисс аль-Иссидри. Благодарю вас.

— Гордон, шейх Нури, не аль-Иссидри. Я не пользуюсь фамилией отца.

— Пользовалась до семи лет.

— Откуда ты об этом знаешь?

— Я знаю такие вещи, которые удивят даже тебя.

Кира с опаской посмотрела на него. Неужели в юности она влюбилась в придуманный ею образ, а не в человека?

— Дыши, — насмешливо произнес мужчина, чей взгляд тоже не отрывался от лица девушки.

— Я и так дышу, — высоким тонким голосом ответила она… и не смогла больше смотреть на Калена.

Он вытянул правую ладонь.

— Дай мне руку.

Кира внимательно посмотрела на его широкую ладонь, и ее мысли перенеслись во вчерашний вечер, когда он коснулся ее там, на крыльце. Прикосновение Калена было похоже на электрический разряд. Горячее и яростное. Он заставил ее чувствовать.

— Дай руку, — мягко повторил он.

Кира качнула головой.

— Никогда.

Она медленно скользнула взглядом по воротнику белоснежной рубашки, бронзовой шее, твердым губам и посмотрела Калену прямо в глаза. В них читалась усмешка и вызов. Девушка с трудом выдержала его взгляд.

— Ты и сам не в безопасности, верно?

На краткий миг на его лице не отражалось никаких эмоций, затем он произнес:

— Это самая разумная вещь, которую я слышал от тебя за все время нашего знакомства.

Глава четвертая

— А что ты думаешь о моих подарках? — спросил Кален, меняя тему и снова наполняя бокалы. — Тебе понравились украшения? Я надеялся, что ты наденешь один из бриллиантовых браслетов к ужину.

Браслет с бриллиантами. Какое нелепое словосочетание.

— Я не открыла ни одного пакета.

— Нет?

— Мне не нужны дорогие украшения.

— Ты предпочитаешь дешевые?

— Если мне понадобятся украшения, я куплю их сама!

— Ты отвергаешь мои дары?

— Я не из тех женщин, что принимают подарки от незнакомцев…

— Говори осторожнее, laeela, иначе ты рискуешь оскорбить меня.

Голос Калена звучал напряженно.

— У меня нет желания оскорблять вас, шейх Нури…

— Кален. Меня зовут Кален. Но кое-что тебе от меня все-таки нужно?

Кира покраснела и выпрямилась, крепко сцепив пальцы на коленях.

— Чем быстрее я вернусь в Техас, тем лучше.

— Вернешься?

Его мягкая интонация выражала куда больше, чем любые слова.

— Мы уже сделали главное. Показали моему отцу, что он не может управлять мной…

— Угроза, исходящая от твоего отца, не исчезла.

— Угроза кому? Тебе? Или мне? Я думаю, что на самом деле ты беспокоишься не обо мне.

— Ахмед Абизхаид не потерпел бы подобных разговоров, laeela. Тебе никогда не разрешили бы так свободно высказывать свое мнение.

Кира почувствовала, что у нее в горле появился комок.

— Что тебе нужно от меня, Кален?

— Ты знаешь. Я хочу, чтобы ты была здесь, со мной.

— Нет. Должно быть что-то более серьезное. И настоящая причина связана с моим отцом, а не со мной. Я хочу понять, что же такого он сделал. Объясни наконец, каким образом человек, отдавший всю жизнь служению семье Нури, может представлять какую-то угрозу.

— Это не тема для обсуждения.

— Почему? Потому что я женщина?

Кален не стал возражать. Его молчание было пыткой.

— Речь идет о моем отце, моей семье. У меня есть право все знать.

— Тебе нужно больше есть и меньше спорить.

Кира в ярости уставилась на него.

— Ты такой же, как они. Даже хуже. Ты живешь не в Бараке, а в Англии, одеваешься не в покрывала, а в итальянские костюмы и великолепные рубашки, но под ними ты такой же жестокий.

Шейх Нури ничего не ответил, на его лице не отразилось никаких эмоций, но девушка услышала короткий вдох.

— Я хочу поехать домой, Кален.

Кален безмолвно наблюдал за ней, так же спокойно и безразлично. Он даже не пошевелился.

— Кален, послушай, мне хочется поехать домой, вернуть себе прошлую жизнь, которая меня устраивала.

Он приподнялся на стуле и наклонился вперед.

— Твоя новая жизнь тоже будет тебя устраивать.

— Нет.

— Да, это перемена, но перемена к лучшему.

— Но это уже не моя жизнь, а твоя и…

— И твоя. С сегодняшнего дня. И тебе нужно смириться с тем, что твоя жизнь изменилась. Навсегда.

Ей нужно принять то, что вчера ночью ее силой увезли из дома в этот странный мир, где она будет принадлежать человеку, которого помнила только по детским впечатлениям? Это нелепо. Абсурдно. Она не средневековая невеста!

— Нет, — ее руки дрожали. Кира отодвинулась от стола. — Ты ошибаешься, Кален Нури. Ошибаешься.

В спальне Кира свернулась клубочком в одном из мягких кресел. Она здесь не останется. Она не может здесь остаться.

Что же такого случилось в Бараке, что привело к борьбе между Каленом и ее отцом? И чем так опасен Ахмед Абизхаид, если шейх Нури не хочет видеть эти две семьи, соединенные союзом?

Кира знала, что ее отец терпеть не мог младшего принца Нури. Но из-за преданности султану он никогда не позволял себе высказать свои чувства. Однако из доклада, который девушка однажды обнаружила на письменном столе отца, она поняла, что за Каленом установлено наблюдение.

«Здесь кроется нечто большее, чем личная неприязнь», — подумала Кира. Но что именно?

Ей нужна новая информация. Кален, разумеется, ни о чем ей не расскажет. Но каким образом тогда все выяснить?

Спросить у отца? Или же довериться Калену? Постараться завоевать его доверие и заставить приоткрыть завесу тайны?

Пока она размышляла, раздался стук в дверь.

— Да? — отозвалась она.

— Открой дверь.

Это был Кален, Хозяин дома. Никто другой не мог бы приказать ей открыть дверь.

— Я сплю, — соврала она.

— Ты сидишь в комнате всего пятнадцать минут.

— Двадцать.

— Открой дверь.

— Я в кровати.

— Мне плевать.

Ну и нахал!

— Спокойной ночи, Кален.

— Открой дверь, Кира.

Он впервые назвал ее по имени. Не Кира Гордон и не Кира аль-Иссидри. Просто Кира. Девушку бросило в жар.

— Увидимся утром, — ее голос дрогнул. — Спокойной ночи.

— Я никуда отсюда не уйду.

— Значит, ты простоишь там очень долго.

— Открой дверь.

— Нет.

— Кира.

— Ты не запугаешь меня.

Девушка услышала, как он ходит за дверью, чувствовала его силу, словно она просачивалась сквозь замочную скважину.

— Это мой дом, — произнес Кален уже тише.

Кира побледнела.

— А это моя комната.

— Ну, так открой мне.

Кира приказала себе оставаться на месте.

— Нет.

— Почему нет?

— Потому что я устала. Мне нужно поспать.

— Сегодня ты проспала днем несколько часов. И, поскольку еще нет и девяти, я думаю, что ты не устала, а просто испугана.

— Уходи!

— И ты наверняка даже не в кровати, а где-нибудь у камина. Или в одном из старых кресел.

Кира закрыла глаза.

— Это совершенно не твое дело.

Послышался легкий скрежет, и дверная ручка повернулась.

— Ах ты, маленькая лгунья, — произнес Кален, войдя в комнату.

— У тебя нет права…

— Это мой дом, — перебил он, скользнув взглядом по аккуратно прибранной постели. — И это моя женщина.

— Я не твоя женщина.

— Но ты под моей защитой и в моем доме.

— Да, но это… — ее голос затих.

Он ничего не понимал. Или не хотел понимать.

Она видела его твердый подбородок, чисто мужскую гордость в глазах. Никакая европейская одежда не могла скрыть восточную красоту, которая была в нем. Она несла смерть. И символизировала выживание.

Она была его глазах цвета темного золота, такого же, как пески Сахары. Она была в его бронзовой коже. В его черных волосах цвета оникса. Эти камни украшали рукояти мечей воинов древности.

Кален был красив, но оставался тем, кем он был. Восточным мужчиной.

— Ну так что? — шейх Нури настаивал на ответе. — Что ты имела в виду, прося меня о помощи?

Да, он был бараканцем. Человек из тесного мирка ее отца, полного условностей.

— Я оказалась в ловушке.

Кален поднял бровь.

— Я попала в ловушку, — повторила она. — И запаниковала. Мне нужна была помощь.

— И я тебе ее оказал.

— За что я тебе очень благодарна…

— Нет, ты совсем не благодарна, — мужчина медленно подошел к Кире, двигаясь с ленивой грацией человека, у которого много времени, денег и власти. — Ты далека от благодарности.

— Если бы ты был джентльменом, то не настаивал бы на благодарности.

Кира отступила в глубь комнаты и остановилась возле широкой кровати.

— А мне нужна награда. И у меня нет ни малейшего желания быть джентльменом. Давай оставим рыцарство англичанам и французам.

Сердце Киры дрогнуло, когда он повернулся к ней, положив руки на ее бедра. Он не сделал ни единого движения, но девушка каждой клеточкой ощущала его энергию, силу воли, мощь.

— Что тебе нужно от меня?

— Закончить то, что мы с тобой начали.

У девушки пересохло во рту.

— А я и не знала, что мы что-то начали.

— Неправда. Это началось много лет назад, когда ты, застенчивая милая школьница, взглянула на меня. Ты не думала, что я это заметил? А как я мог не заметить? Ведь ты, laeela, смотрела на меня с любопытством и такой горячей надеждой… Ты смотрела на меня с удивлением, — его губы растянулись в издевательской улыбке. — Ты и сейчас смотришь на меня так же.

Потрясенная, Кира молча смотрела на Калена.

Он ее заметил. Он догадался о ее интересе. И знал о нем сейчас.

Ей хотелось сказать что-нибудь храброе и дерзкое, грубое, может быть, даже вульгарное, но она только улыбнулась.

Кален был прав. Его можно назвать тем волшебством, тем чудом, которое наполнило ее жизнь. Он был самым прекрасным, недосягаемым и невероятно сексуальным мужчиной из всех, кого она знала.

Кален принял ее молчание за знак согласия.

— Тебе придется известить своих работодателей, что ты какое-то время будешь отсутствовать, и что, скорее всего, ты уже никогда не будешь членом группы поддержки.

Кира не знала, что ранило ее сильнее — потеря контроля над собственной жизнью или тот факт, что он видел ее насквозь.

— Тебе не нравится моя работа?

— Нет.

— Почему?

— Она… не самая подходящая.

— Для кого? — в голосе Киры звучал сарказм. — Для бараканской женщины?

— Для моей дамы.

Кира с трудом сглотнула. Какими же он представлял себе их отношения и как все это будет выглядеть? Что именно он подразумевает под «своей защитой»?

— В наши дни мужчины больше не заводят себе «дам».

— Нет?

— И даже если бы они это делали, я не могла бы стать твоей дамой.

— Почему?

— Это… было бы… абсурдно.

— Абсурдно?

— Невозможно.

— Невозможно?

Раздражение нарастало.

— Нереально.

Кален фыркнул.

— Из всех твоих аргументов этот — самый слабый.

Жар волной охватил ее тело.

— Как это?

— То, что ты станешь моей дамой, — это, наоборот, самый практичный выход из ситуации. Все должны понять, что ты моя. Принадлежишь мне. Живешь со мной и зависишь от меня.

— Я не завишу ни от одного мужчины.

— Ни от одного?

— Ни от одного.

Кален сжал губы, в его глазах сверкнул вызов.

— Возможно, тебе понравится быть зависимой от меня.

— Никогда.

— Ты хочешь меня.

— Нет.

— Я хочу тебя, — он смотрел на нее не отрываясь. — Очень сильно.

Паника огненным комком пронеслась по венам.

— Я не могу так жить. Я не стану так жить.

— Что, ты с большим удовольствием выйдешь замуж за Ахмеда Абизхаида? Его ласки ты будешь принимать более охотно?

— Должен быть еще какой-то выход.

— К сожалению, как у дочери Омара аль-Иссидри, у тебя только два выхода. Воля твоего отца. Или то, что предлагаю я.

— То, что предлагаешь ты, оскорбительно. Унизительно.

— Куда менее унизительно, чем лежать под волосатым старым бараканцем, который на двадцать лет старше тебя и который думает только о гражданской войне. — Кален устремился к двери, но у самого порога остановился. — Я по крайней мере доставил бы тебе удовольствие, laeela. A удовольствие — это совсем не мало, — добавил шейх Нури, закрывая дверь. — Спи крепко. Спокойной ночи.

Крепко спать? Как она сможет теперь уснуть?

Кира прошлась по комнате и села на кровать, потом снова принялась бродить из угла в угол.

Она ненавидела Калена за то, что он насильно изменил ее жизнь. Но из всех мужчин, которых она встречала, его Кира хотела сильнее всех.

Желание.

С чего оно началось? И когда пройдет?

Кира заснула около полуночи. На следующее утро она проснулась очень рано и спустилась вниз выпить чашку кофе. Как выяснилось, Кален поднялся еще раньше.

— Он уже в офисе, — пояснила горничная, провожая Киру в комнату, где был накрыт завтрак. — Господин всегда уходит рано, а потом возвращается.

— Когда приходит к своей леди?

— Да, мисс.

«Горничная не поняла подвоха», — подумала Кира.

— Газету, мисс? — предложила девушка.

Выбор самых разных изданий Нью-Йорка, Сан-Франциско, Лондона, Берлина и даже из родной Бараки был весьма широким.

Потянувшись за бараканской газетой, Кира отодвинула кофе. Уже много лет она не следила за тем, что происходит на родине.

Единственной новостью, которую Кира не смогла проигнорировать, было сообщение о свадьбе султана Малика Нури и принцессы из Дукассы семь лет назад. Пресса просто с ума сходила по этому повсюду.

Кира достаточно скептически отнеслась к браку Малика и принцессы Николетты. Николетта была самой авантюрной из принцесс Дукассы, она была воспитана на западный манер и прекрасно образована. И все же она отказалась от своей независимости, чтобы выйти замуж за султана.

— Ты сегодня выглядишь очень серьезной.

Кира подскочила на месте от неожиданной реплики. Она попыталась быстро закрыть газету.

— Нет, продолжай читать. Приятно видеть женщину, которую интересует все, что происходит в мире. — Колен стоял за ее стулом. Наклонившись, он одарил ее быстрым поцелуем в бровь.

Кира напряглась, но в момент, когда его губы коснулись ее кожи, девушка почувствовала удовольствие.

— В следующий раз это будет поцелуй в губы, — произнес Кален, садясь на соседний стул.

Кира отодвинулась, пытаясь избежать волнующей близости.

— Большинство женщин интересуется мировыми новостями.

— В самом деле?

— Да, и твой вопрос вынуждает меня уточнить, какого сорта женщин ты обычно привозил сюда.

Кален поднял брови.

— Ревнуешь?

— Всего лишь проявляю интерес.

— Занятно. — Он откинулся назад, когда горничная поставила перед ним чашку кофе. — Ты уже позавтракала или ждешь меня?

— Я тебя не ждала.

— Это хорошо. Я бы не хотел, чтобы ты когда-нибудь страдала от голода или жажды. — Его глаза сверкнули. — Если только от голода по мне.

Кира заставила себя расслабиться.

— Слушай, зачем ты так себя ведешь? Сомнительные предложения… Бесконечные сексуальные замечания…

— Но ты же этого хотела. — Он сделал глоток, опустив ресницы, которые скрыли от девушки выражение его глаз. — Ведь ты этого всегда хотела от меня.

— Неверный ответ.

— Зато в нем вся моя сущность.

Кира ему не поверила. Кален прежде всего интеллектуал. Она знала, что он уехал из Бараки, чтобы добиться успеха в жизни.

— Я с этим не согласна.

— Laeela, ты даже не знаешь меня.

— Но мне доводилось наблюдать за тобой, — признание прозвучало вопреки ее воле. Она вспыхнула. — Ты никогда не вел себя так провокационно с другими людьми. Ты был более… искренним.

Кален приблизился к ней, и Кира видела теперь каждую золотую искорку в его темных глазах.

— Так почему же я так веду себя с тобой?

— Действительно, почему?

Но за этим вопросом не последовало ответа. Кира потерялась в собственных чувствах. Словно ей снова было шестнадцать.

Поцелуй, всего один поцелуй.

— Так что ты хотела сказать? — подбодрил он девушку. — Ты заставляешь меня силой вытягивать каждое слово, laeela.

— Ты все время хочешь доказать свою точку зрения, — наконец произнесла Кира. Время остановилось. Осталась только чувственность. Бесконечность. Блаженство.

Он слегка улыбнулся, и напряжение, горевшее в его глазах, обожгло Киру.

— Так в чем же моя точка зрения, Кира?

Потребовалось еще одно усилие, чтобы прийти в себя.

— Ты хочешь всеми управлять.

— Ты так считаешь?

— И постоянно даешь мне понять, что именно ты стоишь у руля.

— Но это так и есть, — ответил он.

— Именно этого я и не хочу.

— Почему?

— Потому что ты не должен во всем меня контролировать. Я хочу жить своей жизнью.

— Тебе стоит мне довериться.

— Довериться? Мы слишком разные. — Кира взяла апельсин из тарелки с фруктами и с нетерпением отковырнула ногтем первый кусочек кожуры. — Слишком разные, — повторила она.

Кален забрал у нее апельсин и потянулся за ножиком. Очистив мякоть от кожуры, он отломил дольку и поднес к ее губам.

— Так обычно бывает со всеми мужчинами и женщинами.

Губами Кира чувствовала прохладную и сочную мякоть апельсина, но не могла открыть рот и взять дольку, так как Кален пристально наблюдал за ней.

— Возьми, — произнес он. У девушки сжалось горло. — Я не могу…

Как только Кира открыла рот, пытаясь возразить, долька апельсина оказалась у нее во рту. Кира сжала зубы, и из уголка губ потек сладкий сок. Она покраснела еще сильнее.

Кален внезапно наклонился вперед, поцеловал уголок рта и кончиком языка слизнул сок с ее губ.

Все внутри Киры словно взорвалось. Горячее желание пронзило ее тело.

— Ты пугаешь меня, — выдавила девушка, отстранившись.

— Ты сама себя пугаешь, laeela, — он отделил еще одну дольку апельсина.

Кира никогда еще в жизни никого так не боялась. Она уставилась на его пальцы, следя, как они обхватывают половинку апельсина, а затем протягивают ей еще кусочек.

— А зачем мне себя пугать?

— Потому что ты хочешь чувствовать себя совершенно спокойной. Но в физическом желании нет ничего спокойного.

— Я говорю с тобой не о вожделении.

— На самом деле, именно об этом. Ты боишься того, что сама чувствуешь, — констатировал Кален Нури. — Ты боишься нашего влечения.

— Я не боюсь тебя.

— Ты боишься того, что я бы сделал с тобой, если бы мы остались наедине.

— Ты бы ничего не сделал.

— О, я бы сделал все.

Кровь побежала по ее венам, словно головокружительный поток. Кален был прав. Она его хотела. И боялась самой себя. Для первого опыта подобных отношений ей нужен был кто-нибудь другой. Менее требовательный и высокомерный.

— Пожалуйста, шейх Нури…

— Пожалуйста, Кален.

Ее лицо горело, и даже губы стали мягкими, чувственными.

— Ты не должен говорить мне такие вещи, Кален.

— Почему, Кира?

Он должен понимать, что делает с ней, должен знать, что ее тело напряжено от желания.

Вся жизнь прожита с этим чувством, на которое не было ответа.

Она рискнула всем, чтобы увидеть его на той вечеринке, рискнула гневом отца, позором, который на нее могло навлечь посещение вечеринки для взрослых.

Кален внезапно сжал рукой ее подбородок, вынуждая смотреть на него. Она увидела желание, бушующее в его глазах. Шейх опустил голову и коснулся ее губ горячим, твердым ртом, потерся о щеку и оставил легкий волнующий поцелуй на изгибе шеи. Кира вздрогнула, когда его губы обожгли ее кожу, вздрогнула, когда он повторил поцелуй, и огонь разгорелся внутри нее еще сильнее.

Она хотела его.

Если бы он знал правду о ней, его желание исчезло бы так же быстро, как уважение. Ведь ее невинность и достоинство были отняты у нее на той самой вечеринке…

— Ты станешь моей, — спокойно произнес он. — Я буду обладать тобой. Это всего лишь вопрос времени.

Глава пятая

«Он прав», — подумала Кира. Ее сердце бешено колотилось, ладони стали влажными. Судя по тому, как продвигались их отношения, это действительно вопрос времени.

Приходилось признать тот факт, что она потеряла. Исчезла логика, рассыпался в прах ее рационализм, осталась только женщина, жаждущая его.

Голова у Киры по-прежнему кружилась, а тело было горячим. Она провела здесь всего двадцать четыре часа и уже не принадлежала себе.

Она не могла оставаться в этом доме, в его мире.

Кален вопросительно посмотрел на нее.

— Ты побледнела, — заметил он.

— Мне нужно подышать свежим воздухом, — призналась она. И еще, пожалуй, долгий холодный душ.

— Тогда давай сходим погулять.

Через пятнадцать минут, сидя на заднем сиденье лимузина и глядя на проплывающие мимо Кенсингтонские сады, Кира почувствовала, что реальность понемногу возвращается к ней. Что она тут делает с Каленом Нури?

Как она может сидеть здесь, в его лимузине, с изящной сумочкой в руках и в туфлях на высоких каблуках, словно это самое обычное дело? Ее одурманенный мозг начал пробуждаться. Шейх Кален Нури вовсе не был очаровательным принцем. Он был диктатором, создававшим большие проблемы.

— Ты совершенно не умеешь расслабляться, — произнес Кален, взглянув на Киру.

— Я расслабилась.

Он улыбнулся.

— Ну да, как большая киска, попавшая в клетку.

— Ты проводишь много времени с большими кисками?

Черная бровь приподнялась.

— Твой отец ничего о тебе не знает, верно?

— К чему ты клонишь?

— Ты совершенно не похожа на традиционную бараканскую женщину, а твоему жениху нужна именно такая невеста. Ты знакома со своим женихом?

— Он мне не жених…

— Значит, выбранный твоим отцом претендент на твою руку.

— И не претендент. Я никогда не давала согласия на этот брак.

— А твое согласие и не требуется, если отец дает обещание.

Кира ничего не ответила. Кален был прав. В Бараке отец мог преспокойно выдать ее замуж против ее воли.

— Твой отец не знает, что ты работаешь в группе поддержки? — настойчиво продолжал Кален.

Разумеется, отец об этом не знал. Иначе он бы давно посадил Киру под замок.

— Нет.

— Если об этом узнает твой жених, он оторвет Омару аль-Иссидри голову.

— Надеюсь, он об этом не узнает.

— Надейся. Ты ведь знаешь, что работа в американской футбольной команде — позор для твоего отца?

— Его это не касается. Меня учили танцевать. Я люблю эту работу, и если я кому-то и бросила вызов, то уж точно не отцу. Скорее матери. Доволен?

Кален нахмурился.

— Нет.

— Я провела всю жизнь меж двух огней. Я не англичанка и не бараканка. По мнению моей матери, мне не хватало интеллигентности. А по мнению отца, — верности традициям. Иногда я и сама не знаю, кто я и чего от меня ждут.

— И поэтому ты поехала в Даллас и устроилась работать в группе поддержки?

— Почему бы и нет? Они меня приняли. Я им понравилась. — Кира выглянула в окно и заметила, что они приближаются к Нью-Бонд-стрит, где располагались дорогие магазины. — Я поехала в Америку, чтобы найти себя. В Англии или Бараке я чувствовала себя полным ничтожеством.

— Ты никогда не была ничтожеством. Многие мужчины очень хотели тебя, laeela. Это ты никогда не хотела их.

Верхняя губа Киры брезгливо вздернулась.

— А что, эти мужчины заставили бы меня чувствовать себя женщиной?

— Разумеется.

— Нет! Мне не нужны мужчины, чтобы чувствовать себя интересной, женственной и полноценной.

Кален театрально зааплодировал.

Он аплодирует?

— Вот — спокойно произнес он. — Это вторая умная вещь, которую я от тебя услышал.

Шофер припарковал машину в самом начале улицы, заполненной яркими магазинами.

— Давай-ка пройдемся по магазинам, — предложил Кален, показывая на витрины. — С чего начнем?

— Мне все равно. Хорошо наконец выйти из дома. А чем ты хотел заняться?

Кален долго смотрел на девушку, а потом произнес:

— Испортить тебя.

Кира нахмурилась.

— Мне этого не нужно.

— Возможно. Но чего-то же ты хочешь.

— Нет…

— Да.

Девушка уставилась на него.

— И что, каждая женщина делает только то, что ты скажешь?

— Да.

— Но ведь я — не каждая женщина.

— Нет. Всего лишь моя.

Кира бросила на него сердитый взгляд.

— Я не собиралась становиться твоей женщиной. Я просила тебя только о защите…

— Именно.

— …думая, что она будет недолгой.

— Ты ошибалась.

Спор был закончен, энергия ушла в никуда, и Кира сдалась. Они отправились за покупками. Кален точно знал, куда пойти и что именно он ищет. И продавцы всех бутиков отлично его знали.

Обходя магазины один за другим, Кален заказывал самые разные вещи: повседневную одежду, вечерние платья, пальто, туфли, украшения, аксессуары. Кира протестовала против такого обилия вещей, но ее никто не слушал.

— Пожалуйста, скажи мне, что мы закончили! — взмолилась наконец Кира.

— Почти.

— А что еще нужно? Мы купили туфли, пальто, вечерние платья…

— Нижнее белье.

Кира задрожала.

— Нет!!!

— Тебе нужно белье.

— Это слишком личное дело.

— Мужчины всегда покупают женщинам нижнее белье.

Девушка сглотнула, пытаясь успокоиться.

— Позволь мне самой сделать покупки.

— Извини, я тебе в этом вопросе не доверяю. Ты же первым делом бросишься в самый дешевый магазин.

— И что тут такого?

— Ничего, если ты милая представительница среднего класса, — он посмотрел ей в глаза. — А ты вовсе не милая представительница среднего класса.

— А кто же я тогда?

— Ты знаешь, кто ты.

— Но мы не заключали никакого соглашения…

— Думаешь, пара бумажек что-то изменит? — верхняя губа Калена насмешливо приподнялась. — Ты что, думаешь, я теперь позволю кому-то увести тебя?

Кира лишилась дара речи. Кален рассмеялся. У девушки появилось ощущение, что он сорвал с нее всю одежду.

— Я убью любого мужчину, который осмелится прикоснуться к тебе.

— Ты не можешь так говорить.

— Я могу говорить все, что мне угодно. — Его глаза опасно сверкнули. — Так же, как и ты. Ты всегда должна высказывать свою точку зрения. Даже если я с этим не согласен.

Кира покачала головой.

— Ты бараканец.

— Да.

— Шейх.

— Да.

Она не знала, что еще сказать.

— Давай закончим с покупками и поедем домой, — предложил Кален, положив руку ей на спину и подталкивая ее в сторону очередного магазина.

Внезапно Кален наклонил голову и прошептал Кире на ухо:

— Тебе понравится красивое белье, laеela. Тебе понравится, когда я одену тебя в нежное кружево, шелк и атлас. Ты будешь чувствовать себя почти обнаженной и изнеженной.

Дыхание Калена ласкало ее ухо, а тело предательски трепетало из-за его близости.

— Я буду заботиться о тебе, laeela, как ни один мужчина никогда не делал и не сможет сделать этого.

Пугающие слова.

Кира покачнулась и ощутила, как его рука тверже сжала ее талию.

— Позволь мне одеть тебя, — шепнул он ей на ухо, — чтобы потом я мог раздеть тебя.

Этому нужно было положить конец.

— Прекрати. Я не знаю, что ты замышляешь, но прошу тебя, прекрати.

Он мягко рассмеялся.

— Laeela, мы еще даже не начали.

В магазине нижнего белья Кален выбрал исключительно изящные ночные рубашки, кружевные бюстгальтеры и трусики.

Кира была поражена, когда увидела цифру в счете.

— Кален, не надо, — прошептала она. — Это слишком экстравагантно и стоит очень дорого.

— Да, Кален, не надо, дорогой. Это стоит очень дорого, — повторил хрипловатый женский голос.

Кира посмотрела на возникшую рядом с ними светловолосую стройную женщину.

— Хилари. — Кален не улыбнулся, но и не нахмурился. Выражение его лица было абсолютно… невозмутимым.

— Снова ходишь по магазинам? — спросила Хилари с горькой улыбкой.

Кален не ответил.

— Если у тебя при себе бумажник, не забудь и мне что-нибудь прикупить. Думаю, ты помнишь мой размер. Ты так любил одевать меня… Только шелк, атлас и кружево.

К горлу Киры подступила тошнота.

Девушка извинилась и, повернувшись к продавщице, спросила как пройти в дамскую комнату.

Там она сполоснула руки и сделала несколько глубоких неровных вдохов.

Дверь туалета открылась, и Кира увидела Хилари, которая осматривала ее оценивающим взглядом. Эта женщина все еще улыбалась, но горечь сменилась надменностью.

— Ты далеко не первая в его гареме, — Хилари двинулась к Кире медленной кошачьей походкой.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — произнесла Кира.

— Да брось ты, здесь только девочки. Мы-то можем быть честными друг с другом.

Кира взяла одно из бумажных полотенец, чтобы вытереть руки.

— Все не так, как ты думаешь.

Она почувствовала, как в горле встал комок.

— Ты ведь знаешь, что будет дальше, — продолжала Хилари. — Тебе дадут ключи от нового жилья — уютного домика для сексуальной кошечки. Однако, что ты с ним, ты узнаешь только тогда, когда получишь собственный шарфик. Красный. Его отличительный цвет. Такой шарф есть у всех его девочек.

— У всех его девочек? — эхом повторила Кира.

— Именно, — подтвердила Хилари. — Ты не первая. И не будешь последней. Шейх ни с кем не остается надолго.

— Ты все неправильно поняла.

— Скорее это ты неправильно поняла. Я знаю его уже три года, из которых почти два была его любовницей. Для Калена это действительно долгий срок. Он не из тех мужчин, кого можно охомутать, и он не собирается отказываться от своего образа жизни.

— А какой у него образ жизни?

— Он делает все, что хочет. Может отправиться в путешествие. Завести новую любовницу.

— Я бы никогда с этим не смирилась.

— Это ты сейчас так говоришь, но ты изменишь свое мнение, когда поймешь, что быть женщиной шейха — означает иметь колоссальные выгоды, как в финансовом, так и в социальном плане.

— Меня все это не интересует. Я сама могу покупать себе любые вещи.

Губы Хилари таинственно изогнулись.

— А вот сможешь ли ты сама себя ублажать? Никто — отметь, никто — не знает, как нужно любить женщину, кроме Калена Нури.

Кровь бросилась Кире в лицо. Ей захотелось немедленно исчезнуть, и она выскочила из туалета. Кален стоял возле лимузина.

— Все в порядке? — спросил он, слегка нахмурив брови.

— Да. — Кира скользнула в салон, прислонилась к спинке сиденья и положила ногу на ногу, стараясь ничем не выдать своего волнения.

Сцена с Хилари просто убила ее.

Кира чувствовала на себе взгляд Калена, но не смела поднять на него глаз. Хилари говорила ужасные вещи, и она не лгала.

Это действительно были не просто подарки… Хилари упомянула бриллианты, роскошные походы по магазинам и тот факт, что женщины с ума сходили от любви к нему. То же самое чувствовала и она… Любовь. Нет, это не любовь, это не может быть любовью…

— Ты разговаривала с Хилари? — Кален нарушил тяжелое молчание.

Кира подняла глаза.

— Скорее это она разговаривала со мной.

— И что она сказала?

— О, самые обычные вещи, которые люди говорят про шейхов.

Лицо Калена превратилось в непроницаемую маску.

— Например?

— Что мне нужны твои деньги, нужна красивая жизнь.

— И ни слова про великолепный секс? — с невозмутимым лицом уточнил он.

Киру переполнял гнев, но она улыбнулась.

— Извини. Она упомянула о роскошной жизни, но ничего не сказала про хороший, а тем более великолепный секс.

Ложь, ложь, ложь… Кира улыбнулась еще шире. Она никогда не переживала такого чувства потери.

— Я разочарован.

— Еще бы.

Кира посмотрела на него с подозрением. Калену нравилось, когда эта девушка так на него смотрела.

Она действительно не была ни бараканкой, ни англичанкой. Но это не мешало Кире оставаться красивой и экзотичной. Кален, который достаточно долго прожил на Западе, на дух не переносил известный восточный постулат, что женщину необходимо держать взаперти. Он не хотел сидеть за ужином в мужской компании, не хотел, чтобы красота женщины была спрятана под паранджой. Женщина — это произведение искусства. Красивая женщина любую обстановку делала интереснее. И шейх, как никто другой, ценил женскую красоту.

Кален часто говорил, что он слишком либерален для Бараки и стал настоящим западником, поэтому и переехал в Лондон. Но это была неправда.

Возможно, он и производил впечатление человека, который оставил семью и свои обязанности ради жизни в Лондоне, но его сердце осталось в Бараке.

Так же, как и работа.

Он зарабатывал большие деньги благодаря своим компаниям, участвовал в биржевых торгах, покупал и продавал корпорации, но все деловые связи были лишь прикрытием его настоящего дела.

Настоящее дело. Оно было самым большим его секретом. Кален никогда не говорил о нем никому.

— А почему ты до сих пор не женился? — неожиданно сурово спросила Кира.

— Я не беру на себя долгосрочных обязательств, — ответил шейх Нури.

— И все-таки тебе уже тридцать лет.

— И что?

— Тебе разве не нужна любовь? Дети? Семья?

Кален посмотрел на девушку, впитывая ее дивную красоту. Она была не просто красива, она была наделена возвышенной красотой.

— Нет.

— Никогда?

— Никогда.

Кира замолчала.

Кален готов был поклясться, что в ее глазах стояли слезы, но она сжала губы и закрыла глаза. Когда ресницы поднялись, глаза были сухими.

Внезапно Кален почувствовал в себе непонятную жесткость.

— Я предпочитаю, чтобы у меня были любовницы, а не подружки. Это удобнее и мне и им. Я богатый человек. Женщины любят богатых мужчин.

— Это отвратительно, — пробормотала Кира.

Она была в ярости.

А Кален сопротивлялся острому желанию посадить девушку к себе на колени.

Он хотел ее.

Ему хотелось долго ласкать ее. Он почти чувствовал, как она подрагивает в его руках от экстаза.

Воздух словно наэлектризовался.

И это напряжение усиливалось с каждой секундой.

Он хотел ее.

И она тоже хотела его, ощущала его мощь, несмотря на расстояние, которое по-прежнему разделяло их.

Как бы он стал любить ее? Был бы Кален добр и щедр?

Кира смотрела на него, не в состоянии скрыть то, что происходило в ее душе. И когда их глаза встретились, она могла бы поклясться, что он знал, о чем она думает.

Жар нарастал, омывая ее тело волнами желания. Он будет именно таким, каким она всегда представляла своего мужчину.

Его пальцы ласкают ее тело. Голова склоняется, и его рот накрывает ее губы.

Он целует ее, заставляя кровь быстрее бежать по венам.

Дыхание Киры сбилось, кожа стала горячей. Желание было по-прежнему тайной, но это продлится недолго.

— Ну, так что скажешь? — спросил Кален, указав рукой на что-то за окном.

Кира почувствовала, что выплывает из бесконечного моря желания и разум с трудом подчинялся ей.

Сфокусировать взгляд было трудно, но еще трудней оказалось заговорить.

— О чем? — спросила она недоуменно.

— О твоем новом доме, — Кален по-прежнему смотрел в окно. — Вот в этом здании прямо перед нами.

Они только что пересекли Темзу, и прямо перед ними возникло красивое многоэтажное здание.

Почему у нее новый дом? Зачем она уехала из Далласа?

— Но ты же не здесь живешь.

— Нет. Здесь будешь жить ты.

Внезапно перед глазами Киры всплыло лицо Хилари. Подожди, пока не получишь уютный домик…

Значит, все, о чем говорила Хилари, оказалось правдой. Драгоценности. Подарки. Ошеломляющее нижнее белье. А теперь еще и собственная квартира в фешенебельном районе.

Кира почувствовала, как горячие слезы обожгли глаза, но она не позволила им упасть. Она сжала кулаки, подняла подбородок и продолжала смотреть на двадцатиэтажное здание, которое возвышалось над ними.

Если Кален думал, что сможет просто запереть ее в этих апартаментах, где она будет покорно его ждать, то он ошибался.

Глава шестая

Он делал это уже много раз, с болью думала Кира, переходя из одной комнаты в другую.

Скольких женщин он привозил сюда до нее? Скольким еще показывал прекрасный вид, открывающийся из окон?

И вот гостиная. Отделанная с тем неуловимым вкусом, который могут позволить только деньги, — древние резные рельефы с Дальнего Востока, деревянный Будда, колонна, словно сошедшая с иллюстрации альбома об искусстве Древней Греции. Блестящие скандинавские стулья, контрастировавшие с белыми кожаными диванами.

— И это все мне одной? — усмехнулась Кира.

Кален пожал плечами.

— Тебе нужен собственный дом, когда ты не со мной.

— Значит, теперь у меня есть определенная свобода? Я могу сама пойти погулять? — Сколько независимости он намерен ей подарить? Если она уйдет, через какое время шейх Нури это обнаружит?

— Разумеется, ты можешь выходить, но только не одна. Это небезопасно.

— Почему? Мы же не в Бараке, Кален.

— Нет. И ты там не окажешься, если не захочешь. Доверься мне, laeela. Ты же не хочешь возвращаться туда, особенно после недавних событий, от которых пострадала твоя репутация?

Последние слова он произнес очень осторожно. Кира рассмеялась.

— Моя репутация разбита вдребезги?

— Почти.

— А что нужно, чтобы уничтожить ее окончательно?

— Пара недель, проведенных наедине со мной.

Ну, тогда еще не все потеряно. Кира не собиралась задерживаться с ним даже на одну ночь.

— Хотя это уже неважно, — добавил Кален, словно прочитав ее мысли. — Все знают, что случилось. Об этом наверняка говорит вся Барака.

Кира медленно села на одну из низких кушеток.

— И надолго ты собираешься меня тут оставить?

Кален ответил не сразу. Затем он расправил плечи и коротко сказал:

— Навсегда.

— Навсегда?

— Я не собираюсь отпускать тебя.

— Но Хилари сказала…

— Хилари здесь нет.

Кира посмотрела в огромное окно, в ее голове не было ни одной мысли.

Жизнь оказалась очень непредсказуемой, даже слишком непредсказуемой.

Каким-то образом она сумела вернуть самообладание.

— Но ты говорил, что никогда не женишься, а я не хочу быть чьей-то любовницей.

— Ты не чья-то любовница. Ты моя.

— Не вижу разницы.

Он подал ей бокал белого вина.

— Увидишь.

Кира с благодарностью взяла вино. Девушка надеялась, что оно поможет ей хоть немного забыться.

До нее доходили слухи о его безжалостности, его называли грозой многих людей, которые работали во дворце. Но Кира не хотела всему этому верить. Она верила в то, что он настоящий герой.

Но Кален Нури вовсе не был героем.

Даже с закрытыми глазами Кира чувствовала вызывающую роскошь квартиры в элитном доме, произведения искусства, красивые безделушки, расставленные тут и там. Здесь был дворецкий. Повар. Горничная.

Роскошная квартира.

Для одной женщины — любой, которую Кален решил побаловать на этот раз.

Кира была в ярости, потому что и ее привезли сюда. Она стала очередной игрушкой.

— Сколько времени прошло с тех пор, как здесь жила твоя последняя любовница?

— Хилари здесь никогда не жила.

— Но другие жили?

Она заметила вспышку гнева в его глазах.

— Эта квартира пустовала долгие месяцы. Ты никого отсюда не выгнала, не бойся.

Кира сделала еще глоток вина.

— Несколько месяцев без женщины? Это достойно восхищения.

Гнев сделал черты Калена еще более резкими.

— У меня были женщины, laeela. Ho в последнее время я никого из них не поддерживал финансово.

Между ними царило такое напряжение, что оно казалось осязаемым. Кира поднялась с кушетки и подошла к окну.

Шейх Кален Нури был таким надменным. Таким безжалостным. Шейх, наслаждающийся своей властью.

Ублюдок.

Девушка посмотрела на реку. Из окна открывался вид на здание Парламента, Биг-Бен, Тауэрский мост. Самый фешенебельный и модный район Лондона.

И именно сюда шейх Кален Нури привозил своих дамочек. Здесь он намеревался держать ее. Все, о чем говорила Хилари, было правдой, до последнего слова.

Она опустила взгляд на бокал вина. Вино было бледно-золотого цвета и напоминало девушке солнечные лучи, которые переливались на поверхности дюн ранним утром. Острые. Безжалостные. Яркие.

— Я не похожа на остальных твоих женщин, — она говорила очень тихо, но знала, что он все слышит. — Я не заслуживаю подобного отношения. Особенно от тебя. Соотечественника. Бараканца.

Кален ничего не ответил, и Кира повернулась к нему. Шейх стоял у пустого камина, его широкие плечи были словно вырезаны из камня.

— Ты же знаешь, как важна для женщины ее репутация.

— Твоему отцу нельзя верить.

— И поэтому ты решил меня уничтожить? Уничтожить мою репутацию, насильно изменить всю мою жизнь?

— Все будет компенсировано.

— Каким же образом?! — с жаром спросила Кира. Она знала, что он скоро уйдет, но хотела услышать ответ. — Чем, Кален? Деньгами? Подарками? Удовольствием в постели?

Кален подошел к девушке.

— У тебя все это будет, и даже больше.

— Больше?! — Кира рассмеялась. Ей необходимо сбежать от этого безумия. — Вы смеетесь, Ваше Превосходительство.

— «Ваше Превосходительство», — повторил Кален и двумя пальцами коснулся брови девушки. — Ты меня боишься. Не надо. Я никогда не причиню тебе боли.

Кира не смогла сдержать дрожь. Одно прикосновение — и она снова в огне. Всего одно прикосновение — и она хочет прижать его руку к себе, ощутить ее силу, твердость, чувственность.

— Ты уже причинил ее, — голос Киры дрогнул. — Ты силой привез меня сюда, скомпрометировал меня…

— Я вовсе не плохой человек, laeela. Я могу быть очень мягким. И терпеливым. И я буду мягок и терпелив с тобой. Обещаю.

Кира не могла отвести взгляд от его лица, от этих золотых глаз, чувственных губ.

— Я не хочу тебя.

— Хочешь. Но что-то тебя останавливает. И это не стыдливость. Тебе двадцать три, ты образованна, привыкла к независимости. Тебя пугает что-то другое. То, что заставляет тебя все время убегать от меня.

Голова закружилась, перед глазами заплясали маленькие точки.

Однажды мужчина причинил ей боль, и с тех пор она боялась их. Но Калена она боялась по другой причине. Она боялась, что-то, чего она хотела от него, он никогда не сможет ей дать.

Кира стремилась к стабильности, безопасности, постоянству. Он таким не был.

Ей была нужна любовь. Ему — секс.

Ей был нужен оптимизм, а он был самым циничным человеком на свете.

Ее взгляд скользнул по высокому лбу, твердым очертаниям скул и подбородка. Сколько раз она мечтала о нем? Сколько раз вспоминала те немногие слова, которые он ей говорил?

Далекие мечты… Надежды молодости…

— Кален… Я не могу стать твоей любовницей. Не могу быть твоей игрушкой. Это нечестно, Кален. Нечестно по отношению ко мне.

— Жизнь вообще нечестная штука. Но я могу сделать ее более справедливой.

— То, что ты мне предлагаешь, очень далеко от справедливости.

В его глазах сверкнул огонь. Кира ощущала этот взгляд физически.

Кален обнял ее и притянул к себе, крепко прижав к своему сильному телу.

Сердце ее бешено забилось, ноги стали ватными. Это была настоящая пытка.

— Я хочу тебя, — произнес он.

Кира покачала головой. Она не думала, что когда-нибудь привлечет внимание мужчины вроде шейха Нури. Да и с чего бы Калену Нури заинтересоваться ею? Он преуспевал, был богат, могущественен.

Но даже если бы он был беден, без имени и репутации, у него все равно были бы лучшие женщины. Что-то было в нем такое, что заставляло ее чувствовать себя совсем беспомощной.

Когда Кален был в комнате, девушка видела только его одного. Когда он смотрел на нее, все разумные мысли исчезали. И сейчас Кира не могла думать, не могла даже дышать.

— Мы будем делать это медленно, — произнес Кален. — Шаг за шагом.

Шаг за шагом. Что это означает?

Поцелуй… Прикосновение… Интимная ласка… Постель… А что потом? Шаг за шагом… Но куда эти шаги приведут?

Кира не могла предвидеть, что будет в будущем, не знала даже, что может случиться послезавтра, но ей был нужен Кален, и она знала, что желает только его.

— Один шаг, — повторил Кален.

У Киры закружилась голова. Она хотела его.

— Ты молчишь, — произнес Кален с укоризной, проведя большим пальцем по линии ее губ, и они послушно раскрылись.

— Я не знаю, что мне сказать, — голос Киры был безжизненным.

— «Да, Кален». Вот все, что тебе нужно сказать.

Этот человек разобьет ее сердце на тысячи осколков. Ей нужно уехать. Сегодня же. Вечером.

Оставить его…

— Если я всегда буду отвечать «да», то попаду в беду.

— Зато жизнь станет похожа на приключение. А тебе, laeela, должны нравиться приключения, ты ищешь их очень давно. С тобой будет весело играть, laeela.

А затем он поцеловал ее, беззвучно требуя, чтобы Кира отдалась ему.

— Ты все еще сопротивляешься, — пробормотал Кален.

— Я должна.

— Вовсе нет.

И Кален снова поцеловал ее, но на этот раз мягче, и неожиданная нежность этого поцелуя лишила Киру способности дышать.

Она вдруг почувствовала себя в полной безопасности. Она была уверена, что где-то в глубине его души спрятаны доброта и мягкость.

На одну секунду Кира позволила себе утонуть в нем, ощутить его твердое тело, почувствовать, как он силен и уверен в себе.

Кален оторвался от нее и нахмурился.

— Тебя очень трудно покинуть.

Кира с силой прикусила нижнюю губу. Если бы только это было правдой… Если бы только она действительно была нужна ему только потому, что она — просто Кира… Но все это Кален затеял в угоду политическим играм, это лишь очередная игра богатого человека.

— Это твой излюбленный способ прощаться?

Кален отшатнулся.

— Ты меня оскорбляешь.

— Я просто хочу, чтобы все было по-честному.

Чтобы все было по-честному.

Эти слова эхом отозвались в Калене, больно уколов его совесть.

Внезапно две жизни, которые он вел — публичная и личная, — оказались в опасной близости и едва не слились воедино. Она хочет, чтобы все было по-честному.

Эта девушка была такой открытой, такой искренней, а он сам использовал недопустимые приемы.

Кален знал, что если сейчас он сделает Киру своей, то уничтожит ее. Опозорит ее. И всю ее семью.

Однако таков был его план.

Таким он и останется.

Кален должен сделать так, чтобы Кира стала нежеланной кандидатурой на роль невесты. Он понимал, что девушка ни разу не была близка с мужчиной. Он не знал, каким образом догадался об этом, но факт оставался фактом.

Он не собирался ее любить. Он хотел ее ранить. Опозорить.

— Нам следует быть честными по отношению друг к другу, — твердо добавила Кира.

И все же он завершит то, что начал. Иначе он не был бы тем, кем он был.

— Если тебе нужна моя честность, laeela, она будет. Учись говорить за себя, а не за меня.

Жестокость его ответа потрясла Киру. Она подняла глаза, но увидела только его спину. Он уходил.

Кален Нури. Надежда. Мечта. Фантазия.

Она не могла позвать Калена, не знала, что ему сказать. Кира просто наблюдала, как он идет по коридору и услышала, как щелкнул замок входной двери.

«Что ж, так даже лучше», — попыталась она себя утешить. Хорошо, что он ушел в гневе.

Так ей будет легче исчезнуть.

Не думай о Калене, лучше подумай о себе.

В этот момент зазвонили в дверь, и сердце девушки подпрыгнуло.

Может, это Кален пришел извиниться? Может, он на самом деле думал о ней больше, чем признавал?

Кира распахнула входную дверь прежде, чем дворецкий успел появиться в коридоре. И как только дверь открылась, случилось неминуемое.


Проезжая через город, Кален выключил свой мобильный телефон.

Он знал, что происходит сейчас в этой квартире. Знал, потому что сам поставил эту мышеловку. Кален знал, что за ним и Кирой следят, видел людей, следовавших за ним по пятам.

Из своего ухода шейх Нури сделал большое шоу. Затеял ссору и ушел, оставив за спиной хаос.

Оставил Киру без защиты.

— Куда ехать, сэр? — спросил водитель, придерживая дверцу.

— В пентхаус, — ответил Кален.

Пятнадцать минут спустя лимузин припарковался у тротуара. Полицейские машины закрыли подъезд к зданию. Вход был забаррикадирован.

Что-то случилось.

Кален вышел из машины.

Затем он увидел, как его дворецкий, Веллингс, разговаривает с двумя мужчинами, которые записывали каждое его слово. «Детективы», — подумал Кален.

Замелькали вспышки, и, оглянувшись, Кален увидел растущую толпу фотографов и репортеров.

Заголовки газет. Сенсация.

Он не ожидал, что будет чувствовать раскаяние. Что он вообще будет что-то чувствовать.

Шейх Нури направился к Веллингсу и детективам.

— Ваше Превосходительство, — произнес дворецкий. — Мне очень жаль… Я пытался дозвониться вам, чтобы сообщить о похищении.

Значит, это случилось. Омар аль-Иссидри вернул свою дочь.

Все шло по плану.

Глава седьмая

Похитители признались, что работают на Омара аль-Иссидри.

Кира не удивилась.

Машина везла ее в аэропорт, и один из мужчин набросил на девушку чадру.

— Прикройся, — пренебрежительно велел он.

Ей не понравился его тон, однако Кира выполнила приказание.

Очевидно, полет был запланирован заранее, и они отправились в путь немедленно. Они летели в Африку.

В течение полета Кира не смогла заснуть.

К рассвету девушка была полностью вымотана. Когда взошло солнце, она выглянула в окно. Песчаное море золотого цвета раскинулось под самолетом. Все было необыкновенно ярким.

Самолет приземлился на частной полосе. Здесь же они пересели из самолета в вертолет.

И снова под ними бескрайние пески, затем показались горы, которые вскоре уступили место зеленым долинам.

Они приземлились в отдаленном уголке Бараки, который был зажат между Атласными горами и границей Оуаха.

Как только дверь вертолета открылась, Кира окунулась в испепеляющую жару.

Возвращение в Бараку вызывало странные чувства. Кира ощутила ни с чем не сравнимое волнение. Однако ее путешествие было еще не закончено. У трапа ее ожидали люди на верблюдах, одетые в черные одежды.

Грудь сжало странным чувством. Она вернулась. Барака. Земля мечтаний и снов. Страна ночных кошмаров. Прошлое волной нахлынуло на Киру. Несвобода, стены, заключение. В ее воспоминаниях о Бараке не было счастья.

Она села на верблюда. Погонщик заставил своего подопечного подняться. Кира судорожно ухватилась за переднюю луку седла, чтобы не упасть, когда животное сделало широкий, скользящий шаг вперед.

Ее отец привез дочь на край земли… За многие километры от цивилизации. Он изолировал ее от всего — от семьи, друзей, от помощи.


Малик разговаривал по телефону со своим братом, Каленом.

— Ты спровоцировал международный скандал, из-за которого Барака оказалась в центре мировых новостей и в самом неприглядном свете.

Кален уже имел удовольствие ознакомиться с вышеупомянутыми новостями.

— Это пройдет.

— Нет, если ты собираешься довести свой план до конца.

— Абизхаид был для нас угрозой в течение многих лет.

— Ты не можешь так просто обезвредить его, — Малик вздохнул. — По крайней мере, без весомой причины.

— Есть такая причина…

— Я говорю не о твоих подозрениях…

— Я тоже. Он стоял за покушением на тебя и твою семью пять лет назад и не был наказан за это.

— У тебя нет доказательств.

— Ты слишком легковерен.

— А ты слишком подозрителен.

У Калена дернулась верхняя губа. Малик помолчал, а затем спросил:

— Что там с девушкой? Ее отец требует компенсации.

— Ничего не было.

— Перестань. Ты же прекрасно понимаешь, что уничтожил ее. Обесчестил молодую женщину из хорошей семьи. Опозорил дочь и отца. Кто теперь возьмет ее замуж?

Кален долго не отвечал.

— Я понимаю ее положение, — наконец произнес он. — У меня есть небольшой план.

— Абизхаид хочет, чтобы ее наказали.

Малик не продолжал. Согласно их обычаям, опозоренная девушка могла очистить запятнанную честь или замужеством, или смертью.

— Ее нельзя было использовать в качестве приманки, — добавил Малик. — Если ей причинят вред…

— Не причинят.

— Я готов вмешаться…

— Не надо. Я знаю, что делаю.


Кира села на матрасе, служившем ей кроватью, и подтянула ноги к груди.

Три дня полной изолированности и молчания. Девушка проводила в Бараке летние каникулы и за это время изучила язык, религию и обычаи своего народа. Она посещала музеи и изучала историю, но Кира не знала настоящую Бараку — страну караванов, верблюдов и песков.

Кира никогда не была за Атласными горами, не просыпалась в палатке под пустынным небом, красным, как кровь.

Барака всегда была ей чужой, особенно после прохладной Англии.

Здесь Кира чувствовала себя одним из сухих деревьев, которые каким-то чудом уцелели на обезвоженной почве.

Все три дня, которые девушка провела в палатке, были странными и непонятными. Никто с ней не разговаривал. Она видела только женщин, а мужчины из лагеря к ним не приближались — они стояли на своих наблюдательных пунктах, хотя никто из них вроде бы не был вооружен. Женщины казались смущенными. Их темные глаза дружелюбно поблескивали под покрывалами, но они не разговаривали.

Кира несколько раз попыталась завязать беседу, но натыкалась на молчание.

Такое поведение говорило о многом. Однако Кире не было страшно. Только одиноко. Фантазия действительно оказалась фантазией. И даже Кален Нури не смог уберечь ее.

«Не думай об этом», — велела себе девушка. Слишком поздно для сожалений.

Внезапно полог палатки отдернули, и высокий, худой, бородатый человек вошел внутрь.

Кира поднялась. Это был ее отец.

— Отец.

Он ничего не ответил, его лицо было похоже на маску.

Кира сделала один шаг и внезапно поняла, что не знает, как себя вести. За эти годы они стали совсем чужими.

— Ты болел?

— Что ты сделала с нами? — спросил он резко, словно не слышал ее вопроса. — Неужели у тебя совсем нет стыда?

Его ярость не стала для нее неожиданностью.

— Извини.

— Извинения не вернут твою честь и не очистят мое имя.

Кира склонила голову.

— У любого поступка есть последствия, дочь.

— Меня накажут?

— Да.

— Что ты собираешься сделать?

— Это будет решать Ахмед Абизхаид.

Кира уставилась на отца, потеряв дар речи.

— Ты опозорила и его тоже.

— Отец, не позволяй ему решать…

— Я больше не намерен быть милосердным.

— Но ты же мой отец. Ты любил меня с рождения.

— Я любил тебя и до рождения. Любил уже тогда, когда ты была еще крошечным семенем жизни. Но мы в Бараке, и твой нареченный обладает большой властью. Он не тот, кого можно задобрить. Я провел три ночи в молитвах. Я просил Бога наставить меня…

— Тогда помоги мне, отец. Защити меня.

— Абизхаид требует возмездия, и он добьется своего.

— Возмездия, отец? Кому?

— Шейх Нури будет страдать. Тебе тоже предстоят страдания.

Когда ее отец ушел, Кира осталась стоять посреди палатки. Она понимала, что значило слово «наказание». Она слышала истории о девушках, которых наказывали за аморальное поведение. Но что отец сделает с Каленом?

Кира вышла из палатки. Никто не попытался остановить ее. Она увидела новую палатку, больше и роскошнее, чем ее. Именно там жил ее отец.

Девушка вошла в нее.

— Отец.

Ее появление заставило его вздрогнуть. На лице Омара аль-Иссидри отразился гнев.

— Что ты здесь делаешь? — требовательно спросил он. — Я не давал разрешения войти.

— Ты не можешь причинить вред шейху Нури, — Кира смело встала возле стула отца. — Он не сделал ничего плохого.

— Ничего плохого? Он опозорил тебя! Изнасиловал…

— Он даже не притронулся ко мне.

Омар аль-Иссидри умолк, нахмурив брови.

— У нас не было интимных отношений. Он уважает меня.

Отец с отвращением сплюнул.

— Кален Нури никого не уважает.

— Однако ко мне шейх Нури относился с уважением, — упрямо повторила Кира. — Он уважал мою неопытность.

Омар долго изучал свою дочь.

— Ты что, все еще девственница?

Девственница. «Нет, папа, — хотела бы крикнуть Кира. — Я перестала быть девственницей, когда меня изнасиловали». Однако она никому никогда не говорила о том ужасном вечере. Она молча страдала.

Сперва это был ее секрет, затем — позорное пятно. Это бесчестье будет преследовать ее до конца жизни.

Омар наклонился вперед и посмотрел в лицо Кире.

— Я спросил, ты еще девственница?

Как ответить? Что сказать? Правду, от которой все равно никуда не денешься?

Ее не любили, на нее только напали. Секса не было, было насилие. Ей двадцать три, а она никогда не занималась любовью, не знала страсти, доброты, нежности…

Боль была такой сильной, что Кира почувствовала: еще немного — и она заплачет.

— Да, — ответила она дрожащим, срывающимся голосом.

— Ты согласишься на осмотр гинеколога?

Воздух вырвался из легких в судорожном вздохе.

— Что?!

— Если ты невинна…

Кира была потрясена.

— А моего слова недостаточно?

— Если ты невинна, тебе нечего бояться.

— А я и не боюсь. Это отвратительно.

— Я хотел бы защитить твое имя, — сказал отец. — И вместе с ним защитить имя нашей семьи. Это единственный путь, который поможет смыть пятно позора с нашего рода.

Позора, повторила про себя Кира. Она скрестила руки на груди, пытаясь не думать о том, о чем просит ее отец.

— А если я соглашусь, шейх Нури не пострадает?

— Это не мне решать.

— Почему?

Отец щелкнул пальцами.

— Довольно. Ты слишком много думаешь о человеке, который совершенно не заботится о тебе. Ступай. У меня еще много дел.

Кира вернулась в свою палатку. Что она наделала?

Она нервно прошлась по красному ковру, Ей придется рассказать отцу правду. Она расскажет, как все произошло, и заставит его поверить ей!

Возможно, отец простит ее. Возможно, простит и Ахмед.

Ведь она может иметь детей. Ведь она не виновата.

Ей будет нелегко признаться во всем. Отец ценит в женщине прежде всего чистоту и невинность. Ее репутация для него сейчас дороже золота.

Позор. На Западе этому слову не придавали такого значения, как здесь. На Западе люди могли чувствовать вину, сделав что-то плохое, но в Бараке слова «вина» просто нет. Есть слово «позор».

Позор — худшее, что может здесь случиться. Все члены семьи несут ответственность за поступки друг друга. Отсюда такое страстное желание Омара аль-Иссидри очистить их имя.


К тому времени, как Кален прибыл в Бараку, он знал все.

Его связи были надежны. В конце концов, он ведь был шейхом, вторым человеком в этой стране. Ему сообщили, что ее держат неподалеку от границы с Оуахой, территорией, принадлежащей варварам. В Оуахе хорошо относились к Калену. Когда-то его дедушка помог народам этой территории сохранить свою независимость. Варвары этого не забыли. Они провозгласили наследников Нури своими правителями. И так как Малик уже был султаном в Бараке, Кален стал султаном Оуахи.

Власть Калена в Оуахи была безграничной. Он мог появляться там и уходить в любое время. И именно туда он сейчас направился.


На шестой день прибыл караван, и тихий лагерь внезапно наполнился жизнью. Кира раздвинула полог палатки, чтобы видеть прибытие гостей.

Люди выкрикивали ритуальные приветствия.

Внезапно она заметила своего отца, который кланялся одному из прибывших. Они коротко переговорили, и Омар указал на палатку Киры.

Сердце девушки сжалось. Это мог быть или Ахмед, или доктор. Ей стало страшно. Что же делать? Может, сжечь эту чертову палатку, а потом украсть верблюда и рвануться к свободе сквозь пустыню?

Прекрасный сюжет для фильма, но неосуществимый план.

Ее отец отдернул полог.

— Он уже прибыл, — удовлетворенно огладив бороду, объявил Омар аль-Иссидри.

— Он? — прошептала Кира, чувствуя, как кровь стынет в жилах.

— Доктор, — отец сделал эффектную паузу. — И еще одна хорошая новость. Ахмед Абизхаид уже в пути.


Кира сидела в палатке и ожидала доктора. «Ни о чем не думай, — велела она себе. — Не думай, не желай, не чувствуй».

Но как можно оставаться спокойной, когда внутри переплетаются гнев и страх? Ее отец не имел права так поступать. Она не его собственность, она свободная женщина. Ее тело принадлежит только ей.

Этот осмотр будет насилием.

Она не сможет пойти на это. Но разве у нее есть выбор?

Нет.

А возможно, это даже и к лучшему. Пора ее отцу узнать о том, что случилось, когда ей было всего шестнадцать.

Она чувствовала себя меж двух огней, принадлежа одновременно к двум противоборствующим культурам.

Кира была одинока. Единственный ребенок в семье, который всегда жил на два дома. Новое замужество матери. Неодобрение отца, понимавшего, что Кира стала дочерью Запада.

«Ты справишься с этим, — твердо сказала себе девушка, — точно так же, как справлялась с другими трудностями. Все будет в порядке».

В палатке появились люди.

— Кира, — позвал ее отец. — Доктор здесь.

Девушка почувствовала резкую боль в области сердца. Она медленно подняла голову и посмотрела на группу людей, которая стояла за спиной Омара. Ее глаза наполнились слезами.

— Не заставляй меня проходить через это, отец.

— Тебя укроют, — сказал он, указав на двух женщин в покрывалах. — Осмотр будет коротким. Абизхаид и я подождем снаружи.

— Отец!

Однако Омар аль-Иссидри проигнорировал ее последний протест.

— Лучше побыстрее покончить с этим. — Он посмотрел на медика. — Доктор?

Врач и женщины вышли вперед. Кира дрожала. Она не могла позволить им прикоснуться к себе. Одна из женщин развернула покрывало.

— Вас укроют, Lolla аль-Иссидри, — с уважением произнес врач.

— Нет, я не могу.

— Это займет всего лишь несколько минут…

— Нет! — выдавила она.

— Нет. — Это был уже мужской голос.

Кира узнала его. Но… этого не могло быть. Таких чудес не бывает.

— Вы не притронетесь к ней! — произнес он, и Кира увидела, как Кален, задрапированный в белое просторное одеяние, шагнул вперед. Его лицо, казалось застывшей маской ярости. — Я убью того человека, который осмелится коснуться моей женщины.

Глава восьмая

— Но она не принадлежит вам, — прорычал Омар. — Она обещана Ахмеду Абизхаиду. Он уже уплатил выкуп.

— Тогда верни его.

— Не могу.

Кален пожал плечами.

— У тебя нет выбора. Я уже предъявил права на твою дочь.

— Она сказала, что между вами ничего не было. Она сказала, что ты не тронул ее.

Кален не стал утруждаться ответом. Он повернулся к Кире. Яростный. Жестокий. Дикий.

— Тебе причинили боль?

Она не понимала, что происходит и к чему это приведет.

— Нет.

— С тобой обращались неуважительно?

Он явно жаждал схватки.

— Нет.

Омар аль-Иссидри указал пальцем на Калена.

— Достаточно. Тебе нечего здесь делать. У тебя нет на нее никаких прав. Абизхаид завтра женится на Кире.

— К сожалению, Омар аль-Иссидри, ваша дочь уже замужем за мной.

Что?!

Сердце Киры подпрыгнуло и бешено забилось.

Замужем за Каленом Нури? За вторым человеком в Бараке? За одним из самых богатых в мире людей? Никто в его положении не женился бы на такой, как она, но слова были произнесены.

Ее отец не поверил.

— Этого не может быть. Кира сказала бы мне о своем замужестве.

— Нет, я велел ей держать все в тайне. — Кален поднял руку и поманил Киру. — Иди, — нежно сказал он, — поздоровайся со мной, жена.

Она никогда не видела Калена в национальном костюме. А сейчас он и в самом деле был шейхом до кончиков волос.

— Она не твоя жена! — Омар рванулся, чтобы схватить девушку.

— Назад! — в хриплом голосе Калена звучало предостережение.

— Ты не получишь ее!

— Слишком поздно.

— Нет. Я бы скорее хотел увидеть ее мерт…

— Осторожно, — прервал его Кален с убийственным блеском в глазах. — Тронь хоть один волос на ее голове, и ты пострадаешь. Ты пожалеешь, что вообще родился на свет.

В палатке воцарилось молчание. Омар вспыхнул от ярости.

— Я советник султана и…

— Султан благословил наш брак. Он одобряет этот союз.

Отец девушки побледнел.

— Ахмед Абизхаид перережет тебе глотку!

Темный огонек мелькнул в глазах Калена.

— Что ж, пусть попробует.

У Омара кончились аргументы.

— А выкуп?

— Он будет уплачен.

— Для тебя — в двойном размере.

— А почему не в тройном, аль-Иссидри? — проворчал Кален. — Ты должен получить за такую дочь целое состояние.

Кира испытывала жгучий стыд. Она чувствовала себя товаром, который можно купить на любом рынке.

И тут же она напомнила себе, что сейчас чувства — не самое главное. Нужно прекратить эту борьбу, пока дело не дошло до большего.

— Перестаньте! — с яростью произнесла она. — Перестаньте, пожалуйста.

Ее отец, пораженный и разгневанный, посмотрел на девушку.

— Дочь, скажи, что ты не выходила за него замуж.

— Жена, подойди ко мне, — приказал Кален.

— Кира. Дочь.

— Laeela.

Сердце Киры бешено стучало, когда она переводила взгляд с одного мужчины на другого. Она внезапно осознала, что выбор за ней. Она сама должна выбрать свое будущее, свой путь.

— Кира, — повторил отец.

Девушка посмотрела на него с горечью и слабо покачала головой, как бы извиняясь.

А затем нервным жестом поправила золотые браслеты на запястье и двинулась к Калену.

Она сделала свой выбор.

Пристальный взгляд шейха не упустил ни единой мелочи, ни одного шага девушки.

Она остановилась рядом с ним, склонив голову.

— Посмотри на меня.

Она медленно подняла голову.

— Я надеялся на более теплый прием со стороны своей жены, с которой не виделся уже семь дней, — произнес он с укором.

Кира заметила опасный блеск в его глазах. Кален явно наслаждался этой схваткой, и сейчас его нельзя было сердить.

— Прости меня, муж мой.

Она сделала ударение на последних двух словах.

— Ты даже не поцелуешь меня? — поддразнил ее Кален.

Девушка покраснела.

— Нет, — ответила она, упрямо вздернув подбородок, — муж мой.

— Я и забыл, насколько ты застенчива, жена.

— Если она вообще твоя жена, — вполголоса вставил Омар.

Взгляд Калена ни на миг не отрывался от ее лица.

— Да. Моя жена. Мое сокровище.

Смех Омара был горьким.

— Значит, тебе досталась не самая большая ценность. Ты только посмотри на нее, она бросает тебе вызов. Она даже не поцеловала тебя, не признала своим мужем, не выказала должного уважения.

Кален пожал плечами.

— Она еще новобрачная.

Омар прокашлялся.

— Мне бы не хотелось называть тебя лжецом…

— Тогда не называй, — спокойно отозвался Кален.

Гнев блеснул в глазах Омара.

— Возможно, я бы не стал сомневаться, если бы у меня были доказательства, — он помолчал немного. — Возможно, моя дочь была бы более покорна, если бы узы, связывающие вас, были прочнее.

— Они достаточно прочны.

— Ну, моя дочь, очевидно, так не считает.

Кален внимательно посмотрел на Киру, а затем снова перевел взгляд на Омара.

— Ты желаешь обновления наших клятв?

— Да, я желаю свадьбы.

— Так тому и быть, — решил Кален. — Сегодня же мы повторим наши клятвы, и…

— Нет! — Кира не смогла промолчать. Эти мужские игры… бесконечное притворство, власть… Они используют ее, борются друг с другом, а она — их оружие. — Я не стану частью этой игры. Никто из вас не сможет меня использовать. Вы даже не спросили меня. Вы не поговорили со мной!..

— Я говорил тебе, что она не захочет. Слишком упряма, — Омар насмешливо хмыкнул. — Ты должен выбить это из нее.

— Спасибо за совет, но мне нравится огненный характер моей жены. Мне бы не хотелось сломить ее… дух.

Большой палец Калена выписывал медленные круги по нежной коже ее руки, и от этого прикосновения у нее участился пульс.

Кира хотела бы стать похожей на Калена. Такой же твердой. Безразличной к мнению окружающих.

— Дух — это одно, а неповиновение — совсем другое. Тебе потребуется немало терпения, чтобы научить ее покорности, — добавил отец.

В золотых глазах Калена блеснул злой огонек.

— Да, — согласился он. — Твоя дочь — как уже выросший верблюд, но еще не вполне взрослый.

Верблюд?! Кален только что сравнил ее с верблюдом?!

Однако ее отец кивнул, словно шейх только что произнес какую-то мудрость.

— И, как у верблюда, у нее отменная память. Она будет хорошо помнить преподанные тобой уроки, если время от времени ты будешь закреплять их ударами.

— Бить ее? — Кален внимательно посмотрел на девушку. — Нет, я никогда не смог бы ударить ее. Но я и верблюдов своих не бью. И женщин и верблюдов легко можно убедить подчиниться.

Кира одарила Калена разъяренным взглядом.

— Чудесно, что вы двое можете так легко решить все проблемы, поставив женщин и верблюдов на один уровень развития!

Омар поднял бровь.

— И я бы начал уроки побыстрее.

— Согласен, — ответил Кален. — Но сперва я должен поговорить с Абизхаидом. Сообщи ему, как обстоят дела, и…

— Нет, позволь мне все уладить. Я не хочу, чтобы сегодняшний вечер был запятнан кровопролитием.

Кален слегка поклонился.

— Скажи ему, что со мной много людей из стражи султана. Будет не слишком разумно пытаться помешать мне. Однако Абизхаид должен присутствовать на сегодняшнем празднике. Я бы хотел, чтобы он засвидетельствовал наши клятвы.

Омар вернул поклон и ушел. Кира была в ярости.

— Тебе обязательно нужно было унизить меня?

— Я тебя не унижал.

— Конечно, ты всего лишь сделал из меня дуру! Сравнил с верблюдицей!

Уголок его рта задергался. Кален явно сдерживался, чтобы не рассмеяться.

— Я полагал, что твой отец это оценит. И он оценил, не так ли? Он смягчился…

— Но он же тебе не нравится!

— Скоро этот человек станет моей семьей, — пожал плечами шейх Нури.

Кира не могла в это поверить. Он продолжает манипулировать ею?

— Мы не поженимся.

— Поженимся. Сегодня. Разве ты не слышала, как мы обсуждали планы на вечер?

— Кален, ты не можешь этого сделать.

— У меня нет выбора. Это лучший способ тебя защитить.

— Ты солгал моему отцу. Пожалуйста, не лги мне.

Он уже не улыбался. Напряжение нарастало.

— Ты здесь не ради меня, — упорствовала девушка. — Это лишь стратегический ход в твоей игре!

Широкие плечи Калена нетерпеливо вздрогнули.

— Твой отец заключил опасную сделку. Я сделал то, что должен был сделать.

— Ты солгал. Ты сказал, что мы женаты.

— Да, — он не выглядел виноватым.

— И ты не против лжи?

— Я против насилия. Против убийства правителя и его детей.

— Однако ты не боишься сделать больно мне!

— Это касается не тебя.

— Нет, конечно, нет. Какая я глупая! — Кира почувствовала, что ее силы на исходе. Даже руки стали холодными и влажными. — Так расскажи мне о нашей свадьбе. Похоже, я ее пропустила. Как все было? Как ты сделал мне предложение?

— Это была стремительная помолвка.

Ублюдок.

— Любовь с первого взгляда?

Его взгляд медленно скользил по ее лицу, затем спустился ниже, к груди, животу, бедрам.

— Или страсть. Как тебе больше нравится.

Страсть. Интересное слово.

— А где мы произнесли свои клятвы? В церкви или же это была гражданская церемония?

— Гражданская. И очень поспешная.

— И я была счастлива?

— На седьмом небе. Я желал тебя, и произнесение клятв было обычной формальностью.

Кира с трудом сдерживала ярость.

— Прямо роман какой-то. Подобный сюжет точно сведет любую женщину с ума.

— Включая и тебя?

Что на это можно ответить?

Кален Нури был с ней всегда. Похороненный в сердце, он был частью ее «я», о которой не знал никто, кроме самой Киры.

— И как мы теперь выберемся из этой паутины лжи? — с горечью спросила Кира.

— Мы поженимся. Мы будем придерживаться нашей истории.

Нашей истории?! Его истории!

— Я не хотела быть твоей любовницей, Кален. И уж точно не хочу становиться твоей женой.

— И все же из тебя выйдет просто идеальная первая жена!

У Киры руки зачесались от желания его ударить.

— Первая жена?!

— Ну, разумеется, число жен не ограничено.

Верблюды. Жены. Он и в самом деле наслаждался тем, что вернулся в пустыню.

— Ты и мой отец просто сверхъестественно похожи!

Глаза Калена сузились.

— У меня нет ничего общего с твоим отцом.

— Да ты точная его копия, если придерживаешься мнения, что я — это товар на рынке, который легко можно купить.

— Никогда. Ты слишком дорого стоишь.

Ценный экспонат, неужели? Тогда почему все обращаются с ней как с набитой куклой, таская из одной страны в другую? Почему она оказалась в Бараке, хотя поклялась себе, что эта земля — последнее место, где она станет искать прибежища? — Если я так ценна, Ваше Превосходительство, то почему вы меня не оберегаете? Почему не защищали свою квартиру, в которой находилась такая ценность? Не помешали моему отцу до меня добраться?

— Ты ничего не понимаешь в стратегии, laeela, — он наклонился к девушке и провел кончиком пальца по ее носу. — Твой отец должен был забрать тебя.

Кира бы многое отдала за возможность укусить его за палец.

— Повтори еще раз!

— Я сознательно позволил людям твоего отца забрать тебя. Я ожидал этого. Это и была моя стратегия.

Стратегия. Опять это ненавистное слово.

Итак, Кален все объяснил.

Он позволил, чтобы ее увезли из пентхауса. Он хотел, чтобы ее силой посадили в машину, а потом и в самолет. Это была его идея. Так ястреб высматривает полевую мышь.

Это был тяжелый удар.

Она не думала, что сможет вынести такую боль. Он ранил ее сильнее, чем она могла представить. Она, так сильно настроенная против мужчин, за несколько дней, проведенных с Каленом, начала надеяться…

Желать. Мечтать. Она стала именно такой, какой никогда не была ее мать, — женщиной, которой нужен мужчина.

Разве мама не предупреждала ее относительно мужского коварства? Они скажут тебе, что любят, скажут все что угодно, чтобы затащить в постель. Секс. Все дело только в сексе, дорогая. Никогда не забывай об этом.

А Кален каким-то образом заставил ее об этом забыть.

— Значит, это была твоя идея — позволить им похитить меня и принудить к браку?!

— Это дело национальной безопасности.

Национальная безопасность?

— Значит, ты, переехав в другую страну и сменив гражданство, разорвав при этом все личные, экономические и эмоциональные связи, сделал это ради национальной безопасности?!

— Я уже сказал, над султаном и его семьей нависла угроза.

Он напоминал скалу. Твердый. Несгибаемый. Он ничего не сможет ей дать — ни тепла, ни сочувствия, ни участия. Все дело в его семье. В султане и наследниках.

Кира могла это понять. Но упорно не понимала. Она считала подобное поведение предательством.

— А теперь они в безопасности? — спросила девушка хриплым голосом.

— Надеюсь.

— Я тоже, — она отвела взгляд и стерла рукой выскользнувшую слезинку.

— Значит, ты понимаешь.

Ее губы изогнулись, но это мало было похоже на улыбку.

— Я понимаю, что ты сыграл со мною злую шутку.

— Шутки здесь ни при чем.

— Ты мог бы сказать мне об этом сразу.

— Есть вещи, о которых я не говорю никому.

Как она надеялась, что шейх все-таки увлечется ею! Полюбит ее. Это было глупо, но разве не надежда на протяжении многих веков управляла человечеством?

Вторая половина. Двое образуют целое. Союз. Единство.

— Кира, ты принимаешь все это слишком близко к сердцу.

Девушка не могла смотреть на него.

— Уходи.

— Я все равно не позволил бы ему на тебе жениться.

— Нет? Ты в этом уверен?

— Абсолютно.

— Ну и когда ты собирался прийти? В какой момент ты собирался все отменить? В первый вечер празднования нашей с Ахмедом свадьбы? В брачную ночь? За мгновение до того, как он бы взял меня в свою постель? Когда ты хотел действовать?

— Но я же здесь. Я приехал вовремя. Ничего плохого не случилось.

Ничего? Для него — наверное. Но всю эту неделю она испытала такие страдания, которые ему и не снились.

Кален Нури не любил ее. Это всего лишь политика.

— Я никогда не выйду за тебя замуж, — твердо сказала Кира. — Можешь избить меня, как верблюда, но я за тебя не выйду.

— Я не собираюсь тебя бить. Есть и другие методы убеждения, laeela, куда более эффективные.

Кира отвернулась, уставившись на бескрайние пески. Кален ощутил прилив сострадания. Она принадлежала ему и до сих пор этого не понимала.

Он уже давно не чувствовал такой связи с кем-либо, кроме своего брата и племянников.

Кира принадлежала ему Они еще не были близки, но это не меняло дела. Он вспомнил гаремы своих предков, их золотые дворцы в пустыне. Он получит эту девушку. Будет ублажать ее. Однако сначала ему необходимо оградить свою невесту от политических распрей.

— Мы поженимся сегодня. Я дал слово твоему отцу.

Кира рассмеялась. Ситуация была по-своему забавной. Кален заставил ее пройти все круги ада, а теперь предлагает свадьбу.

— Нет, — мягко ответила она. — Нет.

— Твой отец ждет.

— Пусть ждет.

— Он настаивает.

— Пусть настаивает. Пусть делает все, что хочет, но я лучше приму наказание из его рук, чем останусь с тобой.

— Ты и в самом деле так считаешь?

— Да. — От воспоминаний у Киры снова заболело сердце. — Я тебя ненавижу.

— Ненавидишь?

— Всем сердцем.

— У тебя большое сердце.

— Было. Когда-то давно.

Глава девятая

Кален погладил Киру по щеке. Из ее губ вырвался тихий вздох.

— Думаю, ты соскучилась, — сказал он, — куда больше, чем хочешь признать.

У нее не хватало стойкости, чтобы продолжать этот разговор в такой близости от него.

— Я скажу отцу правду, — произнесла девушка. — Он будет в ярости, но лучше пусть он узнает обо всем сейчас. Ему будет легче справиться с последствиями.

— Кира.

— Я скажу, что сама во всем виновата. А ты иди…

— Кира. Я никуда не уеду.

Когда закончится эта пытка?

— Но я не хочу выходить за тебя замуж, Кален, — твердо произнесла девушка. — Я хочу лишь одного — чтобы ты ушел и подарил мне немного покоя.

— Но как я могу оставить тебя? — он говорил медленно, словно имел дело с обиженным ребенком. — Я заявил на тебя права. Ты моя. Навсегда.

— Нет! — Кира вытянула руку, отступив на шаг. Кален постарался скрыть улыбку. Еще ни одна женщина не держала его на расстоянии вытянутой руки. Но он знал, какой эффект оказывают на Киру его прикосновения.

Он тоже хотел ее. И он ее получит.

Кира не могла дышать. «Здесь слишком жарко», — подумала она.

— Мне послать женщин за чаем? — спросила она.

— Нет.

— Но ты, должно быть, испытываешь жажду…

— Да, — ответил Кален, глядя Кире в глаза.

А потом его рот накрыл губы девушки.

Волна удовольствия поглотила все чувства, бушевавшие в ней: боль, гнев, обиду. Он заставил ее столько всего пережить…

В низу живота появилось сладостное предвкушение, и у Киры подогнулись колени. Она не могла остановить Калена, не находила в себе сил и слов. Любые слова были не нужны.

Кира обняла его за шею и задрожала, когда его язык скользнул по ее нижней губе.

Кален прижал девушку к себе.

Кира иногда чувствовала желание, когда ей нравился какой-нибудь мужчина, но она никогда не хотела оказаться в его постели. Страх снова испытать боль был сильнее любопытства. Однако сейчас, когда ее обнимал и целовал Кален, Кира забыла свои былые страхи. Она просто хотела большего.

Его прикосновение было похоже на спичку, которую поднесли к сухому дереву.

Жар нарастал, языки пламени становились все выше.

Девушка изо всех сил пыталась успокоиться.

— Прекрати, — ей нелегко было произнести эти слова.

— Ты хочешь меня. Ты желаешь меня. Не надо бороться со мной.

— Возможно, я и хочу тебя, но я не желаю, чтобы меня использовали. И в первую очередь ты.

— Я предлагаю тебе защиту. Ахмед Абизхаид опасен.

— А ты, можно подумать, нет.

Он имел дерзость улыбнуться.

— Будет куда легче покориться мне, чем ему.

Покориться.

Кира ненавидела это слово, но именно это она и делала большую часть своей жизни. Подчинялась. Подчинялась отцу, матери…

— Ты уже видела мою жизнь в Лондоне, — как ни в чем не бывало продолжал Кален. — Если ты выйдешь за меня замуж, перед тобой откроются большие возможности. Такие, о которых многие не могут и мечтать.

— Но мне не нужны возможности.

— Что же тебе нужно?

— Любовь, — она взглянула на него и грустно улыбнулась. — Я допускаю, что нужна тебе. Возможно, ты меня даже хочешь. Но ты меня не любишь.

— Кира…

— Нет. Хватит говорить за меня. Позволь мне самой сказать, что мне нужно. Мне нужна любовь, Кален. Я хочу любви…

Он прервал ее еще одним поцелуем, невероятно нежным.

Потом поднял подбородок девушки и погладил вспыхнувшую румянцем кожу.

— А ты еще не поняла, laеela, что мы не всегда можем получить то, что хотим?

Слезы наполнили ее глаза. Она ненавидела его. Он сознательно уничтожал те жалкие остатки мечты, которые у нее были.

— Я никогда не прощу тебя, — прошептала Кира.

Его рука бессильно упала.

— Скоро придет женщина, которая поможет тебе принять ванну и одеться. Расслабься, Кира. Это же свадьба, а не казнь.

С этими словами он ушел.


Мумия. Это слово не выходило у Киры из головы. У нее дрожали руки, когда она пыталась вдеть золотое кольцо сначала в одно ухо, потом в другое.

Мумия. Она снова заворачивается в ткань с головы до ног. Киру одевали для свадьбы, но у нее было ощущение, что это ее похороны.

«Не думай, — в который уже раз велела она себе. — Не чувствуй. Будь мумией, которой тебе уже приходилось становиться. У тебя это прекрасно получается».

Задержавшись на выходе из палатки, Кира попыталась собраться с мыслями, но забыла обо всем на свете. От открывшегося вида у нее перехватило дыхание.

Сегодня пустыня была прекрасна. Ярко-синее небо простиралось над песчаным морем, окрашенным в нежные розовые и золотистые тона. Стоявшие тут и там палатки казались ослепительно белыми в лучах солнца, а горящие повсюду огни наполняли воздух ароматами розмарина и тмина.

Внезапно Кира поняла, почему те, кто жил здесь, совершенно не переносили городскую суету. Здесь все было очень просто. Жизнью правили жара, солнце, песчаные бури и абсолютная тишина.

Она и сама любила горячее марево неба.

Если бы все сложилось по-другому, возможно, она была бы счастлива назвать Бараку своим домом…

Во время короткой церемонии Кира стояла рядом с Каленом, скромно глядя на подол его белого бурнуса. Ее собственный наряд светло-бежевого цвета был спрятан под длинным покрывалом, темные волосы — под блестящим шарфом, вышитым золотыми и серебряными нитями.

Когда были произнесены слова клятвы, солнце утонуло за краем горизонта, окрасив песок и небо в кроваво-красный цвет.

Прозвучало благословение, и Кален поцеловал девушку в обе щеки.

— Мы женаты? — спросила Кира, когда окружившая их толпа захлопала в ладоши.

— Муж и жена, — насмешливо ответил Кален.

Муж и жена.

Празднество продолжалось до поздней ночи. Ужин, затем развлечения, песни, танцы. Кира сидела рядом с мужем, ежеминутно сдерживая слезы.

Выражение лица Калена в эту ночь было необычайно сексуальным, и много лет Кира мечтала, чтобы он так взглянул на нее, чтобы он желал ее…

А теперь она стала его женой. И скоро ей придется открыть ему правду. Рассказать о самом большом позоре.

Как отреагирует Кален? Почувствует ли он отвращение? Отвергнет ее или просто накажет? Или расскажет Омару, что женился на использованной девушке…

Кира нервно вздохнула. Кален наклонился к ней и спросил:

— Ты в порядке?

Такое внимание тронуло девушку.

— Да, спасибо, просто немного устала.

— Это был очень длинный день.

Девушка с трудом кивнула.

— Волнуешься из-за сегодняшней ночи?

Кира молчала.

— Ты пока не знаешь, что заниматься любовью — очень естественно. И очень приятно, — его голос был тихим и успокаивающим. Он пытался ободрить ее. — Ты убедишься, что нет причин ни для страха, ни для стыда.

В Америке и Англии то, что когда-то произошло с ней, называют изнасилованием. Там к этому отнеслись бы иначе. Но здесь, в Бараке…

Здесь виновной назовут ее. И она будет наказана. Порядочная девушка не оказалась бы там, где ей не полагалось находиться. Порядочная девушка должна оставаться дома, спрятанная и защищенная.

Теперь она расплатится сполна.

— Поверь мне, — произнес Кален. — Все будет хорошо.

Поверить ему? Если бы только все было так легко…

Празднества закончились поздно, и к тому времени, как Кален и Кира подошли к своей палатке, она обезумела от ужаса.

Кален придержал полог, чтобы девушка могла пройти.

— У тебя есть время переодеться и устроиться поудобнее. Нам некуда торопиться.

Одна из женщин помогла ей раздеться, и Кира сразу же надела ночную рубашку и забралась в постель. Она честно пыталась дождаться Калена и не уснуть, но глаза закрывались сами по себе, она была слишком вымотана.

Киру разбудило шуршание матраса.

Чьи-то руки обняли ее и прижали к обнаженной груди. Девушка вздрогнула.

— Расслабься, — прошептал Кален ей на ухо. — Это всего лишь я. Ничего не будет. Спи.

Но Кире почему-то уже совсем не хотелось спать.

— Я ничего не вижу, — выдавила она. — Включи свет.

— Смотреть не на что. Это лишь ты и я.

Однако ее пульс по-прежнему несся вскачь. Все нервы были напряжены, и Кира попыталась отодвинуться.

Но чем больше она старалась отстраниться, тем крепче ее обнимал Кален.

— Пожалуйста, Кален, отпусти меня.

— Кира, расслабься, ничего плохого не случится, — пробормотал он, нежно погладив ее руку.

— Я не смогу сегодня, Кален, не могу…

— И не нужно. Мы не будем ничего делать. Просто спать.

— Мы не собираемся заниматься сексом?

— Нет.

— И просто будем спать?

— Да.

— Кален, пожалуйста, пообещай, что не прикоснешься ко мне.

Кира почувствовала, как его грудь поднялась и опустилась.

— Хорошо, что постепенно я учусь игнорировать твои оскорбления, laeela.

— Но на тебе нет одежды.

— Да. А на тебе, к сожалению, есть.

Паника не исчезала.

— Тебе нужно надеть что-нибудь.

— Зачем? — Его раздражение уступило место интересу.

— Потому что так будет пристойно.

— В наготе нет ничего непристойного.

Кира отвернулась от него.

— Мне неуютно.

— Придется привыкать, потому что я всегда сплю голым. — И он еще крепче прижал ее к себе. — А скоро и ты будешь делать то же.

Сквозь ночную рубашку Кира чувствовала жар его тела, и у нее внутри тоже зародилось ответное тепло.

— Я в этом сильно сомневаюсь.

— Немного больше оптимизма.

— Ты можешь захотеть жениться еще на ком-нибудь.

Он прошептал ей в ухо:

— Никаких шансов.

Долгое мгновение в палатке царила тишина. Лежа в его объятиях, Кира ощутила странную уверенность и чувство единения.

— Невинность — это не то, чего нужно стыдиться, — произнес Кален через пять минут. — Наоборот, я восхищаюсь тобой.

— Потому что я девственница?

— Да.

— А почему ты восхищаешься мной, зная, что в свои двадцать три я девственница?

— Это говорит о самоуважении. Это говорит о том, что ты не отдалась первому мужчине, который попросил тебя об этом.

— Полагаю, что ты, например, с легкостью мог бы получить все, чего хочешь. Как и многие мужчины.

Его грудь вздрогнула от смеха.

— Ты женофобка?

— И феминистка одновременно.

— Так расскажи мне, как феминистка начала танцевать в группе поддержки «Ковбоев Далласа»?

Кира поколебалась, обдумывая ответ.

— Очень, очень осторожно.

Кален снова рассмеялся, и Кира повернулась к нему лицом.

— Ты же знаешь, что моя мать была закоренелой феминисткой.

— Я слышал о ее либеральной деятельности.

— Либеральной — это слишком мягко сказано. — Кира никогда не понимала свою мать. Не понимала, как какая-то теория может быть важнее, чем время, проведенное с дочерью. Если она не была занята написанием очередной книги о социальной эволюции, взлете и падении женской власти на Западе, то читала лекции.

— Однако твой отец не похож на либерала, — заметил Кален.

— Ты прав. Он был воплощением вызова женской доле. А мама никогда не была способна проигнорировать подобный вызов.

— Ты злишься на нее.

— Нет, не злюсь. Она умерла. — Умерла три года назад от рака, о котором даже не подозревала вплоть до того момента, когда было поздно что-то предпринимать.

— Ты скучаешь по ней.

— Да. Но если бы она была жива, мы все равно не были бы близки. Я не была для нее достаточно вызывающей.

— Да ты просто воплощение вызова, laeela.

— Да нет. Я стала, скажем так, продуктом ее тела, а не разума. А вот своих студентов мама и в самом деле любила. И они обожали ее. Ее читатели восхищались каждым словом, вышедшим из-под ее пера. А мне хотелось играть в куклы и научиться готовить карамельный крем.

Он нежно поцеловал девушку в лоб.

— Мне нравится карамельный крем.

Кира рассмеялась.

— Не могу представить тебя поедающим пудинг.

— Есть еще уйма всего, чего ты обо мне не знаешь, — Кален снова поцеловал ее, на этот раз в губы.

Кира свернулась калачиком, прижавшись к нему, положила голову ему на грудь и уснула, слыша ровное биение его сердца.

На следующее утро она проснулась в одиночестве, но ей по-прежнему было тепло и уютно. Впервые за много недель она хорошо выспалась.

Ее покой был нарушен громкими криками снаружи.

Нехотя поднявшись, девушка надела бурнус прямо поверх ночной рубашки и высунула голову из палатки.

Мужчины быстро собирали палатки по всему лагерю. Укрытия из ткани скатывались в тугие рулоны, погонщики кричали на верблюдов, заставляя животных опуститься, чтобы привязать к седлам весь груз.

Кален стоял в группе людей. Должно быть, кто-то ее заметил и сказал ему об этом. Мужчина развернулся и направился к ней. Полы его белого одеяния развевались на ветру.

— Доброе утро.

Произнеся это официальное приветствие, Кален наклонился к ней и поцеловал сначала в правую, а затем левую щеку.

В тот момент, когда губы мужа коснулись ее кожи, Кира с потрясающей ясностью вспомнила ночь, проведенную в его объятиях.

— Ты хорошо спал? — спросила она.

— Очень хорошо, — ответил Кален, его золотистые глаза сияли. — А ты?

— Тоже.

Улыбка снова появилась в уголках его губ, и Кира, как зачарованная, не могла оторвать от них глаз. Целовал ли он ее прошлой ночью? Она могла поклясться, что чувствовала его губы на шее.

— Я не мешала тебе спать? — спросила она, смутно припоминая, что ее бедро и талию поглаживала его рука…

— Нет, — ответил он. — А я тебе?

Она тут же вспомнила, как большая теплая ладонь обхватила ее грудь и заставила безвольно изогнуться в сладостной муке…

— Нет.

— Хорошо. Тебе просто необходимо было как следует выспаться.

Его слова говорили одно, а голос — совсем другое. Кира подняла глаза, и в его взгляде она увидела неистовое желание. Он хотел ее, и девушка вздрогнула.

— Завтрак уже ждет тебя, — произнес он. — Мы уезжаем через полчаса.

— А куда мы направляемся?

— В мои владения в Оуахе.

— А мой отец?

— Он возвращается в Атаку, — Кален улыбнулся. — Он не в таких отношениях со мной, чтобы присоединиться к нам во время медового месяца.

Глава десятая

Медовый месяц. Кира десятки раз успела произнесла эти слова про себя, пока одевалась.

Медовый месяц. Девушка снова вспоминала тяжелую ладонь, ласкавшую ее грудь и нежные соски…

Рано или поздно Кален захочет нормальных супружеских отношений, но Кира отмахнулась от возникшей в голове картины.

Она завершила туалет и даже кое-что съела, прежде чем они отправились в путь.

Это был очень длинный день. Они остановились только один раз — чтобы быстро перекусить.

Позже, когда солнце стояло над головой, Кира почувствовала, что ее даже убаюкивает мерная поступь верблюда.

Из полудремы ее вырвало появление слуги Калена, который подъехал к своему господину и начал что-то тихо говорить. Кален внимательно выслушал, ответил ему, и человек вернулся на свое место.

Это повторялось еще три раза. «Что-то произойдет», — подумала Кира, изучая профиль Калена. Хотя его внешний вид говорил о спокойствии и безмятежности, девушка поняла, что он получил дурные вести.

В чем дело?

Может, Абизхаид начал погоню?

Но Кален ничего ей не говорили, похоже, он не чувствовал ни страха, ни беспокойства.

Караван Калена насчитывал около двадцати человек. Десять были охранниками султана из Аттики, остальные представляли различные племена берберов.

Во время ужина кто-то подошел к палатке и сразу же устремился к Калену. Тот встал, хлопнул вошедшего по руке, и они поцеловались.

Кален приветствовал этого человека как ровню. Он не потрудился представить его Кире. Они оба сели на некотором отдалении и завели длинный и серьезный разговор.

Незнакомец явно привез какие-то новости, а выражение лица Калена становилось все более и более мрачным.

Пока мужчины разговаривали, Кира изучала незнакомца. Он был высок, хорошо сложен, суровые черты загоревшего лица выдавали воина.

Мужчина не путешествовал с Каленом и не был одним из стражей султана. Этот человек был бербером. Кто же он такой и каковы его отношения с Каленом?

Пока Кира жевала рыхлый хлеб, она пыталась понять, о чем идет речь. Однако те слова, что доносились до нее, явно не были арабскими.

Затем незнакомец резко встал и ушел, а Кален вернулся к жене.

— Мне нужно уйти, — произнес он. — Мой гость проделал очень долгий путь, и нам многое нужно обсудить.

— Кто это? Я его не узнала.

— Шейх Таир. Вождь берберов. Старый друг. «Значит, они говорили на берберском», — подумала Кира.

— Он очень… мужественный.

— Берберы — известные воины. — Кален наклонился, поцеловал девушку в лоб и выпрямился. — Однако они знамениты также своей душевной теплотой и гостеприимством. — Он отвернулся, собираясь уйти.

— Кален, ты снова строишь какую-то стратегию, — мягко произнесла Кира. — Я знаю тебя и твоих людей. Они о чем-то докладывают тебе, верно?

Глаза, обрамленные черными ресницами, сузились.

— Тебе не грозит никакая опасность.

Кира поднялась и подошла к нему.

— Я беспокоюсь не о себе. Скажи: тебе угрожает опасность?

Он намотал ее локон на палец.

— Риск есть всегда, laеela, но этот просчитан до мелочей. К тому же люди, которые сейчас со мной, — лучшие в своих племенах.

— Будешь сражаться с Абизхаидом?

Он заправил локон ей за ухо.

— Не сегодня.

После этих слов он поцеловал девушку в губы и ушел.


Кира не могла заснуть.

С тех пор, как Кален ушел, прошло несколько часов. Она даже вышла из палатки, но ее мужа не было видно.

Снаружи стояли мужчины, лица которых были закрыты темно-синей тканью.

«Берберы», — поняла девушка.

Что связывает Калена с этими племенами? Похоже, он чувствовал себя среди них уютнее, чем в Атике.

— Шейх Нури?.. — спросила она у стража, стоявшего ближе всех к ее палатке. Мужчина покачал головой и сделал жест, говорящий о том, что Кира должна вернуться в палатку. Девушка заметила меч у его пояса, а под мышкой была кожаная кобура.

Он был вооружен. Интересно.

Кира вернулась в палатку и забралась в постель. Она заставила себя посмотреть правде в глаза.

Она любила Бараку.

Какая-то часть ее принадлежала этой стране. Все эти годы она старалась держаться подальше от родины, хотела уничтожить все ее следы в своей душе. Однако за те несколько лет, что Кира провела в Англии и Америке, ей так и не удалось избавиться от той части бараканской крови, что текла в ее венах.

Прошло еще несколько часов, но Кален не возвращался. Кира боролась со сном, но все-таки заснула. Последняя ее мысль была о том, что Кален должен быть рядом.

И он оказался рядом, когда на рассвете девушка проснулась. Он спал, повернувшись к ней лицом и вытянув руку над ее головой.

Кален был обнажен, его темные волосы спутались, а кожа сияла, как золото.

Кира легла на живот, чтобы получше рассмотреть своего мужа. Во сне его подбородок казался не таким квадратным, а лицо — менее царственным.

Девушка увидела перед собой обыкновенного мужчину. Очень красивого мужчину. Который лежал в ее постели. Кира протянула руку и осторожно коснулась завитков черных волос, спадавших на лоб, а затем погладила его по щеке.

Она поцеловала Калена так мягко, что он даже не проснулся. Ее переполняло странное чувство. Шейх Кален Нури. Мечта. Фантазия.

Не говоря уже о том, что он — отважный воин пустыни.

Осторожно, пытаясь не потревожить его, Кира скользнула под одеяло и подобралась ближе.

И в этот момент он потянулся к ней, его рука скользнула по спине девушки, лениво гладя ее… Рука передвинулась на живот… Это было так чудесно — чувствовать эти нежные прикосновения. Почему-то они совсем ее не пугали…

Его рука была теплой, и девушка ощущала это тепло сквозь тонкую ткань ночной рубашки.

Его губы нежно коснулись ее щеки. Он начал покрывать медленными поцелуями ее лицо, и от них запылала кожа, тело стало горячим и гибким.

Кира прижалась к Калену еще теснее.

Ласка его языка. Мягкость губ. Все это сводило Киру с ума.

Кален перекатился на спину, и девушка оказалась сверху. Она наклонилась, чтобы поцеловать его.

Она так долго была одинока, что теперь, рядом с этим мужчиной ощущала себя в полной безопасности.

Он страстно ответил на ее поцелуй.

Жар его тела проник сквозь ночную рубашку девушки.

Она хотела его. Он был нужен ей, как воздух.

Однако она не представляла, как соблазнить Калена. Ведь Кален наверняка познал многих женщин. У него были уверенные и опытные подруги. А она не могла продемонстрировать свою искушенность. Она могла только подарить ему себя — свое сердце, любовь, преданность.

Кира вздрогнула, когда Кален начал гладить ее ягодицы. Ей захотелось, чтобы он коснулся чувствительной плоти, но страх не дал этой просьбе сорваться с языка.

Он не спешил, нежно лаская ее тело, и желание Киры становилось все сильнее.

Если бы только она знала наверняка, что Кален не причинит ей боли…

Он коснулся ее щеки.

— Ты боишься?

— Да, — призналась Кира.

— Что тебя пугает?

— Боль.

— Я не причиню тебе боли.

Девушка хотела верить ему.

— Я хочу дотронуться до тебя, — сказал Кален, — и если что-то тебя напугает или причинит боль — скажи, и я остановлюсь.

Если что-то тебя напугает или причинит боль… Кира обвила руками его шею. Она дрожала, но уже не от страха.

— Хорошо.

Он снова поцеловал девушку. Кира почувствовала, что его рука начала гладить ее между бедер. Девушка вся горела.

Кален очень нежно провел рукой по чувствительной горячей плоти.

Кира резко выдохнула и вцепилась руками в широкие плечи мужа. Это прикосновение было прекрасным, божественным.

И тут она снова ощутила страх. Она боялась, что Кален отвергнет ее.

— Что случилось? — пробормотал он. — Я сделал тебе больно?

— Нет, — жар наполнил грудь девушки.

Кален угадывал все ее чувства!

— Чего еще ты хочешь?

Девушка покачала головой, не в силах ответить.

— Скажи, laeela; если я не буду знать, что тебе нравится, то не смогу доставить тебе удовольствие.

— Но ты уже доставляешь мне удовольствие! Это я боюсь разочаровать тебя…

— Никогда, — его голос был хриплым. — Никогда. Клянусь.

Кален поцеловал ее страстно и нежно, а его рука интимно ласкала девушку. В глубоком поцелуе и прикосновении была какая-то магия, которая заставляла Киру отвечать на ласки. Она чувствовала, как реальность медленно растворяется и ей открываются другие миры. Тело уже не принадлежало ей.

Кира хотела отдаться ему. Открыться ему. Она хотела принадлежать Калену.

— Сними мою рубашку, — прошептала она.

— Сядь.

Он сорвал с нее ненужный кусок ткани.

А затем его руки снова гладили ее тело, ласкали кожу, но на этот раз Кален был сверху. Кира ощутила давление его чресел и напряглась.

— Если станет больно, скажи, — шепнул он. Девушка кивнула и почувствовала, что боли не было. Она облегченно вздохнула.

Он одурманивал ее своими поцелуями. Боли не было. Все было по-другому. Жар. Ощущение заполненности.

«Это не боль, — напомнила себе девушка. — Это Кален занимается с тобой любовью».

Он двигался медленно и спокойно. Ее чувства обострились. Ей стало приятно. Нет, более чем приятно.

Было так хорошо держать его в своих объятиях.

— Кален, — прошептала она, охрипнув от желания. Она не могла поверить, что чувствует себя так хорошо с ним.

— Мне остановиться? — спросил он, целуя девушку.

Этот поцелуй едва не стал последней каплей. Кира всхлипнула. Она хотела большего.

Пульс девушки бился учащенно. Кира подняла бедра. Каждое его движение вызывало непередаваемый наплыв эмоций. И она знала, что Кален чувствует то же самое…

Кира по-прежнему прижималась к нему, когда до них донесся голос.

— Ваше Превосходительство! — крикнул человек, — Караван приближается! Шейх Таир отправляется в путь, чтобы встретить гостей.

Кален торопливо поцеловал жену и, взяв одежду, пытался надеть ее как можно быстрее.

В лагере закипела бурная деятельность. Палатки были убраны. Погонщики поспешно привязывали тюки и коробки на спины верблюдов.

— Мы в опасности? — спросила Кира, когда Кален взял ее за руку и повел к верблюду.

— Нет. У Таира много людей, они нам помогут.

— Это Абизхаид?

— Да. Нам нужно как можно быстрее добраться до границы Оуахи. — С этими словами он посадил жену на спину верблюда и тихо произнес: — Мне очень жаль, что нам помешали.

Девушка покраснела.

— На первом месте всегда национальная безопасность, Ваше Превосходительство.

Кален улыбнулся.

— Надеюсь, мы продолжим позже, если тебе не больно.

Кира снова покраснела.

— Со мной все в полном порядке.

Он коснулся руки жены.

— Я не причинил тебе боли?

Боль? Он был потрясающим любовником.

— Нет!

— И не напугал тебя?

— Нет.

— Хорошо, — Кален нежно сжал ее руку. — Помни, я всегда буду рядом.

За день пути красноватые пески уступили место таким же красноватым камням.

Вдали виднелись кроны деревьев — зеленые островки оазисов.

Это утро очень многое ей обещает, подумала Кира, бросив взгляд на мужа. То, что произошло между ними, было невероятным… священным.

Кален подъехал к Кире.

— Мы только что пересекли границу, — сообщил он. — Мы оставили Бараку и находимся на территории Оуахи. Мы должны добраться до моих владений через пару часов. Но сперва проедем через Зефру, старинный берберский город. Там мы остановимся и выпьем чая.

— Ахмед Абизхаид тебя больше не беспокоит?

— Здесь юрисдикция шейха Таира.

— И что это означает?

— Если Абизхаид совершит здесь преступление, я не имею права и пальцем его тронуть. Абизхаид теперь — ответственность Таира.

Кира бросила на него быстрый взгляд.

— Но ведь шейх Таир — твой друг.

— Несомненно.

— Это… справедливо?

— Абизхаид постоянно совершает грабительские набеги. Справедливо ли то, что год назад во время одного из своих рейдов он убил жену Таира и его маленького сына? Абизхаид — бездушный преступник. Вор. Он забирает все, что ему нужно, и перерезает глотки тем, кто встает на его пути.

В сердце девушки возник мрачный страх.

— А мой отец? — спросила она.

— Он в опасности.

— Но сам он не опасен.

— Нет. Абизхаид манипулирует им.

— Но он собирался выдать меня за Абизхаида силой.

— Абизхаид пригрозил, что убьет тебя, если Омар не устроит свадьбу.

Глава одиннадцатая

Кира резко повернулась к мужу.

— Кто рассказал тебе об этом?

— Твой отец. Той ночью, когда мы поженились.

— Тогда почему он утроил выкуп? Почему не желал нашей свадьбы?

— Он блефовал. Пытался казаться преданным Абизхаиду, зная, что у того повсюду шпионы. Твой отец отказался от моих денег. Он рад, что ты теперь под моей защитой. Но это ничуть не уменьшает угрозы, нависшей над ним.

— Но почему отец не пошел к султану? Не попросил его помощи?

— Потому что Абизхаид шантажировал Омара почти десять лет.

— Каким образом?

— Много лет назад твой отец поделился очень важной информацией с одной женщиной, которую он любил и которая, как он думал, любила его. А в результате на жизнь султана было совершено покушение. Малик едва не погиб.

— А кто была эта женщина?

— Одна из жен Абизхаида.

Кира судорожно схватилась за седло.

— Откуда ты знаешь?

— Я уже давно подозревал нечто подобное, но твой отец вчера мне сам все рассказал. Он чувствует большое облегчение оттого, что эта история подошла к концу. Он долго жил с этим грузом.

— И он хочет помочь тебе?

— Он предложил дать показания против Абизхаида…

— Но это же станет для него смертным приговором!

— Твой отец прекрасно понимает, чем рискует. Но Абизхаид должен заплатить за свои преступления. Султан и жители Бараки окажутся в безопасности, и у твоего отца может появиться возможность зажить нормальной жизнью.

— А что произойдет с отцом после дачи показаний? Он отправится в тюрьму?

— Тюремное заключение возможно, но, насколько я знаю Малика, он, скорее всего, простит твоего отца. Однако сперва нужно поймать Абизхаида. И в этом мне должен помочь Таир.

Вдали появился всадник.

Кален посмотрел на человека, приближавшегося к ним.

— Кто это? — спросила Кира.

— Один из людей Таира, — ответил Кален, наклонившись вперед. — Боюсь, дело плохо. Что-то случилось.

Он оказался прав. Всадник привез плохие известия. Многие люди Таира были убиты, а сам шейх ранен в схватке с Абизхаидом.

— А Абизхаид?

— Я не уверен, но, кажется, он сбежал.

Кален перешел с арабского на берберский. Молодой человек кивнул, затем пришпорил лошадь и уехал в направлении города.

— Он уехал за доктором, — пояснил шейх жене.

— А ты не собираешься помочь шейху Таиру? Он же твой друг…

— Разумеется. Но ты — моя жена, и я не покину тебя до тех пор, пока ты не окажешься в безопасности за стенами моего замка.

Через полчаса стены Зефру заметно приблизились, и Кира стала присматриваться к этому месту.

На улицах не было машин — их заменяли ослы и мулы; мужчины и женщины носили широкополые одежды.

Они остановились выпить чая в старинном здании. Внешне оно ничуть не отличалось от всех остальных домов, но внутри поражало элегантностью и роскошью. Залитые солнцем комнаты были украшены мозаиками, а толстые глиняные стены, выкрашенные в розовый и красный цвета, превосходно сохраняли прохладу.

Кира впервые осознала, что жизнь в Бараке не ограничивается Атикой.

Чаепитие было ритуалом, которому берберы придавали большое значение, но сегодня Кира почувствовала нетерпение Калена. Он хотел отправиться в путь как можно быстрее. Ему не терпелось отвезти Киру в безопасное место и броситься на помощь Таиру.

Кален как раз собирался произнести слова благодарности, когда в комнату вбежали две девушки.

Поклонившись, они постарались как можно быстрее удалиться, но одна из них все-таки подняла голову и посмотрела на Калена темными миндалевидными глазами. Ее отец заметил это и прикрикнул на дочь.

Девушка сразу же опустила голову и вышла.

Кира взглянула на мужа и обнаружила, что он тоже смотрит на незнакомку.

— Она напомнила мне тебя, — мягко произнес он, коснувшись ее руки. — Ты смотрела точно так же. С большим любопытством.

Он был прав, когда-то Кира в самом деле была любопытна.

— Из-за меня ты загрустила, — заметил Кален.

— Нет. То есть да, — Кира с улыбкой покачала головой. — Но не беспокойся.

— Тогда нам пора, — он помог жене подняться.

— Ты думаешь о шейхе Таире, — сказала она, когда они вышли из дома.

— От него нет никаких вестей.

— Это плохой знак?

Кален поколебался, а потом ответил:

— Пока не знаю.

Вместо верблюдов их ожидали оседланные лошади.

— Так быстрее, — объяснил Кален.

— Значит, ты нервничаешь?

Он легко подсадил девушку в седло.

— Беспокоюсь. А нервничаю я только от мысли, что не смогу провести с тобой достаточно времени в постели.

— Это неважно…

— Неважно?! Laeela, это же наш медовый месяц!

Кира поняла, что за его шутливым тоном на самом деле скрывается очень многое. Ситуация, в которой оказался Таир, беспокоит Калена сильнее, чем он хочет то показать.

Солнце уже начинало садиться, когда они достигли цели.

Дворец был выстроен почти пятьсот лет назад на высокой горе. Возможно, он даже был частью этой горы.

Все здесь удивляло и восхищало. Резные деревянные двери были очень массивными. Полы выложены розовым камнем. Окна на первом этаже были маленькими и узкими из соображений безопасности, но с верхних этажей, должно быть, открывался прекрасный вид.

Древние стены замка не пропускали внутрь летнюю жару. Напротив спальни Калена журчал небольшой фонтан. Бассейн был выложен белой и голубой плиткой.

— Это… — только и смогла произнести Кира. У нее не было слов. — Невероятно. Похоже на интерьеры сказок «Тысяча и одна ночь».

— Да, красиво, — согласился он.

— Но это же не замок, Кален, это настоящий дворец! Он подошел бы самому султану!

— Я знаю.

Она весело спросила:

— Но ты же не султан?

Кален пожал плечами.

— Только в Оуахе.

— Ты султан?!

— Это почетный титул, не более того.

— Так вот почему та пара, у которой мы пили чай, смотрела на тебя с таким обожанием! А две девочки…

— Я считаю себя здешним вождем, а не султаном, как и Таир. Кстати о Таире. Мне пора. Здесь ты будешь в безопасности. Это хорошо защищенная крепость.

— Я не боюсь.

— Возможно, меня не будет несколько дней.

— Понимаю.

Кален обнял жену и поцеловал так страстно, что у Киры задрожали колени.

Наконец он поднял голову. Янтарные глаза потемнели.

— За стенами крепости ты в безопасности.

— Хорошо. Делай, что ты должен. Но возвращайся скорее.


Кален вернулся на третий день. Время прошло для Киры быстро. Большую часть этих трех дней она провела на кухне — училась готовить берберские блюда.

Она как раз стояла у плиты, когда одна из служанок крикнула, что шейх Нури показался вдали и через час приедет вместе со своими людьми.

Кира сорвала фартук, вернулась в спальню и приняла ванну. Затем натерлась ароматным маслом. Это масло увлажняло кожу и придавало ей золотистый блеск. Она как раз заканчивала, когда дверь распахнулась, Кален стоял на пороге.

— Не двигайся, — произнес он, когда Кира стыдливо потянулась за полотенцем.

— Но на мне же ничего нет! — запротестовала она.

— Я вижу, — он закрыл дверь и запер ее. — О лучшей встрече невозможно и мечтать.

У Киры было ощущение, что она вся покраснела. Кожа словно горела.

— Позволь мне закончить одеваться…

— Ни за что. Ты очень красива. Дай мне посмотреть на тебя.

— Кален…

— Пожалей меня, laeela. Я проделал сегодня очень долгий путь, чтобы вернуться к тебе.

— А как шейх Таир? — спросила девушка, пытаясь отвлечь его. — Что с ним?

— Он в больнице в Атике. Врачи говорят, он поправится.

— А Абизхаид? — выдавила она, чувствуя, что его взгляд прикован к ее телу.

— Мертв.

— Когда? Как?

— Он был убит в той же схватке, в которой ранили Таира.

— Какова ситуация в целом по стране? — хрипло спросила Кира, понимая, что он думает сейчас совсем о другом.

— Жизнь продолжается, — он устало пожал плечами. — И мне бы очень хотелось забыть о прошедших часах и сосредоточиться на тебе.

— На мне?

— Да. Давай-ка начнем с ванны, мне безумно хочется посидеть в горячей воде с моей красавицей женой, а потом…

— Я все приготовлю, — и прежде чем Кален смог ответить, Кира скользнула в ванную комнату.

Пульс бешено бился, она с трудом могла сосредоточиться.

Когда горячая вода наполнила ванну, Кира добавила туда порошок из ароматных цветков лаванды и розы.

Кален подошел к ней и коснулся ее волос.

— Ты выглядишь как ожившая мечта мужчины.

Кира склонила голову.

— Рабыня из восточной сказки? — предположила она, слегка покраснев.

— Интересная фантазия. Жаль, что не моя. Что бы мне приказать тебе сделать? Есть какие-нибудь предложения, laeela?

— Я могла бы раздеть тебя.

— Да.

— Искупать тебя.

— Искупать меня?

— Ты же сам сказал, что я — твоя рабыня.

Кален принялся рассматривать ее. Девушка казалась необычайно хрупкой. Нежной, женственной, уязвимой.

Кален коснулся губами ее шеи, а затем скользнул ниже, к груди. Кира вздрогнула.

— Раздень меня, — произнес Кален, отступив на шаг.

Кира потянулась к его одеянию, сняла ткань с широких плеч и бросила ее на стул.

Затем она встала на колени у его ног и, не поднимая глаз, стянула брюки и трусы.

— Такая застенчивая, — тихо рассмеялся Кален и опустился в горячую воду, застонав от удовольствия. — Это рай!

Мгновение Кира просто пожирала его глазами. Эти темные волосы, бронзовая кожа…

— Я вымою тебе голову, — предложила девушка, поцеловав его в уголок рта. — Закрой глаза.

Она осторожно начала втирать шампунь в волосы, взбивая жидкость в пену. По лицу мужа женщина поняла, что ему нравится такой массаж.

— А теперь все остальное, — сказала Кира, взяв губку. Она вылила на губку ароматное мыло и потерла ему спину, широкие плечи и мускулистую грудь.

— Лучшая рабыня из всех, что у меня были.

— Спасибо, — Кира протянула ему губку. — А дальше ты сам.

— Ты же пропустила самые главные места!

Кира покраснела.

— Даже у рабынь есть свои правила.

Кален рассмеялся и, взяв мыло, начал мыться под водой.

Кира отвела взгляд, чувствуя, как горят щеки.

А потом она ощутила, что ее поднимают в воздух и опускают в воду.

Кален страстно поцеловал жену в губы.

Кира не могла думать, не могла контролировать себя. Она хотела отдать ему все.

Кира скользнула руками по его мускулистой груди, затем прижалась губами к его соскам. Кален застонал.

Кира не понимала, что делает, но ее это не волновало. Кален изменил положение, зажав ее руки над головой. Его губы ласкали кожу жены.

Она ощутила, как руки Калена легли на ее ягодицы. Когда он вошел в нее, у Киры перехватило дыхание. Это было просто изумительно. И совсем не больно.

Кира вздрогнула, когда он начал двигаться, связав их воедино этим древним танцем.

Я люблю тебя, хотела сказать ему Кира. Я люблю тебя, Кален. Не потому, что тебе это нужно, а потому, что я не могу иначе. Я не знаю, как можно не любить тебя.

Позже они снова занялись любовью, на этот раз на кровати.

После второго раза Кира не могла пошевелиться. Разгоряченная и изнуренная, она лежала в объятиях Калена.

— Мне кажется, ты хочешь есть, — прошептала она с закрытыми глазами. — Ты долго путешествовал и сейчас хорошо поработал…

— Заниматься с тобой любовью — это не работа, — ответил Кален. — Я мог бы заниматься этим целый день.

— Но сперва нужно подкрепиться.

— Может, я просто съем тебя…

— Кален! — Кира подняла голову. — Ни за что!

— Ты очень застенчивая, laeela, — он провел большим пальцем по щеке жены. — Я не встречал женщины, которая была бы такой красивой и такой застенчивой.

— Я не такая застенчивая, какой была раньше.

— Нет. Тогда ты была воплощением вызова. — Он поцеловал жену. — Но я и не жалуюсь. Я ценю тот дар, который ты отдала мне. Я очень благодарен тебе.

Киру охватил холод.

— А если бы я не была девственницей? Если бы у меня уже был опыт?

— Все зависело бы от твоего отношения к этому опыту. Знание не есть зло. — Он отвел с ее лица прядь волос. — Но то, что у тебя не было опыта, произвело на меня большое впечатление. Я рад быть первым. Рад, что ты подарила мне свою невинность.

Сердце Киры разрывалось от чувства вины.

— Я должна позаботиться о твоем ужине.

— Кира, — Кален обхватил ее запястье. — Не переживай. Все люди разные, и у них разные чувства. Я уважаю выбор, который ты сделала.

— Но ты не знаешь ничего о выборе, который я сделала, — ответила Кира, прервав его. — Ты очень мало знаешь обо мне и моей прошлой жизни.

Кален отпустил ее руку.

— Что я не знаю?

— Многое.

Он покачал головой.

— Я знаю тебя с самого детства и даже нанял людей, которые следили за каждым твоим шагом.

— И что же они узнали?

Кален нахмурился.

— Более чем достаточно.

— Не думаю. — Он должен узнать правду. Пришло время все рассказать.

Она никогда никому об этом не говорила. Но Кален должен знать.

— Мне надо кое-что рассказать тебе, — сухо сообщила Кира. — Это очень важно.

Неожиданно ей стало страшно.

— Говори, — холодно сказал Кален. — Я весь внимание.

Глава двенадцатая

Кира присела на край кровати.

— Это случилось много лет назад.

Она потянулась за полотенцем и обернулась в него.

— У меня были идеальные отметки в школе. Каждый вечер я танцевала — час у станка и бесконечные репетиции. Я постоянно голодала, чтобы соблюдать фигуру. И делала все, о чем бы меня ни просили.

Она вздохнула. Ей было жаль девочку, с которой так плохо обошлись.

Кален молчал, ожидая продолжения рассказа.

— Я думала что если смогу идеально себя вести, то удача мне улыбнется. Я думала, что Бог посмотрит на землю с неба и увидит, как я стараюсь. И протянет мне руку помощи.

Слова вылетали так быстро, что Кира задрожала от напряжения и истощения. Семь лет молчания. Семь лет горя.

— Я это заслужила.

Взглянув на Калена, она повторила:

— Я заслужила это. И сейчас заслуживаю.

Кален снова ничего не сказал. Киру бросало то в жар, то в холод.

Всю жизнь она пыталась справиться с болью, которую ей причинил случайный человек, избавиться от позора, которого она не заслужила.

— Я хочу получить еще один шанс. И, возможно, именно ты — этот второй шанс, но я хочу услышать это от тебя самого. Мне нужно знать, что ты понимаешь меня и принимаешь меня такой, какая я есть.

— Да что ты сделала такого плохого?

— Я пошла на одну вечеринку. В Атике. Я была тогда еще подростком.

Лицо мужа стало каменным.

— Все вышло из-под контроля…

— Как? — спросил он с убийственным спокойствием.

— Я выпила какой-то коктейль. И… — Кира больше не могла смотреть на Калена. Она продолжала говорить, надеясь, что он поймет ее. — Закончилось все тем, что я вышла погулять с одним из ребят. Он разговаривал со мной, и я…

Все звучало просто ужасно. Кира это знала. Она же была бараканкой и понимала, что ей не следовало идти туда, не следовало пить и уходить из помещения вдвоем с мужчиной.

— Все вышло из-под контроля, — повторила Кира и нахмурилась.

— Вышло из-под контроля? — переспросил Кален.

Кира кивнула.

За этим последовало долгое молчание.

— Ты занималась с ним сексом?

Он не поймет. Он же бараканец. Он ни за что не поверит, что ее заставили.

Мужчины, особенно бараканцы, всегда обвиняют в подобных вещах женщин.

— Ты занималась с ним сексом? — снова потребовал Кален.

Кира прикусила тубу.

— Я…

— Что это была за вечеринка, Кира?

Девушка покачала головой. Она не могла говорить, в горле стоял комок.

— Это была моя вечеринка, Кира? Которую устроили, когда я вернулся из Лондона?

Он догадался. Девушка молча кивнула.

Кален встал и прошелся по комнате, а потом повернулся к ней.

— Значит, это была ты.

В его голосе сквозило отвращение.

— До меня дошли слухи, — сказал он, взяв чистую одежду из гардероба. — Много месяцев о тебе говорил весь город.

— Кален…

— Твой дружок с вечеринки всем рассказал о том, как затащил тебя в постель. Он хвастался, что ты отдалась ему так страстно и свободно, — Кален сжал челюсти. Он был в ярости. — Ты была ненасытна.

Нет. Ее глаза наполнились слезами. Нет, все было не так. Но она не могла произнести ни слова. Он долго смотрел на нее с осуждением в глазах.

— Кто ты? — требовательно спросил он.

— Ты знаешь меня, Кален.

— Нет.

Ее лицо застыло. Она поняла его чувства. Все кончено. Даже если он до сих пор этого и не сказал, она это поняла.

— Не могу поверить, что ты так жесток со мной.

Кира просто посмотрела на него. У нее не осталось никаких чувств. Он мог говорить все, что ему захочется, мог гневаться. Он был таким же, как все остальные…

— Ты знаешь, сколько раз я слышал рассказы о той ночи? Ты хоть представляешь, сколько мужчин знает о том, что с тобой сделали?..

— Но они не знают, что это я, — тихо ответила Кира.

Он выругался.

— Но я знаю.


Это были самые длинные двадцать четыре часа в ее жизни. Неужели только один день прошел с тех пор, как она обо всем рассказала Калену?

Кира вернулась в Лондон.

— Будет лучше, если ты уедешь, — сказал Кален, швырнув ее вещи в чемодан. Она тупо наблюдала за мужем.

— Куда?

Кален не хотел смотреть ей в глаза.

— В Лондон.

— Я бы предпочла поехать домой.

— Это и есть твой дом.

— Нет. Это твой дом, а мой — в Далласе. Я живу там. И именно туда я хочу поехать.

— Сперва мы должны все уладить.

— Что именно?

— Нашу семейную жизнь.

Ах, да, конечно. Юридические дела. Кира попыталась улыбнуться.

— А мы не можем разобраться с этим прямо сейчас?

Он застегнул молнию на чемодане.

— Нет. Я слишком зол. Мне нужно время и уединение. Тебе, вероятно, тоже.

Но Кире было нужно совсем другое. Ей была нужна любовь, нежность, доброта. Зачем ей время?

Кира молчала в течение всего полета. Когда она начала разбирать вещи в квартире Калена, то поняла, что ничего не хочет видеть. Единственный наряд, который Кира хотела сохранить, — это свадебное платье, потому что чувствовала себя в нем по-настоящему красивой.

Кира повесила платье на вешалку, погладила нежный шелк.


Она не получала от мужа никаких вестей уже несколько дней.

Ей хотелось знать, что он собирается делать. Захочет ли он с ней развестись? Или надеется все уладить по-другому?

Прошла неделя с того дня, когда самолет доставил ее в Лондон. И все это время Кира не могла ни есть, ни спать.

Как он мог быть таким бессердечным и жестоким?

«Потому что он на самом деле такой», — ответила Кира самой себе.

Он отправил ее сюда не потому, что она об этом попросила, а потому, что так ему было удобно.

Ему.

Ей очень хотелось увидеть Калена. Она не могла представить себе жизнь без него.

Любила она его или ненавидела?

А если ненавидела, то почему ей так хотелось получить от него весточку? Почему ей не хватало запаха его кожи? Тепла до боли знакомых губ?

Ее размышления прервал звонок в дверь. Это был он.

Кален вошел, отдал пальто дворецкому и прошел в комнату. Кира глядела на него во все глаза.

Очень высокий, красивый. И еще более мрачный.

Нужно было что-то сказать, поздороваться с ним.

По закону она была его женой. Но Кира чувствовала себя так, будто они уже развелись.

— Привет, — хрипло произнесла она.

— Mesal-khir, — ответил Кален.

«Добрый вечер». Это приветствие вдруг живо напомнило девушке те дни, что они провели вместе в пустыне, караван, их ночи в палатке и тот рассвет, когда Кален впервые занимался с ней любовью… Это было самое удивительное утро в ее жизни.

— Выпьешь чего-нибудь? — спросила Кира, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы. Не плакать, не плакать, не плакать…

— Разве мне это нужно?

Кира не знала, что ему было нужно.

— Прошла целая неделя, — просто заметила она.

— Мне нужно было подумать.

— Ты знаешь, что такое ад? — спросила она тихо.

— Расскажешь?

— Это когда тебя ловят на лжи, от которой ты не можешь сбежать. Оказаться в ловушке тех секретов, которые являются для тебя постоянным источником стыда.

Он ничего не ответил.

— Это когда не можешь получить прощение.

Она повернулась и обхватила себя руками. Танцовщица, королева красоты, невеста шейха, жена султана Оуахи.

И все это было ни к чему. Ничего не значило, если мужчина, которого она любила, даже не уважал ее.

— Я не смогу жить без твоего прощения, — добавила она, поднимая взгляд. — И за эту неделю — самую долгую в моей жизни — я осознала, что Бог никогда не отказывал мне в прощении. Он не стыдится меня. И я не стыжусь себя.

Теперь Кире было все равно, что о ней думают другие. Ее не беспокоило даже, что о ней думает Кален.

Ей хотелось перемен. Начать новую жизнь, открыть чистую страницу.

— Я не занималась сексом с мужчиной на твоей вечеринке, — сказала Кира, подняв подбородок. — Я была оскорблена. Сексуально.

— Кира…

— Нет, дай мне закончить. Ты не позволил мне рассказать это в Оуахе, а мне было так больно, что я не могла защититься. Именно поэтому я и не стала защищаться. Однако это был последний раз, когда я безропотно перенесла оскорбление. Потому что я заслуживаю лучшего. Той ночью на твоей вечеринке на меня напали, применив физическую силу. Меня жестоко изнасиловали, и ты стал первым мужчиной, с которым я была после той кошмарной ночи.

Дрожа от усталости, Кира хотела было сесть, но она должна была высказать все, что жгло ей душу.

— На прошлой неделе ты сказал, что тебе нужно время и уединение. Вынужденное одиночество заставило меня понять, что я тоже ошиблась.

— Кира…

— Я не собираюсь извиняться. Я отказываюсь извиняться за то, что сделали со мной. И отказываюсь извиняться за то, что не была девственницей, когда мы поженились. Все эти годы я молча страдала, Кален, и не намерена больше страдать.

Ответом на ее гневные слова было молчание.

— Прости меня, — сказал он.

— Это все, что ты можешь мне сказать?

Тяжелое молчание наполнило комнату. Он склонил голову.

— Я был не прав.

— И тебе потребовалась целая неделя, чтобы это осознать?!

— Нет. На это у меня ушло пять минут. А остальные шесть дней, двадцать три часа и пятьдесят пять минут я охотился за тем ублюдком, который причинил тебе боль.

— И все же ты позволил мне думать о самых страшных вещах.

— Я не знал, что ты будешь так страдать.

— Как ты мог быть таким жестоким?

Он не просто осудил ее. Он оттолкнул ее, отослал прочь, отгородился стеной молчания.

— Я не хотел.

— Откуда мне было знать? Ты не сказал ни одного доброго слова. Не потянулся ко мне. Даже не притронулся! Не сделал ни одной попытки посмотреть на ситуацию моими глазами.

— Прости меня.

Она покачала головой. Он не понимал, через что ей пришлось пройти.

— О чем ты думал!

Черты его лица исказились, выдавая внутреннюю борьбу.

— О мести.

Типичный мужчина!

— Ты позволил мне думать, что я испорченная, — ее голос сорвался. — Что меня нельзя простить.

— Нет.

— Что я нелюбима.

Он протянул к ней руки.

— Иди ко мне.

— Не могу. Только не сейчас.

— Кира.

— Я любила тебя.

— А я люблю тебя и сейчас.

Кира закрыла лицо руками.

— Все кончено.

— Только не для меня.

Его голос был очень тихим. Она вздрогнула.

— Я хочу покончить с этим браком.

Кален ничего не ответил. Он должен отпустить ее. Должен дать ей свободу. Она не может остаться с человеком, который не понимает ее.

— Пожалуйста, Кира… — голос Калена звучал прерывисто. — Не суди меня так жестоко. Я не понимал… не подумал… — он умолк. — Я забыл, что в тебе течет и западная кровь. Я не догадывался, что ты страдала, забыл, что ты не можешь читать мои мысли. Я понимаю, как сильно я тебя ранил. Я не знал, не понимал, что больше всего нужен тебе здесь, рядом. Мне казалась важной лишь справедливость.

— Справедливостью была бы твоя любовь.

— Но она есть. Без сомнения.

Кира почувствовала, как толстая стена, которую она возвела вокруг своего сердца, дала трещину.

Отведя взгляд, она уставилась в пустоту, пытаясь удержаться от слез.

— Ты нашел его?

— Да.

Кира нервно рассмеялась.

— Он еще жив?

— Едва.

Кален извинился. Сказал, что отомстил тому негодяю…

Но все это неправильно.

— Да это же подвиг! — сказала Кира. — Очень благородно. Но ты не совершаешь благородных поступков, кажется?

— Думаю, где-то во мне все-таки течет английская кровь.

— И спустя семь лет ты решил отомстить за мою поруганную честь?

— Если бы я знал об этом тогда, я бы сделал это в ту же ночь.

— Но тогда я была никем…

— Ты была Кирой аль-Иссидри. Самой красивой девушкой, которую я когда-либо видел.

Кира никогда не думала, что найдется хоть один человек, который сможет ее понять.

Но сейчас, слушая Калена, она снова ощутила надежду, и это было хуже всего. Надежда приводила к горьким разочарованиям.

— Я больше не могу так, Кален. Я хочу уйти. Я хочу вернуться в Даллас.

— Нам будет трудно жить нормальной жизнью, laeela, если мы будем жить по разные стороны Атлантического океана.

— Нормальная жизнь в моем понимании — это жизнь без тебя.

Кален долго молчал. Его брови были нахмурены, челюсти сжаты.

— Я не разведусь с тобой, — сказал он наконец. — Я не могу.

— Тебе наплевать на меня! — она приблизилась к нему, чувствуя, как ее трясет от гнева. — Если бы ты любил меня, ты бы не отослал меня прочь. Если бы ты заботился обо мне, то позвонил бы в ту же секунду, как осознал свою ошибку. Ты бы не разбил мое сердце!

— Мое сердце тоже было разбито.

Кира выдохнула.

— Я видела твое лицо, видела, как ты на меня смотрел. Ты чувствовал отвращение…

— Я был в шоке.

— Из-за меня.

— Из-за того, через что тебе пришлось пройти. Как только я понял, что это была ты, что твои голубые глаза, твоя невинность и свежесть пострадали от этого ублюдка… — он остановился и резко выдохнул, — я не мог думать ни о чем, кроме убийства. Я хотел убить его.

Глава тринадцатая

Кира опустилась на подлокотник дивана.

— Поэтому я и отослал тебя. Мне нужно было отправить тебя в Лондон, чтобы я мог отомстить.

Кира не знала, что сказать. Она тупо смотрела на Калена. Его взгляд был твердым, уверенным. В глазах не было страха или сожаления.

— Я бы убил его, но шейх Таир не позволил.

— Он был с тобой?

— Он был моим свидетелем, на тот случай, если я зайду слишком далеко.

Кира прижала руку к ноющей груди. Она чувствовала, что Кален рассказал далеко не все.

— Тебя накажут?

— Кто? Мой брат? Твой отец?

— Мой отец ничего не знает.

— Знает. Я устроил ему взбучку за то, что твое детство было кромешным адом.

— Все было не так плохо, Кален.

— Ты постоянно чувствовала одиночество, и мне жаль, что я усугубил твои страдания.

— Кален…

— Я люблю тебя, laeela. Я люблю тебя больше всего на свете, и мысль, что я причинил тебе боль, вонзается в меня, как нож.

Слезы наполнили ее глаза, и Кира закрыла лицо руками.

— Я так сильно люблю тебя, — продолжал Кален, — что перееду в Даллас с тобой. Буду жить с тобой в твоем доме. Лично буду возить тебя на футбольные игры, чтобы ты могла танцевать для шестидесяти тысяч чужих людей в форме, которая мало что прикрывает.

Слезы уступили место смеху.

— Allahister! — воскликнула Кира. — Боже, помилуй! Ты серьезно? Ты — в моем доме, в Далласе?! Кален, ты же не просто шейх, ты же… султан! Как я объясню твое появление моим соседям?!

Он скорчил рожицу, и его глаза потеплели.

— Очень и очень осторожно.

Он был невыносим. Кира плакала и смеялась и наконец всплеснула руками.

— Мои мысли в полном беспорядке.

— То же самое ты сделала с моим сердцем.

— La. Нет. — fya. Да.

Кире так захотелось снова почувствовать себя женщиной. Его женщиной. Желание снова ощущать его силу, жар тела, его страсть полностью овладело ею.

Но как можно простить его? Кален, должно быть, прочел нерешительность в ее взгляде, и его лицо перестало светиться счастьем.

Он снова выглядел как шейх Нури. Далекий. Непреклонный. Циничный.

Она причинила ему боль. Отвергла его, когда он всей душой тянулся к ней.

— Может, мы поговорим завтра? Уже поздно.

— Я не могу уйти. Не сейчас.

Кира чувствовала его былую силу и иронию. Однако сама она изменилась: стала опытнее, обрела уверенность в себе. Они могли быть вместе только на равных.

— Я больше не желаю подчиняться давлению.

Внезапно он улыбнулся, и эта улыбка была полна сожаления.

— Раньше тебе это нравилось.

— Я изменилась, Кален, и тебе тоже было бы неплохо сделать это.

— Я согласен.

Кира изучала его какое-то время. Он выглядел усталым. Это и для него была очень тяжелая неделя.

— Ты не можешь силой заставлять людей делать то, что хочется тебе. Ты должен научиться уважать их мнение.

— Я уважаю. Если только не затронута безопасность султана или твоя.

— Но я не равноправный член нашего союза.

— Laeela, ты — главная часть равенства. Ты — мое сердце, моя душа, моя любовница, моя жена…

— Первая жена, — с отвращением произнесла Кира.

В его глазах снова заблестел прежний огонек.

— Единственная жена, — нежно поправил он ее.

— Это ты сейчас так говоришь, — мрачно буркнула она.

Он рассмеялся и покачал головой.

— Если с тобой так трудно сейчас, когда ты всего jamal, какой же ты станешь в роли shayla?

Кира оторопела.

— Ты только что сравнил меня с беременной верблюдицей?

Он снова рассмеялся, и этот глубокий хрипловатый звук шел из глубины груди. Кира никогда не слышала, чтобы он смеялся вот так. Он был счастлив.

Он любит ее. Он счастлив.

Кира увидела это.

— Может, выйдем в город? Например, поужинать?

Он было двинулся к ней, но замер. Кира поняла, что он хотел прикоснуться к ней, но боялся. Шейх Кален Нури боялся. Мужчина, который всю жизнь прятал эмоции даже от родных, открывал ей слишком многое.

— Я сделаю заказ, — пообещал Кален.

Кира кивнула.

— Пойду приму душ и переоденусь.

Ресторан делил помещение с клубом. Играла группа, которая, в общем-то, нравилась Кире, но сейчас ей было не до музыки. Она смотрела только на Калена. Внезапно он встал и протянул ей руку.

— Потанцуем? — предложил он, и Кира вложила руку в его ладонь.

Она была спокойна за ужином, чувствовала себя уверенно, допивая вино, но все изменилось в тот момент, когда Кален прикоснулся к ней.

Кира чувствовала себя так, словно дотронулась до оголенного провода. Жар. Боль. Взрыв эмоций.

Чувства смущали и переполняли ее. Кожа горела, лицо пылало, дыхание сбилось. Тело не подчинялось ей.

Она много раз танцевала для шестидесяти тысяч человек, но никогда не боялась, как сейчас. А ведь с ней был только один мужчина.

Его губы нежно коснулись ее виска. Киру окатило волной жара.

— Я никогда не встречал такой сексуальной женщины, — пробормотал Кален, наклонившись к ее уху.

— Все дело в тебе самом, — прошептала она, чувствуя, как от возбуждения наливается грудь, а тело горит от желания. — С тобой, наверно, все ведут себя так.

— Было бы неплохо.

Кира не знала, что на это ответить. Он прижал ее к себе еще крепче. Теперь она чувствовала, как движутся его бедра, ощущала крепость его груди и твердые мышцы живота.

Каждое па еще сильнее сближало их. Кира поняла, что скоро не выдержит. Кален чувствовал то же самое.

— Ты дрожишь, — заметил Кален тоном заправского соблазнителя.

— Ты творишь совершенно безумные вещи.

— Это хорошо.

— Или плохо, все зависит от твоих планов.

— Я жажду оказаться в нашей постели.

Внезапно боль прошедшей недели вернулась, и Кира поняла, что не хочет этой близости.

— А мы можем прямо сейчас поехать домой? — спросила она, отстранившись.

Его лицо вновь стало непроницаемым. Кира ничего не могла прочесть в глазах мужа.

— Конечно.

Они сели на заднее сиденье лимузина.

— Я знаю, что ты не собирался жениться на мне, Кален, — ее голос нарушил тяжелое молчание.

— Неправильное заключение. Ты единственная женщина, которая мне подходит.

— Но ты же не хотел жениться.

— Это верно.

— Что, женитьба — это так печально? — спросила Кира.

Он рассмеялся.

— Женитьба означает зависимость и стабильность. Во мне нет ни того, ни другого.

— Боишься… сжульничать?

Он снова рассмеялся, но на этот раз как-то устало.

— Я ведь не о себе беспокоюсь.

В полумраке салона Кира заметила, что он закрыл глаза.

— Я — шейх, — сказал Кален мгновение спустя. — Сын султана, брат султана и унаследовал от отца горячий темперамент и вспыльчивость. Мужчины в моей семье долго не живут. Почти половина погибла. Моя бабушка овдовела в сорок семь лет. Я никогда не забуду ее горя.

Он уронил руки на колени, открыл глаза и посмотрел на жену.

— Я не хотел никого подвергать такому же риску.

Кира импульсивно потянулась к его руке.

— Но ты не живешь в Бараке уже много лет.

— И все же я служу своей стране, — Кален взял руку жены и поцеловал ладонь. — Я заведую Секретной службой Бараки, которая отвечает за безопасность султана и его семьи. Я бы отдал свою жизнь за брата и его детей.

— Я ничего другого и не ожидала.

— Но такая преданность султану может отразиться на тебе и наших детях.

Кире было страшно представить, какому риску подвергается Кален, но она его понимала.

— Пусть я бараканка только наполовину, но когда я смотрю на тебя, то вижу не богатого шейха, играющего с дорогими игрушками. Я вижу мужчину, который может жить в палатке с кочевниками и предпочитает компанию берберов шумным клубам. Я вижу человека, в чьих глазах живет пустыня, а песок течет по венам вместе с кровью. Ты — Кален Нури, второй сын султана Романа Нури, внук султана Шарифа Нури. Ты можешь быть только тем, кем тебе предназначено быть.

— А кем мне предназначено быть? — спросил Кален.

— Тебе суждено быть великим. И ты уже велик.

Кален пристально посмотрел на жену.

— Велик?

— Ты бесстрашен. Ты прирожденный лидер. И я всегда знала, что ты без колебаний пожертвуешь собой ради семьи. Я с самого начала понимала, что, возможно, не смогу быть с тобой вечно. Но я это приняла. Возможно, именно поэтому я так сильно тебя люблю.

— Ты все еще любишь меня?

— Я всегда любила тебя. Я глупая, да? Я не понимаю, как можно не любить тебя.

Он отвернулся и закрыл глаза…

В квартире Кален сжал жену в объятиях, как только они переступили порог. Он закрыл ногой дверь и понес Киру в спальню.

Он нежно опустил жену на середину постели и припал к ее губам.

Кира поняла, что он нуждается в ней не меньше, чем она в нем.

Он сорвал с жены одежду и быстро разделся сам. Кален проложил дорожку из поцелуев от ее губ до груди. Он дразнил, но не удовлетворял ее.

Он долго не желал отрываться от ее груди, лаская ее губами.

Кире хотелось, чтобы Кален наконец вошел в нее, избавил ее от муки.

Он ласкал жену, доводя ее до блаженства. Она хотела его так сильно, что не могла больше ждать. И единственное, что могло спасти ее от безумия, — это сам Кален.

Не было ни контроля, ни разума. Только отчаянная страсть. Страсть людей, которые всю жизнь ждали этого момента. Прикосновения, удовольствия, чувственности. Полного соединения.

— Хватит предисловий, — прошептала она. — Я хочу тебя.

Кира чуть не закричала, когда Кален вошел в нее.

Это было чудесно.

— Laeela, — пробормотал он. — Жена моя, любовь моя.

Он начал медленно двигаться внутри нее. Нарастающее наслаждение захватило Киру.

Это был не секс, а танец. Танец кожи, нервов, чувств. Ей оставалось только закрыть глаза и следовать этому ритму.

Кира перестала бороться с собой, и он подарил ей высшее наслаждение.

Потребовалась целая вечность, чтобы оправиться от этой бури эмоций. Кира наконец заставила себя приподняться и зажечь лампу.

— Что ты делаешь?

— Хочу посмотреть на тебя.

— Зачем?

Кира не ответила. Она смотрела на него со смесью боли и нежности.

Кален Нури.

Их случайные встречи. Иногда ей приходилось ждать полгода и больше, чтобы случайно увидеть его в окне лимузина. Он был божественен. Силен, властен. Но тогда он был слишком далеко от ее мира и не было возможности приблизиться к нему.

И вот мгновение, за которое Кира успела прожить миллионы лет. Об этом миге она мечтала, ради него жила и умирала.

— Скажи, — Кален обхватил ее лицо ладонями и нежно поцеловал в губы. — Что ты видишь?

Кира моргнула.

— Я вижу мое сердце.

— Твое сердце, — тихо повторил он.

— Оно принадлежит тебе.

— Я благословлен небом.

— Но если тебе нужно уходить…

Кален прервал ее еще одним поцелуем.

— Я никогда не покину тебя. Только смерть может отнять меня у тебя.

— Не говори так.

— Это правда. Я мало кого люблю, но ради тебя я бы отдал свою жизнь, ни на мгновение не задумавшись.

— Но я не хочу этого.

— Ты заслуживаешь настоящей любви, которая длится вечно. Тебе нужен тот, кто будет сражаться за тебя.

— Нет, — она поцеловала его. — Благодарю вас, Ваше Превосходительство, но нет. Я думаю, что наконец-то научилась сама вести свои битвы.

— Сражения — опасная штука.

— Возможно. Но я больше не боюсь.

— Не боишься сражаться?! Пожалуй, в тебе течет берберская кровь, laeela.

Кира рассмеялась. Кален перекатился вместе с ней на постели, Кира оказалась под ним. Они снова занялись любовью…

— Моя, — простонал он, наполняя ее собой. — Ты только моя, ты принадлежишь мне. И я отдаю тебе себя целиком.

Он целовал ее, когда она двигалась навстречу ему, когда вознеслась на небеса, когда его собственный мир взорвался всеми красками радуги.

«Мечты сбываются, — подумала Кира. — Чудеса случаются». Из-под ее ресниц побежали слезы.

— Все в порядке? — спросил Кален, стирая слезинку с ее щеки.

— О да, все в полном порядке, — они прижалась к нему.

— Тогда почему ты плачешь, laeela?

— От счастья, — ответила Кира. — Я наконец-то нашла свой оазис. Он — рядом с тобой.

КОНЕЦ


Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая