КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397885 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168567
Пользователей - 90456

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Ибица (fb2)

- Ибица (пер. В. Осовский) (а.с. Ибица-1) 1.17 Мб, 358с. (скачать fb2) - Колин Баттс

Настройки текста:



Колин Баттс Ибица

От автора

При чтении этой книги могут возникнуть моменты, когда вы будете гадать, есть ли в описании ситуаций, в которых оказываются представители туристических компаний, хоть крупица правды. Должен сказать, что, хотя сюжет и вымышлен, многие из историй, вошедших в книгу, основаны на реальных событиях.

Для того чтобы придать повествованию более современный дух, учитывая развитие танцевальной клубной культуры, которая неотделима от острова Ибица, действие перенесено в наши дни (если вы, конечно, не инопланетянин, читающий эту книгу в каком-нибудь 2198 году нашей эры).

Некоторые из упомянутых баров («Мэдхаус», «Чарльстон», паб «Айдиа») более не существуют. Другие («Стар», «Сержант Пеппер») переименованы. Некоторые выдуманы. Описания баров являют собой некую амальгаму тех мест, куда я частенько захаживал с превеликим удовольствием, а образы представителей туркомпаний наделены чертами реальных людей, с которыми я общался. Следовательно, если вам покажется, что вы узнали себя или заведение, о котором я отозвался не лучшим образом, могу вас заверить, что вы или это заведение отчасти являетесь ответственными за то, что мной написано. Если в таком месте, как Ибица, собираются общительные и жадные до впечатлений молодые ребята-гиды, то, учитывая, что они практически одного возраста с клиентами туркомпаний, это не может не привести к столкновению характеров, невероятным ситуациям и необычным отношениям. Мне пришлось отредактировать первоначальную рукопись, потому что, несмотря на то, что описанные там события имели место быть, читатель вряд ли воспримет их даже как выдумку — уж больно они фантастические. Турагентства, специализация которых восемнадцати — тридцатилетние, до сих пор невероятно популярны, хотя в прессе о них постоянно появляются плохие отзывы. Эта книга также может показаться разоблачающей и изобличающей таких туроператоров, выставляя их не в лучшем свете, рассказывая, как они манипулируют клиентами, как «поднимают» левые деньги. Однако эти организации все же удовлетворяют нужды молодых людей, желающих отдохнуть и расслабиться. И хотя частенько можно увидеть вопящую, пьяную толпу туристов, ведомую таким же пьяным гидом, в конце концов, они хорошо проводят время, для чего, собственно, все и летают на курорты. Как сказал Грег в главе 5: «Они в отпуске и не хотят сами принимать решения. Они не хотят думать о том, куда идти, они хотят, чтобы за них это делали мы». Следует заметить, что молодые клиенты находятся под постоянным контролем. Мой собственный опыт показывает, что работающие с ними гиды прекрасно отдают себе отчет в том, на что те способны, и позволяют им значительно меньше, чем их мейнстримовские коллеги. Это достигается благодаря тому, что ребята находятся рядом со своими клиентами по двадцать четыре часа в сутки.

Мы должны также понимать, что туроператоры делают деньги. Для них это бизнес. Если посмотреть на размеры законной прибыли, которую получают турфирмы, то их почти можно простить за то, что они пытаются делать деньги другими способами. Единственный спорный момент — не наносит ли это ущерба клиентам. Впрочем, достаточно: турагентства типа «Club 18-30», да и другие тоже, достаточно большие и страшные, чтобы за себя постоять.

ПЕРЕД ВЫЛЕТОМ

— Ай!

— Что случилось?

— Ты мне локтем волосы прижал, — ответила Элисон, состроив гримасу. Она попыталась освободить волосы, нетерпеливо дергая головой.

— Извини, — Джонатан переместил вес своего тела, выскользнув из нее, — так лучше?

Элисон что-то проворчала.

Джонатан снова вошел в нее и продолжил. Его голова лежала на подушке, но смотрел он в сторону окна, где перед дверью его хэмпстедской квартиры была припаркована красная «альфа-ромео», которую он забрал на прошлой неделе от Фоллета в Сент-Джонс-Вуде. Двигатель блестел, машина мурлыкала, как кошка. Киска. Красная и приветливая. Поршни ходят туда-сюда, плотно охваченные каналами, ведущими в стонущий мотор. Туда-сюда, вверх-вниз. Черт! В отчаянии его глаза сканировали комнату в поисках чего-нибудь, на чем можно было бы задержать внимание. В углу стоял телевизор с видео. Не годится — наводит на мысли о порно. Затем во вспышке вдохновения его поток сознания жабой скакнул к компьютерным играм. В своем воображении он стал проходить через различные стадии «Мортал комбат», и это сработало — напряжение во всем теле постепенно стало спадать.

Элисон посмотрела на часы за его спиной. Девять пятнадцать. Обычно дорога от него до дома занимала у нее полчаса, а значит, чтобы не опоздать на встречу, ей нужно будет выйти через двадцать минут. Капелька пота упала с кончика его носа и приземлилась на левую скулу Элисон, где смешалась с ее собственной легкой испариной. За ней быстро последовал его язык, слизавший их общую соленую влагу. Джонатан нежно поцеловал ее веки; на короткое мгновение его язык встретился с ее, чтобы продолжить свой путь вниз, по шее. Его дыхание участилось, в то время как толчки стали медленнее. Он потерял концентрацию, и образ двух компьютерных персонажей, вышибающих дерьмо друг из друга, сменился видением женской плоти.

Элисон знала, что за этим последует. Как и ожидалось, Джонатан вытащил свой член и поспешно заменил его средним и безымянным пальцами правой руки. В то же самое время он изменил позицию, и язык его скользил все ниже по ее животу, периодически останавливаясь, чтобы уделить равное количество внимания каждому из ее сосков.

— Нет, Джонатан, я хочу прямо сейчас, — выдохнула Элисон, сверив часы из «ИКЕА» в комнате Джонатана со своими наручными. Элисон знала, что единственной причиной, по которой Джонатан вынул из нее член, было то, что он не мог контролировать свой оргазм. Обычно она настаивала на том, чтобы он использовал свои пальцы, доводя ее почти до пика, после чего он влезал на нее на минуту-другую, чтобы закончить начатое.

Но поскольку ее встреча с Кирсти была очень важна, она буквально ухватилась обеими руками за возможность закончить процедуру побыстрее. Одной рукой она ласкала его мошонку, в то время как другая мяла Джонатанов обрезанный фаллос. Как и планировалось, менее чем через тридцать секунд первая горячая струя ударила ей в лоб. Джонатан застонал, наблюдая, как остатки его густой белой спермы падают ей между грудей. Элисон выжала все до конца и потерла его теряющим силу достоинством в только что созданном им белом озерце. Она с облегчением отметила про себя, что ничего из этого не попало на ее вьющиеся белые волосы. Джонатан молча упал рядом с ней. Через несколько минут Элисон снова взглянула на часы. «Отлично, — подумала она, — еще и половины девятого нет… »

Она добралась до дома родителей как раз около десяти утра. Кирсти должна была подойти к одиннадцати тридцати. Элисон приняла душ и привела себя в порядок. Кирсти и Элисон были сильно похожи и, возможно, поэтому не были особо близки. Между ними существовало негласное соперничество, и это значило, что иногда они проходили фазу взаимной симпатии. При этом было важно не давать повода критиковать внешний вид друг друга, вот почему Элисон потребовался по крайней мере час, чтобы привести себя в порядок.

Кирсти закончила свой последний сезон на Ибице в качестве менеджера прошлым летом. Сделав хорошие деньги, она была в процессе открытия своего собственного туристического агентства в ее родном Бреконе. Она заезжала к родственникам бойфренда, живущим в Кенте, и согласилась заскочить к Элисон, которая должна была заменить ее в качестве менеджера на Ибице. Элисон хотела узнать, на чем за курортный сезон можно сделать денег по максимуму. До прихода Кирсти Элисон намеревалась прибраться.

Дом родителей Элисон был типичным пригородным коттеджем. На окне, выходящем во двор, висели занавески от Лоры Эшли, в глубине двух комнат, переделанных в столовую, была дверь, ведущая в ухоженный садик. Эта комната была, скорее, предназначена для того, чтобы производить впечатление на соседей, чем для семейных вечеров. Доминировал здесь, с царственной беспечностью, редко используемый столик из камыша.

Строгий порядок был нарушен открытым чемоданом, рекламными буклетами и шестилетней давности паспортом, лежавшим на столе.

Хруст гравия на подъездной дорожке возвестил о приезде Кирсти, заставив Элисон быстренько смахнуть буклеты со стола в чемодан.

Она подождала, пока Кирсти нажмет кнопку звонка, и только потом вышла ее встречать, театрально распахнув дверь и объятия.

— Да-а-рагая! — взвизгнула она, целуя Кирсти в обе щеки.

— Ты как, в порядке? — улыбнулась вежливо Кирсти.

— Ты промокла! Не правда ли, британская погода отвратительна? Боже, я не могу дождаться дня, когда я снова отсюда уеду!

Кирсти хмыкнула и сменила тему:

— Гостиная, столовая, спальня или студия?

— Ну, бар находится в столовой, а поскольку ты старая алкоголичка, думаю, это будет лучший выбор. Я тебе выпить налила, если, конечно, вместо этого ты не попросишь чашку кофе…

— Не попрошу.

Они сели за стол и улыбнулись друг другу. Элисон начала первой:

— Итак, какие-нибудь сожаления?

— Нет, — ответила Кирсти просто.

— Ой, да прекрати, дорогуша! Ты ведь не хочешь сказать, что после четырех сезонов за границей ты не будешь скучать? Даже вот столечко? — Элисон откинула назад свою завитую челку и засмеялась, выдохнув сигаретный дым. — Хотя мы все должны осесть когда-нибудь. Возможно, если я этим летом сделаю достаточно денег, я поступлю так же.

Она замолчала и посмотрела на Кирсти. Ее знание Ибицы и тамошние знакомства могли сэкономить Элисон много времени и принести ей кругленькую сумму, поэтому, несмотря на то, что они обе знали причину визита Кирсти, Элисон не хотела рисковать, подшучивая над ней или задавая ей слишком много тупых вопросов. Она сидела молча, наблюдая, как Кирсти листает буклет «Молодых и холостых». Кирсти узнала большинство лиц, улыбавшихся ей с фотографий, поскольку компания в качестве моделей почти всегда использовала своих гидов. Она ткнула пальцем в фото симпатичного блондина, состроившего гримасу из-за двух курортников, прилипших к нему с обеих сторон. У него были короткие и очень белые волосы, темные брови (наводившие на мысль, что волосы крашеные) и зеленые глаза, обрамленные ресницами столь длинными и густыми, что ему не пришлось бы тратиться на макияж, доведись ему родиться женщиной. Несмотря на то, что он был невысок (примерно метр шестьдесят пять), он больше всех подходил под образ идеального представителя туркомпании.

— Он в этом году с тобой, да?

— Это еще кто? — поинтересовалась Элисон.

— Скауз [1] Грег.

— О, это он? И как с ним работается?

— Нормально. Тебе просто надо оставить его в покое. Трахает все что движется, но, сказать по правде, очень благоразумный.

— Продавец из него хороший? — спросила Элисон, имея в виду продажи экскурсий, в которых менеджер очень заинтересован, поскольку имеет с этого.

— Один из лучших, — ответила Кирсти, вспоминая, сколько денег принес ей Грег в прошлом сезоне. — Тебе надо держать с ним ухо востро. Если у него будет возможность срубить немного деньжат на стороне, он ею обязательно воспользуется.

— Не в этом году, — резко ответила Элисон. — В этом году единственный человек, кто будет делать деньги, это я.

На это Кирсти ничего не ответила. Она знала, что Элисон говорит абсолютно серьезно. Она уже видела такое: энтузиазм быстро проходил, его сменяло намерение сделать в последний рабочий сезон как можно больше денег, наплевав на все остальное. В этом смысле у Кирсти тоже было рыльце в пушку. Она сделала почти четырнадцать тысяч фунтов и знала, что Элисон хочет сделать еще больше. Но было кое-что еще. Элисон как будто хотела себе что-то доказать, отчего Кирсти внезапно стало не по себе. Ее инстинкт подсказывал, что этот сезон на Ибице будет странным.

После того как время, необходимое для вежливого обмена любезностями, истекло, Элисон начала задавать вопросы, но вскоре поняла, что Кирсти рассказывает ей далеко не всё. Собственно, это было правдой: кое-что Элисон предстояло узнать самой, а кое-что знать ей было вовсе не обязательно. Как только Элисон поняла, что выжала из Кирсти все что можно, они переключились на обсуждение гидов — старых и новых. В конце концов добрались до новичков, с которыми, так уж случилось, проводила собеседование Кирсти. Вообще-то, Элисон тоже должна была там присутствовать, но она сказалась больной (в том числе и Джонатану). «Женские болезни». Если аборт можно назвать женской болезнью, то вряд ли ее следует обвинять во лжи. Знал об этом только виновник, но кто он такой, должно было остаться в тайне.

— Тебе понравится Марио, — сказала Кирсти. — У него родители итальянцы. По-моему, он какое-то время подрабатывал моделью. Очень самоуверенный. Однако вряд ли с ним будут проблемы — он хочет пройти до конца.

— Ну, если он действительно такой, как ты говоришь, то я ему позволю это сделать. — Элисон засмеялась, довольная своим каламбуром. — А как насчет девочек? Кто они?

— Есть там одна брамми [2] , которую зовут Лоррейн. Честно говоря, я вообще не понимаю, как она прошла. Она слишком застенчивая. Волосы как солома, сама бледная. В общем, ничего особенного.

Она почему-то понравилась Джейн, а ты знаешь, какая Джейн, если ей вожжа под хвост попала. — Кирсти имела в виду регионального менеджера Джейн Уорд. Элисон промолчала. — Думаю, ты уже знаешь о той чести, что тебе выпала?

— Ты имеешь в виду эль негро? — Элисон практически не говорила по-испански, несмотря на то что работала гидом уже давно. Но она знала слово «черный».

— Точно, Майки Джарвис — первый черный в «Молодых и холостых».

— Он на самом деле черный. Я имею в виду — как туз пик, а не мулат какой-нибудь, — неловко продолжила Элисон свои политнекорректные высказывания.

— Черный! — подтвердила Кирсти, с удовольствием наблюдая, как подвергается атаке провинциальная чувствительность Элисон.

— Нет, ты пойми меня правильно. Я не расистка или… Ну, в общем, ты понимаешь. У нас ведь могут быть клиенты-расисты, и они будут создавать нам проблемы. Это ведь мне придется их решать. Или нет? — Элисон искала у Кирсти поддержки, но безуспешно.

— Ну, Элисон, Майки-то наверняка знает о том, что он черный, и я уверена, что он сможет за себя постоять. У него великолепное чувство юмора, и он сложён, как кирпичный сортир. К тому же у него черный пояс по карате.

— Серьезно?

Это не только не успокоило Элисон, а наоборот — привело в ужас. Она вспомнила фильм, в котором черный раб взбунтовался против своих хозяев и убил их всех голыми руками, даже женщин. Элисон не считала себя расисткой — она не посещала собраний Национального фронта, ничего подобного. Она решила продолжить:

— А что насчет того голубоглазого парнишки, про которого Джейн все уши прожужжала? Брэд, по-моему…

— Брэд? Да, он действительно хорош. Кирсти вспомнила дом-гостиницу в Бридлхерсте, где проходило финальное интервью для всех новеньких гидов. Интервью длилось сутки, и все аспекты личности каждого потенциального гида были протестированы по максимуму. Кирсти входила в состав жюри, все члены которого единодушно сошлись на том, что из Брэда получится идеальный гид. Она продолжила свою оценку его достоинств:

— Он неформальный лидер. Думаю, это потому, что он старше, чем средний первогодок.

— Что? Так сколько ему лет-то? — поинтересовалась двадцатипятилетняя Элисон.

— Двадцать шесть, я думаю, — продолжала Кирсти, с удовольствием наблюдая за выражением беззащитности на лице Элисон, — да, и очень умен. Быстро соображает. Он справился с тестом Маккуэйга за шесть минут.

— С чем справился?

— С институтским тестом Маккуэйга. Элисон покачала головой — она еще о нем не слышала.

— Это как тест на ай-кью. Нужно ответить на пятьдесят вопросов за пятнадцать минут. Когда Джейн впервые увидела Брэда, то подумала, что парень сдастся, после того как поймет, что на третьей странице вопросника нет пары сисек. Уверяю тебя — она быстренько изменила свое мнение, когда проверила результаты и поняла, что он ответил на все вопросы.

— Что?!

— Ответил абсолютно на все вопросы. И всего лишь за шесть минут. Наверняка о нем писали в какой-нибудь местной газете как о вундеркинде с необычайно высоким коэффициентом интеллекта.

— Готова поспорить, он выглядит как маленький говнюк, — с надеждой сказала Элисон.

— Да нет! — рассмеялась Кирсти. — Забавно, но он похож скорее на бандита, чем на яйцеголового. Он даже шире, чем Майки, — наверное, занимается чем-нибудь… Хотя ростом, возможно, чуть пониже. Сломанный нос, каштановые волосы…

Элисон ее уже не слушала. Она начала беспокоиться о том, что этот выскочка может быть для нее угрозой. Кирсти видела, что Элисон глубоко ушла в себя. Она сделала еще несколько попыток поддержать затухший разговор, но Элисон была занята своими размышлениями.

Кирсти допила виски и, извинившись, уехала к родственникам своего парня. На лице у нее блуждала легкая улыбка. «Один-ноль», — крутилось в ее голове по дороге в Кент.

Солнце играло в прятки среди деревьев, тянущихся вдоль бесконечной дороги, проходящей через французскую провинцию. В магнитофоне играла одна из любимых кассет Брэда — гаражный микс, записанный его приятелем-диджеем неделю назад. Ему бы очень хотелось ехать без верха, но тогда он не смог бы взять так много вещей. Часть из них была приторочена к багажнику на крыше. Он наслаждался живописными пейзажами и в общем был доволен собой. Хотя первые несколько часов пути он иногда чувствовал укол совести, вспоминая хлюпающую носом Шарлотту, свою подругу, на пороге ее дома. Уколы совести не были следствием того, что он оставлял девушку на все лето. Чувство вины было вызвано скорее тем, что, свернув за первый угол, он издал дикий радостный вопль индейца, выбросив вперед сжатую в кулак руку, — он был свободен. Долгое время Брэд пребывал в состоянии безмятежности. Возможно, благодаря музыке и прекрасному ландшафту, а может быть, он просто замечтался. В любом случае если что и монополизировало внимание Брэда, так уж точно не температурный датчик его «триумфгеральда». Чертыхаясь, он остановился у обочины, треснув кулаком по прибору, на что «триумф» никак не среагировал, и Брэду пришлось вылезти из машины, чтобы узнать, в чем проблема. Воскресное спокойствие Дордонской долины нарушал только тихий свист пара, выходящего из радиатора «триумф-геральда». Открыв капот, Брэд сразу увидел порванный ремень вентилятора. Его первой мыслью было не как устранить возникшую проблему, а какая компенсация доставила бы Ромфорду Регу Мое Слово Железо наибольший физический дискомфорт и продолжительную боль. Брэд купил машину у Рега по рекомендации одного из гидов «Молодых и холостых», работавшего в прошлый сезон на Ибице, где работал и Peг. Поскольку машина была в сервисе на перекраске, Брэд не смог на нее посмотреть до самого дня отъезда. На машину был поставлен движок от «форда-сьерры», и вести ее было абсолютным кошмаром. Тем не менее он купил ее — отчасти потому, что билеты уже были забронированы и у него не было другого выбора, отчасти же потому, что Peг собирался на Ибицу через десять дней; чтобы провести сезон, сдавая напрокат моторную лодку днем («Честно, чувак, это моего дяди») и оборудование для караоке по ночам. Брэд справлялся с автомобилями как царь Ирод с младенцами, и обещание Рега устранять проблемы с тачкой по мере их поступления было последним аргументом, убедившим Брэда стать гордым владельцем мутировавшего «триумф-геральда».

Он находился в нескольких милях от ближайшего поселка. Был воскресный день, вокруг — никаких признаков жизни. Оставалось лишь ждать и попытаться остановить кого-нибудь из проезжающих. Первой машиной, водитель которой пожалел «триумф-геральд», был битый «ситроен-2СV». Его владелец, приземистый пожилой француз лет шестидесяти, ничем не смог помочь Брэду. Он проявил чрезвычайное сочувствие, и Брэду удалось запомнить, как по-французски называется ремень вентилятора — courroie de ventilateur. Так как другого выхода не было, он стал ждать, пока не проедет «форд-сьерра» (тот же мотор, а значит, тот же ремень) или машина с британскими номерами (по крайней мере, не придется произносить courroie de ventilateur). После двух часов ожидания, когда Брэд уже почти отчаялся, он увидел на дороге не просто «форд-сьерра», но «форд-сьерра» с британскими номерами. К сожалению, пассажиры «форда» тоже были британцами, что и продемонстрировали в полной мере криками «Дрочила! » и сопутствующими жестами.

Брэд сел на траву и открыл последнюю банку «Кроненберга», купленного в дьюти-фри. Кажется, у него возникли серьезные проблемы. Он не мог оставить машину из-за вещей, которые были примотаны к крыше. Перспектива проспать ночь в машине на неудобных сиденьях и без одеяла также не выглядела особенно привлекательной, но, похоже, у него не было выбора. Он сел на заднее сиденье, скрестил пальцы и стал сканировать горизонт в очень слабой надежде на то, что кто-нибудь явится и спасет его.

Примерно через четыре часа спасение пришло в лице некоего Сэмюэля Т. Закатека («Пожалуйста, называй меня просто Сэмми»). Сэмми казался в порядке, особенно когда выяснилось, что он тоже направляется на Ибицу, где прожил последние десять лет.

В процессе поиска ремня вентилятора они набрели на конопляную ферму, получившую от французского правительства специальное разрешение на выращивание травы для производства конопляного масла, которое, по-видимому, использовалось как машинная смазка. Расслабленный фермер позвонил своему брату, который пообещал привезти утром несколько разных вентиляторных ремней. Поскольку особенно заняться было нечем, Брэд и Сэмми потратили несколько часов, помогая по хозяйству. За это хозяин разрешил им остановиться в домике для гостей на ферме его друга, в нескольких километрах от них.

Все это время Сэмми рассказывал какие-то безумные истории. Одной из них была история о том, как он держал на пляже бар, который стал настолько популярным, что король Испании однажды «заглянул на огонек» поздравить его. В качестве вознаграждения за успешный бизнес король предложил Сэмми все, что он попросит. Вещью, которую Сэмми выбрал из всех сокровищ испанской короны, оказался королевский галстук.

Также он поделился с Брэдом историей о том, как он едва не убил своих родителей, когда ему было двенадцать, за то, что они продали землю его деда, которую тот получил от индейцев племени навахо, и с тех пор не разговаривал с ними до самых похорон брата (естественно, тот повесился).

В конце концов Брэд понял, что перед ним вьетнамский ветеран-псих. Вместо того чтобы продолжить игру в пул, которую они начали в баре дома для гостей, Брэд извинился и поднялся в комнату (они делили ее на двоих). Одной из причин этого была попытка вернуться к действительности; мощная трава и сильно искаженная реальность Сэмми — от этого у любого голова пойдет кругом. Он пролежал в постели едва ли больше минуты, когда Сэмми вошел в комнату. Брэд прикинулся спящим, чтобы предотвратить любые попытки Сэмми завязать разговор. Он молился, чтобы его вентиляторный ремень был доставлен как можно скорее.

Когда ему уже почти удалось уснуть, Сэмми стал трясти его за плечо:

— Брэд, чувак, проснись!

— Че за фигня!?

— Извини, что разбудил тебя, старина, но у меня возникла охуительная идея.

— Ой, ради бога, Сэм…

— Нет, ты послушай, старик. Утром у нас больше не будет возможности собрать травы, правильно? Поэтому я подумал, что нам стоит поехать туда сейчас и помочь себе.

— Да оставь ты траву в покое! Мы с тобой курили весь день до одури, и мне вовсе не улыбается тащить это дерьмо контрабандой через границу. И кроме того, если ты считаешь, что я поеду туда в… — Брэд взглянул на часы, — … в три двадцать утра, то ты совсем ебнулся головой.

— Да ладно, чувак! Где твое чувство приключения?

— Прямо сразу за чувством реальности. Слушай, иди-ка ты лучше поспи. Думаю, утром мы сможем прихватить немного для себя.

— Ну и хрен с тобой, старина. Я поехал. Ты можешь делать что хочешь.

Это поставило Брэда перед дилеммой: несмотря на то, что тащиться за шмалью ему совсем не улыбалось, позволить психу Сэмми уехать в ночь с основной массой вещей, предназначенных для продажи через «Молодых и холостых», которые Брэд временно переместил в багажник джипа Сэмми, было еще ужаснее.

— Хорошо. Дай мне минуту. Мне надо собраться.

Брэд чувствовал, что Сэмми был еще более возбужден, чем раньше. Как только он оказался в джипе, то сразу же начал прикладываться к бутылке «Джека Дэниелса», неизвестно откуда появившейся. Он ехал с ненормальной скоростью и сумасшедшим блеском в глазах. Брэд перепугался по-настоящему и, как это часто происходит, был не в состоянии предпринять ни одного действия из тысячи и одного, которые носились в его голове.

Поездка на конопляную ферму напоминала сцену погони из фильмов о Джеймсе Бонде или из старых фильмов, где какой-нибудь усатый придурок несется со сломанными тормозами, не разбирая дороги.

Впереди джипа показалась машина. Сэмми начал давить на клаксон и орать на водителя:

— Вали с дороги, ты, долбаный французский сукин сын! — С этими словами Сэмми начал таранить задний бампер едущей впереди тачки. — Двигай с дороги, козел! — Он снова пихнул бампером джипа зад бедняги.

— Останови машину, Сэм!

— Зачем? Ты что, испугался, Брэд? Убери тачку с дороги, жаба!

— Просто останови машину и дай мне сесть за руль.

— Ага, разбежался!

— Сэмми, останови машину. Пожалуйста!

— Что с тобой, Брэд? Яйца потерял?

Он начал обгонять машину. Это для Брэда было уже слишком.

— Останови джип, ты, псих ненормальный! Или я тебе башку расшибу, опездал тупой!

— Между нами большая разница, Брэд, — ответил Сэм, маниакально усмехаясь. — Два срока во Вьетнаме. Ха! Да я уже дважды умер, считай. А как насчет тебя, Брэд? Ты боишься умереть?

Все это начало здорово походить на сценарий дешевого боевика. Брэду хотелось, чтобы Сэм снял резиновую маску, открыв улыбающееся бородатое лицо Джереми Билла, сующего ему под нос микрофон. Он взглянул на руки Сэмми, лежавшие на руле, и эта надежда тут же умерла.

— Держись крепче. Я буду проводником, — прохрипел Сэмми, — мне давно так хорошо не было. Ты знаешь, почему я остановился, когда увидел тебя, Брэд? Знаешь? Когда я увидел тебя стоящим на обочине, я подумал: «Уау! Этот человек мне как брат». Вот почему я остановился.

Брэд мог поклясться, что в глазах Сэмми блеснула слеза; машина прибавила оборотов. Они подъезжали к крутому повороту, а Сэм и не собирался сбавлять скорость. Брэд снова посмотрел на

Сэмми — тот был в трансе. Он принял решение. Толкнув Сэмми в сторону двери, он одной рукой схватил руль, другой дернул за ручной тормоз и, несмотря на то, что машина все еще двигалась, умудрился перевести рычаг скоростей в нейтральное положение. Машина, клюнув носом, резко остановилась. Брэд выскочил из джипа и увидел, что до пропасти оставалось меньше метра. Он взглянул на Сэмми, который сидел, уставившись невидящим взглядом прямо перед собой, потом молча развернулся и зашагал назад, к домику для гостей. Кое-что было важнее, чем товары для туркомпании.

ПРИБЫТИЕ ГИДОВ


«От лица капитана Рейнолдса я хотел бы поблагодарить всех за то, что вы воспользовались „Бритиш Каледонией Эйруэйс”, и мы надеемся, что на Ибице вы прекрасно проведете время. Пожалуйста, до подачи трапа оставайтесь на своих местах. Напоминаем, что курить на борту запрещено».

Что-то щелкнуло, и из динамиков полилась классическая музыка. Майки посмотрел вдоль прохода, потом начал разглядывать из окна здание терминала, слегка искаженное горячим воздухом, поднимающимся от асфальта. Когда он снова посмотрел вперед, то увидел улыбающуюся физиономию идиота, сидящего через два ряда от него. Он ответил натянутой полуулыбкой. Первое впечатление никогда не подводило Майки. В случае с идиотом он надеялся, что ошибается, искренне надеялся.

Когда они вышли из самолета, идиот схватил руку стюардессы, поцеловал ее и сунул ей клочок бумаги, бормоча что-то о «следующем разе». Майки передернуло от мысли, что ему придется провести шесть месяцев с этим кретином. Когда они впервые встретились в аэропорту, Майки слегка покоробила его псевдо черная попытка приветствия («Эй, бро, как висит?») и рукопожатия, а также наглая самоуверенность. Затем были попытки познакомиться со служащей на регистрации, за которой последовала кассирша из дьюти-фри, потом группа девчонок у бара. И при этом у него на груди висел значок представителя «Молодых и холостых». Последней каплей для Майки было видеть, как идиот роняет этот значок перед стюардессами, якобы случайно, для того чтобы они стопроцентно поняли, что он — гид (как будто это могло их заинтересовать). Нет, теперь уж Майки точно понял, что Марио конченый кусок говна.

Они вошли в прохладу здания аэропорта и прошли в зал получения багажа. Он абсолютно отключил себя от трепотни Марио — как он уверен, что стюардесса ему позвонит, и, когда это произойдет, он «затрахает ее до смерти». Майки предположил, что мозг Марио давно вышел через член в результате слишком частых мастурбаций. Он также вознес молитву изобретателю плеера и солнцезащитных очков, которые спасали его от счастья лицезреть Марио и слушать его эгоистичное тявканье.

Майки сел на край багажной карусели в ожидании своих вещей. Вот оно! Он на Ибице. К сожалению, в этот момент из туалета появился свежий прилизанный Марио, направлявшийся к нему.

— Испанские девчонки очень даже ничего. Там одна киска за стойкой проката машин с меня глаз не сводит. Могу поспорить, что она знает о том, что мы гиды.

— Да я уверен, что это одно из условий найма.

— Какое условие?

— Телепатия. — Майки стал читать воображаемое объявление: — «На регистрацию требуются девушки. Необходимые качества: общительность, знание хотя бы одного иностранного языка. Телепатические способности и умение распознавать гидов „Молодых и холостых" являются преимуществом».

Марио посмотрел на Майки, абсолютно сбитый с толку его шуткой. Потом сменил тему:

— А кто нас встречает?

— Местный менеджер.

— Это Элисон, что ли?

— Она самая.

— Ее не было на тренировочном курсе, да?

— Не-а. Не было.

— Интересно, какая она, — пробормотал Марио, садясь рядом с Майки, который слегка отодвинулся, — да, интересно, она симпатичная или нет. Как думаешь, она трахается?

Майки посмотрел на Марио поверх очков.

— Возможно, Марио. Возможно.

Когда Марио и Майки наконец прошли через таможенный контроль, в аэропорту было довольно пустынно. Несмотря на то что прежде они никогда не встречались, они сразу же узнали ее по значку «М & X», болтающемуся на груди.

Внезапно Майки почувствовал, как его возбуждение сменяется разочарованием. Он вдруг осознал, что ожидал что-то вроде толпы репортеров и духового оркестра. Мало того, что это был его первый раз за границей (не считая визита к бабушке на Ямайку, когда ему было шесть), но он еще и прошел через ментальный геморрой, решая, стоит ли ему становиться гидом, а затем эти тесты… И когда он все это преодолел, Элисон была, мягко говоря, не тем, что он ожидал увидеть по прилету. Однако он был на Ибице и был рад увидеть еще одно знакомое лицо, помимо рожи Марио.

— Ciao, bella, — промурлыкал Марио, целуя Элисон в обе щеки, — рад тебя видеть.

— Я тоже, — ответила Элисон, думая о том, как права была Кирсти насчет красоты Марио. — А ты, должно быть, Майки?

— Не говори ничего. Я сейчас угадаю. О, понял — мои очки меня выдали.

Элисон вежливо засмеялась:

— Здесь не очень-то много черных гидов.

«Неуклюже», — подумал Майки. Они поцеловали друг друга в щечку. Первый раз в жизни Элисон целовал черный.

— Ну и как вы? Поладили? — поинтересовалась Элисон.

— Ага, чувак, все ништяк, — ответствовал Марио, протягивая руку Майки для очередного рукопожатия. Майки не оставалось ничего, кроме как ответить на него. Он заметил, что каждый раз, разговаривая с ним, Марио переключался со своего лондонского говорка на диалект бруклинских драгдилеров.

Они бросили свой багаж в машину, которую Элисон арендовала в гостинице. На сезон туркомпания обеспечила ее мопедом, но иногда она могла воспользоваться машиной. Марио сел рядом с ней на переднее сиденье, Майки со своей большой спортивной сумкой влез на заднее. Он вытащил из сумки «уокмен».

— Эй, клевый у тебя вог-бокс [3], старина. Марио понял, что он сморозил, но было поздно.

— Черт, старик, сорри… я не имел в виду… ну, когда я сказал «вог»… я хотел сказать другое…

Майки избавил его от унижения:

— Все О’кей, Марио. Я сам его так называю. Марио с облегчением рассмеялся.

— Хотя не мог бы ты сделать для меня кое-что? — спросил Майки.

— Да, старик, не вопрос. Всё чё хошь, — Марио лез из кожи, чтобы загладить свой промах.

— Прекрати называть меня чувак и старик. Я из Лондона, и мы на Ибице, а не в Нью-Йорке. Мои друзья зовут меня Майки. — Выдержав небольшую паузу, он добавил: — Ты можешь называть меня мистер Джарвис.

— О, конечно, чув… я имею в виду да. А что, твое полное имя Майк Джарвис?

— Нет.

Майкл Джарвис усмехнулся про себя. Его сухое чувство юмора и отсутствие эмоций в голосе ставили в тупик многих, кто не мог понять, шутит он или абсолютно серьезен. В тот момент для Майки стало окончательно ясно, что он и Марио на разных волнах. Жаль, что не на разных курортах.

Большинство из гидов, работающих здесь, никогда не интересовались ничем, кроме перспективы ночной жизни на острове, но Майки перед вылетом из Англии узнал кое-что об истории острова. Он подумал, что Марио и Элисон это вряд ли будет интересно, но, к своему удивлению, по пути в Сан-Антонио ему захотелось поделиться с ними своими знаниями. Когда они выезжали из аэропорта, Майки заметил указатель, направленный в сторону Лас-Салинас, соляных копей.

— Видишь вон те соляные копи, Марио?

— Да.

— Они тут появились, когда остров был завоеван.

— Да?

— Ну да. Это из-за его расположения…

— А теперь он завоеван «Молодыми и холостыми», — вклинилась Элисон.

— И кучей фрицев, — добавил Марио.

— Как это ни забавно, Марио, германское племя, называемое вандалами, завоевало Ибицу в пятом веке. — Как и ожидалось, никакой реакции со стороны Марио или Элисон. — Затем византийцы, — он кожей ощутил полнейшее безразличие, — потом, конечно, были сарацины. — Майки улыбнулся про себя и стал смотреть в окно, помолчав с минуту. — Думаю, следующими были мавры или норманны, — он достал пластинку жвачки, развернул ее, засунул в рот и откинулся на сиденье поудобнее, — нет, я уверен — норманны.

Через полчаса они были в Сан-Антонио. Майки вспомнил, что Сан-Антонио когда-то был маленьким рыбачьим портом, пока в шестидесятых сюда не стали приезжать туристы. После туристического бума, последовавшего за смертью Франко в семьдесят пятом, произошел взлет, и к концу семидесятых — началу восьмидесятых комплексные туристические путевки стали обычным явлением. С ними пришли и спецы по обслуживанию молодежи. Так появился Уэст-Энд Сан-Антонио, с тематическими барами и ночными клубами, выросшими в одночасье, как грибы после дождя. Пик, пожалуй, пришелся на середину восьмидесятых, когда на этом самом острове и родилась современная клубная культура и грандиозные рейвы. Несмотря на то что старые добрые пабы все еще были востребованы, в моду входили клубы с расслабленной, наркотической атмосферой. Места типа «Кафе дель мар», которое до середины восьмидесятых посещали только аборигены, внезапно стали местами для рейверов, одетых в «Москино», и их подражателей. Все места проживания «М & X», включая и их базовый отель «Бон тьемпо» (или просто «Бон»), где должен был остановиться Майки, стратегически располагались близко к «Кафе дель мар». Местность вокруг «Бона» была еще пустынной и неразработанной. Здание высилось словно один здоровый зуб в гнилом рту.

Когда машина остановилась у гостиницы, Майки насчитал пять этажей, однако он также отметил, что коричнево-белые ставни почти на всех окнах были закрыты, и только на балконе последнего этажа сушилось полотенце. Они вытащили свой багаж из машины и прошли через внутренний дворик, огибая стулья и столики. Войдя в гостиницу, Майки был удивлен полумраком и прохладой, которые царили в холле. Он слегка поежился и накинул на плечи свитер. Их комнаты еще не были готовы, и они спустились к стойке регистрации, где Элисон выставила им по пиву. Марио болтал без умолку, пытаясь произвести впечатление на Элисон. Майки же отказался от еще одной предложенной выпивки — ему было не до этого, куда больше ему хотелось накуриться. Сказав Элисон, что он пройдется и оглядится вокруг, он вышел из гостиницы, слегка почесав яйца, чтобы убедиться, что кусок гаша, который он протащил через границу, был на месте.

Окна гостиницы выходили на искусственный пляж. Дул легкий бриз, но было достаточно тепло, чтобы ходить в футболке. С пляжа был виден остров. Между пляжем и островом стояло судно. Казалось, что из воды что-то выкачивают. Майки сел за белый пластиковый столик, стоявший на веранде пляжного бара, и заказал кофе. Любопытство его росло. У Майки был неплохой испанский (что очень необычно для гида «М &Х»), и, когда к нему подошел официант, он решил спросить, что там происходит. Официант объяснил ему, что в море скидывают песок, чтобы потом его вымывало на берег. А через несколько дней сюда приедут грузовики и вывалят на берег тонны песка к началу сезона. Ему стало интересно, почему Майки прилетел сюда так рано и где он учил испанский. Когда Майки объяснил ему, что он гид и остановился в «Боне», официант отказался от денег и вдобавок принес бутылку «Сан Мигеля» и шнапс. Он показал ему меню и объяснил, что еда здесь дешевле некуда, и если клиенты Майки захотят тут поесть, то они получат десятипроцентную скидку. Майки поблагодарил его, пожал ему руку и пошел дальше по пляжу. Дойдя до каменистого мыса, Майки достал из трусов пакетик, а из кармана — красную «Ризлу» [4] , повернулся спиной к ветру, выложил все необходимые ингредиенты и свернул свой первый косяк на Ибице. Когда он лег на камень, то стал бессознательно отбивать ногой ритм, повторяющий гипнотические звуки насоса. Оглядев остров, он вспомнил, что когда-то он назывался Конехера и, по легенде, на нем родился древний полководец Ганнибал. Несколько мгновений Майки лежал и мечтал, представляя остров таким, каким он был в далекие времена.

Немного позже его разум вернулся к временам не столь отдаленным, а точнее — он вспомнил, как принял решение стать гидом «М &Х». Катализатором послужил разрыв с подругой, с которой он прожил четыре года (он не нравился ее родителям, хотя они и виделись-то лишь дважды). Убеждения не помогли, а он не мог выдержать даже мысли о том, что она будет встречаться с кем-то еще. Его приятель предложил ему попробовать поработать для «Молодых и холостых», и, прежде чем понять, что происходит, он уже стоял в аэропорту Гетвик с вещами, готовый к сезону на Ибице.

Когда Майки вернулся к гостинице, Элисон уже его дожидалась.

— Ты где был? Мне тут кучу бумаг оформить надо. Я как раз занималась этим с Марио.

— Извини. Я не знал, что могу тебе понадобиться. Я просто бродил вокруг. Парень из кафе на пляже сказал, что даст любому из моих клиентов десятипроцентную скидку, если они будут есть у него. Даже сказал, что будет кормить меня бесплатно. — Майки старался быть полезным.

Элисон внезапно помрачнела. Она выпятила свой объемистый бюст и выпрямилась в кресле, словно палку проглотила.

— Есть кое-что очень важное, что ты должен запомнить. Места, куда мы водим клиентов и где мы едим бесплатно, определяю только я. Это понятно?

— Да, но…

— Никаких «но». Ты первогодок, а такие вещи — дело менеджера по курорту.

Майки понял, что любая логическая дискуссия будет бесполезной.

— О’кей. Нет проблем.

— Прекрасно. Надеюсь, я ясно выразилась. А сейчас, если мне удастся привлечь внимание вон того толстяка, я закажу нам по выпивке. Ой-ей, сеньор! Дос «Сан Мигель» и джин-тоник.

Майки покоробило от ее акцента даже больше, чем от ее предыдущего высказывания.

— Грасиас.

Майки посмотрел на официанта, приподняв бровь, как бы говоря «я тебя понимаю».

В конце концов Марио и Элисон ушли в свои комнаты, оставив Майки сидеть в баре. Казалось странным, что уже через неделю это место будет забито англичанами на отдыхе.

На следующее утро все гиды, кроме Брэда, прибыли на курорт и собрались в баре «Бона». Элисон сидела у стойки с чашкой кофе и смотрела листы прибытия, которые пришли этим утром. Майки практиковал свой испанский на Фрэнке, хозяине «Бона», — скорее, они обменивались матерными словечками на своих языках. Грег рассказывал Марио о датчанке, которая подрочила ему на пляже днем раньше. Пока он рассказывал, Марио смотрел на Хетер, думая о том, что он не прочь, чтобы она подрочила ему. И необязательно на пляже. Хетер, которая работала гидом уже второй год, была миниатюрной и очень привлекательной девушкой и совсем недавно осознала, какой эффект ее внешность производит на мужчин. Поработав в Испании, она быстро научилась извлекать из этого максимальную пользу, и ее уверенность в себе возросла десятикратно уже в течение первого года. Она о чем-то шепталась с Лоррейн. Ежеминутно из их угла раздавалось хихиканье, и, хотя Хетер не была обделена красотой, смех был ее проклятием — что-то среднее между воплями гиены и лаем собаки. Элисон оторвалась от бумаг как раз в тот момент, когда перегруженный «триумф-геральд» вывернул из-за угла. Следующим увидел машину Майки: «Брэд приехал! »

Лоррейн вскочила со своего места и выбежала его встречать. Грег, Марио и Хетер никогда прежде его не видели. Грег и Хетер — потому что работали уже второй год, а Марио учился на другом курсе. Эта троица вышла на улицу и, стоя в дверях, с любопытством смотрела на нового товарища по работе.

Майки, Лоррейн и Брэд обнялись. У них за плечами был двадцатичетырехчасовой экзамен в Бридлхерсте и после этого неделя тренировок в Уорвике. Гиды, которые прошли вместе через эти две стадии и оказались на одном курорте, становились почти родными. Брэд оставил свои вещи в комнате на втором этаже, где он должен был жить до приезда клиентов.

Когда Брэд спустился, перед Элисон стоял ряд стульев. Он сел рядом с Майки и рассказал ему о приключениях с Сэмюэлем Закатеком, о том, как в конце концов он покинул его утром, когда тот впихивал в джип мешок с травой. Краем уха он уловил конец истории, которую рассказывал Марио: «… я ее спрашиваю, в чем, мол, дело, а она мне: „Ты назвал меня дурой“, а я ей: „Нет, идиотка, я сказал, что оттрахаю тебя до одурения“. После этого Марио громко расхохотался над собственной шуткой, хотя она вызвала лишь вежливые смешки среди слушателей. Майки взглядом показал Брэду, что именно он думает о Марио. Лоррейн, однако, не стала особенно церемониться:

— По-моему, она действительно дура, раз решила тебе дать.

Это вызвало более оживленный отклик. Она повернулась к Майки и с утрированным северным акцентом спросила:

— Слышь, Майки, а это правда, что говорят про черных?

— Это в смысле того, что из нас очень хорошие адвокаты, бухгалтеры, политики…

— Да нет, тупица, что у вас всех хрены здоровые.

— Даже если бы у него был как у Кинг-Конга, Лоррейн, и он бы его тебе в рот засунул, то все равно ты могла бы трепаться, не заметив разницы, — отвесил Брэд. — Мой наверняка тоже влез бы.

— Ага, щас. Если твоя штучка мне и понадобится, то только в качестве зубочистки. — Ответ Лоррейн вызвал у Хетер еще один приступ ее отвратительного смеха.

— Господи, представьте, как можно трахать это? — подал голос Марио, указывая на Хетер и передразнивая ее смех. — Она всегда такая?

— Нет. Только когда видит итальянские болтишки, — ответила Лоррейн.

У Хетер от смеха по щекам уже катились слезы.

— Ну ты-то, Хетер, их насмотрелась достаточно, — решил присоединиться к веселью Грег.

— О, а ты еще и говорить умеешь, — сквозь смех и слезы выдавила Хетер. — Ты со своим триппером всех докторов здесь достал. Скольких трахнул в прошлом сезоне? Восемьдесят? Девяносто?

— Иди в задницу, кошелка драная! Кончай трепаться.

— Да ладно! Сколько?

— Шестьдесят четыре.

— Что-о-о?! За сезон? — недоверчиво спросил Марио, глядя на Грега и думая, что если уж у такого заморыша получилось, то он-то точно в этом году от него не отстанет.

— Господи! — воскликнул Майки. — Ты хоть предохранялся?

— Я никому не оставлял своего телефона.

— Ради бога! — завопила вдруг Элисон, — Вы можете говорить о чем-нибудь еще, кроме секса?!

Послышалось извиняющееся бормотание, и все притихли.

— Понимаешь, на ум ничего, кроме этого, не идет, — подал голос Грег.

— Ой, ну вот этого мне не надо. Должно же быть у вас что-то общее.

— Например?

— Да мне плевать. Поговорите хотя бы о погоде, что ли…

Грег посмотрел в окно, глянул на небо, потом перевел взгляд на Элисон и усмехнулся:

— Хорошая погода, чтобы потрахаться.

После собрания и практики с автобусным микрофоном Элисон привела всех в бар «Кокни прайд», который, как и большинство баров в Сан-Антонио, был чуть больше гаража. На вывеске во втором слове отсутствовала одна буква [5] .

Элисон познакомила всех с хозяином бара Тревом — типичным англичанином, переселившимся на Ибицу и открывшим собственное дело.

Трев проставился. Майки заказал себе брендиоранж и жареный арахис, заранее зная, что это будет отвратительно на вкус, но ради развлечения он тем не менее это сделал. Поболтав немного с Тревом, Майки решил, что тот не очень-то любит черных, — во всяком случае желтых он терпеть не мог («Сраные паки всю Англию заняли. Табачные лавки, бакалея, газетные киоски — везде они»). Минут через десять Элисон и Трев пересели, к немалому облегчению Брэда и Майки, которые уже устали от его тупых высказываний.

Брэд вышел в туалет. Когда он вернулся, то застал Грега, что-то объясняющего Марио и Майки.

— Ну как? Вы уверены, что всё поняли?

— Думаю, да, — ответил Марио.

— А ты, Майки?

— Не-а. Мне это в хрен не стучало.

— Ну что же, тогда ты выбрал не ту работу, дружище, — ухмыльнулся Марио. — Только вот что, Грег. Ты бы еще раз повторил, чтобы я всё точно запомнил. Значит, одно очко, если тебе подрочат…

— Верно. Одно очко за дрочку, два — за отсос и три — за полный секс. — Грег с ухмылкой отхлебнул «Сан Мигеля». Наконец-то все поняли правила игры.

— И что за сексист придумал это всё? — поинтересовался Майки.

— О, амиго, скоро ты сменишь пластинку, — захохотал Грег. — Через пару месяцев вам так наскучит трахаться, что вы будете искать любой другой способ развлечься. Ни один объект в ваших комнатах не удержится на своем месте, если вы его не прибьете гвоздями.

— Эй, да ладно, Майки! Будет весело, — хмыкнул Марио.

— Так что это за соревнование и между кем? Я что-то пропустил? — вклинился в разговор Брэд, одновременно пытаясь поймать взгляд Трева, чтобы заказать себе еще выпить.

— Короче, это в основном между своими — гидами, но некоторые ребята тоже участвуют. Диджеи, фотографы, парни с пляжа…

— А как тогда насчет бонусных очков? — поинтересовался Брэд, наконец поймав взгляд Трева и показав на свой пустой стакан.

— Бонусы?

— Ну да. Типа втроем или в шоколадный глаз…

— Мы здесь не на кондитерской фабрике. Чё ты там мелешь про шоколад? — поинтересовался Марио.

— Я полагаю, молодой Брэдли имел в виду ржавую пулевую рану, — пояснил Майки.

— Чего? — Марио серьезно тупил.

— Морская звезда.

— Черный ход.

— Очко.

— Вы чё порете?

— Мы, Марио, говорим о том, сколько очков ты получишь за то, что влупишь ей в сраку.

— Что?! Ты имеешь в виду засунуть в задницу? — Марио был в шоке.

— Аккуратно войти, я бы сказал, — поправил его Майки.

— Ты что, пидор, что ли?

— Ммм… Мы, вообще-то, о дамах говорили, Марио. — Грег почувствовал, что можно вдоволь поглумиться, и, отвернувшись, подмигнул Брэду.

— Давайте так. Четыре очка в случае анального секса с дамой и три — с чуваком. Как ты считаешь, Брэд?

— Справедливо. А сколько, если парень трахнет тебя?

— Зависит от размеров его члена, — решил поддержать приятелей Майки, видя, как тупикует Марио, — я имею в виду, если у него хрен с детскую Руку, тогда получаешь больше очков, ну а если у него стручок, как у Марио…

— Если как у Марио, то тогда ты теряешь очки. — Брэду было все труднее сдерживать смех.

Грег не вытерпел и расхохотался.

— Чего веселимся? — спросила проходившая мимо Хетер.

— Да вот старик Марио рассказывает нам о том, как он обожает анальный секс и что он всегда чувствовал в себе гомосексуальные наклонности, — объяснил ей Майки с каменным лицом.

— Ох, какая потеря! — Хетер ущипнула Марио за щеку.

— Я не пидор! — заорал Марио. Элисон обернулась.

— Всё нормально, Эл. Мы тут просто выясняем, кто из нас гомофоб, — улыбнулся ей Брэд.

Элисон кивнула и отвернулась. Брэд видел, что она вообще не поняла того, что он сказал.

— Жаль. Мне нравятся женственные мужчины, — дрязняще улыбнулась Хетер.

— Да нет, Хет, крошка моя. Мы тут выяснили, что Марио просто терпеть не может анального секса, — пояснил Грег.

— И правильно. Это очень больно.

— Что?! Ты хочешь сказать, что пробовала?! — завопил в ужасе Марио.

— Да не то чтобы я это пробовала. Просто у каждого парня какая-то навязчивая идея туда его всунуть. Я не очень-то это понимаю.

— Вот-вот! — Марио показалось, что он обрел союзницу.

— Так давайте же, объясните мне, зачем вы это делаете.

— Зачем? — эхом повторил Марио.

— По той же причине, по какой мужчины переплывают реки, исследуют джунгли… — начал Грег.

— Чтобы измазаться в говне? — высказал предположение Брэд.

— Фу! — скривила личико Хетер.

— Причина, по которой мы это делаем, — продолжил Грег, — это причина, по которой мы делаем всё: потому что это есть и потому что нельзя. — Грег залпом допил пиво и вернулся к обсуждению «серьезного» аспекта соревнования. — Итак. Давайте убедимся, что каждый знает о системе очков. Одно очко, если она тебе подрочит, два — если отсосет, три — за полный секс, четыре — за анал и два бонусных очка в случае групповухи. Это значит восемь, если ты спишь с двумя.

— С девчонками или мальчишками? — невинно поинтересовался Брэд.

— И с теми и с другими, — ответил Грег и предложил: — Вы, девочки, тоже можете примкнуть к соревнованию.

— Я бы не против, — вздохнула Хетер. Она посмотрела через плечо на Элисон, которая мило шепталась о чем-то с Тревом, и кивнула в ее сторону. — Но думаю, что победитель здесь только один.

Ребята закончили с выпивкой, оставили девчонок в баре и направились в Уэст-Энд посмотреть, происходит ли там что-нибудь интересное. По дороге Грег их оставил, чтобы заскочить к девчонке, которую он трахал прошлым летом. Она работала в баре «Коралл». Трое остальных пошли в «Сержант Пеппер», где играл очень талантливый пианист-мулат. После одного пива Брэд их оставил. Сказывалась усталость после долгого путешествия. Майки и Марио подошли к сцене, чтобы познакомиться с музыкантом, когда он закончит играть, поскольку им предстояло еще не раз встретиться. Элисон сказала им, что они частенько будут приходить сюда с клиентами и время от времени им придется выходить на сцену и петь. Недалеко от сцены Марио заметил сногсшибательную блондинку, поэтому он оставил Майки и набросился на ничего не подозревающую девушку с энтузиазмом коршуна, увидевшего парализованную полевку. Майки показалось, что он ее уже где-то видел.

Закончив, музыкант подошел к ним, коснулся кулаком кулака Майки, после чего постучал по плечу Марио. Тот резко обернулся, но, увидев, кто это, заулыбался и проговорил с бруклинским акцентом:

— Офигенный сет, чувак, просто охренеть.

— Спасибо.

— Да, чел… — Марио посмотрел на блондинку, потом снова на мулата. — Извини, не знаю, как тебя зовут, — сказал он пианисту.

— Рэй.

— Рэй, это Шерил.

— Ясно. А вы тут двое что-то мутите, да? — Он подмигнул блондинке.

— Да нет еще, — ответил Марио, — мне надо сначала сводить ее в ресторан, а потом, если она будет вести себя хорошо, то увидит, почему итальянцев называют лучшими в мире любовниками. Что ты думаешь по этому поводу, Шерил?

— Шерил Питт! — осенило Майки.

— Что ж, — задумчиво ответила Шерил, — заманчиво, но я всегда считала, что черные скаузеры — лучшие в мире, в то время как итальянцы много болтают и мало делают.

— Подожди-ка. Что это ты имеешь в виду, говоря «черные скаузеры»? Ты имеешь в виду…

— Рэя, — пришел ему на помощь Майки.

— Что? Так ты и Рэй, вы… — В голосе Марио послышалось неподдельное разочарование, когда он понял, что его первая возможность перепихнуться на Ибице улетучивается.

— Именно. Вы, итальянцы, возможно, и лучшие в гамаке, но не слишком-то быстро соображаете. Шерил — моя девочка. Боюсь, что ты уже десять минут пытаешься склеить мою подружку. Но я тебе вот что скажу: если ты проставишь нам всем по «Егермайстеру», я, пожалуй, не стану просить моего охранника разобраться с тобой.

Марио побрел к стойке, недовольно бормоча. Впервые ему пришлось платить за выпивку.

Рэй повернулся к Майки:

— У меня нет охранника, однако, кажется, сработало.

Марио возвращался, неся бокалы с темным ликером.

— Ладно. Как тебя зовут-то?

— Майки.

— Тогда, Майки, если ты не будешь пытаться тоже ее склеить, познакомься с моей девушкой Шерил…

— … Шерил Питт, — перебил его Майки, — давно тебя не было видно на третьей странице [6] .

— Так ты ее узнал! — расхохотался Рэй. Марио как раз подошел с выпивкой.

— Да уж! Такие скулы не забудешь, — усмехнулся Майки, пытаясь избежать намеков на ее другие, более явные достоинства.

У Марио, который, наконец, ее тоже узнал, такого такта не оказалось.

— Еб твою! Точно! Вот откуда я знаю эти буфера!

— Эй, полегче! Но Марио несло.

— Господи! Я тут пытался склеить девку, на которую дрочил хрен знает сколько раз. Шерил, твою мать, Питт! Охренеть! Надо брату рассказать об этом. Он считает, что ты выглядишь круче всех этих блядей.

— Слышь, ты! Успокойся! — Рэй изо всех сил пытался держать себя в руках.

Тем не менее Марио несло дальше. Его теперь мог остановить только бульдозер.

— Интересно, а что он с тобой такого делает? — Марио полез во внутренний карман за фотоаппаратом. Он явно был под газом.

— Вот, Рэй. Держи. Сфоткай нас с Шерил. Ноги раздвигать не надо, но сиськи можешь показать, ха-ха-ха-ха!

Рэй вырос в Керкби и потому мог постоять за себя. Керкби также научило его распознавать мудаков первой степени сразу же, как только они ему попадались.

— Майки, уведи его отсюда, пока я не расколол бутылку о его тупую каску.

— Давай, Марио, пошли.

— Подожди, подожди. Рэй, слышь, не надо. Я не хотел обидеть тебя или твою девчонку. Блин, чувак, я же тебя уважаю. То, как ты поешь, и все такое… — Марио начал петь.

— Да ладно, ладно. Забыли.

Рэй решил, что лучше будет его простить, чем позволить ему уродовать свою любимую песню. Но, к сожалению, у Марио был талант говорить не те вещи и не в то время.

— Серьезно, без обид. Даже если твоя девчонка снимается голой и куча чуваков дрочит на нее, это ничего не значит. Черт, да я сам на нее дрочил. Это ведь не значит, что она грязная блядь, верно?

Рэй схватил бутылку в тот самый момент, когда Майки схватил Марио за руку. Если бы Майки захотел, то легко бы выбил бутылку у Рэя (или у его несуществующего охранника), но он решил, что шансов на дружбу с Рэем гораздо больше, чем на хорошие отношения с Марио.

— Всё в порядке, Рэй. Я держу его. Давай-ка, Марио, топай.

— Нет, подожди. Мне надо разобраться с Рэем.

— Завтра разберешься. Нам надо идти. Майки пробормотал извинения Рэю и Шерил и вытащил Марио на улицу. Пройдя немного, Майки спросил его:

— Марио, ты сколько сегодня выпил?

— Что ты имеешь в виду? Столько же, сколько и ты.

— А в баре «Бон тьемпо», когда я собирался?

— Ну, пару-тройку стаканчиков анисового ликера, с Фрэнком.

— Он случаем не «Йербас» назывался?

— Да, похоже на то. Это местный напиток какой-то.

Майки понял, что Марио был куда более пьян, чем он сначала подумал. Было мало смысла что-то ему объяснять, поэтому Майки просто поймал такси и, впихнув туда Марио, назвал адрес: «Арpartamentos „Bon tiempo"». Ему нужно было проветриться и успокоиться. Он не хотел задерживаться из-за завтрашней встречи с Элисон, но рано возвращаться тоже не стоило. Пройдя мимо ресторанов и фонтанов рядом с заливом, Майки зашел в бар недалеко от клубов «Парадиз» и «Стар». Четыре цыпленка шипели на гриле. Он заказал себе кофе и сел за столик, глядя на людей, входивших и выходивших из клубов. Он отметил про себя, что более стильные клабберы предпочитали «Парадиз», а народ попроще — «Стар».

Было два часа, когда Майки наконец двинулся в сторону гостиницы. Поднимаясь в горку, он услышал позади себя какое-то движение. Оглянулся, но не смог ничего разглядеть и решил не вмешиваться. Он шел по все еще оживленному Уэст-Энду. Какая-то девчонка в длинной футболке и шортах блевала у входа в «Ирландский бар Джо Спуна». Пока он шел вверх по холму, несколько раз его окликали загорелые ребята и девушки, зазывая в различные бары, и он не мог расслабиться до самой дороги, ведущей к его гостинице. Едва он на нее свернул, его нагнала полицейская машина с ревущей сиреной. Полицейские машины всегда настораживали Майки, но он был в Испании, а потому был уверен, что здесь полицейские не ассоциируют каждого черного с драгдилером, угонщиком машин или грабителем. Машина проехала ярдов пятьдесят, прежде чем остановиться, и, развернувшись, направилась в его сторону. «Это не выглядит многообещающим началом», — подумал Майки и был прав. Три копа вышли из машины и начали орать по-испански, тыча в него дубинками. Они очень грубо запихнули его в машину. Майки хотел было объяснить им, что он представитель туркомпании, но вовремя вспомнил, что Элисон говорила о каких-то проблемах с разрешениями на работу. Он решил отложить это до последнего. Машина понеслась через Сан-Антонио, и, когда они проскочили перекресток рядом с клубом «Экстазис», Майки подумал, что его везут в Ибица-Таун, где был расположен полицейский участок. Но вместо этого они повернули на оживленную дорогу и поехали к тому месту, где десятью минутами раньше он наслаждался прекрасным кофе. Увидев полицейскую машину, народ, стоящий в очередях у входов в клубы, быстренько расступился. «Да что за хрень происходит? » — пробормотал себе под нос Майки. Вытащив его из машины, копы подвели его к хозяину бара.

— Mira. Es este el chico ? (Посмотри. Это тот парень?) — спросил самый здоровый полицейский.

— No, — ответил бармен.

— Pero me habias dicho que era Negro. (Но ты же мне сказал, что он черный.)

— Verdad. Pero no era este. Este habla Espanol. Creo que es un guia. (Да. Но это не тот. Этот говорит по-испански. Думаю, он гид.)

— Так вот в чем дело! — вслух подумал Майки. Толстяк-коп снял фуражку и почесал лысину.

— Мы очень сожалеем. Хозяин говорить, что парень ест цыпленок, пьет вино и не платить. Парень тоже негро, как ты. Но вот человек говорить, что ты — не он. Он еще говорить, ты, наверно, guia, как ты говорить — гид. Тu habias Espanol?

— Si. Un poquito. Но я думаю, что ваш английский получше, чем мой испанский. — Майки попытался завоевать его.

Толстяк повернулся к своим и что-то сказал. Майки не расслышал, что именно, но другие копы засмеялись.

— Поехали. Мы ты отвезем домой. Ты где жить?

За то короткое время, которое им потребовалось, чтобы доехать до гостиницы, Майки удивительно быстро нашел с копами общий язык. Самый мелкий из них тоже занимался карате. Когда они прибыли, все трое копов вышли из машины, чтобы пожать ему руку. А когда уезжали, самый мелкий шутя нанес каратистский удар по ребрам Майки, остановив руку в миллиметре от цели. Они все рассмеялись, как смеются мужики, понимающие друг друга.

Из бара гостиницы Элисон видела, что Майки «дерется» с каким-то испанским полисменом. Она договорилась о встрече с Тревом и заскочила в «Бон» переодеться — и тут увидела это.

Выбежав на улицу, она жестко потребовала объяснений:

— Что здесь происходит? Que pasa?

Майки быстро разъяснил им, что это его начальница. Толстяк спросил ее, говорит ли она поиспански. «Si», — нагло соврала та, и полицейский рассказал ей о том, что произошло, говоря слишком быстро на своем родном языке. Майки заметил, что Элисон кивает головой в тех местах, где не надо. Когда тот закончил, она пригласила их всех в бар и проставила им выпивку, от которой они не отказались. Элисон убедилась, что всё в порядке, и вернулась на улицу, где стоял Майки.

Когда она шла к нему, толстяк поднял свой бокал и улыбнулся Майки. Тот улыбнулся в ответ. Все, что видела Элисон, — это улыбку Майки.

— Это не смешно, — прошипела она.

— В смысле? — невинно поинтересовался Майки.

— В смысле того, что завтра я тебя сажаю на первый же самолет до Лондона. Все еще смешно? Я так и думала. Ты уволен!

— Что?!

— Ты слышал. Слава богу, мне удалось их успокоить, а то я не знаю, что могло случиться. Из-за тебя будущее всей компании на этом острове оказалось под угрозой. Достаточно. Завтра ты летишь домой.

Майки не верил своим ушам:

— Почему? Что я сделал?

— Ты знаешь, что ты сделал, и завтра об этом узнает также и Джейн Уорд.

— Что именно они тебе сказали, Элисон? Это был глупый вопрос, потому что Майки слышал весь их разговор, но тем не менее он его задал.

— Всё. Разве тебя не волнует, что подумала эта бедная девочка?

— Какая еще бедная девочка?! — Майки почувствовал, что начинает заводиться.

— Белая девочка. Та, которой ты… которую ты заставил… ты что, хочешь, чтобы я это озвучила?

— Да!

— Ну ладно. Белая девочка, которую ты заставил смотреть на свой член за клубом «Стар».

— Чего?! — Майки чуть не расхохотался.

— Нет смысла отрицать это. Полицейские мне всё рассказали.

— Так твой испанский, значит, достаточно хорош для того, чтобы всё понять?

— Я поняла большую часть.

— Хорошо. Как по-испански «член»?

— Polio, — ответила Элисон как ни в чем не бывало.

— Я думаю, ты будешь удивлена, но это значит «цыпленок». Poll-а — это член [7] .

— Возможно, но «бланко» значит «белый».

— Да, но вино бланко — это белое вино, и именно это они и говорили, а не о белой девочке.

Элисон начала понимать, что за несколько минут ее пробелов в знании испанского здорово поубавилось.

— Так ты не демонстрировал себя там, за клубом?

Полицейский вышел из гостиницы и, улыбнувшись, помахал Майки:

— Hasta luego, Mikey! (До свидания, Майки!)

— Adios, amigos! (Пока, друг!) — Майки помахал в ответ, прежде чем продолжить разговор с Элисон.

— Нет, я не занимался этим ни за клубом, ни где-либо еще. Поверь мне, Элисон, я здорово прогрессировал с того момента, когда бил девочек по голове и тащил к себе в пещеру. У меня даже есть собственная квартира в Лондоне с горячей водой и электричеством. Да, и я знаю, как пользоваться вилкой и ножом.

— Ну ладно. Не надо, пожалуйста, вот этого сарказма. Просто они, наверное, говорили на местном диалекте. В любом случае мне хочется тебя уволить. Красть — это не совсем то, чего мы ждем от гидов. Наверное, потому ты и носишь значок гида все время, что надеешься получить бесплатную кормежку? И у тебя еще хватает наглости издеваться из-за значка над Марио! Ха!

Майки очень не хотелось тратить время на эту идиотку, но, для того чтобы провести лето так, как он планировал, с ситуацией нужно было разобраться на месте, — даже несмотря на то что это была больше ее проблема, чем его. Необходимо было тактично, спокойно и обдуманно выйти из этого положения, умудрившись не настроить против себя менеджера по курорту, женщину, которая безо всяких объяснений могла отослать его домой просто потому, что «он не подходит».

— Элисон, как ты правильно заметила, полицейские говорили на островном диалекте, поэтому понять их было непросто.

— Я знаю. Но я ухватила суть.

— И да и нет. В общем, какой-то черный парень убежал, не заплатив за еду, а поскольку в это время года на острове не так уж много бра… не так много других черных парней, они забрали меня. Это был случай неверной идентификации, так что, поверь мне, нет вообще никаких проблем. Я не вор, я не эксгибиционист, и я не выпрашиваю еду.

— Хорошо. Завтра я схожу в участок и всё улажу. — Элисон закурила, сделав длинную затяжку. — Надеюсь, сегодняшний случай кое-чему тебя научил.

Это верно. Сегодня Майки понял, что его менеджер не говорит по-испански и не видит дальше своего носа. Он также понял, что Итальянский Жеребец никогда не будет в списке тех, кому он шлет открытки на Рождество, хотя он мог бы придумать несколько других списков, куда с удовольствием внес бы его.

Несмотря на то что Элисон была здорово пьяна, она сама доехала до «Кокни прайд» и забрала оттуда Трева. Они перекусили в «Сан-Антонио-гриле», а затем поехали в его уютную маленькую квартирку рядом с заливом.

Изначально Элисон намеревалась объехать некоторые из баров, куда она предполагала направлять клиентов, чтобы договориться о времени, которое будет потрачено в каждом из них, и подбить итоги. В первые же дни на Ибице она познакомилась со всеми владельцами баров, которые имели негласную договоренность с «М &Х». Она чувствовала, что из всех них Тревор более склонен к некоторому женскому влиянию, и поэтому провела весь сегодняшний вечер в его компании — чтобы быть уверенной, что он согласится на то, что ей нужно.

Хотя в начале сезона выплаты были и не столь важны, к концу июня, когда на острове будут тысячи туристов, необходимо, чтобы вся система работала как часы. «М & X» всегда искала места, которые оставались полупустыми. Причина, по которой они были столь же популярны, как норвежские пляжи, была проста — они были дерьмом. Большинство баров в Уэст-Энде не шли на сделки, потому что им это было не нужно. Более того, они были против того, чтобы к ним приходили клиенты «М & X», потому что они распугивали постоянных клиентов и когда уходили (это происходило минут через сорок), то бар оставался практически пустой, что было абсолютно невыгодно. Многие бары предпочитали маленькие группки, человек по двадцать, и с хорошо знакомыми гидами. С самого первого дня все гиды знали: если их поймают на том, что они делают на этом деньги, они будут немедленно уволены. Единственными людьми, которые могли делать левые деньги, были те, кого официально санкционировала на это компания. Весь поток черного нала организовывался менеджерами по курорту, что предоставляло им великолепную возможность вертеть цифрами в отчетах так, как им было выгодно. В надежде на собственную прибыль Элисон и посетила «Кокни прайд». Кирсти сказала ей, что в прошлом году Трев платил по семьдесят пять песет за каждого клиента, приведенного к нему в бар. Элисон знала и то, что Тревор был старым похотливым козлом, поэтому, чтобы заставить его поднять выплаты до ста пятидесяти песет за клиента, она выставила напоказ все свои прелести. Это того стоило. А начальству будет сказано, что выплаты составляют всего пятьдесят за голову. Каждую неделю она также будет приуменьшать количество клиентов, посещавших эти бары. Только бар Трева должен был принести ей четыре-пять тысяч фунтов за сезон, а таких баров было четыре. Плюс два ночных клуба. Плюс экскурсии, рестораны, прокат машин и мопедов… Этот список был приятно долгим.

Когда они приехали к Треву, Элисон уже знала, что он попался к ней на крючок. Она поцеловала его в щечку, скинула туфли и плюхнулась, хихикая, на кремовую кожаную кушетку.

— Итак, дорогая моя, что будешь? Виски, чтобы повеселиться, или бренди, чтобы забыться? Ха-ха-ха!

— Как насчет вина, чтобы я могла потосковать одна? — подразнила она его, сексуально растягивая слова.

— И по кому мое маленькое сокровище сохнет?

Элисон облизала губы, посмотрела на ширинку брюк Трева и «невинно» взглянула на него снизу вверх.

— Ну, это зависит от того, что ты можешь предложить, Тревор.

Трев поставил бутылку «Джека Дэниелса» на место, подошел к ней и, нагнувшись, поцеловал. Целуясь, Элисон встала на колени и почувствовала, как напряглось его хозяйство, уперевшись ей в ребра. Он схватил ее за волосы и грубо откинул ее голову назад, нежно покусывая шею и плечо. Элисон потянулась так, чтобы ее правая грудь прижалась к его члену под брюками. Трев просунул руку ей под блузку, поиграл с ее левым соском, затем расстегнул оставшиеся три пуговицы. Элисон, будто колеблясь, то поглаживала перед Тревора, то убирала руку. Теперь она полностью себя контролировала и могла играть в игры. Трев полностью купился на это. Она продолжала его поглаживать, время от времени убирая руку, как будто она делала что-то, что ей не следовало делать.

— О, Трев, я так хотела бы, но не могу…

— Но почему, дорогая? Мы ведь взрослые люди.

— Я знаю, Тревор…

— Тогда в чем дело?

— Слушай, Трев, ты очень похотливый мужчина. Я в своей жизни переспала всего с тремя мужчинами и никогда не делала это в первую ночь, — солгала Элисон. — Присядь. И где обещанное вино?

Тревор неохотно прошел через комнату к бару и налил ей вина. Она поблагодарила его поцелуем в губы и, когда он присел рядом с ней, погладила его грудь.

— Вино, заставляет тосковать меня оно… — Хихикая, она скрестила руки и ноги, крепко их сжав, так что если он захотел бы добраться до ее прелестей, то ему потребовалась бы еще одна пара рук. Все что он смог — это поцеловать ее макушку. — Извини, Трев. Ты ведь не обижаешься?

— Нет, дорогая. У нас еще будет время для этого, — оптимистично ответил он.

Элисон промурлыкала:

— Вот почему я люблю взрослых мужчин — они понимают женщин намного лучше. Конечно, у нас скоро все получится. Просто все эти дела с левыми деньгами не дают мне расслабиться.

— А в чем проблема, Эл, дорогая?

— Начальство требует от меня определенной суммы, а в этом сезоне клиентов будет намного меньше, чем в прошлом. Поэтому в этом году я и пытаюсь получить с баров.

— А я думал, что ты просто жадная до денег корова.

— Тревор! Как ты мог про меня такое подумать!

— Ладно, ладно, извини. Я думал, что большая часть денег идет тебе.

— Нет. Все изменилось. Все деньги теперь забирает компания. — Воистину Элисон была талантливой лгуньей. — Итак, — она сделала паузу, вздохнула, села прямо и, поглядев Тревору в глаза, спросила: — Как насчет ста пятидесяти за голову?

— Посмотрим, — Тревору тоже хотелось поиграть.

Элисон решила идти ва-банк.

— У нас нет времени на все эти «посмотрим», дорогой мой. Завтра я должна предоставить компании список баров, услугами которых мы будем пользоваться, — лгала она уверенно и быстро. — Так мы пользуемся твоими услугами или нет?

Тревор встал и подошел к бару. Плеснув себе виски, он посмотрел на нее. Выражение его лица было жестким. Элисон показалось, что она облажалась. Он сделал глоток, предварительно прополоскав рот. Затем, когда у Элисон от волнения сперло дыхание, бывший лондонский таксист усмехнулся знакомой ухмылкой:

— Ну что ж, давай. Только сделай мне одолжение.

— Конечно, дорогой. Любое.

— Покажи сиськи, прежде чем уйдешь.

— Ох, Тревор! — Элисон встала, чмокнула его в щеку, надеясь, что он шутит, но подозревая, что это не совсем так.

Через пять минут после того, как она вышла из его квартиры, Элисон закурила сигарету и вздохнула с облегчением.

Через пять минут после ее ухода, выбрасывая в корзину липкую салфетку, Тревор сделал то же самое.

КЛИЕНТЫ НА ОТДЫХЕ

Глава первая

Элисон вошла в двери бара в десять, на полчаса позже того времени, на которое она сама назначила собрание. Майки, повернувшись к Брэду, предположил, что она пьянствовала до поздней ночи, и отпустил саркастический комментарий по поводу ее пунктуальности. Элисон, даже не извинившись за опоздание, начала собрание.

— Всем доброе утро.

— Доброе утро, Элисон, — нестройным хором отозвались гиды, словно группа шестилетних детей.

— Что ж, приятно видеть, что никто из вас не выглядит помятым. Уверена, никому не надо напоминать, что сегодня прибывают наши первые клиенты. Листы прибытия у меня. — Элисон раздала их всем. — Вы увидите, что у нас сегодня тридцать семь прибывающих. Две семейные пары, пятнадцать парней и восемнадцать девушек.

— Хороший результат! — выкрикнул Грег, радуясь высокому проценту прилетающих женщин.

— Думаю, что тебе еще больше понравится новость о том, что большинство из них будут жить здесь, в «Боне», — улыбнулась Элисон. — Хотя трое будут жить в «Дельфине». Ты привезешь их всех сюда, Грег, а ты, Брэд, встретишь эту троицу у «Дельфина», чтобы поприветствовать. Когда Грег оформит всех здесь, он пойдет и проверит, все ли в порядке у тебя. Всем все ясно?

Брэд кивнул и посмотрел на Грега, который ему ободряюще подмигнул.

— Завтра ночью мы проведем их по барам. По вторникам мы вряд ли будем их выгуливать, но в самом начале сезона нам придется поимпровизировать. Да, об импровизациях: официальное открытие будет только на следующей неделе, поэтому в пятницу мы устроим нашу собственную вечеринку на том искусственном пляже. — Элисон махнула рукой в сторону искусственного пляжа, который находился в сотне метров от гостиницы. — В три тысячи песет, цена этой пати, входит барбекю здесь, в гостинице, где тоже будут игры. Всем понятно?

Послышалось общее согласное бормотание.

— Прекрасно. Так мы дотянем до субботы. Каждый должен быть в Ибица-Тауне не позже двенадцати. Хетер и Грег знают, где именно находится наш офис, также у вас есть карта в информационном пакете. Есть еще два рейса из Гетвика в субботу ночью. Хетер и Майки возьмут на себя большую группу пассажиров, а Брэд меньшую — там, по-моему, восемнадцать человек. Поедешь на маленьком автобусе. Также, Брэд, было бы неплохо, если бы ты мог рано встать, чтобы встретить опоздавших на рейс из Бристоля. Они, кажется, прилетают в восемь, в воскресенье. Лоррейн и Марио займутся манчестерским рейсом.

Элисон заметила, как побледнела Лоррейн, когда это услышала. Лоррейн не очень хорошо работала с микрофоном в автобусе, Элисон не впечатлило ее представление. Элисон не смогла разглядеть в Лоррейн тех качеств, которые распознала Джейн Уорд: Лоррейн была хороша в работе с маленькими группами. Все быстро проникались к ней теплыми чувствами, особенно девчонки. Секрет хорошей команды — баланс, и Джейн Уорд отлично понимала это (потому-то она и была региональным менеджером), а Элисон этого понять не могла. Она одарила Лоррейн презрительным взглядом и продолжила:

— Этот самолет прилетает в субботу утром, в восемь тридцать пять. К сожалению, в эти выходные прилетов будет очень много. Еще трое клиентов остановятся в «Уэртас». Они прилетают в воскресенье вечером, поэтому прошу прощения, Брэд, но их встречаешь ты. Вы поделите автобус с гидом из компании «Саммерплан», поэтому она, скорее всего, будет на микрофоне сама.

Почти все сказанное Элисон пролетело мимо ушей Брэда. Ему еще не приходилось торчать в аэропорту по ночам, и все это показалось ему очень заманчивым. Он хотел было спросить, когда же ему удастся поспать, но подумал, что все будет в порядке.

— Ну что же, — Элисон решила закрыть собрание, — остаток дня вам следует провести в подготовке постеров и информации для клиентов. Вы переедете в соответствующие гостиницы в субботу. Об этом я поговорю с вами отдельно в пятницу. Если кому-то что-то от меня нужно, я буду в своей комнате. Беспокоить меня можно только в случае совсем уж неотложных вещей, так как у меня куча бумажной работы. Вопросы?

Вопросов не было. Она поднялась на лифте на пятый этаж, к себе в комнату, где, скинув туфли, упала на кровать, чтобы как следует выспаться.

Внизу Грег изучал листы прибытия. Он объяснил новичкам, что начало сезона — отличное время заработать побольше очков, потому что большинство мест еще закрыто и девушки в основном будут вынуждены оставаться в гостинице с группой. Кроме того, поскольку это был период самых дешевых путевок, прилетало большое количество медсестер — категория, с которой, по утверждению Грега, он особенно преуспел в общении.

Помимо способности снимать девчонок у Грега был еще один талант — он был хорошим продавцом. У него никогда не было приличной работы в Англии или менеджерского образования, но у него был острый ум, когда дело касалось мелких денежных афер. Этот его талант заставлял начальство закрывать глаза на его откровенное блядство с клиентками. Продажи экскурсий были важным источником доходов для «М &Х». Гидам предписывалось склонять к покупке экскурсионных блоков не менее шестидесяти процентов клиентов. Мотивировкой служила маленькая основная зарплата (что-то около пятидесяти фунтов в неделю), и система процентов помогала увеличить продажи. Относительно низкая стоимость путевок кроме всего прочего объяснялась тем, что основной доход приносили экскурсии. Поэтому если большая группа отказывалась от них, это серьезно отражалось на продажах. В этой ситуации следовало определить лидера и повлиять на него таким образом, чтобы он убедил своих покупать экскурсии. Как команда Хетер и Грег были идеальны. Они оба были очень привлекательные и знали, как флиртовать и очаровывать, как ненавязчиво и мило убеждать, («Если вы зарезервируете блок, то две экскурсии будут бесплатными», «Намного веселее тусоваться всем вместе»), затем можно было добавить немного лести («С вами, ребята, экскурсии будут офигенными», «Нам очень нравятся экскурсии, когда мы работаем с группами, где есть такие ребята, как вы») и под конец — чуть-чуть презрения («Ну что ж, если вы не зарезервируете экскурсии, тогда не приходите к нам с жалобой, что вам продали какое-то дерьмо или когда у вас кончатся деньги»). Немногие могли противостоять их совместному давлению, и, когда они завоевывали лидера, получалось уже три сильные личности, способные убедить любого колеблющегося члена группы в необходимости экскурсий.

Из-за того что к шести утра он должен был быть у гостиницы «Дельфин», Брэд не пошел в город со всеми остальными. Майки тоже решил остаться в гостинице, где они вместе перекусили, после чего пошли в комнату Брэда, прихватив несколько бутылок «Сан Мигеля». Они сидели на балконе, слушали музыку и болтали. Хотя на улице было очень темно и они не могли видеть море, они слышали, как в паре сотен ярдов бьются о берег небольшие волны. До них доносились звуки гитары — неумелый гитарист глумился над песней Эрика Клэптона — и визгливый смех какой-то тетки, которая явно перебрала сангрии. Примерно через час Майки увидел, что Брэд уже устал, поэтому он решил сходить в город и попытаться найти немного травы. После его ухода Брэд приготовил свою униформу, поставил будильник на пять тридцать, почистил зубы и лег спать.

Время вставать наступило намного быстрее, чем этого хотелось Брэду. Если бы он был на отдыхе, то, скорее всего, до сих пор находился бы в клубе. Он постоял под душем, пока окончательно не проснулся, надел униформу и спустился вниз к стойке регистрации, чтобы подождать, пока приедет автобус Грега. Брэд не выспался, но сразу же, как только надел униформу, ощутил прилив энергии. Недаром на тренировочных курсах их нацеливали исключительно на то, чтобы присматривать за клиентами, развлекать клиентов, продавать клиентам, дисциплинировать клиентов, — он уже начал думать о них как о каких-то сверхъестественных созданиях.

Примерно около половины седьмого Брэд услышал гудение дизельного двигателя автобуса. Через закрытую дверь до него доносился голос Грега, который в микрофон давал инструкции новоприбывшим перед выходом из автобуса. Когда они проходили мимо Брэда, он изо всех сил пытался выглядеть расслабленным и опытным, хотя внутри ощущал абсолютную безнадегу. Трое девчонок посмотрели на него и захихикали.

— Привет, девчонки! — улыбнулся им Брэд.

Они снова захихикали, отчего Брэд почувствовал себя по-идиотски. В надежде на то, что Грег его поддержит, он обратился к нему:

— Как дела, Грег?

Но тот был занят оформлением клиентов в гостиницу и не замечал Брэда почти минуту. Когда он наконец его заметил, то отреагировал довольно резко:

— Ты должен отвезти остальных троих в «Дельфин». Быстрее двигайся, я буду там через пять минут.

Брэд побрел к автобусу, чувствуя себя бесполезным. Войдя в автобус, он улыбнулся водителю:

— Как дела?

Водитель ничего не ответил, просто нажал кнопку, и дверь с шипением закрылась. Брэд поглядел на трех клиентов, приподняв брови, и снова спросил:

— Как дела?

После этого он сел на одно из передних сидений рядом с ними. Через пару минут они были у «Дельфина». Брэд вышел из автобуса и пошел к стойке регистрации. Из трех клиентов две девушки прилетели отдыхать вместе. Он оформил их у ночного портье и стал дожидаться третьего. Прошла пара минут. Брэд вышел из гостиницы и увидел, как водитель автобуса пытается заставить клиента забрать его чемодан. Брэд посмотрел в лист прибытия, чтобы узнать имя одинокого путешественника.

— Стюарт Коллинз?

Стюарт Коллинз кивнул. На нем были белые кримпленовые брюки, белые кроссовки и коричневый джемпер с красными китайскими иероглифами на рукаве. Черные волосы были разделены немодным пробором. Брэд обошел автобус, чтобы помочь ему с чемоданом, который был ненормальных размеров и тоже коричневого цвета. Выглядел он тяжелым, поэтому Брэд схватил его обеими руками и выдернул из багажника. Чемодан вылетел и ударил в пах водителя, который стоял рядом, заставив несчастного испанца согнуться, бормоча что-то, не совсем понятное Брэду, но о смысле чего он мог догадаться. Чемодан, скорее всего, был пустой, если только гравитационное поле Земли в Испании не намного меньше, чем в Британии. Не говоря ни слова, Стюарт взял чемодан и пошел в сторону дверей гостиницы. Брэд последовал за ним, оформил его и показал комнату. В ответ на все попытки завязать разговор раздавалось какое-то хрюканье, взгляд при этом был направлен исключительно в пол. Брэд снова спустился на ресегапен, где уже стоял похохатывающий Грег.

— Что, ненормальный попался? Ты его чемодан трогал?

— Ага! Кажется, он вообще пустой. Грег усмехнулся и кивнул:

— Я тебе вот что скажу — на этой неделе мы над ним еще поглумимся.

Не успел Грег закончить фразу, как раздался грохот, словно рухнул слон в посудной лавке, а затем вой, перешедший в леденящий кровь вопль. Они побежали к комнате Стюарта. Брэд добежал первым и распахнул дверь. На пороге душевой они увидели человека в коричневом, — он лежал, вперившись взглядом в пространство, и выковыривал из пола кафельные плитки. Три из них уже лежали возле него.

— В чем проблема? — спросил Брэд. — Ты в порядке?

Кримпленовый чел ничего не ответил, лишь раскачивался туда-сюда, стоя на коленях. Брэд опустился на пол рядом с ним:

— Стюарт, в чем дело? Тебе нужна помощь? Стюарт встал, пересек комнату и упал на кровать:

— Я просто устал.

— А, ну тогда всё в порядке, — саркастически заметил Грег. — Только сделай нам одолжение, парень. Когда ты отдохнешь, не трогай этот сраный кафель, пожалуйста, О’кей? Пошли отсюда, Брэд.

Выйдя из комнаты, они увидели двух девушек из их группы, стоявших в коридоре.

— Что там случилось? — спросила та, что блондинка, и только Брэд открыл рот, чтобы сказать, что всё в порядке и им следует идти спать, как в разговор вклинился Грег:

— Ничего. Мы хотели бы переселить вас в другую комнату, и будет безопаснее, если мы останемся с вами в гостинице до общего собрания. Просто на случай, если вдруг возникнут проблемы. Парень в общем-то не опасный, но сейчас он немного возбужден. Давайте спустимся вниз, и мы вам закажем чего-нибудь выпить, пока не наведут порядок в другой комнате.

Брэд был сконфужен. Он не понимал, как Грегу удалось сделать такой тщательный анализ ситуации, имея столь мало информации. Он предположил, что это все-таки опыт, и ему еще учиться и учиться. Он сел с девушками, которые пили водку-оранж, и заказал себе кофе. Они обе выглядели уже слегка поддатыми. Блондинку звали Эмма. Она начала расспрашивать его о Греге.

— Он северянин, да? Мне не очень нравятся северяне, но этот кажется милым. Он такой симпатичный, да? Я с ним в автобусе поболтала немного. Он смешной. У него девушка есть?

— Нет у меня девушки. Да и не нужна она мне, — заявил вошедший Грег, ухватив конец фразы. Эмма покраснела.

Брэд заметил, что ее темненькая подружка нагло его рассматривает. Он смущенно ей улыбнулся:

— Тебя как зовут?

— Линда. А ты… Брэд, — глядя на значок, определила она. — Как насчет тебя, Брэд? У тебя есть девушка?

— Конечно нет, — влез Грег, — он слишком уродлив.

— Я так не думаю, — вступилась за него Линда, — уверена, от девчонок у него отбоя нет.

Брэд расслабился. До него наконец дошло, что ему не обязательно следить за каждым словом только потому, что это клиентки. Он мог быть самим собой и хорошо повеселиться. Грег уже что-то нашептывал на ухо хихикающей Эмме. Поймав взгляд Брэда, он одобряюще подмигнул ему, кивнув в сторону Линды. Монета упала.

— Должен признаться, я не был с девушкой уже год, — солгал Брэд, — наверное, поэтому я и решил стать гидом. Я встречался с девушкой, которая променяла меня на регбиста. Я попытался выяснить с ней отношения, но он и двое его приятелей как следует меня отделали.

Эмма и Грег внимательно слушали.

— Я пролежал в больнице десять дней. Они меня пнули… ну, в общем, вы понимаете. — Брэд потрогал то место, куда его якобы ударили. — Врачи сказали, что я не смогу больше заниматься сексом. У меня попросту не стоял, поэтому они вставили туда такую специальную штуку, что-то типа ваших заколок для волос. Теперь он у меня постоянно стоит, и, когда мне нужно его использовать, я должен просто повернуть эту штучку. Мне очень неудобно рассказывать об этом. Раньше я никому этого не говорил. Господи, не знаю, будет ли у меня когда-нибудь девушка! — Брэд смотрел в пол, абсолютно уверенный, что девушки понимают, какую чушь он несет. Поймав взгляд Грега, он подмигнул ему.

— А ты нам его не покажешь, Брэд? — спросил Грег. — Надеюсь, вас, девчонки, это не смутит?

Они не успели ничего ответить, как Брэд сказал:

— Что ж, я вам это покажу, но вы должны мне пообещать, что не будете смеяться. Показывать буду каждому по очереди.

— Договорились, — ответил за всех Грег, — пошли наверх.

Брэд шел впереди с улыбкой во все лицо. Девушки хихикая следовали за ним. Грег все время говорил, чтобы они не смущали Брэда. Когда подошли к дверям, Брэд сказал:

— О’кей, Грег первый.

Грег вошел в комнату, и они оба расхохотались.

— Офигенно! Правильно. Ты трахнешь Линду здесь, а я Эмму в соседней комнате. Они абсолютно точно этого хотят. Я потому и наговорил всякой херни по поводу того, чтобы мы остались здесь на пару часов. Эмма со мной серьезно заигрывала в автобусе. Но помни: в двенадцать у нас общее собрание, поэтому постарайся особенно не задерживаться.

— Насчет этого можешь быть спокоен, учитывая состояние моих яиц на данный момент. Очень надеюсь, что Линда согласится, а то они того и гляди взорвутся.

— Да, и смотри не усни. Увидимся в «Боне» позже. Удачи. — Грег вышел и втолкнул Линду в комнату. Брэд и Линда стояли, глядя друг на друга.

— Слушай, Брэд, если ты смущаешься, я пони…

— Нет, всё в порядке, Линда. Дай мне свою руку. — Он взял ее руку и положил ее себе на «поврежденное место».

Оно было твердым как скала и чуть сдвинуто влево.

— Ну вот. Все что нужно сделать — это расстегнуть молнию и слегка его повернуть. — Он расстегнул штаны и вытащил свое хозяйство, оставив его поверх трусов. — Вот, — он положил ее руку на член, — разницу чувствуешь?

— Трудно сказать. Возможно. Такой же твердый.

— Линда, могу я тебя попросить об одолжении? Видишь ли, я не кончал с момента операции, и… — Тут он уже не смог сдержать рвущийся наружу смех и хохоча упал на нее сверху.

— Ублюдок! Я знала, что ты нагло врешь. — И, нагнувшись, она укусила его за член, прежде чем взять большую его часть в рот.

Минуту-две спустя Брэд нежно взял ее лицо в свои руки и начал целовать. Одним движением она выскользнула из своего бело-голубого платья, оседлала его бедро и стала о него тереться, скользя взад-вперед. Брэд слегка приподнял колено и всунул в ее мокрую щель два пальца. Она застонала и начала активнее двигать тазом. Брэд перевернул ее на спину, не вынимая пальцев, и начал ласкать ее языком, постепенно соскальзывая все ниже и ниже, пока не добрался до клитора. Потом, оторвавшись, поинтересовался:

— А резинка у тебя есть?

— Нет. А у тебя?

— Я накупил их для продажи клиентам. У меня их на сто пятьдесят фунтов, только они не здесь. Дерьмо!

— Забудь.

Линда, извернувшись, оказалась под стоявшим на коленях Брэдом. Она лизала и сосала его яйца, одновременно массируя член. Когда он почувствовал, что не может больше сдерживаться, она взяла в рот головку и проглотила первую пролитую Брэдом на испанской земле сперму. Брэд, с улыбкой во все лицо, посмотрел на нее сверху вниз.

— Какая славная женщина! Я, кажется, кое-что тебе должен.

— А по-моему, нет. Я никогда не кричу, когда кончаю, так что мы квиты.

Брэд побыл с ней еще минут пятнадцать, прежде чем отправиться в «Бон». Добравшись туда, он увидел сидящего в баре Грега, протиравшего грифельную доску. Заметив Брэда, он написал на доске красным мелком цифру три и посмотрел на него в ожидании ответной реакции. Брэд показал два пальца.

— Что?! Ты ее не трахнул?! Брэд покачал головой.

— А почему?

— Презиков не было.

— Ты ведь сказал, что привез с собой целую кучу на продажу.

— Ну да. Привез. Вот только какой-то гад, похоже, снабдил все бары машинами для их продажи. Надо будет попробовать сбыть их нашим клиентам.

— Да уж! С такими клиентами, как наши, тебе скорее придется воспользоваться ими самому. Я-то свою трахнул без проблем. Она мне показалась достаточно чистой.

— Нет уж, доктор, я в этом сезоне не рискую.

— Справедливо. Тем не менее неплохое начало. Надо отдать тебе должное, Брэд, история была потрясающая. Какая команда! Почти телепатия.

Они с воодушевлением позавтракали и стали ждать, пока соберутся остальные. Кроме них в баре была еще пара клиентов — муж и жена. Поскольку это были первые «настоящие клиенты», каждый из гидов попытался хотя бы раз впарить им экскурсию, и в конце концов они раздраженно похватали полотенца и убежали на пляж. Пришли все остальные из новоприбывших, включая Стюарта. Отсутствовали только Линда и Эмма. Стюарт был в тех же коричневых одеждах и в течение всего собрания раскачивался на стуле, треща, как мотоцикл.

Благодаря талантливому выступлению Грега, который умудрился даже гидов убедить в том, что в начале сезона больше и заняться-то нечем, как ходить на экскурсии по острову, практически каждый клиент купил экскурсионный блок.

Поход по барам начался в семь тридцать. К этому времени подтянулись и Линда с Эммой. Брэд был приятно удивлен тем, как хорошо они выглядели по сравнению с их первой встречей. Среди клиентов Брэд заметил рыжую девушку, которую он не видел раньше. Марио тоже положил на нее глаз:

— Черт! Что бы я с ней сделал!

— Ты бы кончил, еще не всунув? — предположил Майки.

— Я могу продолжать вечно, приятель. Все, что говорят об итальянцах, — правда.

Майки вынужден был смириться с комментарием.

Марио продолжал:

— Увидите — к концу вечера она сама мне на шею будет вешаться.

Проходивший мимо Грег бросил:

— Единственная вещь, которая сегодня ночью будет у тебя в руках, — это твой болт, слабак.

— Ох и не знаю, Грег, — как всегда, Майки не мог не съязвить. — Давайте признаем, что Марио у нас красавчик, хотя и одевается немного странновато… — Он оглядел его с ног до головы. Поскольку они собирались пройтись по барам, все были одеты в футболки с логотипом их туркомпании. Но все они, кроме Марио, были в джинсах или спортивных штанах. На Марио же были широкие черные брюки, заправленные в высокие ботинки с пряжками. — Думаю, Марио задержится на несколько минут, не так ли?

— Это еще почему? — спросил Марио.

— Пожалуй, тебе следует подняться к себе и надеть к такому прикиду красный нос.

— Что ты имеешь в виду?

— Он имеет в виду, что в таком наряде ты очень напоминаешь клоуна, — подсказал Марио Брэд.

— Да пошел ты! Эти штаны стоят сто двадцать фунтов, — в голосе Марио звучало самодовольство.

— Возможно, они столько стоили, когда их носил первый хозяин. А во сколько они обошлись тебе? — Майки понимал, что ему не следует заводить Марио, но ничего не мог с собой поделать.

— Как это — во сколько они мне обошлись?

— Марио, это же очевидно, что какой-нибудь бывший «новый романтик» сдал их в гуманитарный секонд-хенд, где ты их и нашел. Так сколько? Пятерка? Десятка?

— Да что вы знаете о моде, мудаки! — раздраженно бросил Марио, прежде чем гордо добавить: — У моего кузена один из лучших магазинов одежды на Кингс-роуд.

— Так что же ты там одежду не покупаешь? — Для Майки Марио был легкой добычей. — Полагаю, ты всегда можешь переодеться, не так ли, Марио?

Это был уже перегиб. Брэд хотел что-нибудь сказать, чтобы отвести ярость Марио от Майки, но было поздно.

— Я-то могу и переодеться, а вот ты… ты-то никогда не сможешь сменить цвет кожи.

Марио повернулся на каблуках и направился к бару. Брэд обеспокоенно посмотрел на Майки, опасаясь, что следующей стадией будет рукоприкладство, но Майки почувствовал его беспокойство.

— Все нормально, Брэд. Я научился вести себя с такими вот кретинами. И рад, что он показал свое истинное лицо сейчас, в начале сезона.

— Мне нравится твое самообладание. Если у него абсолютно нет чувства юмора, какого хрена он делает на этой работе?

— Похоже, говно проскользнуло сквозь сеть. По-видимому, он отличился в Бридлхерсте как один из лучших кандидатов.

— Не могу в это поверить.

— Что ж, если хоть часть того, что о нем говорят, правда, то так оно и есть. Девкам он явно нравится, и он очень самоуверенный. Одна маленькая птичка мне напела, что у него есть приятель из бывших гидов, который объяснил ему, чего ожидать на том двадцатичетырехчасовом интервью.

— Что? Так он знал, что нас будут будить по ночам и оставлять в лесах Хертфорда?

— Полагаю, что так. Он также хорошо знал, какой из пятиминутных скетчей пройдет на ура, и о том двухминутном послеобеденном скетче.

— Бля! Я совсем о нем забыл. Наверное, самая страшная часть теста.

— Верно. Для нас так и было. Ты сидишь ешь, расслабившись, и вдруг слышишь, что тебе надо за две минуты придумать двухминутную послеобеденную речь на заданную тему. Я про дельфинов говорил. А ты?

— Я рассказывал о том, как есть мороженое под водой.

— Что?!

— Серьезно. Они проверяют, как ты можешь выкрутиться и как ты будешь реагировать в затруднительных ситуациях. Думаю, что если Марио знал обо всем этом, то для него все было намного легче.

— Это точно. Еще я слышал, что его брат коекого в офисе снабжает кокаином, и он тоже кое-какие струнки потянул.

— Теперь ясно.

Они оба посмотрели на Марио, который быстренько осушил пару стаканчиков «Йербас». Он посмотрел на них. В этот момент вошла Элисон и на ходу бросила:

— Эй вы, двое! Что вы тут делаете? Вы должны развлекать клиентов, как это делает Марио.

Она повернулась к Грегу:

— Ну что? Пора выходить.

Первым баром был «Кокни прайд». Брэд спиной чувствовал взгляд наблюдающей за всем Элисон. Особенно доставалось Лоррейн, которую она дергала каждые пять минут. Через полчаса Брэд, оказавшись рядом с Лоррейн, поинтересовался:

— Ты в порядке?

— Нормально.

— Я заметил, что Элисон на тебя постоянно наезжает. Что случилось?

— Да она мне все время напоминает, чтобы я не разговаривала подолгу с одной группой клиентов, но, по-моему, это как-то тупо — постоянно их спрашивать, купили ли они экскурсию или хорошо ли они себя чувствуют. С некоторыми интересно и просто поболтать. Если я буду внезапно поворачиваться к ним задницей, то они подумают, что я равнодушная овца.

— Ммм… Ну, она все равно босс.

— Я знаю. Только — ой, да какого черта! Лоррейн сменила тему:

— Старина Марио, похоже, надирается. Он себя таким козлом выставляет перед Патрицией…

— Какой Патрицией?

— Ну та, симпатичная такая, рыженькая. Вот это меня тоже бесит: Марио весь вечер с ней заигрывает, а Элисон отрывается на мне.

— А откуда она, эта Патриция? — поинтересовался Брэд.

— Думаю, что из Ноттингема.

— А чем она на жизнь зарабатывает?

— Она учится.

— На кого?

— На экономиста. Только не говори мне, что ты тоже туда лыжи навострил.

— Нет конечно. А что она пьет?

— По-моему, малибу с ананасовым соком. Брэд улыбнулся Лоррейн, подошел к стойке и заказал у Тревора малибу с ананасовым соком, а затем направился к столику, за которым сидела Патриция.

— Патриция?

— Верно. А ты кто? — Она посмотрела на его значок. — Брэд. Ну привет, Брэд.

— Ну привет, Патриция, — Брэд улыбнулся. — Развлекаешься?

— Едва ли. — Патриция посмотрела через плечо на Марио.

— О, не обращай на него внимания. Он просто немного пьян.

— Немного?!

— Ну ладно, ладно… Он очень пьян.

На несколько секунд повисла неловкая пауза, которую прервала Патриция.

— Ну что, Брэд, ты тоже пришел ко мне, чтобы рассказать о том, какой ты особенный и что три тысячи человек претендовало на тридцать вакансий, но ты был один из тех, кто прошел, и что любая девчонка почла бы за честь быть склеенной гидом, и что…

— Ни фига себе! Полегче. Ну и ну! Похоже, мой коллега неслабо сел тебе на уши.

— Да нет, дело не только в нем. Все вы, гиды, слишком много о себе воображаете. Вы думаете, что стоит только щелкнуть пальцами — и любая из нас будет счастлива переспать с вами. Вон тот тип, не помню, как его, потратил полчаса на то, чтобы объяснить мне, какой он офигенный и как мне повезло, что он выбрал именно меня. Похоже, что у вас тут какое-то соревнование.

— Подожди-ка! Хотя я и уверен, что есть очень много плюсов в том, что носишь этот значок, но это также означает, что у меня есть работа, которую я должен делать хорошо, и часть этой работы в том, чтобы быть уверенным, что каждый из наших клиентов чувствует себя отлично. Потому-то мы и подходим к вам — хотим удостовериться, что вы нормально развлекаетесь. Так что, если ты хочешь сказать мне, что тебе будет веселее, если я не буду к тебе подходить, прекрасно! Только не надо меня сравнивать с тем кретином, у которого мозги…

— Мозги?! — перебила его Патриция. — Уж не хочешь ли ты сказать, что для такой работы нужно много мозгов. Я думаю, все, что вам нужно, так это способность пить и зеркало, чтобы смотреть на себя почаще. Ты еще скажи, что нужен красный Диплом, чтобы быть гидом.

— Это не обязательно, но это бонус. Патриция саркастически засмеялась.

— И по какому предмету у тебя «отлично»? По загоранию или по снятию девочек?

— Нет. По этим предметам у меня троечки. — Брэд подумал, что самое время воспользоваться информацией, полученной от Лоррейн. — Итак, ты судишь о людях по их интеллекту, и я полагаю, что ты студентка.

— Да, я учусь.

— Ммм… — У Брэда был задумчивый вид. — Думаю, что это какая-нибудь фигня типа социологии или экономики.

— Экономика — это не фигня. И как вообще ты узнал, что я учусь? — Патриция с интересом смотрела на него.

Брэд почувствовал, что сейчас он начнет умничать, поэтому решил, что наступило время свернуть тему:

— В любом случае, Патриция, просто чтобы доказать тебе, что не все из нас праздные пьяницы и сексуально озабоченные нарциссы, мне, пожалуй, следует продолжить делать то, что я делаю, то есть разговаривать с моими клиентами. И хотя я уверен, что никто из них не является такой интересной личностью, как ты, я должен делать то, что должен делать, — с шутливой серьезностью в голосе закончил он и отдал ей бокал, который все это время держал в руке. — Вот. По-моему, ты пьешь малибу с ананасом.

Как только он отошел, у столика оказался Марио. Садясь, он уронил свою пинту пива на пол, облив ей ноги, но Брэд не стал ждать развития событий и пошел к столику, где сидели Грег, Линда и Эмма. Перекинувшись с ним парой слов, Грег посмотрел на часы.

— Так. Мы здесь уже сорок минут. Пора двигаться дальше.

Он посмотрел на Элисон и показал на часы, она кивнула. Грег подошел к диджейской, сделал потише музыку и включил микрофон.

— О’кей. Есть ли здесь кто-нибудь из «Молодых и холостых»?

Ответом ему были разрозненные возгласы.

— Это было просто жалко! Я спросил: здесь есть кто из «Молодых и холостых»?

После этого паб взорвался одним пьяным криком.

— Вот так-то лучше! Итак, молодые мои холостяки, пришло время допить свое пиво — труба зовет. Если вы в состоянии следовать за нами, Хетер и Брэд доведут вас до «Энглера», где гиды будут крутить пластинки и веселить вас по-всякому.

Грег выключил микрофон и подошел к Брэду.

— Короче — веди их в «Энглер». Я, Лоррейн и Марио последим за тем, чтобы не было отставших. Когда придете, поставьте музыку повеселее и раскачайте их. Мы подойдем сразу, как только соберем остальных.

— Как ты думаешь, сколько вы будете отсутствовать?

— Минут десять-пятнадцать, а что?

— Да я просто никогда не работал диджеем.

— Ну вот, у тебя прекрасная возможность научиться. Давайте двигайтесь.

Брэд и Хетер повели пьяное и распевающее песни большинство отдыхающих за собой в «Энглер», который до их прихода был абсолютно пуст. Их приветствовал подвыпивший хозяин.

— Вы на десять минут позже пришли, так что уж лучше вам побыть здесь на десять минут дольше, а то не получите… — Тут хозяин прикусил язык, поняв, что только что чуть не раскрыл их договоренность с Элисон. — В общем, заводите музыку.

— Ты не мог бы показать, как это сделать? Я раньше никогда не работал на вертушках. Мне еще не приходилось быть диджеем.

— Просто охуительно получается! На десять минут опоздали да еще и прислали мне гида, который никогда не диджеил, — бармен покачал головой. — Ладно, пошли со мной. Меня зовут Рассел. А ты кто?

— Брэд.

— Хорошо, Брэд, — пожав ему руку, Рассел слегка переменил тон, — не подумай, что я на тебя лично злой, просто у меня всегда стресс в начале сезона. Ирония. Я специально сюда переехал, чтобы сбежать от стресса. Как я только не пытался уйти от стресса дома! Даже на рыбалку ездил. Никогда не рыбачь, Брэд, если хочешь расслабиться. Это самый напряженный вид отдыха, скажу тебе. Чего стоит одна насадка червя на крючок! Надо насадить его так, чтобы не порвать на две половинки, если вообще получится. Леска постоянно путается. Потом какойнибудь мудак, который рыбачил неподалеку, вдруг уснет, и его лодку прибьет к твоей. Сидишь там весь день на ветру и под дождем, ждешь, пока клюнет, все напрасно, пьешь дрянной кофе и ешь черствые сэндвичи. По-моему, это проебывание времени.

Брэд согласно кивнул.

— Поэтому ты и назвал свой паб «Энглер»? [8] — Брэд не знал, о чем говорить с Расселом.

— Ничего подходящего на ум не приходило. Дома у меня была лавка по ремонту обуви. Не совсем то, да? — засмеялся Рассел, увидев удивленно поднятую бровь Брэда. — К примеру, Трев назвал свой бар «Кокни прайд», потому что он из Лондона. Думаю, это хорошая идея — назвать маленький бар в честь чего-нибудь, что имеет прямое отношение к тебе, его хозяину, поэтому я и решил его назвать «Энглер», учитывая, сколько мне пришлось этим заниматься. По-моему, подходит, ты не думаешь? Брэд считал, что «Маниакально-депрессивный параноик-шиз» подошло бы куда больше, но решил держать свое мнение при себе.

— Итак, Брэд, это — регулятор скорости, тридцать три или сорок пять оборотов. Это — контроль угасания. Вот этой ручкой ты контролируешь правую деку, а этой левую. Ну а это — кросс-фейдер. Здесь — регуляторы частот, а эта кнопка — наушники. Если хочешь, чтобы звук шел только на них, просто переключи ее. Въезжаешь? Хорошо. Что будешь пить? «Сан Мигель» пойдет?

Брэд кивнул, все еще пытаясь разобраться в аппарате. Он просмотрел коллекцию пластинок и скептически хмыкнул. До прихода Грега он с горем пополам сумел проиграть три вещи. Когда Грег его сменил, Брэд с завистью смотрел, как легко тот справляется с вертушками. Грег, включив микрофон, управлял толпой, заставлял всех танцевать и веселиться, и хотя «Happy hour» и «Shout» были не самыми любимыми вещами Брэда, здесь они были очень к месту.

Увидев проходящих мимо Эмму и Линду, Грег подмигнул Брэду и показал три пальца. По его губам Брэд прочитал: «Три очка». Пару раз, когда он проходил мимо них, девушки (обе) щипали его за задницу. Незадолго до ухода группы в следующий бар Эмма зажала Брэда в углу около туалетов.

— Классно, да?

— Я рад, что вам нравится. — Брэд нервно огляделся, не видит ли Элисон или Патриция, как Эмма держит его за руку.

— Брэд, у меня для тебя две новости — хорошая и плохая, — заплетающимся языком объявила Эмма.

— Например?

— Ну, плохая — это то, что Линда хочет Грега.

— О, для меня это, скорее, хорошая новость. — У Брэда автоматически включился механизм защиты собственного эго.

— Нет. Хорошая новость — это то, что я хочу переспать с тобой, — пьяно захихикала Эмма.

— Эмма, мне бы не хотелось, чтобы ты думала, что я такой легкодоступный и сплю со всеми подряд.

— Я не думаю, что ты такой. — Ее ногти легко прошлись по внутренней стороне его бедра.

— Тогда нормально. Ты ведь знаешь, что мы будем продолжать знакомство с местными барами до полуночи? Ты сможешь продержаться до конца?

Эмма поднялась на носочки и прошептала ему в ухо:

— Я могу продержаться вечность.

Брэд улыбнулся, выскользнул из ее объятий и пошел к Грегу, который ставил пластинку Эдвина Старра.

— Грег, знаешь что…

— Что?

— Ты никогда не угадаешь, что сейчас было.

— Продолжай.

— Эмма подкатила ко мне и сказала, что они хотят поменяться, — ну, в общем, ты с Линдой, а я с ней…

— А, это. — Грег поставил еще одну пластинку и опустил на нее иглу, — я знаю. Это была моя идея.

— Твоя идея?!

— Ага. Я это еще в «Кокни» организовал. Подожди минутку. — Грег запустил пластинку. Это был Гарри Глиттер, «Leader of the gang». — Они явно готовы оттрахать все, на чем есть значок гида.

— Как ты догадался? — перебил его Брэд.

— А вот так вот. В любом случае я получил максимум очков за Эмму, а так как она не дает в задницу, трахать ее снова нет смысла.

Через десять минут экскурсия по барам продолжилась в «Сержанте Пеппере». Где-то по пути Патриция отстала, лишив Брэда возможности поговорить с ней снова. Закончив в «Пеппере», Майки и остальные двинулись в клуб «Стар» — последнюю точку, а Грег направился к себе в номер, чтобы увеличить разрыв в счете. Поскольку Брэд был пьян и возбужден, он решил присоединиться к Эмме, Линде и Грегу. Девушки ушли раньше и ждали их в баре гостиницы. Брэд сел с ними и заказал себе кофе и сэндвич — перекусить, пока Грег решал проблемы с парнем на ресепшен.

Когда он вернулся, Брэд вовсю зевал.

— Не знаю, как другие, но я просто разваливаюсь.

— Жаль, — ответствовал Грег, кладя руки девушкам на плечи, — полагаю, мне придется подняться с двумя этими девушками и самому присмотреть за ними.

— Издеваешься? Мало того, что любовь моей жизни бросила меня ради тебя… — шутливо обиделся Брэд, глядя на Линду. — Мне просто повезло, что у этого представителя прекрасной половины человечества есть чувство справедливости… — Он взъерошил Эмме волосы. — … И вкуса.

— Ну что же! У меня есть для тебя кое-что попробовать на вкус. — Грег схватил Линду за руку и потащил ее к лестнице. — Увидимся завтра на пляже.

— Он настоящий сердцеед, а? Как он изящно выражается!

Эмма была явно пьяна и только улыбнулась на комментарий Брэда.

— Тогда пойдем. Пора в постельку.

Эмма икнула и чуть на свалилась, потянувшись за своей сумочкой. Ее высокие каблуки так громко цокали по мраморному полу, что он убедил ее снять туфли, когда они поднимались в лифте на его этаж.

Секс не доставил ему никакого удовольствия. Они оба были пьяны, и какой-либо намек на страсть отсутствовал. Несколько поцелуев в качестве прелюдии, затем последовала возня в миссионерской позе, во время которой Брэд умудрился-таки кончить в первый из привезенных с собой презервативов. Не привели его в лучшее настроение и расспросы Эммы о Марио. Выяснилось, что половина отдыхающих девчонок очень его хотела, включая и ее саму. Через пару минут она отключилась. Он поставил часы на половину девятого и, засыпая, подумал о том, что если так и будет продолжаться, то, пожалуй, все привезенные презервативы он использует сам.

Проснувшись, Брэд обнаружил, что Эмма уже ушла, что было весьма кстати, так как к нему в дверь постучала Элисон. Она принесла список того, что нужно было купить для пляжной вечеринки. В списке было все необходимое, чтобы каждый из клиентов как следует нажрался в кратчайшие сроки, — сангрия, шампанское, пиво, яйца и прочее.

Спустившись вниз, Брэд заступил на работу за стойкой турфирмы. Тут он выяснил, что пара довольно симпатичных клиенток были на самом деле близняшками. Он подумал, что вчерашней ночью либо он был намного пьянее, чем он думал, либо они не появлялись вдвоем в одном и том же месте.

К концу его смены бар постепенно наполнился клиентами, которые собирались на пляжную вечеринку. Ему пришлось подойти к группе из четырех молодых ребят, называющих себя плимутской бандой, которые врубили на полную катушку свой геттобластер, так, что трэш-метал разрывал динамики. Это вызвало недовольство клиентов, которые имели более утонченные музыкальные вкусы или у кого просто было похмелье.

— Как дела, ребята? Никакой реакции.

— Нельзя ли сделать потише?

— Извини, дружище. Тебя не слышно. Музыка громко играет.

Брэд не знал, что делать в этом случае. Это были клиенты, и он не мог пойти на конфронтацию, но, с другой стороны, он не мог позволить себе упасть в глазах остальных клиентов, большинство из которых музыка раздражала. Это была его первая дилемма. Он решил быть тактичным, но твердым, однако ему не пришлось ничего делать — проходивший мимо Грег вырвал из рук парня магнитофон, с грохотом обрушил его на стол, нажал на кнопку «стоп» и, вытащив кассету, со словами: «Достаточно с меня этого дерьма» вышвырнул ее в окно. Протесты плимутской банды были заглушены криками одобрения всех остальных.

— Короче, вы все давайте-ка вставайте на лыжи, потому что вечеринка на пляже начинается!

Он повернулся к плимутской банде:

— А вы четверо… — Грег нагнулся к ним так, чтобы никто не мог их слышать; его лицо выражало решительность. Брэд похолодел. Он был уверен, что сейчас начнется серьезная драка. Лицо Грега расплылось в полуулыбке-полуухмылке — … будете в говно на этой вечеринке, потому что я собираюсь залить вам в глотку столько эля, что вы не отличите «Megadeath» от Лизы Стенсфилд.

— Йии-хаа! — хором завопила банда.

Грег поверхгулся к Брэду и многозначительно подмигнул. Брэд с открытым ртом наблюдал «мастера за работой».

К полукруглому пляжу вела дюжина ступеней. Грег, выбрав самое пустынное место, которое мог найти, нарисовал на песке поле и натянул между двумя шестами веревку вместо сетки. Место для игры в пляжный волейбол было готово. Захлопали открываемые бутылки шампанского, заиграла музыка. Пляжная вечеринка постепенно набирала обороты.

Бесплатный алкоголь лился рекой. Брэд ходил между отдыхающими, чтобы убедиться, что у каждого хорошее настроение (то есть все бухают). Для него это была прекрасная возможность познакомиться с остальными из группы. Среди них было четыре медсестры из Шотландии, которые впервые отдыхали за границей, и одна медсестра из Кембриджа с подружкой-студенткой. Их звали Ванесса и Абигейл. Эти две девушки поначалу показались ему абсолютно неинтересными, но, разговаривая с ними, Брэд заметил их живые глаза и тепло, которое они излучали. Именно это, а не их большие и круглые сиськи заставило провести с ними полчаса за разговорами. Это также дало ему возможность не общаться с Линдой и Эммой, которые соревновались с плимутской бандой в том, кто из них быстрее нажрется.

Брэд заметил что рыженькая Патриция посматривает в его сторону, но после прошлой ночи его план относительно нее претерпел изменения: теперь он решил, что будет общаться с ней так же, как с другими, не делая никаких различий, по крайней мере временно. Ему было непросто удерживаться от того, чтобы не смотреть в ее сторону, но это было скорее из-за Марио, который терял в его глазах последние остатки уважения, делая стойку на руках и демонстрируя свою силу попытками поднять Патрицию и швырнуть в море.

Стюарт, коричневый человек, был одет точно так же, как и в день прилета. У него не было пляжного полотенца, и, несмотря на то, что термометр зашкаливал за сорок, он лишь слегка подвернул рукава и брючины. Коричневые ботинки и носки он не снимал, но смазал открытые участки кожи солнцезащитным кремом и выглядел довольным, сидя в отдалении от всех, засунув руки в карманы. Иногда он смотрел в сторону остальных, иногда к нему подходили гиды узнать, как он себя чувствует и не хочет ли выпить. Его единственный бокал шампанского стоял рядом нетронутым. Когда к нему подошел Брэд, на его коже уже проступали первые признаки солнечных ожогов. На попытки уговорить его перейти в тень или выпить воды он реагировал имитацией треска мотоцикла.

Примерно через час Грег начал игры. Сначала это было соревнование в бросании яиц. Шесть пар выстраивались друг против друга и бросали друг другу яйцо, стараясь делать это так, чтобы оно не разбилось. После каждого раунда оставшиеся пары должны были увеличить расстояние между собой на два шага. В течение второго раунда яйцо разбилось о ключицу Ванессы, и липкая масса потекла по ее прекрасной правой груди, капая с соска. Все мужчины, которые это видели, застыли, молча глотая слюну и объединившись в желании вернуться в следующей жизни не в теле человека, а в виде яичного желтка.

Через час все участники изрядно вывозились в яйцах, муке и разной другой еде. Выпивка скоро кончилась, и Лоррейн пришлось бежать в супермаркет покупать еще. К моменту последней игры абсолютно все были в дугу (включая гидов), и, конечно, по закону подлости, кризис происходит именно тогда, когда ты меньше всего к этому готов. Сегодняшний день не был исключением. Как раз в тот момент, когда Брэд думал, что умрет от смеха, глядя на красномордого, краснорукого Стюарта Коллинза, к нему подбежала одна из шотландских медсестер.

— Брэд, Брэд, помоги! Я не могу найти Гленду. Она пошла поплавать минут двадцать назад и не вернулась!

— Она пила?

— Конечно пила! Как и все остальные.

— Куда она поплыла? — спросил трезвеющий Брэд. Девушка указала в сторону судна, которое все еще качало песок.

— Ты ведь не думаешь, что ее засосало насосом, да? — поинтересовался, как всегда вовремя, Марио.

Девушка начала подвывать. Брэд одарил Марио убийственным взглядом, что вызвало лишь непонимающее пожатие плечами. Марио отправился дальше демонстрировать Патриции свои способности. Остальные гиды и некоторые из клиентов разбежались по пляжу в поисках пропавшей девушки. Брэд вместе с Ванессой, Абигейл и тремя шотландскими девушками пошли в левую сторону. Грег, Линда, Эмма и остальные гиды — направо. Брэд стал серьезно беспокоиться, потому что в море он не видел никого. Одна из девушек, сестра пропавшей, Марго, впала в истерику. Когда они направлялись обратно к месту вечеринки, Брэд увидел Майки, машущего руками и указывающего на девушку в белом купальнике, шедшую рядом с ним.

— Это она? — спросил Брэд у Марго.

— Ага. Слава Богу! — ответила та и рванула навстречу сестре.

Брэд немного расслабился и пошел к бару, где заказал себе пиво. Возвращаясь к остальным, он почувствовал неладное, увидев, как гиды столпились вокруг шотландок.

— В чем дело? — спросил Брэд у Майки. — Я думал, что с ней всё в порядке.

— С ней-то да, а вот у Марго, ее сестры, от волнения случился приступ астмы.

— Охуеть! — все, что смог сказать Брэд.

— Ей нужен венталин. У нее все серьезно. — Ванесса взяла контроль над ситуацией.

— У меня есть в номере, — сказал Брэд.

— Да ладно?! — удивился Грег.

— У меня аллергия на кошек.

— Но явно не на кисок, — пробормотала пьяная Линда.

— Ну тогда не стой тут, беги и принеси его! — заорал Грег.

Брэд рванул к гостинице. Было жарко, и он был очень пьян, но в какой-то момент он почувствовал, что снова трезвеет. У стойки регистрации сидела Элисон.

— Брэд, что ты тут делаешь? Ты должен быть на пляже.

У Брэда перехватило дыхание, и он едва мог говорить.

— Извини-срочно-объясню-не-могу-стоять-быстро-пройти-блядь, — с трудом выдохнул он.

Элисон стояла на его пути, а ее кресло мешало ему пройти.

— Так. Успокойся и объясни, что тебе нужно в гостинице.

Брэд никак не мог восстановить дыхание.

— Брэд, отдышись скорее, потому что я не сдвинусь с места, пока ты мне не расскажешь, что происходит.

Брэд посмотрел на нее, прохрипел «не могу» и протиснулся между ней и стеной. Он слышал, как она кричала ему вслед, но он чувствовал себя одержимым. Вбежав к себе в комнату, он нашел венталин и рванул обратно, но, выбегая, наткнулся на разъяренную Элисон. От толчка она отлетела в сторону.

— Стритер! — завопила Элисон. — Если ты сейчас же не вернешься, я…

Но Брэд ее уже не слышал. Он выскочил из гостиницы и понесся к пляжу. Он чувствовал, что его легкие вот-вот разорвутся. Ему очень хотелось остановиться и отдышаться, но он боялся, что жизнь Марго сейчас зависит от него. У него однажды случился приступ астмы, и он помнил, как это его напугало, однако, приближаясь к пляжу, он заметил, что все ведут себя как ни в чем не бывало. Народ даже в волейбол играл.

Брэд не ожидал увидеть Марго веселой и улыбающейся. Он остановился рядом с Абигейл и Ванессой.

— Что… почему… Марго?

— Все нормально, Брэд. Как только ты убежал, я нашла бумажный пакет и заставила ее подышать в него. Через пару минут она была в порядке, — ответила ему Ванесса. — Однако ты молодец — очень быстро сбегал.

Брэд рухнул на песок не в состоянии что-либо ответить. Внезапно у него закружилась голова, и он почувствовал, что не может дышать. Сначала девушки подумали, что он шутит, но как только поняли, что это не так, крикнули Грегу, чтобы он срочно принес воды. Они прыснули ему в рот его же собственным аэрозолем и облили его холодной водой.

Пять минут спустя паника прошла, и Брэд снова мог нормально дышать.

— Что за хуйня тут случилась?

— Не знаю, — ответил ему Майки, — но если ты можешь так бегать, то я, пожалуй, мог бы организовать тебе игру с «Лондонскими монархами».

— Нет уж, спасибо. Господи, как я заебался!

— После таких показательных выступлений? Это неудивительно, — прокомментировала присоединившаяся к гидам, собравшимся вокруг Брэда, Лоррейн. — Мне кажется, эта милая Патриция впечатлилась. Ты герой! — добавила она с сарказмом.

Брэд посмотрел на Патрицию и улыбнулся. Она улыбнулась в ответ. Брэд собрался с силами и побрел к ней. Ее друзья играли в волейбол.

— Привет, Патриция.

— Ты как, в порядке?

— Теперь в порядке. Жалкое зрелище, да? Вряд ли кого можно впечатлить, рухнув в обморок на пляже.

— О, и кого же ты хотел впечатлить?

Брэд проклял свое подсознание за то, что оно позволило выскользнуть этим словам. Он расхохотался:

— Жаль, что ты так ненавидишь гидов. Представь — если бы я умер, то как бы ты смогла узнать, насколько я на самом деле ужасен.

— Ах, у меня есть хорошая идея, — улыбнулась девушка, — к тому же если бы ты умер, то вечно бы меня потом преследовал.

— Я бы тебя не преследовал. Я был бы твоим ангелом-хранителем, охраняющим тебя от приставаний этих ужасных гидов.

— А как насчет милых гидов? Ты тоже не позволишь им ко мне приставать?

— Нет хороших гидов. Мы все эгоманьяки, которые думают, что могут спать со всеми, кого захотят. Забыла?

— Ммм… а ты тоже такой? — задумчиво спросила Патриция.

— Скажем так, иногда встречаются девушки, с которыми переспать не является главной задачей. — Брэд посмотрел ей в глаза и улыбнулся. Он не знал, стоило ли отпускать умные комментарии, или, может, сразу признаться ей в том, что он ее безумно хочет, или, может, в следующий раз… Решение было принято за него. Грег крикнул ему, чтобы он подошел и помог с уборкой.

— Спасен, да? Поговорим позже. — Патриция кивнула, перевернулась, села и, не глядя на Брэда, застегнула верх купальника.

У Брэда так и не вышло поговорить с ней в тот вечер. После пляжа были барбекю и шарады, а после такого жаркого дня и большого количества алкоголя ряды отдыхающих сильно поредели. Патриция не пришла ни на одно мероприятие, и в конце концов Брэд оказался тем вечером в «Сержанте Пеппере». Он проигнорировал все сообщения от Элисон, в которых она передавала, что разговор срочный. Он примерно предполагал, о чем именно будет разговор, но решил, что будет способен общаться с ней только после того, как хорошенько выспится. «Сержант» был четвертым баром, куда Брэд зашел с оставшимися клиентами.

Проведя с ними весь день, Брэд, наконец, составил свое мнение о них. К сожалению, оно было не в их пользу, и после трудного дня Брэду больше не хотелось их компании.

Он ушел к себе, остановившись на пять минут поболтать с Дэнни, одним из работников. Потом он увидел проходящих мимо близняшек, хихикающих и держащихся за руки. Он попрощался с Дэнни и устремился вслед за ними. Первые несколько минут он шел наслаждаясь, с висящими у него на руках сестрами, однако он был такой уставший, что засыпал на ходу. Когда они наконец дошли до гостиницы, он сделал попытку пригласить их к себе в комнату на чашку кофе. Это был не слишком обдуманный поступок, потому что кофе у него не было. К тому же близнецы ни хрена не поняли из его пьяного бормотания, а даже если и поняли, то вряд ли согласились бы пойти в комнату к мужчине, который еле дотащился до гостиницы, бормоча какой-то бред. В конце концов пьяный Брэд рухнул на свою кровать в одиночестве и храпя забылся тяжелым сном.

Глава вторая

Первое, что поразило Брэда, был шум: рев автобуса, детский смех, крики взрослых, гогот подростков — в общем, слишком много людей. Аэропорт Ибицы в субботу явно не был местом для агорафобов. Брэду казалось, что все смотрят на него, стоящего в этой ярко-желтой униформе. На самом деле так оно и было. Брэд вспомнил ту мистическую ауру, окружавшую тургидов, когда он отдыхал за границей. Они были такими уверенными и спокойными, знающими свое дело и всё вокруг — в такие моменты появившаяся птица с планеты Криптон вызвала бы меньше благоговения. Однако с виду никак нельзя было сказать, что происходит у него внутри. Он держался молодцом. Хетер успокаивала его, а Майки был слишком занят, контролируя собственный мандраж, чтобы обращать внимание на кого-либо еще. Они втроем сидели у входа на терминал, откуда им были видны все прибытия из-за границы. Брэду было трудно держать себя в руках — отчасти из-за нервов, отчасти из-за красотки в униформе — их коллеги из другого агентства, стоящей у стойки. Он пошел к входу.

— Я бы на твоем месте оставалась здесь, Брэд, — сказала ему Хетер. — Помнишь, что нам сказала Элисон?

— А что она сказала? — поинтересовался Брэд.

— Она сказала, что у нас какая-то задержка с разрешениями на работу, поэтому нам лучше не рисоваться в аэропорту, пока они не будут готовы. Теоретически они могут нас арестовать и выслать из страны.

— Чертовски разумно, я считаю, — подал голос молчавший до этого Майки, — потратить кучу времени на наше обучение, заставить нас бросить работу, подружек и все остальное, чтобы потом, через несколько дней на курорте, нас арестовали и отправили обратно только потому, что какая-то тупая сука не удосужилась заполнить бланки. Великолепно.

— Мы же не знаем точно, что это именно из-за нее, Майки, — попробовала вступиться за менеджера Хетер, впрочем, сама не слишком-то в это веря.

— Я не говорил, что это она. Я сказал «какая-то тупая сука». Если ты думаешь, что я имел в виду ее, то…

Хетер лишь хмыкнула в ответ на это. Майки сменил тему:

— Похоже, Грег заработал еще три очка вчера ночью.

Об этом Брэд ничего не знал.

— С кем это? Уж точно не с близняшками, потому что я их сам провожал до гостиницы. — Его слегка передернуло от воспоминаний о позорном конце вчерашнего вечера.

— Нет, это была Ванесса. Медсестра, помнишь?

— Не может быть! Вот сукин сын! Ты имеешь в виду, что он наложил руки на эти прекрасные…

— Не только руки, судя по его рассказам. Все, что Брэд мог сказать, было «Сукин сын!». Хетер стала рассказывать им истории о Греге, которые происходили с ним в прошлом сезоне. На половине истории о пятнадцатилетней дочери хозяина гостиницы Брэд ее перебил:

— О нет!

— В чем дело?

— Мои прилетели!

И действительно. На доске прибытия появился номер MON746 из Гетвика.

— Всё в порядке, Брэд. Ты справишься, — поддержала его Хетер.

Его это не слишком убедило. Он взял свой брифкейс и папку и, понурив голову, пошел к входу с видом приговоренного. Внутри было полно гидов из разных туркомпаний в униформах разного цвета — весь спектр радуги, — которые весело шутили друг с другом и вели себя уверенно, будто принадлежали к какому-то эксклюзивному клубу, в который Брэду еще только предстояло вступить. Он старался выглядеть уверенным, но не знал, куда деть глаза, что делать и как себя вести. Он стоял у дверей, ведущих в зал прилетов, со своей папкой, глядя на багаж прилетевших в поисках наклейки с логотипом его компании. Он был так увлечен этим, что не заметил, как она подошла сзади. Девушка постучала пальцами по его плечу.

— Привет!

— А-э-э… привет.

Это было видение. У нее были вьющиеся волосы, черные, струящиеся каскадом по плечам, обрамляющие ее идеально правильное лицо, на котором доминировали огромные зеленые глаза. У нее также были полные красные губы, гармонирующие с цветом ее униформы. Она спросила с улыбкой:

— Первый раз встречаешь?

— Нет, нет… хотя… в общем-то, да. Она засмеялась.

— Я так и подумала.

— Это заметно, да?

— Боюсь, что так. Я Келли.

— Привет. Я Брэд.

Они обменялись рукопожатием. Ее улыбка была пленительной настолько, что он забыл выпустить ее руку из своей. Возникла неловкая пауза, потом она высвободила руку.

— Мне нужно идти. Удачи!

Брэд пробормотал «спасибо», и она ушла. Если бы он мог, то дал бы себе хорошего пинка. Когда он впервые увидел ее через стекло аэропорта, то представил себе как минимум дюжину остроумных шуток, но все они вылетели из головы.

— Она прелесть, не правда ли? — спросил голос с легким ирландским акцентом.

Брэд повернулся посмотреть на его хозяина. Это был гид из компании «Томпсон» со значком, на котором было имя Лео.

— Ты знаешь, что тебя выдало?

— В смысле? — смутился Брэд.

— В смысле, что это твоя первая встреча клиентов.

— А, это. Нет, не знаю. Как ты понял?

— Легко. Перед гетвикским рейсом приземлились два самолета из Германии. Обычно приходится ждать минут пятнадцать, пока выйдут первые пассажиры, а ты прибежал, едва объявили о прибытии.

Брэд почувствовал себя глупо. В этот момент Лео увидел очень английски выглядевших туристов, выходивших из зала прилетов.

— А вот и мои идут. Увидимся.

У Брэда снова скрутило живот. Он опять позавидовал тому, как легко переключались другие гиды. Прошла целая вечность, пока появился первый клиент с наклейкой «М&X».

Брэд проверил лист прилета. Слава богу, все восемнадцать были на месте. Выйдя из здания, он подошел к Хетер и Майки.

— Всё нормально? — поинтересовалась Хетер.

— Без проблем.

— Ну вот и прекрасно. Встретимся завтра на общем собрании.

Брэд шел к минивэну так медленно, как мог, зная, что в автобусе клиенты ожидали опытного, всё знающего гида. Войдя в автобус, он увидел восемнадцать лиц, выжидающе уставившихся на него. Брэд улыбнулся и сел к ним спиной, пытаясь собраться. Водитель спросил у него что-то по-испански, что звучало как вопрос.

Ему не хотелось, чтобы новоприбывшие клиенты знали, что он не говорит по-испански, поэтому он пробормотал «си». Это получилось удачно, потому что водитель спросил его, все ли на борту. Двери закрылись, и они тронулись в путь. Брэд болезненно ощущал тишину за своей спиной, поэтому, чтобы показать, что он занят чем-то важным, он шуршал бумагами, перебирал листы прилета, надеясь, что клиенты будут думать о нем как о профи, занятом чем-то, что не терпит отлагательства. В конце концов, собравшись с духом, он включил микрофон. К его ужасу, микрофон сначала издал режущий слух вой. Ему на помощь пришел водитель, устранивший проблему, но те крохи уверенности, что еще оставались у Брэда, стремительно исчезали. Прочитав инструкцию о том, что можно, а что нельзя, дрожащим голосом и в два раза быстрее, чем нужно, он хотел поставить кассету, но, потянувшись за брифкейсом, обнаружил, что забыл его в аэропорту. Брэд почувствовал, что его лицо покрывается потом. Он посмотрел на магнитолу и увидел, что в ней уже стоит какая-то кассета. Включив ее, он тут же об этом пожалел. Музыкальные вкусы водителя не отличались утонченностью. Включив снова завизжавший микрофон, Брэд спросил, нет ли у кого кассеты поприличней. Девушка из середины салона дала ему запись Мадонны. При других обстоятельствах Брэд попросил бы ее определить значение слова «приличный», но в данном случае Мадонна была как раз вовремя. Немного оправившись, Брэд стал шутить и рассказывать о местных достопримечательностях. Ответом ему была тишина, и он, снова включив кассету, робко зашуршал бумагами.

Брэду удалось поспать лишь час, когда зазвенел будильник. Ему нужно было поприветствовать двух человек, прилетевших рейсом из Бристоля, которые появились в девять тридцать утра. Брэд немного поболтал с ними и посоветовал им не ложиться спать, так как через час намечалось общее собрание. Они взяли свои сумки и разошлись по номерам. В этот момент появился Майки.

— Ну и как эти двое?

— Мужик отдыхает по путевкам «Молодых и холостых» уже лет пять, поэтому он думает, что знает о месте больше, чем любой из нас.

— Возможно, так и есть. Что насчет девушки?

— Ну, ты ее видел. Вряд ли она тянет на королеву Сан-Ана. Но не переживай. По крайней мере, на твоем рейсе должны быть девочки поприличнее.

— Если они и были, то наверняка решили не лететь. Однако я был так испуган, что, даже если бы куча девчонок с третьей страницы прошла мимо меня, я бы не заметил.

— Понимаю, — посочувствовал ему Брэд, — остается еще манчестерский рейс — на него вся надежда.

В этот момент подъехал автобус с группой из Манчестера. По мере того как они выгружались, Брэд рассматривал толпу в поисках приличных представительниц прекрасного пола. Когда последняя из девушек вышла, Майки и Брэд переглянулись. Майки озвучил мысль, которая была в головах у обоих: «Есть еще рейс из Бирмингема».

Около половины одиннадцатого в холле «Бон тьемпо» в ожидании начала общего собрания скопилось более сотни отдыхающих. Гиды ходили в толпе и разливали бесплатные коктейли «бакс физ» (дешевое шампанское с апельсиновым соком). Брэд был в радостном настроении. Ему предстояла информационная часть собрания, и, хотя он очень нервничал, ему не терпелось показать себя. Поскольку он должен был начать процедуру, его обязанностью было заставить этих людей слушать и запоминать все, что будет сказано. К нему подсел Грег.

— Волнуешься?

— Немного, — честно признался Брэд.

— Все будет отлично, и ты это знаешь. Ты один из лучших гидов, которых я видел.

Брэд не знал, говорит ли это Грег для того, чтобы его поддержать, или он правда так думает. За те несколько дней, которые он здесь пробыл, Брэд очень зауважал Грега и даже немного ему завидовал. Не было сомнений, что тот превращался в гончую, если дело касалось женщин, однако нельзя было отрицать, что клиенты ели у него с ладони.

— Ну поехали.

Брэд свистнул так громко, как мог, чтобы привлечь внимание всех в холле.

— Эй, вы все! Не могли бы вы заткнуться на несколько минут?

Остальные гиды ходили и шикали на тех, кто продолжал болтать. Через полминуты гул перешел в легкое шелестение то там, то здесь.

— Спасибо, — начал Брэд.

Все теперь смотрели на него, включая и остальных гидов. Брэд прохаживался с сифоном в руке.

— Это еще зачем? — прошептала Грегу в ухо Хетер. Тот пожал плечами.

— Итак, всем доброе утро. Толпа нестройно ответила.

— Я бы хотел поблагодарить всех, пришедших на это собрание. Если у вас полные бокалы, то сейчас я научу вас чокаться по-испански.

Брэд поднял свой бокал: «Салют! » В толпе там и здесь зазвенели бокалы.

— Это первый из огромного количества бесплатных напитков, которыми мы будем снабжать вас в течение всего отдыха. Поверьте, их будет много больше, но я скажу об этом чуть позже. Прежде чем мы начнем, мне хотелось бы представить вам всех находящихся здесь гидов. Вашего покорного слугу зовут Брэд. Всегда улыбающийся и готовый прийти на помощь, он будет присматривать за теми счастливчиками, которые будут жить в «Уэртас».

Нестройное приветствие последовало от проживающих в «Уэртас». Брэд продолжал:

— Вон там стоит прекрасная Лоррейн — мой партнер по преступлениям в «Уэртас». — Лоррейн слегка покраснела и помахала рукой. — Вы также будете часто наблюдать Грега, вон того невысокого парня. Несмотря на его малый рост, он опровергает утверждение о том, что размер имеет значение.

Грег заулыбался, ухватил себя между ног и якобы слегка ошалел от неожиданно больших размеров штуки, за которую он держался, — это вызвало множество женских смешков.

— За теми, кто остается здесь, будут присматривать Красавица и Чудовище. Если вам нравятся высокие черные мужчины и белокурые красавицы… — при этих словах Марио выпятил грудь, — …познакомьтесь с Майки. — Майки, подпрыгнув, сел на шпагат и снова вскочил на ноги, вызвав этим возгласы удивления и восхищения. — Ну а чудовище у нас — шучу, шучу — красавица наша, то лучшее, что прибыло из Манчестера после того, как было проложено шоссе Мб, — наша прекрасная Хетер!

После этого представления толпа с минуту скандировала «Покажи ребятам сиськи!», и призвать их к порядку стоило немалых усилий.

— Рядом с ней стоит самый модный чувак на Ибице — Марио.

Марио постарался придать своему лицу наиболее мужественное выражение. Брэд заметил стоявшую в дверях Элисон, которая молча наблюдала за ходом собрания. Он не был уверен, стоит ли представлять ее клиентам. Она ни разу не упомянула про инцидент с венталином после той вечеринки на пляже, и Брэд решил, что она уже выяснила, в чем дело. Он также знал, что она не станет извиняться, поэтому ее молчание было в общем-то неплохим признаком. Брэд не думал, что ей понравится, если он представит ее народу в том же ключе, поэтому он просто продолжил свою речь.

— Ну и последний, но не менее важный персонаж — Сид.

Все гиды озадаченно на него посмотрели. Брэд поднял сифон.

— Вот он — Сид — содовый сифон, и он поможет мне удостовериться, что все вы слушали меня внимательно. У него дурной характер, и он начинает плеваться в тех, кто ему не понравился, так что не обижайтесь, если что.

Грег, улыбаясь, кивнул ему с одобрением.

— Итак, я собираюсь потратить минут пять — десять на объяснения, что здесь можно, а что нельзя и как лучше всего себя вести, чтобы не влипнуть в неприятности. После меня Хетер примерно столько же времени будет рассказывать о том, сколько удовольствий вас ожидает. Мне бы хотелось, чтобы вы все слушали очень внимательно, и не только потому, что Сид может расстроиться, но и для вашей же пользы. Потратив двадцать минут вашего времени сейчас, вы получите возможность провести следующую пару недель намного веселее. Большую часть из того, что будет сейчас сказано, вы можете найти в книге на стойке регистрации. Здесь также есть доска объявлений — она будет держать вас в курсе всех мероприятий, которые мы для вас подготовили. В общем, мы будем жить в тех же гостиницах, что и вы, но, хотя мы всегда поблизости, не забывайте, что и нам иногда необходим сон, поэтому, если мы вам понадобимся, вы можете встретить нас в баре в специально отведенное для этого время. Мы ответим на все ваши вопросы, выполним ваши просьбы или просто можем поболтать. Это время обычно между половиной девятого и половиной десятого утра, а также с шести до семи вечера.

Начнем с гостиниц. Вам лучше постараться познакомиться с обслуживающим персоналом, потому что, хоть вы и привыкли так думать, не всех их зовут Мануэлями и не все они реагируют нормально на подзатыльники. Все они говорят по-английски, а некоторые даже могут ругаться матом.

Брэд повернулся к Фрэнку, который стоял в паре футов от него.

— Не так ли, Фрэнк?

— Так, дрочила ты хренов, — ответил тот на хорошем английском.

Это вызвало в зале истерику. Брэд посмотрел на Грега, который показал ему большой палец. Брэд почувствовал себя более уверенно.

— В холле можно купить почтовые открытки, марки, сладости.

— А презервативы? — поинтересовался один из тех ребят, кого Брэд привез в гостиницу прошлой ночью. Некоторые усмехнулись.

— Я рад, что вы поинтересовались. — Брэд был конечно же рад, и вопрос не застал его врасплох. Он провел с этим парнем минут пять перед собранием, пообещав проставить ему выпивку, если он во время собрания спросит о презервативах. — В некоторых барах стоят аппараты, но, поскольку это католическая страна, найти маленьких резиновых друзей здесь не так просто, как у нас дома. Но, к счастью, я к этому подготовился — гав! гав! — так что если они вам понадобятся, то у меня есть шесть разных типов, которые я буду счастлив уступить вам по скромной цене. Использованные, конечно же, будут немного дешевле.

Брэд продолжил:

— Все что вам нужно знать о том, как звонить домой, можно найти в информационной книге. И еще о гостиницах. Как я уже говорил, мы будем жить с вами, но нам иногда нужно спать. Мы не просим вас ходить на цыпочках, но просим помнить о нас, гидах, и о тех, кто приехал сюда расслабиться, вместо того чтобы жрать алкоголь ведрами или что там еще. Да, по поводу наркотиков… Это очень важно знать. — Брэд строго оглядел всех. — Если кто из вас что-нибудь замутит… — он выдержал паузу и снова всех оглядел, прежде чем его лицо расплылось в ухмылке, — … тогда, конечно же, вы с нами поделитесь.

Всем гидам выступление Брэда понравилось не меньше, чем клиентам.

— Хотя если серьезно, то не делайте ничего такого, за что можно попасть в полицию. Здесь три вида полицейских. Местные — они в голубой униформе — предположительно неплохие ребята. Говоря это, я не имею в виду, что их надо приглашать на чай. Затем гуардиа сивиль, то есть гражданская гвардия. Эти в зеленом, в дурацких шляпах. Так вот, я знаю, что это дурацкие шляпы, вызнаете, что это дурацкие шляпы, но, пожалуйста, не говорите им об этом. Стволы, которые они носят, — настоящие, так же, как и их дубинки, и синяки, которые могут появиться у вас, тоже будут реальными. В середине сезона к ним добавятся еще и националы, но вы их, к счастью, не застанете.

Перед началом собрания Грег посоветовал упомянуть о полиции: следовало слегка припугнуть клиентов, чтобы потом можно было пригрозить звонком в участок как последним аргументом, если не будет другой возможности справиться с нарушителями порядка. Закончив свою часть, Брэд передал слово Хетер. Ему казалось, что все прошло неплохо, хотя он немного поторопился и не выдал всех заготовленных заранее приколов.

Продажи во время собрания были неплохими. Когда они закончили, было уже почти три часа дня. Адреналин схлынул, и Брэд почувствовал себя очень уставшим. Он сел у бара и заказал себе кофе. К нему присоединились Хетер и Грег.

— Ну, как ты? — спросила Хетер.

— Чертовски устал, — ответил Брэд.

— Тебе надо ехать в аэропорт к шести, да?

— Да. Должен признать, что не ожидал бессонной ночи.

— Ничего, привыкнешь, — махнул рукой Грег, — первое время всегда трудно.

Хетер согласно кивнула. Несколько секунд они молчали.

— Ну как, тебе понравилось собрание? — спросила Хетер, меняя предмет разговора.

— Да, ты была очень забавной. Продажи тоже неплохие, так что ты молодец.

— О, я не спрашивала тебя, понравилось ли тебе мое выступление, — перебила его Хетер, — хотя спасибо в любом случае. Я спросила, понравилось ли тебе самому выступать?

— Я серьезно нервничал в начале, но когда получил какой-то отклик, мне стало гораздо спокойнее. И поддержка этого придурка-скауза тоже помогла.

— Ну, думаю, ты ее заслужил, — сказал Грег бодро. — Когда Фрэнк назвал тебя дрочилой — это было просто великолепно, правда, Хет?

— Офигенно! И с сифоном тоже. Жестко и в то же время смешно. И еще мне понравилось, как ты прикололся над Марио. Уверена, он ни хрена не понял.

Брэд немного смутился от похвал, но у него отлегло от сердца. Заслужить уважение своих коллег было для него очень важно, особенно если учесть, что ему придется работать с ними до конца сезона. Минут через десять в бар вошла Элисон.

— Как продажи?

— Я еще не подсчитывал, но что-то около восьмидесяти процентов, и я уверен, что после сегодняшней прогулки по барам будет еще больше, — ответил Грег.

— Прекрасно! Ты отлично объяснила на собрании насчет экскурсий, Хетер. Молодец, — похвалила Элисон.

— Спасибо. Брэд тоже был неплох, правда?

— Неплохо для первого раза, — бросила Элисон. — Кстати, я собиралась с ним поговорить кое о чем. Не могли бы вы нас оставить?

— Да, я пойду к себе, вздремну. Хет, не хочешь присоединиться? Уверен, ты принесешь мне пять очков.

— Да ты шутишь! — захохотала Хетер. — У Фрэнка больше шансов, чем у тебя. Да у тебя и не встанет без ложки.

— Такой большой ложки не существует, дорогая.

— Брэд, не вздумай стать таким же, как он, — махнула рукой Хетер.

— Вряд ли. Для начала мне придется отрезать себе ноги, чтобы быть с него ростом. — Рост Грега был единственным недостатком, над которым Брэд мог подшутить.

— А после того как ты их отрежешь, тебе еще нужно будет отрастить хрен в два раза, — реакция Грега была молниеносной, — и в любом случае нельзя иметь двух меня в одном месте — слишком много радости для женского населения.

— Извините, но меня уже тошнит, — скривилась Хетер. — Элисон, Брэд, увидимся вечером.

Они попрощались, и какое-то время Брэд наслаждался появившимся чувством общности с этими ребятами. Подобное чувство возникает у ученика, когда на него в конце концов обращают внимание старшие.

— Как, ты считаешь, прошла твоя часть выступления? — спросила его Элисон.

Сомнения Брэда ушли во время разговора с Хетер и Грегом, поэтому ему не хотелось критиковать себя слишком сильно. Он ответил то же, что и ребятам:

— Сначала я нервничал, но потом, когда был какой-то отклик на мои шутки, я почувствовал себя более уверенно.

— Под шутками ты подразумеваешь угрозы обрызгать людей из сифона?

То ли от усталости, то ли от похвалы Грега Брэд не заметил, к чему клонит Элисон, и наивно ответил:

— О, это! Я придумал это по пути в аэропорт. По-моему, хорошо получилось, не думаешь?

— А что, если бы кто-нибудь начал издеваться? До Брэда стало доходить, к чему она клонила, но ему казалось, что он ничего плохого не сделал и оправдываться не должен

— Думаю, я бы его обрызгал. Элисон не удивил ответ Брэда.

«Думаю, я бы его обрызгал»… — повторила она медленно. — А ты не думал, что после этого начался бы бардак? Например, люди стали бы обливать друг друга шампанским?

Прежде чем ответить, Брэд хорошенько подумал.

— Нет, я так не считаю. Если бы кто-то начал, то я бы предупредил его пару раз и, прежде чем облить, убедился бы, что он раздражает остальных. После этого я предложил бы проголосовать за или против того, чтобы его обрызгать. В таком случае большинство было бы на моей стороне.

Элисон не ожидала столь обдуманного ответа. Конечно же он был прав, но она никогда бы этого не признала — уж только не Брэд!

— Ну что ж, наверное, с твоим богатым опытом виднее, но позволь мне, неопытной, сказать, что ты неправ и что я не хотела бы впредь видеть нечто подобное. — Она сменила тему прежде, чем Брэд смог что-либо сказать в свое оправдание. — И еще я бы не хотела видеть, как ты впариваешь презервативы. Большинство из этих ребят приехали с очень скромным бюджетом, и нам нужно, чтобы они потратили как можно больше денег на экскурсии, футболки и другие вещи, которые приносят доход «М & X». Нам бы не хотелось, чтобы их деньги шли в твой карман. Ты знаешь, что в головном офисе очень не любят левых заработков.

— Подожди-ка. Я не пытаюсь делать левых денег. Доход от продажи презервативов компания может брать себе, я лишь хочу, чтобы мне вернули их стоимость. Как ты правильно заметила, большинство из них действительно дети, и здесь у них появился шанс с кем-нибудь переспать. Здесь страна, в которой контрацептивы не в почете, и ты бы хотела, чтобы они не предохранялись?

— Все, что я хочу, это проданных экскурсий.

— Да ладно, Элисон, ты ведь не думаешь, что продажа презервативов по два фунта за штуку серьезно может повлиять на продажи экскурсий?

— В любом случае ты не должен был этого делать, не спросив у меня разрешения…

— О’кей, — прервал ее Брэд, пытаясь держать себя в руках, — я должен был сначала спросить у тебя разрешения, и я прошу прощения за то, что этого не сделал. Но уверен, что ты понимаешь мою логику в этом случае. И кроме всего прочего это было забавно.

— Это твое мнение, и я не хочу его больше слышать, понятно?

— Да, но…

— Понятно?!

Брэд заткнулся. Элисон завелась не на шутку.

— И что это еще за советы не пользоваться телефонами гостиницы?

— Но ведь это грабеж! Лоррейн заплатила четыре тысячи песет за менее чем пять минут разговора. Это стоило бы тысячу, если звонить из будки.

— Клиенты могут сами об этом узнать. Наши отношения с владельцами гостиниц намного важнее, и мы не должны делать того, что может их испортить.

— Даже если они обдирают наших клиентов?

— Как я уже сказала, пусть они сами узнают, откуда дешевле звонить.

— Минуту назад ты сказала, что «М & X» нужны их деньги, а теперь утверждаешь, что тебе наплевать, если на пару звонков они потратят столько денег, сколько стоит билет на самолет?

Брэд знал, что ему следовало бы заткнуться, но он был уверен, что Элисон понимает, что говорит, и они придут к какому-то согласию в защите интересов клиентов. Брэду еще предстояло узнать, что логика и эмоции смешиваются в характере Элисон, как вода и масло. Признать свое поражение в споре с Брэдом было для нее то же самое, что для аятоллы Хомейни признать, что нет ничего лучше, чем чашка горячего какао и «Сатанинские стихи» на ночь.

— Просто делай, что тебе говорят, и всё. Господи! — Элисон хлопнула папкой по столу. — Кто здесь, в конце концов, менеджер — ты или все-таки я?

— Конечно ты, но…

— О, прекрасно, хоть это мы выяснили. И поэтому ты не представил меня на собрании? Не хотел, чтобы клиенты знали, кто твой менеджер? В чем дело? В том, что я младше тебя? Потому что я женщина?

— Нет, конечно же нет. Я думал, что…

— Тогда перестань думать. Тебе платят не за то, чтобы ты думал, а за то, чтобы ты делал то, что тебе скажут. Тебе еще надо многому учиться, Брэд, очень многому.

Элисон взяла со стола свои вещи и немного успокоилась.

— Ты должен помнить, что у тебя два уха и один рот, а не наоборот. Научись использовать их именно в таком порядке. Я сотрясаю здесь воздух не просто для того, чтобы выиграть спор. Я говорю все это, потому что у меня за плечами шесть лет опыта. Почему, ты думаешь, меня взяли на должность менеджера по курорту на Ибице?

Брэд прикусил губу.

— Я знаю, что ты очень амбициозный парень, поэтому слушай, что я тебе говорю, и когданибудь окажешься на моем месте.

Брэд просто хмыкнул. Этот разговор его вымотал.

— Итак, не забудь, что через пару часов тебе надо быть в аэропорту, и я бы на твоем месте поднялась бы к себе в комнату и освежилась. Если прилет не отложат, увидимся вечером. О’кей?

Поднявшись в номер, Брэд рухнул на кровать. Весь энтузиазм улетучился вместе с последними остатками энергии. Надев шорты, он спустился и прогулялся до апартаментов «Танит», где жил Дэнни, который работал в «Сержанте Пеппере».

Дэнни снимал квартиру вместе с новозеландцем Роббо. Они оба жили с продажи различных наркотиков. Дверь открыл Роббо, одетый в саронг. Его волосы были растрепаны, а глаза красны, как марокканское солнце.

— Ио, чувак! Как сам? Эй, Дэнни, Род пришел.

— На самом деле меня зовут Брэд.

— О, сорри, старик. Курнуть не желаешь?

— Не, спасибо. Мне через пару часов в аэропорт надо, а я уже затрахан до смерти. — Он прошел в большую комнату. — Как сам, Дэнни?

Дэнни возлежал на диване, возле которого стояли пустые бутылки из-под колы и переполненная пепельница. Несмотря на то что балконная дверь была открыта, в комнате чувствовался запах старых носков и гашиша. Брэд купил грамм спида (он не мог позволить себе кокаин), обменялся приличествующими любезностями и пошел к себе. Поднявшись, он обнаружил на двери записку от Элисон с указанием переехать в «Уэртас». Времени оставалось лишь на то, чтобы принять душ и собраться. Он упаковал свои вещи, готовый переехать с утра.

В этот раз в аэропорту было намного спокойнее. Прилет отложили на сорок пять минут, поэтому он заказал себе кофе, вынюхал дорожку спида и сел у автобусной остановки. Был приятный теплый вечер, и ему очень хотелось прилечь на траву и поспать. После объявления прилета он выждал еще десять минут, прежде чем пойти встречать пассажиров. Единственным английским гидом, кроме него, на прилете была девушка с короткими черными волосами и в уродливой униформе.

Брэд подошел к ней, прочитал ее имя на значке и представился:

— Привет! Меня зовут Брэд. Я полагаю, обратно до Сан-Антонио мы едем на одном автобусе?

— Да. Кстати, я рада, что ты здесь, потому что я впервые встречаю клиентов, а мой менеджер так и не появился. — Она помолчала секунду, потом вспомнила, что не представилась. — Ой, извини. Меня зовут Стелла.

Они пожали друг другу руки.

— Значит, ты работаешь на «Молодых и холостых», да? Я подавала заявление в вашу компанию, даже дошла до Бридлхерста, ну, ты знаешь, последнее интервью, но потом… — Ладно, не важно. По крайней мере, я здесь, и ладно. А сколько ты уже на них работаешь?

— Вообще-то это мой первый сезон.

— Вот черт! Ты шутишь. Я-то думала, ты поможешь мне с трансфером. Я понимаю, что это не очень честно, поскольку моих будет большинство, но мне показалось, что ты опытный гид.

— Зависит от того, что ты подразумеваешь под словом «опытный». — Он посмотрел на нее, ожидая реакции. Она улыбнулась и покраснела. — Так ты хочешь, чтобы я тебе помог, или нет?

— Конечно!

Клиенты Брэда вышли первыми. Он провел их к автобусу, затем вернулся обратно в зал прибытия, где увидел полдюжины чернокожих лондонцев, которые, окружив ее, глумились как хотели. Брэд хотел было ей помочь, но Стелла прекрасно справлялась сама.

Этот трансфер прошел не в пример лучше, чем в первый раз. Он болтал без умолку в микрофон почти половину пути и достиг прекрасного взаимопонимания с пассажирами.

Черные лондонцы были футболистами из «Бритиш рэйл». Они каждый год ездили отдыхать вместе. Брэд договорился встретиться с ними на футбольном стадионе в Сан-Антонио, чтобы «Молодые и холостые» могли с ними поиграть. Брэд подумал, что было бы неплохо взять их всех с собой в поход по барам сегодня вечером. И он договорился встретиться с ними в маленьком баре «Чарльстон». Он мог выбрать и «Сержант Пегшер», но почувствовал, что ему нужно сделать приятное. Элисон, а что может быть лучше, чем прийти с группой туристов из другой туркомпании. Таким образом, в десять часов Брэд с тридцатью новоприбывшими клиентами другой компании и абсолютно пьяным гидом Стеллой веселился в «Чарльстоне». «Чарльстон» был маленьким, длинным и узким. Стойка бара тянулась почти по всей его длине, а на противоположной стороне было зеркало, создававшее иллюзию пространства. Стены были выкрашены в розовый и серый, а ультрафиолетовые лампы выхватывали белые футболки, зубы и перхоть посетителей. Бар был популярен среди рабочих, которые нюхали много кокаина, и ультрафиолетовые лучи легко выдавали следы белого порошка вокруг ноздрей. Хозяевам было чуть за двадцать, поэтому музыка была отличной и никому не хотелось уходить. Брэду пришлось подождать до половины одиннадцатого, прежде чем убедить их последовать за ним в «Сержант Пеппер». Он не мог поверить, что до сих пор держится на ногах. Когда Брэд уходил, один из владельцев, которого все называли Даффи, подошел к нему и пожал его руку: «Спасибо, Брэд. Если сможешь продержать их здесь в следующий раз подольше, я заплачу тебе немного больше». Брэд убрал руку и, посмотрев на нее, нашел две смятые купюры по тысяче песет. Не успел он ничего подумать или сказать, как его вытащили на улицу, и все направились в «Пеппер». Брэд знал, что за левые деньги могут уволить. Его первой мыслью было отдать деньги Элисон и объяснить, как это получилось. Но то, как она с ним обращалась в последнее время, абсолютно отбило у него охоту делать это. Альтернативой было спросить совета у Грега. Брэд предположил, что Грег скажет ему оставить деньги, но впереди было несколько месяцев работы вместе, а он не знал, какие у Грега отношения с Элисон или как могут измениться его собственные отношения с ним. Поэтому он просто оставил деньги и ничего не сказал. В конце концов к нему пришло решение.

— Стелла, у тебя есть минутка?

К этому моменту Стелла была здорово пьяна. На ней был белый топ со шнуровкой, который, стягивая грудь, поднимал ее, образуя прекрасное декольте. С панковскими черными волосами она выглядела вызывающе сексуально. Когда Стелла шла рядом, Брэду трудно было удержаться от явного разглядывания ее груди.

— Кайфуешь? — спросила она, взяв его под руку.

— Да. — Брэд исподтишка бросил на нее еще один вожделеющий взгляд.

— Стелла, у меня небольшая проблема.

— Не беспокойся, Брэд, — сказала она, — это случается с мужчинами твоего возраста.

— Очень смешно. Ну, я должен признать, что иногда кончаю себе в трусы, но это не то, — сказал он, вытаскивая две купюры, — это вот что.

Стелла взяла деньги и посмотрела на них.

— О, понимаю, — сказала она медленно, — ты можешь заниматься с женщиной любовью только тогда, когда заплатишь?

— Если бы это было так, дорогая Стелла, тогда я бы ожидал по крайней мере одну тысячу девятьсот девяносто пять песет сдачи.

Они оба засмеялись.

— Даффи дал их мне за то, что я привел всех в его бар. А поскольку большинство — твои клиенты, будет справедливо, если ты возьмешь их.

— Не глупи, — сказала Стелла, — ты убедил их прийти туда, поэтому это твои деньги.

— Нет, серьезно, Стелла, возьми их. Я буду чувствовать себя лучше.

— Ой, ты такой милый! — Она чмокнула его в щеку. Он почувствовал, как ее правая грудь скользнула по его локтю. Стелла явно становилась для него более привлекательной.

Когда они вошли в «Сержант Пегшер», вечеринка была в самом разгаре. Грег и Лоррейн были на сцене, подпевая Рэю. Марио разговаривал с Элисон, а Майки болтал с группой из трех девушек, незнакомых Брэду. Майки первым заметил Брэда и футбольную команду. Он оставил девушек и подошел к нему, обменявшись с ним долгим рукопожатием.

— Так где ты нашел всех этих братьев? — Майки поприветствовал их кивком и улыбкой, когда они вошли. Футболисты хотели веселиться, и, как только они появились в баре, обстановка сразу же изменилась. Элисон повернулась, чтобы посмотреть, что происходит. Увидев Брэда в центре этого урагана, она тут же поняла, что футболисты не были клиентами «Молодых и холостых». Она повернулась к Марио:

— Кто эти люди с Брэдом?

Марио пожал плечами. Элисон встала и прошла к танцполу, чтобы посмотреть, что там происходит. Первой ее реакцией, основанной на параноидальной идее, что все, что делает Брэд, направлено на подрыв ее власти, было уволить его. Она уже приготовилась попросить Брэда выйти, когда Нойл, ирландский владелец «Сержанта Пеппера», помахал ей, чтобы она подошла к стойке, где и вручил ей коричневый конверт.

— Держи, дорогуша. Я уже все для тебя насчитал, когда этот здоровяк-гид привел черных ребят. Я добавил еще шесть тысяч. Я знаю, что он привел больше чем тридцать человек, но они пришли на добрых полчаса позже остальных. В чем была проблема? Он что, не мог убедить их уйти из «Энглера»?

— Ммм… нет. То есть да, что-то вроде этого.

Элисон поняла, что Нойл принял толпу, пришедшую с Брэдом, за их клиентов и в результате заплатил ей, как они и договаривались, за каждого человека. Она улыбнулась про себя и бросила конверт в сумочку. Все, что ей нужно было сделать сейчас, это удостовериться, что все они пойдут в «Стар», — и еще один толстый коричневый конверт будет ее. Она подошла к Брэду.

— Брэд!

Брэд едва мог слышать ее из-за громкой музыки и криков. Она помахала ему рукой, чтобы он подошел к бару, где было чуть менее шумно.

— Так лучше. Как прошел трансфер?

— Неплохо. Я работал с микрофоном — так я их и заполучил. Ты не против? Я просто подумал, что если я покажу им, как надо правильно отдыхать, то они на следующее лето купят путевки в нашей компании.

— О, понимаю, — сказала она медленно, — ты можешь заниматься с женщиной любовью только тогда, когда заплатишь?

— Если бы это было так, дорогая Стелла, тогда я бы ожидал по крайней мере одну тысячу девятьсот девяносто пять песет сдачи.

Они оба засмеялись.

— Даффи дал их мне за то, что я привел всех в его бар. А поскольку большинство — твои клиенты, будет справедливо, если ты возьмешь их.

— Не глупи, — сказала Стелла, — ты убедил их прийти туда, поэтому это твои деньги.

— Нет, серьезно, Стелла, возьми их. Я буду чувствовать себя лучше.

— Ой, ты такой милый! — Она чмокнула его в щеку. Он почувствовал, как ее правая грудь скользнула по его локтю. Стелла явно становилась для него более привлекательной.

Когда они вошли в «Сержант Пеппер», вечеринка была в самом разгаре. Грег и Лоррейн были на сцене, подпевая Рэю. Марио разговаривал с Элисон, а Майки болтал с группой из трех девушек, незнакомых Брэду. Майки первым заметил Брэда и футбольную команду. Он оставил девушек и подошел к нему, обменявшись с ним долгим рукопожатием.

— Так где ты нашел всех этих братьев? — Майки поприветствовал их кивком и улыбкой, когда они вошли. Футболисты хотели веселиться, и, как только они появились в баре, обстановка сразу же изменилась. Элисон повернулась, чтобы посмотреть, что происходит. Увидев Брэда в центре этого урагана, она тут же поняла, что футболисты не были клиентами «Молодых и холостых». Она повернулась к Марио:

— Кто эти люди с Брэдом?

Марио пожал плечами. Элисон встала и прошла к танцполу, чтобы посмотреть, что там происходит. Первой ее реакцией, основанной на параноидальной идее, что все, что делает Брэд, направлено на подрыв ее власти, было уволить его. Она уже приготовилась попросить Брэда выйти, когда Нойл, ирландский владелец «Сержанта Пеппера», помахал ей, чтобы она подошла к стойке, где и вручил ей коричневый конверт.

— Держи, дорогуша. Я уже все для тебя насчитал, когда этот здоровяк-гид привел черных ребят. Я добавил еще шесть тысяч. Я знаю, что он привел больше чем тридцать человек, но они пришли на добрых полчаса позже остальных. В чем была проблема? Он что, не мог убедить их уйти из «Энглера»?

— Ммм… нет. То есть да, что-то вроде этого.

Элисон поняла, что Нойл принял толпу, пришедшую с Брэдом, за их клиентов и в результате заплатил ей, как они и договаривались, за каждого человека. Она улыбнулась про себя и бросила конверт в сумочку. Все, что ей нужно было сделать сейчас, это удостовериться, что все они пойдут в «Стар», — и еще один толстый коричневый конверт будет ее. Она подошла к Брэду.

— Брэд!

Брэд едва мог слышать ее из-за громкой музыки и криков. Она помахала ему рукой, чтобы он подошел к бару, где было чуть менее шумно.

— Так лучше. Как прошел трансфер?

— Неплохо. Я работал с микрофоном — так я их и заполучил. Ты не против? Я просто подумал, что если я покажу им, как надо правильно отдыхать, то они на следующее лето купят путевки в нашей компании.

Элисон была рада, что она не наказала Брэда, — не только из-за денег, которые он сделал для нее, но и потому, что он был абсолютно прав. Однако ей все равно нужно было одарить его мудростью своего опыта.

— Это не проблема, Брэд. Просто будь осторожен с большими группами парней, чтобы они не устроили дебош и не испортили настроение всей группе. Хотя эти кажутся порядочными.

Она посмотрела на одного из самых шумных футболистов, которого звали Рейон. Он был без рубашки. Он скользил своим мускулистым торсом вверх и вниз по близнецам, танцуя с одной стороны, в то время как Майки делал то же самое с другой. Вокруг них, свистя и хлопая, собралась небольшая толпа. Элисон полезла в свою сумочку и вытащила пачку билетов. Она вручила их Брэду.

— Вот, раздай им.

— А что это?

— Свободный вход в «Стар». Мне не следовало бы этого делать, но сегодня ты отлично поработал, и, как ты правильно говоришь, в следующем году они, может быть, купят путевки в нашем агентстве.

— Классно! — обрадовался Брэд.

Она смотрела, как он раздает билеты и показывает на нее пальцем. Мгновенно около нее оказался Рейон, схватил ее за руку и поцеловал. Потом посмотрел на нее сверху вниз и улыбнулся, сверкнув золотым зубом.

— Увидимся в «Стар».

Через секунду он уже был на танцполе с близняшками. Элисон натянуто улыбнулась и пошла в туалет проверить, на месте ли коричневый конверт.

Спустя полчаса после того как к ним присоединились Брэд и футболисты, Грег взял микрофон и объявил, что все идут в «Стар». Как правило, только половина группы находила в себе силы идти дальше, но атмосфера была настолько приятной, что из бара ушли не только все туристы, но и остальные посетители. Когда Элисон увидела это, то прыгнула на мопед и помчалась в клуб, куда она добралась на пять минут раньше остальных.

Хозяином клуба «Стар» был приятный испанец Джимми. Он всегда безупречно выглядел и сам лично встречал в дверях группы туристов. Его английское произношение было также безупречным. Увидев Элисон, он приветственно поднял руки. Джимми еще не решил, нравится ему Элисон или нет. Он привык иметь дело с мужчинами, но в прошлом сезоне работала Кирсти, и ее можно было терпеть, поэтому на время он отложил свои предубеждения в сторону.

— Элисон, дорогая, как дела? Прекрасно выглядишь.

Элисон слегка покраснела. Ей очень нравился Джимми. Он был привлекательным мужчиной средних лет, и от него исходил шарм. Он вызывал уважение и имел власть, подкрепленную деньгами и статусом.

— Я в порядке, спасибо, Джимми. Нас сегодня будет намного больше, чем обычно.

— Что ж, прекрасно. Сколько человек?

— Собственно, я именно поэтому и пришла к тебе. Мне бы хотелось помочь тебе их пересчитать.

— О, не беспокойся, Хавьер займется этим. А мы с тобой выпьем. Чупито?

Джимми приобнял ее за плечи и повел к первому бару. Он щелкнул пальцами, и на стойке появились два бокала с напитками. Начали прибывать первые из ее клиентов. Хотя официально поход по барам закончился и гиды могли идти отдыхать, большинство осталось. В начале сезона они могли себе это позволить. Кроме всего прочего этого от них и ожидали — еще одно неписаное правило, из-за которого время работы не было лимитированным.

Брэд и Стелла двигались впереди группы. Они прошли через маленький коридор в меньший из двух залов. Впереди был танцпол, справа бар, слева два других бара. Они прошли мимо будки диджея, которая находилась между двумя залами, чтобы диджей мог видеть толпу. Брэд не знал имени диджея, но они обменялись кивками. Большая часть клуба была выкрашена в белый цвет, по нему в беспорядке были разбросаны яркие разноцветные узоры. Множество растений привносили приятную свежесть. Брэд и Стелла прошли в большое помещение, где невозможно было протолкнуться. В каждом углу было по бару и большой треугольный бар в конце зала, где можно было заказать напитки с разных сторон. Они прошли мимо этого бара к другому, расположенному чуть дальше, и известному как «бар пять». Там обычно собирались гиды — им нужно было лишь поставить свою подпись в спецлисте, чтобы получить бесплатный напиток. Брэд почувствовал, что Стелла уже приняла решение переспать с ним. У нее был сильный характер, поэтому ему было неудобно сказать что-нибудь типа «пойдем трахнемся». Он чувствовал, что Стелле хотелось его слегка подразнить.

— Так в каком отеле ты остановилась в Сан-Ане? — поинтересовался Брэд.

— Ни в каком.

— Ты снимаешь квартиру?

— Нет. Я живу в отеле. — Она улыбнулась и отпила из своего стакана.

Брэд слегка смутился. Он оптимистично подумал, что она не остановилась в своем отеле, потому что хочет остановиться в его. Пару минут они помолчали. Брэд был уверен, что она над ним насмехается.

— Так все-таки где ты остановилась? — спросил он ее снова, не понимая, что она задумала.

— Я же тебе сказала — в отеле.

— Хорошо, хорошо. Но как он называется? Сколько слогов? — начал терять терпение Брэд.

— Ты о нем не слышал.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что он находится на Плайя ден Босса.

— Что?! Это же другая сторона острова!

— Очень хорошо, Брэд. Десять из десяти по географии Ибицы.

Брэд не знал, расстраиваться ему или радоваться. К ней он явно не собирался, потому что утром ему нужно было переезжать в «Уэртас». Настало время попробовать сделать первый шаг. Он откашлялся.

— Ты можешь остаться у меня, если хочешь.

— Правда? — Она смотрела мимо него, посасывая через соломинку свой коктейль.

Брэд не понял, иронизирует она или нет, и потому решил немного разбавить свое предложение.

— Ну, в общем, ты ведь понимаешь. Сейчас автобусы уже не ходят, и поздно уже. В любом случае у меня есть вторая кровать…

— О, кровать меняет дело! — Теперь в ее голосе был сарказм. — Если у тебя есть свободная кровать, то какой мне смысл ехать обратно? — Стелла поставила на стойку стакан и взяла сумку. — Мне лучше пойти и поймать такси. Пока!

Она пошла к выходу, глядя через плечо и усмехаясь. «В эту игру можно поиграть», — подумал Брэд.

— Ладно, я провожу тебя до остановки.

Вместо того чтобы пойти к остановке, они свернули на аллею за клубом. Через пару минут Брэд заговорил.

— Стелла!

— Что?

Он развернул ее лицом к себе, развел руки и прижал ее к холодной стене, держа за запястья. Потом заглянул ей в глаза. Она улыбнулась, затем, согнув колено, стала водить им в паху у Брэда. Он отпустил одну ее руку и расстегнул ей две пуговицы топика, в то время как их рты впились друг в друга. Как только образовалось достаточно пространства, Брэд сунул ей в вырез руку, приподнимая ее грудь так, чтобы сосок мог полностью оказаться у него во рту. Ее дыхание стало тяжелым. Она сжимала и гладила его член через шорты. В этот самый момент футах в двадцати от них открылась задняя дверь клуба. Они замерли. Послышался мужской голос с легким испанским акцентом:

— Я не знаю. Это больше, чем мы платили за человека в прошлом сезоне, и я думаю, что в головном офисе должны узнать о том, что ты указываешь в отчетности только четверть реальной суммы. В прошлом году Кирсти указывала шестьдесят или семьдесят процентов. — Испанец помолчал, потом вздохнул. — Ладно, если ты будешь приводить столько же людей, сколько сегодня, мне наплевать на то, куда уходят деньги. — Он засмеялся. — Аккуратней с мопедом. Мне кажется, тебе нужна машина.

— Мне тоже так кажется, Джимми. Это была Элисон! Брэд оттащил Стеллу на пару ярдов, чтобы они могли спрятаться.

— В чем дело? — спросила обеспокоенная Стелла.

— Шшшш! Это мой босс.

— Что она там делала?

— Не знаю. — Он помолчал несколько секунд. — Так вот почему она отдала мне все эти бесплатные билеты!

Брэд подождал, пока Элисон проедет мимо. Его эрекция сошла на нет, и, хотя он все еще хотел сделать кое-что со Стеллой, когда они дошли до стоянки такси, его мысли были далеко.

— Ты в порядке, Брэд? — спросила Стелла.

— Всё нормально. Ты что-нибудь знаешь о левых заработках?

— Ты имеешь в виду выплаты гидам и туркомпаниям?

— Типа того.

— Так это бесконечный процесс, и чем выше ты поднимаешься, тем больше денег получаешь.

— Так ты думаешь, что мой босс получила деньги за то, что привела нас всех в «Стар»?

— Конечно. — Они подошли к стоянке. — Ты все еще хочешь, чтобы я уехала? — спросила Стелла, не уверенная, сможет ли Брэд одновременно быть задумчивым и страстным.

Брэд улыбнулся и открыл дверь такси:

— Влезай.

В баре «Бона» было несколько клиентов. Брэд вошел первым и попросил Стеллу подождать пару минут снаружи, прежде чем подняться к нему. Он не хотел, чтобы клиенты поняли, что к чему. Войдя к себе, он достал из холодильника йогурт и поставил его рядом с кроватью. Через пару минут вошла Стелла. Не успела за ней закрыться дверь, как они уже срывали друг с друга одежду. В течение секунды шорты Брэда болтались у него вокруг лодыжек, а топик Стеллы висел у нее на одном плече (минус пуговицы). Ее спина прижималась к стене, а ноги обхватили талию Брэда, его член был внутри нее. В такой позиции он короткими шажками, путаясь в шортах, пронес ее в спальню. Его намерением было обмазать Стеллу йогуртом, чтобы потом слизать его, но он не смог сдержаться, и единственной жидкостью, которой была покрыта Стелла, оказалась его сперма. Брэд не сразу увидел ее, стекающую с подбородка девушки, и тут же обругал себя за небрежность, за то, что не надел презерватив. Еще не закончилась его первая рабочая неделя, а он снова нарушил данное самому себе обещание заниматься только безопасным сексом. Стелла ушла в ванную смыть с себя последствия, а Брэд провалился в пьяный сон.

Несмотря на то, что Стелла планировала остаться у него на ночь, ей не улыбалось приехать к себе в гостиницу со следами бурно проведенной ночи. Брэд понравился ей, и она хотела бы снова его увидеть, поэтому, сделав неудачную попытку разбудить его, она не очень-то и старалась, понимая, что сейчас на него абсолютно нельзя рассчитывать. Ее вещи были разбросаны по всему номеру. Стелла нашла карандаш и написала им на трусиках свое имя, название гостиницы и телефон. Улыбнувшись, она натянула трусики на его левую ногу, так, чтобы они были чуть выше колена. Брэд не слышал, как она закрыла дверь, как у подъезда остановилось такси. Он не слышал и хихиканья близняшек, возвращавшихся с Майки и Рейоном, и смеха Грега, возвращавшегося с Линдой и Эммой, он не слышал, как Марио блюет за окном и как пьяная Ванесса говорит, что хочет детей от Грега. Наконец-то он получил возможность выспаться, и ничто не могло ему помешать.

Глава третья

Фелипе Гомес подошел к своей жене, которая, стоя у раковины на кухне, срезала концы стеблей у цветов.

— Труба зовет, — сказал он, целуя ее в щеку.

— Ты уезжаешь? — спросила она, откладывая в сторону цветы и вытирая руки. — Опять командировка?

— Нет, я так не думаю. Во всяком случае, не планировалось. Я жду звонка от Луиса с Ибицы. Если он позвонит, попроси его перезвонить мне в офис.

— Когда он к нам приедет? Его не было с прошлого Рождества.

— Сейчас очень напряженный период, моя дорогая, но я ему передам твои слова, когда он позвонит. — Он посмотрел на часы и снова поцеловал ее. — Мне пора. Не хотелось бы попасть в пробку. Позвоню тебе позже.

Он подошел к своему новенькому «рэндж-роверу» и открыл дверь, чтобы взять кейс, лежавший на заднем сиденье. Сейчас его единственным желанием было достать оттуда пачку «Дукадос». Когда он закурил, то вспомнил, что раньше они ему не нравились, но бесчисленные поездки в Испанию в качестве директора по контрактам компании «М & X» приучили его к их терпкому вкусу. Их можно было купить везде, и они были дешевыми. Не то чтобы цена его беспокоила — за годы работы на своем посту он сколотил приличное состояние. Теперь у него был красивый дом в Далвиче, дом, в котором никто из его коллег по работе никогда не был. Кроме одной. И только на одну ночь, когда жена была в отъезде. Ему нравилось проводить уикенды в своем доме и ездить на новой машине. В течение рабочей недели он обычно жил в квартире компании, недалеко от офиса в Теддингтоне, и ездил на «ауди», также принадлежавшей «М & X». И его устраивало такое положение вещей. Никто в компании не знал о его личной жизни. Несколько коллег знали, что у него есть дом, но были уверены, что его Фелипе оставил какой-то родственник.

Фелипе Гомесу шел пятый десяток. Ему нравилась красивая жизнь, но единственным, что могло это выдать, была его слабость к дорогим вещам. Он всегда безупречно выглядел: костюмы с Севилл-роу, рубашки и галстуки с Джермин-стрит, туфли обычно «Лобб» или «Черч». Его волосы были длиннее, чем следовало бы, слегка серебрились на висках и явно редели сверху. Всегда зализанные назад, они опускались на воротник, который по этой причине очень быстро становился грязным.

Сегодня он был слегка не в духе из-за оставленного в кейсе инвойса. Если бы его жена увидела эту бумажку, то, сложив в уме два и два, обо всем бы догадалась. Он не мог оплатить его деньгами с их общего счета, потому что его жена очень хорошо вела домашнее хозяйство. И она не потерпела бы никакого намека на неверность. Он, конечно, мог оплатить его деньгами с испанского счета, но ему хотелось, чтобы заплатила компания. Несмотря на директорскую должность, у него не было достаточ-ной доли в компании, чтобы сохранять ей верность. Так было не всегда, но прошло три с половиной года с тех пор, как он подал заявление на должность финансового директора с правом на увеличение в будущем его доли в бизнесе. Он был настолько уверен, что эта должность будет его, что заранее убедил в этом друзей и родственников. В то время в компании не было более квалифицированного работника, чем Фелипе. Он слишком хорошо помнил тот день, когда его вызвал к себе глава фирмы.

— Доброе утро, Фелипе. Присядь, пожалуйста. — У Адама Хоторна-Блайта были голос и манеры выпускника Оксфорда и большие седые усы. — Я сразу перейду к делу.

Фелипе помнил, какое волнение вызвали у него эти слова — прелюдия к новой жизни.

— Как ты знаешь, мы искали нового ФД, и в списке кандидатов на эту должность ты стоишь первым. Мы не сомневаемся в твоей преданности компании, но комиссия решила, что у тебя недостаточно опыта, необходимого для этой должности. Человек, которому мы доверяем этот пост, — Себастиан Хантер, который, как ты, наверное, знаешь, работал финансовым директором у наших конкурентов…

Дальше Фелипе не слушал. Чтобы как-то смягчить удар, комиссия повысила его с менеджера по контрактам до директора по контрактам, однако работа была той же самой. Небольшая надбавка к зарплате, чуть более просторный кабинет да титул — вот, собственно, и всё. Вражда с Себастианом Хантером была неизбежной. К тому же он был на пятнадцать лет младше Фелипе. Более того, едва вступив в должность, он принес с собой множество перемен и нововведений, поэтому они частенько бились рогами. Именно из-за этого Фелипе хотел, чтобы «М & X» оплатила инвойс: не потому, что он не мог себе этого позволить, но потому, что ему была приятна мысль о том, что Себастиан оплатит деньгами компании что-то, что к компании отношения не имеет. А в случае если Себастиан поинтересуется, почему он обратился в частную клинику, он скажет, что ему потребовалась лазерная коррекция зрения. И хотя он понимал, что почва у него под ногами была довольно шаткой, он мечтал о том, как будет спорить с Себастианом, почему именно компания должна платить за него. Он подозревал, что Себастиан, скорее всего, оплатит этот инвойс молча, поскольку он занял место Фелипе. Но все-таки ему было очень интересно, поднимет Себастиан шум или нет.

Черная «ауди», принадлежащая «М &Х», свернула на дорогу и на десять минут застряла в пробке около Брикстона. Была половина девятого утра, но воздух прогрелся уже до двадцати градусов. Фелипе не выносил жару, к тому же, в отличие от жары средиземноморской, она была индустриальной и грязной. Жаль, что он не в своем «ровере» с кондиционером. Остановив машину у газетного киоска, он купил бутылку воды, а заодно и «Файнаншел таймс» и «Дейли мейл» — посмотреть котировки своих акций и гороскоп. И в той и в другой прогнозы были хорошие.

Должность позволяла Фелипе иметь собственное парковочное место. Припарковавшись и закрывая дверь «ауди», он услышал женский голос с шотландским акцентом.

— Доброе утро, Фелипе! — Голос принадлежал Джейн Уорд, региональному менеджеру «М & X».

— Доброе утро, мисс Уорд! Как вы себя чувствуете в это прекрасное утро?

— Очень хорошо, спасибо, Фелипе. Хотя не уверена, что мне нравится эта жара.

Фелипе не переставала удивлять эта способность англичан постоянно жаловаться на погоду. Слишком жарко, слишком холодно, слишком ветрено, слишком душно, слишком мокро или слишком сухо — неиссякаемый источник для бесполезных разговоров.

— Уверен, в Испании гораздо жарче.

— О, тут ты прав, Фелипе. Когда снова улетаешь? Фелипе придержал для нее дверь в приемную.

— Спасибо.

— Я не уверен, Джейн, но, пожалуй, скоро полечу на Ибицу. На прошлой неделе я был на Тенерифе.

— Ну и как?

— О, лучше Ибицы для меня ничего нет. — Он посмотрел на секретаршу. — Есть что-нибудь, Аманда?

— Вас просил позвонить Луис в «Вьяхес диаманте» на Ибице, — ответила очкастая блондинка.

— Фелипе, дорогой, — засмеялась Джейн, — Ибица — твоя судьба. Увидимся позже.

— Да. Пока, Джейн.

Фелипе повернулся и пошел в направлении, противоположном его офису. Что она имела в виду? Возможно, ничего, но не становится ли ассоциация его с Ибицей слишком явной? Он никогда не понимал, как относиться к Джейн. Она была из тех людей, которые ведут себя так, будто знают что-то, чего не знаешь ты.

Ходили слухи, что она тайно встречается с Себастианом Хантером. Это добавляло ей еще больше загадочности. Все гиды были без ума от нее, но Фелипе явно не нравилось, что она влияет и на директора компании. Он был выше ее по служебной лестнице, но Себастиан Хантер обладал большей властью, и, если они действительно были любовниками, тогда Джейн имеет больше влияния, чем ей положено на ее должности.

Фелипе открыл дверь в свой кабинет. Ему нравилось темное дерево и классическая английская мебель. В кабинете доминировала кожа: кожаное директорское кресло, стоящее за письменным столом с кожаной поверхностью, на котором аккуратной стопкой лежали записные книжки в кожаных обложках. Возле окна стояла красивая честерфилдская кушетка, которая делила пространство с маленьким столиком с факсом на нем. На окне были венецианские шторы, на столе — золотисто-зеленая лампа, на полу — дорогой ковер. Был даже маленький бар с хрустальными бокалами и различными напитками, купленными в дьюти-фри во время бесчисленных поездок за границу. На всех поверхностях стояли дорогие безделушки, а в углу тикали часы, принадлежавшие его деду. Несмотря на то что комната была небольшой, в ней царили уют и идеальный порядок, выдающие в хозяине очень аккуратного человека. Фелипе на самом деле был единственным из директоров, кто озаботился обстановкой своего кабинета на собственные деньги. Роскошь его кабинета превосходила даже кабинет главы компании. Появление всех этих дорогих вещей он объяснил так же, как и дом в Далвиче, — наследство от богатых родственников. Он сказал коллегам, что в доме мало места и что гораздо выгоднее обставить ими офис, чем платить за хранение.

Перед тем как позвонить Луису во «Вьяхес диаманте», Фелипе закрыл дверь своего кабинета. «Вьяхес диаманте» были местными агентами на Ибице, работающими на «М & X», и, кроме всего прочего, через них Фелипе резервировал все гостиницы и квартиры для отдыхающих, покупавших путевки в представительстве «М & X». С Луисом он разговаривал по-испански. Никто не знал, что они были знакомы уже тридцать лет. Они встретились в мадридском колледже, подружились и часто навещали друг друга. В последние годы они вели дела вместе, и их личные отношения стали еще более крепкими, особенно после того, как Луис развелся с женой.

Фелипе жил в Англии уже более двадцати лет, восемнадцать из которых он был женат на англичанке Розмари. Его английский был практически безупречен, и он взял из этой культуры то, что считал лучшим. Его можно было охарактеризовать словами «вежливый» и «очаровательный». Однако его английские знакомые были бы удивлены, узнав, что на своем родном языке он говорит на региональном диалекте, который большинство испанцев определяли как уличный. Лет в двадцать он уехал в Англию и начал там новую жизнь. У него не было времени на улучшение своего родного языка, который не шел ни в какое сравнение с его прекрасным английским.

Закончив говорить по телефону, он достал из кармана инвойс, готовый вручить его Себастиану для оплаты. Инвойс был из «Чемберлен-клиник». В нем не указывался диагноз. Фелипе загасил наполовину выкуренную «Дукадос» в мраморной пепельнице и направился в кабинет Себастиана. Дойдя до его двери, он заметил, что она слегка приоткрыта. Он открыл ее пошире и посмотрел, есть ли кто в кабинете. В этот момент по коридору проходила Джейн Уорд.

— Эй, Джейн! Ты не видела сегодня Себастиана?

— Нет, в офисе я его сегодня не видела, — ответила она честно.

— Ты не знаешь, где он может быть?

— Мне кажется, у него встреча в банке или что-то вроде того.

— Спасибо.

Он вошел в кабинет и положил инвойс на стопку бумаг, лежавшую на столе Себастиана, приклеив к нему записку: «Себастиан, позвони мне насчет этого».

Уходя, он нечаянно хлопнул дверью, и инвойс, подхваченный воздухом, спланировал на пол, а записка на желтой бумаге отклеилась и упала рядом с корзиной для мусора.

— Быстрее, дорогая, ты опоздаешь.

— Ну, это не имеет значения, ведь ты мой босс.

— Технически, конечно, так, но я не тот, перед кем ты отчитываешься, не правда ли?

— Нет, Себастиан, — детским голоском пропела Джейн. — Всё, я готова. Что у тебя сегодня?

— Так, встреча с банкирами. Вернусь к обеду.

Они сели в принадлежавший компании «мерседес» Себастиана и поехали в офис. Дорога от Уэйбриджа обычно занимала полчаса.

— Удивительно, что нас еще не раскусили, — пробормотал Себастиан. — Ты появляешься через пару минут после меня. Уверен, что кто-нибудь видел тебя выходящей из моей машины.

— Не дай бог, — нахмурилась Джейн.

— Да ладно! Сколько мы с тобой уже встречаемся? Год? Я действительно не понимаю, в чем твоя проблема, Джейн.

— Сорок семь недель и три дня.

— Точно! Как можно за такое время сохранить это в секрете?! Я хочу, чтобы все знали, как я к тебе отношусь.

— Я знаю, что ты хочешь, милый, но я никогда не скрывала своего мнения по этому поводу. Я должна добиться всего сама. Мне не хочется, чтобы люди думали, что я достигла чего-то благодаря нашим отношениям.

— Никто бы…

— А вот этого ты наверняка не знаешь. Давай не будем снова начинать этот разговор. У меня была карьера до тебя, и я хочу, чтобы так все и шло — по крайней мере еще несколько лет. Ты ведь меня понимаешь, да?

Себастиан остановился на красный свет у Санбери-Кросс. Повернувшись к ней, он увидел ее умоляющие глаза.

— Ты же знаешь, что я понимаю. — Он перегнулся через сиденье и поцеловал ее. — Я правда люблю тебя, чертова дикарка.

Джейн подвинулась на край сиденья, поцеловала Себастиана в губы и игриво сжала его яйца.

— Это предложение или ты просто сквернословишь?

Включился зеленый, и они улыбнулись друг другу. Себастиан присоединился к потоку машин, поворачивающих с шоссе МЗ к Лондону. Подъехав к Теддингтону, Себастиан, как обычно, высадил Джейн.

— Увидимся в обед. Желаю удачи на переговорах. Люблю тебя.

— И я тебя. Увидимся позже. — Они поцеловались, и Себастиан уехал в сторону Ричмонда. Подойдя к стоянке, Джейн увидела паркующуюся черную «ауди» Фелипе Гомеса.

— Доброе утро, Фелипе…

Себастиан вернулся в начале второго. Он заглянул в кабинет Джейн сказать «привет», но Том Ортега, ее ассистент, с которым она делила кабинет, был уже на рабочем месте, а сама Джейн увлеченно говорила с кем-то по телефону, поэтому он тихо, одними губами, сказал: «Увидимся позже» — и ушел к себе.

Джейн болтала по телефону еще добрых десять минут, а повесив трубку, обессиленно упала в кресло и тяжело вздохнула.

— Какие проблемы? — спросил Том.

— Звонила очень расстроенная Зена с Крита.

— Да что с ней? Она там всего лишь неделю.

— Ммм… знаю. Бедная маленькая девочка. Первая неделя ее первого сезона, и ей пришлось столкнуться с такой проблемой, — Джейн покачала головой.

Том смотрел на нее выжидающе, давая ей возможность продолжить. Джейн выпрямилась в своем кресле и рассказала о том, что случилось на Крите.

— Зена ехала в автобусе с группой с пляжной вечеринки — это был ее первый раз, когда она сама вела группу. В общем, две клиентки познакомились с местными парнями и решили ехать с ними на их джипах, а не со всей группой. Один из этих греков начал выпендриваться и решил обогнать автобус, но навстречу ехала машина, и ему пришлось резко повернуть, а эти джипы очень неустойчивы на поворотах…

— Так что в результате случилось?

— Они перевернулись и слетели в кювет.

— Они в порядке?

— Едва ли. Зена остановила автобус и подбежала к ним. Грек отделался синяками и царапинами, а вот у девушки не было носа и губ.

— В смысле?

— По-видимому, куском металла ей срезало пол-лица. Помимо этого ей выкрутило ноги, у нее отсутствовал один глаз и в черепе была здоровенная дыра, через которую было видно мозги.

— Что?! И она была жива?

— Это-то и хуже всего. Она шевелилась и стонала.

— Боже! Они «скорую» вызвали?

— Они были в километрах от ближайшей больницы, поэтому не было смысла. Зена попросила другого грека помочь ей погрузить девушку в его джип. Когда клиенты увидели ее, большинство из них стошнило… Удивляюсь, как Зену не вырвало. Она попросила водителя автобуса доставить клиентов в гостиницу…

— Секундочку! А где были остальные гиды?

— Там были только Чес и Дебби. Дебби была в гостинице, а Чес уехал на автобусе с другой группой на пару минут раньше Зены. — Джейн вдруг потеряла ход мыслей. — Так о чем я говорила? — Прежде чем Том ответил, она спохватилась: — А, да. Так вот, Зена села на заднее сиденье джипа с этой девушкой и следила за тем, чтобы та не проглотила язык. Она сказала, что девушка всю дорогу что-то булькала и хрипела.

— Так о чем это Зена хрипела и булькала всю дорогу?

— Том!

— Извини.

— Когда они привезли ее в госпиталь, даже сестры прикрывали глаза. Второй грек, ублюдок, укатил со своим приятелем, оставив бедную Зену в этой ситуации. Можешь себе представить, в каком она была состоянии? Она не говорит по-гречески, бегает вокруг, пытаясь найти доктора. Минут через пятнадцать к ним наконец подошел какой-то жирный человек в халате и с сигаретой. Он сказал Зене, чтобы она оставила девушку и уходила. Когда Зена позвонила позже узнать, как дела, никто ничего не смог ей вразумительно ответить. В конце концов Чес заставил британского консула позвонить туда, и только тогда они выяснили, что девушка умерла.

— Думаю, что это даже к лучшему, если ты понимаешь, о чем я.

— Да, возможно, ты и прав.

— Так кто сообщит родственникам, учитывая, что местная полиция не знает никаких друзей семьи погибшей, которые могли бы это сделать? Твоя очередь, Джейн.

— Я подожду, пока не получу всю информацию. Господи! Ну и начало сезона! — Джейн поднялась. — Я зайду к Себастиану. Если кто-нибудь будет звонить с Крита по этому делу, переведи звонок на его телефон.

— Не вопрос.

Когда она ушла, Том улыбнулся. Было ясно, что у нее с Себастианом любовь, и он надеялся, что она ему в этом признается.

Когда Джейн зашла в кабинет к Себастиану, тот говорил по телефону. Она закрыла дверь и села на хозяев баров. У нее теперь собственное турагентство в Бреконе.

— Так этот персонаж, Барнс, — он лоялен?

— Был. Хотя не уверена, что так обстоит дело сейчас.

— Что ты имеешь в виду?

— Не о чем беспокоиться, в общем-то, но одна из его гидов звонила на прошлой неделе вся в слезах, жалуясь на то, как грубо он с ней обращается и что она не получила никаких комиссионных. Были разговоры и о том, что это последний сезон для Барнси и что он собирался выжать из него по максимуму.

— Почему ты ничего не предприняла по этому делу? — резко бросил ей Себастиан.

Джейн очень гордилась тем, как она выполняет свои обязанности, и не потерпела бы необоснованной критики в свой адрес даже от Себастиана. Однако она спокойно и размеренно объяснила свою позицию.

— Потому что каждый год мне звонят гиды-первогодки, которые неожиданно поняли, что они не на отдыхе. Также каждый год ходят слухи о менеджерах по курорту — что те собираются обчистить нас и сбежать с деньгами. Если бы я дергалась по каждому такому случаю, то не было бы ни менеджеров, ни гидов. — Джейн помолчала, посмотрев на Себастиана так, что он догадался, насколько близок он был к тому, чтобы расстроить ее. Благоразумно промолчав, он позволил ей продолжить. — Конечно же все стараются так или иначе заработать сверху, но мы пресекли большинство возможностей для этого. Мы знаем из анализа прошлых лет, что курорт должен приносить доход, и если обнаруживаются значительные расхождения с нашими ожиданиями, тогда мы начинаем свое расследование. Приезжая на какой-нибудь из курортов, мы общаемся с гидами, а их очень легко развести на откровенность. Некоторых из них так достают менеджеры, что они ведут расследование за нас.

— Что ж, ты явно знаешь, что делаешь, — тактично ответил Себастиан. — Так что ты предлагаешь по этому персонажу, Барнсу?

— Завтра первым же рейсом я отправлю туда Тома, и, если там будет хотя бы намек на нечестную игру, дорогой Джейсон Барнс никогда не ступит на ту землю.

— Ты удостоверишься в первую очередь, что всё в порядке с деньгами, не так ли? — спросил Себастиан, более озабоченный финансовой стороной дела. Джейн взглянула на него так, что он поспешил сменить тему. — Ну конечно же ты позаботишься об этом. А как насчет других мест? Есть ли еще менеджеры, про которых ходят… ммм… слухи подобного рода?

— Нет. Может, только Элисон.

— Элисон… — Себастиан снова посмотрел в свой список. — Элисон Шэнд на Ибице?

— Точно.

— Не ее ли рекомендовал Фелипе Гомес?

— Не просто рекомендовал, а настоятельно рекомендовал. Мы хотели отправить ее в Бенидорм. Она неплохой массовик-затейник и очень хорошо справляется с бумагами, но мы не думаем, что ее способности работать с людьми настолько высоки, чтобы вести один из «большой двойки», — ответила Джейн, имея в виду Майорку и Ибицу. — В общем, Фелипе поговорил с нашим любимым боссом, и дело было в шляпе. Так что, я думаю, это твоя вина, Себастиан.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он ее, сбитый с толку.

— Ну, ты знаешь: Хоторн-Блайт чувствует себя виноватым за твое назначение на пост ФД вместо Гомеса. Так что, я думаю, это было чем-то вроде компенсации.

— А почему это Фелипе так заинтересован в ее назначении?

— Без понятия, — покачала головой Джейн. — У Фелипе есть какой-то серьезный интерес на Ибице.

— Еще больше причин, чтобы она не мутила за нашей спиной, — сказал Себастиан, успокаивая себя этим объяснением и вставая. — Пойдем в паб через дорогу, выпьем пивка. Я плачу.

Джейн взяла свои вещи со стола Себастиана. Она не была так уверена в лояльности Элисон и Фелипе, как он, но у нее не было каких-либо причин подозревать их в нечестной игре — кроме странного чувства в животе, что что-то не так.

Глава четвертая

Комнатенка была жалкой. Более того, в «Уэртас» даже не было возможности приготовить себе еду. Просто кровать, тумбочка и шкаф для одежды. В ванной был унитаз без сиденья, душ и треснувшее зеркало над раковиной. Брэда все это не очень-то впечатлило. Это будет его домом следующие шесть месяцев. Однако самым неприятным было отсутствие дневного света: окно выходило на стену противоположного дома, до которой можно было достать рукой. Брэд стал распаковывать свои вещи. На самом верху лежали трусики Стеллы. Когда он их достал, события прошлой ночи промелькнули в его голове, хотя он не помнил, как она ушла. Он снова подумал о подслушанном разговоре Элисон и хозяина «Стар». Какая сука! Она сделала вид, что великодушно приглашает футболистов, хотя сама просто зарабатывала на этом деньги. Брэд у очень хотелось поговорить об этом с кем-нибудь, но этот кто-то должен быть человеком с опытом, а значит — либо Грег, либо Хетер. У Брэда были хорошие отношения с Грегом, но он не был уверен, что того волнует что-либо, кроме зарабатывания очков. Хетер вступилась за Элисон в аэропорту, когда он разговаривал с Майки, и Брэд еще не составил полностью свое мнение о ней и не знал, на какой она стороне. Брэд решил поговорить с Грегом позже, днем.

Грег появился только во второй половине дня у бассейна в «Уэртас». Каждый понедельник считался выходным (то есть не было никаких экскурсий), поэтому гидам вменялось в обязанность самим развлекать клиентов как могут. В «Боне» не было бассейна, поэтому большинство отдыхающих, которые не пошли на пляж или не остались в баре, перебрались сюда, к бассейну. В этот день Грег выглядел не очень, но тем не менее Брэд заметил, что большинство девушек смотрели на него с нескрываемым интересом, когда он подошел и плюхнулся рядом с ним на лежак.

— Охренеть, ну я и замудохался.

— В смысле?

— Затрахался.

— Три очка?

— Два бонуса.

— Втроем?!

— Точно.

— И с кем это? — спросил, сгорая от зависти, Брэд, хотя уже знал ответ.

— С Линдой и Эммой.

— Да ты гонишь!

— Если бы! Мой хер горит весь… В любом случае у меня двенадцать очков, хей-хей! А как ты? Снял кого-нибудь вчера?

— Да, ту панкушку-гида, с которой я приехал из аэропорта.

— Неплохо! Надеюсь, она так же грязно вела себя в постели, как и выглядела?

— Точно не помню. Хотя полная лодка «Гарри».

— Полная лодка чего?!

— Ну «Гарри»… понимаешь?

Грег покачал головой, абсолютно не понимая, о чем говорит Брэд.

— Гарри в лодке.

— Где? — Грег не врубался.

— Ну, это сленг кокни. Значит, что я кончил ей на лицо.

Грег расхохотался.

— Так это и есть «Гарри в лодке»?

— Нуда.

— Офигенно! Буду оперировать теперь этим выражением.

В этот момент мимо проходила одна из шотландских девчонок.

— Эй, милая, — обратился к ней Грег, — не хочешь немного «Гарри в лодке»?

Брэд не знал, куда спрятать глаза от стыда, но, к его счастью, девушка абсолютно не поняла, о чем это Грег, что очень того удивило. На другой стороне бассейна сидел Марио. Заинтересовавшись, он присоединился к ним.

— Что смеетесь?

— Ты когда-нибудь слышал выражение «Гарри в лодке»? — спросил его Грег.

— Конечно. Сперма на лице.

По какой-то причине Грег нашел это настолько смешным, что после слов Марио с ним едва не случился апоплексический удар.

Отсмеявшись, он повернулся к Брэду.

— Ну и сколько гондонов продал?

— Ни хрена я не продал, — расстроился Брэд. — Похоже, никому это не нужно. Они их покупают, если им вдруг захочется сделать водяную бомбу или надуть шарик, чтобы его лопнуть. Кроме того, Элисон не очень-то нравится, что я их продаю. Я отдал несколько пачек на продажу ребятам из «Чарльстона» и Винсу из «Мэдхауса». Остальные мне, наверное, придется самому использовать.

Тишину и покой, царившие у бассейна, вновь нарушила плимутская банда. Сев неподалеку от гидов, они опять врубили иа полную громкость магнитофон, снова поставив трэш-метал. Марио встал.

— Всё в порядке. Я разберусь. Я видел, как ты в прошлый раз с ними поговорил.

— Да, но это не просто…

— Не беспокойся. Я знаю, что делаю, — настоял Марио, направляясь к ребятам с магнитофоном.

— Вот черт! — ухмыльнулся Грег. — Я хотел ему объяснить, что есть разные способы. Это будет интересно.

Плимутская банда только-только расположилась поудобнее, когда ухмыляющийся Марио подошел к ним.

— Выключи это говно.

С этими словами он нажал на «стоп» и, вытащив кассету, бросил ее в бассейн. Оглянувшись, он посмотрел на Грега и Брэда, ища одобрения, и потому не видел, как самый здоровый из плимутских ребят подошел сзади и столкнул его в воду.

— И не вылезай оттуда, пока не достанешь нашу кассету.

Униженный Марио выглядывал из бассейна в поисках поддержки, но был встречен всеобщим смехом.

— Предупреждали ведь, — сказал Грег.

— Может, нам следует ему помочь? — спросил его Брэд.

— Нет. Пусть учится на собственных ошибках.

Марио почти удалось вылезти из бассейна, когда с веселыми криками из бара выскочил Майки с полдюжиной футболистов. С разбегу они прыгнули в воду, намочив всех, кто сидел слишком близко. Майки пулей выскочил из бассейна и, стуча, как Тарзан, себе в грудь, с воплями снова столкнул Марио в воду. Марио выглядел жалко.

— Я Масамбула, король гидов! — ревел Майки. — Я не позволить этот белый угнетатель вылезти из бассейн, чтобы мучать меня своя ужаснай манерой одевацца и склеить девушка. Я иметь племя не дать он сбежать.

После этих слов Рейон столкнул ногой пытающегося выбраться Марио. Клиентам это понравилось, и они тоже присоединились к «племени», не давая Марио вылезти из его наполненного хлорированной водой временного жилища, в результате чего тот провел в бассейне почти полчаса, — к этому времени даже плимутская банда устала от новой игры.

В конце концов Майки подошел и уселся рядом с Грегом и Брэдом.

— Что-то ты уж больно весел. Чего это ты натворил прошлой ночью? — спросил Брэд.

— Скорее, с кем он чего натворил, — поправил Брэда Грег.

— Ну, если вам так хочется узнать, то это была одна из близняшек. Рейон был со второй.

— Ну и как? — спросил Грег.

— Неплохо. Скажи-ка, Грег, не то чтобы я присоединялся к этому твоему соревнованию, но если бы я и стал, то сколько очков за пару близнецов?

— О нет! — возопил Брэд. — Скажи мне, что ты этого не делал, пожалуйста!

Майки посмотрел на Брэда — ухмылка от уха до уха — и медленно покачал головой.

— Что, одновременно? — спросил Грег, обеспокоенный угрозой потерять преимущество в очках.

— Не совсем. Они поменялись в какой-то момент, ничего нам не сказав.

— Так откуда ты знаешь, что они поменялись? — спросил Грег.

— Поверь мне, чувак, я знаю. Рейон считает, что их газоны подстрижены по-разному, хотя сказать честно, я не заметил разницы.

— Ты счастливчик, — с завистью сказал Брэд. — Я их тут ночью до дома проводил.

— Да уж, наслышан. Ты шел, засыпая на ходу, и нес всякую чушь.

Брэд спрятал лицо в ладонях и застонал.

— Итак, шесть очков Майки за прошлую ночь, пять мне и три Брэду, — подсчитал Грег. — Это значит, что я лидирую с двенадцатью, у Майки шесть, у Марио ноль, а у Брэда девять. Нет, секундочку, ты не трахнул Линду, потому что у тебя не было гондона. Значит, у тебя восемь.

— Значит, я не получаю никаких очков за то, что засыпал на ходу и нес чушь?

— Радуйся, что мы тебя за это не оштрафовали.

Брэд сидел рядом с Лоррейн на переднем сиденье автобуса, слушая, как Хетер объясняет в микрофон общий план действий на вечер.

— … А после родео у вас появится шанс показать, что вы думаете о каждом из гидов, опуская большой палец вниз или поднимая вверх. Если вы укажете пальцем вниз, то нас сбросят в бассейн с грязью. Должна вас предупредить, что я не умею плавать, так что…

Последовал неизбежный хор мужских голосов: «Покажи ребятам сиськи! » Лоррейн перегнулась через Брэда, чтобы поговорить с Грегом, который сидел на другой стороне прохода.

— Так что сегодня на самом деле по плану, Грег?

— Сначала мы дадим им самим приготовить еду, а во время готовки пусть бухают столько пива и вина, сколько смогут. А потом мы их отвезем на это механическое родео…

— Что это за хрень такая?

— Ну механический бык, типа, — ответил Грег. — После этого мы везем их в амфитеатр. Там такая маленькая сцена и что-то типа небольшого бассейна между зрителями и сценой. Один ненормальный по имени Вудси будет их сначала разогревать — петь и всё такое. Потом мы выходим друг за другом и тоже начинаем петь, и на половине песни Вудси перестает играть, глумится над нами и просит аудиторию либо поднять пальцы, либо опустить. Если подняли, значит, ты просто уходишь, ну а если опускают, то прыгаешь в этот бассейн. Просто на самом деле.

— Ты хоть раз остался сухим в прошлом сезоне?

— Однажды. Только этот ублюдок все равно меня туда столкнул.

— Этот Вудси правда ненормальный, — поежилась Лоррейн.

— О, это точное определение. Хотя он самый смешной чувак, которого я знаю, — острый на язык, и ему на все насрать.

— Жду не дождусь встречи с ним, — дурачась, сболтнула Лоррейн.

Закончив экскурсию, гиды повели клиентов — а их было более сотни — к воротам, где их приветствовали два человека в костюмах ковбоев — один явно испанец, а второй несомненно англичанин. Англичанин держал в одной руке что-то очень напоминающее косяк, а в другой — бутылку. Грега он заметил метров за тридцать:

— А, Грег, короткожопый ублюдок! Чё как? Пролечился от трипака? — Потом его внимание переключилось на Лоррейн, шагавшую рядом с Грегом. — А это кто? Твоя мамаша? Один хрен, слишком страшна для меня. — Он приобнял ее за талию. — Не волнуйся, дорогая, для меня ты слишком худа.

Майки сделал ошибку, попытавшись вставить слово:

— Эй, подожди-ка минутку! Я сгоняю за барабанами, чтобы тебе было понятнее.

Вудси повернулся к ребятам, которые готовили мясо для шашлыков, и крикнул:

— Хуанито, надо прирезать еще парочку миссионеров на шашлыки, нас тут стало больше.

Майки смотрел на Вудси без тени улыбки.

— Ой, бля, — деланно перепугался Вудси, — надеюсь, у него нет одной из этих вудуистских кукол, иначе мне жопа. — Он подбежал к Брэду и спрятался за ним. — Эй ты, ты вроде выглядишь достаточно здоровым и тупым, чтобы меня защищать. Во, бля, классно! У тебя даже нос сломан. — Вудси прижал ладонью свой собственный нос и начал гундосить, как идиот: — Привет, меня зовут Брэд, и моя специальность…

— Пиздить северных комиков, — прервал его Брэд.

— О, неужели?! — Вудси схватил Брэда за сосок и сжал его так, что Брэд вскрикнул. — Ну что же, тогда предлагаю пройти в бар, чтобы я мог проставить всем выпить, прежде чем вы меня изувечите.

Они шли к бару, Вудси в десяти ярдах впереди в обнимку с Лоррейн. Каждые несколько секунд они истерично над чем-то хохотали. Брэд шел рядом с Грегом.

— Черт, он как торнадо из одного человека.

— Я тебя предупреждал, — улыбнулся Грег.

— Как ему это удается?

— Всё вовремя, — ответил Грег. — Я видел людей, которые готовы были его уложить, а через пару минут он стоял с ними и бухал на брудершафт, и в конце вечера они считали его своим лучшим другом, — но дело в том, что и в этот момент он над ними прикалывался.

— Все равно непонятно, как он еще не получил по роже, — снова покачал головой Брэд.

— Ну, иногда такое случается, не так ли, Хет? Хетер поравнялась с Майки, Грегом и Брэдом.

— Да уж, это точно. Помнишь тот раз, в прошлом году?

— Помню ли я?! — засмеялся Грег.

— А что случилось? — спросил Майки.

В этот момент они подошли к бару, и Вудси, проставив им напитки, ушел и сел за столик к Элисон, обсуждая с ней что-то серьезное.

— Тогда у нас тут была группа реальных мудаков, солдат, и у нас из-за них была куча проблем, да, Хет? — Она кивнула. — На самом деле это случилось не здесь, мы были в «Хоу даун», туда мы на следующей неделе пойдем. Вудси был в своем репертуаре, глумился по полной над всеми, но особенно над группой этих перцев. Один из них тоже считал себя комиком и пикировался с Вудси, что было фатальной ошибкой. Вудси буквально за пять минут прошелся по нему так, что все валялись на полу от смеха. В любом случае у него был микрофон, и, даже если бы чувак действительно отвечал смешно — а этого не было, — ему все равно была бы хана. Когда все это закончилось, ребятки окружили его. Сперва казалось, что у них добрые намерения. Я рядом стоял и услышал, как Вудси говорит что-то типа: «Я уверен, что вы пошли в армию, потому что слишком тупы, чтобы найти себе приличную работу. Потом приехали сюда в надежде потрахаться, а поскольку все вы уроды, то вам никто не дает. И что вы делаете? Да то же самое, что и в казарме, — дрочите на бисквиты или трахаете друг друга». После этого он поворачивается к тому, который считал себя комиком, и говорит ему, что у него столько же шансов рассмешить народ, сколько у Саймона Уэстона (это тот чувак, который обгорел на Фолклендах) было шансов сняться в рекламе «Жиллет». Ну а после этого они на него все и бросились. Но он-то тоже парень не промах. Наш Вудси умеет махать кулаками.

— Полагаю, ему это просто необходимо, — сказал Майки.

Брэд не сводил глаз с Патриции, которую не видел после пляжной вечеринки. Сегодня была ее предпоследняя ночь перед вылетом обратно в Ноттингем, а проведя неделю под солнцем, она стала еще прекраснее. Когда он поднялся на сцену, то заметил ее сидящей чуть в стороне и чуть выше остальных.

Брэд выбрал песню Стиви Уандера «I just called». Чтобы более соответствовать образу, он натянул на голову чулок, надел темные очки и яркую красно-желто-зеленую шляпу с дрэдами и пел в телефонную трубку. Он не дотянул даже до припева, когда Вудси перестал играгь на своей гитаре, — и внезапно Брэд обнаружил себя летящим под громкие крики одобрения в бассейн для дельфинов. Когда он вынырнул, то понял, что чулок на лице наполнился водой, дезориентировав его. Он выпрыгнул за глотком воздуха, но под громкий смех зрителей наглотался еще больше вонючей воды . Он не мог выбраться из бассейна и начал серьезно паниковать, в то время как все остальные думали, что он шутит. Когда он, кашляя, вынырнул в третий раз, сильная пара рук выдернула его из воды и разорвала чулок. Брэд благодарно хватал ртом свежий воздух и одновременно выкашливал из легких остатки воды. Его спасителем был Майки, склонившийся над ним, в то время как Вудси уже начал аккомпанировать Лоррейн, которая выбрала «Неу, big spender».

— Ты в порядке, приятель?

— Да, благодаря тебе. — Брэд прошел за кулисы, вытерся и вернулся к диджейской, где уже был Майки. — Господи, я думал, мне хана.

Майки засмеялся, залез в сумку и достал косяк.

— Думаешь, это тебе поможет поднять силы?

— Возможно. — Брэд зажег сплифф, глубоко затянулся и удовлетворенно застонал. — Я точно знаю, что бы мне помогло, — пробормотал он, передавая косяк Майки.

— И что же это?

— Патриция.

— Да, старина, она выглядит на миллион. Я был уверен, что у тебя с ней всё в порядке.

— Было. Только проблема в том, что, если мне кто-нибудь по-настоящему нравится, я возвожу его на что-то типа пьедестала у себя в сознании, после чего мне трудно с ним разговаривать.

— Какая бредятина! Она все тот же человек, с которым ты болтал на пляже несколько дней назад. Единственная разница в том, что она сейчас более загорелая, а ты романтизировал все это. Одно точно — она летит домой через пару дней, и если ты ничего не предпримешь, то ничего и не узнаешь. Если ты подойдешь к ней, то что может произойти в самом худшем случае? Она не даст тебе в глаз и не наложит проклятие. Самое худшее — она пошлет тебя подальше, и если ты не сможешь выдержать такого удара после всех благ, которые ты получаешь на этой работе, то тогда ты не такой клевый чел, как я думаю. — Майки помолчал и, улыбнувшись, спросил: — Могу ли я тоже немного курнуть?

— Да, конечно, — Брэд очнулся. — Господи, неужели я тот, кто все время играет бедного родственника?

— Да будет у тебя еще время меня отблагодарить… уверен в этом.

Брэд слышал, как Вудси приглашает всех пройти вниз, к бару, для заключительной части «отличного пива и песен», а поскольку пиво было отвратным, то Грег решил компенсировать это песнями и встал за диджейский пульт.

Брэд стоял рядом с бассейном, глубоко задумавшись над тем, что он скажет Патриции, и над советом Майки, когда его легко потрогали за плечо.

— Что, со мной не разговариваем? — Это была Патриция.

— О, привет!

— Я подумала, что чем-то тебя расстроила. Ты не разговариваешь со мной весь вечер.

— Нет, что за глупости.

Он проклинал себя за то, что ничего не может придумать. Она стояла рядом. Он чувствовал, что она тоже заинтересована, но ему ничего не приходило в голову. После секунд тридцати, которые тянулись вечно, Брэд сказал:

— Ну, я пойду поговорю с друзьями. Увидимся позже.

— Да, наверное. Пока. — Патриция развернулась и пошла прочь.

У Брэда кровь в голову бросилась.

— Патриция! Послушай, я знаю, что, скорее всего, выгляжу идиотом, но за это мне платят… так вот. Не могу придумать, что сказать тебе, чтобы это не звучало банально, так как понимаю, что у тебя предубеждение насчет всех нас и ты думаешь, что мы можем затащить в койку любую клиентку, щелкнув пальцами. Может, так оно и есть, но я здесь только неделю, и мне еще предстоит это узнать. У тебя осталось два дня до вылета, и мне хотелось бы ближе познакомиться с тобой.

На лице Патриции играла улыбка. Брэд продолжал:

— Конечно, переспать с тобой не является основным условием моего плана, но я бы солгал, если бы сказал, что этого в моем плане не было. Просто…

— Птттптт… — Патриция прижала указательный палец к его губам. — Я не идиотка, Брэд, и я знала, что нравлюсь тебе, еще с той вечеринки на пляже, а может, и раньше. Я просто не хочу быть тремя очередными очками в той вашей игре, о которой рассказал мне Марио.

— А, это, — смутился Брэд, проклиная Марио за его болтливый язык, — да это просто жалко! Я и Майки — мы не принимаем в этом участия, но даже если бы мы и играли, то все равно — и я сейчас скажу еще одну банальность — ты очень особенная девушка, Патриция. — Брэд увидел, как к ним направляется Элисон. — Черт, моя начальница к нам идет. Слушай, мы все после этого пойдем в «Бугалу». Ты придешь?

Она кивнула. Брэд послал ей воздушный поцелуй и побежал к группе туристов, чтобы лишить Элисон еще одной возможности наехать на него.

Уйдя из «Бугалы», они зашли в маленький испанский бар, в который англичане не заходили, и заказали себе два carqjillos — кофе с бренди. Чем дольше они общались, тем больше она ему нравилась. Разговор шел легко, особенно после того как они постепенно стали более откровенны. Патриция призналась, что дома, в Ноттингеме, у нее есть парень, но отношения у них не очень.

Они допили кофе и пошли обратно к гостинице. Поскольку они жили в разных местах, Брэд всю дорогу думал о том, как бы перевести разговор на тему переспать друг с другом. Он надеялся, что это произойдет естественно, но они начали обсуждать Марио, и потому, когда дошли до конца пустыря, тема так и не была поднята. Они вышли на дорогу, которая вела к «Бону», где жила Патриция. Брэд взял ее за руки так, что она оказалась к нему лицом, и нежно поцеловал. Патриция, высвободив руки, обняла его. Брэд начал целовать ее все более страстно, одновременно прижимаясь к ней передом. Патриция возбужденно дышала, но он чувствовал, что она старается себя контролировать. Брэд изнемогал от желания, но в то же время понимал, что ей не хочется стать тремя очками в игре. Он знал, что может убедить ее пойти с ним, но понимал, что она не доверяет ему полностью и на следующий день они чувствовали бы себя очень скованно и старались бы избегать друг друга. Уж если он и хотел ее, то хотел ее полностью.

— Патриция!

Это будет непросто. Патриция, постанывая, целовала его в шею.

— Патриция, перестань.

Она остановилась и посмотрела на него с недоумением.

— Патриция, пойдем домой. Я провожу тебя до гостиницы. Вечер был невероятный, потрясающий, и я не хотел бы разрушить это ощущение неуклюжими действиями. Уж если это и должно случиться, то пусть все будет как надо, да?

Она улыбнулась и прильнула к его груди. Он поцеловал ее в макушку, и они пошли к дверям отеля, около которых он нежно прижался губами к ее губам, заглянув ей в глаза.

— Увидимся завтра. Ты же придешь на матч, да?

— Не пропущу его ни за что!

Брэд постоял еще, глядя, как она поднимается по лестнице. Когда она исчезла из виду, он пошел к себе. Отойдя на достаточно безопасное расстояние, где его никто не смог бы услышать, он пробормотал:

— Ну, Брэдли Стритер, надеюсь, ты знаешь, что творишь.

Элисон проснулась, не слишком довольная событиями вчерашней ночи. Мэнни, владелец экскурсионного бюро, заставил ее почувствовать себя очень неловко, делая вид, что не понимает ее намеков насчет денег за клиентов, которых она к нему приводит.

Кирсти говорила ей перед вылетом из Англии, что Мэнни никогда не дает на лапу. Он так нравился боссам «Молодых и холостых», что попытки выжать из него экстра-деньги были равноценны прогулкам по тонкому льду. Элисон чувствовала, что слегка перегнула, и беспокоилась, что он может сказать кому-нибудь из головного офиса о ее попытках делать левые деньги. Она решила сделать предупреждающий звонок сама, заявив, что старалась побольше заработать для компании. Она также попробовала выжать денег из Вудси, но, кроме того что он поиздевался над размером ее носа, она добилась лишь небольшого процента за сделанное у него видео вечеринки, которое предназначалось для продажи участникам. Еще ей очень не нравилось, что Брэд и Майки стали чем-то вроде союзников. Каждый из них легко играл на ее слабых местах, так что такой альянс вызвал у нее еще один приступ паранойи.

С такими мыслями Элисон спустилась к стойке регистрации, за которой сидел Майки. Несмотря на его добродушное приветствие, она полностью проигнорировала его присутствие, заказала кофе и подошла к стойке, чтобы позвонить в Лондон. Когда ее соединили с кабинетом Джейн Уорд, ответил мужской голос. Том Ортега.

— Доброе утро. Региональный отдел.

— Алло, это кто? Том?

— Да, Том на связи. — Том узнал этот голос. — Этот милый голос принадлежит прекрасной Элисон Шэнд?

— Джейн на месте? — Элисон недолюбливала Тома и не хотела завязывать с ним вежливый диалог.

— Боюсь, нет, Эли. — Элисон ненавидела, когда ее так называли. — Могу я чем-нибудь помочь?

— Когда она вернется?

— Не знаю. У нее встреча с Себастианом. Что-то случилось?

Ей не хотелось иметь с Томом никаких дел, но тем не менее ей нужен был некий контакт с головной конторой на случай, если Мэнни проболтается насчет денег.

— Нет, ничего такого. Если увидишь Джейн, скажи ей, что я пыталась получить деньги у одного из директоров экскурсионных бюро, но он не захотел нам помогать. Я сделала все, что могла.

Она не упомянула, что старалась для своего кармана, а на компанию ей было, в общем-то, наплевать.

— О’кей. Я передам ей твое сообщение. Что-нибудь еще? Как там новые гиды? Между собой ладят?

— О, неплохо. Марио, вот, вообще молодец, старается. Лоррейн немного квелая, но я приведу ее в порядок.

— Как там Брэд поживает?

— Ну, если честно… — Элисон откашлялась, — то я не уверена в нем. Он очень заносчивый, думает, что всё знает. Много времени проводит, волочась за нашими клиентками, и слишком много спит, поэтому часто опаздывает. Возможно, у меня получится с ним справиться, лишь бы он не увлек за собой Майки.

Том был очень удивлен. Чего Элисон не знала, так это того, что Том присутствовал на экзамене и на тренировочной неделе в Уорвике. А еще они пару раз общались с Брэдом до его вылета на курорт. Брэд прекрасно справился и с экзаменом, и с тренировочным курсом, и Том был уверен, что из него выйдет первоклассный гид. Однако он также знал, что Брэд был тем еще бабником и что его тонкое чувство юмора и живой ум могли сойти за высокомерие, поэтому, несмотря на инстинкт, подсказывающий ему, что Элисон неправа, он тем не менее принял ее слова к сведению.

Повесив трубку, Элисон улыбнулась, довольная, что ей удалось не только избежать проблем, которые могли возникнуть из-за ее неудачной попытки развести Мэнни на деньги, но и ослабить позицию того, кого она считала потенциальной угрозой.

После того как закончилось дежурство Брэда за гостиничной стойкой в «Уэртас», он направился в «Бон», чтобы присоединиться к Майки и остальным, кто собирался участвовать в футбольном матче против «Бритиш рэйл». Когда он вошел, Майки стоял на стуле, меняя каналы телевизора.

— Как дела, Харвис? — Брэд специально произносил фамилию Майки — Джарвис — на испанский манер.

— Ну, как все прошло вчера? — поинтересовался Майки.

— С Патрицией? Да, мы неплохо провели вечер.

— И?..

— И что? Если ты имеешь в виду, заработал ли я очки, то ответ — нет. Мне хочется, чтобы все было по-нормальному. Мне кажется, что вчера это могло легко получиться, но это было бы неправильно.

— Господи, ты говоришь почти как человек! Так что, она тебе не дала, так, что ли?

— Честно говоря, старина, я не знаю. Я не особо-то и пытался. Может, мне просто не хотелось терять иллюзию.

— Ты имеешь в виду, что если бы трахнул ее, то она рухнула бы с того пьедестала, на который ты ее поднял?

Брэд кивнул, показывая, что Майки попал точно в цель.

— Запомни, Джарвис, — никто не любит умников.

Они оба расхохотались. Брэд продолжил:

— Да, ты, возможно, прав. Дело в том, что я готов подождать сутки, чтобы все прошло как надо. А как насчет тебя? Чё-нить произошло?

— Не. Я рано спать лег. Элисон чего-то с утра сама не своя.

Элисон! Брэд настолько был увлечен Патрицией, что почти забыл о событиях позапрошлой ночи. Он до сих пор ни с кем это не обсудил. Он рассказал бы об этом Майки, но ему не хотелось, чтобы тот неправильно понял, поэтому он решил помолчать, пока не обсудит это с кем-нибудь из гидов постарше. Он сменил тему.

— На самом деле у меня были кое-какие проблемы прошлой ночью. Ты знаешь самого длинного из плимутской тусовки, ну тех, что переехали в выходные из «Бона» в «Уэртас»?

— А, рыжий такой. Питер, по-моему? — сказал Майки.

— Да, он самый. В общем, пришел он сегодня утром с большим синяком под глазом. Говорит, что сын хозяина гостиницы наехал на него ни за что и закатил ему в пятак.

— Ты ему веришь?

— В общем-то, да.

Фрэнк, официант, поставил перед Брэд ом чайник чаю.

— Грасиас, Фрэнк. — Брэд налил себе чайку из чайника, сделанного из нержавеющей стали, умудрившись пролить добрую половину на стол. — Вот бля! Ненавижу эти чертовы чайники! — Взяв пару салфеток, он промокнул лужу на столе и продолжил разговор. — Забавно, я знаю, что эти четверо считаются здесь идиотами, но с ними всё в порядке. Безобидные приколисты. Я бы не сказал, что они доставляют много неприятностей, ведь правда?

— Ты знаешь, чем они на жизнь зарабатывают? — спросил Майки. Брэд отрицательно покачал головой. — Питер и Тимми оба врачи — на «скорой» работают.

— Правда? Я этого не знал. — Брэд отпил из чашки. — Наверное, мне надо поговорить с Элисон.

— Что ж, вот твой шанс.

В этот момент вошла Элисон.

— Ты что здесь делаешь, Брэд?

Брэд посмотрел на Майки, приподняв бровь, как бы подтверждая его замечание насчет настроения менеджера.

— Вообще-то я тут по двум причинам, Элисон. Во-первых, ты, наверное, помнишь, что у нас сегодня матч с командой «Бритиш рэйл». — Элисон рассеянно кивнула. — А еще я хотел поговорить с тобой о том, что произошло в гостинице прошлой ночью.

— И что там произошло? — спросила она с отсутствующим видом.

— Одного из моих клиентов избил сын владельца гостиницы.

— И кого же?

— Питера Тернера, такой рыжий, высокий, из плимутских ребят.

— Кого? — Элисон не очень-то общалась с клиентами.

— Плимутская банда. Четверо ребят.

— А, эти! Кучка мудаков, по-моему. Не сомневаюсь, он заслужил это.

— На самом деле неплохие ребята, если с ними познакомиться поближе, — возразил Майки.

— Верно, — согласно кивнул Брэд, — кроме того, тебе следовало бы посмотреть на состояние его физиономии. Все, что он сделал, — это включил магнитофон немного громче, чем следовало, и я бы не сказал, что это такое преступление, за которое бьют по морде.

— Откуда ты знаешь? Ты что, там присутствовал?

— Нет, Элисон, меня там не было, но…

— Ну так если тебя там не было, то откуда ты знаешь, что там случилось?

— Потому что он рассказал мне, и я ему верю. В любом случае я считаю, что он не виноват.

— Слушай, напиши жалобу, если ты так считаешь, а теперь, если вы меня извините, я пойду и займусь более важными делами. — Она развернулась на каблуках и зашагала к лифту.

— Блядь! — еле слышно выругался Майки.

— Ммм… — кивнул Брэд. Ему просто необходимо было поговорить с кем-нибудь.

Количество людей, пришедших на матч, было удручающе маленьким. Объяснялось это нечеловеческой жарой. Помимо Брэда, Грега, Майки и Марио был еще один парнишка из Бристоля и двое из плимутской банды. В общем, команда «Бритиш рэйл» разгромила их шесть-два.

Четыре из этих голов были забиты в первой половине, когда на воротах стоял Марио. К концу тайма вся команда орала на него за его нежелание падать на землю. Брэд сменил его во втором таймс, и, хотя он был уверен, что Марио не падал из боязни испачкаться, сам он, нырнув под мяч, очень сильно ободрал колено, подумав при этом, что Марио не так уж глуп.

На игру смотрели девчонки — гиды и несколько клиенток. Брэда немного расстроило отсутствие Патриции. Однако через несколько минут после начала второго тайма она появилась, но, к сожалению, это как раз совпало с тем, что Брэд пропустил гол.

После матча он подошел к ней и легко сжал ей руку.

— Ты весь мокрый, — сказала она. Потом посмотрела на его ободранное колено. — И у тебя кровь.

— Всё в порядке. Я могу стоять.

— Надеюсь, у тебя будет стоять сегодня ночью, — понизив голос, сказала Патриция.

Брэд почувствовал, как сладко заныло в животе. Прошлой ночью он уснул с членом в руке, думая о ней, а утром проснулся в той же позиции.

— Тебе бы душ не помешал, — Патриция посмотрела на него так, что он чуть не растаял, и слегка провела ногтями по его запястью. — Ты принимал душ в «Боне»? Там неплохие кабинки. Я попрошу девчонок, чтобы они не заходили. Ой, минуточку! — Патриция прикрыла рот в наигранном удивлении. — Я только что вспомнила. Они ведь ушли на целый день загорать и вряд ли вернутся до шести часов. — Она посмотрела на часы. — Это еще четыре часа. И что я буду делать все это время?!

Брэд вынул майку из трусов, чтобы скрыть нарастающее возбуждение. У него стоял как камень, и это было явно заметно. Патриция видела, какой эффект она производит, и наслаждалась, полностью контролируя ситуацию.

— Ну, так что, Брэд? Есть ли какие-нибудь идеи по поводу того, как мне провести эти четыре часа?

— То, как я себя сейчас чувствую, вряд ли даст мне продержаться более четырех минут, — сказал он, поглаживая ее нежную шею под копной рыжих волос.

Они шли впереди остальных. Марио видел, что происходит. Майки поравнялся с ним.

— Все еще думаешь, она по тебе сохнет, Марио?

— Кто?

— Ты знаешь кто.

— Что? Патриция? Эта шлюха? Да мне просто лень возиться. Она думает, что она умнее всех. Нет, старик, мне это неинтересно.

— И почему это я тебе не верю, Марио?

— Ты можешь верить, во что тебе хочется, чувак — зло бросил Марио, отчего Майки разулыбался еще больше. — Честно говоря, мне непонятно, чего она в нем нашла. У меня больше денег, я красивее, и член у меня наверняка тоже больше. А что у него-то есть?

Майки потрепал его по плечу и вздохнул:

— У него есть личность, Марио, личность. Когда Брэд и Патриция вернулись в гостиницу, там практически никого не было. Они вошли в лифт, и едва тот начал подниматься, как они набросились друг на друга. Их губы практически не отрывались друг от друга, пока они шли от лифта до ее комнаты. Едва оказавшись в комнате, Брэд попытался стянуть с нее футболку. «Эй, аккуратнее…» — возбужденно дыша, проговорила она, но Брэд проигнорировал это и стянул с нее трусики. Он засунул в нее палец и ритмично им задвигал. Когда она внутри стала мокрой, он медленно погладил ее клитор, прежде чем засунуть в нее теперь уже два пальца. Когда она начала постанывать, он еще глубже всунул пальцы и стал двигать рукой еще быстрее, стараясь ладонью одновременно тереть ее губы и прекрасный бутон. Через несколько минут Брэд почувствовал, как ее плоть сжала его пальцы, и она закричала, кончив. Ее сок стекал по руке Брэда.

— Господи, что это было? — Она без сил откатилась к стене.

Брэд положил ей руки на бедра и поцеловал ее.

— Боже, что ты со мной только что сделал? — повторила она. — Ой, мамочка, у меня кровь пошла!

Брэд рассмеялся.

— А что смешного?

— Это кровь с моего колена.

Патриция осмотрела себя более внимательно.

— Блин, точно!

Она тоже засмеялась. Они обнялись, счастливо смеясь и раскачиваясь в объятиях друг друга.

— Пойдем, я покажу тебе душевую.

Они оба шагнули в ванну. Брэд встал спиной к душу, отгородив Патрицию от воды. Она посмотрела ему в глаза и, не отводя взгляда, опустилась на колени. Потом провела языком по его бедрам, легко прошлась им по всей длине его члена, затем, слегка сжав яйца, стала лизать их. Брэд был в отчаянии.

— Возьми его в рот, пожалуйста!

Она взяла в рот его член, однако все равно не делала сильных движений. Когда две трети его члена были у нее во рту, ее губы сомкнулись, и она начала сосать, заставив Брэда громко застонать от удовольствия. Потом, выпустив его член изо рта, она откинулась, поддерживая себя одной рукой, в то время как другой она гладила себя между ног, не отрывая взгляда от глаз Брэда. Вода с его члена стекала ей на руку, которой она ласкала себя. Брэд посмотрел на свой стоявший и пульсировавший член.

— Не надо на него смотреть, Брэдли.

Она встала, повернулась к нему спиной и нагнулась, посмотрев на него через плечо.

— Вот куда я его хочу.

Брэд с трудом узнавал свою «идеальную» женщину, которая выглядела так невинно и в то же время так развязно вела себя. Он взял член в левую руку и посмотрел в потолок. «Бог есть! » — заявил он, поглаживая головкой по ее губам, прежде чем войти в нее полностью. Одновременно они застонали. Через некоторое время она нагнулась еще ниже и, дотянувшись до его ноющих яиц, начала их поглаживать. Это было чересчур.

— О, черт!

Он резко вынул из нее и секунду-две постоял в надежде, что успел остановиться вовремя, но его яйца сжались, и тонкая струя спермы попала на спину девушки. Несмотря на это, он не чувствовал, что кончил полностью. Как будто кто-то, взболтав бутылку шампанского, открыл ее, но только пена вышла наружу, а остальное содержимое так и осталось внутри.

— Быстрее, вылезай из ванной. Патриция выскочила из ванной, и они быстро переместились в ее спальню. Брэд лег на нее, с облегчением и удивлением обнаружив, что его эрекция нисколько не уменьшилась. Все это было необычно для него. В какой-то момент Патриция оказалась на нем, сидя и крутя бедрами, стараясь, чтобы его член вошел как можно глубже. Она стонала от удовольствия, запрокинув голову. Ее волосы рассыпались по плечам, языком она постоянно облизывала губы. Балконная дверь за ними была открыта. Заходящее солнце окрасило небо в кровавый цвет. Горячий воздух коснулся их влажной кожи, и, когда она изогнулась, сидя на нем, ее прекрасный силуэт снова пробудил в нем желание найти ей самый высокий пьедестал на свете. Его захлестнули эмоции, когда он, перевернувшись, лег на нее. Синхронный ритм и одновременный конвульсивный оргазм заставили Брэда подумать, что он здорово недооценивал значение иностранного климата.

Брэд совершенно не ожидал влюбиться так рано в этом сезоне.

Глава пятая

— Блядь, сука, дерьмо, дерьмо. Дерьмо! Сукаблядьшлюха!

Брэд был несчастен. Он снял трубку и дважды как следует треснул ею по телефону с криком «Пиздец! ». Прошло всего лишь десять дней с момента их прощального поцелуя в аэропорту, когда Патриция со слезами на глазах пообещала, что прилетит к нему снова в течение двух месяцев. Затем от нее пришло письмо, написанное сразу по прилету домой. Это было здорово.

Затем были ежедневные звонки. Но последние несколько дней Брэда не покидало чувство, что что-то не так, и действительно. Брэд вспоминал отдельные части только что законченного разговора с ней: «То время, которое мы провели вместе, было замечательным, Брэд… Ты делал со мной такое, чего не делал никто… Я не знаю, как я себя чувствую, — ты так далеко… Все сейчас кажется другим… Просто он здесь, а ты там… Я знаю, что говорила, что не могу его терпеть, но он изменился… Он по-настоящему любит меня… Мы можем остаться друзьями… »

— Мы можем остаться хуями! — зло сказал Брэд, еще разок треснув по телефону трубкой.

Он шел обратно к гостинице, опустив голову и засунув руки в карманы адидасовских треников. Коричнево-белая гостиничная шавка лая выбежала ему навстречу.

— Иди в жопу!

Собака проигнорировала его грубость и, повизгивая, крутилась вокруг него. В конце концов Брэд присел и стал гладить ее за ухом.

— Да, не понимаю. Бабы, а?

Пес уселся на землю, склонил голову и завилял хвостом.

— Ты даже не понимаешь, как тебе повезло… Тебе просто. Нашел кого-нибудь, кто нравится, обнюхал и прыгнул ей на спину, и тебе не надо париться, есть ли у нее бойфренд или нет, а?

Пес тявкнул.

— Вот, собственно, и всё. Потрюхал себе дальше, пока не увидишь кого-нибудь еще и не сделаешь с ней то же самое. И кто там еще говорит про «собачью жизнь»?

Псу надоело слушать Брэда, и он пошел обнюхивать ближайшее дерево.

— Какая херня все это! То ты самое лучшее, что может быть на свете, а ее дружок кусок говна, а в следующую минуту она считает тебя устаревшей моделью и несет ему в зубах его трубку, шлепанцы и газету. Блядь!

Брэд щелкнул пальцами, чтобы привлечь внимание собаки.

— Нет. Она не блядь. Господи, я здесь был-то всего лишь пару недель, и явно же, что это не реальный мир. Как там было в книге? «Публичное одиночество»? Вот место для тебя. Я видел их везде. Мудаки, окружающие себя другими людьми, в то время как сами они всего лишь жалкие нытики. Думаешь, я тоже стану вот таким вот жалким мудаком?

Собака подняла ногу на дерево.

— Да уж, с тобой явно нет смысла разговаривать. Да ты Камю-то вообще читал? Сомневаюсь…

Брэд вернулся в «Бон» за полчаса до брифинга перед встречей в аэропорту. На ресепшене сидел Грег.

— Как дела, приятель?

— Это вежливость или тебе в самом деле интересно? — спросил Брэд.

— Вот блин! Да что с тобой такое? Нет, не надо рассказывать. Я сам угадаю. — Грег откинулся в кресле и изучающе посмотрел на Брэда. — Проблемы с женщинами. Только это.

— Заметил, Эйнштейн хренов.

— Не говори мне ничего. Та рыжая, про которую ты за последние полторы недели всем плешь проел, кинула тебя и вернулась к своему чуваку.

— Хм… Продолжай. Как ты это вычислил?

— Да я и не вычислял. Это постоянно происходит.

— В смысле?

— Давай-ка сначала выпить закажем. — Грег помахал Фрэнку. — Два пива и два карахильо, пор фавор.

Фрэнк кивнул.

— Это всё явно, если ты над этим подумаешь. Из-за того, что мы здесь работаем, у нас вырабатывается иммунитет к месту, но для большинства бриттов это все равно что луна — миллионы километров от реального мира. Конечно, когда они здесь, они думают: «Любовь всегда найдет выход», но потом они возвращаются домой, в свою рутину, и, когда вспоминают о том, что они здесь вытворяли, это их пугает до усрачки. Все что они хотят — это вернуться назад к нормальной жизни, в комфортную зону. И если эта комфортная зона включает в себя старого бойфренда, то ничего с этим не поделаешь.

— Да, но должны же быть исключения, — не сдавался Брэд.

— Исключения случаются… — Фрэнк поставил перед ними напитки. — Будь здоров! Исключения случаются только в тех случаях, когда ты знакомишься с девушкой в конце сезона, которая живет дома неподалеку от тебя и еще не устаканилась в жизни. Либо это, либо ты начинаешь отношения с кем-нибудь, кто работает здесь. Наверное, есть и исключения, но я о них не знаю.

— Это печально, — пробормотал Брэд, отхлебнув пива.

— Ни хера это не печально, — бросил Грег. — Иди скажи это Майки. Почему, ты думаешь, он уже заработал почти столько же очков, сколько и я? — Грег махнул залпом свою порцию карахильо. — Как раз это я и имел в виду — девушки выбираются на недельку-другую, чтобы побыть кем-то еще вдали от опеки родителей или осуждения друзей. Есть много женщин, мечтающих переспать с черным парнем. Мало кто из них осмелился бы сделать это дома, но они прилетают сюда и получают идеальный шанс, особенно учитывая, что Майки — гид и он должен соблюдать приличия в куда большей степени, чем они. Вспомни ту бабу — полицейскую из Торкуэя. Гарантирую, что она была расисткой, но это же ее не остановило, не так ли? Мы ему должны дать бонус за это.

Брэд улыбнулся. Грег продолжил:

— Что же касается очков, то по причине твоей измены общему делу с этой, как ее, Патрицией по очкам ты пролетаешь.

— Не беспокойся, я догоню.

— Уверен, что так оно и будет. Еще выпьем?

— А чё бы и нет! — ответил Брэд.

С минуту они помолчали. Брэд сковыривал корку с так и не зажившей раны, хотя прошло уже две недели с момента футбольного матча. Не поднимая глаз, он сказал:

— Вынужден признать, Грег, ты меня удивил. Никогда бы не подумал, что ты умеешь так глубоко смотреть на вещи.

— На вещи определенного плана. Я так это вижу: эти два года были самыми классными в моей жизни, и я собираюсь взять от этого времени все самое лучшее, что и тебе советую. Будь здоров! — закончил он, поднимая стакан.

— Будь! — Брэд сделал большой глоток пива. — Поскольку у нас тут сегодня чисто общение по-мужски, хотелось бы мне кое о чем тебя попросить.

— Нет. И не проси. Я не могу дать тебе нюхать мои пальцы.

— Не беспокойся. Учитывая, сколько ты чешешь яйца, мне бы не хотелось этого делать. Нет, это насчет Элисон.

— О, нет! Ты не можешь этого сделать. Сразу же минус десять очков.

— Нет. Это кое-что посерьезнее. — Брэд поглядел по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не может услышать. — По-моему, она берет взятки.

Грег вдруг притих и уставился в свой стакан.

— Просто я видел ее у клуба «Стар» и…

— Стоп! — прервал его Грег. — Послушай меня. Я ведь только что сказал, что хочу лишь весело проводить время. То, чем она занимается, — ее дело, до тех пор, пока это не затрагивает моих интересов. Да, скорее всего, она именно так и делает, но, честно говоря, мне это по фигу. У меня есть возможности обеспечивать себя кое-каким доходом, и когда я узнаю тебя получше, то, возможно, и расскажу тебе о них. А что касается Элисон, то я бы хотел держаться от нее подальше.

— Вся фигня в том, Грег, что то, чем она занимается, очень влияет на мою работу.

— Просто подставляй левую щеку, когда она тебя бьет по правой. Она все-таки менеджер, и этим все сказано.

В этот момент в бар вошла Лоррейн.

— Как дела, красавица? Ты в порядке? — спросил Брэд.

— Нет. Я совсем не в порядке.

— Что случилось?

— Да все и ничего, — ответила она, пододвинув к ним кресло и заказав себе сидр. — Всё эта корова Элисон.

Брэд посмотрел на Грега многозначительным взглядом, говорившим: «Ну вот, теперь-то поверишь?», но Грег лишь зевнул и встал.

— Пойду посрать. — И он ушел.

— Да что это с ним? — спросила Лоррейн. Брэд молча пожал плечами, ничего не объясняя и позволяя ей продолжить. — Я не понимаю, Брэд. Я стараюсь изо всех сил, но все это недостаточно хорошо для нее. Она с чего-то на меня взъелась… Лоррейн, сделай то… вставай и танцуй… прекрати разговаривать с этим человеком…. не разговаривай с тем… приведи себя в порядок… научись правильно накладывать макияж… научись петь… не пей так много… говори внятнее в микрофон… у тебя хреновые продажи… продавай больше сувениров. Каждый раз, как я ее вижу, она достает меня, и у меня от этого голова едет. Я ведь не такая бестолковая, правда?

У нее в глазах появились слезы. Брэд положил руку ей на плечо, и она начала всхлипывать.

— Не знаю… Чувствую, что не выдержу я этого.

— Прекрати. Не дай ей себя добить.

Работая вместе с Лоррейн и будучи взрослее ее, Брэд чувствовал себя кем-то вроде ее старшего брата. Он давно заметил, что Элисон не дает прохода Лоррейн, и единственной причиной было то, что она позволяла это делать. Несмотря на то что Лоррейн за словом в карман не лезла, ругалась как таксист и выглядела уверенной в себе, Брэд знал, что она очень ранимая и чувствительная. Это делало ее популярной среди других девчонок. Она ничего из себя не строила и была обычной девчонкой, всегда находившей время поговорить с клиентами, чего не скажешь о девяносто девяти процентах остальных гидов. Она была полной противоположностью Элисон, и, наверное, поэтому та ее невзлюбила.

— Извини меня, Брэд. Может, я просто скучаю по дому.

— Если тебе станет от этого немного легче, то скажу тебе, что Элисон и меня терпеть не может.

— Да в чем ее проблема?! Мне очень интересно, как она вообще попала на эту должность.

Лоррейн встала, чтобы взять со стойки свой сидр, и в это время появилась Элисон с семенившим позади нее Марио.

— И где все? — Ничего хорошего ее тон не предвещал.

— Грег убежал по зову природы, Лоррейн, если мне не изменяет зрение, у стойки, а Майки и Хетер выходят из супермаркета.

Элисон закурила сигарету и села в кресло Лоррейн. Марио взял стул и сел рядом с ней. Грег вернулся из туалета, и в это же самое время в бар вошли Хетер и Майки. Все они устремились к единственному свободному креслу. Первым пришел Майки, но уступил место Хетер и вышел на террасу взять еще стульев. Лоррейн присоединилась к группе со стаканом сидра в руке.

— Опять пьянствуем, да, Лоррейн? — полусерьезно сказала Элисон. Она осмотрела ее с ног до головы и остановила взгляд на обожженном солнцем носе. — Не удивительно, что у тебя нос красный. Потом глядишь — а ты бомж.

Лоррейн выдавила из себя подобие улыбки.

— По поводу бомжей… Я заметила, в каком виде ты поехала встречать трансфер в среду. Когда будешь собираться в аэропорт сегодня, убедись, что твоя рубашка поглажена.

— В среду я гладила свою рубашку, — запротестовала Лоррейн.

— Тогда, наверное, ты забыла включить утюг или у тебя кожа в складках. — Элисон посмотрела вокруг в ожидании реакции на ее «шутку». Марио хохотнул. — Ладно, — продолжила она, — возвращаясь к делам и трансферам… не могу поверить, ведь это уже третья суббота сезона, да?

Все гиды, кроме Марио, вежливо пробормотали «да», в то время как Марио воскликнул, качая головой: «Невероятно!»

— Итак, прежде чем мы начнем… Есть ли какие-нибудь проблемы?

Лоррейн, стоявшая рядом с Брэдом, прошептала: «Да, есть. Ты, сука, одна большая проблема».

— В чем дело, Лоррейн? — спросила Элисон.

— Лоррейн только что напомнила мне, — ответил за нее Брэд, лихорадочно стараясь Что-нибудь придумать, — что этот сумасшедший сын хозяина гостиницы ударил еще одного нашего клиента.

— И за что?

— Да как и в прошлый раз. Ни за что.

— А вот этого вот мне не надо, Брэд. Он бы никого просто так не ударил, если только он не псих конченый, — сказала Элисон.

— Вот именно. Он и есть настоящий псих.

— Я очень в этом сомневаюсь. В конце концов, это ваша с Лоррейн обязанность следить за клиентами. Если вы не справляетесь, то нам надо подумать о смене одного, а то и обоих.

Элисон достала из сумки папку. Лоррейн хотела что-то сказать, но Брэд взглядом остановил ее. Элисон кинула открытую папку на стол.

— Вот. Сегодняшние прилеты.

«Триумф-геральд» был как проклятием, так и благословением. Это давало Брэду некий статус — гид на кабриолете, — но машина уже встала ему в сотню фунтов за ремонт. Ромфорд Per должен был прилететь через неделю после Брэда и решать любые возникающие с тачкой проблемы, но Брэд его так и не видел. Он был очень раздражен, встретив Даффи из «Чарльстона», который сказал ему, что Per на острове уже неделю. Как только он об этом узнал, то сразу же поехал туда, где Peг остановился, — напомнить ему об их соглашении.

Мотор начал издавать странные звуки, едва Брэд выехал за перекресток, и, когда он свернул на нужную ему дорогу, машина вовсю чихала и дергалась. Вскоре она встала окончательно, отказываясь заводиться.

Брэд вышел и на всякий случай заглянул под капот, но ничего особо выдающегося не увидел, а потому отсоединил батарею (это был единственный способ заглушить движок) и начал толкать ее к обочине. Толкая, он услышал за спиной женский голос:

— Помощь не нужна?

Он обернулся. Это была Келли Видение.

— О, привет! Да, если не трудно. — Он отметил, что она была в своей красной униформе. — Ты садись в машину за руль, а я буду толкать.

Келли села, продемонстрировав загорелое бедро, на которое Брэд не мог не уставиться.

— Тебе нравится, как я покрасил свою тачку, чтобы она подходила по цвету к твоей форме? — спросил он, отметив сходство цветов.

Она улыбнулась. Брэд старался толкать машину самым благородным манером, какой только был возможен при этих обстоятельствах, и Келли вырулила на пыльную обочину. Она вышла, снова продемонстрировав свои загорелые прелести.

— Спасибо. Ты сегодня в аэропорту?

— Да. А ты?

— С этой чертовой железкой я приеду к гетвикскому рейсу не раньше часа.

— Ну, тогда увидимся там.

— А сейчас ты куда?

— Да я живу здесь недалеко. — Келли махнула рукой.

— Мне в том же направлении. Давай я тебя провожу.

Они прогулялись вместе. Келли почти ничего не говорила, но много улыбалась. Брэд был слегка сбит с толку, потому что то, как она на него смотрела и как вела себя с ним, показывало, что он ей интересен, но несколько попыток завязать разговор были встречены только какими-то неопределенными междометиями. Вскоре они попрощались, и Брэд побрел в поисках Ромфорда Рега.

Солнце уже садилось, но от жары подошвы прилипали к асфальту. Ромфорд Peг жил в бунгало в конце грязной дороги. Когда Брэд наконец-то его нашел, то был совершенно измотан, и его колено пульсировало от боли. При этом у него сложилось мнение, что в каждом бунгало, мимо которых он прошел, держали по лающей собаке и громко орущей испанской женщине в качестве обязательного атрибута — вроде как биде или жалюзи. Когда он постучал в дверь Рега, ему никто не ответил. Он постучал сильнее. Никакого ответа. «Ублюдок сраный!» — выругался Брэд в сердцах. Он хотел оставить записку, но у него не было ни карандаша, ни бумаги. Через пару бунгало вниз по улице возделывал огород испанского вида человек. Брэд побрел к нему.

— Извините, — обратился он к мужчине. Тот поднял голову. — У вас — есть — бумага — и — карандаш — пор — фавор? — Брэд старался говорить медленнее, чтобы мужчина понял, что ему нужно, и при этом рисовал на воображаемой бумаге воображаемым карандашом. Мужик, ничего не сказав, вошел в бунгало. Брэд подумал, что тот не понял, чего от него хотят, или просто не любил англичан, поэтому он стал писать послание Регу палкой по грязи. Он заканчивал букву «г», когда мужчина вышел из бунгало.

— Эй, парень, держи вот, — мужчина обратился к Брэду на чистейшем английском с йоркширским акцентом. — Рега ищешь?

— Ммм… Да… — Брэд был очень удивлен, что человек оказался не испанцем.

— Он недавно уехал. Будет гудеть всю ночь. Что-нибудь передать?

— Да, если вы не возражаете. Передайте ему, что его Брэд искал, и отдайте ему вот это. — Брэд быстренько накарябал для Рега записку со своими координатами и отдал ее вместе с ключами от машины.

— Да. Передам. Так ты его друг, что ли?

— Я бы так не сказал. Дома, в Англии, я купил у него машину.

— Что? Только не говори, что это был тот старый «триумф».

— Именно он. Мужчина засмеялся.

— Он пытался впарить его мне в конце прошлого сезона за пять сотен. Я думал, он шутит. Молодец, однако, что сумел продать это дома. Пять сотен, ха-ха! — Он покачал головой. — Так сколько ты еще будешь здесь отдыхать?

— Я не отдыхаю. Я гид.

— О, нормально! — На его лице Брэд прочел легкое удивление. — Ну и как тачка? Хоть до аэропорта-то дотянул? — Он усмехнулся.

— Да я, вообще-то, сюда на ней приехал. Были, правда, кое-какие проблемы по пути. — На секунду Брэду стало интересно, что случилось потом с Сэмюэлем Закатеком.

— Продолжай! Она на остров не добралась бы.

— Она здесь. И она сломана. И я хочу, чтобы этот еб… — Брэд заколебался. — Peг твой друг?

— Нет.

— Хорошо. Так вот, я хочу заставить этого ебаного мудилу починить ее, как он и обещал.

— Так вот зачем эти ключи-то! — Мужик засунул ключи и записку в карман. — Передам, как увижу его.

Поблагодарив мужчину, Брэд начал долгий спуск вниз. Когда он вышел к главной дороге, то, передумав идти пешком, поймал такси, чтобы поспать немного перед поездкой в аэропорт.

Проснувшись, Брэд обнаружил у себя в комнате Грега.

— Ты как сюда попал?

— Дверь была открыта.

— Который час?

— Пять тридцать, — ответил Грег, посмотрев на часы. — Черт, твое колено выглядит хреново.

— Что? — Брэд еще не проснулся. — А, это. Не очень-то было умно с моей стороны. Так который час, ты говоришь?

— Пять тридцать.

— Господи, а неплохо. Во сколько мы закончили собрание? Четыре часа сна получается. Неплохо.

— Что, не спалось последнее время?

— Да нет. Элисон гоняет меня, как ссаный веник, давая мне самые отстойные прилеты. Позавчера, например, когда я должен был спать, она вломилась ко мне, разбудив из-за какой-то пустяковой мелочи, типа футболок или что-то вроде. Ладно, хрен с ней. Как у тебя прошла встреча в аэропорту?

— Ничего, нормально. Есть клевые телки.

— Уверен, что не такие клевые, как эта Келли из Томпсона. Надо будет с ней замутить до конца сезона.

— Забудь про нее. Сегодняшний поход по барам должен дать тебе возможность заработать очков.

— Какое счастье, — Брэд обессилено упал на подушки, — еще один чертов запой.

— Не пропусти это, приятель. Лучшая возможность кого-нибудь снять. — Он достал из кармана сложенный лист бумаги. — Вот ситуация на сегодняшний день. На последнем месте у нас Марио. Говорит, что трахнул семерых, но он врет так, что нам бы его дисквалифицировать надо. Другие ребята из работников тащатся в хвосте, так что это между нами — тобой, мной и Майки. У Майки была хорошая неделя. Три раза трахнулся, один раз ему отсосали. У него было восемь, так что это… — Грег быстренько подсчитал в уме цифры. — Девятнадцать очков получается. Ну а ты ни хрена не получаешь, потому что ты чмошник…

— Шел бы ты в жопу.

— Так, значит, у тебя до сих пор одиннадцать. А может, нам дать тебе бонус за то, что тебя кинули?! — добавил Грег, выкрикнув последнее слово Брэду в лицо. Брэд лениво попытался его пнуть, одновременно смеясь и матерясь.

— Я трахнул троих, но я таки присунул той ирландке в попец, так что у меня итогом будет двадцать три.

— У тебя, короткожопый, большой эго-трип.

— Если тебе от этого легче с твоими двенадцатью очками, тогда конечно. Может, тебе трахнуть ту ирландку, которую я трахнул в задницу, чтобы ты снова мог влюбиться? Она сказала, что хочет помириться со своим бойфрендом, когда вернется домой. — Грег, смеясь, отскочил от брошенной Брэдом подушки. — Так как там твои новоприбывшие?

— Там есть человек шесть парней из Хаммерсмита — они приколисты. И там было восемь человек из Орпингтона, в жопу пьяных, все в футболках «Молсон». Хотя они довольно безобидные.

— А девки?

— Да так, несколько есть. Одной из них недавно поставили кардиостимулятор.

— Что?!

— Серьезно. Она считает, что это, может быть, ее последний отпуск, — сказал Брэд, покачав головой.

— Ну и как она?

— Что ты имеешь в виду, говоря «как она»? — спросил Брэд, прекрасно зная, что имеет в виду

Грег. — Что, потенциальные очки? — Брэд начал хохотать.

— Чего ты ржешь? Я серьезно. Думаю, я мог бы ее откачать, если что. Это мне стоило бы бонуса.

— Ты больной, — сказал Брэд, все еще смеясь, — вали к себе в гостиницу.

— Это почему еще? Тебе что, подрочить надо, потому что ты давно не трахался? — спросил Грег, открывая дверь. — Увидимся через часок.

— Да, увидимся позже.

После того как Грег ушел, Брэд подумал, что подрочить, в общем-то, неплохая мысль. Он начал вспоминать одну ночь с бывшей подружкой, Шарлоттой. Где-то за месяц до того, как он улетел на Ибицу, она появилась на его пороге, одетая в плащ, чулки с подвязками и высокие сапоги. Перед тем как выйти, они договорились, что будут дразнить сексуально друг друга всю ночь. В течение всего вечера они едва не довели друг друга до оргазма несколько раз в разных местах. Когда они в конце концов добрались до квартиры Брэда, то буквально чуть не изнасиловали друг друга. Вспомнив события той ночи, Брэд подумал, как хорошо было бы пригласить Шарлотту на Ибицу, чтобы повторить эксперимент в атмосфере Средиземноморья. От воспоминаний он чуть не кончил, но когда он был совсем близко к этому, то, натянув шорты и набрав мелких монеток, пошел на улицу к телефонной будке. Спускаясь, он засомневался в своей затее, но, как обычно, когда член стоит — голова не думает.

Ответила ее мать. Брэд слышал, как Шарлотта сбегает по ступеням.

— Привет, Брэд!

— Привет! Как дела?

— Неплохо. Скучаю по тебе.

Брэд поморщился и подумал, что идея плохая, но ее образ в подвязках с раздвинутыми ногами на его обеденном столе — это было слишком.

— Мне просто интересно, что ты думаешь насчет того, чтобы прилететь ко мне на уикенд.

— Правда?! — закричала Шарлотта.

— Да. Возможно, я мог бы организовать тебе перелет за счет компании.

— Ох, это было бы прекрасно! Мама…

— Эй, подожди! Не говори пока ничего маме. Мне надо сначала кое-что организовать.

— Извини. Просто я так обрадовалась!

До Брэда начало доходить, что, возможно, он преуменьшил силу чувств Шарлотты.

— Слушай, у меня деньги кончаются. Я вот что тебе скажу, давай-ка подождем, пока я тут выясню, что можно сделать, а потом я тебе позвоню и сообщу, как дела, хорошо?

— Да, супер! — ответила все еще возбужденная Шарлотта. — Я по тебе скучаю.

— Я тоже, — пробормотал Брэд.

Он повесил трубку и пошел к себе, снял шорты и подрочил. Как только сперма перестала капать на его волосатый живот, он стал проклинать себя за звонок. Потом вытер живот грязной футболкой и пошел в душ. После душа он, поколебавшись немного, надел тренировочные штаны, взял мелочь и снова пошел к телефону. В этот раз подошла сама Шарлотта, что было неудивительно, потому что она буквально сидела на нем все это время.

— Привет, Шарлотта!

— Приветик! Я тут связалась со своей начальницей…

— Шарлотта… — Но Шарлотта не слышала.

— Я застала ее дома…

— Шарлотта…

— И она сказала, что я могу взять несколько дней, так что я смогла бы побыть с тобой подольше, если ты хочешь.

— Ох, — вздохнул Брэд. — Слушай, я не знаю, как объяснить, но…

Он помолчал, подыскивая правильные слова. Сказать правду? Извини, Шарлотта, я просто хотел, чтобы ты прилетела, потому что я не трахался с неделю, но сейчас я по дрочил и передумал? Как бы подсластить пилюлю?

— Я действительно хотел, чтобы ты прилетела, но мой босс сказала мне, что нам нельзя привозить сюда подруг, потому что это может отвлекать нас от работы. Ты можешь в это поверить?! Я серьезно зол. Я хотел как лучше и сделал все что мог, но… Шарлотта? Ты меня слышишь?

Ответом были короткие гудки. Он открыл дверь будки и вышел. Снаружи его поджидал гостиничный пес.

— Да знаю я, что когда стоит — не думаешь, но я себя чувствую таким козлом. Думаю, это опять обосрало мою карму.

Шавка снова не выказала никакого интереса к бормотаниям Брэда и убежала, чтобы познакомиться с такой же дворнягой через дорогу. Брэд подумал, что ему надо найти себе более понятливого исповедника.

Когда Брэд пришел в «Энглер», Грег стоял за вертушками, и вечеринка была в полном разгаре. Через некоторое время ему стало понятно, что единственной реальной задачей в этой жизни для молсоновских ребят было накачать его алкоголем до потери пульса. Несмотря на то, что другие гиды часто позволяли клиентам покупать себе выпивку, Брэд всегда отказывался. Он не видел смысла — все равно выпивка для них была бесплатной.

Шесть ребят из Хаммерсмита первые полчаса подъезжали к каждой девчонке, и Брэд заметил, что они также проводили много времени у «однорукого бандита». Через некоторое время ему захотелось свежего воздуха, и он вышел на улицу, где вскоре к нему присоединился Грег, на удивление пьяный.

— Как дела, старина?

— Ничего. Только вот бухой я уже, — ответил Брэд.

— Бля, не ты один, чувак. Я в говно просто.

— А что ты пил?

— Чертова «Мамба». — Грег поднял стакан, чтобы на примере продемонстрировать это. — Как насчет тебя?

— «Змеиные укусы» — пиво с сидром. «Молсоны» для меня все время их покупали.

Они оба отпили из своих бокалов.

— А кто диджеит?

— Марио. Не могу поверить, что он настолько хорош, учитывая, что он никогда этого не делал. Где эта девка с кардиостимулятором?

— Фиг знает! — Брэд повертел по сторонам головой. — Вон она, — показал он на девушку, стоявшую около диджейского пульта. — Я за нее немного переживаю. Она прилетела одна. Надо будет позже подойти к ней и попробовать развлечь, что ли. — Тут Брэд заметил, что Грег с вожделением уставился на нее. — Эй, извращенец! Оставь ее в покое. Она милая девчонка.

— Таких не бывает, — ответил ему Грег, допивая остатки коктейля.

Брэд уже хотел развернуться и пойти назад в бар, когда заметил Роббо, виндсерфера-дилера, идущего по дороге и явно загашенного. На нем были рваные джинсы, шлепанцы, яркая куртка и дюжина ожерелий на шее. Брэд прервал его мечтания.

— О, сам Роббо!

— А? — Роббо выглядел слегка озадаченным первые пару секунд, потом пришел в себя.

— Йо, Род, чё происходит?

— Брэд, а не Род, ты, тупица. — Он отвел Роббо подальше от остальных, чтобы никто их не мог услышать. — Як тебе загляну чуть позже.

— Да, чувак. Нет проблем. Чё нужно-то? У меня есть офигенные «голуби».

— Спид? [11] — спросил Роббо. Брэд кивнул.

— Завтра мне пришлют порошка, но сейчас у меня только скоростные колеса. Называются «Ред девил».

— Сколько?

— Пятьсот песет для тебя, мой друг.

Роббо увидел одного из клиентов Брэда, направляющегося к ним.

— Аккуратнее, — предупредил он.

Это был один из компании «молсонов», со «змеиным укусом» в руке.

— Подожди-ка, Роббо! — Брэд повернулся к парню.

— Как дела, Брэд? — Тот вручил ему напиток. — Вот. Держи.

— Будь здоров, — ответил Брэд, принимая стакан.

— Могу я у тебя кое о чем спросить? — поинтересовался «мол сон».

— Да, конечно. В чем дело?

— Да так, ничего серьезного. Просто хотел спросить, знаешь ли ты, где я мог бы купить таблеток.

Брэд расхохотался. Парень слегка занервничал.

— Что такого-то?

— Просто человек, который тебе нужен, стоит прямо перед тобой, так уж случилось. — Он повернулся к Роббо. — Познакомьтесь. Роббо, это…

— Киран, — представился «молсон».

— Киран, — повторил Брэд. Киран и Роббо пожали друг другу руки. — Киран интересовался, можешь ли ты ему помочь.

— Да, чувак, конечно. Тебе что нужно-то?

— Зависит. А какие таблы у тебя есть?

— «Голуби».

— Ну и как они?

— Они офигенные, дружище. Серьезно, — добавил Роббо честно.

— Сколько?

— Три тысячи каждая.

— Это сколько получается? — спросил Брэда Киран.

— По пятнашке фунтов примерно.

— Да хорош, дружище! — возмутился Киран. — Уверен, что ты можешь слегка упасть в цене.

— Сколько берешь? — спросил Роббо. Киран сделал в уме какие-то прикидки и сообщил результат:

— Двадцать. Пока.

— Двадцать, — повторил Роббо. Его глаза блеснули. — Я тебе вот что скажу. Берешь двадцать пять, и я отдаю их по две тысячи.

— Заметано, — пожал Киран руку Роббо. — Дай мне пару минут. Я схожу за деньгами. — Киран исчез.

— Неплохо, Р… Брэд, — похвалил Роббо.

— Без проблем.

Роббо вытащил из кармана пластиковый пакетик с таблетками, отсчитал двадцать пять и переложил их в другой пакетик, затем вытащил еще одну таблетку и две красные капсулы из кармана.

— Вот. Держи, — он протянул их Брэд у.

— Что это?

— «Голубь» и два «ред девила», — ответил Роббо.

— Не уверен, что хочу купить их сейчас. Думал, увидимся в «Стар» и там уже разберемся.

— Без проблем, дружище. Эти — бесплатно. Просто намекай своим клиентам, если они захотят чего-нибудь, насчет меня, и ты в обиде не будешь.

— Клево! — Брэд убрал таблетки в карман. Подошел Киран с деньгами.

— Держи! — Они произвели обмен таблеток на деньги.

— Будь здоров, чувак, — сказал Роббо. — Мне нужно валить. Увидимся.

Они попрощались, и Роббо ушел. Киран повернулся к Брэду и дал ему одну таблетку.

— Это еще за что? — удивился Брэд.

— За то, что нам помог.

— Не глупи, — Брэд протянул табл обратно, но Киран отказался взять.

— Нет, это тебе. От ребят.

— Ну спасибо, Киран.

— Всё нормально. О, кстати, тебя Лоррейн искала. Я совсем забыл. По-видимому, там группа ребят чем-то хозяина расстроила.

В этот момент Брэд услышал звук бьющегося стекла и, забежав в бар, увидел хозяина, Рассела, бросающегося на одного из хаммерсмитовских ребят, которого другие называли Питбуль.

Питбуль был абсолютно спокоен, в то время как Рассел толкал его и кричал что-то. Брэд поставил под сомнение мудрость решения Рассела, поскольку Рассел был толстый сорокалетний дядька, в то время как Питбуль был наделен шеей Тайсона и телом бодибилдера. Питбуля это веселило, что раздражало Рассела еще больше. Брэд встал между ними.

— В чем дело? — поинтересовался он.

— Я не знаю, — оправдываясь, ответил Питбуль. — Спроси этого глупого старикана.

— Я тебе дам глупого старикана, ты, чертов гопник! Сначала ты обчистил мой игровой автомат…

— Мы выиграли честно, — спокойно ответил Питбуль.

— Потом вы вломились в мой бар…

— Ты это о чем? Кто в твой бар вломился?

— Ты и твои чертовы дружки! — плюясь, орал Рассел.

— Да шел бы ты! — ответил Питбуль отворачиваясь.

— Шел бы я? Шел бы я! Да я вот из-за таких подонков и уехал из Англии.

— Спокойнее, Рассел, — вмешался Брэд, удивляясь самообладанию, которое продемонстрировал Питбуль.

— Спокойнее? Я щас им тут всем спокойнее сделаю. Я их…

— Что ты «их»? — начал терять терпение Питбуль.

— Если бы я был моложе, я бы вам…

— Если бы ты был моложе, то все равно оставался бы таким же ебаным дебилом.

— Если вы думаете, что можете разгромить мой бар…

— Разгромить твой бар?! — Питбуль схватил стул за одну ножку. — Я щас тебе разгромлю твой сраный бар, гондон.

— Подожди-ка, приятель, — Брэд схватился за поднятый стул. Он повернулся к Расселу. — Так что он сделал-то?

— Они пришли и никому не давали играть, — сказал Рассел.

— Херня все это! — крикнул Питбуль. — Никто и не хотел играть. Ты разозлился за то, что мы выиграли.

Это было правдой. Рассела взбесило то, что они выиграли. Он был не только взбешен, но и удивлен, потому что сам лично настроил машину так, чтобы она никогда не давала джекпот.

— А потом они начали громить мой бар.

— Что именно они сделали? — поинтересовался Брэд, с трудом сохраняя спокойствие.

— Посмотри, — указал Рассел на пол, где лежало разбитое зеркало и рама от картины.

— И это всё? — спросил Брэд, удивленный тем, что из-за этого весь сыр-бор. Он забрал стул у Питбуля. — Так как это все произошло?

— Да мы просто валяли дурака, и я упал на стену и случайно сбил это, — ответил Питбуль.

— Случайно, как же, — бросил язвительно Рассел.

— Ладно, кто-нибудь еще видел, что произошло? — спросил Брэд у группы.

— Я видела, — подала голос девушка в обтягивающем топе, с большими коническими грудями. — Чувак с короткими волосами упал на стену, и все это рухнуло. Вот так все просто.

Послышалось общее согласное бормотание.

— О, конечно! — снова подал голос Рассел. — Эта блядь, наверное, его подружка.

Брэд едва успел остановить Питбуля, кинувшегося к Расселу.

— Успокойся, старик. Я разберусь сам. — Он повернулся к Расселу, качая головой, но не успел он что-либо сказать, как тот снова начал.

— Чертовы ублюдки, это зеркало и картина обошлись мне в целое состояние.

— Врун хренов! — крикнул один из друзей Питбуля, блондин по имени Кемпи. — Это было стремное джимбимовское зеркало. Ты его, наверное, вообще бесплатно получил как рекламу.

— А картина?! — возмутился Рассел.

— Вот это? Посмотрите! — крикнул Кемпи, поднимая ее, чтобы все видели. — Это выдранная из журнала фотка «феррари».

— Кто тебя вообще спрашивал, кокни хуев! — гавкнул Рассел.

У Брэда мелькнула мысль, что Рассел совершает публичное самоубийство.

— Кое-кто за это заплатит, — прошипел Рассел.

— Ты хочешь, чтобы мы заплатили, а? Ты, блядь, хочешь, чтобы тебе заплатили, ты, мудак! — Кемпи сунул руку в карман, и Брэду в одну ужасную секунду показалось, что сейчас он достанет нож, но Кемпи вытащил горсть монет, недавно выигранных у Рассела.

— Вот, держи! — крикнул он, швыряя их в него. — Там более чем достаточно, чтобы оплатить ту хуйню, что со стены упала. Там даже останется еще, чтобы ты себе освежитель дыхания купил, ты, вонючий ублюдок.

Все зашло уже достаточно далеко, и Брэд понял, что дальнейшая эскалация ситуации, скорее всего, будет означать физическую конфронтацию, из которой Расселу ничего, кроме неприятностей, не светило. Потому он решил, что, несмотря на то что они должны были оставаться там еще пять минут, небольшое сокращение времени визита будет на руку всем, и не в последнюю очередь Расселу. Он повернулся к диджейскому пульту, чтобы взять микрофон, но Грег его уже опередил, взяв микрофон у Марио.

— Итак, молодые и холостые, если вы хотите продолжения банкета, то нас зовет следующий порт приписки — «Кокни прайд».

Когда они вышли, к Брэду подошла Хетер.

— Молодец, Брэд. Это все могло хреново кончиться — ты здорово держался.

— Спасибо, Хет, — поблагодарил он ее. — Это со мной непорядок или действительно Рассел с катушек слетел?

— Нет. У него на самом деле не все дома. Удивлена, что эти парни не свернули ему шею.

— Не то слово, — вздохнул Врэд. — Они неплохие ребята на самом деле, не думаешь?

Брэд поравнялся с Грегом.

— Неплохо, старина, — сказал Грег. — Я-то был уверен, что все бойней закончится. Хорошо, что ребята оказались вменяемыми.

Они еще не дошли до «Кокни», когда настроение вечеринки снова поднялось на прежний уровень. Брэд старался не напиваться, но за все время он впервые чувствовал себя хорошо в компании клиентов. Он получал также массу женского внимания. Девушка с коническими сиськами, девушка с кардиостимулятором, девушка из Хаунслоу, блондинка из Стаффорда, конопатая шотландка — все они ему семафорили.

«Молсоны» были настоящими приколистами. Питбуль и компания вели себя как группа вращающихся дервишей — все время окруженные девчонками или занятые сбором денег из игровых автоматов. Поговорив с Питбулем и Кемпи, Брэд решил, что они очень похожи на его друзей в Англии. Одна из причин, по которой они сдружились, был и почти одинаковый возраст, в то время как средний возраст большинства отдыхающих составлял двадцать лет. И они тоже любили валять дурака и заводить других. В «Кокни» они стали хлопать всех по плечам, тут же меняя позицию, чтобы человек подумал на другого.

Хетер и Грег больше не держали Брэда за новичка, а Лоррейн и Майки спрашивали у него совета. Грег даже сказал, что расскажет Брэду, как можно сделать деньги. Брэд посмотрел на свой значок и подумал, что он более ценен для него, чем золотая кредитная карта. Он получал уважение и постоянное внимание женщин, свободный вход куда угодно, бесплатный алкоголь, а теперь и наркотики.

Все казалось слишком прекрасным, чтобы быть правдой.

Элисон разминулась с группой, вышедшей из «Энглера», всего лишь на минуту. Ее встретила жена Рассела, Джин.

Белая кожа Джин не очень хорошо реагировала на испанское солнце. При этом она любила накладывать макияж в стиле подростковых моделей шестидесятых, что делало ее лицо и вовсе карикатурным. Ее крашенные в рыжий цвет волосы часто вызывали у людей любопытство — не парик ли. Она постоянно курила, и если не было никого, с кем можно было посплетничать, или ничего, о чем нужно было беспокоиться, то тогда она беспокоилась из-за отсутствия этого. Она очень любила совать свой нос в дела других и была бы более на своем месте, подглядывая из-за тюлевых занавесок, чем в баре.

Элисон не особенно нравилась эта парочка — да и кому они нравились?! Она старалась проводить в «Энглере» как можно меньше времени. Это был ужасный бар, почти всегда пустой. Единственной причиной, по которой она пользовалась им, было то, что за каждого человека они платили больше, чем где-либо. В головной офис Элисон сообщила, что это отличный маленький бар с диджейской будкой и, хотя они и не платят столько, сколько остальные, это прекрасный выбор «М & Х». Это означало, что «Энглер» давал ей стабильный еженедельный доход. Поэтому она делала еженедельный пиар этого места и заскакивала туда выпить стаканчик вина с Расселом и Джин, а также взять конверт с деньгами сразу после того, как группа перебиралась в другое место. Когда Джин увидела идущую к ним Элисон, она налила традиционный бокал и кивком поприветствовала ее.

— Спасибо, Джин, — поблагодарила ее Элисон. — Как дела сегодня?

— Да не могу пожаловаться. Фитц вот снова припозднился с доставкой льда. Наверное, мне не следует тебе рассказывать, но… — Джин наклонилась к ней и, понизив голос, сообщила: — У него, кажется, роман с женой Каллума, знаешь, та пара, которая держит ирландский паб у залива.

Элисон понятия не имела, о ком она говорит, и ей не хотелось продолжения этого диалога, поэтому она сменила тему.

— Ну как Рассел? Много народу было сегодня? — Элисон хотелось взять деньги и уйти отсюда.

— Я думаю, он на заднем дворе. Подожди-ка.

Она вышла и крикнула мужа. Элисон повернулась и натянуто улыбнулась двум оставшимся клиентам. Спустя минуту Рассел вошел в помещение.

— Как дела, Элисон? Выпить хочешь?

— Спасибо, у меня уже есть, — сказала она, показывая свой наполовину пустой бокал. — Хорошая ночь сегодня?

— Да ты что, издеваешься? — Рассел налил себе виски.

— Что ты имеешь в виду? Здесь было более двух сотен, не так ли?

— О да! Здесь была куча народу. И они разнесли мой ебаный бар в щепки.

Элисон посмотрела вокруг, но не увидела никаких явных следов разрушения.

— Что ты имеешь в виду?

— Я уже всё убрал, правда, Джин? — Джин кивнула.

— Чертовы хулиганы! Если бы я не выступил против них, то не знаю, чем бы это вообще кончилось, да, Джин?

— Да уж, неизвестно, чем бы все кончилось, — повторила Джин, прикурив сигарету от своего окурка.

— Никакого толку от твоих гидов.

— Никакого толку, — сказала Джин, кивая и складывая на груди руки.

— Там было десять человек, да, Джин?

— По меньшей мере десять. Точно.

— Ты уверен, что это были наши клиенты? — спросила Элисон. Если бы она подумала лучше, прежде чем задавать этот вопрос, то поняла бы, что никаких других клиентов и быть не могло. За весь сезон здесь едва бывало около десяти-одиннадцати клиентов других туркомпаний.

— Да, конечно, я уверен, — возмутился Рассел. — Они были с этим здоровым гидом.

— Да. Точно. Со здоровяком, — добавила Джин, кивая.

— Что? Брэд? — спросила Элисон.

— Да. Это он. Брэд, — ответил Рассел.

— Брэд, — подтвердила Джин.

— Все, что он и остальные делали, так это ждали, когда все кончится, а потом ушли раньше положенного.

— Ушли раньше, — добавила Джин.

— Почему они ушли раньше? — спросила Элисон, пытаясь понять, в чем дело.

— Я думаю, что им Брэд сказал. — Рассел почесал голову.

— Брэд! — прошипела Элисон.

— И вот что, Элисон. Я не дам тебе сегодня денег, потому что надо покрыть убытки.

Когда Элисон услышала имя Брэда, то устремилась прочь. Она была в ярости — из-за него она лишилась коричневого конверта. Правда, по пути к «Кокни прайд» она начала успокаиваться и понимать, что наверняка Рассел делает из мухи слона. Однако ей нужна была причина уволить Брэда, и это было прекрасной возможностью.

К тому времени как Элисон добралась до «Кокни», группа как раз закончила с фотографиями, которые потом им же и продадут. Брэд стоял у бара. Увидев Элисон, он хотел было с ней поздороваться, но она его опередила.

— Стритер! — завопила Элисон, невзирая на присутствие клиентов. — Сюда, быстро!

Брэд подошел к ней, раздраженный таким к себе обращением.

— В чем дело?

— Я только что была в «Энглере». Мало того, что твои клиенты разнесли бар, так ты еще увел всех раньше положенного. Как ты посмел!

— А что, ты бы хотела, чтобы Расселу башку оторвали?

— Конечно нет. Кто из парней это сделал? Завтра же они улетят первым рейсом домой.

— Нет, они никуда не полетят, — огрызнулся Брэд.

— Прошу прощения? — Элисон не могла поверить своим ушам.

— Я сказал, что они никуда не полетят, — медленно повторил Брэд.

— Если ты будешь продолжать в том же духе, то ты полетишь с ними вместе.

В этот момент подошел Грег. За ним следовали остальные гиды.

— В чем дело? — спросил Грег.

— Ни в чем, — резко бросила Элисон. — Иди обратно в бар. И это всех касается. Разговор между мной и Брэдом.

— Это по поводу того, что случилось в «Энглере»? — поинтересовался Грег.

— Да, — ответил Брэд, прежде чем Элисон успела что-либо сказать.

— Слушайте, я сказала, что это между нами, — зло бросила Элисон.

— А ты знаешь, что случилось? — поинтересовался Грег.

— Нет, она не знает, — снова успел вставить слово Брэд. Элисон начала злиться. — Она хочет послать всю хаммерсмитовскую тусовку домой.

— Да ты шутишь! — вмешалась Хетер, которая провела последний час с этими ребятами, и они ей очень понравились.

— Это была не их вина, — добавил Грег. — Это все этот долбаный идиот Рассел — он вообще должен быть счастлив, что не получил по башке. На самом деле он бы и получил, если бы не Брэд.

— Да, — вставила Хетер, — Брэд был молодцом.

— Может быть, и так, но вы ушли рано, и там были разбиты вещи, — настаивала Элисон.

— Да, но мы ушли рано, чтобы Рассела не убили, — сказал Грег. — И разбито было какое-то дурацкое зеркало с дешевой картинкой.

— И ребята заплатили за всё, — добавил Брэд.

— Ммм… — задумалась Элисон. — Не могу сказать, что мне все это нравится, и я поговорю с Расселом снова. — Она поставила сумку на пол, затем добавила: — Так, вы все — идите назад в бар. Мне надо поговорить с Брэдом наедине.

Ребята стояли не двигаясь, и Элисон заорала на них:

— Валите отсюда!

После того как они ушли, Брэд ожидал каких-то извинений, что ли, но он не знал Элисон.

— Короче, — сказала она, — я вернусь и улажу всё с Расселом. И помоги тебе Бог, если я узнаю что-нибудь еще.

— Это всё? — Брэд посмотрел в потолок.

— Нет, это еще не всё. Я давно собиралась сказать тебе, что ты отлыниваешь от своих обязанностей.

— Что?! — воскликнул Брэд, не веря тому, что услышал.

— Это не отдых, Брэд. Каждый раз, когда я тебя вижу, ты пытаешься склеить какую-нибудь телочку или просто занимаешься своими делами. Недавно опоздал на свою смену…

— Подожди-ка, вот этого не надо. Ты знаешь, сколько я спал на прошлой неделе? Двадцать часов. Двадцать часов в неделю! И знаешь почему? Потому что ты мне даешь только дерьмовые прилеты.

— У всех одинаковые обязанности, — возразила Элисон.

— Это все херня, и ты это прекрасно знаешь, — продолжал Брэд. — Я на этой работе всего несколько недель, но уже и я знаю, что есть прилеты плохие и хорошие, а что касается моего опоздания, то это только из-за того, что ты изменила расписание, никого не предупредив. И что происходит, если у меня вдруг появляется шанс прилечь? Ты приходишь и ломишься ко мне в номер в восемь тридцать. Ну, нет. Не смей мне говорить, что я не выполняю своих обязанностей.

— Это мое мнение. Если я сравню тебя, например, с Марио…

— Подожди-ка, Элисон, — прервал ее Брэд, — у тебя явно есть какие-то проблемы со мной…

— Нет, просто…

— Нет есть. Не знаю почему, и, честно говоря, мне уже становится все равно. Мне нравится моя работа, и я думаю, что я хороший работник. Я буду слушать только конструктивную критику, а мальчиком для битья я быть не собираюсь.

Элисон не знала, что сказать. Она не могла признать, что Брэд ей не нравиться, поскольку не хотела большой конфронтации. Если она думала от него избавиться, то это следовало бы сделать более хитрым образом. А сейчас ей был нужен компромисс.

— Что ж, мне жаль, что ты так считаешь, Брэд, но должна тебе сказать, что проблем у меня с тобой никаких нет. Думаю, ты очень способный, хотя тебе еще есть чему поучиться, и только от тебя зависит, будешь ты это делать или нет. Я здесь для того, чтобы помогать, но на моей ответственности целый курорт, а это нелегкая работа, поверь мне. — Элисон чувствовала, что уже немало наговорила, и знала, что у нее слишком шаткая опора, чтобы спорить дальше. — Ладно, я пойду к Расселу. Увидимся завтра.

Брэд вернулся к ребятам. Его совсем не убедил этот «разговор по душам». Грег сразу понял, что Брэд не в духе. Он что-то сказал на ухо Хетер, она кивнула.

— Ладно, старина, пошли выпьем, — предложил Грег.

— Да ты что! Нам за клиентами еще присматривать.

— Подождут. Я поговорил с Хетер, и здесь достаточно гидов, чтобы позаботиться о них.

— А как насчет Элисон?

— Забудь о ней. Она здесь появится только после того, как мы уйдем, и, скорее всего, будет в баре Тревора до полуночи. Она не придет в «Стар» до часа — если вообще придет.

— А «Пеппер»? — поинтересовался Брэд.

— Она ненавидит это место. Как там этого… ну хозяин который? — спросил Грег.

Брэд покачал головой, тоже не вспомнив имя хозяина.

— В любом случае он сегодня там, и ей там ловить нечего, и…

— Так ты все-таки признаешь, что она берет? — накинулся Брэд на Грега.

— Об этом поговорим позже, ладно? Допивай и давай оставим этих весельчаков здесь, а сами нормально прогуляемся.

— Весельчаков?

— Ага. Туристов. Давай-ка допивай. Первый час они просто болтались, веселясь, по барам, в которые обычно не заходили. Под конец забрели в «Чарльстон». Когда они входили, Брэд прижал к губам палец, показывая Даффи, чтобы тот помалкивал о деньгах, которые он дал Брэду пару недель назад. Несмотря на то что он отдал деньги Стелле и на то, что у него неплохо складывались отношения с Грегом, ему не хотелось рисковать. Партнер Даффи, Джейк, проставил им выпивку. После того как Брэд представил им Грега, Даффи налил четыре шнапса. «Салют! » — они одновременно опрокинули рюмки. Потом Даффи подошел к Брэду и отозвал его в сторонку.

— Ты знаешь чувака, что продал тебе тачку?

— Кого, Рега?

— Ну да, его. Думаю, тебе будет интересно. Он приходил сюда до тебя и много болтал.

— О чем?

— О машине. Говорил какому-то парню, что он тебя наебал и что если ты думаешь, что он собирается провести весь сезон с головой под капотом, то ты серьезно ошибаешься.

— Это он точно сказал?

— Да. Думаю, тебе это интересно.

— Спасибо. — Брэд повернулся к Грегу. — Как раз то, что мне нужно.

— Что случилось?

— Да один мудак, у которого я купил «триумф», пытается меня наебать. Мои проблемы, — вздохнул Брэд.

Некоторое время они сидели молча. Потом Грег сказал:

— Ну, пойдем, что ли?

— Куда?

— Да тебе явно многое хочется мне сказать.

— Да нет, не особо. Мне просто непонятно, как она умудрилась получить эту работу. Мне наплевать, что она говорит, но у нее со мной явная проблема, и с Лоррейн она по-сучьи обращается. Майки вряд ли признается, но он тоже ее ненавидит. Она с ним обращается как с дрессированным морским котиком: «О, давай-ка, Майки, покажи-ка, как ты танцуешь… Говори, как на Ямайке говорят… »Единственный гид, которого она целует в жопу, — это Марио, и он худший гид на острове.

— Да, здесь ты точно прав, старик.

— Она знает столько же о мотивации, сколько Трэйси Лорде о невинности.

— А кто такая Трэйси Лорде? — спросил сбитый с толку Грег.

— Да порнозвезда одна. — Брэд быстренько вернулся к разговору, чтобы избежать дальнейших расспросов на эту тему. — Вот посмотри на меня, например. Я сегодня был просто на небесах, кайфовал от работы. Если тебе кайфово, то и клиентам тоже. А теперь посмотри, что она сделала? Этот Рассел — просто козел, но стала ли она слушать то, что на самом деле произошло? Нет. Как всегда, она пиздит не думая, и, как всегда, — на меня. Мне ее хочется послать вместе с работой в жопу.

Грег сидел молча. Брэд продолжил:

— Я понимаю твое нежелание ввязываться, но я знаю, что она берет деньги. Я еще точно не уверен, но скоро я всё узнаю.

— А смысл? — спросил Грег.

— А смысл? — повторил за ним Брэд. — А смысл в том, что я под угрозой, и если она попытается меня слить, то мне надо быть уверенным, что у меня на нее тоже кое-что есть. Я знаю, что она берет деньги у…

— Конечно, она берет деньги.

— Что?

— Конечно, она берет деньги в барах, — повторил Грег.

— Так почему никто в головной офис не сообщит? — спросил Брэд.

— Потому что в головном офисе все всё знают. — Брэд удивленно смотрел на Грега.

— Да ладно, Брэд. Хочешь сказать, ты не знал, что компания берет деньги с баров за то, что мы им клиентов поставляем? — Брэд покачал головой. — А почему, ты думаешь, мы ходим в такие дыры, как «Энглер»?

— Да мне самому было интересно, — Брэд все еще недоверчиво качал головой.

— Это не только деньги. Посмотри вокруг, — Грег указал рукой на «Капоне» и «Тропик», два самых популярных в Сан-Антонио бара в центре Уэст-Энда. — Почему, ты думаешь, мы не водим нашу толпу в эти места?

— Наверное, потому, что они нам не платят?

— Это одна из причин, — подтвердил Грег.

— Но все это неправильно как-то. Я имею в виду, за редким исключением мы проводим их по дурацким барам и маршируем с ними мимо тех мест, куда бы они хотели пойти. А эти ночи в баре?! Да кому вообще захочется прилететь сюда и провести три или четыре вечера в баре гостиницы?!

— Ты упускаешь суть, — прервал его Грег. — Причина, по которой большинство из них сюда прилетели, купив путевки «Молодых и холостых», — желание быть частью чего-то. Быть частью группы и всем вместе что-то делать. — Прежде чем продолжить, Грег глотнул из стакана. — Конечно, эти большие бары не платят нам — им это на хрен не нужно, но в то же время наши там бы потерялись, и не было бы этого, как его… — Грег пытался подобрать слово.

— Чего? Корпоративного отождествления? — предложил Брэд.

— Не совсем, но рядом. Не было бы… о, да что это за слово-то долбанное я пытаюсь найти, а?

— Товарищество? Дух команды?

— Нет, но это подойдет. Ладно, итак, бары типа «Энглера» — говно, но, когда мы туда приходим, они становятся барами «Молодых и холостых», и клиенты чувствуют, что принадлежат к чему-то, являются частью чего-то. Мы там диджеим или делаем что хотим, и им это нравится.

— Ладно, справедливо, — согласился Брэд. — Но мы пасем их как овец. Заставляем допивать по-быстренькому, когда уходим, и наезжаем на них, если они протестуют. Хуже, чем в ебаной школе.

— Некоторые из них до сих пор школьники. Ты должен помнить, что для большинства из них это первый раз…

— Я знаю, но…

—  а поскольку у них каникулы, — продолжал Грег, не позволяя Брэду перебить себя, — то они не хотят сами принимать решения — им намного проще, если за них это сделаем мы.

Брэд отхлебывал из своего стакана, размышляя над словами Грега. Он не был идиотом, и если мнение его оппонента было хорошо обосновано, логично и имело смысл, то он принимал его как свое, а не играл в адвоката дьявола, споря ради самого спора.

— Пойми меня правильно, Брэд. Я не говорю, что мы всегда верно выбираем места или проводим слишком мало времени в гостинице, просто в принципе эта философия правильная.

Брэд сидел и молчал.

— Типа умный скаузер и все такое, да? — Грег ухмыльнулся.

В этот момент Даффи вынес им две бутылки «Сан Мигеля».

— Держите, ребята. — Они оба поблагодарили его и чокнулись бутылками.

— Я вот что тебе скажу, Грег, — начал Брэд. — Все это имеет смысл, но не пойму, почему Элисон мне этого не сказала.

Грег провел ладонью по ежу своих крашеных волос.

— Мне тоже это интересно было. Не то чтобы это такой уж секрет.

— А может, ей все-таки есть что скрывать?

— А что именно ты услышал тогда, за «Стар», когда тискал там эту девку? Стелла, кажется?

— Точно. Подожди-ка, — Брэд откинулся в кресле, щелкая пальцами, — это начинает приобретать смысл.

— Что именно?

— В ту ночь, за «Стар», — ответил Брэд, все более возбуждаясь, — Джимми, хозяин, сказал что-то типа, что не очень хорошая идея докладывать головному только четверть от реальной цифры…

— Четверть! — подскочил Грег. — Вот сука жадная!

— Так вот что она делает — декларирует только часть денег…

— Но четверть? Фьюу! — присвистнул Грег. — Это немного меняет дело. Я бы поспорил, что она скрывает и реальные цифры выплат баров. Все менеджеры по курорту делают это так или иначе, но в данном случае все выглядит как издевательство.

— Так как бы нам от нее избавиться? — спросил Брэд как бы между прочим.

— Нам?! — возопил Грег. — О нет, приятель. Здесь ты сам по себе. Я тебе уже сказал, что мне плевать на то, что она делает.

— Даже если она срала на свою работу?

— Я сам по себе, и это всё. Тебе советую то же самое.

— Я бы и был сам по себе, — возразил Брэд, — и мне было бы наплевать, сколько она там денег снимает, если бы не факт, что ее жадность мешает ей нормально работать, и даже если это на тебя не распространяется, то мне, Майки и Лоррейн достается по полной. — Брэд стукнул бутылкой по столу. — Завтра же иду и звоню в офис и расскажу, что здесь происходит.

— Ха! — глумливо усмехнулся Грег. — А я-то слышал, что тебя считают умным.

— А почему я не могу этого сделать?

— Ты только что сказал, что она срет на работу. А как ты думаешь она ее вообще получила?

— Что-то я тебя не совсем понимаю.

— Включи мозги, старина. — Брэд непонимающе смотрел на приятеля. — Ну, хорошо. Давай так, — продолжил Грег. — Если уж ты хочешь звонить в офис, то должен быть уверен, что у тебя достаточно доказательств, и будь осторожен с тем, с кем говоришь.

— Ты имеешь в виду…

— Я имею в виду, что у нее друзья на очень высоких местах — достаточно высоких, чтобы дать ей работу, которую она явно не заслужила.

— А кто это может быть?

— Я не знаю, чувак, да и знал бы — не сказал. Просто будь осторожен.

— Да ладно! У тебя наверняка есть кое-какие соображения.

— Слушай, просто оставь это, и всё. Я больше ни хрена тебе не скажу.

За этим последовала неловкая пауза. Брэд все еще пытался переварить то, что услышал, а Грег пытался придумать что-нибудь, чтобы не ссориться с Брэдом. Он первым нарушил молчание:

— Я вот что тебе скажу. Допивай и пойдем в «Стар» прямо сейчас, я покажу тебе кое-что еще.

— Например?

— Например, как можно самим делать деньги.

Они оба здорово набрались.

— Эй, смотри, куда ссышь, мудило!

— Извини, дружище, — хохотнул Брэд, раскачиваясь взад-вперед. Он заметил, что когда Грег застегивал ширинку, то пробормотал «блядь», после чего натянул свои белые джинсы чуть не до груди.

— Что это ты делаешь? — спросил Брэд, пытаясь понять действия приятеля.

— Я не стряхнул его как следует, и на моих джинсах теперь пятно. — Грег слегка покачнулся, глядя на свое отражение в зеркале над раковиной. — Бля, я в говно.

— Так чё это ты штаны до груди натянул?

— Чтобы потом, когда опушу их на место, пятно оказалось ниже. Девки будут думать, что у меня болт здоровый.

Брэд покачал головой:

— Ты просто жалкий ублюдок.

Они оба закатились в «Стар», куда только что прибыли и остальные «М & X». Хетер возглавляла группу. Ей было достаточно одного взгляда на обнимающихся приятелей, чтобы расхохотаться.

— Что, перебрали, мальчики, а?

Они оба остановились и попытались сфокусировать взгляды на ней.

— Прекрасная Хетер, — Брэд рыгнул.

— Как дела, Хет? — икнул Грег.

— А эта овца Элисон с тобой? — спросил Брэд, совершенно забыв о контроле.

— Нет. Она спать пошла, — ответила Хетер, совершенно игнорируя пьяную ремарку Брэда. — Глядя на вас двоих, думаю, что вам неплохо бы самим спрятаться куда-нибудь. Бар пять был бы неплохой идеей.

Когда они брели через клуб, Брэд наткнулся на девушку с коническими грудями.

— Сорри, — пробормотал Брэд, не узнавая ее в первую секунду. — О, это ты. Как ты?

— Не такая пьяная, как ты, — ответила она.

— Ааа… — Брэд попытался выпрямиться. — Я-то, возможно, и бухой, но утром протрезвею. В то время как вы, мадам, — он перевел взгляд на ее грудь, — будете все тане же иметь на себе пару офигенных буферов…

Грег оттащил его в сторону. Уходя, Брэд спросил девушку, как ее зовут.

— Вероника.

— Ну что ж, Вероника я твой должник за помощь в «Энглере»… — К этому моменту Грег оттащил его уже на шесть футов. — И если мы с тобой пересечемся позже, я тебя трахну.

Вероника смущенно улыбнулась и продолжила танцевать со своей подружкой. Брэд и Грег расположились на стульях у бара пять. По пути в клуб Грег рассказал Брэду, как можно поднять немного денег. Брэд решил продолжить разговор.

— Короче, прежде чем ты окончательно нажрешься, объясни мне все сначала про круизы. Я чё-то не очень понял насчет бухгалтерии.

— Легко. Если кто-то приходит к тебе утром, не заказав круиз заранее, то ты оставляешь его деньги себе.

— Но ведь при подсчете лишние люди будут обнаружены.

— Да, но это в том случае, если придут все.

— Чё? — Брэду было все сложнее соображать.

— Ну, к примеру, у тебя утром люди, которые не заказали круиз заранее, но хотят поехать, — Грег посмотрел на Брэда — понял ли. Брэд кивнул. — О’кей. А теперь прикинь, что трое из тех, кто заказывал заранее, не пришли. Бинго. Цифры в порядке, и деньги в кармане.

— Да, но кому в голову придет заплатить и не прийти?

— Вспомни собрания. Что мы говорим, когда впариваем экскурсии? Мы говорим, что если они покупают двухнедельный блок, то у них три поездки бесплатно. Они всегда пропускают одну-две, и тогда ты делаешь это.

— Что? Тогда получается, что это не только круиз, но и экскурсии?

— Конечно. Только круизы — это лучше.

— Это почему?

— В основном потому, что они очень рано утром плюс ты себе можешь помочь.

— В смысле?

— Вот если бы мы с тобой так не нажрались, то эта тусня по барам сегодня была бы отличной возможностью. Все что тебе нужно — это проследить чтобы те, кто заказал, хорошенько нажрались. Когда ты им проставляешь, то говори, что круиз — говно собачье и не обязательно вставать так рано. В общем, у них будет такой бодун с утра, что они, как правило, и так встать не могут.

— Пожалуй, мы сами узнаем, как они себя чувствуют.

— Ой, не напоминай мне об этом, — икнул Грег. — Так что я говорил-то? А, да. Так вот, еще ты обходишь тех, кто не заказал круиз, и рассказываешь им, какой офигенный трип они пропускают, и если они собрались заказать только одну экскурсию, то это будет именно та, которая нужна тебе. Потом утром обходишь тех, кто тебе нужен, и оставляешь в покое тех, кто не очень. В общем-то всё.

— Гениально! — восхитился Брэд. — Я тоже хочу так.

— О, а ты сменил пластинку, чувак. Еще пару часов назад ты собирался настучать на Элисон, а теперь вот сам…

— Не надо нас сравнивать, и ты это знаешь, — запротестовал Брэд. — То, что делает она, подрывает работу курорта в целом. Ее отношение к нам, клиентам… А все, что делаем мы, — это на карманные расходы.

Грег пробормотал что-то согласное и заказал еще два пива, расписавшись за них, когда их принесли.

Брэд осмотрелся. И увидел Ромфорда Рега, о котором на время забыл и которого не встречал со времени отъезда из Англии. Брэд подошел к нему сзади и постучал по плечу. Peг был в шоке, когда увидел, кто это.

— Иллюзорный мистер PFr, — с сарказмом в голосе поприветствовал его Брэд.

— В смысле?

— Ты должен был появиться здесь еще пару недель назад. Машине пиздец, а у нас была договоренность. Я заплатил за машину слишком хорошую цену, и ты это знаешь. Я проглотил это, потому что у меня не было выбора. Но ты должен был присматривать за тачкой в течение сезона.

— Я не говорил «всего сезона».

— Слушай, я не собираюсь стоять тут и спорить…

— Я тоже, — перебил его Per, явно не желая терять лицо перед друзьями, с которыми он был. — Я продал машину честно, и в этот раз я починю ее, но это всё.

Брэд посмотрел на него.

— Короче, почини эту сраную машину, — зло бросил он и, прежде чем уйти, добавил: — И сделай себе одолжение, не считай меня за идиота.

Когда он вернулся в бар пять, Грег все еще сидел там с закрытыми глазами.

— Грег, проснись, — Брэд потряс приятеля. — Всё, сваливаю. Ты идешь?

Тот прохрипел:

— Не. Останусь еще на полчасика.

Брэд кое-как добрался до гостиницы, заказал себе в баре кофе и литровую бутылку воды, чтобы предотвратить неизбежное похмелье. Он сидел и пил кофе, когда вошла Вероника со своей подружкой. Брэд позвал ее. Ее явно не впечатленная подружка промаршировала по лестнице к себе, бросив через плечо что-то типа «Увидимся через пару минут».

— Кофе будешь? — спросил Брэд.

— Нет, спасибо.

— Слушай, я сожалею о своем комментарии там, в клубе.

— Да ничего, — ответила она, — их все время комментируют. По крайней мере, твой коммент был почти смешным.

— Какая проблема у твоей подруги? Я ей, кажется, не очень нравлюсь?

Несмотря на то что он был очень пьян, разговор тем не менее завязывался. Он знал, что, если ему удастся затащить ее к себе наверх, ему надо поторопиться, хотя бы из-за того, что ему трудно было даже разговаривать.

— Да нет, она в порядке. Просто у нее такое настроение.

— Ага. Такое часто случается, когда одна подруга получает все мужское внимание, а второй это не нравится.

— Я и мужское внимание?! Да ты шутишь!

— Да прекрати! Весь вечер вокруг тебя крутились парни. Я сам видел.

— Это просто глупые малолетки, — слегка покраснела Вероника.

— Ты так говоришь, словно ты старуха. А сколько тебе лет?

— Двадцать один.

— Двадцать один, — повторил Брэд с сарказмом в голосе. — О-о, ну это действительно перебор.

— Не хочу морочиться с детьми, — ответила она.

— С детьми? То есть ты хочешь сказать, что предпочитаешь пожилых мужчин? — ухмыльнулся Брэд.

— Определенно.

— А пожилой — это сколько?

— Ну, не знаю.

— А двадцать шесть нормально? — спросил Брэд, глядя ей в глаза.

— Вроде нормально. А сколько тебе лет?

— Как ни смешно, но мне двадцать шесть, — сказал Брэд, откидываясь на спинку кресла.

— Я тебе не верю. Ты выглядишь гораздо моложе.

— Я тебе вот что скажу — мой паспорт у меня наверху, в номере. Ты можешь подняться и посмотреть, если хочешь. Тогда ты узнаешь, что я не вру.

— Ну, я не знаю, — Вероника колебалась. — Я бы не хотела, чтобы у тебя были неправильные мысли.

— Послушай, мне нравится болтать с тобой, и мне бы хотелось продолжить знакомство, но если мы так и будем сидеть здесь, то кто-нибудь скажет, что я провожу слишком много времени с одним клиентом, и тогда у меня будут серьезные проблемы. У меня наверху есть немного «Южного комфорта», так что мы бахнем по чуть-чуть и продолжим.

Вероника последовала за Брэдом наверх. В номере он налил ей рюмку ликера, и они вежливо поболтали, прежде чем начать целоваться. Брэд расстегнул ей лифчик, освобождая огромные груди, которые так и рвались на свободу. Потом он взгромоздился на нее и широко раздвинул ей ноги. Все шло неплохо, и он начал стягивать с нее трусики, когда она вдруг вскочила и оттолкнула его.

— Нет. Остановись. Я знала, что ты не то подумаешь.

— Ну, вынужден признать, что, имея у себя во рту грудь и под собой тебя, раздвинувшую ноги, я, возможно, и мог подумать кое о чем неправильно.

— Я не такая. Я не сплю ни с кем в первую ночь.

— Ну, тогда давай притворимся, что мы уже встречались, — предложил неуверенно Брэд.

— Я не говорю, что мне не хочется, — просто не сегодня.

— А ты завтра на круиз записана?

— Да. И это тоже одна из причин. Я завтра не смогу вовремя встать. — Вероника поправила одежду и надела лифчик. — Увидимся завтра.

— Увидимся завтра, — пораженчески повторил Брэд.

Брэду так хотелось трахаться, что он опять спустился вниз, чтобы посмотреть, нет ли там кого-нибудь еще из клиенток. Он снова заказал себе кофе и сел в баре. Он уже засыпал, когда вошла та девушка, из Хаунслоу.

— Привет, а где твои друзья? — проснулся Брэд.

— Суки ебаные! Они меня бросили. — Она была абсолютно пьяна.

— Пойдем ко мне. Я за тобой присмотрю, — в отчаянии попросил он, и, к его удивлению, она пошла.

Они молча разделись. Он помнил, что услышал, как хлопнула дверь. Он проснулся и выбежал в коридор, где увидел спину уходящей девушки.

— Эй, ты куда?

— Ты вырубился с высунутым языком. — Она икнула.

— Извини. Возвращайся.

Шатаясь, она снова зашла к нему и разделась. Через пару минут он был на ней, а еще через пару минут после этого он кончил ей в рот без предупреждения. Она вскочила и побежала в ванную, чтобы выплюнуть все это дело. Вернувшись, она накинулась на него:

— Ублюдок!

— А что? Ты ведь не предупредила.

— Ты мне и шанса такого не дал.

— Извини.

— Ты даже моего имени не знаешь.

— Да знаю я!

— Ну и как меня зовут?

— Я тебе утром скажу.

После этого Брэд отключился с улыбкой — еще три очка было в кармане.

— О боже, — простонал Брэд, — я знал, что будет хреново, но не до такой же степени.

Грег ничего не ответил. Он просто сидел, перегнувшись через борт лодки, и смотрел в воду.

— Сангрии хотите? — спросил Марио, подойдя к ним с полной бутылкой красной жидкости. После чего Грег повернул голову и блеванул за борт. От этого зрелища Брэда тоже стошнило. Закончив, они посмотрели друг на друга — лица малиновые, слезящиеся глаза — и начали хохотать.

— Черт, старина! Ну мы и загудели прошлой ночью.

— Да уж, с этим не поспоришь. Я уже забыл, что такое похмелье. Кто-нибудь, дайте мне наркотиков класса А.

Они прошли к носу лодки. Прямо по курсу виднелся плоский остров Эспалмадор.

— Так ты вчера еще три очка поднял, да? — поинтересовался Грег.

— Да. Сначала попробовал вон с той, — сказал Брэд, показывая на Веронику, — но она отказала. — Напомни мне об этом, у меня есть кое-какие планы насчет нее. Короче, я спустился вниз, и тут вошла эта телка из Хаунслоу, абсолютно бухая.

— Как ее зовут-то?

— Хрен знает! Я ее не спросил. — Они оба хихикнули. — Я решил рискнуть и предложил ей потрахаться, а она согласилась, так что…

— А она здесь сегодня?

— Не. И это даже лучше. Она заказала блок и не пришла, поэтому я взял на ее место кое-кого другого. Классно, да? Не просто три очка, но еще и двадцатку заработал.

— Прекрасно, молодой Брэдли. Ты начинаешь учиться.

Эспалмадор очень маленький, и его можно обойти за час. Он практически плоский, на нем негде укрыться от палящего солнца, хотя время от времени можно забежать в неглубокий залив охладиться.

Там почти всегда стоят на якоре яхты, до которых можно доплыть. На острове есть грязевая ванна, которая на самом деле является отстойником нечистот, потому что прежний менеджер по курорту решила, что будет весело, если измазать в этом клиентов, а потом их сфотографировать «Смотри, мам, а меня вот тут в говне измазали! » Брэд и Майки не разделяли мнения, что это хороший способ развлечься, поэтому они остались с половиной клиентов, в то время как Марио, Грег, Хетер и Лоррейн повели остальных к этому отстойнику.

Кроме лодок «М & X» были еще две лодки побольше. На одной прибыли итальянцы, а на другой — немцы. Майки взял с собой мяч для американского футбола, и через некоторое время несколько отдыхающих встали в крут и перебрасывались этим мячом. День был очень жаркий, и на пляже это было единственным проявлением активности, поэтому все взгляды сосредоточились на этой группе. Нужно определенное умение, чтобы бросать этот тяжелый мяч правильно, и кроме Майки только Рашид, единственный азиат из «молсонов», как-то еще справлялся с этим. В конце концов они вдвоем и остались за этим занятием, а остальные, устав от бесцельной игры, разошлись по пляжу.

Майки хотелось еще одного игрока, и, поскольку он раньше уже показывал Брэду, как надо правильно бросать мяч, он решил вовлечь его в игру.

— Брэд, поднимай свою задницу и лови его! — крикнул он, швырнув в Брэда мячом. Брэд в прыжке умудрился его поймать. Он обхватил мяч так, чтобы кончиками пальцев касаться шнуровки, как и учил его Майки.

— Готов? — крикнул ему Брэд.

— А ты?

— Ну давай тогда! Только отойди назад немного! — Брэд готовился к мощной подаче.

— Достаточно? — прокричал издалека Майки. Брэд изо всех сил швырнул мяч и тут же понял, что это был плохой бросок. Он запрыгал на одной ноге, молясь, чтобы мяч сменил траекторию, — как теннисист, который хочет, чтобы мяч попал на поле. Он запрыгал еще истеричнее, когда увидел, куда именно летит мяч: хорошенький малыш лет трех — из одежды на нем была только панамка, из-под которой выбивались золотые кудряшки, — бежал к своим родителям, совершенно не ведая об опасном объекте, пикирующем на него с абсолютно чистого голубого средиземноморского неба.

— Берегись! — крикнул Брэд придушенным голосом, отворачиваясь, в надежде, что контакта не случится.

В ужасном ожидании результата он весь превратился в слух. Послышалось громкое «бум», за которым последовало коллективное «ооооххх», а потом вопль дитя, знакомство которого с американским футболом было вовсе не безболезненным. Брэд повернулся и увидел, как толпа ринулась к распростертому ребенку, и его первой мыслью было бежать в противоположном направлении, но разум подсказал, что это было бы неправильным решением, а потому он тоже побежал узнать, можно ли чем-нибудь помочь, и встретить «музыку» лицом. Толстый папаша подбежал к Брэду и начал материть его по-немецки. Его остановил Майки, чтобы успокоить и показать, что ребенок в полном порядке — к невероятному удивлению всех свидетелей. Брэд пробормотал извинения и слинял на другой конец пляжа, убежденный, что в этот момент он был самым непопулярным персонажем на Эспалмадоре.

Его изоляция была прервана появлением Вероники. Брэд видел, как она подходила, но притворился спящим, чтобы подсматривать за ней, загорающей топлесс, с грудью, которая опровергала существование законов физики. Она разложила полотенце рядом и легла. Брэд застонал, якобы просыпаясь.

— Который час? — спросил он, протирая глаза.

— Я не знаю, — ответила она, переворачиваясь на живот — к большому сожалению Брэда. — Слышала о твоем избиении младенцев.

— Не надо. Мне и так хреново. Страшно даже возвращаться туда.

— Я бы так не беспокоилась. Большинство из наших думают, что это было очень смешно.

— Ну даже если и так, все равно пока я лучше останусь здесь. — Брэд внезапно осознал, что эти события дали ему прекрасную возможность осуществить свой план — трахнуть Веронику.

— Я тут собираюсь на катамаране покататься. Хочешь со мной?

Они пошли к катамаранам и выплыли в море. Отплыв метров сто, Брэд перестал крутить педали и достал взятую с собой бутылочку масла для загара.

— Нам тут надо быть аккуратнее, Вероника. Море отражает солнце, и можно легко обгореть. Вот, у меня есть немного восьмого номера. Давай я тебя намажу.

Вероника повернулась спиной, и Брэд стал втирать масло в кожу.

— Теперь спереди.

Она повернулась, он полил маслом ее краснеющую грудь и сразу же почувствовал, как у него встает. Он перешел к ее бедрам и попытался засунуть палец к ней в трусики. Она застонала, но он сидел к ней под таким углом, что не мог сделать этого нормально. Брэд остановился и передал ей бутылочку.

— Твоя очередь.

Она начала с груди, перейдя постепенно к ногам. Брэд снял трусы. Масло усиливало ощущения от поглаживаний. Он попросил ее остановиться, из-за того что едва не кончил, — и как раз вовремя: мимо проплыла яхта, полная людей, стоявших на палубе.

— Давай-ка сплаваем на тот пустынный пляж, вон там…

В конце пляжа были остатки стены, грубо сложенной из камней. Вероника сидела на ней, обняв шею Брэда, в то время как он стоял у нее между ног. Она опустила руку вниз, чтобы натянуть презерватив.

— Эй, а откуда он у тебя? — поинтересовался слегка удивленный Брэд.

— Вы, мужики, думаете, что у нас нет мозгов. Ты считаешь, что это была только твоя идея? Как я сказала, в первую ночь мы этим заниматься не будем. Но это ведь не первая ночь, правда?

Брэд кивнул. Вероника схватила его за яйца и сжала так сильно, что он едва не заскулил. Когда она сказала: «Ну, давай, трахни меня», на ее лице появилось что-то вроде презрения.

Оправившись от шока, он схватил ее за волосы и, дернув, откинул ее голову. Брэд почувствовал, что надо быть жестким, что ей нужны агрессивные ролевые игры. Потом он стал кусать ей шею и довольно грубо сжал ее правую грудь. Брэд почти полностью вытащил из нее член, дразня, и каждый раз, резко вводя его, заставлял ее стонать от удовольствия. На пятом толчке она выдала душераздирающий крик. Брэд снова вышел из нее, крепко ее держа и целуя, в то время как она отчаянно вырывалась, продолжая вопить. Тогда он снова начал долбить ее с удвоенной силой. Ее вопль усилился, и Брэд подумал, что это представление, хотя и не был уверен, что все делает правильно. Он увеличил темп, и она начала царапаться, будто хотела освободиться. Все это время Брэд не переставал ее целовать, но тут остановился и оптимистично поинтересовался:

— Я что, слишком большой для тебя?

Для Вероники это была первая возможность хоть что-то сказать.

— Нет! Отвали! Отвали от меня, ты, придурок! По моей ноге бежит ящерица.

Она отпихнула его от себя и свалилась со стены вверх ногами. Перепуганная ящерка юркнула к себе в норку. Брэд начал хохотать, но поскольку он чуть не кончил за секунду до этого, то влез на стену, снял резинку и, хохоча, как маньяк, обрызгал ее сверху спермой. Когда она наконец обрела равновесие, то, проведя пальцами по груди, поняла, что он сделал. Он испуганно посмотрел на нее, ожидая, что она начнет его ругать. Отчасти он сделал так, потому что это была хорошая история, которую можно будет рассказать приятелям, и он был слегка удивлен, когда она, вместо того чтобы обозвать его ублюдком, просто легла на спину и посмотрела на него.

— Давай-ка. Получил свое, а насчет меня как?

— Что ты имеешь в виду?

— Если ты полагаешь, что уйдешь, не заставив меня кончить, то лучше подумай как следует.

— Извини, дорогуша, но сейчас ты в него жизнь не вдохнешь. — Он помотал упавшим членом из стороны в сторону.

— Тогда используй что-нибудь еще.

Брэд подобрал свою футболку и положил ее под Веронику. Затем капнул ей на ноги масла для загара. Он поиграл с ее клитором, а потом засунул в нее средний палец. Медленно двигая им взад-вперед, он одновременно легкими движениями языка прохаживался по клитору. Первый раз она кончила удивительно быстро, но, схватив его за волосы, не отпускала, пока не кончила еще два раза.

— Черт побери, — сказал Брэд, — на этой неделе мы с тобой потрахаемся как следует.

Вероника улыбнулась ему, кивая, все еще не способная что-либо говорить.

— Пойдем почистимся.

Брэд помог ей встать на ноги и поцеловал ее. Они оба надели свои купальники и побежали к морю, затем, собрав свои вещи, пошли к катамарану. На обратном пути они проплыли очень близко от того места, где находилась их группа. Вероника не видела, как Брэд, заметив взгляд Грега и Майки, поднял вверх три пальца. Семнадцать очков. Он догонял остальных.

Глава шестая

Марио был вне себя от злости. Он неплохо ладил с Элисон. Грег вроде тоже неплохо к нему относился. Лоррейн и Хетер наверняка мечтали о нем.

Это Брэд и этот черный ублюдок Майки не давали ему жить спокойно. Он трахнул семь девчонок и был уверен, что его исключили из соревнований из-за происков Майки и Брэда. Они постоянно над ним издевались. Они думали, что это очень смешно, но он не понимал их идиотского юмора. Но теперь они не очень-то его беспокоили, потому что у него появились свои друзья, такие же ребята, как друзья его брата дома, в Англии. Пара вышибал и пара бездельников — все англо-итальянцы, с которыми он начал тусоваться в свободное время. У одного из них он купил краденую камеру и заснял на нее три свои победы, когда девчонки и не подозревали, что их снимают. В течение первых двух недель сезона его отец-ресторатор прислал ему достаточно денег, чтобы купить не только ворованную камеру, но и портативную видеодвойку. Он намеревался пригласить к себе Грега, Брэда и Майки, чтобы показать себя в действии и снова участвовать в соревновании. Марио был уверен, что они исключили его потому, что он красивее их всех и у них не будет никаких шансов на победу при его участии.

Марио прогулялся до «Уэртас», но Брэда там не нашел. В «Боне» ему сказали, что Майки ушел в город, а Грег сидел в баре, разговаривая с девушкой, с которой он провел большую часть круиза, убеждая по приезде зайти к нему в комнату. Грег жестом показал, что ему необходимо еще пять минут, поэтому Марио сел за столик к трем ребятам, где разговор быстро перешел к теме секса, и в частности к девушкам-гидам. Они все согласились, что «вдули» бы Элисон и Хетер, а потом стали обсуждать Лоррейн.

— Ни за какие пельмени в голодный год не стал бы, — заявил один из ребят, по имени Лестер.

— Да, чувак, она свинья, — согласился другой, которого звали Райан.

— Надо быть в жопу пьяным, чтобы пойти на такое, — сказал третий, Пол, — и то, если мне заплатят хотя бы пятьдесят фунтов.

— За полтинник я бы ее трахнул, — согласился Лестер.

— Надо Марио на это подписать, — сказал Пол. — Видел его в действии. Может снять любую.

— Это правда, Марио? Ты типа Казановы с дамами? — поинтересовался Лестер.

— Да, старик. Думаю, что я могу любую склеить, — ответил Марио безо всякого намека на скромность.

— Ну тогда давай, — поддел его Райан.

— Давай что?

— Давай, склей Лоррейн.

— Не. Яне…

— Да ладно, давай, супермачо. Мы заплатим тебе сотню фунтов. Сотню, если ты ее трахнешь.

— А что, если я не смогу? Что тогда?

— Если не получится, тогда на одной из экскурсий на следующей неделе будешь проставлять нам бухло всю ночь и подгонишь футболки «М & X», — сказал Пол. — Хотя нам будут нужны доказательства.

Марио усмехнулся.

— Видео подойдет?

Когда Грег вошел в комнату Марио, то был очень удивлен чистотой и уютом. Он все еще не понимал, зачем тот притащил его сюда из бара. Сказал, есть что-то очень важное.

— Так. Садись.

Грег сел на кровать и смотрел, как Марио включает телевизор и вставляет видеокассету.

— Если ты притащил меня посмотреть порно, в то время как меня ждет реальная штучка внизу, то я буду очень расстроен.

— Подожди, — сказал Марио, — ты не будешь разочарован.

— Спорю, что ты говоришь это всем девчонкам, которых сюда приводишь, если, конечно, приводишь.

Марио посмотрел на Грега и самоуверенно улыбнулся.

— Просто смотри видео. Сохрани извинения на потом.

Марио нажал на пуск. Когда экран ожил, Грег разочарованно вздохнул, увидев не особенно привлекательную порнозвезду, лежавшую на кровати, раздвинув ноги, — правда, она ему кого-то напомнила. Он уже собирался встать и спуститься вниз к ожидавшей его девушке, когда, к его удивлению, на экране появился Марио.

— Это же ты! — только и смог сказать Грег. Марио ухмыльнулся.

— И эта… Это же не порнозвезда. Это та старая телка, которая была здесь на прошлой неделе…

— Тереза, — мрачно подсказал Марио.

— Да, Тереза, — сказал все еще ошеломленный Грег. Марио наклонился и перемотал дальше, к следующей сцене.

— А это Рут, — сказал Марио, остановив видео на короткое время. — А вот следующую ты наверняка узнаешь.

В кадре появилась девушка с короткими черными волосами, которую Грег весь день пытался снять.

— По-моему, ее зовут Легация, — злорадствуя, бросил Марио.

Грег застонал.

— Я купил камеру на прошлой неделе, поэтому не записал первых четырех.

Грег его не слушал. Он сидел, поглощенный происходящим на экране.

— Хорошее шоу, Марио, приятель. Хорошее шоу.

— Спасибо, — засиял тот. — Ну так что, может, перестанешь слушать этих двух онанистов и снова впишешь меня в соревнование?

— Марио, друг мой, если это так много для тебя значит, то тогда ты снова в деле. Я даже дам тебе бонус за видеозапись. Скольких ты трахнул?

— Семерых.

— Семью три двадцать одно, плюс одно очко за запись, получается в общем двадцать два.

— Выходит, я лидирую? — довольно спросил Марио.

— Нет. У меня двадцать три. Возможно, сегодня ночью будет двадцать шесть. У Майки девятнадцать…

— Что?! — возопил Марио. — Не может быть! Он, наверное, врет.

— Я так не думаю. В любом случае у него девятнадцать, у Брэда семнадцать.

— Получается, я на втором месте? — Грег кивнул. — Есть! — Марио поднял вверх кулак.

— Так, я пошел, если ты, конечно, не припрятал для меня в шкафу проститутку.

— Пока, старик, — сказал Марио, чувствуя себя «одним из ребят».

Когда Грег ушел, Марио упал на кровать, очень довольный собой. Первая цель достигнута — он снова в игре. Теперь он хотел сконцентрироваться на второй задаче — получить сотню фунтов.

Грег вошел в «Уэртас», где Брэд разговаривал с обожженной солнцем блондинкой. Жестом он позвал его поговорить. Брэд извинился и подошел к бару, где стоял Грег.

— Как дела, чувак? — обратился он к Грегу.

— Я думал, ты будешь мутить с Вероникой. Классный секс и все такое?

— Так и есть, — ответил Брэд. — Просто она пошла погулять со своей стремной подружкой. Поднимется ко мне, когда вернется.

— В какое время?

— Где-то около трех. Только дело в том, — Брэд кивнул на блондинку, — что я уже начал делать непристойные предложения вон той вот девочке, и, кажется, она ведется.

— Думаю, тебе понадобятся очки, чтобы догнать Марио.

— В смысле?

— Он снова участвует в соревновании.

— Как это? — удивился Брэд. — Ты вроде бы сказал, что он врет.

— Я так думал, но наш Марио купил себе видеокамеру и стал считать себя порнозвездой.

— Что? Ты это видел?

— Я только что от него. Но есть новости и похуже.

— Какие?

— У него болт, как у ишака.

— Пожалуйста, скажи, что ты шутишь, — простонал Брэд.

— Не-а. Хотелось бы мне, но у него, по-моему, не меньше девятки.

— Что, девять дюймов?!

— Может, даже больше. И у него мощная залупа.

— Есть ли справедливость на этом свете? Как будто ему не хватает самодовольства, — вздохнув, покачал головой Брэд.

— Да уж! Будто он стоял в самом конце очереди за мозгами, поэтому ему нужно было в чем-то наверстать упущенное. Хреново, что его компенсировали в департаменте болтов. И почему Бог вместо этого не сделал его хорошим игроком в бадминтон?

Брэд сел на край столика, ободряюще улыбнулся блондинке и, скрестив на груди руки, спросил:

— Так сколько у него в целом?

— Двадцать два. Семь раз по три и одно очко за видеозапись. Ты на последнем месте, так что вытащи палец из носа и догоняй.

— Я так и хотел. Который час?

— Без пятнадцати час, — Грег бросил взгляд на часы «М & X».

— Черт, у меня только два часа до возвращения Вероники. Надо двигаться. Ты куда-нибудь идешь вечером?

— Я мутил с той телочкой с короткой стрижкой. Она должна ждать меня в «Боне», но после того, что я только что увидел, я не уверен, что буду морочиться.

Брэд удивленно на него посмотрел. Грег объяснил:

— Только что видел ее в действии. Ее зовут Летиция — целлюлит на целлулоиде, с участием Марио. Не уверен, что хочу помешать эту овсянку, потому что если она, не пискнув, приняла в себя Марио, то я там буду как хуй в ведре. Брэд засмеялся.

— Марио ее в задницу не трахал, и если что — это для меня. Заодно и лишнее очко.

В туалете Марио укладывал руками волосы, поправляя челку немного вправо, — он считал, что так будет лучше выглядеть в профиль. Он поправил значок на голубой джинсовой рубашке и прицелился в свое отражение из пистолета, пытаясь выглядеть как Малыш Билли. Ему казалось, что из него бы получился герой Дикого Запада. Он угрожающе посмотрел в зеркало и попытался перекинуть пистолет из одной руки в другую. К сожалению, он выскользнул у него из руки и, отскочив от пола, упал в мочесток. Когда Марио его оттуда выуживал, в туалет зашел Майки.

— А, мой дорогой Марио! Ищешь бычки или пытаешься найти там собственную личность?

— Это типа смешно?

— Ммм… — задумчиво промычал Майки. — Осмелюсь сказать, что в некоторых кругах это посчитали бы юмором, да.

— Думаешь, ты такой умный? Почему бы тебе просто не отвалить?

Майки подошел к стоку и расстегнул ширинку. Он посмотрел на Марио и улыбнулся, что разозлило того еще сильнее.

— Чё ты на меня все время наезжаешь? Что у тебя за проблема?

Майки закончил свое дело, застегнулся и молча прошел к раковине помыть руки.

— Так какие у тебя проблемы? Майки молча мыл руки.

— Хорошо, я скажу, какие у тебя проблемы. Это ведь то, что ты хочешь? А? Ну ладно. Твоя проблема в том, что ты офигенно высокомерный. Ты можешь играть в американский футбол лучше, чем я. Возможно, ты танцуешь лучше, чем я, но во всем остальном, кроме этого, ты мне завидуешь. Ты бы все отдал, чтобы сменить это, — сказал Марио, указывая на кожу Майки.

— О, неужели? — устало спросил Майки.

— Да так и есть, чувак. Я не расист — у меня полно черных друзей, но я тебе вот что скажу: большинство из них такие же, как ты, — высокомерные.

— Что ж, Марио, — спокойно сказал Майки, — почему бы тебе не надеть белый капюшон, не вытереть мочу с твоего игрушечного пистолетика и не застрелить меня, сделав миру одолжение, если ты так себя чувствуешь?

— Что за бред ты несешь?

— Я говорю, — повысил голос Майки, — я говорю, что ты — дерьмовая башка, что у тебя вообще нет никакого понятия. Ты все время твердишь о том, что мне надо сменить цвет кожи. Ты когда-нибудь себя слышал? Ты когда-нибудь слышал, как ты говоришь? Как одеваешься — видел? Или как руки пожимаешь? Если кто-то и хотел бы сменить кожу, так это ты. Ты так хочешь стать своим парнем, что от этого тошнит.

— Брэд, я…

— А что касается расизма, так это точно бред, — продолжил Майки, почти пропев последнее слово. — У тебя предубеждение насчет черных, и, пока существуют такие как ты, перед нами будут захлопывать двери, если только мы не будем в боксерских перчатках, беговых кроссовках или с микрофоном. Если мы не соответствуем образу, то люди чувствуют угрозу. Ты боишься меня.

— Не боюсь я тебя. — Марио выпрямился во весь рост. — Я тебя сделаю в любой день.

— Сомневаюсь, Марио. Ты слишком глуп, чтобы понять, что я говорю, не правда ли? Ты боишься меня, потому что я умнее. Ты еще не понял, что я так и не начал тебя ненавидеть. На самом деле я смеюсь над тобой даже меньше, чем над кем-либо другим. Твоя проблема в том, что ты себя слишком серьезно воспринимаешь. — Майки повернулся к двери и смеясь покачал головой. — На самом-то деле жаль, потому что, несмотря на то, что ты расист и у тебя нет ни личности, ни чувства юмора, ты все-таки неплохой парень. — Майки вышел из туалета, оставив Марио переваривать сказанное. В дверях Майки повернулся и добавил: — Итак, между нами. Если захочешь меня «сделать», позаботься, чтобы с тобой было еще несколько приятелей.

Шум был оглушающим. Вудси вопил «Кантри роудс», а три сотни пьяных отдыхающих раскачивались и подпевали. Большинство из них поднимали вверх бутылки и кружки, показывая, что им нужно добавить. Майки быстро успокоился после стычки с Марио и сфокусировал свое внимание на девушке из Кента.

У Брэда были проблемы из-за того, что ему приходилось метаться между несколькими девчонками. С момента приезда на Ибицу это был для него самый насыщенный сексом период (а может, и вообще в жизни). С Вероникой он спал еще несколько раз, и ее одной было достаточно, чтобы лишить его сил. Прошло два дня после того, как ему пришлось трахнуть ее и Мелани, блондинку, в одну ночь. Он вспомнил, как Вероника его чуть не застукала. Когда Грег ушел, ему все-таки удалось убедить Мелани подняться к нему в номер. Он перестал следить за временем, и к тому же Вероника вернулась раньше. Когда она постучала к нему в дверь первый раз, он этого не услышал, потому что его уши были зажаты бедрами Мелани. Когда он все же услышал, как она крутит ручку, пытаясь войти, то сказал Мелани, что это его босс, и запихнул ее в туалет, бросившись к незапертой двери, бормоча, что он блевал и спустится к ней в номер чуть позже. Затем он закончил с Мелани, используя свой первый гондон «Блэк шэдоу». Потом спустился к Веронике и привел ее к себе в комнату. Он не чувствовал себя готовым к действию, но это сделало его историю о пищевом отравлении более реальной. Однако на следующее утро у него с ней был отличный секс.

Позже, днем, он перепихнулся с девушкой из Хаунслоу, которую, как выяснилось, звали Франческа. Следующей ночью ему удалось уболтать рыжую шотландку, но у них ничего не вышло из-за того, что, когда они вошли к ней в комнату, ее подруга вытаскивала тампон, сидя в кресле напротив двери, и по непонятной ему причине изучала свои гениталии, как бабуин изучает спину самки на предмет блох. А поскольку подружка весила никак не меньше сотни кило, то нетрудно понять, почему ему больше не хотелось там появляться.

Вероника, Франческа, Мелани и рыжая — все они были в пабе, и Брэд не знал, в какую сторону ему двинуться. Грег преподал ему урок, как справляться с такими затруднительными ситуациями. Стандартной отмазкой было: «Ты мне очень нравишься, но если меня застукают с клиенткой, то сразу уволят (в этом случае в качестве доказательства можно показать параграф 56 Правил поведения). Мы, конечно, будем встречаться, но ты не должна расстраиваться, если увидишь меня с кем-нибудь еще, потому что это часть работы, и причина, по которой мы должны будем видеться днем, а не ночью, — это наш босс, у которой есть запасные ключи и привычка нас проверять».

Грег сказал, что это не со всеми срабатывает, но та часть, насчет дня, была неплохим способом получить то, что он называл «полуденным наслаждением».

Когда Марио наконец вышел из сортира, то направился к Лестеру и компании, с которыми у него был спор на сотню, что он трахнет Лоррейн. Они тут же начали его поддевать, чтобы он быстрее перешел к действиям.

Чуть позже Марио подошел к Лоррейн.

— Привет, красавица! Как ты?

— Неплохо. Хотя я уже ненавижу эту экскурсию, — ответила та.

— Да, я тоже, — согласился Марио. — Нравится работать?

— Ага, очень. А тебе?

— Просто супер. — Марио, помолчав, поинтересовался: — Познакомилась с кем-нибудь уже?

— Нет. — Лоррейн с подозрением на него посмотрела. — Марио, к чему это ты клонишь?

— Ни к чему. А что?

— Ну, с тех пор как мы на Ибице, мы с тобой разговаривали всего лишь пару раз, и оба раза я начинала сама. Хотя даже тогда ты говорил только о себе. Так откуда этот внезапный интерес к моей персоне?

— Это вовсе не внезапный интерес, — запротестовал Марио. — Единственная причина, по которой мы не общались, это то, что мы работаем в разных гостиницах и оба очень заняты.

— Хмм… — произнесла абсолютно не убежденная Лоррейн.

— Я смотрю, ты загорела, — попытался поддержать разговор Марио. — Это тебе идет. Выглядишь… секси.

Лоррейн расхохоталась.

— Пошел в жопу, Марио. С каких это пор красный нос выглядит сексуально? Не смеши меня. Секси…

— Я серьезно, — ответил Марио так честно, как сумел. — Тебе не стоит себя принижать, знаешь. Ты красивая девчонка и очень сексапильная.

— Не уверена в этом. Я не трахалась с тех пор, как я здесь.

— Серьезно? Ты, наверное, в отчаянии.

— Нет, Марио, я не в отчаянии. И если я не встречу того, кто мне понравится, то целибат продолжится до конца сезона. — Лоррейн глотнула вина из своего бокала. — А как у тебя дела на этом фронте? Сколько очков уже заработал?

— Что? — удивился Марио, смутившись оттого, что она знает о соревновании. — А, это… Ну, я в этом участия не принимаю. Мне кажется, это унижает достоинство женщины.

— Точно, — ответила Лоррейн. — А вот записывать на пленку, как ты их трахаешь, и показывать другим гидам вовсе не унизительно.

— Что?! Кто тебе это сказал?

— О, извини. Я не знала, что это секрет, Марио.

— Ты не понимаешь, Лоррейн…

— Слушай, я не знаю, во что ты там играешь, но не втягивай туда меня. А теперь извини, но мне надо пойти и переодеться в платье для канкана.

Лоррейн поставила вино на стойку и ушла. Марио посмотрел на Лестера и его дружков. Тот поднял два больших пальца вверх и улыбнулся. Марио ответил ему тем же. У него не было альтернативы. Теперь ему придется лгать.

К трем часам утра Брэд наконец-то добрался до «Уэртас». После экскурсии он вернулся в «Бон» с рыженькой шотландкой. Они перепихнулись в душе. В этот раз он использовал голубую «Фиесту». На уламывание ушел целый час, и он чувствовал себя изможденным, так что, когда он увидел поджидающую его у стойки Мелани, это не сделало его счастливее. Брэд почувствовал себя еще менее счастливым, когда портье сказал ему, что на третьем этаже какие-то проблемы с клиентами. Поднявшись туда, он услышал хлопанье дверей и смех. Первым он увидел Питбуля в боксерских трусах, которого преследовал хихикающий Кемпи.

— Эй, Брэд, старина! Пойдем, я те кое-что покажу.

— Потише, ребята, ладно? — Брэд знал, что с ними проблем не возникнет. Он почти подружился со всей группой, а с Питбулем даже ходил в тренажерный зал.

— Сорри, Брэд, но тебе на это надо взглянуть, — сказал, понизив голос, Кемпи.

Брэд вошел в комнату. На кровати на коленях стояла девушка с кардиостимулятором. Во рту у нее был член самого высокого из группы, Мэтта, а сзади готовился в нее войти Уильям, у которого прыщи доходили аж до задницы. Девушка выплюнула член Мэтта, чтобы посмотреть, что происходит сзади. При виде Брэда ее лицо засияло.

— О, Брэд, иди ко мне, — она потянулась к его ремню.

Брэд оттолкнул ее руку и выпихнул Питбуля и Кемпи из комнаты.

— Что за хуйня здесь происходит?

— Мы ее трахаем. А на что еще это похоже? — засмеялся Кемпи.

— Я это вижу. Она под чем?

— А, мы дали ей немного джи-би-эйч, — отмахнулся Кемпи.

— О господи!

Брэд знал о джи-эйч-би, более известном как джи-би-эйч. Что-то типа жидкого экстази, и в прошлом Брэд видел, как абсолютно нормальные девушки под его действием превращались в нимфоманок. Он также видел, как люди теряли сознание, если перебирали или мешали его с алкоголем.

— Сколько вы ей дали?

— Фиг знает. Немного, — ответил Питбуль.

— Пару колпачков всего, — подтвердил Кемпи.

— А она случайно не говорила вам, почему ей нельзя принимать наркотики? — поинтересовался Брэд.

— Не-а.

— А она не говорила, что отличает ее от остальных девчонок?

— Типа чего? Только не говори мне, что она — это мужик, сменивший пол.

— Я заметил только, что она может говорить с полным ртом, — хихикнул Кемпи.

— Так она вам ничего не говорила о кардиостимуляторе?

— Что?!! — заорал Питбуль.

— Да иди ты в жопу! Ты нас подъебываешь. — Но Кемпи уже видел по лицу Брэда, что он не шутит.

— Во бля! — в унисон выдохнули оба.

— В чем дело? — услышали они голос с лестницы. Это был Грег, заскочивший поболтать с Брэдом и узнавший от портье, что что-то происходит.

— Эта компашка дала девке с кардиостимулятором джи-би-эйч, и теперь хором ее дрючат.

— Подожди-ка, Брэд, — забеспокоился Питбуль. — Ты так говоришь, будто это изнасилование.

Брэд ничего не ответил, но посмотрел на эту парочку так, что они всё поняли и пошли в комнату.

— Уилл, Мэтт. Слезайте с нее.

— Отвали, я еще не закончил, — огрызнулся Уилл.

Питбуль схватил его за волосы и дернул.

— Агхххх…

— Считай, что уже кончил.

— Что за проблема? — спросил Мэтт, поглаживающий все еще мокрый от слюны член.

— Это не у меня проблемы, а у нее, — рявкнул Питбуль. — У нее кардиостимулятор, а мы ей джи-би-эйч дали.

— Еб твою… — Мэтт отскочил от девушки, словно у нее была какая-то заразная болезнь.

— Давай-ка одевайся, — приказал девушке Брэд.

— Обломщик, — она попыталась его обнять. Он медленно высвободился из ее объятий. — Боже, я такая пьяная.

— Мне не кажется, что ты пьяная, — сказал Брэд.

— Я чертовски пьяная. Это всё текила-бум. Я, наверное, штук десять выпила. Ой, меня щас стошнит.

Она сблевала, но, промахнувшись мимо Брэда, попала на постель Кемпи.

— Ты, грязная блядская сука, — застонал он.

— Что-то тебя это не особенно волновало пять минут назад, — спокойно бросил ему Брэд. Он повернулся к девушке. — Тебя как зовут?

— Пегги.

— Кардиостимулятор Пегги, — прошептал на ухо Кемпи Питбуль. Тот согнулся пополам от смеха.

— Ты уверена, что ты всего лишь пьяная? — спросил Брэд.

— Конечно, — ответила Пегги.

— Всё в порядке, — вмешался Грег, — я о тебе позабочусь, если хочешь. Мне кажется, ты хотел спуститься вниз? — спросил он, имя в виду Мелани.

Брэд, вспомнив о ней, застонал. Пегги оделась и вышла с Грегом из комнаты. Уходя, Грег бросил: «Ведите себя хорошо, ребятки».

Он помог ей подняться.

— Ты в какой комнате? — Она помахала ключом.

— О’кей. Два, один, один. Иди за мной.

Они спустились вниз по лестнице и вошли в ее комнату, где она рухнула на кровать.

— Почему вы мне весь кайф обломали? — спросила Пегги, не открывая глаз.

Грег скинул туфли.

— Я всегда хотела это сделать. — Глаза ее все еще были закрыты.

Грег бросил рубашку на пол.

— Такие приятные ребята, а вам двоим понадобилось зачем-то всё обломать.

Грег вылез из брюк и трусов.

— Обломщики! — Она открыла глаза и с удивлением увидела подходящего к ней голого Грега. — Что ты де…

Ее вопрос был прерван членом Грега, который он засунул ей в рот. Пегги быстренько поняла, что от нее требуется, и он улыбнулся своему отражению в зеркале, что стояло рядом с кроватью. «Это будет стоить бонуса», — подумал он.

— Брэд, ты опоздаешь на регистрацию, — Лоррейн снова постучала в дверь.

Брэд посмотрел на Мелани, которая ему отсасывала. Это уже не доставляло такого удовольствия, и ему было трудно удерживать эрекцию. Он проснулся с больным горлом, и мысли о том, что кто-то может засунуть туда язык — особенно Мелани, — было достаточно, чтобы его затошнило. Он был не в лучшей форме, и стук Лоррейн для него был благословенным избавлением. Он начал понимать, что утренние обязанности на ресепшен могут быть прекрасным поводом для уклонения от обязанностей другого рода. Секс всегда был очень важен для Брэда, и он понимал, что такое отношение было вызвано усталостью и слишком большим количеством оного. Он поймал себя на том, что, вместо того чтобы думать о сексе как раньше, он думает о том, как победить в соревновании.

— Извини, Мелани, но мне нужно спуститься вниз, на регистрацию. Хочешь, чтобы я кончил?

Мелани посмотрела на него и кивнула, не вынимая его теряющего силу члена изо рта. Брэд быстренько кончил, сразу же пожалев об этом и почувствовав себя эгоистичным ублюдком, но он ничего не мог с собой поделать. По непонятным причинам Мелани его ужасно раздражала. Может быть, это было из-за того, что она постоянно за ним ходила, как собачка, может, из-за того, как она на него смотрела. В любом случае ему хотелось побыстрее выпроводить ее из комнаты.

— Собирайся, Мел.

— Что? — сонно переспросила она.

— Давай вставай. Мне надо на ресепшен.

— О’кей. Я тебя здесь подожду — мы можем продолжить с того места, где остановились.

— О, правда? — Ничего другого Брэду на ум не пришло. — Извини, дорогая, но мне надо будет увидеться с боссом. Если она тебя здесь обнаружит, то меня сразу уволят, а это нам не нужно, правда?

Мелани покачала головой и медленно начала собираться.

— Хорошая девочка.

Брэд пошел умываться. Когда он вышел, Мелани повисла у него на шее и стала целовать. Брэд начал раздражаться.

— Мелани… Прекрати! Пойдем отсюда.

Она с грустным видом пошла по коридору в сторону своей комнаты, и Брэд, спускаясь по лестнице, пообещал себе, что никогда больше, как бы он ни хотел трахаться, не будет спать с ней. Он ей скажет, что его босс узнала о них и ради работы им надо прекратить видеться.

Брэд решил заскочить к Пегги и поинтересоваться, как она себя чувствует. Постучав в дверь, он не услышал ответа. Дверь была не заперта, и он вошел. На кровати рядом с ней кто-то лежал. Брэд сразу же подумал, что это Питбуль или кто-то из его компании.

— Ну, еб вашу! После всего, что я сказал… — Он откинул простыню и в шоке отступил, увидев Грега.

— Как дела, старичок? Я же тебе говорил, что трахну ее. Стоит бонуса, как ты считаешь?

— Пошел ты! Ты вообще уже охренел!

— Так ты ее что, не трахнул?

— Конечно нет. Хотя и мог. Уверяю тебя, в том ее состоянии это мог любой сделать.

— Так что же ты растерялся?

— Потому что она была под наркотиком, а у нее кардиостимулятор. Какие еще тебе нужны причины?

— Ты много потерял — она была потрясающей.

— Заткнись, придурок. Она может тебя услышать.

— Не. Не услышит. Она отрубилась в процессе. Я еще подергался, но она не двигалась, поэтому я кончил ей на волосы. Как на кокни будут волосы?

— Амбар, — не подумав, ответил Брэд.

— Гарри на амбаре! Ха-ха-ха!

— Так ты ее трахнул, когда она была в отключке?

— Конечно. Попытался засадить ей в задницу, но не получилось.

Брэд лишь покачал головой.

— Давай ее разбудим и посмотрим, всё ли с ней в порядке.

Они стали ее трясти и звать по имени, но Пегги не двигалась. Они потрясли ее сильнее, а Грег, встревожившись, даже влепил ей пощечину.

— С ней всё в порядке? — Его голос слегка дрожал.

— Не знаю, — ответил теперь уже серьезно обеспокоенный Брэд.

— У нее грудь не двигается. Пощекочи ей пятки. Брэд попытался, но никакой реакции не последовало. Грег пощупал ей пульс.

— О черт, я ничего не чувствую!

— Похоже, у нас проблемы, — сказал Брэд.

— О господи, нет! — Грег забегал по комнате в панике. — Нет, бля, только не это. Она отъехала, да? Блясуканахуй! Что мне делать?! — Грег сел и встал раз шесть за столько же секунд. — Я понял, — он щелкнул пальцами. — Сваливаем отсюда. Потом ты придешь сюда и обнаружишь ее где-нибудь через часок.

— Не глупи, — сказал ему Брэд.

— А в чем дело?

— Помимо того, что это уже беспредел, у нее в волосах твоя сперма.

— Давай ей волосы обрежем.

— Грег, подумай получше. Питбуль и остальные видели, как ты уходил с ней.

— Точно. Они ее все ебали. У кого-нибудь наверняка будет такая же группа «Гарри», как и у меня. В любом случае это они ей джи-би-эйч дали, а не я.

Они оба уставились на безжизненное тело.

— Ладно, — наконец сказал Брэд, — давай позвоним в «неотложку».

Грег знал, что Брэд прав, и последовал за ним, всю дорогу размышляя вслух. Брэд позвонил в медицинский центр и попросил прислать «скорую» как можно быстрее. Потом они вернулись в комнату Пегги, но на кровати тела уже не было.

— А это вообще та комната? — спросил озадаченный Грег.

Едва он это сказал, как из ванной вышла Пегги.

— Привет! А что это вы тут делаете?

— Ты в порядке? — спросил Брэд.

— Никогда не чувствовала себя лучше. Я знаю, что была плохой девочкой вчера, хотя не помню точно, что именно я делала. Этот джи-эйч-би — улетная штука. До сих пор прет. Боже, от него так трахаться хочется!

— Да уж. Ты была плохой девочкой, — подтвердил Грег.

— Ну если и быть плохой девочкой, то на курорте, а то когда еще? Наверное, мне следует смутиться, но мне по фигу. Помню, что была с Питбулем и его приятелями. А как насчет вас обоих? Вы меня, это… ну, того?..

— Нет. Да, — одновременно сказали Брэд и Грег.

— Мы имеем в виду, что мы вроде как начали, но ты отключилась, прежде чем мы успели кончить, — тут же среагировал хитрый Грег.

Брэд застонал, понимая, что произойдет дальше.

— Дело в том, что нам надо на смену заступать, поэтому мы не сможем остаться.

— Очень жаль, — сказала Пегги.

— Однако я вот тебя о чем попрошу. Не могла бы ты нам обоим подрочить, прежде чем мы уйдем? Типа за то, что не доделала прошлой ночью.

Брэд спрятал лицо в ладонях в шоке оттого, что она была столь грубой, а Грег таким прямолинейным.

— Ну, давайте.

Брэд чувствовал себя так, словно присутствовал при покупке связки бананов. Однако тем не менее он принял участие в происходившем. Грег уже вытащил свой болт и усиленно дрочил, добиваясь эрекции.

Пегги спустила тренировочные штаны Брэда и начала ему отсасывать. Как только она достигла желаемого эффекта, она села на кровать, сжимая и гладя им яйца, в то время как они стояли рядом с ней. Даже дроча, Брэд качал головой, не веря в то, что происходит, и смеялся.

— Готов к «Гарри в лодке», Брэдли, дружище? — спросил Грег через пару минут.

— Готов, когда ты будешь готов.

— На пять. Раз… два… три… четыре… пять! — И два гида кончили Пегги на лицо одновременно, при этом Грег попытался так прицелиться, чтобы попасть ей в глаз. Брэд расхохотался. Пегги взвизгнула и охнула, довольная собой.

— Неплохо для трупа, — заметил Грег.

— Совсем неплохо, — согласился Брэд. Едва он это произнес, как услышал звук приближающейся сирены. Грег и Брэд в ужасе посмотрели друг на друга.

— «Скорая»!

После того как Брэд отправил «скорую» обратно, объяснив водителю, что тревога была ложной, и выполнил свои обязанности на ресепшен, он начал разыскивать Ромфорда Рега. Несмотря на то что он получил обратно свою машину, через день с ней возникли те же проблемы. Гуляя, он увидел джип Сэмюэля Закатека, ехавший в сторону Сан-Антонио. Возможно, он не обратил бы на него внимания, если бы не два преследовавших его полицейских мотоцикла, — правда, Брэд не был уверен, что они ехали именно за ним.

Ему не удалось найти Рега, а к вечеру у него сильно разболелись горло и колено. Еще он обнаружил у себя герпес. Это был уже перебор. Он решил зайти в медицинский центр.

В медцентре его встретил дружелюбно выглядевший доктор, который, увидев значок гида, поинтересовался, кто из гидов «М & X» работает, и, услышав имя Грега, засмеялся и несколько раз произнес слово «пенициллин». Осмотрев Брэда, он выдал ему лекарства.

— Ето для твой горло, — он дал ему какие-то таблетки и полоскание. — Ето для твой калено, — он дал ему бутылочку с жидкостью. — А ето для твой пенис, — он выдал ему тюбики с мазью — красный и белый.

Когда Брэд выходил, доктор окликнул его со смехом:

— И добро пожаловать на Ибица.

Глава седьмая

Ветер, влетевший в открытую балконную дверь, сдул купюры с полированной поверхности стола и разбросал их по паркетному полу ее комнаты. Элисон быстренько подобрала банкноты и снова сложила их в стопки соответственно номиналу, используя при этом пепельницу, калькулятор и зажигалку в качестве пресс-папье. Когда она закончила подсчеты, самой высокой была стопка в пять тысяч песет. Она прикинула, что уже сделала эквивалент почти четырех тысяч фунтов. Она удовлетворенно улыбнулась, закурила сигарету и, глядя на деньги, подумала, что если так пойдет дальше, то к концу сезона у нее будет не менее двадцати тысяч фунтов.

Стук в дверь прервал ее приятные мысли, заставив быстренько скинуть деньги со стола в сумку с логотипом «М & X».

— Минуточку! — крикнула она. — Кто там?

— Это я, Марио.

— Подожди, Марио.

Она засунула сумку под диван, поправила прическу и быстренько подкрасила губы. Открыв дверь, она отметила, как красив Марио и как идет ему загар.

— Привет, Элисон. Только пришла?

— Нет, нет. Просто много возни с бумагами.

— Наверное, тяжело быть менеджером по курорту. Я бы не справился.

— Да уж, нелегко. — Она села и жестом предложила Марио сделать то же самое. — Так что там у тебя? Что-то не так? Чем могу помочь?

— Да нет, в общем. — Марио разглядывал полированную поверхность стола. Он знал, что, для того чтобы все выглядело убедительно, Элисон должна клещами вытаскивать из него каждое слово. — Да нет, ничего такого. Просто заскочил к тебе узнать, как дела.

— Ты уверен, что всё в порядке? — спросила Элисон. На мгновение она подумала, что Марио пришел признаться в любви. — Ты выглядишь так, будто что-то скрываешь.

— Ничего такого, но… — Марио отрепетировано заколебался. — Просто это вроде как… деликатная проблема.

— Какая проблема?

— Ну, я могу себе это представить.

— Что представить? — Она обеспокоенно подумала, что, наверное, он заметил, как она его хочет.

— Просто я не хочу, чтобы у кого-либо были проблемы.

— У кого конкретно?

— Все равно, наверное, ты уже и сама это заметила, — вздохнул Марио. — Это Лоррейн, — сказал он таким голосом, словно иракская секретная полиция повыдергивала ему зуб за зубом, чтобы вытащить из него имя.

— Лоррейн?! — Ей никогда не нравилась Лоррейн. К тому же она была разочарована, что он пришел вовсе не для того, чтобы признаться ей в неумирающей любви. — Что она наделала?

— О, ничего такого, — якобы защищая Лоррейн, быстренько сказал Марио. — Пока ничего.

— Что ты имеешь в виду, говоря «пока»?

— Ну, она… Да ладно, забудь.

— Что она, Марио?

— Ну, она типа мне предложения непристойные делает, — пробормотал Марио. — Она хорошая девочка, но я ее вообще не хочу, а если бы и хотел, все равно бы не стал. Вместе работаем и все такое. Я от этого чувствую себя неудобно, вот и всё. Не знаю, что делать.

— Ммм… — Элисон переваривала сказанное Марио. — Я с ней поговорю, если хочешь.

— О нет, не надо, — Марио снова якобы защищал Лоррейн. — Я просто хотел, чтобы ты была в курсе на всякий случай, если ситуация выйдет из-под контроля. Хотя я уверен, что смогу справиться. — Марио встал. — Я уже большой мальчик. — Он призывно посмотрел на Элисон. Та слегка покраснела и бросила взгляд на его ширинку.

— Я уверена, что ты справишься, но если это снова повторится, то зайди ко мне и расскажи, а я приму меры. — Элисон взяла себя в руки.

— Хорошо, — Марио коснулся ее плеча. — Спасибо, Элисон. Ты меня успокоила.

— Я здесь для таких вот случаев. Ладно, тебе лучше идти, а то опоздаешь на экскурсию по барам. На этой неделе у тебя хорошие клиенты, не правда ли?

— Да, нормально всё. Не могу поверить — как быстро летит время! Уже пошла четвертая неделя, как я здесь работаю. — Марио направился к двери. — Спасибо, Элисон. Идешь завтра на хиппи-маркет?

— Возможно.

Марио зашел в лифт и только тогда довольно улыбнулся. С момента спора прошло пять дней. Ребятам он сказал, что уже трахнул Лоррейн, но у него не было возможности записать это на видео. Однако им нужны были доказательства, прежде чем они отдадут ему сотню, поэтому Райан (один из приятелей Лестера) предложил публичную демонстрацию чувств Лоррейн к нему. Встреча с Элисон нужна была для того, чтобы она, в случае если заметит что-нибудь, не обозлилась. Марио улыбался своему отражению в зеркале лифта.

«Красив я и умен», — подумал он, довольный собой.

Бар «Монти» находился рядом с хиппи-маркетом в Эс-Кана. После посещения рынка гиды обычно вели клиентов туда, и остаток дня проходил в пьянке. Разница между баром гостиницы и баром «Монти» была в том, что хозяин накачивал гидов спиртным еще больше, чем клиентов. Поскольку Эс-Кана была самой тихой частью острова и «Монти» был открыт всего лишь неделю как, «М & X» были там впервые с начала сезона.

Грег предупредил всех о Монти и его «церемонии посвящения». В прошлом году сразу же после посещения бара один из гидов был доставлен в госпиталь с алкогольным отравлением.

Когда они вошли в почти пустой бар, хозяин врубил музыку. Майки со страхом посмотрел на Брэда. В его глазах был вопрос: «Куда мы попали? »

Каждому из новых гидов была презентована пинта или полпинты пинаколады (в зависимости от пола). Девушкам по половине, парням по полной. Это нужно было выпить разом. Тем, кто не справлялся, остаток выливали на голову.

Брэд оказался за стойкой бара вместе с Монти. Тот не выпускал изо рта сигарету. Было трудно определить его возраст. У него были густые волосы до плеч, но черты лица огрубели от веселой жизни. Он бы прекрасно выглядел в качестве турменеджера «Роллинг стоунз».

Монти постоянно поставлял Брэду «змеиные укусы», заставляя его допивать, если видел, что стакан хотя бы наполовину пуст. Обслуживая клиентов, Брэд про себя отмечал, кто из девушек наиболее быстро напивается. Вероника улетела домой, и, хотя она отлично трахалась, Брэд был рад с ней распрощаться. После предыдущей экскурсии он узнал, что Франческа (девушка из Хаунслоу) переспала с Кемпи. Брэд подумал, что будет справедливо, если он трахнет одну из ее подружек, что он, собственно, и сделал буквально за полчаса до выезда.

Мелани начала сильно его доставать. Прошлой ночью она пришла к нему, но он ее не впустил, однако она не уходила и стояла под дверью. Минут через пять он ее все-таки впустил. Она попыталась обнять его и поцеловать, но он отвернулся и снова захрапел, громко попердывая во сне. Мелани не забронировала экскурсию, и у нее совсем не осталось денег. Она ежеминутно намекала ему на то, что хотела бы поехать с ним на хиппи-маркет, но он проигнорировал это и сказал, что попытается найти время с ней попрощаться перед ее отъездом домой. Как бы не так!

«Молсоны» и Питбуль с компанией все еще были здесь. Они были душою общества первые дни второй недели и убедили практически всех новоприбывших купить экскурсионные блоки. За это Брэд время от времени проставлял им бесплатную выпивку. Питбуль с приятелями окружили «однорукого бандита» в баре «Монти». Дела у них снова шли подозрительно хорошо. Брэд сделал перерыв, чтобы глотнуть свежего воздуха. «Бандит» стоял у входа, и когда он направился в ту сторону, то заметил, как Кемпи толкнул играющего на автомате Уилла. Они тут же прекратили игру, и Питбуль постарался увести Брэда.

— Пойдем, Брэд, я куплю тебе выпить. Брэд подозрительно посмотрел на него.

— Нет, спасибо. И как ты уже знаешь, я могу брать выпивку бесплатно. — Он бросил взгляд назад, на автомат. — Так что у вас там происходит?

— В смысле? — невинно спросил Питбуль.

— Питбуль, ты уже десять дней здесь, и, как только ты подходишь к игровым автоматам, они начинают выдавать деньги быстрее, чем ты врешь.

— Я не понимаю, о чем ты, — занервничал Питбуль.

— Врешь! — Брэд почти смеялся. — Я все равно узнаю, чем вы там занимаетесь, так что лучше сам расскажи.

— Ладно, я скажу. — Питбуль нервно озирался по сторонам. — Только пообещай, что никому не расскажешь.

— Если в это не вовлечены дети или животные, то да, я обещаю. — Брэд вскинул руку в скаутском салюте.

Питбуль рассказал, что они возвращаются домой, имея на две тысячи больше, чем у них было по прилете на Ибицу. У них было приспособление — фальшивая монета и кусок ваты. За десять дней они «сделали» почти двадцать автоматов. Кроме этого, они оплатили каникулы Мэтта, а взамен он перевез на себе наркотики (они были очень обломаны, когда увидели, что в аэропорту практически не было таможенного контроля). Еще они привезли с собой пару краденых кредитных карт, которые профинансировали их обеды и кое-какие покупки.

Брэд вышел из бара, восхищаясь находчивостью Питбуля и компании. На поребрике сидел бледный Марио.

— В чем дело, Марио? Выглядишь дерьмово.

— Этот долбаный Монти! Он ненормальный. Все время заставляет меня пить это чертово виски.

— Понимаю. Даже Элисон нажралась.

В этот момент из бара вышла Элисон, держа в одной руке джин с тоником, а в другой сигарету. Заметив Марио, она направилась к нему, дымя сигаретой. Подойдя, она плюхнулась ему на колени и обвила его шею руками.

— Не правда ли, он прелесть? — Элисон ущипнула Марио за щечку. — Как долго ты работал моделью?

— О, всего лишь пару лет.

— Спорю, что девчонки тебя постоянно домогаются. — Она выдохнула дым ему в лицо.

— Если ты выпьешь еще, то у него будет на одну больше, — съязвил Брэд.

— Не глупи, Брэд, — пьяно отмахнулась Элисон. — Я вообще не пьяная (ик!). Не правда ли, он самый красивый парень, которого ты когда-либо встречал?

— Прошу прощения, но лучше уж меня будет тошнить от «змеиных укусов» Монти, чем от вида того, как ты к нему пристаешь. — Брэд пошел назад в бар.

— Ты просто ревнуешь! — крикнула Элисон. В баре царила анархия. Поймав взгляд Майки,

Брэд покачал головой.

— Я еле живой, — сказал Майки. Брэд просто согласно кивнул.

— Где Марио?

— Сидит снаружи с нашим менеджером на коленях, — сказал Брэд.

— Не может быть! — воскликнул Майки. — Что, Элисон нажралась?

Брэд снова кивнул.

— Ну, на это я должен лично посмотреть. Смени меня на пару минут. — Майки бросился к дверям.

В течение дня Грег объяснил Брэду правила еще одной «игры». Суть ее была в том, что нужно было подойти к девушке, взять у нее из рук напиток и заставить ее поднять руки вверх. После этого ей нужно было наклониться вперед, и она получала хороший шлепок по груди. Парни-гиды должны были дать ей очки по десятибалльной шкале за ее «трясучесть». В «Монти» часто происходило так, что девушки просто снимали лифчики и подходили к гидам с просьбой шлепнуть их по грудям, при этом очень обижаясь, если получали низкий балл.

Сначала это Брэду очень не понравилось, но когда Грег продемонстрировал, как надо это делать,

Брэд увлекся игрой так, будто сам ее изобрел. Он опробовал тест на двух очень пьяных девчонках. Несмотря на то что они получили всего по четыре очка из десяти, тем не менее они настаивали на повторении теста. У них обеих было великолепное чувство юмора, и они флиртовали напропалую. Первая, которую звали Клэр, зашла за стойку, подняла футболку и потребовала:

— Я стою больше, чем четыре из десяти. Я хочу, чтобы вы еще раз попробовали.

— Извини, — ответил Брэд, — но решение не обсуждается. Ты просто хочешь, чтобы я снова потрогал твои сиськи.

Клэр захихикала и опустила футболку.

— К сожалению, как твой гид я не могу быть ответственным за разбитые отношения между друзьями, и я знаю, что, если я потрогаю твои сиськи, твоя подруга будет ревновать.

— Ты ведь не будешь ревновать, не так ли, Труди? — спросила Клэр.

— Буду, — засмеялась Труди.

— Вот видишь, — сказал Брэд. — Если я и буду иметь с любой из вас физический или какой-либо другой контакт, то обе из вас должны будут получить одинаковое количество внимания.

Девчонки стояли и хихикали.

— Только обещаешь, — сказала Труди. Брэд вошел в кухню и поманил их пальцем. Не говоря ни слова, он начал целовать Труди, засунув ей руку под футболку. Затем он подтянул к себе Клэр. Прежде чем поцеловать ее, он посмотрел на Труди и сказал: «Чтобы было все в равных количествах, моя правая рука должна делать то же, что делает левая». И он засунул правую руку под футболку Клэр, сжав ее грудь.

Монти, все это время наблюдавший за ними, подошел и усмехнулся:

— Ну ты и хитрожопый ублюдок, это точно. Брэд улыбнулся:

— Скорее бухой ублюдок.

— И напивающийся еще больше с каждой минутой, — заявил Монти, наливая ему рюмку «Егермайстера». Было что-то в манере Монти предлагать выпивку, что делало ответ «нет» абсолютно неприемлемым.

Брэд залпом выпил и скривил лицо.

— Фу, дерьмом пахнет.

Монти сделал ему еще один «змеиный укус» запить, затем подошел к микрофону и объявил соревнование «ярд эля».

Рашид был первым добровольцем. Под одобрительные крики присутствующих он выпил литр «Сан Мигеля» за двадцать три секунды.

Брэд повернулся к Грегу:

— На фиг надо. Меня тошнит от одного взгляда на это.

— Жаль, потому что один из нас должен будет это сделать через минуту.

— На хуй такое счастье. Я сейчас проблююсь.

— А как ты думаешь, каково мне? Один из нас должен сделать это. — Грег положил руку Брэд у на плечо и увлек его к выходу. — Пойдем поговорим с Майки и Марио — может, кто-нибудь из них захочет попробовать.

Они вышли из бара. В это время Питбуль выпивал «ярд эля», предоставив Кемпи прекрасную возможность очистить игровой автомат от остатков денег.

Выйдя на улицу, Брэд хлопнул Марио по плечу.

— Марио, дружище, не хочешь ли заработать пять бонусных очков?

Марио посмотрел на него с подозрением, а Майки так, будто у Брэда крыша поехала.

— Ты это о чем? — спросил Марио.

— Один из нас должен выпить литр пива, — вмешался Грег. — И за это не полагается никаких бонусных очков.

— Да мы ведь уже на рогах — ты что, шутишь? — возмутился Майки.

— Боюсь, что он серьезно это говорит, — сказал Брэд.

— Меня стошнит, — проблеял Марио.

— Я то же самое ему сказал, — согласился Брэд.

— Так получается, что добровольцев не будет? — Ответом Грегу была тишина. — Так я и думал. Тогда сыграем в монетки. Проигравший идет и пьет литр пива. Согласны? — Все кивнули.

— Если всем нам так хреново, то мне хотелось бы кое-что предложить. — Брэд вытащил из рюкзака свою камеру, вручив ее Клэр. — Вот. Сделаешь нашу фотку, когда я дам сигнал. — Он подошел к остальным. — Готовы к коллективному блеванию?

— Что?! — воскликнул Марио.

— А что, у тебя есть идея получше? — вызывающе спросил Брэд. — Слушай, у нас сегодня еще одна экскурсия по барам, а я уверен, что Монти не успокоился. Не вижу другого выхода, если только мы не хотим отключиться.

Трое остальных переглянулись.

— Он прав, между прочим. Давайте-ка закончим с этим.

Они стояли вчетвером полукругом, лицом к офигевшей от всего Клэр. Они сняли свои значки и держали их над головами в одной руке, в то время как пальцы другой были у них в глотке. Блевать начали одновременно, и Клэр сделала снимок. Закончив, они покатились со смеху. Брэд взял у Клэр камеру.

— Спасибо, дорогая. — Приобняв ее за талию одной рукой, он высунул язык. — Поцеловать не хочешь?

Она с визгом вырвалась под хохот остальных. Отдышавшись и выпив воды, они перешли к жеребьевке.

— Так как это нужно делать? — спросил Марио.

— У каждого из нас по три монеты, — начал объяснять Грег. — Мы их прячем в кармане или за спиной, а потом, когда мы снова показываем кулак, то в нем или три, или одна, или вообще ни одной. Потом каждый из нас угадывает общее число монет в наших кулаках. Понятно?

Брэд и Майки кивнули. Марио тоже кивнул, чтобы не выглядеть глупым. Потом они убрали руки за спину и снова выставили их вперед.

— Так что теперь нужно делать-то? — спросил Марио.

— Тебе нужно угадать, сколько монет у нас в общем, — снова стал объяснять ему Брэд.

— Итак, если у меня в руке две монеты, у Майки одна, у Грега ни одной, а у тебя три — тогда в сумме будет шесть.

— Но у меня ни одной, — сказал смущенный Марио. Остальные одновременно вздохнули.

— Ты неудачник, — сказал Грег. — Давайте снова. Пускай у тебя нет монет или есть одна, или две, или три — все, что тебе нужно, — это сказать число от ноля до двенадцати. Понял?

Марио пожал плечами. И снова они выставили вперед сжатые кулаки.

— Шесть, — сказал Грег.

— Пять, — сказал Майки.

— Восемь, — это был Брэд. Теперь все смотрели на Марио.

— Что? — спросил тот.

— Сколько этих сраных монет?! — заорал разозлившийся Грег.

— Шесть.

— Ааа… дерьмо! — Грег распсиховался. — Я сказал «шесть»! Просто назови число от ноля до двенадцати, кроме шести, пяти и восьми, пока один из нас не умер.

— Семь, — выдохнул перепуганный Марио.

— Так. Давай показывай.

Марио разжал кулак и показал три монеты. Грег открыл руку. На ладони у него лежало две монеты.

У Майки было тоже две. Все посмотрели на Брэда.

— О нет! — простонал Брэд, открывая пустую ладонь.

Майки расхохотался, а Грег завопил:

— Ах ты хитрожопый итальянский говноед!

— Что? — спросил обиженный Марио.

— Ты что, даже не понимаешь? — Грег посмотрел на него. — Давай, вали обратно в бар. Ты выиграл, уродец.

— Правда? — расцвел Марио. — Да! — Он выбросил вверх сжатый кулак, развернулся на каблуках и зашагал к бару.

— Не могу поверить, — сказал все еще заведенный Грег. — Ладно. Давайте снова.

У них ушло еще три попытки. К этому времени человек шесть клиентов окружили их, чтобы посмотреть, что происходит. Грег был первым.

— Шесть.

— Смелый ход, — бросил Питбуль, который выпил литр за восемнадцать секунд и вышел глотнуть свежего воздуха.

— Это почему еще? — поинтересовалась Клэр, которая тоже вышла из бара.

— Потому что Брэд уже знает, что у Грега в руке нет монеток, так что он выиграет только в том случае, если и у Брэда пусто.

Брэд посмотрел на Грега.

— Давай, здоровяк. Открывай, и покончим с этим, — занервничал Грег.

Вокруг них наступила полная тишина. Никто не разговаривал. Медленно Брэд раскрыл ладонь. В ней ничего не было. Счастливый Грег потащил его за рукав в бар, где пятый клиент допивал свой «ярд эля», но у него это не очень-то и получалось, так что выигрывал Питбуль. Брэд зашел за стойку и взял пустой кувшин для пива. Ему нужно было Что-нибудь придумать.

— Пойду сполосну его быстренько, — сказал Брэд, уходя на кухню. Скрывшись от посторонних взглядов, он налил в кувшин минеральной воды. Вернувшись обратно, он старался держать кувшин так, чтобы никто не мог его видеть, затем быстренько подставил кувшин под кран с «Сан Мигелем» и для цвета долил в воду пива. Пока он это делал, остальные присутствующие хлопали и свистели, поддерживая его. Брэд прошел к столу и, встав на него, отсалютовал, как гладиатор, держа над головой кувшин вместо меча. Монти запрыгнул на соседний стол и призвал всех соблюдать тишину.

— Итак, — начал Монти, — нужно побить рекорд, составляющий восемнадцать секунд. Как вы считаете, сможет ли он это сделать?

Ответом ему были оскорбительные крики толпы.

— Ну что, Брэд, готов? Брэд кивнул.

— О’кей. Три, два… один!

Брэд поднес кувшин к губам…

— Двенадцать секунд! — услышал он голос Монти, который имитировал спортивного комментатора. Бар взорвался криками. «Молсоны», Питбуль и компания проложили путь к столу и, сняв с него Брэда, пронесли его по кругу, распевая «Мы гордимся тобой» на мотив старой ирландской песни «Auld Lang Syne».

Еще до того как Брэд оклемался от своей «победы», он уже обнаружил себя в качестве участника гонок «Мамба». Выстроились две команды по восемь человек, каждый участник держал наготове стакан «Мамбы». В этой эстафете каждый последующий участник мог начать пить только тогда, когда впередистоящий опустошит свой стакан и поставит его вверх дном себе на голову. И если кто-то не мог или не хотел допить, то остатки напитка вытекали ему на голову. «Мамба» — очень крепкий напиток, состоящий из бренди и шоколадного молока. Причиной, по которой Монти выбрал именно его, была не только цена (четыреста пятьдесят песет за стакан), но и то, что этот напиток был липким, и поэтому участники эстафеты предпочитали допить содержимое.

К вечеру ни один из группы не стоял на ногах. Водители автобусов ненавидели эту экскурсию и соглашались на нее только в том случае, если им выделяли уборщиков.

Майки и Брэд расположились на передних сиденьях и договорились работать на микрофоне по очереди. Майки доводил всех до истерики своим юмором и пародиями, но Брэд чувствовал, что он все больше раздражается из-за Элисон, которая вела себя с ним так, будто он был дрессированным морским котиком:

«Говори как Ричард Бено… Давай, ну, как Джон Коул… Майки, Майки, как там черные разговаривают, как это называется? Паррот? Патти? А, вот… патуа… Скажи чё-нить на патуа… »

Майки умудрялся сохранять спокойствие. Через несколько минут Элисон, покачиваясь, продефилировала по проходу и плюхнулась Брэду на колени.

— Эй, Майки, дай мне микрофон. Хочу спеть, — пробубнила она, еле справляясь с языком.

— Прекрати, Эл, ты пьяна.

— Не надо, я не пьяная. — Она громко рыгнула. От нее сильно несло луком. — Ну-ка, дай-ка мне микрофон. Я тебе покажу, как надо петь.

Майки отдал ей микрофон и сел рядом.

— Эй, вы! — крикнула она в микрофон. И начала петь: — Живет на свете медвежонок, которого мы знаем все. Йоги, Йоги, медведь, которого мы знаем, Йоги, Йоги, медвежонок, у которого есть друг… — Она остановилась на секунду. — Как этого сраного дружка звали-то?

Элисон абсолютно игнорировала любые попытки забрать у нее микрофон и продолжала в том же духе минут пять. Сначала это всех забавляло, но вскоре всем надоело, и клиенты начали выкрикивать в ее адрес оскорбления, на которые она отвечала с полным знанием дела. Пару раз Брэд безуспешно попытался завладеть микрофоном, и в конце концов его осенило.

— Эл, Марио хочет с тобой поговорить.

— Правда? А где он?

Элисон, качаясь, пошла в конец автобуса. Марио сидел рядом с блондинкой. На коленях у него лежал мешок с логотипом туркомпании.

— А, Марио… ты…. ты, ммммм… убери-ка этот мешок, чтобы менеджер по курорту могла присесть к тебе на колени.

Марио не двинулся, но вид у него был смущенный. Девушка рядом с ним застыла.

— Эй, в чем дело? — Элисон схватила мешок, дернула его на себя и тут же вскрикнула: девушка, сидевшая рядом с Марио, держала в руке его огромный член. Марио закрыл глаза в надежде, что когда он их откроет, то весь этот кошмар исчезнет. Элисон побрела назад все еще в шоке от размеров увиденного, и если у нее и были сомнения насчет Марио, то теперь они полностью исчезли: до конца сезона она должна его трахнуть.

Брэд заскочил к Дэнни из «Сержанта Пеппера» купить полграмма кокаина, которые он разделил с Майки, чтобы как-то держаться на ногах. Он взял еще и десяток «голубей» для Клэр и Труди. Вечер подходил к концу, а он все еще не терял надежды раскрутить их на групповой секс и постоянно муссировал эту тему, но они, похоже, охладели к этой идее.

Брэд пробыл в «Стар» около получаса, когда туда завалился Ромфорд Per.

— Per! — Брэд преградил ему дорогу.

— Как дела, чувак? Как тачка? — Тон, которым это было сказано, свидетельствовал о том, что Per над ним издевается. Так оно и было.

— Тачка? — Брэд изо всех сил старался держать себя в руках. — Да, у нее четыре колеса и что-то отдаленно напоминающее двигатель, так что в общем-то это можно назвать тачкой.

— Принеси-ка мне «Сан Мигеля», любовь моя, — попросил Per одну из девушек, с которыми он пришел. — Да, хорошая покупка. Клевая тачила у тебя.

Брэд внимательно посмотрел на него.

— С тех пор как я купил эту «машину», у меня с ней одни проблемы. Мы оба знаем, что я переплатил за нее, сколько бы она ни стоила, но я проглотил это, условившись с тобой, что ты будешь за ней присматривать. Ты приехал гораздо позже, чем обещал, а когда, наконец, прилетел, то найти тебя было так же легко, как медную целку.

— Не моя вина. Я занятой чувак.

— И не моя вина в том, что этот кусок говна постоянно ломается. — Брэд засунул руку в карман и вытащил ключи. — В этот раз найдешь ее на стоянке у «Монти».

— Ни фига! Я тебе уже сказал, что… — запротестовал было Per, отказываясь взять ключи.

— Нет, это я тебе говорю, — прошипел Брэд, сделав шаг в его сторону. — Так уж случилось, что мне рассказали о том, как ты пытался впарить это дерьмо в конце прошлого сезона.

— Ну и что? Ты купил ее по честной цене.

— Не держи меня за лоха, ты, гондон. Я купил это говно только потому, что у меня не было выбора, и ты знал это. Хорошо, ты меня поимел, но я тебе скажу вот что: не зарывайся, а то…

Per посмотрел на Брэда. Несмотря на то что он был на пару дюймов выше, Брэд был на пару кило потяжелее. Peг хотел было завязать драку, но было что-то в глазах Брэда, что заставило его поежиться. В этот момент блондинка из компании Рега принесла его пиво. Регу пришлось ответить.

— А то что?

Брэд посмотрел ему в глаза. Потом бросил ключи на пол к его ногам, не отводя взгляда.

— Просто почини ее, козел, а не выебывайся перед девочками.

Брэд развернулся и пошел прочь. Он был очень заведен и прошел мимо Марио и Лестера с дружками, даже не заметив их.

В это время Лестер заводил Марио, у которого не было никаких доказательств того, что у него был секс с Лоррейн. На самом деле Лестер и его друзья изрядно поистратились, и последнее, чего им хотелось, так это отдать Марио деньги. Марио же не только хотел их получить, но и не мог потерять лицо. Он не мог понять, как такая некрасивая девушка, как Лоррейн, не хочет с ним трахнуться, но она ясно дала понять, что этого не случится. Единственным доказательством того, что у них что-то было, мог быть физический контакт с ней на виду у всех. Это значило, что ему нужно было грубо зажать ее в углу. Ясное дело, Лоррейн возненавидит его после этого, но Марио решил, что она и без того не слишком-то его жалует, так что особой разницы не будет. С этим он прожить сможет.

Марио сел у стойки, прикидывая, как бы ему получше сделать задуманное, — так, чтобы Лестер и компания могли это видеть. Он также понимал, что ему не следует делать это на глазах у Майки и Брэда, потому что те явно подошли бы посмотреть, что происходит, и в ходе разборок Лестер поймет, что Лоррейн участвовала во всем против своей воли. После тщательно продуманного, но пьяного решения Марио подошел к Лестеру и сказал ему, чтобы тот ждал у туалетов. Потом он стал следить, когда Лоррейн пойдет в туалет. Он знал, что план небезупречен, но в худшем случае он всего лишь получит от нее по морде и проиграет пари.

Спустя полчаса Лоррейн наконец-то направилась к туалетам. Марио почти упустил момент, так как стоял спиной к сортиру, и Лестер жестами показал ему, что она пошла. Марио подошел к женскому туалету и подождал, когда она выйдет. В конце концов она появилась.

— Лоррейн!

— О, привет, Марио! Все еще бухой?

— Ага. А ты? — Марио оперся рукой о косяк, преграждая ей дорогу.

— Уже не так, как была до этого. — Последовала неловкая пауза.

— В общем, пойду-ка я назад. Извини-ка…

— Извини меня, Лоррейн, но… — Марио крепко прижал ее к себе и начал целовать. Он держал ее руки так, что она вскрикнула от боли. Ее левую руку он завел себе за спину и опустил на задницу, так что Лестеру и остальным казалось, что она сама этого хочет. Он не увидел, как из туалета вышла Элисон.

— Слушай, я нее говорил тебе, что ты мне неинтересна, — сказал Марио громко, так, чтобы его мог услышать Лестер с приятелями. — Просто оставь меня в покое. — С этими словами он развернулся и сразу же наткнулся на удивленную Элисон.

— Лоррейн, Марио, что происходит?

— Спроси у него, — ответила Лоррейн, почти в слезах от злости и боли. — Я никого не трогала, просто шла, когда он набросился па меня.

— Марио? — Элисон повернулась к нему. Тот пожал плечами.

— Я тебе уже говорил, что никому не хочу неприятностей.

— Тогда какого черта ты меня схватил, ублюдок?

— Да прекрати, Лоррейн, — сказал Марио. — Элисон, наверное, уже все знает.

— Знает что?! — обалдело спросила Лоррейн. — О чем ты говоришь?

— Успокойся, Лоррейн, — сказала Элисон. — Посмотри, в каком ты состоянии. Ты демонстрируешь свои недостатки, а ведь ты представляешь «Молодых и холостых», между прочим. Что подумают клиенты? Возвращайся в гостиницу. Жду тебя завтра у себя в офисе. Нам надо поговорить о твоем поведении.

Лоррейн убежала, всхлипывая.

— Извини, Элисон. Я ведь тебе говорил. И слава богу, что говорил, а то ты бы подумала, что я пристаю к ней.

— Да ты шутишь, — засмеялась Элисон. — Ты и она? Я думала, у тебя вкус получше.

— Так и есть.

— Пойдем выпьем, — предложила Элисон. — Ты и Лоррейн, ха!

Когда они проходили мимо Лестера и его дружков, Марио чуть поотстал и прошептал ему на ухо:

— Удваиваешь, если я трахну Элисон?

— Теперь без халявного бухла. Двести фунтов. Но мне нужны будут реальные доказательства, — быстро ответил Лестер.

— Какие?

— Фотка. Или лучше видео.

— Договорились.

У Брэда ушло не менее получаса, чтобы успокоиться. Ромфорд Per ушел сразу же, как допил свое пиво. Брэд все это время проболтал с обслугой.

Ненадолго забежала Келли Видение, но Брэд лишь обменялся с ней любезностями. Он также узнал, что Стелла улетела обратно в Англию.

Клэр и Труди строили Брэду глазки. По размеру их зрачков он легко мог сказать, что они были под экстази. Они решили провести свой собственный тест — на «трясучесть» Брэдовых яиц, сжимая их или хлопая по ним при каждой возможности. Брэд подумал, не закинуться ли ему таблеткой, но передумал, вспомнив, сколько он за сегодняшний день уже выпил и вынюхал кокаина. В конце концов он решил уйти. Проходя мимо танцующих Труди и Клэр, он на секунду остановился.

— Итак, дамы, вам не повезло. Вы не воспользовались выпавшим вам шансом, и я вас покидаю.

— Не уходи-и-и, нам так классно, — стали упрашивать его девушки.

— Нет, серьезно. Я просто очень устал. Но все равно спасибо.

— Но у нас еще столько энергии осталось!

— Если вы такие энергичные, то почему бы вам не проводить меня?

Девушки взяли его под руки, и втроем они двинулись к выходу. Брэд поцеловал каждую из них в губы и, решив попробовать еще раз, заявил:

— Если вы передумаете насчет групповухи, то я буду пить кофе в «Стар-кафе».

Девушки вернулись обратно, а Брэд заказал себе кофе. Ему ужасно хотелось трахаться, и, хотя он умудрился избежать сегодня общения с Мелани, сейчас ее образ пришел ему на ум. Она улетала сегодня в пять тридцать, и если он поторопится, то еще успеет с ней по-быстренькому перепихнуться. Он посмеялся над самим собой, потому что всего несколько часов назад был готов пить свою блевотину, только не иметь с ней дела. Пару секунд он подумал над этой возможностью и в конце концов решил, что сегодня ночью будет спать один. Но едва он встал, чтобы уйти, как из клуба под ручку вышли Труди и Клэр.

— Ну что, передумали? — спросил он, ни на секунду не веря, что так оно и есть. Девчонки улыбнулись друг другу, ничего не ответив. Каждая из них взяла его под руку. — О, я понял. Вы решили поглумиться над стариком Брэдли, не так ли?

Девчонки хихикали, не говоря ни слова.

— Ну ладно, я ловлю такси до гостиницы, так что если вы хотите, чтобы я вас подбросил, приготовьтесь к тому, что вам придется меня потерпеть еще какое-то время.

Брэд остановил такси, и они втроем влезли на заднее сиденье. У Брэда пересохло в горле при мысли о том, как все могло бы получиться, если бы они реально задумали это сделать, но он успокоил себя, решив, что они просто над ним прикалываются. Зная себя, он понимал, что когда у него стоял, то голова думала с трудом. Все, что он мог сделать, так это просто ехать и надеяться, что это случится, поддерживая их розыгрыш.

— Ну, так кто будет первой? Или вы хотите, чтобы я занялся вами обеими? И еще одно условие: у меня на жопе прыщ выскочил, так что если начнете смеяться, то на этом и закончим.

Машина свернула на дорожку, ведущую к гостинице, и Брэд постучал водителя по плечу. «Aqui, рог favor». (Здесь, пожалуйста.)

Они поднялись по лестнице.

— Итак, чья комната — моя или ваша? — спросил Брэд, изо всех сил пытаясь казаться равнодушным.

— Не знаем, как ты, но мы идем в нашу, — ответила Клэр.

Брэд не знал, что именно она хотела этим сказать. Имела ли она в виду, что они идут в свою комнату и это всё — конец игры, или же это было завуалированным приглашением.

— Ладно. Я пойду к себе. Но прежде, как ваш гид, я должен удостовериться, что вы добрались до номера нормально.

Они поднялись на второй этаж и остановились у дверей в номер девчонок. Наступил «момент истины», и Брэд здорово нервничал.

— Ну что? Так и будем стоять? Может, вы меня все-таки пригласите? Я знаю, что вам очень этого хочется.

Клэр и Труди переглянулись, но Брэд ничего не мог прочитать в их глазах.

— Ну ладно, хватит. Если я собираюсь трахнуть вас обеих, то, по крайней мере, должен быть уверенным, что у вас по полу не разбросано грязное белье.

Клэр открыла дверь, и они втроем вошли в комнату. Девушки за все время так и не проронили ни слова. «К черту», — подумал Брэд. Кто-то должен был сделать первый шаг.

— Лифчики долой, — приказным тоном сказал Брэд. — Время для хорошего теста на трясучесть.

Его немного покоробила собственная неизобретательность, но, к его удивлению, обе девушки подчинились.

— Ты первая, — ткнул он пальцем в Клэр.

Она покорно подошла к нему и наклонилась, глядя ему в глаза. Их носы были в сантиметре друг от друга, и он, обняв ее за шею и потянув на себя, начал целовать ее в губы. Она упала на постель, и он в секунду оказался на ней, исследуя руками ее тело. Потом он остановился и подозвал Труди. Свободной рукой и ртом он снял с нее остатки одежд и положил ее руку на свой стоящий член, заставив ее направить его в Клэр. Он надеялся, что они тоже поиграют друг с другом, но у них были исключительно гетеросексуальные намерения. И Брэд у было не на что жаловаться, когда он, глянув вниз, увидел, как они вырывают изо рта друг у друга его пульсирующий член.

Они даже устроили соревнование, кто глубже заглотит. Победительница получала член в свое полное распоряжение на пять минут (проигравшая засекала время). У одной из девчонок оказалась банка лубриканта «Сайберглайд», и они смазали им Брэда, чтобы потом, скользя по его бедрам влагалищами, довести себя до оргазмического безумия. Брэд был рад, что у них оказалась смазка, потому что, скользя по нему в экстазе, каждая из них сжимала его член или яйца с такой страстью, что, если бы не смазка, у него остались бы ожоги до конца сезона. После сорока пяти лучших в своей жизни минут он кончил. Девушки откинулись на подушки, Брэд, стоя, довел себя до оргазма, в результате которого лица обеих девчонок были в сперме. Он почувствовал, что колени у него дрожат, из-за чего он был вынужден упасть рядом с ними, не сводя с них глаз. Брэд не мог вспомнить, когда он так хорошо и мощно кончал, да и девчонки были удивлены тем же, вытираясь.

«Гарри абсолютно точно в лодке», — подумал Брэд. Минуту спустя, когда они наконец отдышались, Клэр указала на большое пятно спермы на одеяле.

— Черт, ну почему ему надо было кончить именно на мою кровать?

Обалдевший Брэд сидел и смотрел на то, как они спорят о том, кто будет спать в этой кровати.

— Дамы, дамы, минуточку, — Брэд вклинился между ними. — А когда это вы всё спланировали?

Труди намотала на палец прядь волос.

— Это не твое дело.

Брэд встал и поцеловал Труди в лоб — единственное место, не покрытое спермой. Потом сделал то же с Клэр, обнял их обеих и начал одеваться.

— Должен сказать, девушки, вы сделали старика самым счастливым человеком. Если у вас будет желание повторить то же самое до конца сезона — я к вашим услугам.

Брэд вышел из номера пружинной походкой с улыбкой на лице. Он был удивлен тем, как легко все прошло. Он ждал этого всю свою сознательную жизнь и теперь хотел рассказать об этом миру. Хотя для начала сгодились бы и Грег с Майки.

Глава восьмая

Когда Лоррейн проснулась, ее глаза защипало от слез. Это только подтвердило, что все случившееся не было сном. Может, если она снова уснет… Господи, как же она не хотела терять свою работу! Зачем Марио схватил ее? Что он имел в виду, когда сказал, что «она наверняка всё знает»? Она была в смятении. Часть ее хотела броситься к Элисон и выяснить, в чем дело, но другая ее часть боялась встретиться с ней еще раз.

Ей очень, очень не хотелось терять эту работу. Печальной иронией было то, что ей потребовалась вся ее храбрость, чтобы подать заявление на эту должность. Если бы ее парень не оставил ее, если бы были хоть какие-то перспективы… Она поежилась при мысли о том, что ей придется вернуться на эту фабрику в Саттон-Колфилде и снова делать коробки. И все произошло именно тогда, когда она по-настоящему полюбила свою работу и ее уверенность в себе росла с каждым днем. Ей нравилось работать с людьми, слушать людей, помогать им. Будто всю свою жизнь она шла к этому. Еще год на другом курорте, возможно, снова здесь. Год-другой менеджером по курорту, а потом и в головной офис… Переехать в Лондон… Все казалось таким простым! Марио… Почему? Девять утра. Через полчаса выходить. Нет. Этого не может быть. Просто нужно всё объяснить…

Будильник запикал в девять. Она попыталась его проигнорировать. Так приятно поваляться в постели! Потом она вспомнила. Черт бы побрал этого красавчика! Это все его вина. Она добралась до кровати в шесть утра. И чуть не пригласила его к себе. Она застонала. Слишком мало сна для принятия сложных решений и разбирательств. К черту эти менеджерские обязанности! Как вот она сейчас должна о чем-то думать, а? Она встала, прошла в кабинет и взяла со стола монетку в двадцать песет. «Орел — уволена, решка — остается». Она подбросила монетку в воздух.

Лоррейн постучала в дверь Элисон.

— Входи.

Лоррейн вошла. Комната Элисон была уютной и светлой, с балконом, выходящим на пляж. Запах в комнате был очень женским, хотя разбросанная по полу одежда напомнила Лоррейн ее бывшего бойфренда. Ублюдок.

Элисон варила кофе.

— Кофе будешь? У меня только черный.

— Нет, спасибо, Элисон. Я уже выпила чашку в баре.

— Садись. — У Элисон был даже чайник. Она налила кофе в чашку, на которой было написано «Босс».

Лоррейн села. В животе у нее словно бабочки порхали.

— Итак, — начала Элисон, жадно затянувшись своей первой за день сигаретой. Она закашлялась. — Так в чем там дело-то?

— Я понятия не имею, — Лоррейн была готова расплакаться. — Что Марио сказал?

— Неважно, что он сказал. Я уже слышала его версию истории. Мне более интересно, что ты скажешь.

— Я… я не понимаю. Я не знаю, что и сказать. До сих пор не понимаю, что произошло.

— Что ты имеешь в виду, говоря «произошло»? Ты имеешь в виду, что не знаешь, что на тебя нашло? Ты просто начала тискать Марио на виду у всех? Так, что ли?

— Нет, нет. Конечно же нет. Что ты говоришь-то. Я не тискала Марио.

— Ну мне так показалось, во всяком случае. Лоррейн была сбита с толку.

— Что ты думаешь? Я его схватила?! — Теперь все начало вставать на свои места. Она расхохоталась. — Да ты шутишь! Я его пальцем бы не коснулась. Он… он очень неприятный человек.

— Очень симпатичный «неприятный человек». В любом случае это не то, что говорит он, — плоским голосом заметила Элисон.

— Неправда! — Лоррейн возмутилась. — Я вышла из туалета, и он просто меня схватил. Я понятия не имею почему.

— Я тоже, — прошипела Элисон, с отвращением оглядев ее с головы до ног.

— О господи! Да ты думаешь, что я на него запала, так, что ли?

— В общем, так и есть.

— А почему ты веришь ему, а не мне?

— Я бы сказала, что все это и так было ясно.

— Мне лично ничего не ясно.

Тон Элисон стал более покровительственным.

— Слушай, Лоррейн, я понимаю твои чувства. Марио очень красивый и очень умный. И понятно, почему кто-то вроде тебя мог в него влюбиться….

— Не верю своим ушам!

— Но ты ведь не думаешь, что он смог бы увидеть что-то в тебе? Даже если бы и не было строгих правил? Да ладно, Лоррейн, поставь себя на мое место. Марио даже сказал… — Тут Элисон спохватилась.

— Сказал? Сказал тебе что? Скажи мне! Скажи мне, что это сраный говнюк обо мне говорил!

— Ну все, Лоррейн. Я пыталась быть милой… Марио пришел ко мне до того, как это произошло, и рассказал, что ты его домогаешься. И этот «сраный говнюк», как ты его назвала, этот «нехороший человек» пытался тебя защищать. Да, да. Он пытался тебя оправдать.

— О, Элисон! Не могу поверить, что ты говоришь серьезно. Я не знаю, во что играет Марио, но, пожалуйста, послушай, — Лоррейн произнесла, выделяя каждое слово: — Марио — мне — не — нравится. Давай его позовем и спросим, во что он там играет.

— Нет, Лоррейн. Боюсь, это не представляется возможным. Быть менеджером по курорту — трудная работа, и она включает в себя принятие тяжелых решений. Я думала об этом долго. Я взвесила все за и против… — Элисон посмотрела на монетку, лежавшую на столе. — … И боюсь, что в этом случае я верю Марио.

— Господи Боже! — вздохнула Лоррейн. — Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, потому что рабочая обстановка на несколько следующих недель…

— Я это понимаю, Лоррейн. — Элисон встала и прошла к балкону. — И мне очень жаль, потому что тебе придется улететь обратно.

— Прости, не поняла?

— Извини, Лоррейн, но один из вас будет уволен, и я боюсь, это ты.

— Что?!

— Я уже заказала билет на сегодняшний вечерний рейс. Позже я тебе объясню все подробности. Конечно, ты можешь остаться, но в таком случае мы не ответственны за твое возвращение.

Лоррейн ходила по комнате из угла в угол, держась за голову и не веря происходящему.

— Все вещи, принадлежащие «Молодым и холостым», ты должна будешь сдать мне к четырем часам, иначе я не выдам тебе билет.

Лоррейн заплакала.

— Прости, Лоррейн, но ты действительно не оставила мне альтернативы. Ты знаешь, что правила запрещают сексуальные отношения между гидами. Как ты сама и сказала — будет невозможно работать в команде. Именно потому у нас такие правила.

— Но я не пыталась ничего с ним иметь! — запротестовала, плача, Лоррейн.

— Ну… — Элисон пожала плечами.

— Пожалуйста, — умоляюще попросила Лоррейн, — вызови его сюда, чтобы мы могли поговорить лицом к лицу, пожалуйста. — Лоррейн упала в кресло.

— Прекрати, Лоррейн. Нам обеим от этого лучше не станет. Послушай, у меня куча дел. Ты ведь не хочешь сама платить за билет?

Лоррейн посмотрела на нее красными глазами.

— Как ты можешь так со мной поступать? Мне нечего делать дома. Ты не можешь меня уволить из-за ерунды…

— Это не ерунда, — возразила Элисон, снова посмотрев на монетку. — Я долго ломала над этим голову…

— Пожалуйста, Элисон, дай мне еще один шанс, и….

— О, ради бога, Лоррейн, возьми себя в руки и прекрати вести себя как ребенок. Это всего лишь работа. К сожалению, это работа, на которую ты не подходишь. Так ты собираешься провести весь день здесь или все-таки пойдешь собирать свои вещи?

Лоррейн, всхлипывая, встала и пошла к двери. Элисон взяла со стола монетку.

— Решка.

Утро было прекрасным. Возможно, самое прекрасное утро, которое когда-либо видел Брэд. Он чувствовал себя так, будто его тело всю ночь стояло на подзарядке. Он был полон энергии и проплыл несколько кругов в бассейне. Это он сделал, чтобы не встать перед балконами и не заорать во весь голос: «Я переспал с двумя девушками! » Он вытерся полотенцем, съел круассан и смущал всех тех, кто рано встал, своим слишком радостным «Доброе утро!». Он не мог дождаться конца своей смены, чтобы сбегать в «Бон» или «Дельфин» и рассказать обо всем Грегу и Майки.

Десять часов, а в холле не было никого, кроме психа Рафаэля за стойкой бара. Брэд просматривал книгу записей, когда увидел плачущую Лоррейн.

— Лоррейн?

Она посмотрела на него и начала подвывать. Брэд встал.

— Лоррейн, в чем дело?

— О, Брэд! — Она подбежала к нему и уткнулась лицом ему в грудь.

— Дорогая, давай сядем, и ты расскажешь мне, что случилось.

Лоррейн, все еще всхлипывая, попыталась взять себя в руки. Брэд дотянулся до соседнего столика, взял салфетки и дал их ей. Через пару минут она немного успокоилась и перестала плакать.

— Лучше? — спросил Брэд. Лоррейн кивнула. — Ну так что там произошло?

— Меня… меня уволили только что.

— Что? Почему? Я имею в виду… как?

— О, Брэд, это все так несправедливо! — Брэд посмотрел на Лоррейн, давая ей время выговориться. — Прошлой ночью я была в «Стар», просто занималась своими делами и никого не трогала. Потом я вышла из туалета, и Марио начал со мной разговаривать. И вдруг он схватил меня и стал целовать.

— Он что?..

— Я сама в это поверить не могла. Ну а Элисон стояла рядом и видела все это, а потом велела мне зайти к ней утром.

— Подожди-ка минуточку. — Брэд сел в кресло. — Я, кажется, что-то упустил. За что тебя уволили? Я не понял.

— Именно! — сказала Лоррейн. Казалось, что она вот-вот снова расплачется. — Так вот, с утра я и пошла к этой сучке долбаной попытаться выяснить, в чем дело, а она мне заявляет, что думает, что это я приставала к Марио.

— Да ладно!

— Ага. Ну, я все отрицаю, естественно, но выясняется, что Марио уже заходил к ней и говорил, что я к нему приставала еще до того, как это случилось.

— Уау! Ну, теперь я вообще ничего не понимаю. Зачем ему это?

— Мне самой непонятно.

— А ты… ну, никогда не… ну, ты понимаешь?

— Что, сдурел?! — возмутилась Лоррейн. — Я терпеть его не могу, и он об этом знает. Но наверняка даже Марио не настолько мстительный.

— Да, это уж слишком, — согласился Брэд. — Но с чего это он?

— Понятия не имею. Он странно вел себя последнюю неделю, но… — Голос Лоррейн упал. Несколько секунд они сидели молча.

— Короче, — сказал Брэд, вставая, — посиди здесь пока. Я схожу поговорю с Элисон.

— Думаешь, это хорошая идея?

— Ну, плохо, если это не так.

— Кто там?

— Это я, Брэд.

«Что ему нужно? » — пробормотала себе под нос Элисон. Она открыла дверь, и Брэд вошел. Элисон посмотрела на часы.

— Ты разве не должен быть на дежурстве? Брэд проигнорировал вопрос.

— Что за дерьмо с Лоррейн?

— Что?

— Я спросил, что там еще за дерьмо с Лоррейн?

— Именно так я и поняла, — сухо ответила Элисон. — А какое отношение это имеет к тебе?

Брэд понял, что ему придется вести себя повежливее.

— Ну, я только что от выплакавшей все глаза на моем плече брамми, и я хотел выяснить, что ее так расстроило, а она мне сказала что-то об увольнении, а я нахожу это почти невероятным.

— Нет, это истинная правда, хотя я не понимаю, какое отношение это имеет к тебе.

— Да ладно, Элисон, — запротестовал Брэд. — Ты ведь знаешь, как сближает эта работа. Я просто за нее переживаю. По-моему, здесь какая-то ошибка.

— Что ж, тебе не стоит переживать, потому что никакой ошибки нет.

— Так что же она такого сделала, чтобы ее увольнять?

Элисон села.

— Как я уже сказала, это не твоего ума дело, но… — Она прикурила. — Она преследовала Марио, и прошлой ночью я видела, как она приставала к нему на глазах у клиентов. Она не оставила мне выбора.

— Да прекрати! Неужели ты действительно считаешь, что Лоррейн приставала к Марио?

— Ну, уж точно уверена, что не наоборот.

— Ты, наверное, шутишь. Сколько времени ты потратила на то, чтобы нас всех узнать, Элисон?

— Куда ты клонишь?

— Туда. Сколько времени ты с нами провела? Не очень-то много, потому что тогда бы ты знала, что Лоррейн терпеть не может Марио. — Брэд сел напротив Элисон. — На самом деле никто из нас его терпеть не может, — пробормотал он.

— О, я поняла, — сказала Элисон. — Всё именно из-за этого. — Она рассмеялась. — Марио рассказал мне, что ты и Майки прохода ему не даете. Если бы вы оба были так хороши в работе, как он один…

Брэд встал.

— Сделай мне одолжение, открой свои глаза, Элисон. Мне насрать на Марио. Если ты считаешь, что он супергид, так это твоя точка зрения. Но я точно знаю, что Лоррейн и мухи не обидит. Все клиенты ее любят.

— Ну вот, снова, — Элисон повысила голос. — Ты думаешь, что знаешь о работе больше меня, не так ли? Сколько ты уже проработал? Четыре недели? И ты считаешь, что знаешь больше, чем я, о том, каким должен быть хороший гид?

— Мне не нужно знать о хороших гидах. Что я знаю, так это о людях, и я сейчас говорю о том, что люди любят Лоррейн. У нее всегда есть время для них, и она не зациклена на себе, как некоторые, и если ты от нее избавишься, то команда уже никогда не будет той же.

— Я знаю точно, что она не уедет той же. Именно потому я ее и уволила, — усмехнулась Элисон, будто заработала очко.

— Разве ты не можешь дать ей еще один шанс? Давай позовем сюда Марио и всё обсудим.

— Думаешь, я вчера родилась? — Элисон покачала головой. — Ты и Майки подомнете его под себя и заставите говорить то, что вам удобно. Но нет! Я приняла решение, и оно окончательное.

Брэд снова сел в кресло. Он смотрел ей прямо в глаза, от чего ей стало не по себе.

— Что ты задумала, Элисон?

— Что?

— Что ты задумала? — Брэд помолчал. — Что-то здесь не срастается. Я имею в виду, что ты очень способная, иначе тебя бы не назначили на эту должность, не так ли? И я не могу поверить, что ты судишь людей так легко. — Брэд, подумав, решил рискнуть и выложить один из тузов. — Просто я сомневаюсь в том, что управлять курортом — самая важная для тебя задача. Мне кажется, что ты что-то мутишь.

— Что ты имеешь в виду? — прошипела Элисон, вставая с кресла.

— Не знаю. Может, ты мне скажешь?

— Да как ты смеешь! Как посмел ты прийти сюда, ты, высокомерный… Я бы на твоем месте была очень осторожна, потому что в противном случае домой полетит не только Лоррейн. — Она прошла к двери и открыла ее. — А теперь проваливай, пока у тебя еще есть работа.

Было семь тридцать вечера. Первое за сезон экстренное собрание проходило в комнате Элисон. К этому времени все гиды и половина клиентов знали, что Лоррейн улетела домой. Элисон понимала, что Лоррейн, возможно, говорила правду, но она не нравилась ей, и действия Марио предоставили прекрасную возможность от нее избавиться. Брэд видел, как Лоррейн уехала на такси часом раньше. Она была так расстроена, что Брэд и сам расстроился.

Марио никто не видел, хотя Брэд искал его полдня. Настроение собравшихся было угрюмым.

Брэда так затронуло увольнение Лоррейн, что он совершенно забыл о своей утренней эйфории. Он даже не удосужился сказать Грегу и Майки о тех восьми очках, которые заработал прошлой ночью.

В дверь постучали, и вошел Марио. Все взгляды устремились на него. Никто не улыбался, и впервые Марио выглядел трусливо. Он молча сел рядом с Хетер.

— Итак, мы все собрались, — начала Элисон. — Если кто-то еще не в курсе, то я скажу еще раз: Лоррейн уволена, и сегодня я отослала ее назад в Англию. — Она выдержала паузу, но все молчали. — Это не было для меня чем-то приятным, и мне пришлось тщательно обдумать все за и против, но, в конце концов, главной задачей является хорошо налаженная работа курорта. А для того чтобы курорт работал хорошо, необходимо подчиняться существующим правилам. Не вдаваясь в подробности, я скажу лишь то, что все и так знают: сексуальные отношения между гидами запрещены, особенно если это происходит прямо у меня под носом. К несчастью, Лоррейн решила проигнорировать это правило и подвела не только себя, но и компанию, что не оставило мне никакого другого шанса, кроме увольнения. Причиной, по которой я вас всех собрала, является пресечение всяких слухов и необходимость еще раз напомнить вам о существующих правилах, на случай, если у вас есть какие-либо сомнения.

— А что именно она сделала? — спросила Хетер.

— Я поймала ее в компрометирующей позиции с другим гидом…

— С Марио, — подсказал Брэд.

— Брэд! — возмутилась Элисон. — Не вижу причин называть имена.

— А почему нет? — продолжил Брэд. — Это не слишком большой секрет.

— Даже если и так…

— Так давай же, Марио, расскажи нам, как было дело.

Это был первый шанс поговорить с ним, глядя ему в глаза. Марио не ответил, а лишь испуганно посмотрел на Элисон, ища поддержки.

— Я не думаю, что сейчас время и место, — вмешалась Элисон.

— Ну я не знаю, — продолжал Брэд глумливо. — Думаю, нам всем интересно, что сделала Лоррейн такого плохого с Марио, что сейчас она едет в аэропорт.

Собравшиеся согласно загудели. Раздраженная Элисон была вынуждена дать объяснения.

— О’кей. Раз уж вам так не терпится узнать, что именно произошло… Прошлой ночью в «Стар» я поймала Лоррейн на том, что она целовала Марио против его воли на глазах у клиентов.

— А откуда ты знаешь, что было именно так, а не наоборот? — спросил Майки.

Марио расхохотался.

— Ты с ума сошел, если думаешь, что мне нравилась эта… эта…

Хетер презрительно посмотрела на Марио. Он это заметил.

— Что? В чем дело? Ты ведь не думаешь, что она мне нравилась, не так ли? Она же уродина.

Хетер, качая головой, отвернулась от него. Элисон решила его поддержать.

— Марио не говорит вам, что он приходил ко мне прошлым утром и рассказал, что Лоррейн к нему приставала. — Элисон заметила выражение ужаса на лице Хетер. — И прежде чем кто-либо из вас что-нибудь скажет, я должна сообщить, что мне пришлось вытаскивать из него признание клещами, и даже тогда он вступился за Лоррейн.

— Это уж точно, — пробормотал Майки.

— В любом случае на следующей неделе сюда прилетит новый гид, об этом я расскажу вам побольше на выходных. А что касается клиентов, то я не хочу никаких слухов. Если кто-нибудь будет справляться о Лоррейн, просто скажите, что ей нужно было улететь домой, и всё. Если я услышу, что кто-нибудь говорит слишком много, то он быстро полетит обратно вслед за Лоррейн. Всем все ясно?

Общий согласный гул.

— Хорошо. Сегодня у нас большая экскурсия. Поедем на двух автобусах. Хетер, ты главная на первом, а Грег — на втором. Марио, я хочу, чтобы ты остался в Сан-Антонио пересчитать выручку от продажи сувениров, так что, если ты подождешь, пока все выйдут, мы бы поговорили с тобой с глазу на глаз.

Элисон решила, что это хорошая идея, потому что другие могли бы подумать, что она оставила его, чтобы сделать выговор, а еще это будет держать его подальше от Брэда и его вопросов. Но с Марио или без — Брэд не собирался оставлять это дело.

После экскурсии все гиды, кроме Грега, отправились отдыхать. Грег направился в «Стар», в основном из-за обещаний юной скандинавки. Примерно через полчаса к нему присоединился Лестер.

— Эй, Грег! Охуительный клуб, а? — попытался переорать музыку Лестер.

— Ага, неплохо. — Грег высматривал скандинавку.

— Слушай, я знаю, что сейчас не самое лучшее время, но в субботу мы улетаем домой, и я хотел спросить, как мне переслать сюда деньги.

— О, это просто! — Грег увидел объект желания, выходящую из туалета, и помахал ей рукой, показывая на дверь. — Что, деньги кончились? — засмеялся он. — Вы, ребята, не умеете обращаться с деньгами. — Грег подхватил со стула свой желтый кардиган с эмблемой «М &Х», собираясь уходить.

— Да нет, все было бы нормально, если бы мы не заключали эти мудацкие пари с гидами.

— Ха, — Грег издал сухой смешок, абсолютно не обращая внимания на то, что сказал Лестер. — Это вас кое-чему научит. — Скандинавка ожидала его у выхода. — Посмотрите в справочнике. Там все написано на этот счет.

— Да. Заскочу сегодня, наверное. — Лестеру очень хотелось, чтобы Грег спросил его, что значит «наверное», но тот был слишком увлечен скандинавской девчонкой, чтобы это заметить. Тогда Лестер все равно сказал: — Мы тут трех девчонок сняли. Хотят, чтобы мы у них остались. Они живут у залива. Стопроцентно хотят.

— Ага, — бросил Грег. — Извини, старина, но мне надо валить. Будут проблемы, заскакивай утром, О’кей?

— О’кей, если что, увидимся в субботу.

Лестер вернулся к Райану, Полу и трем девчонкам, с которыми они провели весь день. Никто из них еще не знал, что Лоррейн уволили.

Элисон сказала, где лежат футболки с логотипом компании, и попросила Марио отнести их к нему в комнату в «Дельфине» пересчитать, предупредив, что зайдет позже проверить, всё ли в порядке.

Большую часть дня она провела в «Кокни прайд», подшучивая над Тревом и медленно напиваясь.

В десять тридцать она зашла к Марио.

У Марио была развита интуиция. Она его редко подводила. То, как Элисон смотрела на него, какие вещи говорила, когда была пьяной, то, как она его трогала… Он был абсолютно уверен, что она его хочет, и чувствовал, что это произойдет именно сегодня ночью. Ради двух сотен и собственной гордости уж лучше, чтобы так оно и случилось. Он приготовил камеру.

Лоррейн все еще казалось, что это сон. События этого злосчастного дня еще не достали ее в полной мере. Она позвонила маме и плача рассказала о том, что произошло. Мама сказала, чтобы она не расстраивалась. Она виделась с мистером Томасом на прошлой неделе, и он говорил, что Лоррейн может вернуться на фабрику. Рейс отложили на три часа, значит, вылететь они должны были в полночь.

Элисон сказала, что зайдет около одиннадцати. Марио был мокрый и в одном полотенце. У него была только односпальная кровать, тумбочка и шкаф, на котором стояла видеокамера, готовая к записи. Лампочка под потолком давала слишком мало света, и, чтобы улучшить качество записи, Марио купил еще и настольную лампу. Даже днем в комнате царил полумрак. Едва выйдя из душа, он услышал стук в дверь. Открыв ее, он изобразил удивление.

— О, это ты. Я забыл, что ты обещала прийти к одиннадцати. Только что из душа. Я закончил работу.

Элисон пожирала глазами бронзовое, безволосое тело. Несмотря на то что он никогда не занимался спортом, у него были прекрасные естественные пропорции. Марио поиграл с собой в душе, и под полотенцем явно угадывалось нечто большое. Будучи пьяной, она задержала на этой его части тела взгляд дольше, чем позволяли приличия. Марио был не единственным мокрым человеком в этой комнате.

— Чувствую себя ужасно из-за сегодняшнего инцидента, Элисон, — сказал Марио, вытирая вторым полотенцем голову. — Мне кажется, я поставил тебя в неловкое положение, особенно с Брэдом и остальными. — Он подошел к тумбочке, на которой стояла открытая бутылка вина. — Выпьешь?

— Да, пожалуйста.

Марио налил вино в два стакана, которые заранее принес из ванной, и передал один Элисон.

— Спасибо, — сказала она. — Не беспокойся насчет Брэда. Не имеет значения, что он думает. Если он не будет осторожен, то присоединится к ней. — Марио улыбнулся этому замечанию. — Ведь тебе нравится работа, не так ли?

— О да, супер. Ты мне очень помогла.

— Ну, для этого-то я и здесь.

Элисон почувствовала почти неконтролируемое желание броситься на него. Она понимала, что ей придется сделать первый шаг или, по крайней мере, дать понять, что она его хочет. Она не думала, что Марио будет рисковать своей работой и начнет приставать, если она не даст зеленый свет. Но если он вдруг откажет? Какое это будет унижение! В этом случае ему, конечно, придется улететь домой. Она это предусмотрела. Это не будет слишком трудно, поскольку другие гиды его не любили, так что она Что-нибудь придумает. Можно будет это как-нибудь связать с Лоррейн. Другие гиды, возможно, даже станут уважать ее за это. Это будет просто. Им легко манипулировать. Одно слово — и он уволен. Чем более простым казалось решение, тем чаще становилось ее дыхание, особенно когда она вспоминала размер его хозяйства и смотрела на его тело. Она собиралась его трахнуть. Однозначно. Но как? Однако ей не пришлось долго ждать, пока подвернется удобный случай. Марио прошел мимо нее, и его полотенце «случайно» упало с бедер на пол. «Черт», — он изобразил смущение. Он увидел, что Элисон не может оторвать глаз от его члена. Она не могла заставить себя отвернуться. Медленно она протянула руку, взяла его член и, притянув к себе, лизнула конец.

— Если кто-нибудь узнает об этом, я буду всё отрицать, а тебя уволят. — Она заглотила столько, сколько смогла, потом засунула его за щеку. — Это не входит в соревнование. Понятно?

— Еще бы.

— Прекрасно. — Она снова взяла его член в рот и игриво куснула.

Через минуту Элисон уже была без одежды. Она стояла на четырех точках, а Марио дрючил ее сзади. Элисон протянула руку и взяла с тумбочки бутылочку с маслом, которым до этого натирался Марио, чтобы его тело блестело. Она налила масло между ягодиц.

— Трахни меня в другую дыру, Марио. Посмотрим, сможешь ли ты засунуть свой прекрасный хуй туда.

Еще до того как Марио успел что-либо подумать, она, схватив его болт, направила себе в задницу, вскрикнув от боли и удовольствия.

— Сильнее, еби меня сильнее! Я хочу, чтобы ты долбил меня сильнее.

Марио попытался, но выскользнул из нее. Элисон перевернулась на спину, и он продолжил трахать ее в более подходящей позиции.

Окно было открыто, и до них доносились звуки проезжающих машин и пьяные голоса. Пролетел самолет, и в этот момент Элисон кончила. Когда она кончала, она начинала плакать, поскуливать, словно пес, выпрашивающий косточку. Марио вышел из нее и кончил ей на живот. Когда звук пролетевшего самолета затих, Элисон почувствовала сожаление оттого, что не сможет снова его трахнуть. Она посмотрела на электронный будильник. Двенадцать. Она улыбнулась Марио — возможно, ей удастся еще раз перепихнуться с ним. Элисон вытерла слезу со щеки. Впереди был долгий сезон.

Пролетая над островом, самолет накренился на правое крыло. Капитан проинформировал пассажиров, что они летят над Сан-Антонио, который был справа по борту. Лоррейн посмотрела в иллюминатор.

— Время не подскажете? — спросил ее мужчина средних лет, сидевший рядом.

— Одна минута первого.

Она вытерла слезу со щеки. Это был короткий сезон.

Брэду в очередной раз достался ночной прилет. Он не мог спать и заскочил в «Бон» поболтать с Майки.

Был час ночи. Майки и Грег сидели за столом и ели пирог с фасолью и чипсы. Брэд уже поужинал в «Уэртас», поэтому он просто заказал три пива. Прошло два дня, как Лоррейн покинула остров. Марио старался не попадаться никому на глаза, но те несколько раз, когда Брэд с ним пересекался, тот казался даже более самоуверенным, чем обычно. Это бесило Брэда. Грег закончил есть и подсчитал очки. У Брэда было тридцать четыре — оргия помогла ему подняться. У Грега было столько же. У Майки был пустой период, и он завис на двадцати шести.

Минут через десять к ним подошел Лестер.

— Как дела, Грег?

— Нормально. — Грег забыл, как зовут этого парня.

— Мы только что вернулись от тех телочек, — сказал Лестер с намерением впечатлить.

— Каких телочек? — Грег не понимал, о чем речь.

— Те, что живут рядом с заливом. Я тебе их показывал в четверг, помнишь? Там, в «Стар ?

— А, да. — Грег что-то припоминал.

К их раздражению, Лестер, подвинув кресло, сел за их столик.

— Выпить хотите?

— Нет, спасибо, старик, — ответил за всех Грег.

— Да, чувак, офигенные телки! Всё им мало было, — продолжил Лестер.

— Серьезно? — Грег не выглядел особо заинтересованным.

Лестер сменил тему.

— Я разобрался с деньгами.

— Какие еще деньги? — на полуавтомате спросил Грег.

— Ну, помнишь, я говорил тебе, что мне надо будет перевести кое-какие деньги?

— Да, да, точно. — Грег припомнил разговор.

— Ну, заскочил в «Дельфин», попросил Марио разобраться с этим. Это в общем-то в его интересах.

— Да уж! — Грег оглядел комнату.

— А где Лоррейн? Что-то не видно ее последнее время, — спросил вдруг Лестер.

— Ее уволили, — мрачным голосом сказал Брэд.

— Да ладно, — удивился Лестер. — Она мне даже нравилась.

— Не только тебе, — ответил Брэд.

— А за что ее уволили? — невинно спросил Лестер.

— Менеджер сказала, что видела ее в «Стар» пристающей к Марио, — ответил Майки.

Лестер внезапно побледнел.

— Ты гонишь!

— Хорошо бы, если б так, — сказал Брэд.

— Вот пиздец-то, а?! — Лестер поднял глаза к потолку. — Вот бля, а?! Не могу поверить. Этого не должно было случиться.

Все три гида уставились на Лестера, внезапно заинтересовавшись каждым сказанным им словом.

— Что ты имеешь в виду «не должно было случиться»? Что именно не должно было случиться? — Брэд даже перегнулся через стол.

— Это было… это был безобидный прикол. Пари. Я не знал, что это так далеко зайдет. Я имею в виду, я был уверен, что Марио скажет Что-нибудь…

— Что еще за пари?

— Мы поспорили с Марио на сотню, что Лоррейн ему не даст. Мы просто хотели его слегка обломать, а то он достал всех с этим мачизмом. Деньги у меня с собой. — Лестер вытащил конверт. — Я хотел отдать ему деньги, но поскольку его здесь нет…

Брэд практически онемел от ярости, и поэтому Майки продолжил расспросы, чтобы собрать все факты.

— Итак, ты утверждаешь, что вы поспорили с Марио на то, что он трахнет Лоррейн, верно?

— В общем, так, но…

— А чтобы доказать это, он стал тискать ее на твоих глазах?

— Да. Он сказал, что он запишет все на видео, но это тоже было как доказательство. Конечно, когда Элисон спалила его, мы подумали… — Лестер посмотрел на них и решил, что лучше будет не рассказывать дальше, особенно о втором пари.

— Так, значит, Лоррейн уволили потому, что Марио ничего не рассказал. За какие-то сраные сто фунтов, которые он все равно не получит, — подытожил Грег ситуацию. Для Брэда это было уже слишком.

— Мудак! — заорал он, перевернув стол, с которого во все стороны полетела посуда. Все повернулись в их сторону, но Брэд ничего не замечал. — Ебаный итальянский говнистый пидор! — Брэд потерял голову. — Я угондошу этого уебка! — Он выскочил и понесся в сторону «Дельфина».

Хетер, сидевшая на террасе, услышав шум, вбежала внутрь.

— Хетер! — успел крикнуть Майки. — Проследи за остальными! — Он повернулся к Грегу. — Давай, чувак, быстрее. Нам надо остановить его, пока он не наделал глупостей.

Они оба рванули вдогонку за Брэдом. Тот несся как сумасшедший и был уже на полпути к «Дельфину». На их крики он не реагировал. Майки коекак обогнал Брэда и встал на его пути.

— Брэд, стоп!

Тот проигнорировал его.

— Брэд, твою мать, остановись!

По глазам Брэда он понял, что тот абсолютно потерял контроль над собой. Майки был в прекрасной физической форме, но даже он не был уверен в своих силах, если дело дойдет до столкновения с Брэдом в его нынешнем состоянии. Но ему нужно было остановить его. Он прижал его к стене приемом из американского футбола и, не дав ему возможности среагировать, начал говорить:

— Брэд, выслушай меня! Выслушай меня! Если ты не согласишься с тем, что я тебе сейчас скажу, то я тебя отпущу. Я даже пойду с тобой, и мы вместе угондошим придурка.

Брэд остановился и посмотрел в глаза Майки. Тот понял, что Брэд выходит из состояния слепой ярости, но было ясно, что если он не будет действовать быстро, то Брэд может снова впасть в безумие, и тогда бог знает что случится.

— Слушай! Что бы ты сейчас ни сделал, Лоррейн все равно не получит назад свою работу. А если мы сейчас отпиздим Марио, особенно после того, что ты устроил перед клиентами, то нас обоих уволят. Нам это надо? Да, конечно, нам будет кайфово посмотреть, как он умывается кровью, но потом-то что? Да нас наверняка посадят. Ты ведь не хочешь закончить в испанской тюрьме? Да ладно, Брэд, я тебя уважаю за то, что ты можешь думать. Так подумай об этом. Мы ему не дадим так просто отделаться, но давай обмозгуем нашу месть как следует. Нам надо быть умными. Нам даже нельзя показать, что мы что-то знаем. Давай используем информацию против него и этой суки Элисон грамотно. Что думаешь? А? Давай, братан, успокойся.

Грег почувствовал, что уже безопасно вмешаться самому.

— Он прав, Брэд. Вдуть Марио — не достижение. Кроме того, я не могу позволить, чтобы тебя уволили. С кем я тогда буду соревноваться?

— Прекрати, чувак! — взмолился Майки. — Он того не стоит.

Он почувствовал, как Брэд расслабился, и отпустил его. Брэд с разворота врезал по тяжелой деревянной двери, избавившись от остатков ярости и разбив себе костяшки пальцев. Он откинулся спиной на стену и кивнул Майки. Майки просто кивнул ему в ответ.

— Ты в порядке? — спросил Грег.

— Да. Сорри. Кажется, я вел себя как мудак.

— Я бы так не сказал, — успокоил его Грег. — Но Майки прав. Я, конечно, не хотел бы вмешиваться, но… я понимаю.

— Спасибо.

— Ты лучше сходи и приведи себя в порядок, — посоветовал Майки.

— Да уж.

Они находились в нескольких метрах от «Уэртас», поэтому Брэд поднялся к себе, а Майки и Грег зашагали к «Бону».

— Пиздец, — вслух подумал Грег. — Вот уж не хотел бы оказаться его врагом.

— У него действительно каску сорвало, это точно, — согласился Майки. — Я видел людей в таком состоянии. Они не понимают, что творят, пока все не кончится. Офигеть! Если это то, что работа делает с людьми, то, наверное, Лоррейн повезло.

— Нет, дружище, — возразил Грег. — Нас ждет еще много хорошего.

Глава девятая

Джейн Уорд была расстроена. Одно и то же в это время сезона. Середина июня, и уже пять новых гидов или сами ушли, или были уволены. Том Ортега только что вернулся с Майорки, куда он летал расследовать случай Джейсона Барнса, менеджера по курорту. К сожалению, когда он туда прибыл, Джейсон уже исчез в неизвестном направлении, прихватив с собой более двадцати тысяч фунтов экскурсионных денег. Кроме того, репортер одного таблоида пронюхал про этот случай и доставал Джейн звонками всю неделю в попытках разузнать побольше. Она всё отрицала, но теперь перед ней лежал открытый номер «Дейли стар» с заголовком «Миллионная кража на Майорке — менеджер „Молодых и холостых" сбежал, прихватив 5 000 000 песет».

— Типично для таблоидов.

— В чем дело, Джейн? — спросил Том.

— Как будто двадцать пять тысяч звучит не слишком ужасно, поэтому им пришлось написать пять миллионов песет.

— А, это. Кусок говна, по-моему.

— Придушить бы того иуду, который им это продал. Полагаю, ты тоже не знаешь, откуда утечка?

— Честно говоря, Джейн, — Том подошел к кофеварке, стоявшей в углу, — я даже не уверен, что это кто-то из наших гидов проболтался. Сама знаешь, как там. Каждый видит, что каждый делает. Мог быть и гид из другой компании или кто-нибудь из барменов. Может, даже Кирсти…

— Тогда почему не сам Джейсон, если на то пошло. Ублюдок! — прервала его Джейн.

— Мы можем его преследовать в судебном порядке? — спросил Том. — Если он, конечно, вернется…

— Вряд ли. Нет, мы, конечно, можем попытаться, но нам придется иметь дело с испанским судом, что займет вечность и встанет в состояние. Есть еще проблема доказательства именно этой суммы. Ты ведь прекрасно знаешь, что далеко не все деньги от экскурсий декларируются.

— Так получается, что ему ничего за это не будет?

— Получается, что так. Том присвистнул.

— Двадцать пять штук! Интересно, куда он с ними подастся?

— Если у него осталась хоть капля разума, то подальше от Майорки, — ответила Джейн. — Где мой чай, ты, эгоист?

— О, извини. — Том встал и вернулся к кофеварке за кипятком. Он сменил тему. — И как там Натали работается с замечательной Элисон Шэнд на Ибице? Она там уже неделю, не так ли?

— Ммм… думаю, около того. Насколько мне известно, она там неплохо себя чувствует. — Джейн взяла кружку из рук Тома. — Спасибо. Тем не менее, что ты имеешь в виду, говоря «замечательная» Эдисон Шэнд? Кажется, я заметила нотку сарказма. Чем она расстроила моего малыша?

— О, вовсе ничем, — вздохнул Том. — Просто каждый раз, когда я разговариваю с ней по телефону, у меня складывается ощущение, что я ей не нравлюсь.

— Это паранойя. Что, опять по клубам тусовался в выходные, да? Снова отходняки?

— Chupame la polla! (Отсоси!), — рассмеялся Том, переключаясь на свой второй язык.

Джейн не говорила по-испански, но поняла смысл, поскольку Том часто шутливо ругался на языке своего отца. Она хохотнула и кинула в него ластиком.

— Это не только меня касается, — продолжил Том. — Она не очень-то любит и Брэда.

— Что, правда?! — подняла брови Джейн. — А вот это действительно меня удивляет. Я была очень, конечно, разочарована в Лоррейн. Думала, такая милая девочка, будет хорошо ладить со всеми. Просто еще одно доказательство того, что никогда не знаешь…

— Да, но подумай, Джейн. Марио — красавчик, а Лоррейн, как бы это помягче, не очень.

— Даже если и так, Том. Она так хотела эту работу, и я была уверена, что она отлично дополнит команду, и вот…

Ее прервал телефонный звонок.

— Алло! О, привет, Адам! — Звонил Адам Хоторн-Блайт, глава фирмы. — Да, я видела — как раз у меня на столе. Я знаю. Нет, никаких идей — это мог быть кто угодно. Даже он сам. Нет, он не на Майорке. Понятия не имею. Я тоже, Адам, я тоже.

Нет, но я встречаюсь с Себастианом через несколько минут. Да, конечно. Сразу, как только Что-нибудь узнаю. Конечно, ты можешь, если нужно. Ну, так я и думала. Возможно, завтра новостей будет побольше. О’кей, Адам, спасибо. Пока.

— Адам?

— Адам, — подтвердила Джейн, вздохнув. — Он видел это.

— И что?

— Он в порядке, просто удостоверился, что мы контролируем ситуацию.

— Он слышал про смерть на Тенерифе?

— Пока нет. — Джейн отхлебнула из кружки. — Давай не сразу, Том. И что там за история на Тенерифе? Две смерти за две недели. Плюс еще одна на Крите. И это еще даже не начало июня.

— А что вообще произошло на Тенерифе? — спросил Том.

— По-видимому, уборщица постучала в дверь, и клиент прыгнул с балкона. Размазало его в десяти метрах от загорающих.

— А он знал, что под ним шесть этажей?

— Думаю, да.

Том покачал головой и усмехнулся.

— Наверное, это была очень страшная уборщица.

Брэд старался держаться подальше от Марио. Это было все, что он мог сделать, чтобы Марио не догадался о том, что Лестер ему все выложил о пари. Но Майки был прав. Лоррейн уволили, и он ничего не мог уже сделать, чтобы вернуть ее. Кроме того, на замену уже прислали Натали. Месть должна быть хорошо продумана.

Натали была милой девушкой. Этакая женская версия Грега — абсолютно не интересующаяся интригами и любящая хорошо повеселиться. Она и Брэд подружились сразу же, хотя Натали и пришла на замену Лоррейн. С самого первого дня ее прилета они веселились и подтрунивали друг над другом, причем у Брэда было преимущество из-за ее пристрастия к испанским мужчинам. Проведя на Ибице всего лишь две недели, она успела переспать с официантом из «Родео», потом с сыном хозяина «Бона», который работал в супермаркете, и наконец (пока что) с барменом из «Сержанта Пеппера». Натали была крупной блондинкой с севера Англии, у которой было очень ценное качество: она умела не только остроумно шутить над другими, но и смеяться над собой.

В «Дельфине» Брэд взял за стойкой ключ. Едва он снял его с гвоздя, вошел портье, и Брэд быстренько сунул ключ в карман.

— Привет!

Портье пробормотал что-то в ответ. Брэд проскользнул по лестнице к комнате Марио и, подойдя к его двери, на всякий случай постучал. Ответа не последовало. Он сунул ключ в замочную скважину и, повернув его, открыл дверь.

— Марио? — позвал он. Ответом было молчание. Брэд закрыл дверь.

Войдя в ванную, он взял с полки зеленую бутылочку шампуня и аккуратно отвернул крышечку. В коридоре послышались шаги. Он притаился. Шаги приближались. Черт! Брэд оглядел номер в поисках места, где можно было бы спрятаться, но скрыться было негде. Он сжался, ожидая звука поворачивающегося ключа, но вместо этого услышал женский голос.

— Марио? — Он перестал дышать. — Марио, ты там? Это Ким. — Она подождала несколько секунд. — Черт!

Брэд прислушался к затихающим шагам в коридоре и вернулся к своей задаче. Он вынул из кармана «Иммак» — состав, удаляющий волосы, перелил его в шампунь Марио и, улыбнувшись, поставил бутылочку на место.

Инвойс был подобран с пола уборщицей неделей раньше. Она положила его в кучу других бумаг на столе. Через несколько минут она нашла записку: «Себастиан, позвони мне, пожалуйста, насчет этого. Фелипе». Она понятия не имела, о чем речь, поэтому просто выбросила записку в корзину.

Себастиан решил разобраться на столе. Понедельник — первый понедельник июля — прекрасный день для того, чтобы навести порядок. К одиннадцати тридцати он разобрался с большинством документов, хотя, надо сказать, находился он здесь с семи утра. Он ослабил галстук и пригладил ладонью волосы, прежде чем взять со стола последнюю бумагу. Инвойс. После четырех с половиной часов работы с бумагами он действовал на автопилоте, однако, когда он увидел название компании вверху листа, его рутинное равнодушие сменила заинтригованность.

«„Чемберлен-клиник", — пробормотал он про себя. — Это еще что за черт?» В графе «Кому» не было имени, только номер клиента. Он снял очки и после минутного раздумья взял трубку и набрал номер. Хорошо поставленный женский голос ответил:

— Добрый день — извините, доброе утро, «Чемберлен-клиник». Чем могу помочь?

— Здравствуйте. Я просто хотел разобраться с инвойсом номер… шесть, два, один, семь, четыре…

Регистраторша его прервала.

— Да. Подождите секунду. Я переведу вас в бухгалтерию.

После пары гудков ответил другой женский голос:

— Бухгалтерия.

— Добрый день, я хотел бы узнать, не могли бы вы помочь мне разобраться с инвойсом. Вам сказать номер?

— Да, пожалуйста.

— О’кей. Шесть, два, один, семь, четыре. Себастиан слышал, как номер вбивается в клавиатуру.

— Мистер Гомес? Себастиан слегка обалдел.

— Алло, мистер Гомес? Вы на линии?

— Эээ… да, извините. Меня отвлекли.

— Всё в порядке, мистер Гомес. Я понимаю, что такие вещи конфиденциальны.

У Себастиана мелькнула идея, что Гомес сделал операцию по увеличению члена. Но зачем ему проводить такие платежи через компанию? Должно же быть этому какое-то объяснение.

— Так чем я вам могу помочь, мистер Гомес?

— Нууу… — начал Себастиан, растягивая слово «ну», чтобы дать себе время придумать Что-нибудь. — Для бухгалтерии моей компании необходимо более детальное… подробная причина лечения, понимаете.

Как раз в этот момент вошла Джейн. Себастиан знаками призвал ее к тишине и показал на кресло. Снова Себастиан услышал, как чьи-то пальцы бегают по клавиатуре, в то время как женщина продолжала:

— Это не будет проблемой, мистер Го… о, подождите-ка…

Себастиан услышал, как было нажато еще несколько клавиш, и кто-то пробормотал: «Да уж! Я слышала об изобретательных бухгалтерах в свое время, но, полагаю, что налоговая служба заинтересуется этим».

— Что вы имеете в виду?

— Вам лучше нанять себе бухгалтера, мистер Гомес. Только удостоверьтесь, что он профи, если вы хотите потребовать возвращения налога за прерывание.

— За что?! — подпрыгнул Себастиан.

— Прерывание беременности. — Женщина помолчала. Себастиан потерял дар речи. — Подождите-ка, это вообще вы, мистер Гомес?

— Что? А, да, да. Слушайте, извините, но мне надо бежать. Меня вызывают. До свидания. — Себастиан положил трубку и упал в кресло.

— Что за хрень происходит? — спросила Джейн. Себастиан покачал головой.

— Ты просто не поверишь! — Он посмотрел в окно и минуту собирался с мыслями. — Я нашел на столе вот этот инвойс. Он из частной клиники, и ты знаешь, за что было уплачено? — Джейн пожала плечами. — Аборт.

— О, господи, нет! — Она посмотрела на него так, словно увидела привидение.

— Это еще не всё. Знаешь, от кого он?

— Не Фелипе ли это Гомес Кожаный Офис? Себастиан уставился на Джейн, словно на телепата. Джейн посмотрела на него чуть испуганно. — Вот черт, а!

— Как ты?..

— О, Себастиан, я кажусь себе такой глупой! Себастиан вдруг почувствовал холодок, пробежавший по позвоночнику.

— Только не говори мне, что это была ты. — Он ударил кулаками по столу.

— Да ты что, охренел! — обиженно воскликнула Джейн.

Себастиан поднял обе руки.

— Сорри.

Джейн поджаривала его взглядом еще несколько секунд, пока он не созрел для ответа.

— На прошлой неделе я получила анонимный звонок. Сказали, что нам надо присматривать за Гомесом, потому что у него роман с кем-то из компании. Однако она не сказала, с кем именно.

— Звонила женщина?

— Да. Только ничего особенного в голосе не было. Они сидели и смотрели друг на друга несколько мгновений.

— Чего я не понимаю, так это зачем надо было протаскивать инвойс через компанию? — нарушил молчание Себастиан.

— Зато мы установили, кто точно ни при чем, не так ли, Себастиан? — с сарказмом в голосе сказала Джейн.

— Я же извинился.

— Хмм… — задумалась Джейн. — В любом случае, это не его жена — ей около пятидесяти.

Себастиан снял трубку и набрал номер семнадцать, кабинет Фелипе.

— Давай узнаем больше.

— Фелипе Гомес.

— Фелипе, это Себастиан. — Они никогда не обменивались любезностями, поэтому Себастиан сразу перешел к делу. — Фелипе, это насчет инвойса из «Чемберлен-клиник».

— А, да. Я рад, что ты позвонил, хотя, если честно, я ждал твоего звонка намного раньше.

— Да, но я был очень занят, — ответил слегка сбитый с толку Себастиан.

— Ладно, ладно, забыли. Так в чем там проблема? — спросил Фелипе. — Я уверен, что проблема могла возникнуть, поэтому и прикрепил к инвойсу записку, в которой попросил тебя позвонить мне, чтобы я мог ответить на все вопросы.

Себастиан улыбнулся про себя. Значит, была записка, но она потерялась. Теперь надо было, чтобы Фелипе говорил сам.

— Понимаешь, Себастиан, у меня зрение ослабло за последний год — наверное, из-за всех этих контрактов, которые мне приходится читать, поэтому я сделал себе коррекцию зрения — исключительно для того, чтобы можно было нормально работать. Я решил, что будет правильнее, если этот счет оплатит компания. Если бы мне не приходилось столько читать по работе, то думаю, что зрение ослабло бы только через несколько лет.

— Так, значит, инвойс за лазерную коррекцию, не так ли?

— Да, именно так, — солгал Фелипе. — А что, с этим проблемы?

— Да нет. По крайней мере, не должно быть. — Себастиан размышлял в течение разговора. — Я тебе вот что скажу, Фелипе. Если вдруг возникнут проблемы, я тебе позвоню, договорились?

— Хорошо. Поговорим позже. До свидания, Себастиан. — Фелипе положил трубку. Он не ожидал, что все пройдет так легко.

— Во что он играет? — пробормотал Себастиан, встав с кресла и расхаживая по кабинету.

— Я уловила смысл? Он сказал, что инвойс для лазерной коррекции?

— Именно это он утверждает, да, — Себастиан посмотрел на Джейн и, улыбнувшись, дал ей телефонную трубку. — Тебе бы не хотелось узнать имя этой «счастливицы»?

— Не знаю, — ответила Джейн, беря трубку. — Что мне нужно сказать-то?

Себастиан посмотрел на нее ничего не выражающим взглядом. В глазах Джейн вдруг появились искорки вдохновения.

— Я знаю. — Она набрала номер.

— «Чемберлен-клиник».

— Не могли бы вы мне помочь? Я делала себе прерывание у вас прошлым летом, но инвойс пришел на имя моего отца, а не на мое.

— О нет! — воскликнул обеспокоенный голос. — Простите.

— Нет, всё в порядке. Наша вина — должны были предупредить. Я переехала и вот не знаю, какой именно из моих адресов у вас записан, старый или новый?

— Подождите, я сейчас проверю. А какой номер инвойса?

— Шесть, два, один, семь, четыре. После паузы голос сказал:

— Адрес, который у нас записан, кембриджский. Это верный?

Джейн надеялась, что женщина прочитает полный адрес, но та не стала этого делать. И что теперь? Она ведь не могла спросить свой собственный адрес.

— Нет. Я переехала. — Джейн дала адрес университетского друга. — Не могли бы вы переслать на 45, Читэм-роуд, Хэнуэлл, Лондон, W7? Простите, никогда не могла запомнить индекс.

— Без проблем. Сегодня же вышлем. Никакого имени. Джейн посмотрела на Себастиана и пожала плечами. Она облажалась.

— Спасибо большое. До свидания.

— Всего хорошего, мисс Шэнд.

— Чё случилось, лысый?

— Что?

— Я тя спрашиваю, чё за дела, лысый? Брэд понял Майки и засмеялся. Марио было не до смеха.

— Говори нормально. Ты не в Брикстоне и не на Ямайке. — Марио едва слышал Майки из-за громко играющей музыки.

Брэд выступил переводчиком:

— Он тебя спрашивает: «Что случилось, лысый? » Это верно, Майки?

— Базара нет.

Они оба посмотрели на тупикующее выражение лица Марио и заржали. Марио ушел с обиженным видом, что развеселило их еще больше.

— Ну вот, Брэд, — сказал сквозь смех Майки, — я же говорил, что есть лучшие пути отомстить этому козлу, чем разбить ему башку. Бить надо туда, где ему больнее, — в его эго.

— Клево, да? Он так своей шевелюрой гордился! А сейчас как Самсон — совсем потерял уверенность. Он уже неделю никого снять не может. — Брэд взял свою наполовину пустую бутылку пива. У них не было договоренности с этим клубом, и за выпивку приходилось платить из своего кармана, а пиво здесь стоило пять фунтов. Сделав глоток, он чуть не поперхнулся и, расхохотавшись, показал на балкон. — Ну ни хера себе! Глянь туда!

Майки поднял голову. Через балконные перила перегнулась блондинка с длинными волосами. Она была абсолютно невменяемая, чем отчасти объяснялось то, что она позволила трахать себя сзади на виду у всех ухмылявшемуся клиенту Брэда, рыжему Расти. Расти был из группы пяти рейверов-монстров. Они приехали около недели назад, и у них было соревнование на секс в самых необычных местах. К совокупляющимся подошел Грег и поднял вверх два больших пальца. Группа Расти засвистела и заулюлюкала, и Расти поднял два пальца буквой V в салюте как раз в тот момент, когда к нему подошли два охранника в униформах и, сняв его с девушки, куда-то увели.

— Пойду гляну, чтобы его не отпиздили, — сказал Майки. — Пожалуй, он выиграл с этим трюком, как думаешь?

Брэд засмеялся и пошел прогуляться по клубу. Он подумывал, не закинуться ли ему таблеткой. Музыка была отличная, атмосфера — веселая. И у Брэда было прекрасное настроение.

Несмотря на то что он оскальпировал Марио «Иммаком», его агрессия все же требовала выхода. Брэд редко ввязывался в драки и старался избегать конфликтов, но после того случая, когда он съехал с катушек, узнав о пари Лестера с Марио, в нем сидела нереализованная ярость. Обычно он выпускал ее в спортзале. Обычно.

Брэд стоял у входа, ожидая Майки. Он перекатывал между пальцами маленькую белую таблетку, готовый проглотить ее, когда мимо пройдет кто-нибудь знакомый с напитком, чтобы ее запить. Потом он посмотрел на главный вход и увидел Ромфорда Рега, идущего с тремя друзьями и четырьмя девушками. Девушки были очень красивые, а друзья Рега метра под два ростом. Per избегал Брэда. С того момента, как Брэд купил у него машину, проблемы с ней возникали постоянно.

Прошло больше недели с тех пор, как Брэд в очередной раз отдал Регу ключи, но машину тот так и не починил, и Брэд был сильно на него зол. Однако Per был очень хитер, и в уме ему нельзя было отказать. Брэд чувствовал, что Per над ним издевается, хотя тот всегда уступал и не слишком выделывался, по крайней мере не в такой степени, чтобы конфронтация перешла на физический уровень. Но сегодня ночью Per вел себя более нагло, чем обычно, чувствуя поддержку друзей и присутствие девушек.

— Смотри-ка, кого кошка принесла, — сказал Per, увидев Брэда.

Один его вид уже вызвал у Брэда приступ злости, но у него не было настроения разговаривать с Регом, что тот принял за слабину.

— А мне кажется, что место для тебя дороговато, Брэд.

Девушки захихикали.

— Да, думаю, «Стар» больше тебе подходит. Старина Брэд, дамы, работает гидом на «М & X».

Двое ребят и одна девушка из компании Рега направились к бару.

— Это чувак, про которого я тебе рассказывал. Купил мою классику. Хорошая была сделка, а? Ха-ха-ха. Увидимся позже, старина.

Per повел остальную часть группы к бару, к своим. Брэд остался на месте. Положив таблетку в карман, он поднялся на балкон, откуда посмотрел вниз на Рега и его веселящуюся компанию. Сначала он ощутил приступ холодной ярости. Он смотрел на Рега, вспоминая все то, что он сделал ему, и интерпретируя все слова, им сказанные, постепенно понимая, что тот глумился над ним всю дорогу, с самого начала. Он почувствовал, как кровь начинает закипать. Майки шел ему навстречу, но он не видел Брэда, а Брэду хотелось завестись как следует, поэтому он отошел, чтобы тот его не заметил. Адреналин уже вовсю гулял у него в крови. Возможно, то, что он намеревался сделать с Регом, было той нереализованной яростью, которой удалось избежать Марио. Это, впрочем, не имело значения. Отойдя, он потерял из виду кожаную куртку и ежик светлых волос Рега. Брэдом двигало всепоглощающее желание найти его, и он ускорил шаги. Брэд совершенно не замечал людей, которых расталкивал плечами, проходя через танцпол рядом с бассейном. Наконец он увидел Рега. Тот спускался по лестнице к туалетам. Брэд точно знал, что сделает. Он видел это бесчисленное количество раз в фильме «Подонок», когда Карлинг преследует Папашу Понго до туалетов, бьет его головой о стену, а затем добивает пинками на полу, говоря ему все, что о нем думает. Брэд удивлялся, насколько хорошо ему удается себя контролировать. Войдя в туалет, он вцепился в знакомую куртку, развернув Рега лицом к себе.

— Что за?..

— Ты гондон. Per. Я тебя предупреждал, но… — Тут Брэд отпустил куртку и чуть отступил назад. — Черт, извини, я тебя кое с кем перепутал. У него такая же куртка и волосы… Извини, братишка.

Но, выходя из туалета, Брэд чувствовал, что ярость его словно удвоилась. Он должен был что-то сделать. Он взбежал по лестнице, ища Рега. К счастью (или к несчастью для Рега), он заметил его стоящим возле бара в VIP-зоне на втором уровне, чуть выше. Брэд рванул туда, полностью сфокусировавшись на цели, хотя и не представляя себе, что именно он будет делать. Он вбежал в VIPсекцию и буквально врезался в Рега. Смак! Он заехал Регу правой, и его кулак попал точно в скулу под левым глазом. Peг не был готов, но Брэд и не собирался драться по правилам Куинсберри. Это был отличный удар. У Рега подкосились ноги. Брэд перешел порог. Перед глазами у него стояла красная пелена. Сознание, боль, логика в этот момент были чужды ему. Несмотря на то что Per был в нокауте, слепая ярость не оставила Брэда. Когда Per падал, Брэд ударил правой ногой в голову, но промазал и попал в плечо, заставив Рега вскрикнуть от боли. Самый здоровый из дружков Рега пошел на Брэда, но тот толкнул его с такой силой, что он упал на столик, за которым сидели три девушки, пришедшие с Регом. Самый маленький из группы налетел на Брэда сзади, обхватив его руками. Брэд попятился, споткнувшись, и они вдвоем упали. Брэд обрушился на несчастного приятеля Рега всем своим телом, но тому и лежа удалось не ослабить хватку. Per валялся на полу у ног Брэда. В ярости от того, что тот был в сознании, Брэд ударил обеими ногами, стараясь достать лицо Рега каблуками своих «тимберлендов» и нанести как можно больше повреждений.

Следующим его воспоминанием было то, как его взашей выталкивают из клуба пятеро охранников. Он почувствовал, что ярость отходит, будто под кастрюлей с кипящей жидкостью кто-то прикрутил газ. Образовавшийся вакуум немедленно заполнили шок и чувство вины.

Промоутер клуба, который неплохо знал Брэда и жил на острове несколько лет, остановил охранников и сказал им что-то по-испански. Брэд понял лишь, что он спрашивает у них, что произошло, и говорит, что сам разберется.

Промоутер повернулся к Брэду и спросил:

— Что там случилось, Брэд? — У него был мягкий валлийский акцент.

— Извини, Джерри. — Брэд быстро успокаивался. — Наверное, у меня просто каску снесло. Этот гнойный пидор заводил меня с начала сезона. Кажется, он меня достал. — Его учащенное дыхание приходило в норму. — Как он там? С ним всё в порядке? Что я с ним сделал?

— Не знаю. Он все еще там. Слушай, извини, но мне придется отказать тебе во входе на пару недель.

— Да, конечно. Я понимаю.

— Вот, — он протянул ему бутылку «Сан Мигеля». — Возьми это. Лучшее, что ты можешь сделать, это держаться от его дружков подальше. И поезжай домой на такси. Ты знаешь, где стоянка, не так ли?

— Да. Извини, Джерри.

— Не беспокойся — дерьмо случается.

Брэд дошел до стоянки такси. Там стояло человек двадцать, дожидаясь своей очереди. Брэд уселся на высокий поребрик. Он заметил, что группа людей в начале очереди смотрит куда-то вверх. Брэд глянул в том направлении, но ничего особого не заметил, так как все еще был под впечатлением от событий последних тридцати минут. Ход его мыслей прервался, когда он понял, что кто-то зовет его по имени. Он посмотрел направо, но ничего не увидел.

— Брэд! — Он посмотрел налево.

— Брэд! — Он посмотрел еще левее.

— Брэд! — Он встал.

— Брэд, мудило! — Он снова посмотрел направо. Тот, кто его звал, начал смеяться.

— Брэд! — Он огляделся вокруг, но так и не увидел никого, кого бы он знал.

— Брэд!!! Наверху!

Брэд посмотрел вверх, в направлении взглядов стоявших впереди людей, — некоторые из них показывали пальцем, некоторые смеялись, а некоторые качали головой, не веря своим глазам.

Там, на дереве, с той же блондинкой, которую Расти трахал на балконе, был один из их компании.

— Ну и как, Брэд, ты считаешь — я победил? Было абсолютно ясно, что он там делает, но его бравада была прервана криком «Вот дерьмо! ». Он вынул член из девчонки, и липкая белая капля с его конца приземлилась на голову испанцу средних лет, стоявшему в очереди. Он не обрадовался. Толпа раздалась в стороны, но тут же собралась снова с намерением линчевать. Брэду хватало на сегодня собственных приключений, поэтому, когда толпа сфокусировала свое внимание на ветвях над их головами, Брэд поднял вверх два больших пальца — показать, что даже если это и будет посмертной наградой, то все равно тот выиграл. Он прыгнул в подъехавшее такси: «„Уэртас", пожалуйста!» Откинувшись на сиденье, Брэд, уже абсолютно спокойный, улыбнулся. Он не знал имени приятеля Расти, но, если тот выживет, Брэд назовет его Белкой — наверняка сегодня он оставит на дереве свои орехи…

Глава десятая

Прошел уже год с тех пор, как Том Ортега последний раз был на Ибице. Он проработал тогда на «Молодых и холостых» около трех месяцев, и Джейн отправила его попробовать, что такое работа гида на курорте. До того как Том надел значок «М & X», он слышал, насколько легко достается гидам женское внимание. Пробыв на Ибице менее четырех часов, он смог в этом убедиться.

В то время старшим гидом был Джейсон Варне, работавший под началом Кирсти, — тогда она была менеджером по курорту. Том стоял на ресепшене «Бона», когда услышал, как какая-то девушка спросила Джейсона, сможет ли он «позаботиться» о ней и ее подруге. Не веря своим ушам, Том повернулся посмотреть на них. Девушка заметила значок на его груди.

— О, ты тоже гид?

— Типа того, — нервничая, ответил Том.

— А ты симпатичный! — Том смутился. — Да. Я трахну тебя в конце недели.

Она сдержала обещание той же ночью. С тех пор Том много раз бывал в командировках на курортах и, как и большинство гидов, понял свою привлекательность для противоположного пола. Он унаследовал от отца густые черные волосы, карие глаза и высокий рост. От матери ему достался римский профиль и прекрасный английский, что в совокупности производило неизгладимый эффект на женщин.

Том понимал, что он сильно изменился за последний год. Он стал уверен в себе, и если вначале он всего боялся, то теперь понимание того, как можно использовать свое положение и близость к Джейн Уорд, позволяло ему поставить на место любого из гидов, если это было необходимо. В результате гиды разделились на два лагеря: большинство из тех, кто знал его поближе, считали его хорошим парнем. Тем же, кто с ним не общался, он представлялся получившим немного власти эгоманьяком. Брэд был в первом лагере, а Элисон принадлежала ко второму.

Том проехал за перекресток, в центре которого стояла огромная скульптура, изображающая яйцо. Помимо клуба «Экстазис» и гостиницы «Пискиспарк», это было первое, что видели прибывающие в Сан-Антонио туристы. Проезжая по променаду на своем «рено-клио», Том помнил, что надо быть максимально осторожным. Даже среди бела дня пьяные или обдолбанные отдыхающие англичане могли совершенно забыть, что испанцы, как и большая часть мира, недостаточно продвинутые и ездят по правой стороне. Местные знали о таком отношении к ПДД приезжих бриттов, и большинство аварий было по вине самих британцев, которые давили своих же соотечественников.

Том успешно преодолел этот участок дороги и прибавил скорость, направляясь в город. Он подумал, не заехать ли ему узнать, какие таблетки в ходу в этом сезоне, но вместо этого, понюхав подмышку, он решил, что душ, возможно, лучше укрепит его социальные позиции.

В этот раз Брэд получил ранний трансфер. Самолет прилетал в девять, и уже к семи тридцати Брэд был в автобусе, пересчитывая отбывающих. Удостоверившись, что все на борту, он прошел вперед и хлопнул по плечу водителя. «О’кей, Хосе. Vamos! » (Поехали!)

Хосе закрыл двери и завел мотор. В этот момент Брэд увидел голубой «рено-клио» и сразу же узнал водителя. К несчастью для Тома, у Брэда под рукой был микрофон.

— Итак, друзья, если вы посмотрите налево, то увидите Тома Ортегу, который является ревизором и прилетел из самого Лондона посмотреть, как мы тут живем. Говоря «мы», я не имею в виду вас, потому что вы улетаете домой, ха-ха!

Клиенты начали с энтузиазмом освистывать Тома и показывать ему оскорбительные жесты.

— Но я уверен, что все вы вернетесь сюда в следующем году, — я прав?!

Одобрительные крики и свист.

— Прекрасно! Теперь я могу честно признать, что вы были лучшей тусовкой за весь сезон… — Эту фразу Брэд говорил каждую неделю. — Так что давайте друг другу поаплодируем. — Аплодисменты и свист. Автобус тронулся. — А что касается нашего ревизора, то цель его прилета сюда — взвинчивание цен на алкоголь в барах гостиниц, — солгал Брэд. — Так что вместо того чтобы помахать ручкой, я бы хотел, чтобы вы показали ему самый грубый жест, который знаете, и выкрикнули самое крепкое оскорбление, которое можете придумать. Готовы? Раз… два… триии!

За этим последовал хор матерных возгласов и лес рук, торчащих из окон с вытянутым вверх средним пальцем. Брэд выглянул в окно и показал два поднятых вверх больших пальца. Том ответил соответственно.

На переднем сиденье автобуса сидела девушка из Стоука, которую звали Анджела. Пару дней назад она подошла к Брэду и сказала, что на прошлой неделе он пообещал ее трахнуть. Брэд этого не помнил, но, будучи кавалером, исполнил свое обещание той же ночью. Однако он не знал, что она была безнадежным романтиком с мокрым платочком в кармане и решила, что Брэд — ее Антоний, а она — его Клеопатра. Он устал от нее в первую же ночь, однако после этого она от него не отставала и говорила всем отдыхающим, что он ее парень. Это обломало ему возможность переспать с красивой ирландкой, не говоря уже о том, что угрожало работе. Брэд ничего не мог с этим поделать, но, с другой стороны, получал какое-то извращенное удовольствие от всего этого, несмотря на то что она раздражала его больше любой другой женщины в его жизни. Она была идеальным кандидатом для нового придуманного Грегом соревнования.

Брэд произнес рутинный спич о паспортах и прохождении таможенного контроля. Закончив, он выключил микрофон, повернулся к водителю и кивнул: «Ahora, Jose». (Сейчас, Хосе.)

Хосе посмотрел на свои часы и нажал на кнопку, включая секундомер. Брэд снова заговорил в микрофон.

— Итак, это вся информация о том, что вам нужно в аэропорту. От себя хочу лишь снова поблагодарить вас за то, что вы были такой кайфовой тусовкой, и надеюсь, что, уезжая из Сан-Антонио, вы увезете с собой только хорошие воспоминания.

Брэд выглянул из окна. В свете заходящего солнца залив выглядел потрясающе красиво. Брэд постарался, чтобы его голос звучал как можно сентиментальнее:

— Посмотрите в окно. Я уверен, вы все согласитесь, что этот остров — волшебное место. Возможно, кто-то из вас нашел здесь принца или принцессу своих грез, и если это так, то я надеюсь, что у этих счастливых людей все получится. — Он скосил глаза на Анджелу. — Как я уже много раз говорил, вы были самыми лучшими, и я буду скучать по вам и надеяться, что в один прекрасный день встречу вас снова. — Он помолчал. Интересно, получится ли? Уверенности не было. — Так или иначе, сейчас я собираюсь наконец заткнуться, и пускай за меня говорит музыка.

Брэд вставил кассету, которую держал в руке, в магнитолу автобуса. Заиграла «When will I see You again». Если этого будет недостаточно, то «Leaving on a Jet Plane» обязательно сделает свое дело. Во всяком случае он надеялся на это, — ему пришлось потратить добрую пару часов, записывая самые сентиментальные медляки, в которых были слова «покидать» или «потерянная любовь». Ему не стоило беспокоиться. Уже после четвертого аккорда первой песни он услышал всхлипывания, и абсолютно точно это была Анджела. Он повернулся к Хосе.

— Jose, amigo, cuanto tiempo? (Xoce, дружище, сколько времени прошло?)

— Пятьдесят три секунды, — по-английски ответил Хосе.

— Йес! — Брэд вскинул вверх кулак и, улыбаясь, плюхнулся в кресло, довольный собой.

Даже Грегу не просто будет его переплюнуть. Сопли менее чем за минуту — это рекорд!

Том быстренько принял душ и переоделся, чтобы в полночь встретиться с Грегом в баре.

Элисон дала Грегу выходной, чтобы он мог погулять с Томом по городу. Ее раздражал приезд Тома.

Он ей не нравился, и она была не намерена тратить на него свое время — ну, уж если только в случае крайней необходимости.

Том пришел в бар раньше Грега и в ожидании его немного поболтал с Фрэнком. Тому очень хотелось переключиться на испанский, но с самого первого рабочего дня в «М & X» Джейн попросила его хранить свои лингвистические способности в секрете от всех, кроме нее. Таким образом, считала она, он мог услышать любопытную информацию от служащих в гостиницах или от местных жителей, работающих на «М & X», которые думали, что Том не знает испанского. Том знал, что Элисон и остальные гиды, кроме Майки, практически не говорят по-испански, но тем не менее старался ничем себя не выдать и говорил исключительно по-английски.

Ровно в двенадцать в бар вошел Грег. Увидев Тома, он расплылся в улыбке.

— Как дела, старик? — Он пожал Тому руку.

— Спасибо, неплохо. А ты тут чем занимаешься?

— О, куча возможностей! Уже сорок очков набрал.

Том узнал о системе очков год назад. Рассказал ему об этом сам Джейсон Барнс. Грег тогда тоже присутствовал, и Том помнил, как Грегу хотелось быть первым. В общем, Том и Грег поладили. Грегу было абсолютно наплевать на интрижки внутри компании, и его суждения о персональных качествах Тома были основаны на количестве потребляемого им алкоголя и на оценке его аппетита на женский пол. Поскольку Том переспал с пятью женщинами за такое же количество дней и помог Грегу основательно поддержать продажи «Сан Мигеля», они стали закадычными друзьями.

— Итак, какой у нас на сегодня план? — поинтересовался Том.

— Я думаю, мы могли бы сходить и взглянуть на одну очень красивую церковь, потом посмотреть фламенко, а закончить вечер за чашкой кофе и разговорами о политике. С другой стороны, мы могли бы пойти в город, как следует нажраться и попытаться снять парочку блядей. Что ты предпочитаешь?

— Давай-ка отложим культурную программу до завтра, ладно? — Том допил свой коктейль. — Ты ведешь.

Уэст-Энд в Сан-Антонио — это в принципе одна большая дорога с барами и клубами по обе стороны, которая ведет на холм, примыкающий к заливу. Том и Грег решили начать в «Сержанте Пеппере». Когда они вошли внутрь, Рэй, певец и пианист, еще не начал играть. Увидев Тома, он сразу же его узнал. Он его помнил по прошлому году, а также по встрече «Молодых и холостых» в ноябре, в лагере Батлин. Рэй был одним из заказанных музыкантов. В первую же ночь он трахнул очень пьяную клиентку в шале Грега вместе с ним и Томом.

— Так вы планируете встречу в этом году? — спросил Том, чокнувшись с друзьями и одним глотком выпив свой «Егермайстер».

— Да, старик. Должен сказать, после прошлого сбора делаю все возможное, чтобы убедить свою не ехать со мной, — сказал Рэй.

— Конечно, — среагировал Том. — Ты ведь теперь с этой девочкой с третьей страницы, да? Как там ее? Шерил Питт?

— Да уж, — засмеялся Рэй. — Во всяком случае лучше, чем тот монстр, которого мы трахнули в Батлине.

— Это уж точно, — сказал Грег. — Но больше всего я офигел после того, как увидел в углу Барнси, который дрочил, глядя на нас. Помнишь? Я его спросил, не хочет ли он присоединиться, а он сказал…

— «Продолжайте, мне и здесь неплохо», — закончил за него Рэй. Они дружно расхохотались.

— Как поживает старина Джейсон? Говорят, в этом году он босс на Майорке, не так ли?

Том помялся, прежде чем сказать:

— Да, был. Мне пришлось слетать туда и уволить его.

— Как?! — удивился Рэй. — За что?

— Как выяснилось, он нас поимел. Я думал, ты уже слышал. — Рэй пожал плечами, и Том продолжил: — В общем, Джейсон слился, прихватив с собой двадцать пять косарей.

Рэй присвистнул:

— Вот сукин сын!

— Да уж! — Том отпил из бутылки «Сан Мигеля» и сменил тему. — Ну, что ты думаешь о новых гидах? Подружился с ними?

— Да, неплохие ребята. Майки клевый парень. Брэд тоже. Я ему иногда позволяю поиграть на пианино. А эта новенькая — Натали, кажется? — Том кивнул. — Она сумасшедшая. По-моему, она здесь бармена уже окучила.

— Как насчет Марио? — невинно поинтересовался Том.

— Пойду поссу. Пойдем на хрен отсюда, когда я вернусь, — сказал Грег, уходя в сторону туалетов.

— Да, конечно. — Том посмотрел на полупустую бутылку у себя в руке. — Да, так что там у нас насчет Марио? — снова спросил он.

— Чем меньше о нем говорить, тем лучше, — ответил Рэй. Том ничего не сказал, и Рэю пришлось продолжить: — Скажем так: у нас с ним общения не получилось, и, если бы не Майки, я бы вышиб ему мозги.

— А что случилось-то? — оживился Том.

— Давай-ка оставим это, — сказал Рэй, допив свое пиво. — Мне надо идти работать. Рад был тебя снова видеть, Том. Встретимся позже.

Увидев Грега, он помахал ему рукой и пошел к сцене, повторив слово «позже» еще раз. Когда Том и Грег вышли из бара, Том спросил приятеля:

— Так что там произошло между Марио и Рэем в начале сезона?

— А что тебе сказал Рэй?

— Да немного, в общем. Сейчас-то всё нормально?

— Марио не является его закадычным дружком, если ты об этом. Но Рэй профессионал, и потому он его терпит.

— Да что там этот Марио сделал такого, а?

— Что он сделал? — Грег засмеялся. — Скажем так: Марио не самый популярный гид на острове. Ладно, пойдем-ка в «Рейнбоу».

Там они выпили по пиву и вышли — им не понравилась публика.

— Не знаю, как ты, дружище, но я достаточно выпил, — сказал Том.

— Пошел ты! Я еще и не начинал, — удивился Грег.

— Как насчет пары таблеток?

— Ты имеешь в виду экстази?

— Ну да. Хочешь?

Впервые Грег выглядел растерянно.

— Да ладно, — настаивал Том. — Ты ведь гид, ты просто обязан знать, где можно купить таблетки.

— Ну да, я знаю. Просто… ну, я… короче, я никогда. .. Ну, не то чтобы я…

— Грег, прекрати мямлить. В чем проблема? Грег поковырял носком песок.

— Я никогда не пробовал экстази.

— Да ты гонишь!

— Нет. Я никогда не чувствовал потребности. Мне всегда хватало старого доброго грога.

— О, друг мой, ты даже не знаешь, что упускаешь! Ты просто должен это попробовать.

— Не, я лучше пивка.

— Да ты что, Грег?! Ты что, боишься?

Тому было трудно поверить, что такой уличный кот-скаузер, как Грег, никогда не пробовал экстази. Хотя он работал за границей уже почти четыре года, и везде была бесплатная выпивка… Может, именно поэтому? Может, он вовсе не боялся, а просто жадничал?

— Я не боюсь. Мне просто не хочется. Пойдемка лучше выпьем по кружечке.

Они зашли в «Горм-гараж», длинный бар с будкой диджея, в котором помещалось до трехсот человек. Это место посещали клиенты разных туркомпаний, поэтому публика была здесь разношерстная — бритты, немцы, скандинавы. Несмотря на это, там редко возникали стычки, а если это случалось, то в основном из-за того, что место считалось рейверским.

Грег заказал два пива — Том не успел и рта раскрыть, чтобы отказаться. Народу в баре было много, и они вышли на улицу, где Том снова начал:

— Я не пытаюсь превратить тебя в наркомана, Грег.

— Понимаю. Просто… ведь никто точно не знает, как именно они на тебя влияют.

— Может, и так. Но я знаю точно, что бухло разъебывает твои мозги, печень и почки и превращает тебя в жирную антисоциальную развалину.

— А что, если у меня будет аллергическая реакция? — поинтересовался Грег, впервые серьезно обдумывая эту возможность.

— Скорее у тебя аллергия на помидоры или арахис.

— Ну, я не знаю…

— Слушай, съешь для начала половинку, а я за тобой буду присматривать.

— Я не уверен, — все еще упирался Грег. — А как насчет секса?

— Это просто охуительно! Все твое тело — это одна большая эрогенная зона. Почти невозможно кончить, но когда ты кончаешь… — Том изобразил взрыв.

Грег посидел молча минуту-другую. Внезапно он встал и одним глотком допил пиво.

— Пошли и купим парочку.

— Вот это по-нашему! — улыбнулся Том.

У подножья главного холма в Уэст-Энде находился ночной клуб «Найт лайф». Красавица с выжженными солнцем вьющимися каштановыми волосами направляла в клуб нескончаемый людской поток. «Давайте, ребята, проходите внутрь… Сегодня бесплатно… Лучший лондонский диджей… Лучшая музыка в Сан-Ане… Бесплатный шнапс с первым заказанным напитком… Девчонки, сегодня здесь клевые парни… Вы, мальчики, слишком хороши, чтобы идти куда-то еще, ну-ка, проходите-ка внутрь… »

Девяносто процентов пьяных или об долбанных «мальчиков» были убеждены, что она на них реально запала, но Мадди, когда работала, была равнодушна к мужской или женской красоте, феромонам, вызывающим взглядам, двусмысленным шуткам и попыткам заигрывания. Она проявляла энтузиазм только тогда, когда появлялся бородатый очкастый менеджер, чтобы посмотреть, как дела в других барах на этой улице. Но даже если в его клубе было полно народу, он все равно ее доставал: «Мадди, вон там ребята стоят… Не пить так много… Много другой девушки хотеть работать здесь… »

И конечно же он был прав. Даже несмотря на то что семичасовая работа оплачивалась эквивалентом пятнадцати фунтов, по меньшей мере четыре человека каждый день приходили в поисках работы. Единственным козырем Мадди было то, что она работала здесь прошлым летом, и она знала, что Тони, менеджер, не хотел, чтобы она ушла, потому что она была хороша на этой работе и верна этому месту. Большинство зазывал выдерживали несколько ночей и уходили. Еженощно Тони и Мадди доводили друг друга до белого каления, пробуя на прочность границы своего терпения.

Грег и Том вернулись в «Сержант Пеппер», чтобы купить у Дэнни таблетки. В этот раз у него были необычные пилюли, которые назывались «Мэд бастарде». Одного названия было достаточно, чтобы Грег перепугался, но Дэнни уверил его, что они «прут по-черному» — это не слишком ободрило Грега — и что они очень «любвеобильные» — это перевесило все страхи.

Том и Грег прошли по нижней дороге, мимо гостиницы «Танит». Там было поспокойнее, чем на других подходах к «Найт лайф». У обочины стояло два лотка, с которых продавали сэндвичи, мороженое и напитки. Том купил бутылку воды.

— Итак, дружище, ты уверен, что хочешь сделать это?

— Ну ты и мудило! Ты потратил последние полчаса на уговоры, а теперь спрашиваешь, уверен ли я, — ответил Грег. — Просто дай мне ее, и покончим с этим.

Том сломал таблетку по линии и проглотил свою половинку, запив водой. Грег положил свою на язык и сделал то же самое.

— Если я умру, ты, козел, сделай так, чтобы Марио не выиграл соревнование.

Том засмеялся и приобнял приятеля.

— Добро пожаловать на скользкую наркоманскую дорогу, ведущую в ад, — пошутил Том. Грег ткнул его локтем под ребро.

Дойдя до конца дороги, Грег увидел Мадди. Существовало несколько человек, ради которых Мадди выходила из своего зомбированного рабочего состояния, и Грег был одним из них. В конце прошлого сезона он трахнул ее в сильно пьяном состоянии, и, к обоюдному удивлению, это только улучшило их отношения, причем безо всякого желания переспать снова.

— Привет, любовничек! — поздоровалась Мадди, целуя его в щеку. — Сегодня нет прилетов, что ли?

— Не. Выходной. Выгуливаю Тома, — показал он на Тома.

— Привет! — сказал Том. Мадди улыбнулась ему чуть шире, чем она обычно улыбалась клиентам.

— Ну и что? Сегодня к нам?

— Ага. Только что закинулся таблом.

— Да ладно! — удивилась Мадди, которая знала, сколько человек уже пыталось соблазнить Грега сделать это. — Как так случилось?

— Да это все вон тот мудозвон, — показал он пальцем на Тома. — Поймал меня в момент слабости.

— Я сказал ему, что он будет трахаться всю ночь, — поправил Том.

— Ну, тогда понятно, — улыбнулась Мадди. — Когда закинулся?

— Да только что, — ответил Грег. — А через сколько попрет?

— По-разному. Минут через десять-двадцать-тридцать. А что заглотнул-то?

— Не помню. Как они назывались, Том?

— «Мэд бастарде» — ответил Том. — Не знаешь, что за таблетки такие?

— О, они сумасшедшие, — улыбнулась Мадди. — Прут по-черному. Удачи. — Она заметила Тони, поднимавшегося по лестнице. — Мне надо идти. Может, увидимся еще.

Мадди прошла к группе из четырех пьяных подростков: «Как дела, ребята? Куда направляемся? Пойдем к нам… бесплатный шнапс… красивые девчонки… не надо стесняться… »

Том и Грег спустились вниз. Каждый раз, когда крутящиеся двери клуба приоткрывались, они улавливали звуки бита четыре-четыре, доносившиеся из заманчивой темно ты. Когда они сами открыли двери, то на них обрушился потный, жаркий звуковой вал, хотя внутри прекрасно работавшие кондиционеры снижали температуру до терпимого уровня. Популярности клуба в немалой степени способствовала политика менеджера Тони — он подкупал менеджеров туркомпаний. Это была беспроигрышная политика, поскольку, побывав здесь однажды, клиент обязательно возвращался.

Грет взял у Тома бутылку воды, чувствуя дискомфорт оттого, что находился в клубе без обязательной бутылки пива в руке, однако Том уверил его, что скоро ему на алкоголь будет наплевать. Взяв воду, Грег подошел к ирландцу Бену, вышибале. Полноватый и невысокий, со смешным выражением лица, Бен не был похож на типичного вышибалу. Более того, у него был высокий голос, и при этом он, заикаясь, очень быстро говорил на таком мощном ирландском диалекте, что большинство людей с трудом улавливали смысл сказанного. Однако у Бена было превосходное чувство юмора, и он часто глумился над людьми для собственного удовольствия, в то время как люди думали, что глумятся над ним. Он знал, что большинство с трудом разбирают, что он говорит, и кивали, говоря «да» в самых неподходящих местах, и это его очень веселило. Иногда Бен специально говорил какую-нибудь чудовищную чушь, чтобы лишний раз проверить, слушают ли его на самом деле. Он зарекомендовал себя как смешной персонаж, клоун, а вообще-то ему было наплевать на то, что о нем думают остальные, он предпочитал скрывать свои способности. А способен он был на многое — и даже то, что он умел в свои тридцать восемь, потрясало. В двадцать он был чемпионом Европы по карате в течение трех лет, после чего один из его учеников завоевал этот титул и был чемпионом два года. При этом он постоянно обучался другим боевым искусствам. Однако в личной жизни у него не все шло так гладко. У него были трагедии, о которых никто, кроме него, не знал. Из-за этих трагедий в двадцать девять Бен все бросил и переехал жить на Ибицу, где, объединившись в команду с каким-то американцем, стал устраивать шоу в ночных клубах острова: разбивать кулаком стопки кирпичей, разрубать самурайским мечом на груди добровольцев дыни и так далее. Однако его американский партнер съехал с катушек, и Бену пришлось свернуть этот вид деятельности, который к тому же здорово его достал. Он организовал на острове школу боевых искусств, затем бросил и это, отдав предпочтение более легкой работе на дверях.

Грег пошел к нему поболтать, когда внезапно огромный мускулистый швед распахнул ногой двери. За ним следовали четыре злобно выглядевших культуриста. Стоявшие у дверей замерли, убежденные, что сейчас начнется заваруха, однако пятеро человекоподобных, увидев Бена, заулыбались, и начались объятия и шутливые каратистские выпады. Когда они двинулись в другой конец клуба, Грег подошел к Бену.

— Я думал, что сейчас начнется, Бен, — сказал Грег. — Хотел уже было вмешаться и навалять им как следует за тебя.

— Спасибо большое. Чувствую себя намного лучше после того, как ты мне об этом сказал, — улыбнулся, подняв бровь, Бен.

— А кто эти здоровенные бройлеры?

— Датчане. Тот, самый здоровый, большой пиздобол. Говорит, что они все телохранители или типа того. Пришлось дать им урок позапрошлой ночью.

— Какой урок?

— Да так, ничего особенного. Они тут чё-то развеселились, и один из них зажал мою шею в удушающем захвате.

— Ну и?

— Да перекинул его через плечо и нажал на пару болевых точек. Хошь покажу? — поинтересовался Бен и, не дав Грегу даже шанса на отрицательный ответ, погрузил согнутый палец в его поясницу, а потом под ключицу.

— А! Ой! — только и смог произнести тот. Бен засмеялся:

— Выпьешь?

— Не, спасибо, старик. У меня уже есть. — Вода? Что-то на тебя не похоже.

Грег не знал, как Бен относится к наркотикам, поэтому решил промолчать.

— Ладно, Бен. Увидимся еще. Пойду я, а то у меня там босс…

У него вдруг возникло сильное желание потанцевать. Заметив на краю танцпола Тома, Грег подошел к нему.

— Так как оно прет-то? Что со мной должно случиться?

— Ты сам поймешь, — ответил Том.

— Ни хрена не чувствую пока, — сказал Грег, несмотря на то что его тело бессознательно пыталось подстроиться под ритм музыки.

— Почувствуешь, — улыбнулся опытный Том.

Грег пожал плечами и, купив в баре бутылку пива, пошел в туалет. По пути он внезапно почувствовал приятную легкость в голове. Люди вокруг стали двигаться как-то медленнее и смотреть на него более пристально. Сначала он не придал этому значения, списав всё на выпитое пиво, однако, дойдя до туалета, он зашел в кабинку, вместо того чтобы подойти к писсуарам, как намеревался. Он почувствовал тяжесть в кишках и, сняв штаны, сел на унитаз, просто на всякий случай. Под веками глаз он ощущал приятное тепло, сходившее к переносице. Он не мог ни на чем сфокусировать взгляд, поэтому, закрыв глаза, положил голову на руки, совершенно не замечая, что ноги его отбивают ритм под музыку, которая доносилась через дверь туалета. Медленно до него стало доходить, что это приход с его первой таблетки. Он слегка запаниковал, заметив, что его дыхание участилось, а сердце бьется как бешеное. Что, так и должно быть? А может, у него аллергия? Чем больше он об этом думал, тем страшнее ему становилось. Где же Том? Ему был необходим кто-нибудь рядом. Мысли бежали с такой скоростью, что он не мог ухватить ни одной из них. Он напряг шею, чтобы поднять голову, когда внезапно почувствовал сильную тяжесть внизу живота и, не успев понять, что происходит, вывалил содержимое кишок. Это было прекрасное чувство, самое лучшее облегчение за всю его жизнь. Предстательная железа послала сигнал в промежность, и Грег с удивлением обнаружил, что у него встает, хотя все еще не мог сфокусировать глаза на чем-то одном. Он погладил себя, пока у него не встал по-нормальному, все мысли о смерти и аллергии безвозвратно исчезли. Он захохотал над самим собой, представив, как он выглядит со стороны — срущий с удовольствием, потный и с хуем в руке. Боже! Все это было так странно! Он вытер задницу, но даже это было чувственным ощущением. Эрекция ослабла. Он подтянул штаны, но тут же снова уселся на толчок, улыбаясь и чувствуя нарастающее желание слиться с доносящейся с танцпола музыкой. Его мысли все еще разбегались, и в какие-то наносекунды он успевал увидеть множество ярких образов, ускользавших от его понимания. Из этого состояния на землю его вернул голос:

— Грег… Грег? Грег, ты там? Грег, открой дверь…

Он выпрыгнул в реальность и открыл дверь. Перед ним стоял Том, который начал хохотать сразу же, едва его увидел.

— Твою мать! Ты здесь, наверное, уже минут десять зависаешь. Ну и что ты про них думаешь?

Грег криво усмехнулся и покачал головой.

— Я тебе вот что скажу, Грег: эти таблы — что-то нереальное. Обычно я ем по целой, чтобы хоть чуть-чуть раскачаться, но эти…

Грег согласно кивнул, медленно вставая.

— Я не уверен, что мне это нравится. Мы можем выйти подышать свежим воздухом?

— Да, конечно. Ты будешь в порядке. Просто пережди первую волну, и тебя с танцпола не вытащишь.

— Я поверю, когда увижу это, — ответил Грег.

Он чувствовал легкую паранойю по поводу своего внешнего вида, и ему очень не хотелось идти через весь клуб. Двигаясь вплотную к Тому, он смотрел под ноги, но взгляд его так и не обрел способность останавливаться на предметах.

Когда Мадди увидела Грега выходящим из клуба с выпученными глазами, то согнулась пополам от хохота. Грег не замечал ее веселья. На самом деле он вообще ни на что не обращал внимания. Том увел его подальше от толпы и усадил на скамейку недалеко от залива. Сев, Грег начал восстанавливать контроль над дыханием и наконец-то смог обрести фокусировку. Том чувствовал ответственность за Грега, что заставляло его контролировать себя в большей степени, чем обычно. Но даже так он должен был признать, что это была очень глючная таблетка, и он был рад, что съел только половинку. Он посмотрел на Грега, который постепенно приходил в себя.

— Ты в порядке, чувак?

Грег выдохнул и покачал головой.

— Я не уверен, что мне это нравится, старик.

— Не переживай, — успокоил его Том. — Через минуту ты будешь в порядке.

— Да уж, хотелось бы. — Грег потер шею и встал. — Том, братан, я рад, что ты здесь.

Том улыбнулся и молча кивнул.

— Мне кажется, без тебя я бы не справился. Том снова кивнул, улыбаясь.

— Серьезно, брателла, ты просто офигенный мужик. Хуево, что ты не можешь на сезон остаться. Ты и я — мы бы тут хорошо поприкалывались вместе. Всех телочек бы поимели. — Грегу стало хорошо. — Так это был приход, что ли? В общемто, не так уж и страшно, если есть кто-нибудь рядом. Кто-то, кому можно доверять. Кажется, Мадди заметила, что я под кайфом. Она клевая телочка, эта Мадди. Мне надо было с ней быть более вежливым. Может, завтра мне стоит пригласить ее куда-нибудь? Охуительный остров, правда? Бля, ты только посмотри на звезды! Мы видим их свет после того, как они тысячи лет как погасли. Охуеть можно! Прикинь, свет тысячу лет летел сюда… пиздец… Глянь на ту телку, охуенная, правда? Слышь, а когда вторую половину есть надо будет?

Хаос. Всегда был бардак, но сегодня ночью было хуже, чем обычно. Намного. Все началось с полиции аэропорта. С начала сезона никто не спрашивал у них разрешения на работу, но сегодня на них серьезно наехали, и, как всегда, под раздачу попали именно Брэд и Майки. Рейс Брэда был отложен на пять часов. Другие гиды, кроме Майки, приезжали и уезжали. Майки дожидался вечно опаздывающего манчестерского рейса, поэтому-то им двоим и досталось по полной. Сначала полицейские аэропорта хотели их арестовать, но благодаря Майки, который говорил по-испански, они договорились о компромиссе: полиция позволит встречать клиентов «М & X» на этой неделе, но они не могут заходить на территорию аэропорта. И если разрешения на работу не будут готовы к следующей неделе, то их вышвырнут с острова.

Майки и Брэд сидели на поребрике, оба очень расстроенные.

— Эта ебаная тупая овца, — сказал Брэд, имея в виду Элисон. — Не могу поверить, что она все еще не разрулила нам эти разрешения. Чем она целыми днями занимается?

— Честно говоря, мне на нее наплевать. Не беспокойся — что посеешь, то получишь… В один прекрасный день она свое выхватит.

— Я в это поверю, когда сам увижу. Такие как она могут и от убийства отмазаться. Если бы была на свете справедливость, разве была бы она менеджером по курорту? С ней это безнадежно.

— Не позволяй себе из-за этого расстраиваться. Я знаю, что поднимет тебе настроение, — сказал Майки, доставая из кармана рубашки свернутый косяк.

— Ты мой бриллиантовый! — обрадовался Брэд. — Но где бы нам покурить-то?

— Прогуляемся туда, — Майки показал на автобусный парк.

— Клево. Пойду только гляну на расписание, не прилетели ли.

Брэд прошел к залу прибытия посмотреть через дверь на дисплей. Их рейсы еще не приземлились. Он увидел Келли и помахал ей рукой. Она знала о том, что произошло, и согласилась проводить к ним их прилетающих клиентов. Ее улыбки было достаточно, чтобы настроение Брэда улучшилось. Когда она подошла к двери, та автоматически открылась, будто от вида ее красоты.

— Просто какая-то насмешка, — обратился к ней Брэд. Келли улыбнулась.

— Никаких новостей, а? — продолжил он.

— Ходят слухи, что оба рейса прилетают через полчаса.

— О, это уже лучше! — Брэд смотрел на Келли, отчаянно желая пригласить ее куда-нибудь, но сделать это так, чтобы не выглядеть идиотом. Впервые он сам завязал с ней разговор.

— Так что будет, если ты не получишь разрешения на работу?

— Не знаю, — он пожал плечами. — Отправят домой, скорее всего.

— Мне бы этого не хотелось.

Был ли это зеленый свет? Или просто обычная вежливость? А, к черту! Набравшись смелости, он выдал:

— Да, это было бы хреново. Я собирался пригласить тебя куда-нибудь в августе, ты понимаешь, ну, чтобы убедиться, что ты не легкодоступная. Но, полагаю, придется мне рискнуть и пригласить тебя сейчас, и если ты все же легкодоступная, то… полагаю, мне придется как-то с этим смириться. Как насчет среды?

Говоря это, Брэд понимал, что это самое тупое приглашение, которое он когда-либо делал. Он знал, что провалил все дело.

— О’кей.

— А?

— Да. В среду нормально.

— Что? О, классно! То есть — черт! — Брэд вспомнил, что работает в среду. — Блин! Я работаю в среду. Как насчет… — Брэд быстренько прикинул в уме рабочие часы. — Четверг. В одиннадцать. В «Чарльстоне»?

— Ну, тогда в одиннадцать.

— Круто. — Они смотрели друг на друга несколько секунд. — Ладно. Пойду к Майки. Скоро вернусь.

Брэд вернулся к Майки, не веря своему счастью. Он на самом деле это сделал. Он взломал Видение!

— Майки — угадай, что я сделал?

— Замолчи. Оба наших самолета столкнулись над «Боном». Погибли все пассажиры, отдыхающие и гиды. Все, кроме Элисон.

Брэд удивленно на него посмотрел.

— Тебе доктор нужен, дружище. Я только что пригласил Келли поужинать, и она сказала да.

— Думаю, я получил бы больше удовольствия от авиакатастрофы. Держи… — Он протянул Брэду сплифф.

Брэд засмеялся.

— У тебя всегда такое извращенное чувство юмора, или это я сам дошел до восприятия его на таком тошнотворном уровне?

— О, я уверен, это генетическое. Так когда ты идешь с ней «ужинать»?

— В четверг. После экскурсии по барам. Она офигенно красивая, тебе не кажется?

— Видел тебя с худшими. — Майки снова прикурил потухший по вине Брэда косяк. — А был ли здесь Марио сегодня?

— Да, ублюдок чертов. Его рейс прилетел на десять минут раньше. Он пробыл в аэропорту максимум полчаса. Он меня достает. С тех пор как уволили Лоррейн, не могу на него спокойно реагировать. Как будто он знает что-то, чего не знаем мы. Хотелось бы мне его приложить.

— Не позволяй себе терять контроль. Мы ему неплохо отомстили, не думаешь?

Брэд хохотнул.

— Когда у него волосы клочьями торчали — до того, как он налысо обрился, — я просто чуть со смеху не сдох. Удивительно, что он не догадался, кто это сделал. Хотя, может, он и понял.

— А если и понял, то что? Что он может сделать-то?

— Думаю, ты прав. Но все же не в его духе прощать — он мстительный ублюдок.

— Пошел он! — Майки бросил остатки косяка на тротуар. — Кажется, первые пассажиры выходят.

Брэд посмотрел на стеклянные двери и действительно увидел за ними какое-то движение.

— Это будет весело.

Час спустя «веселье» закончилось. Начался ад. Келли была очень занята своими клиентами, так что некоторые из «Молодых и холостых» не знали, куда им идти. Некоторые влезли не в свои автобусы, другие бесцельно разбрелись по аэропорту, что выглядело как встреча производителей футбольных маек. Те же, кто сразу нашел свой автобус, сидели там уже добрых сорок минут и, что вполне понятно, постепенно закипали. Майки и Брэд стояли у дверей, но не видели, остался ли в здании кто-нибудь из их клиентов. Они попросили еще одного гида из другой компании проверить по-быстренькому, не остался ли кто. Тот вернулся и сказал, что, кажется, их клиентов нет.

— Ну и какая ситуация? — спросил Майки Брэда.

— Еще четверых не хватает. Я уже не могу! Оставляем их. Сами доберутся. Как насчет твоих?

— Все на борту. Дело в том, что там сорок девять мужиков и три девчонки.

— Ты шутишь!

— Хотелось бы. Та еще неделя будет. Брэд вошел в автобус.

— Всем доброе утро. — Ответом ему было молчание. Пожалуй, Майки был прав — это будет «та еще неделя».

Глава одиннадцатая

Его челюсть болела от жевания резинки и постоянной улыбки, не сходившей с лица всю ночь. Он болтал с бесчисленным количеством людей. Это был тот же клуб, но каким-то образом «Стар» изменился. Обычно Грег проводил здесь время, уютно устроившись у стойки в баре пять, — либо клевал носом, либо вяло пытался склеить любую девушку, попадавшую в поле зрения. Но сегодня всё по-другому. Пока он танцевал, очень симпатичная блондинка все время ему улыбалась. В какой-то момент она оказалась рядом. Когда они снова встретились взглядами, она заговорила:

— Эй, ты ведь Грег?

— Ага.

— Джаки. Ты на «Молодых» работаешь?

— Да. А откуда ты узнала? — Это был глупый вопрос, поскольку Грег не снял значок. Но Джаки пропустила его мимо ушей.

— Я по вашей путевке сюда прилетела.

— Правда? И где ты живешь?

— В «Боне».

— Как так получилось, что я тебя не видел? — спросил Грег. — Ты что, не была ни на одной из экскурсий?

— Не-а. Мы сюда прилетели специально поклубиться, а «Молодые и холостые» были самым дешевым вариантом.

— А где ты уже побывала?

— В «Спейсе», «Ку», «Амнезии», в «Паше» — клубы здесь потрясающие.

— Да уж, это верно. — Грег был только в «Ку». Они продолжили танцевать молча, улыбаясь друг другу. Время от времени тело Джаки касалось Грега, и каждый раз его тело отзывалось дрожью возбуждения. Вскоре они были очень близко друг к другу, и тактильный контакт стал почти непрерывным.

— Так как тебя зовут?

— Джаки.

— Точно, — улыбнулся Грег. — А под чем ты?

— «Голубь». А ты?

— «Мэд бастарде».

— Чего?!

— «Бешеные ублюдки». Они прут по-черному, — объяснил Грег, чувствуя себя опытным рейвером. — А на что «голуби» похожи?

— Обычные. Ничего особенного.

— Ааа… — Из ее ответа Грег вынес не много информации.

— Да, — продолжила Джаки. — На любовь пробивает.

— Ага, эти тоже, — согласился Грег. Джаки повернулась к нему спиной.

— Сделай одолжение, помассируй мне плечи, пожалуйста.

Грег начал массировать ей плечи. Через некоторое время он стал делать это все нежнее и нежнее, легко проводя кончиками пальцев по ее шее. Этот процесс оказался удивительно эротичным.

— Ммммм… — простонала Джаки. — Офигенно. До этого я чувствовала себя как деревянная.

— Не настолько деревянная, насколько я сейчас, — ответил Грег. Слова соскочили с языка, прежде чем он успел подумать, стоит ли озвучивать то, что было у него на уме.

Джаки игриво потерлась задиком о его перед. Она хихикнула.

— Смотри-ка, и правда.

Она повернулась к нему лицом, положила руки на его плечи и смотрела ему прямо в глаза, продолжая танцевать. Они стали целоваться, и Грегу стоило больших усилий, чтобы не начать срывать с нее одежду прямо на месте.

— Ты не хочешь прогуляться?

— Не могу. Мне надо подругу найти.

— С ней все будет в порядке.

— Нет, серьезно. Слушай, мы можем увидеться позже.

И прежде чем Грег открыл рот, чтобы возразить, она растворилась в толпе. Он потанцевал еще минут десять, затем пошел к бару, где стоял Том. Музыка уже не казалась столь захватывающей, как это было полчаса назад, и теплое чувство, наполнявшее тело, исчезло. Более того, девчонки больше не смотрели на него так, как они смотрели предыдущие пару часов.

— Ты в порядке? — спросил его Том.

— Не-а. Я только что снял охуенную телочку, а она просто слилась. Да и музыка уже не кажется такой кайфовой, как… ну не знаю, как вот до этого было…

— Звучит как отходняк, — сказал Том.

— Чего?

— Таблетка отпускает. Держи… — Том разломал на две половинки еще одно колесо. — Это тебя поправит.

Грег закинул половинку в рот и проглотил не раздумывая.

— Ну, ты прямо как ветеран, — похвалил его Том.

Брэд добрался до постели к пяти утра. Трансфер был катастрофой. Несмотря на все попытки развлечь клиентов, они так и оставались самой жалкой кучкой зануд, которых Брэд когда-либо вез из аэропорта. Еще была куча проблем при регистрации в гостиницы, так что Брэд не особенно надеялся, что кто-то из них придет на общее ознакомительное собрание.

Он проспал едва ли больше часа, когда его разбудили крики и громкий стук. Звуки доносились с верхнего этажа. Брэд натянул шорты и пошел посмотреть, в чем там дело.

Идя по коридору, он увидел, что одна из дверей открыта. Оттуда был слышен мужской голос, что-то кричавший по-испански. Брэд вошел туда и нарвался на Рафаэля, сына владельца гостиницы, который явно намеревался ударить миниатюрную блондинку. Брэд, вклинившись между ними, оттолкнул его. Рафаэль встал в каратистскую стойку. Брэд посмотрел туда, где сидела подружка блондинки. Глаз у нее заплыл. Брэд перевел взгляд на Рафаэля, который снова двинулся на блондинку. Брэд остановил его.

— Ну что? В бубен захотел? — толкнув Рафаэля, ласково поинтересовался Брэд. Потом опять толкнул его. — Ну-ка, попробуй-ка дать мне в глаз, гондон. — Брэд рассчитывал, что Рафаэль набросится на него, и чуть отступил назад. — Ну, давай. Чего ты ждешь? Зассал, ты, хуй? — Брэд хотел спровоцировать Рафаэля, чтобы тот набросился первым. Он вспомнил одно выражение, которому научил его Фрэнк: — Hijo de puta! Сукин сын!

Рафаэль посмотрел на Брэда. Брэд улыбнулся, чтобы еще больше разозлить испанца. Рафаэль посмотрел на девчонок, потом снова на Брэда, потом проскочил мимо него, выплевывая испанские слова, понять которые у Брэда не было шанса. Девушки сидели обнявшись и ревели. Несколько отдыхающих были разбужены криками и вышли в коридор посмотреть, в чем дело. Брэд успокоил их и попросил разойтись по комнатам. Закрыв дверь, он сел на край кровати.

— Итак, мне кажется, неплохо бы рассказать мне все как было. Вы так не считаете?

Девушки перестали всхлипывать.

— Он просто псих, — подала голос блондинка.

— Что, он вот так вот ввалился к вам и начал избивать?

— Да. Посмотри на мой глаз, — сказала девушка с синяком.

— Я вижу. Но мне нужно знать, за что он тебя ударил.

— Я же говорю, он псих, — снова пискнула блондинка. Брэд поднял брови.

— Да на чьей ты вообще стороне? — спросила девушка с синяком, которая, казалось, вот-вот расплачется снова.

— Дело не в том, на чьей я стороне, — как можно спокойней сказал Брэд. — Но я не смогу вам помочь, если не буду знать, что именно здесь произошло.

— Те ребята пришли к нам… — начала девушка с синяком.

— Ничего такого, — перебила ее блондинка, — просто зашли ненадолго.

Девушка с фонарем продолжила:

— А потом он ломится в дверь. Мы открываем, а он как набросится! Он начал орать что-то на испанском и накинулся на этих двух ребят. Они убежали, а он на нас стал бросаться. Бог знает, что бы он еще сделал, если бы не ты.

— Ммм… — Брэд переварил историю. — Вы ведь знаете, что у вас в комнате не должно быть тех, кто не живет в этой гостинице, так что у него была причина разозлиться. Однако в любом случае он не должен был делать то, что сделал. И это уже не первый раз. Честно говоря, я не понимаю, как ему до сих пор все это сходило с рук, учитывая, сколько раз он это делал. — Брэд встал. — Слушайте, я вряд ли могу что-либо сделать сейчас. Но перед собранием я поговорю с боссом.

Брэд ушел к себе, но из-за адреналина еще долго не мог уснуть. Около восьми утра он наконец уснул.

Его разбудил стук в дверь. Он посмотрел на будильник. Пять минут десятого. Головная боль напомнила ему, что он проспал едва ли час после тридцати часов бодрствования. Он подумал, что, возможно, это пришел Рафаэль для второго раунда. Для физической конфронтации Брэд явно был не в лучшей форме.

— Кто там?

— Это я, Элисон. Открывай.

— Сейчас. Дай мне минуту. — Он надел спортивные штаны и футболку, после чего открыл дверь.

Элисон ворвалась в комнату, проскочила мимо него и встала у окна, уперев руки в боки.

Ее привычкой было сначала наорать, а уж потом задавать вопросы.

— С начала сезона ты несколько раз выводил меня из себя, Брэд, но в этот раз ты своего добился.

Брэд хотел что-то сказать, но вовремя вспомнил, что это пустая трата времени и остановить ее нереально. Лучше всего дать ей проораться, что он и сделал.

— Прежде всего — аэропорт. Что, черт возьми, ты думал, когда позволил четырем клиентам взять такси до Сан-Антонио? Они наехали на меня в «Боне», потребовав оплатить такси и сказав, что подадут в суд за неудобства. Потом я сталкиваюсь с владельцем гостиницы, который говорит, что ты позволяешь оставаться на ночь людям, здесь не проживающим. — Она покачала головой. — Мне просто смешно. В головном офисе мне все уши прожужжал и о том, какой ты умный, но лично я до сих пор не видела ни одного проявления твоего «ума». Радуйся, что у тебя все еще есть работа. Я знаю многих менеджеров, которые на моем месте выслали бы тебя с острова к чертовой матери.

— Да, и я знаю немало менеджеров, которые сделали бы нам разрешения на работу еще до середины июля, чтобы гидов допускали хотя бы на территорию аэропорта. Иначе как выполнять свою работу?

— Что?

— Элисон, я сейчас не буду утруждать себя объяснениями. Я проспал всего лишь час, а еще через час общее собрание, потом обед с Фелипе, потом бары, потом круиз… Если ты пришла сюда вопить, то не жди от меня, что я буду все это слушать, вместо того чтобы получить редкое удовольствие, называемое сном.

— Так что ты там говорил насчет разрешений? Марио мне ничего не сказал, а он был там после вас.

— Да, но, как обычно, дорогой Марио получил лучший рейс и пробыл в аэропорту менее получаса, в то время как мне там пришлось торчать более шести часов.

— И что насчет гостиницы? Думаю, нам придется переселить тебя отсюда.

— Элисон, делай что хочешь. Мне плевать. — Брэд начал терять терпение. — Но когда решишь, то зайди и посмотри на эту бедную девчонку из номера триста двадцать два, которая делает примочки к фингалу, поставленному ей этим психом Рафаэлем.

Элисон посмотрела на него удивленно.

— Да, да. Именно. Он сделал это. Только вместо парня он врезал девушке метр с кепкой. Я тебя предупреждал, но ты не слушала.

Мозг Элисон лихорадочно заработал, ища способы самооправдания.

— А что касается аэропорта, то нам туда не позволили даже войти. Тебе повезло, что только четыре клиента поехали на такси, потому что там был ад кромешный. Все клиенты были злы как псы, и я бы на твоем месте не очень рассчитывал на хорошие экскурсионные продажи на этой неделе.

— И все равно я не могу сказать, что я тобой довольна, — больше Элисон ничего не могла придумать.

— Да? А я не могу сказать, что мне не насрать. И если ты собираешься поселить сюда кого-то другого, то мне тем более насрать, потому что эта неделя будет пустой.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Полиция сказала, что если до следующей недели мы не сделаем разрешения, то нас всех депортируют с острова.

— Я тебе не верю.

— Хочешь верь, хочешь не верь. Тем не менее это так. — Брэд сел на кровать и покачал головой. — Да уж. Ты проделала большую работу, Элисон. Но знаешь, что действительно меня поражает?

Элисон посмотрела на него с ненавистью в глазах.

— Так вот. Меня очень волнует вопрос — как ты умудрилась получить эту работу?

Элисон трясло от ярости, но она ничего не сказала. Проскочив мимо Брэда, она, хлопнув дверью, убежала к себе. Уже в своей комнате, чтобы успокоиться, она закурила. Ей нужно было думать и действовать очень быстро. Она спустилась вниз и позвонила Джейн Уорд домой.

— Алло! — ответил сонный голос.

— Привет, Джейн. Это Элисон Шэнд.

— Элисон? В чем дело, черт возьми?

— У нас тут мини-кризис, и я просто не знаю, что делать.

— Что за проблема? Какой еще кризис?

— В общем, тут две проблемы на самом деле. Я послала паспортные данные всех гидов несколько недель назад, чтобы нам сделали разрешения на работу, но до сих пор я ничего не получила.

На самом деле Элисон просто забыла это сделать.

— Минуточку, — Джейн начала постепенно просыпаться. — Какие еще данные? Помнится, я спрашивала тебя несколько недель назад, но, поскольку я их так и не получила, я, естественно, решила, что ты разобралась на месте.

— Господи, нет! — Элисон старалась, чтобы ее голос звучал как можно более удивленно. — Я была уверена, что разрешениями занимаешься ты. Неужели их потеряли на почте?

— Скорее всего так, — ответила Джейн, не в состоянии придумать какого-либо другого объяснения. — Слушай, дай мне прийти в себя и позвони позже. Я обещаю разобраться с этим и паспортными данными, как только окажусь в офисе.

— О, Джейн! Спасибо тебе огромное!

— Да всё нормально. И какая там еще, говоришь, проблема?

— Это насчет Брэда и «Уэртас». Он практически не контролирует своих клиентов, а они, в свою очередь, скандалят с сыном владельца гостиницы. Ну, сама понимаешь, вечеринки, громкая музыка в любое время суток… Короче, сынок пару раз сорвался на них.

— В каком смысле «сорвался»?

— Ударил клиента.

— Господи! А почему я об этом ничего не слышала?

— Ну, я как-то умудрилась уладить ситуацию.

— А ты не потребовала от Брэда доклада?

— Конечно потребовала, но он то ли не смог, то ли не захотел…

— Это неправильно. Он должен выполнять все твои распоряжения. Ведь ты менеджер по курорту, не так ли?

— Да это только половина проблемы, Джейн. Он думает, что он умнее всех. Меня он вообще не слушает. Думаю, он и Майки против меня настраивает.

— Полагаю, тут только одно решение.

— Какое?

— Уволь его. Мне неприятно это говорить, потому что, признаться, и я думала, что он будет хорошим работником, но теперь я не уверена… Слушай, давай-ка вот что сделаем. Том ведь сейчас там, не так ли?

— Да.

— Поговори с ним насчет этого. Пускай он мне позвонит, и мы так или иначе разберемся с этими проблемами. Устраивает?

— Это просто отлично, Джейн. Спасибо тебе огромное. Ты даже не представляешь, как ты мне помогла!

— Без проблем. Я просто делаю свое дело. Поговори с Томом и перезвони мне насчет паспортных данных.

— Еще раз спасибо тебе. Пока.

Элисон вздохнула с облегчением. Так или иначе, но она приняла решение — Брэд будет уволен.

Глава двенадцатая

Как Брэд и предполагал, общее собрание было катастрофой. Впервые за все время работы он чувствовал в воздухе враждебность, исходящую от некоторых клиентов.

Компания из шести ребят из Бернли, прилетевших десять дней назад, вошла в альянс с другой большой группой парней, которых он и Майки доставили в гостиницу сегодня утром. Атмосфера была тяжелой. Около тридцати парней, сидевших вокруг бассейна, следили за каждым шагом Брэда, отпуская: злобные комментарии. Брэд посидел с ними немного, пытаясь найти хоть какие-нибудь общие интересы, но это не помогло. Он хотел понять, кто в этой группе заводила, но проблема была в том, что заводила еще не проявился. Несмотря на то что он был измотан, Брэд был рад, когда на такси подъехал Майки, чтобы забрать его пообедать. Брэд упал на заднее сиденье.

— Ну что, выспался? — спросил Майки, повернувшись к нему.

— Даже не спрашивай, — вздохнул Брэд.

— Это плохо.

Брэд снова вздохнул.

— Иногда я думаю, стоит ли эта работа того. Каждый из клиентов считает, что мы только лишь загораем да девочек трахаем. Если бы они только знали!

— Точно. И если бы они только знали, что на этой работе нам приходится еще и бухать бесплатно.

Брэд слишком устал, чтобы ответить в том же духе. Майки это понял.

— Я тут подсчитал, что с тех пор, как я здесь, в среднем у меня получалось на сон четыре с половиной часа. Ты можешь в это поверить?

— Дружище, я бы сейчас козлом скакал, если бы прошлой ночью мне удалось поспать четыре часа. Знаешь, что случилось, когда я вернулся вчера в гостиницу?

Майки покачал головой.

— Этот псих избил еще одного клиента. Только на этот раз девушку.

— Да ладно!

— Серьезно. Я надеялся, что он на меня набросится. Прикинь, этот дебил встал в каратистскую стойку. Я назвал его hijo de puta…

— Уверен, ему понравилось, — засмеявшись, перебил его Майки.

— Его это не слишком порадовало. Так и не получилось его спровоцировать меня ударить, хотя только с этой целью я его и обозвал.

— Элисон, наверное, тебя во всем винит?

— Я еще не всё тебе рассказал. Я проспал около часа, когда кто-то стал ломиться ко мне в номер. Я думал, что это снова Рафаэль, но оказалось, что это наша любимая начальница.

— Что, Элисон?!

— Она самая. Начала на меня сразу же наезжать из-за того, что те четверо, которых мы не смогли найти в аэропорту, взяли такси и потребовали от нее оплатить счет.

— По-моему, справедливо. Ты ей сказал насчет разрешений?

— Ну ты же ее знаешь — слова не дает вставить. Когда я ей всё объяснил, она снова начала на меня наезжать — видно, Рафаэль или его папаша нагрузили ее по поводу девчонки, которой он заехал в глаз.

— Офигеть! Ну а ты что? Брэд поморщился.

— В общем, я послал ее на хер.

— Ух! Ну а она чего?

— Выскочила как ошпаренная. Она меня терпеть не может. Я это чувствовал с самого начала, но теперь сомнений никаких.

— Не знаю, что и сказать. Хуево мне тут будет без тебя, если тебя вдруг уволят. Думаешь, такое может случиться?

— Честно говоря, Майки, после клиентов, прилетевших в эти выходные, мне стало просто наплевать.

— Да уж! Большинство из тех, кто поехал на моем автобусе, были приписаны к твоей гостинице, а это точно не подарки. Однако двое из девчонок были ничего.

Брэд засмеялся.

— Ты уже с ними поболтал?

— Нет.

— Они тут подошли ко мне утром и затрахали мне все мозги. Ныли, что ожидали чего-то типа «Холидей инн» и курорт типа Ривьеры. Первый раз по путевке поехали.

— Да ладно!

— Честно. А потом — и я клянусь, это правда, потому что мне такого не придумать, — у них началась истерика. Одна из них мне заявляет, мол, ты не понимаешь, что значит для нас этот отпуск. Возможно, это последний отпуск в нашей жизни.

— Что? Что она хотела этим сказать?

Брэд, смеясь, объяснил, все еще сам не веря тому, что узнал:

— Они познакомились в прошлом году в Папуортской клинике — обеим делали пересадку органов.

— Да пошел ты! Опять прикалываешься.

— Клянусь! У них еще не прошел критический период, когда орган может быть отторгнут. Надеюсь, Грег об этом не узнает.

— Это почему еще?

— Потому что он их трахнет, конечно же.

Под навесом, уберегающим клиентов «Эс регеро» от солнца и дождя, стоял длинный стол. Несмотря на то что ресторан был в пяти минутах ходьбы от «Стар», туристы заглядывали сюда редко. Однако еда здесь была отменной, и потому в этом месте всегда было полно экспатов и местных рабочих, наслаждавшихся кулинарными изысками или просто заскочивших выпить стаканчик-другой и обменяться свежими сплетнями. Приехавшие туда Брэд и Майки обнаружили там всех, кроме Элисон. Брэд сел рядом с Томом и Грегом на том конце стола, где сидели Фелипе Гомес из головного офиса и Луис из агентства «Вьяхес диаманте».

Майки сел на другом конце с Натали, Хетер и Марио. Место во главе стола пустовало в ожидании Элисон.

Элисон приехала после того, как на стол выставили вино. Она вежливо чмокнула в щечку Луиса и Фелипе, после чего повернулась к Тому.

— Том, у тебя есть минутка? Нам надо поговорить.

— Да, конечно, — улыбнулся Том и подтянул к себе еще одно кресло.

— Нет, это приватный разговор.

— А, понятно. — Том встал. — Прошу прощения.

Они прошли в прохладное помещение ресторана и сели за стойкой бара. Том заказал два пива.

— Ты что, даже не знаешь, как по-испански будет пиво? — спросила Элисон.

— Я знаю, но постоянно забываю.

— Тебе надо подучить испанский, если хочешь какого-то прогресса.

Это слегка озадачило Тома, поскольку по служебной лестнице он был уже на ступеньку выше Элисон. Учитывая, что Элисон была «старой школы», трудно было предположить, будто бы она считала свою позицию в компании выше позиции Тома.

— А ты говоришь по-испански? — спросил Том, прекрасно зная, что она не говорит.

— Да, в достаточной степени. — И чтобы подчеркнуть это, она сказала «грасиас» подоспевшему с пивом бармену.

— Ну и в чем, собственно, дело? — поинтересовался Том.

— Сегодня утром я разговаривала с Джейн, и она сказала, что я должна сначала поговорить с тобой, — ответила Элисон, желая подчеркнуть важность того, что она намеревалась обсудить с Томом. — На самом деле есть две проблемы. Первая — аэропорт. Не знаю, помнишь ли ты, но в начале сезона я послала тебе все данные на гидов.

— Что-то не помню, чтобы я их получал, — нахмурился Том.

— Да, это же мне сказала и Джейн, так что они наверняка потерялись где-то на почте. — Сидя лицом к лицу с Томом, лгать было труднее. — В общем, Джейн сказала, что разберется, так что, надеюсь, до уикенда разрешения сделают и эта проблема будет снята. Вторая проблема… — Элисон отхлебнула пива, — … это Брэд.

— Брэд?

— Да. Неприятно, конечно. Я, как и все, считала, что он далеко пойдет, когда увидела его впервые, но он с самого первого дня начал меня учить, как мне работать. Каждый раз, когда я делаю ему замечание, он спорит со мной. Мне не хотелось жаловаться, потому что я и сама могу справиться. Только вот в последнее время все стало гораздо хуже.

— В каком смысле?

— Ну, для начала скажу, что он настраивает против меня Майки. Как ты знаешь, у Брэда очень сильный характер. Еще до того как мы прилетели на остров, даже Кирсти сказала, что он лидер, так что последнее, чего бы мне хотелось, так это чтобы он и остальных гидов настроил против меня. — Элисон помолчала, потом продолжила: — Еще одна проблема — это «Уэртас». Брэд плохо ладит с тамошним персоналом, и ему больше нравится отдыхать с клиентами, чем работать с ними.

— Да, но послушай, Эл, мне кажется, вся наша работа заключается в том, чтобы быть с клиентами в хороших отношениях и весело проводить с ними время.

— Ну, мне-то можешь это не рассказывать — я уже несколько лет работаю. Брэд просто не знает, где надо остановиться, и из-за этого возникают проблемы.

— Какие именно?

— Клиенты отбиваются от рук, и приходится вмешиваться другим, а иногда это люди, не слишком опытные в подобных ситуациях.

Том посмотрел на Элисон, не понимая, что она хочет сказать.

— Ну, к примеру, несколько раз клиенты в «Уэртас» позволяли себе лишнее, и Рафаэль, сын хозяина, брал ситуацию в свои руки, и один раз он ударил клиента.

— Что?! — обалдел Том. — Почему об этом не доложили в головной офис?

— Ну, кроме того что это не так и ужасно, как, возможно, звучит, мне не хотелось, чтобы у Брэда были неприятности.

— Какие неприятности?

— Я думала, из Брэда выйдет неплохой гид, поэтому и не хотела, чтобы в его в послужном списке было нечто, что могло бы в будущем отразиться на его карьере. Я несколько раз просила его написать докладную, но… — Элисон пожала плечами.

— Так что сказала Джейн?

— Джейн сказала, чтобы я поговорила сначала с тобой, но что мне следует его уволить.

Том откинулся в кресле, переваривая услышанное. Несмотря на то что рассказ Элисон был похож на правду, что-то во всей этой истории казалось не совсем правильным, хотя Том и не был уверен в своей объективности, потому что Брэд ему нравился. После минуты сомнений он высказал Элисон свое решение:

— Ладно. Прежде чем я что-либо сделаю, я должен поговорить с Джейн. И, конечно же, мне бы хотелось услышать мнение Брэда.

— Безусловно. Хотя я уверена, что он скажет, что докладывал.

— О’кей. Просто оставь это мне, и я с этим разберусь. Давай вернемся назад и будем вести себя словно ничего не произошло.

Они вернулись за стол. Элисон пошла в тот конец, где Хетер, хихикая, говорила, что никогда не спала с необрезанным мужиком и что она не представляет себе, как такое вообще возможно. Том пошел на другой конец, к Грегу, который как раз заканчивал историю о том, что случилось этим утром у них с Томом и двумя девчонками, — это напомнило Тому о необходимости выспаться.

Тому нужно было на время забыть о разговоре с Элисон, чтобы Брэд ничего не заподозрил. Он вспомнил, как муж одной из женщин, которая была здесь в начале сезона, позвонил в головной офис, утверждая, что его жена забеременела от Грега. Том забыл сказать об этом Грегу, так что это было для него хорошим поводом отвлечься. Он выложил эту историю, добавив кое-какие придуманные на ходу детали, например о том, что рогоносец был огромным, как кирпичный сортир, и что он прилетает на Ибицу в среду. Грег заметно побледнел.

После обеда у всех было приподнятое настроение. Фелипе, Луис и Том курили сигары и болтали. Элисон слегка набралась и переместилась поближе к Фелипе. Том заметил, как они на секунду незаметно для остальных сжали руки друг друга. Он попытался представить себе, как они трахаются, и его чуть не стошнило. Вопрос Фелипе, к счастью, прервал ход его мыслей.

— Томас, а ты говоришь по-испански?

— Нет.

— Но мне подумалось, что с фамилией Ортега…

— Мой прапрадед из Мадрида, — солгал Том.

— А… — понимающе кивнул Фелипе. — А как насчет остальных гидов — кто-нибудь из них знает язык?

— Только я и Майки, — вклинилась Элисон.

Фелипе чуть не посмеялся над этим заявлением, потому что знал, что Элисон двух слов связать не может. Она была из тех людей, которые не признаются, что не говорят на другом языке, а скажут, что понимают лучше, чем говорят.

— А Майки, это который? — спросил Фелипе.

— Тот, что в роговых очках. На другом конце стола, — подсказал Брэд.

— Черный, — добавила Элисон.

— Прекрасно. — Фелипе убедился, что Майки не сможет услышать его. — Извините меня, но мне необходимо поговорить с Луисом, и нам будет легче делать это на родном языке. Пожалуйста, не сочтите за грубость.

— Нет проблем, — ответила за всех Элисон. Том подумал, что это очень странно, поскольку английский у обоих был безупречен, поэтому одним ухом он продолжал слушать их разговор. Сначала они немного посплетничали, поговорили об общих друзьях и так далее. Тому было смешно смотреть, как Элисон с умным видом кивает, якобы понимая, о чем речь. Почувствовав, что она произвела впечатление на младших сотрудников, она пересела на другой конец стола к Марио, Майки и девчонкам. Едва она ушла, Том услышал, как Фелипе сказал Луису: «Заебала. Как же эта сучка меня достала! Я ее всего-то пару раз трахнул, а эта тупая ящерица взяла и залетела. Понятия не имею, как это произошло, — я ее практически все время трахал в жопу». Оба испанца засмеялись. Они говорили очень быстро и на местном диалекте, но Том понимал практически всё и продолжал слушать.

Следующие пять минут разговора произвели на него шокирующее впечатление. Он настолько был поглощен, подслушивая их разговор, что не понимал, о чем его изредка спрашивали сидевшие рядом, и на все вопросы односложно отвечал «да» или «нет». То, что он услышал, было чересчур, чтобы оказаться правдой. Когда они закончили, Фелипе улыбнулся и снова извинился:

— Прошу прощения. Мы просто обсуждали скучные темы, касающиеся контрактов. А теперь, учитывая, что всё здесь за счет компании, нам следует заказать бутылку шампанского, как вы считаете?

Том был единственным, кто ничего не ответил. Если то, что он только что узнал, действительно было правдой, то Фелипе получил за счет компании не только бутылку шампанского… Он встал и прошел к бару.

— Могу ли я отсюда позвонить в Англию?

Глава тринадцатая

— Привет, Джейн!

— Привет! Том, это ты?

Том оглянулся вокруг посмотреть, не слышит ли кто.

— Да.

— Что случилось? Ты разговаривал с Элисон?

— Да, но…

— Что она сказала?

— Она все время говорила о Брэде и… Но в любом случае это…

— Так что она сказала насчет Брэда?

— То, что он ее не уважает. Слушай, мне нужно…

— Ты считаешь, что нам следует от него избавиться?

— Не знаю. Ты будешь слушать меня?

— Что значит «не знаю»?

— Пока я действительно не знаю. Теперь, пожалуйста…

— Так чем ты там вообще занимаешься?

— Джейн, заткнись!

Последовала удивленная тишина на другом конце провода.

— Спасибо. Теперь, если ты меня все же выслушаешь, я тебе скажу кое-что, на фоне чего Брэд, Элисон и все остальное здорово побледнеет.

Том никогда не говорил с Джейн в таком тоне, и она поняла, что он хочет сказать нечто очень важное.

— Продолжай. Я слушаю.

— Итак. Помнишь, как ты мне все время говорила, что я должен скрывать от всех свое знание испанского?

— Угу.

— В конце концов это очень пригодилось.

— Каким образом?

— Фелипе и Луис — ну ты знаешь, чувак из «Вьяхес диаманте» — болтали между собой по-испански. Правда, только после того, как Фелипе убедился, что никто их не понимает. Да, ты была права насчет Элисон и него. Она от него залетела, но у этого романа нет никаких шансов.

— Но отец он?

— Абсолютно точно.

— Так ты считаешь, что за этим стоит что-то еще? Потому он и хотел, чтобы Элисон дали эту работу?

— Отчасти. Но, Джейн, ты просто представить себе не можешь, насколько незначительно даже это.

На всякий случай Том снова огляделся. Ему понадобилось минут десять, чтобы рассказать Джейн об услышанном за столом. Несколько секунд она молчала.

— О господи, Том, это ужасно!

— Я бы, наверное, выбрал другое прилагательное для определения всего этого, но…

— Да нет, ты не понимаешь! Просто перед тем как мы узнали об аборте Элисон, какая-то женщина позвонила мне и сказала, что у нее и Фелипе роман. Та же самая женщина позвонила мне пару дней назад и сказала, что Фелипе и Элисон обманывают компанию.

— До Элисон мы еще дойдем. Есть какие-нибудь идеи насчет личности звонившей?

— Нет. Явно это был кто-то, кому не нравится Фелипе или она.

— Ну, после того как я увидел, какое к ней отношение здесь, это сокращает число подозреваемых до половины Ибицы.

— Я уверена, что это кто-то из Англии. Звонки были явно местные.

— А голос?

— Трудно сказать, Том. Казалось, будто кто-то с запада пытался говорить как лондонец, или лондонец пытался говорить как провинциал. Сложно определить. — Джейн помолчала, собираясь с мыслями. — Господи, Том! Ты хоть представляешь, сколько он делал каждый сезон?

— Ммм… — Том в уме прикинул цифры. — Примерно четверть миллиона фунтов.

— И остальное? Примерно полмиллиона? Вот сука!

— Кошмар, да?

— Так каким образом тут замешан Луис? — спросила Джейн.

— Луис был первым, с кем Фелипе начал дело. Скорее всего, они дружат еще с колледжа. Луис дал ему все контакты представительств «Диаманте», с чего имел свой кусок. Давай посмотрим фактам в лицо: даже из-за небольшого процента в этом деле можно было бы рискнуть многим.

— Так. Давай-ка проверим, все ли я правильно поняла. Фелипе составлял контракты на аренду гостиничных номеров — в среднем примерно полторы тысячи…

— Считай в фунтах — так легче.

— Ладно. Он заключает контракт на сдачу комнат за семь фунтов в сутки, а затем агентство выставляет нам счет на десятку. Мы платим агентству, которое проплачивает гостиницу, а разницу он забирает себе. Верно?

— Именно так.

— Так Фелипе удерживает больше половины?

— Почти две трети!

— А то, что осталось, забирает себе Луис? Так? Помимо обычных комиссионных, которые платим тоже мы.

— В общем и целом так.

— Так получается, что Фелипе снимает с одной комнаты в сутки по два с половиной фунта. Охренеть! Но как получилось, что владелец агентства ничего не заподозрил? — Джейн потеряла нить.

— А ты подумай. Агентство присылает нам инвойсы на сумму, которую мы считаем настоящей. Мы платим им, а они платят гостинице. Иногда они платят гостинице наличкой, а это и вовсе облегчает дело: Фелипе просто забирает деньги — и гостиница и он довольны.

— Но какой интерес во всем этом для гостиниц? — Джейн запуталась вконец.

— Если они не заинтересованы, то, наверное, не заключают договоров. Господи, Джейн, ты же знаешь, какая здесь конкуренция!

— Ну а как насчет более серьезных контрактов? Те, что заключают более крупные организации?

— Не знаю. Фелипе про это не упоминал.

— Думаешь, некоторые сделки совершаются законным путем?

— Возможно. Не забывай, что речь идет только об Испании, а есть еще Греция…

— Только?! — иронично повторила Джейн. — И он делал это по крайней мере два сезона…

— Да, я слышал, как он говорил о прошлом сезоне, так что абсолютно точно он делал это и тогда. Не знаю, была ли сюда замешана Кирсти… Есть вероятность, что все это делалось и раньше… — Том на секунду задумался. — А кто у нас агент в Андорре?

— «Диаманте», — автоматом ответила Джейн и тут же поняла: — О, нет! Что, еще и в зимний сезон?

— Возможно. И представь, если у него получилось организовать то же самое во Франции или Италии — там ведь тоже есть филиалы «Диаманте». В таком случае за год он делал куда больше, чем мы предполагаем.

Оба помолчали, переваривая информацию.

— Да, и кое-что еще. Помнишь его дом в Далвиче и мебель в его кабинете?

— Так это ему вроде в наследство досталось?

— Ответ неверный, — пропел Том. — Луису он сказал, что почти оплатил дом благодаря этой «маленькой афере». А ты знала, что он купил себе новенький «рэндж-ровер»?

— Нет. Я думала, что у него только «ауди» компании.

Джейн начала размышлять вслух:

— Таким образом, если он заключает договора, ориентируясь только на деньги, которые он с них получит, значит, наши клиенты имеют не самые лучшие места?

— Точно, — подтвердил Том.

— А если мы как туроператор платим за гостиницы и апартаменты больше, чем могли бы, — просчитывала Джейн, — тогда получается, что наши путевки стоят дороже, потому что мы перекладываем расходы на клиентов, а значит… Это просто скандал, совершенно точно. — Джейн присвистнула. — Есть ли еще что-нибудь, чего я не знаю?

— Да. Наша милая Элисон Шэнд. Он отмывает деньги на Ибице, а она присматривает за банковскими счетами в его отсутствие. Не знаю почему, но счета у него с женой совместные, и я понял из разговора, что она к этому не имеет никакого отношения. Я не уверен, что владельцы гостиниц знают про Элисон, но меня это не удивляет. Возможно, некоторые из наших клиентов ее друзья. Вероятно, им проплачивают отпуск, а взамен они увозят домой наличку, и таким образом часть денег попадает в Англию. Фелипе просто смеялся, говоря, сколько он ей платит за это. Она явно неглупа и знает, сколько денег он на самом деле получает, но он наврал ей, что агентство забирает больше, чем это есть на самом деле. В общем, я понял из разговора, что Элисон очень хотелось получить эту работу и Фелипе это устроил. Для него это еще один повод, чтобы ей не платить. Он сказал Луису, что пообещал ей десять штук к концу сезона, но подумывает о том, чтобы заплатить еще меньше. По-моему, с его стороны будет глупо так поступить, потому что я уверен — его жена вряд ли будет счастлива узнать, что двое ее сыновей чуть было не заимели родственницу.

— Невероятно! — Это все, что могла сказать Джейн.

— Ну что теперь? Должен ли я уволить Элисон?

— Господи, нет! — вскричала Джейн, чей острый ум заработал на полную мощность. — Ни в коем случае, даже если она нарушила каждый пункт рабочих инструкций.

— Это почему? — удивился не поспевающий за ее мыслью Том.

— Потому что Элисон — наш единственный шанс поймать Фелипе. Ты что, не понимаешь, что мы не можем выдвинуть обвинений только на основании подслушанного тобой разговора? Нам нужны доказательства.

— Какие доказательства?

— Не знаю. Копии банковских счетов? Фотографии? Я правда не знаю. Я буду над этим думать, и мне обязательно нужно поговорить об этом с Себастианом и Эдамом. А пока нам придется сидеть тихо.

— А что насчет Брэда?

— Ну, теперь-то все выглядит в ином свете, не так ли? Лично мне трудно поверить, что Брэд облажался. Из всех новых гидов…

— Да знаю я! И насколько мне известно, он прекрасно справляется. Единственный, о ком я слышал что-то плохое, это Марио.

— Да Марио — меньшая из наших проблем. Вопрос в том, что теперь делать.

— Я еще не разговаривал ни с Рафаэлем, ни с его отцом. Как мне сейчас поступить?

Джейн подумала.

— Узнай, что там происходит на самом деле. Мне кажется, что там гораздо больше, чем видно на поверхности. Я была уверена, что мне следует уволить Брэда, но после всего, что ты мне рассказал… Учитывая, что Элисон вряд ли скажет правду, делай то, что должен делать. Самое главное, чтобы она ничего не заподозрила, потому что мы должны держать ее на Ибице. И если из-за этого Брэду придется уйти…

— Прекрати, Джейн, это несправедливо.

— А что ты предлагаешь? Мы оставляем гида-первогодка, потенциально хорошего гида, не спорю, и позволяем им уйти с огромной суммой денег? Еще более дорогие путевки на следующий год, еще более хреновое жилье, более…

— Ладно, ладно, я всё понял.

— Том, конечно же я хочу, чтобы ты сделал все возможное, чтобы оставить Брэда на курорте, но это не самое главное. Ты понимаешь?

— Хорошо, Джейн, я всё понял. Черт, я думал, это будет милый безболезненный визит. Здорово ошибся, а?

— Это часть твоей работы, Том.

— Знаю. Тогда пока. Мне лучше вернуться за стол, пока меня не хватились. До связи.

— О’кей. Я тебе позвоню, когда будут какие-нибудь новости. Пока.

— Адиос!

— Да, и еще, Том…

— Что?

— Хорошая работа.

Глава четырнадцатая

Пять часов безмятежного сна после обеда — и Том проснулся, готовый к заменившей поход по барам вечеринке в «Уэртас». Зайдя в бар, он увидел Брэда, в поте лица работающего за стойкой.

Некоторые из новоприбывших попытались испортить начало вечера, но Брэду удалось без проблем избавиться от них. Элисон проинструктировала Брэда сделать всё для того, чтобы клиенты потратили в баре гостиницы по максимуму.

Том попросил Брэда присесть с ним за столик в углу поговорить. Он рассказал ему о жалобе Элисон на то, что он не написал докладную о случае с Рафаэлем. Брэд сходил к себе и принес копии докладных, ни одной из которых Том не получал, а это значило, что до головного офиса они так и не дошли. К счастью, девушка с синяком была в баре и более или менее придала истории достоверность. Картина постепенно прояснялась. Это был один из тех дерьмовых отелей, с которыми у Фелипе была договоренность. Было ясно, что Элисон лгала, а Брэд был прав, но что он мог сделать? Обстоятельства сложились не в его пользу. Брэд рассказал ему и про аэропорт, хотя у Тома и без того не было сомнений, что Элисон просто забыла разобраться с разрешениями — возможно, потому что занималась счетами Фелипе.

Брэд был расстроен, зол и пьян. Он не был человеком, который наносит удар в спину, даже если этого заслуживают, но когда разговор зашел о Лоррейн, он, не выдержав, рассказал о роли Марио в ее увольнении. Том оказался в трудном положении. В другое время он тут же дозвонился бы до Джейн Уорд, чтобы она прилетела и лично уволила Элисон. Но у него был приказ уволить Брэда, а после всего услышанного он не мог себя заставить сделать это. Том сказал Брэду, что в среду переведет его и Натали в «Бон», а Марио и Хетер — в «Уэртас». Брэда это не очень-то порадовало, но он и не сетовал — у него просто не было сил ни на то, ни на другое. Том собрался и ушел в «Стар». Он не спал с момента утреннего вторжения Элисон в его комнату, поэтому веки у него слипались. К часу он уже спал.

Вошедший в круизный автобус Грег выглядел дерьмово. После похода по барам он отправился в «Стар», где он и Роббо замутили себе по таблетке. Они сняли девчонку, которая была в неадеквате, и, уйдя из клуба, вдвоем ее трахнули. Самым прикольным Грег считал вытирание козявок о ее спину в процессе групповухи. Грег прекрасно провел время, но он забыл, когда последний раз спал. Соревнование вышло из-под контроля. Было сложно подсчитывать и помнить даже собственные очки, что уж говорить об успехах других. Брэд знал, что он переспал примерно с двадцатью девчонками, но как именно он это делал, он вспомнить не мог, как и не мог вспомнить, сколько у него бонусных очков.

На Эспалмадоре Грег почти сразу же отключился. Брэд вырезал из бумажной тарелки маленький фаллос и положил ему на живот, прижав камушком, чтобы не унесло ветром.

Брэд надеялся, что Грег не пошевелится по крайней мере полчаса, чего было бы достаточно для того, чтобы остался отпечаток более светлой кожи на животе там, где он положил трехдюймовый бумажный член. К его радости, Грег провалялся в таком положении весь день, и Брэд был доволен удавшейся на все сто шуткой.

Еще Брэда очень удивило то, что большинство клиентов, которые вчера участвовали в попойке, сумели подняться, чтобы не опоздать на круиз. Не появились только три парня из Брэдфорда, но к концу вечера они не стояли на ногах. Зато с ними поехала очень соблазнительная девчонка, которая прилетела с последней группой. Ей было около двадцати восьми, и она прилетела отдыхать одна. Их разговор постоянно вертелся вокруг секса, и в конце концов Брэд не выдержал: «Слушай, я не в ладах с эвфемизмами. Я просто хочу тебя трахнуть».

Они взяли катамаран и сплавали к любимой стене Брэда, туда, где до этого у него был секс с Вероникой, и трахнулись там как следует, без приключений. Она была миниатюрной, но, слыша звуки, которые она издавала, Брэд подумал, не посетила ли и она Папуортскую клинику, где ей пересадили легкие женщины, по меньшей мере в четыре раза более крупной, чем она. Правда, судя по тому, что его член едва задевал стенки ее влагалища, можно было подумать, что ей были пересажены не только легкие.

После круиза автобус припарковался у гостиницы, где Брэда дожидались Том и Элисон. Вид у обоих был серьезный. Когда Брэд вышел из автобуса, Элисон жестом подозвала его.

— Брэд, мне необходимо с тобой поговорить. Она что-то сказала Тому на ухо. Том кивнул и отошел. Элисон прошла с Брэдом в бар гостиницы, и они сели за столик.

— Брэд, произошло кое-что серьезное.

«Началось», — подумал Брэд, глядя на свои руки и думая о том, достаточно ли загоревшим он будет выглядеть по возвращении домой.

— Я говорила с Томом. После случившегося сегодня утром тебя следовало уволить, но мы решили переселить тебя в среду в «Бон». Мне не очень понравилось твое выступление, и если ты еще раз нарушишь субординацию, то, думаю, ты понимаешь, какими будут для тебя последствия… — Сегодня Элисон пришлось пойти на предложенный Томом компромисс, но она знала, что увольнение Брэда всего лишь вопрос времени. — Тем не менее это не то, о чем я хотела поговорить.

Брэд был озадачен, но смотрел на нее с равнодушным выражением лица.

— Прошлой ночью кое-что произошло, и для нормального решения ситуации мне нужна твоя смекалка.

— Продолжай, — Брэд чуть подался вперед.

— Один из твоих клиентов умер.

— Что?! Кто?

— Ник Харленд. Один из брэдфордских ребят, тот, что в очках как у Бадди Холли.

— О господи, нет! Что случилось?

— Его друзья хотели позвать его на завтрак, но он не шевелился. Они ничего не заподозрили, а когда вернулись, он лежал в той же позе. Когда они хотели его растолкать, то увидели, что он захлебнулся в собственной блевотине.

— Как это?

— Слишком много выпил. — Элисон старалась не смотреть ему в глаза. — Надеюсь, для нас не будет никаких неприятностей. По всей видимости, после бара они пошли в город и там…

— Это снимет с нас все подозрения, — цинично вставил Брэд.

— Нет, я имела в виду не это. Наша компания, конечно же, не должна доводить клиентов до свинского состояния…

— Типа как вчера в девять вечера, когда я сказал тебе, что им уже достаточно, а ты сказала, чтобы я продолжал их спаивать? Это ты имела в виду?

— Если бы они не напились в гостинице, то сделали бы это в городе.

— Может, и так. Но все равно это будет выглядеть дерьмово, когда приедут родители и начнут задавать вопросы. Ведь они узнают, что в тот вечер, когда Ник умер, мы устроили им соревнование, кто больше выпьет, и делали всё, чтобы он нажрался в кал.

— Не мы, — поправила его Элисон, — а ты, Брэд. То, что каждый отдельно взятый гид делает в гостинице, где он с клиентами проживает, — это его или ее личная ответственность, и если гид нарушает предписанные компанией правила или слишком много на себя берет, то у нас только одно средство — увольнение.

— Итак, насколько я понял, если все пойдет не так, то искренне ваш попадет под раздачу, то есть компания, дистанцируясь от меня, сделает из меня козла отпущения. А если бы я сделал то, что хотел сделать прошлой ночью, да и вообще с начала сезона, — я имею в виду эти мудацкие экскурсии по барам — меня уволили бы за то, что я пошел против тебя? Это что, по-твоему, правильно?

Элисон чуть наклонилась вперед и, улыбаясь, прошипела:

— Видишь, ты не такой ужи умный, как мнишь о себе. Я тебя предупреждала — следи за каждым своим шагом. Теперь посмотрим…

— Я не могу поверить! — разозлился Брэд. — Тут бедный парнишка умер, а ты беспокоишься лишь о том, как бы использовать ситуацию против меня. Мне тебя просто жаль. — Брэд встал. — Я иду наверх, потому что если буду и дальше слушать твой бред, то, боюсь, могу сделать что-то, о чем потом мне придется пожалеть. Когда он ушел, в бар вошел Грег.

— Что происходит?

— Да вот, Брэду мозги вправляла, — ответила Элисон. — Полагаю, ты уже знаешь о смерти?

— Да, плохие новости.

Вошел Том и поинтересовался, куда ушел Брэд.

— Поднялся наверх, — ответила Элисон.

— Он в порядке? — спросил Том. Элисон пожала плечами. — Я позвонил в головной офис, — продолжил Том.

— Ну и что они говорят?

— Немного.

— А сколько уже смертей было в этом сезоне? — спросила Элисон, собирая свои вещи, чтобы уйти.

— Ммм… Две на Тенерифе, одна на Крите и одна на Канарах.

— Ну что ж, — сказала Элисон. — Нам надо бы и о себе заявить.

Грег остался в гостинице подменить Брэда на ресепшен. Он пробыл там не более двух минут, когда вошли друзья Ника. Грег помахал им рукой, чтобы подошли.

— Мне очень жаль насчет Ника. Вы в порядке?

— Ага. Всё еще в шоке, но…

— Я только что с его мамой разговаривал, — сказал другой. — Это было нелегко.

Грег посмотрел на них, не зная, что и сказать. Он предложил им пива, но они отказались. Возникла неловкая пауза, и Грег решил свернуть разговор.

— Ну, если вам что-нибудь будет нужно…

— Вообще-то нам кое-что нужно, — сказал один из парней.

— Что именно?

— Ник одолжил у нас вчера двадцатку — есть ли возможность вернуть деньги?

Грег посмотрел на него, пытаясь понять, не шутит ли он. Он не шутил.

— Мммм… Я посмотрю, что можно сделать…

Брэд проснулся около полуночи. Он чувствовал, что не прочь кого-нибудь сегодня снять. Натали дежурила до утра, поэтому он мог до утра гулять.

Это был, без сомнения, самый плохой период для него с момента прилета на курорт. Он знал, что рано или поздно Элисон его уволит, если, конечно, не случится чудо. Он постоянно чувствовал усталость, не просыхая пил, ненавидел прилетевших на этой неделе клиентов, ему был скучен даже секс. Тем не менее Брэд с трепетом ожидал свидания с Келли Видением.

Майки должен был освободиться в половину первого. В двенадцать пятнадцать Брэд услышал какой-то шум на лестнице. Он спустился ниже на пару этажей, когда мимо него пробежал подозрительно выглядевший парень. Свернув в коридор, он забежал в одну из комнат. Послышался женский визг, и Брэд ускорил шаг. Когда он был в паре метров от комнаты, парень выскочил в коридор, держа что-то очень напоминающее бумажник в одной руке и нож в другой. Инстинктивно Брэд сделал ему подсечку и отправил его в короткий полет. От толчка он задел стену, и торчавшая из нее шляпка гвоздя оцарапала его, порвав футболку. Грабитель летел по коридору, а вслед за ним порхал бумажник и по полу скользил нож. Подойдя, Брэд поднял их. Вскочивший на ноги гопник увидел бумажник и нож в руках Брэда, но решил не испытывать судьбу и дал деру вниз по лестнице. Две девушки выскочили из комнаты с криками. Судя по акценту, они были кокни.

— Где он?

— Он стащил наши паспорта!

— Что, эти? — спросил Брэд, показывая им то, что принял сначала за бумажник.

— Ничего себе! — засияла одна из девчонок, у которой было приятное веснушчатое лицо и светлые волосы.

— Как тебе удалось их у него отобрать? У него ведь был нож.

— Что, этот? — спросил Брэд, показав им нож.

— Смотри, он тебя порезал, — подала голос ее подруга, у которой были темные волосы и грубые черты лица.

Брэд посмотрел на царапину от гвоздя.

— Ты в порядке? — поинтересовалась та, что поприятнее, рассматривая «рану» Брэда.

— Да. А это ерунда!

— Этот козел решил, что мы ему должны какие-то деньги. Поднялся сюда и забрал наши паспорта, когда мы ему сказали, что у нас нет ни гроша, — объяснила брюнетка.

— Ты, наверное, крутой, если смог отнять у него нож.

Брэду понравилось слово «крутой».

— Это было нетрудно. Для того я и здесь.

— Да, но могло быть и хуже, — сказала блондинка. — Он мог тебе лицо порезать или…

— Без мазы. Я немного занимался, ммм… карате. — Брэд рубанул рукой воздух для убедительности.

— Позволь нам вызвать доктора.

— Не надо. Всё в порядке, честно. — Брэд чуть отодвинулся в сторону, чтобы брюнетка не разглядела, что вблизи «порез» выглядит не слишком впечатляюще.

— Мы пытаемся найти работу, — объяснила она. — Есть варианты?

— Нет, не в курсе. Извини. — Брэд начал понимать, что они, вероятно, были парочкой бродяг. — Ладно, пойду я. Рад, что у вас всё в порядке.

— Да, спасибо тебе, — почти хором ответили они.

Брэд едва успел переодеть футболку, когда Майки, Грег и Том зашли к нему, принаряженные для выхода в свет, и комната сразу наполнилась запахами дезодорантов и афтершейвов. Грег достал из кармана маленький пакетик с таблетками. Сегодня ночью они собирались отдохнуть как следует.

Брэда нереально вставило. Роббо достал таблетки, которые назывались «яблоки», и они оказались просто супер. Все четверо съели их еще у Брэда в комнате, хотя Том и Майки приняли для начала по половинке. Грег же провел на таблетках три последние ночи.

Брэд у нравился «Парадиз». В этом клубе была хорошая атмосфера, и потому он привлекал более модную и космополитичную публику. Глядя на улыбающиеся лица, Брэд подумал, что у Роббо сегодня был финансово удачный денек. Расти, Белка и вся их тусовка были там и, по всей видимости, под тем же кайфом. Никто из них еще не смог побить рекорда Белки по необычности места для секса, хотя все они трахнулись с той девчонкой. Расти рассказал Брэду, что в ее первую неделю на острове она трахнула двадцать мужиков. Прошлой ночью она поимела троих из компании Расти и еще четверых из другой тусовки. Не успел Расти дорассказать о ней, как она вошла в клуб. У Брэда родилась идея. Он помахал ей рукой.

— Донна, сюда!

Она подошла, улыбаясь. Выглядела она прилично и, в общем, была привлекательной девушкой.

— Как наша юная Донна чувствует себя сегодня?

— Классно. Съела пару «яблок». Офигенно! А ты как?

— Та же фигня. Только я не в таких количествах. Мой босс из Лондона здесь.

— О, а кто это?

Брэд кивнул в сторону бара, где Том и Грег над „ чем-то смеялись.

— Не слишком ли он молодой для босса? А он симпатичный, да?

Брэд внутренне возликовал.

— Забавно, что ты о нем спросила, потому что вчера он пытался разузнать о тебе. Он на тебя запал.

— Правда? — засияла Донна.

— Правда, — соврал Брэд. — Пойду с ним поговорю, а ты пока потанцуй. Посмотрим, что можно сделать.

Проходя мимо Грега, Брэд незаметно для Тома подмигнул ему. Они обняли Брэда с двух сторон — видимо, приняли по второй половине таблетки. Немного потрепавшись, Брэд, оказавшись вне поля зрения Тома, снова подмигнул Грегу и прижал палец к губам.

— Том, видишь вон ту девочку?

— Какую?

— Симпатичную блондинку в центре танцпола. Ну вон ту — в коротком желтом платье с офигенными сиськами. — Брэд тут же подумал, что он и сам бы не прочь переспать с ней.

— Ага, — наконец заметил ее Том.

— Не знаю, зачем я тебе это говорю, — сомневаюсь, что ты бы сделал что-то подобное для меня, — но эта маленькая птаха сказала мне, что она тебя желает. Для меня это облом невероятный, потому что полкурорта пытается развести ее на секс уже неделю.

После этого заявления Грег чуть все не испортил, поперхнувшись водой.

— Серьезно? — заулыбался Том — от «яблока» сама наивность.

— Я правду говорю, Грег?

— О, да, — Грег взял себя в руки. — Когда ты с ней закончишь, Том, дай нам понюхать твои пальцы.

Том поставил напиток на стойку, собираясь идти к Донне.

— Прежде чем уйдешь, мне бы хотелось объявить новое соревнование, — заявил вдруг Грег.

— Только не это, — простонал Брэд. — Что на этот раз?

— Кажется, у всех есть магнитофоны, не так ли?

Брэд кивнул. Кивнул и только что присоединившийся к ним Майки.

— У меня плеер «Сони», — сказал Том.

— А он пишущий?

— Вроде, да.

— Прекрасно. Тогда все что нужно — это фраза недели, сказанная во время секса теми, кого мы за это время снимем.

— Какая еще фраза? — поинтересовался Майки.

— Для первой недели это будет «Флаффифлопс».

— Чего? — расхохотались все трое. — Пушистые шлепанцы?

— Да, «Флаффифлопс», — повторил Грег. — Так вот. Пока вы ее трахаете, надо как-то сделать так, чтобы она сказала «Флаффифлопс». Неважно, каким именно образом вы заставите ее это сделать, только не вздумайте говорить ей, что это у нас соревнование такое.

Том, Майки и Брэд покачали головами, не веря своим ушам, хотя в головах у всех троих завертелись всевозможные уловки, которые могли бы заставить будущих жертв сказать этот бред.

Том пошел к Донне, и через десять минут они исчезли — к большой радости оставшейся троицы.

Симпатичная блондинка, в комнате которой побывал налетчик, пришла в клуб без подружки, и через час Брэд ушел с ней.

Майки ненадолго оставил Грега одного, но, когда вернулся, застал его в непотребном состоянии, едва способного говорить.

— Что случилось, чувак? — Майки не смог разобрать, что именно промычал Грег на его вопрос, а через несколько секунд он вообще отрубился. Рядом был Вине — хозяин «Мэдхауса».

— Кто-нибудь знает, что с ним?

— Фиг знает. Он выпил много.

— А, ну тогда понятно, — сказал подошедший Даффи из «Чарльстона». — Он принял порядочное количество джи-би-эйч, а с алкоголем это смертельная штука. Я на твоем месте отвез бы его в медцентр.

Майки попытался разбудить Грега, но тот никак не реагировал. Медцентр находился в ста метрах от клуба, и Майки попросил Даффи помочь ему. В больнице Майки сказал доктору, что именно, по его мнению, принял Грег, и доктор сделал укол.

К счастью для Грега, это была не передозировка, как все подумали, однако когда он очнулся через пару часов в медцентре, то очень запаниковал, абсолютно не понимая, где он и как сюда попал. Несколько секунд он думал, что умирает. Первой из сознательных мыслей Грега было выжить любой ценой. Это было не из-за любви к родителям или из-за нереализованных амбиций. Эта мысль пришла к Грегу после того, как он вспомнил последнюю девушку, которую трахнул. Это был монстр, и он не мог вынести посмертного унижения, представив себе свое лицо рядом с ее на первой полосе «Сан» с заголовком типа «Последняя ночь с мертвым гидом „Молодых и Холостых"», особенно после того как он действительно чуть не уснул во время секса с ней. К счастью, утром он почувствовал себя оживающим и покинул больницу под присмотром Майки.

Брэд привел девушку к себе, потому что ее подруга сняла себе кого-то. Блондинку звали Аманда. Она ясно дала понять Брэду, что секса у них не будет, но спустя десять минут, когда ее рука вовсю ласкала его орудие, он решил, что она передумала. Так и было.

Брэд съел только одну таблетку, которая уже отпускала, что было очень удобно — он мог контролировать свой оргазм. Ему нравилось оттягивать этот момент до последнего. Грег был прав. Секс как таковой уже настолько наскучил, что все участники соревнования стали почти безразличными к нему и пытались отработать какие-то особые или необычные способы, чтобы можно было на следующий день рассказать о них остальным. И несмотря на то что флакон дезодоранта успешно нашел на время необычное для него применение и место, тем не менее Брэд никак не мог придумать, каким образом заставить Аманду сказать «Флаффифлопс».

Он напряженно думал об этом, когда внезапно почувствовал сзади чье-то присутствие. Это был гостиничный кабыздох, которому когда-то Брэд поведал о своей любви к Патриции. Он носом открыл дверь в номер Брэда и начал принюхиваться, а поскольку у собак известное пристрастие к пахучим частям тела, то неудивительно, что он заинтересовался возней на кровати двух хрюкающих тел. Едва Брэд в очередной раз замедлил ритм, чтобы еще на какое-то время оттянуть оргазм, пес сунул свой холодный нос ему в задницу и лизнул его яйца — скорее из любопытства, чем от желания. Тут-то Брэд и кончил. Вытащив член, он снял презерватив и, обернувшись, увидел, как ублюдок уходит, повиливая хвостом. Когда пес, обернувшись перед дверью, коротко тявкнул, Брэду на момент почудился издевательский смешок.

Утром у бассейна обсуждались только две горячие новости. Прошлой ночью в «Найт лайф» была серьезная драка. Скандинавские качки нажрались и завелись на ирландца Бена, который изо всех сил пытался избежать прямого столкновения, но они ему не оставили выбора. Никто не хотел вписываться, так как эти «сканди» были офигенно здоровыми и кое-что умели. Однако в следующую минуту случилось то, о чем впоследствии будут слагать легенды, потому что по истечении этой минуты все четверо скандинавов без сознания валялись на полу в живописных позах. Бен же спокойно прошел к бару и заказал себе пивка, в то время как быстро прибывшая полиция грузила тела качков в машину. Причем они были такими здоровыми, что каждого с трудом волокли четыре полицейских.

Другой столь же горячей новостью было свидание Тома и Донны. Расти, Белка, все гиды и еще десяток клиентов держали в руках по куску картона или бумаги или сигаретную пачку с написанной на них цифрой 21, и, когда наконец к бассейну вышел весьма довольный собой Том, все подняли свои импровизированные плакатики, скандируя: «Двадцать один! » До Тома долго не доходило, что он стал двадцать первой курортной жертвой Донны, а когда до него наконец дошло, то по его побледневшему как мел лицу все догадались, что презервативом он не пользовался.

Глава пятнадцатая

Пощечина была сильной. Инстинктивной реакцией Рика было ответить ей «поцелуем из Глазго» [12] , но импульс прошел в течение секунды.

— За что? — обиженно спросил он, надеясь, что она не знает о его периодических визитах к Вив в «Локабер» и к Лене в «Парк-Хед».

— Я не могу тебе вообще ничего доверить, — сказала Кармен.

— О чем ты?

— Сэнди, — ответила она, имея в виду своего йоркширского терьера.

— А что с ней?

— Не надо изображать невинного. Алистер все мне рассказал.

— О! — только и мог сказать Рик.

— И что это было? То, что чуть не убило мою бедную собачку? То же самое, из-за чего мы не видимся по выходным; то же, из-за чего ты потерял работу; то же, из-за чего ты не способен ни на что до самой среды, — проклятые наркотики!

— Ну, это несправедливо, дорогая. Она же не таблетки проглотила.

— А грамм гашиша — это нормально, да?

— Я не специально оставил его на видном месте. Эта сучка жрет все что ни попадя. Однако ей от этого никакого вреда, не так ли?

— Бог знает! А как насчет того, что ты ее однажды чуть не придушил поводком?

— Это было случайно. Это же не из-за наркотиков.

— Неужели? И когда это случилось?

— В воскресенье утром.

— А откуда ты тогда вернулся?

— Эээ… Ну, вообще-то я принял тогда парочку, но…

— Что «но»? Ты вообще был в невмендозе. Рик вспомнил, что тогда произошло. Он вернулся из клуба здорово под кайфом. Подумав, что неплохо было бы прогулять собаку, он прицепил поводок и вышел на улицу. Было прекрасное утро, и он решил пробежаться. Быстро перебирая короткими ножками, Сэнди пыталась не отставать, и Рик отпустил поводок еще немного. Внезапно он почувствовал сильный рывок и глянул через плечо. Собака раскручивалась на поводке вокруг дерева. Получилось так, что Рик пробежал мимо дерева с одной стороны, а собака — с другой.

Кармен доверила ему свою любимицу Сэнди, когда уезжала в Лондон к сестре. Сэнди, подобно тасманийскому дьяволу, носилась по квартире с оглушающим лаем. На третий день Рик, вернувшись домой, удивился тишине. Сэнди лежала тихо и не двигалась. Он вспомнил, какой кайф он получил тогда от этой тишины. За весь стресс, вызванный присутствием собаки в его маленькой квартире, он решил вознаградить себя небольшим косячком. Через десять минут бесплодных поисков куска гашиша, принесенного накануне, до него дошло. Сложив два и два в уме, он понял, что есть прямая связь между лежащей неподвижно Сэнди и пропажей гашиша. Сэнди валялась без движения еще часов шесть, что не могло не порадовать уставшего от нее Рика. Только вот черт его дернул рассказать об этом своему другу Алистеру Макбрайду — решил его насмешить. Только ему не следовало этого делать — Алистер никогда не мог держать рот на замке.

Для Кармен история с собакой была последней каплей. Она уже устала от Рика. Ему было двадцать девять, разведен и только что открыл для себя клубы и экстази. За последние полгода он проводил в клубах практически каждую субботу. Он был все еще в той стадии, когда вся эта клубная сцена была не связана с музыкой, — скорее, это была возможность ухватить за хвост молодость и снимать девчонок. Конечно, было ошибкой думать, что Кармен ни о чем не догадывается, поскольку помимо красоты она была очень умна и вообще была из высшей лиги. Она была похожа на Николь Кидман, но с более мягкими чертами лица, более яркими рыжими волосами и красивыми сияющими голубыми глазами

Кармен клубилась по меньшей мере лет шесть — с тех пор как ей исполнилось семнадцать. Она могла контролировать себя и презирала тех, кто «потерялся» в клубах, — парней, которые ходили на вечеринках с идиотскими улыбками, танцевали под любую музыку и пытались склеить любую девушку, которая на них посмотрит. Рик абсолютно подходил под эту категорию. Она была уверена, что он ей изменяет, но ей было совершенно наплевать на него, особенно если учесть, что у них не было секса уже больше месяца. Случай с собакой был прекрасной возможностью избавиться от него.

Позже Рик долго пребывал в растерянности от того, что она бросила его по такой тривиальной причине, как этот эпизод с собакой. В следующие несколько недель он понял, какую ошибку совершил. Он избил Алистера, грузился наркотиками и постоянно звонил Кармен, пытаясь ее вернуть. Кармен знала, что никогда к нему не вернется. Она знала и то, что ей очень хочется уехать из Шотландии, чтобы начать всё сначала. Может, поехать куда-нибудь за границу?

Атмосфера в комнате для брифингов была невеселой. Адам Хоторн-Блайт сидел во главе стола и выглядел как всегда спокойно. Джейн Уорд сидела напротив Тома, у которого было единственное желание — чтобы день поскорее закончился и он смог, наконец, выспаться. Он прилетел ранним рейсом и из аэропорта поехал прямо на работу. Он пытался выспаться у бассейна, но это сделали невозможным Брэд, Майки, Грег и некоторые из клиентов, постоянно прикалываясь над ним из-за Донны.

Себастиан нервно ходил взад-вперед по комнате, его галстук был ослаблен, рукава закатаны, за ухом карандаш, а в руке калькулятор.

— Вы правы, — сказал он, закончив подсчеты, — это могли бы быть миллионные убытки, если бы он продолжал в том же духе. Неудивительно, что мы почти проигрываем нашим конкурентам.

— Что сделано, то сделано, — сказал Адам Хоторн-Блайт. — Нашей главной задачей является удостовериться в том, что у нас достаточно доказательств, чтобы преступник понес заслуженное и справедливое наказание. В будущем мы должны работать для клиентов, а не для того, чтобы нечестный директор на нас наживался.

— Легче сказать, чем сделать, — проворчала Джейн, с любопытством думая, могло ли вообще что-либо вывести ее начальника из себя.

— Почему бы нам просто не заставить его вернуть все деньги и дать ему пинка? — спросил Том.

— Если бы это было так легко! — вздохнул Хоторн-Блайт.

— Проблема в том, Томас, — ответил Себастиан, — что нам надо быть поаккуратнее с обвинениями против этого маленького хитрожопого говнюка. За те деньги, что он нажил, легко нанять очень хорошего адвоката.

— Абсолютно верно, — согласился Хоторн-Блайт. — Нам очень нужны доказательства. Но вопрос в том, каким образом мы их достанем?

— Мы всегда можем спросить Элисон, — с сарказмом в голосе предложила Джейн. — Господи, что было бы, если бы ты не нашел этот инвойс, Себастиан!

— Неудивительно, что он так хотел, чтобы она получила эту работу, — сказал Том. — А что, если мы ее уволим? Может, это подрежет ему крылышки?

— Не исключено, — сказала Джейн. — Но я думаю, что нам лучше не высовываться. Если она присматривает за его счетами, то у нас есть шанс собрать на него побольше компромата — уж точно больше, чем мы сейчас имеем.

— Это верно, — согласился Хоторн-Блайт. — Он был бы действительно глуп, оставив свидетельства против себя здесь, в Англии. Я мог бы узнать о его махинациях здесь, но, честно говоря, это бы ничего не доказало. Уверен, что большую часть денег он отмывает в Испании.

— Да — задумчиво сказал Себастиан. — Придется согласиться, что избавиться от Элисон — это худшее, что мы можем сейчас сделать. Нет, она любой ценой должна оставаться в Испании.

— Но тебе нужно видеть, во что она превратила курорт