КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420402 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200632
Пользователей - 95540

Впечатления

каркуша про Кошкина: Как Розочка замуж выходила (Юмористическая фантастика)

Особенно повеселил ректор, которого все затрахали, но никто не кормил. А на карантина действительно можно сойти с ума...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
nga_rang про Лойко: Аэропорт (О войне)

Нормальная книга. Пропаганды нет. У меня товарищ в ДАПе побывал. Рассказывал и про РФскую спецуру, и про трофейные калаши сотой серии, и про зажареных в подземных коммуникациях чеченцев. Для этих засранцев там вообще климат неподходящий был. Обстрелы артилерией из жилых кварталов, из какой-то толи церкви, толи монастыря, толи приюта содомитов московского патриархата. Спрашивайте у тех, кто через это прошёл, они больше знают чем остальные.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Стриковская: Тело архимага (Фэнтези)

сюжет интересный, но уж больно героев потрепало, хоть и прекрасно закончилось, поэтому моя личная оценка "хорошо".
любителям незакрученных в разваренную сосиську детективных историй - вэлком.)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Свет утренней звезды (Любовная фантастика)

она, ггня, бежит так быстро, что лес сбоку смывается в ровно серое.
я онемел. это с какой же скоростью надо БЕЖАТЬ (!), чтобы деревья слились? ни на машине, ни на самолёте - НЕТ такой скорости!
и, пока она бежит, ей "мама говорит"! не кричит громко, не бежит рядом, потому что, когда окружающее сливается, то бежать-то надо быстрее скорости звука! а мать её ей - "говорит"!
афторша, чем колетесь?
и знаете, что говорит мама? что коххары приедут, а твоя морда выглядит, как у сарны. всё всем понятно? прямо первым предложением в "шедевре" это и идёт: про коххаров (это кто???) и сарн (а что что???).
и тут, психушка-ггня понеслась ЕЩЁ БЫСТРЕЕ! гиперзвуком, что ли?
а я файл закрыл. душевное здоровье важнее, нечего тратить время: искать логику в фантазиях больных, своя крыша уедет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Лойко: Аэропорт (О войне)

Весьма спорно. И насчёт стойких киборгов, и насчёт орков...
Спрашивайте у донецких, донецкие чуть больше знают, чем все остальные.
В целом - пропагандонская херня.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
кирилл789 про Стриковская: Практикум для теоретика (Фэнтези)

шикарно.)
кстати, коллеги, каждая книга серии - закончена (ну, кроме девушки с конфетами)).

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Сергиенко: Невеста лорда Орвуда (СИ) (Любовная фантастика)

Какая то бестолковая книга, зачем я взялась ее читать??
Ведь одну книгу этой аффорши уже удалила, но нет, взялась за эту, думала может что-то хорошее в этой.. Ошиблась. Совершенная размазня и какая то забитая ГГ, проучившаяся в академии магии, на минуточку, 7 лет ведет себя , как жертвенный баран.
Магиня с дипломом, ага, ага , куда поведут, туда и пойду.
ГГ невнятные, подруга ГГ – вообще неадекват. ГГ – сам по моему не знает, чего хочет. Аффтора себе в бан, писанину – в топку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Ослепление (fb2)

- Ослепление (и.с. Волшебный Купидон) 649 Кб, 354с. (скачать fb2) - Кэтрин Харт

Настройки текста:



Кэтрин Харт Ослепление

ГЛАВА 1

Вашингтон – май, 1876

Настал ее последний час.

Андреа нисколько в этом не сомневалась – вот только пока еще не решила, от чего конкретно последует ее скорая неминуемая кончина. Ситуация сложилась так, что вариантов хватало. Например, скорая безмолвная месть застигнутых врасплох любовников, или шумное судебное разбирательство со смертным приговором – если только ее обнаружат сейчас здесь, под кроватью, в апартаментах Джефферсона в Президентском дворце, с украденными бриллиантами, спрятанными в кармане.

Как она дошла до такого? Как она, в который уже раз сопровождая Мэдди, свою любимую подругу и хозяйку, на обед в Президентском дворце по приглашению Лисса[1] и Джулии Грант, влипла теперь в историю?! Невинная прогулка до дамской комнаты превратилась в уже не столь невинное тайное обследование ближних комнат для гостей.

Когда Андреа смогла наконец осознать, что творится вокруг нее, то обнаружила, что в панике укрылась в первой попавшейся спальне, и без малейшей возможности бежать. Голоса вероятных преследователей все приближались к двери ее убежища. Совсем потеряв голову от страха, она понимала лишь то, что необходимо поскорее куда-то скрыться, и в отчаянии юркнула под широкую кровать за мгновение до того, как в комнату ворвались двое: мужчина и женщина. Приведя и без того растерянную Андреа в полное смятение, парочка тут же кинулась друг другу в объятия. Судя по всему, они намеревались провести здесь некоторое время, тем самым перекрывая Андреа возможность бежать.

Нет, это уж слишком! Уж лучше быть пойманным за воровство, чем оказаться в роли тайного соглядатая во время любовной сцены! Но что она может поделать!

– Скорее, Фредди, – раздался голос женщины. – Помоги мне избавиться от платья. Только будь аккуратен, не то Харольд наверняка что-то заподозрит.

Андреа нахмурилась. Харольд? Но ведь она уверена, что женский голос принадлежит Люсиль Хаффман, жене одного из самых важных государственных деятелей! С трудом передвигаясь среди покрывавших пол комков пыли, Андреа попыталась выглянуть. Боже правый! Это действительно была Люсиль! Успевшая уже наполовину раздеться, она с лихорадочной поспешностью воевала с костюмом Фредди Ньютона.

Как раз в тот момент, когда Андреа выглянула, Люсиль спустила до колен его брюки. Чуть не вскрикнув от неожиданности, Андреа плотно сжала веки, но, увы, недостаточно быстро. Лицо ее запылало. Святые угодники! То, что она видела, когда меняла штанишки своему маленькому племяннику, ни в малой степени не подготовило ее к столь неожиданному знакомству с подробностями устройства некоторых частей тела у взрослого мужчины! Нет, она положительно не желала присутствовать при сем спектакле!

Тяжелый удар об пол возле ее головы заставил ее опасливо приоткрыть один глаз. Оказывается, левый ботинок Фредди упал прямо у нее под носом, так что она могла бы пересчитать стежки на швах, проходивших по ранту подметки. А за ботинком она обнаружила стоявшие вплотную друг к другу две пары босых ног. Вот Люсиль подняла одну ступню, чтобы поласкать Фредди легкими прикосновениями.

– Мой Фредди готов любить леди? – промурлыкала Люсиль.

– Моя шоколадка уже хочет сладкого? – в тон ей отвечал Фредди, вызывая у партнерши грудной смешок.

Лицо Андреа запылало с новой силой, несмотря на все ее старания оставаться равнодушной. Ей не хотелось верить, что парочка от слов перейдет к действиям, свидетельницей которых она ни в коей мере не желала бы оказаться.

– Не будь таким нетерпеливым, – сказала своему любовнику Люсиль. – Перед этим я хочу немножечко поиграть.

– Ты что, рехнулась? – воскликнул Фредди. – Мы не можем тратить время на всякие бирюльки, ведь нас могут захватить врасплох. Ты что, забыла, где мы находимся? Ради всего святого, Люсиль! Сам президент может войти сюда в любую минуту.

– И это делает нашу встречу еще более восхитительной, не правда ли? – подхватила Люсиль.

Вот уж с чем Андреа была ну совершенно не согласна. До какого-то момента ей казалось, что не бывает положения хуже того, в котором она уже находилась: валяться под кроватью в чужой спальне, трясясь посреди отвратительных комков пыли от ужаса и унижения, в то время как не разнимавшие горячих объятий Люсиль и Фредди медленно, но неуклонно приближались к кровати. Хуже могло быть только то, что они бы захотели… о Боже, нет, этого не должно, не может случиться…

Последние надежды Андреа рухнули, когда она услыхала голос Люсиль:

– Прыгай-ка на кровать, Фредди. Сядь и скрести ноги перед собой, – и дама наклонилась к лежавшей на полу горке белья, – вот так. Накрути мою сорочку вокруг головы наподобие тюрбана у заклинателя змей!

– Постой минутку, любовь моя, – со смехом возразил Фредди. – Тебе не кажется, что ты перепутала роли? По справедливости из нас двоих именно я наделен той «змеей», которая послушно плясала под твою флейту на протяжении многих чудесных часов.

У Андреа в памяти невольно всплыло недавнее знакомство с подробностями анатомии мужского тела, и щеки ее загорелись так, что она уже стала опасаться – сойдет ли с них вообще когда-нибудь краска стыда. Зато у Люсиль, судя по всему, такой реакции не возникло, поскольку она холодно отвечала на его реплику:

– Ты слишком много о себе воображаешь, Фредди. А теперь делай, как я велю, или я сию же минуту одеваюсь и ухожу отсюда!

О, пожалуйста, сделай это! — молила про себя Андреа. Уходи! Поскорее! Тогда и я смогу бежать!

И снова ее надежды оказались тщетными, поскольку Фредди подчинился требованиям Люсиль. Кровать заскрипела и прогнулась, ржавые пружины оказались возле самой ее головы. К ее вящему смущению и растерянности, Люсиль вдруг распростерлась на полу посреди разбросанного белья, положив голову на вытянутые руки. Поверни она голову в другую сторону, они бы оказались с Андреа нос к носу!

– А теперь делай вид, что ты играешь на флейте, Фредди! – приказала Люсиль. – Твоя обожаемая кобра ждет.

У Андреа над головой раздались самые ужасные звуки, какие она слышала за всю свою жизнь. Любая нормальная кобра, услышав такое, от испуга и отвращения моментально бросилась бы и умертвила несчастного, испускавшего этот вой. Гнусавые завывания Фредди менее всего походили на звуки флейты и резали уши хуже, чем скрип ножа по стеклу, которого Андреа на дух не выносила!

Распластанная под кроватью, не имея даже возможности зажать себе руками уши, Андреа вдруг с удивлением увидела, что Люсиль принялась раскачиваться взад-вперед, приподнявшись на куче белья. Плотно зажмурив глаза, она плавно поводила над головой руками. С чувственной улыбкой на губах, она медленно и грациозно поднималась на ноги, не переставая раскачиваться, и от этих движений ее полные груди тоже качались взад-вперед, словно два маятника.

Казалось, минула целая вечность, пока наконец-то завывания Фредди прекратились. Но не успела Андреа возблагодарить судьбу, как Люсиль испустила пронзительный вопль и рухнула на кровать – то есть, как показалось Андреа, прямо на сидевшего на кровати Фредди. Пружины заскрежетали от новой нагрузки, и концы моментально вцепились в пряди волос Андреа. Боль была столь неожиданной и резкой, что она чуть не закричала, обливаясь безмолвными слезами.

Пытаясь отцепить волосы от пружин и получше укрыть голову, Андреа услышала восклицание Люсиль:

– Сейчас, Фредди! Делай это сейчас!

И снова остов кровати затрясся, а пружины застонали и заскрипели под энергичными телодвижениями влюбленной парочки. Хотя Андреа довольно смутно представляла, что происходит у нее над головою, она ничего не могла поделать со своим дико разыгравшимся воображением. Да и как могло быть иначе, коль скоро в уши ей лезли звуки, издаваемые отдававшимися страсти любовниками? Пыхтение, охи, стоны, повизгивания – все это так загадочно, и в то же время… и в то же время столь возмутительно возбуждающе!

Андреа обнаружила, что и сама она дышит какими-то частыми, неровными вздохами. Соленая и теплая струйка пота защекотала ей ложбинку между грудями. Сердце лихорадочно билось в грудной клетке, словно пойманная птица, готовое вот-вот лопнуть в любую секунду.

– Быстрее, Фредди, быстрее!

Испустив маловразумительное хрюканье, Фредди явно постарался выполнить приказание своей требовательной дамы. Кровать дико затряслась, все сильнее провисавшие пружины оказались угрожающе близко к распластанной на грязном полу Андреа, которая могла лишь молить небеса о том, чтобы кровать выдержала. Иначе ее либо проткнет обломками рамы, либо просто сомнет в груду окровавленных костей. Доведись ей погибнуть именно в этот миг – а такой исход казался ей вполне вероятным, – и ее бездыханные останки найдут здесь лишь тогда, когда они начнут разлагаться; или если вдруг горничная в припадке добросовестности (которой, судя по количеству пыли у Андреа под носом, она до сей поры не страдала) – начнет убирать под кроватью.

И все же, невзирая на все эти грустные мысли, Андреа не могла не удивиться той энергии, с которой происходило любовное слияние расположившейся у нее над головой парочки. Пора бы им и кончить, пожалуй. Боже правый! Неужели всякий раз занятие любовью занимает столь долгое время? Неужели всякий, кто начинает резвиться подобным образом, становится столь… несдержанным? Шумным? Казалось, что их вопли и стоны заполнили собою всю спальню и разносятся по коридору. А ведь и правда, доведись сейчас кому-то оказаться возле их двери, он может все услышать – а потом и застать их на месте преступления! Андреа уже казалось, что дверь вот-вот распахнется. И ее схватят вместе с этими двумя. С полыхающими щеками! Уличенную в краже! Нет, она скорее сама умрет перед этим, сгорев от стыда.

Милостивые небеса! Если эти двое немедленно не прекратят, Андреа попросту вытошнит прямо здесь, под кроватью. Удары сердца с грохотом раздавались у нее в ушах, а руки и ноги покрылись гусиной кожей. Веки жгло, в горле пересохло. А в довершение свалившегося на нее позора она почувствовала странное ощущение в низу живота – скорее приятное возбуждающее тепло.

Андреа не в силах была сдержать хриплый стон, сорвавшийся с ее губ, пылавших огнем.

И в тот же миг всякое движение у нее над головой замерло.

– Это ты стонала только что? – спросил Фредди.

В то время как под кроватью Андреа пыталась совладать с дыханием и втиснуться поглубже в угол, на кровати Люсиль прошипела:

– О-о-о-х! Пропади все пропадом! Не смей останавливаться сейчас, недоумок!

– Тихо! Я могу поклясться, что слышал что-то – или кого-то!

– Если ты не доведешь дело до конца, – возразила ему Люсиль многообещающим тоном, – то ты услышишь меня, как я ору долго и громко. А последнее, что ты услышишь в своей жизни, будет разъяренный рев Харольда, который прикончит тебя за насилие над его драгоценной женой.

– Даже если она такая ненасытная сучка, как ты, любовь моя? – парировал Фредди. – Похоже, у меня есть лишь один способ укротить тебя и заткнуть твою ненасытную пасть!

И он тут же приступил к делу, и кровать вновь заходила ходуном, прижимая Андреа к полу. Что бы там Фредди не сотворил со своей партнершей, это вызвало у нее несколько хриплых полустонов-полувздохов.

– Да! Так! Больше! Сильнее! – пропыхтела Люсиль, и кровать затряслась и заскрипела с новой силой. Люсиль в исступлении всхлипывала и повизгивала.

Вдруг она пронзительно вскрикнула. И когда Андреа уже было решила, что ее убило занятие любовью, Фредди тоже издал низкий протяжный стон. Кровать судорожно дернулась в последний раз и замерла в неподвижности.

Потянулись томительные напряженные мгновения, в течение которых Андреа отчаянно пыталась различить наверху признаки жизни, всерьез опасаясь за состояние чересчур энергичных любовников. Она чувствовала какую-то дурноту, ее невинное тело было совершенно расслаблено, она содрогалась от изнеможения и… разбуженного в нем желания. Все это причиняло ей ужасные душевные муки, она никогда в жизни не была так сконфужена. Ее бросало в жар при одной мысли о том, что ей еще придется встречаться лицом к лицу с Люсиль, и с Фредди, и даже с самим Хароль-дом Хаффманом. Да что там, ей уже казалось, что после всего пережитого она не отважится взглянуть в глаза даже собственному отражению в зеркале!

Низкий, хрипловатый смешок Люсиль снова приковал внимание Андреа к тому, что творилось у нее над головой.

– Фредди, ты представляешь опасность для любой особы женского пола старше десяти лет, – бесстыдно заявила она.

– А ты представляешь опасность для каждого мужика, у которого спина покрыта кожей, а не слоновьей шкурой, – парировал он, соскакивая с кровати и поспешно начиная одеваться. – Ты что, не можешь не пускать в ход свои когти?

– Ах, но мне так приятно оставить на тебе мои метки, любовь моя, – промурлыкала Люсиль. – И потом, мне кажется, что тебе приятна эта небольшая боль, разве она не обостряет твои ощущения?

– Но ты стала переходить границы, моя милая леди, – сказал Фредди, застегнув брюки и надевая рубашку.

– Так же, как и ты, – заметила Люсиль, соскользнув с кровати, чтобы заняться собственным туалетом. – Иди и помоги мне надеть платье, Фредди. Постарайся упрятать меня в него так же быстро, как ты только что меня раздел.

– Дай я вначале найду галстук, – сказал Фредди. – Проклятая удавка опять куда-то испарилась.

– Наверное, завалилась под кровать, – предположила Люсиль, повергая Андреа в ужасную панику. Слава Богу, Фредди уже успел извлечь галстук из груды скомканных простыней, а Андреа кое-как перевела под кроватью дух.

Наконец парочка была полностью одета, и Люсиль сказала:

– Выходи первым, милый, – и несколько смущенным тоном добавила: – И если тебе попадется навстречу Харольд, скажи ему, что я сию минуту спускаюсь.

Не успела она закрыть рот, как из дальнего конца коридора донесся голос Харольда:

– Люсиль? Где ты, дорогая? – и они услышали, как в соседней спальне открылась и захлопнулась дверь – видимо, сей джентльмен всерьез был намерен разыскать свою беспокойную половину. – Люсиль, – раздался его голос совсем близко.

– Ох, Боже правый! – шепотом воскликнула Люсиль. Она тихонько хихикнула. – Это же Харольд! Так я и знала, что когда-нибудь это случится!

– Прекрати идиотский смех, ненормальная, – шикнул на нее Фредди, встряхивая Люсиль так, чтобы она пришла в чувство. – Дай мне подумать, как нам унести отсюда ноги и не попасться!

Голос Харольда раздавался уже в гостиной, смежной со служившей им укрытием спальней.

– Быстро! Полезай под кровать! – скомандовала Люсиль.

Андреа чуть не задохнулась, стараясь подавить невольное восклицание. Эти двое похотливых идиотов ничего не придумали лучше, как воспользоваться теперь ее убежищем, и ее нервы грозили не выдержать такого потрясения. Будь же они прокляты! Если только Фредди посмеет сунуться под кровать, она просто врежет ему кулаком по носу!

– Нет, я придумал кое-что получше, – сказал Фредди, которому, по счастью, пришла в голову иная мысль. Он подтолкнул Люсиль к двери спальни. – Почему бы тебе не выйти отсюда первой, отвлечь старого рогоносца поцелуем и утащить подальше отсюда?

– Но моя прическа! – прошептала Люсиль. – Она же в беспорядке.

– По крайней мере она не в таком беспорядке, как простыни на кровати, и не дай Бог твоему мужу их увидеть, – возразил Фредди.

Люсиль не нашлась, что ответить, и подчинилась. Она выскользнула в коридор, сразу захлопнув за собой дверь. Ее звонкий голос стал удаляться:

– Харольд! Ну разве можно быть таким приставучим! Неужели я не могу отправиться в туалет так, чтобы ты не волочился за мною хвостом! Ты знаешь, как я тебя люблю, но в конце-то концов всему есть предел! А теперь давай поспешим, чтобы извиниться перед президентом и миссис Грант. Боюсь, что тушеная утка была чересчур жирной: у меня расстроилось из-за нее пищеварение.

Лишь только Фредди убедился, что супруги покинули коридор, он тут же выскочил из спальни. И лишь через довольно долгое время Андреа наконец отважилась выбраться из-под кровати. Поймав свое отражение в зеркале, она уныло скривилась. Ее прическа была явно в гораздо большем беспорядке, чем у любвеобильной Люсиль. Те пряди, которые она отцепляла от пружин, сбились в какой-то колтун, а белокурые локоны собрали всю пыль, бывшую под кроватью, и Андреа казалась внезапно поседевшей.

– Хотела бы я знать, известно ли миссис Грант о том, какие нерадивые у нее горничные? – пробормотала, обращаясь сама к себе, Андреа. – Наверное, придется послать ей анонимное письмо по этому поводу.

Кое-как распутав колтун и очистив пыль, Андреа бросила взгляд на скомканные измятые простыни на кровати.

– А кроме того, в Президентском дворце могли бы обзавестись кроватями поприличнее!

Скорее машинально, чем осознанно, просто из врожденной привычки опрятности, Андреа принялась наводить порядок на разворошенной кровати. И тут в глазах что-то блеснуло.

– Вот это здорово! Что это такое? – тихонько воскликнула она, наклонилась и вытащила из складок простыни чудесную золотую заколку для волос. Судя по всему, она выскочила из прически Люсиль во время любовной сцены.

Лукавая улыбка засветилась в фиалковых глазах Андреа, и они засияли так, что с ними ни в какое сравнение не шли крупные аметисты, помещавшиеся в филигранной работы орнаменте, украшавшем заколку.

– Вряд ли леди будет предпринимать активные розыски вещи, утерянной при столь пикантных обстоятельствах. Будем считать это справедливым вознаграждением за те муки, которые мне пришлось пережить. Любой, кто перенес подобные неудобства, вправе требовать за них компенсации!


Десятью минутами позже Андреа присоединилась к Мэделин Фостер, своей старшей подруге и хозяйке, которая оставалась внизу, в небольшом концертном зале. К великому облегчению, Андреа обнаружила, что программа концерта только началась. Более того, никто не заметил ее несколько затянувшегося отсутствия.

Однако последнее предположение оказалось неверным – Андреа поняла это, как только Мэдди наклонилась к ней, тихонько пожала руку и прошептала:

– Я знаю, что ты не очень любишь оперу, дорогая, но выступавший нынче вечером тенор был очень хорош. Если бы ты осталась со мной, ты бы тоже получила истинное удовольствие.

– Но ведь тогда бы я была обречена слушать и сопрано, – мягко возразила Андреа. – А эти высокие звуки травмируют мои барабанные перепонки. Кроме того, я не в силах смотреть на эти ее… сокровища!

– Должна признать, что я тоже была во время ее партии в несколько растерянных чувствах, – хихикнув, отвечала Мэдди. – Я все пыталась угадать, что случится, если поставить ей на грудь бокал вина с желтком. Свалится ли он от вибрации во время пения или устоит?

– Мэдди! Веди себя прилично! – смеясь, прошептала Андреа.

– Да, ты права, но ведь я уже достаточно стара, чтобы окружающие снисходительно относились к моим причудам. Тогда как ты не можешь себе позволить таких штук. В этом заключается главное различие между нами. И поэтому тебе необходимо следить за своими манерами, тогда как я могу себе позволить некоторую вольность. Не забывай об этом, Андреа, – напомнила она.

Мэдди была права. Дожив до семидесяти восьми лет, она могла себе позволить вести себя так, как ей нравится. И хотя окружающие считали ее излишне эксцентричной, они не могли не признать, что тем не менее она остается самой милой, самой отзывчивой дамой, какую только видел свет. У Мэдди было больше друзей, чем она была в состоянии припомнить, и она уже утратила счет тем из них, которых ей было суждено пережить. Каждый год добавлял немного путаницы в ее речь, немного рассеянности в ее мысли – и неизменно увеличивал ту мистическую мудрость, которая на первый взгляд казалась просто очередной странностью ее и без того неординарного, возможно, устаревшего, взгляда на жизнь. Она обладала тем редким, несравненным обаянием, к которому не может остаться равнодушным ни один человек – будь то король или простолюдин. Все, кто знал Мэдди, обожали ее.

Андреа не была исключением. Она уже почти два года служила компаньонкой Мэдди и не пожалела ни об одном из прожитых с нею вместе дней. Как жаль, что она не может в данный момент быть с Мэдди до конца честной. Но разве возможно переложить свои ужасные, отвратительные проблемы на плечи этой хрупкой старой леди? Нет, она даже и в мыслях себе этого не в силах представить!

Да к тому же болтливость может обернуться угрозой для жизни невинного ребенка. А ведь Андреа поклялась защищать несчастного беспомощного малыша – и она будет защищать его до последнего вздоха. Что стоят несколько украденных ею безделушек по сравнению с жизнью Стиви? Сын ее недавно умершей сестры – единственное родное существо на свете. Нет, Андреа должна хранить молчание ради спасения Стиви. Если она надеется когда-нибудь вернуть себе мальчика, она должна выполнять все требования его похитителя – и молить Бога о том, что ее не поймают прежде, чем она успеет выкупить Стиви и освободить его из цепких лап ужасного Ральфа Маттона.

По жестокой иронии судьбы этот самый Ральф приходился Стиви родным отцом. Именно это отвратительное создание совратило с пути истинного сестру Андреа, бедняжку Лилли, с помощью лжи и пустых обещаний. А потом Ральф бросил Лилли – без единого пенни, беременную, даже не подумав на ней жениться.

Андреа до сих пор не в состоянии была поверить, что ее сестра так доверчиво попалась на удочку такому отвратительному типу, как Ральф. Она могла бы объяснить слабость Лилли, если бы соблазнивший ее мужчина был богат, или чрезвычайно умен, или настолько обворожителен, что перед ним не могла бы устоять ни одна женщина. Как раз наоборот. Ральф и по сути своей, и по виду был просто подонком, в пьяном виде превращавшимся в злобного дьявола (а пил он постоянно). Концом его непутевой судьбы наверняка станет либо тюрьма, либо нож, который всадит в него такой же подонок.

И теперь Андреа боялась, как бы один из вариантов возможного конца не постиг Ральфа прежде, чем она успеет спасти из его лап маленького Стиви.

Снедавшие Андреа тревога и страх были причиной того, что в последнее время она по большей части пребывала в расстроенных чувствах. Сегодняшний вечер не был исключением. Словно во сне, Андреа наблюдала за тем, как тянулся званый обед в Президентском дворце, как оперная труппа – и Люсиль Хаффман – благополучно завершили запланированную на сегодня программу развлечений и отбыли восвояси.

И когда наконец наступило время быть партнершей для Мэдди за карточным столом, Андреа почувствовала, что совершенно не в состоянии сосредоточиться. Поэтому она восприняла как подарок судьбы то, что Джулия Грант пожелала занять ее место и играть в карты с Мэдди. Кто, кроме разве что самого президента, посмел бы оспаривать право его супруги побывать в кругу друзей?

Ужасно устав от постоянной необходимости строго следить за собой, от светской болтовни с иностранными гостями, которая превращалась в настоящую пытку из-за необходимости говорить на разных языках сразу, Андреа попыталась найти убежище в небольшой уютной библиотеке, расположенной как раз под залом для карточной игры.

Быстрый осмотр комнаты привел Андреа к выводу, что находившиеся здесь ценности слишком велики, чтобы, украв их, попытаться спрятать на себе, пока взгляд ее не наткнулся на нечто более подходящее по размеру.

Она задумчиво рассматривала довольно уродливую фигурку, пытаясь понять, кому и зачем понадобилось отливать в бронзе это нелепое создание: наполовину человек, наполовину животное, причем обе половины казались в равной степени отталкивающими. Неожиданно прямо у нее за спиной раздался мужской голос, и Андреа чуть не подпрыгнула на месте от испуга.

Резко обернувшись в его сторону, она рефлекторно подняла одну руку к горлу, тогда как другая рука опустилась в складки юбок, пряча бронзовую фигурку в карман.

– Прошу прощения, – повторил Фредди – а это именно он стоял в дверях библиотеки, улыбаясь во весь рот, – я вовсе не хотел вас так пугать. Надеюсь, вы не собираетесь упасть в обморок?

– Ах, это вы, – не совсем соображая, что говорит, ответила Андреа, глупо уставившись на него. Фредди важно кивнул.

– Поскольку совершенно очевидно, что нас обоих утомило общество многочисленных гостей, не соблаговолите ли составить мне компанию и прогуляться по саду?

Разозленная его неожиданным вторжением и наглым тоном, да к тому же не пришедшая толком в себя после того, что ей довелось пережить там, в спальне наверху, Андреа задрала нос и холодно отчеканила:

– Возможно, вы были чересчур заняты и не заметили, что собирается дождь, и я не намерена подхватить простуду только ради того, чтобы развлекать вас. Мне кажется, это больше подходит для Люсиль.

Брови Фредди медленно поползли вверх от удивления, но прежде, чем он нашелся с ответом, Андреа проскользнула мимо него и покинула библиотеку. На прощанье она окончательно повергла его в растерянность, небрежно бросив через плечо:

– А если вам действительно совершенно нечем занять свое время, я бы посоветовала вам брать уроки игры на флейте – они вам совершенно необходимы.

ГЛАВА 2

Нью-Йорк-Сити – май, 1876

Брентон Синклер вышел из кабинета в приемную, где сидел его секретарь.

– Мистер Денсинг, – сказал он, – я не могу найти дополнения к завещанию мистера Харрисона. Может быть, вы знаете, где они могут оказаться?

– Я уверен, что они все еще у вашего отца, сэр, – отвечал секретарь. – Он хотел сам посмотреть, что в них изменилось.

– Ну, надсмотрщики! Как я могу считать, что сам сделал работу от начала и до конца, коль скоро либо отец, либо старшие братья обязательно сунут нос в мои бумаги. То, что они старшие компаньоны в юридической фирме, не дает им право постоянно следить за мной, словно я все еще школьник в коротких штанишках и недостоин их доверия.

– Может быть, я принесу вам ваши бумаги, сэр? Они уже освободились, если ваш отец, мистер Синклер, успел их просмотреть.

– В этом нет нужды, Денсинг, – раздался звонкий от сдержанного смеха голос. – Я уже сам возвращаю их, исправленные, проверенные и полностью готовые на подпись.

– И отредактированные в соответствии с твоим стилем, не так ли? – Брентон обиженно нахмурился, обернувшись к отцу. – Ну к чему все это, папа? Уж коли ты даешь мне работу, так почему не доверяешь мне самому довести ее до конца? В конце-то концов, я окончил колледж с отличием, и мне присудили степень вовсе не ради того, чтобы польстить твоему тщеславию. Пока я ходил на лекции, я действительно кое-чему успел научиться.

– И я очень на это надеюсь, – отвечал отец, – иначе получится, что я зря тратил деньги на твою учебу. А такой щенок, как ты, мог бы и не быть столь обидчивым, ведь я иногда проверяю даже твоих старших братьев.

– Вот почему я не удивляюсь, что Дэниел предпочел заняться медициной, – грустно покачав головой, сказал Брент. – Это единственный путь избавиться от твоего всевидящего ока.

– Возможно, – хмыкнул Роберт Синклер, – мне приятно сознавать, что ты вместе с Бобом и Арниппо по сей день пляшете под мою дудку. Ну а когда ваша троица доведет меня до язвы желудка – а я не сомневаюсь в подобном исходе, – то я обращусь за помощью к Дэнни – и надеюсь, что он не заставит меня платить по его счетам.

– Ага! Я знал, я всегда знал, что ты позволил ему не заниматься юриспруденцией с какой-то задней мыслью!

– Ведь я же не дурак, – лукавый огонек в карих глазах отца зажег похожий отсвет в глазах сына. – Никогда не забывай об этом и возблагодари того, кто наделил тебя твоим хваленым интеллектом!

Брент поднял брови в шутливом недоумении:

– Господа Бога? – спросил он невинным тоном. – Или, возможно, нашу матушку? Или дедушку Генри?

– Полагаю, из всех перечисленных персон благодарить следует лишь в некоторой степени Господа Бога, – важно пожимая плечами, сказал Роберт. – Что касается твоей матери, то она добрейшая леди, но ума у нее не наберется и с наперсток. Равно как и у ее папеньки. Однако если ты осмелишься пересказать матери то, что сейчас услышал, то я выдеру тебя, а потом запру в дровяной сарай.

– Я знал, что ты до сих пор держишь меня за неразумного мальчишку, но это уже попросту смешно! – хохоча, воскликнул Брент. – Мне ведь как-никак двадцать шесть лет!

– Мне прекрасно известен сей факт, тем паче что твоя родительница постоянно напоминает мне о том, что ты уже достиг столь почтенного возраста, но до сих пор не привел в дом невестку, а шляешься одинокий и неприкаянный.

– Да разве мне нужна жена, чтобы поседеть раньше времени? С этим вполне можешь справиться и ты, опекая меня в своем офисе!

– Но твоя матушка жаждет понянчить внуков, – с лукавой улыбкой сообщил Роберт. – Твоих внуков. И я не в силах этому противостоять. Что же касается твоей ранней седины, то, как только я замечу в твоей шевелюре первый седой волос, я перестану контролировать твою работу.

– Спасибо, па. Ты такой добрый. А теперь позволь мне ознакомиться с бумагами, – произнес Брент с холодной иронией (вероятно, это было второе качество, которым его наделил отец).

– Что? Но послушай, кое-кто может подумать, что ты не доверяешь собственному отцу! – преувеличенно громко возмутился Роберт.

– Конечно, я не доверяю тебе, – парировал Брент. – Ведь ты же юрист.

– Как и ты, – с торжествующей улыбкой напомнил ему Роберт. И тогда, следуя логике, ты не можешь доверять самому себе.

– Трагедия, не так ли? – воскликнул Брент, театральным жестом заломив руки. – Кстати, я вспомнил. Сегодня вечером иду в театр с Мэри Бет Роджерс, так что не ждите меня к ужину. Ты скажешь об этом маме?

– Я уверен, она будет только рада.

– Да что ты, неужели в последнее время стало так плохо с продуктами, что отсутствие одного из членов семьи на ужине может обрадовать хозяйку дома?

– Ах, как остроумно. Ты сам прекрасно знаешь, что я имел в виду. И тебе известно, что мама симпатизирует дочке Роджерсов. Могу я дать ей повод надеяться?..

– Опасаюсь, что нет. Мэри Бет симпатична, но не настолько, чтобы я позволил ей продеть себе в нос кольцо. Или надеть свое кольцо ей на палец. Но ты не отчаивайся. Я твердо уверен, что где-то на белом свете живет себе преспокойно леди, которой суждено покорить мое сердце. Я просто-напросто до сих пор ее не повстречал. Но уж когда это случится, я точно буду знать, что встретил женщину своей мечты.

– Так происходит со всеми мужчинами из рода Синклеров, – глубокомысленно кивнул Роберт. – Минутой раньше мы еще гуляли сами по себе, наслаждаясь одиночеством и независимостью, как вдруг в один прекрасный день падаем к чьим-то ногам, как подстреленная утка.

– Не могу сказать, что меня порадовала излишняя поэтичность употребленного тобою сравнения, – поморщился Брент, – но обещаю тебе, папа, что отныне я буду смотреть иными глазами на чучело утки в твоем кабинете – тем паче что это один из нас.


Вашингтон – май, 1876

Стоя перед зеркалом в холле у Мэдди, Андреа поправляла ленты на прическе. Двигалась она автоматически, так как мысли ее были заняты вещами гораздо более серьезными, чем то, как она выглядела. Ей предстояло совершить третий по счету вояж в «Гарден Отель», где она должна была оставить небольшую посылку для Ральфа Маттона. Внутри небольшого свертка из плотной бумаги, на котором было написано: «Для Джорджа Джонса», было упаковано несколько золотых монет и украденных накануне бриллиантов. Но поскольку драгоценности придется продавать скупщикам краденого, то их цена упадет и составит слишком малую часть от той астрономической суммы, которую Ральф назвал в качестве выкупа за возвращение Стиви.

Боже мой, Лилли, невольно простонала Андреа, ну как тебя угораздило втянуть нас в такие неурядицы? Что только ты разглядела в этом отвратительном типе? Клянусь, иногда мне хотелось так встряхнуть тебя, чтобы застучали зубы! Мы запутались, словно мухи в паутине. Ты умерла. Стиви в лапах у Ральфа. А я вынуждена обкрадывать друзей Мэдди, и конца этому не видно. А все потому только, что тебя угораздило влюбиться в чудовище! Так что можешь не сомневаться, милая сестричка, что я извлекла максимум пользы из твоего горького опыта. Прежде чем позволить себе в кого-нибудь влюбиться, я трижды проверю, достоин ли этот человек моей любви!

– Но это случится лишь в том невероятном случае, если я сподоблюсь дожить до такого дня, – с тяжелым вздохом сказала Андреа сама себе вслух. – Если мне не придется провести остаток жизни за решеткой. И если мне удастся заставить Ральфа отпустить Стиви и оставить нас в покое.

– Андреа, дорогая, что это ты там бормочешь себе под нос? Только выжившие из ума старушки все время беседуют сами с собой.

– Господи, Мэдди! – воскликнула Андреа, с замершим сердцем оборачиваясь в сторону хозяйки, с интересом наблюдавшей за нею. – У меня душа ушла в пятки!

Голубые глаза Мэдди вспыхнули, придавая ей сходство с шаловливым седовласым лесным эльфом, причем это впечатление было тем сильнее, что росту в ней было не более пяти футов, а свой неизменный зонтик она держала так, словно это был дорожный посох.

– Впредь я постараюсь обставлять свое появление с большим шумом, особенно когда ты так задумчива. Я положительно не желаю довести тебя до раннего помрачения рассудка. Тебе ведь прекрасно известно, что я не желаю видеть рядом никого другого, кроме тебя.

– Мне очень приятно это слышать, Мэдди, – возразила Андреа с усталой улыбкой, – но боюсь, что ты не права. Я с ходу могу назвать тебе не меньше десятка девушек, которые с радостью пожертвовали бы своей правой рукой за счастье быть твоей компаньонкой.

– Ну, а поскольку мне нужна именно ты, то пусть поберегут свои конечности ради другого случая, – и Мэдди кивнула в сторону двери. – Ты только что пришла или собираешься уходить, дорогая?

– Я ухожу. У меня есть несколько важных дел. Если только я не нужна тебе в ближайшее время.

– Я надеялась, что ты поможешь мне разыскать мою вязальную иголку. Похоже, что я потеряла одну из своего набора.

– Ты воткнула ее себе в прическу, – сказала Андреа, не в силах подавить улыбки, невзирая на свои грустные мысли. – Ты теперь похожа на одну из этих восточных аристократок с японских картин на шелке, Мэдди.

– Ох! – смущенно улыбнулась Мэдди. – Возможно, я таким образом дам новое направление в развитии моды. Скажи, а к иголке случайно не прицепился мой клубок ниток? Я умудрилась потерять его тоже.

– Вот этот? – спросила Андреа, указав на закрытый зонтик, из складок которого свешивался конец пушистой ярко-розовой нитки.

– Святые угодники, это он! Нет, Андреа, я еще раз хочу заявить, что не способна обходиться без тебя! Кстати, ты не могла бы заняться моими перчатками, скроить их сегодня, чтобы завтра Милли начала их шить?

– Я обязательно постараюсь, и, если сегодня мне это не удастся, я непременно примусь за них прямо с завтрашнего утра.

– Ты сегодня уже не вернешься? – уточнила Мэдди. – Да, я знаю, что мы сегодня никуда не собирались выезжать вечером, – она запнулась и неуверенно нахмурилась, – не так ли?

– Нет, не собирались, – мягко согласилась Андреа.

– Отлично. Я было подумала о том, что мы могли бы спокойно провести вечер вдвоем, как это бывало до той поры, когда твою сестру угораздило подхватить эту ужасную болезнь и отправиться в мир иной. Если хочешь, приведи с собой Стивена – мы устроим его спать в одной из комнат для гостей.

– Стиви на некоторое время взял к себе отец, – напомнила Андреа своей рассеянной хозяйке. Ей пришлось сказать Мэдди об этом, не вдаваясь в подробности. Иначе как объяснишь, почему с некоторых пор она перестала приводить мальчика с собою и почему она не спешит каждый вечер сломя голову домой, к Стиви.

– Он все еще там, – нахмурилась Мэдди. – Надеюсь, это не означает, что мальчик решил остаться там навсегда?

– Хотела бы и я надеяться, что это не так. – Глаза Андреа неожиданно наполнились слезами. – Я так соскучилась по нему! Конечно, он прожил со мною всего лишь пару месяцев, что минули со смерти бедняжки Лилли, но я за это время успела так привязаться к малышу!

– Конечно, ты успела полюбить его, дорогая, – подтвердила Мэдди. – А как же иначе? Он ужасно мил. И мое сердце он завоевал. Мне до сих пор невдомек, почему ты игнорируешь мое предложение вернуться в мой дом вместе с ним после того, как твоя сестра скончалась. Мне скучно здесь одной без тебя, а в доме хватит места для дюжины таких, как твой Стиви. Даже несмотря на присутствие слуг, у меня вечерами такое чувство, будто я катаюсь по этому огромному пустому дому, словно мраморный шарик в жестянке из-под леденцов!

– Но малыш слишком живой и шумный!

– Я, кажется, сказала тебе, что меня это не волнует, – возразила Мэдди. – Конечно, я стара и рассеянна, но пока еще не болтаю всякой чепухи, о которой потом сама забываю. И я прекрасно представляю себе беспокойство, которое способны причинять старым леди двухгодовалые мальчишки. Если бы я не хотела, чтобы вы оба жили у меня, я бы никогда об этом не заговорила. Так что не забывай, что мое предложение остается в силе. Как только отец вернет малыша на твое попечение, ты оставишь ту убогую каморку, которую вы снимали вместе с сестрой, и переедешь ко мне. Ты, Стивен и его няня.

– Я подумаю об этом, – отвечала Андреа, ослепнув от слез, заполнивших ее глаза. – Правда, я подумаю, – и она поспешила удалиться, пока еще могла сохранять над собой контроль.

По правде сказать, Андреа давно бы уже приняла предложение Мэдди, сделанное уже не в первый раз. Более того, она не переставала попрекать себя за то, что не согласилась с предложением Мэдди сразу же, как только та завела об этом речь. Если бы не ее неуместная щепетильность… Ведь из дома Мэдди Ральф не смог бы похитить Стиви так запросто. А вышло, что он попросту заявился в меблированные комнаты, где жила Андреа, припугнул несчастную няню и без труда забрал ребенка с собой. Соседи, конечно, слышала крики и просьбы о помощи, но предпочли не вмешиваться. В том квартале, где помещались эти комнаты, всякий, совавший нос в чужие дела, рисковал поплатиться головой за излишнее любопытство.

Андреа до сих пор помнит, как в тот вечер – почти две недели назад – она вернулась с работы домой и обнаружила бившуюся в истерике няню, которая только и твердила, что она ни в чем не виновата. Она честно попыталась помешать этому злодею похитить Стиви, но заработала множество синяков и огромную шишку на голове. Прошло немало времени, пока Андреа удалось привести бедняжку в чувство, и еще больше, пока та успокоилась настолько, что вспомнила про письмо, оставленное Ральфом.

Прочитав его, Андреа остолбенела. Она не сразу смогла поверить в то, что кто-то – пусть даже такое отребье, как Ральф, – способен на такую жестокость и подлость. Но отсутствие Стиви и ужасное письмо, полное угроз, говорили сами за себя. Первым порывом девушки было бежать и заявить в полицию, но тут она успела прочесть письмо Ральфа и задумалась. Он писал, что, если только она посмеет сообщить в полицию, ей не видать малыша, как своих ушей! И самому Стиви тоже не поздоровится!

Когда до Андреа дошло, какую сумму Ральф запросил в качестве выкупа за Стиви, у нее опустились руки. Двадцать пять тысяч долларов! С равным успехом он мог бы потребовать у нее целый миллион – для нее это была столь же недосягаемая сумма. Неужели он всерьез ожидает, что она способна даже за всю свою жизнь скопить столько денег? При ее-то жаловании? Это же смешно!

Хотя, по чести говоря, Мэдди была на редкость щедрой хозяйкой. В дополнение к обычной заработной плате она взяла на себя расходы по обеспечению Андреа жильем, питанием и даже нарядами, соответствующими ее положению компаньонки для дамы из высших кругов вашингтонского общества. Хозяйка позаботились о том, чтобы ее юная помощница получила уроки не только по правилам хорошего тона, но и по таким предметам, как ряд иностранных языков (в особенности французский), литература, география, и некоторым другим – чтобы Андреа не выглядела дурочкой в элитарном кругу друзей Мэдди. Андреа стала разбираться в музыке, в театральном искусстве, в балете.

Она испытывала огромную благодарность к своей хозяйке. Но в данной ситуации ей мало могли помочь и знание французского языка, и полный изящных туалетов гардероб. Это никак не могло увеличить ее собственных сбережений, которые практически полностью истощились после уплаты за меблированные комнаты для Лилли, за ее лечение и похороны – так что даже нечем было заплатить жалованье няне.

Конечно, она сможет выручить пару-тройку долларов, если отнесет свои наряды в магазин подержанной одежды, но как же тогда она объяснит их пропажу Мэдди? Ее хозяйка временами бывает весьма забывчива, но, как и всякая женщина, она не сможет не заметить изменения в одежде своей компаньонки.

В конце концов Андреа заложила свои немногочисленные драгоценности – последнее, что оставалось у нее на память об отце и матери, – сняла все до последнего цента со счета в банке и отправилась на встречу с Ральфом, которую он назначил в одном из городских парков, хотя понимала, что вряд ли ее действия смогут повлиять на ситуацию. Боже, до чего он был ей отвратителен! Огромный, патлатый, ужасающе неряшливый. Судя по исходившему от него зловонию, он не мылся и не менял ужасных лохмотьев, прикрывавших его тело, по меньшей мере несколько месяцев. Со своими заплывшими жиром бурыми глазками, покрытым щетиной лицом и сальными патлами, он походил скорее на вставшего на задние ноги огромного борова, чем на человека. Хотя Андреа была склонна считать, что даже свиньи ведут гораздо более чистоплотный – и высокоморальный – образ жизни, чем эта скотина! И уж наверняка свиньи не настолько опасны, как это подобие человека, способное при помощи оружия и угроз унижать и обирать тех, кто имел несчастье родиться более слабым, чем он сам.

Отдав ему все, что имела, Андреа буквально умоляла Ральфа вернуть ей ребенка. Но все ее просьбы и мольбы были тщетны. Бессердечный подонок лишь злорадно расхохотался ей в лицо и посоветовал поскорее заняться делом, а именно сбором денег для выкупа – и чем быстрее, тем лучше.

– И тебе, и маленькому ублюдку будет лучше, если ты поторопишься; его писк начинает действовать мне на нервы.

– Как ты можешь говорить о нем в таком тоне? – поразилась Андреа. – Как только у тебя язык поворачивается? Ведь Стиви – твой собственный сын! Твоя кровь и плоть! А ты превращаешь его еще в предмет торговли!

– А ты, видать, такая же недотрога, навроде Лилли? – с наглой ухмылкой заметил Ральф. – Ну так дай-ка я тебе кой-чего растолкую, милая миссис. Не след тебе драть передо мною свой чистенький носик, как будто все твои богатенькие дружки, среди которых ты отираешься, намного лучше меня. Я-то знаю, что половина из них запросто торгует не только своими детьми, но и своими женами – была бы только возможность да покупатель побогаче. И они проворачивают свои делишки сплошь да рядом. Скажи-ка мне, разве какой-нибудь денежный туз не продает свою дочь, когда пихает ее замуж за старого пердуна-аристократа?

– Это совсем другое дело, – попыталась возражать Андреа, хотя в глубине души не могла не признать жестокой правды, заключавшейся в словах Ральфа.

– А у тебя, красотка, не иначе как размягчение мозгов, – с презрением прорычал Ральф, глядя на нее сверху вниз. – Ты со своей сестрицей – два сапога пара, вот что я скажу. Она так и напрашивалась на то, чтобы ее одурачили, все, видите ли, искала в людях добро. Навроде как высматривала солнце под обложным дождем. Вот и ты ровно такая же дура, какой была она. Ни на грош рассудка.

– Ты бы не очень-то распространялся на эту тему, – отвечала Андреа. – Я знаю, что Лилли иногда бывала чересчур доверчива к людям, и в особенности это сказалось в тот злосчастный день, когда она повстречала тебя. Вот уж никогда не могла понять, что она в тебе нашла. И теперь не могу понять лишь одного: коль скоро ты так низко ее ценил, зачем вообще с ней связался?

– Вот ты куда клонишь, милашка? Этак недолго меня и разозлить, – осклабился он. – Ну да ладно, нынче я добрый, так что, пожалуй, шепну тебе пару слов. – Он наклонился к ней, обдавая ее зловонным дыханием, от которого Андреа замутило. – Мужику бывает плевать, у кого там какие мозги, ежели ему кое-чего надо. А твоя сестрица была на вид хоть куда, покуда не откинула коньки.

– Ах ты презренная тварь! – прошипела Андреа. Мне претит разговаривать с тобой, но я все же напомню тебе, что перед тем, как «откинуть коньки», Лилли родила твоего ребенка!

– Ах-ха, мы успели сорвать у нее под простынями пару розовых бутонов, пока она не осточертела мне. Ну, да это не беда, кругом и без нее полно рыбы, которая так и норовит клюнуть на приманку.

Глаза Ральфа вдруг полыхнули недобрым блеском, скользнув с ее лица вниз, словно раздевая. Этот липкий взгляд заставил Андреа содрогнуться, она почувствовала, что волосы дыбом встают у нее на затылке. Невольно она подалась назад, каждая мышца ее тела напряглась, готовая к немедленному бегству.

– Да не трясись ты так, дурочка, – снова захохотал он. – По мне, ты больно тощая, одни мослы. Не то что Лилли, та была прям пампушка, а не баба. Дык и потом – я ж хочу не тебя, я хочу твои денежки.

– Я уже отдала тебе все, что у меня было, – слова с трудом шли у Андреа из пересохшего горла. – Больше у меня ничего нет.

– Раздобудь, – приказал он резко, злобно сощурив глаза.

– Но я не могу. Ну, пожалуйста, будь разумен. Откуда мне взять эту сумасшедшую сумму?

– А чего ж ты не попросишь эту рехнувшуюся старуху, у которой работаешь, одолжить их тебе? Она, поди, держит под своей старой задницей намного больше, чем я хочу, – и его губы скривились в отвратительной гримасе, напоминавшей улыбку. – Уж лучше я отхвачу этот кусок для себя, пока старуха не перекинулась да не оставила всю свою кубышку для какого-нибудь общества любителей кошек.

– Нет! – решительно возразила Андреа. – Мэдди я не могу об этом просить. Как я объясню ей то, что вдруг мне понадобилось столько денег?

– Пошевели мозгой да наври ей чего-нибудь, – посоветовал Ральф, – только смотри, не вздумай ляпнуть все по правде. Я уж устал повторять, что случится, ежели ты начнешь трепать языком где не надо. Я ведь не такой добренький да сладенький, как некоторые ребятки. Так что поосторожнее. Только попробуй пойти поперек меня, и твой крысенок расплатится за это сполна.

Андреа, чей страх за судьбу Стиви все возрастал, попыталась все же убедить Ральфа, хотя еле стояла на ногах:

– Даже если я придумаю что-нибудь и стану просить у нее деньги, Мэдди не даст мне столько. Она не такая уж бестолковая, как думают про нее те, кто плохо ее знает. Поверь мне, я не смогу таким путем раздобыть деньги.

– Зато ты всегда сможешь стянуть их, – неумолимо возразил Ральф. – У старухи до черта богатеньких друзей, и вы вечно таскаетесь с ней по гостям по их богатеньким домам. Будь спокойна, ты запросто за неделю натащишь мне столько, что тебе хватит расплатиться за пащенка, даже раньше срока. И ежели ты не добудешь достаточно монеты, так у меня есть дружок, который купит у тебя и побрякушки. Ты только упакуй их честь-честью да оставь в «Гарден Отеле» на Гранд-стрит – отдашь портье и скажешь, что это для Джорджа Джонса.

– Я не смогу, уверяю тебя! Меня тут же схватят! Ральф лишь пожал плечами и явно собрался уходить, нимало не смущаясь растерянностью Андреа.

– А вот это уж твои трудности, э? И твоего пащенка. Особенно меня злит то, что он еще слишком мелкий, чтобы отправить его попрошайничать или учиться на карманного вора, чтобы он мог принести хоть малость пользы своему старому папочке. И будь уверена, что непременно так и сделаю. Так что, коли хочешь получить его обратно целеньким и чистеньким, поторопись, а то у меня ведь может терпения не хватить.

– Погоди! – Андреа с отчаянием вцепилась ему в локоть. – Когда я смогу его повидать?

– Когда заплатишь за него.

– Но ведь мне надо убедиться, что со Стиви все в порядке. Что он обеспечен всем необходимым.

– Чего тебе надо, милая леди, так это поскорее тащить мне монету, а то мне надоест с тобой цацкаться.

ГЛАВА 3

Вот так Андреа начала свою воровскую карьеру. Поскольку Мэдди она обожала и ни за что не посягнула бы на ее вещи – при одной только мысли об этом Андреа становилось дурно, – она робко, стараясь заглушить в себе голос совести, принялась красть у хозяйских друзей. Пользуясь всяким удобным случаем, пробиралась в их кабинеты и спальни, собирая те деньги и драгоценности, которые они беспечно оставляли на полках незапертых шкафов, или открытых шкатулок для украшений, или же попросту на туалетных столиках.

Ее поразило то количество ценных вещей, которые оказались брошены, на первый взгляд, безо всякого присмотра. К примеру, самый богатый улов поджидал ее обычно на туалетных столиках, возле которых леди приводят в порядок свое лицо и волосы. Там ей удалось собрать множество дорогих булавок и заколок для волос, нитей жемчуга, украшенных драгоценными камнями сережек, небрежно позабытых посреди пуховок для пудры, склянок с духами и коробок с помадой.

Подчас хозяева забывали даже обручальные кольца, которые снимали перед тем, как намазать кремом руки.

Гардеробы приносили улов в виде дорогих пряжек для обуви, мужских булавок для галстуков или золотых карманных часов. Отпертые шкатулки с драгоценностями, конечно, встречались не всякий раз, но все же достаточно часто, чтобы исправно снабжать Андреа своим беспорядочно набросанным внутрь содержимым – неоспоримым свидетельством того, что их хозяйка вынуждена была в спешке завершать свой туалет. Даже в ватерклозетах – новомодных изобретениях, которыми были теперь оборудованы почти все богатые дома в Вашингтоне, – иногда можно было подобрать кое-какие ценные мелочи, которые их владельцы обронили в то время, когда приводили в порядок свой внешний вид. Кольца, броши, браслеты, разнообразные украшения для волос, элегантные веера – а пару раз даже ручные часы – ничто не ускользало от внимательного взгляда Андреа.

При этом ей необходимо было соблюдать предельную осторожность и разборчивость, дабы источник денег и вещей, собираемых для выкупа за Стиви, не иссяк. Трезвый расчет подсказывал ей, что надо красть понемногу, сдерживая свое нетерпение, дабы не рисковать чересчур. По одной-две вещи, то здесь, то там, и не сразу, а постепенно, чтобы это как можно больше походило на то, что драгоценности попросту потеряны рассеянными хозяевами – иначе вскоре поднимется ненужная шумиха вокруг многочисленных пропаж.

Вынужденная заниматься столь отвратительным для ее честной натуры делом, Андреа даже в момент кражи пыталась в какой-то степени придерживаться моральных принципов. Она никогда не посягала на вещи, которые, по ее мнению, могли иметь какую-то особую, нематериальную ценность для их владельца. К примеру, она ни разу не прикоснулась к кольцам, подаренным в день помолвок или свадеб, сколько бы ни стоил украшавший такое кольцо драгоценный камень. Изящные филигранной работы броши, переходящие от матери к дочери, ручные или карманные часы, доставшиеся сыну от отца или супругу от любящей жены, – все эти вещи являлись для Андреа табу, ведь ценность их заключалась не в долларах и центах, а в чем-то большем, чем она не могла пожертвовать во имя выкупа Стиви. И в этом Андреа находила для себя некоторое утешение, облегчение чувства вины перед всеми обворованными ею людьми, ведь подчас она была готова провалиться сквозь землю от стыда за творимое ею.

Правда, с некоторых пор Андреа стала позволять себе некоторое развлечение во время своих опасных предприятий – и опять-таки скорее не для себя, а для Стиви. Как-то раз она обратила внимание на коллекции оловянных и бронзовых фигурок, украшавших многие гостиные и кабинеты. По большей части это были изящные изображения различных животных, которые, как она надеялась, могут заинтересовать Стиви. Ему было уже два года, и он, как и всякий малыш, с восторгом знакомился со всяким новым существом, стараясь воспроизвести издаваемые им звуки и воспроизвести названия.

И теперь, если Андреа встречалась подобная коллекция, она непременно присваивала себе одну-две фигурки, оправдываясь тем, что вряд ли они имеют слишком высокую цену, и повинуясь какому-то смутному убеждению, что если у нее дома Стиви будут поджидать все эти зверушки, то ей наверняка удастся освободить его. И кроме того, они станут своеобразным напоминанием о том, как беззаветно она любила своего племянника и что поневоле ей пришлось предпринять для его вызволения. Эти маленькие фигурки постепенно стали обладать для нее некой магической способностью повлиять на судьбу Стиви. О, если бы это действительно было так!


Выйдя из дома Мэдди и направляясь туда, где она собиралась избавиться от очередного груза похищенных ею вещей, Андреа наткнулась на двух подруг своей хозяйки. Они как раз покидали свой экипаж, когда увидели ее.

– Ох, Андреа, дорогая! – окликнула ее миссис Керр. – Можно перекинуться с вами парой слов?

– Добрый день, миссис Керр, миссис Филлипс, – отвечала Андреа, неохотно замедляя шаги. – Я даже не подозревала, что вы приглашены сегодня к Мэдди, иначе я постаралась бы покончить пораньше со своими собственными делами.

– Все в порядке, деточка. Мы вполне способны налить себе чаю сами и не заставлять тебя служить нам вместо наших собственных ног и рук, как это обычно происходит, – успокоила ее миссис Филлипс. – Мы просто хотели кое о чем у тебя спросить.

– Да?

Обе дамы явно чувствовали себя не в своей тарелке, не зная, с чего начать, и при виде их замешательства сердце Андреа учащенно забилось. Неужели им удалось связать пропажу драгоценностей с ее визитами в их респектабельные дома? Неужели они заподозрили ее? Наверное, кто-то – скорее всего, их слуги – успел заметить, как она выходила из их спален?

– Это действительно очень деликатный вопрос, – нерешительно начала миссис Керр. – Мне кажется, что лучше всего было бы просто предать это забвению, но…

– Но мы не на шутку беспокоимся по поводу Мэдди, – закончила за нее миссис Филлипс.

– Мэдди? – Андреа с трудом перевела дух. – А что с ней случилось?

– Ну, видишь ли, ни для кого не секрет, что наша милая старушка становится с каждым днем все более рассеянной. Ты и сама вынуждена постоянно хлопотать подле нее – вечно она что-то теряет, роняет, забывает. И мы относимся к этому с пониманием. Вот только… одним словом, не случалось ли тебе находить в доме вещи, которые могли бы принадлежать нам и которые Мэдди по ошибке приняла за свои?

Андреа пришла в полную растерянность, и это ясно отразилось на ее физиономии, поскольку миссис Филлипс сочла необходимым продолжить:

– Мы хотим это знать вовсе не потому, что подозреваем Мэдди в каких-то злонамеренных поступках, ты можешь этого не опасаться.

– А… что… какие именно вещи она, по-вашему, могла взять? – наконец выдавила из себя Андреа.

– Ну, всякие мелочи, хотя и довольно дорогие, – сказала миссис Керр. – Я, к примеру, уверена, что мой золотой браслет исчез именно в тот вечер, когда вы с Мэдди гостили у меня. Хотя, конечно, на нем была очень ненадежная застежка и, возможно, я просто где-то сама обронила его, но после этого слуги обыскали весь дом. Вот я и подумала – может, его нашла Мэдди и по рассеянности захватила с собой. Без всякого умысла, конечно.

– А у меня исчезла камея из слоновой кости, – добавила миссис Филлипс. – Хотя она и не досталась мне в наследство, но все же была довольно милой вещицей, и я ее любила. Если вдруг она так уж приглянулась Мэдди, я совсем не возражаю, пусть она останется у нее, только все-таки, с моего ведома, чтобы я тоже имела возможность хотя бы изредка любоваться ею.

– Какой бы Мэдди ни бывала временами рассеянной, я уверена, она не могла взять ваши вещи, – возразила Андреа, осторожно подбирая слова. – Это абсолютно не похоже на нее. И вы, ее ближайшие подруги, должны знать об этом лучше всех прочих.

– Вот видишь, Аделаида, я же говорила тебе, что это просто глупость и тебе самой будет стыдно за такие подозрения! – воскликнула миссис Филлипс. Ее лицо раскраснелось от смущения. – А твой дурацкий браслет наверняка все еще валяется у тебя под диваном!

– Не говори со мною таким тоном, Харриет. Ты только что повторяла эту глупость следом за мной и уже готова была обвинить во всем бедняжку Мэдди, тогда как твоя прелестная камея провалилась в твой новомодный ватерклозетт!

Не обращая больше внимания на Андреа, дамы принялись осыпать друг друга взаимными упреками. Видя, что в ней более не нуждаются, Андреа торопливо извинилась и поспешила прочь, сгорая от стыда, ведь это она была виновата в том, что на Мэдди пало подозрение в совершенных кражах. Чувство вины странным образом переплеталось с облегчением от того, что она, судя по всему, пока никем не замечена.

Однако слух уже был пущен. Миссис Керр и миссис Филлипс решили, что Мэдди невиновна в пропаже их драгоценностей. После обмена мнениями с несколькими приятельницами, которые тоже жаловались на пропажи, дамы пришли к выводу, что это распускает руки кто-то из их собственного круга. Новость обсуждали долго и оживленно, и в этих обсуждениях принимали участие Мэдди и Андреа.

– Мне кажется, нужно обратиться в полицию, – предположил один джентльмен.

– И что мы им скажем? Что мы были настолько неосмотрительными, что оставляли наши драгоценности валяться там и сям без присмотра, словно это старые салфетки? По-моему, мы сами напросились на неприятности, проявляя такую беспечность. Это должно научить нас быть более внимательными и следить за своими вещами.

– Что я и намерен делать отныне и впредь, – добавил следующий собеседник.

– Ах, но ведь это невыносимо! – воскликнула пожилая матрона. – Вот уж никогда бы не подумала, что мне придется держать под замком каждую шпильку!

– Или каждую пряжку для обуви, – подхватила ее соседка. – У меня до сих пор в голове не укладывается, как это кто-то мог додуматься воровать даже такие вещи! Я не сомневаюсь, что это выходки какого-то ненормального!

– Может быть, наш вор – обувной фетишист, если такие вообще бывают, – с гримасой отвращения предположил ее супруг. – Но если это и так, то почему же он не крадет ботинки заодно с пряжками?

– Ну что ты в самом деле, Сэмюэл! – краснея, одернула его жена. – Попридержи свой язык. Не забывай, что мы в смешанном обществе!

– А мне кажется, что надо для начала получше присматривать за своими вещами. И воздержаться от необдуманных обвинений.

Кто-то еще предложил составить полный список вещей, которые считаются пропавшими, с именами и датами.

– Отличная идея, – сказала миссис Филлипс. К удивлению Андреа, эта дама обратилась именно к ней с просьбой: – Андреа, милочка, ты не потрудишься для нас? Пожалуйста, у тебя такой красивый и разборчивый почерк.

И Андреа приступила к составлению списка, хотя ей вряд ли требовалась помощь окружающих. Она слишком хорошо помнила, что и когда похитила у каждого из них, и, узнай они об этом, они были бы в шоке.

А еще больше их шокировало, если бы они узнали, что похищенные у них вещи почти ничего не добавляют к накопленной Андреа сумме. Что Ральф надувает ее, называя явно заниженные цены, и добытые ею с таким трудом и отвагой вещи почти целиком идут в ему в карман. Андреа и сама об этом не подозревала. А даже если бы она об этом и узнала, разве у нее была возможность как-то этому воспрепятствовать?

Один за другим ее состоятельные жертвы называли пропавшие у них вещи, и список все удлинялся. Когда, наконец, пришла очередь Мэдди, пожилая особа оказалась в явном затруднении.

– Коли на то пошло, я не могу с уверенностью сказать, что у меня что-то украли. Я вечно сама теряю свои вещи, вы же знаете, – и все головы склонились в дружном согласии с ее словами. Немного подумав, Мэдди предположила:

– Но уж раз на то пошло, то я, пожалуй, уже давно не видела свою черную ангорскую шаль, ту самую, что расшита жемчугом.

– Мэделин, – со вздохом покачал головой миссис Роберте, – твоя шаль лежит на полке у меня в холле. Я просто не успела вернуть забытую тобою вещь.

На этом импровизированное совещание закончилось. Его участники пришли к соглашению, что впредь необходимо более внимательно следить за своими вещами, немедленно сообщать друг другу, если будут новые пропажи, следить за всем, что покажется им подозрительным, и уведомить о происходящем официальные лица, потому как было бы неплохо разыскать те вещи, которые у них, похоже, все-таки украли.

Уже выходя из дверей, Мэдди и Андреа краем уха услышали, как рассуждает Ида Ширинг:

– Вначале я думала, что вина за пропажи лежит на одной из моих горничных, но не могла сказать этого с уверенностью, потому что в моей шкатулке с драгоценностями вечно все набросано как попало и, если я хочу что-то найти, приходится перебирать все с начала до конца. Я бы и сейчас не заметила, что в ней не хватает опалового ожерелья с подвесками, если бы не захотела его на днях надеть. И еще мне однажды показалось, что, пока моя шкатулка стояла в спальне открытой, вещи в ней оказались убранными в большем порядке, чем обычно. Это и впрямь выглядит очень странно! Представьте только себе… вор-аккуратист!


Нью-Йорк-Сити – июнь, 1876

Брент сидел за ленчем в компании со своим другом Кеннетом, потчевавшим его любопытными историями, приключившимися за время службы Кеннета в агентстве Пинкертона. Брент всегда с наслаждением слушал эти истории, он временами так завидовал Кену, пережившему столько приключений, что с удовольствием поменялся бы с ним местами. В свою очередь Кен изрядно завидовал полученной Брентом степени, так что обмен мог бы считаться равноценным.

Кен был соседом Брента по студенческому общежитию во время их учебы в Гарвардском университете, но когда семья Браунов столкнулась с чередой финансовых неприятностей, Кен был вынужден оставить учебу. Ему повезло, и он почти сразу смог устроиться в агентство Пинкертона. Вот уже почти четыре года он успешно трудился в качестве детектива и считался одним из лучших специалистов в агентстве. Брент не менее успешно завершил свое образование и вернулся в Нью-Йорк. Двое молодых людей с удовольствием возобновили дружеские отношения.

– И представь себе, что, несмотря на нашу занятость весьма серьезными преступлениями, к нам еще и направляют вызов из Вашингтона, чтобы проверить слух о появившемся там грошовом воришке! – говорил Кен Бренту. – Я сразу сказал, пусть вашингтонская полиция сама расхлебывает эту кашу. А кроме того, надо быть дураком, чтобы не стянуть пару камушков у нескольких граждан с такой толстой сумой, что они с трудом могут вспомнить, что же у них пропало. А поскольку кое-что из этих толстосумов не только богат, но и обладает важными связями, нас заставляют бросить все и сломя голову мчаться в Вашингтон, чтобы схватить за руку воришку. Наверняка все дело в том, что кто-то из нерадивых слуг решил слегка разжиться за счет хозяев.

– Да, здесь не пахнет делом о пропаже драгоценностей короны, – со смехом отвечал Брент.

– Определенно, – фыркнул Кен. – Хотя кое-какие побрякушки пропали у весьма высокородных особ, запросто вхожих в дом к президенту и миссис Грант, и именно во время их визита. А к тому же исчезли какие-то старинные статуэтки – никто и не помнит, когда они оказались в Президентском дворце и кто из президентов приобрел эту коллекцию.

– Святой Моисей! – воскликнул Брент, от удивления широко распахнув глаза. – Не хочешь ли ты сказать, что некто умудрился обокрасть коллекцию в Президентском дворце?! Прямо под носом у целой толпы народа?

– Я полагаю, что это хоть в какой-то степени оправдывает необходимость нашего участия в расследовании, – пожимая плечами, сказал Кен. – Но, как бы там ни было, это дело мало соответствует той серьезной репутации, которой до сих пор пользовалось наше агентство.

– Да уж, это вовсе не похоже на то, как вы в прошлом году выследили и разоблачили такую матерую шпионку, как Молли Магуайрз, не так ли?

– И на это, и на службу разведки для Союза[2] во время войны, и раскрытие многих ограблений почтовых поездов, и на прочее в том же духе. Как вспомнишь обо всем этом, так кажется, что тратить на последнее дело наше время и усилия – издевательство.

– Так почему бы агентству не отказаться от него – как можно более вежливо, конечно?

– Ты что, рехнулся?! – сердито взглянул на него Кен. – Похоже, та пыль, что ты годами сдувал со своих ученых книжек, целиком осела на твои мозги, Брент. Кто, будучи в трезвом рассудке, додумается отказать президенту Соединенных Штатов, обеспокоенному неприятностями, происшедшими с его богатыми и влиятельными друзьями? Уж во всяком случае не мистер Пинкертон.

– Равным образом и не ты, – с ухмылкой подхватил Брент. – И когда же ты намерен отправляться в Вашингтон?

– Завтра, утренним поездом, – отвечал Кен с недовольной гримасой. – Интересно, хватит ли у кого-нибудь из них ума на то, чтобы застраховать свои драгоценности, вроде того, как мистер Ллойд застраховал свои корабли?

– А ведь это неплохая идея, – удивленно подняв брови, сказал Брент. – Когда у тебя мрачное настроение, в твою дурную башку могут прийти мудрые мысли.

– Не делай вида, что впервые слышишь о страховке, – мрачно взглянул на него Кен. – И не надейся, что мы с тобой надолго распрощаемся. Ведь если мне и понадобится помощник в этом деле, то речь непременно пойдет о ком-то с достаточно высоким общественным положением, безупречным происхождением и всем таким, что позволит ему беспрепятственно вращаться в кругах высшего общества. Мне придется просить тебя присоединиться к расследованию.

– Честно говоря, я буду только рад быть избавленным от бесконечной возни с переписыванием завещаний и копанием в различных юридических каверзах во славу моего отца и старших братьев, – задумчиво отвечал Брент. – Так что тебе не придется просить меня дважды.


Вашингтон – июнь, 1876

Андреа опустила на лицо густую вуаль и взмолилась про себя, чтобы не попасться на глаза никому из знакомых, кто мог бы узнать ее – и особенно Ральф Маттон. Она стояла напротив входа в «Гарден Отель». Она ждала. Она наблюдала за входом. У нее было такое ощущение, что не только вся улица – весь мир заинтересованно пялится на нее, пытающуюся укрыться в тени навеса у дверей в магазин и изо всех сил старающуюся сохранить независимый вид.

Прошло уже три часа с того момента, как она оставила в отеле свой пакет. Три томительных часа, а Ральф так и не появился. Она больше не может ждать так долго. Хозяин магазина несколько раз подозрительно разглядывал ее, он даже спросил, что это она делает возле его магазина. Ей пришлось солгать, что она разыскивает одного человека по просьбе своего друга. Очень близкого друга. Если она так и будет стоять здесь, хозяин магазина может обратиться в полицию, и ее арестуют за бродяжничество, в этом нет сомнений. Только этого ей еще не хватало!

Ну где же этот чертов Ральф? Неужели он вовсе не собирается сегодня забирать пакет? О, на его месте она бы постаралась как можно скорее покончить с этим делом. Андреа не дано было понять, что движет поступками этого мерзавца; она была способна разве что предположить его непомерную алчность. Впрочем, ее вообще мало волновало что бы то ни было, не имевшее отношение к Стиви.

В какой-то момент Андреа совершенно смешалась: по улице строем проходила пожарная команда, и ее затерло в начавшейся сутолоке. Из-за этого она прозевала появление Ральфа, и только счастливая случайность помогла ей заметить, что он уже вышел из отеля. Он оглянулся в ее сторону, и она с сильно бьющимся сердцем отвернулась, делая вид, что разглядывает витрину магазина. Наблюдая за ним через стеклянную дверь, она увидела, что он уходит прочь, явно торопясь.

Она заставила себя сосчитать до десяти и только после этого двинулась следом, оставаясь на другой стороне улицы и пытаясь соблюдать дистанцию в надежде, что он ее не заметит. Она очень надеялась, что с помощью этой нехитрой маскировки сможет выследить, куда он направляется – возможно, там же он содержит и Стиви. Тогда ей останется лишь подождать, когда он снова покинет свое убежище. Она положит конец его гнусным играм, забрав Стиви и отказавшись от навязанного ей способа добывания денег.

А Ральф тем временем все шел и шел, прокладывая свой извилистый путь в головоломной путанице грязных узких улочек и переулков. Девушкой начало овладевать отчаяние. Чем дальше они продвигались, тем неувереннее она себя чувствовала. Ей была совершенно незнакома эта часть Вашингтона: Ральф завел ее в самую глубь трущоб, где обитали такие же отверженные, как он, грязные и нищие горожане. А она-то надеялась остаться незамеченной! Да в этой части города ее изящное платье, ее шляпка с вуалью бросаются в глаза так же, как если бы по улицам разгуливал Санта-Клаус. Она представляла превосходную мишень для любого карманного вора на три мили в округе. Однако она изо всех сил старалась не падать духом, надеясь, что это поможет ей вызволить Стиви.

Но вот Ральф остановился. Она тоже. Делая вид, что разглядывает рекламу эля в окнах ближайшей таверны, уголком глаза Андреа заметила, что он разорвал бечевку на пакете и развернул его. Одним быстрым, почти неуловимым движением он переложил содержимое пакета в карман, а бумагу и картонную коробку смял в комок и отбросил. Сам же двинулся дальше. Андреа успела заметить отблеск полированной бронзы, мелькнувший в измятом комке бумаги.

Она так никогда и не смогла объяснить себе, почему ей непременно захотелось разглядеть, что же это блеснуло. И почему, узнав ту странную фигурку из Президентского дворца, она попыталась вернуть ее, тоже оставалось навсегда загадкой. Зато последствия ее действий оказались гибельными. Не успела она сомкнуть пальцы вокруг бронзовой фигурки, как в нее вцепились жадные грязные лапы, возникшие словно по мановению волшебной палочки.

– Отдай мне! – злобно взвизгнул возле ее уха женский голос. – Я первая это увидела!

– Нет! – возмутилась Андреа, неожиданно упорно сопротивляясь наглому натиску. – Это мое!

– Соври чего получше, милашка! Я ж видела, как эту штуковину бросил вон тот малый, и ты видела это тоже! А теперь убери-ка свои лапы, а не то я выцарапаю твои хорошенькие глазки!

Началась совершенно отвратительная свалка, причем противница кусалась, царапалась и визжала, словно дикая кошка. Она сбила с головы Андреа шляпку с вуалью, измочалила оборки на платье и прошлась по подолу юбок своими грубыми грязными башмаками, изрядно располосовав их. Безусловно, для этой побирушки драка была привычным делом, и Андреа удалось одержать над нею верх только благодаря присутствию духа. Однако ей недолго было суждено пожинать плоды своей победы. Все еще не желая уступать, побирушка бросилась было в новую атаку, но тут Андреа заметила, что Ральф с ужасающей скоростью возвращается обратно.

Она попыталась было бежать, но успела сделать лишь несколько шагов к спасению, когда ей в плечо впилась грубая рука, заставившая ее повернуться. Злобно скалясь, Ральф смотрел на нее сверху вниз.

– Хватит, поигрались, сестричка, – сказал он.

Прежде чем Андреа нашлась что ответить, противница подскочила к ней и попыталась снова отнять фигурку.

– Вали-ка ты отсюда, Берти, – рявкнул на нее Ральф. – Тебе нечего совать сюда свой нос.

– Но ведь это я нашла, Ральф, – упрямилась побирушка.

– Это моя штучка, – снова свирепо рявкнул на нее Ральф. – А теперь убирайся, да поживее, а не то я, пожалуй, шепну твоему старику, что ты лезешь куда не просят, и тебя надо поучить малость хорошим манерам.

Берти неохотно удалилась, бурча под нос ругательства, и Андреа осталась лицом к лицу с Ральфом.

– Хы, да ты никак надумала выследить меня? Надумала перехитрить старину Ральфа? Это не лучшая выдумка, милая мисс Олбрайт, – глумливо скалясь, сказал он.

– Я… Я вовсе не… – смущенно прошептала Андреа.

– Не смей мне врать, бабенка! – прорычал Ральф, встряхнув ее так, что у нее застучали зубы. – Я не слепой и не дурак!

– Ну хорошо! – попыталась она собраться с духом. – Я… следила за тобой.

– Хотела крысенка отыскать, – продолжил он.

– Да, – прошептала она. – А почему бы и нет?

– Потому, что я с тебя сдеру за это штраф. Еще две тыщи, – отвечал он со злорадной улыбкой.

– Чего-то подобного я и ожидала, – пожимая плечами, холодно произнесла Андреа. – Непонятно только, к чему называть такие цены. Ваша бухгалтерия все равно будет работать в вашу пользу, мистер Маттон. Мне не собрать и десятой доли того, что ты от меня хочешь.

– Да неужели ж я буду обманывать такую милую куколку, как ты, миссис? – глумливо спросил он.

– Равным образом как и делать предметом торговли своего собственного сына, – запальчиво отвечала она.

– И я продам его по самой высокой цене, можешь не сомневаться, – нимало не смущаясь, закончил он. – И учти, что цена будет расти – чем дальше, тем больше. А ежели ты опять выкинешь пакость навроде сегодняшней, то попомни мои слова: я и торговаться с тобой не буду. Разорву нашу сделку, и ты никогда не получишь крысенка назад.

Тут его взгляд упал на бронзовую фигурку, которую Андреа все еще сжимала в кулаке.

– И не пытайся впредь подсовывать мне вместо товара такое дерьмо, как это. На кой черт мне эта фитюлька? Это что, дверная ручка с крыльца какого-нибудь богатея?

– Я просто подумала, что она понравится лично тебе, – горько улыбнувшись, отвечала Андреа. – Уж очень вы похожи.

– Ты лучше не цепляйся ко мне, милашка, – злобно сощурившись, пробурчал Ральф. – А то как бы хуже не вышло. И впредь старайся таскать свои пакеты почаще и пихать в них побольше барахла. Крысенок так пищит, что всерьез начал действовать мне на нервы, и чем быстрее ты заплатишь его долг, тем лучше будет для всех нас. Мы ж никому не хотим зла, так, детка?

– Попробуй только дотронуться до него своими грязными лапами! – воскликнула Андреа, гневно сверкая фиалковыми глазами, а внутри содрогаясь от страха, – и я клянусь, что найду способ свернуть твою гнусную шею!

– И станешь платить мне за это еще больше! – расхохотался негодяй.

– Я бы, может, и попыталась платить, но учти, что полиция уже знает о кражах, и все стали запирать свои вещи на ключ. Теперь мне не подобраться к ним так запросто – меня тут же схватят.

– Чего же ты раньше не сказала? – спросил он ее почти дружелюбно. – Нешто я оставлю без помощи своего партнера?

– Я не ваш партнер, мистер Маттон.

Он не обратил внимания на ее возражение, извлекая из кармана связку каких-то странных предметов, которые Андреа видела впервые в жизни. Он принялся демонстрировать их один за другим, попутно поясняя их назначение.

– Вот это – отмычка. Ты только вставь ейную бородку до конца, и она откроет тебе любой замок – хучь на шкафу, хучь на сундуке. Это, – он продемонстрировал ей три изогнутых в дугу предмета разной толщины, – отмычки тож, только для самых махоньких замочков, – и он извлек следующий предмет, напоминавший по виду ножницы. – А эти щипчики прячут в ладонь. Самые шустрые щипачи могут ими срезать побрякушки у чувихи с шеи или даже с ушей, ровно когда она в них выгуливает напоказ. Ты только не робей да поднавострись орудовать этими штучками, и у тебя в момент окажутся и камешки, и навар – сколько захочешь.

– Я так полагаю, что чувиха – это та, кого обокрали, а что такое щипач?

– А это спец по камушкам, детка, – не скрывая удивления такой ее необразованностью, хихикнул Ральф. – Такой же вор, как ты, только пошустрее.

– А навар?

– Деньжата. Монета или капуста. Кое-кто зовет их сахарком, кое-кто подмазкой.

– Когда речь идет про деньги в твоих руках, я могу назвать их только ворованными.

– Да зови как хочешь. Только не ленись таскать мне побольше. Доставляй каждую неделю в отель, как договорились, и с твоим бесценным Стиви будет все о'кей. И не вздумай срок пропустить или следить за мной – я враз отниму у него жратву.

– Я не смогу принести тебе пакет на следующей неделе, и потом тоже не смогу, – побледнев, сказала Андреа.

– Ты что, шутки шутить вздумала, детка? – Улыбка Ральфа снова стала походить на звериный оскал.

– Нет, просто моя хозяйка собирается поехать вместе со мною на Столетнюю выставку в Филадельфию, и я точно не могу сказать, как долго мы там пробудем, – вот и все.

На физиономии Ральфа отразилась усиленная работа мысли, но через минуту с алчным блеском в глазах он, к удивлению Андреа, пробурчал:

– Валяй. Там ты наверняка сумеешь натаскать побольше. С теми штучками, что я тебе дал, ты запросто вернешься с мешком барахла и враз сможешь выкупить своего крысенка, а я стану богач навроде короля. – Заметив явное недоверие на ее лице, он добавил: – Можешь не беспокоиться за своего ублюдка. С ним ничего не случится, покуда ты меня слушаешься. А вздумаешь перечить – тут же пожалеешь. И не сумлевайся – я разыщу тебя мигом, стоит тебе вернуться в город.

ГЛАВА 4

Филадельфия – июнь, 1876

Прошло почти три недели с той памятной беседы за ленчем между Брентом и Кеном, и вот в конце июня Брент стоял, изучая обстановку, в просторном холле отеля «Континенталь» в Филадельфии. С помощью такого чудесного средства, как телеграф, он смог зарезервировать себе апартаменты в этом солидном заведении, где во времена оные соблаговоляли останавливаться президенты и особы королевской крови. И теперь, глазея на бесчисленное количество постояльцев, торопившихся по своим делам и толпившихся в холле, Брент не без основания удивлялся, как у администрации отеля нашлось место, чтобы принять здесь и его скромную персону. Казалось, что не только отель, но и весь город кишит посетителями и туристами, жаждущими ознакомиться с чудесами Столетней выставки. Брент, конечно, не был в этом смысле исключением, однако его визит в Филадельфию не был связан лишь с одним любопытством к достижениям прогресса. Он прибыл сюда по приглашению агентства Пинкертона, которое организовал для него Кен. По правде говоря, Брент поначалу удивился, что предложение Кена не оказалось шуткой. Еще больше его удивило то, что ему предложили отправиться не в Вашингтон, а в Филадельфию. Кен быстро разъяснил это недоразумение.

Судя по всему, наш воришка переехал, по крайней мере временно, поскольку поступили сведения о ряде сходных с прежними пропаж из Филадельфии. В Филадельфии сейчас проходит Столетняя выставка, и именно там сейчас собрались самые богатые сливки общества. А это всегда служит приманкой для всех преступников, от примитивных карманников до виртуозов своего дела. И нет ничего удивительного, что нашего потенциального клиента тоже повлекло туда.

– Но почему ты считаешь, что имеешь дело именно с тем самым «клиентом»? Ведь ты сам только что сказал, что подобные мероприятия притягивают воров со всего света, и ответственным за происшедшие в Филадельфии кражи может быть совершенно другой человек? Ты не думаешь, что тот, кто тебя интересует, по-прежнему орудует в Вашингтоне?

– В Вашингтоне кражи прекратились, – кивая головой, возразил Кен. – По крайней мере те, которые я обязан расследовать. И к тому же установлен ряд сходных обстоятельств, сопутствующих кражам в Вашингтоне и кражам в Филадельфии. Наш воришка имеет странную привычку оставлять место преступления в удивительно опрятном виде, зачастую даже более опрятном, чем до кражи.

– Он что же, не жалеет времени на то, чтобы вытереть пыль и вытрясти ковры после того, как совершает кражу? – со смехом спросил Брент.

– Не совсем так, но мы должны учитывать этот факт, если хотим вести расследование всерьез, чтобы не упустить его. Или ее. Нельзя исключать и возможности того, что крадет женщина, тогда многое становится понятно.

– Та имеешь в виду эту самую привычку быть аккуратным? – удивленно осведомился Брент. – Неужели ты так недальновиден, Кен? Да я с ходу могу назвать тебе с полдюжины джентльменов из моего ближайшего окружения, которые педантичны до отвращения. Они вызывают у меня дикое раздражение, потому что я по сравнению с ними выгляжу полнейшим неряхой, и моя драгоценная матушка всякий раз напоминает мне об этом как об основной причине того, что я до сих пор не в состоянии приискать для себя подходящую партию.

– Моя мать находит меня достаточно аккуратным, – в свою очередь развеселился Кен, – но зато она без конца сетует на безалаберность моего рабочего расписания и бесконечные командировки. Она считает, что ни одна здравомыслящая женщина не сможет выносить этого достаточно долго, чтобы быть моей женой.

– Что еще ты считаешь необходимым мне сообщить про твоего неведомого вора, прежде чем отправить меня на разведку? – осведомился Брент, возвращаясь к главной теме их беседы.

– Про нашего вора, – поправил Кен. – У него обнаружилась еще одна странность. Он проявляет интерес не только к драгоценностям и деньгам, но еще и к различного рода маленьким оловянным фигуркам. Насколько мы смогли установить, он похищает только те, что изображают животных, и предпочитает именно оловянные, хотя без труда мог бы похитить стоявшие рядом более дорогие фигурки из хрусталя.

– Вот это интересно, – согласился Брент. – И ты, основываясь на этих характерных привычках, решил, что он переместился в Филадельфию?

– Есть еще одно обстоятельство, – сказал Кен. – Мы, конечно, подумали, на кого в первую очередь может пасть подозрение, и установили одну особу, хотя у меня ее личность вызывает сомнения. Ее зовут Мэделин Фостер, среди друзей – Мэдди. Она из самых почтенных матрон вашингтонского высшего света. Ты знаком с этим типом… баснословно богата, влиятельна, состоит в бесчисленном количестве всяких обществ, знакома со всеми на свете, постоянная гостья на званых обедах у президента, независимо от того, кто еще приглашен присутствовать.

– И, – поощрил его Брент.

– По всему выходит, что это просто симпатичная, хотя и странноватая старушка, которая постоянно теряет кучу вещей, как правило, ее собственных. И не могу не согласиться, что поведение ее весьма необычно – взять хотя бы этот зонтик, с которым она не расстается ни на минуту даже дома и тычет им во всякого, чье внимание хочет привлечь. Прибавь к этому, что ростом она не больше кузнечика, имеет яркие голубые глазищи и шевелюру из белоснежных седых волос, торчащих во все стороны, как бы их ни приглаживали. Куда ни кинь, довольно оригинальный типаж.

– Кое-кто из ее приятельниц предположил, что, может быть, она окончательно сошла с катушек и принялась тянуть чужие вещи, хотя и непреднамеренно, – со вздохом продолжил свои объяснения Кен. – Но я побеседовал с нею и убедился, что их подозрения неоправданны. Честно говоря, я склонен думать, что все эти кражи слишком тщательно подготовлены кем-то, гораздо более способным сконцентрироваться на каком-то одном предмете, чем эта пожилая миссис Фостер. Скорее всего это кто-то из ее ближайшего окружения, кто сумел воспользоваться эксцентричностью рассеянной леди, чтобы замести свои следы.

– В надежде превратить миссис Фостер в козла отпущения?

– Я не уверен, пожал плечами Кен. – Это все одни мои теории. Но кто бы ни был вором, он явно знаком с ней, возможно, даже вращается в тех же кругах. Вот и теперь Мэдди Фостер и большая часть ее приятелей развлекаются в Филадельфии вот уже вторую неделю. И невозможно не обратить внимание на то, как точно совпадает со сроками ее путешествия прекращение краж в Вашингтоне и их возобновление в Филадельфии. Вот почему нам не остается ничего иного, как постараться заслать тебя в их кружок, чтобы ты смог затесаться в самый центр их общества. Тебе надо влиться в ряды приятелей Мэдди и внимательно наблюдать за происходящим вокруг.

– Но почему же именно я? Ты тоже происходишь из почтенной семьи. А к тому же ты лучше подготовлен для такого рода работы, – возразил Брент.

– Разве ты забыл, что я уже встречался с ними и они посвящены в цель моего появления здесь.

– Да, конечно, но я уверен, что в вашем агентстве найдется немало других сотрудников, которые справятся с заданием более профессионально, чем я.

– У нас не так уж много выпускников Гарвардского университета, не занятых на более серьезных поручениях, – покачал головой Кен. – А большинство рядовых агентов будет выглядеть в этом обществе, словно белые вороны. И дело тут не в том, что они не в силах выучить, когда положено надевать пиджак, а когда смокинг, или какой вилкой пользоваться за обедом, старина Брент. Я имею в виду те неуловимые простым глазом эманации шарма и респектабельности, которые исходят от всякого, родившегося в богатой семье. И пусть это выглядит грубой лестью, но ты, старина, обладаешь всеми необходимыми нам качествами.


Итак, волею судьбы Брент оказался именно в том отеле, где незадолго до этого остановилась Мэделин Фостер. Он расписался в книге посетителей и поджидал, пока портье выдаст ему ключи от номера, бездумно взирая на толпу у входа. Широкие двери в очередной раз распахнулись, чтобы впустить внутрь самую восхитительную особу, которую Брент когда-либо видел. Достаточно было одного взгляда на нее, чтобы смертельно уязвить дотоле ко всему равнодушного молодого повесу.

Ему казалась очаровательна каждая ее черта: от волос неповторимого оттенка лунного света до алебастрово-белой кожи. Ее губы напоминали Бренту своим изящным изгибом лук самого Купидона, а глаза сияли ярче аметистов. Она на какое-то мгновение замерла на месте совершенно неподвижно, и Бренту показалось, что это всего лишь иллюзия. Разве обыкновенная женщина из плоти и крови может выглядеть столь чудесно? Нет, нет, конечно же, это всего лишь мираж, всего лишь плод его утомленного путешествием рассудка.

Но вот она зашевелилась, переступив порог с непринужденной грацией богини. Ее пожилая спутница что-то сказала ей, и она улыбнулась в ответ. Сердце у Брента замерло с тем, чтобы в следующий момент заколотиться с бешеной скоростью, словно собираясь покинуть грудную клетку. Она оказалась живой, настоящей, а ведь до сей поры он считал, что такая девушка может лишь сниться ему. Впрочем, с нынешнего момента он уже сомневался, что в его жизни является сном, а что явью.

– Ваши ключи, сэр, – наконец-то проник в его сознание голос портье, который явно повторял это уже не в первый раз, деликатно вложив ключ в ладонь Брента. – Ваш номер на четвертом этаже. Я пришлю коридорного, чтобы он помог перенести ваши вещи.

– Ух… ох, да, – пробормотал Брент, не в силах оторвать глаз от девушки, которая вот-вот могла ускользнуть от его взора.

– Что-нибудь еще, сэр? – поинтересовался портье с легким нетерпением.

– Да. Эта дама, что вошла сейчас в отель, – взмахнул рукой Брент. – Вы, случайно, не назовете мне ее имя?

– Сэр, – равнодушный взгляд портье скользнул по толпе в холле, – каждую минуту в отель входит по меньшей мере около трех десятков дам. Вы не могли бы выразиться точнее, которая из них привлекла ваше внимание?

– Боже милостивый, не делайте вид, что вы ослепли! Конечно, меня интересует этот ангел в лиловом платье! – воскликнул Брент, удивляясь толстокожести портье, который почему-то не восхищался девушкой так же, как он. Что до самого Брента, то для него перестали существовать все другие особы, кроме этой.

– Это та, что со светлыми волосами и красными глазами, которые слишком велики для ее лица? – грубо переспросил портье.

– Да, это она, хотя я совершенно не согласен с вашей характеристикой ее внешности. Она остановилась в вашем отеле?

– Насколько я знаю, это мисс Олбрайт. Компаньонка миссис Фостер.

– Мэделин Фостер из Вашингтона?

– Именно, – кивнул портье.

– Благодарю вас, – и лицо Брента расплылось в широкой улыбке. – Благодарю вас от всей души. Конечно, я не смею надеяться, что вы раскроете мне тайну номера, в котором остановилась мисс Олбрайт?

– Это идет вразрез с порядками в нашем отеле, – покачал головой портье, – но если вы захотите послать ей записку, я позабочусь, чтобы она дошла по назначению.

– Я бы хотел послать ей цветы. Это возможно?

– Безусловно. Я немедленно займусь этим: Какие цветы, какого цвета и сколько?

– Одну пышную лиловую орхидею.

– А также открытку с посланием? – поинтересовался портье, держа наготове ручку.

Брент немного подумал и вспомнил недавно прочитанную им фразу: «Совершенство тянется к совершенству». Он подумал еще и добавил: «От ослепленного поклонника».


Когда в дверь апартаментов, в которых расположилась Мэдди с Андреа, постучался рассыльный и в руках Андреа оказалась небольшая коробочка с надписанным на крышке ее именем, она растерялась. Приподняв крышку, она застыла в немом изумлении, любуясь изысканной красотой посланного ей цветка. В этом необычном состоянии и застала ее Мэдди, заглянувшая в дверь, соединявшую их смежные комнаты.

– Андреа, дорогая! Кажется, кто-то постучал в дверь?

– Да, – шепнула Андреа, не в силах оторвать взгляд от обворожительной орхидеи. Понемногу приходя в себя, она отважилась извлечь цветок из упаковки и осторожно поместила его себе на ладонь. – Мэдди, неужели на всем белом свете есть кто-то, пожелавший послать мне такой чудесный подарок?

– По крайней мере этот кто-то обладает превосходным вкусом, – рассудительно отвечала Мэдди. – И превосходно разбирается и в цветах, и в женщинах. Там нет записки?

– Ох! Я и забыла!

– Бедная девочка, – покачала головой Мэдди. – Ты так же простодушна, как когда-то была я сама.

– «От ослепленного поклонника», – прочитала Андреа на карточке и еще более засмущалась.

– Ну, если у него отшибло память настолько, что он не способен подписать открытку, он и впрямь ослеплен, – усмехнулась Мэдди. – Я бы даже сказала больше: он просто ошеломлен.

– Кто бы это мог быть? – поинтересовалась Андреа.

– Какой-нибудь из влюбленных молодых селезней. На прошлой неделе ты познакомилась по меньшей мере с пятьюдесятью юными джентльменами. И, судя по всему, на одного из них ты произвела неотразимое впечатление. Но послушай, разве это не восхитительно? Тайный поклонник! Я была права: нам просто необходимо было поехать в Филадельфию.

– Мэдди, перестань паясничать! Я приехала сюда, чтобы сопровождать тебя, а не крутить романы с неким безымянным джентльменом.

– Он недолго останется безымянным. Это я гарантирую, – предупредила Мэдди. – И ты должна быть готова к тому, что в один прекрасный день он выдаст себя и инкогнито будет раскрыто.

Она удалилась к себе в спальню, но через несколько минут вернулась, держа что-то блестящее в руках.

– Вот. Я хочу, чтобы ты надела это, – сказала она Андреа. – Я верю, что эта вещь принесет тебе счастье при встрече с твоим загадочным обожателем.

Она открыла полированную коробочку, в которой оказались матово поблескивающие подвески и восхитительные серьги. Украшавшие их камни переливались загадочным матовым сиянием, игравшим то небесно-голубым, то лунно-серебристым блеском.

– Возьми это, дорогая. Пусть они отныне принадлежат тебе.

– Ох, Мэдди! Я не могу позволить себе взять твои опалы. Это не приведет к добру.

– Неправда, – возразила Мэдди. – И к тому же это не опалы. Это лунные камни. Они не так ценятся, как остальные самоцветы, но зато обладают весьма загадочными свойствами, насколько я могу судить. Эти подвески попали ко мне из Индии. Я слышала очаровательную легенду о том, что такие вот лунные камни, когда они украшают чье-то лицо и тело, согреты чьим-то теплом, способствуют силе любовных чар, источаемых их владелицей. И без ложной скромности, дорогая, я могу подтвердить, что легенда гласит правду. Мой последний муж, упокой Господи его душу, с готовностью подтвердил бы мои слова.

– Это он подарил вам лунные камни? – спросила Андреа.

– Нет, – покачала головой Мэдди. – Они принадлежали моей тете, а до того моей бабушке и прабабушке. Никто в подробностях не может описать путь, который привел их в нашу семью, но они принесли женщинам нашего рода удачу и счастье в любви. А вот теперь, раз уж получилось так, что у меня нет наследниц, которым могли бы принадлежать эти камни, я хочу подарить тебе их магическую силу.


Брент, остановившись у входа в бальный зал, окинул взором толпу элегантных гостей. Согласно его сведениям, Мэделин Фостер намеревалась присутствовать на нынешнем собрании – стало быть, здесь наверняка увидит и ее компаньонку, мисс Олбрайт. Он весь трепетал при мысли о предстоящей встрече наяву с девушкой его мечты, опасаясь лишь одного: непосредственное знакомство с нею может разрушить чары, навеянные мимолетной встречей в холле отеля.

Вскоре он разыскал ее, она стояла на противоположной стороне зала, оживленно болтая с окружавшими ее многочисленными дамами и джентльменами. Словно почувствовав на себе его разгоряченный взор, она обернулась в его сторону, отчего кровь забурлила у Брента в жилах. Казалось, это невозможно, но сейчас, освещенная яркими огнями бального зала, она показалась ему еще более прекрасной, чем накануне.

Ее локоны, напоминавшие поток лунного света, нежными волнами обрамляли затылок и виски, и Бренту ужасно захотелось прикоснуться к этому бледному шелку. Посланная им в подарок орхидея красовалась на ее прическе, подчеркивая прелесть маленького, словно изящная морская раковина, ушка. Продетые в розовые полупрозрачные ушные мочки изысканные серьги в форме капель составляли прекрасный ансамбль с кулоном, сработанным из того же самоцвета. Словно желая подчеркнуть изумительный оттенок подаренной Брентом орхидеи, девушка снова оделась в платье бледно-лилового тона, украшенное фиолетовой вышивкой и лентами. Все оттенки ее наряда восхитительно гармонировали с цветом ее фиалковых глаз, сиявших, словно два крупных аметиста.

– Ничего себе – красные глаза! – пробурчал про себя Брент. – Этот портье в отеле либо идиот, либо слеп, как крот.

– Извините? Вы что-то сказали? – послышался голос рядом.

– Нет, но, возможно, вы смогли бы мне помочь, если будете настолько добры. Вы случайно не знакомы с мисс Олбрайт? – кивая в сторону Андреа, спросил Брент.

– Если быть точным, мы познакомились с нею не далее как вчера. Она довольно мила, если только вас не пугают интеллигентные девушки. А почему вы спрашиваете о ней?

– Я был бы рад, если бы она выбрала меня в качестве своего юридического поверенного, вот только мне необходимо, чтобы для начала меня кто-то представил ей. Кстати, меня зовут Брент Синклер.

– Харри Эндрюс, – отвечал юноша, с чувством пожимая Бренту руку. – Рад познакомиться с вами. Вы, наверное, принадлежите к тем самым Синклерам из Нью-Йорка? Я посещаю лекции вместе с Дэном Синклером.

– Это мой брат, – любезно пояснил Брент, не в силах долее сдерживать нетерпение.

– Вот почему ваше лицо показалось мне таким знакомым. Однако вы, по-моему, вовсе не намерены простоять здесь весь вечер, обсуждая своих родственников? – рассмеялся Харри. – Пойдемте же. Я немедленно представлю вас леди.


Андреа заметила, как сквозь толпу гостей к ней пробирается Харри Эндрюс, и с трудом подавила стон отчаяния. Этот напыщенный болтун ужасно надоел ей еще вчера, вот уж с кем ей не хотелось бы коротать сегодняшний вечер! А ей-то казалось, что она вела себя достаточно холодно и занудно, чтобы отбить у него всякий интерес к своей особе! Ах, как неудачно! Ну что ж, увы – ей уже было поздно спасаться бегством.

– Мисс Олбрайт! Вы неотразимо прекрасны сегодня! – воскликнул сей джентльмен, подойдя поближе.

– Вы слишком добры ко мне, мистер Эндрюс, – отвечала она, стараясь скрыть раздражение под холодной учтивой улыбкой.

– Позвольте представить вам молодого человека, уязвленного вашей красотой, – и Харри с церемонным поклоном отступил в сторону. – Мисс Олбрайт, это Брент Синклер. Мистер Синклер, это Андреа Олбрайт.

Брент и Андреа едва успели окинуть друг друга взглядом, как Харри провозгласил:

– А теперь, поскольку моя миссия может считаться завершенной, позвольте мне удалиться.

Андреа завороженно застыла в обволакивавшем ее золотистом тепле, излучаемом глазами Брента, и весь с таким трудом приобретенный светский лоск куда-то улетучился из ее сознания. Боже, она как последняя дурочка не могла вспомнить ни одной простейшей фразы, которые принято произносить в таких случаях! Все, на что она оказалась способна в данный момент, это неотрывно смотреть на его красивое лицо, обрамленное темной шевелюрой и освещенное загадочным блеском глаз. Изучая изящный изгиб его губ, она невольно подумала: чтобы она почувствовала, если бы эти губы поцеловали ее? Если бы он заключил ее в объятия и…

Невольно вздрогнув, Андреа попыталась отогнать наваждение. С чего это она так легко дала себя одурманить? За весь вечер она лишь пригубила бокал с шампанским, и вот пожалуйста – она еле стоит на ногах, словно пьяная!

– С вами все в порядке, мисс Олбрайт? – Звуки его глубокого, хорошо поставленного голоса мягким бархатом коснулись ее ушей.

– О… да, – пробормотала она. – Благодарю вас. – Не зная, что еще сказать, она спросила: – Вы давно знаете мистера Эндрюса?

– Честно говоря, мы познакомились с ним пять минут назад, – улыбнулся Брентон, глядя на нее сверху вниз, и Андреа почувствовала, что от его улыбки ноги ее стали ватными. – Он учится в колледже вместе с моим братом, насколько мне удалось выяснить. Собственно, я привлек его лишь с тем только, чтобы иметь честь быть представленным вам. Согласитесь: несколько неловко делать предложение руки и сердца даме, имя которой тебе неизвестно!

– Должна отдать вам должное, ваша откровенность весьма эффектна и может привлечь к вам внимание женщин! – со смехом воскликнула Андреа, слегка шокированная такой прямотой. – Вы оригинальны, мистер Синклер, и безрассудно храбры. А что, если я позволю себе принять вашу шутку всерьез?

– Сделайте милость. Ничто не принесет мне большего счастья.

Борясь со смущением и любопытством, Андреа внимательно посмотрела ему в лицо. Хотя на губах молодого человека играла учтивая улыбка, его голос звучал чересчур серьезно, а золотистые тигриные глаза смотрели внимательно и пытливо.

– Вы сумасшедший. Или просто пьяный. Или и то, и другое, – рассудила Андреа.

– Я опьянен вашим видом. Я без ума от вас, – согласился он. Его пальцы легонько прикоснулись к цветку у нее в волосах. – Вы не пренебрегли им. Я восхищен. И еще более ослеплен, чем прежде.

– Вы? – удивленно прошептала она. – Так это вы прислали орхидею?

– Я поначалу хотел послать розы, но почему-то мне показалось, что орхидея подойдет больше всего. Она так хорошо сочетается с вашей красотой, хотя и проигрывает перед цветом ваших глаз.

– Да вы мастер говорить комплименты, мистер Синклер. Этого у вас не отнимешь. Наверное, ни одна дама не в силах устоять перед вами, и вы окружены десятками влюбленных поклонниц.

– Пожалуй, их несколько меньше. Вам не кажется, что вы могли бы звать меня просто Брент, – с озорной улыбкой предложил он, – раз уж нам предстоит стать любовниками?

– Что? – еле произнесла она от изумления. Ее глаза широко распахнулись. Стараясь овладеть собой, она спросила: – Позвольте мне считать, что я ослышалась. Неужели я дала вам повод для подобной выходки?

– Ну, поскольку мы собираемся пожениться, я более чем уверен, что нам предстоит стать также и любовниками, – не унимался Брент. – А как же иначе вы собираетесь наградить меня нашими чудесными детьми?

– Детьми? – переспросила Андреа, вконец растерявшись.

– Ну конечно, их еще называют малютками, потомками, молодым поколением и все такое. Сыновей и дочек. Мне кажется, если их будет десять, это станет счастливым круглым числом, не так ли?

– Счастливым круглым числом для чего? – поинтересовалась подошедшая сзади Мэдди.

– Для детей, которыми мы намерены обзавестись, мэм, – невозмутимо пояснил Брент. – Или вы полагаете, что десять будет слишком много?

– Нет, отчего же, мне тоже нравится цифра десять, тем паче что не я буду их рожать, – с лукавым блеском синих глаз отвечала Мэдди. – А что скажешь ты, Андреа? Как ты к этому относишься? И коль скоро ты занимаешься составлением подобных планов, почему ты до сих пор не познакомила меня со своим поклонником?

– Мэдди, это мистер Синклер. И он вовсе не мой поклонник.

– Но я намерен стать им. Я намерен стать даже больше, чем поклонником, – возразил Брент. Он галантно склонился над рукой Мэдди для поцелуя.

– Меня зовут Мэделин Фостер, – отвечала Мэдди с томным вздохом. – И будь я немножко помоложе, я бы непременно постаралась отбить вас у Андреа.

– Да погодите вы оба! – не выдержала Андреа. – Мистер Синклер, по какому такому праву вы сочли возможным заявить, что мы намерены играть свадьбу и обзаводиться детьми? Это что, новые правила хорошего тона у светских джентльменов?

– Это просто приоритет ценностей, Андреа, – с безмятежной улыбкой отвечал Брент. – Я считал крайне важным обозначить цель, к которой я намерен двигаться. А теперь, когда названо главное направление, я начну завоевывать право на вашу руку.

– Это находит во мне живой отклик, – согласилась Мэдди с его объяснением. – Потанцуй же с приятным молодым человеком, дорогая, – сказала она Андреа, а Бренту добавила: – На балконе веет чудесный освежающий ветерок и светит полная луна.

– Не поощряй его, Мэдди. Я познакомилась с ним пять минут назад.

– Ну так тем паче вам следует поскорее узнать друг друга получше, раз уж вы намерены обзаводиться детьми. Ради всего святого, Андреа! Будь хоть немножко благоразумна!

ГЛАВА 5

– Вы всегда получаете то, чего хотите? – сердито спросила Андреа, кружась в руках Брента под звуки новомодного вальса.

– Не всегда, – отвечал Брент. – И к тому же мне кажется, что никогда и ничего в жизни я не хотел так, как хочу вас.

– Вот вздор! Вы даже не подозревали о моем существовании до сегодняшнего вечера.

– До сегодняшнего полудня, – терпеливо поправил он. – Разве вы забыли, что я послал вам орхидею?

– Это прекрасно, и я благодарна вам, но вы смущаете меня, – сказала Андреа, задумчиво приподняв одну бровь. – Где и когда вам пришла в голову мысль послать ее мне? Я не припомню, чтобы видела вас раньше.

– Но зато я увидел вас и попросту не поверил своим глазам. Я как раз расписывался в книге постояльцев отеля, когда вдруг вошли вы. Портье назвал мне ваше имя.

– Так, значит, всему, что сейчас происходит, положил начало слепой случай? – продолжала допытываться Андреа.

– Я бы назвал это провидением, – поправил он. Ему совершенно не хотелось начинать их отношения со лжи, но в то же время было бы крайне неуместно афишировать тот факт, что здесь он находится по поручению агентства Пинкертона. По крайней мере это было бы неуместно сейчас. И в то же время он не мог не признаться самому себе, что, благодаря более чем странному повороту судьбы, он должен наблюдать именно за той старой леди, в компаньонках у которой служит Андреа. Возможно, несколько позже, когда они познакомятся поближе, он откроет ей истинную цель своего путешествия в Филадельфию без опасения подвергнуть угрозе успех его миссии, но сейчас лучше обо всем помолчать.

– Откуда вы родом, мистер Синклер? – поинтересовалась Андреа. – Ведь вы наверняка приезжий, раз тоже остановились в отеле?

– Я приехал из Нью-Йорк-Сити. И, мне кажется, мы условились, что вы будете называть меня Брент.

– Я ни о чем с вами не уславливалась. Хотя, пожалуй, в этом не будет большого вреда. У вас красивое имя.

– Мои родители полностью с вами согласятся, – уверил он. – Брент – уменьшительное от имени Брентон. А вы – вы позволите мне звать вас Андреа?

– Как вам будет угодно. Похоже, вы все-таки кое-чего добились. Ваше упрямство впечатляет.

– Вот видите? – улыбнулся он торжествующе. – Мы уже начали узнавать кое-что друг о друге. А как звучит ваше полное имя?

– Александреа Энн Олбрайт. Моей матушке захотелось, чтобы все мои имена начинались с первой буквы алфавита[3]. И, конечно, она попыталась проделать нечто подобное, когда крестили мою сестру. Она назвала ее Лиллиан Ли.

– Ваша сестра такая же красавица, как и вы?

– Моя сестра скончалась от пневмонии несколько месяцев тому назад, – сказала Андреа, и облако грусти опустилось на ее лицо, а глаза потемнели от горя. – Для меня это было ужасной потерей.

– Я очень сожалею, – сочувственно произнес он. – И никогда не задал бы подобный вопрос, если бы мог предположить подобный ответ. У вас есть еще братья и сестры?

– Нет, на всем белом свете не было никого, кроме Лилли. Наши родители умерли уже много лет назад. – Она прерывисто вздохнула и сочла за благо переменить тему их беседы. – А что скажете вы? У вас есть братья и сестры? Они живут в Нью-Йорке?

– Еще бы! – воскликнул Брент. – У меня есть двое старших братьев, которые работают вместе со мною в юридической фирме отца. Потом у меня есть еще младший брат, Дэнни, который собирается стать врачом. Он должен окончить колледж всего через шесть месяцев. И к тому же у нас есть младшая сестричка, Хоуп[4], она любимица всей семьи. Мама назвала ее так, потому что надеялась родить девочку всякий раз, когда бывала беременна. А у нее родилось подряд четыре мальчика, и лишь потом ее надежды оправдались.

– Так приятно вас слушать, – с улыбкой заметила Андреа. – Ваши слова позволяют думать, что вы очень дружная семья.

– И вы не ошибаетесь, – с готовностью подтвердил он, – хотя у нас не всегда царит полный мир и согласие по всем вопросам. Матушка регулярно старается устраивать нам промывание мозгов, особенно когда мы все собираемся за столом на воскресный обед. Кто-то из нас неизбежно начинает горячиться, и это ведет к бесконечным словесным баталиям, тем паче что четверо из нас – профессиональные юристы. Да вы скоро сможете убедиться в этом сами, когда я приведу вас познакомиться с ними. Матушка, кстати, будет в восторге. Она уже отчаялась заставить меня жениться.

– Ну вот, вы опять помещаете экипаж впереди лошади, – с укоризной взглянула на него Андреа. – То, что я дала вам волю обращаться ко мне по имени, вовсе не значит, что я дала согласие на наш брак.

– Но почему? – Его по-детски удивленный взгляд напомнил ей выражение лица Стиви в те моменты, когда он вдруг понимал, что не может получить того, чего хочет. – Ведь я еще довольно молод, здоров и даже сохранил в целости все тридцать два зуба. У меня не слишком высокий рост и не такая уж отталкивающая внешность. По крайней мере вряд ли меня кто-то рискнул бы назвать уродом.

– Вы прекрасно знаете, что являетесь исключительно привлекательным молодым человеком, Брент Синклер, – отвечала она со смехом, проклиная свою легкомысленность и непосредственность. – И не пытайтесь разжалобить меня. У вас это не выйдет.

– Скажите это еще раз, – попросил он, внезапно посерьезнев и пытливо заглянув ей в глаза. – Пожалуйста.

– Что сказать? Что вы неотразимы?

– Нет. Скажите мое имя. Я слышал его немало раз на протяжении всей жизни, но могу поклясться, что еще ни разу оно не звучало для меня такой музыкой, какую я только что услышал из ваших уст.

Андреа почувствовала, как у нее замерло сердце. Ей пришлось как следует прокашляться, прежде чем она смогла снова заговорить.

– Брент, – почему-то ее голос упал до шепота.

– Андреа, – прошептал он в ответ, по-прежнему не спуская с нее удивленного взгляда золотистых глаз. Вот он опустил взор на ее губы, а потом снова заглянул в глаза. – Я хотел бы поцеловать вас.

И вот уже непостижимым образом, не вызывая почему-то у Андреа ни беспокойства, ни сопротивления, он, вальсируя, увлек ее сквозь широко распахнутые двери на террасу. И вот они уже кружатся в волшебном сиянии лунного света, и его объятия становятся все крепче. Луна щедро озаряла их своими серебряными лучами, словно изливая на них потоки благословения.

– Прежде я полагал, что вы красивее всех на свете, – произнес он, – но здесь, в сиянии ночных светил, вы кажетесь просто неземным созданием, – и его рука благоговейно прикоснулась к завиткам ее волос. – Лучи лунного света не могут соперничать с ними в блеске и мягкости. А звезды готовы погаснуть от стыда, ведь их затмевают ваши глаза. Несомненно, сам Купидон придал вашим губам такую восхитительную форму, которая будит в каждом смертном мужчине желание испытать рай на земле, прикоснувшись к ним в поцелуе. И кто я такой, чтобы противиться велениям самого бога любви?

Он склонился над нею, легонько коснувшись своими губами ее губ. Он словно пробовал. Спрашивал.

– Вкус шампанского и звездного света.

Ее губы приоткрылись от учащенного дыхания, ее руки обвили его шею, привлекая его поближе. Она провела кончиком языка по губам, словно стараясь продлить только что испытанное ощущение.

– А ваши губы… опасно привлекательны, – прошептала она.

И он снова припал к ней в поцелуе, на сей раз более решительно, более уверенно, словно не в силах дольше сдержать охватившее его нетерпение. Их губы слились во внезапном порыве страсти, и вот они уже пьют из уст друг друга любовный нектар. Пьют и не могут напиться, ибо с каждым глотком их жажда все возрастает.

Нежно, но настойчиво его язык раздвинул ей зубы, все более интимно лаская ей рот. Извиваясь, дразня, возбуждая. Он разбудил в Андреа такие чувства, что у нее закружилась голова от странных, но сильных ощущений.

Ее сердце билось какими-то бешеными неистовыми скачками, готовое вот-вот лопнуть на тысячу кусков. Низ живота налился тяжестью, словно туда стекла вся кровь из ее тела. Ее словно обволокло каким-то необъяснимым теплом, и в то же время по спине ее бегали мурашки, а соски грудей напряглись так, что ей казалось, будто она чувствует ими прикосновение тела Брента, несмотря на все надетые на них одежды.

Она едва перевела дух, когда они смогли наконец прервать поцелуй. Брент выглядел не намного лучше. Он словно пожирал ее глазами, в которых горело откровенное пламя желания.

– Леди, вы абсолютно неподражаемы! – тихонько воскликнул он, нежно проводя кончиками пальцев по припухшим от неистового поцелуя губам.

Андреа вздрогнула от этой легкой ласки.

– И это хорошо? – спросила она неожиданно охрипшим голосом.

– Моя милая Андреа, если бы это оказалось хоть чуть-чуть лучше, я без сомнения забылся бы настолько, что прямо здесь занялся бы с вами любовью. Скажите же, что вы выйдете за меня замуж. Сегодня ночью. Завтра. Так быстро, как только это возможно организовать. По крайней мере до того, как мы повергнем в шок достопочтенную филадельфийскую публику.

– Еще минуту назад я была чудесным образом ослепленной, – сокрушенно призналась она. – Но я ослепла не настолько, чтобы соединить свою судьбу с человеком, которого почти не знаю.

– Я так и думал, что вы опять вернетесь к этому, – с сокрушенным вздохом посетовал он. – Однако учтите, я не такой человек, который легко мирится с поражением. Пообещайте по крайней мере, что мы увидимся с вами завтра. Мы можем отправиться на выставку.

– Мы как раз собирались туда. Мы – это я и Мэдди. Она вправе рассчитывать, что я буду сопровождать ее.

– А что может помешать нам отправиться туда втроем? – заметил он с обворожительной улыбкой.

– Обычно к нам присоединяется компания друзей Мэдди, так что наше общество может оказаться немного больше, чем вы рассчитывали, – сообщила она, явно стараясь отбить у него охоту ехать с ними на выставку.

– Я готов к любым испытаниям, – заявил он, не обращая внимания ни на ее предупреждения, ни на ее уловки. – Когда мне ожидать вас?


Несмотря на все предупреждения, Брента несколько шокировало то, что «компания друзей Мэдди» в итоге составила девятерых леди и троих джентльменов (включая его самого). Бедняге оставалось утешать себя мыслью, что, участвуя в сем пикнике, он убивает двух зайцев сразу, соединяет приятное с полезным, продолжая порученное ему расследование. Проводя день вместе с Андреа, он не упустит из виду и Мэделин Фостер, и ее вашингтонское окружение.

– Вы по-прежнему уверены, что хотите нас сопровождать? – осведомилась Андреа, пытливо заглядывая ему в лицо.

– Я не променяю ваше общество на все семь чудес света, – заверил он, галантно подавая ей руку с тем, чтобы помочь подняться в ожидавший их с Мэдди экипаж.

– Ну, поскольку мало что может сравниться с сутолокой, царящей на выставке, мне остается лишь сделать вывод, что вас радует предстоящее столпотворение.

– Ты можешь в этом не сомневаться, дорогая, – вмешалась Мэдди. – Не забывай, что ты имеешь дело с мужчиной, который собрался воспитать десяток детей. Или он говорил о двенадцати?

– Нет, десяти будет вполне достаточно, – с улыбкой уверил Брент, тогда как Андреа скривилась при напоминании об их вчерашних дебатах. – Конечно, это число требует окончательного уточнения, поскольку Андреа должна быть им матерью.

– Мне остается лишь надеяться, что вы любите детей, – произнесла Андреа, невольно подумав о том, как мог бы Брент прореагировать на необходимость общаться со Стиви. По правде говоря, большую часть ночи она провела во власти сладких грез о том, как могло бы сложиться ее замужество с таким мужчиной, каким предстал перед нею Брент. В эти мгновения она старалась не думать о трудностях, сопутствовавших вызволению Стиви, которое она почитала непременным условием своего будущего счастья. И все же ничто не могло воспрепятствовать ее сладким грезам о том времени, когда Стиви ничто не будет угрожать, а она спокойно сможет соединить судьбу с избранником своего сердца.

– Я обожаю детей, – заверил Брент. – Оба моих старших брата женаты. У Боба и Каро есть мальчик и девочка, им четыре и два годика, и у Эрни с Шейлой есть трехлетняя дочурка и сын, который еще не вылез из пеленок. И без ложной скромности я могу совершенно серьезно утверждать, что меня можно назвать бесподобным дядюшкой. Малыши любят меня. Ведь я имею ключик к их сердцам, – убежденно заявил молодой Синклер.

– А именно? – допытывалась Андреа, желая слушать продолжение этой увлекательной истории.

– Я позволяю им выгрести из моих карманов всю мелочь, а потом потратить ее в близлежащей лавке сладостей, безнадежно испортив аппетит перед ужином, – отвечал он с обворожительной улыбкой. – Я постоянно покупаю им игрушки и свистульки и вожу кататься на пони в зоопарк. А потом, когда они вдоволь нарезвятся и почувствуют себя усталыми и голодными настолько, чтобы быстренько пообедать и забраться в кроватки, я возвращаю их любящим родителям.

– Наверное, это лучшее, что можно ожидать от заботливого дядюшки, – со смехом заметила Андреа. – Но ведь вы не знаете, что отцовство предполагает гораздо большую степень ответственности. И вы по-прежнему уверены, что сможете отвечать за десять своевольных потомков?

– Пожалуй, их точное число должно быть подвергнуто более подробному обсуждению, в котором не последнее слово должно принадлежать моей жене, то есть вам.

– Как приятно это услышать.

– Вы ведь тоже любите детей, не так ли?

– Вам не кажется, что задавать ей подобные вопросы столь же целесообразно, как ломиться в открытую дверь? – лукаво подмигнув, вмешалась Мэдди. – Могу вас уверить, что Андреа обожает детей. Вы бы только посмотрели, как она увивается вокруг своего племянника. Можно подумать, что она – его родная мать.

– Племянник? – подхватил Брент. – Наверное, это сын вашей сестры?

– Да. Это сын Лилли, – кратко пояснила она, натянуто улыбаясь.

– Простите меня великодушно, но я несколько смущен, – нахмурился Брент. – Вы недавно рассказали мне, что вы утратили и родителей, и сестру. Кто же заботится о мальчике?

– Обычно это делаю я. Его на время забрал к себе отец, но я надеюсь, что вскоре он вернется.

– Не понимаю, как это может быть? – еще больше недоумевал Брент. – Насколько я знаю, любой отец по мере сил и возможностей предпочитает держать своего сына при себе. Наверное, вы присматриваете за мальчиком, пока его отец работает?

– Отец Стиви не похож на остальных мужчин. По крайней мере я очень хотела бы на это надеяться, – отвечала Андреа таким скованным голосом, что было ясно, как тяжело дается ей эта беседа. Ее совсем не радовала необходимость обсуждать человека, считавшегося отцом Стиви. – Кроме всего прочего, я бы не смогла с полной уверенностью назвать его настоящим зятем, и я не думаю, что этот человек хоть один день в своей жизни был занят честным трудом!

– Не хотите ли вы сказать, что он не был женат на вашей сестре? – не скрывая удивления, воскликнул Брент.

– Вы правильно угадали, хотя это может шокировать вас, – холодно отвечала Андреа. – А теперь не угодно ли сменить тему нашей беседы?

– Ваша воля закон для меня, – заверил Брент, несколько покоробившись при таком явном выражении раздраженного состояния Андреа. Галантно приподняв шляпу, он предпочел сгладить шуткой неловкость создавшейся ситуации. – Вы не находите, что сегодня выдался чудный денек? Приходилось ли вам видеть еще когда-нибудь такое чистое яркое небо? И разве вам не приятна вся эта зелень вокруг? Кстати, что вы изволили скушать сегодня на завтрак, любимая?

Андреа не в силах была удержать улыбку, выслушав эти словесные экзерсисы, а Мэдди попросту рассмеялась, глядя на эту несговорчивую парочку.


Стараясь облегчить им встречу с «выставкой века», представлявшей собой бесчисленную череду огромных павильонов, залов и экспозиций под открытым небом, возница Мэдди подвез их к одному из боковых входов на территорию выставки, откуда они могли взять билеты на выставочный поезд, доставивший их к прелестной лужайке между двумя крупнейшими павильонами, оживленной несколькими фонтанами. Отсюда они могли спокойно осмотреться, с тем чтобы начать свое путешествие по выставке.

– Что мы посмотрим в первую очередь? – осведомился кто-то из их группы. Можно было быть спокойным, что у них имелся богатый выбор: выставка имела около двух сотен экспозиций в отдельных павильонах и около тридцати тысяч именных выставок.

– Кажется, на днях мы начали осмотр возле главного здания, – послышался ответ. – Давайте вернемся к нему и посмотрим, куда можно пойти дальше.

– Пожалуй, это будет нетрудно сделать, – заметила Мэдди, – ведь мы совсем рядом с главным зданием. Хотя мне кажется, что здесь собрано столько диковин, что нам не хватит целого лета, дабы осмотреть их все. За ту неделю, что мы уже провели здесь, мы успели осмотреть едва ли десятую долю. Лисс и Джулия предупреждали меня, что это нечто грандиозное, но я даже не могла предположить, насколько они были правы, пока не увидела всего этого воочию.

– Лисс и Джулия? – шепнул Брент у Андреа над ухом. – Не хочет ли она сказать, что беседовала с президентом Грантом и его супругой?

– Да, – кивнула Андреа. – Мэдди дружит с ними. Когда президент вернулся в Вашингтон с церемонии открытия выставки, он устроил званый обед и рассказал о самых невероятных диковинах, представленных здесь. Он и его жена оказались под большим впечатлением от увиденного, и теперь я понимаю почему.

– И я тоже, – подтвердил Брент, хотя его заверение имело двойное дно. Конечно, он отдавал должное грандиозности раскинувшейся перед ним страны чудес, но не менее удивительным было для него то, что Мэдди так вот запросто упоминает о президенте и его жене, явно имея на это право как их близкая знакомая. Будучи сам родом из весьма состоятельной и влиятельной семьи с обширными связями, он понял, что круг, в котором вращалась Мэдди, был гораздо выше калибром, значит, Кен говорил ему абсолютную правду, ничего не преувеличив. Бренту тем более была поразительна мысль о том, какой властью обладает эта милая рассеянная старушка, такая простая в общении.

Одно было ясно: Бренту необходимо быть предельно осторожным при проведении расследования преступлений, совершенных в этом узком элитарном кругу. Ведь огласке могут подвергнуться слишком громкие имена из ближайшего окружения президента. И хотя президент Грант в последнее время утратил большую часть былой популярности из-за ряда скандалов, связанных со взятками, полученными при распределении государственных подрядов, любое неосторожное действие могло дорого обойтись незадачливому агенту.

День прошел предельно насыщенно. Они подробно осмотрели главный павильон, где были выставлены промышленные товары и немыслимые достижения научной мысли. Они прослушали доклад Томаса Эдисона об устройстве телеграфного аппарата и восхитились продемонстрированным публике телефоном, созданным Александром Грэхемом Беллом.

– Просто в голове не укладывается, что в один прекрасный день в каждом американском доме будет стоять такой вот телефонный аппарат! – восхитилась Андреа.

– Согласен, что это предположение слишком фантастично, и все же надеюсь, что в моем доме телефон когда-нибудь будет, – отвечал Брент. – Вы только представьте себе, что запросто сможете в любой момент связаться с человеком в любой точке нашей страны! Ха, это будет переворот в бизнесе!

Мэдди согласилась, хотя и с некоторыми оговорками.

– Не забывайте только, что у вас будет связь лишь с теми, кто не поленится обзавестись такой же диковиной, а это зависит от того, насколько быстро телефоны станут популярными. Что же касается меня лично, я предпочту всем видам связи почтовых голубей, – несколько неожиданно заключила она. – Ведь это такие милые, такие нежные создания, не правда ли? Хотя, – добавила она, заговорщически подмигнув, – если вы надумаете поставить у себя телефон, я последую вашему примеру, так что у меня будет возможность как можно чаще звонить Андреа и болтать со своими внуками. Если я не ошибаюсь, вы собираетесь сделать меня их бабушкой, не правда ли?

– Конечно, – подтвердил Брент невозмутимым тоном.

– О Боже Всемогущий, – громко взмолилась Андреа, возведя очи горе, – вразуми же поскорее этих двух помешанных, пока они окончательно не заморочили мне голову своими фантазиями!

Тем временем экскурсия по выставке продолжалась, и на сей раз их вниманию были представлены диковины из дальних стран. Это были и всевозможных расцветок ткани, ковры и циновки, и китайские болван-чики, и изделия из серебра, хрусталя и цветного стекла, столь изящные, что, казалось, они могут рассыпаться от дуновения ветра. Экзотические яства и напитки, часы и заводные игрушки, украшения из бронзы, слоновой кости и самоцветов, столь чудесные, что при взгляде на эти витрины у любой женщины невольно загорались глаза.

Андреа послушно следовала вместе с остальными сквозь все это изобилие, доступное ей лишь в воображении. Она с грустью ощущала себя здесь так, как если бы была голодной путницей, которую пригласили в дом и усадили за роскошно накрытый стол, но при этом запретили прикасаться к пище! Ах, ведь единой вещицы из представленного здесь поражавшего воображение богатства ей хватило бы на десять выкупов за Стиви!

– Если бы вам позволили выбрать для себя самую приглянувшуюся из увиденных здесь вещей, что бы это было? – проник в ее сознание голос Брента. – Золотой кубок? Шелковое кимоно? Драгоценности? Или соболья шуба?

– Я, право, не могу вам этого сказать, – отвечала Андреа, с трудом отрывая взгляд от витрины с самоцветами. – Здесь так много всего. Хотя, пожалуй, я не устояла бы перед роскошными шерстяными шалями, – и она тоже спросила: – А вы? Что бы выбрали вы?

– Я бы выбрал шкуру бенгальского тигра, – отвечал он, лукаво усмехаясь и возбужденно блестя глазами. Наклонившись, свои последние слова он прошептал ей прямо в ухо: – А потом я возлег бы на этой шкуре с вами, обнаженной, словно в день вашего появления на свет, и занимался бы с вами любовью до тех пор, пока мы не рухнули бы от изнеможения.

Его ответ так поразил Андреа, что она лишь в полной растерянности воззрилась на него, не в силах вымолвить ни слова. В ее памяти мгновенно всплыло недавнее приключение, когда она, сидя под кроватью, стала свидетелем свидания Люсиль и Фредди. Ей на мгновение показалось, что она уже ощущает мягкое, пушистое тепло тигриной шкуры своей обнаженной кожей и слышит шипение и треск пламени в камине, освещающем их покрытые испариной, переплетенные тела.

– О святые угодники! – задыхаясь, произнесла Андреа, не в силах собраться с силами для более достойного ответа, который мог бы поставить на место этого наглеца, позволявшего себе такие вольности в поведении.

Услыхав ее возглас, Мэдди обернулась и, заметив ее пылавшее лицо, всполошилась:

– О Господи! Эта ужасная жара просто непереносима! Кто-нибудь, найдите же для бедной девочки стул, пока она не упала в обморок! И стакан воды, поскорее!

– Нет! – Андреа протянула трясущиеся пальцы к подруге, стараясь успокоить ее. – Мне ничего не надо. Честно, Мэдди. Не надо делать из мухи слона.

– И все же мне кажется, что ты выглядишь не лучшим образом, юная леди, – не спуская с нее заботливого взгляда, возразила Мэдди. – У тебя такой вид, что ты вот-вот потеряешь сознание.

– Наверное, мне просто не хватает глотка свежего воздуха, – уступила Андреа.

– Пожалуй, он не помешает нам всем, да к тому же наступило время ленча, – кивнула ей Мэдди.

Большинство из сопровождавших их приятелей ответило одобрительными возгласами, и вот уже вся группа устремилась к ближайшему павильону для отдыха. Не успела Андреа сделать несколько неловких шагов на подгибавшихся ногах, как вдруг почувствовала, что ее подхватили сильные руки Брента, который понес ее, словно ребенка. Его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от ее.

– Немедленно опустите меня на землю! – прошипела она. – Перестаньте устраивать здесь спектакль!

– Я всего лишь стараюсь быть галантным кавалером, – с усмешкой отвечал Брент, и она почувствовала, как при звуках голоса вибрирует его грудная клетка. Его глаза снова сияли каким-то завораживающим блеском, хотя тон ответа по-прежнему оставался абсолютно невозмутимым.

– Я начинаю думать, – возмущенно глядя на него, заметила Андреа, – что по сравнению с вами самый распоследний разнузданный викинг будет выглядеть образцом галантности! Если уж на то пошло, как вам только хватило наглости вести со мною подобные разговоры?

– Если уж на то пошло, дорогая, – терпеливо объяснил он, – так я намерен шептать вам на ушко самые соблазнительные вещи вплоть до того момента, как смерть разлучит нас.

– Учтите, что этот момент может наступить намного раньше, чем вы бы хотели, – предостерегла она.

– Вы угрожаете мне, Андреа? – высокомерно приподняв бровь, поинтересовался он.

– Называйте это как вам будет угодно, но сию же минуту отпустите меня, иначе пожалеете!

– Смотрите-ка, да вы просто маленькая наглая скандалистка! – поддразнил ее Брент, и не думая подчиняться. – Конечно, это не совсем то, о чем я подумал, увидев впервые ваше белокурое холодное совершенство, но все же я бы назвал это приятным открытием. Несомненно, это лучше, чем иметь в женах ледяную принцессу или мышку-тихоню.

Не успела Андреа привести в исполнение свою неопределенную угрозу, как она очутилась заботливо устроенной в кресле. К ее удивлению, они благополучно успели добраться до нужного им павильона и в данный момент находились в весьма комфортабельно устроенной зале для отдыха.

– Какое бы наслаждение ни доставила мне возможность нести вас на руках и дальше, я боюсь, что на меня набросится целая свора недоброжелателей, коль скоро мне придется проследовать с вами в дамскую комнату. Как вы считаете, у вас хватит сил добраться до нее без моей помощи? – задумчиво надув щеки, спросил он.

– Да уж как-нибудь дотащусь, будьте спокойны, – уверила она, готовая испепелить его взглядом. – И если по возвращении оттуда я не застану вас здесь, это не слишком разочарует меня.

– О, вам не удастся так просто отделаться от меня, мой огненный ангел, – отвечал он. – Я ведь уже говорил вам, что ждал встречи с вами всю свою жизнь, так что можете не сомневаться, что теперь я приложу все усилия, дабы сохранить вас при себе.

– Но я не принадлежу вам, так что незачем меня сохранять, – резко ответила она.

– Вы будете моей. И весьма скоро. После чего мне останется провести остаток жизни, делая из вас самую счастливую женщину на свете.

Она кое-как поднялась на ноги и направилась к дамской комнате, на прощание заметив:

– Мне кажется, что остальные члены вашего семейства должны быть просто ангелами, Брент Синклер, поскольку вам посчастливилось взять на себя грехи, достаточные и для нескольких десятков ваших родственников.

– Вы непременно пересмотрите ваше заключение, когда познакомитесь с ними, – с добродушным смехом парировал Брент. – И тогда вы гораздо больше станете ценить мою особу.

– Удивительная самоуверенность, – пробормотала она, удаляясь.

ГЛАВА 6

Старательно прикрыв за собой дверь туалета, Андреа разжала вспотевшую ладонь, в которой оказались золотые часы Брента с массивным корпусом и еще кое-какие мелочи. Наверное, ей следовало бы стыдиться этого, но пропади оно все пропадом, он так разозлил ее, что она сделала это скорее из желания отомстить ему за наглость. Неандертальский верзила! Таскал ее в охапке, словно потаскушку-горничную! Несомненно, он заслуживает наказания за такое хамское поведение! А ей к тому же будет нелишне присоединить эту добычу к уже накопленному добру.

Она раскрыла свой пухлый ридикюль и поместила часы поверх украденных до этого вещей. О, ей с таким трудом удалось завладеть ими в те редкие моменты, когда его внимание было обращено куда-то еще. Ведь он все утро неотступно таскался за нею и не сводил с нее взгляда, лишь иногда отвлекаясь на какую-нибудь выдающуюся вещь, и уж в эти секунды ей приходилось не зевать! И все же за сегодня она так мало добыла для выкупа Стиви!

В том столпотворении, которое царило на выставке, ей не представляло особого труда освобождать зазевавшихся посетителей от многих ценностей, с успехом употребляя предложенные Ральфом маленькие щипчики. Конечно, она предварительно нуждалась в тренировке и старательно упражнялась перед отъездом из Вашингтона на беспечных недогадливых слугах Мэдди. Бедняги то и дело попадали впросак, теряя то одну, то другую свою вещь и находя ее потом в самых неожиданных местах.

Кроме того, Андреа повысила свою квалификацию, упражняясь в работе с отмычками на каждой подходящей двери, запиравшейся на замок, и на множестве сундуков, пылившихся в чулане у Мэдди. Признаться, ее немало шокировало поначалу то, что она обнаружила в себе несомненный талант к профессии взломщика и карманного воришки, но постепенно утешилась тем, что по крайней мере сейчас эти ее способности служат несомненно благим целям и пришлись как нельзя кстати. Да к тому же охрана выставки была организована весьма небрежно. К примеру, в тех местах, где можно было купить какие-нибудь сувениры, толпа подчас была такой густой, что руки сами тянулись за добычей, вынести которую не представляло труда, поскольку внимание торговцев целиком поглощали нетерпеливые покупатели.

Итак, ее сегодняшний улов состоял из четырех часов, в том числе и снятых ею у Брента, трех кожаных бумажников, небрежно торчавших из мужских карманов, и двух украшенных самоцветами браслетов. Кроме того, ей удалось стащить с открытой витрины искусно изукрашенный китайский веер и резную серебряную табакерку, оставленную без присмотра на прилавке.

Если повезет, ей удастся пополнить свой ридикюль еще множеством дорогих вещих, ведь до вечера так далеко. А если ей повезет еще больше, то Бренту надоест волочиться за ней, и он предоставит ей возможность заниматься своим неприглядным бизнесом в относительном спокойствии. Но что-то подсказывало ей, что вряд ли последняя надежда осуществится, а еще что-то в глубине души даже радовалось этому, так как она явно чувствовала, что ее влечет к этому упрямому адвокату с его шелковистой каштановой шевелюрой и завораживающими тигриными глазами.


Прошел не один час и уже наступил вечер, когда Брент переодевался к обеду и обнаружил пропажу часов. Поначалу он усомнился, действительно ли они пропали. Возможно, он просто сам только что снял их, когда раздевался. Ведь обычно это делается автоматически, а его сознание было так занято совершенно другими вещами, что он не смог бы с уверенностью сказать, снимал он часы или нет. Но ведь их не было у него на руке. Возможно, что они упали на пол или завалились под трюму.

Немедленные поиски убедили его в обратном, и Бренту пришлось признать, с немалой долей удивления, что на протяжении того дня кто-то ухитрился стянуть его часы! Поначалу он растерялся. Но тут же ужасно разозлился. Что за наглец сыграл с ним такую шутку! Его смутило и возмутило то, что он совершенно не заметил, когда могла быть совершена кража. И от этого он чувствовал себя полным идиотом! Какой же он, позвольте спросить, детектив, коль скоро позволяет проделывать над собой такие фокусы?!

– Судя по всему, ты просто растяпа, – с издевкой пробормотал сам себе Брент. – И к тому же позволил себе совершенно позабыть о своих обязанностях. Встретил врага совершенно безоружным, думая лишь об одной Андреа, а не о деле, ради которого сюда приехал!

Да, в этом не могло быть сомнений. Покуда он увивался возле Андреа, вор воспользовался моментом и снял его часы, и виновата во всем рассеянность Брента. Если бы он не хлопал ушами, тб обязательно бы почувствовал, как к нему прикасаются чужие руки. Значит, ему надо как можно быстрее разделаться с поручением, чтобы потом без помех отдаться своему влечению к Андреа. А теперь, в этот самый момент, из-за его глупости воришка продолжает свое грязное дело и, возможно, даже подбирается к еще большим ценностям, чем его несчастные часы!

Хуже всего было то, что, судя по всему, вор находился в составе их довольно немногочисленной группы. Это был кто-то из ближайшего окружения Мэдди. Кен был прав в своих предположениях. Помня о них, Брент в течение дня постоянно пытался незаметно наблюдать то за одним, то за другим, гадая, кто же из них может оказаться нечист на руку, пытаясь подметить малейшие странности в поведении каждого, но так ничего и не добился. Какая незадача! Брент мог утешиться лишь тем, что вору не может быть известна принадлежность его к агентству Пинкертона – иначе он будет выглядеть абсолютно невыносимо в глазах этого малого – ведь он и так уже наверняка потешается над тем, как легко Брент позволил украсть у себя часы.

– Ты превращаешься в натуральное посмешище, – укорил себя Брент, – тебе надо взять себя в руки и быть благоразумным, как недавно советовала Мэдди.

А что, если в этом случае он рискует потерять Андреа? По чести сказать, он предпочел бы упустить вора, чем упустить Андреа. Кроме того, он не представлял себе, как долго намерена Мэдди и ее друзья развлекаться в Филадельфии – стало быть, он даже не имел представления о том, как много времени отпущено на выполнение его двойной задачи: поймать вора и пленить сердце прекрасной Андреа.


Открывая дверь перед мальчишкой-рассыльным, принесшим новую коробку из цветочного магазина, выглядевшую гораздо внушительнее предыдущей, Андреа не смогла удержаться от улыбки. Она не сомневалась, что получила еще одну посылку от Брента – в качестве очередного этапа завоевания ее сердца, или попытки заслужить прощение за давешнюю вольность в поведении, или одновременно того и другого.

Она распаковала сверток и обнаружила в нем медную корзиночку, из которой свисали изящные, усеянные бутонами стебли. Чудесные, наполовину распустившиеся цветки были собраны в восхитительной формы соцветия, источавшие едва уловимый нежный аромат. Во вложенной записке она прочла: «Имею смелость преподнести лунные цветы моей луноликой леди. Преисполненный любовью, Брент С.» В нижнем уголке открытки имелась приписка: «Этим цветам свойственно достигать полного расцвета ночью, в лучах лунного света – и я надеюсь, что подобным образом будете цвести и вы в моих объятиях».

Андреа почувствовала укол совести. Брент был так мил, так преисполнен романтики, и вот в благодарность за всю его нежность она не нашла ничего лучше, как прибрать к рукам его часы! О, как ей хотелось бы сию же минуту вернуть украденное на место, но она не представляла себе, как ей удастся сделать это без того, чтобы быть замеченной или по крайней мере не возбудить подозрения у Брента. Мысль ее лихорадочно заработала. Господи, да это же так просто! Какая же она тупица, что не додумалась до этого раньше! Ведь молодой человек тащил ее на руках чуть ли не через всю выставку! Ей просто остается сказать, что пряжка часов зацепилась за ее платье, а она обнаружила это лишь тогда, когда занялась сменой туалета перед тем, как выйти к обеду, и часы выпали из-под ее нижней юбки. Да, план был превосходным. Брент получит обратно утраченные было часы, она избавиться от чувства вины, и все устроится самым отличным образом. Паче чаяния, ежели у кого-то из приятелей Мэдди возникли ранее какие-то подозрения в ее адрес, то и они тут же рассеются после такого поступка. Ну кто и когда видел вора, который бы возвращал уворованное?


Итак, Андреа занималась своим туалетом гораздо более тщательно, чем обычно, собираясь выйти к обеду. И дело было не только в желании сразить наповал беднягу Брента, но и в желании создать облик святой невинности. Она выбрала ослепительно белый атласный туалет. По краю глубоко вырезанного декольте шли изящные бутоньерки из белых же цветов, тончайшие ленты украшали корсет и подол. Пышные юбки подчеркивали чудесную округлость бедер, которую помогал заметить удивительной формы бант, укрепленный на талии.

Волосы она собрала в пучок на затылке, оставив лишь пышные локоны на лбу. Из роскошной короны волос спускалась завитая прядь, в которую она вплела гроздь лунных цветов. Ее уши и шею украшали подвески из Лунных камней, подаренных Мэдди. Андреа оставалось лишь надеяться, что мистическое могущество лучистых самоцветов достигнет нынче вечером полной силы и принесет ей счастье и удачу.

Она подумала, что ее затея вполне удалась, ибо Мэдди, увидев ее туалет, воскликнула:

– Сегодня вечером ты просто неотразима, Андреа. Ты словно Белоснежка из сказки о семи гномах. Или цветочная фея, порхающая на лугу.

Явившийся вскоре Брент, обещавший сопровождать их в обеденный зал при отеле, отреагировал чисто по-мужски. Его разгоревшийся взгляд оценивающе окинул всю ее фигурку, начиная с лепестков бутоньерки, украшавшей прическу, и кончая атласными туфельками, едва выглядывавшими из-под краев юбки.

– Вы абсолютно неподражаемы! Вы словно ожившая лунная богиня! С каждым разом, встречая вас, я вижу, что вы все более ослепительны.

– Стало быть, – хихикнув, вмешалась Мэдди, – достигнув моего возраста, она окажется окончательным совершенством!

– Ох, пожалуйста, перестаньте мне льстить, – взмолилась Андреа, – не то я поверю в конце концов вашим речам и задеру нос. Ведь чтобы сохранить привлекательность, мне необходимо иметь хотя бы минимум вкуса.

– По мне, у вас его вполне достаточно, – заверил Брент.

Андреа подождала, пока все рассядутся за обеденным столом в окружении друзей Мэдди, а потом извлекла часы и протянула их Бренту.

– Эту вещицу я нашла в складках моего дневного туалета, – сказала она. – По-моему, она ваша.

Брент просто остолбенел, он еще никогда не был так сконфужен. Он не мог поверить своим глазам. Ведь он только что утвердился в том, что искомый воришка скрывается в их тесном кружке, и вот его теория потерпела полный крах. Он взял часы и в первую очередь удостоверился, что это именно его пропажа.

– Благодарю вас, – пробормотал он. – Я уж совсем было решил, что потерял их.

– И так бы оно и случилось, если бы они каким-то образом не запутались в складках моего платья, – отвечала Андреа. – И мне нетрудно было догадаться, что послужило тому причиной.

– Да, – согласился он, сосредоточенно нахмурив лоб. – Я тоже могу проследить ход вашей мысли. Скорее всего, это случилось, когда я нес вас на руках.

– Ну, зато теперь вы получили их назад, и больше можете не бояться, что опоздаете на какое-нибудь важное свидание, не так ли?

– Вам улыбнулась редкостная удача, – заметил кто-то из сидевших вместе с ними за столом.

И тут началась оживленная беседа, которой Андреа с большим удовольствием постаралась бы при возможности избежать, ведь все сидевшие за столом постарались припомнить украденные у них вещи. Зато сия беседа весьма обрадовала Брента, ведь он так до сих пор и не сумел толком расспросить друзей Мэдди о происшедших недавно кражах: он не решался сам задавать наводящие вопросы, которые могли бы поставить под угрозу его инкогнито как сыщика. В итоге столь неудачно начавшийся вечер превратился в весьма удачный шаг в расследовании.

И он, конечно, не мог не обратить внимание на то, что только Мэдди и Андреа воздержались от перечисления своих потерь. И когда он как можно более беззаботно осведомился о причине их молчания, Андреа постаралась все объяснить.

– Это вовсе не означает, что мы с Мэдди составляем исключение, – сказала она. – Дело в том, что мы никогда не можем быть уверены, действительно ли украдена та или иная вещь. Мэдди только и делает, что то теряет, то забывает свои драгоценности – с тем, чтобы обнаружить по прошествии времени. Ну а у меня просто нет ничего настолько ценного, что могло бы привлечь внимание вора.

Хотя Андреа отнюдь не радовала необходимость так разочаровывать приглянувшегося ей джентльмена, она решила, что лучше всего сделать это именно сейчас. По крайней мере впоследствии Брент не сможет упрекнуть ее в том, что она пыталась пустить пыль в глаза и предстать перед ним более значительной особой, чем являлась на самом деле. Вот почему, глядя прямо в глаза Бренту, она добавила:

– Вы, возможно, неверно оценили мое положение в этом обществе. Я целиком завишу от Мэдди, поскольку она содержит меня при себе в качестве компаньонки и помощницы, хотя это и не помешало нам стать близкими подругами. Но существую я только на ее жалованье. Она же была более чем великодушна, позаботившись и о моем гардеробе, и о необходимом образовании, которое я никогда бы не смогла получить своими силами. Не будь ее, я была бы беднее церковной мыши и не смогла бы привлечь к себе чье бы то ни было внимание.

Несколько томительных мгновений Брент молча смотрел на нее, тогда как над столом повисла напряженная тишина: все присутствовавшие, и более всех сама Андреа, ожидали, что же он ответит на такую откровенность. И вот уже когда девушке показалось, что она не в состоянии больше ждать, он почтительно взял ее за руку, поднес заледеневшие от волнения пальцы к теплым губам и нежно поцеловал. Его выразительное лицо осветила добрая улыбка, от которой снова стало заметнее золотистое сияние глаз.

– Меня всегда восхищала сказка о Золушке, – с чувством произнес он. – И вот теперь, судя по всему, судьба милостиво предоставляет мне возможность сыграть роль принца. Мне остается лишь тешить себя надеждой, что я буду достоин этой роли до конца.

– Ах, как это прекрасно! – не утерпела Аделаида Керр. Она обернулась к своему супругу, и ее лукавая улыбка превратилась скорее в гримасу: – Ну отчего ты ни разу в жизни не сподобился сказать мне что-нибудь столь же романтичное, Генри? Неужели тебя бы от этого хватил удар?

– Вот видите, какую кашу вы заварили? – нервно хихикнув, шепнула Андреа Бренту. Ее пальцы все еще уютно покоились у него на ладони.

– Зато теперь мы точно знаем, кто лучше всего может справиться в этой драме с ролью злой мачехи, – многозначительно приподняв бровь, прошептал он в ответ.

– Нет, я уверена, что Аделаида не может быть столь вредной, иначе она бы не была близкой подругой Мэдди, – возразила Андреа. – Хотя, меня волнует кое-что.

– Что именно?

– Коль скоро мне предназначена роль Золушки, будет ли у меня хрустальный башмачок?

– А вот это должно волновать вашу фею-крестную, – отвечал Брент, с улыбкой кивая в сторону Мэдди.

– У меня такое чувство, что современные сказочные крестные преподносят своим подопечным ожерелья из лунных камней вместо туфелек, – сказала она, невольно прикасаясь пальцами свободной руки к матово блестевшим подвескам.


Как бы Андреа ни хотелось принять приглашение Брента на вечерние танцы, она вынуждена была отказаться.

– Похоже, эта полуденная жара все же доконала меня сегодня. Весь вечер я словно сама не своя. Нет, не подумайте, что это что-то серьезное, – поспешила она его уверить, дабы он не вызвал к ней врача. – Просто утомление и духота. Я уверена, что завтра утром я буду себя чувствовать прекрасно.

– Хорошо, – терпеливо согласился Брент. – Но не рассчитывайте отделаться от меня завтра.

– А это возможно? – поддразнила она, смягчая некоторую жестокость своей шутки милой улыбкой.

– И не надейтесь, – уверил он. Поскольку кругом было полно народу, на сей раз он ограничился на прощанье легким поцелуем в щечку. – Сейчас вы отправитесь отдыхать, а утром мы увидимся вновь.


Через полчаса после их беседы Андреа осторожно выскользнула из дверей своего номера, тихонько прикрыв за собой дверь. Посмотрев в обе стороны и убедившись, что коридор пуст, она поспешила прочь, стараясь как можно тише передвигаться по освещенному газовыми светильниками пространству. Предусмотрительно переодевшись в темное платье и накидку, она, подобно легкому призраку, промелькнула в безлюдном коридоре.

Она подошла к двери в дальнем конце коридора и тихонько постучала. Не получив ответа, она припала ухом к деревянной панели, прислушиваясь к малейшим звукам внутри. Убедившись, что там никого нет, она извлекла из кармана отмычки и принялась возиться с замком. К ее великому облегчению, уже со второй попытки она достигла успеха. Снова быстро оглянувшись и убедившись, что ее никто не видел, она проскользнула в номер и заперла за собой дверь.

Очутившись внутри, Андреа на мгновение застыла, привыкая к темноте. Привалившись спиной к двери, она попыталась успокоиться, дождавшись, пока сердце перестанет биться неровными бешеными толчками, а конечности – дрожать и подгибаться. Когда ее глаза освоились в темной комнате настолько, чтобы не натыкаться на мебель, она предприняла предварительное обследование номера из двух смежных комнат с тем, чтобы быть окончательно уверенной, что здесь никого нет. Только после этого она достала заранее припасенную свечку и зажгла ее.

Теперь, снова имея возможность ясно различать окружавшие ее предметы, Андреа почувствовала некоторое, пусть и незначительное, облегчение. Однако ей предстояло обшарить номер, прибрать к рукам все, что можно, и скрыться отсюда незамеченной. По счастью, в данном конкретном случае всякие непредвиденные неприятности практически исключались, поскольку остановившиеся в номере постояльцы этим вечером должны были вернуться довольно поздно, после окончания театрального спектакля.

Надо отдать ей должное, Андреа была максимально предусмотрительна. Она всегда старалась вначале убедиться, что предполагаемые жертвы будут находиться где-то в городе, когда она проникнет в их номер. Или из списка приезжих, или еще какими-то путями она выясняла, кто занимает самые богатые апартаменты в отеле. Держа всегда глаза и уши открытыми, она имела богатую возможность узнать, где и как намерены провести свое время эти постояльцы, тем паче что у большинства из них имелась привычка встречаться в обширном холле отеля, чтобы обсудить свои планы с друзьями. Кроме того, словно нарочно для того, чтобы облегчить Андреа ее задачу, администрация отеля составила подробную программу концертов, спектаклей и прочих подобных мероприятий с прилагавшимися к ней списками желающих там присутствовать.

Словом, теми или иными путями Андреа старалась выбирать те комнаты, которые окажутся пустыми в удобное для нее время, и, хотя это было необходимо, никто не мог ей дать абсолютную гарантию успеха. Ей постоянно надо было опасаться непредвиденных случайностей, любая из которых могла разрушить в прах самый хитроумный план. Внезапное изменение настроения, тяжелая болезнь, отмененный или перенесенный спектакль – да мало ли что могло случиться. И чем дольше она занималась своим воровским бизнесом, тем яснее ей становилось, что ее издерганные нервы вот-вот не выдержат такой нагрузки.

Осмотревшись при свете свечи, Андреа тут же поняла, что постояльцы этого роскошного номера не утруждают себя наведением порядка, предоставляя это слугам. Одежда была в спешке разбросана по кровати, по креслам и даже валялась на полу. Просыпанная пудра покрывала крышку туалетного столика и все, что находилось на нем, в том числе и раскрытую шкатулку с драгоценностями, из которой исходил заманчивый переливчатый блеск.

Торопливо выхватив из кучи украшений самые заманчивые вещицы, Андреа распахнула свою сумочку и засунула их внутрь. Неосознанно, повинуясь давнишней привычке, она аккуратно закрыла шкатулку с немногими оставшимися драгоценностями и смахнула рукой, затянутой в перчатку, рассыпанную по столику пудру, одновременно аккуратно выстроив бесчисленные стоявшие на нем пузырьки и коробочки. Затем она заглянула в выдвижной ящик столика и обнаружила там мужской носок с толстой пачкой денег, засунутых вовнутрь.

– Неужели их ничто не отучит от беспечности? – пробормотала она про себя. Не теряя времени на пересчет, она запихнула деньги в сумочку.

Внезапно ее поразила мысль, что, если повезет, она сможет покончить со своим отвратительным бизнесом во время пребывания в Филадельфии. Один богатый гость сменял другого, расположившегося в том же номере. Кроме того, в эти дни она обкрадывала незнакомых ей людей, так что ей не приходилось ограничивать размеры похищенного из опасения, что источник дохода скоро иссякнет или кто-то из приятелей Мэдди свяжет сроки пропаж с ее визитами в их дома. Но тем не менее, как и прежде, она старалась не посягать на вещи, которые могли оказаться фамильными ценностями. Нельзя было сказать, что это избавляло ее полностью от чувства вины, но по крайней мере ей не так страшно было смотреть в глаза незнакомым людям.

Покончив с ценностями, находившимися на туалетном столике, Андреа принялась за осмотр разбросанных по комнате вещей. Простофили так часто оставляют броши, булавки и запонки или прямо на платье, или засунув их в карман. Занимаясь обыском одежды, она машинально укладывала обследованные вещи в аккуратные стопки.

Она уже кончила свой обыск и выходила из спальни в гостиную, когда легкий скрип заставил кровь застыть у нее в жилах. В двери, ведущей в коридор, всего в каких-то шести шагах от Андреа, кто-то поворачивал ключ в замке! В испуге она на мгновение оцепенела. А потом, собравшись с духом, сделала отчаянный рывок к ближнему дивану, стараясь укрыться в узком пространстве между ним и стеною. Дверь уже со скрипом раскрывалась, когда она догадалась наконец задуть свечу, все еще горевшую у нее в руках.

– Боже, что за дым! – раздался женский голос. – Здесь так пахнет, будто кто-то только что потушил свечу!

– Возможно, здесь только что была горничная, наводившая порядок, – ответил самоуверенный мужской голос. По комнате разлилось мягкое сияние зажженного газового светильника.

– Что-то непохоже, чтобы она сильно себя утруждала, – заметила леди недовольным тоном. – Ты только полюбуйся! Уж если она снизошла до того, чтобы позаботиться о нашей одежде, то почему бы ей было сразу не положить вещи туда, где им и положено находиться, а не сооружать эту кучу на полу?

– Возможно, она просто не смогла разобраться, что еще чистое и должно висеть в шкафу, а что требуется отправить в стирку, – предположил супруг.

– Если в этом могу разобраться я, то почему у нее не хватит на это ума?

Андреа услышала звон бокалов и звуки наливавшейся в них жидкости; видимо, хозяин решил выпить. К дивану приблизилась пара до блеска начищенных мужских туфель, и их обладатель плюхнулся на диван. Хотя она не могла из своего укрытия разглядеть сидевшего на диване мужчину, она с уверенностью могла сказать, что он весьма упитан, так как сиденье провисло на добрых два-три дюйма, а саму Андреа плотно впечатало в стену.

– И что же должна была делать эта девица? – спросил он у жены. – Обнюхать подмышки твоего платья, чтобы выяснить, сильно ли оно пропотело?

– Не надо грубить мне, дорогой. Ведь ты просто злишься из-за того, что я увела тебя с представления этой ужасной пьесы.

– Мне она нравилась, и даже очень, – возразил он.

– Не могу в это поверить. В жизни не видела ничего более нелепого. – По удалявшемуся женскому голосу Андреа поняла, что дама движется в сторону спальни. Еще мгновение, и она увидит, что ее шкатулка с драгоценностями почти пуста!

– Да что же это такое, Томас! Иди сюда скорей и взгляни! Эта лентяйка горничная не потрудилась даже привести в порядок постель, не переменила простыни! Тебе просто необходимо поставить в известность хозяев отеля!

– Конечно, дорогая, – мужчина с тяжелым вздохом поднялся с дивана и потащился в спальню к продолжавшей громогласно возмущаться половине, – я все сделаю. Но нельзя ли подождать с этим до утра?

Андреа совершила отчаянный рывок к двери в коридор, тяжелая сумка с украденным била ее по бедрам. По счастливой случайности, хозяин номера не позаботился запереть дверь, и она распахнулась от легкого нажатия на ручку. Тут Андреа взяла ноги в руки и что есть духу помчалась прочь, а вдогонку ей несся женский вопль:

– О Боже мой! Нас ограбили!

Не имея возможности достаточно быстро укрыться в собственном номере, Андреа кинулась к черной лестнице, которой пользовались слуги. Она уже заворачивала за угол, когда стены коридора потряс разъяренный рев Томаса:

– Клянусь, кое-кто поплатится за это! Я сам ему голову оторву!

В ответ на этот вопль раздалось хлопанье множества дверей, а потом зажужжало несколько растерянных голосов. Андреа не рискнула задержаться, чтобы прислушаться. Еле передвигая подгибавшиеся ноги, она начала спускаться на нижний этаж.

ГЛАВА 7

Добравшись по черной лестнице до первого этажа, Андреа вышла в дальний угол холла отеля. Удовлетворившись тем, что ей удалось удалиться от места происшествия и ее присутствие здесь не может вызвать подозрения, она направилась к лифту, надеясь, что ей не придется ждать слишком долго. Она встала лицом к раздвижным дверям, спиной к главному входу в отель, так что не смогла заметить. Брента до того момента, как он окликнул ее, подойдя вплотную. Она так и подскочила на месте от испуга, хотя ничего неожиданного в его появлении не было.

– Андреа, как вы оказались здесь, внизу? – озадаченно нахмурив лоб, осведомился он. – А я-то думал, вы давно уже спите.

– Ах… я… я просто решила спуститься сюда, чтобы попросить у кого-нибудь травяной настойки. Моя головная боль стала просто невыносимой.

– Скажите, вы уверены, что вам не требуется врач? Вы снова вся горите.

Она машинально прижала ладони к щекам. Даже через плотную ткань перчаток она ощутила исходившую от кожи волну тепла.

– Нет, со мной все в порядке – по крайней мере так оно и будет, лишь только прекратится головная боль, а я немного отдохну.

Он продолжал разглядывать ее с каким-то странным выражением.

– Что такое? – спросила она.

– Я просто не могу понять: если вы не собирались выходить из отеля, зачем надо было надевать перчатки. Кстати, ваша правая перчатка сильно испачкана какой-то белой пылью.

– Ох! – Андреа с ужасом обнаружила, что на ткани осталась белая пудра с туалетного столика ее жертвы с верхнего этажа! – Похоже, мне придется отдать их в чистку, не так ли?

Она постаралась поскорее сочинить правдоподобное объяснение такому странному стечению обстоятельств.

– Остается лишь надеяться, что присыпка от головной боли не оставляет на ткани стойких пятен. У меня оставался последний пакетик такой присыпки, и когда я раскрыла его, то действовала так неловко, что все его содержимое высыпалось наружу. И теперь мне приходится блуждать здесь в поисках травяной настойки, ведь аптеки откроются только завтра утром, а я больше не в силах терпеть головную боль. Я и понятия не имела, что так умудрилась испачкать свою перчатку. Спасибо, что напомнили мне об этом.

– Но я так и не понял, зачем вам требовалось надевать перчатки, чтобы спуститься в холл?

– Привычка, наверное! – воскликнула она, театрально взмахнув руками и стараясь рассмеяться, хотя и не очень успешно. – Привычка, ставшая второй натурой. Ведь я все последние дни нигде не показывалась без перчаток, я буквально срослась с ними, вот и все.

– А этот объемистый ридикюль? – не унимался он, не скрывая недоверия.

– Ах, и это… – произнесла она, криво улыбаясь. – Довольно странно с моей стороны, не так ли? Иногда мне кажется, что я так много времени провожу в обществе Мэдди, что ее странности неизбежно передаются и мне. А может быть, все дело в измучившей меня головной боли.

У них за спиной раздвинулись двери лифта, и из них выскочил разъяренный мужчина, в спешке чуть не сшибший их с ног.

– Я желаю побеседовать с хозяином! – провозгласил он. – Немедленно! Мою комнату только что ограбили, и я заставлю этот паршивый отель понести ответ! У них под крылышком завелась целая банда проходимцев! Они не только игнорируют свои прямые обязанности по поддержанию порядка в номерах, они еще и норовят стянуть все, что плохо лежит!

Хотя страх ее был смешон, ведь ни Томас, ни его жена не смогли бы опознать в ней вора, обчистившего их номер, Андреа почувствовала неодолимое желание поскорее удалиться отсюда. Она не могла находиться с ним рядом, просто не могла! И она ухватилась за первый попавшийся предлог:

– О Боже правый! Этот господин занимает номер на одном этаже с нами, только дальше по коридору! Я должна бежать и убедиться, что с Мэдди все в порядке! Она же может до смерти перепугаться!

– А как же насчет настойки? – поинтересовался Брент, стараясь одним ухом уловить обрывки разговора у стойки портье, а другим слушая Андреа. – Вы разве забыли, что именно ради этого спустились в холл?

Она удивленно воззрилась на него. Ого, да ведь он, похоже, ревнует или подозревает ее в чем-то…

– Я прекрасно об этом помню, тем более что голова моя продолжает раскалываться от боли, – холодно парировала она. – Однако, – и она взмахнула рукой в сторону суматохи, поднявшейся возле входа в отель, – вся эта шумиха принудит портье заниматься более серьезными вещами, так что вряд ли у него дойдут руки до какой-то несчастной рюмки настойки. Так или иначе, мне прежде всего надо повидать Мэдди.

Все еще не в состоянии разобраться, где в ее речах правда, а где ложь, Брент вынужден был все же отступить перед этой загадкой, поскольку все говорило о том, что наступил момент заняться своим поручением и ознакомиться с обстоятельствами только что обнаруженной кражи.

– Пожалуй, вы правы, – согласился он, провожая ее до лифта. – Поднимайтесь спокойно к себе в номер, а я прослежу, чтобы вам принесли настойку, или же принесу ее сам.

– Ну а как насчет утра: я увижу вас, как мы условились раньше? – торопливо осведомилась она, высунувшись в остававшуюся между створками двери щель.

– Непременно, – заверил он, и это было последнее, что удалось ей уловить сквозь лязг сомкнувшейся двери.

Как только на место происшествия прибыла полиция для проведения официального расследования, Брент предъявил им свои полномочия, оставаясь инкогнито в глазах служащих отеля. Полицейские охотно позволили ему присоединиться к расследованию, равно как и двоим официальным сотрудникам агентства Пинкертона, командированным в Филадельфию для поддержания порядка на выставке.

Бренту стоило один раз взглянуть на эту парочку в плохо пошитых драповых костюмах и фетровых шляпах-котелках, чтобы понять, о чем говорил в свое время Кен. По крайней мере этих агентов никак нельзя было представить себе элегантно одетыми, не говоря уже про манеры. Любой выходец из высших слоев общества тут же раскусил бы их.

Следуя за разгневанным Томасом Торнтоном, они поднялись в его номер, дабы обследовать место преступления. Они обнаружили, что супруга Томаса бьется в натуральной истерике, тогда как многочисленные набившиеся в номер доброжелатели на все лады стараются привести ее в чувство. Ее муж, будучи выведен из себя, проявил гораздр меньше сочувствия и такта.

– Будь так добра, прекрати этот дьявольский вой! – сказал он.

– Ох, сам заткнись, Томас! – прорыдала она. – Ведь это не у тебя только что украли все украшения до последнего!

– Конечно нет, – гневно парировал он, – но у меня было спрятано в этом носке четыре тысячи долларов!

Полицейский инспектор и его подручные, не обращая внимания на семейную сцену, занялись осмотром, тогда как Брент стоял в стороне, наблюдая за происходящим. Через несколько минут один детектив кивнул другому.

– По-моему, почерк тот же.

– Да, – подтвердил его коллега. – Тот же М. О., что и в вашингтонских проделках.

– М. О.? – переспросил Брент.

– Modus operandi, – пояснил детектив. – То есть образ действий.

– И что позволяет вам предположить, что кражу совершил тот же человек?

– Среди всего прочего, бросается в глаза ненасильственный способ проникновения. Как бы он ни пробрался сюда, он при этом не взломал дверь и не разбил оконное стекло. Выглядит так, словно у него были ключи от номера, или замок попросту не был заперт.

– Я сам запер дверь на замок, – безапелляционно заявил Торнтон. – Я всегда забочусь о подобных вещах.

– Так почему же вы храните деньги в носках? – фыркнул детектив, – если вору так легко проникнуть в этот отель?

Разгневанная жертва воровства зашипела, словно кипящий чайник:

– Если вы хотите сказать, что я сам виноват во всем, то вы пытаетесь свалить все с больной головы на здоровую, мистер! Я не доверяю ни одному служащему этого отеля, начиная от портье и кончая горничной, унесшей все наши ценности! Вот к кому вам следует приставать с вопросами, а не ко мне!

– Хотя я не думаю, что именно горничная обокрала вас, я уверяю, что допрошу ее в ближайшее время. А перед этим я бы хотел кое-что узнать у вас. Например, кто, по-вашему, сложил все эти вещи в такие аккуратные стопки?

– Проклятая горничная, я же сказал вам! Когда мы с Сарой отправлялись в театр, то оставили все здесь в страшном беспорядке, потому что опаздывали.

– А туалетный столик? Все было расставлено ровными рядами, как и сейчас?

– Я… я так не думаю, – вмешалась Сара. – Насколько я помню, у меня опрокинулась пудреница, и пудра засыпала буквально все вокруг. Но я не успела ничего собрать. Я подумала, что горничная после вытрет пыль. Но я определенно не могла подумать, что ей взбредет в голову стащить все мои драгоценности, пока она вытирала с них пудру!

Неопределенная догадка мелькнула в мозгу Брента, но он отвлекся на продолжение столь интересного диалога:

– А как насчет вашей шкатулки с драгоценностями? – продолжал допытываться детектив. – У вас есть привычка содержать все в таком методическом порядке? Ожерелья в одном углу, браслеты в другом, все серьги подобраны по парам?

– Боже правый, конечно нет! У кого хватит ума заниматься подобными глупостями?

– У вашего вора, судя по всему, – утомленно отвечал детектив. – Ты был прав, – обратился он к своему партнеру. – Один и тот же М. О.

– Я все же проверю, вдруг какая-нибудь из горничных внезапно сбежала, – предложил один из полицейских.

– Проверьте к тому же их послужные списки, – согласился детектив. – Дайте мне знать, если кто-то из них недавно переехал сюда из Вашингтона, – попросил он, а после сокрушенно добавил: – Хотя я не надеюсь, что нам так легко удастся выявить нашего приятеля.


Брент шел по коридору в направлении лифта, целиком погруженный в размышления о том, что только что увидел и услышал, когда его остановил шепот.

– Тс-с-с! – окликнул его кто-то.

Он обернулся и увидел Андреа, которая выглядывала из-за приоткрытой двери своего номера. Пальцем она поманила его поближе.

– Они уже знают, кто это сделал? – шепотом спросила она.

– Откуда вам известно, что я там был?

– Я видела, как вы увязались следом за полицейскими, стараясь удовлетворить свою любопытство. Помяните мое слово, такая привычка бесцеремонно совать всюду свой нос не доведет вас до добра.

Брент с облегчением перевел дух. В какой-то момент он уже испугался, что его тайна раскрыта и Андреа стала известна истинная цель его пребывания в Филадельфии.

– А такая милая манера манить пальчиком мужчин посреди ночи может равным образом подвести и вас, – отвечала он.

– Вы не ответили на мой вопрос. У них есть какие-нибудь предположения, кто мог это сделать?

Он лукаво улыбнулся и легонько нажал на дверь.

– Позвольте мне войти, и я расскажу вам, – пообещал он.

К его удивлению, она именно так и поступила. Еще более смутило его то, что на ней оказалась надета лишь ночная рубашка, хотя поверх нее Андреа и накинула заботливо запахнутую сверху донизу теплую шаль. Она уселась на диване и указала на место подле себя.

– Садитесь. Только ведите себя тихо. В соседней комнате спит Мэдди.

Он занял место подле нее, радуясь в душе, что она позволила ему расположиться рядом, а не заставила удалиться в противоположный угол комнаты, засунув руки за спину.

– Как ваша головная боль? – заботливо поинтересовался он. – Вам доставили настойку?

– Да, благодарю вас. Ее принес рассыльный, и она очень помогла.

– Так отчего же вы не спите?

– Оттого, что дожидаюсь вас. Мне уже стало казаться, что вы никогда не выйдете оттуда, и я чуть не свернула себе шею, постоянно выглядывая из-за двери комнаты.

– Я могу сделать вам массаж, – предложил он.

Она лишь иронически посмотрела на него в ответ. Брент вскинул руки, как бы призывая небо в свидетели чистоты своих помыслов.

– Но это правда. Я постоянно массирую шею моей матери и сестре.

– Ну что, возможно, это принесет мне облегчение, – уступила она, – но лишь при одном условии: вы будете думать обо мне как о сестре.

– Это довольно жестокое требование, но я постараюсь выполнить его. – Брент обошел вокруг дивана. Встав позади Андреа, он легонько провел пальцами по ее шее.

По всему ее телу пробежал трепет.

– Могу ли я рискнуть попросить вас самую малость ослабить верхние застежки вашего одеяния? – осведомился он, рискуя получить отповедь.

– Не значит ли это, что вы приготовили для меня какую-то ловушку? – недоверчиво спросила она, искоса глядя на него через плечо.

– Никак нет, ваша честь, – хихикнул он.

Она расстегнула верхние пуговицы ночной рубашки, предоставив ему большую свободу действий.

– А теперь постарайтесь расслабиться и предоставьте мне удалить напряжение из ваших мышц.

От его рук шло приятное тепло, его прикосновения были легкими и нежными. Его ловкие пальцы творили чудеса с ее шеей и плечами. И через несколько секунд Андреа размякла, как масло в солнечный полдень.

– Побеседуйте со мной, – попросила она. – Расскажите мне, что вам удалось узнать о сегодняшнем грабеже.

– О краже со взломом, – поправил он. – Грабеж – это когда преступник угрожает жертве оружием или еще чем-то. А кража – это когда кто-то старается завладеть чужой собственностью, но при этом не угрожает ничьей жизни, и чаще всего кража происходит, когда предполагаемая жертва отсутствует на месте преступления.

– О, вот теперь вы предоставили мне веские доказательства того, что имеете степень адвоката, так подробно просветив об особенностях кражи, – с горьким юмором произнесла она.

– Итак, мистер Торнтон – тот мужчина, который выскочил из лифта, – предполагает, что это сделала горничная, однако полиция не согласна с его обвинением.

– Если речь идет о женщине, которая убирает наш номер и другие помещения на этом этаже, то мне она кажется весьма милой и добросовестной – вряд ли она станет красть, – заметила Андреа. – Но продолжайте.

Для Брента с каждой минутой становилось все труднее связно что-то излагать, ведь кожа Андреа казалась такой шелковистой, такой нежной и теплой под его пальцами.

– Ах… да, так вот, мистер Торнтон обвиняет горничную, поскольку в номере было убрано, а вор явно воспользовался ключами. Ни замки, ни окна не были взломаны или разбиты.

– Ну, по крайней мере окна-то наверняка должны были остаться целыми. Как-никак, наши номера находятся на четвертом этаже! – воскликнула Андреа насмешливо. – Ну, и почему же полиция не согласна с обвинением против горничной?

– Я правда не могу объяснить этого, – отвечал Брент, краем сознания еще улавливающий, что, скажи он сейчас все как есть – его миссия может оказаться под угрозой. – Мне кажется, что они просто не хотят делать поспешных выводов до того момента, пока им удастся набрать возможно большее количество улик.

– Ох, – Андреа невольно слегка вздрогнула, и ночная рубашка соскользнула у нее с плеча. Похоже, что она не заметила этого, так как продолжала: – Пожалуй, они рассудили мудро, не так ли?

Брент в ответ лишь застонал. Из легких голубых складок на него глядело ее обнаженное плечо. Его пальцы невольно скользнули по нему, легонько лаская чуткую кожу.

Андреа встрепенулась в ответ, невольно отклонив в сторону голову. Этого ничтожного поощрения было более чем достаточно для Брента. Он наклонился и поцеловал благоухающую кожу. Его язык нежно коснулся ее, словно пробуя на вкус, и оттого аппетит разгорелся с новой силой. Осторожно, стараясь не напугать ее и не причинить ей боль, он прижался зубами к манившей его впадинке возле шеи и поцеловал ее.

– Ах, Боже милостивый! – прошептала она, с трудом переводя дыхание. Он легонько укусил ее, и она не в силах была подавить хриплый стон наслаждения. По мере того, как его губы продвигались вверх по шее к ушку, Андреа словно постепенно разгоралась от восторга. Ни разу в жизни ей не приходилось так давать волю своим эмоциям, ощущать, что жизнь бьет в ней через край, словно вот только теперь все ее чувства оказались разбужены и перед ней раскрылся новый мир. Ее плоть трепетала от возбуждения, кровь сильными толчками двигалась по жилам, и ритм этим толчкам задавал он, Брент.

И когда он повернул ее к себе лицом, она с готовностью ответила на его поцелуй, она уже ждала его. Их губы слились, как тогда на балконе, в единое целое. Их языки встретились и принялись ласкать и дразнить друг друга, проникая все дальше в потаенные глубины разбуженной страсти. Они снова пили нектар любви и все больше страдали от жажды.

Его пальцы ласкали ей шею, пробегая по каждой жилке, бившейся в бешеном темпе вместе с сердцем. Но вот его ладонь скользнула ниже, к груди, и сосок на ней мгновенно затвердел и налился кровью, ожидая его прикосновений. Инстинктивно, не понимая, что она делает, Андреа прижалась к нему, и его пальцы благоговейно сомкнулись вокруг божественной округлости, словно это была драгоценная чаша с волшебным вином. Его пальцы раз за разом легко касались верхушки этой бесподобной сферы, и Андреа ощутила странный трепет в низу живота. Ей казалось, что все в ней застыло и в то же время вот-вот расплавится в пламени разбуженной чувственности.

Каким-то образом – Андреа даже не успела заметить как – Бренту удалось избавиться от шали. Его рука тут же скользнула в ворот ее ночной рубашки, его пальцы, казалось, сожгут огнем трепетавшую плоть ее грудей – с каждой его лаской она жаждала все новых и новых наслаждений. Она уже ни о чем не думала, ее ничто не заботило и не пугало, кроме безумного желания, разбуженного в ней Брентом.

– Эй там, вы двое! Вам не кажется, что уже хватит?

Гневный окрик Мэдди, так безжалостно заставший их врасплох, поразил их подобно молнии. Они подскочили, словно от удара хлыста, и Брент поспешно отдернул руку, скрывавшуюся под тканью ночной рубашки Андреа, стараясь при этом незаметно запахнуть ей ворот. Свалившееся на него чувство вины удвоилось при взгляде на пожилую даму, стоявшую перед ним в халате и ночных туфлях, с растрепанными, торчащими во все стороны волосами, накрученными на бумажные папильотки.

– И не пытайся оправдываться, сопливый щенок! – гневно предупредила она Брента, словно угадав его мысли. – Ты только что чуть не впутался в весьма недостойную историю!

– Равным образом это относится и к вам, юная леди! – обратилась она к Андреа. – Просто чудесная ночка! Я уж не говорю о том, как вы испугали меня. Хотя прошло уже много лет, когда я в последний раз имела удовольствие внимать подобным охам и вздохам, но я не настолько стара, чтобы напрочь позабыть, что они означают. На какой-то миг, когда я еще не совсем очнулась ото сна, мне почудилось, что бедняга Дуайт явился ко мне, восстав из могилы. Меня чуть не хватил удар!

– Мэдди! – залившись краской стыда, взмолилась Андреа. – Ради всего святого!

– А что еще я могла подумать! – перебила ее хозяйка. – Во втором часу ночи, внезапно вырванная из объятий сна, что еще могло прийти мне в голову?! Разве могла я предположить, что вместо Дуайта обнаружу вас двоих, обнявшихся на диване в соседней комнате? Да я на вашем месте провалилась бы сквозь землю от стыда!

– Полагаю, мне лучше уйти сейчас, – осмелился произнести Брент, надеясь скрыться раньше, чем Мэдди позовет на помощь если не ангела мести, то по меньшей мере отряд пожарных.

– Какая превосходная идея, – презрительно фыркнула она. – Однако благодаря ей я, пожалуй, воздержусь от запрета Андреа впредь видеться с вами. Тем не менее, когда гнев мой хотя бы слегка остынет, я приглашу вас для весьма серьезной беседы.

– Да, мэм, – покорно сказал Брент.

Он украдкой покосился в сторону Андреа и с удивлением обнаружил, что она пытается изобразить храбрую улыбку.

– Увидимся позже, – произнесла она, словно проведя по его сердцу бархатной лапкой.

– Лучше выпроводи-ка его за дверь, – посоветовала Мэдди. —Я возвращаюсь в постель. Но предупреждаю вас, – пригрозила она пальцем, – если вы потратите на прощанье больше двух минут, я вернусь сюда! Так что никаких объятий!

– Да, Мэдди, – в один голос ответили они. Как только Мэдди удалилась, Андреа схватила Брента за руку, увлекая в сторону двери.

– Вам лучше поскорее уйти, – прошептала она, – пока Мэдди не разозлилась еще больше. Клянусь, я впервые вижу ее в таком гневе, я даже не могла предположить, что она на такое способна. Как не могла я предположить и то, что вы можете вести себя так смиренно.

– Старая вещунья уязвила меня до глубины души, – согласился он. – Кстати, она всегда закручивает свои волосы в такие острые стрелы, когда удаляется на отдых? В жизни не видел ничего более забавного.

– Она проделывает это постоянно, – кивнула Андреа. – А почему это так интересует вас?

– Я просто хочу знать, не предстоит ли и мне созерцать эту картину всякий раз, когда вы будете укладываться спать. После нашей свадьбы, разумеется.

– Прелестные мечты, очаровательный принц, – пропела она, выпихивая его в коридор. Она все еще улыбалась, когда дверь за ним захлопнулась.

ГЛАВА 8

Андреа была влюблена – безрассудно, безоглядно. И неважно, насколько неподходящее для этого время и обстоятельства она выбрала. Как ни пыталась она противостоять самой себе – она была обречена. Это случилось, и не в ее власти было подавить в себе любовь, ибо сердце отметало все доводы рассудка и не желало им подчиняться.

Как не вовремя! – думала она с досадой. Ведь и без того ее жизнь усложнилась настолько, что она с трудом могла удерживать ситуацию под контролем. Ральф Маттон, похищение Стиви, это ужасное воровство. Ей было более чем достаточно уже свалившихся на нее проблем. Забивать себе голову любовью было последним, что стоило бы ей предпринять в таком положении.

– Да что с тобой такое, Андреа? – не вытерпела Мэдди, заинтригованная хмурым выражением лица компаньонки. Она намазала маслом свой утренний тост и спросила:

– Неужели ты сердишься на меня за выговор, который получила прошлой ночью? Извини, если я была слишком резкой, но вы не на шутку напугали меня, а кроме того, вы с этим юным адвокатом вполне заслужили хорошую выволочку.

– Я знаю это и сожалею, что напугала тебя. И сожалею о том, что мы недопустимо вели себя с Брен-том. Я никак не ожидала, что так легко смогу потерять над собой контроль.

– Зато, насколько я могла заметить, твой воздыхатель соображал, что делает, – сердито заметила Мэдди, – и соображал чересчур хорошо и чересчур быстро.

– Но для меня это было полной неожиданностью, Мэдди! – воскликнула девушка в смущении. – Я чувствовала себя, словно цирковой жонглер, рискнувший управляться со слишком большим количеством предметов. После тех неприятностей, которые когда-то навлекла на себя Лилли, я поклялась, что буду крайне осмотрительна и нетороплива. И вот пожалуйста – влюбилась по уши в галантного незнакомца, с которым знакома всего пару дней!

– А ты вполне уверена в этом? – мягко спросила Мэдди. – Ну, в том, что так сильно любишь Брента?

– О да! – всхлипнула Андреа. – И я не в силах выразить, как стыжусь этого! Я и счастлива и несчастна одновременно. Ох, Мэдди, что же мне делать?

– Я бы сказала, что это зависит от того, какие чувства испытывает к тебе молодой человек, а насколько я могу судить, ты свела его с ума. И он предложил тебе стать его женой, не правда ли?

– Да, он говорил об этом, – кивнула Андреа, – но я не согласилась.

– Но коль скоро вы так любите друг друга, то в чем же тогда проблема?

– Все так запуталось, что я не в силах объяснить тебе, – сказала Андреа. – Говоря вкратце, все это случилось в крайне напряженный момент моей жизни. Мне необходимо время, чтобы устроить все дела и хотя бы немного упорядочить свою жизнь. Тут все вместе: и необходимость позаботиться о Стиви, и моя служба, и то, что в скором времени нам с тобой предстоит вернуться в Вашингтон.

– Ну, пусть это тебя не мучает. – Мэдди сочувственно похлопала ее по руке. – Со временем все утрясется.

– Это меня и заботит. У меня нет возможности распоряжаться своим временем.

– Ты не должна так суетиться, дорогая, – покачала головой Мэдди. – Я не сомневаюсь, что Брент найдет способ последовать за тобой в Вашингтон, чтобы продолжать ухаживать за тобою. Тем временем он сумеет найти общий язык со Стивеном, а ты приведешь в порядок свои дела и чувства и подготовишься стать замужней дамой. Ведь ты и правда этого хочешь больше всего на свете? Только двигаться к своей цели надо не торопясь, шаг за шагом, Андреа, и ты обнаружишь, что путь твой прям и прост.

– Как тебе удалось стать такой мудрой, Мэдди? – спросила Андреа, прерывисто вздохнув и благодарно глядя затуманившимися глазами на свою подругу и покровительницу.

– Это приходит с возрастом, по крайней мере так говорят, – с грустным смешком отвечала Мэдди. – Наверное, Господь в его неизреченной милости награждает нас этим в утешение за седые волосы и морщины. Хотя, что касается меня, я предпочла бы снова стать юной и прекрасной, а не увядшей и мудрой.

Как раз в тот момент, когда обе дамы готовы были покинуть номер и встретиться в холле отеля с друзьями, чтобы вместе провести день, коридорный доставил очередную посылку для Андреа.

– Что этот неуемный тип решил преподнести мне на сей раз? – гадала Андреа, разворачивая пакет. – Надеюсь, что это не будет очередной букет. Если так пойдет дальше, наш номер превратится в форменное кладбище, заваленное цветами.

– Упаси Боже! – вскричала Мэдди, в экзальтации всплеснув руками. – В моем возрасте весьма своевременно всякое упоминание о смерти, так что благодарю покорно.

Но Андреа уже управилась с оберткой и расправила огромный треугольник сложенной пополам шерстяной шали. Теребя пушистую бахрому по ее краям, она сказала:

– Взгляни, какая чудесная шаль, Мэдди. Она прелестна, не так ли?

– А какая теплая, – подхватила Мэдди, тоже потрогав ее. – В ней тебе будет нипочем любой зимний ветер. Наверное, он умудрился купить ее в Шотландском павильоне, который мы осматривали вчера; помнишь, там еще стояла модель фабрики для производства шевиота?

Андреа безуспешно обследовала остатки обертки в надежде найти записку.

– Как странно, – пробормотала она. – Он не написал ни одного слова.

– Да вот же карточка, – заметила Мэдди, – она прикреплена к шали, – и поскольку послание не было запечатано в конверт, она позволила себе прочесть его. – О святые угодники! – тихонько воскликнула она. – Андреа, дорогая. Похоже, у тебя появился новый поклонник. Это послал не Брент.

– Что ты говоришь! – удивилась Андреа. – Но кто же тогда это может быть?

– Некто, именующий себя Дуган Макдональд, – отвечала Мэдди, протягивая карточку. – Судя по подарку и по имени, это шотландец.

– Он пишет, что ожидает меня внизу, в холле, чтобы приветствовать лично, – смущенная таким оборотом событий, сказала Андреа.

– Как равным образом ожидает тебя и Брент, если помнишь, – засмеялась Мэдди. – Представляю, как ему это понравится, – и она схватила Андреа за руку, увлекая к двери. – Ни за что на свете не пропущу такое зрелище!


Андреа нерешительно вышла из лифта, подавляя в себе детское желание спрятаться под юбкой у Мэдди. Она тут же заметила Брента и была неприятно поражена тем, что он стоял в обществе трех симпатичных молодых особ, откровенно наслаждавшихся его обществом. К ее вящему гневу, он тоже явно с удовольствием принимал их знаки внимания.

– Похоже, соперник появился вовремя! – сердито заметила Андреа. – Вы только полюбуйтесь на этого волокиту!

– Мы вскоре все увидим, – успокоила ее Мэдди. – Насколько я могу судить, вон там стоит твой шотландец, и он готов в бой. Ты только посмотри, какой рослый тебе достался мальчик!

Андреа проследила, куда смотрит Мэдди, и содрогнулась. Определение «рослый» было явно слишком бесцветным эпитетом для малого, добивавшегося ее расположения. Да он был просто огромен! Своей копной жестких ярко-рыжих волос и такой же бородою он больше всего напоминал ей одинокий клен во всем великолепии осеннего наряда.

– Святой Моисей! – только и смогла прошептать Андреа, душа у которой ушла в пятки.

– Его шевелюра чем-то напоминает неопалимую купину, не так ли? – лукаво поддразнила Мэдди. – Хотя нет, здесь более уместна аналогия с языческими богами. Если бы его физиономия не выглядела откровенно шотландской, я бы даже назвала его Марсом. Кстати, не будет ничего удивительного в том, что его темперамент окажется схож с пылающим оттенком его кудрей.

Кроме всего прочего, его произношение отличалось таким грубым акцентом, что Андреа с трудом понимала его речь.

– Мисс Олбрайт, я – Дуган Макдональд. Вы ж получил мой подарок?

– О… да, я получила его, мистер Макдональд. Он очень красив, но боюсь, что я не вправе принять его.

Его улыбка угасла, а лоб избороздили морщины, сравнимые разве что с горными хребтами на его родине.

– Зачем нет? – грубо спросил он.

– Потому… – растерянно воззрилась на него Андреа, – потому, что он слишком дорогой и я не могу принять его от незнакомого человека, – пробормотала она, сама не узнавая своего дрожащего голоса.

– Мы ж повстречал, мы ж стало быть знаком, – возразил он. – Так вы возьмет шаль.

– Нет. Правда, я не могу. Я вовсе не хочу вас этим обидеть, но мне необходимо считаться с мнением еще одного человека. Другого джентльмена, – пояснила она в замешательстве.

– Разве ж мисс может ссылать на другой дама? – усмехнулся он с высоты своего роста. – Кто он?

Между ними встала Мэдди, выглядевшая еще более хрупкой подле Дугана. Ее нос почти уперся в пряжку его пояса, когда она гневно уставилась на него.

– Это совершенно вас не касается, – провозгласила она. – Уверена, что кто-то забыл обучить вас приличным манерам, и из вас вырос форменный грубиян.

– Мадам, разве ж я грубиян, – отвечал он с таким хохотом, от которого затряслись стекла в окнах. – Я ж стало быть сразу родил такой большой, а вы боитесь.

– Пожалуй, в этом вы правы, – согласилась Мэдди. – Но ведете вы себя, словно пещерный тролль. Настоящий джентльмен покорно признал бы поражение и ретировался.

– А коль я не так, что вы сделаете? – широко ухмыльнулся он. – Разве ж пошлепай попка, а?

– Не хамите мне, наглый переросток! – взорвалась она, испепеляя его взором.

– Я вижу, у вас здесь возникли проблемы?

Андреа обернулась к Бренту со смесью облегчения и упрека.

– Не скоро же вы сподобились прервать свои развлечения, чтобы прийти к нам на помощь! – тихонько шепнула она. – Мистер Макдональд решился навязать нам свое общество и в данный момент получает выволочку от Мэдди за свою неотесанность. Как вы можете заметить, они вот-вот вцепятся друг в друга.

Переводя взгляд с разъяренного лица Мэдди на ухмыляющуюся физиономию нависавшего над нею гиганта, Брент едва удержался от смеха, несмотря на взрывоопасность ситуации.

– По-моему, она с успехом смогла постоять за себя, – прошептал он в ответ.

– Да сделайте же что-нибудь, вы, невежа! Он собирается волочиться за мной!

– Ого, что же вы сразу мне этого не сказали? – сразу помрачнел Брент.

– Я – Брент Синклер, спутник мисс Олбрайт, – представился он, потихоньку оттесняя Мэдди в сторону. Даже несмотря на свой высокий рост, ему пришлось изрядно задрать голову вверх, чтобы поймать взгляд шотландца.

– Дуган Макдональд, – прогрохотал тот в ответ. Смерив Брента презрительным взглядом, он осведомился: – Это вы тот мужчина, который интересует мисс Олбрайт?

– Да, – просто отвечал Брент. Надо отдать ему должное, он и не подумал отступать. – Это я. Мы собираемся вскоре пожениться.

– Стало быть, вы обручены? – удивился шотландец, высоко здрав кустистые брови. Он неуклюже наклонился и схватил Андреа за руку, прежде чем она успела увернуться. Ее ручка потонула в его огромной ладони. – Разве ж у вас есть на пальце кольцо? Я понимай этот обычай и здесь, девка должна иметь знак, что кто-то давал слово.

– Я только что просил ее руки, – парировал Брент. – Мы как раз собирались пойти и купить кольца. И на вашем месте я бы не хватал ее за руки. А не то вам придется иметь дело со мной.

– Ох, что-то мой чувство говорит, что это неправда! – перебил верзила. – Может, вы врет?

– Мои отношения с мистером Синклером абсолютно не должны вас волновать, – вмешалась Андреа, отбирая у него руку. – Вы получили отставку, и этого довольно. Потрудитесь не беспокоить меня впредь. Вашу шаль вам вернут не позднее чем через час.

– Стало быть, я пошлю ее вам обратно, – пробасил он, и его карие глаза загорелись мрачным огнем. – Поглядим, кто уступит первый.

– Последнее предупреждение, Макдональд, – рявкнул Брент. Он перехватил руку шотландца, протянутую было в сторону Андреа. – Оставьте ее в покое. Немедленно.

Двое мужчин обменялись оценивающими взглядами, но Брент не ослабил хватки.

– Желаю приятный день, мисс Олбрайт. Вам не последний раз слышать за Дуган Макдональд. Меня так просто не возьмешь.

Когда он наконец удалился, Андреа прерывисто вздохнула и утомленно подняла взор на Брента.

– Он действительно оставит нас в покое?

– Не могу сказать с уверенностью, – отвечал молодой человек. – Но, если он опять появится на горизонте, я найду способ защитить вас.

– Неужели вы станете драться с ним из-за меня? – с восхищением спросила Андреа.

– Конечно. И постараюсь хорошенько надавать ему по… воздать ему по заслугам.

– Если он опять начнет приставать к нам, мы сразимся с ним вместе, – добавила Мэдди. Она все еще не успокоилась. – Мозги против силы! Давид против Голиафа! Этот хам-переросток еще пожалеет, что с нами связался!

Брент и Андреа не смогли удержаться от смеха.

– У меня уже есть план действий, – сказал Брент. – Мы используем Андреа как приманку и завлечем его в ваш номер. Тут вы выскочите перед ним, Мэдди, одетая точно так же, как прошлой ночью, и со всеми этими палками в волосах. И пока он обалдело будет взирать на вас, я подкрадусь сзади и огрею его по башке столом или чем-нибудь тяжелым. А потом мы свяжем его и продадим бродячему цирку. Идет?

– Превосходно, – беззаботно рассмеялась Андреа его шутке.

– Вы опять болтаете слишком много глупостей, юный негодяй! – возмутилась Мэдди, хотя в уголках ее губ затаилась лукавая улыбка. – Смотрите за своими манерами, да получше, а не то никакие поцелуи Андреа не помогут вам превратиться из лягушонка обратно в принца!


Сегодня суета и толкотня на выставке были еще больше, ведь наступила суббота, и многие местные жители, занятые на службе в обычные дни, могли нынче присоединиться к экскурсантам. Для многих это вообще была единственная возможность посетить выставку, поскольку в воскресные дни она закрывалась из религиозных соображений.

И снова их заворожило окружавшее великолепие. По единодушному соглашению, возглавляемая Мэдди группа закончила свою прогулку в Главном павильоне, восхитившись хрустальным блеском фонтана и чудесной музыкой, исполнявшейся на колоссальном органе. Они разглядывали грандиозные скульптуры и барельефы, выполненные в самых различных стилях и из разных материалов. Они ознакомились с мебелью разных эпох и предназначений, с работой ткацких станков, производивших любые виды ткани: от тончайшего шелка до драпа. Здесь находилась даже выставка недавно изобретенных фонтанов, чьи струи испускали тончайшие ароматы всем знакомых цветов.

По некоторой иронии судьбы, Брента сильно заинтересовала небольшая экспозиция полицейского оборудования и вооружения: наручники, свистки, револьверы, дубинки, кокарды и прочее. В то же время Андреа с трудом пришла в себя от созерцания нового электрического сигнального звонка. Многие из жертв Андреа, по вполне понятным причинам, увидав такую полезную вещь, загорелись желанием оборудовать ею свои дома: ведь подумай они об этом раньше, их бы не обокрали так запросто. Андреа оставалось утешаться лишь тем, что к тому времени, как грозная новинка встанет на охране многих дверей и окон, у нее уже не будет нужды проникать в низ без спроса. Она покончит со своей отвратительной обязанностью и будет входить в дома через парадные двери, приветствуемая улыбками хозяев.

Сделав короткий перерыв на ленч в Павильоне отдыха, они направились в зал механики. Там их воображение поразила гидротурбина Корлисса. Она весила семьдесят тонн и производила всю энергию, которая питала множество более мелких машин, расставленных в огромном зале. После чего группа разделилась. Тогда как мужская ее часть предпочла поглазеть на чудеса артиллерии, пиротехники, оборудование для сельского хозяйства и для офисов, дамы направились в тот зал, где их ждали новые изобретения по части производства одежды и тканей.

Эта временная разлука с Брентом дала Андреа возможность вплотную заняться своими делишками, хотя в данном павильоне ей пришлось ограничиться лишь тем, что она смогла снять с незадачливых посетителей, ведь вряд ли Ральф позарится на мотки шелка и челноки. Однако она сделала все возможное в этих условиях и могла теперь считать, что нынешний день не прошел даром для дела освобождения Стиви.

Брент также не тратил времени зря, собирая урожай другого рода. Каким бы удивительным это ни казалось при таком сумасшедшем столпотворении, три грации, искавшие его расположения этим утром, оказались подле него, словно материализовавшись из воздуха. С неприязнью обнаружив сей факт, Андреа вдруг вспомнила сказку о волшебной флейте. Может быть, это хорошо поставленный голос Брента околдовывает девиц? Или он посыпает их металлическими стружками, а сам прячет в кармане магнит, который притягивает его поклонниц, как свеча – мотыльков? Или во всем повинно его обаяние, перед которым не способна устоять ни одна нормальная женщина – в том числе и она сама?

Прежде чем присоединиться к Андреа и ее компании, Брент поверг в разочарование свой импровизированный гарем, предоставив им восвояси отправиться своей дорогой, хотя все три дамы явно не желали терять его общество во второй раз за этот день. Беззаботно насвистывая, Брент раскланялся с ними и направился к Андреа.

– Ну что, вы довольны тем, как провели время без меня? – осведомилась она, награждая его кислой улыбкой. – Наверное, вам удалось отыскать нечто выдающееся, если, конечно, не считать женского хора, певшего вам славословия?

– Нет, мне не попалось ничего, что понравилось бы лично мне, – отвечал он, стараясь добродушной улыбкой смягчить тяжесть неожиданного упрека. – Зато я видел новую пишущую машинку, которая покажется райским даром Денсингу.

– Денсингу? – переспросила она.

– Наш секретарь, Артур Денсинг. Он проделывает для нашего офиса львиную долю бумажной работы. После того, как мы с отцом и братьями заканчиваем нашу работу над бумагами, мы отдаем ему для перепечатки, правки и подготовки для передачи клиентам.

– А я-то думала, что у вас эту работу выполняет женщина, как в большинстве современных фирм, – удивилась Андреа. – Или у вас такая традиция – брать на работу только мужчин?

– Хо! – засмеялся он. – Уж не связался ли я с одной из предводительниц борцов за права женщин, что неизбежно превращает очаровательную леди в сварливую малопривлекательную особу? Нет, вы напрасно опасаетесь, моя милая. Если бы не тот факт, что Денсинг работает на нас еще с тех времен, когда я носил короткие штанишки, я бы с превеликим удовольствием заменил его рожу более привлекательным личиком. Но этот малый просто виртуоз в своем деле, и наблюдать, как он при случае запросто дает сто очков вперед любому коллеге, почти так же приятно, как созерцать прелести особы женского пола.

– Однако, – с самодовольной улыбкой продолжил он, – я уже предвижу, что в будущем меня ждут попреки в том, что я слишком много времени провожу на работе в обществе новой молодой секретарши. И что-то говорит мне, что такой поворот наших отношений продиктован ревностью.

– Не вижу, с какой стати такая мысль могла прийти вам в голову, – презрительно фыркнула Андреа, задрав нос на добрых два дюйма. – Кроме того, вы позволяете себе продолжать фантазировать по поводу того, что мы будем женаты, в то время как я еще не дала положительный ответ на ваше предложение руки и сердца.

– Я неисправимый оптимист, – возразил он, легонько проведя пальцем по гордому носику.

Взяв Андреа под руку, он отправился с нею в павильон декоративных аквариумов, где Андреа пришла в такой восторг, что сразу позабыла об их пикировке.

– Я никогда еще не видела такой красоты! – восклицала она. – Ах! Взгляни на это! Просто поразительно!

Брент не мог не согласиться. Прозрачные кубы аквариумов были размещены между живыми растениями в кадках и декоративными скалами. Вода поступала по искусно проведенным под потолком бесчисленным трубам. Там же, под потолком, находилась огромная сетка, в которой заливались трелями множество канареек. Насколько хватало глаз, повсюду виднелись все новые аквариумы, заполненные диковинными рыбками и растениями.

– Это действительно нечто выдающееся, – заключил Брент. – Пожалуй, я куплю один такой для своей мамы, ведь у нее скоро день рождения, а я вечно не знаю, что ей подарить.

– И сколько же ей исполняется лет? – поинтересовалась Андреа.

– Я не могу сказать с уверенностью, рассмеялся он. – Матушка ни за что не сознается, сколько ей лет. Она просто скажет вам, что ей тридцать девять с хвостиком, а вы уж сами гадайте, сколько лет в этом «хвостике», – и вдруг, внимательно посмотрев на нее, он спросил: – А сколько лет вам?

– Вот, видите? – торжествующе подняла пальчик Андреа. – Я же говорила вам, что мы слишком мало знаем друг о друге, чтобы вести разговоры про свадьбу! – наставительно произнесла она. Но потом милостиво добавила: – К вашему сведению, мне восемнадцать лет.

– Значит, вы на восемь лет моложе меня, – после минутного размышления заключил Брент. – Как я и предполагал, самая подходящая разница в возрасте. Мы просто созданы друг для друга.

– Ну что за нелепица, – заметила она, качая головой. – Боже правый, до чего же вы упрямы.

– Я предпочел бы назвать себя целеустремленным.

– Похоже, в вашем случае между этими понятиями нет разницы, – разгневанно заметила она.

В связи с недавно полученными известиями о поражении армии Кустера в битве при Литтл Бигхорне, павильон, посвященный американским индейцам, был временно закрыт. Опасались, что чересчур патриотически настроенные граждане могут нанести урон экспозиции. Вот почему этот день группа друзей закончила посещением павильона стеклодувов, где выставлены были вещи не менее удивительные, чем в остальных залах. Изящные пресс-папье, яркие разноцветные мозаики, фигурки из дутого и гравированного стекла – чего тут только не было! Брент обратил внимание на совершенно бесподобного ангела, искусно сплетенного из множества тончайших стеклянных нитей. Его крылья были такими тонкими, что казались легче паутины. Молодой человек тут же приобрел его для Андреа.

– Вот ангел для моего ангела, – произнес он, когда дарил безделушку. Его взгляд выражал откровенное восхищение и обожание.

– Я навсегда сохраню его, – заверила она шепотом, не в силах отвести глаз от его светившегося взгляда, не в силах не поддаться его обаянию.

Про себя же она подумала, что стеклянный дьяволенок, также стоявший в витрине, подошел бы больше. По крайней мере он бы гораздо точнее отразил внутреннее содержание той безнравственной особы, в которую она превратилась в последнее время.

ГЛАВА 9

Вернувшись в свой номер, Андреа с удивлением обнаружила, что ее ожидает очередная посылка. С весьма неприятным чувством она развернула ту же самую шаль, которую давеча преподнес ей Дуглас Макдональд и которую она отослала обратно перед тем, как отправиться на выставку. Шаль была обернута вокруг писаной маслом миниатюры с пейзажем горной Шотландии.

На картине был изображен сложенный из каменных глыб замок, стоявший на берегу озера под прикрытием массивных обрывистых горных громад. На переднем плане, посреди валунов и искореженных северным ветром горных сосен, виднелась небольшая лужайка, поросшая вереском, – крохотный уютный уголок посреди грозного сурового ландшафта. На прилагаемой записке значилось: «Это самое прекрасное место в мире, которое вы сможете каждый день созерцать из окна моего горного замка».

И Андреа не могла не согласиться, что, несмотря на свою суровость, пейзаж завораживал безыскусной красотой. Однако при этом сама она готова была наслаждаться созерцанием издали, глядя на живописное полотно. И, уж конечно, ее никак не привлекала необходимость созерцать все эти горы, пребывая в объятиях огненнокудрого верзилы. Упаси ее Бог угораздить когда-нибудь в подобную дыру, где ей придется довольствоваться лишь обществом этого рыжего переростка – и, возможно, пары дюжин таких же неуклюжих родственников за компанию!

Ни секунды не колеблясь, она поспешила снова завернуть все в пакет и отнесла его вниз, к портье.

– Пожалуйста, передайте это мистеру Дугану Макдональду, – попросила она. – И я буду вам весьма признательна, если впредь вы не станете пересылать в мой номер его подарки.

– Я учту вашу просьбу, – корректно кивнул портье, – а как насчет посылок от мистера Синклера? Их вы тоже не желаете получать?

– Наоборот, – улыбнулась Андреа. – Пожалуйста, передавайте мне их без промедления.

Она уже собралась возвращаться в номер, когда заметила тех самых трех особ, которые так навязчиво претендовали на внимание Брента. Они как раз входили в отель. С непривычной для нее развязностью Андреа направилась прямо к ним и представилась:

– Меня зовут Андреа Олбрайт, я друг мистера Синклера. Я случайно видела, как вы беседовали с ним сегодня утром, но вы исчезли прежде, чем я успела подойти и познакомиться, – и она протянула руку, буквально вынуждая одну из них ответить на ее приветствие.

– Ширли Каннингем, – отвечала старшая из их компании, едва прикоснувшись к руке Андреа кончиками пальцев. – А это мои друзья, Бетси Шоу и Луиза Кинсайд; Луиза приходится мне кузиной, – представила она своих спутниц.

– Счастлива познакомиться, – мило сказала Андреа, хотя ей пришлось сделать для этого над собою изрядное усилие. – Надеюсь, что выставка понравилась вам не меньше, чем мне.

– Зрелище потрясающее, хотя и несколько утомительное, – отвечала Бетси.

– А вы, дамы, путешествуете только втроем? – поинтересовалась Андреа, наконец-то позволив себе спросить о том, что ее действительно интересовало. – Я слышала, что здесь недавно произошла целая серия краж, и одна из них в нашем отеле. И очень надеюсь, что с вами путешествуют ваши мужья, которые смогут защитить вас от разбойников. Уверяю вас, если бы в нашей компании не было Брента и еще нескольких джентльменов, я бы не отважилась ни на шаг выйти из своей комнаты. Или просто оставаться в ней в одиночестве, в свете последних событий.

Две пары глаз расширились от тревоги, тогда как Ширли Каннингем сохранила полное спокойствие, и непроницаемый внимательный взгляд ее зеленых глаз больше всего напоминал кошачий.

– Мы осматриваем выставку всегда втроем, также как и занимаем общий номер в отеле, так что вряд ли стоит так уж за нас беспокоиться. К тому же вот уже год, с тех пор как скончался мой супруг, и я постоянно путешествую одна – и до сих пор ни разу не попадала в неприятные ситуации. Но тем не менее мы должны поблагодарить вас за вашу доброту и заботу. Мы постараемся быть бдительными.

– Ну что вы, это просто соседский долг – ввести вас в курс дела, – отвечала Андреа, так же изучающе глядя на соперницу, как это делала Ширли. – А теперь мне нужно спешить, иначе я опоздаю к обеду. Было очень приятно познакомиться с вами.

– Уверяю вас, и нам тоже, – сказала Ширли, однако тон, которым она окрасила свою любезность, выдавал ее истинные чувства. Молодые спутницы обменялись сконфуженными взглядами – вероятно, стараясь понять, что на самом деле произошло между Андреа и Ширли во время этой милой беседы.

Вежливо кивнув, Андреа направилась к лифту, уже составив план дальнейших действий. Посмотрим, удастся ли вдове Каннингем сохранять и впредь свое восхитительное спокойствие.


Спустившись вместе с Мэдди к обеду, Андреа обнаружила, что Ширли, Бетси и Луиза будут сидеть с ними за одним столом. Впрочем, это особо не удивило Андреа, когда она увидела эту троицу, мило болтавшую с друзьями Мэдди. После проведенной недавно разведки боем Андреа убедилась, что фамилия соперницы как нельзя лучше подходит для описания характера этой дамы[5]. Ширли Каннингем оказалась ловкачкой хоть куда. Она даже умудрилась занять место возле Брента, с которым принялась немедленно и откровенно флиртовать.

Занимая свое место за столом, Мэдди шепнула Андреа:

– В сегодняшнем меню не предусмотрено, случайно, цыпленка? У меня такое чувство, что от кого-то полетят пух и перья!

– Держи себя в руках, Мэдди, – хихикнула Андреа, – я просто сгораю от любопытства – как будет выпутываться из этой ситуации Брент. Заодно это поможет мне выяснить, насколько глубоки его чувства ко мне.

– Ты подозрительно невозмутима, и уже это одно внушает мне опасения, – нахмурилась Мэдди.

– Перестань трястись. Я постараюсь пережить все, что бы сейчас ни случилось.

– Меня как раз и беспокоит то, как ты будешь это переживать.

Андреа уселась по правую руку от Брента, и Мэдди оставалось лишь занять кресло напротив них.

– Надеюсь, вас не смутило наше вторжение в ваш прелестный кружок, – тут же обратилась к ним Ширли, – но после всех ужасов, которых мы наслушались по поводу краж, мы чувствуем себя несколько спокойнее, находясь в большой компании.

– О, я просто в восторге, – промурлыкала Андреа, чуть не прыснув при виде того, как одинаково поползли вверх брови у удивленных Брента и Мэдди. – Чтобы этот вечер стал воистину чудесным, в нашей компании не хватает лишь мистера Макдональда.

В ответ на это Брент бросил на нее растерянный, полный упрека взгляд. Мэдди же возвела очи горе, в безмолвной мольбе о небесном вмешательстве.

На какое-то мгновение за столом воцарился мир. Официанты наполнили бокалы вином, и все углубились в изучение сегодняшнего меню, как вдруг Ширли, словно сама не понимая отчего, потеряла равновесие. Ее стул накренился в сторону Брента, и, взмахнув руками, чтобы не упасть, она задела стоявший перед Андреа бокал с вином. Он опрокинулся, и кроваво-красная жидкость залила колени Андреа, безнадежно испортив платье.

В следующее мгновение Ширли уже выпрямилась и принялась причитать, хотя и не совсем искренне:

– Ох, дорогая! Какая непростительная неловкость с моей стороны! Надеюсь, ваше очаровательное платье не окончательно испорчено!

Все собравшееся за столом общество замерло в предвкушении пикантной развязки, и лишь один Брент попытался прийти на помощь Андреа, предложив свою салфетку. Но, к всеобщему удивлению, Андреа была спокойна.

– Не расстраивайтесь, миссис Каннингем. Я уверена, что пятно удастся вывести, если я отдам платье в чистку немедленно. И, чтобы умерить ваше чувство вины, я могу прислать вам счет.

– О да, сделайте это непременно! И пожалуйста, зовите меня просто Ширли, – восклицала сия дама, в то время как все друзья Андреа, включая и саму Мэдди, не могли прийти в себя от изумления.

Стараясь вывести общество из неловкого положения, Мэдди пробормотала в пространство:

– Я слышала, что в самых изысканных ресторанах Индии подают на обед кошек. Или это в Турции? Словом, где-то там, в Азии.

Все окружающие воззрились на Мэдди уже в полном замешательстве, лишь Андреа мужественно подхватила столь странно начатую беседу:

– Шерсть вместо пуха и перьев, Мэдди? Хотя это тоже достаточно противно, боюсь, дорогая, ты права.

После чего Андреа попросила прощения и удалилась, настояв на том, чтобы никто не вскакивал и не беспокоился по поводу того, что ей необходимо подняться и переменить платье.

– Я вовсе не хочу, чтобы из-за меня кто-то ел остывший обед. Я прекрасно сама доберусь до номера и постараюсь вернуться к вам как можно скорее.

– Вы уверены, что не хотите взять меня в провожатые? – настаивал Брент, держа ее за руку.

– После того, что случилось минувшей ночью, Мэдди скорее удавит вас, чем позволит остаться со мною наедине, – напомнила Андреа. – Я ненадолго, – пообещала она.


Оказавшись в холле, она чуть ли не бегом припустилась вверх по лестнице, не дожидаясь лифта. Заскочив к себе в комнату, она мгновенно скинула испачканное платье и белье и оделась в первое, что попалось под руку. Так же торопливо она переобулась в сухие туфли. Слегка пригладив растрепавшиеся волосы и подхватив ридикюль, она покинула номер всего через пару минут.

Она снова устремилась к лестнице, но на площадке третьего этажа, вместо того чтобы спускаться дальше, свернула в коридор. Она заставила себя двигаться неторопливо и чуть не упала в обморок от испуга, когда из дверей какого-то номера вышли его обитатели, поспешившие к лифту. Наконец она нашла нужную дверь. По счастливому стечению обстоятельств, коридор оставался пустым все то время, пока она возилась с отмычками и проникала внутрь.

Дамы оставили непогашенный газовый светильник, так что на сей раз Андреа не понадобилась свечка. Еще более проворно, чем обычно, она опустошила их шкатулки с украшениями, пересыпав из содержимое в свой ридикюль. Как всегда, она аккуратно закрыла крышки и поставила шкатулки на место.

На сей раз она не стала возиться с обыском одежды. К тому же то ли горничная на этом этаже была более усердна, то ли сами хозяйки слишком аккуратны, но номер пребывал в идеальном порядке. И Андреа почла за благо как можно скорее покинуть чужие аппартаменты, тем паче что она не сомневалась: вдова Каннингем употребит с максимальной пользой для себя то время, пока Андреа отсутствует, чтобы увести у нее Брента. В то время как Андреа старалась отомстить хитроумной вдове, обратив против нее ее же уловку, Андреа ни на минуту не сомневалась (и, пожалуй, была права), что соперница опрокинула бокал с вином намеренно, но достигла обратного эффекта, так как у Андреа появился повод покинуть на время общество, чтобы украсть драгоценности Ширли. Ей оставалось только молиться, чтобы компаньонки хитроумной вдовы не вздумали раньше времени подняться в номер, а остались бы за столом, чтобы сполна насладиться спектаклем, устроенным этой ведьмой. Андреа очень надеялась на то, что утрата драгоценностей надолго испортит всей троице настроение.

Удача сопутствовала ей. Андреа ухитрилась незамеченной выбраться из номера вдовы Каннингем, вернуться к себе, спрятать подальше добычу и разложить на видном месте залитое вином платье. Она выходила из номера, когда с разбегу налетела не на кого иного, как на Дугана Макдональда собственной персоной. Ее испуганный вопль был заглушен толстой тканью жилета, а нос больно уперся в одну из пуговиц у него на груди. Поэтому-то Андреа мгновенно поняла, с кем ей повезло встретиться – вряд ли кто-то еще в этом отеле – да и, пожалуй, во всей Филадельфии – мог бы похвастаться таким ростом.

– Ох! Разве ж мисс всегда так неуклюж? – воскликнул он с удивлением.

В то время как Андреа пыталась отшатнуться, все еще не в силах говорить, одна из мощных дланей Дугана легла ей на плечо. В другой руке шотландец держал пресловутую посылку.

– Не смейте хватать меня своими лапами! – выдавила наконец Андреа.

– Но, мисс, я хотел знать, не расшиб ли кто свой носик. А вдруг вы хлоп в обморок? И кто-то расшибет спинку, а она тож красивая, как носик?

– Этого вам никогда не узнать, – раздельно произнесла она, уставившись в его ухмыляющуюся физиономию. – И я вовсе не собираюсь «хлоп в обморок», так что можете оставить меня в покое.

Он убрал свою руку, но оставался стоять вплотную к ней, так что их разделял лишь порог комнаты.

– Что вам еще нужно? – спросила она.

– Я принес обрат ваш шаль и картинок, – просто отвечал шотландец.

– Мне они ни к чему, – возразила она. – Кроме того, я специально предупредила портье не брать на себя труд передавать мне ваши подарки.

– Стало быть, тем больш я должен сам нести. – Он заглянул поверх ее плеча в номер. – Я полагаю, вы не хотите пустить меня внутрь, чтоб не спорить тута, где все слышно?

– Вы правильно полагаете, мистер Макдональд. А теперь соблаговолите убраться с моего пути, я спешу на обед.

– Вы разве ж не слушйть, что я вас просил, – упрямо настаивал огромный шотландец, не отступив ни на дюйм. – Я с вам буду говорить. Наедине.

Был ли продиктован ее следующий поступок испугом или рассудком, Андреа и сама не смогла бы сказать. Скорее всего, она действовала инстинктивно, как загнанный в угол зверь. Сунув руку в ридикюль, она выхватила свои воровские щипчики и, не позволив Дугану рассмотреть, что спрятано у нее в кулаке, воткнула их острый конец ему в живот.

– У меня в руке нож, – соврала она, – и если вы не хотите, чтобы я вырезала на вашем брюхе второй пупок, вы отойдете от меня. Медленно, подняв руки вверх.

В течение нескольких томительных секунд он остолбенело пялился на нее, по всей вероятности, решая, насколько серьезна ее угроза. На счастье, он все же поверил ей, так как в конце концов решил подчиниться. При этом он чуть не выронил сверток.

– Держите свою дурацкую посылку обеими руками, – приказала она. – Держите ее над головой. А теперь встаньте у противоположной стены коридора и не двигайтесь, пока я не разрешу.

Как только он отступил, Андреа выскользнула в дверь и заперла ее на замок, так что оба они оказались в коридоре. Это уже было не так страшно, как находиться с ним в запертой комнате, без малейшей возможности позвать на помощь.

Медленно, шаг за шагом, она начала двигаться в сторону главной лестницы, не решаясь повернуться к нему спиной. Он было сделал шаг вперед, собираясь преследовать ее, но тут оба они услыхали, как дальше по коридору открылась чья-то дверь.

– Еще один шаг, и я заору так, что сюда сбежится весь отель, – предупредила она.

Нащупав ногой первую ступеньку спасительной лестницы, она мгновенно подобрала юбки, развернулась и помчалась вниз. Если даже он и попытался преследовать ее – она все равно не смогла бы расслышать его шагов, так громко стучало у нее сердце. Лишь добравшись до холла, она позволила себе убедиться, что он не погнался за нею. Задыхаясь от быстрого бега и трясясь от пережитого ужаса, она с удивлением обнаружила, что у нее хватает благоразумия постараться привести в порядок свое платье, прежде чем войти в обеденную залу.

На дрожащих ногах она кое-как добралась до своего места возле Брента и буквально шлепнулась на стул в полном изнеможении.

– Боже правый, девочка моя! – вскричала Мэдди, первая успев заметить, как выглядит Андреа после пережитой эскапады. – Что случилось? У тебя такой вид, будто ты сию минуту повстречала привидение!

– Совсем наоборот, – пропыхтела Андреа, все еще не отдышавшись. – Это был огромный и полный жизни шотландский дьявол. Он загнал меня в угол прямо возле двери в номер, и мне не сразу удалось от него отделаться.

– Где он сейчас? – рявкнул Брент, вскакивая со стула, не в силах сдержать свой гнев. – Похоже, самое время мне с ним выяснить отношения!

– Мне как-то не пришло в голову поинтересоваться, где он сейчас, – заметила Андреа, хватая Брента за рукав и заставляя усесться на место. – Я, честно говоря, и не хочу этого знать. Остается лишь надеяться, что мне удалось разбудить в нем страх Божий, и он прекратит преследовать меня.

– Что же вы сказали ему такого, что повергло его в бегство? – с удивлением спросил Брент.

– Скорее сделала, а не сказала, – сообщила она, не скрывая того, как довольна собой, – я пригрозила проткнуть его одной вещицей, которая оказалась у меня в сумочке. Смею вас уверить, это подействовало на него.

За столом последовала немая сцена – все были просто поражены. Мэдди с чувством сказала:

– Я горжусь тобой, дорогая.

– Равным образом и я, и к тому же еще и потрясен, – добавил Брент.

– А мне кажется, что вы обошлись с ним слишком жестоко, – не преминула вставить шпильку Ширли.

– Можете оставаться при своем мнение, вдова Каннингем, – выразительно ответила Андреа. – Возможно, если мне случится еще раз повстречаться с ним, я смогу убедить его поухаживать за вами. Вот тогда и посмотрим, поможет ли вам ваша рассудительность.

Когда наконец Андреа смогла приняться за еду, выяснилось, что обед безнадежно остыл, и пришлось отправить его обратно на кухню, чтобы разогреть. И поскольку большинство из присутствовавших уже давно закончили трапезу, то многие из компании отправились в бальный зал, где начались танцы, которые по случаю субботнего дня должны были продолжаться всю ночь. Брент и Мэдди захотели подождать, пока пообедает Андреа.

– Ступайте вместе со своими друзьями, Мэдди, – запротестовала Андреа. – А мы с Брентом скоро последуем за тобой.

– Ах, но ведь он обещал мне танец, – воскликнула Ширли, трагически заламывая руки. – Поверьте, Брен-ту нет никакой необходимости лишать нас своего общества только ради того, чтобы сидеть здесь и наблюдать, как вы едите.

– Мне очень жаль, Ширли, но я останусь с Андреа, – твердо заявил Брент. – А вы оставьте за мной один из последних танцев.

Ширли ничего не оставалось как удалиться, кипя негодованием. За нею потянулись и другие, оставив Андреа и Брента вдвоем.

– Вы тоже можете идти, коль вам угодно, – ледяным тоном произнесла Андреа. – Если вы поторопитесь, вам еще достанется ее первый танец.

– Вы разгневаны, – сделал он вывод. – Не просветите ли вы, меня, что послужило причиной вашего гнева?

– Просто эта дама не нравится мне в той же степени, в какой она нравится вам, – раздраженно пояснила она, пожимая плечами и всем своим видом давая понять, что Бренту и так должна быть ясна причина ее злости.

– Ширли?

– Да, Ширли, — передразнила она с гримасой. – Вы так быстро сблизились, зовете друг друга запросто, по именам, и, если только мне не изменяет мой слух, вы намерены были танцевать с нею весь вечер.

– Теперь мне ясно, что необходимо будет держать под спудом свое природное дружелюбие и общительность, чтобы не разжигать в вашей темпераментной натуре пламя ревности, – с сокрушенным вздохом заметил Брент.

– Не пытайтесь разжалобить меня, – посоветовала она, все еще пребывая в гневе. – Если вам так угодно, можете продолжать беззаботную жизнь юного холостяка, ради Бога. Но тогда я попрошу вас избавить меня от своего присутствия, мистер. Я не позволю вам играть моими чувствами, Брент Синклер!

– Ага, значит, вы уже чувствуете ко мне расположение, – заметил он, оживившись. – Наконец-то я дождался этого момента, мисс Олбрайт. О, это было нелегко, уверяю вас, ведь вы обворожили меня с того самого дня, как я увидел вас, входящую в отель. Продолжайте же, моя прелесть. Насколько глубоки ваши чувства в данный момент?

Андреа беспомощно смотрела на него. В горле у нее пересохло, а сердце готово было выскочить из груди. Он умудрился поймать ее на слове, и она не имела ни малейшего представления, что теперь делать. Неужели она отважится открыть ему свои истинные чувства? Не слишком ли рано? Разве она не должна узнать о нем еще массу вещей, прежде чем откроется ему? И разве он, упаси Боже, не имеет права узнать о ней всю подноготную? Все эти мысли со страшной скоростью пронеслись у Андреа в мозгу, пока Брент терпеливо ожидал ее ответа.

– Я… – она потеребила губу, собираясь с мыслями, но в итоге верх взяли чувства. – Я думаю, что люблю вас.

– Вы думаете? – переспросил он, пронзая ее напряженным взглядом. – Что же я должен предпринять, чтобы вы уверились в своем чувстве?

– Просто дайте мне время получше узнать вас. Пожалуйста, Брент!

– Сколько времени вам потребуется?

– Я не могу сказать. В моей жизни есть обстоятельства, которые требуют разрешения, и лишь после этого я смогу почувствовать себя достаточно свободной, чтобы подумать о своих личных проблемах.

– Что же это за обстоятельства? Разъясните их мне, ведь, вполне возможно, я смогу вам помочь.

Боже, что за искушение. Если бы он только знал, как ей хотелось облегчить душу. Рассказать ему все – и про Ральфа, и про Стиви, и про преступную жизнь, которую она вынуждена вести. Рассказать ему, умоляя о поддержке и помощи, без которой ей вряд ли удастся выбраться из ловушки, устроенной ей самой судьбою.

Но она не имеет права рисковать. Не теперь. Пока еще рано. Она не может быть уверенной, что эта любовь с первого взгляда не потухнет быстрее, чем загорелась, и поэтому не может ставить под угрозу жизнь Стиви. Если только ей хватит силы воли обождать, она получит столь необходимое ей время, она постарается удовлетворить требования Ральфа, вызволить Стиви и покончить со всем этим навсегда, так что Брент никогда и не узнает про ее отвратительное прошлое. И тогда, если ей будет сопутствовать удача, она сможет выйти замуж за Брента и начать новую, счастливую жизнь.

Итак, пока она просто обязана держать при себе свои затруднения и не посвящать в них Брента.

– Пожалуйста, потерпите еще немного, – умоляюще произнесла она. – И верьте мне, когда я говорю, что обожаю вас.

ГЛАВА 10

Андреа и Мэдди разбудил настойчивый, требовательный стук, раздавшийся ранним утром следующего дня. Было воскресенье, а накануне, в субботу, они легли спать перед самым рассветом и вовсе не расположены были подниматься ни свет ни заря. Честно говоря, обе дамы были готовы просто убить на месте того, кто ломится в их номер.

Неудержимо зевавшая Андреа первая доплелась до двери, готовая дать отпор неурочному посетителю, пока не поняла, что перед нею стоит Брент. Но даже и теперь ее не очень порадовала такая встреча, ведь она предстала перед ним полусонная, и туалет ее был в полном беспорядке.

– В чем дело? Почему вы ломитесь в наш номер в столь неурочный час? – сердито спросила она. – Что заставляет вас будить половину отеля, вместо того чтобы преспокойно спать и видеть сны, как только что это делали и мы с Мэдди?

– Прошу прощения, моя милая, но я по просьбе администрации отеля должен помочь им произвести опрос всех постояльцев.

– О чем же это? – спросила она.

– Вот именно, – крикнула Мэдди из своей спальни, – мы хотим знать, почему ваши вопросы не могли подождать до более подходящего часа?

– Если вы позволите мне войти, я все вам объясню, – предложил он.

– Как вам будет угодно, – пробормотала Андреа, отступая от двери в глубь комнаты. – Жаль только, что вы не догадались прихватить с собою завтрак, раз уж собирались разбудить нас. Пока я не съем что-нибудь и не выпью чашку-другую кофе, я ничего не соображаю. – Откинув с лица длинную прядь растрепавшихся волос, она дотащилась до кресла и без сил упала в него.

– Постараюсь запомнить это на будущее. Могу ли я заметить, что вы восхитительно свежи, словно утренняя заря, когда только что вырваны из объятий Морфея, хотя и несколько сердиты.

– Попридержите язык, Синклер, – простонала она.

– Я бы хотела, чтобы он наконец объяснил нам, что творится, – вмешалась Мэдди. – Только пусть делает это быстро. Мне тоже необходимо получить свой кофе и тосты, чтобы почувствовать себя человеком.

– Я счастлив поставить вас в известность, что взял на себя смелость приказать принести вам в номер завтрак, прежде чем поднялся сюда, – торжествующе улыбаясь, заявил Брент. – Скоро его доставят. Ну а теперь о деле. Прошлой ночью состоялась еще одна кража, и ее обнаружили всего пару часов назад. Владельцы отеля хотят удостовериться, что у других постояльцев ничего не пропало, пока гости не разъехались по своим дневным делам. И меня просили помочь в этом.

– Кто же на сей раз лишился своей тиары? – неприязненно поинтересовалась Андреа, взбивая вышитую подушечку и аккуратно укладывая ее на место.

– Миссис Каннингем и ее соседки, – с укоризной взглянув на нее, сказал Брент. – Они всегда тщательно запирали свои драгоценности. И тем не менее украдено все. Вплоть до последней сережки. Они ужасно расстроены, и вам бы не помешало проявить к ним хоть каплю сочувствия. Вы ведь знаете, что на их месте может оказаться любой из нас, в том числе и вы.

– Ну, прошу меня простить, – смягчилась Андреа, автоматически поправляя покосившийся абажур на стоявшей на ночном столике лампы. – А на месте вора, кто бы он ни был, я бы прежде удостоверилась в том, что красть у меня нечего. Если уж на то пошло, вдова Каннингем вполне могла дать окружающим повод подумать, что ее апартаменты доверху набиты сокровищами, принадлежащими ей и ее подругам. И со стороны вора было весьма логично решиться убить трех зайцев сразу.

– Возможно, нечто подобное могло прийти ему в голову, – отвечал Брент, решив поразмыслить над этим позже.

– А я сочувствую их несчастью, – решила проявить милосердие Мэдди, – и вы должны извинить Андреа за жесткость. Она просто не способна толком что-то соображать в столь ранний час. И, коль скоро вы по-прежнему тверды в своем намерении жениться на ней, вам следует смириться с ее рассеянностью в утренние часы.

– Непременно последую вашему совету, – отвечал Брент. – А теперь позвольте отнять у вас еще пару минут и просить вас проверить ваши шкатулки с драгоценностями на предмет пропажи. Я должен выполнить свое поручение, и мне надо опросить остальных гостей.

– О Боже! – воскликнула Андреа, поднимаясь с кресла. – Уверяю вас, это совершенно бессмысленно, но я сделаю так, как вы хотите, ведь иначе от вас не отделаешься. – И она направилась в свою спальню, сопровождаемая Брентом.

– Останьтесь здесь, молодой бездельник! – грозно окрикнула его Мэдди, заставляя остановиться. – Андреа прекрасно сама управится с проверкой своих ценностей. И нет никакой нужды лезть к ней в спальню. Если вам непременно нужно таскаться за кем-то хвостом, могу предоставить себя к вашим услугам.

В то время как Андреа делала вид, что осматривает свою спальню, Брент и Мэдди проверяли спальню хозяйки. К большому удивлению Андреа, Мэдди появилась в дверях с небольшим, только что составленным списком.

– Я так и не нашла моего зеленого зонтика, заколки из слоновой кости и желтой брошки с голубками, – перечислила она. – А кроме того, пропали эбонитовые часы.

Хотя Брент и сочувствовал тому, что обокрали его знакомую, он не скрывал, как рад весьма удачно, на его взгляд, выполненному поручению. Рискуя вновь оказаться жестокой, Андреа все же решилась нанести укол его самолюбию, моментально разъяснив обнаруженные ими пропажи.

– Мэдди, дорогая, ты же сама одолжила свои часы миссис Керр два дня назад, когда поломались ее собственные. Твой зонтик преспокойно стоит на подставке возле двери, и, если я не ошибаюсь, заколка все еще воткнута в шляпку, ту, что лежит на туалетном столике, – сообщила она. – А что касается броши, то, всего вероятнее, ты где-нибудь ее позабыла.

– Теперь вы видите, как мне будет не хватать Андреа, если вы поженитесь, – с беспомощной улыбкой сказала Мэдди, обращаясь к Бренту. – Боюсь, что без нее я в один прекрасный день потеряю голову и даже не буду знать об этом.

– Я рад, что ей удалось развеять загадку пропавших у вас вещей, – согласился Брент. – Однако я должен теперь отправиться к другим постояльцам, чтобы выяснить, не произошло ли у кого-то более серьезных пропаж. Я увижусь с вами позднее, за ленчем. Да, и умоляю вас одеться соответствующим образом, так как день обещает быть солнечным и жарким, а я собираюсь пригласить вас сыграть партию в крокет.

Только Брент скрылся за дверью, Андреа в изнеможении рухнула в кресло. У нее было такое чувство, как будто она только что побывала в пасти дракона. Ни разу, даже в самых своих мрачных предположениях, она не додумалась до того, что Брент может хоть как-то быть привлеченным к участию в расследовании. Это утреннее вторжение, само по себе весьма неожиданное, выбило у нее почву из-под ног. Ей оставалось лишь уповать на то, что вмешательство Брента будет кратковременным, иначе рассыпались в прах все ее надежды на благополучный исход.

Как жестоко напомнила о себе ее грозная судьба сразу после чудесного, полного обещания счастья вечера! После того как Андреа отобедала, они с Брентом присоединились к остальным гостям в бальном зале. Танец следовал за танцем, и они буквально всю ночь не выпускали друг друга из объятий, кружась в вихре музыки. Брент сдержал обещание, данное им Ширли Каннингем, но тут же поспешил вернуться к Андреа, целиком завладевшей его вниманием. Они даже ухитрились укрыться на залитой лунным светом террасе на пару минут и обменяться несколькими торопливыми, но страстными поцелуями, пока Мэдди не напала на их след и не прогнала обратно в зал.

Этот вечер казался не просто чудесным – он казался волшебным, так что под конец Андреа даже стала склоняться к мысли, что и в ее жизни возможно чудо и сказка может стать былью. Если только верить в нее изо всех сил. И вот теперь, после утреннего происшествия, на нее вновь обрушился груз одолевавших ее забот и тревог.


Брент был озадачен, равно как и остальные участвовавшие в расследовании агенты. Последняя кража существенно отличалась от серии предыдущих, хотя и имела с ними ряд общих черт. Опять запоры на дверях и окнах остались нетронутыми, что привело их к твердой уверенности, что вор проникает в номера с помощью ключей. Как и раньше, шкатулки оказались аккуратно закрыты, а комнаты остались в идеальном порядке. И в то же время все три пострадавшие клялись, что, кроме драгоценностей из шкатулок, из их номера ничего больше не пропало, и они не заметили, что в их вещах кто-то рылся.

Но на сей раз вор – если это была та же персона – проявил необычную жадность, он выгреб до дна все, что было в шкатулках у трех дам, все без разбору. А ведь даже в последней краже в номере у Торнтона похититель оставил кое-какие вещицы. Словом, все детективы, включая и Брента, пребывали в полной растерянности и ни на шаг не смогли приблизиться к разгадке.

С одним из агентов Пинкертона Брент сошелся поближе. Его звали Дженкинс. Это был среднего роста мужчина, ничем особым внешне не выделявшийся.

С простоватым взглядом серых глаз, русыми волосами и мешковатым коричневым костюмом, он ничем не выделялся из толпы столь же непрезентабельно одетых коллег. Лишь тот, кто видел одну из его редких улыбок, мог оценить, насколько при этом меняется его лицо, выдающее незаурядную личность. Сейчас, когда они с Брентом обсуждали последнюю кражу, Дженкинсу было не до улыбок.

– Остается лишь ждать, когда вор решится на очередную кражу, и надеяться, что он оставит нам достаточно улик, – с разочарованием произнес он.

– Да уж, лентяй мог бы попытаться еще что-нибудь стянуть нынче ночью, чтобы мы смогли сравнить обе кражи, – добавил другой агент.

– Вот уж неординарный способ поимки вора, – расширил Брент от удивления глаза. – Я как раз больше склонен радоваться, что в эту ночь больше никто не пострадал.

– Вы смотрите на это со своей точки зрения, а мы со своей, – пожал плечами Дженкинс. – Мы хотим установить все возможные закономерности в совершенных кражах. Преступник рано или поздно наверняка сделает ошибку, и чем больше краж он совершит, тем больше вероятность того, что он оставит достоверную улику, по которой мы сможем выявить его личность.

– Значит ли это, что мы полностью исключаем из числа подозреваемых горничную, обслуживавшую номер Торнтона? – поинтересовался Брент.

– При обыске у нее дома мы не нашли ничего, что заставляло бы подозревать ее в краже, – отвечал второй детектив, – хотя она еще под подозрением. Впрочем, то же самое можно сказать еще о сотне тысяч человек, живущих в этом городе.

– То есть мы продолжаем блуждать в потемках, – заключил Брент. – В то время как наш вор продолжает набивать себе карманы, становится все более искусным в своем ремесле и все больше потешается над нашими бесплодными потугами его изловить. – Он раздраженно принялся теребить свою каштановую шевелюру. – Ничто на свете так не раздражает меня, как сознание своей бессильности перед ловким пройдохой, оставившим нас в дураках. И мне ужасно хочется поскорее изловить преступника – хотя бы для того, чтобы сбить с него спесь.


Итак, после ленча группа друзей Мэдди отправилась играть в крокет, предварительно разбившись на две партии. К неудовольствию Андреа, в их команде оказалась Ширли Каннингем и две ее товарки. Кроме них, с нею должны были играть Мэдди и Брент. Едва успев пройти через первые три воротца, Андреа уже с трудом боролась с сильным желанием треснуть по башке Ширли своим молотком. Она шепнула хозяйке:

– Никогда не видела такой…

– Сучки? – пришла на помощь Мэдди, восполнив недостаток нужных выражений у Андреа.

– Именно. С каким наслаждением я бы запихала ей в пасть один из крокетных шаров!

– Ну, если я постараюсь ударить поточнее, то, наверное, смогу это сделать для тебя, – рассудительно заметила Мэдди. – Но это необходимо будет обставить как несчастный случай.

– Мэдди, ты сокровище! – засмеялась Андреа. – Жаль, что я не знала тебя раньше. В молодости ты наверняка была просто огонь. Такой темперамент!

– Мне все время приходилось держать его в узде, – пожаловалась Мэдди. И утомленно добавила: – Кажется, мне до сих пор иногда приходится это делать.

– Ваше время бить, мисс Олбрайт, – раздраженно окликнула их Ширли, – или мы все должны ждать, пока вы соизволите налюбоваться каким-нибудь ужасным кузнечиком?

– Вы попали в самую точку, вдова Каннингем, мы с Мэдди как раз обсуждали некоторые аспекты теории эволюции Чарльза Дарвина, – пояснила Андреа, не моргнув глазом.

– Чью теорию? Про чего? – туповато переспросила Ширли.

– Точку зрения мистера Дарвина на происхождение видов, – с трудом удерживаясь от улыбки, пришел на помощь Брент. – В последние годы она стала самой модной темой для дискуссий.

– А как же иначе! – подтвердила Андреа. – И я бы очень хотела узнать по этому поводу ваше мнение, вдова Каннингем.

– Я предпочитаю не забивать свои мозги подобной тягомотиной, – заявила сия дама. – Я с удовольствием предоставляю рассуждать на эти скучные темы таким синим чулкам, как вы, мисс Олбрайт.

– А по-моему, синие чулки весьма интригующие личности, – заметил Брент. – Общаясь с ними, никогда не сможешь предсказать, что они заявят минутой позже!

Когда Луиза, неловко попав по своей туфле молотком, сломала каблук, она почла за благо оставить игру и предложила занять ее место любому, кто пожелает. Из толпы наблюдавших за ними зевак выступила вперед неуклюжая рыжеволосая фигура.

– Стало быть, я рад кончить ваш, – заверила сия личность со смачным шотландским акцентом.

– Нет, – застонав, взмолилась Андреа. Она возвела очи горе и вопросила: – Чем я заслужила такое?

– Похоже, нам не избежать некоей серьезной пертурбации, – прокомментировала Мэдди. – Этот субъект исключительно навязчив.

– Вы как никогда правы, – согласился Брент.

– Ох, да что же у вас троих, совсем руки отсохли? – осведомилась Ширли, не скрывая раздражения. – Это какая-то пародия на крокет. И если мы сегодня намерены закончить партию, нам необходим шестой игрок. – Выразительно кивнув в сторону Дугана, она добавила: – Он прекрасно справится. Уверяю вас.

По собственному почину представившись Ширли и Бетси (ибо ни у кого из присутствующих не возникло желания ему в этом помочь), Дуган взялся за молоток, и игра возобновилась, хотя команду продолжали раздирать противоречия.

– Я предупреждаю вас с самого начала, Макдональд, что вам следует держаться подальше от мисс Олбрайт, иначе я размозжу вашу башку.

– Вы со своим полк? – ухмыльнувшись, спросил шотландец.

– Мне не понадобится ничья помощь, – уверил его Брент.

– Стало быть, потом вам понадобится лекарь, – не сдавался Дуган, самодовольно хохоча.

– Ох, давайте кончать эту партию, – взмолилась Бетси. – Я уже умираю от жары!

Итак, перчатка была брошена, и соперничество разгорелось с новой силой, тем более что соперники были вынуждены сражаться в рядах одной армии. Надо отдать ему должное, Дуган оказался хорошим игроком, и по крайней мере во время игры вел себя достаточно приемлемо. И все же в один прекрасный момент он собрался незаметно перекинуть шар Мэдди на чужое поле, а ей каким-то чудом удалось вовремя заметить это его намерение.

– Отойдите, волосатое чудовище! – возмутилась она. – Не тяните куда не надо свои гнусные лапы!

И, не надеясь на то, что ее слова возымеют должный эффект, она присовокупила к своему требованию довольно чувствительный тычок зонтиком.

Дуган подскочил на месте, схватился за локоть и издал душераздирающий вопль, больше похожий на рев раненого зверя. В ярости он обратился к своей миниатюрной, но весьма бравой противнице.

– Вы дерет! – рявкнул он. – Подло!

– Я мала ростом, стара и потому мне извинителен сей образ действий, – с восхитительным спокойствием уверила она. За сим она демонстративно прошла вокруг Дугана туда, где в дюйме от его ноги лежал ее шар. – Прочь с моей дороги, несносный бычище, – потребовала она, – не то получишь еще один удар, – и зонтик снова угрожающе поднялся.

Дуган почел за благо посторониться, потирая ушибленный локоть.

– Мадам, если вам бить с нами против англичан, мы бы пихали их до самой Индии! – восхитился он. – Так мало, а так опасно!

Наконец игра завершилась, причем Андреа выиграла приз, хотя и сильно подозревала, что произошло это не без подставок со стороны Брента, который пришел к финишу ровно через две секунды после нее. Дуган закончил третьим, что тоже было неплохо, учитывая неудачное начало Луизы и препятствия, чинимые ему потом Мэдди.

– Ух! – громко воскликнул он. – Как ни был, это игра не мужчин. Вот гольф. Там искусство.

– Там точно так же надо гонять мяч по полю, – сухо заметила Мэдди.

– Ага, но трудно и горячо в крови, – и Дуган обратился к Бренту: – Разве ж ты знаешь игру, Синклер?

– И весьма неплохо в нее играю, – сообщил Брент.

– Будешь добр игру со мной? Разве ж увижу, что кроме шотландцев есть другой муж, кто играт гольф? Еще ни один в Америке мне не был виден.

Это уже был прямой вызов, который Брент готов был принять, если бы не одна проблема.

– Но где мы будем играть? Насколько мне известно, в Филадельфии нет ни одной площадки для гольфа.

– Теперь есть, – довольно сообщил ему шотландец. – Там в выставке Шотландский павильон. Взяли кусок «Файермаунт Парка». Дистанция в два раза короче, стало быть, труднее, – поддразнил Дуган Брента. – Что скажи игра рано утром?

По мнению Брента, это было бы лучшим выходом для их соперничества. И если ему удастся еще и обыграть спесивого шотландца, тем лучше.

– Я буду там, – пообещал он.

Андреа была разочарована – и озабочена. Когда Дуган удалился, она накинулась на Брента.

– Зачем вы согласились с ним встречаться? Вот уж совершенно ни к чему, на мой взгляд.

– Этот мужлан открыто бросил мне вызов, – заявил Брент так, словно дальнейших объяснений не требуется. – И я не могу не ответить на него.

– Это связано с мужской гордостью, дорогая, – вмешалась Мэдди, видя, что Андреа все еще в недоумении. – Мужская душа – это так сложно, она постоянно требует самоутверждения, демонстрации, демонстрации превосходства над себе подобными любым способом – будь то грубая сила или интеллектуальное соперничество. По-моему, это осталось в мужчинах еще с тех времен, когда мы жили в пещерах, или, согласно, учению Дарвина, с тех времен, когда при встрече два наших предка лупили себя и друг друга кулаками в грудь.

– И оттого наполнялись чувством собственного достоинства и уверенности в себе? – притворно наивно уточнила Андреа, искоса из-под опущенных ресниц наблюдая, как мрачнеет от сих ехидных рассуждений физиономия Брента.

– И это все, что я заслужил своими искренними попытками как можно лучше выглядеть в ваших глазах? – обиженно запротестовал он. – Ничего, кроме издевательств?

– Ах, так значит, вы просто старались произвести на меня впечатление, – сказала Андреа. – Ну, тогда это совсем другое дело, это я еще способна понять. Но все же, учтите на будущее, вам вовсе нет нужды устраивать корриду со всяким бычком, появившимся на горизонте. Мне кажется, что вы и так достаточно выдающаяся личность.

ГЛАВА 11

Брент весь так и светился триумфом, возвращаясь с утренней партии в гольф. Андреа проводила время за книгой в одной из лоджий отеля, когда туда заявился молодой адвокат – по его виду можно было предположить, что он вот-вот примется отплясывать джигу.

– Я обыграл его! – провозгласил он, хотя это было и так вполне понятно. – Я разгромил наголову этого рыжего верзилу!

– И ваш соперник повержен в прах, не так ли? – забавно поддразнила его Андреа. – Смотрите, не лопните от самодовольства, оно вас так и распирает.

– Ну, я, конечно, не могу сказать, что играл намного лучше его – по правде говоря, все решилось под самый конец благодаря одному моему весьма удачному удару, – признался Брент. – Но вы подумайте сами: гольф – национальная шотландская игра, и я обыграл шотландца! Ну разве это не замечательно!? – Он подхватил девушку под руку, заставляя ее покинуть уютное кресло, и с нетерпением стал наблюдать за тем, как она методично поправляет небрежно задетый и помятый им волан на платье. – Идемте же. Я хочу отпраздновать свою победу! Давайте поскорее отыщем Мэдди и отправимся на выставку, чтобы я смог купить вам все, что душе угодно!

В этой жизни Андреа после Брента нужен был только Стиви. Но разве она может ему в этом признаться? И вместо этого она сказала с лукавством:

– Чудесно. Мне угодно иметь швейную машинку. Самую лучшую. Фирмы «Зингер».

Он словно споткнулся на месте и попытался заглянуть ей в лицо в опасении, что она потеряла рассудок.

– Швейную машинку? – переспросил он. – Зачем?

– И вы спрашиваете зачем? – рассмеялась она. – Уж, натурально, не затем, чтобы разбивать ею орехи!

– Вы прекрасно понимаете, что я не это имел в виду. Просто я огорошен вашим желанием и хочу понять, правда ли она вам нужна. В том смысле, станете ли вы ею пользоваться.

– Безусловно, я буду ею пользоваться, – заверила она. – Если бы вы только были в состоянии понять, как выгодно иметь в доме швейную машинку! Я бы тогда сшила себе платья сама. Добрейшая Мэдди покупает мне множество платьев, а ведь, если бы я могла их шить, они бы обошлись в четыре раза дешевле! Впрочем, это, конечно, не должно означать, что я действительно жду от вас такую машинку, – торопливо добавила она. – Я просто ответила на ваш вопрос, вот и все.

– Андреа, милая, дорогая, неужели вы до сих пор не заметили, что я располагаю достаточными средствами для того, чтобы после нашей свадьбы одевать вас в самые роскошные туалеты? У вас не будет никакой необходимости корпеть над шитьем и колоть пальцы, разве что ваше пристрастие к нарядам не разорит меня вконец и я не кончу свои дни в приюте для бедных.

– О, как мне приятно узнать, что вы не скряга, мистер Синклер, – мило улыбнулась она. – Но вспомните, что говорил мистер Франклин: «Сэкономишь пенни – заработаешь два». А я без ложной скромности могу вас уверить: при минимуме желания и усердия я способна создать туалет вдвое красивее тех, что висят сейчас в моем гардеробе, и посрамить любой фешенебельный магазин готового платья. Поверьте, это доставит мне огромное удовольствие.

– Ну, мы еще посмотрим, от чего вы предпочтете получать удовольствие, став моей женой, – заключил он. – А теперь я прошу вас придумать еще какое-нибудь желание. Что-нибудь не такое практичное. Что-нибудь абсолютно фривольное.


Решив в конце концов последовать указаниям Брента, Андреа, сама того не желая, повергла его в полнейшее изумление, выразив свое новое пожелание.

Между одним павильоном, где находились египетские мумии, и другим, где выставлялась коллекция чучел, находилось небольшое здание с выставкой экзотических животных. Кроме поражавшего воображение разнообразия тропических пташек, охотничьих соколов, гадов и диковинных тварей со всех концов света, небольшой угол павильона был отведен для экспозиции выведенных селекционерами всевозможных чистокровных пород собак и кошек. Натурально, многие из них были предназначены на продажу.

– Вам угодно приобрести котенка? – удивленно воскликнул Брент, нерешительно уставившись на комок пушистого меха, так очаровавший Андреа. – Вы слишком серьезно восприняли мои слова, когда я советовал вам выбрать нечто абсолютно непрактичное и фривольное.

– Ах, но Брент! Вы только взгляните на нее! Она же просто прелесть! – Различив в ней потенциального покупателя, оборотистый продавец ловко вложил крошечного серого ангорского котенка в протянутые ему с готовностью руки.

– Она похожа на испачканную пылью пуховку для пудры! – не удержался от критического замечания Брент.

– Или на мою черную ангорскую шаль, на которую высыпали целую пудреницу, – подхватила Мэдди.

В этот миг в мозгу Брента промелькнула неоформленная, полузабытая догадка, но исчезла еще до того, как он успел осознать ее.

– Стиви будет обожать ее! – восхищалась Андреа, отвлекая на себя внимание.

– Сколько, вы говорите, вашему племяннику лет? – скептически поинтересовался он.

– Два года.

– И он, без сомнения, полон неосознанной жестокости. Если он похож на детей моего брата, равно как и на всех остальных детей в этом возрасте – а скорее всего так оно и есть, – он, конечно, будет обожать ее, но на несколько странный манер. Менее чем за неделю он ощиплет ее догола, если только не придумает чего-нибудь более оригинального.

– Он не станет этого делать! – не соглашалась Андреа.

– Твой племянник очарователен, но пока еще он остается неразумным и импульсивным созданием, – возразила Мэдди. – И я не раз убеждалась, что человеческие малыши представляют опасность для малышей животных. Я целиком на стороне Брента. Хотя у кошки, как говорят, имеется в запасе девять жизней и проворные лапки, в данном случае ей это мало поможет.

У Андреа упало сердце, когда она собралась возвращать пушистый комочек торговцу. Брент не выдержал горестного выражения ее лица и смягчился.

– Ох, ну ладно. Но только потом не говорите, что я не предупреждал вас, – и он обратился к продавцу: – У вас найдется корзинка или что-то в этом роде, чтобы было удобно переносить это несчастное обреченное создание?

Пронзительный клекот, сопровождавшийся громким хлопаньем крыльев, прервал их содержательную беседу. В вольере напротив прилавка они обнаружили прикованного к насесту огромного орла, чьи золотистые глаза в данный момент с несомненной угрозой были обращены на мяукавшего котенка.

– Ах, святые угодники! – воскликнула Андреа, крепко стискивая пищавшую киску, – кому только пришло в голову поместить эту ужасную птицу так близко к несчастным беспомощным кискам?

– Ужасная птица? – обернулся торговец к орлу, словно предлагая ему вместе с ним возмутиться такой бестактностью. – Леди, да ведь это же сам старина Эйб! Это символ нашей страны и одна из самых почтенных птиц на свете. Если вам угодно знать, он прошел через всю войну вместе с храбрыми солдатами Союза. Он был неоднократно ранен в бою, но поправился. Это настоящий национальный герой!

– Меня не утешит, даже если он – новая инкарнация президента Линкольна собственной персоной! – продолжала возмущаться Андреа. – Он угрожает моему котенку! И остальным кошкам тоже. Эту птицу нельзя держать здесь. Вы же не предложите лисе вырыть нору возле дверей в курятник!

– А она по-своему права, – с извиняющейся улыбкой обратился к торговцу Брент. – По-моему, для него же будет лучше – равным образом и для кошек, – если вы отдалите его от столь сильного искушения. Мне кажется, что старина Эйб просто исходит слюной. А кроме того, нам вовсе бы не хотелось, чтобы он бросился на котят, запутался в собственной цепи и сам себя повесил.

– Возможно, ваше замечание имеет свои резоны, – отвечал продавец, гораздо внимательнее отнесшийся к словам Андреа после того, как ее поддержал мужчина. – Такой бесславный конец вовсе не подобает нашему национальному символу.

Прежде чем Андреа успела поднять свой феминистский флаг борьбы за свободу слова и навлечь на себя еще чье-нибудь недовольство, Бренту и Мэдди удалось все же увлечь ее из злополучного павильона. Утешаясь тем, что ее Прелесть отправляется вместе с нею в полной безопасности, хотя и не совсем спокойно, в своей картонной корзинке, Андреа позволила увести себя почти без пререканий.

Они пробирались сквозь толпу по направлению к центральной аллее выставки, чтобы сесть там в экипаж, как вдруг Брента приветствовал одетый в невзрачный бурый костюм мужчина:

– Мистер Синклер, не мог бы я перемолвиться с вами парой слов наедине?

Неловко извинившись перед дамами, Брент отошел с незнакомцем в сторону, где вступил в весьма оживленную беседу.

– Хотела бы я знать, что все это значит? – пробормотала Мэдди.

Андреа наблюдала за происходящим с возрастающей тревогой. По какой-то необъяснимой причине она сразу решила, что речь пойдет про нее. Она постаралась подобраться поближе и как бы невзначай уловить обрывки их беседы. Мужчина как раз говорил Бренту что-то по поводу бронзовых фигурок и резных деревянных миниатюр, изображавших животных, которые исчезли в различных местах выставки и часть которых в данный момент находилась непосредственно в ее сумочке вместе с теми более ценными вещицами, которые удалось похитить за нынешний день в те редкие минуты, когда она не привлекала к себе ничьего внимания. По крайней мере ей самой казалось, что в эти мгновения ее никто не видел, ведь сегодня третье июля, и в канун праздника[6] густая толпа заполонила не только саму выставку, но и прилегавшие к ней улицы. А вот теперь выходило, что ее все-таки заметили.

Первым порывом было бежать сломя голову куда глаза глядят, пока Брент не сопоставил все известные ему факты и не раскусил, что совершает кражи именно она. Но в то же мгновение она ощутила себя так, словно ее ноги приросли к земле. Так она и осталась стоять. Выжидая. Молясь. Обмирая от страха.

Ее совершенно поставило в тупик то, что Брент вернулся к ним, мило улыбаясь, – ни следа грозной гримасы на лице.

– Спасибо вам за ваше терпение, – сказал он. – А теперь нам лучше поспешить, а не то этот ваш котенок раздерет своими когтями всю коробку.

– Что хотел от вас этот человек? – спросила она, все еще со страхом ожидая ответа.

– Ничего особенного.

– Но кто он? Мне кажется, я видела его – или кого-то очень похожего, болтающегося вокруг отеля, – заметила Мэдди. – Я обратила на него внимание, потому что, видите ли, ему там вовсе не место.

– Он один из сотрудников агентства Пинкертона, занимающихся расследованием недавних краж, – после некоторого колебания разъяснил Брент.

Обеих дам явно шокировали его слова.

– А почему ему вдруг вздумалось побеседовать именно с вами? – запинаясь, осведомилась Андреа. – Надеюсь, он не заподозрил вас в этих кражах?

– Конечно нет. Дженкинсу просто захотелось сообщить мне о сходных пропажах, имевших место здесь, на выставке, – сказал Брент. Видя, однако, что его спутниц такое объяснение мало устроило, но не желая все же раскрывать перед ними свою секретную миссию, он решился отделаться полуправдой: – Ведь я помогал им вчера утром. Они увидели, как сильно я этим заинтересовался, и снизошли до того, чтобы иногда информировать меня о новых подробностях этого дела.

– И что же, они приблизились к разгадке преступлений? – с замирающим сердцем спросила Андреа.

– Боюсь, что нет, – отвечал он. А потом, в надежде перевести разговор на более веселую тему, пошутил: – Вы можете не опасаться вора, дорогая. Ведь теперь ваша сердитая киска защитит вас от любого вторжения.

– Если это будет действительно так, – издевательски фыркнула Мэдди, то я могу дать отдых моим бедным рукам и не таскать с собой повсюду зонтик. Пусть отныне эта кошка расправляется с мистером Макдональдом.


Даже то, что сегодня днем ей чудом удалось избежать разоблачения, не заставило Андреа отказаться от вечернего промысла. В данный момент все многократно возросшее в дни выставки население Филадельфии высыпало на улицы, желая насладиться зрелищем факельного шествия, предстоящего нынче вечером. Словно специально по заказу Андреа, шествие должно было пройти непосредственно под окнами отеля, чтобы повернуть ко Дворцу независимости. Там в полночь должна была состояться церемония, своего рода испытание недавно отлитого огромного колокола, чей звон должен был оповестить весь город о наступлении знаменательного для всей нации дня. Во всеобщей сумятице было нетрудно затеряться в толпе, отделиться от спутников, и задолго до того, как часы начали бить полночь, сумочка Андреа уже раздулась от добычи.

Они с трудом пробирались прочь от Площади независимости к отелю, и со всех сторон их толкали, пихали и задевали разгоряченные зеваки, привлеченные праздничным шоу. И вот в какой-то момент сумочку Андреа прижало к бедру бедняги Брента. Взвыв от боли и схватившись за ногу, он рухнул на порог чьего-то дома, увлекая за собою девушку.

– Что с вами? – воскликнула она, с трудом перекрикивая шум окружавшей их толпы. – Что случилось?

– Меня ранили! – прокричал он в ответ, все еще сжимая покалеченную ногу.

– Ох, Боже правый! – воскликнула она с ужасом. – Вы можете идти? Может быть, мне лучше оставить вас здесь, а самой сбегать за доктором? И кому пришло в голову заниматься такими ужасными вещами в толпе?!

– Кажется, моя рана не смертельна, – заверил он ее. – Просто мне было дьявольски больно! Я уверен, что получилось это случайно, но скажите, с чего вам взбрело в голову держать в своем ридикюле такие штуки, что способны насквозь проколоть мне ногу? У меня такое ощущение, что мне в бедро всадили здоровенную булавку!

И, скорее всего, так оно и есть, виновато подумала Андреа, вспомнив о той массе декоративных булавок и брошек, которые она похитила за этот вечер и как попало запихала в сумочку, не заботясь о том, застегнуты они или нет.

– Ах, дорогой! Это могла быть моя шляпная булавка, или застежка от моей камеи, или от сережки, или даже просто зубья моей расчески, – торопливо принялась перечислять она. – О-о-ох! Я знаю, это могли быть те острые щипцы, которыми я угрожала Дугану Макдональду!

– Неудивительно, что он поспешил убраться восвояси! Если бы я мог такое предвидеть, я бы постарался последовать его примеру. И с какой стати вы таскаете повсюду с собой все это барахло?

– Вы же сами предупреждали нас, – не моргнув глазом великолепно вышла из положения Андреа. – И я ни в коем случае не собираюсь теперь оставлять все свои любимые вещицы в комнате, чтобы их украл этот противный вор! Хотя, конечно, они не представляют большой ценности в деньгах, но я так сентиментальна и так привязана ко всем этим мелочам!

– Значит, я вырыл сам себе яму, – криво улыбнулся он. Внезапно он протянул руку, ухватился за ее сумочку и взвесил ее на руке. – Несчастная женщина, вы что же, носите с собою еще и парочку кирпичей? И как вас только не перекосило под такой тяжестью?

Испугавшись, что Бренту взбредет в голову заглянуть в сумочку и поинтересоваться ее содержимым, Андреа судорожно вцепилась в нее, пока Брент не разжал руку.

– Книги! – выпалила она. – Ими можно так же успешно оглушить грабителя или вора, как и кирпичами. Коль скоро мне приходится таскать с собою все свое добро, я не хочу, чтобы его у меня смогли запросто отнять.

– А в итоге вместо карманника вы поразили меня.

– Я так ужасно сожалею! – снова запричитала она. – Вам так плохо?

– Мне кажется, что кровотечение уже остановилось, а это можно считать добрым знаком.

– Наверное, нам надо как можно скорее добраться до отеля и найти кого-нибудь, кто сделал бы вам перевязку, – виновато предложила она.

– По справедливости этим должны заняться вы сами, коль уж вы ранили меня, – заявил он с лукавой ухмылкой.

– Только в ваших мечтах, вы, наглец! – отрезала она, грозя ему пальцем. После чего попыталась сгладить неловкость обезоруживающей улыбкой: – Но я более чем уверена, что за свою долгую жизнь Мэдди успела ознакомиться с искусством сиделки. У нее есть запас чудесных пластырей, приготовленных по ее собственному рецепту. Они жгут, будто адское пламя, но зато обязательно вылечат, если с самого начала не прикончат вас.


Филадельфия пребывала в угаре праздничных торжеств. Парады, речи, банкеты. Почти все дома были разукрашены алыми, белыми и синими полотнищами. На специальной эстраде на территории выставки полыхал Факел свободы, важнейшая деталь Статуи свободы, которая все еще не была завершена, хотя Столетие независимости уже наступило. Начиная с последнего уик-энда и до сегодняшнего дня более ста пятидесяти тысяч туристов прибыли в Филадельфию, чтобы участвовать в праздновании века свободы Четвертого июля, откуда собственно и начиналась независимая Америка. Все отели были переполнены, и даже повсеместно известное гостеприимство Филадельфии в эти дни подверглось серьезному испытанию – хотя, надо отдать должное, город вышел из испытаний с честью.

Дорога от центра города до выставки была запружена до предела, по ней без устали сновали взад-впред конные поезда, не справлявшиеся с огромным количеством желающих попасть на выставку. И хотя протяженность дороги была около трех миль и день обещал быть мучительно жарким, многие туристы все же предпочитали прогуляться пешком.

Брент взглянул на плотную череду экипажей и пешеходов и с удрученным вздохом заметил:

– Хотя мне совсем не улыбается перспектива пропустить все торжества, устроенные специально ради сегодняшнего дня, я все же предпочел бы остаться нынче здесь, в отеле. Видит Бог, я совершенно не желаю, чтобы в толкучке меня снова насадили на дамскую булавку, как цыпленка на вертел.

– Как ваша рана сегодня утром? – заботливо спросила Андреа. – Вам помог пластырь Мэдди?

– Этот образец ведьмовского искусства выдрал всю растительность с моего бедра и оставил после себя здоровенный красный след, – отвечал Брент, подозрительно меряя ее взглядом. – Но я не могу не признать, что боль прошла, также как и небольшая опухоль. Похоже, на сей раз я смогу избежать гангрены.

– Мне бы хотелось, чтобы вы с должной благодарностью отзывались о моем пластыре и не вздумали больше упоминать о каких-то ведьмах, —сказала Мэдди, угрожающе прищурившись и выразительно погрозив зонтиком.

– Полагаю, вы не совсем верно поняли мои слова, – опасливо улыбаясь, заверил ее Брент. – Конечно, пластырь мне очень помог.

– Очень мудро с вашей стороны сообщить нам это, – прокомментировала Андреа.

– И еще мне бы хотелось, чтобы вы просто пошутили насчет того, что оставаться сегодня в отеле, – продолжала Мэдди. – У меня на сегодня запланировано нечто совершенно необычное для вас с Андреа. Кстати, вы умеете ездить верхом?

Молодая парочка воззрилась на нее с нескрываемым любопытством.

– Да, —отвечал молодой человек. – А почему вы спрашиваете?

– Потому что я назвала вас в качестве добровольца, который готов заменить кое-кого в предстоящих сегодня спортивных турнирах. Тот бедняга, который должен был играть роль рыцаря, сломал руку.

Брент был огорошен. Даже Андреа, которая давно уже имела дело с необъяснимыми выходками Мэдди, на время потеряла дар речи. Первым преодолел приступ немоты Брент.

– Вы определенно решили испытать судьбу, не зная даже, могу ли я ездить верхом, – сказал он, все еще не придя в себя. – Будьте же столь добры, просветите меня и далее – если можете, конечно. Скажите хотя бы, что именно мне предстоит проделать на этом вашем турнире?

– Насколько я поняла, вы должны будете скакать верхом на лошади и подцепить на копье, не останавливаясь, этакий маленький обруч. Рыцарь, наиболее успешно выполнивший это упражнение, выиграет турнир.

– Что? И никакого поединка? – слабым голосом уточнил пунктуальный Брент.

– Меня тоже ужасно разочаровало это их решение, – легкомысленно утешила его Мэдди. – Но организаторы помешаны на том, что все должно выглядеть как можно более цивилизовано. Тем не менее вам придется облачиться в соответствующий костюм, хотя они и разрешают воспользоваться собственными сапогами для верховой езды. В общем, ваша лошадь и костюм будут ожидать вас возле арены.

– Послушай, ты ведь не хочешь сказать, что Бренту придется на самом деле надевать латы и все такое? – осведомилась не на шутку испуганная Андреа.

– Всего лишь их имитацию, – с явно разочарованным вздохом успокоила Мэдди ее и Брента. – Подлинные латы в наши дни не так-то просто раздобыть, вот почему заменить их подделкой было не только мудро, но и милосердно – ведь в такую жару мужчина, закованный в латы, запросто изжарится в них, словно ломтик бекона.

ГЛАВА 12

Поскольку Мэдди уже пообещала, что он будет участвовать в турнире, Брент согласился, хотя и с большой неохотой. Одно дело сказки на сон грядущий и мальчишеские фантазии – и совсем другое, когда взрослому человеку предлагают на глазах у всего света напялить на себя карнавальный костюм и изображать невесть что. И уж меньше всего Бренту улыбалась возможность предстать перед Андреа в смешном виде.

И все же, стоило Бренту приблизиться к месту турнира, его охватила некая сказочная, приподнятая атмосфера, так что он моментально проникся духом игры, витавшим над ее участниками. Соревноваться должны были пятнадцать рыцарей, по одному от каждого из тринадцати штатов[7], еще один – представлял Союз в целом, и еще один – символизировал Столетие США, его-то и должен был изображать Брент. Для каждого из рыцарей была приготовлена лошадь, шестифутовое копье и прочие детали снаряжения. Поскольку о пятнадцати натуральных латах в эти дни можно было лишь мечтать, участникам турнира предложили облачиться в костюмы и рукавицы из какой-то плотной, отливавшей серебристым блеском ткани, которая издалека вполне могла сойти за настоящий металл. Поверх костюма накидывались подпоясанные плащи, украшенные каждый своим гербом. Круглый железный шлем надевался на голову. Сзади у него опускалась сетка, достигавшая плаща, чтобы создать максимальное сходство с настоящими доспехами. На макушках шлемов горделиво развевались пышные разноцветные плюмажи.

Чем больше Брент глядел на остальных рыцарей, тем смешнее он казался самому себе.

– Что за издевательство! – не выдержав, воскликнул он. – У меня такое ощущение, будто я при всем честном народе напялил себе на макушку петушиный гребень! Или по меньшей мере горшок из-под супа!

– Ну, это все же лучше, чем напялить себе на голову ночной горшок! – смеясь, утешил его товарищ по несчастью.

– А вы видели, во что они превратили наших лошадей? – вмешался третий. – Их завесили от холки до копыт цветастыми одеялами, по низу которых понацепили всяких побрякушек и финтифлюшек. И то же самое проделали с седлами – чтобы, по их разумению, все выглядело так, как при дворе короля Артура.

– Если вы считаете, что это самое худшее, взгляните вон туда, – уныло предложил им четвертый. – Я умоляю объяснить, они что же, думают, что мы попадем копьем в такое малюсенькое колечко?

Пятнадцать голов повернулись, как по команде, в указанном направлении.

– Святой Иосиф! – не веря своим глазам, вскричал Брент. – Да они просто пошутили!

На арене стояло три деревянные арки, расположенные примерно в пятидесяти ярдах одна от другой. Они представляли собой два вкопанных в землю вертикальных столба, на которых крепилась перекладина. С перекладины свисал деревянный же шест, к нижнему концу которого крепилось небольшое красное кольцо таким образом, что его можно было отделить от шеста, подцепив кончиком копья.

– Боже всемогущий! – выдохнул ближний к Бренту рыцарь. – Да оно не больше наперстка! В нем нету и двух дюймов в диаметре!

– И как, по-вашему, мы должны проделать этот трюк? – поинтересовался еще один мужчина.

– Похоже, это никого не интересует, – подхватил кто-то еще. Черт, мне надо было прихватить у своей жены бинокль, чтобы только разглядеть эти проклятые кольца, прежде чем пытаться попасть в них копьем со спины скачущей лошади.

– Ребята, вы что, даже ни разу не тренировались перед этим? – спросил Брент, по крайней мере начиная ощущать себя не совсем уже полным идиотом в этой компании.

– Ты что, шутишь? Нам даже не дали возможности заранее выбрать себе лошадей!

Но тут раздалось пение труб, возвестившее начало церемонии. Мужчины направились к приготовленным для них скакунам, с сознанием того, что их здорово одурачили. Выстроившись в шеренгу, они направились к судейской ложе и были представлены публике. Затем они развернулись цепью и проехали вокруг всей арены, чтобы иметь возможность получить знак внимания от избранной каждым дамы сердца.

Сидевшая на боковой трибуне Мэдди столь дико размахивала руками, что в конце концов все же привлекла к себе внимание Брента. Рядом с нею он разглядел Андреа, которая приготовила алый шарф. Брент подъехал к ним и протянул копье, а Андреа повязала на древко свой шарф.

– У вас удивительно лихой вид, – заметила она с широкой издевательской улыбкой. – Особенно хорош плюмаж на шлеме.

– Я чувствую себя полным идиотом. Я еще ни разу в жизни не ставил себя в такое дурацкое положение, как сегодня, на этой арене.

– Дождитесь сигнала к старту, – посоветовала ему Мэдди с совершенно серьезным лицом, – а перед этим не застывайте от напряжения и не задерживайте дыхание, как поступают многие. Лучше перед началом скачки установите ровное глубокое дыхание и постарайтесь расслабиться. Слейтесь со своей лошадью в одно целое. Направьте копье как раз между ее ушей на той высоте, на которой, по-вашему, должно висеть кольцо, и держите копье в таком положении. Вся хитрость заключается в том, чтобы не напрягаться и смотреть прямо вперед, на кольцо, а не туда, куда вы направляете лошадь.

– Только не вздумайте меня уверять, что вам приходилось проделывать прежде подобные штуки, – удивленно воззрился на нее Брент, равно как и Андреа.

– Нет, конечно, но я видела неоднократно этот фокус. Поверьте мне. Сделайте все так, как я сказала, и вы победите.

Брент перевел взгляд на Андреа, которая лишь пожала плечами.

– Почему бы и не попытаться? – сказала она. – Вы же ничего не теряете.

– Всего лишь мою гордость, мисс. Впрочем, я уже оставил ее в шатре для переодевания.

– Мы будем болеть за вас, мой галантный рыцарь, – пообещала Андреа, наблюдая, как он возвращается на свое место в шеренге.

Был объявлен первый раунд, и никто из пятнадцати рыцарей не смог нацепить на копье хотя бы одно кольцо, хотя многие из них, в том числе и Брент, задели его так сильно, что оно свалилось с крепления. Но это не считалось победой. Была объявлена вторая попытка, и, к восторгу одобрительно взревевших болельщиков, на сей раз участники проявили большее мастерство. Выступавший третьим мистер Брайн из Коннектикута надел на копье два из трех призовых колец. Четвертый и пятый участники умудрились надеть по одному.

Наступила очередь Брента. Сидя на лошади, он выровнял ее так, чтобы все три обруча просматривались на одной прямой. Затем он сделал глубокий вдох и выдох и постарался расслабиться, помня об указаниях Мэдди. А потом коленями послал коня в галоп.

Толпа взревела, а Брент коротко простонал, когда острие копья чиркнуло по нижнему краю первого кольца, но лишь сорвало его с крючка. Он приподнял древко копья на дюйм, и вот, к его собственному великому удивлению, острие попало в самый центр второго кольца. Пребывая верхом на скачущей галопом лошади, было практически невозможно надолго сохранять неизменную позу, но Брент, по всей видимости, приложил к этому максимум усилий, поскольку третье кольцо скользнуло по деревянному древку вслед за предыдущим.

Пока он ехал к судейской ложе, чтобы предъявить свои трофеи, трибуны тряслись от громогласного рева одобрения, и сам Брент не удержался от вопля восторга. Овладев собой, он с широкой улыбкой поклонился в сторону Андреа и Мэдди, которые, похоже, испытывали не меньшую радость, чем он.

Остальные участники турнира старались хотя бы повторить подвиги Брента и Брайна, но все их попытки были тщетны, кроме одной. К вящему восторгу публики и разочарованию Брента, рыцарь из Делавара до обидного легко сумел управиться со всеми тремя кольцами. Его тут же провозгласили победителем. Тогда как спор за второе и третье места должен был быть продолжен. Когда судьи было попытались сами разрешить этот вопрос, толпа на трибунах подняла такой гвалт, что пришлось подчиниться ее требованию. Брент и Брайан сразятся вновь.

Брайан выступил первым и не обманул ожиданий публики, завладев двумя из трех колец, которые тут же были вновь подвешены на крючья. У Брента хватило времени лишь на то, чтобы постараться расслабить трепетавшие от напряжения мышцы и выверить направление движения и положение копья. И вот конь и всадник, словно и вправду слившись в одно целое, рванулись вперед.

Первое кольцо послушно улеглось на древке. Второе последовало за ним. Несшаяся на полном ходу к третьему кольцу лошадь неожиданно для всех вдруг взяла влево. Чуть не свалившись с седла, Брент проделал невероятный трюк: он привстал на стременах и отклонился вправо настолько, насколько смог, направляя копье в вожделенный красный обруч. Острие наконечника со звоном задело край кольца. На какое-то томительное мгновение кольцо словно в нерешительности зависло в воздухе, слегка касаясь наконечника копья. И вот совершенно непостижимым образом оно скользнуло дальше, на рукоять.

Болельщики пришли в полное неистовство. И, прежде чем они, войдя в раж, успели потребовать нового поединка между двумя претендентами на высшие места, к великому облегчению и удовлетворению Брента, судьи провозгласили, что он занял второе место. Итак, турнир был завершен. Делаверец выиграл первый приз, Брент, представлявший Столетие, второй, а Брайан из Коннектикута – третий.

Андреа не помнила себя от ликования и гордости за своего прекрасного чемпиона. К полному восторгу всех заинтересованных лиц, она тут же приняла его приглашение на праздничный обед и бал, который должен был состояться нынче вечером, в качестве дамы сердца одного из победителей турнира. С гораздо меньшим энтузиазмом Брент согласился позировать во всем этом диком рыцарском одеянии перед официальным фотографом выставки. Бедняга поддался уговорам лишь тогда, когда ему разрешили взять с собой Андреа.

Чтобы придать большую пышность предстоящему снимку и сделать более схожими костюмы его участников, одна из дам, собиравшихся участвовать в конкурсе королевы предстоящего бала, одолжила Андреа чудесную цветочную корону. Затем девушку усадили на лошадь, Брент устроился в седле позади нее, нежно обнимая за талию, и парочка смотрелась совершенно неотразимо – классическое воплощение романтической возлюбленной и ее победоносного героя.


Собираясь участвовать в вечерних торжествах, они вернулись в отель, чтобы успеть должным образом переодеться. Остановившись у стойки портье узнать, нет ли посланий для них с Мэдди, Андреа была удивлена, когда получила письмо лично для нее. На конверте не было обозначено обратного адреса, но по почтовому штампу, было ясно, что оно отправлено из Вашингтона. Заинтригованная, она распечатала его и обнаружила краткую записку от Ральфа. Вздрогнув от страха, она запихала непрочитанное письмо в карман и заспешила к себе в номер, чтобы в одиночестве ознакомиться с его содержанием.

Брент видел, как она получила это письмо. От него не укрылся испуг, исказивший ее черты, когда она открыла конверт, и как она воровато спрятала письмо в карман. Он даже был обижен тем, что она в страшной спешке помчалась к себе в номер, позабыв обо всем на свете и предоставив Брента самому себе, не потрудившись хотя бы кивнуть ему на прощанье.

Что же такое с нею стряслось в эти несколько минут? – гадал он, в задумчивости скребя затылок. Кто прислал ей это письмо, и почему оно так ее испугало? Был ли это Дуган Макдональд, имевший наглость снова досаждать ей? Или какой-нибудь бывший поклонник из Вашингтона?! Или кто-то, кого она недавно повстречала здесь, в Филадельфии, а Брент об этом и не подозревал? Иначе зачем бы ей так торопливо пытаться скрыть это письмо и ретироваться, не попрощавшись?

Тем временем Андреа закрылась в своем номере и с бьющимся от ужаса сердцем развернула злополучное письмо. Оно было кратким, но выразительным. Не тратя усилий на какое-то подобие приветствия, Ральф сообщал:


«Надеюсь, ты набрала тама немало добра, а то время прям поджимает. Я уж извелся весь с твоим крысенком. Он аж пронял меня до печенок, дрянь такая, всю мою тихую жизнь поставил на голову. Так что цена опять поднимется, а то ж сколько он сожрал да вещей испортил. Забрался на новый тюфяк у меня в кровати, весь обоссал и продырявил. Опять же башмаки – сам спер в магазине, а он взял да в окно шваркнул. Новые часы ты мне тож должна, крысенок их раздолбал и орал на всю улицу, коды я попробовал отнять. Если б не твой промысел, сбыл бы я его с рук по-тихому, покуда он меня навовсе не ввел в полный разор. И помяни мое слово, я так и сделаю, ежли ты сильно долго будешь копаться.

Ральф».


В коротенькой приписке значилось:


«Ежли тебе интересно, так знай, что у крысенка хватает наглости орать как резаный всякий раз, как я его учу уму-разуму. Прям цырк какой-то».


Когда она закончила чтение, слезы неудержимым ручьем заливали ее щеки. Увидев, что хозяйка плачет, маленькая Прелесть вскочила к ней на колени и попыталась своим шершавым язычком осушить влажные дорожки на лице Андреа. В порыве благодарности даже за такую ничтожную ласку, Андреа принялась гладить мягкую пушистую шерстку, приговаривая:

– Ах, Прелесть! Ты даже не представляешь, как мне не хватает моего мальчика! – Она всхлипнула и продолжила: – Я просто обязана вернуть его! Мне необходимо во что бы ни стало вырвать его из лап Ральфа! И неважно, каким путем я смогу достичь цели!

Постепенно рыдания утихли, и с легкой улыбкой Андреа посмотрела на котенка.

– Ты, конечно, тоже полюбишь нашего Стиви. Хотя, судя по всему, он медленно, но верно превращается в маленького разбойника. Представь себе, что такая кроха вышвырнула в окно Ральфовы ботинки! И разбила его часы! Так ему и надо! Но пока мне приходится лишь со страхом гадать, какое наказание он может придумать для малыша за его шалости. Это не человек, а просто грубая скотина! Я не удивлюсь, если узнаю, что Стиви ни разу не ел досыта и не умывался с тех пор, как его украли у меня! Бедный малыш сидит в этой жуткой норе у Ральфа, а я разгуливаю в шелках и бархате и ни в чем не знаю отказа! – Она сокрушенно покачала головой и поправилась: – Нет, последние слова мне придется взять обратно. Если бы я и впрямь ни в чем не знала отказа, я бы уже обнимала своего дорогого Стиви, живого и здорового. Это мое самое сокровенное желание. Моя самая горячая молитва.


С помощью холодных примочек, а также пудры и румян Андреа кое-как уничтожила следы недавних слез. Ей казалось, что ей удалось это на славу, однако Брент, проявивший гораздо большее понимание ее натуры, чем она могла ожидать за столь короткое время их знакомства, с первого же взгляда разгадал ее уловку и спросил:

– Вы только что плакали. Что-то случилось?

Она чисто по-женски пожала плечами в ответ, хотя руки у нее тряслись от страха и растерянности.

– Я получила сегодня письмо от Ральфа и с новой силой ощутила, как скучаю без Стиви, – только и нашла она что сказать.

– Вы, наверное, были бы рады вернуться в Вашингтон и повстречаться с ним, – произнес Брент, так пытливо глядя Андреа в глаза, что она невольно отвела взор, Брент же в это время гадал: неужели, несмотря на все то ужасное, что рассказывала про Ральфа Андреа, не могло ли быть на самом деле так, что это по нему она так ужасно скучает, не может сдержать слез. Не стал ли отец Стиви такой же ее сердечной привязанностью, как и его мальчик? Ведь именно он написал это письмо, произведшее столь разительный эффект.

Часом позже, сидя на банкете, Брент все еще пребывал во власти своего подозрения. На столе перед ним красовались безыскусные простые кушанья, напоминавшие былые времена, когда короли правили миром, а их рыцари почитали своим долгом очищать нашу землю от всяческого зла. Жареные гуси, фазаны, перепела, огромные блюда с телятиной и копченой рыбой. Залитые соусом ямс картофель и прочие овощи. Булочки, тосты, бисквиты, самые различные сорта хлеба. Отдельный стол был отведен для десертных блюд: пирожных, кексов, пудингов, виртуозно разукрашенных тортов. Словом, вполне достаточно продуктов для того, чтобы накормить до отвала целую армию.

В самый разгар трапезы мысли Андреа вновь вернулись к бедственному положению Стиви, и аппетит ее тут же пропал. С тяжким вздохом она отодвинула тарелку.

– Что же теперь досаждает вам? – осведомился Брент с нараставшим раздражением. – Вы весь вечер изволите размышлять о каких-то отвлеченных материях. Не значит ли это, что моя персона стала надоедать вам?

– Конечно же нет, – несколько резко отвечала она. – Я просто снова подумала про Стиви. Ест ли мой мальчик вволю, в то время как здесь стол ломится от самых немыслимых кушаний.

– Не думаете же вы, что его отец держит его на голодном пайке? – скептически заметил Брент.

– Вы плохо знаете Ральфа.

– Ну так расскажите же мне про него подробнее, – предложил Брент.

– Я бы предпочла этого не делать, с вашего позволения, – и Андреа пододвинула было тарелку обратно.

– Ха, а я хочу знать о нем все, – заявил он. Его глаза запылали золотистым племенем, он низко склонил свою темноволосую голову и прожег Андреа взглядом, от которого у нее затряслись поджилки. – Он очень даже заинтересовал меня, этот мужчина, особенно после того, как вы проявили такое нежелание рассказывать мне про него. Это обстоятельство в совокупности с истерикой, которую вызвало у вас его письмо, интригует меня. Похоже, он обладает каким-то странным влиянием на вас, Андреа. Не могло ли случиться так, что вы, хотя и сгорая от стыда, полюбили мужа собственной сестры?

– Я, кажется, уже объясняла вам, что они никогда не были женаты, – еще более резко напомнила Андреа. – И я никогда, невзирая ни на какие обстоятельства, не смогу без отвращения взирать на это отребье рода человеческого. Он словно гнусная жадная крыса, вместо морали у него похотливость мартовского кота, а кровь такая же холодная, как у змеи!

– Да в одном этом несчастном заключен целый зоопарк, не так ли? – заливисто смеясь, заметил Брент. – И все же поэты не зря утверждают, что «от любви до ненависти один шаг». Или, как говорил классик, если леди слишком горячо протестует, значит, она любит.

– Ваш Гамлет был законченным идиотом, а его мамаша дурой, а вы, похоже, являетесь и тем и другим, мистер Синклер, – фыркнула она презрительно. – Возьмите своего драгоценного Шекспира и… и подавитесь им!

С этими словами она в гневе вскочила с места и наверняка сбежала бы к себе в номер, если бы ее не остановила Мэдди.

– Вы совершенно не обязаны лишать себя и других удовольствия присутствовать на таком замечательном вечере только потому, что вам угодно было рассориться по пустякам, – решила хозяйка. Она слегка подтолкнула Андреа к ожидавшему ответа молодому человеку. – Если я не ошибаюсь, сей джентльмен умирает от желания пригласить тебя на танец. Ступай же, и постарайся развеселиться!

Андреа так и сделала – по крайней мере попыталась. Она танцевала со многими кавалерами, один из них был просто душкой. Джейсон Хендерсон, такой милый, с пшеничной шевелюрой и карими томными глазами, взгляд которых напоминал Андреа взгляд щенка. По крайней мере он являл собой полную противоположность Бренту. А его робкие попытки ухаживать за ней несомненно помогли Андреа сохранить бодрость духа, особенно когда она заметила, что Брент систематически приглашает на танец всех свободных дам, находившихся сегодня в бальном зале, не исключая, конечно, и Ширли Каннингем вместе с ее неразлучными спутницами.

К тому времени как Мэдди наконец соизволила решить, что им пора возвращаться в отель, Андреа успела заработать жуткую головную боль и ничего на свете не желала, кроме как уединиться у себя в спальне, выплакаться в подушку и заснуть. С другой стороны, поскольку празднества были еще в самом разгаре и многие из постояльцев принимали в них участие, у нее возникла богатая возможность прогуляться по их номерам и прибрать к рукам массу ценных вещей. В свете угроз, заключенных в последнем письме от Ральфа, она не имела права ссылаться на физические или эмоциональные немощи и бездействовать. Слишком велика была разница между возможностью освободить Стиви и утратить его навсегда.

Мужчины! — гневно фыркнула она. Не существуй их вовсе, у нее не возникло бы и десятой доли проблем, гнетущих ее сегодня. Прежде всех и больше всех виноват, конечно, этот хорек Ральф. А непосредственно следом за ним можно поместить в списке Брента Синклера, выдающегося простофилю! О, их обоих мало было пристрелить на месте! А заодно уж и Дугана Макдональда!

ГЛАВА 13

Андреа осторожно кралась по коридору к своей комнате – по крайней мере пыталась проделывать это настолько осторожно, насколько это можно было совершить в сочащихся влагой комнатных туфлях и мокром платье. Каждый шаг сопровождался отвратительным чавкающим звуком, испускаемым ее подошвами. В довершение всем неприятностям нынешнего вечера, ночью налетела гроза. И где же, позвольте спросить, пребывала она в тот момент, когда небесам было угодно извергнуть из себя потоки воды? Она застряла на чужом балконе, отбиваясь от мерзкого пуделя, который с тявканьем вцепился в ее юбки так, что чуть не сорвал их вовсе! Черт побери, проклятый пес наверняка был кобелем! Она очень надеялась, что он до костей промок там, под дождем, и успел подхватить смертельную простуду, пока вернувшиеся хозяева впустили его в номер, где он и находился до того момента, пока не появилась Андреа, которую он принялся гонять по всему номеру. Бессовестная, злобная тварь!

Конечно, это смешало все ее планы! Не хватало только, чтобы из-за поднятого им визга прибежали соседи! Ей пришлось поскорее уносить ноги, чтобы не быть схваченной, но прежде ей пришлось загнать пуделя на балкон и запереть его там. Только тогда она смогла выскользнуть в дверь в коридор – слава Богу, никем не замеченная. Хорошо еще, что визиты в последующие номера обошлись без подобных приключений, иначе бы ее точно этим вечером хватил удар.

Вставив ключ в замочную скважину своей двери, Андреа пожалела, что не может заказать сию минуту чашку горячего чаю к себе в номер, чтобы хоть немного согреться. Возможно, чай заменит горячая ванна и сухая теплая ночная рубашка – если только она не уснет прямо в ласковой теплой воде, а потом утонет. Она так ужасно устала!

Все эти приятные мысли были внезапно прерваны, так как на ее плечо опустилась мужская рука, возникшая, казалось, ниоткуда. Подскочив на месте, Андреа сдавленно взвизгнула.

– Ах, так это вы, мисс Олбрайт, – произнес стоявший перед нею мужчина, пораженный не меньше ее самой. – Прошу прощения. Мне показалось, что кто-то пытается взломать дверь в ваш номер.

– Святые угодники! – простонала она, подняв руки к горлу и понимая, что перед нею стоит агент Пинкертона. – Ваша выходка стоила мне десяти лет жизни!

Из того конца коридора, где находилась комната Брента, раздался знакомый мужской голос:

– Что-то случилось, Дженкинс?

– Ничего, мистер Синклер. Недоразумение, сэр. Просто мисс Олбрайт вернулась к себе в номер.

– В такое-то время? – возмутился Брент, подойдя поближе и разглядывая бледное лицо Андреа и ее промокшую одежду. – И в таком виде? – добавил он, удивленно подняв брови. – Вы что, гонялись всю ночь за кошками?

Его длинные пальцы прикоснулись к мокрым прядям, свисавшим у нее с висков. Это вывело Андреа из ступора.

– Не прикасайтесь ко мне, грубиян! – прошипела она.

В ответ он не совсем почтительно взял ее за плечо и подтолкнул к двери в номер.

– Вы можете возвращаться на пост, Дженкинс. А мы с мисс Олбрайт намерены разъяснить недоразумение наедине.

– Нет, мы не намерены! – воскликнула она, вырываясь. – Я хочу спать. Доброй ночи, джентльмены, – и она попыталась захлопнуть дверь, чтобы не дать Бренту войти. – Пожалуйста, – взмолилась она, торопливо меняя тон. Ей во что бы то ни стало надо было отделаться от них, пока они не схватили ее вот так, со всеми похищенными вещами, спрятанными в сумочке у нее в руках! – Я устала, и мне сейчас не до выяснения отношений.

– Мне тоже не хотелось бы заниматься этим сейчас, – грозно глядя на нее, согласился Брент. – Но вам придется поговорить со мною, Андреа. Причем немедленно, – и он перешагнул порог комнаты.

– Стойте! Вы же разбудите Мэдди!

– Скорее всего она и так уже не спит. Хотел бы я знать, как можно было не проснуться после того визга, что вы только что подняли.

– Если бы она не спала, она бы уже явилась сюда и выдворила вас прочь! А теперь, пожалуйста, прошу вас, уходите.

– Если вы так настаиваете, – с неожиданной легкостью согласился он, двигаясь к выходу и увлекая ее за собой, – мы можем перейти для беседы ко мне в комнату, где нам никто не может помешать.

– Брент Синклер! Вы хотя бы отдаете себе отчет в том, что вы себе позволяете?

– Безусловно. Идемте же, Андреа, если вы действительно желаете себе добра.

– Постойте! – прошептала она, прижимая к груди сумочку. – Могу ли я хотя бы переодеться в сухое платье, чтобы не простудиться до смерти?

– Хорошо, – согласился он. – Я останусь здесь и подожду вас. Но не пытайтесь надуть меня, иначе я поволоку вас силой, и черт побери всех, кто увидит или услышит это.

Она бросилась в спальню, причем ее колотила такая дрожь, что она еле держалась на ногах. Запихав сумочку подальше под кровать, она принялась стягивать с себя мокрое платье как можно быстрее, хотя замерзшие пальцы с трудом ей повиновались. В ее мозгу билась тысяча вопросов. Подозревает ли ее Брент в кражах? Не потому ли он ведет себя так необычно грубо, жестоко? Или он все еще находится под впечатлением их вечерней ссоры? Может ли все объясняться так просто? И что вынюхивал в их коридоре этот сыщик от Пинкертона? Господи Иисусе! Ее же чуть было не схватили! Возможно, ей все еще угрожает опасность!

В дверь раздался легкий стук.

– Минуточку! – прошептала она. Плюнув на необходимость надевать нижнее белье, Андреа напялила через голову платье и теперь возилась с пуговицами. Она так спешила, что с разгону споткнулась о валявшуюся на полу груду мокрой одежды и чуть не разбила нос при падении.

– Ну вот! – злобно прошипела она, выскочив наконец в гостиную к Бренту. – Я готова, но только смотрите, чтобы через минуту я уже была снова здесь.

– Что с вами, дорогая? – произнес он, качая головой и внимательно заглядывая ей в глаза, – вы не доверяете мне? – Он пропустил ее перед собой и повел по коридору, тихонько притворив дверь их с Мэдди номера.

В отличие от занимаемых Мэдди и Андреа апартаментов, номер Брента состоял всего из одной, огромной и неуютной комнаты, служившей и спальней, и гостиной. Две боковые двери вели в гардеробную и ватерклозет.

– Присаживайтесь, – пододвинул Брент кресло. – Вы не хотите взять полотенце и высушить волосы? – вежливо поинтересовался он.

После того, как она наотрез отказалась, он взял второе кресло и придвинул вплотную к ней.

– А теперь, моя дорогая мисс Синклер, я хотел бы знать, где вы шлялись нынче ночью, с кем встречались и что делали. И пожалуйста, не оскорбляйте меня новыми попытками отделаться ложью.

Она во все глаза смотрела на него, не в силах собраться с мыслями.

– Я… Я… Да пропади все пропадом! Я вышла из гостиницы, чтобы выкурить сигарету, и меня застал дождь! Теперь вы довольны, жестокое животное?

Ее ответ донельзя удивил Брента. Несколько нескончаемых секунд он разглядывал ее с недоверием, а потом спросил:

– Вы вышли, чтобы сделать что?

– Вы уже слышали, – отчеканила она. Повинуясь необъяснимому побуждению, она постаралась прикинуться гневной: – А что же, по-вашему, я должна была там делать, мистер Синклер?

– Я не верю вам, – наконец решившись, сделал он вывод.

– Меня абсолютно не волнует, верите вы мне или нет, – неприязненно парировала она. – А теперь вы позволите мне уйти? Можно считать инцидент исчерпанным? – и она попыталась было подняться с кресла, но он подтолкнул ее обратно.

– Не совсем. Скажите мне: почему это вам понадобилось выходить наружу, чтобы выкурить сигарету, Андреа? У вас ведь имеется собственная комната.

– И она смежная с комнатой Мэдди, – напомнила она. – И, стоит мне закурить у себя в комнате, дым через щель под дверью запросто попадет в комнату Мэдди. Или им пропахнут занавески, и Мэдди сможет учуять потом. Или это учует горничная, а они все в этом отеле шпионки и доносчицы.

Пока она говорила, Брент извлек из кармана пиджака портсигар. К ее смущению, он вынул две сигареты, зажег их обе и протянул одну Андреа.

– Вот, возьмите, дорогая, – пропел он. – Курите, сколько угодно вашему сердечку. Я не проболтаюсь ни единой душе, пока вы не рискнете сделать это публично. А этого просто не может произойти, конечно.

– Что-то не так, любовь моя? – поддразнил он, видя ее замешательство. – Я осмелился предложить не тот сорт табака? Но именно эти сигареты самые популярные в Нью-Йорке.

Понимая, что, раз уж назвался груздем, придется лезть в кузов, Андреа взяла сигарету и неловко зажала ее между двумя пальцами, стараясь изобразить то, что видела на рекламных афишах. Осторожно она поднесла конец сигареты к пересохшим губам и попыталась сделать затяжку. Дым заполнил ее рот и нестерпимо защипал в носу, но она изо всех сил старалась сделать вид, что ей это нипочем.

– Ну же, Андреа, – издевательски рассмеялся Брент. – Разве так курят? Вы даже не смогли изобразить это достаточно похоже. Вы делайте как положено. Наберите дым в легкие.

Он раскусил ее. И они оба прекрасно это понимали. Но, загнанная в угол, что еще она могла сделать? Она сделала еще одну, более глубокую затяжку, но поперхнулась дымом и забилась в кашле. Брент наклонился и заботливо похлопал ее по спине.

– Я заберу у вас сигарету, чтобы вы больше не мучались, – произнес он с мрачным юмором. – Вы никудышний курильщик, любовь моя.

– Н… Нет! Я просто совсем недавно начала это делать, – пропыхтела она, стараясь подавить желание собственного желудка сию минуту вывернуться наизнанку. Невольно она провела рукой по губам, стараясь удалить прилипшую сигаретную бумагу и табак.

Он нежно отвел ее руку и сам стал делать это, медленными осторожными движениями касаясь ее губ. Ее глаза заворожило золотистое пламя его загадочного, испытующего взгляда.

– Скажите же мне правду, Андреа, – мягко промолвил он. – Вы были снаружи с тем человеком, не правда ли?

Она инстинктивно хотела провести языком по пересохшим губам, но наткнулась на его пальцы. От этого ее мысли пришли в полное смятение, так что она не сразу поняла смысл вопроса.

– Каким человеком? – переспросила она.

– С тем малым, который танцевал с вами весь вечер. Кажется, его зовут Хендерсон? – подсказал он.

– Я не была с ним. Нас с Мэдди проводил в номер один из ее приятелей.

– А потом вы выскочили наружу, чтобы повстречаться с ним, так? – настаивал он.

– Нет. Вы ошибаетесь. Я была совершенно разбита после ссоры с вами. И не могла заснуть. И я подумала, что сигарета поможет мне успокоиться.

Он наконец обратил внимание на продолжавшие дымить сигареты и затушил их в стоявшей на низком столике пепельнице. А потом обернулся к ней и с чувством произнес:

– Вы лгунья, Андреа. Красивая, бессовестная лгунья. Скольким мужчинам вы вскружили голову так, что они безоглядно поверили вам? Скольких несчастных вы опутали вашими сетями? Ведь наверняка я не первая жертва, не устоявшая перед источаемым вами обаянием, перед вашими сладкими речами.

– Вы не правы, Брент.

Он поднялся на ноги, нависая над ее креслом, словно загоняя ее в угол.

– А скольким счастливцам удалось выиграть приз? Получить награду за преданную службу и недалекость?

– Прекратите! – возмутилась она, снова напуганная его странным поведением. – Я не имею ни малейшего понятия, что вы хотите сказать.

– Да неужели? – съязвил он. – Что ж, позвольте мне объяснить. До нынешнего вечера я имел неосторожность увериться в том, что ваши упоительные поцелуи являются знаком расположения ко мне – ко мне одному. Но теперь вижу, что вы обладаете такой изворотливостью, о которой я не смел и помыслить. Так просветите же меня, сколько мужчин возлежали между ваших ног и наслаждались вашим телом? Или их так много, что вы потеряли им счет?

– Я презираю вас, чудовище! – вскричала она, стараясь отпихнуть от себя Брента. – Я никогда не возлежала ни с одним мужчиной! И уж определенно не намерена проделывать это сейчас, с вами!

А в это время его сильные руки обвились вокруг нее, прижимая локти к бокам. Он подхватил ее и понес к кровати.

– Подумайте хорошенько, моя прелестная искусительница. Вы ведь превратились сейчас из охотницы в дичь, и я не собираюсь отпускать вас прежде, чем удовлетворю свою страсть.

– Вы сошли с ума! – воскликнула она с диким ужасом во взоре – и чем-то еще, совершенно неуловимым. – Отпустите меня, прежде чем вы не опозорили нас обоих! Пожалуйста!

– Очень скоро вы станете умолять меня кое о чем ином, – пропыхтел он, швыряя ее на кровать и наваливаясь сверху, чтобы не дать вырваться. – Вы будете умолять о том, от чего мы воздерживались все то долгое время, пока вам было угодно разыгрывать ваши кошачьи игры.

И его рот накрыл ее губы, заглушив возглас протеста, его язык прорвался между ее губ, словно раскаленная рапира. Андреа ощутила вкус табака, бренди и… Брента. На какой-то миг она поддалась знакомому очарованию его поцелуев. Но тут одна его рука стиснула ей грудь, а другая полезла под юбку, и она извернулась, мотая головой из стороны в сторону, чтобы избежать его поцелуев, так волновавших ее когда-то.

– Не делай этого, Брент! – взмолилась она. – Ты пьян. Утром ты сам возненавидишь себя, но это не будет даже сотой долей той ненависти, которую ты возбудишь во мне!

– Все еще занимаетесь глупостями, невзирая на поздний час? – с насмешкой спросил он.

– Нет, это правда. Пожалуйста, поверьте мне.

– Когда вы прожигаете меня насквозь огнем своих фиалковых глазок, мне очень хочется сделать это, – сообщил он. – Какие чары вы успели наслать на меня, что я по сей час готов принять ваши отговорки за правду?

– Все мои чары заключаются в искренней любви к вам, – тихонько созналась она, не в силах сдержать слез, превративших ее глаза в огромные аметисты. – Так не убивайте же ее, силой стараясь взять то, что могло быть отдано вам с радостью…

Он опустил свою темноволосую голову так, что уперся своим лбом в ее. Он глубоко и прерывисто вздохнул.

– Я люблю вас, Андреа. Да простит мне Всевышний мои слова, но я так люблю вас, что готов отказаться от всех благ мирских и духовных! Я чуть не удавился, когда увидал вас на балу в объятиях других мужчин, и я пришел в ярость, когда представил вас в постели с каким-нибудь Хендерсоном.

Она высвободила одну руку и легонько погладила его каштановые волосы.

– Я знаю. Я сама чуть не вцепилась в волосы этой самой вдовы Каннингем прямо там, на балу. Вот почему я поспешила удалиться, Брент. Мне непереносимо было видеть вас таким веселым, в окружении всех этих красивых, милых дам, которые увиваются вокруг вас.

Она слегка приподнялась и нежно поцеловала его в губы.

– Я люблю вас, Брент Синклер, как никогда не любила в жизни ни одного мужчину, я даже не предполагала, что такая любовь возможна.

И снова он припал к ней в поцелуе, на сей раз это был осторожный, ласковый поцелуй. Их губы слились, языки коснулись друг друга в радостном приветствии. Между ними проскочила искра страсти, мгновенно разросшаяся в пламя желания. Его губы скользнули по ее лицу и двинулись вниз, к шее, покрывая кожу легкими жгучими поцелуями, его теплое дыхание заставляло трепетать все ее тело. Желая воздать ему должным образом за его ласки, она влажным, шелковистым языком прошлась по раковине его уха и радостно засмеялась, почувствовав его ответный трепет.

Вытащив из ее волос все шпильки, он запустил трепетные пальцы во влажные пряди, заставляя их рассыпаться по ее плечам сверкающим потоком. Его руки нерешительно застыли на верхних пуговицах ее платья, словно ожидая команды для последующих действий.

– Я сгораю от желания прикоснуться к вам, – прошептал он, и глаза его светились любовью, словно два золотистых самоцвета. – Я хочу насладиться вашей красотой.

В ответ маленькие дрожащие пальчики коснулись его рук и стали руководить его движениями, пока не была расстегнута последняя пуговица. Если он и был удивлен тем, что под платьем у нее ничего не было надето, то предпочел промолчать об этом. Он лишь осторожно приподнял ее за плечи, освобождая их от одежды. В следующее мгновение перед ним предстала ослепительная первозданная нагота.

Андреа лежала затаив дыхание, боясь шевельнуться и лишь молясь о том, чтобы он нашел ее достаточно прекрасной для его изысканного вкуса. От напряжения она даже прикусила нижнюю губу. Он нежно улыбнулся и осторожно освободил эту губу, тихонько погладив ее пальцем.

– Вы восхитительны, – заверил он ее. Затем его каштановая голова склонилась над ее телом, затрепетавшим под его горячим дыханием. Груди ее напряглись, соски затвердели, и тут же его влажный, жадный язык коснулся вершины сначала одной, затем другой груди, лаская их чудесные розовые венцы.

Невольно Андреа вся потянулась к нему. Ее пальцы запутались в его мягких кудрях, притягивая его голову, заставляя опять и опять припадать к ее грудям. Она не могла отказаться от этих ласк, как не могла отказаться дышать. И он с готовностью повиновался, он охватил губами нежный венчик. И стал сосать его. Захватил его в теплую ловушку своего рта, где мягкий, влажный язык довершил возбуждающую ласку.

Андреа чуть не лишилась чувств в этой буре новых для нее ощущений. Жидкий огонь разлился по ее груди, в животе, между бедер. Каждый дюйм ее тела словно родился заново и трепетал от столь сильного наслаждения, что, казалось, она не перенесет его и умрет в сей же миг. Сладострастный, замирающий стон сорвался с ее губ, невольно поощряя ее любовника к новым ласкам.

И он ответил на ее призыв, снова целуя в губы. Их языки переплелись в безумии разбуженного желания, их дыхание замедлилось, а сердца бились в унисон в бешеном, вдесятеро ускоренном ритме. Ее пальцы вцепились в ворот его рубашки и теребили его до тех пор, пока пуговицы не полетели на пол. Ее нетерпеливые руки потянулись к его груди, она принялась ласкать ее, погружая пальцы в мягкие завитки росших там волос.

На мгновение оторвавшись от ее губ, он простонал:

– Не останавливайся, любовь моя. В твоих прикосновениях заключено райское блаженство. Да, небеса и преисподняя слились для меня воедино.

Даже сквозь одежду Андреа почувствовала его отвердевшую, требовательную плоть, давившую на живот. Она находилась так близко от ее жаждущих любви чресл – и в то же время так далеко!

– Я хочу тебя, – прерывисто прошептала она.

Его голова приподнялась, и сияющие глаза испытующе погрузились в фиалковую бездонность ее взгляда.

– Ты уверена?

– Я не уверена, что должна это делать, но тем не менее я хочу тебя. Отчаянно хочу, – тихонько прошептала она, не в силах скрыть правду.

Его рука скользнула ей под юбку, ладонь поползла вверх по бедру, и тут раздался стук в дверь. Андреа не смогла подавить испуганный, виноватый вскрик. Брент застонал и издал сдавленное, полное ярости проклятие:

– Черт возьми!

Однако требовательный, настойчивый стук не прекращался, и Брент вскочил с кровати так резко, что распахнулись полы его рубашки.

– Оставайся тут, – приказал он девушке. – Я мигом вернусь.

Он буквально чуть не сорвал дверь с петель, когда раскрыл ее сильным ударом, даже не потрудившись вначале поинтересоваться, кто находится по ту сторону.

Андреа не успела сразу заметить, кто же это стучал, а потом у нее исчезла эта возможность, поскольку Брент постарался захлопнуть дверь сразу же, как только вышел в коридор. Она лишь могла различить эхо двух мужских голосов по ту сторону толстой дубовой панели, причем в интонациях голоса Брента явно были слышны растерянность и гнев.

Стоявший в коридоре Брент испытывал сильное замешательство, слушая, как Дженкинс рассказывает про вновь обнаруженные кражи. Всего их было четыре. Одна в их отеле, две в «Джерард-Хаузе», отеле на противоположной стороне улицы, и последняя немного дальше вниз по улице, во «Франклин-Хаузе». Причем на сей раз воришка оставил весьма любопытные следы.

Понимая, что он должен одеться, с тем чтобы следовать за своим, пусть и временным, коллегой, Брент не мог не колебаться между долгом и желанием. Проклиная про себя своего ночного посетителя, он заявил ему, чтобы тот отправлялся пока без него, Брента, который присоединится к расследованию как только приведет себя в порядок.

Возвратившись в комнату, Брент обнаружил, что решение уже принято без него. Андреа была одета, застегнута на все пуговицы, и теперь нервическими движениями расправляла скомканное одеяло у него на кровати. Она неловко отвела глаза в сторону в ответ на его безмолвный вопрос.

– Я должна идти, – прошептала она прерывающимся, замирающим голосом, – пока Мэдди не проснулась и не заметила, что меня нет в номере. Пока…

– Пока мы снова не позволили нашим чувствам взять верх над рассудком? – ласково спросил он.

– Да, – и на ее щеках зарделся слабый румянец. Она двинулась в сторону двери.

Когда она проходила мимо него, Брент поймал ее руку и тихонько заставил повернуться к себе. А потом едва прикоснулся губами к ее лбу и произнес:

– Вам нечего стыдиться, Андреа. Я люблю вас. И никогда не перестану любить. И не думаю, что вообще способен прожить без вас.

– Я надеюсь на это, – горячо прошептала она, словно в молитве, снова во власти недавних чудесных мгновений. – Я тоже люблю вас, – и с этими словами, испугавшись, что ее решимость поколеблется и она не устоит, Андреа торопливо выскочила из комнаты.


Разыскиваемый Брентом любитель чужих драгоценностей, хотя и по-прежнему хитрый и везучий, похоже, начал-таки делать ошибки. Он становился все более бесшабашен, что следовало из нагло обкраденных им четырех разных мест за одну ночь. Кроме того, он совершает промахи при выборе жертвы, ведь он не учел наличия собаки в одном из номеров. Когда хозяева вернулись, они обнаружили, что их пудель все еще заперт на балконе, а в его зубах застрял клочок темной ткани. Следовательно, воришка чуть было не получил по заслугам, хотя самое тщательное обследование номера не обнаружило следов крови, подтвердивших бы, что ему как следует досталось от собаки.

В самых дальних от их отеля комнатах Брент с интересом разглядывал четкий отпечаток мокрой грязной подошвы, оставшийся на отполированном до зеркального блеска полу номера. Поскольку никто из постояльцев не имел такой маленькой ноги, а со времени последней уборки в номер не заходил никто из посторонних, оставалось предположить, что этот след оставлен именно вором.

– Я готов заложить свой чемодан, что это была женщина, – заметил коллега Дженкинса.

– А может, мальчишка, у которого такие маленькие ноги? – возразил Брент.

– Может быть, но я сомневаюсь. Если бы отпечаток принадлежал мальчишке или низкорослому мужчине, мы нашли бы отдельный след от каблука. А этот след по очертаниям больше напоминает подошву каких-то домашних туфель, что ли, – ну, знаете, такие туфли на мягкой подошве и без каблука, какие иногда надевают дамы.

– Женщина-вор… – пробормотал Брент в несказанном удивлении. – Да, она должна быть весьма хитроумной особой.

– Пройдохой она должна быть, Синклер, – отвечал детектив с сухим смешком. – Да и я все еще до конца не уверен, что это женщина. Нам постоянно подкидывают то один сюрприз, то другой.

– Ведь этот след мог оставить и мужчина небольшого роста, который специально напялил дамские туфли на мягкой подметке, чтобы производить как можно меньше шума, – пояснил Дженкинс. – А с другой стороны, не удивлюсь, если скоро мы узнаем все. Наш воришка становится беспечен. Он – или она – вот-вот угодит в ловушку.

Однако это служило Бренту в данный момент слишком слабым утешением, особенно беря во внимание то, что один из обокраденных нынешней ночью джентльменов приехал из Нью-Йорка и был одним из самых уважаемых постоянных клиентов фирмы «Синклер и сыновья»!

ГЛАВА 14

После всех перипетий ночи Андреа проспала почти до полудня. Когда она встала, Мэдди уже спустилась вниз, чтобы получить свою порцию гренок и кофе в виде некоей комбинации завтрака и ленча. Андреа была одна в номере, когда кто-то постучал в дверь. Думая, что это Брент, и испытывая ужасное смущение перед ним, она решилась открыть лишь после долгих колебаний. Когда же она наконец выглянула из номера, коридор был уже пуст. А перед дверью в номер стояла объемистая коробка.

Андреа втащила коробку внутрь и поспешно распаковала ее, предвкушая новый подарок от Брента. На самом же деле это оказалось подарком от Дугана Макдональда, или вернее комбинацией подарков. Она включала в себя все ту же шерстяную шаль, шотландский пейзаж и новое дополнение – серебряный туалетный набор из расчески, щетки и ручного зеркала.

– Что б ему пусто было! Неужели он никогда не успокоится! – посетовала Андреа, хотя и не могла не оценить изящества гравировки, украшавшей рукоятки щетки и зеркала.

Снова раздался стук в дверь, и Андреа вскочила, чтобы открыть. Поворачивая в замке ключ, она приготовилась дать достойный отпор назойливому шотландцу и не сразу поняла, что видит перед собой Брента.

– Неужели я опять явился чересчур рано? – осведомился он, в шутливом ужасе заслонившись руками. – На вашем лице такой гнев… Я лучше пережду еще полчаса, чтобы вы успели привести себя в норму при помощи кофе.

– Это не из-за вас, – проворчала она. – Мне только что доставили новый презент от мистера Макдональда. Честное слово, я не знаю, что делать, Брент. Казалось, я постаралась всеми мыслимыми и немыслимыми путями отвадить его, но этот верзила ничего не желает слушать.

– Возможно, после нынешнего дня он изменит свое мнение, – загадочно сказал Брент, посмотрев на часы. – Я надеюсь, что вы уже готовы и можете выйти. Я приготовил для вас сюрприз и не хочу опаздывать.

– Что за сюрприз? – спросила она, беря с подставки зонтик и вешая на руку сумочку. Он, провожая ее к двери, лишь хмыкнул:

– Какой же это будет сюрприз, если я сейчас все вам расскажу?

Выйдя из лифта, он прямиком направился к входной двери.

– Постойте! – воскликнула Андреа. – Разве нам вначале не надо разыскать Мэдди?

– Не сегодня. Она со своими друзьями уже отправилась вперед и присоединится к нам позже, на выставке.

– И мы тоже направляемся туда?

– Для начала, – загадочно улыбнулся Брент. – И не пытайтесь выспрашивать у меня дальше, не то вы все испортите.

И он на всем пути до выставки хранил терпеливое молчание, достойное мумии, – точнее, улыбающейся мумии. Отчаявшись вытянуть из него хоть слово, Андреа предпочла наслаждаться поездкой. Прошедший накануне ночью дождь чудесным образом преобразил город, сверкавший в лучах яркого солнца. Трава и цветы на газонах радовали глаз сочностью красок. Судя по всему, им предстоял отличный денек. Андреа, сидя в экипаже, наслаждалась жизнью. Вот они миновали ворота выставки и доехали до поля, на котором демонстрировались успехи воздухоплавания, на воздушных шарах.

Брент невозмутимо стал помогать Андреа выйти из экипажа, но она, оглядевшись, застыла в нерешительности:

– Позвольте, неужели это имеет какое-то отношение к вашему грандиозному сюрпризу?!

– Отчасти, – согласился он. – Вам, моя дорогая, предстоит испытать множество приключений на протяжении вашей жизни, и одно из них – сегодня.

– Но ведь вы не хотите сказать, что мы полетим на одной из этих ужасных штуковин?

– Именно это мы и сделаем.

– Ну уж нет! – сердито воскликнула она. – Мы этого не сделаем. Это сделаете вы, коль вам так угодно, а я предпочту оставаться на земле и иметь надежную опору под ногами!

– Ах, ну что вы, Андреа! – взмолился он, напомнив ей маленького сорванца, который клянчит еще кусок торта на десерт. – Где ваша жажда приключений, ваш исследовательский дух?

– Сомневаюсь, что они у меня вообще имеются, – возразила Андреа. – Или если даже они и есть, то проявляются отнюдь не столь рискованным образом.

– Да он же совершенно безопасен, любовь моя. Неужели вы могли подумать, что я дерзнул бы рисковать вашей прелестной головкой? День абсолютно спокойный, ветра нет, и лишь легкий бриз овевает безоблачное небо. – Он взял ее под руку и повлек к огромному красно-желтому шару, по всей видимости, готовому к взлету. – Идемте же скорее. Наш пилот уже заждался.

– Я всегда относилась к высоте с неприязнью, – сообщила она, с недоверием разглядывая надувное изобретение.

– Вы измените свое мнение, если хоть раз взглянете на землю с высоты птичьего полета, – заверил он.

– Но я совершенно не хочу этого делать, правда, – не уступала она.

Но прежде, чем у нее нашлись какие-либо веские аргументы, Брент подхватил ее и поместил в просторную плетеную корзину, куда тут же вскарабкался и сам. Пилот, уже находившийся на борту, принялся отвязывать веревки, державшие шар у земли. Корзина вздрогнула и начала плавно подниматься. Андреа мысленно распростилась с жизнью.

Душа у девушки ушла в пятки, она еле дышала и в то же время до посинения стискивала руками прутья корзины.

– Может быть, в конце концов это не кончится совсем уж плохо, – прошептала она, стараясь скорее успокоить себя самое, нежели кого-то из присутствующих.

– Это гораздо интереснее, чем какой-нибудь обезьяний цирк! – провозгласил Брент.

– Отчего же у меня такое чувство, что я сама оказалась на месте обезьяны? – попыталась отшутиться Андреа.

Но тут взор ее упал на открывшуюся перед ними перспективу, и она застыла в благоговении.

– Силы небесные! – вскричала она, вызвав добродушный смех у обоих мужчин. – Послушайте, это же потрясающе! Взгляните, Брент! Отсюда одним взглядом можно окинуть весь город!

Он обвил рукой ее талию и привлек к себе, вероятно, чтобы полнее разделить охвативший ее восторг.

– Это великолепно! – согласился он.

В следующее мгновение они уже оба радовались, что Брент сподобился ее обнять, так как Андреа приспичило выглянуть вниз, перевесившись через край корзины. Все, что она увидела под собой, казалось таким крошечным: и люди, и животные, как муравьи. Это вызвало у нее головокружение.

– Ох, Боже! – простонала она, отшатнувшись и бессильно поникнув головой. – Все-таки это было не лучшей вашей выдумкой, Брент.

– Я совершенно позабыл предупредить, что не следует смотреть вниз, особенно если вы не любите высоты, – поучительно произнес Брент. – Но если вы посмотрите прямо вперед, то сможете насладиться зрелищем, красота которого до сей поры была привилегией одних лишь птиц.

Слегка придя в себя и ободрившись, Андреа не смогла остаться равнодушной к действительно впечатляющему зрелищу, открывавшемуся ее взору.

– И все-таки, пожалуй, я рада, что вы уговорили меня подняться в воздух, – решила она. – Это приключение я никогда не забуду, до конца своих дней.

– Я надеюсь, что сумею сделать его еще более запоминающимся, – заметил Брент. Свободной рукой он извлек из кармана маленькую бархатную коробочку. Затем, по-прежнему обнимая ее за талию, он ухитрился опуститься на одно колено, откинул крышку коробочки, в которой находилось бриллиантовое обручальное кольцо, и торжественно произнес:

– Андреа, моя первая и единственная любовь, не соблаговолите ли вы оказать мне честь и согласиться стать моей женой?

Андреа остолбенела. Неожиданно ей показалось, что посреди всего этого океана воздуха она задыхается, не в силах пережить и приключение на такой немыслимой высоте, и предложение Брента. Мысли ее метались, голова отказывалась работать, а колени подгибались.

– Не пытайтесь падать в обморок, пока не дадите мне ответ, – повеселев, предупредил Брент, крепче придерживая ее за талию. – И будьте так добры, поторопитесь, не то мои колени не выдержат, и я упаду и разобью себе нос.

– Брент, я люблю вас, но…

– Нет, Андреа. Больше никаких отговорок. Мы любим друг друга до безумия. И этого будет довольно.

– Но ведь вы не все обо мне знаете, – протестовала она.

– Да, в моем распоряжении многие годы, чтобы узнать о вас абсолютно все! – не сдавался он.

– Я приму ваше предложение при одном условии, – смягчилась она, не в силах долее противостоять голосу сердца. – Мы не станем немедленно предпринимать дальнейших шагов, пока я не вернусь в Вашингтон и не выясню все относительно Стиви.

– Так, значит, я могу считать ваш ответ положительным? – с восторгом подхватил он. – Вы наконец-то согласились выйти за меня?!

– Да, – отвечала она со счастливой улыбкой. – Это именно так.

Брент моментально надел ей на палец кольцо, поднялся с колен и крепко обнял ее. Его губы припали к ее губам в таком упоительном поцелуе, что у Андреа снова началось головокружение. Когда же он наконец оторвался от нее и дал ей вздохнуть, он заявил:

– Учтите, что у меня есть свидетель, наш пилот Фарбер. Теперь вы не сможете взять свои слова обратно, даже если захотите.

Боже мой, если кто-то из них двоих и захочет разорвать помолвку, так это скорее будет Брент, узнавший про ее махинации с чужими драгоценностями.

– Только вы, адвокат до мозга костей, могли думать в такой момент о каких-то свидетелях, – с легкой укоризной покачала она головой. – И только вы могли бы так неповторимо обставить свое предложение руки и сердца. Наверное, мы первая пара на свете, помолвленная в полете на воздушном шаре, – со счастливой улыбкой заключила она.

– Я подумал, что это единственное место, где вам не удастся ускользнуть от меня, – самодовольно отвечал он.

– Вы разбойник, Брент Синклер, – промурлыкала она, не сводя с него сияющего взора. – Потрясающе романтический разбойник.

И они снова принялись целоваться, позабыв и о красоте открывающегося перед ними пейзажа с высоты птичьего полета, и вообще обо всем на свете, но тут пилот неожиданно вскричал:

– Святые угодники! Что за чертовщину вытворяет этот идиот?!

Его возглас не остался без внимания. Прервав поцелуй, они тут же поняли, что так встревожило Фарбера. Другой воздушный шар несся прямо на них, и между ними оставалось не более какой-то сотни ярдов! В неотвратимо надвигавшейся на них корзине они ясно могли разглядеть молодого пилота – равным образом как и его высоченного, лохматого, рыжеволосого пассажира!.. Оба радостно улыбались во весь рот и неистово махали руками.

– Как насчет гонок в воздухе? – проревели они, словно и не замечая смертельно опасной дистанции, разделявшей их аппараты.

– Вы взбесились? – прокричал в ответ Фарбер. – Убирайтесь прочь, пока вы не прикончили нас всех! – и, обратившись к Андреа с Брентом, добавил: – Покрепче держитесь за канаты и повисните на них, ребята! У меня паршивое предчувствие, что в предстоящей заварухе мне некогда будет давать вам советы!

– Я могу чем-то помочь? – спросил Брент, тогда как Андреа, застыв от ужаса, не сводила глаз с неотвратимо надвигавшегося на них шара.

– Вы можете помочь мне вышвырнуть часть из этих мешков с балластом, – отвечал Фарбер. – Если мы успеем сделать это достаточно быстро, они пройдут как раз под нами.

– Но ведь это рискованно? – спросил Брент. Фарбер кивнул и добавил:

– По крайней мере это не опаснее, чем если мы усядемся сложа руки и будем наблюдать, как они обрушатся нам на голову.

Мужчины дружно принялись за работу, швыряя за борт тяжелые мешки. Однако как только преследовавшая их парочка заметила, чем они заняты, то моментально повторила их маневр, так что оба шара принялась подниматься почти одновременно.

– Ах, Господи Иисусе! – вскричала Андреа. – Нам пришел конец!

– Пока еще не время для такой паники, любовь моя, – одернул ее Брент.

– У вас что, все расписано по минутам? – в истерике возразила она, снова покосившись на шар, приблизившийся к ним уже на пятьдесят ярдов.

– Нам ничего не остается, как перехитрить их, – решил Фарбер.

– Как? – заинтересовался Брент.

– Наш шар имеет новую конструкцию, он изготовлен недавно, специально для выставки, – принялся объяснять Фарбер, – вместо одной большой полости, куда накачивают водород, наш шар имеет несколько полых панелей, каждая из которых является отдельным независимым карманом для газа, со своим патрубком и клапаном. Если мы выпустим часть газа, шар опустится, как произошло бы и со старой моделью. Но, раз уж наши приятели караулят каждое наше движение, мы должны проделать маневр внезапно (чтобы они не успели его повторить!) и совершенно синхронно.

Он показал Бренту, где расположены клапаны от панелей. Всего их было восемь штук.

– Когда я подам сигнал, вы откроете выход газу вот через эти два клапана, а я проделаю то же со своей стороны. Оставшиеся полными панели удержат нас в воздухе, но я предупреждаю, что спуск будет скорее напоминать падение, так что поберегите себя! Особенно вы, мисс Олбрайт! Между прочим, небольшая, но искренняя молитва будет весьма кстати.

– Если только останусь жива, я прикончу Дугана Макдональда на месте! – поклялась с чувством Ан-дреа, опустившись на дно корзины и зажмурив глаза от страха.

– Нет уж, вам придется подождать, пока я выясню с ним отношения! – яростно пообещал Брент.

– Приготовились! – взревел Фарбер. – Тяга!

Как и предупреждал пилот, корзина рухнула вниз, и вместе с нею полетел куда-то в пустоту желудок у Андреа. Она как-то странно поперхнулась, но тут корзина прекратила свое падение, а у них над головой раздался громкий хлопок. Фарбер разразился проклятиями.

– Черт бы их побрал! Мы потеряли одну из полных панелей! Этот идиот наверняка пробил нам ее своей корзиной!

Не успел он произнести эти слова, как шар принялся вновь стремительно падать, теперь тяжело накренившись на один бок. Бренту и Фарберу ничего не оставалось, как поскорее выпустить воздух из противоположной панели, чтобы выровнять шар, и в то же время они должны были успеть перекрыть выход газа из ранее открытых ими клапанов.

Мужчины метались, стараясь справиться с ситуацией. В щель между прутьями корзины Андреа смотрела, как с бешеной скоростью надвигается на них земля. Она ожидала, что вот-вот перед мысленным взором промелькнет вся ее жизнь, как, слышала она, непременно случается с теми, кому предстоит скорая безвременная смерть.

– Пожалуйста, Господи! Пожалуйста! – молилась она. Ее оцепеневший от ужаса рассудок не был способен подобрать слова для более связной молитвы.

Фарбер – с помощью Брента – подтащил запасной баллон с газом и поспешно пытался накачивать опустевшие панели, чтобы хоть немного замедлить падение. Примерно в сотне футов от земли шар приостановил свое движение вниз, был подхвачен легким бризом и начал дрейфовать.

– Я знал, что нам удастся это сделать! – торжествующе воскликнул Фарбер. Но уже в следующую минуту он закричал: – Ах, проклятье! Держитесь, ребята! Нас несет на деревья!

Корзина налетела на густую крону, круша все на своем пути, угрожающе треща и раскачиваясь. Толстенная ветвь пронзила дно, чуть не задев Андреа. И тут, словно по мановению волшебной палочки, все замерло.

– Не вздумайте пошевелиться, – сдавленным голосом предупредил Фарбер. – Даже дышите с опаской.

– Почему? Разве мы не спустились? – пискнула Андреа. Все, что она могла разглядеть, – это торчавшие ото всюду ветки и листья дерева, да высоко над их головами испускавший дух продырявленный шар.

– Не совсем, – отвечал хриплым шепотом Брент. – Мы повисли на макушке дерева, не меньше чем в сорока футах от земли. И, мне кажется, нам достался слишком непрочный насест.

– Что означает, – мрачно заключил Фарбер, – что всякое неловкое движение обрушит нас вниз.

– Но как же тогда мы спустимся отсюда? – пропищала Андреа.

– Мы упали на дальнем краю «Файермаунт Парка», – сообщил пилот. – Это тот конец, который упирается в реку. Я уверен, что помощь уже спешит к нам.

– Они, наверное, пришлют сюда пожарную бригаду с их длинными лестницами и прочими причиндалами, – подтвердил Брент.

– Если только они заметили нас, – напомнила Андреа.

– О, они прекрасно успели нас заметить, дамочка, – рискнул тихонько хихикнуть Фарбер. – Мы едва не свалились прямиком им на головы, так что могли бы подхватить при желании еще парочку пассажиров с площадки!

– А вы вопили громче, чем любой паровозный свисток, который мне доводилось слышать на протяжении всей жизни, – ехидно добавил Брент. – Им не оставалось ничего, кроме как смотреть на нас, зажимая уши, поверьте мне.

– Можете поблагодарить меня за сигнализацию чуть позднее, – снизошла она.

Невдалеке раздался шум и звон, сопровождавшие прибытие пожарной команды, с гордостью демонстрировавшей новейшее, чудесное оборудование, предназначенное для показа на выставке.

– Я лишь надеюсь, что им хватило ума не пускать в ход паровой котел, – с тревогой заметил Фарбер. – Достаточно одной искры посреди этого моря водорода, и мы все окажемся в горном мире.

Андреа снова принялась горячо молиться и не прекращала этого занятия, пока Брент не уверил ее, что все идет хорошо.

– Я не смогу вздохнуть спокойно до тех пор, пока мои ноги не встанут на твердую землю, – дрожащим голоском заявила она. – И скорее реки потекут вспять, чем вам удастся затащить меня снова на такой вот шар, Брент Синклер. Или уговорить сотворить что-нибудь подобное.

Прошло, пожалуй, не меньше часа, пока пилот и его злополучные пассажиры вновь ощутили под собой твердую землю – ведь пожарники подвергали подробнейшему обсуждению каждый очередной шаг по спасению потерпевших крушение. Когда они, наконец, оказались на земле, в толпе зрителей раздались приветственные крики. Весь этот гул голосов явственно перекрывал громогласный шотландский говор, который тут же уловило чуткое ухо Брента.

Его реакция была неописуемой. Едва успев ступить на землю, он ринулся сквозь толпу, словно бейсбольный мяч, и буквально врезался Дугану Макдональду головой в живот. Оба мужчины потеряли равновесие и рухнули наземь, причем Брент оказался верхом на огромном шотландце. Оглушенный падением, придавленный к земле коленом Брента, Дуган не успел и глазом моргнуть, как более проворный противник вцепился за неимением лучшего в его галстук и принялся трепать изо всей силы.

– Ты, безмозглый ублюдок! – рычал Брент. – Ты же чуть не убил нас всех!

– Это случай! – хрипел Дуган, пытаясь перехватить галстук так, чтобы ослабить его и дать легким доступ воздуха. – Я не хотел повредить мисс Олбрайт!

– Это правда, – подтвердил пилот Дугана. – Мы только подумали, что небольшое состязание оживит прогулку.

Возмущение Фарбера заставило юнца пожалеть о только что сказанном: старший коллега схватил его за шиворот и прошипел:

– И как тебе такое только могло прийти в голову, проклятый тупица! Ты же пилот! Вернее – ты был пилотом!

– Вы бы полегче, мистер, – вступился за шотландца один из пожарников, видя, что усилиями Брента лицо гиганта приобрело несколько синюшный оттенок. – Дайте же ему дышать.

Брент внял совету, но лишь после того, как, подобно Фарберу, отвел душу, навесив солидный фонарь под глазом у Дугана.

– Если ты посмеешь приблизиться к Андреа или ко мне еще раз, я прибью тебя окончательно, – пообещал он таким тоном, что можно было не сомневаться в серьезности угрозы. – Она – моя, Макдональд. Моя. И Боже упаси тебя или кого другого попытаться встрять между нами.

ГЛАВА 15

Андреа впервые в жизни видела, чтобы Мэдди была так близка к истерике, как сейчас.

– Святые угодники! – восклицала она, едва удерживаясь от рыданий. – Когда я увидела, как этот злополучный шар падает с неба, у меня чуть не разорвалось сердце! – И она изо всех сил прижала Андреа к себе. – Дорогая моя, дорогая! Я так перепугалась, и я так благодарна небесам, что вы с Брентом спаслись, хотя и были на волосок от гибели!

Андреа деликатно отстранилась, чтобы заглянуть в глаза хозяйке.

– Скажи, пожалуйста, Брент предупреждал тебя, с какой целью он предпринял этот полет?

– О да! Хотя я никогда бы не подумала, что так чудесно обставленное предложение руки и сердца может превратиться в такую ужасную катастрофу.

– Андреа сказала, что на всю жизнь запомнит нынешний день, – с ухмылкой произнес Брент. Опасность миновала, к нему быстро вернулось чувство юмора. – Но вряд ли кто-то из нас догадывался, насколько он окажется запоминающимся на самом деле.

– А как насчет всего остального, помимо несчастного случая с шаром? – нетерпеливо осведомилась Мэдди.

– Она сказала «да», – гордо произнес Брент, приподнимая левую руку Андреа, дабы продемонстрировать бриллиант у нее на пальце.

– Ах, я так счастлива за вас двоих! – чуть не приплясывая, уверила Мэдди. – Когда же свадьба?

– Дай мне некоторое время, чтобы устроить свои дела, Мэдди! – взмолилась Андреа. – Когда мы вернемся в Вашингтон и я определю будущее Стиви, мы сможем спокойно заняться приготовлениями к свадьбе. Мне будет очень приятно, если ты захочешь принять в них участие.

– Ты не отделаешься от моей помощи, даже если бы и захотела, – заверила ее Мэдди.

– Я надеюсь, вы уже поняли, что, беря меня в жены, берете на себя и заботу о воспитании Стиви? – обратилась Андреа к Бренту. – Я не могу себе представить, что Стиви не будет жить с нами.

– А его отец не станет возражать? – усомнился Брент.

– Это уже моя забота, но прежде мне надо заручиться вашей поддержкой. Ведь большинство мужчин весьма неохотно берет на себя обузу в виде чужих детей. Но вы должны понять: мы со Стиви так близки, что я никогда не брошу его.

– Коль скоро у его отца не будет возражений, я с радостью стану заботиться о вашем племяннике, – пообещал Брент.

– Вы истинный принц! – воскликнула Андреа, приподнимаясь на цыпочки и чмокая жениха в щеку.

– Я просто сгораю от желания сообщить радостную новость своим родным, – сказал Брент, обдавая ее золотистым сиянием своих тигриных глаз. – Они все будут счастливы поскорее познакомиться с вами.

– К сожалению, я-то не так уж похожа на принцессу из сказки, – со вздохом посетовала Андреа.

– Не беспокойтесь! – рассмеялся Брент. – Они полюбят вас уже за то, что я наконец согласился обзавестись семьей. И к тому же знакомство состоится, похоже, не так скоро, как я бы того хотел. Ведь вы так непреклонны в своем решении вначале вернуться в Вашингтон. Да и мне не мешает отправиться в Нью-Йорк и устроить дела в фирме. Я не сомневаюсь, что папа предоставит мне достаточно свободного времени, и я смогу приезжать в Вашингтон так часто, как только это возможно, пока мы не поженимся. И я не удивлюсь, если они не преминут поехать вместе со мной, чтобы воочию увидеть очаровавшую меня особу.


Тем же вечером во время обеда они отпраздновали помолвку, выпив по этому случаю чудесного шампанского. Все члены их дружеского круга были рады такому повороту событий. Но вот Ширли Каннингем была ужасно разочарована и едва нашла в себе силы, чтобы достаточно вежливо извиниться перед обществом, прежде чем удалиться на поиски других возможных желающих быть пойманными в ее сети.

За обедом Андреа пришлось пережить весьма неприятный момент, когда Брент извлек из кармана пиджака ее воровские щипчики и протянул ей, сказав:

– Это выпало из вашей сумочки, когда мы налетели на кроны деревьев.

– Благодарю вас, – с усилием произнесла Андреа, едва найдя в себе храбрость, чтобы протянуть за ними дрожащую руку. В горле у нее пересохло, и вся она трепетала от тревожных мыслей. Знает ли Брент, что это такое? Не хочет ли испытать ее, подстроив ей ловушку?

– Не могу не заметить, что вид у них довольно странный, – продолжал Брент. – Я уверен, что ни моя мать, ни сестра никогда такими не пользуются. Эти щипцы больше похожи на проволочные кусачки.

– Нет, они предназначены для того, чтобы распарывать швы и срезать пуговицы с одежды, – соврала Андреа, поспешно пряча их в сумочку, пока кто-то еще из женщин не обратил внимание на их необычный вид. – А кроме того, они весьма полезны тогда, когда необходимо отделаться от нежелательных визитеров, – попыталась она с помощью шутки поменять тему беседы.

Попытка оказалась успешной, и все в который раз принялись обсуждать происшествие, обрушившееся на них нынешним утром. Через некоторое время, сославшись на это, Андреа сочла возможным прикинуться совершенно обессилевшей.

– Мне ужасно неловко, Брент, – сказала она, якобы пытаясь подавить зевок, – я не знаю толком, в чем дело, но чувствую, что глаза у меня слипаются, и я не в состоянии больше вести беседу.

– Скорее всего, это результат приключений, пережитых сегодня утром, – сочувственно произнес он. – К тому же вас мог утомить сам по себе целый день, проведенный на свежем воздухе. Как бы то ни было, вам необходимо отправиться в постель прежде, чем вы заснете прямо здесь, за столом.

– А вы не обидетесь? – засомневалась она. – Ведь как-никак мы празднуем сегодня помолвку – не говоря уж о победе над Дуганом Макдональдом. Меньше всего на свете я бы хотела испортить вам вечер.

– У нас впереди многие годы, чтобы исправить это. А на сегодня хватит впечатлений, пора в постель, отдыхать, чтобы наши последние дни в Филадельфии мы смогли бы провести не хуже, чем первые.

– А чем займетесь вы, если я сейчас отправлюсь в постель? – осведомилась она.

– Опасаетесь, что я поспешу пригласить на танец вдову Каннингем? – с ухмылкой поддразнил Брент.

– Я думаю, вы уже хорошо познакомились с моими ку… щипцами для пуговиц? – сердито предупредила она.

– Ох, нет, только не это! – в шутливом ужасе взмахнул руками Брент. – Я всего лишь хотел принять приглашение Харри Эндрюса сыграть в карты с его приятелями. Правда, я уже отказался перед обедом, но, думаю, они еще не успели найти мне замену.

– Прелестно, – наградила она его обворожительной улыбкой, но не преминула добавить: – Я вовсе не хотела бы оставлять вас в одиночестве, но в то же время мне было бы неприятно, если бы вы пустились на поиски приключений, словно беспечный холостяк. Ведь отныне вы, Брент Синклер, помолвлены, причем по собственному почину, и вам не к лицу образ легкомысленного повесы. – Она кокетливо опустила ресницы и, искоса взглянув на него, поинтересовалась:

– Наверное, вы теперь жалеете о своем поступке?

– Ужасно, – отвечал он, целуя ей руку. – Ведь теперь я стал счастливейшим человеком в мире.


Однако уже через пару часов у Брента появилась серьезная причина усомниться в этом. Во время очередной паузы, когда Брент был сдающим и бесцельно смотрел в окно, ожидая своей очереди играть, он заметил женскую фигуру, торопливо проскользнувшую со стороны «Джерард-Хауза» к отелю «Континенталь». Хотя женщина прошла довольно далеко и была с головы до ног закутана в черное, Брент успел уловить, как в свете уличного фонаря блеснула платиновая прядь. Он напряг зрение, стараясь рассмотреть черты лица. Несомненно, этого не могло быть – этого не должно быть, – чтобы незнакомка так походила на Андреа!

Андреа, стоявшая на перекрестке в ожидании, пока проедет загородившая ей путь карета, вдруг почувствовала, что кто-то пристально смотрит на нее. Подняв глаза, она заметила мужской силуэт в окне отеля «Континенталь», куда возвращалась после очередной воровской вылазки. Человек пристально разглядывал именно ее, Андреа. Вот он слегка повернул лицо, и на него упало чуть-чуть больше света. Андреа чуть не вскрикнула. Этим мужчиной оказался Брент! И он, кажется, узнал ее!

Душа у девушки ушла в пятки. Нет, не может быть, чтобы он разглядел ее на таком расстоянии. Но с другой стороны – ведь она узнала его. Равным образом он мог сделать то же. Она заметила, как Брент удалился от окна, явно в ужасной спешке. О Боже! Ну что же ей теперь делать?!

Подстегиваемая страхом, Андреа ринулась вперед через оживленную улицу, едва успевая уворачиваться от многочисленных экипажей. Если к ней по-прежнему благосклонна ее воровская звезда, Брент может воспользоваться главной лестницей или же лифтом, оставляя для нее свободным черный ход. Если она только успеет. Если ни один из пинкертоновских ищеек не перехватит ее. Если она опередит Брента.

И она помчалась по улице ко входу в отель, молясь, чтобы ей на пути не попался какой-нибудь из подвыпивших зевак, слонявшихся по празднично оживленным улицам. Она благополучно добралась до черного хода, который, на ее счастье, остался незапертым, как и пару часов назад, когда она покидала отель. Со всей возможной осторожностью она проскользнула внутрь и вновь вынуждена была подавить испуганный вскрик. Всего в пяти или в шести ярдах от нее в коридоре стоял Дженкинс, оживленно болтавший с молоденькой симпатичной горничной. Надеясь, что дверь не заскрипит, она слегка притворила ее за собой и прошмыгнула к лестнице за спиной у агента, ступая совершенно бесшумно в своих комнатных туфлях.

На площадке третьего этажа Андреа уже еле дышала, у нее нестерпимо кололо в боку. Но она изо всех сил спешила вверх. Ведь в эту самую минуту Брент, не дождавшись ее появления в холе отеля внизу, направился вверх, к ней в номер. На последнем дыхании она пересекла пустынный коридор, отперла дверь и укрылась в своем номере. Осторожно закрывшись и заперев замок так, чтобы не разбудить Мэдди, она смогла наконец-то перевести дыхание.

Затем, не позволяя себе расслабиться, она в темноте пробралась к себе в спальню, едва не раздавив котенка. Она зажгла ночной светильник и в его слабых лучах сбросила с себя всю одежду, запихав ее вместе с тяжелой сумкой в стенной шкаф. Едва успев потянуться за ночной рубашкой и халатом, услыхала легкий стук в дверь.

– Ух, опять крысы! – громко произнесла она, нарочито зевая, в то время как торопливо накидывала ночную рубашку и поверх нее халат. В дверь снова постучали, на сей раз чуть громче. Она уже была готова открыть, как вдруг вспомнила: надо скинуть с кровати покрывало и измять подушки и простыни. Возможно, это поможет усыпить его подозрения. Уже вернувшись к двери, Андреа распустила волосы, поспешно спрятав заколки и шпильки в стоявший на подставке зонтик.

Пока она возилась с замком, Брент постучал еще раз – более нетерпеливо – и воскликнул:

– Немедленно открывайте!

– Боже, что за спешка? – возмутилась она, широко распахивая дверь. – И почему, позвольте спросить, вы поднимаете такой шум?

– ан… Андреа… Так вы здесь? – едва выговорил Брент, явно ошеломленный.

– А где же я еще, по-вашему, должна быть? – наступала она. – Вы что, пьяны?

– По крайней мере не настолько, чтобы страдать от галлюцинаций… – пробормотал он. – По крайней мере я так не думаю. – Он вошел внутрь и быстро окинул взглядом комнату, несомненно отметив про себя смятую постель, видную через незакрытую дверь спальни. – И вы были здесь весь вечер?

– Я спала здесь весь вечер, пока вам не приспичило меня разбудить, – отвечала Андреа, стараясь не показать своего смущения и притворно зевая. – Вы наконец соблаговолите мне объяснить, что происходит?

– Я… Я подумал, что увидел вас, или кого-то очень похожего на вас, на улице возле отеля. Всего несколько минут назад. Я был готов поклясться, что это были вы.

– Совершенно очевидно, что вы ошиблись, – сообщила она с явным неодобрением.

– Похоже на то. – Он все еще не пришел в себя. – Я прошу прощения за то, что поднял вас с кровати. Я сейчас же уйду и больше не буду мешать вам отдыхать.

– Какая оригинальная чудесная идея, – сердито подала голос Мэдди из своей комнаты. – Это уже становится дурной привычкой, молодой человек: врываться в наш номер в неурочное время! Пора бы вам это прекратить, не то я вынуждена буду обзавестись револьвером. И не надейтесь, что я не сумею пустить его в ход. Три года назад я была чемпионом среди женщин, участвовавших в соревнованиях по стрельбе.

– Она не врет? – шепотом спросил Брент у Андреа.

– Понятия не имею, – пожала плечами Андреа, издевательски улыбаясь, – но скорее всего, это правда. Вы ведь знаете, что Мэдди прожила весьма необычную жизнь. И, если вы не хотите, чтобы она отстрелила вам уши, убирайтесь отсюда поскорее.

– Я уже ухожу, – громко заверил Брент. – Я извинюсь перед вами по всей форме завтра утром, Мэдди. И я обещаю угостить вас с Андреа прекрасным завтраком, если вы пообещаете не покупать себе револьвер.

– Вон отсюда, щенок! – рявкнула в ответ Мэдди. – И чтобы ровно в десять часов нам принесли тосты и мармелад.

Андреа наконец выпихнула его в коридор, закрыла дверь и без сил опустилась прямо на пол. Только через несколько минут она достаточно пришла в себя, чтобы заметить, что в спешке напялила ночную рубашку наизнанку.


Вместе с завтраком на следующее утро Андреа и Мэдди доставили подарки от Брента. Андреа он преподнес флакон изысканных духов с несравненным ароматом. На открытке были начертаны слова: «Надеюсь, что этот запах завершит ваш несравненный облик. С любовью, Брент».

Мэдди он преподнес набор медных дверных колокольцев, украшенных изображениями всевозможных певчих птиц, и написал: «Подвесьте это над дверью, и я больше никогда не смогу проникнуть к вам незамеченным. Умоляю только не покупать этот ужасный револьвер! С глубочайшим почтением, Брент Синклер».

– Ах уж этот разбойник! – добродушно воскликнула Мэдди. – У него определенный талант угадывать способы улестить даму, не так ли? Тебе очень повезло, что ты встретила его, Андреа. Я бы посоветовала тебе не рисковать и не держать его на расстоянии слишком долго – ты можешь и потерять его. Какая-нибудь чересчур расторопная дамочка – я и сама могла бы оказаться на ее месте, будь я помоложе, – вполне может увести его у тебя из-под носа.

– Придется постоянно пользоваться подаренными им же духами, чтобы мой верный рыцарь всегда держал нос по ветру, – со смехом отвечала Андреа.

Если бы она знала, как скоро эта ее шутка окажется слишком близкой к реальности!

Когда через некоторое время они повстречались с Брентом, то было решено, что дамы отправятся в Вашингтон в ближайшее воскресенье, дневным поездом. Поскольку сегодня был четверг, молодой парочке оставалось провести вместе всего три дня. По общему согласию, они предпочли в этот день прогуляться по отдаленным уголкам «Файермаунт Парка», а не осматривать выставку, с большей частью которой они уже успели ознакомиться достаточно подробно.

С помощью поваров из ресторана при отеле было приготовлено множество провизии для ленча на открытом воздухе, на который были приглашены все друзья Мэдди – к полному отчаянию Брента. Он было надеялся единолично наслаждаться обществом Андреа, но Мэдди твердо решила взять на себя роль стража нравственности до того момента, пока они не обменяются брачными клятвами.

Пикник устроили на чудесной лужайке на берегу реки, откуда открывался прелестный вид на окрестности и на проплывавшие по реке лодки, что породило в изобретательном мозгу Брента очередную идею, как, не преступая правила приличий, все же получить возможность уединиться хотя бы на несколько мгновений со своей возлюбленной. И вот уже они вдвоем с Андреа отправились в небольшую прогулку на лодке.

– Как это вам удалось добиться согласия Мэдди? – удивилась Андреа. – Ведь она полна решимости не оставлять нас вдвоем ни на секунду.

– Ее убедил тот же довод, который я привел перед путешествием на воздушном шаре, – отвечал Брент. – По ее мнению, нам не удастся совершить нечто предосудительное, не рискуя вывалиться из этой утлой лодчонки в реку. Точно так же она согласилась отпустить вас в полет на шаре, к тому же заручившись обещанием Фарбера присматривать за нами.

– А сегодня на реке полно других лодочников, которые тоже могут присмотреть за нами, – заключила Андреа. – И старая лиса Мэдди наверняка обратила на это внимание.

– Как сделал это и я, – ухмыльнулся Брент. – Но по крайней мере в итоге мы оказались с вами наедине, не правда ли?

Ах, что это была за приятная, умиротворяющая прогулка! Полная противоположность тому ужасу, что пришлось пережить накануне. Андреа всем существом наслаждалась покоем, убаюканная легким, ритмичным покачиванием суденышка. Закрывшись зонтиком от палящего солнца, овеваемая речной прохладой, она давно уже не ощущала такого комфорта. Они не спеша обсудили множество вещей: чудеса, увиденные ими на выставке, профессию Брента и его семейство, решение Андреа не расставаться с Мэдди до самой их свадьбы и даже квартиру, которую они станут снимать в Нью-Йорке до тех пор, пока не купят или не построят свой собственный особняк.

Они присоединились к друзьям, когда настала пора подкрепиться ленчем. Неожиданно для всей компании на берегу оказался бродячий шарманщик со своей смешной обезьянкой, развлекавший общество бесхитростной музыкой. Это побудило их направиться в Зоологический сад и ознакомиться с неповторимой коллекцией всевозможных тварей Божьих. Они купили у лотошников мороженого для себя и орехов и воздушной кукурузы для тех из обитателей сада, которых им было позволено угостить. Направляясь к выходу из парка, они заглянули в популярный пивной павильон, где освежились холодным пивом и подкрепились тостами и сыром.

Сидя в карете, направлявшейся к отелю, уютно устроившись на плече у Брента, Андреа мечтала лишь о том, чтобы этот чудесный неповторимый день не кончался никогда. Словно прочтя ее мысли, Брент сообщил:

– Я бы хотел, чтобы вы нынче вечером нарядились в самое свое красивое платье, поскольку хочу повести вас с Мэдди на обед во французский ресторан, а потом в театр.

Андреа даже в голову не пришло поинтересоваться, какая пьеса будет представлена им сегодня, пока, уже устроившись в театральной ложе, не прочла на программке слово «Гамлет». Это почему-то раз развеселило ее, что она не смогла удержаться от смеха.

– Вы наверняка выбрали эту пьесу не без задней мысли, правда?

– Конечно, – согласился он с хитрой улыбкой. – Поскольку у нас возникли разногласия в суждениях о некоторых ее персонажах, я счел необходимым просмотреть ее вместе с вами.

Поскольку это игривое настроение не покидало их на протяжении всего вечера, к концу первого акта Мэдди уже была готова придушить обоих.

– Не будут ли молодые люди столь добры и не прекратят ли это идиотское хихиканье?! – прошипела она. – Ведь это все-таки драма, а не комедия!

Ее замечание, казалось, только подогрело их смешливость. К концу спектакля у Андреа на глазах уже стояли слезы от подавляемого смеха.

– Я не могу вспомнить, когда театральное представление доставляло мне большее наслаждение, – радостно шептал ей на ухо Брент, – и я не могу не признать, что вы были абсолютно правы, Андреа. Королева – дура, а Гамлет выглядит полнейшим идиотом.

– Да, – кивнула она, – но ведь он только делает вид, что идиот, – милостиво заметила она. – А на самом деле не сумасшедший.

– Чего не скажешь о вас обоих! – возмущенно фыркнула Мэдди. – Клянусь, больше ноги моей не будет в театре, если только рядом окажетесь вы!

ГЛАВА 16

Ах, как же не хотелось Андреа отправляться на промысел нынешним вечером! Она была полна последними событиями, она так бы хотела безмятежно улечься в постель и заснуть в сладких мечтах о своей будущей жизни в роли супруги Брента и матери Стиви. О своей будущей жизни в Нью-Йорке, далеко-далеко от ужасного Ральфа Маттона и его отвратительной жадности. Но время было на исходе. У нее оставалось еще три ночи в Филадельфии, за которые она должна успеть собрать остаток выкупа за Стиви.

Уже часом позже Андреа поздравляла себя с удачно прошедшей краткой вылазкой. Она посетила три отдельных номера и собрала немалый урожай. В последнем из обкраденных ею номеров остановилась итальянская графиня со своим любовником, что и стало причиной выбора Андреа. Чванливая аристократка постоянно появлялась в свете, увешанная драгоценностями в три ряда, большая часть из них покоилась теперь в сумочке у Андреа. Такие вещи, как огромных размеров бриллиант, рубиновое ожерелье да в придачу такие же серьги, сами по себе могли бы стоить вожделенных двадцать пять тысяч долларов, если бы только Ральф не занизил так бессовестно их цену под предлогом необходимости платить перекупщику.

Пожалуй, теперь она может считать свой промысел законченным. Какое облегчение – знать, что отныне ей нет нужды лазить по ночам в чужие номера, трепеща перед агентами Пинкертона, злобными собаками, перед опасностью каждую минуту быть схваченной и отправленной в тюрьму. Отныне она свободна и скоро получит свободу и Стиви. Все, что остается сейчас ей проделать, – потихоньку пробраться со своей добычей к себе в номер.

Андреа приоткрыла дверь в коридор и с удивлением и испугом обнаружила, что, вопреки ее ожиданиям, там кто-то есть. Прямо к ней направлялась сама блистательная графиня в сопровождении любовника!

Проклятье! Всего одна минута – и она была бы уже далеко отсюда! А теперь ей надо либо где-то укрыться, либо постараться удрать через балкон.

– Ни за что на свете не стану больше прятаться под кроватью и слушать любовные охи и вздохи, как тогда, с Фредди и Люсиль, – поклялась она себе.

В то время, когда графиня отпирала дверь в свой номер, Андреа уже перелезла через перила балкона, со страхом разглядывая такую далекую землю в двух этажах под нею. Она не имела ни малейшего представления о том, как ей удастся спуститься отсюда, не свернув себе шею и не привлекая ничьего внимания. Судя по всему, ей придется торчать здесь до утра – или до той роковой минуты, когда графине с приятелем взбредет в голову полюбоваться на звезды.

Тут она разглядела фигурную решетку, украшавшую фасад отеля. Она начиналась примерно в двух футах от балкона. Если ей хватит ловкости перебраться на нее и решетка окажется достаточно прочной, появится шанс покинуть укрытие до утра.

Затаив дыхание, чувствуя себя так, словно она дебютирует в цирке, с трудом балансируя тяжелой сумкой с украденным, Андреа двинулась вдоль балконных перил к решетке. Покрепче ухватившись за перила, она протянула дрожащую руку в сторону чугунных завитков. Ее пальцы наконец сомкнулись мертвой хваткой вокруг холодных прутьев, безжалостно давя вьющиеся по ним стебли плюща. Вот она перенесла на решетку правую ногу. А с левой ногой возникла проблема – вернее, с ее юбками, которые оказались чересчур узкими, и не давали ей необходимой свободы движений.

Андреа замерла в неподвижности, распластавшись между балконом и решеткой. Тяжелая сумка тянула ее к решетке, тогда как основной точкой опоры все еще оставался балкон. В этой позиции она не могла двинуться ни вперед, ни назад, и уж конечно и речи не могло идти о том, чтобы освободить одну руку и приподнять проклятые юбки! Попросту говоря, она попалась! Разве что она решится разжать руки и грохнуться оземь с высоты пятнадцати футов!

До смерти испуганная, разозленная, готовая в любую минуту разрыдаться от отчаяния, Андреа рванулась изо всех сил. О, какой музыкой прозвучал для нее треск рвущейся материи! Еще один рывок, и вот уже она обеими ногами стоит на завитках чугунной решетки. Распластав руки по стене, она помедлила мгновение, переводя дыхание и набираясь храбрости для спуска, который оказался не так уж труден. Осторожно согнула колени и потянулась дрожащими руками к решетке под собою, двигаясь, словно запутавшаяся в паутине муха (хотя мухе наверное, было бы легче орудовать своими шестью лапами, не связанными ни сумкой, ни юбками).

Осторожно, проверяя на прочность каждый прут, на который ей предстояло опереться, Андреа принялась спускаться вниз. И все же, несмотря на свою осторожность, в пяти футах от земли, когда ей уже показалось, что она вот-вот окажется в безопасности, Андреа поставила ногу на ржавый прут, который подломился под ее тяжестью. С хриплым придушенным криком она рухнула на клумбу, давя росшие там цветы.


Брент совершал последний обход вокруг отеля в безотчетной надежде высмотреть кого-то или что-то, не подходящее ко времени и месту, прежде чем отправляться спать. Конечно, ему хотелось захватить врасплох вора, хотя он уже мало верил в такую удачу. Этот малый оказался чересчур шустрым, он всегда умудрялся хотя бы на шаг опередить Брента и остальных детективов.

Он как раз заворачивал за задний угол отеля, направляясь в сторону улицы вдоль его боковой стены, когда услышал какой-то хруст, словно от сломанных прутьев. Взглянув в ту сторону, он успел заметить, что кто-то упал с решетки, украшавшей фасад здания. В ту же секунду в нем проснулся инстинкт охотника. Почему-то он не сомневался – он был твердо уверен, – что заметил пресловутого вора. Не успел упавший подняться на ноги, как Брент ринулся в погоню.


Андреа только было собралась ощупать свои конечности на предмет возможных переломов и ушибов, когда услыхала, что кто-то бежит в ее сторону. Она тут же подскочила и, бросив один короткий взгляд через плечо, бросилась наутек от погони, прочь от отеля. Подбегая к горевшему на перекрестке газовому фонарю, она каким-то чудом умудрилась накинуть на голову капюшон и замотать нижнюю часть лица черным атласным шарфом. Перебежав улицу, она кинулась в первую попавшуюся темную аллею.

Благодаря тому, что юбки у нее были изрядно изорваны, она могла бежать с предельной скоростью. И все же, несмотря на все усилия, она чувствовала, что преследовавший ее мужчина настигает ее. Она еле успела увернуться от низко растущего сучка и едва успела подумать о том, что вряд ли его удастся миновать гнавшемуся за ней мужчине, как услышала глухой стук, падение и проклятье.

Выбежав на другой конец аллеи, Андреа свернула налево, пересекла улицу возле перекрестка и поскорее завернула направо за угол первого же здания. Укрывшись таким образом от взгляда преследователя, она прислонилась к каменной стене, чтобы хоть немного восстановить дыхание и осмотреться. Вслушиваясь в то, что творилось позади, она страстно надеялась на то, что ей удалось сбить погоню со следа. Если он побежит от перекрестка в противоположную сторону – она спасена. Если же нет…

В отличие от ее мягких туфель, тяжелые подметки гнавшегося за нею мужчины грохотали по тротуару не хуже барабанов судьбы, если таковые вообще существуют. Она ясно слышала, как он в растерянности остановился, и затаила дыхание, ожидая, что ей повезет и он выберет другую дорогу. Но вот он опять побежал, побежал в ее сторону. И снова Андреа пустилась наутек, стараясь держаться в самых темных местах, прижимая к себе драгоценную сумку с добычей. К ее ужасу, шаги преследователя раздавались все ближе.

В тот момент, когда она уже была уверена, что он вот-вот схватит ее, она обнаружила, что бежит вдоль стены здания театра, где нынешним вечером была вместе с Брентом. Повинуясь инстинкту самосохранения, словно преследуемая львом лань, она проскочила в узкий проход, начинавшийся у бокового входа в театр. И тут же, к вящему своему ужасу, поняла, что попала в тупик, из которого можно выбраться лишь по тому пути, по которому она сюда забежала. И единственный выход перекрыт погоней.

Она закрутилась на месте, в отчаянии попытавшись проникнуть в выход на сцену, который наверняка был заперт, но ведь ей некуда было податься. Неожиданно дверь поддалась ее напору и легко распахнулась. Она шагнула внутрь, в полную темень. Практически потеряв всякую ориентировку, она тем не менее понимала, что, просто стоя на месте, наверняка окажется тут же схваченной. И Андреа на ощупь двинулась вперед. Сделав всего несколько шагов, она наткнулась на стену, потом узкое свободное пространство, потом опять на стену. Это узкое пространство – скорее всего, один из переходов за кулисами театра, подумала Андреа.

В этот момент она услышала, как позади нее захлопнулась дверь, ведущая на сцену. Тяжелое дыхание преследователя говорило о том, что он тоже попал в этот коридор и тоже в первый момент ничего не может различить в кромешной тьме. Ни секунды не задумываясь, Андреа поспешила по узкому коридору в неизвестность, предоставив гнавшемуся за ней мужчине пытаться найти и зажечь светильник. Ведя рукой по стене, она нащупала дверь и хотела было укрыться за ней, но интуиция подсказала ей, что и для преследователя это будет первое место, где он станет ее разыскивать. Сделав усилие над собою, она миновала еще одну дверь и еще и лишь перед четвертой дверью разрешила себе остановиться, повернула ручку и проскользнула внутрь совершенно беззвучно. Дрожащими пальцами она принялась шарить по внутренней стороне двери, надеясь найти задвижку, но – увы – ее там не было. Как равным образом не было ни одного освещенного окна, в отблесках которого она смогла бы найти путь к бегству из этой чернильной тьмы.

Стоило двери у него за спиной захлопнуться, как Брент был вынужден застыть на месте, совершенно ослепленный беспросветной чернотой, навалившейся на него. Изо всех сил насторожив слух, он какое-то время простоял абсолютно неподвижно, пытаясь уловить хоть малейший звук шагов. Но не услышал ничего, кроме собственного тяжелого дыхания и сумасшедшего стука сердца. И ничто не давало ему ни малейшей подсказки, где может находиться укрывавшийся в кромешной тьме вор. А ведь он мог стоять прямо возле Брента, готовый в первый же удобный момент оглушить преследователя ударом по голове.

Брент заставил себя досчитать до шестидесяти, чтобы хоть немного успокоиться. Он выжидал. Вслушивался. Он был готов мгновенно среагировать на малейший шорох, на легчайший звук. Ничего. Осторожно пошарив у себя в кармане, Брент извлек как можно бесшумнее коробку спичек. Напрягая каждый мускул, стараясь приготовиться к возможной атаке, он наконец отважился чиркнуть одной из спичек и поднял ее над головой. И никого не увидел. И ничего не услышал. Зато заметил свисавшую над порогом керосиновую лампу.

Наконец-то у Брента появилось преимущество перед вором, и преимущество немалое. Как бы проворно ни убегал его «клиент» и как бы тщательно ни кутался с головы до ног в черный плащ, Брент успел разглядеть, что сложение у воришки довольно хлипкое. Скорее всего, это был мальчишка. Весьма искусный в воровском ремесле и хитрый мальчишка. Если бы только Бренту удалось схватить его, у него не» будет ни малейшего шанса вырваться. Разве что он вооружен револьвером. Или ножом.

Эта мысль заставила Брента помедлить. Несмотря на свое несомненное физическое превосходство перед преследуемым, Брент все же должен был быть осторожен. Пытаясь найти хоть какое-то подобие оружия, Брент подобрал для этой цели единственное, что удалось обнаружить: длинную тонкую палку чуть побольше полицейской дубинки. Пожав плечами, он решил, что лучше что-то, чем ничего. Теперь, вооруженный дубинкой и лампой, он счел возможным отправиться на поиски вора.


Андреа, прижимаясь спиной к двери, слышала, как его шаги раздаются все ближе и ближе. Вот он остановился один раз и второй, и по скрипу несмазанных петель она поняла, что преследователь проверяет все выходящие в коридор двери. Когда шаги приблизились к той комнате, где укрылась она, из-под двери просочились лучи света.

Проклятье! Ему и в самом деле повезло – он натолкнулся на лампу! А на двери нет задвижки, и ничего под рукой, чтобы хоть как-то ее подпереть, и она ничего не сможет сделать, чтобы помешать преследователю обнаружить и схватить ее. Разве что…


Брент толкнулся в четвертую дверь, которая казалась прикрытой, но не запертой, словно что-то с той стороны мешало ее распахнуть. Он налег посильнее, и дверь подалась внутрь – она наверняка не была заперта. И все же что-то не давало открыть ее до конца – то ли упавшая мебель, то ли… маленький воришка.

Он наваливался на дверь вновь и вновь, но та больше не поддавалась его усилиям. Наконец он отступил назад, насколько позволяла ширина коридора, разбежался и со всей силы саданул плечом по деревянной панели. Совершенно неожиданно дверь распахнулась безо всякого сопротивления, так что Брент с разгона потерял равновесие и головой вперед влетел в дверной проем. Падая на пол, он лишь старался не разбить полную керосина лампу, чтобы не устроить пожар в театре и не сгореть тут, чего доброго, живьем. Справившись с этой задачей, он только и успел заметить, как закутанная в черное фигура прошмыгнула в распахнутую настежь дверь.


Пользуясь слабым отблеском света, даваемого лампой, Андреа что есть духу неслась обратно по коридору к боковому выходу из театра, пребывая в тем большем смятении, что успела разглядеть ворвавшегося вслед за нею в комнату человека. Она чуть не лишилась чувств, узнав в нем Брента! Она еще не успела добежать до выхода, когда услыхала, что он уже снова гонится за нею. Зацепившийся за что-то шарф чуть не задушил ее, но она рванулась и освободилась, оставив на торчавшем в стене гвозде клочок материи.

Понимая, что ей не успеть добежать до двери, Андреа попыталась свернуть налево. Взлетев по короткой лестнице, она выбежала на сцену, по пятам преследуемая Брентом, освещавшим дорогу себе – и ей – спасенной им лампой. Он был так близко, что она ясно слышала его тяжелое дыхание, и при желании он, наверное, мог бы огреть ее этой ужасной дубинкой, которую сжимал в руке. И тут позади нее вдруг раздался шорох, странный клацающий звук и еще более странное жужжание. Все это сопровождалось градом ругательств из уст Брента, причем было такое ощущение, что его голос удаляется и доносится откуда-то сверху.

Прикрывая лицо краем капюшона, Андреа рискнула бросить короткий взгляд через плечо. То, что она разглядела, заставило ее остановиться и в изумлении уставиться на представшую перед ней картину. В шести футах над сценой беспомощно висел Брент, одной ногой угодивший в петлю тянувшейся откуда-то сверху веревки. Судя по тому, как он ругался, он не был ранен – если не считать его мужского самолюбия. По какому-то чудесному стечению обстоятельств, он все еще держал в руках лампу, освещавшую сию занимательную сцену.

Несколько секунд Андреа в немом изумлении взирала на Брента, извивавшегося на веревке и описывавшего у нее над головой широкие круги. Затем, собравшись с духом и постаравшись говорить как можно более низким и хриплым голосом, она прорычала:

– Ты в порядке?

– Черт бы тебя побрал! – донесся ответный рев. – Конечно нет! Сними меня отсюда!

– Черт бы тебя побрал! – отвечала она все тем же хриплым басом. – Ты что думаешь, я чокнутый? Нет уж, оставайся-ка ты там, наверху, тогда и моя шкура будет целее.

Брент сделал героическое усилие, чтобы говорить спокойно.

– Если ты поможешь мне спуститься, я обещаю, что помогу тебе получить самый мягкий приговор. Я адвокат. И для меня не секрет, как проделать такую штуку.

– Да будь ты хоть сам папа римский. Я не могу спустить тебя оттуда, потому как понятия не имею, как это делается. Я и сейчас не знаю, как тебя вообще угораздило так попасться.

– Я споткнулся о какую-то веревку – судя по всему, это часть от механизма поднятия декораций, – и от толчка почему-то сработала лебедка. Если ты поищешь хорошенько за кулисами, то наверняка найдешь ее и сможешь опустить веревку.

– Гони лампу, не то мне ничего не найти, – грубо потребовала она.

– Отлично. Вот возьми. И поторопись, ладно? Кровь уже прилила у меня к голове.

Найдя среди реквизита какую-то скамеечку, Андреа взобралась на нее и, старательно прикрывая лицо от Брента, взяла у него лампу. Потом поставила ее в дальний угол сцены и осведомилась:

– Эй, мистер, у тебя есть нож?

– Да, у меня есть маленький складной ножичек. А в чем дело?

– Да в том, что придется тебе пустить его в ход, чтобы себя освободить. По моему разумению, минут за двадцать ты справишься.

– Но это не входило в наш уговор! – возмутился Брент.

– А я с тобой и не думал ни о чем уговариваться, – заявила Андреа. – Но ты слушай сюда. Я такой добрый, что не оставлю под тобой лампу, и ты не брякнешься прямо на весь этот горящий керосин. А к тому же я постараюсь сделать твое приземление помягче.

Стараясь не вслушиваться в эпитеты, раздавшиеся в ответ из уст Брента, Андреа кое-как выволокла из скопившегося за кулисами хлама кровать, на которой по счастью оказались достаточно мягкий матрац и одеяло.

– Желаю мягкой посадки, законничек! – с издевательским хохотом прохрипела она. – Живи себе покуда!

– Стой! – заорал Брент ей вслед. – Наглец, ты что же, оставишь меня болтаться на этой чертовой веревке, как будто я мартышка на ветке!

– Похоже, мозгов у тебя поменьше, чем у той самой мартышки, не то ты бы уж давно сам оттуда спустился! – отвечала она. – Давай-ка работай головой, адвокат ученый!

Будучи уверенной в том, что Бренту не доставит особого труда выбраться из ловушки, Андреа бегом вернулась в отель, где без приключений добралась до своего номера и присоединила последнюю добычу к накопленным ранее сокровищам. Наконец-то она была в безопасности, причем к тому же и в полной уверенности, что Брент не узнал ее. О, если бы это было не так, он наверняка разъярился бы в десять раз сильнее. Ей оставалось лишь благодарить судьбу за чудесное спасение и радоваться тому, что теперь она сможет оставить свой отвратительный промысел – тем паче что она, похоже, исчерпала все возможности своего ангела-хранителя.


Брент кое-как добрел до отеля и ввалился к себе в номер, все еще разъяренный донельзя и к тому же со страшной головной болью – результатом столь долгого пребывания в подвешенном вниз головой состоянии. Ух, добраться бы ему только до этого недоростка – проклятый бандюга заплатил бы за все! Брент рухнул поперек кровати, не в силах даже снять с себя одежду. Он все еще изобретал различные способы мести так унизившему его воришке, когда на него навалилось благотворное забытье.

На следующее утро Брент по-прежнему страдал как духовно, так и физически. Он умылся, переоделся и, вынимая из кармана измятого и испачканного в последней переделке костюма ключи, бумажник и всякие мелочи, наткнулся на клочок черного атласного шарфа. Он видел, как убегавший вор зацепился за гвоздь, торчавший из стены в злополучном коридоре, и машинально сунул обрывок в карман, а потом по вполне понятным причинам позабыл об этой улике. Теребя в руках шелковистую ткань, он размышлял, что мог бы установить с помощью этой улики, как вдруг почувствовал нечто странное, ужасно знакомое. Поднеся обрывок шарфа к носу, он старательно принюхался. Боже правый! Ведь именно так пахли те самые духи, которые он подарил ей вчера утром. Те самые духи, которые мучили его на протяжении всего дня, ведь он просто сгорал от желания прижать к себе в страстном объятии так манившее его тело, источавшее этот аромат!

Ошеломленный, Брент рухнул в оказавшееся под рукой кресло в полной прострации. Нет, этого не может быть! Наверняка это всего лишь необычайное совпадение! Или он не ошибся? Внезапно в его памяти всплыли все случаи, когда Андреа старалась распрощаться с ним пораньше – с тем только, чтобы потом неожиданно столкнуться с нею в гораздо более поздний час. Но у нее всегда находилось достаточно логичное – или похожее на логичное? – объяснение столь странным столкновениям. И он готов был прозакладывать свой последний доллар за то, что именно ее увидел в свете уличного фонаря прошлым вечером, когда бросил игру в карты и ринулся в ее номер, где она встретила его в ночной рубашке, по всем признакам, только что поднявшись со смятой постели! Боже, что за спектакль она ухитрилась перед ним разыграть!

Более того – стало быть, именно она чуть не попалась ему в руки прошлой ночью в театре! Именно она оставила его болтаться вверх ногами, а сама преспокойненько удалилась к себе в отель! Вспоминая обстоятельства этой злополучной ночи, он был теперь уверен, что успел заметить белоснежную кружевную сборку, на мгновение выглянувшую из-под края бесформенного черного плаща. Конечно, у него в тот момент была не лучшая точка для наблюдения, но он готов поклясться, что прошлой ночью гонялся за женщиной!

Нет, это уж слишком! Хитроумный воришка, благополучно избегавший всех приготовленных для него ловушек, оказался не кем иным, как его обожаемой, несравненной невестой!!! Она так нагло водила его за нос все это время, а он был абсолютно слеп от любви – и как последний дурак ничего не замечал! Какой же он болван! И как, должно быть, она потешалась над ним за его спиной! Тысяча чертей, она наверняка и сейчас смеется над ним – после вчерашнего-то вечера!

– Ну уж нет, будь я проклят! – прорычал Брент в ярости, сжимая в кулаке шарф. Он вскочил с кресла и ринулся к двери. – Больше ей не придется смеяться надо мной!

ГЛАВА 17

Как только Андреа открыла на стук, Брент ворвался в номер, несмотря на то, что девушка выглядела совершенно сонной и явно только что поднялась с постели.

– Да закройте же вы эту проклятую дверь! – рявкнул он. – Не то весь отель узнает о вашей двуличной игре!

Не в силах отвести от него взгляд, полный немого испуга, Андреа повиновалась. Застигнутая врасплох, завороженная диким блеском в его золотистых глазах, она невольно отступила, тогда как он шаг за шагом безотрывно преследовал ее, кружа по всей комнате.

– Во имя всего святого, что с вами случилось? – спросила она дрожащим голосом.

– Вам не знакома вот эта вещь, моя дорогая? – грубо спросил он, сунув ей под нос обрывок черного атласа. Прежде чем она успела предугадать его следующий поступок, он накинул шарф ей на шею и за свободные концы притянул поближе к себе. Другой рукой он ударил ее по трясущимся губам. – Экие у вас сладенькие губки. И какая медовая ложь сочилась с них!

И он изо всей силы отпихнул ее, словно ему было отвратительно находиться так близко от столь презренного создания. Андреа совершенно безвольно рухнула на диван, причем обрывок черного шарфа все еще оставался у нее на шее. Разбудив в ней самые худшие опасения, он осуждающе посмотрел на нее и произнес:

– Я знаю, что прошлой ночью в театре это были вы, Андреа. Я знаю, что и все предыдущие ночи, когда вы удивляли меня своими поздними прогулками, вы просто-напросто возвращались из ваших воровских эскапад. Я не знаю лишь одного: почему. Почему вы это делали, Андреа?

Не успела Андреа произнести и слова, как из своей спальни выскочила Мэдди, на ходу продевая руки в рукава халата, с абсолютно растрепанной шевелюрой.

– Из-за чего на сей раз вы развели весь этот шум? – строго осведомилась она.

– Из-за предательства любимой мною женщины, – отвечал ей Брент. – Из-за привычки Андреа шляться по чужим номерам в отелях и тешить себя, крадя драгоценности у честных людей! А потом жаловаться и причитать! У нее даже хватило нахальства вернуть мне мои часы после того, как она украла их у меня! – Он снова обратился к Андреа. – Надеюсь, это развеселило вас? Вам доставляло радость делать из меня дурака?

– Нет! – воскликнула она, едва удерживаясь от истерики, в которую ее повергли обвинения Брента. – Пожалуйста! Поверьте, я совсем не хотела этого! Вы же ничего не знаете!

– Тысяча чертей, я действительно ничего не знаю! Ну а теперь – вы уже готовы дать мне объяснения? Вы уже сочинили какую-нибудь сладенькую ложь, снимающую с вас вину за ваше вероломство?

Не дожидаясь ответа, Брент направился в спальню к Андреа и принялся рыться в стенных шкафах, вышвыривая на пол все их содержимое.

– Где ваш тайник, Андреа? Скажите мне сейчас же, не то я разнесу всю вашу комнату! Клянусь, я не успокоюсь, пока не найду его!

– Я… Это в синем дорожном саквояже в углу в туалете, – подавленно прошептала она.

Мэдди тихонько вскрикнула, совершенно ошеломленная тем, что случилось в следующее мгновение. Перед ее изумленным взором Брент вытащил из туалета саквояж, расстегнул и вытряхнул на пол в гостиной его содержимое для всеобщего обозрения. Звенящая, блестящая всеми цветами радуги куча драгоценностей произвела впечатление даже на готового к этому Брента. Мэдди же просто лишилась дара речи.

– Почему, Андреа? – снова спросил Брент, с трудом выдавливая из себя слова сквозь стиснутые от горя зубы. – Я с нетерпением жду ваших объяснений, какими бы хитроумными они ни оказались. И все же хочу вас предупредить: мне надоела ваша изворотливость и ложь. Хотя бы один раз за свою никчемную жизнь постарайтесь сказать мне правду – если только для вас еще что-то значит это слово!

Андреа, обливавшаяся безмолвными слезами, попыталась стереть их со щек трясущимися пальцами и умоляюще взглянула на него.

– Я не хотела это делать, – произнесла она наконец низким, прерывистым от рыдания голосом. – Я никогда не думала, что мне придется красть. И я ненавидела себя за все эти поступки, особенно когда приходилось красть у друзей Мэдди – и они даже одно время подозревали ее.

Он лишь презрительно усмехнулся, взмахнув рукой в сторону сверкавшей на полу кучи:

– Судя по этому, вы довольно успешно справились с угрызениями совести.

– Похоже, что он прав! – пробормотала Мэдди, переведя потрясенный взор с Андреа на ее добычу и обратно. – Но зачем, дорогая моя девочка? Что толкнуло тебя на это?

Андреа закрыла глаза, не в силах вынести сочувствующего взгляда Мэдди. Затем, набравшись духа, она посмотрела прямо в лицо Мэдди и Бренту.

– Я должна была это сделать! Не ради себя, а ради Стиви. Чтобы спасти его…

– Спасти от чего, Андреа? – не выдержав, фыркнул Брент. – От необходимости зарабатывать себе на хлеб насущный в течение всей своей взрослой жизни? Чтобы иметь возможность скупить для него все мыслимые и немыслимые игрушки на свете? Или чтобы воплотить в жизнь его собственную фантазию о доме, полном слуг, которые будут сбегаться по первому его зову? И развлекать малютку, чтобы он не плакал?!

– Нет! – вскричала она, поражая их обоих неожиданной силой, прозвучавшей в ее голосе. – Чтобы спасти ему жизнь! Да, спасти ему жизнь, черт бы вас побрал! Ральф похитил его и угрожал всяческими ужасами! И он отказывался вернуть Стиви до тех пор, пока я не заплачу выкупа за него! И я должна была это сделать, неужели не ясно?! У меня не было выбора! Я должна была вернуть Стиви до того, как Ральф приведет свои угрозы в действие!

– Хватит, я не желаю больше это слушать, – рявкнул Брент, угрожающе взмахнув рукой. – Вы что, в самом деле надеетесь уверить меня в том, что этот человек решится навредить собственному сыну?! Что он такое чудовище и способен требовать выкуп за выдачу своего ребенка в чужие руки?!

– Да! – отвечала Андреа. – Он требует с меня двадцать пять тысяч долларов или эквивалентное им количество драгоценностей, которые он перепродает какому-то малому, которого зовет своим «скупщиком» и который дает цену, вдвое меньшую, чем действительно стоят приносимые ему вещи. И я должна была за какие-то несчастные несколько недель собрать всю эту сумму выкупа, и сделать это как можно быстрее, пока Ральф не изуродовал Стиви, или перепродал его, или не натворил еще чего-нибудь похуже.

– Дорогая моя девочка, почему же ты не сказала ничего мне? – воскликнула Мэдди, опускаясь на диван подле Андреа. – Почему ты не попросила денег у меня?

– Ах, я не могла так поступить, Мэдди! Я знаю, что ты непременно постаралась бы мне помочь, но ведь для меня не секрет, что ты вовсе не так богата, как считают многие твои знакомые. Да к тому же Ральф запретил мне жаловаться в полицию и вообще кому бы то ни было. Он пообещал, что мне никогда больше не видеть Стиви, если я пророню хоть одно лишнее словечко. Я… Я… Я боюсь, что под этим он подразумевал, что убьет Стиви!..

– Свою собственную плоть и кровь? – недоверчиво прервал ее исповедь Брент. – Одумайтесь, Андреа. Не слишком ли вы драматизируете ситуацию? Этот малый, скорее всего, хотел сказать, что запретит вам встречаться с племянником – если все то, что вы сейчас наговорили, содержит хотя бы долю правды – а я в этом сильно сомневаюсь.

– Я рассказала правду! – твердо заявила она. – От первого до последнего слова! И к тому же у меня есть доказательство!

– Вот как? – Брент недоверчиво приподнял брови. – Умоляю, не держите же нас дальше в неведении, моя милая лгунья. Если у вас имеются доказательства, предъявите же их нам.

Андреа поднялась и прошла в спальню. Порывшись в разоренном шкафу, она извлекла оттуда письмо, которое недавно прислал Ральф, и протянула его Бренту.

– Вот. Прочтите это, и тогда вы, возможно, поверите в то, что я не лгу.

– Но ведь по нему нельзя сказать ничего определенного, – хмуро заключил он, быстро пробежавшись глазами по строчкам. – Во всяком случае, здесь нет ни одной настоящей угрозы, не так ли? Любой, кто прочтет письмо, может прийти к совершенно различным выводам, и вовсе не обязательно точно таким же, какие сделали вы.

– Но к каким же еще выводам можно здесь прийти? – пыталась настоять на своем Андреа. Она вырвала у Брента письмо и ткнула пальцем в его первые строчки. – Неужели не ясно, что за «добро» я должна для него «набрать»? А посмотрите вот здесь, в самом конце, – снова показала она. – Он намекает, что цена становится все выше. Неужели это не доказывает вам, что я рассказала чистую правду, что я вынуждена была заниматься воровством для того, чтобы собрать выкуп за Стиви?

– Ну, под «добром» можно подразумевать все что угодно, Андреа. Может, он просто пишет про всякие диковинки, которые он надеется получить после вашего посещения выставки. А по поводу повышения цены он мог просто намекнуть о той плате, которую намерен стребовать с вас за попечение о Стиви в день вашего возвращения в Вашингтон.

– Да нет же! Неужели вы ничего не поняли! Ведь он все время обзывает Стиви крысенком и откровенно угрожает ему!

– Я, конечно, согласен, что вряд ли его можно назвать примерным отцом, с любовью заботящемся о своем сыне, – упрямо качая головой, возразил Брент. – Скорее он просто кажется вам чересчур строгим, но…

– Он грозился продать мальчика цыганам! – не выдержала Андреа его рассудительного тона.

– Ну, такие угрозы можно услышать от многих родителей, недовольных своим потомством, но ведь никому и в голову не приходит приводить их в действие, – не согласился Брент. – Да что уж, честно говоря, мой собственный брат неоднократно грозился повесить своих деток на первом же попавшемся суку, чтобы они наконец прекратили свои несносные шалости. Но ведь все это пустая болтовня, не подкрепленные ничем пустые угрозы. Откуда вы взяли, что он готов поступить именно так, как пообещал.

– Но Ральф именно так и поступит! – убеждала его Андреа, в отчаянии схватив его за рукав. – Пожалуйста, Брент! Я знаю, что вы ужасны злы на меня, и я сама во всем виновата, но не позволяйте гневу повлиять на ваше решение. Я умоляю вас, не заставляйте Стиви расплачиваться за мои выходки. Он в опасности, и я одна могу спасти его! – разрыдалась она. – И я должна была сделать все – все, что в моих силах, – чтобы вернуть ему свободу!

– Я верю ей, Брент, – тихонько сказала Мэдди. – Я знаю Андреа вот уже на протяжении более чем двух лет. Это заботливая, нежная натура и… она безусловно порядочная.

Несмотря на явное недоверие, сквозившее на лице Брента, Мэдди продолжала все тем же задушевным тоном:

– Я видела, как Андреа обращается со Стивеном, и тут нет никакого сомнения: она любит его как родного сына. Я не сомневаюсь также, что при необходимости она способна отдать за него свою жизнь. И только в последнее время, на протяжении нескольких недель или вроде того, она стала вести себя весьма странно: то парит в небесах, то разговаривает сама с собой, словно не в силах перенести снедавшее ее беспокойство, о причине которого так ничего мне и не сказала, хотя я долго ждала ее исповеди. Теперь я понимаю причину столь странного поведения и сожалею, что не проявила в свое время должной настойчивости и не добилась ее признания. Сделай она его раньше – нам, пожалуй, удалось бы избежать многих неприятных моментов вроде этого. Как бы то ни было, я не намерена изменить нашей дружбе, мои симпатии на ее стороне, и я в любом случае постараюсь помочь ей всем, чем могу… как, я надеюсь, поступите и вы, – закончила Мэдди, пытливо заглядывая Бренту в глаза.

– Да вы хоть имеете представление о том, что требуете от меня? – с нескрываемым возмущением воскликнул он. – Ради всего святого, Мэдди, ведь я – адвокат! И я потомок целой череды уважаемых всеми юристов!

– Да будь вы хоть потомком целой череды бабуинов! – презрительно парировала Мэдди. – Андреа, между прочим, ваша невеста, и помочь ей сейчас – для вас долг чести!

– В свете последних событий, я думаю, нашу помолвку можно считать расторгнутой, – тихо, но решительно вмешалась Андреа. Голос ее звенел от сдерживаемых слез. Она неохотно сняла с пальца бриллиантовое кольцо и протянула его Бренту. – Надеюсь, вам вернут уплаченные за него деньги. Как бы то ни было, все, что ни делается, – к лучшему, – попыталась пошутить она, но тут же рыдания подступили к самому горлу, и она молча смотрела на него, ожидая подтверждения их разрыва.

Его рука сжала ее пальцы так, что кольцо каким-то образом вновь оказалось на старом месте.

– Попрошу держать ваше кольцо при себе до той поры, пока я сам не скажу вам, что с ним делать, – рявкнул он. – И не надейтесь, что я потащу его скупщику!

– Хорошо, не буду, – покорно согласилась Андреа, слишком разбитая, чтобы усмотреть в его словах проблеск надежды.

Его ярость разгорелась, судя по всему, с новой силой, и он принялся упрекать ее:

– Вы хотя бы отдаленно представляете положение, в которое я угодил по вашей милости? Ведь я приглашен агентством Пинкертона специально для расследования этого дела! Понятно вам? Я призван стоять на страже закона, а не нарушать его – и не потакать в подобных попытках кому-то другому! – Он принялся метаться по комнате, словно тигр в клетке, взад и вперед. – Если я возьмусь помогать вам, я поставлю под угрозу свою карьеру, не говоря уж о жизненных принципах, которые исповедаю. Если для вас и этого мало, тогда будет вам известно, что две из ваших многочисленных жертв оказались клиентами нашей фамильной фирмы. Одного из них вы обокрали прошлой ночью. А другим был конгрессмен из Нью-Йорка, который не так давно поехал по делам в Вашингтон, где вы только начинали свою воровскую карьеру. Что же, скажите мне на милость, я должен теперь со всем этим делать?!

– Позабыть обо всем, – неожиданно предложила Мэдди. – По крайней мере на время, пока мы не составим своего рода план по вызволению Андреа из всей этой заварухи?

– И освободим Стиви? – со снова вспыхнувшей надеждой вмешалась Андреа.

– Если только нам удастся найти способ привлечь Ральфа Маттона к ответственности за все эти кражи – как оно на самом деле и есть, по большому счету, – продолжила Мэдди. – Возможно, если мы дадим себе труд подумать вместе, мы сможем найти выход из создавшегося положения без необходимости нарушать вам, Брент, слишком уж много законов. Возможно, нам лишь придется в некоторых случаях слегка исказить их в свою пользу, как это принято у вас, адвокатов. Я уверена, что если вы захотите, то вполне преуспеете в этом деле.

– Если это можно считать комплиментом, то он весьма двусмыслен, – заметил с недовольной гримасой Брент. – Однако в вашем предложении есть рациональное зерно – если только Андреа поведала нам правду о характере Ральфа Маттона и его угрозах.

– Я готова поклясться в том, – заверила она. – Он даже снабдил меня приспособлениями для воровского промысла и объяснил, как ими пользоваться.

– Преспособлениями? – переспросил Брент. – Что это еще такое?

– Натурально, это воровской инструмент. Им пользуются и взломщики, и карманники. Он дал мне отмычки, чтобы я могла справиться с любыми замками, и воровские кусачки, конечно.

– Кусачки? – в один голос повторили за нею Брент и Мэдди.

– Ну, те странные щипчики, про которые я сказала, что ими удобно распарывать швы, – кивая, поучительно произнесла Андреа. – Они предназначены для того, чтобы перекусывать цепочки и застежки украшений.

– И бывают очень кстати, когда надо кого-нибудь проткнуть насквозь, – осуждающе глядя на Андреа, напомнил Брент.

Тут он обратил внимание на то, что она нервическими движениями упорно старается разгладить бахрому на краю чехла, надетого на диванный валик, аккуратно выкладывая один к одному витые шнуры так, чтобы их края выстроились в ровную линию.

– Послушайте, будьте так любезны и оставьте наконец в покое эту несчастную тряпку! – нетерпеливо воскликнул он, вызывая у нее неподдельное изумление своей нетерпимостью к столь безобидным, на ее взгляд, действиям.

– Простите! – отвечала она. – Наверное, я делала это машинально. Я люблю, чтобы вещи выглядели аккуратно и занимали отведенные для них места.

– Я это слишком хорошо знаю! – со зловещей ухмылкой заверил Брент. – Если бы я не вляпался в сплетенную вами паутину и не почивал, как последний дурень, на розовых облаках, я бы с самого начала должен был заподозрить именно вас. Кому еще могло бы прийти в голову приводить в порядок обокраденную им шкатулку с драгоценностями или тратить время на уборку в помещении, ставшем местом преступления? Да к тому же вот это, – добавил он, кивая на множество миниатюрных резных и бронзовых изображений животных, валявшихся на полу вперемешку с драгоценностями, – могло послужить великолепной уликой. Умоляю вас, раскройте перед нами еще одну тайну. Почему вам приспичило красть эти никчемные игрушки столь же старательно, как и наиболее ценные вещи из вашей «коллекции»? Вам ни за что не удастся убедить меня, что Ральф мог бы на них позариться.

– Конечно нет, – согласилась она, краснея. – В этом виновата я одна. Я собирала их для Стиви. Он обожает всяческих зверушек. И я не могу ни объяснить, ни тем паче оправдать совершенных мною поступков, но, собирая этих зверей, я поддерживала в себе веру в успех. Веру в то, что я верну его. Эти милые фигурки стали своего рода талисманом, понимаете? Они поддерживали меня в минуты страха, в минуты горечи и неверия в свои силы, они помогали быть храброй несмотря ни на что.

– Ну что мне делать с вами, Андреа? – с глубоким вздохом произнес Брент. – Вы до того заморочили мне голову, что я уже не в состоянии сказать, где верх, а где низ – равным образом как и отличить хорошее от плохого, – и его взор вновь обратился к сверкавшей на полу куче. – И как прикажете поступить со всем этим? Ведь я не могу просто сделать вид, что всего этого не было, что вы не украли этих вещей.

– А что, если мы вернем все эти вещи владельцам? – предложила Мэдди.

– Но, Мэдди! Ведь мне надо выкупить Стиви!

– Стало быть, вы намерены продолжать вашу преступную жизнь? – подозрительно осведомился Брент. – Неужели вы и вправду поверили, что я способен простить вам ваше воровство, вместо того чтобы выполнить свой долг и сообщить обо всем в полицию?!

– Нет!!! Ах, Брент, пожалуйста, не делайте этого! Пожалуйста! Я навсегда покончила с воровством, и я обещаю и впредь вести себя исключительно честно. Как только Стиви будет на свободе и в безопасности, я стану примерной, законопослушной гражданкой до конца своих дней. Я клянусь вам жизнью Стиви! Я уверена, что здесь добра достаточно, чтобы немедленно выкупить его, но Ральф не отдаст мне малыша, если не получит эти вещи.

– Андреа, детка, но ведь теперь ты могла бы понять, что мы обязательно найдем какой-нибудь более приличный путь, – заверила ее Мэдди. – В крайнем случае, я не постесняюсь обратиться к Лиссу, и по пятам мистера Маттона устремится вся армия Штатов.

Она поколебалась, а потом добавила:

– Хотя, пожалуй, такой шум мог бы навлечь на ребенка дополнительные неприятности до того, как мы доберемся до него. Зато я не сомневаюсь, что, если объясню ситуацию кое-кому из моих друзей, мы сможем организовать нечто вроде фонда помощи. Тогда ты сможешь расплатиться с этим выродком звонкой монетой и не страдать от того, что дал тебе половину цены за добытые тобою вещи. А с другой стороны, можно будет безболезненно вернуть похищенные вещи их истинным владельцам.

– И как, скажите на милость, она это будет делать? – ехидно поинтересовался Брент. – Ведь здесь не одна сотня побрякушек, и все в восхитительном беспорядке! Как она сможет установить, что и у кого было ею украдено?

– У меня есть список, – смущенно сказала Андреа.

– У вас есть что?! – вскричал он в изумлении.

– Я вела список похищенных вещей – ну просто на всякий случай, если судьба предоставит мне когда-нибудь возможность возместить убытки или даже вернуть вещи владельцам.

– Да неужели вам в ваши куриные мозги ни разу не пришла мысль, что попади такой список в соответствующие руки – и вы угодите за решетку по меньшей мере на полвека?! Боже милостивый, о чем вы думали, женщина?

– Что бы вам ни было угодно думать обо мне, – отвечала она смущенно, но твердо, – я ни за что не стала бы красть по своей воле. Да, я воровала, но у меня попросту не было иного выхода. Кроме того, мне кажется, что вы изменили вашей хваленой логике, мистер адвокат. Вначале вы порицаете меня за кражи, а через пять минут порицаете за то, что у меня еще осталась совесть! Я бы хотела знать, чего конкретно вы добиваетесь от меня в данной ситуации – иначе, боюсь, нам не понять друг друга!

– Совершенно верно! – горячо вступилась за компаньонку Мэдди. – Вы действительно намерены помочь ей или нет? И будьте добры, прекратите мотаться по комнате, как жесть на ветру! У меня уже в глазах рябит!

– Боже, ну конечно, я хочу ей помочь! – в отчаянии вскричал Брент. – Неужели вы думаете, что я способен сложа руки сидеть и смотреть, как на нее наденут наручники?

Андреа прерывисто вздохнула, борясь с новым приступом рыданий, а Брент принялся составлять план конкретных действий.

– Андреа, постарайтесь взять себя в руки и с помощью вашего ужасного списка начинайте разбирать и упаковывать вещи для того, чтобы поскорее разослать их владельцам. Только ради всего святого, подумайте хоть раз головой и не надписывайте обратного адреса, – мрачно пошутил он. – И постарайтесь избавиться от этого отчаяния во взоре. Мучитель вашего племянника получит свои деньги – а скорее всего, то, что он заслуживает, это я вам обещаю.

– Я бы хотела внести свою долю в выкуп, – деликатно напомнила Мэдди.

– Вам нет нужды делать это, – возразил Брент. – Я в состоянии взять на себя все расходы.

– Это так мило с твоей стороны, Мэдди, – добавила Андреа, тоже не желавшая принимать столь великодушный дар, – но я не могу и не хочу злоупотреблять твоей добротой. Ведь у тебя не так много денег – их хватит лишь на то, чтобы обеспечить тебе безбедное существование на старости лет.

– Ох, перестань болтать ерунду! – фыркнула Мэдди. – Ты ведь не надеешься, что я буду жить вечно, и, уж раз я все равно собиралась все оставить тебе, не будет большой разницы, если ты, Андреа, получишь их сейчас. По крайней мере в данный момент они нужнее тебе, чем мне: мы сможем заткнуть пасть Ральфу и сделать тебя счастливой. Ну а коль скоро я окажусь совсем без средств к существованию, то что мешает тебе позаботиться о моей старости? Или это не устраивает тебя?

– Конечно, устраивает, – хором отвечали Брент и Андреа.

– Отлично, – важно кивнула Мэдди. – Итак, решено. Стало быть, я могу предположить, что вы двое по-прежнему намерены пожениться?

– Я не уверена… – начала было Андреа, но ее слова заглушил возглас Брента:

Да!

Андреа обернулась к нему, и в ее глазах, еще полных слез, зажегся огонь удивления и надежды, а сердце затрепетало от невыразимого счастья.

– Неужели? – прошептала она, не в силах поверить этому. – Неужели вы все еще хотите взять меня в жены?

– Как это ни невероятно, но я все еще этого хочу! Несомненно, мне придется нести бремя по меньшей мере в три раза более тяжкое, чем мог предполагать, мне придется до конца дней своих спать вполглаза, чтобы вы не похитили у меня одеяло и подушку… но я хочу видеть вас своей женой.

Он склонился перед нею, взял за руки и заставил подняться, а потом заключил в нежные объятия и поцеловал в губы. И она, как и прежде, с радостью ответила на его поцелуй.

– Я люблю вас, Брент Синклер, люблю всем сердцем, – поклялась она шепотом.

– И я тоже люблю вас, Андреа, люблю до безумия, ибо безумцем сделали вы меня за последние дни. И вам чертовски повезло, моя милая воровка, поскольку муж не имеет права свидетельствовать против своей жены. Имея в виду это обстоятельство, нам стоит выправить специальное разрешение и жениться немедленно, пока кто-то еще, кроме меня, не докопался до вашего участия в преступлениях.

– Ох, какой ужас, ведь это будет катастрофой! – воскликнула Мэдди. – А как же я, Брент? Если это все же случится, меня могут заставить давать присягу и все такое?

– По счастью, Мэдди, – успокоил ее Брент, впервые за все утро весело улыбнувшись, – вы заработали себе прочную репутацию старой балаболки, взбалмошной, словно утренний бриз. Не обижайтесь, милая леди, но я боюсь, что ваши показания лишь позабавят членов суда, а скорее всего, вас изначально признают личностью, не отвечающей за свои слова, – по крайней мере в роли свидетельницы, – и это наверняка облегчит вашу участь.

– Хотя кое-кто может счесть меня слабоумной старухой, я гораздо меньше склонна впасть в маразм, чем многие юнцы, – яростно возразила Мэдди, наградив Брента соответствующим взглядом. – И я бы посоветовала и вам, и прочим судейским крючкотворам поостеречься, прежде чем болтать о моей безответственности!

Растрепанная, размахивая широкими рукавами халата, она была так похожа на разъяренную наседку, что не могла не вызвать улыбки. Тем не менее она продолжала выговаривать Бренту абсолютно серьезно:

– На сей раз вы переступили все границы приличий, молодой человек, и позвольте мне заверить вас, что я запомню вашу дерзость с тем, чтобы воздать вам за нее по заслугам в будущем. Я вовсе не так забывчива и неразумна, как вам бы хотелось думать. И по поводу вашего замечания о сне вполглаза я предупреждаю, что лучше вам вовсе не смыкать глаз, – пригрозила она. – И опасаться вам следует вовсе не Андреа, милый юноша. Хоть я и стара, я вполне способна должным образом отомстить за оскорбление!

Она на секунду прервала этот поток слов, и сделала это только для того, чтобы наградить его лукавой улыбкой.

– Без ложной скромности могу сказать, что я весьма преуспела в этом искусстве, и вот увидите – вам придется расплатиться за сегодняшнюю дерзость сполна и в такой момент, когда вы меньше всего будете этого ожидать!

ГЛАВА 18

Весь остаток дня Андреа занималась сортировкой и упаковкой похищенных ею вещей для их анонимного возвращения владельцам. Даже то, что она украла на выставке, было аккуратно упаковано и отправлено почтой – за исключением маленьких фигурок, приготовленных ею для Стиви. Их она собиралась вернуть на место сама. Конечно, с максимальной осторожностью и не привлекать к себе внимания – чтобы не оказаться схваченной. Брент снизошел к ее просьбе и согласился следовать за нею, чтобы тут же приобрести для нее эти фигурки честным путем.

Впервые Брент смог наблюдать за Андреа «в деле», и, хотя она не крала вещи, а возвращала их на место, было неприятно удивлен проявленным ею искусством. Его поразила легкость и точность неуловимых движений девушки, ее вероломная изобретательность, ее умение, когда надо, отвлечь внимание торговца милой улыбкой или наивным вопросом о каком-нибудь из экспонатов. В те ничтожные мгновения, пока взгляд несчастного малого был направлен в другую сторону, Андреа ухитрялась успеть извлечь из сумочки очередную фигурку и поставить ее на прилавок так, что никто ничего не замечал. Не знай Брент обо всем заранее, он бы тоже оказался обведенным вокруг пальца. И конечно, когда несколькими секундами спустя Брент подходил к прилавку с целью купить нужную ему фигурку, бедные торговцы были буквально ошарашены тем, что пропавшая несколько дней назад вещь каким-то загадочным образом оказалась на месте.

– Вы просто поразили меня, – заверил Брент, когда они наконец вернулись в отель, завершив небезопасную экспедицию. И не могу сказать, что сделанные мною открытия пришлись мне по душе. В течение целого часа я имел возможность наблюдать, как вы бессовестно водили за нос ничего не подозревавших добропорядочных джентльменов. И никак не могу отделаться от чувства, что вы невольно причисляете меня ко всем прочим одураченным вами простофилям.

– Меня извиняет лишь то, что меня силой вынудили обманывать людей, Брент, – отвечала Андреа, стараясь смягчить его гнев. – Я была отвратительна сама себе в эти минуты, и уж конечно это никоим образом не могло повлиять на мои чувства к вам. Я не лгу, когда говорю, что люблю вас. И я чуть не умерла со стыда, когда узнала, что мои преступления перестали быть для вас тайной. Я и надеяться не смела, что после этого вы не разлюбите меня.

– В какой-то момент мне так и показалось, – грустно подтвердил он. – Уж слишком тяжел был удар.

– Но ведь я пыталась вас предостеречь, – напомнила она. – Когда я раз за разом отвергала ваши предложения руки и сердца и постоянно твердила, что вы многого еще не знаете обо мне, что я связана многими серьезными обстоятельствами.

– Вам следовало более определенно намекнуть, какие именно обстоятельства имеются в виду, – хмуро упрекнул он.

– Ах, ну да, конечно! – воскликнула Андреа, выразительно взмахнув рукой и взглянув на него несколько недоуменно. – Представляю вашу реакцию, решись я произнести хоть словечко: «Кстати, именно я являюсь тем похитителем драгоценностей, за которым ты сегодня гонялся, дорогой!». Хотела бы я знать, вы бы поверили мне? Скорее всего, подняли бы шум и прямиком отправили в тюрьму! Или в лучшем случае рассмеялись бы над моей милой шуткой!

– Позвольте мне напомнить, что вы постоянно лгали мне, ссылаясь на вашу нежную конституцию и постоянное недомогание, – с той лишь целью, чтобы оправдать ночные эскапады. А ваша ложь по поводу содержимого вашей сумочки с этими ужасными кусачками? Я уже не говорю о присыпке от головной боли.

– Да, да, милая, – кивнул он в ответ на ее удивленный взгляд, – мне удалось поставить на место и этот кусочек мозаики, равно как и остальные, все еще бывшие для меня загадкой. Ваша исключительная опрятность. А тот маленький, изящный отпечаток ноги, который вы оставили, вырвавшись из зубов разъяренного пуделя? Все это лишний раз подтверждает, каким я был влюбленным слепцом, не заподозрив вас гораздо раньше.

– Но ведь и вы обманули меня, – торопливо возразила она. – Все то время, пока вы ухаживали за мною, демонстрируя свою любовь и расписывая свою жизнь в Нью-Йорке и работу в фирме у отца, вы в то же время тайно работали на агентство Пинкертона. Так что можете считать, что мы квиты.

– Только с огромной натяжкой, – не уступал он. – Я никогда не оскорблял вас откровенной ложью.

– Не надо уверток, Брент. Ложь остается ложью, и неважно, какое оправдание вы для нее придумаете. Ведь в конечном итоге вы тоже оказались не до конца честны со мною.

– Ну что ж, по крайней мере я благодаря этому могу считаться не совсем уж законченным дураком, – попытался утешиться он. – И мы с вами – два сапога пара.

– Не забывайте, что вам все же удалось уличить меня, причем так, как это не могло бы удастся никому другому. Так что вы можете по праву гордиться своей изобретательностью, – грустно пошутила она.

– Ну а вы наверняка были также горды, когда крали драгоценности у Ширли Каннингем – все, до последней сережки? – поддел он.

– Вы не находите, что в данном случае меня можно отчасти оправдать? – с недовольной гримасой возразила она. – Обычно я похищала лишь часть вещей, стараясь не трогать того, что могло быть семейной реликвией. Но я была так зла за ее выходку с вином, что не могла отказать себе в удовольствии забрать у нее все. Честное слово, в первый и в последний раз я была рада, что умею воровать.

– А что вы скажете по поводу моих часов? – все еще с недоверием продолжал допытываться Брент. – А когда вы оставили меня болтаться на веревке в театре? Неужели вы даже ни разу не улыбнулись?

– Хотите верьте, хотите нет, но тогда я чувствовала себя хуже всего, – призналась она.

– И все же можно сказать наверняка: вы, пустившись на поиски приключений, умудрились совершенно задурить мне голову, – упрямо пожимая плечами, стоял на своем Брент. – Вспомните, с каким видом вы осматривали свою спальню якобы из опасений, что вас тоже могли обокрасть. А в ту ночь, когда я заметил вас на перекрестке и поспешил в ваш номер? Вы сумели сделать вид, что только что встали с кровати!

– Если вас это хоть немного утешит, то могу сообщить вам, что чуть не свернула шею, пока опрометью неслась к себе в номер, и даже надела наизнанку ночную сорочку – уж это-то вы могли бы заметить!

– Все это только заставляет меня предположить, что вам удалось натворить гораздо больше, чем было угодно рассказать мне, и я могу лишь строить предположения по поводу тех ваших выходок, которые могут открыться в будущем!

– Например?

– Вспомните ту ночь, когда вы якобы выходили покурить. Должен ли я верить в то, что вы сочинили эту историю лишь для того, чтобы замаскировать очередную воровскую вылазку?

– А вас до сих пор смущает этот эпизод? – запальчиво воскликнула она. – Вы все еще боитесь, что я изменяла вам с другим мужчиной? Вам мало обвинить меня в воровстве, вы хотите вдобавок уличить меня и в неверности?

– Ха, вот видите, вы сами напоминаете мне об этой дилемме, дорогая! – язвительно подхватил Брент. – Я действительно до сих пор не уверен, что вы не были тогда с Хендерсоном, более того, что вы не обманываете меня и в других случаях, стараясь уверить в своей правдивости. Вам удалось нагородить столько вранья – и за такой короткий срок, – что я уже не в состоянии определить, когда вы врете, а когда говорите правду!

– Ах, вот как! – Андреа вскочила со своего места на диване возле Брента и прожгла его взглядом. – Ну, если уж на то пошло, вам лучше всего отказаться от женитьбы на такой особе, как я!

– А не лучше ли вам попросту доказать мне свою непорочность до того, как мы поженимся, чтобы развеять последние сомнения? – вкрадчиво произнес он.

– Ха! – презрительно фыркнула она. – Вы что, принимаете меня за последнюю тупицу, Брент Синклер?! Не разбив яйца, не изжаришь яичницы, мой дорогой. Я совершенно не намерена жертвовать своей девственностью только ради того, чтобы быть отвергнутой вами перед самым алтарем. Как вам могло прийти в голову ставить подобный ультиматум?!

– Наверное, я научился изворотливости у вас, моя маленькая лгунья. И в свете ваших последних слов мне, вероятно, придется провести нынешнюю ночь прямо здесь, на этом диване, чтобы не дать вам удрать перед самой свадьбой, – и он иронически приподнял бровь: – А может, вы предпочтете все же допустить меня в свою постель, чтобы раз и навсегда покончить с предметом моих подозрений?

– Я предпочту допустить вас в свиное корыто или просто на кучу навоза в хлеву! – уперев руки в бока, гневно вскричала Андреа. – Можете взять с собою любую приглянувшуюся вам бабу, но тогда позабудьте обо мне. А еще позабудьте о нашей свадьбе. Меньше всего в жизни я хотела бы иметь мужа, который караулит каждый мой шаг и вновь и вновь пытается обвинить меня в прошлых грехах – среди которых, кстати, нет ни неверности, ни распущенности! Да я скорее усохну, оставшись навсегда старой девой, нежели позволю вам прикоснуться к себе!

– Не забывайте, что прежде вам придется отправиться в тюрьму, – холодно напомнил Брент, чьи черты лица стянуло в непроницаемую мрачную маску. – Или вы выходите завтра за меня замуж, или проводите остаток своей несчастной жизни за решеткой. Выбор за вами, моя дорогая, но только учтите одно, прежде чем отвергать меня и отказываться от свадьбы. Если вас осудят за воровство – а я в этом нисколько не сомневаюсь, – вам не видать вашего прелестного племянника, как своих ушей. И все ваши немыслимые жертвы и усилия ради его освобождения пропадут втуне.

– Вы не можете желать этого! – в отчаянии заломив руки, воскликнула Андреа. – Брент, обещайте мне, что вы не станете подвергать Стиви опасности! Вы не сделаете его объектом вашей мести мне?

– Конечно, я не стану делать это намеренно, но, ежели меня вызовут в качестве свидетеля, результаты могут оказаться весьма плачевными: и для вас, и для ребенка. Так что, нравится вам это или нет, у вас нет иного выхода, кроме как выйти за меня замуж.

Его золотистые глаза, казалось, были готовы прожечь ее насквозь, стараясь понять, поверила ли она его доводам или снова хочет отвергнуть его. Девственна она или нет, воровка она или честная барышня, эта женщина должна стать его женой, даже если ему придется прибегнуть к самому отвратительному шантажу и угрозам. Ведь он ждал встречи с нею всю свою жизнь и теперь вовсе не собирался так легко расстаться с нею.

– Я возненавижу вас за это! – прошипела она сквозь стиснутые зубы, с вызовом глядя прямо в глаза.

– А всего три минуты назад вы клялись в любви, – съязвил он.

– Я люблю вас! Я любила вас! Ах, будьте вы прокляты! Вы так разозлили меня, что я и сама не знаю, что чувствую к вам сейчас! Вы совершенно смутили меня…

И, больше не в силах терпеть, Андреа разразилась рыданиями. Брент силой усадил ее к себе на колени и сказал:

– Равным образом как и вы смутили меня. – Тихонько гладя ее волосы, он продолжал совсем другим, нежным голосом: – Я уверен лишь в одной вещи. Завтра в полдень вы и я станем мужем и женой – к добру или к худу.


Поскольку венчание назначили на воскресенье, планировавшийся Андреа отъезд пришлось перенести – равно как и Мэдди и Бренту. Теперь они собирались отправиться все втроем из Филадельфии в Вашингтон в понедельник, утренним поездом.

Проявив максимум изворотливости, Брент сумел раздобыть разрешение на брак и договорился со священником. Не пожелавшая оставаться в стороне Мэдди крутилась как белка в колесе, проявляя чудеса предприимчивости в своих стараниях превратить эту второпях спланированную свадьбу в нечто грандиозное, знаменательное, способное запомниться молодоженам на всю жизнь. Прежде всего она заставила суетиться всех работавших в ресторане при отеле: от шеф-повара до последнего поваренка. Сбиваясь с ног, они готовили свадебный обед, пекли шестиярусный торт и закупали ящиками шампанское.

Кроме того, Мэдди не постеснялась подключить все свои связи. В качестве подвенечного платья Андреа достался роскошный наряд из расшитого жемчугом атласа – его предоставила Зингеровская фирма швейных машин, демонстрировавшая свои достижения на выставке. Сама церемония – и церковная, и гражданская – должна была состояться в арендованном для этой цели Павильоне цветоводства. Конечно, хлопоты Мэдди несколько облегчило то обстоятельство, что по воскресеньям выставка бывала закрыта – иначе число гостей не ограничилось бы одной сотней.

Были приглашены городские чиновники, государственные деятели, друзья и приятели Мэдди, Андреа и Брента, со многими из которых они познакомились здесь же, на выставке. Мэдди умудрилась выписать из Вашингтона несколько своих самых закадычных друзей – они должны были прибыть в Филадельфию на скором поезде, также как и друзья Брента и его семья. Чтобы документально увековечить этот знаменательный день, был аккредитован официальный фотограф, обслуживавший выставку.

Кроме вполне удавшейся ей роли сказочной феи-крестной, Мэдди должна была выполнять во время церемонии важную роль посаженной матери, тогда как мэр Филадельфии согласился проводить невесту к алтарю. Брат Брента, Дэн, должен был стать шафером, и, по какой-то иронической прихоти, Брент поручил роли дружек Дженкинсу и его коллеге из агентства Пинкертона.

– Издевательство! – бормотала Андреа, поправляя складки свадебной фаты. – Похоже, он вообразил, что будет очень весело иметь под рукой эту парочку от Пинкертона. Вероятно, он верит, что их присутствие не позволит мне пойти в последний момент на попятную под страхом ареста.

– Но ведь это может служить лишним доказательством его безумной любви к тебе, дорогая, – урезонивала ее Мэдди. – Иначе разве мог бы он по-прежнему столь страстно желать жениться на тебе? Он просто старается всеми возможными способами защитить обожаемую им женщину!

– Ха! Прижать кого-то к стенке и вынудить выйти за него замуж – вряд ли это можно назвать браком по доброй воле! По крайней мере мне это не доставляет большой радости!

– Он послал тебе прелестный букет с трогательным письмом, – напомнила Мэдди.

– Что это ты вдруг принялась его защищать? – возмутилась Андреа, с подозрением разглядывая подругу. – Насколько я помню, прежде ты была к нему еще более строгой, чем я! Ты даже обещала заставить его поплатиться за дерзость!

– Я рада, что ты не забыла об этом, моя дорогая девочка, – улыбнулась Мэдди, – и я тоже не очень-то люблю, когда мне предъявляют ультиматумы. И все же я ужасно рада вашему союзу. Ну а, поскольку ты кое в чем чувствуешь себя уязвленной, нам обеим будет приятно содрать с него броню высокомерия и заставить обнажить истинную плоть. Фигурально выражаясь, конечно.

И Мэдди посвятила Андреа в подробности своего плана, после чего ее юная компаньонка не смогла удержаться от злорадного хихиканья.

– Ах, вот это будет неожиданностью! – воскликнула она. – Ты замечательно все придумала.

– Конечно, – гордо подтвердила Мэдди. – А до того момента, однако, я прошу тебя простить Брента, почаще украшать улыбкой свое милое личико и сполна насладиться ролью невесты. Ведь, как ни крути, подобные события случаются в нашей жизни не часто, и не стоит омрачать их ссорами и плохим настроением. Я хочу, чтобы ты всегда вспоминала с теплотой этот день, дитя мое. Чтобы ты помнила, что выходишь замуж за любимого человека, что он тоже любит тебя. А это – самое главное сегодня. И пока вы не разлюбите друг друга, все трудности в жизни не будут для вас непреодолимы.


Мэдди не могла выбрать наиболее подходящего для свадебной церемонии места. Павильон цветоводства, построенный в вычурном, пышном стиле, был богато изукрашен и снаружи, и внутри. Цветы, гирлянды, орнаменты из бутонов и листьев, всевозможные деревья и кусты в кадках, искусно расставленные в отделанном мрамором и стеклом интерьере, выглядели бесподобно, гости словно находились в сказочном саду, благоухавшем тончайшими ароматами. Тихонько журчащие фонтаны приносили свежесть экзотическим цветам, украшавшим многочисленные аллеи и гроты. В центре зала находилась открытая площадка для празднества, которое можно было наблюдать и с верхней галереи, огибавшей по периметру весь зал. Там же, наверху, находился оркестр, услаждавший слух присутствовавших чудесной музыкой.

Брента приятно удивила сияющая улыбка, которой его встретила красавица невеста: он скорее ожидал хмурой гримасы. У него перехватило дыхание, когда он увидел, с какой неповторимой грацией выступает она по усыпанной лепестками цветов дорожке. Она была восхитительна. Густые блестящие волосы, убранные в высокую прическу, соперничали блеском с платиной, а глаза сияли ярче самоцветов. Подвенечное платье удивительным образом подчеркивало ее красоту, а ожерелье из лунных камней и бутоньерка из белоснежных лилий завершали наряд, делая его похожим на туалеты сказочных принцесс. Андреа казалась воплощением женского обаяния, богиней, облекшей свой образ в живую плоть, и Брент никогда еще не желал ее столь сильно, как в этот миг.

Та любовь, то восхищение, которые откровенно засверкали у Брента во взоре при ее появлении, развеяли последние сомнения, омрачавшие решимость Андреа. Да, теперь она видела ясно, что именно этому человеку ей суждено принадлежать до конца своих дней. Вот он стоит возле украшенного цветами барьера, ожидая ее, и его золотистые глаза завораживают ее своим блеском и притягивают к себе. О, он такой высокий, стройный, он просто неотразим в своем строгом костюме. Последние остатки ее обиды рассеялись, ее губы приоткрылись в восхищении. А он, понимая ее состояние, отвечал ей счастливой, открытой улыбкой. Под волшебные, неземные звуки арфы она словно проплыла по воздуху последние несколько шагов, отделявших ее от жениха.

На любовь. На верность. На горе и на радость. Никогда еще брачные клятвы не звучали с таким искренним чувством, как в этот раз. К моменту, когда Брент надел на палец невесте обручальное кольцо и их провозгласили мужем и женой, ни у кого из присутствовавших не нашлось сил удержаться от слез умиления. А когда жених заключил невесту в объятия, чтобы закрепить их союз нежным поцелуем, все вздохнули с таким облегчением, словно не могли перевести дыхание во время всей церемонии. Полные гордости и счастья, новобрачные поспешили к гостям, чтобы принять поздравления.

Весьма робкая по натуре, Андреа была донельзя смущена, когда Брент впервые представил ее членам своей семьи. Они прибыли все одновременно, и ей с перепугу показалось, что их целая толпа. Его родители, его сестра, трое его братьев и две невестки. В Нью-Йорке остались лишь дети.

Грейс Синклер оказалась моложавой, приятной дамой, хорошо сохранившейся в свои пятьдесят с лишним лет. Вся в тесемочках и оборочках, она выглядела весьма утонченной и нежной особой, однако близкие хорошо знали ее стальной характер и то, что Грейс всегда остается верна себе. Весь свой практицизм она употребила на то, чтобы занять доминирующее положение в семействе, все члены которого чувствовали на себе ее неусыпное око.

Вот и теперь, познакомившись с новобрачной, сия дама поначалу пустила слезу при виде этакой красавицы, доставшейся в невесты ее сыну, но буквально не переводя дыхание принялась излагать свою точку зрения:

– Ради всего святого, зачем же вам было играть свадьбу с такой безумной поспешностью? Ведь, если вы действительно так сильно любите друг друга, нет никакого сомнения, что несколько недель или даже месяцев отсрочки не имели бы большого значения, а нам не пришлось бы собираться в путь и добираться сюда в такой невозможной спешке. Подумать только, я даже не успела купить новое платье, чтобы присутствовать на церемонии – и наверняка это всем бросилось в глаза. А кроме того, если бы вы имели больше времени на подготовку, вы могли бы обручиться, как все нормальные люди, в церкви, а не в этом… этом… саду Семирамиды!

Роберт Синклер, благообразный добродушный джентльмен, усмехнулся и взял на себя, как всегда, роль миротворца:

– Но послушай, Грейс, ведь церемония была совершена по всем правилам. Их обвенчал священник. И я не думаю, что кому-то пришло в голову пересчитывать твои наряды. Ведь гости явились сюда, чтобы полюбоваться на новобрачных, а не на их родителей.

– Ты, как всегда, все знаешь лучше всех, – недовольно упрекнула его Грейс.

Роберт вздохнул и покачал седой головой. Взглянув на сына с мягким укором, он произнес:

– Ты мог дать нам хотя бы несколько дней, сынок.

– Но все случилось именно так, как ты предсказал мне, папа, – возразил Брент с безмятежной улыбкой. – Любовь поразила меня глубоко и неожиданно.

И, прежде чем я успел оценить опасность, Андреа уже сразила меня наповал.

– Не совсем так, – поправила его Андреа. – Скорее это ваш сын безжалостно поразил меня в самое сердце.

– Я унаследовал от папы упорный характер и от мамы – бездну обаяния, – подмигнув ей, сообщил Брент.

Андреа же про себя подумала, что на деле все обстоит как раз наоборот.

Боб, старший брат Брента, выглядел точной копией своего отца, добродушного, но чрезвычайно серьезного джентльмена, когда дело касалось его фирмы. Его жена, Каро, была высокой миловидной брюнеткой с очаровательной улыбкой. Она так и лучилась добротой и непосредственностью, и Андреа подумала, что, если Бобу придется заниматься политикой, из Каро выйдет превосходная супруга для государственного мужа.

Вторая невестка, Шейла, составляла полную противоположность Арни. Это была весьма оживленная рыжеволосая болтушка, в то время как Арни унаследовал от матери и внешний облик, и острый ум, смягченный, впрочем, чувством юмора. Глядя на эту пару, нельзя было не вспомнить старую пословицу о том, что противоположности притягиваются друг к другу.

И все же из всего семейства самые дружеские отношения у Андреа с самого начала сложились с Дэном и Хоуп. Возможно, потому, что эти двое были моложе всех и ближе по возрасту к самой Андреа. В свои семнадцать лет Хоуп была полна жизни и очарования юности: медноволосая, с лукавым блеском в карих глазах. Дэн, подобно Бренту, унаследовал правильные черты лица и острый, проницательный взгляд, хотя и не выглядел столь солидным и серьезным. Интеллигентный и воспитанный юноша был баловнем семьи и любил порой подшутить над своими близкими, если они давали к тому повод.

И именно Дэн первым чмокнул Андреа в щечку и приветствовал следующей фразой:

– Добро пожаловать в наше семейство, милая леди. И позвольте мне выразить вам глубочайшую признательность за то, что вы сжалились над моим бедным, неприкаянным братцем.

– Да, и теперь он, возможно, больше будет обращать внимания на вас, вместо того чтобы баловать наших детей, – добавила Шейла.

– И подарит матушке еще немножко внуков, – мило улыбнулась Хоуп. Она обратилась к миссис Синклер: – После всех твоих бесконечных разговоров о необходимости жениться ты должна быть просто счастлива. Ведь он поступил так, как ты хотела.

– И выбрал себе в жены такую красавицу, – вмешалась Каро, ободряюще глядя на Андреа. – Андреа, да будет вам известно, что я умираю от зависти. Я бы полжизни отдала за ваш цвет волос. А этот подвенечный наряд! Вы просто обязаны раскрыть мне секрет, как вам удалось обзавестись таким за столь короткий срок!

– Оставь в покое наряды, – прервал ее излияния Дэн. – Лучше пусть Брент скажет, где он нашел ее саму, и нет ли у нее случайно сестры.

– Прости, братец, – вмешался Брент, довольно чувствительно пихнув своего шафера в бок. – Андреа единственна, неповторима и принадлежит только мне. Тебе придется самому поискать себе невесту, если только у тебя не пойдет кругом голова от твоей медицинской премудрости. И советую сделать это побыстрее, пока матушка не извела тебя своими уговорами жениться.

– Это напомнило мне кое-что, Дэн, – сказала Андреа. – Мы познакомились благодаря вашему однокашнику, Харри Эндрюсу. Он тоже приезжал на выставку. Вот он-то и представил мне Брента, теперь вы видите, к чему это привело.

– Ну что ж, вы подсказали мне неплохую мысль, – задумчиво приподнял бровь Дэн. – Честно говоря, я не переношу этого надутого гордостью малого, но постараюсь подольше выдержать его общество – вдруг он сведет меня с кем-то хотя бы вполовину таким же обаятельным, как вы.

Итак, первое знакомство состоялось, и Андреа почувствовала некоторое облегчение. Пожалуй, за исключением одной лишь матери, все остальное семейство показалось ей очень милым и готовым принять ее в свое лоно. К счастью, ей не грозила необходимость существовать под одной крышей со свекровью: у Брента в Нью-Йорке имелась собственная квартира, где они должны были поселиться сразу после того, как освободят Стиви из лап Ральфа. Воскресные и праздничные обеды дадут им с Грейс возможность постепенно познакомиться получше и, возможно, стать впоследствии более близкими людьми.

Андреа показалось, что остаток дня пролетел словно один миг, однако Брент был другого мнения. Он извелся во время бесконечного обеда со всеми традиционными тостами и дележом торта между женихом и невестой. После десятого по счету тоста Брент не выдержал и умолял друзей и родственников сжалиться над ними, дабы новобрачные не оказались слишком пьяны в первую брачную ночь.

Он отодвинул подальше от Андреа ее бокал с шампанским и прошептал ей на ухо:

– Одно дело слегка расслабиться и совсем другое быть пьяной, любовь моя. Я желаю, чтобы ты прочувствовала все до мелочей в нашу первую ночь.

– Я тоже, – с чувством заверила Андреа, также отодвигая его бокал. В ее фиалковых глазах промелькнул озорной блеск. – А теперь пойдем танцевать, милый. Чем скорее наши гости займутся собственными развлечениями, тем скорее мы сможем заняться своими делами.

ГЛАВА 19

Несколько позже их экипаж уже несся по улицам по направлению к отелю. На запятках болталась пара старых башмаков, как и полагалось по обычаю. Они и впрямь задержались гораздо дольше, чем им бы того хотелось. Удрать незамеченными не удалось, и вот Андреа заставили бросать свой свадебный букет в толпу юных девиц, а Брента отдать подвязку Андреа на растерзание десятку молодых холостяков. Щедро посыпанные рисом, который и теперь пребольно кололся под платьем, новобрачные наконец-то смогли покинуть бал.

– Я надеюсь, что твои родители хотя бы немного утешатся, – сказала Андреа. – Ведь мой букет поймала твоя сестра, а подвязка досталась Дэну. Это должно развеселить их, как ты считаешь?

– Не беспокойся об этом, Андреа, – отвечал он. – Конечно, их шокировала столь скороспелая свадьба и возникшие в результате этого неловкости, но они скоро успокоятся. Особенно когда мы через год-пол-тора предъявим им очередного внука.

– Мы можем им предъявить в качестве внука и Стиви, – напомнила Андреа, – по крайней мере я на это надеюсь.

– И я тоже верю в это, – подтвердил Брент, поудобнее устраивая ее головку у себя на плече. Прежде чем она успела впасть в меланхолические чувства, он поторопился переменить тему беседы: – О чем это вы так оживленно шептались с Мэдди перед самым отъездом? – поинтересовался он.

– Ах… ну просто кое о каких дамских делах, – пробормотала она с раскрасневшимся лицом.

– Ах, да, я понимаю, – хмыкнул он. – Последние наставления по поводу брачной ночи, я полагаю?

– Нечто подобное, – шепнула она и невольно поежилась, стараясь избавиться от неприятных ощущений, доставляемых зернышками риса в складках платья.

– Что это ты вертишься?

– Похоже, на меня высыпали столько риса, что им можно было бы накормить целый полк, – пожаловалась она. – И он ужасно колется!

– Если бы он уже был сварен, я сам собрал бы все зернышки до единого! – рассмеялся он. – Вот уж наелся бы до отвала! И вполне возможно, это было бы самой восхитительной трапезой в моей жизни. Можно, я все-таки попытаюсь, любовь моя? Ведь твое пышущее жаром тело вполне способно довести этот рис до готовности! – предложил он игривым тоном.

– Держи свой язык и свои зубы при себе, ненасытный волчище! – хихикнула она. – По крайней мере до той поры, пока мы не сможем уединиться.


И в очередной раз Мэдди превзошла самое себя. Войдя в комнату Брента, они обнаружили, что там все убрано цветами, в ведерке со льдом их ожидает бутылка шампанского, а сервировочный столик уставлен всевозможными закусками. Кровать была застлана свежими белоснежными простынями, слегка спрыснутыми любимыми духами Андреа, и край одеяла отогнут в полной готовности. Прикрученные до минимума газовые светильники заливали комнату мягким рассеянным светом. Словом, обстановка была вполне романтичной и завораживающей.

Брент подошел к изножью кровати, где обнаружил черный атласный мужской халат, разложенный подле изящного шелковистого полупрозрачного дамского ночного туалета лилового оттенка.

– Напомни мне поблагодарить утром Мэдди за ее хлопоты, – с чувством произнес он, теребя тончайший шелк ночной рубашки, словно воочию представив тело своей невесты, манящее его из полупрозрачных складок ткани.

– Я… хм… да, хорошо, – смутилась Андреа. – Я напомню тебе.

– Не надо так нервничать, мое робкое сердечко, – нежно заверил он. – Нам предстоит пережить одно из самых восхитительных мгновений в жизни, а вовсе не взойти на помост гильотины, и ты это должна знать.

Он вручил ей ночную рубашку, повернул к себе спиной и сноровисто расстегнул пуговицы на подвенечном наряде. Запечатлев легкий поцелуй у нее на шее, он подтолкнул ее в сторону туалета.

– Почему бы тебе не переодеться, а тем временем постараться успокоиться и собраться с духом. Я подожду тебя здесь.

Она радостно приняла его предложение, и ожидание Брента растянулось настолько, что он уже начал гадать, решится ли она выйти оттуда вообще, как вдруг дверь распахнулась и она вошла в комнату. Он всегда считал ее красивой, но теперь она показалась ему еще прекраснее. Полупрозрачная рубашка с низким вырезом выгоднейшим образом подчеркивала изящную девичью грудь и тонкую талию, целомудренно полускрывая в своих складках нижнюю часть тела. Ее волосы, распущенные и расчесанные, заливали водопадом роскошных локонов плечи и спину.

– Ты прекрасна, – выдохнул он, пораженный. – Ты просто божественна.

– Мне не надо было так много есть, – смущенно заявила она. – У меня желудок готов вывернуться наизнанку.

– Подойди же, мой ангел, – низко рассмеялся он, простирая к ней руку. – Позволь мне облегчить твои страдания, – и он усадил ее рядом с собою так, чтобы иметь возможность ласкать ее полуобнаженные плечи. – Помнишь ту ночь в твоем номере, когда я массировал тебе шею? Я было и впрямь подумал, что Мэдди пристрелит нас обоих! Она превращается в маленькую фурию, когда приходит в ярость.

Андреа блаженно вздохнула и наклонила головку набок, чтобы подставить горло для его поцелуев.

– Она мала ростом, но очень отважна, – согласилась она, вздрагивая от его прикосновений. – Ах, это восхитительно! Не останавливайся, умоляю…

– И не подумаю, – промурлыкал он ей на ушко, вызывая новый сладостный трепет. Нежные, легкие прикосновения его губ опускались по ее шее к обнаженному плечу. – Ты оставила для меня хоть немножко риса? – спросил он. – Или мне придется насладиться одной твоей восхитительной плотью, без гарнира?

Шелковые тесемки развязались как бы сами собой, и ворот ночной рубашки распахнулся, открывая его жадному взору прелестных очертаний спину и грудь. Она поудобнее устроилась в его объятиях, охватив руками его шею и прижимаясь к нему все плотнее и плотнее, повинуясь разгоревшемуся в ней желанию.

– Возможно, тебе повезет найти пару зернышек в каком-нибудь укромном месте, – многозначительно прошептала она. – Только искать придется очень внимательно.

– Я обещаю обследовать каждый дюйм твоего неповторимого тела, – заверил он, слегка охрипнув от нарастающего возбуждения. Не в силах долее медлить, он припал к нежной груди и долго ласкал ее языком, прежде чем охватил губами розовый бутон соска.

Андреа не сдержала низкого стона, с необычайной остротой реагируя на движения его губ и языка. Ей казалось, что даже сама матка запульсировала в глубине ее естества, в одном ритме с его ласками. Кровь бурлила в ее жилах, разнося радость в каждую клеточку тела.

Наконец, когда, казалось, уже прошла целая вечность, он оторвался от одного соска – с тем лишь, чтобы тут же заняться другим. Пока он покрывал поцелуями ложбинку между грудей и благоуханную кожу возле соска, руки Андреа проникли к нему под рубашку и пробежались по волосам, покрывавшим грудь. Вот она наткнулась на плоские, неразвитые мужские соски. Он хрипло застонал – каким-то невероятно низким басом, – словно замурлыкал огромный кот.

– Да, ласкай меня, – настаивал он. – Познай меня.

И он припал к ее второму соску, в то время как ее руки на ощупь познавали ширину и мощь его мускулистой спины, его прямых плеч, его груди. Она ласкала его теплую, гладкую кожу. Перебирала пальчиками темные завитки волос между сосками. Теребила их. Касалась их нежно-нежно. Старалась доставить ему такое же наслаждение, какое доставлял он ей.

Пламя желания разгоралось в ней все сильнее, чувственный трепет нарастал в ее теле с каждым вздохом, с каждым ударом сердца. И она не была одинока в своих ощущениях. Она чувствовала, как подле нее тот же трепет поднимается в теле Брента, как его сердце учащенно бьется в унисон с ее. Она не смогла подавить испуганный всхлип, когда его рука скользнула к ней под юбку и прикоснулась к внутренней стороне ее бедер. Она рефлекторно сжалась, хотя каждая клеточка тела молила об ином.

– Нет, – настойчиво прошептал он, продолжая ласкать ее дрожавшие ноги. – Позволь мне познать все твои чудесные тайны, любовь моя.

И, словно дожидаясь лишь этой просьбы, ее тело вдруг совершенно расслабилось, и ноги раздвинулись под его властными прикосновениями. Его рука ползла все выше и выше между ее бедер. Она чуть не задохнулась от предвкушения чего-то невероятного.

Внезапно Брент прохрипел что-то нечленораздельное, довольно грубо задрал юбку чуть ли не на голову Андреа и воззрился на представшую перед ним картину так, словно не верил своим глазам.

– Что это за дьявольщина? – прорычал он.

Андреа понадобилось немало времени, чтобы до нее дошел смысл вопроса, после чего она застонала с отчаянием:

– Ах, проклятье! Я же совсем позабыла об этом дурацком изобретении!

– Что эго за дьявольщина? – гневно повторил Брент свой вопрос.

– Не прикидывайся совсем уже тупым! – отвечала она, попытавшись отодвинуться, но он легким движением руки заставил ее улечься на прежнее место. – В этом нет ничего ужасного. Ты разве не видел пояса девственности?

– Чего? – переспросил он, все еще не веря своим глазам, с ненавистью разглядывая хитросплетение медных проволочек, ставших преградой между девственностью Андреа и его вторжением, но при этом (что было еще обиднее!) не закрывавших то, что с такой иезуитской изворотливостью призваны были охранять.

– Пояс девственности, – повторила она. – Такое древнее приспособление для того, чтобы защитить и сохранить женское целомудрие.

– Я без тебя знаю, для чего он нужен, – прорычал Брент. – Я хочу знать, где ты сподобилась его раздобыть и что за идиотская мысль заставила тебя его напялить?!

– Но это и так должно быть понятно всякому, даже такому надутому самоуверенному индюку, как ты, – язвительно отвечала она, стараясь все же потихоньку освободиться от его хватки, более всего опасаясь за тот не вполне презентабельный вид, который все еще являла ее поза. – Не будешь ли столь добр и не слезешь ли с меня? Чтобы ты обо мне ни думал, мои кости не железные!

– Где ты его раздобыла? – снова спросил он, абсолютно не обращая внимания на ее попытки освободиться.

– А где бы ты хотел? – саркастически отвечала она. – Мэдди ведь предупредила тебя, что отомстит в тот самый момент, когда ты меньше всего будешь этого ожидать. И я по глупости согласилась с предложенным ею планом, чтобы наказать тебя за те возмутительные речи, которые ты посмел вести по поводу моей девственности.

Он постарался как можно более глубоко вздохнуть и как можно медленнее выпустить воздух сквозь стиснутые до боли зубы, чтобы хоть немного остудить пылавшую в нем ярость.

– Прекрасно, – наконец произнес он. – Ты отомстила мне сполна и высмеяла мою самоуверенность. А теперь сними его.

– Я не могу, – заявила она с дерзкой улыбкой. Она указала на маленький замочек, не дававший расстегнуть конструкцию, окутывавшую ее чресла. – Ключ остался у Мэдди.

Брент грубо и вычурно выругался, вскочил с кровати и заметался по комнате.

– Будь проклята эта сумасбродная старуха! Я когда-нибудь ее удавлю! – и он запустил пальцы в свою темную шевелюру, словно это способствовало появлению какой-нибудь конструктивной мысли в столь пикантной ситуации.

– Но для этого ты должен хотя бы найти ее, – заметила Андреа мрачно, усевшись на кровати и целомудренно расправляя складки ткани у себя на коленях. При этом она почему-то не придала значения тому, что верхняя половина тела по-прежнему обнажена. – А кроме того, я уверена, что в обмен на ключ она потребует от тебя извинений за те дерзости, которые ты ей наговорил на днях.

– Ха, я найду ее! – поклялся Брент. – Даже если мне придется разнести по кирпичику весь отель. Хотя я не думаю, что это понадобится. Скорее всего, она преспокойно почивает в своей постели с ехидной улыбкой на устах! – Тут его внимание снова обратилось на Андреа: – Ну уж нет, пожалуй, я лучше укушу себя за локоть, чем стану извиняться перед твоей старой ведьмой! Должен быть еще какой-нибудь способ избавить тебя от этой дьявольской выдумки! – воскликнул он. Не говоря больше ни слова, он нетерпеливо опрокинул Андреа на спину и снова задрал ей юбки.

– Но ведь ты будешь осторожен, правда? – испуганно вскрикнула она, слабо пытаясь сопротивляться. – Пожалуйста, ведь я еще ни разу в жизни не имела более удобных трусов!

– Вот уж это твои проблемы – никто не заставлял тебя поддаваться на уговоры Мэдди и ставить себя в такое дурацкое положение, – ехидно отвечал он. Ухватившись за дужку замка, он рванул ее что было силы.

– О-о-ох! Пропади ты пропадом! Разве можно вести себя так грубо!? – громко возмутилась она.

Он снова рванул, но полированные звенья цепочки, на которой висел замок, выскользнули у него из руки.

– Тысяча чертей! Да к ней не подступиться! Наверняка в эту медь добавили олово или еще что-то, чтобы сделать более прочной! И вся эта проклятая сетка сплетена не просто так: каждая петля трижды подстрахована от разрыва! Если бы я не был так зол, я бы должным образом оценил эту работу! Тут не просто искусство, тут какое-то колдовство!

– Нет, здесь не может быть никакого колдовства, – возразила Андреа, отползая в сторону и снова усаживаясь на кровати.

– Поскольку я не в силах сорвать этот замок, – сказал Брент с подавленным вздохом, – то похоже, что не остается иного выхода, кроме как разыскивать Мэдди – хоть на другом конце света.

– Я сразу же вернусь, – сказал он, снимая халат и беря в руки костюм, брошенный им на ближайшее кресло. – А ты тем временем оставайся, где сидишь, и не пытайся ввязаться в какую-нибудь новую неприятность, пока я ищу Мэдди.

– На твоем месте я бы не беспокоилась за меня. Моя девственность под надежным запором, в чем ты мог сам убедиться, – ехидно отвечала она.


Было уже далеко за полночь, когда Брент вернулся в номер, где застал свою невесту, безмятежно поедающую крекеры с сыром, привольно развалившись в кровати.

– Я не нашел ее, – выдохнул он.

– Я так устала, – пропела Андреа, деликатно зевая. – Лучше всего будет оставить пока все как есть и отправиться спать. Завтра утром я встречусь с Мэдди наедине, чтобы освободиться от этой металлической сетки. В конце концов, она поругалась не со мной, а с тобой, и не захочет заставлять меня расплачиваться по твоим счетам.

– Ну уж нет, – упрямо возразил Брент. – Я не позволю ей так легко одолеть меня. Кто хочет, тот добьется, и я в это верю. Куда ты подевала свои ужасные кусачки? Сейчас мы освободим тебя.

– Брент ты не посмеешь! Я точно не знаю, где Мэдди раскопала эту древнюю вещицу, но она наверняка ужасно дорогая и редкая. Собственность какого-нибудь музея, это точно! Ты можешь вот так запросто разрезать ее на части!

– Я могу, и я разрежу, если только не найду иного способа вытащить тебя из проклятой паутины и завершить свадебную церемонию тем, что должно было уже случиться несколькими часами раньше.

– Ох, ну ладно, – вздохнула Андреа. – Подай мне мою сумочку, она лежит на туалетном столике.

Нетерпеливо схватив ее, она вытряхнула на кровать все содержимое и принялась рыться в куче вещей. Брент первым заметил кусачки и потянулся за ними, но Андреа перехватила его руку.

– Нет, не так быстро, мой нетерпеливый возлюбленный. Я придумала способ, как сохранить в целости пояс девственности и избавить от дальнейших мучений мое нежное тело. Благодаря твоей горячности, я вся покрылась синяками.

– Прости, – пробурчал он. – Если у тебя есть другой план, я готов его выслушать.

– Мы воспользуемся самыми маленькими, – сообщила Андреа, встряхнув у него перед носом своим пресловутым набором отмычек. – Я очень надеюсь, что одна из них подойдет к замку.

– Тебе следовало подумать об этом гораздо раньше и избавить нас обоих от ненужных мучений, – рявкнул он, грозно глядя на нее.

– Ах, но ведь ты взял с меня страшную клятву не прикасаться больше к этим вещам, помнишь? – лукаво улыбнулась она. – Твоя жена не будет воровать, врать и вскрывать чужие замки.

– Но ведь это исключительное обстоятельство, и ты могла сделать исключение.

– Ах, вот как, – промурлыкала она. – Стало быть, когда тебе этого очень хочется и служит твоим интересам, я могу лгать, воровать и взламывать замки с твоего позволения. И это будет правильно и законно?

– Отчасти, – кратко прервал он ее излияния, беря в руки отмычки. – А теперь ложись и дай мне посмотреть, смогу ли я освободить тебя.

– Поскольку я в некотором роде лучше знакома с этими предметами, не лучше ли предоставить это мне? – предложила она.

– Позволь мне не согласиться, – с ехидной вежливостью отвечал он. – Я меньше всего хотел бы заставить тебя нарушать данную мне клятву… ах, черт, я сломал ноготь!

Хотя Бренту пришлось изрядно попыхтеть над замком, в конце концов он поддался его усилиям. В тот же миг у жениха и невесты вырвался вздох облегчения, слившись в один. И в тот же миг Андреа попыталась вывернуться из его объятий, опасаясь, что потерявший терпение Брент набросится на нее, как дикий зверь.

Однако у него уже возникла иная идея. Схватив ее за руку, он долго смотрел ей в глаза своим завораживающим взглядом тигриных глаз.

– Нет, не спеши, маленький чертенок. Раз уж ты начала эту игру, значит, я должен довести ее до конца. Ты вдоволь поиздевалась надо мною в этот вечер, теперь моя очередь.

Одним движением руки он смахнул на пол ее сумочку и кучку высыпанных из нее вещей.

– Вот так, моя милая. Давай-ка ложись обратно и веди себя как послушная добрая женушка.

– Ч-ч… Что ты намерен со мною делать?

– Я намерен заставить тебя сгореть от желания, мое робкое сердечко, – сообщил он, нависая над нею с демонической улыбкой на устах. – Я намерен заставить тебя хотеть меня так сильно, что никто иной не сможет удовлетворить твое желание – только один я. И я заставлю тебя дожидаться окончательной, чудесной развязки не меньше, чем мне пришлось дожидаться тебя. И, прежде чем я снизойду к твоим просьбам, ты не один раз будешь умолять меня сжалиться и обещать мне в награду все, что я захочу.

В то время, как он говорил все это, он успел сбросить с себя всю одежду и предоставил ей возможность полюбоваться на свое обнаженное тело с восставшей, жаждущей любви плотью. До сих пор единственным обнаженным мужчиной, которого довелось увидеть Андреа, был Фредди, и он, конечно, не выдерживал никакой конкуренции с идеально сложенным Брентом.

И вот рот Брента приблизился к ее губам настолько, что они полуоткрылись, ожидая поцелуя.

– Что? У вас нет комментариев, моя дорогая? – низким завораживающим голосом осведомился он.

Она с трудом перевела дыхание, у нее вдруг совершенно пересохло в горле, и ответ был едва слышен.

– Ты неподражаемо уверен в себе, не так ли? – пискнула она.

– Это у меня в натуре – доводить до совершенства все, за что я ни возьмусь, – невозмутимо сообщил он. И вот наконец его губы припали к ней в требовательном нетерпеливом поцелуе. Никаких нежностей и игр. Просто поцелуй мужчины, собиравшегося получить то, что принадлежит ему по праву. Его язык раздвинул ей губы и коснулся ее языка. Горячий, нетерпеливый. Откровенно говорящий о намерениях Брента. Его зубы легонько покусывали и теребили ее нижнюю губу.

Ее руки обвились вокруг его шеи, привлекая его прижаться теснее, но он действовал согласно собственному плану. Прежде всего он скинул с нее ночную рубашку, обнажив ее плечи и грудь. Затем он взял в одну руку ее запястья и заставил ее закинуть руки за голову, придерживая их своей сильной мускулистой рукой.

– Моя очередь вести игру, – напомнил он, обволакивая ее золотистым огнем своих глаз. – И правила здесь мои, – промурлыкал он так, что по всему телу ее пробежал чувственный трепет.

Его свободная рука не спеша ласкала основание ее девичьей груди, разжигая в ней жажду дальнейших ласк, так что она едва могла дождаться его следующих движений. В конце концов она вся выгнулась, стараясь подставить свой сосок для завершающей ласки.

– Говори со мною, – прошептал Брент. – Я хочу услышать, как ты сама просишь о том, чего хочешь.

– Моя грудь, – прошептала она в ответ. – Приласкай ее. Поцелуй ее. Пожалуйста.

Его пальцы стали двигаться по ее груди все сужающимися кругами. Розовый бутон на вершине напрягся, умоляя Брента смилостивиться над ним. И все это время Брент не сводил взгляда с ее лица, внимательно следя за тем, как ее глаза становились все темнее и неистовее от снедавшего ее ожидания. Наконец, по всей видимости, удовлетворившись ее реакцией, Брент склонил свою темноволосую голову над молочно-ма-товой полусферой. Его влажный язык наконец-то коснулся ее трепетавшей плоти, лаская сосок легкими, едва уловимыми прикосновениями. Этого оказалось достаточно, чтобы Андреа под ним всхлипнула и содрогнулась от наслаждения. И тут он сменил едва уловимую ласку на более чувствительную, взяв ее сосок в рот. Андреа тихонько вскрикнула от острой вспышки чувственности.

Он хмыкнул с выражением человека, предвкушающего обильную изысканную трапезу, и она почувствовала его возрастающий аппетит, отозвавшийся в ее теле. С каждым сосущим движением его рта в ней разгорался огонь желания, пока вся ее целомудренная плоть не обрела какую-то необъяснимую легкость, словно была соткана из тумана.

Он снова обратил внимание на остававшуюся на ней ночную рубашку. Легким движением он стянул с нее легкую ткань, обнажая живот и ноги. Теперь на ней не оставалось ничего, кроме медной сетки пояса девственности, все еще закрывавшего от него ее наиболее сокровенные местечки. Его золотистые глаза неторопливо пробежались по всей ее фигуре, словно перед ним была неподвижно распростертая некая языческая принцесса, восхитительная и недоступная.

– Ты божественна, – хрипло прошептал он.

По чести сказать, Андреа в данный момент не ощущала в себе ничего божественного. Она ощущала себя уязвимой как никогда. Обнаженной. Беспомощной. Трепещущей от смеси ожидания и возбуждения. Ее сердце билось какими-то бешеными неровными толчками, дыхание стало прерывистым.

Словно чтобы разрешить ее последние сомнения, Брент отпустил ее руки и принялся ласкать ее медленными, нежными движениями, пробегая пальцами по всему ее телу. Он ласкал ее словами и взглядом. Он будоражил ее тело легкими поцелуями.

И через несколько минут она осмелилась отвечать ему, стараясь поймать своими губами его губы, приподнимаясь под ним так, чтоб касаться сосками его теплой груди, пробегая по его чувствительной коже кончиками пальцев. Он оторвался от ее губ и поцеловал ее в ушко, тихонько потеребив прозрачную мочку. Она вздрогнула и громко засмеялась:

– Как щекотно!

– Не сомневаюсь, – вторил он ее смеху.

И вот его губы стали опускаться все ниже и ниже по шее к пульсировавшей нежной ямке у ее основания. Еще ниже, по ложбинке между грудей. Снова воздав должное нежным соскам, он вызвал очередной взрыв чувственности и низкий стон.

Вот он скользнул еще ниже, и под его прикосновениями затрепетали мышцы живота. Его язык, словно это был хоботок собиравшей любовный нектар пчелы, углубился во впадину ее пупка, и она почувствовала, как жидкий огонь заливает ее чресла, как кровь прилила к самым вратам ее женственности.

А он словно и сам опьянел от восхитительного аромата ее тела, и его руки решительно раздвинули белоснежные бедра. Она глубоко, прерывисто вздохнула и затаила дыхание. Сквозь хитросплетение проволочек, все еще защищавших ее от вторжения в ее лоно, она могла почувствовать его жаркое влажное дыхание. Казалось, ее всю обволакивает чудесный возбуждающий туман. Она застонала. Казалось, что размякли все ее кости, в то время как каждый нерв ее тела был неимоверно напряжен, готовый воспринять все новые и новые восхитительные ощущения. Его рот припал к ее телу, прижавшись к медной сетке, его язык проник через проволочные петли и ласкал ее кожу.

– Сладкая, – прошептал он. – Такая сладкая и свежая.

На помощь языку пришла рука, теребившая медную сетку ритмичными движениями в таком месте, что Андреа вновь ощутила, как в ней разрастается желание. Она вся распалилась от страсти и краем сознания с удивлением понимала, что при этом он до сих пор не посягнул на разделявший их до сих пор пояс. А ее лоно налилось горячей кровью, стало теплым, влажным. Казалось, оно обрело свою собственную жизнь, оно ждало любви. И Андреа неистово изогнулась в его объятиях.

Она даже едва почувствовала, когда он тихонько расстегнул пояс девственности и чуть-чуть ослабил его, ровно настолько, чтобы его рука могла проникнуть под сетку. Она заметила это лишь в тот момент, когда его пальцы прикоснулись к мягким завиткам волос на лобке и проникли внутрь, вызвав в ней новую вспышку чувственности. Пламя желания забушевало в ней так, что она была не в силах больше сдерживать его.

– Пожалуйста! – взмолилась она; голова ее металась по подушке, охваченная бурей чувств. Она одновременно хотела продлить сладостное мгновенье и заставить Брента продолжать ласки, доведя их до загадочного конца. – Ох, Брент! Пожалуйста!

Она буквально извивалась на кровати. Она чувствовала в себе какую-то вселенскую пустоту. Она жаждала заполнить ее чем-то, о чем и сама не имела пока понятия. Однако Брент знал, о чем она умоляет, сама не подозревая о том. И он осторожно ввел палец в теплые влажные складки кожи, все глубже, глубже, пока не дотронулся до тонкой преграды, которую не преодолел в ее жизни еще ни один мужчина. Она застонала от изумления и наслаждения. А он продолжал ласкать наливавшееся теплом шелковисто-влажное лоно, подготавливая его к слиянию их тел. Его губы дополнили возбуждающую ласку, заставили полностью раскрыться бутон ее желания.

Такой штурм Андреа не смогла бы выдержать, даже если бы захотела. Она напряглась, все тело ее замерло в чутком ожидании. Ей показалось, что в ней прорвалась какая-то неведомая ей ранее плотина чувств, заливших ее существо совершенно новыми, чудесными и сильными ощущениями. Перед ее глазами бешено вращались какие-то разноцветные круги, и она словно плыла по их уносящейся в небеса спирали, ослепшая, неподвижная от счастья.

Почувствовав, что она совершенно зачарована и находится в его власти, Брент скинул злополучный пояс и улегся на нее. Быстрым, но в то же время по возможности осторожным движением он проник в ее тело, разрушив оболочку ее девственности. Андреа всхлипнула от неожиданности и замерла. Брент скрипнул зубами, лежа на ней, стараясь удержать контроль над своим неистово желавшим любви телом, не позволяя себе пока больше двигаться.

– И это все? – прошептала Андреа, изумленно открывая глаза.

– Не совсем, – отвечал он. – Ты бы хотела на этом кончить?

Она глубоко, со всхлипом вздохнула. Боль уже прошла, и теперь она с удивлением ощущала, что ее тело приняло его, хотя она по-прежнему ощущает в себе какую-то пустоту.

– Нет. Я уверена, мне должно понравиться то, что последует сейчас.

– Я изо всех сил постараюсь оправдать твои великие надежды, моя милая шалунья, – заверил он с торжествующей улыбкой.

Медленно, осторожно он начал двигаться над ней – и в ней. Их движения становились все сильнее, все неистовее. Она довольно быстро поняла, как надо отвечать на его движения – сначала неловко, но с каждым разом все более искусно она сливалась с ним, и вместе они вознеслись на неизмеримые высоты блаженства. Разрядка наступила у обоих одновременно, пронзив их, словно удар молнии. Они вскрикнули и затрепетали в объятиях один другого, витая в облаках любовного экстаза. Казалось, сама земля завертелась в неистовом вихре наслаждения, а звезды, мигая, осыпаются с небес, превращаясь в ослепительно яркие кометы.

Несколькими минутами позже Андреа взглянула на него широко распахнутыми от изумления глазами.

– Так вот о чем идут эти бесконечные толки! – тихонько выдохнула она. – Боже милостивый! Конечно, теперь я не удивляюсь тому, что женатые дамы говорят об этом лишь шепотом и без конца глупо хихикают, ни слова не желая объяснить юным девицам на выданье. Еще бы, если бы девицы знали, чего они лишены, то само понятие девственности вскоре стало бы лишь мимолетным воспоминанием!

Брент рассмеялся в ответ на столь фривольные рассуждения, перекатился на бок и потеснее прижал ее к себе.

– Я весьма рад тому, что тебе понравилось это, любовь моя, ведь отныне и впредь мы будем заниматься любовью как можно чаще.

– Надеюсь, что все будет именно так, – промурлыкала она, склонив головку ему на грудь и тихонько лаская пальцами влажные от пота завитки волос. – Я счастлива, что могу получать такое наслаждение – и дарить его тебе.

ГЛАВА 20

На следующее утро Андреа наградила Брента одним прощальным страстным поцелуем и чуть ли не силой высвободилась из его объятий.

– Мы пропустим поезд, если я сейчас же не вернусь в свою комнату и не кончу укладывать вещи, – пригрозила она.

– Вот, – кивнул он, вкладывая ей в руки пояс целомудрия. – Можешь вернуть его Мэдди, вместе с моими наилучшими пожеланиями.

– Ладно, так уж и быть, – хихикнула Андреа. – Должна ли я принести от твоего имени ожидаемые извинения?

– Нет, пусть себе еще подождет. Как говорится, око за око.

Несколькими минутами спустя Андреа была уже в занимаемых ею ранее вместе с Мэдди апартаментах. Заканчивая укладку вещей каждая в своей отдельной спальне, обе дамы то и дело сновали взад-вперед через дверь, соединяющую их комнаты. Когда кто-то постучал в дверь номера, Андреа крикнула:

– Я открою, Мэдди. Наверное, это пришел рассыльный за твоим багажом.

– Или же твой любвеобильный супруг, – со смешком предположила Мэдди.

Андреа была весьма удивлена, когда на пороге номера перед нею предстала Ширли Каннингем собственной персоной.

– Я только что повстречала внизу, в холле, Брента, – пояснила сия дама причину своего неожиданного визита. – Он сказал мне, что сегодня вы собираетесь уезжать, и я сочла своей обязанностью зайти к вам, чтобы попрощаться.

И, не дожидаясь приглашения, Ширли вошла внутрь, в гостиную. Как только она переступила порог, следом за ней в номер заскочил Дуган Макдональд, по всей вероятности, стоявший за ее спиной в коридоре, выжидая подходящего момента. Он осторожно закрыл за собой дверь и задвинул защелку.

Андреа нахмурилась, по ее спине внезапно пробежал холодок страха. Она подозрительно уставилась на ворвавшуюся в номер парочку.

– Что ж, с вашей стороны это очень мило, миссис Каннингем, равно как и с вашей, мистер Макдональд, но я ужасно занята в данный момент. Наш поезд скоро отправляется, и Брент торопит нас с отъездом.

– Стало быть, нам поезд не нать, барышня, – откровенно заявил Дуган. – И тем паче в компании с Синклером. Вы ехайте со мной, в Шотландию.

По мере того как он надвигался на нее, Андреа отступала в спальню, надеясь найти там убежище до того момента, пока не поспеет помощь. Но она оказалась недостаточно проворной. Удивительно ловко для своей комплекции Макдональд хватил ее одной рукой за плечи, тогда как другая мясистая лапа зажала ей рот, заглушая крик о помощи.

– Вытряхивай ейный сундук, – приказал он Ширли, – быстро! – и потащил дико сопротивлявшуюся пленницу в спальню.

Именно в этот момент в дверях своей комнаты появилась недоумевающая Мэдди:

– Какого…

Расширенными от ужаса глазами, не имея возможности предупредить свою подругу об опасности, Андреа увидела, как Ширли схватила тяжелую вазу и опустила ее на голову старухи. С жалобным стоном Мэдди упала на ковер. Андреа принялась вырываться с утроенной силой, но безрезультатно.

Сквозь шум бешено бившейся в ушах крови она услышала голос Ширли:

– Не думаю, что старая карга успела меня увидеть. Иначе рассыплются в прах все мои надежды заполучить Брента после того, как он поверит, что его невеста сбежала.

– Вот уж твоя проблема, – отвечал Макдональд. – Я ж тебя звал проверить, что Андреа одна. Тебе ж лучше, чтобы ты ее не пришибла насмерть – разве ж я хочу доказывать про несчастный случай.

Ширли испуганно взглянула на Мэдди и пощупала у нее пульс.

– Она жива. Я ее просто оглушила.

– Стало быть, мы теряем время и деньги, – напомнил Дуган, – помогай мне пихать эту визгливую барышню в сундук. Да не забудь вертеть дырка в крышке, не то ж задохнется. Ежли я открою на корабле и найду дохлый крыс, обязательно вернусь и то же сделаю с тобой.

Как она ни билась, у нее, конечно, не было возможности одолеть дьявольскую силу Макдональда. Она лишь успела издать короткий сдавленный крик в тот момент, когда он отнял свою ладонь и всунул ей в рот кляп, примотав его так плотно, что у нее зазвенело в ушах.

– Не теперь, – хрипло рявкнул он. – Смогешь визжать и плакать, как будем на корабле, а теперь сиди тихо.

Вскоре она, связанная по рукам и ногам, оказалась впихнутой в свой же собственный дорожный сундук, причем ее заставили поджать колени к самому подбородку, чтобы закрыть крышку. Дуган грубо потрепал ее волосы, что, очевидно, должно было означать ласку.

– Не боись, дорогуша. Ты тута пробудешь недолго, – и с этими словами он захлопнул крышку, оставляя ее в кромешной тьме наедине со своими страхами. Скрежет ключа в замке прозвучал для нее словно барабаны судьбы.


Брент со все возрастающим нетерпением дожидался появления Андреа с Мэдди, каждые пять секунд глядя на часы, когда возле стойки портье остановился обеспокоенный рассыльный, который спросил:

– Номер триста шестнадцать не отвечает. Вы уверены, что они вызывали меня, чтобы я забрал их багаж?

– Как это они не отвечают? – вмешался Брент, – вы уверены, что не перепутали комнаты? Вы стучали достаточно громко? Ведь они могли просто не расслышать вас за суетой.

– Сэр, – уверенно отвечал рассыльный, – я стучал так, что разбудил бы и мертвого. Я даже попытался повернуть ручку в двери, но она оказалась заперта.

– Это выглядит более чем странно, – пробормотал Брент. Он схватил рассыльного за руку, увлекая в сторону лифта. – Идемте. Я поднимусь с вами и потороплю их.

К полной растерянности рассыльного, дверь в этот раз оказалась незапертой. Они с Брентом попали в номер, не нуждаясь в ключах. Гостиная встретила их мертвой тишиной, это место совершенно не походило на то, где происходят предъотъездные хлопоты.

Через проем настежь распахнутой двери, ведущей к Андреа в спальню, Брент заметил кучу вещей, сваленных прямо на полу. Если бы не это, он мог бы поклясться, что номер уже покинут постояльцами. У него встали дыбом волосы.

Вдруг до них донесся низкий стон из соседней спальни. Брент мгновенно рванулся туда, рассыльный следом за ним.

Андреа там не было. На полу лежала Мэдди, подняв руку к голове, видимо, только начиная приходить в сознание. Брент встал на колени, осторожно поднял ее и уложил на кровать.

– Мэдди? Мэдди? Что случилось? – тревожно допытывался он.

Старушка снова застонала, приоткрыла глаза. Как только ее взгляд сфокусировался на встревоженной физиономии Брента, она постаралась собраться с мыслями и прошептала:

– Я помню, что услыхала какой-то шум, а когда выглянула в гостиную, то увидела, что этот огромный шотландец держит Андреа в охапке с таким видом, словно собирается запихать ее в дорожный сундук, который стоял раскрытым, – она попыталась приподнять голову, чтобы оглядеться. – Потом меня ударили по голове. Не знаю – кто. Андреа здесь? С нею все в порядке?

– Нет, – прямо отвечал Брент. – Андреа исчезла, и исчез ее сундук. Похоже, он выкрал ее после того, как оглушил вас.

– Не он ударил меня, – поправила его Мэдди. – Здесь кроме него был кто-то еще, – она нахмурилась, стараясь сосредоточиться. – Я уверена, что слышала женский голос. Знакомый голос.

– Вы успели заметить что-то еще? Возможно, он говорил, где собирается спрятать Андреа?

– Нет. Мне очень жаль, Брент, но я надеюсь, что он не успел уйти далеко, правда? И вы должны поймать его поскорее. Позовите на помощь своих друзей из агентства Пинкертона. Найдите ее, пока не произошло что-нибудь ужасное.

Брент поднялся на ноги и обратился к рассыльному:

– Оставайтесь с нею. Я дам знать портье, чтобы сюда прислали доктора.

Он уже перешагнул порог номера, когда Мэдди окликнула его слабым голосом:

– Постойте! До меня только что дошло! Этот женский голос принадлежал даме по фамилии Каннингем!

– Вы уверены? – уточнил Брент, возвращаясь к кровати.

– Я готова поклясться чем угодно!

– Например, жизнью Андреа, – серьезно добавил Брент. Он похлопал Мэдди по трясущейся руке. – Я найду ее, Мэдди. Даже если этот рыжий дьявол уволок ее в самую преисподнюю – я найду ее.

– Постарайтесь прежде всего заставить говорить вдову Каннингем, а потом уже действуйте, – посоветовал Мэдди, болезненно улыбаясь. – Я более чем уверена, что ей известно, куда скрылся Макдональд. Вероломная шлюха!


Бренту не доставило большого труда разыскать Ширли Каннингем. Она расположилась в небольшой читальне прямо рядом с главным холлом отеля, откуда имела возможность наблюдать за перемещениями всех интересовавших ее лиц и таким образом контролировать ситуацию. Ее главной ошибкой было то, что она считала себя неопознанной во время своего вторжения в номер Мэдди и Андреа.

Одного взгляда на разгневанное лицо Брента было достаточно, чтобы понять, что игра раскрыта. Он налетел на нее, словно порыв штормового ветра.

– Где моя жена? – прорычал он сквозь стиснутые зубы, прожигая ее насквозь глазами.

Она попыталась сделать вид, что ничего не понимает – и это было ее второй ошибкой.

– Откуда же мне знать, куда запропастилась ваша малютка? Скорее всего, в отличие от меня, она оказалась слишком юной, чтобы удовлетворить в постели такого требовательного мужчину, как вы. Спроси вы у меня совета, я бы обязательно предупредила вас о такой опасности!

Он набросился на нее стремительно, словно леопард, она и глазом моргнуть не успела, как обнаружила, что он сжимает ее горло, и не в шутку.

– Я тоже предупреждаю вас, – прохрипел он. – Сознавайтесь, куда Макдональд уволок ее, или это будет последняя ложь, слетевшая с ваших уст!

Ширли поперхнулась, заметно побледнела и весьма разумно решила сознаться:

– Я… ах… на набережную, там его ожидает его собственный корабль, который направляется в Шотландию.

Брент швырнул ее обратно в кресло и поднялся на ноги.

– Вот этот милый детектив заберет вас сейчас в участок, – сообщил он, кивая в сторону мужчины, появившегося в дверях читальни. – Просто на всякий случай, если вы вдруг сейчас обманули меня. Во всяком случае, вы будете лишены возможности подстроить новую ловушку какому-нибудь зазевавшемуся глупцу или проломить голову еще одной почтенной леди.

У входа в отель его уже поджидал Дженкинс с парой оседланных лошадей. Брент бегом спустился по ступенькам крыльца, вскочил в седло и в облаке поднявшейся за ним пыли крикнул Дженкинсу:

– Скорее в доки!

Был разгар рабочего дня, и улицы полны движением. Снедаемый желанием поскорее попасть в доки, лавируя между бесконечными экипажами и повозками, он чувствовал себя словно пловец, изнемогающий в бесплодных попытках одолеть бурное течение. Лишь одно обстоятельство подогревало его надежду на успех: уверенность в том, что Макдональд совсем немного опережает его и вынужден преодолевать в пути точно такие же препятствия. К тому же, если он везет сундук, в котором упрятал Андреа, он должен был воспользоваться каретой, а это вдвойне замедлило его продвижение в сторону доков.


Безжалостно связанная и запиханная в твердый дорожный сундук, трясясь на ухабах, словно мешок картошки, Андреа думала, что у нее не осталось ни одной целой кости во всем теле. С этим ужасным кляпом во рту, с руками и ногами, скрюченными возле самой груди, она едва могла дышать! Да к тому же ничтожные порции воздуха, которые поступали через пять дырок, проверченных в крышке, были изрядно сдобрены пылью, поднятой колесами мчавшейся во весь опор кареты.

В этой ужасной ситуации у нее было одно-единственное утешение, за которое она тем не менее была горячо благодарна судьбе. Теперь, когда ее глаза свыклись с полумраком, царившим под крышкой сундука, через отверстия для воздуха поступало достаточно света – так что она смогла хоть немного совладать с охватившей ее паникой. По крайней мере ей больше не казалось, что она похоронена заживо! И она могла собраться с духом настолько, что вновь поверила в возможность спасения – какой бы мизерной она ни была!

Она постаралась утешить себя, представляя картины ужасной расплаты. Например, как несущийся на всех парах поезд отрезает тупую башку Макдональда, лежащего на рельсах. А Ширли Каннингем жарится на вертеле в аду!

Карета подскочила на очередном ухабе, и новое облако пыли, накрывшее сундук, проникло к ней под крышку. Не паникуй! – повторила она себе уже, наверное, в сотый раз. Ты вполне сможешь дышать, если станешь делать это медленно. Спокойно. Держи себя в руках, девочка. Не сдавайся. Брент придет на помощь. Он найдет тебя. Только не паникуй и дыши не спеша!

Казалось, так прошла целая вечность, и Андреа подумала, что сейчас потеряет сознание от удушья, как вдруг карета остановилась. Через несколько секунд ее тесную тюрьму подняли в воздух. Она услышала легкий скрип и стук башмаков по деревянному настилу – ее куда-то несли. В воздухе запахло рыбой и водорослями, и она поняла, что ее привезли на пристань.

– Ох, Брент, поторопись! – взмолилась она, стараясь не зарыдать в отчаянии. Последнее, что она бы сейчас хотела, – предстать перед окружающими с зареванной физиономией!

Она почувствовала, что сундук опускается, что его куда-то поставили. По крышке глухо постучали.

– Мы почти на месте, барышня, – сообщил ей Дуган. – Скоро ребята поднимут нас на корабль.

И тут Андреа наполовину ослепла. Напряженно нахмурившись, она постаралась рассмотреть, что же заслоняет ее драгоценные источники света. Да это же не что иное, как мясистая задница Дугана! Тупоголовый идиот ничего не придумал лучше, как усесться на ее сундук!

Ну, пожалуй, вряд ли она может что-то предпринять даже в столь унизительной ситуации, но будь она проклята, если хотя бы не сделает такой попытки! Тем более что она могла шевелить пальцами левой руки, не так плотно притиснутой крышкой сундука к ее груди, как правая. Минутой позже, после бешеных усилий, она получила ни с чем не сравнимое удовольствие, услышав дикий вопль, который издал Макдональд, вскакивая с сундука. Она умудрилась-таки со всей силы вонзить ему в задницу острую длинную иголку, которой пристегивалась к платью ее брошь!


Единственный раз в жизни Брент был рад тому, что ненавистный шотландец был таким верзилой. Его нельзя было не заметить даже в самой густой толпе! Несколько быстрых вопросов и указаний у входа в порт, и вот уже Брент сломя голову несется в направлении нужного ему причала, снова предоставив бедняге Дженкинсу пытаться догнать его.

– Макдональд! – со всей силой заорал Брент, и его вопль многократно усилился, отраженный поверхностью воды.

Дуган буквально застыл на месте от неожиданности, обернувшись как раз вовремя, чтобы удар Брентова кулака пришелся ему прямо в челюсть. Он лишь потряс своей кудлатой башкой, почти не почувствовав боли, и уставился на Брента. Выжидая. Нагло ухмыляясь.

– Где она, Макдональд?! Что ты сделал с моей женой?

– Пропала красоточка, стало быть, так быстро, а, Синклер? – с издевкой отвечал он. – Разве ж побегла искать настоящего мужика, э?

– Я уже предупреждал тебя, шотландец. Андреа – моя. И я не отдам ее тебе, скорее размажу тебя по этой палубе!

– Ха! Хотел бы я посмотреть, как ты меня уронишь. Стало быть, дерись, мелкота, не то не видать тебе ее!

Вызов был брошен и тут же принят, и двое мужчин сцепились в поединке. Дуган атаковал первый, проведя кривой удар в лицо своему противнику. Брент покачнулся, но выстоял, а потом развернулся и в прыжке достал носком ботинка челюсть рыжеволосого верзилы.

Дуган подался назад, едва не упав, так как споткнулся об угол стоявшего на причале сундука, и в его глубоко посаженных глазах промелькнуло нечто похожее на уважение. И снова они сцепились, кружа на одном месте, словно два разъяренных пса. Неожиданно Дуган рванулся вперед, схватил Брента в свои медвежьи объятия и поднял в воздух. Брент болтался в паре футов над палубой, беспомощный, не в силах воспрепятствовать крушившей ему ребра дьявольской силе гиганта. Пока не умудрился попасть ему в пах коленом. Огромный шотландец тут же разжал руки и скривился от боли.

Брент с грохотом свалился на палубу, задев огромную кучу багажа, которая покачнулась, но устояла.

Дуган пришел в себя на удивление быстро. Едва Брент снова принял боевую стойку, шотландец атаковал его. Брент увернулся, подставил противнику подножку и ускорил его падение резким ударом ребром ладони по шее.

Верзила въехал лохматой головой все в ту же кучу багажа, которая на сей раз тут же рассыпалась, сундуки и чемоданы попадали с края настила в воду. А один весьма увесистый ящик свалился Дугану на голову и оглушил его. Возблагодарив в душе своего старого садовника-японца, обучившего Брента приемам рукопашного боя, с помощью которых стало возможным одолеть столь рослого противника, молодой адвокат вцепился в своего соперника и стал трясти его изо всех сил. Голова верзилы бессильно моталась из стороны в сторону, глаза закатились.

– Будь ты проклят, Макдональд, не смей отключаться именно сейчас! – прорычал Брент. – Скажи прежде, куда ты упрятал ее! Где Андреа?

– Она ж поди плавает в океан, – прохрипел шотландец, слабо махнув рукой в сторону разрушенной им пирамиды багажа. – Ей сундук был в самом верху.


Если бы у нее во рту не было кляпа, Андреа, наверное, взвыла бы от счастья, услыхав голос Брента, в первый раз окликнувшего Макдональда. Он пришел за нею! Он нашел ее! Ну, не совсем пока нашел, но зато достаточно быстро. Так быстро, что она даже не успела изобрести очередной способ казни проклятого шотландца.

Когда началась стычка, она вся извертелась в своей тесной темнице, прислушиваясь к проклятьям и пыхтению, издававшемуся обоими мужчинами. Конечно, она молилась о том, чтобы Бренту хватило сноровки одолеть этого мужлана. А если он окажется слабее Макдональда, то пусть поскорее подоспеют его коллеги сыщики и освободят их обоих, положив конец преследованиям безмозглого шотландца!

Затаив дыхание, Андреа прислушивалась к шуму драки. Боже милостивый! Да что же там творится? Услышав грохот чьего-то падения, от которого закачался ее сундук, она встревожилась. Но вот что-то снова загрохотало, и тут же она почувствовала, что падает. И тут сундук покатился, переворачиваясь с одного бока на другой, и она внутри него.

Она завизжала. Ведь она падает! Падает неизвестно куда, и не может остановиться! Она едва расслышала громкий всплеск, когда сундук плюхнулся на поверхность воды в реке. Зато всю ее, до последней косточки, пронзила ужасная боль от столкновения с поверхностью воды. Мгновением позже сундук за что-то зацепился, причем раздался такой шорох, словно его дно проехалось по куче песка. Затем сильный рывок и серия непонятных толчков, после чего, судя по всему, сундук поплыл, покачиваясь и крутясь вокруг своей оси, по волнам.

В ушах у Андреа ужасно шумело, и все же она ясно различала плеск воды, лизавшей стенки сундука. Ну вот, похоже, тут.-то ей и конец: она тонет, вода вот-вот зальет сундук, который станет уже не тюрьмой, а гробом, так и не успев превратиться в ковчег.

Боже милостивый! Ведь я сейчас умру! Две эти фразы стучали в мозгу у Андреа, больше не способной справиться с охватившим ее ужасом. Я сейчас утону! Вот прямо здесь. Сию минуту. И никогда Брент больше не поцелует меня. А я не приласкаю Стиви. И не узнаю, оправилась ли от удара Мэдди. И она забилась в истерике, набивая все новые и новые синяки о стенки своей темницы. Я так не хочу умирать, Господи! – исступленно взмолилась она. Пожалуйста! Я не хочу умирать!

Наверное, прошло немало времени, прежде чем до Андреа дошло, что, судя по всему, стремительная кончина, которой она испугалась, ей пока не грозит и вместо толщи воды под крышкой сундука она чувствует свежий воздух, пронизанный солнечным светом, что этот воздух беспрепятственно проникает сквозь отверстия в крышке, что некоторое количество влаги только-только начало просачиваться в нижней части сундука, через швы между дном и боками. Стало быть, заключила она, сундук плывет по реке и тонуть сию минуту явно не собирается.

– Благодарю тебя, великий Боже! – прошептала она про себя. – О, спасибо тебе огромное! И, пожалуйста, поторопи Брента!


Брент уставился на Макдональда с явным недоверием. Затем его взор обратился к реке. По ней не спеша плыли чемоданы и сундуки, которые обрушились с пристани во время падения шотландца. На мгновение у него зарябило в глазах, но он упорно продолжал высматривать сундук, принадлежащий Андреа. И вот наконец он увидал то, что искал: сундук, тихонько покачиваясь, уносило вниз по течению.

– Андреа!!!

Бросив Макдональда на попечение Дженкинса, который на сей раз, проявив немалую изворотливость, следовал за ним по пятам, Брент, словно сумасшедший, ринулся вдоль причала.

– Хватайте этот сундук! – кричал он, обращаясь к сбежавшимся на шум рабочим, указывая вниз по реке. – Там внутри женщина!

Пока он, обдирая локти и колени, скатился с причала к кромке воды, сундук уже подцепили баграми и вытащили на прибрежный песок. Упав возле него на колени, Брент взывал голосом, не своим от страха:

– Андреа! Милая моя, ты слышишь меня?

Из-под крышки раздался какой-то писк и потом хриплое рыдание. Брент вознес краткую благодарность небесам и снова обратился к жене:

– Потерпи, дорогая, мы сейчас вызволим тебя. Ты будешь на свободе, целая и невредимая, всего через пару минут. Дай нам только сломать замок.

Выхватив у одного из рабочих багор, Брент тут же взломал замок и откинул крышку. К вящему интересу собравшейся на пристани толпы зевак, в сундуке оказалась весьма бледного вида леди, взиравшая на своего прекрасного избавителя фиалковыми глазами, залитыми слезами счастья.

Вытащив у нее изо рта кляп, Брент осторожно извлек из сундука свою жену. Он прижал ее к себе, не в силах оторваться даже для того, чтобы разрезать путы на руках и ногах.

– Я боялся, что утратил тебя навсегда… – хрипло пробормотал он. – Я чуть не сошел с ума.

– Я знала, что ты придешь, – отвечала она. – Я это знала, – и забилась от рыданий, которые больше не в силах была сдержать. Их слезы смешались, но теперь это были светлые, облегчающие слезы, ведь оба они только что пережили такой ужас и отчаяние.

Он не выпускал ее из объятий, пока она не успокоилась, а потом осторожно опустил на песок подле себя. Достав из кармана складной нож, он разрезал веревки, сковавшие ей руки и ноги. Потом осторожно начал массировать их, чтобы восстановить кровообращение.

– Мэдди, – простонала она, сжимая зубы от боли, так как чувствительность с трудом возвращалась в ее онемевшие члены. – Как себя чувствует Мэдди?

– В данный момент наверняка лучше, чем ты, – заверил Брент. – Когда я покидал ее, она пришла в себя и страшно беспокоилась, хотя у нее порядком болела голова. Благодаря ей мы почти сразу установили похитители. Ширли Каннингем задержана, и я надеюсь, что Дженкинс уже успел надеть наручники на Макдональда. Эта парочка заплатит за все сполна.

Андреа помрачнела.

– Хотела бы я остаться на пару минут наедине с вдовой Каннингем! – заявила она многообещающе. – Эта мерзкая гадюка сговорилась с Макдональдом похитить меня только ради того, чтобы заполучить тебя в свое распоряжение!

– У нее все равно ничего бы не вышло, – мягко заметил Брент. – Я желаю только одну женщину – тебя.

Андреа обняла его за шею и наградила самой милой, самой обворожительной улыбкой.

– Я определенно должна отдать должное вкусу Ширли Каннингем: она разбирается в мужчинах и в драгоценностях. Послушай, может не стоит возвращать ей все ее побрякушки. Я похитила у нее несколько весьма изящных вещиц. И поскольку ты вряд ли разрешить мне предпринять еще одну, последнюю вылазку…

– Ни в коем случае, – безапелляционно прервал Брент. И, чтобы избежать дальнейших препирательств, он закрыл ей рот таким страстным, возбуждающим поцелуем, что она быстро позабыла обо всем на свете.

ГЛАВА 21

Перед тем как уехать в Филадельфию, Андреа рассчиталась с хозяйкой квартиры, которую снимала когда-то вместе с сестрой, и снова переехала к Мэдди. По их возвращении в Вашингтон Мэдди настояла, чтобы Брент с Андреа остановились в ее доме, а не снимали комнату в отеле. Это не только вполне устраивало все заинтересованные лица, но и позволяло молодоженам без особых хлопот присматривать за состоянием Мэдди, поскольку пожилая дама до сих пор не до конца оправилась от последствий перенесенного удара по голове.

В то же время остальные члены семейства Синклеров решили продлить на несколько дней свое пребывание в Филадельфии, чтобы посмотреть выставку, и уж потом вернуться в Нью-Йорк. Молодые собирались присоединиться к ним в Нью-Йорке, как только покончат со всеми делами в Вашингтоне. Почтенный адвокат и его близкие понимали под «делами в Вашингтоне» лишь необходимость забрать оттуда Стиви и упаковать вещи невестки. Им бы и в голову не пришло, что Бренту с Андреа предстояло выполнить чрезвычайно сложную и опасную миссию.

Воспользовавшись услугами телеграфа, Брент посвятил Кена в некоторые детали похищения Стиви и требуемого Ральфом выкупа, так что детектив мог уже начать свое расследование на месте. Подробности они сообщат лично, встретившись с Кеном в Вашингтоне. Решительно отметя в сторону все колебания Андреа, Брент решил обратиться за помощью к Кену, ведь он был самым близким и верным другом Брента. Вместе они несомненно найдут способ вызволить Стиви. Больше всего они надеялись, что им удастся обвинить Ральфа в спровоцированных им кражах и снять все подозрения с Андреа, хотя мошенник наверняка попытается втянуть ее в это дело.

Вот уже несколько часов прошло после их прибытия в Вашингтон, а Кен все еще в задумчивости мерил шагами ковер в гостиной у Мэдди, стараясь осмыслить всю изложенную ему информацию и изыскать наиболее приемлемый путь поведения для угодивших во всю эту кашу Андреа с Брентом.

– Боже, что за абсурд! – восклицал он. – Мои начальники ни за что в это не поверят! Честно говоря, я сам с трудом поверил своим ушам! Брент, старый мой дружище, ты со своей женой вляпался в дьявольски неприятную историю, и нам придется немало покрутиться, чтобы вызволить вас.

– Я знал об этом, Кен, – кивнул Брент, – вот почему и обратился именно к тебе – несмотря на отчаянные протесты Андреа, да будет тебе известно. Она боялась, что ты сразу же выдашь ее полиции со всеми вытекающими последствиями.

– Мы слишком долго дружили с тобой, Брент, чтобы я мог за здорово живешь выдать тебя, – грустно пошутил Кен, – да еще именно в тот момент, когда моя помощь тебе так необходима. К тому же, арестуй мы Андреа, мы все равно не решим этим ни проблемы ее племянника, ни гнусного мистера Маттона. И хотя это идет вразрез с моими прямыми обязанностями детектива, вы можете рассчитывать на любую помощь, которую я окажусь способен вам оказать.

– Стало быть, прежде всего нам надо приняться за составление наиболее приемлемого плана, – пробормотал Брент, – и немедленно приступать к его исполнению.

– А я уже приступил, – сообщил Бренту его друг. – Как только я получил твою первую телеграмму о том, что Маттон скрывается где-то вместе с малышом, я отправил на розыски одного из наших агентов. Конечно, не вводя его в подробности дела. Ему было поручено наблюдать за «Гарден Отелем» и, если там объявится Маттон, желающий получить известия об Андреа, постараться проследить за подозреваемым и выяснить, где он прячет мальчишку.

– Хотелось бы, чтобы он проделал это более ловко, чем я, – нахмурилась Андреа, – ведь я уже пыталась это выяснить. Ральф заметил мою слежку, и мне показалось, что он был готов от злости придушить меня. Он предупредил меня никогда не пытаться следить за ним, иначе за это поплатится Стиви.

Я надеюсь, ваш агент проявил предельную осторожность.

– Боюсь, он не был достаточно осторожен, Андреа, – со вздохом произнес Кен. – Полиция обнаружила тело Корбина в тот же день после полудня. У него было перерезано горло.

Трое друзей дружно охнули от ужасной новости.

– Ах, Боже милостивый! – тревожно воскликнула Андреа. – Неужели Ральф… неужели он…

– В свете того, что мы пока знаем, мы не можем с уверенностью назвать Ральфа убийцей, – закончил за нее Кен. – Вполне могло случиться и так, что Корбина убил кто-то другой, ведь тот конец города кишмя кишит всякой подозрительной публикой.

– Мне ужасно жаль вашего агента, – заверил Брент. – Мы вовсе не хотели подвергать опасности кого-то еще. Честно говоря, я до сегодняшнего дня не мог заставить себя поверить, что спасение Стиви окажется таким непростым и опасным предприятием, хотя Андреа неоднократно пыталась меня убедить в обратном.

– Бедняге по крайней мере удалось хоть что-то выяснить, прежде чем он погиб? – нерешительно поинтересовалась Мэдди.

– Если и удалось, он не успел ничего сообщить мне.

Тихонько выругавшись, Брент заметил:

– Нам нужно немедленно что-то предпринять, пока Маттон не успел напакостить ребенку.

– Если только он уже не сделал этого, – со страхом прошептала Андреа.

– Давайте молиться о лучшем, а готовиться к худшему, – мудро предложила Мэдди.

– По-моему, наиболее логичным шагом будет попытка Андреа связаться с Маттоном обычным способом, через отель, – сказал Брент, возвращаясь к основной теме их совещания.

– Да, – поддержал его Кен и продолжил: – Вы напишете ему записку, Андреа, и скажете, что собрали остальную часть выкупа, но опасаетесь оставлять такую кучу вещей неизвестно кому в отеле. Напишите, что хотите увидеться с ним лично, где-нибудь в людном месте, чтобы произвести обмен.

– Где же это? – встревоженно в один голос воскликнули Андреа и Брент.

– Предложите ему самому назначить место и время, только чтобы это не оказался какой-то глухой переулок темной ночью, – посоветовал Кен. – Если этот малый действительно повинен в гибели Корбина, он станет теперь чрезвычайно подозрительным.

– Особенно если ты попытаешься что-то требовать от него, – предупредил Брент. – Мы должны по возможности дольше сохранять его в неведении об истинном положении дел и не возбуждать его беспокойства.

– Если нам повезет, мы получим возможность окружить указанное им место вооруженными агентами, которые будут одеты соответствующим образом и не станут бросаться в глаза, – кивнул Кен.

– Ты полагаешь, это возможно? – ехидно осведомился Брент. – Тот же Дженкинс никого не сумел обмануть своим видом в Филадельфии. Даже Мэдди мгновенно распознала в нем детектива. И наверняка точно так же выглядел несчастный Корбин.

– Гораздо проще смешаться с уличной толпой, – упрямо настаивал на своем Кен. – Нарядиться бизнесменом. Рабочим. Торговцем. Именно поэтому встреча среди уличной суеты более приемлема.

– И гораздо более убедительно для суда присяжных, если в момент ареста при нем обнаружат украденные вещи, – добавил Брент. – Тогда его наверняка обвинят в совершенных кражах вместо Андреа.

– Да, тогда вся вина ляжет на него, – подтвердил Кен.

– Но ведь Ральф обязательно станет обвинять в кражах меня, – напомнила Андреа.

– Ну и пусть обвиняет себе на здоровье, – с лукавой улыбкой успокоил ее Брент. – Как адвокат, могу сказать тебе со всей уверенностью, что, если он будет задержан с поличным, следователи мало будут обращать внимания на его заявления.

– Во всяком случае, кое-какие вещицы из тех, что вы уже успели вернуть, пришлись бы как нельзя кстати, чтобы всучить их Маттону, – заключил Кен. – Ведь, хотя деньги не пахнут, у вас были легко опознаваемые драгоценности. Можете мне поверить, полиция будет в восторге, если ей удастся списать целую серию преступлений на одного преступника: и взломы, и кражи, и даже, возможно, убийство. Так что Ральфу Маттону не удастся выйти из-за решетки до конца своих дней.

– Но ведь половину своих краж я совершила в Филадельфии, а Ральф все это время оставался в Вашингтоне, – заметила Андреа. – К тому же, похищенное отправлено владельцам. Если мы собираемся все приписать Ральфу, не покажется ли смешным то, что он пытался добровольно расстаться с украденным?

– Ничего страшного! – отмел ее опасения Брент, уверенно взмахнув рукой. – Разве кто-то заставляет нас обвинять его в обеих сериях краж сразу? Да тот же Кен подтвердит, что в мире часто случаются странные совпадения, особенно в мире преступном. И я сам могу назвать массу случаев, когда независимые друг от друга преступления казались на первый взгляд связанными между собой и даже совершенными одним лицом. К тому же встречаются и такие хитрецы, которые намеренно стараются повторить чей-то чужой почерк при совершении преступлений, чтобы ввести в заблуждение полицию и не попасть в подозреваемые.

– Многие сыщики говорят, что имитация чужого почерка – самая простая маскировка, – добавила Мэдди. – Значит, вы с помощью этой теории хотите объяснить кражи, имевшие место в Филадельфии?

– Я определенно смогу сделать именно так, – согласился Кен. – Хотя, к сожалению, пока наши плацы построены на песке, ведь у нас нет на руках ни одной украденной вещи, чтобы всучить ее Ральфу Маттону в качестве выкупа. Кстати, ты уже перевел свои деньги в Вашингтон, Брент?

– Да, завтра утром я смогу снять их со счета в банке.

– У меня есть кое-какие вещицы, которые вы можете использовать для этой цели, – великодушно предложила Мэдди. – К тому же, как однажды правильно заметил Брент, это выглядит весьма странно: только Андреа и я из всех наших друзей не подверглись кражам. Похоже, что пришло и мое время быть обокраденной. Да и Андреа могла бы что-то добавить от себя, хотя это, конечно, очень неприятно.

– Я высоко ценю ваше великодушие, – покачал головой Кен, – но это не совсем то, что я имел в виду. Такой поступок своим следствием в глазах посторонних будет лишь поводом для того, чтобы теснее связать наши персоны с личностью Маттона, а это весьма нежелательно.

– Да, – поддержал его Брент, – пожалуй, это не самый мудрый шаг, который мы могли бы предпринять.

– Я долго колебался, прежде чем предложить вам свой план, – обратился Кен к Андреа. – По чести говоря, мне самому не по душе возникшая у меня идея. Но нас бы здорово выручило, если бы мы отважились похитить пару-тройку вещей у каких-нибудь зазевавшихся простофиль в людном месте поблизости от того района, где ошивается Маттон. Только таким путем у нас появятся опознаваемые вещи – кроме основной суммы выкупа, – чтобы приписать их кражу Ральфу.

– Очнись, парень! – с возмущением набросился на старого друга Брент. – Ты что, потерял последние остатки мозгов?! А если ее схватят?

– Я знаю, что это рискованный шаг, но в данный момент могу предложить лишь такой выход из положения, Брент, дружище. Ведь, как только украденные вещи будут опознаны их владельцами, наше дело окажется в шляпе. Одни деньги не сработают. Шантаж, выкуп не пришьешь к делу в качестве улики, удостоверяющей участие Ральфа в кражах драгоценностей.

– Не надо так бояться, Брент, – успокаивающе похлопала мужа по руке Андреа. – Я, к сожалению, сподобилась достичь немалого мастерства в похищении всяких побрякушек. И смогу провернуть все наилучшим образом, так что комар носу не подточит. Ну подумай, всего несколько безделушек там и сям – и все!

– Нет! Я запрещаю тебе!

– Но ведь здесь в основном обсуждается моя участь, Брент Синклер, – возразила Андреа, милая улыбка которой стала почему-то больше напоминать оскал. – Я вовсе не желаю прожить весь остаток жизни, трясясь от страха, что кто-то все же сумеет разоблачить мои прошлые грехи. Нет, я хочу покончить с этим раз и навсегда, так или иначе. И если похищение нескольких несчастных побрякушек поможет нам устроить ловушку для Маттона и навсегда избавиться от его угроз в отношении Стиви – что ж, я пойду на это с радостью.

И она храбро посмотрела Бренту в глаза, тогда как их друзья, затаив дыхание, ждали, чем закончится этот поединок взглядов. К удивлению Кена, Брент не выдержал первым.

– Ну что ж, моя милая воровка. Отправляйтесь в еще одну, но краткую эскападу. И учтите, что я буду следить за каждым вашим шагом на этом пути. Вам не удастся отправиться на промысел одной.

– Я не соглашусь на это, дорогой, – упорствовала Андреа, смягчая резкость ответа обаятельной улыбкой. – Я ни за что не прощу себе, если ты из-за меня окажешься замешанным в воровские делишки. Ведь у тебя нет должной подготовки: одна небольшая ошибка – и нас обоих схватят. Представь, что случится после этого с твоей бедной матушкой.

– Боже упаси! – вскричал Кен, вздрагивая от неподдельного испуга. – Я только что представил, как многочисленное семейство Синклеров гонится за мной, угрожая расправой! Благодарю вас за столь поучительную предусмотрительность, Андреа!

– А я-то думал, что риск Для тебя – привычное дело, – с мрачным юмором заметил Брент.

– Риск – да, но вовсе не адские видения, – парировал Кен.


В соответствии с составленным мужчинами планом, Андреа оставила для Ральф весточку у портье в «Гарден Отеле» на следующий же день. Во время небольшой прогулки по городу она успешно собрала небольшую коллекцию чужих украшений, которые «позаимствовала» с помощью кусачек у многочисленных прохожих на улице. Беспокоясь о ее безопасности, Брент сопровождал ее во время всей экспедиции, наблюдая издали за ее перемещениями. Как и в прошлый раз, он был неприятно удивлен и подавлен проявленной ею при этом несомненной искусностью. Его единственным утешением было то, что все похищенные Андреа предметы вскоре должны были вернуться к своим истинным владельцам, ведь, как только Ральфа арестуют, в газете будет дано объявление о том, что потерявшие свои вещи господа могут явиться для их опознания.

Теперь, когда первый шаг в игре был сделан, им оставалось только ждать реакции Ральфа. Все чувствовали ужасное напряжение, и Брент снова начал было мотаться по комнате, пока Андреа с Мэдди чуть ли не силой усадили его на стул. Именно во время своих нервических метаний Брент наткнулся на бронзовую маленькую фигурку, стоявшую на полке в старой комнате Андреа, которую они отныне занимали вдвоем.

Дамы в этот момент находились в главной гостиной, стараясь отвлечься от беспокойных мыслей с помощью шитья, когда к ним со страшным шумом спустился Брент. Ворвавшись в гостиную, он сунул фигурку Андреа под нос и грозно спросил, не сводя с не подозрительного взгляда:

– Это, случайно, не твоя ли вещица, дорогая?

– Не совсем, – ответила Андреа с недовольной гримаской, неловко поежившись на отчаянно заскрипевшем кресле.

– Значит, я могу предположить, что она принадлежит Мэдди, – не унимался он.

– Нет, – покачала головой Мэдди, – хотя она выглядит уж очень знакомой. Я уверена, что видела этого уродца раньше.

– Андреа, – глубоко вздохнув, начал Брент, – ты ведь не станешь отрицать, что именно эта статуэтка числится украденной из Президентского дворца?

– Я не собиралась укрывать ее, чтобы оставить себе, Брент, – упрямо качнув головой, возразила Андреа и прикусила от досады нижнюю губу, – это произошло случайно.

– Ну как, скажи на милость, у тебя до сих пор все выходит вот так – случайно?! – нетерпеливо спросил он. – Да будь оно все проклято, Андреа! Всякий раз, как я начинаю думать, что мы начинаем освобождаться от этой проклятой истории, что-то случается, и снова все как было!

– Я виновата, прости. Я совершенно позабыла про эту богомерзкую статуэтку! Я была внизу, в библиотеке Президентского дворца, и как раз разглядывала ее, держа в руке, как вдруг неожиданно туда вошел один из гостей. Он так напугал меня, что я машинально сунула фигурку в карман платья и вспомнила про нее лишь тогда, когда покинула дворец. А потом, когда я попыталась всучить Ральфу среди других вещей, он вернул ее мне и предупредил, чтобы я не подсовывала впредь подобных ерундовин. Не зная, что же еще с нею делать, я оставила ее у себя и поставила на полку в моей комнате.

– Это действительно не такая уж ценная вещь, – сказал Брент, – но Кен несколько недель назад сообщил мне, что одной из самых заметных пропаж стала какая-то статуэтка из президентской коллекции, хранившейся во дворце десятилетиями.

Андреа застонала в отчаянии.

– Значит, это не принадлежит Лиссу и Джулии? – мило улыбнулась Мэдди. – Как славно, что я не ошиблась в их вкусе.

– Нет. Считают, что коллекция была преподнесена в дар каким-то иностранным посланником в честь какого-то праздника, хотя, похоже, никто не смог бы сказать в точности, которому из наших президентов. А он великодушно оставил ее во дворце, когда выезжал из него.

– Находчивый господин, – пробормотала Андреа.

– Это к делу не относится. Факт тот, что ты посягнула на достояние нации, и ее необходимо вернуть. Мне кажется, лучше всего будет послать ее по почте анонимно, как ты поступала прежде, и уповать на то, что статуэтка не затеряется в пути.

– Ах, ну к чему все эти ухищрения? – возразила Мэдди. – Просто я напишу Лиссу и Джулии, что только что вернулась с выставки с массой впечатлений и что она просто обязана пригласить меня на чай. Конечно, я как всегда возьму с собой Андреа, и она сама сможет вернуть статуэтку на место. Вы, кстати, тоже можете присоединиться к нам, если пожелаете, Брент.

– По-вашему, все выходит так просто! – покачал головой Брент. – Письмо, приглашение, и вот вы уже пьете чай с супругой президента? Боже милостивый! Мне с трудом в это верится!

– И напрасно, мой мальчик, – заверила Мэдди, небрежно взмахнув рукой. – Я дружу с ними уже целую вечность. С трудом верится в то, что кто-то из них вдруг попытался бы отказать мне. И именно поэтому я в свое время собиралась попросить Лисса вмешаться и помочь Андреа. Однако теперь, в свете ее попытки обокрасть его резиденцию, будет неразумно вмешивать его в это дело, и мою превосходную идею придется оставить.


В точности как и предсказала Мэдди, их всех пригласили на чай в Президентский дворец на следующий же день. После того как Брент забраковал добрую дюжину галстуков и теперь нервически пытался как следует завязать тот, что все-таки выбрал, Андреа решила, что ее вообще-то невозмутимый супруг откровенно нервничает перед предстоящим визитом.

– Тебе совершенно не из-за чего так беспокоиться, Брент, – уверяла она. – Я абсолютно уверена, что никто не заметит, как я буду ставить фигурку на место, а что до президента с супругой – ты сам убедишься, что они ужасно милые люди.

– Не сомневаюсь, что именно так оно и есть, – отвечал Брент, в десятый раз пытаясь завязать ровный узел. – Однако, в отличие от вас с Мэдди, для меня это не совсем обычный визит, и я не могу не волноваться. Конечно, как президент Улисс Грант потерпел, мягко говоря, фиаско, а его команда превратилась в банду жулья, но как генерал этот человек был выше всяческих похвал. Так что теперь ты должна понять, что, с одной стороны, я преклоняюсь перед этим человеком, а с другой – не могу не видеть недостатков. О, если бы ему удавалось так же жестко контролировать действия конгресса, как он когда-то контролировал действия своих полков. Ну а кроме всего прочего, я вдруг понял, что не могу придумать, о чем я смог бы беседовать с таким человеком, как он.

– Просто спроси его, так, между прочим, чем бы он хотел заниматься в ближайшем будущем, – предложила она. – Ведь ни для кого не секрет, что лидером республиканцев стал мистер Хейс, который и будет главным противником мистера Тильдена на следующих выборах. Президенту Гранту в скором времени предстоит оставить свой пост, и, похоже, он сделает это без сожаления. Джулия, наверное, уже начала потихоньку упаковывать их личные вещи.

– Пожалуй, это мысль, – задумчиво ответил Брент. – К тому же, если она действительно укладывается и во дворце царит суматоха, вряд ли кому-нибудь покажется странным, что пропавшая статуэтка вдруг появится на своем месте через несколько недель.

Он отступил назад, чтобы получше разглядеть в зеркале завязанный им узел, и с отвращением выругался. Андреа решила сжалиться над ним, и после нескольких ловких движений узел получился идеально ровным.

– Вперед, на выход! – воскликнул он, легонько подтолкнув ее к двери.

– Улыбайся почаще! – попросила она, встав на цыпочки и целуя его в губы. – Тебе совсем не идет эта твоя мрачная гримаса, а ведь тебе хочется произвести наилучшее впечатление. Помня об этом, я не поленюсь пройти вперед, чтобы самой представить моего неотразимого супруга сливкам вашингтонского общества. Все дамы позеленеют от зависти.


Прожив почти восемь лет в роли Первой леди огромной страны, Джулия Грант, бесспорно, превратилась в идеальную хозяйку. Быстро взяв в свои руки беседу, она непринужденно сумела перевести разговор из области политики в обсуждение чудес, показанных на выставке, а потом к свадьбе Андреа.

На приеме оказалось довольно много гостей – и в их числе Люсиль и Харольд Хаффман – и Фредди Ньютон. Андреа достаточно было бросить в их сторону всего один взгляд, чтобы залиться краской. И Брент, увы, тут же заметил ее реакцию. На его вопросительный взгляд она лишь покачала головой.

– Потом, – шепнула она, молясь про себя о том, чтобы он позабыл об этом случае.

Однако дела пошли еще хуже, так как Люсиль немедленно заинтересовалась Брентом. Стоило Харо-льду на секунду отвернуться, и Люсиль с полным бесстыдством начинала флиртовать с Брентом, посылая ему взоры один страстнее другого.

Уяснив, что по профессии он адвокат, она кокетливо приспустила ресницы и промурлыкала:

– Ах, я просто обожаю адвокатов! Они такие остроумные! И такие находчивые! Ведь вы тоже, наверное, проявляете искусство во всем, за что беретесь, мистер Синклер?

– Стараюсь, – коротко отвечал Брент, не намереваясь вдаваться в подробности. Андреа замерла подле него в напряженном молчании.

– Я знаю, что это опасная неосторожность с моей стороны, – продолжала Люсиль минутой или двумя позднее, – но я не могу не сказать о том, что ваши глаза завораживают меня, Брент. Они такие золотые и такие… кошачьи! – и она жеманно передернула плечами, что, по мнению сей дамы, должно было заинтриговать Брента.

– Остерегитесь, Люсиль, – сказала Андреа холодно. – Постарайтесь, если сможете, вспомнить стишок про девицу, что каталась на львице. Ведь улыбка осталась на морде у львицы!

– Ах, но я без ума от всех зверей, – продолжала заливаться соловьем Люсиль. – И чем зверь более дикий, тем в больший восторг он меня приводит.

Хотя Брент, надо отдать ему должное, старался по мере сил игнорировать Люсиль, насколько позволяли приличия, Андреа была в ярости. Фредди почувствовав, что им пренебрегают, и в утешение развернул собственную кампанию по ухаживанию за Андреа.

Стараясь разрядить ситуацию и предупредить возможный скандал, Мэдди безапелляционно заявила, что Брент желает осмотреть дворец, поскольку попал сюда впервые. По достоинству оценив вмешательство подруги, Джулия с готовностью согласилась, однако не решилась оставить без присмотра остальных гостей и попросила Андреа выполнить за нее роль гида.

– Ведь вас не затруднит это, дорогая? Единственное, за что я умоляю меня извинить, – это страшный беспорядок, ведь мы занимаемся укладкой вещей. И когда вы доберетесь до кабинета Лисса, будьте так добры – напомните ему, чтобы он поспешил присоединиться к нам, как только покончит со своими бесконечными обязанностями! Он обещал мне это.

Когда же Люсиль сунулась было сопровождать их, Джулия, искусно отвергла ее предложение:

– Ах, но ведь я жду от тебя полный отчет о том, как ты изменила интерьер своего чудесного дома. И вы, Фредди, должны помогать ей, ведь, насколько мне известно, именно вас пригласили в качестве основного консультанта, учитывая ваш художественный вкус.

Андреа с Брентом поспешили удалиться, прямиком направившись в маленькую библиотеку, расположенную как раз под залой, в которой происходило чаепитие. Войдя внутрь, Андреа торопливо извлекла из кармана маленькую фигурку и поставила ее в темный угол самой дальней книжной полки. Оба с облегчением перевели дух.

– Давай-ка поскорее уберемся отсюда, пока не явился кто-то еще, – сказала Андреа. – Я совершенно не желаю, чтобы меня обнаружили где-то поблизости от этой злополучной фигурки.

– Не так быстро, моя румяная прелесть, – возразил Брент, взяв ее за локоть и повернув к себе лицом. – Прежде соизволь мне объяснить, что происходит между тобой и этим имбецильным Фредди. Стоило тебе заметить его, и ты покраснела аж до корней волос.

– Между нами нет ничего, Брент. Совершенно ничего.

– Но если это так, то как объяснить твое волнение? Похоже, он имеет на тебя какое-то влияние? – недоверчиво продолжал свой допрос Брент. – Сознавайся во всем, Андреа. Я хочу услышать правду. Всю до конца.

– Я… ух… ух, да пропади ты пропадом! Если тебе непременно хочется об этом знать, то я была вынуждена укрыться под кроватью там, наверху, в «покоях Джефферсона», пока он и его ненаглядная Люсиль на той же кровати занимались любовью однажды вечером. Поверь мне, это был один из самых ужасных моментов в моей жизни, и мне противно даже вспоминать о нем! Мне остается лишь благодарить судьбу за то, что они не заметили меня.

– Не хочешь ли ты сказать, что пряталась там и все слышала? – изумленно воззрился на нее Брент.

– И даже хуже того. Я случайно увидала их обоих – когда они были вместе!

– Святые угодники! – не выдержал Брент. – Так ты видела их… их…

– В чем мать родила? – неохотно закончила фразу она. – Да. И это был довольно неожиданный опыт, между прочим! Я тогда впервые увидала голого взрослого мужчину.

Он так и не сводил с нее взгляда, совершенно ошеломленный. Наконец, снова обретя дар речи, разразился гневной отповедью:

– Ну, моя милая, я даже не знаю, как мне реагировать на это. Мало того, что ты огорошила меня, сообщив, что видела обнаженным постороннего мужчину, – ты еще уверяешь, что тебе хватило наглости подглядывать, как он занимался любовью с другой леди!

– Мне не посчастливилось лицезреть сам акт, Брент, хотя слышала я действительно более чем достаточно, – презрительно фыркнула Андреа. – И Люсиль вовсе не леди. В ее словаре нет места славу верность. Учти, кстати, если она и дальше будет так пожирать тебя взглядом, то боюсь, что не смогу подавить в себе желания вцепиться ей в волосы.

– Ну, на данный момент, узнав то, что ты только что сообщила мне, я бы не очень-то доверял и Фредди, – хмуро возразил Брент.

– Если тебя это утешит, – отвечала Андреа, неожиданно улыбнувшись и лаская его взглядом фиалковых глаз, – я могу со всей ответственностью заявить, что ты сложен во сто крат лучше, чем Фредди. По сравнению с тобой этот бедняга просто пузатый хорек.

ГЛАВА 22

Вернувшись в тот вечер к Мэдди домой, Андреа извлекла из сумочки ожерелье из сапфиров и бриллиантов и вызывающе помахала им перед носом у Брента.

– Тебе, случайно, не знакома эта вещица, дорогой? – издевательски передразнила его она.

– Андреа! – ошеломленно пробормотал он. – Неужели ты…

– Ох, Андреа, – взвизгнула Мэдди, заламывая руки. – Люсиль обожает свое ожерелье! Да она же устроит страшный скандал, когда обнаружит его пропажу!

– И это будет ей достойным воздаянием за то, что она посмела так нагло флиртовать с Брентом! – заявила Андреа. – И к тому же, если все пойдет по плану, она вскоре получит его назад. После того, как Ральфа арестуют с этой штучкой в кармане.

– Тогда изволь объяснить, как тебе удастся приписать эту кражу Маттону, коль скоро миссис Хаффман с точностью до часа сможет назвать время пропажи. Я более чем уверен, что ей хватит ума связать кражу ожерелья с визитом во дворец, а уж туда-то Ральф Маттон вряд ли совал свой нос.

– Я позаботилась об этом, дорогой. Ведь, если быть точной, я сняла ожерелье в ту самую минуту, когда Люсиль усаживалась в экипаж и настоятельно потребовала обнять нас на прощанье – лишь с той целью, чтобы иметь возможность облапить моего мужа. А перед этим я случайно услышала, что они с Харольдом и добрым старым Фредди намерены прошвырнуться по магазинам, потом отправиться обедать, а потом поехать в театр. И когда она заметит, что ожерелья нет у нее на шее, ей придется обшарить пол-Вашингтона в его поисках, и уж наверняка она побывает и в тех местах, куда преспокойно мог заявиться и Ральф.

– И все равно ты не имела права так рисковать, – возмущался Брент.

– Твой друг от Пинкертона сам посоветовал мне поднабрать побольше побрякушек, – пожала она плечами с восхитительной безмятежностью. – И я не могла упустить такую великолепную возможность, да к тому же наказать эту шлюху за то, что она вешалась на тебя весь вечер. Если бы я не отвела душу, сняв у нее ожерелье, боюсь, что все же вцепилась бы ей в физиономию – и ужасно скандализовала бы Джулию, а этого мне хотелось бы меньше всего!

Наконец после ожидания, показавшегося им бесконечным, когда Андреа уже была близка к истерике, они получили долгожданное известие. Ральф прислал его в четверг с каким-то уличным бродяжкой, который уверял, что знать не знает того типа, что дал ему записку.

Послание было кратким и содержательным, но при этом абсолютно непонятным постороннему лицу – на случай, если попадет в чужие руки. Оно гласило:


«Суббота. Ровно двенадцать дня. Центральный рынок, что у парка. Придешь одна. С добром. Не опоздай.

Р».


Ах, Брент! – всхлипнула Андреа, прочтя записку. – Еще два дня ждать! За что он мучает меня? И Стиви? Я ведь знаю, что ему не терпится сбыть поскорее мальчика с рук, так почему же он тянет время? Неужели он почувствовал, что мы готовим ему ловушку? А что, если он уже сотворил что-нибудь ужасное с несчастным ребенком?

– Ну же, не надо так расстраиваться, милая, – утешал ее Брент, обнимая и нежно прижимая к груди. – Я сомневаюсь, что он мог что-то заподозрить. Наверное, он просто старается быть осторожным, вот и все.

Кен, которого полученное послание обрадовало явно больше, чем Андреа, согласился:

– Я бы скорее предположил, что он выбрал субботний день на рынке для того, чтобы в царящей сутолоке и суматохе не привлечь ничьего внимания, когда будет обмениваться с вами ребенком и деньгами. По крайней мере он может на это надеяться. И, как бы то ни было, давая целых два дня на подготовку, он невольно позволяет нам набрать дополнительные очки. Теперь, зная заранее время и место, мы сможем разместить своих людей так, что Маттон не заметит их присутствия, и спокойно дожидаться, когда он пожалует в нашу ловушку. И тут я не могу не признаться, что меня весьма устраивает выбранный им час: середина дня, когда рынок так и кишит покупателями. Все это нам на руку. Для полного счастья мне не хватает лишь детального портрета этого типа. «Огромная отвратительная скотина» – вряд ли это назовешь профессиональным словесным портретом, Андреа.

– Прошу простить меня, Кен, – с неподдельным презрением фыркнула Андреа, – но у Лилли не было его фотографии, и мне как-то не пришло в голову попросить у него портрет на память, разве что на случай сообщить о нем в полицию. И хотя я понимаю, что вокруг рынка в субботний день могут слоняться десятки грязных патлатых толстопузых мерзких ублюдков – но многие ли из них будут тащить за собой ребенка? По-моему, этого достаточно, чтобы отличить его в целой толпе таких же выродков, как он.

– Да, конечно, но нам, возможно, придется подождать, пока он не вступит в контакт с вами, прежде чем мы уверимся, что это именно он. И к тому же он уже должен иметь при себе деньги и вещи из выкупа, когда будет арестован. Что, к сожалению, означает, что и вы, и мальчик будете подвергаться опасности до того момента, как к вам подоспеет помощь. Вам жизненно необходимо постараться сыграть свою роль без ошибок, дабы он не заподозрил нашего присутствия.

Неожиданно Андреа, в сотый раз перечитавшую записку, пронзила новая ужасная догадка. Руки у нее задрожали, а краска сбежала с лица.

– Я только сейчас обратила внимание на то, что он ни слова не упоминает о Стиви. Что, если он не собирается привести его на рынок? Что, если…

– Если бы да кабы, во рту выросли грибы, – грубовато прервала ее Мэдди. Ну что ты начинаешь напрасно себя мучить? Кто знает, что могло прийти в голову твоему полоумному Ральфу? Нам остается лишь сидеть и ждать у моря погоды, но при этом не зевать, когда ситуация начнет меняться.

Кен и Брент лишь молча переглянулись, тогда как Андреа утомленно кивнула, соглашаясь с доводами старшей подруги.

– Это все оттого, что я ужасно беспокоюсь и скучаю по Стиви. До субботы еще так долго ждать, а ведь даже тогда неизвестно, как повернутся дела. А я так хочу вернуть его. Он мне нужен. И я ему нужна.


Андреа очнулась в субботу с первыми лучами солнца – и сон тут же бежал от нее, она не в силах была даже просто оставаться в кровати. Какое-то время она вздыхала, ворочалась, без конца поправляла простыни – так что в конце концов разбудила Брента своими нервическими действиями. Тогда она вскочила, накинула халат и принялась бесшумно, босиком мерить шагами спальню. Брент с беспомощным отчаянием следил за ее беспокойными метаниями. Оставив надежду на то, что снова сможет заснуть, он откинул простыню и простер к жене руки.

– Пойди ко мне, милая, – сказал он. – Вернись ненадолго в кровать и позволь мне обнять тебя. Клянусь, у тебя такой же испуганный вид, как у миссионера, которого сегодня на обед изжарят каннибалы! Если так пойдет дальше, то к полудню ты совершенно изведешься!

– Я ничего не могу с этим поделать, – простонала она, глядя на него, как затравленный зверь. – У меня до предела натянуты нервы. Я вся, словно струна, которая вот-вот лопнет.

Поскольку она не пожелала подойти к нему сама, Брент встал с кровати и двинулся в ее сторону, совершенно не стесняясь наготы. Не говоря ни слова, он подхватил ее на руки и быстро отнес в кровать. Уложив ее в постель, он нежно удержал ее, не давая снова ускользнуть. Его золотистые глаза завораживающе смотрели на нее.

– Ну когда ты привыкнешь к тому, что я всегда рядом с тобою, что я готов разделить с тобой твою ношу? Тебе отныне нет нужды сражаться в одиночку, дорогая. Если уж на то пошло, я не остановлюсь ни перед чем, я готов душить голыми руками драконов, чтобы только помочь тебе. А вот теперь, именно в эту минуту, я смогу облегчить твое состояние, сняв напряжение в твоем теле.

– Спасибо за заботу, Брент, но мне не кажется, что сейчас от массажа будет какой-то толк.

– Я полагаю, это зависит от того, какую часть тела я намерен массировать, – заметил он, приподняв бровь и глядя на нее с дьявольским блеском в глазах. – Не так ли, моя милая?

Говоря это, он проворно распустил тесемки у нее на вороте и раздвинул полы халата, так что его взору открылось ее прелестное тело.

– Никогда не устану восхищаться тем, как чудесно ты сложена, – прошептал он. – Всякий раз, как вижу тебя, не могу не подумать об этом.

И он склонился над нею. Ее губы раздвинулись в ожидании поцелуя, но оказалось, что не их он избрал для своей первой ласки. Она досталась груди. Его дыхание увлажнила ее розовую вершину, и вот его губы заставили сосок затвердеть и подняться, целиком погрузившись в рот. Его зубы принялись тихонько теребить эту чувствительную зону.

Сладостный стон слетел с ее уст, ее мысли волей-неволей полностью сфокусировались на Бренте и его любовных играх, все остальное позабылось. И, словно подчиняясь его безмолвному призыву, ее тело выгнулось навстречу, ее сердце забилось теми быстрыми, неровными толчками, которые знаменовали разбуженное желание. По ее телу разливались волны тепла, накатываясь одна на другую в бесконечном каскаде возбуждения. Ее пальцы запутались в его темных кудрях, когда она плотнее прижала к себе его голову, стараясь поощрить на все новые ласки.

– Да! – прошептала она. – О да!

Трепет пробежал по ее телу вслед за его ловкими пальцами, которые, казалось, ласкали ее повсюду: вот они пробегают по бокам тела, по груди, по талии, по бедрам. Ласкают и дразнят. Снова пробегают по бедрам, по их внутренней стороне, все ближе и ближе к самому интимному месту, средоточию ее желаний. Всхлипнув, она словно вся открылась для его ласк, стараясь прижать его к себе ближе, как можно ближе.

И, хотя она ожидала этого, первое прикосновение к лону пронзило ее вспышкой наслаждения, словно удар молнии, она потеряла над собой власть. Несколько непередаваемых мгновений она вся извивалась под ним, бесстыдно и жадно подставляя себя для его возбуждающих ласк, желая, чтобы они никогда не кончались, даже если, как ей казалось, ее сердце не выдержит и лопнет от переполнявшей страсти.

Доведенная им таким образом чуть ли не до вершины блаженства, она не смогла удержаться от вскрика разочарования, когда он вдруг подался назад, бессовестно лишая разрядки ее любовный экстаз. Невольно она вцепилась в нею обеими руками, стараясь заставить довести дело до конца.

Лукаво усмехнувшись, он взял ее за запястья и освободился от ее объятий, одновременно заставляя ее лечь на живот.

– Прости, любовь моя, но я люблю, когда лепешки смазаны маслом с обеих сторон.

Откинув с лица прядь светлых волос, она изогнулась, стараясь поймать его взгляд.

– Я никакая не лепешка, зато ты – бессердечный вероломный гад, Брент Синклер! Как ты только посмел так поступить со мной? Поверни меня обратно и…

– Оставить в покое?.. – закончил он с лукавым смехом. Нажав ей на плечи, он заставил ее распластаться на кровати, улегся сверху и хрипло шепнул на ухо: – Не бойся ничего, моя сладкая. Просто я еще не собирался кончать. Все самое лучшее впереди.

И ее снова пронзило, словно стрела, возбуждение, оно захватило самую суть ее естества. Сладостный трепет все возрастал, ведь Брент принялся покрывать ее спину быстрыми, как укусы, поцелуями, он ласкал губами и языком ее шею и затылок. Опутанная паутиной его чар, совершенно обезволенная, Андреа лишь слабо удивилась, почувствовав, что Брент еще раз поменял тактику. Он принялся нежно, но решительно разминать ее мышцы шеи и плеч, постепенно спускаясь вниз по спине.

Несмотря ни на что, она не в силах была подавить благодарный стон, ибо ощущения были восхитительны. Не обращая внимания на его ехидное хихиканье, она распласталась на кровати, позволяя проделывать с нею все, что будет угодно. Она не имела ни малейшего представления о том, что последует дальше, но, если это будет хотя бы вполовину так же приятно, готова была перенести все.

И вот уже казалось, что она расслаблена настолько, что не в силах пошевелить и пальцем – даже если от этого зависела бы ее жизнь. Но тут он ухитрился так возбудить ее, что она наверняка свалилась бы с кровати, не удержи он ее на месте. Ибо он безо всякого предупреждения скользнул рукой вверх по раздвинутым бедрам, решительно проникнув в лоно, так что ее снова подхватило и понесло по бесконечной многоцветной спирали.

Она тихонько вскрикнула:

– Ты просто дьявол-искуситель! Прекрати эти бесчеловечные издевательства, или я сойду с ума.

– Но именно этого я и добиваюсь, любовь моя, – промурлыкал он, не прекращая своих ласк. – Я хочу, чтобы ты сгорела от желания. Чтобы ты хотела меня до безумия.

Говоря все это, он заставил ее подняться на четвереньки, раздвинув ее колени так, чтобы поместиться между ними самому. Теперь одна рука ласкала грудь, теребя ее, играя с нежным соском. Другая рука скользнула вниз по животу, ладонь легла на завитки волос на лобке, а пальцы проникли глубже, внутрь, и продолжали свои чувственные ласки Вот один из них проник еще глубже – чтобы убедиться, что ее лоно разгорелось и увлажнилось от желания.

– Брент, пожалуйста! – то ли прорыдала, то ли прошептала она. – Я так хочу тебя сейчас! Кажется, я просто умру сию минуту без тебя.

Она попыталась извернуться, чтобы взглянуть на него, но он не дал ей поменять позы. Он просто вошел в нее, находясь сзади. Неистово. До самого конца.

Ворвался в ее жаждавшее любви естество так стремительно, что было ясно: он сам пылал от страсти.

– Святые небеса! – простонал он сквозь стиснутые зубы. – Какая ты теплая и нежная! Ты словно тончайший атлас!

Моментально оправившись от неожиданности предложенной им позы, Андреа смогла насладиться ощущением того, как он заполнил ее всю. О, как это было сладостно – чувствовать его в себе – трепещущего, будоражащего ее матку с каждым сильным требовательным толчком. Все внутри нее напряглось, все чувства обострились вдесятеро, улавливая малейшие подробности его ритмичных движений.

Повинуясь древнему, как мир, инстинкту, она подалась назад, начиная вторить его движениям. Стараясь, чтобы он вошел в нее еще глубже. Стараясь подладиться под его ритм. Пытаясь заставить его отвечать на ее собственные движения.

Все закружилось у них перед глазами, когда они достигли высшей точки наслаждения. Ослепнув и оглохнув, они вознеслись, казалось, в самые небеса. И там, в золотистом сиянии, слились в экстазе их души. На крыльях любви они понеслись обратно на землю, где навсегда в унисон бились их сердца.


Чувствуя себя абсолютно спокойно в сильном кольце объятий Брента, Андреа впала в глухое, но мало облегчившее ее забытье. Брент, хотя и лежал все это время подле, не выпуская ее из объятий, не смог сомкнуть глаз ни на минуту. Он, похоже, впал в то состояние, из которого так удачно вывел Андреа, без конца вновь и вновь прокручивая в голове их планы, стараясь предусмотреть все возможные ошибки и неточности, которые могут обойтись им так дорого.

Когда же он наконец позволил себе разбудить ее, времени на то, чтобы умыться, одеться и попытаться проглотить хотя бы чашку кофе, осталось в обрез. Андреа совершенно не волновало, что не оставалось времени на завтрак, поскольку в таком взвинченном состоянии она все равно не смогла бы съесть ни крошки. Не успев толком прийти в себя, она обнаружила, что они с Брентом уже сидят в экипаже.

За два квартала до рынка они оставили карету и проделали остаток пути целиком. Поскольку Андреа было приказано явиться одной, Брент осторожно следовал на несколько шагов позади, не спуская с нее глаз, но в то время стараясь не подать виду, что имеет к ней какое-то отношение.

Подойдя к главному входу на рынок, Андреа задержалась, чтобы осмотреться. С той стороны, с которой она подошла, добрая половина квартала служила как бы продолжением территории рынка. Она была буквально запружена многочисленными фургонами и повозками, превращенными в импровизированные прилавки, на которых торговцы разложили свои товары.

Хотя в Вашингтоне было полно всяческих магазинов и лавок, исправно снабжавших его жителей продуктами сельского хозяйства на протяжении рабочей недели, существовал обычай, по которому окрестные фермеры привозили по субботам свежие фрукты и овощи на продажу. Популярный среди городского населения, рынок привлекал к себе по субботам многочисленную толпу зевак, искавших скорее развлечений, а не покупок. Лотошники на все голоса расхваливали свой товар. Покупатели, хмуря брови и стараясь выглядеть как можно независимее, придирчиво перебирали разложенные перед ними дары сезона.

По другую руку от Андреа находился новый, только что открывшийся магазин, в котором торговали свежескошенным, упакованным в тюки сеном. На другой стороне улицы раскинулся парк, или место гуляния горожан, на территории которого находилось множество скверов и музеев, Смитсоновский институт, Арсенал, Ботанический сад, Департамент сельского хозяйства и возвышавшийся над городом памятник Вашингтону. На территории же парка, как раз напротив рынка, расположился конный аукцион, в этот базарный день, похоже, привлекший больше обычного покупателей и зевак.

И вот где-то здесь, посреди всего этого хаоса, Андреа ожидали некий отъявленный негодяй и маленький мальчик. Хотя с первого взгляда она, конечно, не смогла обнаружить ни Ральфа, ни Стиви, но почувствовала некоторое облегчение, заметив в толпе на противоположной стороне улицы Кена, беседовавшего с другим джентльменом. Он едва заметно кивнул ей.

Брент позади нее приостановился и приподнял шляпу в приветствии.

– Ты видишь его? – вполголоса спросил он.

– Нет пока, – отвечала Андреа с натянутой улыбкой. Как ты думаешь, мне стоит пройтись туда-сюда, чтобы попытаться разыскать его?

– Конечно нет, – отвечал он, тоже стараясь мило улыбаться. – Просто стой на месте и жди, пока Ральф сам подойдет к тебе. Тогда мы наверняка не упустим тебя из виду, а ты наведешь нас на него. Ты не забыла сигнал, о котором мы условились, правда?

– Да, я должна раскрыть и поднять над головой зонтик, как только замечу его.

– Точно. Я постараюсь быть как можно ближе, но все равно будь осторожна, Андреа. И покрепче держи тот жирный кусок, который ты приготовила для Ральфа. Это место – просто рай для карманников!

И он удалился, отчего Андреа сразу почувствовала себя беспомощной и одинокой, хотя он отошел всего на несколько шагов, делая вид, что разглядывает лоток с клубникой.

Андреа тут же начала гадать, что будет, если Ральф вообще не придет. В следующие три минуты она не менее трех раз вздрагивала, думая, что видит его, но вовремя понимая, что перед нею незнакомцы. Нигде не было ни малейшего признака лохматого оборванца, которого она собиралась выдать сыщикам. Внезапно волосы у нее на затылке встали дыбом от явного ощущения, что за нею наблюдают.

– Конечно, за мною наблюдают, глупая гусыня, – одернула она сама себя. Стоило вспомнить хотя бы Брента, и Кена, и полдюжины агентов от Пинкертона, наверняка глядевших на нее в эту минуту. И все же новое чувство было совершенно другим – как-то сильнее, что ли.

Обернувшись, она вперила взгляд в толпу, суетившуюся на рынке. Там! В десятке ярдов от нее, укрывшись в темном уголке между двумя прилавками, опираясь на повозку, стоял Ральф, прожигавший ее взглядом. А рядом с ним она заметила маленького мальчика, усаженного на край повозки, и у нее вырвался радостный возглас. Тощий, грязный, со спутанными волосенками, и все равно прелестный, милый ребенок.

Охваченная счастьем оттого, что снова видит его после столь долгой разлуки, Андреа напрочь позабыла о сигнале, который ожидали сыщики. Она лишь рванулась к мальчику, не Чуя под собою ног, простирая к нему дрожащие руки.

– Стиви!

Малыш тоже наконец-то заметил ее, и его мордашка расплылась от счастливой улыбки.

– Анда! Анда! – залопотал он, размахивая ручонками от восторга.

К ужасу Андреа, неимоверный энтузиазм Стиви послужил причиной падения с ненадежного насеста на краю повозки. Она лишь успела заметить, как Ральф стремительно ухватил малыша за помочи штанишек, и тут же оба они исчезли из виду, отделенные от Андреа сновавшей взад-вперед публикой.

Испугавшись, что Стиви мог сильно расшибиться, и сгорая от желания помочь ему, Андреа в отчаянии стала протискиваться в их сторону. Она была еще слишком далеко от них, когда снова увидала Ральфа, лицо которого было искривлено от гнева.

Он яростно ругался, наклонившись к земле – к Стиви, она не сомневалась, хотя мальчика ей видно не было.

Медвежьи глазки Ральфа обратились к Андреа, и он тут же заметил что-то у нее за спиной. Его злобная гримаса превратилась в звериный оскал:

– Ах ты сука! – проревел он. – Ну, теперь тебе ни в жисть его не видать!

Андреа заметила лишь промельк тонких светлых волос, когда Ральф схватил Стиви в охапку и бросился наутек в противоположную сторону, используя Стиви вместо щита, чтобы расчистить себе дорогу.

– Нет! Постой! – кричала Андреа, устремившись за ним.

Позади себя она услышала, как Брент выкрикивает ее имя. Мгновением позже он уже был возле нее, поддерживал под руку и прикрывал своим телом от столкновений с углами бесчисленных прилавков, преграждавших им путь.

Бежавший впереди Ральф врезался в целую кучу помидоров, опрокинув прилавок прямо им под ноги. Проклятия несчастного хозяина помидоров слились с криками тревоги и проклятиями, поскольку преследователи в прямом смысле этого слова потеряли под собою почву, скользя на раздавленных спелых овощах, превратившихся в вязкую кроваво-красную массу. Андреа шлепнулась с глухим чавкающим звуком, увлекая за собой Брента.

Они еще не успели подняться на ноги, разбрызгивая сочную мякоть, как подоспел Кен и двое из его агентов с револьверами наготове. Посреди всей этой алой каши лицо Андреа казалось бледным, как у мертвеца. Вцепившись в Брента, она рыдала:

– Ах, Боже милостивый! Не давайте им стрелять! Они же могут попасть в Стиви!

Брент обнимал ее, стараясь привести в чувство и успокоить.

– Они не будут стрелять, пока не смогут точно попасть в Ральфа, – уверял он, хотя, по правде говоря, в глубине души здорово сомневался в профессиональной компетентности сыщиков, которыми командовал Кен.

Когда Брент услыхал, как Андреа окликает Стиви по имени, он тотчас же понял, что она забыла подать условный сигнал, и постарался привлечь внимание Кена и остальных, взмахнув шляпой. Его маневр заметили, и один из агентов Пинкертона, самый молодой и горячий, немедленно сорвался с места и поспешил прямиком к Андреа. Ральф должен был бы оказаться последним имбецилом, чтобы не заметить шустрого малого, явно направлявшегося к нему. И вот, из-за неосторожности одного из участников операции, вся подготовленная с таким тщанием ловушка рассыпалась в считанные секунды.

Стараясь поспевать за Брентом, побежавшим вперед, Андреа едва различала окружавшие ее предметы сквозь пелену слез. Рынок пришел в полный беспорядок, так как Ральф опрокинул почти все, что попадалось на его пути. Прилавки и лотки валялись на земле, их содержимое, раздавленное, размешанное покрывало все вокруг какой-то немыслимой кашей. Яйца, пучки зелени, горох, фасоль – катились во все стороны. В довершение всеобщей суматохи развалились клетки с курами Дико хлопая крыльями, вздымая облака перьев, с писком и кудахтаньем получившие свободу пленники метались среди ошеломленной публики.

Все вперед и вперед бежали они, стараясь огибать людей, повозки и рассыпанные товары, и вот уже колени у Андреа начали подгибаться, а сердце, казалось, готово было выскочить из груди. И, когда Брент вдруг остановился, она повисла у него на плечах, уткнувшись ему в спину, чуть не упав от изнеможения.

– Мы его упустили, – мрачно прохрипел он, подтверждая самые худшие ее опасения. – Тысяча чертей, провались оно все в тартарары! Мы его упустили!

ГЛАВА 23

Если бы не Брент, не излучаемая им спокойная сила, Андреа наверняка бы не справилась с подступившей истерикой. Так успешно начать, так близко подобраться к вожделенной цели – и все лишь для того, чтобы вновь потерять Стиви, которого она вот-вот могла бы заключить в объятия!

Брент тоже был близок к припадку, но не истерики, а ярости.

– Будь они все прокляты, Кен! Неужели твои никчемные идиоты не в состоянии ничего сделать толком?!

– Мне очень жаль, Брент. Шеррик у нас новичок, и он очень горяч. Но даже я не мог предвидеть, что у него хватит ума размахивать револьвером. Зря я включил его в группу захвата!

– Чего же теперь жалеть о том, что уже сделано, – со всхлипом выдохнула Андреа, – да к тому же и я повела себя не лучшим образом, позабыв про условленный сигнал.

– Послушай, но ведь не даром говорят: пока живешь – надейся, – попытался утешить ее Брент, нежно прижимая к себе. – Вот и нам надо не отчаиваться, а поскорее составить новый план.

– Ну и как ты думаешь, что теперь может предпринять Ральф? – утомленно качнула головой она. – Стоит ли нам ждать новой записки от него? И что теперь будет со Стиви? Ох, Брент, – снова зарыдала она. – Он выглядит таким грязным, оборванным и голодным! Словно какой-то бездомный щенок! Мы должны успеть вернуть его, прежде чем Ральф решится выполнить свои угрозы!

– Мы должны, – повторил он.

– Но как? – безнадежно спросила она, прекрасно понимая, что у ее собеседников нет на этот счет никаких дельных предложений.

– Нам надо отправиться в отель, – вдруг предложил Брент. – Кто-то из тамошних служащих должен хорошо знать Ральфа. Ведь, в конце концов, они столько раз передавали ему послания. Нам придется опросить их всех, начиная с хозяев и кончая последними уборщицами, если это поможет нам получить хоть какие-то сведения о Ральфе и о том, где он обитает.

– Я не хотел без нужды расстраивать Андреа, – сказал тихонько Кен, отозвав Бренга в сторону. – Она и так едва держится. А у нас, похоже, возникает дополнительная проблема с ее племянником.

– Послушай, все и так обстоит хуже некуда, хоть кричи об этом на всех перекрестках, – мрачно возразил ему Брент. – Мог бы и не таиться.

– Очень похоже на то, что мальчишка потерялся, – сообщил Кен. Смущенно опустив глаза под недоумевающим взглядом Брента, он пояснил: – Я имею в виду, потерялся совсем. Дэвис был последним из моих агентов, кто видел Маттона, и не заметил мальчика с ним. Честно говоря, он поклялся мне, что Ральф был один и улепетывал во все лопатки. Если это так, значит, он бросил ребенка где-то по дороге, и теперь одному Господу Богу известно, где тот может оказаться.

– Только этого не хватало, чтобы окончательно добить Андреа, – со стоном заключил Брент. – А Дэвис не мог ошибаться? Может, он принял за Ральфа другого мужчину?

– Возможно, – пожал плечами Кен, явно не очень-то в это веря, – но я не стал бы на это рассчитывать. Мне кажется, мы гак и не сможем выяснить это наверняка, пока не схватим Маттона. А пока я приказал Шеррику обшарить все закоулки на рынке, на случай если Стиви болтается где-то там, или кто-то подобрал его.

– Ей-Богу, Кен, – фыркнул с неприязнью Брент, – неужели ты считаешь, что утешил меня, порадовав вестью, что все опять зависит от твоего Шеррика? Глупый неумеха и так уже довольно напортачил за нынешний день. Мне кажется, что к делу надо привлечь полицию, чтобы они объявили розыск и Ральфа, и Стиви. И если только ребенку будет причинен вред из-за амбиций твоего юного сыщика, клянусь, я сам откручу его горячую башку!

Апартаменты, предлагаемые постояльцам «Гарден Отеля», вряд ли способны были удовлетворить запросы хоть сколько-нибудь респектабельных посетителей. Там не было ни швейцара, ни метрдотеля – собственно, там и ресторана тоже не было. Весь персонал состоял из раздраженного их назойливостью управляющего (он же и владелец), троих неопрятного вида горничных и двоих портье, по совместительству при необходимости выполнявших роль посыльных. Попытки получить от них информацию напоминали по своей бесплодности попытки убедить леопарда по доброй воле расстаться с только что убитой ланью и превратиться в милую невинную киску.

Вежливые вопросы по поводу Ральфа не дали вообще ничего. Равным образом не помогли жалостные мольбы Андреа. Угроза неприятностей с полицией вызвала некоторую заминку, но и после нее опрашиваемые не стали разговорчивее.

– Никогда о таком не слышал.

– Я видел его раз или два, но был занят своими собственными делами. Вы ведь знаете, сколько обязанностей у портье.

– Он не останавливался здесь. Так, иногда заглядывал, чтобы провести часок-другой, и все.

– Я ничего не знаю, ничего не слыхал, не видал, ничего не могу вам сказать.

– Желаю вам удачи, чтоб вы нашли и его, и ребенка, – неожиданно проявила некоторое участие одна из горничных. – Я слышала краем уха, что этот Маттон настоящий негодяй. Ни за что в жизни не хотела бы иметь с ним дело.

Утратив последнюю надежду, Брент с Андреа вернулись домой к Мэдди, чтобы рассказать ей о печальных событиях сегодняшнего дня. Их предприятие потерпело полное фиаско, и возможность выкупить Стиви стала казаться почти нереальной, ведь теперь они целиком зависели от Ральфа и от того, что взбредет в его извращенный ум. Андреа оставалось лишь уповать на то, что в итоге алчность пересилит злобу, и после этого он снова попытается связаться с ними, стараясь заполучить вожделенное богатство.

Конечно, Кен и его команда обещали продолжать розыски, хотя в таком городе, как Вашиштон, они с равной надеждой на успех могли бы искать иголку в стоге сена. Единственное преимущество, обретенное ими после утреннего инцидента, было то, что теперь они могли сами опознать Ральфа и мальчика, если бы им повезло где-то на них наткнуться.

В свою очередь Брент долго не мог решить, надо или нет сообщать Андреа, что ребенок, скорее всего, потерялся. Что Стиви, может, именно в эту самую минуту бродит один по улицам. Испуганный. Голодный. Подвергаясь всевозможным опасностям, целиком завися от превратностей судьбы, которая вряд ли пошлет для него милостивого покровителя. И если Брент расскажет об этом жене, она наверняка сама ринется на поиски ребенка, прочесывая весь центр города дюйм за дюймом, а ведь не исключена возможность, что малыш по-прежнему под опекой отца, в относительной безопасности, насколько, насколько может считаться в безопасности ребенок, попавший в лапы такого типа, как Ральф.

Выслушав их рассказ, Мэдди была расстроена не меньше их самих.

– Я продолжаю настаивать на том, чтобы рассказать обо всем Лиссу, – повторяла она.

– И что нам это может дать? – восклицала Андреа в полном отчаянии.

– Он может дать дополнительных людей для розыска и повысить наши шансы обнаружить Ральфа со Стиви.

– Да, но ведь Ральф наверняка сейчас так разъярен, что я не могу не опасаться, как бы он не навредил Стиви. И я не хочу лишний раз провоцировать его. Совершенно невозможно предсказать, на что он решится, если почувствует себя в ловушке. Лучше уж я подожду, как бы томительно это ни было, в надежде на то, что в конце концов он успокоится и снова отважится потребовать выкуп.

– Я согласен с Андреа, – поддержал ее Брент. – Возможно, это все же сработает, и мы получим возможность подсунуть Ральфу украденные драгоценности и засадить его за решетку. А тем временем Кен постарается разыскать кого-то, кто мог бы сообщить нам, где укрывается Ральф.

– Ну, я, конечно, хотела бы, чтобы Кену сопутствовала удача, – с сомнением возразила Мэдди. – Но, будь я на месте Ральфа, я бы постаралась этого не допустить. Я бы уже присмотрела для себя новую берлогу. И, мне думается, я предпочла бы залечь в нее на некоторое время, пока все не успокоится.

– Слушая эти ваши речи, Мэдди, я имею смелость предположить, что вы питаете несомненную слабость к романам-загадкам, – не удержался от добродушного смешка Брент. – Иначе выходит, что в глубине вашей натуры скрывается преступная сущность.

– Полагаю, немного и то, и другое, – с милой улыбкой отвечала Мэдди. – Я частенько подумывала, что мне стоило бы попытать счастья в сочинительстве таких романов, если только я смогу найти для этого достаточно времени. Во всяком случае, уж лучше так коротать дни, чем просто превратиться в кучку праха от безделья в инвалидном кресле. Как вы думаете?


Когда на второй день после происшествия на рынке от Ральфа не было ни слуху ни духу, Мэдди решила взяться за дело собственноручно.

– Я прошу меня извинить, Брент, но я больше не в силах просто сидеть и любоваться, как Андреа убивается. Она ничего не ест, она наверняка не спит (посмотрите только на эти круги под глазами), и, честно говоря, и я сама этак скоро сойду с ума! Так что будьте любезны, возьмите-ка свою шляпу и свою жену и погрузитесь вместе с ними в карету. Мы немедленно снова отправляемся в тот злополучный отель и заставим их развязать языки, клянусь святым Георгием!

Брент не нашелся, что возразить. Он тоже был обеспокоен состоянием Андреа. И если Мэдди действительно знает способ развязать языки несговорчивым служащим отеля – ей и карты в руки!

Андреа тоже повиновалась беспрекословно. По крайней мере они хоть чем-то займутся. К тому же, Мэдди явно была в эти дни в ударе. Зная ее достаточно давно, Андреа убедилась, что в таком случае разумнее всего предоставить все решать пожилой даме, а самой лишь подчиняться ее порою странным, но никогда не приводившим к фиаско указаниям.

Войдя в отель, Мэдди промаршировала по грязному холлу с таким видом, словно она была генералом, самолично ведущим в атаку свои полки. Держа наперевес, словно пику, свой пронзительно-розовый зонтик, она с грохотом опустила его конец на подпрыгнувший от удара столик портье и высокомерно потребовала:

– Вызовите немедленно ко мне вашего управляющего, молодой человек, и не пытайтесь утомлять меня своими отговорками.

– Но, мэм, – ошеломленно захлопал ресницами обычно неприветливый малый, – я не могу его сейчас побеспокоить. Он занят ленчем.

– И где же он им занят?

– Гм… гм… у себя в комнате, – нерешительно сообщил портье, кивая в сторону двери, находившейся позади стойки.

– Приведите его, – коротко приказала Мэдди.

– Но, мэм…

– Меня не волнуют ваши извинения. Мне нужны результаты! – прервала она решительно. Ну же, или вы позовете его, или мы сами потрудимся зайти в кабинет.

– Как я должен о вас доложить? – после долгих гримас и вздохов решился портье.

– Скажите ему, продекламировала Мэдди, надувшись, как индюк, – что с ним желает поговорить родная тетка президента Гранта, прямо сию минуту!

У окончательно сбитого с толку бедняги глаза чуть не вылезли на лоб. Теряя время на какие-то непонятные жесты и восклицания, он все же наконец постучал в дверь босса и скрылся за нею, распираемый невероятной новостью.

– Вы… вы ведь на самом деле не являетесь близкой родственницей президента? – уточнил Брент, тоже попавший под влияние самоуверенности Мэдди.

– Конечно же нет, – хихикнула Андреа. – Но я не могу не согласиться, что, как говорится у поэтов, этот благородный порыв можно назвать ложью во спасение.

– Ну почему же, Андреа, – лукаво заметила Мэдди, – все зависит от того, с какой точки зрения на это смотреть. Я имею в виду, что, поскольку все человечество произошло от Адама и Евы, мы все так или иначе состоим в родстве. Разве не так?

– Это весьма оригинальная точка зрения, но я полагаю, что в ней имеется здравое зерно, – покорился Брент. Он добавил с учтивым поклоном: – У вас совершенно неординарный образ мыслей, Мэдди.

– Мистер Бейкер сию минуту явится сюда, мэм, – сообщил ставший неимоверно расторопным портье.

– Я так и думала, – величественно кивая, с высокомерной улыбкой заявила Мэдди.

Десятью минутами спустя они покинули отель с именем и адресом второго портье, которого мистер Бейкер отрекомендовал как приятеля Ральфа Магтона.

– Мэдди, вы потрясающи! – сознался Брент. – Я никогда не встречал столь искусной комбинации – суметь убедить и подчинить своей воле. Из вас вышел бы первоклассный следователь!

– Просто надо знать, когда и куда нажимать, мой милый, – небрежно взмахнула рукой Мэдди. – А это искусство приходит с возрастом.

– Хотела бы я обладать таким искусством, чтобы суметь повлиять на Ральфа, когда вся эта каша только заваривалась, – печально вздохнув, пробормотала Андреа. – Это бы уберегло нас от множества неприятностей и беспокойства.

Портье, которого звали Джимми Джонс, жил в меблированной комнате на четвертом этаже весьма неприглядного здания в нескольких кварталах от отеля. Опасаясь оставлять дам одних в экипаже в этой части города, Брент неохотно согласился, чтобы они сопровождали его наверх.

– И как я не додумался сперва отвезти вас обеих домой, а с собой захватить Кена, – пробормотал он себе под нос, с отвращением спихивая с лестницы преградившую им путь кучу мусора. – Нам здорово повезет, если, выйдя отсюда, мы найдем на месте все четыре колеса у нашей кареты.

– Время дорого, – возразила Андреа, скривившись от отвратительной вони, царившей на лестнице. – И к тому же ты наверняка слышал, как Мэдди обещала тому мальчишке в красной рубахе полдоллара за то, что он присмотрит за нашим экипажем?

– Это напоминает мне одну квартирку, которую снимал когда-то в Париже мой приятель-художник, – прокомментировала обстановку Мэдди, прижимая к носу надушенный платочек и деликатно сморкаясь. – Он был приятным малым, но со странностями. Он почему-то вбил себе в голову, что, если кто-то хочет стать истинным творцом, он должен бороться и страдать. Однако тем самым вырыл яму самому себе. Пока он жил в своей трущобе, он не был способен нарисовать даже рождественской открытки. Но, стоило ему образумиться и вернуться в богатый дом к отцу, он тут же прославился своими портретами.

Брент постучал в нужную им дверь, и в ответ раздался грубый крик:

– Пошли прочь! Я занят!

Прежде чем Брент произнес хоть слово, Андреа дала ему знак помолчать. И пропела ангельским голоском:

– Ну что ты, Джимми, дорогуша, ты же не можешь быть занят для меня?

Дверь распахнулась в тот же миг. Джимми Джонс оценил обстановку, мгновенно помрачнел и попытался тут же захлопнуть дверь у них перед носом. Брент рванулся вперед, оттеснив портье в глубь комнаты. Андреа и Мэдди следовали за ним по пятам и тут же закрыли за собой дверь.

– Я уже сказал, что ничего не знаю, – рявкнул Джонс.

– Твой босс считает иначе, – возразил Брент, глядя на него сверху вниз.

– Эх-х-х, стало быть, он ошибся. А теперь убирайтесь отсюда, у меня нет для вас времени.

– Слышишь, что сказал этот мужчина, Брент? Давай же не будем тратить попусту ни его время, ни наше. Оторви-ка ему поскорее башку, да и дело с концом, – ледяным голосом произнесла Андреа, в то время как ее глаза метали лиловые молнии.

– Да, – согласилась Мэдди. – Мне тоже кажется, что, возможно, придется перейти к конкретным действиям. Возможно, связанным с применением силы.

Джимми схватился за нож, спрятанный где-то сзади. Брент мгновенно отреагировал, неуловимым движением перехватив запястье портье. Андреа со страхом следила за короткой схваткой. Но прошло не больше двух секунд, и вот уже бесполезный нож со стуком упал на пол, а Брент заломил руку противника за спину.

– Вот так, Джимми. Возможно, это поможет тебе отвечать более охотно, – мрачно заметил Брент. – Где находится Ральф Маттон?

– Я не могу вам сказать, – простонал Джонс, – он прикончит меня за это.

Андреа продефелировала к окну, которое было распахнуто настежь.

– Джимми, как ты считаешь, падение из этого окна на мостовую будет смертельно для человека твоей комплекции? – осведомилась она, многозначительно глядя на Джимми. – Или его всего лишь изуродует?

– Это будет зависеть от того, насколько удачно он приземлится, – охотно вступила в дискуссию Мэдди.

– Почему бы нам не попытаться сбросить туда Джимми и не посмотреть, что из этого получится? – заключил Брент, толкая Джонса поближе к окну.

– Нет! Вы не можете! – взвыл Джимми. – Пожалуйста!

– Кончай трепаться, Джимми. И поторопись. Начни с того, что сообщишь нам адрес Ральфа.

Джимми назвал адрес места, расположенного не так далеко отсюда.

– Только там его больше нет! – добавил он, трясясь от пережитого испуга. – Он удрал из города прошлой ночью.

– Куда же он направился?

– На север, похоже. Он хотел успеть на ночной поезд.

– Со Стиви? – тревожно спросила Андреа.

– Без понятия. Мы виделись в баре на углу, и пацана с Ральфом не было.

– Он собирался связаться с тобой позже? Он просил тебя по-прежнему принимать в отеле посылки и письма на его имя?

– Без понятия, я ж сказал. Он ни словечка об этом не говорил.

– Ты понимаешь, что нам нельзя врать, Джимми? – предупредил Брент, слегка ослабив хватку. – Если я выясню, что ты сказал неправду, я непременно вернусь и вышвырну тебя из окна.

Он хотел было уже отпустить портье, но Мэдди посоветовала:

– Нет, пусть он скачала скажет нам имя перекупщика, с которым Ральф имел дело.

– Перекупщика? – смущенно переспросил Брент.

Андреа закатила глаза и пояснила:

– Мэдди говорит про того человека, которому Ральф продавал краденые вещи, Брент.

– О'кей, Джимми. Ты слышал, что спросили дамы? Кто скупал вещи у Ральфа?

– Его зовут Зак Уитмен. Он берет вещи под залог в своей лавке на Канал-стрит.

– Благодарю тебя, Джимми, – сказал Брент, наклонившись и подняв с пола нож. – Оказывается, ты полон полезной информации. А теперь нам пора идти, – и сильным быстрым движением он стукнул рукояткой ножа по затылку Джонса. Со стоном тот распростерся на полу у ног Брента.

– Идемте же, леди, – поторопил их Брент, подталкивая к двери. – Нам необходимо успеть проверить то, что сказал Джимми, еще до того, как он придет в себя, ведь он мог подсунуть нам сплошное вранье, а сам бросится предупредить Ральфа.

– Ха, я почему-то не думаю, что он проявит такую расторопность, – предположила Мэдди.

– Интересно, что Ральф сделает с ним, если узнает, что он его заложил? – спросила Андреа.

– Расправится.


Их не очень удивило, хотя в итоге здорово разочаровало то, что Джимми на самом деле сказал правду. Не дождавшись ни ответа ни привета на весь тот шум, который они подняли у Ральфа под дверью, Андреа просто извлекла из сумочки свои отмычки и принялась возиться с замком.

– Как, ты до сих пор таскаешь повсюду с собой эти отвратительные игрушки? – возмутился Брент, грозно глядя на нее.

– А что бы мы сейчас делали, не имей я их при себе? – холодно парировала она, и не подумав опускать взор. – А теперь утихни и дай мне сосредоточиться. И не забывай поглядывать вокруг. Не хватало только, чтобы Ральф подкрался сзади и застукал нас. Ведь, как ни крути, мы – взломщики.