КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 385397 томов
Объем библиотеки - 482 Гб.
Всего авторов - 161815
Пользователей - 87161
Загрузка...

Впечатления

IT3 про Юллем: Серж ван Лигус. Дилогия (Фэнтези)

весьма неплохо,достаточно реалистично,как для попаданческого фэнтези и рояли умерены,только перебор с гомосексуализмом.у автора какая-то болезненная зацикленность на изображении гомиков абсолютным злом.эх,если в жизни было так просто,в конце-концов книга ничего не потеряла бы,если бы содомитов(как любит повторять автор)вобще там не было.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Иэванор про Назипов: Гладиатор 5 (Космическая фантастика)

В общем есть моменты где автор тупит по черному , типо где гг без общения превратился в животное , видимо графа Монте Кристо не читал нуб

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шорр Кан про Саберхаген: Синяя смерть (Научная Фантастика)

Лучший роман автора. Роман о мести, месть блюдо, которое надо подавать холодным, человек посвятил большую часть жизни мести машине, уподобился берсеркеру, но соратники хуже машины.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Касслер: Тихоокеанский водоворот (Морские приключения)

Это 6-й роман по счёту, но никак не первый в приключениях Питта.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
ZYRA про Оченков: Взгляд василиска (Альтернативная история)

Неудачная калька с Валентина Саввовича Пикуля "Три возвраста Окини-сан". Вплоть до того, что ситуация с отказом от рикши, который из-за этого отказа остался голодным, позаимствована у Пикуля практически слово в слово. Не понравилась книга, скучно и серо. Автор намекает на продолжение, кто как, я читать не буду.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Sozin13 про Шаравар: На краю 3 (Боевая фантастика)

почему все так зациклились на системе рудазова. кто читал бубелу олега тот поймёт что цикле из 3 книг используется примитивнейшая система.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Sozin13 про Шаравар: На краю (СИ) (Боевая фантастика)

самое смешное что эта книга вызывает негатив на 0.5%-1.5% если сравнивать с циклом артефактор. я понять не могу у автора раздвоение то он пишет нормально то просто отвратительно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Единородная дочь (fb2)

файл не оценён - Единородная дочь (пер. И. В. Демичева) (и.с. Альтернатива) 716K, 360с. (скачать fb2) - Джеймс Морроу

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Джеймс Морроу Единородная дочь

Часть первая Знаки и знамения

Глава 1

В первый день сентября 1974 года у одинокого еврея Мюррея Джейкоба Каца родилась дочь. Мюррей жил на заброшенном маяке на мысе Бригантин через залив от Атлантик-Сити. В те времена эта островная метрополия славилась своими отелями, роскошным пляжем Променад, конкурсами «Мисс Америка», а также огромным банком спермы, этаким «семенным фондом», сыгравшим свою роль в становлении Монополии.

Старый маяк, который Мюррей считал своей собственностью, как отшельник обжитую им пещеру, называли «Оком Ангела». Маяк давным-давно устарел и не использовался по назначению, что вполне устраивало бедолагу, ведущего уединенный образ жизни. В Америке конца XX века с ее насквозь эротизированной культурой Мюррей чувствовал себя безнадежно отставшим от современности. Когда-то керосиновое «Око Ангела» помогало тысячам кораблей благополучно миновать опасную отмель Бригантин. Теперь же Мюррей зажигал здесь огонь по своему усмотрению, а обязанность предотвращать кораблекрушения принял на себя новый, снабженный мощным прожектором, маяк береговой службы Соединенных Штатов на острове Абсекон.

Мюррей до мельчайших подробностей знал историю «Ока Ангела» — как славные его страницы, так и позорные. Он мог часами рассказывать о той грозовой июльской ночи 1866 года, когда закончился керосин и британский бриг «Уильям Роуз», груженный чаем и китайским фарфором, вдребезги разбился о прибрежные скалы. И о туманном мартовском утре тысяча восемьсот девяносто седьмого, когда погасла главная горелка и трагически погибла «Люси И», прогулочная яхта Александра Стрикленда, подшипникового короля из Филадельфии. В годовщину этих катастроф Мюррей непременно устраивал поминовения, взбирался по крутым ступенькам башни и зажигал фонарь именно в тот момент, когда «Уильям Роуз» или «Люси II» должны были, по его подсчетам, появиться на горизонте. Он свято верил во Вторую Возможность. Тому же, кто вздумал бы спросить Мюррея, какой смысл запирать конюшню после того, как лошади украдены, он бы ответил: «Смысл в том, что сейчас конюшня закрыта».

Во время зачатия дочери сексуальная жизнь Мюррея сводилась к тому, что он был донором спермы при исследовательском центре, известном как Институт Сохранения. Сотрудники центра проводили геронтологические исследования: изучали изменения половых клеток в процессе старения человека. Мюррей, сидевший без гроша, записался в доноры без колебаний. Раз в месяц он приезжал в это славное заведение, помещавшееся в трехэтажной кирпичной развалюхе с видом на большую Яичную бухту. Там медсестра приемного отделения миссис Криобель выдавала ему стерильную баночку и провожала наверх в комнату, оклеенную глянцевыми цветными вкладышами из «Плейбоя» и порнографическими письмами, якобы присланными в «Пентхауз» (сочиняли их, естественно, сами сотрудники этого малопочтенного издания).

Институт Сохранения не только исследовал сперму обычных граждан, но и собирал ее у лауреатов Нобелевской премии, тем самым делая наследственные черты гениев доступными для домашних экспериментов в евгенике. Как оказалось, тысячи женщин с нетерпением ждали появления на рынке подобного товара. «Нобелевская» сперма была дешевой, надежной и простой в обращении. Женщина покупала простенькую спринцовку и впрыскивала в себя драгоценную жидкость — creme de la сrеtе, а девять месяцев спустя производила на свет нового гения. Лауреаты же за свои добровольные пожертвования драгоценной спермы не получали ничего, кроме глубокого удовлетворения от мысли о весомом вкладе в благородное дело усовершенствования генофонда человечества. Мюррей Кац, отставной клерк, в свое время исключенный из Ньюаркского общественного колледжа, а ныне волею судьбы живущий в безбрачии, получал по тридцать долларов за пробу.

Как-то вечером пришло сообщение, телеграмма (как у всякого нормального отшельника, телефона у Мюррея не водилось):

ВАША ПОСЛЕДНЯЯ ПРОБА ЗАГРЯЗНЕНА ТЧК ЯВИТЬСЯ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО ТЧК

«Загрязнена». Читай «заражена». От этого явного эвфемизма у Мюррея все внутри похолодело. Рак, точно. В его семени обнаружили злокачественные клетки. Так и есть. Ему конец. Мюррей сел за баранку допотопного «сааба» и отправился через мост Бригантин в Атлантик-Сити.

Десяти лет от роду Мюррей Джейкоб Кац начал задумываться над тем, есть ли вечная жизнь на небесах, жизнь после смерти, в которую безоговорочно верили его многочисленные друзья из христианских семей. Тора рисовала настолько яркие и впечатляющие картины жизни и смерти праотцев наших, что казалось вполне уместным считать смерть чем-то не столь обыденно-безысходным, как можно было судить о ней, скажем, по окоченевшей кошке, найденной в ньюаркской канализации.

— Папа, а у евреев есть рай? — решился на вопрос Мюррей вечером того же дня, когда и обнаружил упомянутую кошку.

— Тебя интересует не описание рая, а представление евреев о рае? — ответил отец вопросом на вопрос, подняв глаза от своего Маймонида [1]. — Это бесконечные зимние вечера у камина, когда мы получаем наконец возможность прочесть все книги на свете. — Фил Кац был самозабвенным трудягой, и у него было больное сердце. Через месяц его сердце окончательно заглохнет, как перегруженный мотор автомобиля. — Не только известные книги, а все-все, что когда-либо было написано и чего просто так не достанешь — забытые пьесы, романы авторов, о которых ты никогда и не слышал. Хотя я лично глубоко сомневаюсь, что такое место существует.

С тех пор прошел не один десяток лет. Папы давно не стало, а Мюррея жизнь занесла в Атлантик-Сити. И здесь, потихоньку обживаясь, он превращал свое постоянное обиталище в некое подобие папиного рая. Книга за книгой выстраивались вдоль стен спиралевидные башни, словно цепочки ДНК, представляя интеллектуальную пищу коре его головного мозга, мозга высокоразвитого млекопитающего, и возбуждая удивительными запахами скрытые в душе инстинкты реликтового пресмыкающегося. Неистребимый запах библиотечной макулатуры, ядреный плебейский аромат подержанного чтива, чердачный душок побитых плесенью энциклопедий… Когда книги стало уже некуда ставить, Мюррей попросту соорудил деревянную пристройку, окружив ею башню маяка, подобно тому, как шумная возбужденная толпа прилично одетых фанатиков, числом человек в триста, окружала сейчас Институт Сохранения. Человек триста, не меньше, но и не больше, размахивали плакатами и скандировали: «Это — грех». Со стороны моря выстроилась целая флотилия яхт, на мачтах которых развевались вымпелы с лозунгами «Таинство зачатия священно», «Сатана был младенцем из пробирки», «Хорошая мать — замужняя мать». Мюррей двинулся через вытоптанный газон к зданию, медленно и осторожно, как и подобало в сложившихся обстоятельствах благоразумному еврею. «Господь поразил Онана» — гласила надпись на плакате скелетоподобного старичка, замершего, словно кузнечик на тощеньких задних лапках. «Бог любит лесбиянок, Бог не терпит лесбиянства!» — вносил разъяснения плакат лопоухого юнца, которому пристало бы играть главную роль в «Жизнеописании Франца Кафки». Мюррей перевел взгляд на заграждение из деревянных щитов, на охранников, выстроившихся вдоль него и нервно поглаживавших автоматы, взвесил собственные шансы добраться до здания целым и невредимым. Кто-то из демонстрантов потянул Мюррея за полу пальто.

— Прибереги сперму, — посоветовала ему бледная женщина с лошадиной челюстью, чей плакат гласил: «Искусственное оплодотворение-Вечное проклятие».

Мюррей уже был возле самых баррикад, когда чья-то рука легла ему на плечо. Он обернулся. Один глаз остановившего его демонстранта скрывала черная кожаная повязка. Для вящего прославления Имени Своего Господь наградил сего истинно верующего массивными бицепсами, внушительной осанкой и завораживающим блеском единственного уцелевшего глаза.

— Что принесет тебе пролитое семя, брат мой? Тридцать долларов? Тебе недоплачивают: Иуда получил серебром. Воспротивься соблазну, брат!

— Видите ли, мою последнюю пробу забраковали, — оправдывался Мюррей. — Похоже, меня прогонят.

— Объясни этим людям, что они не правы. То, что они делают, — грех. Выполнишь мою просьбу? Мы здесь не для того, чтобы судить вас, — не судите да не судимы будете, так говорил Господь, — все мы грешники. Я сам грешник. — И тут громила торжественно сорвал повязку. — Если человек покушается на собственную плоть, это же великий грех.

Мюррей содрогнулся. Что он ожидал увидеть? Стеклянный глаз? Зарубцевавшееся веко? Во всяком случае, не эту черную уродливую дыру, напомнившую о недуге, поразившем его собственные гениталии.

— Грех… — Мюррей попытался высвободиться. — Хорошо, я передам.

— Благослови тебя Господь, брат мой, — торжественно произнес человек с дыркой вместо глаза.

Дрожа от недоброго предчувствия, Мюррей вошел в институт. Осторожно ступая по блестящему мраморному полу, миновал огромные настенные часы и ряд шарообразных светильников на кованых подставках и оказался наконец у стола миссис Криобель.

— Я скажу доктору Фростигу, что вы пришли, — коротко бросила та, аккуратно подровняв стоявшие на столе стерильные баночки для сбора спермы. Она была модной дамой и любила себя украшать. Мюррей знал далеко не все названия предметов ее туалета, аксессуаров, бижутерии и косметики.

— Они уже выяснили, что со мной не так?

— С вами — не так?

— С моей пробой.

— Это другой отдел. — Миссис Криобель указала на нескладную, но яркую женщину с ястребиным носом, сидевшую в противоположном углу холла. — Вы можете подождать вон там, вместе с пятьсот двадцать восьмым номером.

Холл был обставлен как гостиная первоклассного борделя. По углам роскошного персидского ковра стояли греческие вазы с папоротником, на задрапированных стенах в золоченых рамах красовались портреты ныне покойных нобелевских лауреатов, надменно взиравших на простых смертных, которые от нечего делать принимались их разглядывать. «Так-так, — размышлял Мюррей, изучая мрачные лица, — хотим мы этого или нет, следующее столетие принесет нам кейнсианскую экономику и новое поколение астрофизиков, кропающих плохонькую научную фантастику».

Отведя взор от покойного госсекретаря, 528-я одарила Мюррея широкой улыбкой. В защитного цвета пиджачке поверх черной водолазки, с прямыми иссиня-черными волосами и перламутровыми зелеными тенями на веках она напоминала битницу пятидесятых, загадочным образом перенесенную в эпоху банков спермы и генной инженерии.

— Мне все равно, мальчик будет или девочка, — вдруг сказала она, — никакой разницы. Все думают, что лесбиянки терпеть не могут мальчиков. Это не так.

Мюррей отметил своеобразную привлекательность собеседницы — она была тонюсенькая, с острым личиком и огромными глазами, этакий громадный паук, вернее, паучиха, нервно перебирающая тонкими лапками.

— Отца, наверное, было непросто выбрать?

— Не напоминайте.

Вместе они подошли к следующему портрету — шведскому гению в области черепно-мозговой хирургии.

— Сначала я хотела непременно художника или флейтиста, я ведь Рыба. Искусство, знаете ли, моя слабость. Но наука дает более надежный доход, так что в конце концов я остановилась на биологе-маринисте…

— Маринист — это художник, а про биолога надо говорить: гидробиолог.

— А мне нравится биолог-маринист. Это звучит как-то изящнее. Так вот, маринист — чернокожий. Как мне сказали, он один из сотрудников института. Я заинтересовалась было математиками, но вскоре мой интерес к ним иссяк. Фактически он был единственным кандидатом. Козерог. Куда денешься. Постойте-ка, попробую угадать… Вы похожи на еврейского романиста. Вас не обижает такое сравнение? Я подумывала об одном таком, но потом почитала его писанину, и она показалась мне ужасно чернушной, что ли. Вот я и решила, что такая карма мне в доме не нужна. Так вы романист?

— Вообще-то я работал над книгой, не художественной, правда.

— И как она называлась?

— «Герменевтика повседневности».

Когда ему исполнилось сорок, Мюррей решил не только собирать глубокомысленную непонятную литературу, но и написать что-нибудь в этом роде. Не прошло и полугода, как у него было готово уже триста страниц черновой рукописи плюс интригующее название.

— Повседневности что?

— Герменевтика. Интерпретация.

В фотолаборатории в Атлантик-Сити, где он работал — принимал проявленную пленку и выдавал готовые фотографии и слайды, — Мюррей сделал для себя поразительное открытие: фотоснимки предоставляют уникальную возможность заглянуть в потаенные уголки человеческой психики. Вот адвокат сфотографировал свою маленькую дочь: почему такой необычно низкий угол? А вот фотография дома, сделанная биржевым маклером: почему он так далеко отошел? Подтекст напрашивается сам собой. Фотоснимки были своеобразным зашифрованным языком, и Мюррей вознамерился во что бы то ни стало разгадать этот код. Его книга станет краеугольным камнем новой науки о семейной фотографии, талмудом фотодела.

— Это книга о моих наблюдениях во время работы в фотолаборатории. «Фоторама», знаете?

— А, да, я была там, — ответила лесбиянка. — Скажите, правда, что люди часто фотографируют себя во время секса?

— Некоторые из наших клиентов и в самом деле этим увлекаются.

— Я так и знала.

— Более того, у нас печатает свои фотографии один агент по недвижимости, фотографирующий исключительно животных, которые были… раздавлены.

— О боже!

— Белок, скунсов, сурков, кошек. Что ни пленка — все одно и то же.

— Так, значит, вы можете заглянуть человеку в душу, руководствуясь тем, что он приносит вам в «Фотораму»? Никогда не задумывалась об этом. Серьезное дело!

Мюррей улыбнулся. Не исключено, что его книга найдет своих читателей.

— А еще на моем попечении маяк, тот, что на мысе Бригантин.

— Маяк? Вы в самом деле зажигаете маяк?

— Ага. Только в последнее время не часто приходится это делать.

— А можно я приведу посмотреть маленького? Это будет так познавательно!

— Конечно. Меня зовут Мюррей Кац. — И он протянул руку.

— Джорджина Спаркс. — Она с готовностью ответила на рукопожатие. — Скажите честно, вы тоже считаете, что я поступаю неразумно? Все говорят, что неразумно растить ребенка в одиночку, особенно если ты лесбиянка. Мы с моей любовницей даже поссорились из-за этого. Я обожаю детишек, а Лори считает, что они — просто ужас.

— Что же тут неразумного? — «Куда уж более», — подумал он, а вслух поинтересовался: — Скажите, а слово «розовая» вас не обижает?

— Если я услышу его от вас, Мюррей Кац, — Джорджина лукаво прищурилась, — то вы останетесь без зубов.

Беседу прервало громкое цоканье каблучков по мрамору: приближалась миссис Криобель. Она протянула закупоренную колбочку с номером 147, обозначенным на горлышке.

— О! — Джорджина схватила колбу, с нежностью прижала к груди. — Знаете, что это, господин Мюррей? Это мой маленький!

— Рад за вас.

Миссис Криобель улыбнулась.

— Поздравляю.

— Может, стоило остановиться на ком-то из математиков? — Джорджина с сомнением рассматривала колбочку. — Представляете, маленький вундеркинд, вышагивающий по квартире и задумчиво грызущий свой калькулятор. Мило, правда?

Открывшиеся двери лифта явили взорам толстяка-коротышку в белом халате. Он знаком подозвал Мюррея, причем с таким видом, будто ему удалось раздобыть пару дефицитных билетов на премьеру, да еще на лучшие места.

— Вы сделали правильный выбор, — бросил Мюррей Джорджине на прощание.

— Вы правда так думаете?

— Биолог-маринист — прекрасная специальность, — подбодрил он будущую маму и шагнул в лифт.

— Мы с маленьким к вам заглянем, — крикнула она в ответ.

Двери, громко хлопнув, закрылись. Лифт тронулся вниз, потревожив биг-мак, покоившийся в желудке у Мюррея.

— В данном случае, — заговорил Габриэль Фростиг, главврач Института Сохранения, — основная проблема заключается в идентификации яйца.

— Куриного яйца? — переспросил Мюррей. Звякнул звонок. Третий этаж.

— Человеческого. — Доктор Фростиг провел Мюррея в маленькую тесную лабораторию, сплошь заставленную всевозможными штативами, колбами и приборами. — И мы надеемся, вы прольете свет на его происхождение.

Весело побулькивая жидкостью, над лабораторным столом возвышался удивительный прибор, похожий на хитроумную машину для приготовления какого-то тягучего и мутного сиропа. Мюррей в жизни не видел ничего подобного. В самом центре покоилась чаша в форме колокола. Стекло было настолько чистым и прозрачным, что Мюррею подумалось: «Стукнуть по нему — не просто зазвенит, как хрусталь, а целую фугу исполнит». Словно новогодние подарки вокруг елки, на деревянной подставке, окружавшей чашу, стояли электрическая помпа, резиновые груши и три стеклянные бутылочки.

— Что это?

— Ваша последняя проба.

Одна бутылочка была пуста, вторая была наполнена чем-то, напоминавшим по виду кровь, а третья — молочно-белой жидкостью.

— И вы храните ее в…

— В камере эктогенеза, ну, в таком особом инкубаторе.

Мюррей во все глаза смотрел через стеклянную стенку сосуда. В чаше покоился большой влажный пласт протоплазмы. Он странным образом напоминал камбалу в шелковой мантии. К мягкой плоти с разных сторон тянулись прозрачные пластиковые трубки.

— Что вы сказали?

— Это искусственная матка, — пояснил Фростиг. — К сожалению, пока только опытный образец. Приступить к выращиванию человеческих эмбрионов мы планировали только лет через пять. До сих пор ограничивались мышками и лягушками. Но когда Кармстайн обнаружил ваш бластоцит, мы сказали себе: что ж, так тому и быть. — Доктор скорчил страдальческую гримасу, словно только что ознакомился с плачевными результатами собственной биопсии. — Кроме того, мы допускали, что вы могли специально все подстроить. Ведь если эмбрион погибнет, вы получите возможность попасть на страницы газет, сокрушаясь о том, какие мы все тут мясники. Я прав? — Он презрительно ткнул пальцем в направлении лужайки, где собрались митингующие. — Вы один из этих неоапокалиптиков, мистер Кац?

— Нет, я еврей. — Мюррей прислушался к скандированию демонстрантов, напоминавшему шум прибоя. — И я в жизни не имел дела с газетчиками.

— Вот психи, их бы в Средние века отправить.

— Минутку, минутку, так вы говорите, там развивается, в этой штуковине, ребенок?

Фростиг кивнул:

— Да, внутри маточной ткани.

Мюррей подошел вплотную к камере. Отразившись в искривленном стекле, его лицо гротескно исказилось. И без того раздобревшее в последние годы, оно напоминало пузатую сахарницу.

— Сейчас вы ничего не увидите, — осадил его доктор. — Речь идет о клеточном образовании размером не больше булавочной головки.

— О моем клеточном образовании?

— Вашем и чьем-то еще. Скажите, это не вы, случайно, ввели яйцеклетку в свою пробу?

— Как я мог, я же не биолог. Я и женщин-то толком не знаю.

— Дохлый номер, мы так и предполагали. — Фростиг открыл верхний ящик картотеки, вынул оттуда стопку бланков, переложенных черной копиркой, словно сандвич сыром. — Как бы то ни было, нам нужна ваша подпись на отказном листе. Мы не вчера родились и знаем, что иногда у людей возникают странные привязанности. На прошлой неделе я часов двадцать кряду уговаривал суррогатную мать, выносившую ребенка по контракту, отдать малыша его родителям.

«Ребенок…» — недоумевал Мюррей, беря в руки отказной лист. Кто-то наградил его ребенком. Он боялся, что у него нашли рак, а вместо этого получил ребенка.

— А если я подпишу, это означает…

— Что вы лишаетесь всяких прав на эмбрион. Не то чтобы они у вас были. По закону это всего лишь очередная проба. — Фростиг выхватил из кармана халата шариковую ручку, словно кинжал из ножен. — Эта яйцеклетка заставит нас поломать голову: обратный партеногенез, как мы называем это на данном этапе. По большому счету так не бывает, так что для блага всех сопричастных…

— Обратный партено… что?

«Ситуация сама по себе чрезвычайная, — подумал Мюррей, — и чувства, ей сопутствующие, тоже обычными не назовешь: странное сочетание смятения, страха и приятного пульсирующего тепла в яичках».

— При обычном партеногенезе происходит мейоз яйца без оплодотворения. Это также отклонение, но оно тщательно изучено. Здесь же речь идет о развитии зародыша в сперме без яйцеклетки. — Фростиг пощупал трубку, подводящую к искусственной матке кровь, проверяя давление. — Откровенно говоря, нас это застало врасплох.

— Разве нет какого-нибудь научного объяснения?

— Ищем.

Мюррей рассматривал отказной лист, пестревший бессмысленными надписями. И правда, зачем ему ребенок? Он ведь будет книжки с полок таскать. И во что его одевать?

Он вздохнул. Права была любовница Джорджины: дети — это ужас.

— А что будет с эмбрионом?

— Лягушек мы обычно наблюдаем до второго триместра. — Фростиг взял у Мюррея бланк и положил его на стол. — Мышей — немного дольше. Основную информацию мы получаем лишь после их умерщвления.

— Умерщвления?

— Инкубатор требует серьезной доработки. Через год мы могли бы — повторяю, могли бы — попытаться провести эксперимент с кошкой. — Фростиг проводил Мюррея до двери, на мгновение остановился и взял с полки стерильную баночку. — Не возражаете? Раз вы уже здесь, Кармстайн хотел бы получить очередную пробу.

Мюррей взял баночку.

— А этот эмбрион? Он какого пола?

— А?

— Мальчик или девочка?

— Ах, пол… Не помню, кажется, женский.

Когда Мюррей вошел в донорскую, его охватило странное мечтательное настроение. Он окунулся в тихий водоворот детских колыбелек, мягких игрушек и удивительных, еще не существующих детских книжек, написанных его любимыми авторами. Интересно, что бы мог написать для детей Кафка? «Утро для Грегора Самсы началось премерзко». Мюррей рассеянно смотрел на «Мисс “Октябрь-68”». Этой было явно не до мейоза. Умертвить. Они собираются убить его ребенка. Убить? Нет, слишком грубое слово. Это будет научный эксперимент, только и всего.

Мюррей взглянул на часы. Пять семнадцать. Они разрубят его малышку скальпелем, разорвут ее на клеточки.

Ребята доктора Фростига, наверное, уже разошлись. Все так просто: если лаборатория закрыта, он уйдет, если же нет, то так тому и быть.

Мюррей пересек холл и повернул дверную ручку. Дверь распахнулась. Да что он будет делать с ребенком? Оказавшись в полумраке лаборатории, Мюррей почувствовал, как его сердце забилось в ритме пульсации помп. Он щелкнул выключателем, поспешно подхватил деревянную подставку со всем ее содержимым и, пошатываясь под тяжестью ноши, направился к двери. Ребенок. Его ребенок находится в этой самой чертовой посудине.

Скользнув обратно в донорскую, он опустил прибор на пол прямо под пушистой промежностью «Мисс “Июль-72”». Пожалуй, лучше подождать, пока разойдутся эти неоапокалиптики. Если искусственное оплодотворение, по их меркам, грешно, то от обратного партеногенеза их кондрашка хватит.

Он проверил давление в трубках, точь-в-точь как это делал Фростиг. И с чего он взял, что ему удастся выбраться с этим отсюда? На него ведь в первую очередь падут подозрения. Слава богу, его эмбриончик был еще слишком молод, чтобы видеть всех этих голых баб вокруг. От многообещающих грудей у его девочки голова бы кругом пошла.

Дверь, скрипнув, открылась. Мюррей вздрогнул и подскочил. Сердце бешено колотилось.

— Ах, простите, — заизвинялся высокий темнокожий донор с залихватскими усами. Слегка наклонившись, он вынул из кармана спортивных брюк пустую баночку. — Я думал, здесь свободно.

— Не страшно, я уже закончил. — Мюррей неуклюже попытался скрыть следы преступления, бочком придвинувшись к похищенному прибору и став перед ним в нарочито небрежной позе.

Окинув взглядом комнату, чернокожий донор озорно улыбнулся.

— Им такие гранты отстегивают, могли бы и раскошелиться на парочку черных цыпок. Стимуляторы тоже только для белых? — спросил он, ткнув пальцем в прибор. — Мне вот только баночку выдают.

— Это эктогене…

— Сто сорок семь.

— А?

— Донор номер сто сорок семь. — Чернокожий сгреб руку Мюррея и воодушевленно ее потряс. — Вообще-то я тут донором только по совместительству, а на втором этаже меня все знают как Маркуса Басса.

147… откуда Мюррею знаком этот номер?

— А, вы тот самый гидробиолог, да?

— Говорят, что на Западе я главный спец по моллюскам.

— Я сегодня познакомился с одной из ваших реципиентов. Она выбрала вас после того…

— Нет, нет, дружище, и слушать не хочу. — Доктор Басе отмахнулся от него, как от назойливой мухи. — Об этом лучше ничего не знать. А то начинаешь потом разыскивать своего малыша. Просто чтобы взглянуть, понимаешь? В итоге всем от тебя одни неприятности.

Мюррей с надрывом вздохнул, выдыхая горькую смесь разочарования и облегчения. Вот и все, его попытка провалилась. Он мог обвести вокруг пальца обычного донора, но со специалистом по ракушкам этот номер не пройдет. Оно и к лучшему. Отцовство — только новые хлопоты.

— Так вы знаете, что это на самом деле…

— Камера эктогенеза, опытный экземпляр, единственный. — Доктор Басе заговорщически подмигнул. — Фростиг ужасно расстроится, если она исчезнет.

— Я лишь хотел взять ее на некоторое время. На этот раз там человеческий эмбрион. Откуда взялась яйцеклетка, никто не знает, а вот семя, похоже, мое. Обратный партено…

— Так, значит, вы — Кац? — Негр снова лукаво подмигнул и приятельски похлопал Мюррея по плечу. — Вот так дилемма. Будь я на вашем месте, мистер Кац, знаете, что бы я сделал? Взял бы эту штуковину под мышку и пошел бы себе спокойненько домой.

— Вы имеете в виду… взять ее с собой?

— Это ж не их обратный партеногенез, дружище, а твой. Мюррей уныло покачал головой:

— Они сразу догадаются, кто ее украл.

— Украл? Давай формулировать точнее. Ты ее одолжил. Не навсегда, только на девять месяцев. И не бойся, никто ее у тебя не отнимет. «Банк спермы отбирает эмбрион у отца», — с театральной жестикуляцией продекламировал Маркус Басе. — Да если газеты выйдут с такими заголовками, Фростигу останется только повеситься.

У Мюррея снова заколотилось сердце. Банк спермы отбирает эмбрион у отца? А что, он может попробовать. Если, конечно, он этого хочет.

— Дело в том, доктор Басе, что я не совсем уверен…

— Не уверен, что хочешь стать папой?

Если бы Маркус Басе сказал «отцом», Мюррей не был бы так тронут. Для него Фил Кац до самой смерти оставался именно папой.

— При обратном партеногенезе о маме не может быть речи, — пошутил Мюррей. — Так что придется мне все делать самому.

— Я поделюсь опытом. Человек не понимает, что всю жизнь хотел стать папой, пока им не становится. — Маркус Басе вынул бумажник и раскрыл его перед Мюрреем. На него смотрели четыре крошечных улыбающихся личика. — Маленький сынишка — самое большое чудо в мире. Алекс, Генри, Рей и Маркус-младший. Все четверо умеют плавать.

— А эти камеры, ну, инкубаторы, они сложны в обращении?

Опустившись на колени, Маркус Басе потрогал помпу.

— Видишь это устройство для подачи крови? Следи, чтобы оно постоянно было подключено к аккумулятору. Кровь обогащается кислородом, поступающим из воздуха помещения, поэтому систему нужно держать в теплом, хорошо проветриваемом месте. И обеспечь свободный доступ к заборной мембране.

— Так, много свежего воздуха…

— Раз в месяц емкости следует пополнять. В этой бутылке обычный состав для младенцев. А вот здесь — кровь.

— Кровь? Где же мне ее брать?

— Как где? — Маркус Басе легонько ущипнул Мюррея за руку. — У отца, конечно. Подружись с медиками местной пожарной станции. Когда придет время, сунь им двадцатку, и они с радостью загонят в тебя иглу для переливания крови.

— Пожарная станция, ага. Игла для переливания крови.

— В третью бутылку поступают продукты жизнедеятельности. Когда она наполняется, ее следует просто опорожнять. Так сказать, первый закаканный подгузник.

— А этот состав для младенцев, его можно раздобыть в больнице?

— В больнице? Да нет, дружище, в магазине. Я предпочитаю «Симилак». — Маркус Басе щелкнул по стеклянной бутылке. — Размешиваешь с водой…

Мюррей уселся на пол рядом с Маркусом.

— «Симилак»… и сколько воды?

— Прочтешь на упаковке.

— Так он в упаковке продается? Уже легче.

— Ага. Девочка, говоришь?

— Вроде да.

— Поздравляю. Наверное, маленькая дочурка — тоже самое большое чудо в мире.

Доктор Басе улыбнулся, и Мюррей живо представил себе двухлетнюю крошку, сидящую верхом на папе.

Преподобный Билли Милк, главный пастор Первой Церкви Откровения Святого Иоанна Оушен-Сити, сунул руку за пазуху своего каракулевого пальто и погладил стальной детонатор. Гнев Господень был влажным и холодным на ощупь, как формочка с кубиками льда, только что вынутая из холодильника.

На Институт опустился туман, стирая гневные надписи на плакатах его паствы, приглушая голоса и превращая возмущенные крики в недовольный ропот. Туман сгущался, пока не перешел в морось. Билли взглянул на часы. Пять. Время санкционированной демонстрации истекло. Он кивнул своему псаломщику Уэйну Аккерману, тот подал знак другим, и праведное воинство Христово превратилось в толпу обычных жителей пригорода, разбредающихся по домам в декабрьском тумане.

С той поры как Билли Милк лишил себя правого глаза, его мучил зрительный эквивалент «фантома отрезанной ноги». Подобно тому, как болят и зудят ампутированные конечности у инвалидов, недостающий глаз рождал у Билли жуткие видения. Уже полгода утраченный орган зрения демонстрировал Милку угодное Господу развитие событий, связанных Институтом Сохранения: бушующее пламя, клубы дыма, рухнувшие балки и обломки кирпича, потоки бурлящего семени, извергающиеся из разверстого подземелья.

Ковыляя мимо предводителя, паства Билли прощалась с ним унылыми кивками и усталыми улыбками. В святом и праведном деле борьбы против всяческого зла пастор чувствовал себя абсолютно одиноким. Задумываться над моральной стороной жизни, над тем, что считать добродетелью, а что пороком, давным-давно вышло из моды в Соединенных Штатах Америки, этой стране тупикового релятивизма. Погодите, братья и сестры, наберитесь терпения. Завтра утром в «Атлантик-Сити пресс» верные прихожане Билли прочтут наконец Благую Весть.

Немножко не по себе было от того, что бомбу пришлось подложить своими собственными руками. Но с каких это пор исполнение Воли Божьей возложено на робкие души? Билли ничуть не тревожило, что наврал сотруднице приемного отделения, будто он донор. Грех рождается в душе, а не на языке. Но эта ужасная комната, оклеенная изображениями обнаженных женщин и непристойными текстами… Бомба прекрасно поместилась под средней подушкой тахты. Как раз под «Мисс “Апрель-70”». В каком обществе легче найти полноцветную фотографию срамных частей женского тела, чем Библию? Конечно же, в порочном. Лишь Второе Пришествие сможет исцелить это общество. Возвращение Христа и Его тысячелетнее царствование в Новом Иерусалиме.

Дождь барабанил по черной повязке Билли, а он все шел вдоль причала и, словно Господь, обозревал течение жизни своих подданных. Если в море небольшие яхты гарантировали своим пассажирам полное уединение, то здесь, бесстыдно пришвартовавшись кормой к причалу, они открывали взору прохожих множество интимных подробностей: начатый пакетик печенья на столе, дешевое издание биографии Фрэнка Синатры на койке, фотоаппарат на холодильнике. Вот и «Троица». Корпус яхты сиял белизной, словно стены Нового Иерусалима. Билли поднялся на борт, держась за трехсотдолларовый марлинь, свисающий с транца. Что значит быть богатым? Это значит, что у тебя есть яхта и приличный дом, что твоя церковь — самое большое здание в Оушен-Сити. И что это значит? Да, в сущности, ничего.

Господь посылал неоапокалиптикам более суровые испытания, чем другим верующим. Если жена неоапокалиптика умерла во время родов и оставила ему недоношенного младенца, это еще не все, нет. Сынишка Билли был помещен в инкубатор, где от избыточной подачи кислорода у малыша лопнули недоразвитые глазные сосуды. Его сын был ослеплен воздухом. Когда Билли услышал, что его Тимоти, которому всего-то был один день от роду, никогда не будет видеть, он дрогнул. Охваченный неверием и неистовством Иова, он кулаком пробил гипсокартонную перегородку, разделявшую приемное отделение и палату для недоношенных.

У Билли Милка были яхта, церковь, слепой сын, и в то же время у него не было ничего.

Не успел он войти в каюту, как заботливая миссис Фостер бросилась ему навстречу, размахивая бульварной газетенкой под названием «Полночная Луна».

— Вот новость-то! — воскликнула она, указывая на заголовок статьи о британском зоопарке, в котором дрессировали питомцев для детей с серьезными дефектами зрения. Тут же на фотографии слепая девочка держала на поводке шимпанзе, который вел ее по игровой площадке. — Когда Тимоти исполнится три, он вполне сможет управиться с обезьяной-поводырем, — заявила миссис Фостер так, словно вопрос уже был решен. Ее смуглое, сморщенное, как использованный пакетик чая, личико сияло. — Орангутанги дешевле, но шимпанзе умнее и непритязательнее.

— Ценю вашу заботу, — с досадой возразил Билли, — но это не для детей Новых Христиан.

Миссис Фостер была хорошей няней, убежденным неоапокалиптиком, но ей не хватало благоразумия.

— Я спрошу совета у Всевышнего, да услышит Он мою молитву.

— Так-то лучше. — И Билли удалился, веря, что Господь простит ему резкость по отношению к миссис Фостер.

Он не видел Тимоти с обеда.

Войдя на цыпочках во вторую каюту, он подошел к крошечной койке. Дети спят так тихо, не то что взрослые с их храпом и ерзаньем, с их суетными сновидениями. Он нежно провел рукой по одеяльцу, игрушечному зайцу, погладил попку в подгузнике, возвышавшуюся над матрацем, словно кочанчик капусты. Как же прекрасен мир, сотворенный Всевышним. Если бы только Барбара… Но она предвидела это, она знала.

Склонившись над кроваткой, Билли поцеловал сына в пушистый затылок. Каких-нибудь семьдесят лет, и мучения Тимоти прекратятся. На Небесах нет слепых. Вечность ничего не знает о ретролентальной фиброплазии.

Билли прошел в рубку и нашарил между Библией и навигационными картами разбитый бинокль. Это Тимоти как-то, раскапризничавшись, рассадил в левом цилиндре линзу. Билли перевернул бинокль, приставил уцелевший окуляр к здоровому глазу и навел его на Институт, окутанный туманом и моросью. В окне второго этажа блеснул свет. Видимо, кто-то из сотрудников задержался. Билли закрыл глаз и уперся лбом в бинокль. Что делать: рано или поздно придется перешагнуть границу, этот страшный барьер, разделявший Божественные законы и правила, придуманные людьми, совсем как Чермное море разделяет берега двух континентов. Неоапокалиптик неизменно знает, к какому берегу плыть. И как бы ни бушевала стихия, волны и ветер ему не помеха.

Он вынул детонатор из кармана пальто. Яхты его прихожан вспенивали темные воды залива по обе стороны причала.

Больше года прошло с тех пор, как Билли попытался заключить сделку с Богом. Она казалась такой разумной, такой справедливой. Я лишу себя одного глаза, и тогда ты, Господи, вернешь Тимоти один глазик. Вот все, о чем я прошу: око за око.

Билли изуродовал себя крещенской ложкой Тимоти. Ткани воспалились, последовала операция. Впоследствии Билли отказался от стеклянного протеза. Он предпочел ощущение пустоты, черную дыру, провал, своеобразную материализацию неполноты его веры.

С Богом не торгуются. Он не идет на сделки. И Отец Небесный, оскорбившись, возложил на отца земного другой, вполне заслуженный крест — глаз-фантом, рождающий яркие картины событий, которых он был прямым участником, призванным святым долгом истинно верующего. Сотри с лица земли этот банк спермы, Билли Милк. Убери его из сотворенного Мной мира, даже если…

Даже если в окне второго этажа горит свет?

Да.

Билли нажал кнопку. Словно шепот серафима, из рубки к Институту полетела радиокоманда. Взрыв был великолепен. Он наполнил ночь громовыми раскатами ударной волны, в которых, как казалось Билли, слышалось одобрение Небес. Глаз-призрак показал ему мельчайшие подробности происшедшего. Он видел, как вспыхивали развороты «Плейбоя» и письма «Пентхауза», как порочное семя превращалось в пар, как падали на землю огненным дождем раскаленные внутренности здания, все его пробирки, провода, обломки труб и перекрытий.

Миссия исполнена! Гоморра стерта с лица земли! Содом уничтожен!

Тернии, устилавшие путь праведника, не только ранили ноги неоапокалиптика, иногда они вонзались в чело, иногда проникали сквозь пустую глазницу и терзали мозг. Билли решил осмотреть руины вовсе не из чувства вины — его миссия не была преступлением, — а лишь потому, что, исполнив волю Бога, он был обязан отпустить грехи умирающим грешникам.

Билли решительно зашагал по причалу и спрыгнул на песок. От пылающего здания клиники в его гладко выбритое лицо пахнуло жаром. Он снял меховую куртку и перебросил через плечо. Повсюду в воздухе кружился пепел, миллионы тлеющих хлопьев. Негр стоял, окруженный обуглившимися обломками стены, высившимися словно могильные камни. В его позе было что-то странное. Его что, в землю вогнало? Или…

Перед внутренним взором Билли предстала апокрифическая кульминация суда пророка Даниила. Два похотливых старца оговорили Сусанну, обвинив ее в измене с юным любовником. Но обман раскрывается… И Даниил требует в наказание разрубить их надвое.

Острый обломок стены поразил негра в область таза, разрезав его пополам и одновременно закрыв рану, защипнув туловище, словно равиоли.

— Ты донор? — спросил его Билли. Какие же ужасные картины призваны созерцать слуги Господни! — «И послал Бог Ангела и велел ему разрубить тебя пополам», — мрачно процитировал Билли.

У людей сложилось ошибочное представление об ангелах. Ангелы были вовсе не двуполыми хористами с лютнями и крылышками, ангелы были вершителями Воли Божией, орудиями Рока.

— А-а… — Человек ловил ртом воздух, как окунь, выброшенный на берег. Он сдавленно произнес что-то, похоже, слово «да».

— Ты сдавал свое семя, брат мой? — Единственный глаз Билли заслезился от дыма. Огонь бушевал, словно алый отблеск Откровения.

— М-м-м. — Грешник в ужасе смотрел на свое расчлененное тело, не веря глазам своим. Он успел потерять совсем немного крови: на удивление аккуратная казнь. Наконец он кивнул.

— Суровый урок.

— Как это… могло… случиться? — Слезы катились по темным щекам.

— Спаситель ждет, когда ты обратишься к Нему.

Рана начала открываться. Полилась кровь, и на лице донора как будто промелькнуло облегчение. Бренная плоть полезла наружу, сначала порочный кишечник, затем насквозь пропитанная грехом печень. Успел ли он обрести Спасителя? Похоже, да. Билли чувствовал: этот донор лишился семени, но спас душу.

В воздухе разлилось зловоние — содержимое лопнувшего кишечника раскаявшегося грешника вывалилось наружу. И тут же спасенный в Господе испустил дух.

«Маркус Басе был прав, — решил про себя Мюррей, ведя свой «сааб» вдоль Вентор-авеню. — Ты не можешь понять, что тебе в действительности нужно, пока это не явится тебе в жизни». Его эмбриончик мирно спал на сиденье рядом в закрепленном ремнем безопасности инкубаторе. Мюррей небрежно насвистывал мелодию из «Скрипача на крыше» [2]: «…Сватья-братья… Если б я был богат…» Он весело постукивал ладонью по рулю. Да, обратный партеногенез творит с людьми настоящие чудеса. Это как музыка, как озарение, как поцелуй Всевышнего.

Брызнул дождик, и Мюррей включил дворники. Пыльные капли на лобовом стекле тут же превратились в грязные разводы. Но ему было все равно. Благословенный день летел ему навстречу, перед мысленным взором проносились самые яркие воспоминания жизни, преломляясь в колоколообразной чаше неожиданного отцовства. Обычный состав для младенцев — кажется, так сказал доктор Басе? Ну да, чем же еще кормить этого маленького обжору? Только сотней порций в день через плаценту.

Он уже въехал в Маргейт, как вдруг вечерний туман всколыхнулся от взрыва. Мюррей съехал на обочину и остановился у аптечного киоска. А его девочка слышала взрыв? Может, она испугалась? Он вышел. В небе со стороны моря разлилось красное зарево, как от внеочередного заката. Несомненно, эта катастрофа обернулась серьезными последствиями для многих людей, но она никак не касалась его, человека с эмбрионом. Отъезжая, Мюррей погладил сосуд и ощутил мерную вибрацию. Шел процесс кислородного обмена. Чш-ш-ш, малышка, не бойся, папа рядом.

Он успешно преодолел боевой полигон под названием «Атлантик-Сити», выстроенный в урбанистическом стиле, и въехал на мост. С другой стороны небольшой бухты располагалась северная часть знаменитого Променада, некогда престижного места отдыха. Но с наступлением эры реактивных самолетов и космополитизма богатые стали проводить летние отпуска на Ривьере, и теперь поговаривали о постройке курорта по типу Лас-Вегаса. Бытовало мнение, что Атлантик-Сити может спасти лишь легализованное шулерство.

Взбудораженные полной луной, волны обрушивались на скалы мыса Бригантин, словно меряясь с ними силами. Безжалостный ветер налетел на маяк Мюррея, сорвал кусок дранки с крыши домика и понес ее через бухту. Сгорбившись над прибором, прикрывая его от дождя, Мюррей вбежал в домик, поставил свою драгоценную ношу у газового нагревателя.

Теперь Мюррей знал: отцовство меняет человека в лучшую сторону. Раньше, бывало, он не спеша взбирался в башню, теперь же прыгал через ступеньку. А все его маленький эмбриончик. Так, наполнить до краев резервуар, поднять линзы и зажечь четыре горелки… «Слава тебе, Господин наш Всевышний, Отец мироздания, открывший нам путь праведный и завещавший разжигать субботний огонь». Вспыхнуло слепящее пламя. Как же оно похоже на живое существо, капризного питомца, вынужденного делить с ним кров и тяготящегося присутствием хозяина. Мюррей запустил линзовый механизм. Преломляясь в стеклянных призмах, свет рисовал на полу причудливый мерцающий узор. А на юге, где-то неподалеку от Института Сохранения, бушевал пожар.

Мюррей сбежал вниз, с замиранием сердца взял на руки свою малютку и вместе с ней отправился обратно наверх по винтовой лестнице к живительному теплу маяка. Пополз вниз пятидесятифунтовый свинцовый поршень, нагнетая керосин в горелку. Яркий свет залил всю комнату, превратив резервуар с эмбрионом в золотисто-мерцающий купол. Да, с младенцем будет непросто. Поди разбери, когда начинать его подкармливать, когда прекращать. Еще одна горелка… Яркий луч пролег над заливом, пронизывая туман и сливаясь со звездами. Эй, кричал он кораблям в море, смотрите! Это Мюррей-отшельник со своей прекрасной малюткой. Так-то: обратный партеногенез в Атлантик-Сити. И вам всем не мешало бы об этом знать.

Вдохновенно ведя свою быстрокрылую яхту прочь от горящего банка спермы, Билли Милк с благодарностью отметил, что Господь успокоил воды залива и разогнал грозовые тучи. Над «Троицей» простиралось ясное небо, а над северным побережьем стояло зарево, извещавшее о гибели Института Сохранения. По всему полуострову безысходно выли пожарные сирены, скорбя о гибели своих технологических собратьев, понесших справедливое наказание.

Надо же, кто-то зажег маяк на мысе Бригантин. Зачем? Ведь маяк береговой службы на острове Абсекон в десять раз мощнее. Но старое «Око» на мысе Бригантин не сдавалось, пылая яркой свечой на алтаре прибрежных скал.

Декабрьские звезды словно огни больших городов: Рима, Дамаска, Антиохии. Но величайший из городов был назван в Книге Откровения — Новый Иерусалим, сияющий, как драгоценный камень.

Что значит быть богатым? Это означает владеть. Яхтой, домом, церковью, а может, даже… городом? Да, именно, городом. На свои гонорары, прибыли от семинаров, на средства от продажи акций и недвижимости Билли вполне мог бы построить Новый Иерусалим. Это не будет капиталовложением. Господь не приемлет сделок. Но наверняка Второе Пришествие Иисуса наступит раньше, если подготовить для него надлежащие условия, например, построить город, отвечающий библейскому описанию. Эта идея ошеломила Билли. Неужто он и впрямь способен приблизить Второе Пришествие?

Медленно, ах, как же медленно и тщательно глаз-фантом рисовал на усеянном звездами небе стены Нового Иерусалима. Семь столпов, усыпанных драгоценными каменьями, двенадцать жемчужных ворот, искристую реку, в которой Христос окрестит весь мир. Сегодня Билли спас всего лишь одного грешника и очистил землю от скверны этой порочной клиники, но настанет день… Настанет День, и он возведет Град Господень и сманит с Небес Сына Божиего! О Да, он уже слышит раскаты гласа Спасителя, ощущает Его обжигающее дыхание, зрит, как ступают Его израненные ноги по золотой дороге, вымощенной для Него руками Билли!

Глаз-фантом невозможно закрыть, как невозможно возвести город, не спланировав его прежде. Какая земля будет для него достаточно свята? Что, если это будет некогда проклятое место, гноящаяся язва грехов, в свое время сожженная огненным мечом Иеговы?

Да. Да!

Что ж, вперед. Вавилон, осажденный и разграбленный. Билли с Содроганием представил страшную картину. Он видел дым пожарищ, слышал стоны умирающих. Нет, какие-нибудь протестанты, эти сектанты-чистоплюи ни за что не справятся с подобной задачей. Сколько бы они ни вчитывались в Библию, сидя по воскресеньям на своих стертых скамеечках, они не увидят главного, ибо отказываются принять последнюю Книгу. В любой, самой крошечной уютной епископальной или методистской церкви хранится оно, Откровение Святого Иоанна. Но всуе покоится там это описание Апокалипсиса и смертоубийства. Писание о войске в кровавых латах, надвигающемся на Вавилон, о грешниках, ввергнутых в геенну огненную и смятых жерновами гнева Господня. Только соратники Билли готовы принять такой путь. О да, да…

Горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! Ибо в один час пришел суд твой.

Направляя «Троицу» в открытое море, Билли в последний раз оглянулся на старый маяк. Как же ярко он сегодня горит!

Глава 2

Поскольку простое присутствие эмбриона доставляло Мюррею неизъяснимую радость, он решил установить прибор у себя в спальне, прямо на туалетном столике. Здесь же стояла фотография: они с папой на карусели, давно уже разобранной, на фоне Железного пирса. Каждый вечер, возвратившись из «Фоторамы», Мюррей подбегал к туалетному столику с энтузиазмом двенадцатилетнего мальчишки, спешащего из школы к любимой игрушечной железной дороге.

Наблюдая, как его малышка развивается в искусственной стеклянной утробе, Мюррей испытывал чувство некой запретности, вторжения в нечто сугубо интимное. Но разве отцовство само по себе не является вторжением? Вот он и смотрел, упиваясь сопричастностью к великому таинству.

В «Эволюции в действии» Стивена Ламберта Мюррей вычитал, что онтогенез не является точным воспроизведением филогенеза, то есть в развитии плода полного внешнего сходства со взрослыми особями других типов не наблюдается, тем не менее его малышка не была лишена чувства «исторической преемственности». Жаль, папы не было с ними. «Глядите, — сказал бы Фил Кац, — глядите, как растет наша маленькая озорница. Вот она как рыбка. А вот уже на черепаху похожа. А теперь пора бы ей уже… Я был прав, Мюррей, человекообразная обезьянка! Эй, да она уже вертится, как заправский диск-жокей. Какова следующая стадия? Надо полагать, неандерталец? Оп, точно по графику. А что мы сейчас имеем? Ну да, студента-неуча. А вот, Мюр, мы и до адвоката дотянули. Она не теряет времени даром. А сейчас? Я прав? Да, дело сделано. Она созрела. Теперь она настоящая маленькая еврейская девочка».

К несчастью, старый маяк, сооружение незаурядное, представлял собой предмет неизбывного интереса малолетних бездельников из поселка и взрослых зевак из расположенного неподалеку яхт-клуба. Обслуживая клиентов в «Фотораме» или отправляясь в магазин за очередным замороженным обедом, то есть всякий раз, как он уходил из дому, Мюррей терзался страхами: воображение рисовало туповатые лица грабителей, заглядывающих в окно спальни и замышляющих украсть странный прибор, стоящий на столе.

Он решил, что его девочка будет в большей безопасности, если перенести ее в прачечную. Однажды морозным февральским утром Мюррей отправился в «Детский мир» и выложил 150 долларов за детскую кроватку, укомплектованную насадкой-качалкой из цельного куска дерева, шведской подвесной погремушкой из пластмассовых гусят, да еще с самым длинным гарантийным сроком в придачу. Дома Мюррей собрал колыбельку, подвесил, как и полагается, погремушку, поставил прибор на матрац, а затем все вместе придвинул к стене между стиральной машиной и сушкой. Так-то лучше. И правильнее. Теперь его малышка будет расти в скрытом от посторонних глаз влажном мирке, согреваемом тропическим ветром злектросушки.

Случилось так, что в тот самый день, когда Мюррей переставил прибор, на дороге, ведущей к «Оку Ангела», появилась Джорджина Спаркс с армейским рюкзаком за плечами и в длинной желтой футболке с надписью «Мужчинам остается завидовать». Забавно переваливаясь с ноги на ногу, она опиралась на ржавый, видавший виды велосипед. Мюррей не сразу узнал ее и, лишь обратив внимание на живот, который она несла перед собой так же осторожно, как он нес только что камеру эктогенеза, вспомнил приветливую лесбиянку из Института Сохранения.

— Видите, — сказала она, гордо выпячивая оккупированное чрево, — получилось. Уже пять месяцев. Еще четыре, и плюх — у меня свой собственный биолог-маринист.

— Прекрасно выглядите, — не скрывая восхищения, отметил Мюррей.

И не соврал: вот что значит второй триместр, сделавший ее фигуру выразительной, а формы — зрелыми.

— Так вы меня не обманули, вы и впрямь здесь всем заправляете. — Джорджина повернулась к башне, всколыхнув свою иссиня-черную гриву. — Какие фаллические формы. А можно посмотреть, как вы его зажигаете?

— Я зажигаю маяк лишь в память о кораблекрушениях.

— Сегодня мы разожжем его в память о крушении Института Сохранения. И знаете, что я вам скажу? Определенно его подорвали эти ненормальные неоапокалиптики. Ого, да у вас тут собственный океан!

Мюррей рассеянно шел за Джорджиной, которая вела велосипед мимо башни все дальше к краю обрыва.

— Вот что значит судьба, — продолжала она. — Отложи я свой визит всего на день — и оплодотворившее меня семя рассеялось бы где-нибудь над Южным Джерси. И у меня уже никогда не было бы именно этого ребеночка. Есть над чем задуматься, правда? Например, как вышло так, что ты тот, кто ты есть, а не какой-нибудь, скажем, простофиля, погибший во время франко-прусской войны?

До Мюррея вдруг дошло. Он схватил велосипед за седло, рывком остановив Джорджину.

— Кто-то взорвал Институт?

Она сняла рюкзак и вынула из него потертую газетную вырезку.

— Похоже, вы не из тех, кто следит за новостями. Вот… «Банку спермы раскололи!» — так называлась заметка.

«Лонг-порт, Нью-Джерси, — читал Мюррей. — Согласно отчету полиции с помощью самодельной бомбы здесь был подорван банк спермы. Во время взрыва погиб сорокалетний гидробиолог и были уничтожены…» Мюррей задохнулся.

Безумие какое-то. Неужели взрыв был задуман, чтобы уничтожить его эмбрион?

Он вернулся к заметке. Основное подозрение падало на Первую Церковь Откровения Святого Иоанна Оушен-Сити, но до обвинения вряд ли дойдет. Дело против демонстрантов будет скорее всего проиграно. Дальше шло интервью Габриэля Фростига, возносившего хвалу университету Пенсильвании за то, что они предоставили Институту новое помещение. Затем он сокрушался, что во время взрыва взлетело на воздух ценное достижение науки — единственный в мире аналог матки.

«Взлетело на воздух». Хорошие новости, отметил про себя Мюррей. Пять месяцев назад он осознанно стал преступником, укравшим стеклянную матку, а теперь — снова обычный книжный червь. Только и всего, что полюбил запирать свою прачечную. Можно не сходить с ума от страха. Он жив, и никто ни в чем его не заподозрит. Только вот радоваться все равно не приходится. «Банку спермы раскололи». Кто-то охотится за его малышкой.

Да нет, глупости. Самолюбивый параноидальный бред.

Что там еще пишут?.. Мюррея захлестнула волна возмущения. Погибший биолог, о котором шла речь в первом абзаце, оказался Маркусом Бассом. Мюррей перечитывал снова и снова. Да, Маркус Басе, носивший в бумажнике фотографии своих четверых мальчишек, умевших классно плавать.

— Поужинаете со мной? — охрипшим вдруг голосом спросил Мюррей. Стоило ли говорить Джорджине, что отец ее еще не родившегося малыша погиб?

— А?

Нет, совершенно не стоит.

— Не останетесь ли на ужин? У меня спагетти, правда, вина нет.

— Я сейчас не пью. — Джорджина похлопала своего новоиспеченного биолога. — Беременность.

Ужин он приготовил просто ужасный. Спагетти переварились так, что разваливались под собственным весом. Греческий салат с тунцом получился мокрым, и, как и следовало ожидать, компоненты его совершенно не сочетались друг с другом. Джорджине, правда, понравилось, по крайней мере она так сказала. И впоследствии такие обеды стали более или менее регулярными, два-три раза в неделю. Джорджина нашла идеальную аудиторию. С Мюрреем она часами могла говорить о своей беременности, делиться безумными теориями по внутриутробному воспитанию, «в каждом ребенке спит гений», своими грандиозными соображениями о предназначении человека. Она была католичкой, но далеко не ортодоксальной — увлекалась язычеством с женским началом. В ней уживались одновременно мечтательница и прагматик. Как закоренелый мистик, она применяла нумерологию, чтобы отыскать ключи (никогда не помнила, куда их положила), и пирамидологию для придания остроты швейцарскому военному клинку. В своих убеждениях она была непоколебима. По мнению Джорджины Спаркс, одаренный ребенок мог прийти в вашу жизнь исключительно благодаря внутриутробному стимулированию в сочетании со вселенской открытостью. О счастливом материнстве и не мечтайте, вооружитесь для начала познавательной психологией и преисполнитесь духом Абсолютного Бытия.

Всякий раз после такого ужина Джорджина, Мюррей и его кот Спиноза выходили посидеть на пирсе, полюбоваться яхтами и катерами, скользящими по заливу.

— У меня для тебя подарок, — однажды вечером сказала Джорджина, когда небо на горизонте уже окрасилось закатным багрянцем. Она открыла свой неизменный рюкзак и извлекла из него набор презервативов от Смитти Смайла, магазинчика на Променаде, которым заведовала. На пакетиках красовались портреты отлученных от церкви духовных деятелей: Уильяма Эшли Санти, Чарльза Эдварда Кафлина и так далее — на всех двадцати шести. Мюррей был тронут. Как-то раз, еще до знакомства с Джорджиной, он купил в этом магазине свечу в виде фаллоса в подарок папе на день рождения: тот собирал такие штучки. Что же касается его новой подруги, жизнь ее буквально состояла из парафиновых пенисов, визжащих подушек, резиновых рвотных масс и заводных челюстей. Она не раз заговаривала о том, что хотела бы выкупить магазин. Город меняется, говорила она, понастроят казино, повалит народ.

— У тебя есть девушка?

— Мне не очень-то везло с женщинами, — признался Мюррей.

— Это чувство мне знакомо. — Джорджина встала, заслонив луну своим животом. Она была уже на седьмом месяце. Мюррей — на восьмом. — Я была без ума от Лори, правда. Но это так некосмично. Если обед к шести часам не стоит на столе, что, настанет конец света?

Мюррей задумчиво рассматривал презерватив с Эйни Семплом Макферсоном.

— В колледже я переспал с несколькими старшекурсницами со стоматологического отделения. Что мне сейчас нужно, так это ребенок.

Джорджина посмотрела на него с ухмылкой.

— Ребенок? Тебе нужен ребенок? Тебе?

— Ты думаешь, я совершу ошибку, если усыновлю малыша и буду его сам воспитывать?

— Ошибку? Да это будет просто чудесно!

Мюррей поднялся и направился к башне. Милая Джорджина!

— У меня в прачечной есть кое-что, тебе будет интересно это увидеть.

— Грязных носков я на своем веку навидалась, Мюр.

— Но такого ты еще не видела.

Они поднялись.

В прозрачном стеклянном облачении, в окружении трубочек и бутылок зародыш крепко спал в своей колыбельке. Сейчас он походил не столько на ребенка, сколько на одну из игрушек, которыми он будет играть, появившись на свет.

— Это еще что такое?

Блики от электрической лампочки плясали на стекле резервуара, проецируясь звездочками на лобик младенца. Такая смешная, подумал про себя Мюррей. Лиловые надутые щечки, словно перезревшая слива.

— А на что похоже?

— На зародыш, черт возьми!

— Точно. — Мюррей погладил стоявшую поближе бутылку, до горлышка наполненную его собственной кровью. — Мой зародыш.

Он в точности следовал наставлениям Маркуса Басса. Пару раз в неделю заглядывал на пожарную станцию № 2, расположенную неподалеку, и постепенно установил доверительные отношения с тремя медработниками: Родни Бальтазаром, Хербом Мельхиором и Фредди Каспаром. Он не только раздобыл у них принадлежности для переливания крови, но даже был принят в их команду для игры в покер.

— Девочка, — похвастался Мюррей.

— Но откуда она у тебя? — недоумевала Джорджина.

— Из института.

— Живая?

— Живая, и она растет. Я украл ее в тот день, когда мы познакомились. — Слышалось мерное пыхтение кислородного насоса. — Семя мое, а откуда взялась яйцеклетка — никто не знает. Обратный партеногенез.

— Что ты несешь?

— Ну, в одной из моих проб начался мейоз без яйцеклетки.

— В самом деле?

— Если яйцеклетка и была, то неизвестного происхождения.

Внезапно в Джорджине проснулась католичка. Перекрестившись и прошептав «Пресвятая Дева», охваченная благоговейным трепетом, она подошла к кроватке.

— Я знала. Я знала, что у Бога есть яичники. — Она схватилась за деревянное перильце и сосредоточенно сделала глубокий вдох. — Знаешь, кто перед нами? Мы становимся свидетелями одного из тех моментов, когда Бог въезжает на золотой колеснице в историю человечества и переворачивает эту историю вверх дном!

— Бог? — Мюррей крутнул погремушку. — Ты говоришь, Бог?

— Ну не тот Бог, который Бог, а тот Бог, который БОГ. Божественное! — Джорджина принялась загибать пальцы, перечисляя свой пантеон. — Дух Абсолютного Бытия, Мать Мироздания, Вселенская Мудрость, Высший Разум, Первичный Гермафродит.

— Я вообще-то не верю в Бога, — робко заметил Мюррей.

— Послушай, это событие невозможно объяснить, не прибегая к Божественному. У этого ребенка особая миссия. Девочка была ниспослана свыше!

— Да нет, Джорджина, есть масса других объяснений. Гипотеза о божественном происхождении — это уж слишком.

— А вырастить ребенка в банке, это, по-твоему, не слишком? Все уже зашло слишком далеко, Мюр. — Джорджина деловито шагала по комнате, переваливаясь с ноги на ногу и время от времени подфутболивая кипы грязного белья. — Непорочное зачатие, да это же сенсация! Видел «Предание преданий»? Евреи его, наверное, не догоняют. Представь, Джон Уэйн в роли центуриона поднимается на Голгофу и говорит: «Воистину этот человек — Сын Божий». Сын, понимаешь. А вот и второй сапожок к паре свалился. Потрясающе!

— Какой-то шутник поместил яйцеклетку в мою пробу, только и всего.

— Весь мир должен узнать об этом! Мы должны послать телеграмму Папе! Сначала Сын, а теперь Дочь! Ты понял?

Теперь Дочь, Дочь Божья. Мюррею стало не по себе. Он не верил в Бога, но не верил и в то, что какой-то шутник подсунул ему яйцеклетку.

— Папе? Папе Римскому? Никому я не хочу ничего рассказывать. Я жалею, что тебе рассказал. «Банку спермы раскололи», забыла? Что бы тут ни происходило, кто-то пытался ее убить. У нее уже есть враги. Враги, Джорджина!

Его подруга наконец угомонилась и плюхнулась на корзину с бельем.

Как обычно, в это время дня малышка проснулась, зевнула и задвигала коротенькими ручонками.

— М-да, — наконец сказала Джорджина и принялась рассеянно снимать с сушки носки и складывать их парами. — Ты абсолютно прав, Мюррей. Голгофа и все такое. Конечно, родной сестре Иисуса придется соблюдать осторожность.

По крайней мере до тех пор, пока она не осознает свою Миссию.

У Мюррея заколотилось сердце, а где-то в трахее пыхнул жаром огнедышащий червь.

— Она вовсе не сестра Иисусу.

— Ну да, сестра наполовину. — Джорджина хлопнула ладонью по стиральной машине, встревожив плод. — Не бойся, приятель, я тебя не выдам. Если я правильно поняла, она будет обычной девчонкой, как сотни других. Она и не слышала ничего о Боге. Имя выбрал?

— Имя?

Однажды утром, на четвертый день учебы в Ньюарке, она внезапно появилась в его автобусе: Джули Диринг, богатая и капризная, протестантская принцесса, как сказал бы папа. У нее было прекрасное выразительное лицо и немыслимо красивая фигура, от которой завелся бы даже испорченный будильник. Она уронила в проходе учебник по географии, а Мюррей его поднял. Дальше этого отношения не пошли.

— Джули. — Мюррей ткнул пальцем в темноволосую головку. — Ее зовут Джули.

— Красивое имя. Знаешь, у тебя же великолепные возможности. Джули так доступна, ты можешь заняться предродовым воспитанием. Говори с ней через стекло, Мюр, включай музыку, показывай ей слайды.

— Слайды?

— Ну да, портреты президентов, буквы алфавита. И приведи в порядок комнату, а? А то у тебя здесь как в сарае. Лично я на ее месте хотела бы видеть на стенах изображения животных, больше ярких красок. Погремушка — первый шаг в верном направлении.

— Конечно, — пробормотал Мюррей, — я понял, животные.

На лице Джули промелькнула улыбка, едва уловимая, будто котенок, взмахнувший хвостиком и скрывшийся в тумане. Сколько же в мире всяких мимолетных радостей, подумал Мюррей. Пусть не такая, как все, но это была его дочь, именно его и ничья больше. И не важно, откуда она взялась, с капустной грядки, от высшего разума или из ресницы Зевса. Она была его собственной.

— Я боюсь, Джорджина: взорвали институт. Я хочу, чтобы она жила…

— Как все. Обычная девчонка с улицы.

— Но ты правда думаешь, что она… от Бога?

— Прости, Мюр, она действительно дар Божий. И она здесь для того, чтобы перевернуть мир вверх дном.

Бом, бом, бом — раздалось из прачечной постукивание по стеклу, словно звон часов с курантами. Они ужинали при свечах. Электрические провода между мысом Бригантин и Маргейтом были повреждены из-за грозы. Джорджина подняла глаза и улыбнулась, не заботясь о том, чтобы подобрать прилипшую к губам макаронину.

— Кто-то прилетел к нам и стучится в окно, — проговорила она с набитым ртом. Ветер дул с континента. Мир вокруг казался чисто выметенным и вымытым до скрипа. — Это маленький ангел (Джорджина-неокатолик), крылатый феникс (Джорджина-языческая жрица).

Ветви росшего под окном кухни дерева нещадно хлестали в стекло. Мюррей вынул из кладовки газовый фонарь и зажег обе горелки. Вместе они торжественно прошествовали в прачечную. Джорджина взяла Мюррея под руку, и ее огромный живот, такой упругий и волнующий под мягким свободным пиджаком, нежно ткнулся ему в бок.

И вот свет шипящего фонаря выхватил из темноты ее — готовящегося появиться на свет младенца, упорно стучащего в стекло крошечным сжатым кулачком. Пузырь уже лопнул, наполовину залив резервуар околоплодными водами. Резко очерченные тени плясали на сосредоточенном личике. Учащенно пыхтел насос. Джули заворочалась, как во сне. И вдруг стекло пошло маленькими трещинами.

— Джули! — Мюррей кинулся к кроватке. Резервуар лопнул, как заварочный чайник под ударом молотка, осколки со звоном разлетелись, на матрац хлынули околоплодные воды. — Джули!

Господи, на лобике — кровь.

Он вынул мокрую орущую кроху из разбитого сосуда и, неловко задев локтем кроватку, прижал ребенка к груди. Капелька крови попала на белый шерстяной свитер Мюррея, и надо же, вид крови привел его в неизъяснимый восторг. У его девочки есть сердце, настоящее сердце, как у обычного младенца! Не какая-нибудь искра Божья, не сверхъестественная вибрация, а бьющийся комочек плоти. Она была ребенком, маленьким человечком, существом, которое можно было повести в Диснейленд или просто накормить мороженым.

Тут Мюррей заметил, что пуповина все еще соединяет дочку с плацентой. Роды не закончились. Но тут подоспела Джорджина со своим швейцарским ножом в руке. Она обрезала канатик и перевязала его узлом с проворством заправского боцмана.

— Получилось, Мюр! Мы приняли роды! — Она выдернула из сушилки наволочку и прижала уголок к ранке на лбу девочки. — Моя умница, моя красавица…

Безудержный плач перешел в мерное всхлипывание.

— Это всего лишь царапинка, Джули, солнышко.

Мюррей сам не мог сдержать слез. Он немного растерялся, но ведь он только что стал отцом. У него на глазах появился на свет его первенец. Приподняв тугой извивающийся сверток, он понял, что масса тоже может быть формой выражения прекрасного и тоже может стремиться к совершенству: каждая частичка тела маленькой Джули была на своем месте.

— Да, — хрипло выдохнул он, словно его девочка просто позвонила ему по телефону. Его объятия могли сломать малышке пару косточек, но у любви, он чувствовал, предел прочности очень высок. Чем крепче он обнимал дитя, тем спокойнее оно становилось. — Здравствуй, здравствуй, любимая.

— Тебе понадобится педиатр, — распорядилась Джорджина. — Я скажу доктору Спалос, что ты позвонишь.

— Женщина, конечно?

— Ах, ах! Да, еще нужно получить свидетельство о рождении.

— Свидетельство о рождении?

— Ну, чтобы она потом могла получить водительские права и все такое. Не переживай, я обо всем расспросила свою акушерку. Если у тебя нет семейного врача, тогда нужно заполнить бланк. Отошлешь его в Трентон, в бюро регистрации, вместе с пошлиной за заполнение. Это стоит три бакса.

Он посмотрел на Джули. Ранка на лбу засохла, на щечках запеклась кровь. Мюррей склонился над ней, и губки девочки случайно растянулись в подобие улыбки.

— Три бакса? И все? Всего три?

У Джорджины ее биолог-маринист появился на свет ровно через месяц после гипотетически божественного дитяти Мюррея. Биолог оказался девочкой с кожей цвета кофе, крепенькой живой мулаткой и, по твердому убеждению Мюррея, как две капли воды похожей на Монтгомери Клифта. Вместе новоиспеченные родители отправились в регистратуру городского департамента здоровья и получили необходимые бланки.

— Тут нужно вписать имя, — задумалась Джорджина. — Никак не придумаю ничего подходящего.

— Что, если Монти? — с готовностью подсказал Мюррей.

— Нет, хочется чего-то вселенского!

— Метеорита?

— А как тебе Феба?

— Вполне.

— Правда нравится? Феба была из титанов.

— То, что надо. Она просто вылитая Феба. «Феба», — вписала Джорджина.

То, что зачатие Джули могло произойти с легкой руки Духа Абсолютного Бытия, или Матери Мироздания, или Первичного Гермафродита, не освобождало Мюррея от переживаний по любому поводу и сетований на ограниченность своих отцовских способностей. Взять, например, насморк. Доктор Спалос все твердила, что девочка его перерастет. Но когда? Потом еще молочная проблема. Мюррей на разных распродажах собрал у букинистов два десятка пособий по уходу за ребенком, и все авторы дружно осуждали матерей, отказывающихся кормить грудью. Всякий раз, готовя новую порцию «Симилака», он читал этикетку и в глубине души желал, чтобы ингредиенты больше напоминали еду, а не спецсостав для супермена.

Ясными вечерами они с Джорджиной кормили детей прямо на пирсе.

— Здесь Джули ближе к своей маме, — сказала как-то Джорджина.

— Я ее мама. И мать, и отец — оба.

— Что ты, Мюр, как можно? — Джорджина переложила Фебу к другому соску. — Джули была послана. Грядет эра вселенской гармонии и синергетической конвергенции.

— Это все выдумки. — Мюррей взял вторую бутылочку. Джули была таким добросовестным сосунком. Ритмичное чмоканье попадало точно в такт волнам поступающей жидкости. — Никто не знает, откуда взялась эта яйцеклетка.

— Я знаю. Она еще ничего такого не учудила против законов физики?

— Нет.

— Это дело времени.

Куда бы ни отправилась Джорджина для развития маленькой Фебы — на карнавал, на ярмарку, на парад, посвященный двухсотлетию независимости США, — без Мюррея и Джули дело не обходилось.

— На Арканзас-авеню будут строить казино, — могла, например, сказать она. — Мне кажется, девочки должны посмотреть, как будут сносить старый отель. На все эти бульдозеры, крушильные установки. Идем?

И они отправлялись на Променад, чтобы посмотреть, как огромный железный шар, словно кара небесная, обрушивается на старенький отель, освобождая место для нового дворца.

Или:

— Железная дорога, Мюр! Этот шум, эти запахи, движение навстречу новому, неизведанному. Вот где жизнь кипит!

И они ехали на родину Мюррея в Ньюарк, забирались в депо, чтобы их девчонки впитывали в себя весь этот, надо полагать, ужасно познавательный хаос.

Первичный Гермафродит, или кто там еще, не поскупился для Мюррея на все то, что касается темной стороны отцовства. Закаканные пеленки Джули были ничуть не более привлекательны, чем у других детей, ушки болели не реже, а плач по ночам был не менее пронзительным и несправедливым по отношению к отцу. Временами Мюррею казалось, что у него украли его собственную жизнь. На «Герменевтике повседневности» можно было ставить крест. С тех пор как появилась Джули, Мюррей не написал ни единого нового слова. Спасибо, были ясли. По сути, только благодаря им он не тронулся. Это был садик фермера Брауна, если верить Джорджине, лучший в округе. Она сама отдавала туда Фебу три раза в неделю. Вот только няни, присматривавшие за детишками, немного раздражали Мюррея. Они были такими паникершами. Естественно, что дочурка Каца, такая смышленая и не по годам развитая, частенько заставляла их охать и ахать.

Не по годам развитая. Мюррей не мог этого отрицать. Уже на пятый день после появления на свет Джули перевернулась на животик. На Йом-кипур [3] она уже вовсю разгуливала по дому на четвереньках. Первое слово — «папа»-произнесла, когда ей едва исполнилось двадцать недель, а в восемь месяцев уже уверенно ходила с прямой спинкой и, выдвигая правую ножку, отмахивала левой ручкой. Причем это достижение доставило Мюррею немало хлопот, потому что примерно в полтора года к списку поверхностей, по которым она ходила — песок, трава и пол, — Джули прибавила еще одну — Атлантический океан.

Мюррей не верил своим глазам. Они отправились к морю на обычные вечерние купания, и, пожалуйста, эта девчонка как ни в чем не бывало побежала по поверхности пролива Абсекон.

— Джули, нет! — Мюррей бросился к воде и побрел по отмели. — Не делай этого!

Хочет повыделываться — пусть, он даже на небольшое чудо согласен, но только не это.

Она остановилась. Вода искрилась в лучах закатного солнца. Мюррей прищурился. Какое же она чудо! Стоит себе кроха, а вода тихонько плещет о лодыжки.

— Что случилось? — удивленно спросила девочка.

— Джули, здесь не ходят, а плавают.

— Почему? — Тоненький возмущенный голосок требовал объяснений.

— Ходить по воде нехорошо. Ну-ка, плыви ко мне!

И девочка нырнула. В несколько секунд она доплыла до отмели и уже шлепала к нему по усыпанной водорослями косе. «Крепышка, — подумал про себя Мюррей. — Такая не пропадет».

Может, он все выдумал? Может, дело было не в Джули, а в воде? Какое-нибудь резкое повышение содержания соли, обусловившее сверхплавучесть, вернее, непотопляемость. И все же, с учетом того, что где-то бродят люди, взорвашие Институт, и того, что произошло на Голгофе, сама мысль о хождении по воде, как по суше, приводила в ужас.

— И никогда больше так не делай!

— Прости, папа, я больше не буду, — пообещала ему дочурка, кротко улыбаясь.

В тот же вечер за ужином Мюррей рассказал Джорджине об этом случае.

— Я думаю, что сегодня утром в заливе резко повысилось содержание соли в воде, — поспешил он добавить.

— Не обманывай себя, Мюр. Мы стали свидетелями великой инкарнации. Хождение по воде! Представляешь? Потрясающе! — Сложив губы трубочкой, Джорджина втянула в себя макаронину. — Завтра идем в зоопарк.

— Не люблю я зоопарков. — Мюррей стряхнул с вилки комочек пармезана.

— Это еще почему? Боишься, что она слонов будет взглядом поднимать?

— Джорджина, я просто не люблю зоопарк.

Визит в зоопарк прошел замечательно. Мюррей показывал Джули животных, называя их, как Адам. Она повторяла названия своим тоненьким голоском. И Мюррей понял удивительную вещь: он никогда не догадывался, что можно кого-то так сильно любить, никто не проинформировал его на этот счет. Обычная девочка, говорил он себе, смышленая не по годам, ладно. Ну ходит по воде. Но в основном обычная маленькая девчушка.

После они отправились в парк, чтобы устроить небольшой пикник с хот-догами и особым витаминным салатом Джорджины. Неслышно подкрадывался вечер, выманивая из норок ночных гуляк-светлячков и вдохновляя сверчков на бесконечные трели.

— Посмотреть на нас со стороны — обычная американская семья, — сказала Мюррею его подруга. — И никто даже не представляет, что перед ними лесбиянка с ребенком, родившимся без отца, отшельник, живущий на старом заброшенном маяке, и Божественная Дочь. Кому придет в голову…

Джорджина изумленно умолкла. Джули занялась светлячками, построив их в настоящее созвездие.

— Теперь туда, — командовала она, и насекомые послушно перемещались в сторону. — Покружитесь…

Насекомые выстраивались в длинные призрачные нити, сплетались в косички, рисовали в воздухе причудливые узоры.

У Мюррея похолодело внутри. А Феба, эта миниатюрная копия Монтгомери Клифта женского пола, знай себе хохотала, ну просто визжала от восторга.

— Посмотри, что творится! — Джорджина судорожно сдавила булочку в кулаке, выстрелив в воздух огрызком сосиски. — Непостижимо! Вот это да!

— Это всего лишь светлячки, — жалобно, словно защищаясь, пролепетал Мюррей. — Нужно ей запретить.

Между тем Джули научила насекомых одновременно вспыхивать и принялась выстраивать их в буквы. Эй, би, си, ди…

— Запретить? Зачем?

— Ее враги только и ждут чего-нибудь подобного.

А перед ними в ночном воздухе уже колыхался живой плакат, вспыхивая надписью «Привет, папа». Джорджина улыбнулась.

— Я тут подумала, — заговорила она, как-то непривычно смутившись, — э-э… может, я лезу не в свое дело, но… Ты уверен, что правильно воспитываешь Джули?

— А?

— Ну, мне кажется, вполне логично, что сестра Иисуса Христа должна быть воспитана как христианка, католичка, я имею в виду.

— Чего?

— Как католичка. Лично мне это здорово помогло в юности. Я, пожалуй, запишу Фебу в воскресную школу.

Мюррей фыркнул.

— Никакая она не сестра Иисуса.

— Это мы еще посмотрим. В любом случае Джули пойдет только на пользу, если ты будешь воспитывать ее как католичку. Ну, или как протестантку. Я ничего против не имею, хотя это более скучное направление в христианстве. Пусть ребенок почувствует свои корни. Понимаешь, что я имею в виду? Рождественская елка, пасхальные яйца. Детишкам нужны корни.

— Пасхальные яйца?

— Я просто пытаюсь рассуждать логически, вовсе не хотела тебя обидеть.

«Хочу колу», — весело мигали светлячки.

Обидеть? Вот именно, что она его обидела. И все же на следующий день в обеденный перерыв он предпринял вылазку в «терра инкогнита» под названием «Иисус» — отправившись на другой конец городка на Огайо-авеню в книжную лавку «Свет истины». Он и надеялся, и боялся, что предполагаемый отпрыск Бога поведает ему что-то о его Джули.

— Что вас интересует? — обратилась к нему служащая лавки, худенькая пожилая женщина, напомнившая Мюррею цветок, засушенный между страницами книги. — Вы один из этих евреев?

— Из каких «этих»?

— Преподобный Милк говорит, что с приближением Второго Пришествия, — женщина расплылась в улыбке, — евреи начнут обращаться в христианство.

— Посмотрим.

Прямо над головой у Мюррея висела репродукция — толпа пилигримов, заполнившая крестообразный мост, стекала к золотому, величественному, похожему на крепость городу под названием Новый Иерусалим.

— Скажите, мне обязательно покупать всю Библию или можно приобрести только ту часть, что касается Иисуса?

— Вся Библия касается Иисуса.

— Нет, я имею в виду без Торы?

— Конечно.

Иисус был повсюду: книги об Иисусе, брошюры, плакаты с изображением Иисуса, сервировочные салфетки, кофейные чашки, настольные игры, футболки, пластинки, видеокассеты. Мюррей снял с полки Новый Завет.

— Версия короля Иакова? — Продавщица махнула перед Мюрреем брошюрой под названием «Благая весть для современного человека». — Я бы для начала посоветовала вот это.

Король Иаков. Месяц назад на распродаже у Херба Мельхиора Мюррей откопал биографию самого образованного монарха Англии после Альфреда Великого. Версия английского короля Иакова I была хорошей стартовой площадкой, надежной точкой опоры для вставших на путь постижения Иисуса.

— Нет, я возьму Иакова. Сколько с меня?

— Для новообращенных — бесплатно.

— Я вовсе не новообращенный.

— Сказать по правде, мы скоро сворачиваемся. Нам отказываются продлевать аренду. Знаете, сколько «Международные курорты» дают хозяину за это место? Восемьсот тысяч долларов. Вы можете себе представить?

В тот вечер Мюррей открыл для себя Евангелие. И понял, что это не для него. Ощущение было такое, словно копаешься в чужом белье или ведешь чужую машину. Но он настойчиво продирался сквозь дебри, раскапывая одно волнующее событие за другим.

Вот партеногенетическое зачатие.

А вот случай с хождением по воде.

Голгофа…

Он даже нашел место, где речь шла о покушении на жизнь младенца: «Тогда Ирод… послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже…»

Мюррей закрыл почтенного короля Иакова. Иисус, эта парадоксальная личность, чья жизнь была принесена в жертву божественной миссии, этот пассивно сносивший нападки пророк, позволивший себя убить, когда ему не исполнилось еще и тридцати трех лет, этот иудей, который, даже воскреснув, так и не зашел утешить осиротевшую мать и родных. Неужели Джули — сестра такого человека?

Нет, ему больше нет дела до Джорджины с ее безумными идеями. Новый Завет — на полку. Все это сущий бред.

И в самом деле, в течение последующих месяцев ничего, пусть даже отдаленно противоречащего законам природы, в юго-восточном Нью-Джерси не произошло.

Как и большинство представителей его рода, кот Спиноза любил похвастаться своей охотничьей доблестью. («Ты ведь гордишься мной, хозяин, разве не здорово возглавлять в этом доме пищевую программу?») Но если коты, жившие в глубине континента, охотились на мышей и белок, Спиноза специализировался на морских жителях. Джули уже было четыре года, когда одним морозным февральским днем кот ввалился в дом с добычей в зубах.

— Что это? — встрепенулась девочка.

— Краб, — объяснил Мюррей. — Дохлый.

Спиноза поднес добычу к каминной решетке, словно собираясь поджарить краба, потом бросил его на пол, перевернув кверху брюшком.

— Но он такой славный…

Придерживая краба лапой, Спиноза принялся грызть клешню.

— Пошел вон! — прикрикнул на кота Мюррей, и тот серой тенью метнулся прочь, оставив бездыханную жертву поджариваться у огня.

Еще минуту назад всецело поглощенная цветными карандашами Джули подбежала к камину.

— Я не хочу, чтобы крабик был мертвым.

— Мне очень жаль, солнышко.

Она ткнула краба в брюшко желтым карандашом.

— Немедленно оставь его в покое, — строго приказал Мюррей.

Девочка снова ткнула краба карандашом, на этот раз зеленым.

— Бедный мистер Краб. — Теперь красным.

— Оставь его в покое!

И тут у краба дернулась одна клешня, словно тростник на ветру. Весело хохоча, Джули пощекотала бедное существо фиолетовым карандашом. И вскоре все восемь крошечных ножек двигались, неуклюже загребая воздух.

— Это нехорошо, Джули, прекрати!

Но краб уже перевернулся на брюшко: кувыркнулся, опершись большой клешней об пол. Что-то заставило Мюррея обернуться. Спиноза прижался к земле, готовый броситься на жертву. Мюррей подхватил кота на руки, едва удерживая маленького хищника, возмущенно шипевшего ему в свитер.

С невероятной скоростью краб бросился наутек. Джули едва успела открыть перед ним дверь, как он тут же плюхнулся на крыльцо. Спиноза не переставал разъяренно мяукать, возмущенный внезапным нарушением естественного порядка.

— Джули, я с тобой с ума сойду!

Вот уж точно. Торжественная процессия — краб, маленькая девочка и мужчина с котом на руках — прошествовала по молу. Забравшись на высокий валун, краб оттолкнулся всеми восемью ногами и прыгнул в воду.

— Не смей больше этого делать! — возопил Мюррей. Спиноза наконец вырвался, убежал к воде и принялся расхаживать по берегу, отчаянно мяукая. — Слышишь?! — «Тогда Ирод послал избить всех младенцев…» А эта маленькая мерзавка просто сияет, довольная и самоуверенная. — Не смей!

Она подошла, и он ударил ее.

И оба застыли в ужасе от происшедшего. Мюррей никогда раньше не бил ее, это была первая пощечина. Кожа быстро краснела, во всю щеку разливалось пятно, словно пролитый томатный сок.

Секундная пауза. И тут же — пронзительный визг:

— Ты меня ударил! Ударил!

— Не смей больше вытворять этих… этого. Впредь никакого хождения по воде, никаких алфавитов из светлячков, ничего. Они же только и ждут от тебя чего-нибудь такого, ждут, понимаешь?

— За что ты меня ударил?! — Слезы заливали обе ее щеки.

— Они же тебя заберут.

— Кто — они?

— Они.

— Заберут? — Джули потерла щеку, словно баюкая разболевшийся зуб. — Заберут меня?

Мюррей подался вперед, как бы подставляясь для ответного удара. Девочка обрушила ему на грудь свои кулачки и в следующую секунду, словно сменив па в танце, уже сопела, уткнувшись носом в его свитер. Мюррей крепко обнял дочь.

— Что, зверушки должны оставаться мертвыми? — раздался приглушенный голосок.

— Угу.

— У других детей есть мамы…

Он млел от восторга, слушая, как колотится ее сердечко.

— Я тебе за маму.

— Моя мама — Боженька.

— Что ты такое говоришь, Джули?

— Я знаю. — В бирюзовых глазах Джули все еще блестели слезы.

— Это тетя Джорджина сказала тебе?

— Нет.

— Скажи честно, Джорджина, да?

— Нет.

— А откуда ты знаешь, что твоя мама Боженька?

— Знаю, и все.

Мюррей отстранил от себя дочь и посмотрел ей в глаза.

— И что, Боженька… приходит к тебе?

— Она даже не говорит со мной. Я слушаю, слушаю… Хоть бы словечко шепнула. Так нечестно!

Не говорит. Это была самая приятная новость, услышанная Мюрреем с тех пор, как Габриэль Фростиг объявил о развитии зародыша в колбе с его пробой.

— Послушай, Джули, это хорошо, что она с тобой не говорит. Боженька иногда просит своих детей совершать всякие безумства. Это хорошо, понимаешь?

— Наверное.

— Правда?

— Угу. А куда крабик ушел? Он своих друзей ищет, да? Внезапно на Мюррея навалилась смертельная усталость.

— Да. Друзей. Это хорошо, что Боженька с тобой не говорит.

— Я поняла.

Усталость, да. Но что еще он чувствовал, когда они молча стояли на пирсе? Пожалуй, вполне оправданную жалость к себе, решил Мюррей. Другие отцы сбивались с ног, отучая своих дочерей. от наркотиков, вытаскивая их из тюрьмы, пропихивая в Принстон. И только Мюррею Джейкобу Кацу приходилось ограждать свою дочь от трагического финала на том ужасном холме, куда рано или поздно попадали все те, кто умел оживлять дохлых крабов.

Глава 4

Мелькал раздвоенный язык, яд капал с хищных клыков, черная змея отчаяния вползла в душу преподобного Билли Милка. Он шел по набережной, предаваясь тяжким раздумьям. Тщетно, все тщетно, Господь оставил его. Семь — это многократно повторенное число Откровения, — семь долгих лет Билли не получал от Небес наставлений. Раньше голоса серафимов внушали ему, что только он избран призвать Иисуса и облаченное в белые одежды воинство числом сто сорок четыре тысячи, шествующее перед его внутренним взором, чтобы предать священному огню развратный Вавилон. Этот красочный внутренний спектакль достиг кульминации в 1984 году. Именно тогда произошло невероятное событие, убедившее Билли, что и серафимы, и белое воинство были действительно ниспосланы ему Богом, а не являлись болезненными галлюцинациями.

Он принимал душ, как вдруг миссис Фостер, обычно такая обходительная и тактичная, рывком отодвинула полиэтиленовую занавеску, и теперь единственным прикрытием для грешной плоти Билли служил разве что пар.

— Он видит! — воскликнула она.

— Видит? Кто?

— Тимоти видит!

— Что вы имеете в виду?

— Его глаза! Он прозрел!

Как был голый, Билли выбежал из ванной. Это была правда. Столы, стулья, ложки на столе, семейную Библию, портрет матери на камине, мыльную пену на теле отца — его голубоглазый мальчик все это видел.

— Тимоти, что произошло?

— Мне подарили зрение!

Зрение! Его сын видит! Мальчик, который видит, может играть в Детской Лиге, ходить в цирк, смотреть, как отец проповедует с кафедры, он может кататься на коньках и на лыжах, ездить на десятискоростном велосипеде.

— Кто подарил?

— Ангелы. Они подарили мне глаза!

Но после этого незабываемого события наступил ужасный провал, Господь словно забыл о нем. Семь долгих лет — ни единого знака, ни малейшего подтверждения свыше. Теологические инстинкты Билли подсказывали ему, что Атлантик-Сити и есть этот самый Вавилон, описанный в Откровении. Всякий раз, приезжая в этот город, он ждал благословения Небес, но глаз-фантом по-прежнему застилала дьявольски непроглядная пелена.

Он переключился на другие города: Майами с его наркотическими магнатами, Сан-Франциско с его гомосексуализмом, Нью-Йорк с его подростковой преступностью, — но тщетно, все было тщетно. Почему Господь не открывает ему его предназначения, неужели правда зрение вернулось к Тимоти ценой утраченной Билли способности внутреннего видения?

«Да не оставит надежда всякого, сюда входящего», — провозглашала неоновая вывеска, вспыхивающая над входом казино «У Данте». Набрав побольше воздуху в грудь, Билли прошел через холл отеля и оказался в казино, пульсирующем накалом страстей. Вдоль обитых велюром стен верхнего яруса выстроились «однорукие бандиты» и покерные видеоприставки. Шумно вертелся громадный диск с надписью «Колесо фортуны», мелькали вселявшие надежду круглые числа, звякали колокольчики, звенел монетный каскад, едкий табачный дым заставлял слезиться единственный глаз Билли — если Вавилон не здесь, то где же?

Он спустился ниже. На втором ярусе улыбающиеся банкометы в кроваво-красных смокингах заправляли за карточными столами. Ниже крупье, с изображением клевера на отворотах пиджаков, надзирали за столами для азартных игр. Пройдя все круги ада, Билли наконец оказался в преисподней, в центре которой вертелось массивное колесо рулетки, приковавшее к себе взгляды стоявших вокруг разодетых игроков. Каждый из них, казалось, чувствовал себя здесь как дома. Каждый, казалось, знал, где находятся электропробки, где течет водопроводный кран, какие секции ковра пора заменить. Несмотря на многократное посещение подобных заведений, Билли так и не понял, чем вызвано подобное ощущение.

Новый Иерусалим. Нью-Джерси. Несомненно, здесь и стоять Граду Всевышнего. Билли даже произвел некоторые подсчеты. Штат Садов [4] и государство Израиль занимали одинаковую площадь: 7892 квадратных мили, в зависимости от того, как провести границы Израиля.

Шарик сделал свой выбор, рулетка остановилась. Игроки бесстрастно подсчитывали прибыль и потери, делали новые ставки, складывая жетоны аккуратными стопочками, как провинциальные матроны — крекеры в своих буфетах.

И тут свершилось. После долгих лет сна пробудился глаз-фантом.

От вращающегося колеса рулетки поднялась призрачная ладонь и поплыла к нему, как душа нерожденного младенца. Указывая ему дорогу бледным пухлым пальцем, она вывела его из преисподней, провела по кругам ада и направила на скрещение улиц Сент-Джейкоб и Пасифик, туда, где в холодном свете уличного фонаря стоял газетный автомат.

Билли опустил в ячейку два четвертака и получил на руки экземпляр «Сладкой жизни», газетенки, напечатанной на тонкой оберточной бумаге. С первой страницы на него устремила взгляд, полный сладострастия, молодая женщина в блестящем, словно из фольги, неглиже. Ее кожа была пронзительного оранжевого цвета, словно фотография сделана с экрана телевизора начала шестидесятых. «Триш, — гласила надпись на фотографии, — звонить 239-99-99».

«И на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным».

Вот оно! Долгожданный знак! Если уж Великая Блудница главы семнадцатой появилась в Атлантик-Сити, разве это не тот же самый Вавилон, который Господь жаждет стереть с лица земли? Билли ознакомился с предложением. Бэбс в бикини из металла, с волнующей копной рыжих волос. Джина в «съедобной пижаме» из взбитых сливок и с взмывающими кверху, словно сопла самолета-истребителя, бровями. Дженни, черненькая и приветливая, как Суламифь из «Песни песней». Беверли с каскадом белокурых волос, пухлыми губами, в пурпурно-красной рубашке… «И жена облечена была в порфиру и багряницу…» В пурпурной рубашке!

Та же самая призрачная рука отвела Билли к телефонной будке и набрала номер Беверли.

— Алло, — раздался тягучий воркующий голос.

— Мне понравился твой портрет, — не раздумывая, сказал Билли.

— Как тебя зовут?

— Билли.

— Так что, встретимся, Билли?

— Если можно, сегодня.

— Я постараюсь втиснуть тебя около полуночи и готова поклясться, что не пожалею об этом. Ты ведь милашка, а? У тебя такой сексуальный голос, ты меня уже заводишь.

Билли задохнулся от возмущения и чуть было не повесил трубку, но все же заставил себя говорить.

— Особенно мне понравилась твоя пурпурная рубашка, если можно…

— Ты хочешь, чтобы я ее надела?

— Да, пожалуйста.

— Ну конечно, милый.

— И еще, Беверли. Я служитель Господа, для меня это будет необычным опытом, чем-то вроде эксперимента.

— Я в курсе, отче. Вы, ребята, экспериментируете больше, чем весь физический факультет Принстона.

Он договорился о встрече в Первой Церкви Откровения Святого Иоанна Оушен-Сити, поскольку только здесь он мог выяснить, действительно ли Беверли была «матерью мерзостям земным». Когда он подъехал, она уже стояла на высоких мраморных ступеньках в широком, туго подпоясанном плаще, с сумочкой через плечо.

— Церкви мне еще не приходилось обслуживать, — кокетливо заметила девушка. Подойдя ближе, Билли брезгливо сморщился. Фотография в газете льстила своей модели, умалчивая о морщинах и редких ресницах. — В склепе бывала, даже на чертовом колесе, но такое — в первый раз. — Она закусила кончик белокурого локона. — Мне нравится твоя повязка, курчавенький.

Билли провел Беверли в залу, зажег свет и указал на мрачно-торжественное полотно с изображением распятого Спасителя над грудой черепов, сваленных у ног его, — этой горькой пародией на дары, принесенные волхвами.

— Ты знаешь, кто это?

— Конечно, отче. — Шлюха распахнула плащ, и вдруг оказалось, что она стоит перед ним, облаченная в порфиру и багряницу. — Я надела то, что ты просил.

— Благодарю. Ответь мне, кто это.

— Это будет «Америкен экспресс», «Мастер кард» или «Виза»?

— «Виза». — Билли вынул из бумажника кредитную карточку. — Кто это?

— Иисус. — Беверли взяла карточку и вынула кожаный футляр, наподобие того, в каком Билли хранил свои запонки. — И как мы все оформим? Стандартный вариант, или мы расположены…

— Стандартный. Ты знаешь, почему он на этом кресте?

— Да уж. Восемьдесят пять долларов, годится?

— Годится. — Билли повел ее в неф, погруженный в торжественную тишину. — Верь в него, сестра моя. — Он щелкнул переключателем, приглушая свет люстры. — Его кровь исцелит тебя.

— Ага. — Беверли уверенно шагала вдоль прохода. Ни дать ни взять невеста Антихриста, подумалось Билли. — Ну и как мы предпочитаем? — спросила она. — На полу или на скамье? — Девушка открыла свой кожаный футляр, в котором, как оказалось, было пять тонких пробирок, наполненных голубой жидкостью разных оттенков. — Я думаю, алтарь тоже имеет неплохие возможности. — Подойдя к передней скамье, она расставила пробирки и принялась раскупоривать их. — Позвольте ваш пальчик.

— Что?

— Пальчик, милый. — Беверли вынула из футляра одноразовую иглу и тонкую стеклянную трубку. — Не бойся, больно не будет, я настоящий спец. — Ее мастерство и правда впечатляло: уверенный укол — и яркая нить крови Билли побежала по стеклянной трубке. Девушка осторожно опустила по три капельки в каждую пробирку. — Не обижайтесь, отче. — Запечатав первую пробирку, она подняла ее к свету. — Со всеми вашими экспериментами излишняя осторожность не помешает. — Последовала вторая пробирка, третья, четвертая… — Отлично, отче, можно без презерватива, если только он не входит в условия эксперимента.

До сих пор вожделение было для Билли абстрактным грехом, соблазном, но сейчас оно приобретало четкие очертания, выливаясь в доказательства, утверждаясь, как знамение свыше. Ну кто иной, кроме Великой Блудницы Вавилона, вел бы себя вот так, бесстыдно сбросив пурпурное одеяние и растянувшись на алтаре, бросая вызов Небесам своей обнаженной грудью? Она поманила его к себе, и он послушно пошел к ней, тем самым сделав доказательство неоспоримым. Кто, как не «мать мерзостям земным», заставила служителя Господа лечь с ней? Скрипя зубами, он позволил ей расстегнуть ему ремень, ширинку и спустить штаны вместе с широкими боксерскими трусами до колен.

— Ты примешь Иисуса Христа? — спросил он.

— Ну конечно, все, что там у тебя есть.

— Примешь?

— Не сомневайся.

С этого мгновения их действия озарились огнем спасения, сладковатый запах Беверли превратился в благовоние, ее белое вздрагивающее тело стало храмом, ее нежные чресла — новорожденным ягненком. Они поцеловались, соединились. Алтарь словно проваливался под ними — это херувимы возносили их к Небесам. Крестить можно по-разному, есть столько возможностей! Можно водами Иордана, как Иоанн, можно Святым Духом, как Иисус…

Щедрая порция крестильной жидкости излилась из Билли, завершив искупление Беверли. Смеясь и воркуя, она скользнула с алтаря.

— Я бы хотел ее купить, — сказал Билли.

— Купить ее? — Все еще в костюме Евы, Беверли уселась на переднюю скамью и вставила кредитку Билли в маленькую портативную машинку.

— Твою рубашку.

— Дай подумать. Пятьдесят баксов, идет? — Высунув кончик языка, она впечатала его адрес. — Всего получается сто тридцать пять. Подпишись вот здесь, солнышко.

Он подписал. С радостью. Это была ночь небывалой победы Христа, разоблачения и спасения Вавилонской Блудницы. Раскрылось подлинное название города, упрочилась вера Билли в свою миссию. И все же он понимал, что перед ним непростая задача. Каким-то образом он должен увлечь за собой паству, в данный момент больше озабоченную налоговыми льготами и счетами врачей-ортодонтов, чем Вторым Пришествием, сделать из них настоящих воинов.

Тимоти. Все началось с него. Благодаря тому чуду удивительного прозрения Билли знал, что воля его — это воля Господа, и свято верил, что найдет способ убедить своих прихожан в эсхатологической необходимости сожжения города. Да, Дороти Мелтон, ты со своей смехотворной шляпкой была избрана в армию Спасителя. И ты, Альберт Дюпре, пусть ты едва только слез с иглы. Близок день, когда вы обрушите кару небесную на Вавилон. Что касается тебя, Уэйн Аккерман, король страховых агентов, то ты, брат мой, встретишь двухтысячный год, возводя стены Нового Иерусалима, этой великой безводной пристани, которой предначертано снова встретить на земле Иисуса.

— Спокойной ночи, котик, — проворковала Беверли, набрасывая плащ. Она упаковала свой лабораторный инвентарь. Так же уверенно прошагала по проходу к двери и исчезла за ней, отправившись обратно в Вавилон, именуемый Атлантик-Сити.

С открытыми глазами, облаченная лишь в прохладные воды пролива Абсекон, ты начинаешь погружение. Все ниже, ниже спускаешься ты, к заветной пещерке твоего детства, где жили твои питомцы. Мимо проплывает серебристая стайка трески, и ты случайно улавливаешь обрывки их болтовни. А вот интриганки-медузы о чем-то заговорщически шепчутся. Но тебе недосуг прислушиваться к их разговору, тебе не дают покоя другие, более важные вопросы: природа твоего божественного происхождения, Никейский Собор, секс.

Сейчас 1991 год, и миру нет дела до проблем семнадцатилетних девушек.

Согласно одной из книг твоего отца в 325 году нашей эры византийский император Константин созвал собор в малоазиатском городе Никее. Его целью было положить конец продолжительным распрям, охватившим христианский мир. Грубо говоря, решить, был ли Иисус лишь посланником Божьим, как считал Арий из Александрии, или же самим Богом, как утверждал архидиакон Афанасий. Вначале, как выясняется, собор склонился к очевидному: посланец. В Евангелиях встречается эпитет «Сын Божий» наряду с куда более скромным «Сын человеческий». Во второй главе Деяний ученик Петр назвал Иисуса «Мужем, засвидетельствованным от Бога». А в Евангелии от Матфея в 19-й главе, когда кто-то назвал Иисуса «Учитель благий», он сделал замечание: «Что ты называешь меня благим? Никто не благ, как только один Бог».

Но погодите, возникает проблема. Стоит только ввести термин второстепенного божества, как стирается граница между вашим бесценным иудаистским монотеизмом и римским язычеством. Вы делаете шаг назад. Вот почему Собор навсегда утвердил Иисуса как «Истинного Бога, сотворившего вначале». И даже сейчас, в 1991 году, Церковь проповедует никейское вероучение.

Как и твой предшественник Иисус, ты знаешь, что ты не Бог. Божество — да, но сотворец Вселенной — вряд ли. Если ты выйдешь на пирс и провозгласишь: «Да будет свет!» — может, пара неоновых вывесок в городе и загорится, но звезд на небе не прибавится. Дети Божьи не создают галактик, они не придумывают новых биологических видов, не останавливают время и не уничтожают Зло одним щелчком божественных перстов. Часто вспоминают о том, что Иисус исцелял прокаженных. Да, но он не избавил землю от проказы. Твои возможности имеют свой предел, как и долг твой — свои границы.

Мимо проплывает каракатица, щупальца ее извиваются в медленном древнем танце.

Люди часто спрашивают, есть ли Бог на свете. Конечно, есть. Как он выглядит — вот вопрос. Что это за Бог, который запихивает свою единственную дочь, словно маринованную селедку, в стеклянную банку и отфутболивает на землю без малейшей подсказки о ее предназначении? Что же это за Бог, который продолжает игнорировать эту самую дочь даже после того, как она исцеляет слепого мальчика, в точности выполнив его распоряжение? Целых семь лет прошло с тех пор, как ты вылечила Тимоти. Никто никуда тебя не забрал, но и мама не объявилась.

Ты никогда не забудешь вечер признания.

— Три года назад, папочка, я совершила ужасную вещь. Я вернула одному мальчику зрение.

— Что? — простонал отец, от неожиданности забыв закрыть рот.

— Мне показалось, Бог хотел, чтобы я это сделала.

— Он что, тебя заставил? Он разговаривал с тобой?

— Нет, просто меня перемкнуло. Только, пожалуйста, не бей.

Он тебя не ударил. Вместо этого твердо сказал:

— Выбьем это у тебя из головы раз и навсегда.

И тут он схватил тебя за руку и потащил к старенькому «саабу».

— Что выбьем?

— Посмотришь.

Он повез тебя через мост в Атлантик-Сити.

— Куда мы едем?

— Узнаешь.

— Куда?!

— Навестить моего друга с пожарной станции.

Ты знала, что папины приятели, медики с пожарной станции, брали у него кровь для тебя, когда ты еще находилась в эктогенетической камере.

— Мистера Бальтазара?.. Мистера Каспара?

— Херба Мельхиора. Ну и как оно, исцелять людей?

— Ничего.

«По-моему, тогда я испытала оргазм, хотела признаться тебе, но промолчала».

— А я-то думал, что могу тебе доверять.

— Ты можешь мне доверять.

Он припарковался у Благотворительной больницы Атлантик-Сити. И тут ты вспомнила, что у мистера Мельхиора рак легких.

К этому времени папа немного успокоился.

— Если хочешь, мы можем вернуться.

Он надеялся, что ты скажешь, да, давай вернемся. Но это его замечание насчет доверия здорово тебя разозлило.

— Нет.

На лифте вы поднялись на шестой этаж в отделение онкологии. Задрав нос, ты прошла мимо процедурной. Но вот вы оказались в этом ужасном коридоре. Окопная война, панорама ближнего тыла, подумалось тебе: вокруг суетятся санитары, на передвижных носилках стонут жертвы, поникли на штативах капельницы, словно лишенные тела органы. Вы попали в царство боли. Она сочилась сквозь стены, осиным роем кружила в воздухе.

— За что мне это? — сокрушался тощий чернокожий парнишка, идя под руку с матерью к комнате для посетителей. — Почему я не могу согреться? — И он плотнее запахивал на своей впалой туберкулезной груди теплый махровый халат.

— Папа, это низко.

— Я знаю. Но я люблю тебя. — Он повел тебя к палате 618. — Готова приступить?

Ты оперлась о косяк открытой двери. За ней на больничных койках дрожали охваченные лихорадкой двое больных.

— Раз уж мы здесь, можем заодно помочь соседям Херба по палате, — продолжал папа, — у них болезнь Ходжкина.

Сердце бешено колотилось, желудок сжался, тошнота подступила к горлу, ноги почему-то стали ватными. Ты шагнула назад.

— Есть еще 619-я палата. И 620-я. И 621-я. В субботу махнем в Филадельфию, там столько больниц! На следующей неделе займемся Нью-Йорком.

— Нью-Йорком? — Ты ощущала себя так, словно плывешь на айсберге, одна на всем белом свете, беспомощная и замерзающая насмерть.

— А там Вашингтон, Балтимор, Кливленд, Атланта. Не ты создала этот мир, Джули, и не тебе заботиться о его чистоте.

Еще один шаг от двери.

— Но…

Папа схватил тебя за руку и потащил в комнату для посетителей. Мать укутала мальчика в одеяла, и, прижавшись Друг к другу, они плакали вместе, дрожа то ли от лихорадки, то ли от рыданий. Вы с папой сели на пропитанную запахом смерти и отчаяния кушетку.

— Доченька, тебе выбирать, — сказал он. — Если пойдешь по верхам, то попадешь в западню и будешь страдать. — В телевизоре раздался взрыв восторга: участник конкурса выиграл поездку в Испанию. — Пойдешь понизу — будешь жить.

— Разве лечить людей — это плохо? Папа как-то сразу побледнел.

— Ну хорошо, — повысил он голос. — Если ты отказываешься понимать. — Он вынул бумажник и достал из него пожелтевшую и потертую газетную вырезку. — Джули, я вовсе не хочу тебя пугать, это может быть простым совпадением, но смотри: едва я успел вынести тебя из Института, как кто-то взорвал все здание.

«Банка спермы лопнула!» — прочла Джули заголовок.

— Взорвал?.. — пролепетала ты, ощутив внезапное головокружение. — Ты хочешь сказать, что они…

— Возможно, это совпадение.

— Но кто, кто хотел убить меня?

— Никто. Я лишь пытаюсь тебе втолковать, что ты должна быть максимально осторожна. Если Богу будет угодно, чтобы ты себя проявила, он подаст тебе знак.

Это произошло в восьмом классе, и с тех пор твоя Божественность пребывала под строгим самоконтролем. Ты пресекала малейшее желание вмешаться в естественный ход событий.

Институт уничтожен. Его взорвали. Смели с лица земли, как замок Боадицеи.

Отводя душу в единственном дозволенном чуде, ты с наслаждением вдыхаешь из воды живительную порцию кислорода. У тебя есть жабры, а поэтому радость первого благословенного глотка воздуха, которую испытывает ловец жемчуга, поднявшись на поверхность, тебе незнакома. Но в остальном ты твердо намерена вкусить все радости жизни, даруемые плотью. Если прав твой парень, выросший в семье католиков, Бог придерживается строгой недвусмысленной этики. Ущербное тело — совершенная душа, слабая плоть — сильный дух. И, бросив вызов, ты стала почитателем плотских утех, всевозможных мирских радостей. Ты не сторонница гедонизма, как Феба, тебе ближе эпикурейство. Отдавая дань плоти, ты с упоением поглощаешь пиццу с пепперони, пьешь диетическую колу, принимаешь язык Роджера Уорта в свой очаровательный ротик и наслаждаешься солоноватым запахом собственного тела, играя в баскетбол за команду «Тигриц». Вот так-то, мама. Вот тебе.

Месть плоти — лучшее, что можно было придумать.

Вот и пещера. Забираясь в нее, ты замечаешь, как между ногами расплывается небольшое облачко крови, но давление воды тут же останавливает кровотечение. Вот уж на что не приходится жаловаться. Тело, предоставленное тебе Богом, как пристанище изгнаннику, вещь что надо. Функционирует безупречно.

Твоего маленького зоопарка не стало. Звезда, камбала, краб, омар — их больше нет. Только губка Аманда осталась, да и та как будто приуныла в своем гнездышке из морских водорослей. Благодаря мистеру Паркеру, учителю биологии, ты знаешь, что перед тобой Microciona prolifera, обычно обитающая в устьях рек вдоль северного побережья Америки.

— А где все? — спрашиваешь ты.

— Умерли, — отвечает Аманда. — Болезни, старость, окружающая среда. Я одна уцелела. Бессмертие — единственное, что есть во мне примечательного. Разруби меня на части-и каждый кусочек регенерирует.

— Знаешь, мне кажется, я тоже бессмертна.

— Что-то не похоже, Джули.

— Бог хочет, чтобы я жила вечно.

— Возможно, — телепатирует губка.

— Так и есть.

— Кто знает?

Ты бороздишь ногой песчаное дно, выворачивая камни, ракушки и наконец находишь. Да, вот он, тот самый скелет, который ты впервые обнаружила, когда тебе было десять лет. Поддавшись внезапному порыву, ты ударом ноги ломаешь шейные позвонки, вздымая песчаные протуберанцы.

Прижав череп к груди, ты плывешь навстречу приглушенному солнечному свету. Как же ты любишь свое тело, пусть даже несколько полноватое. Ты обожаешь эту золотистую кожу, пышные волосы, слегка асимметричную грудь, пульсирующие жабры. Вот так-то, мама. Стоя у входа в пещеру в облаке менструальной крови, окружившем тебя подобно ауре, ты машешь на прощание Аманде, отталкиваешься от песчаного дна и начинаешь восхождение навстречу солнцу сквозь тридцатиметровую толщу соленой воды.

Из душа хлынула благодатная струя, смывая пот игры, но не ее позор. Джули играла хорошо, все мячи в корзину послала, даже с дальней дистанции, заработала для команды пятнадцать очков, сделала шесть удачных подач и приняла семь пасов. Она четыре раза перехватывала мяч. Все зря. «Везучие собаки» из Высшей лиги Атлантик-Сити жестоко побили «Тигриц» с мыса Бригантин со счетом 69:51.

Джули закрыла кран и поплелась из душа — самый несчастный защитник во всем округе.

В раздевалке никто не проронил ни слова. В Высшей лиге мыса Бригантин поражения не обсуждались. Вытираясь, Джули повторяла про себя, что она скажет Фебе. «Ну конечно, конечно, я могу выигрывать, когда вздумается. Могу загнать этот дурацкий мяч в корзину хоть с центра площадки, если захочу. Не учи меня жить, Спаркс».

— Я не учу тебя жить, — твердила на следующий день Феба. — Я просто объясняю тебе, что ты можешь слегка корректировать чужие броски. Не обязательно самой демонстрировать сверхъестественные физические возможности. Никто ничего не заметит. — Под звон посуды и неутихающий столовский гул они нашли наконец свободный столик и водрузили на него подносы. — Если в Сент-Бейзил вы проиграете не больше двенадцати очков, я уйду с шестьюдесятью долларами. Само собой, половина твоя.

Джули с досадой посмотрела на поднос. Почему ей с таким трудом удается сохранять более-менее приличную фигуру, в то время как Феба лопает одни сладости и хоть бы грамм прибавила?

— Я не собираюсь сачковать только для того, чтобы ты могла заработать тридцать долларов.

— Сачковать — значит проигрывать, а не выигрывать. — Феба запихнула в рот пирог с меренгой и лимоном. — Послушай, Кац, думаешь, легко быть твоей подругой? Ты думаешь, мне по фигу? Ты сваливаешься с небес со всеми твоими способностями, на свете есть какой-то Бог, которого никто не видел, а я должна себе помалкивать в тряпочку? Да я скоро чокнусь от всего этого. И мама тоже.

— Потерпи. Моя миссия еще не определилась.

— Я и терплю. — Феба доедала пончик. — Слушай, я хоть раз просила тебя помочь на экзаменах? Или когда моя двоюродная сестра залетела, я попросила тебя все уладить?

Джули вспыхнула.

— Есть масса вещей, о которых ты меня не просила. — Она кивнула в сторону Кэтрин Тибох, устало опиравшейся на костыли. — Ты так и не попросила, чтобы я вылечила Тибох или наладила обмен веществ у Лиззи.

— Я как раз собиралась.

— Я и не сомневаюсь.

— Давай смотреть правде в глаза, подруга. Бегать по площадке с мячом — не самое подходящее занятие для раскрытия твоего потенциала.

В отместку Джули поддела вилкой верхушку пирога Фебы и съела ее.

— У меня дома есть комната, которую ты никогда не видела.

— Это где вы с Роджером развлекаетесь? Надеюсь, ты не теряешь голову. Как говорит мамуля, «его птичка в твоей руке стоит двух в твоем кустике».

И не удивительно, что Феба так сексуальна. Прехорошенькое личико, гибкая фигурка, сказочная бархатистая кожа. Вот уж правда, Фебе Бог дал лучшее тело, чем собственной дочери.

— Мы с Роджером этим не занимаемся. Он меня боготворит.

Феба хихикнула.

— «Ах, он тебя любил… — Она принялась за шоколадное пирожное цвета своей кожи. — как сорок тысяч братьев…» Дался тебе этот Роджер, неужели нельзя найти кого получше? По-моему, он такой зануда. Ты умная, симпатичная, сисечки что надо, по двенадцать мячей за игру забиваешь, не то что я с моим «F» по математике и парой желудей вместо груди. Что толку тратить себя на Роджера?

— Он настоящий католик. Мне это здорово помогает.

— Помогает любить твою мамочку?

— Помогает перестать ее ненавидеть.

— Разве можно ненавидеть мать, Кац?

— А я ненавижу.

— Что за комната?

Джули называла ее своим храмом. Когда-то это была комната для гостей, а теперь — место, помогавшее ей не свихнуться. Начиналось все очень скромно. Сначала было несколько вырезок из «Тайм» и «Атлантик-Сити пресс» о трагических событиях. Джули вклеивала их в альбом, но вскоре перешла к стенам, затем заняла пол и даже добралась до потолка. В конце концов вся комната утонула в человеческих страданиях, землетрясениях, засухах, наводнениях, пожарах, эпидемиях, увечьях, наркотической зависимости, автомобильных катастрофах, железнодорожных крушениях, расовых бунтах, массовых убийствах и испытаниях термоядерных бомб.

Неужели все это ей так необходимо? Папа не знал, что и думать.

Это поможет ей удержаться, чтобы не свернуть на тот опасный путь, которого так боялся папа, объяснила Джули. Больше этот вопрос не поднимался.

— Впечатляет, — высказала свое мнение вечером того же дня Феба, окидывая взглядом безумный коллаж. — Но смысл?

Джули подошла к алтарю, в прошлом карточному столику, на котором, по обе стороны от черепа, недавно поднятого со дна залива, стояли два бронзовых подсвечника, стилизованных под кларнеты.

— Перед самым сном минут двадцать я провожу здесь. Только после этого я могу уснуть.

— Ты хочешь сказать, что просто сидишь здесь и пялишься на чужую боль? Сидишь и смотришь?

— Да. Точь-в-точь как Бог.

— Больная.

Джули взяла в руку череп и отвела его, словно для броска.

— Мама могла спасти этого моряка, но она этого не сделала.

— Наверное, у нее были свои причины.

— А у меня — свои. — Джули выставила вперед руку с выпрямленным указательным пальцем, медленно повернулась вокруг, затем еще раз и еще… — Видишь, Феба, замкнутый круг. Это может продолжаться вечно!

— Крыша поехала? — Феба провела ладонью по двери, покрытой золотушной коркой пожелтевших вырезок, и остановилась на фотографии десятков вкопанных в землю цилиндров, торчавших, как невзорвавшиеся бомбы, из которых сочилась какая-то розоватая гадость. — А, ясно…

— Не то что конец, непонятно даже, где тут начало.

— Классное место для кайфа! — Смех Фебы был неестественно громким и натянутым, как лай собаки, подающей голос по команде. — Есть столько всяких приколов, надо будет дать тебе попробовать.

— Жила-была девочка, которая могла бы на каждом шагу совершать чудеса…

— Смотри, мозоли не натри, — съязвила Феба. — О, вот круто! — Она теребила уголок вырезки из журнала «Пипл». В заметке шла речь о четырехлетнем мальчике с травмой позвоночника, который перенес шестнадцать операций и затем скончался. — А я тебя достаю…

— Это жестоко.

— Прости, Кац.

— Угу.

— Я иногда начинаю тебе завидовать. Глупо, правда?

— Моя жизнь не праздник. — Джули устало опустилась на пол, не сводя глаз с чернокожего ребенка со вздувшимся животиком и худенькими, как спички, ножками. — Помнишь, как мы когда-то забрались в заброшенный отель? Я не хочу, чтобы кто-то мучился или голодал, я ничего не хочу знать, Феба. Пусть останутся только пиво, пирожные и ты.

— Моя бедная маленькая богиня! — Опустившись рядом с Джули, Феба подарила ей умопомрачительный поцелуй, влажный и ароматный, как ломтик спелой дыни — прямо в губы. — Ты как проклятая, да? Тебя разрывает на части.

Феба, милая Феба, она все поняла.

— Не могу больше, — простонала Джули. — Выбрать бы что-то одно, быть или гусеницей, или бабочкой, или то, или другое. Мама тоже еще ни словечка не говорит. Я знаю, что должна совершить что-то сногсшибательное, невообразимо прекрасное. Но Бог молчит, она не говорит даже, попаду ли я на небеса или умру. Вообще ничего.

— Ты всегда будешь любить меня, правда? — Второй поцелуй был даже более сочным, чем первый. — Что бы ни случилось, ты возьмешь меня с собой, обещаешь?

— Обещаю, — отвечала Джули, сосредоточенно думая о сказочных губах подруги.

Роджер хотел попасть на сдвоенный сеанс: «Десять тысяч психов» вместе с «Садом неземных утех». Ни в одном из местных кинотеатров он не шел, поэтому все вместе они отправились на мыс Соммерс в кинотеатр на пятьдесят втором шоссе. Джули просто не узнавала прежнего Роджера в этом пылком юноше. Он успокаивал ее во время леденящих душу нападений зомби и чутко прислушивался к ней во время откровенных сцен.

— Он просил меня не рассказывать тебе, — призналась Феба накануне, — но я все равно скажу, я же твоя лучшая подруга. Для Роджера понятия греха больше не существует, он разуверился. Бог, Сатана, ад — ему теперь все едино. Короче, если ты решишься стать девушкой с прошлым, то он готов тебе это прошлое обеспечить.

У сегодняшнего кавалера Фебы, Лусиуса Богенрифа, была кожа цвета клубничного йогурта, фигурой он напоминал сандвич, и пахло от него соответственно. Но, кроме прочих достоинств, у него была «Уличная Красотка», семейный «вин-небаго», нечто вроде сухопутной яхты с кухонькой, баром и даже спальней. Когда они вчетвером, засидевшись во время сеанса, вышли в холл кинотеатра, Лусиус вынул ключи и торжественно вручил их Фебе.

— Сегодня у штурвала капитан Спаркс!

— Чего только не сделаешь ради возможности как следует оттянуться, — прокомментировала Феба, озорно подмигнув. — Так что, все шестьдесят ярдов мои?

Роджер как-то съежился и сделал вид, что рассматривает афишу «Десяти тысяч психов». У Джули похолодело внутри. Феба за рулем? Целью сегодняшнего вечера было попробовать секс, а не проститься с жизнью. Они забрались в «вин-небаго». Лусиус занял пассажирское место, Феба вцепилась в Руль, как в поручень кресла на «американских горках», Джули с Роджером, скользнув за кухонный стол, ерзали и жались друг к другу, словно слепые щенята.

— Как в кают-компании, — восхищенно выдохнула Джули.

— А мне напоминает скворечник, — сказал Роджер. — У меня был такой, только его ветром снесло с дерева.

Джули не понимала, что такого Роджер нашел в ней, разве только его католические инстинкты подсказывали ему, кто она на самом деле. Он был членом школьного совета, издавал стенгазету и был красивым, как Иисус, точь-в-точь как тот, на портрете в воскресной школе у Фебы. Его единственным недостатком, а по мнению Фебы, достоинством было увлечение ужастиками, в частности фильмами про чудовищ и романами Стивена Кинга. Джули объясняла его пристрастие тем, что в детстве на него произвел сильное впечатление «Ватикан-2» с его яркими, будоражащими воображение картинами ада.

Феба взяла в руки микрофон.

— Внимание, говорит капитан. — Усиленный динамиками голос гремел, как мраморные кубики в стеклянной вазе. — Вечеринка начинается в полночь!

— Вечеринка! — эхом отозвался Роджер. — Класс! — Судя по голосу, он был и взволнован, и встревожен одновременно.

Как и следовало ожидать, «Красотка» всколыхнула в Фебе все худшее и подняла его на поверхность.

— Боже! — взвизгнула Джули, когда «виннебаго» сорвался с места. — Не надо!

Они неслись по прибрежному шоссе так, будто Феба поставила кругленькую сумму на то, что ее непременно оштрафуют за превышение скорости. Мимо проносился Нью-Джерси с его убогими фермами, грязными нефтеперегонными заводами, мелькали кричащие вывески, приглашавшие выиграть состояние «У Цезаря» или в «Золотом слитке». «Виннебаго» дребезжал, как скворечник во время грозы.

— И что, в скворечнике кто-нибудь был? — спросила Джули.

— Да я же и был, — улыбнулся Роджер. — Просто чудо, что уцелел.

Это многое объясняет, сделала вывод Джули. Дыхание смерти, как ничто другое, делает из человека благочестивого христианина.

— Ага! — закричала Феба, сворачивая на стоянку Соммерского университета. Что с того, что они здесь не учатся? Как и студенты университета, они тоже были членами многомиллионного клуба путешественников под названием «Юность», и эта приветливая и гостеприимная, словно сельская гостиница, стоянка была для них. Феба припарковала «Красотку» на неосвещенной площадке и вырубила мотор. Джули засмеялась и чмокнула Роджера в щеку. Грязные баскетбольные сетки, покореженные решетки для велосипедов, похожие на виселицы фонари — это была их стихия.

Лусиус с Фебой ввалились к ним в кухоньку и принялись деловито выставлять из бара бутылки со спиртным. Внимание Джули привлекли наклейки: «Cutty Sark», «Dewar’s», «Beefeater» — каждый логотип с англосаксонским достоинством вписан плотным строгим шрифтом, так, словно алкоголь — это разновидность литературной критики, а вовсе не причина фатальных дорожных происшествий и разжижения мозгов. Феба готовила напитки. Сначала себе — ром с колой, затем Лусиусу — водку с тоником. После их с Фебой «кутежа» в полуразвалившемся «Довиле» отношение Джули к спиртному почти не изменилось. Все же она согласилась попробовать «Черный Русский»; во всяком случае, ее мама выбор напитка с таким названием явно бы не одобрила.

— Феба, можно тебя попросить, плесни и мне того же, — вежливо попросил Роджер.

— Запросто.

— А я тебя видел на корте в прошлый вторник. — Лусиус подал Джули стакан. — Ты была на высоте.

— Джули всегда на высоте, — с дурацкой улыбочкой вставил Роджер.

— Шестьдесят четыре — тридцать один? Круто, ничего не скажешь, — возразила Джули, потягивая из своего стакана. М-м, сладко, грешно, исключительно порочно!

— Стоит Джули захотеть — и мяч в корзине. — Феба смешивала коктейль Роджера с заправской уверенностью сумасшедшего ученого из «Десяти тысяч психов». — У нее связь с Космосом.

Лусиус открыл дверь спальни. Вся задняя стенка была оклеена вкладышами из «Плейбоя». Джули задумчиво рассматривала некую «Мисс Март». Кто бы ни вдохнул жизнь в пробу отца, проложив ей дорогу к обретению плоти, она была в неоплатном долгу перед этим существом. А вот у «Мисс Март» взгляд какой-то умилительно-жалостливый. И почему мужики так сходят с ума от женской груди? Что они только находят в этих обычных тканевых уплотнениях? А в результате — сколько нежелательных беременностей! Взять хотя бы их Высшую лигу. И безусловно, часть вины ложится на ее мать. Ведь это она устроила, что ребята так легко заводятся.

— Не волнуйся, — похотливо подмигнул Лусиус, — здесь мы еще не трахались.

Роджер провел Джули в крошечный закуток и поставил их стаканы на тумбочку. Джули и Роджер одновременно подпрыгнули. «Мы, как пара перекормленных щенят, — подумала Джули, — пугливые и капризные недотроги».

Вдруг мотор «виннебаго» ожил.

— Эй, что ты делаешь? — встревожилась Джули.

— Что происходит? — закричал Роджер.

— Говорит капитан, — раздался из динамика голос Фебы. Фургон покачивало и водило в разные стороны. — Следующая остановка — романтический пустынный пляж на острове Дюн.

Едва успев подхватить стаканы, Роджер закричал:

— Сделай одолжение, Феба, — как всегда, он был безупречно вежлив, — помедленнее, пожалуйста.

— Сделай ей одолжение, Роджер, — раздался в ответ голос из динамика, — помедленнее, пожалуйста.

— Тебе не следовало садиться за руль, — упрекнула подругу Джули.

— А что следовало? Помочь тебе насиловать Роджера?

У Джули кружилась голова — то ли от «Черного Русского», то ли от вихляний «виннебаго». Глубоко вздохнув, она сделала небольшой глоток. Так-так, чужая спальня с дверью, оклеенной порнографическими плакатами. Откидной матрац, обтянутый белой простыней, как барабан кожей. Так, так, так. Действительно ли она хочет, чтобы Роджер, пыхтя и толкаясь, двигался в ней? Сумеет ли ее пухленькое тело должным образом ответить? Он не стал дожидаться острова Дюн. Словно по команде «ложись», Роджер повалился на матрац, увлекая за собой Джули. Его руки, казалось, были везде одновременно: мяли блузку, расстегивали джинсы.

Джули отстранилась.

— Прости, — быстро сказал Роджер. Его излюбленное словечко.

— Это не по правилам. Мы должны…

— Хорошо, мы кое-чем воспользуемся. — Роджер вынул из кармана вельветовых штанов запечатанный презерватив и игриво помахал им перед носом Джули. — Если ты не возражаешь.

— Я имею в виду наши отношения! — Несмотря на любопытство, несмотря на желание бросить вызов Богу, Джули хотелось, чтобы сегодня все произошло, как сказала бы тетя Джорджина, по законам вселенской гармонии. — Ты меня любишь?

— Ну конечно.

— Очень?

— Я очень тебя люблю, Джули. И мне ни капельки не мешает, что ты еврейка.

— Повтори.

— Повторить, что я тебя люблю?

— Ага.

— Я люблю тебя.

Чудесно. Теперь они не просто удовлетворяют естественное желание бросить вызов и эякулировать — теперь это пылкая страсть, взаимное обожание.

— Внимание, — снова затрещал динамик. — Расстегните ремни и прочее, до чего вы там успели добраться.

Джули помогла Роджеру снять с нее блузку и лифчик. Сердце, казалось, увеличилось вдвое. Это будет здорово? Ей понравится? Что она здесь делает?

— Я хочу полететь к звездам, — сказала она в тот вечер Фебе.

— Когда выберешься в полет в первый раз, — парировала та, — дальше астероидного пояса не улетишь.

Ее тело прониклось вибрацией «виннебаго», туфли и джинсы уже были сброшены, и лишь тоненькая полоска трусиков оставалась между ней и кусающим локти Богом. Да, все это нелепо, но не мы это придумали, решила Джули, расстегивая молнию на штанах Роджера. Мы оба невинны. Все вокруг девственно. Вся Вселенная — вместилище чистых, безотчетных пульсаций и нравственно-нейтральных законов гидравлики.

— Мама! Феба.

«Виннебаго» накренился, как корабль во время шторма, сбросив Джули и Роджера с матраца.

— Черт! Лусиус.

Остатки «Черного Русского» выплеснулись на ковер, кубики льда покатились по полу, как игральные кости. Дверь распахнулась, в спальню влетела Феба. Пальцы судорожно вцепились в дверную ручку, смуглое лицо, побледнев, высветлилось до цвета виргинского табака.

— Скорее!

— Закрой дверь! — взорвалась Джули.

— Ты что, не за рулем? — удивился Роджер.

— На помощь! — кричала Феба. — О господи, как же это я…

Джули выбралась из-под Роджера и, натянув блузку и джинсы, поспешила за Фебой в кабину.

Ее взгляду предстала жуткая картина. Лобовое стекло, боковые окна — все погрузилось в илистую непроглядную тьму. Со всех сторон их окружала жидкая грязь пролива. Космос? Только такой, каким его знает червь.

— Она съехала с моста! — Стоя на пассажирском сиденье, Лусиус размазывал проступавшую сквозь обивку грязь. — Как же так?! — В глазах у него блеснули слезы. — Феба, тупица!

«Виннебаго» снова накренился, бросив всех троих на правую дверь. Из кондиционера потекла черная струйка. Похоронены заживо. Тонут. Неделей раньше двадцать пять тысяч жителей округа Колумбия погибли в грязевом потоке. Дети и взрослые, благочестивые и развращенные, всех погребла бесстрастная жижа. Но это было лишь сообщение из сводки новостей, очередная вырезка для храма Джули.

— Что стряслось? — Спотыкаясь и застегивая на ходу штаны, в кабину ввалился Роджер.

По ширинке Лусиуса расползлось мокрое пятно.

— Нам конец, — всхлипывал он.

— Кац, сделай что-нибудь! — Словно задраивая люки подводной лодки, Феба выключила кондиционер и закрыла его шторки.

— Что она сделает? — вскинулся Лусиус.

— Эта девчонка такое может! — задыхалась от волнения Феба. — Она же дочь Бога, любимая и единственная.

— Кто? — опешил Роджер.

— Она спасет нас, ведь правда, Джули?

— Ну конечно, спасет! — простонал Лусиус.

— Ну конечно, спасет! — не могла перевести дыхания Феба.

Джули подняла глаза к небесам. Ну конечно, она изменит своим принципам. Ну конечно, она, как настоящая ханжа, спасет себя и троих друзей, оставив всех хербов мельхиоров умирать от рака? Ну конечно, она, как эгоистка, вытащит «Уличную Красотку» из болота, в то время как вся земля истекает кровью?

Нет! Она не настолько испорчена!

— Мама, — прохрипела она. «Виннебаго» продолжал погружаться. — Все в твоих руках, мама.

— Господи, прости меня, грешного, за то, что оскорбил тебя, — причитал Роджер, упав на колени. — Я отказываюсь от всех своих грешных помыслов, не оставляй меня, Господи, я боюсь мук ада, но больше всего…

— Мама! — горячо выдохнула Джули. — Мама, ты должна мне это!

Феба схватила Джули за руку.

— Не время разводить религиозные сопли. Сделай что-нибудь!

— Мама, я на грани!

— Джули, пожалуйста! — закричал Лусиус.

— Спаси нас! — умолял Роджер.

Спасти? Джули бросилась к рулю и крепко ухватилась за прорезиненный обод.

— Мама, я тебя предупреждаю! — Она изо всех сил крутанула руль. — Мама!

И был свет.

Повсюду свет. Он окутал фургон так, словно жидкая грязь вдруг стала расплавленным золотом. Руль превратился в сияющий ореол, рычаг — в огненный меч, спидометр — в комету.

— Мама, это ты? Ты?

Вневременная Вселенная залила кабину. Керамические осколки сложились в чайнички, пышные цветы сжались в бутоны, стрелки часов побежали в обратном направлении… И словно мамонт, высвобождающийся из смоляной ямы, «виннебаго» устремился вверх сквозь слой илистой жижи. — Мама! — О да, кто, как не Первичный Гермафродит, прибыл им на помощь, освободил их от земной гравитации, как фермер вылущивает зерна из кукурузного початка. — Спасибо, мама! Я люблю тебя!

Не прошло и минуты, как «Уличная Красотка» уже висела над мостом, словно вертолет.

— Невероятно, — выдохнул Лусиус.

— Господи Иисусе! — воскликнул Роджер.

— Как тепло, — всхлипнула Феба.

«Виннебаго» вдруг превратился в обитель неизъяснимой доброты и заботливого тепла: желтки выкарабкались из разбитой скорлупы и плюхнулись на сковородки, спящие малютки были нежно опущены обратно в колыбельки. С легким толчком фургон опустился на мост, прокатился немного и замер. Безудержные крики радости наполнили кабину, лаская слух Джули.

— Невероятно, твою мать!

— Матерь Божья!

— Еще теплее.

Дрожа от охватившего ее восторга, Джули повернула ключ зажигания, и, как озорное дополнение к свершившемуся чуду, забитый грязью мотор завелся.

— Куда? — спросила она, победоносно улыбаясь.

— На пляж! — Феба сияла от переполнявшей ее гордости. Как же, лучшая подруга дочери Бога! — От моста налево.

— Ребята, не знаю, что такое с нами произошло сейчас, — Лусиус разглядывал мокрое пятно на штанах, — но то, что я всю оставшуюся жизнь буду об этом помнить, это точно. — Он осторожно потрогал Джули за локоть, тотчас же отдернув руку, словно ожидал удара электрическим током. — Не знаю, может быть, ты могла бы, э-э…

— Что?

— Почистить фургон?

— Ничего подобного.

— Я просто подумал…

— И не надейся.

Джули съехала на песок и заглушила мотор. Ночь наполнил хриплый шепот прибоя. Девушка опустила боковое стекло, и на колени ей шлепнулся комок грязи. У Джули кровь вскипала в венах, ее охватило сладостное возбуждение. Исцеление слепого несмышленыша ничто в сравнении с тем, что ей пришлось пережить сейчас. Мама, ее мама была с ней!

— Я хочу на свежий воздух. — Феба запечатлела у Лусиуса на губах свой сногсшибательный чувственный поцелуй, которым она одарила Джули в ее храме. — И ты тоже, Лусиус.

— Ты чуть нас не убила, Феба, — ворчал Лусиус. — У меня неделя уйдет, чтобы все отмыть. Неделя!

— Она не чуть, а убила нас, — хрипло проговорил Роджер. — А потом Джули…

Лусиус с Фебой быстренько собрали весь необходимый для оргии реквизит — шесть презервативов в упаковке, пляжное полотенце — и, выпрыгнув из «виннебаго», помчались по прибрежному песку. Вскоре апрельская ночь поглотила их. Значит, они испытывают то же, что и она. То самое эротическое возбуждение, рожденное угрозой близкой смерти и усиленное внезапным озарением. А вот Роджер на своем барном табурете кажется таким ошарашенным. Интересно, он тоже так завелся? Спрыгнув с водительского кресла, Джули подбежала к своему другу и втиснулась меж его ног. Она желанна, великолепна, она — дочь, которую божественная мать любит и о которой заботится.

Но Роджер… он ее оттолкнул!

Джули опешила.

— Дочь Бога, — хрипло проговорил он. Нервная испарина несколько подпортила его красивое, как у Иисуса, лицо. — Феба сказала…

— Ты разве не хочешь?..

— Я не могу сделать это с дочерью Бога!

Но тут она все поняла. Этот запах, который ни с чем не спутаешь! Не в силах сдерживать свое обожание, Роджер выплеснул его наружу. Все ясно. Концерт окончен. Что ж, хорошо. Прекрасно. Она еще успеет расстаться со своей девственностью. Сегодня и так незабываемый день, Бог наконец-то дала о себе знать.

Она устало поплелась в спальню, подобрала лифчик и мокасины и прошла обратно сквозь фимиам восхвалений.

— Я допускал, что вернусь в лоно церкви, — задыхаясь, бормотал Роджер. По его щекам катились слезы откровения. — Но не думал, что это произойдет вот так… — Его благоговейные излияния оплетали Джули, словно скользкие змеи, сжимали горло, гнали прочь из фургона на еще не остывший песок, к благодатному ветру, к звездам. — Восхитительная Дева Церковь…

Джули спрыгнула на песок и принялась приводить себя в порядок. Надела лифчик, блузку, мокасины.

Ночь была прохладной и безлунной. Древесные лягушки заливались, словно орава мальчишек, дружно звенящих велосипедными звонками. Джули весело побежала к морю, к пенистой кромке. Как вдруг:

— Здравствуй, детка.

— Что?..

— Здравствуй, говорю.

Сладкий запах свежих апельсинов коснулся ноздрей Джули, и внезапно она снова почувствовала себя десятилетней девочкой, случайно наткнувшейся на странного незнакомца в отеле «Довиль».

— Мистер Вайверн, что сейчас было! Представляете, Бог спас меня!

Из дрожавшего на ветру ивняка шагнул друг мамы. В руке он держал керосиновый фонарь. В его рассеянном свете темнел силуэт шхуны, покачивавшейся на рейде недалеко от острова.

— Так ты меня не забыла? — заговорил он, чеканя каждое слово. — Похвально. — С узких острых плеч свисал темный сюртук. Пламя фонаря бросало на глаза красноватые блики и золотило бороду. — Бог? — Он хрюкнул, как страдающий одышкой боров. — Ты говоришь — Бог? Прости, Джули, но он не имеет к этому ни малейшего отношения. Это я спас тебя.

— Вы? — У Джули внезапно пересохло в горле. Колени подкосились, внутри все перевернулось. — Да нет же, это Бог, моя мама!

— Это был я, прости.

— Нет! — Джули рухнула на песок. Пережитое разочарование было не сравнимо ни с чем. Она рыдала, как в тот вечер, когда папа влепил ей пощечину за то, что она оживила краба. — Не-ет!

— Не мог же я допустить, чтобы ты провела лучшие годы жизни на дне соленого болота в ожидании, ты знаешь кого. Это было бы так нелепо.

— Вы лжете, это был Бог!

— Ничего подобного. — Взяв Джули за руку, Вайверн поднял ее и, ласково смахнув слезу со щеки девушки, повел к небольшому островку осоки.

Вот так, раздавить ее, уничтожить. Ошибки быть не могло. Она ничуть не сомневалась, что для Дьявола Джули Кац значит больше, чем для собственной матери. Джули сердито топтала песок, словно вся планета была одним огромным отвратительным насекомым, которое необходимо раздавить.

— Вы ведь Дьявол, да?

Вайверн коротко кивнул, словно представляясь.

— Благодаря моим усилиям Атлантик-Сити навсегда лишился милости Божьей.

— Вы же сказали, что вы друг мамы.

— «И был день, когда сыны Божьи предстали перед Господом, — процитировал он, — и Сатана также был среди них». Это было золотое время. Увы, оно безвозвратно ушло.

Джули шмыгнула носом.

— Я старалась быть хорошей, я бывала плохой — хоть бы что. Как мне привлечь ее внимание? Принести в жертву козленка?

— Возможно, тебе следовало бы стать основоположницей новой религии. Нести в массы новое представление о Боге.

— Как же я могу нести в массы представление о Боге, если у меня самой его нет?

— Подключи воображение, все так делают.

Джули сняла левый мокасин и вытряхнула из него песок.

— Скажите честно, мистер Вайверн, Бог ведь и с вами не говорил? Исцеление этого мальчишки, Тимоти, это ведь была ваша идея?

— Правда, правда, — признался Дьявол.

— Вы лгун!

— Я — Дьявол. Меня еще и не так называли. — Вайверн откинул полу сюртука и достал свой серебряный портсигар. — Никому мы не нужны, да, детка? Два заблудших ловца душ, два неудачливых экспериментатора…

— А зачем вам было нужно исцеление Тимоти? Вайверн откинул крышку портсигара и поднес его к заплаканным глазам Джули.

— Добродетель представляет для меня серьезный интерес. Мне было любопытно узнать, что произойдет дальше. Смотри…

И Джули разглядела в зеркальце смутную фигуру человека, стоявшего на церковной кафедре и проповедовавшего многочисленному приходу.

— Это отец Тимоти. Тебе бы он не понравился, настоящий фанатик, путает с Провидением всплески больного воображения. — Священник ходил взад-вперед по проходу, показывая своей пастве нечто вроде пурпурной женской рубашки. — Долгие годы он боялся, что все видения могут оказаться его собственной выдумкой, но когда сын прозрел, он воспринял это как знамение свыше. И теперь он, что называется, вдохновлен. Поверь мне, однажды этот человек совершит нечто ужасное.

— Насколько ужасное?

— Совершенно ужасное.

— И мое чудо…

— Вдохновило его.

— Никогда, ни за что больше не буду никого исцелять.

— Вот и умница, — ухмыльнулся Дьявол. В свете фонаря блеснули золотые зубы.

— Я буду жить нормальной жизнью. Замужество, дети, карьера — все будет как у людей.

— Ну конечно. Чего еще может желать благоразумная маленькая еврейка? Колледж уже выбрала?

— Принстон.

— Если могу чем-нибудь помочь, только скажи.

— Обойдусь.

— Без вопросов. Может, рекомендация нужна? — Вайверн захлопнул портсигар. — Ты даже ничего не хочешь спросить? Я мог бы объяснить, почему Вселенная состоит из материи, а не из антиматерии. Или почему электрон несет свой заряд. Мог бы объяснить…

— Да, есть, пожалуй, один вопрос.

— Давай.

— Моя мама…

Вайверн слегка прикрыл веко, и пламя фонаря потускнело.

И сам он сделался каким-то прозрачным.

— Так или иначе, все упирается в нее, правда?

— Почему она так безразлична к людям? — Весенний ветерок высушил слезы Джули. — Зачем все эти эпидемии и землетрясения?

Последний поворот ключа — и тело Вайверна превратилось в едва различимую туманную дымку. Погасший фонарь упал, зарывшись в песок.

— Все эти грязевые потоки, да?

— Да. Грязевые потоки.

— Знаешь, ответ довольно прост. — В сумраке ночи светились лишь два красных глаза.

— Правда? Так объясните, почему Бог допускает Зло? Теперь даже глаза исчезли, остались лишь фонарь и непроглядная ночь.

— Да потому, что власть развращает, — прозвучал бестелесный голос Вайверна. — А абсолютная власть развращает абсолютно.

Глава 3

Вначале твоя мама сотворила небо и землю. «Пусть вся вода, что под небесами, соберется вместе», — решила она.

Так получился Атлантический океан. И вот его благословенные воды омывают тебя, ты опускаешься все глубже, глубже, на самое дно залива, к заветной подводной пещере и ее обитателям, твоим тайным маленьким друзьям. Пузырьки воздуха щекочут щеки, подводные течения вздымают волосы. Ты полной грудью с наслаждением вдыхаешь драгоценный кислород пролива Абсекон. Это единственное чудо, на которое тебе удалось уболтать папу.

— А если я свалюсь в залив с привязанным к ногам камнем? — как-то спросила ты. — Мне можно будет дышать водой?

Отец так нахмурился, что у него сошлись брови.

— Придется, наверное, — сказал он. — Хотя, Джули, маловероятно, что ты свалишься в залив с привязанным к ногам камнем.

— Если мне все-таки разрешается дышать водой вместо того, чтобы позволить себе утонуть, то можно иногда я буду делать это просто так, чтобы развлечься? Ну пожалуйста, папочка, мне так хочется посмотреть, что там внизу.

Он целую минуту молчал, потом спросил:

— Это будет выглядеть так, словно ты задерживаешь дыхание?

— Ну конечно. Точь-в-точь будто я задерживаю дыхание.

— Что ж…

Ты победила! Теперь у тебя будут жабры. Но в отношении других способностей — оживления крабов и всего такого — папа был несгибаем: тебе строго-настрого запрещалось их использовать. Это правило — часть тебя самой, оно запечатлено пощечиной на лице подобно тому, как иудейский Бог запечатлел, то есть вырезал Закон на каменных скрижалях.

— У нас в школе есть класс глухих. Четырнадцать глухих ребят.

— Вот бедняжки.

— Я им не стану помогать.

— Умница.

— Даже думать об этом не буду. И Ронни Тринглу тоже, он у нас в инвалидной коляске ездит.

Вот ты и на дне. Между пальцами ног струится прохладный песок, угрюмый угорь, скользкий и черный, как кровяная колбаса, тычется тебе в живот и пощипывает купальник, подаренный папой на день рождения.

Как же было замечательно, когда праздновали твое десятилетие! Только вот мама ничего не прислала, даже плохонькой открытки. Феба подарила свитер, разрисованный крадущимися кошками, тетя Джорджина заявилась с целым ворохом отпадных безделушек от Смитти Смайла: гвоздикой с брызгалкой, солнцезащитными очками с дворниками, шляпой с тульей в виде подставки для кувшина и длинной пластиковой соломинкой, чтобы можно было пить колу, даже катаясь на велике.

Извиваясь, как тюлень, ты заплываешь в пещеру. Тебе не нравится быть пухленькой: ну совсем как кабачок, а так хочется быть морковкой. Вот Феба — точно морковка.

Твои питомцы здесь, сползаются и подплывают к тебе, с готовностью подставляя спинки, чтобы их погладили. Случайно ты ловишь обрывки их мыслей. Камбала проголодалась, звезда хочет, чтобы у нее были детки, паникер-омар, как всегда, чем-то встревожен.

«Привет, Джули», — телепатирует губка Аманда. «Нам нельзя разговаривать», — отвечаешь ты. «Почему?» — «Это похоже на чудо». — «Поговорить с обычной губкой — это тебе не солнце остановить», — возражает Аманда. «И все-таки лучше не стоит».

Ты скользишь дальше, все глубже и глубже в шоколадно-ледяную тьму.

Как-то, с год назад, вы с папой сидели на тахте и листали альбом шедевров живописи. На твоей любимой картине «Рождение Венеры» в огромной ракушке гребешка стояла женщина с длинными волосами такого же цвета, как начинка из тыквенного пирога «Тейстикейк». И тогда ты решила, что именно вот так к тебе приплывет когда-нибудь твоя мама. Здесь, на дне пролива Абсекон, раскроется гигантская ракушка и из нее выберется Бог, поднимется на поверхность и начнет расспрашивать людей: «Вы не знаете, где живет моя девочка, Джули Кац?» — «Да, да, она ждет вас. Отправляйтесь к маяку на мысе Бригантин». Каждый вечер перед сном воображение рисует тебе одну и ту же картину: на пороге домика появляется Бог, с белого мокрого платья стекает вода, волосы собраны сзади узлом и переплетены лентами из водорослей. «Джули?» — «Мама?» — «Джули!» — «Мама!» Потом мама с папой женятся, и вы все вместе живете на маяке, что расположен как раз над пещерой с морскими питомцами.

Однажды на полу пещеры что-то забелело. Ты осторожно потрогала ногой — что-то твердое, похороненное под слоем песка. И ты принялась разгребать песок. Так надеялась, что обнаружишь сейчас нечто такое… Будешь копать и копать, пока на поверхности не покажется та самая гигантская ракушка, и она откроется, и из нее…

Увы, перед тобой не врата в райскую обитель, а череп, белая безжизненная маска, как те, в которые наряжаются на Хэллоуин. Пустые глазницы, безгубый оскал. Ты продолжаешь копать. И вот леденящая душу находка полностью предстает твоему взору, каждая косточка на месте. Тебя пронимает дрожь. Это, наверное, моряк с одного из тех кораблей, о которых часто рассказывал папа. Бедняга пошел ко дну вместе с «Уильямом Роузом» или «Люси II». Ты сжимаешь костяную длань, грубую и холодную, как коралл, жмешь все крепче, крепче…

Оживлять нельзя. Они все ждут от тебя чуда. Совершишь чудо, и тебя заберут.

Возвращение требует большой осторожности. Всплывать сразу нельзя. Если спасатели увидят ребенка на опасной глубине, они такой трам-тарарам устроят! Поэтому ты медленно бредешь по дну, пока над головой не появляются чьи-то ноги, болтающиеся в воде, словно корни кувшинок.

Ты всплываешь, разбивая зеркальную поверхность, и ощущаешь на лице чистый горячий воздух. На Променаде толпа отдыхающих, снующих из одного казино в другое. А на дне залива солнце, словно чья-то мама, присматривающая за тобой, мягкое, спокойное, терпеливое. Здесь же оно горячее и безжалостное. Именно так многие представляют себе Бога. Бог — твоя мама, но что толку, если она ни разу не прислала тебе открытку на день рождения. С чего вдруг ей вздумалось запихнуть тебя в эту дыру, в этот грязный старый город, где взрослые только тем и занимаются, что играют в разные глупые игры? Это нечестно. Вот у Фебы есть мама. У всех есть.

Ты, прищурившись, поглядываешь на слепящее солнце и думаешь: что, если в этот момент Бог украдкой поглядывает с небес и видит, как здорово его крошка умеет плавать?

В конце четвертого класса Джули и ее одноклассники должны были написать сочинение на тему «Мой лучший друг». Проблема прежде всего состояла в том, как рассказать о Фебе и не навлечь при этом на себя и на подругу неприятностей. «Прежде всего, — начала Джули, — мне нравится дружить с Фебой Спаркс, потому что с ней всегда весело».

Благодаря Фебе Джули умела мастерски забрасывать камни в окна пустовавших бунгало и забираться в плавательные бассейны отелей. Только за последний месяц Феба научила Джули курить, разрисовывать из пульверизаторов фургоны, запускать бумажных змеев с написанными на них ругательствами, а еще, стоя на железнодорожном мосту, писать, как мальчишки, искристой струйкой.

«С моей лучшей подругой мы любим продавать герл-скаутское печенье», — продолжала Джули.

Корни этих многочисленных проказ уходили в магазин «Смитти Смайл». Редким вечером тетя Джорджина, которая точно знала, как должна вести себя добропорядочная мать, не приносила домой какую-нибудь забавную пищалку, аэрозоль-пукалку или что-нибудь не менее познавательное.

— Полусирот, вроде нас с тобой, всегда балуют, — заметила Феба, вручая Джули свои сокровища, которые хранила в седельной сумке, переброшенной через деревянного львенка. Этого львенка она в свое время стащила с разобранной карусели на Железном пирсе.

— Что значит «балуют»?

— Мы всегда получаем все, что захотим. Просто наши родители чувствуют себя виноватыми, что не женились или не вышли замуж.

— Ты что же, надеешься, что твой папа когда-нибудь заявится? Вот так возьмет и войдет однажды вечером в дверь, наверное, во время ужина?

— Я все время об этом думаю. Мама говорит, что он биолог-маринист, очень умный и талантливый. — Феба вытащила обойму дымовух, имитирующих сигареты. — Чудно, я никогда даже фотки его не видела, но запросто представляю, как он стоит в своей форме и смотрит в микроскоп.

— Знаешь, что я думаю? — Джули выудила из сумки резиновую какашку, которую они иногда засовывали в лотки игровых автоматов. «Машина какает!» — визжали они, непременно собирая толпу любопытных. — Я думаю, твоей маме и моему папе нужно пожениться.

Феба распечатала одну дымовуху и залихватски сунула в рот, как «Мальборо».

— Невозможно.

— Почему?

— Ты еще маленькая, чтобы понять.

— Я старше, чем ты.

— Все равно не поймешь, — отрезала Феба, попыхивая дымовухой.

«Мы любим играть в классики, прыгать через скакалку. Мы с моей лучшей подругой Фебой знаем столько разных игр», — писала Джули.

За два дня до своего десятилетия Феба решила отвязаться «на небольшой вечеринке, только ты и я, Кошка [5]», в пустующем отеле «Довиль», чьи рассыпающиеся останки купило новое стильное казино под названием «У Данте».

Обвисшая дверь на Сент-Джейкоб-авеню была слегка приоткрыта, и худая как тростинка Феба без труда проскользнула внутрь. Как следует долбанув ногой по двери, она заставила створку отойти настолько, чтобы толстенькая Джули с ее увесистой продуктовой сумкой тоже смогла протиснуться.

В подвале было темно и сыро, воняло, как из помойной ямы. Они поднялись по стонущей лестнице в ресторан под названием «Аку-Аку». Пол был усеян битым стеклом, на столах — грязные белые скатерти и кругом, словно выпавший снег, толстый слой пыли. Феба скинула армейский рюкзак матери на ближайший стол и извлекла из него шесть алюминиевых баночек, обтянутых полиэтиленом. У Джули все похолодело внутри. Это была не кола.

— Откуда это у тебя? — спросила она.

Пиво. «Будвайзер».

— Халява. — Феба придвинула запыленный стул и плюхнулась на него. — Для воров все бесплатно. — Противоположная стенка была оклеена фотообоями с изображением каменного идола в окружении пальм, явно на каком-то экзотическом острове. Синие волны облизывали песчаный берег, такой чистый и белый, словно из сахарозаменителя. — Давай мотнем туда когда-нибудь. — Феба вынула из упаковки две баночки. — Мы же не можем провести всю свою жизнь в этом вонючем городе. — Она открыла банку пива, продев тонкий палец в ушко крышки.

— Неплохая идея, — кивнула Джули. Глаза у идола были в форме полумесяцев, словно окошки на дверях двух поставленных рядом сараев. Пухлые губы образовывали ровный круг. Феба успела выдуть полбанки.

— «Буд» — самый класс, Кошка, я тебе говорю. То, что надо. — Удовлетворенно рыгнув и довольно улыбаясь, она тыльной стороной ладони вытерла «усы».

Джули открыла сумку и выложила на стол остальные компоненты пиршества: коробочку цукатов, упаковку шоколадных крекеров, большую бутылку диетической колы, а также четыре завернутых в фольгу пакетика «Тейстикейк Крампетс».

— Хорошая подборочка, высший класс. — В три жадных глотка Феба выхлебала остатки пива. — Эй, подруга, знаешь, как я себя сейчас чувствую, знаешь как? Я себя чувствую пьяной! Попробуй, детка, покайфуем вместе.

Джули открыла свою баночку и набрала полный рот. Ее передернуло. Ощущение было такое, словно на языке заплясали муравьи в туфлях на шпильках. Скривившись, она глотнула.

— Д-да.

— Вот. что значит жизнь, а? — Феба захохотала как чокнутая и открыла вторую банку «Буда». — Значит, так, пока я пьяная, я могу тебе откровенно сказать, какая ты на самом деле чудачка, стопроцентная законченная чудачка. Ты чудила, Кошка.

— Я? Это я чудила? А ты вот с моста писаешь!

— Вчера вечером я подслушала, как наши предки говорили, что у тебя какая-то миссия. Это еще что такое, колись.

— Я не знаю… — Она и правда не знала. Хотя, возможно, это как-то связано с мамой.

— Да знаешь, расскажи, никаких секретов.

— Наверное, это то, что превращает девочку в девушку.

— Да ты что?

— Ага.

«Тейстикейк Крампетс» были упакованы по три вместе. Три сказочных кирпичика бисквита с прослойкой из ирисочной глазури. Феба одним махом умяла всю упаковку, запивая пирожные пивом.

— «Буд» — это то, что надо, — пролепетала она, ковыляя к стене, словно шла босиком по раскаленному асфальту. — Остальные «Крампеты» оставим на потом.

— С днем рождения, Феба.

— Спасибо, Кошка. У меня важное сообщение. Угадай какое.

— Какое?

— Меня сейчас стошнит. — Феба расплылась в дурацкой улыбке, и ее вывернуло прямо на фотообои.

Джули подскочила. Каменного идола теперь украшала борода из блевотины.

— У-у, Феба, ты жива? — В ресторане и так воняло нестерпимо, так что стараниями Фебы ситуация не усугубилась.

— Вот черт, пиво слишком теплое, в этом все дело. — Феба стянула с ближайшего стола засаленную скатерть и утерлась. — Никогда не пей теплого пива, теперь будешь знать.

— Теперь буду знать.

Джули уже хотелось домой, но Феба заупрямилась, настаивая, что вечеринка еще только началась. Вместе они исследовали верхние этажи «Довиля», бродя по заваленным обломками штукатурки коридорам, глотая пыль, вдыхая затхлый воздух. Они кричали «жопа» и «писька» в лифтовую шахту и от души веселились, когда эхо послушно вторило им.

— Давай разделимся, — предложила Феба. Стоя на одной тоненькой коричневой ноге, поджав другую, словно цапля, и наклонившись в пустую шахту, она напоминала ножницы. — Ты пойдешь по верху.

— Это еще зачем?

— Так интереснее. Кто найдет что-нибудь прикольное, тот получит остальные «Крампеты».

— «Крампеты»? Тебя же стошнило.

— Наоборот, желудок прочистился. Самый раз хорошо поесть.

— А в каком смысле «прикольное»?

— Ну, не знаю. Что-нибудь действительно стоящее. Встретимся в холле через полчаса. Что-нибудь прикольное, не забудь.

Все комнаты были похожи одна на другую. Повсюду битое стекло, изгрызенные крысами ковры, голые матрацы с торчащими пружинами, напоминавшие иллюстрации сложного перелома или еще какой-нибудь страсти из скаутского пособия по оказанию первой медицинской помощи. Джули решила для себя, что отель напоминает один из тех самых папиных кораблей, какой-нибудь «Уильям Роуз» или «Люси II», выброшенный на скалы. А может, она неправильно представляет себе появление Бога? Это могло бы с таким же успехом произойти и на земле, не обязательно под водой. Бог даже может появиться прямо здесь, в одной из комнат. Что, если из раструба душевого шланга польется Божественный свет и примет форму мамы?

Джули прошлась по ванным — нигде ничего. Из душа даже не капало. Когда она попробовала спустить воду в унитазе, в бачке зашипело и заклокотало так, словно «Довиль» не мог безболезненно выполнить даже самую простую функцию.

Комната 319. Джули посмотрелась в зеркало. Глаза бирюзовые, как вода в заливе Сомерса, длинные темные волосы лежат беспорядочной копной, словно мех на костюме крысы-оборотня из Трансильвании, который тетя Джорджина подарила Фебе на Хэллоуин (Феба частенько отправлялась в нем в казино постоять на подхвате за карточным столом и приносила домой полные карманы четвертаков). Круглое личико, на лбу едва заметный шрам, аккуратный, слегка вздернутый носик, словно эльф ущипнул. Но главным ее достоинством была кожа, золотисто-медовая, как спелое яблоко.

Из 319-й Джули прошла в спортзал. Или в то, что от него осталось. Сквозь стеклянный потолок светило солнце, мириады пылинок плясали в его лучах вокруг турника и сломанной трапеции. Кольца уныло свисали с потолка, словно петли виселицы. Полуразрушенная перегородка отделяла спортзал от пустого теперь бассейна, огромного, как разрытая могила ископаемого динозавра.

Там, где дно бассейна углублялось, в пластмассовом пляжном шезлонге сидел человек.

— Привет. — Его бархатный голос, усиленный эхом, казалось, заполнял все помещение. На незнакомце был красный махровый халат и в тон ему красные плавки. Глаза скрывались за черными солнцезащитными очками. — Добро пожаловать в мое казино. — В одной руке он держал стакан чая со льдом, в другой — книгу. — Не бойся, детка.

— Вы, должно быть, заблудились, мистер, — если он двинется к ней, она запросто удерет: их разделял целый бассейн, — казино в соседнем здании.

— Так было до недавних пор, а теперь мы расширяемся. Мы снесем эту чертову развалюху и развернемся круче всех на Променаде. — Незнакомец высунул язык, свернул его трубочкой и принялся вылавливать из стакана кубики льда. Наконец ему это удалось. — Знаешь, детка, управлять казино непросто. Столько хлопот: левые счета, поддельные квитанции, фальшивые жетоны. Глупо платить больше налогов, чем необходимо на самом деле, правда? — Он захлопнул книгу и вытащил из кармана халата маленькую серебряную коробочку. — Можешь называть меня Эндрю Вайверном [6]. Вообще-то имен у меня превеликое множество. А ты Джули Кац, так?

— Откуда вы знаете?

— Я исходил всю землю вдоль и поперек и сверху донизу. Много чего узнаешь. Подойди ближе, птичка, у меня кое-что для тебя есть.

— Я думаю, мне не стоит этого делать.

— Это послание от твоей мамы, детка.

— От моей мамы?

— Бог — один из моих лучших друзей. Почитай Иова.

Джули почувствовала, как по телу разливается приятное тепло, будто все ее питомцы из подводного зоопарка собрались вокруг и нежно трутся о нее. Мама! Он знает ее маму!

— Какое послание?

— Подойди сюда, я все тебе расскажу.

Джули спрыгнула в бассейн. С ее стороны было совсем мелко. То здесь, то там валялись рваные маты, кафель потрескался и покрылся плесенью. Девочка, не раздумывая, побежала в противоположный конец бассейна и вскарабкалась по лесенке. От мистера Вайверна исходил странный запах: так пахнут апельсиновые дольки, политые медом.

— А какая она? — не удержалась Джули. — Красивая?

— О да, очень. — Незнакомец постукивал большими, похожими на воздушную кукурузу, ногтями по обложке книги с замысловатым названием «Malleus Maleficarum» — «Молот ведьм». — Она точь-в-точь такая, как ты себе представляешь.

— С желтыми волосами? Такая высокая?

— Вот именно. — Мистер Вайверн откинул крышку серебряной коробочки. Как выяснилось, это был портсигар с зеркальцем на тыльной стороне крышки.

— Курить вредно, — заметила Джули.

— Ты права, отвратительная привычка, — незнакомец потер свои уродливые пальцы, — замедляет рост.

По зеркальцу скользнул солнечный луч, и оно вдруг затуманилось, словно запыленный экран телевизора. Когда изображение прояснилось, Джули увидела в зеркале худенького мальчика в плавках. Странно, он собрался купаться, но казался растерянным и как будто чем-то напуганным.

— Хорошенько запомни лицо этого мальчика, однажды ты его встретишь.

— Я — его? Когда?

— Совсем скоро.

Мальчик в зеркале быстро замигал.

— Как его зовут?

— Тимоти. Видишь в нем что-нибудь необычное?

— Глаза…

— Да, Джули, он слепой. Врачи ничего не могут поделать. Но ты можешь.

— Папа запрещает мне творить чудеса.

— Я знаю, твой папа очень предусмотрителен. И все же в этом единственном случае мы должны сделать исключение. «Попроси Джули вылечить Тимоти» — вот слово в слово, что сказала твоя мама.

— Мама так и сказала? — У Джули снова защипало в горле, как будто пиво вернулось обратно. — Но они же могут меня забрать.

— После одного-единственного чуда? Нет.

— Вы уверены?

— Разве лучший друг твоей мамы станет тебе лгать? — улыбнулся мистер Вайверн, словно новенькие пенни, блеснули его зубы. — И еще, не рассказывай папе о нашей встрече. Ты же знаешь, он может рассердиться. — Портсигар захлопнулся. — Не забудь, мальчика зовут Тимоти, приготовься к встрече с ним. Это наш маленький секрет.

И в следующее мгновение незнакомец исчез. Джули зажмурилась и снова открыла глаза — нету. Сам незнакомец, книга, чай, портсигар — все исчезло, осталось только призрачное белое облачко, повисшее над шезлонгом.

— Мистер Вайверн. — Может, .ей все это привиделось? — Мистер Вайверн. — Лишь едва уловимый шум ветра за окном, только и всего.

Джули бросилась бежать через спортзал, потом вниз по ступенькам. Сердце прыгало, как мячик, который вели к сетке.

Феба уже была в холле и швыряла обломками кирпича в люстру.

— Представляешь, что сейчас произошло? Я встретила человека, который знает мою маму… — И тут Джули заметила, что подруга держит под мышкой охапку толстых красных стержней. — Э, а это что?

— А что, по-твоему? Динамит, Киса. Его тут навалом. Похоже, завтра они разнесут эту развалину вдребезги.

— Тут казино «У Данте» будет строиться, — объяснила Джули. — Оставь их, Феба.

— Оставить? Ты с ума сошла? — Феба запихнула динамит в рюкзак. — Ну что? Кому «Крампеты»? Нашла что-нибудь прикольное?

— Так, ничего особенного. — Видение, волшебный портсигар, послание с Небес. — Нет.

— Так кто там знает про твою маму?

Джули пожала плечами.

— Чудак один, от него апельсинами пахнет.

— Ладно, так и быть, один «Крампет» твой. Может, еще пивком побалуемся?

«Благодаря Фебе я впервые попробовала розовый лимонад, — заканчивала свое выпускное сочинение Джули. — В целом трудно найти подругу лучше, чем Феба Спаркс».

Эндрю Вайверн насадил на крючок Lumbricus latus, семиметрового червя-паразита, традиционно имплантируемого хирургами ада в кишечники проклятых, и закинул удочку. Он решил порыбачить с Железного пирса. А где-то посередине пролива Абсекон океан нежно колышет его шхуну, как мать, убаюкивающая.малютку. Леска натянулась, нырнул поплавок, Вайверн мастерски подсек добычу, наслаждаясь дрожанием крючка, рвущего нёбо рыбины.

И все же поводов для веселья маловато. Куда ни глянь, христианство приходит в упадок. Никто больше не сожжет на костре Джордано Бруно, который посмел утверждать, что Земля вращается вокруг Солнца, или Мигеля Сервета, заявившего, что легкие пронизаны кровеносными сосудами. Истребление ацтеков превратилось в смутное воспоминание, борьба против оспопрививания стала забытым сном, «Index Libroram Prohibitorum» — «Индекс запрещенных книг» [7] — воспринимается как старая шутка, a «Malleus Maleficarum» давно не переиздавался. От Северного полюса до Южного христиане только тем и занимаются, что кормят голодных и одевают нагих. Не далее как на прошлой неделе Вайверн слышал, как один баптистский священник заявил, что убивать грешно. Правда, секта так называемых новых апокалиптиков вселяет надежду, но он и в ней до конца не уверен.

— Неоапокалиптики, — вслух сообщил он дергающей леску рыбе, — это капля в море. — Нет, должна появиться новая религия, нацеленная на будущее, как христианство, неистовая, как ислам, беспощадная, как индуизм, и стройная, как буддизм. И это будет Религия Джули Кац.

Одним уверенным движением Вайверн выдернул из воды добычу. Это была акула, рыба-молот. Свирепое чудовище тяжело упало на настил и теперь подпрыгивало и корчилось, словно на гигантской сковородке.

К сожалению, дочь Бога по природе своей лишена дара убеждения, да и не стремится к лидерству. И если этот зануда, ее отец, будет и дальше гнуть свое, она проживет тихую жизнь, так и не заявив о себе. Поэтому он должен разработать четкий план, одну ловушку за другой: слепота Тимоти Милка, лиловая рубашка Беверли Фиск, бульварная газетенка Бикса Константина — каждая уловка должна быть продумана до мелочей. Исподволь, незаметно его новая религия пустит корни, и уже ничто не сможет пошатнуть ее в будущем, как ничто не сможет изгнать Lumbricus из грешного нутра. Сатана тешил себя надеждой и предавался честолюбивым мечтам и гладил акулу, наслаждаясь ощущением шероховатой, как наждак, кожи под ладонью. Как жаль, что он вегетарианец: говорят, мясо акулы — настоящий деликатес.

Атлантик-Сити не всегда был центром обжорства, пьянства и разврата. Раньше он славился главным образом как оздоровительный курорт и сюда приезжали не для того, чтобы подхватить дурную болезнь и понервничать за зеленым столом, в ужасе ожидая, что следующая карта перебором проскачет заветный рубеж в двадцать одно очко. Приезжали отдохнуть и набраться сил. В одиннадцатое лето Джули город, казалось, ностальгически вспоминал свое праведное прошлое. Солнце щедро дарило тепло, прогревая застывшие косточки развратников и шулеров, так что они ночь напролет спали здоровым сном. Соленый ветерок проникал в носы и глотки почтенных рантье, исцеляя воспаленные миндалины и излечивая гайморит.

Что ни утро после завтрака Джули и Феба рулили на пляж, доверху набив багажные корзинки велосипедов бутербродами и всякими вкусностями. Дни напролет они занимались тем, что возводили сложные песочные замки, настоящие крепости с укреплениями из устричных ракушек, рвами, наполненными водой, и потайными бункерами, в которых, словно пришельцы с далеких планет, сновали крабы, плетя интриги межпланетного масштаба. Это занятие вовсе не было возвратом к невинным детским играм. Для Королевы Зенобии и Лесной Нимфы, как девочки втайне называли себя, смысл возведения песочных цитаделей заключался в том, чтобы после их взрывать. Не сразу и целиком, нет. В дело пошел вовсе не припрятанный Фебой динамит, каждая крепость должна была пасть поэтапно, башня за башней, словно уступая яростному натиску армии омаров при поддержке артиллерии середины XIX века. О соответствующей экипировке позаботилась тетушка Джорджина. Девочки располагали целым арсеналом дымовух, ракет, бенгальских огней, петард и прочего пиротехнического инвентаря, которого сейчас на складе у «Смитти Смайла» было навалом. Ведь 4 июля, которое играло для магазина такую же роль, как Рождество для «Детского мира», уже прошло.

— Эй, Кошка, да это же шимпанзе! Настоящий шимпанзе, чертяка!

Джули запустила ракету через западное укрепление крепости Боадицеи — это тетя Джорджина посоветовала называть их сооружения именами великих воительниц — и попала в главную башню.

— Шимпанзе? Где?

Но Феба уже рванула к полуразвалившемуся старому пирсу.

В шезлонге под красным пляжным зонтом дремала пожилая негритянка в платье гувернантки, а к зонту за кожаный поводок был привязан шимпанзе. Феба не ошиблась, «настоящий чертяка шимпанзе». Стоит вспугнуть обезьяну, подумалось Джули, и она сметет зонт, как Самсон разрушил капище Дагона. (Ты еврейка, обычно говорил ей папа, когда они заканчивали читать очередную библейскую историю, и должна все это знать.) Прибыв на место, Феба позволила шимпанзе обнюхать ей ноги и попку и в ответ понюхала аналогичные части тела животного. Тут же на песке, как раз на границе тени от зонта, сидел мальчик примерно их возраста. Тень четко разделила худенькое бледное тельце мальчика на темную и светлую половины. Разговаривая с Фебой, он как-то неуклюже улыбался и вдавливал ладони в сырой песок. Мальчик был слепой.

У Джули похолодело внутри. Слепой, как Самсон. Слепой, как скала. Слепой, как тот мальчик в зеркальце портсигара.

Тем временем Феба возвращалась в сопровождении шимпанзе и мальчика, державшего обезьяну на поводке, как водный лыжник — трос катера.

— С мартышкой играть нельзя, — объяснила Феба, когда они подошли к замку. Шимпанзе смотрел на Джули огромными влажными желтыми глазами. От него воняло грязными носками. Шерсть местами сбилась в колтуны. — Это мартышка-поводырь, она водит мальчишку.

У Джули по телу вдруг побежали мурашки, наверное, от песка, вдруг попавшего в купальник. Никаких чудес, не уставал повторять папа. А не то ее заберут.

— Не мартышка, а обезьяна, — поправил мальчик, — шимпанзе. — У него были волосы цвета вареной морковки. Круглое лицо, усеянное разнокалиберными веснушками. Глубоко посаженные глаза суетливо бегали, напоминая пару серых мышат, поселившихся в глазницах.

Вылечи его, сказал мистер Вайверн. Мама хочет, чтобы ты это сделала. Лучший друг твоей мамы ни за что не станет тебе лгать…

— Ах да, — спохватилась Феба, — Джули, это Арнольд.

— Значит, это не тот слепой мальчик Тимоти?

Ее сбили со следа.

— Тимоти — это я, — сказал мальчик. — Это моего шимпанзе зовут Арнольд.

От обезьяны воняло. Нестерпимо палило солнце.

— А как ты узнала, что его зовут Тимоти? — удивилась Феба.

— Да, как? — подхватил Тимоти.

— Случайно угадала.

— Сейчас мы будем взрывать замок, — гордо объявила Феба. — У нас есть бенгальские огни, петарды и ракеты.

— Я никогда не видел фейерверка, — вздохнул Тимоти, — он так странно шипит и бумкает.

Никаких чудес. Мама хочет, чтобы Тимоти мог видеть. Ее заберут. Мама просила… А если к Тимоти вернется зрение, ее мама наконец объявится? Спустится с небес на сияющем облаке с целой охапкой подарков для любимой доченьки? По одному с каждой планеты во Вселенной?

Джули украдкой глянула на старый пирс. Няня по-прежнему дремала.

Джули знала: чтобы совершить чудо, мало этого хотеть. Еще нужны какие-нибудь предметы. Как бы инструменты. Чтобы оживить краба, она тыкала в него карандашами. А чтобы исцелить слепого…

Джули взяла горсть сырого песка с развалин главной башни, поплевала на него и приложила к левому глазу мальчика, с силой прижав. Арнольд завизжал. Тимоти отпрянул.

— Стой смирно!

Мальчик застыл. Джули казалось, что от кончиков ее пальцев исходит тихое жужжание, словно что-то из них переливается в больной глаз.

— Что ты делаешь? — опешила Феба.

— Лечу его, наверное… — Сердце девочки бешено колотилось, ладони стали влажными. Джули взяла с Боадицеи еще песка и занялась правым глазом. — Не дергайся!

— Ты… что? — переспросила Феба.

Джули отступила, не сводя с мальчика взгляда. Он стряхнул с глаз сырой песок, смел тонкими пальцами остатки с ресниц и заморгал. Золотые волосы огнем горели на солнце.

— Иногда я кое-что могу, — пояснила Джули.

— Что это? — Тимоти дрожал, несмотря на августовскую жару.

— Кое-что можешь? — фыркнула Феба.

Ресницы Тимоти трепетали, как крылышки колибри.

— Что со мной? — повторил он, цокая зубами.

Напуганный Арнольд попятился к девочкам и втиснулся между ними, прижавшись к ногам Джули. Девочка слышала, как подрагивает его горячий бок. Мальчик водил глазами из стороны в сторону: девочка, обезьяна, девочка. В лице не промелькнуло даже тени, свидетельствующей о перемене. Девочка, обезьяна, девочка. «Не получилось, — разочарованно подумала Джули. Девочка, обезьяна, девочка. — Хорошо это или плохо, но у меня…»

— Кто из вас Арнольд?

— Чего? — опешила Феба.

— Кто из вас Арнольд? — Тимоти ткнул указательным в Фебу. — Ты — нет, так? Ты ведь девочка?

— Круто, черт возьми! — взвизгнула Феба, прыгая, как заводной мишка из маминого магазина. — Джули, получилось, получилось! Класс! — Она повернулась к Тимоти и похлопала шимпанзе по загривку. — Вот как выглядит мартышка, детка.

— Обезьяна.

Джули набрала полные легкие свежего, соленого морского воздуха и вдруг ощутила необычную приятную пульсацию в промежности.

А вот Феба все прыгала, как сумасшедшая.

— Вот потрясно, Котенок! Мы же сделаем на этом кучу денег! Да как, черт возьми, у тебя получилось? денег!

— У меня дар, — сказала Джули.

— Дар? — захлопала ресницами Феба. — Откуда?

— От Бога.

— А мне можно получить немножко?

— Понимаешь, Бог — моя мама.

— Чего?

— Ну, я ее дочь.

— Чья, Бога? Я знала, что ты чокнутая, но… Бога?

— Бога.

Тимоти провел рукой на уровне горизонта, указывая в сторону океана.

— Такой плоский… Я думал, он круглый. — Он повернулся к Джули и ликующе взмахнул в воздухе кулачком. — Это ты меня вылечила, да?!

У Джули вдруг закружилась голова. Она почувствовала себя опустошенной, словно игровой автомат, из которого какой-то пройдоха выкачал все жетоны. Ну нет, больше никаких чудес, ее ведь могут забрать!

— Вот что, Тимоти. — Она схватила его за холодные взмокшие плечики. — Сболтнешь кому-нибудь, я тебя снова ослеплю.

Мальчик попятился назад.

— Не надо! Пожалуйста!

— Поклянись, что не будешь болтать!

— Не буду, клянусь!

— Повтори!

— Ни за что не проболтаюсь! Ни за что, никому!

Джули крутнулась на одной ноге, плюхнувшись на песок. Она его исцелила! Никакая она не Королева Зенобия! Она дочь Бога! И она снова ощутила ту самую приятную пульсацию: теплые удивительные волны, поднимающиеся от влагалища. Несмотря на всю свою смуглость, Феба вдруг странно побледнела. Да, ребята, с дочерью Бога шутки плохи. Попробуй ее подставь, еще, чего доброго, волдырями с головы до ног покроешься.

— Эй, можешь на меня положиться, — тихо проговорила Феба. — У меня рот на замке и ключ в унитазе.

— Хорошо.

Джули взяла спички и зажгла фитиль. Еще раз с гордостью посмотрела на результат сотворенного чуда. «Результат» оттянул плавки и увлеченно разглядывал то, что в них находится.

— Я должен был посмотреть, как он выглядит, — деловито пояснил он, щелкнув по животу резинкой плавок.

Замок Боадицеи взлетел на воздух трескучим огненным фонтаном. Зрелище было что надо. Главная башня, напичканная пистонами, прежде чем рухнуть, взлетела на пять сантиметров в воздух. Ров, заминированный петардами, выплеснулся миниатюрным пенистым цунами.

Феба визжала и гикала.

Арнольд бегал кругами, пронзительно визжа и взволнованно стрекоча.

— Ух ты! — наконец восторженно выдохнул Тимоти. Вот тут-то и проснулась няня.

— Кажется, тебе пора, дружище, — заметила Джули, поддев пальцем лямку купальника Фебы.

— Вот здорово! — не мог прийти в себя от изумления Тимоти.

— А что еще ты можешь? — Феба дрожала от нетерпения. — А можешь делать людей счастливыми?

Таща за собой озадаченного Арнольда, Тимоти бросился к старому пирсу.

— Миссис Фостер, миссис Фостер, представляете!..

Старушка вскрикнула. Мальчик уверенно бежал прямо к ней, ни разу не споткнувшись.

— Миссис Фостер!

Джули бросилась наутек, Феба едва поспевала за ней. Они бежали все быстрее и быстрее, прямиком через пляж, вздымая фонтаны песка. Наконец ступеньки, Променад, вот и велосипеды. Сердце Джули готово было выпрыгнуть из груди, и, вторя ударам босых пяток о раскаленный асфальт, в голове стучали молоточки: больше никогда, больше никогда, больше никогда.

Глава 5

Принстонский университет отверг дочь Бога. Тем не менее она получила приглашение в Уэсли, Антиохию и университет Пенсильвании. Кроме того, пришло уведомление из Вассара, что ее включили в резервный список.

Джули отдала предпочтение Пенсильвании: большой город, Высшая лига и от дома недалеко. Только вот отец по-прежнему сводил концы с концами лишь благодаря донорству в обосновавшемся на новом месте Институте Сохранения, и идея постижения университетских премудростей в то время, как отец будет слоняться внизу в холле Института, заставила Джули призадуматься. Ее раздумьям положило конец бюро материального содействия университета, пообещавшее ей стипендию в размере полной платы за обучение в сочетании с работой в университетском книжном магазине. Так что она станет, как и отец, книжным червем. Через неделю после ее дня рождения они с отцом погрузили в «сааб» скудные накопления ее бестолковой жизни — баскетбольный мяч, CD-плейер, электробигуди и прочую дребедень — и отправились через серый неприветливый Делавэр в Филадельфию.

Все-таки она в колледже! Покинутая матерью, обремененная божественностью, Джули все же потихоньку пробивала себе дорогу в жизни.

Ко Дню всех святых пришло предчувствие, что ее ждут переживания, одновременно романтичные и плотские. Говард Либерман, заведующий магазином, был старшим научным сотрудником Института Сохранения, где проводил опыты со спермой макак. Он определил Джули в отдел научной литературы, где все полки были уставлены книгами по основам физики, принципам геологии, учебниками по психологии приматов, медицинской антропологии, введениями в астрономию.

— Безусловно, здесь больше подошел бы термин «астрология», наука о звездах, — пояснил Говард, показывая Джули складское помещение. Небольшой аккуратный рот, очки в тонкой металлической оправе, рубашка а-ля Кропоткин [8] — вылитый Том Кортни в роли революционера Паши Антипова в любимом фильме Джули «Доктор Живаго». Роджер Уорт был красив, красив сногсшибательно, но здесь перед ней стоял настоящий мужчина, человек, который не боялся подойти к краю пропасти, чтобы заглянуть в нее. — К сожалению, «астрологией» завладела банда гороскопщиков, а нам осталось слово «астрономия» — законы звезд.

— Все это так интересно. — Джули потрогала корешок с надписью «Элементарные частицы».

— Физика?

— Физика, биология, звезды…

— Похвально, — сказал Говард. — В наше время люди все больше интересуются мистикой. Для женщин, Джули, увлечение наукой — вообще большая редкость.

Удивительный человек: чуткий, как скрипка, осторожный, как кошка.

— Моя мама — инженер-механик, — сказала она. Говард вынул свою перьевую ручку и на полоске перфорированной бумаги составил небольшой список.

— Рекомендую прослушать вот эти курсы…

Джули впервые увидела такой строгий каллиграфический почерк. Список выглядел как Священное Писание.

— Я думаю, тебе это будет небезынтересно.

Еще бы! Джули все равно бегала бы на квантовую механику, астрофизику, проблемы макроэволюции, чтобы угодить Говарду. Но вышло так, что каждая лекция была настоящим праздником для души.

Наука привела Джули не столько к атеистическому пониманию Вселенной, сколько к выводу, что Бог, создав ее, неохотно, но вынужденно самоустранился. Вселенная была вещественна. Энергия, частицы, время, гравитация, электромагнетизм, пространство — все это материально. Могло ли существо духовное осесть во всецело физической обители? Правильно, не могло. Бог физики был вынужден оставаться в не поддающемся научному описанию мире, в запредельной Вселенной, которую человеческий разум так и не постигнет никогда, вплоть до рокового конца в стонущем водородном вихре. Бог физики мог исподтишка забросить в Млечный Путь какую-нибудь яйцеклетку или сперматозоид, но никак не мог заявиться сюда собственной бестелесной персоной. Он мог засылать сюда своих детей, но для него самого этот мир был недоступен.

Наука даже объясняла природу сверхъестественных измерений: рая, чистилища и огненных владений Эндрю Вайверна. Так называемая копенгагенская интерпретация квантовой механики настаивала даже на существовании недоступных альтернативных миров.

— Множество противоречивых миров, — читал лекцию профессор Джером Делакато, — бесконечно ответвляющихся друг от друга, словно ветви огромного дерева. Так что, возможно, что где-нибудь там, в другом мире, я в данный момент читаю лекцию, доказывая беспочвенность теории существования множественных миров.

Все это выводило Джули из себя. Сидя в увитой лианами аудитории, она конспектировала безумные теоретизирования Делакато, чуть ли не корчась от досады. Маме следовало бы дать о себе знать. Пусть трещина, нет, пропасть, разделявшая их, широка, как космос, — Бог должен найти способ перебросить мост на эту сторону.

— Протяженность наблюдаемого космоса — десять миллиардов световых лет, правильно? — спросила она Говарда. — Или, как заметил Дирак, в 1040 раз больше субатомарной частицы. Но смотрите, соотношение гравитационной силы между протоном и электроном также составляет 1040. В этом прослеживается элемент творчества, что подразумевает наличие Творца, любящего, заботливого Бога.

Его взгляд выражал смесь раздражения и горечи.

— Нет, — сказал он, поджав губы, — это всего лишь означает, что в данный момент протяженность космоса именно такова.

— У меня есть веские причины верить, что Бог есть. — Джули едва сдержала самодовольную ухмылку: ее сексуальный, совершенный во многих отношениях шеф знал далеко не все.

— Послушай, Джули, подобные вопросы лучше обсуждать за бокалом вина и изысканной закуской, скажем, в каком-нибудь ресторане. Тебе нравится греческая кухня?

— Очень. — Она терпеть не могла греческую кухню. — Я от нее просто без ума.

Так состоялось их первое свидание. Все было просто и мило. Они бродили, взявшись за руки, — парень и девушка. Ходили в кино, в музей Родена, в Институт Франклина, в музыкальную академию. Биолог-атеист, еврей — такой выбор папа непременно бы одобрил. И тут уж обошлось бы без дурацких шуточек, которые он отпускал всякий раз, когда Джули приводила домой Роджера Уорта.

За столиком греческого ресторана, объясняя устройство Вселенной, Говард проявлял необычайную страстность.

— Большинство людей не понимают одной простой вещи: мир уже не тот, в нем появилось нечто такое, чего раньше не было. Бам — наука — и внезапно предположение становится истинным, потому что оно истинно, Джули, а вовсе не потому, что у его сторонников самые большие приходы, самые свирепые инквизиторы или они дольше всего продержались в списке бестселлеров «Нью-Йорк тайме». — Его глаза напоминали двух хищников, беспокойно меряющих шагами свои клетки. — Земля вращается вокруг Солнца. Бактерии вызывают заболевания. Почка — это фильтр, сердце — насос. — Говард все повышал голос, так что в их сторону уже начали оборачиваться. — Наконец, наконец-то, Джули, мы получили возможность знать!

Они решились пойти в Саутворкский экспериментальный театр и после двухчасового созерцания посредственных актеров, изливавших душу газовым печкам и стиральным машинам, наконец уединились в квартире Говарда. Его жилище было таким же всклокоченным, как и он сам. На стенах, небрежно прилепленные пластырем, висели плакаты с портретами Эйнштейна, Дарвина и Галилея, повсюду бесформенными кучами валялась одежда, на корпусе компьютера красовались засохшие круги от кофейных чашек.

— Пиво будешь?

— Кофе, — с готовностью откликнулась Джули. — И честно говоря, я проголодалась.

— У меня есть пицца, разогреем в микроволновке.

— Обожаю.

Они пировали прямо на полу, посреди разбросанных носков и старых номеров «Сайентифик Америкен». На этот раз Джули твердо решила не отступать.

— Говард, а у Вселенной есть начало? — спросила она вкрадчиво, поглаживая его руку.

— Я думаю, да. — Он наклонился, и их губы встретились. До мастерства Фебы ему было далеко, но тем не менее получилось очень даже ничего. — Статика — не моя стихия.

— Я так и думала. — Она приоткрыла рот, и их языки сплелись, словно вьюны-задиры.

— Традиционное заблуждение заключается в том, что взрыв произошел в определенной точке пространства, подобно взрыву здесь, на Земле. — Говард засмеялся, он был весь желание. — Скорее он заполнил собой все пространство, он был само пространство.

Джули легла прямо на пол, увлекая Говарда за собой, все еще наслаждаясь его языком. Ее бедро ощутило мощную эрекцию возлюбленного.

— У меня в сумочке презерватив.

Он сунул руку в валявшуюся тут же на полу кроссовку и вытащил из нее несколько презервативов, скрепленных вместе, как леденцы на палочках.

— Не беспокойся.

Пуговицы, молнии, пряжки, кнопки и крючки сами расходились под их нетерпеливыми пальцами. Окружающий хаос тут же поглотил их одежду.

— Я никогда не делала этого раньше, — призналась Джули, — вообще ни разу.

Быстрые чуткие пальцы Говарда и его проворный, раскрывающий истину язык, казалось, были везде: мяли мышечную ткань, проникали в кости, рождали в душе удивительные эфемерные узоры. Островок черных волос у него на груди походил на созвездие Андромеды.

— И после этого взрыва пространство продолжало растягиваться, как воздушный шарик или резиновое полотно. — Он распечатал презерватив и развернул его на своей обрезанной «протяженности», не переставая прикасаться к ней, рождая сладостные вибрации.

— Резиновое… — со стоном вторила Джули.

— Заметь, растяжение было одновременно изотропным и гомогенным…

Она дрожала каждой своей благословенной клеткой. Косточки словно раскалились, спинной мозг превратился в горячий желатиновый шнур, пронизывающий позвоночник. Скрипя зубами от наслаждения, она прижала к полу ладони и, словно превратившись в некую жидкую субстанцию, потекла в неведомую даль.

— То есть изученный космос не имеет центра. — Говард забрался на нее.

Наконец она коснулась берега. Глаза широко раскрылись, и взору Джули предстали покосившиеся книжные полки Говарда. «Новейшая физика», — прочитала она. «Фи-зи-ка». От этого слова отделился радужный энергетический сгусток и, вытянувшись в рассеянный луч, влился ей прямо в голову. Джули закрыла глаза. Дендриты плясали. Синапсы искрились.

— То есть какая бы то ни было привилегированная точка отсутствует, — развивал свою мысль Говард. Джули направила расширяющуюся Вселенную в себя и, смеясь, ощутила, как она пронзила ее. — Таким образом, мы должны отказаться, — он продолжал прокладывать себе дорогу аккуратными ритмичными толчками, исписывая каллиграфическими строчками стенки ее влагалища, — от всякой идеи о разлетающихся галактиках.

Клеточная биология! Аналитическая химия! Геофизика! Филогенез! Сравнительная анатомия! Кровь пела в венах у Джули, тело радовалось потоку поступающей информации, эротическому потоку экспериментально подтверждаемых знаний. Не может быть! Так значит, ее пришествие в этот мир связано с наукой? Выходит, она была послана, чтобы проповедовать Евангелие эмпирической правды?

— На макроуровне, — Говард сопел, как загнанная немецкая овчарка, — звезды почти неподвижны, они удаляются друг от друга лишь по мере того, как сам космос, — последовал низкий извечный рык наслаждения, — растет. — Он излился в нее, и Джули представила бесчисленные галактики, изображенные на его презервативе, разлетающиеся по мере того, как «Вселенная» наполнялась его семенем.

— Ты веришь, что у науки есть ответы на все вопросы? — спросила она.

— А?

— У науки, у нее есть ответы на все вопросы?

— Ох уж эти умники, которые любят говорить, что у науки нет ответов на все вопросы!

Вот оно. Свершилось. Девственность утрачена, плоть восторжествовала, мама кусает локти, миссия открыта. Да здравствует благая весть эмпирической правды! Да! О да!

— У науки есть ответы на все вопросы, — сказал Говард, вставая. — Проблема в том, что у нас нет всей науки.

— Дыши глубже, — приказала Джорджина. Мюррей повиновался. Боль все нарастала, раздирала грудную клетку, скреблась по рукам, рождая рваные пики на экране осциллографа. Как же все повязано в этом мире, думал он. Прибор работал на электричестве, добываемом из угля. Выходит, в какой-то определенный момент какой-нибудь шахтер из Западной Виргинии дал на-гора здоровенную глыбу, благодаря которой в данный момент дежурная медсестра, или кто там, еще могла убедиться, что мистер Кац все еще в числе живых.

— Бесполезно, — простонал Мюррей, сминая в кулак накрахмаленные простыни. Он был как марионетка на веревочках: катетер, трубка капельницы, хитросплетение проводов, прилепленных к груди. Измученное, затромбированное сердце посылало сигналы. «Интересно, — подумал он, — когда сигналы на мониторе исчезнут, я замечу это или к тому времени буду уже мертв?» — Что отец, что сын.

— Вот остолоп! — Джорджина нервно теребила прядь своих седеющих растрепанных волос. Глядя на нее, Мюррей старался угадать, сколько ему еще осталось. Чем больше нервничала Джорджина, тем ближе надвигалось небытие, — Дыши, тебе говорят, мне в таких переделках это помогало! — Мюррей принялся старательно дышать ртом. На экране по-прежнему вздымались пики, боль постепенно утихала. — Джули уже едет.

Джули, улыбнулся он. Милая, как же ей непросто в жизни. Хорошо все-таки, что она росла разумной девочкой и теперь ничем особенным не отличалась от своих сверстниц.

— Мы ведь все делали правильно в отношении Джули, правда?

— Правильнее не бывает, — успокоила его Джорджина.

— Она все еще обычная девочка, как сотни других, — продолжал Мюррей. — Ее враги ничего и не подозревают.

— Я боялась, что еще в детстве все раскроется. Слава богу, они с Фебой перебесились.

— А чего им беситься?

— Как чего, у меня и то крышу рвало. — Джорджина включила телевизор. На экране священник-неоапокалиптик сообщил, что в Трентоне умирают тридцать больных диабетом. — Думаешь, легко было молчать? Утром просыпаешься, и хочется кричать на весь мир, чтобы все знали. А я прикушу язык и молчу. Вот как я люблю тебя.

Боль окончательно улеглась.

— Правда любишь? Ты не просто добра ко мне, потому что мой ребенок связан с чем там, с Первичным Гермафродитом?

— Если бы я не была лесби, Мюр, я бы вышла за тебя замуж.

— Правда? Вышла бы за меня?

— Клянусь твоей задницей.

— А что, и правда, выходи за меня. — Он переключил телевизор на другой канал. На экране волна наводнения только что смыла цивилизацию с филиппинского острова. — А, Джорджина, давай поженимся? Тебе вовсе не обязательно завязывать с женщинами. Можешь приводить их домой.

— Звучит заманчиво, но боюсь, что Феба — единственный сторонник традиционного секса в семье. — Звякнув индейским браслетом племени навахо, Джорджина вытянула вперед руки, указательным пальцем повторила движение светящейся точки на экране осциллографа. — Вот что, если я когда-нибудь сменю ориентацию, то первым парнем, на которого я посмотрю, будешь ты, обещаю. А тем временем давай лучше просто останемся друзьями, хорошо?

— Хорошо.

— Понимаешь, жениться кто попало может, Мюр. А вот дружба — дело серьезное.

На сердце потеплело. Дружба — дело серьезное, правда. Бывало, Джорджина доводила его до белого каления всеми своими сумасбродными идеями об энергии пирамид и душах радуг. Но если не считать дочери, с ней было связано все лучшее в его жизни. Он ни за что не променял бы дружбу Джорджины на самую лучшую жену.

— Может, хоть Джули выйдет замуж, — сказал он.

— О, ты еще у нее на свадьбе погуляешь.

Мюррей посмотрел на экран осциллографа. Шторм на мониторе утих, и сердечное море мерно катило свои волны. Он улыбнулся. Свадьба Джули — как приятно об этом думать. Интересно, его внуки не будут обременены Божественностью, или это передается по наследству?

Скользнула в сторону занавеска, и на пороге появилась она, свежая и стройная. Ну, может, килограмма три лишних, не больше. С огромным букетом хризантем в руках.

— Контрабанда, — нарочито весело сказала Джули, ставя цветы на тумбочку. — Вообще сюда с цветами не пускают, дескать, они тут воздух портят. Все-таки отделение интенсивной терапии. — Когда взгляд Джули скользнул по дюжине датчиков, торчавших у него на груди, она так побледнела, что шрамик на лбу стал почти незаметен. — Эй, а ты ничего выглядишь. — Голос предательски дрогнул. Она поцеловала Мюррея в щеку. — Как ты тут?

— Устаю быстро. Время от времени — боли. Слезинки повисли у Джули на ресницах. Уголки губ опустились.

— Я знаю, о чем ты думаешь: вот так же и твой отец. — Одна слезинка упала. — Но сейчас врачи столько всего знают, правда. Сердце — это всего лишь насос.

— Вот и дай ему новый, — твердо проговорила Джорджина.

Джули стала белой как мел.

— Что?

— Что слышала.

— Джорджина, — укоризненно, почти шепотом, произнесла Джули.

— Я никому не скажу, слово скаута.

— Джорджина, ты просишь…

— Новое сердце, детка. Забудь об эре космической гармонии, забудь синергетическую конвергенцию, просто дай папе новое сердце.

Когда Джорджина выходила из палаты интенсивной терапии, по телевизору рассказывали о террористах, взорвавших ручную фанату на борту греческого пассажирского корабля.

Она хотела сказать: «Джорджина, ты просишь слишком многого», — догадался Мюррей. На лбу дочери постепенно проступал шрамик — по мере того как румянец возвращался на ее лицо. Он ни минуты не сомневался в том, что Джули может его исцелить, как и в том, что он этого хочет. При мысли о смерти у него во рту слюна вскипала от гнева. Как это — придет смерть, уничтожит его мысли, он больше никогда не увидит дочь, лучшую подругу, свои книги?

И все же Джули была права. От нее хотели слишком многого. Она должна держаться в стороне от опасного пути.

Стоит вмешаться один раз — и конца уже не будет. Сейчас новое сердце, за ним другое, и пошло-поехало. Исцеление жертв СПИДа, предотвращение циклона, отвод грязевого потока, мирное разрешение революции. Они не успеют опомниться, а враги уже тут как тут, поджидают у двери.

— Слышишь, если я тебе кое в чем признаюсь, — спросил Мюррей, — это будет как исповедь перед смертью?

— Ни в коем случае.

— Я никогда никому не говорил, но я знал отца Фебы.

— Вот это да! А как его найти?

— Его больше нет.

— Больше нет… — скривилась от огорчения Джули.

— Он был в старом здании Института, когда оно взорвалось. Его звали Маркус Басе. Это он убедил меня стащить тебя… твою камеру.

— А Феба-то уверена, что найдет его.

— Увы.

— Сказать ей?

— Нет смысла. У бедняги было четверо детей. Мальчики. Время от времени я посылаю им бейсбольные карточки.

Как же ему хотелось снова увидеться с Маркусом Бассом, посмотреть на него, обнять, поблагодарить. Ведь это он убедил Мюррея, что эмбрион ему необходим.

— Солнышко, тебе Бог никогда не говорил, что происходит после смерти?

— Вовсе ты не умрешь. — Джули крепко сжала кулаки. — Тебе еще «Герменевтику повседневности» заканчивать.

— И все-таки интересно, не говорил?

— Нет. Мама где-то за пределами Вселенной. Она у меня Бог физики, я в этом уверена. — Джули рассеянно переключила канал. На экране забибикал Роуд Раннер. — Мы ведь знаем, о чем каждый из нас думает, да? Джорджина сказала…

— Терпеть не могу этот мультик… — Мюррей сердито посмотрел на экран телевизора. — Муравьев ему в перья!

Так значит, мама Джули — это простой энергетический импульс, толчок, спровоцировавший Большой Взрыв? Это многое объясняет, размышлял Мюррей.

— Мой ответ — нет. Я должен сам выкарабкаться.

Джули погладила его покрытую проводами грудь.

— А если я просто добавлю немножко новых клеток…

— Подумай сама. Допустим, на какое-то время ты приведешь сердце в порядок. А как бороться со стрессами, куда девать лишние килограммы? Придется заняться целым миром. Починишь сердце, меня долбанет аневризма сосудов мозга, или почки откажут, или начнется болезнь Альцгеймера.

— Я не дам тебе умереть.

Вошла живописно-роскошная медсестра, что-то вроде «Мисс Ноябрь», только в одежде — навязчиво пышная грудь, идеально очерченные чувственные губы, — и сунула Мюррею в рот таблетку.

— Время посещений подошло к концу.

— Моя дочурка, — сказал Мюррей, проглотив таблетку. Ну как смерть может заявиться и забрать его из этого сказочного мира медсестер?

— Славная девочка, вы просто молодец! — Медсестра одарила Джули лучезарной улыбкой. — Цветы нужно забрать.

Джули снова поцеловала Мюррея в щеку.

— Ладно, папа, держись.

Осциллограф по-прежнему не спеша катил свои волны. Мюррею захотелось спать.

— За меня не переживай, пусть у тебя все будет хорошо. Ступай, радуйся жизни.

— «В приморском граде на Променаде гулять мы будем, как во сне», — беззаботно напевала Феба. Противный мартовский ветер гнал ее мимо Железного пирса с мертвой каруселью. Старая скаутская фляга похлопывала по бедру, словно ребенок, пытающийся привлечь к себе внимание. — «В приморском граде на Променаде в любви признаешься ты мне».

Старые рассыпающиеся пирсы, как жалкое подобие афинского Акрополя, служили напоминанием о безвозвратно ушедшем славном прошлом. Но, кроме того, как успела выяснить Феба, здесь было здорово прогуливаться в обеденную пору: людей почти нет, можно расслабиться.

Она открыла флягу и поднесла горлышко к губам. Мама не возражала против баночки пива от случая к случаю, крепкие же напитки — ни-ни-ни! Но бывали такие минуты, когда только ром «Баккарди», это чудодейственное зелье, делал окружающий мир пригодным для жизни.

На краю пирса кто-то рыбачил.

Облизнув губы, Феба закрыла флягу.

— Ну, как улов?

Он оглянулся. Белый. И значит, не отец. Как всегда.

— На прошлой неделе подцепил барракуду, но сегодня они что-то неохочи до моих наживок. — Рыбак был довольно приятным мужчиной с аккуратно подстриженной бородкой. Мускулистый торс обтянут красным свитером с высоким воротом. — Как поживаете, мисс Спаркс?

— Так вы меня знаете?

Незнакомец ухмыльнулся. У него были белые, блестящие, слегка кривые зубы, напоминавшие неправильной формы жемчужины.

— Я был в отеле «Довиль», когда ты нашла динамит. Мы разговаривали с Джули.

— Так вы и есть тот самый друг ее мамы?

— Ваш покорный слуга Эндрю Вайверн. — Он смотал удочку и принялся ее разбирать. — Буду с тобой откровенен: меня беспокоит бедняжка Джули.

— Да, жизнь у нее не сахар, — согласилась Феба. Что-то ей этот Эндрю Вайверн не нравился. Типичный казиношный заправила: этакий фамильярно-пренебрежительный тон. — Божественность — это вам не шуточки. Вечно кажется, что ты недостаточно много делаешь.

— Феба, золотко, я должен сказать тебе нечто важное.

Феба похлопала по фляжке.

— Глотнете? Это ром.

— И тебе не советую. Ты знаешь, что тебе доведется сыграть решающую роль в жизни Джули?

— Что-то она меня не особенно слушается.

Вайверн подобрал рыболовные снасти и, сверкая зубами, направился к Променаду.

— Ты собираешься подарить ей несколько газетных вырезок для ее храма, — вдруг сказал он. — На Хануку [9].

— Ага, и на день рождения. — Она пошла вслед за Вайверном к карусели вопреки всякому благоразумию. — А откуда вы знаете?

— Да так, угадал случайно.

Ну конечно, друзьям мамы Кац ничего не стоило угадывать подобные пустяки.

— Правильно рассуждаешь. Ты собираешься сказать ей, что она вовсе не обязана избавлять мир от боли и страданий, ведь их слишком много. Все верно.

Вайверн забрался на шершавого, кишащего термитами льва. От собеседника Фебы пахло апельсинами, медом и обманом. Король рулетки? Нет, здесь, пожалуй, что-то похуже, чувствовала она.

— Но все может выйти из-под контроля, — предупредил он. — Если мы не уследим, она может, как одержимая, попытаться вылечить, предотвратить и исправить все до мелочей. Стоит ей встать на этот путь, и она сойдет с ума.

— Я раньше тоже так думала. Ничего подобного. И знаете, сейчас я уже хочу, чтобы ее чертов храм вправил ей наконец-то мозги. Я хочу, чтобы она почувствовала себя обязанной. — Феба взобралась на разваливающегося единорога, кое-как удерживающего на гвоздях, болтах и заплатках из стекловолокна все свои части. — Кац должна помогать людям: лечить болезни, доставлять еду в Эфиопию, должна положить конец гражданской войне в Турции, она должна сразиться с Сатаной!

С Сатаной? Ну конечно, это он. Феба отвинтила флягу и сделала основательный глоток. Чудодейственная жидкость придала ей сил, словно заполнила защитный ров вокруг сердца. А сейчас благоразумная девушка слезла бы с этого рогатого коня и дала бы деру, подумала она и глубже всадила в стремена ботинки: ни одной благоразумной девушке не доводилось морочить голову черту.

— Джули не должна отвлекаться на земную рутину, — продолжал Вайверн. — Ее миссия гораздо серьезнее.

— Она тут одному мальцу зрение вернула.

— Джули была послана, чтобы создать новую религию. Только так она обретет покой.

— Так вот, ваш друг Бог вовсе не приказывал ей этого делать.

— Небеса диктуют свою волю опосредованно, через таких людей, как мы с тобой.

— И по-вашему, мы должны сказать Кац, чтобы она затеяла новую религию?

— Вот именно.

— И что же это будет за религия?

— Мощная. Апокалиптическая. Ну, скажем, такая, как христианство.

— Знаете, что я думаю, мистер Вайверн? — Феба соскользнула со своего единорога и, вдохновленная выпитым спиртным, спрыгнула обратно на пирс. — Я думаю, в вас столько дерьма, что из задницы вашей уже розы растут.

Губы Дьявола задвигались, словно злобные слизняки.

— Если бы ты знала, кто я такой, ты бы…

— А я знаю, кто вы такой.

Вайверн с такой силой сжал вожжи, что его рука побелела как мел. Медленно, но непреклонно, как полуразложившийся труп, возвращающийся к жизни в одном из любимых ужастиков Роджера Уорта, карусель начала вращаться. Все быстрее и быстрее, словно гигантская прялка, изрыгающая недобрый зловонный ветерок.

— Джули не повезло, ты плохая подруга, — выкрикнул Вайверн из недр торнадо. Ожил карусельный орган, под скрип дерева и скрежет металла зазвучала убогая интерпретация марша «Вашингтон пост».

— Идите вы, мистер! — Ветер трепал жесткие волосы Фебы. Вдоль пирса, словно перекати-поле в городе призраков, неслись обрывки газет и прочий мусор.

— Ты просто ужасная подруга!

Двадцать четыре деревянных зверя, словно разом ожившие, помчались галопом, отдавая дань уважения его превосходительству Железному пирсу и его величеству Атлантик-Сити. Мухи и цикады обратились в паническое бегство. Пронесся эскадрон летучих мышей с человеческими лицами — мужскими, женскими, детскими, — иссушенными страданием, лишенными надежды.

— Джули заслуживает лучшей!

— Трахни свинью, которую ты сожрал на завтрак!

Исподволь, неохотно уступая силам трения и земного притяжения, карусель замедлила ход и наконец замерла. Лев уже был без всадника. Вайверн исчез. Сатана. Собственной персоной, будь он проклят. Оставшись одна на пирсе, Феба глубоко вздохнула и вздрогнула всем телом. Сделав последний, основательный глоток скаутского рома, она поразмыслила и твердо решила, что однажды найдет способ и убедит Джули Кац раскрыть свой творческий и божественный потенциал.

«Сердце — это насос, — записала Джули в своем дневнике на следующий день после того, как они расстались с Говардом Либерманом, — слабый и ненадежный, как и любая другая машина. И случается так, что эмболия чувств приводит к смертельному безразличию».

Их отношения закончились так же внезапно, как и начались. Все произошло дома у Говарда. Они завтракали прямо в постели — еще с апреля они жили вместе, — как вдруг ни с того ни с сего Говард начал нести что-то об их якобы предстоящей поездке на Галапагосы. Он строил планы, словно Джули только и мечтала об этих островах.

— Почему это вдруг я должна туда ехать? — спросила Джули, намазывая на булочку плавленый сыр.

— Почему? Почему? Да это же Иерусалим биологии, вот почему. — Говард задрал ночную рубашку Джули и поцеловал ее прямо в пупок — твердый, как орех, пупырышек, который когда-то соединял ее с Богом. — Это святая земля естественных наук. На Галапагосах разум освобождается от иллюзий контроля свыше.

— Я слышала, там бывает очень жарко.

— В Филадельфии тоже. — Он опустил рубашку и посмотрел на нее с подозрением.

— А еще постоянно дожди.

— Джули, что ты такое говоришь?

— Говорю, что я не хочу ехать с тобой на Галапагосские острова. — Она откусила едва ли не полбулочки сразу. — Говорю… что не хочу.

И тут Говард разразился упреками, обвиняя ее во всех смертных грехах — от лени до вампиризма. Она его использовала, говорил он, притворялась, что любит, а сама запустила клыки в его интеллект, высосала его разум.

— Помнишь, что ты сказала как раз перед тем, как я впервые пригласил тебя в ресторан? Ты сказала, что веришь в Бога.

— Я и верю. Прости, Говард, но я не в состоянии целое лето выслушивать твои излияния об устройстве мироздания.

— Я тебя сделал, черт возьми. Я научил тебя мыслить.

— Мыслить твоими мыслями.

— Если бы не я, ты так бы и осталась обычной безграмотной девчонкой.

И тут Джули выбралась из постели и влепила остаток булочки Говарду в лоб. Плавленый сыр прилип ко лбу, словно шутовская пародия Каиновой печати. Наскоро одевшись, Джули выскользнула из квартиры и зашагала в университетский музей. Там она и провела остаток дня, разглядывая забальзамированных египтян. Мужчин.

На следующий день она собрала пожитки и вернулась в «Око Ангела». Недавно сюда переехали и Феба с Джорджиной, которых выселил хозяин их прежней квартиры, новый апокалиптик, прослышав об их плюрализме в сфере сексуальных наклонностей. Милая Феба, милая Джорджина, какими же заботливыми и непреклонными няньками они были! Особенно Джорджина, неустанно готовившая свои экстравагантные снадобья для укрепления папиного сердца и кормившая его витаминными салатами из овощей, которые умудрялась выращивать на скудной песчаной почве.

Джули завела дневник и старательно его заполняла в надежде, что, доверяя мысли бумаге, она сможет лучше понять саму себя.

Ее храм, этакая монашеская келья со свечами от Смитти Смайла, оказался идеальным местом для упражнений в эпистолярном жанре. Удивительно, что Феба старательно следила за обновлением вырезок, но еще более удивительно, что вырезки больше не успокаивали Джули, как это бывало раньше. Ее сознание стало каким-то ранимым и хрупким, ее суперэго едва ли не кровоточило. С появлением каждого нового сообщения о жертве апартеида или дорожном происшествии Джули все больше убеждалась, что в действительности Феба преследовала определенную цель. И эта цель была ей ясна. Она, казалось, говорила: Кац, ты не имеешь к этому никакого отношения. Но был и другой, скрытый, смысл: Кац, все в твоих руках.

«Бог прислал меня не для показных трюков, — отстаивала Джули на бумаге свои позиции, — и очень жаль, что Феба этого не понимает. Кстати, она слишком много пьет в последнее время». И правда, сейчас просто не было смысла воспринимать Фебу всерьез. Они словно жили на двух разных планетах. Джули, член Высшей лиги и начинающий проповедник эмпиризма, — и Феба, исключенная за неуспеваемость студентка и служащая магазина приколов. Что знает Феба о пределе Чандрасекара или о постоянной Планка, о Сейфертовых галактиках, Гильбертовых пространствах? Бедняжка, ей бы выбраться из Южного Джерси и поднакопить знаний. Быть может, подобно тому, как Говард опекал Джули, ей самой следовало бы сейчас заняться Фебой, увлечь ее волнующим путешествием в сферу космогонических премудростей.

Говард. Ах да, Говард. «В своем неустанном крестовом походе во имя науки Говард что-то упустил, — писала Джули. — Квантовая механика и общая теория относительности вовсе не объясняют Вселенную, они ее срисовывают, подобно хрустальным сферам Аристотеля и планетарной системе Ньютона». Она перечитала абзац. Так значит, упустил, а не упускает. Выходит, все действительно позади, она, не задумываясь, пишет о Говарде в прошедшем времени. Прекрасно. «Говард принимал модель за реальность, — продолжала она, — белковый суррогат — за бифштекс. Настоящий исследователь космоса наверняка уловит скрытую мораль в знаменитом соотношении неопределенности Гейзенберга. В недрах истины скрывается сияющее облако незнания, бесценный самородок сомнений, светящаяся хорда непостоянства, не ограниченные несовершенством знания».

Вошел папа. С каждым днем он казался чуточку меньше. Его плечи опускались чуточку ниже. Жизнь послушно следовала известной кривой: человек растет, взрослеет и увядает. Папа тоже потихоньку сморщивался, словно усыхал от ветров, обдувающих маяк.

«Какую бы форму ни приняло мое служение, — писала Джули, — я буду проповедовать Закон Неопределимости, свидетельствовать о царстве непостоянства». Она резко захлопнула дневник, словно хотела раздавить паука, заползшего на страницу.

— Пойду зажгу маяк, — сказал папа, подтягивая пояс своего ужасного клетчатого халата. — Сердечникам полезно иногда поупражняться.

— Кто сегодня? — спросила Джули сквозь зубы. С возрастом папина эксцентричность определенно становилась менее привлекательной. — «Люси И»?

— «Уильям Роуз», по-моему. Сейчас июль?

— Ты же и сам знаешь, что июль.

— Если июль, то, значит, «Уильям Роуз».

— Ты индерал принял?

Тяжкий вздох.

— А ланоксин? А кинидин?

— Принял, принял, Джорджинин сок тоже.

И он, по-стариковски шаркая, вышел.

«Трагедия людей в том, — записала Джули, — что они не живут в своем времени. Гомо сапиенс не сводит глаз с исторического зеркала заднего обзора, упрямо отказывается смотреть вперед, выворачивая шею, лишь бы разглядеть предполагаемый утраченный рай, какую-то золотую…»

Джули замерла. Папа пошел зажигать маяк. Физические нагрузки полезны для сердечников, но… 126 ступенек?

«Человечество разрушает себя своей нелепой ностальгией», — написала Джули.

Ручка выпала у нее из руки. 126 ступенек.

Она бросилась к двери, забыв закрыть дневник.

Все, что угодно, только не этот взгляд, застывший, запрокинутый, неестественно округлившийся. Джули не видела такого напряженного взгляда с тех пор, как вернула зрение тому мальчику, Тимоти. Отец лежал на площадке третьего пролета, прижав руки к груди, словно стараясь вновь запустить вдруг остановившееся сердце.

Она рванула наверх. 1985 год, лагерь герлскаутов. Она проходит курсы оказания первой помощи, получает наградной значок. Три толчка — искусственный вдох. Безжизненное тело казалось ужасно нелепым, эти торчащие из ноздрей темные волоски, зияющие на щеках поры. Толчок, толчок, толчок, вдох. Толчок, толчок, толчок, вдох. Когда Джули исполнилось одиннадцать, он начал приносить с работы фотографии, и они вместе раскладывали их на кухонном столе. Женщины с эмоциональными проблемами, фотографировавшие расчлененные манекены и плюшевых мишек, валяющихся в грязи, были автоматически дисквалифицированы. Как и кандидатки, чьи проявленные пленки являли любовников, мужей или ватаги резвящихся чад. Толчок, толчок, толчок, вдох. «А как тебе эта, Джули?» — «Какая-то сварливая тетка». — «А вот вроде ничего» — «Не-а». Толчок, толчок, толчок, вдох. Из этой затеи ничего не вышло. Из десятка женщин, кандидатуры которых были одобрены, ни одна не проявила к папе благосклонности. Толчок, толчок, толчок, вдох. А он был так искренен в своих намерениях, так серьезно настроен: да, он искал себе подругу, но, главным образом, хотел найти достойную мачеху своей дочке.

Постепенно Джули поддалась одолевающим ее инстинктам, некоему подобию материнского чувства. Положив ладонь на солнечное сплетение отца, Джули заставила его сердце ожить. Почему бы и нет, ее вмешательства никто не увидит, ни одному диверсанту даже в голову не придет. Толчок, теперь уже изнутри, еще и…

Подумай как следует, сказал он ей когда-то. Настоящее оживление — это не игрушки, это тебе не в краба карандашами тыкать. Во-первых, нужно завести сердце, потом ведь к этому времени из-за кислородного голодания уже отключилась центральная нервная система, превратив мозг в желе разобщенных полушарий и путаницу извилин. Все это тоже нужно привести в порядок.

Что потом? Убрать со стенок артерий и вен холестериновые бляшки? Да, пожалуй, но лишь затем, чтобы они тут же начали оседать снова. Папа был прав: на определенном этапе придется переделывать весь мир, а для этого по меньшей мере нужно быть Богом.

И все же она должна попытаться. Толчок. Еще. Еще один. Как вдруг то, что уже наполовину перестало быть папой, ожило, конвульсивно дернулось, прерывисто задышало.

— И, ид… — задыхалось ее творение.

— Папа? Да, папа? Что?

— И, ид… иди.

— Идти куда?

— Ж… жизнь.

— Жизнь?

— Ид-ди радуйся…

Последовал резкий хриплый вздох, словно у ее папы вместо легких был орган старой карусели, что на Железном пирсе. И тогда, во второй раз за вечер, он умер.

— Папа! Папа!

Пульса нет, дыхание не прослушивается.

— Папа!!!

Зрачки расширились и застыли.

Итак, вместо воскрешения, вместо второго Лазаря, было это полное слез восхождение на башню маяка. Иди, радуйся жизни, хотел сказать он. Что ж, так она и сделает. Она была послана не для того, чтобы сражаться со смертью. Возвращение к жизни — не ее призвание. Она и не взглянет в зеркало заднего вида, будет смотреть только вперед, жить в своем времени.

Джули знала: спички в жестянке возле фонаря. Она подняла линзы, завела часовой механизм. Керосина хватит? Отец всегда следил, чтобы резервуар был полным. Она чиркнула спичкой, повернула ручку. Встретив крохотный огонек и подхватив его, от центральной горелки, словно кобра из корзинки, поднялось пламя.

— Приветствую тебя, «Уильям Роуз», — задыхаясь от слез, вспухшими губами проговорила Джули. — На этот раз… у тебя… получится. — Она опустила линзы. Пошел вниз свинцовый поршень, нагнетая керосин к горелкам.

Джули знала: там, за пеленой слез, ярко горело пламя маяка.

И вот настал момент епитимьи, агонии, неизбежной для тех, кто не смог вернуть к жизни своего отца. Ну что, древний корабль увидел наш маяк? Ослепленная слезами, Джули протянула вперед правую руку и крепко прижала ладонь к кожуху фонаря. Невыносимая, неизъяснимая, доселе не испытанная боль… Она не отнимала ладони, Пока не почувствовала запах горелого мяса, и кричала, кричала так, что казалось — голосовые связки вот-вот лопнут. Нашел дорогу домой? Рыдая, она убрала дымящуюся, покрывшуюся волдырями, подвергшуюся нещадной пытке ладонь. Нашел?

Остаток дня со всеми его отвратительными деталями Джули прожила, как в кошмарном сне. Вызвала агента из похоронного бюро. Вызвала агента из похоронного бюро во второй раз, когда он не пришел после первого звонка (он, оказывается, спутал мыс Бригантин с бухтой Бригантин). Потащилась в Атлантик-Сити в больницу, где ей смазали и забинтовали руку, назначили курс антибиотиков и приказали впредь избегать керосиновых фонарей. Список друзей и родственников был коротким: Феба, Джорджина и Фреди Каспар с Родни Бальтазаром с пожарной станции. Уже без Херба Мельхиора, который шесть лет назад умер от рака легких.

— Бедняга хотел жениться на мне, — всхлипывала Джорджина в телефонную трубку. — Звучит как вступление к дурацкому телешоу, да? «Верно, Берни, этот стареющий книжный червь, и его подруга-лесбиянка съезжаются, он не требует, чтобы она завязывала с женщинами, хотя в душе ревнует. Они вместе воспитывают своих детей и…» Ты хочешь сказать, что позволила ему умереть?! И ты ничего не сделала?

— Я пыталась.

— Так попытайся снова! Отправляйся в эту чертову похоронную контору сию же минуту и подними его! Сию же минуту!

— Он этого не хотел.

— Зато я хочу. И ты.

Желудок у Джули превратился в колодец с ледяной водой. Дико болела обожженная рука.

— Я должна прожить обычную жизнь, Джорджина, это была главная цель его жизни.

Джорджина сокрушалась целую минуту. Она рыдала так, что Джули просто видела, как с телефонной трубки стекают слезы.

— Послушай, Джули, мы должны все сделать правильно. Если не ошибаюсь, мы должны рвать на себе одежду и сидеть на таких маленьких табуреточках до самого понедельника. Я с радостью сделаю это, солнышко. Ради него я свою задницу неделю с места не сдвину.

— Не думаю, что это будет ради него.

— Ну должны же мы хоть что-то сделать. Как ты, детка?

— Как сирота. Мне так одиноко.

В итоге они его просто кремировали. Небольшая унылая процессия — Джули, Феба и Джорджина — вышла из маяка, пересекла лужайку и двинулась вдоль пирса. После того как Джули прочла кадиш, Джорджина вынула баночку из-под орехового масла с другой золой, специально подготовленной путем сожжения папиных «Приключений Гекльберри Финна». Феба открыла урну и, высыпав в нее содержимое баночки, перемешала все кухонным ножом, соединяя Мюррея Каца с его любимой книгой.

— Я всегда любила его, — сказала Феба, закрыв урну и передав ее Джули. — Мне всегда хотелось иметь такого папу, хоть он и думал, что я плохо на тебя влияю.

— Но ты и правда плохо на меня влияла. — Обожженной рукой Джули открыла урну, чтобы взглянуть на легкие темные хлопья, оставшиеся от отца. — Папуля…

Феба с Джорджиной ушли, а Джули так и стояла на пирсе в монотонном равнодушном шуме прибоя. Правильно ли они поступили? Не обидят ли его похороны не по иудейскому обряду?

— Теперь поздно, — пробормотала Джули и, словно обезумев, принялась рвать на себе траурное платье. Еще и еще, пока на ней ничего не осталось. Затем прижала урну к груди и вошла в воду.

Вначале было Слово. И Слово стало плотью и обитало с нами. Ее жабры пульсировали, жадно впитывая из воды кислород, один галлон за другим, но он не мог разбавить ее едкие слезы и смыть чувство вины. Два десятка лет во плоти, а она не привнесла на эту огромную многострадальную планету ни одного атома добра.

Коснувшись дна, Джули быстро похоронила урну. Приключения Гекльберри Каца.

Вначале было Слово, но словарный запас Бога потихоньку расширялся. Первое Слово было английским существительным «savior» — «Спаситель». Но вторым будет французский глагол «savoir» — «знать»: наконец-то, Джули, как говорил Говард, мы получили возможность знать. Еще три года в колледже — и она купит компьютер и опубликует свой Закон Неопределимости, провозгласит Царство Непостоянства, разрушит Империю Ностальгии и будет проповедовать Правду Сердца. Сердце — это насос? Почему бы и нет, но с одной оговоркой: в данный момент истории «насос» — самая подходящая метафора для того, чем является сердце.

Она утоптала могилку, вздымая миниатюрные песчаные торнадо.

Почка — это фильтр. Земля вращается вокруг Солнца. Болезни вызываются бактериями. Да! Ее время не за горами. Она не пойдет опасной дорогой, но и легкие пути не для нее. Это будет ее собственный, неповторимый путь. Она пошлет свои заповеди на экран каждого телевизора, запишет на каждом диске, впечатает на каждой странице. В начале было Слово, но в конце появится миллион слов, десять миллионов, сто миллионов слов, и все они будут исходить от нее — единородной дочери самого Бога.

Часть вторая Мессия из Атлантик-Сити

Глава 6

Бикс Константин, угрюмый, тучный, прямолинейный, всегда видел мир таким, каков он есть, а не таким, каким люди хотели его видеть.

Еще в раннем детстве он задумывался над тем, как в детских книжках описывались отношения между людьми и домашними животными. И вскоре ощутил противоречие между этими радужными картинками и содержащими белок фактами, каждый вечер появлявшимися у него на тарелке. Как-то раз, вскоре после того как он пошел в школу, мама сказала ему, что роса — это слезы эльфов, а он выдал, что у нее голова забита всяким дерьмом. В тот вечер отец устроил ему основательную взбучку, и с тех пор Бикс был уверен, что ему вменяют в вину вовсе не грубость, а неприятие лжи.

Мальчик взрослел, его мировоззрение расширялось. Бог? Санта-Клаус для взрослых. Любовь? Эвфемизм прошения об отставке. Брак? Первый симптом приближающейся смерти.

Утром 13 июля 1996 года Бикс Константин обнаружил нечто еще более неприятное, чем дорога на работу пешком по утыканному грязными забегаловками и казино Променаду. Хуже этого было только одно — идти на работу и при этом знать, что скоро останешься без всякой работы. Никто не понимал, почему «Полночная Луна», до сих пор столь популярный бульварный листок, сбавляла обороты. Ни Бикс, ни его подчиненные, ни Тони Бьяччо, бывший мафиозо, а ныне владелец газеты. «Ребята, похоже, нам скоро крышка, — по меньшей мере раз в неделю провозглашал Тони в течение уже двух лет. Тема «крышки» в «Полночной Луне» вообще была довольно популярной («Жена выходит из комы после того, как любимый муж прощается с жизнью», а также «Маньяк в палате реанимации» и «Не убивайте меня! — телепатирует матери дочь, находящаяся в коматозном состоянии»).

Бикс не спеша миновал «Тропикану» и, поравнявшись со входом в «Золотой Телец», украшенный колоннами и сверкающий, словно рай фундаменталистов, купил в автомате стакан кофе. «Сегодня: Нил Седака!» — кричали афиши. «На следующей неделе: Вик Дэймон и Диоген Кэррол». Неужели кто-то клюнет?

Когда ему было десять лет, отец притащил его сюда на праздник. Как раз прошел референдум по казино и азартным играм, и на Променаде играл духовой оркестр, плясали девушки в коротких юбках, клоуны кувыркались на пирсах и раздавали всем воздушные шарики. «Ничего не выйдет, — сказал отцу маленький Бикс. — Завалится толпа и все разгромит, — объяснил он, на что отец лишь пренебрежительно ухмыльнулся. — Толпа все сметает на своем пути, ты разве ничего не читал об этом, папа?»

Прихлебывая растворимый кофе, Бикс свернул на Соверен-авеню. На перекрестке с Арктик-авеню громоздилась гора отбросов, порождавшая зловонные испарения. Город был облачен в граффити, даже бока у бродячих собак были разрисованы.

Неужели «Луна» пошла на убыль? Разве их инопланетная рубрика была менее извращенной, чем в «Сигнальном Горне»? А их леденящие душу снежные люди менее отвратительны, чем в «Национальной Комете»? Разве их фантастические хирургические операции, беременные прабабушки, сиамские четверняшки и духи знаменитостей не вписывались в общепринятые стандарты бизнеса? Вписывались, соответствовали, были никак не хуже, и все же факт оставался фактом. Тони дал обед для всех сотрудников — очень удобно попросить сразу всех написать заявления об увольнении. Поравнявшись с домом 14/75 по Арктик-авеню, он подошел к наружной лифтовой шахте. Сам лифт, недвижный и разбитый, покоился на дне ее, словно затонувший корабль. Бикс бросил в квадратный провал пустой стаканчик, поволок свою тушу вверх по разваливающейся лестнице и пришвартовался на третьем этаже, где Мадж Бронстон, хронически не улыбающаяся секретарша, сообщила ему, что в его кабинет только что проникла какая-то твердолобая девица.

— Наверное, насчет работы, — предположила Мадж.

— Блеск! Я и сам бы не отказался от работы.

— Я пыталась ее вытолкать, честное слово. Но она такая упрямая!

Бикс открыл украшенную монограммой дверь, и его посетительница, коренастая, с золотистой кожей девушка лет двадцати с небольшим, оторвалась от коллекции фотографий НЛО, висевших на стене, и одарила его сногсшибательной чувственной улыбкой.

— Всегда мечтала слетать на Плутон, — сказала она с акцентом Южного Джерси, — Марс звучит избито, на Сатурне тяжелая атмосфера, а вот Плутон… — Ее рука вспорхнула ему навстречу, словно птичка, и Бикс как-то машинально ее пожал. — Меня зовут Джули Кац, а вы, должно быть, мистер Константин?

— Эхе-хе.

Белое пляжное платьице девушки просто слепило Бикса, и, наверное, именно такие сочные губы, как у нее, заставляли восточных вельмож требовать, чтобы женщины прикрывали лица. Скользнув взглядом чуть выше, Бикс отметил острый вздернутый нос, бирюзовые глаза и копну черных вьющихся волос.

Вот так все и начинается: позывы либидо, затем первое свидание, ухаживание, лицемерные брачные клятвы, сопливые дети, обоюдная иллюзия постоянства, внебрачные связи (в основном с его стороны, но она наверняка тоже изменит пару раз в отместку) и развод как неизбежная развязка.

— Боюсь, что ваши старания обречены на провал, мисс Кац. — Бикс прошел к кофеварке, которую Мадж каким-то чудом не забыла включить, и наполнил свою чашку с надписью «Я пришел к выводу, что один человек может быть совершенно бесполезен для другого. Поль Сезанн». — Здесь вы работу не найдете.

Незваная гостья постучала по летающей тарелке своим длинным закругленным ногтем.

— Вы верите?

— Дверь там, милая.

— Нет, скажите, вы верите, что НЛО существуют?

Он глотнул кофе (пожалуй, единственное, что было стоящего в этом мире).

— На сегодняшний день — десять тысяч столкновений, но никто не удосужился прихватить у них какой-нибудь клочок с письменным доказательством или хоть одну паршивую блошку. Послушайте, наша газета — это вовсе не то, что вам нужно. У нас самая жесткая цензура. Мы — «Правда» этого полушария.

Недалеко от истины, подумал Бикс: как и советские газеты, абсурдность и приторность тоже должны были придерживаться партийной линии. Человек, побывавший в состоянии клинической смерти, должен говорить только о свете и ангелах, а если его рассказ будет серым или ужасающим, то он даже до стола редактора не дойдет.

— Вам пора.

Она шагнула вперед и вручила ему конверт из вощеной бумаги. Бикс заметил, что правая ладонь девушки сплошь покрыта белыми грубыми рубцами.

— Прочтите это.

— Я занятой человек.

— Моя колонка. Пока только вступление. Чтобы давать советы, я сначала должна обрисовать свои принципы.

— У нас есть колонка советов.

— Такой, как моя, нет. Я предлагаю что-то вроде Завета. Хочу избавить широкие массы от ностальгии. И ваша газета — одна из немногих, которые они читают.

— У нас не такая уж большая аудитория.

— Я всегда смогу обратиться в «Сайентифик Америкен» или в «Скептикал инквайерер», но какой смысл проповедовать обращенным? — Снова эта обольстительная улыбка. — Мой брат Иисус совершил серьезную ошибку: он не оставил никакого письменного наследия.

— Ваш брат… кто?

— Иисус Христос. Сводный брат.

— Вы сестра Иисуса? — Бикс залпом осушил чашку. Сестра Иисуса. Это по крайней мере что-то новое. — Со стороны Марии?

— Бога. — Она покровительственно похлопала его по плечу. — Это трудно осмыслить, я сама с трудом понимаю.

Большую часть сознательной жизни Биксу приходилось иметь дело с самоуверенными святыми и спасителями человечества. С целителями веры, предсказателями судеб, ясновидящими и медиумами. С теми, кто проводил отпуск на Венере, а выходные — в астрале. А тут является эта девица со своими заявочками, и при этом она не больше похожа на средней руки медиума, чем сводка новостей на описание оргазма.

— Ну, если вы превратите мой кофе в джин… — сказал он.

— Вы агностик, мистер Константин?

— Был раньше. — Бикс снова наполнил чашку. — А потом в один прекрасный день… Вам это интересно?

— Моя любимая тема.

— В один прекрасный день я взял на руки своего новорожденного племянника и вдруг понял, что в любой момент это трогательное невинное создание может погибнуть в автокатастрофе или заболеть лейкемией. Это было настоящее откровение, дорога в Дамаск. Вот так я стал атеистом.

Она засмеялась. Он мог ожидать от нее чего угодно, но не этого непосредственного, добродушно-снисходительного смеха.

— Вы знаете, если бы не моя божественность, — сказала она, — я бы, наверное, тоже была атеисткой. — И тут Джули Кац исполненным обаяния эротическим жестом обхватила его чашку ладонями и вместе с его рукой поднесла к губам. — Это, безусловно, самый разумный выбор, — сделав глоток, добавила она.

«Я влюблен», — подумал Бикс. Он открыл конверт и вынул из него листок с подколотой к нему черно-белой фотографией автора.

Дорогие читатели «Луны»!

Бог существует! О да! У меня есть доказательства! Только представьте!

«Что же это за доказательства?» — спросите вы. Представьте женскую репродуктивную клетку, несущуюся к нам из запредельных миров, преодолевая время и пространство, проникающую через кирпичные стены здания и стеклянные стенки пробирки, чтобы найти себе пристанище в донорской пробе спермы живущего в безбрачии старого еврея. Вот так я попала в этот мир. Да, вы не ошиблись. Я дочь Бога. Я та, кто может ходить по воде, родня Иисусу, исповедник Сатане, наперсница рыб и светлячков. Вот вам и доказательства!

И все же я немного огорчу вас. Как и любое божество, я — порождение своей эпохи. Я живу в своем времени, в данном случае — в этом суетном, неопределенном двадцатом веке. Простите. Я бы хотела утешить вас обещаниями исцеления и бессмертия. Я не могу. Но Бог существует! Подумайте об этом!

Вы страдаете? Я понимаю. Вас пугает смерть? Скажите мне об этом. Вас постигло разочарование в браке или карьере? Вы не одиноки. С нетерпением жду ваших открыток и писем, а также любые предметы, которые помогли бы мне прочувствовать ваши страдания. Вместе мы свергнем империю ностальгии!

С любовью, Шейла [10], Дочь Бога.

— Ну? Что скажете?

Что Бикс мог сказать? Он сказал бы, что Джули Кац подкопала административное здание «Луны» и нашла сундук с испанскими золотыми дублонами. Это вам не НЛО и не лохнесское чудовище, не мальчик, который наполнил ванну пираньями, думая, что это золотые рыбки, а те сожрали его собаку. Это неслыханный, гениальный бред. На это можно было поставить. Бред Джули Кац либо исцелит полудохлую газету, либо похоронит ее навсегда.

— Вот эта фраза насчет ностальгии нам совершенно ни к чему, — сказал он.

— К чему. Человечество должно перестать жить в прошлом.

— А почему «Шейла»?

— Я хочу сохранить инкогнито, иначе мне просто житья не будет. И потом, в этом есть свой смысл.

— Исцеление и бессмертие не мешало бы оставить. Это привлечет читателей.

— Эра чудес прошла.

— Эра разума тоже прошла. Мы живем в эпоху абсурда, и у газеты своя политика.

— Плевать я хотела на вашу дурацкую политику.

— Эй, детка, тебе издатель нужен или как?

— А вам рубрика нужна или как? — Она откинула со лба волосы, открыв тонкий, S-образный, шрамик. — Думаю, в «Сигнальном горне» ею заинтересуются.

— В конце концов, мое мнение — это еще не все. Последнее слово по любому нововведению за мистером Бьяччо.

Как и следовало ожидать, своего номера телефона она не оставила, но обещала позвонить во вторник. Она промелькнула мимо Мадж Бронстон и уже шла через холл, а Бикс все не мог оторвать от нее глаз. Но стоило девушке скрыться из виду, как он уже стоял, согнувшись над их привередливым ксероксом, и копировал ее письмо.

Эти влажные губы, эти роскошные волосы! Ну почему сумасшедшие так необычайно чувственны?

Тони начал собрание, как Бикс и предполагал: «У нас распространение хуже, чем кровообращение у трупа». Но сегодня он пошел дальше. Пришло время, заявил Тони, окончательно и бесповоротно сворачивать дело.

— А что, если попробовать вот это? — Бикс открыл свой кейс. Наступила минута молчания, в течение которой каждая крыса тонущего корабля под названием «Полночная Луна» сидела, углубившись в экземпляр письма Джули Кац.

— Она шизофреничка, да? — сделал вывод Петти Рот, начальник отдела распространения.

— Трудно сказать, — ответил Бикс.

— Параноидальная шизофрения, похоже на то.

— Чокнутая она или нет, я бы все-таки дал ей шанс. Он должен увидеть ее снова, признался себе Бикс. Просто должен.

— Судите сами, у «Горна» есть этот самодовольный фашист Ортон Марг с его возмутительными передовицами. «Комета» держит нос по ветру: там четко знают, половым членом какой кинозвезды интересуются ее читатели, а у «Луны», и только у «Луны», будет живое, дышащее слово нового Божьего отпрыска.

— Ну допустим, но она еще не набила руку, — заметил Тони. — Я полагаю, эту ерунду насчет века ты уберешь?

— Сначала я так и собирался сделать, но сейчас начинаю думать, что ей это придает некую… самобытность, что ли…

— Но это не мы. Это не «Луна». — Тони провел дряблой рукой по седеющим волосам. — Я хочу, чтобы она описала, как выглядит рай. Поговоришь с ней, Бикс? Потом пусть попробует несколько небольших предсказаний.

— Может, стоит заняться прошлыми жизнями читателей, — подсказал Петти.

— Назначьте призы за лучшие письма, — продолжал Тони.

— Сомневаюсь, что она на это пойдет, — возразил Бикс.

— Эй, идея-то у нас, зачем нам вообще нужна эта девчонка? — спросил Майк Алонзо, научный редактор газеты («Погибшие астронавты строят город на Венере»). — Почему бы не отдать эту рубрику Кендре Маккэндлессу?

Одно имя Кендры заставило Бикса сморщиться. Кендра Маккэндлесс — путешественник по астралу, чревовещатель и старый дурак — был внештатным астрологом газеты.

— Не-ет, от Кендры вы получите только «Вселенную с ее удивительными загадками», тайну, покрытую мраком, как всегда. А вот Джули Кац, это… даже не знаю, это что-то новое.

— Искра Божья? — фыркнул Майк.

— С ней все не так просто, ее сразу не поймешь. Но мне кажется, это то, что нам нужно.

— Мы можем ей предложить три сотни за колонку, — сказал Тони. — Думаешь, она согласится?

— Не знаю.

— Заголовок. Нам нужен заголовок.

— Об этом я еще не думал. «Дорогая Шейла»?

— Лично меня не трогает. Пол?

— «Письма к Шейле»? — откликнулся Пол Кваттрон, финансовый репортер газеты («Выдающиеся физики предсказывают рыночный переворот»).

— «Уголок Шейлы»? — предложил Сэлли Ормсби, кинокритик («Новая лента с Элвисом, уцелевшая при крушении НЛО»).

— «Записки из преисподней»? — выдал Лу Пинкус, редактор отдела спорта («Сатанисты используют человеческую голову в качестве хоккейной шайбы»).

— «Советы с того света»? — рискнула Вики Мальдонадо; ее коньком были сгоревшие дети и Бермудский треугольник.

— Стоп, — вмешался Тони. — Это твердый орешек, ребята. Это сестра Иисуса Христа. Мы собираемся печатать то, о чем все мечтают узнать.

— Мозговой штурм, Тони? — робко предложил Петти.

— «Сорок дней и сорок ночей»?

— «Доверьтесь нам»?

— Рубрика этой девочки будет называться… пишите: ПОМОГИ ВАМ БОГ.

Дорогая Шейла,

Это письмо пишет за меня мой зять, потому что три недели назад я попал в ужасную катастрофу и сломал шею. Теперь я паралитик, и от меня никакого толку ни моей жене, никому. Ты просила прислать какую-нибудь памятную вещь. Я высылаю свою фотографию, сделанную прошлым летом. Это я во время занятий виндсерфингом на мысе Код.

И вот мой вопрос, Шейла: как мне лучше всего себя убить?

Отчаявшийся из Массачусетса.

Дорогой Отчаявшийся,

Прижав твою фотографию к сердцу, я пришла к убеждению, что твое будущее гораздо более оптимистично, чем ты себе представляешь. Ты совершенно определенно относишься к числу тех 70% парализованных, которые способны вести нормальную половую жизнь. Помимо этого обнадеживающего факта, наука и технология предлагают множество подспорий для оказавшихся в подобном положении: специальные устройства, автоматизированную бытовую технику, компьютеры, снабженные специальным устройством для набора текстов, электрические инвалидные кресла.

Если тем не менее ты решишь, что самоубийство — единственный приемлемый для тебя выход, постарайся тщательно все обдумать. Непродуманное самоубийство может оказаться весьма болезненным и причинит немало хлопот твоим близким. Попробуй связаться с обществом Хэмлока, которое помогает безнадежным больным безболезненно покинуть этот мир. И все же, очень прошу тебя, Отчаявшийся, не накладывай на себя руки. Остаться жить — значит принять брошенный тебе вызов.

Дорогая Шейла!

Вместе с этим письмом шлю тебе баночку со слезами нашей дочери. Мэгги четырнадцать лет, она плохо спит, целыми днями валяется в постели, аппетита никакого, об оценках в школе лучше не вспоминать, и еще она постоянно плачет. Это что, переходный возраст?

Обеспокоенные, Миссисипи.

Дорогие Обеспокоенные,

Я выпила слезы вашей дочери и спешу сообщить диагноз, так как очень переживаю за вашу девочку. Я уверена, что Мэгги страдает от депрессии, которая случается как у взрослых, так и у детей.

Как быть? Один из возможных выходов предлагает психотерапия. Научите Мэгги противостоять своим внутренним демонам, и есть шанс, что дела пойдут на поправку.

Если бы Мэгги была моей дочерью, я бы определила ее в клинику, специализирующуюся на психических расстройствах. Доктор, возможно, пропишет амитриптилин или какой-нибудь другой антидепрессант. Любовь и фармакологическое вмешательство обеспечат скорейшее выздоровление вашей дочери.

Дорогая Шейла,

Если кто-то думает, что ему живется непросто, то что тогда говорить мне? У меня шестеро непутевых детишек, а еще муж Джек (это не настоящее его имя), который постоянно меня колотит, иногда даже ногами бьет. У меня все тело в ужасных синяках, и если вы думаете, что он хороший отец нашим детишкам, то вы глубоко ошибаетесь. Мне нет ни минуты покоя, муж постоянно пьян, а недавно он избил меня ремнем. Но я его все равно люблю.

К тому же я снова беременна, потому что наша вера не позволяет пользоваться противозачаточными средствами. Мне просто белый свет не мил. А если я сделаю аборт, я ведь буду гореть в Аду? Вечно? Мои родители — убежденные католики, и если я это сделаю, они убьют меня. Я высылаю тебе диафрагму, которую мне следовало бы носить не снимая. Я подумала, что если ты коснешься ее, Шейла, то, может быть, этот нежеланный ребенок не появится на свет.

Горемыка из Шайена.

Дорогая Горемыка,

Как ты можешь догадаться, я очень обеспокоена проблемой абортов. Свобода выбора?Давайте-ка вспомним, что наш выбор начинается в спальне, а не на больничной койке. И давайте вспомним всех кандидатов на аборт, то есть на смерть, которых в последнюю минуту пожалели и которые впоследствии прожили славную жизнь, став выдающимися людьми. Но с другой стороны, у поборников жизни не так много ангелов-хранителей, как они предполагают. В Библии ничего не сказано об абортах. А вот приходилось ли вам слышать о святом Августине? Этот знаменитый теолог учил нас не приравнивать аборт к убийству. По его мнению, зародыш не чувствует все так, как ребенок. Фома Аквинский, другой известный католик, допускал аборты до шестой недели для зародышей мужского пола и до трех месяцев для зародышей женского пола, ссылаясь на то, что якобы именно в эти сроки они обретают души. К тому же меня глубоко огорчает, что противники абортов льют крокодиловы слезы над мертвыми зародышами, в то время как тысячи желанных детей умирают что ни день по причинам не менее предотвратимым, чем аборты.

Стоящая перед тобой дилемма, Горемыка, туманна и расплывчата, что в целом характерно для нашего столетия. Постарайся подойти к ее решению осознанно. Пусть твой разум и твое сердце подскажут тебе, как быть.

Дорогая Шейла,

Я хочу рассказать тебе о нашем девятилетнем сыне Рэнди, который в марте прошлого года умер от лимфобластного лейкоза, сдавшись после героической борьбы, длившейся много месяцев. Рэнди коллекционировал бейсбольные карточки. Высылаю вам карточку с Педро Гуэрреро, я уверен, что вы услышите через нее вибрации сына и поймете, каким славным мальчиком он был.

Поначалу нашему горю не было предела, но потом мы поняли, что болезнь Рэнди стала частью исполненного любви Божьего замысла в отношении нас. Теперь Рэнди — наш ангел и проводник. Он готовит для нас место на небесах. Когда мы соединимся с Господом, самая страшная трагедия нашей жизни превратится в дар, ведь так, Шейла?

Воспрянувшие из Бисмарка.

Дорогие Воспрянувшие,

Как же это чудесно, что вы преодолели ваше горе! Присланная вами карточка с Педро Гуэрреро просто фонтанирует духовной красотой Рэнди. Но я не могу удержаться от мысли, что с Богом, который общается с нами при помощи лейкемии, по меньшей мере что-то не так.

Я считаю, что пора нам пользоваться земными стандартами представления о Боге, сравнивая его с почтой или телеграфом. А что, если бы доктора вылечили вашего сына? В этом случае его выздоровление тоже служило бы доказательством безграничной доброты моей матери, ведь так? Вы следите за моей мыслью ? С головы — Бог побеждает, и с хвоста — Бог побеждает.

— Говоря откровенно, эта колонка не совсем то, что мы имели в виду, — сказал Бикс Джули по телефону три месяца спустя.

— Правда?

— Она должна быть более спиритуалистической. Тони хочет, чтобы Шейла объясняла людям, как им раскрыть свои скрытые энергетические возможности и слиться воедино с энергией космоса.

— Но ведь все только этого и ждут.

— Я знаю.

— Чушь собачья. — Джули уже жалела, что позвонила. — Это все глупости Джорджины Спаркс.

— Но они заставляют покупать газету. Послушай, подружка, ты далеко не сенсация. Спрос увеличился всего на 1,2 процента. И впредь давай обойдемся без Бога, с которым «что-то не так». Договорились? Ради всего святого, ведь эти люди потеряли сына.

— Опустите тридцать центов для продолжения разговора еще на три минуты, — раздался голос оператора.

— Я пришла, чтобы разбудить мир, — сказала Джули (пора уже провести телефон домой. Я работаю — могу себе позволить), — а не убаюкать его.

— Мы всего лишь просим плотнее поработать в направлении спиритуализма, — сказал Бикс, — неужели это так много?

— Я подумаю, что можно сделать. Счастливо.

— Обещаешь?

— Обещаю.

— Как насчет обеда на следующей неделе? Откушаем омаров, а потом пойдем в «Тропикану» на Вика Дэймона.

— Я служу Богу, шеф, у меня нет времени на развлечения. Пока.

Щелк.

Служу Богу! Три сотни в неделю и свой приход! Правда, редактура немного подпортила ее замысел. После стольких лет тщетных попыток выйти на связь с Богом Джули была против навязанного ей заголовка. Так же как и против нимба, который ей пририсовали на фотографии. Удручала и излишне патетическая предыстория, озаглавленная «Дочь Бога приземляется в Америке», искажающий факты текст, совершенно не соответствующий действительности рисунок камеры эктогенеза (легкомысленно переименованной в камеру эхогенеза). Но приход, свой приход. Триста долларов в неделю и свой приход!

С каждым полученным письмом, с каждым новым бедолагой, которому Джули удавалось помочь, ей казалось, что какая-то часть угрызений совести словно просачивалась сквозь кожу и испарялась. Это было ее призвание, тот самый благословенный средний путь. Достаточно скромный, чтобы запутать врагов, и достаточно значимый, чтобы реализовать свою божественность. И в самом деле, когда Феба попросила разрешения переехать в ее храм, а он был в два раза больше комнаты Джули, она без колебаний согласилась, поскольку в храмах больше не нуждалась. Мятущееся сознание успокоилось, чувство вины не терзало.

— Если хочешь, можешь содрать вырезки, — сказала она Фебе.

— Я оставлю это развлечение для тебя, — парировала та.

— По крайней мере открой окно.

— Я люблю темноту.

Феба, Феба, темнота пещерная. Как и следовало ожидать, вместо того чтобы ободрать стены, Феба продолжала обновлять заметки, она даже взялась за третье измерение. Появилась диорама терпящего крушение авиалайнера, кукольный дом, охваченный языками бумажного пламени, пенопластовый вулкан, извергающий ватный дым на пенопластовый же макет деревеньки, ракетная установка с ядерными боеголовками, которые Феба соорудила, приклеив картонные стабилизаторы к украденному когда-то в «Довиле» динамиту.

— Зачем тебе это? — спросила Джули декабрьским вечером, когда Феба вырезала из журнала «Тайм» снимок мертвого младенца вместе со статьей. В статье шла речь об участившихся случаях грубого обращения с детьми.

— Потому что ты в этом нуждаешься. Ты сама еще не поняла, зачем тебе нужна была эта комната.

— Ни черта она мне не нужна. — Вслед за Фебой Джули вошла в храм. — У меня теперь есть свой приход, я проповедую.

— Ага, приход — жалкая колонка в газете. Напечатала статейку, и вся проповедь? — Феба смазала клеем вырезку и прилепила ее прямо над кроватью. — Родители, которые истязают собственных крошек, вот кто нуждается в твоих проповедях.

— На прошлой неделе у меня вышло несколько актуальных статей на тему жестокого обращения с детьми, — напомнила Джули.

— У Тебя на пару с Энн Ландерс.

Хотя бы изредка слово поддержки — разве ты ждешь от лучшей подруги слишком многого? Похвала за удачный абзац или смелую догадку — неужели Фебе даже в голову никогда не приходит ничего подобного?

— Между прочим, тот парализованный ответил мне. Он написал, что я вернула ему желание жить.

— Ты положила ему камень в протянутую руку.

— Но это уже больше, чем он получил от моей матери.

— А бедные жены, которые пишут тебе, чтобы ты просветила их насчет абортов, а ты им читаешь лекцию про святого Августина?

— Аборт — это не просто эмоции.

— Мужья их избивают.

— В каждом отдельном случае я высылаю адрес ближайшего приюта для страдающих от побоев женщин.

— Ты их должна за ручку отводить в этот ближайший приют.

В шкафу у Фебы стоял переносной бар, уставленный крошечными бутылочками, такими, какие выдают в самолетах. Они казались Джули игрушечными — «Сегодня у плюшевых мишек вечеринка». Феба на ходу привычным движением извлекла из шкафа бутылочку «Баккарди».

— Я знаю, мы все это раз сто обсуждали, — сказала она. — Мировым страданиям конца и края нет. Вся эта комната еще только присказка, а не сказка. И все же… — Она вылила содержимое бутылочки в чашку от Смитти Смайла с надписью «Черт возьми, как же я все-таки хороша». — Неужели колонка в газете — это все, на что ты способна? Ты, которая может залатать озоновый слой и заставить Красное море расступиться? Вместо этого ты довольствуешься ролью жалкого газетного ребе? — Феба осушила чашку в три жадных глотка. — Да если бы у меня были твои способности, милая…

Все понятно, Феба невнимательно читала «Помоги вам Бог», иначе бы она поняла, что божественное вмешательство, мгновенное исцеление — атрибуты прошлого.

— Мама хочет, чтобы мы жили настоящим. Если биологический вид зацикливается на сверхъестественном, он перестает развиваться.

Феба открыла вторую бутылочку «Баккарди» и принялась потягивать ром прямо из горлышка.

— Да откуда ты знаешь, чего хочет Бог? Откуда ты, черт возьми, знаешь?

Упрек Фебы поверг Джули в состояние странного смятения, смешанного с гневом. Да, конечно, она не может сказать наверняка, что Богу улыбается ее Закон Неопределимости, но Феба не имеет никакого права так ее поносить.

— Интуиция мне подсказывает, что это так. — Дрожа от досады и огорчения, Джули взяла в руки череп и просунула в глазницы большие пальцы. — Поверь, если я начну творить чудеса, колесо прогресса повернется на тысячу лет назад.

Словно сорванец, стащивший яблоко с фруктового прилавка, Феба украдкой потянула третью «Баккарди».

— Знаешь, ты права, Кошка, тебе этот храм действительно больше не нужен. У тебя теперь целая теория имеется, чтобы оправдать свое бездействие.

Джули почувствовала, что мозги у нее трясутся, как желе.

— Я отнесу эту глупую ремарку на счет выпитого рома.

— Может, я и не живу в своем времени, но и ты не живешь в своей коже. — Феба опустошила третью бутылку. — И я вовсе не пьяна.

— После такого количества спиртного? Сомневаюсь.

Феба задиристо подмигнула.

— Пусть, но завтра я протрезвею, Кац, — она вразвалку направилась к двери, — а ты так и останешься божеством, которое отказывается помогать людям.

— Отвяжись от меня, Феба, ты — не я, так что просто отвяжись.

В возбужденном воображении Джули у черепа появились глаза. Не мигая, он с упреком смотрел на нее. Будь у него язык, подумалось ей, и он бы сказал: знаешь, Феба права.

Я в этом сомневаюсь.

Она права. «Помоги вам Бог» — это не решение проблемы.

Это все, что в моих силах. Это отговорка. Быть может.

Чудеса на расстоянии, Шейла, вот в каком направлении надо двигаться. Воздействие издалека — попробуй. Тебе не придется светиться.

Меня сюда прислали не для трюков.

Попробуй.

Нет.

Попробуй.

Дорогая Шейла!

Взгляни на эти снимки, и ты поймешь, почему никто не хочет меня фотографировать. Даже старшая сестра отказалась. Вот мне и пришлось воспользоваться кабинкой моментального фото, установленной в парке.

Все началось после ужасного взрыва на уроке химии во время неудачного опыта. Папа, конечно, отсудил у школы деньги, но я-то по-прежнему выгляжу как персонаж ужастика. Если бы я была старухой, было бы еще ничего, но мне ведь только семнадцать, и когда мальчики на меня смотрят, их просто тошнит. Но все же я надеюсь, что если ты, Шейла, помедитируешь над этими снимками, то во время следующей операции, которая должна состояться через месяц, доктора добьются хороших результатов.

Уродина, Иллинойс.

Дорогая Уродина,

Потерпи. Пластическая хирургия — это просто небывалое достижение современной медицины. К тому же ты можешь пройти курсы реабилитации в новом институте де Граццио в Чикаго.

Да, еще я медитировала над твоими снимками и уверена, что вскоре в твоей, на сегодняшний день, удручающей внешности произойдут заметные изменения к лучшему. Но если ты не хочешь навредить себе, то никогда никому не расскажешь об этом письме, которое я посылаю не в издательство, а тебе непосредственно.

Дорогая Шейла,

Я человек гордый, и мне глубоко неприятно, что пришлось написать тебе. Да только я без работы вот уже три года, а пособия по безработице едва хватает на то, чтобы прокормиться и заплатить за квартиру. О рождественских подарках для детишек я вообще молчу. Что и говорить, сварщику с ревматоидным артритом и подагрой мало что светит в будущем.

Быть может, это звучит странно, но если бы у нас с Эммой был огромный холодильник, мы смогли бы экономить много денег, покупая продукты оптом и замораживая их. Высылаю рекламный проспект этого морозодышащего дракона, который как раз бы нам подошел. Ты не подскажешь, как бы нам заполучить вот такой чудесный холодильник ?

Голодные волки.

Дорогие Волки,

Из политических соображений я не публикую свой ответ. Я заказала для вас серию каталогов государственных заочных курсов. Вам не мешало бы подыскать для себя что-то в таких растущих сферах деятельности, как налогообложение, компьютерная обработка данных и ремонт копировальных машин.

И еще, я возвращаю проспект. Приклейте его к вашему нынешнему холодильнику и каждый день концентрируйте на нем свое внимание. Ни в коем случае не разглашайте результаты, иначе, поверьте мне, вы пожалеете.

Дорогая Шейла!

Я бы не удивилась, если бы узнала, что я самый одинокий человек в мире. После того как мой муж отошел в мир иной, дела пошли хуже не бывает. Неужели во всей Индиане не найдется мужчины, желающего заполучить энергичную женушку, которой всего лишь 54 и которая готовит так, что пальчики оближешь?!

Прилагаю карту нашего округа, может, ты ткнешь своим пальчиком и, надо же, прямо в домик того, кто меня полюбит.

Приунывшая вдова с Юга.

Дорогая вдова,

Это письмо в газете не увидят, и если вы разгласите его содержание, вас ждут крупные неприятности.

Отправляйтесь на Парквью-Террас, корпус Г, квартира 32. Алекс Филиппон — шестидесятилетний продавец мотоциклов, никогда не был женат. Его интересуют Кол Портер, дубликатный бридж и баскетбольная команда «Индианские иноходцы». Я почти уверена, что у вас двоих должно получиться.

В силу того, что Разбитый из Ньюарка и Тоскующий из Кандена могли подстерегать Шейлу, чтобы похитить ее и заставить творить чудеса, Джули никогда не забирала свою корреспонденцию в «Луне». Переправлять ее в «Око Ангела» она также отказывалась: почтальон мог оказаться шпиком. Получение писем было обставлено так, что напоминало передачу партии кокаина. Джули надевала темные очки и встречалась с редактором в сыром, заброшенном «Аквариуме» на Центральном пирсе.

— Махнем в кино? — спросил Бикс, шагнув из тени с холщовой почтовой сумкой через плечо. С каждой неделей его ухаживания становились все более навязчивыми и ребяческими: задеть грудь, шлепнуть по заду, подсунуть пошленькое любовное послание.

— Я же сказала, я сейчас на свидания не хожу.

— Только кино.

— Нет.

Джули вывернула сумку и по обратным адресам разделила конверты на две кипы: обычные читатели и подопечные по чудесам на расстоянии. Примерно 10% авторов, без преувеличения сказать, ненавидели Шейлу. Они называли ее коммунисткой, гуманисткой, Вавилонской Блудницей, продажным треплом, Антихристом и воплощенным Сатаной. Особенно им досаждал ее пол. Один корреспондент из Оклахомы как-то прислал ей коробку из-под сигар с собачьим пенисом. («В Библии сказано, что Бог мужского пола, поэтому тебе пригодится вот это».) Но подавляющее большинство гневных писем приходило от тех, которых возмущал отказ Шейлы от посещений. «Дорогая Шейла, моя жена, мой муж, моя девушка, мой парень, мой ребенок болен, страдает от наркотической зависимости, сходит с ума, хочет покончить с собой, умирает. Приезжай немедленно». Стандартный ответ Шейлы был резким, но себя оправдывал: «Дорогой Сокрушающийся, если я начну ездить по вызовам, у меня больше ни на что не останется времени».

Она выдернула наугад конверт из первой кипы и распечатала его.

— Смотри, Бикс, это школьница из Олбани, к которой приставал отчим. Благодарит меня. Она наконец-то набралась смелости дать ему отпор А вот Утешенный из Дулута говорит, что благодаря «Помоги вам Бог» смирился с тем, что он карлик. Может, ни ты, ни Феба не принимаете меня всерьез, но эти люди другого мнения.

— Я в жизни ни к кому не относился так серьезно. Это говорит Бикс Константин, Вольтер с Венгерских холмов. А для тебя я просто болван, присылающий любовные записки.

— Ну что ты, последняя была такой милой. Эти совокупляющиеся дикобразы, в жизни ничего подобного не видела. — Она разорвала пухлый конверт, и из него выпал ослепительно красный, ручной вязки, шарф. Это ее величайшая почитательница, девяностолетняя бабуля из Топеки снова дала о себе знать.

— Эти записки для меня серьезный шаг. — Бикс положил на плечо Джули свою увесистую руку, и все время, пока он говорил, рука так и оставалась на плече, словно попугай Джона Сильвера. — Знаешь, подружка, Тони не в восторге от спроса.

Давай в следующую субботу разделаемся с парочкой омаров, а заодно подумаем, как привлечь к тебе внимание читателей.

Джули сняла с плеча самоуверенную руку. Бесцеремонное поведение Бикса ее особо не задевало, хотя в его нигилизме ощущалась особая сила и непреклонность, а его фатализм был лишь своего рода рисовкой.

— Я не ем даров моря. В детстве я дружила с камбалами и морскими звездами.

— Ну, закажешь бифштекс. «Луна» угощает. — Бикс стукнул по пустому резервуару для рыбы, и тот отозвался звоном победного гонга. — Так значит, «У Данте», в восемь?

— Ужин, Бикс, только ужин, а не прелюдия к соитию.

— Само собой. — Он перекинул через плечо выпотрошенную сумку. — Кто знает, может, тебе даже понравится.

Шеф вперевалку зашагал по пирсу, а Джули с нетерпением открыла письмо от безработного сварщика.

Дорогая Шейла,

Холодильник привезли в субботу утром. Мы не верили своим глазам. Он стоял во дворе, как бродяга в надежде, что ему подбросят какую-нибудь работенку. Сначала мы не обратили внимания на то, что при нем не было гарантийного паспорта, но когда мы его включили, из него повалил какой-то зеленый дым. В мгновение ока у нас начали отваливаться обои и завяли все комнатные растения. В итоге мы с Эммой, потратив шесть часов и заплатив грузчикам, отволокли эту штуковину на помойку. Как бы там ни было, если кто-то еще попросит у тебя холодильник, постарайся прислать им какой-нибудь другой.

Это еще что такое? Что еще за зеленый дым? Невидимая рука сжала Джули горло. Она открыла следующий конверт.

Дорогая Шейла!

Не сомневаюсь, что у тебя были добрые намерения, когда ты устраивала мне встречу с Алексом Филиппоном. Поначалу он казался таким приятным мужчиной. Дарил мне цветы, водил на концерты. Я не успела опомниться, как мы поженились. Неприятности начались, когда он надел подгузник и потребовал, чтобы я отшлепала его сломанным веслом от каноэ, словно напроказившего мальчишку, а я не могла заставить себя это сделать, ну никак. Утром я проснулась и обнаружила, что он сбежал со всеми моими сбережениями. Так что теперь я снова одна, как и раньше, вот только без гроша в кармане.

Подгузник? Сломанное весло? Какого черта? У Джули волосы встали дыбом от ужаса. Никаких больше чудес, поклялась она. Ни за что. Никогда.

Дорогая Шейла,

Ты здорово поработала над моим лицом, и местами оно выглядит гораздо лучше. Ты спросишь, почему я здесь, в институте де Граццио? Видишь ли, Шейла, ты, наверное, отвлеклась, когда дело дошло до моего носа, потому что теперь у меня их два, и можно не объяснять, что второй нос вовсе не такое уж улучшение для обожженного лица. Я уверена, что ты старалась, как могла, и что операция пройдет успешно, но все же…

Джули застонала. Из глаз покатились слезы. Она изо всех сил саданула кулаком по ближайшему резервуару, и ей показалось, что он вдруг наполнился уродами из «Полночной Луны»: прожорливыми пираньями и лохнесскими чудовищами, эмбрионоподобными инопланетянами и водянистыми губошлепами, а также слезами, трансплантированными сердцами и тысячами запасных носов.

Глава 7

Причину мучительной боли Билли Милка не стоило искать в каком-то внутреннем органе или известных медицине кровеносных сосудах. Его болезнь-неуверенность заполняла пространство и, подобно самому Всевышнему, была одновременно везде. Если бы только эта неуверенность могла материализоваться, как Отец Небесный воплотился в безгрешной плоти Сына, — так, чтобы Билли мог прижать ладонь к гнойнику своих сомнений и попытаться утолить эту боль.

Он вошел в Первую церковь Откровения Святого Иоанна Оушен-Сити и аккуратно расставил вдоль алтаря семь подсвечников, словно высадил защитную полосу из золотых деревьев. Легонько помассировал пустую глазницу, скрытую под повязкой. Воистину или Во Истину, но именно он был избран для уничтожения Вавилона, именуемого Атлантик-Сити. Он ведь получил уже такие несомненные знамения: к его мальчику вернулось зрение, была разоблачена Великая Блудница. Но всякий раз, когда Билли рассказывал о чудесном прозрении Тимоти или демонстрировал сорочку Блудницы, его паства в большинстве своем оставалась абсолютно безучастной. В четвертом стихе седьмой главы Откровения четко говорится о ста сорока четырех тысячах праведников, искупленных от земли, а его зелотов, запечатленных, как ни крути, всего двести девять.

Не суетись, уговаривал себя Билли, зажигая свечи. Богу нужны воины, которые вступают на путь праведной борьбы осознанно. Ни к чему торопить Небеса. Крестовый поход — дело серьезное. Их ждут огонь и кровь, и кто знает, не постигнет ли его соратников участь тех мучеников, головы которых были насажены на колья вдоль стен средневековой Антиохии. Даже после смерти они были немыми созерцателями преступлений безбожников-мусульман. Истлела кожа на черепах, а они все смотрели своими пустыми глазницами. Не спеши. Наберись терпения.

Он опустился перед алтарем на колени и поцеловал холодный благословенный мрамор.

Дверь святилища отворилась, и вошел Тимоти, зажав под мышкой стопку газет. Он устремил на отца распахнутые голубые глаза, улыбнулся и подошел ближе. Милый Тимоти, такой красивый и элегантный в своем белом хлопчатобумажном костюме-тройке. О таком достойном наследнике не мог и мечтать отец, потомок легковерной Евы и непослушного Адама.

— Я хочу тебе кое-что показать, папа. — Тимоти выложил газеты на алтарь. Билли мельком взглянул на лежащий сверху листок под названием «Полночная Луна». Сразу под названием красовался заголовок «Девочка, родившаяся беременной».

— Нам ни к чему читать эти глупости, сын. Во всяком случае, не в храме.

— Ты только посмотри. — Тимоти открыл колонку советов.

«Помоги вам Бог».

Билли заметил, что все письма, помещенные здесь, были адресованы некоей Шейле. Мало какому священнику доводилось сталкиваться с таким богохульством. Эта Шейла советовала, как лучше наложить на себя руки. Она говорила, что с Богом «что-то не то». Тимоти открыл следующий номер (шапка на первой странице: «Элвис исцелил меня от рака»). И здесь эта Шейла. Поощряет разводы, санкционирует аборты.

— Вот гадость, а? — Тимоти взял третью газету. — И знаешь, где эта газета издается?

Билли придержал руку.

— В Аду?

И они оба рассмеялись. Как же это здорово, когда отец и сын вот так легко разговаривают, шутят. Бог тоже ценит юмор.

— Совсем недалеко. В Атлантик-Сити.

В Атлантик-Сити. Атлантик-Сити!Здоровый глаз Билли стал огромным, как злокачественная опухоль. Он вскипал от гнева, сердце бешено клокотало. Червь сомнений, мучительно глодавший его, захлебнулся в волне праведного возмущения. По мере того как стихала душевная буря, Билли обретал уверенность. Где написано, что чудовище главы тринадцатой должно быть мужеского пола? Разве женское тело — неподходящий материал для воплощения Сатаны?

— Антихрист,. — пробормотал Билли. Глаз-фантом уже придавал реальные очертания омерзительному исчадию Ада. — Антихрист! — воскликнул он. Он воочию видел перед собой эту тварь с чешуйчатой кожей, с всклокоченными волосами, безумно вращающимися глазами вместо сосцов на груди. — Дьявольское отродье! — Билли обрушил на алтарь кулак, и пламя свечей задрожало, как души испуганных грешников. Омерзительная тварь угнездилась в Атлантик-Сити. Вот оно! Теперь его паства воспрянет духом! «Deus vult», — воскликнут они, предавая огню Вавилон, оплот Антихриста, Deus vult, клич крестоносцев, Папы Урбана II — «Богу угодно». — Теперь мы соберем войско! — Билли повел сына через переднюю в церковную пристройку, где размещалась кухонька. — Теперь-то они отменят свои нелепые отпуска! — Даже первые буквы сходятся, Антихрист, Атлантик-Сити.

Спускаясь в холл, они ликовали:

— Deus vult, так, папа?

— Богу угодно, мальчик мой.

Билли подвел сына к карте дорог Нью-Джерси, висящей на доске объявлений. «Счастливого путешествия», — желала всем корпорация «Эксон».

«Сжечь город не так-то просто, — предупреждал их специалист по поджогам Тэд Ривкин. — Даже если поджечь все пустующие многоэтажки на окраине, чтобы замкнуть огненное кольцо, то и тогда у нас будет лишь половина шансов на успех». Но Билли был нужен другой план. «Мы пойдем на Вавилон, Тэд, а не на пустующие многоэтажки». Безусловно, несколько домов они подожгут, Билли ничего не имел против такой стратегии, но основной кулак тем не менее должен обрушиться на двенадцать казино, на месте которых потом будут возведены двенадцать ворот в Новый Иерусалим. Воины-мстители должны очистить мир от «Золотого Тельца», этого бельма в глазу Всевышнего. Они сокрушат «Атлантис», это публичное поругание духовности, предадут огню «Пески», «Тропикану», «Кларидж», «У Цезаря»…

— Ну-ка, расскажи мне о Первом крестовом походе, — велел Билли сыну. — О Дорилее.

— Это была великая победа, — послушно начал Тимоти, от волнения голос его звучал громче обычного. Многие молодые люди выходили из колледжей ограниченными, замороченными небиблейскими знаниями неучами, но о Тимоти этого не скажешь. — Герцог Болдуин разделил свою армию: пехоту — в один лагерь, кавалерию — в другой. — Тимоти рассек рукой воздух, словно разрубая силы франков. — В первый день казалось, что они проигрывают. Стрелы язычников сыпались дождем, пехота обратилась в паническое бегство. Бросив оружие, они бежали в лагерь. Это была катастрофа. Но тут, откуда ни возьмись, мчится кавалерия Болдуина, сметая на своем пути изумленных лучников врага!

Безупречное изложение, грамотное, но не лишенное пылкости.

— Мы тоже разделим наши силы. — Бамбуковая указка Билли скользнула к Атлантик-Сити. — Выйдя из гавани, армада поплывет на север, и тысяча верующих высадится перед «Золотым Тельцом». — Он повел указкой в глубь суши. — Между тем, собравшись на набережной Абсекона, пешие верующие под твоим командованием пройдут по бульвару, громя казино, что выстроились вдоль залива.

— Предавая их огню! — воскликнул Тимоти со священным пылом.

— Предавая огню, — эхом отозвался Билли; он хрипел, словно от дыма пожарищ уже саднило в горле. — Лишь огонь способен очистить Вавилон и уничтожить скверну на тропе Господней.

Едва дыша от волнения, Тимоти окружил Атлантик-Сити ладонями.

— Дорилеей все не закончилось. — Облизав палец, он провел полосу вдоль Променада, от «Тельца» до «Международных курортов». — Когда крестоносцы наконец вошли в Иерусалим, реки крови пролились на его улицах.

— Деяния Господа подчас суровы, — вещал Билли, уводя сына обратно в зал, — случается, он просит своих подданных надеть ратные доспехи.

Плечом к плечу они взошли на кафедру.

Волна всепоглощающей любви затопила душу Билли, когда, подняв с алтаря стопку «Полночной Луны», он посмотрел на своих прихожан. Как же он любил эту Сьюзен Клери, сидевшую перед ним в своей неизменной шляпке с листьями папоротника и в платье, украшенном букетиком фиалок. Как он любил Ральфа и Бетти Бауэрсокс, выговаривающих своим пятерым детишкам, чтобы те вели себя потише.

— Разве не похожи они на воинство Христово? — шепнул Билли сыну. — Я хотел бы.

— Похожи, — ответил ему ясноглазый сын. — Можешь в этом не сомневаться.

«Да не оставит надежда всякого, сюда входящего», — благословляла вывеска, горевшая над входом в казино. Сквозь солнцезащитные очки красные буквы казались Джули серыми. Они вместе поднялись по устланным ковром ступенькам — Бикс в полиэстеровом костюме цвета слоновой кости и пестром галстуке и Джули в старом платье тети Джорджины, оставшемся еще от школьного выпускного вечера, — и прошли в роскошный ресторан под названием «Обжорство прощается».

Какое же суровое испытание эта вторая кучка писем: словно суешь руку в чулок, полный лезвий. Вывод очевиден, думала Джули, вмешательство на расстоянии невозможно. Влияли помехи, накапливались искажения. Результат мог дать лишь непосредственный контакт — прохождение сквозь стены, наложение рук, непосредственное прикосновение к плоти, — но этих показательных старомодных приемов Завет Неопределимости не допускал.

По крайней мере она попыталась. Теперь никто не скажет, что она сидит сложа руки.

После того как принесли меню, Бикс вручил Джули мятую половинку почтового бланка «Луны» («Все новости, которые они не хотят чтобы ты знал») с лаконичным, но абсолютно загадочным списком:

1) молитвы,

2) анекдоты,

3) фотография в подарок.

— Молитвы? — удивленно вскинула брови Джули. — Что это значит?

— Мне подумалось, что время от времени Шейла могла бы предлагать читателям коротенькие молитвы. Наша секретарша — баптистка, она может подбросить парочку совсем неплохих.

— Ты что, спятил?

— Многим людям, Джули, приходится в жизни сложнее, чем ты себе представляешь. Дай им точку опоры.

У Джули свалился с ножа маргарин. Эта колонка была ей необходима, просто необходима.

Но держаться за нее любой ценой? Пойти на компромисс, изменив Завету Неопределимости? Усомниться в Откровении, дарованном ей Богом в тот вечер, когда они с Говардом Либерманом соблазнили друг друга? (Это было настоящее Откровение, решила Джули, а не просто любовный бред.)

— Молитвам не место в царстве непостоянства, Бикс. Анекдотам тоже, уж не знаю, что имелось под этим в виду.

— Никому не помешает, если Шейла иногда расскажет какую-нибудь вдохновляющую историю — о том, например, как ее племянница-калека научилась вязать потрясающие кофточки крючком, прикрепленным к подбородку. Или как ее двоюродный брат вывалился из корзины воздушного шара и был обречен на смерть, но призвал на помощь Господа и…

— Ты издеваешься?

— Я думаю, как спасти твою задницу, Джули. Теперь последний пункт: фотография в подарок. Идея заключается в том, что читатель, который подписывается на газету, получает фотографию Шейлы с автографом. Тони предложил воспользоваться для этого ксероксом.

— Ты меня не жалеешь. Думаешь, я горю желанием, чтобы всякие безумные фанатики развешивали меня на стенах? Нет.

— Ослица.

— Что ты сказал?

— Я сказал, ослица. Толстожопая ослица.

Джули молча окунула салфетку в стакан с водой и принялась демонстративно протирать очки.

— Надумал меня уволить?

— Надо бы. — Бикс обиженно смотрел на нее. — Загвоздка в том, как ты уже, наверное, догадалась, что я в тебя влюблен.

— Что-то сомневаюсь.

— Я в тебя влюблен.

Похоже, в юности Джорджина была более худенькой, чем Джули сейчас. Выпускное платье стягивало ее талию, как корсет. Он сказал — влюблен? Он не просто ее любит, он влюблен. Ах, эта буковка «в» — одновременно и признание, и ловушка.

Толком не отдавая себе отчета в своих действиях, Джули послала ему воздушный поцелуй. Бикс грустно улыбнулся, словно получил незаслуженный подарок. Нос картошкой, отмечала про себя Джули, разглядывая его, глубоко посаженные глаза, смуглая кожа. Он напоминал ей старый, но прочный каменный амбар, побитый ветрами человеческого лицемерия.

— Мой милый морж, — прошептала Джули. Говард Либерман никогда не говорил о любви. Роджер Уорт пользовался этим словом, как паролем, открывающим доступ к ее трусикам. Но Большой Бикс, милашка, похоже, был с ней искренен. — Я тронута. Действительно тронута. — Она подарила ему второй воздушный поцелуй. — Правда, любовь — это явление метафизическое.

— Я так и знал, что ты скажешь что-нибудь подобное.

— Загадка.

— Ну да, конечно.

— Нечто непостижимое.

— Давай сменим тему, Джули.

— Непостоянное.

— Наш суп.

После обеда они гуляли по побережью.

— «Константин пикчерс» представляет: «Атлантик-Сити: метрополия в переходном периоде», — торжественно объявил Бикс. Мимо, взявшись за руки и хихикая, прошла парочка подростков. — Одни приходят в казино поиграть в баккара, а другие играют в рулетку, ставка — беременность, и все это прямо на Променаде.

Они свернули на бульвар Первый океанский, где вдруг обнаружился магазинчик «Все — за доллар». Бикс расхаживал между стеллажами, рассматривая всякую дребедень и прикидывая, что сгодилось бы для его команды фотографов в качестве вещественных доказательств чего угодно.

— «Археологи обнаруживают эмбрион инопланетного происхождения!» — выкрикнул Бикс, придя в восторг от резинового черепа. Джули от души рассмеялась. — А как насчет первой детской пеленки Иисуса? — развлекался Бикс, потрясая белым шелковым шарфом. — Десять архиепископов подтверждают догадку!

Джули рассматривала его округлый живот. В его тучности, решила она, было особое очарование: я согласен, меня слишком много, но либо принимайте меня таким, каков я есть, либо… Принимаю.

— И я люблю тебя, — сказала она.

— Что?

Любит? Любит. О да, Бог физики, Великая матерь, та, что в море Дирака, она его любит.

— Что слышал.

— Без дураков?

И с этого момента их отношения можно было охарактеризовать как восхождение по «Данте». Этажом выше «Обжорства» обнаружился маленький, уютный, неприлично дорогущий ресторанчик с соответствующим названием «Каждому — свое», где подавали неоправданно дорогие спагетти, после чего посетителей ждали столики для игры в Блэк Джек. Еще выше располагались шикарные гостиничные номера (автоматы с шампанским, по желанию наполняющие ванны). К началу июля они стали в них завсегдатаями, завершая каждую неделю очередным успешным опытом в постели. Чем ее взял Бикс? Настоящая загадка природы, ничуть не менее таинственная, чем выведение бородавок под гипнозом. В постели он был первобытным примитивом, наукой не интересовался вообще, а на пляже выхлюпывал на себя целый флакон масла для загара на раз.

Но он сделал ее счастливой. Возможно, здесь сыграла свою роль теория относительности, и Бикс собственной массой притянул пролетавшее через его гравитационное поле тело. Но более вероятно, что его очарование для нее зиждилось на том, что он тоже безоговорочно принимал Джули такой, какая она есть. Говард закончил тем, что требовал от Джули принять его систему мировоззрения, а Роджер вообще начал ей поклоняться, как божеству. По отношению к Биксу нельзя было представить ни того ни другого. Рядом с ним она чувствовала себя в безопасности. С каждым днем его смуглость становилась все сексуальнее, талия все меньше в обхвате, а пессимизм — все мужественнее.

Все выше и выше. Верхний этаж «У Данте» был отведен под комплекс роскошных саун, бассейнов и спортивных залов, обслуживающих несколько пентхаузов, предназначенных для крупных шишек и толстосумов. Джули с Биксом несколько месяцев экономили, пока не смогли наконец позволить себе выходные в этом царстве роскоши. Вот там Бикс и объявил последние цифры читательского спроса.

— Мне сегодня утром сообщили, — сказал он, целуя Джули французским поцелуем, — в мае спрос упал до прежних показателей.

От неожиданности Джули прикусила его язык.

— И?..

— А в июне еще на 2,1 процента, — признался Бикс, — и, если честно, Тони поговаривает, что пора прикрывать твою колонку.

Упал на 2,1. Сердце у Джули упало гораздо ниже. Прикрыть ее колонку… Это все равно что перекрыть ей доступ кислорода.

— Ты можешь его как-нибудь уболтать?

— Если ко Дню труда мы не наберем новых пятьдесят тысяч читателей, то не знаю.

— Пятьдесят тысяч? Но как же это возможно?

— А как иначе возможно, чтобы Тони пошел на мировую?

— Пятьдесят тысяч?

— Угу.

— Сражайся за меня, солнышко.

— Сражаться? Чем? Оснащение слабовато.

— Просто сражайся. Мне нужна эта колонка, Бикс, борись.

Джули вовсе не смущало, что маяк стал бесконечным парадом подруг Фебы и Джорджины — как сапфических, так и платонических. Маяк превратился в своего рода клуб с девизом «Добро пожаловать в “Око Ангела”». Мужчинам вход строго воспрещен». У чисто женского общества есть свои достоинства. В любой момент можно без труда раздобыть тампон. Номера «Мисс» и тюбики крема для рук появлялись словно по мановению волшебной палочки. Матчи и чемпионаты начинались и заканчивались, а в «Оке Ангела» даже не интересовались, какому виду спорта они посвящались.

Наиболее частым гостем здесь была любовница Фебы Мелани Марксон, ни разу не публиковавшаяся детская писательница, единственная из всех знакомых Джули женщин, к которой подходил эпитет «представительная». Феба и Мелани, Лорел и Харди [11] из Атлантик-Сити, слонялись по казино, как ветераны парных лесбийских заездов.

— Джули, мне недавно попалась книга твоего отца, — сказала Мелани на следующее утро после того, как Бикс сообщил обескураживающие факты падения спроса на «Луну». — Эта его «Герменевтика повседневности». Потрясающая вещь. Я теперь совсем иначе смотрю на фотоснимки.

Недавно Джули прочла одну из рукописей Мелани. Это была притча о щенке, который совершил оправданное отцеубийство. Рукопись произвела на Джули глубокое впечатление, хотя ей было понятно, почему ее нельзя печатать.

— Жаль, что папа не слышит этого.

— Печально, что он так и не закончил книгу. Она могла бы стать настоящей сенсацией.

— Он редко доводил начатое до конца. Может, ты заметила, что в половине комнат дома нет дверей.

— Ты никогда не рассказывала о своей матери, — заметила Мелани.

— Ты тоже.

— Моя мама умерла вскоре после того, как я появилась на свет.

— А моя. — отозвалась Джули, — умерла вскоре после того, как я была зачата.

— Это как?

— Длинная история, Мелани, как-нибудь в другой раз. И вот однажды Мелани достался джекпот: она продала цикл из пяти детских книжек под тридцатитысячный аванс и еще один, вдвое больший, получила от «Дисней Эмпайр» за эксклюзивное право инсценировки. Это знаменательное событие Мелани отпраздновала, купив себе компьютер новейшей модели, а обожаемой Фебе — переносную видеокамеру. Правда, как скоро выяснилось, это был не самый лучший выбор. Даже ребенок, не расстающийся с игрушечным барабаном, раздражал бы окружающих меньше, чем Феба, носившаяся по дому, словно папарацци в поисках грязных сплетен для «Кэйбл ньюс нетворк».

— Выруби эту штуковину!

Но камера Фебы неизменно жужжала, таращась на обитателей маяка настырным объективом.

— Ты что, Кац, когда-нибудь эта пленка будет нарасхват, как Кумранские рукописи, — «Кассеты со дна Мертвого моря»!

— Оставь меня в покое! — Джули тщетно пыталась вытолкать Фебу из кухни.

— Расслабься, мне нужна практика. — Феба, прищурившись, смотрела в глазок видоискателя. — Ты решила, что я собралась всю оставшуюся жизнь торговать солеными ирисками и подушками-вякалками? Ни фига. Я скоро начну свое дело. У меня такая идея — отпад: непорнографические фильмы для взрослых! Правда жизни, любовь, как она есть, секс в натуре! Успех обеспечен.

— Не очень-то на это надейся. — Джули сложила две половинки сандвича с тунцом.

— Знаешь, в чем твоя проблема, Киса? Ты не веришь в людей. — Феба выдвинула объектив. — Але, встречайте — та-да-дам, — наше местное божество вкушает тунца с ржаным хлебом! — Камера приблизилась, снимая крупным планом, как Джули пьет молоко. — Молоко, как это символично! Еще один глоток, и вот — не может быть! Да, она действительно кладет стакан в мойку, не оставляет на столе, чтобы за ней прибрала ее подруга Феба. Друзья, сегодня мы стали свидетелями настоящего чуда. А завтра она уже будет кормить голодных и одевать нагих, и пусть дьявол рвет на себе волосы.

По крайней мере благодаря своему несносному увлечению Феба была при деле. Во всяком случае, она уже не пила все свободное время.

Джули попыталась затронуть эту тему, приклеив к двери храма газету со своей колонкой, посвященной злоупотреблению спиртным, и к ней записку: «Если соизволишь поговорить об этом, я буду рада». На следующий день вырезка лежала у Джули на компьютере. «Если соизволишь не лезть не в свое дело, — гласила записка Фебы, — я тоже буду рада».

Каждую пятницу Джули и Мелани предпринимали генеральную уборку дома, кругом натыкаясь на крошечные бутылочки из-под излюбленного рома Фебы. В «Оке Ангела» их можно было обнаружить где угодно: в стиральной машине, в туалетном бачке, в выпотрошенном словаре. Однажды, когда Мелани проверяла масло в своей «хонде», ее взгляд упал на контейнер с жидкостью для мытья стекол. По наитию она открыла его и сунула внутрь палец — там была бутылочка. А несколько дней спустя, разжигая маяк в память о «Люси И», Джули обратила внимание на странные фиолетовые блики в пламени. В керосин был подмешан джин.

Вмешаться, думала Джули, избавить Фебу от вредной привычки? Ответ казался очевидным: конечно. Каких-то полчаса подержать пальцы у висков подруги — и вытащить из нее эту тягу к спиртному. Но так Феба никогда не научится стоять на своих двоих. Так она никогда не повзрослеет. Если Джули позволит ей всецело полагаться на сверхъестественное вмешательство, одна зависимость просто заменится другой.

Банка спермы лопнула.

Разлетелась на мелкие кусочки.

У нее целая армия врагов, и каждый из них только и ждет, что она начнет творить чудеса.

Несмотря на героические усилия Джули, несмотря на тонны рома и джина, вылитые ею в раковину, тетя Джорджина была весьма недовольна. Она ныла и причитала, называла Джули эгоисткой и солипсисткой. Обвиняла ее в трусости и отступничестве, в том, что та борется с симптомами, вместо того чтобы устранять причины, что она отказывается спасти лучшую подругу. Интересно, думала Джули, сколько еще осталось ждать, пока безотчетное недовольство Джорджины польется через край? Сколько еще осталось до взрыва?

Это случилось за завтраком. В воскресенье, в одиннадцать ноль пять.

— Вылечи ее, — взорвалась тетка. — Ты слышишь, Джули? Я не могу это больше выносить. — Она кивнула в сторону ванной, где Феба шумно, со стонами избавлялась от чрезмерных возлияний во время ночного кутежа. — Может, отец был против вмешательства, но я-то — за.

Джули подхватила ножом французское масло для тостов. Вылечи ее. Вмешайся. Звучит так просто, так добродетельно. Но Джорджина ни на минуту не задумывается над исторической и космологической подоплекой.

— Человечество, в том числе и Феба, не научатся самостоятельно бороться с трудностями, если я буду тут как тут, на подхвате.

— Да брось ты.

От страданий Фебы содрогались стены. Звук напоминал треск рвущейся пополам парусины.

— Вот что нам нужно сделать, Джорджина, — сказала Джули. — Мы должны вдвоем походить на собрания для тех, чьи дети и супруги слишком много пьют. — Она опустила ломтик зернового хлеба в растопленное масло.

— Мне не нужны никакие собрания, Джули, я хочу чуда.

Джули положила пропитавшийся маслом ломтик в тостер.

— Она ведь нормально себя ведет. В бухгалтерии комар носа не подточит, покупателям не грубит, в аварии не попадает.

— Вылечи ее. — Джорджина пихнула в масло свой ломтик хлеба, как садист, топящий котенка. — Черт возьми, вылечи, и все.

— Ты думаешь, мне легко говорить «нет»? Я люблю Фебу, но мы должны смотреть в корень.

— Какой еще корень? Феба себя убивает.

— Джорджина, если тебе непонятны мои доводы, что толку спорить.

— Да ты сама в своих доводах запуталась, остолопина.

— Давай выбирать выражения.

— Остолопина. Тупица. Трепло.

Джули в сердцах поддела лопаткой еще не успевший подрумяниться тост, и он полетел через всю кухню.

— У меня есть враги, Джорджина! Они меня ищут! — Она отошла от стола. — Ешь сама, у меня что-то аппетит пропал.

— У меня тоже, маленькая хитрая змея. Вот кто ты есть на самом деле, Джули Кац. Гнусный, себялюбивый гаденыш.

Задыхаясь от обиды, Джули выбежала из кухни. Не задумываясь, она бросилась к воде и нырнула в благодатную, отдохновенную прохладу залива, а в ее ушах все еще звучали гневные вопли Джорджины.

— Прости, — сказал Бикс. Его лицо напоминало метеорит — серый, истерзанный атмосферными катаклизмами.

— Прости? — встревожилась Джули. Что еще? Он бросает ее ради какой-нибудь фифы из Принстона?

— Нам не хватило двадцати тысяч читателей, от этого никуда не денешься. Вместо твоей колонки Тони хочет сделать рубрику, посвященную домашним животным. Ее будет вести Майк Алонзо.

— Домашним животным? Ты шутишь! — По щеке Джули поползла горячая слеза. Она уткнулась носом в накрахмаленную салфетку и высморкалась. — Ты должен был за меня сражаться. Домашние животные?..

— Я сражался как мог.

— Не сомневаюсь.

— Это так.

Значит, все кончено. Завет Неопределимости превратился в Утопию. Всем ее усилиям грош цена в базарный день. И теперь у Джули ничего не осталось, кроме смятения, чувства вины, кроме дурацких нападок Джорджины и предательского безразличия Бога.

— Признайся, Бикс, ты никогда не верил в мою миссию. — Слеза коснулась губы, и Джули слизнула ее кончиком языка. — Ты делал вид, что тебе не все равно только потому, что подбивал ко мне клинья.

Бикс раскрошил в руке булочку.

— Черт возьми, Джули, я был с тобой с той самой минуты, как ты вошла в мой кабинет. Ты знаешь, что все сотрудники газеты считают тебя сумасшедшей?

— А ты? Ты тоже думаешь, что я чокнутая?

— Временами да. Этот твой имидж дочери Бога, почему ты так над ним трясешься? Ты можешь хотя бы со мной перестать притворяться? Я ведь не один из этих идиотов, которые читают «Луну».

— Я не притворяюсь.

— Ну так докажи, что ты дочь Бога. Я не требую многого: сними жир у меня с задницы, полетай — что хочешь.

— Я не оправдываюсь, солнышко. Тем более перед предателями.

Бикс извел вторую булочку.

— Ты маленькая мошенница.

Одного этого слова, мошенница, было достаточно. Джули уже бежала к выходу из ресторана и дальше, вниз по ступенькам, пока не оказалась на этаже, где было расположено казино. Предатель. Предатель! «Я сражался за тебя…» Еще бы, куда уж больше. Трусливый предатель.

В казино часов не наблюдали. Казалось, время навечно остановилось. «У Данте», «У Цезаря», в «Тельце». Здесь всегда было воскресенье, середина дня, половина четвертого, решила для себя Джули.

Ее лишили прихода. Почему Тони Бьяччо так и не понял, как важна была для всех ее колонка? Она предотвратила десятки самоубийств, а сколько разводов, побоев, издевательств над детьми! На прошлой неделе один заядлый игрок написал, что благодаря ей избавился от патологической тяги к азартным играм.

А что, «очко» и Блэк Джек очень даже увлекают. Джули про себя улыбнулась и направилась к свободному столику. На всякий случай она надела солнцезащитные очки — ведь крупье мог оказаться одним из ее почитателей — и купила на сто долларов жетонов. По крайней мере в этом маскараде скоро не будет нужды: пройдет немного времени, и Шейлу уже никто не будет узнавать. Крупье, хмурая худощавая женщина, сдавала карты с профессиональной бесстрастностью шлюхи, расстегивающей ширинку клиента, и то и дело нервно поглядывала в сторону колеса фортуны, словно чувствуя на себе придирчивый взгляд шефа.

О Мамона, вожделенный металл! Удача ли, Бог ли помогал Джули, но за десять минут она утроила свой капитал. Какие бы ставки она ни делала — сплит, дабл, страховку, — она неизменно была на высоте. Пусть она потеряла приход, пусть ее любовник оказался предателем, пусть у нее не осталось никого, кроме истеричной тетки и подруги-алкоголички, но сегодня она непременно разбогатеет.

На столик упала тень, нечеловечески огромная, густая и почти осязаемая, словно жирная чернильная клякса.

— Исчезни, — прозвучал голос незнакомца. Хмурая женщина удалилась, тень осталась. — Ты не ошиблась в выборе столика, он приносит своим игрокам небывалые победы. — В голосе этого крупье слышалась забытая, чарующая изысканность европейских аристократов, ценителей Моцарта и Гайдна. Джули упрямо не поднимала глаз. Крупье есть крупье.

Джули положила на столик четыре десятидолларовых жетона — вдвое больше предыдущих ставок. Р-раз — туз червей для игрока, р-раз — пиковая десятка для крупье. Тони хочет заняться домашними питомцами? Дорогой доктор Дулитл, моя канарейка перестала петь. Почему? Обеспокоенный из Милуоки. Дорогой Обеспокоенный, потому что она просто вас не выносит.

— Я думал над твоим вопросом, — сказал незнакомец.

Джули не сводила глаз со своего туза. Красное сердечко как будто шевельнулось и даже начало пульсировать. Тук-тук. Джули сморгнула. Тук-тук. Оно что же, бьется? Или она сходит с ума?

Джули наконец подняла глаза. Во время предыдущих встреч она не замечала, насколько красив Эндрю Вайверн: высокие скулы, обсидиановые глаза, гениальный рисунок губ. Мягкая бородка с проседью — словно мех серебристой лисицы. Бритоголовый Вервольф в полной силе.

— Над каким вопросом? — спросила Джули, учуяв знакомый апельсиново-медовый запах.

— О Боге.

Р-раз. Р-раз. Тройка бубен у игрока, карта вне игры у Вайверна.

— Ты хотела знать, почему Бог допускает зло. — Его смокинг блестел, как черный мрамор.

Джули кивнула: побей меня. Раз — трефовая десятка, опасный противовес ее тузу. Она кивнула снова. Раз — валет бубен, двадцать четыре очка, перебор. Дьявол забрал ее ставку.

— Я уже говорил, что власть затягивает, — сказал он, собирая карты. — Но это не все.

Джули поставила пятьдесят долларов. Раз. Раз. Король треф — у нее, пиковая девятка — у Вайверна.

— Многие думают: будь я Богом, я бы лучше справился с задачей. Такое тщеславие. В действительности все вокруг — это чистой воды математика.

— Вы хотите сказать, что Бог не в состоянии справиться с задачей?

— Вот именно.

Раз — шестерка бубен у Джули.

— Лжец. Вы знаете о Боге не больше меня. Раз — карта вне игры у крупье.

— Что ж, прекрасно, но для тебя очевиден не только мой обман, но и мое стремление к объективности. «Приглашаю тебя сегодня вечером пройтись под парусом на моей шхуне. С тобой не случится ничего дурного», — говорит Дьявол. «Он говорит правду», — думает Джули Кац.

— На шхуне? — Было бы безумием принять карту сейчас, но она это сделала. Раз — пиковая дама. Банкрот. — Сегодня вечером?

— Готовится крестовый поход. — Вайверн провел рукой над ее королем треф, и обе его головы на карте лишились плоти, превратившись в черепа. — Ты должна вмешаться.

— Я только то и делаю, что вмешиваюсь в чужие дела. — Король ехидно подмигнул пустой глазницей. — Почитайте мою колонку.

— Твоей колонке крышка, Джули, разве тебе еще не сообщили? Ибо сказано: не мечите бисер перед свиньями.

— Сказано, — простонала она.

Король поднял меч, а лежащая рядом дама в ловушке своей прямоугольной Вселенной, вооруженная одним лишь цветком, вся сжалась от страха.

— Что касается меня, мне твоя рубрика очень нравилась, я не пропустил ни одного выпуска. — Вайверн придвинул к себе жетоны Джули. — Однажды я даже написал тебе, помнишь того робкого лютеранского пастора из Денвера, обделенного вниманием прихода? Но в некоторых ситуациях, — Сатана кивнул на карты Джули, — меч оказывается сильнее пера. — Король обрушил на даму свое грозное оружие, и ее макушка откинулась назад, как крышечка зажигалки. Из отверстия раны потекла кровь, цветок почернел и выпал из рук жертвы. — Завтра на город могут обрушиться тысячи подобных смертей. Десять тысяч. Известно ли тебе, что в одиннадцатом веке, когда крестоносцы взяли Иерусалим, они носились по улицам и вспарывали его жителям животы, надеясь найти проглоченные монеты?

— Меня там не было. — Джули поставила шестьдесят долларов.

— А не мешало бы. — Вайверн отодвинул ее ставку. — Небольшая прогулка вдоль берега, только и всего. Еще до рассвета ты будешь дома, целой и невредимой.

— Я не отвечаю за этот крестовый поход, о котором вы говорили.

— А за что в таком случае ты отвечаешь?

— Трудно сказать.

— «БОЛЬ».

— Что?

— Так называется моя шхуна — «БОЛЬ».

Окровавленная макушка дамы покатилась на зеленое сукно. Безумно захохотав, король снова взмахнул мечом, на этот раз аккуратно сняв скальп с нижнего двойника дамы.

Сатана вел Джули по Железному пирсу, проржавевшие останки которого напоминали высушенные солнцем останки морского дракона.

— Впечатляет, — кивнула Джули, разглядывая «Боль», внушительных размеров трехмачтовик, на приспущенных парусах которого угадывались очертания перепончатых крыльев. Корабль был пришвартован живым питоном.

— Средства позволяют мне быть человеком вкуса. Только что выкрашен желчью десяти тысяч некрещеных младенцев, — улыбнулся Вайверн, с гордостью указывая на корпус судна. — Рангоут — из костей погибших армян, снасти сплетены из волос иерусалимских ведьм, на кливер пошла кожа евреев. Лучшие идеи мне подбрасывают люди, Джули. Как и тебе, мне не приходится рассчитывать на вдохновение, ниспосланное твоей матерью. Ее творческие находки дальше бубонной чумы не идут.

Он подал Джули руку, и она поднялась на палубу, где темные ссутулившиеся фигуры суетились, словно на воде, жуки потерявшие катышек, который они тащили.

— Поздоровайся с Антраксом [12], — сказал Вайверн Джули, кивнув в сторону кокпита. Рулевым оказалось некое фантастическое существо, тучное, покрытое роговыми пластинками вперемежку с жесткой щетиной, напоминавшее плод любви дикого вепря и броненосца.

— Здрасте. — Джули почудилось, что у нее началось раздвоение личности. Одна часть ее по-прежнему оставалась в Нью-Джерси, а другая оказалась в невесть каком измерении, рядом с Сатаной и его приспешниками.

Антракс улыбнулся в ответ и приподнял воображаемую шляпу.

Демоны отдали швартовы, и по палубе разлилось дикое зловоние.

— Это воняют мои ангелы, — пояснил Вайверн, — они раздвигают ягодицы, и ветерок оттуда наполняет паруса.

«Боль» устремилась на юг, оставляя позади отели-казино: яркий «У Бали», величественный «У Цезаря», мощный «Атлантис», сказочный «Золотой Телец». В небе над городом белой затычкой торчала луна.

Постепенно беспокойство Джули уступило место беспричинному веселью. Она засмеялась. В ее распоряжении быстроходное судно и весь океан, ведь так? Сейчас она может оказаться где угодно: в солнечной Испании, в экзотическом Таиланде, на обожаемых Говардом Галапагосах и даже на том райском южном островке, который они с Фебой видели когда-то в «Довиле».

— Ты выбрала ложный путь, — огорошил ее Вайверн. Шхуна вошла в большую Яичную бухту, и Антракс бросил якорь — по-видимому, какую-то разновидность морского ежа. Волоча за собой тяжеленную цепь, огромный, пульсирующий, утыканный шипами шар неспешно пересек палубу и свалился за борт. — Ты хотела, чтобы широкие массы постигли мир разума и науки. Этому не суждено сбыться. Отсутствуют точки соприкосновения.

— Наука — это гармония, красота, — ответила Джули.

— Мне ли этого не знать? — Вайверн открыл кокпит и, выдвинув подзорную трубу, опустил ее до уровня глаз Джули. — Многие из моих слабостей сугубо научны: ядерные бомбы, циклонов, евгеника. — Он показал Джули, как фокусировать изображение. — Проблема в том, что лишь немногие способны стать учеными. Когда перед людьми возникает дилемма — разрушительная правда или удобоваримая сладкая ложь, — большинство выбирает сама знаешь что.

Джули повернула регулятор фокуса, и ее взору предстало мрачное шествие более двух тысяч мужчин и женщин в вылинявших брезентовых куртках с красными пластиковыми канистрами для бензина и электросекаторами в руках.

— Темная сторона духовной жизни Америки, — прокомментировал Вайверн. — А именно морская пехота новых апокалиптиков. Место высадки.

Джули перевела трубу и остановилась на полудюжине пикапов с большими эмалированными ваннами в кузовах. Двое мускулистых мужчин в высоких резиновых перчатках подошли к ближайшей ванне и вынули из нее огромного тунца. Да, Джули не ошиблась, она четко видела скользкое извивающееся тело рыбины, жадно хватающей ртом воздух. Ее положили на решетку для барбекю, установленную над вместительным поддоном.

— Почему рыбы? — предвосхитил ее вопрос Вайверн. — Один из наиболее почитаемых символов христианства. Соедини первые буквы Iesos Christos Theou Yios Soter и получишь Ichthys, «рыба» по-гречески.

И тут Джули увидела высокого, средних лет мужчину, начинающего лысеть, гладко выбритого, один глаз которого был закрыт кожаной повязкой, а другой горел, как у одержимого. Он всадил в рыбину кривой нож и вспорол ей брюхо. Густая багровая кровь закапала с решетки, брызги разлетались по стенкам поддона. Джули снова перевела трубу. Рыжеволосый парень установил у поддона золотую чашу и открыл сточный кран. Из поддона полилась струйка жертвенной крови.

— «И омыли они свои одежды, — процитировал Вайверн, — и выбелили их в крови агнца».

Молодой человек зачерпнул из наполнившейся чаши пригоршню крови и страстно помолился.

— Смерть Антихристу! — прокомментировал Вайверн, дублируя молодого человека, и тот выплеснул кровь себе на грудь. Красные струйки побежали по складкам куртки, превратившись во внешнюю сеть кровеносных сосудов.

— Смерть Антихристу! — эхом отозвалась толпа.

— Антихрист? — удивилась Джули. — Что все это значит?

Сатана вынул из пиджака кармана неизменный портсигар и, открыв крышку, полюбовался отражением луны в зеркальной поверхности.

— У этих ребят завтра насыщенная программа. Должно свершиться пророчество, падение Вавилона. Читала Библию?

— Вавилона? В Месопотамии?

— В Нью-Джерси.

Собравшиеся по очереди подходили к чаше, чтобы омыть себя жертвенной кровью.

— Черт возьми, — процедила сквозь зубы Джули.

— Они собираются его сжечь, — спокойно объяснил вышеупомянутый.

— Что сжечь?

— Атлантик-Сити. — Вайверн вынул сигарету и разглядывал ее с некоторой смесью отвращения и желания. — Мне действительно надо бросить курить.

— Это безумие.

— Курить?

— Сжигать Атлантик-Сити.

— Вот именно.

— Вы лжете.

— Не сейчас.

— Сжечь целый город? Зачем?

— Чтобы ускорить Второе Пришествие, разумеется. Неизбежное возвращение Христа. — Вайверн щелкнул пальцами и высек небольшой огонек. — Сначала диверсионная группа обезвредит пожарную станцию на Балтик-авеню, потом они займутся казино. — Он зажег сигарету и задул палец. — Некоторые из них не уверены, что катастрофа необходима, но доверяют мучиться сомнениями своему пастору, Билли Милку, тому самому, в повязке. Он ведь играет в их жизни важную роль, замечательная фигура. С такими врагами, как Билли Милк, Дьявол не нуждается в союзниках.

Джули перевела трубу и отрегулировала фокус. В поле зрения попал катер береговой охраны, только что причаливший к пристани. Сердце Джули запрыгало, как щенок, обрадовавшийся приходу хозяина. О славная, благословенная береговая охрана! Бравые ребята, они всегда начеку, в любой момент готовы предотвратить всякие крестовые походы. Как же солидно они выглядят, эти семь офицеров в форме, с автоматами наперевес. Они сошли на берег и направились к толпе.

Подняв руки, обагренные жертвенной кровью, преподобный Милк шагнул им навстречу. От него не отставала кучка верноподданных, угрюмо сжимавших в руках канистры с бензином и паяльные лампы.

Вайверн бесстрастно пыхнул сигаретой.

— «И услышал я из храма громкий голос, говорящий: идите и вылейте семь чаш гнева Божия на землю».

Какое-то время неоапокалиптики и охрана возбужденно перекрикивались, все больше горячась. Слава богу, у них автоматы, подумала Джули, они представители закона, все-таки береговая охрана Соединенных Штатов.

Канистры выплеснулись, как по команде. Никто не успел нажать курок. В мгновение ока офицеры береговой охраны превратились в живые факелы. Спотыкаясь, они метались по берегу, словно марионетки, управляемые эпилептиками.

— «…и дано было ему жечь людей огнем».

Отчаянный крик Джули перешел в протяжный стон. У нее сердце разрывалось при виде несчастных, полностью потерявших ориентацию в пространстве. Вместо того чтобы искать спасение в воде, они слепо бежали вдоль берега, паля наугад из своих автоматов, охваченные пламенем и окутанные клубами дыма.

В поле зрения попал катер. Вот капитанская рубка, а в ней бледный, совсем еще юный капитан с рацией в руках. В глазах застыл ужас, он так и не успел сказать ни слова.

Ангелы смерти уже рядом, они поволокли капитана на палубу.

— «И увидел я Сына человеческого, — цитировал Дьявол, в то время как на глазах у Джули своими секаторами неоапокалиптики превратили безусого капитана в кровавое месиво. — И в руках Его острый меч».

Жгучие слезы катились по щекам девушки. Офицеры лежали на берегу дымящимися грудами зажаренной заживо плоти.

Вайверн гладил обожженную руку Джули.

— «И за все ваши мерзости я сотворю с вами нечто, неслыханное доселе. Отцы будут пожирать своих сыновей, — это Бог говорит, Джули, — сыновья пожрут своих отцов. Тех же, кто уцелеет, я развею по ветру». — Сатана восхищенно вздохнул. — Жаль, что эти слова принадлежат не мне.

— Я хочу домой.

— И ты не собираешься ничего предпринять? Огромный факел пылал над водами залива — это безумцы подожгли катер.

— Я… я… — Змейка на лбу у Джули дрогнула и сморщилась. — Я должна подумать об этом.

— Подумать? Подумать? О чем тут думать! Твое вмешательство просто необходимо. Сам Бог ждет этого от тебя.

— Вы обещали, что еще до рассвета я буду дома.

— Я был о тебе лучшего мнения, Джули.

— Отвезите меня домой, пожалуйста!

— Уговор дороже денег, — пожал плечами Вайверн. — Но запомни, когда бы я ни понадобился, я всегда буду рядом: это больше, чем ты можешь ожидать от своей матери.

Джули вышла из изящной надувной шлюпки «Боли» и взобралась на пирс. Мученическая смерть офицеров береговой охраны страшным воспоминанием стояла перед ее глазами. На востоке уже сочился рассвет, постепенно отбиравший у темноты привычный пейзаж: сосны, башни маяка, дом. В заклеенных человеческими страданиями стенах храма не спали: Феба скорее всего пьет, или мастерит новые экспонаты, или то и другое одновременно.

Джули повернулась на запад, туда, к Пенсильванскому университету, где в замороженных пробирках покоилась сперма ее отца.

— Они вышли на тропу войны, папа! — крикнула она изо всех сил.

Отец сейчас в раю, надеялась Джули. Хорошо бы там была библиотека!

Иногда без вмешательства не обойтись.

Наверняка он тоже все это видел.

В ванной Джули сбросила выпускное платье Джорджины и включила душ. У нее на глазах неоапокалиптики совершили кровавое омовение, теперь ее черед. И их псевдочистоту она встретит своей — истинной, первозданной. В глазах стояли темные силуэты горящих офицеров. Их дымящиеся кости наполнили мыльницу, их обгоревшая кожа свисала вместо занавески, а из душа текла алая кровь невинных.

Джули искупалась, набросила персиковый халат Мелани и вошла в храм. Феба сидела у алтаря, вырезая из журнала фотографию с нефтяным пятном.

— Привет, Кац, что-то мы сегодня раненько.

— Я не ложилась. — Поддавшись мгновенному порыву, Джули выхватила у подруги журнал и разорвала его пополам. — Кажется, ты сейчас увидишь то, чего давно хотела.

— Женщину в действии? — неуверенно спросила Феба.

— На опасном пути, — кивнула Джули.

— Ты же вроде как не хотела, чтобы Небеса решали за нас все проблемы?

— Они окропили себя кровью, Феба, они убивают людей.

— Кто они?

— Билли Милк со своими поджигателями.

— Поджигателями? Вот так дела! — Феба зажгла свечи. — Ты хочешь сказать, что наконец-то переросла эту комнату?

— Похоже.

— И поняла, что пора влезть в собственную шкуру? Пора вступить в бой с Дьяволом?

— Можно и так сказать.

Феба обвела рукой всю комнату.

— И теперь все это — никому не нужная макулатура?

— Макулатура, именно. И мне нужна твоя помощь.

Они обнялись — и тут началось. Слой за слоем, словно высохшую змеиную кожу, они сдирали со стен беженцев, жертв наводнений, больных СПИДом, пострадавших во время землетрясения. Они уничтожили засыпанную вулканическим пеплом деревеньку, потерпевший аварию авиалайнер полетел в мусорную корзину, и снова — к стенам. За полчаса они дошли до первоначального слоя с его грязевыми потоками и голодом, эпидемиями и революциями, газаватами и блокадами, химическими выбросами и отчаянием.

— Нас ждут великие дела, да? — Феба сорвала никарагуанского подростка с руками из резины и стали.

— А сейчас, подружка, ты запечатлишь исторический момент. — Джули сорвала со стены десятилетнего наркомана. — Я серьезно, бери свою камеру и пошли к морю, снимешь, как я брошу это в воду.

— Есть, Кошка, — с залихватской улыбочкой отдала честь Феба. Остался нетронутым лишь алтарь с черепом безымянного моряка, связкой динамита, закамуфлированной под ракеты с ядерными боеголовками, и горящими свечами в виде фаллоса от Смитти Смайла. — Как скажешь.

— И не смей мне перечить.

— Ты с ума сошла? Чтобы я решилась навлечь на себя гнев Джули Кац?

Джули предала начинающего наркомана огню свечи. Высохшая бумага полыхнула оранжевым пламенем, и вскоре по принявшему очищение храму кружили черные мотыльки золы.

«Гнев Джули Кац». Эти слова ласкали ее слух.

Глава 8

Неверие Бикса Константина в ад было так же несокрушимо, как и неверие в рай. Тем не менее он довольно четко представлял, чем первое отличается от второго. По мнению Бикса, ад был обителью ревности и зависти. Он был битком набит журналистами, ненавидевшими своих более удачливых коллег, а также заядлыми игроками, терявшими рассудок, когда соседний автомат обрушивался каскадом сорванного джекпота, и, конечно же, сексуально озабоченными юнцами, завидовавшими красавчикам с обложек женских журналов.

То, что Джули ушла из отеля с крупье, одним из этих франтоватых самодовольных умников, само по себе было ужасно. Но теперь дела обстояли как нельзя хуже. Как выяснилось, у этого ублюдка была яхта, этакий плавучий пентхауз, причаленный к развалинам Железного пирса и носивший извращенно-напыщенное название «Боль», о чем возвещали золотые буквы на транце. Как же мастерски он их выследил. Заметив еще в холле, вел через весь Променад вдоль причала, наконец притаился за деревянной зеброй полуразвалившейся карусели. Негодники на этом не остановились. Джули с готовностью приняла услужливо протянутую ее похотливым спутником руку и вместе с ним прошла к нему в рубку. Через несколько минут яхта на всех парусах неслась на юг к Оушен-Сити. Кто же он? Поклонник, потерявший голову, очарованный ее фотографией в газете? Или университетский преподаватель, подрабатывавший в казино (возможно, они давно были неравнодушны друг к другу, а теперь наконец получили возможность порезвиться на воле).

Бикс улепетывал от берега, как строптивый щенок, получивший взбучку от хозяина, но не раскаявшийся. Где же благодарность? Он обеспечил эту чудаковатую нищую девицу работой, сделал из нее квазизнаменитость, любил ее! А она? Назвала его предателем. Черта с два, сам Господь Бог не смог бы отстоять эту колонку в том виде, в каком она себе ее представляла.

Восемь вечера. Закатное зарево угасает на глазах, уступая место редким звездам, проглядывающим сквозь облака. На Променаде смена караула: разодетые в пух и прах парочки выруливали из отелей, в то время как туристы-однодневки без гроша в кармане уныло брели к пригородным автобусам. Вторую волну исхода составляли калеки и слепые попрошайки, чьи увечья вызывали достаточно сильное чувство вины и жалости лишь в обличающем дневном свете. Бикс раскрыл бумажник и пересчитал банкноты. Пятьдесят долларов. Какое болеутоляющее рекомендуется при остром приступе ревности? Омары? Спиртное? Шлюхи? Игровые автоматы? Он нырнул в «Международные курорты» и, получив на руки двести четвертаков, какое-то время безучастно скармливал их «одноруким бандитам». Вот из двухсот уже осталось сто пятьдесят, девяносто, шестьдесят… двадцать… наконец, десять…

Но тут в корзинку для выигрыша с нестройным звоном обрушилось целое маленькое состояние. Проклятие. Он слишком устал, чтобы скормить все это обратно. Как молочница с Уолл-стрит, он потащил к окошку обмена две огромные бадьи, расплескивая из них по пути свои двадцатипятицентовики «Рулетка решит проблему», — подумал Бикс, обменяв их на банкноты. Ах да, «Колесо фортуны»!

— Здесь триста, — прохрипел он крупье. — Шесть по пятьдесят меня устроят.

Мафиозный прихвостень пересчитал пачку Бикса и запихнул в щель на столе, проталкивая ее прозрачным шомполом. Перехватив свои шесть пятидесятидолларовых жетонов, Бикс, не задумываясь, поставил их на нечет. Завертелось колесо, крупье запустил шарик. Тот запрыгал среди ячеек, как камешек по поверхности пруда. Колесо остановилось. Двадцать. Чет. Отлично. И Бикс с чувством выполненного долга удалился.

По городу крался бледный рассвет. На Променаде пировали чайки, богачи вернулись в свои номера. Бикс повернул на юг. Спешить было некуда, и он любовался океаном, серым и гладким, замершим в ожидании прилива. В отдалении слышалось завывание пожарных сирен, словно вопли сотни нещадно мучимых кошек. «Боль» исчезла без следа. А он боролся за нее, черт возьми. И никакой он не предатель.

Вдруг у Бикса отвисла челюсть, и виной тому была не тяжесть двойного подбородка. Из-за мыса выплывала грозная армада: вереница прогулочных яхт направлялась к южной цепочке казино. Ветер трепал вымпелы с изображениями распятых на крестах агнцев и застывших в молитве святых. Распятые овцы не оставляли сомнений: это были неоапокалиптики. На флагмане развевалось полотнище, на котором Иисус отсекал голову крылатому змию. Впору бы засмеяться, но Биксу было не до смеха. В затемненных иллюминаторах и мертвенно-бледных бортах флотилии веселого было мало.

Фигуры в белом скользили по палубам, передавая из рук в руки громоздкие предметы. Оказавшись в воде, они мгновенно трансформировались в моторные плоты. Неоапокалиптики тут же забирались на них. Десять плотов, двадцать, пятьдесят, сто, и вот уже сотни две плотов покрыли гладкую поверхность океана, словно мигрирующее стадо морских львов. В считанные минуты первая группа морского десанта достигла берега. Плоты врезались в отмели, люди в белых куртках, закамуфлированных темными пятнами, прыгали в воду, сжимая в руках красные пластиковые канистры и электросекаторы для подстригания живых изгородей. Высокий лысеющий мужчина с повязкой на глазу поднялся над барханом намытого песка.

— Гибель Вавилону! — кричал он, размахивая своим оружием, словно рыбой-пилой, хищно выставившей железную челюсть.

— Долой Вавилон! — вторил предводителю десант. Вышедшие из моря несли через пляж и дальше на Променад свои канистры, грозно размахивая над головами электропилами и то и дело суля погибель все тому же Вавилону.

«Долой Вавилон? — озадаченно подумал Бикс. — Какой Вавилон?»

Неоапокалиптики устремились к «Золотому Тельцу», и Бикс затесался в их ряды, остро ощущая при этом свою чужеродность. Все дело в их ярко выраженной самоотрешенности. Да, да. Холодные глаза крестоносцев светились ледяным блеском, осознанием святости их миссии. Было ясно, что они не задумываясь уничтожат любого случайного прохожего, оказавшегося у них на пути.

Не обращая внимания на швейцаров в ливреях, армия ворвалась в холл и устремилась дальше, в казино. Бикс оказался прижатым к рядам игровых автоматов. Что там у них в канистрах? Четвертаки? Неужто новые апокалиптики собираются бомбить автоматы до Второго Пришествия?

— Выплесни это, — замогильным голосом провыл пастор, обращаясь к одной из своих подданных, тучной женщине лет сорока. Из-под ее расстегнутой куртки выглядывал серебряный крестик с распятым на нем ягненком. — Излей гнев Господень.

Женщина не шелохнулась.

— Выплесни его.

Никакого движения: она стояла, как жена Лота, превратившаяся в соляной столп.

В игорном угаре, ослепленные огнями, оглушенные шумом, игроки не замечали вторжения.

— «Вылил ангел чашу свою на престол зверя», — процитировал пастор, словно терпеливый учитель, подсказывающий ученику забытую строку стихотворения. — Лей, Глэдис.

Никакой реакции.

Одним движением своей могучей руки пастор выхватил у женщины канистру и, сняв крышку, полил на ковер прозрачную жидкость. Резкий запах ударил в ноздри Бикса. Бензин. Бензин? Бензин?! По казино прокатилась волна удивленных возгласов. Короли рулетки оторвали взгляды от вращающегося колеса, стих звон монет, умолкли голоса игроков. Господь Всевышний — бензин!

Захлопали крышки канистр, и «гнев Господень» полился рекой. Удушливые пары распространились по «Тельцу», словно рядом швартовались тысячи эксоновских супертанкеров. Опомнившись наконец, охрана и мафиозные заправилы пошли в контрнаступление. Но поздно, неоапокалиптики уже были повсюду, поливая бензином проходы между столиками, игровые автоматы. Словно фермер, задающий корм свиньям, один ревнитель опрокинул канистру в лоток столика для игры в кости.

Пастор вынул из кармана куртки зажигалку.

— «Седьмой ангел вылил чашу свою на воздух!»

— Прекратите! — Это управляющий казино выбежал вперед со своим пистолетом. Но тут зажужжала чья-то электропила и прошлась по его животу, распоров его надвое. Управляющий захлебнулся в собственной крови. Пистолет выпал на промокший ковер, кровь хлестала из страшной раны, как вспенившееся пиво, вместо крика раздавалось только жалобное бульканье.

Бикс на подкашивающихся ногах двинулся к выходу. «Иди, — приказал он себе, — не смей оборачиваться».

Взревел огонь, заглушая пронзительные вопли игроков.

Бикс оглянулся. Адское пламя катилось через все казино гигантскими волнами. Казалось, восстал огненный океан, чтобы поглотить беспомощного «Тельца». Все вспыхнуло мгновенно: ковровые дорожки, шторы, зеленое сукно, деньги, игральные карты и сами игроки. Горящее тело молодого человека клонилось к игровому автомату, словно падало в объятия возлюбленной. Пожилая пакистанка, охваченная ужасом, судорожно опрокинула на себя кувшин с мартини, но пламя, поднявшееся с подола павлиньим хвостом, стало еще ярче.

В холле сработала противопожарная система, и из раструбов летним ливнем полилась вода. Повалил дым, от которого нещадно драло в горле и щипало глаза. Крестоносцы, видимо, посчитали свою миссию завершенной: они бежали к выходу, возбужденно переговариваясь, смеясь, не забывая мимоходом пнуть попавшуюся под ноги урну. Бикс надрывался от кашля, но в конце концов добрался до спасительной двери.

Воздух. Солнце. Морской ветерок. Прогуливавшиеся по Променаду пренебрежительно поглядывали на Бикса: истерическая жертва крупного ночного пролета… Но тут огонь рванулся наружу, в мгновение ока охватив все здание, с ревом вырываясь из окон, взбираясь по фасаду. Из огня выскакивали крестоносцы со своими электропилами, жужжащими, как гигантские дьявольские насекомые. Туристы бросились врассыпную, словно пехота под пулеметами истребителей, идущих на бреющем полете. Но напрасно. С криками «Долой Вавилон!» неоапокалиптики бросились вдогонку, нещадно уродуя людей своими пилами. Бикса бросило в жар, летний костюм мгновенно пропитался потом. Из «Золотого Тельца», словно яблоки с дерева во время бури, посыпались люди. Спасаясь из горящего здания, они прыгали из отеля на крышу казино, а уже оттуда на землю. Многие горели. Они перепрыгивали через поручни Променада и бросались к спасительной воде.

Армия разделилась на три группы и продолжала наступление по Променаду, держа наготове смертоносные электропилы. Бикс быстро прикинул расстояние до ближайших казино. «Тропикана» — обречена. «Атлантис» — никаких шансов. Следующим был «У Гарраха» на Трамп-Плаза, дальше — «у Цезаря». «Гарраха» тоже, пожалуй, ждала участь «Золотого Тельца», но вот до «Цезаря» они доберутся только минут через пять.

И он побежал, неуклюжий толстяк Бикс, пыхтя и оставляя позади пиццерии, будки гадалок, магазин «Смитти Смайл». Сотни раз ему доводилось проходить мимо претенциозной статуи Юлия Цезаря, но впервые Бикс заметил, что в царственном облике римлянина сквозит страх. Или он появился только сейчас? И немудрено: языческому императору — увидеть сотни обезумевших христиан.

— Все на улицу! — крикнул Бикс, ворвавшись в казино. — Идут убийцы!

От карточных столиков повернулись головы. Фаны игровых автоматов рассеянно посмотрели на него.

— Там эти ненормальные! Спасайтесь!

Игроки снисходительно улыбнулись — свихнулся малый! — и вернулись к своим занятиям.

В небе стояло кровавое зарево. «Дацун» Джули пересек мост Бригантин и повернул к охваченному огнем городу. Балтик-авеню перекрыла пробка пожарных машин, судорожно мигающих фонарями. Пылали многоэтажки. Объединенная пожарная служба Атлантик-Сити и Оушен-сити, как и предсказывал Вайверн, оказалась бессильной. На улицах, залитых водой, шевелились чудовищные клубки черных шлангов. От красных машин к охваченным огнем зданиям поднимались длинные лестницы, из окон и дверей вырывались языки пламени и валил черный дым. В противогазах, с кислородными баллонами за плечами, неуклюже сновали пожарные, словно аквалангисты в преисподней. В гуще всей этой неразберихи медбрат Фреди Каспар, последний из папиных компаньонов по покеру — Родни Бальтазар скончался на Пасху, — делая укол находившейся в полубессознательном состоянии женщине, упал и умер.

Джули продолжила путь вдоль Южной Каролины [13]. Мимо пробежала толпа туристов. Их красные глаза слезились, к носам были прижаты носовые платки. На перекрестке с Атлантик-авеню стояла пышная женщина в бермудах и цветастой блузе, зажав в руках огромные пачки денег, выигрыш — мечту, потерявшую всякий смысл. Юноша в инвалидной коляске с мотором растерянно кружил по автостоянке «У Гарраха», как ребенок на игрушечном автодроме.

Инструмент! Чтобы совершить чудо, нужен инструмент. Она остановилась «У Данте» и вышла. Хорошо, что одежда была подходящей для такого пекла: полотняные бриджи и футболка от Смитти Смайла («Только шевельнись — получишь пулю»). Дым расползался в воздухе, как инфекция, проникая во все щели и закоулки. Джули тяжело дышала, глаза слезились, горло было шершавым, как наждак. Для Бога все было бы гораздо проще. Бесплотная мать Джули могла с утра до вечера творить чудеса и ни разу даже не закашляться.

Взобравшись по насыпи на Променад, Джули брела через пепелище. Все от «Тельца» до «Песков» было уничтожено. Черный дым клубился, переплетаясь с языками пламени. Лишь на восток от Теннесси уцелели «Морская прогулка», «Международные курорты». И еще «У Данте». Можно было подумать, это Вайверн послал какого-нибудь падшего ангела отвести беду от собственного казино, своего земного редута.

Инструмент! Она должна найти инструмент. Сатана не ошибся, когда говорил о бойне. Дымились обгоревшие трупы, тут и там лежали изуродованные электропилами тела. Нива картежников, сжатая божественными серпами; колосья азарта, понесшие кару небесную. «И это Нью-Джерси, — думала Джули, не веря глазам своим, с трудом подавляя позыв к рвоте, — Нью-Джерси — Штат Садов».

Она повернулась к морю. Начался прилив, и люди спасались в воде, в надежде облегчить боль от ожогов. Другие, кому посчастливилось уцелеть, несли на руках тела мертвых возлюбленных, осторожно укладывали их на песок, все еще не веря страшной правде. Впереди в августовском солнце белел остов Центрального пирса. И вдруг — вот он, возвышается над пристанью, устремляясь к облакам — ее инструмент!

— Джули!

Из облака дыма выплыл толстяк, срывая прилипшую к телу рубашку, словно освобождаясь от навязчивых объятий адского зноя. Брюхо, перепачканное сажей, блестит от пота, как покрытое лаком.

— Не могу поверить, — задыхался Бикс, — эти фанатики со своим бензином… Сколько людей гибнет… Я побежал к «Цезарю», чтобы предупредить, но никто даже слушать не хотел. Что же ты мне ничего о нем не рассказала?

— О ком?

— Об этом, с яхтой. Он тебя трахнул?

Джули опешила. Атлантик-Сити горит, она срывает маску, а этот предатель смеет ревновать?

— Я сестра Иисуса Христа, — буквально выплюнула она эти слова в лицо Биксу. — Конечно же, Дьявол должен проявлять ко мне интерес!

— Только не начинай опять, не сейчас!

— Убирайся. На восток вдоль Пасифик все тихо до самого пролива. Чеши туда.

И она устремилась к пирсу, к своему инструменту, а этот толстокожий тюлень поплелся за ней. В полуразрушенную арку, мимо гипсовой русалки и морских коньков, украшавших заброшенный аквариум.

— Слушай, Джули, брось ты эту чушь насчет дочери Бога, не то нарвешься когда-нибудь на неприятности.

— Оставь меня в покое!

И вот она стоит в лучах солнца, устремив взгляд к верхушке стального шпиля, к округлой обсерватории. Согласно папиному атласу местных достопримечательностей Фредерик Пикар окрестил свое творение «Космическая башня». Джули не собиралась отбывать в космос с родной планеты, она нуждалась лишь в божественной перспективе. Ее жабры затрепетали от сладостного возбуждения. Она ощущала свою божественность, о да, она была готова! Против тонн бензина преподобного Милка и его армии, против электропил и тщательно разработанных планов, против их веры в праведность учиненного кровопролития Джули Кац выставляла армию своих генов.

Подъемный механизм давным-давно демонтировали, но это ее не остановило. Не было необходимости в напыщенных молитвах или особых ритуальных жестах. Одного кивка хватило, чтобы привести шар обсерватории в движение.

— Что, черт возьми?.. — Бикс еще больше взмок от изумления.

Джули победоносно улыбнулась:

— Ты прав, пупсик, твои глаза тебе не врут.

Обсерватория скользнула вниз, наполнив воздух металлическим скрежетом.

— Это ты?.. — Предатель, потеряв дар речи, так и стоял, тупо пялясь на происходящее.

— Я бог гравитации и квантовой механики. Я девочка из камеры эктогенеза.

— Это ты сделала? — У Бикса глаза вывалились из орбит. Голое, лоснящееся от пота тело задрожало. — Пощади меня, Джули, это невозможно! Ты не могла этого сделать!

— Могла, солнышко.

— Прекрати, Джули! — Бикс потряс в воздухе кулаком. — Должен же быть во Вселенной хоть какой-то порядок! Не надо, прекрати!

Джули побежала к приземлившейся обсерватории, оставив на пирсе Бикса, охваченного благоговейным страхом и не верящего своим глазам. Внутри все было вверх дном. Валялись прогнившие кресла, пол усеяли осколки стекла. Не беда. Она не станет входить. Вмешательство такого масштаба требует открытого пространства. Красное море расступилось средь бела дня, и Иисус воскресил Лазаря из мертвых на глазах у целой толпы.

Джули взобралась на крышу и топнула ногой. Обсерватория медленно стала подниматься. Поначалу казалось, что это шпиль уходит в землю, словно игла гигантского медицинского шприца, вонзившаяся в тело планеты. Джули поднималась все выше и выше, так высоко, что дух захватывало. Ей казалось, что от всего тела остался один желудок со вчерашней порцией пикантных спагетти. Лицо обдувал горячий ветер, несущий гарь пожарищ. Мимо пролетали чайки, посеревшие от пепла.

Здесь она живет. Там, на юге — Лонг-порт, где она была зачата. На севере — мыс Бригантин и «Око Ангела». А вон и пролив Абсекон, ее школа. Вот издательство «Луны», а там — грязевой перешеек вблизи острова Дюн, где чуть было не утонул «виннебаго».

Южная часть Атлантик-Сити превратилась в одно сплошное пожарище. Огонь на глазах захватывал новые территории на высотах Челси и Вентнор. Если удастся, она еще успеет спасти Маргейт и Лонг-порт, и уж точно — дальнюю часть города от пролива до цепочки казино, расположенных на побережье залива. Солнце, как огромный прожектор, выхватило башню из смрадной мглы, облачив Джули в золотые одежды. Уцелевшие и раненые на побережье уже заметили ее. Целый лес рук взметнулся вверх. Показывая ее друг другу, люди недоуменно переговаривались. Кто бы это мог быть? Кто эта странная, окутанная сиянием женщина в небе?

Джули поняла, что сейчас она вступает во владение этими огромными водными просторами, раскинувшимися перед ней. Мать передавала наследство дочери из рук в руки: вот, Джули, возьми, это тебе мой мокрый шедевр.

— Волны, мне нужны волны, — воскликнула она, а внизу, у подножия башни, уже собиралась толпа. Океан вспенился и забурлил. — Волны! — На кончиках пальцев словно появились светящиеся наперстки. — Волны!

— Волны! — эхом вторила изумленная толпа.

И были волны. Джули дирижировала океаном, как оркестром. Вода повиновалась движению рук, величественно вздымаясь, ожидая новых команд. Божественность, пульсируя, поднималась из ее лона.

— Волны! — повелевала Джули.

Ее так долго сдерживаемая божественность вырвалась на свободу, кровью струилась из ноздрей, молоком из сосцов, волнами сексуального наслаждения из влагалища, лимфой омывала жабры. И вот Шейла ступила на высокий путь. Ее безмерно вытянувшиеся пальцы-фантомы схватили самую большую волну, сформировали ее в огромную фаллическую колонну, и та, хищно изогнувшись над побережьем, обрушилась на Променад, сметая на своем пути неоапокалиптиков. И смыла она алчущее воинство в улочки и подворотни.

— Волны!

И вода уносила канистры с бензином, и пилы тонули в священном потоке. Мозг Джули искрился и пульсировал, как в ту ночь, когда Говард лишил ее девственности. Она идет поверху! Да здравствует высокий путь!

Она вознесла руки к солнцу, и океан исторг гигантские потоки воды. Джули подхватывала эти бурные реки и обматывала ими казино, как послушными веревками. Она уже обернула «Тропикану», связала «Атлантис», «Гарраха», «Цезаря». Водяные путы душили огонь, пока тот не сдался. И казино были погашены, и Шейла видела, что это хорошо.

Она обратилась к городу, пылающему Челси и тлеющему Вентнору. Повинуясь божественному велению, вторая стена воды поднялась из океана и обрушилась на пожарище. Подобно мяснику, нарезающему отбивные, Джули посекла водяную колонну и расставила диски кругом от Олбани-авеню до Западного канала. Жидкий заслон искрился серебром, дрожал, как фруктовое желе. Угри и камбалы вываливались из воды. И стало так.

— Мария! — кричала толпа.

— Аве, Мария! Царица Небесная! — восклицали они.

И обрушились воды на окруженное ими пекло, сетью пересекающихся потоков накрыли его. Именно так. Вот и все.

— Слава тебе, Мария!

— Она пришла!

Все? Джули вглядывалась в направлении парка Венеции. Оттуда наступало свежее подкрепление. Выходит, у армии Милка была настоящая вторая колонна. Они шли по бульвару Абсекон, более пятисот крестоносцев, направляясь к прибрежным казино. В лучах восходящего солнца были отчетливо видны белые с темными пятнами куртки.

«Ну что ж, давай сюда свою вторую колонну, — подумала Джули, — хоть десятую. Давай колесницы фараонов и бронетанковые войска, конницу гуннов и ракеты стратегического назначения…

Я есть Она».

«Это она, — думал Билли, пробираясь вброд по Атлантик-авеню, превратившейся в бурную адскую реку, — Шейла из «Полночной Луны», мерзкая тварь, сам Антихрист, вылупившийся из зловонного яйца дракона».

Мимо проплывала канистра. Билли потянулся в холодной воде и успел схватить ее. Канистра оказалась пустой и посему совершенно бесполезной. Почему уничтожение Вавилона не было доведено до конца так же успешно, как начато? Откуда это дьявольское вмешательство? Наступление началось безупречно. «Золотой Телец» занялся, как сухая солома. Пожар разросся в мгновение ока, поглотив все от «Тропиканы» до «Песков». И когда Господу было угодно, чтобы они уничтожали на своем пути грешников, его бравые ребята с электропилами наготове мужественно выполняли божественную волю, следуя примеру воинов Христовых, бравших Иерусалим в 1099 году.

Но тут появилась эта женщина, это дьявольское отродье. Загасила огонь, запечатала единственные ворота, через которые мог вернуться Иисус.

Билли повернулся к Променаду. «У Данте» остался нетронутым, «Международные курорты» целы, громадная «Морская прогулка» тоже не пострадала.

«Дорилея, — подумал он, — при Дорилее день тоже казался проигранным, пока не прибыла вторая половина армии, войска Лоррэна и Прованса, подавившие численное преимущество врага отличной конницей и добрым вооружением. Все теперь в руках Тимоти. Уже сейчас мальчик, наверное, атакует казино, расположенные вдоль залива. Он окропит раскаленным потом Иеговы «Гаррах» и «Трамп-кастл», и священное пламя возгорится снова и навсегда изгонит проклятую тварь».

Промокший с головы до ног, к Билли брел крепыш Джошуа Тукерман. Он был одет в рубаху лесоруба, и сейчас ее мокрые рукава свисали с локтей, как испанский лишайник. У каждого из воинов Спасителя были свои причины присоединиться к крестовому походу. У каждого была своя, не похожая на другие, история. Джошуа, например, решил принять участие в священном походе после того, как узнал, что у него рак поджелудочной железы.

— Я должен был сделать все «У Данте», — задыхаясь, простонал Джошуа. — Но тут эта вода. Что происходит?

— Возьми себя в руки, брат мой, — скомандовал Билли. — Скоро здесь будет Тимоти. — Его глазная повязка мелко дрожала. — Задушенный огонь возгорится снова.

— В самом деле? А ему хватит бензина?

Вместе они устало побрели на север, в сторону Теннесси, оставляя позади смрадные останки многоквартирных домов Балтик-авеню. Вода как будто помалу сходила. Сходила? Да неужто? Или настоящий глаз его обманывает? Да нет, уровень воды действительно упал, море уползало обратно в свое лоно. «Все так и было предсказано, — с благоговением вспоминал Билли. — Откровение, глава 12, стих 15: «И пустил змий из пасти своей воду как реку…» Но все же добро восторжествовало, о да, братья и сестры. В шестнадцатом стихе главы двенадцатой вода была поглощена землей, Вавилон пал — глава 14, стих 8, Зверь был схвачен — глава 19, стих 20».

Но как же так? Не видно что-то дыма на западе, ни единого облачка. Или у Эрни Винслоу из «Венис-парк Гексахо» не вышло открыться на два часа раньше, как было условлено? Тимоти не смог наполнить свои канистры? Билли бросился бежать.

Впереди виднелся «Трамп-кастл», злорадно поблескивая своими целыми окнами. Никаких следов пожара. Дальше — «Гаррах», тоже целый и невредимый. Поражение смертельно-бледной маской легло на веснушчатое лицо Тимоти, когда он уводил пятьсот своих сподвижников с побережья залива. Шулеры и развратники ехали в своих злорадных «феррари» и издевательских «порше» по обе стороны удрученно бредущей колонны. Как же они жестоко потешались, сигналя вслед Тимоти и его отступающему войску, какое извращенное наслаждение сквозило в их криках «Эй, святой Джо!» и «Берегитесь, божьи шуты!». Как же быстро улетучится их самодовольство, когда они увидят обвалившийся Променад, пепелища казино и истекающих кровью идолопоклонников!

Отец и сын встретились на перекрестке с Маккинли-авеню.

— Нестыковка с заправкой? — спросил Билли.

— Что? — рассеянно переспросил его сын.

— Заправка не была открыта? Вы не смогли наполнить канистры?

— Да нет, пап. — Пила Тимоти куда-то исчезла, а канистра оттягивала руку, как ядро каторжника. — Бензина много, не в этом дело.

— Что же тогда?

— Где-то между «Венис-парк» и островом, — мальчик весь сжался и ссутулился, словно под бременем гигантского яйца Зверя, — примерно на этом участке бензин… бензин… — Словно Христос, предлагающий жаждущему путнику бурдюк с водой, Тимоти протянул Билли канистру. — Попробуй, папа.

— Что ты, Тимоти, это же гнев Господень!

— Попробуй.

Билли открыл канистру, плеснул немного в крышку. Что за цвет? И запаха характерного нету. Он осторожно макнул в жидкость кончик языка.

Приятное. Нежное.

Белое.

Спаситель когда-то превратил воду в вино, а Шейла…

— Что это? — Билли оторопело смотрел на сына.

— Молоко, — отвечал тот.

— Молоко?

— Или даже сливки.

— Знаете что, отче, — заговорил Джошуа Тукерман, — лучше бы нам вернуться к яхтам, пока тут еще не опомнились.

Джули устала. Слегка кружилась голова, но восторг от сознания собственной власти был куда сильнее. «Интересно, что я за божество, — думала она, раскачиваясь взад-вперед, стоя на крыше обсерватории. — Божество любящее или карающее? Любовь — это прекрасно, но гнев позволяет особым образом воздействовать на окружающий мир». Часть ее желала направить водную лавину на эту безумную, нелепую армию, утопить их, как крыс, смыть этого паскудника Милка в море. Но в конце концов, человек должен стремиться раскрыть в себе все лучшее. Ведь ее брат каким-то образом прошел свой путь до конца, ни разу не запятнав руки кровью. Немногие пророки отличались таким человеколюбием, но она тоже поступит, как он: позволит разбойникам Милка уйти, более того, она поможет им. Принятое ею решение словно запечатлелось на ладони, которой она смахнула со лба пот. И вода спала, открывая потрепанному воинству Милка путь к отступлению.

Лишь когда отступление шло полным ходом, когда первая жалкая кучка крестоносцев взгромоздилась на плоты и, сражаясь с прибоем, пробивалась к яхтам, недобрый соблазн вернулся, пульсируя в венах далеко не божественной жаждой мести. Раздавить их, уничтожить по Моисею — око за око. Какое зрелище она могла устроить для страдальцев, разбросанных по всему пляжу, какой это был бы финал: поднять их яхты на тысячу футов и сбросить вниз, как подбитые самолеты.

Нет. Не сегодня. Может быть, в другой раз. Повинуясь настойчивому движению ладони Джули, направленной на поверхность океана, обсерватория начала спускаться. И к полудню Шейла почила.

Спускаясь на пирс, Джули уже слышала крики узнавания, болезненно отдававшиеся в измученной плоти:

— Эй, да это же та самая, из «Полночной Луны»!

— Точь-в-точь как на фотографии!

— Это она!

— Шейла!

Она шла по пандусу, с изумлением видя, как толпа расступается перед ней, словно волны перед форштевнем. Стоило Джули сделать шаг, как толпа снова смыкалась за спиной в единую сущность, воплощенное благоговение.

С высоты башни во всем этом кошмаре, что творился на берегу, была видна какая-то внутренняя закономерность, смысл. Но здесь, внизу, было царство хаоса. Уцелевшие игроки оторопело бродили среди трупов, лежавших повсюду, словно выброшенная на берег рыба. От усталости у Джули звенело в ушах, глаза словно остекленели. Она медленно продвигалась вперед, надежно защищенная окружавшим ее облаком божественности. Стоны раненых переплетались с плачем осиротевших детей, дрожала израненная плоть, истекали кровью еще не остывшие обрубки. Джули наткнулась на совсем еще молодого парнишку, левая нога которого превратилась в страшное обугленное полено.

Она что же, должна помочь всем этим страждущим? Ее долг распространяется на весь этот пляж, будь он проклят? Охватывает город с горами обожженных и искалеченных? Дальше весь штат — и в конце концов вообще все? Ока не может спасти всех этих людей сразу, она не в состоянии подарить им бессмертие и соединить их с Богом. У нее есть лишь пара рук. Она может броситься в горячку исцеления, зашивать разорванную плоть кончиками пальцев, облегчать своей слюной боль ожогов, сваривать раздробленные кости лазерным взглядом…

И тут снова — тот самый запах, что исходил от Роджера Уорта в ночь их чудесного спасения, когда «виннебаго» упал с моста, запах поклонения. Он ударил в ноздри Джули, он, казалось, доносился отовсюду. Задохнувшись от отчаяния, она рухнула на песок. Папа был прав: стоит ей выбрать широкую дорогу, и она обречет себя на оковы обожания, станет рабом восхваления.

Феба. Феба, заставившая ее поверить в себя, научившая ее рисковать. Феба, сидящая в опустошенном храме и ждущая освобождения от пьяных чар «Баккарди». Если бы не Феба, посмела бы она выступить против армии Милка? Она окинула взглядом замершую в ожидании толпу. Теперь всегда будет замершая в ожидании толпа, всегда. Нет, ребята, ее ждут дела в «Оке Ангела».

Едва переставляя ноги от усталости, Джули побрела к воде. Крики «Останься!» и «Спаси нас!» жалили Джули, как злобные осы. Но вот наконец спасительная кромка прибоя. И вскоре Атлантический океан сомкнулся над ней, и крики на берегу стали приглушенными и нереальными. Да пошли они! Им мало, что она потушила огонь? Сколько жизней спасла она сегодня? Пять тысяч? Десять? Все глубже, глубже, и вскоре уже ничего не было, кроме шелеста воды в ушах и прохладной спасительной влаги. Джули шла к «Оку Ангела», унося с собой свой гнев и наслаждаясь мерной пульсацией жабр.

Глава 9

С глазами, словно разбухшими от морской воды, вся покрытая пупырышками гусиной кожи, Джули бежала по причалу. Исцеление лучшей подруги — что может быть более достойной развязкой ее сегодняшнего вмешательства? Несите сюда все бутылки, она разобьет их вдребезги, она окропит их содержимым песок и построит из него, как в детстве, песочные замки. Несите всех этих «Летучих мышей», «Баккарди», «Вепрей Гордона», «Курвуазье» вместе с «Наполеоном», «Бифитером». Подавайте сюда «Олд Гранд Деда», «Джека Дэниэлса», «Джима Бима», «Джонни Уокера», всю эту пьяную братию.

— Феба! — закричала Джули, ввалившись в дом, но ответа не последовало. — Феба! Феба!

Лишь папины книги безучастно внимали ее призывам.

Она поплелась в кухню, оплывая, словно свечка, водой Атлантики. Холодные тяжелые капли глухо падали на линолеум. Никого.

Феба!

Может быть, в прачечной? Пусто — лишь стиральная машина, сушилка и ее старенькая, затянутая паутиной колыбелька.

— Феба! — Джули заглянула в храм. Джорджина сидела на кровати дочери, безумными глазами уставившись в голую стену. — Привет.

— А, ты… — Джорджина спрятала в ладонях свое узкое, как лезвие, лицо. — Наше местное воплощение. — У нее на коленях лежал клочок перфорированной по краю бумаги. — Пожарные сирены все утро выли.

— На город напала толпа поджигателей, но я их остановила. А где Феба? Я пришла ее вылечить.

— Я так и поняла. — Джорджина сунула листок в мокрую руку Джули. — Это было в кухне, на столе.

Без сомнения, почерк Фебы со всеми его завитушками и петельками.

Дорогая Шейла,

Моя подруга и соседка по дому, которая к тому же еще и дочь Бога, только что вышла из подполья. Она думает, что я слишком много пью, и теперь наверняка решит заняться моим обменом веществ. Как думаешь, Шейла, мне оставлять ей записку или отчалить не простившись?

Странствующая из Атлантик-Сити.

— Она что, ушла? — болезненно скривившись, переспросила Джули.

Жабры мелко задрожали.

— Половину вещей забрала, сама посмотри.

— Черт. — Джули взглянула на алтарь.

Ракеты с ядерными боеголовками исчезли. Она даже динамит забрала.

Дорогая Странствующая, постой!

Джорджина подтянула кушак на своем караимском костюме.

— Зачем ты сказала ей, что собираешься раскрыться? Ты что, не знаешь, что алкоголики боятся лечения больше смерти? Феба запаниковала.

— Послушай, я сделала тебе сегодня большое одолжение. — Джули устало опустилась на край кровати, и Джорджина тут же вскочила, словно сидела на качелях, на другом конце доски. — Я спасла твой магазин. Знаешь, когда магазинчик единственной тети горит, хочется что-то делать.

— Феба сгорала последние шесть лет, но ты даже пальцем не шевельнула.

— Чудеса были не по моей части. Я была рождена, чтобы раскрыть…

— На самом деле все очень просто, Джули Кац, — Джорджина сорвала с себя кушак, — никто не знает, какого черта ты была рождена, а ты сама и подавно. — Она обмотала кушак вокруг руки, как талес. — Когда ты вылупилась из этой эктоштуковины, я думала, что наступает золотое время, думала, что ты несешь нам какую-то великую мудрость. А теперь я вижу, что ты в действительности за свинья. Феба сделала правильный выбор — уйти. Со смертью отца все в этом доме превратилось в тлен.

Шрамик Джули негодующе пульсировал.

— Это я «тлен»? Вот что я для тебя значу? Тлен? Если бы я тоже была твоей дочерью, Джорджина, то меня бы тлен, наверное, не коснулся.

Горький ком сожаления тут же подкатил к горлу. Слишком поздно: слова произнесены, и их обратно не вернешь, как не засунешь обратно в стеклянную утробу вызволявшегося из нее младенца.

Не сказав ни слова, Джорджина решительно вышла из комнаты. Через пять секунд громыхнула входная дверь, словно Королева Зенобия и Зеленая Нимфа только что взорвали еще одну песочную крепость.

В это время в башне маяка Эндрю Вайверн вытащил из фонаря пропитанный керосином фитиль и затолкал его себе в рот. Медленно, с наслаждением проглотил, ощущая на языке изысканный аромат керосина, прислушиваясь, как сочная лента скользит вниз по пищеводу.

Ему ничего не стоило привлечь внимание всех сердечников и почечников города, раковых больных, инвалидов, психов, социопатов и бродяг. «Шейла из «Луны» объявилась!» — во всеуслышание объявлял Вайверн, посещая больницы и приюты для инвалидов. И вскоре он уже всех, их держал за горло своей волосатой лапой. «За мной!» — и они покорно повиновались, следуя за ним на пляж, где, искусно используя кровавую жертву Милка в качестве изысканной декорации, он обставил свою финальную ловушку. Весь этот отчаявшийся, изголодавшийся по надежде сброд жадно внимал каждому его слову.

Остальное не составило большого труда: рассказать толпе, где живет их избавительница, и повести их через мост к маяку. Его план подходил к развязке. После долгих лет тщательной подготовки он наконец заставил своего противника заявить о себе публично. Сегодня она заложила фундамент своего будущего храма.

Прислушиваясь, как фитиль скользит дальше по кишечнику, Сатана засмеялся. Храм — какой милый сердцу звук; храм — словно предсмертный хрип арапчонка, насаженного на франкский меч во время осады Иерусалима. В скором времени апокалиптизм и ему подобные течения пойдут на убыль. Но бояться нечего, ведь храм Джули Кац — ах, опять это слово, более сладостное, чем керосин, — ее храм уже строится.

Сутки решат все. Если он в чем-то допустил промах, то нежный бутон зарождающейся религии завянет: его противник либо уединится и вскоре будет предан забвению, либо, что еще хуже, посвятит себя мышиной возне с окружающей реальностью — будет ставить на место всяких там крестоносцев, лечить маразматиков, бороться с африканскими наводнениями, придумывать мощные безопасные антибиотики и бог знает что еще.

Но вместо этого она должна покинуть Землю. Внезапно. Безвозвратно. Оставив в душах этих олухов неизгладимый след.

Как Иисус.

* * *

Легкий полуденный ветерок дул в открытое окно спальни, успокаивая измученную плоть Джули. Сон унес ее на Галапагосские острова. Рука об руку они с Говардом Либерманом шли по выставочному залу музея эволюции животного мира, разглядывая гигантских черепах, драконоподобных ящеров, психоделических птиц. Вдруг Говард превратился в Бикса. Неизвестно откуда у него в руках появилась лопата. Ее возлюбленный рыл песок, словно откапывая клад. И вдруг снизу заструился радужный свет.

— Шейла, — закричал он, — посмотри, какая красота! Шейла, иди сюда, скорее!

— Шейла! Бикс?

— Шейла! Шейла! Шейла!

Множество голосов, целая толпа, и не во сне — наяву. Она снова в Нью-Джерси, на мысе Бригантин, здесь.

— Шейла!

Она набросила розовый халат Мелани и, преодолев 126 ступенек, оказалась в башне маяка. Газетное имя, повторяемое множеством голосов, обрушивалось на нее со всех сторон. Обойдя вокруг спящего фонаря, Шейла заметила, что фитиль пропал. Словно фонарь Вайверна, подумалось ей, свет тьмы.

Она уже хотела спускаться обратно, но снова раздались крики:

— Шейла! Шейла!

Словно пчелиный рой, толпа окружила маяк и облепила причал. Это был призрак ее уничтоженного храма: боль и страдание, стекавшиеся к ней со всех сторон. Это было море страдающей плоти, утыканное инвалидными колясками, костылями, приборами гемодиализа. Прямо на траве унылыми надгробиями лежали носилки, со штативов свисали капельницы. Хворь процветала, слепота торжествовала, обожженные, изувеченные трупы — надо полагать, жертвы Милка — все прибывали. «Любопытно, — заметила Джули, — ни один из них не лежал на земле, каждого держат на руках родители или возлюбленные так, словно для воскрешения тело должно быть буквально передано из рук в руки божественной Шейле».

— Спаси нас!

— Мы в твоих руках!

— Шейла!

Джули поморщилась. «Вот они, — подумала она, — похитители ее жизни, увековечивавшие империю ностальгии». Их нужды тысячью скальпелей кромсали измученное тело, разрывая ее на множество маленьких талисманов. Тебе кусочек священной селезенки, мне комок благословенных мозгов. Пошли вы к черту! Джули вытянула вперед руки, сводя и разводя их, словно встряхивая висевших на них марионеток. Крики мгновенно стихли.

— Вы должны жить в настоящем.

— Мы этого и хотим! — взвизгнул дистрофичный молодой человек, пристегнутый к инвалидной коляске кожаными ремнями.

Толпе не было конца и края. Джули представляла, как она тянется на север вдоль берега, все Восточное побережье выстроилось в очереди к ней в ожидании избавления. Кто в силах справиться с подобной задачей? Никто.

— Вы должны смотреть в будущее.

— Вот и займись нашим будущим! — выкрикнул толстяк, державший на руках совсем еще маленькую девочку, худосочное тельце которой скрутило кистозным фиброзом.

— Шейла!

— Смилуйся!

— Помоги нам!

Осада. Другого слова не придумаешь. Джули вспомнился дождливый субботний вечер, когда они с Роджером Уортом смотрели кассету с фильмом «Ночь живых мертвецов». Запирайте двери, закрывайте ставни, зомби идут. Живые мертвецы? «Нет, — решила Джули, — это умершие живые. Они не знали могилы и все же были обездвижены, подорваны, сломлены бесчисленными поражениями плоти.

Запирать двери и заколачивать ставни? Забудь об этом, не поможет. Здесь нужны крайние меры».

Сосредоточившись, Джули смела траву с газона, как медсестра, бреющая пациента перед трепанацией черепа. Мертвые живые отпрянули, охваченные благоговейным трепетом. Повинуясь божественной воле, поднялся дерн, земля всколыхнулась, забурлил песок, камни выворачивались из земли, словно метеориты в обратной съемке. Мертвые живые бросились врассыпную. Любое божество должно быть неприступным Островом, пришла к выводу Джули, и «Око Ангела» оторвалось от материка. Как мать, так и дочь: уйти, отстраниться, не вступать в контакт.

Воды Атлантики устремились в расселину. Три настойчивых хлопка в ладоши — и океан, окружавший маяк, превратился в кислоту, подобно тому, как совсем недавно керосин неоапокалиптиков стал безобидным молоком. Причем это была не обычная кислота, не соляная и не серная — это был желудочный сок первородного козлища, дымящийся и бурлящий. Он мог прожечь днище любого посмевшего вторгнуться в залив судна. Самое подходящее средство, если нужно вытравить море с поверхности планеты или убрать с материка горную цепь. Была вода — стала кислота. Баловство, элементарная алхимия.

Джули вернулась к фонарю. Как же она одинока. Ее одиночество было настолько ощутимо, осязаемо, что казалось, она может измерить его точку кипения, удельный вес. Джорджина ее ненавидела, Феба бросила, Бикс оказался предателем, Мелани отправилась в Голливуд делать состояние, а папа разделился между десятком замороженных пробирок и урной, похороненной на дне океана. Одна на всем белом свете.

Низкое глухое шипение донеслось из фонаря. Бестелесный потусторонний голос зарокотал в его медном чреве:

— Позволь сделать тебе предложение.

— Что?

— Предложение.

— Кто это?

— Один твой старый знакомый. — Из лишенного фитиля ока выполз обитатель фонаря, отвратный красный Змий с ядовитыми мешками по обе стороны пасти. И от этого странного существа пахло медом и апельсинами. — Толпа заполучила тебя, дитя. Твоя тайна раскрыта. Обратно в бутылку не спрячешься.

— Я столького лишилась, — призналась Джули Змию. — Мой приход, друзья…

— Ровно через сутки «Боль» отчаливает. — Эндрю Вайверн сполз вниз и теперь медленно, завораживающе медленно извивался по полу. — Приглашаю тебя в путешествие, детка. Лучше быть полноправным обитателем ада, чем рабом в Нью-Джерси.

Джули нахмурилась, шрамик на лбу изогнулся. «Отправиться в путешествие? Покинуть реальный мир?» — Она раздумывала над предложением.

— Ад — это так далеко, мистер Вайверн.

— Поверь мне, человек твоего положения будет там на самом высоком счету. Ты получишь все удобства. В аду можно встретить самых талантливых поваров и виноделов, когда-либо живших на свете. Наши массажисты знают самые сокровенные тайны плоти.

Свобода… Но нет, какие бы на то ни были причины, мать послала ее в Атлантик-Сити.

— Я не могу.

— Естественно, ты будешь принята незамедлительно. Для тебя никакой очереди.

— У вас еще и очередь есть?

— Ну конечно, есть. Не верь всему, что рассказывают об аде. В следующий раз, столкнувшись с какой-нибудь антиадской пропагандой, подумай над тем, кто в ней заинтересован.

— Вы обрекаете людей на вечные муки, — возразила Джули.

— Просто потому, что это наша работа. И помни, мы наказываем только виновных, что ставит нас на ступеньку выше большинства других инстанций. — Змий зашипел, как бикфордов шнур. — Двадцать четыре часа. Последний поезд отправляется ровно через сутки. Идем с нами. Здесь тебе больше нечего делать.

Поверить Дьяволу — но это же безумие!

— Вы хотите сказать, я выполнила свое предназначение?

— Ты опубликовала свое Откровение. Загасила пожар. Самое время опустить занавес.

— Будем объективны, мистер Вайверн, чтобы жить дальше обычной жизнью, мне вовсе не обязательно прощаться с реальным миром. Я могла бы поехать, скажем, в Калифорнию.

— В Калифорнии тебя в два счета выследят. В течение одиннадцати месяцев твоя фотография печаталась в каждом выпуске «Луны».

— Я могу изменить лицо.

— Но не гены. До тех пор, пока ты остаешься на земле, твоя божественность будет сочиться из тебя наружу. Рано или поздно маска спадет, и тогда…

Безжизненный фонарь исторг призрачное видение — крошечного, кукольных размеров, двойника Джули, распятого на деревянном кресте. Стоны куклы-двойника напоминали свист кипящего чайника. У подножия креста сгрудились стражники. Мрачно перешучиваясь, они с презрением поглядывали на крест. «Дешевый трюк, — подумала Джули. — Глупо, неубедительно…»

— Уберите этот вздор! — Из ран двойника выступили крошечные капельки крови, словно от укола иглой. — Прочь!

Зловещее видение рассеялось.

Артерии звенели, как струны арфы. Впервые за все время Джули ощутила, что сердце, этот капризный, легко выходящий из строя механизм, досталось ей по наследству от папы. Бог уже прибегал к мученической смерти, и не исключено, что сделает это снова.

Если только она не убежит…

— Давай, Джули, позаботься о себе, — улыбнулся Змий, показав ядовитые клыки. — Я гарантирую безопасный переход. При одном простом условии.

— Ваши условия не бывают простыми.

— Ты должна оставить толпе память о себе. Уйди красиво, ты должна это им.

— Я могла бы уехать на Галапагосские острова.

— Галапагосы, Мадагаскар, Бали, Таити, Шри-Ланка — куда бы ты ни отправилась, ты проведешь остаток жизни, опасливо озираясь. А в аду, между прочим, есть пицца, Джули, кино, монографии по естественным наукам, мороженое — все, что ты так любишь. — Змий скользнул обратно в фонарь. — Помни, детка: попрощаться красиво.

«Давно надо было это сделать», — думала Феба, когда автобус корпорации «Грейхаунд» въезжал из залитого солнцем Вест-Сайда в прохладный полумрак автовокзала «Порт Авторити». Ну что такое Атлантик-Сити? Второсортный Диснейленд, полный неудачников и шлюх. Вот где жизнь ключом бьет: Манхэттен, Готэм, Большое Яблоко, эльдорадо подземок. Больше не придется ждать до скончания века, когда в городе появится стоящее кино, больше не придется возиться с туристами и психами в «Смитти Смайле».

Конечно, она будет скучать по мамуле, и жаль, что ее не будет, когда Мелани вернется из Голливуда. Но Кац, та еще подруга, не оставила ей выбора. Феба никому не позволит совать нос в ее обмен веществ. И разговора не может быть. Привычка выпить и алкоголизм — далеко не одно и то же. Уж в Нью-Йорке с этим никто не будет спорить.

Ворча и пыхтя, как носорог, автобус припарковался на отведенной для него площадке. Правда, Манхэттен вовсе не похож на тот южный остров, который они с Кац видели в «Довиле». Ну и ладно. Все равно она здесь своя. Перебросив через плечо дорожную сумку от Смитти Смайла («Когда в карманах шаром покати, крутых ребят скупают за так»), Феба прошла по проходу и выбралась из автобуса. Нью-Йорк, население девять миллионов и еще двадцать человек, только что прибывших из Южного Джерси. Она бочком протиснулась к багажнику, у которого уже столпились пассажиры, как родственники усопшего вокруг могилы. Как обычно, среди подобных людей Феба чувствовала себя немножко неудачницей. Все-таки она знает Кац. Бог существует, и у Фебы есть доказательства. А дьявол в Атлантик-Сити вшивый, Феба вон с ним на карусели каталась. Но если подбить бабки, чего в действительности стоит Джули Кац, если вообще чего-то стоит?

Наконец появился водитель, откинул крышку и принялся вытаскивать чемоданы. Самым важным предметом багажа Фебы был вовсе не портативный бар и не связка динамита, а ее видеокамера. Секс как он есть — ну разве не гениально? Блуд по сценарию — какая скукота! Чего действительно хотят зрители, так это удовлетворить свое первобытное любопытство. Подойти к рассмотрению темы в ее первозданном виде, увидеть, как настоящая женщина-полицейский трахает своего муженька или как обычный мальчишка-курьер занимается этим со своей подружкой. Весь процесс, поэтапно, каждый толчок, объятие, прикосновение.

Когда пассажиры наконец воссоединились со своими чемоданами, к Фебе подошел приличного вида чернокожий мужчина лет пятидесяти. Мягкая фетровая шляпа элегантно надвинута на лоб, на пальцах поблескивают золотые кольца.

— Первый раз в городе? — спросил он, лучезарно улыбаясь. — Меня зовут Сесил. — Он элегантно прикоснулся к полям шляпы кончиками пальцев и сунул руки в карманы бледно-лилового костюма-тройки. — Остановиться есть где?

Феба приняла свой чемодан.

— Вы мне кого-то напоминаете, вы, случайно, не биолог-маринист?

— Кто?

— Биолог-маринист.

— Ну, не совсем, хотя мой род занятий определенно имеет отношение к биологии.

— Вы не делали пожертвований для Института Сохранения?

— Это что, религия такая?

— Да нет, ничего.

Незнакомец подхватил ее чемодан.

— У тебя обалденные глаза, сестренка. Для начала я взял бы тебя на три сотни в неделю. Работа с людьми. Переночевать можешь у меня, крошка.

У Фебы сердце превратилось в кусочек льда. «Работа с людьми»… Ха!

— У меня есть работа, спасибо. — Она выдернула у сутенера свой чемодан. — Я в шоу-бизнесе работаю.

— Я тоже, — пошленько захихикал сутенер.

— Снимаю я, а не снимают меня. Отвали.

— Я только хотел…

— Я сказала, отвали. — Она вошла в «Порт Авторити», поднялась эскалатором наверх и окунулась в шум и суету улиц, где собиралась заработать состояние.

Вот только сначала не мешало бы выпить.

Гул микрофонов и нестихающий шум толпы не давали Джули уснуть. Такой жуткий вой могла бы издавать стая волков, нажравшихся битого стекла. Газетчики и телерепортеры все прибывали, и к утру они заняли весь газон, осадив маяк, словно вражеская армия. Репортеры из «Атлантик-Сити пресс» кричали через ров в рупоры, требуя интервью у спасительницы их города. Взобравшись на стремянки, телевизионщики не сводили с «Ока Ангела» своих видеокамер. Над башней кружил вертолет с надписью «WACX-Radio». Шум мотора так раздражал Джули, что ей не оставалось ничего иного, как окружить маяк плотным слоем тумана.

Чтобы отвлечься, она включила было телевизор, но там только о ней и говорили: впечатление было такое, будто смотришь в зеркало. На одиннадцатом канале на краю рва в окружении мертвых живых и с башней маяка на заднем плане замерла миловидная белокурая женщина.

— Кто там, в этом непроглядном облаке? — вопрошала она камеру. — Одни говорят, колдунья, другие настаивают, что это Дева Мария. — Микрофон огромным леденцом торчал у губ репортера. — Но привела сюда всех этих людей другая, самая распространенная версия. Говорят, что загадочная спасительница Атлантик-Сити не кто иная, как Шейла, дочь Бога, — подмигнула репортерша. — Трэйси Свенсон, одиннадцатый канал, последние новости Бригантин.

Когда начало смеркаться, Джули убрала туман, содрав его, как наклейку с одной из бутылок Фебы. На горизонте барражировала «Боль», как акула, охраняющая свои охотничьи угодья.

«Оденься поприличнее», — сказала себе Джули. Халат — не самый подходящий наряд для красивого прощания, которое должно послужить гарантией ее благополучного перехода. Она надела замшевые туфельки Мелани, втиснулась в выпускное платье Джорджины. Лицо тоже не осталось без внимания. Теткин косметический набор сделал свое дело — глаза раскрылись, шрамик исчез, губы превратились в лепестки роз.

Джули шагнула на смотровую площадку. Тысячи жадных глаз буквально просверливали насквозь, приветственные крики возбуждали плоть. Взобравшись на перила, Джули балансировала на металлической рейке, будто воздушный акробат. Она раскинула руки, окружила себя сиянием, обрамлявшим голову, и огненной радугой, облекавшей тело, и прыгнула.

Сначала она думала, что это крики толпы так заводят ее, но потом поняла: нет, это поют божественные гены, кометой мчат ее к темнеющим небесам.

— Смотрите, она летит!

— Шейла, останься!

— Мария!

— Летит!

— Шейла!

Она сделала в воздухе петлю, спиралью обогнула маяк, украсив его светящимся шлейфом, и устремилась через залив к ожидающей шхуне. Прохладный ветерок трепал волосы, вздымал платье, ласкал обнаженные руки. Летать, оказывается, даже приятнее, чем плавать под водой. Полет дарил большую радость, чем секс.

Она опустилась в воронье гнездо на мачте, вспугнув дремавшую хищницу и разбив одно из яиц. Еще сырые снасти из сухожилий влажно скрипели, когда она осторожно спускалась вниз. К свободе. В безопасность. В другую реальность, куда не заберется ни один поджигатель и ни одна жертва крестового похода. Откуда-то с севера налетели облака неизвестности, тени квантовой неопределенности и черной пеленой окружили шхуну, повиснув на рангоуте, опутав мачты.

Джули ступила на палубу. Три ангела, латавшие перепончатый парус, оторвались от своего занятия, подняли на нее огненные глаза и зааплодировали. Антракс на своем посту у кокпита послал когтистой лапой воздушный поцелуй.

Джули решительно прошагала через рубку и дальше, в располагавшуюся за ней кают-компанию. Но, заметив растекшийся на туфле желток, поубавила ход. Дьявол поднялся с дивана.

— Рад приветствовать тебя на борту моего судна, — сказал он, галантно подав Джули руку. В петлице белого пиджака кровавой раной горела гвоздика.

— Я приняла ваше «правильное решение», — дрожащим голосом произнесла Джули.

— С нашими талантами на земле долго не пробудешь, — поспешил поддержать ее Вайверн. — Этакая юдоль упований на чудо. Эти идиоты стерли бы тебя в порошок.

Джули бросила взгляд на стол, застеленный безукоризненно белой скатертью. Из ведерка со льдом перископом арктической субмарины выглядывала замороженная бутылка шампанского. Два прибора.

— Вы кого-то ждете к обеду? — удивилась Джули.

— Тебя. Суп из чечевицы и соевый творог. Надеюсь, не возражаешь? Я вегетарианец.

— Правда?

— Неподражаемо. Этот визг нарезаемой морковки, агония измельчаемой зубами свеклы. Проголодалась?

— Просто умираю с голоду.

— Путешествие пролетит незаметно. Нам будет о чем поговорить, на что посмотреть. Я безгранично рад, что ты решила составить мне компанию, Джули. Пожалуйста, называй меня Эндрю. — Он коротко кивнул. — Твоя каюта первая налево. Мои ангелы уже приготовили для тебя пеньюар. Это платье — не то. Твой цвет белый.

Вслед за Вайверном она поднялась на палубу.

— Поднять якорь! — колоколом прогремел его глубокий голос.

Джули посмотрела на маяк. Будет ли она скучать? Она жалела, что не захватила ничего на память: футболку от Смитти Смайла, папину рукопись, черновики колонки «Помоги вам Бог».

По корме медленно полз якорь «Боли», соленая вода скатывалась с шипов, с цепи свисали водоросли. Влажно заворчав, удивительное существо намоталось на лебедку, закрыло красные крысиные глазки и уснуло.

— Обед в восемь, — объявил Дьявол.

«Боль» покачнулась под ногами у Джули. Паруса надулись, как пухлые щеки великана. Ангелы Вайверна, наверное, накануне вкушали амброзию: ректальный ветерок был таким пьянящим и сладким. Медленно таял вдали покореженный силуэт города, почерневшие остовы «Золотого Тельца», «Атлантиса», «Тропиканы».

Вайверн сказал «белый пеньюар». Он хочет видеть ее в белом. Джули не могла вспомнить, когда в последний раз ей было так хорошо, как в этот сказочный вечер.

Глава 10

Усилиями добросовестных ангелов «Боль», под штандартом Его Сатанинского Величества, неслась по волнам сначала Атлантики и Тихого океана, потом все дальше и дальше, углубляясь в неведомые моря заоблачного мира. Джули оставалась внизу, спасаясь от соленых брызг, разъедавших глаза, и тяжелого спертого воздуха, от которого саднило в горле.

Дьявол знал толк в сладкой жизни. Во всех каютах работали кондиционеры, в корабельной библиотеке было полно роскошных томов с золочеными обрезами, источающих запах телячьей кожи и мудрости. «О граде Божьем», «Сумма теологии», «Капитал» были у Сатаны в чести. Что ни вечер, ровно в восемь Антракс клал перед Джули меню, и она неизменно отмечала в нем пиццу с пепперони, лишь иногда, под настроение, что-нибудь более изысканное — фаршированные бараньи отбивные или павлинью грудинку. Однажды она заказала к столу музыкальное сопровождение и отобедала под звуки скрипичного концерта, сыгранного душами двадцати детишек, что погибли в самолете во время турне, посвященного демонстрации блестящих результатов обучающей методики Судзуки.

— Довольна? — спросил Сатана.

Метаморфозы, происходившие с ним, были шокирующими, но в то же время банальными. На лбу самым вульгарным образом вылезли рога, тело, словно черепицей, покрылось крупной чешуей, нос стал вдвое больше, огромные ноздри зияли чернотой, как дула двустволки.

— Довольна, — без колебаний ответила Джули и задумчиво посмотрела в иллюминатор. Там по-прежнему можно было увидеть только плотный туман. К горлу в который раз подступил горьковатый ком: качка давала о себе знать. — Можешь хвост дать на отсечение.

Да-да, именно хвост.

Копчик бывшего мистера Вайверна давно уже не был простым рудиментарным отростком — каждый день он удлинялся не меньше чем на дюйм.

«Довольна? — думала Джули. — Да нет, не то слово…» В действительности, стоя в белом вечернем платье, здесь, в салоне шхуны, направлявшейся в ад, и беседуя с самим Сатаной, она чувствовала отстраненность, отдаленность, отринутость от всего, что осталось позади. Самой не верилось, что когда-то она была герлскаутом, защитником в команде «Тигриц Бригантин» или любовницей главного редактора «Полночной Луны».

— Жаль, что давно не уплыла с тобой, — сказала она Дьяволу.

Неспешной чередой тянулись дни, сливались в недели, месяцы, годы. Как-то постепенно небо стало покрываться угольными обломками. Их становилось все больше и больше, и вскоре вместо неба над ними навис блестящий угольный свод. Но почему-то в этом подземном царстве было достаточно светло. «Боль» проплывала мимо великого множества горящих островов, освещавших подземный мир закатным заревом.

Как выяснилось позже, благие намерения были лишь одним из строительных материалов, которыми вымощена дорога в ад. Навигационная карта вела их по узким, затхлым проливам, забитым дохлой рыбой, а острова напоминали спины горбатых китов, сшитых вместе Виктором Франкенштейном. Предсказуемость профессиональных обязанностей Вайверна удручала Джули. С раннего детства все знают, что грешники в аду подвергаются жестоким наказаниям. И каждый остров был оборудован для определенной пытки. Направив бинокль на горное плато близлежащего острова, Джули увидела с десяток обнаженных мужчин, прикованных, как Прометей, к скалам. Свирепые пантеры рвали их внутренности, разматывая скользкие кишки, как котенок клубок шерсти. Остров по другому борту был усеян головами грешников, зарытых по шею в песок. Хищные крабы выползали из воды, раскалывали мощными клешнями черепа и пировали, пожирая грешные мозги. На других островах проклятых колесовали и четвертовали, заживо сдирали кожу, растягивали на дыбе, сажали на кол, напускали на них несметные полчища ос. И страданиям кругом не было конца, жертвы умирали и исцелялись, а пытки начинались снова. В отличие от подсказанной вдохновением Данте Алигьери надписи над адскими вратами «Оставь надежду, всяк сюда входящий», в действительности девизом преисподней были слова «А на что ты, собственно, рассчитывал?».

Вмешаться? Спасти их? Как только эта идея приходила Джули в голову, ей не оставалось ничего другого, как вспомнить о гидроподобной природе вечного проклятия: мучительная агония не заканчивалась смертельным покоем, нет, она потихоньку ослабевала, но тут же все начиналось заново. Возможности Джули — абракадабра, твой череп цел или ёрики-морики, рана исцелилась — здесь ровным счетом ничего не значили, не срабатывали. Кроме того, как еще в башне маяка заметил Сатана, невинных в аду не бывает. Да, святые страдали наравне с грешниками, но только на земле, не в Преисподней. Мир Вайверна мог внушать отвращение и быть безмерно жестоким, но он был, как это ни странно, по-своему абсолютно справедливым.

Справедлив? Так говорил сам Дьявол, так утверждали теологи, и все же с приближением «Боли» к пункту конечного назначения Джули как-то труднее было найти разумное объяснение происходящему. День ото дня категории порока становились все более условными и натянутыми. Джули могла понять наличие в аду островов неверных — на карте значились остров неверных супругов, остров оккультистов, остров злостных неплательщиков налогов. Если опираться на общепринятые нормы морали и нравственности, то имели смысл и резервации, отведенные для унитаристов, сторонников абортов, социалистов, ядерных стратегов и представителей сексуальных меньшинств. Но остров ирландских католиков?.. Шотландских пресвитериан? Острова христианских ученых? Методистов? Баптистов?

— Меня это возмущает, — заявила Джули, сунув Вайверну под нос навигационную карту и ткнув пальцем в остров мормонов.

Хвост Дьявола, некое подобие резинового гарпуна, оживленно вскинулся. Вайверн схватил кончик и принялся теребить зазубрины.

— Исторически сложилось так, что допуск в ад определялся одним-единственным критерием, — он отечески похлопал по мормонскому острову, — человек должен принадлежать к какой-нибудь группе людей, которую другая группа считает обреченной на попадание сюда.

— Но это же нелепо.

— И все же это закон. Не важно, кто вы — расхититель, работорговец или сам Герман Геринг. Можете избежать моих владений, если вам никто никогда не желал сюда попасть.

— Но это же гнусно.

— Не спорю, гнусно. А кто, по-твоему, правит Вселенной? Элеонора Рузвельт? — Вайверн чмокнул кончик хвоста, пососал зазубрины. — Квантовые миры дебет с кредитом не сводят. Космический АКЛУ [14] в них отсутствует.

— Вы лжете.

— Сейчас — нет. Просто правда слишком пикантна.

— Не представляю, что такого делают методисты, что могло бы навлечь на них проклятие. Чего вдруг…

— Как и все протестанты, методисты отошли от истинной Церкви. Лишь через апостольскую преемственность человек может приобщиться к духовному присутствию Христа на земле. Это основы, Джули.

— А католики? Они ведь оставались верны?

— Шутить изволите? С их канонами Девы Марии, Троицы, Чистилища, этими индульгенциями… Ты что, совсем Библию не читала?

— Мой отец был порядочным человеком, и он…

— Еврей? Помилуй, Джули. Евреи? Да они же не приемлют Сына Божьего как своего Спасителя, не говоря уже о крещении и Святом Духе. О евреях вообще говорить не приходится.

— Ладно, сдаюсь. Кто же тогда спасся?

Вайверн пошарил под чешуйкой на плече и вытащил из-под нее надоедливую уховертку.

— Рай, скажу я тебе, дорогая, не больно многолюдное место.

— Можно подумать! Миллион-то хоть наберется?

— Холодно.

— Меньше?

— Угу.

— Десять тысяч?

— Меньше.

— Тысяча?

— Какая же ты оптимистка. — Вайверн растер насекомое пальцами. — Четыре.

— Что — четыре?

— В Раю четыре человека. — Опустив прозрачные веки, Дьявол украдкой покосился на другое плечо. — Прежде всего это Енох и Илия. Тут уж я ничего не мог поделать, читай Писание. Потом, конечно, святой Петр и, наконец, Мюррей Кац.

— Папа? Он же еврей.

— Да, но учитывая его связи… Из всех обитателей космоса он один был избран для зачатия божественной дочери.

Джули свернула уже ненужную карту. Папа в Раю — вот здорово! Но все остальные, как же они оказались заблудшими? Тошнота опять прихватила Джули. Ох уж эта морская болезнь! Мерзкое ощущение — словно тысячи муравьев хулиганят в желудке, расписывая его стенки непристойными надписями.

— Это так удручает, Эндрю. Теряется всякий смысл идти праведным путем в земной жизни.

— Au contraire [15], Джули, только факт проклятия и придает земному существованию какой-то смысл. Радуйся жизни, пока живой, так? Ешь, пей, веселись — ведь завтра тебе предстоит квантовый скачок.

— А Ганди? — упавшим голосом спросила Джули.

— Индуист.

— Мартин Лютер Кинг?

— Отказ от воздержания.

— Святой Павел?

— Да он сотни баб перетрахал.

— Мадонна?

— Рок-звезда.

— Да нет, Пресвятая Дева?

— А-а… Католичка.

— Иисус?!

— Когда я в последний раз встречался с Иисусом, Сын Божий работал в монастырском приюте в Буэнос-Айресе. Так что он пока что вне игры.

Пятница, 15 августа 1997 года. Сначала показались огненные айсберги, мощные нагромождения пылающих плавучих льдов. Потом на поверхность начали всплывать морские чудовища — серые туши с щупальцами и бездонными глазами. Их спинные плавники кливерами вздымались над водой с обоих бортов и следовали за кораблем вплоть до центрального континента.

— Черновой вариант, — пояснил Вайверн, указывая на этот уродливый, самой природой обиженный эскорт. — Не удивительно, что твоя Мать управилась со всем миром за шесть дней. Накануне ей удалось потренироваться, и, надо сказать, она малость наломала дров.

Поначалу континент казался Джули просто черной глыбой, расцвеченной огнем адских костров, но по мере приближения он увеличивался, стали видны отвесные скалы и взгорья. Отобедав морскими уродцами, вайверновские ангелы запаслись достаточным количеством горючего, чтобы лихо загнать «Боль» в гавань на пятидесяти узлах. Наконец-то, с Божьей помощью, они в аду. К добру или к худу, но она совершила этот удивительный переход.

Якорь послушно скользнул по палубе и перевалился через борт.

В адском порту жизнь била ключом. Шум, гам, гул, звон, толкотня — впечатление было такое, словно они оказались в улье с сумасшедшими пчелами. Десятки барж и грузовых суден курсировали по гавани, огибая буйки под звон колоколов и гул гонгов — звуковое оформление, более подходящее для воскресного утра в городке Новой Англии, чем для вечера пятницы в аду. На фоне антрацитного неба двигались подъемные краны. Опускаясь, как шеи бронтозавров, они раз за разом выклевывали из трюмов пришвартованных кораблей контейнеры с грузом.

— И что вы импортируете? — спросила Джули.

— А ты как думаешь?

Вайверн еще не договорил, Джули услышала доносящиеся из контейнеров стоны отчаяния и боли, крики ужаса католиков и протестантов, православных и евреев, буддистов и атеистов.

Центральный причал весь состоял из неровных выступов черного потрескавшегося гранита, по которым сновали перепончатокрылые ангелы, чешуйчатые демоны и похожие на поросят чертенята.

— Хайль Люцифер! — поспешили приветствовать босса мерзкие лизоблюды.

Встречать Дьявола отчалила внушительная делегация — полчища демонов, набившихся в шаланды и аутригерные каноэ.

— Осанна! — кричали они, забрасывая палубу «Боли» ярко-желтыми, видимо золотыми, монетами. Вайверн помахал своим подданным, и гавань огласилась радостными воплями. Над причалами разворачивались транспаранты: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ДЖУЛИ!», «АВЕ, КАЦ!», «ПРИВЕТСТВУЕМ ТЕБЯ, ДОЧЬ БОГА!».

— Может, помашешь им разок-другой? — подсказал Вайверн. — Они с ума сойдут от счастья.

На центральный причал въехала колесница, запряженная четверкой белых лошадей.

— Мне здесь наверняка понравится, — безучастно бросила Джули. Она послала беснующейся толпе на берегу три воздушных поцелуя. Обосноваться в аду? Возможно ли? Существует ли в реальном мире или за его пределами место, которое она могла бы назвать своим домом?

Антракс правил к пристани сквозь ураган конфетти и розовых лепестков. Вскоре они уже сидели в обшитой бархатом колеснице. Кучер, демон с жабьей мордой и плотоядной ухмылкой ласки, щелкнул кнутом над спинами лошадей.

Колесница тронулась с места, и они покатили, все быстрее и быстрее, через пустоши с горящей серой, через леса, где черные кроны деревьев сплетались бесплотными кистями гигантских скелетов. Колесница громыхала по каменным пролетам, нависающим над ущельями, переполненными корчащимися от боли проклятыми. Они огибали огромные кратеры, образовавшиеся от ударов при низвержении падших ангелов.

Не прошло и часа, как вдали забелел мраморный дворец, хрупкие башенки которого парили в смрадной мгле, словно мачты фантастического фрегата. С парапетов свисали вымпелы, развеваемые знойными ветрами Гадеса, подземного царства теней. Над главными воротами оскаленной челюстью хищника-леопарда нависала решетка.

— Камнями, заложенными в фундамент, когда-то были насмерть забиты ведьмы, — рассказывал Вайверн. Между тем экипаж уже въезжал во двор. С церемонной галантностью возница открыл дверцу, и Сатана сошел на землю. — Ковры здесь чистят сиротскими слезами, — продолжал он, — мозаичные полы выложены зубами умерших от голода эфиопов.

Дьявол протянул чешуйчатую лапу. Джули спрыгнула с приступки, вдыхая тяжелый и сырой воздух своего нового жилища. Витавшие здесь ароматы напоминали вонь кислой капусты, тушенной в расплавленном асфальте.

— Буду рад увидеть тебя в столице, — сказал на прощание Вайверн.

— В аду есть столица?

— Ну конечно, в аду есть столица. Мы что, по-твоему, кучка анархистов? Думаешь, у нас обходится без политики и бюрократии? Слава богу, что есть компьютеры, это все, что я могу сказать по этому поводу.

Ад был далек от совершенства, но по сравнению с Нью-Джерси показался Джули настоящим раем. Здесь она наконец получила возможность жить только для себя. И здесь она была свободна. Конец упрекам Джорджины, конец препираниям с Биксом, поискам спрятанных бутылочек Фебы и толпам калек, осаждавшим маяк. Ее малейшее желание автоматически становилось приказом для Антракса. Стоило Джули мечтательно подумать, как она плавала в Абсеконе, и услужливый демон немедля соорудил для нее в подвале настоящий бассейн, подогреваемый естественными горячими источниками. Когда же Джули пожаловалась на недостаток гардероба, он тут же загрузил все шкафы супермодной в последнем сезоне одеждой.

— Я любила ходить в кино, — как-то заикнулась она, и в мгновение ока Антракс установил в одном из залов большущий кинопроектор и приволок целую гору, чуть ли не до потолка, бобин с мюзиклами Басби Беркли и комедиями Макса Бразерса.

Меланхолия подкрадывалась медленно, завладевала исподволь, как вялотекущая простуда. Где сейчас Феба? В Голливуде, наверное, вздыхала Джули — воплощает в жизнь идею жизненного эротизма в кинематографе, втягивая носом со стола полоски кокаина. А Бикс? Джули надеялась, он будет скучать по ней — настоящей, а не той супердиве, которая так его смутила и вывела из себя в день страшного похода Билли Милка. Интересно, поженились бы они? Наверное, да. Они так подходили друг другу, взять хотя бы роднящий их скептицизм и плотное телосложение обоих. Она представляла себя вынашивающей ребенка Бикса, маленького толстенького прагматика, растущего у нее в животе.

Изнывая от скуки и одиночества, Джули решила прогуляться по окрестностям.

Как выяснилось, на адском континенте последней инстанцией был огонь. Огню предавалось все и вся. Огонь пожирал кожу, сжигал защитную оболочку нервной системы, облекая жертву в оковы невыносимой боли. Одетая в шелковую блузу и полотняную юбку, Джули взбиралась на скалистые утесы, становясь свидетелем того, как падшие ангелы привязывают к стволам деревьев бедных пленников и сжигают их заживо. На другой день, нарядившись в джинсы и куртку-сафари, Джули решила исследовать каньоны — и там, о боже, пленники варились в котлах с фекалиями. Но самым ужасным было то, что состав страдальцев не менялся. По прическам Джули узнавала тех же женщин, что видела накануне. Да и лица мужчин казались знакомыми. Даже тельца нерожденных младенцев были узнаваемы, у каждого — свой запах, свои покровы боли и первородного греха. Если бы она могла помочь им! Но увы, все попытки были обречены на провал. Щелчок пальцев, и вы исцелены — временно. Хлопок в ладоши, и на мгновение волдыри исчезли, ну и что? У нее было лишь две руки и одна божественная сущность. Две руки и одна божественность — на вечные муки всех проклятых.

Насколько Джули могла судить, основной отраслью промышленности в Аду было сталеплавильное производство. Подгоняемые хлыстами черных ангелов, обнаженные мужчины и женщины собирались в группы: одни обреченные долбили кирками породу и сваливали руду в вагонетки, другие толкали эти вагонетки по узкоколейкам. Третьи подбрасывали в ревущие топки кокс и известняк, при этом известь разъедала кожу, а дым от горящего кокса пожирал легкие. Последняя группа выгребала из печи шлак и отлитые металлические болванки, грузила на тачки, тащила их к бурлящей реке и выворачивала в воду. Вода превращала добытый тяжким трудом продукт производства в пыль, которая впоследствии оседала на дно, проникала в грунт и, снова превращаясь в руду, замыкала круг.

И жара, неизбывная жара, выжимавшая из тел обреченных влагу, словно пресс, что давит виноградный сок из спелых гроздьев. Здесь, в аду, люди перерезали себе вены и пили кровь, лишь бы ощутить на языке вожделенную влагу. В аду отец не задумываясь убил бы своего первенца за глоток мочи.

У каждого проклятого на шее висела табличка, при более тщательном рассмотрении оказавшаяся асбестовой пластинкой, прикрепленной к золотой цепочке. «23 марта 1998 года, 7.48 вечера», — было написано на табличке у филиппинки, которую всегда поджаривали в пятисотградусном курином жире. У старика шведа, обернутого раскаленной добела колючей проволокой, надпись гласила: «8 мая 1999 года, 6.11 вечера». У испанского мальчика, обрушивающегося вниз на скейтборде: «11 апреля 2049 года, 10.35 вечера».

«Что это? Свидетельство о смерти? — спрашивала себя Джули. — Или, может быть, момент вхождения в ад?» Да нет, все даты относились к будущему. Но то, с каким благоговением обреченные время от времени подносили эти таблички к распухшим и потрескавшимся губам и целовали их, было и вовсе загадкой. Ведь будущее, чувствовала Джули, не сулило этим несчастным ничего такого, чему стоило бы поклоняться.

Выходит, все прокляты. Неужто такое возможно? Только Енох, Илия, святой Петр и папочка попали в квантовую реальность, называемую Раем? В тоске и унынии Джули почувствовала, что, несмотря на всю абсурдность подобного допущения, это была правда. Все обречены на адские муки, даже Говард Либерман. Вон он, толкает свою тележку к пенистым берегам железной реки.

Джули сморгнула. Точно. Он. Ее бывший возлюбленный, обливающийся потом, весь покрытый язвами и нарывами, голый, как в их последнюю ночь. На нем по-прежнему были очки в тонкой металлической оправе, губы так же плотно сжаты.

— Говард! — Его кожа напоминала старый линолеум на кухонном полу, с которого срезали все бугры, аура страдания окружала все его существо. — Говард Либерман?

Он остановился, бросил тележку.

— Джули? Не может быть! Джули Кац? — Голос его дребезжал, словно старый вентилятор.

Джули кивнула, стряхивая с платья серу.

— Как ты попал сюда?

— Кораблекрушение, — прохрипел Говард. Вокруг него кружились тлеющие хлопья золы, как мухи вокруг мертвой туши. — Возвращался с Галапагосских островов. — Крупинки раскаленного металла брызнули ему на грудь, отскакивая от асбестовой таблички. «3 октября 1997 года, 11.18 утра» — значилось на табличке. Джули взглянула на часы. Указанное время наступит ровно через двое суток.

— А что это за ярлык, Говард?

— А у тебя разве нет? — Он как будто встревожился.

— Я не мертвая. Я живая, Говард.

— В самом деле?

— Угу, — выдохнула Джули.

— Поэтому ты в одежде?

— Да, наверное.

— Но зачем ты сюда…

— На земле стало просто невыносимо.

— Так ты пришла добровольно?

— Видишь ли, ты кое-чего обо мне не знаешь.

— И чего же?

— Я связана с космосом, Говард. Я одно из твоих квантовых отклонений.

Ее ответ заинтересовал Говарда несказанно, он хотел было что-то возразить, но обронил лишь:

— Если захочешь узнать про номерки, приходи через два дня.

Прижав табличку к губам, он горячо поцеловал ее, словно это была любимая призма Ньютона или игрушечный магнитик, некогда принадлежавший Эйнштейну.

— В одиннадцать восемнадцать?

— Раньше. На то, чтобы туда добраться, уйдет примерно час.

— Куда?

— За работу! — прикрикнул на Говарда падший ангел.

В ту же секунду его плеть взметнулась, словно язык лягушки за пролетавшей мимо стрекозой. У Говарда подкосились колени, и он упал прямо на свою тележку. Удары обрушивались один за другим, мучитель знал свое дело, мастерски сдирая кожу со спины, как когда-то тетя Джорджина сдирала обертку со своих подарков. Раскаленные крупинки искрами сыпались на свежие раны, шипела, сворачиваясь от жара, кровь.

Джули попятилась, потом резко повернула и побрела прочь. Через два дня — что это, ловушка? Похоже на то. Если она вернется, Говард наверняка попросит ее использовать связи, которые у нее здесь, по всей видимости, имеются. Он упадет на обожженные колени, сложит усеянные шрамами ладони и будет молить о временной передышке.

Джули без оглядки бежала домой. Посмотрела «Ночь в опере», раз двадцать переплыла бассейн туда и обратно. «Ты наконец-то получила возможность жить в свое удовольствие», — говорила себе Джули. В Атлантик-Сити она не могла себе этого позволить. Сейчас ей можно только позавидовать. Она отшельница, но в ее распоряжении пещера со всяческими мыслимыми и немыслимыми удобствами, а Говарду Либерману она ничего не должна.

Но через два дня она снова пришла к железной реке и увидела, как ее бывший любовник показал свою табличку главному надзирателю, демону с бледным одутловатым лицом и с АК-41 через плечо. Охваченный каким-то диким, безудержным стремлением, Говард даже не обратил внимания на Джули. Демон кивнул, и Говард тут же сорвался с места. Он мчался по сернистому шоссе, напевая песенки «Битлз», при этом «Octopuses Garden» в его интерпретации незаметно переходил в «Let It Ве».

Одному Богу известно, что сделали с Говардом эти три года на рудниках, сколько раз ломались его кости, сколько аневризм аорты он получил. Но стоило ему споткнуться и упасть, как он тут же подхватывался и бежал дальше, то спускаясь в глубокие овраги, то взбираясь на горящие холмы. Ничто не останавливало его: ни кислотный снег, ни комары величиной с птицу, ни демоны-штурмовики, которым он показывал асбестовую табличку, как священный амулет, заставлявший их расступаться и пропускать его.

— Ты по-прежнему думаешь, что у науки на все есть ответы, — спросила Джули, стараясь не отставать, — а проблема в том, что у нас нет всей полноты знаний?

— Ну конечно, — не задумываясь кивнул Говард. — Посмотри, что творится вокруг, Джули. Это же непостижимо, абсурдно. Разумеется, у нас нет знаний.

Еще бы рельсы узкоколейки — и пещера, к которой они пришли, могла показаться очередной шахтой. Но из нее струился золотистый свет, озаряя десятки обнаженных людей, ожидавших у входа. Смрад это сборище источало такой, что невозможно было дышать. Говард занял место в конце очереди, а Джули решила воспользоваться своим положением и прошла к пещере. У входа с нетерпением ожидал худенький японец, на табличке которого значилось «10.58».

— Следующий! — прозвучал изнутри мужской голос, и японец бросился в пещеру так стремительно, словно это слово было эстафетной палочкой. Джули взглянула на часы: 10.58.

На место японца встал рыжеволосый подросток с лицом, усеянным юношескими прыщами и точечными кислотными ожогами. Ровно через шестьдесят секунд японец вышел уже без таблички. Как же безмятежно и счастливо он улыбался! Она шагнула внутрь.

Обстановка в пещере была скудной: плоский гранитный камень, керосиновый фонарь, стоящий на сталагмите, и старенькое, обитое гобеленом кресло, на котором восседал чернобородый мужчина лет тридцати. По полу пещеры серебряной жилой струился прохладный искристый ручей.

— Следующий, — выкрикнул бородач, и Джули быстро нырнула в тень. На плиту упал мальчик, у которого на табличке значилось «10.59». Бородач быстро погрузил в поток тыквенную бутыль и плеснул воду на голову пленника.

— Простите.

— Да. — Водолей приложил бутыль к растрескавшимся губам мальчика.

— Меня зовут Джули Кац.

— А, та самая Джули Кац, — с издевкой протянул бородач, устремив на нее темные блестящие глаза. Точеный семитский нос, высокий лоб — довольно приятный молодой человек. Вот только эти ужасные дыры на ступнях и запястьях. — О вашем прибытии все только и говорят.

Мальчик жадно и громко хлебал воду, звуки эхом отражались от гранитных стен.

— А мне сказали, что вы в Буэнос-Айресе, — заметила Джули.

— Кто сказал? — удивился Сын Божий.

Он снял с мальчика табличку и отбросил ее в глубь пещеры.

— Сатана.

— Он лжет. — Иисус поднял мальчика с плиты и повел его к выходу. — Не всегда, но часто. — Кожаные сандалии брата были стоптанными, растрескавшимися, а на левом даже не было ремешка. В накидке зияли прожженные дыры. — Я же умер. Как я могу находиться… где ты говоришь?

— В Буэнос-Айресе.

— Ничего подобного. Я мертв. Меня распяли на кресте. — Иисус сунул указательный палец в изувеченное запястье. — А тебя как убили?

— Меня не убили, я жива.

Чего это все решили, что она умерла?

— В таком случае что ты здесь делаешь?

«Он неоправданно резок со мной», — обиделась Джули.

— Мне в Джерси было плохо, и я никак не могла понять своего истинного предназначения.

— И ты решила, что тебе будет лучше в Аду. — Нагнувшись над потоком, Иисус снова наполнил бутыль. — Ты в этом видишь свое предназначение, девочка? Следующий!

«Что он юродствует? И при чем здесь девочка?»

— Мне там вовсе не стало житья. Все за мной охотились. И я не девочка.

Тощий сморщенный старик упал на камень.

— А где все-таки этот Буэнос-Айрес? — спросил Иисус.

— В Аргентине.

— Малая Азия?

— Южная Америка.

— Ладно, я очень занят, — отрезал Иисус, поливая старика. «Грубит, — подумала Джули, — специально грубит».

— Не знаю, что привело тебя в ад, — добавил брат, — но в этой скорбной пещерке тебе делать нечего.

— Еще бы.

— Ну так уходи, что же ты.

— Вы хоть знаете, кто я такая?

— Да, моя сестренка, одетая с большим вкусом, я знаю, кто ты такая, и мне больше нечего тебе сказать. — Иисус вздохнул, глубоко, протяжно, устало и с оттенком раздражения. — Так что ступай себе, дочь Бога.

Может, он сегодня просто не в духе, может, на самом деле он внимательный и отзывчивый. Вряд ли. Этот человек, который каким-то непостижимым образом поднялся над миром и историей, избежал суда потомков, человек, во Имя которого строили храмы и сжигали города, этот человек, ее брат, был заносчивым воображалой.

Бредя домой сквозь сернистую мглу, Джули размышляла о том, какое место занимал Иисус в общей схеме адской иерархии. Было ли то, что он делал, тайной, одинокой попыткой противостояния? Да нет, узники не скрывали своих табличек, ведь так? Скорее всего работа ее брата — это что-то вроде черного рынка в России — терпимое, неофициально санкционированное отклонение от общего порядка вещей.

Как же она была счастлива вернуться в свою обитель к возвращающему жизненные силы душу, к изысканной кухне Антракса, к своей коллекции фильмов. Так значит, Иисус раздает воду. Подумаешь, великое дело! Это напомнило ей о том, как папа зажигал маяк, как бы приветствуя корабли, которые давно затонули. Так трогательно.

Но Сын человеческий не шел у нее из головы. С ковшом-тыквой в руке он нависал над Джули, проникал в сны, когда она дремала у камина, завладевал воображением, когда она ела любимые блюда. На роскошном ложе с балдахином Джули провела беспокойную ночь, ерзая на шелковых простынях, постеленных на пуховую перину. Она спорила с ним, опровергала, не соглашалась, обличала его, но к утру брат взял верх. Влетев в уставленную шкафчиками и тумбочками кухню, Джули вывернула на пол содержимое чуть ли не сотни ящиков. На грохот серебряной посуды прибежал Антракс.

— Прости, — сказала Джули, заметив озадаченность на лице своего опекуна, — ты, наверное, думал, что здесь воры.

— Уровень преступности в аду очень высок, — закивал Антракс.

— У нас есть ковш?

— Что?

— Ковш, мне нужен обычный ковш, — уже раздражаясь, повторила Джули и пнула ногой серебристую гору утвари. — Есть у нас ковш, черт подери, или нет?

Антракс открыл узкий шкафчик, висевший над плитой. Тому, что он извлек оттуда, недоставало первобытного очарования тыквенной бутыли Иисуса. Это была алюминиевая посудина с черной пластмассовой ручкой, годившаяся разве что для разливания пунша на вечеринке первокурсников. Но Джули она вполне устраивала. Она приказала Антраксу заложить лошадей и к полудню была возле пещеры. В припорошенных серной пылью джинсах и футболке Джули деловито прошагала мимо вереницы страдающих от жажды покойников. На гранитной плите лежала девчушка с белокурыми кудряшками. Иисус поднял глаза, и его сияющий, лучистый взгляд обратился к Джули.

— Я права? — спросила она, показывая свою жалкую черпалку.

— Ты ведь и сама знаешь, — тихо ответил Иисус, погладил девчушку по голове и улыбнулся.

Джули зачерпнула воду из ручья, облила ребенка и дала напиться. Девочка жадно пила воду, с восторгом поглядывая на Джули.

— Тебе рады здесь, — сказал своей сестре Сын Божий.

Глава 11

Вот так брат и сестра, бок о бок, день за днем, утешали страждущих. «Мы словно ухаживаем за садом, — подумалось Джули, — будто клумбу из страждущей человеческой плоти поливаем». Они разделили обязанности: Иисус обливал водой тела, Джули поила жаждущих. У него были удивительные руки, они, словно легкокрылые птицы, неустанно порхали над несчастными. Только ветер свистел в стигматах, оставленных на запястьях гвоздями палачей.

— Расскажи мне о себе, — как-то попросил он.

И Джули рассказала. Все-все. Поведала о своем удивительном зачатии, о своем храме, об эмпирическом откровении во время оргазма, о папиных сердечных приступах, о своей рубрике в «Луне», о чудесах, которые она пыталась совершать на расстоянии, о пожаре в Атлантик-Сити и внезапном бегстве Фебы из «Ока Ангела».

Когда ее рассказ подошел к концу, Иисус, раскрыв рот от изумления, смотрел на нее округлившимися, как у лемура, глазами.

— Я рад, что ты решилась погасить пожар, — наконец сказал он.

— Это было непросто. — Джули хотелось плакать. Ее душила невысказанность. Рассказ оказался таким коротким и каким-то неправдоподобным, что ли, мишурным, ей не удалось передать величия или, как сказала бы тетка Джорджина, космичности происходившего.

— И то, что ты говорила о науке… нужно иметь большое мужество, чтобы отказаться от собственных убеждений. Я просто восхищен.

— Исторически беспрецедентный подход, — вздохнула Джули, уронив в ковш слезинку.

— Эта идеология стоит того, чтобы ее проповедовать. Я бы даже поставил ее на один уровень с любовью. Но…

Иисус так проникновенно смотрел на Джули, что она не выдержала и прикрыла глаза.

— Что «но»? — спросила она разом охрипшим голосом.

Иисус на пальцах принялся загибать все «но».

— Бестолковое возвращение к жизни отца, все эти уклончивые вмешательства, бегство от толпы на пляже, отторжение больных и калек, окруживших маяк, отказ помочь страдающей от алкогольной зависимости подруге, — нас вовсе не для этого посылали на землю, Джули. Следующий!

В пещеру вошла азиатка с болезненной испариной на лице.

Волна возмущения пронзила позвоночник Джули.

— Хорошо-хорошо, но ты ведь тоже не Господь Бог. Скольких калек, прокаженных и слепых ты оставил на произвол судьбы?

— Не без сожаления.

— Но оставил?

— Конечно, святость ставит человека в щекотливое положение. Это почти как проклятие. — Опять этот пронзительный взгляд. Джули вспомнилось, как в детстве, ловя солнечный свет увеличительным стеклом, Феба поджаривала муравьев на асфальте. — Но послушай, мы не должны считать это оправданием Оклеить стены спальни всякими скорбными историями и пережидать затаившись — не выход.

Джули чувствовала себя премерзко. Жабры отчаянно пульсировали, глаза наполнились слезами.

— Какая же я была идиотка!

С Иисусом произошла внезапная перемена: только что он безжалостно обличал ее, а сейчас готов был снова утешать. Из высокомерного судьи он превратился в ангела милосердия.

— Что было, то было. — Он уложил женщину на камень, облил ее иссохшее тело прохладной влагой. — Иногда мне кажется, что и от моей жизни было мало толку.

Признание было столь неожиданным, что Джули выронила ковш из рук.

— Правда?

— Да.

— Трудно поверить.

— Прошлой ночью я перечитал Евангелия, — пояснил Джули покойный брат. Спохватившись, она наполнила ковшик и поднесла его к губам каторжницы. — Правдивыми биографиями их не назовешь. Но все же Марк довольно четко придерживается хронологии, Матфей постарался как можно точнее передать все мои речи. Правда, Иоанн вдается в чрезмерную образность да еще расставляет все по полочкам:

Добро — Зло. Влияние гностиков, надо полагать. Потом, его животный антисемитизм. Это, конечно, мелочи. Но даже в них можно усмотреть противоречие моей основной цели. — Иисус помог женщине подняться на ноги. — Я ведь хотел стать Мессией евреев, так? Изгнать римлян, восстановить трон Давидов, заставить нацию возродиться духовно. Это я и называл Царством Божьим.

— А еще Царством Небесным, — заметила Джули, снимая с женщины табличку.

— Рай на земле под присмотром благожелательной иудейской монархии. — Вынув из-за пазухи Библию, Иисус открыл ее на Евангелии от Матфея. — Как бы то ни было, я, посланник Божий, его единородный Сын, так и не сумел осуществить свой замысел. «Истинно говорю вам: все сие придет на род сей». — С тех пор не одно поколение сменилось, ведь так? — Азиатка вышла из пещеры, и Иисус приложил руку к сердцу, словно усмиряя боль. — И все же многое из того, чему учил я, мне отрадно. Следующий!

— «И кто захочет взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду», — процитировала Джули.

— Неплохо сказано.

Вошел новый посетитель, мужчина с зобом размером с мускусную дыню.

— Погоди, — Джули помогла страдальцу опуститься на камень, — ты хочешь сказать, что ничего не слышал о своей Церкви?

— О чем? — Иисус старательно лил воду на человека с зобом.

— Разве проклятые никогда не рассказывали тебе о Церкви Христовой?

— Когда они приходят ко мне, им не до разговоров. — Иисус снова раскрыл Библию. — Ты имеешь в виду вот это место в Деяниях, Иерусалимский храм? Там все еще отправляют службы?

— Нет.

— Я и не надеялся. После всего, что я затеял… Петр, Иаков, Иоанн — они надеялись, думали, что я тут же вернусь обратно и все расставлю по местам. «Конец близок», — говорил Петр. А вот Иоанн: «Итак, мы знаем, что это в последний раз». Но мертвые никогда не возвращаются, правда? Нам из ада обратной дороги нет.

— Иерусалимская церковь канула в небытие. — Джули дала бедняге напиться и сняла табличку. — Но появилась другая, не иудейская Церковь.

— «Я был послан только заблудшим овцам Израилевым», — это, по-моему, у Матфея. Как же могла появиться другая Церковь?

— Павел…

— Павел? Ах да, помнится, он проповедовал всепрощение и любовь к ближнему. Молодчина, светлая голова. — Иисус принялся листать последние страницы Библии. — Так Павел основал Церковь?

— Ты и вправду не знаешь, что произошло наверху? — Джули погрузила ковш в воду. — Не в курсе, что стал знаковой фигурой западной цивилизации?

— Я?

— Угу.

— Шутишь.

— Да христиане есть в каждом уголке земного шара.

Иисус помог страдальцу подняться и проводил его к выходу.

— Есть кто?

— Христиане. Они тебе поклоняются. Называют тебя Христом.

— Поклоняются мне? Помилуй. — Иисус приложил ко лбу холодную тыкву. — «Христос» — это ведь из греческого, так? Означает «помазанник», «царь». Следующий!

— Для большинства верующих «Христос» означает Спаситель, Бог во плоти.

— Странная трактовка… — Иисус наполнил бутыль, а в пещеру вошла женщина с обгоревшими до самого основания волосами, что делало ее похожей на раковую больную после курса химиотерапии. — А что еще проповедуют эти христосники?

— Они говорят, что, уверовав в тебя, человек избавляется от первородного проклятия. Ты разве этого не знал?

— От первородного греха? Да разве я хоть словом обмолвился об этом? — Иисус оросил безволосую женщину. — Меня прежде всего интересовала этика. Читай Библию. — Он взмахнул своими легкими руками и смиренно сложил их на книге короля Иакова. — От первородного греха? Ты это серьезно?

— Твоя смерть искупила Адамов грех!

— Да что ты, в самом деле, — фыркнул Иисус. — Это же язычество, Джули: Аттис, Дионис, Осирис — божество-жертва, чьи страдания искупают грехи своих последователей. Да в мое время в каждом городе было свое божество. А Павел откуда родом?

— Из Тарсуса.

— А, я был там однажды. — Иисус снова принялся листать Евангелие. — Если не ошибаюсь, местное божество у них называлось Баал-Тарс. — Он приложил к груди раскрытую Библию, как компресс. — Господи Всевышний, так вот кем я стал для них — очередное примиряющее божество.

— Мне очень жаль, что ты узнал об этом от меня. — Джули напоила лысую женщину.

— Так значит, неевреи взяли все в свои руки? И вот почему в книге Иоанна речь идет не о Царстве, а о жизни вечной? Выходит, христианство стало религией, проповедующей бессмертие?

— «Примите Иисуса как своего Спасителя, — процитировала Джули, — и вы воскреснете и будете взяты на Небеса».

— На Небеса? Да нет же, «да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя как на земле, так и на небе», помнишь? А мои притчи? Все эти донельзя земные метафоры: Царство Божье есть закваска, горчичное семя, сокровище, зарытое в поле.

— Бесценная жемчужина, — добавила женщина, лежащая на камне.

— Верно. Тут ни слова о Небесах. — Руки-крылья Иисуса порхали, только ветерок свистел в дырах. — Это же утопия. Ну при чем здесь вечность? — Руки беспомощно упали. — А, я, кажется, понял, это они так объяснили то, что я не вернулся, да? Они перенесли воссоединение в некий потусторонний мир.

— По-видимому. — Джули сняла с лысой грешницы табличку.

— Какая чушь.

— Раз уж об этом зашла речь, — снова заговорила грешница, — может, вы проясните один спорный момент? Правда ли, что тело Ваше превращается в хлеб насущный, а кровь — в вино?

— Чего-чего? — опешил Иисус.

— Речь идет о таинстве евхаристии, — пояснила Джули, — согласно верованию, хлеб — тело Господа, а вино — кровь. — Ее голос дрогнул. Говорить ему или нет? — И тогда… тогда…

— И тогда?

— И тогда мы вас едим, — закончила лысая узница.

— Что?!

— Едим вас.

— Какой ужас!

— Да нет же, в этом сокрыт возвышенный смысл, — поспешила добавить лысая. — Через это таинство мы как бы соединяемся с Вами, причащаемся Святых тайн и приобщаемся к Жизни Вечной. Сходите как-нибудь на литургию. Посмотрите.

— Я должен над этим подумать, — загрустил Сын Божий. — Следующий!

Как же Джули любила эти тихие обеденные часы! Они с братом запирали пещеру и, оставив позади вереницу измученных грешников, поднимались на утес. Оттуда открывался вид на самую крупную сталеплавильню.

Они много говорили о развитии научной мысли.

— Расскажи мне об эволюции, — бывало, просил Иисус, — об углеводородных кольцах, черных дырах, принципе неопределенности Гейзенберга.

Его любознательность была безграничной. Рассказы Джули о бесконечной Вселенной, простиравшейся далеко за пределы видения пророков, о сказочных галактических узорах, неистовых квазипульсарах и схлопывающихся звездах, поглощающих свет, о том, как все это разлеталось в бесконечности, получив толчок во время Большого Взрыва, захватывали Иисуса не меньше, чем двусмысленность притчи о добром самаритянине и бесплодной смоковнице.

— Безусловно, эти модели будут пересматриваться, — заметила Джули, прочитав мини-лекцию о гравитации, — по мере поступления новой информации на основе таких фактов, как мое путешествие сюда и реальность Ада. Но в этом вся прелесть науки, она самосовершенствуется, корректирует самое себя, приветствует все новое.

— Если Эйнштейн прав, то Космос — это бесконечная резиновая плащаница. — Иисус с восторгом взмахнул краем своей видавшей виды накидки. — Крупные космические тела вызывают в пролетающих мимо объектах естественное разрежение.

Джули открыла корзинку с продуктами и вручила брату сандвич с цыпленком.

— Эйнштейн говорил, что, когда наука работает на высоких оборотах, можно услышать мысли Бога.

— Когда-нибудь этот башковитый еврей появится у нас.

— Бог?

— Эйнштейн. — Иисус вытаскивал из сандвича ломтики огурца и швырял их вниз с утеса. — Как бы я хотел с ним встретиться.

— С Богом?

— С Богом.

С Богом. Итак, тема затронута, гнойник вскрыт, генеалогическое древо пошатнулось.

— Что я могу сказать, — пожал плечами Иисус, — как ни крути, нашего прародителя понять трудно. Может, Эйнштейн и слышал мысли Бога, но у меня что-то не получается.

Всколыхнулись старые обиды, поднялась волна негодования, расплескалось через край одиночество покинутого ребенка.

— Если б меня назначили во Вселенной за главную, я бы первым делом арестовала свою мать за преступную халатность по отношению к своему ребенку.

— Ну, это уж слишком, Джули.

— Тебе легко говорить, о тебе Бог заботился. У тебя и золото было, и ладан, и мирра. А у меня? Подушки-вякалки и резиновые какашки.

— Но если речь идет о боге физики, о непознаваемом первичном импульсе, мы едва ли вправе судить его. — Иисус положил в рот шестой, последний, кусочек сандвича. — Что, если Бог и хотел бы вмешаться, да только такое вмешательство разорвало бы временное пространство и разрушило бы физическую Вселенную? Вот он вместо этого и посылает нас на Землю.

— Я думала об этом еще в колледже. — Джули принялась за дольку дыни. — Но все равно не могу смириться. Как бы далеко ни была моя мать, она не должна допускать существование этого мира.

— Ад — владения Вайверна, а не Бога.

— Пусть разорвет временное пространство! Пусть! — Джули захлебнулась собственным криком. — Что угодно, лишь бы положить конец этим бесконечным страданиям.

— Этот вопрос рассматривается, — спокойно ответил Иисус.

— А? — Вопрос рассматривается — столько эсхатологии в двух словах. — Что?

— Я говорю…

— Непохоже, чтобы этой сталеплавильне там, внизу, что-то угрожало.

Руки-птицы затрепетали.

— Эта вода, которую мы раздаем… Помнишь свадьбу в Кане Галилейской, когда вода превратилась в вино?

Джули указала на юношу, оттаскивавшего тяжело груженную тачку от печи.

— Ты хочешь сказать, что на самом деле мы их поливаем вином?

— Нет, обезболивающим. Это мой собственный рецепт. Судя по тому, что ты рассказала мне о химии, я думаю, это производное опиума, что-то похожее на морфин.

— Морфин? Так мы раздаем им морфин?

Сын Божий откусил жесткую верхушку банана и выплюнул ее.

— Это вещество воздействует на центральную нервную систему в течение нескольких недель, повергая узников в сладкое забытье, на этот раз в истинную смерть, но уже без воскресения в Аду. В момент окончательной потери сознания узник как бы бросается в огненное море и испаряется.

— А Вайверн думает, что это просто вода?

Иисус кивнул.

— Он потешается, глядя, как мы впустую тратим время, говорит, что мы накладываем повязки на трупы после вскрытия.

— Теперь понятно, почему они уходят отсюда такими счастливыми. Но ты почему сразу не сказал мне об этом?

— А когда ты думала, что это просто вода, ты разве сомневалась, что поступаешь правильно?

— Шутишь? «Давай махнем в Ад, там нас слегка поджарят, но зато дармовой стаканчик воды гарантирован!» Ну конечно, я сомневалась.

— И все же приходила, день за днем.

— Приходила, — фыркнула Джули.

— Где же здравый смысл?

— Они страдали.

— Правильно.

— Им хотелось пить.

— Именно.

— Они были брошены на произвол судьбы.

Борода Иисуса дрогнула в улыбке.

— Равви Гиллель не сказал бы лучше. — Он нагнулся к ней, крепко и нежно помассировал Джули спину. — Я еще сделаю из тебя иудейку, дочь Бога, — прошептал он, легко коснувшись губами ее щеки.

Джули Кац не могла бы с уверенностью сказать, что пятнадцать лет в аду, а именно столько лет она под носом у Сатаны раздавала проклятым морфин, были лучшими годами ее жизни. Но они были преисполнены блаженной простоты и ритуальной целесообразности, которые, как она верила, впоследствии станут ее самыми светлыми воспоминаниями. Она буквально физически ощущала, как с каждым днем стареет ее плоть. На руках и ногах проступили вены, волосы подернулись сединой, словно она чудом осталась в живых после казни на электрическом стуле. Размягчились десны, шатались зубы, кровь стала более густой, кости — более хрупкими.

Часто, протягивая обреченному ковш с морфином, Джули представляла, что тем самым она пробивает квантовый барьер, получая доступ в тот мир, который покинула. Она тосковала по странной привязанности Бикса. Теперь она поняла: он вовсе не был предателем, это ее собственное упрямство обрекло «Помоги вам Бог» на провал. И Феба, милая, исстрадавшаяся Феба. Ах, мама, пусть у нее все будет хорошо. Пусть она сохраняет трезвость. И пошли ей, мама, «Оскара» за лучший фильм на тему жизненной эротики.

Если бы не покойный брат, отвлекавший ее от стонов проклятых и от вспышек острого чувства сожаления, Джули, наверное, сошла бы с ума. Когда Иисус был в настроении, он распевал псалмы своим приятным грудным голосом. А когда уставал или раздражался, то без обиняков называл своих подопечных вонючками. Он упрекал самого себя за склонность к слишком широким и смелым обобщениям. Теперь Джули видела, что Иисус из Назарета был вполне нормальным парнем.

— Следующий!

В пещеру вошел человек с тележкой.

Помнится, на земле этот человек был так, ничего особенного. Присматривал за маяком и работал в фотолаборатории. Святый Боже, да это он! Несмотря на кремирование… Господи!

Джули выронила ковш.

— Папа! Папа!

— Джули?

Он вез обычную тележку, предназначенную для вывоза неизбывной продукции адских домен. Но сейчас вместо железных чушек в ней лежал человек, приятный чернокожий дядька с залихватскими усами. Тележка, как выяснилось, была очень кстати, поскольку туловище пассажира резко заканчивалось на уровне талии.

— Джули! — Мюррей осторожно опустил ручки тележки. Его округлый животик был сплошь усеян шрамами, борода спутана и местами подпалена. Коричневый иссохший орган, снабдивший Джули половинным набором ее хромосом, висел, как перезревшая сморщенная груша. — Девочка моя!

Долгую-долгую минуту они стояли, обнявшись. Из бирюзовых глаз Джули лились жгучие слезы.

— А Сатана сказал мне, что ты в Раю.

— Он лжет.

— Не всегда, — вставил Иисус, — но часто.

— Они тебя убили, солнышко? — хриплым, срывающимся голосом спросил Мюррей. — Все-таки достали тебя?

— Я не умерла, — успокоила его Джули.

— Не умерла?

— Я просто подумала, что здесь мне будет лучше.

— В самом деле?

— Угу.

— И тебе здесь лучше?

— По Фебе скучаю. И по Биксу — это был мой парень. Но во многом, да, здесь лучше.

Джули знала, что отцу трудно понять ее, но он ничего не сказал, лишь как-то смущенно улыбнулся. Затем он почтительно прикоснулся к плечу Иисуса:

— Для меня большая честь познакомиться с вами, равви. Я как-то читал Евангелие. Вот только не могли бы вы пояснить кое-что. «Не мир принес я вам, но меч…»

Иисус деликатно кашлянул.

— Нас поджимает время.

— Прости, папа, что я не воскресила тебя по-настоящему, — спохватилась Джули. Она взяла отца за руку, ей казалось, что она слышит, как борется со смертью его тело. — Ты не должен был противиться.

Он пожал плечами.

— Возможно, не знаю. Жизнь — сложная штука, да и смерть тоже. Все непросто.

— Ты не обиделся, что мы тебя кремировали?

— Это все в прошлом. — Мюррей прикоснулся покрытым волдырями пальцем к плечу безногого. — Джули, я хочу тебя познакомить… не догадываешься, кто это? Это отец Фебы, тот самый доктор-маринист.

Перегнувшись через край тележки, человеческий обрубок протянул Джули руку, и она пожала теплую, мягкую ладонь.

— Маркус Басе, — представился он глубоким раскатистым голосом.

Джули возбужденно вздохнула. Отец Фебы!

— А я Джули. — Господи, если б только они с Фебой познакомились, наверняка Маркус сумел бы отговорить ее от очередной бутылочки «Баккарди» и от последующей тоже.

— Ты первый, — сказал папа, наклоняя Маркуса к плите.

— Нет, дружище, — воспротивился обрубок, — ты.

— Ты здесь намного дольше моего, — не уступал Мюррей.

— Я настаиваю. — Маркус отстранил руку друга. Мюррей взобрался на камень, и Иисус окатил его влагой.

Джули поднесла к губам отца ковш и напоила его, поддерживая голову рукой. Он жадно глотал влагу, дарующую священное забытье. Сколько месяцев кряду по шесть раз в день вот так он поил ее молочной смесью из пластиковой бутылочки. «Пей, папуля, пей досыта, допьяна, до смерти», — думала Джули.

— Расскажи Маркусу о его дочери, — попросил Мюррей.

— Я гордился бы Фебой? — спросил Маркус.

— Она была моей совестью, — сказала Джули, снимая с папы табличку. По его груди катилась жижа из пота, гноя и морфина. — Неблагодарная роль. Я только теперь это поняла. Я очень ее любила.

— Простите. — Иисус кивнул, указывая туда, где должна была находиться нижняя часть тела Маркуса. — У вас есть дочь?

— Раньше меня было вдвое больше, — грустно пошутил Маркус.

— Это Вайверн над вами поиздевался?

— Нет, человече, один чокнутый пастор.

— Мы решили, что это был Билли Милк, — пояснил Мюррей.

Джули задрожала, как те несчастные, которых она поила. Этот Милк и здесь будет ее преследовать? Надо было утопить его, когда была такая возможность.

— Фебе сейчас, наверное, тридцать восемь, да? — спросил Маркус. — И чем она занимается? Замуж не вышла?

— Я думаю, она занялась кинематографом, — сказала Джули. — Она была очень независимой девушкой.

— Непоседой, да, заводилой? — Мюррей, усмехаясь, поднялся с камня.

— Это в точку про нашу Фебу, у нее вечно из заднего кармашка рогатка торчала, как хвостик.

— Я тоже таким был, — сказал Маркус. — Однажды я сжег в родительском доме гараж: собирался ракету на Луну запустить.

— Вот только меня беспокоит, что она много пьет, — сказала Джули и осеклась.

Ну надо же, само вырвалось. Вот черт! Теперь этот славный дядька будет переживать и уже не отойдет с миром в небытие.

— Она, э-э-э, она… — У Маркуса вырвался не то стон, не то вздох, как у загнанного быка. — Пьет? Что ж, неудивительно, обе ее тетки были алкоголичками. Это передается по наследству.

Вдвоем Иисус с Мюрреем приподняли то, что осталось от Маркуса, и перенесли его на плиту.

— Вот интересно, я совсем не знаю Фебу, — Маркус улыбался под морфиновым водопадом, — но я все же чувствую, что она моя маленькая девочка. — Он вдруг помрачнел. — И что, Джули, она много пьет?

— Сейчас я уже не знаю. Я здесь так долго. Феба… всегда вами гордилась, она знала все о вашей работе.

— Только бы ее не отправили к психиатрам. Благодаря моим сестрицам я успел понять: алкоголику психушка все равно что мертвому — припарки. — Маркус сжал руку Джули. — Ты ведь была ей хорошей подругой, правда?

— Старалась. — Джули поднесла чернокожему порцию морфина. — Мне стыдно, что я здесь застряла.

— Но ты ведь еще не умерла?

— Мне очень жаль, но мы нарушаем график, — вздохнул Иисус.

Джули в сердцах, так, чтобы никто не видел, стукнула себя ковшом по колену. Все тело пронзила острая боль. Совсем непохоже, чтобы она была мертва. И все же она здесь.

— А Джорджина, наверное, еще не появлялась, — задумчиво произнес Мюррей. — Было бы здорово увидеть ее снова. Я всегда был немного влюблен в нее.

— Джорджина? Можешь не сомневаться, живет и здравствует! — подбодрила отца Джули. — Папа…

И они снова бросились друг к другу в объятия — две планеты, повстречавшиеся в безграничном космосе и подчинившиеся закону гравитации любви. Отец казался хрупким и каким-то невесомым, и все же, как и раньше, в нем было столько любви и тепла, которых хватило бы на обоих родителей.

— Я люблю тебя, папочка.

— Я куда-то улетаю, — улыбнулся Мюррей. Медленно, нехотя они отстранились друг от друга. — Голова кружится, как на карусели. Я люблю тебя, Джули.

— Это наркотик, — пояснил Иисус.

— Боль уходит, — восхищенно выдохнул Мюррей, круглое лицо его озарила светлая улыбка. — Правда уходит. Невероятно!

— Они умерли, — сказал вдруг Маркус, когда Мюррей переносил его обратно в тележку.

— Кто? — спросила Джули.

— Сестры. Бутылка их убила.

— Следующий! — уже приглашал Сын Божий.

— Шолом алейхем, папа, — прошептала Джули.

— Алейхем шолом, — эхом отозвался Мюррей.

Он поднял ручки тележки и направился к выходу. А Джули смотрела ему вслед, понимая, что видит отца в последний раз. Именно таким она будет помнить его до самой смерти: маленьким сгорбленным старичком евреем, толкающим перед собой тележку с безногим другом, который навсегда убедил Джули, что среди мертвых ей не место.

— Ты точно решила уходить? — спросил Иисус.

Джули промолчала, лишь задумчиво посмотрела вниз, туда, где горели адским огнем печи сталеплавильни. Это был их последний совместный обед, и Джули постаралась, чтобы сегодня все было как-то по-особенному. Она принесла пиццу, холодного цыпленка, вино «Гулящая монашка», пироги.

— Я до сих пор чувствую себя девушкой из Нью-Джерси, — наконец сказала Джули, разламывая пиццу. — Теперь я понимаю, почему папа продолжал зажигать маяк. Это так здорово, когда тебе предоставляется Вторая Возможность. В этот раз все будет иначе, я покончу с голодом, разберусь с парниковым эффектом, восстановлю девственные леса Амазонки, уничтожу запасы ядерного оружия, вот увидишь.

— Ничего этого ты не сделаешь, — тихо ответил Иисус, запихивая в рот кусок.

— Сделаю. — Джули сердито отхватила большой кусок пиццы.

— Вайверн этого никогда не допустит. — Иисус принялся ввинчивать в пробку штопор. — И не надейся, что он оставит тебе божественную силу.

— Ты это о чем?

Иисус выдернул пробку, и бутылка удовлетворенно всхлипнула.

— О божественности забудь, Джули.

Джули раскусила перчинку, и во рту теперь невыносимо жгло. Забыть о божественности? У нее отнимут силу?

Джули чувствовала себя раздавленной, уничтоженной. Ей казалось, что Господь своей властной рукой крепко сжал ее душу и раздавил, как яичную скорлупу. Да, она так и не поняла, для чего ей дана была эта сила, но она была ее сутью. И несколько раз она честно пыталась пустить эту силу в дело: оживила краба, вернула зрение Тимоти. А избавление от огня Атлантик-Сити? Каждое совершенное чудо на какое-то время повергало ее в состояние сладостного экстаза.

— Я всегда была божеством, — запротестовала Джули. — Именно в этом моя сущность.

— Так, значит, ты останешься, да? Останься. «Останься» — какое волшебное, зовущее слово. Но нет. Живым не место в царстве мертвых.

— В этом моя сущность, — эхом повторила Джули, — но я должна добиться большего.

Иисус улыбнулся, понюхал насаженную на штопор пробку.

— Чего еще мог ожидать я от своей сестренки? Как же ты мне дорога.

— Из чего будем пить?

Иисус вынул из корзинки потускневшие от времени ковши.

— Когда ты умрешь, я добуду для тебя табличку с самой ранней датой. — Он наполнил ковшики «Гулящей монашкой». — Я не допущу, чтобы ты страдала. — Прижав ладонь к щеке Джули, Иисус приподнял свой ковш. — Лехаим!

— Лехаим!

Ковши, звякнув, встретились, и вино было выпито до дна.

Карцинома была метрополией византийского типа. Она раскинулась вдоль цепи действующих вулканов, возле скопления изгибающихся крепостных стен и витых шпилей. Бесчисленные административные здания были темными и бесформенными. Они напоминали неряшливые глыбы застывшей лавы, которую брезгливо выплюнули кипящие возмущением вулканы. Когда экипаж Джули въезжал в главные ворота, как раз начиналось крупномасштабное извержение одной из вулканических громад. У порталов застыли две гигантские каменные копии «Крылатой Ники» с черепами вместо голов, над центральной площадью кружили хлопья горячей золы, небо затянула дымная пелена. На мраморных ступеньках и бетонных плитах, закинув головы и разинув рты, стояли демоны. Длинными раздвоенными языками они ловили пепел — случайную пищу, адскую манну.

Управляемый Антраксом экипаж миновал зону извержения и теперь мягко катил мимо торговых палаток, предлагавших отборную падаль. Вот они въехали в городской парк, мемориалы которого увековечивали величайшие события в истории Зла — эволюцию холерного эмбриона, «Шотландское соглашение», уничтожение японцами ста тысяч жителей Нанкина, — и, наконец, остановились у дворца Вайверна. Джули вышла из кареты, ступив своими поношенными кроссовками на усыпанную пеплом площадь. Окруженный частоколом из железных балок дворец напоминал некий пространственный лабиринт, украшенный фаллическими башнями и роскошными балконами. Из сторожевой башни выглянул обезьяноподобный ангел и, узнав Антракса, сообщил, что лорд Вайверн, как обычно, по воскресеньям работает в саду.

— Здравствуй, Эндрю, — окликнула Джули хозяина, следуя за демоном вдоль деревянной решетки, которую обвивали виноградные лозы, напоминавшие колючую проволоку. — Я воспользовалась твоим приглашением.

— Джули! Какой роскошный сюрприз! — Дьявол аккуратно обрезал ветки мангового дерева, увешанные червивыми плодами. Он приветственно помахал секатором. — Добро пожаловать в Эдем. Да, да, Эдем. После Падения мы перенесли его в Ад. — Сделав Антраксу знак удалиться, он с нежностью погладил здоровенный помидор, свисавший с оплетенного паутиной куста. — Откровенно говоря, я ожидал, что ты явишься гораздо раньше.

— Я была всем довольна, — решительно начала Джули. Между кронами деревьев проносились миниатюрные смерчи, раскачивая тяжелые плоды. Ручейки муравьиных полчищ струились по траве. — К тому же я не сидела без дела.

Вайверн грубо загоготал и ткнул левым рогом в ту сторону, где находилась пещера Иисуса.

— Пятнадцать лет на раздаче разбавленного лимонада, это ты называешь делом? Твой братец всегда отличался мазохистскими наклонностями. Но ты… Я полагал, в тебе побольше здравого смысла.

— Я соскучилась по родным. Хочу домой.

Дьявол ткнул кончиком хвоста в направлении антрацитового свода.

— Мне божества там, наверху, не нужны. С вами, ребята, хлопот не оберешься.

— Иисус назвал мне твою цену. — Сложив на груди руки, Джули бросила на Вайверна вызывающий взгляд. — Я готова платить.

«Вовсе не готова, — думала про себя Джули. — Это же я. С какой стати человек должен расставаться со своим родовым наследием?»

— Ты уверена? — удивился Вайверн. — Не разбрасывайся божественностью, дорогая, это твое.

— Да.

— Хотя, если взглянуть на светлую сторону, ты во многом выиграешь, — похотливый оскал от уха до уха рассек грубое пунцовое лицо Дьявола, — землю, полноценную жизнь, и уже не будет этих обезумевших толп, преграждающих тебе дорогу.

— Ну так бери, забирай мою божественность!

— Будет больно.

У Джули по спине заструился холодный пот, к горлу будто приставили лезвие гильотины.

— Ничего, вытерплю.

— В таком случае стой смирно. — Левая лапа Вайверна вдруг словно бы раскалилась, каждый коготь на ней сверкал, будто драгоценный камень. — Не двигайся.

И дальше последовала отвратительная интерпретация «Сотворения Адама» Микеланджело. Дьявол потянулся к ней, вытянув указательный палец. Вот раскаленный коготь прикоснулся к груди, прожег футболку, продолжал погружаться в тело Джули, рассекая плоть, словно скальпель.

«Ни звука, — заклинала она себя. — Молчи, молчи!»

Вайверн подался к Джули и поцеловал ее. Она ощутила на щеке его скользкие губы, едкое, зловонное дыхание опалило глаза.

— Возлюби врага своего, так? — потешался Дьявол.

Вулканы рычали, словно минотавры, гудели, как адские домны.

Вот уже все пять пальцев погрузились в тело Джули, вот уже вся шершавая щетинистая лапа раздирала кожу, крошила хрящи, раздвигала грудную клетку, как половинки ореховой скорлупы, погружаясь все глубже и глубже, ощупывала внутренности, извиваясь. Теперь Джули знала, что такое боль. Ее рвали, рассекали, кромсали, безжалостно и бесконечно долго. Кровь хлестала мощной струей и заливала все снаружи, леденящим душу теплом разливалась внутри полостей. Сжав зубы так, что можно было бы раскрошить железную болванку из адской домны, Джули молчала, а Дьявол копался в ней своей когтистой лапой, как могильщик лопатой.

Он искал бесконечно долго и наконец нашел, вырвал из уютного гнездышка плоти бесценный подарок Матери.

Божественность Джули оказалась птицей, белым сияющим голубем, теперь ставшим пленником когтистой лапы Вайверна. Головку птицы венчала кровавая корона, растекаясь красными лентами по белому оперению. И надо же, в клюве птичка держала маленькую оливковую веточку.

Свободной лапой Вайверн заглаживал рану Джули, убивая кровожадных микробов, слой за слоем, клетка за клеткой наращивая новые ткани.

— А это з-зачем, — простонала Джули, указывая на оливковую ветвь. Боль все еще не отступала, и к горлу подкатил жгучий ком.

Вайверн заговорил, горячо, захлебываясь, разбрызгивая вокруг маслянистую слюну.

Но Джули уже не могла разобрать его слов, они превращались в смутное, далекое воспоминание, отдавались в ушах завыванием ветра. Со всех сторон ее обступила почти осязаемая тьма. Исцели этого мальчика. Спаси Атлантик-Сити. Уйди красиво. Исцели мальчика, спаси город, взлети. Нет, все это было далеко позади. Джули знала, что никогда больше ей не оживлять крабов, не исцелять слепых, не спасать города, не летать в небесах. У нее не осталось ничего, кроме жгучей, убийственной боли в груди, всепоглощающей черноты вокруг и этого бесконечного мучительного падения, падения, падения…

Часть третья Второе пришествие Джули Кац

Глава 12

На этот раз никаких камер эктогенеза, никаких стерильных родовых путей из стекла и пластика, никаких пахнущих детским мылом уютных прачечных, мягких колыбелек с гусятами-погремушками, плавающими над головой. Только нагота и грязь. Подобно червям, вознамерившимся сожрать тебя, грязь проникает всюду: в нос, в уши, во влагалище. Нещадно палит полуденное солнце, сводят с ума тошнотворные испарения. Ты хочешь встать и не можешь, даже мысль о том, чтобы пошевелиться, приводит тебя в ужас. Ты лежишь, прилепившись к миру боком, уставившись на грязь, перебирая в памяти названия живых тварей, снующих на островке болотной травы и кружащих в воздухе: комары, гнус, мошкара, коралловая змея, мускусная черепаха… Что это, неудавшиеся творения Бога или шедевры Сатаны? Причем здесь… Ты же не в диком средневековье. Сейчас 2012 год. Так что всем этим тварям выпало представлять звенья эволюционной цепочки Дарвина.

Раздается злобное жужжание, и нечто… ах да, стрекоза, садится на нежный желтоватый объект, который ты определяешь как лилию. Замирают прозрачные перепончатые крылья, и ты чувствуешь: намерения стрекозы далеко не благие, она не собирается опылять лилию, она над ней поиздевается, изнасилует ее с безжалостностью Вайверна, вырвавшего у тебя из груди голубя божественной любви.

Собравшись с силами, ты поднимаешься и вопишь от боли, пронзающей истерзанную грудную клетку. Покрытая коркой засыхающего ила, сжав зубы от боли, ты упорно стремишься к тверди. Перед тобой простирается кукурузное поле, светятся на солнце полные жизни побеги, среди листьев прячутся чубатые малыши-початки. Ты бежишь, и грязь, высыхая, отваливается от кожи. Нет, не кукуруза тебе нужна, а то соломенное чучело, которое ее охраняет. Твой план подсказан фильмом, который когда-то тебя заставил посмотреть Роджер Уорт. На экране человек-невидимка, всеми отверженный, нагой, призрачно дрожащий, крадет одежду пугала, лишь бы не умереть от холода.

У пугала возится девочка: подвязывает его портки куском бельевой веревки. Худенькое веснушчатое личико, робкий взгляд, с футболки глупо улыбается клоун, под ним надпись «Цирк радости». Вся сцена представляет собой неплохой сюжет для обложки еженедельника «Ивнинг пост». Вот только твоя нагота… Спохватившись, ты прикрываешь одной рукой грудь, а другой промежность. У девчушки изумленно открывается ротик, и ты спешишь ее успокоить:

— Что случилось, маленькая, никогда не видела богиню Венеру?

— Ты с Венеры? — пораженно спрашивает дитя.

— Да. — Ты замечаешь, что девочка сжимает в руке маленькую лысую алебастровую куколку — этакий Говорящий Эмбрион, персонаж другого фильма твоей юности.

— Ты голая, — озадаченно констатирует девчушка.

Делать нечего, ты опускаешь руки.

— Это специальный космический скафандр.

— А я человек, — представляется Говорящий Эмбрион, — я могу думать и чувствовать.

Вдруг откуда-то из-под футболки с клоуном появляется маленький серебряный крестик на золотой цепочке, и девчонка задиристо тычет им в тебя, словно обезвреживая вампира.

— Ты еретичка? — Она отпускает крестик, и ты замечаешь, что вместо Иисуса на нем распятый ягненок неоапокалиптиков. — Еретичкой быть нехорошо, там охотники, они тебя подстрелят. Или еще хуже… А я хочу жить, — продолжает Эмбрион.

Жаль, что ты потеряла свою божественность, не то бы быстро угомонила эту малявку с ее дурацкой куклой. Отстранив девочку, ты принимаешься расстегивать клетчатую фланелевую рубашку пугала. «Цирк радости» — неужели тот самый аттракцион, который иногда устраивали «У Цезаря»? Если так, это означает, что Атлантик-Сити совсем недалеко.

— Эй, это же не твое, — пищит возмущенная малявка.

Ты надеваешь рубашку, обтрепанную, пропахшую протухшей копченой колбасой. Она достает тебе до колен: видно, отец девочки настоящий здоровяк.

— А где мы находимся?

— На ферме Тайлера.

— В Нью-Джерси?

— Угу. — Девчонка быстро чмокает свою куклу в лобик. — В Республике Верующих Нью-Джерси.

Ты снимаешь с чучела портки. Украсть у него одежду — это все равно что украсть плоть, приходит тебе в голову. Нью-Джерси, ура! Значит, Феба и Бикс где-то рядом. Боль в груди постепенно стихает.

— Ты хотела сказать, в штате?

— В Республике, — настаивает девчонка, — мы же отделились.

— Отделились? С ума сойти.

— Ну да, отделение штата Джерси, ты разве не знаешь?

— Отделились? Тут что, гражданская война была?

— Я сейчас папу позову, если ты еретичка, он тебя в два счета вышвырнет.

Ты быстренько представляешь себе «папу», этакого туповатого великана в комбинезоне и с двустволкой в руке. Господи, избавь нас от гнева папы. Не задумываясь ты бросаешься наутек, прокладывая дорогу среди высоких стеблей. Тебе тридцать восемь, но в юности, играя за «Тигриц Бригантин», ты получила хорошую закалку. Как там папа? Успел тебя засечь?

Охотники за еретиками, Республика Верующих, отделение штата Джерси… Отделение? Похоже, путь простого смертного может оказаться более тернистым, чем ты предполагала.

Выбравшись из зарослей кукурузы, ты оказываешься на шоссе. «Дорога 30» — гласит табличка на столбе, облепленном обертками от конфет и пустыми пакетиками из-под семян. Ты взбираешься на насыпь и поднимаешь руку, пытаясь остановить машину. Кювет — просто ров с отбросами, заваленный колечками от пивных банок, пустыми канистрами из-под машинного масла, сплющенными пластиковыми бутылками, просроченными пропусками в Республику Нью-Джерси. Мимо тебя, в сторону океана, проносятся разномастные автомобили: древние ржавые развалюхи вперемежку с современнейшими моделями сплошь из никеля и пластика. Ну да, сейчас ведь 2012 год. Пока тебя не было, будущее стало настоящим.

Рядом тормозит пикап. На дверце пассажирского салона нарисован улыбающийся ангел с огненным мечом в руке. В потрепанной рубахе, с перепачканным лицом, ты похожа на жертву изнасилования, а это, по идее, должно либо вызвать сочувствие, либо привлечь другого насильника, который видит в тебе легкую добычу. Мысленно ты отрабатываешь прием, которому тебя научила тетя Джорджина. Нет, расслабься: водитель, хоть и мужчина, но вполне внушает доверие. Невысокого роста, подтянутый, с благообразным смуглым лицом, он напоминает энергичного, тренированного Будду.

— Вам в город? — скороговоркой спрашивает он.

— Меня не было в стране, — отвечаешь ты, кивнув, — пятнадцать лет. К Атлантическому океану по дороге?

Водитель натянуто улыбается. Ты забираешься внутрь.

— А что вы возите?

— Грешников, — коротко отвечает водитель, вливаясь в поток машин. Серебряный распятый ягненок скорбно смотрит с отворота его блейзера. — Я уже семь лет в «Цирке», да еще на такой нервной работе, а они мне до сих пор свободный вход не могут предоставить. Не ценят они своих работников. — Он обращает на тебя ласковые, как у игрушечного медвежонка, глаза. — Да, мэм, видок у вас еще тот. Что, на еретиков наткнулись?

Памятуя враждебность девчонки с фермы, ты прикидываешь, что к чему. Чтобы преуспеть в современном Нью-Джерси, нужно быть однозначным противником ереси.

— Ага, — лжешь ты, — они меня избили.

— Вот черти! Отвезти вас в больницу?

— Высадите меня на берегу Гурона. — Ты узнаешь старую афишу «Тропиканы», видишь странное непривычное объявление: «“Цирк радости” представляет меч, несущий благо. Добро пожаловать 11 апреля». — Я домой пешочком.

— И все же наведайтесь к врачу, мэм.

— Спасибо, обойдется.

— Вот что, простому незнакомцу я бы этого не сказал, но вижу, у вас с ними свои счеты… — Водитель заговорщически подмигивает. — Завтра вечером намечается разборка с одним еретиком, мы с ребятами сами… понимаете, о чем я? Его вчера изловили на Соммерсе. Вы как?

— Спасибо, приду, — говоришь ты, притворно улыбаясь. Засохшая грязь безжалостно стягивает кожу, рассыпаясь по щекам миллионом зудящих трещинок.

— Приходите на стоянку, что возле рынка, в половине восьмого. До комендантского часа сто раз успеем. Спросите меня. Меня зовут Ник Шайнер, я вас проведу. Или Чарли Филдинга, он привезет кирпичи.

— Кирпичи?

— Ну да: мы будем разбрасывать камни, вернее, забрасывать камнями.

Не может быть. Похоже, Ник Шайнер только что пригласил тебя принять участие в избиении камнями живого человека.

— Честно говоря, я еще ни разу не принимала в этом участия, — виновато признаешься ты, а тем временем тридцатое шоссе плавно переходит в бульвар Абсекон.

— С этими еретиками такая штука: если ты его изловил, то пошевеливайся, иначе отнимут, тут они нос по ветру держат. — Шайнер сердито кивнул куда-то вверх. Снова блеснул серебряный ягненок. — А вот контрамарочку хотя бы изредка подбросить слабо. Все-таки семь лет на них пашу, таскаюсь с их вшивыми грешниками. Или я многого прошу?

— Отнюдь.

— По телевизору — это ж совсем не то, другое дело — вживую, — причитал Ник Шайнер.

Как-то внезапно опускается ночь, и твой взгляд устремляется вдаль, через соленое болото, туда, где тремя взаимосвязанными ярусами гигантского фантастического торта раскинулась метрополия.

— Атлантик-Сити изменился, — замечаешь ты.

— Новый Иерусалим, — поправляет тебя Ник Шайнер. — Его закончили строить семь лет тому назад. Он должен приблизить Второе Пришествие, — Ник устало вздохнул, — при условии, что мы «обработаем» достаточное количество грешников.

— «Мисс Америку» тут, наверное, больше не проводят?

— Что-что?

— Конкурс красоты «Мисс Америка».

— Это же не Америка, мэм.

Ярко белеют в ночи мраморные стены. Выходит, вместо того чтобы отстроить «Тельца», «Тропикану», «Пески», «Цезаря», владельцы сговорились и построили одно громадное казино. Здания, нарядные, словно рождественские елочки, сияют в свете прожекторов золочеными балюстрадами.

Прежде чем высадить тебя на берегу Гурона, Ник Шайнер напомнил о своем приглашении.

— Не сдерживайте эмоций, бросьте пару кирпичин. Вот увидите: очень освежает!

Ты переходишь мост и идешь дальше по бульвару Харбор-Бич, любуясь величавыми зданиями уже без подсветки, окутанными туманом. Поблескивая металлическим корпусом и ощетинившись дулами пулеметов, под фонарем стоит машина все с тем же ангелом на дверце, потрясающим мечом. Двое полицейских меняют шину. Быстрыми точными движениями и зеленым обмундированием они напоминают хирургов, колдующих над фантастическим существом.

Земля остывает. С лимана Бонита несется монотонное жужжание мошкары. И вот наконец волнорезы вступают в извечный спор с приливом, Атлантика обрушивается на континент, и ты облегченно вздыхаешь. Скорее на Сорок четвертую улицу: она выходит на пирс. В призрачном свете луны ты срываешь с себя украденную рубаху, бежишь в конец причала и ныряешь. Наконец-то ты чувствуешь, ты вернулась на родную планету с ее древним, любящим океаном. Его прохладные волны смыкаются у тебя над головой, заботливо смывая с кожи остатки клюквенного болота Тайлера.

По привычке ты делаешь глубокий вдох, и тело тут же судорожно сжимается, оскорбленное тем, что вместо воздуха ты предложила ему соленый яд. Итак, Вайверн действительно превратил тебя в простую смертную. На счастье или на беду? Кашляя и захлебываясь, ты пробиваешься к поверхности и неловко влезаешь на причал. Лежа на мокрых досках, долго не можешь отдышаться. Божественность ушла, даже капельки не осталось. Не то что дождь вызвать — ты теперь даже бородавку не сведешь. Хорошо это или плохо? Хорошо или плохо? Ты натягиваешь рубаху, пытаясь согреться, трешь покрывшиеся пупырышками плечи и уныло бредешь вдоль берега на юг. «Готова ли я к новому существованию?» — спрашиваешь ты себя. Готова ли к жизни без жабр, без божественного голубочка, трепещущего в груди, без Святого Духа, пульсирующего в венах? Готова ли к жизни во плоти обычного человека?

Окутанная седыми космами тумана в рассеянном лунном свете, возвышалась башня «Ока Ангела». Папин маяк, подумалось Джули, походил на ствол красного дерева: мощный и несокрушимый. Остров, который она сотворила перед тем, как отправиться в свое невероятное путешествие, теперь соединял с материком железный мост. Наверняка тетушка Джорджина позаботилась, ее стиль. Коль уж строишь мост, то строй из железа, чтоб стоял сто лет. Вскарабкавшись по камням, Джули пересекла газон и внимательно всматривалась в окна в надежде уловить хоть какие-то признаки жизни. Но кругом зияла темнота, как в пустой глазнице Билли Милка.

Лунный свет заливал маяк, выхватывая из темноты такой родной узор деревянной двери, до боли знакомые дырочки от выпавших сучков. Когда-то эта дверь была неотъемлемой частью ее жизни, хлопаньем фиксировала приходы и уходы, поздние возвращения, друзей И врагов, встречи и расставания. Приходишь домой из школы — она тебя встречает, возвращаешься со свидания — опять она. Джули толкнула дверь, скрипнули проржавевшие петли.

«Око Ангела» разграбили, разрушили, выпотрошили, словно рыбку. Коврики, мебель, светильники — все исчезло. От пяти тысяч книг, которые папа собирал всю жизнь, не осталось ничего. Один-единственный томик валялся у камина, как раз на том месте, куда Спиноза когда-то приволок дохлого краба. Джули подняла книгу, попыталась разобрать название. Что-то о вечности.

Внезапно яркий луч света ослепил ее, едва не сбил с ног.

— Стоять, — приказал некто заплетающимся языком. — Не двигаться!

Похоже, говоривший изрядно поддал. От неожиданности Джули сперва растерялась, но тут же волна возмущения захлестнула ее. Кто бы там ни был, как он смеет ей приказывать? Это дом ее отца! Она решительно шагнула вперед и взяла в руки книгу. «Стоит ли в твоем духовном паспорте виза в вечность?» И кто бы, вы думали, автор? Преподобный Билли Милк, Первосвященник Первоиерусалимской Церкви Откровения Иоанна Богослова.

— Кто там еще? — крикнула Джули.

Звук передернутого затвора.

— Кто там?

И тут раздались холодные щелчки выстрелов, словно стаккато лопающейся воздушной кукурузы.

Первая пуля прошила рукав рубахи, позаимствованной у пугала.

Вторая оцарапала щеку и вырвала прядь волос.

Джули вскрикнула. Отскочила. Опрометью бросилась в прачечную. На щеке, словно второй рот, зияла рана. Плюясь кровью и рассыпая проклятия, Джули дрожала от гнева. Что это еще за вторжение, подлое, наглое, словно гнусная лапа Вайверна, проникшая ей в душу?

Кроватка, погремушка, стиральная машина, сушка, разбитая стеклянная камера — ее первая окружающая среда, осколки мирка, радушно встретившие ее на этой земле. Встав на кроватку, Джули взобралась на подоконник, протиснулась в узкое окно и свалилась в мягкую траву. Пули. Господи Иисусе — пули! Зажав ладонью рассеченную щеку, Джули бросилась к железному мостику и дальше — на трассу, ведущую к Оушен-Сити. Она бежала, с тоской вспоминая о том времени, когда могла щелчком пальцев сбросить врагов в океан и смахнуть их пули, как хлопья пепла.

Добежав до Сиспрей-роуд, она резко остановилась и с замиранием сердца, словно Орфей в аду, оглянулась. Никого: ни солдат в бронежилетах, ни чокнутых неоапокалиптиков, ни добровольцев Ника Шайнера. Кругом тишина. Лишь мерный рокот прибоя. Уже не спеша Джули зашагала дальше, напевая, чтобы успокоиться, любимую песенку Фебы:

— «В приморском граде на Променаде гулять мы будем, как во сне, в приморском граде на Променаде в любви признаешься ты мне…»

На перекрестке с Сэнди-драйв из темноты вдруг вынырнул стоявший вертикально саркофаг, стеклянный цилиндр с надписью «Служба связи Нового Иерусалима». Стоило Джули приблизиться, как цилиндр раскололся, словно яичная скорлупа, и слащавый женский голос пригласил: «Войдите».

Сказано — сделано. Стеклянные стенки снова сомкнулись.

— Христос воскрес. Пожалуйста, назовите номер вашего абонента.

— Мне нужны мои друзья! Я не хочу, чтобы в меня стреляли! Мне нужны Феба, Бикс и тетя Джорджина!

— Пожалуйста, назовите номер вашего абонента, — снова прозвучал бесстрастный голос диспетчера.

Что и говорить — будущее, 2012 год. Никаких тебе проводов, трубок — знай говори.

— Я не помню номера.

— Платить будет абонент?

— Абонент. Я бы хотела связаться с Фебой Спаркс.

— Это Новый Иерусалим?

— Не уверена, но на всякий случай поищите. — Джули всматривалась в туман: не покажутся ли фигуры вооруженных до зубов зилотов.

Слащавый голос не обнаружил в своей базе данных никакой Фебы Спаркс. Ни Джорджины Спаркс, ни Бикса Константина. Из любопытства Джули назвала даже себя — ничего. Совсем уж было отчаявшись, она попросила найти Мелани Марксон, и, о чудо, Мелани Марксон жила в Лонг-порте. Последовала пауза, а за ней сильно постаревший голос Мелани, утверждавшей, что, конечно же, она примет звонок от Джули Кац.

— Боже, неужели это ты, ты?! — От безукоризненно четкой дикции Мелани и следа не осталось, она просто задыхалась от восторга. — Я не верю своим ушам, Шейла, ты вернулась?!

— Я Джули, про Шейлу забудь. Что, черт возьми, здесь происходит? Я только что из «Ока Ангела», меня едва не застрелили.

— Они приняли тебя за еретичку.

— Чего-чего?

— Для твоих последователей маяк — это святыня. Вот охотники и пользуются им как приманкой.

— Для моих — кого? Последователей?

— И я определенно одна из них. Шейла, дорогая, можешь на меня рассчитывать. Я неоапокалиптик только на бумаге.

— Эти ублюдки захватили мой дом! — Джули топнула босой ногой по полу телефонной будки. Толчок тут же отозвался жгучей болью в раненой щеке. Последователи? Святыня? — Я должна найти Фебу, — решительно заявила она, по-прежнему вглядываясь в темноту. Космы тумана катарактой застилали глаз иллюминатора. — Она во мне нуждается.

— Не хочу тебя огорчать, но от нее уже много лет ни слуху ни духу.

— Мелани, можно мне сегодня у тебя переночевать? Я просто не знаю, как мне быть.

— Переночевать у меня? Сочту за честь! Ты, наверное, голодна? Немедленно иду жарить бифштекс. Ты где?

— На Бригантин.

— Я за тобой заеду. До комендантского еще минут сорок. О Шейла, если бы ты знала, как ты нам нужна! Ты столько, столько должна сделать!

Как всегда, элегантная и представительная, Мелани благодаря искусному макияжу выглядела так, словно последние пятнадцать лет находилась вне воздействия времени. Она по-прежнему была молода и полна сил, круглое личико светилось энергией.

— Подумать только, — не унималась она, нервно проводя рукой по ярко-желтым волосам, — я разговариваю с Шейлой в собственной гостиной!

Джули вспомнилось, как когда-то Мелани назвала косметическую промышленность кованым сапогом, что прошелся по лицу каждой женщины.

— Невероятно, невероятно, — она не сводила с Джули восхищенных глаз, — просто невероятно.

Джули улыбнулась устало, ее желудок отозвался довольным урчанием на запахи еды, радуясь непосредственному контакту со свежим, сочным бифштексом. Она с наслаждением растянулась на пышной велюровой тахте. «БМВ», на котором Мелани привезла ее сюда, был супер, но ее лонгпортский особняк, этакая двенадцатикомнатная феерия, затмевал все впечатления от поездки: сравнить его можно было разве что с владениями Джули, оставленными ею в Царстве Теней.

— Похоже, ребята из «Дисней эмпайр» тебе неплохо платят.

— Они здесь ни при чем, — ответила Мелани; даже под толстым слоем косметики было видно, что она покраснела, — это неоапокалиптики. — Она поднялась со своей роскошной оттоманки и поплыла к стенке, уставленной книгами. Сняв с полки несколько томов большого формата, она протянула их Джули. — Конечно, это не то, о чем хотелось бы написать, но против нескольких тысяч мамонов в неделю устоять трудно.

Джули плотнее запахнулась в белый махровый халат Мелани. Первая книга называлась «Крещение Ральфа и Эйми». На обложке двое подростков плескались в прозрачной чистой реке. Следующая называлась «Ральф и Эйми на Небесах». Джули взглянула на суперобложку, на ней главные герои бежали через луг к величественному, сияющему многочисленными золочеными башнями городу. Джули с любопытством раскрыла книгу на первой странице:

Подумайте: в долах трава, что шелка,

Подумайте: млеком струится река,

Подумайте: радуга в целую твердь,

Подумайте: там не слыхали про смерть…

— Каждая семья, где есть дети, не преминула приобрести весь цикл, — пояснила Мелани. — И надо признать, процент от продаж довольно высок. Но это ерунда, я могу все бросить, только скажи. В действительности, Шейла, для меня не существует другой Церкви, кроме твоей. — Она зажала в кулаке распятого серебряного агнца, висевшего у нее на шее, словно намереваясь сорвать его. Округлое лицо выражало неподдельную решимость. — Хорошо, пусть я не такая преданная последовательница, как другие, пусть я никогда не слышала во сне твой голос, пусть я позволила этим придуркам апокалиптикам окрестить меня и молча выслушиваю их доводы против секса между женщинами и чего там еще, но поверь: я всей душой с тобой.

— Церковь? — Джули потрогала марлевую повязку на щеке. — Ты говоришь, у меня есть своя Церковь?

— Честно, я сторонница Завета Неопределимости до корней волос. Иногда я отправляюсь прямо в Кэмден, просто чтобы послушать отца Парадокса. Правда.

Джули рассматривала запыленную обложку «Моей первой книги о вечном проклятии». На ней какой-то злобный заяц с сатанинской усмешкой навис над перепуганным до смерти зайчонком.

— Мелани, я ничего не понимаю: перед тем как уйти, я загнала неоапокалиптиков в море, а теперь они…

— Верно, Шейла. В течение нескольких месяцев они и носа не высовывали. В течение нескольких месяцев. Когда они снова появились на арене, их ряды заметно поредели и они явно поумерили пыл, больше не было ни одного случая поджога. Но тут Милк становится мэром, и тогда…

— Мэром? Милк стал мэром? Но он же сумасшедший маньяк и убийца.

Мелани грустно улыбнулась, словно чувствуя себя виноватой за этот неожиданный поворот в истории штата.

— Не прошло и года, как все неоапокалиптики с востока Миссисипи перебрались сюда, и вопрос об отделении превратился в простую формальность. Какое-то время поговаривали о вторжении со стороны Делавэра, но после Вьетнама и Никарагуа Пентагон был сыт по горло локальными войнами, победа в которых могла обернуться для правительства нежелательными последствиями. Так или иначе, факт остается фактом: Госдепартаменту США пришлась по душе идея террористической теократии правого толка, соседствующей с восточной границей Америки. Помогает держать в узде Нью-Йорк. Они удивляются, как сами до этого не додумались. — Мелани вдруг преобразилась, чем-то неуловимо напомнив смущенного приходского священника, которому предложили править миром. — Вот что, у меня идея. Знаешь, что у нас завтра? Завтра у нас суббота. Не еврейская, нет, просто Милк тоже чтит субботу. Так вот, завтра суббота, а значит, мы пойдем в церковь. В твою Церковь.

Джули сжала ладонями кофейную чашку — чудесную маленькую печку, — но ее тепло не могло отогреть душу. «У тебя своя Церковь» — звучит как «у тебя рак». И все же… И все же она должна поехать. Это была ошибка, скажет она всем почитателям Завета Неопределимости. С ней сыграли злую шутку. Выбросьте из головы всю эту ересь, перекреститесь.

— Твоя Церковь в тебе нуждается, — восторженно улыбнулась Мелани. — Никто не знает, кого схватят следующим.

— Я поеду с тобой, Мелани, и спасибо огромное за приглашение, но я не могу остановить всех этих охотников за еретиками. Чтобы вернуться сюда, я пожертвовала своей божественностью.

— Мы живем в постоянном страхе, Шейла. Мы… Ты что?

— Я лишилась своей божественной сути.

Улыбка померкла.

— Не поняла.

— Да, Мелани, это так. Я больше ничего не могу, на счастье или на беду? Только так я смогла вернуться домой.

— Понятно, — процедила сквозь зубы Мелани. — Угу. Но когда ты увидишь, что здесь происходит, когда ты поймешь, в какой мы ловушке…

— Все в прошлом.

— …твои силы вернутся к тебе. Я точно знаю. Попытайся, Шейла. Ты должна попытаться.

У Моргейта и Вентнора дороги были запружены дорогущими автомобилями. Волна за волной потоки «кадиллаков», «мерседесов» и «линкольнов» несли «праведное» духовенство в деловой центр города. Влившись в этот поток, Джули с Мелани тащились вдоль украшенных драгоценными камнями стен Нового Иерусалима, мимо жемчужных ворот, выстроенных на пепелище «Золотого Тельца» и «Тропиканы», мимо монорельса, по которому, словно гусеница по прутику, полз трамвай. Они ехали на запад. Над соленым болотом высилось тридцатиэтажное здание гостиницы со странным названием «У камелька». При въезде на Новоиерусалимский хайвей толпы паломников текли к величественному собору, производившему впечатление космического корабля, предназначенного для переброски князей эпохи Возрождения на Альфу Центавра. Еще через милю между двумя крупными нефтеперегонными заводами раскинулся «Гефсиманский сад», ждущий воскресных посетителей.

Скелеты появились сразу же за Помонскими воротами.

Куда ни глянь — кости.

— Боже, — задыхалась Джули. — Скелеты. Господи милостивый!

Этот кошмар растянулся на несколько миль. Целая армия зловещих часовых, висевших на столбах линий электропередач, на телефонных вышках. Скелеты висели на фонарях, на изгородях загонов для скота, на рекламных щитах.

Они выстроились по обе стороны магистрали, как адский кошмар — один ухмыляющийся череп за другим. И все как один черные. Впечатление было такое, словно мир превратился в собственную негативную копию.

— Для тебя это новости? — спросила Мелани.

— Д-да, новости. Боже.

На черепах и ключицах расселись вороны, выклевывающие остатки мозга. На каждом скелете, словно ценник, висела табличка.

— Публичные казни, — вздохнула Мелани. — Желающих посмотреть хоть отбавляй.

— Их что, сожгли заживо?

— Заживо. В цирке. — В голосе Мелани одновременно звучали и горечь, и смирение. — Они гасят огонь, как только он добирается до костей, — просвещала она Джули, — иначе ничего не останется, кроме кучки пепла, и потеряется высокий смысл деяния.

— Какой высокий смысл?!

— Не будь еретичкой. Не богохульствуй.

Сердце словно оборвалось в груди у Джули и билось о ребра сгустком пульсирующей боли.

— А американцы, они знают об этом? Куда смотрит правительство? ООН? Кто-то же должен вмешаться?

— Все они знают, — безучастно парировала Мелани. — Но никто ни во что не будет вмешиваться, Шейла. До тех пор, пока Трентон стоит заслоном против социализма.

Скелеты проплывали мимо, как восставшие из гроба мертвецы, бредущие в Судный день навстречу божественному приговору.

— Они все мои… — слово застряло у Джули в горле, — последователи?

— Примерно треть. Остальные — убийцы, гомосексуалисты, евреи, католики и так далее. Но при этом добровольно идут на казнь только последователи Откровения Неопределимости.

— Добровольно?

— Некоторые из нас. Таких немного. Мы слышим твой голос и идем сдаваться.

— Но я ни с кем не говорю.

— Мы слышим тебя, Шейла. Со мной, правда, этого не случалось, но с некоторыми из нас…

Мелани сбавила газ, и марафонский бег скелетов превратился в медленную торжественную процессию. Теперь Джули смогла читать надписи на табличках. Под каждым именем: Дональд Торр, Мэри Бенедикт, Иаков Райан, Линда Рабинович, их здесь было не меньше тысячи, а то и две — одно-единственное слово, объяснявшее участие в этом зловещем параде. Ересь, ересь, измена, богохульство, — слова обвинения сливались в стихотворные строчки, — ересь, извращенство, воровство, убийство, социализм, алчность, ересь, ересь, содомия, ложное свидетельство, ересь, супружеская измена, убийство, богохульство, ересь…

Почти у самого Гаммонского проезда Мелани свернула на обочину и остановилась.

— Ты должна кое-что увидеть.

— Я все поняла, в последнее время здесь творится настоящий беспредел, — запротестовала Джули. — Я вижу, это просто безумие какое-то. Если бы у меня по-прежнему была моя божественная сила, я бы живо вывела Милка из игры. Нет необходимости…

— Есть необходимость. Прости, Шейла, но ты должна это увидеть.

Стиснув в кулак покрытую шрамами ладонь, будто зажав в ней все свое возмущение и гнев, Джули последовала за Мелани к четырем скелетам, болтавшимся на рекламном щите «Трамп-кастла». Завидев их, к ним тут же двинулся приземистый полицейский в зеленой униформе с автоматом наперевес. Он шел мимо выстроившихся в ряды грешников, вспугивая ворон, словно волк, выбравшийся на охотничью тропу.

— Он должен убедиться, что мы приехали не для того, чтобы стащить какую-нибудь реликвию, — тихонько объяснила подруге Мелани. — Твои последователи иногда это делают.

— Он нас арестует?

— Нас? Что взять с двух провинциальных теток, направляющихся на субботнюю службу. — Благодаря стараниям Мелани они действительно выглядели как две провинциалки. Мелани щеголяла в платье, напоминавшем кружевную салфетку, а Джули нарядилась в темно-бордовую шелковую блузу и широченную белую юбку, собранную у талии в сборку. У обеих на шее висели цепочки с серебряным агнцем. Что касается макияжа, то Мелани подобрала для них «оптимальный вариант»: они отдавали должное своей женственности, но не подчеркивали ее.

Опустив автомат дулом вниз, что в данной ситуации можно было расценивать как жест гостеприимства, капрал заговорил монотонным скрипучим голосом:

— Доброе утро, дамочки. — Он обвел рукой свой черный страшный лес. — Когда Иисус сойдет к нам, все будет точно так же, только скелетов будет побольше. Настоящий Армагеддон! Он оценит.

Джули мельком взглянула на ближайший скелет — широкий женский таз, обуглившиеся кости стянуты тонкой проволокой.

— Пойдем, солнышко. — Мелани легонько ущипнула Джули за локоть. — А то опоздаем на церемонию.

У Джули внизу живота словно образовалась дыра — туннель, уходящий прямо в преисподнюю: в эту дыру утекала ее жизнь.

Поняв, что тут ему ловить нечего, капрал удалился, оставив Джули на свободе рыдать, истекать кровью и тихо умирать.

На табличке тети Джорджины было два слова. «Извращенство» — неудивительно, но «ересь» — при чем здесь это?

О боже, нет! Джорджина, как же так? Джули провела пальцем по почерневшему ребру, оставив на нем белый след. Тетя, милая, ты, наверное, проклинала их на чем свет стоит. Наверное, плевала им прямо в морды? Конечно, я же знаю.

— Я всегда любила ее, — сказала Мелани, — она была Фебе хорошей матерью.

— Ты должна была предупредить меня, — прохрипела Джули.

— Прости. — Мелани украдкой взглянула в сторону удалявшегося полицейского. — Видишь, ты нужна нам, теперь-то ты понимаешь?

— Мелани, это же подло!

— Я знаю, поэтому ты нужна нам.

— Как же это, черт возьми, подло!

Она могла гордиться своей тетей. По костям Джули пыталась восстановить знакомые черты: легкие живые руки, узкое смеющееся лицо, быструю паучью походку. Но увы, перед ней были обгорелые останки, а не остов. Матрица слишком невыразительна, чтобы по ней можно было восстановить исчезнувшее навсегда уникальное создание, именуемое Джорджиной.

— А Феба знает?

Мелани пожала плечами:

— В цирке ее в тот день не было, она, наверное, уехала из Джерси много лет назад.

Джули провела рукой по табличке.

— Тут написано «ересь».

— Они предлагали ей обратиться в их веру, а она все твердила, что уже выбрала себе вероисповедание, говорила, что поклоняется Абсолютному Разуму. А когда ее привели к священному каналу, чтобы крестить силой, знаешь, что она сделала?

— Что?

— Она написала в него. Джорджина погибла достойно, Шейла. Она так и не сдалась, не попросила о пощаде.

* * *

Веры в благое дело и денег, благодаря которым Атлантик-Сити был превращен в Новый Иерусалим, на Кэмден пока не хватало. Он по-прежнему производил впечатление забытой Богом дыры, как и много лет назад, когда Джули пересекала его южную окраину по пути в колледж. Они подъезжали к мосту Уолта Уитмена; Джули с нетерпением вглядывалась в даль, туда, где начиналась Америка. Со стороны Делавэра Джерси обзавелся кирпичными стенами, сторожевыми вышками, колючей проволокой — этими металлическими лианами. Он так напоминал побитый садовой хворью Эдем, за которым теперь с упоением ухаживал Вайверн.

Съехав с моста, они повернули на бульвар Микль, забираясь все глубже в унылый полуразвалившийся городок. Улицы были усеяны битым стеклом, и все вокруг заполонили лопухи и одуванчики. Они захватывали пустующие стоянки, лезли в щели растрескавшихся тротуаров. Наконец Мелани остановила «БМВ» между двумя парковочными счетчиками с разбитыми солнцезащитными козырьками и покосившимися стойками.

— Не говори им, кто я, — схватила Джули Мелани за кружевной рукав, когда они подошли к перекрестку с Фронт-стрит. — Я откроюсь, когда буду готова.

Они остановились перед старой забегаловкой под названием «Ирландская таверна». Она была запечатана, как склеп. На окнах — ставни, на дверях — пудовые замки. «Холодное пиво навынос», — гласила треснувшая вывеска. Мелани открыла деревянную калитку, и они побрели в глубь двора по заваленной всяким хламом дорожке.

— Обещай, что не скажешь, — настаивала Джули.

— Обещаю, — бросила на ходу Мелани. Она постучала в маленькую боковую дверь и громким шепотом произнесла пароль: — Луна восходит.

В шестиугольном окошке мелькнуло чье-то лицо, и несколько секунд спустя дверь открыла молодая женщина в пышном белом платье, украшенном лентами и оборками. Она была такой хилой и тщедушной, что вызывала желание выступить в защиту программы комитета по контролю рождаемости.

— Луна восходит.

Мелани бросила на Джули многозначительный взгляд.

— Луна восходит, — спохватилась та и осторожно шагнула внутрь.

Худая женщина повела их через темный пыльный зал, уставленный громоздкой зачехленной мебелью. «Словно трупы, ожидающие вскрытия», — подумала Джули. Они спустились в подвал, шли по каким-то переходам, наконец оказались в центральном узле кэмденской канализации. Вдоль корявых кирпичных стен тянулись пучки кабелей и трубы, уносившие прочь все нечистоты города — испражнения, его заразную кровь и порочные мысли. По полу растекались зловонные лужи, и прямо среди них стояли в ряд полдесятка скамей, у стен — несколько стульев, а посередине — аналой с алтарем. Мелани устроилась в глубине комнаты, а Джули нырнула на последнюю лавку, спрятавшись за спинами других. Вдоль алтаря выстроились бронзовые подсвечники в форме маяков, над аналоем висел плакат с изображением, смутно напоминавшим соотношение неопределенности Гейзенберга. На пюпитре перед собой Джули увидела две книги большого формата в мягких обложках — переплетенные компьютерные распечатки. Заголовки на обложках были нарисованы от руки староанглийским шрифтом. Джули отложила в сторону сборник гимнов и открыла «Слово Шейлы». Каждая страница была посвящена выпуску колонки «Помоги вам Бог». Джули выхватила в тексте один из немногих ответов, которые нравились тете Джорджине. Там Шейла давала разъяснение по налоговым платежам группе ведьм из Пало-Альто.

О Джорджина, как же это могло случиться? Встретившая их женщина скользнула к алтарю и, повернувшись лицом к еретикам, объявила:

— Номер тридцать один.

Прихожане, сотня нарядно одетых мужчин и женщин, дружно подались вперед, словно пассажиры автобуса, отреагировавшие на внезапную остановку, и принялись листать сборники гимнов.

— Мы должны поучаствовать. — Мелани сунула Джули под нос открытый сборник, и тут вступила певческая капелла. Орган, конечно, звучал бы богаче, но попробуй затащи его. в кэмденскую канализацию.

Любая спорна истина,

Любая вера — ложь,

Но возлюби пророчицу

И славь, доколь умрешь.

Науку и сомнения

Она дарует нам;

Склоняться, братья, надобно

К ее святым стопам.

Когда прозвучали начальные слова следующего гимна а, вера — чушь, но мы гурьбой послушно двинем за то-ой…»), Джули вся сжалась и замерла и до конца семнадцатого гимна («Дочь Великой матери») так и просидела не шелохнувшись.

— Аминь, — пропели еретики и отложили свои книжечки, в канализационной трубы возле алтаря появился пастор.

— Отец Парадокс, — шепнула Мелани.

Отец был невероятно толст. Сначала вошел огромный живот, потом показались богатырские плечи и двойной подбородок. Белая сутана с изображением маяка на груди, словно парусина, наброшенная на дирижабль, облекала огромную тушу. Матушка моя небесная, святой братец в Аду, — он!

Постарел, отпустил бороду, надел очки, но сомнений быть не могло, это был он.

— Дорогие братья и сестры, скептики, логики, релятивисты, рационалисты, прагматики, позитивисты и энигматики, — обратился к прихожанам Бикс, — сегодня мы будем говорить с вами о Боге.

Ее бывший любовник обхватил пухлыми пальцами аналой, и Джули наконец поняла, что цилиндрическая форма кафедры и стеклянная поверхность были призваны символизировать камеру эктогенеза. Бикс Константин на кафедре? У Джули перехватило дыхание, а мозги заработали с удвоенной скоростью.

— Колонка пятая, стих двадцатый, — прогудел Бикс и открыл внушительных размеров книгу «Слово Шейлы».

Джули подвинула к себе аналогичный том. «Стих» двадцатый пятой колонки содержал ее ответ молодому человеку из Торонто, который желал обрести истинную веру.

Бикс прокашлялся, издав звук, напоминавший приглушенный грохот спущенных в мусоропровод отбросов.

— Шейла пишет: «За многовековую историю христианства было выдвинуто четыре основных доказательства существования Бога. Говоря откровенно, все они несостоятельны». — Захлопнув «Слово», Бикс сорвал с себя очки и взмахнул ими, как маэстро смычком. — Правда ли это? Выходит, методом простой дедукции доказать существование Бога невозможно? Доказательство первое — онтологическое — заключается в высказывании святого Ансельма: «Бог — это сущность, выше которой ничего невозможно постичь». К сожалению, в силу того, что человеческий разум самостоятельно формирует представление о совершенстве, бесконечности и всемогуществе, отсутствуют доказательства того, что эти понятия являются атрибутами вещественного мира.

— Верно! — хором отозвались прихожане.

А Бикс перешел к аргументу нравственному:

— Если бы Бог был источником человеческой способности различать добро и зло, то верующие совершали бы меньше дурных поступков, чем атеисты. Но исторически данный тезис не подтвердился.

— Верно!

Пришел черед космологического аргумента.

— Ни один человек не имеет права, отталкиваясь от причинно-следственных связей, действующих в пределах Вселенной, судить о соотношении этой Вселенной и некоей гипотетической трансцендентной сущности.

— Верно!

Аналогичным образом было покончено и с четвертым доводом — теологическим.

— От мифической Вселенной греков, хрустальных сфер Аристотеля и до современной всеобъемлющей модели — все схемы мироздания являются творениями человеческого разума. И соответственно, было бы неслыханной дерзостью приписывать какую бы ни было из них Богу.

— Верно!

— Как мы все знаем, — подвел итог Бикс, — существует лишь одно прямое доказательство существования Бога, и это доказательство — Она, Та, к чьим стопам мы приносим наши растерянные сердца и охваченные смятением умы. — Его голос звучал все громче и величественнее, поднимался все выше и выше, напоминая сверхзвуковой авиалайнер, взмывающий со взлетной полосы. — Шейла, открывшая нам Бога физики и проповедовавшая Завет Неопределимости! Шейла, которая вопреки логике и законам природы подчинила себе воды океана, погасила пожар и вознеслась! — Бикс отстранился от аналоя. — Благодарю вас, братья и сестры. На следующей неделе мы побеседуем о том, что Шейла имела в виду под «Империей Ностальгии».

И Бикс с живостью, как-то не вязавшейся с его формами, исчез в той самой канализационной трубе, из которой появился некоторое время назад. Тщедушная женщина заняла его место на кафедре, и под ее руководством прихожане исполнили последний гимн «И “Тропикана” была сожжена».

Джули не знала, что и делать. Вмешаться сейчас?

Нет, бессмысленно. Спорить с этими идиотами — все равно что биться головой о стенку. Да, да, о такую вот кирпичную стенку.

Так зачем же она встает? Зачем набирает побольше воздуху в грудь?

— Всем внимание! — Джули вышла в проход. — Это я, Шейла. — Дружеская болтовня ее последователей тут же стихла. — Да, это действительно я. Послушайте, друзья, нам нужно поговорить. К сожалению, я утратила свою божественность, но не исключено, что смогу вам как-то помочь. — На Джули устремилась сотня любопытных насмешливых взглядов. — Для начала вы все должны пройти крещение, пока они вас не схватили.

Изумленно раскрылись рты, сдвинулись брови, растерянно захлопали ресницы. Просто совиная стая какая-то!

— Не надо, Шейла говорит с нами в наших снах, — уверенно заявил мрачного вида господин в видавшем виды смокинге.

— И приказывает вам приносить себя в жертву? — спросила Джули.

— Случается.

— Да нет же! Мне это совершенно не нужно!

— Шейла вылечила мой диабет, — подключилась энергичная старушка, сморщенная, как печеное яблоко.

— А меня отучила от наркотиков, — признался молодой человек с бородкой, в синем саржевом костюме, типично богемного вида.

— Как вы докажете, что вы Шейла? — подбоченившись, выступила вперед женщина лет тридцати в белых перчатках до локтей.

— На Шейле платье из солнечного света, — со знанием дела заявил бывший наркоман.

— Она — живая радуга.

— И она летает, — поддакнул сухопарый.

— Она молодая, — взвизгнула дама в перчатках.

— Вы думаете, что дети Бога не стареют? Мы, как все люди, стареем и умираем. — Джули помахала над головой своим «Словом», словно спасшийся после кораблекрушения на необитаемом острове проплывающему мимо кораблю. — Все это я написала пятнадцать лет назад. Все это время я была в Аду, и ради Бога…

— Шейла вознеслась на Небеса, — поправила ее сморщенная старушонка.

Бывший наркоман двинулся к выходу, увлекая за собой остальных собравшихся, словно магнит железные опилки.

— Нет смысла сжигать себя! — кричала Джули им вслед. — Окреститесь! Прошу вас!

Не прошло и двух минут, как Джули с Мелани остались в смрадном склепе одни.

— Как головой о стену. — Джули уронила «Слово» на пол.

— Они представляют тебя совсем иначе, — оправдывалась за прихожан Мелани.

Поднявшись на кафедру, Джули обняла аналой, смутное подобие своего первого дома. Мой милый морж. Мой ласковый кит. Может, он сошел с ума, может, он чокнулся после ее удачного фокуса с Атлантическим океаном, но одно Джули знала наверняка: когда-то она его любила и, похоже, любит сейчас.

— Мелани, подожди меня здесь.

Канализационная труба, отходившая от кафедры, расширялась в просторный, сырой, поросший мхом бокс. Под ногами хлюпала вонючая жижа экскрементов Кэмдена. Влево, словно корни, уходили пять узких туннелей, курившихся мерзкими испарениями. Справа — вход в служебное помещение, освещенное керосиновой лампой.

Аскетизм отца Парадокса внушал уважение. Железная койка, треснувшее зеркало, железная печка, лабораторный шкаф — вот и вся обстановка. Единственным достижением технического прогресса был офсетный печатный станок, подключенный к проходившему под потолком кабелю: электричество откровенно воровалось у Нью-Джерси. Бикс сидел за шатким железным столиком и намазывал клеем тыльную сторону вырезки из «Помоги вам Бог».

— Привет, Бикс.

Всполошившись, он схватил очки, как застигнутый врасплох преступник хватается за револьвер.

— Что? — пробормотал он, положив очки на место; — Что вы сказали?

— Привет, говорю, Бикс.

— Я отец Парадокс.

Очки у него были с бифокальными стеклами — этакий атрибут эпохи Разума.

— Это я, твоя подружка Джули Кац.

Бикс прилепил вырезку к кусочку картонной упаковки. Клей томными воланами полез наружу.

— Мисс Кац я припоминаю, но мы с ней вовсе не были друзьями.

Не может быть, неужели он не узнал ее?

— Мы же встречались, — не теряла надежду Джули, — проводили вечера «У Данте».

— Я встречался… та женщина была значительно моложе.

— Ну конечно, я постарела, да и ты не мальчик. Ты что, забыл, как подбрасывал мне любовные записки? Ты же говорил, что любишь меня.

— Я люблю Шейлу.

— Помнится, ты любил кое-чем заняться со своей Шейлой. По-моему, тебе было неплохо с ней в постели, Бикс. И она — это я.

— Нет, — захрипел Бикс.

«Сдерживает чувства», — решила Джули. Подсознание связалось с уровнем бессознательного.

— Нет, — повторил он, на этот раз более уверенно и резко.

— Послушай, солнышко, уговори своих ребят прекратить весь этот еретический бред. Они должны стать неоапокалиптиками.

— Нет, ни за что.

— Да, это приказ Шейлы.

Бикс стянул очки: видимо, он хотел, смазав ее образ, оградить себя от внушаемого ею беспокойства.

— Шейла приказала океану восстать, и океан повиновался. Это кажется невозможным, но я видел все своими глазами. Теперь я знаю: Бог существует, а все остальное утратило для меня всякий смысл.

— Если мы помозгуем вместе, то, возможно, сумеем выбраться из этой Республики Полоумных. До Филадельфии рукой подать.

— До Филадельфии? — Бикс недоверчиво улыбнулся, словно она только что предложила ему отправиться на Нептун.

— Ну да. Какая-нибудь из этих труб выходит к реке?

— Там все опутано колючей проволокой.

— Мы ее срежем.

Бикс прижал вырезку кулаком.

— Вам пора, мисс Кац.

Слезы хлынули сами собой.

— О, Бикс, родной, они же убили Джорджину! Она всегда дарила мне на день рождения такие славные безделушки, а они ее сожгли.

— Уходите!

Слезы скатывались по щекам прямо в открытый рот, губы мелко дрожали. Обычные соленые слезы: время жгучей кислоты и небесного нектара кануло в небытие. «Мы плачем водами древнего океана, — говаривал Говард Либерман и пояснял: — Мощное доказательство биологической эволюции».

Джули, спотыкаясь, попятилась из каморки отца Парадокса и побежала по канализационной трубе, выбралась на кафедру — прямо в промозглое брюхо своего храма.

Глава 13

Словно коварный хищник — ястреб, акула или львица, внезапно бросившаяся из-за спины, — Джули захватило страстное желание добиться наконец ответа от Матери. Довольно фарса, тщетных молитв и безответных призывов. Она устала от сигналов «Занято» и равнодушных ответов «Абонент временно недоступен», от Божеской невнимательности, равнодушия бога физики, индифферентности дифференциального уравнения. И все же вот она стоит, прислонившись к лонгпортскому фонарному столбу, снова и снова взывает к Небесам в надежде получить совет.

Я могу спасти его, Мама? Он ведь не безнадежен? Ответь мне!

И Джули казалось, что в туманных завитках Млечного Пути она читает судьбу своего друга. Еще год-другой пасторства, и охотники за еретиками найдут его. Биксу не дано состариться, недолго ему осталось писать свои проповеди, сидя тихими вечерами у электропечки. Его собственное публичное сожжение гораздо ближе, чем он может предположить.

«Не доверяй звездам», — поучал ее Говард. Вавилонская астрология, греческая мифология, хрустальная сфера Аристотеля — все это бред. Но из всех источников информации об устройстве Вселенной звезды — самые лживые и ненадежные осведомители. И все же, где-то между Орионом и Большой Медведицей, Джули увидела — или ей показалось — созвездие, предназначенное исключительно для ее глаз и напоминавшее меч из булатной стали, который проложит ей путь в Америку.

— Я решила действовать, — объявила Джули, влетев в уставленный книгами кабинет Мелани.

Мелани оторвала взгляд от экрана компьютера, на котором мерцал электронный текст «Ральф и Эйми знакомятся с христианством», и расплылась в улыбке.

— Я знала, что ты нас не оставишь. Когда начинаем осаду священного дворца?

— Мне нужны кусачки.

— Камня на камне не оставим.

— У тебя есть?

Восторг Мелани вдруг улетучился.

— Кусачки?

— Нуда.

— Нет. — Мелани нахмурилась. — Зачем тебе кусачки?

— Перебраться через Делавэр. Я заберу с собой пастора, он мой друг.

— Кусачки можно поискать на черном рынке. — Мелани смотрела на Джули с выражением то ли ребенка, увидевшего, как у Санта-Клауса отклеилась борода, то ли невесты, заставшей жениха в постели со свидетельницей. — Ты уверена, что они тебе нужны?

— Нужны.

Тем временем на экране телевизора разворачивалось роскошное действо — «Вечернее аутодафе». Человек в красном вечернем костюме и белом колпаке привязывал к деревянному столбу мальчика лет пятнадцати.

— На Новый Иерусалим опустилась бархатная ночь, — звучал за кадром голос комментатора. — Воздух за городом наполнен пряным ароматом садов и соленого ветра, дующего с моря.

Вдруг пухлое лицо Мелани озарилось улыбкой.

— В Америку собралась? — Она схватила лежащую на столе открытку старого образца. — Смотри, что пришло сегодня с утренней почтой.

Под надписью «Привет из Атлантик-Сити» были размещены три фотоснимка, образовавших фривольный триптих: веселящиеся в волнах прибоя русалки, Пес — герой популярного мультфильма, Рекс-Путешественник на своем акваплане и запечатленный в полете над барьером красавец конь. Джули перевернула открытку. Американские марки, штат Филадельфия.

— «Мелани Марксон, — читала вслух Джули, — Лонг-порт, Нью-Джерси».

Почерк прерывистый и неровный. «Дорогая Мелани, как дела? Не могла бы ты…» Дальше сплошные черные полосы. «Твоя Феба».

— У нас вся корреспонденция тщательно проверяется, — пояснила Мелани.

Джули перегнула открытку, изломав Рекса-Путешественника, как когда-то Билли Милк расчленил надвое Маркуса Басса, и сунула драгоценную весточку в карман позаимствованных у подруги джинсов. Твоя Феба. Феба! Филадельфия!

— Хочешь с нами?

— Что ж я, совсем спятила? — умоляюще посмотрела на подругу Мелани и ткнула пальцем с безукоризненным маникюром в экран телевизора. — Знаешь, если бы ты была, как раньше, божеством со всей твоей силой, я бы первая кинулась за тобой.

Человек в белом колпаке натянул на голову малолетнего пленника черный мешок. Камера скользнула и остановилась на дюжине арлекинов с автоматами в руках.

— Хочешь совет, Шейла? Без твоих прежних возможностей, пытаться пересечь Делавэр — настоящее безумие. За такое расстреливают.

— Ничего, попытаю счастья, — пожала плечами Джули.

— Двадцать пять залпов в минуту, — звучал за экраном голос комментатора. — Скорость пули на вылете — две тысячи футов в секунду.

Эндрю Вайверн расправляет широкие перепончатые крылья и парит над бурлящим жизнью главным портом Ада. Огибает стрелу подъемного крана, как раз поднимающего с огромного сухогруза «Джон Митчел» контейнер с очередной партией вновь поступивших душ. Он в последний раз тщательно продумывает сложившуюся ситуацию. Нет, как бы ни хотелось ему вернуться в Карциному и провести вечер, бережно высаживая тлю и японских жучков на кустики помидоров, он все же опускается на палубу «Боли».

— Куда на этот раз? — спрашивает Антракс, бодро отсалютовав шефу.

Чело Дьявола на мгновение омрачилось.

— В Нью-Джерси, Республику Верующих.

Чтобы утешиться, он вспоминает все свои тамошние достижения. Венерические заболевания процветают, загрязнение окружающей среды идет полным ходом, тоталитаризм набирает силы, в «Цирк радости» лишнего билетика не достать. Но главное, Церковь Джули Кац оправдала его самые дерзкие надежды, превратившись в стартовую площадку бессмысленных массовых самоубийств.

Не помогает. Настроение по-прежнему ни к черту, и он расхаживает по палубе мрачнее тучи.

— Антракс, дружище, я тебе говорил, что такое Вселенная?

— Нет, сэр, не говорили.

— Вселенная, — вещает Вайверн, — это докторская диссертация, которую Бог так и не сумел защитить.

Антракс поковырял в носу и извлек из него длинным когтем жирного долгоносика.

— Мне казалось, что после прошлой вылазки вы сыты Нью-Джерси по горло. Может, лучше махнем на Ближний Восток? Я еще ни разу не видел пирамид.

— Что там, путь свободен?

— Путь свободен, сэр. — Антракс засунул долгоносика в рот. — Поднять паруса?

— Поднять паруса.

— Курс на Северную Америку?

— Курс на Северную Америку.

— Ну почему Нью-Джерси? — горько вздыхает Антракс.

Вайверна так перекосило от злости, что облако над ними не выдержало напряжения и расплакалось мелким дождиком.

— Да потому, что эта сука все еще думает, что она что-то может.

Джули повернула на Фронт-стрит. И тут она поняла, какое бессильное бешенство испытывает бродячий пес, безуспешно сражающийся с блохами.

Навстречу катила толпа, компактная, сосредоточенная, вся устремленная к центральному объекту — только что, видимо, захваченному отцу Парадоксу. Джули едва успела увернуться с дороги. С гиканьем, свистом и улюлюканьем толпа пронеслась мимо нее. Да и не толпа даже — так, человек десять-двенадцать неоапокалиптиков, решивших добровольно пожертвовать обеденным перерывом во имя правого дела.

Бикс был в мокасинах и все в том же белом балахоне с маяком. Потухшие глаза, лишенные бифокального прикрытия, безучастно смотрели под ноги. Джули бросилась следом. Конвоиры были все как один аккуратно подстрижены, в строгих деловых костюмах. Из тех, которые в часы, свободные от борьбы с кэмденской ересью, продают подержанные автомобили или ковры, не раз побывавшие в прокате. Впрочем, были среди них и две-три женщины, элегантно одетые и ухоженные, — не иначе агенты по торговле недвижимостью.

«Добровольцы» притащили Бикса на заброшенную автостоянку, усеянную битым стеклом и обломками кирпича. У одного края площадки стояли несколько ржавых раскуроченных автомобилей. С другой стороны возвышалась задняя стена какого-то склада с растрескавшейся розовой штукатуркой. К этой стенке и швырнули пленника, окружив его полукольцом. Видно было, что Бикс совсем пал духом. Лоб его покрылся испариной. От страха? А кто бы не испугался на его месте? И все же во взгляде, в позе отца Парадокса читалось что-то еще. Разочарование, поняла Джули. Если уж суждено погибнуть — так лучше бы в Цирке, а не в закоулке от рук самодеятельных палачей. Чтобы и по телевизору показали, и скелет у автострады повесили…

Вперед вышел представитель банды, уполномоченный провести последний допрос жертвы. Странно, но благообразный человечек в синем джемпере был чем-то похож на Бикса. Не толщиной, нет, — странным сочетанием мягкости в облике и ощутимой внутренней энергии. Энергичный Будда, что ли… Ба, да это же Ник Шайнер собственной персоной, ворчливый водитель пикапа, который вез ее в город!..

— Отец Парадокс! — крикнул Шайнер.

— Это я, — отозвался Бикс.

— Отец Парадокс, вы чтите Церковь Откровения?

Бикс заморгал, сунул руку под балахон и поскреб жирную грудь. Маяк зашевелился.

— Я чту Шейлу, — прозвучал ответ.

Неоапокалиптики возмущенно зашумели, но у Джули затеплилась надежда. В заученной убежденности и преданности Бикса чувствовалась надтреснутость.

— Вы готовы принять учение неоапокалиптиков? — вопрошал Ник Шайнер.

Казалось, Бикс обдумывает ответ.

— Я принимаю Царство Непостоянства, — наконец сказал он, и снова нотки сомнения прозвучали в голосе.

Да, убедилась Джули, ее друга еще можно спасти. Его несгибаемая вера определенно шатается.

Ник Шайнер носком ботинка выковырял из земли половинку кирпича. Остальная братия тоже один за другим начала нагибаться. Словно крестьяне, собирающие картофель, они подбирали обломки кирпича, камни, куски труб — все равно что, лишь бы потяжелее. Джули не могла поверить в реальность происходящего. Она не раз видела такие казни в кино, читала о них в исторических романах, но чтобы так, своими глазами…

— Отвечай, ты готов принять истинную веру?! — наступал Ник Шайнер, перекладывая кирпич с ладони на ладонь, словно уминая снежок.

Джули сжала ручки кусачек. Ничего не сделаешь — в истории кровавых расправ это убийство будет из самых страшных.

Откуда только и решимость взялась? Ноги двинулись сами собой. Джули уверенно прошагала к розовой стене. Что такое смелость? «Способность совершать противоестественные поступки», — сказала как-то тетя Джорджина.

— Эй, ты! — вскинулись линчеватели.

— Стой!

— Прочь!

— В сторону!

Джули подошла к Биксу и… поцеловала его. Прямо в губы. Влажным сочным поцелуем, какому научила ее Феба.

Бикс обалдело уставился на нее. Казалось, его мозг заморожен, как у сибирского мамонта. Но теперь ледниковый период подходил к концу, начиналась эра миоцена, эра ее губ. Еще один поцелуй. Господи, как можно любить этот рыхлый нос, двойной подбородок, эти шестьдесят фунтов лишнего веса? И все же она любила его.

— Э, да я тебя знаю, — оживился Ник Шайнер.

Сердце Джули готово было выпрыгнуть из груди. Спасайся, отчаянно кричало оно, беги, они убьют тебя.

— Я тебя подвозил на прошлой неделе, — напомнил человечек в синем джемпере. — Бери кирпич, красавица, тут на всех хватит.

И еще поцелуй. Никаких сомнений — он исцелится! Ее миоценовые губы высосут у него из мозгов дьявольский туман.

— Нашла кого целовать, подруга, — не унимался Шайнер, — Они же тебя вздрючили на прошлой неделе? Куда это годится?

Спасаться? Бежать? Ни к чему, теперь она свободна, она избавлена от тяжкого бремени божественных сил. Повернувшись к толпе, Джули вдруг наклонилась и подхватила увесистый обломок бетона. Соотношение сил — смешно и говорить. С одной стороны кэмденская толпа, вооруженная камнями, кирпичами, свинцом и битым стеклом, а с другой — Джули Кац, держащая наготове одну лишь фразу, лучшее высказывание своего брата. Она колебалась, какую версию выбрать. Короля Иакова? Пересмотренную каноническую? Новую международную? Донау? Остановилась на версии Макса фон Зюдова из любимого фильма Джорджины «Предание преданий».

— Пусть тот из вас, кто без греха, — Джули протянула толпе свой обломок бетона, — первым бросит в него камень.

Ник Шайнер растерянно осекся.

Джули повысила голос:

— Пусть тот из вас, кто без греха, первым бросит в него камень. Ну же, Шайнер, давай!

Тот тупо осклабился. Джули казалось, что она слышит скрежет проржавевших нейронов, проворачивающихся у него в мозгу. Ей представился забитый недоросль, парень, не имевший ни малейшего представления о сексе и вдруг наткнувшийся на номер «Плейбоя». Естественная реакция организма неизбежна. С Шайнером произошло нечто подобное, только в данном случае эрекция носила этический характер. Ей удалось затронуть глубинные струнки его полудохлой души.

— Ну же, — наступала Джули, — может быть, ты безгрешен?

Шайнер сделал шаг назад. Маленький шажок, не вселяющий особых надежд, но все же назад.

— При чем здесь это, — оправдывался он, — суть в том…

— Шейла! Шейла!

Джули обернулась. Выкатив глаза, Бикс оторопело хватал ртом воздух.

— Моя Шейла! — воскликнул он.

— Ты ошибаешься, милый, — она схватила Бикса за руку, — я просто Джули.

— Он назвал тебя Шейлой?! — спохватился Ник Шайнер.

— Бежим! — крикнула Джули.

— Бежим? — Бикс никак не мог прийти в себя.

— Через Делавэр, на ту сторону.

— Он назвал ее Шейлой! — взвизгнул Шайнер. — Так ты — это она!..

Джули схватила Бикса за руку и потянула за собой. Бикс вскрикнул, наступив на осколок бутылки. Не успели они добежать до Фронт-стрит, как опомнившиеся Шайнер и его банда пустились в погоню. Они уже настигали беглецов, когда те нырнули в «Ирландскую таверну» и кинулись к спасительным канализационным катакомбам.

— Так ты не Шейла? — недоумевал Бикс.

— Джули. Твоя подружка Джули. С божественностью покончено, я от нее отказалась.

Коронная фраза Иисуса позволила Джули выиграть секунды. Топот преследователей, казалось, несся отовсюду, но камни вдогонку уже не летели. Бикс теперь бежал впереди, выбирая маршрут, который скорее всего привел бы их к реке. Духота подземелья, сырость, вонь буквально обволакивали Джули. Духота, сырость, вонь и… свет? Свет, такой отрадный, манящий.

Теперь Бикс тянул ее за собой. Словно расширяющийся зрачок, источник света рос, приближаясь. И наконец вот оно — окно, путь к свободе. Осталось только его открыть.

— Ты сделаешь так, чтобы она исчезла? — спросил Бикс перед клубком колючей проволоки, преграждавшей дорогу.

— Нет, дорогой, сила ушла, я же сказала. — Джули вытащила кусачки. — Придется поработать вот этим.

Она сражалась с проволокой, как одержимая. Шипы рвали одежду, раздирали в кровь тело, она чувствовала себя младенцем, самостоятельно осуществляющим кесарево сечение, прогрызающим путь в мир. Блеснула река. А это что? Мимо несло течением облепленную крикливыми чайками старую прохудившуюся шаланду. Джули высунулась наружу и прикинула высоту — наверное, футов десять-двенадцать, не больше. Под мостом Бенджамина Франклина, пыхтя, проплывал полицейский катер Филадельфии.

— Придется прыгать, — сказала Джули, указывая на темную и пенистую, как прокисшая пепси, воду.

— Ничего себе, — ахнул Бикс, посмотрев вниз.

Кирпич пролетел, едва не задев висок Джули. Она обернулась. В следующую секунду преследователи обрушили на них град прихваченных на стоянке боеприпасов. Камни отскакивали от округлых стен. У самой ноги Бикса кровавой бомбой взорвалась бутылка кетчупа.

— Может, разберешься с ними?

— Ой! — вскрикнула Джули: обломок кирпича попал ей прямо в коленку. — Черт!

Зажмурившись, она схватила Бикса за пояс и прыгнула. Падая, они обнялись и у самой воды крепко прижались друг к другу. Воды Делавэра звонко сомкнулись над ними. Все глубже, глубже погружались они, принимая крещение жидкой грязью. Вода становилась все холоднее, плотнее, отвратительнее. О благословенная выгребная яма! О виадук отборной заразы! Лаборатория нерукотворных канцерогенов! Что и говорить, ни один «доброволец» не посмеет прыгнуть следом.

Извернувшись, Джули устремилась к поверхности, увлекая за собой Бикса.

Шаланду несло прямо к ним. Сопровождавшая ее свита чаек кружила и галдела, садилась на прогнившие борта, поклевывая их, словно начинающие стервятники.

— Давай! — отплевываясь, крикнула Джули. Какая бы сила ни послала им шаланду, будь то Бог, удача или неопределенность Гейзенберга, эта сила предусмотрела все, включая швартовочный канат, свисающий с кормы. — Хватайся!

Минуту они отчаянно барахтались, пока не ухватились за канат. Бикс взобрался первым с проворством, неожиданным при его комплекции. Они перевалились через корму и с блаженством плюхнулись в благословенную зловонную кашу гниющих отбросов.

— Смотри, солнышко. — Выплюнув изо рта остатки Делавэра, Джули вынула из кармана бумажник Мелани. В коленную чашечку словно вбили раскаленные гвозди. — Здесь шесть сотен. — Она вытащила одну купюру, изрядно промокшую, но особо не пострадавшую. — С голоду не помрем.

Бикс чихнул.

— Как насчет пиццы сегодня вечером?

— С удовольствием.

Джули подползла к нему, разгребая вонючую гору. Райский островок уносил их по течению, раскачивая на волнах.

— А завтра пойдем в зоопарк, — мечтательно сказала Джули.

— А послезавтра поженимся.

— Поженимся?

— В свое время мои родители поженились, — сказал Бикс, — и я искренне верю, что это во многом облегчило их жизнь.

Джули расслабилась, наслаждаясь моментом. Она улыбалась зловонным испарениям, бурлящей реке, галдящим чайкам и такой уютной, такой домашней фантазии: ей представился малыш, сонно чмокающий у груди, капля молока на нежных розовых губках. Но главное, ни с чем не сравнимое наслаждение доставляло ей это мерное покачивание шаланды, несущей их к судостроительной верфи Филадельфии, навстречу свободе.

Преподобный Билли Милк — мэр Нового Иерусалима, Первосвященник Церкви Откровения, исполнительный директор «Цирка радости» и Великий новоиерусалимский инквизитор, по-стариковски шаркая, вышел на балкон дворца и обвел взглядом раскинувшийся перед ним город. Здоровый глаз слепило солнце, отражаясь от белых стен и парящих в небе башен, но истинную картину, как всегда, видел глаз-фантом, который прозревал, как сатанинский мороз сковал двенадцать ворот, заморозил священную реку и убил древо жизни.

Бесчестье, шептал океан. Позор, язвительно упрекал ветер. Перед глазом-фантомом строка за строкой пробегали цифры. Вот данные о добыче газа, угля, вот — об урожае пшеницы, вот — о производстве сухого молока. И надо всеми этими цифрами одно емкое, страшное слово — инфляция. В Республике Билли Милка за мешок муки отдавали мешок денег. Позор, бесчестье. Угольные шахты Раританской бухты и нефтяные вышки на Гудзоне обходились трентонской хунте в восемьдесят пять тысяч мамонов в день. Сумма, которую американский Конгресс не горел желанием оплачивать. Позор, бесчестье, инфляция, долги, и, что страшнее всего, до сих пор никакого Второго Пришествия. Да, Цирк отвлекал его подданных от мыслей о трудностях и лишениях, но что толку, если миссию Билли его же народ так до конца и не понял. Билли до крови прикусил губу: он заслуживал эту боль. Во рту появился металлический привкус. Сколько еще грешников должны принять мученическую смерть на арене Цирка, прежде чем наступит Второе Пришествие? Сколько еще будут гореть костры инквизиции, греметь залпы расстрелов? Сколько еще раз отравленные стрелы пронзят тела грешников? И сколько раз карающий меч обрушится на нечестивые головы?

А тут еще с сыном такое. Архиепископ Тимоти был преданным слугой Церкви, целеустремленным, богобоязненным. Но было в нем и нечто такое, не поддающееся определению, что настораживало и угнетало. Его рвение было чистым божественным порывом, но «Спаситель не придет, пока его подданные не научатся мужественно сносить страдания», — уверенно заявлял Тимоти, гася пальцами свечу. «Архиепископ должен уметь переносить боль», — пояснял он, загоняя под ногти иглы и насыпая в туфли битое стекло.

По морщинистой щеке Билли скатилась слеза. Господь отнял у него жену, но одновременно подарил сына. Билли старался как мог. Каждую вторую пятницу — закупка подгузников, поход в супермаркет за «Симилаком», сушеным бататом и мерными ложечками для микстуры, чтобы снять боль воспалившегося ушка. Тысячи посещений игровых площадок и детских садов. Пытаясь заменить сынишке обоих родителей, он устраивал для него праздники и дни рождения. На четырехлетие у них собрались такие же слепые детишки, как и Тимоти. Они проявляли небывалую сноровку, цепляя ослику на потерянный хвостик. На пятилетие они устроили карнавал любимых библейских персонажей. Шестой, седьмой, восьмой день рождения Он старался изо всех сил… А в итоге? В итоге сын обзаводится шкафом, в котором вместо поясов и галстуков висят разнообразные кнуты и плети. Куда же это годится? Ведь его сын был избран, ангелы вернули ему зрение. Взгляд Билли скользнул к мемориальной арене Томаса Торквемады, огромному амфитеатру, заполненному восторженными зрителями. На посту у западных ворот возвышалась двадцатиметровая мраморная статуя святого Иоанна Богослова, принимающего Божественное Откровение. Левая рука сжимает перо, правая держит каменную скрижаль, в которую талантливый инженер, потомок создателя Стадиона Гигантов, встроил огромный телемонитор. Представление было в разгаре. На экране стоит привязанный к деревянному столбу человек: папист, отсюда и наказание. Такое же понес святой Себастьян. Десять арлекинов в расшитых драгоценными камнями трико зарядили свои арбалеты.

Билли чувствовал, что его подданные неверно трактовали понятие инквизиции. Слово говорит само за себя: инквизиция — это прежде всего опрос. Целью суда должно стать возвращение заблудших овец в стадо, а вовсе не кровопролитие. Пытки — это крайняя мера убеждения. Наиболее серьезные сомнения Билли были связаны с аутодафе. Даже в средневековой Испании на кострах сгорело менее трех тысяч человек — ничтожная доля всех дел, прошедших через церковные суды.

Билли вернулся к столу и раскрыл верхнюю папку. Единственным глазом он бегло просмотрел показания свидетелей, помеченные «Виновен» и «Не виновен». «Подсудимый, называющий себя братом Зетой, был задержан во время отправления религиозных обрядов «неопределенщиков» в заброшенном подземном переходе в Гобокене», — писал Гарри Фелпс, бывший ортодонт, ныне — генерал инквизиции.

Билли взял ручку и подписал приговор. Рука, санкционировавшая экзекуцию, была морщинистой и бледной, с голубыми жгутами вен. Прожитые годы тяжелой печатью легли на эту длань. Но чего, в сущности, он за все эти годы достиг? Создал Республику Верующих, построил Новый Иерусалим. Само по себе это очень даже неплохо. Но Бог подарил Билли высшее благо — отцовство, а тут он потерпел фиаско. Бог назначил его привратником для встречи Иисуса, а он не оправдал доверия.

В кабинет вбежал его адъютант, раскрасневшийся и запыхавшийся. Улыбка свидетельствовала о том, что он принес добрые вести. Славный парень этот Питер Скорца, настоящий верующий, воин, который мог бы защищать Святую землю от посягательств неверных тысячу лет назад. Подумать только: когда-то он заведовал химчисткой в Тинеке.

Так, значит, добрые новости. Или даже… сама Благая Весть, Второе Пришествие? Да нет, скорее новости имели отношение к человеку, что вошел вслед за Питером, мужчине с лицом херувима, одетому в коричневые вельветовые брюки и синий мягкий джемпер.

— Он у нас работает, — пояснил Питер, — вывозит грешников за пределы города. Его зовут Ник.

— Ник Шайнер, — представился херувим. — Это большая честь, отче. Я имею в виду, не трупы возить, а разговаривать с вами.

Билли вперил свой монокулярный взгляд в Питера. Если к людям положения Ника Шайнера обращаться непосредственно, то в конце концов, пользуясь возможностью, они начинают делиться своим бесценным, с их точки зрения, мнением о налогах и урожае пшеницы.

— Мистер Шайнер чем-то недоволен?

— Он пришел по другому поводу, — подтолкнул Ника Питер.

— Я бы, конечно, не возражал против парочки контрамарок при случае, — поспешил вставить водитель грузовика.

— Он видел кое-кого, — пояснил Питер, — в Кэмдене.

— Я уверен, что это она, — затараторил Ник Шайнер. — Я запомнил ее по той фотографии, которую печатали в газете. Постарела, конечно, но это она.

— Что мистер Шайнер имеет в виду? — Билли не сводил глаз с креста «За выдающиеся заслуги», который Питер получил за истребление семьи содомитов в восточном Оранже.

— Шейлу из «Луны», — пояснил Питер.

— Шейлу из «Луны», — поддакнул Ник Шайнер.

Взгляд Билли переметнулся на посетителя, внезапно став как бы бинокулярным. Здоровый глаз и глаз-фантом нашли общую цель.

— Она?!

— Она.

— В Кэмдене?

— Она поцеловала этого толстяка, а тот показал на нее и закричал «Шейла». А потом они оба сбежали в Филадельфию на мусорной шаланде.

— На мусорной шаланде?

— Мне кажется, в этом был особый смысл.

— И он действительно назвал ее Шейлой?

— Все слышали.

Огонь. Все поглотил огонь. Билли помассировал впадину под повязкой. Нет, это был не костер инквизиции и не Геенна Огненная. Священное пламя неистовствовало прямо внутри черепа, нити огненной лавы пронзали мозг, и прямо перед собой он видел лицо, ее лицо, Шейлы из «Луны», зверя с числом 666. Вот вытягиваются кровожадные руки, вот заколыхалась грудь с глазными яблоками вместо сосцов. Теперь все ясно: Антихрист не давал им жизни. Может, когда-то она и покинула землю, как верили ее последователи, но сейчас снова вернулась, став на пути Иисуса.

— Поднимите в архиве «Полночную Луну», — распорядился Билли, выходя вместе с Питером Скорца на балкон. Внизу — действие третье. Сожжение заживо. — Вырежьте ее фотографию, брат мой. И, прежде чем ваши ребята переправятся через Делавэр, убедитесь, что каждый из них знает ее в лицо так же хорошо, как «Отче наш».

— Мы найдем ее, отче, — пообещал Питер.

Обгоревшие тела грешников затлели, привязанные к столбам, и амфитеатр задрожал от грома аплодисментов, всколыхнулся тысячами рук, словно спелая пшеница на ветру. Неизъяснимая радость переполнила сердце первосвященника. Пусть сейчас Шейла в Филадельфии, но скоро она будет здесь. Перед внутренним взором Билли разворачивалась картина главного сожжения его жизни. Священный огонь снедает плоть, из-под которой расползались черви. Под ними — слой саранчи, облепившей кости. Пламя безжалостно раздевает ее, открывая взорам ос, скорпионов, и наконец доходит до сердца, средоточия всех пороков — зловонного гнойного стержня.

— Да, этому Шайнеру выдайте пропуск на пожизненное бесплатное посещение Цирка, — напоследок проинструктировал адъютанта Билли.

Глава 14

Феба Спаркс бухнула на столешницу пластмассовую кружку с изображением Плуто — забавного пса из мультика — и велела бармену повторить.

«Прочти “God” наоборот и получишь “Dog”, — подумала она. — Из Бога получишь Плутона, хозяина подземного царства. Вот интересно, что же творится в этом Аду, если там заправляет мультяшный пес?»

Бармен, двухметровая горилла с хищным взглядом, очень неплохо справлялся со своими обязанностями. Он наполнил кружку Фебы «Баккарди» пополам с колой и перемешал все своим волосатым пальцем. Феба поднесла Плутона к губам и глотнула. Ах, благословенный Ихор, кровь порочных богов! Как всегда, снадобье сделало свое дело. Стены кухни перестали колыхаться, словно белье на веревке; горилла, заправский бармен, снова превратилась в холодильник; надгробия на могилках ее нерожденных детей, летопись абортов и выкидышей вновь превратились в коробки из-под печенья.

В деле самоуничтожения свои правила этикета. «Да нет, все это ерунда», — решила Феба. Ну что она может написать в предсмертной записке? «Заинтересованным лицам: моя жизнь никогда никого не интересовала, а значит, даже эту записку никто не прочтет. Мама куда-то исчезла, отец и не появлялся, в Нью-Йорке меня все ненавидели, вот я и приехала сюда, где меня тоже никто не любит».

Она обнаружила револьвер, привычно обыскивая клиента. В ее бизнесе правило номер один гласит: приступать к обслуживанию, лишь убедившись, что клиент безоружен. Стилеты, кастеты, ножи и гранаты подлежат изъятию. Леонардо, как он себя назвал, едва исполнилось семнадцать. Он страдал каким-то кожным заболеванием. Пока мальчишка сидел у нее на кровати и беззаботно потягивал ром, Феба тихонько сунула его «смит-вессон» в комод, в ящик с колготками. Может, из-за выпитого рома, может, в силу небрежного отношения к оружию, но бедняга так ничего и не заметил. Он удалился, окруженный туманной дымкой стыда, парами «Баккарди», оставив на память по себе «смит-вессон» и миллион чешуек отшелушившейся кожи.

С ума сойти, она уже прокаженных принимает! И все же свободное предпринимательство лучше работы на кого-то. Договариваясь с клиентом по телефону, Феба в два счета отличала реального заказчика от сутенера. Правда, как-то раз один сводник обманул ее бдительность, тогда-то она и прибегла к помощи динамита из «Довиля». Одного взгляда на Фебу со спичкой в руке и с нитроглицериновым стержнем в зубах было достаточно. Для пущей убедительности она заменила электрические детонаторы пороховыми запалами. Сутенер понял, что имеет дело с женщиной, которая под настроение может и водородную бомбу ему в штаны сунуть.

Феба приготовила себе еще один ром с колой и, отпив немного, чмокнула мокрыми губами своего маленького друга, коричневого игрушечного медвежонка, съела несколько печений. Допила ром. Почесала «вессоном» левый висок. «Классная пушка, — подумала она. — Дуло пахнет, как задница у робота Робби».

Давай, девочка. Сделай это. Умри. Она обхватила дрожащим пальцем курок, повращала барабан — все ячейки заняты. Как беспроигрышная рулетка. Рука тряслась так, словно она держала отбойный молоток. Медленно нажала на спуск. Сильнее, еще сильнее. Может, она еще и оставит после себя послание, написанное прямо на стене кровью и разлетевшимися во все стороны мозгами.

Ба-бах!

Пуля оцарапала лоб и врезалась в холодильник.

Промазала. Промазала? Да как же тут можно промазать?! По щеке струилась густая, горячая кровь, словно желток свежеснесенного яйца. Да что она возится? На этот раз она сунет дуло в рот. В своей работе Феба всегда настаивала на презервативе, но тут был особый случай.

Итак, палец — на курок, дуло — в рот, маслянистый металл щекочет гланды, нажать…

Зазвенел телефон.

Ох уж этот вершитель судеб — телефонный звонок! Он может прервать важную беседу, половой акт, предотвратить самоубийство — все, что угодно. Феба сняла трубку.

— Прием окончен. Поиграй с ладошкой.

— Феба? — Женский голос.

— Созвонимся на том свете. Не забудь захватить аспирин.

— Это ты?

— Простите, сейчас я не могу подойти к телефону. Я стреляюсь. Если и на этот раз промахнусь, то есть еще динамит.

— Феба, это же я, Джули!

— Кац? — Феба обмотала руку проводом, как жгутом. — Джули Кац?

— Прекрати, слышишь? Ничего не делай!

— Кац? Пятнадцать лет! Нет, скажи, это ты?

— Да я же, я.

— Пятнадцать лет, черт возьми!

— Пятнадцать. Дай мне свой адрес. Где ты находишься?

— Похороны самые простые, пожалуйста. Никаких цветов. Только музыкантов пригласите.

— Ты в Западной части, да?

— Только не духовиков, а рок-группу. Феба, Запад? Юг, Сорок третья улица. А где на Сорок третьей улице? Какой номер? Ты правда в городе?

— Да. Номер, подружка.

— Ты о чем?

— Да номер свой скажи!

— Сорок три.

— Да нет, номер дома.

— Пятьсот двадцать два. Что, хочешь трахнуться?

— Слушай, сейчас к тебе выезжает Бикс. Это мой муж. А ты не клади трубку. Будешь жить с нами. Давай споем, Феба! «В приморском граде на Променаде гулять мы будем, как во сне». Поговори со мной, солнышко, только ничего не делай!

— А я и не буду ничего делать, только на спуск нажму.

— «В приморском граде на Променаде…»

— До встречи в аду.

Феба дважды разрядила револьвер в телефон, обрушив на многострадальный холодильник шквал пластмассовых осколков, и нежно лизнула горячее, дымящееся дуло.

Дом № 522 по Сорок третьей улице был обычной «свечкой» — одна квартира на этаж — и ничем не отличался от своих жмущихся друг к другу собратьев. На почтовых ящиках простым карандашом неразборчиво нацарапаны номера, так, словно жильцы не особенно интересовались своей почтой. «Ф. Спаркс, № 3». Джули судорожно схватилась за ручку — латунную луковицу, гладкую и блестящую после многолетней шлифовки человеческой плотью.

Ну что за идиотка — взяла и повесила трубку! Неужели Феба не могла хоть раз в жизни сделать то, о чем просят? Дверь открылась, Джули взбежала на второй этаж, обогнула перила. Бикс, пыхтя, еле поспевал за ней.

Если бы не физиология, не насущная потребность опорожнить мочевой пузырь, она ни за что бы не нашла этот роковой телефонный номер. Неистовый марафон, посвященный поискам Фебы, начался в первом же отеле, в котором они остановились. За три дня они просмотрели телефонные книги всех населенных пунктов в долине Делавэра, обошли все полицейские участки, ознакомились со всеми отчетами коронеров, списками налогоплательщиков, ведомостями пособий по безработице. Они поместили объявление в «Филадельфия дэйли ньюс»: «Феба, дай о себе знать. Королева Зенобия, абонентский ящик 356». И вот спустя десять минут после того, как мировой судья Верхнего Дерби объявил их мужем и женой, Джули пошла в туалет и там на выкрашенной в серый цвет панели прочла нацарапанную надпись: «Профессиональный секс. Тел. 886-1064, спросить Зеленую Нимфу. Приглашаются гости обоего пола».

Дверь в квартиру № 3 была заперта. Джули постучала — никакого ответа. И тут на помощь пришел Бикс, отец Парадокс, обрушивший на хлипкую дверь все свои двести двадцать фунтов.

В квартире было все вверх дном, как после торнадо. Бесформенными кучами лежала грязная одежда, валялись старые газеты и пустые пивные бутылки. В углу среди коробок из-под герлскаутского печенья и оберток от бисквита понуро сидел грязный плюшевый мишка, в закоптелой кухоньке у стола примостилась фигурка в бледно-зеленом халате. Голова упала на стол, на лбу — запекшаяся кровь.

Джули замерла. О, мама, верни мне мою божественность! Я не дрогну, каждый нейрон приведу в порядок…

— Привет, — промямлила Феба, вяло взмахнув над головой револьвером. — А за дверь, толстый, заплатишь. — Она осушила содержимое пластиковой чашки с изображением Плутона.

— Слава тебе… — выдохнул Бикс и выхватил у нее из руки револьвер.

Жива. Грязная шлюха с мутным пьяным взглядом. На голове — просто воронье гнездо какое-то. Но живая.

Джули едва сдержала стон. Скорее обнять это чудовище… Феба пьяно икнула. И зловонная масса из проглоченных накануне пирожных и печенья хлынула в ладони Джули, просочилась между растерянно дрожащими пальцами.

— Не очень-то я подружку встречаю, да? Просто паршиво. Помнишь, как мы на Четвертое июля демонстрантов дохлой рыбой забрасывали?

— Мы тебя заберем. — Сцепив зубы, Джули подошла к раковине, заваленной жирными сковородками и тарелками с присохшими объедками. Скользкая каша, которую она несла в руках, была теплой и тяжелой. — У нас дом на Баринг-авеню, — добавила она, подставив руки под струю воды.

— Так я и разбежалась жить с божествами и жирными свиньями, — фыркнула Феба, запихивая в рот печенье. — Что бы обо мне ни трепали, но герлскаутов я всегда поддерживала.

Они стянули с нее засаленный халат и поволокли в душ. Там ее пришлось все время поддерживать в вертикальном положении, словно елочку, которую устанавливали к Рождеству.

— Убирайся! — ныла Феба, обрушивая на Бикса мокрые кулаки. — Хочешь увидеть меня голой — сначала заплати! — Вода попала на рану и окрасилась розовым. Худоба Фебы просто пугала. У нее была плоская, как у балерины, грудь. — А ты, Кац, не смей трогать мой обмен веществ. Только попробуй — вылетишь в два счета.

— Я потеряла божественность, Феба. Теперь я обычная еврейка.

— Так я и поверила.

Они засунули Фебу в единственный комплект чистой одежды, которую удалось найти в доме — короткие черные брючки и мужскую гавайскую рубаху, — поймали такси и отвезли ее в Мэдисонский центр детоксикации. Там молодой костлявый медбрат по имени Гарри, высокий, как центровой баскетбольной команды, сделал сонограмму печени Фебы, напичкал ее витаминами и запер в боксе, оснащенном скрытой камерой наблюдения.

— Она хотела застрелиться, — поясняла Джули, входя вслед за Гарри в комнату наблюдения. На экране Феба брыкалась и молотила воздух кулаками, словно святой Антоний, отмахивающийся от искушения.

— Сюда обычно такие и попадают, — кивнув со знанием дела, ответил медбрат.

Несмотря на свой рост, он что-то не внушал Джули доверия. Похоже, мир повернулся к Фебе спиной.

— Выпустите меня отсюда! — верещал динамик.

— Оружие нашли? — спросил Гарри.

Джули кивнула.

— У нее еще где-то динамит спрятан.

— Динамит? Это что-то новенькое.

— Ублюдки! — вопила Феба. — Гестаповцы!

— Я хочу тебе помочь! — крикнула Джули в микрофон.

— Да ты в жизни никому не помогала!

Наконец появился врач, доктор Рэшфорт. Высокий важный англичанин с огромными ладонями, вплывший в комнату на облаке снисходительной благожелательности.

— Даже если вы уговорите вашу подругу бросить пить, и то лишь пятьдесят шансов из ста, что ее печень восстановится, — вещал он, просматривая распечатку сонограммы.

— Головорезы! — захлебывалась злостью Феба.

— Уговорить бросить пить? Но как? — простонала Джули.

— Нацисты! — рявкнул динамик.

Рэшфорт сплел свои толстые, как сардельки, пальцы.

— У нее есть личный психиатр? Могу вам порекомендовать доктора Брофи. И убедите ее походить на собрания Анонимных Алкоголиков. У нас в городе они проводятся каждый день.

— Пердуны!

— Но вы не можете ее выписать, — запротестовал Бикс.

— А мы ее и не вписывали, сэр.

— Пидоры! — не унималась Феба.

— Ну так впишите! — взмолилась Джули.

— Миссис Константин, мы не берем пациентов на стационар, — отрезал Рэшфорт. — Завтра позвоните Брофи. И пусть она походит на собрания Анонимных Алкоголиков.

Джули скривилась, вспомнив слова Маркуса Басса, который утверждал, что алкоголику психиатр — это все равно что мертвому припарки.

А значит, Феба остается у них на шее — пристрастившаяся и пристрастие. Они выволокли ее из центра детоксикации, затащили в метро.

— Дорогая Шейла, я вонючая шлюха! — то и дело выкрикивала она под грохот электрички. Пассажиры шарахались от них, как иудеи от прокаженного. — Я хочу жрать! У меня в кишках ветер гуляет! Покормите меня, черт возьми!

Они зашли в какую-то забегаловку в китайском квартале, где, угрожая раздеться догола и устроить сцену, Феба раскрутила их на бутылку сливового ликера. Она выдула его в пять секунд и, схватив блинчик с мясом, посыпала его содержимым ближайшей пепельницы.

— Феба, нет!

Но она уже запихивала блинчик в рот.

— Ням, — сказала Феба, с усилием проглотив свой деликатес. Перепачканным пеплом языком она вытолкнула осиротевший бычок «Мальборо», этакая языческая пожирательница пепла, притворщица, изображающая раскаяние. — Ням-ням, — повторила она и тут же вырубилась.

Все смотрели на них. Сцену она все-таки устроила.

— Что теперь? — вздохнул Бикс.

— Я хочу забрать ее домой, — сказала Джули. — То есть я не хочу. Но…

— Это безумие.

— Я знаю. А что ты можешь предложить? Учитывая скромную плату, их неовикторианский дом в Повелтон-Виллидж — богемном анклаве на западном берегу Шуилкила, мирке кирпичных тротуаров, сонных кошек и гаражей с молодыми бородачами, превращающими горы смятого металла в произведения искусства, — так вот, этот дом казался просто огромным. Да, он был стар, наводнен тараканами, но зато был сказочно просторен и включал относительно свободную от посягательств насекомых гостиную. Они водрузили все еще находящуюся в бессознательном состоянии Фебу на кушетку и занялись тягостными приготовлениями. Забили окно деревянными планками, отодрав их от кровати, и убрали все, чем она могла воспользоваться себе во вред: портьерный шнур, настольную лампу, кран от батареи. Грядет война, чувствовала Джули. Им ничего не остается, как перепоясать чресла и начать рыть окопы.

— Может, позвоним этому психиатру? — спросил Бикс после того, как все приготовления были закончены.

Джули продела тесьму в ключ от гостиной.

— Я думаю, психиатр здесь не поможет, Бикс. — Она скорбно повесила ключ на шею, как медальон святого Христофора, как жернов, как тяжелое, изводящее безумие Фебы. — Я думаю, нас ждет война.

— Веселенький медовый месяц, — вздохнул Бикс.

Если бы Джули не довелось пожить во владениях Эндрю Вайверна, она могла бы назвать все, что происходило в течение последующих шести дней, адом. «Не жизнь, а мыльная опера», — стонала она. Войти в гостиную — «Вот, Феба, съешь цыпленка; давай, детка, я горшок вынесу» — означало нарваться на огненный смерч по имени Феба, обрушивавшийся на тебя, как демон-фашист, оставляющий синяки на лодыжках и выдирающий волосы. Война. Настоящая война с осадой, перестрелкой, воплями Фебы, а в промежутках уговорами Джули: «Феба, угомонись, Феба, возьми себя в руки». Словно эскимосы, у которых каждая разновидность снега имела свое название, Джули и Бикс классифицировали вопли подопечной. Они различались определенным тембром и продолжительностью. Был вопль, означавший отчаяние, вопль, сопровождавший ее мольбы о пиве и роме, вопль, подкреплявший требование вернуть ей «смит-вессон». У них в доме словно поселился вампир, жаждущий крови и ночью, и днем. Временами начинало казаться, что они перенеслись на Платформу Омега — последний причал погибших душ. де бы раздобыть серебряную пулю, что угодно, лишь бы упокоить Фебу-оборотня и самим избавиться от всей этой тягомотины. Временами они были готовы рассадить Фебе башку какой-нибудь тростью с серебряным набалдашником, следуя примеру Клода Рензи из любимого фильма Роджера Уорта «Человек-волк», который укокошил таким образом Лона Чейни.

На седьмой день Джули решительно подошла к двери Фебиной комнаты, оттянув ключ от гостиной, по-прежнему висевший у нее на шее.

— Феба. — Тесьма, словно пыточный железный ошейник, вдавилась в шею Джули. — Феба, ты меня слышишь?

— Я хочу выпить.

— Феба, у меня для тебя важная новость.

— Пива. Хотя бы один несчастный «Будвайзер».

— Это очень важно. Я видела твоих родителей.

— Ну да. Конечно. Мне шесть баночек, пожалуйста.

— Твоих маму и папу. Я их видела.

Тишина. Затем:

— Папу? Ты видела моего отца? Ни фига себе… Где?

Слава богу, подумала Джули, кажется, клюнула.

— Я тебе обязательно расскажу… при условии, что ты будешь ходить на собрания Анонимных Алкоголиков.

— Как там мама? А папа — он жив?

— Пообещай, что пойдешь на собрание Анонимных Алкоголиков.

— Анонимных ослов! — взвыла Феба. — Я ходила. Знаешь, что это такое? Кучка долбаных мужиков, заливающих о своих похождениях. И думать забудь. Что с мамой? Хоть это скажи.

— Дай слово, — стояла на своем Джули, — и мы поговорим о твоих родителях.

— Две рюмки в день, идет? А как папик выглядит? Он в Америке?

— Нуль рюмок в день.

— Врешь ты все! Никого ты не видела.

— Подумай над моим предложением.

Может, сыграла роль неделя вынужденной трезвости, а может, предложенная сделка показалась заманчивой. Но десять часов спустя Феба объявила, что видит свет в конце туннеля.

— Я решилась, Кац.

— Так-так. На что именно? — с готовностью отозвалась Джули.

— Правда решилась. Я теперь совсем другой человек. Так где мои родители?

— Ты меня любишь, Феба?

— Конечно, люблю. Где они?

— Обещай, что ради меня бросишь пить.

— Я же сказала, что стала другим человеком. Что я, совсем уже падла?

— Три месяца продержишься? — За это время, прикинула Джули, Феба окончательно придет в себя. — Сумеешь, точно?

— За кого ты меня принимаешь?

— Так значит, двенадцать недель.

— Как скажешь.

Двенадцать недель, а дальше? «Вот тебе правда, детка: твоих родителей убили. Мне очень жаль».

— Через двенадцать недель я все тебе расскажу.

— Идет. Отпирай эту гребаную дверь.

Совсем другой человек? Не очень-то убедительно. Хотя внешне все выглядело не так уж плохо. Феба вернулась в дом № 522 на Сорок третьей и преуспевала, подрабатывая одновременно в нескольких местах: официанткой в «Макдоналдсе», приемщицей в прачечной, подносчицей продуктовых сумок. Каждый день она звонила Джули.

— Трезвость — путь к лучшей жизни, Кац. — Голос Фебы был грустным, но ясным. — Кто трезвым встает, тому Бог подает.

— Продержишься?

— Руки трясутся. Во рту все время привкус гуталина. Конечно, продержусь, Киса. Вот увидишь!

По словам Бикса, преображение Фебы было чистым блефом, а эта их сделка — дешевым фарсом. Он твердил, что ее трезвость не прочнее яичной скорлупы. Джули не соглашалась: Бикс не знал Фебу так, как знала она. Он никогда не писал с ней с моста и не забрасывал демонстрантов дохлой рыбой. Любовь Джули и Фебы победит все! Она победит Курвуазье с Наполеоном, прикончит летучую мышь Баккарди, повергнет наземь вепря Гордона, сразит старика Гранд Дэда, Джека Дэниэлса, Джима Бима, Джони Уокера…

В день рождения Фебы Джули отравилась на Сорок третью улицу с бутылкой уэльского безалкогольного шампанского и огромным шоколадным тортом. «С третьей неделей выздоровления!» — вывел на глазури любезный кондитер.

— Знаешь, какой подарок я хотела бы получить? — спросила Феба, потягивая девственное шампанское. Ее лицо осунулось, а глаза напоминали ржавые подшипники. — Я бы хотела упаковать своего мишку и переехать жить к моей лучшей подруге.

— У нас тараканы. — Джули вскрыла упаковку торта стилетом, изъятым Фебой у одного из своих бывших клиентов.

— Знаю. — «Выздоровление» Феба так и не произнесла. Последнее время она следила за собой. Сейчас на ней была блуза из супермодного зеленого шифона, а в левом ухе поблескивала золотая сережка в форме колечка. — Я по ним скучаю.

— И еще мой муж.

— Он меня не любит, ведь правда?

— Что ты! Ты Биксу нравишься, — успокоила подругу Джули. Бикс Фебу на дух не выносил. Он, конечно, согласится. Это Джули знала наверняка. Со временем он становился все более покладистым. — Так, значит, я снимаю с окна доски?

— Ура!

Действительно, другой человек. Раньше Феба не любила солнца.

На Повелтон тихо опустилась весна, и Джули неожиданно для себя самой вдруг поняла, что по сравнению с собственным приходом уход за конкретным живым человеком требовал гораздо большей отдачи, но и приносил большее удовлетворение. Она спасала подругу от алкоголизма, и это было куда важнее всех ее попыток спасти человечество от ностальгии. Тем более что первое казалось теперь вполне реальной задачей.

Не сказать чтобы эти переживания занимали ее всецело. Пусть в Филадельфии неоапокалиптики никак о себе не заявляли, по эту сторону Дэлавера никто не охотился за еретиками, и автор Завета Неопределимости должна была чувствовать себя в доме № 3411 по Баринг-авеню в полной безопасности. Но факт оставался фактом: хищная теократия Милка была всего в семидесяти милях отсюда, так близко, что по ночам Джули казалось, будто она слышит, как урчит мотор пикапа Ника Шайнера, везущего трупы грешников по увешанной скелетами автостраде.

К тому же Бикс нуждался в ее помощи не меньше Фебы. Если подруга могла в любой момент вернуться к бутылке, то муж мог впасть либо в свой юношеский нигилизм, либо в более позднюю религиозность. Но, похоже, он все-таки шел на поправку.

— Ты должна понять, — объяснял он как-то вечером во время очередного рейда против тараканов, — то, что ты учудила на Космической башне, сразило меня наповал. Я же был совершенно не готов. Жил себе обычный южанин, никого не трогал — и тут вдруг такое! Конечно, у меня крыша поехала.

— Сейчас все это позади. — Джули сняла тапочку, вскинув ее, как молоток.

— Едва ли. Разве нас не коснулась некая вселенская тайна?

— Коснулась. Наверное.

— Задумайся, ты обладала сверхсилой, ты действительно была божеством.

Шлеп. Джули послала таракана в ад.

— Вселенские тайны в последнее время меня мало интересуют.

— Слушай, Джули, поговоришь с тобой — и легче станет. Мне кажется, я потихоньку становлюсь нормальным человеком.

— Знаешь, что должно быть у нормального человека, Бикс? У нормального человека должна быть работа.

— Работа? — Бикс прибил еще одного таракана бумажным полотенцем.

— Мы нашли бы, куда тратить деньги, солнышко. И потом у нас появилась бы медицинская страховка.

С начала века государственной системе образования Филадельфии не хватало преподавателей английского, и Бикса, бывшего редактора «Полночной Луны», ухватили с руками и ногами. В качестве рекомендации достаточно было лишь американского гражданства, которое формально сохранили те, кто остался в Джерси после отделения. Не прошло и недели, как Бикса направили обучать «изящной словесности» сто двадцать студентов факультета имени Уильяма Пенна.

Он был в ужасе. Бедняга не знал, как к этим первокурсникам подступиться.

— Черт-те что у них на уме, — признался он Джули. — Они постоянно в каком-то движении. Я не могу за ними уследить.

— Это обычная проблема любого начинающего преподавателя.

— Они говорят, что я толстый.

— Ты и есть толстый, и я тобой горжусь. У тебя за плечами солидный путь, Бикс. От отца Парадокса до респектабельного господина.

В том году государственное образование Америки отошло от традиционной программы. Все увереннее заявлял о себе прогрессивизм. В школе Уильяма Пенна, насколько мог судить Бикс, было лишь три правила, требовавших обязательного соблюдения: не оставлять следов от кетчупа на столах, не вступать в сексуальный контакт со студентками и по окончании занятий оставлять жалюзи приспущенными. Это было время творческих поисков, нововведений и делового подхода. Бикс то и дело заговаривал о какой-то «стимулирующей программе». И когда Джули предложила отойти от расписания и вместо обычных занятий издавать с учениками газету, обновленную «Полночную Луну», круглое лицо мужа расплылось в улыбке. Газета! Ну конечно, как он сам не догадался! Джек Ианелли будет вести спортивную колонку. Рози Гонзалес займется гороскопами.

Джули просто не узнавала Бикса. Человек, который и собственную мать не очень-то любил, просто души не чаял в кучке юных сорвиголов и шалопаев. А тут еще Феба. Вот где простор для разговоров о духовном возрождении! Во что только не веровала теперь Феба: в восстановление девственных лесов, в лесбийскую гордость, в спасение китов, в полные желудки и пустые ракетные установки.

— Во мне спала скрытая сила, — любила говорить она, — а теперь она просто из ушей прет.

Она купила небольшой грузовичок и превратила его в некое подобие походной кухни. На это ушли все сбережения, накопленные за годы на панели. Но зато теперь у подъезда дома № 3411 по Баринг-авеню красовался очаровательный подержанный фургончик, перекрашенный в ярко-зеленый цвет. «Зеленая супница», — окрестила Феба свою походную кухню, этакую возлюбленную на колесах.

— Вы должны посмотреть, как живут эти люди, — как-то сказала она Джули и Биксу. — Вместо дома у них картонная коробка, хорошо еще, если таковая имеется. Поехали со мной в воскресенье, Кац, и ты, Бикс, в Плайвуд-Сити [16].

— Что, там дровяной склад? — небрежно бросил Бикс.

— Эти люди продают свою кровь, — продолжала Феба. — Продают свои тела. Поедете?

— Поедем, — весело ответила Джули.

— Поедем, — мрачно отозвался Бикс.

Вечно этот его скептицизм, это неверие в выздоровление Фебы. Он по-прежнему утверждал, что ее трезвость не прочнее яичной скорлупы.

В воскресенье выяснилось, что Плайвуд — никакой не дровяной склад, а трущобный поселок к западу от Филадельфии: дощатые халупы, расползшиеся на полмили между запасными путями станции «30-я улица». Можно было подумать, что Управление железных дорог Пенсильвании взялось создать тематический заповедник «Страна нищеты» и начало экспозицию с Плайвуда. Феба въехала в самую глубь товарного двора и припарковалась за рефрижератором из Огайо, этакой скотобойней на колесах. Джули представила, как внутри, словно пассажиры метро, схватившиеся за поручни, висят туши, которых жителям Плайвуда хватило бы на год. Джули с Биксом выгрузили две раздаточные тележки и повесили на них таблички «Бесплатно». Их ассортимент включал свежезаваренный кофе, сахар, молоко, апельсины, посыпанные сахарной пудрой пончики. Но главное, они будут раздавать Фебин домашний суп — наваристый бульон с рубленой морковкой и огромными кусками курятины.

— Чего бы им на самом деле хотелось, — сказала Феба, — так это чтобы вместо супа им пивка привезли.

— Еще бы, — отозвался Бикс.

— А тебе? — спросила Джули, не зная, стоит ли подчеркивать, что Феба заговорила о спиртном.

— Хорошая кружечка «Будвайзера» мне бы не помешала.

Джули страдальчески поморщилась.

— Это тебя сразит наповал.

— Как пуля, — добавил Бикс.

— Где мои родители? — вдруг спросила Феба.

— Еще пять недель. — Джули была непреклонна. — Тридцать пять дней.

Феба оттянула золотую сережку с такой силой, что мочка, казалось, вот-вот порвется.

— Где они?

— Пять недель.

— Знаешь, Кац, божеством ты была куда покладистей, скажу я тебе.

— Тридцать пять дней.

— Все. Молчу.

Феба встряхнулась и толкнула с места свою тележку. Суп выплескивался через края бидона. Джули вдруг подумалось, что шальная непредсказуемая подруга могла бы сейчас здорово отличиться. Феба способна на поступок. Она могла бы, например, взломать рефрижератор и, словно полномочный представитель Санта-Клауса, раздавать людям мясо.

Джули с Биксом покатили вторую тележку, окруженные человеческими отбросами, преследуемые смешанной вонью лежалого табака, гнилой капусты, мочи, фекалий и прокисшего пива. Заросшие трехдневной щетиной урки сидели на двухсотлитровых баках и тупо, бездумно смотрели перед собой. Мальчишки с грязнющими ногами писали прямо на свои лачуги, украшая фанерные стены причудливыми узорами. Из транзистора лилась заунывная мелодия. По рассказам Фебы, почти все жителей Плайвуда были отверженными того или иного рода. Во-первых, люди, которые предпочли холод и лишения бездомной жизни своему еще более холодному и бессердечному домашнему окружению: жестоким мужьям, назойливым родителям, вшивым приютам и исправительным колониям. Вторая по численности категория объединяла пропойц и наркоманов, завсегдатаев Мэдисонского детоксикационного центра или благотворительной клиники в Западной Филадельфии. Встречались и случаи клинического бродяжничества — постоянной психической потребности к перемене мест. С такими вполне можно было иметь дело, если они не забывали разжиться бесплатным хлорпромазином у доктора Даниэля Сингера, странствующего пенсильванского психиатра, раздававшего лекарства из окошка своего вагончика, этакой походной кухни для чокнутых.

Джули чувствовала, что жители Плайвуда, каждый по-своему, ненавидели своих благодетелей. Благотворительность — это еще не торжество справедливости. Пусть эти трое целый день раздают им пищу, прекрасно, но наступит ночь, и что же — они останутся в этой клоаке или все-таки вернутся в свой уютный домик в Повелтоне? Признаться, их неприязнь не была лишена взаимности. Джули не могла с уверенностью сказать, что любит этих людей или даже испытывает к ним хоть какую-то симпатию. И все же она продолжала отдавать дань уважения своему брату. Ад внизу — Плайвуд наверху, внизу морфин — наверху куриный суп. Вот она окунает черпак, наливает суп в одноразовую миску, протягивает ее худенькой малайке, толстому пакистанцу с гноящимися глазами, мальчишке из Пуэрто-Рико, мазнувшему по ней оценивающим взглядом.

— Если б только она согласилась походить на эти собрания, — выпалил вдруг Бикс.

— Феба? Она же держится.

— Собрания — это то, что надо. Я много слышал о них.

— Это не в ее стиле. (Ковш в бидон, суп — в миску.) Она уже семь недель не пьет. (Миску — в сморщенные руки старичка с седой дрожащей бородкой, похожего на недоверчивого Иезекииля.) Наш уговор действует.

— Семь недель, — эхом отозвался Бикс. — Я над этим думал. Когда имеешь дело с алкоголиком, грош цена такому уговору, Джули. Тут нужна целая реабилитационная программа. Иногда требуется три или четыре курса, чтобы поставить такого человека на ноги.

— Это просто еще один подход.

— Семь недель — это пустой звук. Оттянутое время. Болезнь вернется, как это обычно происходит. Я читал об этом.

— У Фебы огромная сила воли.

— Сила воли здесь ни при чем. Ей нужны какие-то новые переживания, нечто такое, с чем она не сталкивалась раньше. Необходим какой-то противовес.

— Какой, например? Бог? (Ковш в бидон, суп — в миску.) И думать забудь.

— Например, собрания. А пока мы не придумаем что-нибудь в этом роде, у нас, солнышко, будет яичная скорлупа под ногами трещать.

— Ты только об этом и говоришь.

— Так и есть. Яичная скорлупа. Хрусь!

Желудок Джули словно стянулся в некий гордиев узел — попробуй развяжи!

— Я тебе рассказывала, что происходит после смерти?

— Ты уходишь от темы. Яичная скорлупа, Джули.

— Все прокляты, — напомнила она. (Миска с — в жилистые руки старой карги с вонючими волосами, словно вышедшей из сказок братьев Гримм.) Прах — он и есть прах.

— У вас перец есть? — прошипела ведьма.

— В следующий раз захватим, — пообещал Бикс.

— Смотрите! — погрозила пальцами старуха.

— Обещаем, — успокоил ее Бикс.

Саму себя не обманешь. Джули буквально чувствовала под ногами округлые скорлупки, почти слышала этот хруст.

Утром 24 июля 2012 года Джули проснулась с готовым решением. Осознание настоятельности его воплощения в жизнь было таким острым и ярким, словно кульминационный момент сновидения. Обхватив богатырский торс мужа обеими руками, она заявила, что пришло время нового поколения.

— А?..

Там, в аду, она только начинала об этом задумываться, на шхуне, заваленной отбросами, это было прихотью, любопытством. Но теперь…

— Я хочу ребенка.

— Кого? — Бикс отстранился, высвобождаясь из объятий.

— Я хочу ребенка вот сюда, себе в животик. — Это была правда. О, бог физики, это действительно было так. Пусть ее мать создает планеты и черные дыры, ее собственные амбиции будут удовлетворены обычным человеческим зародышем. — Ну, знаешь, такой комочек протоплазмы, который растет, растет и вдруг становится каким-нибудь дантистом или кем-то там еще.

— На роль отца уже есть кто-нибудь на примете?

Джули тихонько развязала шнурок пижамных брюк Бикса.

— Иногда они получаются из преподавателей английского языка.

— Изящной словесности.

— Изящной словесности. — «Сначала комочек, потом ребенок, — думала Джули, — этакая визжащая органическая верига, уцепившаяся за ногу. Страшно. Но Джорджина решилась? Господи, ее отец решился, один-одинешенек в своем маяке!.. Поднимал на ноги такого проблемного ребенка». — Время идет, муженек. Так что закинь подальше свои презервативы и давай заделаем маленького.

— Ты серьезно?

Боже, да он вот-вот заплачет.

— Нет, правда?

Она поцеловала его очаровательный второй подбородок и стянула с себя ночнушку.

— Конечно, правда.

— В таком случае постараюсь тебя не подвести.

Он уже был готов. Его член торчал, как флагшток. Она устремилась к нему со всей своей страстностью, теплыми ладонями и густыми черными волосами, с бедрами, перед которыми невозможно было устоять. Ей хотелось плакать от охватившего ее желания. Вот он, ее муж — отец ее будущего ребенка. Джули ощущала себя дивной планетой. Бикс превратился в ее ось, пронзившую ее от севера до юга. В момент оргазма она была вся во власти этого безумного вращения своей сказочной плоти.

Скоро сорок: вполне приемлемый для беременности возраст. Но все же Джули решила как следует провериться. У ее малыша должно быть все самое лучшее, самый качественный дородовой уход. Изучая список женских консультаций, она никак не могла выбрать между престижно звучащей шведской в получасе ходьбы от дома и еврейской, расположенной в центре города. Если девочка — Рита, если мальчик — Мюррей, маленький Мюррей Константин Кац.

На попутке Джули доехала до рынка, что на сороковом шоссе, и села на автобус, который шел в центр.

Клиника Хаймана Левковича напоминала ухоженный питомник. В коридорах все стены были увешаны фотографиями слюнявых беззубых младенцев. А комната ожидания была просто завалена старыми номерами «Ухода за ребенком». Будущие мамаши, неуклюжие и пузатые, входили и выходили. Какими же красивыми они казались Джули, эти отяжелевшие мадонны и залетевшие афродиты!

Медсестра сделала с десяток сонограмм детородных органов Джули. «Надо было взять с собой Фебу», — подумала она. Она уже представляла себе все высказывания Фебы в отношении данной технологии: «Знаешь, что это такое, Кац? Это — принципиально новое извращение, настоящая порнография внутренних органов».

— Буду с вами откровенен, — заявил доктор Левкович, едва ли не втолкнув Джули к себе в кабинет.

Он поднес к глазам сонограмму. Страх влился в желудок Джули холодным куриным супом. Она удивленно вскинула брови.

— Плохие новости.

— Плохие? — «Рак матки. Точно. Вот уж воистину порнография внутренних органов».

— Ваши яичники…

— Что?

— Их нет. — Благодаря толстенным линзам глаза доктора словно