КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 387500 томов
Объем библиотеки - 488 Гб.
Всего авторов - 162772
Пользователей - 87860
Загрузка...

Впечатления

IT3 про Синтезов: Перерожденные и иже с ними… Первые шаги. Часть первая (Альтернативная история)

сочинение по мирах Алекса Чижовского.
у самого Чижовского,канеш на много лучше,но читать можно,невзирая на обильную критику на флибусте.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ZYRA про Тарасенко: Фаворит из будущего (Альтернативная история)

Хватило а

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
SubMarinka про Лысенко: За материализм в биологии (Биология)

Вот такие книги Всесоюзного общества «Знание» объясняли, почему буржуазная лженаука генетика является «продажной девкой мирового империализма». И кибернетика тоже ─ «туды её в качель! ©».
Неудивительно, что вместе с попытками реабилитации Сталина, начинают поднимать и репутацию Лысенко ─ человека, отбросившего отечественную биологию на задворки мировой науки.
Кстати:
Т. Д. Лысенко является прототипом профессора Амвросия Амбруазовича Выбегалло из повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу»:
[quote]Профессор Выбегалло списан со знаменитого некогда академика Лысенко, который всю отечественную биологию поставил на карачки, тридцать с лишним лет занимался глупостями и при этом не только развалил всю нашу биологическую науку, но ещё и вытоптал всё окрест, уничтожив (физически, с помощью НКВД) всех лучших генетиков СССР, начиная с Вавилова. Наш Выбегалло точно такой же демагог, невежда и хам, но до своего прототипа ему далеко-о-о! — Борис Стругацкий
[/quote]

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
pz38 про Томас: Вторжение (Научная Фантастика)

как найти сабакин? может sabakin sewa& устал спрашивать

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
IT3 про Лислап: Аратан (Альтернативная история)

когда гг пошел работать в столичную полицию аратана, фантастика закончилась.появился парень,после армии,устроившийся на работу в ментовку,завел(точнее его завели) себе бабу,медсестру из поликлиники,в меру умную,в меру глупую и ревнивую.все нейросети и искины ужались,в сухом остатке молодой провинциал после срочной,принятый по лимиту в столичную милицию.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
DXBCKT про Сергеев: Солдаты Армагеддона (Боевая фантастика)

Еще один «бальзам на душу» от автора из СИ «Время дедов», и еще «одно возможное ответвление» знакомых нам СИ. Правда здесь сюжет отличается от ранее «избранных путей», тем что он проходит почти в жанре «Eve-вселенной» (некой разновидности «Миров содружества») зоть и без нескольких (ее) обязательных атрибутов (импланты, базы знаний и т.п).

Начало книги здесь «совпадает» с СИ «Время дедов» и «Товарищ жандарм» и общие персонажи так же «пересекаются» до начала «ядерного конфликта». Так еще до «нанесения финального аккорда», но уже во время «больших предшествующих беспорядков» ГГ служащий в ПВО Украины, внезапно обретает «странную подругу», ради спасения которой бросает службу и рискуя жизнью начинает казалось бы проигрышное сражение «с превосходящим противником»...

Далее «космические будни и поиск возлюбленной», акклиматизация в бездушном мире «космических далей» и «рубилово с помощью старого доброго АК и ПКМ'а». Конечно, кто то скажет «да ну!»..., мол: «космические граждане» слишком хлипкие (по сравнению с озверевшими представителями «хомо сапиенс made in 20 Век»)... и отсутствие «девайсов» не мешает ГГ «крошить врага»... и его удачливость... Все в целом «ДА!», но все же (справедливости ради) это не делает книгу такой... (да простит меня другой автор) «Поселягинской»))

В целом у меня лично (как всегда) постоянная и единственная «претензия»... И где продолжение???

P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Грай: Чужие сны (Научная Фантастика)

Еще один «представитель старой гвардии», случайно приобретенный мной в разряде «уценка»... Если коротко и емко — то эта книга «не совсем оправдала» мои ожидания (особенно после собрата «по серии» - Т.Резановой «Открытый путь»).
В первой части книги «нас встретит» почти фэнтезийный фрагмент - повествующий о неком изгнанном (видимо не случайно) племени кочевников которое потеряв все, было вынуждено сменить «ареал обитания». В результате многих лишений и фактически перед лицом раскола (данной группы), совершенно случайно находится «некое решение» которое связано с «некими загадочными обитателями» побережья...

Далее сюжет книги «перескакивает» на более «современные события» (космос, дип.миссия землян и т.п) и чем-то (в начале) неуловимо напоминает В.Михайлова с его «Посольским десантом» (те же «непонятки с местными», взаимное непонимание и угроза конфликта).

Все остальное «место» в книге посвящено попыткам землян «узнать» об истинных причинах «местной суеты» и спасти «неких ранее неизвестных человечеству, разумных представителей моря» от коренных «аборигенов населяющих планету».

Все мои субъективные причины связаны с отсутствием «настоящего типажа» ГГ, на который практически «тянула» верховная дочь правителя... но она (вдруг) была убита «загрядотрядом местных» преследующих уцелевших членов земной миссии... Далее ГГ разнокалиберны и выстроены согласно «своим сценам». Вся «интрига» по спасению «земноводных» от «местных» в отсутствие ГГ не спасает сюжет и читается как-то... Плюс земляне показаны как некие «сверхразумные и сверхморальные индивидуумы», для которых главное «не пролить слезу ребенка»... По версии автора земляне из дипмиссии все время уговаривают «местных не совершать глупости» и занимаются словоблудием, начиная «отстрел местных» фактически только после «пропущенного удара»... В общем некий благородный аналог УАСС (В.Головачева), который не желает «лить кровь разумных» собратьев «по низшей иерархии», и постоянно вынужден «обходиться меньшими силами» чем это необходимо...
В общем... несмотря на это, книга все же не была «брошена» недочитанной, но вот «на второе прочтение», явно «не тянет»...

P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

P.S.S И конечно не мог не упомянуть про обложку «предвосхитившую» сериал «Игра Престолов»! Похожа ведь чертовка?! Определенно похожа))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Message: Чусовая (fb2)

файл не оценён - Message: Чусовая 5203K, 548с. (скачать fb2) - Алексей Викторович Иванов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Преславное чудо, небо украшено звёздами, земля цветами, Петербург господами, Москва церквями, Дон казаками, Казань татарами, Утка косыми лаптями, Пермяки грязными местами, Шайтанка хвастунами, Мартьянова зипунами, Волегова токунами, Илимка колдунами, Кын бражниками.

Наговор старого чусовлянина

НЕОБХОДИМОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

Надо провести эксперимент. Выбрать какого-нибудь подростка, желательно не совсем уж троечника, и спросить его: какие бренды Среднего Урала ты знаешь? Он замнётся: «Ну-у… Екатеринбург… Там Ельцин царя расстрелял. Ну, Бажов — малахитовый цветок, синюшкино копытце, самоцветы, Данила-мастер… Нижний Тагил: там мы китайцам танки продаём. Что ещё?.. А-а! Река там есть ещё такая со скалами — Чусовая!»

Чусовая — река легендарная. Возможно, в России из всех уральских рек только Чусовую и знают. Так уж сложилось: говорят — «Урал», вспоминают — «Чусовая». И не случайно. Урал без Чусовой — как паруса без мачты, как кони без упряжки, как планета без орбиты.

Дело не только в красоте её берегов и не только в производительности доменных печей на её заводах. Почти полтысячелетия Чусовая в целом определяла ритм и масштабы освоения огромного края. Она была тем проливом, по которому Русь перетекала в Сибирь, и поэтому оказалась «становой жилой» уникального организма — уральской «горнозаводской цивилизации».

Триста лет назад «цивилизация» горных заводов чугунной цепью оковала Уральский хребет, и нынешние города и деревни — осколки этой цепи. Иногда они прекрасны, как античные черепки, иногда пугают своей уродливостью. Но это была подлинная цивилизация, где всё было увязано со всем: умение сделать дело зависело от древних языческих треб, нравы народа зависели от глухоты лесов и неприступности гор, выплавка чугуна зависела от количества снега в узких скалистых долинах. Горные заводы Урала для всей необъятной России отливали пушки, ковали серпы и кандалы. Эта «цивилизация» начала формироваться задолго до появления собственно горных заводов, а наследие её не исчерпано и доныне, уже много позже её исчезновения.

Почему так получилось? Потому что Чусовая оказалась столь мощным и ёмким «носителем информации», что никакие социальные и общественные катаклизмы не могут распылить эту информацию бесследно. Чусовая столь органично зафиксировала эти смыслы истории, что они сделались самодостаточны и, прекращая существовать в одной форме, продолжали бытие в другой. Была Чусовая Государевой дорогой, была трассой для «железных караванов» — ныне стала прекрасным туристским маршрутом, непризнанным ещё национальным парком горнозаводской природы, истории и культуры.

Как это ни удивительно, но целостного и комплексного описания феномена Чусовой до сих пор не существовало! Тому есть веские причины. В начале прошлого века ещё попросту не были сформулированы те критерии оценки, по которым мы сейчас вычленяем локальный «блок» социоэкологических отношений — «горнозаводскую цивилизацию». А в советское время слишком многие темы оказывались под запретом. Но разве можно полноценно охарактеризовать Чусовую, не сказав добрых слов о святом Трифоне Вятском, Строгановых и Демидовых? Поэтому «советские» книги о Чусовой — обычные путеводители размером с ладонь и толщиной в палец. Глубиной содержания они не страдали, а были просто более-менее подробными каталогами достопримечательностей: «Посмотрите направо, посмотрите налево…» Даже можно признаться честно: их было четыре, и все они изданы в городе Свердловске. Вот они:

1. Владимир Воробьёв. «Чусовая». 1932 год.

2. Фёдор Опарин. «Река Чусовая». 1936 год.

3. Евгений Ястребов. «По реке Чусовой». 1963 год.

4. Евгений и Юрий Постоноговы. «По Чусовой». 1980 год.

Чувствуете некое утомительное однообразие?

Можно назвать ещё две книги:

Константин Буслов. «Пятьсот часов тишины». 1966 год. Это такое популярное описание путешествия самого К. Буслова по Чусовой, где авторизация почти затмевает географию.

«Чусовая». 2003 год. А это роскошный фотоальбом, который всем хорош и которым по праву можно гордиться. Ну разве что автор его, екатеринбургский фотограф Евгений Савенко, порой слишком увлекается компьютерной обработкой фотографий. Да, в грозу небо над Чусовой тёмное — но ведь не чёрное же, как чернила каракатицы; это же просто гроза, а не гражданская война…

Всё остальное — либо частности, либо мелочи.

В общем, автору кажется, что пришло время новой книги о Чусовой.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ОТ ИСТОКА ДО УСТЬЯ

ВЕРХНЯЯ ЧУСОВАЯ

Чтобы не мучить читателя сотней незнакомых топонимов и неведомой географией, начнём рассказ о реке с описания её самой — от истока до устья.

Верхней Чусовой считается участок реки от истока до города Ревды, от которого в старину начинался сплав «железных караванов», — или до посёлка Коуровка, от которого начинается популярнейший туристский маршрут. Поскольку мера всех вещей есть человек, мы тоже примем вариант «до Коуровки».

Достаточно сложно определить исток Чусовой. Традиционно за него принимается маленькая речка, вытекающая из небольшого зарастающего озера (почти болота) Сурны, что под Шароновой горой, примерно в 10 км от станции Верхний Уфалей. Озеро расположено на высоте 405 метров над уровнем моря. Речка течёт всего полтора километра и впадает в озеро Малое Чусовское, вытекающая из него речка впадает в озеро Большое Чусовское, а уже из него выходит речка, которая называется Полдневая Чусовая. Глубина её — «корове по брюхо», всего около двух метров. Возле этого истока в 1972 году был установлен обелиск с надписью: «Здесь начинается река Чусовая». А речка бежит дальше, принимая в себя ручьи, и проходит сквозь большой посёлок и станцию Полдневая.

Невысокие возвышенности вдали по левому берегу Чусовой — это так называемые Каркадинские горы, водораздел между бассейнами Чусовой и реки Белой (конкретнее — между Чусовой и речкой Уфалей, притоком Уфы).

Район Полдневая — Косой Брод — Полевской — Северский — это «бажовский Урал». М. Никулина в книге «Камень. Пещера. Гора» (2002) пишет: «Бажовские места, те самые, где происходит действие сказов о Хозяйке, с точки зрения досужего туриста ничем особым не отличаются… даже река Чусовая, фирменная наша красавица, здесь ещё не проявилась и просто течёт, как любая невеликая речка».

Деревня Полдневая возникла в 1735 году как крепость для защиты горных заводов от набегов бесконечно бунтовавших «башкирцев». Бажов писал: «Известно, например, что Полдневая, бывшая когда-то крепостцой против башкирских набегов, была населена мастеровыми Турчанинова». Название «Полдневая» означает «южная» (другой исток Чусовой — Западная Чусовая). Но народная этимология утверждает, что деревня названа Полдневой потому, что в полдень солнце стоит над её главной улицей. Вокруг Полдневой в старину располагались рудники, золотые прииски и прииски, где добывали знаменитые самоцветы «кразелиты» — хризолиты. М. Никулина приводит местное предание конца XIX века: «Два старика полдневских натакались на хризолиты, намыли два мешочка небольших, повезли в Екатеринбург продавать ли, сдавать ли, а их не берут. Ну, они приехали да и бросили камешки в воду. Что с них толку!» Именно здесь, на крошечных речках Бобровке и Хризолитке, вьюжной зимою дедушка Кокованя, девочка Дарёнка и кошка Мурёнка увидели на крыше своего балаганчика оленя Серебряное Копытце. Место этого балаганчика находится рядом с посёлком (и станцией) Кладовка в 8 км от Полдневой. А раньше рядом же находился и Поскакушинский золотой прииск, от которого ныне остался только пруд. Прииск появился там, где простодушных дедку Ефима — Золотую Редьку и мальчонку Федюньку обманула весёлая Огневушка-Поскакушка.

Дальше, там, где Полдневая Чусовая сливается с такой же небольшой речкой Западной Чусовой (37 км от истока), уже начинается просто Чусовая. (Западная Чусовая имеет длину около 32 км; она начинается на Уфалейском кряже между горами Татарин и Красная Глина.) Н. Архипова в книге «Природные достопримечательности окрестностей Екатеринбурга» описывает этот участок реки так: «В верховьях нет живописных скал, так прославивших эту реку, но Чусовая красива по- своему. По её причудливо петляющим берегам зелёной стеной встают густые заросли ивняка и черёмухи. Местами они уступают дорогу рощам кудрявых берёз и красочным заливным лугам. На высоких террасах тянутся сосновые боры, изредка встречаются участки елового и пихтового леса».

До станции Мраморская участка железной дороги Екатеринбург — Челябинск Чусовая течёт параллельно дороге, а потом отклоняется на восток. Берега Чусовой здесь невысокие и местами заболоченные. Чусовую питают мелкие притоки. Из заметных невооружённым глазом населённых пунктов здесь только посёлки (и станции) Станционный-Полевской и Косой Брод.

В XVIII веке за здешний Косой брод через Чусовую разгорелась борьба между башкирами и горным начальником В. Н. Татищевым. В 1720 году Татищев основал на Косом броде поселение с «шанцем» для защиты брода от башкир; в 1723 году «шанец» был переоборудован в крепость «с транжементом» и четырьмя деревянными башнями, чтобы, как писал другой горный начальник В. де Геннин, мятежные башкиры «рудным вощикам, которые руду из вышеозначенных мест для плавки на медь возили в Уктусский и Екатеринбургский заводы, не могли чинить препятствия и оные вощики в ночные времена могли спать и коней кормить в безопасности, под охранением». Близ Косого Брода находились железные рудники. Академик И. Лепёхин в 1770 году писал о здешних месторождениях: «Руда почти на самой лежит поверхности и покрыта слоем простой земли не более одного аршина». Но не рудниками и не схватками с «башкирцами» знаменит Косой Брод. Где-то здесь ходила под землёй гигантская Земляная Кошка из бажовского сказа «Кошачьи уши», выставляла наружу голову с ушами и распугивала волков. Где-то здесь, на речке Большой Рябиновке, притоке Чусовой, «левонтьевские ребятишки» из сказов «Про Великого Полоза» и «Змеиный след» встречали Великого Полоза — огромного золотого змея, хозяина всего уральского золота. Где-то здесь старатель Жабрей из сказа «Жабреев ходок» нашёл свой тайный «ходок» — тропиночку меж «каменными губами», по которой бегали муравьи в золотых лапоточках. О старых приисках близ Косого Брода Бажов писал: «Был такой жуликоватый барон — Бреверн, ухитрившийся заложить и продать свои прииски вблизи деревни Косой Брод чуть ли не в десять рук сразу. Землю между тем кособродчане считали своей и вели судебное дело с этим титулованным мошенником». Косой Брод знаменит и своими золотыми самородками — «Лошадиной головой» и «Лосиным ухом» (официальное название последнего — «Самородок золотого похода имени М. И. Калинина»).

Через 4 км после Косого Брода слева в Чусовую впадает маленькая речка Северушка. На небольшом отдалении от Чусовой слева находится город Полевской — сердце «бажовского Урала». Город с населением около 80 тысяч человек представляет собою довольно хаотичную агломерацию старинных заводских и рудничных посёлков. Начинался город с деревни Полевой, основанной в 1700 году на речке с таким же названием; речка впадает в Северушку. В 1702 году пытливые рудознатцы проведали, что возвышающаяся поблизости покатая гора чуть ли не вся состоит из малахита и медной руды. Гору назвали Медной. Это её Хозяйка навсегда поразила воображение местных жителей. В 1718 году при горе основали рудник — знаменитые Гумёшки. А в 1724 году при руднике построили завод — первый горный завод на Чусовой: Полевской медеплавильный. В 1735 году в 10 км от него был основан Северский железоделательный завод, окружённый деревянной крепостью, и такие же стены и башни оцепили Полевской завод. (По народной этимологии, название Полевской происходит от боевого клича командира крепости: «В поле войско!».) В 1751 году при Полевском заводе появилась камнерезная фабрика — это на ней работал Данила-мастер. Это здесь на тёплых камнях грелись ящерки с коронами. Это здесь земные недра таили в себе палаты с Каменным цветком. Здесь была создана малахитовая шкатулка. Здесь в шахте открылось сказочное Таюткино зеркальце. Здесь в буреломных лесах укрывалась тайная Травяная западёнка с глыбами малахита. Это поблизости от здешних мест на Зюзельском болоте, на колодце, хранящем все сокровища земные, сидела страшная бабка Синюшка. А над всей этой сказовой жизнью стояла — и стоит — Думная гора.

ДУМНАЯ ГОРА

Легендарная Думная гора (409 м) невысокая, но довольно крутая. Склоны и вершина её луговые. Гора известна медным месторождением и древним городищем. Академик П. С. Паллас писал: «Сия рудная гора обработана была некогда неизвестным нам народом, коего, однако, о прилежании и знании в горных промыслах… свидетельствуют многочисленные следы… здесь в обвалившихся старинных шахтах». На Думной горе в I тысячелетии до нашей эры располагался металлургический центр иткульской археологической культуры. Руду сюда привозили с Гумёшкинского месторождения.

По народной версии, название горы происходит от того, что на этой горе стояли пугачёвские атаманы и думали, нападать ли им на Полевской завод. Капитальный труд «Россия» (1914) сообщает: «В память этого события жители завода дали обещание на вечные времена ежегодно приносить из с. Полдневского образ св. Николая, а на горе была поставлена часовня». Академик Паллас считал, что гора названа Думной «по причине бывшего на оной сходбища для соглашения между собою взбунтовавшихся во время заложения сего завода работников».

На излёте XIX века на Думной горе стояла караулка бажовского «дедушки Слышко» с «невысоким помостом да звонким колоколом». Здесь маленький Павлик Бажов и услыхал от старика все свои дивные истории. Но на Думной горе, к сожалению, увековечили не эту память, а память героев Гражданской войны, которым в 1929 году здесь установили чугунный монумент каслинского литья. Рядом с Думной находится Караульная гора (Маяк) высотой 420 м.

* * *

Прошло два века после того, как Данила-мастер увидел Каменный цветок, и Медная гора была срыта до основания. Гумёшкинский рудник то закрывался, то открывался, то закрывался вновь. Сейчас он закрыт. В 1942 году посёлки Полевской, Северский, Зюзелка и другие были слиты в единый город Полевской. В городе установлен памятник П. П. Бажову. Главные предприятия города — Полевской завод искусственного криолита и Северский трубный завод. Ныне Полевской — уютный, но захолустный райцентр Свердловской области с грустной ямой на месте сказочной горы.

От старых заводов в городе осталась сложная система из четырёх прудов — Северского, Штанговского, Железнянского и Полевского. С 1887 года в эту систему прудов стала поступать вода с Глубоченского пруда, который расположен в 9 км от Полевского на речке Глубокой (приток Западной Чусовой) между горами Пихтовой (548 м) и Осиновой (532 м). Длина этого пруда 2 км, ширина 700–800 м, средняя глубина 5–7 м, а максимальная (у плотины) — 23 м. Вода из пруда по каналу и подземной штольне подаётся в речку Светлую, а затем в Полевской пруд. Сейчас Глубоченский пруд — комплексный памятник природы и инженерного искусства.

АЗОВ-ГОРА

В 8 км к востоку от Полевского стоит не менее знаменитая Азов-гора. Она двуглавая; высота большей вершины — 589 м. Гора сложена базальтовыми лавами. На вершине горы — причудливые скальные останцы высотой до 25 м. Особенно известны скалы Ворота. Бажов пишет: «Азов в этой части Урала самая заметная гора. На вершине голый камень, к которому близко со всех сторон подступает лес». Более тысячелетия назад Азов- гора была жертвенным местом древних манси (вогулов).

Видимо, название горы происходит от татарского слова «азау» — «зуб». Но есть легенда о пугачёвском сподвижнике Азове, который подавал сигналы с вершины этой горы. Русские поселенцы сложили предания о девке Азовке, которая с несметными сокровищами «старых людей» скрылась в недоступных недрах горы. Нужно произнести её «дорогое имячко» — и пещера откроется. Но случится это тогда, когда в мире падёт власть денег. Эти предания послужили основой для сказа П. Бажова «Дорогое имячко». Впрочем, девка Азовка не всегда добра и хороша собой. Бажов приводит рассказ дедушки Слышко (В. А. Хмелинина): «Тут мне и покажись, будто из горы страхилатка лезет… Космы распустила, хайло разинула, да как заревёт диким голосом…» Бажов много размышлял о тайне горы. В очерке «У старого рудника» он писал, что на Азове «сходились два направления сказов: кладоискательское, где говорилось о кладах, „захороненных в горе вольными людьм" и жившими тут, вблизи „старой дороги", и горняцкое — с попыткой объяснить происхождение, вернее, скопление здесь „земельных богатств". Тут фигурировали „стара земля", „стары люди" и „тайная сила"». И другая цитата: «В чусовских сказах о „вольных людях" иногда упоминалась и Азов-гора как особо охраняемое место. Очевидно, эту гору раньше знали гораздо шире, чем в последующие годы».

Капитальный обзор «Россия» (1914) об Азов-горе рассказывает следующее: «В горе прежде были пещеры, ныне обвалившиеся. Вероятно, эти пещеры искусственного происхождения, так как по геологическому составу горы едва ли возможно предполагать тут существование природных пещер. Говорят, в старину в этих пещерах жили разбойники. Среди местных жителей про азовские пещеры ходит масса рассказов самого легендарного характера. В особенности популярна легенда о „девке Азовке", стерегущей в горах клады и заманивающей к себе неопытных путников».

До сих пор бытует красивая легенда о «горной свече», которая ночью зажигается на Азов-горе и утешает всех несчастных и обездоленных. Правда, по убеждению многих, гора пускает на себя не всех. Хотя бывало всякое, как пишет Бажов в сказе «Таюткино зеркальце»: «На Азов-горе вон теперь дом с вышкой стоит, a до него, сказывают, и не разберёшь, что было нагорожено: не то монастырь, не то мельница. И называлась эта стоянка Раззор. Этот Раззор при той заграничной барыне и поставлен был. Приедет будто туда с целой оравой, да и гарцуют недели две».

* * *

Азов-гора, выработанные медные рудники Гумёшки, Думная гора и Зюзелка вместе с окружающими их лесами объявлены памятниками природы, а также археологическими и историко-литературными памятниками.

Ниже устья Северушки Чусовая огибает Бесштанские горы. На левом берегу в отдалении находится посёлок Красная Горка. До этой Красной Горки простирались владения Хозяйки Медной горы. Красногорский рудник был её вторым «дорогим местом». В окрестностях Красной Горки действовали и железный рудник, и золотые прииски. На правом берегу Чусовой находятся невысокие Мастеровые горы с месторождениями змеевика (серпентинита).

Характер Чусовой здесь не меняется, хотя река становится более полноводной. На 77-м км от истока на правом берегу Чусовой стоит деревня Раскуиха, возникшая в 1720 году. От Раскуихи Чусовая постепенно разливается Верхнемакаровским водохранилищем. На правом берегу возвышается гора Крон (399 м; другое название — Кругозор) с заброшенным хромитовым рудником. Из хромистого железняка изготовляли жёлтую краску «крон»; возможно, от этого и пошло название горы. Крон — геологический и ботанический памятник природы.

Длина Верхнемакаровского водохранилища 22,5 км; максимальная ширина 2,5 км; максимальная глубина (у плотины) 4,1 м. Водохранилище построено в 1974 году как компенсатор для находящегося ниже Волчихинского водохранилища. Но и его воды не хватает для ненасытного Екатеринбурга, поэтому сюда перекачивается вода из Нязепетровского водохранилища на реке Уфе. На берегах стоят детские лагеря и базы отдыха. Верхнемакаровское водохранилище — ландшафтный заказник. Там, где его пересекает мост, на правом берегу находится посёлок Курганове (84-й км от истока). Деревня Чусовая на месте посёлка Курганово известна с 1680 года. В окрестностях посёлка на дороге в Полевской можно взглянуть на столб «Европа — Азия».

Плотина водохранилища находится на 100-м км от озера Сурны. На 102-м км на левом берегу — деревня Чусовая; перед ней — устье речки Кунгурки, на золотых россыпях которой в XIX веке бушевала «золотая лихорадка».

На речке Кунгурке в 5 км от Чусовой в 1735 году была основана крепость для защиты горных заводов от набегов башкирцев; на месте этой крепости — нынешняя деревня Кунгурка. Крепость также оберегала пильную мельницу при плотине у пруда на речке Кунгурке. Доски с этой мельницы шли на строительство барок на Уткинской казённой пристани. Бажов писал: «Село Кунгурское заселено в 1826 году крепостными, перегнанными из Полевского завода». Эти работники трудились на золотопромывальной фабрике.

В 5 км от Кунгурки находится посёлок Крылатовский. Здесь в 1803 году крестьяне отец и сын Крылатковы нашли золотые жилы, которые оказались богаче самых богатых жил знаменитого Берёзовского рудника возле Екатеринбурга. Здесь возник Крылатовский золотой рудник, который эксплуатируется и сейчас.

На 105-м км от истока на правом берегу Чусовой стоит деревня Верхнемакарово, вокруг которой тоже много старинных, ныне заброшенных золотых рудников.

В 4 км от Чусовой (слева) на берегу маленького озера Ижбулат (на картах пишут «Икбулат») под горой Лабаз расположен город Дегтярск — некогда рудничный посёлок Ревдинского завода при месторождении Железная Шапка.

Пройдя сквозь Вязовское болото, со 125-го км Чусовая разливается Волчихинским водохранилищем. Ширина Чусовой перед водохранилищем — 40–50 м. Длина водохранилища около 10 км. Название свое оно получило по горе Волчиха, которая находится уже на окраине Ревды. От плотины Волчихинского водохранилища (она на 135-м км от истока), зажатой между Волчихой и Масловой горой, Чусовая несколько километров течёт вдоль отрогов Волчихи.

ГОРА ВОЛЧИХА

Гора Волчиха (526,5 м) является самой высокой точкой небольшого Ревдинского хребта — составной части главного водораздельного хребта Уральских гор (следовательно, по её вершине проходит граница Европы и Азии). Южные и западные её склоны крутые, скалистый гребень на вершине вытянут с севера на юг. В. Н. Татищев писал о Волчихе: «Волчья гора, в Поясных горах, близ реки Чусовой… також острый и высокий холм, и для ея высоты за 60 вёрст через многие горы видима». В 1829 году на Волчиху совершил восхождение Александр Гумбольдт; он «барометрически» определил её высоту в «2271 парижский фут». В. И. Немирович-Данченко (брат великого режиссёра, журналист) в 1875 году так описывал Волчиху: «Ещё из Шайтанки (то есть из нынешнего Первоуральска) мы заметили эффектный силуэт мрачной лесной горы Волчихи. Чем ближе, тем она становилась всё более и более похожей на это животное, как будто повернувшее голову к вам. Только вместо шерсти на этой волчихе выросли вековые леса, лапы её громадными отрогами раскинулись по долине, а на голове поднялись такой массой скалы, что перед ними немеет воображение».

Сейчас Волчиха уже не такая пугающая и мрачная. Отрог её пробит тоннелем железной дороги Екатеринбург — Казань. На склоне горы оборудован отличный горнолыжный комплекс со всеми удобствами и четырьмя трассами длиной от 700 до 1200 м. Трассы имеют ночное освещение.

Название горы, возможно, происходит от былого обилия волков в здешних местах, а возможно, что от имевшегося в старину волока от Чусовой к рекам системы Тобола (к реке Решётке, притоку Исети).

* * *

Граница Европы и Азии, видимо, не просто условный географический постулат. М. Никулина пишет: «Поклонники эзотерических знаний уверены, что вовсе не Гринвичский, как принято считать, а Уральский и есть настоящий нулевой меридиан, и именно от него идут все отсчёты, и с ним связаны великие исторические и географические тайны».

Через 10 км после плотины Волчихинского водохранилища, на 145-м км Чусовая принимает слева свой первый большой приток — реку Ревду. В устье реки стоит город Ревда. Ревдинский завод был основан Акинфием Демидовым в 1734 году при месторождении магнитного железняка горы Магнитной. Городом Ревда была признана в 1935 году. Ныне действующие в Ревде заводы превратили город в зону экологического бедствия. Население Ревды около 62 тысяч человек.

РЕКА РЕВДА

Длина реки 66 км. Название её переводится как «железо». Ревда — речка тихая, спокойная, в верховьях заросшая кувшинками. На реке несколько прудов. В 1840 году в 27 км от устья речки Мария Демидова построила ещё один завод, который перековывал в железо чугун Ревдинского завода. Новый заводик получил название Мариинский. При нём были посёлок и пруд. В 1914 году этот заводик закрылся, плотину пруда прокопали, и пруд был частично спущен. Но Ревдинскому пруду воды не хватало, и в 1965 году на 8 км ниже спущенного пруда был построен другой пруд — Новомариинский. Его длина около 9 км, средняя глубина 7, 7 м, максимальная — 27 м.

С помощью прудов реки Ревды в конце XX века специалисты Высокогорного геофизического института Росгидромета предложили решить проблему водоснабжения города Екатеринбурга. Район позволяет производить обстрел облаков противоградовыми ракетами «Колибри». Дожди наполнят пруды, воду которых можно будет перекачивать в Екатеринбург. Увеличение осадков позволит дать городу до 15 млн м3 воды в год. Правда, для этого нужно восстановить старый Мариинский пруд.

В верховьях реки по левую сторону в отдалении возвышается заросший лесом хребет Коноваловский Увал. Главная его вершина — гора Шунут (726 м). Шунутский горный массив — ландшафтный памятник природы. Между Шунутом и скалами Старик-камень бьёт ключ Платонида — священное место уральских раскольников. По преданию, на этот ключ ушла жить девушка Платонида. Она каждый день умывалась из ключа, в котором отражался крест, и прожила сто лет. Старообрядцы почитали её святой. Сейчас в урочище Платонида оборудованы туристские стоянки. К источнику ведут тропа от деревни Краснояр и просёлочная дорога от посёлка Мариинск.

* * *

За Ревдой по берегам Чусовой начинают появляться скалы: камни Ёршик и Чёрный (береговые скалы на Чусовой называют «камнями» или «бойцами»). Все они невысокие — метров 10–15, и малозаметные. Впрочем, о них в 1892 году краевед А. Топорков писал: «… есть береговые утёсы: Гребешки и Чёрный, о которые почти ежегодно разбиваются барки ревдинского каравана». Красив боец Лебедева Толчея на левом берегу. Когда-то на нём стояла пушка, стрелявшая при «отвале» первого «железного каравана».

От плотины Волчихинского водохранилища до нижней окраины города Первоуральска берега Чусовой сплошь застроены либо жилыми кварталами пригородов, выросших на месте бывших деревень и посёлков, либо дачами и садовыми участками. На 157-м км от истока на правом берегу находится посёлок Магнитка, входящий в состав Первоуральска. Он стоит на месте мелких гор Магниток с месторождениями железа, ныне полностью срытых. За Магниткой сразу начинается посёлок Хромпик, где находится хромпиковый завод, построенный в 1914–1915 годах. Через 2 км после него на левом берегу стоит посёлок Динас с динасовым заводом, построенным в 1929–1931 годах. Когда-то этот завод был самым мощным динасовым заводом в мире (динас — это такой особый кирпич). После Хромпика, на 162-м км от истока, Чусовую пересекает построенный в 1909 году мост железной дороги Пермь — Екатеринбург. Эта дорога называется Главной, потому что является частью Транссибирской магистрали. От моста за садовыми участками уже начинается собственно город Первоуральск.

Первоначально он назывался Шайтанскими Заводами и состоял из Васильево-Шайтанского (1731 год) и Верхнешайтанского (1759 год) заводских посёлков. К началу XX века они слились воедино. В 1933 году Шайтанские Заводы были признаны городом и названы Первоуральском (в честь первого на Урале трубного завода). Сейчас в городе около 110 тысяч человек населения. На базе демидовских заводов действуют знаменитые Старо- и Новотрубный заводы. Их выбросы в атмосферу и сброс промышленных вод в Чусовую снискали Первоуральску недобрую славу города экологического бедствия. Дно Чусовой в районе Первоуральска представляет собою толстый пласт отвратительного мазута, из которого торчат ржавое железо и брошенные автопокрышки. Может быть, поэтому Первоуральск не имеет своего чусовского «фасада».

Ниже Первоуральска по берегам Чусовой стоят камни Бычок, Синенький, Калинка, Тархан (обрыв горы Тёплой, 444 м), Воробьёвский, Дюжонок. Правда, скалы эти совсем низенькие и зачастую их даже не видно за ивняком и кустами. От Первоуральска до Коуровки на левом берегу Чусовой то и дело свистит и грохочет Главная железная дорога.

На 176-м км справа в Чусовую впадает речка Билимбаиха, в устье которой стоит посёлок Билимбай, в прошлом — Билимбаевский чугуноплавильный завод, построенный Строгановыми в 1734 году. Завод проработал до 1975 года. Самое интересное в посёлке — полуразрушенный Свято-Троицкий храм и сосновая роща Могильщина.

За Билимбаем по берегам Чусовой на протяжении 8—10 км густо стоят деревни: по правому — Извездная и Вересовка, по левому — Макарова (основана по указанию Татищева в 1720 г.), Битимка, Коновалово и Крылосово. На железной дороге им соответствуют станции Билимбай, Бойцы и разъезд Гравийный. Делая достаточно сложные повороты, Чусовая от Билимбая течёт ещё около 30 км до посёлка Коуровка. Берега её становятся более гористы, а скалы — выше. Сплавщики дали им имена: Верхний Зайчик (он уже срыт для пережига известняка на известь) и Нижний Зайчик, Висячий, Пьяный, Медвежий и Медвежья Гора, Чирки, Синий, Безымянный, Косой. Камни Синий и Косой — это две стороны одной горы, огибая которую Чусовая делает излучину в 4 км. А в недрах горы Чирки (Чирковой горы) в 1737 году строгановские крестьяне-рудознатцы нашли залежи горнового камня, необходимого для строительства доменных печей. До этого времени такой камень на Урале добывали лишь в горе Точильной близ Алапаевска. На этом участке Чусовая принимает несколько притоков (один из них — речка Макарова — в верховьях около километра бежит под землёй).

На 212-м км от озера Сурны по левому берегу начинается посёлок Коуровка, а по правому, за устьем речки Большой Шишим, — посёлок Прогресс. В Коуровке на расстоянии 1 км от реки расположена станция Коуровка Главной железной дороги.

В общем, Верхняя Чусовая — мелкая, узкая, извилистая и грязная. Долина её заболочена, берега низкие, а скал почти нет. Скорость течения небольшая, хотя средняя величина падения — 77 см на 1 км. Река плотно обстроена довольно неряшливыми дачами; повсюду дороги, мосты; дважды уже ниже Ревды Чусовая перегорожена плотинами. Искать здесь отдыха, уединения бесполезно. Только задремлешь на солнцепёке на прибрежной полянке, как над тобой завизжит тормозами какой-нибудь самосвал, водителю которого приспичило залить воды в радиатор.

ЧУСОВАЯ «В КАМНЯХ»-1

Среднее течение Чусовой — от посёлка Коуровка до города Чусового — самый интересный участок реки. Именно здесь Чусовая обретает свой истинный характер — характер реки, пробивающей себе дорогу в теснинах между скал. Туристы, приезжающие на сплав по Чусовой, чаще всего плывут либо от посёлка Коуровка до посёлка Кын (225 км), либо от посёлка Кын до города Чусового (120 км). Мамин-Сибиряк этот участок реки называл «в камнях» — и мы воспользуемся этим названием.

Чусовая течёт по сильно разрушенной низкогорной стране. Наибольшие высоты в окрестностях Чусовой: гора Сабик в районе посёлка Староуткинск (528 м) и гора Старуха в районе села Усть-Утка (467 м). Долина реки ящикообразная (это забавное слово — официальный научный термин); ширина долины 4–6 км; глубина вреза — 200–300 м. Озёрность и заболоченность очень низкие. Ширина реки в верховьях этого участка около 30 м, в низовьях — до 150 м. Дно каменистое, покрытое хорошо окатанным галечником с валунами. Все острова сложены наносными речными отложениями. Здесь Чусовая имеет одновременно черты и горной реки (узкая долина, обрывистые берега), и равнинной (сильная извилистость в пределах долины, отсутствие порогов и водопадов, длинные глубокие плёсы со слабым течением). Скорость течения примерно 3–6 м в секунду. Русло реки благодаря силе Кориолиса смещено к правому борту долины; правые берега обычно более подмыты и обрывисты. Средняя величина падения — 40 см на 1 км.

Большой промышленный посёлок Коуровка возник в 1908 году при одноимённой станции Главной железной дороги. Деревянный вокзальчик в стиле модерн — самое старое здание посёлка. По преданию, своё имя Коуровка получила от татарина Коура, который жил в этих местах. Сейчас Коуровка слилась с посёлком Прогресс на правом берегу Чусовой и с посёлком Новоуткинск — бывшим горным заводом Утка Яковлева, основанным в 1749 году. Завод входил в Верх-Исетский горный округ. Рядом с Коуровкой находится единственная на Урале обсерватория Уральского госуниверситета.

Туристы едва успевают отплыть от Коуровки, как сразу охают от первой из красот Чусовой: в селе Слобода на скале (камни Слободские) стоит очень красивая каменная церковь. Она построена в 1805 году, а само село — Уткинская Слобода — основано в 1651 году как крепость на дороге в Сибирь. В 1703 году на речке Утке, которая впадает в Чусовую почти напротив церкви, была основана первая на Чусовой пристань. Длина Слободской (или Яковлевской) Утки около 40 км.

У Чусовой несколько речек-притоков со смешным названием Утка. Это Утка в Слободе, Старая Утка в посёлке Староуткинск, Межевая Утка в селе Усть-Утка. У реки Сылвы, бывшего главного притока Чусовой, есть приток Дикая Утка. Приток Утка есть у реки Тагил. Возможно, изначальное название реки Усьвы — нынешнего главного притока Чусовой — «Утьва», то есть тоже Утка. К птице утке всё это «утиное» многообразие отношения не имеет. Название может происходить от коми-зырянского слова «ут», что значит «низина, затопляемая в половодье». Или от татарского «ут» — «огонь» (видимо, в смысле «река огней», «река огнищ» — то есть река поселений). Или от венгерского «ут» — «путь» (венгры — ближние родственники уральских финно- угров). Или от устаревшего слова «утя» мансийского чусовского диалекта, а слово это означает просто «вода», то есть речка.

Почти сразу за Слободой на левом берегу появляется невысокий камень Собачьи Рёбра, а на его вершине толпятся домики турбазы «Коуровская». За турбазой по берегам Чусовой начинают появляться настоящие скалы. Первыми идут камни Георгиевские, названные, видимо, в честь ныне несуществующей Георгиевской часовни на кладбище. За Георгиевскими камнями на правом берегу возвышается скала Гуляй-камень, которую чаще называют бойцом Часовым. Невежественные туристы могут с жаром рассказывать, что Часовой — и есть «тот самый» Марьин утёс «из кино». Врунов нужно опровергать: Марьин утёс из фильма «Тени исчезают в полдень» находится между реками Ирень и Иргина, притоками Сылвы.

БОЕЦ ЧАСОВОЙ

Часовой — это красивый пирамидальный утёс из пластов, круто скошенных навстречу течению. Высота его 25 м. В утёсе есть небольшой грот глубиной 5 м. Часовой объявлен геологическим памятником природы с комплексом скальной флоры. Здесь проходили натурные съёмки фильма «Угрюм-река». Жаль, что понизу туристы размалевали скалу своими надписями.

Название «Часовой» не совсем ясно. Может быть, оно как-то связано со сплавом «железных караванов»? Ведь писал же академик Паллас о названии Чусовой: «… ибо должно дожидаться известного времени, или часа, в который суда отпустить можно». Однако наверняка, что к понятию «часовой», то есть «охранник», «страж», название этого бойца отношения не имеет. Хотя и соблазнительно считать бойца «стражем Чусовой» — звучит поэтично.

Другое название Часового — Гуляй — часто объясняют в том смысле, что после этого бойца бурлаки могли «гулять» — отдыхать. К. Пысин в книге «О памятниках природы России» пишет: «Группа скал Часовой камень с массивными стенами, обрывающимися прямо в воду, в период становления промышленности на Урале была несчастьем для сплавщиков: тут разбивались вдребезги тяжёлые баржи с металлом. Последняя по течению из скал Часового камня зовется „Гуляй": миновав её, можно было отдохнуть, погулять, ибо благополучно проскочили опасное место». Но в прошлом слово «гулять» означало «шататься», «качаться», «болтаться туда-сюда». Возможно, что баркам после этого бойца приходилось много раз перемещаться от берега к берегу по извилистой струе — гулять по реке.

Часовой вместе с камнями Георгиевскими изображён на картине Олега Бернгарда «Река Чусовая. Георгиевские камни» (1959 год, Екатеринбургский музей изобразительных искусств).

* * *

За бойцом Часовым скалы не очень впечатляют. Это камень Скопин (по народной этимологии, названный так потому, что здесь скапливался лёд, но скорее всего — от названия птицы скопы) и «камень-призрак» Бобинский, напротив которого в Чусовую впадает ручей Чертовка.

На Чусовой немало «камней-призраков». Это скалы, не существующие в реальности. Одни из них (камень Верхний Зайчик или камень Слизкой) были срыты в процессе хозяйственной деятельности. Другие — вроде Бобинского — являются просто малозаметными или вообще незаметными скальными выходами, которые неразличимы в зарослях. Третьи обозначены в путеводителях, но отсутствуют на местности (камни Толстик и Коноваловский). Есть и «призраки» наоборот — скалы-то существуют, но упоминаются лишь в узкоспециальной и недоступной туристам литературе (камни Лужаечный или Развальный) или названы неправильно (камни Стерляжий Омут или Шаков) — с ошибкой или дубляжом (например, Темняш и Темняши, Дуга и Дужной).

В 10 км от Коуровки на правом берегу стоит ряд скал камня Левинский (возможно, что здесь барки «железных караванов» должны были идти левой стороной реки). За ним через 4 км на левом берегу появляется деревня Каменка, основанная ещё при Ермаке в 1574 году. В деревне большой и красивый пруд на речке Каменке. Пруд был построен для Каменской пристани в 1726 году. На круче камня Каменского за деревней туристов всегда привлекают живописные деревянные руины острожка — бревенчатой крепости, возведённой для съёмок исторического фильма «Семён Дежнёв».

В 4 км от Каменки расположено село Нижнее Село — «деревня-спутник» Каменской пристани. Впрочем, в конце XIX века Нижнее Село было волостным центром, а деревня Каменка входила в Нижнесельскую волость. Поблизости от Нижнего Села в XIX веке действовал Нижнедеревенский рудник Староуткинского завода. Ныне Нижнее Село отмечено двумя достопримечательностями: деревянной церковью, построенной в 1855–1860 годах и отреставрированной к 2005 году, и бойцом Шайтан — первым из трёх Шайтанов на Чусовой. Ныне и Каменка, и Нижнее Село — дачные деревни, скромно украшенные краснокирпичными дворцами «новых русских».

За Шайтаном в устье речки с поэтическим названием Су- чиха раскинулась поляна на месте исчезнувшей деревни Шубиной. За ней на правом берегу друг за другом стоят неприметные камни Маньков и Сенькин (первый) и нависший над рекой камень Висячий (первый). За ним на том же берегу через километр на пляжике стоит цементный памятник-часовенка (неизвестно, кому и за что) высотой не более метра. Напротив — камень Сокол (первый). Один из останцев этого камня, который виден только ниже по течению, напоминает сидящего сокола. Впрочем, на Урале «соколом» называли выдающуюся вперёд грудную кость лося. В подножии камня находится ниша, и скала и вправду напоминает лосиную грудь.

Вскоре после Сокола на правом берегу находится камень Корчаги. Он назван не потому, что походит на глиняную посудину корчагу, а от устаревшего слова «карчага» — омут, на дне которого валяются утонувшие пни и коряги — «карчи» (или «корги»). На 27-м км Чусовая проходит мимо деревни Трёка — тоже бывшей пристани. Правда, пруда здесь уже нет. Речка Трёка, впадающая в Чусовую справа, имеет длину около 20 км.

За Трёкой на правом берегу умиление вызывает невысокий бурый камень Ёршик (первый), который и вправду своим изгибом очень походит на ерша с сосновым плавником. Почти напротив Ёршика в лесу спрятался «камень-призрак» Боярин (первый), он же Баврик. На 32-м км справа возвышается стена самого высокого в окрестностях бойца Высокий (первый), поверху иззубренная «висячими» логами. Почти сразу за ним на левом берегу стоит камень Ревень (он же — первый Сосун). Своё название камень получил от перебора Ревень, где ревела вода (а «Сосуном» он стал от мансийского «сос» — «ручей»; под ручьём понимается речка Сыриха, впадающая справа в перебор Ревень).

Затем на правом берегу стоит боец Талицкий (34-й км), на левом — боец Гребешки (35-й км) с красивым тонким вертикальным пластом — гребнем. Гребешки — памятник природы. За Гребешками на левом берегу еле заметно устье речки Большой Сибирки. По преданию, в XV веке по ней проходила граница владений Строгановых и Сибирского ханства хана Кучума. Напротив устья — боец Сибирский (37-й км). Сразу за ним — боец Курочка, похожий на курицу со встопорщенными крыльями. Затем на левом берегу — большой боец Заплотный (38-й км). На его стене чередуются серые и белые вертикальные полосы пластов — как доски в заборе. «Заплотом» в старину назывался забор.

На 40-м км на правом берегу стоит бесформенный боец Софронинский; на правом берегу — синеватая гряда камня Синего (первого), в останцах которого имеется Коуровская пещера глубиной 22 м. За Синим на левом берегу — безымянные скальные выходы, а на правом берегу — бурый обрыв камня Темняш (первый). Дальше Чусовую пересекает брод, с которого налево просёлочная дорога уводит в деревню Волыны (от реки до деревни 2 км; при деревне располагается станция «204-й км»).

На Чусовой часто повторяются одни и те же названия, поэтому можно запутаться. Например, здесь пять бойцов Печка, три бойца Шайтан, два Лысана, два Сокола, два Котла, два Красных бойца, три Синих — ну и так далее. Кроме того, многие названия сходны — боец Гребни, боец Гребешок и боец Гребешки; камень Глухой, камни Большие Глухие и камни Малые Глухие; камень Ямоватый и камень Ямный — и тому подобное. Повторение названий свидетельствует скорее не о скудости фантазии, а о безыскусности наименования. Это сейчас для нас звучит как поэзия: «боец Дождевой», «камень Большой Стрельный», «Свадебный перебор» — и мы ко всем названиям прилагаем поэтическую мерку. А в старину, на сплавах «железных караванов», люди, пожалуй, и жили-то внутри поэтической стихии бешеной вешней стремнины, а потому не нуждались в дополнительных «красивостях» оригинальных наименований скал. Да и скалы-то для них были не чудом природы, как для нас, а злыми, смертельными врагами.

На 44-м км на левом берегу виден невзрачный камень Журавлёв. Напротив него на правом берегу — устье ручья Лебяжка, затем два острова и красивая стена высокого бойца Лебяжий. За бойцовым выступом стены прячутся замшелые скальные выходы «камня-призрака» Складки.

На 46-м км излучину Чусовой по левому берегу охватывает гряда утёсов бойца Винокуренный. По преданию, здесь находилась винокуренная изба — пункт производства самогона. Винокуренный почему-то очень полюбился екатеринбургским художникам. Он изображён на картине С. Тарасовой «Винокуренный камень. Пасмурный день» (1977 год) и А. Золотухина «Камень Винокуренный» (2003 год). «Обломком» гряды Винокуренного в зарослях левого берега лежит неприметный камень Курьинский. От него начинается Курьинский плёс. Курья — это диалектное название речного залива, устья старицы.

Деревня Курья расположена вдоль дороги Староуткинск— Трёка. Чусовая в районе этой деревни огибает длинный плоский мыс, а потому кажется, что деревня Курья встречается дважды: в начале излучины и на её излёте. На мысу в старину располагалась пристань Курья. В вершине излучины в Чусовую выходит собственно курья — устье старицы. Сейчас оно тихо превращается в болото. Над устьем возвышается обрыв бурого камня Осыпь (он же камень Красненький).

После «второго пришествия» деревни Курья начинается длинный и ровный Староуткинский плёс. По обоим берегам — постройки. В конце плёса стоит большой деревянный мост. За мостом — отмель, на которой летом в жару спасаются от слепней стада. Здесь главное — не задавить корову. На левом берегу громоздится красивый и высокий камень Богатырь (53-й км), на котором в старину стояла часовня.

За Богатырём раскинулся большой посёлок Староуткинск. Чусовая в посёлке мелкая, с островами; на дне реки валяется всякий железный хлам. Справа — устье речки Дарья (от мансийского «Тарыг-я» — «Сосновая река» или «Журавлиная река», потому что сосна и журавль у манси называются одинаково). Длина Дарьи около 90 км. Затем Чусовую пересекает ещё один мост, и слева — устье речки Старая Утка (55-й км). Длина речки около 80 км. На Утке — большой пруд. Староуткинский завод был основан Акинфием Демидовым в 1729 году. Он «жив» и сейчас: по сей день льёт чугун. А зелёный и уютный посёлок, расползшийся по горам, производит на редкость благоприятное впечатление.

За Староуткинском на левом берегу находится карьер — здесь до котлована срыли камень Слизкой. А между тем он был объявлен памятником природы с охраняемой территорией площадью 200 га, в нём было несколько пещер, и этот камень описывал в своих произведениях Мамин-Сибиряк. Никакие «заслуги» скалы не были учтены, когда заводу потребовался известняк для пережигания на известь.

На правом берегу стоят бойцы Бражкин (57-й км) и Висячий (второй), на левом берегу — постепенно разрушающийся, изъеденный карстом камень Дыроватый (первый; 59-й км). Сразу за ним — неприметный камень Чеген (он же Чигинский или Чеган). «Чегенами» или «чегенями» на Чусовой называли специальные палки-рычаги, которыми сталкивали с мели засевшую барку. За камнем на реке остров, который и был той мелью — «огрудком», — на которой застревали барки. Напротив этого острова в Чусовую слева впадает ручей Чегени.

Затем за устьем речки Ямной на левом берегу стоит невысокий камень Ямный (61-й км), напротив которого — луговина на месте исчезнувшей деревни. За Ямным возвышаются четыре каменных ребра-пластины бойца Сокол (второй). Четвёртое ребро выше прочих и нависает над Чусовой, как лезвие. По-татарски сокол зовется «балабаном». Боец Балабан стоит на правом берегу (63-й км). Впрочем, «балабанами» называли и крепкие бараньи лбы; а вообще это слово имеет также значение «большой», «крупный».

На камне Балабан археологами обнаружены «писанцы» — рисунки человека каменного века.

За Балабаном на правом берегу стоит боец Сенькин (второй), а на левом — камень Боярин (65-й км). Это второй Боярин на Чусовой. Он действительно напоминает высокую боярскую шапку. В подножии камня имеется ниша, куда можно заплыть на лодке.

От Боярина начинается плёс Волчник. Напротив острова Волчник на левом берегу виднеется «камень-призрак» Пестерьков, близ которого в XVIII веке находился Пестерёвский рудник. Пестерь — это старинный народный рюкзак из бересты или лыка. За Пестерьковым приютился второй «камень- призрак» — Бурый. Плёс Волчник ударяется в крутую гору Сташкова (иначе — Сташков Увал), и Чусовая поворачивает налево. На левом берегу виден малозаметный камень Танькин. На правом берегу — покос на месте исчезнувшей деревни Родина. В 1899 году в этой деревне ещё проживали 145 человек.

Следующим бойцом является красивый боец Максимовский (72-й км) на левом берегу. Его «лезвие» снизу подточено водой. Потом на том же берегу поднимаются чёрно-серые пластины бойца Шилков (75-й км). В путеводителях его называют «Шило». Острые останцы на вершине утёсов и есть те «шилья», которые дали название скале. Под этим бойцом на Чусовой перебор Шило. За перебором на левом берегу — высокая, но полуразвалившаяся и замшелая стена камня Щелеватый. За ним — луговина на месте исчезнувшей деревни Митин Лог.

На 79-м км на правом берегу громоздится высокий, красивый и очень опасный боец Мосин, буквально вспарывающий Чусовую. Считается, что название его происходит от коми-пермяцкого слова «мось» — источник; правда, источников тут нет. За поворотом на левом берегу в лесах почти незаметен камень Гардым. Его массив выходит на Чусовую утёсами бойца Корабли. Переименовать «половину» Гардыма решился Евгений Ястребов в своём путеводителе 1963 года. (И Гардымом он не ограничился.)

За Кораблями Чусовая ударяется в лоб массивного полукруглого бойца Шайтан (второго). За Шайтаном начинается село Чусовое — бывший Старошайтанский завод Демидовых (82 км от Коуровки).

СЕЛО ЧУСОВОЕ

Село возникло при лесопильной мельнице, запущенной в 1721 году. Река Шайтанка (её длина около 20 км) была перегорожена плотиной высотой более 10 м и длиной более 80 м. Образовался полуторакилометровый пруд. При мельнице появилась и пристань тагильских заводов Никиты Демидова. В 1727 году возле плотины Акинфием Демидовым был построен железоделательный завод. Завод, соответственно, назвали Шайтанским, а потом, чтобы не путать с другими Шайтанками, — Старошайтанским. Завод работал на местной руде и выпускал «полуфабрикат» — «крицы», «сырое железо». Крицы увозили за 30 вёрст на Сылвенский завод, там отковывали, доводя до нужного качества, и везли обратно в Шайтанку. Здесь продукцию грузили на барки и отправляли вниз по Чусовой. После смерти Акинфия Демидова в 1745 году его сын, Прокофий Акинфиевич, после долгой тяжбы с братом отсудил себе пять заводов Невьянской группы, в том числе и Старошайтанский. В нарушение отцовского наказа не продавать заводы никому, кроме братьев, он почти сразу же продал их Савве Яковлеву — крупнейшему в России заводчику- откупщику. Яковлев, его сын, внук и прочие наследники (в том числе и правнучка Н. А. Стенбок-Фермор) владели заводом до самого его закрытия. В конце XIX века окончательно истощилась рудная база завода, а в 1905 году закрылась и кричная фабрика. Завод умер.

Во второй половине XIX века существование завода поддерживал сплав «железных караванов». Шайтанка была выходом на Чусовую Суксунского горного округа. 50–60 барок ежегодно отправлял Невьянский завод. Для караванов переоборудовали шлюзы плотины, облицевали шлюзовой канал камнем. Но прекращение сплава в начале XX века окончательно подорвало промышленную базу Шайтанки.

В советское время Шайтанку переименовали в село Чусовое. В Чусовом была молочно-товарная ферма и машинно-тракторная мастерская. Ходил рейсовый автобус. Населения было более тысячи человек. Имелись почта, школа, больница. Реку возле камня Шайтан пересёк висячий мост, по которому иногда осмеливаются проехать даже легковушки. Всё это сохранилось и в наши дни, хотя и обветшавшее, и в «уменьшенных масштабах».

Над плотиной на угоре возвышается старинное здание караванного начальника и управляющего заводом. 26 июня 1958 года по инициативе заслуженного деятеля искусств РСФСР художника Бориса Семёнова и местной учительницы Марии Мезениной в нём была открыта сельская картинная галерея. Часть выставочной площади занимала краеведческая экспозиция, а часть — собрание из трёх с лишним сотен картин, безвозмездно подаренных галерее авторами и владельцами. Сейчас галереи уже нет, и местные жители не помнят, что с ней приключилось. Окрестности села изображены на картинах художника Виктора Добровольского «Хмурый день» и «На Чусовой. Быстрина» (обе — 2005 год).

* * *

В черте села по правому берегу тянется стена камня Могильный (первого). Столь мрачное название камень получил за то, что на его плоской вершине находится сельское кладбище. Затем на левом берегу друг за другом стоят три небольших похожих камня — Камешок, Еловый и Бычок. По правому берегу тянется длинная луговина, в конце которой видны деревянные развалины фермы. За ними в Чусовую справа впадает речка Ленёвка и стоит невысокий камень Ленёвский (85-й км). К лени его название не имеет отношения. «Лень» — это диалектный вариант названия рыбы линь. Ещё «ленём» коми-зыряне называют тайменя.

На 86-м км на левом берегу возвышается мрачная и неровная стена бойца Чёрные Камни. За поворотом в Чусовую справа впадает речка Нотиха длиной около 20 км. Верховья её находятся в Висимском заповеднике; там отдельным памятником объявлен Нотихинский кедровник. В устье речки — луговина на месте исчезнувшей деревни. За устьем к Чусовой спускается стена бойца Нотихинского, под которым находится Нотихинский перебор.

За перебором на левом берегу стоит невысокая гряда бойца Свинки (88-й км). Иначе его называют бойцом Пегушиным или Пегуши. «Пегуша» — диалектное название свиньи. Но к свиньям боец не имеет отношения. «Свинками» в старину называли мощные срубы, заполненные землёй, камнями, гравием. Такие срубы ставили в основу плотины или как мостовые опоры — ледоломы. Видимо, гряда утёсов напоминает ряд таких «свинков». Под Свинками на Чусовой перебор Пегуши.

За длинным плёсом по левому берегу поднимается камень Высокая Гора. Собственно, это и есть крутая гора, в конце которой на склоне обнажаются две длинные и тонкие, ровные, как по линейке, и параллельные полосы пластов. Они тянутся почти горизонтально, с небольшим уклоном. Под горой проходит просёлочная дорога в деревню Мартьяново.

Типологически все чусовские прибрежные скалы можно разделить на четыре группы. Первая — «бойцы», в которые ударяется река (например, Часовой или Мосин). Вторая — «камни», стоящие от реки в отдалении (например, Богатырь или Гардым). Третья — каменистые обрывы (например, камень Осыпь — или Щит ниже по течению). Четвёртая — «горы», то есть обычные крутые прибрежные горы с каким-нибудь запоминающимся скальным выходом (например, Высокая Гора, Вогулинская Гора или камень Копна).

Ниже Высокой Горы Чусовая ударяется в боец Сарафанный (93-й км). Его стена смята правильными вертикальными складками вроде оборок сарафана. Чусовая, минуя остров Первый, резко поворачивает налево. За Сарафанным в старину находилась Мартьяновская пристань, которую чаще называли Плешаковкой.

Это было опасное место, «худое». За былой пристанью возвышаются рёбра пластов камня Худого. На левом берегу уже начинается деревня Мартьяново, где Чусовую пересекает подвесной мост. Река здесь (и дальше) осложнена многочисленными островами и мелями. На правом берегу стоит камень Востренький (95-й км): по фарватеру для барок он стоял «в острове» Втором, потому и получил своё название. От него тропа ведёт к бойцу Переволочному.

Здесь находится перешеек Мартьяновской дуги — речной петли длиной около 5 км. Ширина перешейка — всего 200–300 м. На правом берегу возвышается треугольный камень Палатка — угол мощного пласта. «Палаткой» в старину называлась форма кровли на избе. Из массива камня выступают тёмные округлые окаменелости размером с футбольный мяч. Это брахиоподы — хориститы. Дальше на Чусовой располагается Глухой перебор, а на левом берегу — невысокий камень Глухой. За устьем речки Каменки на левом берегу тянется низкая каменная стенка камня Еленкин. Остров за ней называется Третьим. За островом на левом берегу громоздятся бойцы Малый и Большой Владычные (99-й км). На правом берегу — кривой останец бойца Баба Яга. За ним Чусовая ударяется в изогнутую стену бойца Переволочного и поворачивает налево.

Боец Переволочный находится на сотом километре от Коуровки. Длина его стены около 300 м, высота — 45 м. Переволочный сложен разновеликими, почти правильными блоками кирпичного цвета. В середине камня есть пещера-ниша, около которой громоздятся глыбы обвала 1948 года. В конце камня бьёт родник. На камне произрастают реликтовые растения, поэтому он объявлен геоботаническим памятником природы. В 1980 году на нём были установлены маркировочный щит и табличка «Памятник природы», которые до наших дней не сохранились.

После Переволочного «железные караваны» могли перевести дух. Неопасным был камень Гамаюн (Гамаюченский, Гамаюнский) на левом берегу. Диалектное слово «гамаюн» означает «иначе говорящий», «иноязычный». Может быть, возле этого камня необычное эхо?.. Во всяком случае, птица гамаюн здесь не гнездится. В устье ручья Крутого (правый берег) раньше стояла деревня. Остров на реке — это остатки былого деревенского брода. «Помятый» рельеф скалы нашёл отражение в названии камня Ямоватый (102-й км) на правом берегу. На левом берегу виден невысокий замшелый камень Лысан (первый).

На левом берегу издалека виден боец Печка, первая из пяти чусовских Печек. Другие названия бойца — Омутной (есть ещё один Омутной) или Львиная Пасть (название дано туристами для красного словца). Печка — это прямоугольная скала с утёсами-башнями по краям. В центре у подножия — хорошо заметный тёмный грот, придающий скале сходство с печью. Ширина скалы — 60 м, высота — 30 м. За скалой в Чусовую впадает ручей Печечный.

На 106-м км на левом берегу стоит камень Присадный. «Присадой» в старину называли заливной луг на низком берегу. Впрочем, здесь низких берегов не заметно. Может быть, здесь барки «присаживались» на мель — на остров? Или бурлакам приходилось «присаживаться» — то есть надсаживаться, работая вёслами? За Присадным на левом берегу — поляна, где раньше стояла ферма.

На правом берегу громоздится камень Пещерный с пещерой Два Грота и «вынырком» — выходом подземной реки. За устьем речки — незначительные скальные выходы «камня-призрака» Лужаечного. А на левом берегу стоит один из самых живописных и необычных бойцов — боец Гребни (108 км от Коуровки).

БОЕЦ ГРЕБНИ

Боец Гребни — это две огромные вертикальные, наклонённые влево многослойные пластины, резко выступающие из общей массы камня. Толщина пластин — 3 м; высота — 38 м; ширина расселины — 4–5 м. Такая форма скалы обусловлена неравномерным разрушением пластов. На Гребнях — комплекс скальной флоры, поэтому боец объявлен геолого-ботаническим памятником природы. Здесь имеется и небольшая пещера Гребни глубиной 5 м.

Часто Гребни по близлежайшей деревне и речке Волеговке называют Волеговскими Гребнями или просто Волеговым бойцом. Боец был очень опасен, поэтому его ограждали заплавнями — «бревенчатыми открылами». В книге «Никифор Кпеопин» Н. Корепанов пишет: «… благополучно миновали… грозу всех коломенок, снившийся караванным подрядчикам в их самых кошмарных снах Волегов камень, который обошли по вершку, цепляясь за заранее натянутые вдоль берега канаты».

Сплавщики сочинили про этот утёс незамысловатую частушку:

К Волеговке подплывали,
В воде камень не видали.
Руль направо своротили,
Тут и барку проломили.
* * *

Почти напротив Гребней на правом берегу в устье речки Волеговки находится большая луговина на месте исчезнувшей деревни Волеговки. Волег — древнее общепермское имя, которое переводится как «хитрый», «ловкий». Ещё несколько лет назад на месте этой деревни стояла ферма, но она не выжила в нынешних экономических условиях. Дальше, вниз по реке, луговины на месте исчезнувших деревень будут встречаться всё чаще.

Невысокая гряда скал за устьем речки Волеговки называется бойцом Волеговские Камни. Затем на левом берегу поднимаются шесть выступов камня Лысан (второй). На правом берегу — крутая, но небольшая береговая осыпь, заросшая мхом и травой. Это камень Копна (111-й км). Округлой формой эта осыпь и вправду напоминает копну сена. Одиночный утёс в лесах на левом берегу Е. Ястребов назвал камнем Игла. Затем на левом берегу стоит боец Синенький (112-й км). За ним начинается гряда незначительных скальных выступов серого и рыжеватого цвета, заросшая мхом и деревьями. Первый выступ — это «камень-призрак» Темняш. Вся гряда — камень Темняши.

Опасные скалы начинаются с отвесной стены бойца Высокого (114-й км) на правом берегу. Высота Высокого — 51 м. Он самый высокий в окрестностях. Он является геоботаническим памятником природы. В конце его стены виден грот- расщелина глубиной около 10 м. За Высоким Чусовая изгибается крутой излучиной, на самом опасном месте которой на левом берегу стоят жестокие бойцы Узенький и Мостовой. Их эстафету перехватывал боец Ёршик (второй) на правом берегу. «Ершами» на Чусовой называли участки дна, загромождённые острыми глыбами. Такие глыбы валяются на дне и здесь. Наконец, слева барки «железных караванов» караулил боец Бревенник (118-й км), состоящий из семи утёсов (последний — в лесу). По народным преданиям, своё название он получил потому, что был особенно опасен для плотов, или потому, что возле него при молевом сплаве брёвен всегда образовывался затор.

Два небольших, сильно разрушенных останца в лесу на правом берегу называются камнем Гладким (первый). За ним прячется «камень-призрак» Кумашный (он же Гладенький). Видимо, под этим названием подразумеваются совсем незаметные скальные выступы в зарослях. «Кумашный» — значит кумачовый, красного цвета, а в данном случае — просто бурый. Ровный участок реки от камня Кумашного до устья речки Илим (125-й км) называется Илимским плёсом. Перед устьем находится невысокий камень Илимский, полуразрушенный в XVIII веке. Из массива этой скалы вырубались плиты для Илимской пристани. Пристань находится здесь же, под камнем. Это массивная постройка высотой около 3 м и длиной около 20 м. Сейчас она наполовину заросла кустами. За речкой Илим — обширная луговина на склоне горы Головашки (363 м); здесь стояла большая деревня Илим. Она исчезла в 70-е годы XX века.

За руинами пристани Чусовая описывает сложную излучину. На правом берегу стоит боец Тюрик (127-й км). За ним Чусовую пересекает военный мост — железные швеллеры, накрытые бетонными плитами. Здесь проходит просёлочная дорога Илим — Сулём.

Мост попросту лежит на поверхности реки; туристам здесь приходится переносить свои пожитки и судёнышки на руках. Кто зазевается — тот может угодить под мост. Ему очень не повезёт, и напоминанием об этом на берегу стоит крест в память о погибшем здесь туристе.

За мостом на левом берегу стоит невысокий, заросший лесом камень Журавлик (первый). К птице журавлю название не имеет отношения. На Чусовой много «журавликов» — скал, урочищ, речек. Возможно, такое название произошло от древнепермского «швав-ки» — «шишка-камень» или от «шора-виль» — «новый ручей». От Журавлика начинается излучина Чусовой Журавлиное Горло. На ней на правом берегу Чусовой стоит боец Пленичный (128-й км), а на левом — камень Холостяк (129-й км) и боец Песьянов (130-й км).

Пленичным боец называется не потому, что здесь кто-то кого-то взял в плен, а потому, что гряда скальных обломков в зарослях крутого правого берега напоминает «пленицу» — гроздь луковиц, связанных (сплетённых) луковыми перьями. Очень точное сравнение. Холостяк же получил наименование оттого, что для «железных караванов» был неопасен, как холостой патрон. А Песьяновым боец называется не от каких-то там псов, а от слова «песьяна»; «песьянами» и «приплёсками» в старину называли то, что сейчас мы называем французским словом «пляж».

От бойца Песьянов начинается длинный и нудный Сулёмский плёс. Невыразительные скальные выходы на правом берегу (если их будет видно туристам) являются «камнем-призраком» Гребни (вторым). В конце плёса на обоих берегах Чусовой стоит село Сулём (134 км от Коуровки). Село возникло в 1735 году как пристань. Сулёмская пристань Акинфия Демидова была «главными воротами» на Чусовую для Невьянских заводов. До сих пор село делится на три части: Старая деревня, Заречная деревня и Пристань. Впрочем, пруда в селе уже нет, да и само село вымирает, хотя здесь ещё не меньше сотни домов. Вид у Сулёма бедный, заброшенный. От былой славы Сулёма остался только народный «мемориал» сплава с несколькими самодельными «памятниками» возле старинной могилы. Разрезая село пополам, справа в Чусовую впадает река Сулём.

РЕКА СУЛЁМ

Длина Сулёма 87 км. Название у реки вогульского, остяцкого или татарского происхождения: во времена Ермака, к примеру, в Зауралье жил князёк Суклём. Своё начало Сулём берёт в болоте между горами Сухарная и Сутук (699 м) в полутора десятках километров от Верхне-Тагильского завода. В устье реки стоит село Сулём, а в среднем течении — небольшая деревня Большие Галашки.

Она основана в XVII веке при Старой Шайтанской дороге. Основателем деревни считается некий Галаня, похороненный в сосновой роще на околице. По местному преданию, этот Галаня построил из бересты крылья и попробовал летать, но упал и сломал ногу. Соседи заподозрили Галаню в колдовстве. Галаня обиделся и ушёл в Невьянск, но со сломанной ногой по дороге замёрз. В XIX веке возле деревни действовал Галашкинский рудник. Сейчас деревня вымирает. А. Успин в книге «Этюды по экологии» (2003) пишет о ней: «Сама деревня ничего интересного не представляет. Наоборот, покосившиеся от старости полтора десятка домов, два-три относительно новых непримечательных дома дачников и непролазная грязь. Однако если вглядеться внимательно, то начинаешь понимать, что раньше деревня была добротная. И дома, и улочки её были удачно спланированы и хорошо вписывались в окружающий ландшафт».

В верховьях Сулём — горная речка, падение которой достигает даже 8 м на 1 км. В низовьях этот показатель опускается до 1 м на 1 км. Подъём воды в паводок не превышает 2 метров. Основные притоки Сулёма справа — речки Расья, Каменка и Кустоватка, слева — Медвежка, Сакалья и Верхняя Кутья. Сулём — река таёжная, в его долине встречаются старичные болота и заболоченные леса.

До XVII века Сулём принадлежал вогулам. Вогулы не вели сельского хозяйства, занимаясь лишь охотой в окрестных лесах. В конце второй трети XVII столетия вдоль Сулёма была проложена Старая Шайтанская дорога от Невьянской слободы до Чусовой. В 1702 году Пётр I пожаловал Никите Демидову Невьянский завод со «всеми лесами, землями, угодьями всякими во все стороны по тридцати вёрст». В черту этих угодий попала и значительная часть Сулёма. Акинфий Демидов расширил эти территории в сторону Чусовой, основав в 1735 году на устье Сулёма пристань. Река здесь была перегорожена плотиной; образовался пруд, на котором соорудили плотбище и гавань. После смерти Акинфия Демидова в 1745 году земли по Сулёму достались его сыновьям Прокофию и Никите. В 1769 году свои земли по левому берегу Сулёма Прокофий Демидов продал заводчику-откупщику Савве Яковлеву. Земли по правому берегу были приписаны к Висимо-Шайтанскому заводу на реке Межевая Утка.

Академик П. С. Паллас, побывавший в 1770 году на Черноисточинском заводе (недалеко от верховьев Сулёма), отмечал, что горы здесь невысокие, а потому было бы удобно построить канал от рек бассейна Чусовой (Волжский бассейн) к рекам бассейна Тагила (Обский бассейн). Руководствуясь теми же соображениями, в середине XIX века крепостной крестьянин Демидовых Климентий Ушков решил соединить Сулём и Межевую Утку «прокопом» (каналом), чтобы через него перебросить воды Сулёма в Утку для улучшения условий сплава «малых железных караванов» по Межевой Утке. Но «прокоп» не был доведён до конца.

Верховья Сулёма от среднего течения Межевой Утки отделяет горный массив Весёлые горы (или Весёлки). Длина основного массива около 30 км. На Весёлых горах располагался один из основных центров русского староверчества.

С XVIII века на Сулёме велись масштабные рубки и выжиг угля для горных заводов. Порубки прекратились с закрытием Висимо-Шайтанского завода в 1909 году, но возобновились в советское время. На Сулёме начался молевой сплав, для которого была разрушена старая плотина в посёлке Сулём. Масштабы лесозаготовок несколько сократились только в 1946 году после учреждения заповедника «Висим», но в 1951 году этот заповедник закрыли. Восстановили его в 1971 году и в меньших размерах; новое его название — Висимский. Он расположился в верховьях Сулёма. На территорию заповедника приходится 30 км течения реки, не считая охранных зон. В заповеднике в естественном состоянии сохраняется и изучается комплекс средне- уральской горной тайги и комплексы горных («висячих») болот.

В 80-е годы XX века на Сулёме планировалось строительство водохранилища, воду которого перекачивали бы для нужд Нижнего Тагила. Для водохранилища построили дорогу, ЛЭП, трубопровод, станцию перекачки, дамбу, но вскоре работы были прекращены.

Ниже села Сулём на Чусовой появляются целые архипелаги мелких островов. Напротив левобережного камня Паклин (138-й км) — острова Паклины. Напротив левобережного камня Гилёвский (139-й км) — острова Гилёвские. Гилёвы — фамилия известной на Чусовой династии сплавщиков из Сулёма. Затем справа в Чусовую впадает речка Романовка. Здесь на обоих берегах Чусовой стояла деревня Романова, исчезнувшая в 70-х годах XX века. За луговинами — остров Романов и камень Романов на правом берегу (142-й км). Потом появляются острова Шитиковские. Шитик — это небольшое речное беспалубное судно.

На левом берегу виднеется небольшой камень Зимняк (или Зимник). За ним на повороте на правом берегу — невысокий, но длинный боец-стенка Афонины Брови (146-й км). Через 2 км после Бровей на Чусовой — остров Толстик. Толстик — значит «толстый» остров, то есть высокий, с крутыми берегами. Напротив него на правом берегу стоит камень Толстик — длинный сланцевый откос, сморщенный микроскладками. «Камнем» этот откос поименовал Е. Ястребов. Потом правый берег Чусовой вздымается откосом Васькиной горы, под которой в реке остров Кирин. О приближении жилья свидетельствует камень Могильный (второй) на правом берегу. За этим камнем располагается кладбище села Усть-Утка. На левом берегу вдали видна гора Старуха (461 м) — самая высокая в окрестностях. Когда-то, до русских, она у вогулов называлась Эква — «Старуха», а более точно — «Святая мать». Горы-«старухи» (эквы) и горы-«старики» (ойки) у вогулов почитались священными.

На 153-м км на правом берегу Чусовой растянулось большое село Усть-Утка. Усть-Утка — «классическое» село- пристань. За селом в Чусовую впадает река Межевая Утка — один из самых крупных притоков. Длина Межевой Утки 135 км. Богата история этой реки, в которой участвуют и Ермак, и Демидовы, и раскольники-староверы, сжигавшие свои деревни, и рудознатцы, искавшие здесь золото и платину, и древние вогулы, оставившие по берегам реки свои могильники.

За устьем Утки по берегам Чусовой друг за другом стоят бойцы. На правом берегу — Красный (первый; 155-й км), на левом берегу — Жёлтый (первый; 157-й км), за ним — боец Харёнки (или Зелёная Шапочка). За Харёнками Чусовая делает сложный поворот, на котором за двумя островами еле виден камень Кривуша на левом берегу. «Кривуша» или «криуша» — просторечное название речного изгиба. За ним по обоим берегам начинается деревня Харёнки (161 км от Коуровки).

Харёнки — это «деревня-спутник» пристани Кашка (она в 3 км ниже по течению). Возникла Кашка в середине XVIII века. Сейчас Кашки уже нет, а вот Харёнки уцелели. Забавное название деревни происходит от имени Харитон: видимо, деревню назвали в честь детей какого-то Харитона, попросту — Хари. В деревне около сотни домов. В конце XX века деревня превратилась в дачную. Зимой здесь живут всего несколько десятков местных жителей. В основном дома принадлежат екатеринбуржцам с хорошим достатком. Такой «имущественный ценз» объясняется тем, что в Харёнки можно приехать только на своей машине.

«Новое время» проявилось в Харёнках ярче, чем где-либо ещё на Чусовой. В начале XXI века на верхней окраине деревни, сразу за камнем Харёнки и кладбищем, вырос целый дачный комплекс — большая асфальтированная площадка, огороженная декоративной кирпичной оградой; на площадке — два похожих трёхэтажных коттеджа с подземными гаражами. Первые этажи коттеджей — каменные, вторые и третьи — деревянные, необычного для уральской древесины тёмно-коричневого цвета. Высокие и острые крыши и балконы-галереи третьего этажа делают коттеджи похожими на швейцарские шале. В стороне — ещё один, уже одноэтажный домик (для прислуги? для охраны?). Местные жители рассказывают, что хозяева прилетали на строительство этих дач вертолётами; что этот островок счастья берегут автоматчики; что брёвна для домиков привезены из Финляндии, каждое бревно — в полиэтиленовой упаковке. Над коттеджами установлены антенны-«тарелки»; в Чусовой выкопана яма для ныряния. Всё это — чусовские дачи губернатора Свердловской области и мэра Нижнего Тагила. Здесь Чусовую пересекает подвесной мост, а на берегу громоздится огромный конный памятник Акинфию Демидову, помпезно покрытый позолотой.

На нижнем конце деревни, в лесочке на правом берегу, за забором виднеется одноэтажное здание с демонстративно большим транспарантом: «Охотохозяйство „Харёнки"». У ворот — пост охраны; к домику тянутся огромные пряди проводов; на крышах большущие «тарелки» — антенны спутниковой связи. Это скромное охотохозяйство больше напоминает какой-нибудь Центр управления космическими полётами.

За Харёнками через Чусовую отгрохан новый бетонный мост. Пока его возводили, через всю реку насыпали дамбу. Река тонким слоем воды перекатывается поверх дорожного полотна. «Ниссан» проехать здесь может, а вот моторка местного жителя или байдарка туриста здесь не проплывёт. Но тем, кто едет на «Ниссане», плевать на тех, кто плывёт на лодке.

От Харёнок до устья речки Кашки все скальные выходы на Чусовой безымянные. Речка Кашка имеет в длину около 30 км. В устье её был пруд, стояла большая деревня и пристань Кашка. Пристань обслуживала Алапаевские заводы и строила до 60 барок в год (по сведениям местных жителей). Мамин-Сибиряк писал о Кашке: «Пристань Кашка рассыпала свои домики на левом берегу Чусовой, на низкой отлогости, которую далеко заливает вешняя вода. Вид на пристань чистенький и опрятный». Кашка исчезла в 70-е годы XX века. Сейчас на месте деревни покос. Напротив луговины, на правом берегу возвышается красивый боец Дождевой. В гроте этого бойца в 80-е годы XX века археологи раскопали захоронение шамана. Есть основания считать, что грот Дождевого в каменном веке был святилищем. Под этим бойцом находится знаменитый Кашкинский перебор — самый опасный перебор на Чусовой (опасный для барок, не для байдарок). Здесь падение воды заметно на глаз: уклон составляет 270 см на 426 м реки, а ширина Чусовой всего около 40 м.

Загадочно название «Кашка». К каше или цветку кашке оно отношения не имеет. Местные жители считают, что река названа по прозвищу человека, но это, скорее всего, народная этимология. Возможно, название реки произошло от ныне исчезнувшего древнепермского слова с корнем «чаш» (как Чашкино озеро возле Соликамска, название которого не имеет отношения к чашке, то есть к посуде). В русском языке звуки «к» и «ч» иногда заменяют друг друга (так, например, «чепчик» — «кепка»), и непонятное название было русифицировано и трансформировано в понятное — «Кашка». А корень «чаш» имеет смысл «двойственность», «парность», «раздвоение», «развилка». В окрестностях Кашки наблюдается какая-то топографическо-топонимическая аномалия с раздвоениями. Здесь рядом устье реки Межевая Утка и исток реки Дикая Утка (приток Сылвы); речки Кын и Кынок, причём Кын образуется из слияния Каменного Кына и Мягкого Кына; два камня Синих; гора Старуха с двойной вершиной, а в пару к Старухе неподалёку — Старик-камень, или гора Эква; одна из двух чусовских речек Чизм. Наконец, сама Кашка имеет два крупнейших притока — речки Талица и Талая, причём в месте их впадения Кашка сама примерно равновелика притоку; то есть если идти по Кашке вверх по течению, то Кашка раздваивается. Может быть, всё это сплошь одни случайные совпадения, а может, когда-то во всём этом заключался большой смысл.

На левом берегу на 165-м км возвышается за лесом двойная скала Голубчики. Возможно, историческое название её — Голбчики от слова «голбец». Так называли раскольничьи кресты с кровлями. Вершины скал напоминают острия голбцов. За Голубчиками прячется второй камень Печка (166-й км), почти не заметный с реки.

Дальше начинается первый из трёх самых опасных для барок участков реки. Чусовая описывает S-образную излучину, на всех вогнутых берегах которой под ударом водяной струи стоят скалы-бойцы: на правом берегу — Омутной (168-й км) со своим «обломком» камнем Зубец, на левом берегу — второй Дыроватый (170-й км) с Дыроватым островом и на правом берегу — Олений (173-й км). Это Кашкинская гряда бойцов.

БОЕЦ ОМУТНОЙ

Знаменитый боец Омутной — это гряда из четырёх больших (даже огромных) и нескольких малых утёсов, разделённых логами с осыпями или лесом. На вершине утёсов — фигурные каменные останцы, почти неразличимые снизу. Высота Омутного 75 м, длина — около полукилометра. Местные жители рассказывали филологам УрГУ: «Омутной боец, гладкий; он много барок побил. Большой-большой был когда-то. Вода о стенки трётся-трётся, — камни и обрываются. Тут почему-то никогда не стынет вода, вечно родничком бьёт. Омут тут большой, глубиной в 20–30 метров». (Глубина омута 3, 5 м.) Сплавщики называли Омутной «первым бойцом», потому что он начинал гряду самых высоких скал-бойцов на участке Кашка — Ёква. Вокруг Омутного были построены заплавни. Сейчас ещё можно различить их остатки возле одного из логов: толстые сгнившие брёвна, врытые в берег. Омутной — геолого-ботанический памятник природы. Он считается одним из красивейших камней Чусовой, но и его не пощадила измазанная в краске кисть туриста: понизу на скале пестрят надписи.

Зубец — последний «обломок» Омутного. Это отдельно стоящий 20-метровый утёс, чья заострённая вершина видна над лесом. Отдельным камнем Зубец объявил (и дал название), видимо, Е. Ястребов в своём путеводителе 1963 года.

Боец Дыроватый известен своими пещерами — Туристов (80 м) и Скалолазов (100 м), а также гротом Дыроватским (5 м). Высота бойца около 70 м. Олений же считается самой красивой скалой на Чусовой. Его высота тоже около 70 м. Ни один из тех авторов, которые описывали этот утёс (включая Мамина-Сибиряка), не удержался от пересказа легенды про оленя, который спрыгнул с этой скалы. (Мы тоже расскажем её, но попозже.) Все три бойца при сплаве «железных караванов» были обнесены заплавнями.

После камня Вогулинская Гора (174-й км) на левом берегу, на правом появляется крошечная деревушка Ёква. Она стоит в устье речки Ёквы длиной около 40 км. Речка начинается под горой Высокая Ёква (527 м). Название «Ёква» происходит, видимо, от мансийского (вогульского) слова «Эква».

Деревню Ёкву отметил и Мамин-Сибиряк, назвав «Иоквой». Писатель К. Буслов в книге «500 часов тишины» (1964) рассказывал, что в деревне были сельсовет, медпункт, магазин, а местные жители жаловались, что свежие газеты до них доходят с опозданием. Сейчас, спустя 40 лет, в деревне нет ничего, а газеты вообще не доходят. Ёква вымирает; в ней осталось всего около десятка жителей.

За Ёквой на правом берегу стоит маленький камень Собачий (176-й км). По преданию, до него добегали деревенские собаки, когда облаивали проплывающие мимо барки «железных караванов». За камнем возвышаются три огромных красноватых утёса бойца Собачьи Камни (178-й км), а за ними на левом берегу — второй боец Синий (179-й км). Этот боец действительно какой-то мертвенно-синеватый, и местные жители говорили о нём: «Здорово синий он, и всё кругом синё». За Синим по левому берегу тянется гряда скальных выходов камня Конёк (180-й км), где одна скала очень напоминает опущенную конскую голову на мощной шее (будто гигантская шахматная фигура). За Коньком — устье речки Чизмы (первой) длиной около 20 км. Название Чизмы происходит от татарского слова «чишме», что значит «ключ», «родник», «речка с подземным истоком».

На 184-м км на правом берегу стоит полуразрушенный и заросший лесом камень Пермяков. Напротив него — луговина на месте исчезнувшей деревни Пермякова и «архипелаг» из трёх островов: Верхнего, Золотого и Нижнего.

ЗОЛОТОЙ ОСТРОВ

Золотой — средний остров небольшого «архипелага» (Верхний, Золотой и Нижний острова). Левая протока здесь широкая и мелкая, а правая узкая и глубокая, но на всём протяжении перегорожена каменными грядами на дне. Жители близлежащей деревни Пермякова во время сплава «железных караванов» указывали баркам неверный путь — в правую протоку. Барки садились на мель. Чтобы стащить их с мели, сплавщики были вынуждены нанимать тех же самых крестьян-обманщиков. Доверчивость стоила дорого, потому остров и прозвали Золотым.

На правом берегу над островом возвышается невыразительный камень Пермяков, а на левом берегу — луговина на месте исчезнувшей деревни Пермяковой. У этой деревни вообще была дурная репутация. Помимо обманщиков Золотого острова, отсюда был родом страшный разбойник Пермяков, который грабил барки и убивал бурлаков. Мамин-Сибиряк писал об этой деревне: «Вид Пермяковой отличается, пожалуй, довольно оригинальной красотой, хотя и поражает непривычного человека своей дикостью. Всего какой-нибудь десяток изб точно сейчас выползли на левый низкий берег — и всё тут». В 1899 году в Пермяковой, несмотря на «десяток изб», согласно статистике, проживали 530 человек.

В Гражданскую войну возле Пермяковой тоже произошла нехорошая история. На деревню наступали белые, прикрывшиеся процессией монахов. Красноармейцы не решались стрелять, а венгры-интернационалисты без колебаний скосили из пулемётов и белых, и монахов. В 60-е годы XX века в Пермяковой ещё было 25 домов и магазин. Сейчас на месте деревни покос.

Сразу за Нижним островом на правом берегу виден боец Писаный. Напротив него на поляне в 1779 году установлен большой каменный крест. Надпись на нём гласит, что на этой поляне 8 сентября 1724 года родился Никита Акинфиевич Демидов. Изображение этого креста (с почти такой же надписью) выбито на стене камня Писаного — потому камень и получил своё название.

За крестом на левом берегу возвышаются причудливые башни бойца Столбы (186-й км). Дальше, у камня Самаринского, Чусовая входит в Пермскую область. Граница областей проходит как раз по острову Самаринскому. Самар — старинное тюркское имя.

В 3 км ниже Самаринского острова начинается «осиновое изобилие» — остров Осиновый, камень Осиновый на правом берегу (191-й км), слева — устье речки Осиновой, а справа — Устье ручья Ключи, который на некоторых картах тоже обозначается как речка Осиновая.

Через 1 км за незначительными скальными выходами по левому берегу в Чусовую впадает речка Большая Еловка. Длинная и невысокая каменная стенка по левому берегу, сморщенная микроскладками, Е. Ястребовым названа камнем Пластинки (193-й км). Напротив Пластинок на правом берегу расположено урочище Журавлик, по которому протекает речка Журавлик. В устье её раньше стоял лесосплавной кордон. За Пластинками слева в Чусовую впадает речка Малая Еловка. В её устье стояла деревня Деминева (Деменева). На луговину выводит просёлочная дорога от станции Рассолёнки. На некоторых картах речка Большая Еловка названа Малой Еловой, а Малая Еловка — Большой Еловой. На 194-м км на правом берегу видны несколько невысоких скальных выступов камня Журавлик (второго). За камнем находится луговина на месте посёлка спецпереселенцев Журавлик. На 1 июля 1969 года справочник указывал в посёлке четырёх жителей.

На 196-м км на левом берегу появляется несколько крупных утёсов бойца Сплавщик. Местные жители рассказывали: «Камень Сплавщик — тут барка села на мель. Стали якорь ставить, а якорь-то сплавщика на дно удёрнул. Вот камень Сплавщиком и зовут». За Сплавщиком на правом берегу некоторые путеводители указывают «камень-призрак» Дуга. За ним на крутом повороте возвышаются пять высоких (до 40 м) утёсов бойца Дужного (он же Дужный). Первый утёс этого бойца — главная «фотозвезда» Чусовой. Редкий путеводитель обходится без снимка этой красивой скалы. На правом берегу на 198-м км возвышается невысокий, заросший лесом, полуразрушенный камень Ростучий. За ним — невысокий, «лепёшкоподобный» камень Коврижка (первый с таким названием). Наконец, на левом берегу на 199-м км — разноуровневая и сложная громада камня Новиков. Своё название он получил от Е. Ястребова по имени исчезнувшей деревни. В стене Новикова за вершинами елей видна дыра пещеры — выхода карстового колодца. Высота колодца около 20 м. Он начинается воронкой на плоской вершине камня. Рядом с воронкой среди останцев — поразительная каменная конструкция красивейшего карстового моста с высотой дуги около 8 м и длиной «пролёта» около 20 м. Этот мост не упоминается ни в каких путеводителях, ни в каких перечнях памятников природы Пермской или Свердловской областей. За громадой Новикова камня в Чусовую слева впадает речка Гаревая длиной около 4 км. На этой речке и стояли исчезнувшие деревни Новикова (в устье) и Гаревая (в верховьях).

Речка омывает подножие камня Котёл (первый с таким названием). В камне есть грот. От этого камня Чусовая описывает дугу длиной около 5 км с перешейком в 100 м шириной. По этому перешейку проходит просёлочная дорога от станции Кын на Усть-Серебрянку.

На 202-м км на левом берегу громоздится высокий камень Кобыльи Рёбра (первая скала с таким названием). Вообще-то с рёбрами кобылы сходства у камня не замечается… За камнем стояла деревня Кайгородова (или Фролова).

За поворотом Чусовая проходит под грандиозной красноватой стеной камня Ростун. Высота стены около 100 м, а длина около километра. Ростун — вторая по величине скала на Чусовой.

Устье реки Серебряной (попросту — Серебрянки) находится за обрывом Ростуна в 205 км от Коуровки. Серебрянка — река легендарная. Это по ней Ермак отыскал путь за Уральский хребет. Какое-то время Серебрянка даже была частью Государевой дороги в Сибирь. На стрелке Чусовой и Серебрянки стоит деревянный крест в память о походе Ермака, установленный в 1982 году. Длина Серебрянки 160 км. В её устье раньше стояла большая деревня Леснята (Усть-Серебряная).

На 1 июля 1969 года в Усть-Серебряной проживали ещё 107 человек. Местные жители рассказывали о деревне: «Наши-то из-за Камы пришли. Трое Чудиновых топором срубили три дома. А кругом лес и лес — и больше ничего. Вот так они и жили. От них-то наша деревня и пошла». В 70-х годах деревня вымерла. Остался только обелиск односельчанам, погибшим на войне. Но в середине 90-х годов на луговине появилось нечто вроде фермы, где работают солдаты. Это подсобное хозяйство какой-то воинской части. Армии нечем было кормить защитников отечества, и пришлось заняться огородничеством.

За устьем Серебряной Чусовая минует четыре безымянных утёса на правом берегу, а на левом берегу в отдалении в лесу видна вершина камня Юрта (206-й км). Своё название камень получил от Е. Ястребова, который, видимо, не знал, что юрты бывают только у кочевых татар или башкир, а у вогулов жилища — чумы. Напротив Юрты на правом берегу опять встают безымянные скалы.

На левом берегу на 207-м км раскинулась луговина на месте «деревни-призрака» Весёлый Луг (или Кисели). Здесь в Чусовую впадает ручей Кисели. Весёлый Луг был «дачной» деревней служащих завода Кын. Деревня состояла из одной улочки, вытянувшейся вдоль Чусовой. На 1 июля 1969 года в ней ещё жили 15 человек.

На 208-м км на правом берегу громоздится массивный боец Жёлтый (второй). Своё название он получил по большому рыжему пятну лишайников в центре предпоследнего утёса. Видно, лишайники здесь растут не меньше двух сотен лет. На левом берегу через километр над Чусовой обнажаются невысокие плоские плиты — лещади. Это — подмытый Чусовой склон горы Дмитриевской (382 м), вершина которой в 3 км от реки. Е. Ястребов назвал этот откос камнем Плиты.

На 210-м км косыми пластами жёлтого известняка на правом берегу обнажается камень Красная Гора (Красный). На 212-м км на левом берегу — осыпь тёмных и желтоватых обломков известняка, которая называется камнем Темняш (третий Темняш).

На 214-м км справа в Чусовую впадает ручей Колган Лог. Почти весь свой путь он течёт под землёй. «Колганом» в старину называли капризного человека. Может, ручей «капризничает» — прячется? Впрочем, «калганами» назывались деревянные чашки грубой выделки. Может, название ручья как-то связано с такой чашкой?.. За ручьём поднимается боец Кирпичный. Он тёмного цвета и трещинами расколот на разновеликие прямоугольные блоки — будто бы сложен из огромных кирпичей. Во время сплава «железных караванов» он считался опасным бойцом и был обнесён заплавнями. Напротив бойца на левом берегу раскинулся луг на месте исчезнувшей деревни Кирпичной. На 1 июля 1969 года в ней проживали три человека. За бойцом через 2 км в лесу видны три бесформенных утёса камня Коробейный. За ним находится урочище Кирпичное, где протекает речка Кирпичная. В устье речки стоял рабочий посёлок Кирпичный, исчезнувший к 1974 году. На месте брода сейчас перекат. Сюда выходит просёлочная дорога из села Кын (около 10 км). У переката стоят несколько запертых сараев, а на берегу лежат лодки. Это нечто вроде «лодочной станции» жителей Кына.

В 2 км ниже брода на левом берегу возвышается крупная безымянная скала, словно разломленная надвое, а за ней — ещё одна. А затем бойцом Печка начинается Кыновская гряда бойцов.

БОЕЦ ПЕЧКА

Этот боец — третья и самая известная Печка на Чусовой. Пирамидальная скала имеет высоту около 40 м. В центре подножия, в ядре крутой антиклинальной складки, зияет небольшой грот, куда можно заплыть на лодке. Свод грота имеет правильную эллиптическую форму, а его пласты уходят вглубь ровными ступеньками, как в перспективном портале готического собора. Мамин-Сибиряк в очерке «Бойцы» описывал Печку так: «… нависла над самой рекой громадная скала Печка. Своё название этот боец получил от глубокой пещеры, которая чёрной пастью глядит на реку у самой воды; бурлаки нашли, что эта пещера походит на цело (чело) печки, и окрестили боец Печкой. Сам по себе боец Печка представляет серьёзные опасности для плывущих мимо барок, но эти опасности усложнены ещё тем, что сейчас за Печкой стоит другой, ещё более страшный боец Высокий-Камень». Боец Печка был огорожен заплавнями. На Печке произрастают реликтовые растения и эндемики; 4 вида растений занесены в Красную Книгу. В 1975 году боец был объявлен ландшафтным памятником природы, но, несмотря на статус ООПТ, грот Печки изнутри размалёван надписями туристов.

Упомянутый Маминым-Сибиряком «боец Высокий-Камень», который чаще называют Великаном, стоит на правом берегу Чусовой сразу за Печкой. Он словно охватывает поворот Чусовой. Великан — самая большая скала на реке. Длина Великана 1,5 км (по другим данным — 2 км), а высота 115 м (по другим данным — 120 м). Под Великаном находится и самый глубокий омут на Чусовой.

Через два километра после Великана на левом берегу находится другой боец. Внешне он не производит особенного впечатления, да и название у него «несерьёзное» — Воробей.

БОЕЦ ВОРОБЕЙ

Воробей — это две небольшие компактные скалы высотой 10 и 5 м. Местные жители рассказывали о нём филологам УрГУ: «Воробьи — он как бы два камня, близко друг от дружки стоят, на первый-то взгляд вроде и не страшный, а подтягивает к нему, только успевай отгребать. Отгребай да отгребай, а чуть прозеваешь или растеряешься, так плот и шоркнет, черкнёт по камню боком. Глядишь, два-три бревёшка и нет, как не бывало, как будто воробей отклюнул».

Почти напротив Воробья на правом берегу возвышаются три 20-метровых утёса бойца Денежного. По преданию, на этом бойце разбилась барка, перевозившая бочки с монетами.

Государственный монетный двор был открыт в Екатеринбурге по указу Сената в 1725 году и действовал до 1839 года. (По другим данным, монетный двор действовал в 1725–1727 и 1762–1876 годах). Он чеканил исключительно медную монету, и на нём было произведено 80 % всех русских «медяков» на сумму около 130 млн руб. Екатеринбургские монеты имели клеймо ЕМ. Естественно, что монеты из Екатеринбурга отправлялись в Россию так же, как и другая продукция из металла, — барками по весеннему караванному валу. В бассейне Чусовой в 1788–1798 годах на реке Бабке, притоке Сылвы, действовал ещё один монетный двор — Аннинский при Аннинском заводе.

За Денежным бойцом на левом берегу под кручей Мёрзлой горы появляется обширная, обустроенная усадьба — чей-то загородный «дворец». Усадьба появилась в 2003 году. 2003 год можно считать годом окончательной гибели деревеньки Зябловка, что раньше стояла под Мёрзлой горой. Зябловка была «деревней-спутником» села Кын (здесь его зовут Кын-завод). Напротив новой усадьбы — пара домиков биостанции Пермского государственного университета. За Мёрзлой горой начинается село Кын (225 км от Коуровки).

ЧУСОВАЯ «В КАМНЯХ»-2

Завод Кын основан Строгановыми в 1760 году на пруду в устье речки Кын. Нынешнее село вытянуто вдоль этой речки на 2, 5 км. Кын имеет богатейшую, славную и бурную историю, которой может позавидовать любой другой посёлок или город на Чусовой. В Кыне наиболее полно сохранился комплекс горнозаводских построек (ныне частично заброшенных): насыпь плотины с обломками водобойного колеса и ложе пруда (пруд спущен), руины производственных корпусов, большой каменный амбар, перенесённое устье речки Кын, заброшенная церковь, валунная пристань. Очень интересен маленький музейчик Кына. Над всеми руинами и над речкой подымается луговая Плакун-гора с белыми скальными выходами. Чусовая в селе Кын делает крутой поворот, и на повороте бурлит Кыновский перебор, где падение реки тоже видно на глаз. На левом берегу возвышается камень Гребешок (первый), у подножия которого стоит обелиск на могиле расстрелянных заложников. За Гребешком тянется просторная луговина на месте исчезнувшей деревни Долгий Луг — ещё одной «деревни- спутника» Кына. В конце этого луга находится одинокая усадьба фермера.

Напротив Долгого Луга по правому берегу тянется длинный боец Стеновой — ровная каменная стена, поверху рассечённая «висячими» логами. Ещё через километр на левом берегу громоздится огромная бурая пирамида бойца Мултык. Мултыком завершается Кыновская гряда бойцов.

От камня Востряк (6 км от Кына), чьи тонкие, вертикально поставленные гребни почти не заметны в зарослях на склоне правого берега, Чусовая снова ненадолго возвращается в Свердловскую область. От Востряка начинается Бабёнский плёс. На 8-м км на левом берегу — луговина на месте исчезнувшей деревни Зимняк. На 10-м км глаз туристов радует самодельный памятник на всё том же левом берегу — задорный расписной деревянный петух из причудливо изогнутого древесного корня высотой в человеческий рост. Дальше в устье речки Бабёнки находится маленькая деревня Заречная. Раньше это была вогульская деревня Бабёнки, но вогулы (манси) здесь бесповоротно обрусели. Деревня еле дышит.

За островами на правом берегу — пустошь на месте деревни Ялуниной (возможно, её название происходит от мансийского названия белолобого гуся — «я-лунт»). В деревне во время молевого сплава находилась лесная гавань. Ялунина исчезла к 1974 году.

После призрака Ялуниной деревни Чусовая описывает большую и пологую излучину. Излучина начинается бурым обрывом камня Сосун (первый, если не считать за Сосун камень Ревень) на левом берегу (15-й км). На излучине на левом берегу раньше стояли деревни Верхние и Нижние Мысы. Коренные берега Чусовой здесь представляют крутые красно-бурые сланцевые и песчаниковые обрывы. Это породы девонского времени, самые древние из всех, которые в своём течении вскрывает Чусовая. Самый значительный из этих обрывов — обрыв на правом берегу за устьем речек Мельничной и Белой. Этот обрыв почему-то не имеет названия.

На 18-м км от Кына на правом берегу появляется деревня Верхняя Ослянка. Деревня основана как казённая пристань в 1735 году. Она обслуживала заводы Гороблагодатского горного округа. В Ослянке до недавнего времени находилась турбаза, где заканчивался Всесоюзный лодочный маршрут № 58 А (от Коуровской турбазы). Туристы и лесоучасток — это были главные «статьи дохода» жителей деревни. Сейчас нет ни того ни другого. Впрочем, Верхняя Ослянка выглядит неплохо, хотя и живёт трудно. Бурый откос напротив деревни на левом берегу называется камнем Ослянским.

За деревней на правом берегу — устье речки Ослянки, потом — ручья Камыка.

Речка Ослянка стекает с южного склона невысокой горы Ослянки. Видимо, речка названа по горе, а название горы происходит от устаревшего слова «осляная» — то есть голая, лысая, очищенная от покровов (леса). Тут можно вспомнить и «оселедец» Тараса Бульбы — чуб на темени выбритой головы казака; и то, что на Урале очищенное от коры и сучьев нетолстое бревно называли «ослядкой». Но может быть, слово связано с «оселком» — камнем для наточки ножей? По мнению исследователя XVIII века И. Г. Гмелина, речка названа Ослянкой потому, что в её русле находят «каменные оселки, что ножи точат». А Радищев в воспоминаниях о тюрьме в Кунгуре называет «тёмную» (камеру за решёткой) «осленистой» от народного слова «осленистая» — в смысле «плохо освещённая», «сумрачная».

В 4 км от Верхней Ослянки на обоих берегах Чусовой раскинулась «деревня-спутник» Нижняя Ослянка. Здесь нет ни магазинов, ни фельдшерского пункта. Нижняя Ослянка постепенно превращается в дачную деревню, как Курья или Каменка.

Сразу за Нижней Ослянкой по берегам Чусовой появляются невысокие скалы. Это начинается территория «призраков». На правом берегу — камень Синий (третий). Путеводители обычно им пренебрегают. Он сложен из мелких острых чешуек, стоящих вертикально. На левом берегу почти напротив него видны незначительные скальные выходы «камня-призрака» Девичьи Слёзы. Путеводители вообще никогда его не упоминают. По преданию, здесь плакали пристанские девушки, провожающие своих суженых на сплав «железных караванов». Дальше на левом берегу над омутом поднимаются невзрачные глыбы камня Стерляжий. Видимо, раньше этот камень назывался Стерляжий Омут. В результате неведомых манипуляций с картами название этого камня развалилось пополам, и чуть ниже появился «камень-призрак» Омут, который стоит не над омутом, а над Стерляжьим перебором. Но в реальности никакой скалы над перебором нет — так, просто крутой каменистый берег. За камнем Стерляжьим находится урочище Стерляжье с «деревней-призраком» Стерляжий Хутор (Андреевка). От деревни осталось лишь заросшее кладбище.

От Стерляжьего перебора начинается длинный плёс. На 30-м км и на правом, и на левом берегах Чусовой — поляны. Здесь стояла «двойная» деревня Луговая-Копчик. На левом берегу была её русская часть — деревня Луговая. На правом берегу — вогульская часть, деревня Копчик. Копчик была предпоследней вогульской деревней на Чусовой. К человеческому копчику её название отношения не имеет: Копчик — это личное вогульское имя. Луговая и Копчик исчезли одновременно — в конце 60-х годов XX века.

Ещё через 3 км на правом берегу видна луговина на месте исчезнувшей деревни Коноваловки.

ИСЧЕЗНУВШАЯ ДЕРЕВНЯ КОНОВАЛОВКА

Время возникновения деревни неизвестно. Деревня описана в «Очерках обозной жизни» Фёдора Решетникова, пермского писателя-демократа XIX века, автора знаменитой тогда повести «Подлиповцы». В Коноваловке обоз Решетникова переправлялся через Чусовую. В 1915 году возле деревни началось строительство большого казённого лесопильного завода. Но чусовские заводчики воспротивились и строительство было прекращено, хотя к деревне от станции Кушва уже протянули узкоколейку длиной около 70 вёрст. Сейчас на обширном пустыре в бурьяне и зарослях возвышаются четыре огромных (высотою по 15 м) мостовых «быка» из тёсаного камня, шестигранная краснокирпичная башня (высотой 4 м), у подножия которой замшелая шахта с подземными коммуникациями, заросшие малинником руины стен, растрескавшиеся фундаменты недостроенных зданий, насыпь узкоколейки.

В путеводителе С. Торопова «По голубым дорогам Прикамья» (1976) говорится: «В 1915 г. по распоряжению царского министра Коновалова здесь стали строить крупный казённый лесопильный завод». Этот загадочный министр упоминается в книге В. Патрушева «Золото. Город. Люди» (2005): «В начале 1910 г. из Берёзовского завода в Петербург к министру промышленности и торговли Коновалову ездили „доверенные лица"…» Видимо, здесь какая-то путаница. Министром торговли и промышленности в 1909 году был В. И. Тимирязев, в 1909–1915 годах — С. И. Тимашёв, в 1915–1917 годах — В. Н. Шаховский. Что же это за «царский министр Коновалов», в честь которого якобы названа деревня на Чусовой?

Деревня Коноваловка просуществовала до конца 60-х годов XX века.

* * *

За мрачными руинами Коноваловского завода в Чусовую справа (за островом) впадает речка Сылвица (36 км от Кына). Где-то здесь находится «камень-призрак» Коноваловский, существующий только в путеводителях.

Длина реки Сылвицы 77 км. На всём своём протяжении речка течёт в узкой лесной долине под невысокими сланцевыми скалами. Поселение на ней было только одно — леспромхозовский посёлок Бутон, который ныне заброшен. По берегам Сылвицы ещё можно отыскать следы насыпей узкоколейки и обвалившиеся шахты рудников: в XVIII и XIX веках Сылвица была рудной базой для Кушвинского завода. В XX веке по ней шёл молевой сплав. Более эта речка не знаменита ничем. Название её — «Сыл-ва» — в переводе с языка коми означает «талая вода», а Сылвицей речка стала потому, что у Чусовой есть другой приток Сылва, и вторая Сылва куда больше этой. Зато сходство названий позволило некоторым историкам считать Сылвицу именно той Сылвой, по которой по ошибке сначала пошла дружина Ермака.

За устьем Сылвицы Чусовая минует незначительный камень Сылвицкий на правом берегу. Под этим камнем раньше располагалась лесная гавань, где сортировали брёвна, выплывающие в Чусовую по Сылвице. За Сылвицким и небольшой грядой останцев справа в Чусовую впадает речка Быстрая. За её устьем Чусовая левым берегом возвращается в Пермскую область.

На правом берегу поднимается небольшой камень Антонов (39-й км), а затем Чусовая подходит к знаменитому бойцу Ермак с Ермаковой пещерой (40-й км). В XIX веке возле камня Ермак находились два железных рудника — Ермаковский и Мокрый.

Через 2 км после Ермака в Чусовую слева впадает речка Левая Долговка, которая в среднем течении 2 км бежит под землёй, а ещё через километр справа впадает Правая Долговка. После её устья Чусовая и правым берегом возвращается в Пермскую область. Напротив устья Правой Долговки на левом берегу находится безымянная «база отдыха» — частное заведение какого-то тайного хозяина. Хозяин явно богат, потому что сюда, в глухомань, протянул линию электропередачи, а развлекается не только пьянкой, баней, грибами и рыбалкой, но и гидроциклами. Почти напротив «базы» на правом берегу находится боец Котёл (второй) с пещерой, заметной издалека. Пещера неглубокая, но в ней живут летучие мыши.

На 45-м км на левом берегу стоит боец Тёмный. С 47-го км на Чусовой начинались самые трудные для «железных караванов» места. Начало этого отрезка обозначает двойной камень Малый Стрельный.

Краевед В. Киреев пишет: «На участке от камня Малый Стрельный до устья реки Койвы, т. е. на расстоянии в 48 км, Чусовая делает 25 поворотов, а по берегам реки поднимаются самые опасные „бойцы"… Падение русла здесь составляет более метра на километр, и река стремительно катится от камня к камню. Вот почему здесь требовался максимум внимания и напряжения, если сплавщики желали благополучно миновать эти страшные места. Вот почему старший караванный выстрелом из небольшой пушки, установленной на головной барке, привлекал внимание бурлаков. Совершалось это, как раз когда барки проплывали мимо камней, и названных ими Стрельными».

Через километр после Малого Стрельного в Чусовую справа впадает речка Большая Свадебная длиной около 20 км. В её устье стоит камень Свадебный. Напротив камня — Свадебный перебор.

Относительно такого «праздничного» названия уже упомянутый В. Киреев поэтично развивает прежнюю тему: «Ниже Свадебной располагаются самые страшные чусовские „бойцы": Горчак, Молоков, Разбойник, на долю которых приходится главная масса „убившихся" барок и человеческих жизней. От устья этой речки начиналась самая горячая работа бурлаков, самая жуткая „свадьба". Проскочит ли барка невредимой, или повенчает её Чусовая с холодными объятиями смерти? Свадебная… Горькая ирония звучит в названии этой небольшой горной речки».

Камень Большой Стрельный — тоже двойной утёс, почти близнец Малого, только расстояние между его «половинками» вдвое больше. Напротив камня на правом берегу стояла ныне исчезнувшая деревня Полякова.

Через 2 км после Большого Стрельного слева в Чусовую впадает речка Малая Свадебная. В её устье стоял посёлок спецпереселенцев Свадебный. На 1 июля 1969 года в нём ещё проживали два человека.

Впрочем, бойцы после Свадебного перебора появляются далеко не сразу. Сперва на правом берегу встаёт причудливый камень Веер (53-й км). Напротив Веера на левом берегу стояла деревня Верх-Чизма (или Москвичи). Почти сразу за Веером поднимается полуразрушенный камень Печка (четвёртая Печка на Чусовой). За Печкой на обширной луговине размещалась большая деревня Чизма.

Своё название деревня получила по речке Чизме, впадающей в Чусовую по левому берегу, а речка называется от татарского слова «чишме» — «песок». Длина речки 26 км. Деревня возникла при руднике в середине XVIII века. На 1 июля 1969 года в деревне проживало ещё 19 человек. Ныне на месте деревни покос. От селения осталось только заброшенное кладбище в устье речки Чизмы и памятник погибшим в Великую Отечественную войну жителям Чизмы и всех других, тоже исчезнувших окрестных деревень.

Все береговые скалы от Печки до бойца Горчак получили свои названия от авторов путеводителей 60—80-х годов XX века.

За луговиной Чизмы из леса на правом берегу поднимается камень Острый (56-й км). От него Чусовая начинает описывать излучину Круглый Мыс. Здесь река так однообразно поворачивает всё время налево, что туристам кажется, будто они плывут по кругу. На 58-м км на обоих берегах стоят камни Круглый Мыс: крошечный выступ на левом берегу и двойной скальный гребень на правом. На излучине в Чусовую справа впадает речка Большая Бедька.

Длина речки около 30 км. Местами Бедька течёт под землёй, то есть имеет суходолы. Её крупнейшие притоки — Малая Бедька и Сухая Бедька, тоже с суходолами. Название речки иногда пишут как «Бетька». Возможно, оно происходит от коми-слова «бедь» — «палка», «дубинка». Краевед В. Киреев обыграл это объяснение названия: «Древние аборигены края очень удачно заметили, что эта „дубинка" весьма сильно подгоняет здесь Чусовую. И в самом деле, падение реки здесь составляет 0,93 метра на километр при среднем падении русла от Уткинской Слободы до Бедьки 0,29 метра на километр». В устье речки стояла деревня Усть-Бедька, исчезнувшая к 1974 году.

Завершается Круглый Мыс перебором Цветники. «Речным цветом» в старину называли пенные буруны.

О приближении Кумышской гряды бойцов свидетельствуют небольшие камни Кумышанские на обоих берегах Чусовой (62-й км). Название их дано неправильно. Правильно было бы — Кумышские. Так, на Чусовой есть речка Поныш, и скалы называются Понышские, а не Понышанские. Между этими камнями — остров и перебор Кумыш. От него Чусовая начинает описывать новую, теперь уже S-образную излучину, во всех впадинах которой под ударом течения стоят бойцы третьей, Кумышской гряды. Слева (на 67-м км от Кына) в Чусовую впадает речка Кумыш. В устье речки стояла старинная деревня Усть-Кумыш.

Почти напротив устья Кумыша возвышается первый из самых страшных бойцов — Горчак (68-й км). Это бесформенная каменная груда, сверху поросшая соснами. Своё имя Горчак получил за то, что принёс много горя. В хорошую погоду при ярком солнце под Горчаком на дне Чусовой можно увидеть цепь, оторванную от барки.

Через 2 км после Горчака за быстротоком поднимается коварный боец Молоков.

БОЕЦ МОЛОКОВ

Боец Молоков на сотню метров протянулся вдоль левого берега Чусовой подковообразной стеной высотою до 10 м. Нижний конец этой «подковы» входит в воду, резко вырастая до 40-метровой высоты. Во время сплава «железных караванов» Молоков был очень опасен. Барки било об него и «в лоб», и, заворачивая обратным течением, «об затылок». Молоков образовывал своим гребнем струю, которая несла барки прямиком на следующий боец — на Разбойник. Молоков ограждали заплавни, но они мало помогали, и боец был частично взорван. Вот как он описан у Мамина-Сибиряка ещё до взрыва: «Это была громадная скала, стоявшая к верховьям реки покатым ребром, образующим наклонную плоскость, по которой вода взбегала пенистым валом на несколько сажен и с ужасным рёвом скатывалась обратно в реку, превращаясь в белую пену. Вся река под Молоковом представляла белую вспененную массу, точно кипящее молоко; отсюда и название бойца — Молоков. Другим ребром боец выступал в реку, точно выдвигал каменный таран. Отброшенная скалой вода пересекала реку наискось вплоть до противоположного берега, образуя целую гряду ревущих майданов; они далеко бегут вниз по реке, точно стадо белых овец. Сила движения воды здесь настолько велика, что за бойцом образуется суводь, то есть вода тихим током медленно возвращается к бойцу, что можно заметить по плывущей вверх по течению реки пене. Получается поразительный контраст, резко обозначенный водяным рубцом».

* * *

После Молокова на изгибе крутого поворота на правом берегу, в густом лесу на круче виден камень Кликунчик.

КАМЕНЬ КЛИКУНЧИК

Кликунчик — небольшой утёс, торчащий из леса на склоне берега на высоте 50 м, в стороне от реки. Слева на утёсе выделяется останец, напоминающий голову животного на длинной шее. К. Буслов в книге «500 часов тишины» описывает Кликунчик так: «Кликунчик, надо сказать, необычайно потешен (помнится, так охотники называют привязанную овцу или поросёнка, которые криком заманивают зверя в западню). А здесь вы видите какую-то испуганную головёнку на длинной шейке, вытаращившуюся из залесённых скал». Но скорее, что своё название камень получил за сходство с лебедем-кликуном. Недобрая слава Кликунчика заключалась в том, что во время сплава «железных караванов» на его уступ выходили петь и плясать «девки в красных сарафанах». Сплавщик заглядывался на них, терял мгновение, и его барка разбивалась о Разбойник, стоящий ниже Кликунчика. К тонущей барке на лодках тотчас устремлялись спрятавшиеся мужики-грабители. И они, и «девки в красных сарафанах», по преданию, были жителями деревни Кумыш. Вот как рассказывали об этом филологам УрГУ местные жители в 1959 году: «На гладкой площадке Кликуна собирались бабы, девки. Начинали плясать, петь, всякие шутки выкидывать. Лоцманы заглядятся, и барка налетит на камень. Тогда выплывают мужики на лодках и начинают грабить. Страшное дело было: бурлаки из воды хватались за борта, чтобы спастись, а им рубили топорами руки. Лихие люди этим занимались из Кумыша, чаще пришлые, а может, вместе с ними и коренные…» В капитальном труде «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (СПб., 1914) Кликунчик (Кликун) назван «Крикун».

* * *

За Кликунчиком и стоит самый страшный боец на Чусовой, царь-боец — Разбойник (73-й км). На его счету сотни загубленных жизней и десятки разбитых барок. Но сейчас он не производит былого жуткого впечатления, потому что его взорвали трижды.

Следующим в смертоносной гряде бойцов стоит боец Четыре Брата. Это четыре неровных утёса, хотя придирчивые наблюдатели насчитывают и пять утёсов, и даже семь. В путеводителях боец называется «Пять Братьев» — «лишний» брат вырос тогда, когда авторы путеводителей перестали читать исторические материалы и документы. Четыре Брата разбиты пополам ручьём Четырёшным.

Через километр на левом берегу видна невзрачная груда «камня-призрака» Развального, который никак не может удостоиться внимания авторов путеводителей. Ещё через 3 км справа появляется последний боец Кумышской гряды — Отмётыш (80 км от Кына).

БОЕЦ ОТМЁТЫШ

Этот боец двумя гребнями наискосок поднимается от воды на кручу правого берега. Высота первого гребня — 50 м, второго — 40. Между гребнями — лес. Местные жители говорят: «Отмятник — большой утёс был, как будто чем-то расколотый, — от него и отстало. Он и называется Отмятыш». Отмётыш был коварным бойцом. За его гребнями образовывалось улово — обратное течение, которое внезапно подхватывало уже проплывшую мимо бойца барку и разбивало её о заднюю сторону скалы (как и на Молокове). В «Календаре Пермской губернии за 1887 год» об Отмётыше сказано: «Отмётыш — это скала, состоящая как бы из двух громадных быков, далеко выдающихся в реку и обращённых острыми рёбрами против течения. Об Отмётыше рассказывали, что несколько лет тому назад тут сразу одна за другой разбились 8 барок…» О названии камня есть ещё версия горнозаводского краеведа В. Киреева: «Название камня звучит несколько иронично: „Понаставил-де нам отметин". Знатные были „отметины", и горькие притом». Отмётыш тоже был взорван. В 1990 году он объявлен ландшафтным памятником природы. В его окрестностях произрастает около 100 видов растений и обитает 31 вид животных; 7 видов растений занесены в Красную Книгу.

* * *

За Отмётышем опасные бойцы исчезают — Кумышская гряда завершилась. Дальше стоят: большой, заросший лесом камень Коровий (он же — Корова), названный по ближней речке Коровьей (81-й км). Через километр от Коровьего — второй камень Коврижка, напоминающий ковригу. На 83-м км каменистый откос правого берега называется камнем Щит.

В путеводителе Е. Ястребова Щит описан довольно невнятно: «Камень Щит круто спускается к реке несколькими плитами, наложенными одна на другую. Получается впечатление, что весь склон бронирован огромными и толстыми каменными щитами». На Щите можно наблюдать необычное явление: излом пластов имитирует антиклинальную складку, которой здесь нет.

За Щитом слева и справа в Чусовую впадают маленькие симпатичные речки Шумиловка (Гремячая) и Вороновка. За Вороновкой в отдалении возвышается красивый и величественный камень Воронки. От Воронков просёлочная дорога выводит на дорогу Усть-Койва — Кусье-Александровский. До посёлка Кусье-Александровский по дороге 18 км.

Название «Воронки» (как и название нижеследующего камня — «Филинки») к птицам отношения не имеет. Скорее, оно происходит от древнепермского словосочетания «вор- ки», где «вор» — «способность говорить», а «ки» — «камень, скала». На уральских реках есть несколько скал с названием «Воронки», и везде на них хорошее эхо.

Через 3 км после Воронков по правому берегу поднимается гора Рассольная, а за ней в Чусовую впадает речка Рассольная. В урочище ещё можно разглядеть остатки плотины: здесь стояла деревня Рассольная с рудниками, прудом и пристанью, где строили барки и спускали вниз, в следующую деревню Усть-Койва. Рассольная исчезла в 70-е годы XX века.

За Рассольной по правому берегу друг за другом стоят три скалы. Первая — двойной камень Гнутый (90-й км), один утёс которого согнут пополам антиклинальной складкой. Вторая — камень Башня, башнеобразную громаду которого можно разглядеть за лесом, только проплыв мимо и оглянувшись. И третья — очень красивый боец Гусельный, формой напоминающий старинные гусли (91 км от Кына).

За крутым и сложным поворотом на левом берегу громоздятся бесформенный боец Кобыльи Рёбра (вторая скала с таким названием) и боец Сосун (тоже вторая скала). Сосуном он называется от мансийского слова «сос» — «ручей»; весной из его распадка в Чусовую падают ручьи. Дальше на правом берегу поворот охватывает длинная гряда бойца Дыроватые Рёбра (93-й км). В этом бойце несколько пещерок и карстовая арка Царские Ворота — самая большая на Чусовой. Напротив Рёбер на левом берегу — пустошь на месте исчезнувшей деревни Кордон. В логу, со всех сторон укрытый кустами, здесь лежит маленький ржавый теплоход. А после Рёбер по обоим берегам тянутся заросшие пустоши, на дальних концах которых стоят домишки деревни Усть-Койва. Деревня впервые отмечена в переписи 1579 года, а вообще люди жили на этом месте ещё за 2000 лет до нашей эры. У деревни необычная история, а деревня всё равно умирает. Хотя у неё есть возможность выжить: тоже необычная. Усть-Койва может превратиться в туристскую деревню (единственную на Чусовой туристскую, а не дачную). Дело в том, что в Усть-Койве пересекаются два крупнейших и популярнейших водных маршрута по Чусовой и по реке Койве, да и окрестности деревни полны всяческих природных чудес.

За деревней на левом берегу находится камень Филин, а напротив него — устье реки Койвы (95 км от Кына).

РЕКА КОЙВА

Койва — третий по величине приток Чусовой. Длина её 180 км. У Койвы среди всех чусовских притоков самый большой общий уклон — почти в 4 раза больше, чем у Чусовой. Койва — река лесная и горная, с минимальной заболоченностью, озёрностью и распаханностью берегов. Она мелкая и быстрая; средняя скорость течения 8–9 км/ч. Название её переводится с коми-пермяцкого как «Брызжущая вода».

До XII века Койва принадлежала древним коми, потом — манси (вогулам), а с середины XVIII века была полностью «оккупирована» русскими. В XX веке койвинские селения деревня Промысла и посёлок Кусье-Александровский некоторое время были чуть ли не «столицами драгоценностей» России. Здесь добывали золото, платину и алмазы. Койва алмазоносна на двух участках — от устья речки Медведки до устья речки Песьянки и от устья речки Большой Тырым до собственного устья.

Начинается Койва в огромной межгорной котловине Синее Болото шириной 30–40 км. В самых верховьях Койва очень извилистая и загроможденная завалами. На 15-м км она подходит к деревне Медведка. В Медведке Койва перегорожена плотиной и разливается прудом. Медведка — старая рудничная и приисковая деревня. В 1829 году здесь были найдены алмазы — впервые в России. С 1948 по 1957 год в Медведке работал прииск по добыче золота и алмазов.

Через 15 км после Медведки в Койву слева впадает маленькая речка Полуденка. Она была знаменита своими месторождениями платины, золота и алмазов. В 10 км от устья на Полуденке стоит деревня Промысла. Возникла она, видимо, в 1835 году. Раньше, по названию прииска, она звалась Золотыми Промыслами или Крестовоздвиженской. В деревне на речке сохранились плотина с подъёмными штурвалами и котловина спущенного пруда. Пруд был построен для работы приисковых машин. Крестовоздвиженские платиновые россыпи считались одними из самых богатых в мире. В начале XX века здесь добывалось до четверти всей российской платины. В 1900 году на прииске работали 5206 человек (среди них — будущий писатель Александр Грин, который трудился разнорабочим на промывочной машине), и он был самым крупным в России. С 1901 года на пруду платину добывала драга. Все работы были прекращены в 1954 году за полной выработкой месторождения. По другим данным, на речке Полуденке драга работала ещё 11 сезонов, с 1979 по 1990 год. Сейчас население посёлка Промысла около полуторатысяч человек.

Через 10 км после устья Полуденки на правом берегу Койвы стоит большой посёлок городского типа Тёплая Гора. Через него проходит Горнозаводская железная дорога. В 1884 году графом П. П. Шуваловым на Тёплой Горе был основан металлургический завод. Он работал по самым современным на тот момент принципам: использовал паровые машины, а не силу падающей воды (поэтому в Тёплой Горе нет пруда). Шуваловский завод работает до сих пор, хотя сильно устарел; он выпускает страшенные чугунные ванны.

Через 10 км после Тёплой Горы Койву пересекает мост Горнозаводской железной дороги. Рядом с новым мостом возвышаются руины старого, постройки 1878 года. Здесь в Койву справа впадает речка Тискос. В 1825 году на Тискосе были обнаружены золотые россыпи — и начались работы по добыче золота. С 50-х годов XX века до 90-х годов здесь работала драга по добыче алмазов, и ныне Тискос изуродован отвалами. Его первозданный вид можно увидеть только на картине «Река Тискос» (1909) знаменитого некогда художника Алексея Денисова-Уральского (Екатеринбургский музей изобразительных искусств).

После впадения Тискоса по берегам Койвы появляются невысокие, замшелые, заросшие лесом и затянутые дёрном скалы. Здешние известняки имеют необычный, тёмный сине-зелёный цвет.

На 90-м км от истока на правом берегу Койвы стоит посёлок Бисер — бывший Бисерский завод князей Шаховских, основанный в 1786 году (впоследствии перешёл во владение Шуваловых). Завод был построен на маленькой речке Бисер длиной 15 км. Огромная плотина — высотой около 10 м и длиной около полукилометра — перегородила речку, и образовался обширный и красивейший пруд, целое горное озеро. Вода с плотины сливается каскадом по ступеням водослива, вымощенного досками (как в Староуткинске). Рядом с величественным водосливом — мрачные закопчённые руины старого завода, взорванного белогвардейцами во время Гражданской войны, и хорошо сохранившиеся, используемые доныне здания бытовки и заводского цеха — воздуходувки. В конце XIX века Бисерский завод был даже центром горного округа; население посёлка составляло полторы тысячи человек. От поселка Бисер (Старый Бисер) до станции Бисер Горнозаводской железной дороги 12 км по просёлку.

В XVIII–XIX веках от Бисера шёл сплав лодок с продукцией Бисерского завода («малые железные караваны»). Через 30 км после Бисера на Койве находится Федотовский порог с двумя ступенями: грядой камней поперёк русла и большой плитой на дне. Ещё через 10 км, в устье речки Большой Тырым (30 км длиной), стоит посёлок Усть-Тырым — бывший лесоучасток Бисерского леспромхоза. Тракторы и грузовики ездят сюда из Кусьи прямо по дну Койвы. После Усть-Тырыма на Койве начинаются большие скалы, и первая из них — мрачный 70-метровый боец Шайтан на правом берегу.

Через 10 км после Усть-Тырыма на обоих берегах Койвы расположился большой посёлок Кусье-Александровский (или просто Кусья). Кусье-Александровский завод основан в 1751 году графом Александром Строгановым (по имени хозяина он и называется Александровским) на речке Кусья (правый приток Койвы) длиной 45 км. Завод среди прочей продукции отливал ещё и пушечные ядра. Продукция завода тоже сплавлялась на беспалубных шитиках по Койве до Чусовой. В 1763 году через браки завод перешёл во владение рода Голицыных, потом — в род Шуваловых. В начале XX века население заводского посёлка составляло 2,5 тысячи человек. Во время Гражданской войны завод был взорван белогвардейцами и более не восстанавливался.

Пруд в Кусье небольшой. С водослива его плотины в Чусовую низвергается четырёхметровый водопад. Весной любители экстремального сплава прыгают с него на катамаранах. В 50-е годы XX века посёлок был «столицей» всей алмазодобывающей промышленности страны, когда в нём располагалось управление «Уралалмаз». В верхней части посёлка, на левом берегу, можно увидеть руины обогатительной фабрики, на которой из породы вымывали алмазы. От посёлка дороги ведут на станцию Пашия (город Горнозаводск, 18 км) и в деревню Усть-Койва.

Ниже Кусьи скалы Койвы самые высокие и многочисленные. Живописностью они ни в чём уступают чусовским. Но река сильно нарушена драгой: повсюду насыпные острова, заросшие кустами, протоки. Кое-где можно увидеть бревенчатые руины сооружений плотин для драги, насыпи, ямы. Протоки очень извилисты, не все из них проходимы. В протоках могут быть лесные завалы. В 10 км от Кусьи — ещё один порог, Шемахинский. От Кусьи до устья реки 40 км.

В 30—40-х годах XX века на Койве планировалось создание Лотаринского гидроузла с плотиной и водохранилищем; этот проект не был осуществлён.

* * *

За устьем Койвы на правом берегу стоит красивый, овеянный легендой о Ермаке боец Красный (второй). Сразу за ним, отделённый речкой Красновкой, — невзрачный боец Таш. За Ташем простирается обширная луговина на месте исчезнувшей деревни Койва — бывшей деревни спецпереселенцев.

Луговина заканчивается стеной самого «неуловимого» камня на Чусовой — камня Шаков (98-й км). Различные путеводители помещают его то на правый берег Чусовой, то на левый, то выше по течению устья речки Поныш, то ниже. И название камня авторы путеводителей тоже не могут запомнить: то он «Шахов», а то вообще «Стенка».

Напротив стены камня Шаков на левом берегу высятся две одинаковые прямоугольные скалы Понышских камней. Между ними в Чусовую впадает таинственная речка Поныш. Рядом с устьем Поныша, на правом берегу, за камнем Шаков и малозаметным камнем Палатка в стороне от реки находится и самый большой грот на Чусовой — Театральный.

На 103-м км от Кына на правом берегу стоит последняя Печка на Чусовой — пятая скала с таким названием. Из её пещеры протяжённостью 50 м вытекает чистая и холодная речка. Перед Печкой — пустошь на месте исчезнувшей деревни Турино (Торино). За Печкой на правом берегу начинается самое мрачное место — пустошь с обширными развалинами лагеря «Створ».

Через 2 км после «Створа» на левом берегу за устьем речки Большая Исаковка стоит огромный и красивый боец Плакун (106-й км). В его подножии — грот, куда туристы заплывают на лодках. За Плакуном прибрежные леса пересекает широкая просека на месте подземного трубопровода. За ней — остров Исаковский, над которым вдали белеет безымянный утёс склона Алебастровой горы.

На 110-м км на правом берегу стоит боец Шайтан — третий и последний из чусовских Шайтанов. С ним тоже связано предание о Ермаке. На склоне скалы видны кресты заброшенного кладбища. За бойцом в Чусовую впадает речка Шайтанка, и на луговине в её устье стояла деревня Шайтанка.

Она тоже была заселена спецпереселенцами. Здесь был кордон леспромхоза, работали лесопилка и лесотаска, к деревне подходила узкоколейка. В 1946 году здесь проживало 148 семей, а в 1969 году — только 13 человек.

За мёртвой Шайтанкой на левом берегу Чусовой находится малозаметный камень Медвежка (112-й км). На правом берегу на 113-м км — «камень-призрак» Гладкий, или Гладкая Лещадь. «Лещадями» в старину называли опущенные в воду гладкие плиты и особые плиты — выстилку пода в доменных печах.

На 114-м км начинается гряда Больших Глухих камней. Здесь — самое топонимически запутанное место, потому что различные путеводители рассказывают про эти скалы по-разному. Кроме того, в этих скалах множество пещер, которые тоже называются Большими и Малыми Глухими, да ещё и речки Большая и Малая Глухая. Большие Глухие камни на левом берегу представляют собой тройной утёс, полузатянутый лесом. На правом берегу прямо напротив него находится Голубое озеро — «вынырок» речки Большой Глухой, самое глубокое карстовое озеро в бассейне Чусовой. За озером по правому берегу громоздятся утёсы Больших Глухих камней. В одном из них издалека виден вход в огромный грот — второй по величине на Чусовой. Это Большой Глухой грот — кстати, уникальный археологический памятник. Его часто путают с Большой Глухой пещерой, которая находится в Малых Глухих камнях.

Малые Глухие камни тянутся по правому берегу в отдалении от реки. По левому берегу они представлены совсем незначительными выступами. Перед Малыми Глухими камнями — Глухие поляны. На майские праздники здесь проводится слёт туристов из Перми, Чусового, Соликамска, Березников, Губахи, Горнозаводска. Вся поляна бывает заставлена сотнями палаток. Слёт и стал причиной того, что Большая Глухая пещера (она же Глухая Ледяная) полностью обезображена. От Глухих полян вниз по Чусовой на 10 км тянется цепь искусственных островов-«ледорезов». Эти острова остались от времён лесосплава. На опушке полян Чусовую пересекают провода ЛЭП. За ЛЭП по правому берегу впадает речка Семёновка.

На 119-м км от Кына слева в Чусовую впадает речка Большой Вашкор (на некоторых картах — Вашкур). В устье — поляна на месте бывшего дома отдыха. За поляной над речкой Вашкор подымаются скалы, в которых находится Вашкурская пещера — небольшая, но двухэтажная, с обнаруженным археологами человеческим захоронением. Напротив устья Вашкора на Чусовой расположен последний перебор — Вашкурский. И за ним на правом берегу поднимается стена второго бойца Гребешок — последнего бойца на Чусовой (120 км от Кына).

БОЕЦ ГРЕБЕШОК

Гребешок нависает над Чусовой вертикально поставленной плитою высотой около 20 м и толщиной около 8. Перед ним в утёсе на склоне — грот с двумя входами; глубина грота 4 м. Этот грот называют пещерой Очи Чёрные, или пещерой Гребешок (путая с пещерой Гребешок в устье Большого Вашкора). В 1932 году археологом Н. Прокошевым в этом гроте найдены керамика древних коми, обожжённые кости, осколки кремня. Археологи допускают, что в пещере Очи Чёрные было древнее святилище. По Гребешку проходит дорога. И. Спехов в книге «Чусовой» (1958) пишет о камне Гребешок: «По обе стороны реки в районе Гребешка вода пробила в скалах несколько пещер. О них сохранилась легенда как о Ермаковых пещерах…» Именно Гребешок должен был «встать» в основу Вашкурской плотины, которая создала бы на Чусовой водохранилище от Гребешка до Кына. Литературный критик чусовлянин В. Курбатов в 1974 году писал В. Астафьеву: «Гребешок, куда мы так любили ходить с ребятами, угланами, совсем не переменился, только отполировался его „стол" на вершине да появилась рядом просека — тянут через Чусовую нефте- или газопровод». В 1991 году Гребешок объявлен ландшафтным памятником природы; здесь произрастает 89 видов растений, из которых 3 занесены в Красную Книгу.

* * *

За Гребешком оба берега Чусовой безобразно взрыты: здесь в 2001 году проложили подземный трубопровод (точнее, убрали на дно реки подвесную трубу, пересекавшую Чусовую, как мост). Гребешок — своеобразная граница, где Чусовая выбегает «из камней». Больше настоящих скал на Чусовой не встретится.

От трубопровода по левому берегу видны высокие голые отвалы карьера Белый Камень, под которым находится посёлок Чунжино. По правому берегу тянутся дачные «выселки» города Чусового, несообразно именуемые Архиповскими Бараками. За ними встаёт гора Челпан. Под Челпаном — редкие домики в узких распадках горы. Это уже город Чусовой. Когда справа среди домов появится устье речки Архиповки, можно считать, что участок маршрута «в камнях» закончен. (По местному преданию, речка получила название по имени некоего Архипа — сподвижника Ермака.) От устья Архиповки 1 км до вокзала станции Чусовская.

Протяжённость маршрута по Чусовой от посёлка Кын до города Чусового — 126 км. Общая протяжённость пути Чусовой «в камнях» — 348 км.

НИЖНЯЯ ЧУСОВАЯ

Нижняя Чусовая начинается с высоких светлых отвалов карьера Белый Камень на левом берегу Чусовой. За карьером располагается уже окраинный район города Чусового — Чунжино. Неподалёку находится и Камасино — старинная деревня, ныне поглощённая городом. Впервые она упомянута в переписи М. Кайсарова в 1623 году. Здесь жили пищальники — артиллеристы-ружейники. В Камасино среди домишек притулилась и самая старая деревянная церковка на Чусовой — Рождественско-Богородицкая, 1775 года постройки. Камасино находится примерно напротив устья реки Усьвы на левом берегу Чусовой.

В районе Камасино в 1876 году Чусовую пересёк мост Горнозаводской железной дороги Пермь — Нижний Тагил. Под Выш-горой появилась маленькая станция Чусовская. Земли по Чусовой в районе устья Усьвы в конце XIX века принадлежали князю С. М. Голицыну, проживавшему большей частью за границей. По его инициативе в 1879 году было создано ФРУО — франко-русское общество стальных и железоделательных заводов. ФРУО (а после его банкротства КАО — Камскому акционерному обществу) князь передал право пользования своими землями и заводами до 1936 года. ФРУО начало строительство нового завода в устье Усьвы. Завод строился по последнему слову техники: с мартенами, домнами, паровыми машинами, узкоколейками. Завод получил название Чусовского. Д. Менделеев в 1899 году писал о нём: «… красивейшим образом расположен в угле рек Чусовской завод». Он «чужд тех преданий старины, которые господствуют на большинстве других заводов Урала. Это видно даже из самого расположения завода… Это видно даже потому, что здесь помаленьку, с настойчивостью соединяют в одно место все главные части железного дела…» — то есть на одном предприятии плавят руду, изготовляют чугун, переделывают его в железо и в сталь, а из них изготовляют продукцию — например, балки, проволоку, рельсы.

При заводе появился посёлок — он потом и стал городом Чусовым.

Статус города был присвоен Чусовому в 1933 году. Город рос и развивался на обоих берегах Чусовой и Усьвы. Это был обычный грязный промышленный городишко, над которым постоянно висел смог. Только в 70-е годы он начал было отстраивать более-менее человеческое жильё, как наступила эпоха перемен и всё замерло на месте. Впрочем, Чусовской завод сжал волю в кулак и не разорился. Ныне он монополист на рынке производства феррованадия и авторессорной стали.

Почётным жителем города Чусового является писатель В. П. Астафьев. Астафьев прожил в Чусовом 17 лет (1945–1962), женился на чусовлянке Марии Семёновне, похоронил здесь ребёнка, умершего от истощения, получил удар ножом в грудь от героя своего газетного очерка (Астафьев сам писал о себе и том ударе: «… проколотое благодарным чусовским читателем лёгкое…») и создал здесь свои первые произведения. Хотя город Чусовой Астафьев так и не смог полюбить и только на склоне лет сумел простить Чусовому боль и обиду.

При всей любви к реке Чусовой надо признать, что город Чусовой — мрачный, низкий, грязный и некрасивый. Одним словом, «депрессивный». Районы его носят «производственные» названия — Дробильная, Углежжение, Французкий посёлок (здесь до революции жили французкие инженеры), Больничная гора (здесь стояла заводская больница). В России Чусовой стал известен разве что обрушением бассейна «Дельфин» в 2005 году, когда под обломками погибли 14 человек. Литературный критик Валентин Курбатов, чусовлянин, в середине 90-х годов в письмах к В. Астафьеву так описывал свой город: «А Чусовой совсем махнул на себя рукой — грязь и разрушение как-то выедают его, вытачивают» или «… город в моих снах грязен, тёмен, запущен, а про Углежжение с заводскими отвалами шлака даже во сне не смотрю: настолько там всё уже стало бесчеловечно и страшно, как после чудовищной катастрофы — ни одного живого клочка земли». Отчасти Чусовой стал прототипом города Вейска из «Печального детектива» Астафьева. И очень жаль, что у этого, в общем, неплохого города такое неприглядное лицо.

РЕКИ УСЬВА, ВИЛЬВА И ВИЖАЙ

Усьва — самый крупный приток Чусовой длиною 266 км. Виктор Астафьев в одном из своих рассказов назвал её «хорошей, горной, стремительной рекой». Название её иногда переводят как «шумящая вода» или «падающая вода», но возможно, что Усьва — «Утьва», то есть последняя из чусовских речек-«Уток» (кстати, лебедь по коми-пермяцки — «юсь»). Исток Усьвы на склоне горы Хариусный Камень (860 м). В верхней своей трети Усьва гигантской петлёй огибает хребет Басеги. С другой стороны долину Усьвы подпирает Ослянский хребет. «На свободу» Усьва прорывается меж горами Северный Басег (951 м) и Еранина Деревня (641 м). Здесь за устьем речки Порожной Усьву загромождают 8-километровые тулумы — участок русла, заваленный камнями, где весною бушует порог, а летом каменные груды едва проходимы. Через 25 км после тулумов в Усьву впадает маленькая речка с грозным названием Побоище. Эта речка связана с легендой о Ермаке. В среднем течении Усьва «трётся» о южные отроги хребта Рудянский Спой, который стоит на пластах Кизеловского каменноугольного бассейна, и в рудничных посёлках Громовой и Шумихинский шахтные отвалы осыпаются прямо в реку. Нижняя Усьва обставлена огромными скалами, по красоте и величине не уступающими лучшим чусовским бойцам: это камни Навислый, Панорамный, Бастионы, Большое и Малое Брёвна, Арка, Омут. С камня Козёл в Усьву козлом скачет двухкаскадный водопад; высота его ступеней по 5 м. Но самым большим утёсом является грандиозное скальное сооружение камня Усьвинские Столбы. Здесь и расщелины-лабиринты, и пещеры с древними святилищами вогулов, и тоннели, ведущие на естественные «балконы», и гигантский грот Столбовой со стоянкой древнего человека. Перед отвесной 120-метровой плоскостью скалы стоит огромный башнеобразный останец — Чёртов Палец. Ниже Столбов Усьва течёт сквозь посёлки Мыс и Бобровка.

Устье Усьвы находится в городе Чусовом, но и здесь Усьва ещё успевает удивить. В 5 км до устья реки Вильвы правый берег Усьвы представляет собой огромный глиняный обрыв, которому река бьёт прямо «в лоб». Этот обрыв называется Красная Глинка. За ним на излучине — большая луговина. На ней-то и расположился целый археологический комплекс — два Саломатовских городища, селище и могильник Телячий Брод, «обманное» городище Телячий Брод. Возможно, одно из Саломатовских городищ — древний булгарский город-фактория Сибыр. Однако чтобы увидеть следы этих поселений, необходим намётанный глаз.

После устья Вильвы (оно перечёркнуто железнодорожным мостом) по правому берегу поднимается высокая дамба Чусовского завода, на склоны которой из вагонеток льют расплавленный шлак, и огненное зарево охватывает половину неба. В Чусовую Усьва впадает под Калаповой горой.

Всю историю своего промышленного освоения Усьва была рекой молевого лесосплава. На берегах Усьвы находилась лесная дача «господ Демидовых князей Сан-Донато». В посёлке Усьва в среднем течении реки (где реку пересекает Луньевская ветка железной дороги) располагалось мощное предприятие, где в печах пережигали древесину на древесный уголь. В устье Вильвы и на Усьве в районе Чусовского завода были установлены заплавни для вылова плывущего леса.

В 30—40-х годах XX века на Усьве планировалось создание 6 гидроузлов с плотинами — Вилухинского, Громовского, Шумихинского, Бруснянского, Порожненского и Рудянского. Этот проект не был осуществлён.

Крупнейший приток Усьвы — река Вильва. Длина ее 170 км. Название переводится с языка коми как «новая вода». Вильва — горная река с быстрым течением и большим уклоном. В русле её много камней, образующих пороги с валами и прижимами, многие из которых достаточно сложны. По берегам — скалы. Река часто петляет; случаются лесные завалы; по весне Вильва течёт напролом через лес. Берега Вильвы заселены слабо: посёлки умирают, дороги зарастают, мосты рухнули. Вильва впадает в Усьву на окраине города Чусового, в 6 км от устья Усьвы. В 30—40-х годах XX века на Вильве планировалось создание двух гидроузлов с плотинами — Ермачихинского и Вижайского. Этот проект не был осуществлён.

За 30 км до своего устья Вильва принимает свой самый крупный приток — реку Вижай. Длина Вижая 125 км. Название с языка манси («вежа-ю») переводится как «священная река». Среди крупных (более 50 км) рек бассейна Чусовой Вижай — самый быстрый и имеет самый крутой уклон русла. Начало своё Вижай берёт из болот под склоном горы Вижайский Камень (541 м). Вижай — очень извилистая река с быстрым течением, лесными завалами, островами, прижимами. По весне он, как и Вильва, ломится прямо через лес и даже может поменять русло. По берегам много скал. В 50-х годах XX века Вижай до посёлка Пашия в среднем течении был пройден алмазодобывающей драгой. Драга так его изувечила, что часто Вижай представляет собою словно бы две «колеи» с разделяющим их насыпным островом, заросшим деревьями и кустами. Посёлок Пашия — это бывший Архангело-Пашийский завод князя Голицына, основанный в 1785 году. Завод построен у плотины через речку Пашийку (её длина 30 км), приток Вижая. Завод был железо- и чугуноделательным. В начале XX века в заводском посёлке проживало около 5 тысяч человек — очень много по тем временам. В 1911 году завод был соединён с Горнозаводской железной дорогой узкоколейкой. В 1936 году завод претерпел коренную реконструкцию и ныне выпускает природно-легированный титанистый и титано-медистый чугун, а также вырабатывает шлак для Пашийского и Горнозаводского цементных заводов. В трудные годы конца XX века завод сумел выстоять и остаться рентабельным. Пашийский пруд является водной составляющей памятника природы. Вижай в посёлке пересечён мостом, за которым находится печально знаменитый Вижайский прижим. Это очень опасное место, особенно по весне; не бывает года, чтобы здесь не погибали туристы, а в иные годы погибших случалось по полтора десятка человек. В 3 км ниже Пашии в высокой (90 м) скале Большие Воронки на высоте 32 м над Вижаем находится вход в Пашийскую пещеру, самую большую в бассейне Чусовой.

* * *

За городом Чусовым на правом берегу высится Калапова гора, «на которой, по преданию, когда-то разбивал шатры хан Калап, а теперь там белеют домики посёлка, и картошкой она засажена сплошь», — как писал о ней Виктор Астафьев. Приняв под Калаповой горой свой самый крупный приток — реку Усьву, Чусовая окончательно выходит из гор и становится большой равнинной рекой. Она течёт меж высоких и пологих холмов. На некотором расстоянии после города Чусового местность густо заселена и промышленно освоена. После автодорожного моста в Чусовом на реке появляются острова-покосы. Слева находится крупный промышленный посёлок Лямино со станцией Лямино, а справа — посёлок Антыбары. Чусовую пересекают ЛЭП и газонефтепроводы. Вода в реке уже сильно загрязнена.

За Лямино слева в Чусовую впадает крупная речка Лысьва (10 км от Чусового), на которой в среднем её течении стоит город Лысьва — бывший Лысьвенский завод князей Шаховских, основанный в 1785 году. Длина реки Лысьвы 112 км. Исток реки — ландшафтный памятник природы. На территории города река Лысьва с притоками растекается системой Лысьвенского, Травянского и Заболотинского прудов. Зеркало Лысьвенского пруда имеет площадь почти 6 км2. Средняя глубина пруда 4,6 м, максимальная (у плотины) — 11,5 м. Длина плотины 448 м, а ширина по гребню — 35 м.

За устьем Лысьвы на правом берегу находится деревня Верхнее Калино; напротив неё — большой остров Пуповский, за которым направо от Чусовой уходит 2-километровая старица. Через 5 км — деревня Нижнее Калино. Деревня Калин Луг упоминается ещё в переписи Яхонтова 1579 года. Посёлок и железнодорожная станция Калино расположены на левом берегу, в 4 км от Чусовой. На станции Калино от Горнозаводской железной дороги ответвляется Западно-Уральская. В одном из рассказов В. Астафьева люди в электричке на мотив «соловей, соловей, пташечка» поют: «Калино, Лямино, Лёвшино, Комариха и Тёплая Гора!..»

Путь по Чусовой усложняют многочисленные старицы, заливы и острова. Берега часто обрывисты; леса на них мало. В 20 км от Чусового на правом берегу находится село Копально, известное с 1647 года.

Название своё село получило от поселенца «Гаврилки Антона сына Копалина». Самое старое здание посёлка — Покровская церковь, построенная в 1864 году. Она деревянная, на каменном фундаменте. Когда-то у неё было два купола, звонница под малиновый звон и колокольня с колоколом весом в 100 пудов. Сейчас церковь перестроена под клуб. Краеведческий музей в посёлке сгорел в 2002 году.

За селом Копально начинается остров Дикий длиной около 7 км и шириной местами более километра. В вершине его стоит крохотная деревня Остров, соединённая подвесным мостом с деревней Борисово. Копально и Остров описаны в первом (малоизвестном и малоудачном) романе Виктора Астафьева «Тают снега» (1958 год). Этот свой роман Астафьев очень не любил, в письмах называл его «блевотным» и 30 лет отказывался переиздавать.

Примерно напротив деревни Остров у правого берега Чусовой и находился знаменитый археологический памятник — стоянка Пещерный Лог (75 тысяч лет). Немного ниже по течению — другой знаменитый археологический памятник: стоянка имени Талицкого (25 тысяч лет).

На правом берегу, напротив острова Дикого, стоит небольшая деревня Кучино, возле которой располагается знаменитая политзона «Пермь-36» — ныне Музей истории политических репрессий и тоталитаризма.

«ПЕРМЬ-36»

В ноябре 1942 года на станции Селянка была организована лесная Исправительно-трудовая колония № 6. В июне 1946 года её начальником был подписан приказ об организации зоны и участка колонии близ деревни Кучино на берегу Чусовой. В августе туда переехал штаб колонии. Так начиналась будущая зона ВС-389/36. Её заключённые занимались лесосплавом и лесообработкой. Поскольку леса постепенно отступали от Чусовой всё дальше, то для подвоза древесины производство пришлось механизировать; машины же можно было доверить только «проверенным» зэкам — бывшим работникам МВД, КГБ, суда, прокуратуры и самих лагерей. Но, в свою очередь, для них, специалистов, пришлось создавать усиленную систему охраны лагеря. Такую специфику ИТК-6 приобрела в июне 1953 года.

В 1972 году контингент ИТК-6 был отправлен в Нижний Тагил, а в Пермскую область из Мордовии были переведены политические заключённые. Для этих узников модернизированная зона «Пермь-36» подходила как нельзя лучше. Три политических лагеря («Пермь-35», «Пермь-36» и «Пермь-37») были объединены в общую систему. Головным считался лагерь «Пермь-35» в районе посёлка Скальный. В 1980 году в зоне появилось отделение особого режима (самого строгого), и зона была разделена на две части — особого режима и общего. Заключённые, как в фашистских концлагерях, носили полосатую одежду с нашивками. В чусовские зоны свозили в основном представителей диссидентских движений «братских» республик — украинцев, белорусов, литовцев, латышей, эстонцев. В зоне отбывали свои сроки «узники совести» Владимир Буковский, Глеб Якунин, Натан (Анатолий) Щаранский, Валерий Марченко, Иосиф Бегун, Сергей Григорьянц, Сергей Ковалёв, Юрий Литвиненко, Леонид Бородин, Юрий Орлов, Лев Лукьяненко, Энн Тарто, Балис Гаяускас, Гуннар Астра; здесь в 1985 году погиб белорусский поэт Василь Стус. Зона описана в книге В. Буковского «И возвращается ветер». Заключённые изготовляли платы для электроутюгов и тэны для электрочайников. Как политическая зона просуществовала до 1988 года — до встречи Горбачёва и Рейгана.

Когда последний зэк покинул барак, в помещениях зоны разместили психоневрологический диспансер. В 1995 году территорию лагеря с разрушающимися постройками взяло «под крыло» общество «Мемориал». Был основан Музей истории политических репрессий и тоталитаризма. Началась реставрация зоны, в которой приняли участие и волонтёры из многих стран Европы и мира. Ныне здесь в зоне строгого режима можно увидеть четыре барака с обстановкой (постройки 1946–1947 годов), мастерские, ШИЗО — штрафной изолятор, берёзово-липовую аллею, посаженную заключёнными, ограждения с КПП, вышками, колючей проволокой и контрольно-следовой полосой. Особое впечатление производит вторая часть комплекса — отнесённый на полкилометра в сторону барак особого режима, построенный к 1980 году.

* * *

За островом Диким на высоком левом берегу Чусовой стоит небольшая деревня Вереино. Она, кстати, тоже описана в одном из рассказов В. Астафьева. Но более она известна своими «археологическими окрестностями». Во времена булгарского освоения (X–XIII века) здесь на горе Кибирята было городище, на территории которого учёные нашли клад иранского серебра (ныне изделия из этого клада выставлены в Эрмитаже). Археолог С. Островский пишет: «Интересен Вереинский микрорайон — имея значительное количество памятников на ограниченной территории и занимая в целом удобное географическое положение, он вполне мог представлять собой некий „культурно-деловой центр" чусовских территорий». На картах название деревни часто пишут неправильно — «Верейно», и это странно, потому что название довольно распространённое, и происходит оно от устаревшего слова «верея» — «заросший лесом холм». Самая старая постройка деревни — деревянная Троицкая церковь (1853) с шатровой колокольней.

За деревней Вереино начинается судоходная часть Чусовой. В устье речки Шушпанка (правый берег) — первая пристань; следующая через 5 км — Камсплав. От пристани Камсплав в 60-е годы XX века сплавляли лес с обширных лесосек на верховьях реки Шушпанки; лес везли к пристани по узкоколейке.

Начинает ощущаться подпор Камского водохранилища. Берега Чусовой расходятся на 300–400 м, появляются волны, течение гаснет. Берега изрезаны заливами, местами заболочены. Часто встречаются деревни и посёлки. После большого острова Заблудящего справа на протяжении 5 км тянется Попова гора с крутыми обрывами.

На крутом повороте вправо на левом берегу видна небольшая деревенька Шалыги. «Шалыгами» называли наиболее мелкие, «выпуклые» места на речном перекате. В этой Деревне основатель музея Ермака Л. Д. Постников нашёл старейшую деревянную постройку на Урале — Георгиевскую церковь (точнее, часовню). Она была ровесницей Ермака.

Где-то после Шалыг заканчивается «нынешняя» Чусовая и начинается Чусовской залив Камского водохранилища. Но мы дойдём до изначального устья реки.

На 62-м км после города Чусового слева показывается посёлок Верхнечусовские Городки.

ПОСЁЛОК ВЕРХНЕЧУСОВСКИЕ ГОРОДКИ

У этого поселения много названий — официальных, исторических и бытовых: Верхний Чусовской Городок, Верхнечусовской Городок, Верхнечусовские Городки и тому подобные вариации. Считается, что поселение было основано в 1616 году Иваном и Максимом Строгановыми у новых соляных промыслов в устье речки Усолки (Усолка впадает справа). Впрочем, есть версия, что в 1616 году были заведены соляные промыслы, но сам Верхний Чусовской Городок возник раньше, одновременно с Нижним, — в 1568 году.

Городки были защищены крепким острожком с четырьмя башнями и двумя воротами и считались «слободой». В крепости стояли три храма и колокольня, а на посаде было 7 торговых лавок, 6 соляных варниц и две водяные мельницы. Городок являлся центром строгановского Верхнегородковского (Усолошного) округа имений, который в 1623 году насчитывал 31 деревню, 12 починков и 11 пустошей.

Верхний Чусовской Городок всю свою историю занимался солеварением, солеторговлей и промыслами. Здесь стоял большой каменный дом Строгановых, построенный в 1678 году и разрушенный в начале XX века. В 1773 году здесь построили каменную пятиглавую Рождественскую церковь с колокольней. (Она была закрыта в 1927 году, а потом и разрушена.) К 1783 году добыча соли в Городке была прекращена, а жители полностью перешли на крестьянские промыслы.

В XIX веке Усолка, перегороженная двумя мельничными плотинами, превратилась в пруд. В 1849 году в Городке появилось мужское духовно-приходское училище, а в 1871 — женское. В 1881 году открылась больница. В негласном соперничестве с Нижним Чусовским Городком Верхний одержал победу, когда в 1875 году стал волостным центром. В начале XX века в Верхнечусовских Городках проживало около двух тысяч человек.

В районе новых Верхнечусовских Городков экспедиция профессора П. И. Преображенского при бурении скважин для определения простирания пластов калийной соли в 1929 году обнаружила месторождение нефти. На месторождении был заложен промысел. Развивался он очень быстро. Ещё в 1929 году на нём работали 544 человека, а через год — почти 35 тысяч. В 1935 году от станции Комарихинская сюда протянули железнодорожную ветку (её конечная станция — Уралнефть). Месторождение истощилось к 1953 году, и добыча нефти была прекращена.

Селение часто заливало половодьем, поэтому в 1953 году, во время строительства КамГЭС, его перенесли на левый берег Чусовой — всё равно водохранилище затопило бы старые Городки. Ныне на месте старых Городков проводятся археологические раскопки, но пока ещё незначительные. Здесь, на правом берегу Чусовой, находится деревня Красная Горка и возвышается Митейная гора с Всехсвятской церковью, построенной в 1862 году. При церкви в 1996 году основана Казанская Трифонова женская пустынь. Из Верхнечусовских Городков в Красную Горку ходит паром.

Ныне Верхнечусовские Городки — посёлок городского типа с развитой инфраструктурой, предприятием «Уралнефть» и Чусовской дирекцией «Уралгазсервиса». Для туриста самое интересное учреждение посёлка — «Дом народных ремёсел» с выставкой- продажей сувениров, а самый интересный день — 1 сентября, когда у памятной доски в честь Ермака проводятся народные гулянья.

* * *

Напротив излучины мыса, на котором стоят Верхнечусовские Городки, на высоком правом берегу находится деревня Успенка. Датой её основания считается 1572 год.

В том году здесь поставил свой скит святой Трифон Вятский. В его «Житии» сказано: «Обрете преподобный место прекрасно на горе высоце, и возлюби место оно, и помоляся постави себе хижину малу, и многие пакости от бесов тут подеят, и посем водрузи на месте том часовню, и молитвами отца Трифона устроен бысть монастырь при том месте». Скит святого Трифона постепенно разросся в Успенский монастырь, который просуществовал 192 года. Он был закрыт в 1764 году, при Екатерине II. Возле монастыря появилась и деревня — нынешняя Успенка. Трифон Вятский был изгнан из своей обители в 1582 году, и, уходя, он проклял жителей деревни: «Место свято, люди кляты!» Жителей Успенки и сейчас иногда называют «проклянёныши».

В Успенке сохранилась каменная Свято-Успенская церковь постройки 1866 года. В XX веке она была заброшена; в 30-х годах её даже пытались разломать бульдозерами — не вьшло; ныне же её восстанавливают. Рядом с Успенкой недавно основан мужской монастырь (точнее — скит). От Верхнечусовских Городков в Успенку ходит паром.

Через 8 км после Успенки, на левом берегу, сливаясь с Городками, стоит посёлок Первомайский. Здесь Чусовая уже представляет собой залив Камского водохранилища. Ширина реки здесь два с лишним километра. По простору гуляют высокие волны. Средняя величина падения русла на Нижней Чусовой — 18 см на километр, но течение практически отсутствует. Река имеет долгие плёсы-створы и крутые повороты. Берега высокие и лесистые. Изредка встречаются небольшие посёлки-пристани.

Пермский литератор Герман Митягин описывает эту часть Чусовой весьма нелицеприятно: «„Пришлая вода" не принесла верхнегородковцам большой радости. В затопленных скважинах (а их было немало) произошли, видимо, какие-то миграционно-химические процессы, и там, где ещё есть речка Усолка, давным-давно не видно ни одной рыбёшки. А по всей большой воде, бывшей реке Чусовой, на так называемом „бассейне", с причудливыми по обеим сторонам полуостровами — всё дома, дома, дома… Огородики, находящиеся на угорах полуостровов, не очень, наверное, плодородны. Но, видимо, людям деваться некуда. Для них рыбацко-бомжацкое жильё, возможно, единственное. Ведь не все же эти дома — дачи».

О том, как здесь выглядела Чусовая до постройки водохранилища, можно судить по фильму «Волга-Волга», который снимался вовсе не на Волге, а в здешних местах.

НИЖНЕЧУСОВСКОЙ ГОРОДОК

В районе посёлка Первомайский на острове близ левого берега сохранились остатки Нижнечусовского Городка. Городок был основан Яковом Строгановым в 1568 году на косе между Чусовой и речкой Сылвенкой. Здесь был поставлен острожек, который уже через 14 лет перестроили в мощную крепость по примеру Орла- городка на Каме — с четырьмя башнями, тремя воротами и го- роднями. Крепость «отсекли» от суши рвом, и она со всех сторон оказалась окружённой водой. Берег был укреплён сваями и каменными плитами; особые колодцы осуществляли дренаж по периметру стен. Крепость была исключительно хорошо вооружена: около сотни пушек и пищалей и две сотни «самопалов»-ружей. Вогулы и сибирские татары не смогли взять её ни разу. В самой крепости находились амбары, соляные склады, приказные избы и осадные дворы, дом Строгановых, церкви Рождества Христова и Николая Чудотворца с колокольней в 7 колоколов (по другим источникам — Богоявленская и апостола Петра с двумя приделами московских чудотворцев Ионы и Алексея). Нижнечусовской Городок (до появления Верхнечусовского — просто Чусовской) был центром округа строгановских имений, в котором по переписи Яхонтова 1579 года было: 1 слобода (крепость), 10 деревень, 17 починков и 2 пустоши.

В Нижнем Чусовском Городке в XVII веке появился «престижный» промысел — изготовление изразцов, в том числе и поливных. Нижнечусовские изразцы радовали глаз ярким голубым цветом. Археологические находки говорят о богатстве местных жителей. В 1724 году в Городке строятся каменные Строгановские палаты; в 1742–1765 годах — каменная Богоявленская церковь (они были взорваны в 1953 году). Но в середине XVIII века положение Городка ухудшается. Рассолы иссякают, лес вырублен, и солеварни приходят в запустение. К 1783 году солеварение прекращается. Жители Городка переключаются на промыслы. Ведущими стали кожевенный, бурачный и рогожный. В 1871 году в Городке появилось духовно-приходское училище.

Судьба Нижнечусовского Городка плачевна. К началу XX века он стал всего лишь небольшим посёлком с солеварнями, которые по-прежнему принадлежали Строгановым. В начале 50-х годов посёлок вообще «закрыли» в связи с его будущим затоплением Камским водохранилищем. И через 385 лет после основания Нижний Чусовской Городок ушёл на дно, перестав существовать. Только в низкую воду появляется островок, на котором археологи раскапывают остатки старинного поселения.

* * *

Примерно на 60-м км от деревни Успенка Чусовской залив Камского моря сливается с Сылвенским заливом. Устья Чусовой и Сылвы представляют собой единый с Камским водохранилищем водоём озёрного типа. Зрительно различить стрелку Чусовой и Сылвы практически невозможно. Но устье Чусовой можно отметить по оживлённым берегам. Слева в устье речки Васильёвки появляется посёлок Голованово с пристанью (этот посёлок — уже микрорайон города Перми), справа — пристани Гари, Конец Гор и Адищево. Потом залив пересекает автомобильный мост на трассе Пермь — Полазна; через 2 км после него — дамба с железнодорожным мостом ветки Пермь — Ярино. Справа — поселок Пальники, а на мысу между Камой и Чусовой находилась деревня Городище, известная с 1623 года. Она исчезла при наполнении Камского водохранилища.

Капитальный труд «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (СПб., 1914) рассказывает: «При д. Галкиной на устье р. Чусовой находится городище, известное под названием „Чудского" или „Стрелки"».

Длинный мыс, вдающийся в водохранилище, называется Стрелка. Мысом Стрелка символически завершается такой долгий путь Чусовой от истока до устья.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ ТАКАЯ — ОДНА

ПЕРЕСЕКАЮЩАЯ ХРЕБЕТ

Любое географическое описание Чусовой сопровождается восхищённым придыханием: Чусовая — единственная река, которая пересекла Уральский хребет. И это, разумеется, правда. Начавшись на восточном склоне хребта, где текут реки бассейна Оби, свой путь Чусовая заканчивает на западном, впадая в Каму слева за 693 км до Камского устья. Местами расстояние между притоками Чусовой и речками бассейна Оби составляет всего 3–5 км. Переход с восточного склона на западный, из Азии в Европу Чусовая совершает в районе горы Волчиха вблизи города Ревда. Азиатский «хвост» Чусовой имеет в длину около 150 км. В средней своей части Чусовая течёт чуть ли не вдоль линии водораздела, то есть границы Европы и Азии. Линия водораздела ближе всего подступает к Чусовой на вершине Волчихи, с неё переходит на основные вершины массива Весёлые горы, далее — на гору в междуречье Серебрянки и речки Тискос, а потом уходит с территории бассейна Чусовой. Правда, в чём же, так сказать, «народно-хозяйственное» значение азиатско-европейского феномена Чусовской трассы, никто объяснить не сможет. Ни в старину, ни сейчас Чусовая «в Азии» не использовалась как транспортная магистраль. Магистралью она была лишь ниже Ревды, то есть в своём европейском течении, и являлась таковою только до конца XIX века.

Длина Чусовой, как ни странно, разная. Для сравнения сведём в таблицу имеющиеся данные.

Длина Источник информации
802 км География Пермской области. Пермское книжное издательство, 1969.
750 км Бондарский М. Словарь географических названий. Москва, Учпедгиз, 1954.
740 км Ястребов Е. По реке Чусовой. Средне-Уральское книжное издательство, 1963.
735 км Урал. Российская Федерация. Москва, издательство «Мысль», 1969.
700 км Постоноговы Ю. и Е. По Чусовой. Средне-Уральское книжное издательство, 1980. 592 км Атлас Пермской области. Москва, издательство «ДИК», 1999.
529 км География Пермской области. Пермское книжное издательство, 1984

Но не будем запутывать. Наиболее часто приводится в литературе и считается правильной длина в 592 км.

Такой разнобой объясняется тремя причинами.

Во-первых, по-разному отсчитывается начало Чусовой: от озера Сурны, от озера Малое Чусовское, от озера Большое Чусовское, от слияния рек Полдневая Чусовая и Западная Чусовая.

Во-вторых, последние 153 км Чусовой затоплены водами Камского водохранилища, в котором устье Чусовой является Чусовским заливом.

В-третьих, устье — точка, где кончается подпор вод водохранилища, — в течение года в зависимости от высоты воды в водохранилище перемещается на 41 км.

Поэтому изначальная полная длина реки — 802, а нынешняя минимальная длина — 592 км.

В 1953 году в районе города Перми реку Каму перегородила гигантская плотина Камской ГЭС. Подпор водохранилища распространился на 300 км вверх по Каме. Ушли под воду и стали дном рукотворного моря устьевые поймы многих рек, в том числе и Чусовой. А до постройки водохранилища как раз неподалёку от устья Чусовая принимала в себя свой самый большой приток — реку Сылву. Длина Сылвы была более 500 км. Но теперь получилось, что Сылва стала впадать не в Чусовую, а в Камское водохранилище. Площадь водосбора Чусовой вместе с Сылвой была 47 600 км2 (если кому-то интересны эти цифры); без Сылвы площадь водосбора сократилась более чем вдвое: до 23 000 км2.

Лишившись Сылвы, Чусовая, конечно, не осталась без притоков. У Чусовой их около полутора сотен. Первый из крупных — река Ревда. Самый крупный — река Усьва, впадающая в районе города Чусового. Длина Усьвы 266 км.

Общее направление течения Чусовой — северо-западное. В первой своей трети Чусовая более тяготеет к северному направлению, в последней трети — к западному. Чусовая неравномерно поделена между тремя субъектами Российской Федерации. Первые 15 км «откусила» Челябинская область, самый «лакомый» кусок длиною около 400 км достался Свердловской области, а уж остатки — Пермской.

Пологий западный склон Урала каким-то даже сказочным образом оказался «отцом» трёх «сестёр»-красавиц, трёх замечательных рек — Вишеры, Чусовой и Белой. Это родство отметил даже такой сухой и академический труд, как 11 томный обзор «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (Санкт-Петербург, 1914, под общей редакцией В. П. Семёнова-Тян-Шанского): «На западном склоне большая часть Среднего Урала принадлежит бассейну р. Чусовой, которая занимает среди рек западного склона Среднего Урала столь же важное положение, как Вишера в Северном Урале и Белая в Южном».

СОЛЬ ЗЕМЛИ

Чусовая насквозь «пропилила» Уральский хребет, поэтому в береговых отложениях можно наглядно видеть чередование разновременных пластов — своеобразную «летопись Земли». Подвижки земной коры смяли эти пласты синклинальными и антиклинальными складками, то есть выгнутыми вниз или выгнутыми вверх — аркой.

БОЕЦ ДУЖНОЙ

Боец находится в 8 км выше по течению устья реки Серебряной. Пятью утёсами он стоит на крутом и красивом повороте Чусовой. Он сложен известняками благородного серого цвета. Первый утёс имеет правильную треугольную форму, а потому стал своеобразной «фотомоделью» — редко какой видеоряд чусовских скал обходится без его эффектного «портрета». Высота бойца около 50 м. Лога между утёсами — это и есть гигантские, размытые вешними водами синклинальные (вогнутые) складки пласта, которые выгибаются антиклиналями, образуя сами утёсы. «Волны» изогнутых известняковых пластов особенно хорошо видны в центре бойца. За эти «дуги» камень и прозвали Дужным. В его породах можно найти окаменелости (рецептакулиты). С доледниковой эпохи на камне сохранилась колония степных растений; пять растений занесены в Красную Книгу Среднего Урала. В 1975 году Дужной объявлен геоботаническим памятником природы, в 1981 году — ландшафтным. Во время сплава «железных караванов» Дужной считался одним из самых опасных бойцов и был огорожен бревенчатыми заплавнями.

* * *

Кое-где могучие тектонические силы поставили пласты вертикальными «рёбрами».

На Чусовой есть два бойца Кобыльи Рёбра (первый за 3 км до устья реки Серебряной, второй за 4 км до деревни Усть-Койва), боец Собачьи Рёбра (в 3 км ниже посёлка Коуровка) и боец Дыроватые Рёбра (за 2 км до деревни Усть-Койва). Но по структуре с этими Рёбрами сходны многие другие бойцы — знаменитые Гребни перед деревней Волеговкой, зловещие Четыре Брата (в 8 км ниже устья речки Кумыш), коварный Шайтан в селе Нижнее Село и другие.

Иногда даже пласты «перетасованы» как карты в колоде, когда нижние, более древние, лежат поверх верхних, более молодых.

БОЕЦ МУЛТЫК

Боец стоит на левом берегу в 3 км ниже посёлка Кын. Это гряда бесформенных скал длиною около полукилометра. Главная скала — собственно боец — похожа на огромную каменную груду высотой около 80 м. Природа так перемешала геологические пласты, что известняки девона оказались «надвинуты» на известняки пермского возраста. В Мултыке имеется небольшая пещера, из которой вытекает ручей. Название своё скала получила от слова «мултычить» — то есть сильно грести, отгребать. Мултык считался опасным бойцом, а потому во время сплава «железных караванов» его обносили бревенчатыми заплавнями. Филологи Уральского госуниверситета записали рассказ сплавщицы о Мултыке: «Мултык — он тоже сильный боец был. К нему как подплываешь, так чуть не версту надо мултыть. Тут не робей да гляди в оба. Однажды у нас с мужиком то ли заминка вышла, то ли ещё что, только выправить вовремя не успели плот-то, да и стукнуло нас об Мултык. От плота одни бревёшки. Мужик-от половчее, он сразу на камень выскочил, а я уцепилась за бревёшки. Я и поплыла на этих бревёшках…» В 1737 году на вершине Мултыка рудознатец Иван Новосёлов открыл месторождение горнового камня. У художника XIX века П. П. Верещагина есть картина «Камень Мултык» (экспонируется в Пермской государственной художественной галерее); правда, изображённая на картине скала совсем не похожа на Мултык. В капитальном труде «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (СПб., 1914) Мултык назван «Мултан».

* * *

Долина Чусовой окончательно сформировалась одновременно с долинами Камы, Сылвы и Вишеры около двух миллионов лет назад, в конце неогена. Чем больше общая высота гор, сквозь которые пролегла долина Чусовой, тем древнее слагающие породы. От озера Сурны, от рыхлых неогеновых и четвертичных отложений, Чусовая течёт мимо обнажения пород пермского возраста у городов Ревда и Первоуральск, потом — каменноугольного возраста у посёлков Староуткинск, Сулём и Кын и наконец в районе деревни Ослянка вскрывает самые древние — девонские — пласты. А дальше, к городу Чусовому и к Каме, породы чередуются в обратном порядке. Известняки, мергели, сланцы и конгломераты, которые утёсами и обрывами встают над Чусовой, формировались в течение более 500 миллионов лет.

Чусовая протекает в сейсмически спокойном районе, хотя и на ней изредка бывают землетрясения. Например, в 1902 году было землетрясение мощностью в 4 балла, а в 1914 году трясло с силой в 7 баллов. Землетрясение 1914 года получило название «Билимбаевское».

Грандиозность геологической панорамы, что в своём движении вскрыла Чусовая, предопределила и богатство полезных ископаемых. Естественно, это и строительный камень — габбро, гравий, обычные и мраморизированные известняки, песок; и поделочный камень — так называемые самоцветы, мрамор, малахит; и рудные ископаемые — кобальтовые и никелевые руды (впервые в России месторождение никелевых руд было обнаружено в районе города Ревда), медистые песчаники и железняки, служившие сырьём для старых горных заводов.

Конечно, славу Чусовой составляют месторождения малахита. Бажов писал, что малахит — «радостный камень», и свойство его — «в сердце весну делать». Крупнейшим месторождением малахита была Медная гора в городе Полевском, описанная в бажовских сказах. Рудник при ней назывался Гумёшки.

Минералы Чусовой многообразны. Поваренную соль ещё со времён первых Строгановых добывали на Нижней Чусовой. Кварциты добываются в окрестностях города Первоуральска. Свидетелей былых грандиозных процессов горообразования — цитрин, горный хрусталь и гранаты — находят в горах на всём протяжении реки. Особенно известны демантоиды — хризолиты; в бажовских сказах старатели называют их «кразелитами».

Лучшие в мире хризолиты были добыты на крошечной речке Хризолитке в районе деревни Полдневая в самых верховьях Чусовой. Открытие месторождения хризолитов произошло в 1874 году.

Чусовая известна и алмазами. Их месторождения группируются в основном по правым горным притокам — по Усьве и Койве.

В 1829 году Россию посетил знаменитый учёный и путешественник Александр фон Гумбольдт. На аудиенции у императора Николая I Гумбольдт пообещал, что не покинет русскую землю, пока и в России не найдут алмазы. Маршрут путешествия Гумбольдта захватывал и Урал. Великий естествоиспытатель посетил рудники графа Адольфа Антоновича Полье на Койве. Гумбольдт промчался по Уралу, как говорится, «галопом по Европам», но сумел разглядеть, что койвинские места схожи с алмазоносными провинциями Бразилии. Гумбольдт посоветовал внимательнее смотреть пустую породу — не блеснёт ли искорка кристаллика. Граф Полье тут же отдал необходимое распоряжение. И три дня спустя в отвалах рудника у деревни Медведка на Койве 14-летний крепостной мальчик Павлик Попов нашёл первый алмаз — первый не только на Урале, но и в России. Через три дня другой мальчик — Ваня Соколов — нашёл второй алмаз. Граф Полье велел заложить между речкой Полуденкой и рекой Койвой новый алмазный прииск, который потом стали называть Адольфовским. Павлику Попову граф даровал вольную, а второй и третий алмазы послал Гумбольдту, и тот продемонстрировал их императору Николаю I. Прииск Адольфовский разрабатывался ещё в начале XX века. К 1914 году на нём было найдено около 160 алмазов; к 1938 году их число увеличилось примерно до 250. Самые крупные достигали 5 каратов, но средний размер — 0,25— 0,5 карата. В 1900 году на приисках Полуденки работал будущий писатель Александр Грин.

Алмазы рождаются в кимберлитовых трубках (Кимберли — провинция в ЮАР, где было открыто это явление). Трубка — это закупоренный природный канал, в котором при огромной температуре и под страшным давлением кристаллизуются алмазы. На Урале нет кимберлитовых трубок, какими знамениты месторождения ЮАР и Якутии. Вообще, геология алмазоносности ещё не очень ясна. Видимо, в глубочайшей древности кимберлитовые трубки были растёрты движением пластов, а их драгоценное содержимое разнесли по своему руслу водотоки.

Сейчас Чусовая признана непригодной для промышленной добычи алмазов, хотя алмазоносной Чусовая считается на протяжении 300 км вверх от города Чусового. Два алмазоносных района выявлено и на реке Койве. Уральские алмазы мелкие, но высокого качества. По качеству алмазы первого и высшего сорта составляют примерно половину всех найденных, второй сорт — чуть меньше четверти.

О промышленной добыче алмазов на Чусовой стоит целиком привести рассказ Татьяны Ананкиной, директора Горнозаводского краеведческого музея: «Поисковые работы на Урале начались в 1938 году. По инициативе А. П. Бурова в 1940 году была создана Уральская алмазная экспедиция, управление которой находилось в посёлке Кусье-Александровский. Наметились четыре алмазоносных района: Промысловский, Кусъинский, Чусовской и Пашийский. Поиски привели к тому, что в 1942 году были сданы в промышленную разработку первые алмазоносные россыпи на Урале. По числу главных месторождений было создано 5 приисков. Построены крупные обогатительные фабрики, на которых перерабатывались пески, добытые открытым способом. В 1950 году управление «Уралалмаз» внедрило дражный способ отработки русловых месторождений. Был разработан первый в мире проект алмазодобывающей драги на основе драги для добычи золота. Построенная по этому проекту драга МД-1 стала опытной лабораторией по проверке технологических режимов. Добыча алмазов из речных россыпей в нашем районе прекратилась с открытием алмазоносности Красновишерского района и коренных месторождений в Якутии».

Управление «Уралалмаз» входило в систему МВД СССР, и все работы по постройке плотин и переводу драги выполнялись заключёнными. Последствия алмазодобычи в бассейне Чусовой можно видеть и сейчас. Драгами изуродованы речки Тискос и Серебряная. Местами реки Вижай и Койва представляют собою две колеи, разделённые насыпными островами. Сейчас они уже сплошь заросли кустами. На Койве в посёлке Кусье-Александровский можно увидеть заброшенные строения обогатительной фабрики.

Минералогической сокровищницей Прикамья называют окрестности посёлка Сараны. Здесь обнаружено 119 видов минералов. Особо известен уваровит — травянисто-зелёный гранат. В Сарановском рудоуправлении хранится уникальная, богатейшая коллекция минералов Приуралья и Урала. Но более известно Сарановское месторождение хромита — хромистого железняка; подобное ему имеется только на Верхней Чусовой в районе Дегтярска. Но Сарановское месторождение одно из самых крупных в мире и единственное, которое разрабатывается. Разработка его начата ещё в 1889 году.

На Чусовой есть и драгоценные металлы.

Золото на Урале обнаружил в 1745 году раскольник из села Шарташ Ерофей Марков. (Точнее, впервые золото на Урале открыл в Шиловско-Исетском руднике в 1744 году горный ученик Леонтий Пигалев, но его открытие «не прозвучало», потому что золота на руднике оказалось мало.) Впрочем, в те времена не умели добывать россыпное золото, «брали» только жильное. Добыча золота была монополизирована казной, поэтому находка месторождения была сущим горем и для нашедшего, и для владельца земли. Территорию у владельца отбирали в казну, поэтому хозяева скрывали открытие золота и жестоко наказывали рудознатцев. Например, в 1764 году возле Невьянска старообрядец Алексей Фёдоров выжигал лес под пашню и в старом пне случайно выплавил слиток-самородок. Хозяин завода Демидов велел изувечить Фёдорова и посадить в заводскую тюрьму. В назидание всем, кто желал искать золото, Фёдоров просидел в тюрьме 33 года.

В 1814 году инженер Л. И. Брусницын отыскал на Урале, в районе Берёзовского рудника, первые золотоносные россыпи, а потом изобрёл способ промывки золотоносных песков и сконструировал для этого машину. Бажов писал: «Брусницын оказался новатором не в берёзовском и даже не в общерусском масштабе, а в европейском. Его промывальный ковш раскрыл широкие возможности и для Урала, и для Сибири, а может быть, и для Калифорнии».

В начале XIX века Россия добывала всего 3 % мирового золота. В 1812 году казна наконец-то отказалась от своей монополии на драгметаллы и разрешила заводчикам самим разрабатывать золотоносные месторождения на своих «дачах». Отказ от госмонополии и открытие россыпных месторождений в корне изменили ситуацию. В 1819 году были разрешены частные прииски (предприятия), а в 1836 году — старательская деятельность. И в 1845 году доля России в мировой добыче золота составляла уже 47 %. В 1870 году был принят новый Устав о частной золотопромышленности. В нём отменялись все сословные ограничения для добычи золота, то есть заниматься этим делом дозволялось всем, кто получит лицензию. В 1877 году все оставшиеся казённые золотопромышленные предприятия были переданы в частные руки. На Урале началась «золотая лихорадка». Золото рыли и мыли везде, где только можно. Порою даже во дворах, на огородах, на полях, покосах, выгонах и т. д. Всё это попросту губило сельское хозяйство. В 1892 году государство даже приняло закон о запрете на добычу золота «в усадьбах».

В бассейне Чусовой золотодобыча не стала отраслью промышленности; рудников и золотопромывальных фабрик было мало. В 1899 году Д. И. Менделеев писал: «В Среднем Урале в большинстве заводских округов на золото не обращают почти внимания, предоставляя это дело обыкновенно старателям».

Промывка золотоносных песков в самой Чусовой была запрещена, поэтому старатели мыли пески по берегам чусовских притоков. Конечно, тогда брали лёгкое, «верховое» золото. О золотодобытчиках Чусовой, любителях «порыться на чусовских покосах», писал Бажов, отмечая небогатство россыпей: «Пустяк дело, на хлеб не сходится». Но изредка встречались самородки, самый крупный из которых — «Лошадиная голова» — был обнаружен в районе села Косой Брод. Этот самородок сейчас является самым большим в мире из уцелевших; он хранится в Алмазном фонде Московского Кремля. В том же Косом Броде в 1935 году был найден ещё один крупный самородок — «Лосиное ухо»; его вес 13 кг 776 г, длина 38 см, ширина 13 см.

Известными были и прииски на золотоносных Крестовоздвиженских россыпях близ реки Койвы. Они начали разрабатываться в 1825 году, а к 1914 году дали 370 пудов золота (почти шесть тонн).

Сейчас в бассейне Чусовой, в верховьях реки золото добывает старательская артель «Крылатская». На притоке Чусовой реке Серебряной уже по второму разу перемывает пески драга Исовского прииска — огромная плавучая фабрика по добыче золота.

На Чусовой есть и платина. Платиновые прииски в бассейне Чусовой начали действовать с 1835 года. Крестовоздвиженские платиновые (точнее — золотоплатиновые) россыпи на Койве считались третьими по богатству в России. Всего на Крестовоздвиженских россыпях было добыто около 600 пудов платины (более девяти с половиной тонн). 20 сентября 1904 года здесь был найден один из самых крупных самородков платины весом около 8 кг 400 г.

Платина обнаружена на Верхней Чусовой. Возможно, её добывали на речке Серебряной, называя «серебрец», отчего (есть версия) река и получила своё название. Старинные обвалившиеся копи на Межевой Утке свидетельствуют о том, что охочие люди добывали платину и здесь. В «лесной даче» Нижнетагильского завода (а Межевая Утка протекала по территории этой «дачи») было много частных платиновых приисков. Известно, что платиновый прииск был даже в междуречье Межевой Утки и реки Сулём на страшных раскольничьих Весёлых горах под горой Шульпихой. Д. И. Менделеев в 1899 году писал: «В настоящее время ценность платины настолько возросла и спрос на неё так велик, что на Урале развилась форменная платиновая горячка».

Имеются на Чусовой и месторождения горючих полезных ископаемых. На верхней Чусовой добывают торф.

Первый каменный уголь на Урале тоже был найден в бассейне Чусовой — на речке Турка (приток Ирени, приток Сылвы) вогулом-рудознатцем Боляком Русаевым в 1736 году.

Крупнейшее угольное месторождение на Чусовой (точнее, частично в её бассейне) — Кизеловское, было открыто во владениях Лазаревых в 1786 году, но планомерно разрабатываться начало только с 1925 года. Ныне кизеловские угли не добывают.

Угольные шахты работают у посёлка Скальный. Уголь у Скального приурочен к осадкам каменноугольного возраста. Мощность слоя — 125 м. В слое залегают друг под другом до 20 пластов угля; максимальная толщина пласта — 225 см. Месторождение открыто в 1939 году, освоено в конце 40-х годов.

Некрупные угольные месторождения есть и в других районах бассейна Чусовой — например, Вашкорское и Обманковское месторождения на соседних речках Вашкор и Обманка; небольшое Ломовское месторождение в 10 км от села Кын; выходы угля на склоне горы Головашки в урочище Илим и т. д. Обзор «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (СПб., 1914) говорит: «На западном склоне месторождения каменного угля заключены в глинисто-песчаниковой толще нижнего отдела каменноугольной системы, образующей несколько складок с чрезвычайно крутым западным и весьма пологим восточным падением в бассейнах pp. Усьвы, Косьвы, Кизела, Пышмы, Вашкура и Чусовой».

В районе новых Чусовских Городков в долине речки Рассошки в 1929 году при бурении скважины для поиска края пласта калийной соли на глубине 325 м неожиданно обнаружили нефть.

Первооткрывателем приуральской нефти считается геолог П. И. Преображенский, который открыл и месторождения калийных солей, и йодобромные воды камского курорта Усть-Качка. Поначалу запасы нефти на Чусовой преувеличили, даже стали называть окрестный район «Уральским Баку». Открытием нефти, согласно путеводителю Ф. Опарина 1936 года, Чусовая обязана товарищу Сталину: «Оппортунистические элементы вопреки всем фактам утверждали, что промышленной нефти на Урале нет. Они повели борьбу против развёртывания разведочных работ. Прозорливое указание Великого Сталина, предложившего с трибуны XVII съезда партии „взяться серьёзно за организацию нефтяной базы в районах западных и южных склонов Уральского хребта", расчистило путь уральской нефти. Карты оппортунистов и саботажников были биты». С 1936 по 1945 год на Рассошке работала нефтеперерабатывающая установка. «Всю свою нефть, до последней тонны, маленький риф пермского возраста отдал стране и Победе», — писал пермский поэт и геолог Семён Ваксман. Запасы нефти здесь оказались незначительны. В 1953 году (видимо, сразу после кончины «главного нефтяника» государства) добычу прекратили, но скважине «Бабушка», давшей в 1929 году первый нефтяной фонтан, установили памятник. Всего скважина дала 79 тысяч тонн нефти.

Нахождение нефти у Верхнечусовских Городков послужило толчком для открытия в Приуралье целой нефтегазоносной области. Нефтяные вышки «Лукойла», плавающие в Камском водохранилище в заливе у посёлка Полазна и стоящие вокруг города Краснокамска, — «внуки» чусовской «Бабушки». От устья Чусовой вниз по Каме в недрах земли лежит гигантский коралловый риф, пропитанный нефтью. С. Ваксман писал о нём: «Под нашими ногами, под зелёным одеялом травы, с юго- запада на северо-восток протянулись мощные хребты, сложенные рифовыми породами и пропитанные нефтью. На их склонах когда-то цвели подводные сады, а по песчаным дорожкам между ними разгуливали морские ежи. Вот образ пород, в которых спрессована древняя жизнь. Это девонские барьерные рифы».

Самый нефтеносный район Чусовая ныне утратила. Наиболее активно добыча нефти ведётся на реке Ирень, притоке Сылвы.

Земные богатства Урала народная поэзия часто объясняет легендой о некоем великом боге или даже Илье-Пророке, которые несли в мешке все сокровища мира, да мешок зацепился за вершины гор, порвался, и сокровища высыпались на Урал. Но есть и ещё одна «сказка» или «поэма» — научно- фантастическая. Она гласит, что около двух миллиардов лет назад «в западный бок» Уральского хребта ударил астероид. Образовался огромный кратер радиусом около 550 км. Такие древние сверхгигантские кратеры наука называет «звёздными ранами» или «астроблемами». Эпицентр уральской «астроблемы» находится на стыке нынешней Пермской области и Республики Башкортостан — южнее посёлков Чернушка и Октябрьский. По окружности кратера образовались трещины, постепенно заполнившиеся осадочным материалом. Эти трещины — русла рек Белой, Чусовой и Камы от устья Чусовой до устья Белой. Материю астероида и жидкое содержимое земных недр тоже «выбило» на периферию взрыва. Поэтому вдоль всего течения Чусовой сгруппировались рудные залежи, а по нижней Чусовой, Каме и нижней Белой сконцентрировались нефтяные месторождения. Может, всё это и неправда, но приятно думать, что Чусовая сброшена на Землю со звёзд.

ДЫРОВАТЫЕ КАМНИ

Кто в вагоне коротает время за преферансом и курицей- гриль, тот и не заметит, что от Перми до Екатеринбурга железная дорога прошла по горному хребту. Урал невысок, а Средний Урал — наиболее пониженная и сглаженная его часть. Здесь порою даже не верится, что вокруг — горы. Но Чусовая позволяет в этом убедиться воочию. Ещё В. Геннин в своей работе «Абрисы» (1728) писал: «А высокие горы имеются близ Чусовой реки… называются Уральскими».

Средняя часть реки, где Чусовая течёт «в камнях», и есть разрез Уральского горного хребта. Долина Чусовой здесь пролегает по сильно разрушенной низкогорной стране. Высшая точка этого древнего низкогорья — гора Северный Басег (995 м). Наибольшие высоты в окрестностях Чусовой — гора Сабик в районе посёлка Староуткинск (528 м) и гора Старуха в районе села Усть-Утка (467 м). А в среднем высота Чусовой — 450–500 м над уровнем моря. Величина падения от истока до устья — 170 м, то есть 45 см на 1 км.

Со времён посещения Чусовой Родериком Мэрчисоном (1841) — геологом, открывшим пермский геологический период, — считалось, что Чусовая протекает в гигантской тектонической трещине, то есть по разлому Уральского хребта. Только в конце 80-х годов XIX века русский геолог Ф. Чернышёв доказал, что поперечные долины Уральского хребта — эрозионные, то есть разработанные водой и ветрами, и формировались они одновременно с поднятием хребта.

Ледники до широты Чусовой не доползли ни разу, поэтому здесь нет ледниковых форм рельефа — сглаженных валунов, погребённых морен, впадин приледниковых озёр. Рельеф чусовской долины сформировали три силы — тектонические подвижки пластов, эрозия и карст.

Мамин-Сибиряк писал, что береговые скалы являются главным украшением Чусовой. А скалы эти в течение тысячелетий гигантскими напильниками обтачивали вода и ветер, создавая подлинную природную галерею скульптурных шедевров. Для людей с воображением плаванье по Чусовой — это путь «сквозь строй» гигантских каменных химер. На Чусовой есть «Баба Яга», «сокол», «конёк», «олень», «курица», «ёрш», «филин», «медведь» и много кто ещё, не считая разнообразных «гребней», «котлов» и «печек» и не упоминая какие-нибудь совсем уж экзотические «Афонины Брови» или «Девичьи Слёзы».

КАМЕНЬ СТОЛБЫ

Чусовские Столбы — это гряда утёсов длиной около километра. Некоторые утёсы-останцы стоят совершенно отдельно, башнями. Общая высота горы — более 70 м, высота останцев — от 20 до 50 м. Не все останцы видны с реки. На вершине горы — карстовые воронки, в одну из которых уходит ручей, выходящий родником уже у подножия. На Столбах кроме воронок можно наблюдать и другие карстовые формы рельефа — слепые пещеры (так называемые пещеры Столбовские глубиной не более 5 м), одна из них имеет арку-окно. В толще пород встречаются окаменелости — рецептакулиты (то ли губки, то ли мшанки, ещё точно не определено). Местные жители говорили о Столбах филологам УрГУ так: «Дальше там Столбы о четырёх углах. С одного угла — старик в тулупе, с другого — старуха с котомкой. Может, были молоды когда-то, а теперь состарились совсем». Этому рассказу вторит пермский турист и краевед С. Торопов: «На одном из столбов видно глыбу, напоминающую издали сгорбившуюся над книгой старушку. Этот столб так и называется — Старушка». Мамин-Сибиряк описывает Столбы по-другому: «Это почти правильной круглой формы известковые колонны в 20 сажень высоты; около них поднимаются несколько меньших колонн. Можно подумать, что это остатки какой-то гигантской колоннады, заваленной мусором; только благодаря героическим усилиям Чусовой выглянул на свет божий один угол этой скрытой в земле постройки». Особенно явно выделяются два «столба». Столбы — геолого-ботанический памятник природы.

* * *

Первая скала на Чусовой — камень Караванный на Волчихинском водохранилище, последняя — камень Гребешок за 5 км до города Чусового. Скал, имеющих свои названия, всего штук двести. Сосчитать трудно, потому что скала — не тумбочка, не всегда поймёшь, есть она или нет её. Названия скалам даны ещё в XVIII веке сплавщиками, а сплавщики обращали внимание лишь на те утёсы, которые имели какое-либо значение при сплаве — или были необычны. Поэтому на Чусовой собственные имена имеют какие-нибудь невзрачные осыпи (например, камень Осыпь вблизи деревни Курья), а 20—30-метровые громады могут оказаться безымянны. Бывает, что одна и та же скала имеет два названия (боец Плакун, он же боец Баюн), или две части одной скалы называются по-разному (бойцы Узенький и Мостовой).

Достаточно пренебрежительно к названиям скал отнеслись первые авторы путеводителей, а последующие авторы только усугубили их ошибки. Так, например, вряд ли кто сейчас установит, какая группа скал изначально называлась Большими Глухими камнями, а какая — Малыми. Сейчас считается, что сначала идут Большие, потом — Малые, но по размеру Малые больше Больших. «Рекордсменом» является камень Шаков вблизи устья речки Поныш. В разных путеводителях он прыгает с правого берега Чусовой на левый; то появляется выше устья Поныша, то ниже; раздваивается, получая второе название — Стенка. Своеобразную топонимическую революцию совершил в своём путеводителе Е. Ястребов, который взял да и назвал-переназвал многие скалы. Боец Печка превратился в Львиную Пасть, камень Пегушин — в Свинки. Камень Гардым развалился на две части — на собственно Гардым и камень Корабли; камень Стерляжий Омут тоже располовинился, превратившись в два камня — Стерляжий и Омут. Топографы на картах послушно рисуют этот «камень Омут» — а камня-то и нет, как нет и омута. Порою новые названия даже неграмотны: есть речка Поныш — есть скалы Понышские; есть речка Кумыш — но скалы почему-то названы не Кумышскими, а какими-то Кумышанскими. Ещё одна нехорошая привычка у авторов путеводителей — склонность к упрощению названий. Был боец Шилков, стал боец Шило; был боец Дужной — стал Дуга; был камень Коровий — стал Корова. Ну и так далее. Претензий много. И главная среди них — даже не к названиям скал, а к счёту километров. Первый и единственный промер расстояний сделали в 1934 году к открытию Коуровской турбазы. Видимо, главным измерительным прибором был зоркий взгляд. На некоторых скалах висят таблички с обозначением километра от турбазы и с названием камня (таблички повешены ещё во времена действия Всесоюзного лодочного маршрута № 58А), и указанный километраж вопиюще противоречит опыту того, кто плывёт по Чусовой. Километры растягиваются и сжимаются, как резиновые жгуты, и на одном участке два километра можно плыть два часа, а на другом — две минуты.

Горные породы, которыми сложены чусовские скалы, активно карстуются. Вообще, доломиты и известняки по степени растворимости занимают соответственно 3-е и 4-е место после солей и гипса, хотя их растворимость меняется в зависимости от геологических условий. Чусовской карст в основном сульфатно-карбонатный. По глубине залегания он бывает и мелким, и глубоким. Наиболее типичен «покрытый» карст: то есть карстующиеся породы сверху прикрыты нерастворимыми. Профессор-гидрогеолог И. Печёркин указывает: «В бассейне Камы, в долинах Чусовой, Сылвы и некоторых других рек Западного Урала породы растворяются даже под покровом речных отложений — камский тип». Например, одно из устьев речки Поныш — карстовая воронка на дне Чусовой.

Карстом называется процесс растворения водою тех горных пород, которые способны растворяться. Этот термин пошёл от названия югославского плато Крас, которое вдоль, поперёк и вглубь изрыто провалами и пещерами. «Классическим карстом» особенно известна Сылва — «бывший» приток Чусовой. Здесь есть и поля карстовых воронок на Ледяной горе — словно следы бомбёжки; и гигантские системы пещер — например, знаменитая Кунгурская пещера длиной 5,6 км. В бассейне Сылвы находится самый длинный в России «сифон» — подводный тоннель: это Ординская пещера, которую аквалангисты исследовали более чем на километр, но так и не добрались до конца прохода. Сылвенский карст масштабен, как стихийное бедствие. Кишертская карстовая депрессия провалилась под землю десятью озёрами, причём в одно из них угодила старинная церковь, которая, по легенде, и сейчас тревожно звенит колоколами на дне, как Китеж-град. Мазуевская карстовая депрессия обозначена семью провалами, причём самый большой из них — Волчья Яма — глубиной в 20-этажный дом. Ещё В. Н. Татищев записал на Сылве легенду о владыке всех уральских пещер — Подземном Звере Мамонте.

Рельеф прибрежных скал на Чусовой изобилует карстовыми формами. Наиболее загадочны и таинственны подземные реки. По ним нельзя проплыть ни в подводной лодке, ни с аквалангом, потому что они текут не по тоннелям, а сквозь «поноры» — эдакие каменные «поры». На Чусовой такие реки называют «обманками». Весной, в половодье, когда пропускной способности поноров не хватает, чтобы пропустить всю талую воду, эти реки текут и по поверхности; летом уходят в недра земли. Таких рек и ручьёв много — речка Макарова, ручей Колган Лог, речки Бедька, Обманка, Семёновка, Глухая. В большинстве своём эти речки текут под землёй только какую-то часть своего пути; например, река Поныш — 4 км. А, скажем, в районе камня Пещерный (за 2 км до деревни Волеговки) ручей Пещерный не смог найти путь в обход камня и «поднырнул» под скалу, выскочив родником у самого берега Чусовой. Место, где река уходит под землю, называется нырок, где выходит — вынырок (по научному — воклюз).

РЕКА КУМЫШ

Длина реки 48 км. Исток находится в 8, 4 км от станции Кумыш Западно-Уральской ветки железной дороги; в 1991 году он объявлен ландшафтным памятником природы. Почти весь свой путь Кумыш бежит в лесах. Русло его извилистое, с резко выраженными перекатами и плёсами. Дно песчано-илистое. Летом на плёсах Кумыш зарастает. В верховьях река проходит через станционный посёлок Кумыш, затем через деревню Большой Кумыш. В среднем течении Кумыш уходит под землю, постепенно исчезая среди камней. 6 км Кумыш течёт под землей и выходит бурным потоком из-под скалы за 14 км до своего устья. Рядом со скалой стоит деревня Вынырок. Расход выходящей из-под скалы воды — 1 кубометр в секунду. В 1991 году вынырок Кумыша объявлен гидрологическим памятником природы. По берегам Кумыша есть и другие скалы. На Кумыше спелеологи отмечают 6 пещер: Нырок Кумыша (5 м), пещера Бабьего Луга (5 м), Вынырок (5 м), Гремящий Воклюз (70 м), Кумыш-5 (33 м) и Кумыш-6 (15 м). Пещера Бабьего Луга (правый берег Кумыша, 9 км от посёлка Кумыш) и территория в радиусе 100 метров от входа в неё в 1991 году объявлены охраняемым историко-природным комплексом. Здесь археологами обнаружено святилище каменного века — жертвенное место и магический «монумент» из вертикально установленного черепа дикой лошади.

Крупнейшие притоки Кумыша — речки Нижняя и Верхняя Талка. причём Верхняя Талка сама 3 км бежит под землёй. У Кумыша есть не названный на картах приток длиной около 20 км; из них около 15 км он бежит под землёй и под землёй же впадает в Кумыш в районе нырка. Устье Кумыша в урочище Усть-Кумыш.

Происхождение названия «Кумыш», возможно, от личного татарского имени (у сибирского хана Кучума был сын Кумыш). Местные татары называют речку «Кумыш-Елга». «Елга» — значит «серебряный», в смысле «богатый». Возможно, название речки происходит от татарских слов «кум» — «песок» и «чишмы» — «родник», «ключ», «небольшая речка, вытекающая из-под земли». Во всяком случае, к названию народного алкогольного напитка «кумышка» или к выражению «шиш да кумыш» этот Кумыш отношения не имеет, потому что ударение ставится на первый слог.

Раньше в урочище Усть-Кумыш стояла деревня с таким же названием. Возникла она, видимо, в XVIII веке. Здесь был государственный постоялый двор для зимних обозников. Главные фамилии жителей были Бугрин и Долматов. Мамин-Сибиряк в очерке «Бойцы» писал: «Деревня Кумыш не представляет собой ничего особенного среди других глухих чусовских деревушек». На 1 июля 1969 года в Усть-Кумыше ещё проживали 110 человек. Сейчас в урочище безлюдный покос.

* * *

Разновидностью «вынырков» — воклюзов — являются карстовые озёра. Чаще всего это просто воронки, заполненные водой. Самое большое и глубокое карстовое озеро на Чусовой — Голубое.

ГОЛУБОЕ ОЗЕРО

Голубое озеро находится на правом берегу Чусовой в районе Больших Глухих камней. Чаша его почти круглой формы; в ширину она имеет 25 м и в длину 32 м. Вода в озере поражает необычным цветом: то она ярко-голубая, неестественного химического оттенка, а то сине-зелёная, зелёная, белёсая, бурая. Цвет воды зависит от атмосферных осадков в районе станции Всесвятская в 10 км от озера. Вода в озере сильно минерализована, очень жёсткая. Температура её постоянная — около +4,2 °C.

Первое погружение в Голубое озеро было совершено в 1979 году. Оказалось, что глубина карстовой воронки Голубого озера — 18 м. В склоне воронки на глубине 6 м имеется трещина, из которой и выходит водоток. Лабиринт трещин, пустот, галерей и гротов, затопленных водой, подводные спелеологи осмелились исследовать только на 200 м. Но и на этом участке были обнаружены провалы до 56 м глубины. По этому неведомому лабиринту и пробирается речка Большая Глухая, которая выходит воклюзом в Голубое озеро. Длина речки около 13 км. Она начинается районе посёлка Скальный, 6 км течёт по поверхности земли, потом уходит под землю и после 7-километрового странствия выныривает в Голубом озере. От озера до Чусовой всего 200 м. Большая Глухая речка изливается из озера и впадает в Чусовую. Её светлая вода долго течёт отдельной струёй, не смешиваясь с тёмной водой Чусовой.

С 40-х годов XX века в Глухую речку сбрасывались шахтные воды угольных шахт в районе посёлка Половинка; это безобразие прекратилось только в 1998 году с закрытием шахт.

* * *

С древнейших времён используемая человеком форма карстового рельефа — грот. Самый большой грот на Чусовой — Театральный (или грот Колчака) в верховьях Палаточного лога на правом берегу Чусовой почти напротив устья речки Поныш. Вход имеет 16 м в ширину и 6 в высоту; глубина грота 35 м. Общая конфигурация грота напоминает амфитеатр — отсюда и название.

Туристам особенно нравятся такие гроты в подножии скал, куда можно заплыть на лодке. Подобные гроты имеются в бойцах Боярин, Большой Владычный, Печка, Плакун.

БОЕЦ ПЛАКУН

Боец находится на левом берегу Чусовой в 11 км ниже по течению деревни Усть-Койва. Плакун — это гряда различных скал, сложенных рифовыми известняками. В скалах есть небольшая карстовая арка. Первым в гряде идет массивный утёс высотой около 25 м. В его подножии у воды — грот шириной 6 м, высотой 2, 5 м и глубиной 3 м. С потолка грота всегда капает вода — камень „плачет", за что и прозван Плакуном. А. Матвеев в книге «Нёройки караулят Урал» так описывает камень Плакун, смешивая его «в одну кучу» с горой Плакун в посёлке Кын: «Есть на Чусовой камень Плакун. В нём много трещин. Грунтовые воды стекают по трещинам и выходят где-то на поверхности. Камень «плачет». До чего ярок этот образ, и легенда не может пройти мимо. Но народной фантазии мало одних слёз, нужна их причина. И на свет появляются легенды о жёнах и детях ссыльных. Они плакали на вершине этого камня, глядючи в ту сторону, где в рудниках маялись их мужья и отцы. В другом варианте предания здесь матери плакали по детям, которых в крепостные времена силой отбирали у них и увозили неведомо куда». Забраться на утёс с гротом очень трудно, и плакать на нём негде — слишком крутой склон. Местные жители объясняют название, игнорируя «классовый» аспект: мол, парни из окрестных деревень, катая девок на лодках, завозили своих подруг сюда и оставляли здесь, пока те не согласятся отдаться. Девки, понятно, плакали от досады. «Баюном» же Плакун называют потому, что в дождь местные рыбаки укрываются в его гроте и «бают» — рассказывают разные байки, коротая время. А вариант «Боюн» сближен со словом «боец»: то есть скала, о которую разбивались барки; впрочем, Плакун опасным бойцом не был.

Кроме утёса с гротом, Плакун — это ещё три скалы в лесу почти у вершины горы, и скала-гребень, наискосок спускающаяся с вершины к реке и заканчивающаяся 10-метровым выступом-бойцом. Массив Плакуна выходит и на речку Большая Исаковка, впадающую в Чусовую перед камнем. Над этой речкой на высоте 42 м находится карстовый Плакунский мост с «пролётом» длиной около 20 м (возможно, его же именуют и Плакунской карстовой аркой). Также спелеологи отмечают на Плакуне пещеру Боюн длиной 10 м.

Исследования Плакуна начались в 1889 году. В известняках Плакуна учёными обнаружено 17 новых видов ископаемых организмов (окаменелостей). Плакун — стратотип (классический образец) рифов ассельско-сакмарского времени Приуральского барьерного рифа, который на 1800 км протянулся вдоль западного склона Урала по границам Русской платформы и Предуральского краевого прогиба. В 1965 году Плакун был объявлен геологическим памятником природы. На нём произрастают 74 вида растений, из которых 2 занесены в Красную Книгу.

* * *

Ещё одна неизменно впечатляющая человека природная форма — карстовые арки или мосты. Самой большой считается арка Царские Ворота в бойце Дыроватые Рёбра в 2 км выше деревни Усть-Койва.

БОЕЦ ДЫРОВАТЫЕ РЁБРА

Дыроватые Рёбра — это 800-метровая гряда утёсов из вертикально поставленных пластов известняка карбона высотою около 50 м. Ближе к концу гряды между двумя выступами скалы видно сквозное отверстие карстовой арки Царские Ворота. «Царскими вратами» называется проход сквозь иконостас — величественные двери-портал, украшенные резьбой. Официальное название арки — Усть-Койвинская. Арка находится на высоте 24 м над рекой; из-под неё спускается осыпь. Форма арки — ромбовидная: ширина проёма 9 м, высота 11 м (по другим данным — 10 на 12 м). Арка является остатком свода огромной, уже обрушившейся пещеры, на месте которой теперь образовался лог.

Ещё в утёсах Дыроватых Рёбер имеются три пещеры Дыроватских длиной 30, 7 и 18 м. В одной из них обнаружены древние кости, в другой — несколько медных наконечников копий. На Дыроватых Рёбрах произрастает 106 видов растений, из которых около 30 — реликтовые; 4 вида растений занесены в Красную Книгу. На скалах обитают 30 видов позвоночных, из которых летучие мыши тоже занесены в Красную Книгу. В 1965 году камень Дыроватые Рёбра был объявлен ландшафтным памятником природы. На берегу Чусовой под аркой был установлен щит: «Памятник природы. Охраняется государством».

Дыроватые Рёбра иногда называют камнем Филин или Филинки. Эти названия можно объяснить от мансийского словосочетания «филим-ки», где «филим» значит «кусок, отдельная часть», а «ки» — «камень». Дыроватые Рёбра действительно состоят из отдельных утёсов. А сравнивать зияющую арку Царские Ворота с глазом филина и отсюда производить название камня — скорее всего, народная этимология.

* * *

Автором сего труда обнаружен ещё один карстовый мост — возможно, самый большой на Чусовой. Он находится на вершине камня Новиков (за 6 км до устья реки Серебряной). Подход к нему идёт по крутому, замшелому, засыпанному валунами склону, а затем — вверх сквозь гигантский карстовый колодец. Высота колодца около 20 м. Колодец начинается в глубокой воронке на плоской вершине скалы и выходит у подножия отвесной стены. Карстовый мост представляет собой ровную, как по циркулю, изящную каменную арку высотой около 8 м, толщиной около 2 м и длиной пролёта около 20 м.

С этой аркой на камне Новиков вообще дело тёмное. Ни в каких путеводителях, каталогах памятников природы или справочниках про неё ничего не сказано. Намёк на неё можно встретить лишь в статье известного учёного-карстоведа Г. А. Максимовича «Природные мосты и арки» («Памятники природы Пермской области», ПКИ, 1983): «Несколько мостов и арок известны по берегам Чусовой. Можно назвать Усть-Койвинскую арку (Царские Ворота в камне Дыроватые Рёбра)… Мост есть на высоте 42 м над рекой Малой Исаковкой, левом притоке Чусовой, а ниже, в пос. Пермяково, в одной из скал находится карстовая арка Теремок. А. Бураковым обнаружена природная арка в районе пос. Кын». Имеют ли вышеприведённые слова отношение к арке Новикова камня? Речка Малая Исаковка, левый приток Чусовой, находится не выше, а на 150 км ниже исчезнувшей деревни Пермяково, почти в районе города Чусового, а других Малых Исаковок нет. (К тому же арка Плакуна находится не над Малой, а над Большой Исаковкой.) И вообще, сама давно исчезнувшая деревня Пермяково находилась в Свердловской области (следовательно, всё, что выше её по течению, тоже), а книга называется «Памятники природы Пермской (!) области». От Пермяково до камня Новикова и по реке, и по прямой более 15 км; от Кына до Новикова по прямой около 10 км (тропы нет), а по реке — около 25 км. «Теремок» ли эта арка «в пос. Пермяково» или «обнаруженная А. Бураковым в районе пос. Кын»? Невозможно разобраться, хотя чего уж проще было указать: «арка на камне Новиков». Может, никто об новиковской арке и не знает? В путеводителях она не упомянута, туристским причалом берег под Новиковым не отмечен, тропы к пещере нет, толстая перина мха возле арки не нарушена ни единым следом… Тёмное дело.

Хотя, конечно, самое притягательное из всех карстовых явлений — это пещеры. Они образуются в карстующихся известняках и доломитах девона, карбона и перми. В 1978 году по Чусовой прошла экспедиция Свердловского архитектурного института, которая обмерила и составила карты наиболее крупных пещер на Чусовой. Самой глубокой пещерой оказалась Большая Понышская. Её протяжённость 180 м, а глубина — 60 м. Самая большая пещера в бассейне Чусовой — Пашийская пещера в камне Большие Воронки над рекой Вижай. Длина Пашийской пещеры 522 м. Эта пещера трёхэтажная, с подземным водопадом высотой 12 м. А самая большая пещера непосредственно на Чусовой — Чудесница.

ПЕЩЕРА ЧУДЕСНИЦА

От Чусовой до пещеры Чудесница 2 км; ведёт тропа. Вход в пещеру находится под скалой Кладовый Камень на высоте 42 м на левой стороне ущелья речки Поныш. Вход очень маленький, и пробраться в него можно, только сильно изогнувшись. За входом открывается лабиринт гротов, тоннелей, «слепых» нор, лазов-«шкуродёров». Гроты Чудесницы называются Раковина, Дьявол, Надежда, Дельфин, Ледоруб. Своё название пещера получила за красоту и причудливость кальцитовых натёков. Кое- где они застыли целыми рядами, занавесями, гирляндами, каменной бахромой. Особенное удивление вызывает 2-метровый массивный сталактит на тоненькой ножке; он называется Торт. Жаль, что туристы разрушают хрупкое убранство пещеры. Также в пещере можно различить русло древней реки. В пещере имеются «лунное молоко» и мелкий пещерный жемчуг, гнездятся летучие мыши. Суммарная длина запутанных ходов Чудесницы 512 метров.

По рассказам местных жителей, пещеру открыли заключённые, бежавшие из лагерей, что стояли выше по реке Поныш; они прятались в пещере от розыска. Однако официально считается, что Чудесница открыта спелеологом В. Сыропятовым в 1974 году. Кладовый Камень вместе с пещерой в 1991 году объявлен геологическим памятником природы. Здесь произрастает 61 вид растений, из которых 2 занесены в Красную Книгу.

* * *

Чудесница эффектна только внутри, а на Чусовой есть пещеры, один только вид которых учащает биение сердца. Это пещеры, вход в которые располагается над водой посреди отвесной стены утёса. Такие пещеры недоступны без специального снаряжения. Впрочем, их недоступность компенсируется тем, что они невелики. Наиболее заметны две такие пещеры: пещера Ермака в бойце Ермак и пещера Скалолазов в бойце Дыроватом.

А мелких, «слепых» пещерок на Чусовой тьма-тьмущая. Неслучайно несколько скал на Чусовой так и называются: Дыроватые. Г. Максимович пишет: «На некоторых участках Чусовой и других рек Пермской области можно встретить „дыроватые камни". Откуда такое название? Если вглядеться, то в почти отвесной стене известнякового или доломитового берега можно увидеть чернеющее отверстие входа в пещеру. Это природные или карстовые мосты и арки — свидетели сравнительно древней геологической истории нашего края».

МОРОЗ И СОЛНЦЕ

Если уж обычный человек, сидя перед телевизором в предвкушении боевика, может переждать раздел «Погода» в программе новостей, то и несколько слов о климате Чусовой он тоже сумеет пережить.

Последнее оледенение на Урале закончилось около 10 000 лет назад, хотя и доныне продолжаются колебания климата. Так, X–XIII века называют «малым климатическим оптимумом», а XIV–XIX века — «малой ледниковой эпохой». Ныне на Урале (и на Чусовой) климат вновь постепенно смягчается.

Климат на Чусовой континентальный, с достаточно долгой — почти полгода — зимой и недлинным — около двух месяцев — летом.

Зимы на Чусовой холодные. Мороз порой может доходить до — 50 °C, но такие холода стоят недолго. Средняя температура самого студёного месяца, января, — 17 °C. К весне толщина снега достигает 60–70 см; в логах он может скапливаться слоем до 1,5 м. Зимние ветра в основном западные. На зиму приходится наибольшее количество солнечных дней и наименьшее количество осадков — всего десятая часть от их общего объёма.

Весна начинается с середины марта, хотя от заморозков и снегопадов даже в середине мая никто не застрахован. К концу апреля сходит снег и вскрываются мелкие речки.

Лето длится с середины июня до середины августа. Даже в середине июля, на пике лета, по ночам может быть холодно. Средняя температура июля +16 °C. Дневная жара может превышать +30 °C. Преобладающие ветра — северо-западные. На июнь — август приходится максимальное в году количество осадков: почти половина годовой нормы. Так что лето на Чусовой обычно дождливое.

С середины августа начинается мокрая, холодная и слякотная осень. Две недели «бабьего лета» выдаются в начале или в середине сентября. В начале ноября выпадает первый снег.

Общее количество осадков в год — 500–550 мм.

Погода на Чусовой неустойчивая: одна и та же погода не держится больше трёх-четырёх дней подряд. (Впрочем, по «закону подлости» это касается лишь хорошей погоды, а вот обложных дождей почему-то не касается вовсе — они могут моросить хоть неделю без передышки.)

Катастрофические явления погоды — на Чусовой редкость. Можно привести перечень всех погодных катастроф, что случились в бассейне Чусовой в XX веке: особо крупный град — в 1909 году (в Кунгурском районе); шквал — в 1909 году (на Межевой Утке), в 1928 году (в Чусовском районе), в 1966 году (в Кунгурском районе), в 1989 году (в Кунгурском районе); смерч — в 1910 году (на Межевой Утке); сильнейшая метель со снежными заносами — в 1911 году (в Кунгурском районе); летние заморозки — в 1914 году (в деревне Каменка), в 1916 году (на Койве), в 1984 году (в Ревдинском районе), в 1995 году (на Межевой Утке); ливни и грозы с пожарами от молний — в 1966 году (в Ревдинском районе); морозы ниже — 50 °C — в 1984 году (по всему Среднему Уралу).

Для туристского сезона (май — сентябрь) характерно хорошее, солнечное начало, затяжные дожди конца мая и первой половины июня, в середине лета — жара, перемежающаяся редкими ливнями. По утрам и вечерам обычны туманы, иногда очень густые. Перелом наступает 2 августа, в Ильин день. В этот день всегда гремят грозы, а потом начинаются дожди, прерывающиеся лишь ясным «бабьим летом». После 2 августа, как говорится в народе, «вода дрогнет» и купаться уже не рекомендуется.

ОТ ЛЕДОХОДА ДО ЛЕДОСТАВА

Самое интересное на реке — это сама река. А какая она, Чусовая, с точки зрения сухих фактов и вычислений? «Поверим» её гармонию алгеброй гидрологии.

После впадения Койвы, Усьвы и Лысьвы Чусовая становится крупной рекой. На устье среднегодовой расход воды в ней 226 кубометров в секунду. Площадь водосбора (без Сылвы) 23 000 км2. Объём среднегодового стока до посёлка Кын — 2,2, а после впадения реки Усьвы — 6,9 км3. Средняя высота водосбора — 356 м над уровнем моря. Средний уклон — 0,4° на %. Ещё не зарябило в глазах от цифр?

Вокруг Чусовой очень благоприятная для водности реки обстановка: 89 % площади территории бассейна занимают леса, 9 % луга, заболоченный лес занимает только 2 % площади, озёра и болота — 0 %. Распаханность берегов тоже 0 %. Питание реки на 60–80 % снеговое; оставшаяся доля приходится на подземные и дождевые воды. В межень на Чусовой в среднем течении глубина на перекатах может сокращаться до 7—15 см.

Наиболее катастрофическое время на Чусовой — весенний паводок. Ледоход проходит за 3–5 дней в конце апреля. Бывают ледовые заторы с подъёмом воды перед ними до 3 м выше пикового паводкового уровня, а пиковый паводковый уровень — 3–4 м. Расход воды на пике паводка у Чусовских Городков может быть в 20 раз больше среднегодового и достигать 4600 кубометров воды в секунду. Кто будет плыть по Чусовой летом, обязательно обратит внимание на то, что почти все скалы снизу светлые. Их подножия каждый год вытирают ледоходы, и по высоте светлой полосы можно представить, насколько высоко подымаются вешние воды.

Межень наступает в июле, а осенью — незначительное половодье, вызванное дождями. Ледостав занимает 15–20 суток. В зависимости от морозности осени и зимы он может начаться и в начале ноября, и в середине декабря. Осенью могут быть зажоры с подъёмом воды перед ними на 0,7–1,2 м. Лёд нарастает до середины марта; средняя его толщина — 55–75 см, но в особенно тёплые зимы толщина его может быть и 30 см, а в холодные — более метра.

Видимо, в недалёком прошлом Чусовая была более многоводна. Старинные фотографии запечатлели довольно крупные пароходы на Чусовой, а в Кунгуре (на Сылве) даже был кораблестроительный завод. Но на рубеже XIX и XX веков произошло сильное обмеление рек. Систематическое изучение гидрологического режима реки началось в 1846 году, когда на Чусовой был основан первый водомерный пост.

По туристской классификации Чусовая имеет минимальную категорию сложности — первую. Никаких непроходимых препятствий или порогов на ней нет. Главные трудности — донные камни-валуны, которые по старинке называют «ташами», и острова-«огрудки», которые высокая вода затопляет «с макушкой». Самый глубокий омут на Чусовой находится под бойцом Высокий (или Великан) за 2 км до посёлка Кын; его глубина 4 м. Правда, местные жители охотно нарассказывают сказок о бездонных ямах, а все туристы дружно считают, что самый глубокий омут находится под бойцом Омутным. Не верьте.

Знаменитый французский спелеолог Н. Кастере в книге «Моя жизнь под землёй» делился с читателями своим изумлением, когда после долгих сомнений наконец убедился, что местные жители знают свои края весьма приблизительно. Крестьяне рассказывали Кастере истинные чудеса о пещерах, которые он собирался исследовать. Кастере залезал в пещеру и видел, что ему попросту соврали. На Чусовой (да и везде) всё обстоит точно так же. Автор сам слышал байки о том, что чусовские пещеры соединяются с Кунгурской, то есть по размеру не уступают Московскому метрополитену. Омуты на своей реке чусовляне измеряют десятками метров. О том, что километр — это достаточно конкретное и точно промеренное расстояние, они и не догадываются; для них размеры километра зависят от вдохновения. Поэтому как бы ни ошибались порой авторы путеводителей, но их книжки точнее, чем все расспросы местных рыбаков и «бывалых» туристов-доброхотов.

В народе метко называют «тягунами» долгие, нудные плёсы: Илимский, Сулёмский, Волчник. Извилистая Чусовая знаменита своими «дугами» — такими излучинами, где ширина «перемычки» бывает всего-то 100–200 м, а длина дуги — 5–7 км. Такова Мартьяновская дуга возле деревни Мартьяново (она начинается от камня Востренького и кончается у камня Переволочного); такова дуга Круглый мыс (перед устьем речки Кумыш); такова дуга Журавлиное Горло (перед селом Сулём).

Но особо известны чусовские «переборы»: участки с крутым падением реки, быстрым течением и подводными камнями. К примеру, на Кыновском переборе уклон реки виден «на глаз». В старину сплавщики побаивались переборов Шилкова, Пегушей, Цветников, Стерляжьего, Вашкурского. Самым сложным считается Кашкинский перебор под бойцом Дождевым. Но для туристов переборы не представляют никакой опасности.

Из туристских средств сплава на Чусовой весной наиболее целесообразны катамараны. Скорость течения высокая, и плыть не скучно. Байдарку же может опрокинуть мощным ходом воды, а надувную лодку — захлестнуть волной. Летом, когда течение замедляется, лучше всего плыть на байдарке или надувной лодке. Однако не зря чусовское дно сплавщики прозвали «ершом»: галька и щебень легко протирают и прорезают резиновые днища туристских судёнышек.

ЦАРЬ-ЛЕС

Мамин-Сибиряк писал, что леса составляют «вторую красоту» Чусовой, и во многих произведениях повторял описания их «траурной зелени». Леса в бассейне Чусовой занимают около трех четвертей всей территории.

Растительный покров, близкий к современному, сформировался в долине Чусовой примерно 8 тысяч лет назад (в субатлантический период). Коренным типом лесов на Чусовой являются сосновые боры всех видов: брусничники, черничники, с папоротником-орляком, нагорные, сфагновые и т. д. Чусовая протекает в южно-таёжной и средне-таёжной подзонах низкогорной мохово-травянистой тайги. Леса такого типа обусловлены характером Среднего Урала: низкогорным рельефом, широкими межгорными долинами, хребтами, вытянутыми по меридиану, продолжительностью безморозного периода, значительной величиной годового осадка.

Однако если вам с выпученными глазами начнут рассказывать о «дикой таёжной глуши», то знайте: это выдумка. Массовые рубки XVIII–XX веков уничтожили былое великолепие чусовской тайги. Ныне она сохранилась лишь незначительными «островами» на труднодоступных склонах водораздельных хребтов. А леса, украшающие Чусовую сейчас, хоть и горно-таёжные, но вторичные елово-берёзовые.

Понятие «вторичные» на Чусовой не означает «однажды срубленные и выросшие во второй раз». «Вторичные» — это мягкое, дипломатичное выражение. На самом деле чусовские леса были вырублены по два-три раза.

А ведь их берегли… Даже не руда, а леса были главным фактором существования горных заводов. Лес — это и строительный материал, и топливо. Д. И. Менделеев сформулировал просто блестяще: «Железное дело — есть только средство с выгодой и верно пользоваться множеством лесов». В 1899 году вместе с группой учёных Менделеев совершил большую поездку по Уралу с целью комплексной оценки уральского горного дела. Огромную часть научных трудов этой экспедиции заняло изучение уральских лесов. Результаты экспедиции были опубликованы в книге Д. Менделеева «Уральская железная промышленность» (1900). И в этой книге Менделеев предупреждает: «Имея в виду… очень медленный годичный прирост леса на Урале, нужно ожидать не развития, а сокращения железного производства на Урале, даже и в ближайшем будущем, если оно будет ведено, как теперь, почти исключительно на древесном топливе. Нужно также иметь в виду, что леса Урала эксплуатируются не исключительно только для заводских целей, а вырубаются в громадных размерах для сплава в очень отдалённые местности. Для этих целей служат леса, расположенные по Каме и её притокам: Вишере, Яйве, Чусовой с Сылвой и др.».

Каждый горный завод имел «лесную дачу» — огромную территорию, где ему разрешалось рубить деревья. Но рубить только по правилам, чтобы не допустить полного исчезновения леса. Ещё в 1722 году горный начальник В. Н. Татищев для уральских заводчиков составил первую инструкцию по лесопользованию с целью «бережения лесов от хищнического истребления и от пожаров». Татищев написал нормативные документы «О сбережении лесов», «О содержании лесов» и «О сеянии лесов». Впрочем, как всегда, промышленники на эти документы не особенно-то и обращали внимание. И уже в 1734 году Татищев с горечью писал в своём дневнике: «Дело дойдёт до того, что лесов и в пятьдесят лет дождаться надежды нет».

В 1728 году преемник Татищева В. де Геннин учредил должность лесного надзирателя (лесника), которому «в сбережении лесов от напрасной порубки и от пожаров… надлежит поступать по инструкциям… Чтобы… лесу стоячего соснового или берёзового в стороны от заводов в двадцати верстах рубить ни за что не дерзал под штрафом за каждое дерево… Дрова рубить заводским жителям из валёжнику и пенья… из лесу осинового и талового». О лесах заботился и преемник де Геннина горный инженер Никифор Клеопин. И не только в хозяйственных, но и в эстетических целях: «Приказано оставлять — около завода и пруда, а также при дорогах, и посредине оных. Посылаемым для лесных работ людям незабвенно приказывать, чтоб ни единого кедра никогда срублено не было. Да и других родов деревья в пристойных и видимых от завода местах для украшения надлежит по нескольку из лучших оставлять. Что не без приличности учредить и при всех казённых заводах… Да и при поселённых деревнях должно по тому ж исполнять».

Лесное законодательство петровских времён отличалось редкой суровостью. Например, за порубку леса по берегам рек, отчего реки мелели, порубщикам попросту отсекали головы. Даже легендарный Никита Демидов подался на Урал вовсе не из-за богатства уральских руд, а потому, что Пётр запретил рубить дубовые рощи вокруг Тулы, и демидовский завод оказался на грани банкротства. Не выдумывая никаких заповедников, государство железной рукой наделяло некоторые территории статусом «божелесья». На Чусовой это были земли манси-вогулов и земли раскольников (Весёлые горы). Здесь не то что лес рубить а даже хворост собирать воспрещалось.

Во многих деревнях главным человеком считался вовсе не приказчик, староста или артельный начальник, а лесообъездчик. Он следил за сохранностью лесов, с ним крестьяне согласовывали свои порубки. Бесплатно крепостной крестьянин мог срубить только такое дерево, какое в состоянии вытащить из леса на своей спине, без лошади. Если крестьянин не мог этого сделать, то или платил за бревно, или считался вором и нёс наказание.

Впрочем, историк Н. Корепанов язвительно (и справедливо) замечает: «Так что правильные и велеречивые указы, которые любят со слезой цитировать потомки, далеко не всегда что-то там гарантировали; требовался кто-то ещё — попроще и поконкретнее составителей указов, кто ездил бы и прозаично тыкал носом в огрехи, как и вот в этот гниющий, зряшно поваленный лес».

Систематическое изучение и учёт лесов в России начались с 1842 года. Впрочем, до Урала руки у государства дошли слишком поздно. В конце XIX века Мамин-Сибиряк, проплывая по Чусовой, печально констатировал: «Владельческие участки накануне полного обезлесивания». Причиной тому были хищнические рубки частных заводчиков. Одетыми в леса оставались только «казённые дачи».

Надзор и управление казёнными горнозаводскими лесами были сосредоточены в Горном управлении, где служили главный лесничий и лесные ревизоры. Все леса Урала были разделены на пять округов, которые в свою очередь подразделялись на 21 лесничество. В каждом лесничестве имелся лесничий, а в некоторых и помощник. Всего «лесной стражи» во всех «дачах» насчитывалось от 500 до 1000 человек. Лесничий ежегодно получал от горного начальника смету на необходимые заводам дрова, уголь и другие лесные материалы (даже с указанием среднего расстояния перевозки этих материалов от заводов). Руководствуясь этими сведениями, лесничий по соглашению с управляющим данного казённого горного завода составлял смету на отпуск материалов. За лесами горнозаводских посессионных владений наблюдали особые «заведывающие».

На Чусовой наиболее обустроенными лесными дачами считались казённые Уткинская и Илимская. К казённым дачам принадлежала и дача Серебрянского завода. Дачи, принадлежавшие заводам Строгановых, Голицыных, Шаховских, Шуваловых, были частными. Все остальные — «посессионными», то есть, попросту говоря, арендованными.

Все исследователи и путешественники неизменно указывали на образцовое ведение лесного хозяйства в Билимбаевской даче Строгановых. Менделеев писал о билимбаевских лесах: «Сам я видел в билимбаевских лесах прекрасно содержимые дороги и много бравых лесных сторожей и досмотрщиков. Есть тут прямо и пожарная команда для тушения начавшихся лесных пожаров. Дороги, просеки и канавы, очистка лесов, чередование молодых зарослей с возрастными и, главное, хороший досмотр — вот те средства, которыми борются, с возрастающим успехом, с пожарами лесов, которые прежде губили их массами, потому что пахоты нет и леса только изредка чередуются с покосами». С Менделеевым был солидарен и обзор «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (1914): «Правильное лесное хозяйство началось здесь с 1840-х годов».

Причинами этого благополучия Менделеев считал мудрую рачительность владельцев и научную организацию хозяйства: «Издавна графы Строгановы для этой цели посылают от себя молодых людей — чаще детей своих же служащих — учиться и отправляют способнейших за границу, чаще всего именно в лесные академии. Отец известного специалиста Ф. А. Теплоухова, главного лесничего в имениях графа, тоже был учёный лесовод у гр. Строганова, и во всяком заводском управлении имеются главные, учёные лесничие, забота которых состоит не в том одном, чтобы присматривать за объездчиками лесов и определять количество леса, который можно безопасно (т. е. не истощая общего лесного запаса) вырубать каждый год, но также и в том, чтобы разводить леса, проводить в них дороги, охранять их от пожаров, таксировать (определять запас древесины) — словом, ухаживать хозяйственно за лесами, как коренным источником доходов, возможных от земли на Урале».

Главными лесничими Строгановых были отец и сын Теплоуховы — Александр Ефимович (1811–1885) и Фёдор Александрович (1845–1905). Оба они учились в Германии и в Санкт-Петербурге. Их трудами были обустроены леса строгановских вотчин. Сейчас в бассейне Чусовой осталось два памятника природы, буквально созданных Теплоуховыми, — Теплогорский сосняк (близ посёлка Тёплая гора на реке Койве) посадки 1880 года и роща Могилыцина посадки 1888 года в посёлке Билимбай на Чусовой.

Но, разумеется, далеко не везде всё было так безоблачно, как в Билимбаевской даче Строгановых.

Главной причиной «убывания» лесов было отсталое производство, которому требовался древесный уголь. О древесном угле обзор «Россия…» говорит: «Получение последнего на казённых заводах велось самым примитивным способом, растрачивая лесные богатства».

С приходом Советской власти настало самое страшное для чусовских лесов время. Повсюду развернулась массовая и масштабная рубка. Наибольшую долю в лесозаготовки внесли предприятия Шалинского, Билимбаевского, Висимского, Кыновского и Горнозаводского лесохозяйств. Иногда лес вырубался избирательно, но чаще — подчистую. Иногда вслед за рубкой проводились посадки молодняка, но чаще лесосека просто оставлялась на прихоть судьбы: зарастёт — хорошо, не зарастёт — плевать. Лесорубами были заключённые и спецпереселенцы. Их гигантской армии не было дела до чусовских лесов. И когда леса по берегам Чусовой и её притоков были скошены, «ударные бригады» подняли топор даже на леса по водоразделам.

Пермский поэт Владимир Радкевич писал:

Прощай же, зелёное чудо!
Всё громче стучат топоры
И около камня Полюда,
И около Думной горы.
К молчанью природы привыкнув,
Ты сам расстоянье проверь
От нынешних скорых прибытков
До будущих долгих потерь.

Но Россию всегда спасало бездорожье. Пока для транспортировки древесины можно было пользоваться реками, о строительстве дорог никто не заботился. Тем более на Чусовой, где кругом горы. До 1973 года брёвна здесь сплавляли россыпью — молем. Но в 1973 году молевой сплав был запрещён. А на извилистой Чусовой сплав брёвен в больших плотах был нерентабелен. Без дорог и без молевого сплава леспромхозы начали задыхаться. Объём лесозаготовок резко упал. В конце XX века, когда было разорено чуть ли не всё, что можно разорить, лесозаготовки и вовсе свелись почти к нулю.

Ныне чусовские леса восстанавливаются. Когда глядишь на молодые ельники, поневоле кажется, что они словно бы изо всех сил стараются расти быстрее. Чусовая залечивает раны. Покатые горы, точно вышедшие на свободу бритые зэки, обрастают зелёными шевелюрами.

ЛИСТВЕННИЦА-ПАМЯТНИК

Памятником прежнему могуществу чусовской тайги оставлена гигантская лиственница неподалёку от села Слобода. Когда-то у неё было два ствола, но один спилили, и на спиле можно сосчитать годовые кольца: их более 400. Эта лиственница — современница Ивана Грозного и Ермака. Лиственница возвышается над окружающими деревьями, а ствол её имеет в окружности 6 метров. На стволе — мемориальная доска: «Памятнику природы — лиственнице, охраняемой законом, на 1-01-73 г. 406 лет».

По описанию Е. Ястребова (1963 год) найти эту лиственницу вроде бы просто (описывается путь к ней от Георгиевских камней, вверх по течению): «Перед самой деревней следует свернуть влево и пройти по дороге мимо кладбища в сторону Коуровского дома отдыха. Здесь, в 800 метрах от Слободы и в 20 метрах от просёлочной дороги, идущей вдоль правого берега, высится гигантская лиственница, хорошо видимая издали». Однако с большого поля на Георгиевских камнях и в перелесках возле просёлка этой лиственницы сейчас не видно. Может, её уже и нет. Местные жители о ней и не слыхали. Другого описания дороги к лиственнице в других путеводителях не существует. Утешиться можно тем, что на левом берегу Чусовой напротив камня Часового из леса поднимаются вершины других одиночных гигантских лиственниц со стволами диаметром в полтора метра. Возможно, они ровесницы заповедной лиственницы (ведь феноменальная толщина её ствола объясняется тем, что это дерево- «двойняшка»); но чтобы узнать возраст этих лиственниц, их, естественно, надо спилить, — а делать этого не стоит. За камнем Часовым по правому берегу растут и огромные сосны диаметром ствола в метр; их возраст не менее 200 лет.

* * *

Из хвойных древесных пород на Чусовой повсеместно распространены ель, пихта, сосна и лиственница (лиственница вообще самое распространённое дерево России), а из лиственных пород — берёза, ива, осина и рябина. Гораздо реже встречаются липа и тополь. Совсем редко, единично — вяз, дуб, ильм, клён и кедр.

Из кустарниковых на Чусовой повсюду можно увидеть жимолость, малину, можжевельник, шиповник. Лесные ягоды почти «в полном наборе»: брусника, голубика, земляника, дикая клубника, морошка, черника.

На Чусовой произрастает 80 видов лекарственных растений, 90 видов медоносов, 20 видов съедобных грибов.

Разнообразие флоры Чусовой объясняется тем, что эта флора смешанная: в ней есть и европейские, и сибирские виды растений; есть растения тайги и растения степи; растения севера и растения юга; растения современности и далёкого прошлого — реликты; растения широко распространённые и растения, встречающиеся только здесь, — эндемики. Многие виды растений Чусовой занесены в Красную Книгу.

КАМЕНЬ ЛЕБЯЖИЙ, КАМЕНЬ СТЕРЛЯЖИЙ…

Мамин-Сибиряк свидетельствовал, что простой удочкой умелый рыболов мог вылавливать в день на Чусовой до 50 кг рыбы. Бажов писал, что охотники-«чертознаи» добывали в чусовских лесах за зиму по 10–15 лосей и продажей мяса зарабатывали больше, чем квалифицированные рабочие на заводах. Можно ли сейчас представить себе что-то подобное? Ответ ясен.

Человек — главная причина постепенного обеднения животного мира Чусовой. Наверное, человеком было истреблено больше видов, чем погибло в результате оледенения. Человек оказался беспощаден к росомахам, куницам, колонкам, горностаям, соболям, норкам. Ушли с Чусовой кабаны, рыси, северные олени; упрыгали прочь белки-летяги. Школьный учебник «География Свердловской области» ещё в 1966 году простодушно констатировал: «Почти исчезла рыба в Чусовой». (А краевед А. Топорков в 1892 году писал: «Очень многие из жителей занимаются ловлею рыбы в заводских прудах, р. Чусовой и др., весною мордами, летом неводами, а осенью её лучат. Зимою рыба ловится мелкая и в малом количестве, но прежде, как говорят рыбаки, рыба ловилась крупнее, в большом количестве и притом во всякое время года».) Чем человеку помешали обычные ежи? А ведь сейчас на Чусовой они занесены в Красную Книгу. Позор нашему роду… Память об исчезнувших видах сохраняется только в названиях: стоят над Чусовой камни Лебяжий и Стерляжий, а лебедей и стерляди уже нет…

Каждая эпоха имела свою причину истребления природы. В царское время этой причиной была недальновидность. Попросту говоря, охотники выбивали зверя всего — «до последнего», не задумываясь над тем, как популяция будет восстанавливаться. (Она и не восстанавливалась.) В советское время причиной истребления природы было равнодушие. Велено слить заводские стоки в Чусовую — и сольём, чёрт с рыбой. А в наше время главная причина — хищничество. Наверное, это самая страшная причина. Недальновидность объясняется невежеством; равнодушие — бесправием. А хищничество — это когда невежественное бесправие помножено на бессовестность. Куда там астафьевским браконьерам из «Царь-рыбы» с их взрывчаткой!.. Знаете, как рыбу ловить проще всего? Надо её прикормить где-нибудь на омуте, а потом высыпать в омут пачку стирального порошка. Рыбка всплывёт. А что весь омут вымрет — это ерунда. В старину людей, которые ради шишек срубали вековые кедры, живьём закапывали в землю. Конечно, это жестоко. Но такую жестокость применяли не ради её самой, а для того, чтобы показать «городу и миру», что есть предел, который переступать нельзя. Можно понять охотника, сдуру или поневоле перестрелявшего всех соболей в округе: ему надо было кормить семью. Можно понять директора завода, которому просто некуда было девать неочищенные стоки: самому, что ли, их ложкой выхлебать? А ведь завод должен работать — он весь город кормит. Но нельзя понять мужичка, сыплющего стиральный порошок в омут, чтобы продать глупым туристам отравленную рыбу и купить себе бутылку палёной водки.

Человек истреблял природу Чусовой со всё возрастающим остервенением, и только в середине XX века пришло отрезвление: а к добру ли эта одержимость? Что-то сдвинулось в сознании нации, померкло ощущение собственной непогрешимой правоты. И в 1946 году на реке Сулём был организован первый в бассейне Чусовой заповедник — «Висим». В 1951 году его закрыли, а в 1971 году восстановили и преобразовали в заповедник Висимский. А в 1982 году на реке Усьве появился второй заповедник — Басеги.

ЗАПОВЕДНИК БАСЕГИ

Заповедник был организован 1 октября 1982 года. Он находится в Горнозаводском районе Пермской области. Его площадь 19 300 га. По форме территория заповедника близка к прямоугольной, вытянута с севера на юг: длина этого «прямоугольника» 25 км, ширина 8–9 км. Территория захватывает верхнюю, «предгольцовую» и «гольцовую» части хребта Басеги, который протянулся по меридиану на 30 км. У хребта три вершины — Северный (951 м), Средний и Южный Басеги. Средний Басег (995 м) — самая высокая точка Среднего Урала. Слагающие хребет породы — древнейшие палеозойские кварциты, граниты и диабазы (в них можно найти даже друзы горного хрусталя). На вершинах гор — причудливые каменные останцы. Склоны местами покрыты россыпями «каменных рек», а подножия — «каменными морями». Настоящих рек на территории заповедника 11. Название хребта обычно производят от тюркского слова «басёк» — «красивый», но это, скорее всего, неверно. Басег — родовое древнепермское имя, как, например, Иртег, Волег, Пянтег, Доег, Лунег и т. д. Видимо, в древности эти горы или принадлежали роду Басегов, или были посвящены богу Басегу.

Хребет Басеги — единственный на Среднем Урале участок тайги, почти полностью уцелевший от вырубки. Он выполняет роль острова, где нашли убежище многие виды растений и животных. Таким же островом Басеги были и в эпоху оледенения, ухитрившись избежать погребения под ледником. На территории заповедника учтено 520 видов растений, из которых 45 — эндемики (встречающиеся только здесь) и реликты (сохранившиеся со времён межледниковья). На склонах гор отчетливо различимы 4 пояса растительности: горные редколесья «паркового» типа, подгольцовые криволесья, альпийские луга и горные тундры.

Животный мир Басегов представлен 51 видом млекопитающих, среди которых лось, косуля, северный олень, кабан, колонок, соболь, ласка, горностай, норка, выдра, куница, барсук, белка-летяга, 6 видов летучих мышей. Из птиц, занесённых в Красную Книгу, — орлан-белохвост, сокол-сапсан, скопа, беркут, чёрный аист. Всего здесь обитает 150 видов птиц, а также 2 вида рептилий и 3 вида амфибий.

Заповедник выполняет функции природного эталона, и посещать его без разрешения администрации нельзя.

* * *

Ныне на Чусовой худо-бедно, но действуют рыбнадзор и егерская служба. Составлен каталог памятников природы — в том числе и фаунистических (правда, «памятник природы» — это устаревший термин, введённый ещё Гумбольдтом; правильно называть эти памятники нужно ООПТ — «особо охраняемая природная территория», но эта аббревиатура какая-то «неудобоваримая»).

БОЕЦ ГУСЕЛЬНЫЙ

Очень красивый утёс, правильной трапециевидной формы с тремя отчётливо различимыми треугольными выступами в основании. Сверху зарос лесом. Он находится в 4 км выше деревни Усть-Койва. Утёс напоминает старинные гусли, потому и получил такое название. Высота Гусельного — 30 метров. Слагающие Гусельный породы — кварцитовые конгломераты. Гусельный был опасным бойцом, потому что река под ним образует сильный прижим к скале. В «Календаре Пермской губернии на 1887 год» о Гусельном рассказывается: «… однажды коломенка так налетела на него, что мгновенно опрокинулась, причём утонуло 17 рабочих. Из всей команды спасся только один, выскочив на уступ скалы, с которого его достали верёвкой сверху». На Гусельном расположен орнитологический заказник — гнездо филина. Сам Гусельный в 1990 году объявлен ландшафтным памятником природы. В его окрестностях произрастают более 100 видов растений, три из которых занесены в Красную Книгу, и обитает 28 видов животных.

* * *

Среди «клиентов» Красной Книги Среднего Урала в лесах бассейна Чусовой указаны: из млекопитающих — ушан и водяная ночница (это летучие мыши); из птиц — чернозобая гагара, чёрный аист, лебедь-кликун, турпан обыкновенный, лунь болотный, большой подорлик, орёл-могильник, беркут, сапсан, кобчик, воробьиный сыч, ястребиная сова, бородатая неясыть; из рептилий — безногая ящерица веретеница ломкая и змея медянка; из амфибий — сибирский углозуб и озёрная лягушка; а также ещё около 20 видов членистоногих.

Конечно, Чусовая — река не мёртвая. Но сейчас её животный мир не очень-то разнообразен. Наиболее многочисленные и повсеместно встречающиеся на Чусовой животные — обычные белки, бурундуки, зайцы (беляк и русак), мелкие грызуны. Гораздо реже встречаются лисы, волки, лоси, барсуки; исключительно редко — медведь и косуля. Всего же на Чусовой обитает около 50 видов млекопитающих и около 200 видов птиц.

Однако всё равно велика разница в размерах: 400-килограммовый лось в 400 тысяч раз больше 4-граммовой землеройки; птичка желтоголовый королёк меньше стрекозы-коромысла, а у орла- беркута размах крыльев более двух метров.

Пернатое «простонародье» Чусовой состоит из воробьев гаичек, дятлов, жаворонков, кедровок, клестов, кукушек, куликов, ласточек, оляпок, синиц, Соловьёв, славок, снегирей, чаек, чибисов, чирков. Если повезёт, можно увидеть и «аристократов»: коршуна, кроншнепа, перепела, рябчика, тетерева, цаплю, филина, ястреба. Весной и осенью пролётом на Чусовой бывают гусь серый и журавль серый.

Из пресмыкающихся на Чусовой часто встречаются гадюка, уж и прыткая ящерица. В водах реки плещутся караси, лещи, плотва, окуни, хариусы, щуки, язи, голавли, краснопёрки, уклейки, вьюны, жерехи, подусты. В последние десятилетия вновь появились речные раки.

Раскаявшись, человек пытается восстановить былое многообразие фауны Чусовой. Из Курганской области была завезена ондатра. Из Воронежского заповедника переселили бобров, которые хорошо освоились на чусовских притоках. В 1966 году в Волчихинское водохранилище была выпущена молодь судака. В Ревдинский пруд из Нижнетагильского пруда перевезли раков и язей.

Характер фауны, как и характер флоры, объясняется пограничным положением Чусовой между Европой и Азией, севером и югом, тайгой и степью.

Но, конечно, самые многочисленные и страшные «звери» на Чусовой — это пауты, слепни, оводы, комары, мошка. Наиболее свирепствуют они в июле.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ЧУОСИ, РЕКА СВЯЩЕННАЯ

«НАИМЕНОВАНИЕ РЕКИ СЕЯ ПЕРЕПОРЧЕНО…»

Сначала разберёмся: что же означает слово «Чусовая»? Специалисты спорят уже больше двухсот лет.

В XVIII веке академик Иван Лепёхин писал: «Может статься, что наименование реки сея перепорчено, и она должна называться Часовая, а не Чусовая: ибо должно ожидать известного времени или часа, в который суда отпустить можно». Но название «Чусовая» гораздо более давнее, чем сплав «железных караванов», для которого ожидали «известного времени или часа». Впервые оно зафиксировано в 1395 году, когда никаких судов, кроме лодок вогулов, здесь не плавало, а вогульским лодкам из кожи или бересты не нужно было дожидаться определённой высоты воды, чтобы выйти в путь.

Высказывалось предположение, что слово «Чусовая» произошло от названия народа «тиссагеты». Этих тиссагетов Геродот, древнегреческий учёный, живший в V веке до нашей эры, помещал где-то на месте Урала. И. В. Пермяков в журнале «Уральский следопыт» в статье «Путь к Аргчиям» поправлял, что имелись в виду не «тиссагеты», а «фиссаиты» — тоже некий народ, описанный древними греками. Но всё это как-то неловко даже комментировать. Где Пелопоннес, а где деревня Ёква? Надо помнить, что географические труды древних греков, особенно о тех местах, где ни древние, ни современные греки не бывали, — это литературные сочинения. Не стоит преувеличивать роль литературы: неграмотные народы не стали бы именовать себя так, как их поименовали в непрочитанных ими книгах неизвестные им многомудрые авторы. Видимо, кого-то всё-таки «свели с ума римляне и греки, сочинившие тома для библиотеки»…

Во второй половине XX века топинимисты пришли к выводу, что название «Чусовая» изначально звучало как «Чусва», а русские поселенцы приспособили его к своему произношению. Название «Чусва» членится на две части: «чус» и «ва». «Ва» — это по коми-пермяцки «вода», «река». Названий на «-ва» в Пермском крае огромное множество: Сылва, Койва, Усьва, Лысьва, Обва, Иньва и т. д. Но что означает слово «чус»?

Общепринято считать, что «чус» означает «быстрая». Но это перевод с удмуртского, а удмурты на Чусовой не водились: река принадлежала народам коми и манси. К тому же не такая уж она и быстрая: даже рядом найдутся реки побыстрее Чусовой…

Имелись и другие варианты перевода слова «чус». «Чус» — это искаженное «чож» — «быстрая» на языке коми. Н. Архипова в книге «Природные достопримечательности Екатеринбурга и его окрестностей» пишет: «В переводе с коми-пермяцкого слова „чус" — светлый, чистый и „ва" — вода дают основание полагать, что Чусовая — производное от „чусва", что значит „светлая вода"». Видимо, это столь же распространённая неверная трактовка названия, как и «быстрая вода». М. Никулина в книге «Камень. Пещера. Гора» вторит Н. Архиповой: «Принято считать, что Чусовая означает „светлая вода": в переводе с коми-пермяцкого „чус" — светлый, „ва" — вода».

Г. А. Меньшиков в статье «О названии рек и гор Урала» высказал предположение, что название Чусовой происходит от коми слова «чуоси», что значит «покровительница», «священная».

На протяжении от бойца Дождевого до бойца Гребешок по берегам Чусовой археологом Ю. Б. Сериковым отмечено 44 пещеры, обследовано 26, культурные остатки обнаружены в 15 пещерах, причём в 9 из них найдено 16 разновременных культурных комплексов. Археолог С. Островский (применительно ко временам древних булгар и господства коми на Чусовой — X–XIII века) пишет: «…если интенсивное использование Чусовской магистрали в качестве торгового пути требует более весомой аргументации, то паломнический характер Чусовской магистрали, на наш взгляд, не вызывает сомнений».

…Или «чус» — это мансийское «чуч», «вершина горы»? А может быть, это коми-зырянское «чуш» — животное норка; возможно, река принадлежала людям рода норки? Есть даже версия, что «чус» — это древнетюркское «чуш», «исток».

Обилие переводов и этническое разнообразие населения за прошедшие века послужили причиной ещё одного, уже совсем нелепого объяснения. «Чусовая», а точнее, «чу»-«су»-«ва»-«я» — это «река»-«река»-«река»-«река» на четырёх языках: тибетском, тюркском, коми-пермяцком и мансийском. Такое объяснение звучит убедительно только для простодушного человека. Что же получается, тюрки (значит, башкиры — а других тюрок здесь не было) втиснули свой корень «су» в название реки ещё до коми-пермяков, то есть примерно за 500 лет до того, как сами появились на свет? И, чёрт возьми, каким ветром сюда занесло тибетцев? Чем им на Тибете-то плохо было?

Видимо, ближе всего к истине подошла топонимист А. С. Кривощёкова-Гантман. Она доказала, что слово «чус» — это архаичное, вышедшее из употребления коми-пермяцкое слово, обозначающее «овраг», «ущелье», «каньон». Чусовая в средней, наиболее выразительной своей части протекает в теснинах между утёсами-бойцами, поэтому подобное название весьма оправданно. Таким образом, Чусовая — это «река ущелий», «река теснин».

КРУГИ КОЧЕВЬЯ

В истории Земли было время, когда люди не противопоставляли себя природе, а являлись её составной частью. Раньше таких людей называли страшноватым словом «троглодиты». Сейчас их называют неандертальцами и кроманьонцами. На Урал они пришли извне.

Стоянки неандертальцев и кроманьонцев известны в основном на Нижней Чусовой и Нижней Сылве. Это объясняется довольно просто: устьевые поймы Сылвы и Чусовой были детально обследованы археологами в 30—50-х годах как территории, подлежащие затоплению водами Камского водохранилища. Если бы подобные массированные поиски проводились на средней или на верхней Чусовой, то и там, возможно, нашлись бы следы древнейших людей.

Неандертальцы — это люди-звери с огромными надбровными дугами и челюстями; с руками, свисающими ниже колен; сгорбленные, волосатые, свирепые и тупые. Но всё же — люди, и в их руках оббитые камни, а на их бёдрах — обрывки шкур. Своё название они получили по французской речке Неандер, на берегах которой были найдены их кости и орудия.

Древнейшая стоянка неандертальского человека на Урале открыта в 1983 году археологом А. Ф. Мельничуком в бассейне Чусовой — на берегу реки Сылвы, недалеко от её устья. Она получила название Ельники II. Её возраст — около 250 тысяч лет.

Археологи называют два пути проникновения неандертальцев на Урал. Первый путь — из Средней Азии на Южный Урал и далее на Чусовую. Непосредственно на берегах Чусовой неандертальцы появились около 200 тысяч лет назад. Их посещения были эпизодическими — куда приведёт охота. Их привлекали пещеры и гроты по берегам реки.

МАЛЫЕ ГЛУХИЕ КАМНИ

Малыми Глухими камнями называют гряду скальных выходов на правом берегу Чусовой в 10 км выше по течению города Чусового. Скалы находятся в стороне от реки, за деревьями, на разной высоте. Здесь множество интересных природных объектов.

Во-первых, это Малая Глухая (она же Глухая Ледяная) пещера протяжённостью 59 м. Вход в эту пещеру открывается в глубокой карстовой воронке. В недалёком прошлом пещера была тоннелем-водотоком, а карстовая воронка — озером. Тропа к воронке ведёт по сухому ложу бывшего ручья. Пол пещеры загромождён валунами и битым камнем. В россыпях можно найти обломки огромных костей эласмотерия — древнего гиганта, полуконя-полуносорога. Этот зверюга был такого размера, что под его брюхом мог бы проехать джип (если бы эласмотерий допустил подобное глумление). Окаменевшие кости имеют желтоватый цвет и сохраняют внутреннюю костную структуру (они пористые); размеры самых крупных обломков — с человеческую голову.

Во-вторых, это вынырок речки Малой Глухой. Именно она раньше выбегала из пещеры, но около полувека назад подземный обвал открыл ей нынешний путь. Длина Малой Глухой речки около 8 км, из них 2,5 км речка проходит под землёй. Вынырок — это озеро в карстовой воронке; из озера вытекает ручей и через 100 м впадает в Чусовую. Вынырок находится на 50 м в стороне от воронки Малой Глухой пещеры и на 10 м ниже её.

В-третьих, это ещё целый «пучок» пещер, но найти их (и разобраться с названиями) может только сильно «улетевший» по пещерам путешественник. Перечислим эти пещеры: Большая Глухая (или тоже Глухая Ледяная) пещера (123 м); Семёновская пещера (13 м); пещеры Глухая Малая-1 (она же пещера Грифон, 9 м), Глухая Малая-2 (18 м), Глухая Малая-3 (13 м), Глухая Малая-4 (10 м), Глухая-1 (29 м), Глухая-2 (22 м) и Глухая-3 (13 м). Кроме того, на Малых Глухих камнях имеется ещё небольшая карстовая арка и Треугольный (Малый Глухой или просто Глухой) грот глубиной 4 м и высотой 7 м; он расположен в подножии утёса на высоте 60 м.

По берегу Чусовой вдоль Малых Глухих камней от утёсов Больших Глухих до речки Семёновки тянутся отличные Глухие поляны. До 1973 года здесь располагались огромные лесные гавани и лесные дворы. На них сортировали и сушили выловленные из Чусовой брёвна, которые сплавлялись молем. От молевого сплава сохранились заросшие деревьями ямы в тех местах, где были вкопаны мощные устои, державшие натянутые над рекой стальные тросы. Тросами скреплялись боны — плавучие бревенчатые конструкции, сооруженные для улавливания плывущего леса. Ныне поляны используются только туристами. 1–3 мая туристы Перми, Чусового, Лысьвы, Горнозаводска и других городов Пермской области проводят на Глухих полянах грандиозный слёт, на который съезжается по 400–500 человек. Слёт — хорошее дело, но его итог — груды мусора, отсутствие хоть каких-либо дров в лесу в радиусе километра (если, конечно, не рубить на дрова вековые сосны) и дико размалёванный краской вход в Малую Глухую пещеру.

* * *

Самая древняя стоянка неандертальцев на Чусовой найдена в Большом Глухом гроте.

Этот грот виден с реки; он зияет в стене Больших Глухих камней (за 12 км до города Чусового) на высоте 40 м. Грот поражает своими размерами (по величине он — второй на Чусовой после Театрального): вход его имеет ширину 7 м, высоту 5 м, а глубина грота 30 м. До сих пор любители пикников швыряют пустые бутылки и консервные банки в огромный котлован, оставленный археологами на входе в грот. Видимо, и у археологов, и у туристов одинаковое пренебрежение к чувству первозданности.

Раскопки в Большом Глухом гроте в 1985–1986 годах проводила экспедиция пермского археолога П. Ю. Павлова. В гроте были найдены окаменевшие кости неандертальца, обломки каменных инструментов, ожерелье из роговых колец, кости пещерного медведя и эласмотерия. Археологические слои представляли чуть ли не весь палеолит — от раннего до финального. На стене пещеры даже обнаружен наскальный рисунок — правда, он смазан, размыт и поэтому выглядит просто как пятно охры. П. Ю. Павлов считал Большой Глухой грот общечусовским святилищем тех далёких времён.

В ноябре 1986 года В. Астафьев писал в письме критику Валентину Курбатову, который сам родом из города Чусового: «Сегодня я прочёл в газете, что возле Вашего знаменитого города найдена самая северная стоянка древнего человека. Ну никуда от Чусового!»

Второй путь проникновения неандертальцев на Урал шёл с Кавказа по Волге и Каме. На этом пути на Чусовой лежит неандертальская стоянка Пещерный Лог. Она находится ниже города Чусового, в районе острова Дикий. Возраст этой стоянки — 75 тысяч лет (так называемое мустьерское время). Стоянка исследована в 1939 году археологом М. В. Талицким. Здесь были найдены следы очагов, ручные рубила и отщепы из кремнистого сланца, а всего более 4 тысяч разнообразных изделий из камня. Раскопки этой стоянки произвели настоящую сенсацию в научном мире. Учёные не ожидали, что Прикамье было заселено людьми уже в такой древности. Даже более того: открытие Талицкого опровергало расистское утверждение идеологов фашизма, что подлинно человеческая раса возникла только в Центральной Европе, а Восточная Европа и Азия (Евразия) были населены теми самыми троглодитами.

Раскопки Пещерного Лога были последними в жизни М. В. Талицкого. Молодой и талантливый учёный в 1941 году ушёл на фронт и в 1942 году погиб в бою под Москвой. Его имя присвоено археологическому памятнику. В том же 1942 году под Ленинградом в бою погиб другой археолог — Н. А. Прокошев, который на Чусовой исследовал Вашкурскую пещеру и пещеры камня Дыроватого.

Кроманьонцы — это следующий этап развития человека (хотя в среде учёных есть мнение, что кроманьонцы не имеют отношения к неандертальцам; более того — кроманьонцы-то и перебили неандертальцев, своих неуклюжих собратьев-конкурентов). Антропологически кроманьонцы уже ничем не отличались от современных людей. Своё название они получили от французской пещеры Кро-Маньон, где были найдены их останки.

На Урале кроманьонцы появились 40–30 тысяч лет назад в середине последнего, вюрм-валдайского оледенения. Кроманьонцы Среднего Урала были охотниками-кочевниками. Они небольшими племенами-семьями следовали за стадами крупных животных. Кочующие животные древности — мамонты, олени, лоси, бизоны, зубры — за год совершали огромный круг по территории своего кочевья. Люди шли за стадами, убивали больных и слабых животных, нападали на отбившихся одиночек или устраивали загонные охоты. На всём протяжении «круга кочевья» у людей были постоянные стоянки, где они жили сезонно, месяц-два, а потом переходили на следующую подобную стоянку, догоняя стадо. Такие сезонные стойбища и найдены на Чусовой.

Стоянка кроманьонцев обнаружена в бассейне реки Чусовой, в гроте гигантской скалы Усьвинские Столбы на берегу реки Усьвы. Возраст стоянки 35–40 тысяч лет. В 1965–1968 годах эту стоянку раскапывал патриарх пермской и советской археологии, начальник Камской археологической экспедиции, академик О. Н. Бадер. В гроте Усьвинских Столбов были найдены кости древних животных, кремнёвые орудия, нуклеусы (нуклеус — это то, что остаётся от кремнёвого желвака, когда с него сколют все возможные отщепы для рубил, скребков, лезвий, наконечников и т. п.). В этом величественном гроте и сейчас можно увидеть котлован и отвалы раскопок, а также линию кольев, ограничивающих территорию.

Отто Николаевич Бадер оказался на Урале не по своей воле. Как археолог он начинал работу в Подмосковье на трассе канала Москва — Волга. В 1941 году он добровольцем ушёл на фронт, а в 1942 году как этнический немец был фактически арестован и сослан в Нижний Тагил. Здесь он работал в краеведческом музее, исследовал стоянку Ермака на Медведь-камне. Только в 1946 году он добился возможности переехать в город с более мощной научно-исторической базой — в Пермь. И в Перми в 1947 году он основал Камскую археологическую экспедицию (КАЭ), которая хоть и трансформировалась, но существует доныне. Во время работы КАЭ Бадер участвовал во многих экспедициях в бассейне Чусовой — исследовал Неволинский могильник, Саломатовское городище и могильник Телячий Брод, стоянку на Усьвинских Столбах и в Нижнем Адищеве. В 1955 году Бадер вернулся в Москву, но и далее обращался к археологии и истории Прикамья и в научных трудах, и в популярной литературе.

Мировая известность пришла к О. Н. Бадеру после сенсационных исследований наскальных рисунков Каповой пещеры (Шульган- Таш) на реке Белой в Башкирии и стоянки Сунгирь на Владимирщине. Сам факт наскальных рисунков говорил о том, что сложная духовная организация была присуща всем кроманьонцам, а не только европейским, которые расписали своды пещер Альтамира и Ласко. А на стоянке Сунгирь были обнаружены человеческие захоронения, которые опять же свидетельствовали, что древнейшие протославянские племена в культурном развитии не уступали европейским.

Чусовую человек мезолита (среднего каменного века) тоже не обделил своими «художествами». На Чусовой тоже есть писанец. Писанцами называют рисунки древнего человека, а также скалы, на которых располагаются эти рисунки. Чусовской писанец — камень Балабан. На его стенах найдены изображения утки (оленя). В древнейших культурах утка и олень были тождественны, о чём будет сказано ниже. Археологи предполагают, что писанцем на Балабане древние люди обозначали границу родовой территории.

Еще одна стоянка кроманьонцев — стоянка имени М. В. Талицкого. Возраст её — 20–25 тысяч лет. Талицкий открыл эту стоянку в 1938 году. Здесь, на берегу Чусовой, были найдены кости мамонта, носорога, дикого оленя и дикой лошади, а также кострища и каменные орудия. К сожалению, сейчас эта стоянка находится на дне Камского водохранилища.

В 10 тысяч лет оценивается возраст стоянки Горная Талица вблизи посёлка Талица на правом берегу Чусовой, почти напротив устья Сылвы. Эта стоянка была открыта в 1976 году. В 9–7 тысяч лет оценивается возраст охотничьих стоянок на нижней Чусовой — Усть-Сылвы, Нижнего Адищева и Пеньков.

Археологические раскопки говорят о наличии духовной культуры людей палеолита. Святилищами, видно, были Большой Глухой грот, грот бойца Дождевого, пещера Скалолазов камня Дыроватый и пещера Бабьего Луга на реке Кумыш (археологи называют её попросту Кумышской, хотя там есть ещё пять других пещер). Бусины, орнаментированные кости, плитки с царапинами рисунка и примитивные скульптурки обнаружены на стоянках имени Талицкого и Горная Талица.

В верховьях Чусовой пока не найдено археологических памятников такой же древности, как на нижней Чусовой. Зато памятники верховьев отличаются редким своеобразием. Например, на умирающем озере Ижбулат вблизи города Дегтярска обнаружены остатки свайного поселения возрастом 5–6 тысяч лет. На нижней Чусовой к этому времени (новому каменному веку — энеолиту) относится стоянка Боровое Озеро на правом берегу Чусовой возле деревни Гари. Стоянка была открыта в 1947 году. Правда, при Боровом Озере люди жили в чумах, а не в домах на сваях.

О племенах, живших на Урале (и на Чусовой) во времена энеолита, можно привести цитату из очерка натуралиста Л. Богоявленского «В поисках первых земледельцев на Урале» («Древность Урала», Банк культурной информации, 1998): «…в низовьях Чусовой, на Каме, Вятке и их притоках обитали гаринско-борские племена (по названию деревень Гари и Бор), которые, по-прежнему продолжая заниматься охотой и рыболовством, уже держали домашних животных — свинью, корову, лошадь — и, обрабатывая землю деревянной мотыгой, выращивали злаки и овощи. Для посевов выбирали свободные от леса участки. Лес не вырубали. Это и были самые первые земледельцы Урала. Вспомним, здесь же, в низовьях Чусовой, обитали неандертальцы. Умел древний человек выбирать благодатные для него участки местности, на которых тысячелетиями не прерывается нить жизни».

Ко времени гаринско-борских племён относится стоянка Бор V вблизи деревни Боровково на нижней Чусовой. Удивительны жилища этой стоянки — многокамерные землянки- лабиринты. Анализируя керамику того времени, О. Н. Бадер говорил о связях Зауралья и Приуралья.

Эзотерики считают, что примерно в это время под Белой горой на слиянии Чусовой и Камы (в районе нынешней деревни Городище) родился легендарный пророк Заратуштра.

А напротив устья Чусовой, на правом берегу Камы, был обнаружен эталонный памятник удивительной археологической культуры — Турбинский могильник. Сейчас территория бывшей деревни Турбино, которая дала название культуре, поглощена окраиной Перми — посёлком Шустовка. В Турбинском могильнике археологи обнаружили более 200 захоронений, а также топоры, чеканы, кельты, кинжалы. Были здесь и кенотафы — ложные, пустые могилы воинов, павших в долгой дороге. Грозные турбинцы, которые не оставили ничего, кроме могильников, вышли из тёмных и диких пространств Сибири. Они принесли на Урал эпоху бронзы и культ оружия. Это было в XVII–XVI веках до нашей эры. Воины-турбинцы высокомерно отстранялись от местных жителей, а потому их археологическое наследие не смешалось с культурами современных им аборигенов. Наверное, их кони, доспехи, обряды, князья и кузнецы наводили на аборигенов ужас. И турбинцы ушли дальше — к своей неведомой цели, пока бег их народа не оборвался на берегу Балтики.

ПЕРВЫЕ НАРОДЫ

Конечно, это было так давно, что обо всём мы можем судить только так, как сказано в Библии, — гадательно, «сквозь мутное стекло»…

Железный век на Чусовой начинает ананьинская археологическая культура. Её хронологические рамки — VIII–III века до нашей эры. Археолог А. Белавин назвал ананьинцев красиво и романтично — «лесные всадники». Ананьинцы имели шесть племенных территорий; одна из них — чусовская. Ананьинцам принадлежит селище близ деревни Конец Гор почти в устье Чусовой. Интересно, что на этом селище была найдена статуэтка древнеегипетского бога Амона. Распад ананьинской общности объясняется «ударом» мигрантов с нижней Камы и Волги. Возможно, причиной миграции было грандиозное волжское землетрясение V века до нашей эры.

Начало нашей эры в истории Урала, похоже, пока остаётся «без комментариев»…

Первым этнически определённым народом на Чусовой неожиданно оказались некие тюрко-кетские скотоводческие племена. Они пришли сюда в середине V века нашей эры. В это время разгорелась борьба древнего Китая с могучим объединением кочевых племён, названных жужанями. Подстрекаемый китайским императором, против жужаней поднял восстание вассальный союз племён телесцев. Телесцы ушли от жужаней куда-то на верхний Иртыш, на Енисей или в Северо-Восточный Туркестан. Во главе телесцев стояло племя тюгю (или тюркютов), изначально жившее на Юго-Западном Алтае.

Интересно, что Китай знал об Урале; Уральские горы у китайских географов назывались «Юли-Боли».

О тюркютах гласит легенда, приведённая историком и археологом С. Боталовым в статье «Сыновья крылатых волков (тюрки)» в сборнике «Древность Урала» (Банк культурной информации, 1998): «Одно из больших племён, которое носило название Со, было разгромлено и уничтожено врагами, лишь осталось четыре мальчика — внуки старой волчицы. Они бежали в горы: первый превратился в лебедя, второй поселился между реками Абу и Гянь, третий и четвёртый на реке Чуси». С. Боталов поясняет, что реки Абу и Гянь — это Абакан, а тюркское племя лебединцев живёт в северных предгорьях Алтая. Про уральские археологические памятники древних Великих тюрков С. Боталов пишет: «Исследователи не пришли к единому мнению о принадлежности конкретно тюркам тех или иных памятников VI–VII веков. Да и таковых сегодня насчитываются единицы. К слову будет упомянуть, что в Монголии и Южной Сибири подобных памятников не многим больше».

Великий Тюркский каганат просуществовал до 581 года нашей эры и раскололся на Западный и Восточный, а ещё сто лет спустя вообще рассыпался на множество кочевых государств — хазаров, булгаров, огузов, печенегов, башкортов, кыпчаков, кыргызов, уйгуров и других.

Значит, археологических подтверждений о приходе тюрок пока вроде бы не найдено. Но С. Боталов об этих загадочных тюрках справедливо говорит: «Главным наследием, пожалуй, был их язык». Не стоит считать археологию единственным свидетельством истории дописьменных времён. Письменности не существовало ещё, да. Но слово-то уже было! И слово даже без пергаментов и папирусов сохраняется дольше, чем все черепки и наконечники стрел, которых к тому же можно и не найти, даже если они и лежат где-нибудь в потерянном могильнике. Слово сохраняется в топонимике — в географических названиях. И эти неведомые, забытые племена мы можем отыскать по именам рек, гор и лощин.

На Чусовой есть необычные названия рек: Илим, Висим (приток Межевой Утки), Шишим, Битимка (то есть Битим), Сисимка (приток Шайтанки, притока Межевой Утки, то есть Сисим). Топонимисты только про «Илим» что-то говорят, да и то невнятно. Мол, так в народе назывался ильм — род вяза (а вязов на Чусовой в общем нет). Тем не менее в Сибири есть реки Ишим, Илим, Витим, Сисим. Не свидетельство ли это того, что когда-то на Чусовой, устав от мытарств Великого переселения народов, один народ из Сибири осел навсегда, почуяв неявное сходство рек?

Впрочем, «сибирские» названия на Урал могли принести и турбинские племена, хотя они и старше на тысячелетие. Известный пермский археолог А. М. Белавин пишет: «Показательно, что, по мнению лингвиста В. В. Напольских, именно от турбинцев в финно-угорские языки уральской языковой семьи попали такие прототохарские (индоевропейские) слова-заимствования, как колесо, лошадь, меч, цветной металл».

В интерпретации современных учёных связь Урала с Алтаем обретает вообще головоломную сложность. Например, тот же А. М. Белавин на Рождественском городище (булгарский город Афкуль) по найденным артефактам выявил линию связи Приуралье — Булгария — Древняя Хакасия. А Древняя Хакасия (аскизская археологическая культура IX–XIII веков) — это и Алтай, и Саяны, и Байкал, и Ангара, и верховья Иртыша.

Всем известны скалы-бойцы на Чусовой. Кроме Чусовой, на Урале бойцы есть и на реках Вишере и Колве. Считается, что название «бойцы» придумали русские сплавщики. Будто, мол, их барки разбивались об утёсы, потому утёсы и назвали бойцами, «разбойниками». Барки-то, конечно, разбивались, но бойцы есть и на Ангаре. Причём там эти бойцы вовсе не стоят на берегу реки, как на Чусовой, — они в отдалении от воды. Разбиться об них судну невозможно. Почему же тогда они бойцы? Их название русифицировано из местного слова «байса» (или «байца») — «скала». Русские просто дополнили смыслом этот древний термин.

Первым «железным караваном», прошедшим по Чусовой, был караван тобольского дьяка Семёна Ремезова. Ремезов провёл его весной 1703 года. В отчёте о путешествии Ремезов писал: «…в тех утёсах есть многие бойцы каменные». Откуда Ремезов взял слово «бойцы»? Ведь у него был первый караван, и терминология сплава ещё не устоялась (а может, и не родилась вовсе). Барки только-только начали биться об утёсы (у Ремезова вообще погибло лишь одно судно). Значит, термин «бойцы» существовал ещё до того, как эти скалы принялись разбивать русские горнозаводские суда.

Не все учёные считают сибиряков-мигрантов тюрками. В IV веке до нашей эры — IV веке нашей эры в Зауралье, Притоболье и Прииртышье сформировалась саргатская культура. Этнически саргатцы относились к уграм. Их «индикатором» служат курганные захоронения. Саргатцы были вытеснены на Западный Урал Великим переселением народов. Их новый ареал обитания — средняя и нижняя Сылва, её приток река Шаква и берега Камы в районе нынешней Перми. Саргатцам на Чусовой принадлежит могильник, обнаруженный вблизи деревни Копчик. Историк Р. Голдина считает, что с аборигенами и другими пришельцами саргатцы постоянно и жестоко воевали.

В археологии Западного Урала этому времени соответствует харинская археологическая культура. А. М. Белавин пишет: «Начало периода Великого переселения народов в Предуралье связано с появлением здесь мигрантов из-за Урала, вытолкнутых в последней трети IV в. нашествием гуннов. В IV–V вв. в Пермское (Среднее) Предуралье переселяются смешанные сармато-угорские и угорские коллективы…» Для характеристики Чусовской трассы перемещения с восточного на западный склон Урала историки используют выражение «скальный коридор».

Кем бы ни были сибиряки-пришельцы — тюрками, уграми или самими гуннами, на Урале автохтоном они продержались недолго. Уже к VII веку они ассимилировались и растворились в местном населении. Уральский «котёл народов» кипел без передышки.

VII–XI века на Западном Урале — господство ломоватовской культурной общности. В бассейне Сылвы и её притока реки Ирень ей соответствует своеобразная археологическая культура — неволинская. Своё название она получила по селу Неволино вблизи Кунгура, возле которого был обнаружен огромный могильный курган. В Кунгурском краеведческом музее представлены находки из неволинского городища Лобач на реке Сылве. На Чусовой неволинской культуре принадлежит селище Пеньки в районе бывших Нижних Чусовских Городков.

Древние уральцы уже вели осёдлый образ жизни; занимались не только охотой и рыбной ловлей, но и скотоводством, земледелием. У них имелись городища (крепости), селища (неукреплённые деревни), святилища, могильники. У них имелся свой язык, уже немного понятный нам, и своя культура, обломки которой мы смогли найти и реставрировать.

Яркий памятник той эпохи — селище и могильник Телячий Брод на реке Усьве в районе нынешнего города Чусового. Они обнаружены М. В. Талицким в 1935 году. Мертвецы из могильника были, скорее всего, воинами. Рядом с ними лежало оружие, их лица были покрыты погребальными масками, а пространство между могилами заполняли кости принесённых в жертву коней. По характеру захоронений этот могильник сходен с ранневенгерскими погребениями на территории древней страны Паннонии (сейчас Венгрии).

Средневековый писатель, ректор Краковского университета Матвей Меховский приводит удивительную легенду о нашествии древних народов. Сначала на Европу напали гунны, и за это их предводитель Аттила был уничтожен прямо на брачном ложе, а сами варвары прокляты на 301 год. Когда время проклятия прошло, варвары (теперь — угры) снова обрушились на Европу. И в стране Паннонии Господь остановил их чудом: из ясного неба пошёл град, а из градин сама собою слепилась статуя Богородицы. Через три дня она стала золотой. Потрясённые этим чудом варвары приняли крещение и остались жить в Паннонии, назвав свою страну Угрией — Венгрией. Но другая часть варваров не раскаялась и бежала, унеся с собою статую Богородицы. Эти варвары скрылись за Уральским хребтом, назвав свою страну Юг- рой, а статую Богородицы — Золотой Бабой. Они были прокляты на 602 года. Проклятие завершилось, когда в городе Великий Устюг родился будущий креститель этих народов — святой Стефан Пермский.

ЛЮДИ ЧУЛЫМАНСКИЕ

Конец первого тысячелетия — важный рубеж в истории Урала. На этом рубеже исторические катаклизмы уничтожают неволинскую культуру. «О массовой гибели людей в конце VIII — начале IX вв. свидетельствуют поспешные коллективные захоронения, совершённые прямо на неволинских поселениях. Остатки неволинцев мигрировали из бассейна р. Сылвы на Чусовую и в Обвинско-Иньвенское поречье…» — пишет А. М. Белавин. Он считает, что причиной всему стала война между древними финнами (предками коми) и древними тюрками (предками болгар и печенегов). Финны атаковали тюрок. Предки болгар вывели соплеменников из огня сражений на Нижнюю Каму и Среднюю Волгу — туда, где в X веке началось формирование могучего государства Волжской Болгарии (Булгарии). Чусовая осталась под властью древних финнов — древних пермяков.

Главное свидетельство их владычества на Чусовой — преобладание пермских топонимов над всеми другими иноязычными (то есть нерусскими) — угорскими и тюркскими. Это речки с названием на «-ва»: Сылва, Лысьва, Койва, Усьва и так далее. Или пока ещё таинственные названия на «-ыш»: Поныш, Кумыш, Шурыш, Кутамыш. И конечно же, собственно название Чусовой — Чусва. Кто хозяин, тот и даёт главное имя. Хозяевами были древние пермяки.

Впрочем, они были хозяевами не только на Чусовой, а по всему Западному Уралу, образовав огромную конгломерацию племён вроде той, что существовала у индейцев Северной Америки. В археологии культуру древних пермяков называют родановской (по названию села Роданово).

На нижней Чусовой археологи отмечают четыре группы памятников родановской культуры — четыре родовых гнезда: Усть- Чусовское (центр — Усть-Сылвенское городище), Вереинское (центр — Вереинское городище), Усть-Усьвинское (центр — Саломатовское городище) и Усть-Койвинское (центр — Усть-Койвинское селище). Крупнейшим является Вереинское гнездо, а наиболее исследованным — Усьвинское. Хотя не менее аргументировано выделение и семи гнёзд чусовских родановцев, и даже десяти.

К настоящему дню на нижней Чусовой выявлено 21 городище: Лисьи Норы, Телячий Брод, два Саломатовских, два Вереинских, Малышатское, Усть-Сылвенское (Пеганкова гора), «За увалом», Колокольня, Кучино-2, Копалинское, Бовинское, «Маруша», Поповское, Плёсовское, Марковское, Чусовское, Заболотьевское, Шалашное и Калинское. Примерно столько же обнаружено селищ, немного меньше — могильников. Кладов найдено четыре: два на Усть-Сылвенском городище, один — на селище в Усть-Койве, один — на Вереинском городище. Археолог С. Островский пишет: «В период с VII по XIV век чусовская племенная группа представляла собой предгосударственное формирование, близкое по типу обско-угорским „княжествам" середины II тыс. н. э. Вполне вероятно, что чусовская территория была разделена между рядом мелких „княжеств" с количеством „городков" в каждом от трёх до восьми, с возможным доминированием отдельных „княжеств" или „городков"».

Древние коми вели активнейший торг с арабами, персами, булгарами. Историки Г. Головчанский и А. Мельничук в книге «Строгановские городки, острожки, сёла» (2005) пишут: «Массовое поступление в Верхнее и Среднее Прикамье серебряных монет и драгоценной утвари начинается в VII–VIII веках. Основной поток этого импорта идёт на берега нижнего и среднего течения Чусовой и Сылвы. Любопытно, что именно из чусовских вотчин постоянно поступали древние раритеты в знаменитую коллекцию Строгановых. Например, в 1872 г. управляющий пермскими имениями Ф.А. Теплоухов сообщал С. П. Строганову о покупке им в д. Вереино на р. Чусовой трёх среднеазиатских серебряных сосудов IV–V веков, на одном из которых имелось изображение древнеиранского шаха Шапура II».

Бо́льшая часть иранского серебра, выставленного в Эрмитаже, найдена на пермской земле. Прикамье вообще поставило в музеи больше иранского серебра, чем сам Иран.

Во времена господства Волжской Булгарии (X–XII века) Приуралье (и Чусовая) находились в зоне интересов этого государства. Приуралье называлось «Страной Вису» или «землёй Чулыманской» (Чулыман или Чулман — древнее название Камы выше устья реки Белой). Главными городами булгар были Великий город Биляр; город Ибрагима (по-русски — Бряхимов, он же Булгар); города Сувар, Джукетау (по-русски — Жукотин), Казан (будущая Казань), Алабуга (будущая Елабуга)… В Приуралье булгары имели «опорные пункты». Главным, видимо, был город Афкуль — Рождественское городище на реке Обве. Предположительно, городище Иднакар было булгарским городом Ибыр, городище Анюшкар — городом Чулман. И ещё где-то затерялся пермско-булгарский город Сибыр… Эти города перечисляет арабский географ Аль- Омари (1331 год). Он называет их «касабами» — городами- факториями. Через касабы булгары вели крайне выгодный меховой торг с Югрой и уграми Северного Зауралья — с «яджуджами и маджуджами», как называли их арабы.

Свои торговые дела булгары вели через доверенных местных жителей — «купцов чулыманских», которые были посредниками между тороватыми булгарами и страшными уграми. На многих памятниках, лежащих на трассе Камского торгового пути, археологи находят не только булгарское оружие, но и булгарские детали собачьих и конских упряжей, булгарскую тарную керамику, даже булгарские приспособления для письма и счёта.

Археолог и историк А. Белавин пишет: «Вероятно, к XI столетию практически всё Прикамье становится частью территории Волжской Булгарии, её своеобразной финно-угорской периферией…Путём „купцов чулыманских" была дорога по р. Чусовой с выходом в верховья притоков Туры и Исети, а оттуда — в Прииртышье и Среднее Приобье. Свидетельством проникновения на восток этим путём является Вашкурское погребение XI в. на р. Чусовой и упомянутые находки булгарской керамики и иных предметов на месте ряда поселений».

Булгарскими «маркерами» на Чусовой археологи называют четыре типа памятников. Первый — клады. Второй тип — «мензили»: стационарные стоянки-днёвки для торговых караванов. «Мензилем» считается Усть-Койвинское селище: от него как раз ровно день пути до Саломатовского городища. Третий тип — погребения. Погребение булгарского характера обнаружено в Вашкурской пещере.

ПЕЩЕРА ВАШКУРСКАЯ

В устье речки Большой Вашкор (или Вашкур) в 4 км выше города Чусового есть несколько незначительных скальных выходов с небольшими пещерами. Крупнейшая из них — Большая Вашкурская (или Вашкурская-1). Местные жители связывают её с именем Ермака. Пещера сквозная (то есть с двумя выходами), суммарная длина её 42 м. Пещера двухэтажная: нижний грот — Наклонный — узким лазом соединяется с гротом Гребешок наверху. Длина грота Наклонного 26 м. Грот Гребешок иногда считают отдельной пещерой; его длина 16 м.

В 1 915 году местными жителями в пещере было обнаружено святилище VI–IX веков. В 1932 году в пещере вёл раскопки археолог Н. Прокошев, обнаруживший ещё и погребение X–XI веков. Археолог С. Островский пишет: «Существует мнение, что оно оставлено купцами или путешественниками. Интерес представляет характер памятника (бытовой или культовый?), т. к мы имеем дело с погребением девушки, погибшей от болезни или несчастного случая во время маршрута. Однако наличие примерно в 12 км ниже по течению крупного Усьвинского микрорайона (имеющего в своём составе два крупных некрополя), а выше — на расстоянии дня перехода — Усть-Койвинских памятников наводит на мысль о ритуальном характере данного погребения, особенно если учитывать возможность существования святилищ на Камне Гребешке (расположенном напротив Вашкурских пещер) и в самих Вашкурских пещерах».

* * *

Наконец, четвёртый тип археологического памятника — «булгарского маркера» — это собственно город-касаба. В нескольких километрах от устья реки Усьвы на её правом берегу возле посёлка Саломатово (на окраине города Чусового) расположен уникальный комплекс археологических памятников. Это селище и могильник Телячий Брод, а также сразу три городища. Одно из них — городище Телячий Брод — оказалось ложным, фальшивым, «обманным». Другое — Саломатовское II — почти полностью уничтожено поселковым кладбищем. А вот третье — Саломатовское I — преподнесло множество сюрпризов. Это городище в 1935 году обнаружил М. В. Талицкий. Раскопки его в 1965 году вёл В. А. Оборин — ведущий специалист по Пермскому звериному стилю. Городище датируется IX–XII веками. Оно окружено тремя земляными валами, из которых некогда торчали оборонительные частоколы. Характер находок позволил пермским археологам А. Белавину и С. Островскому предположить, что это городище и есть булгарский «протогород» — касаба Сибыр.

БОЕЦ ДЫРОВАТЫЙ

На Чусовой это вторая скала с таким названием. Она находится на левом берегу на 6 км выше по течению деревни Ёква.

Стена Дыроватого, начинаясь в стороне от реки, постепенно подходит к берегу. Длина её около полукилометра, высота 70 м. Дыроватый — геологический памятник природы.

Местные жители говорят о нём: «В нём дыра большущая была; купцы всё плавали, золото, хлеб возили. А разбойники в той пещере жили. Вот они нападали на барки и грабили. Перед войной там кости нашли разбойников». Археолог Е. Лычагина описывает камень так: «Своё название он получил из-за пещеры, расположенной в верхней части скалы. При взгляде на пещеру с реки или с противоположного берега на скале легко различается заключённое между двумя расселинами „лицо идола" в виде антропоморфной личины. Сама пещера… представляет открытый в крике рот, что придаёт „лицу идола" довольно угрожающее выражение». Впрочем, сходство скалы с „лицом идола" — дело воображения конкретного человека.

На самом деле в камне Дыроватом две пещеры. Одна — пещера Туристов, к которой с берега ведёт тропа (другие названия пещеры — Дыроватская-1 и Бычки). В пещере 5 гротов. Общая длина пещеры 80 м. В гроте Жертвенном лежали кости принесённых в жертву животных — местные жители принимали их за кости разбойников или погубленных ими купцов. Туристы растащили эти кости на сувениры. В гроте Идола был обнаружен маленький бронзовый идол, тоже свидетельствовавший о культовом назначении пещеры. В этой пещере есть ещё один интересный грот — Окно. Из естественного окна в его стене видна направо стена самого Дыроватого камня, а налево, за лесом, — громада бойца Омутного. Вход в эту пещеру с реки не виден — или виден лишь знающему человеку.

В конце камня Дыроватого, на высоте 20 м, видно отверстие ещё одной пещеры — Скалолазов. Она недоступна без верёвок или лестниц. Общая длина пещеры 100 м. В пещере 7 гротов. Один из фотов назван в честь Ф. П. Опарина — автора первого путеводителя по Чусовой; другой — в честь Е. В. Ястребова, автора самого подробного и известного путеводителя, кандидата географических наук. В своде грота Спокойствия имеется «органная труба» диаметром 6–8 м и высотой около 20 м. В гроте Архитекторов ранее находилось небольшое озерцо, которого сейчас уже нет. В ближайшем ко входу гроте — гроте Смельчаков (где в 1965 году был установлен щит «Привет смельчакам!») археологи нашли около 10 000 наконечников стрел из кости, кремня, меди, бронзы и железа. Древние охотники считали, что если, проплывая мимо скалы на лодке, пустить стрелу и попасть ею в пещеру, то охота будет удачной.

В 15 м от входа в пещеру Скалолазов у подножия камня имеется ещё и грот Дыроватский глубиной 5 м; он высокий и узкий.

Пещеры и грот Дыроватого камня имели ритуальное значение с эпохи бронзы до XV века. Исследования пещер Дыроватого в 1932, 1933 и 1937 годах провёл археолог Н. А. Прокошев. Основная часть его находок хранится в Эрмитаже. Интересно, что очень многие наконечники стрел покрыты орнаментом, в который втёрта красная охра, символизирующая кровь жертвенного животного. Е. Лычагина пишет: «Подлинная сущность культа пещерного святилища на камне Дыроватом навсегда останется нераскрытой. Это святилище, уникальное в своём роде, по всей видимости, было культовым центром племён, обитавших на р. Чусовой в каменном веке».

Настоящий панегирик камню Дыроватому написал археолог С. Островский: «…далеко не каждая Чусовская пещера имеет вещевой комплекс, количественно и качественно идентичный комплексам центральных культовых мест уральского региона. Исключением является пещера камня Дыроватый — одно из древнейших жертвенных мест на Урале, использовавшееся с эпохи мезолита (а возможно, и верхнего палеолита) до XIV в. (или до этнографической современности), где основным культовым действием, вероятно, была стрельба в отверстие пещеры. В целом из святилища получено более 21 тыс. находок. Пещера камня Дыроватый с большой долей вероятности может быть отнесена к межплеменным местам почитания. Учитывая, что сакральные действия на святилищах такого рода имели индивидуальный (случайный) характер, т. е. могли совершаться любым человеком без присутствия шамана, то часть следов ритуальных действий в чусовских пещерах может принадлежать купцам или путешественникам, выступая в качестве жертвы силам природы (в данном случае, вероятно, — силам и существам воды и нижнего мира). Однако огромное количество находок из пещеры камня Дыроватый позволяет рассматривать данный памятник как региональное святилище, в частности, как место паломничества и проведения культовых празднеств различными группами уральского населения».

На поляне напротив Дыроватого камня туристами установлен деревянный идол.

* * *

Но в XII веке для древних пермяков наступили трудные времена. Из-за Каменных гор, с другой стороны хребта началось неодолимое нашествие угров, древних манси. Угры выбили пермяков с Чусовой, отняли Сылву и Яйву, отняли половину Вишеры, а ниже вишерского устья вытеснили соседей на правый берег Камы. Памятники Чусовой хранят следы этой войны.

Таким свидетелем выступает и булгарский Сибыр. В его нижних, более древних слоях оружие и керамика древнефинские, то есть древнепермские. В верхних слоях — древнеугорские, то есть древнемансийские, вогульские. В обобщающем сборнике «Памятники истории и культуры Пермской области» (1976) о Саломатовском городище сказано: «Городище отражает смену коми-пермяцкого населения угорским в бассейне р. Чусовой в XI–XII вв.».

О смене хозяев свидетельствует и могильник, найденный в районе посёлка Антыбары. Он принадлежит не родановской, а протоугорской юдинской археологической культуре. С. Островский пишет: «Исследователями он характеризуется как „могильник пришельцев" и, очевидно, принадлежит пришлому зауральскому (юдинскому?) населению, появившемуся в бассейне р. Чусовой в XII веке. Ближайшие аналоги-могильники можно видеть в погребениях Ликинского и Пылаевского могильников в Свердловской области».

Впрочем, у историков есть и противоположное мнение. Г. Головчанский и А. Мельничук в книге «Строгановские города, острожки, сёла» (2005) пишут: «Археологические данные свидетельствуют, что территория формирующейся чусовской вотчины Строгановых была на самом деле крайне слабо заселена. Древние коми-пермяки здесь уже не обитали. Все городища и селища, принадлежавшие им, оказались заброшены уже в эпоху раннего Средневековья, в IX–X вв. Это было связано с тем, что в южные районы Прикамья проникают воинственные кочевые племена предков башкир, которые активно осваивали Сылвенско-Иренское поречье, что вызвало отток древних коми-пермяков в северные районы. Лишь небольшая группа пермского населения жила в районе современного города Чусового».

Археологам, конечно, виднее, но каким же образом здесь тогда появились манси, которых застали первые русские писцы, и куда делись «предки башкир», которых русские писцы не застали? И почему на Чусовой столько названий «вогулка», а «татарок» или «башкирок» нет?

Вогулы, древние манси, в XII веке вытеснили с Чусовой древних пермяков. Река полностью стала вогульской — такой и застали её русские.

А в 1237 году под ударом монголов погибла и Волжская Булгария.

ЗВЕРИНЫЙ СТИЛЬ

Однако главным «культурным» свидетельством владычества древних пермяков являются изделия Пермского звериного стиля. Находки их нечасты, но распространены почти по всей Чусовой: от знаменитой Думной горы вблизи города Полевского до устья реки, на котором стоит деревня Городище. Хотя Чусовая — не главный район распространения таких находок.

Искусство Пермского звериного стиля зародилось ещё до нашей эры и угасло где-то в XV веке, когда на пермских землях появилось древнерусское княжество Пермь Великая и пермяки испытали мощнейшую русскую культурную экспансию. Впрочем, Пермский звериный стиль не исчез совсем, а постепенно превратился в народный крестьянский декор (архитектурный или текстильный) и ныне — в дизайн, который, конечно, утратил древние смыслы, сохранив лишь формальные приёмы.

Изделия Пермского звериного стиля — чаще всего небольшие (не больше ладони) медные или бронзовые бляшки, застёжки, фибулы, пронизки, подвески, пряжки, гребни и прочая «древняя бижутерия». Изделия эти служили и утилитарным целям, и культовым, и были просто украшениями. Крупнейшая коллекция их хранится в Эрмитаже (Санкт-Петербург), вторая по численности — в Чердынском краеведческом музее, третья — в Пермском областном краеведческом музее. Отдельные экземпляры есть в некоторых музеях Финляндии. Всего же специалисты насчитывают около 300 бляшек (то есть изделий звериного стиля в «чистом виде»), но полного каталога нет до сих пор.

Из учёных изделиями звериного стиля в конце XVII века первым заинтересовался голландский путешественник (амстердамский бургомистр) О. Н. Витсен. С некомпетентной «подачи» императора Петра, обладателя знаменитой Сибирской коллекции, из исторических раритетов (тем более — раритетов диких окраин империи) весь XVIII век ценились только древности уже известных культур (античные или древнеперсидские), к тому же изготовленные из драгоценных металлов. Время Пермского звериного стиля пришло лишь в XIX веке.

Строгановы, меценаты и коллекционеры, рассылали в свои вотчины письма с указанием собирать «любопытные и изящные предметы», найденные крестьянами при земельных работах. Первое собрание предметов Пермского звериного стиля — «чудских древностей» — вошло в археологическую коллекцию управляющего имениями Строгановых В. А. Волегова. В 1841 году описание этих предметов дал писатель П. И. Мельников (Андрей Печерский).

Дело Волегова продолжила династия лесоводов и краеведов Теплоуховых (Александр Ефимович и Фёдор Александрович). Граф С. Г. Строганов в 1868 году писал А. Е. Теплоухову: «…все находки в старинной Биармии могут быть очень важны для науки, поэтому, Александр Ефимович, я обращаюсь к Вам; не из-за одной прихоти, а от имени науки я прошу способствовать мне в отыскании археологических памятников означенной эпохи и радушно и щедро расплачиваться моими средствами». «Теплоуховское» собрание «шаманских изображений», «чудовищного стиля» было представлено широкой публике в начале XX века альбомом «Древности Камской чуди» историка А. А. Спицына.

XX век дал и новые находки, и новые имена исследователей, и новые интерпретации этого загадочного и страшноватого искусства.

Изделия Пермского звериного стиля представляют собой и однофигурные, и многофигурные композиции. Многофигурные композиции организованы порой художественно, а порой геральдически. Герои звериного стиля — птицы, люди, звери, пресмыкающиеся, рыбы, зверолюди, птицелюди, чудовища, ящеры. Они сливаются, переплетаются друг с другом, перевоплощаются друг в друга.

Историки и искусствоведы определили стилистику этих изображений. Характерными для Пермского звериного стиля являются статичность поз, повторение одного и того же мотива, замена целого образа его частью, вырастание одного образа из другого, окружение сложного образа простыми образами или их частями. Можно даже назвать три «образцовых» иконографических сюжета Пермского звериного стиля: это птица с распростёртыми крыльями и человеческой личиной на груди; человеколось на ящере; медведь в «жертвенной позе».

Но это не просто «художество» — это древняя, почти непонятная нам «система мира» с его членением на разные уровни, с его неуловимым перетеканием уровня в уровень и обличья в обличье, с его борьбой начал и мрачным, застывшим торжеством финалов. Страшные, как татуировки рецидивистов, эти маленькие изделия рисуют перед нами картину бесконечной, многообразной и безмерно чужой языческой вселенной.

Среди учёных существуют четыре концепции, объясняющие, что же это такое — Пермский звериный стиль. О чём говорят его произведения?

Первая концепция (и, пожалуй, самая традиционная) — «тотемическая». Персонажи — это тотемы различных родов, а взаимоотношения персонажей — это их история. С помощью тотемической концепции легко истолковать, например, бляшку, на которой медведь терзает ящера, а в затылок медведя клюёт огромный ворон: род Медведя покорил род Ящера, но сам, в свою очередь, был покорён родом Ворона. Но такой подход бессилен для объяснения сложных композиций. Например, как объяснить такую композицию: крылатая женщина с человеческой личиной на груди стоит на двух огромных пауках; к её ногам припадают два маленьких человека; на её крыльях стоят ещё два человека с птичьими головами поверх собственных голов; на её голове сверху — большая человеческая личина, волосы которой двумя косами по обеим сторонам бляшки спускаются до голов пауков?

Вторая концепция — «иллюстративная». Произведения Пермского звериного стиля — это «картинки» к древним мифам. Такое утверждение сложно доказать или опровергнуть, поскольку мифы эти не дошли до наших дней. А те мифы, что дошли, уже сильно искажены новейшими влияниями (например, русскими), к тому же они упрощены сказителями-непрофессионалами.

Третья концепция — «реинкарнационная». Она базируется на идее переселения душ. У древних финно-угров считалось, что у человека много душ — до пяти штук. Каждая душа персонифицировалась в своём существе (в птице, в животном, в рыбе). Каждая душа жила по своим законам, каждая душа после смерти своего носителя имела собственную судьбу: какая-то отправлялась на небо; какая-то уходила к предкам; какая-то становилась зверем или птицей; какая-то превращалась в мертвеца или чудовище; какая-то вновь вселялась в человека. Но мы уже не знаем «раскладки» душ по представителям фауны и характера (сценария) их существования. (Кстати, находок изделий Пермского звериного стиля в захоронениях практически нет.) Однако сам факт представления о таком сложнейшем устройстве человека и взаимосвязи человека с окружающим его миром говорит о впечатляюще высокой духовной организации носителей этого древнего сознания.

Наконец, четвёртая концепция — «магическая». При таком взгляде на бляшки Пермского звериного стиля диапазон их функций весьма широк. Они могли быть и амулетами, и «вотивными» (посвятительными) вещами, и заменой реальных жертв, и иллюстрациями, и простым «декором», и средством усиления впечатления от магического акта, и «представителем» кого-либо или чего-либо при камлании (то есть идолом), и даже подсказкой в сложном обряде для какого-нибудь шамана-склеротика.

Возможно, что-то объясняет технология производства бляшек или качество их исполнения. Исследователь этого феномена О. В. Игнатьева пишет: «Интересным фактом является то, что при наличии высокохудожественных изображений в скульптуре и в бытовых вещах предметы культового характера, как правило, выполнены грубо, схематично, нередко в виде трёхмерных идеограмм. Почему это так? Во-первых, потусторонний мир ирреален, и всё сверхъестественное не требует обязательного реалистического воспроизведения. Во-вторых, предметы культового назначения изготовлялись не художниками-мастерами, а служителями культа».

Учёные долго отказывали Пермскому звериному стилю в праве быть «пермским». Поначалу считалось, что «шаманские изображения» заимствованы или из скифского звериного стиля, или из персидской торевтики (торевтика — изображения на посуде), или из сибирского звериного стиля. Только Ф. А. Теплоухов первым всё-таки признал, что древние пермяки попросту не могли столь долго (больше тысячелетия) «обезьянничать». К тому же на скифских и персидских образцах не могло быть, например, лосей (хотя могли быть олени — но олени есть и в Прикамье, незачем их «переделывать» в лосей), а сибирские произведения звериного стиля уступают по уровню мастерства. Сейчас уже не вызывает сомнения утверждение, что Пермский звериный стиль — продукт уральской истории и уральской мифологии.

Бляшка «Медведь в жертвенной позе» — самое известное произведение Пермского звериного стиля. Она стала символом и самого искусства Пермского звериного стиля, и всей пермской земли. Она была найдена на Чусовой в береговых осыпях в устье речки Кын. Видимо, некогда здесь стояло городище или селище древних пермяков. При строительстве строгановского завода в 1760 году его остатки были уничтожены.

Сначала «Медведь» хранился в коллекции строгановского лесничего М. Зеликмана, потом попал в Пермский краеведческий музей, а потом бесследно исчез (так что вместо него показывали муляж, а сам факт пропажи скрывали), и лишь совсем недавно при пожаре вспомогательного здания на территории музея «Медведь» поистине мистически нашёлся на пепелище.

На этой бляшке изображена голова медведя с двумя передними лапами по обе стороны носа. Простота и выразительность этой композиции по плечу лишь художнику огромного дарования. На самом деле он показывает зрителю не живого медведя — он показывает священную выкладку во время жертвенного камлания. Именно так лежали у древних костров отрубленные головы и лапы побеждённых хозяев леса — медведей. Чтобы духи их не отомстили охотникам, духов требовалось ублажить. Перед такими выкладками танцевали, пели и били в бубны шаманы, а охотники просили у медведей прощения и кормили их самыми лучшими кусками их же плоти, возвращая жизнь в жизнь и изгоняя смерть.

Но по версии сотрудника Эрмитажа Е. Оятевой, на этой бляшке изображена «протома» — верхняя половина животного. Для камланий шаман, изображающий медведя, надевал особый «комбинезон», у которого штаны и обувь были нижней половиной шкуры медведя. Для «воссоздания» медведя целиком — с верхней половиной — шаман прикреплял на грудь эту самую бляшку с медвежьей протомой.

Кроме Думной горы и Кына, произведения Пермского звериного стиля находили в городищах и могильниках нижней Чусовой. А самым щедрым на находки оказалось Гляденовское костище — знаменитый археологический памятник на Гляденовской горе в районе города Перми.

«…СВОИМ ВЛАДЕНИЕМ ВЕЛИКУЮ ОБШИРНОСТЬ…»

В XII веке хозяевами Чусовой стали вогулы — манси.

Конечно, чего уж скрывать: сейчас манси — народ вымирающий. Их и осталось всего-то несколько десятков тысяч. Живут они на восточном склоне Северного Урала и в Приобье, в черте Ханты-Мансийского национального округа.

Свой, восточный склон Урала манси называют «Мансипал», а западный склон — «Саранпал», то есть «склон саран». «Сараны» — это зыряне, коми и коми-пермяки. Чусовая воедино «сшивает» оба склона хребта.

Причина вымирания манси одна: русские. Нет, русские их не истребляли. Но они освоили их территории, и жизненное пространство манси страшно сократилось. И ещё, конечно, водка.

Манси можно охарактеризовать цитатой из статьи В. Морозова, Б. Овчинниковой и С. Пархимовича «Путешествие в Югру» («Древность Урала», 1998): «Манси жили как по западному, так и по восточному склону Урала: по рекам Вишере, в бассейне Чусовой, по Сосьве, Лозьве, Тагилу и т. д., то есть по левым притокам от Оби до Пышмы. Генетически это были местные племена, ассимилированные пришлыми угорскими, которые осели на этих землях. У манси преобладало охотничье- рыболовное хозяйство, позднее стало развиваться и оленеводство, заимствованное у северных соседей — ненцев. Знакомы они были с обработкой металла, кости, дерева, кожи. Кроме того, знали и земледелие (южная группа манси). Развитие получила культовая религия — шаманизм». В русских документах манси (вогуличи) впервые упоминаются в «Житии Стефана Пермского», написанном Епифанием Премудрым в 1396–1397 годах.

Самоназвание «манси» означает, по одной версии, просто «люди», а по другой версии — «младшие братья». Они считали себя младшими братьями коми. Однако это родство не помешало манси спихнуть «старших братьев» с западных склонов Урала. Не зря коми звали их вогулами — «чужаками».

Сами манси слово «вогул» считают оскорбительным. В первые годы Советской власти только что организованный Ханты-Мансийский национальный округ назывался Остяко-Вогульским, а город Ханты-Мансийск, столица округа, — Остяко-Вогульском. Этот город, впрочем, известен ещё с XV века (он старше Мангазеи и Пустозёрска!). Манси называли его «Обдор» — «место при Оби». Русские переделали название на свой лад — Обдорск. Помните шустрого «обдорского монашка» из романа Достоевского «Идиот»? Впрочем, есть версия, что Ханты-Мансийск — это бывший городок Самарово, взятый ещё сподвижником Ермака Богданом Брязгой во время его похода по Оби на север.

В XII веке таинственные лесные воины — вогулы — жили на огромной территории Среднего и Северного Урала и Приобья. Они были могущественны. Золотая Орда подкатилась к ним и… отступила. В 1240 году в устье Чусовой произошла решающая битва манси с татарами, и татары были разбиты. Ныне поле той битвы — дно Камского водохранилища. Только в 1260 году хан Берку (русские летописи называют его Беркай) сумел покорить уральские племена, да и то посчитал опасным враждовать с ними и обложил вогулов лёгкой союзнической данью — «хараджем», который и выплачивался-то не всегда и не в полном объёме. Этот «харадж» вогулы отдавали сибирским татарам вплоть до похода Ермака: сначала ханам династии Шейбанидов, потом Тайбугинов и после — снова Шейбанидам.

На Чусовой вогулы не вели сельского хозяйства, не строили крепостей. Они охотились, ловили рыбу, пасли оленей. Жили они в стойбищах — посёлках, состоящих из лёгких переносных чумов. Стойбища их передвигались вслед за оленьими гуртами. Поэтому на Чусовой мало археологических памятников, связанных с вогульским периодом в истории реки. Если такие памятники находятся, то это или культовые места, или производственные. Например, древние горны для медного литья на Гумёшках, жертвенники на Азов-горе, захоронение шамана в гроте бойца Дождевого, жертвенные пещеры бойца Дыроватого. Вогулам принадлежат и «чудские копи» (древние шахты) по берегам реки Межевая Утка.

Об уральских «чудских копях» в обширном обзоре «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (СПб., 1914) сказано: «"Чудскими копями" сильно пользовались позднейшие русские поселенцы при своих разведках рудных месторождений… Это очень узкие, иногда глубокие ходы под землёй. Судя по находкам, медь добывалась здесь при помощи или каменных орудий, или медных кирок и мотыг из оленьих рогов. Для защиты рук „чудские" рудокопы употребляли рукавицы из шкурок с голов животных, причём большой палец засовывался в ухо, остальные же — внутрь головы». Академик А. Е. Ферсман в своей книге «Путешествие за камнем» писал: «Как много связывалось ранее с этим словом — „копь"!.. как они нередко ничтожно малы или совсем незаметны: груда камней, остатки какой-то ямы, задернованной или заросшей лесом, — вот и всё!»

На Чусовой множество топонимов с отсылкой к вогулам: многочисленные камни и горы Шайтаны, речки Шайтанки, камень Вогулинская Гора. Есть названия-переводы, например горы Старуха и Старик-Камень (священные горы вогулов всегда назывались «Старуха» или «Старик»). Есть вогульские названия, приспособленные для русского произношения: Ёква (речка, гора и деревня) — из «Эква» («Старуха»); Дарья (речка) — из «Тарыг-я» («Сосновая река»); многочисленные речки Утки — из «Утя» («вода, река»). Не много уцелело названий, «не тронутых» русским языком: Кусья (речка) — «Река рабов»; Сакалья, Расья, Пашия (изначально «Пашья», как её называет спутник Д. Менделеева С. Вуколов, — или «Пасья»).

БОЕЦ ШАЙТАН

Это первый «Шайтан» на Чусовой. Он находится на правом берегу Чусовой в селе Нижнее Село. Скала состоит из нескольких утёсов, в которых видны небольшие пещерки. Высота Шайтана 25 м. Центральный утёс — боец, представляющий собой наложенные друг на друга «гармошкой» вертикально стоящие пласты. Шайтан — геологический памятник природы с комплексом скальной флоры. Прямо напротив бойца — остров, который очень осложнял прохождение барок мимо бойца. Поэтому, возможно, скалу и прозвали Шайтаном. Но вполне вероятно и объяснение названия академиком П. С. Палласом: «В сей части Сибири много ручьёв, гор и урочищ, известных под именем Шайтанка или Шайтанская, понеже тамо вогульцы идолопоклонствовали и идолы их от россиян общим наречием шайтан назывались».

* * *

Русские появились на Чусовой в XV веке, и манси, хозяева реки, встретили их радушно. По легенде, именно вогулы были проводниками Ермака за Урал. Русские освободили вогулов от сибирской дани — и наложили свою: ясак. Все вогулы были переписаны царскими дьяками и стали «ясашными». Это было ещё полбеды, и вогулы с этим смирились. Но русских становилось всё больше. Однако если случались конфликты, то разрешались они мирно — в суде.

В 70-х годах XVII века от Невьянской слободы до Чусовой вдоль реки Сулём была проложена Старая Шайтанская дорога. Где-то между 1658 и 1688 годами на этой дороге появилась деревня Большие Галашки. А Сулём был вогульским охотничьим владением. Вогулы обеспокоились, что русские «обсадят» дорогу деревнями, а крестьяне распугают зверя и вырубят леса под пашни. Они написали «ябеду» верхотурскому воеводе. И в 1681 году воевода распорядился: «…на усть Сулёма речки вновь слобод не заводить и крестьян не селить». И русские не преступили запрета! Доныне на Сулёме, кроме Больших Галашек (и села Сулём, которое считается стоящим на Чусовой), других селений нет. Другой пример относится уже к 1742 году. Цитата из книги Н. Корепанова «Никифор Клеопин»: «…крестьяне-поселенцы на речке Именной жаловались на своё безземелье и на многоземелье у коренного народа манси: „Пашенных земель, почитай, ничего нет, да и сенокосов недовольно. Не в дальности же от них живут вогуличи крещёные в одной деревне дворов с 5, и около их пашенной земли немало есть, которая лежит впусте, также и сенных покосов со излишеством. И те отдают внаём. Также и собою ставят излишнего сена на продажу, и присвояют они, вогуличи, своим владением великую обширность всяких угодий. А их, как слышно, всех с небольшим 20 человек, и окладу с них ясачного собирается около 60 рублей в год". Интересно, в иных странах поселенцы иного склада церемонились бы с двадцатью туземцами?»

Учебник «История Урала» (2004) говорит: «В царских наказах воеводам постоянно предписывалось в отношении коренных жителей „держать ласку и береженье", чтобы их чем-нибудь не „ожесточить". Всё это укрепляло среди аборигенного населения монархические иллюзии».

Вогулы щедро делились с русскими тайнами своей земли. По легенде, именно вогулы указали рудознатцам Бабиным и Сулееву копи на Медной горе, где потом появился Гумёшкинский рудник. Вогул Степан Чумпин в 1735 году указал русским железорудное месторождение горы Благодать, близ которой появился Кушвинский завод. В том же году вогул Иван Кучумов из деревни Копчик на Чусовой указал В. Н. Татищеву место для Ослянской пристани. В 1736 году вогул Боляк Русаев указал угольное месторождение на реке Турке (ещё в 1697 году он «объявлял» русским меднорудные месторождения на речках Бырма, Бабка и Бым). В 1737 году вогул Иван Новосёлов из деревни Бабёнки (тоже на Чусовой, ныне — Заречная) указал два месторождения горнового камня — на бойце Мултык и возле речки «Колыхтан» (Клыктан?). В 1738 году вогул Иван Белов указал дорогу от горы Благодать до Чусовой — будущий Гороблагодатский тракт. В том же году вогул Пётр Шахманаев указал дорогу от пристани Ослянка до города Кунгура (Кунгурский тракт). И так далее…

Можно привести и ещё один характерный пример — историю бывшего ямщика Максима Походяшина, который на Северном Урале в 1754 году основал Богословский (а потом ещё и Надеждинский) медеплавильный завод, ставший впоследствии центром Богословского горного округа. Историю Походяшина в книге Д. Менделеева «Уральская железная промышленность» (1899) рассказывает спутник Менделеева С. Вуколов: «И вот однажды является к Походяшину приятель-вогул, приносит несколько медных самородков и обещает указать в Урале гору, где подобных кусков можно набрать вдоволь, но требует за своё сообщение 10 рублей…Походяшину пришлось решиться заложить единственную ценную вещь в доме — кумачный сарафан хозяйки. Много слёз пролила жена, отстаивая своё добро, но сарафан всё-таки был заложен. Деньги были отданы вогулу, и Максим Михайлович отправился с инородцем в их кочевья и действительно нашёл месторождение богатой медной руды».

Но постепенно к вогулам приходило понимание, что зря они так для русских стараются. По легенде, на вершине горы Благодать, которую Степан Чумпин «выдал» русским заводчикам, соплеменники сожгли Чумпина живьём. В 1826 году на вершине Благодати Чумпину был установлен памятник: чугунная колонна со светильником наверху. Сбоку на чугунной доске была надпись: «Вогул Степан Чумпин сожжён здесь в 1735 году». Впрочем, уральский краевед XIX века Н. К. Чупин сомневался в достоверности этой истории…

Русские основывали заводы, открывали рудники, строили деревни. Леса шли под топор, и вогулам просто нечем становилось жить. Вогулы начали вымирать, уходить с Чусовой. И уходили они гневные, озлобленные, оскорблённые.

В XIX веке правительство предпринимало определённые усилия для «сбережения» инородцев. Правда, не всегда всё получалось хорошо: можно вспомнить эпизод с «делом инородцев» из «Воскресения» Льва Толстого. Тем не менее никто силком не заставлял вогулов менять традиционный образ жизни. Налог так фактически и оставался пушным ясаком. В армию инородцев не брали. Насильно не крестили. Их лесам был присвоен статус «божелесья», чтобы ни заводы, ни крестьяне не смели проводить там порубки. Но этого оказалось мало.

В 1881 году по Чусовой с караваном проплыл Д. Н. Мамин-Сибиряк. Он описал своё путешествие в очерке «Бойцы». И там сказано, что на Чусовой осталось всего две вогульские деревни — Бабёнки и Копчик.

ИСЧЕЗНУВШАЯ ДЕРЕВНЯ КОПЧИК

Она находилась на 10 км ниже по течению деревни Нижняя Ослянка на правом берегу Чусовой под Дуниной горой. Название её, видимо, происходит от мансийского имени собственного. Так, в челобитной царю Борису Годунову вогулы писали: «Беляковы родни с сотником Еимашем Катымовым, да сотник Байдеряск Калванов, да Байта, да Копчик, да Шакула Ешамовы и во всех товарищов своих чюсовских вогуличей…» Может, Копчик Ешамов и был основателем деревни на рубеже XVI–XVII веков? Впрочем, у села Николо-Павловское рядом с Весёлыми горами есть гора Копчик. Вряд ли именно Копчик Ешамов был так знаменит, чтобы оставить после себя столько топонимов.

По документам деревня известна своим жителем вогулом Иваном Кучумовым, который указал В.Н.Татищеву подходящее место для Ослянской пристани. У Мамина-Сибиряка деревня названа «Кончик» — видимо, в связи с тем, что его родной Висимо- Шайтанский завод делился на «концы» (об этом рассказано в романе «Три конца»). Уже в конце XIX века вогулы из Копчика выглядели совсем обруселыми.

Но русские помнили, что они — иной народ, «инородцы». Местный житель в 1959 году рассказывал филологам УрГУ: «В давние времена здесь вогулы жили. Пришли из-за леса три охотника- вогула, вырыли землянки, здесь и поселились. От них и пошла деревня. Потом выселенных прислали, русских. Стало два общества, две общины: вогулов и русских крестьян. (Русская община отселилась на левый берег Чусовой и образовала деревню Луговую напротив Копчика.) Крестьяне землепашеством занимались, а вогулы охотой. У вогулов свои права были, налогов они не платили, били любого зверя, в солдаты их не брали. Потом, правда, брать стали…» — «Вогулы — они язычники были. На Дуниной горе сейчас стоит пень от старого лиственя, его зовут „вогульским пнём"… Он давно засохший стоит, верхушку ему молнией сбило. Вот этому пню вогулы молились. Придут в праздник, иконками увешают ствол и молятся. Рассказывают, будто бы отверстие было, куда деньги спускали, он изнутри-то будто полый был. Отверстие никто не нашёл, а вот вогульские знаки и крест и сейчас видны…» — «…У него дома боженята были, делал он их из берёзовых чурок, кованые гвозди вместо глаз, отверстие у рта — когда уходил на охоту, то мазал идола салом, кровью. Если с удачей приходил, ещё более бога своего мазал, а если нет, то выбрасывал во двор и стегал кнутом, ругался крепко…»

В 30-х годах XX века в Копчике действовал водомерный пост.

В путеводителе Е. Ястребова (1963) сказано: «В пяти километрах ниже Омута — деревня Луговая (Копчик), основная часть которой находится на левом берегу». В путеводителе Е. и Ю. Постоноговых (1980) ни Луговой, ни Копчика уже нет. Сейчас на месте Луговой — покос, а на месте Копчика — заросли ивы и вербы.

* * *

В капитальном обзоре «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (1914) о вогулах сказано: «Численность их, однако, уже настолько ничтожна и многие из них уже настолько обрусели, что официальные статистические исчисления не имеют обыкновения приводить их общей численности в Пермской губ. Только одни труднопроизносимые вогульские названия горных вершин Северного Урала в пределах Пермской губ., в изобилии рассыпанные по географическим картам, ясно говорят, что пока остатки некогда воинственных обладателей этих вершин ещё не совсем отошли в область преданий». Но вот — уже почти отошли…

Вогулы с Чусовой исчезли. Давно уж русской стала их последняя деревня — Бабёнки, которая и имя-то своё, смешное и непонятное, сменила на нейтральное — «Заречная».

Но в национальном менталитете манси было что-то, что не позволяло манси покориться. Они ведь так и не приняли христианства, в отличие от коми-пермяков, и доныне остались язычниками. Они унесли и надёжно спрятали своего главного идола — Золотую Бабу. На севере они бунтовали против русских. Ещё во времена Петра I вогульская княгиня Анна рассылала по своим селениям стрелу с красным оперением — призыв на борьбу с русскими. И в 1937 году вогулы поднимали отважный и безнадёжный бунт против сталинских порядков — он описан в романе писателя Еремея Айпина «Божья Матерь в кровавых снегах». Вогулы предпочли Уйти, погибнуть, спиться — но не покориться пришельцам.

Вогулы ушли. Но после себя они оставили нечто большее, чем археологические памятники. Они оставили русским своих демонов.

ВОГУЛЬСКИЕ ДЕМОНЫ

Если один народ занимает место другого, растворившегося в истории, то для народа-наследника народ-предок не просто уходит куда-то там на север или на юг. Нет, он уходит ко всем другим предкам — под землю, в горы, в камни. Под землю ушла легендарная Чудь Белоглазая, сама себя похоронившая. В Басегах спрятались от Ермака некие «волшебные пермские люди» из легенды, записанной на реке Усьве В. И. Немировичем-Данченко. В Азов-горе укрылась девка Азовка. Но оттуда, из-под земли, ушедший народ оказывает непостижимое влияние на судьбы живущих. На Чусовой в своих преданиях горщики называли этих исчезнувших хозяев «стары люди». Бажов пишет: «Были они не русськи, не татара, а какой веры- обычая и как прозывались, про то никто не знает. По лесам жили. Однем словом, стары люди». Кажущаяся рукотворность пещер, правильность кристаллов, разумная прихотливость рисунка на малахите — всё наводило на мысль, что эти чудеса творят под землёй «стары люди». Исследователь Н. Корепанов пишет: «Было бы странно, если б в подобном месте среди простого народа сами собой не рождались разговоры о горных всяких чудесах, о ком-то, живущем в горе тайной жизнью».

Вогулы не были земледельцами, ничего не понимали в заводском производстве, но они знали свою землю, и поэтому главная категория русских, с которыми они общались, — рудознатцы. Значит, фольклор именно рудознатцев, горщиков, приисковых рабочих должен был сохранить вогульский культурный архетип. Так и случилось. Первым русским заводом на Чусовой был Полевской завод, и его рабочие, не понимая того, стали наследниками вогулов и хранителями вогульских демонов.

ПОЛЕВСКОЙ И СЕВЕРСКИЙ ЗАВОДЫ

На речке Полевой, притоке речки Северушки, в 1700 году появилась русская деревня Полевая. Жители её занимались сельским хозяйством, но с 1718 года начали работать на близлежащем Гумёшкинском руднике. Чтобы не возить руду далеко, в 1724 году казна построила при руднике медеплавильный завод — первый на Чусовой. Завод получил название Полевского. Завод защищала крепость.

В 1735 году поблизости от Полевского на Северушке появился другой завод — Северский железоделательный. Он работал на железной руде, которая тоже встречалась в окрестностях Гумёшек. (Его чугун был из самой сложной на Урале смеси руд: 11 частей руды Красногорского рудника, 5 частей — Полдневского, 6 — Северского, 3 — Гумёшкинского, 2 части песка и 1 часть извести.) При Северском заводе располагалась и вододействующая фабрика по обработке мрамора, впоследствии перенесённая на Мраморский завод.

К середине XVIII века объёмы добычи железной и медной руды на Гумёшках сильно сократились. Горное начальство посчитало, что рудник выработан. В 1756 году соликамский промышленник А.Ф.Турчанинов подал просьбу о передаче ему во владение заводов Сысертского горного округа (якобы по причине своего разорения). Казна уступила. В 1759 году Турчанинов стал полным хозяином Полевского и Северского заводов и рудника Гумёшки. На Гумёшках турчаниновские рудознатцы обнаружили новые запасы руды; чтобы её плавить, требовалось лишь немного модернизировать производство. Турчанинов провёл эту модернизацию Полевского завода (перевёл производство на горны типа «сплейс-офен»).

Род Турчаниновых владел округом до 1912 года. В 1872 году в связи с закрытием Гумёшкинского рудника Полевской завод был перепрофилирован на железоделательный; чугун для него стали доставлять с Северского завода. В 1906 году в системе горного округа заработал Зюзельский рудник. В 1912 году Д. П. Соломирский, наследник Турчаниновых, продал округ английскому акционерному обществу «Sisert Company Limited». В 1918 году горный округ был национализирован. С упрочением советской власти посёлок Северского завода утратил своё главное украшение — роскошную часовню из чугунных кружев.

В 1925 году Полевской завод был закрыт, но на его базе с 1933 года начал действовать Полевской криолитовый завод. В 30-х годах Северский железоделательный завод был преобразован в Северский трубный завод имени А. Ф. Меркулова. В 1942 году заводские посёлки Полевской и Северский были слиты в единый город Полевской. Сейчас Полевской — промышленный районный центр Свердловской области с населением более 80 тысяч человек.

Полевской — очень разбросанный город; от собственно Полевского до посёлка Северский — 10 км. В состав города входят несколько других посёлков, в том числе и Зюзелка. Славу города составили предания горщиков, записанные и обработанные П. П. Бажовым. Азов-гора и Думная гора, Гумёшкинский рудник — все они находятся в Полевском. Здесь же были и Медная гора, и Зюзельское болото. От старинных заводов на речках Полевой и Северушке осталась сложная система плотин и прудов — Северского, Штанговского, Железнянского («железница» — диалектное название рыбы щиповки) и Верхнего (Полевского). С 1887 года в эту систему прудов по каналам и штольням подаётся вода Глубоченского пруда на речке Глубокой (приток Западной Чусовой).

* * *

Конечно, русские почти до неузнаваемости «перетолковали» вогульские мифы. Но даже сквозь новый облик всё равно читается их языческое прошлое. М. Никулина в книге «Камень. Пещера. Гора» (2002) пишет: «Бажовские корни искать следует не в рабочем уральском фольклоре, а в пространстве более обширном и отдалённом — в древних мифах…»

Ныне на Чусовой подобных сказок не рассказывают. Когда в 1959 году экспедиция Уральского госуниверситета собирала на Чусовой фольклор, ни одна старушка не припомнила ничего, подобного Хозяйке Медной горы, Земляной Кошке, Великому Полозу или оленю Серебряное Копытце. Рассказывали о леших, водяных, чертях, банниках, обдерихах, а «вогульский» мифотворческий пласт окончательно погрузился в забвение. И немудрено. Сменились поколения; закрылись многие рудники и заводы, а на оставшихся поменялась технология; добыча полезных ископаемых стала совсем другой; бурные события XX века «заслепили» историческую память. Поэтому вдвойне драгоценны бажовские сказы, ведь Павел Петрович слышал свои истории от одного из последних носителей этой культуры — от своего троюродного дедушки, «дедушки Слышко», бывшего старателя полевчанина Василия Алексеевича Хмелинина.

Павел Петрович Бажов

Павел Бажов (1879–1950) родился в простой рабочей семье в Сысертском заводе. Отец его был беспокойным человеком, часто менял работу, а потому семья переехала в Полевской завод. Сысерть и Полевской, увиденные глазами восприимчивого ребёнка, — вот фундамент бажовской духовной культуры и эстетики. Биография Бажова изобилует крутыми поворотами. Сложно описать все её изгибы; к тому же она словно бы входит в противоречие со сказами, пронизанными ощущением вековечного, нерушимого уклада жизни. В 1889 году Павлика Бажова определили на учение в Екатеринбургское духовное училище, потом он учился в Пермской духовной семинарии. Но священником Павел Бажов не стал, а стал учителем и земским деятелем. Постепенно увлёкся рабочим движением, примкнул к эсерам, потом перешёл к большевикам и уже убеждённым большевиком вступил в Гражданскую войну. Воевал. Сидел у белых в тюрьме. Участвовал в освобождении Сибири. Потом работал в органах власти в Прииртышье, на Алтае, в Казахстане. В 1923 году вернулся в Екатеринбург. С 1923 года Бажов работал в отделе писем «Крестьянской газеты» в Екатеринбурге, и бесхитростные послания простых людей стали для него тем Синюшкиным колодцем, из которого он черпал сокровища народной речи. У него вышли первые книги: в 1924 году — «Уральские были» (об истории Сысерти); в 1926 году — «К расчёту!» (о восстании 1905 года в Сысерти). Эти книги не наделали особенного шума, но тем не менее в 1930 году П. П. Бажов перешёл работать в книжное издательство. А в середине 30-х годов над редактором и бывшим эсером Бажовым начали сгущаться тучи…

Последовали партийные взыскания, разбирательства, исключение из партии. Всего один шаг оставался до гулаговского небытия. Нужно было спасать себя. И, демонстрируя преданность теме пролетариата, страдающего от царского произвола, Бажов в 1937 году читает на парткоме первый из своих сказов — «Малахитовую шкатулку». И пусть повод для появления сказа был таким бытовым, даже шкурным, — это не умаляет величия причины рождения сказов, не умаляет их немеркнущего чуда. И в 1939 году выходит книга «Малахитовая шкатулка», в которой было первых 14 историй.

Все изменилось как по мановению волшебной палочки. В 1940 году Бажов избирается секретарем Свердловского отделения Союза писателей. В 1943 году получает орден Ленина и Государственную премию. В 1945 году становится депутатом Верховного Совета СССР. Сказы произвели фурор. Пролетарский поэт Демьян Бедный, посчитав провинциала Бажова просто стенографистом некоего народного сказителя, кинулся писать цикл поэм, перелагая сказы в рифмованную дрянь, — а Бажов постеснялся одёрнуть ангажированного певца. По сказам ставятся спектакли, снимается фильм. Бажов успел ещё написать автобиографическую повесть «Зелёная кобылка» и роман «Дальнее-близкое» (какая поэзия в одних только этих названиях! Воистину беден поэт Демьян!). В 1950 году Бажов умер, а слава сказов всё ширилась: вот уже забил фонтан «Каменный цветок» на ВДНХ, вот появился балет, переиздаются книги, пишутся картины, образы из сказов входят в геральдику уральских городов…

Всего Бажов успел написать чуть больше 50 сказов. Не все они равноценны — порой Бажов скатывался к очерковости. Но лучшие из сказов — поистине шедевры. И наибольшее их количество относится как раз к Чусовой.

Павла Петровича похоронили на Ивановском кладбище в Екатеринбурге. Памятники Бажову стоят в Екатеринбурге (их здесь даже два), в Сысерти, в Полевском. В Екатеринбурге и в Сысерти открыты мемориальные музеи П. П. Бажова. Но всё же лучшая память о нём — это всплывшая в глазах изумлённых читателей как новая Атлантида, «горнозаводская цивилизация», которая, казалось бы, обречена была на вечное забвение, потому что, кроме Бажова, никто не смог сказать о ней столь сердечно, волшебно и удивительно.

«Горнозаводская цивилизация» — это не что-то привнесённое на Урал извне, а закономерный, органичный феномен сугубо уральской жизни. И вогульский компонент — неотъемлемая его часть. Что ж, поищем в сказах вогульских демонов.

Механически этих персонажей можно разделить на две группы: на тех, у которых человеческое обличье основное, и на тех, у которых основное обличье — не человеческое. К первым безусловно относятся Хозяйка Медной горы, бабка Синюшка и Огневушка-Поскакушка. Кроме того, человеческий облик могут принимать Голубая Змейка, Великий Полоз и ящерки Хозяйки, но в сказах их главный облик всё-таки «звериный» (если этот термин уместен по отношению к пресмыкающимся).

Познакомимся поближе с Хозяйкой. Как бы ни был эпичен этот образ, происхождение его скорее всего традиционное — от обычного «духа местности», так сказать, от «дриады камня». Бажов косвенно подтверждает это, поясняя в сказе «Дорогое имячко», что у «старых людей» «самоглавная пещера в Азов-горе была». (То есть по-настоящему «великий» дух обитал не в Медной горе, а в Азов-горе.) «Духи местности» составляют численную основу любого языческого пантеона, и мансийский — не исключение. О её «не-русско-народном» облике говорит М. Никулина: «Хозяйка — вовсе не спасительница и не заступница. Нет никаких оснований её классово ориентировать и представлять поборницей социальной справедливости. Разумней предполагать, что она знает закон общения человека с землёй и карает за нарушение этого закона».

По уральским поверьям, Хозяйка вообще весьма негативно относится к христианству. Хозяйка считалась владычицей всего малахита — не только в Медной горе. На украшение Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге пошло 126 тонн малахита Меднорудянского месторождения близ Нижнего Тагила. Но Хозяйка обиделась, что её камень использовали для православной церкви, и отвела малахит; месторождение исчерпалось. В сказе «Медной горы Хозяйка» Бажов отнёс это событие к руднику Гумёшки: «Вырубили из этой малахитины столбы, какие им надо, выволокли наверх, и барин их на приклад в самую главную церкву в Сам-Петербурхе отправил. Так с той поры Гумёшки на убыль и пошли, а потом их и вовсе затопило. Говорили, что это Хозяйка огневалась за столбы-то, слыш-ко, что их в церкву поставили. А ей это вовсе ни к чему».

«Хозяйка» вогулов в сказах Бажова неузнаваемо русифицировалась, обрела «палаты» в духе русского терема. Возможно, самый близкий ей персонаж русских литературных сказок — Мёртвая Царевна Пушкина. А из мансийской мифологии — богиня-мать Калтась, которая живёт в горе, где в пещере в колыбелях спят души её детей. И бажовская Хозяйка сохранила главное, что выдает её генетическое родство с языческой прародительницей, — не-христианскую, не-православную этику. В сказе так и говорится: «Худому с ней встретиться — горе, и доброму — радости мало». Сама Хозяйка, как может, избегает христианства: например, в сказе «Малахитовая шкатулка» женщина — ипостась Хозяйки «всё Танюшку дитятком да доченькой зовёт, а крещёное имя ни разочку не помянула».

Это только в нынешнее время автор романа-фэнтези берёт и выдумывает каких-нибудь своих собственных, «самодельных» богов или чудовищ, а раньше люди с бесами не заигрывали. В старину религиозная традиция (даже латентная) сохранялась очень прочно. Всё, что не было православным (вместе со всеми многочисленными «толками» раскольников) и не было мусульманским, автоматически оказывалось принадлежащим местным языческим народам. На Урале не найти ни одного фольклорного сказочного персонажа вне православной, мусульманской или финно-угорской традиции.

Другой персонаж — бабка Синюшка. В том, что она приходится двоюродной сестрой Бабе-Яге, не стоит сомневаться. В память об этим родстве на Чусовой стоит боец Баба- Яга.

БОЕЦ БАБА-ЯГА

Баба-Яга — это несколько причудливых останцев в лесу на крутом склоне правого берега. Один из них и напоминает сказочную ведьму. В высокую воду во время сплава «железных караванов» река вплотную подходила к бойцу; сейчас его подножие заросло деревьями. Местный житель в 1959 году рассказывал филологам Уральского госуниверситета: «Баба-Яга — камень. Как женщина. Она сидит на камню-то, как Баба-Яга. Об него тоже разбивались барки: камень жёсткий, навал на него большой. Там глубоко. Лот как залезет туда, и тянет его вниз: половину плота затопит. Тут уж отсекали его; лот-то загубишь. Под Бабой-Ягой вятских много потопили…»

* * *

Но образ Синюшки в чём-то даже менее архаичен, чем образ Яги. Почему же на «центральной» Руси Баба-Яга оказалась более «стойка» к изменениям, чем на Урале? Причина, возможно, кроется в том, что Урал — это и есть «родина» Бабы-Яги, регион, где этот образ сформировался. Следовательно, в XVIII веке он мог трансформироваться дальше, пока окончательно не исчезли этнос и быт, его породившие.

Интересную версию происхождения образа Бабы-Яги дал А. Захаров в статье «По следам Бабы-Яги» в журнале «Уральский следопыт». Вкратце эта версия сводится к следующему. Святилища (капища, кумирни) уральских финно-угров представляли собой тайную поляну в лесу и были окружены частоколом, на котором вывешивались черепа принесённых в жертву идолам животных. В центре стояла священная избушка-амбарчик — «сомъях». Она была размером, скажем, с письменный стол, «без окон и дверей» (зачем они нужны?). Амбарчик был установлен на высоких пнях или столбах (одном, двух, четырёх), чтобы не залез медведь, куница или росомаха (так и сейчас охотники ставят свои лесные амбары на заимках). В амбаре лежала резная деревянная кукла — «иттарма», вместилище души («лилли хеллехолас») умершего или божка. (Интересно, что душа «лилли» живёт на кончиках волос; волосы расчёсывают гребнем; арочная форма гребня символизирует пещеру; сами гребни часто украшаются изображениями звериного стиля.) «Иттарма» была одета в человеческие одежды — например, национальную одежду ягу. Такие святилища застали русские крестители, завоеватели и колонизаторы, когда в XV веке Урал (княжества Пермь Старая, Пермь Великая и Югра) был присоединён к Руси. А XV век — это время складывания современного русского народного фольклора. На образ финно-угорского святилища наложился образ Золотой Бабы, тогда имевший реальное «живое бытование». Золотая Баба несла русским смерть. Вот так и родилась зловещая Баба-Яга (баба в яге), которая лежит (живёт) в избушке на курьих ножках посреди глухого леса.

Поскольку на Чусовой в XVIII веке вогулы находились в постоянном контакте с русскими, образ Бабы-Яги находился в состоянии «непрерывного рождения» или «непрерывного перерождения». Он прочно зафиксировался только со сменой бытового окружения русских. Таким образом, бабка Синюшка — это, так сказать, «параллельная» Баба-Яга. Она не родилась из русского образа Бабы-Яги, а появилась на свет из вогульской обрядовой практики, современной для русских на Чусовой, тем же путём, что и Баба-Яга.

Косвенным доказательством вогульского происхождения бабки Синюшки является и сам Синюшкин колодец. Ведь в сказе он не таков, каким показан в мультике, — не традиционный сруб, опущенный в землю, а «на поляне окошко круглое, а в нём вода, как в ключе». Такое «окошко круглое» скорее всего — затопленная грунтовыми водами «чудская копь». А в копи и спрятано земное богатство.

Оттуда же, из язычества, в танце выбежала к нам и Огневушка-Поскакушка. Она пляшет в костре над месторождением золота. В сознании финно-угров (и не их одних) золото является символом огня. Пляска по кругу, как в хороводе, — это символическое изображение движения солнца, а солнце — это опять же огонь. Да ещё целый «куст» смыслов содержит в себе сравнение понятий «Огневушка над золотом», «девица-огневица», «огневица-лихорадка» и «золотая лихорадка». Что-то знакомое чудится, не находите? Верно: засветился отблеск легендарной вогульской Золотой Бабы. Золотая Баба (исключительно вульгарный русский перевод) по-мансийски звалась «Сорни-Най». Дословный перевод — «золото-огонь». Опять выстраивается взаимосвязь понятий «женщина» (баба) — «огонь» — «золото». Возможно, Огневушка — «персонификация» двух названий Золотой Бабы: русского и мансийского (вогульского).

Причём всё это не мешает народному преданию оставаться точным. Вот как пишут А. Черноскутов и Ю. Шинкаренко в книге «Малахитовая шкатулка. В поисках новых ключей»: «А танцующая девочка — так, для украшения, для запоминания. Ведь и вправду такого рода залегание золота похоже на траекторию танцующей девчушки. Крутилась, крутилась юлой — и в землю "хвостиком" ушла. Вот „знак" и напоминает: золото в земле может располагаться так, будто сказочная танцовщица, раззадорившись, в эту землю „вкрутилась"… По науке это называется „вертикальная залежь песочного золота воронковидной формы"».

К «звериным» образам Бажовских сказов относятся ящерки, змеи, кошки, муравьи, лебеди и олень. Удивительно: все эти существа присутствуют в произведениях Пермского звериного стиля! Исключение составляет лишь кошка, но за кошку можно принять стилизованные изображения соболя, бобра или куницы. Надо напомнить, что произведения Пермского звериного стиля находили и в «бажовском» регионе — например, на Думной горе.

Кошка на Урале была одомашнена во время господства ломоватовской археологической культуры в VII–XI веках — как раз к расцвету Пермского звериного стиля.

С кошек и начнём. Скорее всего, в «чистом виде» мифических «вогульских» кошек в сказах не существует. Кошка Мурёнка из сказа «Серебряное Копытце» — это не сказочный, а литературный образ. При сотне пересказов этой истории из уст в уста Мурёнка не сохранилась бы. Да и стилистика бытования этого образа в сюжете сказа «не фольклорная».

Вызывают сомнения в причастности к древним мифам и кошки Хозяйки Медной горы, у которых жадный Ванька Сочень из сказа «Сочневы камешки» выколупал глаза, приняв их за самоцветы. Этот сюжет (особенно с кошачьим причитанием «Мяу- мяу, отдай наши глаза!») откровенно напоминает детские истории-страшилки. Кстати, ещё Корней Чуковский точно заметил, что детское творчество (и мифотворчество) очень похоже на массово-народное. Возможно, этот сказ целиком русского происхождения: интуитивно он воспринимается как пугающий, но не страшный — что-то для нас есть в нём «генетически знакомое». Да и эмоционально он чем-то неуловимо отличается от «классических» сказов: он несколько поверхностен по производимому впечатлению, «падок на спецэффекты», что не характерно. А кошки в нём появились только потому, что самоцветы (изумруды) действительно похожи на зелёные кошачьи глаза.

Наиболее интересна огромная Земляная Кошка из сказа «Кошачьи Уши». Она живёт под землёй, «по пескам, где медь золотыми крапинками». Наружу она выставляет только огненные уши, которых боятся волки. По образу жизни она очень напоминает Подземного Зверя Мамонта.

«Сказание о Звере Мамонте» записал в Кунгуре В. Н. Татищев. В сказе «Змеиный след» упоминается деревня Кунгурка, которая находится недалеко от места действия сказа «Кошачьи Уши». Если Кунгурку основали выходцы из города Кунгура, то они могли принести с собой и предание о Звере Мамонте. Этот Мамонт тоже живёт под землёй; когда движется, оставляет за собой ходы-проходы; когда выходит на поверхность, то появляются «следы Зверя Мамонта» — огромные воронки. Традиционно считается, что в образе Зверя Мамонта древние финно-угры воплотили своё объяснение явления карста и находок мамонтовых костей по берегам рек. Объяснение вполне убедительное. Само же слово «мамонт» (правильно — «маммут») тоже финно-угорское.

Но в общем Зверя Мамонта и Земляную Кошку объединяет только подземный образ жизни.

Впрочем, Кошка какими-то тонкими, еле ощутимыми нитями тоже связана с золотом. С 60-х годов XIX века начала складываться крупнейшая на Урале система золотых приисков Миасского горного округа. Центром её стал посёлок Кочкарь Кособродской станицы (почти «бажовский регион»). А поблизости от тех мест, где бегала Птаха-Дуняха, имеется урочище Кошкарихинский торфяник. Торфяник — это не всегда месторождение торфа. Е. Рукосуев в книге «Золото и платина Урала» (2004 год) пишет: «Прежде чем приступить к добыче золота, убирали пустую породу, так называемые „торфа", а потом начинали разработку золотоносных слоев». Может быть, Кошкарихинский торфяник — это былой прииск жителей Кочкаря, кочкарихинцев, «кошкарихинцев», «кошкарей»? А Земляная Кошка, блуждающая по золотоносным недрам, — это порождение народной этимологии, когда торфяная кочка на золотоносном болоте превратилась в подземную Кошку или когда реальные кочкарихинские кочкари- золотодобытчики превратились в «кошкарей», пастухов сказочной подземной Кошки, стерегущей золото?.. А образ Кошки был «подсказан» образом Мамонта. Кстати, по русским народным поверьям, над кладом золота можно увидель призрак — рыжего кота.

Через Мамонта образ Земляной Кошки связывается с образом ящерки — о чём ниже.

Зато бесспорно, что именно с языческого небосвода слетели в сказы гуси-лебеди. Они происходят от Утки — прародительницы мира из финно-угорских преданий о происхождении вселенной. Утка почиталась и славянами-язычниками (можно вспомнить уточки-солонки, а соль — символ солнца). В сказе «Ермаковы лебеди» «напрямую» говорится, что лебедь — птица священная. Её «священность» идёт из язычества. «Священность» лебедя на Чусовой необыкновенно прочна. В книге «О Васильево-Шайтанском заводе» (1892) священник А. Топорков писал: «Лебедей здесь не бьют, ибо, по существующему предрассудку, убийство лебедя влечёт за собой неминуемую беду». А в сказе «Золотые дайки» журавли, курлыканьем «гипнотизирующие» змея Дайко, хоть и выдуманы вруном Вавилой Звонцем, но в этой выдумке виден искомый вогульский архетип. Утиные головы очень часто украшают произведения Пермского звериного стиля.

Лебедь (утка) связан с оленем Серебряное Копытце. На бляшках звериного стиля утиные головы часто замещаются лосиными. Почему? Знаменитый тобольский художник-косторез Минсалим Темиргазеев говорил автору сего труда, что настоящий мастер всю жизнь ищет такой лосиный рог, который своими очертаниями идеально напоминает летящую птицу. Поэтому лосиный рог — символ Утки-прародительницы, лосиные головы вполне «заменимы» утиными, а лебеди Ермака и Серебряное Копытце — родственники по своей древней вогульской крови.

Символом бажовских сказов стали ящерки с коронами, которые даже вошли в геральдику уральских городов. Как говорится, «даже если бы их не было, их стоило бы придумать». Но они были. Образ ящера достаточно часто встречается в пластике Пермского звериного стиля. Он символизирует собой «нижний», подземный мир. На бляшках звериного стиля ящер часто изображается с клыками. Бивни мамонта, которые находили при земляных работах, у древних финно-угров стали считаться обязательной принадлежностью владыки подземного царства ящера. По мнению исследователя Пермского звериного стиля В. Чарнолуского, образ ящера в равной степени сложен из образов обычной ящерицы и мамонта. Но в русской «транскрипции» грозный владыка подземного мира ящер утратил свое мистическое величие, став обычной ящеркой, зато приобрел приятное свойство превращаться в симпатичных «девок». Однако он не потерял свой «ареал» обитания — подземное царство, в которое вторгались русские рабочие-горщики.

Муравьи в золотых лапотках присутствуют только в сказе «Жабреев ходок». И образ этот кажется нехарактерным для сказов. Тем не менее на бляшках Пермского звериного стиля очень редко, но присутствуют «муравьеподобные» насекомые. Правильнее их было бы идентифицировать с пауками, но они названы «ракообразными существами», хотя «по-паучьи» имеют 8 ног, а не 10 (последняя пара с клешнями), как раки, и форма головы у них паучья, а не заострённая, как у рака, не говоря уже о характерном для пауков раздутом брюшке. Впрочем, конечно, археологи — не энтомологи и не зоологи. А с точки зрения фольклора между пауком и муравьём особой разницы нет.

Интересно, что бляшка с пауком найдена в окрестностях посёлка Курган Чердынского района Пермской области. А на Чусовой в «бажовском» регионе есть село Курганово. Может быть, курганные захоронения принадлежат одной культуре?

На бляшках звериного стиля два огромных паука занимают место ящера (напомним, что в сказе муравьи постепенно увеличивались в размерах). Следовательно, функция этих пауков-муравьёв та же, что и у ящера. Точно так же муравьи ведут старателя Жабрея к земным богатствам, как ящерки — горщика Андрюху в сказе «Две ящерки».

В сказах присутствуют просто «змейки», а также Голубая Змейка, змей Дайко и Великий Полоз. Образы змей генетически связаны с образами ящерок. Да и в живой природе обычный человек вряд ли отличит уральскую безногую ящерицу веретеницу ломкую от медянки, ужа или гадюки. Кроме того, в сказах упоминается Змеиная горка (ныне срытая — «Змеиную горку Данилушко хорошо знал. Тут же она была, недалеко от Гумёшек. Теперь её нет, давно всю срыли, а раньше камень поверху брали»), а праздник Воздвижения Креста Господня (14/27 сентября) назван Змеиным праздником. Змеи тоже связаны с золотом.

А. Черноскутов и Ю. Шинкаренко довольно спорно замечают: «…Великий Полоз — новобранец в вечно пополняющейся армии фольклорных героев. Ему всего-то лет 250–300. Он — образный отголосок радужных мечтаний и сухих рациональных планов первых русских поселенцев на Урале, в том числе — золотоискателей. Великий Полоз — это сон промышленной цивилизации, людей, которые пришли покорять природу, а она, природа, сопротивляется, охраняет свои кладовые и рождает в головах покорителей хвостатые химеры…» Хотя, конечно, герои сказов Бажова и представители «промышленной цивилизации», но они не есть эта самая «цивилизация». Наоборот, они живут в согласии с природой, и именно природа всем раздаёт по справедливости, так что ни о каком «сне» говорить не приходится. Гигантский змей — не химера русских золотодобытчиков. Гигантские змеи присутствуют и в древнерусском фольклоре, и в фольклоре манси. А близлежащие челябинские озёра все сплошь «населены» гигантскими змеями, как Лох-Несс. Например, в озере Иткуль живёт «аджарха», а до Иткуля от места действия сказа — километров 40–50. Этих змеев выдумали башкиры. Но, поверив легендам, искать этих змеев в 1870 году приезжал натуралист-зоолог Л. П. Сабанеев. Так что ничего своего русские тут не выдумали, и ничего химерического им здесь не снилось.

В сказах змеи — это эпически «усиленные» ящерки. В образе Великого Полоза они доведены до максимальной мощи, власти и совершенства. Малые «змейки» являются неким мифологическим «украшением» события; их функция, как и у ящерок, вспомогательная. Змей Дайко, хоть и «выдуман» болтуном Вавилой Звонцем, «восходит» к Великому Полозу.

В. Оборин и Г. Чагин в статье о Пермском зверином стиле пишут: «Змея символизировала нижний мир и входила в состав сложных композиций». «Нижний мир» — это подземное царство, где владычествует ящер. Геральдически организованные композиции звериного стиля делятся на три яруса. Нижний (ящер, кони, пауки) — это подземный мир. Средний (антропоморфные фигуры) — мир зверей и человека. Верхний (лосиные и утиные головы) — небесный мир богов. Верхний и нижний миры связывают скрученные ленты или змеи. Змеи в зверином стиле — ещё и символ реки (воды, дождя), которая связывает небо и подземелье. Таким образом, змеи стоят на одном уровне с человеком и, следовательно, могут превращаться в человека — «обмениваться обличьем», как «обмениваются» друг на друга пауки и ящер, утиные и лосиные головы. Поэтому Голубая Змейка и Великий Полоз иногда принимают человеческий облик.

Кроме того, уральский самоцвет, поделочный камень серпентинит в народе называют змеевиком. То есть змея — ещё и житель каменных недр. К тому же и медь, окисляясь, становится зелёной, и малахит — зелёный, и изумруды — зелёные. В мифологическом сознании змея с её «каменной» окраской, любовью к горячим камням, умением прятаться в расщелины или замирать неподвижно, как каменная, больше ассоциировалась с минералогическим царством, чем с царством растений и животных. Змеи и ящерки даже в природе связаны с золотом, так как, греясь на камнях, выбирают такие, где высока примесь кварца, а кварц легче раскаляется под солнцем. Кварц же часто сопутствует месторождениям золота. В христианской мифологии змей — символ зла, сатаны. Если в сказах змеи наделены другим значением, значит, происхождение их образов не христианское, не русское, а языческое — в данном случае вогульское.

Для иллюстрации языческого происхождения сказов ещё одна цитата из книги М. Никулиной «Камень. Пещера. Гора» (2002 год): «Что касается кладов, земных богатств, то путь к ним всегда вниз, в гору, в утробу, без божьей помощи, без молитвы».

Но самый поэтичный образ сказов — наверное, олень Серебряное Копытце. Серый лесной уральский «козлик» — это обыкновенная косуля. Она и сейчас ещё изредка встречается в тех местах, где дедушка Кокованя увидел оленя Серебряное Копытце. Образ этого оленя кажется насквозь русским, ясным, родным.

А. Черноскутов и Ю. Шинкаренко, не называя источника, даже приводят некую древнеславянскую легенду о золоторогом олене с серебряным копытом, который якобы дважды является на землю: предвещая весну и предвещая зиму.

И тем не менее именно в образе Серебряного Копытца наиболее полно воплотилась и угорская мифология, и вогульская обрядность. Серебряное Копытце — это полностью русифицировавшийся лось, которому поклонялись древние финно-угры. Рогатые лосиные головы встречаются в произведениях Пермского звериного стиля исключительно часто. Великий лось нёс на своих рогах солнце финно-угров. Шаманы на камланиях призывали лося на землю. Коснуться копытами земли лось не мог — земля была слишком скверна для него. Поэтому на капищах шаманы укладывали на земле священные блюда, на которые и вставал лось. Блюда были из драгоценных металлов, чаще всего из серебра. Серебряные блюда из Малой Азии и Ближнего Востока в большом количестве выменивались на пушнину жителями Урала через булгарских и татарских купцов. От этого серебра и стали серебряными копытца оленя дедушки Коковани. А блюда на то и нужны, чтобы в них что- то складывать. Например, при камланиях — подношения лосю: монеты, драгоценные камни, самоцветы. Поэтому в сказе Бажова драгоценные камни и брызжут во все стороны при ударах серебряного копытца.

Вот так в русские предания вплелась и растворилась в них душа другого народа — растворилась, чтобы оплодотворить и расцвести небывалыми цветами бажовских сказов. И прав был В. И. Даль, говоривший: «В наше время кудесничество этого рода также известно кой-где в народе, а именно в северных губерниях: Архангельской, Вологодской, Олонецкой, Пермской, Вятской; оно едва ли не перешло к нам от Чуди, от финских племён, кои сами в течение веков обрусели».

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ ПОДДАННЫЕ БЕЛОГО ЦАРЯ

«ИМЕНИТЫЕ ЛЮДИ»

О Чусовой русские услышали в конце XIV века. В 1395 году в Москве составляли некий документ, характеризующий восточные земли государства. В работе над документом принимал участие будущий святой Стефан Пермский, который тогда вёл проповедническую деятельность на реке Вычегде. Пером Стефана и было впервые начертано это таинственное слово — «Чусовая»…

Первые русские в бассейне Чусовой были, скорее всего, пленниками — беглецами из Золотой Орды. На 15 древних поселениях Сылвы археологами выявлено 451 сосудов, имеющих древнерусские аналоги. Но прихода соплеменников эти несчастные не дождались: они были выведены отсюда ногайскими татарами.

Но русских хозяев у Чусовой в XIV веке ещё не было. Хозяевами суждено было стать роду Строгановых, который тогда только набирал силу.

Родоначальником рода, по легенде, опровергнутой ещё Карамзиным, являлся современник Дмитрия Донского и участник Куликовской битвы Спиридон. Он был татарином, но принял христианство. За это, изловив, татары казнили его — «состругали» саблями мясо с костей. Так и родилась фамилия Строгановы.

До 1480 года Строгановы жили в Новгороде. Один из них — Лука Кузьмич, внук Спиридона, — в 1445 году принимал участие в выкупе Великого князя Московского Василия Тёмного из плена. В 1480 году Новгородская республика погибла, а земли Новгорода перешли к Москве. Фёдор Лукич Строганов уехал из Новгорода в Устюг, где завёл солеварни. В 1497 году у него родился младший сын — Иоанникий, или попросту Аника. Когда Анике исполнилось 18 лет, отец послал его на реку Вычегду. Аника на Вычегде основал соляные промыслы, от которых потом разросся большой город — Сольвычегодск, родовое гнездо Строгановых. В 1545 году Аника получил от Ивана Грозного Жалованную грамоту на вычегодские земли. В Сольвычегодске Аника узнал о богатых солью пермских землях.

Воевода Перми Великой был не прочь сбыть с рук земли ниже Соликамска — труднодоступные и некрещёные. Аника заручился его поддержкой, добыл лжесвидетельства о том, что земли эти пустые, незаселённые, и направил Ивану Грозному челобитную с просьбой отдать эти земли его сыновьям — Якову, Григорию и Семёну. Анике Фёдоровичу было тогда уже 60 лет.

4 апреля 1558 года Иван Грозный дал Жалованную грамоту на пермские земли от 88-й версты по Каме ниже Перми Великой до «Чюсовой реки». Хозяином этих земель был назван Григорий Строганов. Он стал первым владельцем пермских имений Строгановых. Царь обязал Григория на своих землях добывать соль и металлы, а для «бережения от ногайских людей и иных орд» — «горотки ставити». Строганов мог набирать себе любых «неписьменных и нетяглых» людей. И их, и Строганова мог судить только царь, то есть строгановская вотчина становилась «самостоятельным субъектом федерации». Она имела площадь в 3 760 000 га. Строганов мог вести самостоятельную политику по отношению к Сибири и на 20 лет освобождался от всех налогов. По семейному утверждению, на своих новых землях Строгановы сразу отменяли крепостное право.

Оставив Сольвычегодск младшему сыну Семёну, Аника с Григорием и Яковом выехали на Каму. Старость не брала Анику — человека энергичного, жадного, одновременно и доброго, и жестокого, охваченного страстями и вместе с тем богобоязненного, очень напоминавшего характером самого Ивана Грозного (по легенде, Аника утопил в Каме свою дочь, желавшую выйти замуж без отцовского благословения).

В 1558 году на Каме вблизи маленького пермского городища Канкор (его ещё иначе называли Кергедан) Строгановы начали строительство своего первого городка — «плацдарма» для освоения пермских земель. Это было опаснейшее дело — заводить промыслы в диких пермских землях. Дело, которое человеку одному не по плечу. Здесь нужна и божья подмога. И в 1560 году рядом с другим пермским городищем, Пыскором, Строгановы возводят монастырь. Пыскорский монастырь стал вторым на Урале — после Чердынского, основанного в 1472 году. Вроде бы Господь благоволил Строгановым, и в 1564 году они рубят свою крепость-«столицу»: Орёл-городок.

Но пока топоры холопов стучали на Каме, Строгановы активно внедрялись во внутриполитическую жизнь государства. В 1566 году, разобравшись, «куда ветер дует», Строгановы вступили в опричнину и передали ей все свои земли.

Это была игра ва-банк, ведь переменчивый нравом царь мог запросто забрать земли, а безродных хозяев посадить на кол. Но Строгановы сумели сорвать куш. В 1568 году в благодарность за поддержку опричнины Иван Грозный оставил отданные земли в ведении Строгановых, а Якову Строганову дал Жалованную грамоту на всю Чусовую от устья до верховьев и земли по Каме от устья Чусовой до Ласьвинского бора. Жалованная грамота гласит: «Я оже будет так… аз Царь и Великий князь Иван Васильевич всеа Русии Якова Аникеева сына Строганова по его челобитью, пожаловал, велел ему на том пустом месте на Чюсовой реке… у соленого промыслу, где они ныне расол нашли, крепости поделати, и городок поставити, и городовой наряд скорострельный, пушечки и затинные пищали и ручные учинити, и пушкарей, и пищальников, и кузнецов, и плотников, и воротников устроити, и сторожи держать собою для бережения от ногайских людей и от иных орд, и около бы того городка у соленого промыслу варницы и дворы ставити по обе стороны Чюсовые реке, и по речкам, и по озёрам, и до вершин… лес сечи, и пашни пахати, и пожити розчищати, и рыбными угодьи и иными всякими владети, и людей неписьменных и нетяглых называти, а нашей бы казне в том убытка не было…» По этой Жалованной грамоте Строгановы приобрели ещё 4 516 000 га земель.

В том же 1568 году окрылённый удачей Яков Аникеевич строит на Чусовой первое русское поселение — (Нижний) Чусовской Городок. Крепость его была спланирована по образцу Орла-городка. Образовался (Нижне) Чусовской округ владений, в котором к 1579 году (к переписи дьяка Ивана Яхонтова) уже было: слобода (Чусовской Городок), 16 починков, 5 деревень и монастырский починок; а в 1623 году (перепись дьяка Михаила Кайсарова) — 17 починков, 10 деревень и 2 пустоши (пустые деревни).

И в том же богатом на события году Аника Фёдорович отошёл от дел и постригся в монахи в Пыскорском монастыре Однако новоиспечённый монах Иосааф (Досифей) отличался на редкость властным и неуживчивым нравом. В пух и прах рассорившись с настоятелем Варлаамом, он забрал подарки и уехал жить в Сольвычегодск к сыну Семёну.

Аника Фёдорович умер через два года — в 1570 году. А Яков Строганов в это время уже заглядывался на столь же богатую, как Чусовая, реку Сылву. Демонстрируя фамильную дальновидность, неподалёку от её устья он построил Сылвенский острожек (ныне село Троица). А заодно при устье реки Яйвы поставил и Яйвинский острожек (остатки которого были найдены только на рубеже XXI века).

В 1572 году на Каме бушевал бунт черемисов (удмуртов), подстрекаемых сибирским ханом Кучумом. Строгановы приняли активное участие в подавлении мятежа и за это получили от царя право набирать охочих людей в казаки и самим изготовлять порох. Строгановское владение превратилось почти в государство — со своим войском, со своим вооружением, со своей внешней политикой, с правом крещения инородцев. Разве что денег своих Строгановы не чеканили — но для торга с Югрой и Сибирью деньги и не были нужны: обмен шёл натуральный. Только от Строгановых зависело, как станет жить их земля: превратится в «карманную» империю, обслуживающую лишь интересы хозяев, или останется «под рукой Белого царя».

Строгановы сделали выбор. Раз и навсегда. Об этом выборе можно судить по истории с казачьим полком. Постоянно страдая от сибирских набегов на свои городки, Строгановы набрали и экипировали казачий полк в тысячу сабель. Падкий «на дармовщинку» Иван Грозный тотчас потребовал отправить этот полк против татар на Оку. И Строгановы… подчинились. Общий интерес народа и государства они поставили выше своего частного интереса.

Страшным для царя был 1573 год. В припадке гнева Грозный нанёс своему сыну смертельный удар посохом в висок. Этому роковому удару попытался помешать Борис Годунов. В бешенстве Грозный так отходил Годунова тем же посохом, что Годунов очутился при смерти. Со смертного одра его подняли Григорий и Яков Строгановы — целители, лекари, травники. И за это опомнившийся царь присвоил им новое, небывалое (ими же изобретённое) звание — «именитые люди».

Это — одна из версий происхождения титула «именитые люди». Не менее убедительны свидетельства историков, что Строгановы ссудили Василию Шуйскому 200 тысяч рублей и за это получили звание «гостей», а Никита Григорьевич Строганов получил право именоваться с «-вичем», как знатный боярин или персона княжеского рода. Впервые Строгановы названы «именитыми людьми» и с «-вичем» в грамоте Шуйского от 23 февраля 1610 года.

Кроме того, в 1754 году Грозный дал Строгановым Жалованную грамоту на земли «меж Сибирью и Ногай, Тахчеи и Тобол» (в других источниках приводится иная форма слова — не «Ногай» а «Начат». Что обозначают эти слова — до сих пор неясно). Грозный остался верен себе, и каждый его подарок был опаснее наказания. Вот и теперь новая Жалованная грамота оказалась попросту провокацией Строгановых на конфликт с сибирским ханом Кучумом. В грамоте было сказано: «…да и в самом царстве сибирском покорение оного под Российскую державу иметь старание».

Земли «меж Сибирью и Ногай…» пойдёт завоёвывать Ермак.

ДЕРЕВНЯ КАМЕНКА

Деревня находится на левом берегу Чусовой в 14 км ниже Коуровки. Каменка — одно из старейших поселений на Чусовой.

20 июля 1573 года сибирский царевич хан Маметкул обрушился с набегом на строгановский Чусовской Городок. Городок сумел выстоять, хотя земли по Чусовой были разорены. И для предупреждения о новых набегах Строгановы выносят высоко вверх по Чусовой свой форпост, сторожевую заставу — Каменку. Её поставили в устье небольшой речки Каменки, длина которой всего 15 км. В 1574 году Каменский острожек был крайним восточным пунктом фактических владений Строгановых. Неизвестно, подвергалась ли Каменка осадам сибирцев. Главное — она уцелела, явила собою пример того, что на Чусовой можно жить. И вслед за ней, под её прикрытием на Чусовой появляются новые селения, далеко «оторвавшиеся» от строгановских крепостей.

В 1703 году в Слободе начала активно действовать первая на Чусовой пристань — Уткинская. Поначалу она вполне справлялась с потоком грузов. Но уральские заводы росли в числе, и для сплава их продукции требовалось всё большее количество барок, которых Уткинская пристань построить уже не могла. Появилась необходимость во второй пристани. В 1723 году приказчику Уткинской Слободы шведу Алексею Шедалю было поручено найти место для строительства лесопильной мельницы, и он указал на устье речки Каменки. Реку в устье перегородили плотиной «высотой 9 сажен и длиной 60 сажен» (то есть высотой больше 15 м и длиной больше 100 м). Образовался пруд шириной около 300 м и длиной более полукилометра. В 1726 году на пруду уже была построена и пристань. К пристани была приписана (Старо-) Уткинская «лесная дача», откуда брали лес на строительство барок.

Каменка была большой казённой пристанью с прудом, с плотиной со шлюзом и лесопильной мельницей с водяным колесом к двум пилам. За сутки мельница распиливала 60 сажен бревен. Доски шли на большие плотбища у себя и на Уткинской пристани. На Чусовой очень уважали бурлаков из Каменки; их ласково называли «камешки». В путеводителях советского времени долго бытовало утверждение, что отсюда с караваном плыл Д. Н. Мамин-Сибиряк, описавший сплав в очерке «Бойцы». На самом деле Мамин-Сибиряк отплывал с Усть-Уткинской пристани, которую почему-то назвал «Каменка».

Со строительством железной дороги пристань Каменка к 1899 году прекратила своё существование. О плачевном положении дел писал промышленник Н. Г. Стрижов: «Ныне с проведением железных дорог сплав казённых грузов по р. Чусовой прекратился, поэтому прекратилась и постройка барок, пильная мельница при деревне Каменке упразднилась, а плотина при ней брошена без всякого призора и теперь пришла в полное разрушение». Стрижов просил у горного начальства разрешения построить на плотине Каменки небольшой чугуноплавильный завод, который «послужит к улучшению материального благосостояния местных жителей деревни Каменки и села Нижнего, имевших прежде заработок от пильной мельницы, судостроения и перевозок для чусовских казённых и купеческих грузов на чусовские пристани, но теперь за упразднением всего этого лишившихся этого заработка и пришедших в крайнюю бедность». Но горное начальство не поддержало стремление Стрижова, и завода в Каменке не случилось. Каменка так и осталась деревней без промышленности.

Каменка расположена на обоих берегах пруда. С Чусовой видно лишь несколько домиков, а их здесь — более сотни. Никакой промышленности, никаких школ, больниц, магазинов в Каменке нет. В советское время здесь были сплошь садовые участки, теперь — дачи. Среди скромных домиков возвышаются краснокирпичные айсберги «новых русских». Автобус ходит в Первоуральск и Трёку.

Из исторических памятников в Каменке — кроме пруда и высокой плотины — деревянное двухэтажное здание конторы пристанского и лесопильного хозяйства. Оно обшито тёсом. Задняя часть словно «врезана» в склон горы, и здесь видна старинная кладка из бутового камня. В советское время в здании располагались сначала дом отдыха, потом — турбаза «Утёс». Сейчас нет ни дома отдыха, ни турбазы. Здание полузаброшено. Рядом с ним ещё одна постройка тех же времён — полукирпичный-полукаменный амбар. Амбар заперт и тоже заброшен. Над ржавыми крышами амбара и конторы на склоне камня Каменского стоит обелиск односельчанам, погибшим в Великую Отечественную войну.

Ещё подальше, на вершине камня Каменского, в зарослях крапивы и малины возвышаются загадочные деревянные постройки: четыре крепостные башни, тын и недостроенная деревянная церковь. Они уже выцвели, перекосились, обветшали и готовы рухнуть. Это декорации для художественных фильмов «Семён Дежнёв» и «Похищение чародея». Они построены в 80-х годах XX века. Руины на скале выглядят очень живописно. Так и представляется здесь старинный острожек Каменка 1574 года. Камень Каменский с руинами изображён на картине екатеринбургского художника Александра Мицника «На Чусовой» (2004).

* * *

В 1577 году умерли старшие братья Строгановы Григорий и Яков. Место Григория занял его 18-летний сын Никита. Яков же завещал свои владения сыну Максиму (ему 20 лет) и брату Семёну: у Максима — правый, «сибирский» берег Чусовой (который назывался «Усолошная» сторона), у Семёна — левый берег Чусовой и нижняя часть Сылвы. А в 1578 году закончилась 20-летняя льгота, и люди начали бежать со строгановских земель: податей стали брать много, а защиты от татар не имелось.

Семён Аникеевич пытался спасти своё положение тем, что подал Грозному челобитную на реку Сылву: новые земли — новые льготы. В 1579 году царь даровал Семёну Строганову Жалованную грамоту на реки Сылву, Ирень и Бабку. Положение Семёна было спасено. Никита Строганов владел Камой и Орлом-городком; он тоже не очень страдал от набегов. Хуже всего пришлось Максиму Яковлевичу.

На семейном совете Строгановы принялись сообща искать выход из создавшегося положения. Одна голова — хорошо, а три — лучше некуда. И эти три головы нашли-таки гениальный выход. 6 апреля — по строгановской легенде — Максим отправил грамоту пяти волжским разбойным атаманам: Ермаку Тимофеевичу, Ивану Юрьеву (Кольцо), Якову Михайлову, Никите Пану и Матвею Мещеряку. Строгановы пригласили их к себе на службу.

Поразительно! План сработал! В конце июня на камский створ против Орла-городка выплыла флотилия стругов под разбойными парусами. Четыре атамана (кроме Ивана Кольцо) пришли к Строгановым. С самым уважаемым из атаманов — Ермаком Максим Яковлевич начал разрабатывать план «сибирского взятия».

1580–1584-е годы — годы похода Ермака. Максим Строганов финансировал его экспедицию, а потом поневоле и экспедицию отряда Ивана Кольцо, подоспевшего позже. Вслед Ермаку Максим выслал вышитое золотом знамя — символ своей веры в звезду Ермака. Но Ермак поступил не так, как того хотелось Максиму Яковлевичу: отбив у татар земли «меж Сибирью и Ногай, Тахчеи и Тобол», он этими землями «поклонился царю», а не отдал их Строганову. Зато всё-таки была снята угроза татарских набегов.

Так начал работать строгановский принцип, который позднее будет в виде девиза латынью написан на их гербе: «Terram opes patriae — sibi nomen» — «Земные богатства Отечеству — себе имя». Это был трудный принцип, и не всякий мог его выполнить. Тот же Семён Аникеевич в 1586 году во время мятежа был убит своими же холопами.

Иван Грозный, конечно, не думал, чьей кровью оплачена Сибирь, но зато и не забыл, на чьи деньги. Поэтому сибирские земли, завоёванные Ермаком, а затем отданные в казну, в 1597 году он компенсировал Максиму Яковлевичу землями по Каме до устья реки Очёр. Это было последнее его благодеяние для славного рода Строгановых. В 1598 году он умер, и престол занял Борис Годунов, который вскоре наложил на «именитых людей» опалу и отнял все владения. Впрочем, когда трон под Годуновым зашатался, Годунов поспешил вернуть отобранное, чтобы не наживать врагов, которых у него и без Строгановых было в достатке.

В XVI веке в Прикамье сформировался Торговый дом Строгановых со всеми присущими ему и в будущем свойствами: огромными землевладениями, собственной «внешней политикой», кровно связанной с общероссийскими интересами, разнообразным «бизнесом» — солеварением и солеторговлей в первую очередь, с пушным торгом и торгом «рыбьим клыком» (моржовой костью), с производством и торгом металлами. Строгановы всячески расширяли рынки сбыта: посылали охочих людей на поиски северного морского пути или для этой же цели финансировали иностранные экспедиции (например, экспедицию англичанина Джильса Флетчера), искали путь в Китай (например, отправили в путешествие татарина Кудаула, а потом голландца Оливье Брюнеля). Повсюду, где появлялись Строгановы, появлялись и храмы — даже каменные. В Сольвычегодске в 1562 году Аника Фёдорович начал строительство Благовещенского собора — великолепного памятника древнерусской архитектуры.

Аника Фёдорович завещал детям: «…чтобы иконное писание церковными стенами в рассыпании не было при нас и после нас и до скончания веку». Завет храмостроительства ярче всего воплотил граф Александр Сергеевич Строганов (1733–1811), внебрачный сын которого Андрей Воронихин был главным архитектором Казанского собора в Санкт-Петербурге. На строительство собора граф потратил огромные средства и на освящении собора простудился и умер.

Строгановы собрали замечательную библиотеку, хранившуюся в Пыскорском монастыре: в ней были Апостол и Заблудовское евангелие Ивана Фёдорова и Петра Мстиславца 1569 года печати. В строгановских вотчинах появились замечательные церковные композиторы — Степан Голыш и Иван Лукошков. Строгановы организуют у себя большие художественные артели и промыслы — резьбы по дереву и кости, финифти, филиграни, скани, лицевого шитья. Сами будучи иконописцами- любителями, братья Строгановы заводят у себя «иконные горницы», где работают мастера из народа, и в этих «иконных горницах» рождается знаменитое «строгановское письмо». До наших дней дошли имена этих иконописцев XVI века: Прокопий Ширин, Степан Хромой, Истома и Никифор Савины, Богдан Соболев (подписная икона Никифора Савина «Отечество» экспонируется в Третьяковской галерее). В строгановском Орле-городке разворачивается действие первого русского светского романа — «Повесть о Савве Грудцыне» (1666–1668 годы). Автор романа явно не бывал в Орле, но сам факт выбора этого населённого пункта говорит о его авторитете.

Конечно, Строгановы XVI века — никакие не «либералы и меценаты». Они — дельцы и махровые крепостники. Но они были умными хозяевами, эксплуатировали не одну лишь физическую силу человека. Они понимали, что талант и разум могут давать гораздо больший прибыток, чем грубый и тупой труд.

В XVII век Строгановы входят как богатейшие и заслуженные люди Русского государства. Их род и Торговый дом процветают. Государство дарует Строгановым почётное право защищать восточные рубежи, и Строгановы с честью выполняют свой долг. В 1606 году на Каме Никита Григорьевич основывает слободу Новое Усолье (теперь город Усолье в Пермской области), будущий центр строгановских имений. На речке Очёр он ставит острожек Очёр (ныне город, райцентр Пермской области).

По окончании Смуты (когда они сначала поддержали Шуйского, а потом Пожарского) Строгановы дарят казне 500 000 рублей на восстановление государства и столько же — городу Смоленску. В 1614 году Максим Яковлевич получает Жалованную грамоту на реки Обву, Иньву и Косьву. В 1616 году его сыновья Иван и Максим основывают Верхнечусовской Городок у новых соляных промыслов (хотя у некоторых историков есть мнение, что Верхний Чусовской Городок был основан почти одновременно с Нижним ещё до похода Ермака). Образуется Верхнегородковый округ имений, в котором в 1623 году учтены 31 деревня, 12 починков и 11 пустошей. В том же 1616 году умер Никита Григорьевич, а в 1624 году умирает Максим Яковлевич — последний из организаторов похода Ермака.

В 1633 году царь Михаил Фёдорович напрямую обращается к Строгановым с просьбой на государственные нужды помочь деньгами «по их соизволению, токмо неоскудно и не пощадя себя, как прежде всего давали». В благодарность за эту помощь царь Алексей Михайлович законом Соборного уложения (1649 год) обязал штрафовать на немалые суммы всех, кто мог оскорбить Строгановых, обращаясь к ним без «-вича» в отчестве.

Авторитет Строгановых стал так высок, что в 1649 году Фёдор Строганов — «именитый», но не знатный — женится на княжне Барятинской. Последним «именитым человеком» в роду был Григорий Дмитриевич Строганов (1656–1715). С 1686 года он владел всеми строгановскими имениями единолично. Пётр I пожаловал ему реки Весляну и Лолог, село Кишерть, Зырянские и Ленвенские соляные промыслы. Г. Д. Строганов владел 45 тысячами крестьян (и 33 тысячами беглых) и первым браком был женат на княжне Мещерской. До 1757 года его имение оставалось неделимым.

ТРИФОН ВЯТСКИЙ

Святой Трифон Вятский — единственный святой, живший и действовавший на Чусовой. Однако святителем чусовских земель его считать нельзя, так как Строгановы еще в 1565 году получили право самостоятельного обращения в христианство нерусского населения своих вотчин.

По-настоящему Трифона Вятского звали Трофимом. Он родился в деревне Малая Немнюшка возле большого села Мезень на Русском Севере в 1550 году. Он был младшим сыном в большой крестьянской семье. Вскоре после его рождения его отец умер. Главенство в семье получили старшие сыновья. Они-то и решили поженить младшего брата, когда ему исполнилось 18 лет. Испугавшись насильственной женитьбы, Трофим бежал из дома.

Он долго странствовал по северу. В 1571 году он поселился в Орле-городке на Каме, в «столице» Аники Строганова. Здесь почти год Трофим подвизался на церковной паперти, собирая милостыню. Однажды, встретив его на заснеженной тропе над обрывом камского берега, строгановские приказчики ради потехи столкнули его вниз (Трифона не раз скидывали с различных гор). Трофим упал и был полностью погребён сугробом. Приказчики испугались, что он погибнет, спустились и вытащили его из снега. Они попросили прощения и тотчас же его получили. Причём им показалось, что от Трофима даже исходит какое-то тепло. Об этом случае приказчики рассказали Якову Аникеевичу Строганову.

В это время на руках у Якова Аникеевича умирал его единственный сын Максим (ему тогда было 15 лет) — будущий организатор похода Ермака. Братья Строгановы, сами знатоки-травники, не могли вылечить Максима. Яков попросил Трофима помолиться за здоровье сына. Трофим исполнил его просьбу — и Максим пошёл на поправку. За это Яков Аникеевич составил 22-летнему нищеброду протекцию в «собственный» Пыскорский монастырь, находившийся неподалёку от Орла- городка. Через некоторое время Трофим явился в обитель. Настоятель монастыря Варлаам, который обратил в монашество и самого Анику Строганова, постриг бродягу в монахи под именем Трифон.

Трифон со рвением принял монашеские послушания. Вскоре его уже поставили пономарём, но он ещё и носил дрова, сучил свечи, ходил за больными, был поваром и хлебопёком. Однако, желая ещё больших тягот, Трифон по ночам выходил из кельи, голый по пояс, и стоял, читая молитвы и отдавая себя на съедение гнусу. Такой образ жизни, естественно, подорвал его здоровье. Трифон слёг. В бреду ему явился Николай Чудотворец. Трифон выздоровел и обрёл дар пророчества — а вместе с ним и зависть монашеской братии.

Не желая раздора среди братии, Трифон ушёл из монастыря на 150 вёрст вниз по Каме и остановился на Гляденовской горе. На это место ему указал «чудесный голос», и сюда его пять вёрст против течения речки Мулянки пронесли волны. Здесь он построил келью (выкопал пещеру) и стал жить в «пустыни». Здесь же ему открылся тайный смысл Писания. Гляденовская гора почти две тысячи лет была святилищем местных жителей. Здесь росла гигантская священная ель — «идоложертвенное дерево». Трифон разорил святилище и срубил ель. На её пне, по преданию, могли развернуться сани.

Ныне Гляденовская гора находится в черте города Перми. В 60-е годы XX века местные жители ещё показывали яму на месте пещеры Трифона. В 90-е годы XIX века пермским археологом Н. Н. Новокрещенных на горе были начаты раскопки, которые продолжаются и по сей день — более 100 лет. Значительная часть изделий Пермского звериного стиля была найдена на Гляденовской горе. Эта гора — археологический памятник республиканского значения. Сейчас на ней восстановлена часовня над источником святого Трифона и «яма», в которой жил святой.

Местным жителям, конечно, не понравилась деятельность Трифона. Особо негодовали старейшина остяков Зевендук (его историческое имя — Малой Урак-бей Сиюндюк, бей Маметкулов), остяцкий князь Амбал и вогульский князь Бебяк. Они даже ходили в Сылвенский острожек спрашивать у строгановского приказчика, можно ли им убить Трифона (приказчик не разрешил). В это лето на Каме бушевал черемисский бунт, в подавлении которого принимали участие и Строгановы. Восставшие черемисы шли вверх по Каме на строгановские земли. Остяки и вогулы побоялись, что Трифон укажет черемисам их жилища, и явились убить Трифона. Но келья и монах оказались для них невидимы.

ДЕРЕВНЯ ЗАРЕЧНАЯ

Заречная — деревушка в два десятка домиков в Пригородном районе Свердловской области. Она стоит в устье маленькой речки Бабёнка. По речке деревня Заречная до середины XX века называлась Бабёнки (так она названа и у Мамина-Сибиряка). Название «Бабёнки» — русифицированное «Бебяки», то есть, люди рода Бебяка. Вогульское имя Бебяк зафиксировано среди имён чусовских манси; Бебяком звали и вогульского князька — гонителя святого Трифона. Бабёнки были одной из последних деревень чусовских вогулов. В 1773 году здесь побывал академик И. Георги и нашёл манси уже совсем обруселыми. Принадлежала деревня Строгановым. По документам она известна своим рудознатцем Иваном Новосёловым, который в 1737 году «объявил» казне два месторождения горнового камня в бассейне Чусовой. В документах деревня названа «Бабёнкова».

Ныне жизнь в Заречной тяжёлая. Работать здесь можно только на небольшой ферме; магазина, больницы, почты, школы нет. Плохая дорога идёт в сторону посёлка Кын, до которого около 10 км; теперь, наверное, эта дорога и ни к чему, ведь Кын — в другом «субъекте Российской Федерации». Вторая, тоже плохая дорога ведёт в Нижнюю Ослянку (8 км) и на 4-м км бродом связана с Верхней Ослянкой.

* * *

Вскоре Трифона разыскал строгановский приказчик Третьяк Моисеев. У Строгановых на варницах иссякли колодцы с рассолом, и требовалось заступничество подвижника. Трифон вернулся в Пыскорский монастырь, и от его молитвы колодцы вновь дали рассол. Иноки покаялись перед Трифоном, и Трифон остался в монастыре. Он совершил несколько исцелений, и это стало привлекать к нему слишком много просителей. В поисках уединения Трифон обратился к Строгановым, и те позволили ему поселиться на Чусовой в вотчине спасённого им Максима Яковлевича Строганова.

Трифон выбрал место на горе на правом берегу Чусовой. По преданию, в этой горе жил злой дух, а потому людям на эту гору хода не было. Но Трифона легенда не остановила (а может, наоборот, даже и спровоцировала). Впоследствии рядом вырос Верхний Чусовской Городок. От Трифоновой кельи и пошёл Успенский монастырь, третий (после Чердынского и Пыскорского) на Урале. Датой его основания считается всё тот же 1572 год.

Успенский монастырь не сумел скопить особенных богатств. «В отличие от Пыскорского монастыря, Успенский хотя и находился под патронажем Строгановых, однако не превратился в крупного землевладельца», — пишут историки Г. Головчанский и А. Мельничук. После реформы 1652 года он начал хиреть. В 1764 году он был закрыт. Ныне обитель возрождается — пока в виде скита. Напоминанием об Успенском монастыре служит уцелевшая от разрушения Свято-Успенская церковь постройки 1877 года. В память о Трифоне в 8 км от Успенки на месте старого Верхнечусовского Городка близ деревни Красная Горка при Всехсвятской церкви в 1996 году основан женский монастырь — Верхне- Чусовская Казанская Трифонова пустынь.

На этом месте Трифон прожил около 9 лет (в источниках и Житии — разночтения). Среди местных жителей он прославился исцелениями, и поток паломников к нему с каждым годом возрастал. Для них Трифон построил часовню, в которой находился особо почитаемый образ святой Софии, а потом — церковь Успения Божьей Матери. По легенде, от молитвы Трифона в 1573 году сибирский царевич Маметкул повернул прочь, не дойдя четыре версты до Чусовского Городка. Видимо, Трифон служил молебен для уходящей в Сибирь дружины Ермака. Но судьба не давала Трифону покоя.

Расчищая огнём землю под пахоту, он недоглядел, и огонь уничтожил весь запас дров для соляных варниц. Разъярённые крестьяне сбросили Трифона с горы. Якобы на том месте, где он упал (или откуда его сбросили), сейчас стоит Успенская церковь села Успенка. Но Трифон после падения остался жив. Увидев это, крестьяне погнались за ним. Трифон заскочил в лодку и оттолкнулся от берега. С лодки и прозвучало проклятие Трифона жителям села Успенка: «Место свято, люди кляты!» (Жителей села и сейчас иногда называют «проклянёнышами».) С божьей помощью Трифон без весла и паруса переплыл Чусовую и причалил к берегу Чусовского (Нижнего) Городка.

Но Максим Строганов за спалённые дрова не помиловал Трифона, а — «гневом зело окоснев» — велел посадить его на цепь в яму. Трифон тотчас предрёк Строганову, что и самому ему скоро сидеть так же. И действительно: через четыре дня явились московские гонцы и посадили Максима Яковлевича на цепь рядом с Трифоном.

Дело в том, что на Максима Строганова наложил опалу Иван Грозный, получив донос — «ябеду» — чердынского воеводы Пелепелицына. В своё время на Волге Пелепелицын пострадал от атамана Ивана Кольцо. Когда Пелепелицын узнал, что Максим Строганов снабдил Кольцо припасами в Сибирь вместе с Ермаком, а не заковал «в железа» как разбойника, он и написал донос в Москву. (А что Максиму оставалось делать, если Кольцо кричал: «Возьмём тебя, мужик, и растерзаем по клоку!»?) «Опальная» грамота Ивана Грозного датируется 16 ноября 1582 года.

Максим, оказавшись рядом с Трифоном, тотчас велел снять с подвижника кандалы, а у Трифона попросил помолиться об его освобождении, но — покинуть его вотчины навсегда. И Трифон, получив свободу, вынужден был уйти с Чусовой. После себя он оставил на Чусовой своего ученика Иоанна. А Максим сидел в оковах, видимо, до лета 1583 года, пока в Москву не явилось знаменитое Ермаково посольство Ивана Кольцо, чтобы царю «Сибирью поклониться». Царь в награду простил вcex: и казаков, и Максима Строганова.

Трифон же через Орёл-городок, Чердынь и Кай-городок ушёл на вятские земли, где тогда ещё не было ни одного монастыря. По Житию, он появился там в январе 1579 года. На Вятке Трифон основал Слободской Богоявленский и Хлыновский (Вятский) Успенский монастыри. (Хлыновский Успенский Трифонов монастырь стал первой резиденцией Вятских и Великопермских епископов.) Трифон много странствовал, не прекращая своей кипучей деятельности, — побывал в Казани, в Москве, в Сольвычегодске у Никиты Строганова (с которым тоже ссорился, но потом помирился), на Соловецких островах. Он собирал на свой монастырь милостыню, поклонялся святым местам и общался с церковными иерархами. Однако Трифон оставался всё таким же невезучим, и в конце концов его из собственного монастыря «выжил» его ученик и «ставленник» Иона Мамин, более склонный к винопитию, чем к подвижничеству. (Есть предположение, что «гнев» Мамина — выдумка, а изгнание Трифона — это церковная кара за то, что именно он опрометчиво постриг в монахи тогда никому ещё не известного Григория Отрепьева.) Какое-то время Трифон подвизался в монастыре в Коряжме, потом вернулся на Вятку. Умер он в 1612 году в возрасте 62 лет.

Канонизация преподобного Трифона Вятского состоялась 2 августа 1690 года.

Трифон Вятский принадлежит к частому на Руси типу вечно беспокойных людей, людей мятущихся, отважных и сильных духом. Нашёл ли он истину, которую искал, — неизвестно, но покоя обрести таким людям не суждено. Он мог стать великим путешественником, как Афанасий Никитин, или великим разбойником, как Стенька Разин, или народным героем, как Ермак. Волею судьбы он стал монахом, но и в монашестве он достиг вершины, поэтому русская церковь почитает его святым.

«…ДУШОЮ ВЕЛИКОЙ»

«…Роду безвестного, но душою великой», — сказал о Ермаке русский историк Карамзин.

И вправду, рода он был безвестного. До его появления у Строгановых мы о нём ничего не знаем. Черепановская летопись утверждает, что дед Ермака Афанасий Григорьевич Аленин был суздалец, пособник муромских разбойников, и умер в тюрьме. Сын Афанасия Григорьевича Тимофей, спасаясь от гнева властей, ушёл жить в дальние строгановские вотчины на реку Чусовую, а внук — Василий, будущий атаман, — водил строгановские струги по Каме и Волге. (Впрочем, может быть, Ермака звали и не Василий. Называют и другие имена — Ермолай, Герман, Ермил, Еремей и тому подобное.) Но по какой-то причине Василию Аленину пришлось круто переменить жизнь, бежать с Чусовой — и он становится атаманом волжских разбойников по прозвищу Ермак.

«Ермаком» назывался артельный котёл. По преданию, атаман приказывал после набега всё награбленное складывать в котёл, а потом делить на всех поровну — за это и получил такое прозвище. Там, на Волге, Ермак и сошёлся со своими будущими сподвижниками — казацкими атаманами Иваном Кольцо, Богданом Брязгой, Никитой Паном, Саввой Болдырем, Черкасом Александровым, Матвеем Мещеряком, Яковом Михайловым.

Впрочем, о прозвище «Ермак» есть и другие версии. Писатель Валентин Распутин в очерке «Тобольск» пишет: «Вот и сам Ермак — не было в святцах такого имени, стало быть, кличка. Но откуда она взялась — от созвучия ли с именем, или действительно от артельного котла, называвшегося ермаком, когда будто в молодости кашеварил в волжской ватаге будущий завоеватель Сибири, или откуда-то ещё. Кажется, никто не оспаривает, что в поход он шёл Ермаком. Но в татарском языке есть это слово, означающее прорыв, проран. И если согласиться с историком прошлого века Павлом Небольсиным, что Ермак и прежде своего звёздного прорыва бывал на Чусовой и знал пути в Зауралье, не мог ли он в таком случае сталкиваться с татарами в коротких набегах раньше и получить свою кличку от них за военную удаль?»

Волжская вольница долго испытывала терпение Ивана Грозного, и наконец это терпение лопнуло. Казаки бесшабашно разграбили и перебили ногайское посольство, подкараулив его возле устья реки Самары. С посольством был посланник Пелепелицын, который сумел спастись чудом. Но царь в досаде «сорвал сердце» на злосчастном Пелепелицыне и сослал его воеводой в глухую Чердынь. Всех казаков, участвовавших в той резне, Иван Грозный скопом заочно приговорил к смерти. (Впрочем, имя Ермака тогда не было названо.) Чтобы покарать казаков, царь послал на Волгу орлёные полки грозного воеводы Ивана Мурашкина. По Волге поплыли плоты с виселицами, на которых качались изловленные казаки.

В это время строгановским городкам страшные бедствия причиняли набеги сибирских татар и их данников — вогульских князей.

Сибирским ханством управляли татары враждующих династий Шейбанидов и Тайбугинов. Татары были пришлым народом, чуждым местным жителям — вогулам и остякам. Власть их держалась только на саблях воинских отрядов.

Шейбаниды были потомками Шыбана, пятого сына Джучи-хана. Менее знатную династию Тайбугинов основал хан Кызыл-Тын. Шейбаниды правили Восточным улусом развалившейся Золотой Орды. Их столицей стала Бухара. Тайбугины (хан Он-Сон и его сын хан Иртышак) перенесли свою столицу из Чинги-Туры (Тюмени) в Искер, основанный на Иртыше местными жителями ещё в XI–XII веках. Тайбугин хан Махмет в 1495 году убил хана Ибака (кстати, сам Ибак убил хана Ахмата, который в 1480 году проиграл Ивану III «стояние на Угре») и тем самым «отложил» Сибирское ханство и от Шейбанидов (Бухары), и от Казани. Последними Тайбугинами стали ханы Едигер и Бек-Булат, вместе управлявшие своим государством из Искера. Едигер, боясь хана Кучума, Шейбанида, в 1556 году признал себя подданным Ивана Грозного. Ставленник бухарского хана Абдаллаха II (Шейбанида) хан Кучум в 1663 году сверг Едигера и «отложил» Сибирское ханство от Руси. Едигера и его советников, перебив им железными палками позвоночники, бросили на съедение дикому зверью живьём. Русского посланника Кучум велел убить и отослать труп в Москву, а русскому царю Кучум передал, что если тот хочет с ним жить в мире как с равным себе правителем, то Кучум будет жить с русским царём в мире, а хочет русский царь воевать — Кучум будет воевать.

Естественно, что Чусовую Кучум считал своей вотчиной, не признавая никаких Строгановых, и собирал дань с чусовских вогулов, а для защиты своего права на сбор дани постоянно отправлял своих военачальников в набеги на строгановские городки.

Первым для чусовской вотчины Строгановых стал набег татарского мирзы Бегбелия (в других источниках он пелымский князь Бегбелей Ахтаков или Агтаков). Свой первый набег он совершил в 1572 году. «…Нечаянно подошёл под Чусовской Строгановский городок и оттоль, учиняя нападение на Сылвенский острожек и прочие и селения и деревни, и многие выжег и разорил и убиение учинил», — писал в 1761 году строгановский историк П. С. Икосов.

В 1573 году на Чусовую пришёл «царевич Маметкул» — племянник сибирского хана Кучума. Чусовской Городок он взять побоялся (по легенде, его отогнала молитва Трифона Вятского), не дошёл до него четырёх вёрст, но разорил всю округу. По некоторым источникам, в этом же году свой набег повторил «злокозненный дьявол, злой и безбожный вогульский мурза Бегбелей Агтаков». Возможно, это был один набег, когда данник-вогул Бегбелий «проторенным путём» привёл на Чусовую своего хозяина-татарина.

Источники называют имена весьма противоречиво. Тот же Бегбелий в 1573 году попал в плен и принял русское подданство, а также одновременно был ранен и умер, что не помешало ему совершить ещё один набег на Чусовской Городок в 1581 году.

О 1581 годе строгановская летопись сообщает: «…злочестивый и безбожный царь пелымский ярости многие наполнился, но и паки зверострашием объят бысть и умысли злохитрое коварство в сердцы своём… подозва с собою буйственных и храбрых и сильных мурз и уланов Сибирской же земли со множеством вой, он же злый по неволи взя с собою сылвенских и косвинских и иренских и инвенских и обвинских татар и остяков и вогулич и вотяков и башкирцов множество, и прииде с вой своими яряся на пермские городы…» Это был набег пелымского князя Алегирима (Аблыгерима).

Пелымский князь Аблыгерим в конце XVI века был изловлен чердынским воеводой и казнён.

По другим источникам, набег 1581 года возглавил всё тот же неукротимый Бегбелий (Ахтаков), который под Чусовским Городком был разгромлен дружиной Ермака.

Грандиозным был набег пелымского князя Кихека в 1582 году. Кихек разорил Чусовской Городок, Сылвенский и Яйвинский острожки, Пыскорский монастырь, Соликамск и Чердынь и даже совсем далёкий Кай-городок на Каме. Устоял лишь Орёл-городок, где на стенах отважно сражались Семён, Максим и Никита Строгановы: «…и мужественно и единомышленно стояху в великом ото окаянных притужании и бьяхуся крепко и мужественно…» Источники говорят ещё и о набеге то ли пелымского князя, то ли татарского мурзы Алея, который тоже случился в 1582 году, в сентябре.

Строгановы, безусловно, нуждались в войске, чтобы оборонять свои селения. Но откуда было взять это войско? По легенде, 6 апреля 1579 года Строгановы отправили письмо пяти волжским атаманам, приглашая их с дружинами к себе на службу: «..людей с писанием и з дары многие послаша к ним, дабы шли к ним в вотчины их, в Чусовские городки и в острошки на спомогание им», — гласит строгановская история. Казакам тяжко приходилось под ударами царских стрельцов. И вскоре четыре атамана (кроме Ивана Кольцо) с ватагами пришли к Строгановым на Каму в Орёл-городок.

Главой Торгового дома Строгановых в то время был 23- летний Максим Яковлевич (его дядя Семён Аникеевич был по делам в Москве). И молодой Строганов с Ермаком разработали беспримерный по отваге план покорения Сибири и придумали способ его осуществления — речную войну на стругах.

1 сентября 1580 года дружина Ермака на 40 (примерно) стругах вышла в поход из Орла-городка. В дружине были казаки, охочие люди, даже пленные рыцари — всего 300 (по другим источникам — 540, 800 или 900) человек. Максим Строганов щедро снабдил казаков пушками, пищалями, порохом, провиантом. Незадолго до начала похода Максим убедился в боеспособности Ермаковой дружины, когда дружина отбила новый набег сибирцев, возглавляемых мурзой Бегбелием.

Предание об этом набеге и битве рассказывают жители нижней Чусовой. По легенде, там, где в районе нынешней пристани Конец Гор Чусовая делает петлю длиной в 23 км, существовал волок длиной всего 2 км. Отряд Бегбелия встал на этой петле на ночёвку, собираясь утром напасть на дружину Ермака. Но Ермак велел ночью перетащить суда через волок, а утром сам напал на Бегбелия с тыла и разбил мурзу наголову. Луг, на котором проходила битва, местные жители звали Побоищным. Сейчас этот луг на дне Камского водохранилища.

Путь в Сибирь был сложный, и ныне каждый историк вычерчивает его по-своему. Но все соглашаются с тем, что путь этот пролегал из Камы в Чусовую и далее — вверх по Чусовой.

БОЕЦ КРАСНЫЙ

На Чусовой это вторая скала с таким названием. Боец стоит на правом берегу через полкилометра после устье реки Койвы. Боец сложен мощными пластами; пласты скошены — вниз слева направо. Высота бойца 40 м. Правый склон луговой, левый — лесной. Скала покрыта пятнами красноватых лишайников, за что и получила своё название, хотя возможно, что боец назван «красным» просто за свою красоту. У подножия бьёт карстовый источник, особенно мощный после сильного и продолжительного дождя. Боец изображен на картине П. П. Верещагина (1834–1886) «Река Чусовая. Камень Красный» (Пермская художественная галерея). По легенде, у Красного камня Ермакова дружина впервые увидела вогула. Вот как это описано в повести Н. Коняева «Легенда о Ермаке»: «Только у Красного камня встретили людей. Тяжёлые лесные кручи, отражаясь в реке, обычно темнили воду, а здесь, под Красным камнем, вода была тревожно-красной, как кровь, и напротив, на каменистой отмели, горел костёр. Вогулич с луком за плечами смотрел из-под руки на приближающиеся струги. Но когда казаки пристали к берегу, нигде сыскать вогулича не смогли…» Насчёт кроваво-красной воды — это преувеличение. За камнем Красным протекает речка Красновка, отделяющая этот камень от следующего — Таша.

* * *

Из Чусовой дружина Ермака свернула на речку Серебряную. В верховьях Серебряной, там, откуда можно совершить волок на речки бассейна Оби, Ермак сделал зимовку. Место этой зимовки называется Кокуй-городок.

Уральский поэт Юрий Конецкий в поэме «Ертаульный струг» так описывает путь Ермака:

Чусовую прошли набыстре… в Серебрянке застряли.
Парусами запруживать реку велел атаман.
Бурлаками впрягаясь, влекли по каменьям: — Эх, взяли!..
Ещё раз!.. Речка кончилась…
Волок… болотный туман.

Весной 1582 года, оставив струги в Кокуй-городке, казаки перенесли грузы на ручей Журавлик, построили плоты и на них по Журавлику и по речке Баранче сплавились до реки Тагил. Там на Медведь-камне (15–17 км от современного города Нижний Тагил) казаки устроили плотбище. На плотбище они построили себе новые струги. Проплыв на стругах по Тагилу, они вышли в Туру.

В Кокуй-городке Ермака догнал отряд Ивана Кольцо. Кольцо со своей ватагой не ушёл с Волги вместе с Ермаком. Однако царские репрессии всё же вынудили его в 1581 году бежать на Каменный Пояс. Строганов, снарядив Ермака, не собирался снаряжать ещё и казаков Ивана Кольцо, не пришедших на его зов вовремя. Но казаки подступились к нему «грызом», а Кольцо кричал: «Возьмём тебя, мужик, и растерзаем по клоку!» Самовольно забрав припасы (столько, что некоторые струги даже тонули под их тяжестью), ватажники Ивана Кольцо отправились вдогонку за Ермаком. Отряд Кольца нагнал Ермака в Кокуй-городке. А Максим Строганов за Ивана Кольцо потом ещё и пострадал: был посажен «в яму на цепь».

Не много в мировой истории деяний, которые по дерзновенности могут сравниться с походом Ермака. Весной и летом 1582 года дружина Ермака прорывалась к сердцу Сибири — к кучумовой «столице» городу Искеру (Кашлыку или «городу Сибир»). На лесных берегах они приступами брали Епанчин городок, Чинги-Туру (Тюмень), Тарханный городок. Жестоко бились у Берёзового и Караульного яров. У Бабасанских юрт против Ермака выступил — и был разбит — главный военачальник Кучума, его племянник царевич Маметкул (Магомет- Кули). В конце лета казаки взяли Карачин-городок, и Ермак дал своим воинам передышку.

Казаки понимали, что они слишком глубоко вторглись в неведомые земли. Но ведь главная сокровищница — Искер — была ещё не вскрыта! Буйный атаман Иван Кольцо ратовал за то, чтобы рвануться к Искеру. Осторожный Никита Пан предлагал довольствоваться синицей в руках и отступить за Каменные горы обратно. Атаманы едва не изрубили друг друга саблями. Простые казаки ждали решения атаманов. Тянулось «казачье сидение». Ермак молчал. И в результате «сидение» продолжалось 40 дней, после чего поворачивать обратно было уже поздно — не успеть до ледостава. На это и рассчитывал Ермак. Теперь у казаков оставался только один путь — вперед, на взятие столицы Кучума. В октябре 1582 года под Чувашским мысом разразилась решающая битва. Разгромленные татары бежали с поля боя. Перед дружиной Ермака, безвольно раскрыв ворота, стоял пустой Искер.

Эта битва изображена на картине В. Сурикова «Покорение Сибири Ермаком». Причём пейзаж — подлинный. Ныне Чувашский мыс находится в черте города Тобольска (Суриков, кстати, — тоболяк). От Чувашского мыса до Искера около 18 км.

Ермак занял Искер. Зимой 1582 года ему по доброй воле принесли присягу («шерть») местные князьки: остяцкий Баяр, вогульские Суклём и Шибердей. Но хан Кучум не смирился с поражением. Ермак успел отправить в Москву «посольство» во главе с Иваном Кольцо, чтобы принести в дар царю завоёванную казаками Сибирь, и Искер обложил осадой царевич Маметкул. Осада длилась три месяца. Но казакам не занимать было воинской ловкости, и в феврале они ухитрились взять в плен военачальника осаждающих! Татарские полчища отступили, обезглавленные.

Маметкул был доставлен в Москву и принят с почётом. Он ещё долго и честно служил русскому царю воеводой и оставил по себе добрую славу.

Лето 1583 года ознаменовалось дальним походом ермаковского атамана Богдана Брязги на нижнюю Обь. Сибирь и добром, и мечом принуждалась к покорности московскому государю. Горстка казаков завоевала для державы огромные просторы, а вот сам государь не спешил с подмогой. Только осенью в Искер пришёл отряд князя Семёна Болховского — и какой?.. Малочисленный, больной, без припасов, без пороха! Лишняя обуза, а не помощь. И Ермак опять успел послать в Москву новое «посольство» (теперь — атамана Черкаса Александрова), прежде чем татары вновь осадили Искер.

Вторая осада была куда тяжелее первой. В схватке у ворот погиб Богдан Брязга; обманом татары завлекли в ловушку и убили Никиту Пана. Умер князь Волховский. А затем татары выманили из крепости и убили Ивана Кольцо. В ярости казаки разметали татарский стан, зарубив главного советника Кучума — «думного татарина» Карачу (точнее, мурзу Кадыр- Алибека, а «карача» значит главный советник, визирь). Татары снова бежали.

Лето 1584 года прошло уже сравнительно мирно. Казаки Доказали, что они непобедимы и Кучум не вернётся. Местные князья принесли Ермаку присягу и дали первый добровольный ясак. Но 1 августа Ермак получил письмо, в котором говорилось, что в устье реки Вагай (приток Иртыша) татары Держат в плену бухарских купцов. Ермак с небольшим отрядом отправился на выручку, но вместо купцов его поджидала западня. Ночью татары напали на спящих казаков. В бою, отступая, раненый Ермак бросился в волны Иртыша, чтобы доплыть до струга, и утонул. Это случилось 5 августа 1584 года.

По легенде, Ермак утонул потому, что на нём была тяжёлая кольчуга, подаренная Иваном Грозным. Через неделю Иртыш выбросил тело Ермака на берег. Тело не поддавалось тлению. Татары похоронили Ермака и насыпали над ним курган. Над курганом многие видели знамения, а земля из него считалась целебной. Впрочем, есть версия, что Ермак не погиб, а раненый попал в плен и умер спустя много лет, так и не вырвавшись из рук сибирцев или бухарцев. Кольчугу Ермака татары передавали от хана к хану как святыню. Последним из русских, кто её видел, был казак Ульян Ремезов — отец Семёна Ремезова. А хану Кучуму убийство Ермака не принесло счастья. Кучум так и не вернул себе царства и ещё несколько лет скитался по сибирским улусам. Он совсем утратил своё величие и, ослепнув, даже униженно просил русского царя прислать ему очки. Однако норова он не потерял и отказался поехать доживать жизнь в почёте и уюте на Руси, как его ни звали русский государь. Скитания Кучума закончились бесславно, когда какой-то мурза велел «от греха подальше» тихонько удушить Кучума тетивой.

Во главе казаков встал последний из атаманов — Матвей Мещеряк. Он решил выводить остатки дружины из Сибири. И в пути измученные казаки встретили отряд воеводы Ивана Мансурова, который шёл в Искер им на смену. Сибирь отныне и навсегда стала русской.

Искер некоторое время был столицей Сибири, пока в 1587 году казацкий голова Данила Чулков напротив устья Тобола — на Алафеевских горах рядом с Чувашским мысом — не построил город Тобольск. (Тогда считалось, что Иртыш впадает в Тобол, а не наоборот, поэтому город на Иртыше назвали Тобольском.) Искер был заброшен. Он стоял на крутом мысу, с двух сторон ограниченном глубокими оврагами, а с «напольной» стороны был отсечён рвом. Иртыш (его название переводится как «Землерой») неустанно подмывал берег с Искером, и ныне от былого городища осталась только узкая полоска земли в пять метров шириной.

Больше 400 лет прошло со времени похода Ермака, а значение этого похода не уменьшается. Поход Ермака увеличил размеры России в 4 раза, присоединил к России Сибирь, открыл русским дорогу в Азию вплоть до Тихого океана. Недаром Ломоносов говорил, что могущество России «Сибирью прирастать будет».

Но — мало того. Ермак стал выразителем народных надежд на справедливость, на щедрую и хлебородную землю, свободную от гнёта. Ермак дал народу пример высочайшего мужества, стойкости, гражданственности. Он служил Отечеству, сумев подняться над своими личными интересами, над интересами своих казаков, когда не позволил им уйти с добычей на Русь, а заставил беречь завоёванную землю. Он сумел подняться над интересами своих нанимателей Строгановых, когда «поклонился Сибирью» не им, а царю. Поэтому Ермак стал фигурой более народной и легендарной, чем исторической и социальной. Безвестный, он вышел из легенды и, как в легенду, ушёл в воды Иртыша.

«НАВСТРЕЧЬ СОЛНЦА»

Начало похода Ермака окутано туманом. Ничего толком не известно — ни путь его дружины, ни время этого пути.

Чуть ли не каждый, кто пишет о Ермаке, выдаёт свою версию его маршрута. Порой случаются ляпы. Ладно, скажем, когда в Тобольском краеведческом музее на планшете перепутали Кокуй- городок и Ермаково городище — из Тобольска Предуралье видно плохо. Но вот когда уважаемые учёные говорят, что 200 км против течения Ермакова дружина проплыла за три дня — это уж слишком. Не удосужившись взглянуть на карту, Татьяна Меттерних в книге «Строгановы. История рода» (2003) выдаёт фантастическую картину пути Ермака: «Летом 1580 года Ермак выступил в поход. Однако проводники оказались ненадёжными, и его войско заблудилось в лесах на берегах Чусовой и её притоках. Казакам пришлось зазимовать в наспех построенном лагере на реке Сильве, а весной вернуться в Черезов к Строгановым…С лёгким сердцем" двинулся Ермак во главе пяти тысяч казаков уже пройденным путём вниз по течению Чусовой. Он намеревался переправиться через реку Тагил и с другого берега выйти к реке Тобол и, наконец, к Иртышу. В поисках наиболее короткого пути проводник привёл войско Ермака к реке Межовая Гукка, которая находилась на границе земельных владений Строгановых. Однако движение по реке оказалось невозможным. Таким образом, казаки снова возвратились на Чусовую, „перетащив с большими трудностями лодки и паруса по суше". С наступлением зимы они наконец вышли к притоку Чусовой — реке Серебрянке».

Следуя устоявшейся традиции, автор не может удержаться от презентации своей версии маршрута Ермака по Чусовой и её притокам. Аргументировать (то есть вступать в спор) автор не станет, ограничившись лишь изложением конечного варианта.

Начнём с апокрифического утверждения, что Ермак дорогу в Сибирь не искал. Чего её искать, если и так все дороги известны? Урал — не Гималаи, не так уж и сложно перевалить с одного склона хребта на другой. Русские издревле ходили в Приобье — начиная с новгородских ушкуйников XII века Улеба и Гюряты Роговича и заканчивая уже упомянутыми казнёнными послами от Грозного к хану Кучуму. Вогулы и пермяки везде, где можно, протоптали тропы через Урал — по Сылве, Усьве, Межевой Утке, Серебряной. Пути эти выводили на Чусовую ниже Каменского острожка постройки 1574 года (за 6 лет до похода Ермака); следовательно, западные «концы» трансуральских маршрутов были на уже освоенной строгановской земле — и были знакомы русским поселенцам. Ермак не искал какой-то новой дороги.

Дело в том, что местные жители плавали по речкам и переволакивали через водоразделы свои лёгкие лодки из кожи или коры, а Ермак шёл на больших, тяжело гружённых стругах. И поэтому он не плутал, а один за другим пробовал разные маршруты: какой из них подойдёт для его флота? Забегая вперёд, можно сказать, что не подошёл никакой.

Археолог С. Островский пишет: «Можно предположить, что система волоков, которыми пользовался Ермак в XVI в., была известна и, вероятно, активно использовалась и в более ранний период».

Свой путь «навстречь солнца» Ермак начал 1 сентября 1580 года. От весны 1579 года, когда Строгановы послали письмо волжским атаманам, прошло почти полтора года. Это время было потрачено и на переговоры со Строгановыми, и на формирование войска, на заготовку припасов, строительство стругов. Наверняка были разосланы разведчики, которые опросили местных жителей о дорогах в Сибирь, — разведчиков тоже нужно было дождаться. Да ещё и пришлось сразиться с мирзой Бегбелием. В общем, казакам было чем заняться. Вряд ли Строгановы вколотили бы в экспедицию Ермака огромные средства, если бы пришлось кинуть её в уральские урманы наудачу, наобум.

Итак, 1 сентября 1580 года дружина Ермака вышла из Орла-городка на Каме, сплыла вниз по течению, завернула в устье Чусовой и дальше, почти сразу, поворотила из Чусовой на Сылву. Почему? Кунгурская летопись исчерпывающе поясняет: проводники «обмишулились». Можно, конечно, «грех» на проводников свалить, но дружина-то и сам Ермак куда смотрели? Угребли вверх на 200 вёрст, миновав Сылвенский острожек, и всё сообразить не могли, что плывут по Сылве, а не по Чусовой? Глупости.

На Верхней Сылве, на острове находился один из главных торгов Среднего Урала. Сейчас русская деревня напротив этого острова так и называется — Торговище. Подступы к торгу прикрывало городище на горе Городище (возле неё ныне посёлок Ключи Суксунского района Пермской области). Топонимика сохранила память о Ермаке в названии близлежащей деревеньки — Хуторы Ермаковы. Вот эту-то дорогу на «торговище» и «испытывал» Ермак: можно ли его дружине по ней пройти в Зауралье? Оказалось — нельзя. И пришлось поворачивать обратно.

Историки Г. Головчанский и А. Мельничук в книге «Строгановские городки, острожки, сёла» высказывают предположение, что Ермак «обмишулился» не на Сылве, а на речке Сылвице. Правда, они называют Сылвицу «левым» притоком — но, с другой стороны, в XVI веке было принято определение берегов снизу вверх по течению, а не наоборот, как сейчас. Версия очень интересная, потому что и устье Серебрянки находится сравнительно недалеко от устья Сылвицы, и камень Ермак совсем рядом, а ведь там народная молва упорно помещает место зимовки Ермака.

Спуститься к Сылвенскому острожку или к Чусовским Городкам до ледостава дружина не успела. Кто-то, видимо, ушёл в крепости пешком по снегам, а кто-то остался караулить вмороженные в лёд струги. Караульщики оборудовали для зимовки заброшенное остяцкое городище (VIII–IX веков) на Ледяной горе (ныне она в черте города Кушура). Кому любопытно, тот своими глазами может увидеть длинный насыпной вал между двумя карстовыми воронками и оплывшую траншею крепостного рва. Это городище так и называют: Ермаково. А под городищем у подножия скального обрыва расположен вход в знаменитую Кунгурскую пещеру. В XIX веке в пещере в гроте Бриллиантовый (он совсем рядом со входом) обнаружили два пушечных ядра. Может быть, в пещере спрятали пушки, которые не по силам было втащить на гору? Сейчас эти ядра хранятся в Государственном Историческом музее в Москве. Пятью километрами выше по течению на берегу Сылвы громоздится скала, которая называется Ермак. Скала очень удобна для сторожевого дозора, оберегающего покой городища.

Весной 1581 года дружина вновь собралась на стругах и пришла в Чусовской Городок. Возможно, молебен уходящему в поход войску служил Трифон Вятский. Из Чусовского Городка Ермак пошёл вверх по течению Чусовой. Поэтому годом начала Ермакова похода можно считать и 1580-й, и 1581-й.

Следующей рекой, которую «испытал» Ермак, стала Усьва.

Журналист В. И. Немирович-Данченко (брат знаменитого режиссёра) в книге «Кама и Урал» приводит легенду о Ермаке, которую он записал на реке Усьве в 1875 году: «Говорят, что Ермак шёл на Сибирь тремя путями, тремя войсками… А там тропа между двух гор, её не минуешь. Попало Ермаково войско на эту тропу, а волшебные люди сверху-то его и давай камнем бить. Били-били, видит Ермак — не совладать. „Стой! — говорит. — К ним круто, так не пройдёшь, — пущай же они столько этого камня насыплют, чтобы мы до них долезть могли". Ну, стали наши. Сверху волшебные люди слышат разные крики и всё сыплют сверху каменья. Как этого камня навалило довольно, Ермак и повёл своё войско. Дорвался Ермак до волшебных людей и давай их бить. Били-били до самой ночи. А ночью волшебные люди все колдовством своим в гору и попрятались. Ермак видел, сквозь какое место они в камень ушли, да на этом месте крест и высек. Так волшебные люди за этим крестом и сидят. Иногда слышно, как они там плачут, жалуются, разговаривают между собою. Крест этот так и зовётся „Ермаков крест", а камень, что волшебные люди насыпали, — „Ермаков холм"». Впрочем, «Ермакова креста» и «Ермакова холма» на Басегах сейчас никто не знает.

Похоже, что легенда имеет под собой историческую основу. Святилище на камне Усьвинские Столбы действительно было почитаемым местом. Само название хребта — Басеги (родовое пермское имя Басег) — свидетельствует о некой «священности» гор забытого бога Басега. Наверняка на святилище и на священные горы вели торные пути — и с западного склона Урала, и с восточного. Но главное, что археология открыла для нас место какой-то битвы русских со здешними жителями, произошедшей, как гласят источники, в 1579 году. Место этой битвы находится в устье маленькой речки, притока Усьвы. Речка называется Побоище.

Однако Усьва не подошла для дружины Ермака. Дружина вернулась на Чусовую.

БОЕЦ ШАЙТАН

На Чусовой это третья скала с таким названием. Этот Шайтан находится на правом берегу реки в 15 км ниже устья Койвы. Боец состоит из трёх утёсов — косо поставленных вертикальных плит высотой до 20 м. Вокруг утёсов на склоне берега — лес. В утёсах есть шесть небольших пещерок, длина которых не превышает 15 метров. В одной из них были найдены палеозоологические остатки (попросту — кости животных) и фрагменты керамики. По преданию, возле камня Шайтан вогулы впервые услышали ружейный выстрел, когда здесь проплывала дружина Ермака, и посчитали, что это дело рук шайтана. От этого якобы и пошло название утёса. На склоне горы — десяток могил кладбища исчезнувшей деревни Шайтанка. В 1991 году Шайтан был объявлен ландшафтным памятником природы; здесь произрастает 80 видов растений, 4 из которых занесены в Красную Книгу.

* * *

Третьей попыткой стала река Межевая Утка (тогда просто Утка). Согласно легенде, Ермак, наученный горьким опытом, уже не повёл по ней всю дружину, а послал разведывательный — «ертаульный» — струг. Струг вернулся с известием, что и Утка слишком мелкая. Дружина опять вышла на Чусовую.

Наверное, Ермак понял, что глубокой реки ему не найти. И дружина сплыла по Чусовой вниз, к устью речки Серебряной. Вверх по Серебряной Ермак и совершил рывок к водораздельным высотам. Академик П. С. Паллас пересказывает легенду, что на мелких местах казаки вбивали поперёк реки сваи и натягивали на них просмолённые паруса, создавая тем самым запруду. По подпору воды струги могли немного продвинуться вверх на плаву.

Профессор Евгений Черносвитов, социолог и врач, в книге «Специальная социальная медицина» (2004), несколько уклоняясь от заявленной темы книги, утверждает, что на Серебрянке Ермак изобрёл… танк. «Тем не менее русские танки сняли „проблему" малых, средних и тяжёлых английских танков одним тяжёлым танком, <…> собранным по „проектам" Ермака Тимофеевича (1545–1585). Он кроме повозок переделывал и ладьи, большие лодки-плоскодонки, которые ставил на три креста с обеих сторон, стянутые парусами (прообраз гусениц); к трём мачтам на палубе присоединялась башня с бойницами…»

И всё равно (даже на танках) дружина продвигалась очень медленно. Миновали и лето, и осень; приближался ледостав. Нужно было делать новую зимовку. И для неё выбрали поляну возле устья ручья Кокуй. Здесь был построен Кокуй-городок.

Кстати, по всей европейской России одно из значений слова «кокуй» — «кладбище». Какое кладбище Ермак мог встретить на Серебряной? Только кладбище местных жителей. Значит, они посещали Серебряную; значит, по Серебряной шла дорога в Зауралье — не «найденная» Ермаком, а всего лишь «испытанная».

РЕКА СЕРЕБРЯНАЯ

Длина реки 160 км. Историческое название реки утрачено, а местные жители называют её просто Серебрянкой. Исследователь XVIII века И. Г. Георги считал, что Серебряной реку назвал сам Ермак. Академик Г.Ф. Миллер в «Истории Сибири» пояснял, что названа она так по «серебристой прозрачности воды». Хотя возможно и другое объяснение. По берегам реки рудознатцам издавна были известны платиновые россыпи. Платину в старину принимали за вид серебра и называли «серебрец». Возможно, от этого и произошло название.

Наиболее известна Серебряная благодаря походу Ермака. В поэме А. Маркова «Ермак» говорится:

С первыми лучами спозаранку
Вышли Чусовой на Серебрянку,
Искровую, как само названье,
Трудную реку, как наказанье.

Ермак поднимался здесь на стругах осенью 1581 года. На зимовку казаки встали в устье речки Кокуй, левого притока Серебряной. Там, на Кокуй-городке, и сейчас ещё можно найти едва различимые следы земляных сооружений и археологических раскопок.

Один из наиболее значимых периодов истории Серебряной — это 1583–1597 годы. В эти годы Серебряная являлась Государевой дорогой в Сибирь. Объявлена таковой она была после того, как царь убедился в победоносности похода Ермака. По этой дороге Ермаку шло подкрепление князя Волховского, от Ермака — «посольство» Черкаса Александрова; этой дорогой возвращались уцелевшие ратники Ермака под началом атамана Матвея Мещеряка, и этой дорогой им на смену шла дружина Ивана Мансурова. Именно этой дорогой уходили в Сибирь многие и многие казацкие отряды, за какое-то десятилетие освоившие гигантские земли по Оби. В 1587 году здесь прошёл воевода Данила Чулков, основавший город Тобольск. В 1588 году — казаки, основавшие на месте городища Чинги-Тура город Тюмень. В 1594 году — воевода Елецкий, основавший крепость Тару. В 1595 году — казаки, основавшие Обдорск. В 1596 году — атаман Фёдор Дьяков, открывший путь в Мангазею (город Мангазею, что просуществовал с 1601 по 1672 год, построил воевода М. Шаховской). И это ещё не полный перечень. Может быть, многочисленные находки русских артефактов (среди которых особенно волнуют обломки старинных стругов и ладей) по Серебряной и в междуречье Кокуя и Баранчи относятся не к Ермаку, а к этим дружинам землепроходцев?.. Но в 1597 году соликамский посадский житель Артемий Бабинов проложил новый, более короткий и лёгкий путь в Сибирь (Бабиновский тракт от Соликамска до Верхотурья), и Серебряная лишилась звания Государевой дороги.

Первая общеизвестная «карта» Серебряной (точнее, просто её изображение) — на знаменитом Большом Чертеже, не дошедшем до наших дней (составлен к 1600 году). В «Книге Большому Чертежу» (1627) сказано: «В Каму же пала река Чюсовая, а в Чюсовую в горах пала речка Серебреная. А от речки Серебреные потекла из горы река Талга (Тагил) в реку Туру».

В 1672–1673 годах на Серебряной (и на других реках Среднего Урала — Исети, Усьве) работали поисковые партии экспедиции воеводы Якова Хитрово. Хитрово искал серебряные руды, но нигде их не нашёл. Интересно, что в рукописных документах этой экспедиции горы Камень или Каменный Пояс впервые называются Уральскими горами или Уралом. Так что приоритет Татищева в употреблении слова «Урал» оказывается под вопросом.

В XIX веке на Серебряной работали рудники Журавлинский, Кокуй, Рудная Рассоха, Песчаный и Клыктан.

Поэт А. Марков был прав: Серебряная — река трудная. Начинается она на границе Европы и Азии у горы Подпора. Истоки Туры, на которую так стремился Ермак, всего в 2 км от истоков Серебряной. В верховьях Серебряная — речка быстрая. В районе горы Кырма Серебряная нарушена драгой, добывавшей золото и платину. 10 км она течёт среди гравийных насыпей. Насыпи кончаются лишь у небольшого пруда, где Серебряная перегорожена плотиной.

В 10 км ниже плотины — посёлок Кедровка. На его окраине стоит красивый чугунный столб «Европа-Азия», отлитый в 1868 году на Баранчинском заводе. Столб выполнен в виде часовни с куполом-главой, а по углам на столбиках-башенках ещё четыре маленькие главки. Столб обнесён оградой. Высота этого памятника — около 3,5 м. На фасаде написано: «Въ память переезда черезъ Уралъ Его Императорскаго величества Государя Великаго князя Владимира Александровича 3 августа 1868 года». На противоположной стороне другая надпись: «Отъ золотопромышленниковъ Севернаго Урала». Раньше купол венчал двуглавый орёл. Впрочем, сведения об этом вполне реальном, ныне существующем памятнике довольно противоречивы. Например, в 1899 году П. Земятченский (участник экспедиции Д. Менделеева) описывал его так: «На гребне Урала стоит чугунная часовня, построенная в память посещения этой местности Великим князем Михаилом Александровичем. Четыре молодых кедра, посаженные кругом неё, имеют самый несчастный вид; хвои ощипаны, ветви и верхушки поломаны. Место обагрено человеческой кровью (все большие дороги Урала ею политы). Прежде для присмотра за часовней была построена изба, в которой жил сторож. Молва, что при постройке часовни под её фундамент были положены „золотые", была причиной его гибели». Ныне, естественно, памятник никем не охраняется и полностью доступен для творчества вандалов.

Кедровка — посёлок лесозаготовителей и золотодобытчиков. В его окрестностях Серебряная снова изуродована драгой Исовского прииска; здесь действует участок старательской артели «Кедровая». Пески Серебряной перемываются уже по второму разу. А. Черноскутов и Ю. Шинкаренко в книге «Малахитовая шкатулка. В поисках новых ключей» с горечью пишут: «Не узнать теперь Серебрянки в верховьях. Всюду образовались запруды, старицы, песчаные намывы. Золото помешало сохранить эту реку незамутнённой, оставить её на века живой исторической серебряной нитью, ведущей первопроходцев за Урал». Серебряная сильно петляет; на ней много прижимов, порогов, перекатов. В 8 км ниже Кедровки Серебряная вновь разливается прудом перед очередной дамбой.

В обход дамбы в красной глине прорыт обводной канал. Его длина около полукилометра с общим падением высоты в 30 м (то есть в среднем по 6 см на 1 м, но встречаются «ступени» с падением в 3 м высоты). Через 4 км после канала слева в Серебряную впадает речка Кокуй, на устье которой и находится Кокуй-городок. Ещё через 4 км справа впадает речка Журавлик. Скорость течения Серебряной остаётся довольно высокой — 6–7 км/час. Вода мутная, а вовсе не «серебряная». По реке плывут вырванные деревья, ветки, мусор. Там, где русло уходит в мёртвый лес, встречаются лесные завалы. Только через 20 км после Кедровки Серебряная входит в своё русло: здесь в неё с правой стороны впадает речка Луковка (в путеводителях — Муковка). После Луковки Серебряная успокаивается, расчищается, становится светлой; появляются первые невысокие скалы.

Через 10 км после впадения Луковки, на 80-м км от истока, Серебряная протекает сквозь посёлок Серебрянка — бывший Серебрянский железоделательный и якорный завод. Он перековывал на железо привозной чугун и изготовлял рудобойные, плющильные и прочие молоты (ударная часть молота называлась «якорь»). Завод был основан графом П. И. Шуваловым около 1760 года на том месте, где Серебряную пересекает Гороблагодатский тракт (Кушва — Верхняя Ослянка). В 1763 году завод был передан в казну — и так и оставался всегда казённым. Закрыт завод был во второй половине XX века. Реку в посёлке Серебрянка перегораживает полуразрушенная заводская плотина, которая всё ещё удерживает пруд. По Гороблагодатскому тракту на Серебрянский завод в 1841 году прибыл английский геолог, первооткрыватель Пермского периода Родерик Импи Мэрчисон. От завода он поплыл вниз по Серебряной на лодке. Река в тот год обмелела, и для Мэрчисона спустили воду из заводского пруда. Но «трудная, как наказанье» Серебряная и здесь взяла своё: недалеко от устья лодка Мэрчисона перевернулась.

Ниже Серебрянского завода река делается более спокойной, но остаётся по-прежнему извилистой и мелкой. Скорость течения падает до 5–6 км/час. Скал мало. В XVIII и XIX веках от Серебрянского завода тоже шёл «малый сплав» «железных караванов», а в XX веке — молевой сплав. В самом устье Серебряной стояла деревня Усть-Серебрянка (или Леснята), ныне исчезнувшая. На её месте — покосы и подсобное хозяйство воинской части.

На стрелке Серебряной и Чусовой в 1982 году туристы из города Лысьва установили памятный деревянный крест с табличкой. На табличке вырезано: «Отсюда по реке Серебрянке ЕРМАК — Повольский Василий Тимофеевич — 4–5 сентября начал свой поход на Сибирь. 1581 г.». Устье Серебряной — охраняемый историко-природный комплекс. Статус ООПТ был присвоен этой территории в 1980 году. Здесь произрастают 2 вида растений, занесённых в Красную Книгу.

* * *

Перезимовав в Кокуй-городке, весной 1582 года казаки перетащили грузы на ручей Журавлик. Легендарный нижнетагильский сказитель XVIII века Кирша Данилов в своей песне о Ермаке говорил: «…по Серебряной пошли, до Жаровли дошли…» «Жаровля» — это и есть ручей Журавлик. Струги были брошены на Кокуе. На Журавлике казаки сбили плоты и на них сплыли по Журавлику и по речке Баранче в реку Тагил. Плоты причалили под Медведь-камнем. Здесь дружина устроила плотбище. Построив новые струги, казаки по Тагилу выплыли в Тобол — и дальше на просторы Сибири.

ЛЕБЕДИ ЕРМАКА

И судьба, и личность Ермака — удивительное явление в истории и поэзии России. Здесь конкретные события превратились в народный эпос, а наука, сколько ни бьётся, не может загнать его обратно из поэтической стихии в скорлупу фактов, не может песню превратить в канцелярский документ. И потому поиски следов Ермака оказываются не просто археологическими изысканиями, а каким-то возвышенным «действом», исполненным благоговения и символического смысла.

По здравому размышлению, вряд ли сейчас можно найти хоть какой-нибудь артефакт Ермакова похода. Но — хочется, хочется… Верится в удачу.

Экскурсоводы Кунгурской пещеры рассказывают забавную историю, приключившуюся в 20-х годах XX века. Кунгуряки верят, что Ермак спрятал в пещере клад. И однажды на экскурсии один из экскурсантов вытащил наган и потребовал у девушки-экскурсовода выдать ему сокровища. Отважная девушка в ответ пообещала погасить факел, и тогда грабитель погибнет в пещере, не найдя в темноте выхода из лабиринта. Кладоискатель был вынужден убрать оружие.

На Чусовой много мест, связанных с именем Ермака, но издавна самым притягательным местом был Кокуй-городок на Серебряной и территория гипотетического волока.

Кокуй-городок изучают начиная с XVIII века. Ещё на картах Семёна Ремезова — наивных, неумелых, — на месте Кокуй-городка были нарисованы ладьи и сделана подпись: «Лежат суда Ермаковы». Строгановский историк П. С. Икосов тоже рассказывал об истлевающих на Кокуе стругах, сквозь которые проросли деревья. В 1733 году академик Г. Ф. Миллер, автор «Истории Сибири», обнаружил на Кокуе полусгнившие остатки «стоячего тына». Горный инженер Никифор Клеопин описывал Кокуй-городок, каким он увидел его в 1738 году: «…осматривали при устье Кокуя-речки, впадающей в Серебрянку по течению её с левой стороны, место, по объявлению работников, где зимовал Ермак, когда шёл (из Камы вверх по Чусовой реке и из неё по Серебрянке, оттуда ж перешед сухим путём до речки Бараньей, впадающей в Тагил-реку) для взятья Сибири. По осмотру видно, что он стоял в крепком месте между речек в мысу, и от свободной стороны было два рва, кои ныне значат шириною не меньше трёх аршин, глубиною одного с полуаршина. Внутрь их по всему мысу великий ельник и березник вырос. Тут же копаны бывали ямы, знатно, для каких поклаж». В советское время Кокуй-городок раскапывали археологи; резюме их оказалось довольно сухо: «остатки земляных укреплений». Ныне простому туристу Кокуй-городок, пожалуй, и не найти: он зарос прибрежной урёмой, а где не зарос — там заболочен.

Для легко воодушевляющихся людей более продуктивны поиски на верховых болотах. Оттуда, из этой глухомани, время от времени приходят будоражащие воображение известия. Например, возле села Гари в 70-е годы XX века была обнаружена часть струга из колотых брёвен, скреплённых без гвоздей; она была длиною несколько метров. Примерно в то же время и в тех же местах — в верховьях реки Журавлик на Утином болоте, из которого вытекает река Межевая Утка, — жители посёлка Дальний видели исторгнутые трясиной два больших челна, носы которых были сделаны в форме голов животных. Вытащить находки на сушу колхозники не догадались, а археологи не успели: болота поглотили всё обратно.

Интересные находки русских артефактов XVI века сделаны на реке Актай (правый приток Баранчи); обломки русской керамики того же времени археологи отыскали на Межевой Утке. Но разумнее предположить, что эти вещи и эти лодки принадлежали всё-таки не Ермаковой дружине, а многочисленным казацким отрядам, которые уходили на покорение Сибири по Государевой дороге… Скорее, от ратников Ермака остались обрывки кольчуг и наконечники стрел, найденные при раскопках в урочище Побоище на Усьве.

Путешественники по Чусовой в возрасте до двенадцати лет непоколебимо убеждены, что мечи и сокровища Ермаковой дружины до сих пор спрятаны в пещере бойца Ермак: дайте им, путешественникам, верёвку подлиннее и лопату покрепче — и они всё достанут. А умные дяди-эзотерики вроде А. Асова с его книгой «Тайны русского народа» раскроют вам все тайны русского народа (включая и тайны Ермака) по топонимике, когда название бойца Олений, по их версии, на самом деле звучит «Аленин».

БОЕЦ ЕРМАК

Знаменитый камень-боец Ермак находится на правом берегу Чусовой на 22 км ниже деревни Верхняя Ослянка. Это отвесный утёс высотой 38 м и длиной около 70 м. Он покрыт пятнами рыжего лишайника. Сверху боец зарос редким хвойным лесом. У его подножия — узкая бровка, затопляемая в половодье. На Ермаке с доледниковых времён сохранились колонии степной флоры, поэтому он объявлен геолого-ботаническим памятником природы. Перед Ермаком в Чусовую впадает речка Ермаковка.

В центре скалы, на высоте 21 м, виднеется вход в пещеру. Пещера небольшая: грот 3 на 4 м с расходящимися направо и налево слепыми щелями около 3 м глубины; входное отверстие высотой около 3 м. И пещеру, и поляну у камня народная молва называет местом зимовки Ермака. Археологи действительно нашли на поляне русские бытовые вещи и железные изделия XVI века, а в пещере обнаружили фрагменты русского вооружения того времени. Но ни пещера, ни поляна не могли быть местом зимовки: дружине Ермака там незачем было зимовать, да и негде. Возможно, на поляне была краткосрочная стоянка, а в пещере — временная кладовая.

Камень Ермак упоминается в знаменитом сборнике «Древних российских стихотворений, собранных Киршей Даниловым»:

И нашли они пещеру каменну
На той Чюсовой реке
На висячем большом каменю:
И зашли они сверх того каменю,
Опущалися в ту пещеру казаки,
Много не мало — двести человек.

Пещеру камня Ермак из учёных первым обследовал в 1773 году академик И. Г. Георги. В «Хозяйственном описании Пермской губернии» Н.Попова (1804 год) о камне Ермак сказано: «…при вершине видно круглое отверстие около 2 аршин в поперешнике в так называемую Ермакову пещеру, в которой, как баснословят, Ермак Тимофеев скрывал свои сокровища… Некогда отважные смельчаки лазили в сей страшный вертеп по верёвке искать Ермаковых сокровищ…»

Мамин-Сибиряк в «Бойцах» говорил о камне Ермак: «Это отвесная скала в 25 саженей высоты и 30 ширины. В 10 саженях от воды чернеет отверстие большой пещеры, как амбразура бастиона. Попасть в эту пещеру можно только сверху, спустившись по верёвке. По рассказам, эта пещера разделяется на множество отдельных гротов, а по преданию, в ней зимовал со своей дружиной Ермак. Последнее совсем невероятно, потому что Ермаку не было никакого расчёта проводить зиму здесь, да ещё в пещере, когда до Чусовских Городков от Ермака-камня всего наберётся каких-нибудь полтораста вёрст. В настоящее время Ермак-камень имеет интерес только в акустическом отношении; резонанс здесь получается замечательный, и скала отражает каждый звук несколько раз. Бурлаки каждый раз, проплывая мимо Ермака, непременно крикнут: „Ермак! Ермак!.." Гром эха повторяет слово, и бурлаки глубоко убеждены, что это отвечает сам Ермак, который вообще был порядочный колдун и волхит, то есть волхв».

С Маминым-Сибиряком согласен известный краевед XIX века Н. К. Чупин, который в «Географическом и статистическом словаре Пермской губернии» пишет: «Полагаю, что пребывание Ермака в этой пещере есть просто миф. Какая была нужда Ермаку прятаться от вогулов, не имевших огненного бою, когда он шёл с порядочной и хорошо вооруженной ратью…»

Бурлаки считали Ермак неопасным бойцом, но относились с уважением — как к памяти народного героя. Проплывая мимо, они кричали: «Ермак, дай на табак!» Если эхо откликалось — если камень «отговаривался», — то это было хорошей приметой. Об этом в 1875 году писал и журналист В. И. Немирович-Данченко: «Вот на одном утёсе зачернела зияющая пасть пещеры, которыми обильны окружающие Чусовую скалы, и дружный возглас: „Ура, Ермак!" — вырвется разом из широких могучих грудей русских бурлаков и рабочих, а в ответ ему из глубины пещеры, из расщелин соседних скал эхо гулко отвечает то же приветствие. Если вы спросите, что означает этот возглас, то найдёте туманное объяснение, гласящее, что живущий в этой пещере дух великого завоевателя Сибири и его дружины может быть недружелюбным к каравану и его спутникам в случае недостаточного к нему почтения».

В 1959 году филологи УрГУ записали от жителя посёлка Висим забавный вариант легенды о камне Ермак: «Ермак жил в камне, пещера в нём. Он в этой пещере-то и жил. Барки с чугуном он перевёртывал, топил. У него была цепь и листвяной столб. Через Чусовую цепь перекидывал, к листвяному столбу привязывал. Этой цепью барки-то и перевернёт! Когда застигли его, он, как был в кольчуге тяжёлой, бросился сверху в Чусовую. Выплыть не смог».

Камень Ермак символически изображён на полиптихе художника П. Шардакова, который находится в музее Ермака в Школе олимпийского резерва «Огонёк» в городе Чусовом. Без подготовки лезть в Ермакову пещеру нельзя — не раз туристы срывались и разбивались насмерть. В камне есть и вторая пещерка (так называемая Ермак-2) глубиной 5 м.

* * *

Боец Ермак — на Чусовой самая известная скала, связанная с именем Ермака. Самая известная, но не единственная. На имя Ермака эхом отзываются и другие скалы. Отзывается вся Чусовая.

В середине XIX века писатель П. Мельников-Печерский в «Дорожных записках на пути из Тамбовской губернии в Сибирь» отмечал: «Ермак живёт в памяти жителей Пермской губернии; много преданий и песен о нём сохраняется до сих пор. В сёлах и у всякого зажиточного крестьянина, у всякого священника вы встретите портрет Ермака, рисованный большей частью на железе. Ермак изображён на этих портретах в кольчуге, иногда в шишаке, с золотой медалью на груди». Ермак олицетворял собой мечты народа о справедливости, о счастье, олицетворял народное возмездие и народную вольницу — разбойников. Другие разбойники на Чусовой звались «ермачки».

Мимо Ермака не смог пройти даже такой «сухой» академический труд, как обзор «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (1914). Обзор говорит: «Вверх по Чусовой плыл туда Ермак со своей дружиной, и нигде не осталось столько следов его смелых предприятий, как здесь: почти каждое урочище по Чусовой связано с ним какой-нибудь легендой и носит или его имя, или имя одного из его удальцов».

На Чусовой история Ермака — сама по себе целая народная эпопея в преданиях и легендах. Известный пермский учёный, профессор Г. Н. Чагин отмечает: «С точки зрения исторической значимости наибольший интерес представляют предания, бытовавшие по р. Чусовой. Здесь проходил путь дружины Ермака в Сибирь, и поэтому население хранит в памяти не отдельные факты, как в других местах, а развёрнутые повествования из жизни Ермака. В этом районе экспедицией Уральского университета в 1959 г. было записано и в 1961 г. опубликовано 46 преданий о Ермаке».

Хотя ныне, когда исконная народная культура вымирает, даже старушки, наверное, уже не споют песню о Ермаке. А ведь в старину для чусовлян Ермак был не просто легендарным героем, а чуть ли не титаном, державшим «историческое небо». Он был фигурой всеисторической, вневременной, поэтому в некоторых преданиях он даже не уходил в Сибирь, а жил и разбойничал на Чусовой, грабил пароходы. Чусовляне и Ермакова сподвижника Ивана Кольцо тоже считали своим.

Сейчас уродливо искажается отношение к Ермаку. Для татар он — оккупант (как будто сами татары в Сибири не были оккупантами); для «западников» — конкистадор, «русский Кортес»; для «неангажированных историков» — разбойник, об которого ненароком переломилась история. Можно, конечно, судить и так… Но ведь в древности не Иван Грозный с Борисом Годуновым ели землю с могилы Ермака, а «покорённые» им татары. И русская культура отозвалась на образ Ермака однозначно: что «верхи» Пушкин собирался писать о Ермаке историческую драму; что «низы» — песню о Ермаке сложил народный сказитель Кирша Данилов. Православная церковь причислила погибших казаков Ермака к лику местночтимых святых.

Не Куликовской битвой, не «стоянием на Угре» и не взятием Казани и Астрахани закончилось на Руси татарское иго. Оно закончилось походом Ермака. Уральский историк Лев Сонин пишет: «С точки зрения русского человека, победа Ермака на берегах Иртыша — не что иное, как великое свершение многовековых чаяний русского народа. Ермаку удалось блистательной победой завершить последнее действие великой исторической трагедии, начавшейся резнёй на Калке в 1223 году…Не многочисленные русские рати, а какая-то банда, шайка, безвестная до того ватага громит, да как — наголову! — грознейшее и могущественнейшее Сибирское ханство, рассеивает его воинство, которым в сечах руководил прямой потомок Чингисхана — Кучум. Вот тогда-то все русские и поверши по-настоящему: всё — татарской опасности конец. Как не сохранить такой подвиг в благодарной памяти народной?»

Скульптура Ермака поставлена в ряд с другими скульптурами величайших деятелей русской истории на памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде. В Гражданскую войну адмирал Колчак изъял хранившееся у омских казаков знамя Ермака, вышитое строгановскими златошвеями, чтобы под этим знаменем вступить в Москву. Да, каждый волен относиться к Ермаку как ему угодно. Но нация в целом уже высказала своё отношение — «срезонировала» благодарностью. Так, в сказе Бажова «Ермаковы лебеди» Алёнушка Ребячья Радость говорит Василию Аленину: «Худому про тебя не поверю. Ясным ты мне к сердцу припал, ясным ты навек останешься».

Этот небольшой сказ словно светится изнутри чистотой лебединых крыльев. История бажовская, в общем-то, простая: они полюбили, их разлучили, они умерли. В сказе нет ни разбойничьей вольницы, ни сражений с ногайцами, никто там никого не бросает в набежавшую волну. Но в обнажённой ясности этой истории такая пронзительная боль за человека! Сказ Бажова — словно бы уральское «Слово о полку Игореве». Конечно, «Слово» и этот сказ ничуть не схожи — ни сюжетом, ни языком. Но они сливаются воедино глубинным чувством высокой трагедии человеческой жизни на земле.

В сказе Бажова Ермака провели в Сибирь лебеди, которых когда-то ещё птенцами спас и выходил маленький Вася Аленин. И поневоле встаёт вопрос: что это такое — «лебеди Ермака»? Почему они провели в Сибирь именно его, а не какого другого удалого атамана? Бажов подсказывает: лебеди — это память. Но не просто как сохраняемый объём информации. И даже не качественно новое его состояние — утилитарный опыт. Это память — как русская духовная память. Память о тех людях, которые жили до тебя, и о тех, кто живёт вместе с тобой, и о земле, которая одна для всех. Не строгановские деньги стали причиной похода Ермака в Сибирь, не жажда добычи и не страх перед царскими карами. Причиной стал гнев. Ведь весь XVI век татары жгли и рушили русские городки на Западном Урале. Один только город Чердынь, ни разу не сдавшись, выдержал десять осад. Этот гнев, эта память повели крошечную русскую дружину в океан сибирских лесов. Но русская духовная память — это и память о тех, кто ещё будет жить на этой земле. И она, эта память, заставила Ермака встать на берегу Иртыша накрепко и стоять до последней крови, до гибели. И Ермак как носитель русской духовной памяти о будущем самой судьбой был предопределён в легенду.

В России не так уж и много памятников Ермаку. Самый известный из них — стела на Чукманском мысу в Тобольске, установленная в 1839 году по инициативе царствующего дома и по проекту А. Брюллова. В Кунгуре на Сылве на четырёхгранном столбе установлен металлический струг — правда, это памятник без подписи. В Орле-городке на Каме тоже стоит обветшавший деревянный памятник.

Памятник в Орле-городке представляет собой стелу из четырёх высоких лиственничных кольев, у подножия которых лежат каменные глыбы. На лицевой стороне — барельеф Ермака и надпись: «400 лет Орлу-городку. 1564–1964». С обратной стороны — металлический щит с надписью: «Отсюда в лето 1581 года, нагрузив ладьи оружием и припасами, прибрав себе дружину малую, пошёл Ермак на покорение Сибири». Автор памятника — скульптор Л. Мартынов.

В Нижнечусовских Городках издревле стоял памятник Ермаку — деревянная часовня. О ней местный старожил рассказывал: «На каждой стене снаружи висела доска-картина. На одной — люди и лодки, на другой — люди и кони, на двух других всё выветрилось. Находилась эта часовня на церковной площади, напротив школы… Часовню эту в 1936 году комсомольцы сломали. На дрова. В школе и сожгли. Говорили им мужики, что это памятник Ермаку. Подрались даже. А они: „Какой это памятник? Это часовня! Да ещё около школы!" Так и сломали…» В 1990 году по инициативе краеведа Натальи Никулиной на месте часовни была установлена памятная доска с надписью: «Здесь стоял Ермак, когда его благословляли в поход против сибирских ханов 1 сентября 1581 г.». Уже сложилась традиция каждый год проводить возле неё сельский праздник в день начала похода Ермака — 1 сентября.

И ещё есть памятник Ермаку при музее Ермака.

МУЗЕЙ ИСТОРИИ РЕКИ ЧУСОВОЙ

Музей истории реки Чусовой находится при Школе олимпийского резерва «Огонёк» на окраине города Чусового в 3 км от реки. На железной дороге ему соответствует станция Ермак — первая после станции Чусовская в сторону Горнозаводска и Нижнего Тагила.

Спортивная школа «Огонёк» была создана в городе Чусовом в конце 50-х годов XX века как центр развития зимних (лыжных и санных) видов спорта. Когда в 80-х годах Всесоюзным спорткомитетом было принято решение о проведении зимней Спартакиады народов СССР в городе Чусовом, «Огоньку» был присвоен статус Школы олимпийского резерва. Тогда же началось строительство нынешнего комплекса на маленькой речке Архиповке, где имелись хорошие горные склоны с перепадом высот в 110 м.

На склоне Арининой горы были проложены трассы для фристайла и могула, горнолыжная трасса, санный жёлоб длиной 1150 м — тобогган. Были построены трамплины и подъёмники. Под горой вырос посёлок из красивых домов в «швейцарском» стиле. «Огонёк» активно работает и сейчас: здесь платные трассы, пункты проката, три маленькие гостиницы, кафе, автостоянка. «Огонёк» — любимое место зимнего отдыха и развлечений у состоятельных людей из Нижнего Тагила, Горнозаводска, Чусового, Лысьвы и Перми.

Школа «Огонёк» воспитала множество мастеров спорта, известных спортсменов, чемпионов. Самый прославленный её выпускник — Сергей Щуплецов. В 1995 году он выиграл кубок мира по фристайлу на зимней Олимпиаде в Альбервилле, но через несколько дней погиб в автомобильной катастрофе.

В 80-х годах школой руководил Леонард Дмитриевич Постников — почётный житель города Чусового, заслуженный тренер РСФСР, заслуженный деятель культуры России. Это ему пришла в голову идея организовать при школе музей, который ныне превратился в целый комплекс музеев «истории реки Чусовой». Виктор Астафьев называл Леонарда Постникова «талантом и подвижником», а критик Валентин Курбатов добродушно иронизировал, что Постников работает «на беду тамошней, не знающей, куда от него деваться, культуре».

Всё началось с того, что на «Огонёк» из деревушки Шалыги привезли остов деревянной Свято-Георгиевской церкви XVI века. Вслед за этой церковью на «Огонёк» начали свозить другие интересные постройки; Постников стал собирать этнографические материалы и раритеты; появились первые реконструкции-«новоделы». Сейчас в комплекс входят музей школы «Огонёк» с многочисленными фотографиями спортсменов и кубками; Музей писателей Урала; Музей Александра Грина. Здесь же этнографические музеи: деревенская лавка, крестьянский дом, дом богатого промышленника Третьякова (постройки 1876 года), деревенская баня, деревенская кузница. Имеются охотничий приют, ветряная мельница, водяная мельница (с речки Боярки, притока Чусовой), действующая церковь, настоящие карусели 50-х годов, театр-музей русской деревянной игрушки, амбар, звонница, колодец с колесом-воротом, пруд, в котором вместо лебедей пока что плавают обычные гуси. Почти перегородив речку Архиповку, в воде лежит струг, построенный в натуральную величину. В комплексе много памятников: памятник А. Грину — фрагмент старинной железной конструкции с Архангело-Пашийского завода; памятник жертвам ГУЛАГа — валун, оплетённый огромной колючей проволокой; пушка — памятник Гражданской войне; памятник поэту- футуристу и авиатору В. Каменскому — макет аэроплана. Поставлены памятные кресты: крест Сергею Щуплецову, крест с кружкой для сбора средств на восстановление Свято-Георгиевской церкви; целая рощица крестов чусовлянам, погибшим на чеченских войнах. В комплексе находится и домик самого Л. Д. Постникова.

Судьба музея непростая. Его до сих пор «не признают»; много раз его пытались закрыть, упразднить, передать для забав «новым русским». Л. Д. Постников даже объявлял голодовку. По недосмотру сторожа сгорела Свято-Георгиевская церковь, с которой всё и начиналось. Л. Д. Постникова, директора «Огонька», вынудили уйти с работы. Власти не дали перевезти в музей домик, который построил для себя и своей семьи Виктор Астафьев, пока он жил в Чусовом; этот домик был срочно музеефицирован «на муниципальном балансе». Об этом сам В. Астафьев в 1997 году писал в письме: «С музеем, домиком моим чусовским, дело движется, но так ли своеобычно: избушку обносят литой оградой, как Летний сад в Петербурге, и никто не хочет понимать неуместности этакой роскоши, и сам уж музей, наверное, ни к чему. Как представлю, чего в нём нагородят — оторопь берёт, одно и утешение, что я этого не увижу».

Но Музей Леонарда Постникова всё равно живёт и привлекает всё больше посетителей. Добровольные жертвователи дарят музею свои реликвии и раритеты; находятся спонсоры. С Л. Д. Постниковым дружат, переписываются и встречаются многие деятели культуры и искусства России. Музей насчитывает уже десятки тысяч экспонатов, но всё-таки остаётся самодеятельным. У него нет серьёзной научной базы; он разрастается стихийно. Впрочем, такая «хаотичность» создаёт ощущение «живого», органичного, развивающегося и обновляющегося музея. Сочетание подлинников и «новоделов» постепенно приближает музей истории реки Чусовой к типу «развлекательного музея», широко распространённому в Западной Европе и Америке.

А самым известным объектом комплекса является музей Ермака. Он размещается в небольшой деревянной церкви с куполом и колоколенкой над притвором (церковь — «новодел»). Экспозиция его увлекательна, но небогата: макет Чусовского Городка; копия Жалованной грамоты Грозного Строгановым на всю Чусовую; реконструкции вооружения и доспехов — кольчуга и шлем, мечи, бердыши, пушки. Место иконостаса занимает большой полиптих (многочастная картина) художника П. Шардакова, посвящённый походу Ермака. Полиптих написан в манере, подражающей древнерусской миниатюре и палехской школе художественного письма. Напротив входа в музей — памятник Ермаку в виде стилизованной часовни.

Весь комплекс занимает сравнительно небольшую территорию: он очень сжат, даже порою тесен. Но это создаёт ощущение удивительной «плотности» истории и культуры, когда за большим православным крестом вдруг открываются карусели, а во дворике могуче рубленного кержацкого дома вдруг обнаруживается облупленный памятник Ленину. Стиснутый крутым склоном Арининой горы и крутым склоном высокой железнодорожной насыпи, городок музея на фоне высоких заснеженных елей выглядит исключительно живописно, экзотично и сказочно.

* * *

Поход Ермака не закончится никогда. И это особенно ясно понимаешь на Чусовой, где всегда чудится, что вот-вот — и мелькнёт за дальним поворотом снежный отблеск лебединого крыла. И потому люди приходят на берег Чусовой, не веря в гибель своего атамана, и, как Алёнушка Ребячья Радость, молча ждут, глядя на восток, откуда течёт ночная тьма: не зажжётся ли над чусовской волной, как звезда, огонёк паруса? А если долго, верно ждать и слушать, то долетает из-за горизонта, из вечности, протяжный клич Ермаковых лебедей:

— Клип-анг! Клип-анг!

«Дескать, будь спокоен — не забудем, не забудем!»

РАССЕДИНЫ ЗЕМНЫЕ

Ермак словно бы сбил замок с ворот Сибири, и после его похода русские хлынули на Урал и в Зауралье. Земли эти считались — и были — вольными.

В Русском государстве была принята своя колонизационная политика с хорошо разработанной технологией освоения новых земель. Основой заселения, «гнёздами» русского крестьянства были крепости-слободы. В XVII веке за Уралом появилось около 80 русских слобод, среди них и знаменитые впоследствии Невьянская, Тагильская, Ирбитская, Мурзинская… Возникли и монастыри: Верхотурский и Далматовский. «Слободская» система колонизации была столь прочна, что в 1681 году повинность поставлять хлеб с Урала в Сибирь была с натуральной переведена на денежную, а в 1685 году вообще была отменена поставка хлеба из Центральной России на Урал и в Зауралье. На Чусовой памятью об этом историческом этапе осталось нынешнее село Слобода — некогда Чусовская или Уткинская (Утяцкая) слобода.

Процессом колонизации с 1599 по 1637 год руководил приказ Казанского дворца, затем — Сибирский приказ. Но три первых десятилетия этого процесса (если его начало отсчитывать от похода Ермака) ныне остались практически ничем не задокументированы: грамоты сгорели в московском пожаре 1626 года. Территория Среднего Урала поначалу входила в состав Вологодской и Великопермской епархии; резиденция епископа находилась в Вологде. В 1621 году она вошла в состав новоучреждённой Сибирской и Тобольской епархии; резиденция епископа находилась на Софийском дворе кремля в Тобольске. В 1657 году была учреждена Вятская и Великопермская епархия с резиденцией епископа в Хлыновском (Вятском) Успенском Трифоновом монастыре. Часть чусовских земель попала под юрисдикцию вятских епископов. Сибирская и Тобольская епархия в 1668 году была преобразована в митрополию.

Церковная реформа патриарха Никона 1655 года «развалила» русский народ пополам. Те, кто не принял нововведений патриарха, кто сохранил верность старому обряду, стали называться старообрядцами — староверами, раскольниками. Вряд ли простым крестьянам так неукоснительно важно было соблюдение всех традиций церковных обрядов — хотя, конечно, всё равно было важно. Но важнее было другое: в форме церковного неповиновения можно было выразить недовольство всем государственным крепостническим строем России. Ф. Энгельс писал: «Всякая борьба против феодализма должна была тогда принимать религиозное облачение, направляться в первую очередь против церкви».

Одной из форм протеста было бегство крестьян на «дикие», «вольные» земли. В России появилось несколько центров старообрядчества: в Поморье — Соловецкие острова, на севере — город Повенец, в Поволжье — реки Иргиз и Керженец, на Южном Урале — река Яик (ныне Урал), на Северном Урале — реки Конда и Берёзовая. В Западной Сибири таким центром стал Авраамиев остров на Бахметьевских болотах.

Этот остров среди бескрайних болот получил своё название по имени расколоучителя Авраамия Венгерского. Лидер раскольников протопоп Аввакум во время своего пребывания на Урале (в Соликамске и Верхотурье) произвёл огромное впечатление на души местных жителей. Через несколько лет, уже в заточении в Пустозёрске на Печоре, он завещал продолжить своё дело беглому тюменскому попу Доментиану. Доментиан вырвался с Печоры и укрылся в скитах на реке Конде (приток Оби). Старец Авраамий Венгерский постриг его в монахи под именем Даниил. Доментиан передал Авраамию «эстафету» Аввакума и ушёл на реку Берёзовую (Ялуторовский уезд в Западной Сибири), где в 1679 году устроил самую большую «гарь» (массовое самосожжение) в истории русского раскола, когда заживо сгорели 1700 человек, и сам погиб в огне.

Авраамий и его сподвижник Иванище Кондинский повели активную «расколоучительную» деятельность. Они проповедовали не только у себя дома, но и в Москве, и в Тобольске. Авраамия сослали в Туруханский край. Вернувшись, Авраамий скрывался по скитам, пока в Уткинской Слободе не сошёлся вновь с Иванищем и другим расколоучителем — Фёдором Иноземцевым. После того как и Уткинская Слобода устроила «гарь», Авраамий и Иванище сбежали на Бахметьевские болота вблизи Ирюмской Слободы и поселились на острове. Иванище здесь и умер. Авраамий продолжал проповедовать. Некая «стрелецкая жёнка» Ненила под пыткой выдала остров, и в 1702 году тюменский воевода Осип Тухачевский изловил «того расколщика старца Аврамку» и отправил в казематы Тобольска. Авраамий и под пытками не отступился от своей веры. Через несколько лет благодаря пособничеству некоего человека по имени Калина он бежал из подвала тобольского Знаменского монастыря. Он добрался до Ирюма, где и умер, завещав похоронить себя на острове рядом с Иванищем. «Аввакумов завет» он передал иноку Тарасию.

Тарасий продолжил дело Аввакума и Авраамия. Во время «Тарского бунта» 1722 года (когда раскольники отказывались «целовать крест» «царю неназванному» — то есть не соглашались с новым петровским принципом престолонаследия) Тарасий прятался на Авраамиевом острове. В 1723 году он передал «завет» беглому вятскому священнику Семёну Ключарёву.

В середине XVIII века тобольский митрополит Сильвестр Гловатский начал новый «поход» на раскольников. Семён Ключарёв был схвачен, но его «завет» подхватил ирюмский крестьянин Мирон Галанин. На том же Авраамиевом острове он готовил новую «гарь», но не успел довершить дела: его схватили в 1753 году. Четыре года он провёл в «Тобольском коземате», потом был переведён в «особливый заречный тын» в Екатеринбург (это была страшная и зловещая тюрьма для раскольников на берегу заводского пруда — «Заречный тын»), а потом как смертник отправлен в мраморные каменоломни, которые находились вблизи Чусовой. Свободу Галанин получил только в 1773 году. Он вернулся на Авраамиев остров и продолжил раскольническую деятельность. В начале 80-х годов XVIII века его вновь арестовали. Известно, что умер Мирон Галанин в 1812 году. После его смерти Авраамиев остров был заброшен.

Раскол не был однороден. Одни раскольники запрещали себе осёдлый образ жизни, другие чурались какого бы то ни было контакта с «никонианцами», третьи просто не признавали церковных таинств, икон, храмов, священников. У каждого раскольничьего «толка» была своя бытовая, производственная, торговая мораль. Составляя представление о раскольниках, не стоит огульно сбрасывать со счёта и мнение официальных священнослужителей. Например, кунгурский священник Евгений Золотов в XIX веке писал: «К сожалению, вместе с христианством в Сибири и прилегающих к ней некоторых местностях Пермского края явились разные расколоучители, чародеи, сумасброды и „лихие бабы", которые прельщали простой народ ворожбой, колдовством и т. п., и многие православные христиане уклонялись к бесовским прелестям и пьянству, а отцов духовных и приходских священников не слушали и за увещание их укоряли и бесчестили».

Непримиримые раскольники уходили дальше — в Сибирь, где они искали счастливую страну Беловодье и «блаженные острова Макарийские». «Вменяемые» раскольники оставались на Чусовой и Сылве. Они укрывались в «рассединах земных» — тайных, труднодоступных местах: в глухих лесах, на болотах, под высокими горами. Строгановы принимали раскольников охотно: непьющие, трудолюбивые, «социально уязвимые» староверы были отличными и нетребовательными работниками.

Многие раскольники и даже расколоучители вообще не скрывались от властей и открыто вели свою проповедь, совмещая её с работой на заводах. Таким в первой половине XVIII века был лидер западноуральских раскольников Родион Набатов — знаменитый литейщик и приказчик Иргинского и Бизярского заводов купца Осокина.

В XVII веке на Чусовой были основаны многие селения, существующие и поныне: в 1617 году появилась деревня Мартьяново, в 1623 году — деревня Камасино (ныне в черте города Чусового), в 1651 году — Уткинская Слобода (ныне село Слобода), в 1680 году — деревня Чусовая (ныне село Курганово) и так далее.

СЕЛО СЛОБОДА

Слобода — крупное село в Первоуральском районе Свердловской области в 3 км ниже посёлка Коуровка. Основная (историческая) его часть находится на большом мысу, образованном Чусовой. Чусовая здесь описывает петлю длиной около 4 км, а ширина перешейка — всего 150–200 метров. Напротив центра села по левому берегу в Чусовую впадает речка Утка. В этой части села Чусовую пересекает подвесной мост на опорах. В Слободе есть магазины и почта.

Основание Слободы относится к 1651 году. (Учебник «История Урала» (2004) годом основания Чусовской Уткинской Слободы называет 1656-й.) До этого времени здесь стояли юрты остяков; отсюда шёл волок на зауральские реки. Русские «оседлали» этот волок, построив небольшую крепость на мысу. Селение сначала называлось Чусовской Слободой, потом — Уткинской Слободой.

Известно, что во время башкирского восстания 1663 года на Чусовскую слободу совершил нападение отряд башкир.

Заселяли Слободу в основном раскольники. В начале 80-х годов XVII века рядом со Слободой появилась «пустынь»: здесь укрывались беглые крестьяне, посадские люди, драгуны, беломестные казаки, разный «гулящий народ». Во главе пустыни стояли проповедники Фёдор Иноземцев, Авраамий Венгерский и Иванище Кондинский. После Московского церковного собора и стрелецких восстаний 1681 года население пустыни начало волноваться. В 1682 году в Слободу были посланы царские войска, чтобы силой принудить жителей «целовать крест» новым царям Ивану и Петру (будущему Петру I). Из Слободы гонец помчался в Пустозёрск к протопопу Аввакуму, и Аввакум благословил «гарь». В 1682 году раскольники подожгли Слободу, предпочитая присяге «огненную купель». Заживо сгорели 104 человека.

Через Уткинскую Слободу проходил строгановский «тайный тракт», по которому купцы везли в Сибирь товары и соль в обход таможен. В 1720 году по «тайному тракту» проехал и В. Н. Татищев.

В 1692 году Слободу посетили Избрант Идес и Адам Бранд, возглавлявшие государево посольство в Китай (1692–1695 годы). Они поднялись к Слободе от Камы вверх по течению и дальше на телегах отправились в Аятскую Слободу. Оба они в своих дорожных записках упоминают Уткинскую Слободу. Идес пишет: «7 июня мы благополучно прибыли в Уткинский острог. Это пограничное укрепление построено против башкирских и уфимских татар». Бранд более подробен: «1 июня мы прибыли наконец в город Утка. Он достаточно хорошо укреплён деревянными стенами и орудиями, чтобы отразить небольшое нападение неприятеля, но сам он мал, в нём не более двадцати жилых домов, и всё же он считается слободой, или местечком».

В 1703 году в устье речки Утки началось строительство первой на Чусовой казённой Уткинской пристани (впрочем, своего пруда эта пристань не имела). В том же 1703 году отсюда отправился в путь первый «железный караван» с продукцией Каменского завода. Отныне пристань заработала на полную мощность. Главными поставщиками грузов для неё были казённые предприятия — Невьянский (поначалу), Полевской, Северский, Сысертский и Каменский заводы; монетный двор, механическая и гранильная фабрики из Екатеринбурга. Вскоре излишек груза пришлось даже отправлять на другие, «вспомогательные» пристани — на Курьинскую и Каменскую. Материал для барок на Уткинское плотбище поставлялся с четырёх «пильных мельниц» (лесопилок) — Кунгурской, Каменской, Илимской и Новоуткинской. В 1812 году пристань работала до поздней осени и отправила более полумиллиона пудов грузов; так же самоотверженно пристань работала и во время Крымской войны 1854–1855 годов.

В 1805 году Слобода, как волостной центр, получила главное своё украшение — каменную Георгиевскую церковь на скале над Чусовой. Эта церковь действует и поныне. Построена она в стиле провинциального классицизма.

К началу XX века напротив Слободы появились две деревни — Кузино и Маёвка, ныне слившиеся со Слободой. По деревне Кузино получила название узловая железнодорожная станция, где сходятся Главная и Западно-Уральская железные дороги, и большой посёлок городского типа. От Слободы до Кузино 6 км.

Когда сплав «железных караванов» прекратился, Слобода стала обычным селом. Населения в ней около 800 человек. Жители сейчас работают в отделении колхоза, на свинотоварной ферме или ходят на работу в Коуровку, Новоуткинск или Кузино.

* * *

Хотя раскольники и «скрывались от мира», при заступничестве Строгановых, хозяев Чусовой, им практически ничего не грозило, даже если их селения выявляли власти. А в XVI и XVII веках на Чусовой прошло несколько переписей населения:

1579 год — перепись дьяка Ивана Яхонтова;

1623 год — перепись дьяка Михаила Кайсарова;

1642 год — перепись дьяка Фёдора Чемезова;

1647 год — перепись Прокопия Елизарова;

1678 год — перепись князя Фёдора Бельского.

Чусовая постепенно оказалась одним из раскольничьих центров Руси. Здесь появилось множество скитов, почитаемых мест, подвижников, старцев, святых.

Раскольничьей святой считали старицу Платониду. Легенда рассказывает о ней так. У девушки Платониды были два брата. Мать и отец умерли почти одновременно, и братьям пришлось делить наследство. Между ними началась подлинная свара, когда каждая мелочь становилась причиной ссор и драк. Тогда Платонида решила помирить братьев. Она отдала им всё своё приданое, а сама ушла жить в скит. Скит находился на роднике под горой Шунут- камень неподалёку от речки Ревда. Спустя много лет братья решили навестить сестру. В скиту их встретила какая-то девушка и сказала, что она и есть Платонида. Она каждый день молилась и пила воду из родника, в котором отражался крест, а потому и не состарилась.

В конце XIX века источник Платониды стал местом паломничества. На могилу старицы водрузили мраморное надгробие. При советской власти скит Платониды был заброшен. Только в конце XX века о нём вспомнили и начали работы по восстановлению. К роднику проложили тропу; сам родник оборудовали срубом и ступеньками; попытались восстановить здание; установили памятный крест. В глухом лесу даже нашли расколотое мраморное надгробие: одна его часть сейчас лежит на своём месте, а другая — в 2 км от источника. Днём поминовения Платониды считается 9 августа.

Переписи населения продолжались и в XVIII веке:

1701 год — перепись Козьмы Цызарева;

1721 год — «петровская» перепись;

1742–1747 годы — перепись князя Солнцева-Засекина;

1761–1764 годы.

Урал, в общем, был привлекателен для раскольников. Священник Шайтанских заводов А. Топорков в книге «О Васильево-Шайтанском заводе» (1892) пишет: «Распространению раскола сильно способствовали заводские приказчики — приверженцы древнего благочестия. Они, по словам старожилов, помогали своим единомышленникам деньгами, скотом и вещами, угнетая в то же время православных. Материальная приманка отторгла, действительно, многих от православия…» Сибирский историк П. А. Словцов отмечает, что в середине XVIII века треть населения Урала составляли раскольники. На Чусовой главным раскольничьим «регионом» были Весёлые горы.

ВЕСЁЛЫЕ ГОРЫ

Верховья реки Сулём от среднего течения реки Межевая Утка отделяет горный массив Весёлые горы (или Весёлки). Северная граница этого массива приходится на речку Чауж. Название можно понимать и как «красивые», «веселящие глаз», и как убежище разбойников — «гулящих», «весёлых» людей. Весёлые горы — это горы Острая, Сидорова, Шайтан, Рябиновая, Оборотная, Сухарная, Аблей, Дикая (719 м), Негасимая, Юрьев Камень, Вахромихa, Красный Столб, Чауж, Приказчица, Зольники, Широкая (746 м), Осиновая, Баклушины, Карасьи Горы и другие. Длина основного массива около 30 км. Мелкие горные речки Весёлок принадлежат сразу двум великим речным бассейнам России — обскому (бассейн Тагила) и волжскому (бассейн Чусовой). По их водоразделу через вершины Белой (712 м), Поперечной (617 м), Кирюшкина Камня, Билимбая (723 м), Голой (738 м), Старика- Камня (755 м) проходит граница Европы и Азии. На Весёлках есть и горные («висячие») болота.

Вершины гор представляют собою скалистые останцы — шиханы. Со склонов сползают вниз каменные россыпи — курумники. Коренной лес поднимается до высоты 600 м, а дальше — редколесье и криволесье, карликовые берёзки, ели, сосны и кедры. Снеговой покров здесь образуется в конце сентября, а последние сугробы исчезают только к началу июня. Животный мир небогат — медведи, лоси, волки, зайцы, изредка — рысь.

Исследования Весёлых гор проводились с XVIII века. В 1770 году здесь побывал академик П. С. Паллас. В начале XIX века на Весёлках были обнаружены платиновые россыпи. В 1829 году их осматривал и измерял высоту Белой горы А. фон Гумбольдт. В 1890 году район был кратко описан геологом А. Краснопольским, а в 1904 году геологическую карту северной части Весёлок составил геолог Н. Высоцкий. Мамин-Сибиряк описывал Весёлые горы так: «Ближайшая гора, тянувшаяся невысокой грядой, называлась Путиной горой, за ней зелёной островерхой шапкой поднималась красавица Шульпиха, вправо от неё виднелось Седло, ещё правее — Осиновая и т. д. Из-за этих гор чуть-чуть синела вершина самой высокой горы — Белой». Недостаточная изученность гор привела к тому, что сейчас уже и не известно, где находятся упоминаемые раскольниками горы Мохнатенькая, Кузина, Яшкин Камень, Палачова и некоторые другие. Известно, что в конце XIX века под горой Шульпихой был платиновый прииск. Ныне статусом геоморфологического памятника регионального значения обладают горы Старик-Камень и Белая, но Белая, видимо, будет лишена статуса, так как здесь планируется строительство спортивного комплекса.

Похоже, что Весёлые горы — какое-то «эзотерически» отмеченное место, потому что здесь было и вогульское святилище («Старик-Камень» — калька с вогульского названия, так вогулы называли свои священные горы; около этой горы найдено стойбище манси), и гора Шайтан, и Шайтанское болото, а речек Шайтанок здесь краевед Н. К. Чупин насчитал целых пять. Название находящегося неподалёку Шуралинского завода происходит от имени мелкого местного беса — «шурале».

С XVII века на Весёлых горах стали тайно селиться в скитах и «пустынях» беглые староверы-раскольники. Многие названия гор сохранили свою «раскольничью» принадлежность — Спор, Кресты, Дворики, Гермон, Петра-Павла. За два века Весёлые горы обрели своих почитаемых в народе «подвижников» и святые места — могилы старцев. Таких могил было несколько десятков, но особо почитались шесть — иноков-схимников Гермона, Максима, Иовы, Гурия, Григория и Павла. Сами раскольники о жизни своих праведников, собственно, ничего и не знали, довольствуясь мнением, что, дескать, святые — и всё. Известно, что Григорий был иконописец, писал иконы, сидя на каменистой Потной горке поблизости, и умер в 1731 году. Гермон умер в 50-х годах XVIII века (и, видимо, похоронен в районе горы Герман). Инок Максим был автором крупного исторического сочинения «Описание о предках наших» и инициатором старообрядческого собора (съезда) в Невьянске в 1777 году; он умер в 1782 году. Павел предсказал свою смерть и по неизвестной причине был убит в начале XIX века (его могила у подошвы Старика-Камня особо почиталась). К могилам старцев вели тайные дороги из Верхне- и Нижнетагильского заводов, Невьянска, Черноисточинска, Староуткинска. В начале XX века с прекращением гонений тайные дороги стали явными. Раскольники выходили из «расседин». На могиле отца Павла был установлен мраморный памятник, было определено время поминовений — с 25 по 30 июня, а земля под могилами была передана в вечное владение Верхнетагильскому старообрядческому обществу. Началось массовое паломничество раскольников на Весёлые горы с молебнами на могилах, первый день которых назывался Днём радостной встречи, а последний — Днём грустного расставания. Сейчас, разумеется, от могил не осталось следа, а дорог не найти.

* * *

Мамин-Сибиряк очень высоко оценивал «раскольничий компонент» в истории Урала. «Мы уже говорили выше, что колонизация Урала почти исключительно обязана раскольникам и что почти все уральские заводы выстроены раскольничьими руками. Заметим здесь одну особенность, именно, что раскол прочно утвердился главным образом на частных владельческих заводах, а на казённых преобладает православное население. Все частные заводчики открыто покровительствовали старой вере, отчасти по тайному сочувствию, как Демидовы, Баташёвы, Мосоловы и другие, а главным образом потому, что заводская рабочая сила сложилась из раскольников, — она стянулась на Урал из-под Москвы, с Олонца, Тулы и нижегородского "раменья"…По всему Уралу гнездились сотни тайных приютов и укромных уголков, по которым разрасталось гонимое древлее благочестие. Рядом с часовнями, скитами и потаёнными моленными созданы были десятки раскольничьих школ и школок, а наставницы учили детей по частным домам „четью, петью и старому правилу"».

Раскольникам жилось не просто. «Горнозаводская цивилизация» постепенно подминала их под себя. В начале царствования Петра I государь дал раскольникам послабление: прекратил преследования, обложив староверов двойным налогом (потому раскольников называли «двоеданами»). Но после того, как раскольники Урала и Сибири подняли «Тарский бунт», с сенатского указа от 16 июля 1722 года опять начались репрессии. Пётр издал Указ о «поголовном» учёте людей, в котором, в частности, сказано: «По всем епархиям, во всех градских и уездных приходах, священникам учинить имянные прихожанам своим всякого звания мужеска и женска полу людям книги, в которых как православных, так и раскольников означать по домам изъяснительно…»

Мамин-Сибиряк в очерке «Город Екатеринбург» писал об уральских репрессиях староверов: «Это служило далёким отзвуком царской опалы на раскольников, замешанных в деле царевича Алексея. И вот Геннин шлёт суровые указы, в которых за совращение в „суеверную обыкность" грозит кнутом, вырезыванием ноздрей и вечной каторгой, что и применяется на практике».

После репрессий 1722 года началось массовое бегство старообрядцев с Керженца на Урал и в Сибирь. С тех времён уральские раскольники получили прозвище «кержаки». На речке Кын до сих пор стоит крохотная деревушка Кержаковка.

Учебник «История Урала» рассказывает: «В 1735–1737 гг. по инициативе В. Н. Татищева на Урале была предпринята широкомасштабная военно-полицейская акция по сыску беглых раскольников, в результате которой оказались разорёнными десятки их лесных убежищ, арестованы сотни старообрядческих старцев и стариц. Такая политика властей встретила серьёзное сопротивление со стороны А.Демидова, П. Осокина и других заводчиков, лишавшихся хотя и незаконных, но весьма существенных источников рабочей силы. Они устроили побеги многим старцам. Арестованных старообрядцев власти разослали по урало-сибирским монастырям, а также поместили в специально выстроенном для этой цели в Екатеринбурге остроге и использовали их в каторжных работах на казённых заводах».

В середине XVIII века на раскольников обрушился тобольский митрополит Сильвестр. В начале 60-х годов была создана Екатеринбургская комиссия по борьбе с расколом, и её деятельность вызвала «Ирюмскую гарь», когда сожглись 150 человек. Раскольники поддержали восстание Пугачёва, потому что Пугачёв обещал даровать им «крест и бороду», и после подавления восстания царские репрессии не могли обойти раскольничьи скиты. В ответ — в 1782–1783 годах — был новый всплеск раскольничьих бунтов.

Раскольники терпели всяческие притеснения. Если власти находили в лесах их скиты, то сжигали все постройки и порою вскрывали могилы. Даже деревянные храмы на Руси строить было запрещено (поэтому практически нет памятников деревянного культового зодчества конца XVIII–XIX веков), потому что на каменные храмы у раскольников попросту не хватало денег. На селения раскольников неудержимо наступали горные заводы: леса вырубались, «людишки» закрепощались. Особенно лютовали Демидовы. Например, когда началось строительство Висимо-Шайтанского завода (1742 год), раскольники сожгли все свои селения по реке Межевая Утка и ушли с реки.

Впрочем, на Чусовой раскольников надо благодарить за сохранение вогульских мифов, которые потом стали основой «Малахитовой шкатулки» Бажова. Расширяя свою «диаспору», раскольники активно крестили в свою веру вогулов, а вогулы, соответственно, привносили в русскую культуру свои культурные архетипы. В. И. Даль отмечал, что самые дикие суеверия встречаются именно в среде раскольников. Это связано вовсе не с невежеством староверов. Невежество их весьма спорно, потому что среди них процент грамотных был куда выше, чем среди простых крестьян. (Например, у арестованного проповедника Авраамия Венгерского было конфисковано 22 книги.) В скитах существовали даже тайные скриптории — мастерские по размножению рукописных книг. А «дикие» суеверия в старообрядческую среду привнесли крещёные вогулы.

Влиянием неискоренимого язычества в среде раскольников удержалось и уникальное искусство «Пермских богов» — культовой народной деревянной пластики. Вообще, объёмные («круглые») скульптурные изображения в церкви были запрещены везде — кроме Пермского края. Здесь местные крещёные инородцы никак не могли избавиться от отголосков поклонения идолам. Скульптурные изображения святых были «компромиссом» между идолопоклонством и христианством. Во многих раскольничьих часовнях стояли деревянные Христы с лицами коми-пермяков и манси. Их вырезали местные умельцы-резчики. Потрясающая и безыскусная выразительность этих произведений вызывает, пожалуй, поистине древнегреческий катарсис.

Мир живой и объёмный
К богу плоских икон
Как язычник исконный
Не пошёл на поклон.
В муках правду искали,
В тщетной жажде добра,
На острожном Урале
Пермяки-мастера.
Не кора, а короста
На плечах от плетей.
Только дух непокорства
Полыхал из очей.
Сквозь елеи медовые,
Сквозь молитвенный гул
Бог кричал, замордованный,
Как охотник-вогул… —

писал пермский поэт Владимир Радкевич.

В 20-х годах XX века пермские краеведы и музейщики А. Сыропятов и Н. Серебрянников в ходе кампании по изъятию церковных ценностей собрали выдающуюся коллекцию «Пермских богов». «Легитимизирована» она была одобрением наркома Луначарского. В 1922 году в Перми был открыт Музей пермской деревянной скульптуры. Художественная значимость «Пермских богов» настолько велика, что когда в 70-е годы в Москве и Ленинграде экспонировалась «Мона Лиза», в Лувре «залогом» стояли четыре пермских Иисуса. Сейчас коллекция «Пермских богов» является сокровищем Пермской художественной галереи. Многие её шедевры найдены в чусовских и причусовских селениях. Одно из самых удивительных произведений — «Христос в темнице» — привезено из часовни Пашийского завода. Два других — из церквей Лысьвенского завода и Нижнечусовских Городков.

Раскол становился всё более неоднородным. Раскольничьи течения — «толки» — «размазались» широчайшим спектром особенностей: от экзотических и почти языческих «глухих нетовцев» и «дырников», изуверов-скопцов и разнузданных хлыстов до соглашательского единоверчества. Бажов применительно к Полевскому заводу в сказе «Две ящерки» писал: «По нашим заводам, известно, все одного закону. У тагильских вон мне случалось бывать, так у этих вер-то не пересчитать, а у нас и слыхом не слыхали, чтобы кто по какой другой вере ходил. Одним словом, подогнано». На Чусовой в основном был распространён часовенный толк.

Давление на раскольников со стороны власти снижалось очень постепенно. В 1783 году указом Священного Синода было отменено двойное налогообложение. В том же указе елейно-казённым языком разъясняется, как православным священникам нужно общаться с раскольниками: «…не скоростию и не строгостию или принуждением, но апостольским учением и увещанием и усердным настоянием, со всякою кротостию, терпением и человеколюбием и пастырскою любовию, с доводами из Св. Писания, а в случае и несклонности их, не только насилия и притеснения, паче же истязания не чинить, но и в нраве грубым… отнюдь не показывать…»

В 1788 году на Среднем Урале действовала специальная церковная миссия, которая пыталась возвратить раскольников в лоно православной церкви. Миссионерам даже удалось «образумить» одного из столпов уральского раскола знаменитого ревнителя Якова Толстикова.

В связи с приведением в соответствие границ епархий с границами губерний в 1799 году из Вятской и Великопермской епархии была выделена Пермская и Екатеринбургская с епископской кафедрой в Перми. На Чусовой близость церковной власти усилила борьбу с расколом. В 1800 году в России была учреждена Единоверческая церковь — «компромиссный» вариант между православной и старообрядческой церквями. Через единоверие государство потихоньку «вытягивало» прихожан из раскола.

О проблемах уральского раскола с одним из его столпов — Г. Ф. Зотовым — 27 сентября 1824 года беседовал сам император Александр I. Александр обращал особое внимание на развитие горного дела в России и осенью 1824 года совершил поездку по Уралу. В Екатеринбурге его заинтересовала личность Григория Федотовича Зотова, яковлевского крепостного, который от простого кричного мастера поднялся до главного управляющего Верх- Исетского завода. Зотов записал слова императора: «Если в ваших старых обрядах действительно нет ничего вредного для церкви нашей, то я позволю вам поставить кресты на главах храма вашего…» Время царствования Александра I уральские раскольники считали своим «золотым веком».

Тяжёлые для раскольников Урала времена начались с 1831 года, когда епископом Пермским был поставлен Аркадий, рьяный гонитель раскола. Он возглавлял кафедру около 20 лет. По официальным данным, за время его деятельности на Урале было присоединено к православию около 30 тысяч человек, а к единоверию — около 70 тысяч. Было построено 56 единоверческих церквей и 450 часовен. Были закрыты почти все раскольничьи часовни и молельни, а скиты разорены. В 1834 году особенно шумно волновались раскольники на Сылве. Впрочем, в 1837 году правительство восстановило духовное звание «раскольник», то есть признало раскольническое священство. А в 1885 году из Пермской епархии была выделена Екатеринбургская. В 1888 году в России был введён институт епархиальных миссионеров.

Мифом является утверждение о каких-то особенно крепких нравственных устоях раскольников (особенно — позднего периода). Хотя, конечно, в некоторых толках семейные и родовые ценности ставились превыше всего, но в целом раскольники, проживавшие бок о бок с «никонианцами», не сильно отличались от них в воздержании от «традиционных» пороков — лени, воровства, пьянства и распутства. Например, уже упомянутый шайтанский священник А. Топорков пишет: «…у раскольников браки, не закреплённые в церкви и не записанные, по закону 1874 г., в волостном правлении в известную книгу, расторгаются чрезвычайно легко: через неделю, много через месяц, новобрачный опять холостой, а "молодая", смотря по возрасту, поступает в разряд невест или вдов. И сами раскольники говорят, что супружества, совершаемые только по благословению родителей, некрепки».

С течением времени раскольничество теряло свой бунтарский пафос и маргинальность, постепенно социализировалось, пока полностью не утратило «протестную функцию». Впрочем, респектабельным оно тоже не стало. В «народных массах» старообрядчество питалось уже в основном вульгарной догматикой и мифотворчеством невежественных проповедников. Тот же А. Топорков пишет: «В „цветнике", найденном мною у одного шайтанского раскольника, есть такие довольно странные сказания. „Слышах от некоторого старца про «аминь». Егда Господь наш И. Хр. в начале сотворения твари, за гордость повеле архангелу Михаилу свергнути с небес сатанаила в преисподню бездну и сотвори тако по Господню велению. И бысть небо яко дирявато и прейде архангел и рече: Господи! како затворю небо? И повеле ему Господь сотворити молитву: «Господи И. Хр., сыне божий помилуй нас и рещи — аминь». И ста небо по прежнему твёрдо. Такова есть сила Божия — Аминь". Старообрядцы всем таким нелепым сказаниям твёрдо верят».

В 1905 году старообрядчество было официально признано государством и уравнялось в правах со всеми конфессиями. Территории компактного проживания раскольников получили статус «божелесья». «Легализовались» святыни. Юридически были признаны старообрядческие общества. Перед раскольничеством как перед особой ветвью православия открывались исторические перспективы… Но все эти перспективы перечеркнула революция.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ ГОРНЫЕ ЗАВОДЫ

ГОРНОЗАВОДСКАЯ ДЕРЖАВА-1

Это действительно была держава в державе: угрюмые, нелюдимые заводы среди крутых гор, среди непролазных лесных дебрей где-то на околице империи… «Горнозаводскую цивилизацию» по заслугам отделают от общероссийского контекста, потому что здесь были свои владыки и свои законы, свои деньги и своя стража, свои категории населения и свой смысл жизни. Эта «цивилизация» была прочно спаяна своим вплетением в единые природные циклы, была прошита дорогами и намертво сцеплена реками, главной из которых являлась Чусовая.

Мамин-Сибиряк в очерке «Город Екатеринбург» пишет: «Это было настоящее государство в государстве, беспримерное существование которого требует серьёзного изучения; тут были свои законы, свой суд, своё войско и совершеннейший произвол над сотнями тысяч горнозаводского населения». С такой точкой зрения соглашается даже априори кондовый учебник «История Урала» (2004), хотя и формулирует помягче: «Урал стал особой территорией, а не частью Сибири или какого-то иного географического региона. Горнодобывающая и металлургическая промышленность сформировала на Урале своеобразную социальную структуру, специфическую систему управления, определила тенденции в развитии характерных черт местной культуры и быта».

Горнозаводская культура оказалась немыслимым сплавом православной крестьянской культуры с принципами позитивистской философии индустриальной цивилизации Европы. Этот сплав «легировался» добавленной в него потаённой культурой раскольников, маргинальной субкультурой каторжников и беглых, обрывками диковатых верований вогулов. И лучшее своё отражение горнозаводская культура обрела в сказах Бажова.

Василий Никитич Татищев, первый горный начальник Урала, первым и почувствовал самодостаточность и своеобразие уральской горнозаводской жизни — пока что в пределах Екатеринбургского горного ведомства. Н. Корепанов, автор книги о горном начальнике Н. Клеопине (2000), пишет: «В 1738 г. Татищев однажды назвал ведомство „горнозаводской провинцией" и в определении своём попал в самую точку. От Лялинского завода на севере до Полевского на юге и от Уткинской пристани на западе до Каменского завода на востоке жизнь всего населения подчинялась исключительно заводскому производству — его годовому циклу, не зависела от воевод и губернатора и от колыбели до седин была распланирована заводскими властями. В XIX веке появились горные округа, в XX веке — территориально-производственные комплексы, а в XVIII первым ростком проросло всё это в Екатеринбургском ведомстве. Сложилось ведомство в связи с припиской государственных крестьян к казённым заводам и существовало, пока существовала та приписка. Делилось ведомство на 5 дистриктов, и к дистриктам приравнены были и заводы. А стоявшие во главе их земские комиссары и заводские управители хоть и схожи были по своим полномочиям с воеводами, но являли собой совершенно иной тип. Они были горные офицеры».

И ещё одна длинная цитата из Н. Корепанова — об упорядоченности, единстве и долгосрочности сложившегося комплекса отношений, то есть о самом факте существования «горнозаводской цивилизации»: «Со временем идея переросла в стремление превратить Екатеринбургское ведомство в единый саморегулирующийся хозяйственный организм, где все заводы взаимосвязаны, работники взаимозаменяемы, имеются годовые и перспективные планы и т. п. (Работа эта велась постоянно и во времена Геннина, и не только в казённом ведомстве.) Созванная комиссия получила название Комиссии рассмотрения заводов и ремёсел, а основным итогом её деятельности явились штаты казённого заводского ведомства 1737 г., пережившие не только всех членов комиссии, но и многие заводы и тем более учтённое в штатах заводское оборудование. Да и сами технологии».

Екатеринбуржцам можно простить их столичную близорукость, которая весь интерес мира замыкает в кольцо окружной дороги. «Горнозаводская цивилизация» лежала на Уральском хребте как седло на лошади — на оба бока. Да и начиналась она задолго до величия Невьянска и Каменска и эпохи Демидовых. Она начиналась с Ницынского завода (1631 год), Пыскорского завода (1633 год), Чердынского завода (1637 год), Нейвинского завода промышленника Тумашёва (1669 год), Железянского завода Далматовского монастыря (1682 год).

Правда, заводы эти были очень маленькие, да и вообще заводы чёрной металлургии (производство железа и чугуна) тогда были «передельными». Они скупали у крестьян «крицы» — куски самодельного, «сырого», «болотного» железа — и отковывали их до необходимого качества. Впрочем, в источниках приводятся и другие утверждения. Например, Н. Корепанов пишет: «Горные заводы забивались тогда как гвозди в дерево — шум, треск, щепа летит… И только один Пыскорский, сам как дерево, вырос из старого своего корня. Медь здесь плавили ещё при царе Алексее Михайловиче, и когда Игнатий Юдин начинал дело в 1722 г., жив ещё был 111- летний крестьянин Никита Белкин, служивший рассыльщиком на старом заводе 98 лет тому назад: „В его время при той работе было иноземцев человек с пятнадцать, воевода был Юрья Телепнёв. Руду добывали штольнями и шахтами, и было руды много"». То есть выходит, что Пыскорский завод на Каме работал уже в 1624 году, причём при своём руднике, который назывался Григорова Гора. Но вообще-то Алексей Михайлович царствовал с 1645 года по 1676…

«Горнозаводская держава» была создана искусственным путём. «…Нагнали солдат, приписали крестьян, набрали со всех сторон мастеров. Явились горные чиновники и сильное промышленное купечество с сибирским оттенком. Всё это делалось в интересах насаждения горного дела на Урале, делалось по определённому плану, с большим или меньшим приливом чиновничьей энергии», — писал Мамин-Сибиряк. Но причудливая искусственность этого мира вдруг так точно вписалась в некоторые особенности регионального быта и менталитета, что «привозное дерево» пустило прочнейшие корни и вросло в почву. Пусть оно искривилось и потеряло задуманную стать — зато оно оказалось небывало живучим. И всё вышло не по российской традиции — «Хотели как лучше, а получилось как всегда», а прямо по Тициану: «нужный цвет в нужное место».

В чём же суть «горнозаводской цивилизации»?

Можно назвать десять признаков этой «цивилизации».

Первый из них — основной для аграрной России: отношение к земле. И здесь «горнозаводская цивилизация» опередила всю Россию, потому что её отношение уже не было феодальным. Но и капиталистическим оно тоже не было. Сложилась какая-то столь хитрая система землевладения, что разобраться в её казуистике было практически невозможно. Но сформулировать стоит «помягче»… Многоукладность землевладения — первый признак «горнозаводской цивилизации».

Пример — Чусовая.

Вся Чусовая со всеми своими притоками со времён Ивана Грозного принадлежала Строгановым. Да, Строгановы отдавали её в опричнину, и Борис Годунов, накладывая на Строгановых опалу, отнимал у них Чусовую, но к XVIII веку все страсти вроде бы отгорели и все вопросы «утряслись». Чусовая — река Строгановых, и никто с этим не спорил.

Но Русское государство всегда отличалось своей особой добротой, когда добро творится за чужой счёт. И с 1719 года государство вдруг разрешило изымать земли у любых землевладельцев всем, кому не лень.

В 1719 году была принята знаменитая Берг-привилегия, гласившая: «Соизволяется всем, и каждому даётся воля, какого бы чина и достоинства ни был, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях, искать, копать, плавить, варить и чистить всякие металлы, сиречь золото, серебро, медь, олово, свинец, железо, а также и минералов». Берг-привилегия означала провозглашение «горной свободы» — то есть независимости собственности на недра от собственности на территории.

На практике провозглашение «горной свободы» означало, что любой человек, даже крепостной крестьянин (если у него найдутся на это средства), мог отыскать месторождение, подать на него заявку и построить на нём собственный завод. Государство узаконило квоту, по которой заводу полагались земли в радиусе 30 вёрст. (Правда, если отыскивались месторождения золота или серебра, то земли и заводы отнимались в казну. Так случилось с Колывано-Воскресенскими заводами Демидовых на Алтае.) А у Строгановых на Чусовой земли «поплыли из-под ног» во все стороны. И всё было по закону!

Екатеринбургский краевед И. Гладкова в книге «25 екатеринбургских тайн» (2004) пишет: «…старую „Охранную грамоту" Строгановых решили оспорить баснословно разбогатевшие на кладах Уральских гор и уже владевшие несколькими металлургическими заводами Демидовы. И когда они начали строить ещё заводы на реках Ревде и Шайтанке, А. С. Строганов подал прошение в Берг-коллегию с жалобой, что строительство ведётся на его земле, что по „Охранной грамоте" все земли по Чусовой со всеми притоками и речками от устья до истоков принадлежат семье Строгановых. Вердикт, который вынесла Берг-коллегия, свидетельствовал, что не все писанные государем законы вечны, и закрепил за Строгановыми только земли в районе реки Билимбай». В данном случае И. Гладкова чересчур упрощает ситуацию.

Чтобы как-то выйти из щекотливой ситуации, государство изобрело новую форму собственности — «посессионное владение». Оно было введено в практику указом от 1721 года. Это было нечто вроде аренды, когда имущество одного хозяина без его согласия передавалось в аренду другому лицу по решению третьего лица (то есть государства). Государство контролировало правильность, рациональность и рентабельность ведения дел на «посессионных» заводах. Священник и краевед А. Топорков в 1892 году писал о таком заводе (применительно к Шайтанскому заводу на казённых землях): «…отведённые ему земли и леса считаются казёнными и только состоят в бессрочном пользовании заводовладельцев, не составляя полной их собственности. По условиям владения землями, заводское действие не должно уменьшаться ни в количестве, ни в качестве; для увеличения же его требуется разрешение горного начальства. Владельцы, пользуясь для горных промыслов растущим на отведённых им землях лесом, должны производить рубку под контролем того же горного начальства; наконец, в случае прекращения заводского действия, казна может отобрать данные от неё пособия землёю и лесом».

На Чусовой «посессионными» заводами были заводы «посессионных» горных округов — Верх-Исетского, Сысертского, Нижнетагильского, Ревдинского и Шайтанского. То есть все заводы, которые принадлежали не казне и не альянсу Строгановых, Голицыных, Шаховских, Шуваловых.

Казуистическая «посессионная» форма владения волей-неволей заставляла государство участвовать в горнозаводской политике, причём не только юридически, но и практически. Какой заводчик станет вкладывать капитал в дело, которое ему не принадлежит? И государство было вынуждено «вкладываться» вместе с заводчиком, чтобы «снять финансовые риски». Поэтому никто из заводчиков, кроме Строгановых, не был хозяином своего производства в полном смысле этого слова. И Демидовы, и Яковлевы, и Турчаниновы, и все другие владели заводами — но не землёй, на которой заводы стоят (будто бы заводы можно взять да и перенести на другое место, как шахматную фигуру с квадрата на квадрат). Земельными наделами, лесными дачами и прочими территориями (а также и крепостными крестьянами, которые в общем тоже были частью «земли») заводчики пользовались только «посессионно» и по квоте, которую устанавливал закон.

Может быть, от такой запутанной системы владения и происходит неискоренимое и ныне сращение бизнеса и государства? Слишком сложны «правила игры», слишком уязвимы позиции «фаворитов», слишком много возможностей реванша у аутсайдеров… Как делать дело без протекции автора этой зыбкой конструкции прав на собственность?

Столь громоздкая и запутанная система позволяла толковать ситуацию в любом ключе. «Закон — что дышло», — язвительно говорит народ. Но дремучий лес правовых актов означал чистое поле беззакония.

Ситуация, безусловно, требовала разъяснения. И государство поступило по-иезуитски изворотливо. Оно не стало регулировать право, выведя его «за рамки» реальной жизни. Оно отрегулировало быт. И бытом определялся закон, а не законом — быт, как должно.

Мотив был найден ещё Петром: военные нужды. Ведь заводы изготовляли пушки. Да ещё очень помогли «башкирцы», которые до 1755 года не прекращали яростную борьбу за национальную независимость. Ну и крестьяне-бунтовщики тоже помогли: надо же их держать в узде! Для самооправдания власти пригодились даже сосланные на Урал каторжники: ведь требуется войско, чтобы охранять остроги. И Урал, сердце державы, чуть ли не самая удалённая от всех врагов провинция, был милитаризирован, как осаждённая крепость. Тотальная милитаризация — второй признак «горнозаводской цивилизации».

Горными округами командовали генералы. Горными заводами — офицеры. Горное управление (Обер-бергамат) являлось штабом. Гражданские власти, все эти губернаторы и бургомистры, в расчёт не принимались. Горное дело считалось частью военного дела. Даже петровская Табель о рангах для горного дела имела специальный аналог «под армию»: шихтмейстер приравнивался к прапорщику, берг-гешворен к подпоручику, гиттен-фервальтер к поручику, маркшейдер и бергмейстер к капитанам, обер-берг-мейстер к майору… На Урале все инженеры были офицерами, а половина заводов — крепостями. По какому праву? — мог бы спросить наивный либерал. И получил бы ответ: по праву военного положения!

Например, Екатеринбург, горная столица, вовсе не имел своего гражданского управления, а обязанности городничего всегда выполнял горный начальник — офицер.

Жизнь строилась не по закону, вырастающему из традиции и понятий о справедливости, а по Горному уставу, порождённому ситуацией. Какова была жизнь «подданных»?.. А какова она может быть при военно-полевом суде, «по закону военного времени»? И трудовой пот на Урале всегда был кровавым.

Мамин-Сибиряк в очерке «Город Екатеринбург» пишет: «Здесь всё было подтянуто на военную ногу, даже больше — горный корпус своей солдатской выправкой и муштрой далеко оставил за собой военных людей по профессии и мог сделаться опасным конкурентом настоящих парадных полков. Рассадником этого направления служил институт корпуса горных инженеров, двести воспитанников которого, составляя две роты, проходили всю школу фронтового учения при полной военной амуниции и ружьях. Получились настоящие николаевские фронтовики с солдатской вытяжкой. Вот из таких военных людей и составлялось начальство. Интересна роль главного горного начальника: он был главным командиром и хозяином заводов, директором горного правления, командиром и инспектором трёх линейных оренбургских баталионов, находившихся на заводах; подчинённый министру финансов, он имел обширную военную власть, так что его права относительно решений военно-судных дел по линейным баталионам равнялись правам начальника дивизии; так как горные инженеры относительно суда и дисциплины подлежали законам военным, для исполнения каковых при горном правлении существовал специальный горный аудиториат, с прокурором и презусом, то сентенции этого суда утверждались главным горным начальником… но этого мало — всё городское управление находилось под его непосредственным контролем и даже определение священно- и церковнослужителей делалось местным архиереем по предварительному сношению с горным начальником. Одним словом, это была обширная и своеобразная власть, какая даётся только военным генерал-губернаторам в областях, объявленных на военном положении».

Горные уставы были главными документами, регламентирующими горнозаводскую жизнь, — так сказать, «горной конституцией». Правда, не всегда они были продуманны, и не всегда законотворческая инициатива «с мест» получала государственную поддержку.

Например, власти игнорировали проект Горного устава, созданный Татищевым в 1735 году. А в 1755 году Берг-коллегия озадачилась созданием нового «Горного уложения». Для его написания с Урала были вызваны горный инженер Григорий Клеопин, приказчик Кушвинского завода Федот Лодыгин, приказчик Юговского завода Козьма Ломтев и рудознатец из деревни Кояново Исмаил Тасимов. Возглавил комиссию горный начальник Никифор Клеопин. Под его руководством комиссия провела столь сложную и глубокую работу, что петербуржское чиновничество просто не смогло осмыслить её значения и потихоньку распустило комиссию Клеопина без всяких «законодательных последствий». Отдельные пункты и мнения из наработок комиссии Клеопина впоследствии вошли в другие горные документы.

Но удалённость заводов от властей, неистребимое мздоимство чиновников и личные связи заводчиков часто позволяли обходить стороной любые законы, не только горные. Одной из целей пугачёвщины на Урале было, к примеру, восстановление хотя бы той законности, которая была оговорена в Горных уставах.

Причём правила Горных уставов касались не только технологий, законов и финансов. Власти пеклись и о моральном облике заводчан. Например, в 1735 году заводскими священниками по приказу начальства была проведена перепись работников, посещающих храмы, для выявления и наказания уклоняющихся от «душеспасительного» образа жизни. Традиция «попечения» властей о «христианском» отношении заводчиков к работным людям всегда была присуща лучшим горным инженерам России. Скажем, уже в 1867 году окружной ревизор И. М. Белоносов после инспекции приисков Гороблагодатского горного округа потребовал от хозяев вести работы так, как «этого требует горное искусство и совесть для сохранения жизни рабочего класса».

Конечно, не все горные инженеры и горные начальники «коррумпировались». Было бы вопиющей несправедливостью объявить «горнозаводскую цивилизацию» государством мафиозных кланов, живущих «по понятиям». И всё же, и всё же… Частные горные заводы начали срастаться с властью ещё со времён дружбы Петра I и Никиты Демидова. И срослись так, что разорвать их сделалось невозможно. Мамин-Сибиряк писал: «Горные инженеры соперничали в мотовстве и роскоши с миллионерами, шампанское лилось рекой, крепостная военная музыка играла мотивы из „Белой дамы" и,Le diable amoureux", а результатом этого общего веселья явился ряд счастливых браков, завершивших собой кровную связь горного чиновного мира с екатеринбургскими миллионерами».

Государство через домны горных заводов так сплавилось с бизнесом, что считало Урал своей собственностью. А потому потакало во всём. Третий признак «горнозаводской цивилизации» — масштабная протекция государства. Горные начальники подчинялись напрямую лишь Сенату и Государю. Целый блок законов, вопреки декларируемым правам, был направлен на укрепление уральских заводов. Берг-привилегия 1719 года — только один из них. Протекция государства простиралась до самого «низа» вольного общества. Скажем, дворянину, работающему на горном заводе, от казны полагалось бесплатно 10 дворов крепостных крестьян, а не дворянину — 5 дворов.

В 1721 году, когда Россия стала империей, первым указом новоиспечённого императора Петра был указ об отсылке пойманных «гулящих людей» не хозяевам, а именно на заводы. Причём те беглые, кого заводчики изловили до указа или вообще удерживали у себя незаконно, признавались неподлежащими возвращению бывшим хозяевам. В 1723 году вышел ещё и указ о запрещении выплавки металла в «мелких печах» — так государство боролось с конкурентами, не включёнными в круг сверхбогатых «братьев по бизнесу». Тогда же появилось и правило о «заповедности лесов». Приписка крестьян к заводам и посессионное право — законодательные акты из того же смыслового ряда. Урал стал неким «оффшором» XVIII века.

Урал сотрясли две волны «приватизаций». Первая из них была порождена бироновщиной в 1738 году и не успела захлестнуть всё горное хозяйство. Эту волну быстро «погасили» и аннулировали все сделки о передаче казённых заводов в частные руки. «…Пал Бирон — исчез и Шемберг: его просто выгнали за границу, а заводы отобрали в казну», — писал Мамин-Сибиряк о Гороблагодатских заводах. Впрочем, с провозглашения Берг-регламента Анны Иоанновны (1739 год) началось массовое строительство частных заводов на Урале (до этого такую возможность фактически имели только привилегированные промышленники вроде Строгановых или Демидовых). Например, только за десятилетие 1753–1763 годов на Урале было выстроено 68 частных заводов Вторая волна приватизации накатилась уже при Елизавете. Сначала это были просто «подарки». Так, в 1754 году графу Шувалову был подарен Гороблагодатский горный округ. В бассейне Чусовой граф построил Серебрянский завод. Но граф настолько запустил дела, что уже при Екатерине, в 1763 году, за долги графа округ был возвращён обратно в казну.

Указом Сената с 1 января 1759 года все горные заводы Урала (кроме Каменского и Екатеринбургского) подлежали раздаче частным владельцам. Царские временщики (официально — казённые служащие) становились частными хозяевами бывших казённых заводов, да ещё и таких важных, как Кушва или Мотовилиха. Впрочем, спустя какое-то время результаты этой приватизации были частично пересмотрены, а заводы выкуплены обратно в казну. На Чусовой благодаря этой приватизации Сысертский горный округ (с Полевским и Северским заводами и рудником Гумёшки) оказался в руках соликамского промышленника Турчанинова. Бажов писал об этой истории: «Турчанинову, видно, этот барыш поглянулся. Как услышал, что у казны медный завод плохо идёт, так и подъехал: нельзя ли такой завод получить? Мы, дескать, к медному делу привышны, — у нас пойдёт. Демидовы и другие заводчики, кои побогаче да поименитее, ни один не повязался. Так Турчанинову наш завод и отдали, да ещё Сысерть на придачу. Эко-то богатство и вовсе даром!» Благодаря своей отваге и преданности, проявленным во время пугачёвского бунта, и благодаря своим талантам заводчика, открывшего миру красоту малахита, Турчанинов остался в «фаворе» у властей, а потому на его право владения государство уже больше не покушалось.

Подобное положение дел могло существовать лишь в феодальном государстве. Подлинно свободный капитал не потерпел бы игры по таким правилам. Горнозаводская держава держалась в первую очередь на феодализме. Поэтому четвёртый признак «горнозаводской цивилизации» — крепостная зависимость основной массы работников.

«Горнозаводская цивилизация» своим существованием обязана была «приписке» крестьян к горным заводам. Её начали практиковать с самого начала XVIII века, а отменили в 1807 году. И время существования «цивилизации» закономерно взято в «рамки» восстаний приписных крестьян. Первое случилось в 1703 году в Кунгуре, последнее — в 1800 году в Ревде. А пик, понятно, пришёлся на 1774 год, когда бушевал пугачёвский бунт. «Полковник» Иван Белобородов, который рушил заводы по Сылве и Чусовой, был «горнозаводской ипостасью» пугачёвщины.

Но всё-таки горные заводы — это заводы. Здесь мало одной лишь физической силы или выносливости. Здесь нет места вековым традициям, как на крестьянских полях. Здесь — технология, которая совершенствуется очень быстро (особенно в Европе). Здесь нужны мозги. А разум закрепостить трудно. Законом можно закрепостить тело, религией — душу. Разум же закрепощается только деньгами. (До закрепощения идеологией в XVIII веке ещё не догадались.) Поэтому на горных заводах те, кто руководил производствами, вовсе не были крепостными Левшами. Лесковский Левша — мастер, конечно, но ремесленник. А на горных заводах нужны были специалисты. И они работали только за деньги. К тому же иностранные «спецы», которых было очень много, предпочитали не просто деньги, а большие деньги. И пятый признак «горнозаводской цивилизации» — высокая степень капитализации в отношениях с профессионалами. Так что опять прав русский народ: «Кому война, а кому — мать родна».

Под «профессионалами» не стоит понимать одних лишь иностранных наёмных специалистов. Капитализация отношений касалась даже крепостных работников — лишь бы они понимали толк в своём деле. Например, рудознатцы пользовались свободой передвижения и обходились без подорожных грамот от хозяев, а потому часто имели и собственный бизнес.

По военному закону строился не только суд, а именно быт народа. На многих заводах работные денег вообще не видели, а получали зарплату и расплачивались в лавках «кожанками» — кожаными ярлычками. Продовольствие для работных заготовлял заводчик. На некоторых заводах работным выдавали продукты бесплатно — как в армии. А там, где за пропитание приходилось платить, стоимость продовольствия всё равно была не рыночной. Шестой признак «горнозаводской цивилизации» — пригородный тип сельского хозяйства.

Уральские поля не могли прокормить уральские заводы, потому здесь и не было пахарей с сохами. Да и самих полей не было. Кормильцами Урала были Кунгурский край и зауральские слободы. В Кунгур от казённой Кушвы вёл Гороблагодатский тракт, который после пристани Ослянка превращался в Кунгурский. В зауральский Шадринск из демидовских Невьянских заводов вела Старая Шайтанская дорога, которая за пристанью Утка превращалась в Шадринский (Тюменский) тракт.

Основательнейшую и обширную оценку горнозаводского хозяйства Урала в 1899 году дал знаменитый учёный Дмитрий Иванович Менделеев. В своей книге «Уральская железная промышленность» о сельском хозяйстве Урала Менделеев писал: «Но все усилия были напрасны: хлеба тут или не вызревают — как и вишни, или родятся плохо, так что свой овёс обходится раза в три дороже привозного. Приписывают это высокому положению над уровнем моря и избытку влаги. Но отчего бы это ни происходило, важно обратить внимание на невыгодность здесь земледелия…»

А на заводах расцвело пригородное хозяйство — мелкое животноводство и огородничество. Это ведь на Урале впервые появилось «русское спасение» — огороды, где работали «заводские жёнки». Вот кому надо петь «оду русскому огороду». А угрюмые заводы на это были согласны. Летом они миролюбиво гасили адский огонь доменных печей, чтобы работный люд отправился на покосы заготовить сено своим лошадёнкам и коровёнкам. Можно вспомнить, что и Данила-мастер начинал жизнь подпаском…

Исконно русский, то есть природно-обусловленный характер «горнозаводской цивилизации» выражался в ином ритме, нежели крестьянское «посев — страда — отдых». На заводах каждой работе было своё время. Осень — добыча и подвоз руды. Зима — производство древесного угля и металла. Уголь выжигали зимой, чтобы не было лесных пожаров. А короткий зимний день заодно и ограничивал рабочую смену, ведь зимней ночью огромные корпуса цехов и рудничных дворов освещать было нечем. Зима — это время транспортировки готового металла на пристани, ведь телеги не выдержат нагрузок, а сани — выдержат, да и санные дороги удобнее и надёжнее колёсных. Весна — накопление воды в прудах, строительство судов и сплав продукции. Лето — всеобщий отпуск для сенокоса.

Спутник Д. Менделеева С. Вуколов в 1899 году замечал: «Мне впервые пришлось познакомиться здесь с этим оригинальным явлением на Уральских заводах — „страдой". „Страда" является как бы отдыхом от тяжёлой заводской работы. Во время страды почти все работы прекращаются, действуют обыкновенно только домны, но иногда и они останавливаются».

Так что технологии технологиями, а всё равно работа заводов определялась сезонами. Седьмой признак «горнозаводской цивилизации» — включённость в природные циклы.

Поскольку природа оставалась всё-таки «главнее» технологий, признак по «топливу» приходится ставить лишь восьмым по счёту. Восьмой признак «горнозаводской цивилизации» — вода прудов и древесный уголь как главные энергоносители. Древесный уголь был необходим для горения доменных печей. На хворосте железо из руды не выплавишь, а про каменный уголь тогда ещё и не мечтали, хотя первые залежи каменного угля были найдены на Урале в 1736 году. Вода же приводила в движение все заводские механизмы — рудобойные молоты, воздуходувки печей, пилы. Так что это сама природа распорядилась «посадкой» горных заводов именно на Урале: здесь рядом и руды, и леса, и реки.

Мощность завода в первую очередь определялась двумя факторами: богатством доступных рудных залежей и полноводностью реки, на которой стоял завод. Понятно, что природа не шахматная доска, где все клетки одинаковы. И поэтому заводы по мощности были разными. А производство металлов требовало соблюдения всех стадий технологической цепочки. На руднике нельзя было изготовить пушку. Рудник мог только «наломать» руду и обжечь её. Превратить руду в чугун мог только чугуноплавильный завод. Если же нужно железо, то его требовалось отковывать из чугуна на железоделательном производстве. А сделать из железа гвоздь в доменном цеху тоже было нельзя: требовалось перевезти железную болванку на кузнечную фабрику. Более сложные предметы или машины приходилось изготавливать на сверлильных, токарных и механических фабриках, на шлифовальных мельницах. Так что технологические стадии производства продукции были разбросаны по разным заводам. Д. И. Менделеев писал об этом обстоятельстве: «Существует на Урале такая несообразность, как отделение на далёкие расстояния переделочного производства от доменного».

Стадии обработки металла связывали заводы друг с другом, как каторжников сковывает общая цепь. Поэтому заводы объединялись в системы горных округов, где наличествовали предприятия всех стадий металлопроизводства и металлообработки. И административное деление уральской «державы» зависело не от территориальной близости, а от технологии. Девятый признак «горнозаводской цивилизации» — внеэкономическая взаимозависимость заводов.

Это сейчас возможно приватизировать финальную стадию производства и наживаться с продаж. Всё объясняется тем, что между звеньями технологической цепочки существуют товарно-денежные отношения и поэтому незачем обладать сразу всей цепочкой. А «горнозаводская цивилизация» не позволяли приватизировать лишь яблоки с яблони, оставляя все заботы о земле и дереве другим. Она требовала, чтобы хозяин или покупал всё «дерево», или убирался восвояси. Потому что между «звеньями цепочки» не было денег; рынок начинался только «на выходе» из «цивилизации», а внутри её была «круговая порука». Но сращением власти и капитала этот принцип был доведён до своей противоположности.

Наконец последний, десятый признак «горнозаводской цивилизации» — «железные караваны» как главный способ транспортировки продукции.

Это не второстепенный, «технический» вопрос. Это вопрос значимости и жизнеспособности горного завода. Путь «железных караванов» — русло, по которому текла река смысла всей «горнозаводской цивилизации». «Железные караваны» плавали не только по Чусовой, но и по Сылве, Койве, Серебряной, Межевой Утке, Яйве, Каме, Белой, Уфе, Аю, Вишере… Сплав «железными караванами» был важен не только в техническом или экономическом, но и в философском смысле. Но разговор о сплаве будет отдельным.

ГОРНОЗАВОДСКАЯ ДЕРЖАВА-2

До Северной войны (1700–1721) рудно-производственной базой России были Олонецкие заводы. Но уже к началу «битвы со шведом» руды Олонца истощились, заводы устарели, да и к тому же находились слишком близко к театру военных действий.

Пётр I это понимал. Ещё во время Азовского похода в 1696 году он послал дьяку Сибирского приказа Андрею Виниусу распоряжение об отправке на Урал рудознатцев, чтобы те нашли месторождения и присмотрели территории для строительства заводов. Сам Виниус побывал на Урале в 1702 году.

Невольно и «не в тему» вспоминается образ А. А. Виниуса из «Уральских былей» Бажова: «Этот думный дьяк, по тогдашнему моему пониманию, представлялся в виде заводского дьячка Петровича, с лохматой головой, вышибленными в пьяной драке зубами и покривившимся носом». На Урале в конце XIX века Виниуса помнили даже простые рабочие.

В 1697 году Виниус уже располагал образцами уральской руды, которые были отправлены на испытания в Ригу, в Амстердам и в Тулу к Никите Демидову. Испытания дали превосходный результат: железо не уступало по качеству свейскому (шведскому) — лучшему железу того времени. Для его производства верхотурскому воеводе было приказано ставить заводы. В 1699 году началось строительство Невьянского завода, а в 1700 году — Каменского. В 1700 году Пётр учредил Приказ рудокопных дел (предшественник Берг-коллегии) и государственную горно-разведочную службу. С рождения Невьянского и Каменского заводов и начинается отсчёт лет «горнозаводской цивилизации».

В болотах под Нарвой Пётр потерпел поражение и потерял весь артиллерийский парк, а это были все пушки, накопленные Россией с XVI века. За один год, к началу 1702 года, два уральских завода восстановили русскую артиллерию!

Невьянский и Каменский заводы находились хоть и не на притоках Чусовой, но в общем недалеко от неё, и в 1703 году по Чусовой от новой казённой Уткинской пристани уже поплыл первый «железный караван» с продукцией этих заводов. Чусовая определилась как «главная дорога» горнозаводского Урала. Кто владел этой дорогой, тот и был хозяином «горнозаводской державы».

Уткинская казённая пристань была построена по указу тобольского воеводы князя Черкасского в устье речки Утки напротив Уткинской Слободы к началу навигации 1703 года. Через Слободу проходила Старая Шайтанская дорога, которая начиналась в Невьянской Слободе. Сюда же из хлебного Зауралья вёл Шадринский (Тюменский) тракт, на котором стоял и Каменский завод. А кроме того, через Слободу проходил ещё и тайный «соляной тракт», проложенный строгановскими землепроходцами от соляных промыслов в Сибирь в обход Верхотурской таможни для контрабандной торговли солью и мехами. Выбор места для пристани был компромиссом между Каменским и Невьянским заводами. Впрочем, компромиссом в пользу казны: казённый Каменский завод (ныне город Каменск-Уральский) оказался ближе к пристани, чем демидовский Невьянск. Два десятилетия (а может, и больше) Уткинская пристань была на Чусовой «монополистом».

Пётр I разумно решил, что горное дело в его государстве выгоднее вести руками частных заводчиков. Задача государства — дать изначальный толчок, организовать порядок и получать продукцию и прибыль. Пётр начал с того, что в 1700 году учредил Приказ рудокопных дел (прообраз Горного министерства), а в 1702 году передал Невьянский завод Никите Демидову. И система заработала. Конечно, казна не устранилась от горнозаводского дела, но всё же частный сектор в индустриализации Урала был весьма велик.

Юридическим закреплением «горнозаводской цивилизации» стала Берг-привилегия 1719 года. Она определила права на владение территориями, недрами и заводами, учредила органы управления горнозаводским производством (верховным органом стала Берг-коллегия, преемница Приказа рудокопных дел) и вообще горнозаводским миром. «Горнозаводская администрация не только руководила производством на рудниках и заводах, но и осуществляла фискально-финансовые, административно-полицейские и судебные функции. Ей подчинялись целые сёла и слободы с жившими в них приписанными к заводам крестьянами, казёнными мастеровыми и подмастерьями», — говорит учебник «История Урала» (2004).

Интересно, что на Урале некоторые поселения даже имели особый статус — «горный город». Не владельческий, как, например, Усолье, и не государственный, а «горный». Таким «горным городом» навсегда остался, скажем, город Дедюхин, ушедший на дно Камского водохранилища.

Общее руководство и надзор за всеми казёнными и частными предприятиями, по Берг-привилегии, осуществляла Берг- коллегия в Петербурге. На местах были учреждены Обер-бергаматы (или бергамты). Их в России было несколько. Уральский (Пермский) бергамат первоначально разместился в Соликамске. В 1720 году первый горный начальник Урала Василий Никитич Татищев перевёл его в Кунгур, а в 1721 году — в Уктусский завод (ныне в черте Екатеринбурга).

Его преемник Вильгельм (Виллем) де Геннин в 1723 году перенёс бергамат в новый город — в только что основанный Екатеринбург. Екатеринбургский бергамат стал в России «головным» — Сибирским Обер-бергаматом. В его подчинение вошли Казанский и Пермский (затем — Оренбургский) бергаматы.

В 1731 году Берг-коллегию упразднили; вместо неё появилась Особая экспедиция в составе Коммерц-коллегии. В 1734 году Сибирский Обер-бергамат переименовали в Канцелярию Главного заводов правления. В 1736 году Берг-коллегия была преобразована в Генерал-берг-директориум. В 1739 году был принят Берг-регламент, определивший новые «контуры» горнозаводской жизни. (В общем, это было нужно для проведения первой «горной приватизации», инициированной бироновщиной.) В 1742 году Берг- коллегия была восстановлена.

Уральское горное начальство (Обер-бергамат) многократно меняло своё название, а с 1783 по 1797 год даже переезжало из Екатеринбурга в Пермь. «Уральская» губерния тоже была названа Пермской, а губернским городом провозглашена Пермь. Но «горной столицей» Урала всё-таки был и остался Екатеринбург.

В 1745 году в подчинении Канцелярии Главного заводов правления было пять горных начальств (Екатеринбургское; Казанское, которое надзирало за частными заводами; Пермское; Нерчинское; Красноярское, Томское и Кузнецкое), в ведении которых было 23 действующих казённых завода по всей России, а также Екатеринбургская и Пермская конторы судных и земских дел, которые управляли приписными крестьянами. Н. Корепанов заключает: «Теперь то был уже истинно целый мир — своя история, свой язык, свои радости и страхи».

ГОРОД ПЕРВОУРАЛЬСК

В 1731 году на маленькой речке Шайтанке Василием Никитичем Демидовым был основан завод, названный Васильево-Шайтанским. Крестьяне для завода были переведены из Московской, Нижегородской и Калужской губерний. В 1752 году при заводе была открыта церковь (в пожаре 1821 года она сгорела, в 1822 году был воздвигнут каменный храм). Ресурсы окрестных рудников оказались весьма велики, и в 1759 году немного выше по течению Шайтанки Демидовы построили ещё и Верхне-Шайтанский завод. (Плотины и пруды обоих Шайтанских заводов сохранились.) Заводы выпускали кровельное и сортовое железо и чугунное литьё. На устье Шайтанки была устроена пристань.

Жизнь под властью Демидовых была так тяжела, что Шайтанка стала символом угрюмой, каторжной горнозаводской работы. В 1767 году Н.Н.Демидов, тогдашний владелец, продал Шайтанские заводы купцам Е. А. и С. А. Ширяевым. (Ширяевы, Гороховские купцы, были бедны, и такой «продажей» Н. Н.Демидов «купил» у них себе в жёны их сестру Софью.) Ширяевы оказались даже более лютыми хозяевами, чем Демидовы. Терпение народа истощалось. В 1771 году с подстрекательства заводчан разбойник Андрей Плотников (атаман Рыжанко) убил Е. Ширяева прямо в его собственном доме. Во время восстания Пугачёва завод был захвачен повстанцами. На Талицкой елани вблизи завода произошло три сражения повстанцев с царскими войсками; в сражениях применялась артиллерия. В 1790 году на Шайтанке была открыта раскольническая часовня, которая сгорела в большом пожаре 1821 года.

В 1810 году Шайтанские заводы Верх-Исетского горного округа были перепроданы купцу М.Ф.Ярцеву. По преданию, крестьян для завода Ярцев выиграл в карты. Наследники Ярцева владели заводами до национализации 1918 года. В 1858 году в Шайтанке появилась единоверческая церковь. В 1873 году на речке Шайтанке ниже обоих заводов был построен ещё и небольшой вспомогательный Павловский завод. В XIX веке Шайтанские заводы ежегодно сплавляли от 5 до 10 барок грузоподъёмностью 10 000 пудов. В 1837 году при заводе открылось мужское училище на 15 учеников, в 1882-м — женское. К XX веку все заводские посёлки слились. К тому времени в заводских посёлках было уже больше 10 тысяч жителей. Имелся госпиталь.

В 1899 году Шайтанские заводы посетила экспедиция Д.И.Менделеева, осматривающая горнозаводское хозяйство Урала. О посёлке Менделеев писал: «Село огромное и, видно, богатое, народ весь одет так исправно, что я приписал это воскресному дню». Но С. Вуколов, спутник Менделеева, добавлял: «Нам сообщили, что население выпивает на 30 000 р. водки, что представляет своего рода характеристику».

В 1909 году через Шайтанку прошла железная дорога Пермь — Кунгур — Екатеринбург (Главная), и над Чусовой был переброшен мост. В Шайтанке Главная железная дорога пересеклась с Сибирским трактом. В 1914–1915 годах в Шайтанке был построен ещё и хромпиковый завод (ныне — хромпиковый химический). Селение набирало индустриальную мощь. После революции устаревшие демидовские заводы были коренным образом переоборудованы. На их базе возник комплекс Старо- и Новотрубных заводов. В 1929–1931 годах в Шайтанке выстроили ещё и динасовый завод (динас — это особый сорт кирпича) — тогда самый мощный динасовый завод в мире. И в 1933 году Шайтанские заводы были признаны городом и названы Первоуральском (в честь первого на Урале трубного завода).

Ныне в Первоуральске проживает около 110 тысяч человек. В Первоуральске теперь действуют и авторемонтный завод, и завод сантехизделий, и завод горного оборудования. Город представляет собой россыпь практически изолированных друг от друга заводских посёлков: Хромпик, Динас, Калата, Магнитка (на месте мелких гор Магниток, теперь полностью срытых рудниками). Но к Чусовой город повёрнут «спиной»: огромное количество промышленных стоков здесь превратили реку в зловонную канаву. В советское время концентрация хрома в Чусовой была в несколько сотен раз выше допустимой. Выбросы предприятий в атмосферу и сброс промышленных вод снискали Первоуральску недобрую славу города экологического бедствия. Тех, кто утром подъезжает к Первоуральску по железной дороге, всегда поражает инопланетный индустриальный пейзаж с лесом труб, бурой шапкой смога и страшной зелёной окисью, которой покрыты деревья и заборы вблизи станции.

В окрестностях Первоуральска возвышается известная Караульная гора. В 5 км к востоку проходит граница Европы и Азии; полоса леса вдоль неё объявлена памятником природы.

* * *

«Приватизационные кампании» 1739 и 1759 годов не повлекли изменений в жизненном укладе «горнозаводской державы», ведь менялись лишь «шапки» — владельцы, а порядки оставались прежними. Благодаря «елизаветинской» приватизации на Чусовой нового хозяина — А. Ф. Турчанинова — обрели Полевской и Северский заводы, а П. И. Шувалов получил Гороблагодатский округ, в котором построил Серебрянский завод, вскоре вместе со всем округом переданный в казну.

«Горнозаводская цивилизация» не была благовоспитанной барышней и лик имела звериный. Страшная гримаса исказила его зимой 1773–1774 года, когда на горнозаводском Урале бушевала кровавая метель пугачёвщины. «…И дворянские головы сечёт топор, как берёзовые купола в лесной обители!» — писал Есенин. Но топор пугачёвщины не подрубил узловатого ствола «горнозаводской державы».

В 1777–1778 годах по заданию Берг-коллегии Ф. Граматчиков и А. Грубер составили «Атлас горных заводов Хребта Уральского». Обследование показало, что металлургия Урала прочно встала на ноги и больше не нуждается в такой форме юридической протекции государства, какой была «горная свобода». И в 1782 году вышел Указ Екатерины II, который фактически запретил строить заводы тем, кто не имеет права собственности на заводские руднично-лесные территории. Этот Указ, «задушивший» частное, «не помещичье» заводостроительство, в лучших традициях русского государственного лицемерия назывался «О горной свободе». Видимо, государство под «свободой» имело в виду отказ от своей монополии на леса и недра. А чусовские заводчики, владевшие землёй только «посессионно», после отмены Берг-привилегии вынуждены были прекратить «усобицу».

63 года «горной свободы» дали потрясающий результат. На Чусовой (со всеми её притоками, кроме Сылвы) появилось 14 заводов и не меньше 13 пристаней. (Ещё три завода были построены вскоре после Указа, но Указ разрешал их строительство, потому что заводчики были и землевладельцами.) Чусовая оказалась так «насыщена» заводами, что после этой бурной эпохи очередной новый завод построили только спустя 97 лет (если не считать небольших вспомогательных заводов — Шараминского, Барановского, Мариинского и Павловского). Чусовая стала полностью русской рекой, с верховьев которой силком выселили башкир, а вогулам так «ужали» жизненное пространство, что они почти вымерли.

Попыткой «размыть» горнозаводскую державу на Урале стала губернская реформа Екатерины II. В 1783 году Канцелярия Главного заводов правления была упразднена, а заводы были подчинены Горной экспедиции при Пермской казённой палате. Так происходило по всей России: горную отрасль «развинтили» на отдельные предприятия, которые были переподчинены новоиспечённым губернским властям. В 1784 году была закрыта и Берг-коллегия. Но практика показала нецелесообразность «демонтажа» «горнозаводской цивилизации». В 1795 году Берг-коллегию восстановили, а в 1797 году власть над заводами вновь вернулась к воссозданной в Екатеринбурге Канцелярии Главного заводов правления.

За XVIII век на Урале было построено 172 завода.

К концу XVIII века прежняя система ведения горнозаводского дела исчерпала себя. В 1807 году горное начальство провело крупнейшую административную реформу, разбив всё хозяйство Урала на 30 горных округов. Крупнейшим горным округом стал Нижнетагильский. В него входили девять металлургических заводов, несколько десятков рудников и приисков, семь заводских посёлков и 16 сёл и деревень. Главное управление горными заводами «Хребта Уральского» находилось по-прежнему в Екатеринбурге. Чусовские заводы относились ко многим округам, некоторые были весьма недолговечны: Сысертскому, Ревдинскому, Верх-Исетскому, Нижнетагильскому, Невьянскому, Суксунскому, Лысьвенскому, Гороблагодатскому, Бисерскому и Билимбаевскому.

Горное ведомство и в дальнейшем активно реформировалось в соответствии с запросами времени. В результате реформ с 1832 года горнозаводская администрация стала называться Уральским горным правлением, с 1886 года — Управлением горной частью на Урале, с 1893 года — Уральским горным управлением.

«Горнозаводскую цивилизацию» никто не истреблял, как римляне — Карфаген. Но в течение всего XIX века государство и сама жизнь наносили ей удар за ударом, пока эта «цивилизация» не потеряла свою самобытность и не растворилась в общероссийской индустрии. И первый удар нанесла реформа 1807 года.

Горная реформа отменила и ненавистную приписку крестьян к заводам. К этому времени мастеровых на Урале было около 85 тысяч, а приписных крестьян — порядка 250 тысяч. С момента отмены приписки заводские работные начали превращаться в «классический» пролетариат. Отмена «приписки» была тяжелейшим ударом для «горнозаводской цивилизации». Без армии приписных крестьян началась инфляция горных законов и порядков. «Цивилизация» ещё успешно балансировала над пропастью, но само наличие пропасти означало, что рано или поздно она всё равно поглотит свою жертву.

Государство перестало нуждаться в «горнозаводской цивилизации» и стремилось интегрировать её. После отмены приписки горные хозяева ещё сумели «вывернуться». При отмене приписки «де-юре» отношения «де-факто» почти не изменились. К 1807 году заводы уже обросли «жировой прослойкой» населения, благодаря которой можно было компенсировать отсутствие приписных крестьян своими подневольными тружениками. Кроме того, указ 1807 года выделял из числа приписных крестьян так называемых «непременных работников». Они оставались крестьянами своих деревень, но 200 дней в году обязаны были работать для завода.

В 1847 году «непременные работники» были заменены «урочнорабочими». Они тоже были крестьянами, но им вменялось в обязанность 125 дней в году отработать на завод. В отношении к «урочнорабочим» проявлялись уже капиталистические черты организации труда. «Урочнорабочие» могли выработать свой «урок» и раньше, чем за 125 дней. Сэкономленное время они могли посвятить своему крестьянскому хозяйству, а могли и дальше работать на заводе, получая повышенную плату. И вообще «урочнорабочие» при желании могли нанять вместо себя другого работника.

«Урочнорабочих» можно назвать «полурабочими», потому что у обычного рабочего обязательной считалась норма 250 рабочих дней в году. Месяц давался на отпуск для сенокоса, остальное — выходные и праздники. Помимо зарплаты рабочие бесплатно получали натуральный продуктовый паек, дрова и лесоматериалы. Налоги за них выплачивал завод.

Однако «горнозаводскую цивилизацию» сшибала с ног логика промышленного развития.

К середине XIX века на Урале работало 154 горных завода. 24 из них были казёнными, 52 — частными, 78 — посессионными. Но в рёве севастопольской канонады старые уральские заводы окончательно проиграли конкурентную войну европейским предприятиям. Спрос на уральский металл падал, да и сам металл стал считаться низкосортным. Исчерпались рудники; слишком хлопотным и дорогостоящим сделался вывоз продукции барками по Чусовой.

А. Дмитриев в книге «Ирбитская ярмарка» (2004) пишет: «Взяв курс на охрану казённого сундука, тотальную экономию, правительство с 1858 г. запретило банкам выдачу ссуд даже под недвижимость. Наряду с фабрикантами Подмосковья, аграриями пострадали и уральские заводчики. Положение в металлургии усугублялось частовременными недородами, основные статьи расходов увеличивались, тогда как ярмарочные цены на железо и медь опускались, будто под прессом. Сказывалась конкуренция более дешёвого импортного металла, выплавляемого не на древесном угле, а на коксе».

Логика промышленного развития требовала от горных заводов повышения качества продукции, её удешевления, увеличения её количества и модернизации производства. Если горные заводы не отвечали на запросы адекватно, их «скручивало» кризисом. Если отвечали — то «вываливались» из «цивилизации». В конце XIX века для «горнозаводской державы» железными вестниками Апокалипсиса явились заводы нового типа — Чусовской (1883 год) и Теплогорский (1884 год).

А стремительно капитализирующееся государство добивало строптивого и свирепого уральского барона. В 1861 году было отменено крепостное право. Заводы лишились подневольных работников. (Только по официальным, заниженным данным, их было больше 300 тысяч человек.) Теперь заводам приходилось общаться с каждым работником «лично». А горные заводы к этому не привыкли. «Онтологически» у них был иной уровень связи с Россией. Они высокомерно платили сразу государству и за всех и рабочую силу получали сразу всю и «массой». Деньги на горных заводах для жизни людей всегда имели только вспомогательное значение (не случайно же кое- где использовались «кожанки»). С рабочими горные заводы рассчитывались иначе: они платили за работу не деньгами, а правом жить на белом свете, допущенностью к почти бесплатной пище. А после 1861 года всё пришлось переводить «на деньги».

Людей, как обычно в России, обманули и обсчитали, а «горнозаводская цивилизация» измельчала смыслом. Власть горной администрации над населением была упразднена. Теперь заводчик не имел права решать, скажем, можно ли жениться Ивану на Марье или нельзя. Военно-судебные учреждения горного ведомства и горная полиция были упразднены. Ликвидировался и статус «горного города». Всё теперь решали общие для всех законы государства.

Об отмене крепостного права очень красочно говорит обзор «Россия» (1914): «Освободительная реформа 1861 г., кажется, нигде не сказалась таким крутым переворотом жизни, как на Урале, и нигде „православный народ" с таким благоговением и чувством „не осенил себя крестным знамением", с какими сотворили его при известии о воле сотни тысяч уральских горнорабочих, стоявших на обязательной „огненной работе при заводах" и в подземных рудниках и шахтах. Крепостное право было особенно тяжело на Урале, и прошлое края полно рассказов про лютые времена дореформенных заводчиков, „рассекавших плетьми в проводку" своих рабочих, стрелявших по ним из пистолетов и т. д. В Невьянском заводе при разломке владельческого дома находили человеческие остовы, прикованные цепями к стенам. Царь-Освободитель положил державной волей своей конец этому ужасному времени, и память о нём сохранится здесь во веки веков. Достаточно сказать, что в крае в память имп. Александра II воздвигнуто восемнадцать монументов, причём многие из них созданы исключительно на средства рабочих и мастеровых».

При изменившихся условиях горные заводы вдруг оказались никому особенно и не нужны. Никто не знал, что с ними теперь делать. В 1866 году Александр II утвердил план продажи убыточных казённых заводов. Но при всём при этом казна вынуждена была сама получать обратно от частников такие же убыточные посессионные заводы. Так, в 70-е годы в бассейне Чусовой в казну перешли заводы Суксунского и Ревдинского горных округов.

О гибели «горнозаводской цивилизации» в своей книге «Уральское горное хозяйство и вопрос о продаже казённых горных заводов» писал академик Владимир Безобразов, экспедиция которого побывала на Урале в 1867 году: «…горное ведомство… как особый от прочих отраслей государственного управления административный мир, который был для типической его характеристики назван горным государством, более не существует».

Кроме того, освобождение крестьян для промышленно-феодальной «горнозаводской цивилизации» означало разрыв альянса с властью. А ведь именно этот альянс позволял горным заводам жить так, как они хотели, и иметь собственные законы и судопроизводство. Для освобождённых от крепости людей законы горных заводов стали недействительны. Эти люди требовали относиться к ним по общероссийским законам, без всякой скидки на уральскую специфику жизни.

Мрачная тень кризиса нависла над заводскими трубами. Выход был только в радикальных мерах: в реконструкции производства (в переводе на паровые машины, на конвертеры Бессемера) и в изменении социальных отношений (в акционировании заводов). Акционирование было даже более выгодно: не надо вкладываться, чтобы перестраивать заводы. К тому же появилось много свободных людей с хоть какими-нибудь капиталами, а объёмы производства уменьшились настолько, что многие заводы по стоимости содержания стали «посильны» жителям заводских посёлков. Но главная трудность (как всегда в России) была в другом — в нежелании перестраиваться, в косности мышления хозяев. И многие заводы так и остались с прадедовскими домнами и прадедовскими порядками — в вековом покое, но едва-едва на плаву. С мрачным сарказмом Менделеев об этом сказал: «Старое здесь не старится».

Но не все хозяева держались «прадедовских порядков», отвергая всё новое. В 1864 году первым и на Урале, и в России акционировался строгановский завод Кын. Он стал в России первой фирмой — Кооперативным обществом потребителей. Граф Строганов тоже внёс свой пай в уставный капитал: 5 тысяч рублей. И завод, который закрылся бы в 1870 году, проработал ещё 41 год — до 1911-го. Но пример Кына не вдохновил других заводчиков.

А первая НТР (научно-техническая революция; в данном случае — революция паровых машин) всё равно катилась по миру и докатилась до Урала, до Чусовой. НТР была третьим «ножом в спину» уральскому барону. Впрочем, не всё уж так драматично.

Отмена крепостного права, НТР и капитализация породили в России бум железнодорожного строительства. На уральские заводы пролился животворный ливень заказов на рельсы. С усмешкой поглядывая на мелких «капиталистов» вроде Кына, старинные заводы раздули обомшелые домны. Мол, мы и без ваших акций и паровиков востребованы, не пропадём и так! Но старые заводы обманули только самих себя. Они не просто выпускали рельсы — они тем самым переделывали самих себя на новый лад. Чтобы освоить щедрые средства, они подтягивали к себе нитки железных дорог, волей-неволей модернизировали печи, приспособились к каменному углю вместо дров, закупили паровые машины… Сами не замечая того, они один за другим теряли перья из орлиных крыльев прадедовских гербов. Ржавчина денег разъёла цепь «горнозаводской цивилизации».

Нелепо пытаться законсервировать устаревший жизненный уклад (особенно если и справедливости-то в нём было только на донышке). Нелепо печалиться об ушедших порядках кнута и кайла. Склонность оплакивать своё прошлое мы приобретаем лишь потому, что переход к неясному будущему столь жёсток, что кажется, лучше бы всё оставалось по-прежнему. Но НТР «смягчила» гибель «горнозаводской цивилизации», строительный бум «спружинил» перемены. «Горнозаводская держава» не рухнула в тартарары в дыму и пламени революции, а медленно преобразилась: что-то угасло, а что-то народилось. Узлы заменялись постепенно, и клокочущий самоварчик паровоза Черепановых потихоньку вытянулся, вырос и очугунел в могучий локомотив новой эпохи. И жаль, что рельсы для этого локомотива проложили по топкому болоту.

Рубеж веков выявил все «родовые травмы» русского капитализма. Недальновидность, хищничество, картельные сговоры, монополии, экспансия зарубежного капитала, владельцы которого не утруждали себя соблюдением кодекса чести в отношении к аборигенам, бездарная политика государства… Д. И. Менделеев важнейшей причиной торможения модернизации производства на Урале считал неурегулированность отношений заводчиков с крестьянами. Заводчики обязаны были выделить крестьянам земли — но это лишило бы заводы «лесных дач». Чтобы обойтись без «лесных дач», заводы надо было переводить на уголь, а такой перевод стоил дороже, чем бесконечная нудная тягомотина с крестьянами, — поэтому заводчики и предпочли «тягомотину».

Каждую беду можно было превозмочь по отдельности. Но нелепая и трагичная Русско-японская война сгребла все беды в одну кучу. Критическая масса неурядиц вызвала цепную реакцию кризисов. 32 уральских завода обанкротились и закрылись (на Чусовой — Висимо-Шайтанский, Старошайтанский и Мариинский). 8 горных округов прекратили своё существование.

Попыткой спасти «державу» горных заводов на Урале стало создание на базе горных округов акционерных обществ с привлечением иностранного капитала. Из 22 оставшихся округов 18 акционировались. Но история не дала возможности узнать, помогло бы это спасти горные заводы или нет.

Революция и Гражданская война завершили эпоху горных заводов. Не имело смысла восстанавливать взорванные белогвардейцами заводы в Кусье и Бисере. Последующая индустриализация дала Уралу и всей стране заводы-супергиганты (на Урале — Магнитку, Челябинский тракторный, Уралвагонзавод и Уралмаш). Состязаться с ними не могли даже модернизированные горные заводы. «Горнозаводская держава», как погасший вулкан, величественно опустилась в океан.

Вызывает уважение промышленный подвиг инженеров Чусовского завода, сумевших сохранить и ныне вывести в число передовых и уникальных предприятий бывший завод князя Голицына — теперь ЧМЗ (Чусовской металлургический завод). Полностью были реконструированы Лысьвенский и Ревдинский заводы. Верхне- и Васильево-Шайтанские заводы Демидовых слились в комплекс Старо- и Новотрубных заводов Первоуральска. Тихо закрылись Серебрянский и Билимбаевский заводы. Иной профиль производства получили Теплогорский, Новоуткинский, Висимский, Полевской и Северский заводы.

Большинство «уцелевших» чусовских старых горных заводов ныне стали малыми провинциальными предприятиями, неразличимыми в масштабе всей страны. Но даже в таком малом масштабе только два завода — Пашия и Старая Утка — сумели сохранить своё изначальное предназначение: они и по сей день льют чугун.

«БАШКИРЦЫ»

Башкиры были вторым по численности народом Урала. Академик Лепёхин называл их «межеумками между дикими и градолюбивыми народами». Капитальный труд «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» (1914) говорит про Башкирию без обиняков: Башкирия — на Урале «то исходный пункт, то главная арена всех последующих брожений».

В XVIII веке на Чусовой главной опасностью для горных заводов (и вообще для русских поселений) были башкирские набеги. Башкирия была присоединена к Руси ещё в 1557 году, при Иване Грозном. Утверждается, что это было сделано добровольно, но вряд ли можно судить о добровольности по заверениям старинных грамот. В Башкирии не было государства, а вся территория была поделена между разными родами. Какие-то из них, видимо, были рады приходу русских, какие- то — нет, а какие-то даже и не знали о существовании Московии. Единого национального мнения о приходе русских попросту не существовало. Впрочем, даже если бы оно и существовало, вряд ли Иван Грозный к нему прислушался бы.

В уже упомянутом обзоре «Россия» говорится: «Колонизация Башкирии носила по преимуществу земледельческий характер. Это обстоятельство в связи с многоплемённостью населения и с грубыми грабительскими приёмами политики местных русских властей, преследовавших долго исключительно своекорыстные интересы, определило дальнейшую, полную кровопролитного разорения историю этого края».

Осознание того, что случилось, к башкирам пришло только во второй половине XVII века. До русского засилья, до крепостного права, до «самозахватов» и обманов заводчиков, до крепостей и солдат было ещё очень далеко, но уже тогда начались башкирские восстания. В советское время они туманно назывались феодальными (ведь провозглашалась дружба народов), хотя по сути были национально-освободительными. Но в отличие от многих других народов, бунтовавших против колонизаторов, башкиры во время своих мятежей наносили «превентивные» удары. То есть не просто истребляли русских на своих землях, но и сами обрушивались набегами на уже обрусевшие территории.

Одним из самых крупных был бунт 1662–1664 годов. Его возглавил башкирский старшина Сеит Садиир. Обзор «Россия»: «Но вот в 1662 году знамя восстания подн