КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400487 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170305
Пользователей - 91019
Загрузка...

Впечатления

Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Stribog73 про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Ребята, представляю вам на вычитку 65 % перевода Путей титанов Бердника.
Работа продолжается.
Критические замечания принимаются.

2 ZYRA
Ты себя к украинцам не относи - у подонков нет национальности.
Мой горячо любимый дедуля прошел две войны добровольцем, и таких как ты подонков всю жизнь изводил. И я продолжу его дело, и мои дети , и мои внуки. И мои друзья украинцы ненавидят таких ублюдков, как ты.

2 Гекк
Господа подонки украинские фашисты. Не приравнивайте к себе великого украинского писателя Олеся Бердника. Он до последних дней СССР оставался СОВЕТСКИМ писателем. Вы бы знали это, если бы вы его хотя бы читали.
А мой дедуля убивал фашистов, в том числе и украинских, а не писателей. Не приравнивайте себя и себе подобных к великим людям.

Рейтинг: +1 ( 4 за, 3 против).
ZYRA про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Начал читать, действительно рояль на рояле. НО! Дочитав до момента, когда освобожденный инженер-китаец дает пояснения по поводу того, что предлагаемый арбалет будет стрелять болтами на расстояние до 150 МЕТРОВ, задумался, может не читать дальше? Это в описываемое время 1326 года, притом что метр, как единица измерения, был принят только в семнадцатом веке. До 1660года его вообще не существовало. Логичней было бы определить расстояние какими нибудь локтями.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Stribog73 про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

2 ZYRA & Гекк
Мой дед таких как вы ОУНовцев пачками убивал. Он в НКВД служил тоже, между войнами.
Я обязательно тоже буду вас убивать, когда придет время, как и мои украинские друзья.
И дети мои, и внуки, будут вас убивать, пока вы не исчезнете с лица Земли.

Рейтинг: +2 ( 5 за, 3 против).
Гекк про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

Успокойтесь, горячие библиотечные парни (или девушки...).
Я вот тоже не могу понять, чего вы сами книжки не пишите? Ну хочется высказаться о голоде в США - выучил английский, написал книжку, раскрыл им глаза, стал губернатором Калифорнии, как Шварц...
Почему украинцы не записывались в СС? Они свободные люди, любят свою родину и убивают оккупантов на своей земле. ОУН-УПА одержала абсолютную победу над НКВД-МГБ-КГБ и СССР в целом в 1991, когда все эти аббревиатуры утратили смысл, а последние члены ОУН вышли из подполья. Справились сами, без СС.
Слава героям!

Досадно, что Stribog73 инвалид с жалкой российской пенсией. Ну, наверное его дедушка чекист много наворовал, вон, у полковника ФСБ кучу денег нашли....

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
ZYRA про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

stribog73: В НКВД говоришь дедуля служил? Я бы таким эпичным позорищем не хвастался бы. Он тебе лично рассказывал что украинцев убивал? Добрый дедушка! Садил внучка на коленки и погладив ему непослушные вихры говорил:" а расскажу я тебе, внучек, как я украинцев убивал пачками". Да? Так было? У твоего, если ты его не выдумал, дедули, руки в крови по плечи. Потому что он убивал людей, а не ОУНовцев. Почему-то никто не хвастается дедом который убивал власовцев, или так называемых казаков, которых на стороне Гитлера воевало около 80 000 человек, а про 400 000 русских воевавших на стороне немцев, почему не вспоминаешь? Да, украинцев воевало против союза около 250 000 человек, но при этом Украина была полностью под окупацией. Сложно представить себе сколько бы русских коллаборационистов появилось, если бы у россии была оккупирована равная с Украиной территория. Вот тебе ссылочки для развития той субстанции что у тебя в голове вместо мозгов. Почитаешь на досуге:http://likbez.org.ua/v-velikuyu-otechestvennuyu-russkie-razgromili-byi-germaniyu-i-bez-uchastiya-ukraintsev.html И еще: http://likbez.org.ua/bandera-never-fought-with-the-germans.html И по поводу того, что ты будешь убивать кого-там. Замучаешься **овно жрать!

Рейтинг: -3 ( 3 за, 6 против).

Одиночка со значком шерифа (fb2)

- Одиночка со значком шерифа (пер. Г. Любавин) 192 Кб, 81с. (скачать fb2) - Ганн Холлидей

Настройки текста:



Ганн Холлидей Одиночка со значком шерифа

Глава I

Проходя мимо конюшни, Дан Скотт услышал какой-то подозрительный шум. Это было похоже на стон человека, он резко обернулся.

В дальнем углу он увидел старика, пытавшегося подняться с земли. Одной рукой он держался за голову, а второй упирался в землю.

Дан подошел к нему и помог подняться, затем привалил его к изгороди и осмотрел.

Дан узнал в нем человека, которого видел в городе несколько дней назад, он был одним из ковбоев, перебивавшихся случайными заработками.

— Что случилось? — спросил Дан.

Старик потряс головой, опустил левую руку и со страхом посмотрел на окровавленные пальцы. Дан повернул его и осмотрел рану на голове. Это было похоже на сильный удар рукояткой револьвера.

Старик пошарил по карманам своей рубашки и неожиданно грубо выругался.

— Сколько? — спросил Дан Скотт.

— Около пятисот долларов, шериф. Дьявол, я даже не понял, как это случилось, я шел сюда, чтобы встретиться с одним человеком. Мы собирались уехать сегодня вечером. Сзади на меня обрушился этот удар и я упал.

Дан тяжело вздохнул, посмотрел на старика и пробормотал:

— Жди здесь.

Он подошел к месту, где лежал старик и увидел следы сапог. Это были широкие и глубокие следы, он мог различить следы, как буквы в книге. Эти следы оставил молодой человек, хорошо сложенный и очень торопящийся.

Дан осмотрел землю во дворе конюшни. Здесь на ограде он заметил царапину, оставленную сапогом, когда этот человек перепрыгнул ее, направляясь из конюшни.

Он внимательно всматривался в сумерки, окутавшие старые дома. Затем подошел к одному из сараев, где увидел молодого парня, отвязывавшего лошадь.

Дан позвал:

— Уинтер, подойди сюда.

Кол Уинтер обернулся, и узнав шерифа проворчал:

— Какого черта тебе нужно, Скотт? Мне нужно уезжать.

— Просто подойди сюда.

Уинтер выругался и отпустил поводья. Он был здоровым молодым парнем двадцати лет, хотя уже успел пристраститься к выпивке и любил похвастаться. Дану нужно было быть с ним поосторожнее. Ему не нравилась компания, с которой шастал молодой Уинтер, это были в большинстве своем метисы, которые не покидали карточного стола, на протяжении всего их пребывания в городе. Он видел, как Уинтер поглощал виски в больших количествах, но пока от него не было никаких неприятностей.

Уинтер подошел, уставившись на шерифа своим обычным презрительным взглядом.

— В чем дело, Скотт? Какого черта, ты придираешься ко мне.

— Выверни свои карманы, Уинтер.

Кол Уинтер зло взглянул на него.

— Какого дьявола?

— Одного человека оглушили и ограбили, ты вполне мог это сделать. У него украли около пятисот долларов.

— Я спустил все деньги за этот проклятый день. Мне даже никто не дал взаймы в этом вонючем городке.

Дан хотел похлопать по карманам Уинтера, но тот отпрянул назад и снова выругался.

— У меня ничего нет за душой. Какого дьявола, ты пристал ко мне, Скотт? Почему бы тебе не потрясти кого-нибудь другого?

В дверях сарая показался старик, держась рукой за голову. Кол Уинтер зло посмотрел на него и проворчал:

— Это ты, мистер, сказал, что я ограбил тебя?

Старик покачал головой:

— Я не говорил этого.

— Может это был все-таки он? — раздраженно спросил Дан.

Старик снова покачал головой.

— Я говорил тебе, что не видел никого. Я просто шел, когда меня ударили сзади. Я не могу сказать, что это был этот парень.

— Зато я могу, — настойчиво сказал Дан. — Я проследил следы по траве, которые ведут в этот сарай. Именно так грабитель мог улизнуть позади домов незамеченным.

В Уинтере закипала ярость.

— У меня нет этих чертовых денег, Скотт. У меня нет ни цента.

Дан оттолкнул его к ограде и обыскал, на этот раз Уинтер не пытался сопротивляться. Не найдя никаких денег, шериф выругался про себя.

— Будь ты проклят, Скотт, — сказал Уинтер. — Теперь ты видишь, что у меня нет ни цента. Ты оклеветал меня.

— Деньги где-то неподалеку, — настаивал Дан. — Ты увидел меня и у тебя было достаточно времени, чтобы спрятать деньги туда, откуда их можно взять позже. Ты хитер, Уинтер, слишком хитер для своего возраста.

— Я уезжаю, шериф, — прорычал Уинтер, — и ты меня не остановишь!

— Стой на месте. А ты, мистер, начинай искать.

Старику тоже все это не нравилось, но все же он начал осматривать стойло. Кол Уинтер посмотрел на Дана, потом резко повернулся и пошел к лошади. Дан схватил его за плечо и толкнул к ограде. Уинтер выругался и замахнулся на шерифа. Дан блокировал его удар, и сам нанес сильный удар правой в челюсть, так что Уинтер распластался на земле.

— Я же сказал тебе стоять! — прорычал он и сам стал осматривать другое стойло. — У него было не так много времени, он не мог спрятать деньги далеко.

Вместе они осмотрели остальные стойла и дошли до другого конца сарая. Здесь Дан увидел висевшее на стене старое седло. Когда он снял его, из него посыпались деньги. Он протянул седло старику и сказал:

— В следующий раз будь осторожней.

Старик собрал рассыпавшиеся деньги, остальные вынул из седла и пересчитал их.

— Четыреста семьдесят долларов, — сказал он Дану. — Все правильно.

— Тебе нужно пойти со мной в мою контору, чтобы составить рапорт против Уинтера, — сказал Дан и обернулся, в его руке теперь мерцал револьвер. Кол Уинтер смотрел на него полными ненависти синими глазами.

— У тебя нет против меня ничего, шериф. Я просто седлал здесь свою лошадь.

— Старика оглушили и ограбили, а деньги вот они, Уинтер. Ты был здесь один, так что пошли.

Кол Уинтер выругался и рванул к нему. Дан правой сильно ударил его в подбородок. Перекинув через плечо, потерявшего сознание Уинтера, он вышел из сарая. На улице старик разговаривал с несколькими ковбоями. Дан направился к ним.

Старик пощупал затылок, сунул деньги в карман и сказал:

— Ни к чему этот рапорт, шериф. Мы должны уезжать и у меня нет на это времени.

— Я хочу, чтобы ты составил обвинение, мистер, — сказал Дан. — Тебя ударили и обокрали, это сделал этот подонок.

— Я не видел того, кто меня ударил, — сказал старик.

Дан посмотрел на него. Уинтер пришел в себя и начал брыкаться. Шериф сбросил его на землю и зло проворчал:

— Послушай, мистер. Я слежу за порядком в этом городе. Этот подонок рано или поздно должен был нарушить закон. Тюрьма научит его лучше всяких слов и нотаций.

Старик посмотрел на ковбоев, стоявших позади него и снова покачал головой:

— Может быть он говорит правду. Я не могу точно сказать, что это он ударил меня и тем не менее деньги у меня. Прошу прощения, шериф, но я должен ехать. В следующий раз я буду осторожнее.

Кол Уинтер посмотрел на Дана Скотта и прорычал:

— Ты всегда придираешься ко мне, Скотт, каждый раз, когда я приезжаю в этот проклятый городок. Зачем тебе это нужно? Что я тебе сделал?

Дан Скотт шумно выпустил воздух и сурово сказал:

— Ты плохой парень, Уинтер и сегодняшний день доказал это. — Он увидел, что вокруг группы ковбоев стали собираться горожане и снова обратился к старику. — Мистер, я говорю тебе, что этот подонок ударил и ограбил тебя, я хочу составить рапорт против него. Может это только будет ему на пользу. Если его отпустить сейчас, в следующий раз он сделает что-нибудь похуже, может убьет кого-нибудь.

Стари вытер руки о штаны и спросил:

— Сколько уйдет на это времени, шериф?

— Суд состоится рано утром и тебе нужно будет дать показания. Я тоже дам свои показания по этому происшествию, а судья решит дело.

Старик покачал головой:

— Мы должны быть на реке Симплар послезавтра. Нам придется порвать контракт на перегон скота. Я не могу ждать, это все, что я могу сказать.

Он отошел назад. Дан выругался, а Кол Уинтер увидев свой шанс, громко заговорил.

— Вот так, Скотт, никто не хочет лгать против меня, ты не можешь меня задерживать дольше. Все знают, как ты придирался ко мне и наконец решил отыграться.

Дан резко повернулся и Уинтер отпрянул назад, защищаясь руками.

— Это тоже в твоем духе, не так ли? Ты здоровее меня и к тому же у тебя значок. Но теперь вокруг много людей и они увидят, что не могли видеть там, в сарае.

Уинтер потрогал свою челюсть и правый глаз, под которым уже проступал синяк. Старик тяжело вздохнул и махнул своим друзьям в направлении лошадей. Горожане быстро расступились, не спуская глаз с Дана Скотта, они видели ярость, закипавшую в нем, и каждый из них хоть чуточку, да боялся его.

Раф Копперфильд, владелец лавки прервал молчание:

— Успокойся, Дан. Может быть Уинтер прав. Из того, что я слышал, у тебя нет доказательств против него, ты сам можешь оказаться в дурацком положении на завтрашнем суде. Отпусти его и забудь про это.

Дан резко повернулся к высокому, хорошо одетому человеку.

— Забыть о том, что этот подонок ударил и ограбил человека?

Копперфильд покраснел, уже пожалев о том, что вмешался. Но теперь он не мог отступить, когда вокруг стояли его друзья.

— У тебя нет доказательств, Дан, вообще ничего нет. И как он уже сказал, ты всегда плохо относился к нему, как и к некоторым другим жителям города, без всяких причин. Я не собираюсь учить тебя, как следить за законом, но после этого случая пойдут всякие разговоры и люди будут боятся, даже разговаривать с тобой.

Дан Скотт молча взглянул на него, посмотрел на других, а затем вслед старику, удаляющемуся со своими ковбоями, после чего повернулся к Уинтеру и пробормотал:

— Убирайся из города и не показывайся здесь, Уинтер! Я не хочу видеть тебя в городе в течение месяца!

Уинтер повернулся к нему спиной, проговорив:

— У меня есть права. Если я захочу остаться, я останусь.

— Убирайся, подонок!

Уинтер заторопился, бросая косые взгляды через плечо. Дан Скотт тяжело посмотрел на Рафа Копперфильда и проворчал:

— Спасибо, Раф, большое спасибо.

Копперфильд покраснел и поторопился ответить.

— К черту, Дан, не думай об этом. Ты бы мог совершить ошибку, посадив его в тюрьму…

— Ошибку сделал ты, позволив ему отвертеться. Уинтер не успокоиться на этом, ты увидишь.

Шериф пошел сквозь толпу, которая быстро расступилась перед ним. Он на секунду остановился, посмотрев сначала на свою контору, потом на свой маленький домик, где его жена Лори работала в саду. Он проворчал ругательство в сторону Копперфильда и отправился к своему дому, не скрывая своего раздражения.

Раф Копперфильд вытер пот с лица, вошел в салун и заказал двойное виски. Некоторые из горожан последовали его примеру, собравшись в салуне, никто из них не хотел упоминать событие, случившееся несколько минут назад. Как и Копперфильд, они понимали, что Дан Скотт потерпел поражение и что это ему не понравилось. Горожане молча сидели в салуне, каждый со своими мыслями.

Минут десять спустя, в салун вошел улыбающийся Кол Уинтер. Он посмотрел на Рафа Копперфильда и спокойно сказал:

— Я тебе обязан, мистер Копперфильд. Этот Скотт слишком много на себя берет. Мне кажется, городу нужен новый шериф.

Раф Копперфильд медленно обернулся и посмотрел на Уинтера.

— Ты ходишь по лезвию, Уинтер! Я не уверен, что это ты ограбил этого старого дурака, но я и не исключаю этого. Тебе лучше сделать то, что сказал шериф.

Потрясенный словами Копперфильда, Уинтер пробормотал:

— Ты боишься его тоже, Копперфильд? Ну что ж, кажется весь город боится его. Он делает все, что хочет, а вы не смеете противоречить ему. Когда-нибудь, он выпустит кому-нибудь из вас кишки. А вы, черт бы вас всех побрал…

— Убирайся! — прорычал Копперфильд, замахнувшись.

Кол Уинтер не дрогнул и прогремел:

— Ну что ж, попробуй, мистер. Я покажу тебе, что я не трус.

Копперфильд понял, что сделал свою вторую ошибку за этот день, но он уже зашел слишком далеко, чтобы остановиться.

— Ты, наглый подонок… — с этими словами, он ударил Уинтера в челюсть.

Кол Уинтер увернулся и дважды ударил Копперфильда по лицу. Тот опрокинулся на пол, подскочив Уинтер ударил его сапогом в живот. Раф Копперфильд тяжело застонал, один из его друзей вынул револьвер и сказал:

— О'кей, Уинтер, хватит. Теперь убирайся.

Кол Уинтер вызывающе обернулся, но увидев револьвер направленный на него, посерел, поднял стакан Копперфильда и швырнув его в угол, прорычал:

— Запомните, вы все. Я не собираюсь оставаться ни с кем из вас, ни с вашим подонком — шерифом.

Он вышел, рывком распахнув дверцы, и направился к своей лошади. Он несколько раз покружился по улице, поднимая пыль, потом с диким криком пришпорил лошадь и помчался прочь, из города.

Раф Копперфильд поднялся на ноги, вытер лицо, обнаружив кровь на руке. Но когда кто-то хотел ему помочь, он оттолкнул его и пробормотал:

— Оставьте меня.

Люди снова расселись за столики. Копперфильд наполнил стакан и залпом его выпил, потом вышел из салуна и умылся в лошадиной поилке. Когда он вернулся, Бад Тренч, который работал в его лавке, сказал:

— Может тебе рассказать об этом Дану, Раф. Этого Уинтера надо наказать.

Раф нахмурился и снова наполнил свой стакан.

— Сказать об этом Дану Скотту? — проворчал он. — А не предупреждал ли он сам нас? — Он замолк, чувствуя, как горело лицо от кулаков Уинтера. Он винил во всем только себя самого. Остальные тоже успокоились, решив, что на этом инцидент закончен.

Лори Скотт стояла с пучком сорняков в правой руке. Она внимательно смотрела на человека, за которым была замужем уже два года, она видела его раздражение и злость, которые в последнее время были в нем каждый день.

— Что случилось, Дан? — спросила она, глядя ему в лицо.

— Ничего, Лори.

Дан прошел в калитку и направился к дому.

— Что-то случилось, Дан. Я это вижу.

— Обычные дела, — сказал он и потер шею ладонью.

— Неужели твои дела меня не касаются? Почему ты ничего не рассказываешь мне, Дан? Я твоя жена.

Дан Скотт остановился возле ступенек крыльца и оглянулся на жену. Он сильно любил ее; когда-то он был просто ослеплен любовью к ней. Но ему не хотелось, чтобы она вмешивалась в его дела.

Когда он женился на ней, то решил, что его работа не будет частью его домашней жизни. Он хотел, чтобы в его доме было счастье, для него это было место, где он мог расслабиться и забыть свои проблемы, споры, неприятности, кровь, злость и страх, царящие вокруг.

— Это не касается тебя, Лори. И может только обеспокоить.

Лори подошла к нему, когда он уселся в кресло, стоявшее на веранде. Когда Дан положил свои ноги на перила, она сказала:

— Тебе обязательно это делать, Дан? Я недавно протирала перила и уже…

Тяжелый стук его сапог, снятых с перил, заставил ее замолчать. Сжав губы, она наблюдала, как его взгляд устремился куда-то в сад, он перестал обращать на нее внимание.

В начале их знакомства, Дан был молчалив большее время, но она считала, что он стеснялся присутствия женщины. Она думала, что он переменится, когда она станет частью его жизни. Она чувствовала, что ошиблась.

— Я видела толпу возле салуна, Дан. Что там случилось?

— Одного человека оглушили и ограбили. Я выслал Кола Уинтера из города.

Лори посмотрела на него. Она была стройной молодой девушкой двадцати двух лет, с юным лицом, всегда готовым улыбаться. Ее глаза сияли озорством все время, за исключением последних шести месяцев.

Лори помнила ту ночь, которая переменила ее. Тогда Дан вернулся домой после стычки с двумя бандитами, которых он убил.

С тех пор он замкнулся в себе, а она ждала, когда он забудет это. Но это не проходило и она знала, что убийство тех двоих беспокоило его больше, чем это было видно по нему.

Лори снова спросила:

— Что случилось, Дан?

Он посмотрел на нее, его лицо стало жестче, глаза глубже запали, он постарел на несколько лет.

— Человек, которого ограбили, получил обратно деньги, и не смог опознать Уинтера. Он должен был ехать на реку Симплар и не мог ждать суда. Копперфильд и Тренч решили, что я придираюсь к Колу Уинтеру и уговорили меня отпустить его.

Теперь Лори поняла, она подошла ближе к нему и сочувственно посмотрела на него.

— Это случится позже, не так ли, Дан? — спросила она.

Дан Скотт мрачно посмотрел на нее.

— Что случится? — спросил он грубо.

— Люди вмешиваются, не понимая, что ты должен делать и как. Я понимаю, поверь мне, горожане нуждаются в твоей защите, но они в то же время хотят, чтобы ты поступал по-ихнему, ведь так?

Его тон немного смягчился.

— Я знаю свою работу и знаю, как должен поступать, Лори.

— Люди не благодарны, Дан, — настаивала она. — Я знаю это потому, как женщины города немного холодны со мной. Они уважают меня не столько за то, что я жена Дана Скотта одаренного и честного шерифа, сколько за то, что я жена человека, ожесточенного против всего мира и человека, который не терпит тех, кто переходит ему дорогу.

Дан посмотрел на свою жену.

— Они так говорят, Лори?

— Не совсем так, Дан. Но я могу это слышать за любыми ихними словами. Почему бы тебе не снять значок, Дан, ты займешься другим делом, а они получат возможность понять свои ошибки.

— Чтобы заняться фермерством нужны деньги, — сказал он.

— Да, — согласилась она. — Но отец всегда говорил…

— Я всегда сам выбирал свой путь, Лори.

Она снова отстранилась от него, почувствовав неожиданную злость. Она не любила это его упрямство. Всю свою жизнь до замужества она была избалованна своим отцом, который в ней души не чаял, и своей матерью, всю жизнь занимавшимися фермерством.

— Почему ты никогда не обсуждал этого со мной, Дан? — спросила она.

— Тут нечего обсуждать, Лори. У меня есть работа и мы можем копить деньги.

— Мы откладываем по десять долларов в месяц, Дан. И за это ты должен рисковать быть убитым каждый раз, когда на твоем пути оказывается какой-нибудь бандит.

— У нас достаточно денег, — возразил он.

Лори презрительно рассмеялась.

— Триста семьдесят два доллара, скопленных за два года, Дан. С такими доходами мы сможем купить свой дом только к семидесяти годам, если конечно будем живы. Что ты можешь возразить против этого? Бросай эту работу и пусть отец…

Дан встал и взглянул на нее таким тяжелым взглядом, которого она еще никогда не видела. Лори замолчала. Она знала, что зашла далеко и задела его гордость и упрямство.

— Ты знала, на что ты шла, — сказал Дан грубо и спустился по ступенькам во двор.

Лори стояла возле перил, глядя на него. Она хотела позвать его, но не находила нужных слов. Слезы наполнили ее глаза и она убежала в дом.

Дан Скотт направляясь в свою контору, думал о Коле Уинтере, который еще даст о себе знать.

Глава II

— Привет, шериф.

Высокий, хорошо одетый человек пригладил свои длинные волосы, его глубоко посаженные глаза насмешливо смотрели на Дана, что насторожило его и немного заинтересовало.

— Кто ты? — спросил он, заметив, что у этого человека был необычный пояс, в кобуре которого висел револьвер одной из последней восточной марки.

— Мое имя Том Хоррик. Выпьем?

Дан собирался отказаться от предложения, ему еще нужно было завершить свой обход, к тому же он хотел посидеть один в конторе и подумать о своем будущем.

Он любил Лори, и знал, что она печется о его безопасности, и что ее собственное счастье зависит от него.

— В городе все спокойно, — пробормотал Хоррик, как будто убеждая Дана, что его беспокойство о городе и его жителях напрасны.

Дан подошел ближе и оглядел Хоррика более внимательно. Он сказал:

— Кажется ты ехал на лошади дня два.

— Да, и решил остановиться здесь. Не знаю почему, но мне понравился этот широкий и чистый городок, что я не питал к городишкам, в которых бывал раньше.

Бармен принес виски.

— В каких городах ты бывал, Хоррик?

Тот криво усмехнулся.

— Какая разница, Скотт? Это не имеет значения. Мне нечего скрывать. Я ехал через земли Кринолин, пас скот целый год, играл в карты, а теперь решил попробовать себя дальше на Западе.

— Ты скрываешься, Хоррик? — склонился к нему Дан.

Лицо Хоррика растянулось в широкой улыбке. Он покачал головой.

— Я никогда не скрывался, шериф. Мне этого не нужно было делать.

Его самоуверенность обеспокоила Дана Скотта. Хоррик показался ему одним из бандитов, шаставших в поисках легкой добычи и искавших себе неприятностей.

— Это хороший город. Тебе нужно следить за собой.

— Я всегда слежу за собой, шериф. Я заговорил с тобой для того, чтобы получше узнать друг друга. Если я где-нибудь останавливаюсь, я предпочитаю быть в ладах с законом и деловыми людьми. Я всегда поступаю так.

Дан чувствовал, что Хоррик хочет сказать что-то большее, но он не собирался из него ничего вытягивать. Если Хоррик будет заниматься своими делами, у него не будет неприятностей. Но если он перейдет дорогу Дану или нарушит закон, ему несдобровать.

— Спасибо за виски, — сказал Дан.

— Не за что, — пробормотал Том Хоррик и посмотрел на Дана, ходившего по салуну. Он заметил, как жители городка смотрели на шерифа, как на нечто чуждое им, а не как на одного из них. Он и раньше замечал такое отношение к законникам и этому всегда находились причины.

Или шериф был нечестен, или слишком жесток, или чертовски хорош. Первое не могло относиться к Дану Скотту, это было видно по его лицу.

Дан закончил проверку салуна, перекинулся несколькими словами с барменом, и осмотрел карточный стол с четырьмя недавно приехавшими в город людьми. Убедившись, что все в порядке, он вышел на улицу.

Дан вытер лоб, с удивлением обнаружив, что сильно вспотел, что редко замечал за собой. Он снова подумал о Лори, о женщине, которую любил, он так же подумал о своей работе и о том была ли она его действительным призванием.

Это была его первая постоянная работа после нескольких лет скитаний. Он получал удовольствие от своей работы первые три месяца, когда он встретил Лори на танцах и полюбил ее.

Дан был просто ослеплен любовью, и это были счастливейшие времена его жизни. Лори согласилась выйти за него замуж, они поселились в маленьком домике на верхнем краю города.

Их жизнь, как он думал, была так же хороша, как жизнь многих новобрачных, хотя он и не мог создать Лори большой комфорт, к которому она привыкла у своих родителей, но она не жаловалась.

Дан отогнал прочь свои мысли, когда увидел четырех всадников, въезжавших в город со стороны зеленых прерий. Они ехали рядом, как делали многие путники, въезжавшие в неизвестный город.

Дан опустил руку к кобуре. В салуне он слышал разговоры, недовольные его приходом, но это мало его беспокоило. Копперфильд и его друзья вскоре забудут этот спор, хотя сам он может и не так скоро забудет его. Они займутся своими делами и когда в город придет новая беда их как всегда не будет поблизости.

Дан подошел к своей конторе, остановившись у крыльца, где его едва могли видеть эти всадники. Он не смотрел прямо на них, но краем глаза не упускал каждое их движение. Он изучил их с ног до головы, пока они не оказались в ста футах от него.

Неожиданно он замер. Эти четверо медленно разъехались. Один из них направился к нему. Дан видел его взгляд, устремленный на него, его сжатые губы, когда он закричал:

— Эй, законник!

В его голосе сквозила ненависть, которую смог легко различить Дан. Этот человек был мощного телосложения и немного неуклюжим. Все это заметил Дан, как и то, что его рука потянулась к револьверу.

На вопросы и споры не было времени. Дан отпрянул к крыльцу, понимая, что он один против четверых, но он был готов принять вызов.

Первая пуля пролетела в нескольких дюймах от него и неожиданно вся улица наполнилась движением так, как трое остальных начали дикую стрельбу.

Дан пригнулся, прицелился и выстрелил, но человек, в которого он целился, неожиданно рванулся у крыльцу салуна. Он услышал крик:

— Перекрой салун!

Дан выскочил из-за крыльца с револьвером в руке.

Он почувствовал удар пули в плечо и услышал крик:

— Джесси, добей этого проклятого шерифа!

Дан видел, как один из бандитов направил лошадь к нему. Уличный фонарь осветил его лицо, Дан увидел его злобное выражение и револьвер направленный на него.

Он бросился на землю, перекатился слыша свист пуль, приподнялся на локте и выстрелил. Его пуля угодила бандиту в грудь, он с вскриком выпал из седла.

— Он прикончил Джесси, Эд! — раздался крик на улице.

Дан видел, как бандит несколько раз дернулся на земле, потом резко перевернулся на спину и затих, широко раскинув руки, его лицо залила мертвенная бледность.

Остальные трое, со здоровяком во главе направили своих лошадей в сторону Дана. На крыльце салуна появились люди, но огонь бандитов заставлял их придерживаться укрытия. Другая сторона улицы была пустынна, ее освещал лишь слабый свет нескольких горящих окон. Шериф притаился и замер. У него не было укрытия, а если он бросится обратно за дома, то окажется под огнем трех бандитов.

У него не было выбора. Он чувствовал, как горело его плечо, но рана не мешала ему двигаться. Дан вскочил, дважды выстрелил, и бросился по улице, надеясь укрыться за корытом с водой, стоявшим в ста футах от участка. Он надеялся перевести там дыхание и осмотреться.

То, что эти четверо напали на него первыми, не смотря на его звезду и авторитет, значило, что у них были вполне определенные цели. Его лоб покрылся потом, он видел, как три бандита приближались к нему. Дан Скотт все еще находился на открытом пространстве, когда один из бандитов подъехал к лежащему неподвижно Джесси.

Дан прицелился и выстрелил, увидев, как этот бандит вылетел из седла, несколько раз перекатился и ударился в стену дома.

Двое оставшихся остановили лошадей и открыли стрельбу. Дан чувствовал, как мимо пролетали пули и ждал, что вот-вот одна из них попадет в него.

В этот момент распахнулись двери салуна и он увидел выскочившего Тома Хоррика с револьвером в руке, расталкивавшего горожан, собравшихся на крыльце. Дан почувствовал тревогу, перешедшую в облегчение, когда он увидел, что Хоррик стреляет в сторону бандитов.

Они развернулись и выстрелили в Хоррика, который хоть и находился под прикрытием крыльца, попал под их огонь.

Дан перезарядил револьвер и снова открыл огонь, что заставило бандитов отступить.

Здоровяк крикнул:

— Мы вернемся, шериф, ты увидишь! Ты убил моего брата!

Бандиты промчались по улице в нескольких ярдах от него, но его выстрелы не настигли цели.

Том Хоррик медленно поднялся на ноги, держась за грудь обоими руками, его револьвер остался лежать на земле. Дан поспешил к нему, увидев бледность на его лице и спросил:

— Ты сильно ранен, Хоррик?

— Они попали в меня дважды. Будь я проклят, я был слишком медлителен.

Дан отстранил его руки и увидел пятно крови на его рубашке. К тому же он был ранен в правую ногу.

— Тебе надо позаботиться о себе, — проворчал он.

Хоррик кивнул. Вокруг собирались люди, чувствуя вину за то, что не вступились за шерифа.

Раф Копперфильд спросил:

— Что здесь за ад творился, Дан? Мы выскочили из салуна, услышав дикую стрельбу.

Том Хоррик зло посмотрел на Копперфильда и сплюнул на крыльцо. Он сел воле перил, тяжело дыша.

Дан Скотт впервые заметил, что кровь стекает в его собственные сапоги. Он не мог поверить, увидев кровь на своих брюках, сочащуюся из раны на ноге.

Позади толпы, он увидел бежавшую к нему Лори, ее волосы развивались сзади. Она растолкала горожан и с ужасом посмотрела на него.

— Все в порядке, Лори, — поторопился успокоить ее Дан Скотт. — Нужно помочь ему. Его зовут Том Хоррик. Он помог мне и сам пострадал из-за этого.

Том Хоррик посмотрел на красивую молодую женщину, когда она повернулась к нему. На какой-то момент, он даже забыл о своих ранах.

— Могло быть хуже, — тихо проговорил он.

— Это моя жена, Лори, — сказал Дан Скотт. — Она поможет тебе.

Дан повернулся к Рафу Коперфильду, рядом с которым, как обычно стоял Бад Тренч.

— Отнесите его в мой дом, Раф, — сказал он и направился к трупу Джесси. Вокруг него снова собрались люди.

Кто-то сказал:

— Это Джесси Майн.

Дан Скотт и без этих слов узнал этого молодого бандита. Другой, тот здоровяк, должно быть его брат, Эд Майн, преступник, которого разыскивали в дюжине городов. До этой ночи, Джесси всюду следовал за своим братом, они наводили ужас в окрестностях Плато, но видно им было опасно дольше оставаться там.

Дан подошел к другому бандиту и обнаружил, что он жив и просто без сознания. Он приказал двум горожанам оттащить его в контору. Вернувшись к салуну, он увидел, что Лори ждет его, в то время как Копперфильд и Тренч несли Хоррика к дому Дана.

Он сказал ей:

— Позаботься о нем как следует, Лори.

Она с тревогой посмотрела на него.

— Тебе ведь тоже нужна помощь. Ты ранен в плечо и в ногу.

— Пули попали в мякоть. Я прийду, как только проверю этого бандита и приготовлю все для похорон Джесси Майна. Ступай, Лори.

Лори не стала с ним спорить, слыша твердость в его голосе и видя упрямство в его глазах. Она посмотрела на него с жалостью и сказала:

— Хорошо, Дан. — Она ушла.

Дан Скотт направился в контору, где один из горожан сказал ему, что с бандитом все в порядке, что его плечо перебинтовано. У него была сломана ключица, но пуля отрикошетила, не причинив ему большого вреда.

Они отволокли раненого бандита в камеру, где Дан запер его. Сам он уселся на стул под беспокойными взглядами двух горожан.

Один из них сказал:

— Черт возьми, Дан, тебе тоже нужна медицинская помощь.

Дан улыбнулся, не зная почему. Он положил голову на стол, чувствуя, как начинает неметь все тело. Он почувствовал, как кто-то трогал его плечо и потерял сознание.

Глава III

Дан Скотт очнулся, тревожно осмотревшись вокруг, тут он отчетливо вспомнил события предыдущей ночи.

Он откинул одеяло испустил ноги на пол. Он почувствовал сильную боль в правой ноге, когда оперся на нее и тут же откинулся обратно на кровать, пытаясь сдержать стон, который все же вырвался из его глотки.

Услышав его стон, в комнату вбежала Лори, она увидела, что он снова пытается сесть и сердито закричала:

— Дан, что ты делаешь?

— Встаю, что еще?

— Ты не можешь, Дан.

Дан сердито посмотрел на свою жену.

— Не говори мне, Лори о том, что я могу делать или не могу.

Лори замерла на месте, пораженная злостью в его голосе. Он сел и снова спустил ноги на пол. На этот раз он лишь поморщился, чувствуя все ту же жгучую боль в правой ноге. Чувствуя устремленный на него взгляд, он проворчал:

— Со мной действительно все в порядке. Просто нога немного онемела и все.

Лори больше не спорила с ним. Дан надел рубашку и потянулся за сапогами. Он осторожно одел их и улыбнулся.

— Прости, Лори, я просто не в себе.

— Да нет, ты в себе, — сказала она и вышла, вскинув голову.

Дан вытер пот со лба и потрогал повязку на своем плече. Потом он попробовал подвигать им и обнаружил, что боль слабее, чем он ожидал.

Он медленно прошел через комнату, в полную силу ступая на правую ногу, и когда дошел до ванны, его хромота была уже едва заметна.

Дан подтянул пояс с кобурой и направился в комнату, откуда доносились приглушенные голоса, один из них принадлежал доктору Уилсу Симпсону.

Прислонившись к косяку, Дан приветственно кивнул старому седому доктору. Потом он подошел к месту, где лежал Том Хоррик. Его лицо было серым, лоб прорезали глубокие морщины, потрескавшиеся губы были плотно сжаты, его глаза были закрыты и он тяжело дышал.

Симпсон вяло сказал:

— Он выживет, но он потерял много крови. Я думаю, что ему лучше не двигаться, мы обсуждали это с Лори, по крайней мере не сегодня.

Дан пристально посмотрел на Лори, она быстро отвернулась, сказав:

— Я приготовлю завтрак.

Дан сел на стул и сказал равнодушно:

— Он очень помог мне, док, и возможно спас мне жизнь.

— Я слышал, он единственный бросился на помощь.

— Все случилось неожиданно, — сказал Дан, хотя он не забыл того, как нерешительно топтались люди на крыльце салуна, когда он вступил в схватку с четырьмя бандитами.

Доктор Симпсон что-то пробурчал про себя и закрыл свой черный саквояж. Встав, он задумчиво посмотрел на Дана, потом в сторону кухни. Оттуда доносился звук гремящей посуды.

— Отдохни немного, Дан. Ты плохо выглядишь. Если ты хоть немного уважаешь мое мнение, я настаиваю на том, чтобы ты полежал пару дней.

— Я не могу, — ответил Дан.

— Копперфильд и Тренч охраняют твоего заключенного. Я ходил к нему перед тем, как прийти сюда. Он останется жив.

Дан потрогал свое плечо.

— Бандиты вернутся, сказал он.

— Я слышал. Сын Томпсонов видел, как они уезжали из города, кажется один из них был ранен.

— Я думаю, что ранил Эда Майна, — сказал Дан.

Симпсон внимательно посмотрел на него.

— Это война не для одиночки. Весь город должен подняться на твою защиту, иначе никто больше не захочет быть шерифом здесь.

Дан Скотт криво усмехнулся.

— Пока что, я сам еще на ногах.

— Как долго? — спросил доктор и вышел, когда в комнату вошла Лори с подносом. Она поставила его на стол и Дан увидел на нем яичницу с ветчиной для себя и дымящийся бульон для Хоррика. Лори сказала:

— Я должна его покормить.

Дан пожал плечами и начал есть. Лори посадила Тома и с трудом начала вливать бульон в его рот. Дан молча закончил завтрак, увидев его кружку пустой, Лари спросила:

— Еще кофе?

— Да.

Он снова замолчал. Один раз он поднял голову и хотел что-то сказать, но передумал. Вид Лори подсказывал ему, что она была расстроена тем, что он снова хотел заняться своей работой, оставив ее одну.

Дан встал, стряхнул крошки с рубашки и вытер рот салфеткой, которую она положила возле его тарелки. Подтянув кобуру, он сказал:

— Я должен идти.

— Тебе нужно отдохнуть.

— Нет. Бандиты вернуться, может не сегодня, но скоро. Эду Майну не терпится довести дело до конца.

Лори не сказала больше ни слова. Дан снял с вешалки шляпу и одел ее на голову. Он несколько мгновений смотрел на залитую солнцем улицу, потом сказал:

— Если сможешь, переведи его на нашу кровать. Он должен удобно лежать со своей простреленной грудью. Ты ложись на кушетку, а я останусь на ночь в конторе.

— Как хочешь, Дан, — сказала она, повернув голову, ее взгляд торжествовал. — Я слышала, что сказал доктор Симпсон. Это не только твое дело. В городе полно мужчин, которые должны тебе помочь.

— Они помогут тогда, когда захотят, — сказал Дан, вышел на крыльцо и пошел через двор, стараясь, как можно меньше хромать.

Когда он подошел к салуну, то почувствовал, как сквозь повязку на ноге, засочилась кровь. Он пошел дальше, чувствуя, что люди издалека наблюдают за ним.

Его ждала новая схватка и он должен был быть к ней готов. На этот раз он не мог рассчитывать на помощь, которую ему оказал Том Хоррик. Дан думал о том здоровяке. Прошлой ночью он был слишком самоуверенным, и казалось, не сомневался в успехе задуманного ими дела. А Дан ввязался в схватку, которая была не меньшим делом для любого из горожан, чем для него самого.

Дана поразило то, что ему помог странник, которому казалось вообще не было дела ни до чего, творящегося в городе. Он вошел в свою контору, Копперфильд поднял на него свои заспанные глаза, Тренч сидел возле стены и также посмотрел на Дана.

Раф Копперфильд выглядел удивленным.

— Дьявол, Дан, мы не ожидали, что ты так быстро встанешь на ноги после вчерашней ночи. Я могу покараулить сегодня. Бад сам откроет лавку.

— Не надо, Раф. Я в порядке. Вы итак много сделали, за что я вам признателен.

— Мы просто сидели здесь с оружием в руках. Это было не трудно.

— Этого достаточно.

Дан медленно прошел через комнату и сел на стул за столом, который освободил Копперфильд. Раф махнул в сторону камеры и сказал:

— Это Пит О'Мара. Его кузен уехал с Эдом Майном. Он говорит, что они вернутся. Майн для того, чтобы отомстить за младшего брата, а Бен О'Мара, чтобы освободить его.

Дан кивнул не очень удивленный этой информацией. Его предостерегали о том, что Майн появился в окрестностях города и он сам кое-что знал о нем. Он со своими людьми занимался разбоем и прибирал к рукам все, что мог. Наверное, Эда Майна разыскивали в Рио, и он решил поискать другое место для разбоя. Он поехал на север в надежде, что его здесь плохо знают ион сможет найти более прибыльное дело для себя и своих компаньонов. Дана смущало то, что бандиты приехали в город, предварительно не разведав обстановку в нем.

Дан сказал:

— Спасибо, Раф, ты можешь идти.

— Ты уверен, что с тобой все в порядке?

— Я прекрасно себя чувствую.

Раф с Тренчем вышли на крыльцо. Раф направился к лавке, намереваясь заняться своим делом после этого дежурства. Внутри конторы он чувствовал себя в безопасности за толстыми стенами, с винтовкой в руках и висевшим на стене револьвером.

Он никогда не носил оружия, решив еще много лет назад, что человеку с оружием легче сыскать неприятности. Подходя к лавке Раф думал о том, что симпатизировал Дану Скотту, человеку, бесстрашно вступившему в схватку прошлой ночью, и которого еще ждали неприятности. Его чувства не шли дальше простой симпатии и в то же время, считал Дана дураком.

Сам он лишь охранял раненого заключенного, запертого в камере. Раф не гордился этим, но знал, что этого достаточно, чтобы о нем заговорили, и возможно будут говорить больше, чем он сделал на самом деле.

Раф Копперфильд был доволен собой, он чувствовал, что восстановил утраченное к себе уважение после того, как он вступился за Кола Уинтера.

Время медленно тянулось для Дана Скотта. Ему не нравилось сидеть в мрачной конторе с заключенным, Питом О'Мара в качестве единственной компании.

Лори принесла ему еду и немного пищи для заключенного, ее отношения с Даном были все еще натянуты. Он узнал, что Том Хоррик по-прежнему очень слаб, но ему удобнее лежать в их кровати.

Лори ушла, а он предался размышлениям, пока не пришел доктор Симпсон, который сменил повязки на нем и на заключенном.

После того, как доктор ушел, контора показалась ему еще мрачнее и пустыннее, как будто он сам был здесь заключенным. Он снова подумал о своей жизни с Лори, и о беспокойствах, которые она доставляла ему.

Дан решил, что Лори заслуживает большего, чем он может ей дать. Возможно он бросит службу после того, как разберется с Майном и может даже примет предложение ее отца.

Его рассердило то, что он так неожиданно изменил свое мнение, но чем больше он об этом думал, тем становилось очевиднее, что это единственный выход, если он не хочет потерять Лори.

Так он размышлял, сидя в конторе с заключенным, который не спускал с шерифа глаз.

Дан думал о своем будущем, когда на крыльце появилась группа горожан. Впереди шел Темплтон из телеграфного агентства, позади него шли Копперфильд и Тренч. Остальных Дан тоже знал. Все это были деловые люди, жители этого города. Он почувствовал, что наступает очередная беда.

Джуб Темплтон вошел в контору первым, к удивлению Дана за ним вошел Джон Барлоу. Вид отца Лори был мрачным, казалось он колебался.

— Мы хотим поговорить с тобой, Дан, — сказал Темплтон, когда все вошли, Копперфильд старался остаться позади всей группы.

— О чем Джуб? — спросил Дан Темплтона.

— О том, как ты следишь за порядком в этом городе, Дан. Мы благодарны тебе за то, что в городе тихо, но нам кажется, что силы человека не беспредельны. Ты ранен, и может быть ты захочешь отдохнуть несколько недель, поезжай на Восток, расслабься, наберись сил.

Предложение не удивило Дана, но рассердило его.

— Вы хотите снять меня с должности? — обратился он к плечистому человеку, проницательно смотревшему на него, он пытался скрыть свое раздражение.

— Просто отдохните после схватки с Майном. Мы думаем…

— Это просто повод, чтобы отвести беду от города? — спросил Дан.

Темплтон покраснел.

— Никто не говорит этого, Дан. Мы все видели, как ты бесстрашно вступил в схватку с бандитами, хотя может для этого не было повода.

Дан вышел из-за стола, внимательно посмотрел на Джона Барлоу и спросил:

— Ты тоже так думаешь, Джон?

Барлоу облизал губы и потер руки о штаны. Дан знал, что это был прямой человек, он никогда не лгал, тем более в подобных ситуациях.

Барлоу проворчал:

— Тебе нужно уехать.

— Для спасения города и Лори?

— Для обоих, Дан.

Дан прошел вдоль группы людей, задержав взгляд на каждом. Он остановился перед Рафом Копперфильдом, сказав:

— Ты тоже в этом участвуешь, Раф? Выйди, чтобы я хорошенько мог видеть тебя. Ты видел банду, собирающуюся разграбить город и…

— Мы не знаем их намерений, Дан, — поспешил возразить Темплтон. — Некоторые из нас видели, как они спокойно ехали, когда ты схватился за револьвер…

— Вы не видели, что Эд Майн первым взялся за оружие, увидев меня? Поэтому никто из вас не высунул носа, пока все не стихло?

Темплтон поморщился и мрачно взглянул на Дана. Было видно, что он больше не хочет выступать в роли говорившего.

Но вместо него заговорил Джон Барлоу.

— Меня не было в городе в этот момент, Дан, но с дюжину человек говорят, что ты преградил дорогу этим четверым, и у них не было выхода.

— Да ведь их разыскивают! — рявкнул Дан.

— Но не в этом городе. У нас и без них хватает своих неприятностей, не так ли? Они не могли принести вреда здесь, они просто ехали своей дорогой, ища более легкой наживы.

— Более легкой? — не унимался Дан. — Что может быть легче, чем ограбить этот город, когда целая толпа забилась в угол при малейшей опасности?

Не обращая внимания на своего тестя, Дан снова прошелся вдоль этой делегации, пристально вглядываясь в каждого человека. Он остановился возле стола, едва сдерживая жгучее желание послать их всех к черту.

— Мы хотим, чтобы ты остепенился, Дан, — сказал Джуб Темплтон. — Или ты сделаешь это, или снимай значок.

Дан Скотт раздраженно смотрел на них. Он тяжело отдышался перед тем, как махнуть рукой в сторону камеры, где заключенный получал настоящее удовольствие от этого спора. Пит О'Мара глядел в спину Дана, не беспокоясь о своем заточении, он знал, что так или иначе он получит свободу.

— Посмотрите на него, все. Он убийца, кузен Бена О'Мара, которого разыскивают за грабежи и убийства. Они орудовали с Эдом Майном, грабя и убивая людей. Вы хотите, чтобы я целовал им ноги и дал ключи от города? Если так, то вы плохо меня знаете.

— Мы знаем тебя уже давно, Дан, — резко сказал Джон Барлоу. — Я и твоя жена хотим, чтобы ты успокоился. Этого хотят люди, которые видели, как ты жестоко избил Кола Уинтера, и весь город, который знает, что ты вынудил банду Майна к перестрелке. Никто не хочет, чтобы ты убивал и меньше всего я.

— Уинтер ограбил старого ковбоя, оглушив его сзади, — возразил Дан.

— Старик уехал, не выдвинув никаких обвинений, — проворчал Барлоу.

Дан посмотрел на него.

— В этом городе никого не обвиняют кроме меня, ведь так, Джон? Но я был прав, я знаю, что Уинтер совершил это преступление, но дураки помогли ему остаться безнаказанным. И те четверо напали на меня потому, что знали, что я шериф, потом бы они занялись грабежом. О'кей, вы получите мой значок, но не раньше, чем я буду готов отдать его.

— Когда это случится? — равнодушно спросил Джуб Темплтон.

— Как только я отвезу его в Таксон и передам его тем, кто знает, как с ним поступить.

— За ним могут приехать его друзья. Неужели, ты не понимаешь этого? — спросил Джон Барлоу.

Дан зло посмотрел на него.

— Да, я понимаю это, Джон, и мне кажется вы все тоже это понимаете. Но вы можете не беспокоиться, никто не собирается звать вас на помощь. Пейте, отдыхайте и прячьтесь в своих домах. Я же останусь здесь, а утром уеду. Когда я вернусь, я буду свободным человеком, город будет в вашем распоряжении.

Некоторые из пришедших мрачно молчали, но они не могли возразить таким важным людям, как Копперфильд, Темплтон и Джон Барлоу.

Дан Скотт еще раз мрачно оглядел всех и проворчал:

— Хорошо, а теперь идите, все. Джон, скажи Лори, чтобы она не беспокоилась, я пробуду шерифом не больше недели. Потом я займусь тем, что хочет она.

Барлоу хотел что-то еще сказать, но Дан зло отвернулся от них, сел за стол и углубился в бумаги, лежавшие на нем. Темплтон, видя, что все идет, как он хотел, не стал больше возражать.

Он сказал:

— О'кей, еще неделя, Дан. Мы найдем тебе замену за это время. Мне очень жаль, но со временем ты поймешь, что мы были правы. Ты очень много сделал для нас, но может быть ты стал слишком самоуверенным. В нашем городе все тихо, но если придет беда, мы все встанем на его защиту.

Дан не обращал на него никакого внимания. Он слышал, как люди выходили, и когда закрылась дверь, он поднял голову.

Джон Барлоу не ушел с остальными. Он сказал:

— Я еще не закончил, Дан, я не займу у тебя много времени.

Дан зло посмотрел на него, но Джон сделал знак, чтобы он молчал. Он подошел к столу и сказал:

— Я не такой неблагодарный, как остальные, если бы я не беспокоился о Лори, я был бы на твоей стороне. Ты все делал правильно. Город не смог бы сам себя защитить, но это не твоя вина. Я вхожу в городской совет и знаю мысли этих идиотов. Они используют все твои силы, платя за это самую мизерную плату, и отворачиваются от тебя, когда приходит беда. Я хочу для Лори нечто большее, чем это и ты тоже заслужил большего для себя. Не принимай это близко к сердцу, Дан. Ты не будешь жалеть об этом. Мое предложение остается в силе. Рядом с моим домом есть отличная земля, на которой можно прекрасно устроиться. Мы сделаем это все вместе, ты, я, моя жена и Лори.

Дан некоторое время смотрел на него, потом сказал:

— Я поступлю так, как захочу, Джон и не буду слушать ничьих советов. Может ты задумал хорошее дело, но мне кажется, если я начну советовать тебе, как жить, ты вскоре разоришься.

Джон Барлоу вытер пот со лба и сказал:

— Я старше тебя, и повидал многое, Дан.

— Это бесспорно. А сейчас тебе лучше пойти к своим друзьям. Я должен кое о чем подумать.

— Подумать? О чем?

— Как помешать бандитам пристрелить меня, как собаку, освободить заключенного и разграбить город. Я не думаю, что это будет легко, но пока я ношу звезду, я попытаюсь сделать это.

— Ты чертов идиот, Дан Скотт, и когда они будут хоронить тебя, они будут думать о тебе только это.

— Каждый выбирает свой путь, — сказал Дан, и Джон Барлоу выскочил из конторы. Когда к нему подошел Джуб Темплтон, чтобы предложить выпить, он проворчал:

— Или к дьяволу!

Джон Барлоу направился в верхнюю часть города, чтобы увидеть свою дочь. Дан Скотт разозлил его, но беспокойство за свою дочь перевешивало все остальное. Он вошел на веранду, где его ждала Лори.

— Что случилось, папа? — спросила она быстро.

— Дан носит звезду шерифа последнюю неделю.

Настроение Лори приподнялось.

— Он наконец согласился?

— Нет, он не соглашался ни с чем. Его просто вынудили.

Джон Барлоу вошел в дом и налил себе виски. Он сел на диван, думая о том, что его жена с беспокойством ждала его. Но он знал, что Этхел не будет задавать лишних вопросов. Она была женщиной, которая позволяла ему все решать за них двоих, за что он был очень ей благодарен.

На город опускалась ночь. Дан Скотт сидел один в своей конторе. Он знал, что как только Эд Майн будет готов, он приедет сюда, полный ненависти к человеку, убившему его брата, с ним приедет Бен О'Мара, родственник которого сидел в камере. Возможно они найдут еще людей.

Дан откинулся на стуле, проверил свой револьвер, винчестер и посмотрел на темную улицу, прислушиваясь к звукам, которые могли сказать ему, что ждать осталось недолго.

Глава IV

Кол Уинтер узнал о перестрелке в городе, случившейся после того, как он уехал. Он решил, что хотел бы присутствовать при последнем вздохе Дана Скотта.

Он кружил по холмам в поисках лагеря Эда Майна, который должен был быть неподалеку, если он только собирался повторно атаковать городок Холстер-Крик.

Уинтер неожиданно наткнулся на них, даже слишком неожиданно для него, хотя он и искал их. Он выехал на небольшую полянку, устав от езды, когда увидел человека, с направленным на него винчестером. Другой человек сидел возле костра, казалось появление незнакомца его ничуть не беспокоило. Третий человек стоял под деревом, с револьвером в руке. Он сказал:

— Слезай с лошади, мистер!

Кол спрыгнул с седла и пошел к костру, держа руки подальше от кобуры. Он улыбался человеку, сидевшему возле костра. Его плечо было перебинтовано, он глядел на Кола с подозрением.

— Должно быть ты Эд Майн, — сказал Уинтер и понял, что прав, увидев, как взметнулись брови бандита.

— Я Кол Уинтер, раньше жил в Холстер-Крике.

— Раньше? — спросил Эд Майн.

Присев на корточки, Кол не услышал, как сзади к нему подошел человек. Он проявлял интерес только к Эду Майну, человеку, о котором ходили разные слухи.

Бен О'Мара ударил его прикладом винчестера в бок и сшиб на землю. Он наклонился и вынул из кобуры Уинтера револьвер, третий бандит тоже подошел к нему и пнул сапогом по ребрам.

— Убить его, Эд, или послушаем? — спросил Бен О'Мара. Это был мощный человек с лысеющей головой и массивными челюстями, весь его вид говорил, что это опасный человек, который не перед чем не остановится.

Кол Уинтер пробормотал:

— Зачем вам это нужно? Я ведь сам искал вас.

— Нас как раз и интересует, зачем ты пожаловал, мистер? — ухмыльнулся третий бандит, но Эд Майн был спокойнее их, остужая свой кофе, он сказал:

— Оставь его, Сид. Он уже не мальчик и возможно у него что-нибудь есть на уме.

Сид Ньюман пожал плечами, взял свою кружку с кофе, проворчав:

— О'кей, Эд, поступай, как знаешь.

Кол Уинтер, потеряв самоуверенность, пощупал свои ребра, зло посмотрев на Бена О'Мара. Он раздраженно сказал:

— Я не поладил со Скоттом. Я доставлял ему лишь одни неприятности.

— А кто этот Скотт? — спросил Эд Майн.

— Шериф. Вы что не знаете его?

— Никогда не слышал о нем.

Кол был удивлен.

— Но по тому, что я слышал о нападении на него, я решил, что вы знали его раньше.

— Он законник, и этого достаточно, парень, — пробормотал Эд, отхлебывая кофе, и не спуская с Кола глаз.

Выражение лица Уинтера изменилось, он приподнялся на корточках, отряхивая пыль со штанов. Он больше не смотрел на Бена О'Мара, так как понял, что может навсегда остаться в этом лагере.

— Тогда у вас нет никаких дел в Холстер-Крик? — спросил он немного погодя.

— Нет.

Кол облизал губы, жалея, что приехал сюда. Он конечно ненавидел Дана Скотта и сам себе пообещал, что в один прекрасный день рассчитается с ним. Но он не ожидал, что приехав сюда, сам попадет в свою ловушку. То, что он был еще жив, говорило о том, что Эд Майн что-то хочет от него.

Потом Майн спросил:

— Ты знаешь этот город?

— Конечно.

— Что находится рядом с офисом шерифа?

Уинтер задумался, рисуя в своем мозгу серое здание со двором, ведущим на заднюю улицу, рядом не было никаких лавок, лишь пустынная улица. Он холодно ответил:

— Он стоит на отшибе, Майн.

— Для тебя, мистер Майн, подонок! — прорычал Эд. Кол забеспокоился. Он не мог добежать до своей лошади, так как через два шага он будет уже холодным трупом.

— Конечно, мистер Майн, я извиняюсь.

— Как в городе относятся к этому Скотту?

Уинтер задумался, неуверенный в ответе.

— Я думаю, что не плохо.

— Он много сделал для города?

— Да, кое-что сделал.

Эд Майн усмехнулся, резко сказав:

— Ты лжешь, парень. Этот шериф — одиночка. Мы видели это. Говори правду или я выпотрошу тебя. Кто может нам помешать?

Уинтер покачал головой.

— Ночью город быстро пустеет.

— Когда закрывается салун?

— В полночь там уже тихо.

Эд Майн поднялся на ноги, залпом допил свой кофе и бросил кружку Бену О'Мара.

— Мы отправимся туда сегодня ночью.

— А что с ним? — спросил Бен О'Мара.

Эд Майн пожал плечами.

— Он поедет впереди и послужит для нас хоть каким-нибудь прикрытием.

Кол Уинтер посмотрел на него, Майн направился к своей лошади, но вдруг резко обернулся, рассматривая его.

— Это не устраивает тебя, парень?

Кол потряс головой.

— Я искал вас, чтобы поговорить и может быть помочь расправиться со Скоттом.

— Ты боишься его? — спросил Майн.

Кол обозлился.

— Будь я проклят, если это так!

— Тогда поедешь впереди и отвлечешь внимание шерифа. Пока он занимается тобой, я пристрелю его. Бен, ты с Сидом освободите Пита, потом выпотрошим салун, возьмем, что надо и смоемся.

Кол Уинтер почувствовал, как по его лицу бежали ручейки пота. Он знал, что у него нет выхода. Он отбрасывал все аргументы, которые приходили к нему в голову. Может быть позже, по дороге, ему удастся ускользнуть в темноте, он скроется в холмах, дождется утра и поедет в город узнать, что там случилось. Он не хотел бы быть вовлеченным в это, а после смерти Скотта, он смог бы спокойно жить в городе.

Он подошел к своей лошади, вскочил в седло и попытался выглядеть спокойным под взглядом Бена О'Мара и Сида Ньюмана.

Эд Майн махнул рукой, чтобы он показывал дорогу, и он поехал впереди, петляя по прерии, затем выехал на дорогу, ведущую в город.

Лори, придя в контору шерифа, увидела своего мужа, сидящего за столом с винчестером нацеленным на нее. Она замерла, а Дан проговорил:

— Черт побери, Лори, ты хочешь быть убитой?

— Нет, Дан, не хочу. Я хочу поговорить с тобой.

— Не сейчас.

— Я думаю, что это лучше сделать сейчас, Дан. Папа рассказал мне о том, что случилось сегодня. Я не скрываю, что довольна этим, но тебе это должно быть не приятно.

Дан встал и бросил винтовку на стол. Он был зол на Лори последние месяцы, и был зол на себя самого, потому что ей удалось подойти к конторе и остаться незамеченной им.

Он сосредоточил свое внимание на краю города, откуда с холмов появилась банда Майна, и откуда он ожидал, что она появится снова. Другой конец города упирался в высокие горы. За ними находилась безводная страна, изрезанная ущельями.

— Я сказал твоему отцу, что сниму звезду через неделю. До тех пор я все еще шериф и у меня есть работа, я должен отвезти заключенного в Таксон.

Лори посмотрела на молодого парня, сидевшего в камере, и с удивлением обнаружила, что он красив, чего она не ожидала от бандита. Она с трудом верила, что такой парень мог быть одним из бандитов напавших на ее мужа.

— Отец сказал, что тебе лучше попросить помощи у горожан. Он сам бы хотел помочь тебе охранять заключенного, а утром ты отвезешь его в Таксон. Конечно, это лучший выход, Дан.

— Ты права, что так было бы лучше, но этого не произойдет, Лори. Ты плохо знаешь этот город.

— Ты просто упрямо отказываешься от их помощи. До тех пор пока ты будешь таким, горожане будут избегать тебя. — Лори подошла к нему, нежно глядя ему в глаза. — Я люблю тебя, Дан Скотт, и я хочу чаще быть с тобой. Но я не могу так больше жить, не зная, когда кто-нибудь придет ко мне и скажет, что мой муж убит на службе.

— Подожди еще неделю, Лори и тебе не надо будет беспокоится. Я уже говорил тебе, что приехал в город без денег и единственная работа, которую я нашел тогда, была должность шерифа. Я старался делать как можно лучше свою работу, и теперь я никому не нужен. У людей есть разные профессии: одни содержат магазины, другие салуны, третьи занимаются фермерством. А я — шериф.

— Ты дурак, вот кто ты, Дан!

Дан Скотт печально улыбнулся.

— Ты говоришь, как твой отец, Лори. Иди домой. Возможно, сегодня ночью будут неприятности и я не хочу, чтобы ты оставалась здесь.

Лори пошла к двери, бросив на него тяжелый взгляд. Ее губы задрожали и она насмешливо сказала:

— Ты никогда не слушаешь, и теперь я поняла почему. Ты превратился в сторожевого пса, Дан. Ты не можешь уже жить без стрельбы и убийства.

Дан тяжело вздохнул и вытер пот с лица. Когда он снова поднял голову, комната была пуста. Он выругался и заторопился к двери. Пит О'Мара спокойно сказал:

— Если бы у меня была такая жена, Скотт, я открыл бы камеру и выпустил заключенного, чтобы он встретился со своими друзьями. Потом бы я поселился в городе, наделал кучу детишек и тратил бы денежки ее отца.

Дан не обратил внимания на его слова и Пит продолжал:

— Все равно тебе ничего не удастся, шериф. Эд собирается пустить тебе кровь. Он, Бен, Сид и остальные приедут сюда и выпотрошат город.

Дан закрыл дверь и вернулся за стол. Он выругался про себя, когда через окно увидел одинокого всадника, направлявшегося к городу из мрачной прерии.

Он сунул револьвер в кобуру, поднял винчестер и торопливо проверил патроны. Потом загасил лампу и направился к задней двери, ведущей во двор. Он подошел к углу дома, чувствуя напряжение во всем теле. Сейчас он не думал ни о Лори, ни о ее отце, ни о ком-нибудь другом.

Изнутри раздался голос Пита О'Мара:

— Они убьют тебя, шериф, потому, что ты чертов идиот!

Дан видел, как всадник замедлил движение, въехав в город. Слабый свет уличных фонарей еще не освещал его, но что-то в нем было знакомо, его манера сидеть на лошади, сутулость и то, как он держал поводья.

Вокруг было тихо, только шумел ветер. Воздух был жарким. Скотт навел винтовку на всадника и крикнул:

— Эй, ты, двигайся медленно и подними руки.

Кол Уинтер остановил лошадь и почувствовал, как пот стекает по его лицу. Он знал, что как только Майн и его компаньоны достигнут окрестностей городка, они забудут о нем и будут заняты лишь своими делами. Он никогда не был в большей опасности расстаться с жизнью, чем сейчас.

— Я сказал медленно ехать, а не останавливаться. Тебе лучше послушать меня, иначе тебя ждут неприятности. Перед тобой представитель закона этого города.

Кол посмотрел по сторонам, вытер со лба пот и направил лошадь по улице. На него упал свет, и узнав его Дан Скотт выругался и прорычал:

— Черт возьми тебя, Уинтер, я же сказал тебе держаться подальше от города.

Уинтер чувствовал в его голосе ненависть.

— Меня хотели убить, Скотт, — сказал он.

Дан опустил винчестер, не заботясь больше о безопасности.

— Подъедь сюда.

Кол Уинтер медленно направился к нему. Дан Скотт стоял возле крыльца, когда трое бандитов выстрелили в него.

Уинтер издал крик и пришпорил лошадь. Поняв его причастность к этому нападению, Дан вскинул винчестер и выстрелил. В одном из нападавших он узнал Эда Майна.

Двое других бандита выскочили из-за дома, стреляя на ходу. Дан выругался и нырнул в открытую дверь конторы. Шум, поднявшийся в городе, сказал ему, что жители были разбужены стрельбой, и он надеялся, что кто-нибудь придет к нему на помощь.

Перед крыльцом появилась лошадь Майна. Дан выстрелил в него и увидел, как бандит пошатнулся, но все еще продолжал стрелять.

Дан отпрянул назад, закрыв дверь. Когда он снова открыл ее, то почувствовал удар пули в бок и выронил свою винтовку. Дан потянулся за револьвером, когда во мраке двора возникла чья-то фигура.

Выхватив револьвер, он отпрянул в сторону, сразу четыре пули вонзились в стену дома. Дан ожидал, что в любой момент в дверь вломится Эд Майн и прикончит его. Он решил утащить с собой в могилу, как можно больше бандитов.

Пит О'Мара истошно закричал:

— Бен, он здесь внутри, он ранен. Добей его, черт возьми!

— Заткнись, — рявкнул Дан, и в этот момент возле крыльца появился всадник, который дважды выстрелил. Пули защелкали по стене дома, шериф выстрелил в ответ.

Позади него не унимался Пит О'Мара:

— Черт возьми тебя, Бен, добей его!

Дан выскочил в дверь и трижды выстрелил в ближайшего к нему всадника. Он видел, как тот пригнулся в шее лошади и потом неожиданно вывалился из седла на улице перед конторой.

Дан снова закрыл дверь и бросился к окну. Он выбил стекло, решив теперь занять оборону внутри помещения.

Притаившись он услышал, как один из бандитов прокричал:

— Черт возьми, он ранил меня, Эд!

Потом сзади раздалась брань и Пит О'Мара дико закричал:

— Бен, Эд, прикончите его. Он здесь один.

О'Мара резко потряс решетку, но лишь создав шум. Он изрыгал проклятия и так ненавидел Дана, что если бы у него был малейший шанс, он бросился бы на него даже со связанными руками. Снаружи кто-то пробежал, потом раздалось несколько выстрелов и Дан услышал голос Джона Барлоу:

— Ты в порядке, Дан?

— Да, я в полном порядке.

Джон Барлоу проскочил мимо окна, дважды выстрелив и затем показался в дверях. Дан Скотт пошел к нему навстречу, они обменялись взглядами. Барлоу тревожно оглядел помещение и спросил:

— Это были они?

— Да, банда Майна.

Барлоу выругался.

— Мы не ожидали, что они вернутся так быстро.

— Вы ошиблись.

Дан вышел на крыльцо. Перед конторой собралась толпа горожан, у некоторых в руках были ружья. В стоявшей тишине, он мог слышать топот удалявшихся лошадиных копыт.

Он сунул револьвер в кобуру и пошел во двор. Там он поднял с земли труп бандита и отнес его во внутрь своей конторы. В дверях уже собрались горожане.

Дан указал Питу О'Мара на труп и спросил:

— Кто это?

О'Мара мрачно взглянул на него и выругался. Дан достал ключи, открыл камеру, схватил Пита за плечи и прижал к стене.

— Я задал тебе вопрос, мистер. Отвечай, или я размозжу твою башку.

О'Мара тревожно посмотрел на него, облизав губы.

— Какая разница, как его имя, ведь он мертв. Его звали Сид Ньюман.

— Там было еще двое. Это Майн и твой кузен?

— А кто же еще, законник? Они еще вернутся.

Дан ударил его в живот и снова запер камеру. Потом он оттащил тело Ньюмана к столу, поднял с пола свой винчестер и повернулся к горожанам, которые все это время молча наблюдали за ним.

Он сказал:

— Я собираюсь в Таксон. Кто-нибудь, оседлайте мою лошадь, принесите мне немного запасов пищи и виски.

Джон Барлоу с тревогой посмотрел на него.

— Ты хочешь ехать ночью, Дан?

— А почему нет? Бандиты вернутся, как сказал О'Мара. Пока они обнаружат, что меня здесь нет, я буду уже далеко.

Он подошел к столу, порылся в бумагах и положил в карман объявление, в котором за голову Эда Майна назначалась награда в 1000 долларов.

Потом Дан прошел сквозь толпу на крыльцо, он слышал, как кто-то подзывает его лошадь на заднем дворе. Он постоял на крыльце, глядя в другой конец города, затем пошел по улице, оставив толпу с ее мыслями.

Дан вошел в дом и нашел Лори, поджидавшей его, она была бледна и обеспокоена. Она бросилась в его объятия, по ее лицу текли слезы.

Дан крепко обнял ее, чувствуя, как задрожало ее тело, он сказал:

— Все хорошо, Лори. Они уехали.

Лори посмотрела на его бок и еще больше побледнела.

— Ты опять ранен, Дан. Когда это кончится?

— Скоро. Перевяжи меня и собери сумки.

Она посмотрела на него.

— Зачем? Что ты собираешься делать?

— Я должен закончить свое дело, потом я оставлю службу.

Лори снова рассердилась.

— Но ведь ты ранен.

— Все будет хорошо. Если я останусь здесь, я могу попасть еще в большие неприятности.

Лори пошла подогревать воду, а Дан заглянул в комнату, где лежал Хоррик, тот казалось был смущен. Дан вошел в комнату и спросил:

— Тебе лучше?

Хоррик пожал плечами, ответив:

— Кажется нога заживает, но грудь все еще болит. Боюсь, что я еще долго здесь проваляюсь, Скотт.

Дан посмотрел на него, видя, что бледность спадала с его лица, благодаря заботам Лори.

— Сколько еще? — спросил он.

— Не знаю. Я слышал, ты уезжаешь, Скотт. Я уеду, как только смогу.

Дан вытер пот со своего лица. В комнату вошла Лори, Дан был раздражен улыбкой Хоррика, которая появлялась у него при ее появлении и тем, как он смотрит на ее тело. Он дал Лори перебинтовать свой бок, встал, поцеловал ее в щеку и сказал:

— Кажется, он быстро поправляется, Лори. Я вернусь быстро, как только смогу.

Лори смотрела ему вслед, когда Дан подошел к дверям, Том Хоррик позвал его.

— Не беспокойся о доме, Скотт. Я вскоре встану на ноги и присмотрю за ним.

Дан оглянулся, неожиданно разозлившись. Он не мог понять блеска, появившегося в глазах Хоррика.

— Сделай это, — сказал он.

Дан вышел. Он собирался на веранде, когда Лори подошла к нему.

— Тебя что-то беспокоит, Дан. Я хотела бы, чтобы ты поделился со мной.

Дан посмотрел мимо нее в глубь дома и сказал:

— О'кей, я скажу тебе. Выпроводи Хоррика отсюда, как только он встанет на ноги. Не знаю почему, но его присутствие здесь, беспокоит меня.

Лори посмотрела на него.

— Что ты имеешь в виду, Дан?

— Я не знаю сам, но я видел его раны и мне кажется они не так серьезны, чтобы заставить его лежать в постели.

— И ты говоришь об этом после того, как он спас тебе жизнь?

Дан отстранил руку со своего плеча, спустился во двор и направился к конторе. Его лошадь была оседлана и седельные сумки наполнены провизией.

Во дворе по-прежнему толпились люди, ожидая его отъезда. Он прошел сквозь них, подхватил Пита О'Мара и усадил его на вторую оседланную лошадь. Потом он сам влез в седло и оглянулся на толпившихся горожан. Найдя глазами Джона Барлоу, Дан сказал:

— Присмотри за Лори, Джон.

С этими словами он пришпорил лошадь и выехал из города, его окутала ночь.

В конце улицы, Пит О'Мара сказал:

— Тебе не удастся сделать этого, шериф. Эд Майн читает следы, как книгу.

— Если мне этого не удастся, то ты тоже не выживешь, О'Мара, — ответил Дан, потом он добавил: — Если я услышу от тебя хоть одно слово до Таксона, я заткну твой рот кулаком, мистер. Храни молчание.

О'Мара выругался, но покорно поехал за ним, казалось, весь город вышел посмотреть на их отъезд, не были исключением и Лори со своим отцом.

Джон сказал:

— Я не знаю, что случилось с ним, Лори. Он так хорошо начинал, но потом изменился, обозлился и никого не слушает.

Джон Барлоу не мог видеть ее лица в темноте, он не видел, что оно было мокрым от слез. Слова Дана о пребывании Хоррика в его доме задели ее больше, чем все его грубости. Она поняла, что между ними образовалась брешь, которую может она уже никогда не сможет преодолеть.

А в нижнем конце города, сидя в седле, Кол Уинтер размышлял о том, что он открыто выступил против шерифа этой ночью.

Он не знал, рассказал ли Скотт кому-нибудь о том, что он был с бандой Майна, но он не собирался проверять это. Кол понимал, что пока жив Дан Скотт, он не сможет спокойно жить в Холстер-Крике.

Уинтер пришпорил свою лошадь, отправляясь вслед за Даном Скоттом и его заключенным в направлении Таксона.

Глава V

Пит О'Мара угрюмо бросал злобные взгляды на шерифа, его запястья ныли от веревки, которой были связаны его руки. Солнце уже взошло и он чувствовал, как его одежда пропиталась потом.

Пит проворчал:

— Неужели нельзя было посадить меня в тени, шериф?

— Заткнись!

Дан Скотт разжег костер и поставил вариться кофе. Потом он привязал свою лошадь и лошадь Пита в тени под деревом, все время держа винчестер наготове.

Он сел возле костра, думая о том, что Эд Майн наверное уже направился по их следам. Они ехали не останавливаясь всю ночь и уже далеко отъехали от Холстер-Крика.

— Ты не довезешь меня до Таксона, законник. Еще никому не удавалось накинуть мне на шею петлю!

— Я это сделаю, мистер, — сказал Дан.

О'Мара поудобнее уселся и вытер свое лицо о плечо. Пот ручьями стекал по его лицу на рубашку. Как и Скотт, он понимал, что Эд Майн и его кузен Бен наверное уже обнаружили, что шерифа нет в городе и поехали по его следам. Каждую минуту он ожидал увидеть Эда и Бена, которые теперь наконец прикончили бы шерифа.

Кофе сварилось и они немного позавтракали. После завтрака Дан отвел обеих лошадей к воде и напоил их. Вернувшись, он развязал веревку, связывающую Пита и подтолкнул его к лошади.

— Мы будем ехать целый день, так что побереги свои силы, мистер. Завтра мы будем уже недалеко от Таксона и тебе лучше не рыпаться.

О'Мара покорно подошел к лошади, помня тяжелые кулаки шерифа. Он был крутым парнем, но Пит решил, что он не из тех, кто сможет противостоять Эду и Бену, если они нагонят их.

Пит влез в седло и дал пристегнуть свои руки наручниками к седлу. Поводья его лошади, Дан перекинул ему через шею. Они снова тронулись в путь, впереди у них была дальняя дорога. Всю дорогу Пит О'Мара ругался про себя, надеясь, что их следы будут заметны для Эда и Бена. Ему очень хотелось прикончить Скотта.

Кол Уинтер ехал под палящим солнцем, то и дело вытирая со лба пот. С тех пор, как он выехал из Холстер-Крика, он ехал по следам двух лошадей. Кол знал, что отстает от них лишь на несколько часов, и что может догнать их, пришпорив лошадь.

Он въехал на холм и вдруг замер, недоверчиво глядя на человека, возникшего перед ним.

Бен О'Мара сказал:

— Езжай сюда, парень!

Кол Уинтер понял, что уже второй раз попадается в западню. Он сказал:

— Я надеялся догнать их, О'Мара.

— Тебе не на что надеяться, разве что умолкнуть навсегда. Эд хочет видеть тебя.

Уинтер с удивлением посмотрел на него.

— Разве я не сделал в городе все, что вы хотели?

— Может быть. Слезай с лошади и иди вон к тем кустам. Одно неправильное движение, мистер, и ты труп.

Уинтер не стал спорить. Он спрыгнул с лошади и пошел к проходу в кустах. Подойдя к ним, он замер, увидев лежащего на земле Эда Майна, его лицо было бледным, как у мертвеца. Майн сказал:

— Будь ты проклят, мистер, ты бросил меня в городе. Я выпущу тебе кишки.

Уинтер побледнел.

— Ты сказал мне ехать к конторе шерифа, что я и сделал. Когда Скотт увидел меня, он пришел в бешенство.

— Тебе нужно было выманить его на открытое место, идиот! А он остался под прикрытием и мы не смогли пристрелить его, мало того, он сам меня серьезно ранил.

Уинтер стоял, глядя на Эда, он видел, что тот очень слаб. Он сказал:

— Мне раньше никогда не приходилось участвовать в таких делах.

— Тогда слушай меня, мистер, и не делай больше ошибок. Скоро я поправлюсь, а ты с Беном пока отправитесь в погоню за шерифом и прикончите его. Ты понял?

Уинтер угрюмо кивнул. К ним подошел Бен О'Мара и подтолкнул Уинтера к костру, проворчав:

— Вытащи из него эту пулю и побыстрее. Я буду следить за тобой, и если Эд умрет, я прикончу тебя.

Уинтер вытащил нож из кипящей в кружке воды, вытер лезвие и колеблясь наклонился к Эду. Майн спустил рубашку, обнажив ужасную рану. Уинтер поморщился.

Эд Майн прохрипел:

— Приступай, черт тебя побери! Бен не может этого сделать, его руки ни чуть не отличаются от его ног, но это не его вина. Тебе придется это сделать.

Уинтер крепче сжал рукоятку ножа. Сжав зубы, он начал ковырять кровавое месиво на плече Майна. Все это время, Майн не спускал с него глаз. Через десять минут Уинтер извлек пулю и откинулся назад, переводя дыхание.

— Теперь перевяжи меня, пока я не истек кровью до смерти! — прорычал Эд Майн. Кол Уинтер оторвал полосу ткани от своей рубашки и перевязал рану. Удовлетворенный Эд Майн откинулся назад, тяжело дыша, холодный пот стекал по его лицу.

Он долго молчал под взглядом Бена О'Мара, потом пробормотал:

— О'кей, Бен. Отправляйтесь освобождать Пита, когда вы вернетесь, я буду ждать вас на тех холмах.

Бен О'Мара встал, вывел свою лошадь из тени и вскочил в седло. Он как будто забыл о Коле Уинтере, пока не выехал на открытое пространство.

Потом он проговорил:

— Ну давай, мистер, ты должен знать кратчайшую дорогу в Таксон.

— Таксон? — переспросил Уинтер.

— Куда же еще, как не туда Скотт повезет моего кузена. Давай двигаться, черт тебя возьми!

Кол Уинтер не стал спорить. Он направился к лошади, а Бен сказал Майну:

— Если что-нибудь будет не так, я буду ждать тебя у границы, Эд. Через два, может быть три дня.

— Все будет хорошо, Бен. Используй этого парня снова. Скотт отвлечется на него, и у тебя будет шанс. Потом возвращайся за мной.

О'Мара кивнул и махнул Колу, чтобы тот ехал впереди. Теперь Уинтер понял, что вмешавшись в это дело, он совершил самую большую ошибку в своей жизни.

Они спокойно ехали остаток дня, и когда спал зной, пришпорили своих своих лошадей. После целого дня пути, они достигли земель, которые, как узнал Уинтер, принадлежали Джону Барлоу. Это была равнина, покрытая хорошей травой. Незадолго до захода солнца, Бен О'Мара остановил свою лошадь и внимательно осмотрел место стоянки, где шериф был всего несколько часов назад. Он спросил Уинтера:

— Отсюда еще далеко до Таксона?

Кол посмотрел в даль.

— Может быть еще день пути.

— Этого достаточно, — пробормотал Бен и пришпорил лошадь. Колу Уинтеру представился шанс и он хотел было воспользоваться им, когда Бен О'Мара резко развернулся и направил на него револьвер.

Казалось, что этот огромный тип не колеблясь выстрелит, Бен прорычал:

— Дьявол, Уинтер, не заставляй меня убивать тебя здесь! Езжай вперед.

Кол процедил сквозь зубы:

— Я не собирался удирать. Я ненавижу Скотта не меньше тебя, может даже больше.

— Никто не ненавидит законников больше меня, мистер, — сказал Бен и зло махнул рукой, чтобы Уинтер проезжал вперед. Утром они достигли излучины реки, где были видны свежие следы на сыром песке. Бен О'Мара спрыгнул с лошади, осмотрел следы и проворчал:

— Он близко. Теперь веди себя хорошо, парень, тогда может быть я тебя не убью. Ты поедешь впереди в пятидесяти футах от меня. Езжай быстро, но не пытайся ускользнуть от меня. Если ты это сделаешь, я найду тебя и медленно убью.

Уинтер выругался про себя.

— Скотт не дурак, — пробурчал он.

— Да, поэтому он ждет погони, и увидит тебя. Если он подзовет тебя, подъедешь и скажешь, что направляешься в Таксон в поисках работы.

— Он ведь видел меня с вами, черт, возьми, О'Мара! — возразил Кол Уинтер.

— Это не имеет значения, парень, езжай вперед и помни, что я сзади, и убью тебя, как только ты вильнешь в сторону.

Кол снова выругался, но поехал вперед. Начинало припекать солнце и мухи становились назойливыми. Кол ехал, стараясь придерживаться тени холмов. Достигнув края равнины, он изо всех сил пришпорил лошадь. Раздался выстрел, пуля просвистела возле головы лошади.

Лошадь шарахнулась в сторону, пытаясь удержаться в седле, Уинтер краем глаза видел, как Бен свернул в сторону. О'Мара теперь был уверен, что знает, где находится шериф и несмотря на шум, который он производил, он погнал лошадь во весь опор, с одной лишь мыслью достигнуть другого конца равнины и перекрыть Дану Скотту дорогу в Таксон.

Кол Уинтер скакал во весь опор, когда неожиданно наткнулся на место, где укрылся Дан скотт, с револьвером в руке.

— Я просто ехал мимо, Скотт, — пробормотал Уинтер.

— Никуда ты не ехал, мистер. Где остальные?

— Я удрал от них. Майн серьезно ранен, второй ранен тоже. Мне подвернулся случай и я удрал от него.

Дан Скотт раздраженно рассматривал его, не зная, верить ему или нет.

Он спросил:

— А что же ты делал вместе с бандой тогда, в городе?

— Они заставили меня. Я наткнулся на них, когда уезжал из города, бандиты заставили меня поехать впереди и отвлечь на себя твой огонь. Они хотели прикончить тебя.

— А может, ты сам присоединился к ним, мистер. Это выглядит правдоподобнее.

— Это не так, Скотт. Может, я и создавал неприятности, но я не убийца. Я хотел уехать в Таксон.

Дан обернулся и увидел, что Пит О'Мара старается развязать веревку, связывающую ему руки. Он бросился к нему и туже стянул узлы, заставив этим Пита грязно выругаться. Потом он приказал Уинтеру спешиться.

Шериф посмотрел на дорогу, она была пустынна. Он повернул было обратно к деревьям, под которыми стояли их лошади, раздраженный тем, что теперь ему было нужно еще присматривать за Уинтером, когда из-за поворота дороги выскочил Бен О'Мара, стреляя на ходу.

Дан пригнулся, почувствовав, как пуля оцарапала ему затылок. Кол Уинтер снова вскочил в седло, но Дан сшиб его выстрелом.

Уинтер попытался подняться, но выстрел Бена О'Мара добил его. Он упал снова, перевернулся и затих, поднятая им пыль, теперь опадала на него.

Бен О'Мара на ходу спрыгнул с лошади и бросился к месту, где сидел связанный его кузен. Он разрезал веревки и дал нож Питу, сказав:

— Теперь позаботься о себе сам, Пит. Я прикончу этого законника.

Бен поймал лошадь Уинтера и отвел ее к деревьям, Пит растирал онемевшие руки.

Дан Скотт пытался заглушить тошноту, которую он неожиданно почувствовал. Он отползал подальше от места стычки, проклиная себя и Кола Уинтера, которому он почти поверил, как последний идиот. И все из-за того, что он отпустил тогда Уинтера, послушавшись горожан, теперь он расплачивался за свою беспечность.

Дан дополз до поваленного дерева, и притаился за ним. Он слышал, как Бен О'Мара разыскивал его, один раз он видел бандита всего в ста футах. Но он лежал тихо, сомневаясь, что сможет попасть в Бена с первого выстрела, если он промахнется, то будет покойником.

Бандит прошел мимо.

— Где Эд? — спросил Пит Бена.

— Он тяжело ранен, и остался там.

— Где?

— Позади.

Пит О'Мара выругался и посмотрел в сторону, где находился город.

— Ему не уйти отсюда. Мы найдем его.

Бен покачал головой.

— Он пойдет в город кратчайшим путем, мы будем его поджидать у дороги.

— Я хочу убить его. Никогда я еще не желал так кого-нибудь убить. Я прикончу его, Бен.

— У тебя будет такая возможность, парень, — спокойно сказал Бен и помог Питу взобраться в седло.

Бандиты подъехали к реке, где остановились, чтобы напоить лошадей. Бен сказал:

— Жаль, что с нами нет этого парня.

— На черта он нужен? От него были одни неприятности.

— Зато он знал эту местность. Он бы сказал нам, где здесь ближайшее ранчо. Если Скотт еще жив, он наверняка направится туда.

Пит О'Мара вымыл руки, продолжая все время ругаться. Он ненавидел Дана Скотта, как еще никого на свете, этот законник бил его по дороге и привязывал к дереву на солнцепеке. Он хотел найти Дана и убить его любым способом. Кроме этого его ничто не волновало и никто, ни Эд, ни даже его кузен Бен.

Видя, что его родственник в не себя от ярости, Бен сказал:

— Тебе лучше немного поостыть, Пит. Скотт не так легко одолеть. Мы видели это.

— Да он ничто, от него даже отвернулась его жена и горожане.

— Как это, Пит? — спросил Бен. Пит рассказал ему обо всем, что он слышал, сидя за решеткой, и о ссоре Дана с его женой. Это не очень заинтересовало Бена.

— Бывает и такое, — пробурчал он.

Пит видя, что его брат устал, сам улегся на землю. Они лежали, когда Дан увидел их. Он пробирался на восток, теряя силы и ползя, его лицо было залито кровью, нога снова разболелась, рана на плече тоже открылась.

Силы покидали Дана, но он знал, что если отдохнет хотя бы день, он снова будет на ногах. Если ему повезет, он доберется до ранчо Барлоу, где о нем позаботятся.

Дан прокрался мимо бандитов, видя четырех лошадей, стоявших в тени. Он не решил добраться до них и отправился дальше. Дан собирался встретиться с ними позже и рассчитаться за все.

На восходе, Дан добрался до долины, где находилось ранчо Барлоу. Отдохнув минут десять, он встал на ноги и пошел к дому. Он добрался до ограды, перелез через нее и упал возле крыльца, думая о том, где черт возьми обитатели ранчо. Он вспомнил о том, что Джон Барлоу находился в городе у дочери. Дан дополз до двери, но она была заперта.

Шериф перевел дыхание, потом достал револьвер и трижды выстрелил в замок. После этого вошел в дом, закрыл за собой дверь, налил себе виски и рухнул на кушетку, стоявшую в комнате.

Он спал, когда поздно ночью вернулся Джон Барлоу со своей женой. Джон был взбешен спором с Даном, но как только он увидел его на кушетке, он резко сказал:

— Вскипяти воду, женщина, он сильно ранен.

Он посадил Дана, закатал его брюки и снял окровавленные повязки с его ран. Джон был раздражен нерасторопностью жены, которая, ему казалось, долго возилась с огнем. Когда она принесла воду, он сказал:

— Пусть он и дурак, но я должен о нем позаботиться. Он умеет драться, черт его возьми, и лучше всех, кого я видел.

Этхел Барлоу ничего не ответила. Она также беспокоилась о своем зяте и благодарила Бога, что Лори не видит всех его ужасных ран.

Дан пришел в сознание только спустя час после того, как его раны были обработаны и перевязаны. Открыв глаза, он осмотрел комнату, в которой сидел Джон со своей женой и сказал:

— Прости, Джон.

— Простить за что? Я говорил тебе, что это твой дом, твой и Лори, и что вы можете появляться здесь, когда захотите.

— Мне не нужно было сюда приходить, — сказал Дан. — Они ищут меня.

— Кто, Дан?

Джон Барлоу обеспокоено посмотрел на него, он знал, что Джан зря не паниковал.

— Эд Майн, Пит О'Мара и его кузен Бен.

Джон Барлоу выругался.

— Они напали на тебя?

— Бен О'Мара и Кол Уинтер.

— Уинтер, идиот!

— Он навел их на меня, — Дан поморщился, пытаясь сесть повыше.

Этхел Барлоу произнесла:

— Пожалуйста, не двигайся, Дан. Ты ослаб и тебе нужен покой. Тебе здесь будет хорошо.

— Они найдут мой след. Я не мог скрыть следы, мне приходилось местами ползти.

— Сколько же ты шел? — спросила она, поглядев на стоптанные подошвы его сапог.

— Миль десять, пятнадцать.

Этхел удивленно посмотрела на своего мужа. Джон Барлоу подошел к Дану и стянул с него сапоги, подошвы его ног были покрыты кровавыми мозолями. Джон выругался про себя. Он хотел что-то спросить Дана, но тот снова потерял сознание.

Глава VI

— Там кто-то есть, Джон, — сказала Этхел Барлоу своему мужу. — Мне кажется, я слышала шум возле дома.

Джон вскочил на ноги и взял винчестер. Лучше было проверить, чем гадать.

Он быстро прошел через комнату и резко распахнул заднюю дверь. Прогремел выстрел. Он отпрянул назад, ругаясь, Этхел закричала:

— Будь осторожен, Джон!

— Дьявол! — прорычал он и закрыл дверь. Когда кто-то попытался вломиться, он четыре раза выстрелил через дверь и услышал топот сапог. Он отошел от двери, достал револьвер из кобуры Дана и протянул его жене.

— Я думаю, ты знаешь, что делать, Этхел, — сказал Джон Барлоу.

Этхел мрачно кивнула.

— Знаю, Джон. Это уже случалось с нами.

Он торопливо подошел к передней двери и медленно ее открыл, увидев человека, крадущегося вдоль стены, он прицелился и дважды выстрелил. Он услышал, как застонал этот человек и увидел, как он исчез за углом.

Джон снова скрылся в доме, закрыл дверь и перезарядил винчестер. В этот момент Дан пришел в себя и сел, спустив ноги на пол.

Когда Этхел сделала ему замечание, он сказал:

— Я в порядке, мэм. Дайте мне револьвер.

— Нет, ты должен отдыхать.

— Это все из-за меня.

— Ты муж моей дочери, этого достаточно для меня. Твоя беда — наша беда. Так было всегда, с самого начала, несмотря на то, что говорили люди или Джон.

Джон Барлоу слышал слова жены и медленно вошел в комнату. Он был удивлен тем, что Дан Скотт стоял на ногах, вытянув руку, требуя кольт. Он сказал:

— Ты не в состоянии драться.

— Я могу, Джон. Не отстраняйте меня от этого.

Джон Барлоу чувствовал, что за словами Дана скрывается что-то большее, он кивнул жене, чтобы она отдала револьвер.

Дан проверил патроны и сказал:

— Ты смотри за передней дверью, я возьму заднюю.

Джон не стал спорить. Неожиданно снаружи раздался голос:

— Мы знаем, что ты там, Скотт и мы прикончим тебя ночью или с первыми лучами солнца. Эти дураки защищают тебя, что же, это их дело, но если бы я был на их месте, я бы выбросил тебя из дома и не встревал в это дело.

Джон Барлоу распахнул окно и выстрелил во мрак, в направлении голоса. Он услышал, как кто-то выругался и потом до него донесся приглушенный спор. Через несколько минут раздался удаляющийся топот копыт.

Дан сказал:

— Их только двое. Эд Майн еще не присоединился к ним.

Джон Барлоу ничего не ответил. Он был раздражен. Он жил мирной жизнью, растил дочь, и то, что он делал сейчас, он делал ради нее. С ним находилась Этхел, его жена, всегда готовая прийти к нему на помощь.

Он сказал:

— Если их только двое, то они уехали.

— Они вернутся.

Джон с Даном обменялись взглядами, Этхел тревожно переводила взгляд с одного на другого.

Она сказала:

— Мы укроемся здесь. Почему бы нам не отдохнуть остаток ночи? Если бандиты захотят драться, они приедут сами.

Ни у Дана, ни у Джона не было никаких весомых возражений против этого. Дан снова растянулся на кушетке, Джон отнес лампу глубже в комнату, чтобы можно было смотреть в окно, он сказал:

— Как твои раны?

— Все хорошо.

Джон Барлоу сел в кресло и стал заряжать винтовку. Глядя на него, его жена осторожно сказала:

— Ужасно, что подобные люди, как эти бандиты, разгуливают на свободе. Честные люди не могут спокойно поговорить у камина и насладиться общением с друзьями. Нам нужно установить здесь более жестокие законы.

Джон посмотрел на нее. Раньше она никогда не говорила о законе, лишь слышала мнение других. Он посмотрел на Дан Скотта, тот лежал на боку и ровно дышал.

Этхел вышла и приготовила кофе. Когда она вернулась и принесла его мужу, она сказала:

— К нему были несправедливы.

Старый фермер ничего не ответил.

— К нему были несправедливы, Джон, в том числе ты и Лори. Поэтому вы не замечали того, что он делал для всех нас, и не уважали его.

Джон Барлоу выругался.

— О чем, черт возьми, ты говоришь, женщина?

— Там в городе, — сказала она, — Лори была груба с ним. Женщине нельзя грубо относиться к своему мужу, тем более, когда он переживает тяжелые времена.

— Лори мало что видела хорошего от Дана, — защищал Джон свою дочь.

Этхел подошла ближе к нему.

— Не в том дело. Мы вырастили ее, ты и я. Когда я приехал сюда, здесь не было ни деревца, ни сада, ни ограды. Я помогла тебе, делая все, что было в моих силах. Ты много работал, никто не скажет, что ты ленился. Но ты не спрашивал нравилось ли это мне.

— Что? — спросил Джон грубо.

— Грязь и изнуряющая жара, дожди, которые обрушивались тогда, когда мы их не ждали, и то что временами нам нечего было есть.

Джон зло ответил:

— Что это ты вздумала жаловаться, женщина?

— Я никогда не жаловалась, Джон, ты это прекрасно знаешь. У Лори уже есть свой дом, хотя она замужем всего два года. Я думаю, что если бы люди занимались тем, что им больше по душе, они были бы счастливы. Мне нравится Дан Скотт, он прекрасный человек.

Джон Барлоу поднялся и налил себе виски, потом снова опустился в кресло. Он немного отпил из стакана, наслаждаясь хорошим напитком. Он все еще был раздражен.

— Я больше не хочу этого слышать, Этхел.

— Тебе придется выслушать меня, Джон Барлоу, — ответила она, садясь напротив него. Она прислушалась к дыханию Дана и твердо сказала: — Ты не справедлив к этому человеку, Джон. Горожане были не справедливы к нему и Лори тоже. Я бы не удивилась тому, если бы он уехал отсюда, забыв вас всех.

Джон Барлоу с трудом верил, что это говорит его жена. Он заерзал в кресле, неожиданно почувствовав себя неловко под ее прямым взглядом, больше он не мог вынести этого.

— Иди в постель, — пробормотал он. — Это мужское дело.

Этхел натянуто улыбнулась.

— Ты всегда руководствовался лишь своим авторитетом, а не своими чувствами, Джон Барлоу. Я разочаровалась в тебе сегодня.

Она встала, взяла из его рук стакан и поставила в буфет. Сняв накидку с плеч, она вышла из комнаты.

Джон посмотрел ей вслед, думая о ее словах и о себе. Отогнав, наконец свои нерадостные мысли, он вышел из дома и осмотрел двор, где остались следы лошадей бандитов. Посмеют ли они вернуться сегодня?

Он вошел в дом, снял сапоги и сердито сказал:

— Временами ты слишком много говоришь, Этхел.

— Зато в другое время я не договариваю, — отпарировала она, повернувшись к нему спиной. Этой ночью Джон Барлоу пожалел, что он не был холостяком.

Дан Скотт проснулся среди ночи и вышел во двор. Он поймал стройного жеребца, оседлал его и влез в седло. Он проверил свой револьвер, огляделся и что-то пробурчал под нос. Потом он пришпорил коня и направил его к дороге, ведущей в Холстер-Крик. Дан ехал по краю равнины, не заботясь о том, что его конь производил много шума, он знал, что его услышат те двое, которые охотились за ним.

Выехав на дорогу, Дан погнал лошадь во весь опор. Так он ехал около часа, потом остановился и прислушался к ночным звукам. Вскоре он услышал далекий стук копыт позади, он снова пришпорил коня и помчался дальше по прерии.

Движения Этхел Барлоу разбудили ее мужа. Он проворчал:

— Какого черта?

— Он уехал, Джон.

— Кто?

— Дан.

Джон несколько мгновений смотрел на нее, пока до него доходил смысл сказанного. Потом он откинул одеяло и вскочи на ноги. Он вышел в другую комнату, зажег свет и выругался, увидев пустую кушетку.

Этхел, накинув шаль, спокойно сказала:

— Он увел их. Дан решил не впутывать нас в это дело.

Джон мрачно взглянул на нее.

— Он поступил, как дурак.

— Нет, Джон, как благородный человек.

Джон снова выругался и пошел в спальню. Он оделся и нацепил пояс с кобурой. Этхел подошла к нему и поцеловала в лоб, сказав:

— Будь осторожен, Джон.

Барлоу открыл дверь и осмотрел двор перед тем, как выйти, потом он обернулся и сказал жене:

— Отправляйся утром к Мессанджерам и не беспокойся обо мне.

— Найди его, Джон. Скажи ему, что мы с ним, несмотря на то, чтобы не говорили про него, и чтобы ты сам не думал о нем. Он женился на Лори и стал нашим сыном, его беды — это наши беды.

Джон Барлоу спустился с крыльца, ругаясь про себя. Он устал за день и ему было тяжело подняться с кровати среди ночи. Но тем не менее, он влез в седло и поехал по долине.

Он думал о том, что Дан Скотт, несмотря на свои раны, решил увести бандитов от их дома. Он думал об этом человеке, который стал для него не чужим, женившись на его дочери, но пока Джон не мог согласиться, что Дан был во всем прав. С этими мыслями он проехал около часа, когда услышал впереди себя стрельбу. Джон Барлоу остановился, пытаясь определить, где стреляли, потом погнал лошадь во весь опор.

Выскочив на открытую поляну, он увидел, как двое стреляли в направлении кустов, за которыми виднелась лошадь. Не теряя времени, Джон открыл по ним огонь.

Воспользовавшись их замешательством, Джон прорвался к Дану. Спрыгнув с лошади, он подскочил к нему, сказав:

— Ты идиот, Скотт!

— Теперь нас двое идиотов, — ответил Дан, лежа в кустах. Прошло минут десять прежде, чем бандиты снова предприняли попытку атаковать их. Это была короткая перестрелка, которая не принесла большого вреда ни одной из сторон. Потом они услышали топот удалявшихся лошадей. Дан сказал:

— Они поехали за Эдом Майном. Он хитрее их.

Джон Барлоу промолчал, потом пробормотал:

— Раз они уехали, нам нужно двигаться. Тебе лучше вернуться.

— Я еду в город, Джон, сказал Дан Скотт.

— Какого черта?

— Это мой город, я дал присягу защищать его. Я не думаю, что ты поймешь меня. Я знаю, что Лори тоже не понимает этого, но я ничего не могу с собой поделать.

Джон Барлоу не стал спорить с ним. Он вытер со лба пот и проговорил:

— Что за дьявольская ночь с дураками повсюду.

Он подошел к лошади и влез в седло. Они выехали с поляны и поехали по прерии.

Дан Скотт останавливался трижды, каждый раз вслушиваясь в ночь и внимательно осматриваясь. После третьего раза он сказал:

— Я был прав, бандиты поехали к Майну.

— Как, черт возьми, ты узнал об этом? — зло спросил его Джон Барлоу.

— Пыль здесь не потревожена так же, как в двух предыдущих местах.

Дан снова пришпорил лошадь, оставив позади Джона, изумленно смотревшего на него. Теперь они ехали медленнее и когда позади осталось миль десять, Джон Барлоу прервал молчание.

— А что будет с городом и Лори?

— О чем ты, Джон?

— Она моя дочь, и этот проклятый город не слишком хорош для нее. Я не из тех, кто меняет свое мнение. Она не счастлива там и может быть, ты этому причина. Возможно, ей нужен человек, который будет пасти скот, заниматься ранчо, истекать потом, глотать пыль и пахнуть лошадьми. Она привыкла к этому.

— Я ее прямо спрашивал, пойдет ли она за меня замуж. Она сказала, что пойдет.

— Лори была еще девчонкой.

— Она не из тех, кто отступает от своих слов.

— Да, и в этом ее беда. Только ты сможешь освободить ее от данного ею слова.

Дан Скотт остановился, глядя на него в упор.

— Лори хочет этого?

— Может быть.

— Она говорила это?

— Она гордая женщина, слишком гордая, чтобы признать ошибку. Подумай сам, Дан. Ты не выпускаешь из рук оружия, это все, чем ты занимаешься. Ты не можешь успокоиться, пока не прикончишь кого-нибудь, как Кола Уинтера и ему подобных, или как Эда Майна и О'Мара.

— Кол Уинтер навел бандитов на меня. Эд Майн преступник, за голову которого назначена награда, а О'Мара повсюду разбойничают с ним, прибирая к рукам все, что привлекает их внимание. О'кей, может я не лучший шериф, и не разбираюсь во многих вещах, может быть я доставляю Лори лишь одни беспокойства. Но меня выбрали шерифом, Джон и я честно выполнял свою работу по наведению порядка в городе, хотя может быть не так, как этого бы хотелось другим.

Джон молча проехал несколько сотен ярдов, потом резко сказал:

— Я по прежнему считаю, что ты дурак, Дан. В старые времена я бы хотел иметь друга, как ты. Но те времена прошли, бандиты стали не такими наглыми и скрываются от людей. Они нападают и скрываются, боясь собственной тени. Если ты будешь продолжать жить, как раньше, ты вскоре станешь покойником. Ты все-таки дурак!

Дан Скотт ехал по дороге, думая о словах Джона. Он думал о том, считала ли Лори так же, как и ее отец. Он знал о том, что Этхел Барлоу была на его стороне, по-своему понимая его поступки. Но он обнаружил, что был уже не так уверен в своей правоте, он понимал, что Лори не могла так дольше жить.

Они продолжали ехать всю ночь и весь день, только раз сделав привал. Каждый из них думал о своем и они ехали молча, пока впереди не показались очертания города.

Дан Скот первым нарушил молчание.

— Я хочу, чтобы ты, как можно быстрее возвращался домой. Не стоит оставлять дом без защиты.

— Без защиты? — проворчал Джон. — О чем я должен беспокоится?

— Если ты не знаешь, я скажу тебе, — проговорил Дан и направил лошадь к городу. Подъехав к своему дому, он спрыгнул с лошади, в одном из окон он увидел очертания двух фигур. Это была его спальня, в которой стояли обнявшись мужчина и женщина.

Дан выругался, Джон Барлоу мрачно сказал:

— Может это не то, что ты думаешь, Дан.

— А что еще? — бросил Дан Скотт, поднявшись на крыльцо.

Не останавливаясь, он прошел через дом в спальню, создавая по пути, как можно меньше шума. Он застал их там. Хоррик, улыбаясь, обнимал его жену за плечи.

— Что, черт возьми, здесь происходит? — прорычал Дан.

Лори обернулась, пораженная его появлением, ее щеки запылали. Том Хоррик сказал:

— Я занимался, пытаясь разработать онемевшую ногу. Я и так долго лежал в постели.

— Слишком долго, — сказал Дан. Он оттолкнул Лори и правой ударил Хоррика в челюсть. Застонав, тот повалился на кровать, Лори закричала:

— Как ты можешь, Дан?

Дан зло посмотрел на нее, позади него послышалась ругань Джона. Дан вышел из комнаты, яростно хлопнув дверью. Джон долго и сердито разглядывал дочь перед тем, как проговорил:

— Кажется, мне нужно выпить.

Он вышел из комнаты, подошел к буфету, налил себе стакан виски и залпом проглотил его. Он стоял посреди гостиной, глядя во мрак ночи сквозь окно. Джон подумал, что не только город, но и все остальное было против Дана Скотта. Когда Лори подошла к нему, после того как позаботилась о Хоррике, он сказал:

— Ты опозорила меня, девчонка.

Лори посмотрела на него.

— Что ты сказал, папа?

— Я выразился довольно понятно, и то, что я увидел, было тоже понятным.

Лори не сводила с него взгляда, она потрясла головой, не веря тому, что он сказал.

— Папа, — позвала она. — Папа!

Джон Барлоу оттолкнул ее и отошел в другой конец комнаты. Он не собирался уклоняться от разговора совсем, но знал, что если этот разговор состоится сейчас, он может наговорить таких вещей, о которых потом может пожалеть. Он мрачно сказал:

— Лори, оставь пока все, как есть. Я останусь на ночь в городе и поговорю с тобой утром. Я думаю, тебе будет лучше уехать со мной на ранчо.

Лори сердито посмотрела на него.

— Я просто помогала Тому ходить, папа. Дан настаивал на том, что бы он как можно быстрее покинул наш дом. Я не знаю, с чего вы подумали иначе.

— Так ты не изменяла ему? — спросил Джон.

Лори покачала головой.

— Нет, папа. Я не думала, что это придет тебе в голову.

Джон поставил свой стакан в буфет.

— О'кей, — сказал он, посмотрев на нее. — Я скажу тебе. Если бы я пришел домой и застал мужчину, обнимавшего мою жену, я бы убил его, кто бы он ни был. Ты глупа, Лори, и ты выбрала для этого не подходящее время.

Лори посмотрела на него.

— Папа, но ведь ты не думаешь… — начала она.

Но Джон Барлоу надел свою шляпу и повернулся к ней спиной.

— Увидимся утром, девочка, тогда и поговорим. На твоем месте, я бы выгнал Хоррика из дома сейчас же, будь я проклят, если помешаю Дану прикончить его, если он этого захочет.

Джон Барлоу вышел из дома, захлопнув за собой дверь. В комнату вошел Том Хоррик, поразив Лори тем, что он смог пройти так много без прежней ее помощи.

— Может быть они правы, Лори, — сказал Хоррик.

Лори внимательно посмотрела на него.

— В чем?

— Я видел многих женщин, — сказал он. — Мне многие из них нравились, но я не любил ни одну из них, пока не встретил тебя. Твоя жизнь ужасна с этим служителем закона, который как будто хочет, чтобы его убили, твои родители не любят его. Завтра мы обо всем подумаем.

— Нам не о чем думать, Том, — сказала она ему.

— Не о чем? — его самоуверенная улыбка встревожила ее.

— Совсем не о чем.

— Поговорим утром, — сказал он ей. — Кажется, завтра будет много разговоров. Если хочешь, я защищу твою честь или пошлю твоего мужа ко всем чертям. Я спас ему жизнь, и может быть, это была моя самая большая ошибка.

Том Хоррик ушел в спальню и закрыл дверь. Он сел на край постели, ухмыляясь глядя на свою ногу, которую ничуть не потревожила его прогулка по дому.

Он рукой ощупал грудь, с удовольствием обнаружив в ней лишь слабую боль. Он откинулся на кровать, положив руки под голову и продолжая ухмыляться.

Это произойдет скоро, говорил он сам себе. Очень скоро…

Глава VII

На следующее утро в салун вошел Джон Барлоу, следом за ним вошли Раф Копперфильд и Бад Тренч. Он так же послал кого-то за Джубом Темплтоном. Все они были чем-то обеспокоены.

Бармен принес им виски и Джон за всех расплатился. Он сохранял молчание, пока в салун не влетел Темплтон, оторванный от своей повседневной работы.

— Какого черта, Джон? — спросил он. — У меня полно работы.

— Нужно поговорить, Джуб, — сказал Барлоу и взглядом окинул всех троих. Он допил виски и сказал: — Кол Уинтер присоединился к банде и навел ее на Дана Скотта.

Копперфильд посмотрел на него.

— Неужели этот парень способен на это?

— Так сказал мне Дан и я ему верю. Он сказал, что убил Кола, и у меня нет причин сомневаться в его словах.

Копперфильд побледнел и проворчал:

— Наверное, этот парень заслужил этого, он всегда нарывался на неприятности.

— Но дело не в том, — повысил голос Барлоу. — Дан был прав относительно Уинтера. Кажется, он единственный в городе понимал, как далеко может зайти этот юнец, если его отпустить.

Джон заказал еще виски.

Джуб Темплтон спросил:

— А в чем же главное дело?

— В том, что Дан вернулся в город без заключенного. Теперь я знаю о том, как будут рады жители города увидеть его провал. И теперь я говорю вам, что каждый, кто будет критиковать Дана, будет иметь дело со мной.

Темплтон внимательно посмотрел на него.

— Я не ослышался? — спросил он.

— Нет, черт возьми, Темплтон.

Темплтон мрачно ухмыльнулся.

— Что же заставило тебя переменить свое мнение о нем, Джон. Еще недавно ты был за то, чтобы сместить его с должности шерифа. Как я помню, ты был одним из первых, кто предложил это.

— Я сделал это только ради моей дочери, — оправдывался Джон Барлоу.

— Это не имеет значения, Джон. Дан Скотт согласился снять шерифскую звезду через неделю. Уже прошло три дня.

— Я изменил свое мнение, — сказал Барлоу. — Я хочу, чтобы вы кое-что сделали и если вы не сделаете, то будете отвечать. Вы должны помочь шерифу всем, чем можете. Вы должны взяться за оружие против этой банды убийц. Они напали на мой дом прошлой ночью и могли убить мою жену и меня. Это убедило меня в том, что Дан был прав относительно них и будь я проклят, если буду сидеть сложа руки и ждать, когда они убьют его.

Тренч посмотрел на своего босса, Рафа Копперфильда и заметил, что тот побледнел. Он сказал:

— Но, мистер Барлоу, мы не бойцы. Мы уже сделали все, что могли, мы охраняли Пита О'Мара, когда Дан был ранен. От нас ведь, конечно нельзя ожидать, что мы будем встречать на улице каждого бандита, которому вздумается проехать через город? Мы не армия.

— Тогда вам нужно создать ее, если вы хотите остаться в живых. Я собираюсь уехать и привезти свою жену в город, чтобы она жила с дочерью. После этого, я хотел бы снова встретиться с вами, и я хочу, чтобы вы составили список людей, на который шериф мог бы положиться в случае, если бандиты нападут на город. Дан думает, что бандиты вернуться, а он ведь никогда не ошибается, не так ли? Он упустил заключенного, но он тяжело ранил Эда Майна и всадил пулю в Пита О'Мара. Дан думает, что бандиты вне себя от ярости, и что они собираются предпринять налет на город. В прошлый раз ему никто не помог, кроме этого подлеца.

— Ты говоришь о Хоррике? — удивленно спросил его Темплтон.

— О ком же еще?

— Какого же черта ты называешь его подлецом? Я разговаривал с ним и он произвел на меня впечатление вполне порядочного человека.

— Меня не волнует какое впечатление он произвел на тебя, Темплтон, — сказал Джон Барлоу. — Ты слышал, что я сказал.

Темплтон посмотрел на остальных, но они были не в меньшем замешательстве, чем он сам. Он сказал:

— Я думаю, что мы поступим по-своему. Каждый должен заниматься своим делом.

— Я прожил в городе дольше тебя, Темплтон. Ты ясно слышал, что я сказал. Если ты не поможешь Дану, и с ним что-нибудь случится, я прикончу тебя.

Джуб Темплтон вскочил, вытирая руки о штаны.

— Никто так не разговаривал со мной, Джон, никто.

— Я сделаю то, что сказал, — прорычал Барлоу, допил виски и прошел к выходу, оттолкнув с дороги Копперфильда. Он остановился возле дверей, оглянулся на них и сказал:

— Дан Скотт никогда не просит о помощи, но вы поможете ему. Вы слышали, что я сказал, тем более вы сами выбирали его шерифом. Когда Эд Майн залечит свои раны, он с такой яростью набросится на город, как этого не делал ни один бандит.

Джон вышел из салуна и вскочил в седло. Он провел ночь в конюшне, хотя так привык спать в постели, что чувствовал себя ничуть не отдохнувшим.

Утром он оседлал лошадь и направился к дому Дана Скотта. Остановившись у ограды, он позвал Лори. Когда она вышла, Джон громко сказал:

— Я привезу в город твою мать. Будь готова встретить ее.

Лори хотела что-то ответить, но Джон повернул лошадь и выехал из города.

Дан Скотт видел, как Джон Барлоу вышел из салуна, он был обеспокоен его встречей с Тренчем, Темплтоном и Копперфильдом, но потом решил, что это не его дело.

Он посмотрел в сторону своего дома, где находилась Лори, Дан по прежнему любил ее, несмотря на то, что она, возможно, предала его.

Дан сидел у окна своей конторы и думал о Томе Хоррике. Хоррик вероятно нравился многим женщинам. Он был высокий, смуглый и довольно красивый. Он был спокойным человеком, но как убедился Дан, он мог за себя постоять.

Дан не питал особой ненависти к Хоррику, хотя и очень желал чтобы тот исчез из города с Лори или без нее.

Он встал, вынул винчестер из пирамиды, прочистил его и зарядил. Затем он тоже самое проделал с остальными винтовками. Дан разложил их в разных местах по помещению, превратив офис шерифа в крепость, готовясь к атаке, которая была неотвратима. Теперь он не был уверен, что Эд Майн будет действовать также прямолинейно, как в прошлый раз, после того, как он сам был ранен и потерял Сида Ньюмана.

Дан ожидал, что бандиты постараются проникнуть в город незаметно, не рискуя больше, и если ему не удастся остановить их, они разграбят город и никто больше не помешает им.

Он пытался предусмотреть все, что они могли предпринять, но он был один и никто не прикрывал его сзади.

Его мысли прервал Джуб Темплтон, вошедший в контору. Он был один, но Дан сразу понял, что он выступал не только от своего имени, по тому, как он самоуверенно держался.

— В чем дело? — спросил Дан.

— Джон Барлоу сказал, что банда Майна вернется.

— Я тоже так думаю.

— Мы не хотим, чтобы это случилось. Я целый час разговаривал с горожанами и мы решили не ждать пока ты сам снимешь значок. Мы хотим, чтобы ты это сделал сейчас же.

Дан уставился на него.

— Почему вы так решили, Темплтон? — спросил Дан.

— Ты представляешь для города угрозу не меньшую, чем Майн. Раньше мы думали, что Майн не доставит городу больших неприятностей. Может, кто-нибудь был бы ранен, и на этом бы все и закончилось. Но ты напал на него сам, как только он появился в городе и спровоцировал перестрелку, заставив бандитов уехать. Ты бросил одного из его людей в камеру и этим еще больше усугубил дело. То, что ты убил в перестрелке одного из бандитов, не имеет значения, мы думаем, что этой драки можно было избежать вовсе. Вдобавок ко всему, ты проморгал заключенного по дороге в Таксон и это только доказывает, что ты не можешь справляться с обязанностями шерифа. Поэтому мы хотим, чтобы ты снял значок.

— А если я не сделаю этого, Темплтон?

Джуб Темплтон выпрямился.

— Если ты не сделаешь этого сам, Дан, мы уволим тебя.

Дан нахмурившись посмотрел на него.

— Вы хотите, чтобы я уехал?

— Ты волен поступать как хочешь, но когда Майн вернется, мы сами встретим его и переговорим с ним. Конечно, мы не станем говорить, где ты, но дадим ему понять, что у нас нет желания видеть тебя в городе.

Дан недоверчиво посмотрел на него.

— И вы думаете, что он успокоится и уедет восвояси?

— А почему бы и нет. У него и так было полно неприятностей, он был тяжело ранен и не захочет вновь испытывать судьбу.

Дан с трудом удерживался, чтобы не рассмеяться Темплтону в лицо. Он сказал:

— Темплтон, убирайся долой с моих глаз, пока я тебя не выкинул.

— Мы хотим, чтобы ты снял звезду, Дан, — раздраженно сказал Темплтон.

— Тогда, мистер, тебе лучше позвать кого-нибудь на помощь, чтобы забрать ее у меня. Пока я здесь, я буду делать то, что начал. Вам лучше помочь мне, и тогда я уеду из города. Он станет ваш, но когда-нибудь придет день, и вы вспомните то, что говорил я и то, что я сделал для вас. А теперь, убирайся!

Темплтон собрался уходить, но остановившись в дверях, он бросил на Дана злой взгляд и сказал:

— С этого момента ты не будешь иметь никакой власти в городе. На твоем месте, я бы уехал.

— А на твоем месте, Темплтон, я бы забился в темный угол и не высовывал носа, когда появится Эд Майн, иначе он пристрелит тебя и даже скажет спасибо за то, что сам вышел к нему.

Темплтон грязно выругался и захлопнул дверь. Он созвал своих друзей, рассказав им о результатах его переговоров.

Затем он вернулся на телеграф, проверил оборудование и подумал о том, нужно ли просить помощи на Востоке если Дана Скотта убьют, в чем он был почти уверен теперь. Но поразмышляв, он решил обождать.

Том Хоррик оделся, но услышав шаги Лори, он намочил лоб водой и снова улегся в постель, тяжело дыша. Вошедшая в комнату Лори, напугалась, увидев, что он одет.

С трудом произнося слова, Хоррик сказал:

— Я и так достаточно навредил вам, миссис Скотт.

— Вы ни в чем не виноваты, — сказала Лори твердо. — Вам еще нельзя вставать. Пожалуйста не делайте этого ради меня. Через несколько дней вы поправитесь и сможете уйти, я знаю, что вы рисковали своей жизнью ради моего мужа.

— Я бы сделал тоже самое для любого человека, — сказал Хоррик.

Лори помогла ему поудобнее улечься и стянула с него сапоги.

— Только глупые люди не могут вас понять, мистер Хоррик. Они дураки и не видят дальше своего носа.

— Но может быть они правы, — ответил Хоррик.

Лори сердито посмотрела на него.

— Что вы имеете в виду?

— В вашем доме мужчины, а муж отсутствует. Я все время находился здесь, в то время, как ваш муж занимался служебными делами. Похоже, даже у доктора есть сомнения.

— У доктора Симпсона? — спросила Лори.

— Этот городок очень мал, по сравнению с теми, в которых мне пришлось побывать, Лори, — сказал Хоррик. — Там, откуда я приехал, люди называют вещи своими именами, а не судачат попусту. А в таком городишке люди собираются вместе и сплетничают, потому что это доставляет им удовольствие. Ты заслуживаешь большего и я знаю, что ты сама понимаешь это.

Лори пристально посмотрела на него.

— Я счастлива, — сказала она.

— Временами, Лори. Но ты ведь очень красивая женщина. Тебе нужно быть там, где ты сможешь наряжаться и следить за собой. Жизнь здесь только старит такую женщину, как ты. Постоянное беспокойство о муже доконает тебя, ты должна порвать с ним.

В замешательстве, Лори отвернулась от него. Она была удивлена тем, что Хоррик говорил то, о чем она думала много раз. Она очень устала, ее нервы были на пределе, а ведь она могла бы жить в большом городе и заботиться о своей внешности, а не о чистоте и приготовлении пищи.

— Через два-три дня я уеду, Лори. Раньше я не говорил этого прямо, что лишь могло испортить все, а теперь скажу. Я хочу, чтобы ты поехала со мной. У меня есть деньги, много денег. Мы будем жить в большом прекрасном доме, ты будешь делать все, что захочешь, у тебя будут друзья из светского общества и ты будешь весело проводить время.

Лори оглянулась на него, качая головой.

— Я говорю это вовсе не из благодарности за то, что ты сделала для меня, Лори. У меня было достаточно времени рассмотреть тебя и узнать. Ты из тех женщин, которые должны быть окружены лучшими людьми, чем жители этого городишки. Я могу сделать это для тебя, подумай об этом.

Сначала Лори ужаснулась, услышав его предложение, но позднее, в кухне, готовя завтрак, она стала задумываться. Ее оскорбил собственный отец. Ее муж без видимых причин подумал о ней такое, за что она убила бы его, будь она мужчиной. Теперь еще доктор Симпсон и конечно все остальные распустят по городу сплетни о ней.

Джуб Темплтон сказал, что ее муж сам спровоцировал ту перестрелку и если бы не он, все обошлось бы тихо. Теперь она понимала тупость действий своего мужа, которые он предпринял только лишь для того, чтобы самоутвердиться.

Лори приготовила завтрак и принесла Хоррику таз для умывания. Потом уложила свои волосы, переодела блузку и вышла из дома.

Она делала вид, что не замечала горожан, встречавшихся на ее пути. Она думала только об одном: что Том Хоррик был по-прежнему очень слаб и не смотря на тупость жителей этого порода, она должна позаботиться о нем, так как он того заслуживал.

Войдя во двор доктора Симпсона, Лори увидела его курящим сигару, на веранде.

— Вы забыли о своем пациенте, доктор Симпсон? — спросила она.

Симпсон вынул изо рта сигару, внимательно посмотрел на нее и покачал головой.

— Нет, я не забыл. Как он?

— Сегодня утром он пытался встать с постели.

— Хорошо.

— Хорошо? — зло переспросила Лори. — Он очень слаб и ему нельзя вставать. Он сделал это только потому, что мой муж подумал о нас такое, за что я его ненавижу.

— От любви до ненависти один шаг, миссис Скотт, — спокойно сказал Симпсон.

— Нет, это настоящая ненависть, доктор Симпсон, и если вам не нравиться это слово, то это все что угодно, только не любовь. Я не допущу, чтобы меня обвиняли в том, что я не сделала и не позволю делать из меня дурочку ни вам, ни кому другому в этом городе. Вы должны осмотреть мистера Харрика.

Доктор покачал головой.

— Он в этом не нуждается, миссис Скотт.

Лори посмотрела на него.

— Как вы можете так говорить? Теперь весь город против него также, как он был против моего мужа. Горожане меняют свое мнение также часто, как меняют рубашки. Так вы идете или нет?

— Нет, я не иду, миссис Скотт, — сказал Симпсон. Он встал и затушил окурок сигары.

— Это ваш последний ответ?

— Нет. Я должен вам кое-что сказать и надеюсь вы выслушаете меня.

— Что? Ваше мнение обо мне? Вы все просто слепы и не понимаете, что я хочу помочь человеку, который спас моего мужа от смерти.

— Это маленький городок… — начал Симпсон.

Лори зло прервала его.

— Я знаю это.

— Но это хороший город. Хоррик дурачит вас, мэм, и все знают об этом. Когда его переносили в ваш дом, многие видели его рану на груди. Многие мужчины в городе получали такие раны, их просто промывали, перевязывали и люди снова приступали к своим занятиям.

— Вы лжете, — резко сказала она.

Симпсон сам начинал злиться.

— Я никогда не лгу, миссис Скотт. Я говорю то что я думаю и что вижу. Том Хоррик действительно помог вашему мужу, но это было уже четыре дня назад. За это время я не раз менял ему повязку и говорю вам, что он мог свободно передвигаться уже вчера. У него не было сломано ни одно ребро и он не потерял много крови. Вы смотрели внимательно на его лицо?

— Да, он постоянно потный и бледный, и я думаю, что это ужасно, то что вы говорите о нем.

Симсон достал из кармана новую сигару и окинул взглядом город, который он так любил. Он знал, что многие его считали напыщенным дураком, однако все обращались к нему за помощью. Он многих вылечил. Он держался обособленно, предпочитая свою собственную компанию и это заставляло людей делать неверные выводы о нем. Но Симпсон научился не замечать критику в его адрес и не придавал ей большого значения.

— Дан Скотт, прекрасный человек, мэм, — сказал он. — И с вашей стороны будет глупо бросить бороться за его любовь. О нем много говорили, его призирали только потому, что он делал свою работу слишком хорошо. Я видел много городов более или менее похожих на наш. Но ни в одном из них не было достаточно порядка и закона. Люди съезжаются со всех концов страны и им нужно время, чтобы установить взаимоотношения. Вот здесь то и нужен сильный и энергичный шериф, чтобы направить их отношения на верный путь. Может Дан Скотт и не все делает верно, но он порядочный человек, преданный своему делу.

Лори нахмурившись посмотрела на него.

— Я не понимаю вас, — сказала она.

— Это трудно объяснить, просто мы должны лучше думать о людях. Если бы меня спросили, кто самый лучший из жителей этого городка, я назову Дана Скотта, и только его. Как всем людям, ему не чужды ошибки, но он настоящий человек, миссис Скотт, в этом городе не так много жителей и они все на виду.

Лори поднялась на веранду и окинула взглядом город. Она была смущена. Она думала о том, что сказал ей доктор Симпсон о Томе Хоррике и не могла поверить этому.

— Так вы не пойдете к Хоррику?

— Нет. Он не нуждается во мне.

Лори резко вздернула голову и сошла с крыльца, чувствуя себя оскорбленной. Возле салуна она встретила своего мужа.

— Ты не хочешь попросить у меня прощения, Дан Скотт? — спросила она.

Дан посмотрел на нее в упор, сконфуженный тем, что возле салуна толклись люди, которые, несомненно прислушивались к их разговору.

— Это может подождать, — проворчал он.

— Нет, не может. Ты оскорбил меня прошлой ночью. Если ты думаешь, что тебе не за что извиняться, то нам лучше разобраться в этом сейчас.

Дан вытер пот со лба. Лори видела, что он был ужасно взволнован.

— Лори, у меня есть дела.

Она сердито вздернула голову.

— Тогда я приму решение сама, — сказала она.

Дан смотрел ей вслед до самого дома. Потом он выругался и вернулся в салун, готовый разорвать кого-нибудь в клочья. Он заказал виски и сел в одиночестве, думая о своей предстоящей встрече с Эдом Майном, встрече, которая должна была принести смерть ему или Эду Майну.

Глава VIII

Весь день Лори занималась починкой носков, рубашек и штанов мужа. Она видела, как были изношены брюки в тех местах, где висела кобура. Дан не расставался с револьвером и все время поправлял кобуру, как бы убеждаясь, что револьвер с ним.

Потом она постирала белье и развесила его во дворе, зная, что оно высохнет уже через час. Если она решится уехать из Холстер-Крика, то вскоре все будет готово к этому.

Переделав к полудню все дела, Лори решила проведать Тома Хоррика. Она до сих пор не верила тому, что доктор Симпсон говорил о ранах Хоррика. Ей казалось, что он все еще слишком слаб и не может передвигаться по комнате без ее помощи.

Вспомнив о том, как ее муж увидел ее, помогавшей Хоррику, она вновь удивилась тому, как он быстро заподозрил ее в неверности. Лори поняла, что Дан также, как и доктор Симпсон, знал о его ранах и о том, насколько они были несерьезны. Она вспомнила, что Дан сам, дважды раненый все же поехал отвозить заключенного.

Неожиданно поняв, что она могла ошибаться, в то время, как остальные были правы, Лори вошла в комнату Хоррика без стука.

Она застала его, стоявшим возле окна и внимательно смотревшим на город. Услышав ее шаги, Том резко обернулся, на его лице не было никакого признака боли от ран.

Внутри Лори все закипело и она резко сказала:

— Так ты здоров!

Хоррик помрачнел, поняв, что пойман с поличным, он растерянно пытался найти объяснения.

— Да, я могу стоять, Лори. Я смог с трудом добраться до окна, но думаю, что вернуться в постель будет труднее.

— Ты слишком легко повернулся, — сказала она.

Хоррик что-то пробурчал под нос, и немного помолчав, сказал:

— Что-то случилось, Лори?

— Да, думаю что случилось.

Том нахмурившись посмотрел на нее.

— Думаю, ты мне расскажешь об этом.

Лори покачала головой и Том продолжил:

— Я целый день ждал твоего ответа, Лори. Как только я смогу передвигаться, я пойду к твоему мужу и поговорю с ним. Я скажу ему, что увезу тебя и ты будешь жить так, как того заслуживаешь. Думаю, он не будет против.

— Он убьет тебя! — ответила Лори резко.

Хоррик нахмурился.

— Никто не сможет убить меня, мэм. Запомни это.

Его голос стал резким, а взгляд ожесточенным. Лори увидела его таким, каким он был в действительности, притворщиком, покушавшимся на то, что принадлежало ее мужу. Она попятилась к двери, но Хоррик без труда двинулся к ней, поняв, что теперь было бесполезно изображать беспомощного, Лори заставила его раскрыть свои карты.

Когда Хоррик приблизился к ней, Лори резко повернулась, собираясь убежать, но Хоррик быстро рванулся к ней и схватил ее.

Она стала бить его кулаками в грудь и хоть он и застонал раз, она поняла, что доктор Симпсон говорил правду о его ране.

Лори закричала:

— Ты скотина, ты грязная скотина!

— Тебе нравилось, что я находился в этом доме, мэм. Нравились мои разговоры и ты решила, что ты неотразимая женщина. Да, мэм, может это отчасти и так. Но это еще нужно проверить.

— Оставь меня! — закричала она и снова принялась бить кулаками в его грудь. Хоррик размахнулся и ударил ее по лицу, Лори без сознания повисла у него на руках.

Оттащив ее на кровать, он вернулся к окну, ругая себя за то, что был неосторожен с ней. Солнце зайдет только через час и если кто-нибудь придет к ней, у него будут неприятности.

Том посмотрел на ее ноги под задравшейся юбкой, ее полные груди. У нее было красивое лицо, мягкие и ухоженные волосы.

Когда Лори очнулась, Хоррик быстро подошел к ней, резко сказав:

— Веди себя хорошо и я не причиню тебе вреда. Я никогда не поступал против воли женщин, подумай, тебе будет хорошо.

Лори покраснев от мысли о том, чтобы он хотел от нее. Она отодвинулась на середину кровати, одернула юбку и зло уставилась на него.

— Так что же ты хочешь?

— Город, мэм.

— Как город?

— Я приехал сюда для этого, миссис Скотт, и собираюсь добиться своего. Я решил, что оказав помощь твоему мужу, мне будет проще сделать то, что я задумал, мне никто не задавал вопросов, которые я не люблю. Я был ранен, но это не очень беспокоило меня, я знал, что ситуация в городе сложилась в мою пользу, Эд Майн не из тех, кто мирится с поражением.

— Так ты его знал?

— Я был в местах, где он совершил ряд неплохих грабежей. Но Майн — дурак.

Лори, наконец поняла, что Дан был прав во всем. Он не дал Майну возможности ограбить город, вступив с ним в перестрелку. Она поняла, как проницателен был доктор Симпсон и как глупы все остальные.

Теперь она хотела только одного, обнять Дана и почувствовать себя в безопасности.

— Ты хуже всех, кого я когда-нибудь встречала. Я хочу, чтобы ты оставил меня в покое, — сказала она.

— Еще не время, — ответил Хоррик.

Лори осторожно взглянула на него, решив, что лучше не злить Хоррика, а дать ему понять, что ей с ним хорошо. Более спокойным голосом она спросила:

— Почему еще не время? Если ты уедешь сейчас, Дан не будет преследовать тебя, а я ничего ему не скажу, даже о том, куда ты уехал.

Хоррик ухмыльнулся.

— Как только в город приедет Эд Майн и затеет здесь переполох, я сделаю то, что мне надо. У меня будет достаточно денег, чтобы найти себе дюжину таких, как ты.

— Ты думаешь, что Майн вернется?

— Как только сядет солнце, мэм.

— Сегодня ночью?

Хоррик пожал плечами.

— Сегодня или завтра, какая разница?

— Ты не сможешь держать меня здесь все это время. Я пойду и расскажу всем, кто ты есть на самом деле и что ты хочешь сделать.

— Ты никуда не пойдешь без меня. Быть может я даже заберу тебя с собой позже.

Лори смотрела на него, медленно отползая к краю кровати. Она знала, что ей делать теперь, она готова была рискнуть своей жизнью, чтобы спасти Дана. Лори бы никогда не поверила, что способна на такое ради Дана Скотта. Но теперь она знала, что все остальное не важно, она должна оправдаться перед ним и впредь его всегда слушать.

Лори была уже на краю кровати, когда Хоррик резко обернулся.

— Не делай глупостей, иначе я снова ударю тебя.

Испугавшись, она снова передвинулась на середину кровати, пытаясь представить, что именно Хоррик собирался ограбить в городе. Она поняла, что только одно место удовлетворит запросы этого человека — банк.

За окном начинало сереть, тени от деревьев становились все длиннее.

Вскоре закат. В город вернется Эд Майн, на пути которого будет только ее муж.

Как бы она хотела убить этого Тома Хоррика и предупредить Дана.

Дан Скотт сидел у себя в конторе, когда в дверь вошел доктор Симпсон.

— Когда ты думаешь, это случится, Дан? — спросил он.

Шериф пожал плечами

— Может сегодня ночью, трудно сказать.

— Джон вернулся?

— Нет.

— Он приедет.

Симпсон прошел через помещение, взял винтовку, стоявшую у окна и внимательно ее осмотрел.

— Давным давно, когда я был еще мальчишкой, отец рассказал мне, как пользоваться оружием. Он сказал, что жизнь может быть не всегда благосклонна к людям, и всякое может пригодиться. Он сказал, что даже самым мирным людям приходится иногда браться за оружие, чтобы отстоять свои права.

— Для тебя такой день еще не настал, док, — сказал Дан Скотт, которому нравилась компания старика.

— Может, он уже пришел.

Дан взглянул на него, насупившись и резко сказал:

— Нет, док, только не этот. Это мое дело.

— Это дело всего города, шериф.

С винтовкой в руках он выглянул в окно, проворчав:

— Может я ни в кого и не попаду, но я могу пошуметь. Шум отвлекает и может это даст тебе хоть какой-то шанс. Я возьму эту винтовку, Дан и верну ее, когда в ней отпадет надобность.

Дан Скотт вскочил на ноги, прорычав:

— Какого дьявола! Ты нужен этому городу живым. Моя жизнь не столь важна, как твоя.

— Для города, который не может постоять за себя, не важна ничья жизнь, Дан. Конечно, твоя звезда наделяет тебя определенной властью, но я отказываюсь слушать тебя и возьму эту винтовку. Если ты захочешь, то можешь посадить меня в камеру за это потом.

Симпсон подошел к двери и выглянул на улицу. По ней еще ходили люди, из салуна слышались разговоры и смех.

— Они так ничего и не поняли, — проворчал он, когда Дан подошел к нему.

— Какого черта, ты собираешься делать, док?

— Я буду сидеть на веранде и ждать. А ты жди здесь, шериф. Когда я услышу, что беда пришла, я постараюсь сделать все, что в моих силах. Но не жди от меня очень многого, Дан. Я не кровожадный человек и слишком многих спас от могилы, чтобы самому отправлять их на тот свет.

Он перешел улицу и вошел в свой дом. Дан Скотт видел, как Симпсон уселся на веранде, и впервые за последние месяцы он почувствовал благодарность к кому-то. Он был не один и это кое-что значило для него.

Дан закрыл дверь и принялся за ужин, который был принесен Тренчом по приказу Копперфильда. Этот пустяк заставил его лучше думать о Копперфильде, который хоть и был трусом, но пытался сделать все, что мог. Он знал, что Копперфильд принадлежал к набожным жителям одного из поселений на севере. Он как-то незаметно появился в городе, построил свою лавку и был в курсе всех событий в городе.

Дан мало думал о Баде Тренче, тот лишь выполнял приказы Копперфильда, который ему платил. Больше всего Дана беспокоил Джуб Темплтон. Он ходил по городу гордый и напыщенный, разговаривал громко и всегда первым выражал свое мнение о каком-нибудь деле и за ним всегда оставалось последнее слово, когда возникал спор. В большинстве случаев он оказывался потом не прав, но никогда не признавал этого.

Дан знал, что с помощью Темплтона он мог бы получить поддержку горожан, но коль Темплтон оставался в стороне от этой схватки, остальные были в стороне тоже. Не потому, что они боялись, а потому, что они были стадом овец, которому нужен был вожак. И Темплтон так или иначе и был их вожаком.

Закончив ужин, Дан запер контору. Он вышел на улицу с дробовиком за спиной, винчестером в руке и кольтом, висевшим в кобуре.

В его доме горел свет, но не было видно никакого движения. Весь день Лори находилась дома, за исключением той ее прогулки, когда он встретил ее у салуна. Лори была в доме наедине с Хорриком.

Дан выругался, пытаясь отогнать мысли о ней, о том, как она была мила ему до этого случая. Она защищала Хоррика, оставляя его в доме, в то время как он уже мог сам передвигаться.

Дан решил отправиться в салун и высказать горожанам все, что они заслуживали.

Салун был переполнен. Он сел в углу, выпил и потом попросил тишины.

Когда все замолкли, он смело сказал во всеуслышание:

— Сегодня ночью в город может прийти беда. Я не знаю с какой стороны ее ждать. Поэтому я хочу, чтобы вы разошлись по домам, как можно раньше. Кто задержится на улице, может получить пулю в перестрелке.

Джуб Темплтон вышел вперед.

— Шериф, ты забыл, что я говорил тебе?

— Нет, не забыл.

— Тогда ответь нам. Сейчас!

— Я уже ответил тебе, Темплтон.

— Меня это не устраивает. Я хочу твою звезду и, чтобы ты уехал из города. Здесь полно моих друзей и мы можем прибегнуть к силе. Но, помня о прошлом, Дан, я…

— Заткнись! — Дан подошел к Темплтону с перекошенным от злости лицом. — Заткнись и не открывай рта. Я сперва закончу свое дело, потом вы будете делать все, что хотите в этом городе. Я уеду и сделаю это с радостью.

Неожиданно обеспокоившись, Темплтон попятился назад. Он шевелил губами, но не издал ни звука. Дан Скотт снова обратился ко всем:

— Вы слышали, что я сказал. Раз вы считаете, что я заварил эту кашу, хорошо, я сам все сделаю, а вы держитесь от этого подальше, и не мешайте мне.

Когда он повернулся к дверям, в салун вошел Джон Барлоу. Дан замер, увидев мину, которую скорчил Барлоу при виде Темплтона.

— Увидимся с тобой в твоей конторе, Дан, — сказал он.

Дан не стал ему возражать. Он теперь считал Джона своим союзником. С Майном были Пит и Бен О'Мара, возможно, он не смог больше никого найти. Дан подумал об этом потому, что их было трое против троих, что вполне его устраивало, хотя одним из его помощников и был доктор Симпсон, который ненавидел убийства.

Дан вышел, а Барлоу отошел в угол и резко сказал:

— Иди сюда, Темплтон!

В салуне царила тишина. Темплтон тревожно осмотрелся по сторонам, прежде чем пробурчал:

— Что ты хочешь, Барлоу?

— Я хочу поговорить с тобой.

Темплтон вытер со лба пот и медленно пошел через комнату. Он остановился неподалеку от Джона Барлоу.

— Ну, Барлоу?

Джон тяжело посмотрел на него.

— Я слышал твои слова, и мне они не понравились. Ты еще можешь изменить свое мнение и сказать этим дуракам, что ты поддерживаешь Дана Скотта.

Темплтон зло посмотрел на него.

— Будь я проклят, если сделаю это, Барлоу. Какого черта ты ко мне пристал? Он сам напросился на эту драку и всегда был слишком горделив.

Джон Барлоу не стал зря терять время. Он поставил свой стакан и резко ударил Темплтона в челюсть.

Джуб отлетел в сторону, из его рта хлынула кровь. Джон зло сказал:

— С каждым, кто скажет, что-нибудь против одного из моих родственников, я поступлю также. А теперь вы слышали, что сказал шериф, держитесь подальше от этой драки. Если я увижу хоть одного из вас на улице через час, я переломаю ему ноги.

Джон быстро направился к дверям. Перед тем, как выйти, он оглянулся на Темплтона, который, ругаясь поднимался с пола. Шатаясь, Джуб Темплтон подошел к стойке и уселся на табурет. Он налил себе стакан виски, проглотил его залпом и громко выругался.

— Будь он проклят, я убью его! — прорычал он. Никто ему не ответил. Он снова выпил, обтер с губ кровь и проворчал: — Кого он из себя возомнил, этот проклятый фермер?

Темплтон зло посмотрел на горожан, из которых ни один не помог ему. Он не знал ругать их за это или нет, но потом решил, что не стоит. Они были ему еще нужны.

— Дан Скотт дурак, который ищет себе неприятностей, вы все знаете это. Мы пойдем в контору и отнимем у него значок. Мы покажем Барлоу и Скотту, кто правит этим городом.

Никто ему не ответил и он проворчал:

— Вы что проглотили свои языки, черт вас возьми!

Раф Копперфильд и Бад Тренч направились к нему. На лице Копперфильда было выражение решимости, которое Темплтон никак не ожидал увидеть.

Копперфильд сказал:

— Джуб, ты на неверном пути.

— Что?

— Ты делаешь ошибку. Я думал об этом весь день. Дан Скотт поступает так только ради нас всех. Он был прав насчет Уинтера, которого он застрелил. Я был против Дана, решив, что он придирается к людям, но теперь я думаю по другому.

— Да, что ты можешь знать, Копперфильд? Ты торчал в своей лавке всю неделю, появляясь на улице раз-два в день.

Рафа Копперфильда это ничуть не задело. Улыбаясь, он сказал:

— Сидеть в лавке ничуть не хуже, чем сидеть в конторе Темплтон. А теперь заткнись. Я собираюсь предложить Дану Скотту свою помощь. Может я не очень хороший стрелок, но кое-что могу. Я буду с ним этой ночью, чтобы не случилось, и может, я буду спать спокойнее, чем раньше.

Копперфильд сделал жест Тренчу и они гордо вышли из салуна.

— Мы далеко зашли, Раф, — сказал Тренч.

Копперфильд вытер со лба пот и поправил кобуру.

— Может быть, Бад, но мы все равно сделаем это.

— Да, сделаем, — ответил Тренч, уважая своего босса в этот момент больше, чем когда бы то ни было. Вместе они сошли с крыльца и направились по улице.

Глава IX

Том Хоррик увидел трех всадников, въехавших в город с задней улицы, они направились к конюшне. Он повернулся к Лори и жестко сказал:

— Помни, что я сказал и не делай глупостей.

В этот момент Лори бросилась к нему, пытаясь вцепиться ногтями в его лицо. Хоррик зло вскрикнул и отбросил ее назад ударом в голову. Она не успокоилась и снова ринулась к нему, вновь отлетев к стене. Но и это ее не остановило.

— Будь ты проклята! — выругался Хоррик.

— Будь проклят ты, Том Хоррик, — крикнула Лори в ответ.

Подождав, когда она приблизится, он вложил в удар всю свою силу. Отлетев назад к стене, Лори сползла вниз и затихла, упав на бок.

Хоррик вытер с лица кровь, сочившуюся из царапин, нанесенных ногтями Лори, и зло выругался. Затем он проверил свой револьвер, вышел из дома и оседлал свою лошадь. Вернувшись в дом, он собрал свое барахло и наполнил водой две фляги. Уложив все это в седельные сумки, он вновь вернулся в дом. Лори сидела у стены, держась руками за голову. Хоррик связал ее.

— Мне жаль тебя, мэм. Ты могла бы жить иначе.

— Дан убьет тебя, Хоррик, ты увидишь, и я помогу ему это сделать.

— Если он перейдет мне дорогу, мэм, ты станешь вдовой, — сказал Хоррик. Сунув ей в рот кляп, он вышел из дома, вскочил на лошадь и поехал по задней улице. Он привязал лошадь позади дома, где находился банк и стал ждать начала перестрелки.

Дан Скотт увидел бандитов, ехавших по улице. Двое ехали по одной стороне, один по другой.

Когда они проезжали мимо дома доктора Симпсона, он надеялся, что старик откроет огонь и не будет убит сам. Но бандиты спокойно проехали дальше. Дан вытер со лба пот, выступивший от напряжения. Он поднял винчестер, взвел курок и был наготове. Ночь была тихой, слишком тихой. Услышав позади шум, он резко обернулся.

Джон Барлоу проворчал:

— Не вздумай стрелять, Дан!

Дан Скотт выругался.

— Какого черта ты пришел сюда, Джон.

— Я думаю, что мое место здесь.

— Уходи отсюда.

— Я видел, как Копперфильд и Тренч вышли из салуна, должно быть поругались с Темплтоном.

Дан не скрывал своего удивления. Барлоу ухмыльнулся.

— Иногда не знаешь сколько в человеке дерьма, пока оно не вывалится. Где бандиты?

— Медленно приближаются, двое по одной стороне улицы, один по другой.

— Как мы будем действовать?

— Любыми способами, Джон.

Дан Скотт почувствовал прилив уверенности. Он был рад узнать, что Копперфильд с Тренчем поддерживают его, не потому, что они были нужны в предстоящей схватке, а потому, что он еще имеет хоть какой-то авторитет в городе. Теперь он беспокоился о Лори, но у него не было времени проведать ее.

Эд Майн ехал по улице, внимательно оглядываясь. Он собирался отвлечь шерифа на себя и дать возможность О'Марам зайти к нему сзади. Он не пощадит Скотта, он убьет его, а потом нападет на салун, нагонит страха на этих дураков и возможно еще ограбит банк.

Затем Эд собирался направиться к границе, конечно за его голову назначат еще большее вознаграждение, но это не волновало его. Тысяча долларов или десять тысяч, какая разница. После того, как он ограбит Холстер-Крик, его имя станет еще известнее.

Остановившись у крыльца дома, стоявшего напротив конторы шерифа, Эд крикнул:

— Эй, законник, ты там?

— Сейчас? — спросил Джон Барлоу.

— Нет, подожди, — проворчал Дан.

— Эй, шериф, это я, Эд Майн. Я знаю, что ты там. Покажись и я убью тебя. Я все равно доберусь до тебя и разделаюсь так, что город надолго запомнит это.

— Ну что ж давай, — крикнул Дан.

Пит и Бен О'Мара приблизились к конторе. Они не сомневались, что Майн знает, что делает. Один рывок, и они ворвутся вовнутрь и расправятся с шерифом.

— Давай, Бен, — сказал Пит.

— Да.

Оставив лошадей, бандиты двинулись к офису шерифа и Раф Копперфильд не стал ждать дольше. Он поднял винчестер и выстрелил, хотя и промахнулся, но этот выстрел заставил Бена О'Мара шарахнуться в сторону и толкнуть своего кузена.

Бад Тренч не упустил своего шанса и выстрелил в Пита. Бен развернулся, чтобы ответить на огонь Копперфильда и Тренча, но с другой стороны раздались выстрелы, которые заставили его укрыться за дом. Лежавший на земле Раф крикнул Тренчу:

— Ложись, Бад, черт тебя возьми.

Доктор Симпсон не знал, какой урон бандитам нанесли его шесть выстрелов, но это его не очень волновало. Главное, что он участвовал в этой схватке, чувствуя от этого возбуждение. Перезаряжая винтовку, он увидел, что Эд Майн отступил за крыльцо дома, ища более надежное укрытие. Лучшим укрытием поблизости была лавка, и доктор Симпсон решил во чтобы то ни стало помешать Майну добраться до нее.

Бад Тренч бросился на землю, избегая пуль Бена О'Мара.

— Пит, ты в порядке? — позвал Бен.

Ответа не было.

Бен О'Мара зло выругался и вновь открыл огонь по Копперфильду. Впервые в жизни Раф Копперфильд почувствовал удар пули и был удивлен тем, что он вполне смог это перенести.

Дан Скотт чувствовал благодарность к людям, которых раньше презирал. Он не мог сам дольше оставаться в стороне от схватки. Оттолкнув Джона, он выскочил на улицу.

Майн зло закричал:

— Вот теперь то, я прикончу тебя, шериф!

Дан бросился через улицу, упал на землю и перекатился, слыша свист пуль над собой, потом он вскочил, оказавшись прямо перед Эдом Майном.

Тот поднял револьвер и сделал свой последний выстрел. Пуля обожгла Дану плечо, но словно не заметив этого, он тщательно прицелился.

Выстрелив три раза, Дан бросился вперед

Майн держался за перила, его лицо было перекошено от боли.

— Я должен был тебя прикончить тогда, в первый раз, законник, — прошептал он.

— Тебе это не удалось тогда, как впрочем и сегодня, Майн.

Стрельба все еще продолжалась, и Дан увидев, что Майн выронил револьвер, бросился назад.

Бад Тренч с головой ушел в эту схватку, получая от этого удовольствие. Ему удалось подстрелить одного из бандитов, но оставался еще другой, хоть он и был загнан в угол, но сдаваться не собирался.

— Выходи! — заорал Бад Тренч. Когда Копперфильд увидел Тренча вскочившего на ноги, он предостерегающе закричал:

— Не надо, Бад!

— К черту, мистер Копперфильд, — ответил Тренч и бросился вперед.

Когда Бад Тренч увидел бандита в двадцати ярдах от себя, он остановился, как вкопанный и выстрелил четыре раза. Он видел, как этот здоровый парень схватился за лицо, потом опрокинулся на спину, взмахнув руками и выронил револьвер.

Бад Тренч вытер с лица пот. Из-за дома появился Джон Барлоу.

— Ты был великолепен, Тренч.

— Мы все были хороши. Мистер Копперфильд ранен. Что с шерифом?

— Не знаю, — ответил Барлоу.

В этот момент Дан Скотт показался сам, запихивая на ходу револьвер в кобуру. Тренч помог Рафу Копперфильду подняться на ноги.

— Дан в порядке, — сказал Барлоу.

Тренч одернул штанину на ноге Рафа и увидел струящуюся большим потоком кровь.

— Дьявол, — проворчал он.

— Все в порядке, Бад. Мы их одолели?

— Здесь валяются два трупа.

— И еще один там, — сказал Барлоу. Он увидел доктора Симпсона, показавшегося на улице с винчестером в руках. Симпсон подошел к шерифу.

— Все в порядке, Дан?

— Похоже, док. Я вам очень благодарен.

— Это я благодарен тебе за винтовку. Ты не ранен?

— Нет.

— Мистер Копперфильд ранен, док, — сказал Бад Тренч, помогая Копперфильду сесть на ступени крыльца.

На улице стали собираться люди, но они держались на расстоянии. Среди них находился Джуб Темплтон, он видел, что Копперфильд был ранен, но тот не стонал, как Джуб мог ожидать. Он подошел ближе и увидел улыбающегося Дана Скотта. Доктор Симпсон был спокоен как обычно, а Тренч, казалось стал выше и был доволен собой.

Доктор Симпсон осмотрел рану Копперфильда и помог встать ему на ноги.

— Тебе лучше пойти ко мне в дом, Раф, — сказал он. — Я смогу оказать тебе там медицинскую помощь.

Раф Копперфильд не скрывал своего удивления.

— Ты никогда не называл меня Рафом, док.

— Нет? — улыбнулся доктор Симпсон. — Мне кажется многое изменилось.

Они ушли. Бад Тренч, улыбаясь смотрел им вслед. Дан Скотт, Тренч и Джон Барлоу подобрали трупы бандитов и оттащили их в контору. Дан Скотт был переполнен благодарности этим людям за помощь. Он вытер со лба пот и сказал:

— Я вам очень благодарен.

Джон Барлоу подошел к буфету, достал три стакана, протянув их Тренчу и Дану.

— Черт возьми, я чувствую себя пьяным, — сказал он

— Я тоже, — улыбнулся Тренч.

Барлоу наполнил стаканы и чокнулся с Тренчем.

Собравшаяся толпа не до конца осознавала, что произошло, но была поражена этой неожиданной дружбой этих троих таких разных людей.

Том Хоррик обнаружил служителя банка спящим за столом. Он тихо вошел в помещение через заднюю дверь, которая к его удивлению не была заперта. Приставив к голове служителя револьвер, он проворчал:

— Встать!

Разбуженный таким неожиданным образом служитель рванулся и упал вместе со стулом. Том Хоррик схватил его и прижал к стене. Служитель тупо смотрел по сторонам.

— Я хочу ключи от сейфа, мистер. Один неверный шаг и ты труп.

Служитель покачал головой, но Хоррик сильно ткнул его стволом револьвера под ребро.

— А теперь.

Тяжело дыша, служитель выругался.

— Я знаю тебя, ты — Хоррик, друг шерифа.

— После сегодняшней ночи, он вряд ли меня так назовет. А теперь гони ключи или получишь пулю.

— Тебе не удастся уйти от Дана Скотта, он тебя достанет.

— Так все говорят, — сказал Хоррик и сильно ударил клерка.

Скорчившись от боли, тот наконец отступил.

— Там… под сейфом… ключи.

Хоррик потащил его в другую комнату, заставив его само достать ключи. Хоррик вставил ключ в замок, повернул его и когда дверь открылась, он повернулся и сильно ударил служителя рукояткой револьвера по голове, тот рухнул на пол.

Том Хоррик достал из сейфа жестяной ящик, полный банковских билетов. Пихая их за ворот рубашки, он огляделся в поисках еще чего-нибудь. Достав из сейфа еще битком набитый деньгами мешок, он вышел на улицу.

Все это время он слышал стрельбу, но его не волновало, кто был убит, Дан Скотт или Эд Майн.

Хоррик переложил все деньги в седельные сумки, вскочил в седло и направился к выезду из города. Когда он ехал по задней улице, стрельба неожиданно прекратилась, Хоррик на минуту остановился, размышляя о том, что там случилось.

Потом он пришпорил лошадь и во весь опор помчался по дороге, ведущей к границе.

Подойдя к крыльцу, Джон Барлоу позвал свою дочь. Не дождавшись ответа, он вошел в дом, продолжая ее звать. Он нашел ее связанной в спальне.

— Что случилось, Лори? — спросил Джон, но заметив кляп, понял, что она не может ответить. Развязывая ее, Джон Барлоу увидел на ее лице синяки и выругался.

С помощью отца, Лори поднялась на ноги и тревожно сказала:

— Это сделал Том Хоррик. Он ждал нападения банды Эда Майна и пока Дан бы разбирался с ними, он собирался ограбить банк.

Барлоу посмотрел на нее.

— Что?

— Это правда, папа. Он давно это запланировал. Я была такой дурой.

— Мы все были дураками. Мне он не понравился с самого начала. Жди здесь.

— Нет, папа, я пойду с тобой. Я хочу увидеть Дана.

— У Дана и так теперь хватает забот, девочка. Оставайся здесь.

Барлоу выскочил из дома и побежал по улице. Дан Скотт пил виски с Бадом Тренчем около конторы шерифа. На улице показались Раф Копперфильд и доктор Симпсон. Они одновременно спросили его в чем дело и он ответил на бегу:

— Хоррик ограбил банк!

Услышав это, Дан Скотт бросился к банку. Он обнаружил заднюю дверь банка распахнутой.

Войдя вовнутрь, Дан увидел служителя, тот лежал на полу, держась за голову, возле которой расплылась лужа крови. Сейф был пуст, на нижней полке остался лишь мешок с мелочью.

Служитель тревожно посмотрел на Дана, но узнав его попытался встать.

— Это сделал Хоррик? — спросил Дан.

— Да, шериф.

— Когда это случилось?

— Когда он появился здесь, на улице слышалась стрельба. Я не знаю, как долго я провалялся без сознания. Моя голова гудит, как адский колокол.

Служитель добрался до стены и уселся прислонившись к ней, глядя на людей, которые приходили сюда. Он подумал о том, что ему достанется за это ограбление, поскольку он был охранником.

Дан Скотт выскочил на улицу и увидел на другой стороне Лори, но у него не было времени на нее.

Лори остановилась, зная, что Дан ее заметил, но он скрылся из вида. Лори продолжала стоять, видя как собирались люди, как Бад Тренч и ее отец бросились к лошадям.

Дан Скотт вылетел на лошади из-за своей конторы. Он на секунду замедлил бег лошади возле Лори, покачал головой и что-то прокричал, но она не расслышала. Потом к ней подъехал ее отец, сказав:

— Жди дома, Лори. Тебе не стоит оставаться на улице.

Джон Барлоу уехал, за ним поскакал и Бал Тренч. Лори смотрела им вслед, чувствуя себя так одиноко, как никогда в жизни. Она знала, что была виновата перед Даном и ей хотелось восстановить их отношения.

Она стояла на веранде. Из ее глаз текли слезы, в этот момент она любила своего мужа, как никогда прежде.

Дан Скотт подъехал к подножию холма. Он остановился, чтобы присмотреться к следам и направил лошадь на север, зная, что Том Хоррик мчится к границе, чтобы затеряться там среди людей.

Прошли часы, но Дан не замедлял бега лошади, он не знал, последовал ли кто-нибудь за ним, он думал только о Томе Хоррике, который находился где-то впереди. Должно быть это будет последним, что он сделает для города, но Дан собирался настичь Хоррика во чтобы то ни стало, что бы люди еще долго помнили своего шерифа.

Ночь вокруг него была теплой и спокойной, он гнал лошадь во весь опор, зная, что она его не подведет. Эта лошадь была специально для такой работы, может она выглядела не слишком красивой, но была быстра и вынослива.

Когда за дальними холмами появились первые лучи восходящего солнца, Дан удивленно обнаружил, что уже слишком далеко отъехал от города, хотя казалось, ехал не так долго.

На ходу он всматривался в землю, но не видел никаких следов.

Дан повернул к реке и ехал вдоль берега, пока не обнаружил место, где Хоррик поил лошадь. Он спрыгнул на землю и осмотрел следы, бандит был уже довольно близко.

Дан проверил свой револьвер и винчестер, и снова пришпорил лошадь.

Через час он увидел всадника впереди себя. Дан узнал в нем Хоррика, человека, который спас ему жизнь, которому он позволил пользоваться своим домом и возможно своей женой. Подумав об этом, он выругался. Ни к кому Дан не чувствовал такой ненависти. Он очень хотел прикончить Хоррика.

Увидев своего преследователя, Том Хоррик на какой-то миг растерялся. Он думал, что его не догонит никакой шериф, тем более Дан Скотт, который был раненым и измученным за последние дни. Но все же Дан догнал его.

Хоррик вынул револьвер, спрыгнул с лошади и занял позицию между двумя валунами, он вытер вспотевшие руки зная, что должен покончить с Даном с первого выстрела.

Воздух становился тяжелее, поднимался туман. Хоррик прицелился в быстро приближающегося шерифа, н вдруг к его удивлению, Дан исчез в тумане, были слышны только удары копыт его лошади. Хоррик выругался про себя за то, что промедлил с выстрелом и бросился назад к лошади. В этот момент из тумана вынырнул Дан Скотт, стреляя на ходу.

Пуля пробила Хоррику плечо, его отбросило назад к валунам. Ударившись боком об острый выступ камня, он выронил револьвер.

Том выругался и нагнулся за револьвером, но шериф выстрелил снова, пуля взбила песок возле его кольта.

— Не надо, — предупредил шериф.

Хоррик испуганно выпрямился.

— Я не думал, что такой подонок, Хоррик, — сказал Дан.

— А я не думал, что ты такой сообразительный, Скотт.

— Выходит, мы оба ошибались.

Дан спрыгнул с лошади, подошел к Хоррику и правой ударил его в челюсть. Хоррик опрокинулся на спину. Дан спокойно поднял его револьвер и вытер его о брюки. Когда Хоррик поднялся, он сказал:

— Я кое-что тебе должен за то, что ты спас мне жизнь.

Хоррик недоверчиво посмотрел на Дана.

— Да, ты в долгу, Скотт.

— За ограбление и нападение на служителя банка ты бы получил больше года тюрьмы.

— Значит мы в расчете?

Дан покачал головой.

— Нет, но я предоставлю тебе выбор.

Хоррик облизал губы, догадываясь о том, что хотел предложить ему шериф. Но все-таки он спросил:

— Какой выбор?

— Между мной и тюрьмой.

Хоррик ухмыльнулся.

— Ты хочешь дуэли?

— Я уже сказал.

— Но если я убью тебя, меня повесят если поймают.

— Убей меня и попробуй избежать веревки. У тебя нет другого выхода, Хоррик. Я люблю свою жену, а ты забил ее голову дурацкими мыслями. Ты говорил о красивой жизни, которую я не могу ей предоставить, потому что я шериф, а это не очень прибыльное занятие.

Хорик вытер руки о штаны и посмотрел на револьвер в руках шерифа. Он снова ухмыльнулся.

— Я встречал разных дураков, но ты превосходишь их всех. Я не хочу убивать тебя. Единственное, чего я хочу, это уехать. Достаточно будет того, что ты пообещаешь не преследовать меня больше.

— Я не могу это сделать.

— Черт возьми, почему нет? Не будь идиотом. Я ганфайтер и очень быстро стреляю. Я мог бы пристрелить Эда Майна, О'Мара, любого. Я не лгу.

— Я не могу отпустить тебя, Хоррик, потому что всю оставшуюся жизнь буду думать о тех счастливых семьях, которые ты еще разобьешь. Тем более я не смогу солгать своим горожанам.

— Они же лгали тебе, более того не помогли тебе в схватке с бандой Майна.

— Кто помог, а кто и нет.

Дан протянул Хоррику револьвер, сказав:

— Бери его и я убью тебя.

— Ты идиот, — сказал Хоррик. — Мне жаль убивать тебя, такой шериф, как ты, мог бы обезопасить город от таких, как я.

— Бери револьвер!

Какое-то время они смотрели друг на друга, потом выхватили револьверы. Том Хоррик оказался быстрее, но раненый Дан Скотт даже не покачнулся, он прицелился и выстрелил. По долине прокатилось гулкое эхо их выстрелов.

Том Хоррик выронил револьвер, выкрикнув проклятье, и упал лицом в землю. Дан Скотт перевернул его ногой и посмотрел. С последним вздохом из сжатых от боли губ Хоррика вырвались слова:

— Черт возьми, как же я промахнулся, Дан?

Оглянувшись, Дан Скотт увидел в двадцати ярдах, сидевшего в седле Джона Барлоу. Не говоря ни слова, он подвел лошадь Хоррика, взвалил труп на ее спину и повел ее к своей лошади.

— Похорони его, Джон и отвези назад деньги. У меня еще есть дело и я хочу его сделать один.

Джон Барлоу не стал спорить. Он молча посмотрел вслед скрывшегося из вида Дана Скотта.

Скотт вернулся в город в полдень. Он не обратил внимания на приветствующих его людей и проехал прямо к своему дому. Поднимаясь на крыльцо, он вытер руки о штаны. Дан не знал, что будет говорить, но он должен был дать Лори шанс.

Лори вышла ему на встречу, ее губы дрожали, на глазах навернулись слезы.

— Я убил Хоррика в честной дуэли, — сказал Дан.

Сжав губы, она посмотрела на отца, только что въехавшего в город, потом перевела взгляд на мужа.

— Я рада, Дан. Не тому, что он мертв, а тому, что ты убил его.

— Хоррик был тебя?

— Да.

Дан Скотт вытер со лба пот.

— Я выполнил свой долг и теперь хочу послушать тебя. Я не хочу тебя терять.

— Я тоже не хочу терять тебя, Дан.

— Ты почти потеряла, — сказал он.

— Ты был не прав, Дан, насчет меня и Хоррика. Я делала то, что ты сказал мне. Я пыталась помочь Хоррику, потому что думала, что он спас твою жизнь.

— Он действительно сделал это.

— Но только ради своей выгоды, Дан. Хоррик провел меня, как дурочку, но ведь я женщина. Я не могу понимать таких вещей, которые понимают мужчины. Я не поверила словам доктора Симпсона и твоему предупреждению.

Дан почувствовал, как камень свалился с его души. Он обнял ее и сказал:

— А что ты скажешь, если я останусь на посту шерифа?

— Ты должен это сделать, — сказала Лори. — Ты должен дать мне возможность по другому относиться к твоему делу.

Держа Лори в своих объятиях, Дан посмотрел на город. Он не мог понять своего стремления быть шерифом и защищать жителей этого города. Но в прошлую ночь он узнал, что такие люди, как доктор Симпсон, Раф Копперфильд и Бад Тренч заслуживают его защиты.

— Все будет хорошо, Лори, — сказал он.

Лори прижалась к Дану, плача от счастья.


Оглавление

  • Глава I
  • Глава II
  • Глава III
  • Глава IV
  • Глава V
  • Глава VI
  • Глава VII
  • Глава VIII
  • Глава IX

  • загрузка...