КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471814 томов
Объем библиотеки - 691 Гб.
Всего авторов - 220019
Пользователей - 102242

Впечатления

Shcola про Корлов: Зомби и чудо-смартфон (Альтернативная история)

Обложка - полное говно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Ярыгин: Кентийский принц (Боевая фантастика)

Идиотизм художников. Надо принца в трусах рисовать и на битву отправлять. Это самая лучшая защита - трусы.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Эрленеков: Подземелья Конфренко (Боевая фантастика)

Мне книга понравилась. Почитайте, не пожалеете.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Щепетнов: Изгой (Боевая фантастика)

Хороший цикл, но недописаный. Возможно в планах автора закончить приключения попаданца в мире фентези.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovik86 про Кузнєцов: Закоłот. Невимовні культи (Космическая фантастика)

Книга сподобалася. На мою думку, найкраще читати так, як пропонує автор.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Предел мечтаний (fb2)

- Предел мечтаний (пер. А. Георгиев) (а.с. Тест на беременность -1) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1684) 340 Кб, 97с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Карла Кэссиди

Настройки текста:



Карла Кэссиди Предел мечтаний

ПРОЛОГ

Колетта Карсон вошла в ванную комнату и извлекла из пластикового пакета аппарат для проведения теста на беременность и инструкцию.

Она бегло просмотрела инструкцию и взглянула на свое отражение в зеркале. Глаза слегка припухли от утренних слез, а на бледном лице отражалась терзавшая ее тревога.

Это немыслимо, думала она, в последний раз пробегая глазами инструкцию. Думать о нем абсолютно, категорически немыслимо.

Четыре недели назад единственным желанием в ее жизни была беременность, и она приняла решение стать матерью-одиночкой. Нашла клинику, предлагавшую услуги по искусственному оплодотворению, и прошла курс.

Четыре недели назад она всего лишь хотела забеременеть. А потом встретила его, влюбилась, и ее сердце разбилось на тысячу осколков.

В последний раз она взглянула на строчки. Она выбрала аппарат, в показаниях которого легче всего разобраться. Через три минуты на дисплее появится либо плюс, либо минус. Плюс означает беременность. Минус означает ее отсутствие.

Легко и просто. Вот только с тех пор, как она прошла процедуру искусственного оплодотворения, жизнь ее внезапно осложнилась, и теперь она не знает, хочет ли вообще забеременеть.

Решив, что нельзя дальше тянуть время, она провела тестирование, потом поставила аппарат на полочку и приготовилась выжидать три минуты.

«Боже мой, — пронеслось у нее в голове, — а если я беременна?»

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Четырнадцать дней.

Колетта Карсон прошла в квартиру, сбросила туфли и устало опустилась на заваленный вещами бежевый диван. Ровно две недели прошло со дня искусственного оплодотворения. И в каждый из этих четырнадцати дней она не уставала задаваться вопросом, сбудется ли ее мечта.

Если процедура прошла успешно, она станет не только владелицей магазина «Мал-малыш», но и одной из самых усердных его покупательниц.

Она мечтательно улыбнулась и любовно прикоснулась к своему животу.

Никогда прежде Колетта не чувствовала себя настолько готовой к встрече с младенцем. Ей двадцать восемь лет, ее магазин пользуется таким успехом, о каком она не могла и мечтать, и она убеждена, что сможет вырастить своего малыша без посторонней помощи.

Она приходила к решению стать матерью как к любому другому решению: с бесстрастной логикой, с четким, трезвым расчетом.

Взглянув на часы, она вспомнила, что Джина вот-вот должна прийти домой, а сегодня ее, Колетты, очередь готовить.

Три недели назад ее помощница по магазину стала делить с ней квартиру. Джина Ротман, милая, рассудительная девушка двадцати одного года, сняла у Колетты вторую спальню на какое-то время, чтобы накопить средства и затем уже арендовать отдельное жилье.

Когда давняя подруга спросила Колетту, не могла бы она пустить под свой кров девушку, Колетта немедленно ответила: «Ни в коем случае».

У нее имелся неудачный опыт сдачи комнаты разным девицам, и она решила для себя, что больше не намерена ни с кем делить свое жилое пространство. Ей не нужны деньги съемщиц, а головные боли нужны и того меньше.

Она еще не вполне опомнилась от нестерпимого кошмара в лице последней жилицы, некой Трины, которая имела обыкновение заниматься йогой в гостиной Колетты в совершенно голом виде.

Но Маргарет Джеймисон умоляла ее, убеждала, что Джина Ротман — милейшая девушка, готовая работать не покладая рук и самостоятельно проложить себе дорогу в жизни. Наконец Колетта сдалась. И до сих пор соглашение соблюдалось безупречно.

Судя по всему, у Джины не было тайных пороков, и она охотно вникала во все наставления Колетты, касающиеся ведения дел и жизни в большом городе.

Пройдя в кухню, Колетта подошла к холодильнику. Там нашелся массивный гамбургер; оставалось только решить — сделать соус для спагетти или ограничиться бутербродами.

Она еще не приступила к делу, как услышала, что входная дверь открылась и с шумом захлопнулась.

— Спагетти или бутерброды?

Ее красивая соседка невменяемым взглядом посмотрела на нее. В голубых глазах Джины стоял ужас.

— Ты должна меня спрятать! — запричитала она, подскочила к Колетте и стиснула ее руку. — Скажи ему, что я здесь не живу, что ты меня не знаешь и не представляешь, где я сейчас.

Еще не договорив, она быстро оглянулась на входную дверь.

— Давай помедленнее, — озадаченно попросила Колетта. — Что случилось? От кого тебе надо прятаться?

Вот тебе раз. Так она и знала: с Джиной ей было слишком хорошо, чтобы это могло быть на самом деле. Должно быть, Джина позабыла предупредить, что у нее имеется полоумный брошенный возлюбленный.

— Это Тэннер. Он меня нашел! — выкрикнула Джина, и слезы показались у нее на глазах.

— Кто это — Тэннер?

Колетту не на шутку встревожила истеричность ее отчаяния.

— Это мой брат. — Теперь по щекам Джины текли два ручья. — И я знаю, почему он объявился. Он приехал, чтобы утащить меня обратно на свое идиотское ранчо. Тэннер злой, мерзкий, он не хочет допустить, чтобы я повзрослела!

Колетта почувствовала облегчение. Как-никак источник угрозы — всего лишь брат, а не полоумный преследователь.

— Тебе стоит только объяснить ему, что у тебя все хорошо и ты не хочешь возвращаться, — мягко сказала она.

Джина отчаянно затрясла головой, и ее темные волосы рассыпались по лицу, формой напоминающему сердечко.

— Ты не знаешь Тэннера. Он не станет слушать... Он всегда своего добивается.

Она наконец отпустила руку Колетты, опрометью бросилась в свою комнату и захлопнула за собой дверь.

И тут же Колетта услышала громкий стук. Она не сразу подошла к входной двери, потому что старалась осмыслить услышанное от Джины. Когда она согласилась принять Джину под свой кров, ей было невдомек, что Джина выбралась в большой мир впервые.

Джина покинула родительский дом в западной части Канзаса и перебралась в Канзас-Сити, где собиралась начать независимую жизнь. А теперь, заключила Колетта, ее старший брат явился в большой город, чтобы посмотреть, как дела у сестренки.

Что ж, нужно только убедить старшего брата по имени Тэннер Ротман, что Джина не превратилась в испорченную женщину и пользуется независимостью, не теряя уравновешенности и здравомыслия.

Колетта отперла входную дверь. И при виде высокого широкоплечего ковбоя с горящими темно-синими глазами все ее разумные мысли улетучились моментально.

На нем были потертые облегающие джинсы, клетчатая шерстяная рубашка и ковбойские сапоги. Коротко подстриженные волосы были такими же темными, как и волосы Джины. Девушка позабыла сказать, что ее брат представляет собой первоклассный образчик мужской породы.

— Добрый вечер, — произнес гость низким приятным голосом. — Меня зовут Тэннер Ротман. Я хотел бы поговорить со своей сестрой.

При виде его приветливой улыбки Колетта немного расслабилась. После слов Джины она ожидала увидеть какого-то людоеда, а этот человек казался разумным и учтивым. Ослепительно красивый и воспитанный мужчина.

— Здравствуйте. Я — Колетта Карсон, соседка Джины. Заходите, пожалуйста.

Когда он проходил мимо нее в гостиную, она почувствовала запах — свежий, мужской, мгновенно завораживающий.

Она указала на диван.

— Прошу вас, садитесь.

— Нет, спасибо, — отозвался гость. — Если бы только можно было побеседовать с Джиной...

Он окинул ее завораживающим взглядом темно-синих глаз, затем быстро оглядел обстановку. Колетта подумала: уж не ищет ли он следов чего-то криминального, неподобающего, словом, чего-то такого, что дало бы ему повод увезти сестру.

Улыбаясь про себя, Колетта направилась к двери Джины. Ему придется потрудиться, чтобы обнаружить здесь что-нибудь такое, что можно было бы обратить против Джины. Квартиру можно считать отражением жизни Колетты вообще — организованной, удобной, опрятной.

Она постучалась к девушке.

— Джина!

Дверь открылась, и Джина посмотрела на Колетту широко раскрытыми глазами.

— Он ушел?

— Нет. Он говорит, что хочет только поговорить с тобой, — ответила Колетта.

— Я не хочу с ним разговаривать. — Джина почти шептала. — Он уговорит меня. А я не хочу. Он победит. Он всегда выходит победителем.

— Джина, как же ты собираешься убедить его, что хочешь жить независимо, если сама забиваешься в угол как маленькая?

На гладком лбу Джины пролегла складка. Наконец она сдалась:

— Ладно. Я выйду, но разговаривать с ним буду только при тебе.

Теперь уже Колетта нахмурилась.

— Мне кажется, с моей стороны было бы неразумно вмешиваться...

— Ну пожалуйста, — взмолилась Джина. — Тебе не нужно ничего говорить или делать. Просто сиди рядом со мной. Тогда у меня хватит сил, чтобы не поддаться ему, не сделать чего-нибудь, о чем я потом пожалею.

— Хорошо, — неохотно согласилась Колетта.

Тэннер Ротман стоял у окна гостиной и изучал городской вид, открывающийся с восьмого этажа; впрочем, его почти полностью закрывал стоящий напротив небоскреб.

Когда женщины вошли, Тэннер повернул голову. Колетту снова поразил его мужественный облик. Чувственные губы его изогнулись в легкой улыбке. Он смотрел на сестру с откровенной нежностью.

— Привет, Джина.

Девушка села на диван, Колетта пристроилась рядом.

— Тэннер, как ты меня нашел?

— Сейчас это не так важно, — небрежно отозвался ковбой. — Как у тебя дела? Прошло три недели, а ты ни разу не позвонила, не написала, вообще никак не дала о себе знать.

Джина смотрела на стену мимо Тэннера.

— Я была занята, — ответила она.

— А я беспокоился, — упрекнул ее Тэннер.

Меньше всего Колетте в эту минуту хотелось находиться здесь. Она чувствовала себя мухой, которой необходимо вылететь в другую комнату и оставить брата с сестрой наедине.

Джина покраснела.

— Тебе не о чем беспокоиться. Ты же сам видишь, у меня все в порядке.

— Не знаю, могу ли я попросить тебя поужинать со мной.

— Я не голодна.

В голосе Джины слышался вызов.

Колетта наблюдала за обоими. От напряжения воздух в комнате сгустился так, что его можно было ощутить кожей.

— Сейчас почти семь часов, ты только что пришла с работы, — невозмутимо продолжал Тэннер, — так что наверняка поесть не откажешься. Джина, пойдем. Я хочу пригласить тебя на ужин, только и всего.

В его словах можно было уловить оттенок мольбы.

Джина нерешительно взглянула на Колетту, но та старательно сохраняла полнейший нейтралитет.

— Хорошо, давай поужинаем, но только если Колетта пойдет с нами.

Колетта едва не ахнула от неожиданности.

— Знаешь, я не...

— Отлично, — перебил ее Тэннер, не давая возможности возразить, отошел от окна и направился к двери. — В соседнем квартале я заметил что-то вроде симпатичной шашлычной. Давайте встретимся там. Скажем, через полчаса. Чтобы вы, леди, успели освежиться и вообще сделать, что вам нужно.

Колетта хотела было решительно заявить о своем нежелании участвовать в чужих делах, но не успела произнести ни слова: Тэннер уже вышел, и только легкий запах мужского одеколона остался в воздухе.

— Джина, — заговорила Колетта, — я все-таки думаю, что вам с братом следовало бы поговорить без меня. Я сделаю себе салат. А ты иди к нему.

— Колетта, пойдем со мной, пожалуйста.

Большие синие глаза Джины умоляюще смотрели на нее.

— Джина, ты уже совершеннолетняя. Он не имеет права вернуть тебя пинками и понуканиями. И я там не нужна.

— Если ты не пойдешь, то и я не пойду. Тогда он просто вернется сюда. Ну пожалуйста.

Теперь Колетта не знала, что возразить своей юной соседке. Ей было известно, как себя чувствует человек, которого окружают те, кто не верит, что он на что-нибудь способен.

— Ладно, значит, ужинаем, — сдалась она. — Но только сегодня. А дальше ты будешь разбираться со своим братом сама.

— Спасибо тебе, — с откровенным облегчением произнесла Джина.

— Я пойду переоденусь.

Колетте требовалось найти что-нибудь менее официальное, чем строгий костюм, который она надевала на работу.

Закрывшись в спальне, она дала себе клятву, что на протяжении всего ужина будет держать рот на замке. Она никоим образом не намерена вмешиваться в сражение между красавцем ковбоем и его несмышленой сестренкой.

Тэннер поджидал сестру и ее соседку в ресторане. Он злился, что Джина настояла на том, чтобы Колетта Карсон присоединилась к ним. Он успел собрать кое-какие сведения об этой хорошенькой блондинке, и у него сложилось впечатление, что она оказывает на его добрую, невинную сестренку нежелательное влияние.

Тем не менее он был поражен привлекательностью Колетты уже в ту самую секунду, когда она открыла перед ним дверь.

Ее короткие кудрявые волосы создавали вокруг головы что-то вроде светлого нимба, который отлично соответствовал тонким чертам и янтарному оттенку глаз. В строгом синем костюме она была похожа на хладнокровного, целеустремленного профессионала; именно такой образ создался у него после сбора информации.

Он хотел, чтобы Джина была одна, так как знал: дай ему время, и он сумеет убедить сестренку, что отнюдь не в ее интересах было бросать учебу и сбегать в Канзас-Сити. А сложилось так, что у него, по-видимому, не будет времени, чтобы поговорить с Джиной с глазу на глаз... Сегодня, во всяком случае.

— Может быть, выпьете что-нибудь, пока ждете друзей? — с кокетливой улыбкой обратилась к нему официантка.

Он не отказался бы от виски со льдом, но понимал, что должен подойти к предстоящему тяжелому разговору с холодной головой.

— Было бы хорошо стакан чая со льдом, — сказал он.

Когда официантка отошла, его мысли снова обратились к сестре. Он совершенно не понимал Джину и лишь подозревал, что ее поспешное бегство было запоздалым протестом.

Он дал ей три недели на то, чтобы прийти в себя, но она не образумилась. И теперь он должен решительно разрулить ситуацию и добиться успеха. Именно так Тэннер и намеревался действовать.

Увидев предмет своих размышлений, он поднялся из-за столика. Джина входила в ресторан вместе с соседкой. Он сделал им приглашающий знак. От его внимания не укрылось, что Колетта сменила свой деловой костюм: теперь на ней были свободные темно-коричневые брюки и бежевая блузка с темно-коричневыми полосами. Эта одежда придавала ей неофициальный и притом сдержанно элегантный облик.

Едва он заметил, что его сестра одета в очень схожем стиле, как в его голове прозвенел предупреждающий звонок.

— Добрый вечер, — с улыбкой приветствовал он девушек.

Колетта ответила ему улыбкой. Джина не улыбалась. Она выбрала стул напротив Тэннера, и Колетте оставалось только занять место рядом с ним. Когда она опустилась на стул по левую руку от него, он сразу ощутил исходящий от нее густой цветочный аромат, немедленно напомнивший ему лучшую его весну на ранчо.

— Надеюсь, вы ничего не имеете против шашлыка, — обратился он к Колетте. — Насколько мне известно, это излюбленное блюдо Джины.

— Ошибаешься, — с вызовом бросила Джина.

Это ребячество только укрепило уверенность Тэннера в том, что его сестра не была готова к решительному броску с ранчо в независимость и городскую жизнь.

— Шашлык? Замечательно, — спокойно сказала Колетта.

Она взяла в руки лежавшее перед ней меню. Джина повторила ее движение и прикрылась листком от Тэннера.

Тэннер усмехнулся про себя. Слишком хорошо он знает свою сестру. Она рассержена, приняла защитную стойку, а так бывает всегда, когда она знает, что неправа. Должно быть, для него не составит труда убедить ее вернуться вместе с ним на ранчо.

В тот же момент у их столика возникла официантка. Когда она удалилась, приняв заказы, Тэннер опять вгляделся в сестру.

— Багзи ощенилась на прошлой неделе, — сказал он и добавил, поворачиваясь к Колетте: — Багзи — это охотничья собака Джины.

На мгновение Джина оставила свои вызывающие манеры. Она наклонилась вперед, и ее глаза сверкнули.

— Да? И сколько?

— Четверо: два мальчика и две девочки.

— А сама Багзи здорова?

— Пережила, закусив удила. — Тэннер помолчал. — Скучает по тебе.

— Вот этого не надо!

Джина откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди, как бы защищаясь от удара.

— Джина, я же только констатирую факт. И вовсе не собираюсь играть на твоих чувствах.

Внезапно ему пришло в голову, что придется применить более тонкую тактику, чем он предполагал сначала. Он ясно видел, что Джине не по себе, что она предпочла бы оказаться подальше отсюда. Ее пальцы мяли край полотняной салфетки, лежавшей у нее на коленях, а ее вниманием, казалось, полностью завладело стоявшее рядом деревце в горшке.

— Мисс Карсон, насколько я знаю, вы владеете в городе магазином, где продаются детские вещи, — вновь заговорил Тэннер.

Колетта улыбнулась, и он не мог не заметить, что ее ангельские губки прямо-таки предназначены для поцелуев.

— Да, он называется «Мал-малыш». Я его открыла два года назад.

В этот момент появилась официантка с заказом, и разговор прервался. Официантка поставила перед каждым из них выбранные блюда, отпустила пару замечаний о погоде, о том, как много в ресторане бывает посетителей в эту пору года, и ушла.

— Могу себе представить, сколько времени и сил отнимает у вас бизнес, — заметил Тэннер, когда распробовал мясо.

— Да, конечно, — согласилась Колетта. — Потому-то я очень обрадовалась, когда Джина стала у меня работать. Честное слово, мне ее сам Бог послал. Она изумительный продавец.

— Джина — умная девочка, — отозвался Тэннер и добавил про себя: «Слишком умная, чтобы быть девчонкой на побегушках за мизерную плату в детском магазине».

Больше всего он боялся не только того, что Джина не реализует свой интеллектуальный потенциал, но и того, что ее приберет к рукам какой-нибудь городской бездельник, разобьет ей сердце, и в результате она превратится из продавщицы в покупательницу в детском магазине. И перед ней навсегда закроется то будущее, которое прочил ей Тэннер. Все его труды, вложенные в нее, обернутся мыльным пузырем.

— Джина мне говорила, что у вас большое ранчо в Канзасе. Значит, вы понимаете, как людям приходится тратить время и силы, — сказала Колетта.

Тэннер кивнул.

— Да, безусловно, работа тяжелая и время отнимает... особенно в сезон.

— Надо полагать, тебе не терпится возвратиться к работе, — вставила Джина.

Тэннер рассмеялся: насколько же она простодушна!

— Джина, ты меня знаешь. И знаешь, что для меня семья всегда была важнее всего на свете. — Он снова повернулся к Колетте: — Мисс Карсон, у вас есть родные?

— Прошу вас, называйте меня Колеттой. А вся моя семья — это я и мама.

— Ваша мама живет здесь, в городе?

— Да, только мы, к сожалению, не очень-то близки. Правда, Джина, салат замечательный?

Тэннер насупился и откусил еще один кусок мяса. Итак, она не близка с матерью. А это, насколько Тэннер мог судить, — еще одна причина для того, чтобы избавить Джину от ее влияния.

Сам-то он понимает, какую роль в жизни человека играет семья. Колетта Карсон и представить себе не может, как ей повезло, что у нее есть мать. А он, Тэннер, знает, что такое жить без матери и без отца, знает, как это важно, когда за твоими плечами есть семья, на которую ты можешь опереться. А его семья — Джина.

— Какое у вас ранчо, мистер Ротман? — поинтересовалась Колетта.

— Меня зовут Тэннер, и мы разводим крупный рогатый скот. У меня два больших стада коров элитных пород.

— Одни — для молока, другие — для мяса? — полюбопытствовала Колетта.

И Тэннер, и Джина засмеялись.

— Нет, обе породы мясные, — пояснила Джина.

— Да вы не смущайтесь, — мягко обратился Тэннер к Колетте: на ее щеках выступил очаровательный румянец. — Я бы, например, не отличил шляпки от чепчика.

Колетта ответила мелодичным смехом.

— Вот и я, боюсь, не очень-то разбираюсь в коровах.

— У Тэннера есть и лошади, — добавила Джина. — Лошади из «Двух сердец» несколько раз брали первые призы на скачках.

— «Два сердца» — это название ранчо? — спросила Колетта.

— Да, это Джина придумала такое название.

Тэннеру вспомнился тот день, когда ранчо получило свое название. За два дня до похорон родителей. Они с сестрой стояли на крыльце, сиротливо вглядываясь в окружающие дом пастбища и поля.

— Тэннеру оно не понравилось, — сказала Джина. — Он считал, что оно будет звучать чересчур по-дамски. — Она смерила Тэннера взглядом и улыбнулась. — Но он сказал: «Раз ты хочешь «Два сердца», то пусть так и будет».

— Вечно я тебе потакал, — усмехнулся Тэннер.

Остаток ужина прошел за разговорами на менее личные темы: о чудной весенней погоде, о новых фильмах, о последнем скандале в политических кругах.

Тэннер поймал себя на том, что его взгляд раз за разом обращается к Колетте, и даже слегка рассердился на себя: не слишком ли он ею очарован?

Когда она улыбалась, на одной ее щеке появлялась очаровательная ямочка, а когда задумывалась, то закусывала нижнюю губу так сексуально, что сразу хотелось попробовать ее на вкус.

Колетта казалась Тэннеру столь же сообразительной, сколь и красивой, и разговор воодушевлял его. Но, когда пришел черед кофе, он напомнил себе, что приехал в этот город не для того, чтобы наслаждаться обществом соседки и работодательницы Джины.

Он сжал в ладонях массивную кружку с кофе и сказал себе, что пришла пора приступать к кампании по возвращению Джины на родное ранчо.

— Джина, я беспокоюсь о тебе.

Он понимал, что властные распоряжения сейчас не сработают. На Джину следует воздействовать на другом уровне.

— Не о чем тебе беспокоиться, — отрезала она. — У меня все хорошо.

— Ты не понимаешь, насколько опасно жить в городе, — продолжал Тэннер. — Ты всю жизнь жила под колпаком. Джина, к этому ты пока не готова. — Он потянулся через стол и взял сестру за руку. — Знаешь, я бы никогда не приехал, если бы так не волновался за тебя.

Джина отдернула руку. Ее красивое лицо обезобразила недовольная гримаса. Она взглянула на Колетту, словно ища у нее поддержки.

— Мне кажется, она справляется со своей независимостью, — заметила Колетта. — Я в ее возрасте уже была самостоятельной и вполне могла сама себя обеспечивать.

Тэннер заставил себя улыбнуться, надеясь, что улыбка скроет его раздражение.

— Джина — не вы. Кроме того, я вынужден сказать, что ваша квартира расположена не в лучшем районе, о безопасности здесь и говорить не приходится.

Может быть, Тэннеру и удалось скрыть за улыбкой свое недовольство, но в глазах Колетты он заметил то же чувство.

— Этот район сейчас перестраивается. Я правильно поступила, когда решила открыть магазин именно здесь и здесь же поселилась.

— Это хорошо для вас, но не для Джины, — возразил Тэннер. — Она просто не готова окунуться в самостоятельную городскую жизнь. Она еще слишком молода и плохо приспособлена к тому, чтобы жить своим умом.

— Раз вас так беспокоит, как Джине здесь живется, так побудьте рядом с ней несколько дней, посмотрите, как она работает, как хорошо со всем управляется, — предложила Колетта.

Джина, казалось, пришла в ужас от такой перспективы. Тэннер нахмурился. Провести несколько дней в Канзас-Сити? Это не входило в его планы. Впрочем, он не ожидал, что сестра обретет столь мощную группу поддержки в лице своей соседки по квартире.

— Что ж, это недурная мысль.

Оставалось только надеяться, что ни сестра, ни Колетта не догадываются, насколько сильно охватившее его разочарование. События развивались совсем не так, как он рассчитывал, а он не любил, когда его планы рушились.

— Тэннер, я же знаю, сколько дел на ранчо весной! — воскликнула Джина. Ужас сверкал в ее глазах. — У тебя же просто нет свободного времени, чтобы болтаться здесь с нами.

— Ничего подобного, Джина. Я тебе давно рассказывал про мою шкалу ценностей. Семья всегда была для меня на самом первом месте. — Он умолк, отхлебнул кофе, после чего продолжал: — И не забывай, у меня на ранчо работают хорошие ребята. Дела будут идти как по маслу и без меня. Я уже забронировал номер в гостинице на этой самой улице. Так что если я побуду здесь пару дней, то, может быть, почувствую себя спокойнее.

Он выдавил из себя улыбку. Он не стремился успокаиваться. И покинуть Канзас-Сити желал только при условии, что Джина будет следовать за ним на буксире. Законных рычагов давления на нее в его распоряжении нет. Она — совершеннолетняя и имеет полное право не возвращаться туда, где выросла.

Но еще Тэннер знал, что у кошки есть множество способов изловить мышку. И лучший способ заманить Джину к родным пенатам — заручиться поддержкой Колетты.

Он поднял глаза на красивую блондинку, и внезапный прилив адреналина в крови подсказал ему, что перед ним еще одна мышка, которую он не прочь изловить.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Просто не верится, что ты так поступила, — вздохнула Джина, когда они с Колеттой вновь остались в квартире вдвоем.

— Поступила как?

Колетта сбросила туфли и бухнулась на диван.

— Да предложила Тэннеру поболтаться здесь несколько дней. — Джина расхаживала взад и вперед по комнате, дрожа от напряжения. — У него же теперь будет только больше возможностей втянуть меня в то, что нужно ему, а не мне.

Джина опустилась на стул напротив дивана.

— Джина, мне кажется, он просто заботится о тебе. А посмотрит на тебя день-другой — и обязательно убедится, что у тебя все нормально.

Джина наклонилась вперед.

— Колетта, ты его не знаешь. Он безжалостный. Не покупайся на его шарм, не дай ему себя обмануть. Он упрямый как дьявол. У него даже девушки нет.

— Джина, это дело твое и твоего брата. Ему нет нужды очаровывать меня. Это тебя он собирается увезти на семейное ранчо.

— Он хочет, чтобы я получила диплом, устроилась учительницей в местную начальную школу и рано или поздно вышла замуж за Уолта Тиббермана.

— Кто такой Уолт Тибберман? — с любопытством спросила Колетта.

Джина придвинула свой стул ближе к Колетте.

— Уолт работает у Тэннера на ранчо. Хороший парень, трудяга, и глаз на меня положил, но я к нему ни на столечко ничего не испытываю. Никакого между нами волшебства.

Колетта прикусила язык. Она не верила в волшебство такого рода. Любовь, насколько ей известно, — это красивая иллюзия, которую придумали, чтобы продавать цветы и поздравительные открытки, красивое слово, за которым скрываются мимолетные увлечения и похоть. А еще любовь, в представлении Колетты, — это спасательный круг для жалких прилипчивых женщин, которые боятся провести остаток дней в одиночестве.

Она поднялась и с улыбкой посмотрела на молодую подругу.

— Джина, если твоя жизнь здесь — это то, что тебе нужно, значит, не поддавайся брату; вот тебе мой совет. И на этом я отправляюсь спать.

Но и несколько минут спустя, уже переодевшись в ночную рубашку, Колетта продолжала думать о Тэннере Ротмане.

Он не просто крепко сбитый красавец, на которого приятно посмотреть; он весь излучает очарование. Его забота о сестре очевидна, его стремление убедиться, что у нее все в порядке, только усиливает его притягательность.

Она скользнула под одеяло. Легкая грусть овладела ею. Как жаль, что никому в этом мире не было до нее дела, когда ей было восемнадцать лет и она вступила в самостоятельную жизнь.

Пусть Джина считает своего брата костью в горле; просто она представить себе не может, какое это счастье, когда ты и твое благополучие кому-то небезразличны.

Колетта отогнала от себя эти мысли. Она редко задумывалась о том, чего была лишена. Все ее силы были направлены на то, чтобы утвердиться в этом мире. С ранних лет она усвоила, что полагаться в жизни можно только на себя.

Она прижала руку к животу. Может быть, уже сейчас, в эту самую минуту в ней живет новая душа. Как молилась она, как надеялась, что процедура по искусственному оплодотворению прошла успешно! Вся ее любовь, вся забота, все мечты будут отданы этому ребенку, все то, чего никто никогда не дарил ей.

Она думала, засыпая: какое же место занимали в жизни Тэннера и Джины их родители? Между прочим, за все те недели, что Джина работала у Колетты и жила с ней под одной крышей, она ни разу не упоминала ни о матери, ни об отце.

Впрочем, сказала себе Колетта, это ее не касается. И как бы ни был хорош собой, как бы ни был обаятелен Тэннер Ротман, через несколько дней его здесь не будет, его жизнь будет продолжаться своим чередом на ранчо, как будет идти своим чередом и ее жизнь... Хорошо бы она продолжалась в предвкушении рождения ребенка, который наполнит ее любовью.

С этой утешающей мыслью Колетта заснула.

А наутро, уже в начале девятого, она вышла из дома. От магазина ее отделяли три квартала. Начинался чудесный весенний день.

Согласно распорядку, магазин открывался только в половине десятого, но Колетте нравилось приходить туда значительно раньше. Она неизменно заглядывала в соседнее кафе за свежими рогаликами, а потом шла к «Мал-малышу», где готовила себе кофе. Она любила тихие минуты, когда покупателей еще не было, и этот завтрак — рогалики с кофе — часто поддерживал ее силы на протяжении всего дня, так как обычно работы в магазине было слишком много, чтобы позволить себе что-то вроде перерыва на обед.

Как и всегда, в кафе в этот час сидели клерки и конторские работники из близлежащих офисов. Колетта прошла прямо к стойке, где оформлялись заказы на вынос.

— Здравствуйте, Джонни, — поздоровалась она с немолодым коренастым мужчиной, стоявшим за стойкой.

— Привет, куколка. — Мужчина улыбнулся Колетте. — Как всегда?

Она кивнула и тут же подумала: не исключено, что Тэннер будет околачиваться в магазине большую часть дня.

— Сделайте двойную порцию.

Владелец кафе удивленно вскинул седеющую бровь и наполнил рогаликами бумажный пакет.

— Вы вчера ужин пропустили?

Колетта рассмеялась.

— Ну, Джонни, ведь вы меня знаете. Я редко забываю поесть.

— Прошу вас, куколка.

Она приняла из его рук пакет с рогаликами и расплатилась.

— Удачи вам, Джонни.

— В этом старый жулик всегда нуждается, — отозвался Джонни с озорной улыбкой.

Она повернулась и... почти натолкнулась на широкую грудь Тэннера Ротмана. Он приобнял ее за плечи, чтобы она не оступилась, и улыбнулся ей сверху вниз.

— Доброе утро, — сказал он.

— Доброе утро.

Колетта отступила. В ее мозгу слишком ясно отпечатался его чистый мужской запах, а также ощущение твердых мускулов, к которым ей пришлось прикоснуться.

— В магазин идете? — спросил он.

Она кивнула.

— Я всегда покупаю у Джонни свежеиспеченные рогалики. А сегодня купила и на вашу долю — на случай, если вам захочется.

— Звучит соблазнительно. В какое время вы обычно приходите в магазин?

— Обычно в восемь тридцать. А Джина появляется не раньше двенадцати.

Они вышли из кафе и двинулись по тротуару в сторону детского магазина. Колетта старалась не думать о том, что от одного его облика может перехватить дыхание. Облегающие синие джинсы и темно-синяя футболка с короткими рукавами подчеркивали его фигуру и гармонировали с цветом синих глаз.

Трудно было не обращать внимания на его мощную и яркую сексуальность. Женщины, которые встретились им на улице, открыто провожали его восхищенными взглядами.

— Владелец этого кафе — старый жулик? — поинтересовался Тэннер.

Из этих его слов Колетта поняла, что Тэннер думает о всяческих ужасах, которые подстерегают невинную сестру, коль скоро рядом с ней работает такой опасный человек.

— Лет тридцать назад Джонни обворовал парочку квартир. Его поймали, он отсидел восемнадцать месяцев и вернулся, по всеобщему мнению, другим человеком. Сейчас он — не только владелец кафе, но и член торговой палаты и нескольких местных комитетов, занимающихся профилактикой преступности. — Она остановилась перед дверью своего магазина и отперла ее. — Так что старый жулик Джонни — не причина, чтобы вы увозили Джину домой.

Тэннер улыбнулся уголком рта, и Колетте стало жарко от этой улыбки.

— Неужели я настолько прозрачен? — спросил он.

— Именно сейчас так оно и было, — ответила она и отвернулась, чтобы скрыть румянец, который вызвала в ней его улыбка.

— Милости просим в наш «Мал-малыш», — произнесла она, включила верхний свет и снова заперла дверь, когда Тэннер вошел в магазин вслед за ней. — Если хотите, пройдите в кабинет, и я сделаю вам кофе.

Показывая Тэннеру дорогу, Колетта чувствовала, как его взгляд скользит по витринам, по мебели, по образцам товаров.

Колетта гордилась планировкой магазина. Она долго разрабатывала ее, призвав на помощь все свои знания законов торговли, и наконец создала помещение, в котором покупателям было удобно, а атмосфера побуждала к покупкам.

— А здесь у вас что? — спросил Тэннер, заметив в дальнем конце помещения участок, где стояли козлы для распиливания досок и лежали кое-какие инструменты.

— Здесь я думаю устроить детский уголок. Поставим скамеечки и столики с книжками и головоломками. Многие приходят к нам с детьми, так что, по-моему, было бы хорошо, если бы дети нашли чем себя занять, пока мамы делают покупки.

— Очень разумно, — одобрил Тэннер.

Колетта улыбнулась.

— Все в интересах бизнеса. Родители, как правило, уделяют товару больше времени, когда дети не хнычут и не дергают их за полы. А чем больше у родителей времени, тем больше соблазн потратиться.

Она провела Тэннера в кабинет.

Она всегда считала, что в магазине просторный кабинет, но, как только в помещение вошел Тэннер, у нее возникло ощущение, что стены заметно сдвинулись.

— Прошу вас, садитесь.

Она указала ему на стоявший у стола стул, а сама прошла в угол, где была раковина, а на приставном столике — кофейник.

Наполнить кофейник водой и включить его было делом нескольких секунд, после чего Колетта села за свой рабочий стол. Ей пришлось подавить в себе внезапную, необъяснимую нервозность, охватившую ее, едва она вдохнула запах свежего кофе.

Накануне вечером, когда рядом находилась Джина, ей было легко с Тэннером. Но сейчас она почувствовала себя не в своей тарелке. Теперь Тэннер был не столько братом Джины, сколько чрезвычайно привлекательным одиноким мужчиной, у которого, по словам Джины, не было девушки вследствие его упрямства.

Они не начинали разговор, пока перед ними не оказались чашки с горячим кофе. Тогда Колетта взяла пакет и предложила Тэннеру рогалик.

— Судя по вашему магазину, вы очень любите маленьких детей, — заметил он.

— Я люблю детей, — без смущения подтвердила она. — Но я решила заняться торговлей детскими вещами не поэтому. — Его поднятые брови свидетельствовали о неподдельном интересе, поэтому она продолжала: — Мне хотелось открыть предприятие розничной торговли. Я не один месяц думала и наконец остановилась на детских вещах.

— Почему именно на детских?

— Я тщательно изучала рынок и убедилась, что мы сейчас находимся на пороге нового пика деторождения. К тому же дети будут рождаться вне зависимости от состояния экономики.

— Очень интересно, — проговорил Тэннер. — Значит, ваше решение было продиктовано скорее рассудком, а не чувствами.

В его интонации Колетте почудилась нотка неодобрения, и она, словно защищаясь, вскинула голову.

— Опыт мне подсказывает, что лучшие решения мы принимаем тогда, когда нами руководит разум, а не сердце.

Его ленивая, неотразимая усмешка немедленно заставила ее напрячься.

— Ну, когда имеешь дело с коровами, особенно чувствительным не станешь.

Сделав вид, что целиком сосредоточилась на кофе и рогаликах, Колетта отчаянно старалась нащупать тему для разговора. Естественно, обсуждать с ним положение Джины ей не хотелось. Не хотелось влезать в состязание брата и сестры в упрямстве.

— Джина мне говорила, что вы родом из какого-то маленького городка в Канзасе, — наконец сказала она.

Он кивнул.

— Фоксран. Он больше похож на большой поселок, чем на город. Все знакомы друг с другом, и, как правило, все в курсе дел друг друга. Но я не могу себе представить, как жить в другом месте.

— Ваши родители тоже там живут?

Синие глаза Тэннера как будто обратились куда-то вглубь, и Колетте показалось, что она уловила в них тень боли. А он между тем смотрел на кофейную чашку.

— Моих родителей давно нет в живых. Они погибли в автокатастрофе, когда мне шел двадцать первый год, а Джине было десять. На моих плечах осталось ранчо, находившееся на грани финансового краха, и десятилетний ребенок.

Только теперь Колетта смогла понять, где кроются корни чрезмерной заботы Тэннера о Джине. Он для нее не только старший брат. Он для нее — и отец и мать. Она не могла не восхищаться этим человеком.

Ему было тяжело отпустить сестренку, в этом нет сомнений. Да, бывают родители, не желающие отпускать от себя детей, хотя мать самой Колетты не относится к этой категории.

— Должно быть, вам было тяжело, — проговорила она. — В двадцать лет вы взяли на себя такую ответственность, такой труд...

— Что касается ранчо и Джины, то тут в игру вступает любовь.

Теплота в его взгляде и мягкое выражение лица затронули некую странно чувственную струну в Колетте. Смешавшись из-за незнакомого ощущения, она поднялась и подошла к кофейнику, чтобы заново наполнить свою чашку.

Когда она снова повернулась к Тэннеру, от нее не укрылось, что он внимательно изучает ее. Внезапно ей пришло в голову, что на ней чересчур короткая или чересчур облегающая юбка. Она сделала над собой усилие, чтобы не покраснеть, и снова присела за стол.

— А теперь расскажите мне о Колетте Карсон, — предложил он и сделал очередной глоток.

Она пожала плечами.

— Да не о чем особенно рассказывать. Я родилась и выросла здесь, в Канзас-Сити. Вся моя жизнь прошла здесь.

— А молодой человек имеется в пределах досягаемости? Надо полагать, такая привлекательная женщина, как вы, каждый вечер ходит на свидания.

Глаза его сверкнули, и ей почудилось в их блеске приглашение к флирту.

Как ни странно, она почувствовала себя польщенной тем, что Тэннер находит ее привлекательной.

— Не помню, когда у меня в последний раз было свидание. — Не исключено, что он хочет знать, как часто его сестра остается в квартире одна. — По вечерам я, как правило, просматриваю каталоги. Стараюсь угадать, что у нас в ближайшее время может пойти на ура. Или проверяю бухгалтерию, чтобы быть в курсе дел. Кстати, Джина мне говорила, что у вас тоже нечасто бывают романтические встречи.

— Мне, как и вам, трудновато выкроить время.

Колетта насмешливо улыбнулась.

— Джина объясняет это не так. Она говорит, что у вас потому нет девушки, что вы — человек упрямый и жесткий. «Упрямый как дьявол» — вот как она о вас отзывается, и я ей верю.

Он рассмеялся, и ей почему-то показался очень приятным его смех.

— Вероятно, она права. Те, кто меня знает, считают меня туповатым. Как бы то ни было, жаль, что такая красивая девушка, как вы, все свое время отдает работе. Как же вы найдете свою половинку, если ни с кем не будете встречаться?

И снова в его глазах вспыхнул огонь — и едва не воспламенил ее.

— Я никогда не считала своей главной задачей найти свою половинку, — заметила она.

Улыбка, за которую не жалко отдать миллион долларов, грела ее. Но внезапно ей захотелось исчезнуть.

— Мне пора открывать магазин, — сказала она, вставая. — А вы оставайтесь здесь, попейте еще кофе с рогаликом. Я ведь вам сказала, Джина будет не раньше двенадцати.

Оказавшись на безопасном расстоянии от Тэннера, Колетта испытала облегчение. Она вышла из кабинета, отперла входную дверь, заменила табличку «Закрыто» на «Открыто» и прошла к небольшому прилавку, на котором стоял кассовый аппарат.

Ее не оставляло явственное ощущение, что Тэннер начал с ней флиртовать, когда заговорил о встречах с мужчинами. Почему-то сердце тревожно забилось при этой мысли.

Когда в магазине появилась первая покупательница, Колетте вспомнилось предостережение Джины относительно Тэннера. Не поддаваться его обаянию. Что ж, вероятно, ей следует быть начеку.

Безусловно, Тэннер — привлекательный мужчина, Колетта была вынуждена признать это, хотя и не привыкла таять от мужского шарма. И Тэннер Ротман может представлять опасность для той безопасной и размеренной жизни, которую она выстроила для себя.

Наверное, Колетта ожидает, что он уйдет, когда допьет кофе, и вернется позднее, когда Джина появится на работе. Тем не менее, сполоснув чашку, Тэннер присоединился к Колетте у прилавка и принялся наблюдать за тем, как она обслуживает беременную женщину, которая, казалось, была готова лопнуть, как переспелая дыня.

Тэннер никогда не задумывался о том, чтобы завести собственных детей. В том возрасте, когда многие мужчины начинают испытывать желание создать семью, его мысли были заняты заботами о Джине. А сейчас, когда ему исполнилось тридцать два, думать о потомстве, пожалуй, поздно. В это утро Колетта опять надела строгий костюм. Короткий темно-серый жакет, накрахмаленная белая блузка и юбка, открывающая длинные ноги, скорее стройные, чем худые.

Ему не понадобилось много времени, чтобы его подозрения относительно Колетты Карсон подтвердились. Несомненно, не с такой женщины должна бы брать пример его впечатлительная сестра.

Пусть у Колетты потрясающие ноги. Пусть ему никогда еще не приходилось видеть таких длинных и темных ресниц. Пусть у нее чрезвычайно приятные черты лица, а при виде ее фигуры у любого мужчины, в чьих жилах течет горячая кровь, могут возникнуть греховные мысли. Как бы то ни было, он был уверен, что она холодна, бессердечна и прислушивается только к своим амбициям.

Он почувствовал смутное разочарование, когда она объяснила ему, почему решила открыть магазин детских товаров. По-видимому, это было умным решением, но продиктованным исключительно деловыми соображениями.

В жизни Джины не было женщины, которой она могла бы подражать. Ни тетушки, ни бабушки, никого, кто мог бы заполнить пустоту, оставшуюся в ее сердце после гибели матери.

Колетта представляет несомненную угрозу для будущего Джины — такого, какое он мог бы ей пожелать. Безусловно, он не согласится с тем, чтобы Джина приучилась копировать амбициозную женщину с ледяным характером и черствым сердцем.

А Колетта между тем уверенно управлялась с потоком покупателей. Тэннер наблюдал за ней с каким-то ревнивым восхищением. Она любезна, почтительна и бесконечно терпелива с каждой посетительницей. Невозможно не любоваться естественной грацией ее движений, когда она водит клиентов от полки к полке.

Видно, что ее удивляет его присутствие. Она обслуживает покупателей, а взгляд ее неизменно возвращается к нему.

Возможно, рано или поздно его назойливость разозлит ее и Колетта решит, что Джина не стоит того, чтобы она терпела причиняемые подругой неудобства. И тогда она окажется на его стороне в битве за возвращение Джины.

— Никогда не думал, что в одном городе может найтись столько будущих родителей, — произнес он, когда у Колетты выдалась наконец свободная минута.

Она улыбнулась и поправила покрывало на одной из детских кроваток.

— Не все, кто сюда заходит, ждут ребенка. Друзья и родственники молодых родителей обзаводятся подарками. — Она еще раз поддернула покрывало. — Хотя для вас это, должно быть, страшно скучно.

— Вовсе нет. А у Джины так же хорошо получается, как у вас?

Колетта улыбнулась, и Тэннер ощутил новый прилив влечения.

— Она прекрасный продавец.

— С вами работает только Джина?

Должно быть, у них уходит чертовски много времени на то, чтобы управляться с таким магазином вдвоем.

— У меня есть еще две женщины, они работают неполный день. А Джина — мой единственный постоянный продавец.

Она тут же улыбнулась и извинилась, так как в магазин вошел очередной покупатель.

А через несколько минут Тэннер увидел, что в торговый зал входит Джина. Поразительно, но получается, что он наблюдает за работой Колетты уже несколько часов.

— Ты давно здесь? — недоверчиво спросила Джина.

— А что?

Джина поставила сумку за прилавок и посмотрела на Колетту, которая показывала парочке будущих родителей колыбели.

— Мне интересно, сколько времени у тебя уйдет на то, чтобы переманить Колетту на свою сторону.

Тэннер усмехнулся.

— Я пришел еще до того, как магазин открылся, и мы с Колеттой попили кофе с рогаликами. К твоему сведению, о тебе мы вообще не говорили.

Джина удивленно взглянула на него.

— А о чем же вы говорили?

— Так, о том о сем, — отмахнулся Тэннер.

Джина прищурилась.

— Я хорошо тебя знаю, Тэннер Ротман. Что бы ты ни делал, у тебя на все бывает причина. Колетта — моя подруга и соседка, так что избавь ее от наших проблем.

Тэннер взял сестру за руку.

— Джина, поедем домой. Тебе осталось меньше года до получения диплома. Возвращайся домой, закончи колледж и живи на ранчо, пока не выйдешь замуж. А потом у тебя будет своя семья. Ты же не хочешь всю жизнь оставаться продавщицей?

— Я не хочу возвращаться в Фоксран. Мне нравится здесь, — нахмурилась Джина. — И оставаться продавщицей всю жизнь я не собираюсь. Колетта намерена готовить из меня менеджера и специалиста по снабжению.

Она отняла у брата руку и поспешила навстречу новому покупателю. Тэннер вздохнул с досадой и опять посмотрел на Колетту. Но в его ушах еще звучали слова Джины: «Колетта — моя подруга и соседка, так что избавь ее от наших проблем».

Нет, он Колетту так просто от себя не избавит. Колетта для него — как гвоздь в башмаке. Она обещает Джине что-то такое, что идет вразрез с его планами.

Колетта красива, Колетта желанна, но нельзя забывать, что она — его враг. А значит, он соблазнит врага и переманит на свою сторону.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Сказать, что Тэннер Ротман отвлекал Колетту от работы, значило бы не сказать почти ничего. Он заполнял собой магазин. Где бы Колетта ни оказывалась, ее повсюду преследовал манящий мужской запах.

Слишком уж он высок, слишком широкие у него плечи. Его мужественные манеры и сексуальность мешали Колетте сосредоточиться.

Когда в зале не оказывалось покупателей, он принимался развлекать Джину и очаровательную Колетту забавными историями из жизни на ранчо и анекдотами из детства Джины. Его рассказы, казалось, даже Джину заставили несколько расслабиться. Атмосфера родственной любви была почти осязаемой, и Колетте неожиданно для нее самой вдруг захотелось, чтобы в ее жизни появился человек вроде Тэннера Ротмана. И чем более привлекательным казался ей Тэннер, тем неуютнее ей становилось.

К шести часам, когда появилась Линда Крейг, одна из девушек, занятых неполный рабочий день, Колетта уже отчаянно хотела избавиться от Тэннера.

Она не понимала, почему ее влекло к нему на физическом уровне, почему от его близости у нее перехватывало дыхание, а на ладонях выступал пот. Ее не отпускал взгляд его глаз цвета ночного неба, который она так часто ловила на себе. И всякий раз, когда это происходило, что-то сжималось у нее внутри.

В прошлом она была близка с одним мужчиной. Она встречалась с Майком Ковингтоном три месяца и только после этого решилась лечь с ним в постель. Впечатление оказалось не слишком захватывающим, потому-то она не понимала, откуда происходит ее иррациональное влечение к Тэннеру.

Секс никогда не был в ее представлении чем-то значительным, но присутствие Тэннера заставляло ее думать о сексе, воображать себе смятые простыни, горячие и скользкие тела, мозолистые ладони, скользящие по ее коже... Тэннер внушал ей мысли, которые она редко позволяла себе.

Выйдя из магазина, она глубоко вздохнула. Позади удачный торговый день, а вечер она намеревалась провести над каталогами и выбрать вещи для ребенка, которого, возможно, уже носила под сердцем.

Она предполагала, что Джина поживет с ней еще пару месяцев, а потом подыщет себе отдельное жилье, и тогда ее спальню можно будет оборудовать под детскую. Под комнату, в которой сбываются мечты.

Колетта успела отойти от двери магазина всего на два или три шага, когда рядом с ней оказался Тэннер.

— Я подумал, что надо бы проводить вас домой, — сказал он. — Не следует красивой даме в одиночестве ходить по мрачным улицам.

Колетта рассмеялась.

— Спасибо, конечно, но не стоит. Кстати, я хожу одна по мрачным улицам вот уже десять лет, с тех пор как мне исполнилось восемнадцать.

— Ну, пока я в городе, так продолжаться не будет.

— А вы весьма галантны, — насмешливо заметила Колетта.

Тэннер слегка нахмурился.

— Джина назвала бы мое поведение чрезмерно покровительственным.

Колетта с удивлением обнаружила, что рада предложению Тэннера проводить ее домой.

— Джина еще очень молода.

— Она несправедлива ко мне. — Синие глаза Тэннера серьезно взглянули на Колетту. — Три недели назад мы с ней поцапались. Просто глупая стычка, я о ней особенно и не вспоминал. Она собрала вещи и заявила, что уезжает из Фоксрана. Я решил, что она вернется еще до темноты.

— И вы ошиблись.

Колетта старалась не обращать внимания на золотистый блеск, которым отливали темные волосы Тэннера в лучах вечернего солнца.

— Вот именно. Я подождал до следующего дня, а потом принялся расспрашивать подруг и соседей. Вот и узнал, что Маргарет Джеймисон посоветовала Джине поехать к ее подруге в Канзас-Сити.

Он стиснул зубы от гнева.

— Насколько я догадываюсь, сейчас Маргарет Джеймисон вызывает у вас не очень большую симпатию.

Зубы Тэннера опять скрипнули.

— Этой проныре не стоило бы совать нос в чужие дела. Нет, простите, я не должен был так говорить. Она ведь ваша подруга.

— И при этом проныра, — со смешком подтвердила Колетта. — Но она хотела как лучше. Она работала у меня в магазине с полгода, а потом ее муж купил ранчо на Западе.

Они остановились перед подъездом Колетты.

— Их ранчо как раз рядом с моим, — сказал Тэннер и задумчиво провел рукой по волосам. — В общем, Маргарет рассказала мне, как уговорила вас взять ее на работу и пустить пожить у вас.

Колетта кивнула.

— Маргарет мне позвонила и сказала, что Джина — милая и умная девушка и хочет найти свою дорогу в жизни.

— Милая, умная, но крайне наивная и невинная. Она не готова к самостоятельной жизни. До сих пор она не знала, что такое серьезная работа.

— Но мне она говорила, что работала добровольцем в приюте для животных и в местной больнице. — Колетта взяла каталог под мышку и достала ключ. — Тэннер, честное слово, я не хочу вмешиваться в ваши с Джиной разногласия. Решение принимать вам вдвоем.

— Тут вы правы, — немедленно согласился Тэннер. — Простите, я напрасно завел этот разговор.

Колетта сказала себе, что не должна ничего говорить, но не смогла удержаться:

— Я одно знаю: за три недели Джина проявила себя как очень сознательный и ответственный работник. Возможно, вы все еще видите в ней маленькую девочку и не замечаете, что она стала взрослой женщиной.

Губа Тэннера дернулась, как будто у него начался нервный тик.

— Я знаю, что для нее будет лучше. А именно: вернуться со мной в Фоксран.

В его голосе зазвенели властные нотки, которых Колетта до сих пор не слышала.

— Раз так, — вновь заговорила она, — вам остается только убедить ее. А теперь, надеюсь, вы меня извините. Уже поздно.

— Да, конечно. — Тэннер улыбнулся, но Колетта увидела, что он с трудом пересилил себя. — Увидимся завтра.

Колетта проводила его взглядом. В его походке чувствовалась самоуверенность.

Поднимаясь в лифте на восьмой этаж, Колетта прокручивала в памяти недавний разговор.

Она увидела перед собой человека, которого ей описывала Джина, — человека, исполненного решимости добиться своего.

С одной стороны, ее не оставили равнодушными любовь Тэннера к сестре, тревога за нее и забота — словом, все то, что привело его в город. А с другой — она чувствовала, что он непростительно недооценивает силу и целеустремленность Джины.

Едва она успела переодеться, как зазвонил телефон.

— Колетта, я очень рада, что застала тебя.

— Здравствуй, Лилиана, — поздоровалась Колетта с матерью.

— Ты мне оставила сообщение на прошлой неделе, вот я и решила, что надо бы перезвонить.

— В воскресенье День матери[1]. Может быть, ты не откажешься пообедать со мной?

Колетта намотала телефонный шнур на палец, думая о том, как бы ей хотелось, чтобы мать приняла ее приглашение. Впрочем, она давным-давно убедилась, что ее мать не способна на любовь и нежность, в которых она когда-то так нуждалась.

— Боюсь, не получится, — ответила Лилиана без малейшего сожаления в голосе. — Мы планируем уехать из города на выходные. Ты же знаешь, как Джо любит рыбалку.

Нет, этого Колетта не знала. Она вообще очень мало знала о Джо Кинселле, последнем увлечении матери. И видела его всего один раз.

— Ну ладно. Желаю вам хорошо провести время.

— Ой, не сомневайся. Нам всегда так хорошо вместе. Ты не зайдешь к нам покормить Пушочка?

Пушочек — это пудель матери.

Колетта подумала, что мать вообще бы ей не позвонила, если бы ей не понадобилось сказать насчет Пушочка.

— Да, конечно. Я с радостью.

— Отлично. Мы вернемся в воскресенье поздно вечером, а на следующей неделе я тебе позвоню.

С этими словами Лилиана повесила трубку.

Колетта в который раз ощутила мучительную пустоту в сердце. Пора бы привыкнуть, что у матери она отнюдь не на первом месте. Так было всегда. И она очень рано научилась не нуждаться ни в ком и полагаться только на себя, ни на кого больше.

Она легла на спину и положила руку на живот. Ничего она не желала так страстно, как этого ребенка. При мысли о том, что в эту самую минуту она беременна, сладкое тепло вытеснило пустоту.

Ее предупреждали, что процедуру искусственного оплодотворения, возможно, придется повторить несколько раз, но она надеялась оказаться среди тех счастливиц, кому везет с первой попытки.

В ее голове опять возникли образы Тэннера и Джины. Как им повезло, что они есть друг у друга. Но ее не оставляло чувство, что скоро она окажется посреди театра военных действий. Долго ли ей удастся сохранять нейтралитет? А на чью сторону она встанет потом?

Когда Тэннер снова подходил к магазину, энергия кипела в нем как никогда. И он понимал, что ее источник — сексуальное возбуждение.

А ведь он даже не знал, нравится ли ему Колетта Карсон. Но он ее хочет, вот это яснее ясного. Безумие какое-то... Бешеный пульс не давал ему забыть о том, что он уже очень, очень давно не был с женщиной.

Слишком давно. Пока Джина не повзрослела, он стремился неизменно подавать ей хороший пример, а потому женщины никогда не появлялись на ранчо. И до сих пор ему не встретилась женщина, с которой он захотел бы настоящей близости.

Раз за разом он вспоминал подробности их первой встречи. Интересно, каковы на вкус ее губы? И так ли шелковиста ее кожа, как кажется?

Едва он вошел в магазин, все мысли о Колетте испарились: его сестра, перегнувшись через прилавок, явно кокетничала с молодым человеком в униформе курьера.

Увидев Тэннера, Джина выпрямилась.

— Тэннер, пожалуйста, познакомься. Это Дэнни Берлингтон. Дэнни, это мой брат, Тэннер Ротман.

Молодой человек протянул руку, и они с Тэннером обменялись рукопожатием.

— Товар доставляешь или хочешь купить что-нибудь?

— Тэннер! — возмущенно воскликнула Джина.

Дэнни выпустил руку Тэннера, но взгляда не отвел.

— Честно говоря, сэр, я зашел поболтать с Джиной. Я предложил ей поужинать вместе. А потом, может быть, мы зайдем в кино.

— Я ответила, что с удовольствием с ним пойду!

Тэннер прочитал предостережение во взгляде Джины и понял: если он примется разрешать эту ситуацию так, как ему хотелось бы, то рискует потерять сестру навсегда.

Он обнял Джину за талию и заставил себя улыбнуться Дэнни.

— Я очень надеюсь, что вы не слишком задержитесь, ведь Джина — работающая женщина.

Облегчение Дэнни было хорошо заметно.

— Да, сэр. Я тоже рано выхожу на работу.

Тэннер предпочел не спрашивать у Дэнни водительское удостоверение и не брать у него отпечатки пальцев, хотя ему этого и хотелось.

— Идем, Дэнни.

Джина освободилась от руки Тэннера и направилась вместе с Дэнни к выходу. Тэннер видел, как она улыбается смазливому рассыльному. Вот чего он боялся. Что ей вскружит голову городской хлыщ.

В самом худшем случае этот мозгляк оставит ее беременной. А в не самом худшем... Она вообразит, что влюблена в него, и ни за что не согласится вернуться на ранчо.

Но как бы ему ни хотелось рвать и метать, он этого делать не станет. От того, как он разрешит эту серьезнейшую проблему, зависит результат его миссии: либо его конечный успех, либо сокрушительное поражение.

Он вымученно улыбнулся Линде, девушке, которая пришла в магазин под вечер, чтобы сменить Колетту. Интересно, что ей рассказала о нем сестренка? Судя по ее взгляду, нечто не очень для него благоприятное.

— Спасибо, — сказала Джина, когда возвратилась в магазин и подошла к нему.

— За что?

— За то, что не злишься и не рычал на Дэнни. — На ее губах играла улыбка. — Он очень милый. Приходит сюда почти каждый вечер и провожает домой, когда я запру магазин. Я ему сказала, что сегодня это не понадобится, раз здесь ты.

Тэннер засунул руки в карманы джинсов, чтобы подавить в себе желание схватить Джину за ворот и укрыть от разверзшейся перед ней жизни.

— Что тебе о нем известно?

— Ему двадцать пять лет, и он четыре года работает агентом по доставке. Живет с родными недалеко отсюда. У него две младшие сестры и маленький брат.

Тэннер почувствовал себя чуть лучше, когда услышал, что у Дэнни нет своего дома. Если он приведет Джину к себе, то в обществе стольких родственников ему будет нелегко добиться от нее чего-нибудь большего, чем поцелуй.

— А теперь скажи-ка мне, большой брат, какого ты мнения о моей соседке. Хороша, правда?

— Она в порядке, — ответил Тэннер.

Джина лукаво улыбнулась.

— Я видела, как ты весь день смотрел на нее. По-моему, ты думаешь о ней лучше, чем говоришь.

Тэннер внезапно почувствовал, что горячая волна поднимается к его щекам.

— Послушай, Тэннер, — продолжала сестра, — ну как ты не поймешь, что моя независимость — это и твоя независимость. Ты отдал мне свои лучшие годы. Теперь пора бы пожить для себя.

Тэннер не стал напоминать ей, что время для ее независимости еще не пришло, а только обнял ее. Птенчику рано вылезать из гнезда. А он придержит своего птенчика, не даст ему упасть.

Два часа спустя он вел Джину к дому в сгущающихся сумерках.

— Представить себе не могу, что тебе приходится одной возвращаться по вечерам, — проворчал он.

— Я же тебе сказала: обычно меня провожает Дэнни.

— А когда не провожает?

— Тогда я иду быстро и с высоко поднятой головой. Колетта говорит: если ты не выглядишь беспомощной, то с тобой скорее всего ничего не случится. К тому же у меня в сумочке есть жгучий аэрозоль.

— В Фоксране никому не нужно носить с собой аэрозоль.

— Это потому, что там никогда ничего не случается, — возразила Джина словно бы с неодобрением. — А мне нужно больше, чем я смогу найти в Фоксране. — Они остановились у подъезда. — Послушай, если уж я ужинаю с Дэнни, может, ты пригласишь куда-нибудь Колетту?

Тэннер удивленно взглянул на сестру.

— А я думал, ты боишься, что я захочу перетянуть твою соседку и хозяйку на свою сторону.

— Я и боялась, — призналась Джина. — Но потом мне показалось, что мне не будет вреда, если вы сойдетесь.

— Это почему же? — мягко осведомился Тэннер.

— Колетта — самая сильная и независимая женщина из всех, кого я знаю. Она всего добилась сама. Я думаю, она знает, что я мечтаю примерно о том же. И мне кажется, что даже великолепному Тэннеру не настроить ее против меня.

Он ответил ей недоброй ухмылкой.

— А возможно, ты недооцениваешь великолепие Тэннера.

— Возможно, — покорно согласилась Джина. — В общем, я ужинаю с Дэнни и была бы рада, если бы ты сегодня ужинал не один, а с Колеттой.

Тэннер не поверил во внезапную перемену настроения Джины. Теперь она как будто призывает его приступить к осуществлению его плана, состоящего в том, чтобы заполучить Колетту в союзники.

— Возможно, я посмотрю, захочет ли Колетта уделить мне время для ужина, — проговорил он.

Войдя вслед за Джиной в квартиру, он сразу же увидел Колетту. Она расположилась на диване, склонившись над своим каталогом. Было видно, что она только что приняла душ. И еще он заметил, что Колетта не ожидала его прихода.

На ней была ночная рубашка, и он увидел, как бьется ее сердце под тонкой материей. Внезапный зуд в пальцах подсказал, что ему не терпится прикоснуться к ней.

— Тэннер! — воскликнула Колетта, привстала с дивана и тщательно запахнула ворот рубашки. — Я не думала...

Она уселась и застенчиво скрестила ноги.

— Не вставайте, пожалуйста, — поспешно сказал Тэннер, — я не задержусь. Я только проводил Джину.

— У меня сегодня встреча, а Тэннер собирался пригласить тебя поужинать. Но ты уже поела, как я вижу. — Джина указала на тарелку с остатками еды, стоявшую рядом с каталогами.

— Да... Я уже поела.

Тэннер уловил нотку разочарования в ее голосе и неожиданно отметил, что тоже разочарован. Наверное, потому, сказал он себе, что надеялся убедить Колетту в своей правоте; тогда она рассчитала бы Джину и попросила бы ее освободить комнату. И у Джины не останется выбора.

Колетта взглянула на подругу.

— У тебя свидание?

Джина заулыбалась, ее глаза сверкнули.

— С Дэнни.

— Джина! Как здорово!

Колетта спрыгнула с дивана и обняла Джину. Перед Тэннером открылась завораживающе кремовая кожа ее бедер. Он отвернулся, борясь с очередной обжигающей волной.

— Ну что ж, я пойду.

Колетта отпустила Джину и снова уселась на диван. Ее щеки порозовели: она вдруг сообразила, что ее одеяние не годится для приема гостей.

— Доброй ночи, Тэннер. И извините за отказ.

Тэннер кивнул и повернулся к сестре.

— Потом позвони мне, пожалуйста, в гостиницу, чтобы я знал, что ты благополучно добралась домой.

— Ой, Тэннер... честное слово...

— По-моему, довольно несложная просьба, — вставила Колетта, и Тэннер послал ей благодарную улыбку.

— Хорошо, хорошо. Позвоню, как только приду. — Джина с досадой вздохнула.

— Благодарю.

Тэннер поцеловал сестру в лоб и бросил последний взгляд на Колетту. Он еще не знал, как проведет ближайшие часы и хочется ли ему провести их на этом диване вместе с хозяйкой квартиры.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Когда Колетта в двенадцатом часу ночи встала, чтобы попить воды, ей показалось, что из-за входной двери доносится какой-то звук.

Вначале она подумала, что эта Джина вернулась домой после встречи с Дэнни. Она выглянула в глазок и увидела Тэннера, прислонившегося к стене.

Какого черта он здесь делает? Ответ не замедлил себя ждать. Боже всемилостивый, да он поджидает Джину после свидания. Джина будет в ужасе, когда подойдет с Дэнни к квартире и увидит, что ее брат притаился в засаде.

Колетта надела длинный, до пола, халат и открыла дверь квартиры.

— Тэннер? Только не говорите мне, что вас привела сюда та причина, которая приходит мне в голову.

— Гм... И что же приходит вам в голову?

— Я полагаю, что вы намерены шпионить за сестрой.

Тэннер усмехнулся; обвинение явно не испугало его.

— Не шпионить. А просто убедиться, что она благополучно добралась до дома.

Колетта покачала головой с невеселой улыбкой.

— Не могу поверить. Войдите хотя бы. Она вас никогда не простит, если увидит, как вы прячетесь в коридоре.

На мгновение Тэннер смутился.

— Вы так думаете? Сейчас уже поздно, и мне бы не хотелось беспокоить вас.

— Меня и так беспокоит бессонница. Заходите, и я приготовлю кофе.

Как и раньше, она ощутила стеснение, когда он, заполняя собой пространство, прошел в кухню через гостиную. А когда он присел к столу, то кухонный гарнитур как бы уменьшился в размерах.

— Простите, если я вмешиваюсь не в свое дело, — заговорила Колетта, включив кофеварку, — но разве раньше Джина никогда ни с кем не встречалась?

— Ну что вы. Она начала встречаться с парнями, когда ей было семнадцать.

— Тогда почему же вы так переживаете?

Когда кофе стал переливаться в стеклянный стакан, Колетта повернулась к Тэннеру, но не выказала желания присесть к столику.

— Я знал тех парней, с которыми Джина встречалась в Фоксране. Я видел, как они росли, знал, что собой представляют их семьи. И они знали меня, знали, что если они перейдут определенные рамки, то будут иметь дело со мной.

— А это настолько страшно? — насмешливо спросила Колетта.

От сексуального изгиба его губ ее немедленно бросило в жар.

— Так мне говорили.

Она достала две чашки, очень надеясь, что какое-то занятие поможет ей не зацикливаться на его улыбке.

— Сливки? Сахар?

— Сойдет просто черный.

Присесть к нему за столик? Немыслимо, стол слишком мал. Да что там, для него мала вся кухня.

— Может быть, перейдем в гостиную? — предложила она.

— Хорошо. Позвольте я возьму чашки.

Он шагнул к ней и вдруг оказался так близко, что она почувствовала тепло, исходящее от его тела.

— Нет-нет, я отнесу.

С чашками в руках Колетта прошла в гостиную, ни на мгновение не забывая о Тэннере, который следовал за ней, поставила одну чашку на кофейный столик, а вторую — на подлокотник кресла, в которое и уселась. Тэннер устроился на диване и сжал чашку в ладонях.

— Что вы можете сказать об этом Дэнни?

Колетта улыбнулась.

— По-моему, вам совершенно не о чем беспокоиться. Он славный парнишка. Они с Джиной начали строить друг другу глазки с первого дня, как она стала работать в магазине. Дней через десять он стал провожать Джину домой. Приятно смотреть, как начинается такой роман.

Тэннер нахмурился и отхлебнул кофе.

— Джине еще рано иметь дело с мужчинами.

Колетта задумалась, затем кивнула.

— Да, я не была бы счастлива, если бы у нее завязалось что-то серьезное в таком возрасте. Мне кажется, для женщины важно твердо встать на ноги, укрепить свою независимость. Только после этого стоит думать о серьезных отношениях с мужчиной.

Тэннер изогнул бровь.

— Значит, этим вы и занимаетесь? Добиваетесь стабильной независимости, чтобы потом заняться личной жизнью?

— Я уже давно независима, — возразила Колетта. — И не испытываю ни желания, ни необходимости впускать в свою жизнь мужчину. Мне нравится зависеть только от самой себя.

— Должно быть, вам одиноко, — заметил Тэннер.

Нет, она не будет чувствовать себя одинокой, если у нее родится ребенок, которого она, возможно, уже вынашивает.

— Мне некогда быть одинокой.

— У нас в Фоксране вы показались бы... неестественной.

Колетта удивленно подняла глаза.

— Неестественной? Это еще почему?

Тэннер усмехнулся.

— В Фоксране большинство одиноких женщин хочет одного: найти хорошего человека. О независимости они не думают. Им хочется быть половинкой одного целого.

Колетта рассмеялась.

— Значит, они — заблуждающиеся души. Насколько я могу судить.

— Вы как-то сказали, что живете самостоятельно с восемнадцати лет. Довольно рано вы зажили по-своему.

— Если бы Лилиана могла, она бы устроила так, чтобы я была сама по себе еще шестилеткой.

— Лилиана?

— Это моя мать, — пояснила Колетта.

Тэннер откинулся на спинку дивана. Бежевая обивка подушек казалась идеальным обрамлением для его смуглого лица.

— Вы называете мать по имени?

Колетта кивнула.

— Мне было десять лет, когда она уговорила меня называть ее Лилианой. Ей не хотелось, чтобы люди знали, что у нее такая большая дочь.

— Итак, вы фактически лишились матери в десять лет. Как и Джина.

Это утверждение застало Колетту врасплох.

— Я никогда раньше об этом не думала.

— А ваш отец? Он умер?

— Представления не имею. Я никогда его не знала. Они с матерью не были в браке. Он оставил ее, когда мне было месяцев шесть. Воспитывали меня сменявшие друг друга «дяди». Моя мать из тех женщин, которые не бывают одинокими.

Тэннер допил кофе и с мрачным видом посмотрел на часы.

— Уже первый час. Что они там делают?

Он поднялся, подошел к окну и выглянул на улицу.

— Послушайте, Тэннер, Дэнни зашел за Джиной почти в девять часов. Они хотели поесть и сходить в кино. Так что вернутся они где-нибудь в час, не раньше.

Тэннер отвернулся от окна и взъерошил волосы.

— Вам известно, что Джине остался всего год до окончания колледжа? Она должна получить диплом учительницы.

— Нет, я не знала. Мне самой всегда хотелось закончить колледж и получить диплом. Может быть, еще кофе?

Ей подумалось: а понимает ли Джина, от чего сознательно отказывается в своем стремлении к свободе?

— Нет, спасибо.

Когда Колетта выключила кофейник и вновь повернулась к Тэннеру, то заметила в его глазах такой блеск, что ее сердце сбилось с ритма.

— Вы таращите на меня глаза, — почти беззвучно выдохнула она.

— Прошу прощения. — Тэннер сделал шаг к ней. — Просто я подумал о том, почему так беспокоился из-за этого свидания.

— И почему же?

Ей хотелось, чтобы он отошел. Ей хотелось, чтобы он приблизился. Воздух в комнате наэлектризовался, и между мужчиной и женщиной побежали искры.

— Потому что я знаю, что начинает твориться в голове у мужчины, когда рядом с ним оказывается красивая женщина. Потому что это самое сейчас творится в голове у меня.

Сердце Колетты вздрогнуло, когда Тэннер дотронулся указательным пальцем до ее щеки.

— Что — это? — шепнула Колетта еще тише.

Теперь палец Тэннера касался ее нижней губы. Колетта чувствовала, что у нее подкашиваются ноги.

— Сейчас мне хочется узнать, насколько чувствительна у тебя ямочка за ухом. — Его теплое дыхание ласкало ее лицо. — Хочется узнать, мягкая ли у тебя кожа и такие ли сладкие губы, как можно подумать.

— Есть один способ это узнать, — выговорила Колетта, сама не веря своей смелости.

Глаза Тэннера засверкали еще ярче, когда он понял, что услышал приглашение. И он не стал терять времени и втянул ее губы в свои. Его руки сжимали ее, и на какую-то безумную секунду она почувствовала себя защищенной так надежно, как никогда в жизни. Ее охватила радостная дрожь, когда она ощутила эротическое прикосновение его языка и тепло его дыхания возле уха.

— Колетта!

Тэннер и Колетта отпрыгнули друг от друга, когда в гостиной зазвенел голос Джины.

— Тэннер? Что ты здесь делаешь? — изумилась Джина, входя в кухню и переводя взгляд с брата на Колетту и обратно.

— Тэннер зашел узнать, вернулась ли ты. Мы попили кофе, поболтали немного. Кстати, кофе еще остался. Я его только что выключила. Он, наверное, еще теплый.

Колетта сознавала, что несет чушь, но думать могла только о том, не слишком ли заметно, что ее губы распухли.

— Нет, никакого кофе. — Джина подавила зевок. — Тэннер, как видишь, я цела и невредима, так что можешь возвращаться в гостиницу. А я пойду спать. А утром хочу поговорить с вами обоими.

Когда Джина вышла, Колетта плотнее затянула пояс халата.

— Говорила я тебе, что с ней все будет в порядке. А сейчас мне тоже нужно поспать.

Ей нужно, чтобы он ушел, нужно оказаться от него подальше. А хочется ей больше всего на свете, чтобы поцелуй повторился. И это ее пугает.

— Значит, увидимся завтра.

— Да, наверное.

Тэннер замешкался у двери, и Колетта поспешила сказать:

— Спокойной ночи, Тэннер.

Их взгляды не встретились.

— Спокойной ночи, Колетта.

Она заперла за Тэннером дверь и прислонилась к ней. Необходимо держаться как можно дальше от Тэннера Ротмана. Он опасен для всего, чего она достигла тяжким трудом. Он лишает ее силы взрослой женщины.

Всего лишь одного мгновения, проведенного в глубоком и сладком поцелуе, хватило, чтобы она почувствовала себя слабой, зависимой. Одного этого достаточно, чтобы избегать такого человека любой ценой.

* * *

Тэннер вдохнул свежий ночной воздух. Колетта. Ее запах все еще дурманил его, и он все еще ощущал вкус ее губ.

Этот поцелуй был большой ошибкой, так как разбудил в нем гормоны, дремавшие слишком долго. И его предположения оправдались: ее губы оказались безумно сладкими, как он и ожидал.

Он шагал в сторону гостиницы, глубоко задумавшись. Колетта Карсон олицетворяет собой все, чего ему не нужно в женщине.

Она безмерно независима и представления не имеет, что такое настоящая семья. К тому же она мало-помалу делает Джину такой, как она сама.

И при всем том он хочет, чтобы она была в его власти. Ему опять хочется целовать ее.

Необъяснимая сумятица эмоций переполняла его и на следующий день, когда он снова пришел в «Мал-Малыш». Он сознательно дождался полудня, чтобы застать Джину уже на работе.

В конце концов, его приезд в Канзас-Сити не имеет никакого отношения к красавице Колетте Карсон. Речь идет исключительно о его сестре. Он должен приложить все силы, чтобы вернуть Джину домой, а не мечтать о том, чтобы ему представилась новая возможность поцеловать Колетту.

Как только он вошел в магазин, Колетта извинилась, сказав, что пойдет обедать. Тэннер подавил импульсивное желание предложить ей свое общество, сообразив, что разговор с Джиной наедине предоставляет ему хороший шанс склонить ее к возвращению домой.

— Вчера я не успел тебя спросить, как прошло твое большое приключение.

Брат и сестра расположились на стульях за прилавком с кассой.

— У-у, чудесно! — воскликнула Джина. — Мы посмотрели новый фильм с Джеки Чаном. Хохотали до слез. На него стоит только глянуть, и уже — улыбка до ушей.

— Меня больше интересуют твои отношения с Дэнни, а не с Джеки Чаном, — буркнул Тэннер. Внезапно ему захотелось увидеть Джину счастливой женой. Но не стоит ей торопить события. — Джина, мы с тобой... не говорили по-настоящему о том, что бывает у мужчины и женщины...

Он с трудом подбирал слова, которые следовало сказать в эту минуту.

На щеках Джины выступила краска.

— Тэннер, ну прошу тебя... только не начинай со мной этот разговор.

Этот разговор?

— Ну, птички там, пчелки... Как-то ты поздно начинаешь. Все, что нужно, я узнала от мамы Мэгги Кристиан.

— Вот оно что...

Джина нашла в себе силы улыбнуться брату.

— Тэннер, мне хорошо известно, что существуют болезни, которые передаются половым путем. Я знаю, откуда берутся дети, и знаю, как не допускать заразы и беременности.

— Меня не это беспокоит, — перебил ее Тэннер. — Я просто очень не хочу, чтобы у тебя что-то серьезное наступило слишком быстро.

Джина с удивлением взглянула на него.

— Так вот что тебе покоя не дает? Что у меня с Дэнни будет любовь, я выйду замуж и уеду от тебя? — Рассмеявшись, она помотала головой. — Ох, Тэннер, да не волнуйся ты. Мы с Колеттой долго говорили ночью на эту же тему.

У Тэннера отлегло от сердца. Не исключено, что Колетта попыталась внушить его сестренке каплю здравого смысла.

— Поверь мне, я совсем не тороплюсь замуж. Я даже не уверена, что хочу этого.

Тэннер с ужасом всмотрелся в ее лицо.

— Ты хочешь сказать, что, может быть, не выйдешь замуж? — Черт возьми, что такое внушила ей Колетта? — Но когда-нибудь тебе захочется выйти замуж. Каждая женщина хочет иметь мужа, дом и семью.

Джина фыркнула.

— Не будь таким отсталым! В наше время перед женщинами открывается так много возможностей, что они вовсе не обязаны выходить замуж.

Да она как попугай повторяет слова какой-то полоумной феминистки, которые ей накануне пересказала Колетта! Теперь Тэннер не знал, кому он должен свернуть шею.

Он не успел ничего сказать, потому что в магазин вошла покупательница и Джина поспешила ей навстречу...

Жизнь в магазине била ключом, так что у Тэннера не было ни малейшей возможности обсудить с Колеттой то, что она наговорила минувшей ночью Джине. Можно было подумать, что все беременные женщины из четырех соседних штатов сочли своим долгом навестить «Мал-Малыш» в этот день. Даже когда выдавалась редкая передышка, Колетта находила для себя какое-нибудь дело в дальнем от Тэннера конце зала.

Впору было заподозрить, что она его избегает. Возможно, чувствует себя виноватой из-за того, что напичкала Джину всякой бредятиной.

Примерно в три часа в магазин вошел мужчина в рабочей рубашке и подпоясанных ремнем джинсах.

— Привет, Колетта.

Он ласково улыбнулся ей. Колетта ответила ему такой же приветливой улыбкой.

— Привет, Майк.

— Вот решил поработать часика два, если это тебя устроит.

— Более чем устроит.

Тэннер внимательно наблюдал за Колеттой и ее гостем, которые направились в дальнюю часть магазина. Через несколько минут он услышал звонкий смех Колетты и ощутил необоснованный укол ревности.

— Это Майк Мур, — сообщила Джина, подойдя к брату. — Он плотник, оборудует нам игровой уголок.

— Поздновато начинать работу, — проворчал Тэннер.

Он и сам не мог себе объяснить, почему ему не понравилась внешность светловолосого улыбчивого плотника, который способен вызывать у Колетты столь мелодичный смех.

— Майк работает здесь только ради Колетты, поэтому приходит лишь после основной работы.

— А какая у него основная работа? — спросил Тэннер и услышал новый взрыв смеха Колетты. — Хотя дай-ка я угадаю. Бродячий клоун.

Джина засмеялась.

— Он профессиональный плотник, член профсоюза. Сейчас он работает на реставрации одного дома поблизости. Они с Колеттой друзья. Думаю, он к ней не совсем равнодушен.

— Это не детский магазин, а какой-то клуб знакомств, — процедил сквозь зубы Тэннер.

Джина рассмеялась и поспешила навстречу очередной покупательнице. Тэннер прошел туда, где Колетта объясняла Майку, что от него требуется.

— Два столика, вроде как для детского пикника, — говорила она. — А потом я закажу комплект оборудования для крепости с бойницами.

— Я вижу, ты в самом деле хочешь создать ощущение парка, — заключил Майк.

— Именно так.

Заметив Тэннера, Колетта коротко представила мужчин друг другу.

— Значит, вы приехали на пару дней? — уточнил Майк. — А раньше вы в Канзас-Сити бывали?

— Да, несколько раз. Но давно, — ответил Тэннер.

— Значит, вы просто обязаны попросить вашу сестру устроить для вас экскурсию. Здесь у нас есть на что посмотреть. Городок Ученых, район Речного рынка, Рыночная площадь.

— Мне кажется, у Тэннера не хватит времени, чтобы осмотреть все наши достопримечательности, — вмешалась Колетта, не глядя на Тэннера.

— Вот здесь вы ошибаетесь, — сказал Тэннер. — Я бы с удовольствием побывал в интересных местах, раз уж я здесь. Только мне кажется, что Колетта будет более квалифицированным гидом, чем Джина. Ведь сестра знает город не лучше меня.

— К сожалению, это не получится. У меня просто нет времени бродить по городу, — возразила Колетта и улыбнулась Майку; встречаться взглядом с Тэннером она по-прежнему избегала. — Ну что же, не будем тебе, Майк, мешать.

Не дожидаясь Тэннера, она поспешила к Джине, которая помогала старушке выбрать детскую кроватку. Тэннер занял стул за кассой и стал задумчиво наблюдать за Колеттой.

Она его избегает, это ясно. И трудно сказать, поцелуй тому причиной или ее дурацкий ночной разговор с Джиной.

Хорошо, пусть она избегает его здесь, но поговорить им рано или поздно придется. Он ощутил новый взрыв гнева, когда вспомнил, как его сестра внезапно ударилась в феминизм.

Против феминизма как такового Тэннер ничего не имеет. Он признает равенство полов, понимает пользу самореализации. Но на свете существуют женщины, толкующие о самореализации и женской силе и при этом являющиеся не просто феминистками, а еще и мужененавистницами.

Что же представляет собой Колетта? Может быть, она учит Джину ненавидеть мужчин? Внушает ей, что для женщины лучше, когда она обходится без мужчин? Или подстрекает ее к удовольствиям с мужчинами и в то же время настраивает против серьезных отношений, в которых каждая сторона и берет, и отдает?

Да, целуется Колетта отнюдь не как мужененавистница. Ее губы источали настоящий голод, отвечали ему в полной мере.

Даже сейчас, только вспоминая о том поцелуе, он испытывал желание. Ему хотелось наорать на Колетту за то, что она наговорила Джине ночью, а потом целовать ее до умопомрачения.

Но сейчас не может быть речи ни о том, ни о другом. Она уклоняется от всякого общения, от всякого контакта с ним.

Только когда на работу заступила сменщица, Тэннеру представился шанс заговорить с Колеттой с глазу на глаз. Когда она направилась домой, он немедленно нагнал ее на тротуаре.

— Тэннер, честное слово, тебе совсем не обязательно провожать меня домой каждый вечер, — сказала она с легким раздражением.

— Послушай, мне важно поговорить с тобой сейчас, раз уж ты откровенно избегала меня весь день и не давала мне возможности оказаться с тобой наедине.

Он старался не замечать золотистого оттенка, которым лучились ее волосы при свете вечернего солнца.

— Не будь смешным, вовсе я тебя не избегала. И вообще, о чем тебе со мной говорить?

Наконец ее поведение привело к взрыву гнева.

— Я желаю знать, черт возьми, что ты наговорила Джине этой ночью.

Колетта остановилась и пристально посмотрела на Тэннера.

— Не понимаю, о чем ты.

Не дожидаясь ответа, она пошла дальше, на этот раз ускорив шаг. Тэннер вновь поравнялся с ней.

— Я о том, что до вашего ночного разговора Джина всегда говорила, что выйдет замуж и заведет семью. И вдруг решила, что вообще не станет выходить замуж.

Колетта опять остановилась и посмотрела Тэннеру в глаза.

— Еще вчера ты беспокоился, что у нее появятся серьезные отношения и она слишком рано выйдет замуж. Теперь ты боишься, что она замуж не выйдет. Может, тебе лучше оставить ее в покое, чтобы она сама разобралась, чего хочет от жизни?

— Я боюсь твоего влияния на нее.

Удивленно взглянув на него, Колетта пошла дальше. Тэннер попытался объясниться:

— Я не считаю тебя каким-то ужасным человеком или вообще бог знает кем. Просто я недостаточно хорошо тебя знаю, чтобы быть уверенным, что твоя система ценностей соответствует той, которую я хотел бы привить Джине.

— Моя система ценностей?

Колетта больше не останавливалась и не произносила ни слова и только у подъезда взглянула на Тэннера. Он с самой первой встречи предполагал, что у нее теплые и зовущие карие глаза, но сейчас ни тепла, ни зова в них не было заметно. И она заговорила, чеканя слова:

— Ты воспитывал Джину с десятилетнего возраста. И если полагаешь, что я в одном разговоре могла переменить ее систему ценностей, значит, ты мало ей дал. — Она распахнула дверь подъезда. — А сейчас прошу меня извинить. Меня дожидаются шесть голых мужчин, я собираюсь напиться, потанцевать с ними и заняться сексом, поскольку это не противоречит моей системе ценностей.

С этими словами она скрылась в подъезде, а Тэннер смотрел ей вслед, не понимая, что же произошло.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Колетта захлопнула за собой дверь и швырнула сумочку на диван. Никогда в жизни никто так ее не оскорблял. Как смеет Тэннер Ротман заговаривать с ней о моральных ценностях! Что он может знать о морали? Что он может знать о ней? Так пусть этот толстокожий, самоуверенный тип убирается обратно в свой Фоксран и царствует там, в своем мире.

Она сбросила туфли и прошлепала на кухню; гнев все еще кипел в ней. Может, чашка чая ее успокоит.

Пока вода в чайнике нагревалась, горечь оскорбления стала отступать, и Колетта призналась себе, что, возможно, излишне остро отреагировала на слова Тэннера... А возможно, на него самого.

Минувшим утром она проснулась, ощущая на губах жар его поцелуя, равно как и желание целовать его еще и еще. Она испугалась и весь день уходила от общения с Тэннером, инстинктивно стараясь защититься. Степень ее гнева во время разговора по дороге домой не соответствовала реальной ситуации.

Но как мог он поверить, что она способна оказать на Джину дурное влияние?

Конечно, она будет в безопасности только в том случае, если станет пестовать свою злость на Тэннера, пока он не уедет к себе в Фоксран.

Она едва ли не обрадовалась, когда появилась Джина и сказала, что поужинает с Тэннером и придет домой позже. Очень хорошо. Пусть они обсудят ситуацию, и Тэннер тогда уедет.

Когда Колетта вышла из дому на следующее утро, ее как будто слегка удивило, что Тэннера не было видно поблизости.

Может быть, он оставил попытки увезти Джину и уехал домой, думала она несколько минут спустя в магазине, заедая свой обычный кофе купленным у Джонни рогаликом. И с чего бы ей огорчаться, если она никогда больше не увидит Тэннера Ротмана?

Безусловно, она не питает иллюзий относительно развития отношений с этим человеком. Ей отношения с ним не нужны. У нее есть работа, будет ребенок, и этого ей достаточно.

Она дожевала рогалик и поднялась, чтобы открыть магазин пораньше; сегодня пятница, а в воскресенье — День матери, и потому стоит ожидать наплыва покупателей. Правда, утро выдалось пасмурное, вот-вот начнется дождь. И все-таки можно надеяться на активную торговлю.

Когда Джина появилась в торговом зале, молнии уже прочерчивали небо и громыхал гром. Покупателей в магазине пока не было, но Колетта порадовалась тому, что Джина пришла одна.

Джина бросила сумочку под прилавок и с любопытством взглянула на Колетту.

— Ты вчера уже спала, когда мы вернулись домой.

— И где вы ужинали? — поинтересовалась Колетта.

— В «Садах Италии». Ужин был великолепный, только вот компания так себе. Ты пойми, я не знаю, что произошло у тебя с Тэннером, когда он вчера тебя провожал, только он весь вечер сидел набычившись.

Колетта подумала, что она, наверное, плохой человек, раз ее обрадовала мысль о том, что ей удалось надолго выбить Тэннера из колей.

— Так он оставил в покое твою душеньку и уехал домой? — спросила она.

Джина невесело рассмеялась.

— Тэннер так легко не сдается. — Смех Джины быстро затих. — Мне крайне неприятно так огорчать его. Он посвятил мне всю свою жизнь, а теперь я как будто предаю его.

— Я уверена, что Тэннер не слишком добросовестно тебя воспитывал, если внушил тебе, что ты в долгу перед ним и обязана подавлять свою личность, принести ему в жертву все, о чем ты мечтаешь.

Джина печально вздохнула.

— Я понимаю. Просто чувствую себя виноватой из-за того, что веду себя не так, как хотелось бы ему. Мне очень хочется, чтобы до него дошло, что его представления отличаются от моих.

— А ты не пробовала просто сесть и спокойно поговорить с ним? — спросила Колетта.

— Никакого разумного разговора с ним на эту тему быть не может, — заявила Джина. — Я думала, может, тебе удастся ему растолковать, что пора позволить мне идти своим путем.

— Ну уж нет. Да меня он и слушать не станет. Я вообще ему не понравилась.

Джина засмеялась.

— С чего ты взяла? — Она с хитринкой посмотрела на Колетту. — Ты ему очень даже нравишься. Я же видела, как он смотрит на тебя. Он еще ни на одну женщину так не смотрел.

— В таком случае советую тебе надеть очки, — парировала Колетта, но почувствовала, как жар приливает к щекам.

Их беседа была прервана появлением нескольких женщин, которые заскочили в магазин, чтобы укрыться от дождя. Время шло, и Колетта с досадой отметила про себя, что, даже когда Тэннера нет, она не в состоянии вычеркнуть его из своих мыслей.

И наплевать. Он для нее ничто. Вот только ей было хорошо, когда ее обнимали его сильные руки. Ей было хорошо, когда его губы овладели ее губами.

Ближе к вечеру у дверей магазина затормозило такси, на тротуар вышел Тэннер, вбежал в торговый зал и отряхнулся, как мокрый пес. Колетта решила не обращать внимания на усиленное сердцебиение.

— Я подумал, что ты сегодня взяла выходной, — сказал он, обращаясь к Колетте.

— С чего бы это?

— Ну, скажем, чтобы отдохнуть после ночи в обществе голых танцоров.

— Каких еще голых танцоров? — спросила Джина.

— Не обращай внимания, — сказала Колетта. — Просто твоему брату захотелось нас повеселить.

— На самом деле я просто пытаюсь принести извинения — неуклюже, как всегда. Попросить прощения за то, что наговорил вчера. — Его синие глаза серьезно смотрели на нее. — Я не хотел тебя оскорбить.

— Чем это ты ее оскорбил? — вмешалась Джина. — Да что тут такое происходит?

— Не твоя забота, малышка. — Тэннер нажал пальцем на кончик ее носа, после чего опять посмотрел на Колетту. — Так что, мои извинения принимаются?

Поколебавшись, Колетта сухо кивнула. Как бы она ни уговаривала себя, что ей нужно сердиться на него, это невозможно, когда на нее смотрят эти синие глаза.

— Вот и хорошо, — удовлетворенно произнес он. — А теперь у меня к тебе один вопрос. Ты планируешь увидеться с матерью в воскресенье?

Когда же она перестанет воспринимать любое упоминание о матери как болезненный укол? Она покачала головой.

— Лилиана уезжает из города на выходные.

— А магазин в День матери закрыт?

— Да. Мы никогда не работаем по воскресеньям.

— Тогда, может быть, пообедаем в воскресенье втроем? Я угощаю.

— Отличная мысль, — мгновенно одобрила Джина.

— Тебе вовсе не обязательно приглашать меня на обед, — запротестовала Колетта, но Тэннер властно перебил ее:

— А я приглашаю и настаиваю. Давайте договоримся на воскресенье, скажем, часов на шесть. Я заеду за вами, леди, в пять тридцать.

— Лично мне это нравится, — заявила Джина, а Колетта только молча кивнула.

— И кстати, раз ты вчера ушла домой примерно в это время, я обеспечил тебе такси, — продолжал Тэннер с чарующей улыбкой, обращаясь к Колетте. — Я попросил водителя подождать тебя. Незачем идти пешком под проливным дождем.

— Ты не обязан хлопотать ради меня, — упрямо возразила Колетта. — Я сама в состоянии о себе позаботиться.

Ей хотелось рассердиться на Тэннера за его назойливость. Но где-то в глубине души она была тронута его вниманием.

Сознавая, что ее слова прозвучали отнюдь не любезно, она добавила:

— Впрочем, спасибо за доброту. Пожалуй, я пойду домой прямо сейчас.

Не прошло и минуты, как она с комфортом устроилась на заднем сиденье такси и задумалась над полученным приглашением на обед. Ничего, абсолютно ничего неловкого здесь нет. В конце концов, она не будет наедине с Тэннером и у него не появится ни единого шанса вновь поцеловать ее.

А что бы он сказал о ее искусственном оплодотворении и намерении растить ребенка без мужа? Несомненно, возмутился бы всем сердцем. Но у нее нет никаких резонов делиться с ним своими планами, и в его одобрении она не нуждается.

— Леди, вы подождете в машине, пока дождь кончится, или пойдете? — обратился к ней водитель.

— Я выйду, — сказала Колетта и достала бумажник, но водитель остановил ее протестующим жестом.

— Об этом уже позаботился джентльмен.

Добежав под дождем до подъезда, Колета спросила себя: почему, несмотря на все ее опасения относительно Тэннера, она с радостью ждет воскресного вечера?

Тэннер в последний раз взглянул на свое отражение в зеркале. Купленные накануне брюки и белая рубашка прекрасно заменили ему привычные джинсы и футболку.

Покупая новую одежду, он уверил себя, что делает это ради праздника, в память о своей матери, умершей одиннадцать лет назад, но почему-то задавался вопросом, какие цвета предпочитает Колетта. И какие рубашки ей больше нравятся — на пуговицах или те, что надеваются через голову.

Колетта. Он обидел ее, когда затеял разговор о моральных ценностях. В пятницу она приняла его извинения, но неохотно, как подсказывала ему интуиция. Может быть, сегодня за ужином ему удастся как-то смягчить неприятное впечатление от допущенной неловкости.

Бросив взгляд на часы, он увидел, что пора выходить. Он заблаговременно забронировал один из гостиничных автомобилей с водителем на весь вечер, и теперь машина уже поджидала его у крыльца.

В субботу он не заходил в детский магазин, а провел день в разговорах с бригадиром оставшихся на ранчо работников и в поисках подходящего для праздничного вечера ресторана.

Заведение Антонио, расположенное неподалеку от гостиницы, отличалось элегантным интерьером и обеспечивало посетителям максимальное уединение. Убедившись, что меню и карта вин предлагают широкий выбор, Тэннер заказал в ресторане столик.

В этот вечер Тэннеру недоставало только одного: присутствия матери. Он редко позволял себе вспоминать родителей, слишком острой была боль утраты, несмотря на прошедшие годы. Но сейчас, когда зал ресторана заполнили семьи, когда в центре внимания находились улыбающиеся матери с букетами, Тэннеру сложно было не думать о своей потере.

Вскоре автомобиль затормозил у дома Джины и Колетты, и Тэннер, предупредив водителя о том, что скоро вернется, постучался в дверь квартиры. Ему открыла Колетта, и при виде ее он почувствовал, что не в состоянии говорить.

Теперь на ней был не один из тех костюмов, которые она надевала на работу, а облегающее бежевое платье, подчеркивавшее талию и форму груди.

Ее щеки начинали медленно розоветь.

— Я таращу глаза, верно? — спросил Тэннер.

— Именно.

— А ты этого заслуживаешь. Ты изумительно выглядишь.

— Благодарю. — Колетта жестом пригласила его в комнату. — И ты тоже неплохо смотришься.

Яркий румянец все еще не сходил с ее щек.

— Я заказал столик у Антонио. Ты там когда-нибудь была?

— Нет. Но слышала, что это хорошее место.

Колетта теребила ремешок своей сумочки, а Тэннер терялся в догадках, отчего она нервничает.

— Чудный сегодня вечер, — наконец выговорил он, сомневаясь, впрочем, что сумеет долго поддерживать разговор о погоде.

Неожиданно раздался стук в дверь. Колетта вскинула голову.

— Не понимаю, кто бы это мог быть. — Она отперла дверь, и в гостиную вошел Дэнни.

— Здравствуйте, Колетта... мистер Ротман.

Тэннер недоуменно смотрел на молодого человека. Может быть, Джина пригласила его присоединиться к праздничному обеду и не удосужилась предупредить об этом брата?

И тут из спальни выбежала сама Джина, похожая на солнечный луч в своем ярко-желтом платье, контрастировавшем с ее темными волосами. Тэннера охватила нежность.

— Дэнни обедает с нами? — спросил он.

Джина удивленно взглянула на него.

— Разве я тебе не сказала?

— О чем?

— Дэнни пригласил меня к себе поужинать с ним и его родными. Мне казалось, я тебе сказала.

Она посмотрела на Тэннера с видом настолько невинным, что никто не принял бы его за чистую монету. Несомненно, она не сообщила ему о перемене планов, так как боялась, что он рассердится.

— Что-нибудь не так, сэр? — неуверенно спросил Дэнни. — Я могу позвонить родителям и сказать, что мы не придем.

— Нет... никаких проблем, — отозвался Тэннер и бросил на сестру взгляд, означавший: поговорим потом.

— Тогда я готова. — Джина широко улыбнулась. — Надеюсь, вам будет хорошо вдвоем. А нам-то точно будет.

Когда они неловко попрощались и вышли, Тэннер обернулся к Колетте.

— Вот так сюрприз, — произнес он. — Ну а ты готова?

— Ох, Тэннер, не нужно тебе меня приглашать, — попыталась протестовать Колетта и поставила сумочку на стул.

— Ну уж нет. Я целый день не ел, чтобы как следует оценить искусство Антонио, и уже позолотил ручку метрдотеля, чтобы мы хорошо устроились. — Но он чувствовал, что Колетта все еще колеблется. — Колетта, пожалуйста, поужинай со мной. Терпеть не могу есть в одиночестве.

— Ну хорошо, — сдалась наконец Колетта и улыбнулась. — Но только потому, что мне всегда хотелось как-нибудь поужинать у Антонио.

Подводя ее к машине, Тэннер подумал: почему она не разозлилась на Джину? И тут же пришла вторая мысль: почему он неожиданно доволен тем, что этот вечер будет принадлежать только ему и Колетте?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Заднее сиденье автомобиля оказалось чересчур тесным. Хотя Колетте показалось бы тесным заднее сиденье любого лимузина, если бы ей пришлось делить его с Тэннером.

Его теплое бедро прижималось к ее бедру, запах одеколона щекотал ее ноздри. И она не договаривалась об ужине вдвоем с ним. Ей не хватало Джины.

Она старалась съежиться, сделаться как можно меньше, чтобы свести к минимуму физический контакт с Тэннером.

— Не понимаю, почему Джина не сказала мне, что собралась ужинать с Дэнни и его семейством, — заговорил Тэннер, нарушая затянувшееся молчание.

— Наверное, ей не хотелось, чтобы ты взбесился, — предположила Колетта.

— Я никогда не бешусь, — возразил Тэннер, словно оправдываясь. — Я не людоед какой-нибудь. Я всего лишь старший брат, который волнуется за сестру и которого неверно понимают.

— Непонятый ты наш, — сухо пробурчала Колетта.

И вновь воцарилось молчание. Колетта смотрела в боковое окно, стараясь не замечать пробегающих между ней и Тэннером электрических разрядов.

— Пойми, я не собираюсь мешать Джине строить свое будущее, — снова прервал молчание Тэннер. — Я хочу только, чтобы она повременила один год. Пусть закончит колледж, и тогда я помогу ей во всем, что бы она для себя ни избрала. — Он улыбнулся. — И больше я на эту тему за весь вечер не скажу ничего.

Опять сгустилось неловкое молчание. Терзаясь близостью Тэннера, Колетта открывала и закрывала сумочку.

— Как ты провела выходной? — поинтересовался Тэннер.

— Непростительно долго проспала, потом поехала к матери, чтобы покормить ее психованного пуделя, так как Лилиана уехала за город со своим последним кавалером.

— Ты не любишь собак, как я вижу, — заметил Тэннер.

— Я очень хорошо отношусь к собакам, — возразила Колетта. — Просто Пушочек лает, кусается и воет больше, чем любая собака из тех, которых мне доводилось видеть.

Она испытала колоссальное облегчение, когда машина остановилась у ресторана и мучительная поездка закончилась.

Она не могла не оценить почтительный тон, которым метрдотель обратился к Тэннеру:

— Мистер Ротман, вы как раз вовремя. Ваш столик дожидается вас.

— Чувствуется, ты славно позолотил ему ручку, — шепнула Колетта, входя вместе с Тэннером в изящно обставленный зал.

Тэннер, усмехнувшись, положил руку на спину Колетты в том месте, где был вырез, и горячая волна окатила ее.

— Мы будем вдвоем, — предупредил Тэннер метрдотеля, который подвел их накрытому на троих столику.

— Очень хорошо, — сказал метрдотель и поспешил оставить гостей одних.

Колетта начала отчасти успокаиваться, поскольку от Тэннера ее теперь отделял стол и ноздри щекотал не столько аромат мужского одеколона, сколько изумительные запахи кухни.

— Здесь очень мило, — заметила она.

— Мило, это точно, — согласился Тэннер.

Колетта улыбнулась.

— Готова спорить, что в Фоксране нет таких ресторанов.

Откинувшись на спинку стула, Тэннер улыбнулся в ответ.

— Конечно. Но в Фоксране рестораны имеют свой особенный шарм. Дело в том, что все знают всех по имени. В «Семейном ресторане» Милли каждый четверг печет яблочный пирог с карамелью, потому что по четвергам туда захожу я.

— А ты любишь яблочный пирог?

— Это мой любимый десерт. Мама когда-то пекла мне яблочные пироги.

Улыбка его погасла. Он расправил салфетку и положил ее на колени. У их столика возникла официантка.

— Могу я предложить вам что-нибудь выпить перед едой? — спросила она.

— Мне не нужно, — быстро сказала Колетта.

— Ты уверена? Может, бокал вина?

Она покачала головой и указала на стакан с водой.

— Мне этого достаточно.

— Ну а мне, — обратился Тэннер к официантке, — виски со льдом.

Колетта была ему благодарна за то, что он не стал настаивать. Конечно, она не возражала бы против бокала вина, но нельзя забывать о том, что она, возможно, беременна.

Официантка принесла Тэннеру виски, приняла заказы и исчезла. Тэннер принялся оглядывать посетителей, и на мгновение Колетта погрузилась в созерцание его упоительных черт.

В этот вечер мало что могло выдать в нем скотовода. В своем отменно сидящем костюме он мог бы быть банкиром, бизнесменом, биржевым брокером; как бы то ни было, уверенность, присущая преуспевающему человеку, окутывала его как мантия.

Но в то же время Колетта заметила налет грусти в его глазах, когда он осматривал зал.

— Похоже, сегодня у тебя трудный день, — проговорила она.

Тэннер с улыбкой взглянул на нее.

— В некотором отношении — да, — признался он. — Когда я вижу, как все эти люди поздравляют своих матерей, я не могу не тосковать о своей.

— Расскажи мне о ней, — попросила Колетта; ей вдруг стало интересно, какой была женщина, воспитавшая этого человека.

На лице Тэннера появилось выражение нежности, которое ее растрогало. Он отхлебнул виски, поставил стакан на стол и обхватил его своими широкими ладонями.

— Ее звали Мария, и мне она казалась самой красивой на свете. От нее всегда хорошо пахло, и она почти всегда улыбалась и напевала. Она любила розовые розы и выращивала их в саду около дома; их там было очень много. Когда ветер дул с юга, она открывала окно, и весь дом наполнялся запахом цветов.

— Это прелестно.

— Она сама была прелестной... И не я один считал ее красавицей. Ее одной из первых выбрали Мисс Молочницей.

— Мисс Молочницей? — с интересом переспросила Колетта. — Что такое «Мисс Молочница»?

— В Фоксране ежегодно проходит большая ярмарка. Одну из молодых женщин выбирают Мисс Молочницей, и она представляет округ на разных мероприятиях. А в прошлом году Мисс Молочницей была Джина. — Тэннер усмехнулся. — Я понимаю, все это звучит как-то грубовато, но атмосфера там веселая.

— Мне это нравится, — отозвалась Колетта. — А твоя мама работала?

— Трудилась не покладая рук. Поддерживала весь дом.

— Значит, она относилась к традиционному женскому типу.

Колетту услышанное нисколько не удивило. Она догадывалась, что Тэннер воспитывался в традиционной консервативной семье.

— Целиком и полностью. — Он сделал еще один глоток и посмотрел на стакан с янтарной жидкостью с таким видом, словно именно там хранились его воспоминания о матери. — Ей нравилось заботиться о нас... Она готовила наши любимые блюда, украшала дом цветами и прочими штучками, которые и делают дом жилым.

— А вне дома она не работала?

— Нет. — В глаза Тэннера вернулись насмешливые искры. — Наверное, как женщина она состоялась в роли жены и матери.

— Это многое объясняет, — проговорила Колетта.

Тэннер вопросительно изогнул бровь.

— Объясняет что?

— Это объясняет, почему тебе не нравятся работающие женщины. Ты, наверное, из тех неандертальцев, кто любит, когда жена у него босая и беременная.

Он подался вперед, и его бодряще чистый запах, который так манил Колетту, одолел витавшие в воздухе ароматы горячих блюд.

— Не совсем так. Просто я из тех мужчин, кому нравится, когда жена часто бывает беременной.

Слушая его густой низкий голос, Колетта чувствовала себя так, как будто только что сделала большой глоток из его стакана с виски.

А он снова откинулся назад. Его лицо приняло довольное выражение.

— Точнее говоря, так будет, если я когда-нибудь вздумаю жениться, — добавил он.

Колетта подумала, что от этих дьявольски сексуальных глаз и этого магнетического голоса растаял бы лед в Антарктике.

Официантка поставила на стол салаты и корзинку с булочками. Когда она снова отошла, Тэннер попросил Колетту:

— Теперь ты расскажи мне про Лилиану. Ты как-то сказала, что она была бы рада отделаться от тебя еще шестилетней. Что ты имела в виду?

Колетта подхватила вилкой маленький помидор и задумалась.

— Лилиана, в отличие от твоей мамы, не находила удовольствия в том, чтобы возиться с ребенком или создавать домашнее гнездышко. — Бесконечное количество раз Колетте приходилось слышать: «Потрудись», «Отстань», «Не приставай ко мне». — Ее то не было дома, то она была занята, то спала, и так большую часть времени в течение всего моего детства.

— Она где-нибудь работала?

Колетта кивнула.

— Да, только подолгу на одном месте не задерживалась. Ей казалось, что работу можно соединять с удовольствиями. Она начинала встречаться с кем-нибудь из коллег или даже с начальником, а когда роман прекращался, впадала в уныние, и ей приходилось оставлять работу. — Колетта рассеянно передвинула кусочек лука с одного края тарелки на другой. — Мне всегда было ее чуть-чуть жаль.

— Почему?

Колетта отложила вилку, и ее взгляд встретился с взглядом Тэннера.

— В ней всегда проявляется какое-то безрассудство, когда дело касается мужчин. Она ведет себя так, как будто ее жизнь оборвется, если она не будет связана с мужчиной. Когда она ни с кем не встречалась, то целые дни проводила в постели. Она была слишком подавлена, чтобы даже встать.

Тэннер накрыл ее руку своей ладонью.

— Наверное, тебе было тяжело. Детям всегда хочется верить, что они для своих родителей — главное.

Его греющий взгляд и прикосновение ладони тоже нелегко выносить. Колетта вздрогнула и убрала руку.

— Ты только пойми меня правильно: мое детство не было кошмаром. Меня не били, не оскорбляли...

Она не хотела больше говорить о Лилиане, больше всего на свете ей хотелось одного: чтобы прекратилась сладкая ноющая боль животе, вызванная его теплым взглядом.

Тэннер откинулся на спинку стула. То немногое, что Колетта рассказала ему о своей матери, глубоко его тронуло. А еще глубже тронуло то, о чем она не рассказала.

А не рассказала она ему о мучительном одиночестве заброшенного ребенка. Но эхо этого одиночества в ее голосе он расслышал. В ее карих глазах была печаль, хотя о печали она не произнесла ни слова.

А когда он встал и обнял ее, желая хоть как-то ее утешить, то, к своему изумлению, почувствовал в ней родное существо.

— Мой отец был человеком тихим, — сказал он, отвечая на очередной ее вопрос. — Он подолгу работал на ранчо и значил для меня и для Джины меньше, чем мама. Но это был добрый человек, он любил нас и обожал маму.

— Я уверена, что они воспитали тебя правильно, — сказала Колетта. — Не всякий молодой мужчина в двадцать один год был бы готов стать главой семьи и принять ответственность за ребенка.

Тэннер пожал плечами и отпил глоток виски.

— Вопрос так вообще не стоял, — сказал он. — Других родных, каких-нибудь тетушек-дядюшек, у нас нет, позаботиться о Джине было некому, а я, естественно, не согласился бы на то, чтобы она воспитывалась в приюте. Как только мне сообщили о гибели родителей, я собрал вещи и вернулся домой.

— Вернулся домой?

Тэннер кивнул.

— Я в то время был в Лоренсе, учился на предпоследнем курсе Канзасского университета. Не смотри на меня так, — добавил он, улыбаясь. — Ты-то думала, что я придаю такое значение образованию Джины, так как хочу вроде бы правильно прожить в ней свою молодость.

Колетта заулыбалась, и на ее щеках появились очаровательные ямочки.

— Именно так я и думала.

— А это неправда. Я не проживаю вторую молодость через молодость Джины хотя бы потому, что не считаю свою молодость загубленной. Я не чувствую, что принес какую-то жертву, когда прервал учебу и взял на себя заботы о сестре и о ранчо. Идея насчет моей учебы принадлежала нашим родителям. Сам я хотел просто работать на ранчо.

— И поэтому ты не можешь смириться с тем, что Джину может устраивать работа в магазине?

— Смириться с этим я могу, — возразил Тэннер и принялся разрезать толстый кусок отбивной. — Но если она окончит колледж и получит диплом, то у нее будет некоторый фундамент, который может сослужить ей добрую службу, если она когда-нибудь изменит свое мнение о торговле. Но мы вроде бы договорились сегодня больше не говорить о Джине.

— Ты не ошибаешься, — подтвердила Колетта.

В течение следующих нескольких минут все их внимание было отдано еде, и они обменивались мнениями исключительно о достоинствах блюд.

— Ты умеешь готовить? — спросил Тэннер.

Колетта заулыбалась, и Тэннеру опять пришлось с усилием отводить взгляд от ее ямочек на щеках, а затем, с еще большим трудом, — от выреза на платье и соблазнительной груди.

Ее глаза сверкнули как два топаза.

— Не сомневаюсь, ты ждешь, что я скажу «нет». И думаешь, я только умею покупать консервы и готовые продукты. Так вот: я начала готовить очень рано и вдруг обнаружила, что мне это нравится. Просто в последнее время мне некогда часто варить и печь. — Она отрезала кусок куриной котлеты. — А ты? Кулинар хороший?

— Я лучший в мире знаток блюд из макарон с сыром, — объявил Тэннер.

Звонкий хохот Колетты вызвал в нем взрыв внутренней теплоты.

— Из твоих слов я заключаю, что готовка не является твоей сильной стороной.

— Правильно. — Он пристально посмотрел ей в глаза. — Но есть на свете другие занятия, в которых я хорош. Не хочешь узнать, о чем я?

Наградой ему был легкий румянец на щеках Колетты.

— Это что же, мистер Ротман, вы задумали флиртовать со мной?

— Возможно.

Он понял, что как будто горел на медленном огне с той самой минуты, как она открыла перед ним дверь своей квартиры.

И еще он не мог не отметить про себя, как ласкают ее красивое лицо отблески свечи, как они оживляют ее глаза, как согревают ее зовущую к прикосновениям кожу и как подпитывает их его собственный внутренний огонь.

— С чего бы тебе хотеть флирта со мной? — спросила Колетта, старательно отводя взгляд.

— А почему бы и нет? — Он снова прикоснулся к ее руке и едва заметно погладил. — Ты — чрезвычайно привлекательная женщина, я — нормальный здоровый мужчина, который тебя находит весьма желанной.

— Что за нелепость! — воскликнула она и поспешно отдернула руку. — Ты меня практически не знаешь. Мало того, я даже не уверена, что нравлюсь тебе.

— А при чем здесь это, если мы говорим о моем желании? — Перехватив ее рассерженный взгляд, он рассмеялся. — Шучу, шучу. Ты ведь права, я тебя толком не знаю. Но я не говорил, что ты мне не нравишься.

— В общем, флиртовать со мной для тебя не имеет смысла, — подытожила Колетта.

— Да почему же?

— Потому что несерьезные связи не в моем вкусе, и к тому же ты скоро вернешься в Фоксран. — В ее глазах мелькнул вызов. — Я тебя тоже толком не знаю и отнюдь не уверена, что ты мне нравишься.

Тэннера развеселила вспышка, вызванная его репликой. Он бы сейчас не припомнил, бросала ли ему какая-нибудь женщина вызов.

— Что ж, значит, нужно проверить, сумею ли я изменить существующее положение вещей.

— Можешь на это не рассчитывать, — сухо бросила она.

Он ухмыльнулся.

— А теперь расскажи мне про своих прежних друзей мужского пола.

— Не болтай ерунды. Одно из первых правил женщины: если находишься с мужчиной, не говори с ним о других мужчинах.

— Точно. Из какого же это кодекса?

— Такой кодекс каждая женщина получает при рождении.

Следующие несколько минут прошли в разговоре о персонажах, с которыми они когда-то встречались. Тэннер рассказал о девушке, с которой гулял в годы учебы. Ее звали Сэлли, и Тэннер воображал, что когда-нибудь на ней женится. Но когда Сэлли стало известно, что он собирается заняться воспитанием сестры, она немедленно потеряла к нему интерес. А после Сэлли женщин в его жизни было немного, поскольку забота о Джине сделалась для него постоянной работой.

— Если не считать голых танцоров, в моем прошлом было мало мужчин, — призналась Колетта.

— А почему? — спросил Тэннер, отсмеявшись.

Колетта пожала плечами, и ее колыхнувшиеся груди как будто загипнотизировали Тэннера.

— Когда мне исполнилось пятнадцать, я стала работать в двух местах. Я откладывала каждый цент, чтобы когда-нибудь открыть собственный магазин. Между школой и работой у меня не оставалось времени для свиданий.

Мало-помалу Тэннеру становилось понятно, что Колетту никто и никогда не баловал вниманием, и его вожделение постепенно сменялось мягкой нежностью.

— А как же Майк? — спросил он. — Тот плотник из твоего магазина? Джина допускает, что между вами что-то есть.

Колетта откинула голову назад и засмеялась.

— Джина сейчас в том возрасте, когда девушки повсюду видят что-нибудь романтическое. Мы с Майком просто друзья. Сколько я его знаю, он встречается с одной и той же девушкой, и месяц назад она родила ему ребенка. Он работает на меня ради кредита в магазине.

Тэннер сам удивился, насколько легче ему вдруг стало. Какое ему дело до отношений Колетты и красивого плотника? Ведь не думает же он о близости с Колеттой!

К концу обеда их беседа приобрела более банальный характер: погода, достопримечательности Канзаса, повальная мода на татуировки, недавно захлестнувшая страну. Одно признание Колетты буквально шокировало Тэннера:

— Я как-то подумывала сделать себе татуировку: бабочку на щиколотке.

— Отчего же ты передумала?

— Во-первых, я не из тех, кто добровольно причиняет себе боль, а во-вторых, не хотелось тратить деньги.

— Деньги имеют для тебя значение? — поинтересовался Тэннер, уже догадываясь, какой ответ услышит.

Брови Колетты сошлись у переносицы.

— И да и нет, — неожиданно ответила она. — Конечно, деньги важны — в том смысле, что я должна оплачивать аренду помещения, приобретать товары и платить по счетам. Но дело далеко не только в деньгах. — Она отхлебнула воды из стакана, и ее грустная улыбка опять тронула сердце Тэннера. — Когда я была совсем молодой, мать постоянно повторяла, что я ничего не достигну. Если Лилиана была недовольна своей жизнью, она тут же начинала говорить мне обидные вещи. А я не расстраивалась, а только укреплялась в своей решимости добиться успеха, добиться такого положения, чтобы ни от кого не зависеть и ни в ком не нуждаться.

— Не всегда плохо, когда тебе кто-то нужен, — возразил Тэннер.

Официантка снова подошла к ним и спросила, что они хотели бы на десерт.

— Мне ничего не надо! — воскликнула Колетта. — Я уже не смогу съесть ни куска.

— Я тоже ничего не возьму, — поддержал ее Тэннер.

Официантка положила на стол счет, Тэннер расплатился, и они с Колеттой вышли из ресторана.

По дороге к дому Колетты Тэннер размышлял о том, что узнал о ней в этот вечер.

У нее мягкое сердце, чего он прежде не мог бы предположить. Пока она рассказывала о своей матери и своем прошлом, заранее нарисованный им портрет холодной, жесткой, бесчувственной деловой женщины испарялся.

Разговаривала она как сильная и самостоятельная женщина, но временами в ее глазах проскальзывала ранимость и губы начинали подрагивать.

Когда водитель остановил машину у ее подъезда, она сказала:

— Спасибо, Тэннер, ужин был чудесный.

Ему не хотелось, чтобы этот вечер кончался. Он не был готов расстаться с Колеттой. Остановившись рядом с ней у двери, он сказал:

— Еще рано. Не пригласишь меня на чашку кофе?

В ее глазах он уловил нерешительность.

— Даже не знаю...

Она взглянула на часы.

— Одну чашечку на скорую руку, — не сдавался Тэннер. — Обещаю тебе, что надолго не задержусь.

Она все же поколебалась мгновение, потом согласно кивнула.

— Хорошо. На скорую руку.

Плюс пара поцелуев, подумал Тэннер, направляясь следом за ней к лифту. Он еще не знал женщины, которая больше, чем Колетта Карсон, нуждалась бы в том, чтобы ее поцеловали.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда они поднимались в лифте, Колетта опять почувствовала, что ее подавляет близость Тэннера. Она ощущала на себе его взгляд, но не сводила глаз с электронного табло, отмечающего, какой этаж проезжает кабина.

Выходя из лифта, он положил ладонь на ее поясницу, и это небрежное прикосновение прожгло тонкий шелк платья и ткань колготок. Колетта с облегчением вздохнула, когда у двери квартиры он убрал руку и она смогла спокойно достать ключи.

— Позволь мне.

Он осторожно забрал у нее ключи.

— Каков джентльмен!

Легкая насмешка была призвана утихомирить кипевшую внутри бурю.

— Иногда выгодно быть джентльменом, а иногда — варваром.

Глаза Тэннера зловеще сверкнули, и напряжение только усилилось.

Чашечку на скорую руку, напомнила себе Колетта. Если они с Тэннером окажутся наедине в ее квартире, это не обяжет их к чему-то большему, чем легкая болтовня и несколько глотков кофе.

Но было что-то в его взгляде, что гнало и гнало мурашки по ее спине. Желание, которое и в ней пробуждало желание.

Он распахнул дверь, протянул ей ключи и сказал:

— Только после вас.

Колетта вошла в комнату, бросила сумочку на стул и указала Тэннеру на диван.

— Посиди пока, а я сварю кофе.

Она сделала шаг в сторону кухни, но он внезапно обхватил ее талию. Она ахнула.

— Я передумал относительно кофе, — сказал он и притянул ее к себе.

У Колетты пересохло во рту и сердце забилось с такой силой, что у нее в голове пронеслась мысль: а если он услышит?

— То есть лучше чаю со льдом? — с трудом выговорила она. — А может, лимонаду? У меня найдется кувшин лимонада.

Ее трясло, и она не могла унять дрожь.

— Просто мне не хочется кофе.

Он отпустил ее запястье и обнял ее за талию обеими руками.

— И ледяного чаю не хочется.

Что-то трепетало у нее внутри от этого гортанного голоса, от теплого дыхания, заставлявшего вспомнить о выпитом за обедом виски. А его руки уже гладили ее спину.

— И лимонаду я не хочу, — продолжал он, и глаза его вспыхнули. — Я только тебя хочу.

— Но ты сказал, что зайдешь на кофе. — Голос Колетты дрожал. — Джентльмены не заходят в дом к женщинам под лживыми предлогами.

— Сейчас я чувствую себя скорее варваром, чем джентльменом.

Он не дал ей времени для ответа, потому что сразу впился в ее губы жарким поцелуем.

Именно этого Колетта и страшилась. Из головы у нее не шел первый их поцелуй, а теперь, когда он крепко прижимал ее к себе, она почувствовала, что не в силах отказать ему — или себе — в сладости второго поцелуя.

Он не просто целовал ее; он целиком ею овладевал. Все началось с соприкосновения губ, потом переплелись их языки, и все ее тело вспыхнуло от невыразимо сладкого наслаждения.

Но не только поцелуй заставил ее почувствовать себя так, как будто она проглотила солнце. Нет, причиной тому был весь вечер, проведенный вдвоем.

Ей не хотелось видеть в Тэннере что-нибудь хорошее; ей хотелось считать его наглым деспотом, лишенным каких-либо оправдывающих его качеств. Но его руки опять ласкали ее спину, и все мысли о его плохих или хороших качествах отступили под натиском бешеного напора чувственности. Она ощущала, что тонет в его поцелуе, плавится в его руках. Где-то на периферии мозга билась мысль, что она должна остановить безумие. У этого шага нет будущего.

Но эта-то мысль и удерживала ее в его объятиях. У них с Тэннером нет будущего, так не простительно ли удовольствие одного-единственного момента?

Ей не нужна постоянная связь с мужчиной. У нее впереди скрупулезно распланированная жизнь, в которую мужчины не вписываются. Но сейчас этот мужчина ей желанен.

— Колетта... Милая Колетта, — проговорил он, прервав поцелуй. — С тех пор как мы поцеловались в ту ночь, я думал только о том, чтобы снова целовать тебя.

— Я тоже много об этом думала, — призналась она и откинула голову, чтобы его губам было легче добраться до ее шеи.

— Я и о другом думал, не только о том, чтобы целоваться, — добавил он, и она почувствовала внутри себя новую вспышку пламени.

— И я, — прошептала она.

Больше она не смогла ничего сказать, потому что горячая сладость проникла в ее рот и разлилась по всему телу.

Он хочет ее... Свидетельство тому — его заметно напрягшаяся плоть. И она его хочет. Ей известны все резоны против этого, но... она его хочет.

Не прерывая поцелуя, он подтолкнул ее к дивану. Она чувствовала, как колотится его сердце у ее груди. И от этого ощущения желание заиграло новыми оттенками.

Его руки двинулись вдоль ее спины вверх, выше, выше, туда, где начинается застежка. У Колетты перехватило дыхание, когда она почувствовала кожей спины прохладный воздух: платье ее распахнулось.

Он оторвался от ее губ и сдернул платье с плеч; она подхватила его, прижав к груди. Целомудрие подало свой голос.

Но, заглянув в ночную синеву его глаз, Колетта увидела в них не только волчий голод, но и неподдельную нежность, ласку, которая заполнила в ней пустоты, о существовании которых она и не подозревала. А сердце ее билось так, что она ничего больше не слышала.

Под его напором она шагнула было к дивану, но вдруг вспомнила, что Джина может прийти с минуты на минуту, и двинулась на дрожащих ногах в спальню.

— Колетта?

В его голосе звучало сексуальное желание, на которое откликался каждый нерв ее тела.

Она понимала, что он дает ей шанс передумать. Но когда они переступили порог спальни, пути назад уже не было. Да она и не хотела назад.

Руки ее дрожали так же, как и ноги, когда она вошла в свою комнату, порадовавшись, что успела днем прибраться и двуспальная кровать аккуратно застелена покрывалом.

Когда Тэннер протянул руку к выключателю, Колетта остановила его. Лунный свет лился в окно, и не было необходимости в искусственном освещении.

— Ты такая красивая, — прошептал он, снова принимая ее в свои объятия и прижимая к себе.

Она чуть отодвинулась, чтобы втиснуть ладони между ним и собой, и принялась расстегивать пуговицы его рубашки. Ей не терпелось ощутить кончиками пальцев тепло его широкой груди. А он стал ей помогать.

Когда с пуговицами было покончено, Тэннер освободился от рубашки, подхватил Колетту на руки и уложил на кровать. Затем присоединился к ней, шепча ласковые и бессвязные слова. Она пропала... пропала в его поцелуе, в тепле кожи, в жестковатых прикосновениях мозолистых ладоней.

Неважно, что у них нет будущего. Будущее ее не волнует. Сейчас ей нужно только это мгновение с ним. А оставшуюся жизнь она отлично проживет одна.

Никогда в жизни Тэннеру не доводилось ласкать такую гладкую, шелковую кожу. Его возбуждали эти хрипловатые звуки, которые вырывались у Колетты, когда он гладил ее горло, покусывал шею, а его пальцы исследовали соблазнительные бугорки грудей.

Его воспламеняло желание овладеть в полной мере этим телом, разумом и душой. Но почему-то у него из головы не шло заявление Колетты о том, что несерьезные связи не по ней. Не это ли произойдет, если они сейчас займутся любовью? Несерьезная связь, о которой она пожалеет, едва действие закончится.

Он попытался отмахнуться от громкого голоса своей встревоженной совести, переступить через это препятствие и целиком раствориться в Колетте. Но не смог.

И тогда его жадное желание начало отступать. Как ни дико это могло бы прозвучать, но Колетта слишком нравилась ему, чтобы он стал заниматься с ней любовью.

— Колетта... — чуть слышно шепнул он.

Она потерлась щекой о его ладонь, словно кошка, ищущая ласки.

— Если мы не остановимся, утром ты будешь меня ненавидеть, — сказал Тэннер.

Она растерянно глянула на него.

— К-к-как?

Он улыбнулся. Оставалось надеяться, что ей сейчас не так больно, как было бы наутро, если бы они дошли до конца.

— Я невероятно хочу тебя, но все-таки не уверен, что это было бы лучшим вариантом для нас.

Даже в серебряном свете, наполнявшем комнату, он видел краску, заливавшую ее щеки.

— Я... не могу понять, о чем я думала, — пробормотала Колетта, спустила ноги с кровати и схватила в охапку платье.

— Дорогая моя, здесь нечего стыдиться. Мы оба несколько увлеклись, только и всего, — сказал он, также вставая.

— Невероятно, что это меня захватило, — прошептала она и натянула платье.

— Я использовал всю мыслимую чертовщину, чтобы захватить тебя, — поддразнил ее Тэннер.

Ответной улыбки не последовало.

Тэннер положил руки ей на плечи, заставляя ее поднять голову.

— Я понимаю, получилось неловко, но я подумал, что будет куда как неловко, если мы продолжим.

— Ты совершенно прав, — ответила Колетта. — Спасибо, ты помог мне прийти в себя.

Тэннер застегнул ей платье на спине, поднял с пола свою рубашку и улыбнулся.

— А вот теперь я действительно с удовольствием выпил бы кофе.

Он понимал, что Колетта хочет, чтобы он как можно скорее покинул ее дом. Но ему почему-то казалось, что, если он уйдет немедленно, эта ночь для них будет продолжаться все время, пока он не покинет город.

— Обещаю тебе, одна чашечка на скорую руку — и я ухожу.

Колетта кивнула. Пока она готовила кофе, в кухне царило напряженное молчание. Когда же ароматная жидкость наполнила стеклянную емкость, она повернулась к Тэннеру.

— Вряд ли ты поверишь, если я скажу, что мне не свойственны такие поступки.

Глаза их встретились.

— Я тебе верю, Колетта.

И он действительно поверил — к собственному удивлению. За последние несколько дней он убедился, что Колетта — совсем не хищная городская штучка, какую он опасался встретить.

Она повернулась к шкафу, чтобы достать чашки и блюдца, и неутоленное желание вновь взыграло в Тэннере. Он даже почти пожалел, что джентльмен взял в нем верх.

Но момент ушел, и теперь Колетта не могла предложить ему большего, чем чашка свежего кофе.

Он нахмурился, не зная, как разорвать пелену возникшего между ними напряжения. Ему хотелось снова видеть ее улыбку, заманчивые ямочки и краску на щеках. Все что угодно, только не это гнетущее молчание.

— Я знал и худшую неловкость, — сказал он наконец.

Колетта взглянула на него, и в ее глазах мелькнула искорка любопытства.

— О чем ты?

— Дженни Мэри Малком была самой красивой девчонкой шестого класса, и я влюбился до умопомрачения. Как-то раз она заговорила о том, какими крутыми ей кажутся тореадоры, вот я и пригласил ее к нам на ранчо и решил устроить бой с нашим быком.

Колетта отставила чашку, и глаза ее заблестели ярче.

— Разве это не опасно?

— Когда у одиннадцатилетнего мальчишки начинаются дела сердечные, он уже ничего не боится. — Он откинулся на спинку стула, любуясь нетерпеливым выражением ее лица. — Дженни в тот день пришла с несколькими подружками, и мы всей компанией отправились на пастбище.

— И у тебя был красный плащ?

— Нет... Красные отцовские кальсоны. — Ее смех стал для Тэннера утешением, и желание опять напомнило о себе. — В общем, я вышел на пастбище, а Дженни с подругами вцепились в забор. И вот я начал махать на эту гору из злобы и мускулов красными подштанниками.

— И что потом?

Колетта слегка подалась вперед, напрочь позабыв про сдержанность.

— Бык ринулся на меня, а я поджал хвост и — деру. Но он-таки подцепил меня рогом за задницу и стащил с меня штаны. Вот и предстал я голышом перед очами той, которая была любовью моей жизни.

Колетта зажала ладонью рот, но смешок все-таки вырвался.

— Ты все это сочинил!

Тэннер торжественно поднял руку.

— Слово бойскаута. И мало того, что я пережил крайнее и беспредельное унижение на глазах у возлюбленной. Отец целые две недели меня изводил: мол, он не может поверить, что воспитал сына, который оказался туп, как пробка.

Они все еще хохотали, когда на пороге кухни показалась Джина.

— Похоже, вы тут напропалую веселитесь, — заметила она.

— Твой брат рассказывал мне о своей первой корриде, — ответила Колетта.

Джина присела рядом с Тэннером и Колеттой к столику.

— Я эту историю слышала раз сто. Дженни сейчас работает в единственной в Фоксране парикмахерской и обожает рассказывать про это представление клиенткам.

Тэннер отметил про себя, что с появлением Джины Колетта совсем расслабилась.

— У меня ничего бы не вышло с Дженни, — сказал он. — Мне никогда не было бы хорошо с женщиной, которой доставляет удовольствие рассказывать посторонним о моем унижении.

— Как у вас прошел вечер? — обратилась к Джине Колетта.

Джина заулыбалась.

— Изумительно. Отец Дэнни очень забавный, а мама у него добрая и ласковая. Сестрицы его и братик — та еще компания, обед замечательный, сумасшедший дом, короче говоря.

Слушая, с каким восторгом Джина описывает вечер, проведенный в семье Дэнни, Тэннер мог только с горечью думать о том, что он не был в состоянии дать ей что-то похожее на такую атмосферу семейного веселья.

— У них золотая семья, — продолжала Джина. — Сразу видно, как они все любят друг друга.

— Я рад, что ты хорошо провела вечер, — сказал Тэннер, стараясь заглушить в себе чувство вины за то, что не все оказалось в его власти.

— Ну а вы чем занимались? — спросила Джина.

Внезапно щеки Колетты побагровели.

— Да ничем, — сухо сказала она. — То есть мы пообедали у Антонио, потом приехали сюда и вот пьем кофе.

Джина долго рассматривала ее лицо, затем перевела подозрительный взгляд на брата.

— Ну, и хорошо было?

— Что именно?

Голос Колетты прозвучал на октаву выше, чем обычно, а щеки запылали еще сильнее. Само раскаяние, со снисходительным удовлетворением подумал Тэннер.

— Ужин у Антонио. — Джина тряхнула головой. — А ты о чем подумала?

— Не знаю... Я слишком устала. — Колетта поднялась из-за стола и отнесла чашку с блюдцем в раковину. — Я бы сказала, что сейчас уже ночь. Спасибо тебе, Тэннер, за роскошный ужин.

— Это мне следует тебя благодарить, поверь.

В ответ Тэннер смог полюбоваться очередным приливом краски к ее щекам. Колетта невнятно пробормотала «Спокойной ночи» и вышла.

А перед мысленным взором Тэннера немедленно встала картина: Колетта падает на простыню, и ее обнаженное тело блестит в лунном свете.

Он тряхнул головой, чтобы избавиться от наваждения, и постарался вслушаться в продолжение восторженного рассказа Джины о минувшем вечере.

В первый раз за все время пребывания в Канзас-Сити он усомнился, прав ли был, стараясь вернуть Джину на ранчо.

Прав, разумеется, зашептал в его голове тихий голос. Если ты оставишь Джину здесь, это еще не значит, что семья Дэнни будет ее семьей. Да ты этого и не хочешь. Она слишком молода, чтобы связывать свою жизнь с каким бы то ни было мужчиной. Ей нужно вернуться домой, чтобы завершить учебу. Вернуться вместе с тобой.

Вспомнив о Колетте, он осознал, что в последние дни упустил из виду свою цель. Его почему-то стала занимать Колетта, а не Джина. Он провел в Канзас-Сити целую неделю и ни на йоту не приблизился к первоначальной цели — вернуть Джину домой.

Пора оставить в покое Колетту и вспомнить, зачем он приехал в Канзас-Сити.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Колетта не помнила, когда в последний раз испытывала такую смертельную опустошенность. Но было к ней примешано не только смущение, а и безмерное облегчение: хотя бы один из них нашел в себе толику разума.

Тэннер прав. Если бы между ними произошел акт любви, она бы пожалела об этом незамедлительно. И все-таки тело ее горело, помнило тепло его ласк. А губы все еще жаждали его.

Он был бы непревзойденным любовником, в этом Колетта не сомневалась. Но в конце концов ей пришлось бы с ним распрощаться. У него своя жизнь, и причины, приведшие его в Канзас-Сити, не имеют к ней никакого отношения.

К тому же она не желает быть слабой, не желает зависеть от мужчины. Не намерена влюбляться... когда-либо.

Колетта повернулась на спину и положила ладонь на живот. Если она сейчас не беременна и если бы любовный акт состоялся, она могла бы забеременеть от Тэннера.

Она прикрыла глаза и попробовала вообразить, каким был бы ее и Тэннера ребенок. Перед ней предстали мальчик и девочка с темными волосами и синими глазами.

Они были бы прекрасными детьми, а Тэннер — образцовым отцом. Она убедилась в том, как он любит Джину, и потому знала, что сердце его будет открыто для детей. Но не она родит ему этих детей. А он, конечно, не одобрит ее решения об искусственном оплодотворении.

Всю ночь ей снился Тэннер, а проснулась она с глухой болью внутри и с сознанием того, что Тэннер представляет собой реальную угрозу для ее чувств. Пришло время держаться от него на расстоянии.

На протяжении следующих нескольких дней выполнение данного себе обещания не составляло для Колетты труда. По всей вероятности, Тэннер пришел к тем же выводам, что и она. Джина неизменно сообщала ей, что завтракает с братом перед тем, как пойти на работу, но сам Тэннер в магазине не появлялся.

Дел у Колетты было невпроворот. Стояла прекрасная погода, и торговля шла на ура. На пятницу Колетта назначила широкую презентацию новых товаров, во время которой планировала похвалиться новым детским уголком; Майк обещал, что работа будет закончена в четверг вечером, и слово свое сдержал.

Колетта закрыла магазин без нескольких минут семь. Джину она отослала домой раньше, так как ей нужно было время, чтобы подготовить столы и скамьи для пикника и расставить книжки и головоломки, предназначенные для развлечения малышей.

Накануне она заказала у Джонни пирожные и печенье, а в газетах разместила купон на двадцатипроцентную скидку на все товары, приобретенные в день презентации.

Теперь ей оставалось сделать только одно. Она присела к прилавку, взяла телефонную трубку и набрала номер матери.

Дважды за последние два дня она оставляла Лилиане на автоответчике сообщения о предстоящей презентации. Пока что Лилиана не откликнулась.

Услышав голос матери, Колетта выпрямилась на стуле.

— Лилиана?

— А-а, это ты. Я ждала, что Джо позвонит. У нас произошла маленькая размолвка, и несколько минут назад он уехал.

— С тобой все в порядке? — с беспокойством спросила Колетта, помня, в какую прострацию впадала ее мать, когда у нее случались неприятности с мужчинами.

— Все нормально. Просто глупая перепалка. Я уверена, что он вот-вот позвонит или сам вернется. Так, а ты с чем звонишь?

— Ты прослушала мои сообщения насчет завтрашнего дня?

— Да, но, Колетта, ума не приложу, зачем мне нужно присутствовать на празднике в детском магазине?

Затем, что этот магазин — мой, завопило сердце Колетты. Затем, что я — твоя дочь и ты мной гордишься. На ее глаза навернулись слезы, несмотря на твердую решимость сохранять хладнокровие.

— Я просто подумала, что ты, может быть, захочешь попить кофе, съесть пирожное...

— Ты же знаешь, это не по мне, — ответила Лилиана. — Ну, надеюсь, все у тебя пройдет хорошо. Ой, у меня другой телефон звонит, это, наверное, Джо.

— Тогда до свидания, — сказала Колетта, не успев сообразить, что ее мать уже отключила связь.

Колетта медленно опустила трубку на рычаг и выругала себя. Для чего только она раз за разом пытается найти у Лилианы то, чего мать никогда не была способна ей дать?

Тихие слезы перешли во всхлипывания, и Колетта поклялась себе, что Лилиана в последний раз заставила ее плакать.

Ей хотелось разделить с кем-то свой успех, но оказалось, что делиться не с кем. Ей хотелось, чтобы мать увидела ее магазин во всем его блеске. Хотя стоило бы помнить, что Лилиана всегда мало обращала внимания на то, как проходит жизнь дочери.

Стук в дверь заставил ее вскочить. У витрины стоял Тэннер. Должно быть, он зашел, чтобы проводить Джину домой, не зная, что Колетта отпустила его сестру раньше положенного часа.

Колетта поспешно вытерла глаза.

Как только она отперла дверь, улыбка с лица Тэннера исчезла.

— Джины нет. Я ее уже отпустила, — сказала Колетта.

— Колетта, что случилось?

— Ничего, — поспешно ответила она. — Ничего не случилось.

Он опустил руки на ее плечи, и его волшебные синие глаза наполнились нежностью.

— Ты плакала.

— Нет... Просто... аллергия...

Она попыталась отвернуться, но Тэннер крепко держал ее за плечи.

— Колетта, моя милая, скажи мне, что тебя расстроило?

— Пожалуйста... Ничего особенного.

Ей наконец удалось сбросить с плеч его руки.

— От ничего слез не бывает, — мягко возразил Тэннер. — Так что же, солнышко?

Он опять потянулся к ней, и на этот раз она спрятала лицо у него на груди. Когда его сильные руки обхватили ее, она дала волю слезам. Он гладил ее по спине, шепча слова утешения, а она плакала из-за матери, которой у нее никогда не было.

Прошло несколько минут, прежде чем Колетта немного овладела собой, выскользнула из объятий Тэннера и издала смущенный смешок.

— Прости, — проговорила она, — я просто не знаю, что со мной. Обычно у меня не бывает таких реакций.

Где-то в дальнем углу сознания возникла мысль: не первый ли это симптом беременности? Как известно, беременность нередко превращает женщину в коктейль из гормонов.

— Реакций на что? — спросил Тэннер.

— На мою мать, — призналась Колетта и отступила еще на шаг. Ей было стыдно, что этот человек увидел столь нехарактерное для нее проявление слабости. — Я сама не понимаю, почему раз за разом чувствую такое разочарование, когда общаюсь с ней. Конечно, рано или поздно я поумнею и научусь принимать ее такой, какая она есть.

Тэннер задал следующий вопрос:

— А какая же она?

Колетта бессильно опустилась на стул у прилавка.

— Холодная... Равнодушная... У нее нет никаких материнских инстинктов. Этой женщине нельзя было иметь детей. Моя ошибка в том, что я стараюсь увидеть в ней что-то, чем она не обладает, и сразу же разочаровываюсь.

Тэннер встал рядом с Колеттой и оперся локтями о прилавок.

— А сегодня что произошло?

Колетта пожала плечами.

— Это глупо, право. Я позвонила ей и пригласила на завтрашнюю церемонию, но она не захотела прийти. — Она вскинула голову. — Я же знала, что так и будет.

— Все дело в том, что в тебе еще живет девочка, которой нужна мама. Я знаю, что это такое. Моей матери нет уже очень давно, но бывают минуты, когда мне ее очень не хватает.

Колетта осторожно коснулась его руки.

— Мне так жаль, что твоя мать погибла.

Тэннер улыбнулся.

— И мне жаль, что у тебя нет такой матери, какая тебе нужна.

Колетта почувствовала, что необходимо сменить тему.

— Хочешь взглянуть на мое новшество? Майк сегодня закончил с интерьером, и я как раз хотела сама убедиться, что там все в порядке.

— Конечно, пойдем.

Колетта всю неделю повторяла себе, как она рада, что Тэннер не бывает в магазине, ведь им лучше всего держаться подальше друг от друга. А теперь она увидела, как отчаянно ей не хватало его.

Не хватало его мужественной улыбки, этих невозможно синих глаз. Не хватало бесед с ним, его смеха.

Когда они подошли к детскому уголку, ее сердце наполнилось гордостью. Майк проделал грандиозную работу.

— Это как парк в миниатюре, — заметил Тэннер. — Недостает разве что парочки деревьев или кустов у стен.

Колетта кивнула.

— Я хотела купить какие-нибудь растения в горшках, но у меня просто не было времени.

— Вся идея первоклассная, — сказал Тэннер, и гордость Колетты как будто расцвела.

— Спасибо. — Она принялась раскладывать книжки на столиках, а Тэннер решил помочь ей и разложить головоломки. — Не стоит беспокоиться...

Тэннер только улыбнулся.

— Не самая трудная на свете работа.

— Кстати, о трудных работах. Как продвигается твой крестовый поход за возвращение Джины в Фоксран?

Тэннер мгновенно помрачнел.

— Я всегда знал, что Джина упряма, но не думал, что до такой степени. В понедельник за завтраком я попытался сыграть на ее сентиментальности. Сказал, как ее образование важно для меня и как бы отец с матерью хотели, чтобы она закончила колледж.

Все книжки уже были разложены. Колетта присела на детскую скамейку.

— Не сработало?

— Ни на грамм. Во вторник я приказал ей вернуться домой. Но она ушла, даже не доев завтрака, и только сказала, что я злой.

— А что было в среду?

— Подкуп. — Тэннер усмехнулся. — Джине всегда хотелось иметь машину с откидным верхом. Я обещал купить ей такую к окончанию колледжа.

— Да уж, классная взятка, — отозвалась Колетта.

— Да, но и это не подействовало. Она заявила, что независимость ей нужней, чем машина.

— А сегодня?

— Отказалась завтракать со мной. Ты все дела закончила? — (Колетта кивнула.) — Тогда я провожу тебя домой.

По дороге к дому они много говорили о родителях и о том, какое важное место те занимают в жизни детей. Потом Тэннер стал рассказывать Колетте о ранчо, и она расслышала ноту тоски по родным местам в его голосе. Вероятно, он останется в городе считаные дни.

Эта мысль испугала Колетту. Она останется в пустоте и никогда не увидит Тэннера.

С ужасом она осознала, что полюбила его.

Грузовик, принадлежавший магазину садовых растений, ехал в сторону «Мал-малыша», а сидевший в кабине Тэннер что-то насвистывал себе под нос. Часы показывали семь часов тридцать минут утра. Солнце поднялось уже высоко, обещая прекрасный день для торжественного мероприятия Колетты.

Колетта. После вечера, едва не завершившегося актом любви, Тэннер прилагал отчаянные усилия, чтобы отдалиться от нее. Вместо того чтобы торчать у нее в магазине, он бродил по городу, осматривал исторические памятники. Но мысли о Колетте всегда были рядом.

И не только мысли о ее шелковой коже или о вкусе губ. Еще и мысли о ее глазах, в которых светится ум, о шутках, которые всегда вызывали у него искренний смех.

Колетта — поразительно сильная женщина и в то же время крайне ранимая и чувствительная. Накануне она плакала на плече у Тэннера, и эти слезы, эти ее жалобы на мать глубоко его тронули. Ему захотелось тогда отыскать Лилиану Карсон и трясти ее до тех пор, пока она не поймет, какой подарок ей ниспослан.

Проснувшись рано утром, Тэннер уже знал, что может сделать для Колетты. Он немедленно выяснил у одного из работников гостиницы адрес магазина садовых растений, отправился туда и обнаружил, к своей великой радости, что магазин открыт и выполняет заказы по доставке.

Сейчас в кузове грузовика стояли два миниатюрных розовых куста и два кизиловых деревца, усыпанных роскошными белыми цветами.

Тэннер улыбался, представляя себе реакцию Колетты. Без сомнения, она потеряет голову от счастья. Деревца и кусты необходимы для завершенности детского уголка, задуманного ею в виде паркового ансамбля.

— Туда, направо, — указал он водителю, пареньку, который едва ли достиг того возраста, в котором разрешается получать водительские права.

Грузовик остановился у двери «Мал-малыша».

— Когда тут открывается? — спросил парнишка, увидев табличку «Закрыто».

— По-моему, примерно через час, — отозвался Тэннер. — Но тебе дожидаться не нужно. Мы просто выгрузим все на тротуар, а когда магазин откроется, я затащу горшки внутрь.

Они справились с работой за несколько минут, после чего водитель развернул грузовик и двинулся в обратном направлении.

Тэннер не сомневался, что Колетта в этот день придет в магазин рано. Она не откажет себе в удовольствии разложить запасенные для клиентов сладости заранее.

Не больше десяти минут прошло до того момента, когда Колетта появилась из-за угла; в руках у нее были коробки со свежей выпечкой. Тэннер бросился ей навстречу. Его сердце как будто распахнулось, когда он увидел солнечное сияние ее волос и длинные, красивые ноги под платьем весенне-зеленого цвета.

— С чего это ты здесь так рано? — удивилась она, когда Тэннер подхватил у нее коробки.

— Сегодня знаменательный день, и я не хотел пропустить ни минуты.

Ее улыбка обогрела его с головы до ног. Но продержалась эта улыбка лишь секунду-другую.

— Что это? — спросила она, указывая на горшки с растениями.

— Твой парк, — ответил Тэннер.

Она долго смотрела на покупки, после чего подняла голову. Ее карие глаза сверкнули.

— Ты не должен был этого делать! — воскликнула она и стала отпирать дверь.

Тэннера удивил гнев, прозвучавший в ее голосе.

— Если тебе не нравится мой выбор, еще не поздно отправить все это назад и заменить.

— Не в том дело, — отрезала Колетта, забрала у Тэннера коробки с угощениями и поставила их на прилавок. — Ты ничего не должен для меня делать. Я прекрасно могу сама о себе позаботиться.

Он ожидал не такой реакции, и в нем начала вскипать ярость.

— Я понимаю, что ты в состоянии о себе позаботиться. Я всего лишь хотел сделать для тебя что-нибудь приятное. Вполне достаточно было бы вежливого «спасибо».

Колетта покраснела и отвела взгляд.

— Я прошу прощения, — произнесла она. — Мне должно быть стыдно.

Его раздражение мгновенно испарилось.

— Вот именно, должно, — сказал он. — В общем, у меня здесь два розовых куста и два кизила, и всем им нужен дом. Могу я их занести? Или позвонить и попросить, чтобы их забрали обратно?

Колетта несмело улыбнулась, и на ее щеках появились озорные ямочки.

— Может, ты занесешь свои деревья сюда и позвонишь, чтобы забрали меня?

Тэннер рассмеялся.

— Ни за что! Мне не хочется самому продавать пеленки и чепчики.

Когда он внес в торговый зал все горшки с растениями, Колетта указала ему, куда их следует поставить в детском уголке, после чего налила себе и своему помощнику по чашке кофе.

Глянув на часы, она прошла по торговому залу, расправляя одеяльца и пижамы. По нервозности ее движений Тэннер догадался, что этот день значил для нее гораздо больше, чем он мог сначала предположить.

— Колетта, давай присядем. — Он взял ее за руку и провел за прилавок. — Этот день важен для тебя, и если ты будешь без конца расхаживать и перекладывать вещи, то кончится тем, что ты выбьешься из сил еще до того, как придет время открывать магазин.

Колетта послушно села и улыбнулась Тэннеру.

— Даже не знаю, отчего я так волнуюсь. Скорее всего, сегодня будет обыкновенный рабочий день.

— Тем лучше, — отозвался Тэннер.

— Твои бы слова да Богу в уши.

И в этот момент появилась Джина. Поздоровавшись с Колеттой и Тэннером, она тут же схватила печенье.

— У-у, чудо какое, — промычала она, жуя.

— Я рада, что тебе нравится, потому что, если покупателей сегодня не будет, нам придется ими питаться две недели подряд, — сказала Колетта.

Однако опасения Колетты были напрасны. Через несколько минут после открытия магазина торговый зал начал заполняться покупателями. В работу окунулись не только Колетта с Джиной, но и Тэннер подключился к ним; он приветствовал посетителей, время от времени проверял, как ведут себя дети в уголке для игр, и развлекал покупателей, дожидавшихся своей очереди.

Минуты летели за минутами, и только около двух часов дня наступила передышка.

— Может, я забегу в кафе к Джонни и возьму там гамбургеров? — предложил Тэннер.

— Я не откажусь, — объявила Джина.

— Я, собственно, не голодна, — отозвалась Колетта, присела на стул и устало вздохнула.

Тэннер окинул ее скептическим взглядом.

— Ты вчера ужинала?

Колетта насупилась, но была вынуждена сознаться:

— Нет.

— А что у тебя сегодня было на завтрак?

Колетта опустила глаза.

— Я не завтракала. У меня столько всего крутилось в голове...

— Тогда я принесу тебе гамбургер и, если ты не станешь есть, покормлю тебя насильно.

— Он на это способен, — подтвердила Джина. — В том, что касается трехразового питания и режима сна, он сущая наседка.

— Вот это верно. А когда я тебя накормлю, то мне сразу захочется подоткнуть тебе одеяло.

Он вышел из магазина, сопровождаемый хохотом Джины.

Колетта не один и не два раза заявляла (и доказывала делом), что способна сама позаботиться о себе и независимость для нее дороже всего. Но Тэннер еще не встречал женщины, которая бы так отчаянно нуждалась в том, чтобы о ней заботились. Ей нужна не только физическая, но и эмоциональная поддержка. Ей нужен человек, который делил бы с ней победы и неудачи.

Накануне вечером, когда она плакала в его объятиях, он ощутил, что хочет стать этим человеком, стать для нее опорой. Прижать ее к себе так крепко, чтобы никакие удары судьбы не достигли ее сердца.

Помогая Колетте и Джине в магазине, разговаривая с будущими мамами и папами, он неожиданно задался вопросом: а что это значит для человека — ожидать рождение ребенка? Он разглядывал башмачки и рубашечки, одеяльца и платьица с оборками, и в нем зарождалась какая-то глубинная тоска.

Когда он вошел в кафе Джонни, решение уже было готово. Если ему не удастся убедить Джину возвратиться домой, в воскресенье он уедет один.

Итак, у него есть два дня на то, чтобы одолеть Джину. Два дня на то, чтобы выбросить Колетту из своих мыслей и из сердца.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Иди домой, — приказала Колетте Джина ровно в шесть часов вечера. — Я сама отработаю последний час и закрою сама.

Колетта замялась. Перспектива отправиться домой и растянуться на диване показалась ей чрезвычайно заманчивой. Позади остался самый напряженный торговый день за все время существования магазина.

— Иди, — не унималась Джина. — Ты плохо выглядишь. Я сама управлюсь до закрытия.

— Ты уверена? — спросила Колетта.

Поток посетителей начинал ослабевать, и в эту минуту в зале никого из посторонних не было.

— Абсолютно, — отрубила Джина.

Тогда Колетта сдалась.

— Ладно. Приходится признать, что я более чем вымотана.

— Ты наверняка всю ночь не спала, — предположила Джина.

— Почти всю. Я соберу что-нибудь к ужину до твоего возвращения.

Джина согласно кивнула.

— Отлично. Меня уже мучает голод.

Колетта взяла сумочку, дала Джине последние наставления и вышла за дверь.

Она действительно почти не спала минувшей ночью, но причиной тому было не только предстоящее мероприятие. Ее не покидали мысли о Тэннере.

Ей передавалась его неспокойность, и она знала, что его возвращение в «Два сердца» — только вопрос времени.

Накануне она осознала, что любит этого человека, и думала о нем всю ночь.

Но ей нечего делать с этой любовью. Ее жизнь расчерчена надолго вперед, и в ее планах нет места для мужчины — даже для того, при виде которого у нее начинают дрожать колени и учащается пульс. У нее будет ребенок, будет ее дело... Это все, что нужно ей для счастья. Но перестать думать о Тэннере — все равно что перестать дышать. Он проник в ее разум, в ее сердце, наполнил собой всю душу.

Она позволила ему подойти так близко, как никто не подходил к ней, и теперь казнила себя за это, потому что знала: когда он уедет, она будет страдать из-за того, что не состоялось то, что могло бы состояться.

Невозможно догадаться, какие чувства испытывает к ней Тэннер. Да, она для него желанна, но не простое ли это влечение здорового мужчины?

Но даже если и нет, даже если он упадет на колени и предложит увезти ее на ранчо, где они будут жить до скончания века, — она не поедет.

Ей на личном опыте известна черная изнанка любви. Она никогда не позволит себе уподобиться своей матери — сделаться такой же жалкой, слабой, вечной просительницей. Она не пополнит собой число тех женщин, чья жизнь строится вокруг мужчины.

Когда она вошла в квартиру, сбросила туфли и в изнеможении упала на диван, мысли ее обратились к оставленному в ванной тест для определения беременности. После процедуры прошло почти четыре недели, так что тест, вероятно, уже даст положительный результат.

Но пока что у нее не было сил для проверки. Да и вообще лучше подождать еще пару дней, тогда результат будет надежнее.

Она прикрыла глаза, решив, что отдохнет несколько минут, а потом встанет и посмотрит, что можно будет сделать к ужину.

Когда она проснулась, в комнате было уже темно, а значит, она проспала довольно долго. Но часы показывали только начало девятого. Джина должна вот-вот прийти. Магазин закрывается в семь тридцать, но сегодня Джина еще должна была собрать недоеденные сладости и вымыть гигантскую кофеварку.

Колетта прошла на кухню, раскрыла холодильник, но поняла, что у нее нет желания готовить. Выйдя в гостиную, она заказала по телефону пиццу.

Затем приняла душ, накинула ночной халат и снова посмотрела на часы. Где же Джина? Не может быть, чтобы у нее столько времени ушло на приведение магазина в порядок. Колетта решила позвонить в магазин.

После пяти гудков она положила трубку. Значит, Джина уже вышла и, наверно, подходит к дому.

В ожидании Джины и прибытия пиццы она старалась отодвинуть мысли о Тэннере на край сознания, но мозг отказывался повиноваться ей.

Каково это — прожить всю оставшуюся жизнь в «Двух сердцах»? Что это — любовь Тэннера? Нянчить его детей, делить с ним его жизнь — как это могло бы быть? И почему... почему такие мысли столь мучительны?

Он покинул магазин около трех, сказав, что ему нужно уладить некоторые дела на ранчо, для чего придется кое-куда позвонить.

Все мысли о Тэннере мигом улетучились, когда раздался звонок в дверь.

— Добрый вечер, мисс Карсон.

На пороге стоял старый знакомый, улыбчивый юноша с большой коробкой в руках.

— Привет, Ральф.

Этот парень уже не раз привозил Колетте пиццу. Колетта была постоянной клиенткой его отца, который владел пиццерией.

— Знаешь, я решила сегодня побаловать себя одним из шедевров твоего папы.

Ральф рассмеялся.

— Этот шедевр из тех, что вам нравятся. С дополнительными специями.

— Спасибо, Ральф. И передавай привет отцу.

Насыщенный, резкий запах пиццы наполнил кухню, когда Колетта поставила блюдо на середину стола. Теперь остается только дождаться Джину.

Минуты шли за минутами. Колетта накрыла на стол, приготовила кувшин ледяного чая. Джины все не было. Не исключено, что Дэнни зашел за ней в магазин и они решили перекусить где-нибудь вместе, сказала себе Колетта.

Джина — взрослая, независимая женщина. Нелепо так беспокоиться о ней.

Но часы тикали, и Колетта была уже не в силах сдержать тревогу, которая к девяти часам сделалась невыносимой. Джина — девушка сознательная, она всегда звонит и предупреждает, если собирается прийти поздно. К тому же, когда Колетта пообещала приготовить ужин, Джина ничего не сказала о каких-либо других планах.

Так где же она? Почему не позвонила?

В десять часов Колетте стало ясно, что необходимо что-то предпринимать.

Она взяла телефонную трубку. Если ничего особенного не случилось, Джина, наверное, рассердится на нее за то, что она прибегла к помощи тяжелой артиллерии. Но сидеть сложа руки уже просто немыслимо.

Колетта сделала глубокий вдох, соединилась со справочным бюро и спросила номер телефона гостиницы, в которой остановился Тэннер.

* * *

Тэннер Ротман только что принял душ и забрался в постель, когда раздался телефонный звонок. Он не сразу нащупал аппарат на тумбочке.

— Тэннер?

Он повернулся набок и включил настольную лампу.

— Колетта?

— Прости, что я тебе помешала, — сказала она.

Ее интонация ясно говорила о том, что она звонит не от избытка хорошего настроения.

— Ты мне ничуть не помешала, — заверил ее Тэннер и умолк, ожидая объяснений.

— Наверное, это пустяки, но я немного волнуюсь за Джину.

Тэннер немедленно ощутил мощный прилив адреналина в крови.

— О чем ты? Почему ты волнуешься?

Долгое молчание.

— Она до сих пор не пришла домой.

— Ее нет дома? То есть она не пришла из магазина? — Он взглянул на стоявший рядом с телефоном будильник. — Может, она решила, что сегодня стоит поработать подольше?

— Нет. Я звонила туда несколько раз, и ответа не было.

— У нее намечалось свидание с Дэнни?

— Она ничего не говорила. Перед тем как уйти, я сказала, что придумаю что-нибудь к ужину до ее прихода, и она не возражала.

Муторный страх охватил Тэннера.

— Я скоро буду у вас, — бросил он и положил трубку, не дав Колетте возможности что-либо сказать.

Если Джина заперла магазин в обыкновенное время, значит, она отсутствует уже более двух с половиной часов. Так где же она может быть?

Прежде чем идти к Колетте, он бегом миновал три квартала, отделявшие гостиницу от магазина. Сердце его выпрыгивало из груди, и ему оставалось только проклинать свое богатое воображение, рисовавшее перед ним самые чудовищные картины.

Может, кто-то похитил ее на улице? Может быть, сейчас она во власти маньяка? Или просто куда-то отправилась, не дав себе труда предупредить Колетту? Как бы то ни было, она сейчас в мире, где повсюду поджидают неприятности.

Магазин был заперт, свет в помещениях не горел. Ничего как будто не пропало. Тэннер обвел торговый зал быстрым взглядом и не заметил ничего подозрительного.

Он поспешил к Колетте, и стучать ему не пришлось: Колетта открыла дверь, как только он вышел из кабины лифта.

— Есть новости? — спросил он.

Колетта покачала головой. В своем розовом халате она выглядела необычно маленькой, какой-то потерянной, и словно некий гравер вырезал на ее лице морщины. Она нервно теребила пояс халата.

— Может быть, позвонить в полицию? — предложила она.

Тэннер провел ладонью по волосам и тяжело вздохнул.

— Там неделю будут над нами смеяться. Пока что мы можем сказать, что ей двадцать один год и она на несколько часов опоздала к ужину. Они могут что-нибудь предпринять, только если прошло не меньше двадцати четырех часов.

Колетта присела на краешек дивана; складки на ее лбу стали еще глубже.

— Так что же мы должны сделать?

Тэннер принялся вышагивать по комнате.

— Ты знаешь фамилию Дэнни?

— Берлингтон.

Тэннер застонал. В телефонном справочнике Канзас-Сити, должно быть, найдутся тысячи Берлингтонов.

— Он живет где-то неподалеку, так что я, наверное, смогу определить, какой Берлингтон нам нужен, — сказала Колетта, как будто прочитав его мысли.

— Где у тебя телефонный справочник?

Тэннер немного воспрянул духом. Конечно, Джина сейчас с Дэнни. С естественным для ее возраста легкомыслием она и не подумала, что близкие будут беспокоиться.

Колетта раскрыла справочник на кухонном столе, нашла нужную страницу и с поразительной быстротой заскользила ухоженным ногтем по списку. Склонившись над страницей, Тэннер вдохнул сладкий запах ее туалетной воды.

— Возможно, вот этот, — произнесла Колетта.

Тэннер набрал номер под ее диктовку.

Берлингтон оказался не тот.

Они позвонили по четырем номерам, но безрезультатно. И вдруг до них донесся звук открывающейся двери.

Появление Джины в кухне вызвало немую сцену. Ее нижняя губа слегка припухла, волосы растрепались, колготки были порваны, а колени в ссадинах.

— Без паники, — поспешно приказала Джина. — Дела у меня не так плохи, как можно подумать, глядя на меня.

А Тэннером уже овладела самая настоящая паника. Он схватил сестру за плечи, словно хотел убедиться, что она все-таки жива. И только после долгого и яростного объятия сумел заговорить:

— Что с тобой случилось?

Джина освободилась от его хватки и поставила сумочку на стол.

— Какой-то прохвост попытался выхватить у меня сумочку.

— А почему у тебя расцарапаны колени? — спросила Колетта.

— Он не знал, что ремешок у меня перекинут через шею. Вот я и упала. — Джина слабо улыбнулась. — По-моему, он испугался больше, чем я. Я завопила как резаная и выпустила в него пару зарядов из баллончика. А потом побежала в полицейский участок и написала заявление. Пыталась позвонить, но телефон был занят, и я решила, что все объясню, когда приду домой.

Тэннер чувствовал, как страх борется в нем с гневом.

— Собирайся, — резко скомандовал он. — Ты не будешь жить в городе, где тебя грабят и тебе приходится пользоваться газовым баллончиком.

Джина, фыркнув, присела к столу.

— Не будь смешным, Тэннер. Я не пошевелюсь.

Отчаяние, терзавшее Тэннера в течение двух недель, прорвалось наконец наружу. Он старался помочь ей посмотреть на жизнь его глазами, не прибегая к насилию. Но теперь его терпению пришел конец.

— Джина, да пойми ты, ведь тебя чуть не убили! — закричал он.

— Но не убили, — парировала Джина. — Я справилась.

— Сейчас. А в следующий раз? Утром в воскресенье ты уезжаешь со мной.

Ему хотелось зарычать, встряхнуть ее за плечи, хоть как-то вложить в ее голову каплю разума. Джина поднялась.

— Тэннер, я не хочу с тобой ссориться. Мне нужно принять горячую ванну, поэтому желаю вам обоим спокойной ночи.

И она вышла, не добавив больше ни слова. Тэннер в отчаянии повернулся к Колетте.

— Не знаю, как сделать, чтобы она поняла. Она упряма как дьявол.

Колетта улыбнулась.

— Интересно бы знать, откуда в ней эта черта. Что ж, может быть, к утру она передумает.

— Очень надеюсь. — Тэннер вздохнул. Теперь, когда обстановка разрядилась, он почувствовал, насколько устал за этот день. — Я пойду в гостиницу. Не буду мешать вам отдыхать.

— А вы действительно уезжаете в воскресенье?

Тэннеру отчаянно захотелось уехать в Фоксран в обществе не одной красивой женщины, а двух. Но это, конечно же, невозможно. Здесь жизнь Колетты, здесь ее дело.

— Тэннер, я буду скучать по тебе, — проговорила она медленно, как будто пересиливая себя.

Он сделал шаг к ней.

— Я тоже буду скучать.

Он протянул к ней руки, не сознавая того.

Один поцелуй, последний, говорил он себе, прижимаясь губами к ее губам. Но теперь ему хотелось не просто увезти ее с собой. Ему хотелось каждое утро просыпаться, сжимая ее в объятиях, и засыпать после чудесной любви.

— Спокойной ночи, Колетта, — сказал он, отпуская ее, так как мысли к нему пришли донельзя глупые, а продлевать поцелуй означало делать расставание еще тяжелее.

— На свете нет ничего вкуснее холодной пиццы, — пробормотала Джина, беря очередной кусок из лежащей на кухонном столе коробки.

После ухода Тэннера Колетте оставалось только предаваться печальным размышлениям. Послезавтра он уедет. Она никогда больше не услышит его смеха, не увидит страсти в глубине его прекрасных синих глаз.

Затем мысли Колетты обратились к Джине. Ее приключение напугало Колетту, и она в первый раз допустила, что ее подруга, возможно, все-таки сделала ошибку, отказавшись вернуться домой с братом, который так сильно любит ее.

Колетта почувствовала себя глубоко тронутой, когда Тэннер обнял Джину и стиснул ее с такой несомненной любовью. Она не могла не вспомнить те многочисленные минуты, когда ей хотелось оказаться в чьих-то столь же нежных объятиях.

— Джина, может быть, ты все-таки передумаешь и вернешься? — осторожно спросила она.

Джина отложила пиццу и пристально посмотрела на Колетту.

— Ты о чем?

— Ты же знаешь, что Тэннер желает тебе только добра. Может, тебе стоило бы пожить еще год на ранчо, закончить колледж и не думать об аренде жилья, не опасаться уличных грабителей?

— Значит, он тебя околдовал. — Джина невесело рассмеялась. — Я должна была это предвидеть. Он заманивал тебя в свои сети и добился своего, перетянул тебя на свою сторону.

— Это же смешно! — негодующе воскликнула Колетта, но не могла не испытать горечь, когда смысл слов Джины дошел до нее.

— А что здесь смешного? Тэннер не любит проигрывать и пойдет на все, чтобы повысить свои шансы. — Она встала из-за стола. — Посмотри правде в глаза, Колетта: ты стала его орудием.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

В воскресенье Колетта проснулась ранним утром. Ей не сиделось на месте: Тэннер мог появиться в любую минуту. Он думал, что вернет себе Джину, но вместо этого приобрел серьезного врага в лице Колетты.

Когда Джина в пятницу сказала, что Тэннер превратил ее в свое орудие, она поначалу подруге не поверила. Однако чем больше задумывалась, тем более правдоподобными казались ей эти слова.

Если он действительно испытывал к ней какие-то чувства, а не просто использовал ее, то почему прервал любовные ласки в тот раз, когда они уже лишили ее способности контролировать себя? Если бы он чувствовал то же, что и она, то попросту не смог бы остановиться.

А ведь его поцелуи казались такими настоящими, кричало в груди ее сердце. Его желание казалось таким неподдельным.

А теперь она сумела заглушить внутреннюю боль и в ней остался только ровный огонь гнева.

Джина ушла из дому на рассвете, решив избавить себя от нового столкновения с братом. За ней зашел Дэнни; Джина договорилась с ним позавтракать вместе, а потом провести день в парке.

Колетта была рада, что девушки сейчас нет рядом. Вопреки всем ее стараниям на глаза наворачивались слезы при мысли о том, что ей больше никогда не увидеть Тэннера Ротмана.

Нелепость, честное слово. Она никогда не хотела, чтобы в ее жизни был мужчина, отказывалась даже обдумывать возможность вступления в брак. Но были минуты, когда рассказы Тэннера о ранчо и жизни в маленьком городке бередили ей душу.

Она отхлебнула кофе и притронулась к животу. Ну да, не будет у нее мужа, который обнимал бы ее по ночам, не будет и провинциального городка, где каждый знает каждого. Но семья у нее будет. Ребенок составит ее семью, и больше никто ей не нужен. Ребенку будет отдана вся ее любовь, все внимание.

Она расплескала кофе, когда услышала звонок в дверь. Отставив чашку в сторону, она собралась с силами, чтобы сказать Тэннеру последние слова прощания.

— Ее нет, — сказала она, не тратя времени на предисловие. — Она просила передать, что любит тебя, но устала спорить с тобой и в Фоксран не вернется.

Он пробормотал себе под нос какое-то ругательство.

— Я сказал, чтобы она собрала вещи и была готова.

— Ты считаешь, что все так просто? Да ты нахал, Тэннер.

Тэннер помрачнел.

— Какая муха тебя укусила?

— Никаких мух.

Колетта отступила на несколько шагов, чтобы до нее не доходил этот волнующий, такой знакомый запах.

— Ей известно, что я хочу, чтобы она ехала домой.

— Ты когда-нибудь научишься понимать, чего хочет она? Ты вырастил ее сильной, независимой, научил верить в себя. Так почему теперь стреноживаешь ее?

— Я дам ей свободу — когда придет время.

— Время уже пришло, Тэннер. Тебе придется ее отпустить.

Глубокая морщина пролегла между бровями Тэннера.

— Ты сама не знаешь, о чем говоришь.

— Нет, знаю, — резко возразила она. — Мне известно, что ты пытался угрожать ей, пытался подкупить. — Она прищурила глаза. — И ты играл на мне как на флейте, чтобы я помогала тебе подчинить ее твоей воле.

Тэннер, сбитый с толку, растерянно взглянул на Колетту.

— Что ты имеешь в виду? Как это я играл на тебе как на флейте?

Колетта почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

— Я имею в виду твой флирт со мной, твои милые речи, твои поцелуи. Ведь все это — маневры.

Тэннер долго не отвечал, и Колетта заметила, что на его щеках тоже начинает выступать краска. Это признание вины, сказала она себе. Чувство горечи опять вернулось к ней.

— Колетта... — Тэннер перевел дыхание. — Согласен, в первый день, когда я пригласил вас на ужин, у меня была мысль о том, что ты могла бы стать моей союзницей. Но потом я целовал тебя ради тебя, а не ради Джины.

Он глядел на Колетту так ласково, с такой обезоруживающей нежностью, что она испугалась: неужели ей настолько сильно хочется поверить ему?

— Это ничего не меняет.

Ей необходимо злиться на Тэннера, спрятаться в свой гнев как в кокон, где ее не достанет никакая боль. Пусть он выйдет из себя. Если они станут непримиримыми врагами, возможно, расставание пройдет легче.

— Между прочим, вчера я официально назначила Джину на должность своего помощника и соответственно повысила ей оклад.

На лицо Тэннера легла грозовая туча.

— Какого черта ты это сделала?

— Она заслужила. Показала себя ответственной и достойной доверия сотрудницей. Она сообразительна, трудолюбива. Ты обязан ее отпустить.

Тэннер запустил пальцы в волосы. Он не скрыл бы крайнюю степень своего раздражения, даже если бы захотел.

Колетта почувствовала, что ей необходимо выпроводить его, пока из ее глаз не закапали слезы.

— И мне кажется, ты хочешь увезти Джину с собой из чувства страха.

— Страха? Чушь какая-то.

— Я не считаю, что это чушь. Если Джины не будет рядом, то тебе останется только твоя личная жизнь, а она у тебя не очень-то богатая, если верить той же Джине.

— Да что ты в этом понимаешь? Откуда тебе знать, что значит любить кого-то, заботиться о ком-то? Ты закупорилась в себе, никого в свою жизнь не допускаешь. Ты духовный инвалид, как и твоя мать, ты тоже неспособна любить.

— Это неправда!

— Ты сама говорила мне, что серьезных отношений у тебя не было. Тебе двадцать восемь лет, и ты спряталась в своей работе. Торгуешь детскими вещами, и это помогает тебе проживать чужие жизни. Но твое сердце так и не проснулось.

— Это неправда! — с яростью повторила Колетта. — Если я не нуждаюсь в мужчинах, отсюда еще не следует, что я неспособна любить и что у меня никогда не будет семьи.

Тэннер едко усмехнулся.

— Если ты думаешь создать семью, значит, рано или поздно у тебя появится нужда в мужчине.

— Но не сегодня и не в этом возрасте, — отрезала Колетта. — Кстати говоря, совсем не исключено, что я уже сейчас беременна.

Это заявление, похоже, ошеломило Тэннера.

— Не понял, — пробормотал он. — Как это может быть?

— Месяц назад я прошла курс искусственного оплодотворения.

Ответом ей было тяжелое, вязкое молчание. Она отвела глаза, чтобы не видеть неодобрения во взгляде Тэннера. Ее гнев мгновенно рассеялся, и осталась только боль, наполнявшая сердце.

— Как ты могла? — спросил Тэннер с некоторым недоверием. — Как ты могла сознательно обречь ребенка на детство без отца?

Он взял Колетту за плечи и заставил ее заглянуть в глаза, в которых она прочитала не только осуждение, но и горечь.

— Колетта, ты хорошо знаешь, каково это — расти без отца, а я буду тосковать по отцу до конца моих дней. Как же ты сознательно обрекаешь своего ребенка на такую же пустоту?

— Ему будет достаточно меня, — возразила она и вызывающе вскинула голову. — У моего ребенка будет вся любовь, какой была лишена я.

— Этому ребенку никогда не заполнить пустоты, которые оставила в твоем сердце твоя мать. — Он отпустил ее плечи и отступил. — Мне жаль этого ребенка и жаль тебя.

— Уходи, — потребовала Колетта, и гневные слезы потекли по ее щекам. — От тебя, Тэннер Ротман, мне не нужно ничего, особенно твоей жалости.

— Не беспокойся, я уйду. Мне осталось сказать тебе только одну вещь. Ты не обретешь того, чего тебе не хватает, если не признаешься себе, что тебе нужен близкий человек.

— Я тоже хочу сказать тебе одну вещь, — ответила Колетта уже несколько мягче. — Ты воспитал Джину по своему образу и подобию, сильной и уверенной в себе. Так верь в дело своих рук и дай ей свободу.

Тэннер ответил ей долгим взглядом. Внезапно ей захотелось броситься к нему, признаться, что она уже нуждается в мужчине, что нужен ей — он.

— До свидания, Тэннер, — только и сказала она.

Он повернул дверную ручку и вышел из квартиры, не произнеся ни слова.

Сердце Колетты как будто распалось на множество осколков. Она села на диван. Слезы застилали глаза. Она не искала любви. Никогда не стремилась влюбляться. Но появился Тэннер, и это произошло.

Она оплакивала то, что у нее могло бы быть, и плакала оттого, что впервые засомневалась, будет ли ее любви достаточно для ребенка.

Тэннеру пришлось ждать больше пятнадцати минут, пока работник гаража выведет за ворота его грузовичок, оставленный здесь в первый же день. Все его мысли в это время занимала женщина, которую он только что покинул.

Будь она проклята за то, что превратила его убеждения в сомнения, заставила его задаваться вопросами, ответы на которые как будто давно были ему известны. Но почему же произнесенные ею при расставании слова укололи его, как стрелы правды?

Неужели он действительно цепляется за Джину, потому что боится пустоты, которая образуется в его жизни, когда ее не будет рядом? Что привело его в Канзас-Сити — страх за Джину или страх за самого себя?

Приходится признать, что какая-то часть его гордится Джиной потому, что она не позволяет увезти себя туда, куда она ехать не хочет. Он гордится тем, как она разрешила ситуацию с уличным грабителем. Она сделала все правильно: использовала баллончик, громко позвала на помощь, а потом немедленно обратилась в полицию.

Расплатившись за стоянку, он сел за руль своего грузовичка, выехал с территории гаража и немедленно включил радио. Но никакая музыка не помогала ему избавиться от мыслей о Колетте.

Колетта. Это имя пульсировало в нем. Ее смех звенел в его сердце.

А искусственное оплодотворение? Да как ей такое вообще могло прийти в голову?

Впрочем, это не его дело. Она упряма, не желает зависеть ни от кого и ни от чего и не признает, что ей необходим близкий человек.

Такой, как ты, шепнул ему тихий голос. Тэннер велел этому голосу заткнуться. На следующем перекрестке он повернул на запад, туда, где его ждали «Два сердца».

Колетта вошла в ванную комнату, извлекла из пластикового пакета тест для определения беременности, бегло просмотрела инструкцию и взглянула на свое отражение в зеркале. Глаза слегка припухли от утренних слез, а на бледном лице отражались терзавшие ее сомнения.

Тэннер. Тэннер. Его имя эхом отзывалось в сердце, сладостно и болезненно.

Зачем он появился в ее жизни? Зачем заставил представлять себе, как бы она жила, будучи любимой таким человеком, как он? Зачем дал ей представление о вещах, которых она лишает себя, выбирая одинокую жизнь?

Это немыслимо, думала она, в последний раз пробегая глазами инструкцию. Мечтать о нем абсолютно, категорически немыслимо.

Четыре недели назад единственным желанием в ее жизни была беременность, и она приняла решение стать матерью-одиночкой. Тогда она была безусловно уверена, что ее решение правильно. Сейчас такой уверенности уже нет.

Слова Тэннера затронули в ней некую глубинную струну. Может быть, она действительно ожидает, что ребенок заполнит пустоту, оставленную в ее душе матерью? Если так, то она возлагает чрезмерный груз на плечи будущего ребенка.

Будь проклят Тэннер Ротман. До его появления Колетта была полностью довольна своей жизнью. А сейчас ее жизнь представилась ей непростительно пустой.

Четыре недели назад она всего лишь хотела забеременеть. А потом встретила его, влюбилась, и ее сердце разбилось на тысячу осколков.

В последний раз Колетта взглянула на строчки. Она выбрала аппарат, в показаниях которого легче всего разобраться. Через три минуты на дисплее появится либо плюс, либо минус. Плюс означает беременность. Минус означает ее отсутствие.

Легко и просто. Вот только с тех пор, как она прошла процедуру искусственного оплодотворения, жизнь ее внезапно осложнилась и теперь она не знает, хочет ли вообще забеременеть.

Решив, что нельзя дальше тянуть время, она провела тестирование, потом поставила аппарат на полочку и приготовилась выжидать три минуты.

Прошло несколько секунд, и она услышала звонок в дверь. Наверное, это Джина. Она часто забывает ключ. Колетта бросила быстрый взгляд на дисплей, но он был пуст. Она выбежала из ванной и открыла дверь.

И ахнула от неожиданности.

— Тэннер?

— Нам надо поговорить.

Тэннер вошел, не дожидаясь приглашения, и сел на диван.

— Мне кажется, мы сказали друг другу все, что было необходимо, — сказала Колетта, стараясь придать голосу всю возможную холодность.

— Ты, возможно, и сказала, а вот я не сказал тебе кое-чего. Присядь.

Он похлопал ладонью по дивану.

Колетте не хотелось сидеть рядом с ним... и в то же время отчаянно хотелось сидеть с ним рядом. Она заперла дверь и осталась стоять, скрестив руки на груди.

— Если ты намерен читать мне лекцию насчет моей жизни, то советую попусту не утруждаться.

— Знаешь, я пришел не за этим, а для того чтобы сказать тебе: ты права.

Колетта удивленно взглянула на него.

— В чем же?

— В том, что пора дать Джине свободу. В том, что мне пора отойти в сторону, раз уж я воспитал Джину сильной и независимой. Это, конечно, не означает, что я не буду беспокоиться о ней и совершенно уйду из ее жизни.

— Тэннер, я рада, но тебе вовсе не обязательно было возвращаться, чтобы сообщить мне об этом.

Взъерошив волосы, он сделал шаг к Колетте.

— Черт возьми, я вернулся не для того, чтобы толковать с тобой о Джине. Я никак не мог выбросить тебя из головы. Не знаю уж, каким образом, но ты проникла в мою душу.

Колетта сомневалась, что ноги удержат ее, и села на стул. Тэннер подошел к ней, и она подумала, что его бесподобные синие глаза еще никогда не были так глубоки.

— Не знаю, как это произошло, — продолжал он, — но с той минуты, когда я увидел тебя, ничто уже не казалось мне простым. И честно говоря, я схожу с ума.

Только теперь Колетта поняла, что Джина ошибалась, сказав о ней, что она была орудием в руках брата, и ощутила прилив тепла. Он ее любит.

— Сходишь с ума? — повторила Колетта. — Отчего?

— Оттого, что ты ясно дала мне понять, что я не нужен тебе, и никто тебе не нужен. Я не знаю даже, как ты ко мне относишься. Знаю только, что мне бесполезно просить тебя стать моей женой и разделить со мной жизнь в «Двух сердцах».

Она испытывала боль, когда Тэннер уходил, оставляя ее в полной уверенности, что он только использовал ее. Но когда любовь вдруг отразилась в его глазах с такой полнотой, боль стала убийственной.

Как отказаться от всего достигнутого в обмен на любовь? Не уподобится ли она тогда своей матери?

Слезы ручьями текли по ее щекам.

— Колетта... — Тэннер опустился на колени и взял ее руку в свои. — Почему ты плачешь?

Она крепко зажмурилась, не желая видеть, от чего отказывается.

— Потому что я тоже тебя люблю. — С ее губ срывался только шепот. — И мне страшно сознавать, насколько я хочу быть твоей женой и жить с тобой в «Двух сердцах». Если я соглашусь выйти за тебя замуж и уехать с тобой в Фоксран, то стану как моя мать. Мне придется отказаться от всего ради мужчины.

Он поднялся, и она увидела морщину, прорезавшую его лоб.

— Колетта, ты никогда не будешь похожа на свою мать. Я не полюбил бы тебя, если бы ты была слабой. И я не заставлю тебя отказаться от того, чего ты здесь добилась. Мы что-нибудь придумаем. Придется придумать, ведь мне без тебя не жить.

Эти безыскусные и удивительные слова как рукой сняли все страхи Колетты, и в ее сердце вошла любовь, не оставляющая места сомнениям.

— Тэннер, проси меня. Проси меня выйти за тебя, сделать Фоксран и «Два сердца» моим домом.

Он сжал ее руки.

— Колетта, будь моей женой. Раздели со мной мою жизнь. Создай со мной семью. И сделай меня счастливейшим человеком на свете.

— Да, — прошептала она. — Да, я этого хочу.

Когда их поцелуй прервался, Тэннер заглянул Колетте в глаза.

— Колетта, я же понимаю, сколько труда ты вложила в свой детский магазин...

Расслышав вопрос в его голосе, Колетта улыбнулась уверенной улыбкой женщины, знающей цену себе, ему и своим решениям.

— Со мной работает удивительная, умнейшая, серьезная женщина. Месяц-другой практики, и она будет отлично вести дела.

— Ты в самом деле веришь, что Джина справится с управлением магазина?

— Вне всяких сомнений. А еще ты как-то сказал, что в Фоксране все женщины мечтают выйти замуж. А это означает, что они будут рожать детей. Так что Фоксран — подходящее место для скромного филиала «Мал-малыша».

— Колетта, я люблю тебя и буду помогать во всем, чего ты захочешь добиться. Я постараюсь сделать тебя счастливой на всю жизнь.

Колетта высвободила руки.

— Тэннер, а ты не забыл, что я могу быть беременной?

Она затаила дыхание. Неужели сейчас рухнет все, что только что родилось?

— Нет, я не забыл. Но если ты станешь растить ребенка одна, кому он будет дарить уродливые галстуки в День отца? Кто научит его ловить рыбу? Этот ребенок — часть тебя, а я тебя люблю, так что...

Поцелуй Колетты не дал ему договорить.

— Перед твоим приходом я как раз проверялась на беременность.

— И что показал тест?

— Не знаю. Пришел ты, и я не успела посмотреть результаты.

Тэннер понимающе улыбнулся.

— Тогда давай посмотрим сейчас.

И они отправились в ванную вдвоем. Сейчас уже Колетта не знала, на что должна надеяться. Если раньше она хотела просто родить ребенка, то теперь — родить ребенка от Тэннера.

У дверей ванной Тэннер придержал ее за руку.

— Прежде чем ты посмотришь, я хочу тебе сказать кое-что. Если ты уже беременна, я буду любить этого малыша всей душой и всем сердцем. Если же нет, то мы займемся этим сразу после того, как произнесем правильные слова у алтаря.

Дрожа от волнения, Колетта взялась за дверную ручку. Плюс означает беременность. Минус означает ее отсутствие.

Она вошла в ванную одна. А выйдя, объявила Тэннеру:

— Я не беременна.

— Любимая, ты очень разочарована?

Колетта почти рухнула в его объятия.

— Да как я могу быть разочарована, если мой первый ребенок родится от любимого человека?

— Колетта, я тоже тебя люблю, — прошептал Тэннер ей на ухо.

И его поцелуй пообещал Колетте будущее, о котором она даже не мечтала.

1

День матери отмечается в США во второе воскресенье мая (Прим. перев.).

(обратно)

Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • *** Примечания ***